Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Полудемон. Король. Алекс. Обновление

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Уважаемые читатели. Как обычно - отдельный файл для обновления по "Алексу". Теперь продолжение будет появляться и здесь и в общем файле каждый понедельник. А комментарии и оценки - в общий файл, пожалуйста. Обновлено 21.03.2016 г. С уважением и улыбкой. Галя и Муз

***
<

И

***
Время летит, словно сумасшедшее.
Мы с Иннис однажды ночью навещаем маленького Рика. Я вызываю Ак-Квира - и тот доставляет нас в Торрин, ворча, что так окончательно превратится в ездовую лошадь.
Четвертьдемоненок, кстати, Иннис нравится. Она ему тоже - это видно сразу. Когтей он, по крайней мере, не выпускает.
- Если бы он был похож на Дариолу, я может, и ревновала бы. А он копия тебя, - признается Иннис.
Анри и Рене она тоже нравится. И о чем-то щебечет с Касси.
Красивая, улыбающаяся, с моим ребенком на руках... моя!
Никому не отдам!
Шимарис соглашается нас обвенчать, но при дворе оставаться не хочет. Впрочем, пока у него нет выбора - кто другой согласится терпеть мой гнусный характер? Храмовники точно не будут.
А потом наступает и тот самый день.
С утра мои покои заполоняют куаферы, портные, сапожники, всякая шушера, которая полагает, что без них король никак не может объявить о своей помолвке.
Да я бы с Иннис и без штанов обвенчался. Уж точно - без парадных. Но приходится терпеть. Илиотский белый цвет, в котором я выгляжу, как привидение, золотое шитье, кучу бриллиантов...
Иннис сейчас приходится еще хуже. Разведка в лице Марты донесла, что ее атаковали в три раза больше прихлебателей.
Помнят они Абигейл, еще как помнят, и надеются, что Иннис окажется такой же любительницей нарядов и балов.
Это они, конечно, зря, но разочаровать мы их всегда успеем.
Вот и Храм.
Сияние золота и свечей, витражи и зеркала, Шимарис в новом балахоне из белой ткани, довольный и улыбающийся.
- Она хорошая девушка, ваше величество. Вы будете счастливы.
От него исходит такая волна силы, что мне становится почти физически неудобно. Все-таки мы достаточно разные и наша сила разной природы. Вне Храма мне легче, но здесь и сейчас свет особенно агрессивен.
- Я тоже на это надеюсь.
Я готов тащить свой груз, я не свалил его на чужие плечи, я все выдержу. Но неужели я не могу позволить себе хоть капельку счастья?
И когда я вижу Иннис - я слова не могу вымолвить от восторга. Графиня Андаго плывет ко мне в облаке льдисто-голубого шелка, в черных волосах сверкают сапфиры, но еще ярче сияют ее глаза.
Этого чувства я еще ни разу не видел.
Она меня и правда любит. Вот такого, какой я есть. Полудемона, с хвостом, клыками и всеми моими бедами и тяготами. И не променяет ни на кого другого, не обманет, не ударит в спину...
Я медленно опускаюсь на одно колено и подаю ей руку.
И тонкие пальчики Иннис ложатся в мою ладонь. Они слегка подрагивают, ей страшно... мы вместе.
И вместе - мы справимся с любой бедой.
Поднимаюсь и касаюсь ее руки поцелуем.
Я готов служить вам, моя королева.
Шимарис обводит всех торжественным взглядом. Становится тихо-тихо, и в этой тишине он медленно начинает.
- Светлые братья и сестры, дети Сияющего, сегодня мы собрались здесь....
Спину щекочет чей-то злой взгляд, но не буду же я сейчас оборачиваться? Марта тихо всхлипывает. Помнится, на нашей свадьбе с Дариолой она и слезинки не проронила. Впрочем, не стоит сейчас об этом думать. Снег стаял и ручьи унесут грязь в Великий Океан.
Мы с Иннис меняемся браслетами - и наконец-то Шимарис объявляет нас мужем и женой. И даже милостиво разрешает поцеловаться.
Что мы и делаем.
А потом выходим из Храма на солнце.
Вокруг шум.
Кричат что-то люди, бросают букеты...
Другой не услышал бы. Обычный человек не смог бы учуять это. Но я все-таки некромант и полудемон. И именно меня словно толкает в грудь волна яростной ненависти.
- Сдохни, тварь...
Это сказано тихо, так тихо, что даже стоящие рядом не смогут услышать. Но я-то вижу.
И фигуру в маске, которая поднимает руку, и амулет, который готов взорваться злым, коварным заклинанием, и даже - куда направлен удар.
В груди Иннис.
Она еще пока не видит, она улыбается, а я словно бы проживаю еще одну жизнь за эти доли секунды.
Я знаю, что это за заклинание. Инннис его не выдержать, ни один человек не сможет. И сейчас оона...
А я останусь один.
Власть?
Богатство?
К чему мне это все - без нее?!
И я тоже - без нее?
НЕТ!
Это слово - единственное, что проносится у меня в голове, когда я делаю шаг вперед, заслоняя жену. И заклинание ударяет меня в спину.
Кажется, я чувствую боль.
Кажется, я машинально принимаю демонический облик.
А, не все ли равно?
Последнее, что я вижу - глаза Иннис. Она жива.
Все хорошо, любимая...

***
Иннис никогда не чувствовала себя такой растерянной.
Она была так счастлива, выходя из Храма. А потом все переменилось в единый миг.
Когда Алекс шагнул вперед - и вдруг начал оседать на землю, принимая облик демона. Метнулась вверх по телу чешуя, закатились голубые глаза, скользнули когти, превращая ее юбку в лохмотья.
Она даже подхватить его не успела.
Только и смогла, что упасть рядом на колени, закрывая собой.
Зато не растерялся канцлер.
- Стража! Взять!!!
Убийца и не пытался удрать. Стоял и смотрел, скрестив руки на груди. И ему весьма повезло, что первыми до него добрались стражники. Схватили, поволокли, награждая по дороге пинками...
- Мальчик мой!!!
Марта падает рядом на колени. Касается шеи короля - и чуть расслабляется.
- Он еще жив!
Рядом опускается канцлер.
- Сияющий! Что с ним!?
Как Иннис смогла шевельнуть языком? Как ей в голову пришло такое?
Она и двадцать лет спустя не ответила бы на этот вопрос. Но сейчас...
- Я маг воздуха. И знаю это заклинание. Это вроде проклятья, чтобы человек стал похож на демона, на нечисть и нелюдь.
- Но почему?!!
Марта уже пришла в себя и отвечает звонко и громко, так, что слышит вся площадь.
- Вы же поняли, Моринар, что целились не в короля. В королеву. Он ее собой закрыл, потому что любит больше жизни. А если бы на глазах у всего народа королева превратилась в чудовище... что было бы?
Моринар судорожно сглатывает.
- Я п-понял.
На клочья бы разорвали, не иначе.
Иннис прикусывает губу, понимая, что сейчас Алекса придется поднять - и нести. Мимо людей, мимо...
Светлый Шимарис выходит ихз Храма. Склоняется над королем.
Кажется, он все слышал?
Иннис судорожно ищет хоть что-то вроде оружия. Она никому не даст прикоснуться к своему мужу! Никому!
Никто не посмеет...
Раньше пусть перешагнуть через нее.
Но вместо этого Шимарис поднимает руки.
- Братья и сестры мои в Свете! Дети Сияющего! Помолимся же, чтобы нашего короля удалось спасти!
И все площадь, забитая народом, все, как один человек, начинают опускаться на колени, творя символ Сияющего.
Что бы там ни думал Алекс - его любят. Он стал хорошим королем.
Тем временем тело короля подхватывают два дюжих стражника - и кое-как перекладыывают на плащ. Вторым накрывают его сверху, чтобы никто лишний раз не видел. Впрочем, лицо не закрывают, так что перешептывания сопровождают Иннис всю дорогу через площадь.
- Ужас-то какой!
- Бедная королева!
- Вот ведь любовь...
- Надо ж такое с мальчиком сделать...
На запястье Иннис смыкаются пальцы Марты. Две женщины сейчас ищут подержку друг в друге. Больше здесь никого нет. Только они - и Алекс.
Он без сознания, кажется, почти не дышит...
Иннис бросает быстрый взгляд на Марту и та чуть опускает ресницы - не сейчас, потом, все потом... и это 'потом' наступает, когда короля кладут на кровать - и они с Иннис единственные остаются рядом. Ждать лекаря или мага жизни.
- что с ним?
Иннис почему-то говорит шепотом, словно боясь спугнуть тишину, стоящую в королевских комнатах.
- Знаю я это заклинание, - Марта усмехается. Недобро, горько. - Оно рвет нити, соединяющие душу и тело.
- И?!
- и человек умирает.
- Но Алекс же...
- он ведь не человек, он полудемон. Вот эта вторая половина и дает ему пока что силы жить.
- А потом?
- Не знаю. Надо смотреть. Или он окажется сильнее и вернется, или....
- Умрет?
- В лучшем случае.
- А в худшем?
- Станет демоном. Знаешь, чем люди отличаются от демонов?
- Нет...
- У демонов нет души.
- Разве!?
- тело живет, разум мыслит, душа чувствует. Убей тело - получишь труп. Убей разум - получишь животное. Убей душу - и перед тобой окажется демон. Существо без капли человечности.. когда-то я боялась, что Алекс может стать таким...
- Но ведь...
- Полудемонам сложнее. Человек может стараться убить свою душу - так появляются на свет чудовища, развязывающие войны, приговаривающие людей к смерти ради развлечения, наслаждающиеся чужой болью. Но полудемону достаточно просто не удержаться на грани.
- А можно проверить...
На этот вопрос Марта ответить не успела. Дверь скрипнула - и в комнату вошел человек.
- Ваше величество...
Маррта сдвинула брови. Она знала этого типа. Маг жизни, не из худших, но... можно ли довериться ему до конца? Впрочем, выбора все равно не было.
Мужчина подошел поближе, пригляделся - и едва не выскочил из комнаты.
- Это же...
- Это - его величество, - отчеканила Марта. - Его таким сделали. Что вы можете, чтобы вернуть его в прежний вид?
Маг не очень-то и поверил, но долг возобладал над страхом. Он приблизился и простер над королем руки.
Прикрыл глаза, сосредоточился, между пальцами мага и телом забегали крохотные золотистые искорки. Иннис сжала кулачки.
Только бы! Ну только бы получилось!
Но чем дальше, тем меньше она в это верила.
Все растеряннее становилось лицо мага, все чаще искры света словно бы отскакивали от тела Алекса... он же полудемон, сила жизни для него враждебна...
И наконец он встряхнул кистями, словно сбрасывая остатки света, покачал головой.
- Нет, ваше величество. Я ничем не смогу тут помочь.
- Как!?
- Что бы это ни было - его величество словно бы отторгает мою магию. Я полагаю, что скоро он...
- Молчи!
Иннис, сжав кулаки, двинулась на мага. И столько решимости было во всей ее позе, что мужчина невольно дрогнул.
- П-простите, ваше величество.
- Вон отсюда!
Дверь захлопнулась. И Иннис в отчаянии смотрит на Марту.
- Неужели ничего нельзя сделать?
- Есть одно место. Но туда мы пойдем ночью.
Иннис опускается на пол рядом с мужем, берет холодную руку, прикладывает к своей щеке. Пусть когти - неважно! Лишь бы выжил...
Демон ты, Алекс, или человек, но живи! Прошу тебя, живи!

***
- Что с королем, ваше величество?
Иннис медленно поднимает голову, смотрит на канцлера. Тот встрепан и устал, но есть в нем что-то такое....
- Пока без изменений.
Марта куда-то ушла. Иннис же молча ждет - чего? Она и сама не знает. Но крепко сжимая руку мужа, больше всего боится, что под пальцами смолкнет ровный ток крови.
- Я расспросил убийцу.
- И!?
- Это виконт Латур. Младший.
- Есть еще и старший?!
- Там все сложно, ваше величество. Старший виконт Латур женат на одной даме, имя которой...
- Карли?!
- Вы знаете?
- Алекс мне все рассказал.
Канцлер чуть переводит дух. Значит, королева все знает, можно рассказывать спокойно.
- Его младший брат недавно был помолвлен с одной дамой, имя которой Ванесса Митор. Она одна из дочерей барона Митор....
- Он что-то из себя представляет?
- Он - нет, ваше величество. Но недавно - я даже еще не успел доложить королю, умер его старший брат, не оставив наследника. Соответственно, отец Ванессы получил неплохое наследство
- Вот даже как...
- Да, виконт позарился на девушку. Кое-какие связи, приданое - почему бы и нет? Но девушка начала жаловаться жениху, что его величество оскорбил ее.
- Обесчестил?
В голосе Иннис зазвучали опасные нотки.
- Нет. Она больше употребляла слова 'унизил', 'заставил выполнять свои противоестественные прихоти'...
- Что именно?
- Как я понял, ваше величество, девица решила соблазнить вашего супруга. Еще до того, как вы приехали в Раденор.
- И?
- Пришла к нему в покои, разделась, улеглась.... его величество выкинул ее в чем мать родила, еще и поиздевался.
Иннис фыркает.
- Это в его духе.
- Да, но девица затаила обиду.
- А виконтесса и так ходила в обиженных.
- Как-то они разговорились - и пришли к выводу, что короля надо наказать. Как? Отнять у него то, что ему дорого.
- вот как?
- Вам уже подливали приворотные зелья, ваше величество. Вы же знаете...
- Как виконтесса Латур вышла замуж? Знаю. Алекс рассказал.
- Зелья не подействовали. И тогда был найден убийца.
Иннис пожимает плечами.
- И что теперь?
- полагаю, что их казнят. Когда...
Моринар недоговаривает, но Иннис и так все понятно.
Когда король очнется - или когда король умрет.
- Надеюсь, все станет ясно еще до завтра, - глухо произносит Иннис. - Оставьте нас, пожалуйста.
Канцлер выходит. Иннис прижимается щекой к руке мужа.
Алекс, ну как ты мог!?

***
- Вы вдвоем?
- Марта!
Иннис вскакивает, глядя на некромантку. Марта взмахивает рукой, предлагая присесть.
- Что сказал целитель?
- Его сила тут не действует.
- Понятно. Я надеялась. Но раз нет...
- Ты что-то знаешь?
- Догадываюсь. Понимаешь, если разорвать связь души и тела... его душа должна быть где-то рядом, ее еще можно вернуть - до полуночи, в тот же день.
- А...
- Откуда знаю? Мишель половину дворцовой библиотеки в Торрин вывезла. Для сына старалась, ну и я тоже читала.
- А мы - можем?
- Для этого нужно место силы, маг и человек, который искренне любит. И все это у нас есть. Если ты решишься.
- Что я должна буду сделать?
Марта оценила спокойную решимость в голосе девушки. Не делать, нет. Сделать. Она уже согласна на что угодно, она уже приняла решение. А что будет дальше... был бы Алекс! Остальное расплетем!
- Нам надо его перенести вниз. Есть тут такое место... а дальше... я буду направлять обряд. А ты пойдешь за ним. Что там будет, какое - я не знаю. Твое дело вывести его прежде, чем остановится сердце.
- Какое сердце?
- Его? Твое? Там увидишь.
Иннис кивает.
- Куда нести?
Слуг она позвать не предлагает. Она понимает, что в месте силы им делать нечего.
- Давай завернем его в плащ поплотнее. А потайной ход тут есть.

***
Змея и алтарь Иннис не пугают, у нее в подземельях немногим лучше. Ну, змеи не ползают, но зато призраки летают. Тут уж неясно, что лучше, что хуже. Змея тебя хоть отчитывать и учить не станет, она молчаливая.
А еще - не до интересного и страшного, когда отваливаются руки и ужасно холодно. Попробуйте-ка потаскать взрослого мужчину силами двоих женщин?
Тяжко...
Плащ ложится поверх алтаря, на нем раскидывается Алекс в остатках свадебных одежд. Иннис вопросительно смотрит на Марту.
- А дальше?
- Дальше... ложись рядом с ним и бери его за руку.
Иннис повинуется.
Марта достает откуда-то черную ленту, туго связывает их руки.
- Пока сердце бьется - ты жива. Вы еще сможете выйти на свет. Как только замрет... все. Поняла?
- У меня будет много времени?
- Нет. Но ты его обязательно должна найти.
- А если...
- Если для тебя нет. Говорят, что истинно любящие едины по обе стороны грани. Так что ты окажешься рядом с ним, а там уж... ему будет больно, тошно - или это будет вообще не он, я не знаю, как это происходит. Не так много свидетельств этого обряда. Бери его и тащи в тело.
Иннис кивает.
И вдруг взгляд Марты, только что жесткий и непреклонный, смягчается. В глазах загораются огоньки.
- Сделай это, девочка. Ты сможешь.
Иннис кивает в ответ.
- Я справлюсь. Пусть и не надеется удрать, не отдав супружеский долг.
Марта чуть подталкивает девушку и та ложится на плиту рядом с Алексом.
Марта достает нож, чуть касается губами. А потом решительно надрезает свое запястье.
- Кровью от имеющего силу, кровью от идущего, - лезвие решительно проходится по запястью Иннис - и кровь начинает сбегать по ленте, образуя алую лужицу на белом камне, - Кровью утратившего путь и связь... - запястье Алекса вскрывается некроманткой так же спокойно и решительно... - Я открываю дорогу!
В голове у Иннис начинает шуметь. Черная змея взвивается на дыбы, заслоняет весь мир - и она летит в темноту под торжествующий голос Марты.
- В обмен на мою плату - да исполнится просимое!
Иннис не видит, как некромантка всаживает кинжал себе прямо в сердце - и оседает на пол у них в ногах. Она уже ничего не видит, потому что вокруг нее сомкнулось нечто, вроде жидкого стекла. Или просто очень ледяной воды?
Грань.

***
Что такое грань между миром живых и мертвых?
Это серый туман.
Липкий, скользкий, затейливый, хватающий тебя за руки и за ноги, путающий дорогу.
А еще это холод.
Пронизывающий до костей, жестокий, безжалостный... там всегда холодно.
Оттуда уже ушла жизнь, туда еще не пришла смерть, это промежуток между.
Вот там и оказывается Иннис.
Ей страшно, больно, холодно, но на все это просто нет времени. Потому что рядом неровными толчками бьется чье-то сердце. Глухо, неровно... вот это Иннис и осознает прежде всего.
Я могу найти его - пока сердце бьется.
- Алекс!!!
Крик тонет в густом тумане - и Иннис бросается вперед, просто потому, что вперед ли, назад - тут значения не имеет.
- АЛЕКС!!!
Туман хлещет по лицу, старается запутать, сбить с пути, беззвучно приказывает повернуть назад - Иннис это безразлично.
Вперед и только вперед! И никак иначе!
И когда впереди что-то вспыхивает - Иннис не верит своим глазам.
Алекс сидит посреди этой серой хмари такой же, как тогда, в пентаграмме. Хвост, клыки, когти, голубые глаза смотрят спокойно и равнодушно, словно бы сквозь нее. И она хватает его за руку.
- Алекс! Пойдем?
Рука выскальзывает из ее пальцев.
- Зачем?
Голос равнодушен и холоден, словно для говорящего что она, что придорожная пыль - все едино.
Иннис даже чуть отшатывается назад. Но потом подается вперед с новой силой.
- Ты нужен дома! Ты нужен мне, Марте, королевству! У тебя сын!
Она говорит правильные слова, но и сама понимает - все это совсем не то. Здесь это не имеет никакого значения.
Пустота.
Пыль.
- Мне это безразлично.
- Алекс!!!
- Я там никому не нужен.
- Ты нужен нас всем! Прошу тебя...
Сердце бьется все реже. И Иннис вдруг пронзает страшная мысль.
А если это не Алекс? Здесь же все не такое...
Единственный способ проверить, пусть дурацкий, но это лучше, чем ничего!
- Как меня зовут!? Кто я для тебя?! Поцелуй меня - и скажи об этом! И я оставлю тебя тут!
Иннис едва не бросается на шею к Алексу. Но мужчина отшатывается, лицо его искажает страх - и вот теперь девушка понимает - обманка!
И ее гнев выплескивается наружу яростным ветром.
Туман отшатывается, словно в испуге, демон тает в нем, как мороженое в жаркий день, но Иннис даже не успевает удивиться. Она знает, что часы отсчитывают последние секунды.
- Алекс!!!
В этот крик она вкладывает все.
Пусть я умру здесь!
Но без тебя я не уйду!
Я не уйду одна! Услышь меня, любимый!!!
И словно отклик издали.
- Иннис!?
Девушка бросается на голос, рвется сквозь туман с такой силой, что серые струи расступаются в стороны. А сердце уже почти затухло, уже почти замерло...
И когда на ее запястье смыкаются сильные пальцы, она может выдохнуть только одно слово.
- Любимый!
- Инни, родная моя...
Этот голос она узнает из тысячи других.
- Домой!!!
И с последним ударом затухающего сердца, серая мгла сменяется черным вихрем. Но даже это - лучше холодной липкой бездны, в которой Иннис чудится вой разочарования
Грань не хотела отпускать свою добычу.

***
Иннис открывает глаза.
Над ней потолок. Спина ноет - полежи-ка на алтаре, еще не то и не так заболит.
Но самое главное...
Ее рука по-прежнему крепко связана с рукой мужа - и та живая, теплая, чуть подрагивающая... девушка медленно поворачивает голову.
- Алекс?
- Инни...
Голубые глаза глядят с такой любовью...
- Родная моя...
Поцелуй вышел долгим и крепким, невзирая на клыки. И может, и перешел бы во что-то иное, но...
- Марта?!
Лента разлезается под когтями полудемона, а супруги скатываются с алтаря на пол.
Марта лежит там же, где и стояла.
В груди торчит ритуальный кинжал, лицо спокойное и умиротворенное.
Она знала, на что идет. И знала, что ее сын жив. Остальное было уже неважно.
Алекс опускается на колени рядом с телом, касается кинжала.
- Мама... мамочка...
И Иннис окончательно уверяется - она вытащила того, кого надо. Она опускается рядом с ним, вытирает слезинку.
Марта, почему ты не сказала?
Голос слышится, словно в ответ на ее слова.

***
То, что было после удара, я помню плохо.
Помню серое марево, в котором блуждал, не видя ни начала, ни конца.
Помню голос Иннис, на который пошел, продолжая на что-то надеяться.
И помню, как Иннис вцепилась в меня.
А потом - алтарь. И тело Марты.
Моей нянюшки.
Моей второй матери, что уж там...
В груди что-то жжет и давит так, что нет ни сил, ни возможности дышать.
Больно, тошно, тоскливо...
- Мама, мамочка...
Марта лежит в моих руках.
Спокойная, умиротворенная, в смерти она улыбается такой хорошей доброй улыбкой. И когда звучит ее голос, я вздрагиваю, едва не уронив на пол тело.
- Все хорошо, сынок. Теперь все хорошо.
- Мама?!
Я оглядываюсь по сторонам, но голос ее звучит изо рта змеи.
- Не ищи меня, сынок. Меня здесь уже нет. Я ушла. А это - это просто голос. Просто память. Если я все сделала правильно, и ты вернешься в свое тело - ты услышишь мои слова. Хотя - почему если? Я верю в тебя. И верю в Иннис. Эта девочка тебя любит. Именно поэтому, пока над тобой колдовал маг жизни, я поспешила сюда.
Мне надо было сделать так много!
Вложить в уста змеи мои слова, подготовить место для ритуала... я справилась. Не вини себя - нет такой жертвы, на которую я не пошла бы ради тебя. Когда-то мы мечтали вместе с Мишель. Мы знали, что рожать будет она, а воспитывать - я. Что у нашего сына будет две мамы.
Так все и вышло.
А теперь будь счастлив за нас обеих.
Я знала, что за заклинание применили против тебя. Оно вырывало душу из тела. И я могла сама пройти за грань, но тогда умерла бы Иннис, потому что ты любишь ее. Или я могла провести ее, расплатившись своей жизнью. Так правильно. Кого-то Грань отпускает, но плату берет равноценную. Жизнью. Я этот счет оплатила и закрыла. Живи, сынок - и будь счастлив. И выполни, пожалуйста, мою последнюю просьбу. Я хочу лежать рядом с Мишель. Кажется все...
Голос меняется. В нем появляется легкая ирония, так неуместная в устах пресмыкающегося.
- Знаешь, сказать надо так много, а времени и сил так мало... Но я обойдусь. Я умею ждать. Я люблю тебя, малыш. До нескорого свидания.
Голос затихает. И только когда Иннис осторожно вытирает мне щеки, я понимаю, что плачу, плачу навзрыд, словно сопливый мальчишка.
Я знаю, что надо положить тело Марты на алтарь и идти наверх, что пора показать народу короля, но у меня просто нет ни на что сил. Мне больно и тошно.
Рядом плачет жена, обвивается вокруг ног змея, а я все думаю о странной и жестокой игре судьбы.
Жили-были две девочки.
Обе оказались магами, обе оказались в тюрьме, обеих пытали, от обеих отказались близкие... и что же?
Они озлились на весь мир?
Они решили отомстить?
Они стали убивать?
Опять нет.
Одна из них отдала свою жизнь, чтобы я мог родиться. Мстила ли она, или просто знала наперед, что ждет Раденор с таким королем, как Рудольф? Не знаю.
Вторая отдала свою жизнь, чтобы я смог вернуться и жить дальше.
Когда-то в детстве, я думал, что у меня нет матери. А оказалось, что у меня их две. И понял я это в тот день, когда лишился обеих.
И плохо утешает тот факт, что Марта знала о моей любви. Нам всегда кажется, что мы недолюбили, недоговорили, недодали понимания и участия - и почему ты осознаем это, только когда их нет рядом? Почему!?
В сердце словно что-то надрывается.
Серое безразличие? Холод?
Это уже не для меня. Это осталось там, на Грани. Мишель родила меня полудемоном. Марта сделала меня человеком. А я и не видел...
Больно, так больно...
Обещаю, больше я таких ошибок не совершу.
Не стану недооценивать врага, постараюсь проводить побольше времени с детьми и женой...
Это потом, когда мы поднимемся наверх. А пока я просто стою на коленях и плачу. И если мне кто-то скажет, что это недостойно мужчины - я его даже не убью. Мне просто слишком больно сейчас.
Рядом так же тихо плачет Иннис...

***
Мы с ней хороним Марту на кладбище Торрина.
Там, под белой плитой лежит Мишель. Там же, рядом с ней, бок о бок, положат и плиту черную.
И напишут - Марта Фейль.
Пройдут века, надпись сотрется, сотрется и память. А плиты останутся. И никто не разлучит двух сестренок. Она заслужили свой покой.
Рик и Анри плачут, не скрывая слез, тетя Мира вообще слегла, Рене и Карли расстроены, маленький Рик неспокоен на руках у Иннис.
- что дальше? - спрашивает Анри, когда на могилу падает последняя лопата земли.
Я пожимаю плечами.
- Дальше то, за что было уплачено. Жить. Рожать детей, воспитывать их, править королевством...
- Любить и радоваться жизни.
Иннис тихо подходит и становится рядом.
- Да, и это тоже, - я привлекаю ее за плечи к себе.
- А сын?
- Пусть побудет здесь - до года. Потом я заберу его во дворец. Придумаю как.
Иннис согласно кивает.
- Девочки пусть тоже собираются. Пора их выводить в свет, искать женихов... жизнь продолжается! А смерть... некроманты мы - или нет? Когда-нибудь мы с Мартой обязательно увидимся.
Я подхожу к могиле, опускаюсь на колени - напоследок.
- До свидания, мама...
И вспышкой - сквозь миры и пространство! До боли в полуослепших глазах, до искр, до шока...
Больше всего это похоже на поляну.
Большую, зеленую, поросшую мягкой травой, в которой виднеются головки ромашек. И две девушки на ней.
Одна - невысокая, светленькая, смеясь, плетет венок, вторая, с длинными черными косами подает ей цветы. И вскоре венок оказывается у нее на голове.
- Так-то лучше...
Сияние солнца, смех, кусочек покоя... и когда вторая девушка на миг оборачивается - я вижу лицо Марты. И озарением узнаю в светловолосой - Мишель?!
На портрете она совсем иная. А здесь - счастливая.
Правда ли это?
Или нет?
Оглядываюсь.
Меня вежливо оставили одного на кладбище. Но сейчас мне уже спокойнее.
Они - там, далеко. И они счастливы, я знаю. А будем ли там и мы с Иннис?
Если окажемся достойными.
Что ж, я постараюсь.

Эпилог

- Мама, а что было потом? - маленькая девочка требовательно смотрит на женщину, которая рассказывает ей сказку.
- А потом они жили долго и счастливо. Заговорщиков уничтожили, чтобы такое больше не повторялось. И его величество стал править долго и счастливо.
- Вместе с женой?
- Конечно. Нельзя ведь оставлять тех, кого любишь. С ними надо быть рядом.
- А некромантов по-прежнему ненавидели? - вторая девочка думает не о любви, а о чем-то еще.
Близнецы, а такие разные? День и ночь.
- Король сказал, что случившееся с ним - из-за проклятия. Если его народ не хочет, чтобы ими правил такой короля - он поймет. И когда его сын вырастет, уступит престол ему.
- И уступил?
- Народ не согласился. Все решили, что это очень романтично - пожертвовать собой и троном ради любви. Так что никто его не отпусттил. Ни в какое изгнание.
- А у короля с королевой потом были дети?
На этом месте я решаю вмешаться.
- А спать тут никто не собирается?
Лучше бы и не вмешивался. От визга хочется зажать уши.
- Папа!!!
- Папочка!!!
И на шее у меня повисают два мелких визжащих комочка.
Мои дочери.
Марта и Мишель.
Крепко обнимаю их и подмигиваю супруге.
Мы с Иннис женаты уже больше десяти лет, а ничего не изменилось. Был бы я верующим - каждый день в Храм бы бегал, благодарил за милость. За каждую из проведенных вместе минут.
Зато многое поменялось в наших странах.
Забавно, но Раденор и Риолон сильно сплотило то приснопамятное покушение. Раденорцы оценили жертву ради любимой женщины, а риолонцы разозлились. Как так? Покушение на королеву-риолонку?! И король закрыл ее собой?
Может, не такая уж он и сволочь?
Вообще-то именно такая. Но кого интересует мнения чиновников. Не давай им воровать - и точно будешь сволочью. А там и покушения, и чего только не было...
Пытались убить и меня, и Иннис, и Рика - что ж. Это жизнь. А легкой и спокойной ее сделать никто не обещал.
Пока у нас с Инни было две девочки - обе черноволосые, голубоглазые, похожие и на меня, и на мать одновременно. Рик, кстати, их не ревновал. Скорее, обожал. Две юные демоницы это чувствовали и вили из него веревки.
Какая там ревность?
Иннис относилась к мальчику, как к сыну, а он вполне искренне называл ее мамой. Другой-то он и не знал. Хотя о еще одном ребенке мы задумывались. Должен же кто-то наследовать Андаго? А то Тиданн никакого покоя не даст. Ни здесь, ни за гранью.
- Вы спать собираетесь?
Укладываю демонят в кровать. Да, в такие моменты и сожалеешь о демонской крови в себе. Вот были бы тихие, скромные, послушные дочки, глаз от земли не поднимающие... ужас какой!
А ведь их еще замуж выдавать... и за кого? Теваррцы заранее шарахаются, наши придворные... я бы тоже не сказал, что все довольны и счастливы.. потому как кровь не замкнешь. А демонскую - особенно. Чего уж там, если одна из девочек некромантка от рождения, вторая - воздушница, а у сына дары и оогня, и некромантии, как и у отца?
Что-то еще у вннуков будет? Страшно даже представить...
Крепко целую малявок на ночь и увлекаю супругу из детской.
- А Рик где?
- Он сегодня лег спать пораньше.
- Хм-м... дорогая, а это никак не связано с тем, что у герцогини Карлейн загорелось платье? При всем народе?
- Разумеется нет! - Иннис лжет с абсолютно честным видом. - платье - отдельно, спать - отдельно. И тут же меняет тему. - А у тебя что нового за день?
- Рене прислал письмо.
- Да? Что случилось?
- Он решил, что нагулялся и встретил женщину своей мечты.
- Надо будет посмотреть на нее...
- Она тоже риолонка, сирота, правда, баронесса...
- Был бы человек хороший...
- Был бы - человек, - усмехаюсь я. Старая рана иногда напоминает о себе в самый неподходящий момент.
Иннис крепко целует меня.
- Ты человек, любимый. Полудемон, король... кто угодно - ты Алекс. И я люблю тебя.
- Я тебя тоже люблю.
Дует легкий ночной ветерок, шумит море, доносится запах соли и рыбы...
Счастье?
Да, это такие секунды, которые надо ловить и беречь, как самые драгоценные камни. И жена права. В этот миг я не полудемон и не король. Я просто очень счастливый человек, который благодарен за все своим двум матерям. Пусть изначально ими задумывалась месть, но вышло - счастье. Для меня, для страны, для Иннис и наших детей. Лучшего, мне кажется, и пожелать нельзя.

Уважаемые читатели.

На сем историю полудемона объявляю закрытой.

И приглашаю всех вновь в мир Амальдеи, где мы с Вами наблюдали за приключениями некроманта.

Новая книга будет выкладываться с 04.04.2016 г.

Спасибо за то, что были со мной.

С уважением и улыбкой.

Галя и Муз.



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"