Гончаров Владимр Николаевич: другие произведения.

Препутье часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Очень старое произведение мой первый проба пера можно так сказать написана пять с лишним лет назад. Окончание. Обычная фантастика ни чего примечательного.... Закончено в 15 лет


Пролог

   Небольшое исследовательское судно бороздило просторы пространственной аномалии, уже год учёные пытались понять её природу, она была самой необычной из всех. Как дорога она пронизывала вселенную, накачанная энергией под завязку делая невозможным любое искажение в нутрии. На этом корабле был всего один пассажир. И на этот корабль надвигалась почти неотвратимая гибель. Тень не виданной до сих пор космической цитадели упала на него. Залп орудий разорвал тишину космоса, энергия способная сбить луну с орбиты обрушалась на корабль. Не зря учёный так долго изучал эту аномалию, генераторы заработали перерабатывая энергию аномалии в толстую скорлупу, враг который готовился к триумфу увидев, что его оружие не действенно и не нашел не чего лучше как продолжить огонь. Маленький почти беззащитный корабль сносил залп за залпом, но его ресурс был скоро исчерпан, очередной атаки он не выдержал и превратился в пыль, но исхитрился послать весточку домой на землю.

Глава 1

Проснувшийся воин.

   Я застыл, наблюдая за Андройдом ожидая его действий, за этот год ко мне пришло осмысление, я многое простил и многое понял, имплантаты давали действительно не вероятный эффект. Андройд открыл огонь, для меня резиновые пули двигались не расторопно, отскочив в сторону с недоступной для обычного человека скоростью, я огромными прыжками стал сокращать расстояние до своей цели. На руке ощетинилась сотканная, будто из воды перчатка. Один удар и рука прошла сквозь грудь Андройда, ещё несколько секунд он смотрел удивленно, а затем опал наземь.
   - Молодчина - раздался голос Реонова.
   - Запускаю ещё трёх Андройдов.
   Я посмотрел в сторону зеркала, а затем, уклоняясь от пуль, послал в одного из них ментальный заряд, который буквально разорвал его из нутрии. Оставшиеся двое объединились против меня. Я уже не мог увернуться от их очередей и не нашел не чего лучше кроме как остановить движение молекул перед собой. Леденящий холод заморозил всё и вся. Гидравлическая жидкость застыла в жилах Андройдов, они превратились в сосульки. Я немного расслабился.
   - Тренировка окончена - сообщил какой-то чужой голос хоть я и знал что это Реонов.
   Я уже шёл к выходу как меня окликнули.
   - Ты так и пойдешь в спальню - усмехнувшись, сказал учитель.
   Оглядев себя, я понял, что весь в гидравлической жидкости адреналин ещё бурлил в крови, думать было очень тяжело. Да пожалуй, душ не помешает, подумал я...

...

   Очередное совещание военного совета шло, как обычно обсуждались те темы, что поднимались не раз: проблемы обороны, поставок, производств оружия. До тех пор пока не включился монитор, на котором возник взъерошенный человек.
   - Вы должны это увидеть - сообщил он.
   В миг на экране появилась заросшее огромной бородой лицо ученого, который много дней провёл в одиночном полёте.
   - Рапортует исследовательский корабль, Одиссей мной был обнаружен вражеская цитадель, она движется в направлении земли по межзвездной аномалии - корабль тряхнуло и запись оборвалась, а затем зрителям предстала картина цитадели, многие привстали с мест в удивлении и в страхе.
   - С чего вы взяли, что эта настоявшая запись, что это не фикция, задуманная для устрашения нас.
   На экране снова появился взъерошенный человек.
   - Запись проверяли и перепроверяли, она продлена.
   - Давайте лучше думать о решении проблемы - опомнившись, сказал председатель совета.
   - Я не вижу на данный момент решения, так что думаем, усилено думаем.
   - А иначе мы обречены на проигрыш.
   Неделя растянулась на вечность лучшее аналитики, умы нашего мира бились над решением проблемы. Проблемы выживания. Всех!
   Но решение было в тени, его не было на свету. Оно ускользала от восприятия. Но оно было обязано найтись. И оно нашлось.
   Было уже поздно, председатель давно уже сбирался дамой, возможно последний раз, но что-то его держала от того, что б не накинуть китель на плечи и не скрыться в ночной дали. Двери распахнулись, и в его кабинет влетел человек, в белом халате с огромными кругами под глазами из-за приоткрытой двери робко выглядывала его секретарша.
   - Я не смогла его задержать - с виной в голосе сказала она.
   - Решение нашлось - сказал усталым голосом, человек.
   - Стойте, во-первых, вы не представились, во-вторых, о чём вы - изумился председатель.
   - Меня зовут Дмитрий Гордее я брат ученого обнаружившего станцию противника - Сказал человек
   - И она пока единственная наша проблема...
   Председатель оживился, взгляд его стал настолько пронзительный, что учёный застыл, замолчав на полу слове.
   - Закройте дверь - небрежно кинул секретарше Председатель.
   - А вы продолжайте.
   - Анализируя полученное изображение, мы обнаружили, единственное слабое место в защите этой цитадели если перегрузить её щиты, то можно будет пробить их космоминами. Тем самым постараться уничтожить генераторы и силовые установки тогда она станет лёгкой мишенью.
   - Но для этого понадобятся десятки кораблей - возразил Председатель.
   - Если мы используем большое количество кораблей потери будут равносильны полному нашему поражению - парировал Учёный.
   - Тогда что нам делать - в отчаянье сказал учёный.
   - В нашем флоте существует только один корабль способный снести залп пушек этой цитадели "Странник"...

...

   Сон был беспокойным и жутким, ощущение опасности заполняло сознание, рисуя ужасные картины, мозг отвечал взаимностью, какая-то тень ещё невидимая и почти не ощутимая падала на меня. Осознание мира пришло само собой и я понял, что лежу в луже собственного пота, впервые я проснулся в холодном поту. За стеной послышался стон, хорошо хоть не одного меня сегодня трусит. Повернувшись на другой бок, я поддался сну.
   Уже неделю тренировки были жестче, чем обычно. Реонов как бута стремился выгнать из нас дух, ещё не когда он не гонял нас так долго и упорно и вскоре я узнал по чему.
   Как всегда в восемь утра мы подошли в тренировочный зал на палубе Странника. Реонов буквально вылетев из кабинета сказав.
   - Нам в док корабль уже готов - быстро сказал Реонов
   - В чём дело - спросил Игорь
   - Инструктаж пройдёт в кабине вперёд!
   Мы ушли от учителя который, по видимому направился в рубку корабля.
   - У тебя есть соображения по этому поводу? - спросил Игорь.
   - Нет никаких, хотя если подумать, наверное какое-то задание возможно боевое - сказал я и в подтверждение моих слов зазвучала, серена боевой тревога.
   В доке суматоха только началась техники бегали в зад и вперёд, пилоты нервно проверяли свои корабли. Неожиданно я увидел знакомые ылица, но на них не было прежних улыбок, только предельная сасредоточинность.
   Завидев меня они начали толкать друг друга показывая пальцем.
   - Извини мы прошлый раз не позна... - сказал пилот с длинным шрамом, которого при первой нашей встрече ещё не было, его оборвала сирена.
   - Всем пилотам занять позиции ведомым назначается красный один - прозвучал знакомый голос Странника.
   Я машинально посмотрел на свою машину. "Красный" подумал я. Это же я? Но как? Я приковал десяток другой взглядов.
   - Пошли - кинул я Виталию
   Мы занялись приготовлением машины уже внутри.

...

   Скоро убийственное спокойствие космоса будет нарушено. Скоро два непримиримых врага сойдутся в схватке. Холодные звёзды немые наблюдатели этого противостояния, в самой неизученной части космоса. Война за выживание перетекла в неуправляемую стадию.
   Странник медленно как тигр подкрадывается к цитадели шаг за шагом, но было не известно, кто станет добычей. Итак переполненная энергией часть космоса, вскипела от залпа орудий Странника ещё секунду, враг был в замешательстве, а затем открыл ответный огонь схватка была ужасной, залп за залпом обменивались соперники, некто не уступал...
   Раздался приглушённый орудийными выстрелами голос Странника.
   - Всем кораблям приготовится к вылету цель штурмовиков указана на экране.
   На экране высветился ромб с множеством орудийных башен, и маленькая точка указывала цель.
   - Атакуйте её по команде - продолжил Странник.
   Корабль содрогался всё сильнее, всё вокруг ходило ходуном я потратил не мало усилий лишь для того чтоб застегнуть ремни. В доке загорелся сигнал подготовке к вылету створки отсека открылись и перед нами предстала боевая станция во всей своём ужасном великолепии. Каждую секунду выпускавшая смерть. Поступил сигнал к вылету и я резко рванул на ускорении из дока.
   - Всем штурмовикам следовать за мной Красный и Синий отряд истребителей прикрывают нас остальные остаются у Странника - Сказал я.
   Мы неслись на запредельной скорости, цель была всё ближе и ближе. Неожиданно боевая станция стала походить на улей из которого, вылетают разгневанные пчёлы. Тысячи истребителей летели к нам. Я направил корабль прямо на них палец сам нажал на гашетку орудия нашего штурмовика бешено застрекотали, превращая впереди летящие истребители в горы космического хлама. Прорубая себе путь, мы двигались дальше чувства были напряжены до предела цель была уже в зоне поражения, но команда не поступала.
   - Рассредоточится ждать дальнейших указаний - сказал я.
   Виталий бешено крутился в своей турели, сея смерть во всех направлениях. Я сел на хвост паре истребителей пушки не знали отдыха. Вскоре у меня сложилось впечатление, что они боятся наподдать на меня. Держатся под перекрестным огнём, даже мне было тяжело, я не представлял как остальные. Здесь нужна была полная сосредаточиность, Странник был безжалостен к своим и чужим. Прошло всего десять минут, но они для меня растянулись на недели в отчаянном желании выжить. Пилоты истребителей хоть и были виртуозами своего дела, но не могли обеспечить нам прикрытия.
   В динамике раздался голос странника.
   - Всем Штурмовикам атаковать намеченную цель.
   - Все слышали - прорычал я.
   Но в ответ получил лишь тишину.
   - Сколько осталось работоспособных Штурмовиков? - спросил я.
   - Говорит лидер истребителей остались только вы сер - раздалось в динамике.
   - Сколько на базе.
   - Пятьдесят семь вернулась в негодном к полёту состоянии - опять раздался голос в динамике.
   Смачно выругавшись, я продолжил.
   - Все истребители прикройте меня.
   - Ну... мы и влипли! - сказал Виталий.
   - Потом поговорим дай лучше наведение на цель.
   - Хорошо - ответил Виталий.
   Мы заходили на атаку, палец медленно скользил к спусковому крючку. И тут несколько лучей из орудий цитадели полоснули по корпусу нашего корабля. Пробивая и так перегруженный шит, корабль здорово тряханула и он сошёл с траектории атаки мы неумолима неслись на цитадель.
   - Отсканируй повреждения - скомандовал я времени на панику, у меня не было.
   - Уже. Правый двигатель уничтожен, к левому нет подачи энергии, система управления вышла из строя, катапульта... тоже. В общем, хана!
   - Да... дела хреновые - сказал я, перебегая возможные пути к спасению.
   - Энергоисточник не повреждён?
   - Нет в целости и сохранности.
   - Хоть одно радует. Перераспредели энергию с двигателей на магнитный щит и на пушки.
   - Есть - только и ответил Виталий.
   Мы медленно и неумолимо двигались к станции, я нажал на гашетку в начале не чего не происходило все заряды погашались, но вскоре появилась маленькая дырочка создалось впечатление, что сотканную из шёлка ткань прожгли сигаретой. Она быстро росла и увеличивалась, вселяя надежду, когда я удостоверился, что корабль в неё пройдет. Я перевёл огонь, на обшивку круша переборки. Видимо Виталий понял, что я собираюсь сделать, и врубил компенсатор перегрузок на полную мощность.
   - По моему сигналу врубай тормозные ракеты.
   Наш корабль вошёл штопором, в изрядно побитую браню станции с каждой секундой углубляясь в неё. Тряска была ужасной, компенсаторы еле справлялись с перегрузками, а наш Штурмовик продолжал нестись к центру.
   - Тормози-и-и-и...! - сказал я.
   Струи раскаленного газа вырвались из бортов и носа корабля сжигая всё вокруг и наконец корабль остановился.

Глава вторая

Идущие на смерть.

   В кабин6е вспыхнул пожар, я схватил огнетушитель и начал не равную схватку с огнём. Меня выручил Виталий, лишив огонь воздуха.
   - Спасибо - сказал я, безуспешно борясь с кашлем.
   - Давай выбираться от сюда - сказал он, нажав кнопку открытия двери.
   Но не чего не произошло тут его выручил я послав дверь куда по дальше. Она со звоном прокатилась по гладкому металлическому полу.
   - Возьми оружие. Нам надо уходить отсюда, до меня дошло радио сообщение, Странник вызвал почти весь флот минут через двадцать здесь станет жарко - сказал он.
   Обернувшись я взял два автомата и две рации выйдя из штурмовика я замер от изумленья, Виталий прижав к стенки плющил существо чем-то похожее на большую осу, правда с другими пропорциями голова у неё здоровая, треск от ломающегося внешнего скелет был ужасный.
   "погоди" кинул я Виталию, и он ослабил хватку.
   Существо перестало биться в конвульсиях и из жевал, зазвучал не выносимый треск и потекла слизь, я прервал его не дав закончить вклинившись в его сознание. Образы потекли в мой мозг. Вспыхнула станция и вокруг неё множество кораблей неизвестной мне конструкции, затем взрыв который затмил звёзды, секунда и осталось пустота. Дальше я выкачивал знания из его мозга уже бессознательно. До тех пор пока у моей жертвы не случилось крова излияние в мозг. Он осел наземь уже на всегда. Я обернулся к Виталию.
   - Ну что - нарочито робко сказал он.
   Я просто поделился с ним увиденным. Молчание было долгим и томительным казалось, что даже звуки сражения приглушились.
   - Что делать то будем - сказал Виталий.
   - Я не знаю можно попробовать связаться с учителем, но это не решит проблему, если эта штуковина рванёт у земли, будет намного хуже - сокрушено сказал я.
   - А мы тогда на что - громко и с вызовом сказал Виталий.
   - Чем мы её взорвем пальцами.
   - Ты же вроде Материолизатор - сказал он.
   - Я легко магу изготовить ружьё, даже не зная формул и материалов, из которых оно состоит самое главное представлять, как оно сделано и принцип роботы. А здесь нужна кристаллическая решетка и формулы которых я не знаю одна ошибка и вся работа на с марку - на одном дыхании, выпалил я.
   - Я знаю формулу пороха - сказал Виталий сильно, призадумавшись.
   - Да и ты мне предлагаешь создать его целую тону, здесь нужна взрывчатка более мощная на пример как в минах - взбешенно сказал я.
   - Космомины - с охам сказал Виталий.
   - Что?
   - Космомины мы можем использовать их - повторился он.
   - Ну что давай покончим сначала с одним затем с другим - сказал я.
   - С чем это? - недоумевая, спросил Виталий.
   - Короткая же у тебя память, а связаться с Реоновым.
   И мы вдвоём устремили с вои взгляды в пустоту в мысленном зове, даже не в зове, а крике. В таком положении мы простояли добрых пять минут.
   Первым сдался Виталий.
   - Ни чего не выходит далеко.
   - Давай в месте - предложил я
   Мы стали спине к спине и взялись за руки, продолжив свой мысленный крик, точнее кричал только я, Виталий лишь усиливал звук. Так прошло ещё пять минут. Изрядно вспотевшие и уставшие мы спустились на пол.
   - Ну что? - успокаивая дыхание, спросил Виталий.
   - Кажется, я достучался но на вторую попытку времени у нас нет, так что давай доставай мину, а я возьму детонаторы - сказал я, протягивая ему автомат дождавшись момента когда он его возьмет, залез внутрь корабля в поисках ручного управления для мин. Мои поиски были не долгими и я уже стоял в проходе как услышал чей-то голос.
   - Стоять - голос был скрипучий и принадлежал явно не Виталию и я обернулся на звук.
   Это был ещё одна оса в руке с тонкими длинными "пальцами", она сжимала какое-то оружие и тут прогремела очередь я уже распрощался с жизнью, но смерть настигла не меня на месте головы у этого гада оказалось месиво из метала и плоти. Это Виталий вовремя открыл огонь.
   Увидев, что я стаю с ошеломленным видом он спросил.
   - Тебя не ранило. Я только покачал головой.
   Обернувшись, я увидел четыре огромных дыры на обшивке нашего корабля, две с право две слева, наверное, я без сознательно закрылся щитом. Еле заметная блестящая оболочка покрывало маё тело.
   - Я понимаю их язык, я понял, что оно сказало - ещё безумней сказал я.
   - Не хрена себе, об этом учитель нас не предупреждал... - ещё удивленней, чем я сказал Виталий, голос громкоговорителя его прервал.
   - Приготовится к продолжению движения курс прежний, преследование не целесообразно - сказал голос.
   - Что там - В нетерпении спросил Виталий.
   - Странник отступил мы все-таки докричались - сказал я и не медля двинулся по коридору, заставив лететь позади мину. Коридор за коридором я шёл ведомый чужим знанием, иногда отстреливая очередное насекомое. И вот мы упёрлись в стену.
   - Здесь не пройти - сказал Виталий
   - Это самая короткая дорога.
   - Но здесь стена? - сказал Виталий
   - Это не стена - сказал я и пошел в перёд и без оглядки на секунду я подумал что врежусь прямо в стену, но я её даже не почувствовал. Секунда и я стоял уже возле лифта. Виталий помедлил немного, но в скорее мы уже в месте стояли у белоснежной двери. Рядом была платформа управления в виде блестящего матового шарика с множеством иероглифы.
   - Голограмма - задумчиво сказал Виталий, - И что дальше.
   - Нам на верх - сказал я, подойдя к шарику и начав его вращать когда закончил отошел от неё.
   Но нечего не происходило и тут Виталий нажал на шар пальцем и вдавил его внутрь. Шарик засветился бледно голубым сиянием и послышалось рокот приближающегося лифта.
   - Я просто вспомнил про лифты, на земле.
   Двери распахнулись мы заскочили внутрь там был такой же шарик повторив действия мы поехали на верх.
   Я не знал сколько этажей мы уже одолели, но знал где должны оказаться.
   - Приготовься там серьёзная охрана - сказал я.
   - Да... шутить они точно не будут - улыбнувшись, сказал Виталий.
   Лифт резко остановился не дожидаясь пока двери откроются мои руки ощетинились смертоносными сотканными будто из воды перчатками, а тело покрыл доспех, почти тоже самое проделал Виталий но в руках его остался автомат.
   Двери открылись и два охранника уставились на нас в исступлении, я не дал выйти им из этого состояния с недоступной для человека скоростью ринувшись в атаку доля секунды и противник сражен моим ударом, сзади раздался выстрел и маленькое отверстие появилось на гладкой голове второго стража. Мой доспех медленно испарялся преврашаясь в не что.
   Теперь только дверь отделяла нас от нашей цели. Я очень медленно словно в трансе поднял руку и дверь словно рассеченная невидимым ножом упала наземь. Нашему взору предстала залитая ярким, исходящим будто из неоткуда, светом комната, четыре белых столба, сделанных из непонятного материала. Мина покорно подлетела и стала между ними, я взял детонатор и прикрепил к ней.
   - Думаю двадцати минут, Страннику хватит - установив таймер, сказал я.
   Я уселся на пол и в исступлении смотря на то как таймер отчитывает секунды нашей жизни. Наверное в ожидании смерти время всегда течёт медленно? Но я не чувствовал себя героем в эпических сказаниях герой всегда гордо смотрит в лицо смерти, а в мою душу закрался ледяной ужас перед кастетной подругой. Я физически ощущал неумолимое движение времени. И тут чужое знание дало мне знак я резко встал, подошёл к дисплею и начал нажимать на клавиши причем делал это почти бессознательно.
   - Ты соберешься, последние минуты своей жизни просидеть в компьютере - апатично спросил Виталий.
   - Я только что открыл нам путь к кораблю и приготовил его к вылету - Улыбаясь до ушей, сказал я.
   Виталий встрепенулся и подбежал ко мне уставившись в монитор посмотрев минуту сказал. - Давай ты.
   И я пошёл в перёд с невероятной скоростью, отсек за отсеком мы продолжали гонку со временем. Комната сменяла коридор, коридор сменялся комнатой наши движения, были ели заметны в ушах, свистел ветер. И вот последний коридор за ним ангары. Виталий приоткрыл дверь и тут же её захлопнул.
   - И как ты предлагаешь нам пройти, там толпа этих тварей.
   Я не знал как это сделать, но тут меня выручил Виталий.
   - Помнишь, как мы тренировались становиться не видимыми для окружающих - спросил Виталий.
   Я утвердительно кивнул.
   Мы закрыли глаза и сосредоточились. Стать невидимым! Делов то лишь представить, что ты не видим для всех и всё правда на тебя может кто ни будь налететь. Я закончил приготовления открыл дверь на столько чтоб в неё можно было протиснутся за мой шёл Виталий я его не видел, но ощущал. Лавируя меду тысяч ос мы пробрались к нашему транспорту толпа была такой большой, что я невольно сталкивался то с одним гадом, то с другим ощущенье при соприкосновении было такое будто я лизнул точильный круг причем при включенном станке.
   И вот мы остановились перед спасительной дверью волею судьбы оказавшейся отворенной.
   Медленно проследовав внутрь, я увидел двух ос, они тихо перешептывались.
   - Интересно кто запустил в работу этот "Прокс"( Вражеский лёгкий, но быстроходный космический корабль. Пять мест Способен на меж звездные перелёты редкой модели. ) - сказал один.
   - Наверное это сбой автоматики трыкту кукесьту, тркец( не переводимые ругательства ) опять башковитые, что то напутали, а мы разгребаем. Второй раскрыл жевало, но я не дал ему не чего сказать. И ударил прямо по их небольшим тыквам простым, но действенным приемом. Они повалились на землю и застыли.
   "Садись" мысленно приказал я Виталию ещё не видя его, но сел в кресло не боясь что он сядет на меня.
   Кресло если его можно так назвать было не удобным и состояло будто бы из рёбер какого-то большого животного. Чужое знание дало снова знать о себе, не отдавая отчёта я поднял корабль в воздух, закрыл люк и вывел из ангара в открытый космос. Наши враги открыв жевала и провожали нас взглядами, а когда опомнились было уже поздно. Я не знал, куда направляю этот шлюп. Мной овладело проведение.
   - Сколько до взрыва - спросил я.
   - Черт его знает я не засёк время
   Ответом нам была вспышка света сначала слабая ели заметная на фоне станции, а затем светящаяся множеством огней вражеский оплот погас,... на мгновение. Чтобы снова засеять светом, который затмил звёзды, этот свет был смертоносней тысяч бомб. Миллионы маленьких кинжалов неслись, дробя и разрушая всё на своём пути. Даже пространство пошатнулось в своёй колыбели. Весь гнев стихии обрушался на меленький кораблик.
   Нас трухнуло раз, а затем другой первый же удар вывил из строя всю электронику, лишь системы жизни обеспечения каким-то чудом продолжала работать. Я вложил всю сваю силу в щит вокруг корабля и почувствовал на себе всю тяжесть мира. Всего через секунду ко мне присоединился Виталий. Боль заполнила все уголки моего сознания всего минута прошла, но сил уже не было, сознание скручивалось и трещало. Все мысли выбила боль всё заполняющая и страшная.
   Похоже, из моих глаз текли слёзы, я стругом оторвал руку от подлокотника и прикоснулся к шике, вязкая красная жидкость осталась на моих пальцах.
   Кровь подумал я, получив раскат боли от одной только мысли. Привкус железа появился во рту. Боль,... боль,... боль!!! Нет сил, сознание утрачивалась без возврата. И я закричал, не громко, громко кричать не было сил, мой крик походил на вой скорбящий собаки. Капельки крови оросили панель управления и бронированное стекло иллюминатора. Корабль развернуло и в кабину ворвался свет. Чувства что мая одежда начала нагревается, я усилил свой щит. Темнота покрыла всё, я подумал что умер, но умерший не ощущает боли. Сознание наконец ушло...

Глава третья.

При свете тьмы

   Я плыл во тьме. Не зная времени, не зная пространства. Всё смещалось: реальность и вымысел, жизнь и смерть стала не разделимы, добро и зло смещалось. Жизнь вытекала по капле из невидимых ран на моём теле. Хотя нет, не жизнь, душа стремилась покинуть бренное тело. Тяжёлый груз жизни стал неподъёмен и с этой нощей, не было помощи. Моё время вытекало, но вдруг в сознание вошло видение призрачно красивое и не понятное, неизведанное, но желаемое я проникся им, я растворился в нём, энергия заполнила всё моё существо, я сам стал ею. Границы стёрлись, передо мной лежала вся вселенная.
   Но этот мир не принял меня, моё время ещё не пришло и я понял это, без слов здесь они не нужны знание просто заполнило меня.
   Кровать обнимала меня, я сначала не понял почему, а затем увидел прибор непонятной конструкции, весящий в воздухе. Стен и потолка не было помещение было очень болящим и просторным. цилиндром. Кровать держалась всего на одной тонкой трубки торчавшей из стены не понятного цвета. В комнату влетело существо серого цвета, вообще весь мир внезапно посерел, хотя цвета были, но не такие как обычно приглушенные как через тёмное стекло. Хотя над головой сушества весело небольшое разноцветное облачко и грудь играло цветами как будто от туда просвечивал огонь. Ног у существа не было, зато четыре руки торчали, как у паука по бокам туловища в одной из них был "кейс". В другой какой-то квадрат. Но самыми удивительными были глаза они был огромные и черные, будто океанская пропасть. Почти не заметным движением он прикоснулся к моей шее им, квадрат распрямился и как ошейник наделся мне на шею, в районе затылка меня как будто воткнули тысячу тоненьких игл. Бронды подумал я.
   - Это разговорник.
   - Как вы себя чувствуете, вы наверное ошарашены тем что не чего не ведете - сказало существо.
   - Как не вижу? - сказал я.
   - Доктор, но я вижу лишь чуть хуже.
   - Это не возможно - возмутился "врач".
   Я поднял руку в попытке прикоснуться к глазам только сейчас поняв, что на них надета повязка, пальцы, прикоснувшись к гладкой, словно стеклянной поверхности выдающийся чуть ли не на целый десяток сантиметров. Я понял, что видеть глазами точно не могу. Существо с любопытством наблюдало за моими ужимками.
   - Но я вижу - сказал я. На этот раз "Доктор" не ответил, а достал из кармана ещё один разговорник.
   - Что в моёй руке - сказал он, подпихнув руку мне поднос.
   - Ёщё один разговорник - скучающим голосом ответил я. Глаза его расширились так, что я чуть не подавился, они стали аж вдвое больше.
   - Невозможно, невозможно, невозможно... - безумным голосом начал повторять он.
   - Успокойтесь - сказал я
   - Невозможно, невозможно, невозможно... - продолжал он.
   Я взял его за руку и с силой тряхнул - Успокойтесь доктор лучше скажите, почему я ослеп.
   Видимо ему было легче принять то, что я над ним подшутил, чем поверить в не возможное.
   - Мы нашли вас сильно обожжёнными и еле живыми вы дрейфовали в открытом космосе вас засёк наш сканер. Ваш друг уже полностью здоров, вы же пострадали сильнее. Ваши глаза пришлось удалить и заменить на новые. На приживление уйдёт около месяца - сказал он.
   - Как скоро мы сможем покинуть это место, а где мы? - Спросил я, только сейчас поняв что не знаю где нахожусь.
   - Это горд на дальней орбите Сатурна... - доктор продолжал бубнить, что то про город но я его уже не слушал.
   Услышав слово, Сатурн я на время потерял рассудок, сражение проходило не далеко от марса надеюсь, он остался цел.
   - ... но с транспортом возникнут проблемы в свете войны социальные доставки проходят раз в месяц - продолжил он.
   - Но у нас есть корабль - сказал я.
   - Он уже не способен летать и как я понимаю, у вас нет денег, так что мы заберём его как оплату за лечение - Сказал он, Броты без выгоды не как подумал я размышляя над его словами.
   - Но этот корабль очень важен, наше правительство заплатит за нас.
   - Я не магу вам верить на слово... - доктор не успел закончить, как в дверь ворвалась красивейшее существо не земной красоты. Я сначала подумал, что это не человек из-за маленьких крыльев за её спиной. Даже в серо белых танах, она была прекрасна, хотя я мог различить цвет ее волос возможного из-за внутреннего света, красный. Черты лица для меня были смазаны из-за свечения вокруг головы настолько яркого и светлого, что показалось, будто в комнате стало теплее. Хотя Разлетевшиеся во все стороны волосы слегка портили картину.
   - Я заплачу за них - сказала она.
   - Но помощник посла у вас нет таких денег - сказал он
   - Я теперь посол так как все другие сотрудники посольства мертвы, гравитационный двигатель в нашем отсеке не работает, мне нужно срочно на землю они будут моими пилотами - одним духом выполнила она
   Они отошли в сторону и начали говорить на не известном мне языке, точнее я думал, что он мне не известен только патом поняв. Это мой родной язык, но он мне сейчас не понятен из-за разговорника. Тогда я сосредоточился и подключился на прямую к их разумам, где не существовало языковых барьеров.
   - Но это грабёж - сказала она.
   - Ему заменили глаза, а это ваши хирурги ещё не умеют делать, так что цена справедлива - парировал врач.
   - Держите - протянув маленькую карточку с гербом России, сказала она и отвернулась от него.
   - Какой у вас корабль, в него поместится шлюп - спросил я.
   - У меня корвет подойдет - Когда она это сказала, настал мой черёд удивляться.
   - Ваш друг уже там я дам распоряжение, что бы загрузили ваш корабль на борт.
   - Но что случилась, с чем связана такая срочность? - спросил я.
   - Пакт о чрезвычайных ситуациях гласит если нет возможности связаться со штабом или члены посольства были убиты, то следует вылететь на землю. А это именно такая ситуация - траурным тоном промолвила она.
   - Я даже не знаю как вас зовут - сказал я.
   - Эстора - сказала она.
   - Как? - переспросил я ошарашенный ответом.
   - Эстора "медленно проговорила она" это традиционное имя для Брутянок мои родители делали всё для улучшения отношений с ними.
   - Я хочу перебраться на ваш корабль - сказал я.
   - Мне тебе помочь? - спросила она.
   - Нет, только покажи дорогу - ответил я немедленно.
   Крылья затрепетали и она направилась к выходу я приподнялся и увидел пару тонких прозрачных крыльев на ремнях висящих на стене. Протянув руку я хотел их взять но передумал. Посмотрев на стену я мысленно оттолкнулся от неё и взмыл, похоже слишком сильно оттолкнувшись, врезался головой в круглый потолок. На этот раз я был осторожней и плавно полетел в перёд.
   Она была удивлена, но не подала вида, я чувствовал мой дар моё проклятье наконец-то вернулось в полную силу приблизившись к ней я снова заговорил
   - Как снять эту штуку хочу говорить на родном языке.
   Она молча нажала на ошейник на моей шее и он сложился обратно в квадрат, одарив меня на последок жгучей болью в затылке. Она развернулась и полетела в перёд я держался за ней. Рядом то и дело проносились существа с четырьмя руками.
   До меня доносились обрывки их мыслей, либо мои возможности возросли настолько, что я не могу их контролировать, либо я сошел с ума третьего не дано.
   С её разума веяла болью, обидой и чувство потери, причём настолько сильно, что я не как не мог отречься от этого дуновения, хотя это был не дуновение ветра, а настоящая буря. Мы летели ещё минут пять а затем остановились перед круглой стыковочной двери. Она нажала на кнопку, видеофона и её тут же пустили я залетел за ней.
   - Приземляйся - кинула она, мне, опуская ноги на ровный пол.
   Не поняв за чем это нужно, я продолжал висеть и тут же за это поплатился, неожиданно включились гравитационные двигатели. Я стал стремительно приближаться к полу, но наработанная реакция меня спасла от падения резко увеличив концентрацию энергии мысли между мной и полом я завис над ним и медленно принял вертикальное положение. Хорошо, что мая спутница занималась замком и не видела моих акробатических кульбитов. Я расслабился, когда почувствовал под ногами твердь. Наконец Эстора справилась с замком, дверь мягко щёлкнула и приоткрылась. Перешагнув через круглый порог, я почувствовал себя в каюте капитана, корабля времён Магеллан всё было, как настоящие бут-то выпрыгнуло из черно, белого фильма который мы смотрели на истории. Лишь несколько мониторов торчащих из стен портили всю картину, здесь было ещё четыре двери уже нормальной формы. Эстрона двинулась к одной из дверей и нажала на кнопку, дверь тут же отворилась. За ней была сверх современная рубка, но все мониторы, которые я встречал, были выключены это слегка настораживало.
   В креслах расположился Виталий и ещё несколько человек, которые были мне незнакомы
   - Привет - Сказал я.
   - Двое незнакомцев ответили мне дружным кивком, а Виталий удостоился чести открыть рот.
   - Привет, а это Айзек и Алекс они здесь борт механики. - Пока Виталий говорил, я осмотрел его с головы до ног, все открытые участки кожи были перебинтованы эластичным бинтом, который настолько туго прилегал к телу, что создавал ощущение, будто он отрастил себе вторую кожу. Я поднял руки и только сейчас поняв, что они тоже забинтованы.
   Двое борт механиков смотрели на меня как таракана, но вдруг я почувствовал удивление в воздухе. Их взгляд застыл на моей груди, проследив за ним, я увидел маленький чёрный и обгоревший значок, висевший раньше на моей форме пилота. Сокол несущий три раньше белых полоски метала. Отличительный знак пилота Асса. Видимо его сняли с моего старого одеяния Броты, что бы как-то меня отметить. Я чуть физически не почувствовал как росту в их глазах.
   - Ну и как тебе во тьме - спросил Виталий.
   - Почему я вижу - он даже не удивился моим славам. А вот остальные были шокированы.
   - Кстати я не представился Игорь... - Я хотел продолжить но меня грубо прервал Айзек.
   - Ваш корабль будет загружен через два чеса, надо готовить машину к вылету времени на разговоры нет времени, мы держим путь на базу Надежда идём через врата, процедура сложная и времени на подготовку мало, поэтому предлагаю начать. - Его имя хоть и было не русским, но разговор настолько чистый, что закрадывались сомнения.
   Спорить я не стал, и закипела работа...
   Всё это время меня не покидало ощущение опасности, но против судьбы не попрешь, суждено попасть в передрягу, что ж смирись и получай удовольствие.
   Я попытался включить один из мониторов, но он не поддавался, но кнопку я всё продолжал жать не какова эффекта кроме мягкого жужжания так и не добившись, обратился к пустоте.
   - Что это за корыто даже мониторы не включаются.
   За моей спиной заговорил Виталий - Ты уже как пять минут его включаешь и выключаешь.
   И тут я понял всё и то, что не вижу не одного светящегося предмета кроме живых существ и то, что не один монитор не был включен. Всё просто и доступно вещи предстают передо мной такими какие они есть, без маски света, тьма снимает личины. Я отошел от монитора и принялся копаться в электронике на прямую сняв приборную панель многие опешили но не остановили меня. Корабль затрясся мягко но резко я оглянулся в направлении источника и увидел наш шлюп загруженный в грузовой отсек корабля стены небыли я смотрел на сквозь через метал я слышал, что при потери одного чувства обостряются другие но что на столько даже не подозревал.
   Наш капитан явно сильно спешила корабль был уже готов. Но что-то пошло не так чувства не обманешь. Опасность, но где когда. Прокашлялся громкоговоритель и голос зазвучал.
   - Команде занять свои места готовность номер один.
   Я обернулся, Эстора держала в руках микрофон.
   - Займи место первого пилота - Сказала она указывая на сидение.
   - Пускай лучше его займёт Виталий в данный момент я не магу вести корабль - Сказал я даже не удивившись что мой ответ не вызвал лишних вопросов. Витали, просто пересел, а я остался стоять позади кресел. Двигатели корвета мягко зарокотали, мы отделились от станции и плавно отлетели от неё на приличное расстояние. Заработал межзвёздный передатчик, изрядно мучая нас жалобными стонами из-за магнитных помех от Сатурна. НО вскоре мы отошли на достаточное расстояние от газового гиганта, что бы связаться землёй. Эстора взяла передатчик и заговорила в микрофон.
   - Базу Надежда вызывает посольский корвет за номером четыреста восемьдесят два, базу Надежда вызывает... - Она продолжала повторять эти слава до тех пор пока не получила ответ.
   - Говорит Надежда, слышу вас громко и чётко, назовите причину использования экстренной линии - прохрипел динамик.
   - Мы требуем в соответствии с пунктом номер ноль два о чрезвычайных ситуаций прямую линию искажения с землёй - с напором сказала она.
   - Ваша просьба удовлетворена, вышлете координаты и дайте связь с вашей системой управления - деловито выдавил динамик.
   Инженеры занялись своей работой мне ещё не приходилась пользоваться примой связью с планетой и этим пытался объяснить своё беспокойство. Неожиданно мы вошли в искажённое пространство. Мои чувства сами собой довились до предела, я напряжен словно тетива лука перед выстрелом. Но все кроме Виталия расслаблены, чувствуют себя в безопасности. Секунды растягиваются, приближение опасности чувствует всё маё естество. Границы стен начали стираться и я увидел туннель из белого света тот пробой в пространстве который создаем мы для перемещений он молния столь же разрушительный и мимолётный. Но путь наш прервался тут я пожалел что не сел в кресло мы резко затормозили и я понёсся в перёд меня бы размазало о приборную доску если б не быстрота реакции, сгруппировавшись я приземлился на неё словно на пол после прыжка с высоты и в таком положении просидел до того как перегрузка от торможения не ушла а затем просто повалился на пол от неожиданного удара. Несколько лет практики и имплантация не прошли даром. Одно тело движение и я уже на ногах, удар с лево звук коробившегося метала. Мой взор опережает время, чувство обострены, границы вновь стираются. Стены исчезли передо, мной возник бескрайний метеорный поток несколько кусков размером с куранты летят прямо на нас.
   - Метеорный поток поднимай щиты - выкрикнул я как в пустоту. Но был услышан, магнитный генератор завыл от напряжения поданного слишком быстро.
   - Что случилось? - спросил, наконец-то придя в себя, я.
   - Линнея искажения оборвалась мы на границе метеорного патока между марсом и юпитером - сказал, будто не чего не было сухим деловитым голосом Айзек.
   - Рассчитывай прыжок как можно ближе к земле - прогремела Эстора.
   - Не возможно, метеорный паток имеет гравитацию, в таких условиях искажение слишком не предсказуемо, надо выйти из него - Проговорил бут-то на лекции Алекс.
   - У нас проблемы - проговорил Виталий, настолько сильно испугано, что удивил даже меня.
   - Радар вышел из строя после удара, а это значит что мы слепы и глухи - продолжил он.
   - Забавно, я могу вести корабль и без радара вам лишь надо задать мне направление - Проговорил я.
   Вариантов не было и они согласись, Я уселся за штурвал, позлив чувствам вести меня. Надо спешить говорили они. Мир за бортом стал необычайно чётким и ясным, но вдруг распался на части, превратившись в бескрайней паток информации, он уносил меня. "Не сейчас" - мысленно скомандовал себе я. Мир снова воспарял астероиды миллионы лет смирено летавшие в космосе, но преградившие мне путь превратились в пыль. Ускорение я дал машинально, паток космических булыжников превратился во множество линий почти беспрерывных, не один искусственный интеллект не смог бы двигаться здесь так быстро. Но мне не нужен интеллект или разум за это время я научился полагаться только лишь на чувства и сваи силы. Меня пытались остановить и я предвидел это закрывшись в непрозрачный кокон. Лишь время было сейчас моим врагом, я уже занялся вычислением траектории искажения.
   Сколько пролетели мы, я не знал и время не видел, была лишь цель, а средства были не важны. Пусть я разрушу мир, сейчас неважно, лишь цель осталась предо мной, а разум в тень ушёл. Без времени, без мыслей, лишь так способен перейти то, что не начертано судьбой, и рока зов преодолеть, не властен боле надо мной, "Он".
   Я цепи времени порву, но чувства лишь они важны, а времени не думать мне нельзя.

Глава 4

Тайная сила.

   Маленькое судно медленно выходило на орбиту земли, направляясь к той точке, что была ещё скрыта за горизонтом, ночная гладь планеты была безмолвна, лишь тысячей огней светились города. Они не знали, что их ждёт там, возможно долгожданный покой, или новое испытание. Даже те двое, что могли видеть гораздо дальше, чем кто бы то ни было, не знали, всей правды они лишь догадывались сквозь завесу мира.
   Я двигался на "глаз" и на ощущения до нашей базы оставалось, что да не чего. Не знаю, почему, но что то менялось не зримо, но верно сама земля как бута дала жалобный кличь, что же это.
   Машину бросило порывом ветра и сильно наклонило, попытка выровнять курс не дала результата. А мы уже были на другой стороне, стремительно приближались к базе, уже открылись бескрайние снега. Но того спокойствия, которое я видел, впервые очутившись здесь уже не было. Не одной зверюшки не было и в помине. На горизонте било зарево как от далекого фейерверка. Мы ворвались в бурю сражения внезапно, два огромных крейсера зависли над крепость защищая её они первыми пришли на выручку. Сверкая своими бортами, они приняли неравный бой с пятью кораблями противника, а по земле ползли боевые машины, двигаясь зигзагами, огромная металлическая гусеница, из множества членов постоянно испускала смертельное пламя, за ней шли тысячи мелких точек иногда светящихся выстрелами они ещё не достигли стен города. Венный город развернул всё своё ужасное великолепие, орудия не замолкали не на секунду, но несколько башен уже горели, один из небоскребов жилого комплекса был срезан словно бритвой волосок.
   Мы влетели в этот огненный хаос, несколько раз нас пытались сбить то одни, то другие даже я не мог держаться долго. Удар нас трухнуло, в кабине раздался визг, корабль развернуло, Эстора летела прямо на меня, освободив одну руку от штурвала, я поймал её и усадил в кресло рядом собой. Работая лишь на рефлексах, я не разобрал, что она сказала мне. Вспышка, линия энергии очеркнула небо. Боль, страх, отчаянье ударили мне в разум. Я обернулся на их источник, огромный крейсер, "Независимость", гордость Американского флота разваливался на части, но как оса пытаясь сразить своего убийцу. Орудия замолкали лишь, когда касались земли. Боль и ярость заполнили душу, я видел корабль: врага, цель и средство. Руки сами бросили штурвал смертельный заряд вырвался с них, белым ножом ударив по ближайшему короблю, две половинки, словно разрубленное перо полетели в низ. Не сговариваясь, Виталий взял управление на себя, я думал, что после такова напряжения ментальных сил упаду в обморок, но ясность сознания не покинула меня. "Подведи поближе" - кинул я Виталию. Корабль сделал резкий кульбит входя в штопор. А затем снова взмывая в верх ещё один вражеский крейсер гигантских размеров оказался под нами. Эмоции ушли на задний план, нечего тратить силы в пустую, я опускаю руки и наношу удар, крейсер сотрясает от удара невидимого кулака, все равно, что легковушку, снесенную поездом на полном ходу. Более мелкие корабли будто сдуло ветром в низ, крейсер пытается сопротивляться неумолимому приближению земли, но нет секунда и конец, земля приняла его в свои объятия, удар сотряс её, поднимая тучи снега и льда в воздух. Крейсер затих.
   Всего этого хватило, что б сломить их атакующий дух. Хотя они продолжали сражаться, но их атаки стали не уверенными, медленно отступая, они несли всё больше потерь без прикрытия флагманов. Сражение было переломлено нами. Виталий завис над гусеницей с наружи возникло с сотню светящихся шаров с каждой секундой они вспыхивали всё сильнее, а затем рванули в перёд. Эффект был как от ковровой бомбардировки мини ядерными зарядами сотня маленьких грибков озарили поле боя выжигая всё вокруг земля раскалилась докрасна. Я любовался через переборку на нашу с Виталием совместную работу.
   - У тебя кровь - услышал я восхищенный и одновременно испуганный голос Эсторы.
   Я прикоснулся к верхней губе, и посмотрел на пальцы, прозрачная чуть светящаяся жидкость осталась на них. Предел на сегодня подумал я, и тут же почувствовал усталость способную сбить с ног быка. Заработала рация.
   - Говорит командующий войсками базы надежда. Извините что пытались сбить вас, спасибо за помощь - виноватым голосом сказал он.
   - Нам нужна посадка - Сказала Эстора в динамик.
   - Посадку разрешаю док "Б" даю наводку - сказал командующий.
   - Сажай - нас кинул я Виталию.
   Силы быстро покидали меня. Бой это не игрушка. Корабль медленно спускался на платформу прожженную в нескольких местах. Я оглядел поле брани кое где ещё бушевал бой множество чёрных выгоревших точек покрывало когда-то белые равнины. Но победа не предавала радости: воздух, земля и эти бескрайние поля будто стонали от агонии, боли застилая разум белым туманом. Не одному мне, было не по себе, Виталий был какой-то дёрганый весь на взводе. Что-то надвигалось не зримое, но мощное хотя в этом я не чувствовал опасности по крайней мере прямой.
   Мы сели, довольно мягко внутрь тут же залетела куча инженеров, и стали с жадностью изучать корабль.
   - У нас в трюме кое-что есть поинтересней советую заглянуть - сказал Виталий.
   Словно стая голодных гиен они бросились, расталкивая друг друга в трюм. Вощен статный мужчина, в военной форме, новый китель интересно сочетался с бородой купеческого образца. На груди бряцали медали боевого генерала, он будто сошел с рисунка полководца времен царя. Волосы были черны как смоль, можно сказать он был красив по-своему, если бы не ужасный визир место глаза отечественного производства, будто маленькая кино камера он выглядывал из под века.
   - Здравствуйте - про клацал он.
   - Здравствуйте - сказал я прикладывая руку к весу. С неудовольствием услышав его смех похожий на лязг подшипников.
   - Перейдем в каюты там по спокойнее надо говорить - сказал он закончив фразу старым выражением модным лет двадцать назад..
   Мы дошли до входа, преодолевая дыры, спустились в низ за генералом. Преодолев ещё несколько коридоров, мы оказались на пороге двери не чем не примечательной двери. Генерал нажал на кнопку, и дверь отварилась за ней была комната, по-видимому, сочетающая кабинет и спальню. Грубая деревянная кровать с жестким матрасом приземистый диванчик из брезента стол, обычный письменный стол несколько кресел. Единственное что выдавало о ранге живущего здесь человека так это невероятно мошны компьютер на столе и несколько телефонов.
   Мы расположились на диване, я и Виталий, а Эстора выбрала кресло. Генерал сел на против с нами придвинув поближе кресло.
   - Прежде всего спасибо за помощь если б не вы... - Завёл капитан голосом от которого чуть не бились стёкла.
   - Давайте к делу - перебив, сказал я. И он так глянул на меня своим визирам, что я чуть не поперхнулся.
   - Ладно - с явной не охотой сказал он
   - Мы боялись, что когда линия была разорвана, вы все погибнете, но обошлось сейчас я должен вручить вам конверты с прямым приказом совета.
   Он дал нам по конверту я тут же открыл свой и прочёл
   Срочно пребыть на лунною базу номер 502 для дальнейших указании.
   - Эти конверты прибыли чуть раньше вас нам пришлось отбивать посыльный корабль. - сказал капитан.
   - Нам будет нужен транспорт, Корвет сильно повреждён - сказал Виталий.
   - К сожалению я не могу дат вам не один свой корабль но зато у нас есть линия искажения до Москвы надеюсь транспортный канал там ещё работает - со вздохом сказал он.
   - А что случилась - непонимающе спросил я.
   - Все крупные города и множество баз атаковано противником по моим данным мы первые кто отразил атаку, но на восстановления врат искажения уйдёт не один день. - Сухо будто цитату из учебника процитировал Генерал.
   - До подлинно известно Москва в огне...
   Дальше я его не слышал, рокот боли котился в пространстве, что-то изменилось. Не понятый мной разум, спавшиё тысячи лет, просыпался, словно разбуженный бурый медведь, по среди зимы, рассерженный и растерянный от ощущения копья вонзённого в лапу. Ещё секунда контакта с ним и я бы взвыл от боли но меня сильно дёрнули за руку и вывили из транса. Чернота медленно сползала с глаз, дернув головой я согнал последние остатки боли.
   - Вам придется добраться до центра управления я лишь магу выделить вам несколько бойцов, ваши инженеры останутся здесь.
   - Полетите лишь вы трое там Высший совет эвакуированный с земли выдаст свой приказ. Идти придется с боем. Вы выйдете на главной транспортной площади готовьтесь к горячей встречи - сказал он.
   - Когда мы отправляемся - наконец вступила в разговор Эстора.
   - Завтра а сейчас брысь по каютам на вас страшно смотреть - Вымолвил капитан разворачиваясь спиной.
   Я уже не помнил, как добрался до Корвета будто во сне лишь тяжесть не известности застила глаза, и что-то тёмное опять замаячило в дали будто бы предвестник смерти. Но что же было. Что за разум преследует меня. Единственное что удалось понять, враждебности в нём нет, но друг ли он не известно и скрыто во тьме за гранью жизни.
   Меня разбудил стук в дверь, еле-еле оторвав голову от подушки, все конечности были залиты свинцом тело, будто сопротивлялось, не хотело меня выпускать наружу.
   Кинув в сторону двери знак того, что я встал быстро, насколько мог, собрался я вышел из каюты. На палубе меня ждал офицер в биплане, в который было не меньше пятидесяти пробоин удивительно, что он ещё летал. Внутри меня ждали Виталий и Эстора. Я молча сел в машину, она взмыла в небо и понеслась на западную часть базы. Ветер обдувал нас со всех сторон из многочисленных пробоин. Я посмотрел в низ и понял, что мои ноги не достают пола не потому что сидения высокие, пола просто нет. Видеть под ногами пустоту не очень приятно. Но полёт был не долгим и мы сели в небольшом онагре.
   Я поспешил выскочить из биплана, время уходила из рук, взгляд мой упал на сверкающую гладь врат искажения. Смертью повело от них, мурашки пробежали по всему телу. Что со мной я не могу дать волю чувствам, я давно научился презирать опасность.
   - Готовьтесь проход готов наши докладывают что всё в порядке - сказал капитан указывая на веешь мешки и оружие. Я взял Свой и заметил маленькие коробочки из метала на ремнях персональный шит прочёл я и тут же одел его в место своего ремня.
   Проход в вратах искажения стал шире и ярче. Мы выстроились колонной, будучи уверенным в своей безопасности, я шагнул первым услышав в след крики и приказы с требованием остановится. Но я уже нёсся по тоннелю дыхание сперло секунда, две, три, полёта и я вышел на парапет вторых врат но стаял не долго. Сильнейший удар в грудь скинул меня с парапета, пролетев метра три я приземлился на жесткий металлический пол, спиной хруст костей зазвучал в ушах. Я почуял запах горелой плоти, попытался подняться, но ни руки, ни ноги не слушались меня тело тяжелела. Я исчезал растворялся уже понимая что умираю и лишь по тому, что забыл включить шит, медленно истлевало сознания уходил разум. Но кто-то был рядом не мыслимый сильный и не подкупный. Смотрел на меня глазами которых нет, слушал меня ушами которых нет.
   Его не обманешь, и не разжалобишь он и такой как мы все, но отличен от нас.
   - Помоги - беззвучно лишь губами и мыслями проговорил я.
   Он склонился предо моим телом и заглянул в меня, будто оценивая и выбирая ответ.
   До того как сознание вернулось в тело я услышал одно лишь слово.
   - Да......... - это был и ответ, и помощь, и совет, и рука целителя.
   Силы возвращались в меня я сел увидев спины Виталия и Эсторы они бешено стреляли по существам облепившем пол потолка. Я нащупал коробку на поясе и нажал на клавишу. Земля содрогнулась, бетонный пол стал трескаться и набухать словно из земли рвались на волю несколько маленький вулканчиков. Дрожь прошла по земле, отдаваясь эхом где-то внутри меня. Неожиданно рост прекратился и бугры застыли даже звук боя прекратился словно в ожидании чего то. Удар, куски железобетона разлетелись вовсе стороны из бугра показалась кастетная рука я почувствовал, что мои глаза лезут на верх, куда то к затылку. Удар, железобетонный пол разлетелся во все стороны на его месте стоял скелет. Остальные бугры начали лопаться и оттуда полезли такие же скелеты. Я знал, что Москва стоит на костях, но не думал, что когда не будь, увижу их. Даже те уроды сидевшие на потолке замолкли и смотрели на действо в низу, как приговоренный смотрит на петлю или на плаху.
   Тем временем скелеты начали преображаться на давно мёртвые кости начала нарастать плоть, когда-то нам показывали по слайдовый разбор человеческого тела, от мышц до скелета это выглядело, словно его поставили на перемотку. Я смотрел на ближайшего "скелета" он уже оброс мышцами они словно змеи обвивали всё его тело, затем появилась кожа и вдруг откуда не возьмись он оброс одеждой но волосы не появились голова оставалась выбритой. В его руках появилась древняя винтовка
   Трёх линейка всплыло откуда-то из глубин моей души её название. Он повернулся и улыбнулся мне, поднял винтовку и открыл огонь по потолку. Я опять растворялся, но на этот раз в глубинах себя. В этот момент я видел всё и слышал всё. Я видел, как влезают погибшие войны бывшие враги встают в один ряд. Советский офицер и немецкий солдат, варяг и витязь, француз с древним кремневым ружьем рядом с российским войнам. Я видел, как танки давно прошедших войн выползают из земли, всплывают корабли, взлетают самолёты и крейсера недавних войн. Как воин с луком и копьем стоит в ряду одно ряду с солдатом с магнитроной пушкой. И как они вступают в бой, и то что павший воин вновь встаёт, и смерти не ведают он поскольку время их давно прошло. И вновь я в реальный мир вошел. Четыре война что были здесь когда-то погребены а может погибли здесь ведь мы на окраине новых районов Москвы. Я встал взяв за плечи своих спутников.
   Они обернулись и посмотрели на меня как на приведение я их понимаю увидеть человека который Толька что нумерал на твоих глазах после повеления из под земли воинов.
   - Ты жив - осовелым голосом спросил Виталий.
   - Как видишь - ответил я с нервным смешком.
   - Это ты - спросила Эстора, плачущим голосом, она пыталась не показать своих чувств и у неё это здорово получалось, мы все дети войны, привыкшие к смертям вокруг нас.
   - Нет это помощь они встали по чей-то воле кого-то не соизмеримо более сильного и мудрого чем я - ответил не своим голосом я.
   - Кто они!!?
   - Они это павшие войны, погибшие в бою с оружием в руках, здесь все, и кто воевал за сваю родину, и кто шёл в армиях захватчиков. Здесь все кто познал смерть не в постели, а в бою.
   Седевшая на верху живность опомнилась, и начала бешено палить в низ хоть их ряды заметно поредели. На сей раз, я не стал дожидаться пока в меня попадут. Заковав себя в доспех, в два прыжка я сократил расстояние до них и нанёс удар, те кто попал под мои когтистые перчатки разорвало на месте, остальных сдуло с крыши словно снег сильным порывом ветра с ветвей деревьев. Я уже не контролировал себя будто ярость воинов пробужденных для битвы передалась и мне. Я медленно парил под потолком наблюдая как Виталий огромным невидимым топором рубит тварей, решившихся спустится для ближнего боя, лишь слизь на нём выдавала его очертания. Я спустился на пол, в низ при этом раздавив пару "тараканов"...
   Шёл бой древние самолёты уничтожали десятки их крейсеров огонь их пулемётов был страшнее атомных взрывов. Против ярости этих давно погибших людей не было противодействия. Павший солдат вставал в новь, уничтожая всё и вся на своём пути, они бежали но их корабли не приносили спасения лишь несколько крейсеров смогли улететь остальные нещадно уничтожены бой продолжался пол часа после того как пришли они из под земли, когда на земле не осталась не одного иноземца.
   Павшие войны, стали пятится назад будто кто-то в включил перемотку они шли к тем местам где появились и затем на ходили упокоение в земле в новь. При этом каждый кусочки, каждая пылинка вырванная ими из земли возвращалась на место. Вот пропали бугры земля, раз равнялась земля, лишь осталось ощущение пустоты, где-то в нутрии.
   Я не помнил, что происходило со мной и очнулся лишь тогда, когда ни одного война не осталась. Усталость, только она напоминало о бое. Я встретил взгляды друзей смотревшими на меня словно на человека который в любую секунду умрёт.
   Но в душе было тепло словно её наполнили неизвестным добром. Но кто, прикоснулся к моему я, кто услышал мою мольбу, кто взвесил и измерил маю душу, кто...?
   Слишком много загадок для одного уставшего человека. Ещё раз взглянув на своих друзей я одарил их успокаивающей улыбкой. И только теперь понял насколько я устал груз тела стал не подъемным, ноги подкосились, и лишь руки Игоря и Эсторы поддержали меня.
   Как хорошо будет умереть, для меня война будет закончена.
  

Глава четвёртая

"Красный" Марс.

   Он стоял перед своим полком двадцать тысяч глаз смотрели на него. Эта зала единственная на корабле способная вместить весь состав его пехоты. Трибуна за которой он стоял, напрашивалась на удар тяжёлого кулака он не любил выступать, не отличался красноречием. Ещё пол года назад не кто из этих солдат, элиты сухопутных сил, не знали его, он постарался передать им всё, что имел. Они стали ему словно дети утраченные им на войне. А сегодня ему предстояло вести их на смерть как объяснить, что сказать, а взоры были направлены на него лишь на одного. Он вспомнил прослушанное им ещё в офицерском училище древние заявление, о начале войны шедшей до этого вяло. Он вздохнул нарочито громко и начал выступление.
   - Сегодня на Землю, Марс и его спутники произошла интервенция мы не знаем положение дел на других планетах но ближе всех к нам Марс - он замялся и на секунду замолк, дожидаясь пока в зале прекратится ропот.
   - Нам не известно положение дел на земле пока поскольку нет связи с командованием, но до продлено известно, что жизни сотен миллионов жизней на марсе зависит от работы врат которые могут перебросить их на колонии Плутона и Лун меркурия а так же отдаленных метеоров которые сейчас точно не атакованы - его голос сорвался на высокой ноте Каму известно целы эти островки надежды пуская они находятся на обратной стороне солнечной системы.
   Он собрался с духом и снова заговорил.
   - Пришло время выполнить наш долг, пусть ценою жизни, но каждая потерянная жизнь спасёт тысячи и пусть наши имена пройдут через века.
   Рокот прибоя прошёлся по людям теперь даже смертельно раненый будет сражаться.
   Дело сделано пора. И он проорал.
   - Боевая готовность номер один - голос немного подол хрипотой от напряжения.
   Все разбежались, кто куда, кто готовить технику, кто проверять своё оружие, но через двадцать минут весь личный состав уже вернулся на палубу во все оружии. Самый быстрый способ высадится на планету через врата. Которые перенесут их в самое пекло войны.
   Они медленно повернулись в сторону огромных врат искажения, Андройды, люди, бронетехника уже готовы были. Куда их занесет, насмерть или на славу не кто не знал и страшно загадывать им наперёд.
   Первые отряды ступили на почву марса, тяжелый ещё разряженный воздух иглами жёг грудь. Здесь не растёт не чего, лишь в оранжереях по созданию атмосферы теплеца огоньки жизни. Всё остальное безжизненная пустыня, в которой невозможно жить, хотя иногда можно наткнуться на развалины, некто не знает кто их творец. Одна из таких красных пустыни расчерчена десятком Акопов и бетонных укреплений. Смешно, сейчас часть её стражи те люди от которых её строили войска южного альянса некогда наши враги. Эта война обеднила нас, печально, что лишь угроза уничтожения поставила этот вопрос на осуждение.
   Семёнов оглянулся по сторонам позади окопов метрах в двухстах воздух будто шевелился от жары но это не воздух. Это само пространство так работают врата со снятыми компенсаторами. Эта база сама по себе лишь пересыльный пункт сюда стекаются беженцы, и пересылаются на колонии. "Хорошо не нужно боятся удара в спину тот кто попробует пересечь волнение пространства обречён на ужасную смерть" - подумал он. Хотя удара в спину он давно не боялся. Его пугало другое, сражаться бок о бок с тем, кого считал некогда врагом, с тем, кого с рождения учили ненавидеть это действительно пугало его.
   Тем временем все его люди уже стояли на марсе.
   - Рассредоточится по укреплениям, занять оборону - скомандовал он, не оборачиваясь к своим людям и пошел, к штабу бывшего врага...
  
   Свет медленно скользил по кровати, это был не живой солнечный свет нет, это несколько осветителей жадно пробивались через нарочито медленно открывающеюся дверь.
   Почувствовав, чёта, присутствие сознание само пробудило меня. Я попробовал открыть глаза, но не смог, повязка мешала. Хотя вскоре я понял, что не нуждаюсь в глазах, что б видеть. Жёсткая боль пронзила голову будто тысяча маленьких барабанов застучала в висках. В дверях стояла Эстора. Её вид лишь разжег боль сильнее. Да что со мной, неожиданно для себя я понял это в нутрии, но глубоко, оно жило тогда, когда моё сознание было выключено оно рвётся наружу. Неужто тот жук, которого я опустошил на станции, неужто я забрал не только его знание, но и "я".
   Я попытался улыбнуться, но улыбка получилась болезненной и натянутой. Она неожиданно быстро пробежала комнату и прильнула к моим губам, поцелуй был долгим, неожиданно для себя я отстранил её и понял почему. Отвращение, часть меня испытывала отвращение, но я знал это часть не моя. Она заплакала, хоть я не видел её слез, но она заплакала, по крайней мере, в душе. Что со мной теперь я точно знал это плата за знание, полученное варварским способом, теперь без Виталия мне не обойтись.
   - Что такое, я не нравлюсь тебе - её вопрос застал меня врасплох.
   - Нет, дело не в этом - опомнившись, ответил я.
   - Тогда в чём? - спросила она.
   Я не нашел что ответить и сказал правду.
   - Когда мы были на станции несшейся к земле я сделал то о чём жалею теперь. Сейчас я поступил бы по другому но то что случилось не вернуть назад. Мне нужен срочно Виталий чтоб попробовать обратить те изменения что во мне уже происходят - я так увлёкся объяснением, что не заметил как вошел Виталий.
   Ему не нужно было не чего объяснять он молча подошёл и схватил меня за голову так сильно, что чуть не выдавил глаза из орбит. Я было хотел вывернутся но тело пробила конвульсия потом другая будто через меня пропускали электра ток. Мир начал темнеть последние, что я увидел были руки Эсторы пытающиеся оторвать Виталия от моей головы...
  
   Медленно, мучительно медленно, тянулся марсианский закат, а в дали уже виден был враг. Его озаряли последние лучи солнца так предательски светившее больно в лицо. Сегодня спать нам не придется, почему-то казалось что они выберут именно ночь для нападения.
   Солдаты в окопах переминали затекшие ноги. Но хуже была вездесущая марсианская пыль, от которой не давал, защиты даже респиратор. Она проникала всюду под одежду, в рот и нос, вызывая приступы кашля.
   Пять тысяч узкоглазых войны лишь посмеивались над неумелым подкреплением не давая совета. Полковник медленно возвращался из штаба после тяжелого разговора. Выплюнув пыль, он подумал, что по крайней мере добился хоть какова-то успех. Их территория правый фланг и часть левого изрядно потрепанные силы южного союза не могут взять на себя полный боевого рубеж теперь вся надежда на себя и ребят которых привел.
   Его уже ждали в окопе рядом с дзотом оборону, ребята без него развернули на славу. Орудия и крупнокалиберные пулемёты уже давно заняли сваи места. Он опустился в окоп и взял бинокль теперь главное ждать. Рация всегда под рукой.
   Чёрные точки медленно подползали, становясь, всё боле различимыми. Их было много очень много, оставалась, надеется лишь на подкрепление, которое могло придти или не придти.
   Солнце ушло за горизонт мир медленно темнел в небо взвились плазменные осветительные ракеты отбивая у ночи кусочки пространства. Тёмные точки всё приближались, уже можно было расслышать шаги приближающейся боевой техники.
   Солдаты в окопах нервно переговаривались, нацепив на глаза ночные визиры. Так, наверное, чувствует себя пережатый к своему логову зверь, когда в нутрии норы поскуливают детеныши, а отступать некуда. Но есть зубы и когти что способны рвать и царапать врага. Даже бывшие враги солдаты северного и южного альянса попав води окоп ведут себя иначе, они спокойно говорят о черта беда сплотила их.
   Полковник сидел в своем окопе словно статуя прижав к глазам бинокль. Он думал, оценивал расстояния, выверял приказы. Тих очень тихо он поднял рацию и скомандовал.
   - Артиллерия осветительным в квадрат двенадцать огонь.
   В неба Взвились пятнадцать звездочек, зависли на секунду над равниной и превратились в "Солнца". Осветив всё куда доставал глаз. Тысячи десятки тысяч шагали в впереди. Несколько гусениц мерно перебирало ногами.
   Да с правилами войны они явно не знакомы сказал себе Семенов. Ну что ж сейчас я их с ними познакомлю.
   - Артиллерия по квадратам одиннадцать, двенадцать, тринадцать заградительный огонь - прокричал в рацию он.
   Все в окопах как по команде сели на пятую точку. В небе пролетело сотни таких же маленьких звёздочек а затем ударило зарево и раскаты грома. Сколько продолжался арт. обстрел не кто не считал секунду, две может больше но вскоре на головы солдат пролился смрадный дождь и кашек вперемешку с металлом. Они выскочили из земли, но ваг продолжал тупо идти в перёд.
   Семёнов смотрел и ждал ему был нужен миг, когда плотность огня стала бы максимальной, и тогда он бы отдал приказ и эти твари в буквальном смысле напоролись бы на стену из пуль. Вот он!
   - Огонь!!! - скомандовал он.
   Их первые ряды смело на чисто, но они шли открыв ответный огонь, Полковник тоже схватился за винтовку. Ведя полу прицельный огонь, он краем глаз наблюдал за своими позициями. Его ребята и не его били метко без промаха, но чистоты огня просто не хватало к тому же то тут, то там светлые полосы, пушенные в ответ, достигали цели. А эти уроды словно заколдованные всё шли и шли, шли по телам е взирая на потери колоссальные потери. Когда до окопов оставалось сто метров он отдал приказ отводить бронебойщиков на второй рубеж обороны. Полковник хотел переместить туда пулеметы, но от безудержный стрельбы, многие из них вышли из строя.
   - Штыки примкнуть - отдал приказ Семёнов и щелкнул тумблером на рукаяти и из подстволника вырвался пучкё синеватого пламени.
   Первого же жука он встретил им. Они накатывались волнами но каждая такая волна была отражена. Когда защитники уже изнемогали от боя полковник отдал приказ.
   - Отступаем на второй рубеж оборо...- Он не успел договорить светлы луч прошелся ему по ребрам Сергеев успел наградить меткого стрелка. И обернувшись хотел двинуть к своим.
   К нему неслась группа людей причем не его полка, он успел подивиться тому как умела они движутся. Но затее понял почему каждый шаг даётся ему с трудом. Из груди бил кровавый фонтан, он медленно покачнулся и упал уткнувшись лицом в грязь. Неожиданно тело приобрело лёгкость. Война окончена, успел подумать он.
   Грозный марс с радостью принял война...
  
   Я медленно приходил в себя лёжа на своей кровати, повернувшись, увидел, что подле меня стоит Виталия, а надо мной нависла Эстора. Он стыдливо прятал глаза как будто не оправдал надежд положенных на него. Тут он подал голос.
   - Я не смог его побороть, лишь усыпил...
   Его прервал стук шагов и открывающаяся дверь, в комнату стремглав влетел Реонов. Он выследил так будто не спал несколько дней, под глазами мешки, волосы торчали в разные стороны колтунами. Одежда всегда выглаженная и опрятная была вся измята порвана и прожжена в нескольких местах.
   - Некогда радоваться и обниматься - выкрикнул он при виде Виталия.
   - За мной объясню по дороге.
   Я развернулся на пятках, и встал с постели, одеваться было не когда и тогда, просто материализовав одежду прямо на себя не долго думая. Бегом ринулся за Реоновым присоединившись к Виталию Эстора осталась в комнате.
   - Что случилось - Спросил задыхающийся от внезапном ощущения опасности спросил Виталий.
   - Думаю вы знаете что 21 мая 4567 года на две самых заселенных нами планеты была произведена интервенция. Земля спасена, но Марс - последние слова он сказал со вздохам.
   - Надо выдвинутся на марс и прикрыть отступление оставшихся частей, на луне сейчас идёт формирование войсковых отрядов которые отправятся на поддержку.
   - Луна, какая ещё Луна - проорал я. И получил ответ в виде улыбки Виталия.
   Тем временем учитель продолжил:
   - У нас не хватка офицеров вы в вдвоем будете командовать ротой.
   Тем временем мы выскочили на обширную площадку с прозрачной крышей в которой была видна земля.
   Здесь были четыре штурмовых отряда готовых и при оружии.
   К самой крайней он обратился и произнеси
   - Это ваши новые командиры - эти слова отразились недовольным эхом, в толпе всё-таки мы слишком молоды и это не предавало нам солидности.
   Мы Медленно двинулись к своему отряду без особого энтузиазма время когда бой казался в радость давно прошел.
   - Я Игорь это Виталий - подойдя к ним сказал я. Разглядев нас в глазах у нашей рати вспыхнула толика уважения. Сначала я не понял по чему но затем увидел, что бессознательно облачился в свою старую военную форму со значком "аса", а у Виталия и вовсе на груди болталась маленькая звёздочка в серебреной оправе, наверное, получил пока мне приходилось валяться в беспамятстве. Хотя недоверие оставалось.
   Больше не я, ни Виталий сказать не успел. В зале открылась стена за которыми уже работали врата искажения. Я одним из первым скользнул в их гладь одновременно учёно пригнувшись. Мы вышли на маленькую платформу забитою людьми до отказа, они силились заступиться, но лишь осилили сделать маленький проход. Мы медленно выдвинулись на улицу где во всю били раскаты идущего боя.
   Когда все бойцы моего отряда расположились в окопах в плотную, прилегающих к зданию. Я мысленно обратился к Реонову который расположился левее. Беззвучный приказ "Поднимай в атаку" передал его Виталию
   Уже понял что идти придется первым я набросил доспех на себя и пересилив дурноту на половину своих подчиненных в пылу боя они и не заметят, что заряды порывающиеся убить не доходят до тела.
   Я и мой друг почти одновременно обратились к отряду и примерно одними словами и ринулись в перёд.
   - Слушай мою команду в атаку.
   При виде двух юнцов, бесстрашно несшихся в перёд и стреляя на ходу солдаты не хотевшие вылезать из окопа под огонь который мог срезать нить завязок шлема вскочили в атаку.
   Они неслись словно боевой самолёт пробивающий звуковой барьер сея гибель, пожиная чуже жизни, не известно откуда взлся древний как весь русский род клич ура вселяющий в сердца отвагу они сходу налетели на врага стремясь выбить их с уже занятых позиций.
   Я нёся в обшей толпе позволив догнать себя в впереди ещё сражались на почти потерянных позициях их защитники, один погиб у меня на глазах. Человек удивительно похожий на меня пол выкрикнул приказ перед тем как в него попал заряд. Но не остался отомщенным тут подоспели мы сменная, будто селе потревоженой горы вражеские ряды.
   Мы выбили их с позиций и держали оборону до тех пор пока не перестроились войска а затем слажено отошли на вторые ряды обороны.
   Я стоял в окопе по грудь награждая накатывающуюся волну бешеным огнём с права тот меня стоял виталлий орудуя бронебойным наплечным минометом, словно дубиной. Медленно очень медленно как нарочно они налетали и отскакивали от наших позиций, будто чего то ожидая.
   Огромный светящийся шар ударил справа, от меня заставив марс, содрогнутся. В нутрии меня что-то лопнуло, не отдавая отчёта я понёсся туда где стоял отряд Реонова. На месте окопа, была огромная выжиная воронка размером с кита. Проносясь вокруг я нашёл его. Он лежал запорошенный землёй на месте половины туловища бил кровавый фонтан, но он был ещё жив. Я хотел подхватить его но что-то меня удержало, он медленно поднял руку и нанёс свой последний удар. В перёд и в стороны от его руки разошлось цунами из пыли и грязи заживо хороня всё на своём пути мгновение и поле брани стало девственно чистым только сейчас я осознал на сколько он был силён. Рука опала жизнь ушла.
   Меня привёл в себя удар. С неба градом падали белые бусины удержать было уже не возможно. Я подхвати л тело Реонова которое не как не хотел оставлять на поругание врагу что то подсказывало что остатки мёртвых войнов они обязательно сожрут.
   - Отступаем - проорал несколько раз я. И полетел к спосиьтельным зданиям держа на руках охладевающее тело...

Глава пятая.

Долг чести.

Пусть вспомнят он нас в минуты молчанья.

Пусть помнят и тех, кто жизнь отдавал,

Когда в мире плодятся страданья

Кто боль, лихих времён на душе занимал.

Пусть вспомнят о нас...

   Медленно эти стихи буравили ум пусть, боль ещё осталась, мне хотелось: рвать, бить, уничтожать. Но приказ есть приказ и пусть как не жжёт ум то четверостишие, которое было заучено ещё в школе, только сейчас я понял его смысл, когда получил приказ оставаться на месте, куда попал после отступления. Его написал ни кому, не известный автор, и оно самым лучим образом, легло на моё состояние.
   В комнате было пусто и холодно, грусть заполняла разум похоронная церемония только закончилась и лишь на ней я увидел Виталия. Он стоял там, как пришибленный смотрел, как тела уходят в крематорий. Ему было тяжелее, чем мне я знал Реонова всего нечего, а он был ему родным дедом. Это ошарашило меня едва ли не больше чем его смерть, хотя я чувствовал между ними родство, но не думал что оно так близко. Я некогда не спрашивал его о доме и сам в этом виноват этот вопрос был больной темой особенно для меня.
   За иллюминатором в комнате медленно плыла по чёрному небу земля. Почему мне дали недели отпускав в самый разгар войны, когда каждый пилот на шииту. Что-то готовилось, грандиозное напряжение чувствовалось во всём.
   Дверь медленно отъехала в сторону, за ней стоял Виталий лицо его, а больше душевное состояние не могло не тревожить. У него за спиной переминаясь с наги на ногу, стояла Эстора, она всё ещё не могла поверить, что мы оба вернулись в числе восьмисот человек в последней партии с марса, предварительно оставив подарочек в виде термоядерной бомбы если посмотреть на марс даже через бинокль, то можно увидеть чёрное бельмо. В руке у Виталия была бутылка с тёмной не прозрачной жидкостью.
   - Помянем - сказал он.
   В моей руке молча появились три гранёных стакана когда-то давно увиденных на картинке. Мы молча выпили, не чокаясь жидкость, была обжигающая дерущая горло но боль отошла. Эстора прижалась ко мне, я обнял её правой рукой, Виталий скользнул по нам взглядом. Он молча взял бутылку и опорожнил её в стаканы.
   - За тех кто не вернулся - Произнёс он тихим рокочущим голосом и немного дёрнув руку, выпил.
   Вернуть бы тот день, когда я не почуял опасности для своего наставника, хотя, наверное, он сам знал что произойдет, видимо другого выбора не было. Почему тогда он пожертвовал собой и отрядом, что толкнула его на этот шаг, что он узрел, там за завесой времени чего я не увидел? Жаль, он ушел тогда, когда мне отчаино нужен его совет. Я всё глубже погружался в себя до тех пор когда не почувствовал на своих губах чьи-то губы бешено впившиеся в мои уста. Сначала я ждал нового приступа отвращения, но его не было, Виталий дал тому, кто сидел сейчас в моей голове, хорошую трёпку. Я обхватил её за плечи, прижимая к себе, потом смутился, всётаки рядом был Виталий. Я оторвал с трудом свои губы, пересиливая себя, и ощутил смущенный взгляд Виталия. А чёрт с ним, вдруг не сегодня завтра умирать, и вновь притянул Эстору, наверное два стакана водки неизвестно откуда взятых Виталием на боевой космической станции дали о себе знать. Виталий встал и ушёл я остался с Эсторой один.
   Неожиданно она заплакала, опять. Горько и со страхом, причем не за себя она хотела, что то сказать, но не сказала. "СКАЖИ" мысленно подтолкнул её я, хотя не любил делать этого с близкими мне.
   -Я не хочу чтоб ты умирал - не ожидало даже для меня сказала она.
   - Я не умру - пытаясь её успокоить сказал я, за короткое время мы невероятно сблизились, наверное на войне всегда так.
   - А если тебе прикажут - Эстора просмотрела на меня, так что я впервые смог разобрать её глаза. Жёлтые с оттенком изумруда светились в серости, а может это не глаза а нечто другое..
   - Все мы когда ни будь ... - я не успел договорить она всхлипнула и вылетела из комнаты.
   Что она узнала, от чего так себя ведет я чувствовал, что то уголками разума, но жизнь уже давно отучила предавать значения беспокойству, если слишком за циклеваться на нем можно залезть и прожить жизнь в бункере. Возможность узнать всё ещё больше пугала меня, капаться в чужих мозгах, лезть в душу да ещё к близкому другу, любимому человеку нечестно и неправильно...
   Я поднялся с кровати, с момента гибели и похорон Реонова прошло два дня, но ощущения его смерти ещё не достигла разума. Видеть, как гроб с телом твоего близкого уходит в крематорий, а затем тебе передают урну с его прахом. Он завешал нам развеять его прах на земле. Сейчас бронзовая урна стати в каюте Виталия. Я протянул разум, нащупывая нити связи все люди излучают след в пространство любая мысль или слово не исчезают бесследно он и отпечатываются во вселенной вливаясь словно ручеёк в бурную реку. Виталий старался держатся насколько это возможно, я думал, что они с Реоновым были не слишком близки а может и на оборот.
   Надев туфли, поморщился от холода протянувшего после мягких тапочек. Неожиданно меня посетило ощущение которого я не испытывал добрых два года. Либо я сошел с ума либо другие воспитанники Реонова прибыли сюда.
   Натянув куртку, я выскочил в коридор, было зябко, словно на луне настала осень.
   Мысленно выругавшись на треклятый режим экономии энергии, я понесся по коридору огибая не многочисленных прохожих. Видимо Виталий тоже почувствовал и уже летел рядом со мной нам не нужны были слова, чтоб договорится. Наши чувства вывили нас на вторую платформу где причалил крупный транспортный корабль. На луне стояло три человека и что то бойко объясняли капитану колонии.
   Мы без ошибочно узнали их Катрин, Джон и Мартен стояли на платформе, радость медленно заполняла сердце, они давно приметили нас и приветливо поглядывали в нашу сторону.
   Как же они изменились, долго же мы не виделись, надеюсь, среди наших знакомых не было убыли. Катрин очень сильно подросла со времени нашей встречи и сейчас ей не нужно было становится на цыпочки, чтоб посмотреть мне в глаза. На ней было платье, сотканное будто из множества светящихся квадратиков. На Джоне разлука оставила самый маленький отпечаток, время лишь вытянуло его в длину, а Мартен заработал себе повязку на левый глаз и пару металлических пальцев. Одеты они были куда скромнее лишь костюмы пилотов, с лычками и чистые погоны, но у Джона на груди весел отличительный знак боевого лётчика.
   - Привет - весело сказал Виталий. Я просто сухо кивнул в ответ на улыбки не разделяя его радости с какой стати правительство собрала самых сильных экстрасенсов земли в месте, мне это очень настораживало.
   - Привет - несколько опешив, сказали они. Скорее всего они не как не ожидали увидеть нас в офицерских кителях.
   После этого мы завалились в ближайший бар и там устроили им "допрос с пристрастием". Оказывается Катрин была главной провидицей в командовании и просидела целый год в бункере. Мартен угодил в отряд защищавший Южные врата искажения на земле и там заработал свои увечья. Джон же был выдернут со Странника почти сразу после своего назначения пилотом. Веселится в том кабачке нам пришлось не долго, нас отправили в онагры заниматься освоением новой машины не понятно для чего. В ней не было ни штурвала, ни элеронов лишь десяток ручек для ввода координат нас заставляли до одурения вводить координаты планет по памяти, иногда звёзд и других объектов. Лучше всего получалось у Катрин она вообще удивительным образом могла найти любую вещь, будь то запонка или отдаленная звезда.
   Я мирно прогуливался по коридору смотровой площадки из широких иллюминаторов на меня смотрела улыбаясь старушка земля. Меня застало уныние, мне нужно было задать лишь один вопрос Реонову, но умершего не вернуть. Мне повезло, на встречу шла Эстора, её явно что-то тревожило, но замечать меня она упорно не хотела. Я схватил ёе за руку она вздрогнула, подавляя желание приблизится к ней ещё ближе я спросил прямо.
   - Что ты узнала.
   Она хотела сначала ответить мне, но что-то её удержало. Ловким движением Эстора высвободила руку и унеслась по коридору. Догонять её не было ни какова смысла.
   Я медленно обернулся в противоположную сторону и зашагал к спальни. Как так может быть, что она узнала, почему нам прикажут умереть. Эти вопросы мучили меня со времени нашего последнего разговора. Доковыляв до спален, я упал на койку и заснул.
   Меня разбудил громкий и настойчивый стук в дверь, подниматься с подушки отчаино не хотелось, но я пересилил себя. Медлен поднявшись, я кое-как натянул одежду. Тело пыталось отчаино сопротивлялось, но позволить себе игнорировать стук я не мог. Дверь раскрылась, и передо мной стоял Странник, его лицо не выражало не каких эмоций. Понять о чём он думает, невозможно он ведь не обладает душой, только сейчас я понял, что за свечение было над всеми разумными существами.
   - Давай быстрее, у нас почти нет времени - быстро протараторил он. Быстро собравшись я выскочил из комнаты несясь по коридором за Странником.
   За то время, что пробыл здесь, я основательно изучил большинство коридоры и комнат лунного города находящихся поблизости. Но этот был мне совершенно не известен, и я уповал только на скорость реакции, чтоб не врезается в стену на следующем повороте. Мы вскоре добрались до огромного полукруглого зала. С вратами искажения, преодолев их движение, продолжилось, взглянув в один из иллюминаторов я увидел сплошное тёмное небо. Вскоре мы оказались у двери, с кодовым замком Странник подошёл к ней и вёл последовательность цифр. В нутрии было множество экранов, и пять желобов, в нутрии которых красовались, блестя боками, огромные снаряды размером с небольшой автомобиль, но несколько длиннее. В углу стаяли четыре человека, а пятый крутил ручки наводки координат это была Катрин, металлические вставки в её платье светились невероятно ярко, по крайней мере, для меня. Я подошел к четырем стоявшим в углу Виталий, Мартен и Джон приветливо улыбнулись.
   - Раз все в сборе я начну инструктаж надеюсь вы не против - сказал четвёртый получив в ответ молчание.
   - Вы собраны здесь для очень ответственного задания, в этих снарядах находятся водородные заряды мощностью в десять тысяч мега тон. Вы будете в нутрии снаряда ваша задача корректировать его движение в случае, каких ни будь проблем. И подготовка зарядов к взрыву. Дело в том снаряды полетят в нутрии огромных плазменных шаров которые защитят их от атак и поможет пробить защиту. Электроника в нутрии плазменного шара работать не будет - сказав это, он указал на ящик из металла. Открыл его и достал батарею и направился к макету, как я понял бомбы.
   - Вставляете батарею в паз и щёлкаете тумблером после этого бомба готова к взрыву. Затем в одной из капсул будет лежать синхроний взрыватель - Он достал прибор похожий на часы с одной единственной кнопкой.
   - Обязательно оденьте его на левое запястье, когда все бомбы будут готовы, он издаст звуковой, сигнал только после этого можете жать на кнопку. Также он отправит сигнал на взрыв, если прекратиться биение вашего сердца.
   - Есть вопросы? - спросил он.
   - Какова цель? - неожиданно для себя спросил я.
   - Ульи - Этого слова мне было достаточно, и я молча полез в один из снарядов.
   Но тут подала голос Катрин.
   - Тебе сюда - сказала она, указав на один из снарядов. Я не стал спорить с ней и молча полез в указанный. В нутрии было тесно, как в гробу одно сидение ноги упирались в бомбу, с боку врезано в стену был ящик с батареёй и что-то подсказывало, взрыватель там. С другой стороны были две круглые ручки, стаявшие на нуле, а над головой лампа похоже керосиновая в которой я не нуждался.
   Человек который нас инструктировал, подошел ко мне я так и не смог разглядеть его но он был невероятно низкого роста, с корявой правой рукой возможно старой травмой, которую не удосужились вылечить.
   - Сколько нам лететь? - спросил я.
   - Около суток возможно больше у вас в сидении всё есть, недельный запас продовольствия и устройство для естественных надобностей - сказал он, несколько смутившись.
   Больше не каких вопросов я ему задать не успел, он схватился за ручку и закрыл люк.
   Я почувствовал, как капсулу начали двигать в нутрии стало душно я огляделся и увидел вентиль с биркой "кислород" пустив свежего воздуха мне стало гораздо легче. С утра я не успел позавтракать и только сейчас, когда отлег груз насущных дел желудок потребовал своё. Пошарив рукой под креслом я обнаружил плитку сухого пойка, сжевав её почти не почувствовав вкуса, уселся по удобнее и начал вызывать состояние духовной отрешенности. Мне надо было почувствовать любой изъян в курсе, который выставила Катрин, но одна назойливая мысль всё лезла в голову не давая, сосредоточится. Извечный вопрос жизни и смерти одно усилие и всё, я растворился, меня уносит течение бурной реки, меня нет я уже не существую я часть одного целого и не делимого контакт...
   Сколько времени прошло первое, о чём я подумал, когда входишь в контакт с вечным кладезем знаний как называл, это Реонов не когда не знаешь, сколько времени это займёт. Может час, а может всю жизнь и смерть, бывали случаи.
   Но похоже меня не было всего несколько секунд, и я не нашёл чего бы мне подправить. Тут меня осенило я взглянул сквозь стену из толстого метала и увидел фиолетова, синею дымку вокруг капсулы и больше не чего, огромный шар энергии внутри которого я летел, был не проницаем даже для меня.
   Надо поспать так время летит быстрее...
   Меня разбудило предчувствие чего-то, я взглянул на часы и опешил двадцать восемь часов полёта, отмерила секундная стрелка. Да неплохо я вздремнул, удар глухой и рокочущий перерастающий в гул. Я мысленно начал считать и тут ещё один удар гораздо более сильный, ремни больно врезались в тело, я почувствовал, как бомба медленно прижимает мои ноги, а затем прежде чем я успел её остановить услышал, как трещат суставы и боль, на секунду затмила сознание. Оглядевшись, я понял, что от потери ног меня спасли два упора торчавших из стен, но левая ступня зацепилась за основание запора ремней, и её сломало, вывернув на изнанку. Наверное только импланты спасли меня от беспамятства в жуткой боли. Кое-как я открыл ящик и достал батарею надо действовать быстро, батарея легко вошла в паз, из бомбы раздалось тихое урчание словно кто-то гладил кота. Я пошарил в ящике и нашёл маленький похожий на часы прибор с одной кнопкой. И там же пистолет кто-то предусмотрительно положил его туда. Положив оружие на колени, я нацепил часы на руку и почувствовал лёгкий укол. Осталось только ждать. Время шло я уже чувствовал что Катрин, Джон и Мартен уже закончили, чего ты так долго Виталий что тебя останавливает.
   Послышались негромкое царапанье в стену, и начала появляться щель размером с волосок, потихоньку закругляясь, быстрее мысленно взмолился я. Часы вдруг зазвонили, и я сразу узнал эту музыку толи чья-то насмешка толи последний подарок. Из часов раздавался похоронный марш, всё я мысленно поблагодарил незнакомца и занёс над кнопкой палец. Меня будто пробил электрический разряд, я снова растворялся, но уже не по своей воле по воле чего-то боле могущественного, чем может представить скудный человеческий разум. Взрыв гигантских масштабов, перетёк в бойню, бойня перетекло в уничтожение. Я видел как одолеваемая жгучей яростью целая цивилизация рвётся убивать, как рушится всё что я любил, как убит последний человек, как дряхлеют и вымирают наши враги, как два рода исчезнут с лица вселенной.
   Рык родился из нутрии меня, будто порожденный вновь обретенным знанием и вместе с ним пришла и боль, жгучая и всё поглощающая. Как будто ответом на мой рык кругляш размером с канализационный люк вывалился из стены. Я схватил оружие и не глядя разрядил туда пол обоймы, в тоже время думая что делать. Из дыры послышалось шипение, маленький конический предмет влетел в отверстие, но тут же подхваченный моей волей полетел обратно. Снаружи раздался грохот взрыва, снаряд в нутрии которого я сидел, пошатнуло нога сдвинулась, причиняя жуткую боль но с наружи всё затихла. Не стал ждать, когда придут другие, одним движением расстегнув ремни, я взялся обеими руками за покалеченную ступню и придал ей естественное положение при этом, чуть не потеряв сознание. Только сейчас я обратил внимание, насколько травма серьёзна из раны оставленной кронштейном для ремней густыми толчками, текла кровь. Артерия была перебита, сконцентрировавшись мне, удалось кое-как остановить кровь. Ещё через секунду вокруг окровавленного ботинка появился сапог из "воды". Кое-как поднявшись на ноги, я доплёлся до люка прорезанного в стене и вывалился на жесткий металлический пол. Много слишком много крови ушло за те мгновения, что я ждал сигнала к неминуемой смерти.
   Часть меня узнала место, но говорить желания не проявляла. Я обратился в глубь себя, ломая те барьеры, что ставил Виталий, возможно, вскоре мне предстоит дорого пожалеть о своём вероломстве, но сейчас это не важно. Секунда, две тварь сидевшая в нутрии меня сопротивлялась, но я получил то, что хотел и теперь, осталось только дожить.
   Встать! Чудовищное усилие подняло меня на ноги, в глазах темнело, ноги подкашивались, часто хромая я двинул по коридорам. Теперь мне не зачем таится, да и возможности спрятаться у меня не было. Все коридоры были похожи друг на друга хорошо, что тот, кто здесь получал какую-то награду, запомнил всё очень хорошо. Каждый мой шаг был смертью, но не только для меня, мне попадалось на за каждым углом десятки патрулей и охранников, но все они неизменно падали за мертво только попав мне на глаза, каждый приближая мою смерть. Сколько я плёлся, по лабиринту смерти, память не сохранила. Все мысли сконцентрировались на том, чтоб только дойти не упасть, на пол пути до призрачной цели.
   Я шёл по трупам, тела которых хрустели под ногами, надеюсь после такова их командование, меня выслушает. Наконец у перевшись в большие двустворчатые двери, я остановился поняв, что наконец, пришел, когда цель была достигнута я даже чуть не потерял сознание но не потерял. За дверьми чувствовался страх и напряжение. Одним мысленным ударом открыл двери и убил двух охранников за ними. Медленно очень медленно я проковылял в комнату, в нутрии было душно. Я стоял на полукруглой арене вокруг были расположены трибуны, за которыми сидела с две сотни моих врагов. Они смотрели на меня со страхом и удивлением они ожидали увидеть целый отряд, но здесь стоял лишь я один. Я провёл взглядом по трибунам, какие они всётаки уроды подумал я, прежде чем заговорить. Их речь человеческие связки были не в состоянии воспроизвести. Я просто радил звуки в пространстве.
   - Я прилетел сюда, чтоб покончить со всем вашим родом, те пять объектов врезавшиеся в ваши ульи были термоядерными зарядами. Которые я собираюсь взорвать, но у нас есть шанс жить в мире.
   - Что ты хочешь, иноземец говори конкретно, пока ты не издох - надменно сказал сидевший в самой нижней ложе. Я даже не посмотрев на него резко надавив мысленно на его голову, сменная её будто орех в тисках. По залу раскосилось серея проклятий но была заглушена моим не мигающем взглядом.
   - Я хочу, чтоб вы пошли на мир с нами - продолжил я.
   - А вы сами пойдёте на эт... сказал один из них и умолк под моим взглядом.
   - Вы должны поклясться в том, что первыми начнёте переговоры и поклянетесь самой страшной вашей клятвой, клятвой материнской крытый (Матка изначальная их особь) - сказал я, воспользовавшись чужим знанием.
   - Мы должны решить - сказал главный из них.
   - Решайте быстрее если я умру заряды взорвутся...

Эпилог

   Маленькая комната, озарялась светом от одного единственного светильника, В комнате почти не было мебели лишь письменный стол с компьютером на нём и шкаф с книгами потёртыми и пожелтевшими от времени на стене была прибита невероятная драная форма пилота с медалями и погонами офицера хотя дыры и пятна были не от острых углов и кетчупа. В ней не было ни окна, ни форточки лишь коптил встроенный в стену кондиционер.
   В углу стоял человек его возраст было не возможно определить, но было видно что жизнь изрядно покидало его, его волосы были русыми но не от природы они просто выгорали от солнца на всегда. Лицо не выражало ни каких чувств, но кожа была сморщенной и морщинистой так бывает после сильных солнечных ожогов. Но самым удивительным были его глаза белка не было вообще, глаз состоял из огромного зрачка, иногда сужавшегося в маленькую дырочку открывая невероятно широкую золото зелёную радужную окаемку. Он стоял и смотрел в стену, для стороннего наблюдателя это показалось бы странным. Но он не постижимым образом наблюдал за маленькой машиной, не сующейся по магистрали. В ней ехал его первый ученик, которому он должен передать всё что знал. На секунду он отвлёкся на другой автомобиль в котором ехали его бывшие враги. Его руку неожиданно оплела водяная оболочка но тут же втянулась назад. Что-то в нутрии него довольно за урчало ехидно и злорадно. Он огленулся ещё до того как дверь открылась и в комнату вплыла не вероятно красивая женщина так ходят только те кто долго жил в невесомости. У неё были огненно красные волосы развеваюшиеся при каждом движении, маленький аккуратный носик немного поддетый курносинкой. И очень весёлая улыбка, искренняя отражающаяся даже в фиолетовых глазах.
   - Пора - с неподдельным задором сказала она.
   Мужчина одарил её взглядом на который был способен только любящий человек. Она выплыла из комнаты, и он пошёл следом за ней. Они вышли к парадной двери где уже остановилась машина. Человек подошел к ней и увидел подростка лет четырнадцати с только что пробившимся пухом первой щетины.
   - Здравствуйте - сказал мальчик.
   - Здравствуй - несколько с запозданием сказал он, а затем продолжил.
   - Я твой новый учитель меня зовут...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   35
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"