Sturmflieger (mars457@mail.ru): другие произведения.

Фанфики на Софью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!



Оценка: 7.56*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик уважаемого Sturmflieger (mars457@mail.ru) о побеге Монмута из Англии. Надеюсь, что читатели получат столько же удовольствия, сколько и я. С уважением. Галя и Муз.

   "...Монмут метался по каюте как тигр запертый в клетку.Корабль поскрипывал, уваливаясь на свежем ветру,с палубы доносились команды капитана,крики работающих со снастями матросов и хлопанье парусов.Энни и дети отдыхали в двух соседних каютах.Хотя, какие дети?Изабел уже взрослая девица, давно замуж пора, вот только как-то пока не срослось--единственная выжившая дочь, всё боялся продешевить.Джеймс и Генри--два здоровых балбеса, шестнадцати и четырнадацати лет.У него в этом возрасте уже женщины были!Хотя и сыновья тоже женским вниманием не обижены, при дворе светских шлюх всегда хватало!Впрочем, не это волновало сейчас свергнутого короля Англии.В памяти Монмута одна за другой всплывали картины последних дней...Первые известия о мятеже, обтекаемые ответы членов парламента, министров, генералов, медлительное бездействие, в котором вязли его приказы решительно подавить мятежников...Потом пошли измены,сначала единичные а потом всё больше и больше вчера ещё верных слуг короны перебегало на другую сторону.Уклончивые взгляды придворных, толпа которых,всегда заполнявшая дворец, начала редеть не по дням и даже не по часам, а по минутам.Проклятые лизоблюды!Ещё вчера они целовали ему руки и унижались выклянчивая милости, и вот теперь!...
   --Монмут в бешенстве сжал кулаки...
   И наконец, долетевшая до опустевшей королевской резиденции, весть о бунте начавшемся в самом Лондоне.Теперь, оглядываясь назад, Монмут ясно понимал что выскользнул чудом, и только благодаря преданности и талантам одного человека.Джеймс Кодрингтон, тёзка короля, капитан роты гвардейских конных стрелков.Самый младший сын в не слишком знатной, хотя и довольно богатой провинциальной дворянской семье, которому абсолютно ничего не светило в плане наследства, пятнадцати лет от роду покинувший отчий дом и направившийся на континент, выбрав судьбу наёмника, которая лет десять носила его по Европе,да и не только там, под знамёнами разных государств, как на суше так и на море, пока однажды он не прибился к войску собиравшегося переправляться в Англию Монмута.В последующих боях со сторонниками Якова Кодрингтон проявил большое искусство и такую невероятную храбрость, что обратил на себя внимание тогда ещё претендента на корону.Монмуту чем то приглянулся этот отчаянный авантюрист не имевший ни кола ни двора.Сев на лондонский трон он приблизил Кодрингтона, пожаловав чином капитана своей гвардии.И ни разу не пожалел об этом.Правда, знатные аристократы кривили губу при виде такой карьеры нищего и худородного, с их точки зрения, выскочки-провинциала, и в приватных беседах много раз высказывали Монмуту своё"фэ", упирая на то что капитанский чин Кодрингтона является вызовом всей гвардии, в которую и отпрыски самых родовитых семейств Англии не всегда могут поступить и должны годами ждать вакансий!Однако, Монмут упорно продолжал держать Кодрингтона при себе, указывя что тот никому дорогу не перебегал, а свою роту создал самолично.И это была чистая правда.Вскоре после коронации Монмута Кодрингтон сумел представить ему свои соображения по поводу новой роты и получил капитанский патент и право набирать новых гвардейцев.
   В роту Кодрингтон набрал лесничих, егерей и охотников из собственных владений Монмута,пожалованных ему ещё его отцом,Карлом II,и лично преданных Монмуту со времён его юности, а также браконьеров которым грозила виселица или каторга в колониях за несанкционированную охоту в лесах короля и лордов и которым он предложил королевское помилование в обмен на службу.Все эти парни хорошо держались в седле,отлично стреляли, умели действовать врассыпную и из укрытий.Да и трусов среди них не водилось.
   На сержантские должности новоиспечённый капитан, руководствуясь только ему известными критериями, набрал опытных вояк, прошедших не одну кампанию.Офицеров подобрал тоже на свой вкус, как говорили при дворе и в лондонском высшем свете, из самой распоследней провинциальной дворянской голи, причём насчёт дворянства некоторых, были очень серьёзные сомнения.Если они и могли похвастать благородной кровью, то разве что "с одного боку", как говорили в народе.Впрочем, Монмут в глубине души считал что не ему воротить нос от бастародов, если они служат честно и верно.Так что всем представленным Кодрингтоном офицерам он пожаловал патенты и подтвердил дворянское звание.
   Всё это, понятно, не прибавило Кодрингтону любви ни в гвардии ни в высшем свете. Но задевать его никто не решался, так как капитан имел славу превосходного фехтовальщика и стрелка.Придворные ограничивались лишь тем что молча и с ледяной вежливостью обливали "выскочку" презрением.Сам Кодрингтон тоже держался с холодным высокомерием, всем своим видом показывая что совершенно не рвётся водить знакомство и дружбу с вельможной сволочью.К тому же, он находил какое-то извращённое удовольствие, заводя романы с красотками из высшего света, жёнами и дочерьми своих недоброжелателей.Дамы неприязни к капитану не испытывали, за этим рослым блондином с тонкими чертами лица и тигриными глазами, катилась слава отличного любовника. Злые языки поговаривали что единственные женщины в Лондоне на которых он не косит глазом--это королева и принцесса Изабел.
   Офицеры из роты Кодрингтона были опасны не меньше чем их командир,а солдаты,которые и раньше хорошо стреляли из мушкетов и пистолетов,благодаря постоянным тренировкам стали настоящими виртуозами этого дела и к тому же, после уроков от офицеров и лично капитана, научились очень недурно владеть холодным оружием, так что вскоре уже весь Лондон знал что с "головорезами Кодрингтона" связываться себе дороже.
   И когда стало известно о начавшемся в Лондоне мятеже и о том что другие гвардейские части, которыми командовали сыновья знати, отказались подчиняться королю и объявили "нейтралитет", так же как и эскадра сэра Рассела, выжидая победы бунтовщиков, именно Кодрингтон и его конные стрелки, единственные остались верны, а бравый капитан взял на себя эвакуацию Монмута, его семьи и немногих оставшихся с ними верных слуг, а также ценностей и "секрета короля"--тайного архива Монмута. Погрузив всё это в кареты из придворной конюшни, Кодрингтон в сопровождении своих головорезов, вывел небольшой обоз из задних ворот дворца и направил к Темзе.Пару раз к каретам сунулись было небольшие толпы не то мятежников, не то просто мародёров, чёрт их разберёт.Но стрелки Кодрингтона показали что учили их хорошо, поприветствовав нападающих дружными залпами, после которых лондонские мостовые покрывались убитыми и умирающими а уцелевшие в ужасе разбегались. Преследовать их никто и не помышлял--не до того. Обоз быстро добрался до набережной, где бросив кареты, Монмут с семейством, слугами, охраной и сундуками с ценностями и "секретом", погрузились в барки, которые перевезли их на левый берег Темзы, в предместье, где, как сообщил Кодрингтон,он снимал находившийся у самой реки особняк какого-то купца, отбывшего по торговым делам на континент.Особняк имел небольшую пристань через которую беглецы сразу попали в дом, сумев не привлечь к себе внимния местных жителей.Видимо, королевскую семью здесь никто не ждал, на что, по его словам, и рассчитывал хитроумный Кодрингтон.Впрочем,в доме они не задержались.Здесь ждали запряжённые кареты,в которые погрузились королевская семья, слуги, ценности и "секрет", а также осёдланные лошади на которых сели Кодрингтон и его люди.Прозвучала команда "вперёд!", и кавалькада, выехавшая из ворот особняка и сопровождаемая удивлёнными взглядами жителей предместья, рванула на восток.Несколько часов скачки и вот уже жители тихого Саутенда, с не меньшим удивлением наблюдали,как через город пронеслись несколько карет в сопровождении отряда солдат, и скатились в порт, прямо к пристани, где уже с неделю стоял, выжидая непонятно чего, большой галеон под торговым флагом.
   Выйдя из кареты, Монмут увидел стоявшего недалеко от спущенного трапа, высокого и крепко сбитого черноволосого типа с грубыми, словно рублеными чертами лица, задубевшего от океанских ветров, с пронзительными синими глазами и впечатляющим сабельным шрамом через всё лицо, придававшим владельцу этого лица довольно зверский вид.Одет был этот тип в некую помесь партикулярной и морской одежды, не без претензии на известную роскошь.На перевязи висела восточная сабля усыпанная драгоценными камнями.
   Когда Монмут и спешившийся Кодрингтон приблизились, тип со шрамом поклонился.
   --Разрешите представить, сир--сказал Кодрингтон--Ваш верный подданный,мой друг и лучший капитан на всём побережье от Бристоля до Абердина, Эндрю Хокинс.Точнее, надо бы сказать, сэр Эндрю, ведь мой друг--потомок того самого знаменитого Хокинса, который так прославился во времена предшественницы вашего прадеда, доброй королевы Бесс и был пожалован рыцарским званием.
   --Рад служить Вам, Ваше Величество!--снова поклонившись, простуженным на вечных ветрах басом ответил Хокинс--Что до моих родовых прав, то есть такие подлые люди, из числа наследников моего знаменитого предка, которые отказываются их признавать.Но это им не поможет, когда мы встретимся лицом к лицу!
   --Капитан Хокинс человек храбрый и надёжный, сир--сказал Кодрингтон--Мы с ним давно знакомы и в прежние времена, ещё до моего поступления на вашу службу, вместе пережили много всего...
   --"Не иначе, пиратствуя вместе"--подумал Монмут--"Судя по роже этого Хокинса, он такой же бандит как и его знаменитый предок.Если он и правда имеет к нему отношение.А впрочем, какая разница, чем там раньше промышляли эти двое! Главное чтобы этот Хокинс увёз нас подальше от Лондона и доставил куда мне будет надо."
   --Я рад,капитан Хокинс--вслух сказал Монмут--Что мне будет служить такой храбрый и опытный моряк.От капитана Кодрингтона вы вероятно уже знаете, что я умею ценить верных людей.Однако, господа, я полагаю, нам не стоит терять время.Чем скорее мы отчалим, тем лучше.
   --Как прикажете,Ваше Величество--снова поклонился Хокинс--Ветер наш.Если пожелаете, доставлю Вас хоть за океан."Элефант"--отличный парусник и команду я подобрал, что надо!
   --Поверьте, сир--вставил Кодрингтон--команда "Элефанта" отличные моряки и такие же верные люди как и капитан Хокинс!
   --Я в этом не сомневаюсь,сэр Джеймс--ответил Монмут--Итак,отплываем,господа.
   --Прошу пожаловать на борт, сир, Ваше Величество и Ваши Высочества--Хокинс ещё раз поклонился, теперь не только Монмуту но и покинувшим карету Энни, Изабел, Джеймсу и Генри, указывая на трап.
   Вскоре королевская семья поднявшись на борт галеона в сопровождении слуг и гвардейцев, разместилась в каютах.Монмут остался на мостике, наблюдая за погрузкой на корабль сундуков с ценностями и "секретом", лошадей и карет.Вскоре погрузка была закончена, последние люди поднялись на борт.Трап убрали, концы отдали и матросы начали ворочать брашпиль, поднимая якоря.Другие разбежались по вантам и реям, ставя паруса. Ветер наполнил огромные полотнища и галеон двинулся в сторону открытого моря.
   Монмут ещё немного постоял на мостике, глядя на удалявшийся берег, но потом ему надоело ловить на себе любопытные взгляды моряков и он отправился в ютовую надстройку.Проверив как устроились жена с дочерью и сыновья, Монмут закрылся в своей каюте, где наконец дал волю бушевавшим в нём эмоциям.
   Если бы кто-то из придворных поэтов-лауреатов находился сейчас рядом, он наверно употребил бы избитую уже в то время литературную фразу:"Его душа пылала ненавистью".Но придворных поэтов не было, они разбежались при первых признаках начинающейся бури, в шкурном страхе за свои никчёмные жизни и теперь, должно быть, вовсю сочиняли оды в честь победителей.Так что некому было произнести красивые фразы.
   Хотя,в душе Монмута и правда бурлил настоящий вулкан ярости и ненависти.К придворным подхалимам, которые совсем недавно ползали перед ним на коленях, ловя подачки и прославляя его, а затем бросили, как только запахло жареным!К знатным аристократам и торгашам из парламента, которых он, рискуя жизнью освободил от тирана Якова и осыпал милостями а они его предали,переметнувшись к его врагам!К мятежникам, посмевшим восстать против законного монарха, помазанника Божия!К лондонской черни, которая ещё так недавно восторженно приветствовала его, а теперь взбунтовалась!К подлому Людовику, без которого тут конечно же не обошлось!К его новоявленной супруге--шлюхе, успевшей затащить в свою постель трёх королей(начав с его отца)!К её отродью, уже признанному законным королём в Шотландии и Ирландии("любимый" дядюшка,тварь,даже после смерти сумел нагадить)!К"дражайшим кузинам"Марии и Анне и их скандинавским мужьям!
   Эта ярость и ненависть были так сильны что Монмут почти совсем изнемог, в своих метаниях по каюте, как вдруг услышал у двери шаги, за которыми последовал лёгкий стук.Монмут машинально взвёл курки спрятанных под одеждой двуствольных пистолетов, проверил насколько легко вынимаются шпага и кинжал. Нет, умом он понимал что опасности нет, что на корабле полно верных людей и что враг не станет стучаться в дверь...Но тем не менее...Бережёного Бог бережёт а по небережёному мессу служат...
   --Кто там?--взяв себя в руки, громко спросил Монмут.
   --Это я, сир--ответил из-за двери голос Кодрингтона--Со мной капитан Хокинс.Вы позволите войти?
   --Заходите, сэр Джеймс--сказал Монмут.
   Дверь отворилась и в каюту вошли Кодрингтон и Хокинс.
   --В чём дело, полковник?--поинтересовался Монмут.
   --Сир, я капитан!--удивлённо ответил Кодрингтон.
   --Отныне--полковник королевской гвардии!--сказал Монмут--Я решил пожаловать вас этим чином, которого вы давно уже достойны.
   --Но сир!--попытался возразить Кодрингтон--Этот чин для самых знатных и заслуженных!
   --Самые знатные показали себя самыми недостойными!--отрезал Монмут--Поэтому отныне этот чин для самых верных!Что до заслуг, то я не знаю никого кто заслужил бы его больше вас,Джеймс.Вообще, я в последние дни на многое стал смотреть иначе.Теперь для меня верность и заслуги важнее знатности и богатства!К тому же--Монмут усмехнулся--Вся моя гвардия сейчас состоит из вашей роты, так что вы де-факто--командующий королевской гвардией и чин полковника вам положен по вашему рангу.
   --Сир, у меня нет слов!--поклонился Кодрингтон.
   --Что до вас, сэр Эндрю--обратился Монмут к Хокинсу--то можете считать, что ваши наследственные права на рыцарское звание вашего славного предка, признаны и утверждены.Как только мы доберёмся до порта, я выдам вам соответствующую грамоту.
   --Сир, я Ваш слуга навеки!--отозвался капитан с поклоном и радостной улыбкой, от которой его лицо со шрамом стало ещё страшнее--Какая жалость что я ещё не скоро увижу, какие рожи скроят эти высокомерные уроды, мои, с позволения сказать, родичи, когда всё узнают!
   --Однако, вернёмся к делу--сказал Монмут--С чем пожаловали, джентльмены?
   --Сир--сказал Кодрингтон--Капитан Хокинс просит Ваше Величество указать, куда идти дальше...
   --Именно так,сир--кивнул капитан--Я могу доставить Вас в любой порт Немецкого или Норвежского моря, Британских островов или атлантического побережья от Канала до Гибралтара.Да хоть на тот берег океана!Продовольствия хватит на полтора месяца, воды на три недели, да ещё вина на месяц.
   Монмут задумался.Куда плыть?Вопрос!Это Помпею Магну было легко ляпнуть историческую фразу:"Плыть--необходимо!Жить--не обязательно!".
   А Монмуту жить нужно!Чтобы вернуть трон и рассчитаться с врагами.
   Так куда же?Само собой не во Францию!Сдаться Людовику--проще пойти удавиться на рее!В Данию или Норвегию?Тоже что то не тянет.Для короля Кристиана он прямой конкурент королевскому братцу Георгу с его женой--кузиной Анной,претенденткой на трон Англии.В лучшем случае упрячут на всю жизнь в какой-нибудь замок, чтобы не мешал.По той же причине отпадают шведские владения на побережье Германии, принадлежащие другой кузине, Марии, и её муженьку Карлу Шведскому--тоже претендентам на английскую корону.Отпадает и Голштиния.Тамошний герцог--союзник шведского короля, и его, Момута, там явно не ждёт хороший приём.Можно было бы податься в Голландию,всё же он там родился и прожил первые одиннадцать лет жизни, да и примут его там как единоверца, без проблем.Вот только в Голландии уже который год бушует война и вместо дружественных голландцев запросто можно угодить к французам.Будь он один--с Кодрингоном и его ротой можно было бы рискнуть и попробовть проскочить.Но тащить с собой семью?Нет, слишком опасно!Ганновер?Там правят родичи Стюартов и кто их знает о чём они думают!А вдруг тоже захотят попробовать выиграть английский трон,делая ставку его головой?
   Тогда остаются только мелкое и нищее герцогство Ольденбург,у границы с Голландией,такое же княжество Остфрисландия в тех же местах, да Ганзейские города Гамбург и Бремен.Ну и ещё,теоретически, Испания с Португалией.Вот только, как в католических странах примут протестанта?Может и примут(у испанцев и португальцев Людовик тоже в печёнках сидит), но рвать жилы ради беглого протестантского короля Англии вряд ли будут.В единоверных Ольденбурге,Остфрисландии,Гамбурге и Бремене наверно примут лучше, но помочь ничем не смогут.Сил у них мало.
   --"Да и вообще"--подумал Монмут--"Свергнутый король, сбежавший из своей страны--жалкое зрелище!Унизительное!Это к сопляку Карлу под крылышком у Людовика,нет претензий--мал ещё!А я-то знаю что такое изгнание!Родился в изгнании и на отца насмотрелся, да и семь лет назад, после провала вигского заговора, пришлось бежать от отцовского гнева.Нет, хватит с меня!Это только на самый крайний случай, если иного выхода не будет.
   Да и на жизнь за границей нужны деньги.А денег немного..."
   Ни в один из портов Англии он плыть не собирался.В Шотландию тем более.Ищите дураков!Тамошние лерды вовсю сговариваются с ненавистным Людовиком и он, Монмут, для них станет отличным товаром, за который много чего можно выторговать.В Ирландию?Это ещё хуже!Для местных католиков он вроде чёрта!В самом лучшем случае выдадут тому же Людовику.А в принципе, там вполне могут и голову снести!А то и на костёр пристроить!А что?Для них он еретик и узурпатор!В Уэльс?Вообще-то,Валлийцы с самого начала против него бунтовали и не подчинялись.Там в полный голос требуют создания независимого королевства.В общем-то, почему бы и нет?В конце концов в Уэльсе в основном протестанты, как и он сам.Можно договориться:Вы признаёте меня королём, а я обеспечу вам самостоятельность.Кажется Чезаре Борджиа говорил что Италию как артишок, надо есть по листочку?Похоже, это и к Британским островам относится.Вот только явиться в Уэльс свергнутым, нищим, бессильным изгнанником?Захотят ли валлийцы вообще с ним говорить?А если и захотят, то какие условия навяжут?Диктовать то будут они!А вот если он предъявит себя как СИЛУ, со свой территорией, армией, флотом, вот тогда и разговор пойдёт другой!
   Но где взять территорию?Монмут бросил взгляд на карту, развёрнутую на столе, и в голове вдруг блеснула ИДЕЯ!Монмут ещё раз быстро всё прикинул и с улыбкой взглянул на ждавших его решения Хокинса и Кодрингтона.
   --Скажите, сэр Эндрю--обратился Монмут к капитану"Элефанта"--могут ли корабли из Лондона или портов на восточном и южном побережья, догнать нас?
   --Нет, сир!--твёрдо ответил моряк--перед кораблями из Лондона у нас большая фора, к тому же, они не знают куда мы идём, а обшаривать всё Немецкое море их не хватит.Опаснее корабли из портов восточного побережья, но до них гонцы верхами или на посыльных судах доберутся не скоро.Да и учитывая смуту в стране, очень возможно что приказ там не выполнят, а если выполнят, то с опозданием."Элефант" быстроходный корабль, один из лучших, мы успеем уйти.О портах Канала и речи нет--им никак не успеть!
   --Очень хорошо!--сказал Монмут--В таком случае идём к острову Мэн!
   Видя недоумение в жёлтых глазах Кодрингтоная, Монмут пояснил:
   --Мне нужно убежище, но убежище не на чужой земле!Мне нужна территория где я смогу подготовить реванш, когда ситуация для наших врагов ухудшится.Мэн для этого подходит идеально!
   --Простите, сир,--ответил Кодрингтон--Но я позволю себе возразить.Мэн находится в Ирландском море между взбунтовавшейся Англией, враждебной Ирландией, столь же враждебной Шотландией и, скажем так, недружественным Уэльсом.То есть в окружении четырёх врагов!И искать там убежище--всё равно что среди стаи голодных волков!Мы окажемся там в ловушке!
   --Всё не так страшно как выглядит на первый взгляд, Джеймс--снова улыбнулся Монмут--Ведь ни одной из этих четырёх стран Мэн не принадлежит!Конечно, каждая была бы не прочь прибрать его к рукам, но гораздо больше они не хотят чтобы островом завладели остальные!Так что против захвата с любой из сторон, немедленно вооружатся три другие!То есть они парализуют друг друга!Англия как государство не имеет юрисдикции над Мэном!Верховный сюзерен острова--лично король Англии!То есть я!Так что я в своём праве.Этот мерзавец, граф Дерби, помогал отнять у меня Лондон!А я отниму у него остров, пока он в Лондоне решает с другими изменниками, кому отдать мой трон!--Монмут зло усмехнулся--К тому же, отец этого Дерби, во времена Кромвеля сильно укрепил остров и там вполне можно отсидеться.
   На худощавом лице Кодрингтона был написан явный скептицизм:
   --Сир, а захотят ли жители Мэна принять Вас?Помнится,когда ваш венценосный родитель и отец упомянутого Уильяма Стенли, графа Дерби, воевали с Кромвелем и потерпели поражение, островитяне выступили на стороне узурпатора а не законного короля.
   --Я смогу их уговорить!--улыбнулся Монмут--Мне только надо высадиться на острове!
   --Но сир, укрепления...--начал Кодрингтон, но Монмут его прервал:
   --А вот это уже работа для вас и ваших людей, полковник!--скрытно высадиться и сделать так чтобы на берегу нам не помешали.
   --Слушаюсь, сир!--Кодрингтон наклонил голову и задумался, видимо о плане атаки.
   --Сэр Эндрю--обратился Монмут к капитану--Вы можете скрытно провести"Элефант"к острову Мэн?
   --Думаю, да, сир--кивнул Хокинс--эти воды мне знакомы.С Вашего позволения мы пойдём на северо-восток, к Доггер-Банке. Обычно там болтаются только рыбаки и им мы не интересны.Затем повернём на север и севернее Бергена свернём на запад, пройдя между Шетландскими и Фарерскими островами , затем, обогнув Шотландию и пройдя западнее Гебридских островов, мы пройдём Северным проливом в Ирландское море, а там и до Мэна рукой подать!Полагаю, пролив пройдём незаметно!Ирландия и Шотландия не ждут неприятностей друг от друга и мало сдедят за проливом!Шотландский флот сейчас в Эдинбурге и Ирландский на юге, в Уотерфорде.Валлийцы и английские корабли в Ливерпуле следят друг за другом, им не до Мэна.С вашего позволения, сир, я пойду к штурману--рассчитаю курс.
   --Позвольте и мне уйти, сир--поддержал Кодрингтон--Мне надо обдумать скрытую высадку на остров и внезапный захват береговых батарей.
   --Позволяю, джентльмены, и желаю успеха--кивнул Монмут, после чего новоиспечённый полковник гвардии и капитан-рыцарь, поклонившись покинули каюту.
   Монмут закрыл дверь на засов, снял кафтан, сапоги и камзол, и завалившись на койку, блаженно вытянулся,почувствовав накопившуюся в эти бешеные дни усталость. Ярость и ненависть, бушевавшие в нём ещё недавно, не то чтобы исчезли, но как-то приглушились.Их потеснили уверенность и злорадство.Ситуация, казавшаяся безнадёжной, начала проясняться, проиобретая чёткость военного плана.
   --"Эти скоты решили что со мной покончено?"--думал Монмут--"Что-ж, их ждёт сюрприз!Эти предатели отняли у меня трон Англии?Им же хуже!Я стану королём моря!Отные всё что плывёт в порты изменников или из них--законная добыча!Надо будет потолковать с этим Хокинсом--у него, похоже, обширные знакомства среди"джентльменов удачи".Шотландцы, ирландцы и валлийцы мешать не будут!Для них чем хуже англичанам, тем лучше!Эти толстосумы в парламенте отказывались вотировать налоги?Я возьму налоги прямо из их сундуков и без всякого парламента!
   Все эти лорды и коммерсанты, не дождавшись своих кораблей с товаром и считая убытки, тысячу раз проклянут тот день когда решили переметнуться к мятежникам!
   Ну а Людовику подёргать перья из павлиньего хвоста--это вообще святое!
   Кстати, тут можно и с голландцами сговориться!Выдам Изабел за их Вильгельма!Давно уже дочку пристроить надо и союзник не помешает!
   С островитянами я договорюсь!Главное, чтобы у Кодрингтона и его головорезов всё вышло.Чтобы ни одна пушка на берегу не пальнула!Сделает--графом пожалую!Слово чести!А его офицеров в баронеты!И сержантов--в рыцари!
   А уж когда до этих наивных детей природы доберусь...Я знаю как им понравиться!Налоги снижу наполовину...Нет!На две трети, чёрт возьми!В таких делах мелочиться нельзя!Они после этого меня на руках носить будут!И пойдут за мной куда угодно!В море!Налоги,ха!Что мне гроши с этого островка?С морского промысла я в тысячи раз больше получу!Морского промысла, хи-хи...А что?Каждый кто идёт в море, в душе мечтает вернуться с добычей!И не с той что тащат сетями из глубин...А с той что добывают ядром и абордажной саблей!
   Ничего, я справлюсь!Секст Помпей девять лет держался на Сицилии посреди римских владений,против самого Октавиана Августа!И проиграл только по глупости!Уж я его ошибок не повторю!Да и врагам моим далеко до Октавиана...Рано или поздно все эти лорды,представители общин и прочие, на коленях приползут, умоляя меня вернуться!А если будут упорствовать, то голодная чернь с ними разделается так безжалостно, что и Джефрис позавидует!
   Вот только, корабли, оружие,порох, строительство верфей и арсеналов--всё это стоит денег.И очень немалых денег.Где их взять?Да у врагов моих врагов, конечно!Можно было бы у голландцев, да они бедняги, за столько лет войны сильно поиздержались.Но ведь у того же Людовика и другие враги есть, побогаче!Австрия, Испания, Португалия...Всё католики...Ну так что с того?У денег религии не бывает!Берут же все европейские монархи, что католические, что протестантские, займы у иудейских банкиров!И нормально живут.А я что--глупее?
   Как только закреплюсь на острове, надо будет немедленно слать послов!В Мадрид, в Лиссабон, в Вену!Договариваться о субсидиях и займах...А уж там..." Что будет"там"Монмут додумать не успел и мягко укачиваемый режущим волну галеоном, наконец заснул..."  

Мне тут пришёл фанфик о Софье и кавказских делах:
"...Дверь, не скрипнув хорошо смазанными петлями,отворилась и Софья вошла в кабинет.Иван сидел за столом и просматривал какие-то бумаги,ожесточённо черкая в них свинцовым карандашом.Софья тихо подошла сзади и обняла мужа...
--Чем занимаешься,Ваня?--спросила Софья устало откинувшегося в кресле супруга.
Иван с досадой бросил на стол свинцовый карандаш.
--Вот Митя Ромодановский с Кавказа прислал отчёт.Подробный.Изучаю.
Софья нахмурилась.Кавказ её беспокоил.Она хорошо помнила какие в двадцатом да и в двадцать первом веке были проблемы с теми местами.И как то совсем не хотелось ни джихадов,ни ичкерий,ни джамаатов,ни имаратов,ни криминальных"диаспор"на Руси.
Правда Кавказ в семнадцатом веке был ещё не тот.Начать хотя бы с того что большая часть кавказских горцев ещё не была мусульманами.Ислам господствовал только в прибрежных районах Черкессии, где турки его насаждали уже лет двести, да в большей части Дагестана, где он утвердился ещё раньше,а также проникал в Чечню,но и её ещё не охватил окончательно.Ингуши,Кабардинцы,Карачаевцы и Балкарцы а также некоторые народы Дагестана,вроде Аварцев,не говоря уж об Осетинах,были христианами,как и половина Черкесов и немалая часть Лезгин.Правда их "христианство"было скорее номинальным и очень сильно смешанным с язычеством.Священников у горцев не было со времён падения Византии и они собираясь в заброшенных храмах и монастырях,совершали под руководством уважаемых людей--"шогенов",потомков священнослужителей,полуязыческие обряды.
Впрочем,большинство принявших мусульманство горцев ещё не успели стать фанатиками и оставались по сути такими же полуязычниками но не под "христианским" а под "мусульманским" соусом.
Все эти подробности Софья и Алексей знали как от своих людей работавших на Кавказе,так и из присланных Ираклием переводов из грузинских летописей.
Причём все горцы,как"христиане"так и "мусульмане",оставались полудикарями и весьма одобряли разбой и работорговлю,сбывая пленников в основном турецким купцам в гаванях черноморского побережья Кавказа.
Поэтому сразу после завоевания Крымского ханства,когда Россия получила на Кавказе границу по Кубани и Тереку,Алексей и Софья озаботились её укреплением.На Тереке издавна жили Терские и Гребенские казаки,а на Кубани поселили добровольцев из донских,слободских,запорожских(как с Сечи так и с Гетьманщины)и волжских казаков.Нанятые в Европе и выученные в царских школах инженеры построили для них цепь фортов и сторожевых башен от Азовского моря до Каспия,связанных системой сигнализации(днём зеркалами и дымами,ночью огнями).Там где течение Кубани и Терека позволяло,плавали патрульные баркасы с небольшими картечницами.В несудоходных местах укрепляли или подрывали порохом удобные выходы к воде на берегу,чтобы затруднить переправу людям и особенно лошадям--ведь горец без коня мало чего стоит,особенно во время набега.
В итоге,горцы,попытавшиеся пограбить новых соседей,несколько раз весьма болезненно обожглись и поняли что с разбоем шутки плохи.А вот нечего жить"набеговой экономикой"!Делом надо заниматься,дорогие,делом!
От этой слегка перефразированной цитаты из известного советского фильма,Софья чуть не рассмеялась,но вовремя взяла себя в руки.Причин для веселья пока было мало.
Было ясно что только укреплением границы горцев не усмирить и от бандитских привычек не отучить.Нужна была работа в самих горах.И её вели сразу по нескольким направлениям.
Во первых,горцев стали усиленно завлекать на царскую военную службу.Дело это было не новое,ещё при Иване Грозном горцы выезжали на Русь и служили Белому Царю.Но теперь за это взялись системно.Из горцев набирали конные сотни и полки под командованием наиболее отличившихся кавалерийских офицеров, которым придавали конвой из терских казаков,хорошо знавших кавказские обычаи и исполнявших роль преторианцев при своих командирах,внушая горцам должное почтение.
Набранные из горцев войска отправляли либо за Днепр--гонять недобитых буджацких и добруджанских татар в причерноморских степях,либо на Амур--драться с маньчжурскими войсками династии Цин,отброшенными за Хинган но всё ещё периодически пытающимися взять реванш,а в последнее время и на берега Балтики,против шведов("дикари"наводили на "цивилизованных"европейцев панический ужас).Часть горцев вообще отправляли за моря,в колонии,рубиться с пиратами и дикарями.
Во вторых, были предприняты меры по организации торговли между Россией и горными племенами.Были построены торжища на берегах Кубани и Терека,где горцы могли сбывать свой товар и покупать у русских всё что нужно.Целью этой торговли было экономически привязать горцев к России и сделать вражду с русскими невыгодной для аборигенов Кавказа.
В третьих,Алексей и Софья развернули широкую программу по восстановлению христианства среди горцев,для возвращения в лоно православной церкви а также постепенного приобщения к культуре.
Для этого при содействии патриарха организовали специальную школу по подготовке священников для горских племён Кавказа.В школу отбирали наиболее умных,сообразительных и тактичных молодых людей из числа стремившихся к церковному служению.В школе помимо христианства изучали горские языки и обычаи(которые преподавали грузинские священники присланные Ираклием по просьбе Софьи),ислам и язычество(на предмет их опровержения),а также медицину,растениеводство и садоводство,механику и инженерное дело, и многое другое.
По окончании школы молодого священника женили на выпускнице Софьиной школы и отправляли на Кавказ,в"христианские"селения--нести горцам слово Божье.
Понятно что отправляли не наобум.Софья абсолютно не желала чтобы отличные специалисты оказались в зиндане или на невольничьем рынке.С соответствующим аулом велись переговоры о приёме священника и о гарантиях его безопасности.В частности,самые авторитетные люди аула посылали своих сыновей на русскую сторону,в"почётные гости"--фактически заложники.Да и поступившие на царскую службу жители аула тоже были в ответе за безопасность священника.
Самим священникам давались инструкции вживаться,находить общий язык с горцами,не оскорблять их обычаи,терпимо относиться к пережиткам язычества и делать основную ставку на подрастающее поколение,привлекая ребят(особенно из бедных и незнатных семей) знаниями и возможностью выбиться в люди--не в родных горах,так в России.
Все эти мысли промелькнули в голове Софьи,пока она стояла за креслом Ивана,обняв мужа.
--Так что же Митя пишет о кавказских делах?--спросила Софья
--Разное пишет--Иван махнул рукой--Непросто всё очень...Вот,почитай сама,если хочешь..
--И почитаю--Софья отпустив мужа подвинула к столу стул,присела и забрав у Ивана бумаги погрузилась в чтение...
Новости от молодого Ромодановского и правда были неоднозначные.
С одной стороны на границе было спокойно,торговля с горцами шла весьма успешно и объёмы её росли.
Горцы продолжали массово вербоваться на царскую службу которая стала у них очень популярна.Быть воином в горах всегда считалось самым почётным делом.К тому же подавляющее большинство горцев,в том числе и среди тех кто относил себя к знати,были или бедны или просто нищими.
Это при том что очень многие горцы называли себя князьями.
--"Князья!--усмехнулась про себя Софья--"Всего княжества--халупа с садом,поле с огород в нашем поместье средней руки,несколько десятков баранов да пара-тройка семей холопов...Для наших уездных дворян-- шмоль-голь перекатная,а туда же!".
Понятно, что возможность получить на царской службе коня,сбрую,красивую одёжку и обувку а главное,саблю отличной стали и ружьё с пистолетами,и,отслужив,вернуться с этим богатством в родной аул,красуясь перед соплеменниками,казалась горцам даром небес.Правда современного огнестрела им инкто давать не собирался,но вот всякое старьё снятое с вооружения на Руси или закупленное в Европе и ещё не отправленное южнокитайским союзникам,выдавали без проблем.Для горской бедноты и это было несбыточной мечтой.А если ещё прибавить взятую на войне добычу...В общем от добровольцев не было отбоя.Брали только"христиан",но дошло до того что немало горцев ранее принявших мусульманство,теперь называли себя"христианами"чтобы попасть на службу...Брали и таких,от них уж точно мусульманского фанатизма ждать не приходилось,да и их пример землякам был полезен.
Кстати,вопреки представлениям Софьи о том что традиционный прикид кавказского горца это чёрная черкеска,в семнадцатом веке горцы предпочитали одежду более ярких цветов--красного,синего,зелёного...Чёрные наряды считались одёжкой бедноты или разбойников-абреков.А так горцы семнадцатого века любили выпендриться ярким и богатым нарядом ничуть не меньше,чем их потомки в веке двадцать первом крутой иномаркой...
Пока горцы находились на службе в России,их вовсю обрабатывали в православном и русском духе.
Выученные в особой царской и патриаршей школе священники вполне успешно обживались в аулах,проводя службы,обучая население христианской религии а также помогая местным жителям в мирских делах.
Горцы быстро оценили насколько это удобно и выгодно,когда в ауле есть человек который и вылечит в случае хвори либо раны,и подскажет как правильно построить мельницу либо крупорушку или маслобойку на горном ручье,и даст совет по хозяйству и поделится семенами невиданных ранее в горах овощей и плодовых растений да и много ещё полезного может сделать.Опять же,обучение детей(да и желающих взрослых)грамоте и счёту--дело весьма полезное.К тому же некоторые священники обнаружили у себя способности к языкам и литературному творчеству и стали переводить молитвы и церковные службы на местные языки.В общем,теперь просьбы прислать священников сыпались из разных аулов как из рога изобилия.
Не забыли и заложников...в смысле"почётных гостей",отосланных горцами на русскую сторону Терека и Кубани как гарантов безопасности присланных священников.Этих ребят тоже учили разным наукам и православию,стараясь получить своих людей в наиболее авторитетных горских семьях.
Всё это конечно было замечательно.Но молодой Ромодановский в своём отчёте не утаил и обратную сторону медали.Разумеется у Софьи изначально никаких иллюзий насчёт Кавказа не было,но только прочитав Митино послание она поняла насколько всё"непросто",как выразился Иван.
Из всего Кавказа нечто похожее на государственность имелось только в Дагестане.В его прибрежной части было несколько образований,как бы это правильнее сказать,окологосударственного типа.Тамошние жители,благодаря постоянному общению с иноземными купцами, были в какой-то мере более цивилизованные чем другие горцы.Их мусульманские правители считались вассалами персидского шаха но зависимость эта была больше на словах.В любом случае русские эти владения не трогали,да и они больших проблем не доставляли,не считая крышевания пиратов из береговых селений.
Но вот на всём остальном Кавказе было такое,что тушите свет!Во первых полное отсутствие намёка на государственность.Даже не средневековье с его феодализмом--родоплеменной строй цветёт и пахнет!
Племена,Тейпы,Кланы,крестьянские общества не подчиняющиеся знати,дворянские общества опасающиеся крестьян,вольные аулы и союзы таких аулов,князья(настоящие,богатые--по кавказским меркам конечно,и сильные)с дружинами своих вассалов--узденей на восточном Кавказе и орков на Западном...
*(Примечание:Орками(или уорками)у черкесов,кабардинцев и родственных им народов Западного Кавказа назывались мелкие дворяне служившие более крупным владетелям--аналог русских однодворцев или польской загоновой шляхты.)
Прочитав это Софья с великим трудом удержлась от хохота:"Блин!Куда я попала?Фэнтези какое-то!Орки по горам бегают!Хотя,по поведению и правда похожи..."
И всё это месиво веками грызётся между собой.В последние пару веков прибавилась исламизация и гонения на"неверных".А вот теперь,когда горцы-"христиане"получили поддержку России и кучу оружия,в том числе огнестрельного и даже небольшие устаревшие пушечки(впрочем,их калибра оказалось вполне достаточно для взятия горских каменно-глиняных домов и даже родовых башен воздвигнутых в стародавние времена),они решили взять реванш у мусульманских земляков,к которым и без того за века накопилось много вопросов.Собственно,горцы-"христиане"не отказались бы пограбить и других"христиан"но русские ясно дали понять что будут отслеживать ситуацию и замеченные в нападениях на единоверцев больше не получат ни оружия ни боеприпасов а также не смогут торговать с русскими и наниматься на царскую службу.
Лишаться таких плюшек никто не хотел и горцы-"христиане"ограничились своими мусульманскими соседями.Зато уж на них оторвались по полной!Брали штурмом и разоряли аулы,движимое и недвижимое имущество забирали себе а прежних хозяев изгоняли или уничтожали.В плен брали только молодых и красивых женщин а также детей и подростков обоего пола.Женщин и девушек обычно продавали казакам на северных берегах Кубани и Терека,у которых кавказские дамы были весьма популярны--приучены вести хозяйство и управляться в доме и при этом,как положено восточным женщинам,безоговорочно подчиняются мужу,даже не помышляя с ним спорить.Мальчиков сбывали в Персию,где шах,воспользовавшись случаем,решил завести нечто вроде мамелюков,так что за юных горцев персы платили не скупясь.
Турки,понятно,не остались равнодушны к бедствиям своих единоверцев,умолявших султана о помощи,и стали завозить горцам мусульманам вместе с проповедниками ислама,много холодного и огнестрельного оружия,не забыв и порох со свинцом.
После этого,судя по отчёту Мити, в горах начался уже настоящий беспредел.В Черкессии и Чечне с Дагестаном бои шли с переменным успехом,но в Кабарде,Карачае,Балкарии,Осетии и Ингушетии безоговороно побеждали союзники Руси.Немало горцев из числа побеждённых и лишившихся всего,в том числе и мусульман,бежали от войны на север,в русские владения.Их принимали и давали землю.Условие было одно:служить по призыву царя.При этом остававшиеся в мусульманстве платили налоги а крестившиеся в православие от них полностью освобождались.Понятно,что вторых с каждым днём становилось всё больше.
--Ну,что скажешь?--поинтересовался Иван,когда Софья оторвалась от чтения.
Софья в ответ пожала плечами.
--Не так уж и плохо.Честно говоря,я думала что там всё намного хуже.
А это...Нормальный уровень первобытной дикости--Софья усмехнулась,вспомнив перефразированные слова из книги Стругацких--Можно работать.
--Но как работать среди этой резни?--спросил Иван--Что нам с ней делать?
--Ванечка,любимый--усмехнулась Софья--А разве мы можем что-то с ней сделать?Резня уже идёт и будет идти пока одна из сторон не вырежет или не выгонит другую.Лучше уж так чем набеги на наши земли.Нам остаётся только постраться чтобы победителями стали наши единоверцы,а не единоверцы Сулеймана.
--Ты страшная женщина,Соня--тоже усмехнулся Иван--тебе это говорили?
--Говорили.Не раз.Ты и Алёшка--Софья улыбнулась мужу--Однако выхода у нас нет.Кавказ должен стать христианским.Только так он сможеет нормально ужиться с Русью.Иначе--бесконечная война.
--Кстати,о бесконечной войне--лицо Ивана стало очень серьёзным--Пока турки через свои порты на побережье Кавказа подкидывают своим единоверцам в горах деньги и оружие,война на Кавказе не закончится.
--Ты полностью прав,любимый--сказала Софья--Как всё же хорошо иметь умного мужа!Именно поэтому нам надо воспользоваться начавшейся войной с Турками и отобрать у них кавказское побережье от Тамани хотя бы до устья Риона.Хотя,лучше конечно до Чороха.А если по уму,то надо брать и анатолийское побережье до Трапезунда а то и до Синопа!Так мы сможем держать в руках не только Кавказ но и султана взять за вымя!
--Скажу только одно:Хорошо иметь умную жену!--ответил Иван--Но обо всём этом надо поговорить с Алёшей и Митин доклад ему показать.Решать ведь ему..."
 

 

  Мне тут пришёл ещё один фанфик.Пардон уважаемые читательницы и читатели,не о Сибири(пока обдумываю сюжет--кое-какие мысли уже есть,и изучаю факты),а о Швеции.
  "...Над Стокгольмом плыл набат.Трезвонившие на всех церквях колокола, лишь усиливали чувство паники витавшее над столицей.Улицы были почти пустыми.Только временами проходили быстрым шагом отряды солдат, слишком малочисленные чтобы внушить жителям надежду на защиту, пробегали небольшие группы горожан, иногда вооружённых, гораздо чаще безоружных и по большей части тащивших какие-то узлы, мешки и котомки, при этом не очень понимая куда именно они бегут и с какой целью.А ещё по улицам грохотали кареты и простые повозки.Все кто мог спешили покинуть город.Чувства жителей вполне можно было понять.Со времён"Стокгольмской кровавой бани"в начале прошлого века, над столицей Швеции не нависала такая опасность.Да и то...Датчане это конечно плохо, но они всё же схожи с шведами и языком и обычаями и верой--в общем почти свои. А вот полудикие московиты, варвары и схизматики, о которых рассказывали всякие ужасы, это совсем другое дело!Конечно, были в Стокгольме и люди знавшие русских не понаслышке, бывавшие в России по торговым делам и общавшиеся с тамошними жителями.Но противоречить"общественному мнению"они не решались--могли избить"за сочувствие врагу", а то и что похуже сделать...Время то военное. Так что эти знатоки России предпочитали помалкивать.Да и многие из них тоже поддались панике--русские в мирное время, это одно, а поди знай, как они себя поведут на войне?Известно, что бывает в Европе с взятыми вражескими городами, и ведь это делают цивилизованные европейцы!
  А ведь помимо русских в их армии есть ещё дикие kossaken, cherkesen, tartaren, kalmyken, baschkiren, которых народная молва расписала самыми жуткими красками, обвиняя в том числе и в людоедстве!
  Здраво соображать обитателям Стокгольма мешало ещё и то, насколько быстро, а главное, неожиданно, всё произошло.Нет, война и до этого была, мягко говоря, совсем не победоносной.На юге, в Геталанде, наступали датчане и присоединившиеся к ним русские, тесня на север шведскую армию и уже приближались к Норрчепингу.На западе датские и норвежские войска перешли границу и теперь занимали Емтланд, Бохуслен и другие приграничные территории, с давних пор являвшиеся предметом спора между соседями.Ослабленные провинциальные гарнизоны и ополчение никак не могли их сдержать.На востоке шведы потерпели полное поражение в Финляндии.Русские захватили эту"жемчужину шведской короны"и преследуемые ими, остатки шведских войск отступили через Торнио на север Швеции, в Норрланд.Тем временем шведский флот, точнее та его часть что уцелела после битвы с русскими в Рижском заливе, был разгромлен датско-русско-курляндским флотом в бою у острова Готланд, а его остатки заблокированы в Евле.Сразу после этого русский десант занял Готланд, а вскоре десанты русских и курляндцев высадились в Померании ,герцогствах Бремен, Верден, Висмар и других шведских владениях на южном побережье Балтики и Немецкого моря.И хотя шведские гарнизоны ещё держались в своих крепостях, было ясно что долго это не продлится.Всё это было, разумеется, очень плохо, однако война шла всё же далеко и Стокгольм чувствовал себя в безопасности, насколько это вообще возможно в такое время.Были конечно опасения, что русские или датчане или те и другие вместе, могут высадить десант в окрестностях Стокгольма, но этого можно было ждать не раньше лета следующего года, когда сойдёт лёд в северной части Балтики.И вдруг, как снег на голову, на жителей Стокгольма свалились страшные новости:Войска русского царя из Финляндии, среди зимы, по льду(неслыханное дело!), перешли Аландский пролив и оказались вблизи шведской столицы, наголову разбив высланную против них шведскую армию, спешно собранную из всего что нашлось неподалёку!И теперь страшные московиты со своими ещё более ужасными kossaken и прочими дикарями,были на подступах к городу!Было от чего потерять голову!Так что все имевшие в своём распоряжении хоть одну лошадь и хоть что-то на колёсах, поспешно собрав самое ценное и схватив в охапку свои семейства, покидали столицу,направлясь в наиболее глухие районы Свеаланда и Норрланда или в крепости на побережье либо в глубине страны.
  Даже те кого долг или занимаемые должности заставляли остаться в Стокгольме, срочно отправляли из города чад и домочадцев с ценным имуществом.В конце концов, ничего постыдного в этом нет--просто разумная предосторожность!Ведь даже в королевском дворце лихорадочно готовились к отъезду. Хотя, конечно, эвакуация королевского семейства с их придворным окружением, дело непростое и небыстрое.
  Разумеется, далеко не все жители Стокгольма ударились в бега, и даже не большинство. У большинства, тех кто победнее, и выезда своего не было, как и денег чтобы оплатить место в повозке(цены на транспортные услуги мгновенно взлетели до небес).Таким пришлось сидеть дома и молиться. Или стараться спрятать всё сколько-нибудь ценное.Или то и другое вместе. Конечно, среди зимы в промёрзшую землю закопать что-то весьма затруднительно, но можно устроить тайничок в подвале или ещё в каком-нибудь укромном месте дома. Благо и прятать бедняку нужно не очень много. Ещё больше волновались горожанки, не сумевшие уехать, особенно молодые и незамужние.Ещё бы!Варвары-московиты, дикие kossaken и прочие ужасы!Женщины старались раздобыть и напялить на себя лохмотья поуродливее а также преобразиться в замарашек. Самые сообразительные и художественно одарённые рисовали на лице и теле уродливые шрамы, ужасные язвы, лишаи и прочие кошмары. Получались такие страшилы--любой мало-мальски уважающий себя людоед отплюётся!
  Услуги таких самодеятельных художниц оказались весьма востребованы у не столь одарённых дам, так что труженицы кисточки и краски смогли заработать очень неплохие деньги...
  Пока в городе бушевала паника а кареты и повозки продолжали катиться к выходам из городских пределов, по улицам Стокгольма диссонансом промелькнула запряжённая шестёркой карета с гербом на дверцах и с претензией на аристократическую роскошь, если бы не дырки в верхней части, в основном сзади. В отличие от других средств передвижения, эта карета летела во весь опор к центру города. В другое время бешено несущаяся карета, увлекаемая нахлёстываемыми лошадьми, натворила бы бед на улицах Стокгольма. Но сейчас улицы были почти безлюдны, да и те ко на них находился, слышали приближение тяжёлого экипажа издалека и успевали убраться в сторону.
  Взмыленные лошади подкатили карету к королевскому дворцу, где и остановились. Из кареты поспешно выскочил среднего роста рыжеватый мужчина лет под пятьдесят, одетый как путешествующий дворянин, и не обращая внимание на суетившихся перед дворцом слуг, занятых погрузкой вещей и припасов в повозки предназначенные для королевского обоза, а также на придворных командовавших погрузкой,прихрамывая бросился к входу во дворец...И уткнулся в мушкеты королевских гвардейцев, с примкнутыми штыками.
  --Стоять!Кто такой?--сказал гвардейский сержант
  --Я барон Лилиенстрем!--ответил приехавший дворянин--Пропустите меня немедленно!Я должен видеть короля!У меня важнейшее сообщение!
  --Проваливай!--ответил сержант--Много вас тут ходит!Королю сейчас не до тебя!
  --Хам!--взвизгнул побагровевший барон, сверкая своими небольшими голубыми глазками--Как ты смеешь так со мной разговаривать?!Я привёз новости от которых зависит жизнь короля!Немедленно вызови старшего офицера, если не хочешь чтобы твоё начальство отвесило тебе полсотни плетей!
  Сержант задумался.Не то чтобы он так уж боялся угроз какого-то барончика...В конце концов он командует караулом, да не где-то а на входе в королевский дворец, так что он в своём праве. С другой стороны, у этого барона вполне могут оказаться связи при дворе и он возможно сумеет организовать серьёзные неприятности по службе. К тому же, насчёт важного сообщения явно не врёт--недаром прискакал к королевскому дворцу, когда все прочие, наоборот, спешат укатить из города...Всё это сержант сообразил очень быстро(дураков в королевскую гвардию вообще не брали и уж тем более они не могли в ней дослужиться до сержантского чина).А сообразив, приказал подчинённым:
  --Постерегите господина барона парни!Я сейчас.
  После чего удалился и вскоре вернулся с здоровенным офицером лет тридцати шести на вид, светловолосым и с сабельным шрамом в пол лица.
  Он куда более естественно смотрелся бы не в гвардейском мундире с золотым шитьём, у входа во дворец в стиле классицизма, а в кольчуге и рогатом шлеме на борту драккара.
  --Граф Торстенсон, подполковник королевской гвардии--представился верзила--Барон Лилиенстрем, не так ли?
  --Именно так, граф--подтвердил барон, уже успев успокоиться.
  --Чем обязан?--поинтересовался подполковник
  --Граф, у меня сообщение величайшей важности и срочности, лично для короля.--сказал барон--Поверьте, от того как быстро король его услышит, зависит жизнь и безопасность Его Величества и всей королевской семьи!
  Торстенсон внимательно взглянул на собеседника
  --Господин барон--сказал подполковник--Король действительно сейчас никого не принимает. Сами видите что происходит--Торстенсон кивнул в сторону слуг грузивших повозки--Королевская семья спешит покинуть столицу. Если ваши новости действительно так важны, сообщите их мне. Даю слово чести--я немедленно передам их королю. По должности я имею право входить к Его Величеству без доклада.
  --Хорошо--подумав несколько секунд ответил Лилиенстрем--Я верю вам граф. Отойдём немного в сторону, не нужно чтобы нас слышали посторонние уши.--и отведя подполковника подальше от караула, барон продолжил:
  --Как только стало известно о появлении русских и об этой несчастной битве, я немедленно приказал запрягать карету, посадил в неё жену, дочерей, невесток с детьми и младшего сына и выехал из столицы, как и многие знатные и богатые семейства.
  --Я понимаю--сочувственным тоном произнёс Торстенсон
  --Вот только не надо такого тона граф!--сказал Лилиенстрем--Я не трус!Я служил субалтерном в ту войну с датчанами и был дважды отмечен в приказе по армии и пять раз в приказе по полку.Двое моих старших сыновей в армии--Бог весть живы ли.Я бы тоже там был, если бы не датская картечь перебившая голень.--барон ударил ножнами шпаги по ноге--хорошо эскулапы смогли за мои деньги сохранить ногу.Но у меня есть семья, за которую я отвечаю перед Богом.И я должен был позаботиться об их безопасности!
  Господь с вами, барон, я и не думаю вас в чём то обвинять или упрекать--заметил подполковник--Семья это святое.
  --Тогда я продолжу--сказал барон--Я выехал вместе с несколькими другими дворянами тоже увозившими свои семейства.В такое время чем больше попутчиков, тем безопаснее. На дорогах ведь встречаются не только враги но и разбойники.Мы выехали на запад, по дороге на Вестерос. Ехать на юг или на север мы не решились, так как было неизвестно, насколько далеко продвинулись русские.От Вестероса я собирался свернуть на Фалун. В тех местах живёт моя сестра с мужем, у них там замок на скале посреди озера.Для его захвата понадобится целая армия. Место надёжное и там моя семья была бы в безопасности.
  Мы отъехали от города миль на пять, когда я приказал остановить карету--понадобилось отлучиться в кусты по нужде. Мои попутчики, понятно, не стали меня ждать и поехали дальше, скрывшись за поворотом. Я рассчитывал что сделав свои дела, догоню их. Теперь я понимаю что меня остановило Провидение, как ни странно это звучит в таких обстоятельствах. Когда я вернулся к карете и хотел ехать дальше, то услышал выстрелы в той стороне куда уехали мои попутчики. Я послал надёжного слугу проехать дальше и вскоре он прискакал обратно и сообщил что моих попутчиков остановили русские, всех захватили и грабят кареты а отряд kossaken или ещё каких barbarum, направляется в нашу сторону. Я сразу понял что надо уносить ноги, пока цела голова. Только благодаря искусству Нильса, нашего кучера, удалось развернуть карету и пустить лошадей в галоп, до того как kossaken появились на дороге и заметили нас.
  --Вы уверены, что это неприятель а не разбойники?--спросил Торсенсон
  --Помилуйте, граф--ответил Лилиенстрем--Что я, нашу шваль с большой дороги от врагов не отличу?И потом, с каких это пор разбойники ездят по дорогам с значками?
  Они стали стрелять и убили почти всех моих слуг!Только Нильс да Йорен, тот что ездил на разведку, остались живы,да и то потому что я заранее велел за сиденье на облучке пристроить пару кирас, старых но весьма крепких. По карете тоже стреляли, но к счастью большинство пуль застряло в кофрах с вещами, притороченных сзади.Это было ужасно, граф!Стрельба, пули дырявят карету, дочки в обмороке, невестки вопят, младенцы-внуки орут, дуры-служанки визжат!В общем, кроме меня и Нильса с Йореном, присутствие духа сохранили только жена и сын. Моя супруга за время нашей совместной жизни во всяких переделках побывала, а парень пошёл в меня--произнёс барон не без гордости--Они заряжали ружья а я стрелял в гнавшихся за нами barbarum.Двоих вроде подстрелил, хотя не уверен, далеко было. Ещё одного или двух завалили слуги до того как их перестреляли. Видимо это охладило наших преследователей, а может у них был приказ не отъезжать далеко.В общем через пару миль они отстали и мы оторвались. Я сразу велел гнать в город и ко дворцу, где меня остановил этот хам-сержант.
  --Вы уж простите Эдмундсона, барон--сказал Торстенсон--Он всё же на посту.И служака отменный. Лучший сержант в гвардии. А что груб--так у него работа такая. Думаете, легко держать в руках наших обалдуев?Тут учитель светских манер последним грубияном станет!
  Ладно, прощу--сказал барон--Сам служил и знаю как бывают полезны такие типы.У нас в роте тоже такой был...
  Так значит, барон--спросил подполковник--Дорога на запад перекрыта русскими?
  --Именно так, граф--ответил Лилиенстрем--Думаю, что раз русские успели забраться так далеко, то и все остальные выезды из города тоже закрыты. Ведь трудно представить, что русские генералы не знают своих обязанностей.
  --Если так, то всё совсем паршиво--сказал Торстенсон--Прошу вас, барон, обождите здесь, у входа. Я немедленно сообщу обо всём Его Величеству. Думаю он захочет выслушать вас лично.Можете не сомневаться, за сегодняшний поступок вас ждёт достойная награда.
  --Я верный слуга Короны и Отечества--ответил барон с лёгким поклоном.
  Подполковник кивнул и немедленно скрылся во дворце, уведя с собой сержанта и вполголоса отдавая ему какие-то приказы...
  Через пару часов после этих событий, в королевских покоях собрались высшие военные чины, наиболее приближённые к королю придворные, министры и другие высшие должностные лица Шведского королевства.
  Также присутствовали королева Мария и королева-мать.Мария старалась держать себя в руках, хотя это давалось ей нелегко, зато Гедвига явно сникла...
  --Господа--открыл совещание Карл XI--Вы все уже знаете о сообщении барона Лилиенстрема.Кстати, я решил наградить этого благородного дворянина за храбрость и верность, Орденом Серафимов.Кроме того его младший сын будет принят в королевскую военную академию за счёт короны, а его дочери получат от меня приданое. Но это к слову. Я собрал вас, чтобы обсудить, что делать в сложившейся, без преувеличения тяжелейшей ситуации.Предлагаю сначала выслушать подполковника Торстенсона.
  --Ваше Величество, господа--поклонившись начал подполковник--Сразу после разговора с бароном Лилиенстремом, я приказал разослать по всем дорогам ведущим из города, конные разъезды гвардейцев для рекогносцировки.На всех дорогах, на расстоянии пяти-семи миль от города, наши разъезды встретили крупные силы вражеской конницы и пехоты с артиллерией. Нет сомнений что противник прочно перекрыл все выезды из Стокгольма. Даже если мы соберём все имеющиеся в городе невеликие силы, и пойдём на прорыв, у нас нет шансов прорваться, так как неприятель в любом месте достаточно силён, чтобы удерживать нас столько, сколько понадобится чтобы перебросить резервы с других направлений и раздавить нас. Это не говоря о том что рисковать жизнью Его Величества и королевской семьи в таком бою, я считаю недопустимым.
  --Значит, прорваться из города мы не сможем?--спросил король
  --К сожалению это невозможно, Ваше Величество--развёл руками генерал Армфельдт
  --Добавлю от себя--вступил в разговор адмирал Шеблад--Что если бы сейчас было лето или хотя бы поздняя весна либо ранняя осень, можно было бы перевезти Их Величеств и Их Высочеств со свитой на кораблях по озеру Меларен и незаметно для противника высадить в Вестеросе либо в одной из укромных бухт, откуда можно было бы ехать сушей в любое место королевства. Русские никак не смогли бы помешать. Но сейчас, увы, зима, и корабли вмерзли в лёд у пристаней.
  --То что я не смогу выехать из города в карете, мне понятно--сказал Карл--Но что мешает мне выехать верхом и ускакать полями и лесами?Помнится, мой славный предок Густав Ваза прошёл на лыжах десятки миль по лесам Далекарлии, поднимая народ против датчан.
  --Ваше Величество--сказал статс-секретарь Клинкострём--С Вашего позволения, Ваш великий предок был тогда взрослым и сильным мужчиной. Никто не сомневается что Вам вполне по силам поездка верхом через леса и поля. Но есть очень большие сомнения что Её Величество королева и Её Величество королева-мать а также малолетние принцы, смогут проделать такое путешествие.
  Это правда, Ваше Величество--поддержала Мария--Я не уверена что смогу целый день находиться в седле, а уж малыши этого и подавно не смогут.
  Честно говоря--сказала Гедвига--мне уже не по возрасту такие скачки.Да и мои внуки не отличаются таким здоровьем и крепостью, чтобы скакать целыми днями и ночевать посреди зимнего леса.
  Присутствующие переглянулись.Нечасто бывало чтобы две королевы проявили такое единодушие. Точнее, это бывало крайне редко.
  --Вот когда пожалеешь что мы не дикие кочевники из азиатских степей--грустно улыбнулся король--Говорят у них дети учатся держаться в седле раньше чем ходить и могут сутками не слезать с лошади.
  --К тому же, даже по бездорожью мы вряд ли сможем прорваться--вставил Торстенсон--мои разъезды заметили отряды kossaken, шнырявшие в стороне от дорог, в полях и холмах. Нет сомнений что русские присматривают за всеми окрестностями.Правда моим гвардейцам ничего не стоит опрокинуть и разогнать этих легковооружённых barbarum, но только ведь они не отстанут. Будут кружиться вокруг как мошка, стрельбой и наскоками задерживать наше движение, пока нас не догонит тяжёлая кавалерия русских и не зажмёт.
  --Мы готовы умереть--сказал генерал Адлеркройц--Но с жизнью короля и королевской семьи соединена независимость нашего королевства. При столь ничтожных шансах на успех и столь огромных опасностях для Их Величеств и Их Высочеств, идти на прорыв нельзя!
  --В таком случае, что вы сможете сказать о возможности обороняться в городе, господа?--поинтересовался король
  --Обороняться в городе мы не можем--ответил Армфельдт--Укрепления в порядке, пушек и припасов хватает, но у нас слишком мало людей.Почти весь гарнизон Стокгольма был отправлен навстречу русскими и полёг в той злосчастной битве. На бастионах едва десятая часть людей от минимально необходимого количества, да и из тех три четверти--милиция из горожан.Вояки можно сказать, никакие. Охранять улицы от всякого уголовного сброда они могут, но не более того.Если русские пойдут на штурм, мы не продержимся и двух часов. Что ждёт город взятый врагами на шпагу, полагаю все знают, а кто не знает, легко может догадаться.
  --Мы можем как то увеличить число защитников города?--спросил Карл
  --Не думаю, сир--ответил Адлеркройц--Чисто теоретически можно вооружить чернь, но из них солдаты даже хуже чем из этих лавочников и ремесленников из городской милиции.Разбегутся от первых разорвавшихся бомб. Зато город разграбят подчистую--усмирять ведь их будет некому.
  --Итак--подытожил король--прорываться невозможно, обороняться нечем, точнее некем. Какой же выход, господа?
  --Сир!--после небольшого молчания отозвался Армфельдт--Положение безнадёжно. Поэтому я предлагаю воззвать к гуманности и благородству царя Алексея. Я слышал что этот государь вовсе не такой варвар, как принято считать в Европе, и ему не чужды умеренность и человеколюбие.
  Ха!--вмешался генерал Стенбок--Помнится, барон, большая часть ваших поместий находится в Финляндии и вы похоже рассчитываете на умеренность и человеколюбие царя московитов, в их сохранении?
  --Никто не смеет бросать мне таких обвинений!--вскинулся Армфельд--Я вызываю вас, граф!
  --Извольте--усмехнулся Стенбок--Готов дать вам удовлетворение любым способом!
  --Прекратите, господа!--устало и зло заявил король--Если так хочется подраться--для вас полно визави вокруг города!Армфельд, успокойтесь!Вас никто и ни в чём не подозревает и не обвиняет!А вы Стенбок, чем затевать ссору, лучше посоветовали бы что-нибудь полезное!
  --Ваше Величество--поклонился Стенбок--Откровенно говоря, тут трудно что-то посоветовать. Положение действительно безнадёжное, тут я согласен с бароном. Если даже удастся отправить гонцов к генералу Спарре в Геталанд, то пока они доскачут, пока Спарре развернёт армию и форсированным маршем дойдёт до Стокгольма, от города останется лишь остывшее пепелище. Не говоря о том, что Спарре окажется между армией царя и преследующей его датско-русской армией с юга, и шансов на победу у него будет немного. То же самое касается и генерала Либекера в Норрланде, с той лишь разницей что его войска сильно потрёпаны и шансов на победу у них ещё меньше. Так что я не вижу достойного выхода из этой ситуации. Я только, в отличие от барона, сомневаюсь в умеренности и человеколюбии царя московитов.
  Карл обвёл взглядом собравшихся. Бросились в глаза спокойное лицо и уверенный взгляд Торстенсона.
  --"Да, этот подполковник настоящий викинг!"--подумал Карл--"Прямой, решительный, бесстрашный.Если ему приказать, будет драться до конца и не задумываясь умрёт, выполняя свой долг!Но сколько таких?Мало, мало..."
  Вот ещё несколько военных, а дальше растерянные или испуганные лица...
  Карл вспомнил свою первую и единственную встречу с Алексеем на Готланде, при заключении мира после той войны:
  --"Этот московит настоящий государь и готов на многое для своей страны.Но жестокости, злобы и подлости в нём всё же нет.А значит, есть надежда..." 
  --Я принял решение--сказал король поднявшись с кресла--Ради спасения столицы от уничтожения и ради сохранения королевства, я обращусь к моему брату Алексею.Адлеркройц, немедленно отправляйте парламентёров с трубачом в русский лагерь, к царю Алексею, с предложением о сдаче Стокгольма. Армфельд, готовьтесь. Если ответ русских будет положительным, поедете к царю. Надеюсь, вы сумеете выторговать приличные условия капитуляции..."

 

 

 

  "С Зейдер-Зе задувал холодный ветер.Небо было затянуто низкими свинцовыми тучами, из которых то и дело моросил мелкий противный дождик.Улицы Хардервейка были почти безлюдны.Но не только погода заставляла жителей города отсиживаться по домам.По улицам Хардервейка,уверенно, по хозяйски,передвигались верхами и пешим порядком группы иноземных солдат.Наглые,краснорожие, подставляющие физиономии пронизывающему ветру,свысока глядя на немногих горожан появлявшихся на улицах.
  Город,основанный без малого пять веков назад,переживал далеко не лучшие времена.А ведь каких то два десятка лет назад, Хардервейк процветал.Местные крашеные ткани славились по всей Республике Соединённых Провинций,и в соседних странах.Щедрые воды Зейдер-Зе давали огромное количество рыбы,которую развозили в бочонках по всем Нидерландам,и другим странам по берегам Немецкого моря--обычную,солёную--подешевле,приготовленную со специями из далёких колоний,для обеспеченных гурманов--подороже.В гавани было не протолкнуться от торговых кораблей под всевозможными флагами,а деньги лились рекой в карманы местных коммерсантов,хозяев мануфактур и мастерских,владельцев купеческих и рыбацких судов,всех кто умел вести дела и старательно трудиться,как заповедано в Писании.Да и простому люду--рыбакам,матросам,подмастерьям красильных, бондарных и прочих мастерских, корабелам, строителям и прочим, работавшим на самостоятельных хозяев,тоже кое что доставалось.И не так уж мало.Хватало и на свой угол и на хлеб с сыром и пивом, по праздничным дням и на мясо, а о рыбе и говорить нечего, в ней и у последних бедняков недостатка не было.
  Свидетельством прежнего процветания Хардервейка был и основанный сорок три года назад университет.Конечно, не такой знаменитый, как в Лейдене, но жители Хардервейка им гордились и считали свой город одним из самых просвещённых в провинции Гельдерланд.
  Увы, золотой век Хардервейка закончился после начала войны.Навсегда ли?Это известно только Господу.Не раз захваченный и разграбленный французами, испанцами, австрийцами, войсками немецких княжеств,город влачил жалкое существование.Многие мастерские, коптильни,верфи закрылись, другие работали вчетвертьсилы, торговые склады стояли пустыми.В порту теперь не то что солидный флейт, барк или бригантину--рыбацкую шхуну не всякий день увидишь!Хотя,жители исправно молились в кирках и костёлах за принца Вильгельма, сына покойного Штатгальтера Вильгельма Молчаливого(с убийства которого французами и начались все несчастья Нидерландов), прося Бога даровать ему победу.Но то ли у Господа были другие планы, то ли жители уж очень сильно нагрешили, но войскам принца пока не удавалось выбить врагов из Гельдерланда.Где уж самим жителям Хардервейка отстоять свой город!Достаточно взглянуть на городскую стену.Издали грозной и неприступной кажется стена, воздвигнутая ещё графом Отто Вторым и укреплённая в последующие века стараниями правителей Гельдерланда и городских властей, а подойди ближе--и увидишь многочисленные зияющие проломы, полуразрушенные бастионы и форты.О том чтобы отстроить укрепления силами неоднократно ограбленного города--смешно и думать.Вот и приходится Хардервейку терпеть всякий сброд, шляющийся в поисках недограбленного предыдущими мародёрами.
  Все эти мысли мелькали в голове молодого человека, на вид двадцати с небольшим лет, одетого как горожанин средней руки, небогато но чисто, который закутавшись в плащ от ветра, пробирался по улицам Хардервейка.Молодой человек явно не стремился к встречам с чужеземными солдатами и заслышав стук копыт по мостовой или топот сапог, поспешно сворачивал в переулки, скрываясь в их лабиринте.Вот опять, впереди послышались крики, треск ломаемого дерева, звон разбиваемых стёкол.
  --Грабят!--сквозь зубы произнёс молодой человек и поспешно скользнул в ближайший переулок.
  И всё же, постепенно, окольными путями и перебежками, молодой человек приближался к своей цели.
  Трактир "Золотой Гусь" считался одним из самых приличных подобных заведений в Хардервейке.Здесь останавливались путешествующие дворяне, состоятельные коммерсанты и прочая "чистая"публика.Номера были комфортные, прислуга хорошо вышколена, винный погреб радовал адептов Бахуса, а кухня славилась на весь Хардервейк, так что даже чиновники магистрата, элдерсмены торговых и ремесленных гильдий и прочие отцы города, не гнушались заглянуть в трактир--поговорить о делах или просто хорошо посидеть за выпивкой и закуской.
  Правда, в последние годы трактир, как и весь город, переживал не лучшие времена.Состоятельные приезжие бывали всё реже.Дворяне заперлись в своих замках или подались воевать, богатые негоцианты покидали страну и перебирались в другие государства, а те кто оставался, предпочитали отсиживаться в хорошо укреплённых городах, посылая вместо себя приказчиков,экономивших и останавливавшихся в местах попроще.
  Да и местные богачи теперь заходили нечасто.В Хардервейке светить богатством стало опасно.Слишком велик был риск как минимум лишится богатства, и возможно, вместе с здоровьем, а то и с жизнью.
  В прежние времена мира и процветания, молодому человеку в плаще,было бы не по карману посещать такой трактир.Но сейчас цены стали доступнее и хозяева менее разборчивы, так что, по случаю окончания университета,пару месяцев назад, молодой человек и его приятели, такие же экс-студиозусы, скинувшись заказали славную пирушку в"Золотом Гусе", отмечая конец учёбы.
  Молодой человек аж зажмурился от удовольствия, вспоминая как славно тогда посидели.И взглянув на лазоревую вывеску, посреди которой, сверкал золотой краской упомянутый гусь, молодой человеке решительно шагнул к входу в трактир, в котором его уже ждали.
  Нельзя сказать чтобы зал трактира, куда вошёл молодой человек в плаще, отличался многолюдством.
  За стойкой стоял хозяин с мальчишкой-помощником, между столов крутилась пара служанок.Хозяин смотрел мрачно, видимо переживая упадок своего заведения.Хотя, сегодня фортуна ему в какой то мере улыбнулась.За одним из столов сидели трое горожан, из числа наиболее смелых(или глупых--как посмотреть), в глубине, у чёрного хода, обедали две компании.Одна состояла из четырёх крепких мужчин лет около тридцати или чуть за, одетых как приказчики и временами переговаривавшихся по немецки,с каким то акцентом, вроде бы силезским.Вторая группа состояла из двух человек.Один, лет двадцати трёх, с умным и располагающим лицом, был одет как путешествующий дворянин.Второй, постарше лет на семь или восемь, судя по одежде и манере держаться, был слугой и прислуживал своему господину, который периодически, судя по тону, отдавал какие-то распоряжения на незнакомом языке, на что слуга коротко отвечал на том же наречии.
  Оглядевшись, молодой человек в плаще, встретился взглядом с обедающим дворянином, и когда тот кивнул, направился к его столику.
  --Вы позволите присесть, мингер?--поинтересовался он подойдя.
  --Сделайте одолжение--ответил дворянин--Прошу составить компанию.Вы отобедаете со мной?Нет-нет!--махнул рукой дворянин, заметив как молодой человек полез за кошельком--Позвольте, за всё заплачу я!Ведь вы мой гость!Против здешнего знаменитого гуся, фаршированного овощами со специями и рейнского ничего не имеете?Ну и отлично!--сказал дворянин после того как его собеседник утвердительно кивнул--Эй,хозяин!Ещё порцию гуся и бутылку рейнского, ну и всё что положено, для моего гостя!
  Вскоре подбежала служанка с подносом, выставив на стол всё заказанное, ловко сгребла высыпанные дворянином на стол деньги и удалилась к другим столам.
  Молодой человек в плаще к этому времени успел проголодаться и не чинясь взялся за гуся, и правда оказавшегося очень вкусным, заедая гарниром и краюхой свежевыпеченного хлеба с куском сыра и запивая рейнским.
  Молодой дворянин, чтобы не смущать своего визави, углубился в записную книжку с некими записями.Молодой человек в плаще взглянул краем глаза, но увидел только арабские цифры и непонятные слова, написанные буквами вроде бы напоминающими греческие.
  Наконец, молодой человек в плаще покончил с трапезой и произнёс:
  --Позвольте поблгодарить вас за отличный обед, мингер...Бонд, не так ли?Ведь именно так вы представились при нашей первой встрече?
  --Именно так!--ухмыльнулся дворянин--Бонд.Джеймс Бонд.---Молодой аристократ на мгновение погрузился в прошлое, вспомнив как царевна Софья Алексеевна,придумавшая для него это имя, почему-то всегда улыбалась, произнося его.
  --Не сочтите за обиду, мингер Бонд--сказал молодой человек в плаще--Но мне кажется, что это имя не настоящее.
  --И почему вам так кажется?--поинтересовался мнимый Джеймс Бонд, внимательно глядя на собеседника.
  --Акцент у вас не английский--пояснил тот--Мы здесь, на побережье, часто общаемся с нашими островными соседями, и такие вещи замечаем сразу.
  Дворянин, помолчав, улыбнулся--Ну что ж, спасибо за полезный урок!Как говорят на моей родине:"Век живи--век учись".В таком случае, откроем карты.Разрешите предствиться:prince Ivan Urievitch de Trubetzkoy, камергер русского царя.
  --О!Ваша светлость!--молодой человек в плаще попытался вскочить, но аристократ удержал его взяв за руку--Прошу прощения, что общался так запросто!--молодой человек в плаще не преувеличивал.В семнадцатом веке,дворяне, особенно принадлежащие к высшей знати(слово prince говорило само за себя), крайне редко сиживали за одним столом с простолюдинами(а молодой человек в плаще был всего лишь сыном пастора из ничем не приметной деревни).
  --Бросьте!Я не страдаю глупым чванством--сказал русский аристократ--Мой государь Алексей Алексеевич и его сестра принцесса Софья Алексеевна говорят, что талантливые люди это аристократия духа.И я с ними согласен.Мне интереснее общаться с умным и одарённым сыном конюха или рыбака, чем с глупым и бездарным потомком паладинов Карла Великого, которому нечем похвастать, кроме длинной вереницы славных предков.Да и Христос апостолов выбирал не из патрициев.
  Думаю, если вы примете моё предложение, то у вас будут все шансы через несколько лет догнать меня по положению в обществе.Я ещё буду рассказывать внукам, как звал в Московский Университет великого Германа Бургаве, самого молодого доктора университета Хардервейка и будущее светило ботаники, химии, математики и медицины.
  --Вы верно иронизируете, ваша светлость--сказал Герман Бургаве,ибо так звали молодого человека в плаще.
  --Ничуть!--ответил prince Ivan Urievitch de Trubetzkoy, или, по русски, князь Иван Юрьевич Трубецкой, официально пребывавший в чине стольника(или, по европейски, камергера)русского царя, а фактически исполнявший обязанности "охотника за головами", как называла его должность царевна Софья Алексеевна.--"А ведь и правда, "охотник за головами"--усмехнулся про себя Иван--"За учёными и талантливыми головами!И немало уже этих голов добыл и на Русь перетащил!"--, а вслух продолжал:Я серьёзен как палач на эшафоте.Я ведь не просто так к вам обратился.До этого я навёл очень подробные справки о вас и вашей научной работе.И я отвечаю за свои слова.Мой государь и его сестра очень ценят талантливых людей, и если вы хорошо покажете себя в Москве как учёный, то можете рассчитывать не только на профессорскую кафедру, лаборатории и клинику, содержащиеся за счёт казны, и на очень хорошие деньги, но и на дворянский титул.Поверьте, царь Алексей Алексеевич совсем не скуп и не мелочен, когда речь идёт о пользе для его государства!В качестве примера могу привести ваших высокоучёных коллег Ньютона,Галлея и прочих, выбравших Москву.
  Герман задумался.Предложение было очень заманчивым.Своя кафедра, лаборатории, клиника, исследования за счёт казны, большое жалованье, а в перспективе и дворянский титул.Не принца, конечно, но хотя бы рыцаря--и то было бы великолепно для простого парня из деревенского захолустья, который мечтал стать пастором по примеру отца, но привитая матерью(закончившей университет--великая редкость!)тяга к науке всё же перевесила!И насчёт Ньютона, Галлея и прочих--всё правда.В Европе были наслышаны о том как прекрасно эти учёные мужи устроились в русской столице.
  С другой стороны,было страшновато.Далёкая Русь, или Московия, как её называли в Европе, хотя его учитель, профессор Арендт, считал это проявлением безграмотности--всё равно как Голландию назвать Амстердамией.Загадочная страна, где всё не такое как в Европе--климат, язык, обычаи, вера, даже одежда(хотя, последнее Германа не особо смущало, как человек здравомыслящий, он считал что в каждой стране надо носить одежду, которая лучше всего подходит к местному климату).Герман не очень верил в рассказы о"варварстве московитов", которые распускали в Европе недоброжелатели Руси.Но всё же, дыма без огня не бывает.Вон, про сестру русского царя, коорую упоминал этот русский prince как покровителницу наук, рассказывают что она принародно на площади убила учёного иезуита и выпила его кровь!Может и привирают, да и иезуиты протестанту Бургаве никогда не нравились.Но всё равно--страшно!
  А здесь, в Хардервейке у него уже есть докторская степень.И место в университете предлагают.Пока не профессора а адьюнкта, ну так это только начало.Конечно, из-за войны университет Хардервейка захирел, но через несколько лет можно будет попробовать перебраться в более престижный питомник наук--в Лейден или в Геттинген.
  --Честно говоря, ваша светлость--сказал Герман--Ваше предложение чрезвычайно заманчиво и лестно.Но и слишком неожиданно.Мне трудно решиться дать ответ вот так сразу, в трактире.
  --Я понимаю--сказал Трубецкой--Всё действительно произошло довольно быстро.Но давайте поразмыслим, а что вы теряете?Место адьюнкта или даже профессора в университете Хардервейка?Такая ли это большая ценность, по нынешнему времени?В Голландии идёт война.Она началась уже давно и кончится не завтра и не через год, да и через пять лет вряд ли.У вас в Европе, вообще принято долго воевать.Вспомните Тридцатилетнюю войну, она была каких-то сорок с небольшим лет назад!Про Столетнюю вообще молчу!Как говорится, когда разговаривают пушки, музы молчат.Это касается не только муз покровительствующих искусствам, но и тех что отвечают за науки.В стране охваченной войной научные занятия никому не нужны.Даже если вы собираетесь перебраться в место получше, вроде Лейденского университета, это вам ничего не гарантирует.По последним данным, Лейден осаждён французами и готовится его штурм.Что ждёт город взятый приступом, можно увидеть на примере того же Хардервейка.Не думаю что французские мародёры пощадят лейденский храм знаний.Во всяком случае, с университетом Хардервейка этого не случилось.
  --"Дьявольщина!Он что, умеет читать мысли, этот русский?!"--подумал Герман.При этом он признал что рассуждения русского аристократа вполне логичны.Университет Хардервейка захватывавшие город враги и правда не пощадили.Вывезли всю библиотеку(книги и свитки представляют конкретную денежную ценность), научные приборы из лабораторий(тоже можно продать), университетскую кунсткамеру(за экспонаты богатые коллекционеры готовы платить).Ободрали даже кованные решётки окон и ограды а также украли двери, кафедры, столы и прочую мебель ценного дерева из кабинетов ректора, деканов и профессоров.После этого разграбления и погрома, университет в Хардервейке влачил столь же убогое существование как и город.
  --Нет,я не умею читать мысли--сказал Трубецкой и глядя на поражённого Бургаве усмехнулся--Просто у вас на лице всё было написано.А меня в царской школе учили наблюдать, анализировать и логически мыслить.Итак, каким же будет ваше решение?
  --Мне надо подумать--заявил Герман.
  --Думайте--спокойно ответил князь--Надеюсь, ваши раздумья не затянутся слишком надолго.Время смутное и никто не знает что будет не то что завтра а даже через минуту.
  Как бы подтверждая его слова, с улицы донеслось ржание лошадей,выстрелы и крики.Мальчишка-помощник хозяина, метнувшись к окошку, тут же отскочил с криком"рейтары!", и исчез в двери ведущей на кухню.Следом в том же направлении стремительно пронеслись служанки а за ними трое горожан-посетителей.Только побледневший трактирщик остался за стойкой, с тоской глядя на дверь.
  Четверо приказчиков продолжали спокойно сидеть за своим столом, потягивая пиво.Русский аристократ тоже остался абсолютно спокоен и только бросил несколько слов на непонятном наречии, видимо русском, своему слуге, который, кивнув, тут же взлетел вверх по лестнице ведущей в комнаты.Кроме того князь удержал Германа, рванувшегося было в сторону двери ведущей на кухню, вслед за остальными беглецами.
  --Куда это вы так торопитесь, любезнейший мингер Бургаве?--спокойно произнёс Трубецкой.
  --Там рейтары!--крикнул Герман--Надо бежать!
  --А почему вы решили, что сможете от них убежать?--хладнокровно поинтересовался князь Иван--Рейтары верхом а вы, насколько понимаю, без коня.Пешему вообще очень сложно уйти от конного, тут требуются особо удачные для пешего и особо тяжёлые для коня условия.Кроме того, вы безоружны, а рейтары вооружены до зубов, в том числе пистолетами и карабинами.И пуля гораздо быстрее любого коня, не говоря уж о человеке.А стреляют эти ребята довольно метко.Вообще, стрелять и рубить бегущих, особенно безоружных--их любимое развлечение.
  --Так что же--понизил голос Бургаве--Смиренно класть голову под саблю?
  --К чему такие поспешные решения?--Трубецкой был холоден как лёд--Садитесь рядом со мной.Я клянусь своей честью что с вами ничего плохого не случится.Во всяком случае пока я жив.Вам хватит этой гарантии?
  --Ну, в общем, да--сказал Герман,боясь оскорбить недоверием своего собеседника,отрывшегося с новой стороны:уверенного в себе властного аристократа--Но их же много!И они опытные головорезы!
  --Как говорят ваши соседи, немцы:На всякий крепкий сук найдётся острый топор--улыбнулся Трубецкой--Успокойтесь, мингер Бургаве.Да, и, кстати, запомните:Никакого Германа Бургаве здесь нет и никогда не было.Вы--Ян Ван Хорн, негоциант из Амстердама, прибывший в Хардервейк для заключения торговых сделок.Повторите!
  --Ян Ван Хорн, из Амстердама, негоциант, прибыл для заключения торговых сделок--повторил слегка обалдевший Герман--А зачем всё это?
  --Позже объясню!Кроме этих слов старайтесь помалкивать.Говорить буду я.И ещё, все мои приказы выполнять беспрекословно!--сказал Иван--Это понятно?Вот и хорошо--добавил он,увидев как Герман ошарашено кивнул--Всё!Идут!
  Дверь трактира распахнулсь от пинка сапогом и в зал ввалилась два с лишним десятка рейтар,во главе с очень худым, но жилистым и крепким высоким типом лет за сорок, одетым с претензией на аристократическую роскошь, в голубой кафтан с серебряными галунами, вишнёвый плащ, с богато расшитой золотом красной перевязью на которой висела шпага с изукрашенным драгоценными камнями эфесом, и в серой шляпе с золотым шитьём и разноцветными перьями, с сединой в рыжих волосах, носом с горбинкой, несколькими шрамами на лице и взглядом опытного убийцы.
  --Эй, трактирщик!--Гаркнул разодетый тип, который, похоже, был командиром рейтаров.
  --Что угодно господину?--выбежал из-за стойки хозяин трактира.
  --Мне угодно вина!--заявил командир рейтаров--И побольше!Для меня и всех моих людей!Да самого лучшего!Вздумаешь подать помои--мои парни тебя в них утопят!Знаю я вашего брата!И мяса на закуску!Да побольше!А лошадям овса!Да побыстрее, если не хочешь чтобы тебя поторопили пулей в задницу!
  --Прошу прощения, господин--сказал трактирщик--А как вы будете платить?
  Не успел хозяин трактира произнести эти слова, как получил от командира рейтаров сокрушительный удар кулаком в лицо, от которого,не устояв на ногах рухнул на пол.
  --Да ты с ума сошёл, глупый каплун!--заорал командир--Я капитан фон Кирт, по прозвищу Смерть Шлюхам, а мои парни везде известны как"головорезы Кирта"!И мы сроду ни за что не платили на войне!Живо подавай вино и мясо и не вздумай забыть овёс для лошадей, а платой тебе будет то что я не прикажу сжечь твой клоповник!Ну, живее!
  И капитан пнул лежащего трактирщика сапогом.Тот со стоном поднялся, зажимая платком зажатым в левой руке разбитый в кровь нос, а в другую руку выплёвывая выбитые зубы.
  --Стоять!--гаркнул капитан фон Кирт, когда трактирщик направился в сторону кухни--Это кто у тебя такие?--капитан кивнул в сторону столов с посетителями.
  --Прикащики иш Мюнштера, кошпотин капитан--прошепелявил трактирщик с выбитыми зубами--И путешештфуюший тфорянин иш Каннофера.Парня ш ним не шнаю.
  --Ад и фурии!--скривился капитан фон Кирт--Похоже эти места совсем оскудели, пора перебираться в угодья побогаче!Ладно, сам разберусь!А ты--пошёл за вином, аллюр три креста!--И вытащив из-за пояса пистолет, капитан выстрелил.Пуля попала в косяк двери ведущей н кухню, а подстёгнутый этим трактирщих, поспешно бросился в указанном направлении, тихим шопотом вопрошая Всевышнего, почему тот до сих пор не обрушил с небес огненный дождь и не истребил этих демонов в человеческом обличье, пусть даже ценой повторения Хардервейком судьбы Содома и Гоморры.
  --Бросив презрительный взгляд в сторону приказчиков, капитан направился к столу за которым сидели абсолютно спокойный Трубецкой и бледный Бургаве.
  --Добрый день, господа!--сказал капитан--Так как представить меня некому, я это сделаю сам:фрейгер Юрген фон Кирт, по прозвищу Смерть Шлюхам, капитан роты рейтар-ландскнехтов, известной как "головорезы Кирта".С кем имею честь?
  --Prince de Trubetzkoy, камергер Царя Всея Руси--представился Иван
  --Ян Ван Хорн из Амстердама, негоциант, прибыл в Хардервейк для заключения торговых сделок--выдавил из себя Герман
  --Ого!--повеселел фон Кирт--Беру свои слова обратно!Сегодня не добрый, а удачный день!Придворные, а уж тем более принцы, попадаются далеко не каждый день и даже не каждый год, да и негоциант из Амстердама тоже совсем неплохо!
  --Я рад что мы с мингером Ван Хорном смогли поднять вам настроение, капитан--сказал Трубецкой--Кстати, а почему"Смерть Шлюхам"?
  --Ну, это совсем просто, принц--ответил фон Кирт--Когда эти идиотки-шлюхи требуют с меня денег или подарков за свои услуги, я отдаю их моим парням.Пока ещё ни одна не смогла выдержать всю роту и повторить свои требования.Все почему то отправляются исповедоваться в грехах к святому Петру!--и капитан громко заржал, как и остальные рейтары .
  --Да, забавно--сказал Трубецкой с совершенно непроницаемым лицом, в то время как Бургаве побледнел ещё больше--Позвольте поинтересоваться, а отчего, когда мы с мингером Ван Хорном представились, день стал не добрым а удачным?
  --Знаете,принц, а мне нравится как вы держитесь!Сразу видно человека высокого рода!Большинство людей бледнеют, увидев меня.--сказал фон Кирт--А сегодняшний день удачный, потому что я смогу предложить вам обмен.
  --Что за обмен?--поинтересовался князь.
  --О, поверьте, чрезвычайно выгодный, особенно для вас!--улыбнулся фон Кирт--Я предлагаю вам обменять ваши жизни на ваши деньги.На очень много ваших денег!Полагаю, у вас, принц, богатые владения и богатая родня.Да и у господина негоцианта наверняка денежки в избытке, хоть он и оделся как пуританская крыса.Весьма разумно по нынешним временам, замечу.
  --Занятное предложение--сказал Трубецкой--А вы хорошо его продумали, капитан?Мой государь и король Франции, которому вы служите, находятся в неплохих отношениях.И моему государю очень не понравится идея такого обмена.И если мой государь, обратится по этому поводу к своему христианнейшему брату, Людовику Четырнадцатому, то карьера одного знакомого мне капитана рейтаров, может закончиться быстро и печально.Не опасаетесь?
  --Да не особенно!--пожал плечами фон Кирт--Кто я такой, чтобы лезть в дела королей?Мои делишки мелкие, и к их величию отношения не имеют.К тому же, мы решили закончить наш контракт с Людовиком.Его казначеи слишком неаккуратно платят и слишком часто задерживают жалованье.Сами знаете, солдаты без денег не служат.Да мы и не французы, не получали от короля Франции земли и титулы и ничем ему не обязаны.Видите ли, принц, я--человек получивший благородное воспитание.Поэтому я благородно предлагаю меняться.А вот моим рейтарам с воспитанием не повезло.Они парни совсем простые.И когда они видят как кто-то не соблюдает Христову заповедь--делиться, их это крайне возмущает.А от возмущения они становятся такими затейниками..Подробности рассказывать не буду, сами узнаете, если не согласитесь на предложенный обмен.Скажу только, что ноги на углях и прижигания раскалённым железом--самое невинное из того что приходит им в голову.Поверьте, господа, уйти здоровыми и на своих ногах, хотя и без денег, гораздо приятнее, чем доживать жалким калекой и тоже без денег.Это если удастся доживать.А деньги...Какая мелочь!Их всегда нажить можно!Ну так что, господа--будем меняться?
  --Вы чертовски убедительно говорите, капитан--сказал Трубецкой--И потому, пожалуй..НЕТ!
  С этими словами князь выхватил два двуствольных пистолета, которые слитно бабахнули четыре раза.Фон Кирт и ещё трое рейтаров стоявщих перед столом за которым сидели Трубецкой и Бургаве, рухнули на пол.Одновременно, приказчики за соседним столом, тоже выхватили такие же двуствольные пистолеты и открыли огонь с обеих рук по рейтарам Кирта.Расстояние было невелико и ни один выстрел не пропал даром.Зал заволокло пороховым дымом, в котором слышались вопли, проклятия и стоны.Уцелевшие рейтары открыли ответный огонь из пистолетов, но в пороховом дыму прицельная стрельба была невозможна.К тому же Трубецкой опрокинул перед собой стол и укрылся за ним, сдёрнув за собой со стула растерявшегося Германа.Так же поступили и"приказчики".Несколько пуль ударили в толстые дубовые доски и хотя и пробили их, но потеряли свою силу.Одна из них слабо толкнула Германа в грудь и упала к его ногам.Пользуясь тем что рейтарам надо было перезарядиться, князь вскочил на ноги, дёрнув за собой Германа.
  --За мной!Уходим!--крикнул Иван, ринувшись к двери чёрного хода и таща с собой Бургаве.Следом за ними кинулись"приказчики".Последний,в дверном проёме обернулся в сторону зала, куда уже рвались рейтары с улицы и выхватив из под полы непонятный цилиндр, дёрнул какой-то шнурок и с криком"Поберегись!", размахнувшись швырнул цилиндр в зал, после чего захлопнул дверь и задвинул засов.За дверью, в зале, рвануло так, что трактир содрогнулся, зазвенели вылетевшие стёкла.Видимо тем кто был в зале, неслабо прилетело, за дверью послышался дикий рёв и вой, вперемешку с богохульной руганью.Один из "приказчиков" выхватив два ножа, воткнул их в щель между дверью и косяком у петель,заклинив дверь чёрного хода, другой вбил нож глубоко между досками пола,вставив между ним и дверью валявшийся в углу деревянный брус.
  --Быстрее!--Крикнул Трубецкой и спустя мгновение, дверь чёрного хода задрожала под тяжёлыми ударами.Все кинулись к выходу и тут из зала раздалась стрельба, пули стали выбивать из двери щепки.Но Трубецкой, Бургаве и "приказчики"уже выскочили на улицу.Здесь они увидели шестерых мёртвых рейтар а также стоявших у выхода слугу князя и ещё одного человека одетого похожим образом.Первый засовывал за пояс пистолеты а второй вытирал кинжал какой-то ветошью.Вместе с Трубецким, Бургаве и "приказчиками"они кинулись через переулок на соседнюю улицу, где ждала карета, запряжённая шестёркой, с кучером на козлах.Тут же были привязаны осёдланные лошади.
  --Садитесь!--Трубецкой втолкнул Бургаве в карету и сам вскочил следом,крикнув:Гони!Очень быстро!
  Слуги вскочили на лошадей,и поскакали вслед за рванувшей каретой.
  --Постойте!--опомнился Герман--Куда вы меня везёте?
  --Подальше от Хардервейка!--ответил князь--Или вы желаете остаться,и поближе пообщаться с милейшими парнями покойного фрейгера фон Кирта?
  --Нет, но поймите,--сказал Герман--Я не могу так уехать!Я должен забрать из своей квартиры мои записи, книги, личные вещи!
  --Пишите!--князь сунул Герману записную книжку и свинцовый карандаш--Ваша квартирная хозяйка знает ваш почерк?--Герман кивнул--Отлично!--продолжал Трубецкой--Напишите что вынуждены срочно уехать и посылаете человека забрать ваши вещи.
  --Герман быстро написал записку и князь, вырвав страницу из записной книжки, высунулся в окно кареты, подозвал ехавшего верхом слугу и вручил ему бумагу, сказав несколько слов по русски.Слуга поклонившись взял бумагу и пришпорив коня, свернул в ближайший переулок.
  --Ну вот--сказал Трубецкой--Фома спокойно заберёт ваши вещи и доставит их в условленное место.Он человек ловкий и надёжный, так что фроу Марта отдаст ваши пожитки без возражений.Хотя, полагаю, с очень большим сожалением--добавил князь улыбнувшись.
  Герман покраснел.Марта Боутерс, вдова коммерсанта средней руки, жёстко управлявшая домом,лавкой,бондарной мастерской и коптильней после смерти мужа, женщина ещё достаточно молодая м красивая, несмотря на рождение пятерых детей, пять лет назад положила глаз на юного студента, явившегося в Хардервейк и снявшего у неё комнату.Уже через пару месяцев Герман оказался в её постели.Марта стала его первой женщиной и этот роман продолжался до сего дня.С одной стороны это пошло Герману на пользу,Марта была женщиной темпераментной и многому его научила, а наличие любовницы прямо по месту жительства, избавило Германа от соблазнов, дурных компаний и всех тех глупостей, которые молодые парни совершают ради женщин ,а также снимало излишек энергии, дав возможность сосредоточиться на науке.
  С другой стороны, после того как Герман получил докторскую степень, Марта стала всё прозрачнее намекать, что не прочь под ручку с ним сходить в церковь в подвенечном платье.А вот к этому Герман готов не был.Марта ему очень нравилась, но только как любовница.Недавно ей исполнилось тридцать два и жениться на женщине на одиннадцать лет старше его--так далеко новоиспечённый доктор заходить не собирался.
  Пойди он на это--в Хардервейке ему бы спокойно жить не дали.Затравили бы сплетнями и насмешками, как охотника за приданым немолодых невест.Особенно коллеги по университету.И не потому что тамошние профессора великие блюстители морали.Просто из зависти!Сами бы от состоятельной вдовушки ни за что не отказались!Старые козлы!
  К тому же, отношения с сыновьями Марты, последние два-три года портились всё больше.Шестнадцатилетние близнецы Герт и Йост, а так же их братец погодок Людвиг, уже видели себя хозяевами отцовской мастерской, коптильни и лавки(младшие сёстры восьми и семи лет, по их мнению, должны были обойтись известной суммой денег и всяким барахлом в виде приданого).Парни были уже достаточно взрослыми, чтобы догадаться, какие отношения связывают их мать и Германа, и смотрели на Бургаве волками, абсолютно не желая делиться отцовским наследством с потенциальным отчимом и возможными сводными братьями, которых Марта в случае брака с Германом, ещё вполне могла родить.
  Да и вообще, последние полгода мысли Германа всё больше занимала юная красотка Анмари, семнадцатилетняя дочка советника магистрата и по совместительству одного из богатейших негоциантов города.Вот только гордячка упорно воротила нос от простого студента и не изменила своего отношения когда он получил докторскую степень.А три недели назад, любящий папаша вообще отправил Анмари к родне в Эмден, что было для всех кроме Германа вполне здравым решением.Беззащитный город, захватываемый всеми всеми кому не лень, в раздираемой войной стране--неподходящее место для молодой и красивой девицы.
  Так что, неприятный разговор с Мартой о прекращении отношений и как следствие, неизбежный поиск нового жилья, надвигались медленно но неотвратимо.А тут вдруг всё решилось само собой.
  --"Военные обстоятельства"--думал Герман--"Прости,любимая.Приходится бежать, спасая свою жизнь.Что делать?Ведь и Пиндар бежал."
  Пока Бургаве подводил черту под первым в своей жизни романом, Трубецкой погрузился в размышления о своей жизни.Несмотря на самое знатное происхождение, карьера ему изначально не светила.Подгадил родной прадед, приходившийся зятем известному изменнику времён Смуты, Михаилу Салыкову-Кривому, и вместе с тестем поддерживавший поляков.С тестем же ему пришлось бежать в Польшу, после победы ополчения Минина и Пожарского.Благодаря знатному происхождению и заслугам перед польским королём, и там не пропал, получив богатые маетности а его сыновья занимали довольно видные должности в Польше, ополячившись и окатоличившись.Когда же государь Алексей Михайлович отвоевал Смоленск, единственный внук беглого изменника, Юрий, перешёл на царскую службу, приняв православие.Уже на Руси у него родились двое сыновей--Иван и Юрий.
  Подниматься наверх обычным для знатного русского аристократа путём, Иван не мог--любая собака, выпячивая заслуги своих предков, ткнёт в нос прадеда-изменника и деда-отступника.Да и не тянуло его в царские покои, пихаться локтями у трона, вырывая подачки.Управлять поместьями тоже не хотелось, этим пусть брат Юрий занимается.А Иван с отличием закончил царскую школу и обратил на себя внимание царевны Софьи, поручившей ему небывалую работу--"Охотника за головами".И теперь, оглядываясь назад, Иван думал что нашёл свой путь и другого не желает.Молодой Трубецкой оказался авантюристом по духу.Ехать, скакать, плыть, видеть новые страны и города, встречаться с разными людьми, надевать разные личины, выясняя кто годится для Руси, а кому лучше дома остаться, говорить с врагами и друзьями, поклонниками и завистниками, оценивать и анализировать услышанное и увиденное, входить в доверие, убеждать.И в качестве заслуженной награды--беседы с умными людьми под треск поленьев в камине и бокал вина.Ну а чтобы не закиснуть--встряски,вроде стычек на дорогах с обычными разбойничками или нынешней схватки с рейтарами покойного капитана фон Кирта,которые,по правде говоря,любым разбойничкам фору дадут.И пока что,он,Иван,с очередной добытой в последний момент "головой",от них окончательно ещё не ушел.Но это не страшно,когда рядом надёжные проверенные люди,готовые прикрыть спину.
  Тем временем карета подкатила к воротам Висхпоорт, где её остановил французский караул, загородивший дорогу рогатками.Иван взвёл курки уже заряженных пистолетов.Прорываться с боем не хотелось.Если французы начнут стрелять по карете--могут угодить в Германа и всё дело пойдёт прахом.
  --Стоять!Кто такие?!--К карете подошёл сержант командовавший караулом
  --Я граф де Варлей,Швейцарская гвардия короля!-ответил по французски Иван(соответствующие документы были сделаны на совесть, а небольшой акцент вполне объяснялся швейцарским происхождением)--Вот приказ маршала де Люксембурга, по которому мою карету не никто не смеет задерживать!Пропустите немедленно,сержант!
  Сержант вгляделся в бумагу.Подписи и печати в порядке.В голове у сержанта вертелась мыслишка, что задержав этого графа с его каретой, можно вытащить из него хороший куш.Но нарушить приказ маршала?Лучше пойти самому застрелиться!Смерть от порки шомполами куда мучительнее.А маршал де Люксембург беспощаден к провинившимся подчинённым, особенно низкого звания.Нет, лучше не рисковать!
  Сержант вздохнул и заорал на подчинённых:Эй вы,бездельники!Чего ждёте?Убирайте рогатки!
  Как только рогатки были убраны, карета и сопровождающие вылетели из города и понеслись вдоль морского берега.Вскоре Герман увидел старый рыбацкий причал, к которому был пришвартован небольшой бриг.У причала карета остановилась, князь и Герман поднялись на борт.Слуги перетащили на судно вещи из кареты, затем выпрягли лошадей и по сходням завели их в трюм вместе с верховыми.Едва успели всё это сделать, как появилась толпа всадников в знакомых мундирах.Это"головорезы Кирта"взяли след и спешили отомстить.Подскакав к брошенной карете, они окружили её и один из рейтаров сунулся внутрь, о чём вероятно сильно пожалел.В последний миг своей жизни.Карета вдруг утонула в дыму и пламени а тех кто находился слишком близко побило и покалечило её обломками.Ярость рейтаров только усилилась и они толпой ринулись на пристань к кораблю.Но тут их поприветствовали картечным залпом из пушек.Картечь выкосила первые ряды, под человееские и лошадиные вопли.
  --Лошадок жалко!--сказал Трубецкой--Они, бедняги, ни в чём не виноваты.
  Рейтары Кирта всё же были опытными солдатами и снова бросились было вперёд, в надежде добраться до корабля, пока экипаж перезаряжает пушки.Но нарвались на второй залп, из пушек заранее перетащенных с другого борта.Этого рейтары уже не вынесли и побежали.От роты уцелело меньше трети, а Трубецкой и его люди хладнокровно перестреляли из мушкетов лежащих на пристани раненых рейтар.
  --Когда Герман, выглянувший из каюты, куда перед появлением рейтар загнал его князь, поинтересовался причиной этой расправы то получил ответ что после картечных ран подавляющее большинство и так не выживет а прочим"злодеям смерти повинным", незачем ходить по земле.
  --"Золотого Гуся"жалко!--вздохнул Герман--Эти мерзавцы наверняка захотят выместить злобу на хозяине и прочих.
  --Сомневаюсь что им это удастся--ответил Трубецкой--Все наверняка разбежались, да и хозяин явно воспользовался неразберихой, когда пошла стрельба.Уверен что из трактира есть не один лаз для своих.
  --Всё равно, рейтары трактир сожгут--заметил Герман--То есть, сначала всё сожрут,выпьют и разграбят а потом спалят.
  --Это уж как водится--отозвался князь--Чтобы успокоить вашу совесть, скажу что это и без нас бы случилось.Про манеру этих типов я достаточно наслышан.А трактир наверняка отстроят.Место бойкое а у хозяина несомненно запрятана кубышка на чёрный день и скорее всего не одна.
  --Скажите,ваша светлость,--сказал Герман--Если не секрет,а что это за цилиндр со шнурком один из ваших людей бросил в зал,когда мы убегали из трактира?Там ещё рвануло так здорово.
  --Вообще-то секрет,--ответил Трубецкой--Но думаю, вам можно его приоткрыть.Это ручная бомба,или граната, начинённая взрывчатым веществом, открытым в царской химической лаборатории, основанной знаменитым Глаубером, и по мощности взрыва сильно превосходящим порох.Взрыватель химический,при нажатии на особый штырь он раздавливает стеклянную ампулу с жидкостью,которая вступает в реакцию с запалом и поджигает его.Или, как в нашем случае, тёрочный--к шнурку привязана пластинка покрытая некоей субстанцией, при трении загорающейся и тоже поджигающей запал.Как вы сами убедились, эти гранаты--полезные вещицы, но с недостатками.Взрыв происходит небыстро, с замедлением, если не растеряться, можно укрыться от осколков за каким-то препятствием, а то и просто бросить гранату обратно.К тому же, с химическим взрывателем есть риск подорваться самому при неосторожном обращении, а тёрочный боится сырости.Да и дороги эти штуки.Потому в нашей армии их пока нет,а я по знакомству раздобыл некоторое количество--князь улыбнулся--в стычках с разбойниками, или в заварушках вроде той что была в трактире, помогает.Я удовлетворил ваше любопытство, мингер Бургаве?
  --Почти--ответил Герман--Меня мучает один вопрос.Ну ладно я, сын пастора из деревенского захолустья.Но вы--знатный вельможа, несомненно богатый.Зачем вам понадобилось рисковать жизнью с схватке с головорезами фон Кирта?Не проще ли было заплатить им выкуп?
  --Тут несколько причин--ответил князь Иван--Во-первых, мне нравилось в "Золотом Гусе", а эти типы вломились и всё испортили.
  Во-вторых, не терплю, когда какие-то подонки пытаются мне диктовать.
  В-третьих,просто захотелось поразмяться,в последнее время я что-то заскучал.
  В-четвёртых, я-то, допустим, мог бы заплатить выкуп, а вы бы откуда его взяли?Мне абсолютно не хотелось оставлять вас на немилость фон Кирта и его головорезов, которые вскоре дознались бы что"богатый негоциант из Амстердама Ян Ван Хорн"просто новоиспечённый доктор Герман Бургаве, живущий на съёмной квартире и не имеющий никаких особых богатств,кроме своих талантов--но столь высокие материи этим скотам непонятны.
  Ну и в-пятых, фон Кирт сказал правду.Его рейтары и правда очень простые ребята.А также очень недоверчивые.И если даже отдать им всё, они поверят что у вас больше ничего нет, только когда сожгут на углях ноги до костей.Мне или вам это надо? 
  Тем временем бриг отчалил и двинулся в направлении Хардервейка,на траверзе которого им встретился рыбачий баркас, с которого на борт подняли слугу Фому и мешки с вещами доктора Бургаве.
  Прочитав переданное Фомой мокрое(видимо от слёз)прощальное письмо Марты, Герман поднявшись на мостик,подошёл к Трубецкому.
  --И что же дальше?--спросил Герман
  --Решать вам--сказал князь--Я могу высадить вас в любом голландском порту.Но какой смысл?Любой голландский город в любое время может повторить судьбу Хардервейка.И таких банд как "головорезы Кирта"тоже хватает.Ваши родители уже умерли и в Голландии вас ничто особо не держит.В Англию ехать глупо--там смута и война.В Германии тоже не сегодня завтра начнётся война между Австрией и Францией.Дания и Швеция уже воюют,там не до науки.В Италии,Франции,Австрии,Испании,Португалии вам,как протестанту вряд ли обрадуются.А нашего государя не волнует вера того кто ему верно служит.
  --Ваш царь тоже воюет--сказал Герман--Сразу с шведами и турками!
  --Государь уже воевал с ними--ответил Трубецкой--и разбил и тех и других.Ни турки ни шведы не смогут добраться и до приграничных областей Руси,не то что до столицы!А денег в государевой казне много, в отличие от тех же Швеции и Дании, где сейчас всё уходит на солдат, пушки и корабли.Хватит и на войну и на науку.
  --Умеете вы убеждать, prince--сказал Герман--Всего за один день моя жизнь полностью перевернулась.Похоже что так решено свыше и противиться этому не стоит.Едем в Москву!"
 

 

 


Оценка: 7.56*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за! (адреналинемия-2)" (Приключенческое фэнтези) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Каменистый "Пять Жизней Читера" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Мышь Љ313" (Любовное фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"