Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Зеркало - обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Как обычно, обновление к тексту отдельный файлом. Выложено обновление от 10.12.2018 г., обновляется по понедельникам. С уважением и улыбкой. Галя и Муз.

Матильда Домашкина.
Сегодня Матильда оделась попроще.
Юбка-солнце бежевого цвета, комплект из синего топа и кофты сверху - в офисе надо носить с кофтой, а на улице, если петь будем, можно и снять. А можно и не снимать, все равно вид не такой официальный, как вчера. На шею простенькие бусы из стекляшек,  дешевка, но оригинальная.
Волосы стянуть в хвост, на ноги плетеные туфли, сумку - и вперед!
В этот раз Матильда пришла на работу раньше Антона. Шеф появился через два часа, нестерпимо воняя чужими духами.
- Малечка, кофе мне сделай, солнышко.
- Какой?
- Черный и покрепче...
 - Не называй женщину солнышком, она и засветить может, - прокомментировала Матильда.
Малена хмыкнула и пошла заклинать кофеварку.
Кофе с блинчиками был принят благосклонно, и Антон мановением руки отпустил секретаршу, попросив ее ближайшие двадцать минут ни с кем не соединять.
 - Перетрудился, - резюмировала Матильда. - Улучшал демографическую ситуацию в стране, не покладая... отдельных запчастей.
 - Не путай ситуацию с проституцией! - беззлобно огрызнулась Малена.
 - Да ладно тебе, не злись. Он мужчина молодой, здоровый, пусть бегает по бабам, опыта набирается. Лишь бы болезней каких не набрался...
Малена чуть успокоилась.
 - Ладно. Пусть бегает. Просто очень обидно...
Матильда понимала подругу. Такое вот, школьное переживание, которого была лишена в своем монастыре Мария-Элена. Тебе нравится мальчик, который гуляет с другой девочкой, а на тебя ноль внимания...
Ты понимаешь, что проще плюнуть, махнуть рукой, и вообще - пусть гуляет, но... обидно! Какая-то глупая, иррациональная обида не дает тебе жить спокойно. Почему?
Да кто ж ее знает!
Матильда всем этим переболела в подростковом возрасте и приобрела иммунитет, справедливо полагая, что если мужчина не оценил такую замечательную ее, то он просто дурак. И тратить на него время и силы не стоит. А вот Мария-Элена этого была лишена в своем монастыре. Пусть сейчас наверстывает.
Так что девушка сосредоточилась на документах. Лучшее средство от душевных метаний, трепетаний и терзаний - работа. Помогает идеально. Страдаешь - подмети улицу, или картошку прополи, сразу страданий меньше будет.
Или просто окажется не до них...
Картошки под рукой не водилось, но сканирование кучи документов и их приведение в приличный вид - тоже помогало. Малена трудилась, как автомат - и ее потихоньку отпускало.
 - А вечером нам еще к Сергею...
 - Вот и отлично. Развеемся, - согласилась Малена.
 - Он тебе не нравится?
 - Нет. А тебе?
 - Нет, - фыркнула Матильда. - Я вообще предпочитаю мужчин постарше, у меня синдром безотцовщины.
 - Это как?
 - Это когда девочка росла без отца. Потом ее тянет к тем мужчинам, которые могут заменить папу. Поняла?
Малена поняла.
 - Тогда у нас им половина женщин страдают.
Теперь пришла пора удивляться Матильде.
- Это как?
 - У нас принято, чтобы муж был постарше жены, лет на пять-десять обязательно, а лучше лет на пятнадцать. А у вас даже ровесники женятся, потом расходятся, потому что незрелые и глупые. Из двоих в браке кто-то должен быть старше и умнее...
 - Раньше у нас тоже выходили замуж за мужчин постарше. И по сговору.
 - А сейчас почему перестали?
 - Революция многое перекроила, перемешала, - Матильда грустно вздохнула. - Знаешь, не дай бог вашему миру такое пережить.
Малена об этом догадывалась, и перевела разговор на другую тему.
 - Антон мне по этой градации подходит. Он старше меня лет на десять, это хорошо.
 - А ты потом не пожалеешь? - Матильда не могла не спросить. - В вашем мире нет разводов.
 - Да. Очень редко, если нет другого выхода. У вас в этом отношении просто.
 - Это... не самая лучшая простота. И многие браки заканчиваются разводом, особенно те, в которых муж старше жены лет на десять-пятнадцать.
- Почему?
 - Потому что тебе восемнадцать, а мужу, к примеру, тридцать, тебе тридцать - ему сорок два, тебе сорок - ему за пятьдесят. И не факт, что у вас совпадут жизненные ритмы. Тебе, например, погулять хочется, а ему поспать.
 - Я видела такое.
 - И как это решалось?
 - По-разному. В Ромее разводов нет... и Антон не настолько старше меня. Но если бы меня выдали замуж за человека в два раза старше...
 - Такое могло быть?
 - Лорана вспомни.
Матильда поежилась.
Вспомни!
Забыть бы дали! Тема браков была забыта влет. Как соберемся, так и разберемся, вот!
 - Рисойские, твари.
 - Думаю, их уже нет в Винеле. Они должны на всех парах мчаться в Аланею.
 - Мы тоже туда едем.
 - Надеюсь, разрыв не окажется слишком сильным, и подготовиться они как следует не успеют.
 - Успеют. Хуже всего, если они кинутся сразу к королю, - мрачно спрогнозировала Матильда. - Известно ведь, кто первый крикнул, тот и прав...
Малена подумала пару минут.
 - Ко двору попасть не так просто.
 - Лорена ведь Домбрийская? А это по вашим меркам круто.
 - Да. Только она в трауре.
 - И что с того? - не поняла Матильда.
Малена хитро улыбнулась.
 - Тут есть оговорка. Я могу попасть ко двору, чтобы принять наследство, более того, если я сразу не дам о себе знать, это будет очень плохо расценено. И мою просьбу об аудиенции удовлетворят в самое короткое время. А вот Лорена - вдова.
 - И она обязана соблюдать траур? - сообразила Матильда.
 - Именно.
 - Сроки?
 - Строгий траур - год. Вдова не появляется в свете, не носит ничего, кроме черного, не принимает у себя людей, разве что с выражениями соболезнования. Потом, до третьего года - нестрогий траур. Лорена может надевать серое или лиловое, может выезжать в свет, но не на большие приемы, а на малые, камерные, как вы скажете...
Матильда фыркнула.
 - А если она захочет попасть ко двору...
 - Это будет не сразу. Ей придется действовать через Лорана.
 - Рисойский постарается обернуться. И связи у него есть, верно?
 - Да. Только он - Рисойский.
 - Прости?
Малена задумалась, как бы объяснить подруге простые и понятные для нее вещи. Такие успешно забытые в двадцать первом веке, такие непонятные для Матильды... Потом сообразила.
 - Есть такое слово - репутация...
Теперь поняла и Матильда. Просто раньше ей это в голову не приходило. Ну кто сейчас оценивает людей по репутации? То ли дело - банковский счет!
 - А у Рисойского она подмоченная?
 - Равно как и у Лорены. Понимаешь, они вроде бы и оставались в рамках приличий...
 - Но внешнее их соблюдение не сделало Рисойских порядочнее. Все, до меня дошло...
 - И люди к ним не слишком хорошо относятся.
 - У нас есть поговорка - береги честь смолоду. У вас нет?
 - Поговорки нет. Но честь пока еще есть.
Матильда от души фыркнула. И тут же принялась строить гипотезы.
 - Малечка, если все шито-крыто, может ли Лорена прикрыться дочерью? Бедная девочка, ей надо срочно искать мужа - и вот я здесь. А я так горюю, так страдаю...
Теперь задумалась Малена. Ненадолго, перебирая в памяти уроки этикета.
 - Силанту может вывести в свет родня первого мужа Лорены. Даже обязана в такой ситуации. Вдова пишет Колойским, те отвечают... примерно через полгода Силли представлена ко двору. А сама Лорена должна получить королевское разрешение. Более того, это разрешение обязан подтвердить архон Аллодии.
 - Архон?
 - Ага.
Малена вспомнила, что так в Аллодии называется главный храмовный чин, вроде патриарха, и переспрашивать не стала.
 - А кто-то рангом пониже не прокатит?
 - Она же Домбрийская! Герцогесса!
 - А к архону тоже просто так не попадешь... - ухмыльнулась Матильда, думая, что в нашем мире к патриарху тоже не сильно-то пробьешься.
Настал черед Малены грустно вздыхать.
 - Она же Домбрийская.
 - Черт! - сообразила Матильда.
Это простому прихожанину к патриарху не пробиться. А какой-нибудь дочке Ельцина, племяшке Горбачева, или кто там еще в верхах водится - запросто. Пропустят без очереди.
 - Да, в Париже есть порядочные женщины, - процитировала старый анекдот Малена. - Но стоить они будут очень, очень дорого.
 - Чтобы попасть к архону - плати, самому архону - плати, в канцелярии - плати, сборы ко двору тоже денег требуют... Малена, а у нее есть доступ к фамильным счетам?
 - Зависит от многих факторов.
 - К примеру? Завещание мы видели, там ей выделена фиксированная сумма, не уложилась - крутись, как хочешь?
 - Это верно. И господин Сельвиль ей медяка не выделит. Но управляющий городским имением может оказаться не столь принципиален.
 - У вас их несколько?
Малена задумалась.
 - Я была маленькой. Вроде бы в городском доме тоже был управляющий, но точнее я не помню...
 - Управляющий делами - или просто домом? Вроде дворецкого?
 - Тильда, я не помню!
 - В любом случае, есть завещание, если что - ты Лорену со свету сживешь за растрату...
 - Не смогу, - грустно вздохнула Малена. - Если Лорена окажется в долговой яме, это будет позором для Домбрийских.
 - То есть эта стерва будет крутить, как хочет, лишь бы все было шито-крыто, а ты и цыкнуть не сможешь? Чтобы семью не опозорить?
 - Грубо по форме, но верно по сути, - очередной лист отправился в сканер.
Матильда задумалась надолго, Малена успела уже истов шесть через сканер прогнать, когда подруга активизировалась.
 - Малечка, у меня ИДЕЯ!
 - Какая? Взорвать Лорену? Чтобы петарды не пропали?
 - Нет! Выдать ее замуж!
Малена едва со стула не свалилась. Повезло, что у компьютерного кресла с трех сторон есть опора.
 - Ты с ума сошла?
 - Почему? Ты - глава фамилии, выдай эту заразу замуж! И пусть только попробует вякнуть! Скомпрометируем и выдадим!
 - Хм-м...
 - Она будет охотиться на тебя, а мы - на нее.
Малена серьезно задумалась.
 - Она же в трауре?
 - Как ко двору лезть, так траур не помеха? Ну-ну... пусть попробует вякнуть про любимого мужа, если сама даже год строгого траура не выдержала?
 - Силанта?
 - Колойские.
 - А я?
 - А тебя выводят в свет Ардонские. При чем тут Лорена? Ей положено сидеть в поместье, молиться и вышивать салфетки крестиком. Не захотела? Сама себе злобный Буратино!
Кто такой Буратино Малена уже знала. И фыркнула от души.
 - Тильда, я тебя люблю.
 - Это взаимно, сестренка. Так как?
 - Идея заслуживает рассмотрения, - согласилась Малена. - И даже претворения в жизнь!
 - Ты за ней даже приданое дашь. Небольшое.
 - Надо будет только найти ей жениха и все организовать...
 - Думаешь, за нами залежится?
Малена так не думала. Не за Матильдой, точно. Быть Лорене еще раз замужем.
 - Главное, чтобы они нас сразу не раскололи.
 - Не должны.
 - Значит, ищем мужа для мачехи. И молимся, чтобы она сразу не догадалась о нашей затее.
Недооценивать противника Малена не собиралась.
- Лоран - не дурак. И Лорена тоже, - вздохнула герцогесса. - Просто они не могут предусмотреть и предугадать - тебя.
 - Кто ж такое вообразит в здравом-то уме?
 - У вас же воображают? Книги пишут, - Малена недавно ознакомилась с творчеством некоторых фантастов.
 - Но всерьез о таком не думают. Если я сейчас расскажу Антону про нас двоих, что он сделает?
Малена подумала с минуту.
 - Сдаст нас в дом для душевнобольных.
 - В психушку. О, легок на помине...
Антон выплыл из кабинета и заулыбался.
- Малечка, мне сейчас мать звонила.
- Я вас слушаю, Антон Владимирович?
- Мы с ней собираемся встретиться и пообедать в городе. Составишь нам компанию?
Только монастырская выучка помогла Малене удержать лицо.
- Благодарю вас, Антон Владимирович, я не обедаю.
- Я плачу. И приглашаю.
- Я вам очень признательна за приглашение, но вынуждена отказаться.
- Почему? Мама хотела сказать тебе спасибо за рецепт....
- Передайте, что подобная мелочь не стоит благодарности. Я поделилась от всего сердца, - отрезала Малена.
Матильда пока не понимала причины отказа, но молчала, доверяясь подруге.
- Ты обо мне каждое утро заботишься, а я не могу ответить тем же? - зашел с другой стороны Антон.
- Антон Владимирович, я поступаю так от чистого сердца. А вы пытаетесь сейчас сравнять счет. Вам не кажется, что это немного неправильно?
Малена была сама искренность. Распахнутые глаза, чуть склоненная к плечу головка...
Антон даже чуть устыдился.
- Мама просила тебя привезти...
 - Я им что - вещь, что ли? Возить они меня будут, блин! - вспыхнула Матильда, но мешать подруге не стала. Опять замолчала.
Малена отложила в сторону документ.
- Антон Владимирович, надеюсь, вы правильно все объясните матери. Как секретарь, я не могу пойти обедать с начальником, считая это недопустимым. Более того, с семьей начальника. Могут пойти разговоры, которые сильно подпортят мне дальнейшую жизнь и перспективы...
- К примеру? - заинтересовался Антон.
- Что я получила эту работу по блату. Или что-нибудь похуже - злые языки не регистрируются, как оружие, а убивают больше людей, чем пистолеты.
С последним утверждением Антон спорить не стал. С первым попробовал.
- Что плохого в блате?
- В моем случае - его отсутствие.
- Считай, он у тебя есть. С моей стороны...
- Антон Владимирович, на вашей компании свет клином не сошелся. Если я захочу уволиться рано или поздно... или вы меня уволите...
НЕ ДОЖДЕШЬСЯ!
Эти слова были крупным шрифтом написаны на физиономии шефа. Буквально-таки шестьдесят четвертым кеглем.
- Ваши друзья примут меня с радостью, но в мире есть и враги, и те, кто к вам будет безразличен...
Антон вздохнул.
- Малена, зачем все так усложнять? Мы ездили по делам, потом заехали перекусить, случайно встретились с моей матерью...
- Простите, Антон Владимирович, но поскольку это будет зависеть от меня, я против подобного сближения, - непреклонно отрезала Малена. И сунула в сканер еще один лист.
- Закажу обед сюда и мать вызову - припугнул шеф.
- Надеюсь, Ирина Петровна поймет меня правильно, и не станет настаивать на продолжении знакомства, - не дрогнула Малена.
- У меня такое ощущение, что ты из прошлого века выпала, - огрызнулся Антон, понимая, что проигрывает.
Малена заменила лист в сканере, давая понять, что эта тема к рабочим не относится.
Может быть, Антон бы плюнул и вышел, но тут...
 - Черти его принесли! - почти застонала Матильда, и Малена готова была к ней присоединиться.
В приемную, сияя белозубой улыбкой и пуговицами дорогого пиджака, заходил Давид.
Одного взгляда на лицо Антона Малене хватило, чтобы понять - тот полностью солидарен с Маленой. Именно, что черти...
- Тоха, привет. Малена, рад тебя видеть.
- Здорово, - кисло отозвался Антон, протягивая руку.
- Добрый день, Давид Эдуардович.
- Малена, пообедаешь со мной?
Малена и мяукнуть не успела. Антон отреагировал, как кошак, на территорию которого зашел другой уличный усатый-полосатый. Еще и на кошку покусился... Уаууууу! Мяуууууу!!!
- Малена сегодня не обедает.
- А что так? Тоха, брось начальника из себя строить, отпусти девушку.
Малена сунула в сканер еще один документ. Так спокойнее... не вмешиваться. Не надо...
Женщина, которая лезет в мужские разговоры, не просто выглядит дурой, она ей является. Пусть мужчины сами выясняют отношения, а она постоит в сторонке.
 - И идет это из тех времен, когда стая волков грызлась за волчицу, а серохвостая стояла в сторонке и оценивала претендентов, - прокомментировала Матильда, вспомнив Джека Лондона.
 - Вредина, - привычно отозвалась Малена.
- Зато я умная, красивая и обаятельная. И молчу.
Последнее было особенно ценно. Над головой секретарши разворачивались бури и ураганы.
- У девушки еще работы прорва!
- Работа не член, стояла и стоять будет.
- Это у тебя. А Матильде я не за то плачу, чтоб все стояло...
Антон осекся, поняв, что ляпнул, но было поздно. Малена подняла глаза от сканера и смерила спорщиков таким взглядом...
Аристократия. И больше тут ничего не добавишь.
Мужчины просто застыли на месте, вдруг осознав, что подобные выражения в присутствии девушки их не красят. И это еще мягко сказано.
Антон прокашлялся первым, но реабилитироваться не успел.
- Тошенька!
И в кабинет заявилась Ирина Петровна. Не одна.
 - Песец пришел. И никого. Лишь я один - за всех, - меланхолично процитировала Матильда.
Ирина Петровна была очаровательна.
Шикарный костюм, из тех, что выглядят просто, а стоят, как жигуленок-шестерка, туфли от кутюр, прическа, и даже маникюр в этот раз. Она выглядела лет на пять моложе своего настоящего возраста, и буквально лучилась дружелюбием. И было отчего.
В кильватере главного броненосца следовала девушка, которую Матильда охарактеризовала бы одним словом. Весьма нелестным.
Выдра.
Видимо, это и была та самая загадочная Ирочка. И ведь красивая, ничего не скажешь! Но - выдра!
Высокая, продуманно стройная, с округлостями в нужных местах, светловолосая, вроде бы даже натурально блондинистая, без помощи священной перекиси водорода, с большими голубыми глазами и правильными чертами красивого лица. И одета хорошо.
Скромный костюмчик голубого цвета, юбка приличной длины, чуть повыше колена, жакетик, кружево топа из-под него...
Красавица?
Да. Безоговорочно. И поставь ее рядом с Антоном - пара выиграет все конкурсы красоты. Все портил только взгляд, который ни капельки не компенсировала вежливая улыбка на розовых губках.
Взгляд был холодным, расчетливым и оценивающим. И - брезгливым. Ирочка явно не посчитала Малену своей соперницей. И то сказать - ни косметики, ни дорогой одежды, волосы - и те непритязательно стянуты в хвост.
Соперницу попытались стереть в порошок еще на первом этапе. В форме: 'это что тут за чушка в дерюжке?'.
Матильда почувствовала себе замарашкой.
Чувство это было весьма взрывоопасным, и Малена тут же перехватила контроль.
 - Тихо сестренка. Мы их сейчас всех сделаем! Только держись, не срывайся!
Матильда ощутила себя ежиком. Лучше бы бешеным дикобразом, и в атаку, но не стоит мешать Малене. Сестре Матильда верила. Так что сворачиваемся до поры, до времени в клубок - и колючки к бою!
 - Молчу. Действуй...
Малена принялась сохранять все отсканированное. Мало ли кто тут шляется, работа важнее. И как-то так у нее это получилось...
Девушку словно аура спокойствия и безразличия окутала, почти физически ощутимая. Не внешнее выражение лица, нет.
Холоп отказывался подставлять свой чуб. Паны подраться решили - их проблема, а у него жатва, покос и вообще... тьфу на вас двенадцать раз. Сами разбирайтесь! Со стороны девушка выглядела полностью поглощенной работой, так, что в голубых глазах Иришки промелькнуло недоумение.
Что происходит?
Она! Тут! Стоит такая вся из себя шикарная! А ее нагло не замечают!
Малена его не увидела, но догадывалась. Нетипичная реакция, не правда ли? Привыкайте, девушка, привыкайте. Это вам заняться нечем, а у меня дела, работа, забота...
А тем временем, над ее головой...

***
- Давид, солнышко! Ты тоже здесь?
- Ирина Петровна, не были б вы матерью моего друга - украл бы и увез. Такую красоту грех не украсть! - Давид широко улыбался, показывая даже зубы мудрости.
И в ответ получил такую же улыбку.
Понимаю, что льстишь, но так приятно... ври дальше.
- А мы вот хотели пообедать с Антошей и милой девочкой, - взгляд в сторону Малены был ну очень выразительным - и все равно пропал впустую, девушка как раз вытаскивала лист из сканера. - Я стою, жду сына, а тут меня окликает Иришка...
 - Которая при полном параде аккурат в это время, в этом месте, совершенно случайно покупала тапочки...
Матильда выразила ту же мысль, что читалась на лицах присутствующих. В версию Ирины Петровны не поверил никто, но и возражать не стали. Вежливые.
Хорошо, что Матильду не слышал никто, кроме Малены. Иначе драки не избежать.
Девушки обменивались короткими репликами.
 - Судя по всему, она должна была присоединиться к нам. Чтобы ты прочувствовала свое ничтожество и несовершенство.
 - А мы опоздали.
 - А ты еще и отказываться начала... - фыркнула Матильда на Малену.
 - Что значит - начала? Я и не переставала!
 - Но кой черт сюда занес Давида?
 - У дураков мысли сходятся, - съязвила Малена, благо слышала ее мысли только сестра.
 - Тебе не кажется, что здесь слишком большая концентрация дураков? На квадратный метр?
 - Предлагаешь их покинуть?
 - Не дадут...
Малена мысленно согласилась с сестрой. Нет, не дадут. Даже и смысла нет дергаться, только проиграешь позицию. Ждем...
Антон бросил взгляд на свои часы.
- Кажется, кто-то лоханулся, - съязвила Матильда. Малена только хмыкнула.
- Черт! Кажется, я вчера часы обо что-то... черт! Отстают, сволочи! Я думал, сейчас половина...
- Нет, солнышко, уже час дня, - пропела Ирина Петровна. - Так мы идем?
Антон замялся. Ненадолго, но...
- К сожалению, Малена отказалась составить мне компанию за обедом....
 - Перевел стрелки, гад такой! - злобно прошипела Матильда, посылая шефу лучи острого поноса. Мысленно, только мысленно.
Реакция на это заявление у всех оказалась разная.
Давид довольно ухмыльнулся, как бы говоря - я и не ожидал ничего иного.
Ирина Петровна вскинула брови. Что не так? Это - ее сын, и до сих пор устоявших не было, единички вроде Дины не в счет, их Антон тоже огулял.
Самой глупой оказалась Иришка. Она соблазнительно улыбнулась, взяла Антона под руку и нежно пропела:
- Может быть, не стоит уговаривать девушку? Если она такая несговорчивая?
И в следующий миг осеклась, потому что Малена подняла голову.
И на лице девушки, в ее глазах, жестах, позе, каждый мог прочитать искреннюю благодарность.
Малена молчала. Но выражено все было так отчетливо, что Ирина Петровна открыла рот - и закрыла его, не в силах подобрать правильные слова. Те самые, которые позволят ей не выглядеть стервой или дурой.
Как было задумано?
Когда сын начал неоправданно часто упоминать о своей новой секретарше, она решила посмотреть на Матильду поближе. Посмотрела.
Прониклась, и решила доходчиво объяснить девушке, что Антон ей принадлежать не будет. Никогда.
Есть более достойные, красивые, умные, Ирочка, к примеру... если бы все прошло по плану, сегодня же, униженная и оскорбленная, Матильда вернулась бы с обеда на работу, чтобы уволиться через месяц или два. Людям вообще не нравится видеть свидетелей своего позора. И уж тем более Антон бы перестал интересоваться девчонкой.
А вместо этого - что?
Что-то не то. И не по плану. И вообще - как реагировать-то?
Давид, будучи сыном своего отца, тут же воспользовался паузой.
- Тошка, просто отлично. Тогда я приглашаю Малену на обед, быстренько отпусти ее на час, и я верну ее к двум. Целой и невредимой.
Антон скрежетнул зубами.
Что за наглость? Из-под носа добычу уводят, а взамен подсовывают почти семейный обед? Еще и издеваются?
Что творится, я вас спрашиваю?! Куда мир катится?!
- Может, пообедаем вместе? - попробовал он закатить последний шар в лузу, но не тут-то было. Малена побледнела, но прежде, чем она успела хоть слово сказать, Давид рассмеялся.
- Тошка, ты мой друг, и девушка у тебя прелесть, - Ирочка смущенно потупилась, - И маму я твою люблю, - теперь уже покраснела Ирина Петровна, вот ведь обаяние личности! - Но нам с Малечкой есть что обсудить. Без посторонних ушей.
Антон скрежетнул зубами еще раз. И обратился непосредственно к Малене.
- В два извольте быть на работе.
 - Наш выход? - подколола Матильда.
Малена встала.
Но как она это сделала...
Тем не суметь, кто не ходил часами с тяжелеными книгами на голове, не тренировал осанку, не делал по пятьсот реверансов ежедневно, не впитал этих привычек с молоком матери, не осознал еще в колыбели, что он - элита...
Здесь и сейчас в кабинете стояла герцогесса Домбрийская. Женщина, которой предстояло править провинцией, которую с детства учили, дрессировали, которой внушали, что она - аристократка, и потому выше обычных людей. А еще - в ответе за них перед Братом и Сестрой. За них и за свою землю.
Малена стояла и смотрела. И волну равнодушного ледяного спокойствия, исходящего от нее, ощущали все присутствующие.
Девушка милостиво склонила голову, словно отпустив ситуацию, протянула руку Давиду с той же непередаваемой грацией аристократки невесть в каком поколении, вежливо улыбнулась.
- Благодарю за ваше любезное приглашение, господин Асатиани.
Чуть другая интонация.
Жест.
Взгляд...
И представление обернулось бы непредставимой фальшью, провизжало бы ногтем по стеклу, заставляя корчиться от отвращения, сделало бы девушку смешной,  а ситуацию глупой и гадкой. Но Малена не играла.
Она была самой собой в эту секунду. И Давид смог только предложить ей руку в ответ.
- Это честь для меня...
И вновь слова не прозвучали фальшиво.
Давид тоже понял, какое представление планировали разыграть. И восхищался девушкой, которая обернула ситуацию подобным образом. Причем, не говоря почти ни слова...
Королеву играет не платье. Даже если ее одеть в джинсы и свитер, она все равно останется королевой, что и было продемонстрированно присутствующим.
Осанка, движения, непередаваемое чувство собственного достоинства, которого так стараются лишить людей непорядочные правители, стадом ведь управлять легче, всегда легче...
Здесь и сейчас шла герцогесса. И пусть она была одета достаточно просто, но рядом с ней Ирина Петровна вдруг показалась нуворишем, дорвавшимся до денег, а Иришка - глупой соплюшкой. И обеим не понравилось это ощущение.
Малена медленно прошла под руку с Давидом. Вышла из здания, дошла до машины, дождалась, пока перед ней распахнут дверцу джипа и помогут сесть, оправила простенькую юбку, благодарно улыбнулась. И все это с той же спокойной врожденной уверенностью.
Давид прыгнул за руль, и машина сорвалась с места. И только тогда Малена перестала ощущать чужие взгляды и позволила себе расслабиться.
Чуть-чуть.
Смягчить выражение лица и расслабить спину, которую сверлили три пары глаз.
И все - со злостью.
На упущенную добычу, наглую девчонку, которая посмела сопротивляться, удачливую (удачливую ли?) соперницу...
Здесь и сейчас Малена выиграла еще один раунд.

***
- Думаю, мы далеко не поедем, - решил Давид. - 'Атлантида' тебя устроит?
'Атлантидой' назывался небольшой, но весьма дорогой и пафосный ресторан, из тех, где чашка кофе стоит больше месячной зарплаты рабочего. А полный обед - и годовой зарплаты.
Матильда там не бывала ни разу, но Малена медленно склонила голову.
- Буду вам признательна за приглашение, господин Асатиани.
Она правильно поняла жест Давида, и не стала говорить глупостей, вроде: 'у меня нет денег', 'я не хожу в такие дорогие рестораны'...
Кто приглашает, тот и платит. И Давид мог себе это позволить.
А еще...
Девушек обычно приглашают в то заведение, которое соответствует их уровню. Мужчины отлично в этом разбираются, хотя и не говорят вслух. Но кому-то хватит пиццерии, а кто-то заслуживает и большего.
Кому-то дарят побрякушку за сто рублей, кому-то кольцо с бриллиантом в десять карат.
Такова жизнь.
- Давид, - напомнил парень.
Малена вздохнула, провела руками по лицу, словно стирая слой чего-то... неприятного.
- Давид.
- Ирина Петровна атакует? Не обращай внимания, она всех Тохиных девиц атакует.
- Я не его девица, - поправила Малена.
- Но хотела бы?
- Никогда не мечтала стать чьей-то... девицей, - хмыкнула Малена. В устах ее последнее слово приобрело явно негативную окраску, словно герцогесса сократила его до 'девки'. И Давид понял.
- У нас мало времени, поэтому прошу?
Джип затормозил на маленькой стоянке перед кафе, мужчина вышел, чтобы подать руку своей пассажирке.
 - Офигеть, - выдохнула Матильда.
 - Привыкай, - шепнула Малена. - Ты - Домбрийская.
Но как раз об этом Матильда и не думала. Она просто радовалась, что вместе с Маленой проглядела толстенную книгу по этикету, невесть каким ветром занесенную к бабушке на полки. А запомнить правила для Малены было парой пустяков, ее серьезнее готовили.
По крайней мере, сейчас они не ударят в грязь лицом.

***
В ресторане было... достойно.
Тяжелые темно-зеленые шторы, кипенно-белые скатерти, темный дуб мебели и паркета, темно-зеленая кожа меню...
- Кофе с кардамоном мне и моей спутнице. И ваш фирменный пирог с вишней, - распорядился Давид.
Малена благодарно склонила голову. Действительно, пообедать они не успеют, а вот перекусить - вполне. И поговорить тоже.
Она дождалась, пока официант отодвинет стул, легко управилась с салфеткой - и поглядела на Давида.
- Итак?
Давид пронаблюдал за этим спектаклем с большим удовольствием.
- В воскресенье день рождения у моего знакомого. Приглашает на шашлыки, на природу. Составишь мне компанию?
Малена вскинула брови.
- Что именно предполагается? Сколько времени это займет? Что за компания? И почему нужна именно я?
Давид кивнул еще раз.
- Отвечаю по порядку. Предполагается вечеринка на природе. У знакомого есть дом за городом, небольшой, метров на триста, вот там все и пройдет. Мы приедем часа на три-четыре, потом уедем. У тебя права есть?
- Только обязанности, - улыбнулась Малена, понимая, что речь идет об автомобильных правах.
Давид хохотнул.
- Жаль. Значит, пить не буду. Компания хорошая, но своеобразная.
Малена молча ждала продолжения.
- У меня есть две сестры - Манана и Нателла. Или, как их переиначили здесь, Маша и Наташа.
Малена кивнула.
- Ты уже поняла, что Асатиани достаточно обрусевшая семья?
Опять кивок.
- Мой отец - грузин, и то, в Советском Союзе все перемешалось. Традиции, обычаи... я несколько раз был в Тбилиси, но я там чужой. Свой по внешности, чужой по менталитету.
Давиду пришлось прерваться, потому что им принесли кофе и тарелочки с пирогом.
Малена отпила глоток и закатила глаза.
- Божественно... - и уже не успевшему уйти официанту. - Передайте мою безграничную благодарность гению, сварившему этот нектар.
Официант, с округлившимися глазами, кивнул - и исчез.
Пирог - ягоды вишни, кисловатые и терпкие на тонком кусочке воздушного текста, под пышным облаком нежных сливок, был восхитителен, и как нельзя лучше оттенял вкус кофе.
Малена искренне наслаждалась... целых тридцать секунд. А потом вернула свое внимание Давиду.
- Прошу простить меня за впечатлительность. Итак, у вас достаточно обрусевшая семья.
- Да. Поэтому дочерей отец выдал замуж за русских.
Малена присвистнула. Правда, мысленно.
Это - серьезный союз. Сколь ни обрусей Асатиани, семья для них - святое. И парни, которые женились на неизвестных ей девушках... вряд и это было просто. Вряд ли это просто - сейчас.
- Андрей - партнер по бизнесу мужа Мананы.
- А чем они занимаются?
Давид улыбнулся, но как-то криво.
- Асатиани - строители. А у Андрея с Сергеем свое производство стройматериалов. Несколько заводов, кирпич, цемент, шлакоблоки...
Малена плохо в этом разбиралась, но кивнула.
Серьезно...
- Там надо появляться со спутницей?
- Безусловно. А мне - вдвойне, потому что и Манана и Нателла готовы загнать меня в ярмо брака. И будут подсовывать мне девушек. Наверняка. Ты не имеешь на меня никаких видов, я уже понял. А отбиться сможешь и от роты невест.
Малена хмыкнула, делая еще глоток кофе и отправляя в рот ложечку сливок.
Восхитительно...
- Во сколько мне надо быть готовой?
- Воскресенье, двенадцать дня. Я заезжаю за тобой, и мы отправляемся. Верну тебя домой к шести - семи вечера, выспаться успеешь.
- Благодарю.
Здесь и сейчас Малена благодарила именно за понимание.
Она - работает. И не может появиться на работе, как иногда Антон - живым зомби с ракетным выхлопом. Она работать приходит, а не руководить, ей высыпаться надо.
- Да не за что. У нас еще есть пятнадцать минут... будешь еще кофе?
Малена вздохнула.
И хочется, и колется... кофе-то вкусный, но сердце потом будет колотиться. Он же крепкий, зараза, неохота остаток дня летать, как на реактивной тяге.
Прежде, чем она успела дать ответ, у стола опять материализовался официант.
- Комплимент от шефа.
На стол перед девушкой опустилась еще одна чашка с кофе. Уже не черным, уже с пышной шапочкой пены и шоколадным сердечком на ней. И таким же восхитительным вкусом, но не столь крепким, чтобы заколотилось сердце...
Малена искренне поблагодарила за кофе еще раз, в самых изысканных выражениях, не сомневаясь, что на этот раз ее слышит и кофейный кудесник, Давид подождал, пока спутница расправится со второй чашкой, сунул в принесенный счет несколько купюр, и они покинули гостеприимное заведение.
- Форма одежды? - уточнила Матильда уже в джипе.
- Джинсы. Там все будет демократично. И возьми с собой что-то теплое, на всякий случай.
Малена кивнула.
- Обязательно.
- Может, сходить с тобой в магазин? Все же...
- У меня дешевые джинсы. Я понимаю. Но думаю, что не стоит этого делать.
Давид нахмурился.
- Тебя это ни к чему не обяжет. Реквизит...
Малена покачала головой.
- Дело не в обязательствах. Я... не из вашего круга. Если одеть меня в роскошные тряпки,. Это будет еще заметнее.
- Ты будешь чувствовать себя вполне естественно. Разве нет? Я сегодня все видел...
Малена хмыкнула.
Вот как тут объяснишь, что мало - одежды? На том горит и Ирина Петровна, не понимая, что к дорогим вещам нужна ухоженность. Облик должен быть цельным, а не так, что джинсы от-кутюр, а кожа явно не знала косметолога. И волосы уложены самостоятельно, а не в дорогом салоне. И...
Да много нюансов.
Если женщина их не учитывает, она будет выглядеть чужеродным элементом. И будет чувствовать себя глупо.
Служака может надеть платье госпожи, но не стать герцогессой.
В этом мире Малена может надеть роскошные тряпки, но играть принцессу? К чему? Ведь в понедельник опять будет рабочий день, и на улице она может легко столкнуться с людьми, которые увидят ее в другом образе, к примеру с сумкой морковки. Или пакетом кошачьего корма, подкармливающей помойных кошек.
Нет. Не стоит множить сущее без необходимости.
Давиду она объяснять ничего не стала. Ограничилась улыбкой.
- Я и в дешевых тряпках буду чувствовать себя так же. Вы сами видели.
Давид хмыкнул, но настаивать не стал. Была бы честь предложена...
- Тогда я заезжаю в воскресенье.
- Да.
- И вот, возьми.
На колени девушки спланировала визитка с шестью номерами телефонов.
Два сотовых, домашние, рабочие...
Малена спрятала ее в карман и улыбнулась.
- Спасибо. Мой номер у вас уже есть?
- Разумеется. И обращайся к мне 'на ты'. Попробуй. Странно же смотрится...
Малена вздохнула.
С этим было сложнее, в ее мире так не поступали. Вот и шатало девушку из крайности в крайность, хорошо, что Давид это воспринимал адекватно.
- Я постараюсь, Давид.
Черный джип затормозил на стоянке, Давид помог девушке выйти - и умчался.
 - День песца, - подвела итог Матильда.
 - Уверена, он еще не закончился, - пророчески заметила Малена. И была полностью права.

***
- Думаешь, ты самая умная?
Лера выглядела так, что Медуза Горгона могла бы только позавидовать.
Рыжие волосы растрепались, глаза мечут молнии... окаменять не получается? А если еще поднапрячься? Или подручными средствами попробовать?
- Никогда об этом не задумывалась, - пожала плечами Малена.
- Антона подцепила, теперь Давида... тебе что - все можно? Да?!
Лера явно входила в раж. И ничем хорошим это не кончится.
- Если бросится, - передавай управление, ты с ней не справишься, - Матильда внутренне собралась.
Малена едва не выругалась.
Сейчас эта идиотка кинется на нее, потом получит по ушам - закономерно, начнется драка, в результате они обе вылетят с работы с волчьим билетом, еще и репутацию себе подпортят...
Валерии наплевать, с ее специальностью она себе всегда работу найдет. На любую продажную девку рано или поздно покупатель появится. А что делать Малене?
Оставалось только одно...
- Что ты о себе возомнила?! Думаешь, тебя остановить будет некому?!
Малена согнулась вдвое.
Из горла ее вырвался странный звук...
- Кажется, меня сейчас стошнит... охххх... бээээээ...
Лера инстинктивно шарахнулась в сторону. Того девушке и надо было.
Она сделала шаг вперед, ловко увернулась - и через пару секунд уже сидела в приемной. Под прицелом камер, которыми оснастил комнату Антон.
Лера за ней не последовала.
И правильно. Ну надо же быть такой дурой?
Клинической просто...
 - Не вздумает нанять кого-нибудь? - озаботилась Матильда. - Дуры - они мстительные, у самой не получилось, договорится с кем-то вроде Петюни, чтобы нам с тобой нос сломали?
Малена вздохнула.
 - Побоится?
 - Может и побояться. Но специи в карман переложи.
В сумочке Матильда всегда носила красный молотый перец. Мало ли...
Но не драться же с этой идиоткой?
- Как ты думаешь, Антон во сколько придет?
 - Без пяти два, - предположила Матильда. - А ты на сколько ставишь?
 - На три-четыре часа.
 - Почему?
 - Потому что эти гарпии так просто его не отпустят.
 - Хм-м... - гарпиями Матильда не назвала бы никого из Ирочек. Не потянут. Класс не тот. Разве что обычные летучие мышки средней полосы России. - Думаешь, не вырвется? Из принципа? Чтобы нас с тобой проверить?
 - Что бы я на его месте сделала...
 - Что?
 - Просто позвонила в приемную, и проверила, на месте ли ты.
 - Элементарно, Ватсон, - пробормотала Матильда. А ведь и правда - все гениальное - просто. Особенно с момента появления сотовых телефонов.
Так и произошло.
Антон позвонил без пяти два, на стационарный телефон, получил от Малены вежливое: 'Вы позвонили в приемную фирмы...', и явственно расслабился.
 - Да, теперь нас эти Иришки-мышки точно в покое не оставят, - вздохнула Малена.
 - Теперь ты просто обязана выйти замуж за Антона.
 - Почему - обязана? Я не против, но...
 - Потому что такое противодействие обязано уравновеситься действием.
Малена рассмеялась, и вернулась к документам.
Лера не появлялась. Нина и Женя - тоже.

***
Антон появился полчетвертого, усталый, но наевшийся. Посмотрел на Малену не слишком добрым взглядом.
- Ты это нарочно?
Малена ответила ему самым невинным взором.
- И нечего тут ресницами хлопать. Не верю!
Малена пожала плечами. Да не верь, кто ж тебя заставляет! А что случилось-то?
Антон понял, что ни понимания, ни раскаяния не добьется, и махнул рукой.
- Кофе мне сделай. И покрепче... два часа мозг выгрызали, заразы!
Малена молча направилась к кофеварке.
- Он рассчитывал, что нам с тобой мозг выгрызут? - поинтересовалась Матильда. - Спасибо, мы им думаем. Пусть свой подставляет!
Малена была с ней полностью согласна. Стервозные бабы - они в любом мире одинаковы, и подставляться под мозговынос ради прекрасных глаз Антона Владимировича... красивых, кстати, глаз, больших, не голубых и не серых, а этакого оттенка голубиного крыла, ей совершенно не хотелось.
Она отобьется. Но кто ей вернет самое ценное, что есть в мире?
Время, силы и нервы?
Когда она принесла кофе, Антон почти расплылся по креслу. Сидел, положив ноги на стол... Малену это покоробило.
- Спасибо. Со мной глотнешь?
- Я уже пила кофе. Но благодарна за предложение, - отозвалась Малена.
- Что тебе Давид предлагал?
- Ничего, - не стала скрывать Малена.
- Учти, он все равно не женится. У него пунктик на порядочной девушке из хорошей грузинской семьи....
 - А я кто?! - взвилась Матильда. - Не грузинка, но остальное-то верно!
Малена привычно цыкнула на подругу. Нечего тут орать и возмущаться. Ну, пунктик... они к Давиду Асатиани даже в гости не напрашиваются, не то, что в подруги. Сам приглашает.
- Я не подхожу семье Асатиани.
Малена спокойно держала удар. Это ведь правда... вот если бы речь шла об Антоне, было бы хуже.
Когда любишь, совершенно иначе относишься к человеку, нервы словно обнаженные, каких усилий ей стоило спокойствие, проявленное при встрече с матерью Антона - кто бы знал! И эта... мелкая пакость! Подсунутая и одобренная!
Больно!
Чертовски больно, между нами говоря!
Ты можешь быть лучше, умнее, красивее, но для матери любимого человека ты всегда будешь вторым сортом. Если у вас срастется - все равно второй сорт. Просто потому, что ты - не она. Не та девчонка, которую любящая мамочка выбрала и одобрила для своего сына.
А потому...
 - Даже если у вас срастется, Ирочка всегда будет третьей в вашем доме, - проницательно припечатала Матильда. И Малена была склонна с ней согласиться.
Что бы она ни сделала, как бы не пласталась, Ирочка всегда будет умнее, красивее, лучше готовить пирог с капустой, чище мыть полы и без заломов гладить рубашки. Даже если слово утюг она слышала только по телевизору. И будет это продолжаться бесконечно.
А ведь Малена прогибаться не станет. Герцогесса - это не просто титул. Это образ жизни и мыслей. Это кровь и плоть, это въедается в подкорку.
Начнутся скандалы, ссоры, потом развод... либо проходить все эти круги ада, либо отрывать Антона от матери, по максимуму ограничивая общение с сыночком.
Непорядочно?
Кто бы спорил...
 - Есть и еще один способ. Выдать Иришку замуж, - подсказала Матильда.
 - Там Лорену, тут Ирину...
 - Я же предлагаю их не убить! Я предлагаю устроить им личную жизнь! Пусть будут счастливы! И подальше, подальше от нас...
- Ты меня не слушаешь?
Малена вернулась в реальность. Она действительно пропустила что-то из слов Антона. Интересно, что?
Пришлось виниться.
- Простите пожалуйста.
Антон махнул рукой.
- Ладно. Поехали, вечером посидим где-нибудь? Ты мне должна за этот кошмарный обед...
- Я ему еще и должна? Прощаю, - взвилась Матильда.
Малена развела руками.
- Простите, Антон Владимирович. Я не могу принять ваше предложение, у меня сегодня день уже занят.
- Давидом?
Молчание.
Антон ругнулся и махнул рукой.
- Иди отсюда. Кто сказал, что понедельника не бывает во все дни недели?
Малена и пошла.
Ну их в болото, умников, они... рычагами меряются, а она крайняя? Ну уж - нет!

***
Ровно в пять Малена вышла из конторы, огляделась, порадовалась, что рядом не оказалось никого, и направилась к точке рандеву.
Сережа уже был там. При виде Малены он пробежал пальцами по струнам и приветственно замахал девушке.
- Малена!
Малена помахала рукой.
- Что поем?
- Сегодня? Предлагаю 'Буратинок'. Ты не против?
Сережа был только 'за'.
Песни из детских кинофильмов пошли на ура. Люди останавливались, слушали, бросали монетки, потом, примерно через час Малена принялась прощаться.
- Придешь еще на неделе?
- Не знаю... ближайшие дни у меня заняты. Может, в субботу?
- Субботу? Отлично! А во сколько?
- Не знаю...
- С утра сможешь?
- Часов в одиннадцать?
- Как вариант, - согласился Сергей. - Буду ждать?
Малена кивнула и отправилась домой.
Все же, пение подняло ей настроение впервые за весь этот противный день. Придет, придет она в субботу, никуда не денется.
А тем временем...

***
Антону стало откровенно любопытно, куда удирала после работы секретарша. Проследить за Маленой было несложно, по сторонам она не оглядывалась и от слежки не уходила. Так что...
Вот уж чего не ожидал Антон, так это пения на улице. Странное развлечение.
А это именно развлечение, не заработок, иначе Малена взяла бы деньги. Хоть на проезд...
Но - нет.
Тогда что это за парень?
Недолго думая, Антон вылез из машины и направился разбираться. Спроси его кто-то, зачем - он и сам бы не ответил. Просто как-то оно все срослось...
Единственная женщина, которой он не нужен. Это коробило. Антон привык, что на него западают все женщины, что он может уложить в постель любую... да,  не всех подряд, но это потому, что ему не интересно. А так-то любую. И вдруг такой афронт от соплячки!
Отказ даже на людях с ним появляться.... Работать - да, а вот встретиться разок уже нет? Гадство!
Агрессия матери.
Нытье Ирки... да мало ли кого он трахает, если возвращается к ней?
И ревность к Давиду - тоже в ту копилку.
Теперь еще и этот парень на закуску. Да что происходит?
Выясним...

***
Сергей искренне удивился, когда в его футляр упала сотня и поднял глаза на благодетеля.
Антон улыбался, раскачиваясь с пятки на носок.
- Высоцкого сбацаешь?
- Что именно?
- Их восемь, нас двое - знаешь?
Сергей знал. Получалось не очень, но еще сотню он получил.
- Сам подрабатывал в студенчестве, - вздохнул Антон, который отродясь ни на одном инструменте не играл. Только на нервах. Сергей окончательно расслабился.
- Пошли, пивком угощу? - предложил Антон.
- А, давай...
Сам Антон пиво пить не стал, перемигнулся с барменом и мужчина сговорчиво набулькал ему лимонада. А что?
Желтый и тоже пенится. И гаишники не прицепятся. Зато Сергей браво вылакал аж три кружки - на халяву. И разговорился.
Через час Антон уже знал, как Малена познакомилась с Сергеем, как они стали встречаться, ну встречаться - это громко сказано, но планы у студента уже появились.
Рассказать о своей любви и переехать из общаги к Малене. А что такого?
Даже д"Артаньян не постеснялся взять подарок от Миледи. А уж бедному музыканту сам бог велел. Почти лично...
Врать нехорошо?
Так ведь Сергей врать и не будет. Любовь - штука такая, колбасу мы тоже любим, а где для нее заканчивается этот путь?
Правильно, в унитазе.
Может, и грустно, но жизненно.
Антон слушал, пленка диктофона в кармане исправно крутилась. А как иначе в этой жизни?
Компромат - основа здоровых договорных отношений. Авось, да и пригодится.
Антон не собирался шантажировать Малену - чем? Пением для развлечения? По сравнению с тем, что выкидывали некоторые графья и бароны, пение просто милая мелочь. Если это не заработок, это просто эксцентричность.*
*- Барон Хаас обедал с львицей, Френсис Эгертон, восьмой граф Бриджуотер устраивал вечеринки для собак, Тихо Браге убил лося пивом, а из более современных можно погуглить семью де Ведрин. Прим. авт.
Уволить ее?
Тоже глупо, она не в стриптизе танцует. Нет, Антону было просто любопытно. И.... обидно?
Да.
Он бы честно переспал с Маленой и отпустил ее. А этот козел...
Попользоваться он хочет, ишь ты...
Впрочем, открывать Малене глаза на ее друга Антон не собирался. Пусть луче она вляпается в эту историю, а он потом, весь в белом, вытащит ее из проблем. Девушки вообще обожают своих спасителей и благодарят их самым приятным способом. К этому Антона уже приучили.
Давид?
Вот, пусть Асатиани и занимается этим умником, Антон ему даже намекнет. Пусть идет борьба тигра со слоном, а умный Хануман посидит в сторонке, на пригорке, и подождет своего банана.
Так-то.
Распрощался Антон с Сергеем через час. И едва ли не лучшими друзьями.
М-да... и что Малена могла найти в этом слизняке?
Обидно, господа! И за себя, и за державу обидно.



РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | П.Працкевич "Код мира – От вора до Бога" (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я возвращаю долг. Екатерина ШварцСнежный тайфун. Александр Михайловский��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяБез чувств. Наталья ( Zzika)Перерождение. Чередий ГалинаТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Мои двенадцать увольнений. K A A
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"