Гончарова Галина Дмитриевна: другие произведения.

Жизнь космического корабля - обновление

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Этот файл, как обычно, создается для проды. Все оценки и комменты, пожалуйста, в общий файл. Добавлена прода от 27.01.2014 г. Книга закончена. С уважением. Галя )))

***
Интаро Висен вел армаду. Скоро, скоро все будет кончено. Они прыгнут через ворота - и выйдут совсем недалеко от Русины. У них две сотни крейсеров, сотня линкоров, несколько десятков тысяч легких истребителей, десять 'маток'. Сложно будет сопротивляться такому напору. Даже если какой-то флот там и есть...
Астероид?
Рядом с расчетной точкой погружения в космосе безмолвно висел большой черный астероид. Интересно, чем думают на местном посту? Надо будет поставить вопрос перед командованием. А пока...
- Распылить его! Приказ матке-4.
Техник послушно застучал по клавиатуре.
И вдруг побледнел.
- Господин адмирал, приказ...
- приказ не проходит, - прозвенел женский голос.
Этот голос - веселый, звонкий, с насмешливой интонацией, был так же неуместен в рубке, как и гора цветов. Этот голос...
Интаро знал его лучше, чем свой. Этот голос. Эту женщину.
- Аврора?!
Экран, на котором отражался астероид, слегка мигнул. И взглядам всех присутствующих предстало женское лицо.
Красивое. Спокойное. В облаке потрясающих белых волос, по которым сейчас бежали голубые искры. И такие же искры горели в черных глазах, собираясь в узкие голубые щели.
- Ты меня еще помнишь, Тар? Я польщена.
Адмирал даже задохнулся на миг.
Помнил?!
Он с ума сходил! Он готов был выть по ночам на звезды! Он не мог ни есть, ни спать! С ним работали квалифицированные психологи. Но прошло три стандарт-месяца после ее бегства, прежде чем он начала приходить в себя.
- Ах ты...
Из уст адмирала полился поток отборной брани. Женщина слушала его абсолютно спокойно. Только искр становилось все больше и больше. И узкие голубые щели на черном фоне горели ярким, нечеловечески ярким пламенем.
Наконец адмирал остановился, чтобы перевести дух. И женщина рассмеялась. Коротко. Зло. Надменно.
Этот смех подействовал на адмирала, как пощечина. Он сверкнул глазами на экран и выпрямился на мостике.
- Откуда ты взялась? Я думал, ты подохла!
- Надеялся?
Интаро промолчал. А что он мог сказать?
Надеялся!?
Тысячу, сто тысяч раз - ДА!!! Потому что не мог себе представить ее - в руках другого мужчины. И считал, что лучше ей умереть. О, в те минуты попади она ему в руки - сам свернул бы ее тонкую шейку. Сразу. Одним движением руки.
Аврора провела рукой по волосам. Рука, как ни странно, была полностью обнажена.
- Вижу, ты об этом даже мечтал. Что ж. Твое право. А мое... Я - капитан корабля 'Аврора'. И у меня к вам одно предложение. Уходите - или умрете.
Тар сжал кулаки.
- корабля? И где же твой корабль?
Аврора улыбалась.
- Об этом ты узнаешь после начала боевых действий.
- Боевых действий не будет, - Тар испытывал бешеную ярость. - Наши корабли обеспечены системами подавления гипердвигателей. Ты не успеешь их активировать, как окажешься полностью беспомощна. Так что предлагаю сейчас - сдавайся. Я дам тебе двадцать минут, чтобы привести сюда свою лоханку и перейти на мой корабль. И второй раз этого предложения не повторю.
- постараешься взять силой? - Женщина откровенно издевалась. - А не получится. На этот раз не получится. Это тебе не сопливых девчонок насиловать, опоив наркотиком!
- Что-то я не помню, чтобы ты сильно сопротивлялась.
- Под наркотой? Очень смешно. Ты бы еще дубинкой по голове попробовал. Кстати, надеюсь, ты в курсе, что мои яйцеклетки оказались негодными?
- Они погибли, - процедил Тар.
- Наверняка, при попытке оплодотворения твоей спермой. Угадала?
Судя по побагровевшему лицу адмирала - женщина попала в десятку. И она это поняла. Потому что фыркнула.
- просто ты не подходил мне ни в одной малости. А сейчас у меня двое замечательных детей. И я защищаю их от таких, как вы. Последний раз предупреждаю: уходите - или умрите.
Адмирал вдруг успокоился. Его словно наполняло ледяное черное безумие.
- последний раз? - насмешливо поинтересовался он. - Так вот. Ты сдаешься?
Аврора покачала головой.
- Если ваши корабли приблизятся к проходу ближе чем на парсек, я буду стрелять. Мне жаль.
Тар ухмыльнулся, глядя в черные глаза.
- когда ты попадешь ко мне в руки - пожалеешь, что не умерла. А с твоими детьми я тоже разберусь по-своему. Посмотрим, что ты будешь готова сделать, чтобы их не продали в бордель.
Экран мигнул и погас. И через долю секунды вспыхнул снова. На этот раз он показывал рубку корабля.
Странную. Откровенно странную. Больше всего похожую на полость, вырезанную в куске сырого мяса. Там не было ни пульта управления. Ни голоэкрана. Вообще ничего. Только что-то вроде капсулы, растущей прямо из пола. И в ней, в прозрачной стеклянистой жидкости плавало обнаженное женское тело. Тело, которое Интаро Висен знал, как свои пять пальцев. Которое получил один раз - и вспоминал, лишившись.
Аврора.
Белые волосы женщины были распущены и плыли вокруг нее. Руки - приподняты, словно готовятся опуститься на клавиши рояля для вдохновенного аккорда. Тонкое лицо сосредоточено. Женщину обнимает за талию обнаженный мужчина. И... его адмирал тоже знал.
- Рон!!! - вырвался у него рев. - Майор Сарро!!!
Рон даже не повернул головы. Все его внимание было сосредоточено на любимой женщине. Жене. Матери его детей. Авроре.
В данный момент - разуме громадного крейсера. Первого из живых кораблей.
Авроры - как человека, как личности - уже не существовало. Почти.
Потому что гаснущими остатками сознания она успела отдать единственный приказ:
- Корабль! К бою!!!
Адмирал Интаро Висен выругался. Долго и затейливо. Потому что громадный астероид вдруг налился синим светом. Таким же, как искры в глазах Авроры.
И полыхнул, словно сверхновая. Казалось, по всей его поверхности открылись линзы орудий. И сейчас эти орудия стреляли. Отчаянно и метко. Без перерыва и отдыха. Без наводки.
А на все мониторы проецировалась одна и та же картинка.
Капсула, растущая из алого пола. Два обнаженных тела в ней.
Аврора, вдохновенно водящая руками, словно играющая на невидимом инструменте.
Искры мчатся по ее волосам, сливаются в единое голубое облако. Корабль стреляет отчаянно. Не обращая внимания на истребителей, пытающихся хоть как-то повредить ему. Всю мощь ударов женщина сосредотачивает на линкорах. На крейсерах. На матках. Защитные поля кораблей дрожат и прогибаются. Сила ударов превосходит все возможное. Интаро знает возможности своих кораблей. Их защитные поля должны выдерживать до десятка обычных залпов. Но куда там!
Один выстрел - и взрыв.
А промахи?
Их просто нету.
Нечеловеческая меткость. Невероятная сила.
Они возникают, словно из ниоткуда, с низких уровней гиперпространства, с нечеловеческой точностью выходят в центре построений - и взрываются залпами невероятной мощности.
Удар - и тут же нырок.
Прежде, чем им успевают ответить.
Они оказываются быстрее любого компьютера.
Быстрее, сильнее, безжалостнее - они видят уязвимые места - и наносят удары.
Милосердие им неведомо.
Создания Эрасмиуса Гризмера выкладываются на полную катушку. Если бы их создатель видел это - он был бы безумно горд собой.
Он это сотворил.
Так ведет битву эскадра Авроры. Сорок кораблей.
Так мало.
Так много.
Она - самая страшная противница. Но и те, кто оказался под ее командованием, представляют серьезную проблему.
Они ныряют в гипер на такие уровни, куда заказан путь эскадре Висена. Выпрыгивают из него в самый неподходящий момент - и стреляют, стреляют - по самым опасным противникам.
Крейсера.
Матки.
Линкоры...
Одного залпа хватает, чтобы уничтожить линкор, серьезно повредить крейсер и матку... Два залпа уничтожают и крейсер.
И все же они гибнут.
Один за другим.
Аврора пока держится. Ее корчит от боли после каждого попадания, по щекам катятся слезы, но - плевать!
Этого Эрасмиус Гризмер не предусмотрел - и каждое попадание она воспринимает, как рваную рану на своем теле.
Гибель каждого корабля из ее эскадры - как будто раскаленными щипцами отрывают куски тела.
Аврора не знает, что Эрасмиус предусмотрел метод катапультирования пилотов. Не для всех кораблей, нет. Но три уже погибли и ушли на низкие уровни гипера в спаскапсулах. Потом создатель может позвать их - и они вернутся. Но сейчас они там, где их не может достать схватка.
Ей это безразлично.
Ей надо уничтожить Интаро Висена. Другой мысли не остается.
Боль?
Она сейчас защищает своих детей. О какой боли вы говорите?
Ей не больно. Больно только телу. А разум горит. Полыхает жарким пламенем. Аврора почти безумна. Если бы не Рон - она давно бы кинулась в схватку - безоглядно - и погибла. Но разум Рона заставляет ее удерживаться на последней грани.
Она отдает команды и ведет бой, расчищая себе дорогу к смертельному врагу.
Угроза ее детям не должна существовать.
***
Рон ничего не ощущает кроме боли.
Не так.
БОЛИ.
Страшной.
Разрывающей на части разум и тело.
Она пришла еще когда атаковал сам корабль. Тогда Рон и перестал что-либо ощущать.
Мимо него прошли и разговор с Висеном, и начало боя.
Если бы не кровь Авроры в его венах - корабль вообще отторг бы его. И уничтожил. Но кровь есть кровь. ДНК опознано - и Рон воспринимается, как часть Авроры.
Беда в другом.
Осознав, что внутри капсулы находится нечто чужеродное - пусть не до конца, но все-таки, корабль начинает перестройку.
Он не будет уничтожать Рона. И не отторгнет его.
Но перестроит под себя.
Из капсулы Рон должен выйти таким же пилотом, как Аврора - или не выйти вовсе.
И сейчас Роману Варину просто больно.
Безумно больно.
Последними остатками сознания он помнит, что рядом - Аврора. Что надо думать о ней, надо чувствовать еее рядом, надо, надо, надо...
Ей надо, чтобы он БЫЛ.
И он - будет.
А значит, будет и она. Будет и эскадра. И она сможет драться... за себя, за их детей, за их родину...
Держись, любимая, я с тобой...
***
Интаро Висен в гневе отдавал приказания. Орал так, что заплевал половину консоли.
Но никто не смел ему сейчас противоречить. Пристрелит - и скажет, что так и было. Запросто.
Неповиновение приказу в военное время...
Расстрел на месте.
Хотя в такой ярости подчиненные Висена еще не видели.
Мужчину просто трясло. А по эскадре шел шепоток.
Все знали историю с его неудавшейся женитьбой. Аврора позаботилась, чтобы это прогремело на всю НОПАШ. И сейчас....
Вот такой афронт.
Встретить свою бывшую жену, да еще сражаться с ней...
И как сражаться!
Висен в ярости пытался раздавить, уничтожить, размазать в пылевую туманность...
Но Аврора отвечала.
И как!
Ни одного лишнего или ненужного шага. Она медленно и уверенно прокладывала себе дорогу к флагману. Отвлекая внимание. Покусывая на разных направлениях...
Впрочем, то, что она пробивается к флагману, пока еще никто не понял.
***
Идеальный биокомпьютер рассчитывал нужные точки для выхода из гипера.
Аврора знала, что уничтожить Висена - мало. Выберут нового адмирала - и вперед.
На Русину.
Ее Русину.
Там живут ее дети.
Нет, эскадру надо связать боем. Задержать. Выбить побольше врагов. Обязательно уничтожить Висена. Чтобы выиграть время для своих.
Она должна продержаться подольше.
Как можно дольше.
Поэтому Аврора методично выбивает самых опасных противников. Флот Русины придет сюда. И они должны получить уже подготовленное поле. Лучше всего - ни одной матки. По минимуму крейсеров.
Аврора недрогнувшим голосом посылала свои корабли в самый центр вражеского построения. И те повиновались. Проходили по глубоким слоям гипера, на миг вырывались вверх - и стреляли.
То место, где они оказывались, тут же заливали плазмой. Но куда там...
Нет, они тоже попадали. И было больно. Но - Авроре. Сами корабли боли не ощущали. И продолжали драться.
Но и Висен не желал сдаваться.
Ее маленькая эскадра сражается. Сражается и гибнет. Аврора воспринимает каждый удар, нанесенный каждому кораблю - как свою боль. Она знает, где и кого подбили. Сколько раз.
Она - центральный разум. Она - ведущая.
И ее корабли повинуются. Они уходят глубоко в гипер. На те уровни, куда нет доступа кораблям НОПАШ. И - выскакивают вновь и вновь.
В центре эскадр.
Один залп - и они опять уходят вниз. В них тоже стреляют, их задевают, но какое это имеет значение?
Это не драка. Это избиение. Если бы кораблей НОПАШ было не так много - они бы выиграли. Но... хватит ли снарядов?! А плевать!
Я никого не пропущу к Русине.
Сама Аврора действует точно так же. Ей тоже достается. Но разве это важно?
В разуме женщины уже не осталось ничего. Ни чувств, ни мыслей, ни желаний.
И только Рон связывает ее с прежней Авророй. Рон - и одно-единственное 'Ты. Никогда. Не. Причинишь. Вреда. Моим. Детям.'
В остальном же...
Она знает, что дальше враги пройти не должны. И они не проходят. Они строят ордера, готовясь обороняться. Надо отдать должно НОПАШцам - они не трусы. И дерутся. У Авроры преимущество в технологиях. У НОПАШцев в силе. Людях. Технике.
Сорок змей и пять тысяч мышей.
Кто одолеет?
****
Эскадра Русины шла на форсаже. Выли и стонали от перегрузок двигатели.
Вся Родина встала заслоном
Нам биться с врагом до конца
Ведь пояс твоей обороны
Идет через наши сердца...*
* Прокофьев, стихотворение о войне, прим. авт.
В рубке, рядом с Рико Эстевисом стоял и Эрасмиус Гризмер. Мужчина с радостью удавил бы доктора. Но - нельзя.
Он - создатель и Авроры и кораблей. Случись что...
Оба гнали от себя мысль о том, что может быть уже и все...
И случаться нечему.
Рико был готов вынырнуть из гипера - и тут же идти в бой...
Данил, оставшийся на планете, переживал за сына и невестку.
А Эрасмиус...
За своих детей.
Да-да...
Он сотворил крейсера. Он растил их. Ухаживал. Вложил душу.... Разве это - не его дети?
Может у кого-то иное мнение - плевать! Вот уж это мужчину не волновало ни в малейшей степени.
Жизнь - ничто.
Знание - все.
Он принес в этот мир много нового знания. И оно не погибнет. Это - главное.
Пульсирует серое кольцо на запястье, покрываясь алыми полосами. Он знает, пока оно не покраснело полностью - бой еще идет. Они еще сражаются.
Помощь должна успеть.
Мертвыми глазами смотрят в экраны пилоты.
Аврора обещала задержать эскадру Висена.
Все знали девушку. Корабли шли, повинуясь ее программам. Сокращая путь.
Она пообещала - и она это сделает. Даже ценой своей жизни. Но никто из указанной точки не уйдет. Потому что потом найти их в гипере будет нереально.
У них больше нету живых кораблей. Больше некому обнаружить врага в подпространстве. И его не выманить. Они могут уйти - и вынырнуть у Русины. Уничтожая тех, кого поклялся защищать флот.
У них только один шанс. Задержать врага именно здесь. И - уничтожить.
Аврора продержится. Да. Но какой ценой?
Пожалуйста, девочка, дождись!!!
Дождись помощи!!!
Мы уже идем...
Они ничего не могли сделать. Корабли шли через гипер без их активного участия. Оставалось только сжимать кулаки и повторять одно и то же.
- Держись. Пожалуйста, держись...
***
Третий.
Пятый.
Двенадцатый...
Кончились заряды. Корабль небоеспособен. Остался 'последний удар'.
Так Эрасмиус Гризмер назвал 'таран'. Когда пилот плюет на все - и отдает свою жизнь для уничтожения врага.
Тридцать пятый.
Двадцать седьмой.
Шестнадцатый.
Корабли один за другим выходили из боя.
Аврора недрогнувшей рукой отправляла их на таран туда, где было нужнее всего.
Больно?
Пусть.
Если эта падаль доберется до твоих детей, будет больнее...
Роман....
Краем сознания Аврора ощущала его присутствие. Ему тоже было больно. И это подхлестывало.
Уничтожить врага.
Любой ценой.
Ее муж, ее дети, ее родина - неприкосновенны.
Тридцать восьмой.
Пятнадцатый.
Четвертый....
Один за другим корабли выходили из строя.
Аврора не считала время. Но ей показалось, что прошло так мало...
Она оценила вражеский флот.
Висен пока еще цел. Оно и понятно. Он в самом центре построений. Туда так просто не добраться. Надо быть гением. И пройти с точностью до миллиметра.
На это способна только она.
Попробовать еще потянуть время?
Аврора отправила еще один корабль на смерть. Привычно передернулась, стряхивая с себя боль.
Надо использовать всё.
****
Экран в рубке флагмана опять загорелся.
- Уходи, Тар.
Ничто другое не заставило бы Интаро отозваться. Но это имя... которого он так добивался в ту ночь, его имя...
Аврора не зря изучала психологию. Сейчас ее разум работал на пределе мощности. И решения появлялись сами собой.
- Сука...
- Твоя эскадра будет разбита. Пожалей людей.
Аврора тянула время. И параллельным потоком мышления рассчитывала место.
Она должна вынырнуть из гиперпространства - и взорвать корабль. Проблема в другом.
Если на том месте, куда она вынырнет, кто-то окажется - взрыв произойдет раньше времени. И не факт, что Интаро будет уничтожен.
Этого допустить нельзя. Поэтому просчитать - и сто раз перепроверить!
И никак иначе!
- Людей? - Интаро Висен зашелся страшным булькающим смехом. - Людей? Ты на брюхе ползать будешь, тварь!
Аврора покачала головой.
- Не буду.
Еще пара минут. И готово.
Рома, прости меня.
Хотя.... Ты и так простишь, родной. Это ведь наши дети там, за нашими спинами.
Наша жизнь.
Мы умираем, а они пусть живут. Не отягощенные моим проклятием. Моим безумием.
- Будешь... - Висен расписывал, что он с ней сделает. Впрочем, это уже не имело значения...
Маршрут был проложен.
- Тар, - позвала Аврора.
- Что? - осекся Висен. Не столько от имени, сколько от тона, которым это было сказано. Нежного и томного...
- Прощай, Тар...
Экран мигнул. И в следующий миг корабль Авроры рванулся вперед. Рванулся, что есть сил. Нырнул в гипер - это заняло не больше секунды, мелькнул там с невероятной скоростью, так, что Аврора стиснула зубы. Эта боль превышала все, испытанное до сих пор. Но сейчас она закончится. Осталась пара секунд.
Аврора едва успела отдать приказ шести оставшимся кораблям.
- Наверх вы, товарищи, все по местам
Последний парад наступает...
Никто не успел понять. Тем более отреагировать. И меньше всего Интаро Висен.
Корабль - вверх!
Корабль вылетел буквально перед носом флагмана. Еще бы пара десятков метров в любую сторону - и все. Они почти касались друг друга обшивками. Но это было уже неважно. Все было неважно. Потому что крейсер - взорвался.
Корабль - огонь!!!
Сначала - яростным залпом, тратя все, что осталось, вкладывая свое тело там, где не хватало снарядов.
А затем - повинуясь последней команде капитана.
Корабль - взрыв!
Это было мощнее самой страшной планетарной бомбы.
Взрывом разнесло корабль Авроры, флагман Интаро Висена - и еще несколько десятков кораблей, которым не повезло оказаться рядом.
И такие же взрывы, только менее мощные, раздались рядом.
Ровно шесть.
Они уничтожили не так много.
И эскадра могла двигаться дальше. Но лишенные командования... НОПАШцы растерялись.
Требовалось время на реорганизацию, перекличку, выбор командующего...
Но этого времени им не дали.
Из гиперпространства выходила эскадра Русины.
***
Рико был вне себя от гнева и боли. И так же стискивал рядом зубы Эрасмиус.
Они пришли.
Но слишком поздно.
Если бы на час раньше....
Если бы!
'Стремительный' подал сигнал - и спустя минуту выслал шлюпку. Но Рико было не до того. Он командовал боем.
И растерянные, лишенные командования, остатки эскадры Висена, той самой 'Непобедимой армады' разлетались в разные стороны.
Впрочем, уйти им не давали. Догоняли и просто давили. Никакой пощады врагам.
Кто с мечом к нам пришел...
В плен взяли немногих...
Очень немногих...
Уйти не смог никто.
***
Эрасмиус не занимался ничем. Он крепко сжал браслет на своем запястье - и звал.
Спасательные капсулы с пилотами - слишком ценный ресурс, чтобы им разбрасываться.
Рико добивал врага.
Эрасмиус звал.
И повинуясь своему создателю, выходили из гиперпространства спасательные капсулы.
Одна за другой.
Первый.
Второй....
Девятнадцатый....
Рико вытер слезы.
- Они погибли, как герои, - шепнул кто-то рядом.
- Вечная память, - отозвался Рико. Он как раз отдал последние приказания - и теперь просто наблюдал за ходом боя. Сам бы вмешался, но адмиралу не по чину за каждым рейдером гоняться. Без него додавят.
По рубке пронесся тяжелый вздох.
Мужчины вставали один за другим.
Обнажали головы. Кое у кого по щекам текли слезы...
Всю торжественность момента нарушил ледяной голос Эрасмиуса Гризмера.
- Мне нужен корабль с большим ангаром - подобрать уцелевших.
Рико вскинулся, как от удара плетью.
- Уцелевших?!
Эрасмиус фыркнул. Неаристократично, но очень едко.
- Я не разбрасываюсь ценными ресурсами. После уничтожения кораблей пилоты - кто успел, катапультируются в спаскапсулах. Так что если вы еще хотите увидеть своих героев...
Рико удавил бы подонка за иронию... если бы не был ему так благодарен.
Они - живы.
Рядом кто-то всхлипнул. Он сам?
И тут же рявкнул, скрывая за командирским тоном дрожь в голосе:
- Живо!!! Освободить пятую посадочную палубу! Взять истребители на другие корабли!! Приготовиться к погрузке спаскапсул!!!
Живые.
Слава Роду!
Живые...
***
Когда спасательные капсулы погрузили на борт флагмана, среди них оказалась одна - самая крупная.
С двумя людьми, которые так и не разомкнули объятия. И белые волосы Авроры обвивали Рона, подобно водорослям.
Разъединить их не было никакой возможности.
- Ты сможешь их вытащить?
Эрасмиус посмотрел в глаза Рико - и впервые в жизни не смог брезгливо пожать плечами. Столько надежды было в голосе мужчины, в его взгляде... судьба ведь не отберет у него детей - второй раз? Один раз он уже с ними попрощался, второго не будет, правда же?
Правда?
- Я постараюсь.
Эрасмиус не был уверен в успехе. Вытаскивать предстояло двоих. А учитывая, что у Рона началась перестройка организма, Аврора воспринимает его, как часть себя, а капсула считает их единым целым... впереди просматривалась каторжная работа.
Но ученый готов был пахать день и ночь.
Все ради знания.
Или все-таки он привязался к своим творениям?
Эрасмиус не смог ответить на этот вопрос даже себе. И это означало самое худшее.
Ледяной Доктор стал человеком.

Эпилог
Лаборатория.
Мальчик и девочка стоят перед громадным регенератором, в котором, крепко сцепившись, плавают два тела.
Они держатся за руки, глаза заплаканы, потом девочка не выдерживает и утыкается в плечо брату.
- Не получается?
На плечи детей ложатся теплые ладони. Дети поворачиваются. И синие глаза встречаются с черными.
- Нет.
- Дедушка, они живы?
Эрасмиус гладит девочку по волосам.
- Они живы, Маргоша. И даже слышат вас. Но они - ушли.
- Ушли?
- Они очень далеко. Они дрались, им было очень больно, потом они умирали - они замкнулись друг в друге. Если они нас и слышат, то очень тихо. Как если бы вам кричали с другого конца планеты.
Девочка вытирает слезы.
- я помню. Я их помню, дедушка Рас.
Миша кивает головой.
- и я помню.
Они не лгут. Эти дети - рожденные пилоты. Идеальные симбионты живых кораблей. И их память хранит все, начиная с первого крика. Надо было только извлечь воспоминания. И дети помнят светлые волосы матери и ее ласковый голос. Песенку про крейсер 'Аврора', которую она им пела когда-то. Помнят теплые глаза отца и его последний поцелуй перед тем, как их отдали на катер.
Отправили, спасая им жизнь.
И ушли в бой.
- неужели мы ничего не можем сделать?
- Только звать, малыш...
- Но ведь они нас не слышат.
- А если это потому, что мы маленькие?
- или потому, что нас - мало?
Дети обмениваются понимающими взглядами.
Они явно что-то задумали. Но Эрасмиус не собирается им мешать. С его точки зрения - и Рону и Авроре давно пора выйти из комы. Перестройка завершена - и судя по тестам, вполне успешно. Теперь у Русины будет уже четыре пилота. Если конечно, Рон и Аврора смогут вообще расставаться, даже ненадолго.
Иногда Эрасмиус пытался просчитать степень эмоциональной привязанности, которую надо иметь для такого симбиоза, но заходил в тупик.
Были, были в жизни ученого вещи, которые он просто принимал.
Такие, как Люси, его маленькая сестренка.
И Мишка с Маргошкой. Его внуки, не иначе. Для которых он тоже растил живые крейсера. Вот уже десять лет растил.
Десять лет назад состоялась битва с Непобедимой Армадой. И закончилась полным разгромом армии НОПАШ.
Куда им состязаться с Брестским героем... о, легок на помине.
- Опять ревете?
И как всегда скрывает нежность за грубостью.
Дети хлопают глазенками. И Маргошка храбро улыбается.
- Дядя Рик, а где теть Тома и Мисико?
- Ждут на улице. Я решил не тащить мелочь через дезинфектор. А вы забыли, что у вас скоро занятия по тактике эскадренного боя?
Дети качают головами. Бросают последний взгляд на капсулу - и выходят. Вслед за ними, обменявшись рукопожатием с ученым, выходит и Рико.
Эрасмиус остается один.
Кладет руки на стекло регенератора. Задумчиво смотрит на свои творения.
Свои ли?
Да, он собирал воедино гены. Но душу вкладывал не он. Не он воспитывал. И не он заставлял ее идти на самопожертвование.
Он не ожидал тогда от своего творения такой силы чувств. И до сих пор иногда вспоминает горящие гневом черные глаза, слезы на щеках, вспышку ярости...
Что же он создал?
Или - не он? Может быть, так и было задумано? А он - просто инструмент Творца.
Интересно, что придумали дети?
Проснется ли Аврора? Роман?
Он растил корабли и для них.
На этой захолустной планетке Эрасмиус неожиданно обрел дом. Уютный и спокойный. Здесь ему давали работать, тем более, что он почти не проводил опыты на людях, а для 'почти' хватало убийц. А еще здесь была его семья.
Люси он видел только по межзвездной связи. А рядом с ним были Мишка и Маргошка, которых он постоянно наблюдал - мало ли что.
И Калерия с Алексом, ставшие любящими бабкой и дедом. Ну и заодно - отцом и матерью. Лера не так давно родила крепенького мальчика, которого назвала Риком.
И Рико с Тамарой, которые родили уже четырех детей. Совсем недавно у них родилась младшая долгожданная девочка, названная Мисико. Сначала хотели назвать ее Авророй, но потом Рико решил, что будет путаница. Когда Аврора выйдет из комы...
Он крепко верил в выздоровление героев.
Нельзя сказать, что ученого сразу приняли и полюбили, нет. Но дети любили его совершенно искренне. А он почему-то любил их.
И за это ему прощалось многое.
Но что же они придумали?
***
В этот день была парализована работа на всех планетах Русины. Остановились заводы. Замерли фабрики. Не взлетали корабли.
Не происходило ничего.
Сегодня день памяти. И на площади с самого раннего утра собираются люди. На площадях. На каждой из площадей планеты, где есть голоэкран.
А в полдень Русину накрывает тишина. Люди молчат - и смотрят. Оркестр играет марш 'Прощание славянки'. И на главную площадь страны выходят несколько людей.
Двое всем хорошо известны.
Отец и мать Романа Варина.
Данил Варин и Александра Варина.
Рико Эстевис.
Герой битвы с НОПАШ.
После разгрома Армады НОПАШцы прислали парламентеров. Но русинцы отказались иметь с ними дело. И сообщили, что любой, посмевший покуситься на их свободу, будет так же уничтожен.
Подали заявление о вступлении в Международное сообщество - и тут же жалобу на НОПАШ. За которую тут же уцепилось Кхон-Тао. Да и Российская империя не осталась в стороне. НОПАШ ослабила защиту границы - и на нее тут же нашлись любители. Ослабевшую акулу рвут товарки.
До конца не разорвут. Но изрядно поумерят аппетиты.
Третий - Эрасмиус Гризмер, также известен всей планете.
И два ребенка. Мальчик и девочка. Удивительно похожие на своих родителей. Такие же белые волосы, как у Авроры. Такие же черные бездонные глаза. Такие же черты лица, как у Романа. И такие же ясные открытые улыбки. Они держатся очень прямо и спокойно. И удивительно серьезны для десятилетних детей.
Слово берет Данил Варин.
- Люди Земли! Братья и сестры! Сегодня у нас день памяти. Ровно десять лет назад флот враждебного объединения был разбит на подходе к Русине. Вы все помните это время. И знаете, кого мы вспоминаем сегодня. Роман и Аврора - наши с Тамарой дети. Но в первую очередь - они - дети Русины. Пусть Роман родился здесь, а Аврора - в НОПАШ, неважно. Они все отдали, чтобы Русина, наша Русина, была свободна. Чтобы мы все смотрели в небо - и видели родные звезды, а не чужие орбитальные станции. Чтобы мы могли любить и радоваться.
Я знаю, они живы. Они просто восстанавливаются. Но обязательно вернутся... вернутся к нам...
Голоэкран делится на две части. Идет прямая трансляция из госпиталя. Другие пилоты давно уже выращивают себе новые корабли. Часть уже готова и патрулирует пространство вокруг системы Русины.
Но Роман и Аврора до сих пор не могут прийти в себя. Они находятся под постоянным наблюдением Эрасмиуса Гризмера.
Для них тоже выращивается корабль - но отдельно. Все знают об этом. И искренне сочувствуют героям. Надеются, что они очнутся. Уже десять лет надеются....
Голос Данила прервался на миг. Но все-таки мужчина взял себя в руки.
- Я хочу дать слово детям Авроры и Романа. Маргарита, Михаил...
Мальчик сделал шаг вперед. Вслед за ним синхронно качнулась девочка. Положила ладонь на плечо брата, подчеркивая, что он говорит за них двоих. Да так и было. Почти единый разум. Близнецы понимали друг друга лучше, чем кто-либо. Они практически были единым целым.
- Люди Русины, - зазвенел голос мальчика. - Мы сейчас хотим попросить вас. Мы знаем, что мама и папа - живы... Просто во время боя они сильно пострадали. И им нужно было время. Они долго лечились. А потом уснули. Их просто надо разбудить. И мы знаем... дедушка Рас подсказал нам, как это можно сделать. Только мы еще маленькие. Мы их зовем, а они не слышат. Даже когда мы совсем рядом с ними, они не слышат. Они очень крепко спят. Пожалуйста... если мы все будем звать, если очень-очень сильно закричать... они должны нас услышать... они обязательно вернутся!
Пожалуйста, помогите нам!
***
Люди молчали. Они не понимали, что хочет сделать ребенок. Ради Бога, они бы ему и звезду с неба достали, но как!? Как докричаться до тех, кто в коме!? Это невозможно! Или!?
А Миша набрал в грудь воздуха...

Дремлет притихший северный город
Низкое небо над головой.
Что тебе снится, крейсер Аврора,
В час, когда утро встает над Невой?!

Два детских голоса сплетались, взлетая к облакам. Оркестр не играл. Было так тихо, что легкий ветерок казался громом.
А дети пели. Пели отчаянно и яростно, вкладывая всех себя в эти простые старинные слова. Душу. Разум. Волю. Надежду. Веру.
Мама и папа обязательно очнутся. Они должны услышать. Их можно позвать. Они ведь одной природы. Теперь - все четверо одной природы.

Или как прежде в черных бушлатах
Грозно шагают твои патрули?

Почти крик. Почти стон. Почти мольба. Когда остается только отчаянная надежда - зови. И тебе откликнутся. И люди, стоя на площадях - звали. На всех планетах системы Русины, в орбитальных крепостях и на лунах...
Сейчас несколько десятков миллиардов человек одновременно повторяли одни и те же слова.

Дремлет притихший северный город
Низкое небо над головой.
Что тебе снится, крейсер Аврора,
В час, когда утро встает над Невой?!

Повторяли отчаянно и жадно. Чудо свершилось десять лет назад. Так почему бы и не сейчас!?
Песня дрогнула и оборвалась. Дети осели на землю. Эрасмиус Гризмер тут же рванулся к ним, опустился на колени, приложил пальцы к артериям...
- Живы. Обморок. Перенапряжение сил.
Казалось, вздохнула с облегчением вся солнечная система.
Данил Варин сверкнул глазами.
- Зачем ты научил их!? Ты же знаешь...
- Знаю, - отозвался Эрасмиус. - Они живы. Просто не откликаются. Нам. А вот им...
- Все равно это бред!
Эрасмиус пожал плечами. Сейчас его больше интересовало состояние детей. Ученый, как всегда, был циничен до предела. Он любил этих детей, как свой удавшийся опыт. Беспокоился об их состоянии. И был уверен, что подобный зов будет полезен для развития их эмпатических качеств. Это - важно. Остальное... посмотрим...
Неизвестно, что бы еще сказал Варин...
И никогда не будет известно.
Потому что в следующий миг по площадям пронесся вздох изумления.
На экране были видны лица Авроры и Романа. Они так и не разомкнули объятий. И сейчас... они медленно и синхронно открывали глаза.
Если очень много людей зовут - сложно не проснуться.
Впервые за десять лет герои пришли в себя.
На экране показались врачи, бросились к раскрывающейся капсуле, засуетились вокруг...
Люди прикипели к экранам. Что будет в госпитале!?
Как там дела!? Требуется ли им помощь?
В суматохе все совершенно забыли про Эрасмиуса Гризмера. А тот спокойно, ничем не интересуясь, приводил в чувство детей.
Он отлично знал, что будет с Авророй и Романом.
Им придется сложно. Первое время они не смогут расстаться друг с другом даже на пять минут. Слишком долго они воспринимали себя, как единое целое.
Привыкли.
Им еще понадобится помощь, чтобы научиться расставаться. Но это - потом.
Все - потом.
А сейчас его больше волновали Миша и Маргоша.
Лучше многих он знал - их время еще придет. Они будут жить на Русине. У них еще будут братья и сестры. Будут корабли. Будут полеты и возвращения. Победы и поражения. Странствия - и битвы.
И однажды дети скомандуют: 'Корабль! К бою!'.



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"