Голубовская Литта: другие произведения.

Глава первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

ГЛАВА ПЕРВАЯ

  Год 1341 С.А.
  
  Таррен Осдорн провел рукой, надежно укрытой плотной кожаной перчаткой, по раскидистому тису. На красновато-серой коре выделялась вязкая полоса похожего на смолу вещества. От самой смолы его отличало не только дерево, не способное ее выделять, но и характерный запах тухлятины. Свежий, маслянистый блеск указывал, что тварь, оставившая это, недалеко.
  
  Подобный след обнаружился и на кусте лесной малины в пяти шагах от тиса. Значит, две цели. Таррен их еще не видел, но следов было достаточно.
  
  Драггхи - твари, порожденные кровавой Вейрой, были паразитами, не способными существовать без тела. Чужого тела. Предпочтительно размером с собаку. Жизненных сил больше. Но, в случае чего, они не брезговали и всякой мелочью. Благо, на порабощение людей и больших животных драггх не хватало. Но и для них твари представляли собой очень опасного противника. Атаковали и подобно упырям выкачивали жизненную энергию, потеря которой чаще всего оказывалась смертельной.
  
  Они появились сразу же после Падения, как одно из ужасных последствий затянувшейся войны. Все двести лет мира словно таились, выжидая чего-то. Однако в последние годы их стало несоизмеримо больше. Нападения участились. Количество жертв увеличилось. Таррену пришлось забросить свои обычные обязанности Первого Ястреба Дайрона и вспоминать навыки следопыта. Что самое обидное, действовать приходилось скрытно. Узнает правительство - похвалит за героическое спасение страны от драггх, а вот Вилмарин, его меч, как редкий артефакт, может и "попросить". Не грубо, со скандалом "отобрать", а аккуратно одолжить и позабыть вернуть, тоже - совершенно случайно. Ибо вдобавок ко всей своей пакостности, извести эту дрянь обычным способом не представлялось возможным. Только жаркое пламя, в котором драггхи смиренно гореть категорически отказывались и яро сопротивлялись, либо зачарованное оружие, коим и являлся меч Таррена - Вилмарин.
  
  Иногда, в такие дни, как сегодня, Таррен сам подумывал отдать железяку и не мучиться охотами на драггх.
  
  Особенно такой охотой, как сегодня...
  
  Противник оказался настолько увертлив, так сноровисто скрывался в Лесу Лоз, что по этим самым следам Таррену пришлось носиться полночи. Благо, ранней осенью ночи еще не слишком длинны. Уже Вейра, предвестница беды, завершила свой обход, скрыв за линией гор свой полный силуэт, а погоня все продолжалась. Рядом всхрапнул Аро, как бы намекая хозяину, что тот может хоть сутками лазить по извилистым лесным тропам, а приличным породистым скакунам давно пора перекусить и отдохнуть. Таррен в очередной раз вздохнул и мрачно сказал:
  
  - Не фыркай мне тут. Сантри встанет - пойдем обратно. А пока - терпи.
  
  Аро, как и подобает надежному боевому коню, хозяина послушался. Но судя по недовольной морде, злобу затаил. Мстить эта здоровенная, черная, как ночь, тварюга, умела знатно. И лучше бы нашелся кто-то помимо самого Таррена, на ком Аро сможет отыграться...
  
  К сожалению, оставить коня в деревне не получилось. Местные жители доверия не вызывали. Но и бросать беззащитного друга рядом с местом, где рыскают драггхи, не вариант. Даже в не совсем пригодном для лошадей лесу безопаснее.
  
  Небо посветлело, а на горизонте робко забрезжил рассвет. Едва различимый шорох, послышавшийся совсем рядом и...
  
  Нечто бесформенное и чужое нетерпеливо скользило меж густых кустов в поисках новой жертвы на расстоянии десятка шагов от Таррена. Вот она - цель!
  
  Сонливость и усталость отступили. Их полностью вытеснило чувство азарта.
  
  "Настиг!" - набатом стучало в голове, ускоряя ощущаемое в висках сердцебиение. Догнал. Теперь - не дать этой эдхиаловой твари сбежать.
  
  Восход Сантри разогнал пелену тумана. Он рассеялся и самоцветными каплями поблескивал на лозах. Посреди света размытые очертания тела драггхи стали видны еще лучше: клок непроглядной тьмы контрастно выделялся из окружающего пейзажа.
  
  Таррен, подпустив монстра как можно ближе, приказал коню в случае чего драпать во все подковы и бросился к драггхе с готовым к удару клинком. Тварь, издалека увидев своего противника, живо дернулась в лес. Густые заросли вставали перед Осдорном непролазной стеной. Приходилось либо драть их мечом, либо обходить зеленую преграду. Но самой твари все это было нипочем. Несмотря на принадлежащее поначалу воину превосходство, драггха показывала чудеса скорости и пару раз терялась из виду. Приходилось вновь доверять интуиции и собственному клинку, чтоб не упустить паразита. Теперь, когда их разделяло столь незначительное расстояние, к охоте присоединился и Вилмарин: внутренняя магия клинка мягко подталкивала и направляла владельца к добыче. Он тоже жаждал боя.
  
  ***
  
  Тревожные вести о произошедшем в маленьком поселке, состоявшем всего лишь из пары улиц и домов, принес потрепанный почтовый голубь. Некоторое время близ Леса Лоз находили растерзанные и словно оплавленные тела самых разных животных. На что только не грешил сельской люд - на лесного зверя и упыря, на мор и чуму, на проклятия и оборотня. Правда, дальше разговоров дело не шло, пока на опушке не был найден труп ребенка. Вот тут-то община собралась и начала прочесывать лес. Оборотня не нашли. Нашли еще тела. Двух бобылей, местного юродивого да купца, накануне заезжавшего с дайронскими товарами. Всех - в растерзанно-оплавленном состоянии. В конце концов имиры - местные представители закона - забили тревогу, запросив помощи своих суверенов.
  
  Первого Ястреба Дайрона тоже заинтересовал этот случай, о котором гудели все таверны. Он уже обдумывал официальный повод покинуть Дайрон на пару-тройку дней и самому проверить правдивость слухов, витавших вокруг Леса Лоз. Но гонец с посланием от градоправителя избавил его от необходимости подыскивать удобоваримую ложь. В роскошном кожаном пакете с печатью Дайрона находился лист дешевой бумаги - письмо старосты того самого поселка. Таррен бегло просмотрел слезливую просьбу, в которой умоляли кого-нибудь приехать и разобраться, что за вейрова тварь там появилась. Поверх письма размашистым почерком была приписана резолюция: "Разобраться и доложить".
  
  Тревожные мысли на протяжении всего пути к поселку донимали Первого Ястреба. Если только его догадки были верны, и здесь замешана драггха, то он предпочел бы обойтись без лишних глаз и ушей.
  
  По прибытии Осдорн попытался выведать хоть что-нибудь о нечисти у старосты, но тот был пьян и крепко спал. Не сильно прояснил картину и разговор с местными. Кто-то грешил на "некромансеров", которых в Эсшане никто не видел уже с полвека, кто-то - на волков, но вяло и неуверенно. Распотрошить и зверь может, бесспорно, но расплавить?
  
  Потеряв уйму времени, Таррен сплюнул и отправился на ночь глядя искать следы. Оные нашлись и привели его к куда более страшному существу, чем какой-либо волк.
  
  Обнаруженная Тарреном тварь не была похожа ни на одно живое существо: черное облако, подобно сгустку тумана, скользило над землей в сторону зарослей, непроходимых для конного всадника.
  
  Порабощая чье-то тело, драггха успешно маскируется под своего носителя. Но для того чтоб атаковать и питаться, она увеличивается в объеме, распыляется и принимает вид такого "облака".   
  
  Если позволить такому "облачку" напасть, оно окутает со всех сторон, вытягивая жизнь и оплавляя тело. Вилмарин повышал шансы еще и тем, что сам по себе не гнушался подпитываться от драггх. Обычно они без промедлений бросались на врага, но с этой что-то было не так. Почему драггха бежит? Неужели чувствует угрозу? Быть того не может. Эти паразиты не обладают разумом. Как и страхом. Ничем, помимо голода.
  
  Затянувшаяся погоня злила: тварь мчалась по лесу без устали, в отличие от самого Таррена. Усталость накатывала, дыхание предательски сбивалось. Долго так длиться не могло: либо он догонит эту тварь, либо бросит это все к эдхиалам.
  
  И бросил бы, но Норна послала небольшую милость. Драггха замешкалась в тупике меж двух валунов, и дала такие необходимые пару секунд форы. Перемахнув через высокий куст малины, Осдорн метнул в тварь Вилмарин, и тот вонзился в полупрозрачную массу как в твердое дерево. Будь то обычный клинок, он не причинил бы твари никакого вреда, а пролетел бы сквозь.
  
  Пришпиленная к камню тварь нервно задергалась. Но тут камни на эфесе магического меча вспыхнули алым и чудовище пронзительно завопило, пошло крупной рябью и оплыло чернильной кляксой на землю. Когда Первый Ястреб подбежал, он увидел только труп животного. Заяц или мелкая собака? В этом разлагающемся месиве точно определить было невозможно. Да и само зрелище отбивало всякий намек на интерес.
  
  Таррен подобрал запачканный клинок и вытер остатки черной слизи о траву, затем цепким взглядом оглядел лес и насторожился. Не время было расслабляться, потому что рукоять клинка продолжала оставаться теплой и легонько покалывала ладонь: где-то рядом ошивалась вторая тварь. Осдорн и сам чувствовал ее присутствие. Сказывался многолетний опыт охоты.
  
  Он осмотрелся. Спутанные лозы плелись по деревьям, уходя куда-то далеко вверх, где густые кроны смыкались, застилая собой проглядывающее между листвой и густыми ветвями небо. Ни единого постороннего звука. Только мягкий умиротворяющий шелест листвы. Лес словно затих в ожидании, и Таррен притаился, пытаясь учуять приближение драггхи.
  
  Долго ему ждать не пришлось. Тварь, бесшумно ступая по сухому ковру из веток и листьев, напала со спины, пытаясь придушить и выкачать энергию одновременно. Таррен, чувствуя, как стремительно покидают его силы, ударил заостренным яблоком Вилмарина в бедро существа. Тварь, испытывая боль от созданного на погибель тьме оружия, истошно завопила и позволила своей несостоявшейся жертве вырваться из цепких объятий. Осдорн направил на врага меч, желая скорее покончить со всем этим.
  
  В отличие от первой драггхи, эта все же решила не убегать и испытать судьбу, будто заранее была уверена в своей победе. Таррен и сам прекрасно осознавал, что еле держится на ногах. Вся эта беготня по Лесу Лоз изнурила его, глубокие царапины, оставленные острыми шипами разросшегося шиповника и обрезанных веток, саднили, но Осдорн заставил себя отвлечься от всего и сосредоточиться на своем противнике. Тот, к слову, сейчас был в намного лучшей форме, да и усталость драггхам не присуща.
  
  Черное облако сгустилось, проявляя очертания тела. Ростом Таррену по грудину, сутулое, но мощное. Не такое плотное, как у любого живого существа, но гораздо более осязаемое, чем дымка.
  
  Таррен поначалу опешил от такого поворота событий, но резкий укол рукояти Вилмарина живо привел в чувства.
  
  Неуклюжее, тело двигалось на удивление проворно. Покрытая густой щетиной, грязная морда с узкими прорезями глаз и вытянутой пастью сопела и пыхтела, клокоча на своем невнятном языке. Чудовище успешно уворачивалось от взмахов клинка и даже пару раз оцарапало Таррена. Тот, впрочем, легко сдаваться не собирался и снес твари ухо. Рана не смертельная, но, судя по злобному рычанию, весьма обидная. Ранить серьезнее пока не получалось.
  
  Стоило признать, твари отличались от встречаемых ранее. Действовали жестче, сильнее, хитрее, и уничтожить их становилось все сложнее. Не впервые замечал, но сегодня они превзошли самые смелые предположения. Неужели в них начали проявляться не только слабые зачатки разума, а нечто более серьезное? Даже если так, Таррен Осдорн, Первый Ястреб Дайрона, был уверен, что Вилмарин поможет ему справиться и не с такой задачей. Он рвал связывающие нити, отделял тело неизвестного зверя от сущности драггхи, убивая как паразита, так и носителя.  Прямой, идеально сбалансированный полуторник с вязью древних письмен вдоль дола, Вилмарин прекрасно служил своему хозяину. Крестовину украшала искусно выполненная драконья морда. Инкрустированные глаза-рубины зорко следили за приближением порождений тьмы. Если в руках у Осдорна был этот меч, исход даже самого, казалось бы, проигрышного поединка еще не был предрешен.   
  
  Таррен и драггха уже изрядно извели и потрепали друг друга, когда существо, взвизгнув, резко кинулось в сторону человека, и лезвие меча остерегающе сверкнуло перед узкими глазами чудовища. Второе ухо отлетело почти незаметно.
  
  Неприятно драться с безоружным противником, но к драггхе это не относилось никоим образом. Ей не требовалось оружия: вытянутые передние лапы обладали нечеловеческой силой, кривым когтям позавидовал бы и винтерфьордский медведь, а неплотное тело позволяло уворачиваться и избегать клинка. Таррену с трудом удавалось отклоняться от мощных ударов и смертоносных объятий.
  
  Драггха легко отбила прямой выпад в голову. Осдорну пришлось отскочить подальше, чтоб ответная атака не задела его. Перехватив клинок закрытым хватом, он нанес широкий рубящий удар по локтевому суставу твари. Конечность повисла на тонком лоскуте тканей. Черная кровь брызнула из раны, и существо отступило на шаг, не успевая осознать произошедшее.     
  
  Лезвие Вилмарина окрасилось черным, и глаза дракона на крестовине меча засветились еще ярче. Таррен усилил натиск и обрушил на драггху шквал ударов, пробиваясь сквозь защиту. Меч пел в его руках, побуждая к логическому завершению боя. Ловким финтом сымитировав удар в плечо уже поврежденной конечности, Таррен повернул кисть и направил клинок под грудину монстра. Тварь взревела от боли и, инстинктивно пряча травмированное место, пригнулась, подставляя затылок под удар. Воин благодарно воспользовался предложенным и глубоко всадил клинок в голову. Этого было достаточно для того, чтоб терпеливо ждущий Вилмарин начал действовать в полную силу. Лишившись волшебной протекции, драггха исчезла, оставив после себя труп несчастного животного в луже черной дряни. Дикий кабан был давно уже мертв.
  
  Таррен с усилием выдернул клинок из туши, и огляделся. Зловонная груда тухлого мяса начала разлагаться прямо на глазах, чем не особо красила лесной пейзаж. Напуганные птицы разлетелись, и наступившую тишину нарушало только прерывистое дыхание воина да журчание воды.
  
  То, что надо.
  
  Осдорн повел уставшими плечами и пошел на звук. Совсем рядом, за поросшим темно-зеленым мхом валуном, обнаружился тонкий ручей с чистой ледяной водой. Таррен умылся и, насколько это было возможно, отмыл с одежды чернильную кровь драггх. Получилось не очень аккуратно, но на большее он был не способен. Проклятые твари. Мало того, что убить их не самое простое дело, так еще и столько энергии потянули. Сейчас больше всего хотелось лечь прямо на землю и заснуть.
  
  С сожалением откинув мысли об отдыхе, Ястреб поднялся и зашагал на восток, к тому месту, где он, предположительно, бросил Аро. Как оказалось, он немного промахнулся с направлением, но Аро, умный конь, сам пошел навстречу хозяину. Сброшенный во время погони светлый, с узором под оперение, плащ чудом остался на седле, свисая с одной стороны, словно попона.
  
  Верхом стало еще сложнее бороться с усталостью. Таррен то и дело проваливался в дрему, бросив повод свободно висеть на конской шее. Аро, услышав спокойное "возвращаемся", неспешно потрусил в сторону деревни.
  
  Когда они выбрались на проезжий тракт, Осдорн уже и не помнил. Только прохлада леса сменилась рассветным теплом Сантри; ласковая, щадящая воспаленные глаза зелень деревьев - пронзительно глубоким небом, а мягкая поступь Аро - тяжелым и глухим топотом копыт о затвердевшую землю.
  
  Уже у самой деревни резко качнуло вперед и вывело из оцепенения. Дорогу преграждал мальчик лет пяти-шести и смотрел на всадника круглыми от ужаса глазами.
  
  - Привет, - попытался улыбнуться Таррен. Очевидно, неудачно, потому как ужаса в глазах ребенка только прибавилось. Он попятился, дико заверещал и кинулся в сторону. На вопли прибежала молодка, потрясая расписным коромыслом. Глядя на ловко удерживаемую тяжелую деревяшку, Таррен впечатлился и малодушно задумался о лесной тишине и покое. Даже соседство с трупами драггх выглядело на этом фоне привлекательнее. Увы. Истреблять тварей - не единственное, что входило в обязанности Ястреба, общаться с обычными людьми требовалось тоже. Пришлось спешиться и прислушаться к нечленораздельным ругательствам.
  
  - Изверх проклятущий! Дитё выкрасть хотишь?! Токмо попробуй! Я тебе живо хребет перешибу!
  
  - Э... - Таррену стало тоскливо. Сутки без сна, бой с драггхами, потеря энергии измучили его, и он менее всего сейчас желал ссориться с селянами. - Послушайте, я...
  
  - Умолкни! На меня твои ведовские речи не подействуют! - она показала на какой-то оберег, покоящийся на широкой груди.
  
  - Не подействуют - и хорошо, - покладисто покивал Осдорн. - Я хотел сказать...
  
  - Людоньки!!! - зычным голосом заблажила молодка. - Убивають! Тать ночной явился, дитё красть! Помогите!!
  
  Таррен недоуменно вскинул брови. Всадник в доспехах и при оружии действительно мог взволновать людей. Тем более после череды убийств. Но почему тать ночной? Сейчас же утро!
  
  Аро солидарно всхрапнул и переступил копытами. Очевидно, блажные селянки нравились ему не многим сильнее драггх. Нужно что-то делать...
  
  Тем временем на вопли начали собираться люди. Большинство из них составляли женщины, вооруженные цепами, коромыслами и прочим инвентарем, способным, в случае чего, основательно попортить здоровье. Осдорн глубоко вздохнул и рявкнул что было сил:
  
  - Да умолкни, глупая баба! Мертв ваш тать. В лесу труп валяется...
  
  Селяне и правда вняли словам и примолкли на минуту, ошеломленно уставившись на говорящего "татя", но затем загомонили с новой силой:
  
  - Так мы тебе и поверили...
  
  - Брешешь ты все!
  
  - Чем докажешь?
  
  - А чего сам такой страшный?
  
  Осдорн задумался над последней фразой. Он попытался представить себя глазами селян: весь в рваном, грязный, перемазанный черной кровью драггхи и красной - собственной. Зрелище получилось то еще.
  
  - Я - Первый Ястреб Дайрона! - громко произнес он и для пущей убедительности накинул на плечи плащ Ястребов, являя собравшимся известный в народе узор под оперение. - В вашу глушь приехал, потому как люди пропадать начали. С убийствами разобрался. А теперь, уберитесь к эдхиалам с дороги, пока я вас всех не осудил за препятствие правосудию!
  
  Таррен схватился за рукоять меча и обнажил лезвие на три пальца. Видимо, выражение лица у него при этом тоже было весьма угрожающим, так как селяне быстро и на удивление безропотно освободили дорогу. Осдорн подхватил свободной рукой коня под уздцы и быстро пошел по главной (и единственной) улице к центру поселка. Кто знает, что жителям придет в голову. Пока они ничего не делают, нужно быстро добраться до старосты. Каким бы хорошим ни был воин, против целой толпы он все равно не выстоит.
  
  Совсем рядом, буквально через четыре дома, стояло маленькое кирпичное строение. Красная крыша и вытянутая веранда, совершенно не нужная в деревне, намекали, что самый зажиточный человек живет именно тут. С торца к домику прислонился огромный, достигавший пологой макушкой черепицы, стог сена, опоясанный веревками и жгутами, на концах которых были привязаны тяжелые кирпичи. Чуть поодаль Таррен заметил серое однобокое здание - крыша устлана подрезанными стеблями камыша, а стены вымазаны глиной. Вероятно, хлев. Предположение подтвердило громкое затяжное мычание, раздавшиеся с той стороны.
  
  Осдорн накинул повод на штакетник возле стога и мстительно бросил коню:
  
  - Угощайся.
  
  Аро, как опытный солдат, не стал пренебрегать возможностью и быстро задвигал челюстями. В проеме двери показалась молоденькая девушка в перепачканном фартуке, несущая полное ведро парного молока. Осдорн залюбовался ее усыпанным веснушками круглым личиком, большими синими глазами и ладной фигуркой.
  
  - Ты эт куды уставился? - со стороны веранды донеслось недовольное восклицание, но Таррен продолжил наблюдать за девушкой. Смотреть на нее было приятно, в отличие от самого хозяина дома. Он проводил девушку взглядом до самого порога и только потом посмотрел на дородного мужчину средних лет, с выцветшими на Сантри волосами и с такими же синими, как у только что прошедшей девчонки, глазами. Староста, потрясая пудовыми кулаками, увидел, кто именно стоит на пороге его дома, поперхнулся ругательством и умолк. Красное от непомерного пития лицо вытянулось.
  
  - Вы хто? - булькнул мужчина.
  
  - Я - Таррен Осдорн, Первый Ястреб Дайрона. Или уже не помните, что просили помощи?
  
  - Да! У нас тут смертоубийства происходят, а власти ничего не делають, - селянин обвиняюще ткнул в Таррена толстым, похожим на деревенскую колбасу, пальцем.
  
  - Вообще-то, делають, - передразнил Таррен. Глупая стычка с местными и бессмысленные упреки сильно раздражали. - Мы так и будем на улице торчать?
  
  - Ыть, давайте пройдем внутрь, - послушно кивнул тот и повел гостя в дом.
  
  За дверью оказалась хорошо обставленная комната. В углу высилась добротная печь, вдоль стен стояли расписные рундуки и широкие лавки, покрытые цветастым сукном. Несмотря на то, что снаружи уже вовсю жарило Сантри, в помещении было достаточно прохладно. Все двери и окна были настежь распахнуты, и по комнатам гулял легкий сквозняк. Возле печи суетилась приятной наружности женщина в широком фартуке. Увидев гостя, она ойкнула и кинулась собирать на стол. Довольно скоро перед Осдорном появился кувшин с молоком, миска с домашним сыром, коврига хлеба и блюдо с ароматными пирожками. Таррен завороженно повел носом. Жизнь внезапно показалась прекрасной и замечательной.
  
  - Кушайте, - улыбнулась, показывая милые ямочки на щеках, женщина. - Пироги с голубикой и брусникой, только с печи.
  
  - Спасибо, - блаженно улыбнулся Осдорн. Женская половина семьи вызывала самые благостные эмоции. Он про себя решил, что в деревне с этикетом практически не знакомы, и позволил себе без церемоний сцапать зажаристый пирожок и впиться в него зубами. Свой долг Таррен выполнил, а формальности могут и подождать. Хозяйка некоторое время умиленно наблюдала за гостем, оценившим ее стряпню, но нарвалась на более чем недовольный взгляд мужа и спешно покинула комнату.
  
  - Меня зовут Браск Нейран, я - имир этой деревни, - веско произнес хозяин и тоже потянулся за пирожком.
  
  - Староста, - лениво поправил Осдорн.
  
  - Имир!
  
  - Староста! - припечатал Таррен. И снисходительно добавил: - Как вы можете называть себя имиром, если у вашей деревушки даже названия нет?
  
  Браск покраснел еще сильнее. Видать, в своей деревне привык к почитанию и всеобщему уважению, а сейчас ему изрядно оттоптали чувство собственной важности.
  
  - Вы должны были явиться вчера! - староста, судя по всему, попытался как-то восстановиться в собственных глазах и глазах жены, которая тихонько шуршала метлой в сенях.
  
  - А я и явился вчера, - не оправдал его надежд Таррен. - Но так как вы, дражайший староста, вчера переборщили с брагой, беседовать было более чем затруднительно.
  
  - Да что вы, в самом деле, - староста покосился в сторону сеней и шепотом добавил: - Я всего лишь смакнул.
  
  - Ах-ха... - Таррен с удовольствием прожевал кусочек пирожка и запил молоком. - Тогда стоит смаковать меньше. Все мои попытки разбудить вас провалились. Не помог даже стакан холодной воды в лицо. Не удивились, кстати, когда проснулись в луже?
  
  От этих слов староста поперхнулся пирогом и снова покосился в сторону сеней.
  
  - В какой луже, да о чем вы вообще говорите?
  
  - Долго спали? Все высохнуть успело?
  
  - Вы лучше расскажите, что вы успели выяснить с нашими проблемами, - Нейран резко сменил тему. Таррен понимал, что пережевывание ситуации, в которой староста выглядел не лучшим образом, изрядно выводило из себя, но щадить чьи-либо чувства не собирался. -  Вы ведь сюда не о моем сне поспрашивать приехали из самого Дайрона, а работой заниматься.
  
  - Нет, - сытая и наглая усмешка Осдорна заставила его вздрогнуть. - Но, думаю, вы не очень желаете, чтоб я отметил подробности о вашем сне в своих отчетах моему нача...
  
  - Как имиру этого зарождающегося городка, мне бы хотелось, чтоб о нынешних обстоятельствах вообще нигде не упоминалось.
  
  - Как для старосты забитой деревни, вы ведете себя уж больно самоуверенно, - Таррен оперся о стену. - Но мне, собственно говоря, плевать. Можете быть спокойны по этому поводу. А вот слухи уже поползли. Увы.
  
  - Ну еще бы, если вы сами таскались Вейра знает где.
  
  - Браск, или как вас там... Вы продолжаете испытывать мое терпение. Самое время извиниться и перейти к делу. Я ведь могу и передумать.
  
  Староста хмыкнул, но все же произнес:
  
  - Действительно. Так что там по поводу всех этих происшествий?
  
  Осдорн пристально уставился на окончательно обнаглевшего мужчину, наблюдая, как тот под тяжелым взглядом Ястреба постепенно сникает.
  
  - Нда... Говорить с вами бессмысленно, - задумчиво произнес воин. И резко, без какого-либо перехода и расшаркиваний произнес, - Мертвы ваши твари. Больше убийств от них не будет.
  
  - Вы в этом уверены? - Нейран рукавом вытер замасленные губы.
  
  - Показать? - Таррен вскинул бровь и нехорошо улыбнулся. - Трупы в лесу.
  
  - О трупах пострадавших мы в курсе. Я вас спрашивал о твари, которая совершила это!
  
  - Не понял. Вы что, оставили трупы погибших? Не похоронили, не сожгли?
  
  - Полноте, разве можно при разгуливающем чудовище соваться в тот ужасный лес!
  
  - Значит, - Таррен сжал руку в кулак, - забирать трупы из леса нельзя, а ягоду лесную собирать можно? - он подтолкнул блюдо с сиротливо лежащим последним пирожком.
  
  - Эй, ягоды тут совсем ни при чем!
  
  - Неужто? Откуда вы тогда ее берете? Только не врите, что покупаете.
  
  - Вы постоянно увиливаете: проблема решена или нет? - от злости староста пошел красными пятнами. - Или мы так и будет болтать тут, когда преступник гуляет на свободе?
  
  - Не мелите попусту языком. Отвечайте на мой вопрос. Если вы не знаете, просвещу: от меня зависит, будет тут ваша деревенька и дальше стоять, или придет отряд и сравняет ее с землей.
  
  - Ну да, собирали! - сдался Браск. - И что с того! Малинник и прочие кусты рассажены вдоль леса. В сам лес никто заходить и не собирался!
  
  - Ну да. Только голубика на окраине леса не растет... - Таррен побарабанил пальцами по столешнице и веско подытожил: - Выходит, собирать ягоды, важнее тел ваших людей. Удручающе.
  
  Осдорн замолчал и потер переносицу. Казалось, отступившая усталость с новой силой навалилась на плечи, ужасно заболели глаза. Таррену захотелось как можно скорее закончить разговор и убраться домой.
  
  - У вас под боком свирепствовали два медведя из винтерфьордских лесов. Оба убиты мной. Все ясно? - Таррен дождался кивка и продолжил: - О ситуации в целом и о вашем поведении в частности будет доложено в Дайрон. В течение месяца прибудет комиссия и вынесет решение о вашем дальнейшем положении. Возможно, столь уважаемого и ответственного имира пошлют на более подобающую работу. Всего доброго. Очень неприятно было познакомиться.
  
  Уже в сенях его стремительный шаг мягко остановила женская рука, которая аккуратно потянула за рукав. Таррен вздохнул. Хозяйка не виновата, что замужем за наглым и тупым боровом. Тем более пирожки были действительно вкусные.
  
  - Иссир Осдорн, я хотела извиниться за мужа. Он хороший... Просто все эти сгубленные жизни сильно по нему ударили. Вот он не сдюжил и запил. Столько хороших людей померло... Деревенька-то махонькая. Каждый второй - кум, каждый третий - сват, - большие весенние глаза увлажнились. - И Весто, и Марла... А предпоследний, Гриси, племянник евойный. Браск в нем души не чаял, в город с собой на ярмарку брал. Такой хороший мальчонка был... И пятнадцати годков не было...
  
  Таррен мягко сжал плечо женщины, выражая сочувствие. Та подавила очередной жалобный всхлип и вымученно улыбнулась.
  
  - Вы же взаправду избавили нас от этого зла? Ведь правда?
  
  Осдорн даже отступил на шаг - столько боли и непролитых слез... Он сглотнул внезапно образовавшийся комок в горле. Чужое не наигранное горе никогда не переставало ранить и всегда чувствовалось как свое. Таррен кивнул и уверенно подтвердил:
  
  - Избавил. Этих тварей вам больше бояться не нужно.
  
  Старостова жена все же не удержалась и расплакалась.
  
  - Спасибо. Спасибо вам.
  
  Уже через час Осдорн был на полпути в Дайрон. Он вяло держался в седле, позволив коню самому выбирать дорогу. Аро довольно трусил по тракту и время от времени потрясал гривой.
  
  Таррен уже решил, что не будет доносить на старосту. Слегка понервничает и хватит того. Пусть благодарит свою жену, которая догнала всадника уже на границе деревни и всучила корзину со свежей сдобой, да дочку, которая позаботилась об Аро. Хорошая девчонка. В этом вопросе Аро можно доверять. Не всякого к себе подпустит. Только косички и ленточки в гриве - немножко перебор. Надо будет снять эти украшения. Не соответствует уставу. А жаль. Смотрелось... миленько.
  
  Вероятно, она же и разнесла по деревне благую весть. Помимо старосты, провожать Таррена вышли все. И стар, и млад. Теперь в их глазах не было злобы. Была благодарность. И вера. Вера в своего спасителя.
   Что-то непрошенное всколыхнулось в душе, Осдорн пришпорил коня, оставляя позади деревню. Под порывами ветра траурные белые ленточки, повязанные на дверные ручки, на штакетник калиток и ворот, вздымались и опадали, словно души погибших безмолвно благодарили за отмщение и прощались.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"