Благодарный Зритель: другие произведения.

Изгнанник вечности. Гл.24

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Глава двадцать четвертая о таинственном страже Соуле, о коварстве и целеустремленности
    Общий файл собирается пока здесь.


  
Глава двадцать четвертая о таинственном страже Соуле, о коварстве и целеустремленности
  
   Немой подошел к ней и взял за руку. Они стояли среди людей, видимые лишь друг другу. А в погребальной капсуле, выставленной у озера напротив дома ради тех, кто пришел попрощаться, лежало тело, которое исправно служило ей тридцать с лишним лет.
   Седые волосы мертвой были спрятаны под высокой шелковой короной, на веках лежали две большие овальные пластины из серебра с нанесенным на них лазурью изображением распахнутого глаза. Так издревле положено по обряду провожать усопших...
   И казалось, будто она синими очами дерзко смотрит в небо, как смотрела туда всегда.
   "Я так и не смог понять: ты считала этот мир игрой нашего подсознания, или безумная и безмерная отчаянность твоя порождена чем-то иным?" - безмолвно спросил Мутциорэ.
   "В последнем воплощении я не единожды была за гранью жизни. Как ты думаешь, после такого я могла ошибаться и путать явь и сны?"
   "Тебе ли не знать, что фантазия может сама породить эту грань, и уход за нее - это лишь погружение следующей степени, а не пробуждение в мир реальный?"
   Она с обычной для нее насмешливостью поглядела на него:
   "Хранитель, теперь, когда ты видишь эту капсулу, мы с тобой в фантазии?"
   "Я не знаю. Это тело умерло, и ты здесь, не проснулась. Но значит ли это вообще что-либо в том хаосе, в который ниспровергло нас проклятие? Как это проверить?"
   В скрещенных руках покойницы лежали меч и кнут. Меч, инкрустированный мамонтовой костью и принесенный в дар Тессетену, и кнут - самый обычный кнут - с которым она не расставалась много лет ни в одной своей верховой поездке. А на губах - улыбка. Всё та же, как у живой.
   "Скоро я разделю твою судьбу, хранитель, - добавил тогда Немой. - Ты знаешь о законе сорока дней?"
   "Что я должна о нем знать сверх того, чему нас учил Паском? На этот срок я буду засыпать и не смогу оберегать сердце. И если оно не найдет погибели за эти сорок дней, то продолжится и моя жизнь. Изменить в правилах я не смогу ничего, так зачем изводить себя попытками узнать больше?"
   Он улыбнулся, изучая лица прощавшихся с Ормоной кула-орийцев, которые проходили чередой, ненадолго задерживаясь перед капсулой.
   "Но когда ты уснешь, мне на сорок дней будет дана возможность проснуться и обрести память", - напомнил Немой.
   "Ты сначала эту жизнь доживи, атмереро. Ты прав: скоро ты разделишь мою судьбу, хранитель. Могу даже показать, где это случится"...
   Миг... и вот они стоят у подножия горной гряды, где земля ходит ходуном, а ветер врывает ветви с деревьев. За спиной у хранителей город, а на них самих не шелохнется даже волосинка, словно физические законы не властны над ними.
   "Учитель знает о второй катастрофе. Этот город, - она обернулась и указала рукой вдаль, - мы строили про запас. Паском угадал даже местоположение: город стоит дальше обелиска-"скрепки" и должен выдержать землетрясение. Ты умрешь у его стен, зверь, а вот потом целиком и полностью разделишь мою участь, но не сможешь осуществить настоящее воссоединение, как не смогу этого и я"...
   "Ты и не хочешь, Разрушитель".
   "Я хочу. Но не так, как представляете себе вы. После тех ошибок я не позволю их повторения. Вы не узнаете о моей прошлой боли, но и причинить мне новую я уже не позволю. Ни тебе - порождению из мира За Вратами, которые столь ревностно оборонял страж Соуле. Ни Алу - бренному рассудку. Ни рыжей поганке, которая не справляется со своими обязанностями, но отняла при этом мое имя. И даже Сетену - сердцу моему - не разрешу я теперь поддаваться опрометчивым слабостям. Вы отвергли традиции, вы слишком щадили своих учеников, вы стали искать иные способы закаливания духа, а это путь ошибок. Древние нащупали брод не для того, чтобы вы топили доверенные вам "куарт" в трясине, желая идти своим путем! Не будет по-вашему! Пока вы боретесь со смертью, вам ее не победить! Прощай!"
   Моэнарториито исчезла, и, вернувшись к погребальной капсуле, Немой увидел выходящих из дома хозяина, его друга и их общего Учителя. Тессетен ковылял на костылях и, взглянув в сторону никому не видимого Немого, подмигнул со знакомой ухмылочкой. Лик его обрел безупречную красу, а зрачки исполнились мраком. Это не друг хозяина, это она подмигнула сейчас, наделив лицо Сетена чертами Ормоны.
   Все расступились, давая дорогу Тессетену и глядя на него, как на зараженного, с опаской и каким-то странным сочувствием, но не жалостью. Только Фирэ - бледный, с посиневшими, будто от мороза, губами - поддерживая его под руку, остался рядом.
   Ослепительное голубовато-белое пламя Волчьей звезды охватило труп, а Тессетен, изогнувшись, застонал от боли. Капсула засветилась, и никто, кроме Немого, не смог смотреть на это сияние, все отвернулись или прикрыли рукой глаза.
   Мутциорэ, Немой, прощался с нею последним. Он заглядывал в тающие от жара нарисованные глаза, но вспомнилось ему иное пламя, зажженное в мире, которого не было, но в котором они с нею прожили одну короткую жизнь...
  
* * *
  
   На девятую весну троица решила осесть в тихом предместье близ столичного града на западе. Никто поначалу не заметил их появления, и, заняв пустующий домишко в стороне от торгового тракта, женщины стали обживаться. Даже такая заброшенная хибара казалась им, прошагавшим немыслимые расстояния, настоящим подарком судьбы.
   Держать путь в дальние края девчонок надоумила разбитная Афелеана, еще одна из поселения хогов, кто выжил после атаки кочевников. Когда все было хорошо, Танрэй и Эфимелора, как все дочери добропорядочных селян, сторонились гулящей девки, изгнанной на выселки. Но всё изменила случайность.
   Оставив за спиной огни пожаров и крики гибнущих сородичей, Афелеана бежала в лес. До рощицы было уже совсем недалеко, и тут она услышала справа от себя, в высокой траве, сдавленные вопли и возню. Казалось, что кто-то пытается закричать, но рот ему - а скорее ей - зажимают ладонью. Тяжелое дыхание борющихся не оставляло сомнений в том, что там происходит. Во всяком случае, у видавшей виды Афелеаны.
   Не выпуская из рук крепкую палку, заточенную на манер кола, Афелеана побежала на звуки и увидела на дне маленькой канавки одну из девчонок поселка и кочевника в спущенных штанах, который пытался подмять ее под себя и уже почти достиг цели. Еще чуть - и девка лишится невинности, как пить дать!
   - Да чтоб у тебя, козел душной, всё отсохло! - в сердцах воскликнула гулящая, спрыгивая в канавку.
   Так оно и получилось: тут же всё у него и отсохло - вместе с тем, чем девок портят. У Афелеаны язык пострашнее любого оружия!
   Кочевник зарычал, хотел броситься на нее, да в штанах своих, дурак, запутался и получил палкой по башке, а когда упал - колом в поддых, да со всего размаха. Тут и дух вон.
   Не понимая еще, что спасена, Эфимелора с воплем отпихнула ногой его тушу, от которой шла такая вонь, что глаза слезились. Кривясь от омерзения, девчонка отползла, села и стала с яростью утираться травою да длинными рукавами платья. Как будто бы это могло согнать с ее лица отвратительный запах грязных ладоней степняка!
   - Хорош красоту наводить, пошли!- велела Афелеана. - Брат-то твой где?
   - Не знаю. Ал наказал нам с Танрэй в поля бежать, если степняки одолеют.
   - А где ж Танрэй тогда?
   Они выкарабкались из канавы и, пригнувшись, побежали по кустам к роще.
   - Не нашла я ее!
   Дошло наконец до девчонки, что все страшное позади, и она с облегчением разрыдалась.  []
   Танрэй они нашли на другое утро, в перелеске. Та спала на валежнике, густо укрывшись еловыми лапами, и вид у нее был, что у той нищенки, грязной да ободранной. Щека расцарапана, рукав почти оторван, кровь на плече и под носом запеклась.
   - Не снасилили тебя? - спросила Афелеана, которая если бы и возмутилась, сделай с ней такое пришлые, так только из-за того, что чужаки и не моются никогда, смердят. А так мужиков она любила, да и они ее стороной не обходили, все по общему с ней согласию. Но девчонке-то это в обиду, да еще и невесте, почти жене.
   - Шутите, тетя Афелеана? - кривовато усмехнулась девушка, вставая и отряхивая подол. - Бедный был бы тот, кто полез бы!
   - Верю, - Афелеана припомнила, за чем ходили сородичи в дом родителей Танрэй, как та ворожила и какие силы ей покровительствовали. Но силы ведь против одного, ну против двоих сберегут. А тут они теперь без подмоги остались, три бабы, а люду разбойного - тьма тьмущая кругом топчется...
   - Так вот, значит, бабоньки, что я вам скажу, - сообщила Афелеана, когда поняла, что нужна смекалка и совет.
   Троица расселась на пеньках, словно нарочно для них торчавших из мха рядышком друг с другом.
   - Надобно нам с вами что-нибудь удумать, чтобы дальше-то идти. Такое, чтобы в голову никому не взбрело нас тронуть.
   - Может, переодеться в мужское платье? - проговорила Эфимелора, взглянув на подругу, но Танрэй головой покачала с неуверенностью.
   Афелеана красноречиво глянула на пышные формы сестрицы Ала и, отмахнувшись полной рукою, только громко кашлянула. Девчонки снова переглянулись.
   - С такими титьками, как у тебя, только мужское и надевать - вмиг все разлезется! Да и подружку твою не утянешь, вон какая краля выросла! А мне вот никакие штаны на свой зад не натянуть. Славные же из нас мужики получатся людей смешить! Где это видано, чтобы мужиков ущипнуть тянулись?
   Они расхохотались, но быстро примолкли. Невесело смеяться, когда не знаешь, что дурного завтра с тобой приключится, а о хорошем и мечтать не приходится...
   Издалече донесло с порывом ветра зловещий звук - редкие удары молота по большому медному диску, подвешенному на железном пруте. Так было велено больным лепрой, когда проходили они мимо жилых мест. Слыша эти звуки, жители бежали прочь от прокаженных.
   Вот и теперь их толпа ковыляла по дороге, много несчастных, завернутых в темные лохмотья и укрытых с головой, чтобы не увидели их гнилых лиц и пустых глаз те, у кого хвороба еще в самом начале. И не отличить было мужчин от женщин в том безликом сборище полумертвецов.
   - Вы подумали о том, о чем и я? - спросила Танрэй, переводя взгляд с Эфимелоры на Афелеану.
   Гулящая не поняла вначале, о чем та толкует, а потом и ее озарило:
   - Прокаженными вырядиться?
   - И идти с ними, куда они идут, - добавила Танрэй. - А там видно будет. Лишь бы не подходил никто...
   Афелеана похлопала девчонку по плечу:
   - А голова у тебя варит! Пошли, скажемся только что заболевшими - вон у тебя и рожа поцарапана ко времени! А потом, и то верно, что-нибудь придумаем...
   Но сестрица Ала заартачилась, в ужасе глядя на них и не веря, что они всерьез решились на такое:
   - Мы же хворь от них подхватим!
   Танрэй брызнула в нее синей вспышкой из глаз:
   - Эту хворь подхватить трудно. Ты не милуйся с ними да из одной миски не ешь, вот и не захвораешь.
   Афелеана сплюнула от таких слов, красочно представив себе, что такое - миловаться с прокаженным, а сестра Ала только прищурилась:
   - Так тебе знахарка твоя сказала?
   Танрэй нахмурила лоб, с удивлением вспоминая, откуда она знает так много о лепре и почему не помнит, чтобы это говорила ей наставница-знахарка в поселке. Но Афелеана не дала девчонкам поспорить, схватила за шиворот обеих и поволокла вслед за хворыми.
   - Ты правда у знахарки нашей училась? - только и спросила она Танрэй по пути.
   Девчонка кивнула.
   - Я вот тоже малость в зельях разумею, - призналась Афелеана. - Только самоучка я. Ну, коли выживем, так я у тебя спрашивать буду...
   Они и не знали тогда, что придется им скитаться по миру в лохмотьях прокаженных не один год. Нигде не могли они задержаться дольше, чем на пару лун. Едва коренные жители сел и городков, возле которых они останавливались отдохнуть, любопытничать начинали, три перекати-поля собирали пожитки в несколько мгновений и уходили прочь.
   Афелеана и Танрэй на самом деле разумели в целительстве. Невеста Ала еще могла читать судьбу людей у них в глазах, только вот говорить не говорила всего, что увидала там, особенно если предсказание дурным было. Зато за хорошие пророчества небрезгливый да нежадный богатей, бывало, бросал ей золотой, на который странницы потом жили целый десяток дней, отъедались. Иногда было и так, что их гнали камнями вместе с настоящими больными, но чаще все ж жалели и позволяли пожить на выселках вместе с местным сбродом.
   Эфимелора тешила всех красивыми песнями и нежным голосом, а изношенные тряпки штопала так умело, что и не заметишь, где была прореха. Глазливая Афелеана могла одной лишь угрозой, что наведет порчу, отпугнуть всякого наглеца от себя и от девчонок: не все верили в их хворь, уж слишком чистая кожа была у трех дочерей племени хогов.
   И ни одна из трех сестер по несчастью не вспоминала о жизни в родном селе, о погибших родителях, о сгинувшем брате и женихе, которого уже наверняка не было среди живых. Зачем бередить раны, если и без того живется непросто?
   А теперь вот, зайдя так далече, что уж и погоды поменялись, теплее стали намного, беглянки наткнулись на маленький ветхий домик возле оврага, за стенами города-крепости. И так он, этот домишко, им приглянулся, что на своем маленьком совете решили женщины бросить рядиться в прокаженных, навести тут порядок да обжиться, покуда не трогает никто.
   - Смотрите-ка, что я тут нашла! - убираясь возле подпола, сказала вдруг Эфимелора.
   В руке ее поблескивал тонкий обруч с подвеской, какие с самого рождения надевают на шею всем живущим под солнцем, у любого народа. Уж странницы многих повидали на своем пути - даже у кочевников был такой же амулет.
   Подвеска была обычным плоским кольцом, она означала солнышко, дарующее жизнь. Раз и навсегда надетый на шею ребенку, у взрослого амулет уже не снимался, если только его не переломить. В нем и хоронили.
   Танрэй и Афелеана тревожно переглянулись. Обруч не был разломлен, однако амулет носили много лет, а не выковали для новорожденного - уж очень он был потерт.
   Снять обруч, не сломав его, можно было одним только способом. И этот способ, осуществленный в стенах дома, где они собирались пожить, путешественницам очень не понравился.
   - В город ни ногой! - тут же распорядилась Афелеана, за девять весен ставшая для Танрэй и Эфимелоры вроде тетки или мамки. - Пока всё не разузнаем...
   А те и не собирались. Чего они там не видали, в городе-то?
   Но слухи - что мухи: тут посидит, там обсидит, а потом все несет, да в чужой огород...
   Так и потянулись в их домишко крестьяне да городские: кому мальца вылечить, а кому - порося...
  
* * *
    []
   Вывел последнюю букву в указе тайный определитель Соуле и глубоко задумался. Да и было над чем кручиниться: сброд с каждым годом к бунту склоняется, а разбойников - тех по одному на душу мирного жителя развелось, а скоро и того больше станет. Да еще с востока грозит, подпирает несметное войско хога Тимаратау.
   По шпиону в каждом городе у Тимаратау-хога, по жене в каждом захваченном на пути селении или городе. Походка снежного барса у хога, сердце буйного тура, а душа - волка. Не просит Тимаратау - требует. А кто не повинуется хогу-полководцу, тех нет уже на белом свете.
   Вот какие вести поступали к тайному определителю. И знал он: покуда владыка о беде своей не позабудет и делами государственными плотно не займется, не спасет даже вера всего духовенства в Единственного и Превеликого. Что любит владыка сына своего, так то не удивительно, а вот из-за хвори мальчонки совсем от правления отошел, это и плохо. Того и гляди армия взбунтуется. И костры прогорели, некого больше жечь...
   Вспомнилось Соуле, что вот-вот явится доносчик, и перешел он тогда в молельню. Денно и нощно уповающим на волю Превеликого должны его видеть при дворе. Только так можно вершить предначертанное!
   Бормоча молитвы, думал тайный о своем, о насущном, а когда вошел осведомитель, не сразу подал вид, будто заметил его. Стоял тот и благоговейно ждал, не зная, что едва сдерживает Соуле нетерпение, желая все узнать, да поскорее.
   - С чем явился?
   Худой, похожий на мальчишку со сморщенным лицом, мужичок отвесил ему поклон. Мало кто ведал, что это и есть самый талантливый агент тайного определителя, знающий почти все и обо всех во владычестве, особенно же - во столице.
   - Опять обоз продовольственный разграбили, пресветлый Соуле. Седьмой уж за пятидневку...
   Тот лишь возвел очи к небесам, отправляя горний взор в путь неближний. Может, и доберется послание к адресату...
   - Чернь уже повсюду грозится работу бросить, боятся нападения хога. Да и на заговор смахивает, пресветлый. Как бы не люди Тимаратау людей морочат!
   - Не узнал, откуда слухи ползут?
   - Да как же тут узнаешь? Один сказал, другой подхватил - и понеслась нелегкая, концов не сыщешь...
   Соуле указал ему на двери в свой кабинет. Да, покуда владыка не образумится, порядка ни в столице, ни во владычестве не будет. А там, глядишь, и крестьяне заропщут - выручки-то нет, все разграблено своими же...
   - А еще ведьмы у нас объявились, пресветлый, - похвастался доносчик, как будто радость великая то для него была. - С прошлой весны. Уж год, почитай, живут, почти не объявлялись, скрытно.
   - Ведьмы?
   - Как есть! Дом ведьмин выбрали - притянул он их силой мраковой. И повадились к ним крестьяне за ворожбой, а там и до города вести добрались. Нянька наследника про то прознала и давай владыку уговаривать сына тем знахаркам показать.
   - Гм... знахарки... Это хорош-ш-о, хорош-ш-шо...
   Идея озарила Соуле, словно вспышка пороха. Знал теперь тайный определитель, как одним ударом кнута загнать в хлев двух баранов.
  
* * *
  
   Измученный припадком, наследник наконец смежил веки и смог заснуть. Владыка, в горе своем мрачнее тучи, всякий раз переживал его муки, словно впервые, и не хотело свыкаться сердце с несправедливостью небес.
   Провел рукой по льняным кудрям сына - и улыбнулся младенец, словно пребывал в здравом рассудке. Что ж там за доклад принес тайный определитель Соуле? Не к добру. Владыка знал, что делается в государстве, а тем более ведал о событиях в стольном граде. Но все помыслы его три года с лихвою занимала хвороба его сына. И родился тот ножками вперед, чем мать свою загубил, и что-то напугало его, новорожденного, да так, что зашелся он в крике, едва не задохся, и с тех пор в голове его что-то перекособочилось: и ходить ко времени не научился, и речи человеческой не знал, не мычал даже, и падучие с ним по два раза на дню случались, а в скверные времена - весной да осенью - и чаще. Всё было против того, чтобы жил он, и кабы не отец-владыка, не протянуть бы мальчонке и до года. Лекари были к услугам, снадобья... Но что лекари - те лишь облегчали страдания да руками разводили. Кто ж от падучей излечивался?
   Вздохнул владыка и вышел в зал к ожидавшему его Соуле.  []
   По обычаю был одет тайный - золотисто-желтый плащ скрывал его фигуру от шеи до самых пят, а длинные русые волосы, которые Соуле холил и лелеял, волнами спадали на плечи, подхваченные на лбу изумрудным обручем из переплетенных друг с другом змеек, страсть до чего схожих с живыми. Был бы красив Соуле, не кройся в его лице что-то эдакое, отчего и у бывалых солдат кровь стыла в жилах при взгляде на него.
   - Приветствую тебя, владыка!
   - Да продлятся твои дни, Соуле. С чем пришел - с благом или бедой?
   - А это уж от твоего слова зависит, владыка. Как здравие наследника?
   Владыка нахмурил чело:
   - К чему спрашиваешь, Соуле? Разве сам не знаешь?
   - Да вот прознал я, владыка, о знахарках, что поселились в доме той старой чернокнижницы, у оврага...
   - Той, которой твои псы сняли голову пять весен назад?
   - Верно, владыка. Пришлые они, но слух о них катится, будто исцеляют самых безнадежных.
   Что-то шевельнулось теплым клубочком в душе правителя. Лучик солнца пробился сквозь тучу, разглаживая глубокие борозды на белом лбу.
   - Да, да, слышал я те разговоры. И что скажешь, Соуле? Темной силой они вершат дела или животворной мощью Превеликого? - и замер в надежде услышать подтверждение второго.
   - Неведомо то, владыка. Одно известно: исцеляют. Народ же темен, ему без различия, как лечат - лишь бы помогло. А что душу свою тем самым загубят - так то когда будет...
   Владыка подумал, что и сам он темен и готов загубить душу, ибо скажи ему кто, будто поможет его сыну имярек, так он даже на миг не засомневается, пусть хоть сам мрак подземный то делать будет.
   - Пусть привезут знахарок в замок, - слабым голосом велел он, не глядя в лицо Соуле.
   Тот поклонился, сверкнув стальными очами:
   - Государь, есть известие, что только в том своем доме могут ворожить старухи, в город и носа не кажут. Знать, велика мощь Святого Обелиска, раз не пускает он нечисть к нашим домам, оберегает нас от скверны мраковой, - и, вздохнув, он добавил: - Видно, самим нам следует тайно знахаркам твоего наследника нести.
   На том и порешили.
  
* * *
  
   Когда сестрица Ала, выходившая на улицу за полночь по нужде, с перепугу влетела в дом, вздрогнула Афелеана и подскочила в постели Танрэй.
   - Люди там! Богачи! - выдохнула Эфимелора, руками помогая себе изображать, насколько богаты их поздние гости.
   Афелеана торопливо натянула на себя верхнюю рубаху, наскоро заплела начавшие седеть волоса, а девушки зажгли лампады.
   В дверь негромко постучали.
   - Эй, старухи! - окликнул их повелительный мужской голос, да на вельможный лад, не по-простому. - Двери откройте!
   Тихонько ворча под нос, Афелеана вразвалку пошла открывать.
   - Кого еще принесло ночью-полночью?
   На пороге стоял рослый чернобородый мужчина с большим свертком в руках, а за спиной его виднелся сопровождающий в чем-то желтом.
   - Не надобно тебе покуда знать, кто мы. Поговорим - там увидим, - чернобородый говорил все медленней и вот совсем смолк, уставившись на Эфимелору и Танрэй. - Старухи, говоришь? - обернулся он к спутнику.
   Вслед за ним в хибару шагнул тот, в желтом плаще до пят, слегка зацепился за низкую притолоку, и капюшон спал, опростоволосив его русую голову.
   Афелеана услыхала, как ахнула Танрэй, и увидела вылупленные от удивления глазища Эфимелоры. В этом втором и впрямь было что-то знакомое.
   Русоволосый, явный хог по происхождению, тоже был потрясен, увидев перед собой вместо старух молодых женщин. Но, позволив себе лишь краткую заминку, "желтый" красавец поклонился своему господину со словами "Прошу вас, владыка!" и чуть-чуть улыбнулся Афелеане.
   Лишь после этого она догадалась, отчего остолбенели девочки: поздний гость очень походил на жениха одной и брата второй, только очень сильно возмужавшего. А чего стоило ожидать после десяти лет разлуки? Не того же юнца-шестнадцатилетку, каким видели его последний раз в поселке хогов!
   Но все-таки это был не Ал, а совсем другой мужчина. Этот и старше был намного, и лицо... странное лицо... изменчивое. На Танрэй взглянет - и, как зеркало, ее черты отражает. На Эфимелору - и от той что-то в лике его проявляется... Однако притом остается и самим собой.
   - Кто взглянет? - спросил чернобородый, снимая покрывало со своего свертка.
   На руках его спал ребенок, маленький, не старше года, весь какой-то скрюченный, что ли. Не так что-то было с мальцом, Афелеана издалека увидала, что не так...
   Танрэй очнулась. "Желтый" тоже едва отвел от нее взгляд светло-серых, будто две серебряные монеты, глаз. Нет, у Ала глаза другие были, красивые, цвета неба в сумерках, ясные, из них душа глядела. А этот закрылся на сто замков - поди разгляди, что там у него на сердце!
   Девушки застелили стол чистым полотном, Эфимелора лампады поближе поднесла.
   - Ложьте сюда, - сказала Танрэй, похлопав по столешнице, а лицо "желтого" дернулось при звуках безграмотного просторечья. - Ой ты же малышек какой! Совсем крохотной... Который год ему?
   - Три весны.
   Она нахмурилась, ничего не сказала и раздела мальца. Афелеана теперь уж и сама увидела, что нехорошо в этом ребятенке. Не знавшие прелести бега ножки были тоненькими и кривенькими, как у паучонка. Слабые ручки скрючились в непрекращающейся судороге, а между лопаток уже готовился вылезти горб.
   - Падучие у него, - сказал чернобородый, так глядевший на хворого, что не было никаких сомнений: он и есть родной отец этому мальчугану.
   - Да уж знамо дело... - откликнулась Танрэй.
   Мальчик проснулся и захныкал.
   - Тихо, тихо, будет тебе кваситься! - бормотала девушка, и тот, удивив отца и его спутника, смолк, стал разглядывать ощупывавшую его тельце знахарку. - Тц! Нехорошо как! Небось от младенческой падучие его наступили?
   Чернобородый кивнул.
   - Примочками, чай, лечили всё? Эх вы, скажи, - обращаясь наполовину к чаду, наполовину - к его отцу и поглаживая мальчика по груди, продолжала Танрэй. - Накричал он себе большую шишку вот тут, внутри головы. Она и не даст ему жизни, покудова там сидит. Никакими примочками не свесть, коли уж выросло...
   - Заговоришь? - с мольбой обратился к ней чернобородый, не привыкший просить, тем более у черни.
   А "желтый" стоял себе да помалкивал, Эфимелора с Афелеаной - тоже.
   - Потешаешься ты надо мной, владыка? - вздохнув, откликнулась Танрэй. - Где это видано, чтобы воробей солнце подвинул?
   - Что хочешь проси - всё отдам, чем располагаю, и сестер твоих уважу. Только спаси сына.
   - Разумеет кто-нибудь из твоих лекарей в хирургии?
   - В чем?
   И Афелеана, и Эфимелора и, в первую очередь, "желтый" изумленно уставились на нее, так не вязалось это удивительное ученое словечко с остальной ее речью. Даже владыка и тот не понял смысла того, о чем она толковала.
   - Резать тело, зашивать?..
   - Не знаю я таких, красавица. Это ж как же живую плоть резать?
   - Они на мертвых сначала учатся, а потом живых врачуют.
   Мужчины были поражены. В серебристых глазах русоволосого читалось: "А я что говорил тебе, владыка?"
   - Нет у нас таких, - твердо сказал правитель. - Грех это - тело мертвого осквернять.
   - Так я и подумала, - пробормотала Танрэй. - Но иначе тут не помочь, только резать надобно...
   Чернобородый подумал и с отчаянностью принял решение:
   - Хорошо, делай как знаешь!
   - Помощник из твоих лекарей мне запонадобится. Пусть самый ловкий и рукастый придет, кто в дурноту не впадает при кажном случае. А умельцам своим прикажи выковать мне нструмент. Я начертаю, коли дашь, на чем чертить. Много их запонадобится, разных. От мастеровитости умельцев исход зависеть будет, так их и пугни, чтобы не ленились...
   - Подай ей пергамент, - велел чернобородый своему спутнику, и тот вынул из-под плаща свиток из выделанной кожи, палочку с наискось отрезанным кончиком и бутылочку с темной жидкостью.
   Снова сверля взглядом Танрэй, он положил все это на край стола.
   Девушка присела, укрыла мальца одеялом, а сама стала чертить какие-то загогулины - Афелеана и вглядываться в них не стала, все равно не понять.
   - А этот должно наточить так, чтобы на лету разрубить пушинку!
   Мужчины унесли ребенка, захватив с собою чертежи, а Афелеана шепотом спросила Танрэй:
   - Глянулся тебе придворный ихний, да?
   Та покачала головой. Угу, прямо так тебе и поверили! Десять весен в бегах, ни любви, ни ласки мужской, а годы-то самые те... И тут такой красавец, да еще и на сгинувшего жениха похожий. Как не взыграть ретивому? Афелеана и та, будь помоложе, без зазрения совести прямо тут бы для него юбку-то задрала, истосковавшись по сладкому.
   - Смерть мне через него будет, вот что... - тихо проговорила Танрэй и сжала бледные губы.
   - И он тоже знает, - шепнула Эфимелора, потупившись в пол.
   - Бежать надобно! - не переспрашивая, спохватилась Афелеана и всплеснула полными руками. - Сбирайтесь, бабоньки!
   Эфимелора лишь глазами на окно указала, а там - очертания человеческой фигуры, и на голове - шлем городского стражника...
  
* * *
  
   Одного за другим выводил Паском учеников из транса. "Якоря" исправно служили своему хозяину, оповещая об окончании миссий.
   Удивленные, возбужденные, с горящими глазами, юноши и девушки бросились к кулаптру, едва придя в себя:
   - Кто этот желтый человек?
   - Хм! А вот у меня была женщина во всем желтом!
   - А почему он так похож был на меня?
   - Я бился с таким желтым, в самом конце уже... А у тебя тоже был желтый латник?
   - Нет, у меня он был жрецом... странно так все было...
   - А я со своей, с королевой, договорилась, и она пустила меня в сокровищницу.
   - Я своего шулера перехитрил, и он вчистую проигрался.
   - Учитель, так кто это был? Вы призвали нас после победы именно над этим персонажем?
   Паском сделал рукой знак подождать. Озадаченность вызывала компания до сих пор спящих - Ал, Танрэй и Рарто со своей попутчицей. Их "якорь" молчал. Но у них действительно был очень странный объединенный друг с другом транс, каких Паском еще не знал и ни от кого не слышал о подобных случаях.
   Кулаптр разогнулся и посмотрел на проснувшихся.
   - Человек в желтом - это страж пограничья между тем миром, где вы сами себе хозяева, и миром За Вратами. Этот мир За Вратами - святая святых вашей личности, вашего бессмертного "куарт". Человек в желтом - это вы. Самый лучший друг себе и самый лютый враг. Он защищает вверенный ему мир и бьется до последнего вздоха - огнем, мечом, ложью, хитростью, коварством, вероломством, лихостью, храбростью... Нет таких приемов, которых чурался бы ваш страж, спасая вас от вас же самих. Во всяком случае, так полагает он, кому даны все полномочия. Вы в реальности и шагу без него не ступите, даже не подозревая о его существовании. А он о вас знает всё. Досконально. Но, вижу, вы справились с ним и вышли победителями.
   - И мы попали туда, куда должны были попасть?
   Паском улыбнулся:
   - Время покажет. Ваш "куарт" дальше пойдет сам. Может быть, вы увидите во снах или в каких-то прозрениях плоды его бесконечной работы в мире За Вратами. Это уже не ваше дело. Физический мир остался по другую сторону Врат.
   - А сколько я там был? Мне показалось, прошла целая жизнь!
   - И мне!
   - И мне тоже...
   - Час на исходе, - отозвался Учитель и снова поглядел на спящих. - Что ж, в запасе еще час... А потом надо будет их будить, даже если они не успеют дойти до стража и схлестнуться с ним...
  
* * *
  
   - Я останусь с вами! - не терпящим возражений тоном сказал владыка, глядя, как знахарка поит его сына каким-то зельем.
   - Нет, вельможный господин! - с удивительной твердостью в голосе отозвалась Танрэй, заставив вздрогнуть приехавшего на подмогу лекаря. - Тебе не снести того, что ты увидишь.
   - Ты клянешься, что мой сын останется жив? Пусть нездоров, но жив?
   Она пристально взглянула ему в глаза:
   - Как могу я клясться? Не мне решать за ту мать, что родила всех нас. Я могу лишь просить у нее, и ежели нет нигде ошибки, она даст во щедрости своей, вельможный господин. Жизнь даст, здравие. Есть еще у тебя время для попятной, он пока просто спит. Откажешься - просто выспится и легче ему завтра будет. Решай!
   Чернобородый беспомощно покосился на Соуле и на лекаря, но те хранили безмолвие. Владыка уже знал, что не пойдет он ни на какую попятную. А умрет наследник, так и ему не жить. Он так решил.
   - Делай, целительница. Излечишь - будешь при дворе жить со своими сестрами, ни в чем отказу знать не будешь, женихов из самых высших дворян выберете, я вам сам титулы выдам. Ты только делай!
   Он смолк, не стал говорить, что станет с ними троими в другом случае...
   Мужчины вышли, но лекарь вскоре вернулся, бледный и напуганный.
   Не дрогнула рука Танрэй, когда из рассеченной кожи на обритой голове младенца хлынула кровь. Она лишь глазами указала лекарю, чтобы осушил, а после, когда унялось кровотечение, завернула широкий лоскут кожи, словно тряпицу, и обнажилась кость черепа. Стоило знахарке попросить тот или иной инструмент из тех, что сделаны были по ее рисункам, как Афелеана либо Эфимелора подавали нужные - ей да лекарю.
   Маленьким коловоротом просверлила Танрэй несколько отверстий в черепе ребенка, а потом выпилила маленькой ножовкой круг чуть выше его уха, справа, сняла, точно крышку с котла, и обнажились мозги.
   - Света бы побольше... - сказала знахарка, заглядывая в дырку. - Плохо видать...
   Афелеана поднесла поближе привезенную из замка лампаду - эта и светила ярче, и коптила меньше. Танрэй шепнула что-то лекарю, и оба они согнулись над мальчонкой.
   - Эф, ты сердце его пощупай - бьется ли?
   Эфимелора послушно приложила пальцы к запястью ребенка и кивнула.
   - Бейся, бейся! - приговаривала Танрэй. - Еще побежишь! Еще хорошим воином станешь! Бейся за жизнь свою, вельможный наследник!
   Лоб и спина у нее да у лекаря сплошь покрылись потом, но те лишь просили, чтобы кто-нибудь утер им лицо, и снова ныряли в хитромудрую свою работу. Афелеана глядела и дивилась: и где могла научиться такому девчонка? Чай, все эти годы вместе скитались, ни шагу друг без друга...
   Лекарь не скрывал своего ужаса, когда увидел в руках знахарки маленькие клещи или что-то похожее на них, которые она погрузила в серовато-розовое мясо, испещренное сосудиками и причудливыми ходами мозгового лабиринта. Словно бы что-то нащупав, она вытащила в зажиме небольшой окровавленный комок, который они так кропотливо отделяли с нею от здорового органа.
   - Живой?
   Эфимелора другой раз пощупала руку и снова обнаружила ток крови в жилке.
   Дыру они закрыли золотой пластинкой размера большего, чем вынутая кость, а потом приживили ее золотыми же скобами к черепу.
   - Из-за этого он и хворым был? - спросила сестрица Ала, указывая на добытый клещами темный кусок, похожий на куриное сердце, только чуток помельче.
   Вдевая скользкую нить в искривленную дугой иглу, Танрэй не ответила. И когда на голове сына владыки вместо былой раны остался только перехваченный стежками красный рубец, она с облегчением вздохнула: зелья ему хватило, чтобы проспать до самого конца.
   - А теперь надобно влить ему настойки от боли, да только так, чтобы не поперхнулся.
   Напоив спящего, Афелеана и Эфимелора перенесли больного младенца на топчан вместе с тряпицей, на которой тот лежал, и лишь после бережно вытянули из-под него окровавленную ткань.
   - Спит, - шепнула Эфимелора.
   - Лишь бы никакая хвороба не влезла! - опасливо перебила ее Афелеана, боясь сглазить и оттого говоря уклончиво, без восторга. - А то еще хворобу потом лечи...
   Танрэй же сунулась на двор, чтобы обрадовать владыку доброй вестью. Афелеана увидала в окно, как просияло лицо чернобородого и как опять ввинтил свой стальной взгляд в девчонку придворный Соуле. Будто вовсе не был рад за господина...
  
* * *
  
   Утомилось войско ждать вестей, занявши весь крутой берег западной реки, да не спешил Тимаратау. Тем и силен был славный хог, что спервоначалу вызнавал все до мелочей, а потом бил - да неожиданно, да в самое слабое место врага.
   Подмяв под себя все города и селения вплоть до западных рубежей и обязав их правителей платить дань немалую, Железный Бык с войском своим захватил с наскока два маленьких владычества и встал широко у реки, дожидаясь сведений от шпионов, много уж лет промышлявших в этих краях.
   Хитер был Тимаратау-хог и смекалист. Несмотря на молодость его, слушались русоволосого воина в лисьей остроконечной шапке даже бывалые полководцы, что пошли вслед за ним. И если подымался когда недовольный ропот в его несметном войске, знал он, как управиться со смутьянами их же силой, да так, что те сами же становились виноватыми в глазах недавних единомышленников. Но никто, кроме самых близких, не знал, что помнила крепкая спина Тимаратау побои хозяев-кочевников в плену, а на ногах его так на всю жизнь и остались шрамы от украшений для каторжных.  []
   И вот на девятый день увидали всадника, скачущего по берегу напротив, пологому и безлесному. Вот вошел он в воду выше по течению и поплыл вместе со своим мулом.
   - Ладью навстречу, - велел Тимаратау, и тут же спустили судно на реку гребцы крепкие.
   Повзрослевший мальчишка-кочевник, спасенный когда-то сбежавшими из плена его сородичей каторжанами во главе с Тимаратау, протянул руки гребцам и выбрался из воды.
   - Приветствую тебя, славный воин, - поздоровался он с полководцем, хитро посверкивая лисьими глазами.
   - И тебе здоровья. Что, не боишься уже в воду окунаться? - насмешливо спросил Тимаратау.
   Парень развязал пояс, стянул мокрую рубаху через голову, отжал и опять надел:
   - С хорошими вестями я к тебе, Тимаратау.
   И тут же побежал радостный слух по войску, что топтаться на месте недолго осталось, скоро поход, и, воодушевляясь, заплясали степняки и горцы, собранные в армию со всех концов обитаемого мира, поклонившегося невиданному доселе завоевателю.
   Тимаратау первым пропустил шпиона в свой шатер, указал на разбросанные по толстым коврам сафьяновые подушки. И, усевшись с закрученными калачом ногами, заговорил степняк, вовсе не стесняясь мокрой одежды:
   - Бунт зреет в том владычестве, Тимаратау-Ал.
   Только он и только с глазу на глаз позволял себе звать полководца его истинным именем - тем, которым нарекли будущего воина, надевая ему на шею амулет солнца.
   - Совсем запустил дела правитель в столице. Народ ропщет, государствие нищает. Бродят у них по лесам стаи головорезов. Я три раза, - показал он пальцами, - бегством спасался, едва голову уберег. Если думаешь брать его, то самое на то время, - и юноша почесал жидкую черную бородку, бросая взгляды на освещенное углями жаровни лицо собеседника, доселе не вымолвившего и звука. - Не дадут они отпора. Да только намаешься потом с ихними разбойниками, Тимаратау-Ал, ой намаешься!
   - Ешь, - повелел Тимаратау, кивая на уставленную яствами доску на полу. - О моих все так же - ни слуха?
   Развел руками, уже вымазанными жиром, молодой степняк, жадно набив рот сочным мясом. Сколько владений ни захватывало войско, всюду Тимаратау справлялся о сгинувших десять весен назад сестре и невесте. Никто уже не верил, что девушки живы. Не продержались бы столько две несчастные из разоренного поселка, не имея за спиной защиты сородичей. Но не раз твердил Тимаратау, что сестрица его хитра, словно рысь, а невеста мудра, будто сова, и смекалиста. Тогда глаза его цвета сумеречного неба светились надеждой.
   - Решено, - сказал он. - Выступим утром и вычистим путь до стольного града. А там дождемся вестей от Паорэса из смежного владычества...
  
* * *
  
   Славно шел на поправку наследник правителя, маленький Миче. В очах смысл появился, мычать начал, к разговору стремясь. Но знахарки подниматься ему не давали - то одна, то другая на руках носила мальца, одна песни пела, вторая куклами соломенными тешила, третья сказки сказывала, только бы спал побольше да повязку на голове у себя не теребил.
   Владыка глядел и нарадоваться не мог. Всё уговаривал Танрэй в город, в замок с сестрами перебираться, но нельзя было хворого мальчонку долгой дороге подвергать, на повозке трясти.
   Афелеана дух перевела. Как видно, ошиблась Танрэй в Соуле, заподозрив придворного в коварных затеях. Уж не зазорной ли бабе знать, как смотрят мужики, когда им девица по нраву? А он на нее смотрел, оторваться не мог, только взгляд у него необычный, с таким небось уродился. Необычный, мрачный да пугающий. Ну да всякие люди эту землю топчут, а красавцам и образинам звезды что так, что эдак мигают. Эх, ей бы, Афелеане, да двадцать годочков с плеч! Таращился бы на нее в свое время вельможа - неужели же она не додумалась, как его окрутить да женой сделаться? А может, и не додумалась бы. Молодые дуры все за любовями гоняются, а как поймут, что нет ее, любви-то без корысти, так уж и краса завяла, и годы не те. Кому такая пригодится?
   Ну ничего, чернобородый - вельможа, вроде, честный. Раз хоромы посулил, так и не обманет.
   Ночь была ветреной и дождливой, вот и не спалось Афелеане. А девочки и Миче - те дрыхли, забот не знаючи. Как же нынче до заката было весело! Девчонки вынесли наследника на двор, и тот во все глаза таращился на кур, повторить их квохтанье пытаясь. И вот одна из квочек, самая плодовитая несушка, вдруг возьми да взлети на плетень, а оттуда прямо по-петушиному, оборотясь в сторону крепости, закукарекай. То-то Миче хохотал, а девушки в недоумении глядели: бывает разве такое? И вот, видать, накукарекала ненастье, глупая...
   Кажется, стукнули в окно...
   Не разжигая лампаду, выглянула в сени Афелеана:
   - Кого там?..
   - Я это, хозяйка! - отозвался голос Соуле. - Ты бы открывала скорей, льет ведь нешуточно!
   - Сейчас, сейчас, славный господин!
   Качая головой и улыбаясь, отодвинула она засов. Ей-то от дум не спится, да ноги ноют, исхоженные, на погоду ненастную. А он, видать, по другой причине заснуть не может. Уж знаем мы ту причину!
   - Что, спите?
   - Как же не спать? Все люди добрые ночами спят. Это только злодеи да влюбленные покоя не ведают, - она подмигнула.
   Одет он был в походное, в темное. Без желтого плаща и не признать. И намека ее, кажется, не понял, а то и притворился, что не понял.
   - Так что, позвать вам ее, вельможный господин?
   - Кого? - отвлекшись от других мыслей, переспросил Соуле.
   - Танрэй-то?
   - А... Зачем только Танрэй? Вы обеих сестер будите да собирайтесь. Ехать нужно. Есть сведения, что движется в наши края войско Тимаратау. Оттого владыка и велел доставить вас поскорее в крепость.
   - А наследник что ж?
   - Его следом понесут, бережно, своим ходом, чтобы не растрясти.
   Ничего не ёкнуло в сердце у бывалой путешественницы, а зря - надо бы...
   В тревоге, но уверенности, что помогут, не бросят на растерзание злым степнякам, ринулась Афелеана будить девочек.
   - А Миче как же? - кивнула Танрэй на ребенка. - Кто его повезет?
   - Не твоя забота! О тебе пекутся, ты только и знай что выполнять, дурных вопросов не спрашивай! - шикнула на нее старшая подруга.
   Едва оделись и начали собирать скудные пожитки, Соуле - как сквозь стену видел! - крикнул им из сеней:
   - Вы с барахлом не возитесь. Его за вас есть кому собрать да нести! Не пропадет ничего!
   - Ты не упускай случай-то удачный! - шепнула Афелеана, подмигивая Танрэй в сторону двери. - Эдакая оказия - когда еще повторится? Бери быка за рога!
   Та с непониманием посмотрела на нее и, завернувшись в ветхую шаль с наставленными Эфимелорой заплатками, вышла. Дольше всех возилась сестрица Ала и рассердила Афелеану.
   Соуле самолично довел их до крытой повозки, как-то мудрено звавшейся у богатых. За ручку, будто дворянку какую, подсадил каждую из них на ступеньку под дверцей. И дернулись бежать сытые да ухоженные мулы. Прощай, нищета! Ждут их хоромы, богатство и почет до конца дней.
   Когда приехали, тайного определителя поблизости уже не было, да и солдаты не больно-то охотно отвечали на вопросы Афелеаны - где он и куда это их ведут по какому-то подземелью. Одна Танрэй, как потом частенько вспоминала Афелеана, раньше всех поняла, что их ждет.
  
* * *
  
   - Я ведь говорил, владыка, нельзя настолько доверять ведьмам, - смиренно вспоминал Соуле, опустив голову перед растерянным правителем. - Нельзя было одним стражником ограничиваться. Они его отравой какой-то опоили, а когда он дух испустил, так и сбежали. Сколько волка ни корми, он все в лес глядит. А если бы я не почуял неладное и не отправил туда с досмотром? Что бы Миче один в их хибаре делал?
   - Так и не нашли их?
   - Как сквозь землю канули, владыка. Теперь если найдут, несдобровать им: больно уж они солдат обозлили, их товарища погубив. Могут и не довезти живыми...
   - Жаль... И что им не сиделось, почему бежать вздумали? Я их честно наградить хотел, в замке поселить, чтобы под рукой всегда были, если еще чего понадобится...
   - Значит, это знак Единственного и Превеликого. Не хотел он гневаться на тебя за кощунство, грех это смертный - ведьм приваживать, они ведь мраком своим все вокруг поганят.
   - Какой же грех, если они светлое чудо сотворили, чаду жизнь спасли?
   - Не обманывайся, владыка, не очаровывайся, поддаваясь искушению мракову. Так они и промышляют: на одно доброе дело десяток мерзейших, за каждое из которых после смерти ждут пытки немилосердные, да не тело страдать будет, а душа, не ведающая смерти, а потому подверженная бессрочному наказанию длиною в вечностью Сбежали - значит, такова их планида, а солдат тот в добрые края попадет и счастлив там будет, пострадал без вины. А тебе, владыка, сейчас следовало бы увезти сына из города. Тайные гонцы скверные вести несут: близко уже совсем бесчисленное войско Тимаратау-хога... Да, а заметил ли ты, что ведьмы те тоже из хогова племени были?
   Правитель погладил короткую и острую черную бородку:
   - Из хогова-то из хогова, да и ты ведь из тех. Нет разве? Или и тебе теперь доверять нельзя, если о племенах раздумывать?
   - Я-то ведь родился здесь, владыка, - сурово и слегка обиженно вымолвил Соуле, мрачнея еще больше. - А эти, почитай, перед самым его походом пожаловали. Как бы не они и есть шпионки Тимаратау злонамеренные! Он хитер, зверь в человеческом обличии, его шпионом любой быть может - хоть девица, хоть малец безусый, на кого и подумать не можно. Сам видишь, как совпало все.
   - Ох, прав ты, наверное, Соуле! Пусть соберут нас с Миче в дальний путь. Увезу его в глушь, к родичам, а сам сразу же и вернусь, к началу осады, глядишь, поспею. Ежели случится она, та осада...
   - Недоверчив ты стал...
   - В чудеса я поверил, Соуле. В хороший знак!
   - Что ж, тогда и не спеши. Найдется, чем армию вдохновить.
  
* * *
  
   - Ну, что там она?
   Соуле кивнул на тяжелую перекошенную дверь.
   - Питаться отказалась, господин, - пожаловался стражник, чересчур уж слезно, чтобы тайный определитель поверил его сытому огорчению.
   - Да что ты? А может, и бьет она там сама себя?
   - Вы же сами велели, чтобы ни пальцем...
   - Велел, велел.
   Соуле отодвинул его и вошел.
   Обняв колени, Танрэй сидела на соломенном тюфяке в углу низкой камеры. От непривычно яркого света его тусклой лампадки она прищурилась. Тайный молча подошел почти вплотную и знаком повелел встать.
   - Что с сестрами? - спросила она, поднимаясь.
   - Здесь я спрашиваю...
   - Ты молчал, вельможный.
   - ...и я же первым начинаю разговор!
   - Уже, как видишь, не первым.
   Дерзкая! Но что хороша - того не отнять. Остерегаться таких красавиц следует, равно как и уродливых. Что та, что та крайность от мраковых затей исходит. А у сестрицы ее, тоже лицом удавшейся, еще и печать на лице имеется - пятнышко на щеке, маленькое, но выпуклое, верный признак.
   - Сестры твои сознаются сейчас в ваших темных делах, противных Превеликому. И ты расскажешь, а потом я подумаю, как помочь твоей заблудшей душе.
   Танрэй отвернулась и опять села, полностью равнодушная теперь ко всему.
   - Мальчика-то хоть отдали отцу или и его сгубишь, чтобы нас виноватыми выставить?
   Он поразился. Здесь были владения страха. Попадая сюда, даже здоровые бугаи-воины, заподозренные в ворожбе, блажили и каялись. А ведьма говорила на равных и, кажется, давно разгадала его замысел. Соуле впервые в своей жизни ощутил тень уважения к женщине.
   - Ты из племени хогов, так? - не ответив ей на вопрос о Миче, вымолвил тайный.
   - Да ведь и ты не из здешних, вельможный господин! - почти точь-в-точь повторила она слова владыки, как подслушала.
   Соуле наотмашь, безо всяких чувств ударил ее по лицу. Ведьму отбросило на тюфяк, а из прокушенной изнутри щеки полилась кровь, стекая с краев губ.
   - Не чувствую я никакой боли, не старайся, - осклабив красные зубы, прохрипела она, сплюнула и поднялась. - Я ведь ведьма, а наше сословие к пыткам равнодушно, али не знаешь, хог?
   Он ударил еще раз, уже кулаком в скулу.
   - Изувечишь - говорить не смогу, хог. Да тебе, видать, и не надо.
   - Надо. Поверь, я найду массу способов изувечить тебя так, чтобы все тело твое было сплошной раной, а язык остался цел. Познакомить тебя с колыбелькой? Слыхала о такой? Нет? Ну так слушай: это два листа железных, соединенных "домиком". Посадят тебя на ребро того "домика", а на ноги тяжести примотают. И тогда посмотрим, чувствуешь ты боль или нет. Кто пробовал, говорят, что на любовные утехи мало похоже, не того любовника седлают.
   В глазах ее зажглась ненависть, и он улыбнулся: дело движется!
   - Есть еще каруселька. Милое дело: руки тебе за спину выкрутят, за них привесят, на ноги, опять же, груз - и давай на колесе катать туда-сюда, да рывками. Детская забава, одним словом! Кто катался - блажили от счастья. Но не будем спешить, мы с малого начнем, да и то если говорить откажешься. Знаешь ли ты хога Тимаратау?
   - Вот от тебя услыхала - теперь буду знать...
   - Знавала ли ты его прежде?
   - Откуда мне его знать, вельможный Соуле? Мы десяток лет в бегах. Как наш поселок разорили степняки, так мы с сестрами и скитаемся по свету, горя никому не приносим. Думаешь, нам без хога Тимаратау не о чем печалиться?
   Она, конечно же, не лгала. Каждое ее слово было правдой, и Соуле знал, что скрывать ей нечего. Но эти три чужачки смертями своими должны сослужить великую службу его государству, и они ее сослужат.
   - Есть сведения, что вы разбойников на продуктовые обозы наводили, чтобы горожан голодом заморить, а душегубы с вами за то провизией делились. Или не так все было, скажешь?
   - Ты бы, вельможный Соуле, хоть позвал кого послушать речи свои заливистые. А то много ли стоит придумка твоя без ротозея-зрителя?
   Соуле улыбнулся:
   - Зрителей хочешь? Будут тебе зрители. Больше, чем тебе хотелось бы... А сейчас, ведьма, тебе придется принять учение Превеликого и отказаться от службы мраку.
   Танрэй плечи поджала:
   - Да я разве против? Что делать-то надо?
   Он фыркнул:
   - Ничего-то у вас, продажных баб, святого нет! Я проверял, как скоро отречешься ты от своего покровителя. А тебя и на миг не хватило.
   - От кого мне отрекаться-то, вельможный Соуле? Кабы знала, так отреклась бы... Ты дорогу покажи.
   - Будет тебе дорога. Это доска такая, с гвоздями. Походишь еще, - пообещал он и голос свой, ставший вдруг женским, услыхал как со стороны. И если бы видел себя Соуле глазами пленницы, то узнал бы в синеглазом лице своем ее черты.
   Выглянув за дверь, тайный определитель окликнул стражу: "Она ваша!" - а сам, выйдя из камеры, встал сбоку от двери - слушать. Внутрь с топотом вошло пятеро здоровенных мужиков.
   Поначалу не слыхать было голоса Танрэй, только возня да вопли: "Вот ведьма!", "Ворожишь, тварь?", "Руки ей держите, руки!". Судя по звукам, летали детины там по всей камере - сильна была пока еще дочь хогова племени, не измотана пытками. Злился Соуле все больше, до тех пор пока не услышал сдавленный ее вскрик, мужской хохот и пыхтение.
   - Водой ее, чтоб ожила! - рявкнул начальник караула.
   - Смотри-ка, а ведь девицей была!
   - Это она нам глаза отводит!
   Соуле вернулся на третий день и едва узнал былую красавицу в истерзанной заключенной.
   - Отпираться по-прежнему будешь? Не наводила, значит, грабителей на обозы? Не имела сношений с Тимаратау-хогом и не шпионила в его пользу?
   Он надел перчатку, чтобы не измазаться в крови, и схватил ее за лицо. Ударом огромной силы, погашенным от неожиданности не сразу (он-то думал, что она все выкачала, борясь с насильниками), отбросило его к двери. Тут уж Соуле разгневался не на шутку. Он ответил ей тем же, она врезалась в стену и пришла в себя нескоро, а когда очнулась, то все тело ее было парализованным, кроме языка. Так он и обещал.
   - Ты... - простонала она, - ты не силой своего Превеликого ворожишь... Тебя сила звезд и сила чрева земного, как всех, питают... Ты даже не веришь в своего Превеликого!
   - Тебя это так удивляет?
   - Ты лжец и погань.
   Он пропустил ее оскорбление мимо ушей. Даже порадовался, что наконец-то она вышла из себя, а значит, стала слаба и уязвима.
   - А сможешь ли, ведьма, отвадить отсюда Тимаратау-хога вместе с войском его? Я помог бы, сил нам на них вскладчину хватит... Они уж совсем недалече, теснят нашу армию, в городе беспорядки. Согласна?
   Она молчала.
   - Коли не согласишься, так все, что делается с тобой, с сестрами твоими в три раза сильней делаться будет. Ты пока еще не видела лютых пыток, а они уже их испытали.
   - Глупости ты говоришь, вельможный Соуле. Не остановить нам, даже будь нас больше, целую армию - тем более, ежели не врешь, несметную.
   - Так и говори, что не хочешь. Он тебя подослал, в угоду ему ты и служишь!
   Соуле вернул ей возможность двигаться, но Танрэй все равно не пошевелилась.
   - Ты женщина или мужчина? - спросила только.
   - Надо будет волком стать - я стану, - вкрадчиво пообещал тайный определитель, не сводя с нее стального взора. - Так что ж, изгонишь армию Тимаратау или мне велеть приготовить для тебя карусельку?
   Танрэй отвернулась, и они поняли друг друга.
  
* * *
  
   Толпа ликовала: вот везут виновниц всех бед! Сейчас на лобном месте свершится казнь трех ведьм - и отхлынет осаждающая стены стольного града рать нечестивого Тимаратау-хога!
   Избитых, изувеченных - самой старшей из сестер отрезали нос и уши, певице клочьями драли мясо из груди, а предсказательнице вывернули руки на "карусели" и "колыбелькой" покалечили детородные органы так, что идти и сидеть она не могла, лежала на соломе в телеге, полумертвая - везли их на грохочущих повозках на городскую площадь. Стража отгоняла швырявшуюся камнями шпану, чтобы не перепало ненароком возницам и мулам.
   А с балкона главной городской башни на процессию взирали тайный определитель и его духовная свита. Не было только владыки: уехал он с сыном в провинцию, да не вернулся еще обратно.
  
* * *
  
   То и дело пробуждаясь от толчков наскакивающей на камни телеги, Танрэй лежала на сырой и вонючей соломе. Она не слышала ни выкриков проклятий, ни лязга оружия, ни визга хлыста, ни размеренного перестука копыт и колес. Она даже не чувствовала боли и запахов смердящего города. Ей все было едино, силы давно ушли вместе с кровью, которую чуть ли не до последней капли выжали из нее на пытках, оставив ровно столько, чтобы доковылять до столба и не умереть, не испробовав последней, уже не самой страшной после всего, пытки.
   Тут к месту, не к месту, но вспомнился разговор с чернобородым владыкой - тот, где вопрошал он о судьбе наследника. Может, правы они, называя ее пособницей мрака? Ведь сказала она ему тогда только половину правды: что, невзирая на кривую спину, вырастет теперь из Миче хороший воин. А может, надобно было сказать как есть? Или вовсе от лечения отказаться? Да поверил бы он ей разве, когда надежду выходить ненаглядное чадо получил? Злословьем бы счел, разгневался, а толка бы от того отказа, как с яйца, кочетом снесенного. Еще скорее бы в подземелья свезли...
   Неспроста судьба лишила Миче ума и здоровья, а Танрэй вот вмешалась. Тем, наверное, она на руку злу и сыграла, а вовсе не тем, что исцелила болящего. Болящие - они ведь тоже разные бывают. А тут знала - и отказать не решилась. Вот это и есть грех, за то кару и несет...
   Теперь вырастет из него разбойник, каких не видывал свет, свергнет и убьет родного отца много лет спустя. Только не было в том ее видении Соуле - с ним-то как обойдется Природа? Как распорядится им Превеликий, в которого он сам не верит?
   - Вылезай, тварь! - гаркнули над ухом.
   И увидала она высоко над площадью церемониальный желтый плащ тайного определителя, а улыбку его клеймом на себе ощутила и лишь бы вопреки ему силами собралась и встала.
  
* * *
  
   Уж близок был Тимаратау, и засевшие за стенами крепости воины приготовились к осаде. А на лобном месте стояли, покачиваясь от бессилия и плечом поддерживая друг друга, три искалеченные женщины. И вместе с разъяренной толпой слушали они приговор тайного определителя. Глашатай каждое слово выкрикивал, точно вбивая клинки в тела нечестивых прислужниц мрака, а горожане швыряли в мракоделок камни и проклятия.
   И вот вдруг у одних городских ворот приключилась сумятица. Не успели еще воины хога-полководца пустить в ход сокол, как кто-то изнутри вероломно отпер засовы, тихомолком перерезав горло по очереди всему караулу у того места. Предатель то был, из своих. Шпион.
   От других ворот кинулись было отбивать поток, но можно ли сдержать бурный океан, если лодка опрокинута?
  
* * *
  
   Осененная предсмертным воспоминанием, Афелеана поняла, что спасения не будет. Торопливо отлепив сухой кусок из смеси пагубных трав, прикрепленный на обратную сторону нашейного амулета в незапамятные времена на какой-нибудь такой вот случай, она сжала его в трясущейся руке.
   - Старшая из ведьм, Афелеана, приговаривается к казни через отрубание головы...
   Палач молодецки крякнул, подбоченился и подкинул в руке тяжелую секиру.
   - Сестер ее - Танрэй и Эфимелору - решено предать заживо очищающему пламени костра!
   В толпе радостно завыли. Уже схваченная за плечи, безносая Афелеана вдруг дернулась, разломила кусок снадобья и втолкнула в руки девочек по половинке:
   - Глотайте - и выходите! Глотайте и выходите отсюда к проклятым силам! - страшным гнусавым голосом заверещала она и глухо застонала, когда палач со всей дури швырнул ее лицом на плаху.
   Эфимелора мигом проглотила зелье, ахнула, ухватилась за разодранное горло. А Танрэй не смогла поднять ко рту связанные, да еще и вывороченные и перебитые руки.
   - Держите! - вскочив с кресла и ткнув пальцем в ее сторону, крикнул Соуле. - Отберите яд!
   Схваченная, Танрэй смотрела в стекленеющие глаза Эфимелоры, которой уже не было с ними, а потом услыхала глухой удар. Из-под громадной секиры на мостовую выкатилась обезображенная голова Афелеаны.
   И ровно в тот же миг один из защитников города ловким ударом обезглавил молодого кочевника из войска хога. Мальчишка тот десять лет назад спасен был беглыми каторжниками во главе с самим Тимаратау, да вот нашел свою кончину в чужой стране...
  
* * *
  
   Задыхаясь и страшно кашляя, Афелеана вскочила с земли, и на заплетающихся нечувствительных ногах, будто и впрямь тело отделили от головы, ее швырнуло в прибой. Попутчик-Учитель подхватил ее, поднял, мокрую и едва живую, привел в чувство.
   - Что там случилось? Это у Паскома? - спрашивал он.
   - Следи... за... нашими!
   Хрипло вымолвив это, она вдребезги расшибла пространство и ринулась на радугу Паскома и его тринадцати.
  
* * *
  
   Паском проснулся и, ухватившись за горло, сипло втянул в себя воздух. Не сразу он сообразил, что голова его на месте, что кругом - озадаченные лица его учеников, а сам он Учитель, кулаптр, принявший участие в гипнотической выдумке собственного тринадцатого ученика. Но странной, очень странной и противоестественной была та выдумка. Разве может такое быть на самом деле? Разве способен человек на такие зверства? Возможно ли, чтобы людей калечили и жгли ни за что, а все смотрели и не только не пытались остановить преступление, но и ликовали, точно сами вечные и их собственные шкуры не горят? Что-то не то с фантазией Ала, коли порождает она подобных чудовищ. Или...  []
   - Как... он силен!..
   - Кто?
   - Их общий страж, - Учитель указал на неподвижных Ала и Танрэй. - Он там един в нескольких лицах, а должен быть только стражем мира За Вратами у Ала, и более ни у кого...
   Из расползшихся дыр в пространстве к ним вломились другие Учителя - среди них и Афелеана, и Солондан - и с ними ученица Солондана, певчая пташка Эфимелора. Девушка казалась смертельно больной, словно яд она выпила не там, а здесь и теперь умирала.
   Внезапно послышался ужасный стон. Танрэй не пошевелилась, однако это стенание шло из ее груди. Никто еще не ведал подобной боли.
   - Ее жгут, жгут заживо! - сипя и хрипя, закричала Афелеана. - Она почему-то не смогла выпить яд, Паском! Вытаскивать их надо, и сейчас же!
   - У нее были перебиты руки, - Эфимелора кинулась к подруге, зарыдала в голос и обняла ту за голову.
   Ученики ахнули в немом ужасе. Перебиты руки? Выпить яд? Да видано ли такое изуверство?!
   - Он не пускает, - ответил Паском. - Он изгнал оттуда всех, кроме них двоих, и захлопнул ловушку. Он невероятно силен!
   И, словно в подтверждение его слов, на берег прорвались Паорэс, попутчик Эфимелоры, пропущенный на чужую радугу матерью Танрэй, которая осталась с учениками, отправив Солондана на помощь Паскому. Закашлялись и подскочили Рарто со своей попутчицей.
   - Мне отрубили голову! - крикнул Рарто.
   - И мне! Вероломно! - подтвердила его подруга.
   - И меня убили, - Паорэс провел ребром ладони по шее. - Я даже в битве не поучаствовал, в другом городе сидел...
   - Всем нам отрубили голову, кто был там лишним... кроме Эфимелоры, - заметила Афелеана, и все, пытаясь понять, к чему она клонит, посмотрели на девушек, одна из которых пыталась привести в сознание вторую.
   - Ты что-то поняла? - спросил Паском.
   - Может быть. Надо проверить. Эфимелора, сосредоточься, девочка! Попробуй еще раз войти туда, к ней... Если зацепишься за нее, тащи ее сюда любым способом.
   Паорэс присел рядом с попутчицей и ради поддержки взял ее за руку:
   - Давай! Я рядом!
   Та застонала от ужаса, но подчинилась.
   Танрэй кричала, ужасно кричала, не разжимая губ, сердцем и душой своей.
   - Я созову всех! - решила Афелеана, покуда подруга Танрэй пыталась пробиться в жуткий мир. - Иначе они все там погибнут, Паском!
   - Уж где горе идущему, там горе и ведущему, - пробормотал Паском, предпринимая очередную попытку втиснуться туда, где даже оболочка его была окончательно и бесповоротно умерщвлена.
  
* * *
  
   - Вот и ты! - прошипел Соуле и, выхватывая меч из ножен на бедре, кинулся к ступенькам.
   - Куда ты, пресветлый? - окликнули его из свиты, но он даже не отозвался.
   Последние крики ведьмы смолкли - видать, испустила дух. Костер затухал так скоро, словно разожжен был колдовством, а не искрой Превеликого и Единственного. Никто на обгоревшую дочерна мракоделку не глядел - все в ужасе бросилась врассыпную от воинов Тимаратау, что легко завладели крепостью.
   Как полоумный, несся тайный определитель навстречу хогу-полководцу. Так мчит охотничий пес на медведя, зная, что за спиной его божество - хозяин с арбалетом.
   Ведомый криками любимого, но едва узнаваемого голоса, Ал стегал взмыленного мула, однако поспел только к ее смерти и увидел обугленный труп на столбе. Мертвая сестра, Эфимелора, лежала рядом с обезглавленной грузной женщиной у черной от крови плахи.
   Яростно закричав, взмахнул Тимаратау-хог своим легким и длинным мечом, а враг его в разлетающемся желтом плаще выбежал на площадь и понесся ему навстречу.
  
* * *
  
   - Там нет больше "якорей", он и их убрал, - тускло глядя на затихшую дочь и на ученицу, которая никак не могла пробиться к подруге в их общий мир, пробормотал тримагестр Солондан.
   - Нет! Нет! - умоляла Эфимелора. - Танрэй, уходит оттуда, там нельзя оставаться! Вернись! Что нам с Паорэсом делать тут без вас?!
   Примчавшиеся на подмогу Учителя торопливо перебирали возможности спасения двоих учеников-попутчиков, но толка не было: вход в сознание Ала был наглухо забаррикадирован, исключая любой способ проникновения извне, равно как и выход оттуда наружу.
   - Подождите! - вдруг взвизгнула Эфимелора, и все подпрыгнули от неожиданности. - Кажется, получается! Она слышит меня!
   - Она жива?! - остолбенела Афелеана.
   - В том-то и дело, что нет. Но она еще там, на костре, и она меня слышит!
   - Что там происходит? - спросил Паском, падая на колени рядом с ними.
   - Сейчас узнаю... Там бьются... Ал с этим... с желтым ублюдком...
   - Так... понятно.
   Учителя бросились было наперебой давать советы, как поступить, но Паском махнул рукой, останавливая всех разом.
   - Эфимелора, слушай меня. Скажи-ка ей вот что...
  
* * *
    []
   Пребольно ударил колдовством желтый определитель, и меч Ала едва не выскочил из отнявшихся рук. Но непростой это был меч - он сам помогал владельцу, словно продолжение руки и души его.
   Рассыпалась прахом сгоревшая ведьма, а площадь покрылась трупами - то были жертвы армии, по велению Тимаратау прокатившейся в глубь стольного града. И воронье уже слеталось из полей на поживу...
   Лишь у полководца были свои счеты здесь, на лобном месте.
   От удара Ал упал на все еще тлеющие угли, и тут неведомо откуда дунул ветерок, взметая пепел. Призрачный силуэт возник над кострищем: "Это я, мой попутчик! Прими меня!" - и слился с Алом. Тот сразу же вскочил и хлопнул себя по затлевшей одежде, сбивая искры.
   "Вперед!" - дохнул ветер и унесся прочь.
   Ал ушел из-под удара Соуле, подставив свой клинок, но снова был сбит с ног невидимой силой тайного определителя, о которой знал лишь смутно да по чужим рассказам.
   Откуда вдруг взялись знания? Ал увидел врага, будто тот вдруг из человека превратился в клубок серебристых и пульсирующих нитей. По тонким паутинкам бежал ток жизненной силы.
   "Аярэй, аярэй... инасоутерро... атме... атмереро... асани, асани!"
   И, выдернув Соуле из его убежища, втиснулся в него сам, а тому ничего не оставалось, как занять освободившееся место, да не поняв еще, что случилось, замахнуться что было сил мечом Тимаратау-хога на себя самого. А Тимаратау только и сделал, что свой меч отвел и подставил тело Соуле под удар. Со свистом, лихо опустилось лезвие на левое плечо тайного определителя и рассекло тулово наискось, к правому бедру.
   И тут же, не успев испытать предсмертной боли, хозяин вернулся на место, изгнав гостя.
   Несколько мгновений Соуле стоял, опустив меч лезвием в землю, булькая кровью и непонимающе глядя на своего убийцу. Как тому удалось?.. Как?..
   Ал кивнул и просто выдрал свой клинок у него из брюшины. Потеряв опору, Соуле рухнул ничком под ноги полководцу, не ведавшему поражений.
   - Будь проклят, Соуле! Будь проклят, изверг рода человеческого! - сказала женщина устами хога Тимаратау, толкая ногой труп в луже черной крови, и в следующий миг завоеватель навсегда покинул тот мир.
  
* * *
  
   Танрэй оттолкнула от себя чьи-то руки, а затем с бешеными глазами отползла спиною вперед к стволу пальмы и там замерла. Но она не плакала и не кричала.
   Лишь в самом финале Учителю удалось нырнуть к ним - когда власть убитого Соуле прекратилась и путь в святая святых оказался открыт как для Ала, так и для его попутчицы, отныне и впредь, но ценой жизни многих. Пусть жизни не реальной, выдуманной, и все же...  []
   Паском вывел их из плена того мира, из рискованно длительного транса.
   Ал дольше всех не мог понять, где он находится, ведь ему не довелось пройти через озарение смертью, когда в один миг ты успеваешь увидеть не только истекшую свою жизнь, но и все, что было и что будет с тобой в прошлых и будущих. Его разум не хотел принять, что всех этих лет попросту не было, что минула всего лишь пара часов внутри Храма в Эйсетти, в грани, принадлежавшей душе, атмереро.
   Все кинулись к Танрэй, однако девушка попросила их оставить ее ненадолго одну и сильнее вжалась в волокнистую кору пальмы. В синих глазах ее по сию пору не потухло еще пламя проклятого костра.
   - Я никогда, слышите?.. - тихо сказал Ал, глядя в глаза Учителю сумеречным взором, - я никогда не подвергну этому ни Коорэ, ни Саэти, ни других своих ребят!
   Он вскочил, подошел к Танрэй, присел рядом и, обняв ее, зашептал что-то умиротворяющее, отчего боль ее вскоре стихла, а глаза по-прежнему воссияли, словно два синих озера.
   Паском понял, что спорить с ним было бы не вовремя и не к месту, оттого и смолчал. Однако это послужило уроком всем участникам удивительного эксперимента.
   Ал сдержал свое слово: проученный горьким опытом, ни в этой, ни в одной из следующих жизней он не устраивал своим тринадцати такого испытания. Хотя, кажется, их с Танрэй любознательный сын был не против испробовать на своей шкуре то, что удалось испробовать другим его ровесникам.
   - Я найду альтернативный способ! - пообещал Ал укоризненно ему пенявшему Паскому из воплощения в воплощение.
   И не успел...
  
* * *
  
   Свет Волчьей звезды померк. Посреди двора стояла пустая погребальная капсула, навечно испепелив тело той, которую звали Ормоной.
   Промелькнувшие за секунды, воспоминания отступили, и немой перевел взгляд на Учителя, Сетена и Ала.
   - Нужно перебираться к Базе, в Новый город, - произнес Паском, обращаясь скорее к Алу и Фирэ, нежели к едва вменяемому Тессетену.
   Там, далеко отсюда, пробуждалось тело. Оно потребовало к себе слишком уж увлекшийся свободой дух.
   Нат ощутил запахи и звуки. Открыл глаза и снова закрыл. Всё было безнадежно серым, плоским и безрадостным...
   "Надо будет волком стать - я стану!"
   И станешь.
   Стал!..
  
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


Популярное на LitNet.com С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"