Гомонюк Святослав Игоревич: другие произведения.

Теория убийства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Теория убийства - это самый первый рассказ автора, проба пера. В ней описывается жизнь профессора психиатрии, который всегда интересовался убийствами. Размышления о преступлении и желание узнать, что же чувствует и думает человек когда совершает убийство, приводят профессора в мир зла. С ним начинают происходить неизведанные, порою мистические события.

Теория убийства

Октябрь-2013 г

   Они долго его искали. Когда их холодные руки коснулись его шеи, он испытал удовольствие. Хруст и падение. Вокруг лишь ледяное дыхание и несколько окровавленных тел. Они лежали на асфальте с открытыми глазами и с лицами искаженными ужасом. Он только что убил их. Но кто убил его?

Глава 1

   Профессор в области психиатрии Андрей Александрович Сукольский, как всегда, допоздна сидел в своём кабинете. Он разбирал истории болезней поступивших больных. Психиатрические больные не могут излечиться полностью, и их судьба не завидна. Они либо становятся недееспособными от высоких доз лекарственных веществ, либо до конца своих дней обречены на пребывание в иной реальности.
   Андрею Александровичу 43 года, он успел сделать карьеру, защитить кандидатскую и приобрести огромный опыт в своей работе. Но всё это ценой собственной личной жизни, ценой своего счастья. Он был дважды женат и дважды разведён. Детей у него не было. Однако Сукольский ни сколь не отчаивался. Профессор полностью отдавался своему делу. Разве это не представляет интерес обычный случай, когда ещё вчера он был парнем, в здравом теле и рассудке, а сегодня его привезли взбешённого, с кровью на руках и одежде. Больной убил женщину и её ребенка, четырёхлетняя девочка, просто ангел. Когда его привезли в психиатрическую больницу под конвоем, он в ужасных судорогах, неистово кричал, рыдал, бился телом и головой о пол. Несколько крепких ребят санитаров понадобилось, чтобы удержать его. Огромная доза транквилизатора, и он уснул. Наверное, до завтрашнего утра. Тогда с ним и поговорит профессор Сукольский.
   Утро наступило столь быстро, сколь и обычно пролетает время, проведённое за любимым делом. Андрей проснулся у своего рабочего стола, расправив плечи и вытянув руки, он зевнул и подошёл к окну. Его тёмные, уже немного с проседью, волосы налились солнечным светом, открыв шторку, он зажмурил свои карие глаза и прикрыл лоб рукою. Подойдя к зеркалу, он поправил свой белый халат и надел прямоугольные очки. Настоящий профессор. Его лысый лоб свидетельствовал, наверное, о плотном расхождении мыслей в его голове. К счастью волосы на макушке и по бокам остались. Открыв дверь своего кабинета, он направился в отделение "буйных" больных. Огромные железные двери, за ними - крики и вопли. Даже не верится, что за этими дверьми именно люди, а не ужасные существа. Вот она дверь номер 17. Санитар открыл ее, и профессор вошёл внутрь. Посреди белых мягких стен на полу сидел молодой человек лет 25-ти, крепкого сложения. На нём была надета смирительная рубашка, он покачивался и что-то шептал себе под нос. Приблизившись к нему, профессор внимательно посмотрел на его лицо. Молодой человек, не замечая чьего-то присутствия, все покачивался, он шептал только одно:
   - Я не мог этого сделать, я не мог этого сделать, - на его лице выступили капли пота.
   - Успокойся, ты слышишь меня, - громко сказал Сукольский, однако, парень никак не реагировал. Тогда профессор встряхнул его и повторил свою прошлую фразу еще громче.
   - Что, это вы? Нет, нет, нет! - парень начал сильно волноваться, он встал и испуганно убежал в сторону, но ударился о мягкую белую стену.
   - Стой! - крикнул ему вслед Андрей, - я хочу поговорить с тобой, я не причиню тебе вреда!
   - Тогда пусть они уйдут! - парень взглядом указал на стоящих у двери санитаров. Сукольский махнул им рукой, и они вышли за дверь.
   - Вот, они ушли, теперь расскажи мне всё, зачем ты убил женщину и ребенка, что ты чувствовал?
   - Ничего, ничего, ничего! - с болью и всхлипыванием повторил парень, он стиснул зубы, некоторое время он произносил бессвязные звуки, а потом начал кричать.
   - Тише! - кричал профессор - продолжай! Зачем ты это сделал? Что ты чувствовал?
   - Я не помню. Я ничего не помню. Помню, что только расстался с девушкой, потом напился, потом, потом я подрался с ее новым парнем, помню. А потом я шёл по улице, я шёл, с ножом шёл! Да! Помню голос. Голос он шептал мне: убей, убей, убей. Я сопротивлялся, но он все шептал и шептал, потом он стал кричать вот так: убееееей! Убееееей! Нет! Нет! Убеееей! Ничего не помню. Я очнулся в руках у меня окровавленный нож, нет! Мёртвая женщина и девочка, нет, нет, неееет!
   Парень начал бегать по палате и биться головой о мягкие стены. Сукольский тихо вышел из палаты с ужасным видом.
   - Аминазину ему, аминазину... - тихо сказал он санитарам.
   Направившись в свой кабинет, профессор сел за стол, он снял очки и протёр глаза. В этот момент к нему зашёл какой-то мужчина средних лет в бордовом костюме, с белой рубашкой и красным галстуком. В его руках был кожаный кейс.
   - А это вы? - бросил недовольно Сукольский.
   - Юрий Алексеевич Васнецов, старший следователь прокуратуры, - представительно сказал мужчина и, вынув из кармана удостоверение, показал его Сукольскому.
   - Да, что вы хотели?
   - Этот парень, Воронцов, который поступил к вам недавно, - следователь присел на второй стул, - вы уже провели экспертизу его вменяемости?
   - Пока ещё нет. Но моё предварительное заключение он невменяем и нуждается в лечении в стенах психиатрической клиники.
   - Андрей Александрович, при всём уважении, но не кажется ли вам, что вы слишком много уже закрываете дел об убийствах, оставляя преступников в психиатрической клинике?
   - Что вы хотите этим сказать? - произнеся это, Сукольский встал из-за стола, налил себе воды в стакан и сделал пару глотков.
   - А то, Андрей Александрович, что я буду вынужден пригласить независимого эксперта, это уже третий случай за прошедший месяц, когда убийца был признан вами невменяемым. Причем заметьте, веских оснований не было.
   - Чем я тут, по-вашему, занимаюсь? - Андрей Александрович развёл руками, - Я и так помимо обычных больных ещё и распутываю грязные дела, чем собственно должны заниматься вы, а не я! Уважаемый Юрий Алексеевич, поймите, не от меня зависит психическое здоровье преступников. Одни убивают сознательно, другие только некоторое время спустя понимают, что сделали. На этом фоне у последних возникает мощный стресс и некоторые сходят с ума. Другие же вообще убивают в порыве злости, так сказать, в состоянии аффекта. Моя задача отличить притворяется ли преступник или нет! Вот я этим и занимаюсь.
   - О своих механизмах будете рассказывать коллегам. И все же. Независимый эксперт прибудет послезавтра! И этого парня осмотрит!
   - Как вы не поймёте, - тут Сукольский сел, - его нельзя слишком часто тревожить иначе мы так ничего не узнаем, вы же хотите посадить его за решётку? Так ведь?
   - Не ваше дело! - повысил голос Васнецов, - беспокоить или нет, не вам решать, а главному врачу клиники, вот к нему я сейчас и направлюсь, а если я ещё и получу разрешение прокурора, то меня и моего человека уже никто не остановит. Никакой псих, и уж тем более врач, который то и делает, что признаёт всех психически ненормальными.
   Васнецов быстро встал из-за стола. Сукольский смотрел на него пронзительным и злобным взглядом, но сохранял молчание.
   - Будьте здоровы, - сказал Васнецов и вышел из кабинета.
   - Вот сволочь, - тихо сказал профессор и снова сел за свой рабочий стол.
   Он размышлял:
   "Странно, получается, одни люди убивают, зная, что они делают, другие же нет. Всегда меня интересовал один вопрос, что же толкает их на убийство? Смог бы я убить? Наверное, вряд ли. В голове не укладывается, какую жестокость и смелость нужно иметь, чтобы совершить убийство. Мы люди сознательно управляем всеми своими чувствами, движениями, действиями. Но всё, чтобы мы не совершали, всегда первично проходит через наш мозг в виде электрического импульса. Может что-то случается с этим сигналом? А может быть, система, которая распознаёт этот импульс, уже не работает, и человек сознательно его заблокирует? Легко ли убить? Некоторым всё же легко. На первый взгляд это очень трудно, а всё почему? Потому что наше сознание блокирует импульс, всё потому, что мы его воспринимаем как ненужную информацию. Что же побуждает человека убивать, и почему у людей вдруг эта информация становится обыденной. Почему у убийцы это действие совершается так же, как и обычное, например резанье хлеба, у нормального человека? А может в людях с рождения уже присутствует жажда убивать, может это неотъемлемая часть нашей жизни?"

Глава 2

   Обычный вечер в высотном доме. В своей квартире на четвёртом этаже Сукольский сидел в кресле. Было уже позднее время. Он пил крепкий чай и хмурился. Всё было обычно, как всегда по вечерам в выходные профессор пытался расслабиться и размышлял. Он обдумывал те вопросы, на которые искали ответы лишь немногие, кого затронула тема убийства. Для общества это всего лишь преступление, люди покачивали головами и обсуждали. Как он мог? А он был такой хороший. Для закона это был повод, каждое преступление должно быть доказано и виновный наказан за свое деяние. Там за решёткой находились люди, убившие в состоянии сильного эмоционального порыва, то есть в состоянии аффекта, и те, кто убивал одного, двух, а были и те, которые лишили жизни множество людей, а потом разделывали трупы. Все они проходили через экспертизу профессора Сукольского, его задачей было отличать ложь от правды. Были и те, которые действительно лишились рассудка, а другие лишь симулировали сумасшествие, пытаясь избежать наказания. Но что лучше? Стать психопатом среди других психически ненормальных людей, или же, всё-таки, сидеть за решёткой. Но и тюрьма не дает гарантии, там человек вполне мог остаться инвалидом, лишится чести и даже жизни. Всё можно понять и оправдать: кражу, хулиганство, вымогательство. Одно не укладывалось в голове у Сукольского убийства и насилия. Жестокость и бессердечие. И где тот человек - венец вселенной? Где творение Божие? Но романтизм и идеализм уже давно прошли.
   Андрей сидел в кресле и не заметил, как задремал.
   - Мы искали тебя, - послышался какой-то шёпот за спиной. У Андрея Александровича прошли мурашки по спине. Он огляделся и в испуге начал беспокойно искать глазами место, откуда шёл звук.
   - Кто здесь? - испуганно спросил Сукольский.
   Из темноты показались два силуэта, однако, их лиц не разглядеть, настольная лампа не освещала дальнюю часть комнаты, в тени которой стояли два человека.
   - Мы знаем тебя, - сказал один из них тихим пронзительным голосом. Сукольский почувствовал холод, его руки начали дрожать, и это чувство словно распространилось по всему телу.
   - Кто вы? Что вам от меня нужно? - кричал на них профессор, в панике он начал искать свой мобильный телефон, в надежде вызвать полицию.
   - Мы хотим поговорить с тобой, - сказал более низкий и ужасный голос, второй человек.
   Андрей захотел встать, однако, он не мог даже и пошевелить ногами, они словно отказали. Он зажмурил глаза, пытаясь выровнять дыхание, и успокоится.
   - Мы знаем, ты размышлял об убийстве, ты задал вопрос, а сможешь ли ты убить? - шептал первый голос.
   - Откуда вы знаете, о чём я размышлял? - всё ещё в панике сказал Сукольский, он понял, что выхода нет, и ему придётся выслушать незнакомцев.
   - Молчи! - сказал грубый голос, - ты хочешь знать, что чувствует убийца? Это дело всей твоей жизни?
   - Да я хотел бы знать, но никогда не доберусь до ответа. Слишком тяжела причина и следствие самого убийства, это всего лишь акт, как и акт жевания, например, - отрывисто говорил Сукольский, он понимал, что начинает нести какую-то чушь, все же пытаясь руками шарить по карманам и креслу, он надеялся найти телефон.
   "Чёрт!", - подумал он, - "А вдруг у них есть оружие? Смирись с безвыходностью Андрей"
   - Мы не причиним тебе вреда. Мы пришли открыть знание, - говорил тихий голос, - Знание, ты же, как человек очень умный, гнался за ним? Какие жертвы ты принёс? Семью, любовь, посмотри на себя. Ты ведь одинок, на твоей голове седина, твои глаза больше не видят без очков. Ты замечал в людях потерявших рассудок, лишь возможность исследований.
   - Вы что пришли читать мне нотации, чёрт возьми! - кричал Сукольский, - О, Господи!..
   - Не упоминай его имени! - сказал грубый голос, - ты забыл, что не веришь в Него, в твоих устах имя Господа, как дуновение сухого ветра в знойной пустыне. Он только ещё больше убивает путника, который изнурён жарой. Но мы отошли от темы! Так ты хочешь знать, что чувствует убийца, когда убивает?
   - Не знаю, - заплакал Андрей, - оставьте меня!
   - Не лей своих жалких слёз, да будут твои слова да-да и нет-нет и ничего более! - сказал тихий голос.
   - Да, да, да, черт возьми, да, только оставьте меня! - кричал Сукольский в истерике.
   - Да будет так! - сказал грубый голос. И что-то бросил в сторону сидящего на кресле доктора.
   В грудь профессора вонзился нож, он почувствовал резкую боль в груди и жар в теле. Он начал ловить воздух ртом, но чувствовал, что нечем дышать. Желая усмирить боль, он взялся за нож, истекая кровью, Сукольский бледнел, и перед его глазами начали проноситься сюжеты из его жизни.
   В холодном поту и с криком он проснулся. Задыхаясь от страха, Андрей схватился за грудь и не найдя там ножа, рассмеялся истерическим смехом. Начиная немного успокаиваться, он огляделся по сторонам и встал с кресла. Убедившись, что он ходит, окончательно успокоился.
   "Какой кошмар, - думал он, - слишком реален для сна. Прибытие в психиатрической клинике так утомляет меня"
   Он снова сел на кресло и взялся за голову.
   "Неужели это профессиональная болезнь, она начинает проявлять себя, сначала голоса, крики, теперь совсем явный сон, словно галлюцинации, слишком много на меня одного. Какая тяжесть в голове, усталость в теле, да я слишком утомлён. Пожалуй, прибытие с больными делает меня подобным человеком. Психически ненормальный...
   Где же та грань? Как распознать, что ты здоров или болен? Даже мой опыт не может сейчас подсказать мне ответ. Эта грань слишком тонка"

Глава 3

   Порочный круг замкнулся в голове у профессора Сукольского. Сегодня он снова общался с этим парнем, который убил женщину и ребёнка. Найдя в себе смелость, он спросил у него:
   - Скажи мне, ты когда-нибудь думал об убийстве, - пристально вглядываясь в его безумные заплаканные глаза, тихо говорил Сукольский.
   - Да доктор, я думал, - словно отчужденно говорил он отрывистыми фразами, от больших доз транквилизаторов он начинал становиться растением.
   - Скажи мне, приходили ли к тебе люди и говорили ли они, что ты ищешь ответы на вопросы? - спрашивал он.
   Парень молчал и бегал глазами. У Сукольского начало сжиматься сердце.
   - Да, приходили, - отчужденно сказал парень.
   - Ты, ты врёшь! - закричал Сукольский и начал трясти парня. Однако тот со всей злостью и силой порвал рубашку руками и начал душить профессора.
   - Они и за тобой пришли! Они пришли! Ты такой же, как я! Я не один такой! Не один!
   - Помог-иии-те! - кричал, задыхаясь, Андрей Александрович.
   В палату забежали Санитары и начали связывать парня, его сила возросла, он раскидал дюжих санитаров, словно опрокинул спички.
   - Вот и ты с нами! Ты с нами! Ты скоро будешь с нами! Доктор, ты будешь с нами! - кричал парень, на него все разом навалились дюжие парни, он упал на пол.
   Сукольский со страхом и ужасным головокружением выбежал из палаты. Его бледное лицо выражало боль и страдание. Он начал бежать в кабинет. Вбежав в него, он подбежал к рукомойнику и с паникой начал умывать лицо холодной водой. Схватив успокаивающее, он быстро набрал его в шприц и сделал себе внутривенную инъекцию. В его глазах все расплылось. Он заснул.
   - Андрей Александрович, Андрей Александрович! - слышал Сукольский сквозь сон, он раскрыл глаза, перед ним стоял Михаил, один из санитаров.
   - Что, что такое? - пробормотал профессор, потирая глаза.
   - С вами всё в порядке? - пристально посмотрев на профессора, сказал Михаил - вы совсем бледны. Только что звонили из отдела по расследованиям, вас вызывают на экспертизу, но вы будете не один.
   - Что это значит не один? - недовольно сказал профессор.
   - Там будет эксперт, наверное, вам уже не доверяют Андрей Александрович.
   - Не твоего ума дело! - рассердился Сукольский, - иди на обход!
   Михаил вышел. К нему подошёл его друг по работе и по жизни Евгений.
   Они смотрелись как братья оба крепкого сложения, высокие, красивые парни. Улыбка на их лицах и жизнь в глазах ни сколь не говорила об их тяжёлой работе, однако, иногда эти парни тоже страдали, они думали о тех больных людях, которые находились здесь в стенах психиатрической больницы. Каждое ночное дежурство в отделе буйных больных казалось для них адом. Не нужно было попадать туда, чтобы услышать ужасающие крики, стоны и вопли. Всё это было здесь. Особенно в полную и новую луну. Спутник Земли странным образом влияет на всех людей, на их психику, а особенно на тех, у кого она больна. Это самое страшное из наказаний Божьих, или ужасного влияния фатума, может быть просто судьбы и стечения обстоятельств, лишиться рассудка. Человек лишается слуха и речи, но также активно и с более яркими эмоциями общается на языке жестов. Человек, утративший зрение учится хорошо слышать и читать с помощью пальцев. Он может лишиться рук и ног, но его жажде жить и его стремлению улучшить себя можно позавидовать и здоровому человеку. Лишившись рассудка человек, лишается главного - своей личности, это словно физический переход энергии. Как и энергия всё внутри человека не возникает из ничего и не исчезает бесследно, а лишь переходит из одного состояния в другое.
   - Что с профессором? - спросил Евгений.
   - Да фиг его знает, совсем он плох, захожу, лежит на столе, а рядом шприц и ампула с диазепамом.
   - Что это с ним, раньше такого не было.
   - Оставь, - махнул Михаил, - и раньше было, он работает с убийцами, это нелегко, помнишь наше первое дежурство в новолуние? Мы тогда сами с тобой чуть не тронулись. Со временем привыкаешь ко всему. А профессор, наверное, много работает вот и выглядит не очень.
   - Может ты и прав, слышишь, давай после работы по пивку? - улыбнулся Евгений.
   - Да, после того как меня послал сам Андрей Александрович не грех и выпить.
   Сукольский быстро собрался, выбежав на улицу, он сел в свою машину и поехал. Подъехав к месту назначения, он вышел из машины и направился на третий этаж. В комнате за стеклом уже сидели Васнецов и какой-то человек в белом халате. В ту же комнату зашёл профессор.
   - О, а вот и Андрей Александрович, - сказал иронично следователь Васнецов и протянул Сукольскому руку. Однако тот не ответил ему рукопожатием.
   - А это Олег Викторович, - указал он на седого пожилого мужчину в белом халате, который сидя внимательно всматривался в Сукольского.
   - Очень приятно, - слегка улыбнувшись, сказал Андрей.
   - Да, - Олег Викторович встал и подошёл к Сукольскому, - а вы тот самый психиатр, наслышан о вас. Сейчас мы вместе с вами проведём анализ, вменяем преступник или нет.
   - Что за преступник, - спросил Андрей и взялся за голову, он почувствовал резкую боль в затылке и какой-то непонятный шум раздался в ушах.
   - С вами все хорошо? - спросил Олег Викторович.
   - Да, все нормально, наверное, слишком много работаю.
   - Это тот самый мерзавец Королев, которого так долго искала полиция, этот отморозок убил свою семью потом ещё шесть людей, а затем разделал их, как туши на консервы, запихнул в мусорные пакеты и разбросал их в разных районах. Вот мы и пытаемся выяснить вменяем он или нет. Притворяется дурачком. Я таких людей насквозь вижу, - говорил с особой циничностью Васнецов.
   - А зачем здесь два психиатра, он слишком правдоподобно притворяется? - спросил недовольно Сукольский. Он очень любил и уважал себя, считал, что только он может установить истину. Но профессор был и вправду таким, он умел отличить больного от здорового даже, казалось, самого лучшего симулянта, он выведет на чистую воду. Сукольский всегда задавал каверзные вопросы, ставил преступника на место психиатрического больного, запугивал, угрожал. Он использовал и неправильные жесткие методы, но всегда добивался того, чего от него требовали.
   - Вы сейчас сами убедитесь, - сказал Васнецов и закричал, - Конвойный!
   В комнату зашёл молодой парень в форме.
   - Приводи Королева, - скомандовал ему Васнецов.
   - Есть! - ответил Конвойный.
   Через несколько мгновений в комнату конвойный ввёл смуглого мужчину со шрамом на правой половине лица. Он смотрел куда-то вдаль и выражение его лица сменялось то на печальное, то на маниакальное. Следователь усадил его на стул и тот с размахом положил свои руки в наручниках на стол, мужчина осмотрел всех вокруг.
   - О целое собрание, - сказал он издевательским тоном, - все тут на меня посмотреть пришли.
   - Больно ты нужен кому, чтобы смотреть на твою наглую рожу, - дерзил Васнецов, - я тут все на тебя нашёл, кого убивал, чем, где куски раскидывал. Осталось спросить зачем?
   - А как зачем? Просто убивал, ради удовольствия, ради выпивки.
   - И вас не смутило то обстоятельство, что вы убиваете людей из-за жажды наживы и тем более разделываете их по частям? - спрашивал Сукольский.
   - А че тут смущаться то, выпить то хочется, денег нет вот, взял и убил, как нечего делать. Убийство это ведь, как акт жевания, да? - издевался Королев.
   - Что? - Сукольский начал волноваться, в ярости он набросился на Королева и взял его за шиворот, - откуда ты знаешь? Отвечай! - кричал он, - Они тоже приходили к тебе?
   Следователь и Олег Викторович наблюдали со стороны за происходящим, Васнецов улыбался.
   - Кто? Кто приходил? - кричал Королев, - никто ко мне не приходил я сам взял топор и зарубал! - тут Королев начал плакать, - вот этими вот руками зарубал, все. Конец мне! Зачем я это сделал? Какой дурак.
   -Не притворяйся сволочь! - трусил его Сукольский.
   - Андрей Александрович! - вскочил Олег Викторович и начал оттаскивать взбешённого Сукольского - вам не кажется, что вы переходите грань дозволенного.
   - Чего дозволенного? Этот знает, о чем я говорил с ними тогда ... - и тут Сукольский запнулся, он понял, что начинает подставлять себя.
   - С кем это, Андрей Александрович? - улыбаясь, издевательским тоном сказал Васнецов.
   -Вот! Вот! - кричал Королев, - он тоже убийца, он не лучше чем я, общается с кем-то в своей голове, это он сумасшедший! Хотя я тоже разговариваю, мне приказывали голоса.
   Тут лицо мужчины переменилось, он как будто смотрел на кого-то в воздухе
   - А вот и они садитесь чаю выпьем, - говорил словно безумец, Королев.
   - Будет сейчас тебе чай! - крикнул на него Васнецов.
   - А ты знаешь, что там ждёт тебя в сумасшедшем доме а, заговорил Сукольский, он оттолкнул Олега Викторовича от себя и стал ходить вокруг Королева - там все сидят среди белых мягких стен, в одиночных камерах, а я, поверь, тебя определю в камеру буйных. А по ночам ты спать не будешь нееет! Там крики, вопли, истерический смех, разговоры. А если начнешь буянить, обколют тебя и, тогда как растение, только что остается сидеть и смотреть в одну точку.
   - Андрей А... - снова что-то захотел возразить Олег Викторович, но Васнецов остановил его рукой.
   - Нет! Нет! Не хочу я никуда! Ведите меня в камеру, ведите, - кричал Королев, - я признаюсь, признаюсь. А тебя, - зашипел он на Сукольского, - век воли не видать, выйду - зарубаю!
   - Ты выйди ещё! - кричал Васнецов, - Конвойный! Уведи его к чёртовой матери!
   В комнату зашёл все тот же парень и увёл Королева.
   - Андрей Александрович, вам бы отдохнуть, а то вы со своими больными сами умом трогаетесь, - все также задевал Васнецов.
   - Все нормально! Благодаря мне и моим методам вы только что добились своего, а ваш профессор в восторге! - заявлял Сукольский, он осмотрел все вокруг и вышел. Выйдя за дверь, он заметил кейс Васнецова, у него появилось непреодолимое желание открыть его. Щелкнув замками профессор добрался до содержимого, он нашёл там какие-то документы и пистолет. "Возьми его" пронеслось у него в голове. И Сукольский взял пистолет. Закрыв кейс, и положив украденное оружие себе в карман, он тихо вышел.
   - Мне кажется или у него невроз, - заключил Олег Викторович.
   - Да нет, уважаемый, сдаётся мне, воровал он у правосудия преступников и исследовал их. Брать его надо, брать. Хоть бы не убил кого. Только за что бы схватится мне? Как его взять, чтобы тёпленького, да с поличным...

Глава 4

   С огромной ненавистью Сукольский вернулся на своё рабочее место. Он громко грюкнул дверью, и войдя в свой кабинет, вытер пот со лба и начал говорить сам с собой
   - Вот черти! Что они против меня там задумали? Этот Васнецов и какой-то старый профессор, сколько раз я уже делал своё дело и никаких подозрений не возникало. Может я зря взялся описывать тех убийц, может зря я их определил сюда в психиатрическую клинику? Но чёрт! Откуда? Откуда им стало известно? А эти мои слова, что я сказал тем силуэтам...
   Сукольский взялся за голову, казалось, она ужасно гудела. Вокруг все кружилось. Его дыхание было частым, сердце так и выскакивало из груди.
   В кабинет, задыхаясь, вбежал Михаил
   - Андрей Александрович, - запыхавшись, говорил он, - там, там...
   - Да что, говори не тяни! - крикнул на него профессор.
   - Воронцов, умер он, - и Михаил остановился. Он увидел, как профессор посмотрел на него, такого ненавистного взгляда он не видел даже у буйных больных. Ему стало страшно.
   - Что? Как? Как это случилось? - кричал профессор он начал нервно быстро передвигаться по своему кабинету.
   - Да не знаю я Андрей Александрович, - взволновано почти со слезами говорил Михаил, - когда вы поехали, он все что-то кричал на непонятном всем языке, мы пытались его успокоить. Кололи все, что вы ему назначили. Но он не успокаивался, он бился головой о палатные стены. Другие больные, словно тоже взбесились за ним. Затем после очередной дозы транквилизатора он прокричал три раза: "свершилось" и упал без чувств. Мы сразу же определили, что пульса нет, начаты реанимационные мероприятия, но...
   - Кто? Кто мы? Кто колол? - сквозь зубы говорил Андрей Александрович.
   - Я! Я колол! - кричал Михаил.
   Сукольский взял его за воротник халата и начал яростно трусить.
   - Говори, чёрт возьми, кто последний колол! Ты хоть понимаешь что произошло? Меня тут уже за психа приняли, а завтра должен приехать независимый эксперт, чтобы осмотреть его и что я ему скажу а? Извини, но больной копыта отбросил? Это я, по-твоему, ему скажу? А проверка начнётся? А поднимут все? Ведь вас будут трусить и меня тоже!
   - Я же говорю, я колол!
   - Да не ври! - продолжал кричать Сукольский, он оттолкнул Михаила, - Женьку ко мне быстро, мигом. Лист назначения мне!
   Михаил, испугавшись, выбежал из кабинета. Он понял, что у него не получилось защитить друга.
   В кабинет через несколько минут зашел Евгений.
   - Вот и ты! - словно маньяк сказал Сукольский, казалось, что он сейчас сам психически больной, он говорил все с сарказмом и улыбкой. Ты последний укол давал?
   - Я, - коротко ответил Евгений.
   - Все по листу давал, как написано?
   - Да все по листу давал. Но давал три раза!
   - Да ты что? Совсем сам с ума выжил?
   - А что делать тут свидетелей море, он так кричал на всю клинику, всем было слышно от третьего до первого этажа. Мы там с ним вчетвером возились! Все вводили, как положено и то еле-еле! Пока поймаешь, пока усадишь!
   - Ты это все завтра прокурору рассказывать будешь! И я вместе с тобой!
   - Андрей Александрович, вы же сами понимаете, что даже от такой дозы он не мог скончаться, скорее всего, у него было агониальное состояние. Есть женщина, которая в 2 раза больше получила вчера.
   - Всё, всё, - отмахнулся Сукольский и закрыл лицо руками, - иди, работай, - спокойно сказал он.
   Евгений вышел. Андрей просидел в таком положении минут десять. Затем как на взводе он встал и ушёл с клиники, никому ничего, не докладывая.
Он быстро доехал домой. Наступил вечер. Профессор лежал на кровати, приняв успокоительные капли и обезболивающее. Он всё надеялся, что уймётся его головная боль и шум в ушах. Однако в дверь раздался звонок. Профессор медленно встал и открыл дверь. На пороге стоял Олег Викторович.
   - Что, вы? - удивился Сукольский - Как вы узнали, где я живу?
   - Это просто, в вашем досье, что дал мне Васнецов был указан ваш адрес.
   - Интересно, - задумался Сукольский, он вглядывался в лицо старика. Его голубые глаза в круглых очках внимательно вглядывались в него. Его седой прямой, красиво зачёсанный волос блестел от падающего света, - ну что же проходите.
   Профессор завёл гостя, закрыв за ним дверь. Они сели друг напротив друга на креслах.
   - Выпьете чего-нибудь? - предложил Сукольский.
   - Нет, спасибо, не пью вот уж который год, - усмехнулся Олег Викторович.
   - Хорошо, итак, что вы хотели? - Андрей встал. Он подошёл к бару, достал коньяк, и налив себе в стакан, выпил его залпом.
   - Я видел вас там, на допросе, в вас, что-то не так. Я понимаю, у вас всегда были свои методы, но поверьте, вы очень плохо выглядели. Вами управляло некое безумие, вы словно не могли совладать с собой.
   - Вы что пришли мне тут читать лекции? - перебил его Сукольский и снова выпил ещё один стакан.
   - Ни сколь. Вы очень болезненно среагировали тогда на одну фразу. Убийство, как акт жевания. Вы ведь её говорили прежде ведь так?
   У Сукольского забегали глаза, не поворачиваясь в сторону собеседника, он начал всё больше и больше осознавать, что всем стало известно о его встрече с теми незнакомцами.
   - Я всё понимаю, Андрей Александрович. Со мной было также, - тут Олег Викторович вздохнул, - я ведь тоже был психиатр, как и вы. Я был очень успешен, но однажды я начал интересоваться совсем не теми вещами, которыми положено мне было заниматься. Я интересовался, почему некоторые женщины убивают сами своих детей, а потом сходят с ума. Я составлял целые трактаты. Но когда я начал всё больше и больше углубляться туда, я понял что схожу с ума. Я стал таким агрессивным, мною руководили, какие-то голоса. Потом я начал понимать, что сам не прочь убить ребёнка. И тут я остановился. Не сочтите это дерзостью, но вам необходима психотерапия, как ни странно. Вы нуждаетесь в лечении, Андрей Александрович.
   - То есть вы хотите сказать, что я психически болен, - тут Сукольский снова налил себе стакан, но только лишь он хотел его выпить, рука Олега Викторовича закрыла стакан.
   - Вы должны различать психиатрию и психотерапию. Но это неважно. Вы заключили договор совсем не с какими-то силуэтами, а с тёмными силами. Ещё не поздно его отменить. Вам стоит лишь обратиться за помощью и искать спасение в храме.
   - Да вы сами немного того, - профессор покрутил пальцем у виска, - какой еще храм?
   - Вы опровергаете самого себя Андрей Александрович, - спокойно продолжал Олег Викторович, - я знаю всё о вашей встрече, и о том, что вы украли пистолет у следователя, вы подделывали результаты экспертизы, но будьте уверены это не шантаж. Этого не узнает никто!
   - Чушь! Всё равно все уже узнают! Я не знаю и не хочу знать, как вы это все пронюхали! Уходите! - указал на дверь Сукольский.
   - Ну что же, - Олег Викторович пошёл в сторону двери, а за ним и Сукольский, - помните всё в ваших руках. Ещё не поздно, пока что.
   Профессор закрыл за ним дверь. В его голове всё ещё больше перемешалось. Он сидел и что-то пытался понять. Но в голове проскочили сцены, то когда он крал пистолет, когда он оставил свои записи в кабинете о том, что скрывал результаты экспертиз, чтобы добиться своего. Своей цели. Понять, почему люди убивают. Он начал осознавать, что его ждёт тюрьма, а если не она, то забвение. Может можно всё исправить и ответить за свои поступки сначала перед законом людским, а затем и в храме?
   Ужасная боль в голове. Тьма перед глазами и только одна мысль: "Убей!". Грань безумия преодолела его. Он схватил пистолет. Глубокой ночью Андрей вышел на улицу, долго шёл куда-то по асфальтированной дороге. Два парня они стояли и курили на улице. Сукольский подошёл на расстояние выстрела. Парни увидели его и пистолет. Они что-то кричали и говорили. Выстрел. Ещё выстрел. Они упали на асфальт.
   По его телу распространялась приятная теплота, он пришёл в сознание. Увидев два трупа и пистолет в руках, он понял, что только что убил людей. Он смог это сделать. Он ощутил то, что чувствует убийца.
   - Свершилось, - послышался знакомый шепот за спиной.
   - Договор выполнен, - сказал грубый голос
   Сукольский повернулся. С неба сорвался сильный ливень. В проблесках молнии он увидел двух людей в тёмных одеждах. Их лица были закрыты сплошными металлическими масками. Отверстий для глаз и дыхания не было.
   - Ты получил знание?
   - Да как же это всё просто, - засмеялся Сукольский.
   - Теперь твоя очередь выполнить договор, - сказал человек с грубым голосом. Проблеск молнии снова осветил его ужасный вид.
   - Моя? - спросил Сукольский
   - Да! Кровь за кровь! - сказал шёпотом второй человек.
   Они долго его искали. Когда их холодные руки коснулись его шеи, он испытал удовольствие. Хруст и падение. Вокруг лишь ледяное дыхание и несколько окровавленных тел. Они лежали на асфальте с открытыми глазами и с испугом вглядывались в небо. Он только что убил их.
   Очнувшись снова, Сукольский среди тел увидел своё. У виска он заметил отверстие от выстрела. Он понял, что мертв, а его душа стоит подле его тела. Под руки его взяли те два человека.
   - Ты пойдёшь с нами! - сказали они.
   - Пойду, но куда? - растеряно говорил Сукольский
   - В царствие нашего повелителя, убийца. Ты отнял жизнь у творения своего Творца, ты стал истребителем его подобия. Ты во славу послужил нашему Владыке. Теперь, служи ему вечно!
   Под ужасный смех душу Андрея утащили под землю двое неизвестных в металлических масках.
   Дождь все лил. Молния блестела, и гром грохотал. Бездыханные тела так и остались лежать в углу забытого района.

Глава 5

   Наступило утро. Васнецов вместе с экспертом прибыл в психиатрическую клинику.
   - Где Андрей Александрович? - протягивая удостоверение, спросил он у Михаила.
   - Я не знаю, вчера он ушёл с работы, даже не оставив подписи в журнале, а сегодня утром не пришёл.
   - Хорошо, звоните ему. Отведите нас к подозреваемому Воронюку.
   - К сожалению, это невозможно, он умер вчера, - повесив голову, произнёс Михаил.
   - Да ну? - Васнецов немного расстроился, а затем снова принял серьёзное выражение лица, - завтра ко мне на стол лист назначений, историю болезни, тело на судебно-медицинскую экспертизу. А потом и вас потрясём вместе с профессором, конторка!
   Васнецов отпустил эксперта. И попросив ключ от кабинета Сукольского, устроил там обыск. Среди документов он нашёл помятый блокнот.
   Прочитав все записи, он понял, что Сукольский скрывал убийц и делал из них больных, чтобы следить за ними. Он задавал им вопросы, фиксировал их видения, чувства, ощущения до, и во время содеянного.
   - Вот ведь сука! - разозлился Васнецов. Следователь раскрыл свой кейс, чтобы положить блокнот, но обнаружил там, что его табельного оружия нет, - твою мать!
   Он быстро набрал на телефоне какой-то номер.
   - Алексей! - кричал он в телефон, - быстро в розыск Сукольского! Да! Да! Тот, что известный психиатр! Да! Кража табельного оружия, подмена результатов психиатрической экспертизы.
   Спустя некоторое время Васнецов уже был на месте преступления. Он нервно курил. Дворник сообщил о найденных телах. Три трупа. Два неизвестных с пулевыми ранениями прямо в сердце, и Сукольский. Убийство с суицидом убийцы.
   - Прекрасно, - сказал про себя Васнецов - я так и знал! Так и знал. Не взял таки! Эх, профессор! Ну и сволочь же ты!
   Тела увезли. Вдали стоял Олег Викторович и ещё долго смотрел на место преступления. Затем он ушёл. Он дошёл до лучей солнца и растворился в них белым светом. Перед тем как исчезнуть он возвёл к небу глаза и прошептал:
   - Прости меня, я не смог его спасти.

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | К.Кострова "Отчим" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | Vera "Летняя подработка" (Короткий любовный роман) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"