Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Зеркало - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Как обычно, обновление к тексту отдельный файлом. Выложено обновление от 15.10.2018 г., обновляется по понедельникам. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

Аланея. Дом на окраине.
Высокий светловолосый мужчина проглядел донесение с границы, и довольно улыбнулся.
Замечательно. Пока все идет по плану.
Что нужно для смены власти?
Первое - опасность. Когда волк угрожает овчарне, овцы становятся послушными.
Второе - пастух. Его надо или убрать, или скомпрометировать... с Остеоном разберемся, руками его же сына.
Лэ Стиорта уверяет, что настой скоро будет готов, принцу она его всучит, за хорошие деньги, кстати, деньги лишними никогда не бывают, и Найджел бодро побежит травить отца.
Не сразу, конечно. Но где-то через полгода-год, в зависимости от везения и крепости здоровья остеон скончается, и Найджел займет трон.
Попробует.
К тому времени в битве на границе погибнет Торнейский, а сам мужчина...
У него уже готово войско, которое не только вышвырнет кагана из Аллодии, но и отвоюет изрядный кусок степи.
Хурмах - трус и сволочь, но не дурак, поняв, что для его драгоценной шкуры есть угроза, он предпочтет договориться.
Договориться можно вообще с любым человеком. И светловолосого поддерживала примерно пятая часть дворянства, а это много.
Очень много...
И в результате победитель вернется в столицу. А тут к его услугам и принцесса, и трон.
Кому будет нужен Найджел, к которому приклеится ярлык отцеубийцы?
Да никому. Палачу, разве что...
Заговор вступал в решающую стадию.
Полгода, максимум, год, и в Аллодии сменится король. Разумеется, для блага самой страны. Как истинный патриот Аллодии, мужчина просто не мог допустить, чтобы на ее троне сидел подлец, убийца и дурак, впридачу.
Мужчина вообще был за мирное решение проблем, он бы и с Торнейским договорился...
Но маркиз был слишком предан своему брату. Это и Диана отметила в своих донесениях. Пусть покоится с миром.
Спишем маркиза в расход...
Мирная картина, не правда ли?
Мужчина, с бокалом красного вина, в уютном кресле, у камина...
А если заглянуть в его разум?
Клубок змей - намного более приятное зрелище, чем его мысли. И менее ядовитое, кстати. Как часто внешнее и внутреннее не совпадают?
Это вопрос философский. Мужчину волновали вопросы житейские. Согласится ли Риний отдать за него Дилеру? Что делать с Шарлиз? Как поступить с Сорийскими?
Как договориться с Тальфером?
На все эти вопросы ему предстояло еще найти ответы. Но он ведь умный и хитрый. Он справится...
Не пройдет и двух лет, как на его чело опустится корона Аллодии. Не пройдет и двух лет.
Человек грезил о своем будущем величии...

Матильда Домашкина
 - Пора праздновать?
 - Думаю, да...
Давид не появлялся вот уже третий день. Ни игрушек, ни цветов, ни джипа...
Надоело? Или понял, что здесь не обломится?
Антон же решил свести все отношения к вежливому общению начальника и секретарши.
Устраивало ли это Матильду?
Да более чем. А вот Малена вздыхала. Но сестра нашла, чем ее развеселить.
 - Мы сегодня после работы идем в бассейн.
 - Здорово... а куда?
 - В клуб 'Атлант'. Там первое занятие бесплатно, а потом купим абонемент, если захотим.
 - Давай сходим!
Малена проявляла столько искренней радости, что Матильда готова была прослезиться. А и правда, не учат приличных девушек с монастырским воспитанием плавать в бассейнах. И в море им поплавать не дадут, и по песочку босиком побегать...
Малена и не страдала от этого, она же не знала, чего лишается. А вот когда ей показали, да рассказали...
Теперь Малена требовала бассейн, и в пакете дожидались своей очереди заботливо сложенные купальник, шапочка, полотенце и тапочки. А то ж!
Вечером девушка вышла из конторы, и направилась к клубу.
Не понравилось ей там сразу. Матильде.
Малена не видела разницы между марками автомобилей, различая их пока по цвету-размеру, а вот Матильда прекрасно понимала, сколько стоит Кадиллак, сколько мини-Купер, сколько БМВ, пусть не в подробностях, но все же!
Эти машины на стоянке были представлены.
А вот Жигулей не было. Почему?
Наверное, не приглашали. Но ладно...
Пусть это все останется на совести владельцев. И стоянка, забитая элитными машинами, и роскошные стеклянные стены клуба, через которые видно роскошную барную стойку и сидящих за ней девушек, и крупные позолоченные буквы 'Фитнес-центр 'Атлант'...
Матильде все это решительно не нравилось, просто потому, что продав свою квартиру, она могла бы купить себе как раз половинку во-он той машины.
Ненависть победившего пролетариата к проигравшим буржуям, не иначе.
 - Я бы помогла, но...
 - Все в порядке, - успокоила Матильда сестру. - Бывает.
И решительно толкнула дверь клуба.
Почему-то в эту минуту она себя чувствовала, как грязное пятно на ковре. Очень неудобно. Очень неприятно. Особенно под взглядами девиц, которые тут же захихикали и начали перешептываться между собой. Но кое-чему Матильда уже успела научиться у сестры.
 - Я - Домбрийская!
И никак иначе. Неважно, что Матильда де-факто не была одной крови с Маленой, они все равно были ближе родных. И девушка, подняв голову и расправив плечи, улыбнулась окружающим.
Спокойно, снисходительно...
Аристократка никогда не будет принимать во внимание разговоры скотников. Она не станет ими брезговать, но...
Не тот круг. И обсудить им нечего.
Матильда медленно, держа спину, прошла к стойке администратора. Красивой девушки лет двадцати пяти, в белоснежной блузке. И конечно, с идеальной фигурой, волосами, зубами...
Живая реклама центра. И улыбается так... выучено. Жаль, что одними губами, глаза остаются холодными.
Матильда окинула девушку внимательным взглядом.
 - Ну да, будь на моем месте тот же Антон...
 - Она не замужем, - заметила Малена.
 - Может, просто кольца нет. Но в любом случае...
 - Думаю, она бы и на Давида согласилась.
 - Тут главное - большой и толстый...
 - Мотя!
 - Бумажник! Малечка, исключительно бумажник. А ты о чем подумала, насмотревшись интернету?
 - Зараза.
Матильда улыбнулась. Ей доставляло удовольствие поддразнивать сестренку. Как и сестричке - троллить ее отсутствием манер.
Но...
- Добрый день.
- Здравствуйте. Я могу вам чем-то помочь?
- Можете. Запишите меня на пробное занятие в бассейн.
Девушка тоже пригляделась к Матильде, и улыбнулась. Исключительно вежливо.
Интересно, где их такому обучают? Разговаривать, как с человеком, а смотреть, как на помойку?
 - Мотя?
Малена привычно перехватила у сестры контроль. И в следующий миг девушка за стойкой поежилась. Таким на нее арктическим холодом повеяло от невысокой фигурки, что рука сама собой дернулась за шубой.
Ледяные серые глаза, осанка, приподнятая бровь...
В своем мире Малене было сложно, а вот здесь, где никто не имел представления о хороших манерах, то принимая за них избыток высокомерия, то отсутствие воспитания...
- Д-да... К-когда?
- Можно прямо сейчас, - милостиво разрешила Малена.
- Конечно... Ваш паспорт?
На стол легла маленькая книжечка. И девушка принялась заполнять строчки.
Малена опять уступила сестре контроль, и администраторша смогла чуть расслабиться. Хотя и сама не понимала, почему так происходит.
- Ключ от вашего шкафчика. Если у вас чего-то нет, шапочки...
- У меня все есть. Благодарю, - вежливо ответила Матильда. И прозвучало это так, что девушка прикусила змеиный язычок. - Как я могу попасть в раздевалку?
- По зеленой стрелке, пожалуйста.
Девушка успокаивалась. Матильда не вымораживала все пространство вокруг себя, рядом с ней было спокойно. А вот Малена, особенно когда было на то ее желание...
Матильда пригляделась. На полу действительно были стрелки.
Зеленая - раздевалка.
Синяя - бассейн.
Но нам пока нужна зеленая.

***
Раздевалка тоже была роскошной. С душевыми кабинками, с хромированными дверцами шкафчиков, с зеркалами... красиво. Но неуютно.
Матильда быстро переоделась в купальник, ополоснулась под душем и вышла.
Теперь по синей стрелке.
Итак, бассейн.

***
Большой, красивый, с синей плиткой на полу, отчего вода казалась голубой и прозрачной, с мозаикой на стенах... пальмы, чайки...
На двух стенах картина тропического берега, на двух других - горизонт с птицами. Красиво.
Матильда медленно, перебирая руками по поручню, спустилась в бассейн. Немного поежилась...
Вода приятно обволакивала тело.
 - Как приятно, - шепнула Малена.
 - Да...
И Матильда упала на спину.
Лежать на спине она умела. И плавала неплохо, бабушка в детстве ее частенько водила на речку. Так что сейчас девушка медленно двигалась по бассейну, разглядывала стеклянный потолок, через который было видно небо и получала удовольствие.
- Поберегись!!! - раздался вопль.
И Матильду окатило фонтаном брызг.
Она чертыхнулась и перевернулась. Малена испуганно визжала где-то в глубине души, но контроль не перехватывала. Понимала...
В бассейн явилась толпа 'золотой молодежи'.
Два парня, общим весом под два с половиной центнера, и пять девушек примерно с тем же весом. Все увешаны золотом так, что хоть в ломбард сдавай. И смотрели вторые на первых...
- Они голодные? - не удержалась Малена.
- Мне тоже так кажется... поплыли, а то им еще закусить захочется, - согласилась Матильда.
Один из парней просто решил показать себя умелым пловцом и супермужчиной. Он забрался на вышку и бомбой прыгнул в бассейн.
К сожалению, не отбив себе ничего о воду. А, впрочем, через такой слой сала...
Но Матильду окатило изрядно.
Второй парень ничего из себя корчить не стал, просто слез в бассейн и попробовал поплавать.
Ага, как же.
Сезон 'русалок на нересте' был открыт спустя три минуты.
Девушки умело загоняли, окружали, подплывали с вопросами, демонстрировали себя...
Матильду это забавляло только первые две минуты. Потом она начала злиться. Бассейн не был разделен на дорожки или зоны, поэтому парни плавали бессистемно. И не там, где хотелось бы Матильде.
Вот плывешь ты, решив пять раз проплыть бассейн из конца в конец, и натыкаешься на одного идиота.
Оплываешь его, а за тобой еще три загонщицы плывут с вопросами.
Типа 'сколько времени, вы не подскажете?', 'вы не знаете, где здесь бар?', 'скажите, что вы думаете о последнем чемпионате мира по футболу?'. Опытные девушки попались...
Плывешь обратно по другой стороне бассейна, а там еще две 'русалки' атакуют второго бедолагу.
'Как вы думаете, здесь вода хлорированная или озонированная?'
'Не хотите после бассейна выпить по чашечке горячего крепкого... коффффэээ?'.
Тьфу!
Матильда почувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Вот правда, что она здесь делает? Банально плавает?
Фу, какая пошлость!
Это в то время, как люди делом занимаются!
Парни демонстрируют себя и приглядывают девочек поаппетитнее.
Девушки демонстрируют себя и приглядывают парней побогаче. Все заняты, а она тут - плавать изволит!
Только мешается, паразитка!
Добавим к этому, что Матильда оказалась единственной героиней в купальной шапочке. Парни на это наплевали, а девушки щеголяли прическами разной степени сложности. Да и вообще...
У одного из парней столько шерсти было на организме, что хоть вычесывая на носки.
 - Его бы не в купальную шапочку, а в гидрокостюм обрядить, - ухмыльнулась Матильда.
Малена хихикнула.
 - А у вас вроде бы есть...
 - Или в гигантский презерватив. А потом уже к людям.
Девушки дружно рассмеялись. И наткнулись на один заинтересованный взгляд и пять злобных. М-да...
Парень, которого она обозвала 'шерстяным клубком' смотрел с любопытством, и 'русалки' уже вострили когти.
 - Придется сваливать, - вздохнула Матильда.
 - Да, наверное... Жаль.
Не успели.
- Малена?
Девушки чуть не утопились. Единовременно и единодушно.
Вот объясните мне, какая нелегкая занесла сюда же Давида Асатиани?

***
Давид спускался в бассейн под восхищенными девичьими взглядами. И.... надо отдать парню должное, на фоне 'колобков' он выглядел очень даже...
Фигура равнобедренным треугольником, кубики бицепсов, узкие бедра... и поразительно мало растительности на теле.
На ногах, немного на животе и на груди.
Не заросли, а так... аккуратная плантация.
 - Мотя!
 - Малечка, ты лучше смотри. А то останешься в первую брачную ночь с мужем и под кровать с воплем полезешь? Я вам свечку держать не буду, и так за тебя с Лораном целовалась. Бэээ...
 - Неприлично так разглядывать мужчину!
 - А если он в одних трусах?
 - Эммм...
Мир Малены таких ситуаций не предполагал. А Матильда не видела в красивых мужчинах ничего плохого. Она и на Давида смотрела, как на произведение искусства. Но как не поиздеваться над сестренкой? Чуть-чуть, беззлобно...
 - Могу утопиться...
 - Не надо.
 - Тогда вообрази, что это - античная статуя. Они и без трусов ходили, климат позволял.
Малена, уже ознакомленная с античным искусством, фыркнула.
 - Как нам быть? Я плавать не умею.
 - А я... м-да, поплыли к стене бассейна, буду контроль передавать. А то ведь утоплю гада.
 - Давай...
Малена прочно заякорилась к поручню. И вовремя - Давид продемонстрировал себя всем и подплыл, словно Нептун.
- Малена, здравствуйте.
- Добрый день, господин Асатиани.
Фамилию явно услышали 'русалки'. Отлично.
 - Минут пять - и они атакуют. Продержимся?
 - Должны.
 - Давай тогда двигаться по поручню к выходу?
 - Давай...
- Малена, нам надо бы поговорить, - Давид не обращал внимания на окружающих. Что они ему?
Это же ОН! Сам Асатиани!
- Говорите, - вежливо разрешила Малена.
- Я... Антон мне все рассказал.
Давид явственно подбирал слова, чтобы не обидеть девушку, и выглядело это очень забавно. Но смеяться Малена не спешила. Только поощрила мужчину наклонением головы, мол, продолжайте, любезнейший, не стесняйтесь.
- Мы действительно разговаривали о тебе с Антоном. И наверное...
Малена молчала. И постепенно продвигалась к лесенке.
- Я бы хотел...
На этом печальном и ответственном месте Давид был основательно протаранен боевой пловчихой. Которая так вписалась в него грудью, что Матильда даже присвистнула.
- Крепкий у нас силикон выпускать стали!
- Что?
- Потом покажу...
Действительно, девушки были венцом косметологии.
Полные губы, груди, попки... при узкой талии и костлявых тельцах явно не обошлось без торжества химии. Но это их проблемы...
Малене все это было безразлично, равно как и Матильде.
- Ой! Простите, я такая неловкая, - защебетала 'русалка', намертво вцепляясь в Давида.
Малена бы так не сказала.
Девушка умудрилась вклиниться как раз между ними, намертво вцепиться в Давила, прижаться к нему грудью, да еще и поглядеть на Матильду этак... предупреждающе-злобно. Вали отсюда, мол, пока не притопили!
Занято!
Малена и спорить не стала. Наоборот, послала девушке благодарный взгляд, отчего та даже рот открыла и хлебнула водички. И помахала Давиду одной рукой.
- Ничего страшного, господин Асатиани, не смею вас отвлекать от важных дел.
И рванула по лесенке наверх.
Жаль, далеко уйти не удалось, она наткнулась на Антона.
Великий и Тщеславный шествовал к бассейну в окружении еще трех девушек.
- Додик, плыви сюда! Тут такие... Малена?
'Такие' тут же зашипели, но Малене было не до них.
- Антон Владимирович, приятно было повидаться. Всего наилучшего.
- Малена!
- До свидания.
Если Антон и хотел что-то сказать, то девушки ему такого шанса не дали. Вцепились намертво.
 - Что-то мне подсказывает, что мы сюда ходить не будем, - подвела итог Матильда.
 - А у вас в городе есть места, где можно просто поплавать? Без... этого?
 - Ванная.
 - А бассейн?
 - Будем поискать.
Одевалась Матильда, как солдат-срочник, за время горения спички. И вылетела из раздевалки.
Поздно!
 - Черрррт!
 - Матильда!
 - Лови контроль!
Девушка выпрямилась, расправила плечи и спокойно пошла к стойке.
Спина прямая, голова поднята, ноги ступают легко и уверенно. И совсем не важно, что на ее пути стоят и Давид и Антон. Оба в одних плавках.
Кстати, очень симпатичные мужчины.
У Давида плечи пошире и шерсти побольше.
У Антона кубики на прессе лучше проработаны, а ноги покороче.
 - Мотя, ты о чем думаешь?
 - А плечи у Давида пошире.
 - А у Антона руки изящнее... МОТЯ!!!
Малена повелась в очередной раз, но какое там стеснение? Какие комплексы?
Помилуйте, о чем вы?
Девушка улыбнулась.
Она бы прошла мимо, не останови ее Антон.
- Малена, уделишь нам пару минут?
- Как прикажете, Антон Владимирович.
- Пошли, посидим в баре.
Вслух Малена ничего не сказала, но взгляд у нее был очень выразительным, потому что Давид фыркнул.
- Кто платит, тот и танцует. Хоть голым приди...
Малена промолчала. И каких же трудов ей стоило заткнуть Матильду. Но взгляд ее был очень выразительным. И направлен он был в сторону девушек, уже шести штук, которые кучковались неподалеку и злобно косились на девушку.
Вот что в ней нашли парни?
Есть же ОНИ! Красивые, умные, на все готовые, раскованные... а тут мышь серая? И все ей? За что такая несправедливость?!
Малена думала примерно так же. Но ее уже вели под руки к бару. С двух сторон, чтобы не сбежала.
Марсельеза вспомнилась как нельзя более кстати, жаль, никто не оценил шутки, когда Матильда принялась ее насвистывать себе под нос. Ее просто взгромоздили на барный стул.
- Что будешь?
- Ничего. Спасибо.
- Малена. - надавил голосом Антон.
- Минеральной воды. Без газа, - озвучила слова Матильды герцогесса, которая и не знала, что можно заказать в таких ситуациях.
- Мне грейпфрутовый фреш, Додик, а тебе?
- Гранатовый сок.
Стаканы материализовались на стойке словно по волшебству. Бармен смотрел заинтересованно, видимо, ему такая ситуация тоже была в новинку.
Малена покрутила стакан. Красивый, тяжелый...
 - Хрусталь. Не дешевка.
 - Ты в этом разбираешься?
 - Так, немного... - Матильда не то, чтобы разбиралась, просто по весу это было не обычное стекло.
Первым слово взял Антон.
- Малена, извини. Мы были неправы.
Девушка едва не навернулась с табурета.
Они?
Неправы?
Точно, где-то сдох последний динозавр.
- Мы не хотели тебя обидеть, - вставил свои пять копеек Давид.
Малена смотрела спокойно. Парни ждали. Чего?
Прощения?
Разрешения вести себя дальше так же?
Ну уж - нет.
- Я могу идти, господа?
- Малена, давай это забудем? - Антон смотрел, как чеширский кот.
- Я уже забыла, Антон Владимирович.
- Ты сюда тренироваться пришла? - а это уже Давид.
- Да.
- Оставайся. Составишь нам компанию?
- Простите, господин Асатиани, этот вечер у меня занят.
Равно как и все остальные. Фраза повисла в воздухе.
- Кем? - уточнил Антон.
 - С двух сторон атакуют, гады, - Матильда занервничала. Для Малены в этом ничего странного или страшного не было, в монастыре и похуже бывало.
- Я могу идти, Антон Владимирович?
- Малена, я бы хотел, чтобы ты осталась.
- Простите, Антон Владимирович, этот вечер у меня занят.
Девушка мило улыбнулась, намереваясь покинуть компанию. Давид перехватил ее руку, явно начиная терять терпение.
- Малена, хватит. Мы перегнули палку, конечно...
- Простите!
И на Матильду опрокинулся стакан вишневого сока.
Девушка вскочила с визгом. Специально взяла ноту повыше...
- Ой! Простите!
Извинялась одна из 'русалок' очень искренне. И почему ей никто не поверил?
Матильда оглядела себя. На майке вишневое пятно, напоминающее очертаниями Австралию. И на джинсы немножко попало. М-да...
Очень хотелось удрать куда подальше, но воспитание не пропьешь. И не прольешь.
- Простите, господа. Мне надо привести себя в порядок. Надеюсь, вы не будете скучать?
Милая улыбка всем троим, включая девушку. И старт за угол.
В гостеприимные объятия 'пловчих'.
- Ты! - Включила режим наезда самая грудастая. - Ты вообще кто такая?
Малена сориентировалась мгновенно.
- Где тут запасной выход?
Девушки растерялись.
- Девочки, еще раз - где тут запасной выход, пока эти два героя не опомнились? - потребовала Малена.
- Туда, - указала одна из девушек. - А ты что...
Малена поманила ее пальцем.
- Я - его сестра. Только меня в младенчестве потеряли.
- Чего?
Все настолько опешили, что Малена прекрасно и вырвалась из окружения, и нырнула в запасной выход. Аккурат за минуту до появления в коридоре Давида.
Парни догадались, что их покинут, не прощаясь, но изменить уже ничего не могли.
Девушки сдвинули ряды плотнее, выпятили губки, округлились грудями и пошли на штурм. Давид аж попятился, но было поздно. Его профессионально взяли в окружение.

***
 - Спасибо той девчонке.
 - Да уж... Хорошо, кофта с собой есть.
Майку Малена с удовольствием выкинула бы, но уж очень та была удобной. Черный цвет, череп из стразов... Отстирать - запросто.
И заметно не будет.
Так что...
Девушки шли домой. Настроение было... сложным.
С одной стороны - извинились.
С другой...
Кому нужны такие извинения? Когда не от души, а для своих целей? Не Матильде с Маленой.
 - Как ты думаешь, чего они хотели?
 - Черт их знает. Скорее всего, это синдром кота.
 - Чего? Кого?
 - Попробуй взять в руки кота. Цапнет. Попробуй прогнать эту заразу. Час будет лезть, куда не пускают.
Малена вспомнила Беську и фыркнула.
 - Не даем, а им охота?
 - Если б мы не были так завязаны, я бы подумала над этим вариантом. Иногда дать проще, чем объяснить.
 - А иногда проще дать по морде.
 - И это монастырская воспитанница. Ай-яй-яй, Мария-Элена Домбрийская, чего вы от меня нахватались! Позор! Кошмар! Поколения ваших благородных предков...
 - Меня одобрят.
 - Почему? - удивилась Матильда.
 - Потому что герцогство завоевывалось огнем и мечом. И отстаивалось так же. Силой и отвагой. Хитростью и подлостью. Так что... одобрят.
 - Если только...
Так, за разговором девушки и дошли до дома, где их радостными воплями встретила соскучившаяся Беся. Но день все равно завершился несахарно. Вечером, вынося мусор, Матильда обнаружила в почтовом ящике извещение.
А на следующий день получила на почте повестку. Ее вызывали в суд. Мария Домашкина подала в суд на свою дочь, по вопросам наследства. И первое заседание должно было состояться через две недели.

***
Вечером Давид сидел дома один.
Непривычно, да.
А все же.
Мать и отец ушли в театр, с ними пошли и сестры. Сам Давид намеревался провести веселый вечер в обществе Антохи и девочек, но почему-то передумал.
Антон подобрал себе двоих телок из 'Атланта', а вот Давиду не хотелось. И не надо тут идиотских шуток про потенцию, с ней все было в порядке. А вот с настроением - нет.
Почему он не может отделаться от мыслей о Малене?
Что в ней такого?
Не слишком роскошная фигура, не слишком красивое лицо, дешевая одежда и простая прическа. Косметики - и той не найдешь.
Давид честно говоря, предпочитал блондинок с полными губами и высокой грудью, но...
Что-то его зацепило в Малене. Что?
Он и сам не понимал.
Но стояла перед глазами худощавая фигурка, и милая улыбка на розовых губах, и бесенята, которые плясали в глазах девушки. Она ведь обо всем догадалась. И что ее облили нарочно - тоже. И использовала выходку этой дуры, чтобы удрать.
Но почему?
Что в нем не так?
Он Асатиани, у него есть деньги, есть красота, молодость, и в постели с ним будет хорошо... замуж? Малена и не хочет замуж, это точно. Но почему тогда - нет?
И это не игра. Не набивание себе цены. Не...
Давид плюнул на все, налил водки на два пальца и выпил.
Потом повторил. Не до пьянки, а то будет радости от родителей, так стресс снять. И решить, что делать.
Хотя последнее и так ясно. Если его не оставляют мысли о Малене, значит, ему нужна Малена. Для начала на пару месяцев, в кровати, а там видно будет. И если не сработали подарки-цветочки, то надо подумать, как поменять методику.
И - нет.
Давид не собирался задумываться о насилии. Это удел безнадежно убогих, которым ни одна женщина по доброй воле не дает. Но всегда можно найти подход к той или иной проблеме...
Не все задачи решаются простым сложением.
Где-то в дело идут формулы сокращенного умножения, где-то интегральное исчисление, где-то матрицы...
Надо найти свой ключик. И начнет он завтра.
Рано или поздно, так или иначе... против математики не устоит ни одна женщина. Крепости - и те падали. Так что - вперед.
С этой мыслью господин Асатиани-младший и отправился спать.
Если бы Давид видел Антона, он бы по крайней мере встревожился.
В настоящий момент Антон выкидывал из своей жизни 'русалок'. Как - выкидывал? Вежливо выставлял после бурных двух часов, хотя раньше не возражал бы продолжить с утра. А сейчас, вот...
Может, Матильда и не хотела никого заинтересовывать. И Малена тоже.
Но средневековые герцогессы на дороге не валяются. Так что у девушки были все шансы вляпаться в любовный треугольник. Утешало в этой ситуации лишь одно.
Четвертого соперника ни Давид, ни Антон точно не потерпели бы. Хотя кто его знает, что покажет жизнь?

Его высочество, принц Найджел.
Принц не трусил.
Не боялся.
И даже не опасался, он сказал! Просто мужчине было немного не по себе. И улица Могильщиков в неверном свете фонарей казалась особенно зловещей, и ступеньки скрипели как-то гадко, и Лэ Стиорта, вставшая на пороге, казалась жрицей древних культов, адепткой самого Плетущего и Путающего нити...
Черная мантия окутывает женщину, черные локоны падают на плечи.
Белое мраморное лицо. И только губы алые, как кровь. И бездонные черные глаза...
Спасибо вечерним сумеркам. Чтобы добиться такого эффекта, пришлось извести полбанки свинцовых белил, и при дневном свете это было бы очень заметно. А так...
- Ты пришел...
- Я пришел, - подтвердил Найджел, испытывая желание пуститься наутек.
Лэ Стиорта подняла руку - и слуга тут же подвел к ней коня. Она устроилась в седле боком и взглянула на принца.
- Поедем. Нам надо успеть...
Слуга уже подводил лошадь и принцу, и вел себе коня. Он и поехал первым.
Лэ Стиорта не управляла лошадью, слуга намотал поводья на луку своего седла. Она ехала, отрешенно глядя по сторонам, и люди отводили в сторону глаза. Слишком уж неживой мраморной маской казалось ее прекрасное лицо.
Найджел подумал, что Лэ Стиорта красивее леди Френсис, но совершенно не вызывает желания. Только ужас и отвращение, как ядовитая змея.
Лэ Стиорта, для которой мысли принца не остались закрытой книгой, изо всех сил 'держала лицо'. Холодное, отстраненное...
Какой же дурак!
Какой же потрясающий идиот!
И ЭТО будет править Аллодией?
Ну уж - нет!
Они проехали городские ворота, на которых стражники и не попытались остановить троицу, а только осеняли себя святым ключом и кажется, хватались за амулеты. Сколько им было заплачено за спектакли, знал только Вереш Трипс. Подготовка была полностью на его совести. В доме Ластара обходилась своими силами, но за городом ей требовалась помощь.
И Вереш не подвел.
На перекрестке трех дорог уже был разведен костер, Вереш помог своей любимой спешиться, перехватил поводья коня у принца, и отошел в тень.
Теперь дело за Лэ Стиорта. И женщина не подвела.
Она красивым жестом сбросила плащ на дорогу, оставшись в глухом черном платье. Пошито оно было так, что совершенно не стесняло движений, а еще правильно развевалось, воздавая иллюзию черных крыльев. Особенно в темноте.
Много секретов было у этого платья.
Главное было держаться подальше от костра, мало ли... попадешь так, вспыхнешь...
Неприятно будет.
Один раз с Лэ Стиорта так и получилось. Но сейчас она не могла себе позволить проколов. А потому...
Один проход, так, чтобы принц побледнел еще больше. И встать с другой стороны от него, у костра.
- Великая! Мать ночи, царица Тьмы. Повелительница дорог, взываю к тебе!
Лэ Стиорта красивым жестом простерла руки над костром. Пламя изменило свой цвет на мертвенно-зеленый. Ненадолго, но Найджелу и того хватило, чтобы шарахнуться.
Матильда бы фыркнула 'профанация'. Уж что-что, а химию она в школе учила. Но ее тут не было, и принц верил, по морде видно.
- Услышь меня! Дай силу моему голосу, напитай травы своим соком! Да свершится по моему слову, да будет исполнена Твоя воля, воля той, что выше Иных...
Пламя поменяло свой цвет на фиолетовый, потом опять на зеленый.*
*- соли калия - фиолетовый цвет, бария - зеленый. Никакой мистики и достать несложно. Прим. авт.
 - Лэ арраша ассе шен
Шарра таррше асса хен
Вирен лэрша ин саввир
Тасса ранше дер ханнир!!!
Лэ Стиорта закончила заклинание.
Пламя сменило свой цвет с зеленого на малиновый, вспыхнуло, что есть силы, по лесу пронесся тоскливый волчий вой, а потом в руке у женщины, словно из воздуха, материализовался флакон синего стекла.
- Благодарю тебя, Госпожа!
Костер опять взметнулся зеленым.
Лэ Стиорта, откровенно жуткая в этом пламени, протянула принцу флакон.
- Возьми, господин. Госпожа ответила на твою просьбу. Подливай по три капли в день, и через месяц увидишь результат.
Найджел протянул дрожащую руку, и Лэ Стиорта вложила в нее склянку.
- Деньги!
Принц кое-как отцепил от пояса кошелек. По лесу пронесся волчий вой, в этот раз еще сильнее, еще злее...
- Ее слуги пришли. Они зовут.
Найджел вздрогнул.
- Уходи, господин. Я останусь, чтобы ты смог уйти...
В руку Найджела ткнулись поводья. Он судорожно сжал их, вскочил на коня - и что есть силы ударил его каблуками по бокам.
Бедное животное заржало и взяло с места в карьер. Миг - и только пыль столбом на дороге.
Лэ Стиорта откинула назад голову и расхохоталась.
- Отойди от костра. Нанюхаешься, - Вереш был спокоен и хмур.
Лэ Стиорта послушалась, но продолжала посмеиваться.
- Ты видел, как он дрожал? А как пятился?
Вереш умело затаптывал пламя.
- Да уж...
Лэ Стиорта вытащила из ноздрей кусочки корпии, пропитанной маслом. Не просто так костерок был разведен, и не простые травы в него полетели. А кое-что дурманящее, снижающее критичность восприятия.
Чтобы не нанюхаться, приходилось принимать меры.
Жрица не может быть пьяной, хохочущей, терять координацию... она должна быть жуткой и величественной.
Вот и приходится соответствовать.
Верешу - прятаться в темноте и выть.
Лэ Стиорта - доставать кроликов из шляпы, то есть сыпать в костер химикаты и пользоваться потайными карманами.
Ловкость рук и никакого мошенничества. Так-то!
И пусть дураки верят. Пусть их...
- Заклинание получилось очень душевным, - ухмыльнулся Вереш.
Он тоже знал язык степняков. Это знать им брезговала, а Лэ Стиорта учила в свое время, от матери, и ее друг тоже учил. Мало ли...
Позволь побыть с тобой наедине
К твоим губам прижаться
Не расставаться больше никогда
Навек с тобой одной душой остаться.
Страшное заклинание, не правда ли?
Хозяин Интары Сиарошт любил поэзию. И читал ее иногда... в процессе. Вот и запомнилось.
- Может, здесь переночуем? - предложила Лэ Стиорта. - Не хочу сейчас в город...
Вереш улыбнулся подруге.
- Ты сходи, умойся. Тут ручей недалеко. А я пока нормальный костерок разведу, да и одеяла у меня с собой, и корзинка с едой...
- Вереш - ты чудо! Я тебя обожаю!
Лэ Стиорта удалилась в темноту, умываться. Вереш проводил ее взглядом и вздохнул.
- Но не любишь, Ласти. Пока еще ты любишь другого... пока. Что ж, я подожду. Я терпеливый. Все равно ты моя будешь.
И принялся обустраивать стоянку. Надо ведь позаботиться о любимой.
Заодно и кошелек сунул в карман... тяжеленький.
Это хорошо, деньги им нужны. Определенно.
Потом он отсыплет чуточку, а остальное отдаст Ласти. И - нет. Он не ворует. Он все отдаст любимой, когда придет время. А пока - вот так.
Больше никто этой ночью не вспоминал о Найджеле.

***
Его высочество рухнул на кровать, как подкошенный.
Жуть жуткая!
Кошмар!
Мужчине было страшно, очень страшно. Он никогда не видел такого... с кем же он связался?
Но ночь оставалась за окнами, а в покоях было спокойно и привычно. Вино, опять же, помогло, и Найджел уже без страха достал из кармана склянку, вгляделся.
Самая обычная темная жидкость. Острый пряный запах.
Травы?
Или...
Страшно.
Найджелу было страшно, но снявши голову - мечтают о короне. А он мечтал.
И точно знал, что завтра подольет отцу первые три капли зелья. Сам подольет, никому не доверит.
Все равно душу губить, так пусть хоть корона его будет. И Аллодия.
И вообще, отец сам виноват...
Найджел так и забылся пьяным сном, не выпуская из рук заветного пузырька, в котором плескалось его будущее.
Балы, красавицы, роскошь, преклонение, власть...
И все это будет его. Уже скоро, очень скоро...

Неподалеку от крепости Ратон, северо-запад Аллодии.
Каждый рыбак знает - ловить надо на рассвете. Но сома, к примеру, ловить надо ночью. И чем глуше, тем лучше, он крупнее будет.
А чтобы ловить ночью...
Встать надо к полуночи, собраться, лучше с вечера, уложить все в лодку-плоскодонку, а как все в доме уснут, выпить чашку горького травяного взвара, ну и к Интаре.
Подождать по дороге друга, с которым уговорились пойти таскать сомиков, крепко поручкаться - как взрослые, да и взрослые уже, чай, десять-то каждому есть... ну... почти есть! Сесть в лодку, оттолкнуться веслом - и туда, где с вечера заботливо разбросали приваду. И разбрасывали уж несколько дней подряд. Далековато, конечно, от деревни, а что делать, если сомики водятся только в натаньиной заводи? А это два часа вверх против течения... пешком-то все четыре топать, как бы не больше. А обратно до Ухаровки Интара донесет...
Обратно, конечно, не раньше полудня, но ежели с уловом придут, то матери и ругаться не будут. Всем известно, что сомик - рыбка вкусная и для детей пользительная, болеет малышня потом меньше...
- Слышь, Мих, а что это там?
Симар и Мих дружили давненько, с детства, рыбачили вместе, проказничали вместе, и удачно дополняли друг друга.
Высокий худой Сим, который всегда готов был на любую шалость и проказу, и обстоятельный толстенький Мих, который не соглашался ни на что, не просчитав последствий.
Вот и сейчас, с рыбалкой, идея была Сима, воплощение - Миха. Удочки - Сима. Плоскодонку нашел Мих.
Сим был повыше, зрение у него было получше, ну и... первым замечал все интересное тоже он. Мих вгляделся туда, куда тыкал грязноватым пальцем Сим.
Сначала мальчишка даже и не понял, что видит.
Звезды?
Так низко? Так много? Непонятно...
А потом...
Темнота, да...
Но это мальчишки на реке и в темноте, а эти...
Степняки и не скрывались.
Сорок тысяч.
Кто может им противостоять7 Здесь7
Аллодийская кавалерия, да, но не ночью ведь? Не в темноте?
А мальчишек просто не увидели.
Степняки расположились как раз неподалеку от той самой Натаньиной заводи с сомами (по преданию некая девица Натаня в ней утопилась, спасаясь то ли от свадьбы с нелюбимым, то ли боясь травить плод, с той поры сомы-то в заводи и появились), и видно их с воды было просто отлично. Мальчишки замерли.
По счастью, Интара была речкой коварной и извилистой, и деревьев по ее берегам было достаточно. Вот и им повезло.
Старая ива склонила ветви аж к воде, под нее-то и заползли мальчишки, считая, один - огни справа от себя,  второй - слева...
В среднем, на один костер приходилось десять человек... Мих и Сим сбились, когда закончились пальцы ног, и в ужасе переглянулись. Степняков они узнали сразу. Гортанно-шипящую речь, черные косы, остроконечные шапки, и сейчас...
- Что делать-то, Мих?
- Обратно править. И к старосте бежать.
- Выдерет он нас...
- А коли не поверит, то криком кричать, народ поднимать и уводить. Хоть своих, - Мих шептал, и на круглом лице его была решимость. - Придут твари, младенцев на копья взденут, баб заголят, да и мы... сам знаешь.
Сим кивнул.
Он знал о степняческом обычае не оставлять в живых ни одного ребенка, который поднялся макушкой выше стремени коня. Чтобы не вырастить мстителя.
Можно подумать маленькие дети на это не способны! Ха!
- Услышат нас...
- А мы потихоньку... делай, как я.
Плоскодонка - лодка невысокая. И мальчишки принялись за дело.
Тихо-тихо, только что не зубами отгрызали ветки ивы, обматывали весла рубахами, обмазывались придонным илом, чтобы не сверкнуть в темноте белой кожей... кой - холодно? С них пот лил в четыре ручья!
Лодку забросали ветками, скрадывая очертания, получился этакий пловучий островок, весла обмотали тряпками тоже не просто так, а чтобы плескало тише, сотворили святой ключ, помолились, и поползли. Не вдоль берега, чуть поодаль, медленно...
Повезло еще то, что шли они по течению, а мало ли всякой дряни лесные речки носят? Ой, много... Тут и коряги, и травяные островки, и дохлые твари.
Ребятам и помогать речному течению почти не пришлось, так, чтобы к берегу не пристать, чтобы из лодки не высунуться...
И повезло мальчишкам еще в другом.
Река же...
Степняки ждали нападения с суши, на суше засады ставили, там они бы мигом разведчика заметили. А с реки...
В сознании степняков река угрозой не была. Всадники ведь...

***
Староста Бурим давно уж спал, когда в дверь забарабанили что есть сил.
Первой подскочила его жена, Натанья, а за ней уж и дети, и родители.
- Что... как?
В дверь молотили, что есть силы. А когда Бурим, вооружившись топором для верности, распахнул ее, два тела упали ему почти в ноги.
Топор вернулся в угол.
- Эт-то что такое?
'Таким' оказались двое мальчишек. Симар и Мих, обоих Бурим отлично знал, только вот не водилось за ними - такого.
Шкоды - были, вредности были, но вот так, среди ночи...
- Бур, да ты погляди, - вступилась жена. - Их же трясет всех...
И верно, мальчишки были полуголыми, грязными, что те шервули, растрепанными, и колотило их так, что за шкирку вздерни - сами мотаться будут.
Видимо, что-то их так напугало, что добежать смогли, а потом и упали. На самом пороге, осознавая, что все, они - дошли. Видел Бурим такое, бывало... только вот вспоминать не хотел. Ни где видел, ни что делал...
Кое-как староста закинул мальцов на лавки, и потопал к печке, где с вечера сберегался горшочек молока. Раз уж такое дело...
Теплое молоко помогло. Мальчишки опамятовали.
- Что случилось?
Бурим не был бы старостой, не будь он умным и серьезным мужчиной. И услышав рассказ мальчишек о том, как они порыбачить взялись, а в Натаньиной заводи степняки...
Бурим и заводь знал, и протоку, и...
Повоевал он в молодости. Бывало.
Расспрашивал мальчишек, и понимал, что все верно. Неоткуда им такие подробности знать. Про степняков, про все...
Молчала, прикусив уголок платка, жена, прижались друг к другу дети... наконец, Бурим принял решение.
- Ната, беги по домам. Народ поднимай, кажи, пусть берут, что могут, через час уходить будем. Скотину... эххх! - одна мысль была противна крестьянину, но... - Скотину пусть хоть режут, хоть выгоняют, с собой не потащим, если только кого посмышленнее. Будем уходить в Северский лес. Я сейчас к Дорту, а потом к Гаселю. Надо гонцов разослать по соседним деревням, людям знать дать. И в крепость кого послать.
Мальчишки просто на глазах расправляли плечи.
- Дядь Бурим, мы можем... - заговорил Сим.
Бурим только рукой махнул.
- Вы, мальцы, уже сделали, что могли. Всех нас спасли...
Мальчишки переглянулись. Герои ж...
И с небес на землю их спустили только грустные слова старосты.
- Теперь бы мне деревню убедить, да увести всех...
Впрочем, Бурим действительно не зря был старостой.
Ухаровка собиралась быстро и молча, подстегнутая страшным шепотом и обрисованными перспективами. Несколько воинов. В том числе и бурим, о развлечениях степняков знали не понаслышке. И рассказывали так, что у людей мороз по коже бежал.
Инкор?
Шервуль его знает, тот Инкор. Если там и правда столько народа, могли с налета взять. Или еще чего похуже... ох, могли.
Бурим и размышлять не стал.
Послал пару охотников на разведку, а сам...
Не в степи живем, в лесу. Туда и уходить будем.
Чтобы у приличной деревни да лесного схрона не было? Ох, разное в жизни бывает, разное... Был такой схрон и у ухаровцев. Лесной овраг, в котором были обустроены землянки. Век не проживешь, но даже зиму перезимовать - и то сгодится. Мало ли...
Туда и уходить собирались.
Лес - он и прокормит, и укроет, если понятие иметь. Да и...
Лучше уж пару дней пересидеть да дураками оказаться, чем попасть степнякам в лапы. Ох, лучше.
К тому времени, как вернулись посланные на разведку охотники (эти мудрить не стали, а просто повторили то же, что сделали мальчишки, сплавав вниз по реке), в деревне, считай, никого почти и не осталось. Разве что над скотиной причитали самые упрямые... но услышав, что все правда...
Угроза жизни придает людям потрясающую прыть! И так убавляет желание спорить...
Еще до рассвета Бурим командовал обустройством деревни на новом месте. А Мих с Симаром распускали хвосты перед сверстниками.
А то ж!
Сплавали!
Разведали!
Всех предупредили!
Герои? Конечно, герои!
Мысль о том, что на пути степняков окажутся и другие деревни, пока мальчишек не посещала. Им и своих хватало...
А вот Бурим думал и об этом. И мрачнел с каждой минутой.
От Инкора - два перехода. Степняков всяко больше десяти тысяч. И как их останавливать? И кто окажется в жерновах? Аккурат между степняками и своими? Или на пути у степняков, когда тех прочь погонят? Оххх...



РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"