Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Тропой лекаря - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Обновление от 20.11.2017 г. Выкладывается регулярно по понедельникам каждую неделю. Комментарии и оценки, пожалуйста, в общий файл. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

 - Да потерпи ты! Не сопрем же! Что ж, девчонке на камнях лежать?
Я приглядываю за тем, как девушку - совсем молодую, лет пятнадцати, кладут на носилки, оона уже приходит в себя, взгляд голубых глаз становится более осмысленным, зрачки расширяются от ужаса - я сжимаю ее запястье.
- Все в порядке. Лежи, расслабься, сейчас все будет хорошо.
Лавка, в которую мы заносим девушку, торгует тканями. Мужчины аккуратно перекладывают пострадавшую на лавку, и удаляются. Лорт, поймав мой взгляд, картинно вздыхает.
- Госпожа Ветана, я вас подожду за дверью?
- Пожалуйста, - машинально соглашаюсь я.
Сейчас меня все больше занимает девчонка, которая на глазах бледнеет. Э, нет. Так и до повторного припадка недалеко. Не надо!
Я кладу ей руку на лоб.
- Тебя как зовут, девочка?
- Мила...
- А живешь где? Родных позвать бы?
- У папы лавка... он пекарь...
С третьего раза Миле удается объяснить, куда послать гонца. Мальчишка, который трется при купеческой лавке, срывается с места так, словно ему в штаны краба кинули. Я глажу девушку по волосам.
- Успокаивайся. Ничего страшного не произошло.
Не верит. По глазам вижу.
- Я лекарка. И знаю, что с тобой было. Успокойся. Ты это перерастешь.
Дар умнее меня, и я сейчас понимаю, что произошло с девочкой. Так бывает иногда. Если сначала развитие задерживалось, а потом слишком быстрый рост, да еще крови пошли неожиданно, и дома сложности...
Все реагируют по-разному. Кто-то и во сне ходить начинает, кто-то на улицу от болей выйти не может, кого-то рвет по-черному, а эту вот - так скрутило. *
* автор лично наблюдала подобное у знакомой девушки. И лечение тоже. Помогло - но без хорошего обследования повторять не советую. Прим. авт.
- Послушай меня внимательно, Мила. То, что с тобой сейчас произошло - не приговор. Не надо ходить по лекарям, знахаркам, не надо глотать настои и читать заговоры. У тебя это первый раз?
- Т-третий...
- Это может повторяться еще пару-тройку раз. Потом ты вырастешь, и все прекратится. Обещаю.
- А...
Я глажу девочку по волосам, объясняя, что так бывает. Просто тело растет, а разум не справляется с нагрузкой. И сбрасывает ее вот так.
Постепенно она затихает. А потом в лавку врываются двое...
Родители. Это точно.
- Мила!!!
Мать взревывает так, что тоненько звенит стекло в окнах. Отец не лучше. Вместо того, чтобы оттащить свою вторую половинку, и успокоить, он становится в дверях, и смотрит на девчушку так, словно она лично виновата в своем припадке.
- Опять? Эххх... и кто тебя замуж возьмет, такую-то!
Мила съеживается на лавке. А я чувствую, как внутри меня волной поднимается ярость. Картина становится четкой и простой.
Типичная мать-наседка, требовательный отец, у которого нелады с женой, резко повзрослевшая дочь, которая живет в постоянном напряжении...
Встаю и сильно встряхиваю мать Милы за плечи. От неожиданности та даже не сопротивляется.
- Молчать! Будете пугать дочь - все заново начнется! Тихо садитесь рядом с ней и не причитаете. Ясно?
На меня смотрят два круглых глаза.
- Госпожа...
- Молчать! - С каждым разом низкий уверенный рык получается все лучше. - Исполнять!
Кровь аристократов не дремлет. Женщина как-то сникает, и молча присаживается на мое место рядом с дочерью. Берет ее за руку, гладит по волосам.
Что приятно - молча.
Я 'доброжелательно' гляжу на пекаря. Пахнет от него вкусно, что ж, сейчас на зуб тоже попробуем.
- Господин...?
- Керот.
- Отлично, господин Керот. Пойдемте, поговорим.
Я уверенно подхватываю его под руку и почти тащу за собой. Подчиняется он только от неожиданности, но на улице приходит в себя. Стряхивает мою руку, открывает рот... я успеваю первой.
- Припадки у вашей дочери не случайны. У них есть виновник.
Челюсти смыкаются с громким щелканьем. Этого мужчина точно не ожидал.
- Кто!? Как!?
- Вы.
Несколько минут он тратит на осознание. Потом темные, как две изюмины в булочке, глаза вспыхивают гневом на круглом лице.
- Да вы...
- Молчать! - второй раз получается еще лучше. - У вашей дочери припадки потому, что вы ее довели до этого! Вы, родители! Сейчас вы войдете в лавку, посидите рядом с дочерью, и скажете ей, что все пройдет.
- Пройдет?
Ага, не безнадежен.
- Да. Так бывает, хотя и редко. Она ведь быстро выросла, да?
- Да... буквально за пару месяцев... это...
Это - показано реалистично и на себе. У меня такого никогда не вырастет.
- У нее сейчас все силы идут в рост, отсюда и припадки. Если вы ей обеспечите душевное спокойствие, все будет хорошо.
Мужчина прищуривается на меня.
- А вы кто, вообще?
- Ветана. Лекарка, в лечебнице для бедных. И так практикую, - спокойно ответствую я. Кажется, мужчина что-то обо мне слышал, потому что на минуту прикрывает глаза, а когда открывает их вновь, то смотрит гораздо более уважительно.
- Госпожа, вы уверены?
- Более чем. Она это перерастет, просто не мучайте девочку. Ну и успокоительными отварами попоить не мешало бы какое-то время. Зайдите ко мне... знаете, где я живу?
- Да.
- Я дам вам травяной сбор, будете заваривать, и давать по паре чашек в день, с медом. Может, пара приступов еще и будет, но не сильных.
- А детям это не...?
Я только головой покачала.
- Нет. Не должно. Это просто... возрастное. Все с ней будет в порядке.
Несколько минут уходит на объяснения, но потом, пекарь, просветлев лицом, возвращается в лавку, и принимается успокаивать свою дочь, гудя, что все к лучшему.
Мол, сама понимаешь, если кто и откажется такое счастье в жены брать, значит, сам дурак и есть. И нам он никак не нужен, вот! Жене, которая открывает не к месту рот, достается неплохой такой тычок в бок, и я понимаю, что все здесь будет в порядке.
Благодарю купца за помощь, прощаюсь и выхожу на улицу.
Тут-то меня и подхватывает под локоть сильная рука Лорта.
- Поговорим, госпожа?
На другой руке у него висит моя корзинка. Уже чистенькая, отмытая от яиц, и готова поклясться, что он купил новые, взамен разбившихся.
Что ж, поговорим. Хотя бы из благодарности.

***
До моего дома мы идем молча. Лорт открывает рот, только когда за мной закрывается дверь.
- Зря вы это, госпожа Ветана.
- Что именно?
Я ставлю на плиту чайник, выгружаю из корзины рыбу...
- Обнаруживаете себя вот так - зря. На базаре всякого народа полно, еще догадается кто, что вы маг жизни...
Яйца, прощально кракнув, покидают меня второй раз за день.
Не судьба.
И все же, сдаваться я не собираюсь.
- Я маг воды, господин Лорт.
- Просто Лорт. И - нет. Я все знаю.
Мне остается только вскинуть брови.
- Все? Что именно?
- За тобой храмовник следил. Старый такой, жирный... я его убрал, уж не обессудь. Но до того он мне все выложил.
У меня перехватило горло.
Храмовник?
- Храм знает, что маг жизни в Алетаре.
- Н-но я не...
- Просто так тебя найти нельзя. А вот когда ты работаешь...
- Темного крабом!
Вот теперь я поняла, в чем дело. Но только теперь.
Конечно, меня нельзя найти просто так, когда я занимаюсь обычными делами, например, иду на рынок за рыбой. А вот когда я выпускаю свою силу на волю...
- Я понимаю, ты иначе не можешь. Но осторожность-то быть должна?
Я вздохнула. И решилась. Зла я в этом пожилом человеке не чувствовала.
- Маркиз знает?
- Нет. Кровью клянусь, никому не говорил. Только сейчас решился с тобой поговорить...
- Почему?
- Слишком ты себя выдаешь...
- Но...
- Нет, силу твою никто не видел. Но нельзя же так... каждому на помощь бросаться!
Оставалось только развести руками.
- У меня иначе не получается.
- Это как?
- Как у всех магов, - попыталась объяснить я. - На что сила реагирует. Маг воды плачет - дождь идет. Маг огня гневается - село горит. Знаете?
- Слышал поговорки. И?
- Маг жизни видит больного - и бросается на помощь. Дар не удержать. Никак.
- Темного в... и поперек...!
Лорт постучал пальцами по столу. Задумался.
- Этак ты себя выдашь, рано или поздно.
- Сама об этом думаю. Но и... не получается иначе. Не может получиться.
- Ясно. Маркизу, если что, я слова не скажу. Сколько ему еще осталось?
- Пара лет, если с моей помощью. Без нее - меньше.
- Поможешь?
- Чем смогу, - не покривила я душой.
- Верю. Только вот тебе он не защита.
- А у зайца одна защита - быстрые ноги, - грустно пошутила я.
- Э, нет. Чтобы заяц выжил, он должен быть и быстрым, и умным. Слушай, а не поискать ли тебе покровителя?
Я покачала головой.
- Храм... рано или поздно меня найдут, и надо будет бежать. А кто меня отпустит? И кто сможет бороться с Храмом?
Лорт задумался.
- Ладно. Подумаем, пока время есть. Но ты будь осторожнее. Я, конечно, рядом, а все же не всесилен.
Я посмотрела на Лорта внимательно и серьезно. А ведь...
- Скажите, Лорт, вы можете никому не рассказывать того, что я вам сейчас скажу?
Мужчина пожал плечами.
- Могу, наверное.
- Точнее, вы никому не говорите обо мне. А вот мои слова передавайте, кому хотите.
- Какие?
И я рассказала мужчине про вора. Про рыжего парня, про его отца, про корабли...
А к кому мне было еще обратиться? В стражу?
Скажите, вы сами-то верите, что подобная торговля может обойтись без прикрытия? Наверняка, они кому-то отзвякивают в страже. И одно неосторожное слово станет концом для рабов.
Лорит слушал внимательно и серьезно, а потом кивнул.
- Да, госпожа. Абы кому такое не расскажешь.
- Маркизу?
- Не знаю, госпожа. Даже и не знаю...
У меня была возможность пробиться к герцогу, но как-то я сама в нее с трудом верила. Ой, с трудом...
Да и внимание к себе привлекать не хотелось. Герцог неглуп, он и так мной заинтересовался, и мне не хотелось давать ему возможность вспоминать о себе чаще. Я бы с удовольствием держалась от него подальше - насколько возможно.
- Но что же делать?
- Эти корабли...
Вопрос я поняла и без слов.
- Портовые мальки узнавали для меня. 'Черный Заяц' простоит в порту еще три дня, 'Зубастая девушка' - десять дней.
- Время есть. Это хорошо.
- Но и в трюмах наверняка кто-то есть...
Лорт кивнул.
- Я подумаю, что можно сделать, госпожа Ветана. А вы будьте осторожнее. Прошу вас.
Мне осталось только грустно покачать головой.
Осторожнее?
Да я была бы счастлива жить спокойно. Жить, работать, не бояться завтрашнего дня...
Но жизнь устроена так, что на каждого мага жизни находится слишком много желающих поживиться за его счет.
Что мне оставалось делать?
Только одно.
- Спасибо, Лорт.
- Да не за что. Это с меня причитается за маркиза... тряпку, что ли, дай? Яйца приберу...

***
Когда мужчина ушел, я еще с полчаса сидела, обхватив голову руками.
Вот так и бывает. Стараешься, бережешься, а все равно - находится и на тебя злая воля.
Что бы сейчас мне сделать? Сбежать из Алетара?
Хм-м...
Не самая плохая идея, но куда? И как?
Надо продумать этот вопрос. В любом случае, просто так сорваться и уехать, как я сбежала из дома, уже не выйдет. Я подала заявку на получение гражданства Раденора, и странно будет, если я вот так сорвусь с места. И искать меня будут. Я буду отвечать уже перед законом.
Уезжать надо не просто так, а куда-то.
Например, перевестись в другой город. Или найти себе работу при каком-нибудь больном. Или...
Надо обдумать все пути и выбрать подходящий.
Я обвела взглядом дом.
Чистенькие окошки, веселые занавески из ситца, пучки трав, развешанные на стенах...
Как мне не хочется уезжать! Светлый, как мне не хочется уезжать!
Слезы сами собой навернулись на глаза.
Неужели так будет всю жизнь?
Перекати-поле, трава, которая ни за что не зацепится, которую гонит вечер, по своей прихоти?
Неужели?
И все же, лучше в бегах, чем в Храме. Я справлюсь, я обязательно что-нибудь придумаю! Заодно, кстати, и барон останется в Алетаре...
Но как же не хочется расставаться.
Слезы текли по щекам, и я вовсе не аристократически шмыгала носом.
Ну и пусть! Ну и все равно!
Почему все считают меня вещью, у которой нет ни чувств, ни желаний? С которой можно не считаться!? Почему маги жизни так беззащитны!?
За что!?

Глава 10

- Помогите!!!
Дикий крик прорезал шум и гам лечебницы, словно горячий нож - кусок масла. Я дернулась.
Посреди лечебницы стояла женщина с ребенком на руках.
И - кровь...
Сколько же там было крови, сколько крови...
Словно она вся в ней искупалась...
Я опрометью бросилась к ней.
- Что случилось?
- Мой сын! - Глаза у женщины были безумными. А тельце на руках - мертвенно-бледным. - Помогите!!!
- Что с ним? - я решительно направила женщину в палату, чтобы не орала посреди коридора.
- Он...
Царапинка на пальце у ребенка была совсем небольшой. А кровь все лилась и лилась из нее, пропитывая ее и его одежду. И кажется, я знала, в чем дело.
Есть такая болезнь...
Когда мы поранимся, кровь долго не вытекает. На воздухе она густеет, свертывается. А вот если нет...
Тогда человек может истечь кровью и из самой маленькой ранки. Что и происходит.
Видимо, женщина - мать. Няня не была бы в таком отчаянии, а она...
- Дайте его сюда, - решительно приказала я.
- Нет! Я... он...
- Линда!
Линда была уже рядом. Обхватила женщину за плечи, встряхнула.
- Верь ей! Госпожа Ветана слов на ветер не бросает. Ты верь...
Она не верила. И я это видела.
Она просто боялась, что как только она спустит ребенка с рук, искра жизни в нем затихнет. А я видела, что осталось уже немного, совсем немного, потом и я не помогу...
- Ну!
Спорить было решительно некогда. Я рванула тяжелое теплое тело из рук женщины, выпихнула ее из палаты и захлопнула дверь.
Мягко опустился засов.
Они есть не везде, но там, где мы лечим - обязательно. Не хватало еще, чтобы к нам вламывались в самый неподходящий момент.
В дверь снаружи тут же застучали, потом послышался мягкий голос Линды... я не отвлекалась.
Мальчик на моих руках уже почти не дышал.
Сколько ему? Лет пять? Шесть?
Да, не больше.
И сила хлынула потоком из моих рук.
Она пела и звенела, она расцветала над моими пальцами золотом солнца, она проникала в тело ребенка, останавливая кровь, выжигая болезнь, заставляя восполнять утраченное - и мальчик выгнулся под моими руками, глухо закричал...
Кажется, снаружи тоже кто-то кричал.
Мне было все равно. Сейчас мой дар оказался сильнее меня. Не впервые он вырывался на свободу, но никогда ранее с такой силой.
Я видела болезнь, словно воочию. Это называется - жидкая кровь. Так она створаживается, как молоко, на воздухе, но если в ней нет таких... веществ - она свернуться не сможет, и будет течь.
А нет их...
Дар вспыхнул с новой силой.
Я давно заметила, что сильнее и ярче всего он реагирует именно на детей. Может быть, потому что они меньше, и лечить их легче, а может, потому, что они никогда не верят в собственную смерть. Только в жизнь.
И вот теперь уже застонала я. Вцепилась зубами в собственную косу, чтобы не заорать в голос...
Это было больно.
Мало было остановить кровь, потом ребенок все равно умрет. Не в этот раз, так в следующий.
Надо было сделать его кровь... иной.
Кровь вырабатывается внутри нашего тела. И вот там, внутри, бывают нарушения. Если их поправить... только на это способны маги жизни, может быть, маги воды. Но боюсь, здесь и они оказались бы бессильны.
Кровь они поправить смогли бы, но она ведь не вечная! В среднем, у женщин она обновляется за три года, у мужчин за четыре, а потом - все заново. Опять заговаривать кровь, опять вызывать мага, к тому же, четыре года - это крайний срок. Максимум, два.*
* есть такая теория. Насколько она верна - не знаю, прим. авт.
Надо воздействовать не на кровь. На костный мозг.
Этим я сейчас и занималась.
Искры срывались с моих пальцев, впитывались в маленькое беспомощное тело, и я все яснее понимала, что успела в последний момент.
Еще бы немного - и все.
И наконец, ребенок застонал и открыл глаза.
- Мама?

***
Гентль потер ладони.
Маг жизни был в Алетаре. И выкладывался всерьез.
Интересно, что он такого делал?
Когда Гентль пытался представить количество силы, которое заставляло звенеть и вибрировать его не самые чувствительные приборы, у мужчины мороз бежал по коже.
Такая сила...
Страшноватая, честно говоря.
Как ни тверди себе, что маг жизни не может вредить людям, а все же...
Магия полна оговорок, примечаний, подстрочных уточнений... впрямую маг жизни не может убить человека.
Маг жизни не может отказать человеку в помощи. Но анналы Храма сберегают множество сведений о самых разных людях.
Некромант, к примеру, не может лечить, но есть болезни, от которых помогает только некромантия.
Маг жизни не может убивать, но может... ускорить ход событий. Например, есть случай, когда маг жизни сводил отеки, а человек умер через несколько дней.
Вода ушла, а сердце, вот, не выдержало.
Маг формально невиновен, а человека нет. Не предупредил? Бывает...
Или человек пытался омолодиться, а потом... перестарался в бурную ночь с красавицами, и получили парализованное существо. А лечить...
Там и у мага жизни уже ничего не получилось.
Впрямую вредить маг жизни не может. Но умолчать о последствиях - вполне. Сделать то, о чем его попросили, и не мучиться угрызениями совести. Хотел забавляться с женщинами, сколько пожелаешь?
Получи.
А последствия на твоей совести. Должен был знать, что столько организм не выдержит.
Хочешь жрать в три горла - жри. Но когда лопнешь - не обращайся.
Очередная булавка заняла свое место на карте, в Желтом городе. И что ему там делать?
Да еще так близко к порту, да с такой силой?
Кто-то приплыл на корабле?
Что, вообще, важного есть в том районе?
Нет, не вспомнить, сейчас не вспомнить. Гентль никогда не любил Желтый город, и вполне взаимно. В свое время его там чуть не убили, а уж лупили и вовсе каждый день. Но сам он ножки бить и не пойдет, на то другие есть. Главное, круг определен. Осталось выяснить, кто, что и где.

***
Я медленно отвалилась от стола, почти сползая на пол.
Фууу...
Ребенок на столе уже сел и смотрел на меня большими зелеными глазами. Симпатичный мальчишка, кстати. Волосы темные, глаза зеленые, яркие, мордяха улыбчивая и любопытная.
- Тетя, а ты кто?
- Я Вета. Лекарь.
- А я Лим. Я заболел, да?
- Нет. Ты поцарапался, и у тебя сильно-сильно потекла кровь.
Личико у мальчишки сморщилось.
- Помню... мама говорит, что это очень опасно. Если у меня кровь пойдет, то не остановится, а вся-вся вытечет, поэтому мне бегать нельзя, царапаться и раниться - тоже. И я все время настойки пью, а они знаешь, какие гадкие?
Я поманила мальчика пальцем.
- Лим, а тебе можно доверить секрет?
- Да.
- Тогда слушай. Ты настойки пей, и никому не говори, но тебе теперь все можно. И заживать на тебе будет, как на всех остальных детях.
Зеленые глаза изумленно расширились.
- Правда?
- Чистая правда.
- А маме рассказать нельзя?
Я покачала головой.
- Никому нельзя, малыш. Год никому нельзя рассказывать... ты знаешь, сколько это - год?
- Знаю. Это очень долго.
Я невольно улыбнулась. Искорки дара танцевали в моей крови, и я знала - получилось. Все получилось.
- Пообещай мне, что год никому не расскажешь.
- А потом что?
- Про то, что вылечился - говори. А про меня не надо, ладно?
- Ладно. А почему?
Я задумалась.
- Потому что это наш с тобой секрет?
Ребенок замотал хитрой мордашкой.
- Не-а. Не пойдет.
Паршивец!
Я сделала самую таинственную рожицу, которую могла.
- Если расскажешь раньше, чем через год - болезнь вернется. Услышит, что ты ее зовешь, и придет обратно, понимаешь? Я ее прогнала, но она рядом с тобой была всю жизнь, а без тебя пока еще недолго. Так что молчи. Год - молчи, а лучше - больше.
Вот теперь проняло.
Мальчишка ожесточенно закивал.
- Обещаю. Буду молчать.
Я протянула каменно-тяжелую руку, потрепала его по хохолку.
- Умничка. Пошли, обрадуем твою маму?
- Пошли!

***
Линда уже успела влить в маму такое количество настойки пиона, что мне страшно стало. Она же на крепчайших винных выморозках и выгонках! И успокаивающий эффект там, в основном, не от пиона.
Наше явление с малышом произвело фурор. Дамы вскочили почти одновременно - и так же одновременно приземлились попами на скамейки. Сначала мать мальчика, а потом, вслед за ней, и Линда. А поди-ка, удержи эту даму...
Даму.
Темного крабом!
Что ж мне так не везет-то?! роскошное платье, хоть и изгвазданное кровью, драгоценности, да такие, что на один перстень с рубином год можно нашу лечебницу содержать, и... герб?
Кому принадлежат две черных свившихся змеи на алом фоне?
Вета, ты же знаешь геральдику, тебя этому учили, как и всех дворян... о нет!
Змеи - герб семейства Моринар. Остальные на них не покушаются уже который век, а Моринары обожают этих тварей и ляпают на гербы во всех видах и разновидностях.
- Госпожа... - вежливо обратилась я. - Ваш сын.
- Лим!
Женщина протянула руки, и мальчишка крепко обнял ее.
- Мам, ты чего? Я живой! И все хорошо...
Дама всхлипнула, и крепко, но крайне осторожно, видимо, сказалась многолетняя практика, обняла сына.
Я бы с радостью сказала ей, что опасаться больше нечего, но...
Молчание - золото. А в моем случае, молчание - жизнь.
- Кровь мы остановили. Просто будьте впредь осторожнее, госпожа, - мягко произнесла я. - простите, что пришлось быть грубоватой, но у меня не было выбора.
Женщина взмахнула рукой.
- Все в порядке. Госпожа...
- Ветана. Я здесь работаю лекаркой.
- Герцогиня Линетт Моринар. Мой сын Алемико.
- Можно - Лим, - тут же встрял мальчик.
Я улыбнулась и потрепала его по волосам.
- Тебе бы искупаться...
Вот на этой ноте в помещение и ввалилась куча народа во главе с уже знакомым мне господином Алонсо Моринаром, канцлером.
- Линетт! Лим!
- До-ро-гой!
Герцогиня протянула руки к мужу, предусмотрительно не пытаясь встать. Я уже заметила почти пустую бутылку из-под настойки пиона. Линда проворно убрала ее за спину и виновато улыбнулась мне, мол, бывает? Дело житейское?
Бывает, конечно. Только в бутылочке было треть кварты.*
* имеется в виду русская кварта, равная 1,23 л, прим. авт.
Столько спиртного осушить, да сразу, да без закуски...
Мальчик спрыгнул с рук у матери.
- Пап, все со мной в порядке. Правда!
Канцлер посмотрел на меня. На Линду...
- Госпожа Ветана, я ведь не ошибаюсь?
Я поклонилась.
- Ваша светлость, вы, как всегда, точны.
- Да, я помню вас. Рад, что вы в добром здравии. Итак?
- Ваша супруга с сыном пришли сюда не так давно, - я не стала ходить вокруг да около, отлично понимая, что интересует мужчину. - У него текла кровь... такое бывает? Нам удалось ее остановить. А ваша жена... простите нас, мы чуть-чуть переусердствовали с успокоительным.
Линетт кивнула и икнула.
Герцог покачал головой.
- М-да... госпожа Ветана, я очень благодарен вам за помощь. Возьмите.
И мне протянули тяжелый кошель.
Я покачала головой.
- Я всего лишь выполняла свою работу, ваша светлость. Да и вам я жизнью обязана, считайте, долг отдаю.
Герцог улыбнулся.
- Я тоже выполнял свою работу, госпожа Ветана. Не возьмете деньги?
Я покачала головой.
- Возможно, в лечебницу что-то нужно?
- Новые кровати! - тут же сказала я. - И часть окон застеклить не мешало бы.
- Мастеров я пришлю завтра. Иди сюда, Лим.
Герцог подхватил сына на руки со всей осторожностью, кивнул одному из сопровождающих, чтобы тот помог жене.
Герцогиня одарила меня благодарной улыбкой.
- Спасибо вам, госпожа Ветана.
Распрощались мы почти друзьями.
Уже потом, от Линды я узнала, как было дело. Я-то сплетни не собирала, и семейством Моринаров не интересовалась вообще, а зря. Мне бы хоть задуматься, как так - два герцога, и оба Моринары...
И в голову не приходило!
Это - не мой мир, я живу в Желтом городе и работаю в лечебнице, неподалеку от порта. Какое отношение ко мне имеют все эти интриги?
Да никакого!
А дело было так.
Сейчас действительно есть две ветви герцогов Моринар. Официально, старший - Алонсо Моринар, он герцог старого рода, получил свое место по наследству и передаст его сыну. Но Рамон Моринар также стал герцогом за свои подвиги на поле боя, за преданность отечеству, за заслуги, одним словом. И решил не брать другого имени.
У него есть свои поместья, пожалованные королем, но другую фамилию он брать не захотел.
Моринар - и все тут.
Говорят, канцлер не было против. Это жене к позору фамилии, наоборот, не каждому удается так себя поставить и прославить. Кто-то и рад бы, а проживет жизнь, будто лопух под забором, и ничего выдающегося не совершит. Хотя лопух в хозяйстве травка полезная, целительная...
Это я отвлеклась.
Линетт Моринар - его вторая жена. В первом браке у канцлера детей не было, поэтому Рамона, который приходился ему племянником, он любил, как родного сына. Потом его супруга умерла, он женился вторично, на дворяночке из бедных, но, говорят, по взаимной любви, и Линетт Моринар родила супругу сына.
Алемико Моринара.
Счастливы были все. Но - недолго.
У мальчика оказалась редкая болезнь, жидкая кровь,* поэтому надо было соблюдать крайнюю осторожность, не бегать сверх меры, избегать любых травм, и обязательно пользоваться услугами мага воды.
*- гемофилия, прим. авт.
Таковой и жил в поместье Моринаров уже шесть лет, с рождения малыша. Так что Алемико ходил к нему на процедуры, как привык, и жил жизнью почти обычного мальчика.
А потом маг умер. Он был уже старым, смерть была вполне естественной, маги тоже смертны. К сожалению, наложить очередное заклинание на малыша он не успел.
Линетт, в панике, схватила сына, села на корабль, и помчалась в столицу, к мужу. Здесь-то маг воды есть, а найди его в провинции!
Почему они не жили с мужем в столице?
Слишком большое искушение - больной ребенок. Да и не стоило никому знать о таких тайнах рода Моринаров. В поместье это могли скрыть, в столице - уже нет, не получилось бы.
Я вспомнила придворного мага, и согласилась.
Такое - не скроешь.
Почему не подождали в поместье?
Так пока гонец туда, пока в столице, пока оттуда с магом... срок заклинания бы уже кончился. А так Линетт надеялась дотянуть до мужа, обновить заклинание на крови малыша, а там уж решать, что делать дальше. Расчет оказался верным, если бы на пристани мальчишка не навернулся с трапа, а заклинание не кончилось не ко времени.
Линетт схватила сына, заметалась - и добрые люди ей мигом указали на лечебницу. Ближе всего ведь...
Она не прогадала, только вот мне-то что теперь делать?
Хм-м...
А почему я должна что-то делать?
Я - не маг, об этом свидетельствует моя аура. А вот если я начну бегать, суетиться и прочее нехорошее - наверняка выдам себя.
Нет уж! Иногда лучшая защита - это бездействие.
Я остаюсь на месте.
Если ко мне никто не явится - отлично.
Явятся - пусть смотрят. Я заодно, и про барона Артау намекну, кому надо. С этими мыслями я и отправилась приводить в порядок запасы трав, и смотреть, какие кровати не мешало бы заменить. Давно пора!
Но деньги, которые на это выделяются, обладают странной растворимостью. И совершенно не доходят до места.
А зачем всей этой нищете хорошие кровати и тюфяки? Чай, не графья!

Грррр!

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Мятежница" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"