Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Айшет. Обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Обновление к "Айшет". Как обычно, выкладывается по четвергам. Выложен текст от 14.02.2019 г. Комментарии и оценки в общий файл, пожалуйста. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

***
Кажется, я себя немного переоценила. Ноги пока еще подкашивались. Слабость такая, дурная, словно после болезни. Тошнотная, гадкая...
Но к Миху я слетала птицей. И повисла на шее.
Последний раз.
Впитать в себя тепло, уют, последний раз поглядеть в его глаза, погреться у его любви...
Эгоистично?
И пусть! Я ведь тоже его люблю.
Ночные гости посмотрели неласково, но я уже вылетела во двор.
- Мих!
- Шани!
И это тепло. Золотистое, ласковое, пронизывающее весь мир, и меня в том числе. Не такое, как моя сила. Не холодное, словно янтарь, а теплое, уютное, нежное...
Несколько минут мы просто молчали. Потом я заговорила первой.
- Мих... отец меня к тетке отсылает.
- Что?!
Для парня это стало ударом. Я видела.
Золото продернулось красными нитями боли. Помутнело, дрогнуло стеклом...
- Сказал - на зиму. Чтобы мы чего не натворили...
Мих потупился. И верно, могли натворить.
- Но ты же вернешься?
- Я тебя тоже люблю.
Соврать впрямую я так и не смогла, но Мих понял мои слова по-своему. И привлек меня к себе.
- Шани... жить без тебя не смогу.
Сможешь, родной мой. И я смогу. У нас просто нет выбора.
- Мы еще будем счастливы. Я знаю...
Я не лгала.
У Миха есть шанс стать счастливым - без меня. А у меня... даже если его нет - это не значит, что я сдамся.
- Отец говорит, что если я тут останусь, мы что-то да утворим.
Мих потупился. Ну... разве нет? Я уже натворила, только не совсем то, о чем думал парень. Он-то мечтал о сеновале, а у меня получилось совсем иное.
Ледяная вода, которая утянула Риану, горячая кровь, которая пролилась на землю...
Да, я виновата. Но не я начала это первой.
- Шани.... Никуда тебя не хочу отпускать.
И прозвучало это, как приговор. Может, и не хочет. Но отпустит, и послушается старших, и... Мих, ах, такой Мих...
Добрый, послушный, ласковый....
Я коснулась его щеки ладонью, вглядываясь в серьезные глаза.
В последний раз.
И вдруг ожгло, словно хворостиной. Зло так и плеснуло по округе, надрывное, черное, с красными прожилками боли...
- Ради этой дряни ты мою дочку оттолкнул?
Тут и догадываться не пришлось. Мельник. Респен.
Я медленно обернулась. Он стоял на крыльце, смотрел на нас, и аж весь плескал по округе злостью и болью. Так и хотелось закрыться, отшатнуться...
Не дождешься!
За его спиной виднелись фигуры родителей. И они ждали...
Я точно знала, это был первый урок. Сумею я сейчас сдержаться? Справлюсь? Разрешу ситуацию, если и не миром, то хоть без применения силы? Значит, меня можно считать взрослой.
Сломаюсь? Попробую воздействовать? Тогда точно все пропало...
Я вскинула голову.
- Я вам не дрянь! А сердцу не прикажешь! Не все на деньги меряется! Ничего, вы еще кого другого своей дочке купите!
Мельник аж зашелся в черноте.
- Ты...
- Я девушка еще! Любая повитуха скажет. А про вашу дочь такое сказать можно?
И...
Я не просто попала в цель. Я задела всех присутствующих.
Побледнел, вздрогнул Мих. Осекся на полуслове мельник. Кхекнул староста.
И потянуло от любимого чем-то таким... вина? Да, желтоватая, мутноватая, как желток от тухлого яйца. Он и Риана...
Не просто так взъелась девчонка. Они же с детства сговорены, вот и не дотерпели чуток. И все знали, и одобряли, если бы Мих со мной не встретился, может, к зиме и надел бы он Риане браслет.
Что тут скажешь?
Что сделаешь?
Я не знала. И потому доверилась интуиции, которая приказала мне коснуться пальцами руки Миха.
- Все хорошо. Я все понимаю... и не виню тебя.
И вышло так искренне.
Староста Лемерт вновь кхекнул. А мельник шагнул вперед.
- Что, простишь мужика? Да, было у них, так что если Ринка в подоле принесет...
На миг окатило волной ужаса.
Я убила... четверых? И нерожденного ребенка - тоже?
Но потом схлынуло. Нет, не была Риана в тягости, она бы совсем иначе виделась, это точно. Откуда я это знаю?
Не понять. Но я убила троих, не четверых. Хотя меня это и не оправдывает.
- Сучка не захочет, кобель не вскочит, - поговоркой отозвалась я. - Ваша девка, ваш приплод.
- Ребенка без отца оставишь?
- Не я вашу дочь под мужика толкала. Не мне и отвечать.
Уже и никому другому. И - наплевать! Здесь и сейчас я ни о чем не жалела. Уезжаю?
И отлично! Неприятно было и от ситуации, и от Миха, который откровенно прятался за меня, не желая нести ответственность... он любил меня, да! Но кто сказал, что он так же не любил Риану? Когда заваливался с ней на сеновал?
Может,  ко мне любовь более духовная,  а к ней более телесная,  но если так было - значит,  и впредь будет. Никто и не сомневается. Служаночка тут,  вдовушка там... это же не любовь,  правда? Это просто сено помять...
Только вот меня иначе воспитывали.
Мельник посмотрел злыми, ненавидящими глазами, но сказать ничего не сказал. Рядом вырос тенью мой отец.
- Я вашу дочь сегодня не видел. И давно не видел. Шани... думаете, если б они столкнулись, моя дочь цела бы осталась?
От мельника потянуло чем-то... злорадство?
- Нет. Ринка б вашей дочери косы выдрала.
- А раз вы это понимаете, тогда ищите дальше. Нет вашей дочки здесь,  и не бывало никогда!
- Шем, - начал староста. Осекся, вздохнул...
Отец все понял без слов.
- Староста, я обещаю, с утра тоже поиски начну. А дочь отправлю к тетке. От греха. Уж прости... одну твой сынок на сеновал до свадьбы потянул,  теперь моя на очереди, а когда там та свадьба будет - и вовсе неизвестно?  Нет уж.
Мих вспыхнул,  хотел,  было,  что-то сказать,  но крепкий подзатыльник от его отца мигом оборвал парня.  И правильно... у самой руки зачесались.
Есть в этом что-то гадкое,  когда одна для души,  а вторая для сеновала...
А ведь я и правда дура.
Знала б я это раньше,  могла бы и Риану убедить. И убивать не надо было бы...
А я - убила.
Так проще всего и понятнее всего,  но правильно ли?
Я перевела взгляд на родителей,  и увидела,  что мама покачала головой. Чуть-чуть...
Она была в курсе моих мыслей. Урок?
Да,  жестокий урок,  за который заплачено чужими жизнями. Я не переживаю,  и не стану упрекать себя,  они начали первые,  но стоит ли того причина?
- Шани...
Мих смотрел так... раньше у меня сердце бы растаяло. И ведь вижу,  что любят,  но...
- Наверное,  прав отец.
Я закрыла лицо руками и скользнула в дом,  за надежные спины родителей. Далеко не ушла,  остановилась в сенях, понаблюдать.
Теперь и от мельника потянуло удовлетворенным злорадством. И то... Будь Риана жива, он бы мигом ее под Миха подложил. А если дите появится, тут жениться придется, хочешь, не хочешь...
Это деревня. Здесь порядки свои.
И блудливой девке ворота дегтем вымажут, и блудливому мужику вилы в зад засунут. Всякое бывает.
Мих пытался что-то вякнуть, но староста утащил его за собой. Незваные гости ушли, и мы остались одни. Я, папа, мама...
Семья...
Корс спит сейчас и видит десятый сон,  но он тоже наш,  тоже родной... и это очень правильно.
Мои родные и любимые.
Вот то,  о чем мне пыталась сказать мама. Если мужчина не может тебе дать - такого,  стоит ли вообще его брать? Это ведь... как яблоко из глины. Может,  и красиво,  и раскрашено,  а все одно - пустышка.
Отец обнял нас обеих и потянул за собой в дом.
- Пойдемте, девочки. Посидим... тут уж немного до рассвета осталось.
Мы сидели за столом, пили травяной взвар с мятой и медом, грызли маленькие сухарики с солью, и папа рассказывал о чем-то смешном.
И плясал в очаге огонь, и сопел наверху братишка, и тепло наших сердец согревало всю комнату, заливая ее лучами любви.
Я спрашивала, буду ли я счастлива?
Глупая... вот оно - счастье.

***
Тревога поднялась рано утром.
Мих не сообразил, где искать Риану, но... все наши ручьи и речушки идут к большой реке, к Соларе. И видимо, или камень сдвинулся, или течение оказалось сильнее, или...
Риану вынесло в Солару.
Тело неудачно застряло и его нашли с утра рыбаки.
В деревне поднялся шум и гам. Рыдали родители Рианы, переживали и сочувствовали кумушки. Но оставались еще и братья.
И тут пришел отец. И привез их на телеге.
Не зря, ох, не зря он оставил тела на ночь, на той поляне. У нас не слишком мирные леса. Есть волки, лисы, есть даже медведи... последних трупы не дождались, а вот волки и лисы их изрядно порвали за ночь. Опознать еще можно было, но понять, кто и кого убил - уже нет.
Староста принялся расспрашивать отца, но что мог сказать лесник?
Решил пройтись вдоль речушки, там и нашел. Обоих.
Вроде как дрались. А может, и нет.
Трава была вытоптана, но поди, разбери там сейчас... где нашел? Да, конечно, может показать. И проводить может, и проводит... бедные родители. Врагу такого не пожелаешь.
Сочувствие было не слишком искренним, но сошло и так.
Деревня бурлила и кипела.
Мы с Корсом собирались.
Мама сама контролировала и проверяла нас, не давая взять ничего лишнего. Недрогнувшей рукой вытряхнула из мешка Корса кучку всяких полезных вещей, вроде палки с резьбой, занятного камушка, корня, изогнутого в виде медведя...
Собрала наши летние и зимние вещи, проверила все еще раз, тщательно уложила обувь...
Загнала меня в мыльню, и мы обе тщательно выкрасили волосы в черный цвет. Получился, скорее, темно-каштановый, но и так было неплохо, все не приметная рыжина.
- Ты у меня и так слишком красивая, - вздохнула мама. - Веснушек бы тебе, да не получится...
Темный цвет мне не слишком шел. Кожа бледная, вот и выглядит не очень. Но у мамы и на это была настойка зеленых плодов ореха-головняка.* Так что стали мы смуглыми. И пузырек отправился мне в сумку. Теперь надо раз в несколько дней выбирать время и протирать лицо, руки, шею... хорошая штука. И водой не смоется слишком легко.
*- грецкий орех. Не может называться так по причине отсутствия Греции, прим. авт.
Я видела, как маме плохо от осознания разлуки. Но мать уверенно работала, не поддаваясь унынию, которое окрашивало ее в болотные тона.
Надо.
И этим все сказано.

***
На рассвете следующего дня мы вышли из дома.
Отец и мать - отдельно, мы с Корсом отдельно. Все еще семья, но уже не вместе, уже порознь... отец навьючил мешки на двух осликов, которые смирно стояли в конюшне и жевали овес. Осликам тоже придется расстаться - чуть позднее.
Никто из нас не произнес ни слова. Слишком уж больно было...
Мы медленно пошли через лес. Солнце вставало из-за горизонта, окрашивая небо в розоватые тона, протягивая первые лучики через ветви деревьев, золотя паутину и превращая росу в бриллианты. Еще не скоро оно войдет в зенит.
Птицы пели, звонко и чисто, подхватывая и продолжая песни, перекликаясь на разные голоса. Корс прыгал рядом с отцом, я разговаривала с мамой. Вроде и оговорено все уж было раз сто,  а все равно мы говорили,  повторяли то,  что уже прошли,  и остановиться не могли. Мы же еще вместе,  правда? Пока еще мы вместе...
- Мы постараемся дать о себе знать сразу же, как только будет возможно. До тех пор слушайся Ташана, он человек неплохой.
- Да, мам.
- С парнями лучше не крути. Сама понимаешь - сила у тебя такой природы. Их к тебе может тянуть, даже неосознанно, не будешь поощрять - все пройдет. А начнешь подолом крутить, рано или поздно возникнет... ситуация.
Я опять кивнула. И не удержалась.
- А если...
- В твоем случае - никаких 'если' быть не может. Себя погубишь, и брата.
Да, брата. Я отвечаю за Корса. И пока я жива, никто не посмеет причинить ему вред.
Мама потрепала мои волосы, заплетенные в тугие косы.
- Не грусти, Шани. Все будет хорошо. Мы обязательно найдем безопасное место, и опять будем жить семьей.
- А потом... опять?
- Снова. Может, ты еще и замуж выйдешь к нашему приезду.
- Угу... то не смотри на парней, то замуж выйдешь...
- А ты так... не глядя.
Мама подшучивала вполне беззлобно, и я улыбалась в ответ. Ах, как же хорошо идти вот так, по лесу, и ни о чем не думать. Жаль, это ненадолго.
На дорогу мы вышли глубоко за полдень. Шли весь день, почти не останавливаясь, Корс под конец вообще ехал верхом на папе, у меня ныли ноги, но надо - так надо.
И мы были с избытком вознаграждены, когда перед нами открылся большой тракт. Отец удобнее устроился на камушке, достал флягу, сделал пару глотков, передал ее маме.
Я поступила так же и отдала воду братишке.
- Ну, теперь ждем караван.

***
Ждать пришлось не слишком долго, каких-то час-полтора, когда они показались на дороге. Впереди - ведущий каравана, пешком, как и полагается, потом фургоны, телеги, люди, вьючные животные...
Отец вышел на середину дороги и подошел к ведущему, не останавливая караван. Мы спешно навьючили все на своего ослика.
Мама крепко прижимала к себе одной рукой меня, второй Корса. И я видела - ей больно. Она подчиняется необходимости, но как же ей сейчас больно и тошно...
- Мое имя Руш Каран, - отец не собирался говорить правду. - У меня брат в Дилайне, детей, вот, к нему отправляю. В деревне красная сыпь, не хочу, чтобы заболели.
- Мое имя Ленер Райлен, - ведущий каравана улыбнулся. Был он немолод, уж лет пятидесяти, седина посеребрила его голову, но карие глаза смотрели по-прежнему внимательно. И эмоции, которые он испытывал, были далеки от старческого равнодушия.
Любопытство, дружелюбие, уверенность в себе... неплохой человек.
- Детей моих возьмешь?
- Если здоровы.
- Это не сомневайся, - махнул рукой отец. Двое ребят, один ослик... дочка - Шанна и сын Корт.
Сильно наши имена отец не менял чтобы не оговорились ненароком. Но...
Имена другие,  внешность тоже другая,  может,  и сойдет? Если спрятаться надо будет? Мы-то знаем,  о ком спрашивать,  а враги...
Я даже не сомневалась,  что враги будут.  Ленер прищурился на нас.
- Шанна Каран и Корт Каран. Ага, вижу... ты, Руш, человек рисковый.
- Да я так...
- Такую красоту без охраны отправлять.
- Шанна сама кому хочешь руки отшибет, - отмахнулся отец. - Вот за этот не волнуйся, подолом у меня дочь не крутит. Если ты еще приглядишь, вовсе хорошо будет.
- Пригляжу. Что у вас за деревня?
- Колючка.
Эта деревня была дальше от нас, но ближе к тракту. Иногда мы и туда ездили... правда сейчас прошли мимо, по лесу, даже не приближаясь, чтобы ненароком не заметили.
Ведущий кивнул.
- Это вам пришлось достаточно далеко пройти?
- Знаю, есть места поближе, но мы жили в лесу, - объяснил отец. - когда началось, я своих схватил в охапку, и в лес, в землянку. Я охотник... так что есть чем заплатить. Шкурками возьмешь - или деньгами лучше?
Ленер задумался.
- Если шкурки есть, я бы поглядел?
Отец кивнул на ближайшую телегу. Все это время мы шли рядом с караваном, никто не собирался останавливаться ради нас. Ленер сделал несколько шагов, отец вытряхнул на свет содержимое мешка... однако!
Выдра. Куница. Белка. И завернуто все это в роскошную волчью шкуру, зимнюю, уютную. Отец сам добывал зверя, сам меха выделывал...
Райлен оценил.
- До Дилайны по-любому хватит. Тебе с питанием детей - или свое есть?
- Свое есть, но лучше с питанием. С телегой... сам видишь, у меня мальчишка мал еще...
Корс надулся, но ноги-то и впрямь гудели.
Волка Ленер отложил сразу, теперь еще добавил к нему с десяток шкурок.
Отец покачал головой.
- Бери все.
- Тут больше, чем нужно, - честно сказал ведущий.
- Я не просто так, я за пригляд. Чтоб в дороге ничего не случилось, а в Дилайне ты их проводил до дома. Сможешь?
- Либо я, либо помощник... провожу, - согласился Ленер. - По рукам?
Отец протянул ему мешок из-под шкурок.
- Как раз все поместятся. По рукам!
Леннер кивнул на одного из своих помощников, высокого черноволосого мужчину лет тридцати.
- Орас. Орас, ты будешь отвечать за малявок, понял? Если кто руки к девчонке протянет, ноги вырву. И за мальчишкой пригляди...
- Хорошо, - голос у Ораса оказался неожиданно низкий и грубый. - Давайте, малявки, прощайтесь - и на телегу, я вам сейчас местечко найду!
Мама всхлипнула. И крепко-крепко прижала нас к себе.
- Маленькие мои... как же я вас люблю!
Притих даже Корс, который не терпел объятий. Я обняла маму в ответ.
- Мам, все будет хорошо. Мы дождемся, когда вы напишете или пришлете за нами...
Мама поцеловала Корса.
- Береги сестру, малыш. Ты теперь старший мужчина в семье.
Корс приосанился и кивнул. Отец подхватил его на руки и что-то зашептал,, а мама притянула меня к себе.
- Ты справишься, Шани, я знаю. Я в тебя верю... береги и себя, и брата. Мы вас обязательно найдем, что бы ни случилось!
- Или мы - вас.
- Вот этого не надо. Никогда нас не ищите... если мы сами не придем, значит что-то не так. Вам лезть не надо, себя погубите...
- Мам?
- Береги себя, малышка. И брата береги. Я вас люблю.
Мама толкнула меня к отцу, который как раз усадил Корса на телегу. Я ткнулась носом в надежное папино плечо, замерла, впитывая всей сутью исходящее от него ощущение безопасности. Надежное, светло-коричневое, как благородное полированное дерево...
- Папа...
- Ты у меня умничка, Шани. Ты справишься.
- Д-да... - я все же не удержалась, всхлипнула.
Отец погладил меня по волосам.
- Это дорога, малышка. А любая дорога рано или поздно приводит к родному дому.
- Разве?
- А иначе не стоит по ней и идти. Помни это...
- Да, пап...
- Береги мелкого. И себя береги.
Я хлюпнула носом - и заняла свое место в телеге. Орас сноровисто привязывал к ее задку нашего ослика. Корс прижался ко мне покрепче, забился под мышку... я притянула его к себе.
Мы смотрели на родителей, пока караван не ушел слишком далеко. Но и тогда сил повернуться и поглядеть вперед не было.
Орас ехал рядом, но молчал. И это было неплохо.
Зла я от него не чувствовала, ровные синеватые тона. Ты для него всего лишь работа, он к нам ничего не испытывает. Но человек надежный, ответственный... это неплохо.
Караван медленно двигался по направлению к Дилайне. И идти нам туда было еще почти двадцать дней.

***
Когда караван скрылся за поворотом, Айнара поглядела на мужа. Шем потер левый глаз.
- Напылили тут...
Женщина сделала вид, что поверила. У нее и самой глаза были на мокром месте. Но выбора не было. Они слишком хорошо знали, чем грозит необдуманный поступок Шани. И готовы были на все, чтобы отвести беду от детей.
- Пойдем, что ли?
Шем приобнял жену за плечи, второй рукой цапнул за повод ослика, и двое направились в лес. Айнара прижалась покрепче к мужу.
- Как в молодости. Когда мы путешествовали по лесу...
- Сегодня мы ее точно вспомним, - Шем храбро шутил, хотя на душе кошки скребли. И даже нагадили, судя по ощущениям. - Ты, я, костер, медвежья шкура... а ослу я завяжу глаза чтобы не подсматривал.
Айнара улыбнулась.
Вот в такие минуты она и понимала, за что полюбила своего мужа. За эту несгибаемую решимость. Им может быть как угодно плохо, но между ней и миром всегда встанет Шем. Оберегать, защищать, поддерживать, как это и должно настоящему мужчине.
- Ему надо просто найти пару. Купим по дороге?
- Вот еще я ослам личную жизнь не устраивал, - возмутился Шем.
Так, разговаривая и перешучиваясь, Ланаты и ушли в лес. И если бы они видели, что творится сейчас в деревне, они бы еще раз порадовались своей предусмотрительности. А тем временем, в Больших Щепках...

Большие Щепки, Риолон.
В этот раз в дверь к старосте не колотили. Сам вылетел, не дожидаясь повелительного оклика. И было с чего...
Отродясь он столько холопов не видывал!
Одного, двоих - да. Когда имя нарекать приходилось, да молодых связывать. И только-то...
А тут...
Целый отряд, на все верхами, и выглядят так...
Если б не рясы, не символ Храма - точно подумал бы, что какие-то благородные в Щепки нагрянули. Но его сомнения быстро развеял мужчина в белой хламиде, спрыгнувший с коня.
Брох почтительно поклонился.
- Благословите, светлый.
- Да пребудет над тобой рука Его, чадо... Мое имя Лоран, я приближенный милостью Его.
Брох поклонился.
О приближенных он слышал. И вот уж не думал увидеть... они ж по городским храмам, приближенный в деревне - это как барон на ярмарке. Вроде бы и может он там показаться, только неясно - зачем? Поразвлечься? Или... случилось чего?
Но приближенный его томить не стал.
- Скажи мне, чадо, не произошло ли в последние несколько дней у вас в...
- Щепках, господин приближенный.
- У вас в Щепках нечто странное?
Брох активно зачесал голову. Мысли зашевелились, словно вспугнутые тараканы.
- Сложно сказать, светлый. Вроде все, как всегда, разве что у мельника дочь утонула, а сыновей дикие звери порвали.
Приближенный насторожился.
- Утонула? Порвали? Ну-ка, расскажи мне подробнее, как это случилось?
- Как случилось? А шут его знает... девку в реке выловили. Либо, от несчастной любви она туда и сиганула,- честно признался Брох.
- Какой любви?
Вот уж о чем старосте рассказывать не хотелось, да из песни слова не выкинешь.
- У моего сына с ней сговор был, да переметнулся Мих к лесниковой дочке. Вот, видимо, с горя Ринка в воду и кинулась.
- Хм-м... и часто у вас такое бывает?
- Да уж лет тридцать не было, почитай. С тех пор, как плотникова дочь повесилась...
Приближенный задумался.
- А можно на сына твоего поглядеть, чадо?
- Да что ж на него и не поглядеть? Свинарник он убирает, сейчас жена позовет.
Второй раз за несколько дней Милава лишилась кувшина. На этот раз с вином. Несла угостить приехавших, да выронила. И метнулась звать сына, только юбки мелькнули.
Если б Брох сам за сыном сходил, он бы Миху сказал хоть сапоги сменить. А то сопляк так и явился, со всеми ароматами хлева.
Болван!
Приближенный поморщился, но заговорил ласково. И это чуть успокоило Броха. Хотел бы...
Хотели бы храмовники, они бы всю деревню прошли, огнем и мечом. И барон бы им даже слова не сказал. Не та ценность Большие Щепки, чтобы из-за них с Храмом схватиться. Это в Раденоре, говорят, где правит Черный Король, процветают еретики и поклоняются Темному. А в Риолоне Храм это сила!
Приближенный, тем временем ласково расспрашивал мальчишку, как тот познакомился с дочкой лесника.... Ах, Айшет Ланат?
Не риолонцы они? Беженцы из Тиртана?
А храм посещали? Ах, нет храма... ну, к холопу-то ходили?
Это хорошо, что ходили. Все обряды отправляли? Сыну имя нарекали? Это правильно. А давно у Миха такая любовь?
Как познакомился?
Сколько времени встречаются?
Мих отвечал честно, но староста, с высоты прожитых лет, не мог отделаться от странного ощущения. Словно приближенный ищет какой-то подвох, не находит его и злится. Но какой?
Что может быть не так?
Брох этого не понимал. И боялся, как всего непонятного.
Как и одного из спутников Приближенного, который обошел вокруг Миха с какой-то штуковиной, богато украшенной драгоценными камнями, а потом покачал головой.
Приближенный помрачнел.
- А где эти... дочь мельника? И остальные покойники?
- Так уж закопали, - честно признался Брох.
- На кладбище?
- Да, светлый.
- Проводите нас туда.

***
На кладбище было неожиданно людно. Мальчишек не устережешь, они и услышат, и примчатся, и кому надо расскажут, так что Респен там был в первых рядах.
Приближенный посмотрел на него, покачал головой, и принялся расспрашивать.
То же самое.
Давно ли его дочь бросили, как дело было...
И тоже обходил вокруг Респена с какой-то блестяшкой, и ничего не находил...
Староста Лемерт просто не знал, что следы ментального воздействия остаются на людях долгое, достаточно долгое время.
Айшет выплеснула силу. Ее заметили. Более-менее локализовали место и принялись искать. Там,, где есть люди. Там, где есть на кого воздействовать. Сила ментального мага вырывается на волю не просто так. У огневиков получается вулкан, у воздушников - ураган, а у ментальных магов - воздействие на людей.
Именно воздействие.
Когда Айшет читала чувства, или принимала мысли, это было не так важно, это было естественно, и сил почти не тратилось, вы же не думаете, как именно дышите? А вот когда сила вырвалась...
На что она пошла?
Может, приказали дочке мельника утопиться?
Но тут было гиблое дело. Вода... она все следы смывает, ищи, не ищи, не поймешь. Следов насилия не было? Значит, не били. Но приказать утопиться...
А то у нас мало идиоток, которые от несчастной любви и в петлю, и в колодец... лучше б в бордель пошли. Месяц 'разделенной любви' мигом излечит от всех душевных мук.
Нет, с мельничьей дочкой не угадаешь, может, приказали, а может, и сама.
Ее братья?
Но и тут холопы помрачнели.
Если б сразу...
Посмертно можно поглядеть, было ли воздействие, но опять - недолго. До похорон.
Земля в этом плане ничуть не хуже воды. Работает медленней, но если мертвец хоть сутки в ней провел... да и звери их погрызли. Там от тел-то не так много... нет, не подойдет.
А больше в деревне ни на кого воздействия и не оказывалось. Все чисты.
Сын старосты? Тоже чист. Если там любовь и была, то не наколдованная, а настоящая, это никому не запрещено, хоть магу разума, хоть магу смерти.
Чист и староста, и мельник, и кого ни проверь... да что за маг разума такой? Который ни на кого не воздействует?
Оставалась последняя ниточка.
Лесник.
И приближенный распорядился проводить их к домику лесника. Староста помрачнел, и кивнул Миху, привести лошадей. Сам, лично, господ сопроводит.
Ладно. С сыном.
Все равно увяжется к своей зазнобе, пусть уж на глазах будет, плесом его вперехлест на сеновале.

***
Дом лесника встретил гостей распахнутой дверью.
И остывшим очагом.
И следами поспешных сборов.
Борх почесал затылок. Мих метался, пытаясь понять, куда все делись, а староста прислушивался. Храмовники переговаривались, и его настораживали обрывки фраз.
- ... не преступление...
- ...может, видели чего?
- ...не пришли...
- ...боялись...
Брох дураком отродясь не был. И получалось так, что Ринку с братьями либо кто-то... убил?!
И убил-то магией, иначе никак, сыновей мельника Брох знал, мальчишки не дураки были и ножами помахать, и кулаками... нет, двое на одного с ними бы даже лесник не справился. Уж бесследно бы точно не прошло.
Магия?
А это вообще смешно. Видел он и лесника, и жену его... не маги они! Клясться Брох не стал бы, но разве ж маги так жить будут? И девка их...
Какой она, к Темному, маг? На Миха точно не воздействовала, иначе бы нашли чего, и в тот вечер, когда Респен детей искал, тоже выглядела вполне обыкновенно. Лесник, конечно, нервничал, ну так и Брох жизни не сильно радовался бы, коли к нему за полночь гости вломятся?
Так что ж получается?
Лесник с семьей сбежал.
А сбежал он после того, как староста попросил его поискать Респенов... ох, неладно.
Может, Шем и нашел чего?
А ведь и верно... мог. Если кто посторонний случился, к примеру, пошла Ринка сопернице волосы драть, да не дошла. Налетела на лихого человека, а тот магом и оказался. Вот и утворил чего недоброго.
А лесник узнал.
Говорят же, что в лесу от лесника тайны нет.
Узнал, и... а вот тут - всякое быть может.
Испугался и удрал.
Потребовал денег за молчание. И тоже удрал.
Был убит со всей семьей. Если этот тип с Респенами справился, что ему один Шем? Мог и убить, а вещи собрать для отвода глаз, почему нет?
Брох подумал, и подозвал Миха.
- Ты погляди по округе, понял?
- Что поглядеть? - конечно, не понял. И этим тут же заинтересовался холоп.
Пришлось Броху выложить свои догадки. Приближенный слушал его внимательно, раздумывал... потом решил поделиться.
- Верно, староста. Мага мы ищем. Мага разума.
Брох чуть с лошади не свалился. Одно дело - догадываться, другое точно знать, что где-то в округе такое чудовище ходит... страшно! Ох, лютое дело!
- Точно? Простите, приближенный...
Приближенный Ариост махнул рукой. Ладно уж, какая тут секретность? И так все ясно, если кто голову для мыслей держит, а не для шапок.
И приближенный принялся расспрашивать уже более откровенно.
Но и тут пользы ему Брох не принес.
Не маги они. Ни лесник, ни семья... может, и правда кто чужой. А может, лесник его и знал. Если пришлого... Сам Шем из Тиртана, может, и еще оттуда кого занесло? Известно ж, все они там безбожники, Шем, хоть и мужик приличный, а тоже, может... кто его разберет?
Дочка-то?
Да не, непохожа она на мага.
В деревне появлялась нечасто? Ну так оно и понятно, была б у него, Броха, такая, точно не пустил одну гулять. Хоть и прижил староста с супругой малым не десяток детей, а в девичьей красоте разбирался что холостяк. И Айшет ему понравилась.
Красивая, рыжая, яркая, и... при всем... и тут, и там... что посмотреть приятно, что подержаться, сам бы того, Рианка-то против лесничьей дочки не выгребала даже по течению. Это точно.
Сын?
Сынка лесничий частенько с собой брал. И что? Сопляк, шкодник и шалопай, вот и вся картина. Сам ему, было, уши драл... за что? Так за дело! А не надо на заборе похабные писанки рисовать! Зря лесник сынка грамоте научил, конечно, а только дело житейское. Ну, научил... может, оно и пригодится? Хоть в лавке не обсчитают.
Приближенный мрачнел на глазах.
Что оставалось?
Да только обследовать лес на предмет следов. И то...
Если Шем такой хороший лесник, то и следов там не найдешь. Так, забегая чуть вперед, и оказалось.

***
Лес прочесывали и вдоль, и поперек, а Приближенный мрачнел все больше и больше. И Мих оказался для него неожиданностью.
- Господин приближенный!
Хорошая штука - вежливость. Она и помогла приближенному Ариосту не рявкнуть во весь голос,, а отделаться вежливым:
- Что тебе, дитя Света?
- Господин приближенный, вы сейчас по другим деревням поедете?
- Да, наверное, чадо Света.
- А может, вам провожатый нужен?
Хм-м...
Идея была неплоха. Все эти стежки-дорожки, деревеньки-хуторки, все это мог знать только местный. Что б и не попользоваться, раз уж сам предлагает?
Но...
- Проводник нужен, чадо. Но сначала поведай мне, что у тебя на уме. Ведь не жажда наживы тебя гонит в путь, верно?
Мих замотал головой.
Брох уже заметил, что отпрыск вытворяет недоброе, но вмешаться в беседу приближенного не смел, и только тягал себя за бороду.
Эх, пороть надо было мальчишку! Пороть! А теперь уж и не получится...
- Я в доме лесника посмотрел. Шани... они сами все ушли. И плаща ее теплого нет, на меху, и зимних сапожек, и всякой справы лесника - тоже, а она не из дешевых. По всему выходит, сами они ушли, второпях так не соберешься, и ежели кто чужой будет - тоже не соберется. Даже книжка исчезла, Шанькина, любимая. Я поглядел. А раз так... вы же искать этого злыдня будете?
- Мага-то? Будем, чадо Света. Будем...
- А там, может, и я чего о Шани узнаю?
Мих покосился на отца, но приближенному и так все было ясно. Староста производил впечатление неглупого мужичка, очень себе на уме, понятно, что Миха сейчас в работу припрягут, что того ишака, а там и оженят, чтобы не думал о кренделях небесных...
А вдруг и правда пригодится?
Приближенный мило улыбнулся, и подозвал к себе старосту. Две минуты переговоров, тоскливое мычание, пара серебрушек - и вот он, Мих Лемерт, сопровождающий приближенного в его поездке. Да, и место покажите, где братьев Распен... то есть Респен нашли.
На поляне действительно оказался чуть повышенный магический фон. И только.
Слишком много времени прошло. Уже не определишь, ни как, ни что, ни откуда... ничего не ясно.
Понятно только, что надо искать. Вот искать приближенный и будет.
Не в одном Тиртане умели контролировать магов разума. Мать не врала Айшет, ни единым словечком не врала. Главное - было найти мага разума, а уж к делу его Храм быстро пристроит.



Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Золушка для миллиардера. Вероника Десмонд��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОфсайд. Часть 2. Алекс ДВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Поймать ведьму. Каплуненко НаталияКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"