Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Аз есмь - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Уважаемые читатели. Обновление отдельным файлом. Продолжение выкладывается каждую неделю, планово, по четвергам. Обновлено 19.01.2017 г. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

***
Надо сказать, что убийство шведского короля особенного резонанса не вызвало. Вот если бы это коснулось европейских государств, или если бы русские предприняли попытку экспансии - тогда да. а так - сидят они сами по себе, да и пес с ними.
И темно что-то в этой истории со шведами. То ли они убили, то ли у них убили... если Карл начал первым, то русские имели право на месть, если не он, то...
А, все равно - воевать с Русью сейчас не хотел никто. Тяжело, невыгодно, неудобно - пока доберешься, придется через поляков пройти, через венгров, а там и встретят. Уж как эти три государства друг за друга держатся - глядишь, и в одно сольются.
Всем было отлично известно, что веник стоит ломать по прутику. Но сломать этот веник... стоит ли овчинка выделки? Идти далеко, воевать сложно, да еще и не факт, что войну выиграешь. А выиграешь - так захваченные земли не удержишь.
Сами же русские спокойно сидели на своей территории и никуда не лезли.
К чему?
Они и так хороший кусок откусили. Теперь освоить бы.
Периодически возникали то ли стычки, то ли локальные войны с турками, пираты пробовали на зуб русские корабли, шведы покусывали границы, но это были такие мелочи по сравнению с выигранными войнами.
В остальном же - все складывалось очень удачно для Руси. Теперь надо было развивать производства, поддерживать науку, размножаться и строиться. А дело государя было скорее поддерживать стабильность, чем влезать в новые авантюры. Этим Алексей Алексеевич и собирался заняться.
Обеспечивать государству покой.
После трагической гибели Ивана Морозова ему не хотелось воевать. Не хотелось никуда идти, не хотелось великих свершений. Как-то резко навалился возраст, вспомнилось, что отец в это время уже,, считай, развалиной был...
Софья не протестовала. Ей тоже было тоскливо. И как-то незаметно, исподволь, все чаще решения перекладывались на плеча Александра Алексеевича и его команды. Волчата оттачивали зубки, а 'старики' играли роль стопора. Не все же проекты надо поддержать, какие и завернуть не грех. Пусть дети учатся, пока живы родители и есть кому их учить.
Придет и их время расправить крылья.

1702 год
- Алеша, поздравляю, - Софья коснулась руки брата, потом крепко обняла Ульрику. - Уля, милая, как замечательно! Первый внук!
Александр мог бы получить детей и пораньше, но решил дать себе и Марии время. Привыкнуть друг к другу, пожить вместе, стать семьей по-настоящему...
А потом уж дети.
Первого внука государя Алексея Алексеевича назвали Иваном.
Сама Софья пока не могла похвастаться внуками, но Елена собиралась вскоре порадовать мать. Мальчишки пока еще просили погулять - и Софья с чистой душой отпустила их в Крым. Пусть помогут Ромодановским.
Старый Григорий все еще держал бразды правления в руках, но все чаще ему помогал приемный сын - и Алексей считал, что надо бы дать им владения в Крыму. Дмитрию так точно. Заслужил.
Елена же...
Неожиданно для многих, она вышла замуж за среднего сына пана Володыевского. Юный Дариуш был настолько влюблен в темноволосую девочку, еще с детства, что не обращал внимания на 'маленькие' недостатки княжны. То есть - дружбу с братом и желание заниматься государственными делами. Он даже не возражал взять фамилию жены и перейти в род Морозовых. Почему бы нет?
Он родился в Москве, рос в Дьяково, учился там, жить собирался тоже на Руси - и что еще нужно? Его отец поляк, да, но сам Дариуш ощущал себя только русским. Здесь и жизнь строить собирался, на службе государю. Вот старший сын, Бронислав, тот поедет в Польшу. Там есть земли, там его ждет титул, там давно забылись времена войны с турками - и никто уже не будет мстить пану Володыевскому, заточившему жену в монастырь. Примет наследство, да и для сестер там женихи найдутся - приданое у них богатое.
Сам Ежи уже уезжать с Руси и не хотел. Разве что в гости к сыну?
Прижились они с Басенькой тут, корнями приросли... поздно.
В Польше тоже было стабильно и спокойно. После того, как Михайла избавился от большей части взгальной шляхты, оставшиеся присмирели - и занялись делом. В Польше тоже строились дороги, развивалось производство, разведывались полезные ископаемые, учреждались школы по примеру той, что на Руси, в Дьяково, Университета пока, правда, не было, ну так дело наживное. Пока же среди молодых поляков особым шиком стало поучиться на Руси - таким должность при дворе и хорошая карьера были обеспечены. Какие там дуэли - карты - девки?
Медленно, постепенно, в сознание знати, как русской, так и польской и венгерской внедрялась простая мысль, что они рождены не ради развлечений, а для служения отечеству. А чтобы служить, надобно знать, как. И учиться, и работать...
Это был каторжный труд не на одно поколение правителей, но начать его стоило.

***
- Даниэль Фо? И что ему здесь нужно?
- Почему бы не дать ему приют?
- а кто он такой? - Алексей Алексеевич смотрел на сына и племянницу не то, чтобы с неодобрением, скорее, с непониманием.
- Англичанин. Публицист, писатель, памфлетист...
- и к чему нам такое?
- Пап, его в Англии гнобят, - вступил Александр Алексеевич. - К позорному столбу приговорили за памфлет, а он ведь талантлив!
- Нам-то что с его таланта?
- Он англичанин. Пусть пишет плохо о своей стране или хорошо о Руси. На наши деньги, но прислушиваться к нему будут и в Европах.
Алексей Алексеевич пожал плечами.
- Ладно. Пусть поживет, а там посмотрим.
На Руси пора было выпускать газету. И почему бы не доверить ее рукам человека, имеющего опыт. Приставить к нему русских, конечно, пусть учатся, опять же, материалы помогают отбирать... никакой свободы слова он допускать не собирался. Вот еще!
Газета - это и так новаторство, поэтому каждый номер будет подвергаться жестокой цензуре и критике. И никак иначе.
Заметки, новости, объявления...
Для начала этого довольно. А потом, если дело пойдет хорошо, можно будет и расширить список.
Алексей Алексеевич не мог предсказать, что почти двадцать лет спустя, в 1719 году Даниэль, прибавивший к своей фамилии частицу 'де' и ставший Даниэлем Дефо будет публиковать в этой газете роман с продолжением.
Жизнь и странные, удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, описанного им самим.

 1705 год
- Леопольд умер.
Алексей Алексеевич посмотрел на сестру и перекрестился, как добрый христианин. Потом подумал - и добавил уже как король.
- Туда и дорога старой сволочи. Это точно?
- Абсолютно.
- кто ему наследует?
- Его старший сын от третьей жены. Иосиф. Его короновали под именем Иосифа 1-го. Кстати - тот еще правитель будет. Не глупее отца, только более мирно настроен.
- Думаешь, Илона может вздохнуть спокойно?
- Я бы на ее месте расслабляться не стала.
Леопольд до смерти не оставлял мысли о восстановлении своей империи и присоединении Венгрии обратно. Так что в год на Ференца покушались два-три раза. Просто осадное положение.
По счастью (хотя какое там счастье, просто выучка отменная), ни одна попытка пока не увенчалась успехом.. но Леопольд был упорен. Будет ли таким же его наследник?
Сказать сложно, но вроде как Иосиф человек мирный...
- Да ты и на своем никому спуску не даешь, - усмехнулся государь всея Руси. - Сколько у нас за последний год изловлено шпионов?
- Ловить их? Вот еще! Через них намного удобнее сливать нужную нам информацию, - Софья пожала плечами.
- И твои мальчишки жалуются - мол, мать запрягла, вздохнуть некогда. Как отец только все в одиночку успевал? Скоро забудут, как детей делать...
- Забудут эти шалопаи, как же, - Софья фыркнула. Даниил и Кирилл Морозовы уже успели найти себе жен, кстати, из числа 'Софьиных девушек' - и активно размножались, подарив Софье по внуку. И останавливаться на этом не собирались.
Мысль об Иване она привычно прогнала. Больно?
А кто сказал, что боль утихает со временем? Поверьте - врут. Это все так же больно, просто за новыми ранами забываешь о старых.
- Внуков в Дьяково когда привезешь?
- тебе там Аленкиной дочки мало?
Княжна Елена действительно подарила мужу дочку - Сонюшку-младшую, которая сейчас воспитывалась совместно с внуками Алексея. Что-то из этого получится?
- достаточно. Традиция складывается?
- Ты и я, Санька и Аленка, теперь вот Соня и Иван...
Софья пожала плечами.
- Если это на благо Руси?
- Иногда я думаю, что бы случилось, будь ты иной? Я иным?
Софья промолчала. Она точно знала что могло бы случиться. Смерть Алексея. Петр Первый. Онемеченная Русь. Демократия и гласность, чтоб их...
Но Алексей смотрел пристально, и на лице женщины появилась улыбка.
- Мы не знаем, что бы случилось. Но ведь это не такая плохая жизнь, верно, братик?
- Верно, сестренка.
Алексей и Софья Романовы стояли у окна Кремля и смотрели на Москву. Родную, златоглавую, белокаменную, невыразимо прекрасную в сиянии солнца... Они ни о чем не жалели.

1707 год
Это случилось внезапно, как и любая смерть. Михайло Корибут сидел на пиру, слушал здравницы и думал, что уже стар. Шестьдесят семь лет, не шутки. Пора уж престол сыну передавать, Ежи давно готов. Да и Юлиана у него девочка умненькая...
Рядом что-то сказала жена, положила руку на его локоть. Михайла повернулся к ней.
Марфа...
До сих пор красивая, несмотря на сорок (почти сорок, но разве это так важно?) лет вместе, на двоих детей, на...
Что она говорит?
Почему он не слышит ее слов?
В ушах стремительно нарастал шум, похожий на рев грозы, стены зала поплыли перед глазами - и только одно оставалось неизменным - синие романовские глаза, в которых он тонул, забывая обо всем на свете.
Они сияли перед ним, заслоняя весь мир, они светились, и Михайла все хотел сказать жене, как он любит ее, а губы почему-то не слушались. Что-то больно стиснуло грудь - на миг, и тут же ушло, оставив ощущение легкости и невесомости. Михайла поднялся - и пошел на источник света. Такой же ясный, как сияние глаз любимой...
- Его величество умер....
Марфа коснулась шейной жилы, уронила пальцы....
Хотя она могла бы этого и не делать. И так видно. Стоит только взглянуть в застывшие темные глаза.
Вот и все. Теперь ты уже не королева польская, ты вдова польского короля. А король...
- Сын мой...
Ежжи медленно приблизился. Лицо бледное, глаза - как два темных озера...
Марфа закусила губу.
Даже здесь, даже сейчас... не завыть, не броситься навзничь на тело супруга, не закричать криком, выдирая косы, как девки по деревням кричали. Даже сейчас - королева.
- Король умер. Да здравствует король.
И первая опустилась на одно колено, приветствуя нового монарха. И за ней последовала шляхта.

***
- Польша... - Людовик Четырнадцатый ласкающим движением коснулся карты. - Польша....
- Сир?
Анна де Бейль с тревогой наблюдала за супругом. Черт его знает, что там за мысли под париком бродят. Но ничего хорошего они полякам не принесут, это точно. Супруг у нее на все готов ради расширения территории.
- Не забивайте свою очаровательную головку, дорогая...
Как Анна не пыталась выудить у него хоть что-то, все было бесполезно. Людовик молчал, но по обрывкам сведений она поняла, что готовится что-то неприятное.
Письмо улетело на Русь, но успеет ли оно вовремя? Вот вопрос.

***
- Мам... не умирай, пожалуйста...
Марфа посмотрела на сына спокойными глазами.
- Ежи, милый, мне пятьдесят четыре года. Рано или поздно, так или иначе...
- Мам...
Сын уткнулся головой в подол ее платья. Милый, милый...
Сколько бы лет не прошло, а ты все равно видишь перед собой головку, покрытую младенческим пушком, большие глаза - и тонкие пальчики, вцепившиеся в твою руку. Ты - мать, и этим все сказано. Пусть даже у чадушка свои дети подрастают...
Пальцы королевы пригладили растрепавшиеся кудри сына.
- Георгий Корибут, вам должно править. А я... я еще поживу. Мне еще правнуков увидеть хочется.
- Тебе письма. От дяди Алексея, тети Софьи, Илоны, дяди Ивана, дяди Феди....
- я уже поняла. От всех Романовых, которых только можно перечислить, верно?
- Да.
- Ну, давай их сюда. Хоть ответы напишу.
Марфа встала с кушетки, откинула назад заплетенную косу - после смерти мужа она оделась нарочито просто, траурно. Ни шитья, ни роскоши, ни даже драгоценностей, простенькое темное платье, стянутые черной лентой волосы - она и не знала, что горе смахнуло с ее лица все признаки возраста. В полумраке Краковского дворца она казалась неземным существом...
Исхудавшие пальцы - она три дня ничего не ела, кусок в горло не лез, сломали знакомую печать, буква 'С' на темном воске изогнулась, словно змея, переплетаясь с буквой 'Р'.
Сестра Софья. А ведь она тоже несколько лет назад...
Марфа решительно раскрыла письмо.
И побежали перед глазами строчки, написанные ровным четким почерком. Сестра не сочувствовала. Она - понимала. И писала о детях, о том, что жизнь продолжается...
'...если сочувствие станет невыносимым - приезжай в гости. Я буду рада тебя видеть. И Алеша тоже. На качелях покачаемся в Кремлевском саду, как раньше...'
Марфа медленно сложила письмо. Убрала в стол, посмотрела в окно. Может, и правда съездить? Мужа она похоронила, вот побудет месяцок с сыном, чтобы он привык - да и в путь? На хороших лошадях... хоть перед смертью русскую речь услышать.
В какой стране ты не живи, а все одно - тоска по родине прорывается. Что такого в земле русской, каким ядом она отравлена? Будь ты хоть трижды королевой, а все одно, зашелестят рано или поздно за окном березы, пробежит по подолу солнечный зайчик, плеснет знакомой синью река...
Родина там.
Обязательно надо съездить.

***
Стучат копыта коней, поскрипывают колеса карет, Марфа вспоминает разговор с сыном.
 - Мам, останься, а?
 - Милый, я должна съездить. Ты меня просто не поймешь, но там моя родина. Хочу повидаться с братом, сестрой... Не так уж и много мне осталось...
 - Мама, не говори так!*
* в РИ царевна Марфа Алексеевна как раз и умерла в 1707 году. Прим. авт.
Ее величество небрежно пожала плечами.
 - ты отдашь распоряжения сынок?
 - да, конечно.
Его величество Георгий готов был на все, лишь бы мама улыбнулась, перестала походить на призрака...
Будь ты хоть трижды королем, но терять родителей всегда тяжело.
Марфа мирно дремала, когда тишину дороги разорвали выстрелы и крики умирающих.
Первым желанием было выскочить из кареты и бежать. Вторым - подумать головой. Бегущая женщина, кто бы ни напал на кортеж, будет только обузой. Своим придется дополнительно защищать ее, а врагам, хватит одного удачного выстрела.
Она, увы, не так проворна, как в семнадцать лет. Да и...
Оружие!
Марфа скользнула рукой в карман на дверце кареты. Рукоятка кинжала пару секунд приятно холодила пальцы, а потом нагрелась от стиснувшей ее ладони. Женщина привычно спрятала лезвие в складках ткани и принялась ждать. Через пару минут дверца распахнулась.
- Ваше величество, будьте так любезны...
Протянувший ей руку дворянин был смутно знаком женщине. Она напряглась и припомнила.
- Ян Яблоновский. Верно?
- Польщен, что вы помните меня, ваше величество.
Марфа не приняла руки. Выскользнула из кареты, огляделась вокруг.
- И зачем вы напали на моих людей? Что происходит?
- Мне поручено проводить вас туда, где вам все объяснят. Вы позволите?
- Не позволю, - Марфа отстранилась от протянутой руки. - Извольте объяснить все здесь и сейчас. Или потащите меня силой?
- что вы, ваше величество...
А глаза - темные, злые, хищные, сомнений не оставляли. Еще как потащит.
- тогда будьте любезны объясниться. Вдруг я пойду с вами по своей воле?
Легкая ирония не осталась незамеченной окружающими. Всадники переглядывались. Хоть и схизматичка, но королева оставалась королевой. Да и католичество она давно приняла, и тридцать с лишним лет на троне не могли не сказаться. Большинство из окружающих другой королевы и не помнили, кроме Марфы.
Ян скрипнул зубами, но сказать ничего не успел. Всадники раздвинулись, пропуская юношу на гнедом коне. Хотя... нет, не юноша. Ему уже лет двадцать пять - тридцать, но красив. Возраст на нем совсем не сказался. Развевается голубой плащ, блестят зубы, завиваются тщательно уложенные локоны... она его помнит?
Марфа покопалась в памяти, но - увы.
- Позвольте представиться, ваше величество. Пан Станислав Лещинский.
- и что же вам угодно от вдовствующей королевы, ясновельможный пан? Надеюсь, не руку и сердце?
Всадники засмеялись. Они чувствовали себя безнаказанными. Сильными, храбрыми, неуязвимыми... ну что может сделать пожилая женщина? Пусть потешится, пока ей позволяют!
- Что вы, пани, - в тон ей ответил Станислав. - Намного меньше. Всего лишь пригласить вас в гости.
- и ради этого вы перестреляли мою охрану?
- Ради того, чтобы они не мешали вашему уединению в одном милом замке. Как раз у вас будет время оплакать мужа...
- Я его и на родине оплачу, - огрызнулась Марфа.
- Верно. Только на родину за вами сын не поедет.
Марфа резко выдохнула.
- Ах, вот оно что. Ясновельможный пан решил посягнуть на польский престол?
А когда ж еще, как не при смене власти? Михайла умер, для Ежи сейчас главное удержаться. Его-то на царство не кричали, он наследник. Но если кто-то сможет его скинуть, потом подкупить шляхту... одним словом - удержаться Лещшинский не может.
Или может?
- Кто стоит за вами?
- Ваше величество...
Марфа резко тряхнула головой. Темная коса с нитками седины метнулась змеей.
- Вы же не рассчитываете, что мой брат оставит это без последствий? Значит, вас кто-то поддерживает. Кто вам что обещал?
Станислав замялся. Марфа окинула взглядом наемников, прищурилась.
- Франция. Я угадала?
И обострившимся чутьем поняла - да! Трижды да!
- Людовик... неужели вы и правда думаете, что он вас поддержит? Что удержитесь?
- Ну, часть-то я точно удержу. Союзников хватит, - раздраженно бросил Станислав. - Да и на брата я бы рассчитывать не стал. У меня найдется, что ему предложить. Вас, например...
Марфа вскинула руку к горлу. Вот теперь ей все стало понятно.
Сам по себе Станислав не удержится. А вот с заложницей вроде нее...
Ежи не рискнет причинить вред матери. Да и... она сильный козырь. Если ей будут шантажировать сына - часть шляхты просто не поймет, если Ежи откажет негодяям. А если согласится...
Ее мальчик окажется между двух огней.
Да и брат.
И как знать, не будет ли выгодно брату развалить и подмять Польшу?
А вот этого Марфа допустить уже не могла.
Она тут прожила долгие годы, она сроднилась с этой страной, она дышала ее воздухом, в этой земле лежит ее муж...
Она русская. Но и полька - тоже. И раздергать эту стану на части, скинуть в мятеж - не даст.
- Что ж, - медленно протянула она. - Кажется, у меня нет другого выхода. Только ехать с вами. Вы сильнее....
- я рад, что вы не будете сопротивляться, - расплылся в улыбке Станислав.
- не буду, разумеется, - Марфа ответно улыбнулась. Они так удачно стоят - достаточно далеко для задуманного. Отбиться ей уже не удастся. Но... - Заберите мои вещи из кареты. И извольте не потерять по дороге сундучок с драгоценностями. Он обтянут красной кожей и стоит под сиденьем. Достаньте сейчас, чтобы я была уверена.
Яблонский невольно сделал несколько шагов к карете. Все внимание мужчин приковалось к наемнику, который извлекал сундучок.
Ну да, драгоценности там были. Пара ожерелий и штук пять колец. Не в трауре ж их носить....
Пары секунд ей хватило, чтобы поудобнее перехватить кинжал.
Странно.
Рукоять кинжала теплая, а лезвие ощущается таким холодным....
Софьина школа не подвела. Кинжал вошел ровно туда, куда Марфа и планировала - под левую грудь. И женщина медленно осела навзничь, запрокидываясь назад.
Кажется, кто-то кричал, кажется, Яблонский бросился к ней, но было уже поздно, совсем поздно....
А Марфа смотрела в небо и видела там Михайлу. Совсем такого, как тридцать с лишним лет назад. Юного, веселого, улыбающегося. Это видение стирало память о старом мужчине, лежащем в гробу. Разве Михайла мог умереть? Вот же он, живой, настоящий, он протягивет ей руки...
Марфа коснулась его пальцев и легко встала.
- откуда ты здесь?
- Я тебе все обязательно расскажу, любовь моя. Наконец-то мы вместе...

***
На дороге царило похоронное настроение. Увы, труп вдовствующей королевы не годился для шантажа. Вообще.
Можно угрожать, что его не отдадут для погребения, но за такое... За такое потом самого Лещинского погребут за оградой кладбища.
И что получилось?
Королева мертва. И никому они ничего не докажут. Теперь для всех поляков они будут не борцами с тиранией Корибута, а убийцами старой женщины. И кому докажи, что эта бешеная схизматичка сама себя... Ни одна добрая католичка на такое не способна, она бы об адских муках подумала.
А эта....
Гадина!
Впрочем, можно просто уехать. Никто не знает о происшедшем на лесной дороге, его люди промолчат, так что он сможет все переиграть.
Лещинский еще не знал, что один из сопровождающих Марфы не умер. Ему хватит сил и дождаться помощи, и рассказать о том, что произошло.
После такого Станиславу оставалось только бежать во Францию. Ни один поляк не желал ему даже руки подать. Какое уж тут правление?
Удрать бы, пока не прибили.
Людовик не обрадовался неожиданному гостю, но и гнать не стал. Станислав поселился в Нанси, где готовился к следующему раунду борьбы за трон. Пусть пройдет время, все забудется, успокоится, Ежи покажет себя плохим правителем, разумеется, с непосредственной помощью Людовика...
Это, конечно, не польский трон, но Яну Яблонскому и такого не досталось. Не успел вовремя удрать из страны, вот и попался на сабли к нескольким молодым шляхтичам. Его вызвали на дуэль и дрались по очереди. Первого он убил, а второй проколол Яблонского насквозь.
Впрочем, долго Лещинскому тоже не пришлось наслаждаться уютом и покоем. Чуть меньше года. Это время понадобилось Софье для того, чтобы выяснить, что произошло, списаться с Ежи, списаться с Анной де Бейль - и направить во Францию несколько человек.
А потом Станислава нашли в его постели. Отравленным. Синее лицо и следы рвоты не оставляли сомнений в причинах смерти. Сказала же царевна 'Собаке - собачья смерть', вот и обеспечили. И ни минуты не колебались.
Марфу любили.
За красоту, за доброту, за самопожертвование...
Ежи горько оплакивал мать. Тело ее перевезли в Краков и захоронили рядом с супругом.

***
- Мы должны это спустить Людовику?
- Нет.
Софья зло прищурилась на пламя свечи. Алексей выглядел... недовольным? Это было не то слово. Показали б ему сейчас Людовика - тот бы и слова 'Солнце' сказать не успел. Только бы позвонки под пальцами хрупнули.
- Я понимаю, что убить его не получится, но что-то же мы можем с ним сделать!
- Можем, - Софья потеребила косу. М-да, седины в ней становилось все больше и больше. - не сразу, но можем. А убить проще всего, тут ты неправ.
- Так, - заинтересовался Алексей. - А ты что предлагаешь?
- По большому счету, он Марфу не убивал.
- он дал денег Лещинскому. И вообще - ты предлагаешь его простить?
Софья посмотрела на брата с изумлением.
- ты что? Ни в коем разе!
- ну тогда что? Соня, не тяни!
- я предлагаю ударить в самое нежное место его величества, - протянула Софья. - В его карман.
- И как же? Пиратами? Так он с турками в дружбе, а кто еще ему может так поперек торговли встать...
Лицо Софьи стало загадочным.
- О, нет, братик. У меня есть идея интереснее. Недавно мне пришло донесение из Шотландии. Там, в окружении герцога Аргайла объявился очень интересный молодой человек по имени Джон Лоу.
- И что? Чем интересен этот человек?
- Своими предложениями по реформированию торговли и денежной системы Шотландии.
- Что в них интересного? - Алексей хоть и не любил финансовые дела, но вдруг?
- Все самое интересное у мальчишек. Даньки, Кирилла...
- ты не хочешь пригласить его на Русь?
- что ты, братик. Этот господин из тех, кого не стоит приглашать в свой дом. А вот в чужом он может оказаться весьма и весьма полезен.
- Соня, - Алексей посмотрел на хитро улыбающуюся сестру и покачал головой. - Считай, что я заинтригован, что мне интересно, что у тебя открытый лист на все действия. Но объясни, наконец, что это за тип!
Софья прошлась по комнате. Подумала пару минут, формулируя свою речь наиболее корректным образом. Все-таки мир еще не дорос до такого способа отъема денег у населения.
Или...?
В реальной истории Джон Лоу провернул свой финт ушами лет на десять позже, чем здесь. Но там ему никто не помогал, а здесь его может поддержать она, ну и помочь снять сливочки. Так что...
Она отлично помнила, как еще там, в девяностые годы двадцатого века, муж рассказывал ей о финансовых пирамидах. Смеялся над 'МММ'ами, 'РДС'ами и прочими рекламщиками, говоря, что они всего лишь жалкие подражатели. А источник их вдохновения жил еще во времена Людовика Четырнадцатого. Собственно, тогда и прошла финансовая пирамида номер один. В стране короля-солнца, после его смерти.
А тут будет при жизни.
- Алеша, есть такое понятие 'финансовая пирамида'...
Алексей выслушал с большим вниманием. Потом попросил повторить. Уточнил несколько деталей - и пришел в восторг.
- Соня, а вам это удастся?
- Ему. И только ему. А я... а русских в этом деле вообще не будет. Ни к чему Людовику такие козыри.
- Дерзай. Что нужно? Люди, деньги...
- Я все найду. Главное у нас уже есть - твое одобрение.
- даже поощрение. За Марфу я этому венценосному солнышку все лучи пообломаю.
- Поверь, потеря денег для него страшнее.
- Действуй. Верю.
Софья послала брату нежную улыбку. Она в себя тоже верила. Но вот как бы сделать так, чтобы Джонни Лоу не кинул компаньонов? Месть - это прекрасно, но если Франция оплатит некоторые русские проекты, будет вообще великолепно. Кирюшка с Данькой пока вдвоем одного Ивана не стоят, и так виртуозно выкраивать деньги то здесь, то там не умеют. Будет им помощь от мамы...

***
Два месяца спустя...
Джон Лоу сидел у камина. Мужчине было грустно.
Кажется, Шотландия тоже не станет местом для приложения его талантов. А ведь хотелось, еще как хотелось! Обрести дом?
Нет, не так.
Хотелось власти и денег, а с рождения у него было только второе. Первое же...
Благовоспитанный еврейский мальчик быстро понял, что всегда будет существом второго сорта - и ударился в гулянки. Прокутил имение, доставшееся от родителей, растратил деньги и был вынужден зарабатывать на жизнь картами. Прилеплялся то к одному сильному мира сего, то к другому, нигде надолго не задерживался...
Хотелось ли?
Нет, не особенно. Но от своего замка, титула, денег он не отказался бы...
Скрипнула дверь. Джон с удивлением посмотрел на вошедшего слугу.
- что случилось, Джек?
- к вам господин Тэрас, милорд.
- господин Тэрас? Кто это? Первый раз слышу, - Джон хотел было отказать неизвестному в приеме, но потом передумал. Любопытство глубоко укоренилось в его характере. Джон физически не мог пройти мимо чего-то интересного... - Пригласи.
И с интересом уставился на дверь.
Вошедший оказался неприметным мужчиной среднего роста, с темно-русыми волосами, в простой черной одежде и длинном плаще.
- Мистер Лоу, рад знакомству.
- Мы с вами ведь не встречались раньше, - Лоу не спешил радоваться. Мало ли... случалось в его жизни разное. От родственников 'невинных' девиц до карточных должников.
- Нет. Ни со мной, ни с кем-то из моих родных...
Лоу перевел дух.
- Тогда что привело вас ко мне, мистер Тэрас?
Тарас Иванько, один из выпускников школы в Дьяково, улыбнулся.
- Я прибыл сюда, мистер Лоу, чтобы сделать вам предложение, от которого вы не захотите отказаться.
- Да? И что же это?
- Это власть и деньги. Очень большие деньги и большая власть.
Это так совпадало с недавними мыслями Лоу,  что мужчина не удержался. Перекрестился.
- Вы... читаете мысли?
- Нет. Отнюдь. Просто ваши таланты привлекли внимание некоторой группы людей. И я хочу предложить вам отправиться во Францию.
- Может,  стаканчик виски? И обсудим?
Тарас кивнул,  соглашаясь. Да,  и стаканчик,  и обсудим...
Держись,  старушка Франция. Войны - полбеды,  а вот финансисты...



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Свет утренней звезды " (Современный любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | К.Кнапнугель "Акционер моего счастья" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Обреченная любить" (Любовное фэнтези) | | И.Матлак "Академия пяти стихий. Иссушение" (Фэнтези) | | Ф.Вудворт "Парный танец" (Любовная фантастика) | | Ж.Штиль "Стервами не рождаются. Падь" (Любовные романы) | | Н.Кофф "Просто так " (Короткий любовный роман) | | Е.Ромова "Одна из тридцати пяти" (Любовное фэнтези) | | А.Замосковная "Жена из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"