Голышков Андрей С.: другие произведения.

Карта Саммона са Роха (Свитки Вейзо и Крэча) гл. 47-48

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!



.
.
Глава 47. Ксамарк и Фижу -- акт первый

Н. Д. Весна. 1165 год от рождения пророка Аравы

Зарокийская Империя. о. Ногиол. Таррат

   -- Что там, что? Дай посмотреть. Да подвинься ты, -- красавица Зафута толкала Акимошку в бок, налегала плечом, пинала коленом. -- Уйди. Ну! Вот же хрячина упёртый.
   -- Тш-ш-ш! -- недовольно фыркнул тот, не желая отодвигаться от щёлки в суконных занавесях. -- Не насмотрелась ещё?
   -- Что там видать? -- равнодушно спросил красавец Рол-бово, поправляя ремень с най-саром и ровняя ножны с бутафорским мечом. -- Все собрались?
   -- Ух. Площадь битком забита.
   -- Да что ты мне про толпу рассказываешь. Сииты красивые на стене есть или, как в Нирове, одни хошерши меноурские? Да пусти ты девочку. Она же не просто так просит, ей по делу надо.
   -- Это, по какому делу? -- упёрся Акимошка. -- Кобелька высокородного присмотреть сиита Зафута желает? Вон они все рядком стоят, красавцы, как на подбор. Особливо на космаря рыженького в небесно-голубом шочерсе внимание обрати... Видишь? Нет? -- но, несмотря на собственное же приглашение, отодвигаться Акимошка не спешил -- делая вид что освободил место, упирался плечом, упрямо загораживая проход.
   -- Вот ты свин, -- шлёпнула его ладонью чуть пониже спины Зафута. -- Двигайся, говорю, давай.
   -- Да на, смотри, -- "великодушно" разрешил Акимошка, отваливаясь на гору с бутафорским тряпьём, за что тут же получил от Пунгиса словесную затрещину:
   -- Ты что, дурень, творишь! Гляди, куда сраку опускаешь.
   -- Фи, быдлота, -- подпустив в голос желчи, прогнусавил Акимошка. -- В этом храме исскуств употреблять такие скабрезности.
   Спектакль должен был начаться через три четверти часа, и Пунгис с ещё одной девицей из нанятых по имени Кила приводили в порядок тех, кому предстояло выйти на сцену в первом акте. Сейчас они были заняты Крэчем, дебют как-никак, а сам феа вряд ли мог справиться со своей экстраординарной внешностью. Кила, ловко орудуя гребнем, ровнял ему причёску, Пунгис наносил тауп на нос и щёки.
   -- Тэннар любвеобильный! -- прыснула Зафута, как только разглядела "космаря" с тремя подбородками и толстыми щёками, похожими на собачьи брыли, смоляная бородища которого в локоть длиной, лежала на выпирающем животе. -- Клянусь всеми прелестями Надиады, он будет моим!
   -- Не сметь! -- с шутливой серьёзностью оборвал её Рол-бово. -- Это же племянник самого Фиро -- Найотором ра'Крат. Они с отцом недавно породнились с Санторами.
   -- Племянник? Староват он для племянника, не находишь? А каким образом они породнились с Санторами?
   -- Через брак дочери Тулиссы с Ифером ра'Саном.
   -- Какой завидный кавалер. Погоди, а папаша у них кто?
   -- Бивирим ра'Крат.
   -- Ага, -- многозначительно протянула литивийская обольстительница. -- Папаша-то поаппетитнее будет.
   -- Из него уже поди песок сыплется, -- Акимошка пригнулся под стол и втихаря цедил вайру из кожаной фляги.
   -- Не знаю, не знаю. А коли и сыплется... так что мне с того, с песком даже интереснее. Ну что, Роли, поспорим на папашу Бивирима?
   -- Совсем сдурела девка, -- прыснул Акимошка.
   -- Сколько ставишь? -- золотоволосый красавец Рол-бово смахнул с века ресничку безымянным пальцем.
   -- Десятку.
   -- Принимаю.
   -- А что это за сельдь пучеглазая рядом с моим Бивиримкой? Я ревную.
   -- Супружница его -- сиита Гафана.
   -- Гафя стало быть?! -- смягчилась Зафута. -- Ой, а какие на Гафечке камушки интересные...
   -- Дай взгляну, -- заинтересовался Рол-бово. -- Ты смотри, и правда, какие сапфиры изумительные.
   -- А что, Роли, может, развлечёшь старушку?
   Золотокудрый задумался, постучал пальцем по губам:
   -- Нет, воздержусь пока.
   -- А вот ещё мальчишечка в сторонке жмётся. Кто это?
   -- Какой?
   -- Левее у столба. Рядом с Чернополосыми, -- Зафута указала на высокого худощавого юношу лет двадцати с мягким пушком на верхней губе, каштановыми волосами и неуверенным взглядом пронзительно-голубых глаз.
   -- Вилор -- бастард Фиро, -- пренебрежительно дунул в золотые усы Рол-бово. -- На мой вкус, в его костюме слишком много золотого шитья, как думаешь?
   -- Бастард? Как жаль, такой симпатяшка.
   -- Советую присмотреться. Фиро его очень любит и ни в чём не отказывает.
   -- Следующий, -- объявил Пунгис, шлепком по плечу выпроваживая пригревшегося и чуть было не задремавшего Крэча.
   Древорук встал и направился к пикирующимся ловеласам.
   -- Позвольте взглянуть, сиита Зафута, -- спросил он, одарив девицу очаровательной улыбкой.
   -- Разумеется, -- потупилась та, -- тебе, всё, что пожелаешь.
   -- Всегда пожалуйста, -- отстранился Рол-бово. -- Учись, Акимошка. Градду Лосу и захочешь, не откажешь, всё у него при себе: и улыбка, и непринуждённость, и представительность, а главное -- вежливость и чувство такта, достойные знатного сиория.
   Крэч благодарно кивнул. Прильнул к щёлке, скользнул взглядом по стене, нашел площадку под серо-голубым навесом, c бахромой и вензелями, где скучали вышеупомянутые сиории и сииты. Посчитал стоящих по бокам Чернополосых: шестеро с балестрами и столько же копейщиков... и боги знают, сколько ещё в башнях и по периметру.
   Да, зрелище было более чем внушительным.
   Ветер трепал гербовые флаги Кратов: дельфин и голуби на фоне моря и пышных облаков, похожих на трабскую капустку. Одежда высокородных зрителей (тех, что из Кратов) изобиловала серо-голубыми тонами. У каждого мужчины нашивки-дельфинчики на груди, у сиит -- золотые голубки. Гости, в основном Кратовские вассалы, в цветах своих родов. Крэч приметил (разбирался немного) болотные зигзаги Сагомов, тёмно-коричневые полосы Гиоторов, красно-зелёные ромбы Лимоев, бирюзу и рапс Мокойахов.
   Холёные мужчины в альпаковых шочерсах, воротники которых были оторочены мехами, а мантии скреплены золотыми и серебряными пряжками, сияющими в лучах предзакатного Лайса. Волосы женщин были либо увиты в тубы (согласно велению имперской моды), либо уложены в высокие пирамиды из локонов, скреплённых золотыми спицами и тончайшими галиоровыми сеточками с камнями и жемчугом. Все в шикарных платьях, немилосердные корсеты которых стройнили их и так вздымали грудь, образуя дивной красоты декольте, что Крэч, глядя на всё это великолепие, едва что слюной не захлёбывался.
   Он закусил губу:
   "Много у Фиро ра'Крата друзей. Есть где Рол-бово и Зафуте разгуляться. Будь я на их месте -- с ума сошел бы от счастья..."

***

  
   Сиурты пришли на представление заранее и видели всё: и как силач выносит цепи и шары, и как разминаются канатоходцы и акробаты, как раздувает угли в переносной жаровенке кудесник над пламенем.
   Маан от души повеселился, глядя на его приготовления, на то, как он, узрев в кучке детишек первых зрителей, начал производить бесхитростные свои манипуляции: потанцевал с горящей тростью, покрутил ею, поводил пылающим шариком по рукам и обнажённому торсу...
   "И это всё?" -- поймав скептическое настроение друга, пожурил огнерыга Коввил.
   "Да погоди ты, Воздушный, видишь же разминается человече. Я, между прочим, так не смогу. Мне мой огонь сотворённый никакого вреда не нанесёт, -- Маан погладил любимчика Раву, -- а у него он самый что ни на есть настоящий, с таким работать куда как хлопотнее".
   К слову сказать, о пееро сиурты давно уже не беспокоились. Благодаря совету Раффи они спрятали своих любимцев под несложной иллюзией, на которую даже отвлекаться не приходилось -- пееро легко поддерживали её за счёт собственных сил. Окружающие видели в этих маленьких пушистых зверьках четырёхрогих ахирских фурциферов в широких медных ошейниках с окольцованными лапками и хвостами, в Коввиле же с Мааном с готовностью признавали адептов Риоргу из Белосохской обители.
   Народ прибывал на глазах. Сотни людей занимали места на деревянных подмостках, кричали, толкались, хохотали, некоторые даже подпевали играющим на сцене музыкантам. Над площадью разносились крики лоточников: чорпушников и торговцев каштанами и горячительными напитками, предлагалось это всё по таким ценам, что в обычный день ни у кого и мысли не возникло приобретать здесь хоть что-то...
  

***

  
   -- Сливки тарратского общества, -- довольно резюмировал Акимошка, одновременно с Древоруком рассматривающий публику. -- Местные карманники должны молиться на сииту Лорто и Меема".
   Крэч отстранился от смотровой щёлки. Вынул трубку, кисет, кресало.
   -- На задки смолить, -- предупредительно рявкнул Пунгис. -- Здесь и так напердели, что не продохнуть.
   Кила и ещё две девицы из приглашенных: миленькая пухляшка Лана и экстравагантная литивийка Даги прыснули в кулачки.
   Крэч вышел во внутренний дворик.
   Растянувшись на брусчатке, блаженствовала сучка Чиха. А на пороге одной из кибиток сидела Лорто Артана.
   Такой кейнэйку Крэч ещё не видел: широкие шерстяные, коричневые с чёрным штаны и жёсткая куртка, лёгкая шапочка, какие носит зарокийская молодёжь. Теперь Лорто можно было принять за юношу, щёки которого только-только начали покрываться первым пушком.
   -- Начинаем! -- радостный голос Меема отмёл последние сомнения и перенаправил мысль Древорука в театральное русло. Курить отчего-то перехотелось, и Крэч вернулся в шатёр.
   -- Подсоби, Тэннар Великий! -- выдохнул Пунгис, и, собравшись с духом, гаркнул зычно: -- Заканчиваем трёп, братцы. Настала пора денежку зарабатывать, -- он захлопал в ладоши. -- Роли, Даги, Лана, готовимся к выходу. Оринг и Кила, не расслабляйтесь, вы на очереди. -- Он критически осмотрел застывшую труппу. -- С богом.
   -- Ну, Тэннар нам в помощь, -- сказал Меем, и порывисто шагнул к проходу на сцену.
   -- Акимошка, -- позвал Пунгис, -- поди-ка сюды, красоту тебе наведу, пока ещё время есть.
   -- Мне и так хорошо, -- развязано отозвался тот.
   -- Иди, говорю. Усы в вайру намочил, висят теперь, как у дохлого таракана, ты же не пьянь подзаборную, а самого Лелка Роффу -- правую руку Фижу Рикораса играешь. Красотка Зафута, между прочим, твоя полюбовница. Погляди, где она -- богиня, а где ты -- босота подзаборная.
   -- Не знаю ничего, -- пошмыгал носом Акимошка, -- Моего Лелка вся Кетария любит. И не надо мне здесь...
   Крэча эти разговоры не интересовали, и он предпочёл смотреть на сцену, где к публике передом, а к нему задом стоял зеленоволосый нуйарец.
   Меем вскинул обе руки, требуя внимания. Шум стих и несколько сотен пар глаз устремились в сторону сцены. Нуйарец сделал важное лицо и возвестил торжественно-звучным голосом:
   -- Театр "Братья Кинбаро Ро и Этварок" приветствует тебя, свободный Таррат! -- он заложил ладонь за поясницу, выставил правую ногу и помпезно поклонился.
   Толпа не стала дожидаться продолжения речи, обожгла его огнём восторженных аплодисментов.
   -- Мы рады представить вашему вниманию, -- зычно продолжал Меем, -- великое творение Фия ра'Виросо, пьесу под названием "Ксамарк и Фижу"! -- он сделал несколько забавных па, пошаркал ножкой, покрутил руками вензеля. Воцарилась почтительная тишина. -- Давным-давно, -- его голос, размеренный и неторопливый, был полон торжественности и достоинства, -- на славном острове Ситаце, в местечке с поэтическим названием Семь Козлов в ясный весенний денёк родился главный герой нашего повествования -- Фижу Рикорас, ни много ни мало будущий король къяльсо!
   Кто-то из наймитов ударил в медный гонг -- мистерия начиналась...
  
   -- Пора, -- рука Пунгиса отечески легла Крэчу на плечо. -- Твой выход. Смотри не подведи.
   "Ну вот и всё", -- замерев и считая удары сердца, подумал он и набрал в грудь воздуха. И тут, совершенно неожиданно (а то ведь он уже уверовал в то что переборол все страхи) его охватил прилив паники: "А вдруг у меня не получится" -- однако было уже поздно, Пунгис щедро освятил феа тревершием и вытолкнул на сцену.
   -- Да поможет тебе Тэннар Великий.
   Древорук выскочил на подмостки и столкнулся (как и было задумано) с красавчиком Блайком по прозвищу Рыжий Кот, его играл не мене красивый и уж точно такой же рыжий Рол-бово.
   -- Прощения прошу, градд, -- вежливо произнес златоусый Блайк. Одарив Крэча очаровательной улыбкой, он развернулся, собираясь уйти.
   Древорук похлопал ладонью по поясу, там, где якобы должен был находиться поясной кошель...
   Первые его слова, как актёра, хоть и были скудны, но всё же дались ему с большим трудом:
   -- Стой, гад! Верни най-сар!
   "Уф! -- отлегло у него. -- И нечего в этом нет страшного!"

***

  
   Маану с Коввилом достались места во втором ряду у прохода. Хорошие места. А если оценивать количество золота и камней, надетых на соседке Маана справа, то можно сказать, что и отличные. Местами этими сиурты были обязаны вездесущему Раффи, который сидел по левую руку от Коввила, а дальше, рядом с ним расположилась его невеста Сона.
   "Прекрасная пара", -- подумал Огненный в тот миг, когда на сцену вылетел неуклюжий феа.
   Это был Ксамарка Тою, он вступил в диалог, и его специфический с лёгкой хрипотцой голос и жесты напомнили Маану Крэча Древорука. Тут же вспыхнуло с новой силой тлеющее в его душе чувство беспокойства за сына.
   "Ничего страшного, -- успокоил себя Огненный, как делал это уже не одну сотню раз, -- Тэйд же не один -- с Саимой. Он парнишка смышлёный, сам не пропадёт и Тэйду пропасть не даст".
   ...Тем временем на сцене разыгрывались нешуточные страсти: похожий на Крэча феа сказал что-то (что именно, Маан не расслышал по невниманию) и, взбежав по лестнице на верхнюю площадку, спрятался за портьерой. Тревожно завыла виола. На противоположном конце сцены, перетянув на себя всё внимание публики, в сопровождении ещё двух девушек появилась умопомрачительная литивийка Зафута. Она держала в руке поднос с двумя бокалами вина.
   -- Ксамарк, вы где? -- спросила литивийка. -- Он ушёл, -- мгновенно сникнув, прошептала она.
   Толпа бурно зааплодировала. Послышались подбадривающие выкрики. Маан услышал литивийскую речь -- кто-то возбуждённо выражал землячке свои восторги...
  

Глава 48. Второй

  

Н.Д. Весна. 1165 год от рождения пророка Аравы.

Седогорье. Где-то неподалёку от Волчьих пустошей

  

Клинок Керитона не может дать своему хозяину того, чего нет. Он только усиливает, подкрепляет, делает совершенным.

Цитата из пророчества о мечах Керитона

  
   Был ранний вечер. Дождь начавшийся после полудня сменился мелкой моросью, небо начало светлеть.
   -- Ну вот вроде и всё. -- Лицо Нёта было мокрым и грустным. -- Простите меня...
   -- За что? -- Инирия выглядела удивлённой.
   Он пожал плечами.
   -- За всё.
   Тэйд угрюмо кивнул, испытывая по отношению к дауларцу смешанные чувства. Они так и стояли несколько секунд, скупо обмениваясь смущенными взглядами, словно боясь показать свои подлинные чувства. Наконец не выдержав Тэйд порывисто шагнул навстречу другу и обнял его.
   -- Ты меня прости, -- произнес он, похлопывая дауларца по широкой спине. -- Никто не виноват, случилось только то, что должно было случится.
   -- Да, это так. Один совет, Тэйд, на прощание, если позволишь. Не искушай небо -- найди настоящего учителя. Тебе это нужно.
   -- Я знаю.
   -- Ну хватит уже обниматься, -- остановила их Инирия, отчаянно стараясь придать голосу твёрдости. -- Иди сюда, дауларец, чмокну тебя на прощание. -- Она привстала на цыпочки и, обвив шею Нёта руками, поцеловала его в щёку. -- С духами осторожнее. Меч твой алый против них вряд ли поможет.
   -- Да мне-то что, вы главное не попадитесь. Санхи, как поймут, что вас нет в лагере, наверняка сразу на поиски кинуться. Ты, Нира, дрянь свою от собак... осталась у тебя ещё? не жалей. Сыпани от души, чтоб не только у рэктифов, но и у самих санхи ноздри наружу повыворачивало.
   -- Хорошо, -- Инирия улыбнулась, сделала шаг назад. -- Встретимся ещё, дауларец. Дяде наши извинения передай, у него теперь неприятности будут, -- со вздохом проговорила она, вытирая со щеки не то слёзы, не то капли дождя. -- И не злись на него, он прав.
   -- Разберёмся.
   Тэйд поправил мешок с недельным запасом провизии, поплотнее закутался в дорожный плащ, защищаясь от пронизывающего ветра.
   -- Ну, не поминай лихом!
   -- Пусть хранят вас все боги Ганиса, -- ответил Нёт. -- Берегите себя.
   -- Погоди, -- Тэйд даже не понял, как у него это получилось, рука сама нашарила кри в кармане, язык произнёс слова: -- возьми вот на память. -- Он протянул дауларцу любимое кри, в виде двух сцепленных девичьих рук.
   -- Спасибо, -- скупо поблагодарил Нёт, и ещё раз обнял Тэйда.
   Последний раз махнув рукой на прощание, Тэйд и Инирия повернулись и зашагали вниз по пологому склону.
   Дауларец молча стоял на холме, и смотрел им вслед, чувствуя себя абсолютно беспомощным. Вот друзья его шагнули в лесной сумрак и деревья тут же сомкнули за ними ветви...
  

***

  
   Когда стемнело, беглецы были уже далеко от лагеря. Некоторое время они шли на северо-восток, в полосе леса тянувшейся вдоль большака, потом прошли немного по самому тракту и лишь, затем свернули на юг, снова возвращаясь к пустошам.
   На ночлег остановились в небольшой ложбинке под прикрытием деревьев и зарослей сумаха с пожухлыми мареновыми листьями. Хоть близкая ночь и принесла с собой промозглый холод огонь разводить не стали -- боялись погони санхи. Устроившись под кустами, они завернулись в сухие одеяла и, тесно прижавшись друг к другу, с тревогой вслушивались в гулкую тишину в надежде услышать хоть малейший шорох.
   Они почти не разговаривали, лишь Инирия вяло поругала несносную погоду: где-то над пустошью бухали громовые раскаты, да ветер, студеный и колючий свистел в полуголых ветвях деревьев. Наконец усталость взяла свое, и Тэйд провалился в беспокойный сон...
  

***

  
   -- Нёт прав, надо ехать! -- сказал Рий Тагор -- воин из подручных Хэд Хомана, за два последних дня он стал Нёту другом. -- Если он говорит что чувствует будто дело плохо, значит, так оно и есть. Знаешь же -- в заклинатели абы кого не берут.
   -- Что скажешь, Нёт? -- взгляд Хэда Хомана был суров.
   -- Я чувствую, им грозит опасность, отпустите меня на день, на два, не больше. Я вернусь, обещаю.
   -- Опасность? Что ж ты сразу её не почувствовал, когда помогал им бежать?
   -- Я чувствую только то что чувствую, и не в моих силах определять когда это происходит. Была бы моя воля -- никуда их не отпустил.
   -- Ладно, -- Хэд Хоман встал, -- мы с тобой поедем. Но только мы втроём, я дал слово что лагерь не останется без охраны. -- Седлайте коней, а я пойду переговорю с Геу Ксеримом.
   -- Спасибо, дядя, -- воспрял духом Нёт.
   -- Не забудь что обещал мне.
   -- Я помню, -- кивнул он.
  

***

  
   ...Боль заставила Тэйда открыть глаза. Он лежал на спине; всё тело затекло, ни пошевелится, ни произнести хоть что-то -- во рту кляп, руки связаны. Он увидел над собой затянутое тучами небо (что примечательно не ночное), и птицу парящую высоко-высоко под облаками а ещё что-то тёмное, стремительно приближающееся, и это небо и птицу от него разом закрывшее -- сильный удар мгновенно погасил неокрепшее ещё от предыдущего погружение в небытие сознание Тэйда...
  
   -- Ну что очухался?
   Он сидит, руки связанны за спиной. Говоривший стоит перед ним и покачивает пустым ведром с верёвкой на ручке.
   С восточной оконечности неба, наползали сумерки, неустанно сеял мелкий противный дождик из тех, что, начавшись однажды, льют несколько суток к ряду. В последнее время это стало настолько привычным, что никто уже не обращал на него никакого внимания.
   "Это брат Тамк", -- отметил про себя Тэйд, слизывая с губ капли холодной воды.
   -- Окати-ка его ещё разочек.
   "А это уже брат Этро".
   -- Может кипяточком ему в бельма плеснуть? Гляди, рожа наглая какая!
   "Они нашли нас... где Нира? Сколько времени прошло? День? Два?"
   -- Успеется, давай-ка сперва с высокородной сиитой разберёмся. Так же, сиита Инирия, продолжим наш разговор? А ты этого, пока, обыщи.
   "Нира жива!"
   Тэйд проморгался, сфокусировал взгляд и чуть не задохнулся от увиденного. Они находились на полянке у заводи небольшой реки, справа тёмные пятна... "Какие-то выгоревшие строения... похоже ферма, заброшенная"... прямо перед Тэйдом мостки, а на них, на краю, у самой воды лежит Инирия. Руки и ноги связанны. Над ней нависает брат Римо. Рядом стоит брат Этро, в руке у него хлыст у его ног обмотанный верёвкой камень и меч, в ножнах.
   -- Нира!
   Удар ногой опрокинул его на мокрые доски.
   -- Молчи, гнида.
   "Не дался им клинок Керитона, -- сглотнул Тэйд, ощущая во рту железный вкус крови, -- не смогли из ножен вытащить".
   Он приподнял голову, всматриваясь в черное, набухшее темной массой небо у них над головами. Дёрнулся, хотел встать, но Тамк опередил -- сам, рывком, поднял его на ноги. Схватил рукой за горло, сдавил так сильно что чуть глаза у Тэйда не лопнули.
   -- Стой прямо и не брыкайся, -- простужено шмыгнул носом санхи и начал обыск.
   Взялся за плечи куртки, рывком сдёрнул вниз. Аккуратно, что Тэйду показалось странным, расстелил на земле. Обшарил карманы, проверил рукава, штанины. Всё что находил бросал на куртку. Заинтересовал жреца только астрагал со стихийными знаками на гранях, его он аккуратно положил на чёрный срез столба, от которого начиналось ограждение мостков.
   -- Не густо, -- раздосадовано бросил он и со всей дури ударил пленника кулаком под дых.
   Тэйд согнулся пополам, упал на дощатый настил, жадно хватая холодный воздух. Будь у него силы вздохнуть полной грудью, он бы истерично захохотал. Но это было только началом. Санхи принялся наносить удар за ударом, ногами: в живот, в грудь, в бок. Брат Тамк, похоже, собирался забить его до смерти.
   -- Что это? -- Санхи остановился и смотрел теперь на свой окровавленный кулак. Он поднёс правую руку к лицу и присосался к пораненной ладони губами. Нагнулся и рванул рубаху на груди Тэйда. -- Вы только поглядите, -- безумно расхохотался он. -- Этому мальчишке и гарроты не надо, он со своей ходит.
   -- Где камень? -- в свою очередь истошно заорал Римо и со всей силы вытянул Инирию по спине хлыстом, Тэйд невольно застонал. Сейчас он готов был разнести в клочья всё это место, но вот только Уино в нём не было ни капли. "Всё от боли!" -- мысль эта настолько поразила Тэйда, что он стоически терпя сыпавшиеся на него удары, едва не разрыдался от досады. Это было воистину усмешкой богов -- всю жизнь истязать себя, укрощая непокорную Силу, и лишится её, от банальных побоев, в тот самый момент, когда действительно в ней нуждаешься.
   -- Где камень? -- этот вопрос относился уже не к Инирии, а к нему. Брат Тамк склонился над ним, занёс кулак и уточнил, боясь, что избитый до полусмерти пленник не поймёт, о чём его спрашивают: -- Камень Тор-Ахо где?
   "Что с Нирой?!" -- Только эта мысль, остальное не имело значения.
   Да и не знал Тэйд, что ему отвечать. Он не геройствовал, хотя была бы нужда так и поступил, нет, он просто не знал ответа на его вопрос. Вчера (он надеялся что это было вчера) когда санхи обыскивали шатёр, он подумал что Нёт пробравшись сзади, взял у Ниры и спрятал все вещи её компрометирующие, и камень разумеется тоже. Потом отдал, наверное. Сейчас же, выяснялось, что камня нигде не было. Все их вещи, лежали в трёх шагах от Тэйда, и санхи, судя по вопросам тщательно их осмотрели, обыскали они и Инирию, обыскали и его. Несколько минут назад Тэйд ещё мог вообразить, что Нира тайком подложила камень ему, но оказалось что и это не так.
   "Как же так вышло что я за всё это время, ведь был и день и вечер, так и не поинтересовался, куда Нира спрятала камень".
   Брат Тамк, не дождавшись ответа, выдал Тэйду новую серию ударов, на этот раз кулаками и в основном в грудь и живот. Удар в челюсть отправил его в небытие... Это было спасением, ведь увидь он то что произошло после...
   -- Что делать будем, Этро?
   -- Вон камень, вон пруд, и ни одна собака про него не вспомнит, и про девку тоже.
   -- Это "да", -- согласился Тамк. -- Обознались мы, братья. Похоже и взаправду сиита какая-то знатная. Сумка у неё и у этого золота и камней полная. А нашего среди них нет...
   -- И молчит... я будь на её месте, давно бы сознался, -- щербато улыбнулся Римо.
   -- В воду девчонку! -- распорядился Этро, -- его в сарай тащите, там договорим... А это ещё что? -- Взгляд его остановился на контрастно белеющем на вершинке балясины камешке-астрагале. Он подошел, взял находку, взвесил на ладони. Повертел в пальцах. -- Тяжелый. -- Подбросил, поймал. -- Откуда?
   -- У него нашел.
   -- И что это такое?
   -- Пф-ф, -- совсем по лошадиному отфыркнулся Тамк. -- Откуда я знаю.
   В этот момент раздался всплеск; Римо разогнул спину, он спихнул связанную Инирию в воду. Не дожидаясь пока выберется вся верёвка толкнул следом камень.
   -- Готово, -- он демонстративно оббил ладонь о ладонь.
   -- Ну и слава Первым, -- цинично заявил Этро, размахнулся и запулил астрагалом, метя в место откуда расходились круги. -- Держи, сиита Инирия, владей.
   -- Вообще-то это его, -- кивнул на Тэйда Тамк.
   -- Да какая разница, -- драматически взмахнул руками брат Этро. -- Ну перепутал, вот ведь беда непоправимая!
   В небе пыхнула молния, по деревянным мосткам забарабанил дождь, не та надоедливая морось, на которую уже давно никто не обращал внимания, а настоящий ливень.
  

***

  
   Придерживая коней дауларцы спускались по откосу к реке.
   Нёт видел всё: как двое -- санхи, избивают Тэйда, как старший отдаёт приказ и третий жрец спихивает Инирию в воду. Видел как полуживого Тэйда тащат в сарай, а ещё видел, приближающийся с противоположного склона отряд санхи...
   Их было около трёх дюжин, может больше, впрочем что это могло изменить, разве что придало Нёту ещё больше решимости? Так больше не бывает! Думать или сожалеть о чем-то было уже некогда, одна только мысль, что санхи убили Инирию, бросала в яростную дрожь. Нёт возбуждённо шлепнул своего коня по крупу, молясь, чтобы пегий удержался на скользком спуске.
   Разбушевавшийся ветер трепал полы плаща, швырял в лицо водяную пыль. Скакун рванул вниз, словно чувствуя, что времени совсем мало, но из-за глины у него стали разъезжаться ноги, и Нёт вынужден был схватиться за его шею, чтобы не перелететь через голову.
   Пегий заржал...
  

***

  
   "Парнишка совсем уже небось ничего не соображает и что девку мы утопили, так, наверное, и не понял. -- Этро присел перед Тэйдом, заботливо пригладил волосы на его голове, похлопал ладонью по щеке. -- Да, перестарался Тамк".
   -- Пора вставать, -- сказал он смешливым, видоизменённым голосом. -- Ну, чадо моё, говори уже: кто ты такой и чего здесь делаешь?
   Тэйду было не до смеха, он с трудом разлепил глаза.
   -- Ни-и... -- тихо-тихо прошептал. Во рту было липко от крови. Язык распух и еле ворочался -- его было слишком много, а вот зубов наоборот осталось совсем мало, -- Ни...ра.
   -- Что? Не слышу тебя.
   -- Нира, пого... я...
   Брат Этро взял Тэйда за подбородок. Он пытался сообразить как поступить, выходило так что выбора уже и не было. Парнишка, будь он хоть кем а такого ни за что не простит. А значит и ему не жить.
   -- Ну что, крюк под ребро и на балке подвесить? -- с усмешкой маниака спросил Римо.
   -- Не надо.
   -- Брат Вилух с отрядом, -- от ворот крикнул Тамк.
   -- Далеко?
   -- На холме уже.
   -- Быстро он, -- досадливо поморщился Этро и направился к выходу.
  

***

  
   Рий Тагор, выбравший для спуска более пологое место, опередил их на корпус, но Нёт видел как завиляла задом его лошадь, как оступилась и взбрыкнула, пытаясь устоять на ногах. Не удержавшись в седле Рий кубарем полетел в кусты. Нёт скрипнул зубами и похлопал пегого по крупу поощряя осторожность его движений -- ждать небыло ни времени ни смысла: Рий сам разберётся, он отлично владеет луком, возможно так от него будет больше пользы. Был бы лук цел!
   Лук был цел. За полсотни шагов Нёт понял что санхи стало заметно меньше. Он обернулся -- оказалось что дауларцы били уже в два лука -- Хэд Хоман принял правильное решение, он спешился, и теперь они с Рийем стояли плечо к плечу и безжалостно всаживали стрелы в мечущихся в панике санхи. Кто-то из жрецов тоже схватился за лук, (к счастью их умение не шло ни в какое сравнение с выучкой дауларцев), кто-то спасался укрывшись за остовами обгоревших строений, кто-то пытался остановить мечущихся, неуправляемых лошадей, лишившихся седоков.
   К тому моменту как конь Нёта, преодолев брод, выехал на более менее твёрдую почву, количество жрецов способных сражаться уменьшилось на треть. Оставшиеся же, судя по растерянным лицам и беспорядочным движениям, совсем лишились присутствия духа и готовы были дать дёру, но один из них -- низенький, коренастый, с короткими светлыми волосами, кричал хриплым сорванным голосом, отдавая приказы. Половина жрецов, повинуясь его слову, побежала к сараю где находился Тэйд, половина кинулась на встречу дауларцу.
   Нёт пришпорил коня, пегий рванулся вперед с неожиданной силой, воин оскалился и выхватил алый клинок.
   Он с ходу вломился в толпу санхи, первым же ударом развалив ближайшего к нему пешего копейщика от головы до паха. Привстав в стременах, качнулся влево и отбив направленный в грудь клинок, вышиб дух из его хозяина. Резко дёрнув поводьями, развернул пегого -- ближайший конник был уже совсем рядом. Алый клинок описал широкую дугу и голова санхи отлетела в глиняное месиво. Следующему Нёт метил в грудь. Лёгкий кожаный доспех несколько смягчил удар, но не спас, а лишь добавил ему несколько мгновений жизни на прощание с любимыми богами.
   Бешено матерясь, дауларец соскочил на землю, конь резко отвернул в сторону; Нёт схватил торчащее в земле копьё и бросил в ближнего санхи, сдёрнул из-за спины щит.
   Оттолкнул им летящего прямо на него верхового, отбросив далеко назад и коня и всадника.
   Им постепенно овладевало упоение битвой, меч дарил мощь, которую никто не может остановить. Теперь он это ясно видел.
   Санхи хлынули к нему.
   Ударом ноги Нёт отбросил очередной труп, и ввинтился в толпу наступающих, круша их широкими, мощными ударами; он всегда был смертоносно быстр а чары меча в разы увеличили его силы. Санхи отлетали в стороны, удары щитом крушили кости, клинок рубил пополам и плоть и оружие, кровь заливала землю.
   Ещё одного, налетевшего с непоколебимой уверенностью в собственной неуязвимости, Нёт поймал на остриё меча. Жрец выдохнул и взглянул в его глаза с таким искренним недоумением, что дауларец на мгновение пожалел, что убил это наивное создание. Дождь мгновенно смыл кровь с блаженного лица санхи, бывшего, наверное, единственным верующим во всей это бесноватой братии, именующих себя -- адептами истинной веры.
   Свистнули стрелы и двое стоящих перед Нётом жрецов повалились ниц...
   "Тихраб те ит алоихо даис"*, -- произнёс дауларский воин, так кстати недавно заученную им фразу на кейнэйском, и мрачная усмешка искривила его губы.
  

***

  
   -- Пора с этим заканчивать, -- Этро отёр окровавленные ладони о куртку Тэйда. -- Вот что, братья, -- сказал он, -- хватайте сумку, и золото из неё с камнями по карманам пихайте. Вечером поровну поделим. По честному. Обещаю. Но если кто, -- зло рыкнул он, -- хоть полриили зажилит, лично башку снесу! Понятно?
   Санхи дружно закивали.
   -- Всё! Шевелитесь, а я этого к встрече с братом Вилухом подготовлю.
   Пока он говорил, Тэйду каким-то чудом удалось подняться. Он стоял покачиваясь из стороны в сторону, с трудом удерживая в равновесии непослушное тело. Его намокшие от дождя волосы прилипли к лицу, грудь тяжело вздымалась.
   -- Всё заканчивается, -- глубокомысленно изрёк Этро, потыкав пальцем в плечо Тэйда, -- мы все когда-нибудь умрём...
   -- Наши уже совсем близко, -- перебил его Тамк.
   Времени на разговоры не осталось и Этро нанёс пленнику мощный удар в голову. Тэйд отлетел назад...
   Воздух зазвенел -- тревожно и пронзительно -- словно кто-то провёл по стеклу железом.
   "Странно как всё вышло, и -- "да" все мы умрём, -- подумал Этро, и мысль эта была не о полуживом Тэйде, скорчившимся у опорного столба, о который он приложился спиной, и даже не о "втором", точно таком же юноше, в отличие от "первого" оставшегося стоять перед ним, а об удивительном чёрном клинке, пронзившем его грудь.
   Этро одновременно почувствовал досаду, боль и железный вкус крови наполняющей рот...
  

***

   Тэйд Второй рывком выдернул меч из груди жреца, он лишь мельком взглянул на пузырящуюся на чёрном клинке кровь и уверенным шагом направился к двум другим санхи, копошащимся у их с Нирой сумок.
   "Мы все когда-нибудь умрём..."
  
   *Теперь небо твой дом -- кейнэйский.
.
.


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Полное счастье Владыки" (Фэнтези) | | А.Ураскова "Камень изо льда" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Е.Болотонь "Любимая для колдуна " (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | А.Комаров "Обнулись!" (ЛитРПГ) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Дорога вечности" (Боевое фэнтези) | | Lucrecia "Начало" (Проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"