Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Танго с призраком - обновление

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Здравствуйте, уважаемые читатели. Это файл создается, как обычно, только для обновления. Выложен текст от 27.09.2021. Комментарии и оценки в общий файл, пожалуйста. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

***
Существует ли закон подлости?
Да, и активно процветает. Потому что первым, кто попался на глаза Тони был Дженио.
Сидел в гостиной, курил сигару и читал газету. А при виде девушки расплылся в радушной улыбке, словно он уже здесь хозяин.
И самое печальное...
Сердечко екнуло, зашлось в груди...
Какой же он все-таки красивый! Какой невыразимо элегантный, в простом домашнем костюме цвета голубиного крыла. Какой...
Недоступный.
Тони может делать, что пожелает, может говорить, что угодно... он никогда не будет - ее. Он принадлежит Альбе. Теперь уже окончательно...
И это больно.
Тони едва не потерла в области сердца, хорошо хоть вовремя опомнилась. А Эудженио, словно улыбки было мало, встал и поднес к губам ее руку.
- Ритана Лассара.
- Тан Валеранса, - почти прошептала Тони.
- Я приношу свои извинения за допущенную неловкость. Ритана, мне нет прощения. Но у меня ужасно болела голова, и я принял лауданум. А он так кошмарно на меня действует, просто передать невозможно! Никогда я не посмел бы оскорбить вас, будь я в здравом уме! Еще раз молю о прощении...
Дженио взял руку Антонии и поднес к губам. Медленно поцеловал сначала тыльную сторону кисти, потом ладонь, согрел дыханием...
Все же Лассара, не стоит ссориться...
А риски?
Ничем он не рисковал! Альба сейчас у парикмахера, наводит красоту. Раньше, чем через два часа она не освободится, а то и три.
- Еще раз молю о прощении, ритана...
- Все в п-порядке, - кое-как справилась со своим голосом Тони.
- Вы не будете держать на меня зла?
Еще один поцелуй и многозначительный взгляд, глаза в глаза. И ладошку погладить по часовой стрелке, большим пальцем. Проверено на множестве женщин, очень сильно сбивает с мысли.
Вот, и эта покраснела.
- Могу я рассчитывать, что между нами будут хорошие родственные отношения?
- Разум-меется, тан Валеранса.
- Для вас просто Дженио, ритана. Просто Дженио...
Интимный шепот оборвал вовремя явившийся тан Аракон.
- Тони! Наконец-то, детка!
И крепко обнял племянницу.
Тони выдохнула - и позволила себе на миг замереть в ласковых объятиях.
Дядя выглядел почти, как отец. И пахло от него так же, кроме спиртного, конечно, и голос был похож... так легко было вообразить, что это Даэрон Лассара! Так просто...
Но это невозможно. И очень больно...
- Да, дядя.
- Тони, детка, у меня к тебе серьезное дело.
- Чем я могу помочь, дядюшка?
- Через два дня прием у алькальда. Паулина пока еще в больнице, Роза с ней неотлучно. Я бы хотел, чтобы ты была моей спутницей на вечере.
- Дядя!
- Да, детка. Альба идет туда с женихом, а я должен, словно дряхлый старик, явиться один? Это не принято.
Тони кивнула.
Это она знала, кстати, от синьора Хуана. Он на таких приемах всласть поживился во времена своей молодости. Так что рассказывал с удовольствием.
- Дядюшка, у меня ни платья, ни... да собственно - ничего нет! Это будет жутким эпатажем! В приличном обществе, появиться в компании...
- Ританы Лассара?
- Дядя, вы же понимаете, - Тони покраснела. Продолжать под взглядом Дженио было сложно, но... - У меня же нет приданого. Фактически, ничего, кроме громкого имени!
Тан Риалон только рукой махнул.
- Я договорился с модисткой. Платье тебе подберут, а если ты придешь сюда послезавтра, в три часа, тобой займется мастер Доменико.
- Дядя...
- Тони, я прошу тебя о помощи, как близкого человека.
Девушке осталось только развести руками. Прием был запрещенный, но действенный.
- Хорошо, дядя. Я поеду с вами.
- Чудесно! Тони, я рад! Обсудим подробности?
Дядя подхватил девушку под руку и увлек в кабинет. Дженио проводил их взглядом довольного кота. Все идет по плану.
Альба влюблена по уши и уверено мчится к венчанию.
Некромантка не держит зла... когда он услышал разговор слуг о Лассара, даже струхнул чуточку. Такой поди, не угоди!
Она ж тебя проклянет на вечные пол-шестого! И чего похуже придумает... нет, лучше не связываться! Просто наладить отношения!
Адан Аракон не против брака, а случившееся с этой курицей Пулой, не дает ему времени на проверку жениха. Еще один плюсик! Знал бы, что так удачно получится, давно бы эту дуру где поглубже позабыл! Да и с Альбой они теперь связаны тайной. Ему-то все равно, а вот ей...
Если ее родные узнают...
Дженио мило улыбнулся. Подошел к зеркалу, озабоченно разгладил кончиком пальца морщинку на лбу. Надо быть поосторожнее с мимикой. Еще морщин ему не хватало раньше времени!
А еще через два дня прием у алькальда...
Хорошо, что кое-какие запасы пока есть. Но свадьбу все равно надо поторопить. К примеру, если их с Альбой где-то застанут посторонние...
Стоит обдумать этот вариант?
Определенно!

***
Сейчас не время для моления. Поэтому статуя занавешена. Но у жрецов вошло в привычку обсуждать все самое важное именно здесь.
Люди в белых балахонах сидят прямо на земле, не обращая внимания на пыль.
Не до того!
- Некромантка. Дитя Эль Муэрте... она смотрит в тень и может разговаривать с тенью.
- Таких мало. При дворе его величества сейчас нет женщин-некроманток, - приговорил один из жрецов. - Я бы знал. Даже если скрывают.
- Давайте пойдем самым простым путем. Известно, что мужчин-некромантов больше. Женщины с темным даром рождаются, но реже. И обычно - в семьях потомственных некромантов.
- Это легко проверить. Кто у нас есть? Карраско, Андален, Лассара...
- Да-да, список невелик.
- Почему бы не запросить по местам? Есть ли в этих семьях девочки - с темным даром?
- Могут скрывать.
- Не от нас. От нас не скроют. Темнота себя всегда проявит, это уж точно!
Мужчины переглянулись. Под капюшонами не было видно их лиц, но...
- Проверяем старые семьи, - вынес приговор один из них, судя по голосу - самый старый. - Если там не найдется потомка женского пола с темным даром...
Один из мужчин поднял руку.
- Да, брат?
- Дар может быть и непроявленным.
- Разумно. Или женщина может о нем не знать... они сложные создания. Тогда просто список потомков женского пола. Не жен, а именно детей.
- Составляем списки, а потом проверяем.
- Если она не из старой семьи? Если новородка?
- Тогда будем искать слухи, сплетни, упоминания... хоть что-то!
Мужчины понимали, что это адский труд. Каторжный.
Но разве у них был выбор? С пророчествами Богини, да еще такими - не шутят.

***
Взморье.
Вечер.
Закат...
Красивый, густо-алый, напоенный солнечным прощальным светом. Малиновый диск купает краешек в море, примеряется, и то почти кипит. И белые шапочки пены докатываются до берега.
Дует холодный ветер, бегут по небу пока еще легкие облачка...
Тони стояла рядом с расщелиной.. Любоваться закатом ей было и некогда, и холодно, и вообще...
Промозгло.
Если кто был на море вечером, тот знает. Высокая влажность и ветер в совокупности пронизывают до костей. Какое там гулять?
Теплый свитер, носки...
Даже если днем можно было романтично бегать по побережью в легком платьишке, вечером так уже не разгуляешься. Тони куталась в теплый плащ, но все равно поддувало. Она же не сидела сиднем. Сверяясь с записями Эрнесто Риалона, она рисовала звезду. Хотя рисовала - это совсем не то слово. На гальке не порисуешь. А вот выложить в нужной форме веревку с заботливо навязанными узлами можно. И листы под углы подсунуть. С нарисованными заранее символами. Прижать все это камнями, чтобы не двигалось.
Так не делается?
Еще и не так делается, если выбора нет. Это на песке начертить можно, и то... насколько еще хватит, это ж взморье! Сильный порыв ветра, дождь...
Да, и такое бывает.
Поэтому все уложить, придавить, проверить еще раз - нет, не выбьется. Крепко сделано.
Рядом реял Шальвен. Просто висел, не лез со своими комментариями, помалкивал. Понимал, что Тони сейчас на кого угодно вызверится...
Педро с ней не остался.
Помог ритане донести кур, потом развернулся и потопал к лодке. Его тут не было! И ничего он не видел! Даже на исповеди рассказывать нечего, так-то!
Предположения?
А их обычно не рассказывают, может, он неправ и оболгал честнейшего человека? Всякое ж бывает! Нет-нет, молчим. Сидим, курим трубочку, смотрим на закат... его-то не продувало. Рыбацкий плащ жутко тяжелая штука, но от воды и сырости защищает замечательно. А рыбацкие сапоги доходят малым не до бедра. И под них пододеты теплые носки. Козий пух, не абы что...
Тони в такой сбруе даже шагу бы не сделала. Но она и сети из воды вытащить не смогла бы. Некроманты, чего с них взять?
Слабаки!
Наконец, звезда была готова.
Тони встала на один из углов, примерилась, кивнула, пододвинула мешок поближе, чтобы было удобнее. И достала мачете.
Очень удобный нож для отсекания голов. Хоть птицам, хоть кому. И ветку им перерубить можно, и человека покромсать, если умеючи...
Очень полезное оружие. Хлебушек только резать неудобно, великоват. Но для мяса уже очень неплохо.
Итак, в одной руке нож, другой достать курицу, перехватить поудобнее, ногой прижать край мешка - завязывать нельзя, их надо доставать регулярно, но и оставить мешок развязанным?
Кура - дура?
Вот в данном случае она бы повела себя, как умная. А в планы Тони не входило ловить их по всему побережью. Хотя зрелище было бы... вдохновенным!
Ладно! Не будем о грустном, просто... что написал Риалон? Не надо ничего делать или говорить, надо просто выпустить свою силу, чтобы напитать звезду, а потом принести в жертву первую курицу. И продолжать в том же духе, когда звезда начинает мерцать.
Тони примерилась - и взмахнула рукой.
Мачете так быстро отсекло куриную голову, что она сама себе удивилась. Хороший клинок...
А вот дальше...
Можно было ждать фонтана крови. Трепыханий... обезглавленное куриное тело еще какое-то время живет, еще двигается... а Тони не знала, что с ним делать дальше? Отбросить в сторону?
Но все решилось без нее.
Взмах мачете - и на землю сыплется из ее ладоней сухой черный пепел. А звезда под ногами наливается алым, начинает пульсировать... еще одна курица?
Определенно...
И вторая тоже осыпается... это не пепел.
Это - прах.
Зато звезда больше не пульсирует. Она горит ровным алым цветом. И в тон ей светится розовым Шальвен. Ярким, отчетливым, подносит руку к земле, зачерпывает песок - и крупинки не падают на землю, он легко удерживает их в ладони.
- Поспеши, - шепнула Тони.
И знала, призрак услышит.
Шальвен и ждать не стал, метнулся вниз. В темноту расщелины.

***
Что остается от костей за сто лет? Не так уж и много.
Это сильно зависит от кислотности воды, от микроорганизмов, от кучи разных факторов, чтобы их все перечислить, надо быть очень хорошим специалистом. Ни Рейнальдо, ни Тони такими не являлись. Но кости на дне были.
Рейнальдо медленно доставал из песка и ила останки, фрагменты...
Свои он чувствовал.
И чужие тоже. Где - чьи...
Сначала выкопать. И побыстрее, не стоит заставлять Тони ждать лишнее время. Призрак раскапывал песок с упорством землеройки. Он не был человеком. Его не страшила прибывающая в прилив вода, его не волновала непроглядная темнота, ему был безразличен ледяной,, мертвящий холод. И искать ему тоже не приходилось.
Чего уж там!
Достать - и порадоваться.
Минута, две, три...
Руки теряют окрас, становятся более прозрачными, но тут же происходит нечто... Рейнальдо чувствует, как в него начинают вливаться новые силы. Хорошо!
Он понимает, там наверху, Тони так же стоит в магической фигуре.
И когда та начинает пульсировать, давая понять, что сил не хватает, достает из мешка очередную птицу.
Один взмах - и все.
Жаль, что некромантия не так проста, как кажется. Заплатить чужой жизнью? И все? Порадоваться?
Увы, так не получается. Тони все равно отдаст свою плату. В круг она вкладывает и свою силу. И если Рейнальдо пробудет внизу слишком долго, девушка может переоценить себя. Тогда Тони просто упадет.
А он?
Что будет с ним?
Ничего. И его не будет. Рейнальдо Игнасио Шальвен отлично осознавал опасность и развеяться прахом по ветру не хотел. Да и Антонию подвести тоже... и старался. Очень старался, складывая кости в мешок. Длинный, узкий, очень удобный, чтобы пролез по расщелине.
На счету Рейнальдо было уже семь куриц, когда он, наконец, докопался до ключей.
Да, ключи Мединальо.
Если бы они были сделаны из железа, стали...
Что вы!
Такую похабщину этот позер отродясь не взял бы с собой! Но и золото - это вульгарно! Потому - черная бронза.
Три небольших ключа из черной бронзы на бронзовом же колечке. Черном...
Что им сделается в морской воде? Практически, ничего. Разве что чуточку разъело верхний слой металла, но и только. Пятнами покрылись, чем-то вроде белого налета... а еще из чем-то вроде извести обволокло. Не ключи - камушек. Со стороны и не поймешь, о чем речь.
Рейнальдо даже думать сейчас об этом не стал.
Еще раз просканировал дно на предмет останков и понял, что их не осталось. Ухватил мешок... и понял, что переоценил себя.
Какова грузоподъемность призрака?
Увы, испытаний не проводилось. И... какие, к демонам, испытания?! Он сейчас сдохнет еще раз!
Скрипя зубами, Шальвен поволок мешок наверх. Причем, ему это было ничуть не легче, чем живому - тащить семипудовую гирю. Двигался призрак на одном упрямстве.
И не знал, что там, наверху, Антония тоже держится на одних стиснутых зубах. Что раньше у нее уходила одна курица в три-четыре минуты, а сейчас - сейчас птицы хватает меньше, чем на минуту... и они уже почти закончились... хорошо, взяла с запасом, но....
Последняя...
А призрака еще нет.
Тони чувствовала Шальвена, сейчас - особенно остро. Знала, что он движется по направлению к ней. Просто нечто... он нашел что-то слишком тяжелое для призрака. Ему надо еще немного времени. Хотя бы пару минут.
И эти минуты Тони для него выиграет.
Отточенное лезвие мачете коснулось подушечки большого пальца.
В звезду мертвых закапала кровь некромантки. Немного, совсем чуть-чуть. Капель пять или шесть...
Но этого хватило.

***
Рейнальдо словно раскаленной веткой в зад ткнули - с такой скоростью он вылетел наружу.
Мешок плюхнулся рядом с провалом, над мешком завис призрак, стремительно теряющий и материальность, и видимость - тоже перестарался. Теперь его дня три не увидишь.
Тони едва н упала, где стояла.
Нельзя.
Если сейчас она все бросит, звезда даст такой выброс... Эрнесто предупреждал! Ее надо закрывать по всем правилам, иначе...
Иначе тут через двадцать минут половина столицы будет!
Поэтому Тони собралась. И медленно потянула в себя остатки силы. Из звезды.
Охнула, скорчилась от неожиданной и резкой, словно ножом ударили, боли в солнечном сплетении, но свое дело не оставила.
Энергия в звезде была... гадкой! Если сравнивать - это как пить из соломинки растаявшую медузу Или еще что-то более противное...
Склизкое, жгучее, даже ядовитое...
Но другого выхода нет.
Если бы эту силу можно было израсходовать... но - нельзя. Ее даже Шальвену отдать нельзя. Все имеет свою цену, то, что не поглотит призрак, достается некроманту. Звезда проста в применении, доступна даже таким дилетантам, как Тони, несложно ведь, выпустить силу, втянуть силу....
Но как же больно!
Звезда медленно затухала.
Очень медленно.... Тони держалась за живот уже двумя руками, сгибалась малым не вдвое, хотела опуститься на колени, но боялась. Сейчас сдвинется с места, разорвет контакт... нельзя!
Опасно!
Ну же!
Еще чуть-чуть!
Тони собралась - и высосала остатки силы.
И чувствуя, что все, позволила себе медленно опуститься на колени, потом вообще легла на землю, поджав ноги... ощущения были такие, словно ее внутри ножом резали...
Эрнесто предупреждал, что будет больно, но чтобы так!?
Дура, сама от помощи отказалась!
На этой мысли Тони все же смогла повернуться на живот, приподнялась на руках и ее мучительно вырвало желчью. Хорошо хоть сама в нее носом не упала... кое-как откатилась.
- Рей?
- Все получилось!
- Уффффф....
Все получилось.
Они победили!
И можно будет потом осознать это уже не умом, а сердцем, можно порадоваться, что они победили, можно....
А сейчас Тони хотела только лежать на холодных камнях, съежившись в комочек, подтянув ноги к животу.
Лежать и потихоньку отпускать и жуткую боль, и свои ощущения, и вкус желчи во рту... гадость какая, а повернуть голову и сплюнуть сил просто нет...
Она справилась.
Она все сделала.
А что больно?
Пройдет!
Никуда оно не денется.
Интересно, чем занимается сейчас Эрнесто Риалон?

***
Амадо спал.
Его не беспокоила ни узкая металлическая кровать, ни колючее одеяло, ни холод, царивший в камере...
Он спал глубоким сном, под воздействием снотворного.
А если бы он мог ощущать магические потоки, он бы осознал, что камера его не столь обычна, как кажется снаружи. Под деревянным полом ее был второй - каменный. Вот, на камне и была выбита звезда сокрытия. А потом поверх положили деревянные доски, чтобы узник ничего не видел.
Не просто так... это узники - народ отвратительно ненадежный. То звезду попортят, то каналы повредят, то символы такой похабщиной дополнят... сами-то потом, понятно, помирают в мучениях, но разве в этом смысл?
Они могут еще пригодиться! А что в результате?
Нет, не пойдет!
Поэтому Амадо усыпили еще в карете... ладно в карете - оглушили. А потом, когда дурачок начал ворочаться, влили ему в рот вина со снотворным. И спокойно активировали звезду его же кровью. Так надежнее.
Кровь - это сила.
Потом?
Мальчишку просто держали на наркотиках. Долго так длиться не может, но долго его похитителям и не нужно было. Вот и сейчас, в комнате, расположенной аккурат над камерой, шел тихий разговор.
- Тан, когда я должен доставить конверт?
- Думаю, завтра, в полдень, ты опустишь его в любой почтовый ящик. Дня через два он дойдет до адресата.
- Не проще ли подкинуть...
- Нет, Папло, учись думать. Это не абы кто, это некромант. И не из слабых. Рядом с его домом наверняка есть какие-то чары. Нам ни к чему сейчас в это ввязываться.
- Почему мы тогда просто не похитим девицу, тан?
- Ты знаешь, где она живет? У кого?
- Это можно узнать...
- Папло, она - не-кро-мант!!! В принципе, с ней может справиться только другой некромант.
- Или хозяин?
- Или он. Хозяин с кем угодно справится!
Собеседник угодливо закивал. Да так, что едва не свалился капюшон широкого плаща. И что-то мелькнуло под ним... кожа? Разве она бывает такой? Серой, гладкой, блестящей?
Это просто обман зрения...
- Да, тан. Я понял. Вы будете дергать за ниточки некроманта, чтобы он принес вам девку.
- Осторожнее, Папло. Ты знаешь, кем она может стать.
- Да, тан. Простите...
- Будь впредь уважительнее.
- Как прикажете, тан. Я все сделаю...
- Сделай, Папло. Сделай...
Оставшись один, мужчина вздохнул.
Как же это тяжело! Безумно тяжело!
До перерождения Папло был сообразительнее. Но потом... сколько времени еще пройдет, прежде, чем он поумнеет до своего прежнего уровня? Хотя и раньше он не блистал, но чтобы так?
Что ж!
Лентяй работает только идеальным инструментом. А мастер сделает шедевр даже при помощи спички. Себя же мужчина считал мастером. Так что - поработаем!

***
Тони пришлось резать куриц. Если можно так назвать это действие, крови-то не было? И тушек тоже?
Освальдо на мелочи не разменивался.
Его 'подопечный' мычал, рыл землю копытом и выглядел крайне недовольным ситуацией. Оно и понятно, кому ж захочется в жертвы? Даже ради всеобщего блага? Явно у быка были другие планы на эту жизнь.
Освальдо его мнения спрашивать не собирался. Он чертил звезду призыва на земле и деловито переговаривался с Риалоном, который решил,, что неприязнь его, личная, а благо - всеобщее. Так что надо потерпеть...
Надо.
Немного.
Символы на лучах рисовал Эрнесто. Получалось вполне прилично, руки навыка не утратили, даже наоборот.
- Нацелить их на канализационные люки?
- Да.
- Это можно. Ты уверен в своих умозаключениях?
- Вальд, посуди сам. Уже с полгода эта тварь разгуливает по столице, убивает и уходит незамеченным. При том, что это не просто сложно - адски сложно! Он обязан по уши перемазаться в крови, куски плоти тоже никто не находил... он их съедает?
- Ну, плащ...
- Вальд! Ты сам понимаешь, что такое плащом не скрыть!
Освальдо понимал.
- Эрни, ты понимаешь, если ты ошибаешься...
- Понимаю. Хочешь бумагу, что я беру на себя всю ответственность?
Освальдо фыркнул.
- Сказать тебе, что с ней можно будет сделать?
- Догадываюсь. Взять бумагу помягче?
Освальдо фыркнул повторно, сильно напомнив боевого коня.
- Если я приехал, значит, все на мне. Ну и потом... твои рассуждения не лишены здравого смысла.
То есть - своих идей у Освальдо так и не появилось, а сил на весь Римат попросту не хватило бы. А так еще и виноватый есть, если что!
Красота!
Эрнесто это понимал, но... глаза Тьмы - не его специализация! Сотворить он их мог.
Штук сто. Не больше. И вымотается, и толку - чуть! Не то,, что на весь Римат - на несколько улиц не хватит. Они ж безмозглые, словно мошкара!
Не его это заклинание!
А вот Освальдо их мог сотнями и тысячами творить - и не запыхаться!
И информацию от них воспринимал легко и непринужденно. Так что знал Эрнесто этот раздел некромантии, отлично знал, носам практически не применял, так, пару раз, по мелочи. Вот для одного дома - его сил в самый раз.
Для одной улицы.
Но не для города.
- Помощь точно не нужна?
- Перебьюсь!
С этими словами Освальдо весьма самонадеянно отцепил повод быка от дерева, к которому было привязано животное.
Зря...
Почуяв свободу и чужую руку, бык продемонстрировал, за что их ценят тореадоры. Это ведь опасное животное. И игры с ним частенько заканчиваются смертью.
На Арене быки и их соперники сражаются. Но не в игрушки играют.
Бык развернулся.
Освальдо повезло, что его поддели просто мордой - не успел рогами. Но и того хватило.
Грозный некромант покатился по земле кубарем. Бык двинулся за ним, собираясь показать, кто тут хозяин, а кто пыль подкопытная.
А то!
Освальдо понял, что сейчас его вобьют глубоко в землю и принялся отползать.
Бык ускорился.
- Congelar!
Команда прозвучала ясно и отчетливо. Даже не приказ - заклинание, с вложенной в него силой некроманта. Так можно было остановить и слона. Но...
Сила, сосредоточенность - как-то сложно это применить, уползая от быка.
Бык дернулся и жалобно замычал. Эрнесто перехватил повод и примотал уже к другому дереву, благо, ритуал они проводили на окраине и деревьев тут хватало.
Команда действовала очень недолго, бык быстро отмер и дернулся, но дерево не пустило.
Повторное мычание было куда как более обиженным.
Освальдо поднялся с земли, подошел к быку и замахнулся. Эрнесто едва успел его перехватить.
- Ну ты еще скотинку ногами попинай!
- Грррррр, - вежливо ответил 'друг'.
- Не издевайся над смертником.
Освальдо вспомнил, что через пару минут быка все равно убивать, и успокоился.
И направился к звезде. Правда, прихрамывал. Ногу он подвернул при падении, неудачно. Ну и... то место, где спина называется чуточку иначе, тоже побаливало.
Проклятая скотина!
Эрнесто посмеивался, но старался, чтобы это было не слишком заметно. Ему еще только суровой мужской истерики не хватает в комплекте.
Карраско прохромал к нужному месту, и уже, не доверяя себе, как укротителю, посмотрел на Риалона.
- Приведешь?
Эрнесто поморщился.
Есть в этом что-то гадкое, вести на заклание живое существо. Между нами говоря, он бы предпочел зарезать какого-нибудь преступника, тех точно не жалко. А быка - вроде и не за что.
Но говядину-то он кушает?
Вот и нечего тут...
На несколько секунд его хватит, а потом держать быка уже не придется...
Скотина посмотрела укоризненно. Но было уже поздно для укоризны.
Освальдо полоснул клинком по толстой бычьей шее. Кровь хлынула потоком на линии звезды - и принялась медленно испаряться, шипя и воняя.
Эрнесто вспомнил, почему он не любил это заклинание. Запах кипящей и горящей крови... нет, не розами она пахнет, далеко не розами. Но вместо капелек крови над линиями звезды поднимались - они.
Глаза Тьмы.
Крохотные комочки темноты, которыми теперь управлял Освальдо... как же их много! Сотни? Тысячи?
Эрнесто даже не считал. А вот момент, когда заклятый друг пошатнулся, отследил четко. И влил в Освальдо немалую толику собственной силы.
Обыденность?
Что ж, ради такой обыденности некроманты и страхуют друг друга. Помочь, подержать быка, поддержать контур...
Просто работа. Ничего невероятно сложного или личного, некроманты так постоянно делают.
Мгла постепенно рассеивалась, Освальдо все же уселся на землю - даже с влитой силой он не справлялся до конца. Тяжело...
- Готово!
- Ты молодец, Вальд. Деду бы понравилось.
Эрнесто старался быть... да, именно честным. Работа хорошая, сделана быстро, а некоторые детали никак не влияют на ее качество.
- Завтра помогу тебе с сыном, - пообещал Освальдо.
Риалон, конечно, сволочь и соперник, еще с юношества, но хоть приличный! А то с некоторыми не то, что соперничать, рядом стоять - и то неприятно!

Глава 7

- У вас чудесная фигура! Немного неожиданная, и не совсем по моде, но чудесная!
Тони едва не застонала.
Вот интересно, что неожиданного может быть в женской фигуре? Третья грудь? И немодного? Хотя она уже поняла, что требования моды, это... это каторга, придуманная каким-то садистом, чтобы занять женщин.
Но у Антонии от модных журналов сводило судорогой челюсти, начиналась зубная боль и чесотка. А еще появлялось большое желание спустить с цепи призрака.
Как вариант - создать в модном ателье полтергейста!
ЫЫЫЫЫЫЫ!!!
Пытка продолжалась вот уже третий час. В Тони загнали не меньше семнадцати иголок, все, в особо болючие места, столько же раз извинились, предложили чай, кофе, печенье...
А как замечательно начинался день?
Она пришла в гости к дяде и тете, поздоровалась со всеми, позавтракала с семьей, дядя очень настаивал, потом забрала синьора Мендосу.
Кот был доволен возвращением домой. Правда, дорогой он орал так, что никакого гудка не надо было, но кому ж понравится? Везут невесть куда, в мобиле, в корзине... хорошо еще - не укачало. А мог бы и заблевать все подряд.
Выпущенный из корзины синьор Мендоса встряхнулся, треснул Тони когтистой лапой, чтобы не забывала свое место, и удалился куда-то вглубь магазина.
Проверять, все ли на месте.
Девушке оставалось только слизнуть капельки крови из царапин, и пожать плечами. Не обижаться ведь на животное?
Нет, конечно. Ему тоже тяжело пришлось. Это собаки привыкают к людям, а вот кошки - к дому. Синьора Мендоса два раза перевозили, у него убили любимую хозяйку...
Человеку - и то тяжело будет. А уж коту и вовсе неподъемно.
Спасибо еще не воет и не метит.
Уходила Тони, оставляя синьора Мендоса под присмотром призрака. Уж слово 'брысь' Шальвен отлично выговаривает!
Но лучше б она дома осталась! А не в ателье.... Сил никаких ее нет!
И платье это дурацкое... в котором только на вечер и сходишь... ненужное платье! Это не туфельки мастера Риколетти, которые и в пир, и в мир... это нечто пафосное, броское, кричащее о своем высоком статусе...
Сколько заплатил дядя за этот шЫдевр, Тони предпочитала даже не задумываться. От греха...
Пока к ней прикладывали темно-вишневый атлас. Хотели нечто белое или кремовое, посмотрели на результат и передумали.
- Не ваш цвет, совершено не ваш. Темные волосы, светлые глаза, светлая кожа... конечно, этот ужас придется замазать и напудрить, но светлые цвета вам не идут. Ваш вариант яркий, насыщенный, сочный тон. Но не вульгарный, ни в коем случае...
Тони оставалось только скрипеть зубами.
И - терпеть. Представляя хотя бы нашествие крыс на ателье. Дохлых, для разнообразия, живых - жалко.
Вот серая волна выхлестывает из подпола, вот она растекается по начищенному паркеты, вот захлестывает ножки стола...
Ну хоть помечтать дайте! АЙ!!!
Это была восемнадцатая булавка.
Когда все закончилось, Тони от души посочувствовала родственницам. У них так каждый раз?
Все, она готова душу отдать за магазины готового платья! Лучше потом на руках подгонит, что ей надо, или поясок какой приспособит! Но на ателье она не согласная-а-а-а-а... заберите ее отсюда!
А тетка все продолжала ворчать, что времени мало, но для тана Адана, и для его милой супруги, вот, для супруги все готово, а для племянницы нет, но она постарается...
Резкий пронзительный голос буквально ввинчивался в мозг. А зажать уши руками и заорать было нельзя. И даже ногами затопать.
И кинуть в кого-то ножницами... да хоть чем потяжелее!
Увы...
Чтоб вас крысы сожрали! И отравились!
Из ателье на свежий воздух Тони вылетела так, словно за ней все демоны Бездны гнались. И в магазинчик летела, словно угорелая.
А там...
Мобиль стоял у дома.
Два мобиля?
Однако...
Из одной машины вышел тан Риалон, из другой тан Карраско... Тони забеспокоилась. А вдруг они Рейнальдо почувствуют? Но не дурак же Шальвен? Должен успеть спрятаться!
- Таны? - искренне удивилась она.
- Ритана, вы как всегда, очаровательны, - Карраско протянул руку и извлек из машины букет цветов. Роскошных, ярко-алых роз.
Тони приняла их, и честно изобразила восторг, но.... Не любила она такие розы. Роскошные, пышные... банальные. Неинтересные. Не любила, не привыкла... не то! И возиться с цветами утомительно. Синьора Долорес во времена оны пыталась приобщить подопечную к тонкому искусству цветоводства, но получалось плохо. Отвратительно получалось.
Вот лекарственные травы, а пуще того, ядовитые, у нее росли просто замечательно. И срезать их было легко, и сушить, и ухаживать за ними тоже интересно. А цветы...
Какой в них прок? Они же несъедобные...
Синьора Долорес махнула рукой и отступилась под ядовитый смех Хуана Мартеля. Он-то как раз считал, что цветы - очень формальный подарок. Обезличенный. Они всем понравятся, всем подойдут. А вот чтобы подарить то, что женщине действительно нравится, что доставит ей удовольствие, ее надо долго изучать.
Не у всех на это есть время и желание.
Эрнесто поцеловал Тони руку, свободную от роз, и вложил в нее маленькую коробочку.
- Это вам, Тони!
А вот теперь девушка восхищенно ахнула.
Мармелад она любила! Особенно такой, апельсиновый, с имбирем и корицей. Почему-то он ужасно нравился девушке. Но стоил столько, что оставалось только облизываться на вожделенную сладость.
- Эрнесто! Спасибо! Как вы догадались!?
Освальдо наблюдал за этим разговором потемневшими глазами.
Он понял, что цветы не произвели должного впечатления, но даже если теперь он подарит мармелад, он будет лишь вторым. Кто бы мог подумать? Он-то эту липкую сладость-гадость терпеть не мог! А Антонии нравится...
Запомним!
- Я рад, что вам понравился мой подарок, - ответил Эрнесто. И улыбнулся уже более спокойно. - Тони, вы не пригласите нас в дом? У нас есть серьезный деловой разговор...
- Прошу, проходите. Чай, кофе?
- Ничего не надо, Тони. Благодарю вас. Мы по важному делу.
Тони кивнула, пропустила гостей внутрь магазина и приготовилась слушать.
Эрнесто прошелся по гостиной, и решил рубануть сплеча.
- Тони, Амадо пропал.
Тони ахнула, прижав руку ко рту.
- КАК!?
- Знать бы... когда он выскочил от вас, в расстроенных чувствах, некто предложил подвезти его и похитил...
Тони только головой качнула. Вот дурачок, прости Творец! Сразу видно - мужчина! Тони синьора Долорес частенько повторяла, что приличная девушка абы с кем и абы куда не ездит. Или она рискует доехать до места уже не девушкой.
Глупости?
Это еще лучший вариант. Худший - когда таких неосторожных дурех вылавливают из канав или находят в лесах. Очень даже случается...
- Чем я могу вам помочь?
Освальдо посмотрел с откровенной завистью. Тут все сложилось.
Цветы были небрежно помещены на стол, а вот коробочка отправилась в карман платья Тони. А цветы даже в воду не поставили.
- Ритана, цветы завянут...
- Тан Карраско, я вас очень прошу! Вы не сможете поставить их в вазу? Она на кухне, на столе...
Беспорядка там точно не было, Рита приходила. А цветы...
Сам притащил - сам и разбирайся!
Антония посмотрела умоляющим взглядом, и тан сдался. Махнул рукой...
- Ладно, ритана. Я готов на любой подвиг ради вас.
- Как приятно находиться в обществе истинных танов, - ответно польстила Тони, и Освальдо направился на кухню.
Увы...
С Антонией ему не везло прямо-таки решительно. Шаг, второй... и он наступает на хвост коту.
Синьор Мендоса, конечно, и сам был виноват. Сидишь ты под столом, и сиди! Подсматриваешь? Оно и неплохо, но хвост-то зачем на проход вытягивать?! Ценная кошачья принадлежность, между прочим!
Магазин огласил истошный мяв. А поскольку хвост надо было спасать, синьор Мендоса и выдернул его из-под некромантской ноги. Освальдо дернулся, потерял равновесие - и громко приземлился на пострадавшее от быка место. Из которого у кошек растет хвост.
Воплей при этом раздалось два.
Синьор Маркус Мендоса, с боевым воплем Кота треснул когтистой лапой по ботинку некроманта (теперь только на выброс), распушился втрое и удрал на второй этаж, в жилые комнаты.
Освальдо, с боевым воплем некроманта, попытался пнуть проклятую тварь ногой (в целом ботинке), но промазал. А насылать на кота проклятие...
Бессмысленно.
Единственные животные, на которых вообще не действует некромантия, это кошки. Говорят, что Эль Муэрте их любит и дарует защиту.
Тони прикусила губу. Забавно получилось, но если она сейчас засмеется...
Ей только врага не хватало!
Риалона такие мелочи не остановили. Друзьями им с Карраско и так не быть, чего стесняться.
- Кот, конечно, поменьше быка, но может, тебе с тараканов начать? И польза, и практика...
Освальдо ответил словами, которые благородной ритане знать не полагалось. Ритана с интересом прислушалась. Не то, чтобы она была неграмотна в этом отношении, но некоторые сочетания способны были ее поразить!
- Вставай, - Эрнесто подошел и помог Освальдо подняться. Некромант посмотрел на ботинок.
- Демонова тварь!
- Простите моего котика, тан, - вмешалась Тони прежде, чем некромант не пошел войной на кошачьих. - Я его только сегодня перевезла, и он попросту перенервничал.
Четыре дыры в мягкой коже - палец пролезет, были достаточным подтверждением ее словам.
- Сволочь хвостатая!
- Он правда, не нарочно...
Освальдо это совершенно не утешало.
- Тан, хотите, я куплю вам новую обувь?
Очень Освальдо хотелось огласить цену обуви. Которая стоила дороже всех котов Римата, вместе взятых и на шапки пущенных. Но... первое, чему учат некромантов - терпению. И Освальдо справился с собой, понимая, что после таких заявлений ему уж точно нечего рассчитывать на девичью благосклонность.
- Не стоит, Антония. Я просто расстроился.
А вот по имени я тебя называть теперь буду. И попробуй, запрети пострадавшему!
Подтекст Тони поняла, но восторга не выразила.
- Эрнесто, так чем я могу вам помочь?
- Тони, мы хотим провести ритуал малого поиска сокрытого. Но для него нужны три человека. Я знаю, что вы непроявленный некромант, с неактивной силой, но даже если вы просто примете участие в ритуале, это уже будет полезно. Я понимаю, что не имею права просить вас об этом, что это...
Тони остановила его, подняв руку развернутой ладонью к некроманту.
- Эрнесто, вы не размышляли, когда искали мою кузину. Разве могу я ответить меньшим?
- Я... благодарю вас, Тони.
Поцелуй вышел долгим и благодарным. Пусть даже это был поцелуй только запястья. Тони покраснела, но руку не отняла. Обычно ей было неприятно, что до нее дотрагиваются посторонние люди.
Но Риалон уже был своим.
После поисков Паулины Марии?
После того, что произошло в пещерах?
После его помощи с ритуалом для Шальвена?
Он свой. А своих не бросают и не сдают! Своим помогают, чем могут! Вот Тони и собиралась помочь. Только как?
- Что именно я должна делать?
- Ничего сложного, Тони. Пожертвовать немного своей крови, причем и я, и Вальд дадим слово, что не оставим ее себе и не используем ни в каких целях, кроме указанной, - судя по лицу Освальдо, он бы не возражал, но Эрнесто неплохо знал эту кухню. - И постоять на одном из лучей треугольника во время ритуала.
Тони задумчиво кивнула.
С этим вариантом она была согласна. Почему нет? Постоять она может. А потом еще уточнит у Риалона, что можно сделать, чтобы ее силу не почуяли...
- Когда?
- Сегодня вечером.
- Хорошо, - просто улыбнулась девушка. - Я сделаю.
- Я приеду за вами... сюда? - уточнил Вальд.
- Будьте так любезны, - не нашла повода отказать Тони. Она и так перед беднягой виновата, все же синьор Маркус - ее кот!
- Замечательно, - кивнул Эррнесто. - Позвольте откланяться?
- Да, таны. Будьте так любезны, - объединила обоих некромантов девушка. - Я так устала...
Освальдо оставалось только повиноваться. Но на улице он злобно посмотрел на Эрнесто.
- Мостишь дорожку, Эрни?
- В отличие от тебя, Вальд, я понимаю, что мне рассчитывать не на что. И жену убивать не буду, - отрезал Риалон.
Попал он не в бровь, а в глаз. Освальдо злобно зашипел, уселся в мобиль и дверцей хлопнул. И только дома обнаружил, что проклятый кот не только ботинок продрал! Он еще и несколько царапин нанес, сволочь хвостатая!
А кошачьи царапки противные. И заживают долго...
Нет. С фауной некроманту, определенно, не повезло.

***
Синьор Пенья уселся за стол.
На темно-коричневой коже мягко сияла отчищенной бронзой чернильница. Подмигивало пресс-папье... вчера же все отнесли к мастеру... потому того мастера, который работал для самого Тадео Фабрисио Сантоса. Потомок осмотрел принесенные предметы, нашел несколько клейм и подтвердил аутентичность. Еще и высказался, мол, дед вспоминал. И что делал, и как...
Потом очень грустил, что его изделия пропали, доказать-то никак нельзя было, а он делал. Гордился...
Антония Даэлис Лассара его не обманула. Это действительно была та самая чернильница...
Хосе Мануэль не был сентиментален. Не с его профессией, не в его возрасте.
И в то же время, как и у любого человека, было у него нечто светлое, глубоко, в самом дальнем углу его души. Самом-самом...
Воспоминания о том, как работал в библиотеке его отец. Как читал малышу Хосе по вечерам книги. А поскольку детских книг почтенный Аугусто Хосе Пенья не признавал, то читал книги... легкие. Нее научные, просто развлекательные.
В том числе и роман Сантоса. Одним из последних в спокойной и мирной жизни мальчика Хосе.
Такая память...
И сейчас это было важно для Хосе. Почему?
Да кто ж знает...
Рука макнула перо в чернильницу. Аккуратно стряхнула о край черную каплю...
И вдруг, независимо от хозяина, вывела на листе: 'Каролина подошла к окну. Черные ветви растущего рядом дерева тоскливо и голодно вздымались к небу, словно в безмолвной молитве...'
Хосе Пенья очнулся далеко не сразу.
Может, спустя полчаса?
Может, час?
Он не помнил. Но когда посмотрел в окно, там уже темнело. А на столе громоздилась стопка ровно сложенных исписанных мелким, почти бисерным почерком, листов.
А самое забавное...
Он помнил, как он писал.
Он помнил, о чем... о ком писал.
Но не понимал, почему решил это написать! Нет, не понимал!
Магия?
Такой магии не бывает, это чушь! Можно убить человека, можно подчинить своей воле, но нельзя заставить творить по приказу! Нельзя!
А он помнил каждое из написанных слов. И понимал, что лучше написать не сможет. Слова переливались гранями бриллианта, сияли собственным светом, играли, как горсть драгоценных камней в ладони...
Почему он решился писать?
Он ведь хотел не этого...
Нет, не понять.
Надо завтра сходить к некромантке. Может, она что-то подскажет?
А пока...
В дверь постучали.
- Дорогой, ужин давно остыл.
Супруга смотрела с укоризной. Хосе поднялся из-за стола, разводя руками.
- Прости, дорогая. Не смог остановиться.
- Твои мемуары, милый?
Каролина была в курсе увлечения супруга. Не одобряла, но...
- Не вполне. Ты ведь у нас любишь романы?
- Да, - чуточку настороженно отозвалась супруга, которой время от времени доставалось за склонность к недостойному чтиву. Что поделать, Хосе с детства усвоил, что это не литература. Вот и позволял себе подшучивать над женой. Не слишком обидно, но...
Когда это дамы благосклонно принимали критику своих увлечений?
- Попробуй, почитай.
Хосе подвинул стопку листов к супруге, и отправился ужинать.
Он не гордый, может и на кухне поесть. Что регулярно и делает. И ему спокойно, и повару не слишком трудно...
Когда Хосе вернулся в кабинет, супруга сидела с ногами в кресле. И смотрела на него... недовольно?! Но почему!?
- Хосе, это ты!? Ты написал!? Сейчас!?
- Ну... да.
- А почему так мало!? Где продолжение!?
Мужчина форменным образом открыл рот. Потом закрыл его. И поцеловал супруге руку.
- Обязательно напишу, родная.
- И героиню зовут так же, как меня... ты ведь это специально? Правда?
- Мне так хотелось поблагодарить тебя за годы, которые ты провела рядом со мной, любимая... - дурак он, что ли, не воспользоваться таким случаем?
На глазах супруги появились слезы.
- Хосе... о, Хосе!
Каролина кинулась ему на шею, и мужчине только и осталось, что обнимать жену. И надеяться, что наваждение продолжится... хотя уже сейчас ему опять хочется сесть за стол. И писать, писать...
- Ты у меня самый-самый! Чудесный и замечательный! Я тебя так люблю!!!
- И я тебя. Ты дашь мне еще поработать?
Сложно было не заметить жадный взгляд, который женщина кинула на листки бумаги.
- Да! А... ты будешь это копировать?
- Отдам для перепечатки. Завтра...
- Я обязательно прослежу, чтобы все перепечатали правильно! - пообещала супруга.
И удалилась. Прихватив с собой часть рукописи.
Хосе только головой покачал. А потом опять уселся за стол.
Там он рассвет и встретил. Спящим на столе, с чернилами на носу, под теплым пледом. Супруга, не дождавшись мужа, часа в два ночи пошла его проведать. И увидела Хосе Мануэля спящим на столе.
Что было делать?
Укрыла, утащила еще кусок книги и погрузилась в чтение. Чуть не до рассвета. Так что проспали это утро в доме все.
И сам Хосе, и его супруга... и что самое ужасное, никто об этом не жалел! Очень уж хорошая ночь выдалась! Творческая!



Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"