Голышев Георгий: другие произведения.

Этюд в багровых тонах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Хаа, ну ты лох, лошара! Джерри лох, Джерри лох!
  - Замолчи, Корри, это было не честно!
  - Честно-честно! Лизбет свидетель, да, Лизбет? Проиграл, проиграл, великий Джерри проиграл!
  Джерри поднялся и со злостью пнул камень, о который он споткнулся. Легче от этого не стало, вот теперь еще и нога заболела. И самое главное: Лизбет все видела! Надо же было так опозориться!
  - Ладно, Корри, ты знаешь, что я лучше, просто тебе повезло. Давай еще раз, и посмотрим тогда, кто из нас лох!
  Корри перестал ухмыляться:
  - Нет уж, проиграл, так умей проигрывать! Уговор был? Был. Ты проиграл - значит, ты сегодня дежуришь. А переигрывать мне не охота, нет настроения.
  Джерри медленно поднял руку, резко сжал кулак и над кулаком повис огненный шар, сначала тёмно-красный, постепенно нагреваясь, он становился все светлее и светлее
  - Джерри прекрати, я не буду переигрывать! - Корри заметно заволновался - Это и правда нечестно!
  - Так ты говоришь, я - лох? - Джерри невысоко подбросил ставший почти белым шар, снова его зафиксировал над кулаком и хмуро посмотрел на Корри. Тот сплюнул, встал в позицию и зажег свой шар
  - Хватит, мальчики! Джерри, ты проиграл честно! Корри, не дразни его, ты же знаешь, какой он упертый. Хватит, говорю! Джерри, если тебя это утешит, то я с тобой вместе подежурю!
  Джерри как током ударило: о таком он и мечтать не мог. Шар над его кулаком замерцал разными цветами, задергался, поплыл по кругу. На лице Корри опять возникла и укрепилась гнусная ухмылка. "Спокойно, Джерри, спокойно, хватит тебе позора на сегодня" - но радость оказалось сдержать труднее, чем злость. На лице Корри было написано, что ему будет о чем рассказать сегодня вечером. Джерри развернулся и влепил свой потерявший энергию и концентрацию шар в многострадальную тренировочную плиту. Корри заржал противно: даже у малолетних салаг звук удара был громче. Нет, он явно был настроен на долгие рассказы вечером.
  - Лизбет... - Джерри запнулся - Это же скучно... То есть дежурить скучно, а не со мной скучно - он совсем сбился.
  Лизбет подошла к нему вплотную, погладила его по руке:
  - А я люблю рассвет встречать на Пустоши - она улыбнулась ему так, чтобы Корри не видел: глазами много, а ртом чуть-чуть, еле видно.
  - Эй, вы, тили-тесто! Хватит влюбляться, пошли домой! - Корри, хоть и язык-без костей, хоть и задира, а все-таки лучший друг, он тоже улыбался теперь, тепло и радостно. Но при этом он обязательно расскажет всем, как побил "великого Джерри" и что дежурить они пойдут вдвоем с Лизбет. Вот такой вот он, Корри.
  - Не хочу я домой! - Лизбет поджала губки, умница - что там делать? Пошли Отшельника навестим
  - Да нуу его - Корри явно не горел желанием - он же чокнутый, Отшельник этот ваш. Вон неделю назад Джеки с друзьями ему продукты принес, так он ни с того ни с сего как шарахнул огнем своим, полрощи спалил, ребят напугал до заикания, Дик до самой деревни бежал без оглядки, а за что?!
  Джерри и Лизбет засмеялись против воли, представив бегущего без оглядки Дика.
  - И вообще - продолжал ныть Корри - придешь к нему, он опять начнет: "вы должны быть готовыы, вы должны быть насторожее" - в конце каждой фразы он заунывно подвывал, имитирую Отшельника - "за вашими спинами стоить смееерть!" - Джерри усмехнулся, это было похоже
  - Прекрати, Корри, он хороший - Лизбет снова изображала капризную девочку - он добрый..
  - ...Но нудный, ага! Ребята говорят, он им полчаса гундел таким манером, а потом увидел, что Зигги его передразнивает. И сходу шарахнул, чуть не прибил всех разом. У халабуды его угол с крышей оторвало, так он заставил чинить!
  - Ну да, тех, кто не сбежал - Джерри улыбался во все лицо, про эту историю уже неделю разговоры не утихали
  - Ну пойдемте, мальчики, а? Посмотрим, как ему дом сделали - Лизбет не сдавалась, а если она чего захочет, то так оно и обычно и бывает, кого бы она при этом не изображала.
  Джерри был не против Отшельника, хотя тот и пугал его не один и не два раза. Странный он был дядя. Один из немногих, переживших нашествие, когда погибли родители Джерри, Лизбет, Корри... И почти всех его друзей. Говорят, тогда он был могучим бойцом, в одиночку сдерживал демонов, пока другие пытались увести зверей Му подальше от боя, а потом опять же в одиночку защищал дорогу в ясли, где прятались они - Джерри, Корри, Дик, Зигфрид и другая мелкотня, пока их родители умирали один за другим, спасая священных зверей. А потом с ним что-то случилось, и он спятил. Что-то он увидел такое, и это что-то изменило его страшно. Его как будто растянуло между землей и небом, он стал невероятно худым и высоким, раза в два выше даже здоровяка Зигфрида. Но при этом тощим, как палка. Уродом.
  Выжившие взрослые шарахались от него как от демона, а дети так и вообще орали в голос, когда его видели. Вот он из города и ушел, стал Отшельником, жил на границе Пустошей, заодно и за Дверью присматривал.
  В городе, однако, не забывали, что он родня, хоть и изуродован войной телесно и духовно. Молодежь ему продукты носила, в огороде помогала, а он их учил кой-чему, когда был относительно в разуме. И очень полезным вещам учил, конечно, тех, кто хотел научиться. Джерри вот, например, хотел. А Корри все больше зубами скалил, потому Джерри и считался непобедимым в дуэлях, а Корри проигрывал через раз. Мог даже Зигги проиграть, хотя у того шар мотало так, что попадал в цель он просто чудом. А мог вот, как сейчас, и у Джерри выиграть.
  Отшельник Джерри вообще выделял, хотя и выглядело это странно. То требовал от него раскалывать ударами тренировочные плиты (а они как раз и сделаны так, чтобы их расколоть было нельзя), то один раз заставил бить по целям вслепую, да еще то тех пор, пока Джерри без сознания не свалился, и еще недели две потом был слабее доходяги Дика. Один раз вообще чуть не убил: как-то так сделал, что огонь не шарами летал, а рвал в небо из-под земли жуткими ревущими столбами, и заставил Джерри между этими столбами бегать и по целям бить. А где и когда этот самый столб рванет - не известно. Джерри тогда страху натерпелся, но половину целей сбил, чем до сих пор в тайне гордился.
  Конечно, перед дежурством Отшельник его на огневую полосу не пустит, только не хватало еще, чтобы у дозорного сил не было на первый отпор, если вдруг чего. А вот занудствовать часа два - это он может, да. Понятно, почему Лизбет к нему понесло - после Отшельника у Корри появится новая тема для рассказов. Про их дуэль он, конечно, не забудет, но расскажет не сразу, а это уже будет совсем не то.
  Дорога к Двери, которую охранял Отшельник, шла по старым полям боев, по обгорелым развалинам. Пустоши уже прибирали этот край себе, многие развалины еле угадывались, поросшие кустами и засыпанные пустынной пылью. Еще несколько лет и, возможно, сюда придут звери Му, и тогда сюда вернется жизнь, и свет, и тепло, а пока... Пока идти тут было все равно что по заброшенному кладбищу. Между прочим, иногда можно было и на обгорелые кости наткнуться. Но редко, с тех пор уже почти всех похоронили.
  Пустоши пугали, и манили. Тянуло оттуда, с пыльных равнин, поросших рощами сопок, такой свободой... Джерри полной грудью вдохнул горьковатый воздух. Говорят, демоны никогда не совались в пустоши, да и что им там делать? Там некого убивать, нечего жечь и разрушать. Как бы хорошо было уйти в Пустоши навсегда, далеко, взять с собой Лизбет, может быть и Корри с Карен, да только не пойдут они, даже Лизбет не пойдет, да и страшно от зверя-хранителя уходить... Джерри снова глубоко вздохнул.
  Лизбет шла, делая вид, что слушает трескотню Корри, а сама, похоже, просто наслаждалась ветерком, ласковым дыханием Пустошей. Интересно, а вдруг она тоже думает о том, чтобы уйти туда? Вдруг ее не пугает расставание с домом, со священными зверями, которых надо защищать любой ценой? Вдруг она тоже устала от жизни под постоянным давлением долга?
  Хижина Отшельника и правда выглядела лучше, чем была, ремонт явно пошел ей на пользу. Интересно, если он так напугал ребят Джеки, как же они так тщательно отстроили разрушения? Сам-то Джеки парень серьезный, его так просто не напугаешь, а вот остальные...
  - Корри, что думаешь, как они со страху так хорошо все отстроили? Или ты приврал опять совсем слегка, а? - Джерри знал, что Корри не приврал, про последнюю выходку отшельника говорила вся деревня
  - Э, друг, ты что, Джеки не знаешь? Он же чертов лидер, он бы и самого Отшельника в строй поставил, если бы захотел. А вот говорят, он его даже больше чем тебя любит - Корри явно подкалывал, только зря: Джерри непроизвольно потер старый шрам - ну да, тебя-то он скорее лупит, чем любит! - Корри заржал, как здоровяк Зигфрид после пяти кружек горючки.
  - Джерри. Корри. Лиззи - из-за угла, как всегда внезапно, широченными шагами вынесло Отшельника. Джерри в очередной раз удивился его длиннющим и тонким рукам и ногам, как будто стрежни на шарнирах, словно какая-то машина из старых времен, оживший механизм из заброшенных промзон. Туловище его было не намного толще рук и ног, одежды почти не было, если не считать шрамы. Джери всегда казалось, что Отшельник настолько легкий, что мало-мальски сильный порыв ветра с Пустошей унесет его прочь, как пучок сухой травы. Но силища у этого пучка была неимоверная, в чем Джерри не раз мог убедиться.
  - Дети, вы готовы к последней битве?! - голос Отшельника постоянно срывался то на завывания, то на крик. Очень раздражало то, что он называл их детьми, которыми они уже давно не были.
  Внезапно Отшельник резко наклонился к Корри, да так, что их носы буквально столкнулись и, глядя ему прямо в глаза своими безумными зенками заорал:
  - Твое легкомыслие погубит нас всех!!! Перестань постоянно паясничать, жалкий дурачек!!! Что сказал бы про твое поведение твой отец!!!
  Корри позеленел и впал в ступор, мучительно пытаясь не то вздохнуть, не то проглотить застрявший комок, а Отшельник повернулся к Джерри, глаза его внезапно оказались прямо перед глазами Джерри. Отшельник долго, с какой-то острой тревогой безумца пытался что-то высмотреть в глубине его глаз. Взгляд его был настолько мучителен, что Джерри захотелось повернуться и убежать без оглядки, как это сделал давеча бедняга Дик. Вдруг на него накатила волна злости: какого черта! Он сжал кулак и почувствовал, как энергия медленно собирается в ударный шар. Отшельник выпрямился, и вместо безумных глаз глаза Джерри уперлись в грязные голые коленки. Шаг - и Отшельник уже смотрит в глаза Лизбет:
  - Мне жаль тебя, Лиззи, жаль. Постарайся умереть быстро, девочка!
  "Сейчас я ему врежу" - подумал Джерри - "Врежу, и он взорвет тут все своим безумным огнем, и нас, и свою халупу, и рощу". Отшельник снова повернулся к Джерри:
  - Контроль, щенок! Держи свою силу под контролем!!! Или она сожрет тебя, как сожрала меня!!!
  Он снова выпрямился, долго и молча смотрел в сторону Пустошей, потом вздохнул и в два шага исчез за углом своего дома.
  - По...поговорили - Корри даже заикаться начал - А я говорил: не надо сюда идти, он и так не в себе целую неделю...
  Внезапно, без звука, без предупреждения, Отшельник снова оказался рядом с ними:
  - Ваша смерть близко, смешные дурачки! Они уже рядом! Рядом!!! Берегите своих зверей Му!!! - и он снова пропал.
  - Пошли уже - Корри слегка дрожал - Пошли, а?
  Лизбет стояла как оглушенная, губы ее слегка шевелились. Внезапно из рощи, около невидимой Двери, в небо ударила страшной силы молния, земля под ногами заходила ходуном, от молнии во все стороны долбанула ударная волна, деревья по кругу вспыхнули как факелы. А потом грохнуло так, что они чуть не повалились на землю все трое.
  - Да он так всю рощу спалит!
  - Оставь его, Лизбет, с ним сейчас бесполезно говорить, все равно не услышит. А вот поджарить случайно - это запросто. - Джерри знал, о чем говорит. Правда, такой силы удар от Отшельника он видел впервые. - Пошли домой, народ. А то и на дежурство уже скоро...
  Джерри снова ощутил, как на него накатила радость: целую ночь он будет вдвоем с Лизбет, только она и он, и этот горький ветерок с Пустошей, и багровые силуэты зверей Му, идущих на пастбища... А потом будет рассвет, и капли росы у нее на волосах, и золотой туман...
  Обратно они шли молча. Даже Корри не трепался, молчал, иногда что-то бормотал себе под нос с явной обидой.
  До заката, а значит и до дежурства, оставалось еще часа три, Лизбет пошла готовиться, она всегда перед дежурством готовилась - к чему? Демонов никто не видел уже лет пятнадцать, двери заросли кустарником, а оружие, по крайне мере их, представителей огненной расы, было всегда при себе. Что тут готовится? Дик, Том и прочие стрелки, те перед дежурством чистили и проверяли оружие, все очень серьезно, для них это было что-то вроде ритуала. Это было смешно, и немного грустно: как рассказывали старшие, при нашествии демонов стрелки вряд ли успели бы сделать хотя бы по выстрелу. Другое дело Зигфрид и его братия - у тех не было никакого оружия, кроме своих рук и зубов, но противники они были страшные. Их подготовка к дежурствам заключалась в накачивании горючкой в кабаке. Впрочем, они накачивались так каждый вечер, независимо от дежурства.
  В кабаке было шумно, душно и весело. Дым стоял коромыслом, Зигфрид, как всегда, верховодил:
  - Ааа, посмотрите кто пришел! Сам великий и непобедимый Джерри! - народ радостно засвистел и захлопал, Зигфрид продирался через толпу, довольно грубо распихивая народ - А вот говорят, Корри тебя сегодня уделал вчистую! А я вот говорю: как же так может быть, чтобы наш отшельников любимчик взял да и проиграл какому-то Корри? А мне говорят: да, продул! С первого же удара вверх тормашками полетел! - народ начал улюлюкать.
  Вот паразит этот Корри, и когда успел разболтать? Спасибо еще, что про Лизбет не проболтался.
  - Да я слышал еще, что ты, так тебя и разэтак, продув дуэль, выиграл бабу? - Зигфрид игриво толкнул Джерри в бок, от чего у того сбилось дыхание - Видать, они кого жалеют, того и любят, а?
  "Ну Корри, ну смотри в следующий раз!" - Джерри был просто вне себя, взглядом поискал в толпе Корри, поймал его взгляд, а тот сделал невинное лицо и пожал плечами, мол "я тут ни при чем, сам же знаешь, как у нас слухи ходят".
  - Да молчал твой кореш, как зверь Му на дневке, молчал. Это тебя Дик видел, он как раз на огневой засады отрабатывал, а он у нас знаешь какой - ух! Боец хоть куда! - Сэм дружески похлопал Дика по спине, от чего тот чуть не брякнулся на пол, но устоял, только вечную свою винтовку крепче сжал, и лицо у него стало ну совсем тупое и гордое.
  Стрелки все были не великого ума, но очень ответственные, правильные такие. И с оружием своим не расставались никогда, даже спали с ним в обнимку. Но даже среди стрелков Дик выделялся своей тупостью и исполнительностью. Сейчас он грозно хмурил брови, всем своим видом показывая, что, мол, "служба превыше всего", но видно было, что еще немного и он будет прыгать вокруг Зигфрида как жирные птице Ре при кормежке. Жирные - и такие же тупые.
  - И как он только ружье свое не потерял на огневой, Дик твой! - Джерри не мог просто так спустить Дику его шпионство, хотя уже ясно было, что виноват во всем Зигфрид, что это он подговорил Дика "отрабатывать засады".
  Это было страшное для стрелка оскорбление. Дик позеленел, закаменел и без того каменной рожей, выкатил подбородок и попер вперед грудью с прижатой к ней винтовкой
  - Эй, задира, а ну-ка осади, осади! - Зигфрид не глядя отпихнул его обратно своей здоровенной лапищей - Ему еще дежурить сегодня - Зигфрид запнулся, сделал хитрющую рожу и подмигнул Джерри - еще силенок не хватит на всю-то ночь...
  По кабаку побежали задавленные смешки, потом кто-то явно не смог сдержаться и заржал в голос, за ним второй, и тут грохнули всем кабаком. Джерри почувствовал, что краснеет. И что ударная рука стала горячей и тяжелой. Он поднял ее на уровень глаз, сжал кулак, кулак начал слегка дымиться.
  - Ой-йой, ой как страшно - Зигфрид все не унимался
  Дик, уж на что тупой, увидев как у Джерри задымил кулак, позеленел еще сильнее и попятился
  - А ты не боись, дружбан, не боись, - Зигфрид снова хлопнул Дика по плечу - мы тебя в обиду не дадим! Слышь, ты, горячий - он снова повернулся к Джерри - ты слабых не обижай, да? А то как бы тебя кто не обидел - он вызывающе заиграл мускулами.
  Связываться с Зигфридом было себе дороже, его одним шаром не свалишь, только разозлишь. Его и десятью шарами не свалишь, такие они здоровые ребята, и контроль для них - пустое слово.
  Впрочем, ни на Зигфрида, ни на Дика Джерри всерьез не обижался. Ну вот такие они ребята. Да, Дик туповат, но надежен, как охранный робот на промзоне. А Зигфрид... Да, он хамло, задира и горлопан, но надежнее друга во всей деревне поискать. А может и во всем секторе.
  Да и про контроль не худо было бы помнить...
  - Ладно, жаркий ты наш, а пошли мы тебя перед дежурством еще горячее сделаем, а? - Зигфрид потянул его вглубь, в дымное и душное кабачье нутро - Давай, по одной, на удачу, а?
  - Зигфрид, я не буду, вон Корри уговаривай. Он все равно сегодня в резерве, а мне за дверью следить
  - Ну и что за ней следить? Дверь как дверь, уже пятнадцать лет никто и ничего. Может, она и не открывается уже, а ты за ней следишь, целую ночь, глаза вытаращив. БУ! - Зигфрид изобразил, все опять заржали - Ладно, ладно, что я не понимаю, что ли? Вы, огненные слабаки, без контроля этого вашего даже ударить толком не можете, то ли дело мы, сильные! - он снова с гордостью заиграл мышцами
  - Ну вот через два дня будет ваша смена, тогда я тобой и выпью горючки. А сейчас расскажи лучше, что слышно по сектору
  - Да что слышно? Ничего не слышно. Отшельнику опять башню снесло, ну, это ты сам видел. Звери Му беспокойные какие-то, так они уже вторую неделю беспокойные. Пару дней назад тетка Астрид говорила, что может гон у них начинается. Так это хорошо, уже сколько лет не было, а тут может и будет. А так ничего, все как было. Ты вот только - он снова усмехнулся ехидно - дружбану своему на огневом продул - он загреготал громко и мерзко, явно нарываясь
  - А за Лизбет ты не обижайся. Она баба классная, как раз тебе пара. Очень я ее уважаю, хотя она и не из наших. Ты там смотри, не упусти, а то потом всю жизнь жалеть будешь. А если вдруг чего - он снизил громкость до хриплого шепота, наклонился к Джерри, дыша ему в лицо горючкой - ну... как с бабами обращаться... если ты вдруг не знаешь... так ты обращайся - он подмигнул и хлопнул Джерри по плечу так, что тот чуть со стула не свалился - ну, бывай пока, дружбан! Скучной тебе вахты - выдал обычное пожелание и вдруг осекся и опять начал ухмыляться - неее, пусть на этот раз тебе скучно не будет!
  Зигфрид ушел, а Джерри задумался. Как-то все неспокойно получается. И звери Му волнуются, и Отшельник как с цепи сорвался... Пятнадцать лет их сектор жил в мире, да и не только их. Сам Джерри, конечно, никогда за сектор не выходил, но приходили иногда гонцы из других секторов, и просто бродяги случались, вон те же рогатые ребята, которые кислотными шарами стреляют, вместо огненных. Тем, правда, до зверей Му дела нет, их ничего на месте не держит, и силища у них такая, что с десяток здоровяков типа Зигфрида одной левой уложить могут. Забредал к ним один такой с полгода назад, рассказывал, что около столиц вроде даже заводы восстанавливают, да и города отстраивать начинают. А ведь когда-то давно и тут вместо деревни город был, вон промзоны-то какие! Только про это даже тетка Астрид ничего не знает, так давно это было.
  В прошлый раз, пятнадцать лет назад, демоны из дверей поубивали почти всех взрослых, чуть было не добрались до детей и зверей Му, и если бы не Отшельник... Тетка Астрид, из выживших, она с детства за зверями присматривала, при них и умирать готовилась, она рассказывала, что при ее родителях тоже демоны приходили. И при их родителях тоже. Правда, так плохо, как при ней, никогда не было. Так она говорит. В прошлый раз, говорит, еще немного и добрались бы демоны до зверей. А любой знает: не будет зверей Му - и жизни не будет. Рассказывают, что есть сектора, где народ не уберег своих Му. Там, говорят, сейчас какая-то нечисть живет, хуже демонов, хорошо что хоть в другие сектора не лезет. Туда даже рогатые соваться опасаются, даром что здоровые и бойцы изрядные. Даа, потерять зверей страшно...
  Джерри закрыл глаза и представил себе зверей Му: больших, теплых, мягких, пахнущих детством и домом... Представил - и сразу его накрыла волна теплого покоя, и сразу энергия, его природная, огненная, потекла свободно от кончиков ног к пальцам...
  - Спишь штоль, дозорный?! - Корри бесцеремонно плюхнулся рядом, двинул под ребра локтем - А ну подвинься! Развалился! - мельком глянул в лицо Джерри, увидел выражение - Аа, зверей представляешь, да? А давай после дежурства на недельку к тетке Астрид махнем, а?
  - Да мы что, маленькие что ли, ты что, Корри!
  - А что, а что? Подумаешь.. Давай, а? Лизбет возьмем, Карен, и тетке поможем...
  - Нужна ей наша помощь, как же... - но Джерри уже улыбался
  Внезапно ему просто ужасно захотелось на недельку сбежать к зверям, пожить с ними в священной роще, окунуться в ушедшее детство, в покой, в радость...
  - Ну ты это, не расслабляйся! - Корри снова толкнул его локтем - Вон на время смотри. Небось Лизбет уже ждет...
  - Да ладно, еще полчаса, никто так рано не приходит. Хотя ты прав, пора - Джерри встал, потянулся, помахал рукой Зигфриду, скорчил страшную рожу Дику - Пошли что ли.
  Дежурить у дверей скучно. Сидишь и смотришь на дверь, вот и вся служба. Если она откроется, и придут демоны, ты умрешь первым, зато остальные успеют подготовиться и дать бой. Только уже пятнадцать лет ни одна дверь не открывалась. Поэтому дозорный сидит всю ночь и смотрит на дверь. Это очень скучно: тебе нельзя ни размяться, ни отойти с поста, ни поспать - надо сидеть и смотреть на дверь. Но это хорошо - недаром все желают друг другу скучной вахты.
  А вот в резерве хорошо, там компания, можно всю ночь видеть у костра, петь песни и рассказывать истории. В резерве ночь летит как птица Ле по небу, быстро и красиво.
  Но в этот раз Джерри будет вместе с Лизбет.
  Вообще-то дежурить по двое не принято, говорят, это ослабляет дух и притупляет чувство долга. Ну вроде как один надеется на другого, и получается плохо. Говорят, это традиция, с давних времен - дежурить по одному. Но никто не запрещает эту традицию нарушать.
  Говорят, было время, когда демоны лезли из дверей чуть не по нескольку раз в год, и тогда дежурили целыми отрядами, и даже зверей Му брали с собой. А что, они тоже бойцы, и очень сильные бойцы. Правда, тогда зверей было много, а сейчас, даже если и попросится какой в дежурство, не возьмут. Да и зачем? В резерв разве что, только ему там плохо одному будет, без своих. Вот разве что песни они любят...
  На разводе неожиданно командовал Джеки, а не старина Барри. Барри стоял в сторонке, молча, и только иногда одобрительно кивал в ответ на короткие взгляды Джеки. Ну да, все правильно. Джеки прирожденный лидер и командир, с таким не пропадешь, а если и пропадешь, то не за зря.
  - На вторую дверь, как самую опасную, идет сегодня двое дозорных, Джерри и Лизбет. Сигнал о вторжении обычный, помните о службе и долге, и пусть ваша вахта будет скучной. На первую дверь идет Рорри, помни о долге и службе, желаю тебе скучной вахты. При вторжении через вторую дверь ты, Рорри, остаешься сторожить первую, и там оставайся до конца. При вторжении через первую дверь ты, Джерри, как самый сильный наш боец, идешь защищать дорогу к ночному пастбищу зверей Му, а ты, Лизбет, остаешься сторожить вторую дверь, и будешь там до конца. Резерв по сигналу выходит на захватчиков, но вы, Корри, Бэрри, Карен, Лорен, Уолли и Сэнди, вы идете на дорогу к ночному пастбищу. И, если все будет плохо, то туда будут отходить все, кто останется от резерва.
  - А что с третьей дверь, Джеки?
  - Ну, если там вдруг прекратятся взрывы и молнии, то утром мы пойдем туда убирать то, что осталось после дежурства Отшельника - вахта дружно засмеялась, а Барри нахмурился и сделал сердитый знак рукой. Джеки продолжил - При сигнале от Отшельника резерв, кроме группы Корри, идет ему на помощь, все остальные дозорные остаются на своих местах. Там, в ближней промзоне, сегодня стоит резерв стрелков.
  - Вот повезло-то Дику - пробурчал чуть слышно Корри - всю ночь слушать, как колобродит Отшельник. Им-то точно скучно не будет
  Джерри подавил смешок, представив себе лицо Дика утром.
  - Все, идите по постам, всем скучной вахты!
  Народ начал расходится, сбиваться на группки, переговариваться. Джеки протолкался к Джерри:
  - Джерри, Лизбет, обходы сегодня будет Барри делать...
  - Это ты о чем? - Лизбет нахмурилась - ты думаешь, мы плохие дозорные?
  - Да нет, что ты, что ты... - Джеки сильно смутился, опустил глаза и слегка покраснел - я совсем не то имел в виду, что ты... Да, Джерри, ты, говорят, сегодня Корри проиграл, с тобой все в порядке?
  Джерри усмехнулся, поднял вверх руку и резко сжал кулак. Огненный шар над кулаком вспыхнул ослепительно белым, режущим глаз светом и четко зафиксировался точно над кулаком. Джерри медленно разжал кулак и шар втянуло обратно в руку. Джеки кивнул с явным восхищением: никто не смог бы зажечь сразу, сходу такой сильный шар, да еще так четко его зафиксировать
  - Ну, тогда до утра, дозорные! - он быстро пожал им руки и пошел искать Рорри
  - Командир! - Лизбет насмешливо поджала губки
  - Брось, Лизбет, ты же знаешь, у него и правда талант. И сегодня он первый раз разводит, вот и волнуется.
  - Да я так, смешно просто. Ладно, пошли на пост, дозорный!
  И они пошли ко второй двери.
  Дверь была с виду самая обычная, в длинной, полуобвалившейся, опалённой старыми пожарами стене на краю второй промзоны. Железная дверь, закрытая на воротной замок, сильно тронутая ржавчиной. По обеим ее сторонам на длинных кольях висела оплавленная броня демонов - чтобы сразу знали, что их тут ждет. В прошлый раз демоны пришли как раз отсюда, потому она и считалась самой опасной.
  Первая дверь была ближе к ночным пастбищам Му, на краю ближней, первой промзоны, и там стена одним концом уходила в болота с зеленой вонючей жижей. Джерри не любил там дежурить, ночные запахи Пустоши ему нравились гораздо больше болотных. Лучше всего, конечно, было дежурить у Отшельника, когда тот был в относительно нормальном состоянии и не взрывал ежеминутно все вокруг. Обычно туда ставили салаг, и Отшельник сам следил за вахтой. Именно над его дверью утром вставало солнце, да и была она, считай, в самой Пустоши. Дозорный там располагался в роще, похожей на дневную рощу зверей Му (только без самих зверей), а за рощей была стена с дверью.
  Их, втородверная вахта, располагалась на высокой крыше уцелевшего не то цеха, не то склада, и это тоже было здорово, хотя и хуже, чем роща. Утром оттуда открывался потрясающий вид и на Пустошь, и на далекую деревню, и на долину с ночными пастбищами. С первой дверью - болото, оно и есть болото, да еще и солнце в спину утром. У всех уже вахте конец, а ты все сидишь и смотришь.
  Так они и шли с Лизбет, негромко разговаривая о том, как им повезло не попасть на болотную, и как приятно все-таки в сумерках в промзоне, когда воздух уже прохладный, а развалины еще теплые, и всю ночь будут теплые, а утром будет наоборот: прохладный камень и теплое солнце, и что в развалинах ночью шныряют смешные зверьки Бэ, и еще какие-то зверьки, которые боятся шнырять днем, и что как интересно будет, если промзоны и правда восстановят, и деревня снова будет городом.
  И вот так они и пришли на пост.
  Джерри помог Лизбет забраться на крышу, хотя знал, что она ему позволила помочь, потому что никто лучше ее не лазил по развалинам, и не выбирал места для засад. Вот и сейчас она выбрала места для вахты идеально, острым углом к двери, он чуть ближе, на первой позиции лучшего бойца, она чуть сзади и правее, над широкой дорогой к третьей двери. Если демоны придут, они пойдут по широкой дороге и попадут под два огня, его и ее, пойдут на сопротивление, прямиком к Отшельнику, а не в деревню. Сам Джерри тупо сел бы напротив двери, а если бы он был, например, с Корри, то они тупо сели бы вдвоем, и так бы и сидели. Все-таки Лизбет умница.
  И потом: долг есть долг. Разговаривать на дежурстве нельзя, отвлекаться нельзя - поэтому и дежурят по одному. А как можно не отвлекаться, если рядом с тобой сидит Лизбет? Отвлекаться можно будет утром, вместе встретить солнце, а потом долго идти вместе к деревне, может быть завернуть на огневую, посмотреть, как резвятся здоровяки во главе с Зигфридом, или вообще забрести на дневку зверей Му... А сейчас - сейчас долг, внимание и контроль.
  
  Это была обычная скучная ночь, и как всегда, огромного труда стоило не заснуть под утро. Обычно Джерри перед самым рассветом позволял себе немного расслабиться, походить, не глядя на дверь, но тут он чувствовал взгляд Лизбет и вел себя, как идеальный дозорный. Небо посветлело, шныряющие в развалинах зверушки прекратили гомонить, наступал тот самый, волшебный час перед рассветом, когда все ночное уходит на покой, а все дневное просыпается.
  И в этот момент от первой двери прозвучал резкий сигнал сирены.
  Джерри вскочил и выбежал на открытое место крыши, откуда башенки вентиляции не загораживали вид в сторону болота. Лизбет тоже поднялась со своего места и напряженно вглядывалась в том направлении. Там полыхнуло багровым один раз, потом другой, потом сразу несколько раз. Ночь взорвалась громом и огнем.
  Снова зазвучала сирена, несколько раз грохнуло и сирена замолчала. В отступающих сумерках замелькали всполохи от шаров подоспевшего резерва, новая сирена, гораздо громче первой, врубилась в деревне, и так и выла без остановки, то понижая тон, то повышая.
  - Джерри! - Лизбет подбежала к нему, вид у нее был растерянный и очень, очень испуганный - Джерри!
  - Спокойно, Лизбет - Джерри самого колотил страх и отчаяние: "вот случилось, случилось, они пришли, ну почему, почему нам не дают жить спокойно!". Но нельзя было показывать Лизбет, нельзя показывать ни страх, ни отчаяние. Контроль, только контроль, теперь от этого зависит жизнь, и его, и ее, и всей деревни.
  - Лизбет, я пошел, а ты следи за дверью, не уходи никуда, чтобы не случилось, слышишь?
  Она кивнула, закусив губу, по щекам ее текли слезы.
  - Джерри! Джерри, смотри!
  В сильно посветлевших сумерках Джерри увидел, как ребята из резерва бежали, спотыкаясь, падая, почти на четвереньках - бежали что есть сил от леса, от первого поста, а со стороны леса сверкали серии огоньков, злых, белосиних точек, рвущих тьму, и звук - та-та-та-та-та!!! Потом от леса ударил багровый сполох, как огненный шар, только черный, тащивший за собой толстый хвост черного дыма и огня, ударил в группку из трех отчаянно бегущих фигурок, и взорвался с грохотом, накрыв из всех огнем. Выглядело это как жуткий кошмарный сон...
  - Что ты стоишь, Джерри!!! - визг Лизбет ударил по перепонкам - Беги к ним, спасай, ты же лучший наш боец!!!
  Джерри сходу спрыгнул с крыши и рванул на дорогу, на бегу встряхивая руки и резко сжимая кулаки, готовясь к бою.
  - Джерри! ДЖЕРРИ!!! - крик Лизбет буквально рвал на части перепонки - Звери Му!!! Там звери Му, они идут на дневку, Джерри! Они идут прямо туда!!!
  Казалось, этот крик преследует его, подгоняет его на бегу как хлыст Отшельника, жалит, как его молнии. Он бежал туда, на взрывы, на злобное та-та-та.
  Джерри вымахнул из-за последней развалины и увидел демона. Ростом чуть ниже здоровяка, но мощнее, в жутком разрисованном шлеме, в тяжелой броне с головы до ног, он шел легко, чуть не в припрыжку, хотя за спиной у него болталась тяжелая труба со вставленной в нее ракетой, а в руках у него дергался здоровенный пулемет. Он шел к деревне и поливал из пулемета что-то впереди, что-то не видимое за дымом и пылью. Оттуда, от деревни, доносилось нестройной та, та, та-та, правее, левее, ближе, дальше - это пытались атаковать стрелки. Внезапно из дыма вырвались три, потом еще два, потом еще три мощных силуэта, все четче и четче, очень быстро приближаясь - здоровяки, а первый Зигфрид. Джерри даже отсюда, с такого расстояния видел, что Зигфрид обезумел от ярости, что глаза у него горят ярким красным светом. Увидел, как Зигфрид бежит изо всех сил, на демона, как с его клыков стекает слюна и кровь. Увидел, как демон не останавливаясь закидывает пулемет за спину, на ходу отцепляет от бедра жуткую штуку с двумя рукоятями и огромным зазубренным лезвием, увидел, как эта штука начинает реветь, лезвие начинает вращаться и превращается в сплошную яркую полосу металла. И этой полосой демон втыкает в Зигфрида, рев становится громче и ниже, и в него добавляется страшный, жуткий, чудовищный визг боли. Зигфрид задергался на лезвие, а лезвие рвало его на части, выбрасывая по сторонам фонтаны крови, куски мяса и костей. Джерри видел, как Зигфрид попытался схватить лезвие руками и как его пальцы брызнули в разные стороны, а потом ему оторвало руки, а демон все поворачивал и поворачивал ревущее лезвие в теле Зигфрида. Визг сменился страшным булькающим звуком, и Зигфрид развалился на две части. Демон пнул ту, которая попала ему под ноги, и направил лезвие на следующего здоровяка, и в это время Джерри ударил. Ударил со всей своей яростью, с отчаянием, со злостью за погибшего Зигфрида, ударил так, как никогда не бил на огневой, ударил, чтобы прожечь насквозь, чтобы убить. Ослепительно белый шар попал демону в спину, по всему его силуэту полыхнуло радужным силовое поле. Джерри бил снова и снова, шары вязли и тухли в радужных отсветах, не добивая даже до тяжелой брони. Джерри закричал от ярости, и шары посыпались из его рук беспрерывной серией, почти догоняя друг друга, сливаясь в один белый луч. Демон рвал на части здоровяков своим ревущим лезвием, но его начало здорово шатать от шаров Джерри, радужное поле пошло пятнами, в нем стали появляться темные зоны, провалы, шары попали по броне, металл раскалился и потек.
  - Дааа!!! - Джерии колотило в такт ударов - Получиии!!!
  ...И вдруг его со страшной силой швырнуло лицом о полуразваленную стену, ему показалось, что спереди его ударило стеной и точно такой же стеной его ударило сзади, по всему телу, потом его как будто окунули в огонь и стали бить камнями. Он попытался застонать, вздохнуть, но вместо воздуха втянул в грудь едкий дым и пыль, тело сжала судорога, ни выдохнуть, не вдохнуть, накатила темнота, потом медленно отпустила. Тело жестоко болело, рот был забит песком и пылью. Он кое-как выбрался из-под камней и мусора, вокруг него что-то горело небольшими очагами, с запахом жареного мяса, сажи и какой-то резкой химии.
  Джерри поднялся, шатаясь, и попытался понять, где он, где демоны, где деревня. Голова гудела, перед глазами все ходило ходуном. Сквозь дым он увидел демона, все еще в шлеме, правда, шлем теперь был черный от сажи и глазной щиток треснул. Демон лежал, притулившись к груде камней, его оплавленная внешняя, тяжелая броня валялась рядом, от нее текла тонка серебряная струйка металла. Внутренняя броня демона была здорово смята, опалена и местами пробита, через пробоины вытекала мерзкая красная жидкость. Слабой, трясущейся рукой он ткнул себя в грудь чем-то отдаленно похожим на пистолет стрелков, раздался щелчок, рука демона безвольно повисла, тело обмякло.
  Джерри медленно приходил в себя, его все еще немилосердно шатало, голова страшно кружилась, но он уже хотя бы понимал, где находится. За дымом, за горой оплавленных кирпичей, где-то на краю невидимого ему леса шел бой, раздавались та-та-та оружия демонов, потом кто-то закричал страшно, грохнуло два взрыва, потом опять та-та-та. Джерри с трудом поднялся на ближайший холм, стараясь по возможности обходить очаги огня и расплавленные потеки от стен. То, что он увидел через дым, его потрясло.
  Два демона, явно забавляясь, расстреливали из своих пулеметов двух зверей Му. Старший зверь, пытаясь прикрыть собой младшего, принял бой. Тело его пылало изнутри багровым, громадные огненные шары вылетали изо рта, заставляя вспыхивать радужными сполохами защиту демонов, а те били по огромному зверю непрерывными сериями пуль. От тела Му фонтанами отлетели клочья лиловой шерсти, ярко-синей крови, куски мяса. Но зверь не сдавался, он пытался уклоняться от смертельных струй, при этом не забывал прикрывать своим телом меньшего Му. Джерри спотыкаясь, падая, не замечая боли, рванул не помощь, но тут зверь-воитель закричал от боли, закричал так, что у Джерри чуть сердце не разорвалось, закричал - и упал, тело его судорожно задергалось, потом из него потоком хлынула синяя кровь и все кончилось, он был мертв, а демоны, без остановки, начали поливать пулеметами второго.
  Джерри закричал, закричал, как умирающий Му и на бегу, почти вслепую начала метать огненные шары, один, другой, третий, быстрее и быстрее, вкладывая в каждый всю свою ненависть, боль. Ближайший демон перенес огонь на Джерри и вокруг него по камням мерзко зацокали пули, а Джерри бежал, петляя и уворачиваясь, и бил, бил, бил... Демон шатался он попаданий, его защита беспрерывно мерцала радугой. Наконец Джерри достиг убойной дистанции и, уже не прячась от пуль, выдал такую серию, что демона отшвырнуло спиной о развалины, его защита вспыхнула и погасла. Он пытался встать, а шары Джерри, как белые молнии, били его в грудь, в голову, тяжелая броня потекла, а потом вспыхнула, как сухой хворост, загорелась бело-синим пламенем. В это время шар, выплюнутый Му, накрыл второго демона с головой багровым пламенем, а справа, из-за спины Джерри, по первому демону ударила цепочка белых шаров. Джерри обернулся, тяжело дыша - это была Карен из резерва, она быстро приближалась, на ходу била по горящему демону своими шарами. Зверь Му выбросил второй шар, и Джерри почти поверил, что они победят.
  Первый демон лежал и горел, из него вытекала красная жидкость, и кипела, смешиваясь с струйками расплавленной брони. Второй демон пытался встать с колен, у него не получалось, он нашарил что-то у себя на груди и с резким щелчком у него отлетели полурасплавленные остатки тяжелой брони.
  Джерри, Карен и Му ударили одновременно, разом - и второй демон вспыхнул, как первый.
  - Эй, Джерри! - Карен легко приближалась, с виду она была невредима
  - Эй, Карен! - Джерри махнул рукой, у него опять закружилась голова, он покачнулся
  За спиной у него грохнул взрыв, лицо Карен исказилось от ужаса. Второй демон стоял на одном колене, из груди у него торчала какая-то белая круглая штука с большим красным крестом, а в руках дымилась труба от ракеты. Его тонкая внутренняя броня все еще горела, но все меньше и меньше, гасла на глазах, снова отливая полированным металлом.
  От зверя Му осталась половина, вторая половина висела лохмотьями мяса и обломками костей, зверь закрутился на месте и закричал, как первый, жалобно и страшно. В этот момент демон всадил в него вторую ракету, и Му разорвало на части, на мелкие брызги лиловой крови. У Джерри потемнело в глазах, он в ужасе посмотрел на Карен. Секунду они смотрели друг другу в глаза, а потом лицо у Карен взорвалось.
  Она упала, как подкошенная, а за ней стоял демон с треснувшим глазным щитком на шлеме и в руках он держал двуствольный дробовик, как у капитанов стрелков. Оба ствола дымились.
  Джерри ударил, собрав остатки сил. Они бил и бил, держась на одной только ненависти, и опять броня демона запылала. Удар отшвырнул его назад, внезапно его снова мотнуло вперед, на огонь Джерри, он упал, и за ним Джерри увидел Лизбет. Она била короткими точными сериями, ее шары пылали белым огнем, и она была прекрасна.
  А потом в нее попала ракета, и ее не стало.
  Джерри упал на колени и закричал. Он закричал страшно, как кричал умирающий Му, он кричал и кричал, подняв к небу сжатые кулаки, он сходил с ума от боли и отчаяния:
  - Почему, почему, ЗА ЧТО?! Что мы вам сделали?! ЧТО?!?!
  Он кричал так, как будто ему по частям, по кусочку отрывают сердце. Его отчаяние стало материальным, оно стало жестокой судорогой, скрутившей его тело, мышцы трещали и рвались, боль буквально выворачивала его наизнанку. Его природная, огненная энергия, не сдерживаемая больше контролем, выжигала его тело и разум изнутри, и он горел, физически и духовно, выгорал дотла, до золы, до мертвых черных углей. Он кричал от боли и ненависти, от бессилия что-либо изменить, кричал, воздев руки в безмолвные, равнодушные небеса.
  И внезапно небо ему ответило.
  Через его руки, через его уродливо изменившееся тело, с неба ударила страшной силы молния, земля дрогнула и заходила ходуном, и от центра молнии, от Джерри, во все стороны ударил мощный огненный вал, сметая и выжигая все, что попадалось у него на пути.
  Вал ударил по обоим демонам, по мертвому телу Карен, по тому, что осталось от Лизбет, от обоих священных зверей, по развалинам промзоны, по редким кустам - и все загорелось. Багровый вал с ревом прошел по полю боя, прокатился волной и пропал, оставив после себя пепел и оплавленные кучи кирпичей. И двух демонов, сбитых с ног, смятых в две пылающие кучи.
  Но все еще живых.
  Удар молнии страшно изменил Джерри, сжег его мышцы, вытянул его кости, сделал его похожим на какую-то странную машину из прошлого. На своих, ставших очень тонкими и длинными, ногах, он в два шага подошел к демону, убившему Лизбет, пинком перевернул его и наклонился над шлемом. Демон беззвучно корчился, его броня почти расплавилась, шлем мягко проваливался внутрь, на темном лицевом щитке плясали багровые отблески. Джерри плюнул ему на щиток и тяжело наступил на него, вминая мягкий шлем в то, что было под ним, с хрустом вдавливая, вплавляя голову демона в шлак, который раньше был землей и камнями. Потом снова посмотрел на то, что раньше было его головой пустыми, безумными глазами, пинком отшвырнул безжизненное тело и повернулся ко второму.
  Второй демон пытался ползти, но Джерри поймал его за ногу, поднял и начал колотить шлемом об остатки стены, бил и бил, пока шлем с содержимым не отлетел далеко за кучу расплавленного кирпича, и тогда Джерри высоко поднял тело и с силой ломанул его о колено. Потом он снова вздел руки в небо, и в него опять ударила молния, и земля пошла волной.
  ...Джерри сидел на коленях посреди черного выжженного поля, засыпанного шлаком, сидел и смотрел на свои ставшие очень тонкими и длинными руки. В голове его была пустота. В нем не осталось ни любви, ни ненависти, вообще никаких чувств. Только черная, выжженная дыра вместо души. Внезапно у него за спиной раздался обиженный детский голос:
  - Ах ты гад, сволочь, урод огненный! И откуда ты тут взялся?!
  Джерри медленно повернул голову. Перед ним стоял демон в тяжелой броне, с треснувшим лицевым щитком, целый и невредимый. Точно в глаза Джерри смотрели два ствола тяжелого дробовика, такого же, как у капитанов стрелков.
  А потом пришла тьма.
  
  ****
  
  - Хаа, ну ты лох, лошара! Петька лох, Петька лох!
  - Заткнись Пашка, а то получишь! Мамааа!!! А чего Пашка обзывается!!!
  - Лох, лох, лох-лох! И ябеда! Мам, а он ябедничает!
  - Паша, как тебе не стыдно, зачем обижаешь младшего брата! Мальчики, неужели вы не можете играть спокойно, без ссор?!
  - Мам, ну он же лох, его же обычные импы замочили, а он даже не сохранялся! А я огненного урода замочил, башку ему отстрелил!
  - Это не честно, ты перегрузился! Мааам, он перегрузился! И меня не импы замочили а урод, он врет все! Импы Светку угрохали, она все равно девчонка! А Пашка жулит, он его ключе бессмертия убил, так любой дурак сможет!
  - Так, а ну-ка прекратили, выключили компьютеры и марш на улицу! Ну-ка оделись и пошли гулять!
  - Пааап, ну хоть ты ей скажии!
  - Никаких "пап"! А ну-ка выключай, а то я вообще у тебя компьютер на неделю заберу! Мне вообще эти ваши стрелялки не нравятся! А ну-ка марш! И чтобы не ссорится! - мать повернулась к отцу - И ты тоже хорош. Знаешь, как я не люблю, когда они играют в такие игры! Знаешь же, что мне это неприятно...
  - Ну Кать, они же мальчишки!
  - Ну и что, что мальчишки! Мальчишек обязательно с детства к жестокостям приучать? И еще сестру втягивают...
  - Кать, ну ты что, какие жестокости, это же просто игра!
  - "Играа"! А мне монстров жалко!!!
  Мужчина весело засмеялся: - Дак они же нарисованные, Кать! Ну, ну прекрати ворчать! - он подошел к жене, нежно обнял ее и поцеловал в щеку...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"