Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Морские короли - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Уважаемые читатели, этот файл четко для обновления. Все комментарии и оценки, пожалуйста, в общий файл. Выложен текст от 15.02.2018 г., обновляется каждый четверг. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

Глава 2

Что известно о первом Преотце?
Что звали его Эртало Дион. Что был он внуком последнего Короля, что основал Храм, что стал первым Преотцом...
Это знают все. А что из этого является правдой?
Луис понимал, что никогда не видать бы ему ни архивов, ни правды, не будь он сыном Преотца, и готов был благодарить небо за свое везение. А еще за то, что отцу было не до сына. У Преотца были дела поважнее - разобраться с орденцами, всех допросить, всех ощипать, кого отпустить, а кого казнить - и тут Луис был не помощник. И мог спокойно заниматься своими делами. Луис не обольщался, как только Эттан чуть освободится, он не то, что вспомнит о сыне - у Луиса минутки свободной не будет. Но и Луиса в Тавальене к тому времени не будет. А пока...
Старые свитки открывали перед ним свои тайны.
Да, парня звали Эртало Дион. И он действительно был внуком последнего короля. Такая вот была история.
Красивая рыбачка разделила с королем ложе, и в положенный срок на свет появился мальчик, названный Альертом. Красивый, умный, и с ярко-синими, королевскими глазами. Так что отцовство и доказывать не понадобилось. Но где Король, а где рыбачка? Не на лодке же во дворец плыть?
Она и не поплыла никуда, жила, вышла замуж, растила сына... и на свою голову, рассказала мальчишке о его происхождении. И об отце-короле.
А ведь он был первенцем.
Пусть незаконным, но какое значение имеет свадьба там, где есть кровь?
То-то и оно...
И Альерт с детства был уверен, что достоин трона. Вот только надо бы встретиться с отцом...
А пока он не придумал, как с ним встречаться, надо было жить. Выходить на промысел, возвращаться домой, чинить лодку, коптить рыбу...
Его звали Альертом, ее - Лисаной. Красивая девочка, умная, яркая, честолюбивая, но по уши влюбленная в мальчика с синими глазами. И стоит ли удивляться, что между ними все сладилось?
Луис вывозился в пыли, но нашел-таки записи первого Преотца. Самое смешное, что их даже не прятали - кого интересует эта древность? Архив, и Ирион с ним, кому там надо копаться? Есть же дела поважнее, например, поделить должности, доходы, прихожан...
Пока Альерт рос, его величество успел жениться, нарожать детей, хотя и не вполне здоровых, но способных унаследовать трон, и был счастлив. Когда Альерту было семнадцать, умерла королева. И его величество решил проехать по королевству, развеяться...
И судьба занесла его на то же побережье, где он почти двадцать лет назад был счастлив, ведь когда нам плохо, мы ищем утешения в прошлом. Пусть не с людьми, пусть просто воспоминание...
Мать Альерта рано состарилась и высохла, море не пощадило ее красоту, но Альерт был копией Короля. И его величество растрогался. Он дал мальчишке имя, и забрал его с собой.
Лисана?
А вот Лисану никто не забирал. Она осталась в деревеньке, чтобы через несколько месяцев понять - история повторяется. Судьба любит шутить над людьми, и кровь Короля не пожелала уходить из деревни. В чреве женщины зрел королевский внук, получивший имя Эртало.
Травить Лисану никто не стал, как не травили и мать Альерта. Все же, королевская кровь - это вам не со свинопасом ребенка нагулять. Это как благословение моря...
Ребенок рос, так же зная и о своем происхождении, и о своем отце, а тем временем...
Альерта поедом ела черная зависть. Покусывала злоба и ненависть.
Он же первенец! Он, именно он должен получить корону и трон! Его право, его кровь... и что мешает? Эти хилые, болезненные отпрыски отца? А ведь если бы их не стало...
Эртало не знал, как именно его отец убирал братьев и сестер, ядом ли, хитростью... он знал другое. Что союзником его был один из герцогов, которому надоела королевская власть. Тимар. И тогда тоже - Тимар.
На свою сторону они привлекли Атрея, на дочери которого женился Альерт Дион. И постепенно, полегоньку, теплая компания двинулась к трону.
Эртало рос.
Альерт убирал со своего пути препятствия. Только вот беда - детей у него никак не было, кроме Эртало, о котором он все же узнал почти через пятнадцать лет, и которого забрал от Лисаны к себе. А законная жена не могла подарить ему наследника. То выкидыши, то мертворожденные, словно природа мстила братоубийце. Его величество до конца не мог поверить в такую подлость сына...
Король не мстил. Он просто...
Перед глазами Луиса, словно наяву встала королевская спальня. Та самая...

***
Ушли Карнавон и Лаис, его величество остался один. Он лежал в полумраке, смотрел своими невозможно синими глазами, и думал, что скоро вернется в море. И волны закачают его на своих ласковых, материнских руках, и кончится постоянная боль, как физическая, так и душевная...
- Отец...
Альерт Дион стоит рядом с кроватью, смотри на Короля, и Эри поворачивает голову.
Они с сыном очень похожи, особенно в профиль. Та же яркая, броская красота, даже не красота - индивидуальность. Линия подбородка, носа, лба, грива волос, яркая синева глаз... Только у отца глаза по-настоящему морские, играющие, каждую минуту сменяющие цвет, словно в них поселился океан, а у сына...
Они синие, но океан в них затянут мутным стеклом. Они не такие, нет... как умелая, но все же подделка.
- Не называй меня так. Я пока еще твой король, Дион!
И голос умирающего бьет, словно хлыстом. Власть крови, власть силы... пусть последних ее капель, но власть. И Дион невольно преклоняет колени.
- Мой Эрт...
- Так-то лучше. Что тебе нужно?
- Я просто...
Слова не идут из стиснутого спазмом горла. А Король смотрит насмешливо, он-то все уже знает, обретя на пороге смерти и ясность разума, и силу провидца.
- Ты просто решил убедиться, что все удалось? Я умираю, мои дети мертвы, остался лишь ты. Кому же еще унаследовать трон?
Насмешка в голосе короля язвит страшнее любого меча, и Дион вскидывается.
- Почему - нет? Я имею право...
Ответом ему становится ядовитый смех.
- Право? Ты - ублюдок, ошибка моей молодости. Знал бы, никогда не польстился бы на твою мать.
- Что, дело только в том, что моя мать - рыбачка? Не из высокородных?
Альерта трясет, в глазах виден гнев, но пока еще он сдерживается. Пока...
- Нет. Дело в том, что ты - ублюдок не по рождению, а по сути. Попомни мои слова - трон не примет убийцу и предателя. Ты можешь попробовать, о, ты наверняка попробуешь. Но тебя ждет неудача.
- У меня есть сын. А других детей твоей крови больше нет...
- Ублюдок родил ублюдка. Вон отсюда, мразь. Я отрекаюсь от тебя и твоей крови! Властью королей!
И в спальне словно ударяет молния, разделяя кровать и Альерта. Тот пятится назад, опрокидывается на спину, вскакивает - и бросается к двери. И только там решается оглянуться.
Его величество мертв.
Он лежит на своей кровати спокойный и довольный, а на губах его играет улыбка. Словно он... выиграл?
Именно с того дня Альерт начинает гнить заживо. А потом и находит свой конец в водовороте.

***
Эртало же...
Мальчишка уродился трусливым и достаточно подлым. Понимая, что следующим может быть он, Эртало решил защитить себя. Люди тогда уже верили в Ардена, правда, это была лишь небольшая секта. Но при поддержке одного из герцогов, да еще во главе с потомком последнего Короля...
Так и был основан Тавальен.
Одного из герцогов.
Тимар, опять Тимар...
И никакого столкновения между ними не было. Просто Тимар потребовал с Эртало расплатиться по счетам. А вот чем...
Этого не было написано. Было сказано, что в ту ночь Эртало поступил, как и привык, он убил герцога, и жестоко поплатился за это.
Проклятие Короля настигло и его.
Преотец пропал, чтобы не уничтожить свое детище, свой Храм, ибо показывать верующим полуживое гниющее создание... В Короля бы они точно поверили, а вот в Храм - уже нет. Эртало умер вскоре после смерти Тимара, и был похоронен в стене первого храма Тавальена. Его просто замуровали там, в нише, чтобы он берег и стерег свое детище.
Но почему проклятие настигло его только после убийства герцога?
И за что требовал расплатиться Тимар?
Луис понял, что не будет знать покоя, если не узнает ответов. Надо, надо поговорить с Алаис...

***
Алаис в это время стояла на Круглой площади. Идеально круглой она не была, но для средних веков - вполне неплохо. Камешки мостовой уложены плотно и утоптаны сотнями ног, посередине - фонтан, вокруг кипит и бурлит жизнь - на Круглой площади торговали дамскими мелочами, вроде расшитых перчаток, вееров, шпилек...
Проследить за кем-то в этой толчее достаточно сложно, а затеряться ничего не стоит. Шщаг в сторону, и к твоим услугам множество улочек и переулочков, и чтобы понять, ву каком из них скрылся человек, надо обладать волчьим нюхом и орлиными глазами.
А где именно их ждут?
А, неважно. Им нужно, пусть они и ищут, а пока - шопинг! Ах, как давно она не гуляла по рынку, просто так...
Алаис как раз приценилась к паре сиреневых перчаток, когда кто-то тронул ее за плечо.
- Тьерина...
- О, а вот и вы, тьер, - в этот раз Стэн был в более подходящем ему образе. Пусть он обзавелся рыжей кудлатой шевелюрой, и такой же бородой, но голос и глаза остались неизменными.
- Вы позволите пригласить вас прогуляться?
- Да, пожалуй...
Вполне невинная сцена.
Дама встретила кавалера, заранее или нет - неважно, таких парочек везде хватает, и внимания на них не обращают. Что в них нового и интересного? Люди, как люди...
Лизетта кривилась, но сопровождала пару, и выглядела типичной служанкой из богатого дома. Парочка прошлась вдоль рядов, а потом вдруг как-то ловко Стэн подтолкнул Алаис к совсем незаметному проходу.
- Туда, скорее...
Женщина повиновалась. Сзади ругнулась Лизетта, ободрав локоть о стену, но Стэн не обратил на это внимания. Он почти тащил за собой обоих женщин, до закрытой кареты, в которую и вскочила вся троица. Кучер свистнул и хлестнул коней.
И только тогда Алаис перевела дух.
- За нами точно не следили?
- Братья сказали, что проверят, и собьют погоню со следа. А могли? - Стэн не спешил расставаться с маскировкой. Вместо этого он вытащил откуда-то из-под сиденья два плаща и протянул женщинам. - Оденьтесь.
Алаис скривила губы при виде слоя пыли на тряпке, но выбирать не приходилось. Она накинула плащ, расправила капюшон и громко чихнула.
- Могли. Мы живем в доме Эттана Даверта, а он коварен и жесток.
- Скоро мы приедем? - Лизетта не скрывала своего недовольства.
- Да.
- С кем я буду говорить?
Стэн покачал головой, глядя на Алаис.
- Прости, я обещал не рассказывать заранее.
Алаис пожала плечами, и стала смотреть в окно. То есть - в темную штору. Поднять ее она даже не пыталась.
Карета ехала по улицам не слишком долго, потом остановилась, и Стэн торопливо помог выйти своим спутницам, подтолкнул к калитке. А карета уехала дальше.
Домик был не слишком большим, но вполне уютным. Этакий английский кирпичный коттеджик, увитый плющом, с большой верандой и украшениями на фронтоне. Алаис с удовольствием рассмотрела бы его поближе, но Стэн почти тащил ее внутрь, и пришлось повиноваться.
В прихожей было темно.
Шаг, другой, из-под ног выворачивается что-то теплое и мягкое, наверное, кошка, Алаис делает еще несколько шагов - и невольно зажмуривает глаза. Потому что комната ярко освещена - открытые окна, свечи, камин, и все устроено так, чтобы она оказалась на свету, а двое людей, сидящих в креслах - в тени.
Ошеломить? Впечатлить? Напугать?
Да, они добивались именно этого. Но Алаис лишь иронично усмехнулась.
- Свет в лицо и говори правду? Стэн, надеюсь, мои похождения в этой тряпке закончены?
Черный плащ соскользнул на пол. Алаис не сделала даже движения, чтобы задержать его, и осталась в одном маританском платье насыщенного сливового оттенка. Поправила чуть растрепавшиеся волосы, медленно прошлась по комнате. Лизетта замерла у двери, понимая, что они могут отсюда и не выйти. Один неверный жест, шаг...
Алаис выглянула в окно, хмыкнула, повернулась к мужчинам.
- Я правильно понимаю, что соблюсти долг вежливости никто из вас не сподобится... братья?
- Присаживайтесь, тьерина, - Дарош повел рукой в сторону кресла напротив остальных. Стэн, не стой столбом, предложи кресло и второй тьерине, да и сам присаживайся...
Алаис усмехнулась, а потом, ломая все планы мужчин, прошлась по комнате, и уселась прямо на медвежью шкуру перед камином. Запустила пальцы в густой жестковатый мех, с удовольствием вдохнула запах чего-то лесного, звериного... Это вам не синтетика.
- Вы сами добывали мишку, тьеры?
Мужчины недовольно переглянулись. Сейчас они плохо видели лицо Алаис, а она могла разглядеть их лица. Не слишком четко, пламя свечей колебалось, заставляя их бликовать, но это было лучше, чем ничего.
Либо игра на равных, либо - никак!
Орденцы переглянулись, и Ларош опять взял слово.
- Тьерина, вы понимаете, что здесь и сейчас ваша жизнь в наших руках?
Алаис скривила губки.
- Звучит так банально, тьер, вы не пишете на досуге дешевых романов?
- Дешевых романов?
- В дорогих романах авторы стараются избегать подобных пошлых штампов. Но если уж вам угодно... Вы можете меня убить, но освободить своего магистра без меня не сможете.
Мужчины переглянулись.
- Как вас зовут, тьерина? - наконец решил спросить Ларош.
Алаис усмехнулась.
- Уже лучше. Будем знакомы, Алаис Карнавон, герцогиня Карнавон. Можете обращаться ко мне просто - ваша светлость.
Немая сцена удалась.
Ларош открыл рот, да так и застыл. Сидящий во втором кресле Артур оцепенел, глядя на Алаис так, словно рядом с ним на шкуре вдруг оказалась живая косатка, и мало того, что оказалась, еще и хвостом плеснула.
Стэн выпустил из рук оба плаща, и те черным озером разлились у его ног. Самообладание сохранила одна Лизетта, но та уже привыкла к выходкам Алаис. Так что женщина подняла с пола плащи, и вновь сунула в руки рыцаря Ордена.
- Эммм...
Алаис не стала дожидаться еще одного ужасно пошлого вопроса про доказательства. Вместо этого она достала цепочку с перстнем, и надела на палец. Кольцо чуть болталось, все же у мужчин руки более накачаны, да и пальцы потолще. Но перстень точно был тот самый...
- Какие вам нужны еще доказательства?
- Вы позволите кольцо?
Алаис пожала плечами, сняла перстень и протянула Ларошу. Мужчина вгляделся в камень. Черная косатка плыла на него по поверхности кровавого моря, но это еще ничего не значило. Он примерил кольцо на безымянный палец, но оно не налезало даже на первую фалангу. На мизинце оказалось лучше.
- Ждем...
Алаис не стала уточнять - чего именно, и правильно. Потому что спустя пять минут Ларош помянул Ириона, и со злобным шипением принялся стаскивать перстень. Получалось плохо - рука опухала прямо на глазах, словно под камнем притаилось гнездо диких ос.
- Настоящее, м-мать...
Алаис пожала плечами. Конечно, настоящее, кто бы сомневался. Перстеньо опустился в ее руку, и она подавила желание вытереть его подолом платья. Вместо этого женщина с вызовом поглядела на орденцев.
- Что еще вам предъявить?
Ларош покачал головой.
- Ничего не надо, ваша светлость. Простите за недоверие.
Алаис медленно опустила голову. Посмотрела на шкуру у себя под ногами, перевела взгляд на огонь, опять на шкуру. От слишком яркого света глаза даже немного резало.
- Давайте пригасим свечи, сядем и просто поговорим? - тихо предложила она. Разглядывая свое кольцо, как ядовитого скорпиона. Неясно, укусит он или нет, но точно - ядовитый. О таком она читала. Давно читала, любой, кто наденет на себя герцогские символы, права на то не имея, умрет смертью безвременной и страшной, но чтобы вот так? Это ведь почти отек Квинке, только начинается от места введения аллергена. Не снял бы бедолага перстень, так и задохнулся бы. А если бы и она...? А ее сын? - Просто поговорим о том, как вытащить магистра из Ламертины.
Артур встал и пошел гасить свечи. Много чего они передумали, готовились к ловушке, засаде, удару в спину, собирались отбиваться...
Герцогиня Карнавон.
Еще не ясно, что она здесь делает, что ей нужно, чего она хочет добиться, но одно ясно - это не ловушка Эттана Даверта. Много для Преотца чести - даже просто разговаривать с герцогами. Артур переглянулся с Ларошем, незаметно дал отмашку все видевшему Лорану - ни к чему теперь арбалет.
Как странно сплелись судьбы...

***
Десятью минутами позже за столом сидели пятеро человек. Трое рыцарей ордена, Алаис и Лизетта. Стэн разлил по бокалам вино, от которого Алаис наотрез отказалась - кормящая мать, и потребовала воду. Выпила, поставила кубок на стол, положила ладони по обе стороны от него.
- Начнем, тьеры?
Ларош, как самый старший, склонил голову.
- Ваша светлость, как вы здесь оказались?
- Сбежала от мужа, - Алаис пожала плечами. - Лидия Сенаоритская решила, что независимый Карнавон - это слишком большая роскошь на ее землях, и пожелала получить покорных герцогов. Моя семья была уничтожена, а меня оставили, как породистую кобылу, 'на развод'.
Ларош поморщился.
Ее величество не понимала, чем рискует?
- Она полагала, что все это бабкины сказки. Впрочем, я думала примерно так же, - рыцари переглянулись, и Алаис взмахнула рукой в воздухе. - Думаю, вы слышали о том, что младшая дочь рода Карнавон - урод?
Судя по взглядам - слышали, и теперь не понимали почему так было сказано. Алаис тоже не спешила посвящать рыцарей в тайны гормональной перестройки организма, тем более, что сама разбиралась в этом кое-как. Вместо этого она улыбнулась.
- Из самых гадких детей могут вырасти прекрасные люди. И посвящение помогло. Отец хоть и показал меня морю, еще в детстве, но это - одно, а когда я осталась последней из Карнавонов... море приняло меня и изменило.
Рыцари закивали. Алаис положила себе потом расспросить, что они знают про все эти обряды, но потом, потом. А пока...
- Вы знаете, что магистр Шеллен из знатного рода?
- По рождению он - Атрей, - согласился Ларош. - Я знаю, ваша светлость. Только он отрекся.
- Называйте меня Алаис, - махнула рукой женщина. - Нам еще долго разговаривать, давайте не тратить время и силы на нелепые церемонии.
- Хорошо, - согласился Ларош. Стэн с Артуром молчали, негласно отдав первенство самому старшему.
- Он не мог отречься, - припечатала Алаис. - Если ты принял главенство над родом, ты можешь только передать его сыну, или младшему брату, если найдется достойный среди твоих родных - ему, в день совершеннолетия, это возможно. Герцог может умереть, но отречься не может. Никогда.
Мужчины пораскрывали рты.
- Магистр - герцог? - первым сообразил Стэн.
- Да. Более того, у него есть сын.
Только что закрывшиеся рты вновь распахнулись - хоть вороной залетай.
- Сын? - Ларош помотал головой. - Магистр не говорил.
- И правильно делал. Узнай Преотец о его семье, и я не дала бы и дохлой крысы за жизнь вашего магистра. Сразу отвечу - мы с его сыном друзья.
- И по дружбе...
Алаис покачала головой, глядя на Артура.
- Вовсе нет. Просто как герцогиня, я обязана оказать помощь другому герцогу. Понимаете? Если бы я узнала о состоявшейся казни, я бы просто пожалела, поплакала, погрустила, и забыла. Я знаю, что жизнь магистра... герцога Атрея может зависеть от моих действий, я вынуждена помочь ему. Иначе рискую сгнить заживо.
- Вот как... а Карсты? Лаис? Атрей? Другие, не магистр?
Алаис пожала плечами.
- Полагаю, что Мирту Карстскому не до того. Вряд ли он даже знает, что магистр Шеллен - Атрей. И другие то же самое... а чего не знаешь, то и не болит.
Звучало вполне логично.
- Если мы дадим знать?
- Если магистра казнят до того, как получат ваши письма? - поинтересовалась Алаис.
- Казнят? Когда?
Алаис с уважением поглядела на Лароша Дарю. Умный мужчина, сразу выцепил ключевое слово.
- Скоро. Эттан Даверт решил, что магистр - совершенно ненужная ему единица. Не знает только, как лучше - удавить или замуровать... - Мужчины сжали кулаки. Алаис мило улыбнулась, и добила. - Или вы спасаете магистра сейчас, или гордо отправляетесь прятаться по уединенным уголкам мира. Говорят, острова - хорошее место.
- Мы... нам надо обсудить, - хрипло произнес Стэн.
Такого мужчины не ожидали. И Алаис поднялась из-за стола.
- Думаю, вы найдете возможность с нами связаться. Могу ли я вас найти?
- Да, так же. Стэн будет каждый день молиться у Храма.
- Отлично. Нас отвезут домой?
- Да...

***
После ухода Алаис орденцы долго сидели молча. Потом слово взял Ларош.
- Братья, это звучит безумно, но я ей верю.
- Кольцо подлинное, - Артур запустил руки в волосы, и ожесточенно ерошил их, прекращая в стог сена. - Никто другой не смог бы его так носить, только герцогиня. Оно ведь на шее, у кожи...
- Насчет взаимопомощи - тоже правда, - согласился Стэн, - но вдруг мы не знаем всего?
- Например?
Стэн развел руками.
- Все же она живет в доме Даверта. Почему? Как ей удалось убедить сына Преотца помочь ей?
- Надеюсь, хоть он не герцог? - мрачно пошутил Ларош.
- Три герцога на один Тавальен - это все же многовато? - призадумался Артур.
Знай он о прорезавшихся Тимарах, решил бы, пожалуй, что даже двух герцогов - уже много.

***
Бывают в жизни такие моменты...
Болел ты, к примеру, лежал, лечился, пил таблетки, и вроде бы что-то ел, куда-то ходил, смотрел телевизор, разговаривал с людьми, даже работал, а потом выздоравливаешь, и понимаешь, что время-то выпало из твоей памяти. И отпечаталось в ней только темнотой и болью.
Пытаешься вспомнить хоть какие-то ориентиры, нашарить вехи в темноте, но там ничего нет.
И был ли там ты сам?
Ты ли это был?
Оглядываешься назад, и понимаешь, что вышел ты из кошмара совершенно другим человеком. Лучше? Хуже? Нет. Просто - другим.
Вот и Мирт себя ощущал совершенно другим человеком.
Он почти ничего не помнил из того, что было. Родители - не отпечатались в его памяти, потому что не дали ребенку того, что следовало бы. В младенчестве с ним возились няньки и кормилицы, а потом, поняв, что мальчик - странный, и не пригоден для наследования титула, герцог махнул на сына рукой. Мать же...
Для матери Мирт стал разочарованием, так что и она вела себя соответственно. Держалась от мальчика подальше.
По-настоящему мальчика любила только его нянюшка, Эльси. Именно она заметила, что малышу нравится рисовать, именно она терпеливо, поправляя раз за разом, учила Мирта всему, что он должен уметь, именно она целовала малыша и бинтовала разбитые коленки...
Ее Мирт и помнил.
Неправда, что в темноте совсем ничего нет. Там есть человеческое тепло, и его мальчик помнил. Запах, голос, ласковые руки...
Сейчас Эльси стала совсем старой, что с того? Все равно нянюшку он любил намного сильнее матери.
Именно няня, и ее муж, Лисиус, которого еще Донат Карст сделал дворецким, внезапно оказались семьей юного герцога. И сколько же радости было для пожилой женщины, когда ее малыш узнал свою нянюшку. Протянул руки, улыбнулся осознанно, обнял...
А что уж там шептал Мирт, 'няня' или 'мама'... кто там сейчас разберет? Может, тьерина Велена и родила сына, но видит море, родить - мало! Рожать и акулы умеют! А ты поди, вырасти...
Сейчас на Мирта свалилось целое герцогство, и Лисиус с радостью помогал 'малышу' разобраться. Неважно, что малыш выше учителя на голову, и бреется два раза в день. Вот, разберется, тогда и сможет старый дворецкий уйти на покой.
Хорошо, что Донат Карст был мужчиной хозяйственным и серьезным, и управляющего он себе тоже подобрал неглупого, который лишний раз не воровал. Таких, чтобы вовсе не воровали, как известно, на свете не бывает, быть при деньгах, да и не украсть хоть малую толику? Это сказки. Но кто-то тащит все, аж карман трясется, и в результате оказывается на вертеле, как глупая белка, которая отожралась до такой степени, что не могла прыгать по веткам, а кто-то по зернышку, аккуратно, осторожно, тащит в свою норку запас на зиму, и потом подъедает его, не попадаясь на прицел охотникам. Вот, управляющий Карстов, Салир Интон был как раз из вторых. Неглупый, осторожный, отлично понимающий, что чем дольше он останется пи кормушке, тем сытнее станут запасы. Он тоже взялся разъяснять Мирту тонкости управления герцогством, справедливо полагая, что благодарный герцог - тоже выгодное приобретение в копилку. Авось, где и глаза закроет...
Учитель же...
Мирту было откровенно тяжело, но мужчина старался. Хотя иногда он просто уходил к морю, в ту бухту, где провел ночь посвящения, и сидел там, в одиночестве. Когда Лисиус увидел это первый раз, он сначала хотел подойти, окликнуть, побеспокоить, придумать хоть какое дело, но потом вгляделся - и передумал. От греха...
Пусть мальчик отдохнет от людей. Ему это нужно.

***
Самым тяжелым и для управляющего, и для дворецкого, и для няни, было рассказать мальчику о его жене, о смерти отца, матери...
Кто сказал, что слуги ничего не знают? Не видят, не обсуждают?
Иногда они понимают даже побольше иных высокородных. И Эльси, вздыхая, и запинаясь на каждом слове, рассказывала своему малышу историю его жизни.
- Ты не думай, отец тебя любил. Но... ты ведь как во сне ходил... - Мирт кивал. Он не требовал от нянюшки обращаться к нему со всем почтением. Прилюдно Эльси и так не забывалась, а наедине... пусть хоть для кого-то он побудет еще ребенком. Родным, любимым, заботливо оберегаемым. - Он и решил, что жена твоя... Ты не думай, может, она и не хотела ничего такого. Я точно знаю, что опаивали ее сонным зельем. Потом уж она догадалась, видимо, обо всем, да переговорила с герцогом. Как они сошлись, не ведаю, а только у них все стало по добровольному согласию. И то, герцог-то мужчина был в самом соку, а герцогине ничего такого давно уж не надо было... прости...
Мирт только рукой махнул. За что тут просить прощения? Нравится ему, не нравится, а знать-то надо! Если няня ему не скажет,  то кто другой? Она хоть не солжет ради собственной выгоды...
- Когда герцогесса понесла, мы и не сомневались, от кого. Тут уж все честно было, ни на кого, кроме твоего отца она не смотрела. Тьерине Велене это не понравилось, сильно не понравилось, она думала, как от невестки избавиться.
- Зачем? Они ведь вместе с отцом... да?
- Придумали-то они это с герцогом, но потом она взревновала. Тьерина Лусия оказалась из молодых, да ранних. Ну и красивая, конечно. Неуж ты ее совсем не помнишь?
Мирт напрягал память, но ничего не всплывало из глубин. Кажется, рядом с ним бывала девушка. Черные локоны, влажные глаза, но...
Пятно. Сплошное белесое пятно, в котором тонут желания, эмоции, воспоминания...
- Нет...
- Она очень красивая была.
- Она умерла?
- Ох, и не знаю уж...
- Почему?
- Брат у нее был. И сестру он любил до безумия... нет-нет, ты ничего плохого не подумай, мы-то видели. Для него она всегда была малышкой, сестренкой, когда тьерина Велена начала герцогессу изводить, она много брату писала. И когда тьерина заболела - тоже.
- Отчего она заболела?
Эльси потупила глаза.
- Не знаю, малыш. За руку никто никого не поймал. Тьерина Велена свято была уверена, что изводит ее невестка, а только лекарь ничего не обнаружил. На червя грешили, заводится иногда в человеке и выедает все.
- Это может быть моя жена?
- Уж прости. Не знаю, и клеветать не буду.
Мирт кивнул.
- А отец?
- После смерти твоей матери он к герцогессе как-то охладел. Сильно охладел... Тьерина плакала, расстраивалась, написала брату, тот приехал, а потом они исчезли вместе.
Мирт потер лоб. Как-то сложно все это было, очень сложно...
- Нянюшка, ты хочешь сказать, что брат моей жены мог убить моего отца?
- Не знаю. И соврать боязно, сам понимаешь, не о курицах говорим.А только в одну ночь отец твой умер, а супруга исчезла вместе с братом.
- Он мог увезти Лусию, а отца убить.
- Мог.
- А могло быть и иначе. Если мой отец хотел убить его, или Лусию, но Луис Даверт защищался...
- Не знаю. Ничего не знаю.
Мирт задумчиво рисовал на бумаге квадратики и кружочки. Заштриховывал их, часть оставлял белыми, часть покрывал точками...
- Надо найти их. Но где?
Эльси развела руками.
- Уж не знаю,  что и сказать. А только пока твоя супруга жива,  второй раз ты жениться не сможешь. Никак.
- Есть закон, - управляющий натаскивал Мирта и по законам,  и небезуспешно. - Если за пять лет она не объявится,  я могу заявить,  что моя жена мертва. Нужно только все это правильно оформить и подать прошение королю.
- Согласится  ли король?
Мирт пожал плечами.
- Думаю,  надо написать Преотцу. Это его дочь,  пусть он ее и ищет.
- А что сделаешь-то? Когда найдешь?
- Узнаю,  кто убил отца, и отомщу. Это первое. И второе. Потребую развода.
Эльси с удивлением посмотрела на Мирта. Не ожидала она такой решительности от своего мальчика,  нет,  не ожидала.
- А если она не виновата? Уж прости,  малыш,  но ты ей ни защитой,  ни опорой не был,  потому она и брату писала...
Спорить с этим было сложно,  Мирт и не стал.
- Если она не виновата, я назначу ей хорошее содержание. Но смотреть каждый день на женщину,  которая спала с моим отцом,  прижила от него ребенка.... есть ли у меня брат или сестра?
Эльси развела руками. На этот вопрос она тоже ответить не могла.
- Напишу Преотцу сегодня же. У него больше возможностей.



РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Чер "Гладиатор. Возвращение" (Романтическая проза) | | Н.Лакомка "Карт-Бланш для Синей Бороды" (Женский роман) | | Ф.Вудворт "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон" (Попаданцы в другие миры) | | О.Иванова "Пять звезд. Любовь включена" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Кривая дорога" (Приключенческое фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Слушай своё сердце" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Королевская Академия Магии. Неестественный Отбор" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"