Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Морские короли - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Уважаемые читатели, этот файл четко для обновления. Все комментарии и оценки, пожалуйста, в общий файл. Выложен текст от 16.11.2017 г., обновляется каждый четверг. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

***
Сам Амедей Арьен и отдаленно не думал ни о чем плохом. Мужчина радовался жизни.
Он добрался до Тавальена. Здесь-то маританцы его не достанут!
Поделом тебе, братик гулящий! Поделом!
Его тут двадцать лет не было, как и звать-то забыли, а поди ж ты! Появиться не успел, как всё ему! Все к нему! И мать, и Альетта...
Тоже сучка! Наверняка это ее происки! Некому больше!
Амедей не думал, что под его чутким руководством семейное дело разорилось бы раньше, чем он себя проявил по-настоящему. Не думал, что они с Эмиссой собирались разорвать его на две части. Заметим - нежизнеспособные. Не понимал, что Эдмону ничего не нужно - для счастья у него уже все есть. Не-ет...
Посягнули на его место!
На его долю.
На его...
Да неважно, на что там посягнули, важно, что Амедей преисполнился гнева и ненависти! Он! Тут ! двадцать лет! Как проклятый! Вкалывал, света не видя! А Эдмону сразу и все в руки?!
Сволочи!!!
Кругом враги!!!
Отец - и тот его из завещания не вычеркнул, хотя обещался!
Все врали, все его предавали, все подставляли... ну и получите добра обратно взад! Амедей не считал свой поступок воровством, кража - это когда берешь чужое, а он взял свое! То, что ему причиталось за двадцать лет 'каторжного' труда в отцовском деле! Когда отец только и знал, что требовать, когда каждый день смотрел на сына, и думал, что Эдмон бы справился лучше, когда ставил первенца в пример, когда...
Да неважно - что! Теперь Амедей сам по себе, теперь он всем покажет! Откроет свое дело в Тавальене, здесь это несложно. Говорят, Преотец охотно благословляет на такие вещи, надо только ему занести долю малую, а к откатам Амедей привык. Какая разница, как зовут высокого чиновника? Преотец, градоправитель...
Руки у них обоих липкие.
Вот Амедей и займется делом. Той же торговлей. А маританцы в Тавальен не сунутся, неуютно им здесь. Безбожники они...
Конечно, бить их не бьют, и вслед не плюют, потому как Преотцу Ридону Шестому было предупреждение. Он как раз приказал во времена оны схватить нескольких маританцев, бросить в тюрьму, и собирался устроить над ними суд веры.
Узнав об этом, маританцы поступили просто. Они не стали протестовать, направлять послов или писать письма - к чему? Просто в один день их корабли вошли в порты Ростали, Элора, Диасана и еще дюжины городов. А Преотцу было отправлено письмо, из которого следовало что все маританцы друг за друга стоят горой.
И если хоть волосок упадет с головы заключенных, а более того, их потащат на какой-то сомнительный суд, да еще попробуют осудить, маританцы высадятся с кораблей.
Для начала ни устроят кровавую баню в тех городах, в которых стоят их корабли. А потом просто двинутся на суше, уничтожая все на своем пути. И так будет, пока Преотец не одумается.
Тавальен они не тронут, что вы!
В воды Тавальена и заходить нельзя - это смерть. И под катапульты Тавальена тоже идти дураков нет.
А вот все окружающее...
Хватит ли у Преотца войск, чтобы защитить свои владения. А если не хватит войск, то хватит ли в Тавальене денег, продуктов и прочего?
Маританцы не станут завоевывать Тавальен. Они просто блокируют его с суши, а с моря и того делать не надо.
На заявление Преотца, что все верующие люди, как один, поднимутся на защиту символа веры, маританцы даже расхохотаться не соизволили. Поднимутся?
Кто бы спорил!
Только с других континентов они далеко не уплывут, потому что в море маританцам равных нет. А те, кто поближе...
Карсты, что ли, встанут на защиту Преотца?
Или Лаис?
Это шутка такая?
Скорее уж, означенные семьи посмотрят и подумают, чем можно разжиться на развалинах Тавальена, или договорятся с маританцами, чтобы не пропустить помощи к осажденным. Потомки Королевской стражи и старые герцоги скорее найдут общий язык, чем какие-то рясоносные болваны, что бы последние о себе не возомнили.
Преотец внял, и маританцев выпустил. Но с тех пор между Маритани и Тавальеном установился вооруженный нейтралитет. Они просто не трогали друг друга, и старались обращать поменьше внимания. Особенно преотец. Неприятно осознавать, что ты не всесилен, и есть во вселенной место, которое тебе совершенно неподвластно.
Может быть, Эттан Даверт это изменит? О нем говорят, как о властном и сильном человеке...
Амедей помечтал еще пару минут, а потом махнул рукой, подзывая служанку. Та подбежала с кувшином вина, услужливо наклонилась над столом, показывая щедрые прелести в глубоком вырезе.
Амедей взглянул замаслившимися глазами.
Соблазниться, что ли?
Почему бы нет? Он мужчина холостой, свободный... дети? А что - дети? Все равно он их никогда не любил! Ни их, ни жену... женился, чтобы отца порадовать, а сам, в результате... вот Эдмон, наверняка, женился получше.
Амедей с гневом вспомнил парня стоящего рядом с братом. Высокого, синеглазого, явно маританца... сына! Продолжение рода...
А то его детки! Слова им не скажи - тут же реветь начинают, или смотрят тупыми глазами и ничего сделать не могут! Болваны!
Амедей сунул за корсаж несколько монет, девушка просияла и наклонилась еще ниже, чтобы за корсаж скользнул еще и ключик от комнаты. Амедею и в голову не пришло, что этот ключик она тут же передала симпатичному мужчине лет пятидесяти, который ждал на кухне. А в ладонь девушки перекочевали два золотых. Более, чем справедливая цена за голову Амедея.

***
Амедей не спал, когда приоткрылась дверь. Но вместо горячего тела, которое должно было скользнуть к нему под одеяло, к горлу мужчины прижалось холодное лезвие кинжала.
- Издашь хоть звук - прирежу, как свинью, - мягко произнес неизвестный.
Амедей оледенел.
Грабители?
Убийцы?
Маританцы!?
Последнее было самым страшным. Но даже спросить было нельзя. Лезвие так сильно прижималось к горлу, что малейший звук - и Амедей порезом не отделался быв.
- Ну-ка открой ротик, - это был уже другой голос.
В рот Амедею впихнули кляп, руки сноровисто скрутили за спиной, потом усадили мужчину на стул, спутали ему ноги, и только потом зажгли свечу.
Хотя могли бы и не зажигать - все равно 'посетители' были в масках. Но Амедей все равно чуть успокоился. Глаза у одного из них были темно-карими, у второго - серыми, то есть это не маританцы. Это самое главное!
Он попытался что-нибудь мыкнуть через кляп, но более высокая фигура покачала перед его глазами лезвием кинжала.
- Пока - молчи. Не то... прирезать мы тебя всегда успеем.
Вторая фигура в это время профессионально обшаривала номер. И быстро обнаружила и дорожный сундучок Амедея, и тайник в нем, и зашитые в плащ бумаги, и драгоценности, спрятанные в камзоле, и даже тайничок, который Амедей устроил в углу, под половицей. Массимо не привыкать было к таким поискам.
Закончив, фигура покачала головой, мол, больше ничего нет.
Луис кивнул другу, потом поводил перед глазами Амедея кинжалом, и тихо прошептал:
- Говоришь шепотом, и только когда я разрешу. Иначе сталью подавишься. Понял? Моргни...
Амедей послушно заморгал. Героем он отродясь не был, а уж в такой ситуации вообще оказался первый раз в жизни и думал сейчас лишь о спасении родной шкуры. Деньги - что? Наживное. А вот жизнь...
Кляп вытащили нарочито медленно, и готовы были запихнуть его обратно в любой момент.
- Это все, или мы что-то еще не нашли?
- Все, - всхлипнул Амедей.
Он не лгал. Ничуть не лгал...
Но на всякий случай пусть посидит в темнице Тавальена. Пока не спишутся с Эдмоном, не проверят все по описи...
Луис собирался ранним утром отправить голубя к Эрико. Благо, у купца, который приютил брата, была хорошая голубятня, а Эрико и раньше вел с ним дела. Для голубей было привычным летать между городами.
Так что мужчины сгрузили все вещи Амедея в несколько мешков, который Массимо отнес в карету, потом Амедея подхватили под белы руки, и препроводили туда же. Чтобы спустя час определить в одну из камер. Пусть посидит.
Либо пару дней, либо пару лет...
Луис не собирался освобождать Амедея. Пусть сидит, пока очередная проверка не приключится, или пока заключенный кого-либо не заинтересует... хотя - кого?
Кому там важно, что кричит узник?
Невиновен?
А тут виновных и не сажают! Это ж понятно, все, через одного, неправедно осужденные и обиженные. И - нет. Совесть Луиса не мучила. Даже на огонек не заглядывала ни разу. Он сейчас делал все возможное, чтобы спасти остатки своей семьи.
И если для этого надо кого-то ограбить, обидеть, или посадить за решетку, колебаться старший Даверт не станет.

***
Наутро в Росталь улетел голубь.
Еще через шесть дней прилетел ответ. Эдмон проглядел список украденного, понял, что его не обманывают, ответил, что вроде как все на месте, и просил на всякий случай подержать Амедея до его возвращения. Он-де отвезет Эрико в Рентар, заодно уточнит, все ли нашлось. И вернется за Луисом. Есть время?
Время пока еще было. Луис написал, чтобы поторапливались, и принялся готовить свой побег.
Кони, в том числе и несколько сменных, оружие, одежда - для себя и Массимо, который не собирался оставлять друга.
Драгоценности, бумаги, шкатулка матери, несколько книг - то, что Луис не собирался оставлять Эттану Даверту.
Письмо Лусии. Два письма. Одно из них - на красивой бумаге с водяными знаками, пустое и простенькое. Ни о чем.

Милая сестренка!
Как у тебя дела? Как самочувствие? Все ли благополучно?
Напиши, если тебе чего-нибудь захочется, я обязательно пришлю.
Я очень по тебе скучаю. Я счастлив, что ты устроила свою жизнь, что скоро станешь мамой, но мне так грустно от того, что ты далеко. Вчера я был в саду, помнишь, мы когда-то играли с тобой в рыцаря и принцессу? Мама тогда смеялась над нами, изображала злого дракона, а мы были так беззаботно счастливы...
Искренне надеюсь, что ты счастлива и сейчас.
И очень хочу приехать, обнять тебя, повидаться. Надеюсь, твои родные не будут против? К рождению малыша я постараюсь явиться в гости.
Жду весточки.
Твой брат Луис.

Никогда Луис не играл с сестренкой в рыцаря и принцессу. Возраст уже был не тот. Но Вальера Тессани учила их обоих. В том числе и травам.
Лусия знала больше о ядах.
Луис же - о том, как написать письмо, и спрятать его. Например, молоком. Или лимонным соком...
Догадается ли Лусия прочитать? Должна догадаться, не дурочка.
Второе письмо было намного проще и страшнее.

Милая сестричка.
Знаю, нехорошо сейчас тебе это писать, но вынужден. Отец затеял игру, в которой может проиграть, может выиграть, но жертвами станем мы все. Родригу мертв, чтобы спасти свою шкуру, мы с Эрико уезжаем. Куда - я и сам пока не знаю. Одно точно - тебя мы не бросим. Получится - приедем открыто, нет - найдем, как дать о себе знать. Постарайся иногда выбираться в город за покупками, или хотя бы приглашать к себе торговцев почаще.
Привяжи к себе Карстов - сейчас это твой щит. Невестку в обиду не дадут, если будешь частью семьи, ты должна справиться.
На всякий случай ты можешь писать купцу Тиолору в Росталь. Он тоже не будет ничего знать, но письма передадут мне. Не пиши ничего прямо. Он торгует маританскими тканями, поэтому ты всегда можешь сделать заказ.
Если напишешь о головных уборах и кружевах, я буду знать, что существует угроза твоей жизни.
Если письмо будет содержать рассуждения о нарядах, буду знать, что угрозы нет, но приехать стоит.
Без помощи я тебя не брошу, и мои люди будут рядом, но будь осторожна и сама.
Будь умницей, Лу, мы обязательно встретимся, как только я улажу все дела.
Любящий тебя брат.
Луис Даверт.

P.S. Прошу тебя сразу же сжечь это письмо, и никому, даже отцу, о нем не рассказывать. Верь мне, малышка, я сделаю все, чтобы тебе помочь.

Конечно, Луис рисковал, и сильно. Лусия могла его выдать, рассказать обо всем Карсту, или кому-то еще, но...
У него что - три дюжины сестер, как у амазонок Рандеи? Нет уж!
Тех, кто еще остался от его семьи, Лусию и Эрико, он будет беречь, как может. Даже ценой своей жизни и свободы. Это его расплата за несчастного дурачка Родригу...
Эх, братец...

***
Лусия получила письмо в очень удачный момент. За завтраком...
Вскрыла конверт, прочитала громко и с выражением, прижала к щеке, чтобы никто не видел ее глаз. На миг вспыхнувших изумлением, а потом загоревшихся пониманием.
Если Луис пишет ложь, значит, и письмо ложь, и искать в нем надо правду. Она найдет, обязательно найдет...
- Ах, братик... я так скучаю по нему, так скучаю...
- Вы с ним очень близки, - улыбнулся Донат Карст, с умилением глядя на очаровательную, в нежно-голубом шелке женщину.
Лусия послала свекру ослепительную улыбку, увидев которую, тьерина Велена едва не зашипела от гнева. Да как эта тварь смеет!?
У нее на глазах, чуть ли не при слугах... она бы еще на обеденный стол улеглась и ноги раздвинула!
Сучка!
Ненавижу!!!
- Да, Луис всегда обо мне заботился. Я была совсем ребенком, а он со мной играл, проносил цветы, украшения... больше всех меня баловал. Можно мне будет пригласить его, когда ребенок родится? Пожалуйста?
И кто бы сумел отказать, при виде этих огромных, чистых, молящих глаз, при виде сложенных рук? Донат Карст к таковым не относился, да и против Луиса Даверта ничего не имел. Приличный молодой человек, читать любит, разговаривать с ним приятно, и свое место он знает, почему бы и не пригласить, если девочке так будет спокойнее? Он уже хотел согласиться, но супруга его опередила.
- Ну, не знаю, - поджала губы тьерина Велена. - Молодой матери стоит уделять все время ребенку, а не таскаться по полям и лесам вслед за братом.
Лусия перевела взгляд на герцога. Она не произнесла ни слова, ни сделала ни единого жеста, просто прекрасные карие глаза наполнились слезами, а потом две капельки потекли по щекам. Пополневшая грудь в вырезе голубого платья вздымалась и опадала, привлекая к себе мужское внимание.
Донат бросил нежный взгляд на Лусию, потом гневный - на жену.
- Конечно, девочка. Срок подойдет через пять месяцев, пусть приезжает примерно через полгода?
- О, благодарю! Благодарю вас!
Лусия вылетела из-за стола, подскочила к свекру, поцеловала его в щеку, умудрившись попасть на уголок губ, очаровательной ойкнула, покраснела и выбежала вон из столовой, не забыв прихватить с собой письмо.
Тьерина Велена злобно уставилась на мужа.
- Донат!
- Вели, милая, - герцог спинным мозгом почувствовал, что на грани крупного семейного скандала. И не поможет тут ни семейство, ни древность рода, ни герцогский титул. Тарелки прекрасно бьются об любую голову, хоть бы и коронованную. - К чему быть такой жестокой к девочке?
- К девочке?! О нет, Дон, это не девочка! Она прекрасно все понимает, и умудряется подмять тебя!
Донат Карст в раздражении скомкал салфетку и бросил ее на стол.
- Вели, это не она начала. Это мы с тобой приняли решение. И ребенок, которого она носит, нам необходим. Так стоит ли расстраивать и волновать его мать? За полгода столько всего может измениться...
Тьерина Велена впилась глазами в лицо мужа.
- И только?
- А что еще?
- Ты не слишком увлекся этой малолетней гадиной?
- Вели, она мне в дочки годится...
- Неплохо бы тебе об этом не забывать! - рыкнула тьерина.
Донат Карст смотрел на супругу.
М-да...
Постарела. Вот и морщины в углах рта, на шее, на лбу, пролегла сердитая складочка между бровями, появились седые волоски в светлых косах, хоть и выщипывает их Велена, но он-то все видит...
И рядом Лусия.
Милая, добрая, очаровательная, в ослепительном блеске красоты и юности...
- Вели, солнышко мое, не стоит меня ревновать. Все равно лучше тебя и красивее тебя я никого не встречал...
Но герцог не слишком верил своим словам, так что жену тоже убедить не удалось. Тьерина Велена покачала головой, тоже отложила салфетку, и попрощавшись, выплыла из столовой.
Аппетит у нее пропал, как и не бывало.

***
В своих покоях Лусия нагрела письмо над пламенем свечи. Осторожно, не давая огню лизнуть тонкую бумагу, поводила листком, и с восторгом уставилась на проявившиеся коричневые буковки.
Так-так...
Второе письмо обеспокоило ее намного больше. Но...
- Купец Тиолор. Росталь. Маританские ткани. Головные уборы и кружева или наряды. Я запомню, братик, спасибо...
Пламя лизнуло бумагу, победно заплясало, обугливая и нужные и лживые слова, превращая в пепел и прах то, что не следовало видеть чужим.
- Ты жжешь письмо брата?
Лусия перевела взгляд на дверь. Там стояла тьерина Велена. Уж... принес тебя Ирион, гадину!
- Да, тьерина.
- Зачем? - подозрительности в голосе тьерины Велены мог бы позавидовать полный состав городской стражи.
- Потому что мы так привыкли, - Лусия развела руками, впрочем, не забыв бросить письмо на блюдо и следить, чтобы оно полностью догорело, - к чему хранить ненужные слова? Беречь над чувства, а любовь брата всегда со мной, в моем сердце...
Лусия приложила вторую руку к груди, вызвав злобный взгляд тьерины.
- Ты бы поскромнее одевалась! Все же ты теперь не ублюдок преотца, а Карст!
На взгляд Лусии, она была одета очень скромно. Голубое платье, с квадратным вырезом, белая пена кружев, подчеркивающая нежность матовой кожи, просто Велене уже такое не по возрасту носить, вот она и злобствует. Но к чему отвечать на такие выпады?
И тьерина рухнула в кресло, второй раз за утро залившись слезами.
- Тьерина Велена, за что!? Я ведь не виновата в грехе моих родителей!?
Плакать девушка могла долго, а заодно наблюдать за противницей, да-да, врагом, и смертельным врагом, из-под длинных ресниц.
Тьерина Велена плюнула со злости, и оставила Лусию в одиночестве. А что еще с ней делать?
Разговаривать с рыдающей беременной женщиной - глупо, это как в пустоту кричать. Утешать эту мерзавку вовсе не хочется, пощечин бы ей надавать, но муж не поймет и не одобрит. Что еще остается?
Да ничего. Уйти с поля боя.
Не успела за тьериной Веленой закрыться дверь, как Лусия перестала рыдать, подошла к зеркалу, посмотрелась...
Так, отлично. Глаза не красные, но к обеду мы их потрем, чтобы были выразительнее. И напудримся для пущей бледности. Меня обидели, я страдаю, я должна быть несчастной.
Ты еще поплатишься за свои слова про ублюдков...
Спускать обиду Лусия и рядом не собиралась, вот еще! И...
Да, тьерина Велена - это враг. Беспощадный, жестокий, который не пощадит Лусию. Но если раньше Лусия еще колебалась, травить или не травить, то письмо Луиса избавило ее от последних сомнений.
Травить.
В Карсте Лусия в безопасности, пока герцог на ее стороне. Но жена все же имеет на него влияние, и это естественно, они вместе уже два десятка лет. Мало ли в чем она убедит мужа?
Нет-нет, оставлять врага в живых, у себя за спиной - это вернейший способ самоубийства.
Лусия достала из шкафа склянку с готовым ядом, откупорила, принюхалась к травяному запаху.
Да, все правильно. Так оно и пахло, так и выглядело, когда мама готовила этот яд. Замечательно! Все же она умница, первый раз сама делает, без присмотра, и все у нее получилось!
Судьба тьерины Велены была решена. И первым делом досталось ее любимому молитвеннику. Этим же вечером Лусия щедро пропитала ядом обрез страниц. За ночь высохнет.
А потом и еще найдем, куда яд подлить. Пусть сначала болеть начнет. Главное, что Лусия вынесла из маминых поучений - смерть должна выглядеть естественной! Тогда никто не будет искать отравителя, все будут заняты поисками лекарей.
Лусия отложила в сторону тряпицу с ядом, положив себе сжечь ее и промыть руки.
Встала на колени, посмотрела на лик Ардена.
- Прости меня, господи. Но я бы никогда не стала нападать первой. Если бы она не угрожала мне, моему ребенку, моей жизни... это не грех. Отмолю, отдарюсь, если понадобится, отец мне даст отпущение грехов... Она сама виновата!
Лик Ардена молча взирал на девушку. За свою долгую жизнь он и не такие оправдания слышал, и уже не находил в ни х ничего интересного. Понятное дело, никто прямо в лицо не скажет - хочу уничтожить этого человека, чтобы мне, любимому. Было удобно и комфортно. Всегда прикрываются либо самозащитой, либо общим благом...
Любителей прикрывать грязную лужу белейшим покрывалом хватает и здесь, и там, и где-нибудь еще. Просто очень часто они забывают, что то же покрывало можно превратить в саван для них. Но к чему думать о таких низких и грязных вещах?
Ясно же, что только у радетелей за светлое будущее (свое, личное) есть право травить, давить, устранять, убирать всех неугодных. А с ними так поступать нельзя.
Нехорошо...
Арден не одобрит, он ведь такой, он все понимает...
Дочери Преотца это лучше всех известно.

Род Карнавон.
Время шло.
Алаис спала, ела, округлялась в нужных местах, отдыхала, с удовольствием разглядывала себя в большом зеркале.
М-да, так и муж ее не узнает.
Не бледная красноглазая немочь, которой для полноты образа 'невесты Дракулы' только вампирячьих клыков не хватало, а вполне себе милая очаровательная женщина. Нельзя сказать, что волосы е потемнели до какого-то серьезного оттенка, но пепельные - это уже не белые. Да и темно-синие глаза смотрятся намного приятнее, чем красные. А что с лиловым оттенком, так это даже красивее. Разве нет?
Пигментные пятна, и те радовали, потому что Алаис понимала - ее организм работает нормально, выделяет меланин, и ребенок может родиться обыкновенным. Не как она - альбиносом, мало ли!
Передается ли это по наследству?
Передается. Весело и со свистом. Жаль, у нее сейчас нет доступа к архивам Карнавонов, но и того, что Алаис помнила, хватало с избытком. Были, были в роду альбиносы. Были и похуже, и умирали дети, и уродами рождались - близкородственное скрещивание?
Ирион бы сожрал Таламира! Такое непаханое поле для исследований, а она черт-те где, вдалеке от библиотек, и все, что она может себе позволить, это сборники легенд и сказок. Книги в это время стоят дороже чугунного моста, ибо пишутся вручную...
Со скуки Алаис вспомнила то, что читала о печатниках, и решила поговорить с отцом Далана. Арон Шедер выслушал с интересом, но воплощать...
Первое - бумага. В этом времени и месте она тоже была дорогой. Может быть, есть дешевые рецепты? Нет? Жалость какая...
А так... да, конечно, на труде переписчика будет экономия, а вот на остальном...
Бумага - полбеды. Но количество грамотных людей тоже не настолько велико. При Королях было иначе, тогда человека, который читать-писать не умел, и человеком-то не считали, а сейчас...
Эххх...
Прогрессорство не удалось. Алаис подумала, и принялась собирать всю возможную информацию о Королях. Как-то странно местные к ним относились. Прямо, золотой век. Были Короли, было счастье, не стало Королей...
И чем дальше, тем больше Алаис приходила в недоумение.
Странно как-то все складывалось.
Один Король, пять Великих Герцогов. Эта схема не менялась веками. Если было больше наследников, они уходили в другие рода. Казалось бы, при таких условиях Карнавонов должно быть несколько сотен тысяч. Благоприятные условия для размножения, мирное время...
Ан нет!
Порывшись в своей памяти, Алаис нашла интересные закономерности.
Историю рода заставляли учить всех Карнавонов, в обязательном порядке. Урод там, не урод, а зубри! Не то линейкой по рукам или розгой по... пониже талии!
Алаис отлично помнила, с какими родами скрещивались Карнавоны. Но... через поколение, через два-три, это рода прерывались. Допустим, в роду Карнавон родились сын и дочь. Сын стал герцогом, дочь выдали замуж. Дочь родила ребенка или двоих-троих, но потом кто-то погибал, причем в результате несчастного случая, кто-то умирал родами, да так, что и дети не выживали, кто-то...
Раньше у Алаис не было возможности об этом подумать. Сейчас же... паранойя?
Единственное, что приходило ей в голову - контролирование численности потомства. Интересно, как с этим обстоит в других родах? Наверняка ведь есть свои проблемы.
А ведь она сейчас в Атрее, здесь по определению должны быть летописи. Но куда ей, малым не на седьмом месяце? С пузом-то?
Сидеть и сидеть, пока не родится деть. А потом еще кормить его...
Лизетта уже заговаривала про кормилицу, и предварительно приглядела молодую здоровую девушку в одной из деревень, но Алаис побаивалась. Все же...
А если у Карнавонов и правда какая-то кривая генетика?
Если ребенку для здоровья нужно будет именно материнское молоко, а не чье-либо еще? Даже в двадцать первом веке на этот счет велись разнообразные споры. И уж точно новорожденному не подойдет молоко кормилицы, которая кормит ребенка, например, с полгода. Оно же разное по составу, свойствам, жирности... а что еще кушает кормилица? Чем болела? Как относится к гигиене?
От вопросов голова пухла, так что Алаис рассчитывала на худшее. Она попросила Лизетту договориться с теми, кто держит коз, и приготовилась сама кормить малявку, сколько понадобится. В идеале - хотя бы с полгода, а уж потом переводить на козье молоко.
Что утешало - отсутствие 'экологически чистого', 'натурального', 'полезного' питания из баночек. Алаис отлично помнила, как читала состав еще в своем мире.
Из натуральных элементов там была соль.
Может быть, сахар и вода. Если не водопроводная.
Остальной состав хотелось с особым цинизмом скормить производителям. Авось, загнутся от такого количества ядохимикатов! А потом ахают: 'ребенок болеет, ребенок аллергию дает на все, включая воздух, ребенку плохо...'.
Конечно! Если в ребенка втискивать такие дозы не разбери-чего-поймешь! Удивительно, как дети еще выживают!
Здесь этого не было. Но не было памперсов, не было стиральной машинки, не было влажных салфеток, прививок, грамотной медицины...
Чем дальше, тем меньше хотелось рожать. Но выбора не было. Ребенок толкался все активнее, и почему-то чаще всего в три часа ночи. Лежишь, дремлешь, мама?
Н-на тебе по печени! И по почкам! А чего это ты лежишь? А ну-ка, побегай!
Алаис ощущала себя паровым котлом, который пока не взорвался только по Божьей воле. Но надолго ли ее хватит?
Впрочем, вести из Карнавона, случайно дошедшие до Шедеров ее порадовали настолько, что даже раздражение отступило.
Ант Таламир теперь воевал с Эфронами. Как приятно! Просто медом по душе!
Эфронов Алаис не любила, и вообще - пусть скорпионы в банке пережрут друг друга. Ей меньше давить придется. Приятного аппетита, муженек! Кто там, кого там...
Ей лично было наплевать!
Победит муженек - тем лучше. Пусть присоединяет Эфрон, хозяйствует, настанет день и час, и Карнавоны вернутся.
Победят Эфроны - в Карнавоне они все равно не удержатся. И королева не даст, и сам Карнавон. Алаис постепенно приходила к убеждению, что есть в местной вере что-то... глубинное. Правильное, если хотите.
Бывает такое иногда.
Кто-то что-то скажет, а ты нутряным чутьем понимаешь - все правда. Действительно правда.
Чем дальше, тем больше Алаис понимала, что не все так просто. Легенды?
Да, но под ними должно быть какое-то основание! Как Сцилла и Харибда в свое время. Два чудовища, которые пожирают корабли и моряков? Скала и водоворот, которые и найдены в Мессинском проливе. Троя... город же был! И Шлиман что-то да раскопал!
И тут тоже что-то такое есть...
Только вот - что?
Алаис пыталась по крошкам собирать легенды и предания, пыталась что-то и как-то систематизировать, и выходило... странно.
Были Короли.
Обязательно один король, один наследник. Даже если у него было несколько детей, остальные выдавались замуж в герцогские семьи. То есть герцогские рода, все пять, были тесно связаны с королевским. А между собой - нет.
Почему?
Короли строго за этим следили. Кстати, сами короли могли брать в жены девушек хоть от сохи, неважно. Ехал, увидел, влюбился, женился. А вот когда герцоги пытались родниться между собой, начиналась сплошная неразбериха. То браки были бесплодны, то дети не выживали, то...
Алаис, конечно, не могла видеть всей картины, но кое-что ей приходило в голову. Хотя и требовало подтверждений. Посмотреть надо...
Если у королей был какой-то активный рецессивный ген? Вот, как у нее? Только у нее это альбинизм, а если что-то страшнее? Ихтиоз Арлекино, к примеру? Фибродисплазия? Гипертрихоз?*
*- генетические заболевания. При средневековом уровне развития медицины, заболевший, как правило, не выживал, или его просто приканчивали на месте, прим. авт.
Но тогда тоже не срасталось. Короли могли скрещиваться с герцогами, но... ан - нет! Короли не брали себе в жены девушек из герцогских родов. Никогда. Или такие браки были недолгими и бездетными, и заканчивались смертью девушки. То есть...
Этот активный рецессивный ген можно было забить, но на одно поколение? А потом он вылезал снова?
А вот если скрещивались два королевских потомка, он вылезал с такой силой, что потомство становилось нежизнеспособным? Оно и так было не очень, но тут уж вовсе дохли, как мухи?
Алаис чувствовала, что нащупала истину, но образования ей решительно не хватало для дальнейших рассуждений. Впрочем...
Для себя она могла вывести несколько простых следствий. Не спать и не размножаться ни от кого из других герцогских семей, вот и вся хитрость. А Короли...
Вряд ли при ее жизни пройдет Реставрация монархии, значит, ее это и интересовать не должно. Детям завещает, объяснит и расскажет, и только. Но для начала ребенка надо еще родить...
Бррр...
А говорят, больно.
Черти б драли интернет, благодаря которому о сексе и родах может узнать даже девяностолетняя девственница. Алаис, вот знала. Почитала в свое время.
Осложнения, порывы, неправильные предлежания и прочие медицинские термины были полузабыты, но от этого только становилось страшнее. Родильная горячка, воспаление,  инфекция...
Страшно-то как!
Впрочем,  готовиться к родам ей это не мешало. Шить приданое,  вязать приданое,  покупать приданое ребенку, потом сложнее будет. И уверяйте,  не уверяйте,  что все будет хорошо...
Алаис на уверения не поддавалась. Ей было просто страшно.
Хотя сейчас ей было чуть спокойнее. Лизетта ее ребенка не бросит,  это точно. Ему не придется нищенствовать,  просить милостыню,  его не продадут в бордель и не выкинут в мусор. Его вырастят,  как Шедера,  а это уже больше,  чем неплохо. Алаис написала письмо,  приложила герцогский перстень и медальон, запечатала и отдала кузине. На всякий случай. Таламир,  в наивности своей,  думал,  что все регалии у него настоящие, но ни один герцог не забирал их из сокровищницы. Было два комплекта - настоящий, который надевался только при принятии титула, и выходной,  на каждый день. Первый увезла с собой Алаис,  второй остался Таламиру. Пусть носит и радуется. Настанет еще час предъявить и регалии,  и права,  и даже силу. Настанет. В этом Алаис была твердо убеждена. Иногда не стоит атаковать в лоб,  надо посидеть,  подождать,  посмотреть на драку тигра и льва - и побыть умной обезьянкой,  которая с пригорка наблюдает за схваткой. Итак,  на арене Таламир и Эфрон. Делайте ваши ставки,  господа,  делайте ставки,  кто больше...?
Против всех?
Не  предусмотрено?
Очень,  очень жаль. Но жизнь такая длинная и непредсказуемая! Вдруг Алаис да повезет?



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"