Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Замок Кон"ронг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.84*118  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здравствуйте, уважаемые читатели. Я хочу пригласить вас в замок Кон"Ронг. Кто нам встретится? Люди. И... почти люди. Но иногда мы - страшнее любых чудовищ. Мужчины, ВНИМАНИЕ! Возможна романтика! Предупреждаю сразу - будет любовь. Обновлено 20.04.2018 г. Начато 16.04.2018, обновляется регулярно по пятницам. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

  Замок Кон"Ронг.
  
  Действующие лица.
  Семейство баронов Брайс - мать - Кларисса, дочь - Джинджер.
  Семейство Лоусон. Мать - Резеда Лоусон, дочери - Аликс (вышла замуж за С. Пирлена), Лирея и Медина. Сын - Люсьен.
  Семейство Пирлен. Младший сын - Сэндер. Его супруга - Аликс, в девичестве Лоусон.
  Семейство графов Кон'Ронг.
  Мать - Дженет Кон'Ронг. Покойный супруг - Лукас Кон'Ронг. Дочери - Тиана (старшая), Кейт - средняя. Младший сын - Лесс.
  Семейство Ривен - Ивар Ривен, его жена Тиана, в девичестве Кон'Ронг, сын - Андрес (прим. 17 лет).
  Семейство Линос - Ивар Линос, его жена Кейт Линос, в девичестве Кон'Ронг, дети - Колин (13 лет) и Эллина (год)
  Леди Нэйра Лидс - компаньонка.
  Ирэна Гервайн - очень подозрительная особа, с сыном, о котором пока ничего не известно.
  
  
  
  Над морем, на утесе стоит замок Кон"Ронг. С моря он похож на копье, пронзающее скалы, с земли - на дракона, стремящегося в небо. Одна большая башня, как тело, две других - опоры, и стены к ним, как крылья, обнимающие холм. Говорили, что первый Кон"Ронг был драконом, и замок строился для драконов.
  Говорили, что он воткнул в землю копье и сказал: "На этом месте я обрету свой дом".
  Говорили.
  Впрочем, все хроники сходятся в одном.
  Кон"Ронг был, и копье тоже было. А остальное на совести хронистов. Они напишут... в том числе и про дракона, благо, ящеры неграмотные, хроник не читают, и отравиться хронистом не могут.
  Они такое напишут...
  Итак, замок Кон"Ронг.
  Серые скалы, серое, свинцовое море, серое небо - и громада, которая соединяет их, трепеща серыми флагами на башнях. Герб Кон"Ронга - летящая над серым морем белая птица, и когда налетает ветер, вышитые птицы кажутся живыми.
  Что это за птица?
  Никто не знает. Некоторые наивные люди вообще думают, что это не птица, а тот самый дракон Кон"Ронга... кто ж им запретит размышлять над вопросами геральдики?
  Эту историю записал один из хронистов рода, так перевернем же переплёт книги и вчитаемся в старые строчки. Это - было...
  
  Глава 1.
  Ветерок, пролетающий над Ривен-холлом, решил снизиться и заглянуть в открытое окно, поиграл занавеской, которая робко высунула наружу кружевной краешек, зацепился за лепестки цветов в высокой вазе и сделал круг почета по комнате, которая явно знавала и лучшие и худшие времена. Когда-то Ривен-холл был и богат, и велик. Когда-то. До того, как начала крошиться лепнина, вываливаться рамы, вздуваться пузырями обивка, выцветшая от древности. Потом пришли люди - и дом ожил, встряхнулся. Обивку поменяли, но на то, чтобы восстановить лепнину, новых хозяев уже не хватило. Рамы так же жалобно скрипели на ветру, хоть и были покрашены свежей краской, а массивные двери помнили еще первых владельцев дома. Благородное безденежье, прикрытое салфеточкой из яркой бумаги, так можно было описать обстановку Ривен-холла. Под стать дому были и его хозяева.
  Тиана расчесывала у зеркала короткие черные кудри. Зеркало отвечало привычным чуточку ленивым взглядом из-под приспущенных век. М-да, а краски надо поменьше. Возраст берет свое, но все же не стоит превращаться в размалеванную обезьянку. Хотя она хороша, до сих пор хороша. Миниатюрная, стройная, с проникновенным взглядом темно-карих глаз.
  Оказавшиеся рядом злопыхатели добавили бы, что одеваться надо все же уметь, а не напяливать на себя цветастые тряпки, которые мало согласуются как друг с другом, так и с фигурой женщины, но кто там будет слушать злопыхателей?
  Провести кисточкой по щеке, подчеркнуть мушкой уголок рта, капризный взгляд на мужа... разлегся, тюфяк! Хоть что бы хорошего сделал!
   - Ивар, милый, на следующей неделе мы должны выехать в Кон"Ронг.
  Ивар, здоровущий мужчина лет сорока пяти, лысый, зато с шикарной окладистой бородой, потянулся на кровати. Слова жены вырвали его из приятной послеобеденной полудремы, но по опыту семейной жизни он знал, если не ответить сразу, то потом Тиана вообще не даст ему жизни.
   - Да, Тиа?
   - Лесс собрался жениться. Наконец-то! И просил нас приехать.
   - Лесс женится? - заинтересовался Ивар. Даже сон слетел от такого известия. - И как ваша мать это допустила?
   - Ивар!
   - Что, дорогая? - Ивар отлично знал, что Тиа не нравится это словечко, но привычно поддразнивал супругу.
   - Не надо так говорить про мою маму!
  Ивар насмешливо фыркнул.
   - Дорогая моя, твоя мать гирей висит на шее у Лесса. Висит и душит, душит, я думал, он никогда не женится.
   - Он наследник Кон"Ронга и должен исполнить свой долг, - надулась Тиа, не замечая, что над ней подшучивают.
   - Я думаю, он справится, - серьезным тоном возгласил Ивар. - Главное, чтобы твоя мать не пошла ему помогать в первую брачную ночь.
   - Ивар!
   - Или защищать деточку. Его же наверняка будут страшно мучить, иначе с чего бы Лессу стонать...
  В голову мужчины прилетела подушка, а Тиана гордо отвернулась к зеркалу и принялась подкрашивать и без того черные ресницы. Ивар свернул прилетевший дар валиком и подсунул под локоть, чтобы удобнее было лежать. Мысли текли ровно и спокойно.
  Лесс женится. Это подходящий повод собрать всех Кон"Ронгов, но хочется ли ему туда ехать?
  Не хотелось.
  И из-за отношений с матерью жены (воистину, нет существа страшнее, чем теща), и из-за замка Кон"Ронг, в котором Ивар всегда чувствовал себя неуютно, и из-за чего-то непонятного. Странно, вот Лесс к ним приезжает, и с ним у Ивара отличные отношения. А в Кон"Ронг ехать не хочется, хотя тот же Лесс там полновластный хозяин.
  Почему так?
  Не понять, нет, не понять.
  У мужчины было дурное предчувствие, но на чем оно основывалось? Ивар так крепко задумался, что не заметил, как задремал.
  И тем более он не заметил, как Тиана обожгла его недобрым взглядом.
  Да, и так бывает.
  Двадцать лет живешь с человеком, и с каждым годом все больше понимаешь, что ошиблась, ошиблась, ошиблась!!! Когда она выходила замуж, все казалось таким простым и понятным! Разваливающийся на глазах замок, безденежье, отсутствие приданого, и тут, словно рыцарь на белом коне, Ивар! Влюбленный и готовый взять ее в жены. Правда, рыцарь был малым не на двадцать лет старше принцессы, но разве это имеет значение в юности? Пусть тебе шестнадцать, а принцу тридцать три! Разве будешь думать о том, что через двадцать лет тебе будет тридцать шесть, возраст расцвета женщины, раскрытия всех желаний и возможностей, а мужу-то будет уже пятьдесят три! И ничего ему от жизни не будет нужно, кроме кровати и обеда. Да и кровати - лучше без жены, чтобы выспаться не мешала!
  Тиана, конечно, себя не обижала, заводя втихаря любовников, но внутри холодным злым сомом под корягой свивала себе гнездо обида.
  Разве она не достойна большего?
  Драгоценностей, роскошного выезда, дома в столице, шикарных туалетов, титула? А вместо этого участь жены обычного дворянина, даже без титула, в небольшом домике, в трех часах езды от столицы. И вытащить мужа в столицу не представляется возможным, и заставить его вести светскую жизнь, заводить нужные знакомства, как-то шевелиться - тоже!
  Хорошо хоть сын сейчас в Клостере.*
  * один из знаменитых университетов королевства, прим. авт.
  Но сколько ей пришлось приложить труда, чтобы он попал в это богоспасаемое заведение? Чтобы учился рядом с сыновьями графов, маркизов, баронов? Чтобы был вхож в самые лучшие дома, сделал приличную партию, чтобы...
  Взгляд Тианы опять упал на мирно посапывающего мужа, и женщина скривилась в раздражении.
  Болван!
   Пойти, что ли, пройтись по лавкам? Все душа успокоится...
  Тиана бросила взгляд на шляпку, потом вспомнила, что денег остались сущие медяки, и вздохнула. Лавки отменялись. Оставалось только взять книгу и пойти посидеть, почитать в садике. Или повозиться с цветами?
  С вышивкой?
  А что ей еще остается с этим бревном деревянным!
  Тьфу!
  Ветер посмотрел на недовольное лицо женщины, вздохнул - и вылетел в раскрытое окно.
  
  ***
  Второй раз ветер снизился, когда впереди показалась небольшая ферма. Симпатичный домик, крытый красной черепицей, ухоженный дворик, копающиеся в траве куры-несушки, играющая в кучке песка девочка лет двух, симпатичный мальчик лет тринадцати, вырезающий что-то из дерева...
  Картину портил только мужчина, храпящий в стогу сена. Ветер ощутил аромат перегара и брезгливо передернулся. Вот еще не хватало - нести эту мерзость дальше!
  Поэтому ветер вильнул хвостом и полетел вверх. А почтальон у калитки остался, протягивая письмо мальчику.
   - Мама, нам письмо!
  Колин протянул матери узкий конверт с крупной печатью серого воска. Кейт отряхнула руки от муки и взяла его осторожно, двумя пальцами.
   - Лесс... так-так? И что ему надо?
  Чайка на сером фоне жалобно хрупнула под пальцами. Кейт пробежала глазами письмо и скривилась.
   - Жениться он вздумал! Вот еще не хватало!
   - Мам, дядя Лесс женится?!
  Кейт непонимающе посмотрела на сына, а потом топнула ногой.
   - Ты еще здесь? А Лина на улице?! Ну-ка живо, приглядывать за малышкой!
  Колин скривился, но послушался.
  Кейт сунула письмо в карман фартука и принялась дальше вымешивать тесто. Мысли текли ровно и размеренно.
  Брат женится.
  Плохо, очень плохо. С нескольких сторон сразу плохо.
  Если брат женится, у него появится своя семья, свои дети, свои интересы - и про племянников он будет помнить куда как меньше. Да и как еще его жена отнесется к сестре брата?
  Гостить в Кон"Ронге целое лето, как прежде, и сильно экономить на этом не выйдет.
  Или...
  Если удастся подольститься к жене брата, все будет просто замечательно. Неужели Кейт не найдет с ней общего языка? Она умная, она должна его найти! Ей всегда удавалось получить от людей то, что она пожелает, удастся и в этот раз. Они обязательно должны подружиться! А там и дети их подружатся, Лина еще маленькая, если у Лесса родится своя дочь, обеих девочек можно обучать вместе, Лина сможет жить в Кон"Ронге... а к ней часто сможет приезжать и Кейт с Колином.
  Это надо хорошенько обдумать.
  Что будет выгоднее - подружиться с женой брата, или расстроить эту помолвку? Надо это вечером обсудить с мужем.
  
  ***
   - Мам, я собираюсь жениться.
  Лесс говорил достаточно твердо, но в конце фразы голос все равно дрогнул. Потому что мать оторвалась от жития святой Иероны и посмотрела на сына своими прозрачно-голубыми глазами.
   - Женишься!?
   - Да, мама.
  Лесс зачем-то без нужды поправил воротник, отвернулся к окну, а потом вновь посмотрел на мать. Та сидела недвижимо и смотрела на сына, ожидая продолжения.
   - Мою невесту зовут Джинджер Брайс. Она настоящая леди.
   - Джинджер... Брайс..., - медленно протянула леди Дженет. - Какое милое простонародное имя. А кто ее отец?
   - Барон Брайс.
   - Баронесса, - задумчиво протянула вдовствующая графиня Кон"Ронг. - Это, конечно, мезальянс, но я надеюсь, она достаточно богата и хороша собой?
  Лесс задумался.
   - Джин не богата, но и не бедствует. И она просто очаровательна.
   - А сколько ей лет? Где вы познакомились?
   - Ей двадцать два года.
   - Сколько!? Сынок, но тебе только двадцать четыре! Зачем тебе этот перестарок?! Неужели нельзя найти кого-нибудь помоложе?
   - Мам, молодые девушки безумно скучны. С ними и поговорить-то не о чем, сплошные тряпки и моды в головах.
   - Для молодой девушки это естественно. Зато ты сможешь воспитать ее по своему вкусу. А эта Джинджер...
   - Брайс, мама.
   - Да, леди Брайс, почему она раньше не вышла замуж?
   - Не хотела.
   - Да неужели? - ироничный тон матери подчеркивала недоуменно вскинутая бровь. - Женщина, которая не боится остаться старой девой? Сын мой, видимо, ты чего-то не знаешь. Возможно, там был какой-то скандал, или в ее прошлом есть темное пятно...
   - Нет в ее прошлом и настоящем темных пятен, я бы знал.
  Улыбку мать и не скрывала. Да, дорогой, конечно, ты бы знал. Кто бы спорил...
   - Тогда это очень необычная девушка, сынок.
   - Джин действительно очень необычная, мама. Она тебе обязательно понравится.
   - Главное, сыночек, чтобы она нравилась тебе. А я потерплю ради твоего блага. Любая твоя невеста будет встречена мной с одобрением.
  На этот раз пришла очередь Лесса недоверчиво вскидывать голову. О да, мама всегда смирялась с его невестами - и почему-то про них быстро выяснялись всякие неприятные подробности. Одна имела связь с конюхом, вторая не имела денег, а для Кон"Ронгов это было достаточно важно. Только последние пару лет они как-то начали выползать из нищеты, но все равно, выгодно жениться для Лесса было бы очень кстати, третья была подозрительно вольнодумна, у четвертой была мать низкого происхождения....
  Недостатки находились всегда.
  Но Джин...
  С точки зрений Лесса, у нее был только один недостаток - она пока еще не была его женой. Все остальное было сплошными достоинствами. От внешности - и до ума.
  И мать рано или поздно в этом убедится.
  Вдовствующая леди Кон"Ронг посмотрела на сына. Покачала головой и сказала то, что он ожидал услышать.
   - Лесс, милый мой, разумеется, если ты хочешь жениться на этой девушке...
   - Да, мама. Она уже приглашена в замок через десять дней.
   - Да?
   - И я рассчитываю, что ты поможешь нам. Помолвка должна быть на высшем уровне.
   - Помолвка?
   - Мама, я не хочу тянуть. Джин потрясающая, ты обязательно полюбишь ее, когда увидишь. Ее стоило ждать...
  Леди Кон"Ронг чуть склонила голову.
   - Если ты любишь ее, а она любит тебя, разумеется, я буду рада принять невестку.
  Какая многозначительная оговорка.
  Если.
  
  ***
  Сама Джин Брайс в этот миг сидела за письменным столом. Рука ее летала по листу бумаги, уголек в руке уверенно наносил штрихи на белоснежную гладь, а на губах играла ехидная ухмылка, вовсе не идущая к милому лицу.
  Красавицей Джинджер назвать было нельзя. Она не была ни милой ангелоподобной блондинкой, ни высокой темноглазой брюнеткой, которые были в моде. Невысокая, скорее пухленькая, чем стройная, с милыми ямочками на щеках, темно-русыми вьющимися волосами и большими серыми глазами, Джин производила впечатление недалекой и славной девушки. С приятного личика с правильными чертами не сходила улыбка, кудряшки вечно выбивались из прически, а искренняя доброжелательность девушки делала ее желанной гостьей в любой компании.
  Впрочем, беззащитной Джин не была. И ответить могла так, что любой, рисковавший задеть ее, становился всеобщим посмешищем.
  Но никто, никто не догадывался, что это - маска.
  Сама же Джин совершенно другая. Неглупая, достаточно жесткая и жестокая, спокойная и холодная. Но эту Джин видела только ее мать. А остальные...
  Если маска устраивает людей - стоит ли их разочаровывать себе в убыток? Джин и не собиралась.
   - Джин, тебе долго еще?
   - Нет, мам. Часика два, потом я в твоем распоряжении.
   - Хорошо.
  Мама отлично знала, что отвлекать дочь от работы не стоит.
  Работа?
  У приличной юной леди?
  О, да!
  Джин не вышивала крестиком, не обучала никого хорошим манерам и не служила компаньонкой. Более того, узнай свет о ее работе, она стала бы изгоем. Но ее увлечение приносило достаточно, чтобы они с матерью могли вести устраивающий ее образ жизни, а больше Джин (вообще-то Джинджер Элеонору Брайс, баронессу Брайс) ничего и не волновало.
  Замужество?
  Вот еще не хватало!
  Слишком памятен для Джин был пример подруги, симпатичной Аликс Лоусон, которая счастливо смеялась на выходе из храма, бросая подружкам букет, всего пять лет назад, а теперь запудривала синяки и отважно лгала Джин, что случайно споткнулась впотьмах.
  Джин делала вид, что верит, и собиралась, когда Аликс надоест служить безответной игрушкой для муженька-ублюдка, предложить ей побег из страны.
  Впрочем, на это тоже нужны были деньги.
  И Джинджер зарабатывала их так, как могла.
  Она была модной гостьей в любых салонах, благодаря своим акварелям. Она вообще великолепно рисовала, хоть красками, хоть карандашом. Эксцентричная дочь богатого барона, таково было всеобщее мнение.
  Джинджер рисовала портреты и пейзажи, любимых птичек и болонок, детей и комнаты, даже дам в интересных видах и позах, если те просили девушку об услуге, и не брала денег за рисунки. О, нет.
  Деньги?
  У меня более чем достаточно денег на мои прихоти, - пожимала она плечами, поигрывая бриллиантовым браслетом на запястье. Или крутя на пальце колечко с рубином. Никто же не знал, что это филигранно выполненные подделки под настоящие драгоценности. Отец закладывал все, что мог, но любя блеск, заказывал матери настолько качественные копии украшений у одного из знакомых "ночных ювелиров", что от оригинала их могли отличить только профессионалы.
  И деньги ей не предлагали.
  Зато приглашали на все, даже самые закрытые вечера. Джин была даже принята при дворе, хотя для незамужней баронессы это было... сложно. Но ее представили королевской чете, и их величества благосклонно отозвались о рисунках Джин.
  Это была внешняя сторона обертки.
  Внутренняя же...
  О ней знала только мать - и никто кроме матери.
  Только мать знала, что дочь заложила Брайс, чтобы были деньги на приезд в столицу. Только мать знала, каких трудов стоило дочери заработать деньги на выкуп и Брайса, и их городского дома. Хотя изначально им повезло.
  Барон Брайс был милым, добродушным и дружелюбным человеком.
  Больше всего он любил своих друзей и охоту. Потом шли дочь, поместье и жена, именно в таком порядке. Мать Джинджер, Кларисса Эмори, младшая дочь обедневшего графа, не разобралась сразу, чего ей ждать от мужа, а когда прозрела, оказалось, что уже поздно.
  Обеты прозвучали, браслеты защелкнулись, оставалось только жить и растить дочь. Единственного ребенка, потому что роды оказались невероятно тяжелыми. Барон, будучи приглашен на праздник к другу забрал единственный экипаж и хороших лошадей, в итоге, за доктором помчался мальчишка на старой кляче, и к моменту приезда доктора Кларисса едва была жива от боли и кровотечения. Спасли ее только чудом, но женщине пришлось проболеть чуть ли не полгода.
  Рожать второго ребенка Клариссе запретили.
  Барон не настаивал - у него было за кем охотиться.
  Кларисса тоже не настаивала, не в силах простить мужу то, что хуже любой жестокости - преступную, непростительную беспечность.
  Джинджер же...
  С детства она видела беспечность отца, видела, как бьется, словно рыба на льду, мать, не в силах ни на что повлиять, слушала разговоры отца с кредиторами....
  И клялась себе, что этого не будет.
  А еще рисовала.
  Второй источник дохода у нее таки был.
  Джинджер жила светской жизнью, подмечала то, что не мог заметить никто из посторонних - и писала заметки в газеты.
  Даже не заметки.
  Статьи, снабженные рисунками. Яркими, броскими, неизменно узнаваемыми, потрясающе точными и - неизменно ядовитыми. Так статьи и подписывались.
  Ядовитый плющ.
  Вот и сейчас Джинджер рисовала герцогиню Кларес, которая собиралась выдать дочь замуж за своего любовника.
  Герцогиня, на гербе которой красовалась рыба, выглядела той еще щучкой, ее дочь хлопала на картинке глазами и жабрами, как глупый карасик, а любовник забрасывал удочки на две стороны.
  На второй картинке был показан лорд Шельт, который промотал все свое состояние и собирался жениться на чужом. Лорд склонялся в поцелуе над рукой наследницы капиталов, изрядно похожей на чайник (хотя и набитый бриллиантами) - и незаметно выгрызал камни из перстней.
  Рисунки и коротенькие ядовитые статьи из жизни высшего света пользовались успехом.
  К вечеру заметки лягут на стол редактора, к завтрашнему утру окажутся в типографии, а через день - и на улицах города. В газетах.
  - Как ты думаешь?
   - Не знаю, - неуверенно пожала плечами мать, - будет ли это пользоваться спросом?
   - Это решать редактору, - пожала плечами Джин. - В ее таланты мать верила, но как-то странно, сглазить, что ли, боялась? Любое произведение, выходящее из-под рук Джин, подвергалось критике, но потом, когда оно попадало в газету, тираж разлетался в мгновение ока, а редактор срочно допечатывал еще и выплачивал Джин причитающийся ей гонорар, мать удовлетворенно кивала.
  Я всегда знала, что у тебя есть талант.
  Джин это тоже знала, но иногда так хотелось, чтобы мать похвалила ее, а не пожимала плечами. Ну да ладно, всего сразу не получишь. Хватит и того, что они с матерью подруги, единомышленницы и, если можно так сказать - воительницы, ведущие плечом к плечу свою борьбу с обстоятельствами. Если бы мать не выкраивала каждую копейку, Джин не получила бы самое лучшее образование, которое только можно было бы дать в их глуши. Если бы она не верила в способности дочери, она никогда не дала бы ей заложить Брайс.
  А Джин сделала все, чтобы обеспечить маме безбедную старость. Сейчас, даже случись что-то с самой девушкой, мать не будет нищенствовать. У них есть не самое большое, но достаточно приличное состояние. Не акции и облигации, нет. В этом они не слишком понимали, да и не стоит женщинам лезть в эти волчьи игры. Джин поступила проще, вложив деньги в два доходных дома. Акции могут идти вниз или вверх, но людям всегда надо будет где-то жить. Нанять хорошего управляющего, сделать ремонт - и дома сначала окупили себя, а потом и начали приносить чистый доход.
   - Лесс пригласил меня в гости. Нас с тобой, чтобы не было ущерба репутации.
   - Ты поедешь?
   - Он хочет познакомить меня с матерью. Полагаю, речь пойдет о помолвке.
   - Думаешь, стоит с ним связываться?
  Джинджер тоже размышляла над этим, а потому пожала плечами.
   - Не знаю, мам. Имеет смысл посмотреть на этот Кон"Ронг.
   - Брайс ничем не хуже.
   - Да я не о том. Ты же понимаешь, что замуж надо выходить вовремя. Если я в ближайшее время этого не сделаю, то превращусь из эксцентричной девушки в невостребованную.
  Кларисса задумчиво кивнула. Есть такая опасность, и ее дочь себе этого позволить не могла.
  Ладно, сейчас уже могла - денег хватило бы. Но к чему лишаться возможности выгодно выйти замуж? С каждым годом она будет только уменьшаться...
   - Да, и детей тебе нужно заводить.
   - Да, мам. И пока ты рядом, мой муж не протянет руки к моему - нашему с тобой имуществу.
  Кларисса кивнула. Вот уж тут - верно. Сколько она натерпелась от мужа!? А помоги ей родители, да останься ее приданое, пусть и крохотное, под ее строгим контролем? Наверняка она смогла бы дать Джин намного больше.
  Мужчина может увлечься, может небрежно отнестись к деньгам, может проиграть их или потратить на шлюх. А мать - если она заслуживает этого слова, никогда не забудет, что дома у нее дети. Которым нужно питание, воспитание и образование.
  Нищетой и подсчетом каждого медяка они с Джинджер были сыты по горло, так что...
  Состояние дочери - дочери и останется. А муж должен быть...
  Кларисса мечтала о самом лучшем.
  Молодом, симпатичном, с титулом, собственным поместьем, чтобы у него было состояние и не было вредных привычек. Увы... такие лорды встречались не чаще, чем павлин на скотном дворе. Но помечтать-то можно?
  На первый взгляд Лесс Кон"Ронг отвечал всем требованиям. Увы, разочаровавшаяся в жизни Кларисса заранее прикидывала - какой может быть недостаток у парня, если он до сих пор не женат.
  Ну не бывает таких чудес! Что, в округе возле Кон"Ронга не нашлось ни одной активной и симпатичной девушки?
  Так не бывает!
  Значит, где-то есть червоточина, и дело Джинджер выяснить это до брака. Потом-то поздно будет.
   - Съезди, посмотри на него, на его семью...
   - Да, о замужестве говорить пока рано. А ты поехать со мной не хочешь?
   - Почему нет? Вдвоем мы точно все увидим и разглядим. Когда мы едем?
   - Думаю, дней через десять, как Лесс вернется из поместья. Время уладить дела у нас еще есть.
  Джинджер улыбнулась матери.
  Да, может это не совсем правильно, но они - вдвоем против целого мира. Две женины, которые никогда не предадут друг друга.
  Можно выйти замуж и развестись, можно родить трех детей и овдоветь, но в этой жизни Джинджер до конца сможет доверять только Клариссе, а та - только дочери. Ну и детям Джин, когда те родятся, вырастут и докажут, что достойны доверия.
  Вот и посмотрим, годится ли Лесс Кон"Ронг на роль отца для детей Джин.
  Любовь?
  О, нет. Вот этого чувства Джин не испытывала. Привязанность, симпатия, возможно, немного уважения - и только. Прости, Лесли, не настолько хорошо я тебя знаю, чтобы доверять, а любовь возможна только при обоюдном доверии, полном доверии, и никак иначе.
  
  ***
   - Тварь!
  От пощечины Аликс полетела на пол - и в бок ей с силой врезалась нога.
   - Сэнди! Умоляю!
  Аликс съежилась в комочек, показывая, что потеряла сознание. Главное теперь не вскрикнуть, но она это сможет. Должна.
  Вот рту было солоно от крови.
   - С-сука!
  Муж ударил ее еще несколько раз - и отошел. Забулькало вино, сильно запахло спиртом. Женщина почувствовала, что к горлу подкатывает горький комок и постаралась удержать рвоту.
  Только не сейчас.
  Нельзя, нельзя, терпи, Аликс. Ты справишься, ты должна.
  Ради себя, ради своего ребенка - держись!
   Муж презрительно сплюнул на пол рядом со свернувшейся в комочек дрожащей женщиной - и вышел вон из комнаты.
  Аликс продолжала лежать, чутко прислушиваясь к его шагам.
  Вот хлопнула дверь кабинета. Шаги за стеной. Звон золота.
  Опять хлопок двери.
  Шаги уже на лестнице - и входная дверь закрывается за Сэнди. Только тогда Аликс позволила себе встать на ноги. Медленно, осторожно, коснулась ладонью живота.
   - Ты жив, малыш?
  Малыш определенно был жив, она бы почувствовала неладное. К счастью, муж ударил в бедро, в ногу, бок защитила рука, а живот удалось уберечь.
  Дальше так продолжаться не может!
  Аликс со стоном рухнула на кровать.
  Рано или поздно, так или иначе - муж забудется. Вряд ли ее беременность отучит мужчину от привычки срывать зло на жене и чесать об нее кулаки. Раз поднял руку - и два поднимет, а там и в привычку войдет, говорила Джин.
  Аликс еще ей не верила, а вот вошло же. Раньше она терпела, молилась, пыталась что-то сделать, а вот сейчас...
  Речь идет о жизни ее ребенка! Да и о ее жизни, если на то пошло! Хотя это соображение не принималось во внимание раньше, но беременность многое изменила. Случись что с ней - и малыш останется на произвол отца-мерзавца?
  Ну, нет!
  Этого она не допустит!
  Плевать на осуждение света, плевать на безденежье, сейчас для женщины были важны лишь две жизни - ее и ребенка!
  Аликс прикусила пораненную губу. Боль отрезвляла, приводила в чувство...
  Она отлично знала, что до утра Сэнди дома нее появится. Да и когда появится - придет пьяным, рухнет в кровать и уснет. У нее есть время до завтрашнего полудня, может быть, дольше. Она знает, где хранятся деньги. Первое время муж запирал секретер и кабинет, а ключи уносил с собой. Он и сейчас их запирает, но Аликс знает, куда он прячет ключи. Потерял пару раз по пьяни, теперь с собой не носит.
  Ключи, деньги, экипаж - и к Джинджер. Подруга предлагала ей помощь, а Аликс сейчас и к демонам бы обратилась, чтобы забрали Сэнди, или ей помогли.
  Мысль так царапнула, что Аликс быстро сотворила святой знак и огляделась вокруг. Нет, демонам было точно не до нее. Ни один не явился.
  Ну и ладно.
  Кабинет.
  Секретер.
  И - в путь.
  Да, и собрать вещи на первое время. Не путешествовать же даже без ночной сорочки?
  Аликс вытерла кровь с лица и решительно направилась к шкафу. Да гори ты огнем, Сэнди! Дурой я была, но больше не буду!
  Развод и воля!
  
  ***
   - Мам, ты уверена, что стоит это затевать?
  По проселочной дороге катилась карета. Невзрачная снаружи, она вряд ли привлекла бы разбойников. Обшарпанные дверцы говорили, что ей пришлось немало послужить, колеса, из которых кое-где выпали спицы, облупившаяся краска, провисающая крыша - на первый взгляд.
  А вот в самой карете...
  Стены были обиты плотным синим бархатом, им же были обтянуты и удобные сиденья, ноги тонули в длинном теплом ворсе ковра, маленькая жаровня сейчас была пуста, но давала возможность и согреться, и приготовить что-нибудь горячее, плотные занавески закрывали окна.
   - Да, дорогой мой. Я должна. И ты обязан.
   - Тридцать лет. Почти тридцать лет.
   - Некоторые... дела не имеют срока давности.
  Женщина коснулась тонкой ленточки, навязанной на запястье. Как давно это было, боже мой, как давно...
   - Мама, мамочка, со мной все в порядке, не пугайся, не надо!
   - Я не пугаюсь, малыш.
   - А куда мы бежим?
   - Так надо, солнышко мое! Так надо!
  Позади остался луг, полный одуванчиков, счастливый ребенок, счастливая женщина...
  Когда-то она была счастлива. Потом же...
  Сейчас она не желает вспоминать. Потом, все потом. Хватило одного дня, чтобы из нее вылупилось чудовище. Были и другие луга, покрытые цветами, но той женщины уже не было.
  Она умерла тогда. И сейчас карета спешила на похороны, которые состоялись тридцать лет назад. Тридцать два года - женщина никогда не была привязана к датам. Стоит ли дожидаться юбилея?
   - Не надо, мама.
  Сын коснулся плеча, и женщина быстро стерла слезы с глаз.
   - Прости, родной мой. Я забылась.
   - Ничего страшного. Но сейчас тебе надо собраться. Если ты хочешь все сделать правильно, не стоит раскисать.
  Женщина посмотрела в спокойные глаза сына. Спокойные, холодные, рассудочные...
  Не думать.
  Не вспоминать.
  Терять им с сыном нечего, муж умер, на чужбине их особенно ничто не держит, а долги надо выплачивать. Тем более - такие долги.
  Когда все закончится, она сможет один раз вспомнить все - от начала и до конца. Сможет забыть.
  Сможет снять с запястья белую ленточку, которая от времени превратилась в бледно-серую, прийти на башню над морем - и отпустить. Наконец-то отпустить демона мести.
  Но сначала - Кон"Ронг.
  
  ***
  Аликс готова была кусать себе локти.
  Нет, ну надо же быть такой дурой!? Оказывается - не надо, дальше уже некуда. Ей - точно некуда!
  Сначала она шла наугад - до первой лавки с готовым платьем. Потом подумала, что ей нужно и новое платье, и плащ, и решила переодеться.
  Купила два платья, плащ, шляпку-капор, и только потом подумала, что муж-то не глупее. Не стоило покупать все в одном месте, не стоило покупать все сразу, да и одежда ее... своеобразна. Надо было там плащ, тут шляпку...
  Дура.
  Но теперь уже выхода нет.
  За то, что она сделала, муж уже убьет ее, поэтому ей надо спешить. Джин поможет, Джинни обязательно поможет, подруга умная и сильная. Сейчас ей надо выбраться из города... дилижанс?
  Да, безусловно.
  Но...
  Будет ли муж искать ее?
  Обязательно будет. А значит, надо направить погоню по ложному следу. И лучше всего...
  Аликс подумала несколько минут, а потом решительно направилась к месту отправки дилижансов. Ей нужен кто-то, кто купит ей билет и посадит в дилижанс. Одинокая женщина привлекает внимание, а вот муж, который провожает жену, или брат, который машет ручкой вслед любимой сестренке - это обычно. А еще...
  По дороге Аликс внимательно оглядывалась, и вскоре нашла то, что ей нужно. Эта женщина еще не была такой потасканной, как остальные жрицы любви, и даже походила немного на Аликс. Примерно одинаковый цвет волос, возраст и телосложение. Что ж, лучшего ей не найти - некогда.
  Аликс решительно подошла к проститутке.
   - Заработать хочешь?
   - Я по бабам не работаю, - отгавкнулась та.
   - А я тебе и не любовь предлагаю, - Аликс вся покрывалась краской от стыда, но держалась твердо. - Золотой.
  Интереса в глазах проститутки прибавилось. Еще бы, месяц скромной жизни.
   - Что делать надо?
   - Надеть платье, купить билет в дилижанс и уехать, на первой же остановке сойти и вернуться в город.
  Проститутка думала недолго.
   - Два золотых.
  Аликс тоже подумала пару секунд.
   - Пару медяшек накину и на билет дам. А нет - другую найду.
   - Хм-м...
  Аликс продолжала молча ждать.
   - Хотя бы серебрушку сверху накинь.
   - Поняла. Другую найду.
   - Да ладно уж, - проститутка схватила развернувшуюся Аликс за плечо, - уж и пошутить нельзя!
   - Будешь шутить с другими клиентами, - огрызнулась Аликс. - Хотя... две серебрушки за твое платье - хочешь?
   - Пять!
   - Две.
   - Ну ладно, четыре.
   - Три - и расходимся подругами.
  Платье было красным, грязным, дешевым, и неимоверно вонючим - нет ничего хуже смеси пота и духов, но Аликс терпела. Переоделись они в каком-то закутке. То есть переодевалась проститутка. Она же прошла в трактир, а потом села в дилижанс и уехала.
  Через два часа Аликс повторила тот же номер. И еще через час. А сама отправилась уже в другую лавку.
  Лавки.
  И в этот раз она прежних ошибок не совершила. Платье было куплено в одной из лавок, сумка в другой, плащ в третьей, а башмачки вообще непосредственно у сапожника. И там же Аликс разжилась помощником. Подмастерье за пару серебрушек согласился прийти, проводить одинокую женщину в дорогу. Аликс объяснила честно.
  Так и так, осталась одна, едет к сестре в другой город. Сестра - да, двоюродная. Но вы же понимаете, одинокая женщина, в дороге... надо, чтобы кто-то видел, что за нее есть кому заступиться. А так... брат проводил, сестра встретит... или муж проводил, авось и побоятся приставать?
  Подмастерье согласился, что это правильно, и они с Аликс отправились к трактиру, не теряя времени.
  Да, трактир "Веселый мерин" и служил местом остановки дилижансов. Удобно.
  Поесть горячего, переночевать, если что-то сломалось, искупаться, приобрести что-нибудь... Билеты тоже продавались у хозяина трактира. Подмастерье, не теряя времени, объяснил, что ему нужен один билет, для дамы, так что компания должна быть ну очень приличной, а то если его жену обидят, он тут - ух! Трактирщик с уважением посмотрел на пудовые кулаки и согласился, что "ух" - это звучит грозно. Ну, что ж, если жене надо к заболевшей матери? Пусть съездит. А что сам мужчина остается в городе...
  Работа у него, и вообще, кому мать, а кому и теща!
  Аликс шипела, фыркала и вообще всячески изображала негодование, стараясь изменить голос, и, кажется, преуспела, потому что трактирщик косился с неодобрением. Вот рыба-пила? Не повезло мужику!
  Дилижанс отходил через час, так что им предложили пока подождать, возможно, перекусить, мужчина согласился, взял для Аликс суп и овощи, и они ушли в темный угол.
   - Спасибо.
   - Да не за что, госпожа, это дело такое... вы поешьте, дорога дальняя.
  Аликс послушалась умного совета - и вовремя. Потому что, когда она приканчивала овощи и совершенно простонародно промокала тарелку кусочком хлеба (хотелось уже не есть а жрать!), в трактир ворвался ее муженек собственной персоной. И, недолго думая, выложил на стойку перед трактирщиком, золотой.
   - Расскажи-ка мне, борода, про сегодняшний день.
   - А кто вас интересует, господин хороший?
   - Одинокая женщина. Лет двадцать - двадцать пять, симпатичная, светловолосая...
  При этих словах подмастерье взглянул на Аликс, но тут же успокоился. Симпатичная и лет двадцать-двадцать пять. А она сейчас выглядела лет на десять старше. О, косметика, сколько благ ты приносишь женщинам. И требовалось-то - уголек из печки, чтобы подчеркнуть морщины, да румян побольше, и вот, вместо милого девичьего личика, из зеркала уже смотрит сильно побитая жизнью тетка лет тридцати. Не красавица, но уж кому что нравится.
  Да и волосы...
  Аликс была светло-русой, но немного дорожной пыли творит чудеса. Была светло-русой, стала грязно-русой. Нет, подмастерью и в голову не пришло, что ищут именно ее. Тем более, что трактирщик сообщил, что - да. Несколько одиноких женщин у него сегодня побывали, какую господину надо? В коричневом платье? Или в зеленом? Или в сером?
  Были все три. И - да, пожалуй, под ваше описание они подходят. Молодые, светловолосые, оч-чень даже ничего!
  Поехали они в Ринор, Калдер и Дарт, то есть - в три разные стороны. Может, какие еще приметы есть?
  Шрамы от плети на спине к особым приметам относились, но их Аликс напоказ не носила, так что муж (бывший - и никак иначе!) скрипнул зубами и распорядился дать ему для начала билеты в Калдер. Только на скоростной дилижанс.
  Аликс поблагодарила себя за прозорливость.
  На первой же остановке он попытается разыскать ту самую проститутку, никого не найдет, попробует по другому направлению...
  А она сначала поедет в Трамер, а потом в Лорт, к Джинджер. Так получится дольше, но зато безопаснее. И написать подруге с дороги. Вот это она может, и как можно скорее. Обязательно напишет и отправит с особым курьером! Хоть и дорого, но жизнь всяко дороже!
  Аликс незаметно коснулась рукой живота.
  Держись, малыш! Мы с тобой справимся, обязательно справимся!
  
  ***
  Третий и последний раз ветер решил полюбоваться на людей перед долгим полетом над морем, и снизился у окна дворца.
  Там сидели трое человек. Мирно беседовали, пили что-то сладкое из маленьких чашечек - милая семья. Если не обращать внимания на корону, тускло поблескивающую в волосах одного из собеседников.
  Ветер невольно вслушался.
   - Ты уверена, что так - надо?
   - Вполне.
   - Я могу все исправить своей волей.
   - Можешь. Но это будет неправильно. Это моя судьба... наша. Наша дорога и наш долг.
   - Прошлый раз вам повезло. А если в этот раз не повезет?
   - Стен, умоляю, дай нам возможность разобраться самим?
  Его величество, Стеовальд Второй, которого женщина так запросто называла - Стен, нахмурился.
   - Ладно. Я не стану вмешиваться, но ты примешь мои условия.
   - Какие?
  Третий собеседник говорил мало, очень мало. И старался держаться в тени. Его величество посмотрел в ту сторону, откуда раздался гулкий голос, покачал головой.
   - Я уважаю ваше право на месть. Но я отправлю своих людей, чтобы они приглядели за вами, а в случае чего помогли.
   - Мы не станем отказываться, ваше величество, - мужчина медленно кивнул.
   - Благодарю, ваше величество. Это больше того, на что мы рассчитывали, - женщина опустила голову. Потом подняла, и король даже поежился.
  Глаза у нее горели нехорошими желтыми огоньками. Ох какими нехорошими...
   - Но меньше того, что я хотел бы сделать для вас.
   - Этого - достаточно.
  Желтые огоньки сливаются, пока вся радужка не становится желтой. Король не отводит глаз, его словно затягивает в этот золотой огонь... И, возвращая его на землю, раздается мужской голос.
   - Более чем достаточно.
  Ветер пожимает плечами, стряхивая в окно несколько пушинок.
  Странные эти люди. Что-то планируют, о чем-то думают, а ведь это так здорово - лететь! Лететь вокруг мира, нигде надолго не останавливаясь и не задерживаясь, но везде выхватывая самое прекрасное и удивительное!
  Люди летать не умеют. И не знают, что такое - поймать душой ветер.
  А жаль...

Глава 2
С момента разговора Джин с матерью прошло вот уже восемь дней. Лесс пока не объявлялся, девушка работала, ее мать вела дом - все было привычно и спокойно, пока в дверь не позвонил курьер.
- Баронесса Брайс?
- Да...
- Вам письмо. Распишитесь и приложите печать.
Курьер был весь запылен, письмо тоже было потрепано жизнью, значит, скакал и день и ночь... Джин послушно приложила печать, расплатилась и направилась к маме в кухню. Старшая из баронесс последнее время полюбила готовить, а дочь не возражала. Пусть мама развлекается, чем пожелает, она это заслужила.
- Что это?
- Письмо. От Аликс.
- А, твоя подружка? Дурочка...
Джин пожала плечами. Аликс, в общем-то, была неглупой девушкой, но... слишком порядочной, что ли? Если Джин изначально видела, к чему может привести неудачный брак, то Аликс такое и в голову не приходило. У них-то в семье все было иначе. Поместьем правила ее мать, правила железной рукой в бархатной перчатке, отец Аликс прочно находился у нее даже не под каблучком - там-то еще усилия прилагать надо. Скорее он был просто гвоздиком в набойке каблучка. Удобно, надежно и ходить не мешает.
Его полностью устраивало, что жена ведет все дела, что поместье в порядке, а на его маленькие прихоти всегда есть деньги. Мать рассказала Джинджер, что отец Аликс втихомолку похаживал по крестьянским девушкам, которые посимпатичнее, и у Аликс, наверняка, были пара незаконных братиков или сестричек, но вслух об этом говорить было не принято. Вот Аликс и не знала. Равно как и ее брат - бесцветно-унылый молодой человек на два года ее старше, и две сестренки, зашуганные матерью до полной потери сообразительности.
Как печально шутила Кларисса - у Резеды в доме даже мыши строем ходят, не то, что дети.
Каким чудом милейшая дама не запретила своим дочерям играть с Аликс? Для девушек это и по сей день оставалось секретом. Свою роль сыграл и баронский титул, и то, что отцы Алис и Джин были завзятыми охотниками, и надо же с кем-то общаться, а количество почтенных дворянских семей на округу не так, чтобы и велико...
Захолустье. Иначе и не скажешь.
С младшими сестрами Аликс - Лиреей и Мединой, Джинджер так и не сдружилась. С братом Люсьеном же....
Госпожа Резеда одно время питала надежды на брак, все же приданное у Джинджер было. Но...
Если вы хотите отделаться от нежелательного поклонника, не надо травить его собаками! Поверенного хватит! И - брачного договора.
Увидев, что по брачному договору ее сын может распоряжаться только собой, госпожа Резеда Лоусон взвилась, как в неприличное место пчелой укушенная. Джинджер услышала о себе много приятного и полезного.
Она - мужеподобная, наглая, невоспитанная, хамоватая, отвратительно прямолинейная для женщины и неженственная, некрасивая и неумная...
Пришлось выслушать, поблагодарить за проявленную снисходительность и поинтересоваться, за что господа Лоусон так ненавидит своего сына? Это ж какое отродье ему в жены захотела? Такую гадюку, как Джинджер?
Кошмар!
Может, сразу на плаху? Там хорошо, говорят, что даже и не больно почти, если палач понимающий? С вредной женой-то оно всяко хуже будет. И - дольше.
Госпожа Лоусон взвыла белугой - и ушла из жизни Джинджер. Единственный раз, когда они увиделись после того случая - это свадьба Аликс.
Милая девушка выходила замуж за невесть каким ветром занесенного в их глушь графского сына. Сэндер Пирлен был молод, красив, неглуп... сокровище, а не мужчина.
Аликс влюбилась и пребывала в состоянии непрекращающегося восторга.
Джинджер почесала нос и уточнила - как такое чудо дожило до тридцати лет и никому не потребовалось?
Оказалось, что у бедного мальчика была очень несчастливая жизнь. Ну, такая несчастливая жизнь, что просто хотелось добить его из жалости...
Брак с Аликс у него был под номером два. А первый брак был расторгнут по всем правилам.
Супруга вернулась в свой род, забрала с собой дочь, уехала из страны с любовником и где они - несчастный муж и отец так и не знал. А он ее так любил, так любил...
Причина?
Эммм... да стерва она была! Стерва и гадина! Не оценила такого мужчину!
Вот она, Аликс, сразу оценила несчастного Сэндера! И любить его будет! И все у них будет хорошо, даже просто замечательно!
Бессердечная Джинджер рекомендовала навести побольше справок, чтобы не оказаться в дураках. Кто его знает, может, супруга не просто так сбежала, а, например, родила она дочь, муж погулял на радостях, а потом жену дурной болезнью заразил? Или пил? Или в карты играл?
Зачем-то же его занесло искать невесту в такую глушь, где даже цапли не летают! Или это от большой любви к провинциалкам? Ну-ну...
Джинджер обозвали бессовестной и бессердечной, подключилась госпожа Лоусон, и девушку общими усилиями заткнули. Хотя и зря, с ее точки зрения. Надо было бы наоборот, выловить жениха, взять в клещи, втроем-вчетвером, и наддать с вопросами! Чтобы отвечал на них часика два, пока не проговорится!
Правильно поставленный вопрос (или допрос?) - великая сила!
Не вняли.
И оказалась Аликс замужем, а Джин - подружкой невесты, хорошо хоть от букета увернуться удалось. Поймала его одна из сестер Аликс - да так удачно, что вскоре вышла замуж за спивающегося вдовца с детьми. Есть чему порадоваться.
Зато приданного не потребовали! А для госпожи Лоусон это было главным ориентиром! Главное ведь, чтобы человек был хороший - и у нее денег не требовал! Вот!
Интересно, что потребовалось подруге?
Печать жалобно хрустнула в сильных пальцах.

Дорогая Джин.
Верь, это действительно я. Могу напомнить тебе наш разговор перед свадьбой. Ты сказала, что дело нечисто, и надо бы как следует допросить моего жениха. Я возразила, у нас завязался спор, и ты привела свою мать в пример.

 - Вот как? - поинтересовалась Кларисса.
- Мам... извини. Я была мелкая, глупая и хотела ее отговорить.
- Надеюсь, впредь умнее будешь, - Кларисса не сердилась на дочь, но к чему посторонних посвящать в подробности их семейной жизни? Не стоит...
- Буду. Но это было, мы были одни, ее мамаша пришла уже потом...
- Ах, Резеда, наш кошмар и беда, - весело пропела мать. - Ужасная женщина! - это было сказано уже без всякого смеха. - Просто кошмарная.
- Зато жива, здорова и всем гадостей желает, - Джин пожала плечами. - Одно качество, которому не грех бы поучиться, у нее есть. Потрясающая жизнестойкость.
- Да уж. Тараканы плачут от зависти. Их хоть туфлей убить можно, а ее - ничем не выведешь.
- На Резеду Лоусон такой туфли еще не придумали. Читаю дальше?
- Слушаю?

Сейчас я признаю честно - я была дурой.

 - Какой редкий случай. Обычно люди признают, что ты была дурой, а они просто тебя послушались.
- Так ведь не послушались же? - посмотрела на мать Джинджер. - В данном случае?
- А это неважно. Зато виноват кто-то другой. Так поругаешься - и жить легче.
Джин фыркнула, тряхнула головой.
- Мам, если бы они меня послушали... тебе не надоедает быть правой?
- Если бы моя правота не была оплачена годами жизни... Постарайся, чтобы твои годы не пошли в уплату за никому не нужные прописные истины?
- Обещаю. Читать дальше?
- Слушаю?
Женщины переглянулись и дружно фыркнули.
Мать и дочь? Да нет, скорее, подруги, которые настолько хорошо знают друг друга, что смысла кривить душой уже нет. Все равно там большая часть душ - одинаковая.

Сэндер изменился вскоре после нашей свадьбы. Сначала он поднимал на меня руку очень редко, потом все чаще и чаще. Недавно я поняла, что рано или поздно он убьет меня. И - нашего ребенка.
Джин, я знаю, что не могу вернуться к родителям. Мать сама отдаст меня мужу, еще и нотацию прочтет. Я прошу тебя о помощи.

 - Козел, - коротко высказалась Кларисса, забыв про свое аристократическое происхождение.
- Ничтожество и мразь, - Джин со злостью поглядела на письмо.
- По крайней мере, у Аликс хватило ума понять, что Резеда выдаст ее супругу.
- Для этого и ума не надо, - высказалась Джин. - Был бы у Аликс ум - давно бы удрала.
- Ты читай дальше, я слушаю.

Я сбежала от него и окольными тропами пробираюсь к тебе. Понимаю, что являюсь обузой, но больше мне обратиться не к кому. На коленях умоляю тебя о помощи. Если не мне, помоги хотя бы моему ребенку! Пожалуйста, Джин!

 - Дальше тут неразборчиво.
- Почему?
- Слезами, видимо, залила. Вечно она носом хлюпает.

Я буду у тебя примерно через десять - пятнадцать дней. Спасибо за твои письма, иногда я все же могла их прочитать, и надеюсь, что ты сейчас в столице.
Твоя глупая Аликс.

Джинджер и Кларисса переглянулись. Мать и дочь в этот момент были похожи, как человек - и его отражение в зеркале. И возраст тут был не важен, просто на милых лицах появилось одно и то же выражение сосредоточенности и холодной решимости. Поджались пухлые губки, пролегли морщинки между бровями, заострились скулы, сузились широко распахнутые глаза...
Куда и девалось очарование?
В кухне словно две большие хищные кошки замерли, думая, куда прыгнуть. И той крысе, которая окажется в месте прыжка, сильно не поздоровится.
- Дай сюда письмо, - нарушила молчание Кларисса.
Джин фыркнула, скомкала листок в бумажный шарик - и сама ловко забросила его в печку. Минутой позже туда же отправился конверт.
- Так-то лучше.
- Намного лучше. Давай обдумаем план?
- Мам, давай ей поможем?
- Джин, я надеюсь, что ты поумнее своей подруги? Естественно, мы ей поможем, - Кларисса раздула тонкие ноздри. - Я понимаю, что из нас двоих зарабатываешь ты, но...
- Мам, Аликс нас не обременит. И ее ребенок - тоже. А я просто буду работать больше.
- Или выйдешь замуж за Лесса.
- Лесс! Вэшшш! Мам, мне же надо ехать, знакомиться с его родными! Нам надо!
- А Аликс приедет к закрытой двери?
- Да нет, это в любом случае плохо. Даже если мы оставим ей ключ... исходим из того, что Сэндер не дурак?
- Не будем недооценивать врага. Итак?
- Допустим, Аликс удастся сбежать. И добраться до нас. А где будет искать ее муж?
- Сначала он кинется к ее родным. Обязательно.
- А потом к нам. Вряд ли у нее было так много подруг...
- Собственно, ты - единственная.
- Сэндер пожалует сюда. Потребует у нас выдачи жены, и мы обязаны будем ее отдать.
- Вот еще! - ощетинилась Кларисса.
- Мам...
- Да знаю я, знаю...
Кларисса все отлично понимала. Надо полагать, первая жена Сэндера была ему ровней, и семья ее могла защитить несчастную на время развода, а они? Две хрупкие женщины?
Убить негодяя они могли, но это было чревато проблемами с законом. Рука бы не дрогнула, но где труп прятать? В погребе закопать?
Это жизнь, а не романы вроде тех, что на досуге писал редактор Джин. С призраками, интригами и замурованными в стенах девицами. И, разумеется, рисунками. Спросом они пользовались, но применять их к реальной жизни? Пффф...
- Оставаться здесь нельзя. Надо уехать. Уезжать нельзя, надо дождаться Аликс.
- Мам, а если ты останешься, дождешься ее - и вы поедете за нами? К Лессу?
- А ты?
- А я поеду с ним!
- Одна!? С посторонним мужчиной!?
- М-да... А если в почтовой карете?
- Вы еще мужем и женой представьтесь!
- Мам, а если ты заболеешь? И попросишь меня поехать с Лессом, чтобы я не заразилась?
- И какое это имеет отношение к репутации?
Джинджер коротко ругнулась, забыв о том, что приличная девушка таких слов не знает. Впрочем... знаете, какие слова употребляет приличная девушка, чтобы получить от редактора газеты свои деньги? Вдохновенно-неприличные, вот!
- А если временная компаньонка?
- Все равно это неприлично.
- Но в этом меньше неприличия, чем в простой поездке.
- Тоже верно. Кого возьмем? Обратимся в агентство по найму? - Кларисса просчитывала все варианты.
- Нельзя, - отрезала Джин.
- Почему?
- А ты представь себе. Я уехала, к тебе в гости приехала девушка, потом мы вдвоем поехали вслед за тобой... и соседи все видят!
- И расскажут Сэндеру.
- А тот помчится вслед за вами, - добила Джинджер. - Нет, мам. У меня есть другой план. Вот представь себе, ты заболела, я уехала с Лессом, а спустя несколько дней ты выздоровела, а я заболела. А когда я выздоровела, мы поехали на воды.
- Погоди, не поняла?! Кто из нас заболел? И кто куда уедет?
- Для Лесса заболела ты. Чтобы потом приехать вслед за нами вместе с Аликс.
- Так, - в глазах Клариссы прорезалось понимание.
- Для соседей сначала ты, чтобы для Лесса было достовернее, а потом, когда я уеду, ты выздоровеешь, а я от тебя заражусь и слягу, понимаешь?
- Вполне. А когда приедет Аликс...
- Переоденете ее под меня и поедете вслед за мной. А соседям скажете, что на воды, для поправки моего здоровья. Или правду - с женихом знакомиться.
Кларисса размышляла пару минут. План был хотя и сложен, но выполним. А главное, посторонние оставались в неведении о происходящем в доме Брайсов.
- А слуги?
- Тебе так сложно приносить мне несколько раз в день чашку бульона или чай с сухариками? Или посидеть в моей комнате? К тому же, постоянной прислуги у нас считай, и нет. Мэгги дадим отпуск, пусть съездит в деревню к родным, кухарка у нас дальше кухни не выходит, ну и все? Голоса у нас похожи, покашляешь немного в моей спальне, что еще нужно?
- Ларс.
Старый дворецкий точно не одобрил бы такие планы. Но....
- Мам, а Ларса мы отправим в Брайс. Съездить и вернуться. Письмо отвезти с распоряжениями.
- Какими?
- Я придумаю, какими, дело несложное. Завтра с утра его и отправим.
Кларисса задумчиво кивнула. Жизнь, конечно, не роман, но иногда в ней такие ситуации бывают - книга позавидует.
- Тогда тебе и правда надо уезжать в тайне от всех.
- Аликс окажется в безопасности, а там мы придумаем, куда ее пристроить до рождения ребенка и что делать с ее супругом.
- А что с ним можно сделать? Есть только один вариант.
- Подавать на развод, - припечатала Джин.
- И как можно скорее, - припечатала Кларисса.
- Мам,  а беременность?
- Вопреки всем мифам,  детка,  беременная женщина - очень выносливое существо, которое ради своего ребенка не то,  что на развой пой  дет,  на гору залезет!
- Оххх...
Джин подумала, что ей это только предстоит. Но... беременность, роды, говорят, это больно, да и потом... вот лично она не представляла, что делать с ребенком? Понятное дело - рожать, воспитывать... а как? Что, мужа той же Аликс не воспитывали? А все равно выросла скотина, которая бьет женщин. И Резеду Лоусон тоже воспитывали, и ее саму - и такие разные результаты? А если у нее ничего не получится?
Эти сомнения она и озвучила матери, на что получила выразительное пожатие плечами.
- Не попробуешь - так и не узнаешь. Главное, выбрать хорошего отца для своего ребенка, а то будет, как у Аликс, или у меня.
- Надеюсь, не будет.
- Надейся. А я пошла болеть.
Джин кивнула.
- А я тогда... кто у нас там карточки прислал? Надо нанести пару визитов и рассказать о твоей болезни.
Мать и дочь переглянулись и согласно кивнули. Им и в голову не пришло, что это не их дело, что муж и жена сами разберутся, что лезть в чужую семью и жизнь не стоит, и еще куча всяких отговорок, которые используют люди, чтобы избавить себя от лишних проблем и сложностей. Они просто понимали, что надо помочь.
Не ждали ничего взамен, не искали выгоды, все было совершенно бескорыстно. Просто потому, что зло надо прекращать. И это - правильно.

***
Сэндер Пирлен был в ярости.
Впрочем - нет. В ярости - это когда ломаешь мебель, орешь и швыряешься, чем попало, он был, когда вернулся домой и обнаружил там отсутствие жены. И стал ждать, чтобы ее наказать.
Час, два, три...
Потом понял, что жена утащила у него деньги, и сообразил, что она сбежала.
И - не вернется.
И ярость перешла в холодное бешенство.
Вторая, уже вторая...
С-суки!
Сэндер не считал, что делает что-то плохое. Ну, подумаешь, поучил жену, раз или два! Бывает! А что делать, если она глупа, непокорна, неуслужлива, и вообще - с такой на людях появляться стыдно: ни слово сказать, ни пошутить, ни выглядеть достойно.
Тот простой факт, что с синяками красиво не оденешься, а запуганная женщина не будет блистать остроумием, ему в голову не приходил.
Зато туда приходила куча способов поучить зарвавшуюся жену.
Как она смела?
Опозорить его побегом! Он! Взял эту тварь из помойки, дал ей свое имя, кров над головой, не ограничивал в расходах... ну, требовал согласовать с собой, но это же понятно, ни один мужчина в здравом уме не даст жене тратить деньги бесконтрольно! Это естественно!
Не так уж и много он требовал!
Красивую, умную, послушную жену, которая будет идеально... ну ладно, хотя бы неплохо вести его дом, рожать ему детей, выглядеть в обществе так, чтобы ему завидовали, уметь поддержать беседу, потанцевать, чтобы ему не пришлось краснеть за дуреху.
Увы...
Аликс была далеко не идеалом. Не слишком умная, недостаточно красивая и светская, она то краснела, то ляпала какие-то глупости, а он терпел. Сначала, конечно, с ней было весело. Но потом, когда приелось очарование новизны, и он стал обтесывать супругу под свои стандарты, Аликс выказала прискорбное упрямство. Она решительно не хотела идти мужу навстречу.
Не хотела учиться, совершенствоваться, не хотела становиться такой женщиной, которая нужна ему, многого не понимала, не участвовала в его забавах...
С ней стало неинтересно.
Естественно, Сэндер раздражался!
И так же естественно, проявлял свое недовольство!
Но даже тут, вместо того, чтобы подумать, понять и разобраться, эта маленькая дрянь посмела сбежать из дома.
ПОСМЕЛА!
СБЕЖАТЬ!!!
Сэндер мрачно посмотрел в стену.
Когда он найдет эту тварь, она пожалеет, что на свет появилась.
Куда она могла побежать? Скорее всего, к своей мамаше. Вот туда-то он и наведается...
И горе Аликс, когда он ее найдет.

***
Лесс ехал в столицу.
Копыта коня мерно выстукивали ритм пор дороге, а в его голове звучало одно и то же слово.
Джин-джер, Джин-джер, Джин-джер...
Его девочка, его любимая, его...
Неужели он нашел то, что искал всю жизнь? Искал, не понимая, что именно ищет, вглядывался в лица проходящих мимо женщин, иногда останавливался чуть подольше, но потом понимал - не та! Нет, не та.
И со стоном разочарования двигался дальше.
Джин была совершенно иной.
Лесс иногда думал, что и в свете ее принимали именно благодаря ее инаковости. Странная, очень странная девочка. Не слишком красивая, но симпатичная, миленькая и приятная, только вот признанные красавицы рядом с ней меркли, благодаря ее характеру.
Очень теплому, доброму, открытому - она, словно огонек в камине, так и хочется погреть руки у теплого пятнышка, посидеть, наблюдая за переливами света и цвета, и это занятие никогда не надоест. Он мог бы смотреть на нее бесконечно, мог бы разговаривать с ней, общаться, жить рядом - и ему не станет скучно или тоскливо. Рядом с ней никогда не бывает скучно.
У нее острый язычок, иногда злой, но жестокости она никогда не проявляет. Джинджер постоянно за кого-нибудь заступается, и ей это прощают, потому что даже самые строгие ревнители традиций видят - она не притворяется. Она просто такая изначально. Так живет, думает, дышит - и отнять у нее это качество не получится.
Неглупая, воинственная, иногда серьезная, иногда смешливая, как дитя, с самыми парадоксальными суждениями...
Иногда ее хочется обнять и защитить, а иногда...
Лесс даже себе не признавался, что Джин сама может защитить кого угодно, его в том числе. Это ведь не женское качество! Совершенно не то, чего ждет мужчина от своей жены. А ждет он покорности, податливости, мягкости и уюта, чтобы чувствовать себя самым сильным и смелым, главным в семье, опорой и защитой.
Получится ли это с Джинджер?
Неважно!
Он все равно ее любит! И сделает ей предложение! И они проживут вместе много долгих счастливых лет, он-то знает...
Он, она, их дети...
Перед глазами поплыли и другие лица.
Мама Джинджер, разумеется, будет жить в Брайсе, его мать - с ними. Будут приезжать в гости сестры, будут смеяться и дружить домами дети...
Розовые мечты оборвала сволочная лошадь!
Гнусная скотина, заметив, что всадник чуть ослабил контроль. Воспользовалась этим по полной программе. Сделала шаг, другой, споткнулась - и мечтатель полетел аккурат в придорожную канаву.
Видимо, это закон всех миров разом. Лето может быть сухим и теплым, может быть засуха, но вот в таком случае в канаве обязательно окажется грязь. В которой Лесс и уделался по самые уши.
Лошадь с интересом слушала его мнение о своей родословной, прядая ушами, но вины за собой не ощущала, как и любая урожденная скотина.
Размечтался тут, понимаешь!

***
Небольшая контора из тех, мимо которых пройдешь и не заметишь. Скромная коричневая вывеска, простенькая мебель, грязные окна - так с улицы почти не видно, что происходит внутри, тяжелые занавеси.
За старым поцарапанным столом сидят двое мужчин - один типичный лавочник по виду. Лет сорока - пятидесяти, невысокий, кругленький, с уютной лысиной и брюшком, с роскошными пшеничными усами - его так и хочется представить в колпаке у печи, или в лавке, расхваливающего фрукты. Опасность?
Да что вы говорите!? Какая опасность?
Оружие под одеждой?
Наверняка вы ошиблись! Это не нож, это... ложка! Такой милый человечек не может не быть чревоугодником. Коричневый костюмчик сидит на нем, как родной, рубашка поблескивает кипенно-белыми манжетами, но в толпе на нем не остановится взгляд. Его даже описать сложно... круглое, уютное... как хлебушек из печи. Вот и все впечатления.
Второй собеседник поинтереснее.
Это явно мужчина - не бывает у женщин ни таких плеч, ни такого голоса, но лицо разглядеть не удается - он с головы до ног закутал в плотный черный плащ, на руках - перчатки, на ногах - высокие сапоги. Лицо не видно в тени капюшона, голос низкий, глуховатый...
Странный заказчик?
Но главное, что он деньги платит.
- Вы подготовили то, что я просил?
- Да, господин.
На стол между двумя мужчинами легла толстенькая кожаная папка.
- Здесь все, что вы желали знать о Кон"Ронгах.
- Замечательно. Сколько я должен?
- Еще семьдесят монет золотом, господин.
На стол мягко улегся кошелек.
- Здесь полторы сотни. Но вы меня никогда не видели и не знаете.
- Разумеется, господин! Даже если передо мной поставят десять человек, я вас все равно не узнаю. Позволено ли будет мне заметить, что когда мы вновь встретимся в первый раз - я буду счастлив оказать вам услугу?
Из-под плаща доносится короткий смешок, человек явно оценил шутку.
- Я запомню.
С тем он и откланивается, унося с собой папку. Его провожает довольная улыбка пекаря.
Внешность - это часть образа, и сейчас маска снята. Кой там добрый дядюшка, кой там безобидный пухлячок. Деньги перебирает уже качественно иной человек - жесткий, расчетливый, умный, собранный...
Его нанимают в тех случаях, когда надо что-то узнать. Разнюхать, раскопать, разгрызть чужие тайны острыми клыками - и он выполняет свои заказы безукоризненно. Мало кто может его заподозрить - да вообще никто. Ему доверяются, многое рассказывают, не держат тайн - и он пользуется людьми в своих интересах.
А почему нет?
Люди его точно не пожалеют, да и вообще - если кто-то не делал другим зла, что сможет найти частный сыщик?
Ничего.
Честному человеку бояться нечего, так-то. А нечестному...
А кому сейчас легко?
Ему вот тоже тяжко. Жена дети, родители - и все это на нем, все на нем... хорошо, когда клиент щедрый. Сегодня он добавит пятьдесят золотых на приданое старшей дочери. Пусть ей пока только тринадцать - не успеешь оглянуться, как заневестится.
Дети...
На что мы готовы ради них?
Да на все.
А впрочем, хватит философии! На сегодня работа закончена, его ждут дома.
'Булочник' накинул простенький коричневый же плащик - и направился домой. К родным. Монеты приятно оттягивали карман.

***
На этот раз вместо кареты перед нами интерьер дорогого отеля. Такого, где постояльцы чувствуют себя лучше, чем дома. Правда, и стоит это дороже чугунного моста, но зато уютно и красиво.
Дорогие кремовые драпировки, пушистые ковры, камин, два уютных кресла перед ним. Номер для избранных.
И в креслах те же двое.
Мужчина и женщина. Мужчина держит на коленях папку. Плащ он, впрочем, так и не снял, и перчатки тоже. Мало ли?
Отель, это все же, не твой дом. И может войти горничная, вломиться пьяница...
Всякое бывает.
- Читать вслух?
- Да, милый. Пожалуйста.
- Итак, Кон"Ронг. Граф Кон"Ронг, последний граф - Лесс Кон"Ронг. Сын Дженет Кон"Ронг и Лукаса Кон"Ронга. Сейчас парню около двадцати пяти. У него есть две старшие сестры - Тиана Кон"Ронг н и Кейт Кон"Ронг. Старшая Тиана, она на девять лет старше брата, средняя - Кейт, родилась через четыре года, и еще через пять лет - Лесс. Тиана вышла замуж за Ивара Ривена, небогатого дворянина на семнадцать лет старше нее. Сейчас живет с супругом в Ривен-холле, сын - Андрес, семнадцати лет от роду, учится в Клостере. Так, тут по финансовому положению, читать?
- Лучше своими словами, сынок.
- Если своими словами - опять зашуршала бумага, - перебиваются с хлебушка на водичку. И ту сами из колодца достают. Клостер - дорогое удовольствие.
- Значит, все отдают ради сына. Учтем. А братец не помогает?
- Кон"Ронг небогат. Можно сказать - нищенски небогат.
- Вот как? - в голосе женщины слышалось нечто вроде удивления. Неприятного удивления.
- Мы еще до этого дойдем. Давай сначала о людях, а потом о землях?
- Пожалуй.
- Тогда вторая дочь. Кейт. Вышла замуж за обычного эсквайра, тоже на семнадцать лет старше нее, что интересно - тоже Ивара. Только Линоса.
- Подражала сестре?
- Полагаю, что да. Вот тут в отчете - всегда завидовала, ненавидела, пакостила... в десять лет Тиана попала к лекарю с сильными ожогами рук. Ее возили в столицу, возили на воды...
- Причина?
- Кто-то подлил кислоту в ее крем для рук и лица. Лицо, по счастью, она намазать не успела.
- Замечательная сестренка.
- Да. Кстати, вот тут еще отчет. Лесс Кон"Ронг, пяти лет от роду, тоже наблюдается у того же лекаря с сильной травмой головы. Малыш мог остаться калекой до конца своих дней.
- Сестры?
- Да. Дети играли вместе, старшая сестра считает, что она во всем виновата, споткнулась и уронила малыша...
- Ты думаешь, опять средняя?
- Я думаю, что в детской игре сложно определить, кто и в чем виноват, но... Тиана старшая. Ее любили, потому что первенка, - при этих словах женщина странно улыбнулась, но мужчина продолжил, - Лесса любили, потому что он сын, наследник, долгожданный,  выстраданный,  чуть не десять лет его делали после второй дочери. А Кейт осталась неприкаянной. В детстве болезненный, хилый ребенок, капризный, нервный...
- Откуда такие сведения?
- Сыщик, которого я нанял, не поленился прокатиться в Кон"Ронг, и расспросить местного лекаря. За хорошую сумму - когда надо выдавать замуж любимую доченьку, на приданое будешь собирать всеми средствами, он рассказал все. Все, что знал о Кон"Ронгах, а работает он в том округе уже больше двадцати лет. Вот и накопилось...


Оценка: 8.84*118  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Дэвлин "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Таинственная помощница для чужака" (Современный любовный роман) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | Э.Блесс "Где наша не пропадала" (Юмористическое фэнтези) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Императорский отбор" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Красного ворона" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"