Гончар Анатолий Михайлович: другие произведения.

Судьба. На острие меча

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать хрупкой девушке, если государство, столь любимое ею, находится на грани страшной войны? Рыдать и прятаться за чужие спины? Ну уж нет, это не про нас! Храбрая воительница Ее величества Амель Амертон, считая, что лучшая защита - это нападение, отправляется в чужую страну, чтобы предотвратить войну. Ей предстоит сразиться с самыми разнообразными противниками: людьми и порождениями магии... Героиня поймет, что такое предательство и дружба, ненависть и настоящая любовь. Но сможет ли она совершить предначертанное судьбой?


   Роман написан в соавторстве с моей дочерью Ольгой.
  
   Судьба. На острие меча
  
   Даже если все уже решено за Вас, помните: жизнь полна неожиданностей.
  
   "Помни, ты должна молчать. Помни, долг превыше всего".
   Шаги гулко отдавались в голове. Ноги давно привыкли к холоду камня, а тело уже не замечало окружающей стылости. Но тревожное ожидание, как всегда брало верх, отчего немилосердно колотило в приступах дрожи. Сейчас меня вновь приведут к нему в кабинет. Снова будут его вопросы, моя ложь, удары бича... А потом - опять холодный пол, привкус крови во рту, крики других узников, отчаявшихся и умирающих. Все, как всегда. А всего лишь некоторое время назад...
  
   - Авель, ты здесь? - стук в дверь вывел меня из раздумий.
   - Что?
   - Авель, что-то случилось? - мама словно почувствовала, что что-то не так.
   - Нет, все хорошо, - я поднялась с дивана, ставя остывший кофе на стол. Дверь открылась, и моя мама - леди Амертон - вошла в комнату. Она думает, у меня нет от неё секретов. Но я...
   Я ей никогда не скажу, что случилось. Ей незачем знать, что мне поручено задание государственной важности. Пусть думает, что я еду на очередные учения. А в случае, если... На глаза навернулись слезы. В случае моей смерти, маме сообщат, что учения продлили на неопределенный срок. Да, я отчётливо понимаю, что едва ли мне удастся вернуться домой снова, но не намерена отступать.
   - Мама, я сейчас...- голос предательски дрогнул. Нет, не в таком виде... Мама не должна заметить моих слёз. Шагнув вперёд, я остановилась и, стремительно развернувшись, почти бегом устремилась в ванную. Умылась. Вот так. Все. Вроде все. Почти неуловимый скрип двери. Этого и следовало ожидать - леди Амертон никогда не отличалась долготерпением.
   - Авель, дочка?!
   Вздохнув, я вернулась в свою комнату и, не доходя до её середины, остановилась. С напускной задумчивостью обвела взглядом книжные полки...
   - Подойди ко мне... - мама поманила меня пальцем. Её не обмануть. Я подошла ближе.
   - Ты уедешь... - молчание, - не отрицай, я знаю... Возьми.
   Она сняла с шеи тонкую цепочку. На ней небольшой кулончик - камень, обрамленный серебряными листьями. Тонкий луч света, прошедший сквозь приоткрывшийся ставень, и камень сверкнул изумрудным всполохом.
   - Это украшение передается в нашем роду от матери к дочери. В нем хранится память многих поколений, - мама замялась, не в силах говорить. Она плакала.
   - Мама, что с тобой, мама? - в горле стоял комок, я чувствовала, что и сама сейчас расплачусь.
   - Я... знаешь, я...- она вытерла слезы, но тут же по щекам побежали новые. - Просто мне кажется, что я увижу тебя очень нескоро...
   Мама, моя каменная леди Амертон рыдала в полный голос. Она предвидела смерть отца, но не плакала. Просто старела на глазах... Сейчас же она рыдала. Боль, переполнявшая её сердце со дня гибели моего папы, стала просто невыносимой.
   - Мама, ну, что за глупости! Конечно же, мы скоро увидимся... - я постаралась придать своему голосу как можно больше уверенности. Верю ли я в свои слова? Не знаю. Я надеюсь.
   Мама взяла себя в руки. Слёзы высохли, словно их и не было. Леди Амертон претят человеческие слабости. Когда она начала говорить, её голос был твёрд и бесстрастен.
   - Может быть ты и права. Будущее пока неопределенно, и, кто знает, возможно, на этот раз судьба будет к нам более благосклонна... - она умолкла, боясь сказать что-то лишнее. - А теперь иди, тебе пора...
   Я согласно кивнула.
   - Иди, - она нашла силы поднять взгляд и стряхнуть с глаз вновь нахлынувшие слёзы. - Иди и помни: линия судьбы ещё не вычерчена несмываемыми рунами неизбежности. Всё ещё можно изменить. В твоих силах изменить ВСЁ.
   Я не стала ничего спрашивать, ибо знала, что ответа у неё нет. Будущее не выдаёт своих тайн, оно лишь приоткрывает завесу смутной пасторали разрозненных картинок и чувств.
   - Я люблю тебя, - мама притянула меня к себе и снова расплакалась. Если бы она могла, она бы остановила, не отпустила бы меня никуда, но тогда неизбежное случилось ещё с большей неизбежностью. Уйти от начертанного судьбой нельзя, можно лишь, идя навстречу, подставить под удар щит своих сил и знаний, и тогда оно не будет столь гибельно. Но оно неизбежно...
   Всё, ухожу, иначе тоже расплачусь. Слезы облегчают боль, но отнимают силы. А я должна быть сильной...
   Прощай, мама! Прощай и прости...
   Нет! Не прощай, до свидания!.. Я вернусь!
   Я тоже тебя люблю, мама!
  
   Орлик, нетерпеливо перебирая ногами, ждал на конюшне. Отделанная серебром сбруя блестела в лучах поднимающегося к зениту солнца.
   - Госпожа, - конюх склонил голову в приветственном поклоне. Новенький, ещё не знает, что я не люблю церемоний. Но сейчас мне нет до них никакого дела. Уже скоро я буду во дворце. И если всё будет идти, как задумано, минуты моей жизни начнут последний отсчёт. Если ничего не изменится... А разве что-то может измениться? Нельзя обманывать саму себя. Уже не осталось надежды, но... Одна жизнь - разве это цена за счастье целого народа? Даже если она твоя? Гордость за выпавшую мне честь выше страха смерти. Я смогу, я не отступлюсь... Но руки слегка дрожат, и к горлу подкатывает ком нерешительности. К чёрту! Ногу в стремя.
   - Но, - Орлик рванул с места, заставив меня отвлечься от обуревавших мыслей и полностью сосредоточиться на стремительной скачке. Мы промчались через ворота, едва не задев отскочившего в сторону стражника и продолжа путь по узкой улице. Бредущие по ней люди ещё издали уступали дорогу, испуганно прижимаясь к стенам домов. Не останавливаясь и не замедляя скорости, мы выскочили на перекрёсток, разделяющий город на четыре равные части, и по вымощенной розовым камнем мостовой проскакали мимо высоких золоченых ворот, за которыми тянулась дорога, ведущая к парадному подъезду королевского дворца. Миновав вторую триумфальную арку, я немного натянула правый повод, заворачивая Орлика, но почти не сдерживая его прыти, в сторону узкой улочки, уходящей в глубину старых, полуразрушенных кварталов города, постепенно переходящих в заросли заброшенного яблоневого сада.
   Уже через пару минут я оказалась в тени деревьев и, перейдя на шаг, направила коня по едва заметной тропинке вдоль тенистых аллей. Скрывшись от посторонних глаз в переплетении ветвей, я придержала Орлика и легко спрыгнула на землю. Прямо передо мной, в, казалось бы, монолитной стене, угадывались очертания небольшой дверцы.
   - Орлик, - я прильнула к шее своего боевого друга, и невольная слезинка скользнула по щеке. Только здесь, когда меня никто не видел, я могла позволить себе эту непростительную слабость, - ступай домой.
   Я отступила на полшага в сторону и легонько шлепнула коня по холке. Друг несмело переступил с ноги на ногу.
   - Ступай, ступай, - я ткнула ладошкой в его круп, и он нехотя затрусил в обратную сторону. Пробежав десяток шагов, конь повернул голову и тихонько заржал, словно прося вернуться.
   Но я отрицательно качнула головой:
   - Ступай, Орлик!..
   Конь махнул хвостом и скрылся за деревьями. За него я не волновалась, дорогу он знает, а воры-конокрады, хм... это даже не смешно... на сбруе и седле - мой вензель, едва ли кто осмелится покуситься на коня лучшей воительницы Её Величества... Я снова посмотрела в сторону ускакавшего боевого друга и, тяжело вздохнув, шагнула к потайной дверце...
  
   Меня уже ждали. Из-за нагромождения серых камней, прятавшихся в темноте буковой аллеи, показался низко кланяющийся, сухонький, одетый в рванину и, казалось бы, совершенно немощный старикан. Но королевский привратник Светазар не был ни немощным, ни нищим. Его старые, узловатые пальцы с легкостью разгибали подковы, под драными одеждами угадывалась легкая бронь, а в прорехе рубища поблёскивала рукоять дорогого кинжала.
   - Госпожа, - Светазар, остановившись, склонился почти до самой земли, а когда разогнулся, на его лице не было ни капли почтения. - Идёмте.
   Не дожидаясь моего ответа, он развернулся и бодро зашагал прочь. Я поспешила за ним следом. Он шёл, всё ускоряя и ускоряя шаг, и спустя минуту я почти бежала.
   Наконец, он довёл меня до белой стены дворцовой башни, и мы остановились. Перед нами высился единый монолит. Ровная каменная поверхность без единой щели... Привратник осмотрелся по сторонам и, покопавшись в одеждах, извлёк узкий, похожий на стилет, ключ. Щель в стене всё же была. Втиснув ключ в едва видимую трещину кладки, Светазар привел в действие механизм, скрытый в глубине камня. Внутри заскрежетало, и стена стала медленно поворачиваться. Вскоре в ней образовалась прореха, достаточная для того, чтобы протиснуться одному человеку. Привратник, отступив в сторону, молча кивнул, и я шагнула вовнутрь. Каменная кладка сделала ещё пол оборота, и проём за моей спиной закрылся. Какое-то время я стояла в неподвижности. Глаза медленно привыкали к мраку. Я знала, что меня окружают королевские воительницы, но не слышала даже их дыхания. Наконец, мрак рассеялся, и я шагнула вперёд. Сомкнутые передо мной копья поднялись вверх - стражницы отступили, освобождая дорогу.
  
   - Авель, передумай, пока не поздно, - королева Эвиль нежно погладила мою руку. В её взгляде - боль и сострадание. - Я уже жалею, что высказала свои мысли вслух... Ты лучшая. Лучше всех, но всё же... Как королева я не имею права заменить тебя кем-то другим... но, как подруга, прошу - откажись! Я не стану тебя неволить, - в голосе столько мольбы и отчаяния... но слёз нет. Королеве не пристало лить слезы.
   - И не подумаю,- она упрашивала меня, казалось, целую вечность, хотя прошло всего несколько минут. Тщетно. Разговоры бессмысленны, у нас нет другого выхода. И я, и она это прекрасно знаем.
   - Хорошо, - королева решительно выпрямилась, её голос вновь обрёл твёрдость, - пусть будет по-твоему. Но ты понимаешь, что это очень опасно?
   Я кивнула. Мы обе знали, насколько невелики мои шансы. Эвиль сделала шаг в сторону, и её взор остановился на солнечном луче, пробившимся из-за прикрытых ставен.
   - Авель, что бы ни случилось, - её голос вновь предательски дрогнул, - никто не должен узнать, что ты действуешь по моему приказу. Слышишь, никто! Ты должна выполнить задание. Иначе война. Кровь, пожары и голод. Тысячи убитых и угнанных в рабство... Мы еще слишком слабы для открытого противоборства...
   Никто не должен узнать... Значит, она не верит в моё возвращение. "Ты должна выполнить задание. Иначе война". Но война уже идёт, хотя об этом открыто и не говорят: отравленные колодцы и сожжённые нивы, разбойничьи набеги и торговые препоны... Страна разорена и доведена до края, за которым только пропасть голода и мора. Лишь мудрое правление королевы сдерживает распад и хаос империи.
   - Я всё прекрасно понимаю, Эвиль, но не откажусь от своего решения. Я не смогу сидеть в тылу, прячась за чьими-то спинами и ждать позорного плена и рабства. Это не для меня!
   Королева вздохнула.
   - Тогда поезжай в Яруск. Там ты должна встретиться с генералом Эльге Ламсом. Действуй по его указаниям. Мне же больше нечего тебе сказать, - она отвернулась. - Отправляйся немедленно и...- над нами повисла пауза, словно королева подыскивала нужные слова. Когда она продолжила говорить, голос её дрожал, - возвращайся...
   Она по-прежнему стояла ко мне спиной, руки были прижаты к лицу, а плечи вздрагивали.
   Я молча поклонилась и, развернувшись, быстрым шагом направилась к потайному выходу. В горле стоял ком, а на сердце давил камень.
  
   Изменить внешность до неузнаваемости особого труда не составило. Привычно распушенные по плечам золотисто-русые волосы стянулись в высокий пук на затылке, на веки лег толстый слой сажи, а губы расплылись красной помадой. Два-три круговых движения свеклой и на щеках - яркий румянец. Не очень ровно, но зато эффектно. Посмотрев в зеркало, я увидела милую дурнушку из приличного дома. Хотелось взглянуть на того, кто узнал бы меня в этом образе. Если не считать шуршащие и сковывающие движения платья, то я вполне была готова к путешествию. Привычные брюки и кое-что из верхней одежды сложила в дорожную сумку. Меч пришлось оставить - не пристало девушке из хорошей семьи разгуливать со столь серьезным оружием. Но отказаться от узкого боевого ножа было бы верхом неблагоразумия. Его я прицепила к неширокому поясу, скрытому под надетой поверх платья туникой. Чехол с десятком метательных стрелок крепко затянула на лодыжке.
   Задворками выйдя на рыночную площадь, я прямиком направилась к конному ряду. Слава богу, в торговой суете до меня никому не было дела: торговцы орали, нахваливая товар, покупатели галдели и, столь же громко кричали, возмущаясь что их пытаются обжулить. Меж теми и другими сновали вездесущие мальчишки, добрая половина которых успешно трудилась на воровскую гильдию. Я давно предлагала королеве переловить всех воров, а мальчишек-подручных отправить на перевоспитание...
  
   ...Королева хмуро улыбалась.
   - Авель, политика слишком тонкая и сложная наука, - поясняла она,- чтобы вот так запросто предпринимать столь решительные шаги. Воры - неотъемлемая часть общества. Ты даже не представляешь, сколько народу кормится вокруг этих нарушителей закона. Если мы устраним хотя бы половину из них, то на плечи казны лягут заботы о тысячах обездоленных и нищих, по городу прокатится волна голодных бунтов. Тебе кажется, что воры наносят ущерб и страдания простым людям? Тебе жаль прозябающих в нищете? Запомни, ни один уважающий себя вор не станет гоняться за кошельком, в котором нет и десяти монет. Настоящий вор никогда не опуститься до того, чтобы украсть последнюю денежку у старой женщины или неимущего. Член воровской гильдии - это не та мелкая жуликоватая шушера, шастающая по площадям в поисках любой поживы. Они - воры - всего лишь перераспределяют ценности, имеющиеся в обществе, забирая у одних и отдавая другим. Что дурного в том, чтобы наказать беспечного зазнавшегося купца, похваляющегося заморским товаром или сбить спесь с молодой женушки фабриканта? Это наука жизни, а наука стоит дорого. На каждого вора работают десятки людей: от вихрастых мальчишек до убелённых сединами ветеранов, от нищих, просящих подаяния, до богатых лавочников, имеющих не по одному десятку слуг. Нет, Авель, мы не будем искоренять это зло, пусть даже законы и требуют этого.
   - Но мы же время от времени отправляем на рудники пойманных воров. Мы даже казним их!
   - Да, мы делаем это, - в голосе королевы не было ни тени смущения.
   - Но ты только что говорила... - я растерялась.
   - Да, мы делаем это, - повторила она, - мы делаем это, чтобы они не "зарывались", чтобы чувствовали на чьей стороне сила, чтобы не смели даже подумать о том, что можно позволить себе большее...
  
   Разговор состоялся давно, но странный осадок на душе и пустота на сердце остались. Сейчас мне не было бы никакого дела ни до воров, ни до их потенциальных жертв, если бы один из крутившихся рядом мальчишек уже не прицеливался к висевшему на моем поясе кошелю. Видимо, одинокая девушка показалась ему подходящей кандидатурой для отъёма денег. Предпринять что-либо заранее я не могла, показать, что насквозь вижу его намерения, означало обратить на себя лишнее внимание. Оставалось лишь ждать, а уж в последний момент завизжать, изобразив полную беспомощность.
   Когда двое кучерявых мальчишек вцепились друг другу в волосы и, меся друг друга, покатились мне под ноги, стало понятно, что сейчас начнётся... Но ожидаемого посягательства на кошелёк не последовало. Ещё через мгновение яростное лупцевание между драчунами закончилось. Они вскочили на ноги и, не оглядываясь, прыснули в разные стороны. Я украдкой огляделась вокруг, того мальчишки нигде не было, и мысленно развела руками - кто-то более старший и опытный безошибочно распознал потенциальную опасность, а может, что совсем скверно, и угадал во мне королевскую воительницу. Остаётся надеяться, что у него хватит ума не делиться своими соображениями и догадками с собратьями по ремеслу... Но во всём надо видеть положительное - теперь за свой кошель я могла не опасаться...
  
   Конь мне понравился сразу. В нем, конечно, не было той чистоты кровей, что так бросалась в глаза в моём Орлике, но и он заслуживал поцокивания языком и восхищенных возгласов собравшихся вокруг знатоков. Чтобы протолкаться поближе, пришлось вспомнить некоторые старые навыки и немало поработать локтями.
   В перипетии борьбы за передний ряд я не заметила, что настоящих покупателей на коня не было. Никто из восхищающихся зевак не спешил раскрывать толстые кошельки и наперегонки друг с другом отсчитывать тяжелые золотые монеты. Никто не торговался, пытаясь сбить непомерную цену. Может у коня существовал какой-то едва заметный, но явный изъян?
   - Такой красивый девушка, - подал свой голос тщедушный кареглазый продавец, - хочет иметь такой красивый конь?
   - Красивый? - стараясь сразу сбить цену, я окинула коня насмешливо презрительным взглядом, - и сколько сольди хочет господин за эту беспородную скотину?
   Подбородок продавца вздернулся праведным негодованием. Потомок степных хызров1 знал толк в лошадях. Конь для степняка - жизнь. И безопаснее было бы оскорбить его жену, чем посмеяться даже над самой захудалой лошадью. Он хотел ответить, но, сообразив, что резкие слова - всего лишь прелюдия к торгу, сдержался. Теперь хызр натужно сопел и отвечать на мой вопрос не собирался.
   - Сколько просишь за этого коня? - Повторила я, и смуглый продавец, ощерив зубы в щербатой улыбке, негромко выдохнул:
   - Услугу...
   Все возгласы вокруг на мгновение стихли. Конь мне понравился, но цена действительно могла оказаться непомерно высока. Услуга - формула старинного договора купли-продажи - могла означать всё, что угодно. В просторечии она выглядела как обязательство продавца предоставить оговорённое имущество в обмен на обязательство покупателя в определенный срок выполнить что-либо, то есть оказать продавцу ответную услугу. Проще говоря, покупатель отдавал себя в рабство на определённое договором, пусть и незначительное, время. Он мог оговорить, казалось бы, всё: и время, и срок действия договора, и характер услуг, от выполнения которых он мог отказаться, и многое-многое другое. Продавец либо соглашался с этими условиями, либо искал нового покупателя. Беда в том, что первый, в отличии от второго, всегда знал, какая услуга будет им потребована, ведь в договоре всегда имелись подводные камни, обойти которые покупатель был не в состоянии. И что бы не говорилось о взаимной выгодности подобного договора, в выигрыше всегда оказывался продавец (о случаях, когда наивные покупатели поплатились буквально всем, в столице ходили легенды). Договор закреплялся наложением чар, и разорвать его было невозможно. За отказом выполнить услугу следовала неотвратимая смерть...
   Я, словно раздумывая, постояла некоторое время, переминаясь с ноги на ногу, затем коротко бросила:
   - Условия?
   - Твои, - холодно буркнул степняк и недружелюбным взглядом окинул собравшуюся вокруг толпу.
   Народ, сочувственно поглядывая в мою сторону, стал медленно рассасываться по базарной пощади. Становиться свидетелями сделки не хотелось никому, так как никто не мог поручиться, что его не коснётся осколками договорной магии.
   Итак, условия должна была предложить я, точнее зафиксировать на бумаге действия, от которых отказываюсь однозначно и безоговорочно. Вот ведь чёрт, всегда легче выкрутиться из условий, заранее определённых продавцом, чем писать свои собственные.
   "Ну, что ж, я уж тебе расстараюсь! Такого понапишу, что ты невольно вынужден будешь оговорить свои собственные условия", - со злостью подумала я, усаживаясь за невесть откуда взявшийся столик. Пергамент лежал на столешнице, чернильница стояла рядом.
   Значит так: "Я отказываюсь выполнять действия, сопряженные с посягательством на мою жизнь, честь и достоинство; отказываюсь воровать, грабить и совершать убийства; отказываюсь..." И так ещё тридцать три и три пункта.
   Хызр взял в руки почти полностью исписанный свиток и быстро, пробежав его глазами сверху донизу, довольно кивнул. Странно. Значит, я что-то упустила? Что именно? Я мысленно перебрала все написанные мной оговорки и ограничения. Вроде бы всё верно, но почему продавец не выглядит расстроенным? Что-то здесь не так. Я ещё раздумывала, когда степняк поднёс к договору магический светильник. Пламя пыхнуло и мгновенно опало, на землю полетели небольшие хлопья пепла.
   - Договор заключён, товар твой, - в руку легли кожаные поводья. - Услуга за услугу, - закончив ритуал этой фразой, степняк повернулся и опрометью кинулся вон с площади.
   - Имя коня? Ты забыл сказать имя коня!..
   - Верный, - донеслось сквозь возрастающий гул голосов.
   Верный... Хм, не слишком подходящее имя для лошади, скорее собачья кличка... Но ничего не поделаешь. Верный, так Верный.
   Зелёная тюбетейка торговца уже затерялась среди пёстрой толпы народа. Я же осталась стоять, растерянная, даже слегка ошеломлённая быстротечностью сделки. Ладно, что случилось, то случилось. Договор отменять поздно. К тому же, если продавцом и затеяна какая-то скрытая пакость, то со мной этот номер не пройдёт. Я тоже не так проста - магия на меня не действует, а значит и договор мне постольку-поскольку. Впрочем, неважно. Мне ещё предстояло запастись провизией и выбраться за пределы города.
   А он бурлил своей повседневной суетной жизнью. По узкой мощеной камнем улице в направлении городских ворот двигался практически непрерывный, бесконечный поток телег, всадников и пеших. Втиснувшись в строй груженного мануфактурой обоза, я вполне уверенно приближалась к границе города. Навстречу текла, точно такая же человеко-лошадино-тележная "река". На узкой улочке, время от времени, телеги сталкивались, цеплялись колесами, и тогда поток, возмущённо ревя, замирал, чтобы затем с новой силой хлынуть дальше.
   Уже перед самыми воротами мне удалось пристроиться к кучке праздных девиц, намеревающихся совершить дневную прогулку вокруг городских стен. Пока в окрестностях столицы было ещё вполне безопасно, и они могли позволить себе лёгкий променад под бдительным взором городской стражи.
   Часом спустя Верный неторопливым шагом трусил по просёлочной дороге, унося меня всё дальше и дальше от стен Мирска.
  
   * * *
   Яруск - ставка генерала Эльге Ламса находилась недалеко - два дня пути. Вела туда широкая дорога, выложенная деревянным брусом. Вытесанные из мореного дуба, они некогда лежали единым монолитом, но годы взяли своё. Нынче одни вывернулись под копытами тяжелых боевых коней, а другие и вовсе сгнили и рассыпались в труху. Так что, проехав по дороге некоторое время и наглядевшись, как спотыкается мой конь, я, свернула на обочину и продолжила путь по узкой, но хорошо наезженной тропинке. Благо она, хотя изредка и виляла в сторону, но в целом уверенно вела в нужном направлении. Прильнув к гриве коня, я принялась возмещать убытки бессонных ночей своего славного боевого прошлого...
   Разбудили меня приглушённые голоса. Разговаривали двое. И я уже никуда не ехала, мой конь стоял неподвижно и лишь время от времени прядал ушами. Не подавая виду, что проснулась, я чуть приоткрыла глаза и прислушалась. То, что бесцеремонно прервавшие мою поездку господа являют собой отнюдь не светских львов, было ясно по одному лишь запаху. Эти двое смердели так, будто только что вылезли из городской канализации. Но и представителями благородного ремесла золотарей они тоже не являлись. По всей видимости, данные господа были вылезшими из лесной берлоги разбойниками.
   Первый из них, худой и рябой, держал Верного за поводья.
   - А девка-то недурна!- сказал он, глядя в мою сторону.
   Второй, толстый и бородатый, был столь увлечен копанием в седельной сумке, что только хмыкнул.
   На что первый будто обиделся:
   - Хорошая, говорю, девка.
   Я подавила смешок. Конечно, хорошая. Я никогда в этом не сомневалась.
   Толстый наконец-то оторвался от рытья в моей сумке и бросил на меня настороженный, а вместе с тем и презрительный взгляд:
   - Хорошая-то она мож и хорошая, да вот только набор дорожный у нее странный...- он почесал бороду. - Портки мужские да топор... боевой...
   Худой в свою очередь пошкрябал затылок и недоуменно уставился на своего "доброго" товарища:
   - Странно. Зачем молодой девке топор?
   - И правда зачем? - прищурился толстый.
   - А чтоб с разбойниками разговаривать было сподручнее! - звонко ответила я и улыбнулась самой зловредной из моих улыбок.
   Держащий поводья разбойник подпрыгнул и выпустил из рук поводья. Зато толстый остался невозмутим, но и он смотрел на меня уже с куда большим интересом.
   - Как это, девонька?- прищурив глаза, спросил он.
   - А вот так!
   Я мигом спрыгнула с коня, попутно запустив руку в сумку и выдернув оттуда топор. Затем правой рукой перехватила рукоять поудобнее и сделала несколько взмахов. Как там нас учили? "Машешь ленивенько так топориком либо палицей и краем глаза смотришь на реакцию противника", - поясняла смешливая наставница, наблюдая, как мы пытаемся взмахнуть этим оружием хоть разик. Затем она удалялась в свой кабинет, где и рыдала от смеха. Но это было давно, поэтому сейчас я могла, не скрывая удовольствия, насладиться реакцией "противника". Оная порадовала. Сначала худой просто открыл рот. Затем, когда я сделала еще несколько выпадов, у него задергался левый глаз. Я же, почти рассмеявшись, чуть не пропустила атаку вытащившего палицу толстого. Продолжая отражать его удары, подумала, как комично это смотрится: высокая девка в столичном платье (вернее, в угоду моде, в целых трех) с топором и низкий (ниже меня на голову) толстый разбойник с булавой. По всей видимости это было действительно забавно, так как сначала присевший от ужаса на обочину рябой уже во всю давился от смеха.
   Парировала удары бородача я минуты две. Потом это жутко надоело. Сказать, что он плохо дрался - не сказать ничего. Он дрался хуже пришедших на первое занятие девушек, которые в последствии возможно даже не станут воительницами. Но мимика... Он сверкал глазами и кровожадно демонстрировал оскал, брызгал слюной и рычал, и так далее, и тому подобное. Хватит. Он замахнулся в очередной раз, и булава, жалобно звякнув, улетела в кусты. Толстяк удивленно посмотрел на свои ладони, что секунды назад держали оружие, затем на меня. Я же, опершись на поставленный наземь топор, застыла на месте и вопросительно изогнула бровь. Бородатый с ненавистью глянул на мою персону, сплюнул на землю и, молча вытирая стекающий по лицу пот, подошел к худому, взял его за шкирку, что-то сказал, и они, ежесекундно оглядываясь, удалились с поля боя.
   Убедившись в том, что горе-разбойнички скрылись за линией горизонта, я приняла нормальное положение и наконец-таки потянулась. Осмотрела свой топорик, с сожалением отметив, что на нём от столкновения с железом остались небольшие зазубрины. Плюнув и едва слышно выругавшись, вытерла лезвие об подол верхнего платья и, подняв полы, двинулась в сторону смиренно ожидавшего меня коняги...
  
   Яруск встретил меня криками возниц, скрипом несмазанных телег, дымами бивуаков и запахом пшённой каши. Всё как везде: народ суетится, торговые караваны убывают и прибывают, солдаты королевской пехоты, расположившись на отдых, готовят пищу, только вот серых крестьянских армяков да коричневых ремесленнических рубах, многократ меньше, чем синих солдатских мундиров да зелёных офицерских френчей. Одним словом что ни говори, а приграничный город-крепость он и есть город-крепость, ни убавить, ни прибавить.
   Резиденцией генерала Ламса было небольшое, обнесённое кирпичным забором поместье со стоявшим точно в центре зелёного лужка домом из красного камня. Ворота в усадьбу были распахнуты, вокруг никого не было, так что испрашивать разрешение войти было не у кого. Некоторое время полюбовавшись окрестностями и решив, что всё же не стоит терять время даром, я приблизилась к фасаду здания и от души постучала кулаком в дверь. Через мгновенье послышался шум отодвигающегося засова, створки отворились, и передо мной возник строгий на вид охранник. Он внимательно осмотрел меня с ног до головы и хмыкнул.
   - Вы к кому?- басом спросил он.
   - Мне нужно видеть генерала Эльге Ламса.
   Охранник удивленно вытаращился.
   - Он ждет Вас?
   - Да,- сухо сказала я, сама не будучи уверена в оном.
   Но ответ прозвучал убедительно, и несколько утомивший меня охранник открыл дверь:
   - Тогда я провожу Вас до залы,- негромко сказал он.
   Я неторопливо последовала за ним. Странно но охранник не спросил ни грамоты удостоверяющей мою личность, ни проверил наличия у меня оружия, ни... словом не сделал ничего. Генерал относился к своей безопасности с чересчур явным пренебрежением.
   Зря.
   Мы пересекли несколько галерей, прежде чем дошли до широких, открытых настежь дверей приемной его высокопревосходительства.
   - Вы можете подождать здесь, - мой сопровождающий слегка наклонил голову и сделал приглашающий жест рукой.
   Я шагнула в глубину ярко освещенного помещения.
   - Позвольте мне удалиться, - донеслось из-за моей спины.
   - Конечно, конечно, - обернувшись, я несколько помедлила и, решив, что одиночество пойдет мне только на пользу, согласно кивнула.
   Он громко щёлкнул каблуками и исчез. А я, постояв некоторое время, в задумчивости присела на обитый бархатом небольшой диванчик и окунулась в омут мыслей. Так, что мы имеем? Постоянные столкновения на границе, известия об убитых гонцах на территории Камерлина, непонятные слухи о войне... Хм...
   Внезапно мое внимание привлекла дивная синяя ваза, стоявшая на другом конце комнаты. Я встала и, подхватив шуршащие пыльные юбки, двинулась в её направлении. Ваза была изысканного винуэзского стекла, и то, что сделана она была в Камерлине, не вызывало никакого сомнения. Именно там был распространен узор из дубовых листьев, и только там его могли сделать из чистого золота. Я осторожно провела рукой по вазе. Под слоем пыли обнаружилась надпись из нескольких рун. Увы, прочитать ее я так и не смогла. Руны не были камерлинскими, это было ясно с первого взгляда - несмотря на постоянную вражду на территориях Рустании и Камерлина был единый язык. Впрочем, по эту сторону моря он был общим для всех. Я еще раз провела ладонью по рунам. Казалось, я где-то уже их видела...
   - Генерал Эльге Ламс прибыл, - четко отрапортовал камердинер. От неожиданности ваза, которую я все еще держала, выпала из рук. Звук бьющегося стекла благодаря длинным полам платья стал тише, но лишь ненамного. Камердинер, совсем еще юный парнишка, с укором посмотрел на меня, но промолчал. Я скривила невинную рожицу, мол, это получилось совершенно случайно. Он же, в свою очередь, сделал вид, что ничего не заметил и, вздохнув, вышел из залы. А минутой позже пожаловал сам генерал.
   Эльге Ламс оказался мужчиной лет сорока. Крепкого телосложения, со строгим выражением лица. Взгляд его умных выразительных глаз скользнул по моему одеянию.
   - Кто Вы, милая дама, и что Вы делаете в столь далеком от увеселений месте? - Сразу видно, что генерал поднаторел в светских беседах.
   Что ж, тем приятнее будет его общество.
   - Воительница Авель, - представилась я, решив не разводить лишних церемоний.
   - О! - Ламс лично меня не знал, но похоже был достаточно наслышан. - Польщён, весьма польщён нашим знакомством, - его красивое лицо расплылось лучезарной улыбкой, - теперь я и сам вижу, что вопрос относительно вашего присутствия здесь неуместен. Пожалуй, и о том, как добрались, спрашивать не стану.
   - Буду весьма благодарна, но, чтобы не прослыть невеждой, сообщу: дорога оказалась приятной, я жива, здорова и чувствую себя превосходно.
   - Очень рад. Желаете принять ванну или перекусить? - улыбка генерала действовала на меня обезоруживающе.
   - Ванну и перекусить, - я тоже позволила себе улыбнуться.
   Похоже общение с Ламсом не будет слишком уж скучным и утомительным. Мы найдём о чём поболтать за обеденным столом. А поговорить о деле у нас время ещё будет.
   - Желание дамы - закон.
   Генерал трижды хлопнул в ладоши. Почти одновременно с третьим хлопком из боковых дверей выскочили охранники с алебардами.
   - Дартинг, - ближайшего к нам солдата Ламс назвал по имени, - позаботься о том, чтобы для госпожи приготовили ванну и свежие одежды. А ты, Ингард, - интересно, он действительно знает всех по именам или пускает пыль в глаза? - беги скорей на кухню, пусть готовят лучшие блюда - у нас сегодня в гостях...- Пауза. Лишь бы он не назвал меня по имени... - прекрасная дама.
   Солдаты козырнули и вышли. Я взглянула на генерала. Тот улыбался, в глазах играли лукавые чёртики. Да он издевается! Он нарочно заставил меня поволноваться! Ну, гад, сейчас он от меня получит! Ещё никому не удавалось безнаказанно посмеяться над лучшей воительницей королевы! Я сделала резкий шаг вперёд и... едва не шлепнулась на пол, запутавшись в непривычных платьях. Улыбка Ламса стала ещё шире, глаза заблестели слезами смеха... В конце концов, он не сдержался и прыснул. Я некоторое время смотрела на его согнувшуюся пополам фигуру, а затем попробовала представить себя со стороны и, уже по новой взглянув на хохочущего генерала, присоединилась к его веселью...
  
   - Да-а, - Эльге повертел в руках бокал с зелёным велингорским вином, - появись Вы на пару дней раньше... - Ламс слегка пригубил содержимое и мечтательно зажмурился, - Моим орлам на пути попались браконьерские тенёта, - увидев моё вытянувшееся в изумлении лицо, он пояснил, - охота и трапперство в приграничье запрещено указом Её Величества.
   А то я не знаю, но откуда в этой глуши браконьеры?
   Он снова приложился к бокалу.
   - Итак, на чем я остановился? Ах, да, мои разведчики обнаружили браконьерские тенёта, а в них ровно двадцать два перепела... Впрочем, я подозреваю, что перепелов было гораздо больше, но двадцать два - хорошее число, и потому я не стал никого наказывать, а перепела...
   Он в очередной раз хлебнул из бокала и продолжил безо всякого перехода:
   - Мой повар готовит изумительное блюдо из свежепойманных перепелов. Едва ли Вам приходилось есть нечто подобное. Нет, нет и не спорьте, - я и не собиралась, - мавританские локрели ни в какую не сравнятся с шедевром моего повара.
   Бокал в его руке показал дно. Допив, он отставил пустую посудину на стол и, подняв вверх указательный палец, наставительно изрёк:
   - Только запомните - птицы должны быть непременно свежепойманными.
   Я согласно кивнула. Возможно, приготовленные его поваром перепела действительно были чем-то выдающимся, но по мне и поданное нам жаркое из кабана (как я понимаю, тоже обнаруженного в очередной "браконьерской" ловушке) было ничем не хуже. Запрет на охоту существовал для всех, но можно ли осуждать солдат, живущих вдали от удобств и получающих весьма скудное казенное пропитание, за излишнее рвение при поиске "браконьерских" орудий лова?
   Я ждала продолжения "звериных" историй, но, похоже, повествовательная часть нашей беседы закончилась. Ламс погрузился в поглощение пищи, и оставшееся время трапезы продолжалось молча. Казалось, генерал старательно оттягивал начало разговора, который непременно должен был состояться. Но время шло, и мы, взаимно раскланявшись, разошлись по покоям.
  
   За окном догорал закат, темнело. Я уже начала волноваться, не забыли ли о моём присутствии, когда в дверь настойчиво постучали.
   - Простите, госпожа, генерал просит Вашей аудиенции, - голос принадлежал одному из вечно ошивавшихся вокруг Ламса солдат.
   - Передайте генералу, что я приму его немедленно.
   Хм, Ламс далеко не последний человек в империи... Его излишняя вежливость к даме - это лицемерие или дань уважения к идущему на казнь?
   В дверь снова постучали.
   - Войдите, - в кресле, в котором сейчас сидела моя персона, было так уютно, что я решила не вставать навстречу входящему в помещение генералу. - Прошу, садитесь, - жест рукой в сторону стоящего напротив диванчика.
   Но Эльге Ламс отрицательно качнул головой.
   - Мне будет легче вести эту непростую беседу стоя,- генерал прошёлся до обитого бархатом дивана, круто развернулся и пошёл в обратную сторону.
   Он что теперь так и будет, словно маятник расхаживать перед моим носом?! А Ламс сделал ещё один шаг и, будто услышав мои мысли, остановился. Лицо человека, привыкшего посылать солдат на смерть, не отражало никаких эмоций, но глаза... Нет, я бы не хотела, чтобы на меня смотрели такими глазами...
   - Те немногие, кто посвящен в дело, думают, что цель Вашей миссии - сбор информации в столице врага, - а разве это не так? - кранты! тушите свет! приплыли! или что там ещё в таких случаях говорит народная мудрость? - Вы тоже, я думаю, уверены в этом. - я качнула головой, соглашаясь с его словами, и он продолжил. - Подобная разведывательная миссия сопряжена с огромным риском, и если проникнуть в крепость вполне возможно, и, я бы даже сказал, легко, то покинуть её удавалось немногим. Но шанс, крошечный шанс выбраться всё же существует. Даже для шпиона, - ну и развел софистику, - но, к сожалению, всё несколько иначе. Ваше настоящее задание, о котором знаю только я и Её Величество, несколько иное. - по телу пробежал холодок. - Главная опасность, грозящая нашей империи исходит не от войска камерлинцев, не от флота, и даже не от их магов. Главное зло исходит от самого узурпатора Илактриона. Его гениальный ум (а мы должны трезво оценивать своих противников) способен на воистину непредсказуемые решения. Не далее, как через месяц, он должен подписать приказ о начале войны с Рустанией. Мы же к войне не готовы. И потому у нас не осталось иного выхода...
   - Я должна его убить? - Скорее подтвердила, чем спросила я. Хотелось поскорее расставить точки над "i", иначе он весь вечер будет ходить вокруг да около.
   Генерал отвёл взгляд и молча кивнул.
   Тянуть кота за хвост и дальше не имело смысла:
   - Надеюсь, Вы разработали план его устранения? - в голосе никаких эмоций, хотя сердце уже сейчас готово разорваться на части. Шансов нет, впереди лишь смерть.
   Эльге понуро опустил голову.
   - Дело в том, что наш план в том и заключается, что не должно быть никакого плана. - чем дальше, тем лучше. - Его разработка потребовала бы привлечения других лиц, а среди нас, увы, находится шпион. Не знаю каким образом, но противнику становятся известны все наши планы. И пока все усилия по поиску предателя не увенчались успехом, - Ламс сокрушённо развел руками.
   - Чёрт с ним, - беззаботно отмахнулась я, - Поймаете позже. Скажите лучше, Вы хотя бы определились с первоначальным этапом моего путешествия?
   - О, да, конечно, - голос генерала обрёл прежнюю твёрдость. - Завтра в Вышегорск отправляется торговый караван камерлинцев. Присоединись к нему. Не знаю, как ты это сделаешь... Но, говорят, они охотно набирают попутчиков.
   - Поясните, -я вздернула подбородок в немом вопросе.
   - В приграничных землях по-прежнему неспокойно - там продолжают бесчинствовать каргариты1... - Меня передёрнуло. - К тому же, по моим сведениям, камерлинцы очень спешат, и, значит, пойдут короткой дорогой - дорогой, ведущей через Картенминский лес.
   Немое изумление в моём взгляде было красноречивее всех слов. Генерал развел руками.
   - Во всяком случае, так говорят.
   Чтобы скрыть свою растерянность, пришлось закусить губу. Мертвый лес... Безумцы. Смерть на плахе уже не казалось столь незавидной участью. Есть нечто, что гораздо страшнее смерти.
   Безумцы, действительно безумцы.
   - Моя легенда? - надеюсь, хоть это они продумали...
   - Ты - бедная дочь недавно умершего кузнеца.
   Я презрительно сверкнула глазами.
   - Незамужней девушке, - генерал продолжал, словно бы и не заметил моего неудовольствия, - сейчас очень легко устроиться в Вышегорске. В последние годы у камерлинцев рождается слишком мало девочек. Зажиточные горожане охотно женятся на наших пастушках. Так что Ваше путешествие никого не удивит.
   Снова на "Вы", значит, всё же заметил мое неудовольствие. Я задумалась, но ничего более лучшего в голову мне так и не пришло.
   - Пожалуй, я вынуждена согласиться с Вашими доводами. Что же касается моей возможности оказаться в караване, то думаю пара-тройка фенфинов сделают караванщиков сговорчивее.
   - Пара-тройка золотых монет? - Ламс хмыкнул. - У бедной девушки?
   Н-да, что-то меня понесло слегка не туда...
   - Хорошо, десяток медяков, думаю, позволят мне присоединиться к каравану.
   - Вполне может быть, что и так, но помните, камерлинцы очень проницательны. Если они почувствуют малейшую фальшь, Ваше путешествие продлиться до ближайшего оврага.
   - Не беспокойтесь, я сумею за себя постоять.
   - Надеюсь...
   Мы одновременно погрузились в глубокую задумчивость.
   Спустя пару минут, так ничего больше и не сказав, гостеприимный хозяин удалился. Я не возражала. Мне нужно было побыть в одиночестве и подготовиться к завтрашнему дню. Вставать предстояло рано.
  
   * * *
   От Яруска к Вышегорску - столице Камерлина вело две дороги. Одна сразу же за воротами резко отворачивала на восток и по большой дуге, петляя среди бесконечных холмов, вела к северо-восточным воротам столицы. Вторая - прямая, как стрела- утыкалась в южную стену Вышегорска. Она была почти в трое короче, но вела через чащу Картенминского леса. Редко кто отваживался на подобное путешествие. Еще реже кому-либо удавалось достичь столицы. Крепко же должно было прижать караванщиков, чтобы они решились на подобное. Может имел место залог кровью2? Может быть, может быть... Если это так, то я вполне понимаю хозяина каравана...
  
   Когда я выехала из города, солнце ещё только золотило верхушки деревьев. Конь нетерпеливо бил копытом, и всё время поворачивал голову назад, норовя скинуть старое и не такое удобное, что было на нём прежде, седло. Я тоже выглядела иначе. Остановив свой выбор на костюме пастушки, предпринявшей далекое путешествие, заплела волосы в тугую косу. Простое льняное платье до середины лодыжки было не столь удобно, как одеяние воительницы, но уж гораздо лучше, чем одежды городских модниц. Из оружия оставила нож с лезвием из кривградской стали. Его я спрятала во внутреннем кармане кожаных сапог. В складках куртки - десяток метательных ножей. Скромные пожитки небрежно свалены в сумки. У седла - вполне обыкновенный, короткий изогнутый лук, без всяких изысков. Такой есть у каждого охотника за утками. Колчан со стрелами приторочен рядом. Ни дать, ни взять, деревенская простушка выехала повидать свет. Ничего удивительного. Рыба ищет, где глубже, человек - где лучше. Голодно, вот и растекаются по свету в поисках лучшей доли наши красавицы, наши умелицы. Да и парни, что поспособнее садятся на корабли да в дальние края едут. Говорят, мастеровым да ремесленникам за морем хорошо живётся. А быть может и слухи это все. Сама я по ту сторону моря не была ни разу, да теперь, видать, и не придется уже никогда...
  
   Я придирчиво выбирала яблоко, сочетая приятное с полезным. Приятное заключалось в яблоке, полезное - в подслушивании разговора трех камерлинцев.
   - Тебе повезло,- сказал один, громадного роста и богатырского телосложения, поглаживая длинные, но жиденькие усы.
   - В чем?- другой, чуть пониже первого, крепкий и загорелый, щурясь посмотрел на товарища.
   - Живешь в Вышегорске, должность хорошая...
   - Вот вернемся в столицу, не волнуйся, будет тебе и должность, и дом, - весело проговорил третий участник разговора, бледный и, в отличии от своих товарищей, чересчур щуплый.
   - Да уж,- вздохнул тот, у которого якобы была обалденная должность, и подозрительно покосился в мою сторону.
   Я поспешно расплатилась за яблоко. Теперь повернуться, смущенно опустить глаза... Да, вот так...
   - Простите, вы направляетесь в Камерлин? - не перебрала ли я жалостливых нот в своём голосочке?
   Мужчины смерили меня взглядами: усатый и щуплый - заинтересованными, их собеседник - оценивающим и каким-то недобрым.
   - Ну и? -загорелый недовольно выпятил вперёд челюсть.
   - Я.. и мн.. и... - я замялась и, словно не зная, что сказать, снова потупила взор.
   - Милая девушка, - щуплый широко и приветливо улыбнулся, - у Вас к нам есть какая-то нужда?
   Яблоко взволнованно закаталось в ладошках.
   - Простите мою нескромность, - уж не слишком ли я церемонна для деревенской девушки? - но, знаете, мне очень нужно в вашу столицу.
   - Зачем?
   Блин, какой же этот загорелый противный! Подозрительность так и просвечивает сквозь маску презрения, что не сходит с его лица. Большая шишка... хм, смешно. Приказчик лавочника? Не похоже. Десятник городской стражи? Может быть, может быть, тем лучше...
   Я ещё ниже опустила взор и позволила себе легкую ухмылку.
   - Тёрм, ну что ты пристал к девушке! - вмещался щуплый, - Нам все равно в Вышегорск. Возьмем?
   Тот, кого звали Тёрмом, пристально на меня посмотрел. И... вздохнул.
   - Делай, что хочешь. По мне - так лишняя помеха в пути, - он махнул рукой, словно в отчаянии, и пошел прочь.
   Тем временем его собеседник взял меня за руку:
   - Меня зовут Мейхель, а Вас?
   Я замялась, о такой ерунде как-то и не подумала. "Зита, Астарамита..." - мысленно начала перебирать имена я. Впрочем, откуда простым караванщикам и купцам знать, как зовут королевскую воительницу? К тому же, Авель - имя как имя, ничем не примечательное и весьма распространённое. Так могут называть и в великолепных дворцах, и в жалких лачугах.
   - Авель, - еле слышно произнесла я, и щуплый довольно кивнул.
   - Значит, мы не ошиблись, - если бы он на секунду остановился, на мгновение замялся, я бы смогла заподозрить неладное, но Мейхель продолжил без малейшей запинки, - хорошее имя для хорошей спутницы. Женщины с таким именем приносят удачу.
   Он умолк и весело усмехнулся. Его улыбка не была ни отталкивающей, ни коварной. Просто улыбка искреннего в своей дружелюбности человека...
  
   Караван оказался небольшим - семь вьючных лошадей, восемь мулов. Не считая Мейхеля, Терма и усача, четверо сопровождающих. Двое - рослые крепкие парни, до странности похожие друг на друга и на богатыря, что был на рынке. Скорее охранники, чем купцы. Третий - толстый бородатый дядька с густыми бровями и слегка насмешливым взглядом. Четвертый - полная ему противоположность - высоченный, худой, как щепка, в одежде практикующего мага. Маг - это уже серьёзно. Хотя его могли и нанять на один раз. Картенминский лес - это не шутка...
   Терм, Мейхель и тот бородатый... Кто же из них хозяин? Мейхель? Не похоже, слишком улыбчив и беззаботен. Терм? Может быть, может быть... Слегка нервничает... Может, толстяк? За лёгкой насмешкой можно спрятать, что угодно... Впрочем, какая разница? Моя задача добраться живой и здоровой до Вышегорска. А в обществе мага это дело может и выгореть. Его присутствие тревожило. Да и в целом компания подобралась странная, словно это и не караванщики, а маленькое воинское подразделение. Молчаливый командир - Терм, его улыбчивый помощник - Мейхель, боевой маг, три ратника и жирный вельможа, кой и есть основной и ценный груз. Хм, сие предположение имеет веские основания. Посмотрим...
   - Эй, деваха, - толстяк, сидевший на небольшой горке вьюков, весьма небрежно махнул рукой, - ты куда собралась, милашка? Не уж-то решила в наших краях выскочить замуж за богатенького? Так выходи за меня, - он потряс кошелем, в котором звонко зазвенело.
   Нет, этот хозяином быть не может, слишком туп. Или это маска?
   - Да простит меня господин, но я слишком мало видела мир, чтобы остановиться на первом перепутье.
   - Да она ещё и дерзка! - толстый поднялся на ноги, в его голосе послышалась угроза.
   - Отстань от неё, Вексель, - из-за моей спины показался неизвестно откуда взявшийся Мейхель, - теперь она наша спутница, а значит, такая же, как и все мы.
   Всё-таки камерлинцы - странные люди. Не успев взять с собой попутчика, они начинали считать его равным себе. Теперь я вполне могла уйти от разговора, но это было бы невежливо. Если они и впрямь хотят знать мой ответ, они его получат.
   - Хочу на мир посмотреть,- я, скромно улыбаясь, взглянула на Мейхеля.
   Тот улыбнулся в ответ.
   - А почему же ты выбрала первым Вышегорск? - строго спросил вынырнувший сбоку Терм.
   - С чего-то ведь надо начинать,- я пожала плечами и снова совсем уж по-глупому улыбнулась.
   Вышло убедительно. Мейхель захохотал:
   - Терм, ну что ты ее допрашиваешь, будто шпионку? - выдавил он сквозь приступы смеха. - Разве может такая хрупкая и глу... очаровательная девушка быть шпионкой?
   Может. Ещё как... Странно, что Мейхель этого не знает. А зря. Караванщику провезшему с собой шпиона, по закону Камерлина грозит смерть...
   К нашему мило беседующему квартету вразвалочку подошёл один из близнецов. Как и брат - высок и крепок. Через всё лицо - узкий белый шрам, волосы собраны на макушке в две разлохматившиеся кисточки.
   - Эта с нами?! - небрежный жест в мою сторону.
   - С нами, - сквозь зубы выдавил Терм.
   - Зря это, мы не прогулку выходим, я её оберегать и спасать не стану.
   - И не надо, Мардлоф, - Тёрм сама любезность.
   - Ты хоть знаешь, что такое Картенминский лес? - это уже ко мне.
   Я неохотно кивнула.
   - Знает она, - подошедший скорчил презрительную гримасу и сплюнул, - попадёшь в лапы к обрукам1, тогда действительно узнаешь...
   Обруки... При упоминании этих чудовищ мне действительно стало не по себе...
   К нам медленно приблизились и два других богатыря. Все трое оказались удивительно похожи один на другого. Братья-близнецы? Всего и отличий: у одного шрам, у второго на подбородке маленькая родинка, третий, наверное, чтобы лучше отличаться от остальных, отпустил усы. Три близнеца - большая редкость. Молва приписывает им великие магические силы...
   Судя по этим, зря...
   Меж тем, вновь подошедшие без лишнего смущения изучали мою персону.
   - Н-да, - протянул один братьев, тот который с родинкой, - только девушки нам для полного счастья и не хватало.
   - А я что говорю, - в разговор вновь вклинился Вексель, - зачем нам тащить с собой никчемный груз?
   - Не скажи, - возразил ему весело улыбающийся Мейхель, - от неё пользы гораздо больше, чем тебе думается. На пути через Черную пустошь наверняка встретятся разбойники, - среди караванщиков послушались смешки. Кажется, они все уже поняли о чем пойдёт речь дальше. Но Мейхель продолжал, - пока одни будут гоняться за её юбкой, нам будет легче справиться с остальными.
   - И то верно, - поддержал его усатый (его звали Ильлия) - а если что, её и варнакам скормить можно.
   - А уж обруки как будут рады... - ну всё, пошло-поехало. Меня все же приняли за своего. Тьфу, черт! Свою.
   - Ага, - весело подтвердил кто-то из братьев, - а будет голодно и сами съедим.
   Теперь мне, наверное, уж точно следовало возмутиться или в конце концов испугаться, но я стояла, хлопая глазами и глупо улыбаясь. Вышло вполне удачно. Ни дать ни взять деревенская дурочка, возомнившая себя великой путешественницей.
   - Всё, хватит балаболить, - наконец-таки лицо Мейхеля стало серьёзным, - солнце уже высоко, а караван ещё не в пути.
   Лишних слов не потребовалось. Мои спутники разошлись в разные стороны и принялись за дело. Одна я стояла и дура дурой таращилась на работающих мужчин.
   Глядя как споро и умело они принялись навьючивать тюки, я усомнилась в своём предположении. Судя по всему, караван мне попался настоящий. Даже толстый Вексель с такой ловкостью навьючивал очередные баулы, что можно было не сомневаться, чем он занимался всю предыдущую жизнь. А мага похоже действительно наняли для этого перехода. Кстати, где он, маг? Я медленно повернулась и посмотрела по сторонам. Поразительно! Лишь легкое марево, клубившееся возле белой кобылы, указывало на его присутствие. Покров невидимости был столь силен, что даже мне, практически невосприимчивой к магии, заметить его удалось далеко не с первого раза. Можно было бы остановить свой взор и увидеть контуры его тела, но тогда бы могла раскрыться моя тайна, а этого бы мне не хотелось. И потому я лишь мимолетно скользнула взглядом по полам невидимого для остальных плаща и, сразу же отвернувшись, принялась разглядывать маленького мула, подле которого копошился обнаженный по пояс Тёрм. Мускулы на его спине так и перекатывались под загорелой кожей, под правой лопаткой виднелся узкий, ещё свежий шрам. Удар ножа? Разбойник или подлый убийца... Совсем как я... Нет, я - не он. Я не стану отнимать чью-то жизнь ради кошелька с золотом, я лишь отчаянно желаю спасти свою страну. И пусть меня назовут подлым убийцей, я ни на миг не раскаюсь в совершённом...
  
   Караван неспешно двинулся в путь. Процессия представляла собой следующее: в самом начале ехали братья, за ними следовали груженные мулы, закрывал тылы животных Терм. Мне же определили место в середине каравана. За моей спиной чуть слышно храпел Вексель, и замыкал процессию невидимый маг. По утренним, ещё пустынным улицам мы добрались до городских ворот. Три брата уже почти их миновали, но тут тощий стражник с алебардой неожиданно преградил путь:
   - Куда собрались? А за перегруженных животных я платить буду?!- сказал он и бесцеремонно ткнул алебардой в ближайшего мула.
   Бедное животное вскричало от боли. Стражник довольно ухмыльнулся и... натолкнулся на холодно-молчаливый взгляд Терма. Улыбка мгновенно исчезла с его лица. Помявшись и для порядка буркнув себе что-то под нос, он решил, что спокойнее будет не связываться, и махнул рукой. "Проваливайте".
   Как я и предполагала, ни одна хитроумная магическая сфера, коими были густо обвешаны ворота, не углядела спрятавшего за полог невидимости мага. Интересно, он использует могущественный артефакт или обходиться собственными силами? Если маг полагается только на себя... Мне стало жутко от одной только мысли. Десяток подобных ему могут обратить в бегство целую армию. Бр-р... Но против магов всегда найдутся другие маги. Хотя какое мне до этого дело? Мы выехали за ворота и белый конь, управляемый рукою невидимого хозяина, начал потихоньку отставать и, наконец, затерялся где-то позади, далеко за нашими спинами. Мы ехали довольно долго. Я уже почти забыла о его существовании, когда сзади послышались быстрый топот конских копыт. Нас пыталась обойти одинокая лошадь. И, кажется, я уже знала чья.
   -Ильдарас,- позвал Терм, и маг скинул полог, оказавшийся широким чёрным плащом, теперь болтающимся у него на одном плече.
   Значит, артефакт. Я облегчённо перевела дух.
  
   * * *
   Когда мы достигли опушки елового леса, уже смеркалось. Терм, вытянувшись в стременах, вглядывался куда-то вдаль.
   - Привал,- подал голос маг и спрыгнул с лошади. Все послушно остановились. Я, продолжая играть утомлённую дальним переходом селянку, кое-как сползла с лошади, опустив ногу на услужливо поставленные Мейхелем ладони, и ступила на землю.
   - Да, девушка, это тебе не по навозным кучам в чехарду играть, - вроде и обидно говорит, а в глазах озорные искорки бегают.
   Вот и улыбка по лицу поползла. На него и обижаться то грех. Девушка, значит, стопами по навозным кучам, а он ладони подставляет... Шут. Я вяло отмахнулась от насмешки.
   - Коня... разнуздать бы... - хотела добавить "сил нет", но, подумав, лишь тяжело вздохнула.
   Это должно было быть видно и так.
   - Желание дамы - закон для офицера.
   - Ишь, тоже мне офицер нашёлся, - я нашла в себе силы улыбнуться.
   - А чем я не офицер? Я вообще может быть полковник, а?
   Вот на полковника он совсем не похож, максимум штабс-капитан.
   - Фи, распрягайте коня, полковник, - небрежный жест, вымученная улыбка....
   Мейхель приступил к исполнению желаний "дамы". Через минуту он махнул перед собой шляпой, показывая, что миссия окончена. Можно откланяться. Конь расседлан и стреножен. Сбруя сложена аккуратной горкой. Я благодарно улыбнулась и вяло осмотрела лагерь. Братья Браузеры неспешно стаскивали тюки с уставших за день вьючных животных. Вексель занимался готовкой ужина. Огонь уже вовсю лизал желтым языком смолистые ветки можжевельника и, разгораясь всё сильнее, поднимался вверх, к поставленному на костёр котелку. Ильдарас неспешно обходил наше становище по кругу.
   - Авель,- позвал Мейхель и, совершенно не спрашивая моего согласия, сунул мне в руки небольшой чан с морковкой.
   Я хотела было запротестовать, но вовремя вспомнила о роли, которую была вынуждена играть.
   Увы, с морковью мне не повезло. Мало того, что все корнеплоды были причудливо изогнуты, они ещё к тому же оказались вялыми.
   Тяжело вздохнув, я принялась за чистку.
   - Дай сюда, - потребовал Мейхель, до этого минут пять наблюдавший за моими страданиями, - иди погуляй, - взмах руки, должный означать, что угодно, кроме благодарности.
   "Подумаешь", - я только фыркнула в сторону не принявшего мои старания "шеф-повара" и отправилась "погулять". Впрочем, бездельничать было стыдно, а главное - скучно, и "мое величество" стало ходить кругами по лагерю. В конце концов, когда меня отовсюду дружно спровадили, я обиделась. И, надувшись на всех и вся, присела на край обрыва, находившегося недалеко от нашего ночлега, и стала теребить стебель неизвестного мне, но приятно пахнувшего растения. К этому времени небо уже зарделось, и последние лучи заходящего солнца тонули в еловых лапах. Я любила закат. Он успокаивал и дарил надежду, будто это не конец, а всего лишь начало...
  
   * * *
   - Принцесса,- прозвучал над ухом мягкий баритон.
   Маленькая девочка обиженно надула губки:
   - Я не принцесса.
   - Почему же? - говоривший усмехнулся.- В жизни все бывает...
   - Я не хочу быть принцессой, - упрямо ответила малышка.- Они избалованные и глупые.
   Мужчина рассмеялся и поднял дочь на руки:
   - Но это же не повод, чтобы не попрощаться с папой.
   - Керн, пора! - мужчина обернулся, затем вздохнул и поставил девочку на ноги.
   -Хорошо, не хочешь быть принцессой - не будь,- девочка просияла.- Стань королевой! - он нажал дочурке на пипочку носа и с радостным смехом вышел из комнаты.
   А она еще долго буравила взглядом захлопнувшуюся за ним дверь...
  
   * * *
  
   - Авель,- кто-то легко толкнул меня в плечо. Я открыла глаза. Это был младший из братьев - Нелоф. - Мейхель зовет ужинать.
   - Хорошо, иду, - я поднялась с земли.
   Солнце уже давно скрылось за горизонтом и вокруг властвовали ночные тени. Это ж надо, такая ерунда приснилась... Стоп! Сколько же я спала?!
   - Не так долго, как могло показаться, - словно прочитав мои мысли, успокоил меня спутник. - В этих местах ночь наступает очень быстро...
   Я огляделась по сторонам. Было так темно и тихо, что стало жутко, кожа невольно покрылась пупырышками. Но вскоре послышался смех, а еще через миг показался костер, вокруг которого расселся наш маленький отряд. Скинув нахлынувшую грусть, я подняла нос кверху и браво зашагала вперед.
   - А вот и наша прекрасная дева!
   Мы подошли к бревнам, на которых устроились мои спутники. Мейхель подал мне руку и усадил рядом с собой. Мгновением спустя у меня в руках появилась ароматная, пышущая паром похлебка. В ней плавали большие кусочки моркови. Старательно маскируя смех, я закашлялась. По всей видимости, Мейхель тоже не был натаскан на чистку и разделку оранжевого корнеплода. Да и на остальные овощи тоже... Но на вкус суп был отменным. Поэтому я на время отправила "погулять" все свои лишние мысли и уже серьезно взялась за наваристое произведение полевой кухни.
   После сытого ужина пришел черед баек и страшных историй.
   - Это было очень давно, - начал рассказ Вексель, - еще когда все государства по эту сторону моря были объединены в единое Прибрежное Царство. Уже которую весну продолжалась война с Островной Империей. Царство находилось в запустении: голод и болезни делали свое дело. У короля Остана уже практически не осталось людей. А Островная Империя готовила силы для последнего решительного удара. Король пребывал в отчаянии поражение казалось неминуемым. И тогда верный Его Величеству придворный маг Рафаэл, чтобы остановить нашествие врага, с помощью могущественного артефакта призвал из сопредельного мира трех кровожадных монстров - шлотов. Но маг оказался не настолько силен, чтобы полностью подчинить их. Да, шлоты растерли в пыль армию Островной Империи, но они же превратили в выжженную пустыню прежде зеленые поля и пастбища. Большая часть населения Прибрежного Царства, в том числе и король с остатками войска, была уничтожена. Про участь самого мага ничего не известно: одни говорят, что он бежал за море, другие - что был убит, а третьи - что он не захотел более владеть повелевающим артефактом и отдал его совету Колумвирата, затем покончив с собой. Но все сходятся в том, что предварительно Рафаэл остановил летающих демонов и заточил их в огромную серебряную клетку. Но больше уже никто и никогда не решался подчинить себе шлотов... - в отблесках костра улыбка Векселя казалась зловещей.
   - А эти шлоты, какие они?- осторожно спросил Нелоф.
   - О-о,- толстяк довольно почесал сытое брюхо,- это не знает никто. Но говорят, что их головы напоминают бараньи черепа с пустыми глазницами, которые горят красным огнём. Их огромные крылья подобны крыльям летучих мышей, а хвост, как у самой поганой гадюки. И все это обтянуто гадючьей же кожей.
   Меня передернуло. Да, именно такое описание встречается во всех известных источниках. Но меня больше заинтересовало другое.
   - Вексель,- он повернул голову,- расскажи о Колумвирате.
   Он несколько раз провел ладонью по бороде:
   - Девочка, ты что ни разу о нем не слышала?
   Я мотнула головой. Слышала, но все то лишь какие-то обрывки фраз; истории, больше похожие на зловещие сказки; слухи, не стоившие и ломанного гроша, а хотелось чего-то внятного и вразумительного.
   - Что ж, я сам знаю немного. После того, как Островная Империя ушла в небытие, а Чёрный маг был повержен, на территории Прибрежного Царства началась гражданская война. Как я уже говорил, от всего населения страны осталась лишь ничтожная часть, но и им было мало не выжженных огнем земель. После нескольких кровопролитных битв, их лидеры поняли, что победителей не будет, и на поля сражений выехали воины с белыми знаменами. Объявленное перемирие незаметно перешло в длительный хотя и не совсем дружественный мир. Прибрежное Царство разделилось на четыре равных государства, - сказав это, Вексель повернул голову в мою сторону и с нескрываемой издевкой спросил,- знаешь какие?
   - Вилингория, Салодор, Нубия и Эскалиор, который в свою очередь распался на Рустанию и Камерлин - не подав вида, что оскорбилась, ответила я.
   Толстяк улыбнулся:
   - Вот видите, даже в глухой деревне знают историю!
   Окружавшие меня мужчины расхохотались. Я вымученно улыбнулась.
   - Ну, так вот, - продолжил рассказ Вексель,- не смотря на то, что страна распалась, ходили слухи, что истинные правители остались прежними. Ну-ка, догадайся, кто же они?! - он бесцеремонно толкнул меня в плечо.
   - Колумвират, - опередил меня Мейхель и продолжил за толстяка, - орден магов, тайпрамиров, которые не служат ни одной из стихий, но могут управлять ими. Всеми, кроме одной, последней.
   - Стихий всего семь,- перебил его Ильдарас, - Первая из них - Земля. Заклинания Земли сильны и могущественны, но в то же время неудобны, слова в заклинаниях соединены неуклюже и трудно запоминаются. Их почти не возможно применить в бою.
   Вторая стихия - Воздух. Самая легкая стихия. Заклинания хороши и легки в исполнении, но они ненадежны в деле - слишком слабы, чтобы противостоять чужой силе.
   Третья, Вода - стихия самая сложная в управлении. Заклинания мощны, но могут легко выйти из-под контроля.
   Четвёртая - Огонь. Стихия сильная, но слишком опасная, несущая смерть взывающему к ней, если тот оказывается слишком слаб.
   Пятая - Жизнь. Самая безобидная и полезная стихия. Исцеление болезней, ран - это все по части Жизни.
   Шестая стихия - Смерть. Стихия разрушения, требующая от мага кровавой дани. Ею пользуются только отчаявшиеся, потерявшие всё и продавшие свою душу маги. Но я не знаю, существуют ли сейчас чародеи Тьмы. Хотя существуют легенды о слепой сущности...
   - Брось, Ильдарас, - Мейхель махнул рукой, будто отгоняя сказанные магом слова, - не морочь людям головы. Слухи о неком старце, будто бы наущающим людей на путь тьмы, всего лишь слухи и ничего более.
   - Но... - Ильдарас хотел возразить, но передумал, - пожалуй, ты прав. Итак, последняя, седьмая стихия - Знание. Самая могущественная и самая сложная. Многие брались за ее изучение, но так и не смогли её постигнуть и переходили на Воду или Огонь...
   Он замолчал. У меня возникло странное ощущение недосказанности, но думать об этом не было времени - повествование продолжил Мейхель:
   - Тапрамиры научились соединять стихии вместе. И, по преданию, за это им была подарена власть над миром, - рассказчик покосился на мага, словно требуя от него подтверждения, но тот только хмыкнул. - А ещё говорят, будто с тех времён и до ныне миром правит Колумвират и его слуги.
   Последние слова Мейхеля настолько развеселили Векселя, что тот расхохотался.
   - Почему ты смеешься? - Ильлия выглядел озадаченным, хотя и старался придать своему лицу суровое выражение.
   - Думаешь, его больше не существует? - вторя брату, Мардлоф сурово нахмурил брови.
   - Ответ очевиден, - лицо Векселя вновь было серьёзным.
   - ??? - непонимание застыло на лице Браузеров.
   - Дело в том, что маги тоже смертны, - сжалившийся над братьями Ильдарас встал с бревна и подошел к раскинутым на земле сумкам,- и тапрамиры - не исключение. Эта история случилась более полутысячи лет назад. Никто из них не мог прожить столь долго.
   - Почему вы так уверены?- вполголоса спросила я.
   Ильдарас улыбнулся:
   -Девочка моя, если бы сейчас Колумвират существовал, об этом бы знали все. Ну маги так точно. К тому же лет пятьдесят назад в Королевской библиотеке были найдены свитки, в которых упоминалось, что данный орден по каким-то непонятным причинам самораспустился.
   - А если через несколько лет маги решили восстановить орден?
   Мне все же стало как-то не по себе. Все эти тайные правители, вершители судеб, таинственные владыки сидели у меня в печёнках с раннего детства. Я ещё помнила разговоры и перешёптывания отца с матерью. И помнила сны, чёрные сны - бесконечно преследующая меня картина: хрупкий, немощный на вид старик, восседающий на огромном уродливом шлоте, летящем над бескрайней выжженной пустыней. Но не эта пустыня, не этот летящий в серой тьме шлот заставлял моё сердце сжиматься от всепоглощающего страха, а хрупкий, измождённый временем старикашка, точнее даже не он сам, а тусклый, всёпроникающий взгляд. Взгляд его слепых глаз...
   - Свитки датировались 511 годом. Если бы позже тайпрамиры все-таки решили вернуться к прошлому, им бы понадобились помощники. Тоже маги. И тогда бы многие из нас получили приглашения, - с лица Ильдараса не сползала улыбка.
   Но мое воображение не желало униматься:
   - А если свитки были всего лишь отвлекающим маневром, чтобы люди не знали, что ими кто-то управляет?
   - Авель, хватит фантазировать. Магам куда виднее, чем простой пастушке или даже опытному воину. Ложись спать, - единственный откликнувшийся на мой вопрос Терм затушил костер, давая понять, что дискуссия окончена.
  
   * * *
   Утром следующего дня мы снова двинулись в путь. Стараясь не запалить коней, но и не останавливаясь, ехали до середины дня, но лес всё не никак желал заканчиваться. Что ж, я была даже "за" - мне вообще нравился запах свежей, еще не успевшей отдать ночную прохладу хвои, легкое неспешное покачивание ветвей под вздохами изредка набегающего ветерка, чириканье птичек... Кстати, а где птички? Странно, но их нигде не было, ну и бог с ними, всё одно хорошо. Жаль, но похоже остальные члены отряда моего мнения не разделяли. Угрюмо-сосредоточенный Терм всё время что-то бубнил, двое из братьев Браузеров, удручённо повесив головы, хлюпали носами, у третьего, Нелофа, вообще началась аллергия, и лес то и дело оглашался громкими чихами, и даже вечно неунывающий Мейхель был чем-то недоволен. Вот такой ворчаще-чихающей компанией мы продолжали поход, который когда-нибудь обязательно должен будет войти в анналы истории... Или отчёт о нём затеряется на пыльных полках?
   Я, задумавшись о чём-то своём, почти не обращала внимания на состояние моих спутников, но, увы, не у всех людей такие же крепкие нервы. Первым не выдержал, а точнее сообразил, что с нашими спутниками происходит что-то неправильное, продравший глаза после сладкого подрёмывания в седле Ильдарас.
   - Магия! - воскликнул он, и я словно открыла глаза. Тончайшие, почти неуловимые нити чужеродной воли будто легкие паутинки тянулись из глубины леса, окутывая людей, незаметными, тонкими щупальцами проникали в их сознание, вызывая недовольство и злость. Осознав все это, я представила, что будет дальше - раздражение Тёрма выльется на одном из братьев Браузеров, придирки быстро перерастут в оскорбления, а там сталь станет искать свою жертву. Остальные присоединяться к схватке, и вскоре на багровой от крови земле будут лежать трупы и истекающие кровью раненые. А невидимому, находящемуся где-то в глубине леса монстру останется только придти и забрать свою законную добычу. Видимо о чем-то подобном подумал и Ильдарас, ибо сначала он накричал, сопровождая крик магическими пассами, на Терма, отчего тот с оскорбленным видом переехал в конец каравана; затем, по-прежнему громко ругаясь, зачаровал Нелофа и его братьев. Отчего двое старших сразу же уснули, а младший недоверчиво ощупал переносицу и, засветившись от счастья, с весёлой песней умчался в авангард каравана. И вот наступила очередь Мейхеля.
   - Стой, - маг вытянул вперёд руку, и я почувствовала мощную волну магической энергии, ударившей в полуразвернувшийся корпус Мейхеля. Искажённое злобой лицо скуксилось, но в следующее мгновение в его чертах отчётливо проступила растерянность, рука, державшая рукоять меча, разжалась, и наполовину вытащенный клинок с лёгким щелчком возвратился в ножны. Наш главный балагур несколько раз непонимающе моргнул и, отвернувшись, как ни в чём не бывало продолжил путь. Ильдарас, бросив на меня и ехавшего за мной Векселя мимолётный взгляд, поскакал вдоль каравана, беспрестанно делая какие-то едва уловимые пассы и время от времени выкрикивая короткие заклинания. Когда же он возвратился, его лицо выглядело слегка усталым, на лбу появились капельки пота, но на губах играла довольная улыбка. Не удостоив меня даже взглядом, маг проскакал в хвост каравана. Когда стук копыт его лошади затерялся среди десятков других, я, привстав в стременах, прислушалась к своим ощущениям. Чужеродная магия исчезла, лишь где-то на краю восприятия всё ещё оставались её отголоски - всполохи причудливо переплетённой ненависти и бессилия. Что ж, кажется я могла успокоиться и вновь погрузиться в свои неспешные раздумья, но, увы, благостное состояние души исчезло, хорошее настроение тоже. Нужно ли добавлять, что после этой магической паутины, о скором привале пришлось забыть. Не сговариваясь, мы двигались до тех пор, пока солнце, и без того едва пробивавшее густые ветви деревьев, окончательно склонилось к горизонту.
   - Привал, - громко воскликнул Ильдарас, когда стало окончательно ясно, что как ни скачи, а заночевать нам придётся всё в том же лесочке.
   Я не торопилась слезать со своего коня, специально копаясь то в чересседельной сумке, то проверяя, хорошо ли приторочен лук, то... да мало ли что может придумать девушка, лишь бы отлынить от нудных обязанностей по разбивке лагеря? Когда же, наконец, я соизволила спуститься с седла на грешную землю, мои дорогие спутники уже распределили обязанности и разошлись в разные стороны.
   Увы, в конце концов совесть меня всё же загрызла, и я, тяжело вздохнув, обреклась на добровольное "рабство".
   - А вот и наша селяночка, - приветливо окликнул меня Мейхель, - мне как раз требуется помощь, - добавил он, размахивая здоровенной поварёшкой.
   Вообще-то я собиралась помочь Терму и Векселю распрягать лошадей, но пришлось вздохнуть и покориться неизбежному.
   Полевая кухня расположилась почти в центре облюбованной для бивуака полянки. Братья Браузеры уже успели приволочь из леса два толстых сухих ствола, и теперь они, положенные на землю, образовали нечто похожее на импровизированные скамьи. В центре медленно разгорался маленький костёр, кухонная утварь и небольшой квадратный стол были отнесены чуть в сторону.
   - Держи, - Мейхель протянул мне нож и кивнул на стоящий подле его ног мешок, - здесь картофель, - а то я не догадалась, - садись на бревно и чисть. Я думаю, четвёртой части котелка будет достаточно. В общем, располагайся, а я пока схожу наберу воды в чайник, - и уже уходя, - не скучай, я скоро вернусь, - он смылся так быстро, что я даже не успела ничего ответить. А ещё говорят, что поболтать любят одни женщины.
   Когда его шаги растаяли в глубине леса, я попробовала оценить фронт предстоящих работ. Одного взгляда на "котелок" оказалось достаточно, чтобы мне слегка поплохело. Стоявший у бревна котёл ну уж никак не вязался с моим понятием котелка, скорее это была огромная медная бочка. Ещё раз мысленно вздохнув, я взяла в руки предложенный мне нож и, усевшись на ствол, подтянула к себе мешок. Интересно, хватит его, чтобы наполнить эту посудину? На моё счастье, картошка оказалась ровной, а нож острым. Дело спорилось. Обернувшись на чьи-то тяжелые шаги, я увидела пыхтящего Ильлию, тащившего огромную охапку хвороста.
   - Уф, - выдохнул он, бросая на землю свою тяжелую ношу. Затем, отряхнув с одежды налипшую на неё древесную кору, он отошёл чуть в сторону и, привалившись спиной к одиноко стоявшему дереву, достал из кармана большое красное яблоко.
   - Будешь? - спросил он, но я не услышала в его голосе особого энтузиазма.
   Пришлось отрицательно помотать головой. Зачем лишать человека удовольствия? Пусть кушает...
   - Не хочешь, как хочешь, - настаивать он не стал и вытащил из ножен огромный обоюдоострый клинок. Отхватив от яблока большой кусок, он тут же отправил его в рот и, неторопливо жуя, принялся наблюдать за моими действиями.
   Минутой спустя Ильлия вынес свой вердикт.
   - Хорошо чистишь, быстро, - похвалил он и, поудобнее привалившись к дереву, отрезал очередной кусочек, - где научилась?
   - Это дело не хитрое, - усмехнулась я.
   Вдаваться в подробности не хотелось. На самом деле чистить картошку я наловчилась, будучи ещё ученицей в Академии доблести. Обычно мне не везло, и все свои наряды я проводила на кухне, а картофель в королевских столовых - обычное дело.
   - А кто твои родители? - то ли специально проверял, то ли действительно забыл усатый.
   - Отец был кузнецом, мать помогала ему, - и, видя, как вытягивается его лицо, пояснила,- он умер прошлым летом... - я закрыла глаза, будто вспоминая, - зиму пережила с мамой, а весной я поняла, что больше не могу сидеть у нее "на шее" и решила начать свою собственную жизнь, - умолкнув, я тяжело вздохнула.
   - И, наверное, мечтаешь по приезду в Вышегорск сразу выскочить замуж за богатенького лавочника? - прерывая наш диалог, спросил появившийся неизвестно откуда Терм.
   Издевательский тон я проигнорировала:
   - Почему ты так решил?
   Тот лишь криво улыбнулся, мол, "все вы только о том и мечтаете", и я выдала ему свою самую лучезарную улыбку:
   - Я ценю свою свободу.
   - Ну и? - нет, этот тип совершенно не сносен.
   - Я буду работать, - гордо задрала нос я.
   - Это интересно. И кем же ты собираешься работать? Уж не в кузне ли молотобойцем?! - сладко-приторным голосом предположил этот изувер.
   - Да хоть и молотобойцем, - погасив улыбку, буркнула я и хотела ответить что-то ещё, но тут появился счастливо размахивающий чайником Мейхель.
   - О, бог ты мой, - всплеснув руками, Мейхель едва не расплескал принесённую воду. - Разве я сказал тебе, что следует начищать картофель в чан для омовений?
   - Но я подумала, - то-то этот котел мне сразу не понравился.
   Мой взгляд растерянно скользнул по лицам окружающих в поисках поддержки. Да где там от них дождёшься. Всё, что я увидела - это ехидные усмешки. Но обидно было не это - злосчастный котелок, перевёрнутый вверх дном, лежал аккурат возле комеля бревна, на котором сидела бедная, несчастная девушка, то бишь я.
   - Думала она, а кто теперь всю эту картошку будет есть?
   - Я, - из темноты выглянул улыбающийся Вексель, - я сейчас пообедаю, - и предупреждая возможные возражения, - я не обедал, имею право, затем поужинаю, ночью сменюсь со смены - покушаю с устатку, а утром позавтракать и сам бог велел.
   -Да и мы не против перекусить пару раз между ужином и утром, - выбрались из леса братья Браузеры. Бросив на землю охапки дров, они с удовольствием расправили плечи. Глядя на их улыбающиеся физиономии, стало понятно, что гроза праведного гнева меня минует. И не ошиблась.
   - А, ну да, - Мейхель махнул рукой, - повезло тебе, Авель, я ведь и забыл, что у нас тут собрались одни проглоты.
   - Не проглоты, а здоровые, крепкие воины, - поправил его вынырнувший из-за ближайших кустов Ильдарас.
   - И Вы, мастер, туда же, - притворно обиделся наш повар и, махнув рукой, принялся устанавливать над костром большой чайник с напиханными в него травами. Не знаю, как чай, а запах от трав шёл умопомрачительный, ну, в смысле нюхнёшь и сразу умопомрачение...
   - Кому там у нас везёт? - опять этот несносный Тёрм. Не хочу его даже слышать и видеть не хочу...
   Чтобы хоть на время отделаться от его ехидства, я решила сходить за водой, и взяв с собой котелок, под сопровождающие меня смешки отправилась к протекавшему неподалеку ручейку.
   В голове беспорядочно мелькал поток мыслей. Самое ужасное, что они касались отнюдь не моей судьбы и задания, а этого заносчивого и противного камерлинца. Причём "Да как он смеет!" и "Так его раз так!" - были самыми приличными. Но главное и противное в этом было то, что злоба накатила не просто так, а потому, что - о, кошмар!- он смог меня задеть. А ведь еще никто и никогда не выводил из себя лучшую воительницу Рустании...
  
   Не торопясь, я добралась до бьющего неподалеку родника, маленьким ручейком утекавшего в небольшую речку, и опустила котелок в его прохладу. Струйки воды поспешно забегали внутрь. "Он думает, что я ничто? Ха! Что я ничего не умею? Посмотрим! Что я сразу же выйду замуж? Да я в жизни не стану чьей-либо женой! - на щеках появились ямочки от набегающей улыбки, - Посмотрим, как вытянется Ваше лицо, Термарель, когда Вы узнаете, что перед Вами никто иная, как лучшая воительница Ее Величества!"
   С этими греющими душу мыслями я встала, развернулась и... тут же грохнулась на живот, тщетно пытаясь удержать только что набранную воду. Сев, оглядела полученный результат: платье в местах соприкосновения с поверхностью земли было в зеленых травяных пятнах. Попыталась стереть их, но бесполезно - травяной сок лишь сильнее въедался в волокна ткани. "Обалдеть!" - ограничившись этой емкой мыслью и заново наполнив котелок, я поплелась в лагерь.
   На место ночлега я пришла, когда уже потихоньку начинало темнеть. К моему счастью, мужчины уже разошлись кто куда, и рядом с костром никого не было. Пристроив котел над костром, я запустила туда картошку, слегка присолила и, сев на бревно, закрыла глаза. Как-то сразу захотелось спать. Ложиться я пока не собиралась, но ведь можно было подремать и сидя...
   Но моим мечтаниям не суждено было сбыться. Из-за ближайших кустарников показался вездесущий Мейхель. В правой руке он нёс наполненный водой котелок, а левой тащил огромную зубастую рыбину. Как ни странно при виде этой добычи, моё настроение не подумало улучшаться, а совсем наоборот. Окинув её взглядом, я потянулась к ножу. В том, что именно я буду чистить и готовить эту щуку, никто не сомневался (особенно я).
   Когда я принялась за дело, вновь припёрся Тёрм. Постояв с минуту, он сел рядом и молча уставился на то, как ловко и безжалостно "деревенская" девушка сдирает чешую с несчастной, всё ещё живой рыбины.
   - Здорово у тебя получается. Так уверенно держать нож пристало либо рыбачке, либо... - короткая пауза, - воину, а не дочери бедного кузнеца, - произнесено это было с пренебрежительной усмешкой на губах и с лёгкой издёвкой в голосе.
   - Мой отец действительно был кузнецом, и я не стыжусь этого, - не стоит позволять злости затмить разум. - После его смерти мне пришлось многому научиться.
   Я даже ни разу не покривила душой. Я вообще старалась по возможности избегать лжи. Важно, какой смысл вкладываешь в произносимое, а не что именно говоришь. Действительно, мне пришлось многому учиться. А взять слова про отца-кузнеца - где здесь ложь? Мой папа на своем коротком веку успел сделать множество амулетов, и большинство из них начинало свою жизнь именно в кузнеце. Это ремесло было доступно очень немногим, но всё же было ремеслом. Что же касательного бедного - но разве не достоин жалости человек, чьи кости так и остались на чужбине, и с прахом которого не смогли проститься близкие? Нет, я ни в коей мере не лгала, а лишь по-другому расставляла акценты.
   - Не думаю, что твоя идея с путешествием по миру удачна. Поворачивай обратно, пока не поздно.
   Это что-то новенькое - он меня жалеет? Знал бы правду...
   Я отрицательно покачала головой.
   - Что ж, это был единственный дружеский совет, который я могу тебе дать. Ты в своём праве, поступай как знаешь, и... - Терм хотел сказать что-то ещё, но, оборвав себя на полуслове, поднялся и направился к возившемуся подле коней Мейхелю.
   Я посмотрела ему в след. Терм... странный он какой-то, чем-то неуловимо похожий на остальных своих спутников и всё же странный...
  
   Не спится. Чудно, вроде бы только что валилась с ног и вот лежу, а сна ни в одном глазу. Мужчины собрались вокруг костра. Едят похлебку, смеются. Не надо мной ли? Прислушалась. Кажется, нет. Туман. Звёзды на небе повысыпали. Уснуть не получается. Ужасно хочется жрать, но не могу же я, вместо того, чтобы дрыхнуть, свалившись с ног от усталости, бежать к общему костру и вырывать из жадных рук караванщиков причитающуюся мне пайку? Нет, с этим определённо надо что-то делать, давно пора привыкать к длительным переходам, иначе я так скоро и впрямь буду ели ноги переставлять. Всё, решено. Утром у меня проснется зверский аппетит.
   Как всё-таки вкусно пахнет... А до утра ещё надо дожить. Был бы ветер, легла с подветренной стороны. А так полный штиль, запах во все стороны. Всё спать, спать, спать. Ничего, утром я за всё отыграюсь, ещё не успеют проснуться, как их запасы кончатся. Лишь бы слюной ночью не подавиться.
   Всё, я сплю...
   Звёзды повисли виноградными гроздями, вон созвездие тельца... Люблю хорошо прожаренную говядину... Чёрт! Закрываю глаза и сплю... Чьи-то шаги. Ладоней коснулось нечто горячее. Я машинально открыла глаза. Миска?!
   - Спасибо, - получилось слишком громко.
   - Не за что, - Терм, не останавливаясь, пошёл дальше. Странный он какой-то... Деревянная ложка торчит вверх из густой наваристой похлёбки, пахнет картошкой и рыбой. Вкуснотища...
  
   Черный, зловеще мигающий отблесками факелов коридор, ветвясь, вел к огромной, закрытой на несколько булатных замков двери. Но, против обыкновения, она была открыта. За дверью находилась покрытая мраком комната. Лишь эхо, отражающееся от стен, позволяло понять, насколько она велика.
   -...ты говоришь, анимаг? - задумчивое молчание, - человек, неподвластный магическому взору может быть очень опасен, - сотни лет не выходивший из своей кельи чародей был слеп глазами, но своим внутренним взором видел далеко. - Человек, которому самими звездами начертана возможность великого будущего, опасен вдвойне. Если ты хочешь спокойствия, этот человек должен умереть. Но пусть он умрёт героем, тогда никто не сможет обвинить тебя в злых намерениях.
   Он замолчал. Его собеседник, укрытый от макушки до пят в черный тяжелый балахон, ничего не ответил, лишь молча кивнул и, круто развернувшись, направился к выходу.
   - Она должна умереть, - ещё раз напомнил маг, и его голос эхом разлетелся по освещенному тусклым светом факелов коридору...
  
   Я проснулась. Грудь распирал крик ужаса, которому нельзя было позволить выбраться наружу. Странный сон... Что это? Ночной кошмар или видение? Что-то и те, и другие в последнее время зачастили в мою скромную обитель. Отдышавшись, я поворочалась несколько минут и поняла, что скоро уснуть мне не удастся. Сон не шёл из моей головы. Я понимала, что он скорее всего навеян рассказами Ильдараса, но вместе с тем оставалось ощущение, что это уже произошло, что я пытаюсь ухватиться за хвост ускользающих событий. В попытке отвлечься от терзающих меня мыслей, я поднялась со своей лежанки и, стараясь ступать как можно тише, отправилась на незапланированную прогулку. Вокруг стояла такая тишина, что я невольно поежилась. Да, костюм деревенской девушки оставил печать на сознании - в последнее время часто становилось страшно от того, что раньше было причиной для смеха. Ну ничего, тем реалистичнее и талантливее будет исполнена моя роль.
   Между тем, я все глубже и глубже пробиралась в лесную чащу...
   Немного поплутав, я все же вышла к лагерю и веселым шагом продолжила путь в его направлении. Но вдруг, повинуясь внезапно накатившему чувству, остановилась. С облюбованной нами поляны, доносились чьи-то странно-скрипящие голоса. Моё сердце охватила тревога. На какое-то мгновение я застыла на одном месте и прислушалась. Сомнений не было, кто-то действительно разговаривал и это были отнюдь не мои спутники.
   Дальше я двинулась крадучись, считая про себя шаги.
   Раз.
   - ...ите нам...
   Два.
   - ...что...
   Три.
   - ...ас был шанс, - то ли прорычал, то ли прошипел один из говорящих.
   Наконец-то я оказалась на краю поляны, и моим глазам открылась довольно неприглядная картина, действие которой проходило на месте нашего лагеря. И она мне очень-очень не понравилась. Небольшую горстку людей, стоящих в центре поляны, окружало около полутора десятков тварей, издалека похожих на привставших на ноги гончих. Действующие лица обеих противоборствующих сторон готовились к бою.
   Я уже было собралась броситься на выручку товарищам, когда позади хрустнула ветка, и одновременно с этим мой рот закрыла чья-то широкая ладонь.
   - Тихо, тихо, тихо, - скороговоркой проговорил Терм. Я попыталась освободиться от его рук, но тщетно. Ни сколько не обращая внимания на мои жалкие попытки вырваться и ввязаться в разгорающийся на наших глазах бой, мужчина добавил, - без нас справятся.
   - И это говоришь ТЫ?! - укусив и наконец-то избавившись от закрывающей рот ладони, крикнула я.
   "ТЫ!.. ты... ты..."- разнеслось по ночному лесу.
   На мгновение драка прекратилась, чтобы в следующее мгновение разгореться с новой силой. Но уже без тех пяти тварей, что, ощерившись, кинулись в нашу сторону.
   - Бежим,- выкрикнул камерлинец и потянул меня за руку.
   - Кто это? - спросила я, задыхаясь от быстрого бега. Нас хорошо тренировали, но как нёсся Тёрм...
   - Каргариты, - зло сплюнул он, увеличивая скорость. Я едва успевала переставлять ноги.
   - Что им нужно?! - ветка ударила по моему лицу.
   - А ты как думаешь?!- резко ответил он и наконец-то отпустил мою руку.
   И тут же, потеряв дополнительную опору, я зацепилась ногой о лежащую посреди дороги ветку, запнулась и грохнулась на землю.
   - А, чёрт.
   Пробежав еще немного вперёд, Терм обернулся...
   - Вот ведь угораздило, - сдвинув брови, буркнул он и повернул назад.
   А каргариты были уже совсем близко...
  
   ...я с ужасом наблюдала, как камерлинец поднимает для очередного удара успевший окраситься в красное меч. Еще более жуткое чувство вызывало понимание того, что встать самостоятельно уже не смогу, не успею. И если Терм погибнет... К горлу подкатил комок... В этом случае погибну и я. Но о себе ли я думала в эту минуту?
   - Хрр,- прохрипел зверь, падая от удара камерлинского меча. И почти тотчас следующая тварь неестественно повалилась на переломанный хребет, и ещё, и ещё одна...
   Кажется, всё закончилось.
   Я кое-как высвободила из корневищ подвернувшуюся ногу. А тяжело дышащий Термарель вытер окровавленное лезвие о пучок травы и прислушался. Сомнений не было - со стороны лагеря, улюкая и завывая, приближались новые противники.
   - Пойдем,- сказал он и, поджидая меня, не спеша двигаться вперед.
   - Терм...- окликнула я. Камерлинец остановился. - Дай руку...
   Я думала, он спросит зачем и посмеется. Но он, взглянув на мои расширенные от боли глаза, лишь вздохнул.
   Таким образом мы пробежали чуть меньше лиги. Каждый в меру своих возможностей. Я - неуклюже спотыкаясь, Терм - терпеливо таща меня вперед. Но продолжаться вечно это не могло. Каргариты не теряли нашего следа, и вскоре камерлинец остановился. Плавно отвел руку, героически тащившую меня, назад, и я чудесным образом оказалась за его спиной. Мужчина же напряженно сжал меч, готовясь к схватке - к нам приближалось не менее десятка этих уродливых образин.
   Пока Термарель держал позицию, я медленно, но верно отходила к дереву, надеясь, прижавшись к нему, обезопасить свою спину. И обезопасила. Более чем. Клейкая, прочная до безобразия смола, пропитав мою одежду, накрепко приклеила меня к стволу. Я попыталась освободиться. Увы.
   Когда уставший, но все же довольный исходом поединка камерлинец, подошел ко мне, я поняла, что прилипла к дереву намертво.
   - Те-ерм!.. - с видом попавшего в ямку щенка заскулила я.
   - Ну что еще?- мрачно бросил он.
   - Я, кажется, приклеилась...
   - ЧТО?! - глаза собеседника стали круглыми от удивления. - О, несчастье на мою голову, как ты умудрилась?!
   Я, виновато опустив взгляд, пожала плечами:
   - Ну-у, понимаешь ли, я отступала, отступала... - и чего я ещё опасаюсь? Поругают? Поколотят? В конце концов, я деревенская дурочка или кто? Дурочкам можно всё! Уверовав в свою святую неприкосновенность и слегка приободрившись, я уже почти спокойно скороговоркой добавила,- я прижалась к нему спиной, а весь ствол оказался улит смолой. Вот!
   Терм закрыл ладонями лицо. Минуты полторы он просто молчал, видимо переваривая сказанное, затем его плечи вздрогнули и потихонечку он начал хихикать, пока окончательно не залился смехом.
   - Ой, не могу! - я битый час наблюдала за тем, как он, облокотившись о стоявший по соседству чернодуб, медленно сползает на землю. Чернодуб! Блин не судьба была выбрать в качестве защиты его? Не выбрала.
   Насмеявшись вдоволь, Терм уселся поудобнее и уже серьезно (ну почти) уставился на мою персоналию:
   - Авель, наверное, только окончательная ду... дочка кузнеца может найти приключения там, где их и быть-то не могло...
   "А я что говорила?" Но не соглашаться же мне с ним? И я обиженно засопела.
   - Ладно,- он улыбнулся,- не дуйся. Вот только скажи мне, как ты отсюда собираешься выбираться?
   Я подумала. В последнее время это получалось все хуже и реже - в смысле и думать, и выбираться из передряг. Не найдя способа, призналась:
   - Не знаю... А у кого-то есть идеи?
   Идеи были. И по всей видимости много, так как я еще раз наблюдала, как этот гад умирает со смеху.
   - Ну, все, хватит! Ты собираешься меня вытаскивать или нет? - не выдержала я.
   - Увы, к моему большому сожалению придётся, - признался Тёрм и с задумчивым видом уставился себе под ноги. Глубокомысленное раскидывание мозгами продолжалось не меньше минуты, после чего началась удивительнейшая и забавнейшая история спасения "прекрасной дамы".
   Сначала он просто пытался меня оторвать. Потом предложил спилить дерево, "а там ты и сама дойдешь". Увы, и эту идею пришлось отклонить. Затем решил, что проще будет "забыть" меня в лесу. Но после подробнейшего описания того, что будет с неким Термарелем, когда я все же выберусь из чащи, он задумчиво почесал за ухом и с совершенно серьезным видом сказал, что "память обо мне будет храниться в его сердце вечно". Впрочем, он всё же был не настолько жесток, и дальше мы уже раздумывали вместе. Перебрав десяток способов моего освобождения, я всё же пришла к выводу, что лучше испортить платье, чем остаться здесь на веки вечные.
   - Режь, - тяжело вздохнув приказала я теряющему терпение Тёрму. На моё разрешение он отозвался с такой готовностью, будто ждал этого целую вечность. Но надо отдать ему должное, резал он осторожно, и отрезая ткань старался ставить нож, как можно дальше от моей кожи. Когда же я смогла с облегчением вздохнуть, выяснилось, что в подобном виде платье так и норовит с меня сползти, в следствие чего у Терма была отобрана куртка. К его чести, почти без сопротивления.
  
   Мы вернулись в лагерь уже засветло. Мой жалкий вид произвёл на заждавшуюся нас компанию весьма своеобразное впечатление. Радостные улыбки на лицах мужчин, появившиеся при нашем появлении, быстро переросли в откровенный смех. Но выхваченный из ножен меч Терма и его мрачный взгляд, брошенный на развеселившихся мужчин, сыграли свою роль - шутки прекратились мгновенно. Я же, узнав, что никто из наших серьезно не пострадал - синяки да ссадины не в счёт - с облегчением пошла переодеваться.
   Увы, одежды, взятой с собой, в после нападения каргаритов изодранной когтями сумке в целости и сохранности остались лишь узкие брюки из выделанной оленьей кожи, мятая белая рубаха из льна, да серое платье "на выход". Так что мне собственно и выбирать-то было не из чего. "Парадное" платье, пожалуй, не более подходящий вариант для долгого путешествия, чем хождение в рваном, сваливающемся с плеч платье наездницы. Так что ничего лучше строгого наряда охотницы у меня не было.
   Чтобы привести себя в порядок, пришлось ненадолго удалится за деревья. Много времени мне и не потребовалось. В качестве последнего штриха я собрала волосы в хвост и, стараясь ступать как можно увереннее, вернулась в лагерь.
   Встретили меня не сказать, чтобы странно, но все равно как-то не так. И хотя сами мужчины не сказали ничего, их глаза не смогли солгать. Они смотрели на меня со смесью восхищения и... и робости? Там, где вчера были смешки, сегодня оказалась настороженность и опаска. Да, выглядела я внушительно. Знаю. Но, пожалуй, всё это не отложилось бы в моей памяти, если бы не случайно перехваченный мной взгляд Векселя. И оттого, что он был брошен исподтишка, в полной уверенности, что я его не увижу, меня пробрала оторопь. Мне приходилось видеть подобные взгляды, - взгляды, бросаемые в момент, когда я только становилась напротив противника. Меч еще спокойно лежит в ножнах, но все уже ждут, когда он, сверкнув в солнечных лучах, окрасится чей-то кровью. Сейчас же со мной был только нож, да и о нём было известно лишь мне. Но ощущение было такое, будто Вексель только того и ждёт, что я прямо из воздуха вытащу клинок добротной кривградской стали и к чертям собачим разнесу половину лагеря. А потом с хрипом умру от их оружия, успев в короткой схватке унести некоторых из них за собой в холодную мглу могилы. Но я не собиралась ни вытаскивать меч, ни тем более умирать. Поэтому я, сделав вид, что ничего не заметила, просто кинула сумку за спину, с усталым видом прошла к своей лежанке и, вольготно развалившись, провалилась в сонное забытье.
  
   Проснувшись и приоткрыв глазоньки, я с радостью узнала, что проспала не весь день, а только до полудня. Солнце находилось в самом зените. Пахло рисовой похлебкой. И я, ещё едва-едва поднявшаяся, сонно потиравшая глаза, уже размечталась о чашечке этого чуда. Но мечтам в очередной раз не суждено было сбыться.
   На подошедшего Тёрма я обратила внимание, только когда к моим ногам упал меч в деревянных, но искусно сделанных ножнах. В недоумении я посмотрела на парня.
   - Ты вроде у нас дочь кузнеца и к кузнецу в подмастерья метила,- не повел бровью он. - Значит, должна разбираться в оружии. Что ты можешь сказать об этом мече?
   Ясно, меня проверяли.
   Я улыбнулась. "Вот здесь Вы просчитались, Термарель. В оружии я разбираюсь отменно".
   - Этому мечу не менее трех лет,- сказала я, расположив оружие поперек ладоней. И пальцем указала на метку производителя. - Данный оружейник не далее трех лет назад как скончался. - И предвидев вопросы, добавила, - Марко Каэльо был известен во всей Рустании, он делал лучшее оружие. - вынула меч из ножен, осмотрела лезвие.- Этот клинок мог знать великое число битв или... не знал ни одной.
   Камерлинец вопросительно изогнул бровь.
   - На металле, кованном этим оружейником, не остается отметин,- пояснила я.
   - Твой батюшка часто с ним работал?
   - Мой батюшка не работал с ним вообще. Лишь однажды приехавший к нему друг похвалился таким оружием,- я опять недоговаривала. Да, отец не работал с кривградскими металлами, но у него был отменный, подаренный Марко Каэльо меч, который и сейчас висит над моей кроватью. Я так ни разу и не осмелилась взять его в руки...
   Мне показалось, что Терм остался доволен ответом. Но он не собирался заканчивать разговор.
   - Ты владеешь мечом?
   Я не успела ответить, как надо мной пронеслось гладко-острое лезвие. Тело успело присесть, среагировав быстрее, чем сообразила голова. Он меня проверял. Проверял, умею ли я драться и сколь хорошо. Что ж, сильно стараться не буду.
   Мы скрестили оружие. Камерлинец тоже не выкладывался на полную, но все равно был сильнее. К тому же меч, что я держала в руках, был мужским и не очень удобным - рукоять оказалась в полтора раза шире моей ладони. Но ничего. Сейчас я только защищалась, стараясь не показать всех своих талантов.
   Где-то далеко, громко хлопая крыльями, взлетела птица. Я отвлеклась всего лишь на сотую долю секунды и тут же оказалась на земле. Лезвие, находящиеся в миллиметре от шеи, отражая солнечные лучи, слепило мои глаза. "Это конец. Меня раскусили" - с горечью подумала я.
   - Никогда не позволяй себя отвлечь,- с жаром сказал Терм, и наконец-то холодная сталь металла оставила моё горло в покое. Я же, собираясь с мыслями, полежала еще с минутку. Когда же, осознав, что мне всё же позволили покоптить небо, поднялась, и направилась к заканчивавшим завтрак мужчинам, приготовленная для меня чашка стояла на перевёрнутом днище котла, но оказалось столь желанный суп уже успел остыть.
   Без аппетита доев остатки холодной похлебки, я узнала, что наш доблестный отряд уже приготовился двинуться в путь. Притом собрать мои пожитки никто не потрудился, и на вопрос Мейхеля нужна ли помощь, я ответила отказом. Поэтому ребяткам пришлось ждать еще полчаса. Все это время братья ходили мимо меня, толстяк сидел на камушке, маг пытался вспомнить какое-то мудреное заклинание, а Мейхель с Термом шушукались в тенечке. Наверное, разговор шел о чем-то необычайно важном и необыкновенно секретном. Такой вывод был сделан мной в следствие того, как дивно они от меня шарахнулись.
   - Я принесла меч. - объяснила я двум испуганным моим появлениям мужчинам.
   - Возьми себе,- сказал Терм и вернул оружие.
   Наверное, мне стоило отказаться, возможно я бы так и сделала, но Мейхель опередил:
   - Бери, бери, - его благожелательной улыбке было невозможно противиться,- пригодится.
   - Спасибо. - что ж, он прав, оружие действительно может нам пригодиться.
  
   Неровно сидя в седле и покачиваясь в такт движениям лошади, я невольно закрыла глаза и погрузилась в полусон. Представлялось, что мы наконец-таки остановились у широкой излучены реки. Вокруг, покуда хватало глаз, расстилались шелковистые луга. Воздух пах липовым цветом... Липовый цвет? В середине осени? Даже сквозь сон я почувствовала признак надвигающееся опасности.
   - Скворхи, - я машинально вытащила из ножен подаренный Термом меч.
   Мои спутники, разъехавшись в разные стороны, с беспокойством вглядывались в расстилающееся над нами небо. Ничего подозрительного. Неужели я ошиблась? Но нет, Терм, тоже что-то почувствовав, предостерегающе поднял вверх руку. Мейхель остановил караван и теперь заворачивал его назад, сбивая в тесную кучу. Один из братьев - Мардлоф - прилаживал на стреле паклю, двое других помогали Мейхелю с вьючными животными. Маг, спрыгнув с коня, спешно вычерчивал на земле защитный круг. Но небо по-прежнему оставалось чистым. "Может я все же ошиблась?" - подумалось уже с надеждой, и в этот миг из-за горизонта показалась небольшая, постоянно меняющая свои очертания черная тучка. Стремительно приближаясь, она то взмывала вверх, то резко пикировала вниз. Уже отчётливо слышалось жужжание и шелест тысячи крыльев. Чёрт, я не знала случаев, когда удавалось без потерь отбиться от такой большой стаи.
   - В круг, всем в круг, - голос Ильдараса был едва слышан за всё усиливающимся жужжанием.
   - Что это за твари? - подъехавший ближе Вексель не выглядел напуганным, но беспокойство отчётливо читалось на заметно осунувшимся за день лице.
   - Птицы, - я направила коня в центр очерчиваемого магом круга. Странно, что толстяк никогда о них не слышал.
   - Птицы? - недоверчиво переспросил он, - обыкновенные птицы заставляют нас вытаскивать оружие и чертить защитные круги?
   - Почему обыкновенные? - я привычным движением натянула на голову кожаный шлем, - Хотя стоит закрыть им клювы, они вполне смогут сойти за взрослого, матёрого скворушку. Собственно, между ними есть лишь одна существенная разница, - я выдержала паузу, чтобы драматически закончить, - скворхи питаются свежим человеческим мясом.
   - Как это? - взгляд Векселя полон недоверия.
   - Если нам посчастливится выжить, загляните в клюв одного из них. Его острые и прочные, как сталь, грани способны вырывать плоть не хуже зубов.
   - Удивительно. А скажи...- Вексель снова хотел что-то спросить, но мне уже было не до ответов - передовая стайка скворхов уже вплотную приблизилась к контуру очерченного Ильдарасом круга, а сам маг, стоя на коленях, творил охранное заклинание. Вспышка света, и перед рвущимися вперёд птицами выросла гигантская, мерцающая разноцветными всполохами защитная стена.
   - Слушайте все, - голос маг был тверд, как облицовочный камень, - я не смогу сдержать их. В моих силах лишь замедлить стремительность птичьего полёта. Всё остальное в ваших руках и руках...
   Мы его уже не слышали. Многоголосый, точнее многокрылый шелест-свист заполнил собой все пространство, заглушив иные звуки.
   Я и Вексель спрыгнули с коней и одновременно выставили перед собой клинки, готовясь встретить смертоносную стаю не менее смертоносной сталью.
   Прорвавшись сквозь искрящее марево защитного купола, птичья туча мгновенно разделилась на две неравные части. Через мгновение они атаковали. Большая из стай ринулась вниз первой. Наметанный взгляд воительницы мгновенно определил направление атаки.
   - Маг! - я закричала изо всех сил, стараясь перекричать шелест крыльев и писк птичьих глоток.
   Тёрм и один из братьев Браузеров одновременно рванулись к застывшему в неподвижности Ильдарасу. Через мгновение над стоявшим на коленях магом возникло два сверкающих щита, образованных быстро вращающимися мечами. Тем временем, Мардлоф выпустил горящую стрелу в центр стаи, и несколько огненных комочков, беспрестанно кувыркаясь в воздухе, попадали на землю. Вторая стрела нанесла скворхам втрое меньший ущерб, третья канула в туне. Я не сразу обратила внимание, что шелест крыльев перестал быть ужасающе громким. Кроме того, теперь в черном извивающемся клубке можно было различить очертания отдельных птиц. Заклинание мага начало действовать. Тем временем, птичья стая, превратившись в вытянутое, клубящееся веретено, достигла вращающихся с бешенной скоростью клинков. Во все стороны полетели кроваво-черные ошмётки тел. Казалось, ничто не может проникнуть через сверкающие круги металла, но сразу две птицы черными молниями устремились к безоружному Ильдарасу. Он едва успел вскинуть к лицу левую руку, как тыльная сторона ладони окрасилась кровью, а две черные тени, весело чирикая, взвились к вершине окружающего нас купола.
   Засмотревшись на происходящее, я едва не прозевала момент, когда меньшая из стай, до того нелепо метавшаяся из стороны в сторону над нашими головами, камнем рухнула вниз. Рука едва успела раскрутить клинок, как черная гомонящая, пищаще-кричащая жуть обрушилась на его лезвие. Вращение меча замедлилось, и я тут же почувствовала, как трещит разрываемая, разрезаемая острыми клыками кожа шлема. Рядом орал благим матом уже несколько раз укушенный Вексель. Чуть в стороне от нас, яростно сражаясь, бранились братья Браузеры. За их спинами, раскладывая огромный костёр, суетился Мейхель. После повторной атаки одному из скворхов удалось добраться до моей головы и вырвать изрядный клок волос. Сама же я уже вся была залита темной кровью нападающих тварей. Время шло. Вокруг, под ногами и справа, и слева валялись разрубленные птички. Некоторые были ещё вполне живыми и агрессивными. Одна такая "птаха" с рассечённым на двое крылом прыгала около меня в попытке дотянуться клювом до незащищенных перчатками рук.
   - Получай, - безжалостный удар носком сапога отправил зубастое сознание за периметр защитного круга.
  
   Не добившись успеха в первых прямых атаках, плотоядные птички решили поменять тактику. Они, взвившись к самому потолку защитного купола, разделились на десятки мелких стаек и теперь готовились атаковать нас сразу с нескольких направлений.
   "Хандец" - мелькнула у меня в голове не очень приятная мысль. Мысль грубоватая, но как нельзя более полно отражающая сложившуюся ситуацию. Впрочем, развить её мне не хватило времени.
   - К костру живо, - приказ Мейхеля прорвался сквозь окружающий нас гул. Похоже, не я одна поняла, что такой атаки нам не выдержать.
   - Бежим?! - кивнула я стоявшему рядом Векселю, и тот не заставил себя ждать. Пятнадцать-двадцать метров, отделяющие нас от костра, мы преодолели за доли секунды, следом, подняв мага на руки, туда же подбежали тяжело дышавшие Тёрм и Ильлия.
   - Авель, - Нелоф, схватив за запястье, попытался сунуть меня за широкие спины своих братьев.
   Едва уловимым, казалось бы, нежным движением я освободилась от захвата и, двинув плечом, втиснулась между мужчинами. Браузер, не сразу сообразив, что его пальцы удерживают пустоту, недоуменно покосился в мою сторону, но ничего не сказал.
   - Мардлоф, ты прикрываешь, - голосом, не допускающим возражений, приказал Тёрм, и тот послушно отступил назад. Вексель переместился на левый фланг. Мейхель и Термарель так и остались в центре, закрывая собой всё более и более обессиливающего мага.
   Теперь наши спины защищал костер, а фланги - рука рядом стоящего. Никто не смел даже на шаг сдвинуться со своего места. Мы ждали, и вот скворхи, взмыв вверх, замерли - оцепенели. Одно бесконечно долго длившееся мгновение мы были оглушены окружившей нас тишиной, но уже через миг тысячи птиц одновременно ринулись в атаку. Шуршание крыльев и свист вращающихся мечей слились в одну бесконечную, невообразимо жуткую симфонию. Наши руки и лица заливала кровь, лившаяся из многочисленных рваных ран и порезов, а обессиленный маг уже не сидел, а лежал на земле, уткнувшись лицом во влажную почву и из последних сил поддерживая заклинание. Думать о том, что бы произошло, обладай скворхи обычной для них скоростью и силой, не хотелось.
   - Ровнее меч, ровнее, - обращаясь к кому-то кричал Терм.
   Птицы атаковали беспрестанно, но действовали мы на удивление слаженно. И если раньше достигнувший цели скворх безнаказанно улетал, готовясь к новой атаке, то теперь в попытке лететь птички попадали в жар костра и обугленными комочками сыпались на расклеенные угли. Их движения становились всё более и более замедленными. Мардлоф снова взялся за лук. Огненные стрелы понеслись в направлении носившихся под куполом стай. Теперь они не успевали увернуться, и десятки горящих птиц усыпали всё окружающее нас пространство.
   Наконец, наступил момент, когда скворхов покинули последние силы. Почти вся стая одновременно рухнула вниз, и мои спутники, зло выкрикивая проклятия, кинулись вперёд, безжалостно топча и пиная ногами теперь уже беспомощные создания. Я осталась на месте. Тёрм, опершись на меч, помогал подняться на ноги тихо стонавшему магу.
   Через некоторое время возбуждённые крики начали стихать, и вскоре всё было кончено. Я плюхнулась на землю рядом с Ильдарасом. Стоявший рядом Тёрм пристально смотрел в мою сторону. На его лице не было ни тени улыбки, а во взгляде отражалась только бесконечная пустота.
   - Мы не можем позволить себе отдых, - маг едва стоял на ногах, его покачивало, но в светлых глазах сверкали искры непреклонной воли, - скворхи могут появиться вновь.
   - Но мы же перебили всю стаю! - Ильлия повел рукой, показывая на неподвижные точки, чернеющиеся в вытоптанной траве.
   - Вот именно, что стаю, - Ильдарас горько усмехнулся, - здесь поблизости находиться целый рой.
   Первым почувствовался запах липового цвета... А все, кто был наслышан об этих птичках знал - так пахнет логово. Не кровью и не падалью, а именно цветущей липой.
   - Нужно скорее уходить. Если Хозяин и Матка поймут, что часть их роя погибла, они сами выйдут на охоту, и тогда нам не поможет никакая магия.
   Нахлестывая лошадей, мы поспешили дальше, прочь от забрызганной кровью, усеянной птичьими трупиками и перьями земли. Мы ещё долго, тревожно прислушиваясь и пристально всматриваясь в окружающее пространство, ждали неминуемого нападения. Но время шло, и по мере удаления от опасного места в душе появилась надежда, которая постепенно крепла. И пару часов спустя, когда ноздри перестали испуганно трепетать от запаха цветущей липы, мы наконец-то поверили, что сегодня нам суждено выжить.
  
   Вновь вылезший тракт, виляя из стороны в сторону, вел нас среди россыпи небольших холмов, напоминающих могильные курганы, но никаких отрицательных эмоций я не почувствовала. Либо это действительно были холмы, либо почившие здесь - в смерти обрели умиротворение. Постепенно дорога пошла вверх, и когда мы перемахнули небольшую горку, то оказались на берегу мирно журчащей речушки. Стало ясно, что сил моих больше нет, что вот сейчас упаду прямо в воду и буду лежать, до бесконечности наслаждаясь её прохладой. А местечко было благодатное: по берегам реки - густой низкорослый кустарник с широкими проплешинами, подводящими к самому берегу речки, справа - небольшой сосновый лесок, слева - расстилающиеся в даль шелковистые луга... Красиво и умиротворённо.
   - Привал, - скомандовал ехавший впереди маг. Мечта приобрела зримые очертания, и, не замедляя хода, я направила коня прямо в воду...
  
   Я долго оттирала грязь с лица, с оружия, с одежды, а чуть выше по течению, за густыми зарослями кустарника, плескались и промывали раны не менее измученные переходом мужчины. Когда я наконец отмылась сама и, вымыв коня, выбралась из реки, на площадке, выбранной нами, уже во всю кипела работа. Костер весело потрескивал, в высоком котелке закипал душистый травяной чай, рядом на углях в большом чане дымилась ароматная похлёбка.
   - Авель, иди к нам, - приветливо помахал рукой Нелоф.
   Я выдавила из себя благодарную улыбку. Взгляд скользнул по сторонам. Вьюки сложены в одну большую кучу, стреноженные лошади и мулы пасутся рядом. Густой сочной травы в достатке, чтобы хватило на всю ночь. Тёрм и Мейхель, сидя в сторонке, что-то тихонечко обсуждают. Вексель, завернувшись в толстую дерюгу, усиленно притворяется спящим. Может и правда спит. Отсутствует только маг. Интересно, и где его черти носят? Ему бы отлежаться...
   - Держи, - Ильлия протянул мне большую глиняную миску, полную наваристой похлёбки. Солидный кус мяса и кусок хлеба он подал на широком листе лесного лопушника. - Сраженье кончилось, живым пайка больше...
   - Спасибо. - Ещё плескаясь в прохладных водах реки, думала, что едва доберусь до костра, как тут же завалюсь спать. Но голод оказался сильнее усталости. Тем более всё предложенное было так вкусно... Я сглотнула набежавшую слюну и, больше не медля ни секунды, принялась ужинать...
   Умиротворение снизошло чуть позже, когда всё было съедено и выпито. Костёр весело поигрывал языками пламени, Терм и Мейхель всё никак не могли наговориться, а Ильдараса до сих пор не было видно. Захотят есть, придут. Нам их голодные желудки по барабану. Я вытянула ноги к костру и, ощутив лёгкое блаженство, закрыла глаза.
   - Авель, ты спишь?
   - Нет. - различать братьев по голосу я ещё не научилась, потому пришлось приподнять веки.
   - Кстати, Авель, где ты так научилась орудовать мечом? - Нелоф выглядел слегка расстроенным. Ага, понятно откуда ветер дует, кажется, я догадываюсь, к кому было обращено замечание Тёрма.
   - Отец выучил, - выдала я заранее приготовленную отговорку. Вышло довольно-таки неуклюже.
   - Точно. Так и было. Сплю и вижу кузнеца, обучающего свою дочку валигримскому искусству боя, - рассмеялся сидевший напротив Мардлоф.
   - Отец не всегда был кузнецом, он шесть лет служил в отрядах "Закона и порядка"...
   - "Закона и порядка", - старший Браузер улыбнулся, - не смеши, эти солдатики никогда не изучали искусства настоящего боя. К тому же валигримская школа доступна лишь немногим из числа избранной аристократии.
   - Еще, говорят, ей владеют...
   - Отстань от неё, брат, - Ильлия прервал Нелофа на полуслове, - не хочет говорить и не надо, нам-то какое дело?
   Разговор сам собой прекратился, и мы, замолчав, стали готовиться ко сну. Лишь костер, пожирая сухие ветви, прерывал тишину, да время от времени фыркали пасущиеся неподалеку лошадки.
   Ночь обещала быть теплой. Я, накрывшись одеялом, попыталась уснуть. Мышцы ныли от проделанной за день ратной работы, а в голове стояла не переваренная каша накопившихся за день мыслей...
  
   Маг появился, когда солнечный диск коснулся края горизонта. Он медленно подошел к костру и вытянул вперёд дрожащие то ли от холода, то ли от усталости руки. И без того худое лицо его осунулось, тёмные глаза глубоко ввалились, а в уголках губ прорезались глубокие складки. Несмотря на это, я внезапно ощутила мощь, бурлящую на поверхности его ауры. Понятно, почему он так долго пропадал - где-то поблизости находился магический источник. Конечно, Ильдарас не мог за считанные часы восстановить свой потенциал полностью, и когда кипящая вокруг него магия уляжется, в запасе останется не более пятой части от начальной силы, но... Пятая часть.. шесть дней на полное восстановление... Я едва не присвистнула от неожиданного вывода. Еще никогда мне не встречались маги подобного уровня и мощи. А ведь Ильдарас - относительно молодой маг. Что будет, когда он войдёт в полную силу? Не содрогнутся ли троны от его поступи, и не наступит ли время великого хаоса? Нет, не наступит. Никто не даст магу с подобными способностями достичь своего максимума. Скорее всего через год-другой его найдут где-нибудь в сточной канаве с перерезанным горлом или тихо отравят на королевском приёме. Люди умеют удерживать свою власть. Хотя, кто сказал, что Ильдарас этого не понимает? Может, потому он и бродит по стране с разными караванами, что жаждет уберечься от бдительного ока "стражей спокойствия"?
  
   Кроме меня и мага у костра никого не было. Помолчав некоторое время, я решилась-таки задать так долго мучивший меня вопрос:
   - Скажи, - он устало поднял глаза,- ты ведь тоже хотел постигнуть Знание?
   Уголки его губ дрогнули.
   - Да, девочка, ты права, но как ты догадалась?
   - Тогда... ты сказал, что многие пытались его постичь, но не вышло, мне показалось, что и у тебя тоже...
   Ильдарас устало рассмеялся.
   - Да, Авель, так было, - он улыбнулся, - но у меня ничего не вышло, - маг усмехнулся, - после этого я перешел на Воду. И посвятил ей несколько лет, пока не понял, что могу большее,- он закрыл глаза. - Это случилось более пятнадцати лет назад. Я и мой друг, маг первой ступени, сопровождали караван знатного барона из Вышегорска. Он спешил. Все сроки прибытия подходили к концу. Опоздай караван хоть на один час, он потерял бы более чем всё. И барон решился на поистине отчаянный шаг. Он выбрал прямой путь через Картенминский лес.
   Маг замолчал, словно раздумывая над тем, стоит ли продолжать дальше.
   - А почему он так поступил? Он боялся потерять свои богатства?
   Маг посмотрел на меня так... как смотрят на глупую девчонку. Я думала, он встанет и уйдёт, но Ильдарас неожиданно горько улыбнулся и продолжил.
   - У него был неоплаченный долг крови, - сердце моё екнуло, - его жена и маленький сын находились в руках у ростовщика.
   - Ясно, - и тут же ляпнула, - а зачем с ним пошли Вы? - нет, точно, язык меня когда-нибудь погубит.
   Маг снова пристально посмотрел на меня и улыбнулся, на этот раз весело.
   - Мы решили испытать свою судьбу. Мы были молоды, - улыбка стала шире, - и глупы.
   "Ага, понятно, аналогии проведены. Значит, по вашему мнению я дура?" - подумала я, но от реплики воздержалась.
   - И хотя никто из нас так до конца и не верил, что пересечь Мертвый лес возможно, мы двинулись в путь. - он на мгновение умолк, то ли обдумывая слова, то ли вспоминая прошлое. - Представь, каково же было наше изумление и радость, когда Картенминский лес остался за нашими спинами, а наш караван не потерял ни одного воина, ни одного животного. Звезды благоволили нам. Но ни одно везение не может длиться вечно. Мы уже почти вышли к Вышегорску, оставалось всего ничего - полдня пути, но сил двигаться дальше не было, и люди, и лошади буквально валились с ног. В запасе были еще сутки. Решив, что все уже позади, караван остановился на ночлег. Но увы, той ночью нам не было суждено выспаться... Они напали внезапно - наемники, люди которым заплатили за убийство. Но то, что это были именно убийцы, а не простые разбойники, мы поняли слишком поздно.
   Нас было шестеро - три воина, два мага и сам барон - против пятидесяти противников. Два наших воина было убито в первые мгновения боя. Моего друга мага полоснули мечом, и он умер, истекая кровью. Я и Маркарад - старый опытный воин - выжили, отделавшись небольшими царапинами и ссадинами. Я направился к стоявшему за нашими спинами обозу, чтобы доложить о нашей победе укрывавшемуся за телегами барону. Увы, его там не оказалось. Следы вели в сторону луга...
   ...Они не жалели ни стрел, ни арбалетных болтов. Грудь барона оказалась буквально истыкана ими. Итак, хозяин каравана был убит. Теперь об отдыхе уже не могло быть и речи, нам следовало поторопиться.
   - Вы опасались нового нападения?
   -Нет, - маг отрицательно качнул головой, - Мы боялись за жизнь матери и ребёнка. Кроме жены и сына у барона не было родственников, и если бы с ними что-то случилось... - я снова вопросительно заглянула магу в глаза. - Согласно закону Камерлина бесхозное имущество отходило первому заявившему на него права. После выплаты соответствующего налога естественно. Теперь ты понимаешь?
   Я кивнула, баронесса и её ребенок умерли бы тотчас, как стало известно о гибели самого барона.
   - Мы очень спешили, так спешили, что едва не загнали коней и даже при этом едва не опоздали.
   Ильдарас замолчал, но собравшись с мыслями, продолжил:
   - Когда мы пришли в дом ростовщика, он, два раза пересмотрев груз, зыркнул в нашу сторону и зло бросил:
   - Медальон? Где медальон? Здесь нет нужного мне медальона...
   Я промолчал, незадолго до смерти переданный мне хозяином каравана кулон я не собирался передавать никому, кроме его наследника. Эта вещица стоила многого...
   - Так, где медальон? - ростовщик беспрестанно брызгал слюной на стоявшую рядом женщину, размахивал руками, едва не задевая прижавшегося к ней ребёнка, - куда вы его дели? Давайте его сюда, - потребовал он и протянул руку.
   - Медальон принадлежит наследнику, - твёрдо возразил я, желая остановить всё больше и больше расходящегося толстяка.
   - Да как смеешь ты, - начал ростовщик, но внезапно успокоился, плюнул на землю, и расхохотался, - а впрочем, так ещё проще.
   Я не успел ничего сделать, я был не готов, я не ждал того, что случилось дальше. Я хотел возразить, подтвердить своей честью, что весь груз доставлен в целости и сохранности, но ростовщик опередил меня, резко притянув к себе жену должника и приставив к ее шее нож. Та вздрогнула и, отшатнувшись, оттолкнула от себя маленького сына. Тот рванулся обратно к матери, но один из наёмников ударил его, и ребенок в беспамятстве повалился на пол.
   - Знаешь, - этот изувер уже не считал нужным притворяться, - я решил изменить свои планы. Зачем мне честно отданный долг, если можно получить в пять - в десять раз больше? - он слащаво улыбнулся. - Любой может потребовать имущество человека, если тот не вернул долг в срок и при отсутствии наследников. А если должник никто иной, как наш общий знакомый... - его лицо исказила алчная и хищная гримаса, то что барон убит, он уже знал, - убейте всех!
  
   Дальнейшее пронеслось перед моими глазами так, будто я сама была свидетельницей тех событий.
   ...еще совсем молодой маг не успел среагировать - хозяин дома отбросил от себя кричащую женщину, и та повисла на острие меча выскочившего из-за портьеры наемника.
   - Сволочь! - закричал Ильдарас, его лицо исказилось ненавистью и с обеих рук соскользнули чёрно-багровые сгустки пламени. Он ударил ростовщика огнём, совсем не задумываясь о последствиях. Тот пеплом упал на пол, а соскользнувшая вниз искра принялась за половицу.
   Маркарад, доставая клинок из только что пронзенного наемника, сам чуть не прозевал подлый удар меж лопаток. Но воин успел развернуться, и через мгновение его противник, зажимая ладонью кровоточащий бок повалился на пол.
   Меж тем огонь уже принялся за стены. Чёрный дым быстро растекался по потолку и через несколько минут заполнил весь дом. Оставшиеся наемники, толкая друг друга кинулись к выходу. Воин и маг преследуя их бросились следом.
   Когда они выбрались на улицу, эти подлецы уже скрылись Маркарад привалился к изгороди и прижав к себе раненую руку, медленно переводил дух.
   - Пойдем,- кивнул он, не сводя глаз с падающей крыши.
   - Черт! - внезапно выругался Ильдарас и помчался в уже почти догоревший дом...
   Вбежав в охваченное пламенем помещение, маг не поверил своим глазам. Ребенок, живой и почти невредимый, заполз под огромный дубовый стол и громко кашлял. Удушающий дым всё сильнее и сильнее наполнял комнату. Увидев бросившегося к нему мага, мальчик протянул к нему покрасневшие, покрытые волдырями ручки и заплакал. Но страха в его глазах не было, была только боль человека, потерявшего своих близких. Ильдарас взмахнул рукой - ветер, насыщенный густыми парами воды, ворвался в помещение, отметая дым и гася моментально отступившее пламя. Маг взмахнул рукой снова, и от ожогов на руках мальчика остались лишь едва заметные шрамики; ещё один взмах, и земля под ногами убегающих наёмников вспучилась, опрокидывая их навзничь и наваливаясь сверху огромными глыбами; но им не было суждено умереть от удушья, очередной взмах не был жестом милосердия, просто Ильдарас не мог заставить себя остановиться, пока хоть один из убийц продолжал жить.
   Когда всё было кончено, маг опустился на колени и подхватил на руки плачущего ребёнка. Не торопясь, вышел из дома, махнул рукой, и пламя с ревом устремилось под крышу. И обернулся лишь однажды, когда упал кусок потолка, с треском раздавив огромный стол, под которым еще минуту назад прятался мальчик.
   Маркарад, увидев мага живым, да еще с ребенком на руках, облегчённо вздохнул.
   - Едем на постоялый двор, - сказал Ильдарас, сажая мальчика на коня, - и никому ни слова...
  
   А затем была ночь, и сон словно явь, и черный человек с грязной повязкой на месте глаз.
   - Тебе понравилось? - спросил тихий вкрадчивый голос, приходящий откуда-то издалека.
   Ильдарас вздрогнул, ему не потребовалось долгих раздумий, чтобы понять, что открывшаяся ему сила неизбежно приведёт ко злу, но тем не менее согласно кивнул. Отрицать очевидное не имело смысла.
   - Тогда прими мою помощь. Стань моей правой рукой, я научу тебя повелевать всеми стихиями сразу, - голос, слова и картины беспредельного могущества. Ильдарас даже во сне ощутил эту мощь.
   - А стихию Знания... ты можешь дать мне Знание? - спросил маг.
   - Знание - это не стихия, знание - это гармония, зачем тебе это? - голос стал мягким, как пуховое покрывало, - Тебе многое дано, ты можешь стать величайшим из всех живущих, - продолжал увещевать голос, но Ильдарас не слушал, он уже принял решение, одно, раз и навсегда...
  
   Маг надолго умолк, а когда начал говорить снова, картины прошлого перед моими глазами уступили место настоящему.
   - Искушение было велико, но я знал, возможность повелевать стихиями, не понимая их природы - это путь тьмы. К тому же, приняв предложение Непознанного, маг становиться его рабом. И какой бы не была твоя сила, ты уже не в состоянии вырваться из этого рабства.
   - Этот таинственный слепец, которого ты называешь Непознанным, кто он?
   - Непознанный потому и Непознанный, что никто не знает кто или что он. Говорят, ему подвластно многое и в его силах мгновенно найти мага, ступившего на путь зла, простых же людей он не видит или не замечает, а анимаг для него всё равно, что раскаленный кусок металла для коснувшейся его голой руки...
   Наши глаза встретились и мне показалось, что Ильдарас знает...
   А он продолжал:
   - Утром мы стали думать, что делать дальше. В первую очередь нас волновала судьба мальчика. Поразмышляв, мы решили, что нужно отвести ребенка в его родовой замок, там было легче обеспечить его безопасность. Маркарад, несмотря на ранение, хотел ехать со мной, но я уговорил его остаться на постоялом дворе, пока не заживет рана. В то же утро я отвез мальчишку домой... - Ильдарас замолчал.
   Мне же не терпелось узнать продолжение истории:
   - Так что же стало с этим мальчиком?
   - Я отвез его в родовой замок, единственным владельцем которого он стал в тот страшный вечер. И на протяжении многих лет незримо приглядывал как выздоровевший Маркарад занимается его воспитанием. Он учил его астрономии, арифметике и другим наукам, а больше всего - технике боя. Когда ребенку исполнилось десять, его отдали его в Королевскую школу воинов в крепости Копенфах, о которой так грезил наш воспитанник, - он грустно улыбнулся, - мы стали ему не нужны и разъехались по домам. Он долго не мог этого понять и принять. А я... я наконец-таки засел за магические книги. Я не пытался постигнуть Знание. Я понимал, что это невозможно - знать всё. Но пошёл по его пути и стал изучать стихии, вникая в суть происходящих процессов, а не разглядывая лишь внешнюю оболочку. Я понял, что одно проистекает из другого, огонь из воздуха, вода из огня, хотя именно она же может остановить пламя, а воздух и разжечь костёр до небес и потушить его, стихия Земли - это сила идущая от пышущих жаром глубин до покрытых льдом горных вершин, а жизнь и смерть вообще неразделимы, первая легко перетекает в другую, а вторая может сохранить первую.
   "Смерть сохранит жизнь?" - я не спросила, но недоумение было написано на моём лице.
   - Ты не веришь? Тогда скажи, разве гибель одного тирана не позволит спасти тысячи жизней?
   Я вздрогнула. Надеюсь, что он не заметил этого. Кажется нет, говоря, он смотрел в пламя костра. И всё же мне надо быть осторожней...
   - И в этот раз я сумел постичь многое, очень многое, - он закрыл глаза и совсем по-детски улыбнувшись, продолжил,- Знаешь, девочка моя, этот мир скрывает множество тайн, узнать которые дано далеко не всем...
   Спрашивать, что это за тайны, я не стала. Глупо интересоваться тем, что тебе знать не положено.
   - И вы так просто оставили мальчика одного?- я вернулась к оставленной магом теме.
   - Почему же одного? У него было много друзей,- улыбнулся маг. - Да и насколько я знаю, с шестнадцати лет парень стал успешно продвигаться по служебной лестнице, назначения следовали одно за другим, и сейчас он занимает весьма высокую должность, - похвалился Ильдарас успехами своего воспитанника.
   Я, убаюканная монотонностью его голоса, прикрыв рот ладошкой, зевнула.
   - Ты устала, Авель, - ласково констатировал маг.
   Я согласно кивнула, окутавшее меня безволие не позволяло облечь ответ в слова.
   - Спи, Авель, - уже совсем тихо, почти не слышно, проговорил он, и я почувствовала, как сладкая пелена сна окутывает моё сознание.
  
   Ласковые лучи поднявшегося над горизонтом солнца скользнули над бортом повозки и коснулись моего лица. Я, сладко потянувшись, открыла глаза и почти сразу же, подобрав под себя ноги, села. Начинающееся утро назвать ранним было нельзя даже с натяжкой, тем не менее в нашем стане никто не спешил собираться в путь. Кони до сих пор бродили стреноженные, а мои спутники в большинстве своём спали. Только как всегда угрюмый Терм сидел на страже, да отсутствовал на своём месте Ильдарас. Его ярко-зеленое шерстяное одеяло небрежным комом валялось в какой-то паре метров от догорающего кострища. Термарель, так и не заметив моего взгляда, встал, лениво потянулся, подбросил в костёр свежих веток и, взяв котелок, с задумчивым видом направился к журчавшему неподалёку родничку. Да, похоже, мои спутники вчера так устали, что решили сегодня не торопиться и как следует отдохнуть перед предстоящей дорогой. А может быть всё дело в решившем поднакопить силы маге?
   - Авель, ты не спишь? - камерлинец всё же обратил внимание на моё ёрзанье под покрывалом.
   - Нет, - сухо ответила я. Язык едва ворочался в абсолютно высохшем за ночь рту.
   - Вот и хорошо, - непонятно чему обрадовался он, но тут же пояснил, - постой на страже.
   Я кивнула и, огорчённо вздохнув, вылезла на свежий воздух.
   - Так я пошёл? - сделав шаг, он остановился.
   Я махнула рукой. Мол, иди, иди, если что, завизжать я всегда успею. Тёрм ещё раз покосился в мою сторону и решительно зашагал дальше. Я не смогла удержаться, чтобы не посмотреть ему вслед. А аура у Терма чистая, светлая, лишь с небольшими и редко попадающимися серыми пятнами... Что?! Неужели я могу видеть ауру простого человека? Или Терм совсем не так прост, как кажется? Впрочем, на мгновение мелькнувшая на солнце аура почти сразу исчезла. Может показалось? Я задумалась, а затем покачала головой - вряд ли...
   Новые способности вполне бы могли испугать, но за последнее время я уже устала бояться.
   - Ложись, полежи ещё, я покараулю, - предложил выглянувший из-под своей дерюги Мардлоф.
   - Не стоит. Я уже выспалась.
   Старший Браузер втянул голову в плечи - утренняя свежесть всё же дала о себе знать - и, поплотнее закутавшись, закрыл глаза. Но, повалявшись минут десять, он всё же отбросил дерюгу в сторону и, сев на корточки, протёр кулаками глаза.
   - Свежо, - то ли спросил - то ли констатировал он и, не дожидаясь ответа, поднялся на ноги, - пойду пройдусь.
   Я добродушно усмехнулась. Пускай идёт, как вернётся, так надо будет и мне пройтись по окрестностям, и не только для того, чтобы отыскать обнаруженный Ильдарасом магический источник ...
  
   Человек, чувствующий магию, но не воспринимающий её - странный человек. Я уже более получаса бродила по окружающей местности, но всё никак не могла уловить направление обтекающего меня потока силы. Сначала показалось, что он приходит с севера, но, идя туда, понимала, что густая патока пронизывающей пространство силы начинает отдаляться. Я возвращалась к югу, но завихрения волшебной эманации настойчиво уводили поочерёдно то к востоку, то к западу. В конце концов бесплодное блуждание надоело, и я, определив направление к лагерю, почти не выбирая дороги, зашагала вперёд. Редкая, плетущаяся трава то и дело цеплялась за ноги, острые, словно раздробленные молотом камни впивались в подошвы сапог. В конце концов, я всё же выбралась на узкую, едва заметную тропинку, бегущую в нужном направлении. Идти стало значительно легче. Широко шагая, я на полной скорости вылетела в центр небольшой полянки, окруженной со всех сторон гранитными валунами.
   Присутствие высококонцентрированной силы я почувствовала только когда в меня шибануло такой магической мощью, что едва не опрокинуло спиной на камни. Сознание помутилось, я медленно, шатаясь, сделала осторожный шаг назад, затем ещё один, и ещё, и, наконец, вышла за пределы ограниченного камнями круга. Здесь магия, значительно ослабев, лишь обтекала моё тело и сознание дуновением легкого бриза. Некоторое время я стояла, постепенно приходя в себя и приводя в порядок слегка перепутавшиеся мысли, затем осторожно шагнула вперёд и заглянула в проход между камнями. Поляна, ограниченная гранитом, по своей форме представляла собой почти правильный (слегка вытянутый с востока на запад) круг. Две скрещивающиеся в центре тропинки своими линиями указывали на четыре стороны света. Над перекрестьем клубился, вился и уходил вертикально вверх столб магической энергии. Его перенапряжение было столь велико, что разбрызгиваемые им капли искрили в лучах солнца, а, падая вниз, словно раскаленным металлом выжигали окружающую землю. Н-да, древние не зря окружили этот источник огромными валунами. Не создай они защитного кольца, энергия, беспорядочно растекаясь во все стороны, убивала бы всё живое на десятки лиг вокруг и если бы только убивала - под воздействием магии организмы могли измениться в своей сущности. Говорят, что скворхи когда-то были обыкновенными скворцами, поселившимися близ слабого источника магии. А что мог сотворить этот источник, можно представить по мне - девушке, почти невосприимчивой к магическому воздействию. Да, что ни говори, мощь, исторгаемая подземными глубинами была невероятно велика. Маг, засевший на этом перекрёстке, мог бы повелевать миром, правда, только в том случае, если бы весь мир располагался у его ног...
  
   - Где тебя носило так долго? - Мардлоф с укоризной покачал головой, - я уже хотел будить ребят.
   - Да вот прошлась, - рассеянно пролопотала я, внимательно оглядывая округу.
   Мага нигде не было. Всё правильно, я так и думала - здесь поблизости имеется и другой, не такой мощный магический источник. То, что Ильдарас избрал другое место для пополнения своей силы нисколько не удивляло: магия "моего" круга могла даже волшебника с полностью наполненным резервом разорвать на части, а что говорить о маге истощенном, утратившим практически всю свою силу, израненном и исцарапанном?
   Вексель, Ильлия и Мейхель, по-прежнему крепко спали. Нелоф беспокойно ворочался под одеялом. Терм так и не появился. А Ильдарас где-то приникал к источнику магии. Судя по всему, продолжать путь сегодня никто не собирался.
  
   Увлекшись приготовлением завтрака, прихода мага я не заметила. Лишь когда отняла от костра пышущий жаром противень, Ильдарас оказался тут как тут и первым набросился на жареную рыбину, принесенную явившимся таки Термом. Остальные тоже не заставили себя ждать. Сама же я, вяло скушав пару кусочков во время готовки, к трапезе присоединяться не стала. Почему? Не знаю, может быть думы терзавшие моё сознание испортили мне аппетит?
   - Авель, подсаживайся сюда, - Мейхель чуть потеснился в сторону, освобождая узенькое пространство между собой и одним из близнецов.
   - Спасибо, - отказываясь, махнула рукой, - я не хочу.
   - Да она поди пока готовила, половину съела, - беззлобно подтрунил надо мной обсасывающий рыбий хвост Вексель.
   - И не сомневайся, - я улыбнулась.
   - Смейтесь, смейтесь, теперь поди подложила яда, а когда мы того... соберёт караван, и только её и знали, - Мейхель подмигнул своим спутникам, и те весело засмеялись.
   - Я бы не удивился, - Тёрм улыбнулся, но мне показалось, что сказано это было всерьез...
   - Надолго ли мы тут застряли? - Нелоф словно читал мои мысли. Этот самый вопрос вертелся в голове не первый час, но я всё не решалась его задать.
   - Сегодня заночуем здесь же, - Мейхель сгрёб с противня последний кусок, - продолжим путь завтра, ближе к обеду, - он бросил мимолётный взгляд на усиленно жевавшего мага, и тот едва заметно кивнул. Ну, вот, наконец-то всё прояснилось, а то ведь начинало казаться, что мы застрянем в этом месте по меньшей мере на неделю. Впрочем, я, пожалуй, была бы и не против, но и так не плохо, отдохну, погреюсь на солнышке, к тому же во время блужданий я видела поблизости земляничную поляну. Люблю землянику. С детства. Вот только последние годы мне было не до ягод. Зато теперь наемся от пуза и завалюсь спать. Хотя нет, что-то я себя не важно чувствую, вот прямо сейчас завалюсь спать, а наемся завтра. Никуда эта полянка от меня не денется. Но с другой стороны, что я буду делать ночью, если высплюсь днём?
  
   Когда все (кроме Тёрма, опять ушедшего к реке, мага, снова умотавшего поправлять здоровье и Нелофа, стоявшего на страже) уселись играть в крантаты1, я, оставшись без мужского внимания, пошла собирать ягоды.
   А все-таки в лесу хорошо. Я за последние дни уже привыкла к окружающей нас тревожной тишине, а тут птички поют, хвоей пахнет... Лепота... А вот и полянка с земляникой! Какие же в этом году ягоды! Крупные, сочные... М-м-м... Я уже и не помню, когда последний раз...
   Никто и ничто не могло испортить этот праздник жизни. Никто, кроме...
   - Вкусно? - Терм нагло улыбнулся. Причем, как мне показалось, вполне дружелюбно.
   Я, вздрогнув от неожиданности, подавилась. Камерлинец присел на корточки. Было видно, что сейчас он расхохочется.
   - Изверг,- прокашляла я.
   - Кто?- он улыбнулся ещё дружелюбнее, - я?
   -Ты, кто же ещё. И, кстати, что ты здесь делаешь? - снова принявшись за земляничку, поинтересовалась я.
   - А ты?
   - А то не видишь - ем.
   Он сунул ягоду в рот:
   - Я тоже,- и замер с блаженным выражением лица. Ничто не предвещало беды... - Тьфу! - Терм скривился от отвращения.
   Я рассмеялась:
   - Кислая?
   - Хуже - клоп.
   Я уже хохотала. Через минуту мы смеялись вместе. Странно, лучшая воительница Рустании и камерлинец... Я посмотрела на него и окончательно сникла. Терм продолжал смеяться и лишь мгновением спустя, обратив внимание на моё лицо, замолчал. Веселье в его глазах потухло, уголки губ опустились вниз, но он всё же вновь улыбнулся. На этот раз насмешливо.
   - Сейчас ты был настоящий, - шепотом сказала я. - Сейчас...
   Его улыбка исчезла:
   - В смысле?
   Я не хотела ничего пояснять, он поймёт всё и так. Камерлинец больше ни о чём не спрашивал, а только тупо молчал, уставившись в землю.
   - Терм, - я замялась, - Ты никогда не упоминал своих родителей. Где они? Где твои родители, Терм?
   - Погибли, - он отвел взгляд.
   - Прости, - я зря задала этот вопрос. Спутник окончательно погрустнел, теперь у него не хватало сил даже на насмешку.
   - Пойдем в лагерь. Уже вечереет. Скоро нас начнут искать, к тому же необходимо выспаться, завтра может быть очень трудный день.
   Я согласно кивнула. Термарель встал, подал мне руку и больше не сказал ни слова.
   Когда мы пришли в лагерь, он остался стоять возле тюков с товаром. Я же поспешила к своему Верному. Все-таки тяжело быть самой собой, когда от тебя требуется совершенно обратное...
   - А ты? Когда ты снимаешь маску? - донеслось мне вдогонку.
   Я обернулась. Камерлинец как ни в чём не бывало поправлял лямки у лежавшего под ногами баула.
  
   * * *
   К вечеру мы добрались до окраины Усманских болот. Здесь тракт разделился в первый раз: одна дорога повернула в обход, другая - прямая, как стрела - вела в болото. Широкая гать терялась за укрывающем даль туманом. Кони, постоянно всхрапывая, медленно ступали по осклизлым от плесени брёвнам. Я зябко поёжилась, но не от холода - где-то в глубине подсознания нарастало ощущение тревоги.
   - Будет дождь, - едва слышно, себе под нос, пробормотал ехавший следом за мной Вексель.
   Я недоуменно поглядела на небо. Ни облачка. Только клубились впереди белесые космы тумана. В поросшем кувшинками бочаге плеснула хвостом огромная рыба. Интересно, как ей удаётся добывать пропитание?
   Вновь оглушительно шлепнуло. На этот раз звук раздался где-то далеко впереди, но ощущение было таким, будто кто-то изо всех сил ударил по воде огромной лопатой. Я вздрогнула. Взгляд снова коснулся небосклона. Он стал ощутимо темнеть, дунувший прямо в лицо ветерок принес ощутимую влажность, болотистую затхлость и смрад разлагающейся плоти. Окончательно стало не по себе. Настроение не улучшилось, даже когда порывы ветра разбросали по сторонам белесые лохмы укрывавшего болото тумана. Но разглядеть открывающуюся за ним перспективу было невозможно, внезапно рухнувший с небес дождь скрыл за собой всё пространство.
   Зигзаг молнии впился с левой стороны гати. Воздух наполнился озоном, но так и не смог перешибить тяжёлого трупного запаха, идущего, казалось, со всех сторон. Рука сама собой потянулась к рукояти висевшего на бедре меча.
   - Держать коней! - вопль мага перекрыл грохот раздавшегося грома, - оставаться на месте! Не сходить с...
   Дальше я уже не слушала. Мгновенно соскочив с седла, для устойчивости широко расставила ноги и, удерживая коня за уздечку, застыла в ожидании. Пытаться действовать самостоятельно, когда абсолютно не понимаешь происходящего, было по меньшей мере глупо. Но то, что творившееся вокруг было не просто разгулом стихии, а несло в себе отзвук магических сил, я уже нисколько не сомневалась. С каждой секундой они усиливали свой натиск. Стена дождя стремительно приближалась. Крупные, тяжелые капли с грохотом барабанили по бревенчатому настилу всё ближе, и вскоре холодная влага накрыла наш маленький отряд непроглядной мглой. Гром гремел не переставая, извивающиеся плети молний беспрестанно били окружающее пространство, но ни одна не доставала гати и расположившегося на ней каравана. Они треща летели в нашу сторону, но когда до нас оставались считанные метры, словно ударялись о вставшее на пути стекло, отворачивались и били в мутную болотную жижу.
   Стоявшая впереди вьючная коняшка сделала неосторожный шаг в сторону и, заскользив по настилу, будто тот внезапно накренился, плюхнулась в воду.
   Жалобное конское ржание вывело меня из состояния ступора. Я кинулась вперёд и, ухватив за узду, потянула вверх всё глубже и глубже опускающееся в трясину животное.
   - Брось, уйди от края! - грозу, шум ветра, стук дождя и конское ржание заглушил голос внезапно выросшего за спиной мага.
   Я отрицательно качнула головой, и тут же из-под воды вырвалась черная, покрытая багровыми язвами рука-лапа и, схватив меня за лодыжку, дернула вниз. Я бы непременно плюхнулась в воду, если бы не Ильдарас. С вытянутой вперёд руки слетела острая метательная звездочка. Она резанула по ухватившей меня лапище и, полетев дальше, растворилась в воздухе. Именно растворилась, не упала в воду, не скрылась от взгляда в потоках дождя, а просто исчезла. Я уверена, что это был магический заряд первой степени. Зачем только магу потребовалось маскировать его под обыкновенную метательную звездочку? Чтобы не показать своей силы? Мысли прервал безжалостный рывок, опрокинувший меня на осклизлую поверхность гати.
   - Жить надоело? - Ильдарас, держа меня за шиворот рукой, тем не менее продолжал другой, свободной, выводить какие-то пасы.
   - Нет, - отрицательно покачала головой. Сейчас я чувствовала себя полной дурой. Не великой воительницей, которой многое по плечу, а бестолковой деревенской девчонкой, впервые отправившейся в дальнее путешествие.
   - Я же приказал всем оставаться на своих местах, - казалось, маг был готов нарушить приличия и отшлепать вздорную девчонку за непослушание.
   - Но ведь лошадь...
   - Ступившему на поверхность болот уже не помочь. Разве ты никогда не слышала былей о здешних чудовищах?
   - Нет, - гать ощутимо тряхнуло, тина в нескольких метрах от нас вспучилась, выпуская на поверхность странное многорукое существо. Впрочем то, что сперва показалось руками, скорее было щупальцами, оканчивавшимися чем-то похожим на вытянутую ладонь с длинными крючкообразными пальцами.
   - Жабер, - едва слышно выдохнул маг, и я наконец-то почувствовала себя свободной. Обе руки Ильдараса приподнялись вверх. Я ощутила, как перетекает в его ладонях и накапливается магическая сила. Меж тем жабер не стал дожидаться, когда наш маг наберёт достаточное количество энергии, чтобы испепелить его в пламени, а, ударив по воде своим хвостом, бросился в атаку. Огромная разинутая пасть надвигалась на нас с быстротой разящего клинка. Вспышка, и оплавленная туша нечисти грязным жирным пятном растеклась по поверхности водоёма. Дождь продолжался, и какой-то посторонний, очень знакомый шум, пробивавшийся сквозь звуки льющейся воды, заставил меня замереть в волнении и напрячь слух. Тревога оказалась не напрасной - в голове каравана шла шумная схватка. Мечи стучали не переставая, и, казалось, было слышно, как трещат под ударами чьи-то кости.
   Страшно, почти по-человечески, закричал умирающий мул.
   - Оставайся на месте, - отрывисто проговорил маг и со всех ног бросился в направлении разгорающегося боя.
   Впереди полыхнуло магическим разрядом. Ветер донес запах горелой тухлятины, и всё стихло. Небо над нами начало светлеть. Но, кажется, я слишком сильно увлеклась, входя в образ мирной девушки, ибо в следующую секунду меня сдернули с настила. От неожиданности я вскрикнула и выпустила уздечку своего коня. Вода захлестнула со всех сторон. Кто-то упорно тащил меня вниз. Верный, пронзительно заржав, шагнул к краю настила и прыгнул за мной в зловонную жижу. Мутная вода окончательно сомкнулась над моим телом. Я попыталась вытащить из ножен меч, но мои руки были крепко притянуты к туловищу щупальцами жабера. Под копытами коня вода забурлила, и державшая меня нечисть дернулась, ослабляя хватку. "Ну, погоди!" - мелькнула мысль, и я, выхватив оружие, стала бить по склизким щупальцам. Такого издевательства тварь не выдержала. Ее объятия ослабли, и лапы соскользнули с моего тела. Я, отчаянно загребая, рванулась туда, где сквозь коричнево-черную жижу окружающей меня мути проглядывал едва улавливаемый отблеск дневного света. С выдохом-криком я вырвалась на поверхность и жадно глотнула наполненный вонючими болотными испарениями воздух.
   ...Второй раз вдохнуть мне не дали - ногу обхватила неправдоподобно толстая щупальца и с неотвратимой беспощадностью потянула вниз. Сил, чтобы кричать и звать на помощь не было, воли сопротивляться тоже. Я ещё успела нанести два-три удара клинком, прежде чем запас воздуха в легких закончился, и моё сознание погасло...
  
   - Вексель, где она? - ещё горячий от закончившейся схватки Тёрм метался по настилу в поисках пропавшей спутницы.
   - Там, - тот равнодушно ткнул пальцем в направлении бьющегося в трясине Верного. До тонувшего коня никому не было дела.
   - Почему ты не пришёл ей на помощь?
   - Я не успел, - вполне искренне ответил тот, разведя руками, - всё произошло очень быстро.
   - Я не думал, что в ней столько тупости, безрассудства и самоуверенности - подошедший маг был с ног до головы перепачкан вонючей жижей, а его пальцы - окровавленными и обожженными, - должно быть, она думала, что легко сумеет справиться с жабером.
   - Скорее она слишком близко к сердцу приняла происходящее, - Вексель продвинулся вперёд.
   - Ты хочешь сказать, она переживала за исход битвы? - подошедший Мейхель скептически покачал головой. - Какое ей дело до наших жизней?
   - О чем мы говорим? - Тёрм с недоумевающим видом оглядел своих спутников, - она уже давно мертва, а мы...
   - Да, пожалуй, ты прав, но мы должны были доставить её живой, - буркнул Мейхель и Вексель согласно кивнул, - но никто не говорил нам, что мы обязаны сделать это любой ценой. Теперь уже ничего не исправить. Садитесь на коней, мы движемся дальше.
   - А кто сказал, что она мертва? - Ильдарас, потиравший обожжённые руки, несмотря на боль, улыбался.
   - Что? - Тёрм, уже было двинувшийся к голове каравана, резко развернулся, - как она может оставаться живой, она что, рыба?
   - А кто сказал, что она всё ещё в воде? - спутники недоуменно взглянули на мага, тот улыбнулся ещё шире. - Под этими болотами каменная полость, охраняемая заклятием проникновения воды. Я почувствовал ее, когда створы заклятия распахнулись, пропуская внутрь короля жаберов и его добычу.
   - Мы должны спасти ее, - сказал Тёрм и, не дожидаясь согласия спутников, начал стаскивать с себя левый сапог.
   - Собрался нырять? - насмешливо спросил Мейхель. Но в его глазах промелькнула грусть, и последние три слова он сказал совсем другим тоном, - она тебе нравится?
   - Тогда может быть будет лучше, если она умрёт от укуса жабера? Говорят, это совсем не больно, - подал голос Мардлоф.
   - Нет, я не хочу, чтобы эта огромная уродливая пиявка капля за каплей высасывала её кровь, - Терм был непреклонен.
   - Как поступим? - Ильдарас легким и непринуждённым движением-пасом вытащил барахтающегося в жиже коня и плюхнул его в относительно чистую водяную проплешину.
   Верный громко заржал и, мотая головой, снова устремился к злополучной трясине.
   - Вот ведь чёрт упрямый, - маг выкинул вперед руку, и рвущийся к трясине конь оказался заключён в матово-блестевшей сфере.
   - Ты сможешь открыть проход? - Мейхель наклонился к воде и несколькими резкими движениями ополоснул клинок от облепившей его грязи.
   - Вполне, - Ильдарас посмотрел на израненные руки, и в первый раз за всё время на его лице отразилась гримаса боли, - я отхлыну воды, но с вами не пойду. За охранными вратами магия бессильна. Даже не знаю, что может случиться, если я попробую преодолеть закрывающее полость заклятье...
   - Я и не рассчитывал на тебя. Ты гораздо нужнее каравану, чем я или он, - Мейхель кивнул в сторону разувшегося Тёрма, и сказал уже ему, - одевай сапоги, дружище, мы пройдём сквозь воду яки посуху.
   - Будьте осторожны и поторопитесь - не знаю, сколь долго смогу удерживать проход открытым,- сказал маг и грустно добавил,- эти места отнимают у меня слишком много сил...
   - Пустое, - Мейхель отмахнулся от предостережения словно от надоедливой мухи, - ты проведи нас вниз, а наверх мы уж как-нибудь выберемся.
   - Надеюсь, - в голосе мага скепсиса было гораздо больше, чем оптимизма. - Вы готовы?
   Терм едва заметно кивнул.
   Окружающие воды всколыхнулись. Прямо у ног стоявшего на краю гати мага зазмеилась узкая трещина. Убегая вдаль, она постепенно расширялась, образуя в том месте, где ещё совсем недавно барахтался конь, вполне широкий туннель, уходящий куда-то вниз под разросшуюся во все стороны водяную растительность.
   - Яки по суху, - ворчливо пробормотал Тёрм и прыгнул в воду. Болотная жижа обжигающе коснулась разгорячённого тела. Несколькими резкими гребками Термарель доплыл до того места, где трещина становилась достаточно широкой, чтобы вместить в себя человеческую фигуру, и на мгновение остановился, словно раздумывая. Но, затем вдохнув полной грудью, решительно двинулся вперёд в направлении провала. Следом туда отправился громко ругающийся Мейхель, и последним, подняв водяной бурун, в трещину провалился освободившийся из ослабевшей сферы конь. Едва его тёмная грива скрылась в темноте, как стенки тоннеля схлопнулись, оставив за собой лишь недовольно журчащую воду.
  
   В пещере стояло невероятное зловоние. Повсюду валялись кости и плоть разлагающихся животных. Теперь мне стало понятно, откуда исходил тот мерзостный запах, заполнивший всё окружающее болото пространство. Здесь же вонь была абсолютно непереносимой. Меня вывернуло едва ли не наизнанку. Отмучавшись, я вытерла ладонью губы и прислонилась спиной к холодной стене грота. Стало чуть легче. Спустя несколько минут, немного отдышавшись, я внимательно осмотрелась. Неподалеку от меня валялась спутанная по ногам вьючная лошадь. Время от времени по её спине пробегала едва заметная волна дрожи. Я лежала на боку, руки оказались крепко спеленаты за спиной, а ноги скручены вместе. Попробовала освободиться от пут, но тщетно. Узлы и петли были затянуты на совесть. Будто сыромятные ремни, высыхающие на солнце, в тело всё сильнее впивались сохнувшие на воздухе водоросли-путы. Я попыталась пошевелить кистями и к своему ужасу поняла, что перестала чувствовать пальцы. Стало совсем не по себе. А в дальнем углу пещеры послышалось какое-то шевеление. Приподняв голову от холодной поверхности камня, я посмотрела в ту сторону. Как я этого не заметила раньше? Сердце заколотилось от ужаса - прямо напротив меня черной громадиной высилась уродливая фигура огромного двухметрового жабера. Шесть толстых, покрытых отвратительными бородавками щупальца, непрестанно извиваясь, тянулись в мою сторону. Огромное, бочкообразное, покрытое множеством складок и наростов тело поддерживали две коротких уродливых ножки. Жабер скользнул глазами по нашим (моей и лошади) скрюченным фигурам, и на его лице появилась довольная ухмылка. Но назвать его приплюснутую морду лицом, а ухмылкой - гримасу на вытянутой вперед присоске можно было лишь с огромным натягом. Тем не менее, он действительно довольно ухмылялся. Утробно хрюкнув, толстая образина шагнула в мою сторону. Раздвоенный хвост волочился по земле, загребая за собой и белые от времени кости, и куски ещё гниющей плоти, оставшейся от недавних пиршеств, и валяющиеся на полу грота камни.
  
   - Успели, - Мейхель облегчённо перевёл дух, - а ты куда поперся? - он вопросительно посмотрел на перебирающего копытами конягу, - хозяйку он, видите ли, потерял. Ишь, действительно Верный. Вот сгинешь вместе с нами, и никто о тебе не пригорюнится... Впрочем, о нас тоже. Ладно, раз уж ты здесь, то идём с нами, может и пригодишься, хотя бы в качестве дополнительной и бесплатной закуски для жабера... - он взял коня за поводья и пошел следом за поспешно идущим вперед Термом.
  
   - Давненько я не пробовал человеческой крови, - вполне разборчиво сказало приближающееся ко мне чудовище, - мне стоило бы растянуть удовольствие и полакомиться твоей кровью дважды - сейчас и после захода солнца, но я слишком голоден и не стану тянуть с пиршеством. Слуги, - урод трижды шлепнул псевдоладонями. Секунду спустя появились двое некрупных, в человеческий рост жабера. Они тащили большое кресло, сплетённое из неизвестного мне растения.
   - Здесь, - главная "лягушка" ткнула щупальцем в пол, ровно посередине между мной и лошадью, обозначая место, где следовало установить "трон".
   Король-жабер плюхнулся в кресло, а его сородичи, распинав ногами догнивающие остатки, освободили перед своим господином небольшую площадку и по очереди вытащили на неё сначала взбрыкивающую ногами лошадь, а затем меня. Получился вполне приличный импровизированный стол.
   - Сперва лошадь, - присоска с резко выступившими по краю острыми зубами резко вытянулась вперёд прямо к шее перепуганного животного, но затем отдернулась назад и потянулась в мою сторону, - нет, пожалуй, сперва человечек.
   Похоже у монстра даже было чувство юмора. Довольно специфическое. Он играл, забавлялся моими страхами.
   - Или все же отложить десерт на ужин? - урод мечтательно задумался. - А вечерком, пред камельком, - рифмованная строчка и после короткой паузы, - отворить вену, нацедить бокальчик крови и выпить её медленными глотками... И так бокал за бокалом, - вновь пауза и грозный взгляд в мою сторону, от мечтательности не осталось и следа, - что скажешь, человек? - и без всякого перехода, я даже не успела раскрыть рот, - кстати, меня зовут Афин, - чудовище было не так голодно, каким хотело казаться.
   - Афин?- усмехнулась я,- странное имя для такого урода.
   -Урода? - подводный царь захохотал, - я отдаю себе отчёт в том, что я не слишком изящен, но ты что искренне считаешь, что более красива? По мне, так уродливее тебя разве что лежащая у моих ног лошадь. Твой маленький рот не способен заглотать рыбу даже средних размеров, у тебя нет ни малейшего намёка на хвост, а твоё уродливое гладкое тело? Вы так стыдитесь его, что прикрываете жалким тряпьём.
   - Ты говоришь такую глупость, - возразила я, хотя понимала, что в чём-то он несомненно прав.
   - Это не глупость, ты и сама это знаешь, но человеческое высокомерие не способно признавать правоту другого, тем более по вашим меркам слишком уродливого существа...- в голосе монстра царила откровенная грусть.
   Чего он добивается? Чтобы я расплакалась и сама предложила напиться моей крови? Или начала петь ему дифирамбы, прославляя внеземное уродство жаберов?
   - Э-э-э, милейший, прошу прощения, но к чему все эти разговоры, если Вы всё равно собираетесь меня, э-э-э, - как бы сказать это помягче... - использовать в качестве выпивки?
   - Я? - на лице подводного аборигена отразилось неподдельное изумление. - Ах, да, - монстр треснул себя по башке одной из псевдоладошек, - совсем из головы выскочило. Я так до сих пор и не знаю твоего имени...
   Врать не имело смысла.
   - Авель.
   - Хм, - жабер наклонил голову словно прислушиваясь к нечто находящемуся в сам себе. - До нас доходили слухи о некой Авель, - он пристально всмотрелся в моё лицо, - королевской воительнице. Но ты - это, конечно, не ты, то есть ты - это не она?!
   - Нет, - я мотнула головой.
   - Жаль... В этом мире слишком многое будет зависеть от этой девушки. Жаль, - повторив это слово, жабер тяжело вздохнул, - что ты - не она, а то я уже начал подумывать, не отпустить ли тебя на свободу... - кажется, он испытывал меня на прочность. - Впрочем, я всё равно может быть отпущу тебя, хоть ты - это не ты и она - не она.
   - Почему? - я не смогла удержаться, чтобы не задать этого глупого вопроса.
   - Почему отпущу? Или почему от этой девушки многое зависит? Или почему мы нападаем на караваны? Или отчего я весь такой ужасный и уродливый не кинулся отведать твоей крови? И почему, если я такой умный и прозорливый, то всё еще сижу в этом гнилом болоте, а не восседаю на троне посреди хрустально чистого озера? Ты это хотела бы спросить? Ты хотела бы знать ответы на все эти вопросы?
   Завороженная его голосом я едва заметно кивнула.
   - Я так и знал, что тебе захочется всё это знать. Да... Вопросы, вопросы... И я отвечу на некоторые из них. И первое, что я скажу - жаберы не пьют кровь и не едят мясо. - Подводный король усмехнулся.
   - Но я не понимаю... Зачем же тогда вы нападаете на караваны? И зачем здесь столько воняющей падали? Вам нравится жить в этом смраде?
   - О-о, у тебя ещё больше вопросов, чем я думал. Но в тебе нет ненависти, значит, я не ошибся. Я готов отвечать, но прежде я должен рассказать нашу историю. Не бойся, это не займёт много времени, - он понизил голос и, прежде чем начать повествование, величественным жестом отослал слуг прочь.
   - Итак, это случилось давно и одновременно недавно. Давно для одного человека и недавно для целого народа. Жаберы... - горькая усмешка мелькнула в глазах подводного властителя, - а ведь совсем недавно мы носили другое - гордое имя Властелинов вод. Мы были стройны, красивы и жили на берегу чистого и огромного, богатого рыбой озера, и не было в округе народа, способного поспорить с нами в рыбацком деле. А особая удаль была голыми руками властелина глубин сома изловить да на берег вытащить. И жили бы мы счастливо до сих пор, не случись в наших краях битвы с Черным владыкой.
   - Я думала, что битва Трех королей произошла много дальше к северу...
   - Это так, армия колдуна была разбита близ северного города Элемандриса, но сам он ускользнул и бежал в наши края, надеясь здесь собрать новую силу. Союзная армия, шедшая по его пятам была сильно ослаблена, она бы не выдержала ещё одного сражения. - он замолчал, обдумывая дальнейшие слова, а я уже начала понимать, что случилось дальше. - Он пришёл в наше селение, оборванный, злой и тощий, как жердь. Мы приютили и накормили странника. Никто и представления не имел, какую змею мы пригрели на собственной груди. Он не просто так шёл, куда глаза глядят, он шёл именно сюда.
   - Ему, наверное, хватило и пяти дней, чтобы восполнить утраченное и войти в силу?
   - Двух, - устало выдохнул жабер, и я удивленно вздернула брови. Я слышала много изумительных историй, но чтобы боевой маг, полностью истративший силы сумел восстановиться за два дня?!
   - Это невозможно!
   - Верь мне.
   -Верь, - я усмехнулась, - сложно поверить в чьи-то слова, беспомощно лежа со связанными руками перед своим похитителем.
   - Я бы развязал тебя, но кто тогда станет верить в нашу кровожадность?
   Я промолчала, и он продолжил:
   - Он призвал нас встать под его знамена, мы отказались. Он приказал нам взять оружие, мы не стали повиноваться. Он пустил огненные шары и запалил наши дома, но мы ушли в воду. Армия союзников приближалась. Понимая, что без войска ему не выстоять, маг обвинил нас в собственной погибели и проклял, но и этого ему показалось мало, он выплеснул всю свою силу в одно великое заклинание. Наше чистое озеро превратилось в затхлое болото, а Властелины вод - в жаберов. А чтобы мы не смогли найти утешения в любимом деле - рыбной ловле, повелел нам питаться водорослями. Подвластные его заклинанию мы не посмели ослушаться. С тех пор....
   - Подожди, - перебила я повелителя водяного народа, - ты говорил о проклятии, но не сказал в чём оно заключено.
   - Проклятие... Пожалуй, тебе стоит его услышать. Оно, не смолкая, звучит в каждом из нас, - Афин закрыл глаза, его щупальца в бессилии свесились вниз, и когда его рот раскрылся, я услышала мерзкий, скрипучий голос, принадлежавший некогда могучему магу, - "Вы, жалкие людишки, ещё пожалеете, что отказали мне в помощи. Я привел бы вас к вершинам власти. Вы все могли бы стать богатыми, да что богатыми! Вы все стали бы лордами завоёванных земель. Но вы отказали мне в служении. И я проклинаю вас! Отныне те, против кого вы отказались поднять оружие, будут презирать вас и ненавидеть. А чтобы о вас не забыли, я дарю вам подарок, ха-ха-ха, - смех был еще более скрипучим, чем сам голос, - сердце каждого из вас, будучи вынуто рукой из трепещущего, умирающего тела превратиться в огромный рубин..."
   Я вспомнила королевскую казну, главным сокровищем которой были несколько огромных, отливающих кровью камней... Мне стало дурно.
   Меж тем жабер открыл глаза и продолжил уже своим голосом.
   - Союзные войска и прибывшие с ним чародеи легко расправились с ослабевшим магом, хотя я так до конца и не уверен в том, что ему не помогли сбежать. Но не о нём речь. Не стану рассказывать с каким трудом нам удалось выйти к людям из воды и поведать свою историю, но королевские маги оказались бессильны перед колдовством злого мага. Мы на веки вечные были обречены оставаться в шкуре жаберов... И в первую же ночь случилось страшное. Кто-то проник в наш лагерь на берегу и вырвал сердце у одного из моих соплеменников. В следующую ночь убитых оказалось уже четверо. Когда на третью ночь нам с трудом удалось отбиться от целой толпы нападавших, короли решили увести войско прочь, подальше от наших земель. Но многие пожелали остаться. К рубиновым сердцам стали примешиваться вымыслы о золотой шкуре, целебных плавниках и дарующей вечную молодость печени. У нас не осталось надежды...
   - Но почему вы и вторую, третью ночи остались на берегу, а не ушли в воду?
   - Мы можем на протяжении долгого времени находиться под водой, но все же жаберы до какой-то степени остались людьми. Чтобы дышать, нам нужен воздух.
   - Но как же тогда вы оказались здесь?
   - Нападения не прекращались. Чтобы выжить наши старики вновь пошли на поклон к чародеям с просьбой найти нам место на земле, где бы нас не нашла человеческая алчность. Так мы получили пристанище, - щупальца Афина сделала почти человеческий жест. Я взглянула на внутренность подводного грота уже другими глазами, - но как оказалось спрятаться под воду, ещё не значит скрыться от жаждущих богатства мелких и продажных людишек. Нас продолжили убивать. С каждым годом жаберов становилось всё меньше и меньше. И не со зла, а скорее от отчаяния некоторые из нас начали нападать и убивать двигавшихся по дороге путников, а трупы утаскивать под воду. И мы заметили, что жаждавшие наживы смельчаки стали появляться на болотах всё реже и реже. Тогда мы начали убивать животных и разбрасывать их тела близ проложенной через болота гати. Наше и без того затхлое болото насквозь пропахло разлагающейся мертвечиной. А вырвавшиеся в пылу схваток кровожадные слова создали нам славу высасывающих кровь монстров. Нападения прекратились. Жизнь жаберов практически наладилась. Гать медленно догнивала, но недавно до нас дошли слухи о новой войне. А война, как известно, требует много золота. А если золота нет, но под боком иметься целый народ с драгоценными сердцами, то что тогда?
   - Значит, эти сердца надо любым способом добыть, - от собственной догадки мне стало не по себе, - завладевший этим богатством сможет собрать и вооружить сколь угодно огромную армию.
   - Именно так, мы снова были вынуждены завалить всю округу гниющей падалью. Неделю мои воины не вылезали из скотомогильников.
   - Эти, - я кивнула на валяющиеся подле меня остатки животных, - тоже дохляки?
   - Нет, мы не тащим в своё жилище всё подряд. Этого, - он кивнул на полуобгрызенные кости лосёнка, - задрали волки, этот, - снова кивок, на этот раз в сторону огромного бурого медведя, - проперся в топь, этот...
   - Я поняла, довольно. Скажи, вы, напав на наш караван, хотели всех убить?
   - Да, мы собирались вас убить, но пойми, нас до сих пор не уничтожили лишь потому, что принимают за тупых кровожадных монстров. Мы любим чистую воду, но не смеем появиться на зеркальной глади рек и озер. Это затхлое затерянное болото - наше единственное пристанище. Нам нравится жить. Пусть даже в этой вонючей луже, которую мы все называем болотом, но это наше болото, наш дом. Если люди придут и сюда, станут ходить здесь, словно у себя дома, то что останется нам? - Я промолчала. - Никто не должен под страхом неизбежной гибели даже приближаться к окраинам Усманских болот. Только так мы еще сможем выжить.
   - Я понимаю, но что заставило вас отступить?
   - Маг... Он гораздо сильнее, чем кажется. Двое наших погибло от его магии, - пальцы жабера совсем по-человечески обхватили подбородок, его взгляд, в задумчивости скользнув мимо меня, упёрся в светящееся полотно стены. - Да, он несомненно великий маг.
   - Вы испугались его могущества? - я даже не попыталась скрыть звучащую в моём голосе насмешку. А он её словно бы и не заметил, отвечая так, словно продолжал рассуждать сам с собой.
   - Такие маги, как он рождаются один раз в столетие. Хотя, возможно, мы всё же смогли бы сломить его, но, кроме этого, среди них оказалась ты.
   - Я? Причем здесь я?
   - Пророчество, всё дело в Пророчестве.
   - Какое пророчество, о чём ты говоришь?
   Афин с легким негодованием посмотрел в мою сторону.
   -Пророчество может быть только одно - Великое Пророчество Древних, все остальные лишь жалкие предсказания. Но тебе ещё рано знать его содержание, - от исходящего от этих слов напора я невольно скуксилась, - не волнуйся, ты еще услышишь его... В своё время. А теперь мне пора уходить. Скоро здесь будут твои спутники, я не хочу, чтобы нас видели вместе. Я ухожу, надеясь, что ты никому не откроешь нашей тайны. И запомни: с этого дня у тебя есть уродливый, но верный друг. Будет трудно, приди к болотам и позови меня. Прощай...
   Афин поднялся, отбросил в сторону кресло, так, что оно разлетелось на мелкие щепки, и повернулся, чтобы уйти.
   - Но как же Пророчество? - воскликнула я, видя, как шагнула вперед и стала стремительно удаляться его фигура.
   - Всему своё время, - донеслось до меня, прежде чем жабер скрылся за поворотом пещеры, - мы еще встретимся, воительница, я обещаю...
   - Мы ещё встретимся, - машинально повторила я, и в этот момент со стороны входного туннеля донесся топот ног спешивших в мою сторону людей. Следом послышался дробный цокот лошадиных подков. Сердце захолонуло от внезапно нахлынувшей радости. Наши меня не бросили, меня нашли... наши??? В единый миг вся радость куда-то исчезла, уступив место жгучему отчаянию.
   - Авель, - Тёрм, пренебрегая собственной безопасностью, бросился ко мне. Мейхель проскочил чуть дальше и, настороженно вглядываясь в глубину грота, застыл на месте. Обнаженный меч слегка поблескивал. Подбежавший конь судорожно всхрапнул и потянулся губами к стягивающим меня путам. Терм уже осторожно перерезал те, что оплетали запястья. Когда он, наконец, с этим закончил, избавляться от водорослей на ногах уже не было необходимости - Верный дожевывал последние крохи.
   - Как ты? - поинтересовался камерлинец и, склонившись почти к самому лицу, осторожно смахнул с моих волос большущий ошмёток грязи.
   - В норме, - я даже не пыталась благодарить, - вот бы ещё распутать и её, - мой взгляд указал на лежавшую рядом лошадь...
   - Ах, действительно, - Терм, одним прыжком оказавшись рядом с беспомощным животным, принялся освобождать его от стягивающих петель и узлов.
   Лошадь, почувствовав заботу, чуть приподняла голову и благодарно заржала.
   - Тёрм, хватит с ней возиться, уходим, - Мейхель обеспокоенно поглядел по сторонам, - Нам и так слишком повезло. Но они в любой момент могут вернуться.
   - Да, он прав, жаберы скоро будут здесь, - соврала я, - мне показалось, что они хотели совершить какой-то ритуал и лишь потом, - мой голос дрогнул, - приступить к трапезе.
   - В таком случае нам тем более стоит поспешить, ритуалы иногда дают значительную силу, - Мейхель в сердцах пнул подвернувшейся под ногу камень.
   - Всё, я закончил, - убирав клинок в ножны, Терм нагнулся и шлепнул по крупу лошади ладонью, та единым рывком вскочила на ноги. "Н-да, у меня так вряд ли получится" - глядя на лошадь, с завистью подумала я. И оказалась права. Мои попытки подняться самостоятельно не увенчались успехом. Едва приподнявшись, я пошатнулась и кулём шлёпнулась на землю. Почти тотчас подошедший сзади Терм подхватил меня за плечи и рывком поставил на ноги.
   - Ты сможешь идти? - спросил он. Я отрицательно покачала головой. Затекшие мышцы отказывались повиноваться, я не могла не то, что двигаться, даже стояние на одном месте давалось с большим трудом. Ноги, долгое время перетянутые холодными водорослями, не слушались и всё время норовили подломиться.
   - Грузи её на коня и уходим, - в голосе Мейхеля сквозило нетерпение.
   Где-то в глубине грота послышались какие-то звуки, то ли шаги, то ли шорох осыпающихся камней.
   - Да-да-да, - гримаса сострадания на лице Терма слегка разгладилась, - на что же этот верный конь, если не для этого?
   - Грузи давай и живее, - нетерпеливо повторил Мейхель и продолжая смотреть в дальний конец коридора попятился, - Тёрм, живее, - доносящиеся из коридора звуки становились громче, - если мы не уйдём отсюда сейчас же, то уже через минуту мы уже не уйдём отсюда никогда.
   - Да я уже, - Тёрм чуть нагнулся, и я почти волшебным образом, поднявшись в воздух, приземлилась на спине своего коня... поперек седла животом вниз. Ну да ладно, сесть как положено у меня всё равно бы не получилось.
   - Но, Верный, пошёл, вези свою хозяйку, - подошедший к нам Мейхель не стал долго церемониться, шлепок по крупу заставил коня тронуться с места, - ишь имя какое придумали - Верный, - Мейхель покачал головой.
   - Авель, ты готова нырнуть? - спросил Тёрм. Глаза наши встретились. Я кивнула.
   - Термарель, держи направление, - шедший за нами Мейхель держал в поводу испуганно прядающую ушами вьючную лошадь. Один из мешков свешивался на бок, но на это никто не обращал внимания.
   - Приготовились. Раз. Два. Вдох. Пошли,- Терм ухватил Верного за уздечку и шагнул навстречу открывающемуся проходу.
   Черная, непроглядная тьма окружающей водяной жижи сомкнулась вокруг нас, в один момент вымочив с ног до головы. Меня пронзило ледяной стужей (кажется, раньше она была теплее), в ушах появилась стремительно нарастающая боль. Я вцепилась руками в край седла и судорожно сглотнула. Боль в ушах немного утихла, но теплее не стало. Мы медленно протискивались сквозь густое желе придонного ила, уходя всё дальше и дальше от выпустившего нас портала, но совсем не приближаясь к спасительной поверхности. Я почувствовала, что мне стало не хватать воздуха, и внезапно для самой себя поняла, что нам не вернуться назад, не найти дорогу к вратам, если мы вдруг захотим отступиться. В ноздри попала вода, муть запорошила и больно резала глаза, я зажмурилась, но стало только хуже. Остатки воздуха колыхались в легких. Мучительно хотелось дышать. Я сжала зубы. Окружающая нас тьма не позволяла видеть направление движения. Но по ощущениям мы медленно поднимались вверх. Всё выше, выше... Скорость подъема нарастала. Боль в груди стала невыносимой. Не в силах удержаться, я выдохнула и с силой обреченно вдохнула обратно, но - чудо - вместо холодной воды в легкие влился поток живительного воздуха. Всё, мы выбрались! Я, по-прежнему лежа на спине плывшего к берегу Верного, подняла руки и прочистила глаза: рядом не выпуская из рук узды барахтался Тёрм, где-то за спиной слышась приглушённая ругань выбравшегося на поверхность Мейхеля и тяжелое всхрапывание спасенной им лошади...
  
   * * *
   Из этого проклятого болота мы выбрались только к утру. И хотя никто больше не нападал, мелкие неприятности невольно наводили на мысль, что без внимания мы оставлены не были. Сперва споткнулась и повредила ногу гнедая одного из братьев, затем свалился и утонул груз, плохо закреплённый на одном из мулов (Вексель клялся и утверждал, что самолично затягивал узлы на вьюках этого животного), вдобавок ко всему прочему наш маг, уснув, сверзился с лошади и едва не свернул себе шею. Одним словом приключений на этот день хватило с лихвой. Грязь, залепившая наши тела на свежем ветерке подсохла, и теперь мы выглядели настоящими чернокожими выходцами с Натоганского плоскогорья. Только разило от нас не в пример сильнее. Я с нетерпением ждала первого ручейка, первой попавшейся на дороге лужи, чтобы смыть с себя зловонную грязищу.
   А тощий маг гнал нас всё дальше и дальше от проклятого места...
  
   Ночь и весь следующий день прошли без происшествий. Отдохнув и вдоволь поплескавшись во встретившейся нам речке, мы двинулись в путь, чтобы уже через два часа пути Ильдарас подал знак остановиться на снова разделившейся дороге.
   - Дальше мы не пойдём. Впереди Чёрная пустошь, - я невольно вздрогнула, - чтобы преодолеть её, нужен целый световой день.
   - А почему бы нам не продолжить идти дальше? - спросил Ильлия, - если ты боишься вон того леска, то у нас ещё достаточно времени, чтобы преодолеть его ещё до темноты. А там заночуем на пустоши, всего и делов, - он окинул взглядом остальных в поисках поддержки. И, не найдя ее, с не меньшим энтузиазмом продолжил, - какие могут быть причины столь бездарно расходовать время? Мы и так уже довольно задержались...
   - Ты хочешь оспорить моё решение? - Ильдарас грозно свел брови вместе.
   Браузер слегка стушевался.
   - Нет, я не в коей мере не сомневаюсь в твоей мудрости, но хочу знать, почему?
   - Почему? - маг посмотрел на спросившего как на малого, неразумного дитятю, - почему... - повторил он и позволил себе усмехнуться, - пожалуй, я даже не знаю, что тебе ответить.
   - Вот ви... - начал было говорить Ильлия, но маг остановил его движением руки.
   - Я не договорил. Я действительно не знаю, что ответить на вопрос: почему нам не следует ночевать на пустоши, но причины для принятия такого решения есть, вернее, всего одна.
   - И какая же? - всё же Ильлия чересчур нетерпелив.
   Ильдарас погасил улыбку.
   - Никто и никогда не видел людей, не успевших покинуть пустошь до наступления ночи, - маг отвернулся от Браузера, давая понять, что разговор окончен.
   Заночевали мы там же, где и остановились. И впервые за последние дни Ильдарас возвёл вокруг нас защитный купол. Но и эта ночь прошла без происшествий. Хотя лично меня затишье начинало нервировать.
  
   * * *
   Черная пустошь казалась чёрным незаживающим пятном: и справа, и слева не исчислимыми полосами стелились буераки, овраги и узкие расселины, уходящие вниз бездонными пропастями. Все в окружающем ее пространстве было черно-матового цвета, даже трава. Страшное в своей необъяснимости место. Ровно посередине пустоши широкая в две сотни метров словно искусственная насыпь. В метрах ста от неё - постепенно выходящий из лабиринта холмов и без того неширокий тракт сходит на узкую тропинку. В центре насыпи одиноким островом раскинулась осиновая роща. Ставшая едва заметной тропка вела под кроны деревьев. Когда караван приблизился к осиннику, из общего строя выделилась и отвалила в сторону белая лошадка чародея.
   - Одеть шлемы, - голос мага пробирал до костей своей непреклонностью. На мгновенье захотелось повиноваться, не раздумывая. Но лишь на мгновенье. Колючие иголки чужой воли сразу же истаяли, но сила его приказа была велика в своей необходимости. Не став противиться, я достала из-под луки кожаный шлем и натянула его на голову. Голос Ильдараса продолжал звучать в холодном утреннем воздухе, но на меня уже не действовал.
   - Не касаться листьев и веток, держаться тропы, склонить головы, - маг всё ещё приказывал, когда из-за горизонта выглянул первый лучик солнца. Почти все деревья одновременно вздрогнули и затрепетали-зашелестели листьями. Послышался долгий мучительных вздох, словно тысяча людей одновременно почувствовали привычную, но по-прежнему мучительную боль.
   Об этом месте ходили легенды. Вампирья роща! Самая настоящая Вампирья роща... Сейчас представителей этой расы не осталось. Во всяком случае о них не было слышно уже лет пятьдесят. А когда-то давно они расплодились настолько, что собрали армию и бросили вызов людям. И была битва, и лилась кровь, и крошились кости, сталь и дерево, дерево и сталь, ибо вампира мало просто разрубить сталью... Осиновый кол в грудь и темя, могильный холм... Но даже тогда он не умирает окончательно. На месте гибели прорастает дерево, вбирая в себя его соки и сущность. Ночью вампиры оживали, но, не в силах вырваться из оков дерева, страдали в безмолвии. А утром, когда поднимающееся над горизонтом солнце касалось лучами светлых осиновых листьев, и заключённая в них душа начинала сгорать заживо, листья трепетали от наполняющей их боли. Когда же диск солнца выползал над горизонтом и солнечные лучи расправляли крылья, вампир умирал, чтобы следующей ночью возродиться вновь, и так раз за разом, день за днём, год за годом. Казнь, растянувшаяся на столетия, участь ужасная даже для кровожадного монстра. И лишь когда дерево сгнивало от старости, а его корни превращались в труху, вампир погибал окончательно. Их можно было бы пожалеть... Только ими не становятся случайно, и вампир по собственной воле не может обратить Вас в своего соплеменника. Но стоит лишь на мгновенье, в страхе ли, в неблагоразумье ли возжелать продолжения оказавшейся на своём краю жизни, как укус вампира дарует Вам её, взамен отняв волю и душу. Вы станете подчиняться ему, как своему хозяину, и будете служить вернее самого преданного пса. А наградой будет долгая и безболезненная жизнь...
   Впрочем, и да, и нет. Вампиры могли бы жить очень долго, может быть жили бы вечно, но кто им даст? В той страшной битве полегло почти все войско людей, но вампиры были уничтожены все до единого. А на месте битвы вырос лес. Но мало кто верит, что это было на самом деле. Ведь нынче и одинокая осина с заключённым внутри кровожадным монстром уже огромная редкость. А целое вампирье войско, в тысячах деревьев... Кто мог бы поверить в эту сказку, коль даже лучшая воительница Ее Величества думала, что это лишь страшная побасенка...
   И вот теперь мы медленно двигались по тропе, что вела нас в темную аллею из тысяч, если не десятков тысяч таких деревьев. Корявые, изуродованные коростой, зелёные с синеватыми прожилками ветки тянулись в нашу сторону, пытаясь добраться до шлемов. Маг уже не гарцевал на коне, а ехал, низко пригнув голову, далеко впереди, но его голос звучал по-прежнему звонко и внятно, продолжая предостерегать от неведомой опасности.
   - Одна капля человеческой крови, попавшая на листья или ветви, может оживить заключённого в дереве нежитя и выпустить его на волю...
   Как раз в этот момент, увидев крупный цветок шиповника, я вознамерилась протянуть к нему руку и сорвать. Тонкая ветка, будто случайно качнувшись от налетевшего ветерка, царапнула шипами по запястью и на толстой коже перчаток остались две узкие царапины. А ведь не заставь маг облачиться нас в боевое снаряжение, могло бы произойти непоправимое...
   Ильдарас, заметив проделку, строго сдвинул брови:
   - Держитесь подальше от колючих кустов.
   Верный, раздвинув грудью приблизившиеся к нему ветви, задрожал всем телом от пронзившей боли. Я успокаивающе потрепала его по холке. А у самой по спине маленькими цыплятами забегали предательские мурашки.
   Когда роща неожиданно расступилась, и впереди показалась довольно широкая поляна, я невольно перевела дух. Деревья уже просвечивались насквозь - до заветной опушки оставалось пара сотен метров.
  
   Пригнулась я чуть раньше, чем до меня донесся свист разрубившей воздух тетивы. Чёрная, оперённая белыми перьями стрела скользнула над плечом и полетела дальше. Я выпрямилась и, с непостижимой быстротой схватив лук, взметнула правую руку к плечу. Горбоносый разбойник, выйдя из-за валуна всё ещё натягивал лук. Моё движение он заметил, но слишком поздно - моя краснопёрая стрела, пробив горло, опрокинула его на спину. Со всех сторон донеслись крики. Прятавшиеся за камнями ватаганы, осыпав нас стрелами, уверенно бросились вперед. Их было гораздо больше, чем нас. Я успела выпустила ещё одну стрелу и, отбросив лук в сторону, выхватила метательный нож. Резкий бросок, почти не целясь, и бежавший ко мне разбойник пошатнулся, выронил кривой широкий меч и, ухватившись за грудь, повалился на землю. Спрыгивая с коня, я заметила краем глаза, как Тёрм, срубив скользящим ударом сразу двоих нападавших и едва успев увернуться от удара третьего, резко повернувшись, сверзился на землю. Хотя, если судить по результату, а оный был налицо - третий противник валялся поверженным - падение было неловким нарочито. Я отпустила поводья и, резко нагнувшись, подобрала вражеский клинок. Меч как меч, мог бы быть и получше, но выбирать не приходилось - мой висел по другую сторону седла, и доставать его не было времени. Стальная рукоять была туго перемотана кожей. Качнула клинком вправо-влево. Сойдет. На всё про всё ушла доля секунды. Больше времени не было - сразу двое бандитов, азартно сверкая глазами, искали моей "милости". Брошенный мной нож, был ловко отбит в сторону одним из нападавших. Я закусила губу от досады и ринулась в бой. Где-то с левого фланга, яростно выкрикивая что-то, рубился Ильдарас. В его руках взлетали, переливаясь в свете утреннего солнца, два узких серебристых клинка. С ловкостью и силой, столь неожиданной для его тощего, тщедушного тела маг прорубился сквозь окружившую его толпу и встал в круг отбивающихся от врагов братьев. Молодой ватаган, не старше двадцати лет, с яростью насел на меня, но тут же отпрянул назад, держась за разрубленное брюхо. Второй - бородатый, с шелушащейся на лице кожей оказался поопытнее, он не спешил, явно чего-то дожидаясь. Сделала выпад, он уклонился и тут же ударил, я парировала. Его глаза скользнули куда-то в сторону. Я проследила за его взглядом: высунувшись по пояс из неглубокой канавы, стоял готовый отпустить тетиву лучник, но целился он не в меня...
   - Тёрм!
   Из ниоткуда взявшееся отчаяние придало ловкости и силы, я шагнула вперед и почти без замаха ударила мечом по оголившейся шее противника. Кровь алым фонтаном брызнула во все стороны. Я, не глядя на поверженного врага, развернулась и бросилась туда, где по моим прикидкам должно было лежать уже бездыханное тело камерлинца. Но тот был жив. Правой рукой парень держал перехваченную в полёте стрелу, левой яростно отбивался от наседавших на него ватаганов.
   - Спина к спине, - хрипло приказал он.
   Бой закипел с яростью сцепившихся псов.
   На поляне наметилось две кучи отчаянно дерущихся противников. В одной из них оказались маг, Мейхель и братья, в другой - я и Терм. Не было среди нас только Векселя. Не было его и в рядах противника (чем черт не шутит), и среди окружающих нас тел. Думаю, я даже не рассмеюсь, если окажется, что он сбежал. Но и эта мысль потонула в пучине быстро сменяющихся движений. Удары сыпались один за одним, время от времени толпа отступала, и тогда в нас летели стрелы. Не смея увернуться, я отбивала их мечом... Одну я пропустила, и тогда Терм вскрикнул, но устоял. Я не имела возможности даже обернуться, чтобы посмотреть, сколь опасна его рана. Мы ревностно отбивались, они наседали, стараясь сломить нас своей численностью. Разбойников было слишком много, и я уже начала уставать. По лицу и рукам текла кровь. Чья - моя, чужая - я не знала. Толпа вновь схлынула, и до появления противного свиста стрел оставались лишь доли секунды. "Маг! Этот чёртов маг, почему он медлит?!" - спрашивала я и тут же сама себе давала ответ: колдовать Ильдарас не смел - магия могла разрушить и без того хлипкое древесное волшебство. А тысячи освободившихся вампиров - это для одной небольшой компании чересчур много ...
   До того момента, когда меня посетила эта мысль, я подсознательно надеялась на помощь. Когда же стало ясно, что полагаться надо лишь на себя, во мне взыграл гнев. Я, отбив причитающиеся нам стрелы, взревела диким зверем и ринулась в толпу окружающих нас врагов.
   Этого отчаянного натиска хватило, чтобы ватаганы дрогнули и принялись отступать. Они ещё пытались сопротивляться, но всё было напрасно. Одна из пущенных стрел слегка зацепила мне руку, но я даже не почувствовала боли, только тупой удар.
   Когда Терм снес голову размахивавшему булавой здоровяку, остальные, побросав оружие, без оглядки кинулись бежать.
   - Стойте, - пронзительный в своём отчаянии голос заставил меня остановиться, - стойте, мы вас не тронем, стойте, - кричал маг удирающим разбойникам, но напрасно, те совершенно его не слушали. Лишь один из них, раненый в ногу, на мгновение притормозил, оглядываясь назад, но затем, спотыкаясь, побежал дальше. Эта запинка на пару минут продлила ему жизнь. Двое других, успевшие подбежать к деревьям, коснулись окровавленными руками склонившихся к ним веток. Вопли торжественного злорадства эхом разнеслись во все стороны, две осины рухнули на землю коричневой трухой, и две полупризрачные фигуры шагнули навстречу бегущим. Острые зубы добрались до горла разбойников, и мгновение спустя два белых человеческих скелета рухнули на землю, а нашим глазам предстали два обретших плоть вампира. Оставшийся в живых разбойник заголосил и, круто развернувшись, кинулся в обратную сторону. Но тщетно. Один из нежитей в три прыжка догнал убегающего. Тот завизжал, закричал, вымаливая пощаду и вечную жизнь, но вампир слишком жаждал крови, чтобы пренебречь ей ради обращения. Тело третьего ватагана рухнуло на траву недвижимой куклой.
   Вампиры шагнули в нашу сторону. Они не спешили, понимая, что деваться нам некуда. С поляны не уйти. Кровь, обагрившая наши одежды, оживит десятки других тварей, и тогда нам конец...
   Лошади и мулы, понимая весь ужас происходящего, сбились в одно стадо, вернее мой Верный согнал всех в кучу и теперь зубами и копытами удерживал на месте. Время от времени он обегал животных по кругу и, изредка поглядывая в мою сторону, нетерпеливо ржал.
   - Все ко мне, - крик мага уже не казался таким пронзительным и повелевающим, но мы оказались подле него гораздо раньше, чем вампиры преодолели половину разделяющего нас расстояния. - Серебро, всем достать серебро!
   Маленький серебряный стилет лежал в боковом кармашке. Но залитые кровью пальцы скользили на рукояти. Чтобы вытащить оружие из узких ножен пришлось вытереть руку о жесткую, росшую под ногами траву. Только теперь я заметила, что лес, словно ожив, шумел, алчно размахивая ветвями. Почувствовавшая кровь нежить жаждала обрести свободу.
   - Серебро вампиров не убьёт, - маг достал из-за пазухи тонкую цепочку и теперь деловито накручивал её на правый кулак, - но оно даст нам возможность сдерживать их до тех пор, пока не поднимется солнце, или во всяком случае поможет до конца остаться людьми.
   Мы невольно посмотрели вверх - солнечные лучи опустились едва до середины деревьев. А наш отряд по-прежнему оставался в тени. Чтобы приблизиться к свету требовалось шагнуть навстречу противнику. Но что могло дать одно лишнее мгновение? Ничего...
   И мы, выставив перед собой оружие, приготовились к схватке.
  
   Вампиры рыкнули и огромными скачками понеслись вперед, в считанные секунды покрыв разделяющее нас расстояние. Последний прыжок...
   - Всем оставаться на месте, - приказал Мейхель, выставляя перед собой меч.
   Я подалась чуть вперёд. По спине пробежала холодная оторопь.
   "Всё будет нормально, всё будет хорошо", - само собой завертелось в моём сознании. Время словно замедлилось. Казалось, вампиры зависли в воздухе. Уверенные в своей неуязвимости кровожадные твари и не подумали хитрить с ложными наскоками, обманными выпадами, и, рванувшись по прямой, напоролись на наши мечи. Больно им не было, отрубленная рука одного из них, прокатившись по траве, подпрыгнула и, соприкоснувшись с раной, тут же приросла на место. Другой вампир, зажав кровоточащую дыру в теле руками, отпрыгнул назад и нахально ощерился.
   Но всё же наш отпор заставил вампиров сделать хоть какие-то выводы. Перед следующим нападением они разделились и зашли уже с двух сторон. Пришлось встать кругом.
   - Не подпускать, держать строй, - зло закричал Терм. "А я так и не удосужилась осмотреть его рану..." - запоздало подумалось мне...
  
   Повторную атаку мы с трудом, но отбили. Недовольно ворча, оба вампира отскочили к валунам и, негромко посовещавшись (как я не вслушивалась, разобрать их язык не смогла), пошли на нас вновь. Но над вершинами деревьев уже взлетело солнце, желтые утренние лучи скользнули по траве и через мгновение осветили вампиров. Те испуганно взвыли и попятились. Очертания их скрылись за легкой дымкой. Браузеры обрадовано зашумели.
   - Ура! - вскричал кто-то из этой троицы и, не дожидаясь команды, братья рванулись преследовать отступающих.
   - Стоять! - закричал маг, но было поздно - Браузеры на одном дыхании выбежали далеко вперед, а когда остановились, от вампиров их разделяло не более десяти метров. Дымка рассеялась. Оба нежитя стояли, широко расставив ноги, острые клыки блестели на солнце, а потемневшая кожа уже перестала дымиться. Казалось, их тела покрывает ровный темно-бронзовый загар. Столетиями сжигаемые солнцем они уже не боялись его лучей так, как раньше, оно причиняло им лишь некоторое неудобство, но не более. Вампиры ехидно улыбнулись и в свою очередь бросились в атаку. Один из них сшиб двух ближайших братьев, другой скользнул к среднему - Ильлие, лениво, как бы нехотя уклонился от рубящего удара мечом и, поднырнув под его руку, полоснул зубами по открытой шее. В разорванном горле забулькала кровь. Ильлия ещё падал, а тварь, облизываясь и злорадно хохоча, отскочила к ближайшим валунам. Второй вампир, не сумев совладать с оставшимися братьями, последовал за ним. Мы подбежали к поверженному Браузеру и остановились как вкопанные. В его горле еще клокотала кровь, а края раны уже начали стягиваться.
   - Чёрт, - выругался тяжело дышащий Ильдарас, и его меч взлетел высоко вверх.
   - Нет! - Браузеры одновременно кинулись вперёд, чтобы остановить удар. Но едва ли их крик хоть на йоту ослабил решимость вскинувшего меч мага. Голова отделилась от тела и нога стоявшего рядом Мейхеля со всей жестокостью и силой отшвырнула ее далеко в поле. Братья остолбенели и, обнажив мечи, двинулись на осквернителя, но на их пути встал Терм. Его левая рука висела плетью, зато правая уверенно сжимала длинный обоюдоострый меч. Я, не раздумывая, встала рядом. Мечи бывших друзей готовы были схлестнуться, когда за нашими спинами послышалось движение поднимающегося тела. По вытянувшимся и враз омертвевшим лицам братьев стало понятно - драться с нами они уже не будут. Я обернулась. Мейхель быстро и деловито ударил новоявленного вампира по пяткам, опрокинул наземь и теперь с ловкостью заправского мясника разрубал тело на части. А стоявший подле него маг раскидывал кровавые ошмётки во все стороны. Браузеры, потупив взоры, молчали. Собраться вместе всем частям Ильлии предстояло ещё не скоро...
   А вампирам наши действия не понравились. Оскалившись, они снова приготовились к атаке.
   - Мардлоф, пригнись! - крикнул Мейхель. Что там происходило дальше, я уже не слышала из-за собственного хрипа. Вложив всю силу в удар, я полоснула налетевшего вампира по шее. Черно-бурая жидкость хлынула из открывшейся раны, забрызгав меня с головы до ног. Движение вампира слегка замедлилось, но не остановилось - острые зубы стремительно приближались к моей шее. Появившийся откуда-то сбоку кулак соприкоснулся с вампирьей челюстью, серебряная цепь глубоко впилась в бледную кожу. Голова нежитя мотнулась в сторону, и его зубы клацнули мимо. Вампир, взвыв от досады, качнулся назад, но меч Терма подрубил его ноги и тот, споткнувшись, повалился на землю. Подняться ему мы уже не дали. Втроём - я, Термарель и невесть как оказавшийся рядом Мейхель - мы навалились на пытающегося вскочить на ноги вампира. Три меча, одновременно войдя в тело по самые рукояти, пригвоздили его к земле. Серебряный стилет, пронзил его голову, лишая силы. Меж тем маг и братья насели на вторую оставшуюся в одиночестве тварь. Вампир яростно отбивался, используя свою неимоверную скорость и живучесть, уходил в сторону, отскакивал назад, всё сильнее и сильнее выматывая бьющихся против него людей. Если бы не мучавшая его жажда, он наверняка смог бы уйти и спрятаться в лесу, но голод, завладев разумом, гнал и гнал его вперёд под острые клинки моих спутников. Теперь всё зависело от того, кто быстрее устанет и допустит неисправимую ошибку. Первым ошибся вампир. Казалось, что маг потерял равновесие и начал заваливаться на спину. Нежить, небрежно отшвырнув вставшего на его пути Нелофа, рванулась к легкой добыче, но Ильдарас внезапно выпрямился и отпрянул в сторону. Не успевая остановиться, вампир проскочил дальше. Меч мага по самую рукоять вошел в его спину и накрепко застрял в позвоночнике. Вампир, раздраженно вскричав, остановился и застыл на месте. Он покосился через плечо на нелепо застывшего мага и, неимоверно вывернувшись, ухватился обеими руками за рукоять меча. Со страшным скрежетом оружие стало выползать из удерживающей его кости. Оно вышло уже более чем на половину, когда маг шагнул вперёд. Тонкая цепочка сверкнула серебряной молнией, оплетая запястья вампира. Тот долго и протяжно взвыл, вкладывая в вой всю свою досаду, злость и ужас. Подоспевший Мардлоф, прервав его на самой пронзительной ноте, срубил твари голову.
   В одно мгновение на поляне повисла тишина. Но в следующую секунду раздался скрежет, скребыхание, сопение пытающихся освободиться вампиров. С негромким шмяканьем соединялись разрозненные части Ильлии.
   - Авель, - я подняла взгляд на заговорившего со мной мага, - у тебя есть острый, чистый нож?
   Я кивнула.
   - Сруби три ветки. Только осторожно - они не должны коснуться крови.
   - Хорошо,- ответила я, мысленно хмыкнув. Легко сказать, "не должны коснуться крови". Что стало с неосторожно приблизившимся к ветвям разбойниками, я видела. Тем не менее стала приподниматься. Терму и Мейхелю, чтобы сдержать беснующегося противника пришлось удвоить усилия.
   - Авель, постой, - Терм тяжело дышал, - Ильдарас, ей не стоит туда ходить.
   - Мы не сможем удержать их, - я не спорила, я просто констатировала факт.
   - Тогда пойду я, - он осознавал, что это невозможно, но согласиться со своими мыслями не мог.
   - Я не смогу держать это чудовище, ты знаешь, и... ты ранен! - Терм не ответил. Он и так знал, почему маг выбрал меня.
  
   Медленно и осторожно я приближалась к нависающим над поляной деревьям. Листья на деревьях уже не шевелились, ветви застыли в неподвижности, но стоило мне лишь приблизиться, как ближайшая ко мне всколыхнулась и стремительно качнулась вперёд, стараясь коснуться кровавых пятен на моей одежде. Едва успев отпрянуть назад и выставив руку с зажатым в ней ножом, я снова шагнула вперёд. И в следующее мгновение подставила лезвие под удар метившей в меня ветви. Чуявшая кровь сущность стремилась обрести свободу. Я снова была вынуждена отступить.
   - Авель, быстрее, - маг уже не приказывал, а сипло умолял. Я вскочила на ноги, решительно сдернула с головы покрытый кровью шлем, распахнула и скинула с себя кожаную и столь же окровавленную куртку. Следом на землю полетели штаны. Оставшись в одной блузке, я тщательно оттерла платком руки и покрытое мелкими кровяными каплями лицо и только после этого шагнула в сторону леса. Ближайшая ко мне ветвь шевельнулась. Словно гигантская ладонь коснулась моего плеча и... обессилено обвисла. Уже не опасаясь, я несколькими сильными ударами ножа срубила ветвь у самого основания и, на всякий случай оттащив её подальше от своей одежды, разрубила на три равных части. Затем избавила их от мелких веточек и заточила концы, сделав из палок три осиновых колышка.
   - Быстрее, - взмолился обессилевший от напряжения маг. Я кое-как влезла в штаны, накинула куртку и, подхватив колья, босиком побежала к спутникам. Мелкие острые камни до боли впивались в ступни, жесткая трава обдирала пальцы, но ноги словно и не замечали этого. Я бежала изо всех сил, но едва не опоздала - тело среднего Браузера уже начало подниматься, подкатившаяся голова встала на место, и зубы, внезапно ставшие острыми, клацали в предвкушении крови. Я, оттолкнувшись правой ногой, подпрыгнула, в прыжке воздела вверх один из кольев и изо всех сил обрушила его острие на спину тому, кто ещё совсем недавно был человеком. Треск раздираемых костей, но ни стона, ни вскрика. Ильлия, а точнее вампир, когда-то бывший Ильлией, недвижимо распластался на залитой кровью земле. Вытащив из-за пояса колья, я отбросила их к ожидающим людям. Наверное, я на мгновение отключилась, так как не слышала ни звука пропарываемой колом плоти, ни воя обреченного на пытку существа. Когда же глаза мои раскрылись, всё было кончено. Едва стоявшие на ногах мужчины смотрели на поверженного противника не в силах поверить в то, что всё закончилось.
   - Теперь нам надо выжечь на солнце одежды и уходить, - Терм опустился на валун.
   - Закончено ещё не всё, - маг устал не менее других, но держался нарочито бодро.
   - Да, их ещё надо зарыть в землю, - в голосе одного из братьев не было ничего, кроме досады.
   - Копайте, - Мейхель взял в руки меч и воткнул его в землю.
   - Не здесь, - возразил Ильдарас, - древние оставили это место чистым.
   - Это было давно, - Мардлоф недовольно зыркнул по сторонам, - почему мы должны без причины, а лишь из-за прихоти давно ушедших правителей таскать эту падаль?
   - Это поле битвы, вся земля здесь пропитана кровью, - маг замолчал.
   - Но это было столетия назад! - Нелоф недовольно покачал головой.
   - Ты думаешь, сейчас крови в ней стало меньше? - его взгляд метнулся из стороны в сторону: и справа, и слева поляна была завалена неподвижными телами.
   - Тогда чего ждём? - Мейхель поднялся на ноги, - Мардлоф, Нелоф берите этого, я и Авель берём Иль... - он умолк на полуслове, - этого, Терм и Ильдарас оставшегося. Ильдарас, укажи место.
   - Ступайте за нами, - и маг вместе с Термом первыми, подхватив тяжелое тело, потащили его к окраине поляны.
   - Здесь, - маг остановился в нескольких метрах от ближайших ветвей. Солнце уже поднялось высоко, ветви деревьев едва шевелились на ветру. Похоже сущности неупокоенных сгинули до следующей ночи, но Ильдарас предпочёл не рисковать.
  
   Могилы рыли все вместе. Спешно выгребая боевыми мечами мягкую податливую землю.
   Когда все было кончено, Нелоф принёс большой круглый валун и поставил его в голове одного холмика. Его лицо было красным от слез.
   - Ильдарас, - сквозь плачь обратился он к стоявшему тут же магу, - скажи, за что наш брат подвергся такой жестокой участи? Чем он прогневил господа, если тот обрёк его на столетия мучений?
   - Успокойся, - голос мага был мягок и непреклонен одновременно, - твой брат будет испытывать эти муки недолго. Вампир, не отведавший крови скорее не вампир, а человек, подвергшийся тяжелой болезни. Скоро на этом месте вырастут три молодые осины, одна из них в день летнего солнцестояния засохнет и рассыплется прахом. Мирской путь твоего брата будет окончен.
   - Но до этого времени он будет пребывать в мучениях. Может быть...
   - Нет, - твердо возразил Ильдарас, - мы не в силах что-либо изменить, - он махнул рукой, словно отсекая всякие возражение и одновременно показывая, что разговор окончен.
   Я бросила взгляд на очень уставшего за день Терма. Вспомнив, что хотела сделать, подошла к нему.
   - Тебе помочь?- Кивнула я на повисшую плетью левую руку.
   Камерлинец поморщился.
   - Не стоит.
   - Но я знаю, что нужно делать...
   - Авель, не нужно,- отрезал он и пошел в сторону до смерти напуганного каравана. Я, пожав плечами, тихонько поплелась за ним.
   Наши по-прежнему сбившиеся в кучу животные, испугано прядали ушами. Мейхель подойдя к ближайшему мулу молча развязал верёвку и стянул кладь на землю.
   - Зачем? - невольно вырвавшийся вопрос повис в воздухе. Похоже, истина была понятна всем, кроме меня.
   - Здесь на сегодня самое безопасное место во всей долине, - ответил сжалившийся надо мной Терм, - никто не рискнёт войти в лес ночью.
   Ну да, так оно и есть. Всё просто. Как это я не сообразила раньше. Если не шарашиться по осиннику в ночи, то вполне безопасное местечко. Ничем не хуже других. Птичек только нет, да мышки не бегают.
   - А как же разбойники? - вновь спросила я. Надо же было хоть как-то попытаться восстановить репутацию деревенской дурочки, - чтобы встретить нас утром, они должны были войти в лес ночью.
   - Разбойники... - подошедший Мейхель невесело улыбнулся, - разбойники не глупее нас. На окраине поляны засыпанное землёй кострище. Трава примята множеством ног. Кстати, Терм, нас ждали не одни сутки - рядом мы нашли остатки пищи.
   - Думаешь, именно нас?- сквозь зубы спросил Термарель, наконец-таки выдергивая из себя обломанное древко стрелы.
   - Ты считаешь, что здесь проходит оживлённый караванный путь и можно просто сидеть и ждать, когда появиться очередной караван? - хмыкнул его друг.
   - Пожалуй, ты прав, - Терм с интересом посмотрел на вынутую стрелу, затем задумчиво взглянул куда-то вдаль, - я думал, разбойники встретились с нами случайно, но если, как ты утверждаешь, они кого-то ждали... то можно не сомневаться, кого именно.
   - Я не утверждаю, Тёрм, это истина.
   - Тогда нам стоит крепко задуматься, - его лицо стало мрачнее тучи.
   Я мысленно усмехнулась. Думать нужно было раньше, когда эти идиоты собирались топать через Картенминский лес...
   - Ты нашёл Векселя? - чуть понизив голос поинтересовался Терм.
   Мейхель отрицательно покачал головой:
   - Его нет на этой поляне. Я не смог обнаружить его следов, словно он испарился, исчез, - он замолчал, а потом без всякого перехода продолжил на другую тему, - а знаете, нам очень крупно повезло. Место ватаганы выбрали идеальное. Кто будет ждать нападения в лесу, где даже одна капля крови способна оживить неупокоенную сущность? Но нам действительно повезло, что это были разбойники, а не дисциплинированное войско. Если бы тот торопливый стрелок дождался команды, и все луки выпустили стрелы одновременно, нам бы не поздоровилось. А так свист одинокой стрелы заставил нас приготовиться к битве. Кстати, как Вам, наша юная воительница, удалось избежать её смертоносного жала? Кажется, Вы успели пригнуться? - уголки его губ поползли наверх. - Не слишком ли ловко для простой селянки?
   Все заинтересованно посмотрели в мою сторону.
   - Я... я нагнулась потрепать холку Верного... - ответ выглядел довольно неубедительно, но и все промолчали, даже Терм. Ну что из того, что они мне не поверили? Можно подумать, они честнее, разве не видно, что им прекрасно известно, куда и каким образом делся Вексель. Все мы по-своему храним свои тайны, а если кто о них и догадывается, то это уже его дело ...
  
   Оставаться и ночевать на поляне усеянной трупами в окружении вампирьего леса было страшно, но мои спутники были правы: безопаснее места не найти во всей округе. Я лениво поужинала не совсем вкусной похлебкой и, расстелив прямо на землю походное одеяло, завалилась спать. Укладываясь, я слышала, как мои спутники распределяли меж собой время несения караула, но даже и не подумала предложить им свою помощь. Они мужчины, вот пусть и караулят единственную среди них, бедную и измученную путешествием девушку. Надеясь услышать что-нибудь полезное, я некоторое время прислушивалась к их разговорам, но вскоре усталость взяла своё. Отяжелевшие веки сомкнулись, и я уснула сном намаявшегося за день праведника.
  
   * * *
   Черная пустошь осталась позади, и мы вновь оказались на очередной развилке дорог. Казалось, сама судьба оберегает путников от страшной участи, ожидающей идущих по прямому пути. Но если раньше уходящие вправо дороги выглядели торными, то теперь и на них царило полное запустение. Похоже, редкому каравану удавалось добраться столь далеко. Помня о населяющих лес существах, благоразумнее было бы и нам свернуть вправо. Мы не повернули, но перед тем как двигаться дальше наш маленький отряд собрался на "военный совет" - первый раз за всё время нашего путешествия. Стоявший в центре начерченного на земле круга, судя по его прерывистости, не защитного, а обережного, (Чего они боятся? Что их подслушают? И кто? Шпионы Мертвого леса? Я с трудом сдержала улыбку) Ильдарас жестом предложил нам войти за черту и сесть на заранее расстеленный войлок.
   - Дорога к Картенминскому лесу оказалась отнюдь не лёгкой прогулкой, как собственно и предполагалось, - сказал маг, и все угрюмо примолкли, - на пути к нему мы уже потеряли двоих спутников, а он ещё только шумит вершинами на горизонте, даже не собираясь к нам приближаться. Черная пустошь осталась за спиной, гнилые болота тоже, но самое страшное ещё впереди. Взгляните, даже отсюда кривые верхушки деревьев вызывают далеко не самые приятные ощущения...
   Мы, невольно повернувшись, уставились в сторону горизонта. Вглядевшись, я смогла различить эти самые верхушки. Огромные, в сотни метров высотой, деревья сплетались своими вершинами в тянущиеся вверх жадные языки, поистине гигантские в самом центре и уменьшающиеся по окраинам. В целом Мертвый лес сильно, до жути напоминал замерший в единый момент чёрный от копоти костёр, готовый в любой момент вспыхнуть ярким всёпожирающим пламенем. Создавалось впечатление, что он только и ждёт, что путника, посмевшего потревожить его огнём...
   - Я не слишком много знаю про этот лес, но уверен, что вы слышали ещё меньше, - кто бы спорил, все мои познания о Лесе сводились лишь к страшным байкам про обитающих здесь обруков, на ночь глядя рассказываемых ребятишками для собственного устрашения, - слухи, доходящие до нас противоречивы и порой столь ужасны, что поверь я хотя бы в сотую их долю, никогда бы не отважился на подобное путешествие. Но кое-что мне известно, - он понизил голос до свистящего шёпота. - Первое: через Лес невозможно пронести огонь. Второе: в Лесу не действует никакая привносимая извне магия. Так что, имейте ввиду, я буду бессилен защитить вас в случае угрозы. И третье: если вас загонят в угол, предпочтительно умереть сразу.
   - А обруки? Они действительно существуют? - спросил Нелоф.
   - Смотря, что именно подразумевать под этим названием.
   - Как что? - удивленно переспросил Браузер - обруки, по рассказам населяющие этот лес - ужасные создания.
   - Ужасные создания... - маг на секунду задумался, - а если я скажу, что добрая часть этих, как ты выразился, ужасных созданий и есть потерявшиеся в лесу путники?
   - Но ведь по рассказам они столь... - младший браузер не закончил.
   - Ты хочешь сказать, сколь они ужасны и непохожи на людей? А чем они собственно отличаются от нас?
   - Всем, - уверенно ответил Нелоф.
   - Всем? - Ильдарас не улыбался, - разве у них нет рук, ног? Неужели они не имеют рта, ушей, носа?
   - Но они столь уродливы и к тому же дики и кровожадны!
   - Добавь ещё: голодны, - кажется, теперь понятно, что подразумевал под своими словами маг, когда советовал умереть сразу... - В лесу мало пищи, единственный способ её пополнения - такие же, как мы опьянённые безрассудством путники.
   - Ильдарас, - Мейхель, проснувшись лишь в середине разговора, не удержался, чтобы не задать вопроса, - известны ли случаи, когда люди смогли выйти из леса?
   - Да, иногда это случается.
   - Но разве они не рассказали обо всём более подробно?
   Маг посмотрел на Мардлофа, усмехнулся и покачал головой. По всей видимости то, что сам маг уже проходил весь этот путь, знали совсем немногие, а из нашего каравана, наверное, только я.
   - Хватит пустых разговоров, мы собрались не для этого. Всё, что я хотел вам сказать, я сказал, теперь прошу достать и положить на землю огниво. Я не хочу понапрасну испытывать терпение Мертвого леса.
   Спутники повиновались. Я же ни разу не доставала своего огнива из чересседельной сумки, и никто у меня его не видел. Ильдарас ничего заподозрить не должен, а что касается леса, то просто не представляю, как тупые, практически мертвые деревья могут почувствовать камень и трут? Впрочем, надо будет на всякий случай разложить всё это по разным котомкам... Чем чёрт не шутит - вдруг существуют какие-то "таможенные врата"? Лежа отдельно, они вызовут меньше ассоциаций... Что бы там маг не говорил, а я именно так и сделаю. Тем более, что после Картенминского леса нам предстоит ехать еще несколько лиг. Ну не жевать же нам всё время холодную солонину?
   - Сегодня нам осталось проехать совсем ничего, - подал свой голос Тёрм, - с пол лиги и тогда остановимся на ночёвку. Думаю, что подходить слишком близко к лесу может оказаться опасной затеей, - он взглянул на мага, тот утвердительно кивнул, - к тому же, сейчас я раздам вам небольшие склянки с особым напитком. Перед сном его надо будет незаметно выпить, незаметно для всех. Не увидим мы, не увидят наши враги, - кажется, моё бредовое предположение относительно шпионов Леса оказалось правдой, - можно было бы выпить этот напиток сейчас, но боюсь тогда к завтрашнему дню его действие значительно ослабнет, - Терм достал из холщевого, висевшего у него на поясе мешочка несколько небольших бутылочек, тщательно завернутых в чистые тряпицы. Прежде, чем он начал раздавать этот чудо-напиток, я успела сосчитать склянки. Их было ровно восемь, по числу отправившихся из Яруска путников, но не могли же они всерьёз рассчитывать, что я присоединюсь к их каравану? Или же с ними должен был идти кто-то ещё? Впрочем задавать и дальше самой себе неразрешимые вопросы я не стала, а приняв из рук Тёрма пузырёк с серо-мутной жидкостью осторожно понюхала пробку. В нос шибануло так, что я едва не подскочила на месте.
   - И э-т-то я должна выпить?
   - Да. Возможно, оно поможет тебе выжить.
   - Это какое-то волшебство? - я должна была так спросить, хотя прекрасно чувствовала что в этом флаконе никакой магии нет.
   - Нет, это просто напиток.
   - Откуда нам знать, что от него будет хоть какой-то прок, кроме исторгаемой им вони? - возмутился Мардлоф. Его брат тем временем внимательно рассматривал жидкость на просвет. Я же, предпочтя не видеть, что туда запихали, поспешила спрятать склянку в кармашек куртки.
   - Этот эликсир вышел из секретных лабораторий самого барона Румвеля1.
   - Румвель, Румвель, - сердито проворчал Мардлоф, - сумасшедший гений нашего короля...
   - Знаешь что, Тёрм, - медленно сказал Нелоф, после того, когда как следует рассмотрел, ЧТО плавает в эликсире,- пей-ка ты эту гадость сам, всё равно наши учёные ещё никогда не создавали ничего стоящего.
   - Нел, прекрати, - вмешался в разговор Мейхель, - Я понимаю, что ты расстроен гибелью брата. Мы тоже скорбим о его участи, но остальные должны жить, поэтому тебе всё равно придётся выпить этот напиток.
   - Я выпью, - внезапно смирившись согласился Нелоф, - но вряд ли это нам поможет. Прошу прощения, - он понуро опустил голову.
   - Совещание закончено, через пять минут мы продолжим путь дальше, - маг хлопнул в ладоши, и легкое веретено суховея закружилось по кругу, стирая и рассеивая в пространстве начертанные на земле линии.
  
   Я выпила содержимое своего флакона загодя. Одним залпом, не поморщившись. А потом долго стояла, с трудом удерживая его в себе. Ощущение было такое, будто я насквозь пропиталась... впрочем, что я ощущала лучше не знать... Укладываясь спать, я чувствовала себя совершенно разбитой и едва сомкнула веки, как погрузилась в беспокойный сон...
   Чьи-то холодные щупальца попытались прощупать мой разум, но тщетно. Вокруг со стремительной скоростью стали вырастать огромные деревья. Покрывающая их стволы кора казалась обугленной. Они надвигались на меня, постепенно образуя одну сплошную стену. Я пробовала прорваться, отчаянно бросаясь на сжимающие кольцо исполины, рубила их ветви, но всё мои усилия оставались напрасны, каждый раз они тяжелыми ударами отправляли меня назад, в центр круга. "Огонь, мне бы сейчас помог огонь" - забилась в подсознании спасительная мысль. Но ещё более глубоко спрятанная осторожность упрямо твердила: "Не время, сейчас не время высекать искры...". И я уже почти осознанно продолжала твердить: "Огонь! Мне нужен огонь... Но у меня нет огня и нет огнива, способного разжечь костёр..." Я боялась, смертельно боялась выдать свою тайну, ведь тогда случилось бы непоправимое. Я металась во сне, чувствуя сжимающую сердце безысходность, я уже была готова сдаться, когда сжимавшие меня деревья отступили. Вместо них передо мной, приплясывая и кривляясь, стояли уродливые человечки.
   - Кто ты? - беззубые рты широко открылись, и на меня дохнуло запахом мертвечины, - мы чувствуем в тебе силу...
   - Уйдите прочь, - я постаралась придать своему голосу как можно больше мужества.
   Человечки, расплывшись, словно призрачные тени, пронзительно захохотали.
   - Ты нужна нам, - казалось, они хихикали и говорили одновременно.
   Я почувствовала такой ужас, которого не испытывала никогда раньше.
   - Ты нужна нам, - повторили они снова, и мои ноги оплели вылезшие из-под земли корни. Я схватилась за меч и внезапно почувствовала в ладони вместо привычной гладкой рукояти шершавую древесную кору. В отчаянии я закричала, дрожащая ладонь отпустила клинок, и он, падая на ногу, больно царапнул по бедру. По кожаным сапогам неторопливо заструилась кровь. Вокруг меня не стихало мерзкое хихиканье. В отчаянии я попыталась дотянуться до висевшего на поясе кинжала, но тонкие и гибкие ветви, возникших сзади меня деревьев, туго оплели запястья и с силой потянули их вверх. Мое сознание боялось показать врагу свою боль и не сдержать крика ужаса, поэтому я до крови прикусила губу. Черные, пропитанные запекшейся и потому багрово-бурой жидкостью деревья недовольно загудели.
   - А она упряма и сильна, - произнес трескучий, как мороз Голос, и ужасный смех прекратился, - она могла бы стать одной из нас. Древние нуждаются в крепких "ходящих далеко", - перед глазами поплыли круги, голова закружилась, и сознание нарисовало ужасную картину: я, такая же, как и прыгающие передо мной уродцы, я раздираю на части забредших сюда путников... - Но из нее вышла бы и хорошая "дающая пищу", -возразил голос сам себе, - она сильна, вынослива, её хватило бы на несколько зим, - моё сознание все еще находилось во власти леса, и я увидела себя со скрученными, поднятыми вверх руками, плотно прижимающуюся спиной к влажной коре дерева, ноги мои по щиколотки врытые в землю пронзало ощущением неимоверного холода. Но трясло меня не от него, а от пронзающей тело боли. Моя грудная клетка была вскрыта кривыми ударами меча. Из вспоротого живота вниз свешивались истерзанные внутренности, и со всех сторон от чёрных древесных исполинов ко мне тянулись страшные, покрытые огромными шипами-зубами ветви. Они жадно вгрызались в мою и без того окровавленную, изодранную печень. А вокруг стояли десятки, если не сотни таким же образом спутанных и истерзанных муками людей. Среди них я внезапно увидела почти полностью спеленатого Терма и уже на половину вросшего в землю Мейхеля, тут же рядом один из "ходящих далеко" моим мечом шинковал остатки растерзанного тела мага. Другой, такой же урод, странным образом похожий на Нелофа сгребал окровавленными руками ошметки мяса и бросал их под наши ноги. Я с ужасом почувствовала, как из моих пальцев стали вытягиваться тонкие узловатые корни, они легко прорезали почву и с жадностью впились в человеческое мясо. То, что совсем недавно было Ильдарасом, заструилось по моему телу...
   Я закричала и, наконец, проснулась. Ночь по-прежнему оставалась в своих правах, и яркие звёзды освещали небосвод. До утра было ещё далеко, но я откинула одеяло и, поднявшись на ноги, побрела к ярко полыхающему костру. У огня сидел взъерошенный Мардлоф, руки его мелко подрагивали. Что случилось, можно было и не спрашивать... Этой ночью нам всем снились одни и те же страшилки...
  
   Сегодня солнце выползало над горизонтом особенно медленно. Я чувствовала себя разбитой и опустошённой, печень кололо острой болью, искусанная губа кровоточила, а запястья ныли так, будто я действительно всю ночь провела в подвешенном состоянии. Мои спутники выглядели не лучше. Снов хватило на всех, и даже маг не избежал подобной участи - он был бледен и его буквально шатало от пережитого ночью.
   - Что это было, Ильдарас? - Тёрм пытался унять терзавшую его боль усиленными упражнениями с мечом, Мейхель молча ковырялся палкой в оставшемся от костра пепелище, скорее стремясь занять никак не желающее успокоиться сознание.
   - Я не рассчитывал, что сегодня магия Мёртвого леса окажется столь сильна. Возможно, подойди мы ближе, многое из приснившегося превратилось бы в явь. Нам ещё повезло, что магия Древних действует только ночью. Днем её чары бессильны. И потому, друзья, нам надо спешить. Лес велик, к закату мы уже должны быть далеко за пределами долины. В противном случае нам едва ли удастся пережить следующую ночь.
   - Ильдарас, - прежде, чем двинуться в путь, я все же должна была прояснить себе один немаловажный момент, - почему ты отобрал огниво, не объяснив причины?
   - Я думал, что об этом знают все, - несколько растерянно пояснил маг, - это ведь известно каждому мальчишке.
   - Но я, если ты, конечно, заметил, не ношу мальчишеских шаровар, и у меня не вырастут усы, как бы я этого не хотела.
   - Ну, это-то мы как раз запросто можем устроить, - маг легонько щелкнул пальцами показывая свою готовность сотворить простенькое заклинание.
   - Не дури, - остановил его Тёрм.
   - Я пошутил, - Ильдарас улыбнулся, но в его взгляде я прочла разочарование. Возможно этим заклинанием он хотел проверить мою восприимчивость к магии... Хе-хе, не вышло. - Что же касается огнива, то всё очень просто. Этот лес славиться своей сухостью. Земля потрескалась сотни лет назад и она совершенно безжизненна. Там никогда не идёт дождь, не падает снег, тучи и ветер обходят его стороной. В Лесу вы не найдёте ни зелёной травинки, ни свежего листочка. В определённом смысле этот лес давно мёртв. Там так сухо, что стоит упасть лишь одной искорке, как от этих исполинов останется только пепел. Они бы уже давно сгорели, если бы не древнее заклинание, заключившее весь Картенминский лес в огромное защитное кольцо. Всякий, кто посмеет пересечь границу, проходящую по опушке леса, неся с собой огнеопасный предмет, сам сгорит в холодном призрачном пламени. Да и спутникам его уготована та же участь. Именно поэтому я и собрал ваши огнива, а вчера вечером выбросил и последнее - своё собственное. А почему ты спросила? - в глазах мага мелькнуло подозрение.
   - Любопытно, - я пожала плечами. Ильдарас смерил меня взглядом с головы до ног, фыркнул и отвернулся.
   Он не поверил...
  
   - Терм, - я окликнула парня, когда он уже собрался запрыгнуть в седло.
   - Что? - Камерлинец медленно повернулся в мою сторону. Во взгляде - ни тени любезности.
   - Я могу попросить тебя об одной услуге?
   - Говори прямо, чего ты хочешь?
   Хм, неужели я так ему противна?
   - Если со мной вдруг что-нибудь случится, - я добавила в голос грусти, можно было бы, конечно, пустить слезу, но после всех наших приключений он вряд ли поверил в её искренность, - прошу, передай моей матери письмо...
   - Она ещё и писать умеет, - проезжавший мимо Мейхель не мог ни поприветствовать меня шпилькой.
   - Мне... - я не успела ответить, как он меня перебил:
   - Знаю, знаю твой папенька-ремесленник... - "Кузнец" - поправила я, но Мейхель, продолжая говорить, замечание проигнорировал, - ...ещё в детстве наловчился вырезать гусиные перья так, что буквы буквально сами стали из-под них сыпаться, - он захохотал и поехал дальше.
   - Давай своё письмо, - Тёрм протянул руку, - только как я смогу найти твою матушку?
   - Отправь в Мирск с припиской: для вдовы кузнеца Играна. Там её всякий знает.
   - Какое-то оно тяжелое, словно внутри железо вложено...
   -Серебряная цепочка, батюшкой дарёная. Хочу, чтобы к матушке памятью возвратилась, - надеюсь, он на серебро не позарится? Не говорить же ему, что внутри и впрямь железное кресало лежит. Я тут подумала, раз уж всё равно и мне, и спутникам моим в случае чего от моей глупости смерть грозит, так уж лучше кремень и кресало подальше друг от друга держать. Терм в голове каравана, я к хвосту ближе, глядишь и проскочим.
   -Не переживай, доставлю я твоё письмо, - говорит-то как, будто уже меня похоронил. Но ничего, я ещё их всех пережить сумею... Нам бы только из этого чёртова леса выбраться, а там... А что там? Вышегорск, убийство, плаха. Камень брошен, круги на воде расходятся, и уже никому не успокоить разволновавшиеся воды...
  
   Чем ближе мы подъезжали к чёрной полосе застывшего в безмолвии леса, тем сильнее билось моё сердце. Я совсем не чувствовала магии, хотя точно знала, что она должна быть. Защитное кольцо - это ни сказки безумцев и ни слова выжившего из ума мага, высушенный до черноты Мертвый лес зримое тому подтверждение. Даже здесь, на расстоянии нескольких сотен метров от ближайшего дерева, земля под копытами коней превратилась в серую бесплодную пыль, изъеденную разбегающимися во все стороны трещинами. Ни единой зелёной травинки, только черные, словно обожженные огнём камни.
   До Леса оставалось около сотни метров, когда все словно по команде одели защитные шлемы и обнажили оружие. Магии я так и не ощутила, но сердце сжало железным обручем. Хотелось сцепить зубы и пришпорить коня, лишь бы всё это побыстрее закончилось. Как назло чёрная стена деревьев никак не желала приближаться. Мы ехали медленно, очень медленно, словно ведший караван Терм (маг на этот раз выбрал себе место посередине, между двумя братьями) хотел отсрочить неизбежное. Наконец, ветви над нами сомкнулись, погрузив в нереальный мир полутеней. Скорее всего, я была единственной, кто въехав в лес почувствовал облегчение. Защитное кольцо было пройдено.
  
   Обруки появились так внезапно, словно вышли из обугленных стволов окружающих тропинку деревьев. Впрочем, тропинки здесь не было, угадывалось лишь общее направление, по которому и шел караван.
   - Пища, - прошелестел идущий из ниоткуда Голос.
   -Пища, пища, пища - вторил ему весь окружающий лес. Многоголосое эхо, на тысячи ладов повторяло, смаковало, облизывало это короткое, шипящее, как масло на сковороде слово. Сотни ветвей и рук потянулись к нам, норовя сорвать, стащить нас с дико ржавших коней. Наши мечи неистово мелькали в воздухе, срубая призрачные руки и гибкие петли ветвей.
   Посягательство на нас прекратилось, так же неожиданно, как и началось. Но минутой спустя эти страшные уродливые человечки заступили дорогу вновь. Впрочем, на этот раз они не нападали, а лишь стояли на нашем пути. Мы, не останавливаясь, продвигались вперёд. Уродцы визжали и стонали под копытами коней, но быстро поднимались, чтобы вновь и вновь оказываться на нашем пути. А голос продолжал звенеть...
   - Не сопротивляйтесь, - Голос не угрожал, он окутывал сознание и успокаивал, - это бессмысленно. Вы все будете жить, долго...
   -...и счастливо, - ехавший в середине каравана маг расхохотался, его оба меча засверкали с неимоверной быстротой. Всё же какая-то часть его магии сохраняла свою силу.
   - Мы убьем только мага и девушку.
   Ого, как изменились их намерения, ночью они, кажется, предлагали мне дружбу...
   -Чтоб вы все сгорели синим пламенем, - лучшего проклятья я не смогла бы придумать, даже просидев в раздумьях целые сутки.
   Лес вздрогнул и на мгновение ветки отступили, а человечки отпрыгнули от нас в сторону.
   - Вперёд, - выкрик Терма донесся до меня даже сквозь скрежет сгибающихся ветвей. Я слегка пришпорила Верного, и конь устремился вслед за всё убыстряющим свой бег караваном.
   Но продолжалась наша скачка не слишком долго, не сразу, но Лес сообразил, что его надули. Хищные ветви и обруки вновь перегородили нам дорогу.
   - Нелоф, у тебя остался всего один брат, - Голос шелестел, проникая в наше сознание, не заглушаемый ни треском ломающихся ветвей, ни нашими криками, ни топотом и ржаньем коней, - посмотри, Нелоф, Ильлия уже умер, его не вернёшь, а они... они все живы...
   - Нелоф, не слушай его, не слушай, - кричал Ильдарас, разворачивая коня в попытке добраться до опустившего оружие Браузера.
   - ...они даже не пожелали задержаться, чтобы освободить его душу, они обрекли его на вечные страдания... Нелоф, будь с нами, будь одним из нас, - вытянувшиеся ветви захлестнулись на шее безвольно застывшего Браузера и, сдернув его с коня, потащили в сторону деревьев.
   - Нет, - вскричал отчаянно бьющийся Мардлоф, он, как и Ильдарас безуспешно пытался пробиться к брату. Его конь застрял в переплетениях ветвей, и тогда Мардлоф спрыгнул на землю и, лавируя меж ветвей, побежал в сторону доносившихся до нас криков.
   - Стой, Мардлоф! Стой! - приказал маг, но его не слушали. Крики Нелофа становились всё отчаянней, похоже, он очнулся от охватившего оцепенения и понял, что с ним случилось.
   - Нет, я не могу остановиться, - ответ Марлофа донесся уже из глубины леса, - что я скажу матушке, если и второй мой брат не вернётся домой?
   - Остановись, Мардлоф, если убьют и тебя, то кто продолжит ваш род? - Ильдарас тяжело дышал, но его слова звучали отчётливо и громко.
   Ответа не последовало.
   - Что станем делать? - пробившийся к нам Мейхель обратился ко мне за советом. Спереди слышалось тяжелое сопение Терма, продирающегося сквозь толпу обруков. Наше движение вперёд окончательно застопорилось.
   - Мы должны попытаться спасти их!
   - Это бесполезно.
   - Значит, мы поможем им умереть.
   - Мы не станем так рисковать, мы должны... - говоривший это маг оборвал себя на полуслове.
   - К черту ваши обязательства, к чёрту ваш долг! Вы хоть знаете, что их там ждёт? - О, да, мужчины знали, но предпочли промолчать. - Тогда я пойду одна, - зло крикнула я и, рубанув наотмашь наиболее наглого обрука, ухватившегося за стремя, спрыгнула с коня и устремилась в чащу. По топоту раздавшихся за спиной ног поняла, без помощи меня не оставили... Я рубила направо, налево, и всё убыстряла и убыстряла свой шаг. Через некоторое меня посетило некое смутное сомнение - не слишком ли легко мне даётся продвижение в глубины леса?
   - Осторожнее, Авель, - тихо, в полголоса предупредил Тёрм, - они заманивают нас в ловушку.
   Так, значит, эта мысль пришла в голову не мне одной... Я невольно замедлила своё движение и, остановившись, огляделась по сторонам. Черные, словно обугленные ветви, что шевелились впереди нас, свисая и вытягиваясь к земле, оставляли совсем узкий проход, но тем не менее его было достаточно, чтобы свободно протиснуться пешему человеку. А за нашими спинами Лес смыкался в сплошную стену. Повернувшийся вспять Мейхель ударил мечом раз, другой, но только и сумел, что срубить пару тонких веточек, на место которых тут же потянулись новые. Он замахнулся вновь, но опустившийся сверху большой узловатый сук ударом в грудь отбросил его под ноги неподвижно застывшему магу. Ветви, составляющие стену, переплетались меж собой, с каждой секундой возводя все более и более монолитное сооружение. А за стеной слышались шепелявые и рассерженные голоса десятков обруков.
   - Ну, что мы стоим? - Тёрм оттеснил меня плечом. - Мы хотели помочь нашим друзьям, так поможем им. И будь, что будет.
   Камерлинец быстро зашагал вперёд. Меч он держал в готовности, но так ни разу и не поднял, чтобы ударить - черные ветви сами убирались с нашего пути, а обруков нигде не было видно. Спустя пару минут мы вышли на узкую, но длинную аллею, образованную гигантскими, уже начинающими срастаться меж собой деревьями.
   - Центр Картенминского леса, - не знаю для чего (по мне и так всем всё было понятно) прокомментировал стоящий за моей спиной маг.
   В нос шибануло отвратительным смрадом мертвечины. Мои глаза, успевшие привыкнуть ко тьме, увидели ужасающее зрелище - около каждого дерева врытые по колено в землю, оплетённые ветвями стояли пленники. Их было очень много, десятки, сотни человек со вспоротыми животами, с обескровленными лицами, с потухшим, невидящим взором. Страшный сон повторялся... теперь уже наяву.
   - Нелоф! Мардлоф! - мучительный стон, раздавшийся совсем рядом, заставил меня броситься в направлении звука. Добежать мне не дали - толстая в два обхвата ветвь загородила дорогу и отбросила меня назад.
   - Пища, - прошелестел всё тот же, уже давно преследующий нас Голос.
   А на поляну вышло десятка полтора обруков, которые тут же начали пищать и шепелявить в несколько голосов:
   - Пища для господина готова.
   - Хозяин, твоя пища здесь, позволь нам получить награду.
   - Хорошо, - подумав, изрек Голос,- можете выпить одну лошадь.
   Обруки стояли к нам совсем близко, и я поняла, что именно не давало мне покоя в их облике - сморщенные тела и лица буквально говорили, кричали о неимоверно мучавшей их жажде.
   - Нелоф? - Тёрм подался вперед. Проследив за его взглядом, я увидела, что - о, боже...- самым последним в ряду человечков действительно стоял младший из братьев Браузеров. Ссохшийся, с пустыми ввалившимися глазницами, беззубым огромным ртом, но тем не менее это был он - Нелоф. Мой взгляд скользнул дальше: у ближайшего ко мне дерева стоял врытый по колено в землю Мардлоф. Я невольно потянулась к висевшему за спиной луку.
   - Погоди, - удержал меня маг - погоди, - повторил он снова, и я, поверив ему, повиновалась.
   На нас не обращали никакого внимания. Видимо они были полностью уверены в том, что забредшим сюда путникам уже не уйти. Значит, какое-то время на "подумать" у нас было. Ситуация складывалась не в нашу пользу. Единственное, что приходило мне на ум - это быстро пустить две стрелы, прекратив тем самым мучения Мардлофа и оборвав чудовищную жизнь Нелофа, а затем, вонзив кинжал в собственную грудь, покончить с собой. Но нет, это потом, в крайнем случае...
   Мардлоф закричал пронзительно и громко. Крик, наполненный болью и ужасающим страхом, заставил меня снова натянуть тетиву.
   - Ещё не время, - Ильдарас твердо и решительно опустил руку на моё плечо.
   - Но он же...
   - Жди, так надо, поверь мне.
   Я сжала зубы, чтобы не закричать самой - толстая черная ветка приблизилась к располосованному животу старшего Браузера и множество тонких шевелящихся корней потянулись к оголенной печени. Мардлоф снова пронзительно вскрикнул. Его печень почернела и покрылась кровавыми подтёками.
   - Жди, - подойдя ко мне с другой стороны, шепнул Тёрм.
   Да чёрт бы их побрал, что же такое происходит? Почему я должна ждать и смотреть, когда так зверски и мучительно умирает мой товарищ? Резким движением плеча сбросив удерживающую меня руку, я вскинула лук, но выстрела уже не требовалось. Ужасающий рев потряс окружающее пространство, и одновременно пришедшие в движение ветви огромного дерева неистово замолотили по мгновенно превратившемуся в кровавое месиво Мардлофу. Ошметки мяса полетели в разные стороны, падая на иссушенную почву, и тут же из-под земли вылезли багрово-красные корни, тянувшиеся к ногам вкопанных в землю пленников. Меж тем убившее Мардлофа дерево содрогнулось словно от удара, прошедшая по нему дрожь расколола ствол надвое, вниз посыпались тяжелые, сухие ветви. Мы едва успели отскочить в сторону. Менее расторопных обруков, среди которых был и младший Браузер, погребло под лавиной чёрных сучьев.
   - Яд, яд, - зашумел, закричал на все лады окружавший нас Лес, - они пропитали себя ядом. Убьем их! Убьем!
   Стало ясно, чего, удерживая от выстрела мою руку, ждали мои спутники.
   - Так вот чем был тот эликсир - смертельным для деревьев ядом! - кажется, я выкрикнула свою догадку вслух. На меня начали коситься.
   - Да, это был яд, - Тёрм даже не попробовал отпираться.
   - Нельзя что ли было рассказать об этом сразу? Тем более, что этот яд совершенно безобиден для человека.
   - Ну... Мы этого точно не знали, - несколько сконфужено пробормотал Тёрм.
   - Что? Ты дал нам непроверенный препарат?!
   - Мы надеялись..
   - Ты рисковал нашими жизнями!
   - Но деревья он убивал, это факт!
   - Я бы сама тебя убила... - произнесла я, но развивать тему не стала. А ведь убила бы, если бы сама не поступила б точно также... - Но сказать ты всё же мог, к чему все эти тайны? Мы бы поняли...
   - А ночь? Ты помнишь свой сон? Ты все свои тайны сумела сохранить? И если да, то ты так же уверена и в остальных?
   Тут он был прав, но мы могли бы продолжать нашу дискуссию ещё и дальше, однако в этот момент всё вокруг пришло в движение. Отовсюду к нам потянулись чёрные обугленные вечной сушью ветви.
   - Авель, в центр, - безапелляционно приказал Тёрм.
   - Не-ет, я буду сражаться вместе с вами! - ласково прошипела я, но Термарель только улыбнулся моей наивности.
   - Вот и сражайся. Твоё оружие - лук и стрелы. Стреляй в пленных людей, мы тебя прикроем.
   Эх, я-то уже подумала... а оказывается никто меня от ратных подвигов освобождать и не собирался.
   Первая же моя стрела, найдя брешь в переплетении окружающих нас ветвей, пронзила грудь и сердце высокого, когда-то статного мужчины. Его тело тут же скрючилось и оплыло вниз черной безобразной массой. Вторая, расщепив на пути пару небольших веток, пронзила голову совершенно седой, беззвучно разевавшей рот женщины, которая неизвестным мне образом попала в этот черный - да будь он проклят!- Лес. Третья стрела застряла в одном в сучков, так и не достигнув цели, зато четвертая поставила точку в мучениях ещё одного несчастного. Всё это время вокруг меня шла ни на мгновение не прекращающаяся битва. Мужчины, образовав тесный треугольник, изо всех сил рубили и отбивали рвущиеся ко мне - да, именно ко мне - ветви и сучья, а поблизости уже слышались завывания спешивших сюда обруков. Колчан постепенно пустел, а ещё более стремительно истаивало отпущенное нам время.
   - Стойте, - громко и властно прошелестел Лес, - довольно смертей и крови, - окружившие нас ветви и обруки как по команде отпрянули назад. Моя рука, держа до упора натянутую тетиву, слегка дрожала. Я, не зная, как поступить, не смела разжать пальцы, но и желания отпустить лук тоже не было. В своей жизни мне пришлось увидеть достаточно подлости, чтобы вот так запросто поверить в честные намерения своего врага.
   - Авель, опусти лук, - Ильдарас осторожно коснулся моего плеча, с другой стороны от меня стоял Тёрм. Он тяжело дышал, глаза грозно пылали, но иззубренный меч был отведен назад. Пыхтящий Мейхель едва удерживал его за пояс.
   - Чего вы хотите? - Выкрикнул рвущийся в бой Терм. Его трясло от переполняющей сердце ярости.
   - Не троньте наши стада, - вот как они называют обреченных на долгие годы мучений людей, - и мы не станем убивать вас.
   - Что? - взревел Тёрм, теперь и Ильдарасу пришлось ухватить его за пояс, - да я только за одного Мардлофа повыдергиваю все ваши корни!..
   - Тёрм, опомнись, их уже не вернёшь, - чтобы быть услышанным маг кричал ему в самое ухо, и тут же обратился к деревьям, - но мы ещё хотим забрать лошадей.
   По рядам обруков пробежал ропот.
   - Хорошо, - на удивление легко согласился Голос. Обруки обречённо вздохнули, а Лес добавил, - вы заберёте всех, кроме двух. Они остались без всадников, они нужны моим рабам.
   - Согласен, - кажется Ильдарас сегодня был не склонен к длительной торговле, - где наши кони?
   - Их приведут к вам. Ступайте по аллее, она выведет вас к тропе. Уходите и больше не возвращайтесь, вы и так принесли нам много горя.
   "А вы нам?" - хотела крикнуть я, но не стала. Мейхель и Ильдарас сунули мечи в ножны, почему-то безоговорочно поверив в обещание врага.
   - Идём, Терм, - я настойчиво потянула его за рукав.
   - Нет, я не могу смириться с подобным, - он упрямо замотал головой, - идите, а я останусь сражаться.
   - Мы отомстим, Тёрм, верь мне, - я снова потянула его за рукав.
   Ильдарас повернулся и заглянул ко мне в лицо.
   - Идем, Термарель, она знает что говорит. Идем! - настойчиво повторил он.
   Тёрм, не сводя ненавидящегося взгляда с поляны, повиновался.
  
   Стук копыт и конское ржание возвестили нас о приближающемся караване. Следующие три часа прошли в напряженной скачке. Мы молча нахлестывали лошадей, слыша, как за нашими спинами трещат, смыкаясь, ветви деревьев, как улюлюкают неотстающие от нас ни на шаг обруки...
   Напали на нас в тот момент, когда мы, наконец, вырвались из узкой полосы древней аллеи. Наверное, Ильдарас ждал нечто подобного, поэтому, когда до её конца оставались считанные метры, он приказал обнажить мечи и приготовиться к схватке. Ветки ударили одновременно со всех сторон, только теперь они не стремились стащить нас с коней, а просто били, стараясь покончить с незваными гостями как можно быстрей. Ударом горбатой ветви меня сбило с коня, я кубарем покатилась под копыта лошади Тёрма. Тому едва удалось отвернуть в сторону. Я вскочила на ноги, а Тёрм уже разворачивал назад.
   - Держись, - закричал он, хватая меня правой рукой и сильным рывком закидывая на круп лошади позади себя. Я послушно обняла его одной рукой, другая сжимала оборванные поводья Верного, скакавшего рядом на полкорпуса впереди лошади Тёрма. Мой конь сносил грудью перегораживающие дорогу сучья, рвал зубами тянувшиеся к нам ветви, опрокидывал копытами встающих на пути существ. Когда мы вырвались под полог синего вечернего неба, я, кусая губы, прижимала к себе подвернутую руку; иссечённый и избитый ветвями Терм, едва держась в седле, пытался всунуть в ножны уже ненужный меч; а окровавленный Мейхель обессилено сползал с коня, держась за разбитую голову. Один лишь маг был в состоянии продолжать битву. Мой взгляд скользнул по сторонам, наших противников нигде не было. Силы оставили меня, и я начала медленно сползать на землю.
   - Где огниво? - Ильдарас тормошил меня за плечо. Я лежала в дорожной пыли, отвечать не хотелось. - Где огниво?
   "Огниво? Зачем? Мы ведь живы? - проносились в голове затуманенные мысли, - огонь же уничтожит весь лес, всё живое... Разве они виноваты, что хотят есть? Разве есть их вина в том, что только кровь и плоть людей могут заглушить тысячелетнюю жажду? Кто они эти исполины? Всего лишь жертвы колдовских заклинаний, обреченные на вечные муки голода. Их нельзя убивать, их надо жалеть, если бы не яд, напитавший мое тело, я бы вернулась, я бы отдала им свои соки..."
   - Авель, - голос откуда-то издалека прервал мои мысли, - очнись, Авель, уже темнеет, нам не пережить этой ночи, скажи, где огниво. Где оно?!
   - Возьми письмо к матушке...
   - Авель, какое письмо?! Авель, скажи, где огниво, и всё мы будем жить.
   - Письмо, - у меня не было сил объяснять.
   - Черт, Тёрм, - Ильдарас с беспокойством посмотрел на темнеющий горизонт, - где это чёртово письмо, дай его сюда.
   - Там кресало, - кажется, я ненадолго проваливалась в забытье, - трут... - меня знобило, - в чересседельной сумке... кремень здесь, - не глядя, открутила набалдашник рукояти меча, и протянула руку. Небольшой камень выпал в подставленную ладонь.
   - Молодец, девочка, - маг легонько коснулся моих волос, - даже я не способен так рисковать, - тихо признался он и, быстро поднявшись, поспешил навстречу только что закончившему рыться в сумках Тёрму.
   Я не видела, как маг зашагал к в ужасе затрещавшему ветвями лесу; не видела, как он ударил кресалом по кремню, и первые искры упали на сухой трут; не видела, как запылала подожженная тряпица, и как подхваченная внезапно налетевшим ветром она опустилась на ветви ближайшего дерева. Я спала, обессиленная и измученная, и мне впервые за последние несколько дней ничего не снилось. А тысячелетний лес вспыхнул, как единая серная спичка, только не было от него ни жара, ни копоти, только синий режущий глаза свет. Всего несколько мгновений, и от древнего, внушающего ужас леса остался только ровный укрывающий равнину пепел. Раздался ужасающий треск, и веками стоявшее вокруг Леса защитное кольцо с громовым грохотом лопнуло и исчезло в сиреневой вспышке. А в небе сама собой образовалась огромная лилово-черная туча, и на оголенную равнину обрушился проливной дождь. Он лил и лил, не останавливаясь, будто сдерживаемая столетия небесная хлябь разверзлась стотысячным потоком вод. Ужасающий и пугающий Картенминский лес исчез в небытие, став лишь еще одной страшной легендой...
  
   Ночь выдалась теплой и безветренной. Полная луна освещала путь неярким, но далеко не призрачным светом. До столицы осталось всего шесть часов пути, и я заметно волновалась. Как назло все мои спутники молчали, заставляя меня тревожиться еще сильнее. А от Терма я вообще не слышала ни слова с самого вечера, и чем ближе мы подъезжали к столице, тем мрачней он становился. Я пробовала разговорить Мейхеля, но тот отделался глупой шуткой. Тогда я, притворившись, что обиделась, попридержала коня и пристроившись в самый конец каравана, предалась своим невесёлым раздумьям.
  
   - Терм, расслабься, - Мейхель похлопал друга по плечу. - Все обойдется.
   Погода стояла тихая, даже не пришлось напрягать слух, чтобы всё слышать.
   - Не обойдется, - Термарель угрюмо помотал головой, - я более, чем уверен в этом. Всё будет... так, как мы и предполагали с самого начала.
   - Ну, разве может, чтобы... - Мейхель, оглянувшись на меня, замолчал на полуслове, - они ошиблись... и всё это чепуха, так не бывает.
   - Сам знаешь лучше меня, именно так чаще всего и бывает...
   Вновь ехавший впереди всех маг поднял руку, щелкнул пальцами, и меня от моих спутников отделила непроницаемая для звуков стена. Чужая беседа осталась недослушанной, что ж не очень-то и хотелось, зато теперь наконец-то можно было поразмышлять над собственными проблемами. "Итак, что мы имеем? Трёх вполне отзывчивых (пошутила, да?) спутников, которые (ну, хотя бы кто-нибудь) смогут приютить на пару дней измученную путешествием девушку. В противном случае, в карманах у меня имеется ещё достаточно монет. Так что проблемы с жильём быть не должно. Это первое, второе - я вызнала у Мейхеля примерное расписание прогулок, совершаемых Илактрионом. И третье - когда все закончится, бежать мне лучше всего уже пройденной нами дорогой..."
   Мерно покачиваясь в такт размеренным шагам коняги и размышляя таким образом, я незаметно для себя уснула, вновь провалившись в пучину беспамятства...
  
  
   * * *
   Вышегорск встретил нас громадой своих серых угрюмо-неприветливых стен. Врата ещё только открывались после ночи, когда наш маленький караван вышел из тени глубокой, поросшей кустами боярышника балки. Двигались мы столь далеко от привычной дороги, что это не могло не вызвать пристального любопытства обывателей. А кое-кто поопытнее, сложив два и два, сделал правильные выводы, и на крепостных стенах появилась стража. Из-за всеобщего внимания, обращенного к нашим особам, я уже жалела о столь поспешно выбранных попутчиках. "Нужно было ехать с другим караваном, идущим в обход", - мелькнула мысль, но ей тут же противоречила другая: "И где этот караван? Сколько его надо было ждать? Неделю? Месяц? Королева ясно дала понять, что мне надо поторопиться..."
   Занятая этими мыслями я и не заметила, как мы преодолели большую часть разделяющего нас и Вышегорск расстояния. Кажется нас узнали. Со стен послышались крики, народ шумно приветствовал преодолевших тяжелый путь героев. Вести разносились быстро, толпа всё прибывала. Покуда мы добрались до ворот, нас приветствовали уже тысячи горожан. Они кричали, свистели и бросали вниз всякие отжившие своё безделушки, в общем, веселились, как могли.
   - Мы приветствуем жителей свободного Вышегорска, - вышедший вперёд Мейхель поклонился до пояса, - слава живым и память павшим, - выкрикнул он обычное камерлинское приветствие.
   Толпа взвыла ещё громче.
   - Слава, слава, слава, - прокричали тысячи глоток. Я была готова заткнуть уши, лишь бы не слышать этого ужасающего рёва, но, помня о важности порученного мне дела, только глазела по сторонам и глупо улыбалась. Народ продолжал неистовствовать. Но вот затрубили трубы, а следом за ними наступила невообразимая тишина. Нам навстречу вышел богато одетый седобородый мужчина.
   - Мир вам, путники, - он слегка склонил голову в приветствии.
   -И тебе, господин стольничий, того же, - Мейхель отвесил низкий поклон встречавшему. Поклонились и остальные мои спутники, успевшие слезть с коней. Я же тем временем, спрятавшись за гриву Верного, медленно сползала на землю. Чёрт, не хватало мне ещё для полного счастья попасть в немилость первому же встреченному вельможе.
   - Я вижу, ваш путь был труден и долог, - серобородый не произнес ничего такого, чего не требовали бы правила вежливой беседы, и мне это почему-то не понравилось.
   - Да, господин, нам выпал тяжелый жребий, не все из нас, начав путь, дошли его до конца, - Мейхель повинно склонил голову.
   - Сердце чьей матери разорвет сегодня безутешное горе? По кому жёны справят пышную тризну? О ком невесты прольют скупую, пустопорожнюю слезинку? - певуче вопросил градоправитель.
   - Трижды разорвется сердце материнское. Три брата, три сокола ясных улетели в небо безоблачное за птицей синей в дали неведомые. Мардлоф, Ильлия и Нелоф Браузеры ушли героями... Как сказать матери, не разумею.
   Мейхель замолчал (странно, что Векселя он не упомянул), а вельможа, подняв голову, громко выкрикнул:
   - Слава живым и память павшим!
   - Слава, слава, слава, - понеслось над городом многоголосое эхо.
   А пока оно гудело, перекладываясь на многие лады, серобородый, понизив голос, успел шепнуть опустившему взгляд Мейхелю:
   - О матери не беспокойся, всё её слезы уже пролиты, пребудет она в неведении, до венца дней своих пребудет...
   Крики толпы потихоньку стихли.
   - А кто эта девица красная, столь тяжкое бремя пути на себя взвалившая? - вельможа пристально посмотрел в мою сторону.
   Я хотела ответить сама, но Терм движением руки ясно дал понять, что беседа простолюдинки с вельможей в их городе не приветствуется.
   - Авель, дитя кузнецкое, мир повидать да жениха сыскать едет, - на стенах одобрительно загудели. - Бой-девка, кто замуж возьмёт - не пожалеет, на мечах не хуже иного мужика рубится, а из лука стре... - тут Мейхель понял, что сболтнул лишнего и прикусил язык.
   - Хорошо. Коли так, глядишь и сам за нею посватаюсь, - серобородый широко улыбнулся, - но не об том речь нынче, - градоправитель воздел руки к небу и уже обращаясь ко всему народу выкрикнул, - Случилось дело неслыханное: целый караван дорогой близкой к городу вышел. И хоть потери имеет немалые, но сохранил грузы ценные и разум людской в целостности, - народ снова загудел, и он поднял руку, призывая к молчанию. - Господин наш и повелитель, о том услышав, повелел мне поперед всех к воротам выйти, да в палаты каменные всех путников пригласить, дабы они поведали ему о своих странствиях и приключениях чудных.
   - Всех? - Мейхель покосился в мою сторону, - и девушку?!
   - Господин мой приказал всех - значит, всех без всякого исключения, - вельможа важно надул щеки.
   Неужели всё будет так легко и просто? Неужели не нужен никакой хитроумный план? Не нужны долгие дни, проведенные в размышлениях о тайных подходах, бессонные ночи наблюдения, одним словом, не нужно ничего из того, к чему я мысленно готовилась всё последнее время?
   Один бросок, полёт ножа и враг умрёт?! Что-то не вериться мне в это, не вериться и все тут... и вообще долго мы тут будем стоять? Мой мысленный вопрос остался без ответа, но вельможа сделал царственный жест, и толпа отхлынула в стороны, загремели цепные запоры, распахивая ворота всё шире и шире, наконец, створки окончательно распахнулись, и наши кони ступили на мраморные плиты города.
  
   Перво-наперво меня отмыли. Десяток служанок натаскали ведрами горячую воду в огромную лохань. Две девушки сбивали душистую пену, ещё одна беспрестанно распыляла в воздухе благовония. Всё было просто прекрасно, но... не слишком ли много чести для дочери простого кузнеца?
   Затем меня долго собирали на прием. В конце концов, запихнув мое похудевшее тело в узкое бирюзовое платье, сделав макияж и смастерив на голове прическу (при этом вырвав едва ли не половину моих волос) служанки откланялись, а я, дождавшись когда стихнет шорох их шагов, осмелилась встать с табурета. Жесткий, непривычный корсет (в своей стране я на всех приемах могла позволить себе удобный костюм воительницы) давил на живот и грудь, длинные юбки платья мешались и путались под ногами, которые и так шатались, не в силах устоять на высоченной шпильке одетых на ноги туфель. А взглянув в зеркало, я и вовсе ужаснулась: губы, отливая перламутровым блеском, розовели на и без того сияющем от пудры лице, а длиннющие накладные ресницы делали меня похожей на куклу, при этом ещё и сильно закрывая обзор. Но больше всего беспокоило то, что мне совершенно некуда было спрятать оружие. Ну, не нашивать же в самом деле в складках платья карманы и петли?!
   Кстати, об оружии. Его у меня изъяли. Так что из всего походного разнообразия у меня остался лишь костяной гребень, легко преобразовываемый в широкий и острый нож. Но гребень в высокую, сбитую причёску не воткнёшь. Вздохнув, я оставила его на своём столике, и, взглянув на часы, поспешила вниз.
   Прежде, чем спуститься в залу, я выглянула из-за свисающей вниз портьеры. Все приглашенные гости уже были здесь, по крайней мере так мне подумалось, ибо всё пространство помещения было заполнено людьми. Стоять наверху и дальше не имело смысла, и я, стараясь не привлекать внимания, опираясь на перила, стала осторожно спускаться вниз по винтовой лестнице. Но пройти незамеченной мне не удалось. Кто-то из приглашенных (чёрт, это оказался стоящий прямо под лестницей Тёрм) бросил взгляд в мою сторону, похлопал по плечу своего товарища (оказавшегося ни кем иным как Мейхелем), тот в свою очередь уставившись на меня так, как будто в первые видел, восхищенно поцокал языком. Вскоре вся зала смотрела только на меня. Не знаю, чем бы это закончилось, не заиграй медные трубы. Народ, стоявший внизу, напрягся, и начал старательно выворачивать свои толстые шеи, выискивая глазами того, кого так торжественно приветствовали королевские музыканты. Я проследила за направлением ищущих взглядов: на точно такой же лестнице по другую сторону залы появилась фигурка в королевской мантии.
   - Его Величество король!
   Крик церемониймейстера - и все взоры, к моему несказанному облегчению обратились в другую сторону. Я тоже захотела удовлетворить свое любопытство, как следует рассмотрев короля Камерлина, за что и поплатилась. Разглядывая короля, я совсем забыла, что нахожусь на лестнице и неосмотрительно делая еще один шажок, споткнулась и, падая, повалилась прямо на Терма. Не ожидав от меня такой подлости, он взмахнул руками и в свою очередь начал заваливаться на спину. Мы бы наверняка грохнулись на пол, если бы не подхвативший нас Мейхель. Мы остались стоять на ногах, но шуму наделали немало. Во всяком случае, стоявшие вокруг господа вперили в нас свои гневно-испепеляющие взгляды. Мне не оставалось ничего другого, как только опустить очи и скорчить невинную рожицу. Удовлетворившись этим не слишком убедительным извинением, гости вернулись к своим прежним занятиям, а именно к разглядыванию его величества.
   Я облегченно вздохнула.
   - Авель... - Терм, в голосе которого сквозило плохо скрытое недовольство, наконец-таки обратил внимание на то, что само упало ему в руки.
   - Извини,- в пол голоса произнесла я и, пытаясь сгладить нарастающий конфликт, улыбнулась.
   - Авель, но почему каждый раз, когда ты вляпываешься в неприятности, я должен тебя спасать?! - негодуя спросил камерлинец, тем самым сообщив мне столь любопытную новость.
   - Ты?! Спасать?! Меня?! - от неожиданности подобного заявления я сказала это чересчур громко.
   - Да замолчите вы оба! - цыкнул стоящий справа от Терма Мейхель, на мгновение опередив своего собиравшегося что-то ответить товарища.
   Мы пристыжено смолкли. И только тогда поняли, что, пожалуй, помолчать действительно стоило. Как выяснилось, мы многое пропустили - несколькими минутами раньше король Камерлина Илактрион Первый начал свое приветственное слово, и теперь его, позёвывая, слушала добрая половина гостей. Другая же не менее добрая их половина до сего момента с гораздо большим интересом внимала нашей перебранке, а это было по крайней мере невежливо по отношению к Его Величеству. Когда же мы с Тёрмом прекратили выяснение отношений, наши слушатели вынуждено примкнули ко всем прочим, но, увы, не ухватывая сути освещаемых королём проблем, стали кивать не там и хлопать не в том месте, где требовалось. В конце концов, осознав свою ошибку, эти господа опустили головы и ушли в глубокомысленное молчание. К чести Его Величества он это понял и, откашлявшись, начал своё выступление с самого начала. Когда он на мгновение умолк, зал огласился бурными и, что самое главное, искренними аплодисментами. Толпа восторженно рукоплескала, а я, позабыв о том, что врага нужно знать в лицо, а не только по портретам и на словах, вернулась к интересующему меня разговору.
   - Да я вообще не припомню, чтобы ты меня спасал!- шепотом набросилась я на уже было успокоившегося камерлинца.
   - Даже так? - ответил Терм елейным голоском, - а жаберы, каргариты, березка-липовка наконец?!
   - Ах, значит, сейчас это называется "спасением"? - в тон ему промурлыкала я. - Значит, когда ты пол часа измывался над моим бессилием, а потом в лоскуты искромсал моё лучшее платье, это ты меня спасал?! А на болотах ты меня от кого спасал, от комаров?
   Люди, вновь забывая о короле, стали заинтересованно оборачиваться в нашу сторону, а Терм тем временем возмутился:
   - Да, действительно было бы лучше, если бы я оставил тебя в том болоте!
   - Ну и оставил бы!
   - И пусть бы жабер выпил всю твою кровь!
   - Это мы еще бы посмотрели, кто у кого выпил!
   - Хотя тут ты, пожалуй, права, всю кровь он бы у тебя не выпил - отравился!- хихикнул этот паршивец.
   - Да как ты смеешь? - не помня себя от злости, прошипела я. - Ты меня что совсем за дуру держишь?!
   Тем временем в зале заиграла музыка и кажется собравшиеся пустились в пляс.
   - О, не-ет, - глядя на танцующие пары, камерлинец нахмурился, - к сожалению, ты намного умнее, чем хочешь казаться...
   Я собралась ответить ему что-нибудь резкое, но подошедший к нам статный мужчина меня опередил:
   - Вместо того, чтобы ругаться, молодой человек, пригласили бы свою даму танцевать, - спокойно сказал он Терму.
   - Она не моя дама!
   - Я не его дама! - в один голос рявкнули мы, но, увидев, что перед нами ни кто иной, как сам король, заткнулись. На своих портретах он был другим совершенно на себя не похож, единственное, что роднило государя и его изображения - это тонкие усы, даже бородка клинышком на рисунках выглядела совершенно иначе. Илактрион с довольным видом отхлебнул вина и, сжав бокал, пошел дальше, ловко лавируя между танцующими парами. "Молодой человек", скривившись, протянул "даме" руку. "Дама" с таким же выражением лица ее приняла. И больше не проронив ни слова, мы закружились по зале.
   Когда наконец-то объявили следующий танец, Терм склонил голову в знак мнимой благодарности. Я же согласно этикету, присела в реверансе и пошла в противоположную от его движения сторону, к столу. Мне безумно хотелось есть, и я не собиралась морить себя голодом там, где можно было перекусить.
   В гордом одиночестве откушав несколько блюд, я загрустила окончательно. Зачем нас позвали на прием, было непонятно. Сложилось впечатление, что мы здесь вообще никому не нужны. Возможно, это было широким жестом для народа, мол, смотрите, и простолюдин, если покажет себя героем, может быть удостоен королевской милости. Скорее всего, именно так и оно было. Утолив свой голод и хорошенько изучив внешность Илактриона и его охранников, "незаметно" трущихся в толпе, я пребывала в скуке. Заняться было совершенно нечем. С Термом мы больше не общались (он увлёкся разговорами и мириться со своей спутницей, то бишь со мной, не спешил); Мейхель по его словам "был очень занят"; других знакомых у меня не было, а подслушивание чужих разговоров никакой полезной информации не приносило, их местные сплетни интереса для меня не представляли. Поэтому, предварительно оттанцевав еще один танец с бородатым вельможей лет сорока, весьма галантно пригласившим меня, я вернулась в свои покои.
  
   Разбудили меня ни свет, ни заря.
   - Ваши одежды, - толстуха даже не пыталась казаться вежливой, - тебе надлежит сию же минуту покинуть дворец.
   Гордо задранный вверх нос говорил: "Что ты, и что я? Я - это не какая-то девушка с улицы, чей-то прихотью обряженная на бал, а настоящая королевская горничная!". Она собрала постель и, презрительно глянув на меня, вышла из комнаты. "Не больно и хотелось", - показала я язык уже закрывшейся за толстым задом двери и, покинув постель, стала неторопливо одеваться...
   Своё оружие я получила на выходе из королевского дворца. Стражник, выдававший мне всё это великолепие, всё то время, пока я раскладывала и распределяла своё богатство, косился в мою сторону, но так ничего и не сказал. Я получила назад почти всё, не вернули мне только лук, запрещенный к ношению в городе, объяснив, что я смогу забрать его в любой момент, как только захочу покинуть их благословенную столицу. Но покидать оную в мои планы пока не входило. Итак, хорошо выспавшаяся, почти не голодная я неторопливым шагом удалялась от столь гостеприимного дворца. На сегодня особых дел не планировалось, оставалось лишь забрать Верного из конюшни, оплатить визу пребывания в стольном граде и найти подходящее для проживания жильё. А вот завтра мне предстоит начать всё сначала. Мелькнувшая легкость осуществления задуманного оказалась лишь туманной дымкой, развеянной слабым дуновением ветерка. Но вряд ли стоило роптать на судьбу, а торопить её и тем более. Медяков в карманах предостаточно, а время обычно само всё расстанавливает на свои места.
   Так и случилось.
   Двумя днями спустя, когда я ещё только входила в несуетную жизнь Вышегорска, герольд на белом коне, проскакав по улицам города, протрубил:
   - Слушайте, люди! Наш великий и славный король Илактрион Первый хочет явить милость своему народу! Слушайте и внемлите. В полдень он проедет по улицам города, чтобы одарить и выслушать! Радуйтесь, горожане и гости, веселитесь, ваш король будет говорить с вами!
   И народ поспешил радоваться и веселиться, а уж как ликовала я можно только представить. Зверь сам спешил в смертельные объятья охотника. К сожалению смертельные для нас обоих...
   А на утро под дверью своей комнаты я обнаружила короткую записку. Всего одно слово - "уезжай". А в дополнение - остатки до боли знакомой ауры... Руки дрогнули, но повиновались, и мелкие кусочки бумаги снежинками полетели вниз.
   "Дела нужно доводить до конца, а не убегать, когда запахло жареным".
  
  
  
   * * *
   Короткий узкий клинок идеально подходил для того, чтобы спрятать его под рукавом простого, неброского платья. Я специально подобрала наиболее популярные в столице и её окрестностях фасон и расцветку. Так будет легче затеряться в окружающей толпе. Время тянулось как канат бесконечности наверчиваемый на вертел, страх ожидания, захлестнувший мою душу, торопил его течение и тем самым ещё более замедлял. "Скорее бы это случилось", - не в силах выдерживать тяжесть неизвестности, молил и кричал мой разум. Но время не спешило потворствовать моим желаниям, но и оно когда-нибудь истекает...
  
   В самый первый ряд я не полезла - ни к чему чтобы охрана заметила движение моей руки - а пристроилась за спиной тощего, унылого коротышки, всё время лузгавшего семечки и что-то приглушенно бормотавшего. Похоже, мужик был слегка не в себе. Справа от меня стоял высокий, но хилый субъект неопределенного возраста, по виду типичный крестьянин, слева - его жена или даже скорее соседка, толстая рябая крестьянка, с которой он нет-нет да переглядывался многозначительными и весьма красноречивыми взглядами. Они определённо должны были стоять рядом, но я не собиралась уступать им мою с таким трудом завоёванную позицию. Соседи не настаивали, и потому мы пребывали в мире и добром согласии.
   Время близилось к полудню. Столь "интересное" занятие, как стояние на одном месте, уже весьма поднадоело, но выбирать не приходилось.
   Наконец, площадь взревела стотысячным приветствием. Орали все: и мужчины, и женщины, и старики, и старухи, и дети. Уши закладывало от их криков, и было не понять, то ли люди так чрезвычайно любили своего короля, то ли точно так же сильно боялись и ненавидели.
   Время испытания приближалось.
   Теперь предстояло свершить самое великое деяние из всех, что было мне дано.
   Венец и конец жизни.
   Сердце бешено колотилось, руки тихонько подрагивали. Следовало успокоиться, причём немедленно. Я опустила взгляд и сосредоточилась...
  
   Худая девочка-подросток вбежала в комнату и бросилась на кровать. От рыданий ее трясло.
   - Милая, что случилось?- мать ласково погладила по головке свою единственную дочь.
   Та села и, глотая текущие по лицу злые слезы, ответила:
   - Она сказала, что из меня никогда не выйдет воительницы! - выкрикнула девочка и снова принялась рыдать.
   Лицо матери помрачнело, но уже через мгновение приняло слегка озабоченное, но спокойное выражение.
   - Кто "она"?
   - Адамита.- девочка стукнула кулаком по влажной от слез подушке, и, казалось, слезы в её глазах высохли. - Она сказала Мааре, что я не достойна учиться в Академии, и что ее здесь держат лишь из жалости. Я стала спорить с ней, тогда она предложила разрешить разногласие в бою на деревянных мечах. Я согласилась... и... Она... Она просто меня разозлила, наговорила кучу гадостей, а я... я слишком опрометчиво кинулась в атаку и пропустила удар! - на подушке снова появилась вмятина от опустившегося на неё кулака, - после этого Адамита сказала, что хорошая воительница всегда должна держать себя в руках, и что меня не возьмут не то, что на королевскую службу, но и даже охранять харчевню! - она снова закрыла лицо ладонями,- Я должна уйти из Академии...
   - Почему?
   - Она права, мама, я никогда не смогу держать себя так, как подобает достойной воительнице, никогда не смогу стать той, кем хочу...
   - Ты всю жизнь мечтаешь стать воительницей, и вот теперь, когда твои грёзы начинают сбываться, из-за слов какой-то вздорной девчонки ты хочешь расстаться со своей мечтой? - сведя брови, медленно проговорила мать.
   Дочь не ответила, а лишь сглотнула вновь набежавшие слезы.
   Женщина вздохнула.
   - Девочка моя, жизнь наша похожа на розу. Да-да, именно на свежую и благоухающую розу. А розы без шипов не бывает. Представь себе, что путь к цели идет от корня к цветку, корень - это то, с чего мы начинаем, а цветок - о чем мы смеем грезить. По-твоему получается так, что поранившись однажды, мы должны отказаться от своей мечты ради того, чтобы навек остаться жить среди шипов?
   - Но, мама, я... - по щекам вновь заструились слезы.
   - Да, путь к цели труден, но цветок стоит того, чтобы уколоть пальцы.
   Мать поцеловала плачущую девочку в лоб и вышла.
   А несколько лет спустя ее дочь была назначена на место ушедшей в отставку главной воительницы Ее Величества...
  
   Приблизившиеся крики вывели меня из состояния задумчивости. Королевская карета была совсем рядом. Я невольно высунулась из-за спины стоявшего впереди мужичонки, с наивностью ребенка высматривая королевскую особу. Ах, ты, лесная барабашка - и что же мне так не везёт-то сегодня? Его величество укрывала прозрачная, но тем не менее непреодолимая для метательного ножа сетка. Я уже подумывала над тем, чтобы отшвырнуть в сторону загораживающего мне дорогу мужичонку и отчаянным рывком попытаться добраться до короля, когда вожжи повозки натянулись, и она медленно остановилась. Мешающая сетка откинулась в сторону, и на меня уставилась улыбающаяся рожа Илактриона.
   - О, храбрая девушка из славного Мирска, - громко сказал король и, поднявшись во весь рост, шагнул навстречу своей смерти.
   - Цветок стоит того, чтобы уколоть пальцы...- тихо произнесла я, и взмахнула кистью.
   Тяжелый, но тонкий нож взвился в воздух.
   У узурпатора не было ни малейшего шанса. Он не успел даже испугаться, а лишь в удивлении раскрыл рот.
   На мгновение передо мной мелькнула его аура - не чёрно-багровая, какая должна быть у законченного злодея, - а серая, испуганно-растерянная. Но и она предстала моему взору лишь на долю секунды, пока нож преодолевал последнюю четверть разделяющего нас расстояния. Затем ауру захлестнуло ало-красной полосой боли, и серые всполохи, окружающие государя, быстро затухая, померкли. Многотысячный вопль пронесся над площадью. Я подалась назад, но меня тут же схватили под локти стоявшие по бокам люди. Я попыталась освободиться, но, почувствовав, как профессионально они выворачивают руки, поняла: мужик и его баба такие же крестьяне, как и я. Точечный удар по печени, и мои возможности к сопротивлению оказались моментально сломлены. Маячивший передо мной все это время мужичок привычным, отточенным движением вбил в рот кляп. Всё было кончено. Теперь я не могла себя даже убить. От собственного бессилия хотелось выть и стонать, но я, сцепив зубы, заставила себя не впадать в панику, а задуматься над тем, что я ещё жива, а, значит, ещё не всё потеряно.
   Меня ещё несколько раз ударили и, накинув на голову мешок, под крики ревущей, волнующейся толпы потащили куда-то вдоль улицы. А очередной удар по голове поверг меня в бессознательное состояние...
  
   Мир кружился, голова раскалывалась на части, тусклый огонёк свечного огарка освещал прокопченноё до черноты помещение. Где-то за моей спиной весело потрескивал печной огонёк. Я лежала лицом вниз и почти не чувствовала ни скрученных за спиной рук, ни спеленатых толстыми верёвками ног. Попробовала пошевелить пальцами. Слава богу, они ещё не утратили чувствительности и тогда, заскрежетав зубами, я повернулась набок.
   - Ваше величество, она очнулась. - звук голоса как удары колокола.
   Вновь заскрежетав зубами, я заставила себя приподнять веки. В сыром подвальном помещении, судя по убранству стен являвшем собой пыточную, медленно фокусировались три мужские фигуры. Голос принадлежал тому, кто топтался подле меня и время от времени немилосердно пинал в бочину носком ботинка. Второй, понуро опустив голову, сидел за столом, я сразу же его узнала, но что с того? Мне даже не хотелось о нём думать, его нет, он пустое место, а вот рядом, широко улыбаясь и покручивая в руках короткий охотничий хлыст, стоял король Камерлина Илактрион Первый.
   - Ваше величество, что прикажете? - заискивающе спросил пинающий меня изверг.
   Меня словно ударило разрядом молнии. "Ваше величество?!" Как?! Почему?! Но это же невозможно, я же убила его, вот прямо сейчас перед глазами стоят и стремительно летящий в него нож, и недоумённо вытаращенное лицо, и хлещущая из горла кровь... Я не могла ошибиться. Он умер. Король умер. Я это знала. Получается... передо мной теперь стоял совершенно другой человек. Он просто не мог быть королём. И вместе с тем это был именно он. И тоненькие усики, и бородка клинышком, и статная, но неуловимо неуклюжая фигура. Что-то в её очертаниях показалось мне до отвращения знакомым. Вспомнила - именно с ним я танцевала прежде, чем выйти из залы. Неужели меня провели как глупого цыплёнка? Король жив... Я сосредоточила на нем свой расплывающийся от обиды и боли взгляд и внезапно увидела его ауру... чёрно-багровую ауру законченного негодяя.
   - Сволочи, - я скорее выплюнула, чем произнесла это слово.
   - Ага, она ещё и лается, - Его Величество щелкнул пальцами, - палач, на дыбу её.
   За моей спиной раздались торопливые шаги, выскочившие из какой-то ниши кат и его помощник, подхватив меня под руки, спешили выполнить приказание.
   - Хороший у вас палач, - чтобы не кричать, я была вынуждена всё время говорить, - исполнительный.
   - А, - Илактрион небрежно махнул рукой, - лишняя похвала портит людей, а палач... - король сделал вид, что задумался, - палач как палач: ни плохой, ни хороший, просто человек на своём месте. Другие от эго ремесла нос воротят, а ему, вот видишь, нравится.
   - Да уж, - выдохнула я, когда терпеть боль уже не было мочи, - сразу видно, что это человек, работающий с душой, всегда думающий, как сделать приятное своему ближнему.
   - Это точно, - улыбаясь, согласилось со мной Его Величество, - а ты весёлая девчонка. Если сразу согласишься рассказать о кознях своей королевы, то я может быть придумаю для тебя легкую смерть. В душе-то я тоже очень добрый...
   - Ты?! - страшный, истерический смех вырвался из груди. Я могла бы рассказать ему про чёрно-багровую ауру зла, вьющуюся над его головой, но остереглась. Такие, как он строго берегут свои тайны. Не смотря ни на что, я бы не хотела, чтобы пострадал Тёрм... Но бросить в лицо якобы своё предположение я могла. - Да у тебя на лице написана кровь! Ты, не задумываясь, уничтожишь тысячи людей, если решишь, что это принесёт тебе выгоду.
   - Ты смешна, я не палач, а даже ему иногда бывает жалко свою жертву. Но что поделать, такова его работа.
   - Палачу может быть бывает и жалко, - спорить не хотелось, - но не тебе. Ты гораздо хуже любого палача.
   - Ты глупа. Ты думаешь, что твоя королева хоть чем-то лучше? - Илактрион отвернулся, давая понять, что разговор со мной окончен. - Я ухожу, - его взгляд скользнул по стенам и вперился в сидевшего за столом Тёрма, - вы хорошо поработали, полковник, но дело ещё не завершено, мне нужно её признание, и чем скорее, тем лучше. Я буду ждать доклада, но, помни, моё терпение не безгранично, - король развернулся и вышел через раскрывшуюся перед ним потайную дверь.
   - Вы свободны, - голос моего недавнего спутника был безжизнен.
   - Но Его величество... - кат беспомощно развёл руками.
   - Я сказал, свободны! - тяжёлый кулак с грохотом опустился на стол.
   - Есть, - палач, схватив своего помощника за шиворот выскочил за дверь.
   Закусив губу, я взглянула на сидевшего за столом Термареля, и слезы обиды, ярости и боли были готовы политься из глаз. Как я хотела, чтобы это был кто-то другой, но, увы, безукоризненная, темно-синяя форма офицера тайной полиции почти ни сколько не изменила его внешности. А вот без стука появившегося из-за дверей Мейхеля, разнаряженного в белый камзол и чисто выбритого, было не узнать. На левом плече шутника и балагура красовались генеральские нашивки.
   Терм привстал с места и приподнял правую руку к виску.
   Мейхель кивком поприветствовал полковника.
   - Висит? - генерал небрежно махнул рукой в мою сторону.
   - Висит, - в голосе ни единой эмоции, а мне так хочется кричать и плакать.
   - Как я ненавижу, как я тебя ненавижу... - похоже, последнюю мысль я произнесла вслух, взоры мужчин полностью обратились в мою сторону. - Сволочи, - выдохнула я, стараясь выдавить с этим словом всю сдерживаемую боль, - палачи, убийцы, сатрапы.
   - И это говорит она, убийца нашего правителя? - Мейхель, покопавшись у себя в кармане, достал и бросил в рот сахарную конфетку. Но я не обратила на него никакого внимания. Его для меня словно не было. Только Тёрм, только он один стоял сейчас перед моими глазами.
   - Палач... я думала... я не знала... я считала... палач... Где Термарель, не желающий бросать несчастных пленников, готовый жертвовать своей жизнью ради других? Где ты, Тёрм, которого я знала? - я готова была разрыдаться от переполнявшей тело и душу боли...
   - А где ты? - он поднялся из-за стола, и его грозный взгляд метнулся в мою сторону, - где та смелая, но беззащитная девушка с наивными изумительно-голубыми глазами? Где? В какой день пути она потерялась, заблудившись в переплетении дорог, а на её место пришла расчетливая, жестокая убийца? Или той девушки никогда и не было?
   Его голос, его слова били хлыстом, оставляя кровавые следы. И если права я, защищая свою страну, тогда почему же не прав он? Да будь оно всё проклято, один резкий удар кинжала и всё будет кончено. Я не хочу больше его видеть... У меня осталась гребёнка... Вот только дотянуться до неё рукой не было никакой возможности.
   - Она так и будет висеть? - Мейхель горько усмехнулся, - вполне подходящий способ беседы с дамой, но боюсь мало принятый в цивилизованном обществе. Уж извини, но я предлагаю тебе спустить её вниз и посадить на стул.
   - Боже мой, да, да, конечно, - Терм, словно выйдя из оцепенения, бросился опускать дыбу.
   Ноги меня не держали, но я всё же устояла. Падать на землю, чтобы он ещё бросился меня поднимать? Нет, и не подумаю так унижаться перед ним, перед этим... перед...
   - Терм, я далек от мысли, что ты не разглядел её гребенку, но дать ей умереть от собственной руки - это подставить нас всех.
   - Я... я не могу и не хочу видеть её страдания, - так этот гад ещё делает вид, что жалеет меня. Сволочь. - Как мне поступить, генерал?
   - Как поступить? Она сама выбрала свой путь, - если бы не подставленный Мейхелем стул, я бы всё же не выдержала и упала, - если не ошибаюсь, мы оба давали ей шанс спастись. Она их отвергла.
   Генерал сделал шаг вперёд и вытащил из моих спутавшихся волос костяной гребень. Небрежное движение пальцами и в его руках оказался тонкий и острый стилет.
   - Хорошая вещица, - еще одно движение, такое же небрежное и на пол посыпались костяные осколки.
   - Сволочь.
   -Ты повторяешься. Что ж, Термарель Бернард Каннер, мне пора. - генерал, прощаясь, ободряюще хлопнул Тёрма по плечу. - Ах да, полковник, совсем забыл, я принёс тебе пару листочков салодорского чая. - Мейхель повернулся лицом к Тёрму, - но мне почему-то кажется, что ты захочешь угостить им даму, - борясь со своей болью, я не уловила прозвучавшего в этих словах подтекста.
   - Я... я не могу... - Тёрм даже попятился от протягивавшего ему маленькую коробочку генерала.
   - Бери, полковник, напои даму чаем в последний раз. Может кружка доброго напитка поможет ей избежать рук палача, - с улыбкой на лице Мейхель повернулся в мою сторону, - Авель, может попьёшь чайку и без пыток выполнишь просьбу нашего государя, а?
   - Мразь, - других слов для него у меня не было.
   Генерал весело расхохотался, но я-то видела его насквозь, видела его ауру, пронзаемую тяжелыми лиловыми полосами сочувствия. Кого он жалел: меня или Тёрма?
   - Хорошо, - тусклым голосом проговорил полковник Каннер. Мейхель молча положил коробочку с чайными листьями на стол и вышёл прочь.
   - Будешь... - Тёрм запнулся, - чай?
   Я задумчиво подняла на него взгляд. А почему бы и нет? И согласно кивнула:
   - Если развяжешь руки.
   Мой бывший товарищ буквально бегом бросился выполнять моё требование-просьбу. Минутой спустя путы на руках ослабли и соскочили вниз, ноги я развязала сама. Левая ступня ужасно распухла и неимоверно ныла. Если до этого мгновения я всё еще на что-то надеялась, тешась мыслью о побеге, то теперь надежда оставила меня окончательно. С такой ногой далеко не убежишь. Задержавшие меня крестьяне были ребятами ушлыми, один удар тупым концом копья в ступню мгновенно решал проблему побега. Теперь мне оставалось только попить чайку и доползти до плахи.
  
   Как оказалось, в пыточной было всё: и котелок, и глиняная кружка, и большая бадья с водой. А вскипятить немного воды на ярко пылающих углях горна - дело одной минуты.
   Когда он протягивал мне чашку, руки его дрожали. Можно было бы взглянуть на его ауру, чтобы увидеть, что он чувствует, но я больше не желала этого делать.
   - А себе? - страшно хотелось вернуться в тот наполненный вампирами лес или вновь тонуть в глубинах проклятого болота...
   - Пей. Салодорский чай не дёшев, а он должен быть крепок. Здесь только на одну кружку.
   - Тогда пей со мной, - предложила я и сама смутилась своему предложению. Палач и жертва... чай из одной кружки... страшно и горько. Слава богу, что он отрицательно покачал головой.
   Я выпила весь напиток до дна, но вкуса даже и не почувствовала. На губах остался лишь привкус горечи, такой же, что и на душе.
   - Тёрм, я же видела, как нож пронзил его горло... - я так и не смогла понять, почему король остался жив, но хотела знать почему.
   - Многое из того, что мы видим - не то, что есть на самом деле.
   - Ты, наверное, не знаешь, - я даже выдавила из себя пренебрежительную улыбку, - магия на меня не действует.
   - А кто сказал, что это была магия? - горько усмехнулся полковник. - Магии не было. Был двойник...
   Боже, я едва не схватилась за голову. Получается, что я убила ни в чём не повинного человека?! Дура, какая же я дура, надо было заранее присмотреться к его ауре...
   - Я знаю, о чём ты думаешь, - Терм едва удерживался от желания коснуться моих волос, - не мучай себя. Он был достоин смерти не меньше, чем Илактрион.
   - Ты смеешь таким вот образом отзываться о своём государе? - я постаралась, чтобы это прозвучало как можно насмешливее. - Странная преданность.
   - Я не сказал ничего порочащего нашего правителя. Нет ничего странного в том, что с точки зрения врагов наш король заслуживает смерти.
   - Возможно, - я решила согласиться, всё равно спор не привел бы ни к чему.
   - Мне надо связать тебе руки, - камерлинец ополоснул кружку и вылил остатки заварки на тут же зашипевшие угли. В воздухе пахнуло незнакомой пряностью.
   - Надо - вяжи, - мне уже было совершенно безразлично, что будет. Я провалила свою миссию. Король жив. Смерть - спасение от позора, надеюсь, я смогу принять её достойно... - Терм, вы подозревали меня с самого начала?
   - Мы знали...
   - Что?!
   - Мы знали, Авель...
   - Но я... но никто, кроме...
   - Среди Ваших высокопоставленных чиновников - предатель...
   - Но это невозможно... - неужели генерал Ламс нас предал? Как такое возможно? Но теперь думать об этом поздно, хотя и горько осознавать. Как говорит королева, враг лучше друга, потому что он никогда не сможет вас предать. Я была готова расплакаться, но нет у меня ещё достаточно сил, чтобы не делать этого, - Тёрм, позаботься о Верном...
   - Хорошо... Прощай, Авель, - он всё же провёл рукой по моим волосам...
   - Меня завтра снова поведут к палачу... - я не пыталась вызвать сочувствие, а всего лишь констатировала факт.
   - Завтра может и не быть, - Терм отступил к столу, и его сразу словно бы не стало. На его месте стоял грозный полковник тайной полиции. - Стража, - на громкий окрик выглянул всё тот же палач, - увести заключённую.
   - Есть, увести, - кат и его помощник быстро вошли в помещение, - непорядок, - глянув на мои освобождённые от пут ноги, пробормотал помощник, но громко выразить своё неудовольствие не осмелился.
   Мгновением спустя эта добрая парочка ловко подхватила меня под руки и потащила в тюремную камеру.
   Всю дорогу, не переставая, палач бил меня кожаной плетью, бил не по службе, бил просто так, от себя, для души. Местный палач любил свою работу...
   Меня бросили в камеру и принесли ужин - кусок чёрствого хлеба и кружку холодной воды. Воду я выпила, а хлеб выпал из моих рук, когда я прислонившись к сырой стене закружилась в водовороте беспамятства.
  
   ...я убила невинного человека?..
   - Невинных не бывает, - ровный монотонный голос не принадлежит никому, он рождается в моей голове, звенит похоронным колоколом, - едва родившийся на свет младенец уже в чём-либо виновен.
   - Наверное, - мысленно соглашаюсь я, чувствуя, как постепенно угасает сознание. Меня закружило в омуте времен, стремительно унося в глубины небытия. И сразу становится так тихо, спокойно, но нет...
   - ...ты должна мне услугу, - уже другой, смутно знакомый голос доносится сквозь пелену забытья.
   - Ты должна мне услугу, - мягкая, но упруго-настойчивая магия проникает в сознание, будоража мои мысли.
   - Я помню, - произнести эти два слова оказывается тяжелее, чем одолеть вершину Кирхи.
   - Выполни договор, час настал, - требует голос.
   - Не могу, - я мысленно развожу руками.
   - Печать договора поможет тебе.
   - Магия надо мной не властна, - я позволяю себе усмехнуться.
   - Девочка, ты слишком мало знаешь о магии, она непознаваема и разнообразна. Магия, несущая зло, не имеет над тобой силы, но магия добра всесильна. Она поможет тебе спастись.
   У меня нет сил чтобы сопротивляться настойчивости этого голоса.
   - Хорошо... Я постараюсь выжить...- каждое слово даётся с трудом, - выжить, чтобы потом выполнить наш договор.
   - Ты не поняла задание - ты должна жить. Спасись - выполни договор и живи.
   иви, живи, живи...", - эхом разносится в моём мозгу. Затем это же слово звучит призывным набатом, пелена, окружающая моё сознание рассеивается, я сжимаю зубы и пытаюсь вынырнуть на поверхность - к грани отделяющей жизнь от смерти...
   Я вернулась в реальность с криком неимоверной боли. Всё тело скрутило судорогой, а изо рта хлынула кровь...
  
   - ...хорошие сапоги, - открывший дверь охранник бесцеремонно стащил с меня обувку, - тебе они уже всё равно ни к чему, - словно оправдываясь за свой поступок, проговорил он, - пошли.
   Добрый пинок в ребра, должный повлиять на мою расторопность, только прибавил мне злости.
   "Я еще отомщу".
   Ещё один удар. Я закашлялась и поднялась на ноги.
   - Топай, топай, - "дружеский" толчок в спину. Под босыми ступнями ледяной пол. Каждый шаг даётся с трудом, меня качает, но я упрямо иду вперёд. А что собственно остаётся делать? "Похоже, сегодня меня ведут куда-то ещё, - сознание машинально анализирует происходящее. Поворот к камере пыток остался позади. - Казнь? Неужели так быстро? Лучше было бы умереть ночью..." Кажется, выход во двор здесь, во дворе плаха, но меня ведут дальше...
   Казнь отменяется...
  
   Когда меня втолкнули в кабинет, он стоял у окна.
   Связанные за спиной руки уже потеряли всякую чувствительность.
   В тишине было слышно, как в ожидании приказа сопит охранник.
   - Развяжи.
   Мой сопровождающий повиновался.
   - Можешь идти, - этот голос не может принадлежать человеку. Голос мраморной статуи - ровный, без тени эмоций. Охранник вышел.
   Холодно. "Я не чувствую боли, я не чувствую боли". Только холод и лед, обжигающий босые пятки.
   - Почему ты не умерла? - в его голосе прорвалась... боль? Что это? Отзвук сострадания?
   Ненависть... Куда делась моя ненависть к камерлинцам? Мой палач, я должна была бы ненавидеть его, но... не могу.
   - Почему ты не умерла?
   - Ты бы хотел этого? - я попыталась улыбнуться разбитыми губами.
   Со стороны улыбка, наверное, показалась жуткой. Его передёрнуло.
   - Да, я так хотел.
   - Ты приказал подсыпать яд в чашу с водой?
   - Нет, это был чай, я сам положил туда листья кусары1, - он отвернулся. Значит кусара.., вот почему я не почувствовала вкуса...
   - Спасибо, - снова долгая пауза, - но мне пока ещё рано умирать...
   - Ты не понимаешь, - полковник стоял ко мне спиной, его шпага лежала на столе, а я уже чувствовала кисти рук. Один шаг вперёд, едва ли он успел бы защититься, - теперь тебя ждут долгие мучительные пытки и ещё более мучительная, ужасная смерть.
   Я это знала и без него, но умирать по-прежнему не хотелось.
   Он шагнул к окну.
   Шансы увеличились.
   Схватить шпагу, пронзить своего мучителя и бросится вверх по лестнице. Выйти наружу мне не дадут, но зато я смогу умереть, сражаясь...
   Он нервно пожал плечами.
   Шпага так близко, протянуть руку и убить...
   Именно этого он и хотел. Хотел, чтобы я завладела оружием, а там кто кого. У него на поясе нож, при его ловкости и силе шансы почти равны. Терм хотел меня убить или умереть сам... Нет, я не доставлю ему такого удовольствия, я буду жить столько сколько отведено судьбой, и он будет жить... и пусть... пусть страдает...
   - Почему ты не умерла раньше? - он снова повторил свой вопрос. - У тебя было столько возможностей...
   - Наверное, потому, что я люблю жизнь... - ответила я тихо, - и потому, что... - я не стала продолжать. Может быть действительно было бы лучше, чтобы я умерла... Он... он мой палач... которого я...
   Смешно.
   Смешно и страшно.
   - Ты не знаешь, на что способны наши палачи, - злость и отчаяние сквозит в его голосе.
   - Знаю, - работу их палачей я еще не лицезрела, зато видела работу наших...
   - Тогда сделай, как велит Илактрион, возможно он дарует тебе лёгкую смерть.
   - Ты печёшься о моей смерти? Так убей меня! Возьми свою шпагу и убей!
   Пауза и...
   - Не могу.
   - У тебя даже на это не хватает мужества, полковник.
   - Не называй меня полковником...
   - А как же тебя называть? Палач, Тёрм?
   - Замолчи!
   - Ты призываешь меня к молчанию, ты боишься правды?
   - Авель, ты не понимаешь, что значит пробыть один день в пыточной камере. Ты покушалась на жизнь короля. Даже я не смогу защитить тебя.
   - А Мейхель?
   - И Мейхель тоже, у нас... у нас есть свои обязательства... Сделай, как просит король... тогда он, возможно, дарует тебе лёгкую смерть, - Тёрм повторялся.
   - Возможно - слишком неопредёленное слово, чтобы обменивать его на предательство.
   - Разве это предательство? Ты только расскажешь правду.
   - Правду... Тёрм, а ты сам всегда говоришь правду?
   - Я, но...
   - Моя правда - это предательство всего того, ради чего я жила. Моя правда - повод к войне. Я не готова поступиться тысячами жизней ради одного лживого "возможно".
   - А если король даст твёрдое обещание?
   - Ты считаешь, одна легкая смерть - равноценный обмен на право начать войну?
   - А если мы сможем уговорить короля отпустить тебя?! - неужели он и в самом деле думает, что я поверю в это и пойду на измену?
   - А ты подумал, смогу ли я после этого жить? Мой ответ - нет.
   - Авель, я не смогу смотреть, как тебя будут пытать.
   - Не смотри.
   - Одна мысль об этом раздирает мою душу на части.
   - Так отпусти меня или убей.
   - Я не могу...
   - Тогда нам не о чем больше говорить. Я хочу уйти.
   - Куда? В пыточную камеру?
   - Куда угодно, лишь бы подальше от тебя.
   - Сделай, как приказал король. Не заставляй меня...
   - Не заставляй, что? - блин, у меня истерика. Крепись. - Не заставляй бить тебя? Не заставляй вызывать палача, чтобы он тебя пытал?! Или...
   - Хватит!!!- закричал он, не выдержав моего напора.
   Я закусила губу.
   Термарель сел за стол. Закрыл ладонями лицо. Затем поднялся и подошел к двери.
   - Охрана, - будто крик сквозь слёзы, - увести.
   Я закрыла глаза и вздохнула, так, чтобы мой вздох никто не услышал.
  
   Меня не пытали, видимо, он запретил это. Весь день продержали в пыточной, заставив наблюдать, как пытают других, затем увели и бросили в камеру.
   "Клетка", как я ее называла, была очень маленькой. В ней были лишь стены, решетка и каменный пол. Все. Я уже поняла, что нахожусь ни где-нибудь, а именно в Ламкрюнцине - самой страшной тюрьме Камерлина, тюрьме для особо опасных преступников: наемных убийц и лиц, попытавшихся совершить покушение на важные должностные лица, шпионов. Все это могло относиться к моей персоне, поэтому на снисхождение надеяться было бы просто глупо: самое лучшее, что могло ждать узников Ламкрюнцина - это быстрая и не слишком мучительная смерть.
   Я пролежала на полу всю ночь, будучи уверенной, что завтра начнутся пытки. Ни Тёрм, ни кто другой не сможет больше отсрочить этого. День-другой истязаний и, не добившись ничего, меня казнят.
   Страшно.
   Сначала я плакала, потом смирилась. Как права была мама, не нужно было лезть в это дело. Я не справилась, я просчиталась.
   Глупо.
   Шпион, наёмный убийца - это не для меня. Я - воительница. Мое место рядом с другими воительницами, рядом с королевой...
   Как всё неправильно...
   Тёрм...
   Так не должно быть.
   Я достала из-под рубашки цепочку. Маленький кулончик холодил пальцы. Я сдалась. У мамы он всегда был теплым... Жаль, что я не умерла этой ночью...
   "Дура! Ты жива! Ты сбежишь. Ты отомстишь им за свой плен и унижение!.."
  
   "Соберись. Боль - естественная спутница жизни. Помни, ты должна молчать и не соглашаться на уговоры. Помни, долг превыше всего".
   Меня вели в пыточную. Знакомый кат привычно улыбался, его помощника рядом не было. За столом, я не сразу обратила внимание, сидел Вексель. Я ожидала увидеть здесь кого угодно, только не его.
   - Славная девочка. Ты мне сразу понравилась. Жаль видеть тебя в этом мрачном месте...
   - Я не понимаю, как Вы... здесь оказались?
   - Телепорт, милая, банальный телепорт...
   - Телепорт?! Это же невозможно... вы же не обладаете...
   - Поверь мне, я - маг и не самый слабый, - на лице Векселя расплылась самодовольная улыбка.
   Теперь его пояснения были не нужны. Я уже увидела его ауру. Черную ауру с золотым проблеском. Ауру очень сильного колдуна. Очень...
   Хотя, пожалуй, Ильдарас должен был быть сильнее, но, вне сомнений, Вексель старше и опытнее, гораздо опытнее.
   - Но порталы - это запрещённая магия! К тому же вы могли спровоцировать разрушение магии древних.
   - Я не собирался умирать вместе с вами. А на счёт магии, сковавшей вампиров, то у меня вполне хватило ума выбраться из леса и открыть портал вне его пределов.
   - Вы бежали! Струсили!
   - Можно сказать и так, но это для глупцов. Истинные мудрецы называют это манёвром. Иногда следует отступить, чтобы сохранить силы. Впрочем, вам всем тоже повезло, особенно тебе.
   Вот так бы и врезала по его самодовольной роже. Значит, он воспользовался порталом. Но он не открывается просто так, а требует платы. Чем откупился от Неопознанного Вексель? Отдал часть своей жизни? Но у Непознанного впереди Вечность. Отколол часть силы? Но зачем сила тому, кто и так может практически все? Отдал часть души и тела? Точно! Плоть, вот чего не хватает Непознанному, чтобы проникнуть в наш мир. Значит, он откупился плотью. Я внимательнее присмотрелась к сидевшему за столом толстяку. Его левая рука плетью свешивалась вниз.
   Я расхохоталась:
   - Лучше бы ты отдал ему голову.
   - Ты соображаешь лучше других, но, думаю, мозги тебе больше не пригодятся. После сегодняшних пыток у тебя в башке останется лишь одна мысль и одно желание - умереть! Палач, на дыбу её.
   Удивил! Всё повторяется, ничего нового...
   Подошедший ко мне кат улыбался. Я плюнула ему в физиономию, хотелось бы Векселю, но до него было далеко, не дотянуться. В ответ палач ударил. Я упала. Из носа потекла кровь.
   - Не бей её по лицу, - грозно одёрнул колдун уже вновь занёсшего руку палача, - на эшафот она должна взойти красивой, - Вексель хохотнул, - для пыток у неё вполне достаточно других частей тела.
   Кат осклабился и ударил меня ногой под ребра. Я, не в силах вздохнуть, захлебнулась в собственном крике и отключилась.
   Пробуждение было ужасным, рук я уже не чувствовала, лишь две уходящие вверх линии боли.
   - Она очнулась, - довольный возглас палача вернул меня к действительности.
   - А ты оказалась слабее, чем я думал, - Вексель взирал на меня снизу вверх, - Артур, - он обратился к палачу по имени, - можешь готовить щипцы и, пожалуйста, раскали вон то маленькое тавро, я хочу проклеймить собственное имущество. А пока на дыбу.
   - Слушаюсь, господин, - похоже, колдуну здешний палач был предан совершенно искренне.
   - Что Вы здесь делаете, советник?! - этот строгий голос мог принадлежать только Мейхелю, и я даже не попыталась посмотреть в его сторону, - с каких пор пыточные подвалы стали вотчиной дворцовой крысы?
   - А с каких пор я должен отчитываться в своих действиях казарменному генералу? - похоже эти двое особой любви друг к другу не испытывали.
   - Такая пора настаёт, - Мёйхель был совершенно спокоен, - как только вы пересекаете подотчётные мне территории. Попрошу покинуть помещение и больше здесь не появляться.
   - Кажется, раньше я не замечал за вами такой строгости к моим визитам в славную живодёрню... Может быть все дело лишь в этой прелестной пташке, залетевшей в ваши раскрытые ворота?
   - Вон!
   - Может стоит шепнуть об этом Его величеству?
   - Тогда уже шепни заодно, как ты бежал с поля боя, - сказал генерал сквозь зубы.
   - Хорошо, - нехотя проговорил толстяк, - но если с ней случится что-либо непредвиденное, вы оба дорого заплатите.
   - Я сказал: вон, - Мейхель ткнул саблей в сторону черного провала. Вексель зашипел словно рассерженная змея и, гордо вскинув голову, удалился. Раздался скрип закрываемой двери, и я услышала громкий окрик генерала. - Кат, опустите девушку.
   - Слушаюсь, - без особого энтузиазма отозвался палач и с ленцой принялся крутить рукоятку опускающего дыбу механизма. Я медленно стала опускаться вниз.
   Мейхель вновь усадил меня на стул. Как и в прошлый раз пришёл Тёрм. Генерал отослал палача, и оставил нас одних.
  
   Термарель долго умолял меня и просил сознаться. Уговаривал вновь и вновь. Сначала ради матери, потом ради будущих детей. Просил добром, но мы это уже проходили. Знала я такую игру "Плохой и хороший". Он повторялся, упрашивая. Но я только крепче сжимала зубы, потом не выдержала:
   - К чему мольбы?
   Камерлинец сник.
   - Сегодня был последний допрос. Завтра король настойчиво потребовал перейти к пыткам, - внутри похолодело. - Но я убедил Его величество, что они бесполезны, ты не сознаешься. - он внимательно посмотрел на меня.- Я попросил смерть.
   Нет!!! Крепись. Крепись, дурочка. Он не услышит от тебя мольбы. Но... нет... неужели...
   - Авель, и все же ты будешь молчать? - его голос дрожал.
   Я кивнула. Раздались шаги - он уже уходил. Подойдя к двери на мгновение остановился.
   - Спасибо, - в моих словах не было фальши, и совсем тихо добавила - за смерть, - но он уже этого не слышал.
  
   Меня оттащили в камеру и на это раз по пути не били. Почему не знаю... Впрочем, в камеру швырнули с прежним энтузиазмом, совершенно не заботясь о сохранности моих костей и рёбер...
   Всю ночь я не спала, вспоминая, что было со мной за это время. Допросы. Побои. Ничего хорошего.
   По моим прикидкам уже давно наступило утро. Хотелось пить, но вода закончилась ещё вечером. Горло пересохло. Вода... Когда же ее принесут?
   Послышались шаги. Не такие, как всегда.
   Терм присел на корточки рядом с "клеткой". Подал котелок с водой и внимательно посмотрел на меня, не отводя глаз все то время, пока я пила.
   Красавица! Синяки и кровоподтеки по моим ощущениям занимали большую часть лица.
   - Зачем пришел?- грубо спросила я, когда вода закончилась.
   Камерлинец замялся.
   - Я хочу снова попросить тебя...
   - О чем?- я сделала вид, что это разговор двух тупых подружек.
   - Сознайся, - Терм посмотрел мне в глаза. Сейчас он был таким же как тогда на полянке.
   - Ты же знаешь, что я ничего не скажу. Даже, если бы мои слова ничего не значили.
   Полковник вздохнул и бросил взгляд на стену:
   - Зря ты решила не сознаваться. Может случиться так, что у тебя не останется никого.
   - Как у тебя?
   У Терма потемнели глаза:
   - Как у меня.
   И тут до меня до шло. Мама!
   - Что они хотят сделать с мамой? - я схватила его за грудки и стала трясти до крови разбивая о решётку свои обнажённые руки.
   - Не знаю, мне только передали отрывки слов королевского советника.
   - Что он сказал, скажи, что он сказал?
   - ..."Её мать слишком опасна, чтобы продолжать жить"...
   - Сволочи, - я обессилено выпустила его из своих рук, - сволочи! Какие же вы все сволочи!.. - стукнула кулаком, и, зарыдав, опустилась на пол. Каменные плиты показались мне невероятно горячими...
   Когда я очнулась, Тёрма рядом уже не было.
  
   Должно быть уже наступил полдень, когда появился как всегда улыбчивый кат со своим помощником.
   - Выходи, - в руках они держали обрывок верёвки, - руки за спину.
   Смысла сопротивляться не было. Я подставила окровавленные запястья. Тонкие петли больно врезались в израненную кожу. Мы двинулись по хорошо известному мне пути...
   - Тебе повезло, смерть будет быстрой, - палач усмехнулся, - король отказался лицезреть твою казнь. Так что тебе не придётся ждать Его величество.
   Я молчала.
   - И тебе не интересно, что с тобой станет? - удивленно спросил он, вставляя ключ в дверь пыточной.
   - Нет. - как можно твёрже отрезала я, - моя душа чиста и после смерти я смогу возвратиться в другое тело, а ты навеки будешь погребён во тьме.
   Он снова усмехнулся.
   - Зато я умру в теплой постели, а ты будешь пылать ясным факелом.
   - Меня сожгут?
   - Тебе стало интересно?
   - Нет.
   - Но я всё равно расскажу, - "Заткнись", - мысленно взмолилась я, но говорить вслух не стала. Скажи я это и его повествование станет многократно длиннее и красочнее. Сжав зубы, я предпочла смолчать. - У меня предписание облить тебя маслом и поджечь.
   - Не волнуйся, копоти не будет, - подхватил эстафету весёлости его помощник, - у нас хорошая вытяжка.
   - Вы хотите меня сжечь прямо здесь? - как мне всё это надоело, скорей бы уж... Хотя что-то в глубине души не давало мне окончательно смириться с собственной гибелью.
   - Ну да, не ты первая, не ты, дай бог, и не последняя, - палач неистово перекрестился. - Брейн, принеси масло, - бросил он своему помощнику и, отвернувшись к горну, принялся ворочать угли.
   - Хорошо, мастер, - тупо ответил ученик и поспешил приступить к исполнению приказа.
   Пока он возился с ведром, наливая из стоявшей в углу бочки прогорклое масло, я осторожно напрягла запястья и, к своему удивлению, почувствовала, что удерживающая их верёвка лопнула. Странно, но магии на ней не было, перетирая в ладонях оставшийся в пальцах шнур, я прислушалась к своим ощущениям. Материал верёвки хранил на себе прикосновения Тёрма и шершавость какой-то неведомой мне травы. Мейхель?! Значит, они всё-таки предоставили мне шанс. Я не должна его упустить... Не должна.
   Державшего ведро помощника я вырубила одним жестоким ударом в подбородок, не потребовалось даже добавочного тычка. Брейн откинулся назад, выплескивая налитое в ведре масло на своего "мастера".
   - Все эти дни я мечтала, чтобы ты сгорел на своей работе, - прошипела я, ногой опрокидывая палача на раскалённые камни горна. Облитое маслом тело вспыхнуло оранжево-красным пламенем, и охваченный огненным факелом палач с диким воем кинулся вниз по лестнице, тщётно ища спасения в холодных коридорах подземелья. Я же в поисках выхода побежала наверх. В другое время меня, наверное, тут же бы схватили, но в подземельях царила такая суета, что стражники не обращали на меня никакого внимания. Не думала, что все будет так легко... И с чего бы собственно?
   Далеко за стенами прогремели пушки.. До слуха донесся звон мечей и сабель. "Наши? Откуда? Как?!" В этот час я больше всего не ожидала и одновременно до безумия хотела увидеть рустанцев.
  
   Уже выбегая из здания, я врезалась в Мейхеля, спешившего во главе взвода солдат на помощь гарнизону тюрьмы, но он сделал вид, что не заметил отскочившей от него фигуры. Спасибо, генерал...
   А бой кипел по всему городу. Со всех сторон раздавались крики.
   Чтобы добраться до ворот, мне нужно было пересечь огромную площадь, на которой также кипела ожесточённая рубка. Я не раздумывала. Схватив валяющийся подле первого попавшегося на глаза трупа меч, я врезалась в ряды противника и, отчаянно рубя им во все стороны, принялась расчищать дорогу к своим. Камерлинцы дрались яростно, но атака с тыла стала для большинства (учитывая, что рядом с Ламкрюнцином находилась Королевская школа воинов, то в здешнем бою в основном принимали участие ее адепты) своеобразным "откровением". Странно, но я почему-то не старалась убивать, а глушила, отталкивала и даже порой откровенно распихивала локтями. Когда же я практически добралась до ворот, на меня всё же обратили внимание.
   - Убью! - взмахнув мечом взревел дородный детина, по-видимому обидевшийся на мой толчок в спину. "Надо было не толкать, а бить", - запоздало прозрела я, принимая его удар на остриё собственного клинка и тут же возвращая его обратно. Он уклонился и начал наседать. Что ж, дрался он действительно неплохо, но вот только ему не хватало настоящего опыта. Схватка шла почти на равных, мы поочередно наносили-отражали удары друг друга, но лишь до тех пор, пока моя распухшая ещё несколько дней назад нога не дала о себе знать пронзительной болью. Я не удержала равновесие и снопом рухнула на каменную мостовую. Подняться я не успела - холодное лезвие коснулось моей шеи. Возвышающийся надо мной противник расплылся в самодовольной улыбке. Но опыта у него и впрямь было слишком мало...
   - Ты победил,- тихо, в полголоса произнесла я и подло пнула его ногой в пах. Он согнулся и уронил меч. Рывком я вскочила на ноги и едва заметным ударом руки отправила несчастного юношу в нокаут. Безвольным кулем он свалился на землю. Пусть полежит, поверженных на землю добивать не принято. И, кто знает, может мой удар спасёт ему жизнь? Но мне до него уже не было ни какого дела и, больше не задумываясь о его судьбе, я отошла под прикрытие стены, намереваясь выбираться за город. Лить кровь и дальше, сегодня не входило в мои планы.
   Моим благим намерениям не дано было осуществиться. Я только приготовилась шагнуть вперёд, когда за спиной послышался шум, и все окружающие звуки потонули в грохоте осыпающегося камня. Я обернулась. Тяжёлый удар обрушился на голову и сознание потонуло в облаке накатившейся на меня пыли.
  
   ...Делер Веннер протер глаза и удивленно уставился на то место, где мгновение назад он сражался с рустанкой, и где сейчас лежал обломок обвалившейся от грохота пушек стены. Он осмотрелся по сторонам. Девушки нигде не было. Значит, она не успела, значит, она... Делер украдкой перекрестился и, мысленно читая молитву, вернулся к все непрекращающемуся бою.
  
   Голова трещала по швам, мир плыл перед глазами. Когда мне все же удалось сфокусировать зрение, то оказалось, что перед кроватью на красном пуфике сидит генерал Ламс в парадном мундире с золотой цепью на шее и оранжевым бантом "Первого рыцаря" на груди. Выглядел он усталым.
   - Слава богу, Вы пришли в себя, а то мы уже начинали беспокоиться. Кстати, если хотите, я распоряжусь, и Вам сейчас же принесут свежих фруктов, - он попытался вымучить улыбку, но ничего путного так и не вышло.
   - Спасибо, генерал. Скажите, мы победили?
   Генерал побледнел и молча покачал головой.
   - Но почему? - я попыталась приподняться на локтях, но, ощутив уже знакомую боль, передумала. - Мы же захватили их столицу?!
   - Столица - это ещё не государство...
   - Это королева послала Вас мне на помощь?
   - Нет. К сожалению, принцесса, я сам принял столь скоропалительное решение.
   - Принцесса? - поморщилась я. И, с минуту покатав между пальцев комочек оторвавшихся от простыни ниток, добавила, - я, конечно, польщена, но едва ли достойна такого звания даже в шутку.
   - В шутку? - генерал выглядел удивлённым, - я не намерен шутить с титулами, - тут он взглянул мне в лицо. - Вы что не знаете?
   - Что именно я должна знать?
   - О, боже, как всё запутано. Признаться, я удивлен. Получается, Вы до сих пор ничего не знаете?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Тогда я должен Вам сообщить, что Ваша матушка - никто иная, как урожденная принцесса Адевиль, дочь последнего короля Эскалиора Риварда Смелого. В Вашей крови больше древности, чем в сотнях вельмож, отирающихся подле трона Её величества. Моё решение о вторжении было неправильным, скоропалительно поспешным, но я не смел, я не мог оставить Вас в опасности. Если бы я знал правду раньше, то ни за что бы не отпустил Ваше высочество на выполнение столь опасного задания, - генерал побледнел, а я окончательно смутилась и запуталась.
   - Генерал, простите меня за дерзость, но, по-моему, это всё-таки какая-то ошибка. Всем доподлинно известно, что у короля Риварда не было детей.
   - До последнего времени так думали все, но факты неопровержимо свидетельствуют об обратном. Ребёнок у него был - девочка, но воспитывали её совсем не в королевском дворце. Я, конечно, понимаю короля Риварда, но передать свою дочь на воспитание едва знакомым, хотя и уважаемым людям, на это надо было решиться. Он решился и как показало будущее, это было правильным решением. Даже сейчас, по прошествии стольких лет... - Ламс запнулся, словно раздумывая, продолжать ли ему дальше.
   - В чём дело, генерал? Не томите...
   - Я не собираюсь что-либо скрывать, только стараюсь правильно формулировать свои мысли. Так вот даже теперь, по прошествии стольких лет, когда тайна неожиданно раскрылась, Ваша мать вынуждена скрываться. Как оказалось, во дворце у нее нашлось слишком много врагов...
   Моё тело прошибло холодным потом.
   - Но тогда и мне...
   - Принцесса Авелия, за свою жизнь Вы можете не опасаться, пока Ваша матушка жива, никто не осмелиться навредить её дочери, даже королева, - последнее слово он выделил, но я не решилась придать этому значения.
   - Хорошо, генерал, пусть будет так, но Вы мне до сих пор не рассказали, что же произошло? Было бы лучше, если бы Вы начали всё с самого начала.... И, пожалуйста, зовите меня просто Авель.
   - Не возражаю, Ваше высочество.
   - Генерал...
   -Прошу прощения. Итак, продолжу, сразу заметив, что Вашему спасению способствовало то обстоятельство, что совершенно случайно - действительно случайно и я вынужден на этом настаивать, - маневры нашего войска проходили близ границ Камерлина.
   - Так-таки и случайно? - я позволила себе улыбнуться.
   - Ещё раз заверяю Вас, выбранное мной место манёвров решительно не имело ни какого отношения к последующим событиям.
   - Хорошо, хорошо. Я не возражаю, генерал. Позвольте только вопрос. Вам не приснился какой-нибудь странный сон, подтолкнувший к принятию такого, я бы сказала, весьма опасного решения, как маневры близ чужих границ?
   - Какие сны? Я не верю в правдивость сновидений, но, - генерал замялся, - видение мне было... Весьма смутное, но я точно знал, что надлежит делать.
   Всё ясно, без моей мамочки тут не обошлось. Видения по её части. Но, пожалуй, не стоит сообщать об этом Ламсу, а то расстроится ещё больше.
   - Так Вам стало известно о моём происхождении, когда Вы проводили маневры?
   - Не совсем так. Мы ещё только подходили к границе, нам даже не пришлось перестраиваться. И как только мне доставили письмо, я выдвинул войска в направлении Вышегорска, но, как я уже говорил и ещё раз вынужден это заметить, моё решение было скоропалительно и необдуманно.
   - Сейчас бы вы всё переменили?
   - Не знаю, принцесса. Не знаю. Мне искренне жаль было бы потерять Вас, но даже то, что нам удалось захватить город, уже чудо. Кто-то из находившихся внутри открыл нам ворота. Но на улицах столицы мы потеряли много, слишком много людей и едва успели захватить тюремные казематы, как подошла вражеская регулярная армия. Отступление едва не превратилось в паническое бегство. Если бы не овраги, остановившие их конницу, мы бы потерпели полное поражение. Да, да, милая девушка, увы, в результате моей самонадеянной авантюры, Рустания едва не лишилась армии. К тому же теперь мы практически находимся в состоянии войны с Камерлином. К счастью, в наши руки попало немало вражеских военачальников, и к тому же в столице врагов царит полная неразбериха. Пока им не до нас. Опять же им не до нас и по другой причине: после появления наследницы престола для узурпатора возникла опасность свержения с престола.
   - Простите, я что-то забыла?
   Эльге Ламс вздохнул и заговорил со мной, как с ребенком.
   - Вы помните, - сказал он, хотя уже убедился в обратном,- после войны с Островной Империей Прибрежное Царство разделилось на четыре государства: Вилингория, Салодор, Нубия и Эскалиор. Когда на престол последнего взошел Румбальд Умный, Ваш прадедушка, то страна уже находилась в состоянии гражданской войны. На протяжении несколько десятков лет ему удавалось сдерживать опасные настроения, но затем его убили. Тогда королем стал Ваш дедушка Ривард. Когда у него родилась дочь, на него уже было произведено несколько покушений, и Ривард Смелый решил, что будет лучше, если девочку воспитают другие люди. Где-то через год покушение увенчалось успехом, а еще через пару лет противники (две основные противоборствующие стороны дом Рома, стоявший во главе повстанцев, и дом Юнгра, возглавлявший Эскалиорскую аристократию) подписали мирный договор, по которому одна часть страны доставалась восставшим и становилась Камерлином, а другая - Рустания - оставалась у Временного правительства. Я думал, Вы знаете об этом, - он сокрушённо развел руками.
   - Получается, что данная опасность существует и для Рустании...
   - Тс-с-с, тише, о таких вещах не говорят вслух. Не думаешь ли ты, что кто-то может быть более достойной престола, чем королева Эвиль?
   - Нет, не думаю, - мотнув головой, совершенно искренне ответила я.
   - И не думай. Я не хочу, чтобы враги твоей матери начали охоту и за её чересчур смышленой дочерью.
   - Скажите, генерал, а что мешает им, захватив меня, принудить мать к сотрудничеству вплоть до отречения от права на престол?
   - Не смешите мои тапочки, деточка. Что за мать способна отправить единственного ребёнка на верную гибель? Или Вы скажете, что она не догадывалась о том, куда Вы отправляетесь? Вы не сказали ей об этом? Молчите? Что толку брать в заложники дочь такой матери? Скорее возможно поступить наоборот, но кому нужна сопливая девчонка, считающая себя ура-патриоткой? Если я в чём-то не прав, скажите мне это.
   Я молчала. Но не потому, что считала его правым, наоборот, мне вдруг со всей отчётливостью стало понятно, насколько сильно любима своей матерью. Она предвидела всё это. Предвидела и моё пленение, и последующее раскрытие её тайны. Не отговорив меня от "визита" во вражескую столицу, она очень рисковала - вероятия всегда имеют несколько расходящихся линий: меня могли казнить, могли убить при задержании, могли просто до смерти замучить в пыточной, но, судя по всему, остальные версии развития событий выглядели ещё ужаснее - их исход был предопределён. Во всяком случае, сейчас я жива, почти здорова, валяюсь в мягкой постели, жду обещанных фруктов, и пока на меня никто не покушается. Так что можно считать, замысел моей мамы удался на все сто. Мелкие неприятности и ушибы не в счёт.
   - Генерал, а вы не помните, кто из вражеских вельмож и командиров был убит или попал в плен?
   - Помнить? Мне ни к чему такая роскошь, как память. К чему запоминать всякую мелочь, когда есть секретарь? Он очень скрупулезно фиксирует всё происходящее. Лист бумаги и перо - вот его оружие, точно так же как моё оружие - меч. Кстати, я как раз сегодня утром докладывал Её величеству о настоящем положении дел и имею с собой этот так Вас интересующий список.
   - Дайте мне его! - наверное, чересчур поспешно потребовала я.
   К чести Ламса, тот если и удивился, то не подал виду. Огромная с золочёными тиснениями папка раскрылась, и в мою сторону поплыл белый расплывающийся в глазах листок...
   "Лишь бы не он, лишь бы не он", - твердила про себя я, пробегая глазами первую страничку, на которой были записаны убитые при штурме города вельможи и с той, и с другой стороны. Ни одного знакомого имени мне пока не попалось, хотя я не отказалась бы увидеть на белом листе нечто типа Вексель такой-то или, что ещё лучше, король Илактрион Первый. Тёрма в этом списке не было, я уже хотела перейти к списку пленных, когда мой взгляд зацепился за последнюю страничку. Имя показалось мне знакомым - генерал Мейххеваль де фон дор Тюрх. В глазах у меня помутнело. Бесспорно, это был Мейхель. Я взяла себя в руки и с остервенением перевернула страницу. Вздохнула и принялась читать дальше. Полковник Термарель Бернард Каннер отыскался на третьей странице. Значит, он всё же жив. Сердце, радостно забившись в груди, тут же рухнуло вниз, в бездну отчаяния. Он же в тюрьме! В нашей тюрьме. Боже! Законы Рустании строги, единожды попавший в подземелье уже никогда не выходит на свет. Поэтому у нас почти нет преступников. Но... но это же просто не справедливо! Он просто солдат, он обязан был защищать своего короля... Просто солдат?! Нет, он не просто солдат, он полковник враждебного государства, а значит знает, должен знать тайны. А Тёрм - не тот человек, чтобы выложить всё добровольно. Значит, его будут пытать. На что способны наши палачи я знала не понаслышке. Я, королевская воительница, собственными глазами видела несчастных, прошедших "процедуру перевоспитания". Камерлинские каты по сравнению с нашими "исправителями" мягкие и человечные.
   "Почему ты оказался в плену? Почему? Лучше бы ты умер. Я пойду к королеве", - решительный жест, готовый откинуть одеяло, замер на полпути. Бесполезно. Наша королева непреклонна, она ни для кого не делает исключения, только на этом зиждется порядок. Цепкий ум, непреклонная воля, твёрдая рука. Да идите вы все к чёрту со своей твёрдостью! Ненавижу, всех ненавижу.
   Листок со списком сам собой выпал у меня из рук и полетел на пол.
   - Вам плохо? - генерал заботливо склонился к моему лицу.
   - Нет, - я отрицательно покачала головой, хотя побежавшие по лицу слёзы говорили об обратном.
   - Я оставлю Вас, принцесса.
   Я согласно кивнула. Ламс нагнулся, поднял уроненный мной лист и вышел.
   Подождав, пока затихнут шаги генерала, я заставила себя подняться в постели, не обращая внимания ни на боль, сковывающую всё тело, ни на головокружение.
   - Где мои одежды? - сиделка испуганно вскочила, - живо мои одежды!
   Я была не в том состоянии духа, чтобы церемониться. Потом извинюсь, а сейчас стоит мне только чуть распустить нюни и всё, конец. Уже не хватит сил даже на то, чтобы покинуть эту комнату.
   - Госпожа, - на тумбочку рядом с кроватью легла аккуратная стопка одежд, - вам помочь облачиться?
   В другое время я бы наверняка отказалась, но не сейчас, когда каждое движение отзывалось болью во всём теле. Сиделка была напугана. Мне стало её жаль.
   - Буду благодарна, - в конце концов, всё же немного вежливости я могу себе позволить.
  
   Первой неожиданностью стало то, что я находилась отнюдь не в королевской больнице для раненых воительниц, где собственно мне надлежало находиться, а во дворце. Но что это был не королевский дворец, было понятно сразу.
   - Простите, милейший, - я остановила первого пробегавшего мимо слугу, - не подскажешь ли мне, кому принадлежит сей знатный дворец?
   Тот посмотрел на меня с явным недоумением. Наверное, ему ещё не попадались люди, не знающие у кого в гостях они находятся.
   - Его светлости герцога Лемурийского, владетельного графа Асбийского, действительного члена королевского...
   - Хорошо, хорошо, голубчик, достаточно, - я постаралась быть как можно вежливее.
   Так значит Лемурийский. Судя по всему, это его загородная резиденция. Так, так, Лемурийский-Ванийский, граф Асбийский - двоюродный племянник троюродного дяди королевы... Не ахти какое, конечно, родство, но какое-никакое влияние во дворе он имеет. И моё пребывание здесь о чём-то должно говорить, только вот о чём? Жаль, что не догадалась расспросить Ламса.
   - Добрый день, госпожа! - раздавшийся за моей спиной голос заставил меня вздрогнуть. Я медленно повернулась. Из-за белой колонны выходил ярко наряженный камердинер, - Управляющий загородным имением его светлости герцога Лемурийского- Ванийского господин Штоц к вашим услугам.
   Я небрежно кивнула, мол, весьма рада.
   - Мне доложили, что Вы изволили выйти на прогулку. Очень неосмотрительно с Вашей стороны. Очень неосмотрительно. Вы ещё не совсем оправились от пережитого.
   - Это мне решать, - я не собиралась обсуждать с кем бы то ни было свои поступки.
   -Конечно, конечно, - управляющий примирительно развёл руками, - я и не собирался навязывать своё мнение героической воительнице. - сказано без всякого сарказма, вполне искренне. Кстати, кажется ему не известно об моём, так сказать, королевском происхождении. Возможно, это знание избранных. А по мне так и вообще к чему ворошить тени прошлого? Интересно, а знает ли об этом сам герцог?
   Кажется в своих мыслях я совсем отвлеклась от происходящего. А господин Штоц тем не менее что-то говорил и говорил.
   -...если вы не возражаете, я бы составил Вам компанию и с удовольствием показал наши достопримечательности.
   Что это: ненавязчивый сервис или навязчивая слежка?
   - Я бы предпочла прогуляться в одиночестве.
   - Но Вы вполне можете заблудиться, - значит, всё-таки слежка. Что такого может хранить этот замок, и куда мне не следует заглядывать? - к тому же я должен показать Вам Ваши апартаменты. Теперь, когда Вы столь великолепно себя чувствуете, - в его голосе проскользнул сарказм, слегка зеленоватый цвет моего лица не смог скрыться от его глаз, - негоже держать Вас на больничной койке.
   - Если Вы и впрямь будете столь любезны, то я не возражаю, - раз уж отвертеться от слежки не удаётся, то я тебя, паршивец, так потаскаю по комнатам... Если, конечно, у самой хватит сил, - идёмте, - слегка прихрамывая, я потащилась к дальней в этом зале двери.
  
   Н-да! Резиденция у герцога была, что надо. Дворец оказался огромнейшим, при этом все залы были оформлены простенько, но со вкусом. Мне понравилось, мне действительно понравилось. Управляющий был предупредителен и ненавязчив, а подвешенный язык позволил ему увлекательно рассказывать о совершенно неинтересных вещах. И что удивительно, меня ни разу не остановили, куда бы в какую бы дверь я не направлялась. Значит, стерегли не тайны дворца, а меня? Или я просто выбрала не тот маршрут? Как бы то ни было, бесцельное блуждание по бесконечным помещениям мне в конце концов надоело.
   - Так что Вы там говорили о предназначенных мне апартаментах?
   - Ах, да, вы утомились, - при этих словах на лице управляющего появилась довольно-снисходительная улыбка, - идёмте, - и он по-прежнему бодрой походкой двинулся в обратный путь.
   Вот паршивец...
  
   У меня кружилась голова, подкашивались ноги, и я еле дотащилась до предназначенной мне комнаты, но пока столь предупредительный управляющий не ушёл, старалась не подавать вида. А вот когда за ним захлопнулась дверь, я обессилено повалилась на кровать. О том, чтобы в таком состоянии появиться перед королевой, не могло быть и речи. Я очень, очень устала, ужасно хотелось спать, но прежде следовало принять ванну. С трудом доползла до ванной комнаты и с ещё большим трудом разделась. Хорошо хоть огромный в несколько метров шириной и длинной бассейн уже был любезно наполнен исходившей паром водой. Пенистые настои трав стояли на специальной плавающей в центре бассейна подставке. Я буквально сползла в тёплые искрившиеся в свете Залусских светильников воды...
  
   Выбралась я на кромку бассейна только когда окончательно почувствовала, что вот ещё чуть-чуть и окунусь в объятия морфея. Завернувшись в мягкое льняное полотенце, я кое-как добралась до кровати и, забравшись под одеяло, уснула. Тёрм, милый Тёрм, вместо того, чтобы терзать себя, я позволила времени течь своим чередом, надеясь, что оно всё расставит по своим местам...
   Я выспалась. Моя вновь выстиранная и поглаженная одежда лежала на стойке около кровати. Чувствовала я себя великолепно, скорее всего в травяных настоях содержались какие-то лекарственные снадобья, во всяком случае большая часть синяков на теле исчезла, ссадины затянулись, а многочисленные царапины растаяли без следа. О свалившихся проблемах я позволила себе не думать.
   Я встала и полчаса спустя, приведя себя в порядок, звякнула в стоявший на столике колокольчик. Почти тотчас же из-за дверей выглянула все та же перепуганная сиделка. Глаза её казались красными от недосыпания.
   - Госпожа изволит приказывать? - голос служанки тоже был сонным. Похоже хозяева заставили её всю ночь дежурить у моей двери. Действительно опасаются за моё здоровье? Не люблю я этого. Мне было искренне жаль, но что я могла изменить в несправедливости этого мира?
   - Простите, мне бы что-нибудь на завтрак.
   - Два раза в колокольчик, госпожа, - понуро опустив голову посоветовала служанка.
   - А если три? - интересно до какой степени у них тут отработана система сигнализации?
   - Вам подадут новые одежды и сменят постельное бельё.
   - А четыре или пять?
   -О, это самому господину управляющему. А если звонить не переставая, прибежит дворцовая стража, вот, - дальше она похоже и сама не знала, это было видно по её лицу, да мне это было и не нужно.
   - Спасибо, можешь быть свободна.
   - Я могу идти?
   - Идите, идите, - я постаралась как можно ласковее улыбнуться. Что ж, посмотрим, чем меня накормят. Колокольчик в моих руках дважды залился мелодичной трелью и буквально несколькими минутами спустя множество великолепных блюд украшали стол обеденной залы. Точнее, сперва я услышала топот многочисленных ног, затем их обогнали умопомрачительные запахи, и только потом в комнату вплыли подносы, заставленные разнообразнейшей снедью. Вернее, они не плыли, а их несли на руках многочисленные лакеи, но делали они это так ловко и умело, что, казалось, подносы, приподнятые над головами, сами перемещаются по воздуху, а люди лишь направляют их в нужную сторону.
   - Госпожа, - обратился ко мне высокий усатый лакей, видимо бывший у них за старшего, - кушать подано. Следует оставить человека для прислуживания?
   - Спасибо, не стоит, - уж как самой разобраться с вилками, ножами и ложками я знаю, да и наполнить напитком бокал смогу, не пролив ни капли. - Все свободны. Часом спустя заглянете, чтобы убрать недоеденное.
   - Это у нас делают горничные, - мне показалось, что это было сказано с некой обидой в голосе. Ишь ты, как тут всё сложно, подача пищи господам - ступенька вверх по служебной лестнице.
   Лакей низко поклонился и, кивнув своим, первым вышел из моих апартаментов. Не долго раздумывая, я принялась за поглощение пищи.
   Итак, я выспалась, наелась, в общем и целом мне здесь понравилось, но что-то всё же было не так. Слишком тихо, что ли? Не суетно. Так не бывает. Рядом клубятся тучи, собираясь в грозу войны, день-два и запылают окружающие сёла, а тут - тишь, гладь, божья благодать. Возможно, герцог и всё его окружение просто делают вид, что ничего не происходит?! Но как говорил один мой хороший знакомый: "Нельзя всю жизнь прожить как страус, засунув голову в песок". Одним словом, если ты не идешь и не решаешь проблему, то проблема приходит к тебе сама. Хотя, что мне до проблем этого герцога? Мне бы со своими разобраться...
   На этой мысли меня прервали настойчивым стуком в дверь.
   - Войдите, - пригласила я, и в распахнувшуюся дверь торжественным маршем прошествовал вчерашний управляющий. Не доходя до меня десятка полтора шагов, он сорвав с головы шляпу, взмахнул ей перед собой, низко поклонился и торжественно возвестил:
   -Госпожа королевская воительница! Его сиятельство герцог Сатар Лемурийский-Ванийский, граф Асбийский, действительный член королевского... - тут он взглянул на мою скучающую рожу и осёкся, - ждёт Вас в торжественной зале, сопровождающие прибудут через пять минут.
   Тут он ещё раз махнул перед собой шляпой, шаркнул ногами и, пятясь, скрылся за дверями моей комнаты. Для меня так и осталось загадкой в каком же именно королевском обществе состоит столь многотитульный господин.
  
   Свита прибыла без опозданий. Состояла она из трех шикарно одетых, упитанных мадам и одного маленького мальчика. Если они рассчитывали, что "госпожа" наденет платье со шлейфом, то они просчитались - из своего костюма воительницы я вылезать не собиралась. Кстати, как он здесь оказался? Наверное, постарался генерал Ламс. При встрече надо не забыть сказать спасибо.
  
   Несколькими минутами спустя я спустилась по великолепной винтовой лестнице в тронную залу. Я рассчитывала увидеть огромную мрачную (ведь лестница вела под землю) комнату, освещённую желтыми всполохами светильников, а она оказалась залитым солнцем светлым помещением, украшенным растущими в кадках и вазах цветами. Плющ, расползаясь по узорчатым, стоявшим на окнах решёткам, казался зелёными занавесками. Здание действительно располагалось глубоко под землёй, а льющийся со всех сторон свет поступал сюда с помощью хитроумной системы зеркал. Все эти мысли пронеслись в моей голове, едва мы вошли в зал, дальнейший их ход был прерван топотом детских ножек.
   Сопровождавший меня мальчик забежал вперёд и громко, визгливо выкрикнул:
   - Её милость королевская воительница госпожа Авель!
   Навстречу уже бежал сутулый, худощавый коротышка в расшитом золотом камзоле, с тремя королевскими орденами, едва помещавшимися на его худой груди и в кепке-тюбетейке, своими очертаниями слегка напоминавшей королевскую корону.
   - Я рад приветствовать в своих апартаментах столь героическую, сколь и прекрасную воительницу! - коротышка широко улыбался, - прошу, прошу... - он повёл рукой, приглашая меня следовать за ним в глубину зала, где стояли широкие накрытые столы, за которыми сидели немногочисленные гости. Некоторых я знала. - Господа, предлагаю встать и встретить нашу героиню аплодисментами.
   За столом началось шевеление, грохот отодвигаемых стульев, затем раздались громкие и похоже вполне искренние аплодисменты. Отбросив ложное смущение, я улыбнулась - иногда действительно хочется немного побыть знаменитостью.
   - Мы восхищены вашими героическими деяниями, - ко мне подскочила полная противоположность встречавшему меня герцогу. Этого высокого, круглого как бочка господина я как-то раз видела на королевском приёме. Пренеприятный тип. Он весь вечер крутился подле меня. Был мил и обворожителен в своей улыбке и к тому же любезен до отвращения. Одним словом, тогда он мне не понравился. - Позвольте вашу ручку?!
   - О, нет-нет, - вмешался сопровождавший меня герцог. - Воительница Авель - моя гостья, и сопровождать её буду я. Вы позволите?
   Я безропотно протянула ему свою руку. Отказать в такой малости хозяину дворца было бы невежливо.
   - Тогда первый танец - мой, - толстый господин не унимался.
   Я, не зная, что ему ответить, беспомощно посмотрела на моего сопровождающего.
   - Угомонитесь, Брейсток, - заступился за меня Сатар. - Авель слишком измучена, чтобы утомлять её танцами.
   Брейсток фыркнул и, скорчив недовольную гримасу, поплёлся на своё место.
   Я благодарно кивнула герцогу. Он понимающе улыбнулся, и мы пошли дальше. Гости продолжали приветливо хлопать в ладоши. Похоже здесь про моё внезапное возвеличивание ещё не знали или же усердно не подавали виду. Тем лучше. Получается, королева решила хранить происхождение моей матери в тайне? Разумно. Нашему государству сейчас ни к чему волнения, вызванные появлением новой наследницы. Совсем ни к чему.
   Несмотря на то, что я совсем недавно перекусила и весьма плотно, мне снова захотелось есть. Стол буквально ломился от всевозможнейших яств. Звякнули бокалы за здравие, и я спокойно принялась за исходящую соком, хорошо прожаренную и приправленную специями куриную грудку. Затем отведала немного почек под маринадом, попробовала чуточку печёной оленины, дотянулась вилкой и разделалась с копчёным перепелом, и только было уже полезла за второй порцией салата, когда герцог, придвинувшись к моему уху, тихо произнёс:
   - Вы знаете, Ваш главный палач полковник тайной полиции Термарель Каннер, - сердце моё дрогнуло, - принадлежит к одной из самых влиятельных и богатых фамилий Камерлина. И как только он пришёл в себя, так сразу потребовал перо и бумагу. И вы даже не представляете для чего...
   Я изумлённо изогнула брови. Откуда мне знать?
   - ...он написал завещание, да-да, именно завещание. И Вы очень удивитесь, когда я назову имя его наследника, а точнее наследницы.
   - Кто же эта счастливица? - с наигранным безразличием спросила я.
   - Вы.
   - Что?! - изумлённо воскликнула я. И тут же, словно в безразличии, махнула рукой, - полковник совсем молод, можно сказать юн, так что долго же мне придётся ждать этого наследства.
   После этих слов герцог посмотрел мне в лицо, и на его губах появилась горькая и одновременно саркастическая улыбка.
   - А вот тут как раз легко ошибиться.
   - Вы хотите сказать, что я заблуждаюсь?
   - Да, милая Авель, думать подобным образом, значит, ошибаться. Не далее, как завтра по утру Вы станете богатейшей невестой Рустании.
   - Я... Я не понимаю... - язык заплетался. Я всё поняла, но ещё не в силах была в это поверить. Не хотела верить в это.
   - Его завтра казнят.
   "Казнят". Какое холодное, безразличное слово. И какое страшное. Я едва сдержалась, чтобы не закричать.
   - Конечно, сейчас мы находимся с Камерлином не в том состоянии, чтобы оспаривать или требовать чьи-то имущественные права, но когда всё уляжется...
   Герцог продолжал болтать, а я его уже не слушала. Тело моё ослабло, а разум требовал куда-то бежать, что-то делать. Чувства твердили, что надо спасать Тёрма, а здравый смысл подсказывал, что это бесполезно, что королева никогда не отменит принятого решения. Тем не менее я медленно поднялась из-за стола.
   - Герцог, как далеко от вашего замка находиться столица?
   - Сутки неспешным шагом на лошадях... - и, словно опомнившись, он смерил меня взглядом, - а Вы с какой целью...
   - Ваша светлость, прошу выделить мне двух лучших скакунов.
   - Вы собираетесь скакать в город? В ночь... Зачем?
   - Не спрашивайте меня, просто распорядитесь дать мне коней.
   - Конечно, конечно... Эй, слуги, - герцог четырежды хлопнул в ладоши. Появившийся в дверях лакей обменялся с хозяином лишь взглядом и, не проронив ни слова, удалился. По-моему, без магии тут не обошлось, но я ее не почувствовала. Да и разглядеть чью-либо ауру мне не удалось.
  
   Через полчаса я уже скакала по широкому, наезженному тракту в направлении столицы. Оставшихся часов дня и ночи должно было хватить, чтобы еще до рассвета добраться до королевского замка.
   Я мчалась всю ночь, без устали погоняя лошадей, и всё же безнадёжно отставала. До города оставалось ещё несколько миль, а безжалостное солнце уже золотило верхушки скрывшегося за моей спиной леса. Отчаяние, боровшееся в моей душе с надеждой, бесспорно одерживало верх. Я чувствовала, как слезы подступают к глазам, как крик боли сжимает пересохшее горло. Но я сдерживала себя, должна была сдерживать. Когда кони встали, не в силах продолжать скачку, я побежала. Как ни странно, именно отчаяние придавало мне сил, я хотела если не успеть, то хотя бы умереть от изнеможения. А дневное светило поднималось всё выше и выше. Оно слепило глаза, и, казалось, что его яркий свет приносит звуки призывных труб, возвещающих о начале казни.
  
   К воротам я подбежала с трудом переставляя одеревеневшие ноги и чувствуя, что готова с кашлем выплюнуть собственные лёгкие. Выскочившего навстречу стражника я схватила за грудки и, рывком притянув к себе, с усилием выдохнула:
   - Казнь?
   - Что казнь? - ошарашено уставился на меня стражник.
   - Казнь уже состоялась?
   - Казнь? - стражник недоуменно посмотрел на меня.
   - Казнь, казнь иностранного военачальника состоялась?
   - А-а-а, казнь, так бы и сказала, - стражник поскрёб пятернёй за ухом, - казнь ещё намедни, - говорил он медленно и тягуче, и у меня сто раз остановилось сердце, пока он проговаривал конец фразы, - перенесли. Я полагаю так: покудова все тайны не выпытают - не четвертуют.
   Вот они как, уже и казнь подходящую придумали. Но, слава богу, я не опоздала. Сейчас же к королеве. Упаду в ноги, упрошу, вымолю, отслужу. Знаю, королева непреклонна, знаю, королева не меняет своих решений, но ради меня?!
   - Пропустите, - я решительно шагнула к приоткрытым створкам ворот, стражник испуганно отпрянул в сторону, даже не подумав поинтересоваться целью моего визита. Зато другой такой же страж, выпрыгнув, как чёрт из табакерки, из дверей сторожевой будки, опустил перед моей грудью изрядно зазубренную, давно не точенную алебарду и нагло потребовал:
   - Входная пошлина - двадцать два талера.
   - Иди к чёрту, - я слегка повёла рукой и стражник отлетел в сторону.
   Теперь дорогу ничто не преграждало, и я решительно зашагала к центру города. Видевшие все это другие стражники решили предпочесть моему мечу бездействие и нагоняй от начальства.
   А в городе казалось бы ничто и не изменилось: как прежде гулко шумела базарная площадь, всё так же несло свежевылитыми помоями, всё так же весело помахивали веревками стоявшие посреди лобной площади виселицы, вот только плах несколько прибавилось - столица готовилась к массовой казни. Собственно лобных места в городе было два: одно для всеобщего обозрения, второе - у ворот тюрьмы для увеселения знатных вельмож и казни особо опасных государственных преступников. Вспомнив об этом, я тяжело вздохнула и, чтобы не смотреть в сторону виселиц, свернула на боковую улицу.
  
   - А что же, красавица, ты так раненько проснулась, а? - вылезший из-за угла дома щербатый верзила загородил мне дорогу. В его руке совершенно недвусмысленно покачивалась увесистая дубина.
   - Не спеши, девица, - за мой спиной послышался топот ног, и я оглянулась. Из соседнего проулка вальяжно выходила бандитская троица, а впереди нарисовалось ещё двое. У каждого дубины, у троих ещё вдобавок короткие, чтобы было удобно прятать под одежду, мечи.
   - Постой, красота, постоим, поговорим, - улыбка щербатого меня буквально умиляла.
   - Да не прилично мне одной с шестью мужиками разговаривать.
   - А мы и не мужики вовсе, - верзила прямо-таки умирал от разбиравшего его смеха, - мы купцы.
   - Даже так? - я не спешила выдвигать аргументы в свою пользу. Вдруг они оказались умнее и на крышах сидят лучники? - и чем приторговываете?
   - Не приторговываем, ха-ха, а торгуемся и меняемся.
   - И что на что меняете? - я незаметно сделала шаг в сторону, отходя на более удобную позицию.
   - Для тебя и только для тебя, красавица, твою жизнь на всё золото и имущество. Впрочем, костюмчик можешь оставить себе.
   - Вот как! Щедрое предложение, - я уже поняла, что имею дело с "бандой Щербатого" и позволила себе мысленно усмехнуться - эти головорезы никогда не оставляли живых свидетелей. Но в уме им было не отказать. К чему драться, если можно заставить жертву поверить в благородство разбойников? Отнять оружие и ударить в спину - излюбленная тактика такого отребья, как Щербатый. - У меня есть время подумать? - ещё один шаг в сторону.
   - Ишь, - Щербатый воровато оглядел улицу, вокруг никого не было, - думай, но недолго.
   - Спасибо, - выдохнула я, резко поворачиваясь к стоявшим за спиной бандитам. Три метательных ножа, брошенных почти одновременно, не оставили им никаких шансов. Щербатый ещё не успел ничего понять, как под ударом моего меча повалился на землю, двое оставшихся бандитов не смогли оказать достойного сопротивления. Через несколько секунд всё было кончено. Я собралась уже уходить, когда голова Щербатого дернулась, приподнимаясь. Долгий, протяжный стон огласил улицу.
   - Пощади, - прохрипел главарь. Я только усмехнулась на его просьбу, мне было его совсем не жалко.
   - Пощади, - вновь просипел он, и на его губах выступила кровавая пена, - я сделаю для тебя всё, что угодно, я... я скажу тебе, где найти...
   - Пощадить? - я взглянула на его распоротую грудь, вскрытый живот и отрицательно покачала головой. - Ты - не жилец, я могу только пообещать тебе лёгкую смерть.
   - Я... я... я... согласен, - на глазах этой убившей десятки невинных людей сволочи заблестели слёзы, - мне страшно... и больно...
   - Если ты меня понимаешь, то скажи, кто тебя послал? - я ни на мгновение не сомневалась, что наша встреча в этом переулке не случайна. Наверняка самая главная засада ждала меня на прямой улице, а здешние бандиты были выставлены просто так на всякий случай.
   - Я не знаю, мне только передали деньги, - прохрипел он, и я поверила. Но не собиралась так легко выполнять своё обещание.
   - Ты хотел сказать мне что-то ещё.
   - Да... - в его горле булькала кровь.
   - Я слушаю тебя, - мне не следовало здесь надолго задерживаться, в закоулках города обитало ещё достаточное количество не менее кровожадных шаек.
   - Я слышал, что легендарный Корунд находиться горах близ ущелья Афенкраута...
   - Эту сказку слышал каждый ребенок...
   - Но не каждый... - Щербатый, с трудом перенося боль, перешел на сип, - ...знает ключ... я слышал...
   Сказанное дальше повергло меня в шок, я почему-то ни на мгновение не усомнилась в правдивости его слов, только откуда он мог это узнать?
   - Ты не веришь, но кое-кто хотел купить свою жизнь в обмен на тайну, - лицо негодяя скривило гримасой боли.
   - Как ты?
   - Как я...
   - Почему же ты не попытался воспользоваться своим знанием?
   - Я не посмел.. я...- кровь, рвущаяся из горла, не дала ему договорить. Новые попытки успехом не увенчались - он захлебывался кровью.
   "Ты струсил", - подумала я, но говорить не стала, ни к чему плевать на умирающего, а вместо этого высоко подняла свой меч - обещание надо держать. Острие ухнуло вниз, но на полпути я изменила траекторию удара, и клинок просвистел мимо. Милосердие не состоялось - Щербатый уже умер.
   Очистив оружие от крови, я поспешила дальше. Эмоции переполняли меня. Корунд, легендарный Корунд - камень способный в одночасье сделать всех людей счастливыми. Мечта многих поколений. Камень, о существовании которого знали, но никак не могли найти на протяжении столетий. Поговаривали, что с нахождением Корунда настанет эра добра и справедливости... Неужели то, что сказал Щербатый - правда?
  
   В королевский дворец меня впустили беспрепятственно. Ещё бы! Сегодня была смена моей сотни, и на входных воротах стояли две моих воспитанницы. По их лицам было видно, что им о многом хочется спросить своего командира, но военная дисциплина не позволяла удовлетворить своё любопытство. Я только кивнула и, не останавливаясь, прошла мимо них. Воительницы королевы ни на мгновение не должны отвлекаться от вверенного им дела.
   Я решительно поднималась вверх по винтовой лестнице, идя прямиком в покои её величества, и мне не было дела ни до распустившихся бутонов так меня умилявшего прежде большого ваграбского розолина, ни до созревшего и потому дивно пахнувшего плода лесландского шишповника, ни до зеленых лиан вьющегося по перилам закидонского плюща. Я хотела видеть королеву. Я должна молить её о снисхождении и всё, и ничего больше. Остальное оставалось за гранью моего восприятия. Я пришла в себя вместе с раздавшимся звоном скрестившихся прямо передо мной алебард.
   - Что? - я не сразу поняла, что произошло. Меня не пускали мои же девочки, мои воспитанницы, мои солдаты... - Что случилось?
   - Приказ королевы: никого не пускать ранее полудня.
   - С каких пор на начальницу её стражи распространяются подобные приказы? - мне не надо было придавать суровости своему голосу, я и впрямь начинала злиться.
   - Извини, командир, - младшая воительница по имени Надалаила виновато захлопала ресницами, - вот уже почти две недели как на Ваше место назначена воительница Адамита.
   - Адамита? - я терпеть не могла эту воительницу из соседней сотни. Вздорная, своевольная и жестокая. Н-да, не сладко сейчас приходиться моим девочкам. - Это правда? - мои подчиненные (мои бывшие подчинённые, надо называть вещи своими именами) понуро опустили головы. Если меня сейчас пропустят, их ждёт суровая расправа. Что ж, время у меня есть, могу и подождать... - Когда Её величество сможет меня принять?
   - Я думаю, не ранее окончания завтрака, - виновато просипела Надалаила. Вторая воительница, понуро опустив голову, помалкивала. Да, распустились... Стоило бы только захотеть прорваться к королеве, и мне бы не составило это никакого труда.
   - Хорошо, несите службу и доложите королевскому штабс-секретарю о моей настоятельной просьбе включить меня в список на приём к Её величеству.
   - Есть, командир, так точно, командир, - одновременно воскликнули обе девушки. Выглядели они обрадованными. "Рано радуетесь, скорее королева назначит меня тысячницкой, чем отменит своё решение и вернёт мне под команду сотню. Да, Ваше величество, не ждали Вы моего возвращения, не ждали..."
   - Спасибо, девочки, - искренне поблагодарила я и, развернувшись, поспешила к потайному ходу, чьи извилистые коридоры вели в сердце королевской темницы. Не только Камерлинские короли любят посмотреть на человеческие страдания. Я ни разу не входила в тюрьму через этот вход, я только лишь сопровождала королеву по подземелью до входной двери и здесь же дожидалась её возращения. Теперь же предстояло войти туда самой.
   В подземелье было темно и сыро, но разбегающиеся во все стороны крысы говорили о кипении жизни. Я спустилась вниз ровно на сто сорок ступенек, прошла по коридору ровно десять шагов и, нашарив на стене небольшой круглый выступ, резко нажала. Тут же в глубине каменной кладки заскрипел старый механизм, шестерёнки пришли в движение, и стена стала медленно отодвигаться в сторону. Тюрьма распахивала мне свои объятья.
  
   Рустанские тюрьмы, не побоюсь этого слова, комфортнее камерлинских и уютнее - факелы по стенам, даже рисунки. Загляденье! Глядя на окружающее, мне стало за себя немножечко обидно. Вспоминать осклизлые стены Ламкрюнцина было противно даже сейчас.
   - Простите, госпожа, - ко мне настороженно приближалось трое охранников, - вход в поземные казематы строго ограничен, - говоривший замолчал, но почти сразу же удивлённо воскликнул, - Авель?! - я в свою очередь узнала среди идущих долговязую фигуру начальника тюрьмы.
   - Привет, Дестактион, - шагнув вперёд, я протянула ему свою испачканную подземной плесенью руку. Его ладонь была теплой и слегка шершавой.
   - Какими судьбами, воительница? - между нами не было дружеских отношений, но по-своему мы друг друга уважали.
   - Хочу взглянуть на своих мучителей, - не к чему ему знать, к кому конкретно я направляюсь. Совершенно не к чему.
   - Сатраф, - Дестактион повернулся в сторону одного из стражников, - проводи!
   - Благодарю, - я не стала отказываться от сопровождения. В этих переплетениях коридоров и всевозможных лазов и в самом деле не долго заблудиться.
  
   - Там, - Сатраф ткнул пальцем в направлении узкого, ведущего в темноту коридора. Кажется, на счёт комфортности наших тюрем я малость погорячилась... - Камеры смертников - первый поворот направо. Возьмите, - он протянул мне толстый витиеватый ключ (коридор запирался на огромный висячий замок), - отдадите охраннику на выходе.
   - Да-да, обязательно, - я благодарно кивнула, и Сатраф тут же поспешил в обратную сторону - догонять своего начальника. Я же втиснула ключ в узкую щель замка. Внутри него что-то скрипнуло, и толстая дужка с тяжким грохотом откинулась в сторону. Я сняла замок и открыла страшно заскрипевшую своими несмазанными петлями дверь. Одинокий факел висел у самого входа. Шипя и потрескивая, он чадил оранжево-красным пламенем, вытягивая к потолку черные дурно-пахнувшие щупальца копоти. Вытащив факел из зажимов, я шагнула в черноту коридора. Из него дохнуло ужасающим смрадом. Чтобы не упасть в обморок от ужасных запахов, я старалась дышать ртом. Мрачные, не несущие ничего, кроме отвращения и страха звуки - стоны, рассерженное шипение и просто ругань - неслись со всех сторон. В многочисленных узких камерах, где и одному человеку должно было быть тесно, находилось по три-четыре пленника. Я старалась не смотреть по сторонам, чтобы не видеть их лиц. Под ногами хрустели, шуршали и отлетали в стороны белые, ещё не изржавленные временем кости. Мне не надо было смотреть вниз, чтобы понять, кому они принадлежали. Вряд ли узников стали бы кормить мясом, и потому валящиеся под ногами кости, могли принадлежать только таким же, как и они, несчастным... Ужасная мысль пронзила моё сознание... и я всё же не смогла удержаться, чтобы не взглянуть под ноги - коридор буквально белел от человеческих костей и черепов. А я-то всегда думала, что страшные истории о Рустанских тюрьмах, рассказываемые шёпотом и с оглядкой по сторонам, - всего лишь злобные слухи, раздуваемые врагами её величества.
  
   ...а преступникам против короны хода из тюрьмы нет, - сидевший на телеге крестьянин низко склонился к уху своего собеседника, такого же крестьянина из ближайшей деревни. Говоривший едва шевелил губами, но это не мешало мне его слушать - заклинание обострённого слуха здорово уменьшало разделявшее нас расстояние.
   - Прям-таки в тюрьме и сидят? - недоверчиво покосился тот, - их бы на каменоломни, чтобы хоть кормить не задаром. Только надысь за одну облаву вона сколько вероломцев повязали, разве ж всех укормишь?
   - А что властям корм-то, - крестьянин победно усмехнулся, мол, я-то в отличие от тебя в таких делах сведущ, - бросят их десятка три в одну камеру, воду подведут, чтобы, значит, от жажды не подохли, да так и оставят.
   - И чё? - я даже не удивилась такой непонятливости второго, намёк и до меня дошёл не сразу. Нет, такого говоруна надо вязать...
   - А ни чё, - казалось, клеветник даже обиделся, - не дай тебе неделю-другую есть, ты сам что выберешь?
   - Да неушто?- кажется, до него дошло.
   - Вот тебе и "неужто", а как в камере узников мало остаётся, так им новеньких подбрасывают. Говорят, некоторые годами так живут.
   - Кто говорит?- хороший вопрос, ну же, мужик, ответь, ну?
   Прежде, чем отвечать, крестьянин огляделся по сторонам.
   - Люди, - тихо пробормотал он.
   "Что ж, тем хуже для тебя," - подумала я, незаметно подавая знак своим. Что ж, мужик, не захочешь сказать за просто так, ответишь на дыбе...
  
   Меня знобило от собственных воспоминаний. Похоже сказанное крестьянином вовсе не было злобной клеветой-наветом на тщательно охраняемую мной власть. Где сейчас этот ни в чём не повинный крестьянин? Где? На каменоломне или среди этих камер, об арестантах которых он с такой осторожностью рассказывал своему другу?
   Занятая своими мыслями, я едва не проглядела нужный мне поворот. Покрывшись холодным потом и тяжело дыша, я повернула направо. Коридор стал ещё уже. Теперь я шла прямиком к камерам для особо опасных преступников. Черные, закопченные стены тем не менее блестели отполированные прикосновением тысячи обнаженных тел проходивших здесь узников. В тусклом свете факела привиделось моё изображение, казалось, я гляжу в чёрное, тусклое, но от того не менее реальное зеркало. Измождённые черты лица, узкие исхудавшие плечи, висящая как на шесте одежда. Я не сдержалась, чтобы горько не усмехнуться, за последнее время я действительно изрядно постройнела. Ничего, ничего, нормально выгляжу, были бы кости целы, а мясо нарастёт. "Интересно... - нет, интересно не то слово, но всё же интересно,- а Тёрма они тоже посадили на хлеб и воду? - выскользнувшая из подсознания мысль заставила меня содрогнуться от ужаса, - а если его вообще не кормят? А если..." Думать об этом "если" не хотелось... Я прибавила шаг.
   Снова начали попадаться заполненные заключёнными "клетки". Теперь я была вынуждена подходить вплотную к решеткам и, освещая камеры тусклым светом факела, тщательно разглядывать измождённые, потерявшие человеческий облик лица заключённых. Они выли, вопили, лязгали зубами в мою сторону, пытались дотянуться руками. Пару раз мне едва удалось избежать прикосновения скрюченных пальцев...
   Знакомая фигура высветилась в тусклых мерцаниях факела, когда я уже почти отчаялась. Тёрм сидел на каменном полу, подобрав под себя ноги и спрятав в широких ладонях своё лицо. В узкой как могильная щель камере полковник был один. На толстых прутьях решетки висело сразу два амбарных замка.
   - Здравствуй, - он даже не пошевелился, а мне стало очень неловко и... почему-то стыдно. Я судорожно сглотнула. - Я пришла поблагодарить.
   Терм всё же посмотрел на меня. Боже, что с они тобой сделали?! Все его лицо превратилось в единый синяк. Да и на теле, прикрываемом изодранными в клочья лохмотьями, наверняка, нет ни одного живого места, и ещё запах - боже! - тяжелые запахи подземелья не смогли перебить запаха паленой кожи и жженного мяса.
   - Зд-ра-вст-вуй, - прохрипел полковник и попытался сглотнуть, но в пересохшем от жажды горле не нашлось ни капли влаги. Мне хотелось плакать. Я чувствовала его боль так, будто это меня прижигали каленым железом, будто это моё тело рвали щипцами и раздирали на части, разрывая в разные стороны наматываемыми на вал канатами.
   - Тёрм, - позвала я, снимая с ремня флягу и бросая её в безвольно лежавшие на коленях ладони. Его пальцы мгновенно сжались на обтянутой жёсткой кожей поверхности. Я видела, что ему хочется, неимоверно хочется, мгновенно вырвав пробку, вскинуть фляжку к губам и пить, пить... жадно, обливаясь, всхрапывая, как запалённая в беге лошадь и поглощая драгоценную влагу до тех пор, пока на дне фляги не останется ни капли. Но Тёрм не был бы Тёрмом, которого я знала, если бы поступил именно так. Несмотря ни на что, он оставался собой. Медленно, очень медленно и осторожно, и не только потому, что не хотел пролить ни капли, а словно испытывая свою волю, он вытащил из фляжки тугую пробку и, так же медленно подняв руку, поднёс горлышко к растрескавшимся губам. Первый глоток дался ему с явным трудом - пересохшая гортань никак не желала пропускать вовнутрь драгоценную влагу. Затем он сделал еще один глоток, ещё и, протяжно вздохнув, отстранил флягу в сторону.
   - Спасибо, - с трудом выдавил он и, устало откинувшись спиной на стену, закрыл глаза. - Прости...
   - За что? Разве ты виноват, что мы родились по разные стороны границы?
   - Я должен был предупредить.
   - Должен? Почему? Мы же враги...
   - Девушке не место на войне, даже если она родилась в доспехах, с оружием в руках...
   - Ты считаешь, женщина не способна воевать? - я даже немного разозлилась, - ты думаешь, она не может держать меч так же твёрдо как мужчина?
   - Нет, я не это хотел сказать, - каждое слово давалось ему с трудом, - ты доказала, что можешь быть сильнее любого мужчины, но пойми, женщины должны дарить жизнь, а не отнимать её...
   - Ты так считаешь?! Ты думаешь, что я должна сидеть и ждать, когда придёт чужой мужчина и уничтожит всё то, что я так любила? Ты считаешь, я должна сидеть сложа руки и наблюдать, как горят наши дома, как убивают дарующих жизнь женщин? Смотреть, как четвертуют наших детей и не брать в руки оружия?
   - Авель, остановись, Авель, я думаю, войны вообще не должно быть. На земле достаточно места, чтобы хватило всем и солнца, и воды, и хлеба.
   - Если это так, то почему вы всё время стремитесь вторгнуться в нашу страну с войной?
   - Мы? - Тёрм удивился вполне искренне, - это вы всё время замышляете планы порабощения нашего государства, зачем нам ваши земли, если наша стада тучнее, а земля плодороднее?
   - Не знаю, но разве не вы то и дело вторгаетесь в наши пределы, разоряя приграничные сёла и убивая их жителей?
   - Мы всего лишь не оставляем без последствий вылазки ваших войск.
   - Стоп, Тёрм, - я решила остановить нашу бессмысленную дискуссию, тем более, что оба мы спорили совершенно искренне, но ведь я пришла в тюрьму не для этого. К тому же за бесплодным спором мы кажется начали упускать что-то важное, - ты сказал должен был меня предупредить, о чём?
   - О чём? - Тёрм попытался усмехнуться от чего по его треснутым губам потекла кровь, - ты разве сама не догадалась?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Мы ждали тебя. То есть я не знал, что это будешь именно ты, но мы ждали имперского лазутчика, девушку.
   - Ты хочешь сказать вы знали, что я шпионка?
   - Да, с самого начала, - он открыл глаза, потом сощурился и на секунду умолк, будто вспоминая и собираясь с мыслями. - Нам было известно, что Рустания подошлет к нам шпиона, точнее наёмного убийцу. Девушку. Нам сказали, что она скажет о необходимости попасть в Вышегорск, а мы должны будем ее взять с собой. Нам приказали оберегать её в дороге. Но мы везли ещё и секретный груз, столь секретный, что об этом было известно лишь королевскому советнику. Смешно, но он бежал, воспользовавшись единственным на всё королевство портальным камнем.
   "Секретный груз"?! - вот почему так спешил в Вышегорск караван камерлинцев.
   - А почему Вексель не забрал с собой хотя бы часть перевозимого вами груза?
   - Ты думаешь, что все те баулы, что мы везли были тем самым грузом?
   - Нет.
   Бросив это короткое "нет", меня буквально осенило - вьюки были действительно ни при чём, караван вёз меня - человека королевского происхождения, человека который представлял огромную опасность и одновременно ценность для обоих государств. Или я обольщаюсь? Едва ли. Значит, камерлинская власть боится, что я или моя мать предъявим права на трон? Возможно, но тогда такую же опасность мы представляем и для королевы Рустании. Хотя если посмотреть под другим углом, то и для одной и для другой стороны мы могли стать как врагами так и союзниками. Но, кажется, обе стороны нашли компромисс и пришли к соглашению?! Несомненно. Значит они решили как можно быстрее избавиться от возможных наследников Эскалиора? И если всё это так, то становиться понятным, почему Вексель, как только запахло жаренным, предпочёл смыться. Ему уже было необязательно доставлять меня живой. Повернуть назад я не могла, а если бы выжила, то всё равно не миновала бы камерлинской столицы. Теперь понятно, каким образом Вексель собирался устранить мою матушку, он всего лишь сообщил кому надо правду и предоставил доказательства её королевского происхождения. Но знать обо всем этом Терму пока не нужно.
   - Так почему же он сразу не переправил этот груз?
   - Потому что пройти через портал-камень человек может лишь совершенно голым, и лишь высшие маги способны создавать нечто иное.
   - Но... мы же не нашли его одежд?! - Тёрм, глядя на меня, грустно усмехнулся.
   - Ты ошибаешься, Ильдарас нашёл всё: и одежду, и оружие, он просто спрятал его подальше от чужих глаз.
   - Тёрм, в начале нашего пути ты ведь не считал меня шпионкой, нет? Ты думал, что это ошибка, что это не я?
   - Все в точности до наоборот. Я понял, что это ты. Не верили другие.
   - Почему же ты тогда не хотел брать меня в обоз? - я почувствовала, что он смутился. Опустив голову, Термарель некоторое время молчал, потом, решительно тряхнув головой, ответил.
   - Я боялся к тебе привязаться. Потому что... потому... - я пристально смотрела ему в лицо, измученное лицо смертельно уставшего человека, но находящего в себе силы не унизиться до просьб о снисхождении. Он так и не сказал, почему...
   - Тёрм, сколько тебе лет? - глупый вопрос, в странном, нелепом разговоре, разве для этого я сюда шла? Разве мне есть дело до прошлого? Разве это так важно?
   - Двадцать первый, - я думала, он чуть старше, - а тебе?
   - Двадцать, целая вечность, - ответила я и поняла, что мы говорим не о том, совсем не о том, о чём надо сказать, но не смогла найти в себе силы, чтобы признаться... он мой враг и этого не изменить, не исправить, а ещё... ещё он завтра умрёт, если я не сделаю, что должна сделать...
   - Авель, я... я не должен этого говорить, но повторю ещё раз - среди ваших высокопоставленных вельмож есть некто, кто желает тебе смерти. Именно от него наш король узнал о твоей миссии.
   - Ваш шпион в нашем дворце?
   - Ты не поняла, у нас нет столь высокопоставленного шпиона. Я не знаю, кто этот человек, но он желал смерти именно тебе. Именно тебе и никому другому. И ты чуть не погибла, я не должен был брать тебя с собой.
   - Но вы же давали мне шанс уйти? - значит, когда я собиралась в путь, королева уже обо всём догадывалась, но не решалась на открытое убийство, вот почему она отправила меня на столь опасное задание. Тогда возникает вопрос, в её ли интересах было сообщать камерлинцам о моём происхождении? Или это сделал некто другой? Едва ли она стала бы так поступать. Значит, другой. Другой же и предоставил эти самые доказательства. Какую игру он ведёт этот неизвестный некто? Я и леди Амертон, ха, это как яйца в разных корзинах. И мы обе живы. Выиграл он или проиграл?
   - Да, никто из нас троих, - он имел ввиду себя, мага и Мейхеля, - не был против твоего бегства.
   Я вздохнула. Ну, почему я тогда не ушла, не бежала, оставив свой путь к цели? Разве бы меня кто-нибудь осудил?
   Только я сама.
   - Тёрм, сейчас тебе уже известно, что за груз вы везли? - я пристально смотрела на сидевшего в неподвижности полковника, он поднял на меня взгляд и отрицательно качнул головой. Значит, он не знает, хорошо. Но сейчас и это не важно. - Мне пора, Тёрм.
   Услышав эти слова, он порывисто поднялся и шагнул к разделяющей нас решетке. Каждый шаг ему давался с большим трудом, его лохмотья пропитывались выступившей из ран кровью, но он не проронил ни одного стона, только крепче сжал зубы и, сделав еще шаг, ухватился рукой за железные прутья.
   - Спасибо, - он протянул мне флягу.
   Я отрицательно качнула головой.
   - Оставь себе.
   Наши руки соприкоснулись, к моему горлу подкатил сухой ком горечи.
   - Авель, мне жаль, если сможешь, прости...
   "За что?" - вновь хотела спросить я, но не смогла. Только схватила его запястье своей рукой и застыла, не в силах сдвинуться с места. Но мне действительно было пора. Королева вряд ли станет ждать бывшую воительницу. Я не хотела уходить. Но знала, что если сейчас, вот в этот самый миг не уйду, то вообще не уйду никогда. Я чувствовала, как моя рука соскользнула с его руки. Ни слова о предстоящих пытках, ни слова о предстоящей казни...
   - Я должна идти, Тёрм.
   - Я знаю, - он смотрел на меня так... он прощался, он не верил, что мы снова увидимся. У него не осталось надежды. "Тёрм, но почему, почему так получилось? Почему?!" - я медленно попятилась в темноту, затем повернулась и пошла прочь, затем побежала... не разбирая дороги, ничего не видя глазами, полными слез. Факел остался там за спиной, но я даже не подумала возвращаться. "Тёрм, я спасу тебя, королева Эвиль дарует тебе жизнь, она... она строгая, но справедливая. Она любит меня, она поймёт и..." Я не знала, что будет дальше, я только надеялась...
   Я бежала, не останавливаясь, до самого входа в тайную галерею, по пути бросив ключ оторопевшему охраннику и запинав ногами с десяток не успевших увернуться крыс. Я давилась слезами, не в силах избавиться от заполнявшей меня горечи.
  
   - Меня не вызвали с докладом, - выдавив из себя вопрос-упрёк, я шагнула вперёд и, одновременно склоняя голову, припала на левое колено.
   - Встань, встань, девочка моя, - голос королевы звучал подобно весеннему ручейку, но надо мной он уже не имел той силы, что раньше. Сквозь ласковый тембр в нем угадывались нотки страха. Королева боялась... меня?
   - Ваше величество не вызвали меня с докладом, - вновь повторила я, давая понять, что мне странно подобное отношение.
   - Милая, я не хотела тебя беспокоить, - она не поправила меня, не попросила называть её как прежде Эвиль, - к тому же генерал Ламс описал всё достаточно подробно...
   - Да? - переспросила я с издёвкой в голосе, - а доложил ли он, что в нашей ставке завелся предатель?
   - Что? Как?! - изумленно воскликнула королева. Надо отдать ей должное, играла она отменно. Я бы ей почти поверила, если бы не знала... Я вздохнула. Как всё же тяжело разрушать собственные иллюзии.
   - Камерлинцам с самого начала было известно, что в их отряд попробует затесаться шпион. А вернее, шпионка, - я внимательно посмотрела на Эвиль. Она напряженно слушала. - Просьба взять с собой в Вышегорск была для них своеобразным паролем.
   - Невероятно, - королева всплеснула руками, - я прикажу нынче же провести допросы с пристрастием.
   - Ни к чему, Ваше величество, я знаю, кто он, - при этих словах лицо королевы побледнело, но губы, как и прежде, были недоуменно сжаты.
   - Даже так? - хмыкнув, государыня дернула головой.
   - Да, именно так и не иначе. Так мне назвать имя предателя? Или просто сказать, что я обо всём этом думаю?
   Королева презрительно подняла бровь:
   - Ну и что же ты думаешь? - на ее лице читалось напряженное любопытство, в любую минуту готовое смениться гневом, и, если не ошибаюсь, страх, затаённый страх слабого душой человека. Я хотела, но не смогла взглянуть на её ауру, после беседы с Тёрмом у меня не осталось на это сил. Королева смотрела на меня, но словно не видела, казалось, её взгляд проходил сквозь моё тело и упирался в каменные стены. Она была недовольна. Недовольна до бешенства, но не смела, именно не смела выплеснуть это недовольство наружу.
   Я тяжело вздохнула, набирая полную грудь воздуха и готовясь сказать то, что ещё совсем недавно даже не могла бы себе вообразить.
   - Не говори ничего, - жест, которым она меня остановила, был поистине королевским. Всё ж магия её величия даже сейчас оказывает своё влияние. Я застыла в неподвижности, искренне надеясь, что первые же слова Эвель каким-нибудь невероятным, непостижимым образом рассеют мои подозрения.
   Меж тем Королева притворно, это было понятно, вздохнула. И, помолчав некоторое время, решительно тряхнула своими роскошными кудрями:
   - Ладно, Авель, ты умная девочка. Я тебе расскажу, и ты, я думаю, поймешь... всё совсем не так, как думается.
   Если она хотела оправдаться, то это было большой неожиданностью. Я уперлась в нее взглядом. Но она лишь только отмахнулась от меня, как отмахиваются от назойливой мухи:
   - Ну, Авель, не смотри на меня так. Ты же сама знаешь, как устроен этот мир. Черное - белое. День - ночь. Тепло и холод. Но на самом деле всё не совсем так. И одно сменяет другое, лето перетекает в осень, тепло становиться холодом, холод теплом, между днём и ночью есть время, называемое сумерками. Добро, собственно, как и зло, не может быть абсолютным.
   - К чему всё это, Ваше величество? - вопрос прозвучал едко, должно быть даже ядовито, чего от себя я совершенно не ожидала.
   - К чему? Действительно, к чему? Может к тому, что поступки великих людей, - это она себя считает великой? - непонятны простым людишкам. Порой мы жертвуем десятками, чтобы спасти сотни и сотнями, чтобы спасти тысячи, мы...
   - Всё это софистика, Эвиль, ты хотела, чтобы я что-то поняла, так объясни...
   - Мне скучно, Авель, ты даже не представляешь как порой скучно сидеть на троне...
   - Ты говоришь загадками.
   - Что ты, нет никаких загадок, просто мы с Илактрионом решили поспорить, чьи спецслужбы лучше, и тебя никто не предавал, просто у тебя немного не получилось, - даже признаваясь в этом, она врала, я чувствовала... но какая-то доля правды в этом всё же была. В глазах помутнело. Неужели все, что я делала, зря? Неужели гибель ни в чём не повинного двойника была предрешена с самого начала? Что все это - всего лишь игра сильных мира сего?!
   Меж тем королева продолжала убеждать меня в правдивости своей лжи.
   - Но неужели ты думаешь, что я бросила бы тебя умирать в Ламкрюнцине? Генерал Ламс просто несколько ускорил события...
   - А ты, наверное, хотела дождаться, когда мне вывернут руки и изуродуют тело калёным железом?
   - Авель, перестань, всё не так страшно, подумай сама, я сделала тебя героиней. Тебе завидуют все девушки Рустании.
   - Все, кроме меня. Так ты говоришь, вы спорили?
   - Ну да, просто шутки ради...
   - Ну и как?
   Она даже скривилась:
   - Ничья.
   Я развернулась и пошла к выходу. Но у самой двери остановилась и повернула голову. Эвиль все также стояла, не двинувшись ни на йоту.
   - А как же война? Сотни загубленных жизней?
   - Война? Да не было никакой войны... Да, да, это всего лишь игра. Мои войска - его войска. Немного намяли друг другу косточки, правда, Генерал Ламс, выдвинувшись к городу без моего приказа едва не наломал дров, но так вышло даже веселее. Мы с Илактрионом долго смеялись, вспоминая, как ему в одном нижнем белье пришлось драпать по темному подземелью, полному вонючих крыс.
   Она снова лгала, и если раньше я питала хоть какие-то иллюзии, то теперь я совершенно не сомневалась в том, кто меня предал. Но вот зачем? Она изначально знала, кто я есть на самом деле? Должно быть так... Она, как и Илактрион, боялась, что я предъявлю права на ее престол? Вопросы, вопросы... Но сейчас меня волновало нечто другое. Я специально откладывала это напоследок, надеясь, что королева не заметит моей заинтересованности. Но всё же, когда начала говорить мой голос дрогнул:
   - А как же пленные? Все те узники, что томятся в наших тюрьмах? Полковник Каннер и другие?
   - Ах, милая Авель, ты печёшься о нем. Какая прелесть. Но, увы, я не могу отменить своих указов, иначе враги уверуют в мою мягкость, - королева довольно фальшиво улыбнулась.
   - Даже, если об этом попрошу я?
   - Деточка, сам бог не в силах заставить меня сделать это.
   - А если я расскажу всем о Вашем предательстве? - королева, поджав губы, молчала, - Если я открою, что это Вы, именно Вы хотели спровоцировать нападение Камерлина на наши границы? Если я всё расскажу генералу Ламсу?
   - Глупая, - она снова снисходительно улыбалась, - кто тебе поверит? Королева, - она воздела вверх указательный палец, - королева Эвилина Великая строит козни против собственной империи? Ты хочешь, чтобы тебя поместили в сумасшедший дом?
   - Но почему? Почему? - я уже поняла, что дело было вовсе не во мне и не в моей смерти. Отправляя меня в стан врага, королева ещё не знала о моём происхождении, она и сейчас не хотела открывать мне эту тайну. Если бы не генерал Ламс, я бы наверное так и осталась в неведении. - Почему Вы так поступаете?
   - Народом, - улыбка королевы стала ещё шире, - находящемся в постоянном страхе, легче управлять. Люди, видящие внешнего врага, реже задумываются о проблемах внутри государства, к тому же у меня всегда есть возможность списать просчеты своего правления на вынужденную борьбу с внешним противником. Подумай сама, люди испокон веков живут в страхе. Они привыкли к нему, он стал их сущностью. Отбери у них страх, с чем они останутся? Жизнь станет пуста, они станут искать смысл этой жизни. Им станет казаться, что они живут так плохо потому, что ими плохо управляют, а с такими мыслями недолго додуматься до того, нужны ли им правители вообще... Это ужасно, когда тебя норовят низвергнуть с твоего трона. Я этого не хочу, - она лучезарно улыбнулась. Да, она лишь потом узнала, КОГО избрала пешкой в своей игре, но от этого игра стала лишь азартнее, но и проиграть было бы не так горько...
   - Но если всё так плохо, Вы могли бы снарядить экспедицию на поиски священного Корунда.
   - Священный Корунд - миф-сказка, - королева поджала губы.
   - Но тогда почему почти все правители время от времени стремятся его найти?
   - Уж не думаешь ли ты, что для всеобщего счастья?
   - А для чего же ещё?
   - А тебе, милая, не приходила мысль, что только для того, чтобы уничтожить?
   - Зачем?
   - Зачем? Неужели ты не понимаешь? Вот скажи, к чему мне Корунд? Я и так имею почти всё, что пожелаю. Власть даёт многое, а если всё люди будут счастливы, зачем им буду нужна я?
   - Действительно зачем? - эти два слова были сказаны совсем тихо, королева их услышала, но промолчала. Я гордо вскинула голову, - я ухожу.
   Я не ждала ни её ответа, ни согласия. Я уверенно шагала к входной двери и цокот моих каблуков был подобен набату
   - ...и не ищи генерала Ламса, - донеслось мне в след, - он умер.
   Услышав это, я даже не замедлила шага, нечто подобное и следовало ожидать... Умные и решительные вояки не нужны ни одной власти.
   Повернув в сторону потайного лаза, я уже нисколько не сомневалась, что буду делать дальше. Она сама не оставила мне выбора. Он не желал мне боли, предпочтя ей смерть, я же не хочу ему ни того, не другого... Я не хочу, чтобы он умер.
  
   - Авель, снова ты? - главный тюремщик уже давно напряжённо всматривался в полутьму коридора, но только сейчас он разглядел в моей руке обнажённый клинок. Лицо его вытянулось в изумлении, а рука потянулась к лежавшему на лавке мечу.
   - Не вздумай, - его оружие оказалось в моих руках так быстро, что никто из стражников не успел среагировать, - мечи и ножи на стол, - я хмуро посмотрела на застывших в напряжении стражников, - живо.
   - Как бы тебе не пожалеть, - пробормотал один из тюремщиков и тут же получил рукояткой меча в зубы. Зажимая ладонью рот, он с воем отскочил в сторону.
   - Не знаю как я, а ты уже жалеешь, - прошипела я и, чтобы окончательно его унизить, пнула ногой под зад. - Падаль. Ключи на стол. А сами вон в ту камеру и пошевелитесь.
   - Авель, зачем тебе это? Всё дело в том узнике? Ты могла бы сказать, и я бы тут же освободил его, - Дестактион выглядел ошарашенным и говорил с сочувствием в голосе, но я прочла в его глазах свой смертный приговор и поняла, если ему представится возможность, он убьет меня, не задумываясь.
   - Без санкции королевы? - я усмехнулась.
   - Под твою ответственность, - он слегка скис, но продолжал хитрить.
   - В камеру, - я не собиралась с ним дискутировать. И, чтобы они поторопились, ткнула ближайшего ко мне стражника остриём меча. Дестактион посчитал, что я, подавшись слишком далеко вперёд, допустила ошибку и прыгнул. Зря. Я даже не стала отводить руку для замаха. Просто полоснула остриём по его шее... Остальные тюремщики наперегонки бросились выполнять моё приказание... Начальник тюрьмы некоторое время тщетно пытался зажать рану ладонями, затем обессилено повалился на пол и испустил дух. Мне же было его совершенно не жаль. Я брезгливо вытерла о лежавшую на столе тряпку своё оружие и, подхватив ключи, поспешила в глубину тюремных коридоров. Выбегающих навстречу стражников, я рубила без всякого сожаления. После того, что я видела в дальней пещере, во мне не осталось для них ни капли жалости. Кроме того, после побега пленников смерть - это лучшее, что могло их ждать.
  
   Замок с грохотом шлепнулся на камни пола, дверь, заскрипев ещё пронзительнее, чем в прошлый раз от толчка моей ноги буквально врезалась в стену. Выхватив факел, я, не обращая внимания на трещавшие под ногами кости, поспешила к своей цели. Поворот направо я смогла бы найти даже с завязанными глазами.
   Ржавые дужки замка никак не хотели поддаваться, пришлось вдарить по нему рукоятью, чтобы он отвалился вниз. Проснувшийся от звука удара Тёрм со стоном приподнялся на одном локте и поднял на меня глаза, тут же наполнившиеся ужасом:
   - Что ты делаешь?
   - Устраиваю тебе побег,- сказала я сквозь зубы.
   Терм непонимающе посмотрел на меня:
   - А как же...
   Я наконец-таки подобрала ключ ко второму замку. Дверь отворилась. Я подала ему руку.
   - Ты не понял. Я ухожу вместе с тобой.
   Я достала из ножен и подала Тёрму узкий кинжал.
   - Держи, - он протянул руку с трудом поднимаясь на ноги. Я напряжённо вслушивалась в доносившиеся из коридора звуки.
   - Но зачем ты так.. - он говорил с трудом, из рассечённых, потрескавшихся губ снова потекла кровь.
   - Молчи, потом объясню, - он повиновался, но всё еще никак не мог встать, его шатало, я порывалась помочь ему, но прежде надо было сделать нечто другое, - я сейчас.
   Оставив ему факел, я нырнула в темноту коридора. Мои глаза, уже привыкшие к его неяркому свечению, смогли различить дверь ближайшей камеры.
   - Камерлинцы? - негромко спросила я, надеясь на положительный ответ. Мне повезло с первого раза.
   - Ну и что дальше? - в свою очередь спросил недовольный голос.
   - Я хочу помочь вам бежать.
   - Каким образом? Перегрызёшь прутья? - за решёткой сдержанно засмеялись.
   - Вот ключи, - смех сразу же прекратился.
   - Ничего не выйдет, нас тут же переловят снова.
   - Не переловят, если вы откроете как можно больше камер.
   - Слушай, Креф, а девчонка дело говорит, среди тысяч освободившихся узников нам будет затеряться гораздо легче.
   - В коридорах много убитых стражников, можете взять их одежду, и вот ещё что, - я вспомнила о сидящих в соседнем коридоре каннибалах, я боялась выпустить наружу этих "человеков", ставших уже нелюдями, - не открывайте двери соседнего коридора.
   - Мы знаем, - ответил мне всё тот же голос.
   - А почему ты сама не хочешь открыть двери и выпустить узников?
   - У меня другие планы, - я начала понимать, что теряю здесь слишком много драгоценного времени.
   - Артын, а если она врёт? Если она специально подослана, чтобы заманить нас в ловуш... - кажется говоривший и сам начал понимать, что морозит глупость, но его безжалостно прервали ещё раньше.
   - Заткнись, Креф! О чём ты говоришь? Мы лучше выйдем и погибнем сражаясь, чем будем каждый день терпеть новые пытки, постепенно гнить и, мучительно умирая, жаждать дня казни.
   - Держите, - я бросила связку ключей в глубину камеры. И поспешила к Тёрму. Нам надо было выбраться из города, пока ещё не началась основная заварушка. Только в этом случае у нас еще оставался шанс уйти из столицы живыми. Что бы не начало твориться в городе, искать в первую очередь кинуться нас - меня и Тёрма. Нам надо было торопиться, ибо я не знала, подняли тревогу оставшиеся охранники или нет.
   Мы быстро, насколько позволяло истерзанное тело Тёрма, добрались до главного коридора. Неподалеку от дверей на каменном полу по-прежнему лежал оглушенный мной охранник.
   - Одевай, - скомандовала я, стаскивая с тюремщика доспехи и отдавая их Тёрму. Тот повиновался и начал одевать на себя тяжёлую боевую амуницию. В свете тусклого освещения факелов я видела, как исказилось его лицо от боли, но он не издал ни звука. Доспехи ударами тяжёлых камней ложились на израненное тело...
   Мы осторожно двигались по коридору, а за нашими спинами постепенно разрастался шум, издаваемый освобождавшимися узниками. Я, закусывая губу от злости на саму себя, нещадно торопила и без того тяжело дышавшего Тёрма.
   - Быстрее, Тёрм, быстрее, - он не отвечал, но я почти слышала как расползается короста на многочисленных ранах и ссадинах, как из открывшихся ран не останавливаясь течёт по его телу кровь. Но всё же мы двигались медленно, слишком медленно, чтобы успеть вовремя покинуть взбунтовавшуюся по моей милости темницу.
   Топот ног и грохот плохо подогнанных кольчуг я услышала, когда мы только начали подниматься по лестнице, ведущей с нижнего тюремного уровня. Видимо кто-то из тюремщиков обнаружил трупы и поднял тревогу.
   - Обопрись на моё плечо.
   - Что? - переспросил Тёрм, не сразу сообразив, что именно от него требуется.
   - Обопрись, спрячь лицо, - объяснять и рассусоливать, что к чему у меня не было времени.
   Тёрм, наконец-то поняв, что от него требуется, обхватил меня за плечи и, опустив лицо вниз, тут же повис на мне всем своим весом. Я даже подумала, что он потерял сознание, но нет он нашёл в себе силы подниматься дальше.
   - За нами гонятся, внизу бунт, преступники сбивают замки, нам едва удалось спастись! - выпалила я скороговоркой, решительно протискиваясь сквозь ряды бегущей вниз стражи.
   - За мной! - гордо подняв над головой палицу, выкрикнул мчавшийся впереди всех десятник. И не удосужившись даже расспросить, кто я такая, побежал вдоль по коридору. Надеюсь, пленникам удалось освободить достаточно много народа, чтобы этому десятнику не пришлось долго мучиться. В том, что озлобившиеся люди сомнут эту немногочисленную группу, я не сомневалась.
   Лестница кончилась, но не успел стихнуть топот ног от первого отряда стражников, когда из широкого верхнего тоннеля прямо на нас вывернула такая же немногочисленная, но уже гораздо лучше вооружённая орава. Командовали ими два дюжих мужика одинаково одетых, с одинаковыми капральскими наклёпками на нагрудных латах.
   - Пропустите воительницу с раненым, - скомандовал первый, разглядев одетую на мне форму. Второй оказался сообразительнее. Он наклонился к повисшему на моём плечу Тёрму.
   - А ну кось покажи своё лицо? - эти слова стоили ему жизни. Мой клинок войдя в капральский живот чуть ниже брони распорол вздрогнувшее от боли сердце. Крик замер на губах капрала. Рывок вверх, и распарывая брюшину, меч взлетел в направлении стражника, следовавшего за капралом. Незадачливый командир в последних судорогах, хватая ртом воздух, повалился на пол. Рубанув по рукам ближайшего стражника, я шагнула вправо, прижимаясь к стене и оттесняя камерлинца за свою спину. Рассчитывать на обессилевшего Тёрма не приходилось. Мне повезло лишь в одном - привыкшие к вялому сопротивлению пленников и не видевшие шишек даже в учебных боях стражники бросились на меня всем скопом, совершенно не заботясь о собственной защите. Двумя взмахами меча мне удалось уменьшить их силы на треть. Оставшиеся шесть стражей во главе со спрятавшимся за их спины начальником, напуганные участью своих товарищей отступили назад и теперь молча таращились на трупы своих товарищей, не спеша ни отступить, но и не решаясь напасть.
   - Послушайте, - Тёрм говорил негромко, но отчётливо, - вы вольны как и прежде пытаться нас задержать и умереть. А вольны и следовать тем же путём, каким следовали раньше, - я внимательно слушала полковника, не понимая, к чему он клонит, - мы ведь могли и не встретиться, ваши товарищи погибли в схватке с другими заключёнными. А что касается нас, то пусть другие, а не вы испытают своё счастье...
   Я понимала, что он несёт полную ерунду, но они послушались. Не сговариваясь, стражники шагнули к противоположной стороне лестницы и, едва не задавив спинами своего командира, освободили нам проход. Тёрм умел убеждать, но с другой стороны и пять окровавленных трупов за считанные секунды боя кого угодно могли сделать сговорчивее.
   - Уходите, - я указала кончиком меча на ведущую вниз лестницу. Стоявший впереди всех тюремщик нервно икнул и, наращивая скорость, загромыхал сапогами по каменным ступенькам лестницы. Остальные последовали его примеру. Придавленный и выглядевший весьма помятым капрал, ковыляя, последним опасливо покосился на мой окровавленный меч и прибавил скорости. Нам тоже надо было спешить. Судя по всему, по тревоге поднялся весь гарнизон тюрьмы.
   - Сам сможешь идти?
   Тёрм кивнул и, хромая сразу на обе ноги, двинулся за мной следом. Тяжелая палица, притороченная к поясу, больно била его по колену при каждом шаге, но даже на то, чтобы просто придерживать её рукой у него уже не хватало сил. Я могла бы помочь нести её, если бы не одно но: ни один воин, ни один стражник никогда добровольно не расстанется со своим оружием, даже будучи при смерти. Выпустившего оружие из руки ждало неминуемое наказание. Попытку прорваться тайным ходом через дворец я не держала даже в мыслях - это чистое безумие. Появись я во дворцовых коридорах с подобным оборванцем, каким выглядел сейчас Тёрм, к нам тут же бы сбежалось сотня-другая стражниц. Уж кому, как не мне, было это знать? И потому мы бежали дальше по тюремным коридорам, постепенно поднимаясь к верхним ярусам, где я надеялась выбраться на свободу через одно из ответвлений главной галереи - Ворота скорби. Место не самое охраняемое, ибо далеко не каждый проходящий через эти ворота радовался своему выходу. Дорога ведущая из этих ворот прямиком вела к длинным рядам виселиц и плах, густо усеивавших лобную площадь. За побег из тюрьмы наказание было только одно - смерть. И потому нормальный человек инстинктивно избегал этого направления. Бежать туда, где всё напоминало о смерти, психика истерзанного в тюрьме человека отказывалась начисто.
   Я всегда думала, что десяток стражников, охранявших эти ворота, набирался в основном из старых, заслуженных тюремщиков, обрюзгших и растолстевших от безделья и обильной выпивки. Я точно помнила, что обычно на посту оставалось не больше двух часовых, остальные либо дрыхли, либо резались в карты в расположенном в полусотне метров от ворот караульном помещении. На это я и рассчитывала, надеясь справиться с этими двумя без лишнего шума и смертоубийства. Но сегодня нам не повезло с самого начала - у выхода поджидал почти весь десяток полностью вооружённых и одетых в броню стражников. И это были не желторотые юнцы, впервые взявшие в руки оружие, и не скороспелые вояки, твердо уверовавшие в свою неуязвимость, передо мной стояли настоящие ветераны, убелённые сединами, располневшие и от того слегка неуклюжие, но опытные, взматеревшие не в одном десятке схваток с совсем не игрушечным противником. Они не спешили нападать, понимая, что отступать нам некуда и, значит, мы будем драться, до последнего прорываясь вперёд. И пока центр оставался на месте, фланги начали своё неспешное продвижение, охватывая и замыкая нас в кольцо. Всё это они делали спокойно, без единого лишнего движения, стеной монолитного строя, страшного в своей молчаливой угрюмости.
   - Атакуй, - шепнул Тёрм, и я почувствовала, как он осторожно, едва видимым движением отнял руку от моего плеча, давая тем самым свободу движения. Я прыгнула. Огромным скачком преодолев разделяющее с противником расстояние, ударила ближайшего остриём меча, метя в незащищенную бронёй шею. Но мой удар не достиг цели. Толстый, морщинистый солдат, назвать его тюремщиком не поворачивался язык, резко наклонился вправо, и я едва удержалась, чтобы не пролететь дальше, напарываясь на остриё его короткого валигримского меча. Мне повезло, я сумела остановиться. Отпрыгивая назад, я ожидала удара, но его не последовало. Нет, они не игрались со мной, как играется с пойманной мышью сытая кошка, нет, они прекрасно видели, что перед ними королевская воительница, лучшая из лучших и, отдавая себе отчёт в моей силе, ни в коей мере не хотели рисковать. И вместо того, чтобы сразу же атаковать, неспешно дожидались, когда фланги сомкнуться за моей спиной. На рухнувшего Тёрма они не обращали никакого внимания.
   Итак, они ждали, но я-то не собиралась дожидаться собственной смерти. Нас учили многому, в том числе и как противостоять воинам легиона, а в том, что передо мной бывшие легионеры, можно было не сомневаться. Я уже не рассчитывала вырваться из этой схватки живой, но я привыкла бороться. Бросок к земле стал для них неожиданностью. Ближайший ко мне легионер рухнул, не удержавшись на подрубленных ногах, ещё одного удалось ударить по кисти, наполовину ее перерубив, но он даже не выпустил из руки меч. Не обращая внимания на хлеставшую из раны кровь, легионер переложил оружие в левую руку и с жесткой ухмылкой на лице первым шагнул вперёд, смыкая сжимающие меня тиски. Одновременный шаг десятка ног как удар набата, предвещающий мою гибель. Я снова попыталась ударить, но тщетно, ни одно моё движение не ускользало от их внимания. Меж тем они сами атаковали меня, одновременно и сразу с нескольких сторон.
   Полдесятка молниеносных движений, и на моём теле появились неглубокие колотые раны, недостаточные, чтобы убить, но вполне достаточные, чтобы ослабить. Я почувствовала, как кровь горячими струями потекла по плечам, спине, запястьям, но заставила своё сознание не обращать на это внимания и, превратившись в безмолвную боевую машину, закрутилась как юла, защищаясь и нанося ответные удары, увы, урона почти не причиняющие и большей частью отбиваемые. Противники же атаковали беспрестанно. Казалось, всё моё тело пылает точечными ожогами. Я поняла, что ещё немного и не смогу стоять на ногах. Они почувствовали мою слабость и, подходя всё ближе и ближе, по-прежнему не обращали внимания на неподвижно сидевшего Тёрма, а зря. То ли его слабость была самого начала лишь хитроумной уловкой, то ли он и в самом деле не устоял на ногах, но нашёл в себе силы подняться, во всяком случае теперь Термарель без всяких угрызений совести, обрушился на наших противников со спины. Здоровенная палица засвистела в воздухе, сминая тяжелые шлемы и кроша черепа. Броневая защита, неуязвимая для меча легко сминалась от сильных ударов окованного железом дерева. И они дрогнули, нет, не побежали, не стали метаться в панике, кто куда, подставляясь под наши удары, а начали слажено отступать к дверям казармы, отбиваясь от наших ударов и время от времени делая не менее опасные выпады. Теперь их было всего трое, но это были самые сильные, самые опытные вояки, до поры до времени приберегавшие свои силы для решающего момента. Будь они чуть помоложе, я бы заранее запасла цветов на собственную могилку, а так им не хватило дыхания. Мы сбили оставшихся в живых легионеров с ног и крепко связали их же собственными поясами. Путь к желанным воротам преграждали лишь тела убитых и раненых, но увы и у нас уже совсем не оставалось времени - тюрьма гудела от рева восставших узников.
   И мы побежали. Ха, побежали... Побежали - это сильно сказано. Мы поковыляли, опираясь друг на друга. И уже было непонятно кто кого тащил: я - Тёрма или Тёрм - меня. Наверное, он, потому что я, кажется, на некоторое время потеряла сознание, во всяком случае, как мы оказались за воротами, я не помнила.
   - Сюда, - Тёрм кивнул в сторону ближайшего эшафота. Он тяжело дышал, в его правой руке вместо палицы блестел тот самый валигорский меч.
   Я мотнула головой.
   - Бежим, нам нельзя останавливаться, - мой голос едва слышался.
   - Если мы не перевяжем твои раны, ловить уже будет некого.
   Чёртов полковник бесцеремонно втолкнул меня под деревянный настил. Я плюхнулась на сырую землю - под настилами рустанских эшафотов почва, чтобы впитывать вытекающую из тел казнённых кровь, никогда не застилалась камнем - рядом со стоном повалился Тёрм. В его руках я увидела узкие полосы довольно чистой тряпицы, надранной из белья валяющихся за воротами стражников.
   - Я... долго... была без памяти?
   - Нет, - Тёрм не собирался тратить силы на бесполезные разговоры, и правильно. Я и так не понимала, каким образом он ещё до сих пор держится.
   Бинтовал он быстро и сноровисто. Я же тем временем огляделась по сторонам: в самом тёмном углу виднелся довольно большой свёрток.
   - Тёрм, - я кивнула в сторону свёртка.
   - Сейчас, - он затянул последний узел и, проползя немного вперед, дотянулся, ухватил пальцами и бросил под ноги так заинтересовавший меня предмет.
   Хватило одного взгляда, чтобы понять, что это такое. Я брезгливо поморщилась, пододвинула сверток к себе и потянула за концы связывающей его бечёвки. Узел рассыпался. Нашим глазам предстали два красных балахона - одежда палача и его помощника.
   - Уходим, - Термарель настойчиво потянул меня за руку.
   - Постой, у меня есть идея.
   - Авель, нам надо спешить.
   - Я знаю, Тёрм... Но нам надо одеть вот это...
   - Думаешь, два палача, разгуливающие по городу, не привлекут ничьего внимания? - с сарказмом заметил полковник и ткнул остриём меча в развалившиеся по земле одежды.
   - Ты плохо знаешь нашу страну. Балахон палача и одеяние путешествующего пилигрима мало чем отличаются друг от друга. Всё отличие: вот такая маска, , - я показала пальцем на узкую ленту с двумя прорезями для глаз, - вот и вся разница
   - Авель, ты хочешь сказать что твоё милое - ого! - девичье личико можно спутать с лицом измученного дальними дорогами подвижника?
   - Во-первых, я не думаю, что моё лицо сейчас выглядит менее измученным, во-вторых, пилигримы низко опускают голову, будто бы поклоняясь, покоряясь судьбе и отдавая себя в руки всевидящему провидению. Моего лица никто не увидит.
   - Тогда чего мы ждём? - Тёрм попытался сказать эти слова бодро, но при его хрипоте выглядело это весьма жалко.
   Спустя пару минут из узкой двери, выходящей с пустующего в данный момент лобного места, поддерживая друг друга, вышли два пошатывающихся от усталости пилигрима.
  
   Народ почти не обращал на нас внимания. Когда же почти в центре города занялось пламя пожара, а из ворот тюрьмы валом повалили вооруженные кто чем свободные узники, обывателям и подавно стало не до нас. Зазвенел набат, поднимая городскую стражу. Я понимала, что сейчас в городе начнётся резня, но было уже поздно жалеть о совершённых поступках.
   - Тёрм, - мы остановились, - я не знаю, куда идти. Ворота теперь уже наверняка перекрыты. Нас не пропустят. Ко мне тоже нельзя. Друзья были бы рады меня принять, но боюсь нас будут ждать и там.
   - Идём, - Тёрм взял меня за локоть и настойчиво потянул вперёд.
   - Куда? - мне не хотелось быть глупой лошадью, которую тащат на поводу заблудившиеся в лесу хозяева.
   - У нас, - он посмотрел мне в лицо и пояснил, - у тайной полиции здесь есть свой человек.
   - Тёрм, - голос звучал совершенно безжизненно, - а ты не боишься, что мы, королева и я, разыграли спектакль с единственной целью найти этого агента?
   - Королева могла бы это сделать, но не ты.
   - Тебя убедили трупы убитых мной стражников?
   - Нет, меня убедили твои глаза...
   - ???
   - Ещё там, у камеры. Такие глаза не могут лгать... - он говорил очень и очень тихо.
   Захотелось плакать. Чтобы не выдать себя, я, опустив голову, ещё ниже спросила.
   - Думаешь, ваш человек тебя не предаст?
   Он кивнул.
   - Уверен?
   - Уверен, - тихо, почти без эмоций, но именно это предавало убедительности его словам. - Этот агент - мой названный брат.
   - Веди, - наконец выдавила я, и мы двинулись вперед, петляя среди узких улочек и пугая своим видом разбегающихся при нашем появлении прохожих.
  
   Ворота усадьбы открылись раньше, чем мы подошли к окружающему её забору. Наверное, это был скрытый от посторонних механизм, ибо я никакого привратника, открывающего и закрывающего двери, не заметила. И магии тоже не почувствовала. Прямо от ворот к порогу дома вела неширокая, выложенная из просмоленных брусьев дорожка. Сам дом я не рассматривала. Было не до этого, я едва переставляла ноги.
   - Если я не ошибаюсь, то попав в плен, ты стал для своего государя преступником, - едва за нами закрылась дверь, я обессилено опустилась на широкую стоявшую у стены скамью.
   - Я стал им ещё когда приказал открыть ворота наступающей армии Рустании.
   - Что? Так это был ты? Но ведь, говорят, ты сражался как лев и схватили тебя с мечом в руках?!
   - Так и было. Я хотел спасти тебя, но не желал, чтобы грабили мой город.
   - Тёрм, - мне снова хотелось плакать, - из-за меня пролито столько невинной крови...
   - Авель, разве ты не поняла? Это сражение всё равно бы состоялось. И крови было бы пролито во много крат больше. Всё произошло по меркам войны почти бескровно, потому что ни одна армия ещё не была готова к войне. Решение Ламса оказалось слишком неожиданным и непредсказуемым и потому обречённым на успех.
   - Неожиданным?- я могла бы позволить себе усмехнуться. Кто-то слишком хорошо предвидел эту неожиданность, чтобы подтолкнуть генерала к непредсказуемости, но Эльге Ламс был хорошим человеком, он вполне мог бы совершить этот шаг и самостоятельно. Я провела рукой по мокрым щекам и пристально всмотрелась в лицо камерлинца. Что-то в его облике заставило меня насторожиться...
   - Да, Авель, всё было предрешено. Даже не открой я ворота, ваши войска всё равно бы захватили город. В столице в тот момент было слишком мало защитников. А так пока мы удерживали центр города, ваши войска почти беспрепятственно ворвались в тюрьму и вывели тебя на свободу. Теперь мне оставалось лишь распустить слух о наступающей к городу армии Камерлина и посеять в ваших рядах панику.
   - И тебе это удалось? - я чувствовала, что каждое новое слово даётся мне с большим и большим трудом.
   - Да, - с гордостью подтвердил он, - Два эскадрона городской гвардии, заранее выведенные за стены были приняты за конницу наступающей армии.
   Два эскадрона? Ха-ха, но не смешно... По-прежнему хочется плакать.
   - А как же тогда ты, всё просчитавший, оказался в нашем плену? - кажется, я уже начала догадываться, что происходит с лицом Тёрма. Если это так, надо срочно что-то делать, а хозяина дома по-прежнему не видно.
   - Трагическое стечение обстоятельств, - пояснять, какое именно он не стал, точнее уже не смог. Силы стремительно покидали его измождённое тело.
   - "Воитель Смерти"? - прошептала я, и он согласно кивнул. Вот почему он вдруг так легко расправился с опытными стражами, вот откуда у него взялись силы тащить меня на себе по улицам города. Маленькое, величиной с горошину, семечко агравы, выдержанное в потоке магической силы, невидимое ни одному магическому взору и легко скрываемое в складках одежды. Магическая отрава "Воитель Смерти", иногда называемая "Величественный шаг в пропасть", очень ценим шпионами и наёмными убийцами всех мастей, в случае неудачи у них всегда есть выбор - закончить жизнь на плахе или умереть героем. Будучи проглоченным, оно на некоторое время делает вас нечувствительным к боли и невероятно сильным, а ко всему прочему ещё и практически неуязвимым в бою. Но за всё нужно платить, а расплачиваться приходиться своей жизнью, если не принять противоядие... Принять противоядие. Ха-ха, представляю себе шпиона увешанного многочисленными бутылями с целебной жидкостью. Дело в том, что противоядие только одно - проглотившему "Воителя смерти" необходимо погрузиться всем телом в перебродивший сок янтарного актерикса, очень ценного омолаживающего напитка, одна бутыль которого стоит целое состояние. Мне доводилось слышать об употребивших "Воителя смерти" и творивших невероятные подвиги, но ни разу до моего уха не доносилось даже намёка на выживших после этого. Тёрм был обречён. С каждой минутой он старел на годы. Лицо осунулось и покрылось трещинами морщин, волосы стали белее январского снега. Немощное тело больше не могло удержать веса тяжелых доспехов, и он рухнул на пол. Я осталась сидеть. Чем-либо помочь или хотя бы утёшить Тёрма я не могла, а видеть, как он превращается в бездыханную мумию, было выше моих сил. Неужели всё было напрасно? Неужели я затеяла весь этот поход в тюрьму только для того, чтобы увидеть смерть самого лю...
   - Что вы ещё здесь делаете? - вбежавший в наш тёмный закуток пухленький карлик выглядел одновременно и встревоженным, и рассеянным. Он схватил Тёрма за руку и попытался потащить вперёд, и тут же повернул ко мне разгневанное лицо, - чего сидишь? Мне одному его не дотащить, помогай, живо.
   Я вскочила со скамьи так резко, что почувствовала, как она пошатнулась или это меня повело в сторону?
   - Живее, - визгливый, противный голос... Карлик и есть названный брат Тёрма? - Живее!
   Я наклонилась и попробовала оторвать полковника от пола. К несчастью, он сам и надетые на тело боевые доспехи были слишком тяжелы для моих ослабевших мышц. Я опустилась на колени и начала расстегивать стягивающие доспехи ремни.
   - Нет времени. У нас его почти не осталось, - строгий окрик заставил меня отпустить очередную лямку. - Он умирает, - уже тише повторил карлик.
   Да я и сама видела это. Этот дурак, вместо того, чтобы болтать тут со мной, мог бы дойти до купальной комнаты. Я, стиснув зубы, поднялась на ноги.
   - Быстрее, - вновь крикнул карлик, и только тут до меня дошло, что не всё еще потеряно, что Тёрма ещё можно спасти. Собственное бессилие, отчаяние, злость и ненависть я постаралась превратить в силу и с трудом, едва переставляя дрожащие от натуги ноги, двинулась вперёд, таща за собой безвольное тело умирающего друга.
   - Сюда, - карлик указал рукой на распахнутую настежь дверь.
   Сразу же за порогом я увидела уходящие вниз ступени, но даже и не подумала замедлить шага. Мне было не до неудобств причиняемых полковнику, я боялась лишь, что, остановившись, не смогу двигаться дальше, что нам может не хватить какой-нибудь несчастной секунды...
   Большая лохань стояла посреди комнаты, налитая в ней жидкость янтарно отсвечивала, наполняя комнату отблеском солнечного света.
   - Живее, - в который раз поторопил меня карлик, будто бы это не я пыхтела с ним рядом, изо всех сил упираясь в каменные плиты пола.
   Осталось совсем немного.
   Но дотащить Тёрма - еще не значило спасти его, теперь камерлинца надо было поместить в лохань с противоядием. Приподнять, оторвать от пола... Я снова кинулась развязывать ремешки.
   - Поднимай так, в одежде.
   Карлик, подхватив Тёрма под мышки, поднатужился, его лицо и без того красное, стало почти багровым, и тело полковника медленно стало отрываться от пола. Я кинулась на помощь. Кое-как нам удалось приподнять над краем лохани плечи умирающего, а затем буквально опрокинуть-перевернуть Термареля вовнутрь посудины. Янтарная жидкость с плеском полетела в разные стороны. Я никак не могла угомонить бешено колотившееся в груди сердце, а хозяин дома, сев в позе лотоса подле ванны, уже зачерпывал деревянной миской и лил на голову камерлинца маслянистый сок актерикса. Брызги драгоценной жидкости летели во все стороны, но он не обращал на это совершенно никакого внимания, а я стояла и плакала, хотя уже давно думала, что в моей душе не осталось слез.
   - Не плачь. Теперь всё будет в порядке, - карлик отложил в сторону уже ставшую ненужной миску, - всё будет в порядке.
   Я незаметно вздохнула, смахнув слезы, взглянула на постепенно разглаживающиеся морщины на лице Тёрма, затем перевела взгляд на лицо устало улыбающегося карлика, и мы, не сговариваясь опустились на пол.
   - Почему Вы всё делаете сами? - меня потянуло на разговор, наверное, капли янтарной жидкости случайно попавшие на лицо и руки придали немного бодрости. - Такой большой дом... Разве у Вас нет слуг?
   - А ты бы хотела, чтобы слуги увидели всё это? - он обвёл взглядом ванную комнату.
   Вопрос был чисто риторическим, ответа на него не требовалось.
   - Кстати, меня зовут Ластикус Патрицус Ифанов сан, - после минутного молчания представился карлик и, ужасно смущаясь, добавил, - для друзей просто Ластик.
   - Авель, просто Авель, - ни добавить, ни прибавить. Гордое - воительница - осталось в прошлом.
   - Наслышан, весьма наслышан и польщён знакомством, - Ластик, всё так же сидя, сделал реверанс в мою сторону.
   - Увы, сейчас знакомство со мной может быть очень опасно.
   - Что поделаешь, мы живём в жестоком мире, - Ластикус Патрицус сокрушённо развел руками.
  
   Мы так и сидели, неспешно переговариваясь, до тех пор, пока со стороны лохани не послышался приглушенный стон и следом за ним звук поднимающегося над водой тела. Мы снова одновременно, как по команде, вскочили на ноги. С Тёрма потоками стекала пропитавшая его насквозь влага. Полковник глядел на нас слегка затуманенным взором, но был вполне живым. Его дыхание было слегка тяжелым, но ровным. Остатки жидкости в лохани казались кроваво-красными.
   - Я жив? - он скорее констатировал, чем спрашивал.
   - Жив, жив, - бросаясь к нему в объятия, подтвердил хозяин дома. Мне тоже хотелось прижаться к нему, мокрому и такому родному, но я не смела, и лишь когда Тёрм, притянул меня к себе, качнулась к его плечу и... рухнула в обморок ...
  
   Очнулась я в просторной, светлой комнате, чувствуя, что буквально всю меня стягивают бинты. Одетая поверх бинтов одежда выглядела абсолютно свежей. Значит, я была раздета, отмыта, перебинтована и одета. И судя по правильно завязанным ленточкам здесь не обошлось без умелой женской руки. Ещё бы! Попробовали бы они прикоснуться ко мне без разрешения! Но чувствовала я себя неважно, даже не надо было прислушиваться к своим ощущениям, чтобы понять это. Голова ужасно болела, а во всем теле чувствовалась противная слабость. И ещё безумно хотелось есть.
   - Эй, кто-нибудь, - тихо позвала я, но на мой писклявый оклик никто не отозвался. Я попробовала приподняться, но почти сразу же снова откинулась на подушку. Голова пошла кругом, веки сами собой опустились вниз. Полежав некоторое время с закрытыми глазами, я повторила попытку, но результат оказался тем же.
   Мучительно хотелось есть. Чтобы забыть о еде, я стала думать о том, как выбраться из города. Стало ещё хуже: голова заболела сильнее, а кушать не расхотелось. Странно, раньше, в былые времена, когда у меня болела голова я и думать не могла о приёме пищи, а теперь голод был прямо-таки нестерпимым. Что это? Может я умираю? Эта мысль была столь идиотской, что я невольно рассмеялась. Но тут же приняла серьезный вид и попробовала отрешиться от всего. В какой-то мере это удалось. Во всяком случае, когда я осмелилась открыть глаза, комната уже не расплывалась, и голова не шла кругом. Теперь прежде, чем вновь попробовать приподняться, я внимательно огляделась по сторонам. Большое окно, расположенное от меня по правую руку, было задёрнуто тонкими, почти прозрачными занавесями; прямо подле него в огромной деревянной кадке росло цитрусовое дерево, сплошь увешанное крупными желтыми плодами; по левую руку у стены стоял огромный трёхстворчатый шкаф; в дальнем углу расположилось огромное трюмо; прямо около кровати стояла тумбочка, на ней изящный бронзовый колокольчик; а посреди комнаты разместились маленький столик и пара стульев. На одном из стульев сидел Тёрм. Его голова, склонённая набок, опиралась на подставленную ладонь. Он спал. Выглядел Тёрм как прежде, даже, наверное, чуть моложе, только похудел, да и вид его был очень измученным.
   Моя рука потянулась к стоявшему на тумбочке колокольчику, но, ещё раз взглянув на спящего Тёрма, передумала. Пусть поспит, я потерплю...
   - Авель, ты не спишь? - он словно почувствовал мои мысли.
   - Сплю, - я заставила себя улыбнуться.
   Термарель, со скрипом отставив стул, вскочил на ноги.
   - Авель, я уже начал опасаться, что мои дежурства у твоей постели никогда не закончатся, - он, глядя на меня, ехидно улыбался, и от этой его улыбки мне стало как-то совсем тепло и спокойно.
   - У меня такое чувство будто я не ела по крайней мере неделю.
   - Всего три дня, - без всякого сочувствия констатировал он и, вынув из кармана маленький сухарик, захрустел им прямо на моих глазах.
   - Эй, ты, - всё во мне взбунтовалось от злости, - прекрати жевать, изверг.
   - Счас.
   Этот у-у-у... негодяй открыто надо мной издевался, я уже подумывала не запустить ли в него колокольчиком, когда в дверь осторожно постучали.
   - Войдите, - царственно разрешил Тёрм, и в тут же распахнувшуюся дверь протиснулась довольно улыбающаяся физиономия Ластика. В правой руке он держал здоровенный деревянный поднос, уставленный разномастными горшочками. От них изумительно пахло.
   - А, так рад Вас видеть, госпожа Авель, так рад, так рад, - щебетал хозяин дома, расставляя на поспешно придвинутый к кровати стол принесённую с собой снедь.
   - Я тоже рада, Ластик, но всё это потом. Если я сейчас чего-нибудь не съем, то просто умру с голоду.
   - Так за чем же дело стало? Садись и ешь, - нет, судя по тому, как ко мне относятся, на умирающую я не похожа.
   - Не могу, голова кругом идёт... - пожаловалась я на своё состояние.
   - Да? - Ластик задумчиво почесал нос, и только теперь я поняла, что карлик на самом деле гном. Обыкновенный гном-поверхностник, коих во множестве приютила наша столица, - наверное, это побочное действие супостатки. Ну это дело поправимое, сейчас отварчику из чарбёрыша попьешь, и через пару минут всю боль и головокружение как рукой снимет.
   - Супостатки? - переспросила я, переводя взгляд с Тёрма на Ластика и обратно. Траву супостатку применяли только когда других способов спасти раненого уже не было. Стоила она неимоверно дорого, к тому же от неё всегда можно было ждать неожиданного побочного эффекта. - Так что же со мной было, раз я обошлась вам столь дорого?
   - Ты потеряла слишком много крови.
   - И что из этого?
   - К тому же один из мечей, оставивших на твоём теле раны оказался смазан ядом мазамбуки.
   - Мазамбука, - одними губами повторила я, и спину покрыла холодная россыпь разбегающихся во все стороны мурашек. Только мазамбуки-падальщицы мне для полного счастья и не хватало...
   - Не переживай, - Тёрм как всегда был полон оптимизма, - супостатка выжигает яд мазамбуки начисто.
   - Ага, представляю какую дозу этой травки вы в меня вбухали.
   - И на какую сумму, - с удовольствием добавил добренький Тёрм.
   - Кто платил? - я не могла не выяснить столь принципиального вопроса.
   - Он, - они ткнули пальцами в сторону друг друга одновременно.
   - Замечательно, но если вы рассчитываете, что стану вам их отдавать, - оба синхронно кивнули, - то вы ошибаетесь. Всё моё имущество теперь уже поди конфисковано, так что извините...
   - Ну, в принципе мою долю можешь отработать. Сейчас очень в цене хорошие служанки, если будешь усердно работать и не есть, то лет так через полтораста от твоего долга почти ничего не останется, так, сущие пустяки - лет на тридцать.
   - Постой, Тёрм, - я мило улыбнулась, - кажется, у меня есть ещё один вариант отдачи долга. До меня дошли слухи, что некое лицо - лицо весьма богатое и в определённых кругах влиятельное - недавно написало завещание... - Тёрм притворно прикусил губу. - Так вот я и думаю, может лучше вместо полуторасотлетней отработки помочь этому завещанию вступить в законную силу, и отдать все деньги сразу?
   - Так ты что же всё своё имущество по завещанию отдаешь ей? - лицо гнома сморщилось в притворной обиде, - а мне лучшему другу и благодетелю не оставил ни осьмушки?
   - Оставил, оставил, - Тёрм так же притворно начал его успокаивать, - и осьмушку оставил, и четвертушку, и ещё кучу чёрствого хлеба в подсобке специально для тебя отложил. На пенсион выйдешь, приезжай, пользуйся.
   Кажется, они увлеклись...
   - Господа, господа, - голова моя по-прежнему продолжала болеть, - вы так и будете издеваться над бедной девушкой или всё же станете её лечить?
   - Ах, да, - Ластик потянулся рукой к высокой, стоявшей посредине стола бутыли и в мгновение ока набулькал в бокал добрую порцию напитка, - отварчику из чарбёрыша хлобыстнёшь и враз ноженьками затопаешь.
   - Ага, ага, так и будет, - Терм так и светился от оптимизма, - гномья медицина самая лучшая, мы так и лечим: мазамбуку - травкой супостаткой; от побочных эффектов супостаки - отваричиком чарбёрыша; от прыщей, что обязательно повылазят после этого лечения, какой-нибудь колючей медуницей или болотной ядрицей, от сыпи...
   - Не слушай этого балабола, пей, - гном осторожно приподнял мою голову от подушки и поднёс кружку к моим губам. Вязкая прохладная жидкость потекла в рот. Я сделала глоток, другой, третий и как будто огненный шар разорвался в моём желудке. Не отдерни Ластик кружку, она бы полетела на пол. Мне стало не хватать воздуха, горло обожгло пламя, и... вдруг всё кончилось. Я лежала совершенно обессиленная, мокрая как мышь от мгновенно выступившего пота и совершенно не чувствовала ни боли, ни головокружения.
   - Ну как отварчик? - вкрадчиво спросил Тёрм, - понравилось?
   "Иди ты к чёрту", - хотела сказать я, но глядя на вытянувшееся в ожидании ответа лицо гнома, сжалилась над его страданиями. К тому же мне хотелось хоть немного отомстить Тёрму:
   - Замечательно, - я даже постаралась улыбнуться, - мне бы теперь только переодеться.
   - Да, да, точно, переодеться, - Ластик схватил стоявший на столе колокольчик и весело затрезвонил. Почти тотчас в двери влетела дородная, на голову выше Ластика гномиха.
   - Девочка моя... - начала она с порога, но увидев сидящего у моей кровати гнома, остановилась и уперев руки в боки грозно нахмурила брови, - ну и к чему этот трезвон? Что мой любимый супруг не смог подать бедной девочке тарелку с супом?
   - Да... я... вот она, - гном растерянно повёл рукой в мою сторону.
   - Уважаемая Мардофина, - кажется Тёрм решил спасти друга от преждевременной смерти, - Авель пришлось напоить отваром чарбёрыша, - шутить с хозяйкой не рисковал даже он.
   - Ага, понятно, так чего же вы всё еще тут стоите? А ну брысь!
   Мужчины поспешно ретировались, а хозяйка подошла к встроенному в стену шкафу и, немного покопавшись у него внутри, извлекла на свет божий целую стопку чистых рубах, рубашек и целую кипу простеньких, крестьянских платьишек.
   - Ну, милая моя, будем переодеваться?! - я не поняла, предлагает она или утверждает, но на всякий случай кивнула...
  
   - Всё было очень вкусно, - отложив в сторону ложку, я в знак благодарности склонила голову.
   Разок-другой показывавшиеся в дверях мужчины были обращены в бегство грозными шиками гномихи. Так что кушать и разговаривать нам никто не мешал.
   - Ну так что же вы собираетесь делать дальше? - ласково поинтересовалась Мардофина, громко хлебая из кружки.
   - Я... я не знаю,- смущенно пролепетала я, задумчиво размешивая сахар. Вопрос застигнул меня врасплох, что делать дальше, я действительно не знала. - Нам нужно как-то выбраться из города...
   - И как вы собираетесь это сделать? - все так же вкрадчиво спросила она, глядя мне прямо в глаза. Я не ответила, а уперлась взглядом в стол. Она вздохнула. - Ну, что ж, девочка моя... Для начала, я думаю, вам все-таки следует денёк-другой отлежаться у нас в доме. Вы еще недостаточно здоровы. А потом будем глядеть по муке...
   - То есть? - не поняла я.
   - Как дела пойдут, - пояснила Мардофина и, попутно убирая с него грязную посуду встала из-за стола. Я попыталась ей помочь. - Не стоит, милая, иди отдыхай, - и она, указав пальцем на мою кровать, поспешила покинуть комнату. Я же, опершись спиной на подушку, задумалась о своём, о женском...
   В гордом одиночестве я долго не насидела. И не потому, что кто-то нарушил покой моей знатной особы. Скорее наоборот. Увы, никто не порадовал меня своим вниманием, мне стало безумно скучно, и я отправилась на поиски этого "никто".
   Как выяснилось, домик гномов был совсем не так мал, как показалось с самого начала; не дом, а какой-то лабиринт из коридоров, комнат, переходов и опять комнат. Бессмысленно проходив по нему более получаса, я, уже едва кондыляя, наконец-таки набрела на искомых мной личностей. Терм и Ластик сидели перед столом, и о чем-то ожесточенно спорили. Целиком поглощенные своим занятием, моего прихода никто из них не заметил.
   - Мой офицер стоял здесь, а твоя дама здесь,- тыча пальцем в доску, доказывал Ластик,- она не могла его убить!
   Я встала сзади камерлинца, с любопытством заглядывая ему через плечо.
   - Да нет же, твой офицер был на две клетки ближе, чем ты говоришь, - ответил Терм. Глаза его весело блестели. - К тому же моя дама может убить кого захочет и когда захочет,- с этими словами он дернул меня за рукав, одновременно посадив меня на подлокотник кожаного кресла.
   - Э-эй, так нечестно! - он, гад, меня оказывается давно уже держал под контролем. - Разве можно так обращаться с дамой? - обиженно запротестовало моё "я".
   Вышло, разумеется, фальшиво. Терм рассмеялся.
   - Вдруг ты захочешь совершить на меня покушение? А так хотя бы будешь в зоне видимости...
   - Ты там не отвлекайся,- усердно сопя, Ластик сделал очередной ход.
   - Хорошо,- весело проговорил Терм и сдул у названного брата еще одного офицера, - шаг и мат.
   Лицо гнома стало багрово-красным. Он скинул с доски оставшиеся фигуры.
   - Да чтобы я еще раз сел с тобой играть! - буркнул он и, тяжело ступая, вышел из комнаты.
   Мы рассмеялись.
   - Не обращай внимания,- тепло улыбнулся Терм, - он всегда так. Уже завтра прибежит, чтобы отыграться.
   Тут он совершенно неожиданно взял мою руку и поцеловал шершавую, изодранную и исцарапанную ладошку.
   - Он всегда проигрывает? - едва ли мне удалось скрыть за этим вопросом своё смущение.
   - Ну, скажем так, почти всегда... - встав, он посмотрел в окно,- уже темнеет... тебе пора идти спать.
   Я не успела ничего ответить, как сильные руки подхватили меня в воздух. Термарель отворил ногой дверь и неся меня на руках направился в мою комнату.
   Там он сгрузил меня на кровать.
   - Наконец-то, - распрямившись, он улыбнулся, - как гора с плеч. А то я уже думал, что у меня не хватит сил таскать такую тяжесть.
   Я возмущенно фыркнула. Да во мне сейчас пятьдесят килограмм максимум, да его никто не просил, да мог бы и не надрываться, я прекрасно бы дошла сама. И вообще я обиделась.
   Заметив перемену в моем настроении, Терм покачал головой и, подойдя, поцеловал меня в лоб.
   - Я, пожалуй, пойду...
   - У-у... Не уходи, давай еще поговорим... - тихо попросила я.
   - О чем? - как всегда весело спросил камерлинец.
   - О чем хочешь,- я улыбнулась. - Ты говори, я буду слушать.
   - О-о, какая хитрая,- он рассмеялся. - Что ж, слушай...
   И он стал рассказывать о забавных случаях из жизни, о великих воинах прошлого, о тайных сокровищах и чудесных странах. Быль и небыль сплетались в единое повествование, изредка перемежаемое короткими анекдотами и высокомудрыми изречениями. Потом он приплел ко всему этому Ластика, и пошло-поехало... Я лежала в кровати, накрывшись одеялом, подобрав под себя ноги, лениво наслаждаясь сытостью и покоем. В эти мгновения мне казалось, что я снова обрела свой дом. Беседа была неспешной и ни к чему не обязывающей, и я, плывя по волнам её плавного течения, не почувствовала, как веки налились свинцом и сами собой опустились вниз.
  
   - Авель, просыпайся, просыпайся, Авель, - кто-то настойчиво тормошил меня за плечо. Кто-то. Хм, кто же осмелился поступать столь бестактно?
   - Что случилось? - я хотя и возмутилась столь явной бесцеремонностью, но голова моя работала правильно.
   - Они обыскивают дом за домом. Нам пора уходить, - Тёрмарель нервно закусил нижнюю губу.
   - Когда?
   - Как можно скорее, королевская охранка уже прочёсывает соседнюю улицу.
   - Хорошо, я буду готова через пять минут. Только где мое снаряжение?
   - Никакого снаряжения, - распахнув дверь, решительно возразила Мардофина.
   - Я не привыкла уходить в поход без оружия.
   - Ну, какое-никакое оружие мы возьмём...
   - Мы? - одновременно воскликнули я и Тёрм.
   - Да, именно мы. Что вы на меня так уставились? Неужели вы думали, что я отпущу вас одних?
   - Но если Вас заподозрят в связях с государственными преступниками... - я не закончила фразу, внезапно осознав, что оставаться в своём доме им едва ли не более опасно, чем путешествовать вместе с нами. Даже самый мало-мальки сведущий маг-практик при обыске в доме обнаружит следы чужого пребывания, а уж в подвалах пыточной не станут разбираться, кому они помогали: нам или удачливому городскому жулику.
   - Обязательно заподозрят, - вставил своё слово появившийся вслед за своей женой Ластик, - как только пройдёт слух о сделанных мной закупках, половина городской стражи ломанётся к нашему дому.
   - А... а они не могут сделать этого сейчас? - я наконец-то выползла из-под одеяла и встала на пол.
   - Я заплатил контрабандисту достаточно, чтобы он держал язык за зубами как минимум неделю, хотя через неделю ничто не помешает ему явиться в местную жандармерию, чтобы получить свою награду за "любые сведения о бежавших из тюрьмы государственных преступниках". Поверьте мне, уже сейчас все стены города оклеены вашими портретами с описанием особых примет и перечислением многочисленных преступлений. Ещё денёк-другой и какую-нибудь светлую голову посетит мысль, что у ворот тюрьмы не обошлось без магического вмешательства, а уж додуматься до того, что бдительной охранкой было просмотрено мелкое семечко агравы не составит большого труда. Еще несколько дней, и на стенах тех же самых домов появится портрет личности, в огромном количестве купившей сок актерикса. Конечно, по этому портрету найти меня будет сложно, но нет ничего невозможного. Оставаясь здесь, я бы не чувствовал себя в безопасности.
   - Кстати, - я повернула голову Тёрму, - а как Ластик узнал, что мы скоро появимся в его доме? - в том, что нас ждали, я не сомневалась.
   Тёрм на какое-то время замялся.
   - Понимаешь, тут такое дело, - кажется, он мучительно придумывал отговорку, чтобы не раскрывать существующей меж ними тайны, но, так ничего и не придумав, решил не врать, - изредка мы слышим мысли друг друга, - ни фига себе "ментальная связь"! - Правда, на довольно близком расстоянии. Когда я смог до него достучаться, мы были ещё на лобной площади, и он спровадил прислугу. А уже потом сбегал, закупил и приготовил требующееся противоядие.
   - Так ты знал, что тебе готовится противоядие?
   - Да, - Тёрм согласно кивнул.
   - Тогда какого же чёрта ты болтал со мной вместо того, чтобы своим ходом дотопать до приготовленной для тебя лохани?
   - Я не мог, ноги отказали, - вот так просто и буднично, - только разговаривая с тобой, я ещё мог как-то держаться, чтобы не потерять сознание.
   - Да, похоже он говорит правду, - подтвердила его слова не имеющая склонности защищать мужчин Мардофина.
   - Спасибо, госпожа, - Тёрм склонил голову в благодарном поклоне, но на его лице было написано всё что угодно, кроме той самой благодарности, - кстати, - это он обратился уже ко мне, - да будет тебе известно, но героиня Авель убита и под её маской скрывается беглая преступница. Да, да, Мардофина может тебе это подтвердить. И я вот тут думаю, не проверить с помощью испытания огнём, а кто скрывается под этой очаровательной маской? Может, самая настоящая ведьма?
   Я всё же запустила в него колокольчиком. Жаль, что он успел пригнуться, а колокольчик, пролетев мимо, ударился о стену и с жалобным бренчанием покатился по полу.
   - Прямо как дети, - Ластик нагнулся и взял в руку незаслуженно обиженное изделие неизвестного мастера, - нам пора уже уходить, а они тут устраивают семейные разборки, - он тяжело вздохнул. Похоже подобные разборки в этом доме случались довольно часто.
   - Да, действительно пора собираться, - уже совсем другим тоном согласился с ним Тёрм. - Авель, жаль, но оружие нам придётся оставить - стража на воротах досматривает каждый баул.
   - Без меча я буду чувствовать себя голой.
   - Лучше без оружия голой, чем с оружием мёртвой.
   - А что мы будем делать, если они обнаружат что мы - это мы?
   - Если мы будем распознаны, то нам не поможет никакое оружие, - Тёрм даже не скрывал своего пессимизма, - около ворот тройное оцепление стражи, на стенах дежурят лучники. Нас сомнут как мешающуюся под ногами былинку.
   - Я так понимаю, что здесь мне придется оставить и свои личные вещи?
   - Не волнуйся, они будут в сохранности.
   - А подарок матери я могу взять с собой?
   - Подарок матери?! - гном потянулся ко мне всем телом, я подняла и показала ему кулон. Он отвёл взгляд и тихо почти не слышно сказал, - пожалуй, ты можешь его оставить при себе.
   - Спасибо, - поблагодарила я, хотя можно подумать, скажи он оставить кулон здесь, я бы его послушалась. Ага, как же...
   - Хорошо, друзья, мы с Авель выходим через полчаса и ждём вас за стенами города.
   - А кто тебе сказал, что вы станете проходить через ворота вдвоём?
   - Но если нас обнаружат, то...
   - Если Вас обнаружат, то у меня не останется ни единого шанса заполучить обратно потраченные на противоядие денежки, - Ластик пытался острить, - идя вместе с вами, мы ничего не теряем, к тому же, я думаю, у солидной семейной пары с двумя пухленькими ребятишками будет гораздо больше шансов, чем у двух разыскиваемых преступников.
   - Ты хочешь превратить нас в детей? - Тёрм оторопело уставился на стоявшего перед ним гнома.
   - Магию такой силы обнаружат сразу же, как только мы станем приближаться к городским воротам, - я не смогла сдержать своего сарказма.
   - Что вы, - гномиха широко улыбнулась, - никакой магии, только косметика и травы, травы и косметика.
   - Но разве мы сможем сойти за ваших детей? - скепсиса в моём голосе даже прибавилось.
   - А кто вам сказал, что детьми будете именно вы? - Ластик улыбался ещё шире своей супруги, - это вы станете нашими родителями.
   При этих словах мы с Тёрмом недоверчиво переглянулись. Но всё оказалось гораздо проще, чем думалось.
   С моей худобой состарить меня лет на двадцать не составило труда. А вот с Тёрмом пришлось повозиться, купание в соке актерикса сказывалось до сих пор, и кожа его лица ни в какую не желала сжиматься в морщинистые складки. Пришлось ограничиться парой-тройкой противных бородавок и коротенькой козлиной бородкой. Тетка Мардофина и дядька Ластик как следует пополоскавши лицо и руки в остатках чудодейственного сока совершенно преобразились, теперь их было абсолютно не узнать. Ни дать, ни взять шестилетний карапуз и пухленькая, довольно симпатичная девочка-подросток. Я начинала верить, что авантюра удастся. Только действовать надо было быстро. Ластик предупредил - снадобье будет действовать пару-тройку часов, после чего они примут свой первоначальный облик. Нам снова, уже в который раз, надо было поторопиться.
   - Как мне надоело постоянная спешка, и когда же всё это кончится? - в сердцах высказала я пробегающему мимо меня Тёрму.
   - Поверь, сидение на месте зачастую бывает гораздо хуже. Вспомни свою камеру, - добренький "папочка", мог бы и не напоминать. Но всё же в одном он прав, пожалуй, лучше ещё немного побегать, чем потом долго сидеть.
   - Ты готова? - ласково спросила подошедшая ко мне Мардофина, голос её и без того мягкий теперь шелестел совсем по-детски.
   - Давно, - меня, незнакомую с расположением дома, к сборам не привлекали и не оставалось ничего иного, как в полном безделье дожидаться, когда же всё будет найдено, сложено и упаковано в большие баулы, стоявшие возле запасного выхода.
   - Вот и хорошо, тогда я побегу соберу с собой немного продуктов, - она весело подмигнула и, подскакивая то на одной, то на другой ножке, скрылась в направлении кухни.
  
   Наконец всё было собрано и уложено. Мы вытащили баулы на улицу и огляделись по сторонам. Оказалось, что ещё только раннее утро. Значит, эти изверги разбудили меня в полночь. Всё было тихо. Народ, предчувствуя неприятности, прятался по домам. Хотя нам было бы на руку, если бы по улицам бегали толпы людей.
   Господин Ластикус Патрицус Ифанов сан повесил на двери тройной крест, означающий, что хозяева в отъезде, и двумя довольно профессиональными движениями наложил на неё заклятие неприступности, снять которое мог только хозяин или хозяйка дома, прибывшие с дальней дороги. За что, за что, а за открытие дверей по возвращении можно было не волноваться, дорога нам предстояла действительно дальняя. Заклятие неприступности не из самых трудных, в принципе его мог наложить любой крестьянин, купивший у государственного мага подобающий амулет и зарядивший магией отпирающий заклинание ключ. А вот открыть подобную дверь без спросу было под силу разве что величайшему магу. И потому в городе уже давно пустовало десятка четыре домов, по какой-то причине покинутых своими хозяевами. Охранявшая их магия с каждым годом слабела, но должны были пройти ещё долгие десятилетия прежде, чем двери этих домов можно будет открыть без риска для жизни открывающего их мага. Дома ветшали, в огораживающих их изгородях появлялись дыры, но никто не смел проникнуть через охраняющие заклятия. Одно время Эвиль хотела запретить продажу охранных амулетов, но, встретив возмущенный ропот горожан, (здесь наверняка не обошлось без наущения зарабатывающих на их продаже магов) отказалась от своих планов.
   Закончив с дверью, мы двинулись вдоль по улице. Забавно, наверное, было наблюдать невысокую девчушку, тащившую на своей горбушке огромный баул, и маленького мальчика, шествовавшего впереди всех словно заправский проводник и от нечего делать помахивающего отнюдь не мальчишеской дубиной. Мы шли с нарочитой неспешностью, хотя следовало спешить. Но прежде чем покидать город нам ещё предстояло добыть коней, и потому мы шествовали прямиком к тому месту, где оные были всегда. А именно к городской конюшне.
   Нашей компании снова повезло, крестьянских лошадок в Мирске крали редко, и потому стражник, который должен был нести дежурство, спал. Удар по голове только укрепил его сон. Я стояла в дверях, пока наша дружная компания выбирала лошадей из множества стоявших в загоне. Именно сегодня в городе должен был состояться большой праздник, и поэтому Ластик повел нас к третьей городской конюшне, где стояли в стойлах исключительно рабочие лошади крестьян, а не к первой с изящными скакунами городской знати или на худой конец ко второй, где содержало своих лошадей купечество и среди которых порой попадались совершенно удивительные экземпляры. Но гном был прав и хотя лошади в третьей конюшне не отличались изящностью и скоростью бега, они были выносливы, неприхотливы и послушны. К тому же они меньше всего могли привлечь к нам внимание, а самое главное в связи с праздником именно эти лошади на сегодня оставались не у дел. Если нам повезёт, пропажу заметят только вечером, когда конюхи придут задавать корм. В идеале следовало бы найти подходящую лошадь для каждого, но брать четырёх коней было слишком рискованно. Семейная пара при двух детях, покидающая город на запряженной в телегу паре не должна была вызвать особого внимания, а вот имеющая с собой ещё и двух сменных лошадей... Четыре лошади слишком большая роскошь для простых горожан, чтобы на это не обратили внимания.
   В конце концов лошади были выбраны и выведены из стойла, и пока мужчины запрягали их в телегу и сваливали туда наши узлы и баулы, мы с Мардофиной для верности скрутили оглушённого охранника верёвками и кинули его в ясли. Так что можно было не беспокоиться, раньше вечера его не найдут.
   - Сёдла взять не забыли? - спросила Мардофина, но укладывающий последний баул Ластик лишь отмахнулся, мол, сами с усами. Гномиха только усмехнулась. Мы уселись на приготовленные для нас места и отправились в путь. Ни дать, ни взять, семья мелкого лавочника выбралась на праздничную поездку к родственникам. Почему-то именно в этот момент я стала верить в успех нашего предприятия.
   На улицах царило непривычное затишье, даже к базарной площади, где должно было проходить главное торжество, тянулись лишь одиночные горожане, чуть позже их станет не в пример больше, но ощущения настоящего празднества не было. Хорошо хоть поток выезжающих из города был всё же достаточно велик, чтобы наша компания не выглядела белой вороной. Впереди нас на гнедой, чуть прихрамывающей лошади спешил куда-то, наверное, к деревенским внучатам, пожилой зажиточный горожанин. Новая, казалось только сшитая рубаха, широкие зелёные шаровары, подпоясанные красным атласным поясом и высокая в вензелях шапка говорили о его принадлежности к цеху ремесленников. А вот яловые сапожки со шпорами указывали, что в прошлом ему пришлось потянуть армейскую лямку и немало потаскать тяжелый меч в войсках Её Величества. Судя по всему, после какого-то ранения бравый солдат был списан в отставку с правом ношения сапог отдельного егерского полка. Вот такой гражданин ехал впереди нас, сзади напирали ретивые кони спешившего по делам приказчика, а слева тянулась жутко скрипящая телега, тащимая сухопарой клячей неопределённой масти. В ней сидели два крестьянина, по виду совершеннейшие бандиты, угрюмые, со всклоченными немытыми бородами, в изодранной, давно не стиранной одежде. При этом один, державший вожжи, всё время что-то выговаривал второму, понуро опустившему голову и время от времени согласно кивавшему. Я невольно прислушалась.
   - ...и до коли я буду тебя бестолкового из кабаков да питейных лавок вытаскивать. Ить убьют ведь, как пить убьют.
   - Убьют, - обреченно согласился второй.
   - Ох, горюшко ты моё луковое, - крестьянин замахнулся и вдарил ни в чём не повинную животину вожжами. Та правда и ухом не повела, то ли не оставалось сил обращать внимания, то ли и так шла ходче некуда, - последний раз говорю тебе, пошли к бабке-ворожейке, она все твои слабости на раз отшепчет.
   - И не пойду, знать такова судьба наша и менять её неча.
   - Так что ж ты, гад, всю жизнь в игры проигрываться будешь, а я на твои долги горбатиться?
   - Ну так и получается, что ж с того. Судьба... - при этих словах мне захотелось слезть с повозки и накостылять оборзевшему негоднику по шее, но, увы, что могла сделать королевская воительница, едва ли могла себе позволить простая горожаночка. Они умолкли, подавленные собственными мыслями, а я с задумчивым видом начала смотреть вперёд, выглядывая пока ещё далекие очертания городских ворот. Мы ехали неторопливо, как и положено отправляющимся в неблизкую поездку путникам. Постепенно сухопарая кляча пошла чуть шибче и втёрлась в двигающуюся цепочку впереди нас. Я, глядя на спокойствие спутников, не слишком озаботившихся их наглостью, тоже не придала этому значения.
  
   - Здорово, Лехайн. Опять что ли этого остолопа из долгов вытаскивал? - спросил стражник, неспешно перебирая нехитрые пожитки, выложенные перед ним на телеге. Похоже, в городе их знали хорошо.
   - Опять, - согласился старший и, тяжело вздохнув, сердито покосился на придавленного горем младшего братца.
   - И где твой Клась, в этот раз проиграться сподобился?
   - Да за базарней в лукошко магическое до полудня пузырился.
   - Много на сей раз-то?
   - Много, даже не знаю, как из долгов выберусь, хоть на большую дорогу становись.
   - Но-но, - сразу же подобрался часовой, - ты шуткуй, шуткуй, да меру знай.
   - Да знаю я меру, знаю, всё одно тошно, хоть вешайся.
   -Вот и вешайся, коль жизнь невмоготу, - после слов про большую дорогу у стражника пропало всякое желание общаться. Вдруг рядом где королевский соглядатай прячется, тут недолго и на каторгу загреметь. Если не за соучастие, так за недонос, но всё же какую-никакую совесть стражник имел, сам доносить начальнику не спешил, только как можно быстрее осмотрел телегу и отпустил угрюмых братьев от греха подальше из города.
   Наступила и наша очередь.
   - Куда едем? - без всяких эмоций спросил тот же стражник
   - К сестре на дальний хутор, - как можно убедительнее соврала я. Не то, чтобы стражника действительно интересовала цель нашей поездки, но лгать надо было так, чтобы эту ложь было труднее всего проверить.
   - Это тот, что за Куриным Лохом стоит? - эта сволочь пыталась поймать меня на вранье. Не было там никакого хутора. Что-что, а эти места я знала хорошо.
   - Да с какей же это пор за Куриным Лохом хутора-то водятся? Ты чего же это плетёшь? С толку решил меня сбить, окаянный? Люди, да что это делается? Служивый люд на людей мирных напраслинами кидается!
   - Помолчи, гражданочка, помолчи, перепутал я, перепутал. Не за Куриным Лохом, а за Ряженским перепутком.
   - За Ряженским ему... перепутал он... да нам совсем в другую сторону, по Ногатинской гати...
   - А-а-а, - протянул служивый, - ну тогда понятно, - похоже в этой стороне он ни разу не был...
   Пока я так вот мило беседовала со стражником, мой драгоценный "супруг" сидел на другом краю телеги и пожалуй чересчур усердно лузгал семечки.
   - Ох, мужик, ну и баба у тебя, сам черт связываться не станет, ты давай вот что: слязай с "козлов", товар твой смотреть будем. А ты, баба, бери себе ребятишек и ступай в сторону.
   - "Бери ребятишек", "ступай", ишь раскомандовался! Дома у себя командуй! Был бы у меня муж, а не баба деревенская, ужо бы он тебе покомандовал!
   - Иди гражданка, отсюда иди, - и уже "мужу", - и как ты её терпишь?!
   "Супруг" пожал плечами, и я тоже решила покамест помолчать.
   Брошенные в повозку сёдла подозрений не вызвали. Многие, отправляясь в путь, брали их с собой. Мало ли что могло случиться в дороге, а вот сложенной в один баул посудой стражник заинтересовался основательно. Что уж он хотел там увидеть, не знаю, но сей труженик таможни не упокоился до тех пор, пока не перерыл всё сверху донизу. Пока нас досматривали, пару раз мимо проходили какие-то невзрачные личности, и тогда я ощущала на себе прикосновение магического взгляда, но оба раза мы их не заинтересовали, и они проходили дальше. Время шло, стражник лениво копался в наших пожитках. Оставался последний, самый маленький баул, когда я со страхом заметила, что черты лица нашего гнома стали стремительно преображаться.
   - Плачь, Ластик.
   - Что? - гном непонимающе уставился в мою сторону.
   - Плачь, - уже сама чуть не плача прошептала я. Кажется он наконец понял, что от него требуется и, скуксив стареющее лицо, разразился пронзительным воплем.
   - А-а-а, мамочка, меня кусака кусюкнула! А-а-а, - слезы стремительно потекли из его глаз. Чтобы хоть как-то утешить своего "укушенного пчелой ребёнка" мне пришлось взять его на руки. Ластик, изображая судорожные рыдания, уткнулся в моё плечо. Ну и тяжелым же оказался этот гном! Если бы не физическая подготовка, я бы ни за что не удержала его на руках. Я начала гладить его по голове, настойчиво прижимая курчавые гномьи волосы. А старый проныра успокоился и, пригревшись на моей груди, тут же захрустел неизвестно откуда взявшейся луковицей.
   - Проезжайте, - так ничего и не найдя, стражник махнул рукой в сторону ворот, - трогай, трогай, - поторопил он моего "супруга", вознамерившегося было подсадить меня с сыном в телегу.
   - Езжай, - тихо шепнула я, опасаясь, что при посадке стражник всё же обратит внимание на неестественно курчавые для рустанца волосы моего "сына". Тёрм кивнул и, дернув вожжами, погнал телегу вперёд. "Дочь" и я с "сыном" на руках поспешили следом за всё убыстряющей ход телегой. Несколько десятков шагов, и ворота города остались позади. Подъемный мост мы пересекли, не сбавляя скорости, Тёрм даже несколько пришпорил лошадь, спеша поскорее достигнуть развилки дорог, где за большими валунами можно было укрыться от глаз всевидящей городской стражи.
  
   - Стой! - крикнула я, когда уже устала тащить и дальше нашего общего "ребёнка".
   - Тпру, - крикнул Тёрм. Я едва не врезалась в моментально остановившуюся телегу и с облегчением опустила на землю "чуть не уснувшего" у меня на руках гнома.
   - Ну ты и тяжел, - только и сказала я, чувствуя, что поясница сейчас сломается надвое.
   - Мы, гномы, народ тяжеловесный, - с гордостью ответил тот, взъерошивая приглаженные мной волосы.
   - На, протри лицо, - Мардофина протянула ему бутыль с остатками драгоценной жидкости.
   - Эх, так всю красоту смоешь, - недовольно пробурчал Ластик, но бутыль взял и, аккуратно вылив янтарный сок на ладонь, размазал по всему лицу. Прежнего эффекта не получилось, но издали его всё еще вполне можно было принять за человеческого ребёнка.
   В то время пока он размазывал дорожную пыль по своей наглой морде, я подошла к нагромождению гранитных валунов и, присев на корточки, откатила в сторону большой овальный камень.
   - Авель, что ты делаешь? Ты же обрушишь всю эту кучу вниз, - всплеснула руками Мардофина, - и на грохот сбегутся все окрестные стражники.
   - Наш путь не близок, а у нас нечем обороняться от нападения лихих людей. Кухонные ножи - это не оружие.
   - Ты собираешься набрать полную повозку камней? - гном, подумав, выплеснул последние остатки сока и принялся натирать им руки.
   - Нет, не собираюсь, но вы должны будете согласиться, что иметь запасливого спутника - это здорово.
   - Что ты этим хочешь сказать? - Ластик заподозрил, что в моих словах таиться какой-то подвох или тайный смысл.
   - Дело в том, что у меня здесь уже давно был оборудован тайничок с оружием, - я далеко запустила руку в открывшееся на месте валуна отверстие и, ухватив край тяжелогруженой холщёвой сумки, потащила её на себя. Слава богу, схоронка моя была на месте. Не знаю почему я её сделала: то ли мысль об этом пришла мне в голову в мгновения величайшего предвидения, то ли в приступе очередной паранойи, но как теперь оказалось, сделано это было весьма кстати. Мгновением спустя здоровенная сумка с оружием и запасным костюмом воительницы оказалась в моих руках. Я ухватила её за ручки и медленно, сгибаясь под тяжестью поковыляла к телеге. Ластик и Мардофина бросились мне помогать.
   - Живее, - поторопил нас Тёрм, когда мы уже втиснули сумку среди прочих баулов с поклажей.
   - "Живее", "живее", будто он куда-то торопится, - с детской интонацией в голосе пробурчал Ластик, - может я ещё и в кустики захотел?
   - Садись уж, балагур, - беззлобно подтолкнув мужа к телеге, гномиха взобралась на её край и, дождавшись, когда мы все наконец-то усядемся, обратившись к Терму, скомандовала, - трогай.
   - Куда? - камерлинец в задумчивости всматривался в три разделяющиеся дороги, -Авель, кажется, сказала, что мы направляемся к Ногатинской гати...
   Да, я и правда так сказала, но теперь оставалось лишь определиться, в какой стороне эта самая Ногатинская гать находится. Как назло я этого не помнила. Не помнила и всё тут! Так, спокойно. Действовать будем методом исключения. Прямо - Куриный Лох и Ряженский перепуток прямо, значит, Ногатинская гать либо направо, либо налево. Только вот куда. Когда я проезжала её последний раз, мы ехали в Великомышинск, а к нему как не поверни, что направо, что налево всё едино вокруг города заворачивать. Вот чёрт.
   - Давай направо, - дольше стоять на месте было просто опасно.
   - Точно? - переспросил Тёрм, и я отрицательно покачала головой.
   - Но, поехали, - вожжи взлетели над головой, и простимулированные надлежащим образом лошадки шустро рванули вперёд. Из-за большого валуна, перепрыгивая с место на место, показалась большая чёрная птица. Дятел - не дятел?.. Впрочем, я не слишком его рассматривала, а занятая предстоящей дорогой погрузилась в свои мысли.
  
   Когда случайно бросивший взгляд за ворота стражник увидел, что повозка поползла в противоположную от гати сторону, у него зачесалось под мышками, но он тут же постарался успокоить собственную совесть. Ну, подумаешь, повернули не туда коней, ну, перепутали, с кем не бывает, покружат часок-другой и возвратятся, а если и наплели чего незнамо, так и что с того? Мало ли почему люди не желают говорить, куда направляются, может у них там тайна какая... Тайна, вот в чём дело... - Лагуст Роголист наконец понял, что его так сильно заинтересовало в узле с посудой, но тогда даже он сам не осознал, что вызвало его подозрения. Котелок. Большой походный котелок. Только теперь он понял, что такого котелка, литого из цельного куска меди, доброй гномьей работы несминаемого и не загрязняющегося, стоившего баснословные деньги просто не могло быть у городского лавочника. А что, если... стражник аж подпрыгнул. Его мысли завертелись вокруг этих двоих - мужа и жены. Он вспомнил портреты государственных преступников, развешанные на стенах по всему городу. Нет, невозможно, лица на рисунках были гораздо моложе... И всё же нечто общее в них присутствовало... А что если это их родители? Пока не поздно нужно пойти и доложить главному уряднику. Может за них даже полагается награда... Стражник сделал шаг к направлении караульного помещения, когда вдруг со всей отчётливостью осознал, что никакой награды не будет, наоборот, он может лишиться всего, даже головы, это же именно он их и пропустил, или же это не считается? Он снова вознамерился продолжить свой путь, но тут совершенно некстати вспомнил двух братьев, бросавшихся глупыми словами и решил не связываться. Награда наградой, а своя голова дороже...
  
   Я смогла спокойно вздохнуть лишь, когда городские ворота окончательно скрылись из виду. Вскоре смешанный (хвойные и лиственные деревья чередовались друг с другом), прореженный топорами городских лесорубов лес сменился роскошными заливными лугами.
   - По-моему, здесь где-то поблизости должна протекать речка? - гном вроде бы разговаривал сам с собой, но я поняла в чью сторону дует ветер, - а я где-то, - он сделал паузу, - краем уха, - снова пауза, - слышал, что вокруг Ногатинской гати одни зловонные болота... - он замолчал, молчала и я. А что было нужно сказать? То, что мы двигались отнюдь не в сторону Ногатинской гати мне стало понятно уже давно, и то что за нами до сих пор не было погони можно было рассматривать лишь как ещё одно счастливое везение.
   - Куда собственно едем? - Ластику судя по всему не терпелось поговорить, впрочем он был прав, полёт нашей мысли до сих пор не улетал дальше, чем "выбраться за город". Теперь же, когда городские стены остались позади, стоило подумать, куда же мы в конце концов направляемся.
   - Тёрм, - позвал полковника никак не желающий успокаиваться гном. Его супруга, удобно устроившись на баулах с вещами, мирно посапывала и в попытках завязать разговор не участвовала, - у вас есть план?
   - План? - отозвался он, и я прямо физически почувствовала как у Каннера в голове заработали шестерёнки мыслительного механизма, - ну, у нас, понимаешь... конечно же... - признаваться, что у нас такого плана нет и не было, ему мучительно не хотелось, - в общем, нет.
   - Браво, - я не смогла сдержаться от восторга, - героический поступок признаться в собственном легкомыслии...
   - Милая моя, ты не права, - гном одарил меня своей обворожительной улыбкой, - легкомыслие - это когда Вы обжиратесь пирожными, а потом говорите, что вас пучит, здесь же не легкомыслие, а элементарная тупость. Любое доброе начинание начинается с построения планов, которые...
   - Которые обычно благополучно проваливаются, - вставил своё слово наш неунывающий возница.
   - Ну, в общем-то бывает и так, - удивительно легко согласился гном, - но теперь-то нам надо подумать, куда будем топать, хотя бы парочку ближайших суток. У кого будут какие предложения?
   - В Камерлин нам нельзя, - высказал своё предположение Тёрм, и с этим было трудно не согласиться, в данный момент все дороги в соседнее государство были перекрыты, - для того, чтобы выбраться в западные страны надо пересечь всю Рустанию, а это при объявленной на нас охоте практически невозможно.
   - К тому же в западных странах без золота нам делать нечего, а я последние свои сбережения потратил на одного безмозглого болтунишку.
   - И на свою красоту, - не смог удержаться от колкости Тёрм.
   - Что красота? Мгновениям утеха, - отмахнулся от него Ластик, - а деньги в вечность открывают путь.
   - Что красота? Величию помеха, - продолжил за гнома Тёрм, - лишь в блеске злата познаётся суть.
   - Что красота, коль куплена за злато, - гном не унимался, - Что красота, когда несчастен мир?
   - За злато брат пойдёт тотчас на брата, - снова вклинился Тёрм, и его тут же перехватил Ластик:
   - Не красота, а злато здесь кумир.
   М-м-м... Экспромт или выучили заранее?
   - Ладно, ладно убедил, - Тёрм поднял вверх правую руку, - но больше о деньгах ни слова.
   - Согласен.
   - Даже в шутку?
   - Даже в шутку, - после этих слов я поняла, что у нас с деньгами действительно проблемы. В моей сумке лежал небольшой кошелёчек, но на долго ли его хватит четырём путешественникам? Но ладно, раз о деньгах договорились не говорить, то я не стану про них даже думать.
   - Авель, - мужчины, сокрушительно потерпев поражение с собственными мыслями, вновь обратили внимание на меня, - у тебя нет подходящего местечка, где бы мы смогли переждать хотя бы некоторое время?
   - Увы, у меня нет знакомых за пределами столицы, а те, кто меня мог бы запомнить, скорее поднимут на вилы, нежели приютят у себя в доме. Нет, точно нет. Хотя...- мысль, показавшаяся мне в первое мгновение более, чем странной, приобрела зримые очертания, - пожалуй, есть одно место, где я могла бы попросить убежища.
   - И где же оно находится? - лениво спросила проснувшаяся от наших разговоров Мардофина.
   - В Усманских болотах.
   - Где? - они на три голоса рявкнули так, что в воздух поднялись сразу все слепни, облепившие лошадок.
   - В Усманских болотах у жаберов, - если я их хотела удивить, то я их удивила.
   - Перегрелась, - покрутив пальцем у виска, констатировал Тёрм.
   - Девонька, а ты чего сегодня кушала? - участливо поинтересовалась всегда по-доброму относившаяся ко мне Мардофина.
   - Грибочков у неё на завтрак не было, это точно, - ответил за меня Ластик.
   - Может пока до тайника своего добиралась, где-нибудь по дороге белены малость пожевала? - Тёрм вздохнул и с притворным сочувствием посмотрел в мою сторону.
   - Я не шучу, Тёрм, - я сосредоточено посмотрела ему в глаза.
   - Они же тебя едва не съели заживо, - он уже был снова серьёзен, - или я что-то упустил?
   - Я соврала вам, Тёрм, они не едят людей и не пьют их крови.
   - Но как же тогда все эти жуткие рассказы?
   - Они - выдумка самих жаберов.
   - Постой, постой, - снова вмешалась Мардофина, - они же нападают на караваны и убивают караванщиков, я это знаю точно.
   - Да, они это делают, - я вынуждена была согласиться. - Но только для того чтобы защититься.
   - Нападают, чтобы защищаться? Это что-то новенькое, - гном, хмыкнув, скривил скептическую рожу и покачал головой.
   - Да, именно так, и поверьте, у них есть для этого существенная причина.
   - Откуда ты всё это знаешь? - полковник снова отвернулся, уставившись на дорогу.
   - Я говорила с жабером.
   - Ты говорила с этой тупой, уродливой лягушкой? - Тёрм побагровел от возмущения.
   - Эта тупая, уродливая лягушка, - я была возмущена словами камерлинца не меньше, - знает звездную математику и цитирует наших поэтов лучше некоторых аристократов, наизусть помнит древние летописи и прочее. К тому же, если и нападает, то убивает сразу, а не мучает в пыточных подвалах, как это делают "цивилизованные" люди!
   - Прости, Авель, я не хотел тебя обидеть.
   - Ты обижаешь не меня, ты обижаешь ни в чем не виноватых жаберов!
   - Авель, прости меня ещё раз, мне просто тяжело отделаться от мысли, что сталось бы с тобой не подоспей мы тогда вовремя.
   - Ни-че-го, - проговорила я по слогам, - ничего бы со мной не случилось, меня бы отпустили. Поверь, Тёрм, жаберы - неплохие ребята, просто им не повезло больше, чем нам...
   На этом наш разговор неожиданно прервался, ввиду появления новоявленных разбойников.
  
   То, что они всё же на это отважатся, я не ожидала, ну, никак. Но братья поджидали нас на очередном повороте, перегородив дорогу повозкой и вооружившись огромными, похоже только что выломанными дубинами. У того, что помладше, в руке ещё посвёркивал небольшой плотницкий топорик.
   - Тпру, - Клась бросился к нашим лошадям и схватив за уздечки, остановил. Старший, пока ещё не подходя близко, грозился дубиной.
   - А ну-кась вы слазьте с телеги! - приказал младший, обвязывая, нарочно отпущенными Тёрмом вожжами ствол ближайшего дерева.
   - С чего это нам слазить-то? - начала была гномиха, но Тёрм сердито посмотрел на неё, и она умолкла.
   Мы покорно слезли с телеги. Тёрм бросил на землю хлыст и теперь внимательно поглядывал по сторонам. Ни я, ни он не были уверены, что проигрывающий деньги крестьянин - не специально нацепленная маска. Вдруг оба братика давние и успешные грабители? Поэтому спешить и раскрывать свои карты пока не стоило. У братьев могли быть и сидящие по кустам сообщники.
   - Лехайн, ну-кась посторожи, а я покуда осмотрю их пожитки, - скомандовал младшенький и, настороженно зыркая по сторонам, направился к нашей телеге. Когда он приблизился, я окончательно убедилась, что к бывалым разбойникам он себя причислить не мог. Ещё бы, если бы я захотела, то могла бы свернуть ему голову в один миг, как курёнку. А он, не подозревая о грозящей ему опасности, важно прошествовал мимо нас, по пути пнув под колено запнувшегося ногами о земляной бугорок - где он только его нашёл? - упавшего и тут же заревевшего Ластика, и оттолкнув плечом Тёрма. Он ничего не боялся: два здоровенных мужика против измождённого худого лавочника с женой и маленькими детьми... Он был уверен в своём превосходстве.
   - Отошли от телеги, отошли подальше, - Лехайн оказался более предусмотрительным. Держа дубину наготове, он встал между мной и братом. Тёрм, до того вышедший чуть вперёд, автоматически оказался за моей спиной. Клась тем временем уже гремел нашей посудой. Я решила действовать, когда он доберётся до сумы с оружием. Нет, конечно, можно было б его утихомирить и раньше, но мне просто стала интересна реакция "разбойничка". Тёрм похрустывал костяшками пальцев и похоже вмешиваться пока тоже не собирался. Гномиха благоразумно помалкивала, и лишь Ластик во всю веселился. Сквозь визгливо-плачущие нотки в криках и всхлипах "моего мальчика" явно прорывались смешки. Чёртов гном, закрыв лицо руками, ржал в предвкушении представления.
   - Вот подфартило, так подфартило, - младший брат вертел в руках наш котёл. Бронзовые бока сверкали на солнце сусальным золотом, - гномья работа, не подгорит и не закоптится. Тысяч пять фенфинов стоит.
   - Да ну...- засомневался осторожный Лехайн, - за какую-то посудину пять тысяч. Брешешь поди...
   - Я те что собака цепная, чтобы брехать? Я свою честь блюду. Разве ж я от проигрыша своего когда отказывался?
   - Но ведь это... того... ведь это я его всегда выплачивал...
   - Дак оно всё едино, не отказывался же?
   - Ну, если так...
   - Вот и верь мне. Котел старьевщику продадим и заживём. Коней себе заберём, телегу в овраг загоним.
   - А с этими что? Что так пешком и пойдут?
   - Да ты что белены объелся? Совсем из ума выжил. Куда пойдут? Зачем? На нас ищеек натравливать?! Кончать их будем. Свидетели нам не нужны.
   - Да ты что, Клась? Нешто можно так-то?
   - Я ж сказал, - младший брат был непреклонен, - свидетели нам не нужны. Или ты всю жизнь по лесам скитаться собираешься?
   Старший брат приумолк, но я чувствовала, что он еще борется с собственными слабостями.
   - А может шут его с товаром-то? Пущай себе едут? А долги я твои отработаю, ей богу отработаю...
   - Да ты шо? От таких деньжищ отказаться хочешь?
   - Так ить смертоубийство это, детки ж малые...
   - Знать судьба их такая, а судьбу сам знаешь, не изменить.
   - Не изменить значит? - я криво улыбнулась и, медленно засучивая рукава, едва уловимым движением руки остановила уже было шагнувшего вперёд Тёрма, - значит, судьбу изменить не дано, да? - злоба на этого прожигателя жизни меня так и разбирала.
   - Ага, - довольно осклабился этот негодяй. Он ещё не понял на кого напоролся, зато второй действительно оказался сообразительным: старший брат медленно пятился назад к телеге, не замечая, что там его уже ждёт слегка преобразившийся Ластик. Когда гном перестал ржать и забрался в телегу, даже я не заметила, но сейчас в каждой его руке было по острому мечу, в зубах зажат кривой кухонный нож, а в довершение всего правый глаз завязан узкой чёрной повязкой. Лехайн стал поворачиваться, чтобы пуститься на утек, да так и застыл в полуобороте - острый конец меча уперся в его подбородок, он хотел заорать, но плавное движение из стороны в сторону, совершаемое вторым мечом ясно дало ему понять, что этого делать не стоит.
   - Гляди, братан, как я их рубить буду, - Клась широко замахнулся топором и, охнув от моего удара, с разинутым, как у рыбы ртом, начал опускаться на землю. Мигом потяжелевший топор вывалился из ослабевших рук. Я схватила негодяя за чупрун и слегка поватузила по траве. Затем подняла брошенный на землю хлыст и от души врезала негодяю по заднице. Вой поднялся неописуемый, но если любитель дармовщинки надеялся меня этим разжалобить, то он ошибался.
   - Спаси-ите, люди добрые, - Клась попытался выскользнуть и убежать, но тяжелая нога Тёрма припечатала начинающего душегуба к земле и удерживала до тех пор, пока он не перестал трепыхаться и лишь только беспомощно поскуливал и подвывал при каждом моём ударе.
   - Ну что, как тебе судьба? - уточнила я, носком туфли приподняв его подбородок.
   - Пощадите! - на него было жалко смотреть, слезы намыли на грязных щеках целые дорожки, губы дрожали, а зубы постукивали так, что в пору было пуститься в пляс.
   - Убейте меня! - невероятным образом извернувшись при этом, исцарапав горло о приставленный к нему меч, старший брат бросился мне в ноги, - прошу пощадите. Это я. Я во всём виноват. Не доглядел, не воспитал, баловал.
   - Баловал, - охотно подтвердил младший, - он и виноват, его и убейте.
   - Убьем, - спокойно согласился Тёрм, и даже мне от его спокойствия стало не по себе, - обоих убьём.
   - Жалко, - Ластик так же спокойно стирал капельку крови с острия меча.
   - Жалко - не жалко, а уж такая у них судьба, - уж эти-то два прохиндея понимали друг друга с полуслова.
   - Да, судьбу не изменишь, - я тоже решила включиться в эту игру, - придётся убить.
   - Да, мамочка, нам свидетели ни к чему, да и их лошади нам не помешают, - по-доброму улыбаясь, Ластик протянул мне меч.
   - Ни к чему, - принимая оружие, со страдальческим вздохом согласилась я. Луч солнца, совершенно случайно сверкнувший на лезвии клинка, так же совершено случайно опустился на лицо распростёршегося на земле Клася.
   - По-ща-ди-те, - снова пропищал он и, в бесплодной попытке вырваться, загребая ногтями землю, засучил ногами.
   - Ты чего, касатик, пыжишься? - я была сама любезность, - сам же говорил - судьба, от судьбы не уйдёшь. Чего ж стараться-то?
   - Дурак я, дурак, жил дураком, дураком и умру! Прости, брат, прости, всё о себе думал, - судя по всему Клась понял, что от судьбы ему сегодня и впрямь не отвертеться, - отпустите хоть его, люди добрые, всю жизнь он свою горемычную на меня ишачил, долги отдавал, да и жизни-то той за мной не видел. Меня убейте, а его отпустите... пусть хоть немного как человек поживёт.
   - Убьём? Отпустим?! - Терм перевёл тяжелый взгляд с одного брата на другого и обратно. Затем с грозным видом принял протянутый Ластиком меч.
   - Пущай энтот идёт, - вальяжно опершись на телегу разрешил наш Ластик, - а энтого руби.
   Всё-таки, что не говори, добрый у нас "сынишка".
   - Никуда я не пойду, - старший брат, приподнявшись с колен, пристально посмотрел Тёрму в глаза, - если ему не жить, то и мне рубите буйну голову. Всё одно. Как я без брата домой приду? Как покажусь отцу, матери, что ждут нас дома дожидаются, слезами горькими обливаются?
   - Так у вас ещё и родители имеются?
   - Слава господу нашему, - Лехайн трижды отбил поклоны, - живут - здравствуют.
   - Н-да, ситуация, - Тёрм, словно бы раздумывая, почесал затылок, - прикопать бы вас за бугорком, да и вся недолга...
   - А вот родителей жалко, - прогнусавил прямо-таки подпрыгивающий от удовольствия гном.
   - Жалко, - на этот раз мы согласились всем квартетом.
   - Так что же с вами сделать? Отпустить? Так опять разбоем займётесь... - Тёрм в глубокой задумчивости умолк, давая возможность братьям самим найти выход из положения.
   - Нет, что ты, господин, что ты, никогда и ни за что. Чёрт попутал, вот с долгами только и хотел рассчитаться, - старший брат в сердцах лягнул младшего ногой, - из-за тебя всё это. Судьба, судьба, вот и накаркал.
   - Прости, брат, - понуро повинился Клась, - я только сейчас понял, что не судьба создаёт людей, а люди сами создают свою судьбу.
   - Жалко, что ты это понял слишком поздно, брат.
   - Что ж, лучше поздно, чем никогда, - меч в руке Терма взлетел вверх и со свистом начал опускаться вниз на подставленную под удар голову Лехайна. Я не поверила своим глазам - неужели... "Тёрм, что ты делаешь?!" - крик застыл в груди, опережённый гортанным криком:
   - Брат! - лежавший до того на земле Клась кинулся вперед, подставляя под удар собственные руки, но всё же безнадежно опаздывая. И... сверкающий на солнце меч застыл в паре сантиметров от шеи старшего брата.
   - Что с вами будешь делать? - Тёрм словно бы в раздумье почесал бороду.
   - Отпустил бы ты их, бать? - Мардофина "ласково" потянула "отца" за локоть "мол, сколько можно с ними возиться? Пора и нам ноги делать".
   - Отпущу, так они опять за разбой примутся или ещё каких грабителей на наш след науськают. Про нас или про имущество наше богатое кому-никому расскажут, - я кажется поняла какую линию гнёт Тёрм, - вот если Слово заветное скажут, да землей матушкой поклянутся, тогда другое дело.
   - Слово заветное... - в один голос повторили оба и замерли, соображая, стоит ли такая штука, как жизнь, сказанного Слова. Они хорошо знали, что это такое. Заветное Слово дается один раз в жизни, а нарушившему и земля родить перестанет, и потомки прокляты будут. Не каждому дано смелости набраться Слово дать, иные и смерть Слову предпочитают.
   - Дадим Слово, - не смея поднять головы, но твердо заверил Лехайн.
   -Дадим, - подтвердил Клась. Мы переглянулись, не слишком ли легко они согласились? Хотя почему им его и не дать?
   - Клянитесь, - поднявшийся до того Клась снова преклонил колени, - что никогда ни при каких обстоятельствах не поведаете о нашей встрече, никогда не станете промышлять разбоем, никогда не поддадитесь соблазнам города.
   - Клянёмся, ированасаим, - родовое слово, как удар молота по железу - земля не вздрогнула, но в ушах зазвенело, - ированасаим, - ещё раз повторили братья, и ветер зашелестел в листве деревьев, что возвышались над нами, - ированасаим, - в небе появилась и растаяла небольшая чёрная тучка. Клятва была услышана и принята, и на земле, и в воздухе, и на небесах теперь не будет прощения нарушившему ее...
   - Вы свободны, - Тёрм показал рукой в сторону их уползающей по дороге повозки.
   - Стойте, - остановила уже убегающих братьев Мардофина, - возьмите, - она протянула так заинтересовавший их котелок.
   - Но мы не можем его принять, - старший брат прижал руки к груди и низко покланился. - Вы и так слишком добры к нам.
   - Это не подарок, мы даём его вам в долг на три года, через три года мы вернёмся, всё сполна стребуем. И вот ещё что. Стоит он не пять тысяч, а все десять. Можете продать его за семь, мы с вас потребуем четыре.
   - Но как же, - старший брат хотел что-то спросить, но запнулся, затем всё же набрался смелости и поднял взгляд, - но как нам объяснить, откуда у нас такое сокровище?
   - Не переживай, про котёлок скажите - нашли на болоте. Хозяин объявляться не станет, и вы объявите его своим.
   - Спасибо, госпожа, спасибо, - Лехайн снова принялся кланяться.
   - Ступайте, - вновь грозно нахмурив брови, приказал Тёрм и добавил, - пока мы не передумали.
   После этих слов братья дунули так, что аж пятки засверкали, и вскоре они уже нахлестывали свою лошадь, удаляясь от нас всё дальше и дальше.
   - Что и впрямь больше на деньги играться не станет? - спросила я у Тёрма, имея ввиду младшего Клася.
   Тот задумчиво посмотрел в даль.
   - Не знаю... - вот и весь ответ. Больше он ничего не сказал, а всё так же продолжил смотреть в глубину леса, пока пылившая по дороге телега братьев окончательно не исчезла из виду, скрывшись за стволами деревьев.
   Нам тоже пора была продолжить путь. Словно провожая нас, но не приближаясь настолько близко, чтобы можно было рассмотреть её как следует, по вершинам деревьев с ветки на ветку перелетала большая чёрная птица. Но дорога вильнула вправо и надоедливая пернатая скрылась из виду...
  
   Ночевать мы остановились на вытянутой правильным эллипсом, давно обихоженной путешественниками луговине. Пока мужчины возились с лошадьми, а гномиха занималась приготовлением нехитрого ужина, я разбиралась со своим "кладом". Перво-наперво я переоделась в привычную одежду воительницы, привесила к поясу меч в ножнах, лук и колчан со стрелами открыто положила на телегу, и лишь потом принялась за распределение остального отнюдь не маленького арсенала. Каждому моему спутнику в дополнение к уже подаренному мечу досталось по короткому кинжалу, а Мардофина к тому же ещё выпросила пращу и запас маленьких, метательных звёздочек. Потом мы неторопливо перекусили, и весь оставшийся вечер я рассказывала друзьям историю жаберов, ничего не утаив и, надеюсь, не сильно переврав. Когда я закончила своё повествование была глубокая ночь и вокруг стояла непередаваемая тишина. Раскинувшийся надо мной звездный купол мерцал миллиардами звёзд, где-то вдалеке с едва слышимо несла свои потоки речка Врава, а совсем рядом нет-нет, да и начинал наигрывать мелодию прячущийся в переплетении трав сверчок.
   - Тёрм, ты спишь?
   - Нет, смотрю на звёзды. А ты?
   - Я тоже, - глупый, несуразный разговор, а хочется сказать многое, - мне холодно, Тёрм.
   Я услышала, как он поднялся и осторожно перешагнул через разделяющего нас Ластика. Мгновением спустя меня укрыла меховая накидка.
   - Спи, - тихо приказал он, и его большая ладонь осторожно коснулась моей щеки.
   - А ты?
   - Я покараулю. Захочу спать, разбужу Ластика. Спи и ничего не бойся.
   - Спасибо, - пробормотала я, подтягивая его накидку к самому подбородку.
   - Спи, - снова повторил он, и я, мысленно улыбнувшись, провалилась в ласковые объятья сна.
  
   Проснулась я поздно. Тёрм не захотел нас будить, дав возможность как следует выспаться и набраться сил. Я так и не поняла, спал ли он сам той ночью или нет. Но к моменту моего пробуждения камерлинец как ни в чём не бывало сидел у маленького костерка и готовил нам завтрак..
   - Доброе утро, Термарель, - я с наслаждением потянулась.
   - Доброе утро, Авель, как спалось?
   - Замечательно, - ответила я, нисколечко не покривив душой.
   - Вот и отлично, давай поднимайся, умывайся и прошу к столу, - он широко повёл рукой, показывая на окружающее нас травяное покрывало.
   - А где все? - спросила я, имея ввиду семейство наших гномов.
   - Ушли каждый в свою сторону. Ластикус туда, Мардофина туда.
   - Так куда, говоришь, ушла Мардофина? - переспросила я, глядя на его весьма неопределённые размахивания руками.
   - Ах, тебе надо поточнее, - он на мгновение задумался, - вот кажется туда.
   Его "кажется" меня не очень устраивало, и я глядя в указанную сторону не торопилась вставать, пока наконец из небольшого (как выяснилось потом) овражка не показалось улыбающаяся физиономия ... Ластика?!
   - Так всё же куда пошла Мардофина? - вставая и грозно притопывая ногой, вновь переспросила я этого поганца.
   - А? Что? Вон туда, - Тёрм ткнул пальцев в сторону одиноко стоявшего деревца окруженного небольшим кустарниковым островком.
   - Смотри, не ошибись на этот раз, - я грозно кивнула на висевший у меня на поясе меч и с видом оскорбленного достоинства отправилась в указанном направлении. На полпути мне навстречу вышла гномиха... Что ж, в этот раз Тёрм сказал правду. На своё счастье...
  
   На третий день мы почувствовали за собой погоню. Точнее трубный глас егерских горнов, и далекий заливистый лай собак возвестил нам о приближении противника.
   - Они нас скоро догоняют. Быстрее в телегу, - скомандовал Тёрм, едва мы, остановившись на живописном, отвесно уходящем краю речного обрыва, ещё только-только собирались расположиться для небольшого отдыха.
   - А может кто на охоту выехал? - трясясь на облучке, с надеждой спросил Ластик, но его супруга отрицательно и очень грустно покачала головой.
   - А что, если...
   - Нет, - категорично возразила она и махнула рукой, отметая всякие возможные сомнения и возражения, - королевские ищейки напали на наш след.
   - Может обойдётся? - нашему гному никак не хотелось вступать в схватку. Неспешное путешествие двух последних дней совсем расслабило нашу дружную компанию...
   Я прислушалась, пока что лай доносился издалека, собаки находилась от нас как минимум за пару лиг. Но звуки погони приближались.
   - Нам надо разделиться, - Мардофина решила взять командование в свои руки, - так вам будет легче от них оторваться.
   - Вам - это кому? - Тёрм не оборачивался, усердно нахлёстываемые им кони мчались во весь опор, и приходилось пристально следить за дорогой.
   - Вам - это вам, а не нам, - гномиха указала рукой на потихонечку собирающего свои вещи Ластика, - мы уведём их за собой.
   - Простите, госпожа... - начал было Тёрм, но был решительно остановлен Мардофиной.
   - Никаких возражений! Ты и Авель слишком важны для этого мира, чтобы рисковать вами попусту, - чёрт, да что же вокруг происходит?! Все знают про меня нечто, но почему же одна я ничего не знаю? А Тёрм, знает ли он? Похоже нет, вон сидит такой же пришибленный. - К тому же вдвоём нам будет проще спрятаться когда нас нагонят. Гномы умеют прятаться.
   - Я не стану отсиживаться в стороне, когда другие будут спасать меня, рискуя собственной жизнью!
   - Разговор окончен, вы берёте коней и уходите, - в голосе Мардофины было столько стали и непреклонности, что я невольно сравнила её со своей матерью. Моя мать сказала бы так же.
   Моя мать...
   Мама, где ты?
   - Тёрм, - гном потянулся вперед и положил руку на плечо другу, - послушай меня... Я приготовилась выслушать то, что скажет Ластик, но ничего не услышала, эти гады общались телепатическим способом. И ведь я уверена, трепались они именно обо мне. Тёрм даже пару раз обернулся и покосился в мою сторону. Будет время обязательно выбью из него "признательные показания". Хотя может статься, что весь этот сыр-бор только из-за того, что я принцесса. Фи, подумаешь. Принцесса без королевства... или... боже мой... неужели они хотят...
   На очередной кочке повозку тряхнуло так, что я, невольно вцепившись в край телеги, переключилась на совершенно другие проблемы. Звуки горна, не становились ближе, но и не отставали. Погоня уверенно шла по нашему следу.
   - Термарель, останови коней, - жёстко распорядилась Мардофина, и камерлинец тут же натянул вожжи.
   - Распрягаем, - гномиха первой бросилась к упряжи, а гном спешно тащил с повозки оба седла.
   - Забирайте коней и уходите в лес, - Мардофина говорила торопливо, ни на секунду не останавливаясь и уже затягивая у лошади подпругу, - они уже стали гораздо ближе. С ними сильный маг. Он прикрывает их, - она повела рукой назад, словно раздвигая воздвигнутую вражеским магом пелену обмана.
   Вот теперь и я почувствовала приближающуюся магию. Королевский маг был силён, действительно силён. Прикрывать от чужого взора полуторасотенную ораву преследователей было под силу далеко не каждому. А Мардофина, каким образом она... Она - анимаг?! Как мама? Я ни разу в жизни не встречала ещё одного анимага...
   - Авель, - окрик Тёрма вывел меня из состояния задумчивости, - садись на коня, уходим.
   - А смысл? Нас всё равно выследят по следам. Лучше мы останемся и будем сражаться.
   - Уходим, Авель, нас прикроют.
   - Но едва преследователи увидят телегу, они поймут, что мы пытаемся их обмануть.
   - Они увидят её далеко не сразу, - возразил мне гном, впрягаясь вместо лошадей в оглобли, - я спрячу её в первом же попавшемся на пути овраге. Скачите и не теряйте времени.
   - Скачи, дочка, скачи, мы вас догоним, - гномиха подвела мне коня, прильнула щекой к моей щеке и, резко отпрянув, поспешила присоединиться к упирающемуся в землю гному. И в её словах было столько материнской теплоты, а вместе с тем непоколебимой уверенности и силы, что моё сердце невольно наполнилось уверенностью, что мы всё делаем правильно.
   - Прощайте, - прошептала я и, уже ни мгновения не медля, вскочила в седло, - но, пошла, - лошадь подо мной прянула ушами и, мигом разогнавшись, поспешила в глубь леса.
   Тёрм двигался впереди, уверенно выбирая дорогу. Уже углубившись в лес на несколько десятков метров, я вдруг ощутила магический всплеск, - кто-то укрывал нас магическим пологом. Я бросила взгляд назад, и мне показалось, что в просвете ветвей я вижу стоявшего к нам лицом Ластика, старательно выводившего магические пассы. В следующее мгновение позади меня опустилась густая еловая ветка, закрыв и дорогу, и столь странное видение.
   Лес за спиной сгустился. Минутой спустя я была уже уверена, что все это мне пригрезилось. Гном просто не мог быть магом, за несколько проведённых вместе дней я так ни разу этого и не почувствовала.
   Этого просто не могло быть.
  
   - Авель, - тихо позвал Тёрм. Он остановил коня на окраине небольшой полянки и теперь пристально вглядывался в её противоположную сторону. Придержав свою каурую, я остановилась напротив Тёрма.
   - Авель, тебе не кажется подозрительным вон тот кустик? - он показал рукоятью куста на тёмные очертания кустов, виднеющиеся в глубине леса.
   - Не кажется, - я усмехнулась. Я уже знала что это.
   - Да? - Тёрм заподозрил неладное.
   - Камень Нарит.
   - Нарит? Откуда он здесь? - полковник недоверчиво покосился в мою сторону.
   Я неопределённо пожала плечами. Откуда он здесь взялся, я понятия не имела, но то, что это был именно он, не вызывало ни малейшего сомнения.
   - Нарит - источник могущества природных магов, в этом лесу?! Ну и ну. Я думал, что они встречаются только в горах.
   - Собственно я тоже так считала.
   - Так что едем дальше? Если честно, то я никогда не видел этого камня-куста.
   - Я тоже.
   Он недоуменно уставился на меня.
   - Тогда откуда ты...
   Я довольно бесцеремонно перебила его:
   - Знаю, - объяснять что я не воспринимаю, но чувствую, практически любое магическое проявление, не хотелось. Потом как-нибудь расскажу.
   - Тогда едем, - он решительно натянул поводья. И в ту же секунду я ухватила его за руку.
   - Падай, - я рывком сдёрнула Тёрма с коня и вслед за ним повалилась на землю. Тяжелая каленная стрела, срезав ветку за моей спиной, улетела в глубину леса. Наши кони шарахнулись и рванув с места в карьер понеслись в разные стороны. Чёрт, если бы не блеснувшее на солнце жало наконечника, кого-то из нас пришлось бы закопать прямо на этой полянке. В создавшейся ситуации одно было хорошо, другое плохо. Хорошо было то, что мы были живы, а плохо, что до сих пор не видели стрелка. Направление, правда, я успела заметить, но если он не новичок, уже давно должен был сменить свою позицию.
   - Т-с-с, - Терм приложил палец к губам, - тихонько я туда, ты сюда.
   Я не столько слыша, сколько видя его знаки, кивнула головой и поползла вокруг поляны. Ползала я не в пример хуже, чем ходила. Во-первых, слишком медленно, во-вторых, как мне казалось шумновато, в-третьих... что в-третьих, я додумать не успела, где-то впереди и чуть сбоку послышались приглушенные удары, сопровождаемые приглушёнными вскриками, и наконец в наступившей тишине раздался негромкий окрик тяжело дышавшего Тёрма:
   - Авель, иди сюда.
   Я поднялась на ноги и, наложив стрелу на тетиву, не спеша направилась в сторону доносившегося до меня голоса. Я не торопилась, голос слышавшийся сквозь листву деревьев несомненно принадлежал Тёрму, но я уже привыкла не доверять никому и ни чему.
   Всё же это действительно был Тёрм, он стоял над двумя ползающими у его ног амбалами и весьма недвусмысленно поигрывал поблёскивающим на солнце мечом. Два коротких лука и две стандартных дубины лежали тут же на земле, колчаны со стрелами были приторочены к их спинам. Тёрм улыбался, и улыбка не сулила этим двум ничего хорошего.
   - Кто такие? - я тоже не была настроена на дружелюбие. Когда в тебя стреляют - это всегда неприятно, когда в тебя стреляют исподтишка - это неприятно вдвойне.
   - Мы люди простые, перехожие, - завел волынку один из амбалов.
   - Я спрашиваю, кто такие?
   - Мы люди простые, пере... - я прервала его пока ещё лёгким тычком носком сапога в грудь. Этот тип уже начинал меня злить.
   - Я последний раз спрашиваю, кто такие?
   - Вольнонаёмные стрелки Их королевского величества, - быстро затараторил этот вражина, - Братья Селивёрстовы, - везёт же нам последнее время на братьев, - нынче стрелки егерские разосланы по лесам для уничтожения всякого пешего и конного, разбоем промышляющего...
   - Так-так-так, на нас объявлена охота, - с каждым часом всё интереснее и интереснее.
   - Постой, постой, а почему это вы решили, что мы разбоем промышляющие?
   - Так ведь, кто ж ещё по лесу шастает, коли не разбойники?
   - Что ж, получается теперь честному путнику и в лес войти нельзя?
   - А пущай не ходят, - ляпнул один из Селиверстовых и получил мечом плашмя по шее.
   - Ай, люди добрые, пощадите!
   - Ах, мы теперь уже и люди добрые? - я на всякий случай пнула ногой их дубины, откидывая в сторону, от греха подальше, - а что если мы настоящие разбойники?
   - Да какие ж вы разбойники? Вы на них нисколечко не похожи, это издалека видно. Вы когда только на полянку выезжали я Мефодию так и сказал: "Вот этих двоих мирняков угрохаем, нам с тобой и почёт и награда бу...", - малый прикусил язык, догадавшись, что сболтнул лишнее.
   - Значит разбойников? - Тёрм угрожающе надвинулся на этого говоруна, - а ну-ка рассказывай, что приказано? Или это вы тут самодеятельностью занимаетесь всех, кого непоподя стрелами калеными как тетеревов весенних бьёте?
   - Господин, господин, простите нас, всё как есть, всё как на духу. Приказано нам убить всякого в лесу оказавшегося без разбору - конного и пешего, малого и старого, разбойного вида и мирного...
   - И вы не воспротивились?
   - А чего противиться, если сказано: вороги наши маги великие, магией прикрываются, облик свой колдовством злобным прикрывают.
   - Ага, уже и маги... А не брешешь?
   - А чего мне брехать-то? Чего брехать? Мне тайн про то хранить не приказано, а коли вы есть те маги великие, так и рубите буйну голову или в пни бессловесные превратите или, если помилуете, наложите заклятья беспамятства, чтобы о встрече нашей и воспоминаний не осталось.
   Тёрм подумал, подумал и впрямь наложил на братьев заклятие беспамятства - с помощью их же дубины. В качестве трофея мы забрали луки со стрелами, а всё остальное, переломав, выбросили в ближайшую канаву. А братья остались лежать в лесу. Хищного зверья здесь не водиться, так что поваляются, поваляются и придут в себя. А головная боль - это уж их проблемы. Меньше по лесу шастать надо и на невинных людей охоту устраивать.
   - Авель, - Тёрм вывел меня из состояния задумчивости, - уходим. Ты свою лошадь видишь?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Я свою тоже... тогда вот что, ищем, но недолго. Встречаемся здесь же.
   - Договорились, - я чувствовала себя безмерно уставшей. Нарит, куст серо-зеленого камня словно не давал, а высасывал мои силы. Хорошо Тёрму, он магию не чувствует.
  
   Своего конька я нашла в паре сотне шагов от поляны. Он мирно стоял под большим раскидистым тополем и безмятежно жевал травку. Изловить конягу труда не составило. Так что, взобравшись в седло, я уже через пять минут после начала поиска ехала в обратную сторону. Тёрм, посиживая на травке, ждал на месте.
   - А я своего не нашёл, - он виновато развёл руками.
   - Так быстро? - что-то здесь было не так, но я не могла понять, что именно.
   - Ничего не поделаешь. Наверное, бедная лошадь испугалась, - короткая пауза, - в нескольких метрах от нашего падения следы идут вскачь и теряются в зарослях орешника.
   - И ты не смог её догнать? Даже не попытался?
   - Авель, она неслась как угорелая.
   - Тёрм, - я не люблю когда меня водят за нос, - что произошло?
   - Ничего. Я же говорю, лошадь испугалась и...
   - Тёрм, - настойчиво повторила я, - ты хочешь, чтобы я проверила?
   - Нет, - в голосе Тёрма послышался откровенный испуг.
   - Тогда скажи толком, что случилось?
   - Хорк... - дальше говорить и что-либо объяснять не имело смысла. Вот тебе и отсутствующие хищники. Может именно поэтому их тут и не было? Именно теперь я поняла, что так высасывало мои силы, и магические излучения Нарита были вовсе не причём. Я почуяла присутствие нежити, но не смогла распознать. В конце концов я же не маг-практик. И вообще не маг.
   - Тёрм, - я понизила голос до шёпота, - что будем делать?
   Тот неопределённо пожал плечами. У меня тоже не было никаких путных мыслей. Имея двух лошадей, мы бы ещё могли попытаться спастись бегством, но на одной... к тому же что делать с этими Селивёрстовыми? Не оставлять же их на съедение хорку. Я попыталась вспомнить всё, что мне было известно про эту нежить. Итак, как было написано в одной из прочитанных мной книженок, хорк - по новейшей классификации -нежить высшего магического разряда, сроки существования ограничены лишь наличием пищи. Живёт в неглубоких, хорошо замаскированных норах. Может спать до пятидесяти лет подряд, просыпается на две-три недели. В это время ведёт активную охоту, местность вокруг его логова пустеет буквально за считанные дни. Наевшись и вдоволь впитав жизненную силу, вновь залегает в спячку. Специально на людей не охотится, поэтому считается условно-неопасным, хотя известно достаточно много случаев уничтожения хорками целых селений. Возможно столь большой прожорливостью и объясняется пустынность выбираемой им местности. То есть пустынной она становиться уже после постройки логова. Отмечено массовое появление хорков в периоды народных волнений и начала войн. Уничтожается в основном во время спячки. А вот про способы и средства уничтожения в той самой книжице не было сказано ни слова, возможно потому, что многими исследователями, в том числе и автором, хорки считаются безвозвратно истреблённым видом. Его бы сюда, этого автора. Стоит ли переводить бумагу, если в ней нет никаких практических рекомендаций? Точнее рекомендации есть, но на каких угодно страницах, кроме той, где описывался этот "практически вымерший вид". Вот ведь угораздило этого гада проснуться в этой местности и именно в то время, когда по ней проезжали мы с Тёрмом. И это из пятидесяти-то лет...
   - Авель, нам лучше перебраться поближе к Нариту.
   - А смысл? Я не думаю, что это хорошая идея. Магический источник не отпугнёт его, а скорее притянет.
   - Ты не права, если этот куст-камень достаточно силён, хорк может и не почувствовать нашего присутствия.
   - Но он нас увидит.
   - Хорк слеп.
   - Слеп? - если сказать, что я удивилась - значит, не сказать ничего. Ни в одном магическом труде, ни в одной монографии об этом не было сказано ни слова.
   - Слеп, слеп, - уверенно подтвердил свои слова Тёрм, - глаза на его голове ни что иное как утратившие своё основное значение рудименты. Хотя, по правде сказать, сверкающие в ночи красные глаза производят на жертву неизгладимое впечатление.
   - Хорошо, а запах? - я даже не попыталась узнать, откуда у Тёрма такие интересные сведения. - Разве он не придет по нашим следам?
   - Об этом я не подумал, - Тёрм нагнулся и, подхватив одного из братьев, закинул его на круп лошади, - но мне почему-то кажется, что подле этого камня у нас остаётся ещё хоть какой-то шанс спастись...
   Не дожидаясь моего согласия, Тёрм взвалил второго брата себе на плечо и поволок к стоявшему за деревьями Нариту. Соскочив на землю и взяв коня под уздцы, я двинулась за ним следом.
   Тёмно-зеленые ветки, растекаясь по поверхности невероятно круглого камня, образовывали чудесный узор. Прозрачные зелёные листья, словно рассыпавшиеся круглые монеты, накладывались друг на друга подобно рыбьей чешуе. Нарит напоминал творение великого художника. Может быть так оно и было? И этот невероятный куст-камень создал именно художник?
   Едва мы остановились, как позади нас раздался ужасающий рев. Когда же зверь взревел второй раз, на деревьях зашумели листья, и я почувствовала, как зашевелились волосы на моей голове. Страшное, неведомое нечто коснулось моей сути, пытаясь подмять под себя, поработить мою волю. И это не было обычное магическое воздействие, нет, это было нечто другое, непознаваемое, древнее и неукротимое. Оно проникло в мои мысли, добралось до глубин сознания, взбаламутило и подняло на поверхность все мои страхи и мечтания. Я бросила взгляд на Тёрма. С ним тоже творилось нечто подобное. Мускулы его лица были напряжены, а глаза невидяще смотрели в глубину леса. Он изо всех сил боролся с надвигающимся на нас хорком.
  
   ...или нежить была полностью увлечена борьбой с Тёрмом, или я изначально не казалась хорку достойной добычей, но невидимые путы стягивающие моё сознание стали ослабевать. Я повела плечами, словно сбрасывая с себя остатки этих пут, и они далекими детскими воспоминаниями осыпались под камнедробилку действительности и вовремя: братья Селиверстовы, одновременно придя в себя и даже не успев понять, что происходит, были захвачены во власть древнего чудовища. Они ещё поднимались на ноги, а их вытянутые вперёд, дрожащие руки тянулись в направлении Тёрма. Я прыгнула и двумя касаниями кулака отправила обеих братьев в бессознательное состояние. Нежить вновь взревела, рассерженно и зло. Теперь-то я уже поняла, что рев звучал внутри меня, а в окружающем лесу царило безмолвие. Я попробовала нащупать исходящую от чудовища мысль и не ощутила ничего, кроме неимоверной жажды и голода. Я ухватилась за эту мысль и, потянувшись, проникла в хаос чужих воспоминаний. Кровавые сцены прошлых событий захлестнули волной неодолимого ужаса. Десятки, сотни, если не тысячи смертей, объединённые в одном калейдоскопе, ужас на лицах мужчин и женщин, и кровь, кровь, кровь, повсюду кровь и раздирающие душу крики. Этот хорк был древним, очень древним, калейдоскоп времени пестрел перед моими глазами, сменялись племена, одежды людей, архитектура возводимых ими строений, но одно оставалось неизменным - ужас на лицах убиваемых хорком людей и животных. И лишь далеко, на последней странице пергамента памяти оказалось время, когда сам хорк ощущал себя только что родившимся, маленьким и слабым, он ужасно боялся умереть от голода, но люди в шкурах сами с радостными криками и пением принесли ему первую жертву, на лице одноногого калеки сияла благодарная улыбка, но и эта улыбка потонула в потоках изливающейся из его вен крови. Я снова устремилась к поверхности его воспоминаний и увидела бьющегося в путах Тёрма. Он сражался изо всех сил, но никак не мог вырваться из паутины собственных воспоминаний - мучения отражались на его лице.
   - Тёрм, - позвала я, надеясь вернуть его к реальности, но неожиданно для меня тот отрицательно покачал головой. Выражение муки на его лице становились всё явственнее и явственнее, и вдруг его затуманенный взор стал угрюмо-сосредоточенным, необоримая сила духа камерлинца превозмогла мощь монстра и в едином порыве швырнула её обратно, и почти тотчас же хорк взревел в неописуемом ужасе. Вся испытываемая Термом боль, все его самые страшные страдания в единый миг превратились в страдания хорка. Он снова взревел, и нас выбросило из его сознания. Я почувствовала себя снова стоящей на земле, в душе появилось чувство временной безопасности, но на всякий случай огляделась по сторонам. Тёрм стоял рядом и злорадно улыбался. В правой руке он держал сверкающий на солнце меч, лук и колчан со стрелами удобно расположились на круглой поверхности Нарита.
   - Он сейчас придет сюда сам, - я не пыталась предугадать события, а просто констатировала факт.
   - Пусть приходит, теперь мы будем сражаться на равных, - Тёрм подмигнул мне, и я поняла, что именно так и случится. Что у нас теперь есть шанс. Хорк испытал страх, который не проходит бесследно. Он будет нас бояться. Он воспринял боль Терма как свою собственную и теперь вспомнит свой детский страх, обязательно вспомнит...
  
   Он был огромным, но едва переставлял ноги, двигаясь неуклюже и медленно. Его шатало. Хорк оказался уродлив на столько же, на сколько и неповоротлив. Короткие столбообразные ноги поддерживали огромное тело. Туго обтянутые голой кожей кости, по которой шли широкие костяные пластины, высокие шипы по спине и длинный кривой рог на голове, в довершение вытянутый череп, длинные чёрно-коричневые зубы и огромный, толстый тянувшийся по земле хвост. От всей его внешности тянуло могильным смрадом. Страх голодной смерти и ощущение непонятно откуда взявшейся боли лишали его сил. Он обладал огромной мощью, но всё же в какой-то мере оставался всё тем же маленьким, только что возродившимся существом. Мне даже на какое-то мгновение стало его жаль, но затем в памяти мелькнули его кровавые воспоминания, и в сердце не осталось ничего, лишь пустота и желание немедленно уничтожить это гнусное порождение мрака.
   - Ударим одновременно, - Тёрм поднял меч и шагнул вперед, я двинулась следом, постепенно отходя чуть в сторону и не сводя взгляда с приближающегося хорка. Опыта убивания неживых существ у меня не было, и я решила во всём положиться на камерлинца.
   - Тёрм, - осторожно позвала я, надеясь, что тот ещё не настолько погрузился в мысли о предстоящей схватке, чтобы не услышать моего вопроса, - где у него самые уязвимые места?
   Полковник при этих словах даже споткнулся, он явно не ожидал такого вопроса, может именно поэтому ответил предельно честно.
   - Понятия не имею.
   Что ж, такое заявление обнадёживало...
   Когда между нами ещё оставалось локтей двадцать, хорк оттолкнулся всеми четырьмя лапами и прыгнул вперёд. Вся его неуклюжесть растаяла без следа. Мы едва сумели отскочить в стороны. О том, чтобы успеть нанести ответный удар не было и речи. Нежить проскочила вперёд, и следующее мгновение уже разворачивалась в мою сторону. В открытом бою хорк похоже сперва рассчитывал покончить со мной.
   - Держись, - вскричал Тёрм, нанося серию стремительных ударов. Не добежав до меня пару шагов, хорк развернулся в сторону главного обидчика, и я длинным выпадом ткнула остриём меча в бок чудовища. В следующее мгновение мне едва удалось избежать лязгнувших подле моего лица клыков.
   - Берегись, - увенчанный огромным костяным набалдашником хвост опрокинул Тёрма навзничь. Я ударила мечом прямо по оскаленной морде монстра и тут же отскочила назад. Тот лишь плотоядно облизнулся и, совсем по-человечески ухмыльнувшись, шагнул вперёд. Он уже не обращал никакого внимания на пытающегося подняться Тёрма, всё его чувства были обращены ко мне. Я вдруг отчётливо поняла, что стоит монстру отведать моей крови, и его будет уже не остановить. Я почти беспрестанно била мечом по его оскаленной морде, но на оставляемые на ней глубокие полосы хорк не обращал никакого внимания. Он медленно наступал, выгадывая момент, когда сможет дотянуться до меня своими клыками. А я отходила назад, всё ближе и ближе подходя к Нариту.
   - Держись, Авель, держись, я иду, - Тёрм наконец-то смог подняться и, пошатываясь, двинулся вперёд.
   "Что он делает?" - в отчаянии чуть не закричала я, но на это уже не хватало дыхания, все мои силы уходили на отчаянные удары, которыми я награждала щелкающего зубами хорка. Тот подходил всё ближе, но завершать дело последним броском не спешил. Я приблизилась к Нариту настолько, что он уже холодил спину, и деваться мне было некуда, это понимали и я, и чудовище. Понимал и Тёрм.
   - Лезь на камень, на камень, - крикнув, мой спутник прыгнул на извивающийся хвост нежити и, перебирая его ногами и руками, начал карабкаться вверх, стараясь как можно быстрее взобраться на спину взвывшего от такой наглости монстра. Я воспользовалась моментом и буквально запрыгнула на верхушку Нарита. Всё-таки в чём-то Тёрм был прав - камень действительно пригодился.
   Хорк же, встав на задние лапы, безусловно смог бы дотянуться до самого верха, но сейчас ему было не до меня - восседавший между шипов Тёрм нещадно бил остриём меча в одно и тоже место на его спине.
   - У-у-у, - взревев, чудовище изогнулось и попыталось схватить Тёрма за ногу. Но не тут-то было, короткая шея не позволила ему этого сделать. Хорк метался из стороны в сторону, стараясь скинуть с себя непрошенного наездника. А я стояла на вершине камня и не знала, как поступить дальше. Прыгать вниз и продолжать бесплодное махание мечом перед оскаленной мордой не имело смысла, но надо было хоть как-то помочь сражающемуся Тёрму. Мой взгляд внезапно зацепился за оставленный на камне лук, колчан со стрелами лежал там же. Чтобы вскинуть его вверх и натянуть тетиву потребовалось одно мгновение, но хорк уже стал валиться на бок, пытаясь подмять под себя противника. Тёрму ничего не оставалось, как соскочить на землю и отбежать в сторону. Монстр тут же вскочил на ноги и, победно хрюкая, стал надвигаться на выставившего перед собой меч камерлинца. Левой рукой Тёрм придерживался за ушибленные рёбра, но его лицо не выражало ничего, кроме решимости. Я натянула тетиву. Взгляд настойчиво искал на теле чудовища хоть какой-то уязвимый участок. Но тщетно. Невидящий глаз повернулся в мою сторону как нельзя кстати. Но с первого раза попасть в белесо-розовое пятно не удалось, стальной наконечник лишь скользнул по костяному черепу, и стрела улетела в чащу леса. Чудовище бросилось вперёд. Времени, чтобы прицелиться, не было, поэтому я выстрелила навскидку. Повезло, острое жало ткнулось точно в центр слепого глаза. Белесое зеркало его поверхности лопнуло белой слизью, и стрела по самое оперение ушла в голый череп нежити. Хорк, словно споткнувшись, подогнул под себя ноги и осел на землю. Мигом очутившийся рядом Тёрм изо всей силы вонзил меч в другое око, и нечисть, тонко взвизгнув, завалилась на бок. По всему телу пошли тонкие извивающиеся трещины, и хорк, захрипев, начал разваливаться на части. В моей голове на мгновение появился и бесследно растаял вопль бесконечного ужаса, а огромная серая масса, только что бывшая доисторическим чудищем осыпалась прахом и быстро унеслась вдаль, рассеиваясь по лесу налетающими порывами ветра...
   Спустившись с Нарита и оглянувшись на камень, я невольно испытала чувство неловкости. Едва ли кто, чувствующий магическую силу, отваживался влезать на источник этой самой силы. Нужно было бы попросить у камня прощения, но я, как ни странно, не чувствовала в этом потребности. Пройдёт дождь и смоет с переплетения узоров отпечатки моих следов, и уже ничто не будет напоминать о произошедших здесь событиях. Я повернулась к присевшему подле корней дерева Тёрму.
   - Ты как? - спросила я, присаживаясь рядом и осторожно касаясь его руки.
   - Нормально, бывало и хуже, - он устало улыбался, и в его взгляде уже не чувствовалось боли.
   - Спасибо, Тёрм.
   - И тебе спасибо, Авель.
   Я посмотрела на него, и мне тоже захотелось улыбнуться, но не смогла.
   - Нам пора, - я его не торопила, просто напоминала, но он тут же начал подниматься на ноги.
   - Ты права, не стоит дожидаться, когда эти братья придут в себя, они и так доставили нам слишком много хлопот. Оставим им лук и стрелы и уходим. Я не думаю, что здесь поблизости водиться ещё одно такое же чудовище.
   - Я бы не была столь категорична, теперь после всего случившегося нам пожалуй не стоило бы спешить с выводами.
   - Может ты и права, - согласился мой спутник, но по его виду было понятно, что ему это безразлично. А вот я решила при первой же возможности вернуться на это злосчастное место, найти логово чудовища и посмотреть, не осталось ли там ещё одного спящего монстра, - но мне как-то не хочется встречаться с ещё одной такой зверушкой. Поэтому я буду считать, что их тут больше нет, - он продолжал улыбаться...
   Где-то в глубине леса послышался пронзительный птичий крик ...
   Мы всё же дождались, когда один из братьев зашевелился. И только тогда тронулись в путь. Тёрм, категорически отказавшийся сесть на коня, шёл пешком. Я великодушно позволила ему идти рядом...
  
   Мы выбрались из леса на вторые сутки, к вечеру. Уже начинало смеркаться, когда мы подошли к стоявшему на отшибе одинокому домику и постучали в дверь. Маленький старичок появившийся в дверном проеме и, поднеся к нему факел, внимательно осмотрел наши измождённые дорогой лица.
   - Кто такие? - настороженно спросил он.
   - Меня зовут Алдеем Ряженским, а это сестра моя, Эрда, - Терм махнул рукой в мою сторону, и я склонила голову в знак приветствия. - Из Ряженского перепутка мы.
   - Хм,- старичок на миг задумался, словно вспоминая давно забытое, а затем, пригладив жидкую бородку, вернулся в дом, следующие его слова донеслись уже оттуда,- проходите. Только коня заранее привяжите.
   Мы обрадовано переглянувшись поставили коня к прилаженной прямо к стене коновязи, задали ему овса из торбы и вошли в дом.
   Старик тем временем успел вскипятить самовар, и теперь на маленьком деревянном столе дымили паром две большие кружки, заваренные липовым цветом. Меж тем старик поставил рядом с ними глиняный горшок заполненный до краев каким-то варевом.
   - Угощайтесь, гости дорогие,- сказал он и не дожидаясь ответа на своё приглашение убрался восвояси. Мы не заставили себя долго ждать. Дальняя дорога и постоянное ожидание опасности сделали своё дело, оказавшись в тепле и под защитой крыши мы тут же забыли об осторожности...
  
   Зачерпнув большой деревянной ложкой содержимое горшка, оказавшееся свежайшим липовым мёдом, я тут же отправила его в рот. Мёд оказался таким сладким и душистым, каким его только возможно было себе представить. Когда мы угомонили половину посудины, пришел хозяин. Указав на помещение, в котором мы можем расположиться на ночлег, он вновь исчез.
   Комната была маленькой, как и все в этом доме. Кроме двух узких деревянных кроватей и такого же узкого стола в ней ничего не было. Усталость брала своё и, не став тратить силы на разговоры, мы завалились спать. Уснула я мгновенно, а когда проснулась, то почувствовала, что меня мерно покачивает, будто в повозке. Я попробовала приподняться и только тут поняла, что мои руки и ноги крепко связаны. На очередной колдобине неимоверно тряхнуло. Нас точно куда-то везли.
   - Тёрм, - тихо позвала я и, чуть повернув голову, увидела его голубые глаза. Тёрм смотрел на меня и, чёрт бы его побрал, улыбался.
   - С добрым утром, - наверное, он глядел на меня таким образом довольно долго, эта улыбка, казалось, уже приклеилась к его лицу.
   - Тёрм! - шёпотом закричала я, - что произошло?
   - Спроси хозяина, - Тёрм с трудом кивнул в направлении движения, он так же, как и я, лежал на телеге связанный по рукам и ногам, только почему-то улыбался, вместо того, чтобы плакать.
   - Какого хозяина? Старика что ли?
   - Старика говоришь, кхе-кхе, - ворчливо отозвались с передка телеги, и я поняла, что хозяин и есть тот самый вчерашний гостеприимный дедок из лесной избушки. Я задрала голову к верху и покосилась на сидевшего на облучке возчика.
   - Эй, дед, куда едем?
   - К матушке, дочка, к матушке, - отвечая, старичок даже не повернул головы, - вот уж обрадуется такому подарочку.
   - С чего бы это? - я спрашивала, едва не кусая губы от отчаяния, а Тёрм всё улыбался.
   - А как же, хоть с вами за деток своих погубленных рассчитается.
   - За каких деток? - я непонимающе таращилась в говорившую со мной спину.
   - Авель, понимаешь ли, - наконец сжалился Терм, - Матушка - это матка скворхов, а Хозяин - он и есть Хозяин. Что про него объяснять?
   Передо глазами всё закружилось. Это же надо так вляпаться. Я вспомнила липовый мёд, и мне стало совсем плохо. Нас усыпили, чёрт... Липовый мёд... Нет, теперь уж я точно никогда не стану его есть. Я закрыла глаза и долго думала, пытаясь найти выход из создавшегося положения. А так как ничего путного на ум не приходило, я решила развлечься ничего не значащей беседой. И действительно, почему бы не задать Тёрму давно интересующий меня вопрос?
   - Послушай, Тёрм, а Ильдарас - кто он такой?
   - Странно, что ты о нём сейчас вспомнила. Я не слишком много про него знаю, а вообще Ильдарас - довольно средненький маг из вольных, он иногда ходил с нашими караванами, но как боец-практик не имеет себе цены.
   - Погоди, ты сказал, довольно средненький маг и хороший боец, как это может быть?
   Тёрм неопределённо пожал плечами.
   - Я как-то не задумывался, наверное, ему везло, и к тому же у него большой опыт.
   - Опыт? - я чуть не рассмеялась, да Ильдарасу едва ли больше полусотни лет, - о каком опыте ты говоришь, для мага он почти ребенок.
   - Я же говорю, не задумывался, а получается зря?
   - Нет, Тёрм, хорошо, что не задумывался, мало ли какая мысль могла прийти в голову полковника тайной полиции?
   - И то верно, - Тёрм не собирался спорить, но, судя по лицу, он всерьёз занялся этой головоломкой. Теперь он был занят, и дальше мы тряслись в телеге молча. Пребывая в скуке и неудобстве, я окончательно скисла.
   - Ма-а-аг, маг Ильдара-ас, - растягивая слова процедил сквозь зубы Хозяин, видимо наш разговор не укрылся от его слуха, - ваш маг не так прост, каким хочет казаться.
   Если он думал, что чем-то меня удивил, то очень в этом ошибался. Меж тем старикашка продолжал просвещать нас дальше.
   - Матушка потеряла нить его следа, а с ней раньше такого никогда не случалось, - я не увидела, а скорее почувствовала, как он сокрушённо помотал головой, - силы немерянной ваш маг.
   Он замолчал, а мне в голову забралась ехидная мысль. Может она след-то вовсе и не потеряла, а просто поостереглась?
   - Так она что же каждого, кто ей дорогу перешёл почувствовать может?
   - Каждого не каждого, а если надо, то и из-под земли сыщет и кому надо нить путеводную в руки даст.
   - Так получается, Вы нас у леса прямо-таки и ждали?
   - Прямо-таки и ждал, - самодовольно согласился Хозяин скворхов, - нити наших судеб должны были пересечься. Не здесь так в другом месте, не сейчас так через год-два.
   - А дальше?
   - Что дальше? - старикашка не понял моего вопроса.
   - Дальше что в линии судеб сказано?
   - Судеб? - отчего-то сердито переспросил старикан, - что вам линия судеб, высидите нам новый рой и вся недолга. Лучше прежнего будет.
   - Да? - что-то темнит старикашка. Ничего он про судьбу не знает, да и про то, что нас по наводке своей матушки дожидался, тоже врёт. Кто-то ему про нас сообщить успел, только вот кто? Я внезапно вспомнила странного чёрного дятла, сидевшего то на самом дальнем камне, то на ветке посередине леса, и противный птичий крик раздавшийся уже после того, как мы расправились с хорком... Точно врёт. Разослали с маткой по всему свету разведчиков, а теперь ясновидящими прикидываются. Только вот всё одно, слишком уж он удачно близко от нашего выхода из леса оказался. Неспроста всё это, неспроста...
  
   Весь день мы ехали в одном направлении. Выезжая на торную дорогу, старик заткнул нам рты кляпами и накрыл с головой старой дерюгой. Теперь у нас оставалась надежда лишь на то, что встречные подводы заинтересуются перевозимым грузом. Я бы не отказалась и от встречи с местными разбойниками. Не думаю, что они стали бы убивать сразу, во всяком случае может тогда у нас появились бы хоть какие шансы вырваться на свободу. Я довольно долго надеялась на везение, но когда мы, трижды сворачивая, углублялись далеко в лес, а по дороге в это время проезжали встречные караваны мои надежды рухнули. Я поняла, что неожиданных встреч не будет. Похоже впереди и позади нас летели соглядатаи - скворхи, заранее предупреждавшие старика о встречных повозках. Что ж с везением в этот день у нас пока было не густо. Тёрм лежал рядом и кажется ни капельки не заморачивался по поводу своего столь плачевного состояния, я не видела его лицо, но прекрасно слышала его ровное дыхание, дыхание спящего человека. От нечего делать я попробовала применить свои способности и увидеть ауру Хозяина. К большому удивлению у меня получилось. Она у старика была серой, безликой, такая бывает у безразличного ко всему человека, способного с одинаковым усердием и строить города, и сжигать их вместе со всеми жителями. Я даже не сразу смогла понять, живое ли он существо или рядящаяся под маску живого нежить. Нет, нежитью он не был, но выхолощенные за годы "хозяйствования" эмоции и мысли превратили его в послушную, легко управляемую куклу. Он уже не был человеком в широком понимании этого слова. А ведь возможно когда-то он слыл примерным семьянином, купцом, охранником каравана или даже знатным вельможей. В Хозяева попадали по-разному, но никогда добровольно. И я это знала не только из прочитанных книг. Всё же кем был этот старик раньше? Чтобы хоть как-то приблизиться к разгадке я внимательнее всмотрелась в его ауру и сумела увидеть в ней проблески эмоций. Точнее одной единственной - идущего из глубины подсознания страха. Чего же мог до жути бояться человек, практически не умеющий ни радоваться, ни огорчаться? Задав себе этот вопрос, я почти сразу нашла ответ - он боялся своей Матушки, истиной хозяйки роя и его повелительницы. Боялся, что не Тёрм, а он станет инкубатором для нового роя, а камерлинец был предназначен в новые Хозяева. От этой мысли мне стало не по себе, я представила ауру Тёрма, моего Тёрма, лишенную всех красок и эмоций. "Надо вырываться отсюда, пока не поздно!" - хотела закричать я, но кляп не позволял сделать этого. Я не могла подняться, не могла разорвать пут, нас обоих определённо была уготована ужасная участь. И я снова в который раз пожалела, что не слишком тщательно изучала магические науки и редко читала мудрые книги. Я хотела быть воином, а не борцом с нечистью. Все равно я не желала сдаваться. Итак, что я знала о скворхах, а точнее о Хозяине и Матке? Практически ничего. Хозяин - это всегда человек, волей судьбы оказавшийся не в то время и не в том месте и попавший во власть Матки скворхов. Скорее он должен был зваться не Хозяином, а Приказчиком, живущим ради исполнения желаний хозяйки и её милостью. Некоторые ученые сходились во мнении, что со временем сущность этого человека меняется на столько, что он уже не в силах и умереть, если на то не было приказа хозяйки, и даже будучи убит по прошествии определённого срока воскресает вновь. Но Хозяева обычно не живут слишком долго, Матушки ищут и находят себе новых более сильных, более выносливых и более жизнеспособных помощников. Ведь каждому известно, что чем крепче и здоровее хозяин, тем справнее у него дом и богаче хозяйство... А вот про Повелительницу роя Матушку Арабел сведения были куда противоречивее. Одни писали, что это женщина с торосом мужчины и змееподобной головой, другие, что это огромная чёрная птица с человеческим лицом, третьи, что это и не живое существо вовсе, а псевдоразум, заключенный в оболочку в виде не то гигантского улья, не то человеческой хаты. Хаты? Откуда на опушке леса могла появиться избушка? И у коновязи, к которой мы привязывали лошадь, не было никакой телеги. Всё это было мороком? Но морок на меня не действует. Значит... Но это невероятно... А как же ещё это объяснить? Хозяин никогда не разлучается со своей Маткой... Тогда получается, что... О, боже ты мой! Невероятно. Непостижимо. Неужели всё это правда? Значит планы на побег нужно срочно пересматривать. Зря я рассчитывала на то, что у нас есть несколько суток, пока мы станем добираться до окрестностей Картенминского леса. Нет, этого времени у нас, к сожалению, не было. Нас могли начать использовать в любую минуту... Я поняла это, но была бессильна что-либо сделать.
   Пребывая всё время в раздумьях, я и не заметила, как наступил вечер. Хозяин наклонился в нашу сторону и двумя движениями вырвал так надоевшие нам кляпы.
   - Благодарю, - буркнула я, не в силах не отметить проявленного человеколюбия. Термарель же только хмыкнул и всё еще будучи, как собственно и я, связанным в молчаливом сосредоточии принялся усиленно разрабатывать затекшие под стягивающими их ремнями руки. Мы ехали ещё какое-то время. Когда же на далеком горизонте показались первые звёзды, возница свернул в лес. И мы почти сразу же оказались на небольшой, окружённой со всех сторон соснами, полянке.
   - Тпру, - скрипуче приказал Хозяин и наша послушная лошадка встала как вкопанная, - а ну-кась слазьте с телеги.
   - Как это интересно мы будем слазить? - Тёрм кивнул на свои связанные ноги.
   - А вот так, - и старикан, с удивительной силой ухватив Тёрма за поясной ремень, сдернул его на землю. Тупой удар, и приглушённая ругань моего товарища по несчастью. Н-да, Хозяин похоже считал, что обходиться с нами любезно вовсе не обязательно. Я слетела на землю вслед за Тёрмом.
   - Падаль, - глядя на нас, старик презрительно сплюнул. Пнув меня ногой в живот, он вновь всунул нам в рот кляпы и, отвязав лошадь, раздраженно потащил телегу в глубину леса. Всё же кое-какие эмоции у него были и кроме страха. Я и Тёрм остались лежать рядом, но не смогли даже обсудить происходящее. Не зная, что предпринять, я закрыла глаза и попыталась уснуть, но ворочавшийся рядом камерлинец настойчиво толкал меня в бок, и я не сразу поняла, чего он добивается. Но, наконец сообразив, повернулась набок. Теперь мы лежали спина к спине. Стянутые верёвками руки оказались напротив друг друга. Непослушными, онемевшими пальцами я попыталась развязать стягивающий его запястья узел сыромятного ремня, не тут-то было. Ссохшаяся за день кожа глубоко впилась в тело, а сам узел превратился в единый монолит. Бросив бесплодные попытки, я предоставила возможность разобраться с моими узлами Тёрму.
   "Ничего не получается", - неожиданно услышала я чью-то мысль, но можно было не гадать, кому она принадлежала - мне самой. Наверное, Тёрм думал так же и некоторое время мы лежали в полной неподвижности, каждый по отдельности размышляя о бренности всего сущего. Через некоторое время Тёрма похоже осенила очередная идея, он снова заелозил по земле, и что-то настойчиво стало ударяться в мою ладонь, я даже не сразу поняла, что именно.
   "Да это же рукоять меча!" - мысль, пронзившая моё сознание была столь невероятна, что я едва смогла в неё поверить. Получается этот крендель даже не позаботился нас обезоружить?! Вот это да. Наши мечи так и оставались висеть на поясе. Я ухватила рукоять обеими руками и, отталкиваясь от земли пятками, потащила оружие Тёрма вверх, освобождая его от ножен.
   - Держи его неподвижно, - Тёрму наконец-то удалось освободиться от кляпа, - я попробую перерезать путы.
   Я кивнула, хотя и понимала, что он этого не видит. Терм нащупал лезвие и стал осторожно двигать кистями.
   - И-и-и, чёрт! - зашипел он, когда рукоять меча едва не выпала из моих ослабевших рук. Я едва сумела её удержать, а ему пришлось начинать всё сначала.
   Ещё дважды рукоять чуть не вырвалась, прежде чем камерлинцу наконец удалось освободиться от стягивающих запястье ремней.
   - Отпусти меч, - услышала я его просьбу и почувствовала, как крепкие пальцы тянут рукоять из моих рук.
   - Не шевелись, - снова попросил Тёрм, и я замерла, почувствовав холодное прикосновение стали, и несколькими мгновениями спустя стягивающие меня путы опали как бы сами собой. Я попробовала перевернуться на спину, но затекшие за день руки и ноги отказывали повиноваться. Рядом беспокойно ворочался Тёрм, ему было легче, в отличие от меня он весь день только тем и занимался, что разминал свои конечности.
   - Восстановим кровообращение и пойдём вязать этого старикашку. Не думаю, что он сумеет оказать нам достойное сопротивление, но всё же рисковать не будем, идём вдвоём. Ты согласна? Авель, ты что не отвечаешь? - ага, сейчас я тебе отвечу, у меня не работают руки, а этот пенёк бесчувственный даже не догадался вытащить у меня изо рта кляп.- Ты сердишься? За что?
   - Фу, дурак, - наконец-то мне удалось дотянуться рукой до кляпа.
   - Понял, - Тёрм и не подумал обидеться, - будешь готова, скажешь.
   - Тёрм, Хозяин не один...
   - Что? - Полковник моментально оказался на ногах, но рядом, кроме жующей траву лошади по-прежнему никого не было.
   - Матка тоже здесь.
   - Ты её видела?
   Я позволила себе презрительно хмыкнуть.
   - Она совсем не то, чем кажется. Сам подумай: сперва избушка в том месте, где не может быть никаких селений, затем повозка...
   - Повозка и Матка скворхов - одно и тоже?
   - Тише, сюда кто-то идёт...
   Из глубины леса к нам приближалась чья-то тень. В высоком кособоком выворотне было практически невозможно узнать давешнего старикашку, но без сомнений это был он. Хозяин роя и выворотень. Два в одном. Как ни странно я не сильно этому удивилась. Я уже слышала о нечто подобном. Если не ошибаюсь, то ученый муж из Калохомы по имени Фиделик высказывал предположение, что... Тёрм легонько ткнул меня локтем в бок и приложил палец к губам. Сам он уже вновь лежал на земле, подвернув под спину руки со сжатым в ладонях оружием.
   - Заждались? - скрипуче прорычал пень-оборотень, и его аура загорелась багрово-чёрным пламенем. Нет, этот выворотень в отличие от старика не был марионеткой, он жил полнокровной злодейской жизнью. Эмоции, в которых преобладали ненависть и гордыня переполняли его через край, - ничего, ничего, недолго вам осталось ждать, скоро полночь. Матуш... - он не договорил. Мы словно по команде вскочили на ноги и одновременно ударили. Наверное, выворотень мог бы поодиночке с лёгкостью расправиться с любым из нас, скорее всего справился бы и с обоими, если бы не его излишняя самоуверенность. Он не считал, что мы можем представлять для него хоть какую-то опасность. Тем более связанные...
   Меч Терма полоснул по обтянутому серой кожей запястью и правая кисть выворотня рухнула на землю, мой клинок вскользь прошёлся по правому бедру зверя, тот сердито захрипев, ударил наотмашь левой рукой по гарде моего меча, едва не выбив его из рук. Он был так силён, что я, потеряв равновесие, повалилась на спину.
   Выругавшись, Тёрм изо всей силы вогнал оружие в бок оборотня. Меч, уйдя в обтянутый серой кожей скелет, застрял в рёбрах и, камерлинцу, чтобы не попасть под очередной удар деревянной лапы, пришлось выпустить рукоять и отскочить в сторону. Теперь полковник стоял перед ним совершенно безоружный и беспомощный. Густой кустарник за спиной не давал ему возможности ни отступить, ни сместиться в сторону.
   Я всё же устояла на ногах. Шагнув вперёд, без всяких колебаний ударила выворотня в спину и тут же в высоком прыжке рубанула по высокой и тонкой шее. Словно перезревший колос, голова оборотня клюнула вниз и подобно капле плавно стекла на землю. Послышался треск и запах расплавляемого воска, и вся фигура Хозяина стала таять, будто оплывающая от жара свеча. Не рассуждая, я снова ударила, и тело серой оплавившейся массой рухнув мне под ноги, тут же с легким хлюпом ушло под землю. На тусклой, словно обварённой горячим кипятком траве остался лишь клинок Тёрма и лохмотья изодранной в лоскуты одежды.
   - Скоро полночь, - Тёрм подхватил обжигающе горячий меч и кинулся в глубину чащи. Мне не оставалось ничего другого, как кинуться за ним следом.
   На поляну мы выбежали в тот момент, когда передние колёса телеги стали преобразовываться в огромные черные крылья, и, не сговариваясь, кинулись рубить пытающуюся перевоплотиться Повелительницу роя. Мы работали словно два заправских дровосека, щепки летели в разные стороны, и постепенно размеры телеги начали уменьшаться, а скрежет и скрипы, издаваемые телегой всё больше и больше напоминать вопли и стоны терзаемого болью человека, и вдруг в единый миг всё стихло. Последняя дощечка истаяла под ударом меча. Разбросанные повсюду щепки, словно порывом ветра собранные в одну кучу взмыли вверх, образуя человеческую фигуру. В следующее мгновение фигура исчезла, а на её месте образовалось густое чёрное облако. Закружившись, словно веретено, оно, истончаясь, потянулось вниз с тем, чтобы через секунду чёрной дымкой впиявиться в землю у меня под ногами и исчезнуть. И следом за этим из-под земли донёсся злорадный, торжествующий хохот.
   - Кажется мы с ними справились? - Тёрм задумчиво крутил в руках меч. Уверенности в нашей победе в его словах не было.
   - Угу, - угрюмо подтвердила я, - а почему так пессимистично?
   - Сдаётся мне, что они просто смылись. Надо было вытащить эту чёртову таратайку на дорогу и сжечь.
   - Мы бы не успели, - заметила я, вспомнив выпроставшиеся крылья. Тёрм смущенно развёл руками. Возразить мне ему было нечем. - Уходим отсюда, - привычно скомандовала я, так словно передо мной стояли мои девчонки, а не полковник.
   - Да, пожалуй, - задумчиво согласился он и, не вкладывая меча в ножны, поспешил к оставленной на поляне лошади.
  
   Солнце уже почти встало из-за горизонта, когда мы услышали за нашими спинами нарастающий гул, будто сто тысяч пчёл одновременно взмахнули крыльями и понеслись вдогонку.
   - Чёрт... ты слышишь? - Тёрм мог бы меня об этом и не спрашивать. Ровное, всё усиливающееся гудение буквально впивалось в уши.
   - Тёрм, в седло, позади меня... Быстрее.
   - Гони, я побегу рядом, - отрицательно качнув головой, он ухватился за стремя.
   Спустя несколько минут я поняла, что нас нагоняют. Мы двигались слишком медленно, чтобы всерьёз рассчитывать убежать. Тёрм тоже понял это. Внезапно отпустив стремя и по инерции продолжая бежать, он крикнул.
   - Скачи, Авель, скачи...
   - Нет, без тебя нет, - я натянула уздечку, сдерживая рвущегося вперёд коня. А он, словно почувствовав грозящую нам опасность никак не желал замедлить скорость своего бега.
   - Авель, я тебя прошу, я тебя умоляю, - крик Тёрма заглушил топот копыт одинокой лошади, стремительно нагоняющей нас сзади, - я задержу их.
   Полковник развернулся, в его руке тускло поблескивал обнаженный клинок. Мне наконец удалось развернуть коня, и в этот момент в лучах восходящего солнца из-за только что минованного нами поворота выскочил одинокий черный конь.
   Камерлинец вскинул меч, готовясь нанести удар.
   - Нет, Тёрм, остановись! - мой крик опередил его на долю секунды. Уже готовое опрокинуть коня оружие замерло в полузамахе, а скакавшее во весь опор животное, затормозив всеми четырьмя копытами, замерло в метре от нерешительно переминавшегося с ноги на ногу Тёрма.
   - Верный! - крикнула я, окончательно узнавая своего пропавшего друга. Тот потянулся вперёд и призывно заржал. Губы его были разорваны в кровь, из одного стремени торчал блестящий сапог.
   - Тёрм, садись в седло, быстрее... - гудение всё приближалось.
   Тот, вытаскивая из стремени застрявший сапог, снова выругался. Ну будет время я ему покажу как ругаться при даме. Сапог полетел в кусты. Термарель начал влезать в седло, и только потому с каким трудом ему это давалось, я поняла, насколько он устал. И этот запалившийся задохлик собирался сражаться с Повелительницей роя?
   Но устраивать профилактический разговор о геройстве не было времени, и мы пустились вскачь. Пока удавалось сохранять дистанцию, мы даже немного оторвались, но постепенно лошадь подо мной начала сбавлять скорость. Если бы не идущая под уклон дорога, нам бы пришлось совсем туго. Судя по изменившейся местности мы приближались к окраинам Усманских болот. Перспективы убежать по дороге у нас не было. Оставалась только одна последняя надежда - нам было просто жизненно необходимо как можно быстрее прорваться к жаберам. Я вновь пришпорила лошадь, и мгновением спустя мы на полном скаку влетели в полосу густого тумана, прямо на наших глазах поднявшегося от поверхности земли, несмотря на вставшее над горизонтом солнце.
   - Тёрм, за мной, - я пришпорила коня и повернула туда, откуда откровенно несло сыростью.
   - Авель, что ты делаешь? - вознегодовал мой спутник, видя, что я ухожу в сторону от основной дороги, но тем не менее, сдержав коня, повернул следом за мной.
   - Доверься мне, - не тратя сил на объяснения, я продолжила свою скачку.
   Местность всё время шла под уклон, и мы скатывались всё дальше в лощину. Клубы тумана заволокли окружающее нас пространство. Гудение за спиной немного стихло, словно пущенная вслед за нами ищейка сбилась со своего следа. Почва становилась всё влажнее и мягче. Ноги коней проваливались в грязь по щиколотку, но они, с трудом выдирая ноги, бежали, почти не сбавляя скорости. Лошадь подо мной стала покрываться пеной.
   - Тпру, - выкрикнула я и, постепенно натянув поводья, остановила сделавшую своё дело конягу. Верный, словно давно ждав этого, затормозил всеми четырьмя копытами, едва не скинув своего седока на землю.
   - Вот ведь скотина безрогая, - Тёрм в сердцах выругался, - ты кого должен слушаться меня или её?
   Верный потянулся мордой в мою сторону.
   - Ну иди к ней, иди, - похлопав коня по крупу, снисходительно разрешил камерлинец и, спрыгнув на землю, чуть не по колено погрузился во влажную почву. А Верный, призывно заржав, легким шагом потрусил в мою сторону.
   - Ну не надо,- я попыталась отпихнуться от слюнявой морды, но тщетно. Он так и норовил щипнуть своими влажными губами мой нос.
   - Соскучился, - усмехнулся Терм.
   - Ага,- согласилась я, и Верный заржал и, будто оправдываясь, опустил голову вниз, - Ишь ты... - я погладила конскую гриву и оглянулась на другую лошадку. Она лежала на влажном мху, устало хлопая глазами.
   - Она больше не вынесет тяжести наездника, - будто в пустоту сказала я.
   - Что? - Терм тоже о чем-то задумался.
   - Если ехать, она падет меньше, чем через лигу...
   Полковник развел руками:
   - Пойдем пешком.
   - Да, у нас нет другого выхода,- я взяла Верного под уздцы и пошла вперед. Терму ничего не оставалось, как забрав лошадку, двинуться вслед за мной. Вскоре под нашими ногами захлюпала вода. справа и слева от нас заколыхались бездонные трясины, и лишь на тропинке, по которой мы шли, оставалась относительно твердая почва.
   - Авель, ты знаешь куда мы идём? - я кивнула. Какое-то чувство заставляло думать, что это действительно так. - Скоро твёрдая земля закончится, - мне нечего было возразить справедливости его слов, - и тогда нас всё равно нагонят. Авель, ты это понимаешь?
   Я кивнула, словно рустанский болванчик.
   - Чего ты молчишь, Авель? - Тёрм нервничал, а я по-прежнему молчала, вслушиваясь в окружающее пространство и шестым чувством выбирая направление. Пока мне везло... Но ноги проваливались всё глубже и глубже, а я уже начала всерьёз жалеть и сомневаться в правильности принятого решения...
   Гудящий звук возник совсем рядом. Словно до поры до времени враги прятались в полосе тумана и вот теперь, нагнав нас, бросили таиться. Тёмная, едва угадываемая тень мелькнула над моей головой и, хлопая перепончатыми крыльями, исчезла в вышине.
   - Афин, мне нужна твоя помощь, Афин, - прошептала я, вовсе не надеясь на её действительное проявление.
   - Пригнись, - негромко скомандовал Терм, когда жужжащее существо ринулось вниз. Я упала на колени и потянула за собой коня, но едва успела, острые как бритва когти цапнули по густой гриве Верного, срезав волосы до самой кожи и даже слегка её поцарапав.
   - Ложись, ложись! - я настойчиво тянула Верного за уздечку, и тот, наконец-то послушавшись, завалился набок. Тёрм уже спешил в мою сторону. Его лошадь лежала в грязной луже, но не пыталась поднять даже голову.
   Повелительница роя спикировала вновь. Но густой туман играл на нашей стороне, надежно укрывая наш маленький отряд от взора скворховой Матушки. Я схватила притороченный к луке седла лук, но пущенная мной стрела лишь коснулась чёрных перьев и, не причинив ни малейшего вреда, упала в болото. Чёрное существо рассерженно загудело и с нового разворота опустилось ещё ниже. Нам пришлось упасть, вжаться в мокрую, холодную почву болота. Рассерженный гул стал ещё сильнее. Озлобившаяся Арабел ринулось вниз с бешенной скоростью и, не заметив в тумане растущего впереди куста, зацепилась за него опущенными вниз лапами. Треск ломаемого кустарника, разъярённое шипение, шелест сминаемых крыльев и громкий всплеск от падения в лужу тяжелого тела.
   - Прикончим её, - Тёрм вскочил на ноги и бросился в сторону барахтающегося в грязи тела.
   Верткое и подвижное в воздухе существо оказалось неуклюжим и неповоротливым на земле. Огромные крылья, растопыренные в разные стороны, цепляли кочки и росший повсюду низкорослый кустарник, острые когти проваливались в ил. Повелительница Арабел бестолково толклась на одном месте. Топкая почва не позволяла ей оттолкнуться и вновь подняться в воздух, её чёрные жвала беспрестанно щелкали, в злобе выплёвывая жёлтую ядовитую слюну. Пожалуй и на этот раз удача была вместе с нами. Но похоже и сама Повелительница понимала это. Мы не успели приблизиться к ней, когда она вновь перевоплотилась. Теперь перед нами стояла высокая, молодая женщина. Я не испытывала к ней никаких чувств, кроме одного расчетливого желания убить, уничтожить это существо. Но нельзя было отказать ей в красоте - чёрные густые волосы, чуть горбинкой нос, тонкие изящные губы, надменно поднятые брови и чёрный буравящий насквозь взгляд. Только было ли это её настоящей сущностью? Сомневаюсь.
   - Остановитесь, - она не приказывала, она молила, она упрашивала нас, и Тёрм, повинуясь звукам её голоса, неожиданно замер, а я ощутила бьющий, давящий напор магии. Но чёрное волшебство лишь слегка касалось меня, обтекая и не причиняя ни малейшего вреда, зато камерлинца сжимало, скрючивало, пригибало к земле неумолимой волей чужого разума. Я, ощущая вязкость старинного колдовства, поспешила вперёд. Мёч в моей руке вибрировал от бьющего в него потока силы.
   - Остановись, - молитвенно сложив руки, просила Повелительница, на её глазах навернулись слезы, но чёрный взгляд по-прежнему оставался взглядом беспощадного убийцы.
   Я взмахнула мечом, окончательно отметая от себя паутину магического кокона.
   - Убей её, - уже совсем другим, скрипучим и угрожающим, голосом приказала Арабел, и я услышала, как заскрежетал зубами стоявший позади меня Тёрм, - убей!
   Я успела развернуться, но на то, чтобы защититься, у меня уже не хватало времени. Тёрм держал рукоять меча обеими руками, дрожавшее острие было нацелено мне в грудь. Я не успевала ни отпрыгнуть, ни подставить свой клинок. Лицо моего спутника было искажено мучительной судорогой.
   - Убей, - вновь взревело чудовище за моей спиной.
   - Нет! - вскричал Тёрм, и я увидела, как его короткий меч изменив направление скользнул вниз.
   - Нет! - я не услышала своего голоса и рванулась вперёд под острие меча, но слишком поздно. Оружие Тёрма уже окрасилось алым цветом его крови. Клинок почти по самую рукоятку вошёл в живот, и полковник повалился на землю. На его губах играла слабая, но победная улыбка.
   - Тёрм! - но он уже закрыл глаза, и горе, поглотившее мою душу, вспыхнуло ярким пламенем окутавшей меня ненависти, - ты сдохнешь, тварь, - ничего не видя от заливающих глаза слёз и стряхивая их движением ресниц, я повернулась к Матке лицом, - ты сдохнешь, - повторила я вновь и взмахнула мечом, готовая срубить голову ненавистной твари. Изо рта Арабел стремительно высунулся толстый раздвоенный на конце язык и, захлестнув мою руку, вырвал из неё блеснувшее в воздухе оружие... Теперь уже она стояла передо мной, поигрывая оружием, но мне было всё равно. Я её не боялась. Ненависть к этому существу оказалась столь велика, что я, не задумываясь, бросилась вперед и едва не угодила под разящий удар собственного клинка. Следующий её удар снова едва не достиг цели. Острое лезвие прорезало кожу куртки на плече, и я почувствовала, как мой рукав начал наполняться кровью.
   - И кто из нас сдохнет? - Повелительница торжествующе расхохоталась, - я обескровлю тебя, и ты дашь жизнь моему новому рою.
   Она, гаденько улыбаясь краешками губ, устремилась в мою сторону. Я попятилась, с трудом уклоняясь от ударов. Иногда лезвие оставляло на моём теле очередную кровоточащую рану. Я чувствовала, что начинаю слабеть. Арабел смеялась. И то ли я обо что-то споткнулась, то ли, просто потеряв много крови, не смогла удержать собственного веса, но делая очередной шаг, я потеряла равновесие и оказалась на земле. Теперь Повелительница уже не просто смеялась, она стояла надо мной и злорадствовала.
   - Ну, девочка, кто же теперь из нас сдохнет? - вновь задала свой вопрос Матка и осмотрев безоружную противницу, усмехнулась. - Знаешь, ты отважно сражалась, поэтому я дарую тебе быструю смерть.
   Она перпендикулярно моей груди занесла меч. Желая насладиться страхом жертвы, она не спешила пронзать моё тело. Но порою желания стоят нам слишком многого...
   - Держи, - Терм, застонав, вырвал из себя окровавленный меч и швырнул его рукоятью вперёд прямо в мои руки.
   - Сдохни, - я всадила клинок в грудь Повелительницы, а выдернув, полоснула с плеча, на этот раз подрубая ей ноги. Взмахнув руками, Матушка скворхов повалилась на землю, и мой третий удар разрубил её надвое. Меч глубоко ушёл в тину. И я вовсе не позаботилась о том, чтобы его выдернуть. Мне было не до него.
   - Тёрм, - тихо позвала я, уже никогда не надеясь услышать его голос.
   - Я иду, Авель...- слова доносились словно из бездонного колодца глухо и едва внятно. Я повернула голову. Тёрм, зажимая рану, полз, оставляя за собой широкую кровавую полосу. Я, хромая и спотыкаясь, бросилась к нему.
   Мы прильнули друг к другу. И я не смогла сдержать слез.
   - Почему так? Почему именно сейчас? - Я готовилась умереть раньше, я готова умереть потом, но не сейчас, когда (несмотря на всё случившееся со мной) я впервые в жизни начала чувствовать себя почти счастливой. Слезы потоком полились из моих глаз, капая прямо на окровавленную рубашку Тёрма.
   - Не плачь, не плачь, - умолял он, а я никак не могла остановиться.
   - Я не хочу, Тёрм, - он гладил меня по голове и никак не находил слов, чтобы хоть как-то утешить, а я чувствовала, всеми клеточками своего тела чувствовала, как с каждым движением, с каждым словом его покидала жизнь. Когда его рука безжизненно опустилось, мне захотелось умереть тотчас же. Моё сердце разорвалось бы, если бы в нём ещё оставалось достаточно крови. Но я жила, я всё ещё жила и проклинала себя за это. И даже уродливо-добродушная морда жабера, возникшая передо мной, не принесла мне облегчения, а лишь усилила поток бегущих из глаз слез.
   - Почему же ты так долго, Афин? - успела спросить я прежде, чем провалилась в тёмные глубины беспамятства.
  
  
   Тихо. Маленькая девочка прислушалась. Ничего. Ни звука шагов, ни дребезжания посуды. Девочка осторожно сползла с кроватки, прошла по коридору и подошла к комнате, двери в которую были плотно закрыты. Стараясь остаться незамеченной, она прильнула к замочной скважине.
   Её мать сидела на кровати, судорожно глотая слезы. В ладонях она держала насквозь мокрый платок.
   - Я знала, что так будет. Знала...- она вновь разрыдалась.
   - Адевиль, его уже не вернуть... - высокий мужчина стоял, преклонив перед ней колено. - Я... сожалею... - выдавил из себя он и виновато опустил глаза.
   - Знаю, Нави. Ты сделал все, что мог, - женщина наклонилась и поцеловала его в каштановые волосы. Он молчал, не в силах объяснить, как это случилось. - Не знаю, что сказать маленькой...
   - Скажи, как есть. Не нужно давать лишней надежды... - он поднялся и, подойдя к двери, распахнул ее. Девочка виновато опустила глаза. Он вздохнул и, подняв племянницу на руки, прижал к себе.
   - Папа очень тебя любил.
   Он опустил девочку и вышел из дому. А она стояла, непонимающе смотря ему вслед и не желая верить в произошедшее...
  
   - Тёрм! - я очнулась от своего крика, - Тёрм... Тё-ё-рм...
   Сердце бешено колотилось. Я боялась открыть глаза, боялась осознать, что это действительно случилось. Мне не хотелось поверить в это, я не могла, не желала смириться с произошедшим. Я лежала бесконечно долго, лежала наедине со своими мыслями, глотая свои слёзы и проклиная весь белый свет. Но чем дольше я лежала, тем страшнее становилась неизвестность, я вздохнула и подняла веки. Слёзы всё еще застилали мой взор, но я всё же смогла рассмотреть, что вместо окружавших меня болот я нахожусь в просторной, освещённой лампами комнате. Кровать, в которой я лежала, стояла в дальнем углу, два шкафа притулилось вдоль стены, а посреди комнаты высился большой стол, окруженный шестью такими же большими стульями. Свет, даваемый этими лампами был довольно-таки тускл, но его всё же каким-то непостижимым образом хватало что бы разглядеть паутину в противоположном углу.
   - Афин, Афин, Афин! - не в силах выдержать неизвестности закричала я и почувствовала, как лопаются ссохшиеся губы, как выступает кровь на поверхность образовавшихся ран. Жабер вбежал в комнату почти тотчас же.
   - Афин, скажи он ведь не умер? Он жив, Афин?!
   - Жив, жив, - жабер сказал это так буднично и просто, что я ему сразу поверила, и что с того, что после таких ран не выживают? Что с того, что я сама чувствовала, как к нему приходит смерть? Что с того? - Жив и скоро придёт сюда.
   - Что? - последние слова показались мне сказкой. Я бы бросилась ему на шею и расцеловала за меньшее, если бы нашла в себе силы. Тёрм скоро придет сюда, так сказал Афин. Эта новость стоила многого, а я лишь с благодарностью посмотрела на Афина и заплакала, не в силах сдержать слез радости.
   - Тебе не угодишь, - появившийся в дверях Тёрм как всегда улыбался, и судя по виду утешать меня этот гад не собирался. - Умираешь - слезы, воскресаешь - слезы. Царевна Несмеяна какая-то получается.
   Афин многозначительно поглядел в мою сторону: в отличие от моего спутника он-то уж наверняка знал всю правду о моём происхождении.
   - Тёрм, - я подняла непослушную руку, и вставший на колено полковник припал губами к тыльной стороне моей ладони...
   - Авель, - Афин довольно бесцеремонно разрушил всё очарование нашей встречи, - прости, но тебе придётся выздоравливать, надеясь только на собственные силы. Единственный корень Болотного аверя нам пришлось израсходовать на твоего друга.
   - Целый корень? - в голосе Тёрма царило недоверие, - корень, одной крошкой которого можно исцелить десятки смертельно больных людей, и Вы говорите, что истратили его целиком на меня?
   - Ты думаешь, так легко возвратить человека с того света? Хотя я лично может быть и не стал бы вытаскивать оттуда такого ехидного и недоверчивого типа, даже ради моей дружбы с госпожой Авелией, - я возмущенно посмотрела на жабера. Он отмахнулся, словно от навязчивой мухи. - Да-да, я бы этого наверняка не стал делать, но к сожалению без тебя нет будущего.
   - Будущего? - Тёрм был удивлен и заинтригован, но не стал показывать вида. - Всё-таки целый корень, да?
   - Да, именно так, - жабер тоже умел улыбаться не хуже Тёрма.
   - Целый корень растения, прорастающего раз в сто лет? Корень, который стоит целое состояние, нет, целых десять состояний, и Вы все же решились его потратить?! Видать важной фигурой я должен стать в Вашем будущем?
   Жабер прежде, чем ответить подмигнул мне, внимательно посмотрел на выпятившего грудь Тёрма и добродушно рассмеялся.
   - Важная фигура? Ха. Ты всего лишь винтик огромного механизма, в котором ткётся ткань мироздания. Но как я уже говорил иногда и без малого винтика невозможно движение вперёд.
   - Э-э-э, так не пойдёт. Хватит говорить загадками. Я хочу знать, о чём идет речь?!
   - Тёрм, перестань,- я тоже уже улыбалась. - Он всё равно не скажет.
   -Почему же? Именно сегодня я настроен на то, чтобы открыть тебе часть Пророчества.
   - Только ча-асть, а почему не всё сразу? - хотя моей душе хотелось смеяться, я притворившись, что обижена, надула губки. Хотя какое мне дело до какого-то там Пророчества, если Тёрм жив?
   - Иногда знание судьбы может нанести лишь вред. Человек начинает слишком старательно стремиться её изменить или наоборот оставить как есть, и в результате будущее безвозвратно меняется.
   - Всё с Вами понятно. Вы - наделенные знаниями, а мы - черви, копошащиеся у вас под ногами... - сделал неожиданный вывод по-прежнему стоявший преклонив колено камерлинец.
   - Не так патетично, но в целом правильно, - Афин не собирался никого ни убеждать, ни уговаривать.
   - Афин, скажите, - я решила прервать их "милую беседу" пока они окончательно не рассорились, - скажите, мы её прикончили?
   Жабер задумчиво почесал затылок:
   - Повелительницу роя не так просто убить. Они наберутся сил и вновь бросятся по вашим следам.
   - Так что же нам теперь делать?
   - Пока вы здесь, вы в безопасности, а там будет видно, - жабер уже не улыбался, тень забот пролегла по его морщинистому лицу.
   - Афин, это ты породил и поднял туман? - спросила я, хотя нисколько не сомневалась в ответе.
   - Я был слишком далеко и это единственное, что я мог сделать.
   - А Хозяин? Что стало с ним?
   - Его на какое-то время удержат подле себя мавки, но когда Повелительница вновь восполнит силу, он вырвется из леса и прибежит на её зов. Я постараюсь направить их по ложному следу и дам твоему спутнику амулет, он не позволит кому бы то ни было завладеть его разумом.
   При одном упоминании о произошедшем от лица Тёрма отхлынула кровь, а у меня неприятно засосало под ложечкой. Неужели всё это происходило в действительности?
   - Похоже я слишком здесь задержался, вы немного поговорите, а потом я жду господина полковника в трапезной. Госпоже Авель достаточно позвонить, и сиделки тут же принесут всё необходимое.
   Я просила взгляд в сторону, на прикроватной тумбочке стоял маленький серебряный колокольчик. У меня невольно возникло ощущение, что это уже было. Глядя на него, мне стало стыдно от собственной невнимательности.
   - Тёрм, - мне было тяжело говорить, но хотелось сказать так много.
   - Молчи, Авель, пожалуйста, молчи, тебе нужно набраться сил, - он осторожно приложил раскрытую ладонь к моим губам и принялся нежно гладить мои волосы. Мне стало так спокойно и уютно, что я закрыла глаза и почти тотчас уснула.
  
   Гномы пришли на болота на четвёртый день после нас. По настоянию Афина мы ещё загодя вышли им навстречу. Они появились в урочный час изрядно потрепанные, осунувшиеся, но живые. И он, и она были облачены в черные, слегка изржавленные доспехи королевской гвардии. Я бы не удивилась, если бы узнала, что они стащили их с трупов, но...
   - Вот пришлось научиться воровать, - гном с гордостью ткнул пальцем в черный металл брони, - валялись, понимаешь ли, где не попадя... - шагнувший к нему Тёрм не дал ему договорить, заключив в стальные объятья.
   - Слава богу, вы живы, - Мардофина, широко улыбаясь, бросилась мне навстречу. Мои рёбра хрустнули под её пухленькими ручками. По-моему, по силе она не уступала Тёрму.
   - Как вы? Что вы? - мы наперебой начали задавать друг другу вопросы, но появившийся словно из-под земли жабер одним словом заставил нас смолкнуть.
   - Шлоты, - мы притихли и инстинктивно огляделись в поисках укрытия, - они ещё далеко, но нам надо поторопиться, - он повёл посохом, и прямо среди трясины разверзлось чёрное отверстие подземного хода, - уходим.
   - Шлоты, - приглушённо выдавила гномиха, - неужели королева осмелилась их выпустить?
   - Королева и не осмелилась, их выпустил Колумвират, и теперь они идут по вашему следу.
   - Шлоты? Я думал, это сказки, - признался Тёрм, ступая на первую ступеньку хода ведущего глубоко под землю.
   - Тебе повезло, - я признала этот факт без всякой иронии, - я же с самого рожденья знала, что они существуют. А став воительницей, первое время несла стражу в тайном, подземном крыле дворца.
   - Тайное подземелье? - удивленно переспросил Тёрм.
   - Ты не знал?
   - Увы, увы, и мы не всесильны, - полковник сокрушённо развел руками.
   - Знаешь, меня не очень удивляет, что даже такой человек как ты ничего о нем не знал. Эти демоны, пожалуй, самая хранимая тайна королевства.
   - Да уж, куда хранимее, - мы спустились на нижний уровень и теперь бежали вслед за остальными в глубину болот по узкому подземному коридору. Покрытый скользкой водорослью пол дважды чуть не ушел из-под моих ног и, в конце концов плюнув на всё, я перешла на шаг.
   - Ты начала рассказывать про свою службу.
   - Да, именно в тайном подземелье новички доказывали свою верность и преданность короне. Неспособные пересилить свой страх просто исчезали из наших рядов. Раньше я думала, что они отправляются домой, теперь думаю иначе, но не о них речь. Нас, завязав глаза, вели в подземелье тёмными путанными коридорами, и по-моему это был какой-то лабиринт. Наконец мы оказывались на лестнице и, лишь спустившись вниз ещё на сто тридцать три ступени, нам позволяли снять повязки и вводили в большой каменный зал.
   - Вы стерегли шлотов?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Шлоты и без нас надёжно удерживались серебром окружающей их клетки, они боялись даже близко подойти к ней.
   - А какого чёрта тогда вы там делали?
   - Мы охраняли артефакт.
   - Артефакт?
   - Да, артефакт. В стоявшем рядом с клеткой окованном серебром сундуке под семью замками и пятью печатями хранится древний, зловещий артефакт.
   - Хм ... - задумчиво промычал Тёрм, - а почему зловещий?
   - Тёрм, поверь, это бывали самые страшные дежурства в моей жизни. Поговаривают, что это высохший до костей человек.
   - Скелет?
   - В том-то и дело, что меня уверяли, что он якобы всё ещё жив.
   - Жив? Так ему уже, наверное, должно быть лет пятьсот, столько не живут даже маги. Этого не может быть.
   - Я не хочу с тобой спорить, но из сундука время от времени доносились приглушённые вздохи и тяжкие стоны, - я хотела добавить, что по нему ещё изредка пробегала судорожная дрожь, но не успела. Тяжкий гул донёсся откуда-то сверху. Я никогда не видела шлота, не слышала звука идущего из-под его крыльев, но едва моих ушей коснулось это мерное, вибрирующее гудение я уже не сомневалась - они близко.
   -Тихо! - шипяще приказал остановившийся Афин. Он выглядел не напуганным, скорее рассерженным на наглое вторжение непрошенных гостей.
   Мы остановились и молча уставились в темнеющий над нашими головами потолок. Гул некоторое время усиливался, затем, будто бы отвернув на запад, начал удаляться. Наконец все стихло.
   - Они улетели, - констатировал всем понятный факт наш радушный хозяин, и, подумав, добавил, - но они ещё вернуться. Это лишь вопрос времени.
   - Афин, - повелительно обратилась к жаберу наша гномиха, - может быть ты всё же проводишь нас туда, где можно будет умыться и переодеться?
   - Вот с "умыться" нет ничего проще: над нами сейчас как раз большая, чистая бочага, стоит только слегка проломить потолок, и купайся, сколько душа пожелает!
   - А ты остался всё таким же болтуном каким и был.
   -Вашими молитвами. Вашими молитвами, - и словно спохватившись, - мне действительно пора показать вам наше гостеприимство. Идемте.
   И махнув рукой, мол, следуйте за мной, король водяного народа, громко шлепая босыми ногами, зашагал дальше. Терм увлекся разговором с гномами, и мне ничего не осталось, как попытаться узнать ответ на так мучивший меня вопрос. Я бегом кинулась за жабером.
   - Афин, Вы сказали, что шлотов выпустил Колумвират, но его же больше не существует!
   - Хм, с чего это ты взяла? - жабер недоверчиво покосился в мою сторону.
   - Но маг говорил, что были найдены свитки...
   - Как звали этого мага?
   - Ильдарас...
   - А больше он ничего не сказал?
   - Нет... Хотя он говорил, что если бы орден тайпрамиров существовал, то ему бы прислали приглашение...
   Жабер расхохотался.
   - Приглашение... Ему... Ой, не могу!...
   Успокоившись и посерьезнев, он сказал:
   - Ильдарас тебе солгал, он был членом Колумвирата, правда не очень долго. Ему не понравилась их идеология... - и опередив мой вопрос, ответил, - у каждого из нас - свои тайны.
  
   ... а мы от них к оврагу и через буерак... - Ластик уже битый час повествовал нам обо всех перипетиях их бегства. По его словам выходило, что они не уводили от нас смертельно опасного противника, а играли в весёлые детские догонялки. И вражеский маг, а я ведь чувствовала, какой силой обладал преследовавший нас маг, выглядел начинающим фокусником - ну, поработал факиром, спалив за раз половину леса, ну, напустил на наших друзей и спасителей чёрную мглу (я так и не добилась внятного ответа, как им удалось от неё избавиться), то в конце концов перемудрил с заклинаниями и саморазвоплотился, и это как раз в тот момент, когда он почти настиг наших друзей. Маг высшего, если не высочайшего уровня ошибся в простеньком заклинании уничтожения?! Не правда ли забавно? Одним словом в везении наши гномы перещеголяли самою меня. Наверное, врали... Но к чему проверять их враньё, если в конце концов всё закончилось благополучно?
   После обеда жабер пригласил нас в зал совещаний. По его словам особенность совещательной комнаты была в том, что сказанное в ней навсегда оставалось тайной.
   - Уважаемый Афин, а почему Вы не приглашаете сюда никого из своего народа? Вы не хотите, чтобы они знали наши тайны? - Тёрм как всегда спешил влезть не в своё дело - привычка, оставшаяся со времен работы в тайной полиции. - Вы не доверяете им?
   Афин не спешил отвечать, он был непривычно бледен и грустно, но вместе с тем широко улыбался.
   - Мне странно слышать такие речи, от "слышащего других". Ты первым должен был догадаться, что мы, жаберы, можем общаться с друг другом как вы изредка общаетесь с господином Ластикусом. Ведь мы единый народ не только внешностью, но и кровью, душой и телом, то что слышит и чувствует каждый, то каждый чувствует и слышит.
   - А-а-а, - совсем по-идиотски протянул Тёрм и, продолжая играть в дурака, даже поскрёб пятернёй затылок, - а я-то думал...
   - Тёрм, - строго одернула я его, - сейчас не время разгадывать тайны болотного народа.
   - И то верно, - радостно согласился со мной Афин, - тем более, что я собрал Вас сюда вовсе не для этого, - жабер шагнул вперёд, вставая ко мне спиной и поворачиваясь к гномам. Выражение его лица стало сосредоточено-серьёзным.
   - Может Вам пора сбросить маску, глорд Афарель? - что-то знакомое было в этом имени и ещё этот титул... Глорды - потомки древних правителей Прибрежного царства, о них не было слышно так давно, что все рассказы о них сами собой превратились в сказку.
   - Неужели Ластик... - начала говорить я, но король болотного народа остановил меня движением руки.
   - Сейчас ты многое узнаешь, моя девочка, но как я всегда говорю: всему своё время, - я умолкла, а новые слова слетевшие с губ Афина удивили меня ещё больше. - И Вам, моя милая кузина, не хочется ли сделать тоже самое?
   - Кузина? - я вперилась в гномиху ничего не понимающим взглядом, - гномы находятся в родстве с жаберами?
   - Гномы может быть и нет, а вот люди...
   - Люди? - в свою очередь удивлённо воскликнул Тёрм.
   - Да, люди, - жабер повернулся ко мне лицом, - так что, глорд? Вы будете стоять и раздумывать или может всё же пора перестать мучить бедную девочку и открыть своё истинное лицо? Или Вы боитесь довериться этому молодому человеку? Конечно, он высокомерен и спесив... - ещё одно легкое движение руки утихомирило готового вскипеть Тёрма, - но он предан своим друзьям и готов служить справедливости. В конце концов, он же доверился тебе, слепо веруя в вашу дружбу?
   - Пожалуй, мне нечем возразить на Ваши слова, - говоря это, гном словно преобразился, он кажется даже стал выше ростом. Куда делась его была неуверенность и ленивая покорность своей гномихе? Передо мной стоял истинный правитель. Потомок тех, кто правил ещё до моего деда и прадеда, - итак, я начинаю превращение. Встаньте к нам спиной, - он не просил, он приказывал, и мы послушно повиновались.
   Яркая розовая вспышка, следом недолгий сиреневый всполох, шуршание одежд и легкое покашливание за нашими спинами.
   - Повернитесь, - голос говорившего мне был знаком. Обернувшись и увидев прямо перед собой Ильдараса я почти не удивилась, словно ждала чего-то подобного. Он почти не изменился, только похудел, и на его лице играла непривычная мне ласковая улыбка. Я улыбнулась в ответ, затем невольно скосила глаза в сторону, и мой взгляд замёрз, застыл, остановился, замер на лице стройной, красивой женщины.
   - Мама? - это было настолько невероятно, что не могло быть правдой... Слезы потоком полились из её глаз. Слезы... второй раз в жизни я видела, как леди Амертон плачет.
   - Девочка моя, - она распростёрла ко мне руки и я кинулась в её объятья, - прости нас дочка. Я была вынуждена отдать тебя в руки палача, но это был единственный вероятностный путь, в котором мы всё оставались живы.
   - Я знаю, мама, я знаю...
   - Прости меня, прости, - захлебываясь слезами вновь повторила она, - хотя я сама никогда не прощу себе мучений моей доченьки...
   - Всё хорошо, мама, всё хорошо, - я видела её слезы, я чувствовала, как по щекам стекают мои, но не пыталась их остановить, - так и должно было быть. Иначе бы я никогда не встретила Тёрма.
   - Да иначе бы ты не встретила Тёрма, - охотно повторила за мной она и добавила, - иначе бы мы теперь не были бы вместе.
   - Теперь Ваша очередь, маг Ильдарас, - Афин даже не пытался скрыть своей иронии, - или же Вы предпочтёте правде вторую маску?
   Я приглушенно ругнулась. Вот чёрт, неужели я перенимаю дурные манеры Тёрма?
   - Так что же здесь происходит?
   Судя по всему все собравшиеся в этой комнате играли перед друг другом какую-то комедию. А значит меня по-прежнему окружали сплошные тайны.
   Ильдарас ничего не произносил, ничего не спешил делать, он лишь открыл мне свою ауру и улыбнулся виновато и одновременно радостно, наконец сбросив с себя тяжелейшую ношу...
   - Дядя?
   Сильные руки подхватили меня сзади и не дали упасть.
   -Ни фига себе, счастливое воссоединение семейства, - полковник, так кстати оказавшийся рядом, был как всегда язвителен.
   Я вгляделась в своего дядю, которого не видела так давно и который все время был рядом. Как я не смогла узнать его раньше? Мне было пять лет, когда он приходил к нам в последний раз, чтобы сказать о смерти отца, я помнила только его ласковые руки, державшие меня на своём плече, гладившие мои волосы, и взгляд, этот добрый, ласковый, всёпрощающий взгляд. Мама подошла ко мне сзади. Они - Леди Адевиль Амертон и ее младший брат Афарель Натрем - обняли меня с двух сторон. Тёрм, переминаясь с ноги на ногу, остался стоять за нашими спинами. Я и мама плакали, дядя кажется тоже. Но если мы даже не пытались скрывать свои слезы, то он плакал украдкой, незаметно смахивая слёзы ладонью. Я была готова стоять так целую вечность...
   - У нас не так много времени, шлоты вернутся и не одни, они приведут за собой армию, - жабер был непреклонен, - стоять молча сейчас слишком большая роскошь, если хотите можете задавать вопросы. Но по существу.
   - Дядя, почему ты тогда ушёл? Почему ты оставил нас одних? Почему ты раньше...
   - Мне было необходимо уйти, потому что... - я не остановила его, хотя и так знала, что он хочет сказать. И не ошиблась, после секундного молчания он закончил, - оставшись, я бы навлёк погибель на всех нас.
   - А мне вот что интересно, - со своим вопросом в нашу беседу влез Тёрм, - как это тебя и госпожу Амертон не распознали маги, дежурившие у ворот? Они должны были увидеть скрывающее вас колдовство. Ты с ними договорился заранее?
   - Полное превращение: глорд Афарель Натрем - маг Ильдарас - гном Ластикус Патрициус, - дядя, словно извиняясь за свою магическую силу, смущенно улыбнулся, - на воротах стояли драшканы, магия такого уровня им недоступна, а достаточно сильного амулета у них не было.
   - А если бы амулет у них был?
   - Тогда бы я почувствовал его, и мы попытались найти другой выход из города.
   - Великий маг боится городской стражи? - хмыкнул жабер, видимо все же они чуть-чуть друг друга недолюбливали.
   Но лицо глорда было непроницаемо:
   - Я мог бы разметать стражу у ворот одним мановением руки.
   - Так сделали бы это, и мы вышли б из города победителями, - внес свою лепту в дружескую пикировку Терм, и мне пришлось толкнуть его локтем в бок.
   - Победителями? - дядя перестал улыбаться. - За ворота может быть, но тогда бы за нами устремились все маги ордена. Против них мне в одиночку не устоять, - он понуро опустил голову, - нас, свободных магов, слишком мало и с каждым годом становиться всё меньше и меньше, многие предпочитают присоединиться к ордену. Мы разобщены, боязнь предательства мешает нам стать силой...
   - Простите, что я перебиваю Вас, - жабер выглядел озабоченным, - но мои дозорные сообщают: с запада движется вражеское войско. Похоже шлоты всё же нас отследили.
   - Сколько у нас есть времени? - спросили мы одновременно.
   -Думаю, двое-трое суток, не больше. Шлоты боятся воды, но войско... они вычерпают болото за одни сутки. Вам пора уходить.
   - Стойте. А как же Пророчество? Я никуда не пойду, пока не узнаю его сути.
   - Я же сказал, всему своё время, - Афин теребил в руках жемчужные чётки, - в многих знаниях много печали. Но не о том речь, излишнее стремление к цели может не приблизить её, а наоборот отодвинуть.
   - Пойми, доченька, - мама погладила меня по голове, наверное, я для неё навсегда останусь маленькой, - на самом деле нам не дано знать свою судьбу. Как только мы её узнаем, она сразу же меняться. И чаще всего в худшую сторону.
   - Я хочу знать, - я была непреклонна. Мне хотелось получить ответы на все вопросы одновременно и сразу.
   - Нет, - Афину было тоже не занимать упрямства.
   - Но я...
   - Постой, племянница, - дядя положил руку на плечо жабера, - Афин, я считаю, что она имеет право знать, ради чего рискует своей жизнью.
   - Хорошо, но только не Пророчество.
   -Разве я говорил о нём? Расскажи ей подоплеку происходящих событий, - посоветовал дядя Афарель и посчитав это дело решённым обратился ко мне, - Авель, надеюсь, это тебя устроит?
   И что я должна была ему ответить? Ведь судя по всему мне большего всё равно не светит, а значит придётся удовольствоваться и этим. Я слегка скривившись, фыркнула словно своенравная девчонка и кивнула.
   - Что ж, раз так, то слушай. Когда-то давно древние правители Прибрежного царства - к слову наши предки - добровольно передали власть самому достойному и нарекли его королем Русаком Верным - ибо был он честен и верен своему долгу. Это не нравилось поклонникам Непознанного - чёрным магам, и пока добро пребывало в спокойном умиротворении, они копили злобу и собирали силы. Создав тайный орден, позже названный Колумвиратом, они подлостью, обманом и лестью привлекали на свою сторону множество союзников. И спустя столетия потомок Русака Верного Ривард Смелый был предан и низложен с трона членами Колумвирата. С тех пор они, прикрывшись именем короны, творят свои черные дела, но сегодня настал час Пророчества, узурпаторы должны быть свергнуты, а на трон посажен самый достойный потомок былых правителей!
   - И кто же он?
   Они переглянулись между собой, но не пожелали ответить. Что ж, не хотят говорить и не надо. Подумаешь, невелика разница. Я это или еще кто? Подумаешь, не очень-то и хотелось... и вообще наш род древнее... наверное, всё же я и... и... чёрт...
   - Так что же, получается я должна убить королеву и освободить трон?
   - Нет, девочка моя, - мама решительно мотнула головой, - ты не должна становиться убийцей. Тебе ещё придётся убивать, но только в бою, защищаясь и защищая. К тому же Эвиль - всёго лишь кукла, удобная, красивая ширма для тайпрамиров. Убьешь королеву, на её место тут же сядет новая марионетка, и кто сказал, что она будет лучше прежней?
   Я промолчала, понимая всю справедливость её слов. Но на моём лице всё же промелькнула тень сомнения, ибо в моей жизни маги попадались не часто, и потому я не могла до конца поверить в то, что именно они - истинные правители. Мои раздумья не укрылись от глядевшего на меня жабера.
   - Я уже сказал тебе, - Афин словно к чему-то прислушивался, - нашим миром давно правят тёмные маги. Колумвират - тайное общество пьющих жизненные силы. Ты мне не веришь?
   Я посмотрела на дядю, не зная верить в это или нет.
   - Ты никогда не задумывалась, почему люди живут так плохо, хотя на всех должно хватать и земли, и солнца, и воздуха, и дождя?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Ведь можно же построить жизнь так, чтобы осчастливить всех. Это же возможно? Что нужно дать людям, чтобы они были счастливы?
   Я хотела спросить, что же им нужно дать, но вместо этого скептически бросила.
   - Вы говорите о пресловутом Корунде - камне счастья?
   - Корунд... я думал о нём, - жабер усмехнулся, - но Корунд в действительности всего лишь камень, он существует, но не камень делает человека счастливым. К тому сам Корунд всего лишь ключ.
   - Ключ?
   - Да, ключ. Ключ к хранилищу знаний.
   - Но почему тогда его так страшатся главы Колумвирата?
   - Потому что Колумвират, - дядя решил закончить за жабера, - питает магические силы из людских страданий, а всеобъемлющие знания несут людям свободу, истинную свободу и, как следствие, счастье. Счастливые люди не могут быть рабами. Если люди перестанут страдать, Колумвират лишиться рабов и власти.
   Стоявший рядом с ним Афин тяжело вздохнул.
   - К сожалению, я вынужден повторить, у нас не так много времени. Я разослал гонцов по всем весям. Скоро сюда начнут стягиваться мои воины и воины союзных с нами племён: гномов, эрлинов, ласков. Нави, - обратился он к дяде,- ты должен позаботиться о том, чтобы сюда прибыли вольные маги.
   - Я уже позаботился, - на груди Афареля слегка дымился амулет-вестник.
   - Хорошо. Тогда молодым людям пора отправляться в дорогу.
   - Молодым людям? Мама? Дядя? - я не могла поверить, что снова расстаюсь с ними.
   - Так надо, - дядя обнял меня, словно маленькую и нежно погладил по волосам.
   -Возьми, - мама протянула Тёрму амулет высшей защиты. Такие амулеты сплетались годами, даже десятилетиями, их владельцы на некоторое время становились практически неуязвимыми.
   - Спасибо, а как же Вы с глордом? - спросил камерлинец, на его лице отражалась растерянность.
   - У нас найдутся ещё, - ответила она.
   - Ваше снаряжение готово, кони ждут на окраине болот, - дон Афин ненавязчиво подталкивал нас к действиям.
   - Так скоро? - мне не хотелось уезжать, я огляделась по сторонам в поисках поддержки, но даже Тёрм, виновато опустив голову, молчал.
   - Ступайте, - голос мамы дрожал, она с трудом сдерживала слезы, - мы проводим вас к выходу.
   - Я дам вам карту. Езжайте и постарайтесь нигде не задерживаться, - напутствовал идущий чуть позади нас король жаберов, - вам надо торопиться. Это от вас будет зависеть всё, абсолютно всё в нашем мире. Запомните, вы должны найти Корунд и войти в хранилище. Вы должны найти ответ на вопрос, в чём мощь Колумвирата, и как разрушить питающий её источник. Тайпрамиры и подвластные им силы пришли в движение, шлоты беспрестанно прочёсывают воздух. Уезжайте немедля, мы встретим их и отвлечём их на себя, но мы не сможем долго сдерживать войска Колумвирата, их маги слишком сильны.
   - Даже я не способен противостоять им, - угрюмо согласился с Афином дядя, - может быть позже, лет через пятьдесят, но не сейчас. И запомните, если мы по тем или иным причинам будем вынуждены отступить, то вы всё равно должны продолжить ваш путь и найти камень. Но я надеюсь, - голос его дрогнул, - что мы справимся. Я верю, рано или поздно вы найдите Корунд. Найдите его, обязательно найдите, он единственная и последняя наша надежда...
   На поляну постепенно начали выходить вооружённые жаберы, и Афарель умолк, пораженный их дисциплинированной мощью. От глупых лягушатников, нападающих на проезжающие караваны не осталось и следа. Из подземного хода на солнечный свет выходила грозная, слаженная армия. Одетые в тяжёлую болотного цвета броню угрюмо сосредоточенные воины первого водного легиона нагоняли ужас.
   - Ничего себе, - выдавил Тёрм, не в силах удержать восхищение.
   - Да, наша армия в честном бою могла бы сравниться с любой армией мира.
   - Честный бой... - на лице дяди появилась скептическая улыбка, - времена рыцарей канули в прошлое. Даже добро, чтобы победить, должно порой обращаться к подлости. Только вот вопрос - остается ли оно после этого добром?
   - Нави, стоит ли сейчас заниматься философией? - мама подойдя к брату сзади, поправила растрепавшийся хвостик его волос.
   - Ты как всегда права. Подойди к нам, Авелия.
   - Да, - я едва сдержала слезы. Мама коснулась рукой кулона на моей груди, серебряные листья сверкнули ослепительным светом, а изумруд загорелся ровным зелёным огнём.
   - Он откроет дверь, ведущую к Корунду.
   - Смешно, - я попробовала улыбнуться, - ключ от ключа.
   - Странно, у меня точно такой же, - Тёрм достал из кармана почти полную копию моего кулона, только он был немного больше и вместо изумруда внутри у него сверкал сиренево-серый, как грозовое облако, аметист.
   - Хорошая копия, - лениво отозвался мой дядя, и я ему снова не поверила.
   - Ну тогда пусть летит в болото, - Тёрм размахнулся.
   - Стой, - вскричал дядя, отстраняя меня и перехватывая его руку.
   - Неужели вам так жалко какой-то копии?
   - Хорошей копии, - с нажимом произнес глорд.
   - К тому же я думаю это память о твоих родителях, - добавила моя мать.
   - Да? А я всегда считал это никчемной безделушкой. Но ладно, раз вы уж так настаиваете, я, пожалуй, сохраню эту никчемную подделку, - и Тёрм нарочито небрежно сунул сиреневый кулончик в карман куртки. Но по тому, как осторожно он его укладывал, расправляя края вложенного в карман шёлкового мешочка, как неторопливо и надежно завязывал закрывающие карман шнурочки было видно, насколько он ему дорог.
   Уже окончательно прощаясь, Афин протянул нам два длинных, тщательно упакованных свертка и две, на первый взгляд пустые, бутыли.
   - Примите подарок от болотных жителей: луки со стрелами и сосуды с никогда не иссякающей влагой.
   - Вот это подарок, так подарок, - опять съехидничал Тёрм, - как раз воды нам на болоте и не хватает. Афин, я глядел карту, на нашем пути будут попадаться бесчисленное количество рек и речек. Зачем нам бездонные воды?
   - От таких подарков не отказываются, - сурово возразила ему моя мать. Похоже она даже слегка рассердилась.
   - Простите, - Тёрм понял, что малость перегнул палку, - я никого не хотел обидеть и просто пошутил. А вода, вода может пригодиться всегда, я знаю это...
   - Шутник, - довольно добродушно пробормотал жабер. Он уже понял вредную натуру Тёрма и совершенно не собирался на него обижаться.
   Уже уходя, я остановилась от внезапно пришедшей в голову мысли:
   - Дядя, это ты выдал меня тайной полиции Камерлина?
   Тот отрицательно покачал головой, я уже собиралась повернуться и идти.
   - Это сделала я, - голос мамы был твёрд, но когда я взглянула на её лицо, по нему снова бежали слезы...
  
   ...Вскоре мы выбрались на окраину болот и, оседлав своих коней, двинулись в северо-западном направлении. Мы уезжали в неизвестность... Через какое-то время я обернулась - вдалеке ещё виднелись ауры моих родных. Пытаясь отвлечься, я стала осторожно перекладывать длинные стрелы жаберов в свой колчан и только тут увидела, какой драгоценный подарок сделали нам жители болот. Четыре стрелы из двух десятков лежащих там были с рубиновыми наконечниками, сделанными из тщательно обработанных осколков сердец добровольно пожертвовавших собой жаберов. В том, что жаберы пожертвовали собой добровольно, я не сомневалась. Мертвая кровь не подчинялась магии. Кровь же добровольно пожертвовавших собой, собранная надлежащим образом и впитавшая в себя магический ритуал, обладала свойством мгновенно воспламеняться невыносимым жаром, к чему были способны рубиновые сердца можно было только догадываться...
  
   - Наверное, надо было сказать ей что-то важное? - леди Амертон беспокоилась более, чем ее брат, но тщательно пыталась скрыть эмоции.
   - Мы сделали всё правильно, лишние слова - лишние раздумья, ей не к чему беспокойство и печаль. Пусть идёт с уверенностью в нашу скорую встречу. Тем более, что может быть всё еще будет хорошо. Даже великие пророки иногда ошибаются...
   - Нет, - Адевиль отрицательно покачала головой, - я знаю, что на этот раз нам не избежать судьбы...
   Афарель успокаивающе обнял сестру за плечи.
   - Думаю, что мы зря пришли сюда. Это я виноват, что не до конца уничтожил следы своей магии.
   - Нави, ты сделал всё возможное, и ты не мог знать, что они решаться выпустить шлотов.
   - Я должен был предвидеть это.
   - Этого не смогла предвидеть даже я. Этому было суждено случиться.
   - Не нам говорить о воле случая. Но шлоты действительно одни из немногих, кто мог заметить следы моей магии. Я должен был подумать о них.
   - Не кори себя. Моя дочь - смелая девочка, она сможет выиграть эту битву.
   -Не сомневаюсь. Жаль... - он не договорил. Из подземного лаза, громыхая доспехами, стали выползать воины второго легиона.
   - Мы просим у тебя прощения, Афин, за то, что навлекли на твой народ великую беду, - брат и сестра низко склонили голову перед взирающим на них сверху жабером. - Мы не должны были пересекать границ твоих владений.
   - Вы ни в чём не виноваты, ни Вы, моя любимая кузина, ни Вы, Нави. Вы должны были повидаться с девочкой даже, если бы это противоречило Пророчеству. А что касается моего народа, то мы будем рады поквитаться с наследниками колдуна, превратившего наши сердца в драгоценность, а нас в чудищ. Мы слишком много и долго страдали от этого проклятья... - он замолчал. Но, собравшись с мыслями, продолжил. - Я видел видения королевы Эвиль. В её мире нет места моему народу. Если Пророчество не сбудется, через несколько лет сюда придут люди с мотыгами и лопатами, они осушат болота, и мой народ исчезнет.
   - Все равно мы поступили чересчур легкомысленно, подведя врагов слишком близко к Авель, - тихо заметила леди Амертон, - теперь они могут пойти по её следу.
   - Это исключено. Я прикрыл нужный им путь туманом забвения, всё, что увидит Тёрма и Авель с уходом последних забудет о их существовании. К тому же они будут искать Вашу дочь тут, на болотах, в самом защищенном месте империи. А мы сделаем всё, чтобы враги поверили, что девочка до сих пор здесь.
   - Мы не сможем сдерживать армию врага слишком долго, а уничтожив нас, они перевернут здесь всё кверху дном, и, не обнаружив моей племянницы, разошлют свои отряды в разные стороны.
   - Значит, - король жаберов был спокоен, - мы должны продержаться как можно дольше.
  
   Последние сутки мы пробирались сквозь чащу густого леса. Болото, а следом и бесплодная равнина уже давно осталась за спиной, перейдя в лесистые скаты тянувшихся к югу холмистых предгорий. Изредка сюда доносились отзвуки разгорающейся битвы, по ночам небо окрашивалось огненными всполохами, а днём, оглядываясь назад, в просветах деревьев я видела черный разводы уходящего к небу дыма. Сердце щемило каждый раз, когда ветер приносил запах гари и удушливое зловоние, остающееся после чужой магии. Вскоре лес поредел, и под нашими ногами вместо мягкой почвы образовался сплошной скальник. Кони устали и двигались всё медленней и медленней.
   - Авель, - ехавший впереди меня Тёрм натянул поводья, останавливая свою лошадь перед очередным препятствием, - дальше нам надо идти пешком.
   - А как же лошади? - расставаться с Верным было жаль, но в словах спутника была своя доля правды.
   - Они найдут обратную дорогу к людям, я уверен. Твой конь достаточно умен для этого, - Тёрм спрыгнул на землю и уверенно освободил свою лошадь от сбруи. Я потрепала рукой длинную гриву Верного и сняла седло и уздечку. Тот тонко почти по-жеребячьи заржал и потёрся головой о моё плечо. Лёгкое касание магии защекотало кожу. "Спасибо, дядя", - в том, что этот чудесный подарок я получила от него, можно было не сомневаться.
   - Авель, нам пора идти дальше, - Тёрм спрятал сбрую своей лошади в расселине скалы и подошел ко мне.
   - Ступай, - я нежно шлепнула своего Верного по холке.
   -Они найдут нас, - уверенно заявил Тёрм, - твой Верный удивительно умный и преданный конь.
   Я только согласно кивнула. Наверное, дядя Нави выбирал его из тысяч. Да, он меня непременно найдёт.
   - Идём, Тёрм. Я не хочу здесь задерживаться ни минутой дольше.
   - Идем, - тщательно прикрыв седла камнем, камерлинец разогнул спину и, взвалив на плечи походный мешок, начал подниматься вверх по петляющей среди деревьев тропинке. Изредка она терялась в траве, иногда пропадала среди каменистых осыпей, но всё же неизменно находилась и вела нас дальше и дальше. Кто проложил её - кудесники или тысячи неустанных ног - наверное, теперь не скажет никто, но она вилась и вилась, забираясь всё выше и выше. Вскоре деревья пропали совсем, а затем исчезли и кустарники, сменившись чахлой травой, да и та попадалась всё реже и реже, лишь изредка встречаясь на небольших свободных от камней площадках.
   На ночь мы остановились на берегу мелководной горной речушки. В кристально чистой воде мельтешили небольшие серебристые рыбки, по дну ползали пресноводные крабы, водяной паук, зацепившись паутиной за корень растущего на берегу куста, катался по лазурного цвета глади. В возвышающихся над нами скалах подвывал ветер, а выползающие на небосвод звёзды едва заметно мерцали. Впервые за последние трое суток горизонт не окрашивался сполохами магических разрядов. Сердце молчало, и я не знала радоваться этому или огорчаться. Тёрм, похоже тоже занятый подобными мыслями, не спешил прервать разговором затянувшееся молчание. Котелок, подвешенный над углями, бухтел закипающей похлебкой, но я даже не чувствовала его аромата. Есть не хотелось совершенно. Поковырявшись коротенькой палочкой в кострище и едва не опалив на руках кожу, Тёрм какое-то время наблюдал за бегающей среди камней мышью, и лишь затем, сняв с огня котелок, поставил его передо мной.
   - Как пахнет, - он мечтательно закрыл глаза, изображая крайнее блаженство, - так бы все один и слопал.
   - Вот и ешь, - я постаралась сказать это достаточно мягко, чтобы не обидеть его отказом.
   - Один? - изумленно вытаращился Тёрм, - а ты?
   - Я не хочу.
   - Авель, завтра нам понадобятся все наши силы, поешь.
   - Я не буду, - упрямо ответила я. Аппетит отсутствовал и приходить не желал.
   - Тогда я тоже не стану есть.
   - Что за глупости?!
   - Это не глупости. Ты хочешь, чтобы я завтра тащил тебя на руках?
   - Никого тащить не понадобиться, я поем утром.
   - Как хочешь, - он не стал больше настаивать и, взяв ложку, принялся за ужин. Но не у меня одной сегодня кусок не лез в горло. Поковырявшись в вареве, Тёрм нахмурился и отложил ложку в сторону.
   - Ложись спать, - предложила я. Спать мне, как и есть, совершенно не хотелось.
   - В полночь разбудишь, - потребовал он, я кивнула, и полковник, привалившись к моему боку, закрыл глаза... Не знаю, что ему снилось, но он поминутно вздрагивал и морщился будто от пронзающей его тело боли. Может и я так же стала спать? Просыпаясь от ночных кошмаров и вздрагивая от малейшего шороха?
   Я сменилась на посту далеко за полночь...
  
   ...Тёрм разбудил меня, едва над горизонтом начало подниматься солнце.
   - Солнышко, пора в путь, - пропел он, но от столь ласкового обращения мне почему-то было совсем не радостно. Просыпаться не хотелось и не потому, что нужно было вставать, а от того, что, проснувшись, я невольно вспомнила бы все мои вчерашние страхи. Но делать это всё же пришлось.
   Совершив утренний моцион и наскоро перекусив оставшееся с вечера холодной похлёбкой, мы собрали вещи и отправились дальше. Ведшая нас всё это время тропа окончательно потерялась в нагромождениях валунов. Тёрм то и дело вглядываясь в неизвестно откуда взявшуюся карту вел нас в северо-западном направлении. Около большого валуна, перекрывшего дорогу, он остановился и махнул мне рукой.
   - Смотри, - показал он - если карта не врёт, то вон за той грядой откроется вид на ущелье Афенкраута. Если легенда - не сказка, то именно через него лежит путь к легендарному Корунду.
   - Афенкраута? - переспросила я, - кажется мне доводилось уже слышать это название.
   - Конечно, - Тёрм улыбнулся почти весело, - каждый ребёнок знает эту сказку, но не каждый знает, где находится ущелье, и ещё меньшее число владеет амулетом, открывающим тайные двери.
   - И почти никто не знает ключа-пароля...
   - Что? - Тёрм был удивлен, если не сказать растерян, - про пароль нам никто не рассказывал, ни король-жабер, ни твои дядя...
   - Похоже даже они не знали этого.
   - Так что же нам делать? Поворачивать назад?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Я знаю пароль, - Терм удивленно приподнял бровь. - Случайность, - пожав плечами, я пересказала ему краткую историю о том, как это случилось.
   - Что ж, будем надеяться, что разбойник ничего не перепутал.
   - Перепутал? Вряд ли. Но вот сказал ли он правду? - я задумчиво погладила рукоять своего кинжала.
   - Нам не остаётся ничего другого, как это проверить, - Тёрм снова улыбнулся и мы поспешили дальше.
   Мы поднялись на гряду и уже ближе к вечеру спустились в ущелье. Не нужно было гадать, куда идти, чтобы найти нужное место. Прямо пред нами высилась арка гигантских ворот. Мы уже шагнули к ней, когда кулон на моей груди сам собой поднялся вверх и потянул меня в совершенно противоположную сторону.
   - Ой,- цепочка натянулась, таща меня всё дальше и дальше в глубину ущелья. Когда оно разделилось на три рукава, кулон потянул меня вправо, и протащив таким образом ещё метров пятьсот, остановился у гладкой, будто отполированной скалы, кособоко стоявшей посередине разлома.
   - Куда теперь? - спросил Тёрм.
   Я не зная, что ответить, только виновато развела руками.
   - Ладно, надо подумать, - тихо процедил мой спутник и стал медленно обходить скалу, вглядываясь в каждую неровность, в каждый выступ, словно надеясь отыскать в ней скрытую дверцу.
   - Вряд ли в ней есть дверь.
   - Почему так думаешь?
   - Слишком уж она на виду.
   - Вот и хорошо. Легче отыскать.
   - Нет, Тёрм, если ты что-то прячешь, то не станешь выставлять это для всеобщего обозрения. Скорее уж тогда для того, чтобы отвлечь внимание.
   - Пожалуй ты права, давай-ка сделаем следующее, ты осмотришь ту стену, а я пойду взгляну на противоположную, и если ни чего не найдём... - камень на его цепочке, придя в движение, потащил Тёрма к противоположной стене ущелья.
   В неровной, выщербленной временем или умелым резцом мастера стене невозможно было угадать очертания двери. Тем не менее, когда кулон Термареля коснулся шершавой поверхности, камень заскрежетал, и массивные двухметровые ворота пришли в движение, открывая черное отверстие лаза. Мы шагнули вовнутрь. Они заскрежетали вновь, но встать на место уже не смогли. За воротами оказался просторный коридор. Едва Терм и я ступили на деревянное покрытие пола как вспыхнули сотни негасимых факелов. Старинные, украшенные разноцветными камнями фрески указывали путь в хранилище знаний. Мы робко шагнули вглубь коридора, а когда он закончился, мы оказались напротив двух совершенно одинаковых дверей.
   - В какую войдём? - Тёрм нетерпеливо коснулся ладонью одной из них, - называй пароль и пошли.
   - Подожди. Что-то тут не так, - сказала я, пытаясь до мельчайших подробностей вспомнить сказанное Щербатым, - давай отойдём чуть в сторону и немного поговорим.
   - Хорошо, раз ты так считаешь, - всё же Тёрм порой бывает слишком нетерпеливым. Или безрассудным? Или глупым? Может это я так на него действую? Раньше он был куда сдержаннее и умнее...
   Мы вернулись немного назад, в голове у меня стояла невообразимая каша. Я мучительно долго вспоминала подробности того разговора.
   - Так о чем ты хотела со мной поговорить? - опершись рукой о стену, камерлинец широко улыбнулся.
   - Тёрм, что-то тут не так,- я смущенно теребила лежащий в ладони кулон, - он сказал: "Пришедший с мечом найдет, что ищет, пришедший к знаниям да обрящет". Скажи "с миру" и войди. Я не могу понять, в чём тут закавыка...
   - А что тут понимать? - Тёрм усмехнулся, - что ищет и что найдёт пришедший с мечом?
   - Он ищет для кого-то смерти и найдёт смерть? - Тёрм согласно кивнул, - а что значит с миру?
   - Не с миру, а с миром. Наверное, заветные слова должны звучать так: "Мы пришли с миром!".
   - Браво, Тёрм,- я приподнялась на цыпочки и губами коснулась его щеки. - Идем скорее и откроем двери! - я весело зашагала в сторону "близняшек".
   - Постой, ты куда? - усмешка Тёрма стала ехидной, - хочешь остаться здесь навеки?
   Я непонимающе уставилась в его сторону.
   - Нет, ну я, конечно, не против остаться здесь с тобой на веки вечные... Здесь так романтично... - он пнул ногой покрытый паутиной череп, до этого времени скромно лежавший в углу.
   - Терм, что ты творишь? - череп, мрачно стуча, перекатился по полу, и мне пришлось показать своему спутнику-балагуру кулак. Но тот даже не обратил на него внимания.
   - Пришедший с мечом... - он назидательно поднял вверх указательный палец правой руки.
   - Да уж, - виновато опустив голову, я выложила на холодные камни свое многочисленное оружие. Меч, лук, колчан со стрелами, кинжал в ножнах, кинжал, спрятанный за голенищем сапог, метательные ножи, тонкий стилет, коробочка со звездами... Уф, кажется всё.
   Терм, уже давно сложивший у стены свой кинжал и меч, теперь только и ждал, когда же наконец я освобожусь от своего арсенала. Глядя на всё это разнообразие, он присвистнул и, присев рядышком, широко улыбнулся:
   - Хочешь открыть свой магазин?
   - Ага. По продаже гробов, - на мой замах он среагировать не успел, и кинжал прижался к его горлу.
   Он поднял вверх руки.
   - Сдаюсь, сдаюсь...
   Я вернула оружие на место.
   - Твоими стараниями я вскоре действительно стану твоим клиентом... - он встал.
   - В смысле?
   - Ты столько раз пыталась меня убить, что когда-нибудь это тебе удастся... - и не давая права слова моей персоне, буркнул, - пошли.
   Не подождав, он подошёл к двери и, приложив к ней ладонь, тихо произнёс:
   - Мы пришли с миром.
   Первое мгновение ничего не происходило, словно кто-то, находившийся за дверью изучал нас пристальным взглядом, но затем с древних стен посыпалась штукатурка, и дверь, вздрогнув, поползла в сторону.
   - Подожди, - Тёрм предостерегающе выставил передо мной руку и первым шагнул вовнутрь. На стенах внутреннего помещения тут же вспыхнули факелы, они были почти такими же, что и в коридоре, только было их гораздо больше и светили они ярким, почти белым пламенем. Огромный наполненный книгами зал предстал нашим взорам. Но не они были сейчас нам нужны. Наши глаза искали и никак не находили таинственного камня. Внезапно в дальнем конце зала я увидела собственное отражение. Зеркало?
   - Тёрм, - позвала я, - ты видишь? - он, продолжая идти вперёд, понимающе кивнул.
   Мы подошли ближе. Большой, но тонкий как лист, а значит и хрупкий кусок кварца, отполированный до зеркального блеска так, что в нем отражалось всё окружающее, стоял в самом дальнем углу. По его серебряной окантовке тянулись небрежно начертанные руны. Тёрм, пристально вгляделся в написанное.
   - Ты можешь читать руны?
   - Не знаю, - он растерянно пожал плечами, - я просто понимаю их или мне так кажется...
   - Что здесь написано?
   - Ну, я не знаю слова вроде бы сами складываются у меня в голове, как тогда, когда мы обменивались мыслями с твоим дядюшкой...
   - Не тяни, Тёрм, скажи, что здесь, - потребовала я, не в силах сдерживать накопившееся во мне напряжение.
   - Да чепуха разная, чьи-то древние мудрости. Вот здесь что-то типа "Незнание хрупко, а мудрость тверда, как камень". Здесь, - он ткнул пальцем в одну из рун, - "Круги остающиеся на воде уходят в вечность, вечность не кончается никогда". Я же говорю, чушь.
   - А здесь? - я показала пальцем на особо выделенную, красиво вычерченную руну, показавшуюся мне знакомой.
   - Не пойму, по-моему, ещё большая ерунда, чем прочее.
   - Тёрм, что здесь написано? - я уже начинала на него злиться.
   - Так... вот... да. "Тепло сердец и нежность рук откроет путь вам в храм наук". Нечего нам тут стоять, нужно искать Корунд.
   - Подожди, подожди немного, я поняла. Надо согреть камень своим теплом, и тогда знания сами откроются перед нами.
   - Сумасшедшая, - Терм покрутил пальцем у виска, хотя по его взгляду я поняла, что он вовсе так не думает. Мы придвинулись ближе. Я положила ладони на холодную поверхность кварцевого зеркала и, приблизив лицо к собственному отражению, легонько подула.
   - Кто разбудил меня, - в зале послышался заспанный голос, - кто потревожил мой покой?
   - Извините нас, но мы искали знаний... - начала я, но Тёрм как всегда вылез вперёд.
   - А кто вы собственно такой? - полковник, а ведёт себя порой как пятилетний мальчишка.
   - Я - священный камень хранитель, Корунд.
   - О, кажется мы по адресу! - обрадовано воскликнул Тёрм, он хотел добавить что-то ещё, но я решительно приложила ладонь к его рту. Этого камерлинца следовало остановить, пока он всё окончательно не испортил.
   - Простите за бестактность моего друга, но нам очень нужны знания.
   - Чтобы творить добро или зло? - казалось, что камень видит нас насквозь, - а впрочем всё равно. Раз вы здесь и без оружия, я обязан дать вам знания, какие вы только попросите.
   - Как остановить шлотов? В чём сила Колумвирата? И о чём говорит Пророчество? - наперебой стали спрашивать мы.
   - Три вопроса одновременно, разве мне надо куда-то спешить? Или спешите вы?
   - Да, мы очень спешим, нас ждут. Пока мы здесь, там далеко гибнут люди.
   - Люди гибли всегда. Так устроен мир. В нём нет совершенства. Но не о том речь. Вы задали три вопроса сразу. Начнём по порядку с первого. Демонов другого мира может остановить, только маг по имени Рафаэл.
   - Они выполнят его приказ?
   - Нет, никто не в силах изменить единожды отданного приказа, им приказали убивать, и они никогда уже не смогут остановиться. Приказать им нельзя, но можно уничтожить.
   - Как? - спросила я и краем глаза увидела в зеркале чужое отражение. Увлечённые разговором мы не заметили, как в зал пошли две высокие худые фигуры. Что-то блестящее и тяжелое, пролетев над моим плечом, с силой ударило в тончайшую поверхность камня. Хрупкий как стекло горный хрусталь рассыпался тысячку осколков и с печальным звоном раскатился по полу.
   Взбешённая происшедшим я развернулась в сторону вошедших. Кажется я уже начала уставать от их присутствия. В противоположной стороне зала стояли Чёрная Повелительница улья и его неповторимый Хозяин-выворотень. В руках они держали мои метательные кинжалы. Чувствовалось, что они умеют ими хорошо пользоваться. Но два поединка проведённые с нами не прошли для них даром. Хозяин и Арабел выглядели изрядно потрепанными. В них уже не ощущалось той несокрушимой силы, что присутствовала у них совсем недавно, стройная женщина превратилась в худую старуху, а крепкий молодой выворотень в трухлявую развалину. Но, несмотря на жалкий вид, сил у этой пары всё ещё оставалось не меряно. Хозяин играючи, двумя пальцами переломил лезвие одного из моих ножей, давая понять, что сопротивление бесполезно.
   - Почему вы делаете это? Почему вы повсюду преследуете нас?
   - Почему? - её дурная привычка переспрашивать уже сидела у меня в печенках, - нам заплатили, нам просто хорошо заплатили, но это сперва, потом мы сами искали мести. Теперь вам никуда не убежать. Выход один. Не сопротивляйтесь, позвольте себя связать, и мы не станем вас долго мучить. Мы убьем вас быстро, нам лишь нужна свежая кровь и плоть. Нас мучит жажда и голод.
   - Ах, вы торопитесь? - я начала закипать от злости, - это поэтому вы разбили зеркало и не дали послушать мне Пророчество древних?
   - Пророчество древних, Пророчество древних, - передразнил меня Хозяин, - похоже только ты одна во всем королевстве не знаешь его содержания, любой мало-мальски сильный маг выучил его на зубок.
   - Ну почему одна она, -Терм, оттеснив меня плечом, выступил вперёд, - я, например, тоже не знаю, да и ты поди только похваляешься своими знаниями.
   - Я? Да я выучил его назубок ещё мальчишкой.
   - Да треплется он, - я поняла, какую игру затеял Тёрм. Не знаю, к чему это должно было привести, но потянуть время стоило.
   - Я треплюсь, я не знаю? - распаляясь, просипел старик,- да ваше Пророчество и есть то всего несколько строк, что его учить, один раз взглянул и запомнил.
   - Нет, он точно его не знает.
   - Я, да вот я, - Хозяин сунул один из метательных ножей за пояс и, словно пытаясь вспомнить, почесал макушку.
   - Что ты с ними валандаешься? Не хотят сдаваться, вяжи без спросу, - Арабел нетерпеливо притопнула ногой.
   - Сейчас, я только докажу этим недоумкам, что их тайна - вовсе не тайна. Слушайте.
   "Страшное время наступит, ужасные демоны станут свободны. Двое их остановят: прекрасная дева и рыцарь веселый. Памятью предков она поклянется зло сие изничтожить и..."
   - Что? - от последних слов у меня подкосились ноги, - что ты сказал?
   - Да, да, всё так и есть. Твой дядя и мать наверняка уже убиты, и вы оба тоже сдохнете, а всё твоё Пророчество - полная ерунда. Ты не победишь, в нём нет даже намёка на победу. Ты только дашь невыполнимую клятву.
   - Авель, не слушай его, он говорит ерунду, он не знает ни слова из Древнего Пророчества...
   - Нет, Тёрм, - я отрицательно покачала головой, я почему-то была уверена, что Хозяин не лжет. - Значит, моя мама...- я не договорила, позади нас зазвучал тихий едва слышный голос.
   - Разбить зеркало знаний легко, собрать знания по крупицам значительно сложнее. Вы ещё вернётесь сюда, я знаю.
   - Корунд, скажи мне, что стало с моей матерью и дядей?
   - Они, - зеркало помедлило, словно собираясь с мыслями, - ушли... - оно не договорило, ещё один нож, пролетев через залу, разметал осколки в разные стороны.
   - Довольно слов, я хочу есть, - Повелительница, вращая в руках ножи, двинулась вперед.
   - Твой Хозяин, - определив Матушку, как наиболее опасного противника Тёрм выбрал её себе. Я не возражала. Мы стали медленно сближаться, но схватиться с противником не успели. Со всех сторон раздалось рассерженное шипение.
   - Тише. Тише! - казалось, голос шел из ниоткуда, - вы нарушаете покой хранилища знаний, вы, пришедшие искать знания, их обрели, а теперь идите, вы, пришедшие искать смерть, её найдите.
   Не раздумывая, мы поспешили к выходу. Застывшие в безмолвии враги провожали нас взглядами, но не могли сдвинуться с места, какая-то невидимая сила удерживала их на месте. Перешагивая порог, я невольно оглянулась, в зале никого не было, только мои метательные ножи медленно исчезали, тая в воздухе.
   В коридор мы буквально вывалились и, подобрав оружие, кинулись к входной двери.
   - Ещё ничего не решено, да, Тёрм? - спросила я, едва мы выскочили в ущелье. Тот кивнул.
   - Мы можем не победить? - он снова кивнул. -Так что же нам делать, Тёрм?
   - Бороться, - он, схватив меня за руку, потянул к выходу.
   - Зеркало знаний ошиблось, маг Рафаэл давно мёртв, - кричала я, едва не плача от бессилия что-либо сделать. Мои ноги отказывались идти дальше.
   - Корунд не мог ошибаться, он говорил о маге не в прошедшем, а настоящем времени, - мы выбрались на скат хребта и теперь поднимались на его вершину.
   - Хорошо, пусть так, но где мы будем искать этого давно выжившего из ума старикашку?
   - Помнишь ты говорила про подвал, в котором вы несли службу? Что если вздохи и стоны принадлежат ему?
   - Тёрм, я пошутила. Это просто скрипели оседающие стены и трескающаяся кладка.
   - Но разве у нас есть выбор, разве у нас есть другой способ остановить шлотов? - Тёрм застыл в неподвижности, с вершины хребта открывался вид на далёкие селения. Дым горящих строений заволакивал безоблачное небо. Не нужно было долго вглядываться, чтобы заметить три кружащие высоко в небе точки. Мы видели, как время от времени шлоты пикировали вниз, выбирая себе очередную жертву.
   - Наверное, ты прав, пока мы живы у нас остаётся надежда, - я положила руку на сердце, - клянусь, - пусть все будет как в Пророчестве, хотя, если честно, это немного глупо... - клянусь памятью моих родителей сделать всё, чтобы победить.
   - Клянусь, - следом за мной повторил Тёрм.
   Мы постояли некоторое время, вглядываясь в затянутый дымом горизонт, а затем продолжили наш путь. Мы направлялись в Мирск. Ключи от подвалов и от сундука с артефактом были у королевы, и я очень её хотела видеть.
  
   Их было шестеро. Шесть вольных магов, образовавших круг силы. В центре его находилась красивая женщина. Её губы были плотно сжаты, глаза закрыты, казалось, она спала. А вражеское войско подходило всё ближе. Первые ряды уже достигли трясины и, молча, почти беззвучно пошли ко дну, задние ряды напирали и тоже уходили в вонючую грязь болота, следующие по телам товарищей шли дальше. На ровной, словно специально созданной для битвы площадке их встретили властелины вод. Но даже эти сильные и выносливые бойцы не могли противостоять зачарованным воинам Колумвирата. Те бились молча и умирали без единого крика. С пробитыми сердцами, с отрубленными руками и раскроенными головами они продолжали идти до тех пор, пока у них не подрубали конечности, но и тогда они продолжили ползти вперед. Втоптанные башмаками своих товарищей в грязь они продолжали барахтаться, пока зловонная жижа не заволакивала их полностью. Воины Афина медленно отступали, теснимые вражеским войском. Следом за зачарованными воинами брели такие же опустошённые крестьяне, они тащили на себе ведра, лопаты, тяжелые заступы и медные чаны. Кто-то уже рыл отводные каналы, кто-то таскал и выливал в них воду...
   А на правом фланге вовсю закипела битва сражающихся меж собой магов. В воздухе то и дело скрещивались гигантские огненные мечи, взлетали раскалённые шары, с оглушительным грохотом между землёй и небом проскакивали молнии. Двое из шести вольных магов лежали на земле неподвижными куклами, третий, едва стоя на ногах, держался руками за окровавленную голову. Враги несли ещё более ощутимые потери. Из четырнадцати атаковавших тайпрамиров на зелёной лужайке осталось лежать десятеро, ещё двое, не в силах совладать с охватившей их паникой, бежали прочь. Двое оставшихся стояли в сторонке, ожидая подмоги.
   Леди Амертон, стоявшая в центре, была бледна как белое полотно. Её руки, сжатые в кулаки, скрестились на груди. Теперь её глаза были открыты, а взор словно метал во врагов холодные молнии. Глорд Афарель выглядел почти таким же бледным как и его сестра.
   - Тебе надо отдохнуть, - глорд, не глядя, протянул назад руку и подал леди Амертон большую стеклянную бутылку, на дне которой янтарно поблескивал сок лотоса.
   Адевиль сделала одни большой глоток и передала бутыль рядом стоящему магу.
   - В этой земле достаточно сил, чтобы сокрушить любое войско, только хватит ли у нас бойцов, чтобы вобрать её в себя?
   - Хватит, - глорд упрямо сжал зубы, его взгляд метнулся вдоль поля битвы. Оранжевые полки всё сильнее и сильнее теснили в болото зелёные штандарты жаберов.
   - Им надо помочь, - негромко произнёс он, начиная плести заклинание огненного шара.
   - Стой, Нави, не так, - леди Амертон взмахнула в воздухе рукой,- дайте мне немного силы, одна я не смогу снять наложенное на них заклятие.
   Всё четверо оставшихся в живых магов, поняв, что от них хочет леди Амертон, соединили свои силы, вложив её в тоненький, едва заметный импульс, посланный Адевиль в направлении противника. Коснувшись первых рядов, он покатился дальше, растекаясь бледным маревом по броне идущих в атаку воинов. Те, кого он касался, на мгновение замирали. Затем удивленно начинали озираться по сторонам и только потом, если оставались ещё живы, начинали либо сражаться, либо отступать. Впрочем, первых все же было больше. Да и вторые, вспомнив об смертной казни каждому отступившему, поворачивали обратно. Но суровой монолитности в их действиях уже не было. Оправившиеся от тяжелого натиска жаберы перешли в атаку.
   Меж тем солнце начало опускаться к горизонту, и битва, поглощенная ночной тьмой утихла сама собой. Оставшиеся в живых вернулись в лагерь, чтобы через несколько часов снова броситься в атаку.
   - Нам нужно отдохнуть,- Афарель присел на корточки рядом с прижавшей к себе колени сестрой.
   - Знаю. Только я не могу спать, - она устало взглянула на брата. - Боюсь, что они не успеют.
   - Не волнуйся. Все будет хорошо. - он похлопал Адевиль по плечу и направился к раздающему приказы королю жаберов.
  
   Новый день как всполох зарниц. Битва закипела снова. Словно и не было вчера, словно всё сначала. Шесть магов и одна женщина против двадцати девяти колдунов и одной колдуньи. За ночь к обеим сторонам пришла подмога. Всё сверкает от огненных вспышек, один за другим падают маги и воины. Оранжевое, зелёное, перемешавшись, окрасилось в огненно-алый цвет крови. Сила на силу. Колдовство против магии. Черная колдунья в бессильной ярости чертит кистью смертельные заклятья, но со стороны болот вспыхивают ответные заклинания, и всё это, встречаясь на полпути, громыхает невероятными разрывами. Но силы обеих сторон тоже не беспредельны, оранжевые и зелёные волны откатываются друг от друга, и маги, выстроившись стенка на стенку, перестают кидаться заклятьями.
   Из рядов противника вышла дородная, одетая в багровое платье женщина.
   - Ты оказалась сильнее, чем я предполагала, - голос её был скрипуч и противен,- я не думала, что моя маленькая сестричка станет такой бякой, - перестав говорить, колдунья обвела рукой заваленное трупами поле.
   - Не называй меня сестрой, - леди Амертон едва сдерживалась, чтобы не кинуться на свою противницу.
   - Мы - сёстры, пусть и не по крови. Нас женщин, обладающих даром, осталось совсем немного, может быть только ты и я. Нам не к чему ссориться. Мы должны объединить наши усилия.
   - Ты нас боишься, - удивленно, но одновременно и уверенно заявила леди Амертон, - Арантранаида, ты - древняя, выжившая из ума старуха, возомнившая себя властительницей мира, хочешь, чтобы я предала свою собственную дочь? Своего брата? Своих друзей?
   - Вы можете присоединиться к нам все вместе, - колдунья попробовала ласково улыбнуться.
   - К вам, сделавшим из людей послушных кукол, к вам, готовым ради собственных амбиций утопить весь мир в крови?! Нет, никогда и ни за что!
   - Так ты что предпочитаешь умереть в этом грязном, вонючем болоте в компании с зелеными уродливыми жаберами?
   - Ты зря обижаешь моих друзей. Они чисты как зимний снег, а в тебе грязи, вони и выпитой крови больше, чем в самой гнусной болотной пиявке.
   - Ты зря отказываешься от моего предложения, - Арантранаида злобно ощерилась, - Поверь, я гораздо старше тебя и мудрее, так будет лучше вам всем.
   - Возобновим битву, - леди Амертон положила руку на плечо своего брата. Кроме него, рядом с ней уже никого не было.
   - Ты хочешь новой крови? Ты её получишь, - колдунья взмахнула рукой, отгораживая себя и оставшихся в живых тайпрамиров щитом магической силы, - но я не стану с вами больше сражаться. За меня всё сделают шлоты, - она, злорадно рассмеявшись, вывела в воздухе огненный крест, направленный своим оголовьем в сторону стоявших на бугорке вольных магов. Шлоты не стали бы слушать новой команды, но были обязаны повиноваться призыву, направляющему их на поиск очередной добычи.
   - Афин, - повернувшись в сторону жаберов, громко выкрикнул глорд Афарель, - уводи свои войска. Вы сделали всё, что могли и даже больше.
   - Напрасно ты печёшься о его людях, - прикрываясь магическим шитом, Арантранаида злорадно улыбалась, - шлоты уничтожат вас, и мои люди вычерпают это зловонное болото вместе с вашим жабером-королем и вашей драгоценной племянницей, она ещё будет ползать в грязи, прося у меня снисхождения.
   - Заткнись, старуха, - толстое копье подошедшего жабера со звоном врезалось в ярко вспыхнувший магический шит, - спряталась? - Афин довольно улыбнулся, - вот там и сиди, - и повернувшись к глорду и своей кузине, - Нави, мои воины готовы сражаться до конца.
   - Уходите, Ваше величество, и уводите Ваших людей, это уже не ваша битва, - грустно ответила леди Амертон.
   - Адевиль, я настаиваю...
   - Афин, уходи, - глорд отрицательно качнул головой, - твой народ и так потерял слишком много воинов, а вы ещё будете нужны этому миру.
   Леди Амертон подошла к неподвижно застывшему королю-жаберу и, поцеловав его в щеку, что-то тихонечко шепнула ему на ухо. Тот понимающе кивнул и больше уже не настаивал на своём желании сражаться и дальше. А приблизившийся к нему глорд крепко обнял своего союзника, затем, отстранившись, протянул ему своей меч и наконец снял с плеча вечно бывшую при нём котомку и шепнул почти так же тихо как леди Амертон.
   - Афин, передашь меч наследнику Эскалиора,- он не сомневался, что оный скоро объявится, - в котомке ты найдёшь то, что дороже любого злата, ты знаешь кому её передать.
   Болотный король понимающе кивнул.
   - Я принимаю данное тобой и обещаю всё сделать в точности как велено. Теперь же я вручаю вас вашей судьбе, - и грустно потупив взор, добавил, - эх, не вовремя всё это, не вовремя, тебе бы, маг Афарель, ещё бы лет так пятьдесят и тогда ты сумел бы одолеть любого демона.
   - Да, пожалуй, - Нави не стал прятаться за ложной скромностью, - но битва еще не проиграна. Мы будем сражаться, и кто знает... - он не договорил, воздух прорезал свист тяжелых крыльев, - уходите быстрее...
   Но прежде чем повернуться и уйти болотный король, отвесил поясной поклон остающимся на берегу брату с сестрой и только тогда медленно и величественно шагнул вслед за отступающими воинами в пучину своего болота.
   - Убейте их, уничтожьте! - подпрыгивая на месте, разгневанно кричала Арантранаида, - я хочу видеть, как они будут корчиться в адском пламени, как будет пузыриться их кожа, как лопнут от жара их глаза, и как закипят их мозги.
   - Заткнись, - Афарель выкинул в её сторону руку, напуганная его выпадом ведьма дёрнулась и инстинктивно пригнулась. С руки глорда вылетела небольшая певчая птичка и, весело зачирикав, скрылась в поднебесье. Глорд весело рассмеялся и тут же на лице Арантранаиды появилась гримаса бешенства. До колдуньи дошло, что над ней всего лишь посмеялись, ведь у глорда уже не осталось сил, чтобы вот так запросто разбрасываться магическими вспышками.
   - Ненавижу, тебя и весь твой род, - колдунья вскинула вверх руки, исторгая проклятья, но их заглушил рев приближающихся шлотов.
   - Нави, возьми все мои силы, - леди Амертон шатало из стороны в сторону. Маг Афарель стоял к ней спиной, широко расставив ноги, выражение его лица было угрюмо-сосредоточенным, руки сплелись в круг высшей защиты, оттопыренные вверх пальцы вычерчивали формулу отторжения.
   - Сзади, - едва слышно прохрипела Адевиль, но глорд её услышал. Моментально развернувшись, он выбросил вперед обе руки, словно одновременно защищаясь и нанося ответный удар. Голубое небо вспухло от яростного столкновения двух стихий - Воды и Огня. Вниз полились струи горячего дождя, всё небо заволокло паром. Летящий первым шлот, потеряв пространственную ориентацию, рухнул в раскинувшееся впереди болото. Гневный рев, перешедший в пронзительный щенячий визг, прервался оглушающим взрывом, во все стороны полетели комья спёкшейся от жара грязи. Оставшиеся в живых шлоты кинулись в разные стороны, словно перепуганные птички. Вдогонку им устремилась водяная струя, выпушенная из правой ладони мага.
   Развернувшиеся демоны атаковали со всех сторон одновременно. Магических сил, чтобы отразить эту атаку у Натрема уже не было.
   - Обними меня, - приказал он едва державшейся на ногах сестре, - скорее, - та собрав последние силы прильнула к его спине и закрыла глаза. Меж тем маг решился на новое, никогда прежде неизведанное - пальцы его рук стремительно складывали заклинание перехода, и в этот момент глорда Афареля и леди Адевиль скрыло в багровом отблеске захлестнувшего их адского пламени...
  
   Шлоты зашли на новый разворот и свалились вниз, поливая огнём всё живое, попадающееся на их пути - и так некстати вылезшего из берлоги медведя, и безмолвно застывших оранжевых воинов, и рывших каналы, а теперь в панике разбегающихся крестьян. Всё пространство вокруг заволокло дымом. В струях багрового пламени вспыхивали деревья, горели кустарники, чернела и оседала пеплом трава. Заворожённая происходящим Арантранаида, не имея возможности указать шлотам нового врага, безмолвно наблюдала за гибелью своего войска. Наконец, она стряхнула с себя оцепенение и обратила лицо к своим сподвижникам.
   - Соберите оставшихся воинов, разошлите их по всем дорогам и весям. Девчонки здесь нет, нас обманули. Мы только зря потеряли время. Исполняйте. А я хочу остаться одна. Мне надо подумать. Киор, ты отдашь приказания и вернёшься.
   - Хорошо, - ближайший к ней тайпрамир склонил голову в низком поклоне и, пятясь, поспешил удалиться. Арантранаида, как ей и хотелось, осталась в одиночестве, и погрузилась в глубокие раздумья. Что делать теперь, когда оставалась лишь десятая часть войска, она не знала. Не знала, и где может скрываться эта своенравная, так некстати появившаяся девчонка...
   - Арабел,- медленно произнесла она, внезапно вспомнив о Повелительнице скворхов и Хозяине. Она верила в их удачу больше, чем в удачу других. По следам Тёрма и Авель этих двоих вела ненависть. Арантранаида верила в них и, потому взглянув на окружающий мир магическим взором, прежде всего попыталась отыскать Матушку.
   Ей потребовалось совсем немного времени, чтобы ухватить путеводную нить идущую от Повелительницы. Нить уходила в горы и постепенно затухала в переплетении горных хребтов. Арантранаиде пришлось напрячь все силы, чтобы определить последнее местонахождение своих помощников. Нить вилась у подножия Синих пиков и окончательно терялась в ущелье Афенкраута. Миг озарения как вспышка яркого света поглотил ее.
   - Корунд! - воскликнула Арантранаида, - они ушли на поиски Корунда. Неужели они нашли его? И если да, то какую это может представлять для меня опасность?
   Колдунья закрыла глаза и, войдя в транс, постаралась протянуть к подножию гор черную нить портала, но её сил хватило только на то, чтобы одолеть половину пути. Тогда она решила действовать по-другому. Зло ругнувшись, Арантранаида вышла из транса и, сунув два пальца в рот, громко свистнула. Почти тотчас из-за наваленных невесть кем огромных валунов выскочил конь. Огромный, костлявый, больше похожий на борзую собаку, чем на лошадь, он бежал по трясинистой почве, смешно поднимая ноги и вертя из стороны в сторону вытянутой головой, державшейся на длинной и такой же костлявой, как и всё прочее, шее.
   - Стой, Демиург, стой, - Арантранаида схватила рукой уздечку, сунула ногу в стремя и, оттолкнувшись от земли второй ногой, неловко влезла в седло, - пошёл, - пнув коня пятками, она направила его в сторону горного кряжа.
  
   Видения, словно чужие сны пронеслись через моё сознание и умчались в никуда, оставив лишь страшные воспоминания последней секунды их жизни. Я лежала на войлоке, уткнувшись лицом в собственные ладони. Я уже не плакала, всё мои слезы высохли в пламени сгорающих деревень. В сердце не было боли, осталась одна глухая ко всему ненависть.
   - Тёрм, нас ищут, надо спешить, - он всмотрелся в моё лицо, но ничего не ответил, а просто взял меня за руку и какое-то время держал её в своей ладони. Затем отпустил и, гордо расправив плечи, уверенно заявил.
   - Мы справимся, мы обязательно победим.
   - Да, - согласилась я, поднимаясь на ноги.
  
   Чтобы понять, что именно здесь произошло, Арантранаиде не потребовалось много времени. Холодные камни отчётливо хранили отпечатки тех, кто был здесь ещё двое суток назад. Тонкая, почти истаявшая путеводная нить вела почти через всё ущелье и упиралась в одну из его боковых стен. Колдунья слезла с коня, едва не споткнувшись на мелких камешках, странно похожих на морскую гальку, зло выругалась и начала осторожно спускаться вниз в ущелье.
   Заветная дверь оказалась открытой. Арантранаида на всякий случай подпёрла ее камнем и, настороженно поглядывая по сторонам, вошла вовнутрь. Мерно мерцающие факелы освещали коридор и столетнюю пыль на его стенах. Колдунья, неторопливо шагая, дошла до того места, где в стенах виднелись две совершенно одинаковые двери. Возле одной стоял приставленный к стене посох Хозяина. Арантранаида обрадовано улыбнулась, её тонкие пальцы коснулись его кожаного оголовья. Крепко сжимая его пальцами, она сфокусировала взгляд внутри самое себя и увидела всё окружающее глазами Хозяина: длинный уставленный факелами коридор, две стоящие подле дверей фигурки, женщины и мужчины - упрямая королевская воительница Авель Амертон, дочь лорда Амертона и этой предсказательницы Натрем и полковник тайной полиции Камерлина Термарель Каннер. Они о чём-то говорили, вот мужчина приложил к стене руку, и до напрягшего слух Хозяина донеслось.
   - Мы пришли с миром, - дверь почти тотчас открылась и пропустила их вовнутрь. Хозяин и Матка, чуть помедлив, поспешили вслед за ними. От магического взгляда колдуньи не укрылось как, проходя мимо стены, у которой было сложено оружие, Повелительница роя нагнулась и подняла с пола несколько метательных ножей. Арантранаида ухмыльнулась, всё оказалось так просто. Узнав все, что ей было нужно, колдунья вернулась к реальности. Теперь она знала всё и не сомневалась в том, что ей нужно делать. Пройдя вперёд, она приблизилась к стене и выложила на холодные камни свои мечи и три пары коротких ножей. Затем подошла к двери и, приложив к ней ладонь, произнесла:
   - Я пришла с миром.
   Тишина.
   - Я пришла с миром! - снова повторила Арантранаида. Дверь медленно, с противным скрипом отошла в сторону. Помедлив, колдунья шагнула через порог и остановилась в ожидании. В зале царила непривычная уху тишина. Было слышно, как далеко снаружи завывает налетающий с вершины горы ветер, как бьётся холодное сердце Арантранаиды. Осколки зеркала по-прежнему лежали у дальней стены. Колдунья протянула руку и закрыла глаза, собирая с окружающего пространства магическую энергию. Затем с её рук вырвалось два луча - багрово-красный и темно-фиолетовый, почти черный. Коснувшись пола, они двинулись навстречу друг другу, словно две лавы, собирая и неся впереди себя всё, что было разбросано по полу: осколки зеркала, вековую пыль, обломки разбившего зеркало ножа. Наконец, они достигли друг друга и, соприкоснувшись, исчезли в белесым дымом. В месте их соприкосновения стояло совершенно целое зеркало - камень Корунд.
   Арантранаида приблизилась и, вглядевшись в очерченные по его краям руны, повторила все жесты Авель. Серебристое мерцание, пробежав по гладкой поверхности, растеклось матовой белизной.
   - Я священный камень-хранитель. Корунд моё имя. Зачем ты стоишь здесь передо мной?
   - Я пришла с миром, - как заклинание повторила Арантранаида.
   - Ты, за которой тянется столь ужасно-кровавый след, - зеркало пошло трещинами, - и мир не совместимы. Я, наверное, сейчас упаду и окончательно распадусь на песчинки, тогда мне не придётся отвечать на твои вопросы.
   - Ты не можешь разбиться, ты обязано отвечать.
   - Да, - удручённо согласилось зеркало.
   - Тогда отвечай и не морочь мне голову. Вот мой первый вопрос: почему я не могу выйти на след этой девчонки?
   - Она - анимаг, - зеркало говорило это бесстрастным холодным голосом. Тем не менее колдунья от этих слов едва не заскрежетала зубами.
   - Мой второй вопрос: кто истинный наследник престола?
   Зеркало ответило вновь и колдунья едва устояла на зашатавшихся ногах. Она ошибалась, как же она ошибалась. Злясь на самою себя, она поспешила задать следующий вопрос.
   - Как мне уничтожить их?
   - Ответы на твои вопросы несут слишком много зла, даже моя тысячелетняя мудрость, не может выдержать этого, - трещин на стекле стало больше.
   - Бейся, бейся, - Арантранаида засмеялась, - я соберу тебя вновь, и ты снова будешь вынужден отвечать на мои вопросы.
   - Да, ты права, - тихо прошелестело начинающее разрушатся зеркало, - знания, разбитые на осколки, собрать возможно, знания, утекшие в песок времени, не возвратить никогда, - при этих словах оно рухнуло, рассыпавшись горкой мелкого песка.
   - Не-ет! - взревела колдунья. Её руки сами собой замелькали в воздухе, творя одно за другим восстановительные заклинания. Но напрасно она тратила свои силы. Песок, утекая сквозь магию как сквозь растопыренные пальцы, по-прежнему оставался никому не нужной песчаной грудой.
   Ладони Арантранаиды сплелись в заклинание уничтожения, она хотела рассыпать в пыль всё стоявшие на полках книги, но вспомнив об участи постигшей её посланников вовремя остановилась.
   - Я ещё наведаюсь сюда, но позже, - сжав зубы, процедила Арантранаида и, развернувшись, почти пробкой вылетела вон. Дверь за её спиной с грохотом встала на место. Колдунья бросила взгляд на покрывающиеся трещинами стены и бегом бросилась к выходу. Едва она выскочила наружу, как подложенный в основание двери камень треснул, рассыпаясь на части, и массивная входная дверь встала на место. Колдунья в сердцах плюнула под ноги и поспешила выбраться из ущелья.
  
   Горная гряда кончилась, но мы с Тёрмом по-прежнему спешили. Трижды за последний день над нами пролетали шлоты, дважды мы слышали топот копыт и ржанье чужих коней. Можно было не сомневаться, кого ищут рыскающие повсюду воины. Время от времени мы останавливались, чтобы перевести дух и испить воды из подаренных нам бутылей. Вода, налитая в них, действительно никогда не кончалась, к тому же она придавала сил и бодрости. К обеду мы достигли окрестностей Малаховки и перешли на другой берег бегущего с гор ручья. Почва под нашими ногами была чёрной, во все стороны тянулось бесконечное пепелище, от некогда большого селения остались только печные трубы, торчавшие из опалённых огнём печек.
   - Что же это творится, Тёрм? - я беспомощно развела руками.
   - Мы остановим их.
   - Пойдём отсюда, Тёрм, - я потянула его за рукав куртки, уводя прочь от этого жуткого места.
   - Клянусь, что мы всё отстроим заново. Здесь ещё будут цвести сады и бегать радостная ребятня, - я увидела, как яростно сжимаются его кулаки, как играют в напряжении желваки на его скулах, и поверила. Он не отступится. Что бы не случилось.
  
   Свежий воздух наступающего вечера холодил ноги. Арантранаида поднялась на вершину скалы и вытянув вперед руки закрыла глаза.
   - Киор, - позвала она, мысленно преодолевая разделяющее их пространство.
   - Я внимаю тебе, госпожа, - ближайший помощник, даже на огромном разделяющим их расстояния, не мог скрыть своего волнения.
   - Вы нашли их?
   - Нет, госпожа, - юлить и изворачиваться не было смысла.
   - Киор, бросай всё, сообщи всем тайпрамирам, пусть как можно скорее прибывают в нашу обитель.
   - Но, госпожа, тогда мы вынуждены будем прекратить поиск, без магов наши войска будут уничтожены шлотами.
   - Забудь о них, направь все имеющиеся патрули к городу и его окрестностям.
   - Они что идут в столицу? Это же совершеннейшее безумие. Мы схватим их ещё на подходе.
   - Не думаю, - угрюмо процедила колдунья, - Киор им невероятно везёт, к тому же девчонка, - Арантранаида хотела сказать "анимаг", но передумала, не к чему ставить кого-либо в известность раньше времени, - невероятно хитра, - ложь получилась не слишком удачной, но Киор предпочёл в неё поверить. - И вот что ещё. Киор, посети герцога, скажи ему, что он свободен в своих желаниях. Уточнять не надо, он знает о чём идет речь, добавь только, что он вправе воспользоваться данным ему ключом.
   - А королева? Надо что-либо передать ей?
   - Нет, пусть она остаётся в неведении.
   - Хорошо, госпожа, я исполню всё в точности.
   -Надеюсь, - мрачно буркнула Арантранаида прежде, чем соединяющая их магическая связь исчезла окончательно. Колдунья по-прежнему стояла на вершине скалы, а далеко впереди растилась полыхающая в огне равнина.
  
   Дорога, ведущая к столице, лежала через совершенно голую местность, лишь иногда нам попадались одинокие деревья и небольшие кустарники. Эта сторона государства никогда не отличалась буйством зелени, а за последние три года вообще превратилась в пустыню. Мы планировали подойти к городу уже в сумерках. Практически осуществимого плана прохождения в столицу у нас не было. О том, чтобы пробиться туда силой оружия, можно было и не думать, сидевшие на стенах лучники нас положили бы в ту же минуту. Пока же мы продвигались вперёд и не спешили задумываться, что будет дальше.
   Скрип повозки сзади и дробный топот копыт спереди раздались почти одновременно. Пока мы ещё были скрыты от приближающихся людей извивами холмов, но справа и слева от нас расстилалась совершенно открытая местность, бежать и отступать было некуда. Тёрм начал неспешно вытаскивать меч, я тоже потянулась рукой к оружию.
   - Доброго здравия вам.
   Я обернулась. Вооруженный луком Клась сидел на краю телеги и хитро посматривал в нашу сторону. Правивший лошадьми Лехайн натянул поводья и остановил сноровисто бежавшую тройку.
   Лошади были отборные, тяжеловозной новорустанской пароды.
   - Тпру, - Лехайн соскочил с повозки и подхватил лошадей под уздцы.
   -Тёрм, - позвала я и бросила обеспокоенный взгляд туда, откуда по-прежнему доносился цокот копыт приближающейся конницы.
   - Благодарствуем, - Лехайн чуть припустил поводья и низко поклонился.
   - Постой, постой, брат, - Клась, от которого не укрылся мой обеспокоенный взгляд вышел из-за спины старшего, - вы чего-то опасаетесь?
   Темнить не было смысла, через считанные секунды сюда должны были выехать конные воины.
   - Езжайте отсюда и как можно быстрее, вам не к чему быть здесь, - Тёрм вытащил из ножен меч, я наконец-то сняла с плеча лук и потянулась за стрелами.
   - Пойдём, брат, - Лехайн попятился в направлении повозки.
   - Вдвоём против сотни конников? - Клась, скептически улыбнувшись, помотал головой, - к повозке, мы спрячем вас...
   - Клась, ты что? Если их найдут, нас повесят.
   - Ты забыл чьей милости обязан своей жизнью и благополучием?
   - Действительно, Клась, езжайте, - мы не хотели рисковать их жизнями. Но он упрямо замотал головой.
   - Помогайте, - и уже не обращая на брата никакого внимания, принялся раскидывать уложенные в повозку мешки и корзины. Через считанные секунды показалось днище телеги. Клась нагнулся и ухватившись за что-то рукой приоткрыл спрятанную внизу дверку. У телеги оказалось потайное дно. Выбросив оттуда несколько увесистых свёртков, он сделал приглашающий жест рукой. Мы с Тёрмом переглянулись: предложенная помощь вполне могла оказаться ловушкой, но, вздохнув, дружно решили, что лишний десяток уничтоженных вражеских воинов уже ничего не изменит.
   - Быстрее, - поторопил нас младший брат, и я увидела, как побледнело лицо старшего.
   Клась снова играл в опасную рулетку, но он сам едва ли об этом догадывался.
   Только мы улеглись, как сверху посыпались узлы и баулы. Телега тронулась и почти тотчас раздался сердитый окрик.
   - Кто такие? Куда прете?
   - Ваш благородие, местные мы. Из Старых Куличиков в стольный град с товарами крестьянскими едем. Хлеб каравайный, репу да брюкву продаём...
   - Купцы значит? - ехидно уточнил всё тот же голос.
   - Что Вы, ваше благородие, какие уж мы купцы? Так с пятого на десятое в своём подворье перебиваемся.
   Я бы, конечно, могла бы за него добавить, что ещё и от налогов часть товара утаиваем, но по понятным причинам предпочитала лежать тихонечко и помалкивать.
   - Проверить товар, господин сотник? - от слов особо усердного десятника по моей коже побежали мурашки, я почувствовала, как замер и подобрался Тёрм.
   - Некогда нам в капусте рыться. Вот что, лапотники, не попадались ли вам на дороге мужчина и девушка? Не местные, на конях или пешком шедшие?
   Какое-то время царило молчание, видимо братья старательно мотали головой, так как после всё тот же голос добавил.
   - Коль увидите, сразу страже сообщайте, за них хорошие деньги обещаны - десять тысяч фенфинов.
   Услышав такую сумму, я едва не присвистнула. Назови сотник её чуть раньше, и я бы не поручилась за наши головы, теперь же, когда братья на заданный вопрос ответили отрицанием, идти на попятную было бы дороже самим себе. Их головы полетели бы вместе с нашими.
   - Но, - вожжи засвистели в воздухе, и наша повозка, дернувшись, покатилась вперёд, - но, - и тяжеловозы побежали быстрее, - но, - и за бренчаньем колес, стуком копыт не стало слышно звона брони удаляющегося войска.
   Только когда мы удалились на достаточное расстояние, телега замедлила скорость и остановилась. Послышалось кряхтение слазивших с телеги мужиков и шорох снимаемой поклажи.
   - Значит вы нынче в розыске?! - Клась гладя на нас откровенно лыбился.
   Мы промолчали.
   - То-то мне ваши рожи ещё тогда в лесу показались знакомыми. Я ж ваши портреты на стенах городских видел.
   - Отстань от людей, Клась, - Лехайн хмурился и озабоченно поглядывал по сторонам.
   - Так они же и не против. А как вы тогда ловко свои морды состарить умудрились, любо-дорого. Я и то не сразу вашу маскарацию разглядел. А Лехайн так и вовсе со мной спорил, мол, того не может быть, быть того не может. А я как вас на дороге увидел, так сразу ему и шепнул: "Вот, мол, они наши благодетели. Кланься им в ноженьки, да денежку готовь, должок отдавать". Только не успели мы денежку приготовить, я сразу смекнул, что к чему...
   - Да ты, я гляжу, глазастый, - Тёрм сердито посмотрел на младшего, - а смекалистый так уж и чересчур.
   - Ага, я всегда умом отличался.
   - Молчи уж, балаболка, - довольно беззлобно пробурчал Лехайн и для порядка отвесил ему подзатыльник.
   - А за что вас раньше-то сыскивали?
   - Раньше, за что искали хочешь узнать, а сейчас, значит, за что ищут, знаешь?
   - А как же пишут что двое - мужик да дивчина гарная - шлотов из пещер и клетей заветных на волю выпустили.
   - Это где же ты такое вычитал? - я даже опешила от такого обвинения.
   - Да почитай на каждом заборе написано, и глашатаи кажный день по деревням скачут. Только портретов больше не вешают, мол, всё одно без толку, говорят вы личины меняете, как одежку старую.
   - Это точно, то грязью намажемся, то травой натрёмся, то три дня не емши, вот тебе какая-никакая, а маскарадная маска,- пробубнил себе под нос камерлинец.
   - Ага, я тоже так подумал, раз уж про личины враки, так и всё остальное тоже. Я ж потом у бабки Махани всё разузнал, она мне и рассказала, как морду свою люди без магии старят. Травкой остролисткой натерлись, вот тебе и морщины благородные.
   - Да ты, я смотрю, Клась не только сметливый, но ещё и не в меру любознательный. Так и голову за свое любопытство потерять не долго.
   - А что нам голова? Однова живём.
   - Странно ты заговорил, прошлый раз по-другому разговаривал.
   - Поумнел, вот и говорить по-другому стал, - в последней фразе не было и намека на шутку.
   - Это точно, - подтвердил его слова старший брат, он по-прежнему стоял в сторонке, понуро опустив голову.
   - Про шлотов и колдовство злобное я кое-как и сам скумекал, только вы мне вот что подскажите, люди поговаривают, мол, вас сама королева боится? Правда то или врут люди?
   - Врут, - просто ответил Тёрм, - что ей нас бояться? У неё и стража, и войско огромное, а нас-то и есть двое всего.
   - Так в прошлый раз было четверо. Гномы-то ваши куда девались?
   - Нет их больше, только память светлая осталась, - объяснять, что да как не хотелось, да Клась и не требовал, лишь понуро опустил голову и шапку с головы стянул. Шутить и балагурить настроения уже не было.
   - А сейчас куда? - помяв шапку в руках, спросил любопытный младший братец.
   Сказать правду было опасно. Но с другой стороны - не предали же они нас в первый раз - обижать их враньём не хотелось.
   - В столицу мы идём, - пока я раздумывала, как поступить, Тёрм уже принял решение сказать правду.
   - Эк вы разохотились, - Лехайн покачал головой, - в город вам не пройти. Уже который день на воротах тройная стража стоит. Если хотите голову и дальше на плечах носить, держитесь от столицы подальше.
   Я отрицательно качнула головой.
   - Нам в Мирск нужно, а голова, - я на мгновение задумалась, - как это ты сказал? Однова живём? Видишь, как оно верно получается. Если придётся, то и с боем прорываться станем.
   - Упрямые вы, - Клась, хмыкнув, почесал в затылке, - какая же такая у вас нужда в городе приключилась, что вам и голов своих не жалко?
   Мы с Тёрмом переглянулись. Он кивнул, и я, уже больше не раздумывая, выдала правду.
   - Мы не выпускали шлотов, мы хотим их остановить.
   - Я так и думал, - довольный своей прозорливостью Клась широко улыбался, - только в город вам всё равно не попасть, на городских воротах столько стражников напихано, что и мухе не пролететь. А в мечи биться, так в миг стрелами нашпигуют.
   - Ну и пусть, - упрямо закусив губу, брякнула я.
   - Нет, так нельзя, я вот что думаю, залезайте-ка вы обратно, мы вас...
   - Ты что, Клась, совсем обезумел? А не дай бог проверить надумают? Да за ТАКОЕ четвертование милостью покажется!
   - Не надумают, - небрежно отмахнулся от брата Клась, - не впервой товар в потаёнке провозить. Откупимся. Даром что ли Лагузу-стражнику деньгу башляем? Честь по чести договоримся и проедем.
   Лехайн отпихнул брата в сторону и брякнулся перед нами на колени.
   - Не гневайтесь, господа хорошие, но откажитесь своею милостью, не кидайте нас в геенну огненную.
   - Стыдись, брат, - странно, как они изменились за то время, пока мы их не видели, будто душами поменялись, - ты не за голову сейчас нашу печёшься, а о денежках накопленных думаешь. Богатство оно тебе глаза-то и застило. Оглянись вокруг, дальние и ближние деревни уже огнём пылают. Со дня на день и наше селение огнём займётся.
   - В леса уйдём, а золото чай не сгорит в огне, заново отстроимся. Я всё одно новый домишко смастерить вознамерился.
   - Вот ведь, пенёк ты, золотом одурманенный, ему про сапог, он тебе про тюбетейку. Ты сказки-то детские хоть вспомни, что там про шлотов-то рассказывали?
   - Так то сказки... - протянул Лехайн.
   - Сказки? Так то и про шлотов думали, будто и не было их вовсе. А вот они, живы -живёхоньки в небесах наших резвятся. Если они Прибрежное царство повывели, то и нашему государству не слишком долгое время осталось, пожгут, всё как есть пожгут и дальше по свету летать отправятся. Так что полезайте в тайник, люди добрые, а там уж как судьба выведет. И не спорьте, ни к чему это...
   А мы и не собирались, судя по всему, другого выбора у нас и не было.
  
   - Здорово, Клась. Привет, Лехайн, - голос стоявшего на воротах стражника был мне знаком.
   - Здравствуй, уважаемый господин десятник, - ого, десятник, уже выслужился, растёт человек, растёт. - Всё как всегда, - перейдя на шепот, добавил наш контрабандист, в его руках негромко звякнули монеты.
   - Тише ты, - прошипел Лагуст Роголист, - сегодня маги что-то особо строгие, услышат чего, греха не оберёшься. Сказывают, их к битве со шлотами готовить будут. Уже и приказ на это дело пришёл. Вот они, последние денёчки доживая, над народом и изгаляются. Ничего-ничего, как дыхнут в них адским пламенем, по-другому забалакают, - и уже громко, видно увидел приближающегося к повозке мага, - проезжай в первую палатку, сам досмотр чинить буду.
   Простояли мы в палатке для досмотра почти полчаса, всё это время Клась снимал и ставил на телегу одну большую корзину, громыхая при этом каждый раз по-новому. Задумай кто с наружи прислушаться к доносимым звукам, он бы не сомневался - досмотр производится тщательно и с большим усердием. А на самом деле всё это время Роголист, пересчитав денежку и оставшись вполне доволен, попивал чаёк и мирно беседовал с сидевшим рядом Лехайном.
   - Заёзжайте ещё, - пригласил десятник стражи, прощаясь чуть ли не по дружески с обоими братьями, - таким купцам город завсегда рад.
   - Пренепременно, - хором ответили "купцы" и, хлестнув вожжами лошадей, поспешили покинуть таможню. Блат блатом, а чем чёрт не шутит...
   Выбрались мы в сарае за базарной площадью.
   - Спасибо, и не поминайте лихом, - Тёрм поочерёдно пожал руки обоим братьям.
   - Прощайте, если что, - добавила я.
   - Э, нет, - Клась улыбался, - не прощайте, а до свидания, мы вам ещё должок не отдали, так что все одно нам ещё предстоит свидеться. Деревню, где мы живём, знаете, - я вспомнила - Старые Куличики, - приходите. Не придёте, так мы вас сами сыщем.
   - Обязательно сыщем, - пробубнил старший брат, - я долгов не люблю, за душу они меня тянут.
   - Раз тянут, то придём, - пообещал Тёрм и не потому, что нам так важен был их долг, а потому что уж очень хотелось верить в возможность победить и вырваться из этого города.
  
   Темнело. Солнце, уже давно скрывшееся за городскими стенами, стремительно угасало за горизонтом. Мы осторожно выбрались из той самой заброшенной сараюшки и, крадучись, словно ночные тати, двинулись в направлении королевского дворца. Иллюзий я не строила, напрасных ожиданий не лелеяла. Главное - уничтожить шлотов, а уж Колумвиратом пусть разбираются другие, если на то пошло, то для того они и маги, чтобы над людьми власть иметь... Или я говорю что-то не то? Маги... Если бы не их жажда власти, мои родные до сих пор были бы живы.
   Мы наконец добрались до ближайшей, окружающей дворцовую площадь стены. Я осторожно дотронулась до неё рукой, она осталась холодной. Неужели никто во дворце не догадался сменить наложенные на них пароли? Трижды провела ладонью вниз и дважды пробежалась по стене подушечками пальцев. Монолитный камень разъехался в разные стороны.
   - Подожди, - я остановила готового ринуться вперёд Тёрма и осторожно вошла в открывшийся проход. На дворцовой площади никого не было. Только на дальней смотровой площадке виднелась одинокая человеческая фигурка. Всё правильно, основная стража всегда находилась во дворце. - Можешь входить, - я приподняла укрывающий полог, и Тёрм следом за мной вошёл в приоткрывшуюся дверь.
   - Что это? - удивленно спросил он.
   -Внутренняя магия, чтобы стражницы могли быстрее оказаться подле своей королевы.
   - Ты тоже маг?
   - Нет, - моё удивление подобным вопросом было столь велико, что я едва не рассмеялась, - я же говорю, это внутренняя магия, её сделали специально для воительниц, простой набор знаков и символов подвластных каждому.
   Подробнее я объяснять не стала, на разговоры у нас не было времени, нужно было скорее идти дальше. Если всё в замке осталось по-прежнему, то скоро будет очередная смена. Вот тогда мы и попробуем прорваться во внутренние покои...
   Спущенная с поводка свора, немного покрутившись по двору, кинулась в нашу сторону. Они бежали неспешно, словно были уверенными, что добыча никуда от них не ускользнёт. Они не рычали, не лаяли, а просто бежали. Но от этого неторопливого бега спина невольно покрывалась мурашками, а зубы начинали отстукивать барабанную дробь. Огромные, полутора метров в холке псы, краса и гордость королевского питомника были способны почувствовать непрошенного гостя за сотни метров. Почувствовать, догнать и перекусить одним махом. Челюсти ломали кинжал, отхватывали куски мечей, стрелы ломались об их толстую шкуру.
   - Зак, - вожак стаи сбавил скорость и обеспокоено принюхался. Мой запах он помнил, но его настораживал запах Тёрма. - Зак, стоять, свой, - сказав это, я тут же вывела в воздухе знак отрицания. Пёс послушно остановился и в недоумении завертел головой по сторонам. Стая растерянно забегала вокруг своего вожака. Нас они уже не видели. Повинуясь магическому знаку, собачки потоптались на одном месте и побежали дальше.
   - Тёрм, - тихо позвала я, и поманив его пальцем, двинулась дальше. В его ножнах звякнул полувытащенный меч. А я уже слышала шаги приближающейся смены, у нас было две или три секунды на то, чтобы прошмыгнуть в арку, а затем по правому коридору добраться до потайной лестницы, ведущей прямо в королевские покои. Я надеялась, что магические коды остались прежними.
   - Авель, - потолки в потайном ходе делались в расчёте на не слишком рослых рустанок, и Тёрму пришлось пригнуться, - ты уверена, что здесь нет магических ловушек?
   Я мысленно усмехнулась.
   - Есть и много.
   - Тогда какого чёрта...
   - Успокойся, я знаю все коды.
   - Но ты забыла о том, что давно не являешься королевской воительницей, со времени твоего бегства они наверняка всё здесь заменили и переиначили.
   - Это не так просто, Тёрм. Процедура установки статического магического поля довольно сложная и длительная, - наш путь пролегал глубоко в стенах, и мы могли разговаривать, не опасаясь, - к тому же, если бы здесь что-либо изменилось, я бы заметила. - "Другого выбора у нас нет",- мысленно добавила я, но говорить вслух не стала.
   Через несколько минут мы добрались до выхода и выбрались в темноту дворцовых коридоров. Обычно в них стражи не было, но мы всё равно двигались медленно, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Один раз нам пришлось спрятаться за колону и пропустить группу шествовавших с аудиенции сановников.
   Огромные двери тронного зала как всегда (согласно давно установившейся традиции) были распахнуты настежь. Иллюзий я не строила, войти в зал незамеченной не возможно, я как бывшая главная королевская воительница хорошо это знала, знала я и то что в зале постоянно находятся не менее двух десятков воительниц из личной королевской гвардии. Я рассчитывала лишь на неожиданность и на то, что моё стремительное появление отвлечёт стражниц и позволит Тёрму проскочить незамеченным. Мы поняли друг друга с полуслова, он только кивнул и начал постепенно отставать. Не слыша его шагов, я невольно обернулась - Тёрм по-прежнему шёл сзади, отставая от меня всего на три-четыре шага. Чего-чего, а ходить бесшумно он умел.
   Ковровая дорожка заглушила мои шаги, а сумеречный свет (королева любила сумерки) позволил пройти достаточное расстояние прежде, чем меня заметили. К счастью, нас не ждали. Увидев меня, королева удивленно вскрикнула и слегка отшатнулась. Затем взяла себя в руки и, приняв надменно-величественную позу, сошла с трона.
   - Авель, что-то случилось? - Эвиль хмурилась, у неё хватило наглости сделать вид, что она до сих пор в неведении относительно меня и моего бегства. Я же стояла напротив королевы, не зная, что сказать. Наши панибратские отношения давно канули в прошлое. Здесь уже не было двух подружек Авель и Эвиль - напротив друг друга стояли императрица и её воитель... нет, воительница умерла в Ламкрюнцине, перед лицом королевы стоял разгневанный боец, ни кому ни чем не служащий, никому ни чем не обязанный. Я расплатилась по своим долгам. Я пришла требовать своё. Да именно так: я не собиралась просить, я пришла требовать. Я видела, что нас разделяет боевой щит мага, но только мысленно усмехнулась. Королева меня боялась. Я дерзко шагнула вперёд, преодолевая выставленную магическую защиту. То, что не смог бы преодолеть меч, легко расступилось перед моим телом. Королева, в безумии вытаращив глаза, даже не попыталась отстраниться или бежать.
   - Ты - анимаг! - руки Эвиль бессильно свесились вдоль тела.
   Она не знала! Её не предупредили! Её отдали на закланье! Мы молча стояли напротив друг друга и ничего не предпринимали. Я знала, что стоило мне сделать лишь одно неосторожное движение и десятки стрел полетят в мою сторону, но я бы всё же успела дотянуться до нее своим мечом. Я и она знали и понимали это. Но мне не нужна была её смерть, хотя и жизнь ее мне тоже была безразлична. Теперь, когда я поняла, что она ничто, к чему мне была её кровь? Мне нужны были ключи от подземелий и заветное слово, чтобы добраться до артефакта. И королева это понимала.
   - Ты не станешь меня убивать? - с надеждой и какой-то безысходной тоской спросила она.
   - Нет, не стану, мне не нужна твоя смерть, - я облекла свои мысли в слова, - дай мне ключи и скажи Слово.
   - Я не знаю, - в руках у Эвиль зазвенела небольшая связка ключей, - я не знаю, - повторила она. Увидев этот страх в ее глазах, услышав звук бьющихся друг об друга ключей в трясущихся руках, я поверила. Ей не к чему было мне лгать.
   Я протянула ладонь, и связка железных отмычек, холодя кожу, сама упала мне в руки. Я склонила голову в знак прощания, Эвиль безнадежно сжала губы. Я обернулась, чтобы окликнуть Тёрма, прятавшегося в тёмной стороне зала, когда раздался едва слышимый топот ног.
   - Здравствуйте, Ваше величество! - в дверях королевского зала показалась улыбающаяся рожа герцога Лемурийского.
   - Сатар, я разве приглашала тебя в гости? - страх королевы передо мной ушёл на второй план, уступив место гневу.
   - В гости? Какое забавное слово. А разве я сказал, что пришёл погостить? - улыбка на лице герцога стала откровенно издевательской. И куда делся тот встретивший меня в своем замке доброжелательный и милый человек?
   - Прочь из моего дворца, - её рука, вскинутая вперёд, указала перстом на дверь. Из-за тяжелой портьеры, повинуясь её знаку, вышли сразу полтора десятка воительниц с тяжелыми боевыми копьями.
   - О, как! Вы даже не дадите мне насладиться вашей милой беседой? - на роже герцога так и светилось самодовольство.
   - Я сказала, пошёл прочь, иначе тебя вышвырнут словно помойную кошку!
   - Тогда уж лучше кота. Хотя, - герцог трижды щёлкнул пальцами, - возможно сегодня кого-то отсюда и вышвырнут, но это будешь ты, моя милая родственница, - за спиной герцога, словно из тумана стали появляться стройные ряды воинов.
   - Заклятие незаметности, - я раскрыла рот от удивления.
   - Каким образом тебе удалось провести их через все магические ловушки? - с негодованием спросила Эвиль.
   - Я же маг, - герцог самодовольно выпятил грудь.
   - Маг? - я едва не рассмеялась, - твоей магии едва хватает, чтобы щелкать пальцами.
   - Хорошо, - не стал отпираться тот, - мне помогли, - добавил герцог и перестал улыбаться.
   - Кто? - голос Эвиль зазвучал звонко и громко, она всё же была королевой.
   - Наши общие друзья.
   - Врёшь? - теперь в голосе королевы сквозило недоверие.
   - К чему мне это? Они сказали, что я могу действовать по своему усмотрению. Наверное, они не были уверены в желаниях вот этой милой дамочки. Вдруг она бы не захотела тебя прикончить? А я сделаю это с удовольствием.
   - Ты лжешь, Арантранаида не могла... - королева запнулась.
   - Вот видишь, ты сама прекрасно поняла, что тебя предали. Нет, я не так выразился, тебя посчитали неспособной нести столь тяжкую ношу и дальше. Так что я предлагаю окончить все миром. Ты можешь даже поселиться в моём замке. До тебя, как ты понимаешь, на самом деле нет никому дела, мне нужна лишь вот эта девчонка. Впрочем можешь убить её сама.
   - И кто же теперь будет новым правителем? - спросила королева, хотя ответ был очевиден.
   - Конечно же я. Разве ты видишь более достойного? - герцог самодовольно похлопал себя по груди.
   - Сатар, я последний раз повторяю по-хорошему, пойди прочь, - сказала королева, и я услышала, как зазвенели тетивы натягиваемых луков.
   - Ты пожалеешь об этом, - прячась за спины своих телохранителей процедил герцог, - воины вперед! Не щадить никого! Всё, что сможете унести, ваше.
   Гул одобрения, раздавшийся вслед за его словами, потонул в свисте стрел. Передние ряды нападающих смешались. Но ворвавшихся в зал воинов были слишком много, чтобы один залп мог их остановить. Они сомкнули ряды и, прикрываясь щитами, двинулись вперёд.
   Неожиданно в тылу врага раздались крики - выскочивший из-за колонны Тёрм, как коршун обрушился на воинов герцога, мигом прорубив в их рядах широкую дорожку. Едва не достав мечом Лемурийского-Ванийского, он срубил одного из его телохранителей и в несколько прыжков оказался подле меня. Шит силы, повинуясь приказу королевы, послушно расступился, уступая ему дорогу. Ряды защитниц королевы и воины герцога встретились. Завязалась сеча. Королева пристально всмотрелась в моё лицо.
   - Уходи, Авель, мы их задержим.
   - Но я не могу их бросить в беде, - я кивнула в сторону сражающихся и гибнущих воительниц. Я действительно не могла бросить своих пусть и бывших подруг.
   - Уходите, - взгляд королевы стал жестче, она не питала ко мне любви, скорее хотела отомстить предавшим её магам, - вам еще многое надо успеть сделать.
   - Она права, Авель, уходим, - Тёрм схватил меня за руку, - если мы погибнем, никто не сможет остановить шлотов.
   - Никто не захочет, - поправила королева, величественным жестом отстраняя Тёрма и делая шаг на встречу битве, - за троном вход в подземелье. Чтобы открыть его, нажмите на серебряного льва.
   - Идём, - стараясь не слушать и не смотреть на происходящее, я шагнула к королевскому трону и без всяких сомнений нажала на сверкающую серебром голову. Пол за королевским троном разошелся в стороны, открыв ступени ведущей в подземелье лестницы. Мы с Тёрмом переглянулись и, перепрыгивая через две ступеньки на третью, побежали вниз. На одном из переходов Терм споткнулся о какой-то лежавший на земле предмет и с приглушенной руганью покатился по каменным выступам лестницы.
   - Ах, вы, марципаны заливные, рубленые, - более подходящих слов, чтобы выругаться у Тёрма на этот раз не нашлось. Он привстал, держась за разбитую коленку, и взглянул на виновницу своего падения. Прямо под ногами у него лежала огромная ржавая кувалда. Бывший полковник ухватил её за рукоять, примерился, забросил себе на плечо и, приподняв верх палец, глубокомысленно изрёк:
   - Ничего на нашем пути не попадается просто так, если попался молот, возьми его, может тебе придется ковать меч.
   - Скорее уж разбить кому-нибудь голову, - поправила его я, и Тёрм скривил рожицу, но промолчал.
   Вскоре мы оказались на знакомой мне развилке нижнего, последнего перед подземельем яруса. Четыре двери, дальше, за каждой из них, начинался лабиринт. Я никогда не проходила его самостоятельно. Собственно я даже не знала, в какую дверь войти. Оказавшись теперь перед необходимостью выбора, я откровенно растерялась.
   - Ты не знаешь, куда идти? - спросил Тёрм, и моё молчание было красноречивее любого ответа, - идём, - камерлинец взял меня за руку и потащил вперед.
   - Стой, - воскликнула я, он послушно остановился. - Завяжи мне глаза, - я чувствовала, что у нас истекают последние отпущенные провидением секунды, рассусоливать, объясняя что-либо, было некогда. Мой спутник нерешительно покрутил в руках кувалду.
   - Верь мне, - помнится, я это уже как-то говорила и оказалась права, может мне повезёт и на этот раз?
   Вздохнув, полковник оторвал нижний край своей рубахи и выполнил мою просьбу. Я постояла некоторое время, стараясь отвлечься от всех посторонних мыслей. Затем, совершенно не раздумывая, шагнула вглубь коридора. Я не поворачивала ни влево, ни вправо, я просто шла вперёд и вперёд, не останавливаясь, не выбирая дороги, только время от времени касаясь холодных стен и не думая ни о чём. Когда под моими ногами оказались ведущие вниз ступеньки, я с огромным облегчением поняла, что не ошиблась. И, подняв руку, сдернула закрывающую глаза повязку.
   - Мы пришли, - сказала я всё время шедшему за мной другу, впрочем, он уже понял это и сам и теперь, сбежав вниз, обходил огромный обвязанный множеством цепей сундук. Совершив вокруг него круг почёта, он присвистнул.
   - Ничего себе гробик, - этот несносный полковник даже сейчас продолжал шутить. Хотя, надо признаться, сундук своими очертаниями основательно напоминал огромный гроб. - Авель, мы что так и будем стоять, наслаждаясь красотами этого помещения или попытаемся его открыть?
   - Ах, да, сейчас, - я в задумчивости сунула руку карман, где оставила ключи и... обнаружила только дырку. - Тёрм... - я замолчала, не зная как ему сказать о потере, но он посмотрел на меня и всё понял.
   - Эх, раззудись плечо, - тяжелое оголовье кувалды взлетело в воздухе.
   - Стой, Тёрм, это же магия, - закричала я, бросаясь, чтобы перехватить его руку, но не успела. Удар был подобен грому, искрами сыпануло во все стороны так, что я невольно закрыла глаза, а камерлинец размахнулся для нового удара...
  
   - Уф, вот, - выдохнул Тёрм, когда всё было кончено. Он опустил кувалду, точнее то, что от неё осталось, на пол и рукавом вытер выступивший на лбу пот. Одна из капелек, сорвавшись, полетела вниз, и я невольно проследила за её полётом.
   - Дьявол, - оброненные мной ключи лежали прямо под нашими ногами. Проследив за направлением моего взгляда, Тёрм простодушно развёл руками.
   - Подумаешь, у нас всё равно не было отпирающего слова, - сделав такой вывод, он ногой отпихнул кувалду в сторону и принялся приподнимать крышку гроба. В том, что это был именно гроб, а не сундук, теперь, когда он остался без магических пут, не было сомнения. Кажется я уже поняла, какой артефакт хранило это подземелье...
   Крышка, поддавшись двойному усилию, приподнялась и грохотом соскользнула на пол. В деревянном гробу, опоясанный тонкими серебряными цепями лежало то, что когда-то очень давно называлось магом Рафаэлом. Кожа, обтянувшая почерневший скелет, ввалившиеся в череп глаза, прикрытые сморщенными веками, остатки некогда густой шевелюры, желтые зубы, прикрытые ниточками серых губ - все это едва напоминало человека, бывшего когда-то главным магом Прибрежного царства.
   - Кто вы? - даже не прохрипела, а простонала эта человеческая мумия.
   - Мы могли бы ответить тебе, но разве это имеет какое-то значение?
   - Пожалуй, нет, - будь у мумии возможность двигаться, она, я уверена, пожала бы плечами, - вы пробудили мою сущность. Вы вновь принесли мне боль. Я хотел бы вам отомстить, но у меня нет для этого возможности. Зачем вы сделали это? Зачем сняли крышку моего гроба? Уж не для того ли, чтобы освободить меня? Нет? Я так и знал. Вы хотите, чтобы я дал вам часть своей силы? Так знайте, у меня её уже не осталось вовсе. Так зачем же вы пришли?
   - Мы хотим уничтожить шлотов!
   - Шлотов? - из гроба послышалось карканье, похожее на смех, - это невозможно. Разве что... хотя впрочем нет. Жаберы... Как я не способен покинуть это место, так и вы никогда не сможете убедить кого-либо из них вырвать свое сердце, - я не понимала, о чём он говорит, возможно, это всего лишь бред выжившего из ума старикашки? Или нет? А он продолжал бормотать. - К тому же сами вы слишком слабы, чтобы противостоять демонам. Но в ваших силах оказать мне милость.
   - Мы не церковь святого Антония, чтобы оказывать милости, мы пришли требовать от человека, выпустившего в свет кровавые исчадия ада, выполнить свой долг и возвратить их обратно! - Терм уже начинал злиться, и я, кажется, тоже.
   - Я не могу. Мои силы давно сломлены, даже если вы собьёте последние цепи, я так и останусь дряхлой беспомощной тенью. Помогите мне. Я не говорю о добродетели, я прошу только о милости.
   - Уничтожьте шлотов, и мы подумаем над вашей просьбой.
   - Я не могу, - искренне прохрипел маг. Я хотела что-то сказать, но этот момент тело мага дернулось, по окружающим его серебряным цепям побежали фиолетовые искры и, заскрежетав зубами, скелет испустил долгий пронзительный стон.
   - Арантранаида, что же ты со мной делаешь?! - вопросил-пожаловался маг, и новая порция боли и страдания пронзила его тело. - За что? - прошелестели стенки гроба. И снова всёпроникающая боль прошлась по его телу. Я, почувствовав лишь отголоски той боли, едва сдержалась, чтобы не закричать.
   Мы некоторое время стояли молча.
   - Что это было? - тихо спросил Тёрм.
   - Колумвират, они подпитываются моей силой, - и уже даже с некоторой гордостью в голосе, - я сам это придумал.
   - Сами? Вы сами заточили себя в этот гроб?
   - Да. Чтобы выжить и чтобы отмстить, - колдун сухо закашлялся-засмеялся.
   - Вы пожертвовали собой с тем, чтобы привести к власти тайпрамиров?
   - Ни чем я не жертвовал, - сердито отозвался скелет, - оказавшись в гробу, сковав себя серебряными цепями, я спрятался, укрыл свою сущность от преследующих меня врагов. Отдавая часть своей силы, я помог своим ученикам спастись бегством. Я надеялся через некоторое время, когда все про меня забудут, встать из гроба и, используя силы, накопленные за годы вынужденного заточения, вернуть себе всё, что у меня было отобрано. Страдания, которые я добровольно на себя принял, должны были пасть на моих врагов, а всё моё вернуться ко мне сторицей. Но моя супруга, моя любимая Арантранаида, не захотела расставаться с полученной властью. Я пребывал между жизнью и смертью, разрывался между страданиями души и телесной болью, а она правила миром. Правила тайно, ибо учла мои ошибки. Раньше, ещё лет триста назад, она иногда приходила ко мне, чтобы похвалиться своими успехами. Но не для того, чтобы поделиться, а чтобы поиздеваться над моим бессилием. Когда ей требовались очередные силы, она "дарила" мне боль, когда она затевала нечто грандиозное, мои мучения становились невыносимыми. За последние дни она взяла столько сил, что хватило бы перевернуть весь мир. Теперь я знаю, зачем они ей понадобились, она готовиться к битве. И я кажется знаю, кто её враги...
   - Мы тоже, - и я, и Тёрм понимали, что кроме нас воевать ей уже не с кем, шлоты не в счёт, колдунья ещё не поняла, насколько те могут быть опасны.
   - Значит, это вас она так боится?! - несмотря на свое положение, маг смеялся. И вдруг без всякого перехода, - я просил вас о милости.
   - Мы не за этим сюда пришли, -Тёрм был непреклонен.
   - Я сказал правду, я не могу этого сделать, - протрещала мумия.
   Я коснулась рукой гроба и увидела воспоминания лежащего в нём человека: мечущийся по полю битвы маг, размахивающий мечом, кидающий огненные шары, сыплющий проклятия и не имеющий возможности остановить шлотов, уничтожающих его войско; а затем одно за другим пылающие селения, черный человек на чёрном коне, скачущий всё дальше и дальше и везущий с собой страшную весть; и вдруг картина опустошённого края, голые камни и голые оставшиеся от городов руины, шлоты, безраздельно царящие в воздухе, десяток магов, клепающих серебряную клеть, и снова опустошенная местность... Я внезапно представила, что такое вскоре может случиться и здесь.
   - Прикажи им, прикажи, - закричала я, схватив кисть скелета и изо всех сил сдавив костяшки его пальцев. Они начали осыпаться мелкой пылью, но тот хранил молчание. - Они убивают, не останавливаясь...
   - Прикончите меня, - проскрежетал скелет.
   - Что? Ты хочешь, чтобы мы сами отняли нашу последнюю надежду?
   - Прикончите меня, прошу, я так устал, - если бы у него были глаза, он бы наверное рыдал, я вновь почувствовала его страдания.
   - Тёрм, - я не могла отказать нечастному в подобной просьбе, - сотни лет заточения слишком большой срок даже для такого злодея, как он.
   - Но, Авель, нам нужен ответ, как уничтожить шлотов...
   - Я не знаю, я действительно не знаю, - черные глазницы повернулись в мою сторону, в их провалах не было не видно ничего, кроме бездонного страдания, - даруйте мне смерть... Я не достоин милосердия, я знаю, но... будьте милосердны...
   - Хорошо, ответь только на один вопрос, ты слеп?
   - Ты ищешь слепого старца? Ха-ха, - смех как скрип несмазанных петель, - Великий Непознанный... я видел его однажды. Это он подсказал мне как уничтожить Островную Империю...
   - Ты вызвал шлотов по его подсказке? - мне не нужно было быть провидицей, чтобы догадаться об этом.
   - Да. Но он не назвал цену, - минутная пауза и крик боли, - она оказалась непомерно высокой, - и новый крик, - Непознанный! Его речи сладки и велеречивы, если он избрал жертву, ему не противостоять.
   - Но ты же сумел?!
   - Я думал, что да, но нет, он обвёл меня вокруг пальца, выбрав себе другую марионетку. Моя супруга, моя... - вздрогнувшие от страдания плечи...
   - Кто он, этот слепец? Я уничтожу его.
   - Это не возможно, он есть тьма... - стон боли, - смерть, прошу... - если бы мумия могла рыдать, нас бы давно залили потоки слез, но даже этого ей было не дано...
   - Разрушь его, Тёрм... Пожалуйста.
   В этой груде костей не осталось ничего, кроме вековой пыли. Его как и Непознанного нельзя было убить, но его можно было разрушить, развеять в мелкую пыль.
   - Хорошо, - на скулах Терма заиграли желваки, он взял отставленный в сторону молот, - отвернись.
   Я пожала плечами, но отвернулась. Удар, звон разлетающихся осколков и короткий, как вскрик, вздох облегчения. Всё кончено, надежд больше нет. Но мы будем бороться. Мы будем бороться до самого конца.
   - Нам надо уходить, - камерлинец взял меня за плечи и повернул к себе лицом. Мой взгляд скользнул вниз к полу. Там не было ничего, кроме разбитого в щепы ящика и покрывавшего его толстого слоя пыли, - я думаю, что скоро все маги соберутся во дворце.
   - Что мы будем делать, Тёрм? Шлоты не остановятся, пока не будет уничтожен последний из живущих.
   - Мы что-нибудь придумаем, обязательно что-нибудь придумаем, - уверял он, гладя меня по волосам. Ох, как бы я хотела ему поверить... - Поспешим.
   - Думаешь, у нас есть шанс уйти отсюда живыми?
   - Нет, - на этот раз Тёрм посчитал лукавство излишним, - но мы попробуем.
   - Мы умрём с честью, - я поцеловала Тёрма в щёку.
   - Ага, - сказал он, развернулся и зашагал к выходу из подземелья. Я кинулась за ним следом.
   Мы поднимались вверх, перескакивая через ступеньки, и даже не надеялись успеть к выходу раньше тайпрамиров. Но нам хотелось встретить их с гордо поднятыми лицами, глядя на солнце, а не здесь, в темных и узких коридорах лабиринта. Мы бежали вперёд, ни разу не остановившись, чтобы отдышаться. Я слышала, как за нашей спиной трещат и осыпаются каменные стены, как рушится, не выдерживая внезапно свалившегося на него давления, фундамент, как само здание, стонет и покрывается трещинами, как расползается, истаивает в ничто удерживавшая его магия.
   - Дай руку, - потребовал Тёрм, увидев, что я начала отставать. Наши ладони соединились, я почувствовала исходящую от Тёрма волну нежности и... мы побежали дальше.
  
   Королевский дворец рухнул, едва мы выскочили на дворцовую площадь. Продолжая бежать, я обернулась на грохот падающего строения, и мне показалось, что в одном из окон мелькнула худенькая фигурка королевы Эвиль, но в следующее мгновение окно закрыло рухнувшим вниз балконом верхнего этажа. Всё скрылось в ужасающе-сером облаке пыли.
   В самом центре площади Тёрм вдруг остановился как вкопанный, я едва успела притормозить, чтобы не врезаться ему в спину. Прямо перед нами разверзлась огромная чёрная воронка. В растерянности я отпустила руку друга и даже отступила пару шагов назад. Мы ждали нечто подобного, но всё же её появление стало для нас неприятной неожиданностью, за грохотом падающих вниз перекрытий не было слышно шипящего звука открывающегося портала. Наконец чёрный провал сиренево замерцал своим зевом и из его глубин один за другим начали выскакивать посвященные Колумвирата - тайпрамиры. Одетые в оранжево-серые балахоны они выглядели поистине близнецами-братьями. Я успела насчитать их более полутора десятков, когда в черной дыре показалась одетая в багровое платье женщина. Я видела её в своём сне, я видела её в воспоминаниях мага и где-то еще, но едва узнала. В её глазах светились знания и опыт сотен, если не тысяч лет. Она гордо прошествовала вперед и встала во главе своего маленького и одновременно великого войска.
   - Вот мы и встретились, барон Термарель Бернард Каннер - женщина смотрела на меня, но её слова были обращены не ко мне, - принц Термарель, истинный наследник Риварда Смелого.
   - Терм - принц? - вопрос сам слетел с моих губ.
   -Ты удивлена? И разочарована? Ты думала, что это ты - наследница трона Эскалиора? Ты ошибаешься. Твои родственники славно поводили всех за нос. Даже я не сразу разгадала их замысел. Но они поступили мудро, очень мудро, противопоставить магам человека слабого, никчемного, ни на что неспособного, но не восприимчивого, почти не уязвимого для магии, до этого надо было додуматься. А чтобы окончательно убедить меня, они свели вас вместе. И мой магический кристалл, должный указать последнего наследника престола показал мне вас двоих. Я ошибочно решила, что это ты, мерзкая девчонка. Если бы я знала, что ошибаюсь... Тогда всё было бы гораздо проще и не нужно было бы гоняться за дочерью самозванки, ведь стоило мне направить всю свою мощь на уничтожение Каннера, всё давно было бы кончено.
   Терм вытащил меч из ножен и шагнул вперед.
   - Стой, ни шагу! - Арантранаида, обладала достаточным опытом, чтобы суметь разгадать его намерения, - ты всё равно умрёшь, но сначала я скажу вам всю правду, - надо же, этой тетке хотелось эффектной концовки, - а потом мы кое-что обсудим.
   - Мы слушаем, - Тёрм, несмотря на предупреждение, сделал ещё один шаг, и по едва уловимому движению бровей я поняла, что решение он уже принял...
   - Не знаю, каким образом Амертоны и Натремы оказались замешаны во всём этом, но именно они придумали хитрую историю для спасения наследника, именно они подтасовали факты, документы, подкупили свидетелей, должных в нужный момент направить преследование по ложному следу, они даже не пожалели свою дочь. И они же принимали самое активное участие в судьбе юного наследника, брат её матери даже оказался от своего имени, избрав путь бродяги. А мы... Мы слишком долго считали, что Ривальд Смелый не оставил после себя потомков, что его супруга погибла, не успев разрешиться от бремени. Мы ошибались. Увы. Но слишком многое свидетельствовало об обратном, и мы начали поиск. Но, как я уже говорила, Натремы и Амертоны сделали все возможное, чтобы обвести нас вокруг пальца. Тут-то и была придумана история, в которой у Ривальда была дочь. Хотя теперь мне доподлинно известно, что у короля был лишь один ребенок, мальчик. Его подкинули в семью барона Артура Каннера, который еще до раскола страны жил на нынешней территории Камерлина. Артур не имел собственных детей, так что ребёнок пришёлся как нельзя кстати. Потом мальчик вырос и стал никем иным, как Бернардом Каннером, отцом Тёрмареля. Всё было бы благополучно, но старый барон, приёмный отец Бернарда ни разу за свою жизнь не совершивший ни одного необдуманного поступка незадолго до своей смерти проигрался на скачках. Некто, уже тогда возможно подозревавший о происхождении его приёмного сына, перекупил его долг и, чтобы предоставить отсрочку, потребовал залог крови, и кроме того процент в виде кулона-амулета, единственного предмета связывавшего Бернарда с его настоящей семьёй. Не знаю зачем ростовщику, - ("А был ли он ростовщиком? - внезапно подумалось мне, - или же под его маской скрывался некто другой?"), - потребовалось это украшение: может быть для того, чтобы добраться до Корунда, а возможно лишь чтобы убедиться в королевском происхождении мальчика. Как бы там ни было, но старый барон согласился и поставил свой росчерк под кровавым договором. Где он собирался найти деньги неизвестно, поговаривали о несметных сокровищах царского двора, ключи от которых были доверены барону. Но судя по тому, какую скромную жизнь влачил барон, вряд ли это могло быть правдой. Увы, Артур умер, так и не успев рассчитаться. Бернард же узнал о долге своего приёмного отца, когда все сроки подходили к концу. Не стану утомлять вас дальнейшими подробностями, я думаю вам о них уже поведали, естественно, как всегда нагородили кучу лжи, но и это не важно, верным остаётся лишь одно: каравану каким-то чудом удалось преодолеть Картенминский лес, и их никто не тронул. Но Бернард оказался слишком самонадеян, а Натрем слишком молод, и ночью на них напали наемники. Уцелело лишь двое. Казалось бы, долг не будет уплачен и наконец-то королевская кровь окончательно утечёт в землю. Лишь по случайности, караван прибыл вовремя, но планы "ростовщика" переменились, он уже хотел всё, а не только возврата долга. На свою беду "ростовщик" недооценил нашего юного мага. Баронессу убили...
   Арантранаида внезапно запнулась, на её лице промелькнула смесь противоречивых чувств, на лбу выступили капельки пота. Она заговорила вновь, выдавливая из себя каждое слово:
   - Я поняла... Я наконец-то поняла.. Великий с самого начала знал, в ком именно течёт королевская кровь. Да-да, именно так, он знал, - она стала говорить увереннее, - мальчонка несомненно тоже должен был погибнуть, но его смерть не входила в планы Непознанного. Именно его мощь дала возможность Натрему спасти ребёнка. Наёмники были перебиты, а мальчишку, теперь уже единственного наследника трона двух государств, маг отвез в родовой замок Каннеров. Вот видите, как всё просто. Непознанный с самого начала знал всё, - ведьма вновь запнулась, - тогда почему... почему он... не сказал мне? Значит ли это, что смерть этой девчонки ему важнее, чем жизнь королевского наследника?! Неужели всё это было предпринято лишь с одной целью выявить и уничтожить младшую Амертон, это никчемное порождение славной семьи? Ведь даже анимаг из неё вышел никудышный, - и ткнув скрюченным пальцем в мою сторону, - ты даже не в состоянии сопротивляться заклятиям старой магии.
   - Зато я вижу твою ауру, насыщенную цветами страха. Ты боишься, - от моих слов ведьма зашипела как кошка и всем телом подалась назад.
   - Заткнись, разве ты не поняла, что это именно твоей смерти жаждет Великий? Почему-то именно ты представляешь для него опасность, и ты бы умерла, но к твоему счастью планы Великого противоречат моим планам. Но ты, ты всё равно умрёшь, не сейчас, чуть позже. А что касаемо тебя, Термарель... Пожалуй, судьба какое-то время была милостива к тебе, но стоило блистательному офицеру встретиться с этим, - она ткнула в меня пальцем, - недоразумением природы, человеком, на которого не действует магия, как всё твоё благополучие кануло в небытие. Если ты думаешь, что то, что ты до сих пор жив - удача, то ты ошибаешься. Тебе было бы лучше умереть гораздо раньше, когда у тебя для этого ещё были возможности. Теперь же ты будешь умирать целую вечность, хотя ты и я можем договориться, и тогда у тебя появится шанс спасти эту никчёмную девчонку.
   - Почему я должен захотеть её спасать?
   - Ты знаешь почему, - Лицо Терма исказилось не совсем понятной мне гримасой боли. Колдунья победно улыбнулась. - Я так понимаю, ты почти согласен? Я рада, что на этот раз не ошиблась.
   - Что я могу предложить в обмен на её жизнь?
   - Что? - переспросила колдунья, продолжая улыбаться, - мы, тайпрамиры, давно завоевали бы весь мир, но дело в том, что для этого нам нужна жертва истинно королевской крови.
   - Так что же вам мешает её взять? - Тёрм не спешил выпускать из рук рукоять своего меча.
   Арантранаида посмотрела на меня, перевела взгляд на Тёрма, и её улыбка стала ещё шире.
   - Взять? Зачем же? Убив тебя и собрав твою кровь, мы ничего не достигнем. Она бесполезна, как и всякая иная, потому как уже мертва. Нам нужна добровольная жертва, добровольная кровь. Только она способна сделать нас непобедимыми.
   - Если я соглашусь, вы пообещаете не трогать её?
   - Да, - не раздумывая ни секунды, ответила ведьма.
   Я сдёрнула с плеча лук. Мы и наши настоящие враги стояли лицом к лицу. Их было много, слишком много - крепких, обученных убивать мужчин, подпитывавших свои силы магией, в одной руке державших магические посохи, а во второй уверенно сжимавших великолепные мечи из кривградской стали. И с ними одна гораздо более опасная, чем они все вместе взятые, женщина. Я была готова броситься и разорвать их в клочья. Но ярость не захлестнула в моей душе холодную расчётливость. Прежде, чем я скрещу с ними клинки, у меня должны кончиться стрелы.
   - А какие гарантии, что вы не передумаете? - Тёрм уже не пытался приблизиться к противнику.
   - А кому она нужна? - Арантранаида даже хмыкнула.
   - Действительно, - вынужденно согласился Тёрм, и меч с привычным движением рухнул в глубину ножен.
   - Так ты согласен принести себя в жертву?
   -Нет, Тёрм, нет, пожалуйста, прошу... Терм! - мой крик потонул в рёве вздымающихся крыльев. Вынырнувшие из-за леса шлоты стремительно летели в нашу сторону.
   - Да, - полковник отцепил от пояса меч с ножнами и швырнул себе под ноги. Затем выпрямился и гордо расправил плечи, - я готов.
   - Не-ет! - я бросилась в его сторону, но обхватившие левую ногу магические кандалы приковали меня к земле. Арантранаида победно улыбнулась, но в следующую секунду её взгляд застыл, лицо превратилось в каменную маску.
   - Великие шлоты, примите добровольную жертву, взяв себе тело и душу и оставив мне драгоценность крови.
   Спикировавший демон изрыгнул пламя, и окутанная адским пламенем фигурка Тёрма повалилась на землю. Я рванулась изо всех сил, и спеленавшие меня цепи рассыпались серебристыми искрами. Больше я ничего уже не видела. Мои глаза застило слезами.
   - Пропади ты пропадом! - закричала я, накладывая на тетиву стрелу с рубиновым наконечником..
   Натянутый лук жалобно затрещал и стремительно распрямился. Стрела взвилась вверх, но, пролетев мимо цели, бессильно рухнула на землю. А с вышины небес донёсся злорадный смех потешающихся демонов.
   - Я всё равно вас уничтожу, - новая стрела легла в мою руку.
   - Остановись, - донесся откуда-то из небытия тихий спокойный голос. Воздух вокруг меня задрожал. В багрово-сиреневом мареве выплыла призрачная фигура мага Рафаэла.
   - Я должен остановить зло, которое сотворил, - пророкотал призрак и, протянув руку, вырвал у меня из рук рубиновые стрелы. Одну за другой он метнул их в пронзительно завизжавших и в панике кинувшихся в разные стороны шлотов. Тщетно, демоны старались оторваться от устремившихся за ними стрел, те, разгоревшись огнём и превратившись в вытянутые в длину огненные факелы, огромными золотыми копьями вошли в их тела и вспыхнули багровым пламенем. Через секунду в безоблачном небе уже ничего не было. Только легкие перистые облака, неторопливо вытянувшиеся к горизонту и блестки осыпающейся вниз серебристой пыли.
   Призрачная рука коснулась моего заплаканного лица.
   - Всё кончено, - тихо, успокаивающе шепнул Рафаэл, и слезы на моих щеках мгновенно высохли, - хорошие стрелы подарил тебе хитрый жабер. Наверное, это ему подсказала твоя мать.
   - Почему хитрый? - не смогла не спросить я. Мне показалось, призрак засмеялся.
   - Он единственный, в ком билось два сердца. Добровольно пожертвовав одним, он больше выиграл, чем потерял. В сердцах каждого из жаберов содержится капелька добровольно отданной королевской крови. С помощью неё и были призваны к жизни эти демоны. Брат короля Остана, Эльмер, умер, пожертвовав собой, он, как и я хотел спасти своё царство от разграбления, но мы были не правы в своих предположениях. Мы ошибались, жестоко ошибались. Но речь не о наших былых ошибках, а о королевской крови, только с помощью её и было возможно остановить шлотов. Не смотри на меня так, девочка. Я не настолько злой, чтобы убивать меня взглядом. Даже жаберам я не желал столько зла, сколько его сотворили алчные люди. Да, я был зол на жителей Синего озера, отказавшихся помочь мне, но зол не так сильно, чтобы заставлять людей устраивать на них охоту. Я хотел спасти Прибрежное царство, но вместо этого чуть не погубил весь наш мир. Только случайно, ценой неимоверных усилий и ухищрений мне удалось заманить шлотов в серебряную ловушку. Уничтожить я их не мог, тогда мне не были ещё известны всё свойства королевской крови. Когда же я это узнал, на меня уже вели охоту всё окрестные царства, я даже не успевал добраться до пещеры, в которой находились демоны, но я знал, что когда-нибудь клетка будет открыта, и шлоты будут освобождены и выпушены на волю. А они повинуются только одному приказу - убивать. Чтобы подчинить их снова или уничтожить, нужна была новая жертва. Итак, я знал, точнее, был уверен в своих предположениях, что когда-нибудь у людей появиться такое желание - выпустить их на волю. Тогда я превратил людей в жаберов, использовав последние капли оставшейся у меня королевской крови, и их сердца, чтобы удержать в себе горячую королевскую кровь, стали рубиновыми. Афин и его народ знали об этом всегда. Мне же, чтобы не быть убитым, пришлось притвориться мёртвым. Я зашёл слишком далеко позволив заключить себя в цепи и добровольно отдав на время свою силу "надёжным" помощникам и горячо любимой супруге. Как они распорядились мной и моей силой, ты знаешь. Лучше бы я умер ещё тогда, хотя нет, страдания позади, а призванные мной демоны мной же и уничтожены. Будь счастлива, девочка, - он простёр призрачную руку, и словно дуновение теплого ласкового ветра коснулось моих волос. Затем Рафаэл повернулся лицом с застывшим в безмолвном ожидании магам.
   - Вы предали меня, - грозно пророкотал его голос, - Арантранаида, как ты могла так поступить?
   - Мы хотели всеобщего блага, - я посмотрела на высокомерно задранный нос моей главной противницы. Она и благо? Даже не смешно. Я искала глазами Тёрма и нигде его не находила. Но не мог же он бесследно исчезнуть? Или мог?
   - Полно, - призрак тяжело вздохнул, - ты хотела только власти. Но твоя власть кончилась.
   - Рафаэл, остановись. Мы вновь будем вместе. Помнишь, как нам было хорошо с тобой? Помнишь?
   - Я забыл всё, что было до моего заточения. Я помню только муку и страдания. Но всё будет, как ты пожелала, скоро мы действительно будем вместе, - призрак потянулся вперёд и завис над остолбеневшими магами, - ты, Арантранаида и вы, мои ученики, ваше время вышло. Я забираю свою силу с собой, в мир безмолвия, - он вытянул вперед руки и резко, рывком притянул их к себе, словно натягивая невидимые канаты, - да иссякнет ваша власть над миром, - пророкотало уже где-то в вышине, затем поднебесье осветил багровый всполох и наступила абсолютная, не нарушаемая ничем бесконечная тишина. А мгновение спустя оранжевые развевающиеся мантии магов порывом налетевшего ветра сдуло, словно пыль. В черных оборванных сутанах передо мной стояло десятка два измождённых старостью, иссушенных временем человечков и среди них, едва держась на ногах, сучила ножёнками и сжимала кулачонки скрюченная старуха. Черты её лица расплылись во множестве уродливых кожаных складок.
   - Непознанный! Ты же обещал! - кричала она, упав на колени. Налетевший ветер закрутился вокруг ее тающего тела, и в следующее мгновение старуха исчезла. Остальные растерянно взглянули друг на друга и бросились в рассыпную. Бросились? Ха, я несколько преувеличила их возможности... Они едва уносили свои жалкие, обтянутые кожей скелеты, и я даже и не подумала их преследовать, они были уже не опасны. Бывшие маги обычно не дотягивают и до вечера следующего дня... Мне было не до них. Горе раздирало мою грудь. Я потеряла последнего близкого мне человека.
   - Тёрм! - сжав кулаки, я воздела руки к небесам то ли проклиная, то ли моля богов о снисхождении. Затуманенный слезами взгляд скользнул по площади и новый приступ боли сдавил моё сердце - на каменной брусчатке появившись из неоткуда, лежала почерневшая от копоти фигура, подле неё застыл серебристой лужей расплавленный меч. Я, не помня себя, бросилась туда и, приземлившись рядом, поняла, что призрак был прав. Всё действительно кончено, кончено для меня...
   - Я люблю тебя,- прошептала я в пустоту. Вокруг меня не было ни души, тем более не было тех, для кого это обстоятельство хоть что-то значило. - Они убили тебя, убили...
   Я плакала, закрыв лицо руками, не в силах сдвинуться с места.
   - А знаешь, меня не так-то просто убить - голос, чуть-чуть хрипловатый, но такой знакомый, заставил меня оторвать от лица ладони. Передо мной, облокотившись на руку, лежал Тёрм, черный от покрывающей его копоти, но живой и невредимый. Он улыбнулся.
   Я снова закрыла глаза руками. Тёрм жив. Я так хотела этого... Но этого просто не могло быть, ещё никто из смертных не выдерживал магического жара, исторгнутого из глотки шлота. Я не хотела тешить себя напрасными иллюзиями.
   - Я живой, - настойчиво повторил призрак. - Эй! - и он потряс меня за руку.
   Я была вынуждена снова оторвать от лица ладони. Пока я откровенно тупила, он встал и теперь отряхивался от копоти. Передо мной действительно стоял мой любимый. Не призрак, не дух, а именно он - Тёрм. На его шее болталась оборванная серебряная цепочка. Амулет высшей защиты, подаренный ему моей мамой исчез без следа.
   - Это правда? - пролепетала я, всё еще не в силах в это поверить.
   - Да, - тихо подтвердил он, - я действительно жив... и... - снова короткая пауза, - я всё слышал. Попробуй теперь отказаться стать моей королевой!
   - Нет, Тёрм, я не то хотела сказать, Тёрм, это не совсем так....
   - Я тоже тебя люблю, - подойдя ко мне, он запросто, без всякого разрешения заключил в объятья. Я не стала на него сердиться. Разве можно сердиться на короля?
  
  
  
  
   Послесловие.
  
   Во дворце стояла необыкновенная суета. Прислуга, придворные и даже королевская гвардия находились в предвкушении праздника по поводу коронации. Все королевское окружение было занято приятными хлопотами (после коронации намечался бал и пир для простого люда), поэтому с лиц людей последние дни улыбки не сползали вовсе. Что не скажешь о виновнике торжества. Стопа документации и список обязанностей, кои не потрудился разъяснить советник, остудили пыл будущего правителя. Уже который день он сидел в тронном зале с необычайно задумчивым видом, на вопросы отвечал неохотно, на приколы не отшучивался, а затем и вовсе стал обижаться. Но останавливаться или тем более извиняться я не собиралась, а после того, как Афин, оседлав пойманного на болотах Верного, приехал в замок (который, к слову, на веки вечные был позаимствован нами у герцога Лемурийского-Ванийского, а вернее приватизирован за преступления против мира и короны) и привез хранившиеся у него древние атрибуты королевской власти, Терму вовсе стало худо. Мы подшучивали над ним, не переставая.
   - Можно? - стук в дверь прервал тишину, установившуюся в рабочем кабинете. Не став дожидаться ответа, я вошла. Следом за мной протиснулся Афин.
   - Знаешь, Терм, - со стороны начал жабер, смущенно переминаясь с ноги на ногу,- мы с Авель решили поиграть в шахматы, - взгляд бывшего полковника и нынешнего наследника престола пал на сжимаемую под мышкой у Афина черно-белую доску,- а вокруг так хлопотно, шумно. Вот мы и решили, что у тебя-то здесь наверняка спокойно.
   Не спрашивая разрешения, мы отодвинули два стула у стола советов и сели друг напротив друга.
   - Спасибо, друг, - улыбнулся жабер, и мы стали расставлять фигуры.
  
   - Шах.
   - Ах, ты...
   - Ха-ха, а ты думала.
   - Я не думала.
   - Ах, да, забыл, тебе нечем, - жабер сунул в рот принесённое с собой пирожное.
   - У-у, лягушка водяная, шах тебе!
   Терм отложил подписываемые им бумаги в сторону и уставился на нас.
   - Кто выигрывает?
   - Пока ничья,- ответила я.
   - Хе-хе, теперь я,- облизнул пальцы жабер.
   - Вот ведь аквариум!
   - Попрошу не обзываться.
   - Знаешь, Терм, - сказала я, незаметно убирая с поля белую фигурку, - я счастлива, что это ты наследник престола.
   - Почему? - на лице камерлинца скользнула тень любопытства.
   - А это потому,- я самодовольно улыбнулась,- что сегодня, пока ты будешь короноваться, я спокойненько буду сидеть в столовой и кушать с Афином пирожные.
   Лицо Термареля непроизвольно опустилось в ладони. Кажется, он совсем забыл о предстоящем событии.
   - Ты смотри, а то у тебя невесту уже почти увели, - тихо сказал Афин.
   Камерлинец вопросительно поднял бровь:
   - И кто же?
   - Я! - жабер расхохотался.
   - Очень смешно,- скорчила рожу я. - Тебе, кстати, мат.
   - Да быть такого не может! - возмутился Афин, - я вообще не заметил, как ты съела даму!
   - Я ее не съела, она у тебя под локтем лежит. И вообще шутить больше надо. Тогда и голову отгрызут, не заметишь.
   - Ну что там со свадьбой? - неожиданно серьезно поинтересовался король Водяного народа.
   Мы с Термом переглянулись. Помолвка пока держалась в тайне, и о ней знали лишь особо приближенные люди.
   -Сначала коронацию переживу, а где-нибудь через месяц покончу жизнь самоубийством, - грустно пошутил жених.
   Жабер свел брови.
   - А почему в таком порядке: сначала коронация, а уже потом свадьба?
   Терм вздохнул.
   - Авель настояла.
   Афин удивленно посмотрел на меня.
   - Хочу сразу из грязи в князи,- отшутилась я. - Смысл становиться баронессой, если можно оперативненько стать королевой?
   На самом деле я боялась, что Рустания, долго находясь без правителя, может превратиться черт знает во что, да и денег, хранившихся в старом дворце, уже было не вернуть, а коронация правителя куда более важное событие, чем его же свадьба.
   - Ваше высочество, - вошедший без стука советник понял свою ошибку и, стараясь ее искупить, склонился в земном поклоне ( "его высочество" при этом поднял глаза, будто спрашивая, чем он так провинился), - коронация скоро начнется.
   Лицо Терма скривилось.
   - О, нет,- прошептал он и вышел из зала.
   Мы с жабером тихонечко захихикали, и из-за двери показался кулак будущего правителя, отчего мы засмеялись ещё громче.
   - Но ладно, - успокоившись раньше меня, серьезно сказал Афин,- я пошел, мне как-никак короновать этого шутника, - м-да, уж на кого-кого, а на шутника Терм последнее время мало смахивал. - Да и ты сходи принарядись что ли, не каждый день суженого коронуют. - он скептически осмотрел мой наряд. Я хмыкнула. Подумаешь, мне одеяние главной королевской воительницы очень нравился, а мнение остальных меня не интересует (правда, испуганно-любопытная реакция увидевшей меня Адамиты, которая ныне занимала этот пост, мне польстила, и я не поспешила ее уверять в том, что она останется на нем и дальше). Но приготовиться к церемонии и занять место на балконе стоило - пока еще я не королева, и уступать место мне никто не кинется. Разве что король... Хм, неплохо, да?
   Кстати, о внешности. Принимать облик человека Афин отказался наотрез. На мой вопрос почему, он ответил с присущей ему рассудительностью:
   - А вдруг, став человеком, из моего сердца исчезнут те самые капельки королевской крови?
   Я сделала вид, что поверила, хотя лично мне кажется, что он немного слукавил. Думаю, он больше всего боится, что, став человеком, окажется толстым, лысым и прыщавым...
  
   Пока что я направилась в свою, приготовленную для "гостьи" комнату. На кровати уже лежало отглаженное персикового цвета платье, внизу стояли почти такого же оттенка туфли.
   - Бе, - вспомнив, как меня готовили к предыдущему балу, мне стало плохо. Позвонив в колокольчик - как же это устарело, надо будет установить на стену магический звонок - я потребовала, чтобы это безобразие убрали и показали, где в этом замке находится гардеробная. Служанка поджала губы, но послушалась. Через несколько минут я стояла у огромнейшего шкафа с самой разнообразной одеждой. Правда, разнообразной - это слишком громко сказано, содержимое гардеробной в основном составляли платья. Платья для верховых прогулок, платья для обедов, платья для торжественных случаев... Служанка попыталась навязать мне одно с оборочками, но я твердо отказалась и остановила свой выбор на белой, мужского покроя блузке и узких брюках цвета хаки. Мягкие бежевые сапоги из тонкой замши весьма удачно дополнили этот наряд. Служанка недовольно меня осмотрела, похоже она тоже любила запихивать девиц в кисейные платья с корсетами. Что ж, скоро ей предвидеться такая возможность, не выходить же замуж в костюме воительницы. Хотя тоже идея. Но думать на этот счет времени не было. Коронация начиналась.
   Когда я пришла на место событий, все лучшие места были заняты, и мне пришлось пропихиваться сквозь толпу, чтобы хоть как-то увидеть происходящее. К слову, мероприятие было не шибко интересное, и я бы вообще на него не пошла, если бы одна не шибко выдающаяся личность не пообещала на меня обидеться и отказаться от женитьбы. Пришлось идти, замуж мне, как ни странно, всё ещё хотелось. Причем за того самого виновника торжества. Кстати, вот и он. Приодели его как и положено в цвета герба Эскалиора, наследником чьей династии он и являлся. То есть в сине-бело-черное. Е-мое, мне же тоже придется ходить в этой цветовой гамме. Вот влипла. Надо будет подумать над государственными реформами... Я шагнула вперёд, бесцеремонно расталкивая стоявших передо мной важных особ. Важным особам, пришлось посторониться. Кто я такая они всё же знали, а мне хотелось рассмотреть церемонию до мельчайших подробностей.
   - Властью данной мне Господом богом я нарекаю тебя, барон Термарель Бернард Каннер, королем Рустании, - король водяного народа надел на наследника корону. Послышались аплодисменты, которые становились все громче и громче. Тёрм, воспользовавшись моментом, с ехидцей поинтересовался у жабера:
   - А как же тот винтик, о котором Вы рассказывали? Разве король может быть винтиком?
   Тот, нисколько не смущаясь, ответил:
   - А что есть король, если не винтик в умелых руках закулисных интриганов?!
   Я рассмеялась в кулак. Не знаю, имел ли Афин ввиду себя, но одну такую интриганку я знала.
   Это была я.
   Славную речь нового короля, многообещающе начатую словами "О, мой великий народ", я слушать не стала, а предпочла отправиться в пока что самое тихое место на этой земле, точнее, в этом дворце - в тронный зал.
   Придя в него я впервые плюхнулась в трон. О, ужас, он был необычайно неудобным. Как в нем будет сидеть король, я не представляла. Но честно говоря, сейчас мне это все равно, я жутко хотела спать. Кое-как устроив голову на подлокотнике, я незаметно для себя погрузилась в сон. Как ни странно спалось мне хорошо и что ещё более странно впервые за несколько недель у меня не было видений...
   Шум стукнувшей двери прервал мое столь невинное занятие. Я проснулась и попыталась повернуть голову так, чтобы хотя бы одним глазком увидеть нарушителя моего спокойствия. Кто бы сомневался?! Им был ни кто иной, как король.
   - О-о, ну что ты так шумишь? - зевнула я, и этот гад наконец-таки обратил внимание на мою скромную особу.
   - Авель, ты себе не представляешь, какая мысль пришла мне в голову! - тут я заметила, что глаза Терма горели необычайным энтузиазмом. Интересно, какая же?
   - Я не представляю, как к тебе вообще могла прийти мысль, - я попыталась скрыть свое любопытство под ворчливо-сонным голосом, но молодой человек даже не заметил колкости.
   - На этой неделе я провозглашу Рустанию республикой! Соберу Сенат, пусть они разбираются с бумагами, придумывают законы...
   - Так, - я попыталась усесться поудобнее, - кажется ты сбрендил?! Да они тебе такого напридумают, вовек не разберешься!
   - Но я же буду решать, утверждать все это... - пытаясь оправдаться, заявил Терм, глядя на меня будто котенок, лизнувший сливки на виду у строгой хозяйки, - или нет?
   - Терм,- вздохнула я, увидев выражение его лица. Встав, подошла к нему вплотную, - идея хорошая, только не до конца продуманная... Вашему величеству все равно придется посещать заседания, дабы господа сенаторы не навязали королевству, пардон, республике ненужные законы и проекты,- я привстала на цыпочки пристально посмотрела королю в глаза. - Ты устал...
   Терм притянул меня к себе и крепко обнял.
   - Как хорошо, что ты у меня есть... - прошептал он и... дверь отворилась, и в залу вбежал запыхавшийся советник.
   - Мы... обыскались Ввас... Вше величство, - проглатывая слова, начал он.
   - Что-то случилось? - озабоченно спросил король.
   - Камерлин... объявляет нам войну, - обреченно ответил советник.
   - Только этого нам не хватало... - король строго насупился. - Объявите мобилизацию и объявите всем, что отныне и до конца конфликта страна будет находиться в военном положении, - советник кивнул и вышел из тронного зала.
   - Извини. Пожалуй, со свадьбой придется повременить, - Терм выпустил мою руку и поспешил вслед за советником.
   - Да, ты прав, - сказала я в пустоту, и вынув из ножен отцовский клинок, сделала пару выпадов. В том, что его час наступит совсем скоро, я не сомневалась. Королевской воительнице негоже отсиживаться в тылу...
  
   Слепой чародей ощутил волнение великой паутины и в ярости переломил трость.
   - Ничего, проигран лишь бой, - проскрежетал он, и уставившись слепым взором в одну точку, погрозил кулаком в окружающее пространство, - вы у меня поплатитесь, вы все у меня за это поплатитесь...
  
  
   1 Хызры - кочевники, обитавшие раньше на юге Рустании. Ныне обитают повсеместно. (Здесь и далее примечание авт.)
   1 Каргариты - разумные хищники, внешне похожие на гончих. Охотятся стаями, в основном на одиноких путников.
   2 Залог кровью - залог, представляющий собой оставленных в заложниках ближайших родственников должника.
   1 Обруки - высохшие от жажды "человечки". Согласно преданиям обитают в Картенминском (Мертвом) лесе.
   1 Крантаты - камерлинская разновидность карт.
   1 Барон Румвель Боголурский - алхимик. С двадцати четырех лет занимается изобретением различных снадобий, в частности эликсира бессмертия. До сих удачно получались исключительно яды.
   1 Кусара - смертельно ядовитое растение.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"