Гончарук Екатерина: другие произведения.

Хранитель Закрытого мира (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда невероятное "везение" пугает, и тогда начинаешь задумываться: "Не завалиться ли мне на огонек к госпоже Фортуне и повернуть ее к себе нужным местом, пока еще есть чем поворачивать? А лучше просто понадавать как следует по з... ее прекрасной филейной части". Что ж, дамы и господа! У меня вопрос. Вы хорошо помните свой первый в жизни отпуск? Ась? Возможно, я свой запомню на всю свою жизнь. А рассчитывала просто съездить в банальный Египет, уже большинству приевшийся, зато мне все равно радость. Но разве моей многострадальной персоне дадут отдохнуть? Ага, щаз! Разбежалась! Вместо кучи экскурсий по жаркому краю с его забинтованными правителями, мне предоставили незабываемое турне по Закрытому Миру. Да еще и отпускать не захотели. Ах, так? Лады, сами напросились. Никто там не против парочки раскрытых тайн эльфов? Отлично. Наследничка найти? Да, запросто! Войну остановить? Боже, какая мелочь! Только больно дорого вам обойдется! Ах, да! Надо еще умудриться не попасть в лапы к наемникам, ну и угораздило же меня вляпаться по самые не балуйся. Я нахожу верных друзей, но... рискую потерять себя. НАКОНЕЦ-ТО ОТРЕДАКТИРОВАН!!! Буду обновлять по мере появления глав.

   Глава 1 - Загадка всегда притягивает.
  
   Есть на свете вещи, которые человеческий глаз просто не способен увидеть. Это совершенно не означает, что такие вещи на самом деле не существуют. Точно так же не стоит верить всему, что видишь, ибо это может являться лишь галлюцинацией воспаленного мозга. Такие глюки могут сделать параноиком, а могут и спасти от пустоты в сердце, но только в том случае, если вы способны воплотить мечту в жизнь.
  
   [У Парящей]
  
  Ни один простой прохожий не смог бы увидеть это произведение искусства. Великолепный двухмачтовый бриг был пришвартован к небольшому участку пристани, который проходившие мимо люди словно не видели. Завораживающее зрелище... Элегантный корабль, состоящий из сплошной резьбы, словно завис в воздухе над взволнованным морем, оправдывая свое имя "Парящей".
  
  Три фигуры неподвижно стояли, ожидая своих спутников.
  
  - Вэссэл, ты уверен, что она именно здесь? Авеллестэриас мог ошибиться с расчетами, как это было в прошлый раз? - встревожено спросил один из троицы. Его миндалевидные с необычайно яркой зеленой радужкой глаза сосредоточенно вглядывались в даль, где гуляли люди. Он нервно дергал свои черные, как сама ночь, волосы до плеч, стянутые синей лентой в тугой хвост. Изящные аристократичные черты лица, четко очерченные тонкие губы - все выражало легкую степень тревоги. Тонкий нос чуть поморщился от назойливых лучей палящего солнца, норовивших ослепить. На этой части пристани никто из людей не мог появиться, поэтому здесь было пустынно. Однако это не добавляло молодому человеку желанного спокойствия. Легкий ветерок трепал подол расшитого серебряными нитями темно-синего камзола, словно подыгрывая его тревоге.
  
  - Не мог, Гелиас. Только не в этот раз, - с уверенностью ответил капитан.
  
  - Что ты хочешь сказать? - подал голос второй. Парень чуть подался вперед, чтобы не пропустить ни слова. Он вынырнул из тени корабля, и солнечный свет озарил травянистого цвета бандану, прикрывавшую черные волосы, которые были чуть короче, чем у Гелиаса. Молодой человек был его точной копией. Только если у первого в глазах читалась скорее сосредоточенность, то у второго детская наивность с озорными чертями.
  
  - А то, что в прошлый раз его сбили с направления духовного потока, который оставляет ее душа. Очень умело сбили. Мне жутко интересно, кто мог быть способен на такое, если учесть, что этот "черно-белый демон" в последний раз почти пригвоздил меня к стенке из-за того, что мы позволили себе снова ее упустить. А ты сам знаешь, что это практически невозможно для обычного эльфа.
  
  - Да уж, конечно! Куда нам, убогим, до тебя?! - раздраженно воскликнул парень в зеленой бандане, гордо вскинул голову и начал придирчиво поправлять свой зеленый камзол расшитый точно так же. Как и у Гелиаса.
  
  - Успокойся, Сион! Я совсем не хотел тебя обидеть. Вы с братом очень хорошо сражаетесь, но ментальная защита эльфов слабее демонической, согласен?
  
  - Ладно, оставим эту тему, - он надулся и уселся на стоявшую поблизости бочку. Сион очень не любил признавать превосходство других над собой или над своим братом-близнецом.
  
  Тут же на пристани появились еще двое.
  
  Первым сошел мускулистый парень под два метра ростом. Он был выше капитана и близнецов на голову, и его можно было бы запросто принять за вышибалу из VIP-клуба, если бы не его невероятно доброе выражение лица. Казалось, он хочет быть любящим братом всему миру. Ветерок весело играл с его челкой и вьющейся блондинистой шевелюрой до плеч, каскадом обрамлявшей мужественные, но изящные черты лица. Большие светлые ярко-голубые и постоянно улыбающиеся глаза добавляли его облику еще больше света. Даже его камзол был светло-голубым с золотым шитьем.
  
  - Все готово, Вэс. Самое необходимое в трюме. Об остальном мы позаботимся, когда вернемся, - кивнул самый высокий из этой компании на гору ящиков и бочек, где сидел все еще расстроенный Сион.
  
  - Хорошо, Гил.
  
  Следом за Гилом спустился молодой мужчина чуть ниже ростом, но схожей комплекцией. По сравнению с остальными, он выглядел действительно больше мужчиной, чем молодым парнем. Серые глаза выражали абсолютную уверенность, спокойствие и мудрость. Он аккуратно перекинул длинную косу седых волос с плеча на спину, обнажая великолепную вышивку серебром по темно-серой ткани камзола. Своим цепким взором он очень внимательно взглянул на пристань, словно сканируя ее. Точеные черты лица слегка дернулись от непривычной обстановки, а тонкие губы что-то прошептали в пустоту.
  
  - Что случилось, Дарий? - спросил капитан.
  
  - Просто предосторожность. Вэссэл, я понимаю, что тебя жутко нервирует постоянный скрип дверцы трюма, но то, что с ней сделали саламандры, я исправлю потом.
  
  - Спасибо тебе огромное. Я думал, вырву эту дверцу с корнем сегодня утром.
  
  - Не стоит, - усмехнулся Дарий. - Иначе наш превосходный кок разнесет всю кухню.
  
  - Конечно, разнесу! - встрепенулся Сион. - Как я могу творить, когда наш дорогой капитан устраивает истерики на палубе по поводу и без.
  
  - Что ты сказал? - моментально помрачнел Вэссэл.
  
  - Без обид, но согласись, ты очень вспыльчивый последнее время, - подмигнул кок.
  
  - А ты попробуй побывать в моей шкуре.
  
  - Спасибо, что-то не охота, - отбился Сион.
  
  - Эй! Я ценю вашу заботу, но вы все-таки помогли бы! - раздался возмущенный возглас.
  
  - Чего разорался, Киба?! - ответил Сион. - Неужели сам спуститься не в состоянии? Никогда не поверю!
  
  - Ах, ты засранец! Расступись!
  
  Команда послушно разошлась к краям пристани, освобождая площадку. С самой высокой мачты сорвался человек, широко расправив руки. Кувырок и он зацепился за один из канатов, державших паруса свернутыми. Притормозив свое падение, он отпустил канат. Еще один кувырок и на пристани уже стоял парень в полтора метра ростом, больше походивший на мальчишку подростка со своим вздернутым носом, спокойно отряхивал свой бордовый камзол и поправлял длинную косу медных волос, которая из-за его небольшого роста доставала парню до колен.
  
  - Сион, я тебя покусаю, - Киба угрожающе взирал на кока своими большими вишневыми глазами, светившимися маниакальным блеском.
  
  - Верю! - глаза Сиона испуганно расширились, когда это чудо ринулось к нему на колени и начало колотить маленькими кулачками по голове. - Без рукоприкладства! Ай! Ты что делаешь, гномья башка?!
  
  - Чтоб неповадно было! - состроил обиженную рожицу тот, от чего его выражение лица стало совсем уж детским.
  
  Вся команда дружно заржала, а Киба манерно спрыгнул с колен кока и сдул несуществующую пылинку с черных кожаных перчаток прямо Сиону в нос.
  
  - Так! Прекращаем издеваться над ним, иначе отравит, не дай бог, - сквозь смех выдавил Вэссэл. - Куда делся Анран?
  
  - Сказал, что уже идет, - подал голос Гил.
  
  - Что он там делает?
  
  - Сражение с саламандрами за мой камзол. Эти поганки деревянные его чуть не утащили во второй трюм! - воскликнул паренек, перегнувшись через перила и потрясая бежевым одеянием с золотыми узорами.
  
  Его темно-голубые глаза светились, а победоносное выражение лица делало хрупкое личико невероятно счастливым. Белоснежная улыбка дала проступить маленьким ямочкам на щеках.
  
  - Спускайся, воин! - кинул в ответ Киба. - Забьем на пару этого выскочку! - ехидно добавил он, глядя на Сиона.
  
  - Не стоит, - ответил уже приземлившийся рядом Анран. - Если мы его побьем, то он не будет нам готовить, - продолжил он, одевая и застегивая камзол. - А твою стряпню я есть не собираюсь.
  
  - Я сам ее есть не буду, - скривился Киба. - Ладно, Сион, на сегодня ты отделался легким испугом.
  
  - Посмотрим, кто кого, - усмехнулся ему в ответ кок.
  
  - Раз уж теперь все в сборе, я хочу сказать кое-что, - прервал веселье капитан. - Будьте очень внимательны! В этот раз ее нельзя упустить ни при каких обстоятельствах. Она слишком важна для Закрытого Мира. В прошлый раз нас удачно сбили с намеченного курса. Авеллестэриас до сих пор не понимает, как его смогли обвести вокруг пальца. Все прошедшие два столетия нас удачно опережали и не давали даже приблизиться к ней не то, что успеть спасти. Будьте готовы к тому, что по возвращению в Закрытый Мир на нее объявят охоту. Жестокую и беспощадную. Но главное - ничего ей не рассказывать! Меньше знает - лучше спит. Уяснили?!
  
  - Да кто же она такая?! - не выдержал Киба, сверкая вишневыми глазищами.
  
  - Простите, друзья. Но я просто не смогу вам все рассказать сейчас. Слишком многое для меня самого остается загадкой. Если удастся переправить ее к Авеллестэриасу без происшествий, тогда обещаю, вы все узнаете. Он не сможет отмалчиваться вечно. А сейчас... сейчас я прошу просто поверить мне, - он склонил голову перед своими верными спутниками. Да какими там спутниками?! Друзьями. За такой короткий срок они стали ему ближе, чем кто-либо. Стали его второй семьей. Он понял, что доверие все же существует, что это не миф.
  
  - Эй, ладно! Мы не требуем от тебя полного рассказа обо всем, что успел вбить тебе в голову наш необычный 'работодатель'. Мы тебе верим, всегда верили, и будем верить. Ты же знаешь, - положил руку на плечо капитана Гил.
  
  Резкий порыв ветра, подобные которому тревожили команду целый день, качнул золотистый кристалл на запястье капитана. Камень тут же засиял, издавая легкий перезвон, словно тысячи колокольчиков пели песнь о гармонии. Вся команда поняла без слов, им пора.
  
  [Катя]
  
  Обожаю летать на самолетах, но это получается настолько редко, что становится жутко обидно за бесцельно пройденные километры.
  
  Самолет приземлился, и пассажиры, аплодируя опытному пилоту, смогли немного расслабиться. Полет был не самый спокойный, я бы даже сказала ненормальный. Самолет очень часто кидало вверх-вниз, и за все три часа практически никто не вставал с места. Пилоту дважды приходилось заходить на посадку, но в итоге приземлились мы удачно. Немного потрясенные пассажиры спускались по трапу на ватных ногах с бледной нездоровой зеленоватостью на лицах. И чего они так испугались? Мне - так до одури понравилось! Нет, страшно конечно было, но такое приятное ощущение прокатывало по всему телу, когда самолет накренялся и резко менял высоту. То холод, то горячка, страх, возбуждение, опьянение от бурлившего в венах коктейля ощущений... Хочу еще!!!
  
  Надо же! До отлета, мое настроение было настолько паршивым из-за недосыпа накануне и жутко вредного водителя такси, везшего меня до Шереметьево. Однако сейчас, от прилива адреналина и бабочек в животе мне стало весело, что теперь, со значительно улучшившимся настроением, я спустилась по трапу, вдохнув глубоко горячий воздух лета, и своего первого в жизни отпуска.
  
  Ах, да! Зовут меня Катя и, кстати, о первом в жизни отпуске. Полгода назад, то есть в январе, мне исполнилось 23 года. Окончив институт полтора года назад, я стала успешным менеджером международной консалтинговой компании, где проходила практику. Меня со всеми потрохами заграбастали туда, и я все это время работала как проклятая, чтобы получить повышение и зарекомендовать себя. Хотя куда дальше? Если учесть, что в институте меня научили не только грамотно управлять людьми, по всем правилам проводить переговоры, даже разбираться, когда человек говорит правду, а когда нет... В общем, не только напичкали полным "боевым" арсеналом, но и напрочь отбили желание опаздывать куда-либо на ближайшие сто лет, но, как известно, так долго люди не живут.
  
  Так вот... Не желая мириться с тем, что девушек, особенно молоденьких выпускниц, очень часто принимают только за внешность, я заслужила себе в первую очередь хорошую репутацию среди начальства и клиентов, как ценного сотрудника, а потом уже как вполне симпатичной девушки. Хотя быть всегда при параде давалось мне ох как не легко. Нет, я не жалуюсь! Меня не обделили от природы стройностью, гибкостью и формами. Меня все устраивало как раз потому, что все было нормальных, адекватных размеров и не мешало проходить в самых узких местах. Мне это жутко нравилось, потому что так я спокойно могла пробраться через толчею метро. Роста мне тоже хватало, почти 172 сантиметра, и меня не перегибало как тростинку благодаря крепким лодыжкам и пропорциональности. Да и на лицо я тоже особо не жаловалась. Спокойные черты лица, слегка грубоватые скулы (но тут ничего не поделаешь, эта порода всех моих предков постаралась), прямой нос, немного тонкие губы, карие глаза и темно-русые волосы чуть ниже середины спины. Правда, сейчас волосы были, скорее, темно-рыжие от постоянных процедур окрашивания хной. Что поделать, люблю я быть рыжей... и бесстыжей тоже. Однако, встать рано утром, чтобы привести себя в порядок и не опоздать давалось такой распоследней совище, как я, просто через силу. Из-за опозданий, чуть не провалила практику. И все-таки - это заслуженный отпуск. Не зря я все это время работала, не беря отпуска на долгое время. Это сейчас меня, можно сказать, выпихнули на целый месяц, заявив, что я подрываю устоявшийся режим своей излишней активностью. Гадство! Да за все время работы я хоть что-то не сделала?! Ры!
  Однако не стоит заморачиваться на мелочах.
  
  Итак, Египет. Как давно я хотела сюда попасть, и не ради всяких забинтованных жмуриков, называемых фараонами, а ради самой особенности этой страны. Из всех мировых культур меня интересовало всего несколько, и это не какая-то пресловутая, сидящая в печенках и до жути гордая непонятно чем, Европа. Культурами, которые всегда приводили меня в восторг, были: русская (во все времена, ну, разве что за малым исключением, ну как же это не любить свое, родное), японская, китайская и египетская. Если совсем уж честно признаться, то я раньше заграницей толком и не бывала. В 4 года мы были с родителями в Китае, где они работали в цирке, в 13 в Крыме (хотя заграницей это назвать можно с напрягом) и в Болгарии в 15 лет. Вот собственно и весь мой "богатый опыт". И раз мне не удалось попасть в Японию, которой я, каюсь, тайно брежу, Хотя, раньше бредила открыто, то выбор пал на пирамиды, сфинкса и так далее.
  
  Отделавшись от 'пративных' (они там реально 'пративные' были!) таксистов с их корявым английским, я нашла пятачок, где стояли туристические микроавтобусы, развозившие новоприбывших по отелям. Новенькие "Мерседесы" с высокими потолками, у каждого из которых на боках красовалось название и герб отеля, стояли ровными рядами на небольшой стоянке. Мне повезло, что я взяла небольшой чемоданчик, а не тот баул, что у меня когда-то был, иначе я бы сжарилась под палящим солнцем, выискивая нужную мне "карету" и таща за собой ношу. Да и удобен он был не только своими габаритами. Этот красненький друг не раз сохранял мои хрупкие безделушки и фотоаппарат от превращения в пыль. Благодаря твердому и достаточно крепкому корпусу, не раз вещички были спасены от моих неуклюжих ручонок. Забравшись в нужный мне автобус, я показала водителю свою путевку. Молодой и красивый паренек с черными курчавыми волосами и того же цвета глазами подтвердил, что название отеля верно, и предложил воды из маленького бара, встроенного в пол авто вместо одного из передних сидений, а сам забрал мой миниатюрный багаж и положил на верхнюю полку. Какой услужливый! Прально, друг, знал, чего хочет измотанная девушка, не даром тебе такие бабки платят и постоянно обучают раз в полгода. Хотя, обычно туристы сами виноваты в грубости персонала, многие из вредности и переизбытка денежных масс (и не только денежных) теряют свою совесть напрочь, что выливается в скандалы с требованиями уволить нерадивого работника. Но умный менеджер никогда сотрудника не уволит просто потому, что на него пожаловались, если подчиненный не ответил грубостью сам. В первую очередь он знает, что такое большие деньги, что они делают с людьми и как надо разрулить ситуацию, чтобы не потерять кадры и оставить клиента довольным. Я поблагодарила за воду и багаж (а у паренька хороший английский), протиснулась на место под самым дулом кондиционера и расслабилась. То, что нужно. Через десять минут пустой автобус был полон, и мы поехали. Путь был неблизкий, поэтому я позволила себе поспать... совсем немного...
  
  Маленький отель располагался недалеко от моря, совсем рядом. Конечно, не пять звезд, но мне и не надо пяти, мне и трех хватит, главное, чтобы ванная в номере, а не одна на весь этаж. Мне жутко понравилось теплое и светлое оформление отельчика. Стены облицованы бамбуком, плетеные кресла и диванчики с кучей белых и бежевых льняных подушек, низкие журнальные столики и мягкие бежевые ковры. Из огромных, во всю стену, окон была видна большая пристань с множеством беленьких яхт. Рай! Только вот не для меня, очевидно. Слишком уж эта белизна приторна, если бы не плетеная мебель и бамбуковая отделка стен, то отель был бы похож на психушку, честное слово! Я простояла еще полчаса у стойки администрации, ожидая ключа от своей комнаты. Администратор, молоденькая девчушка лет двадцати, оказалась россиянкой. Она металась, вся бледная, как поганка. Я сразу вспомнила саму себя, когда не могла найти документы для своего первого совещания, я тогда проходила практику. Сжалившись над бедным ребенком, я положила руки ей на плечи и успокоила:
  
  - Не волнуйся ты так! С кем не бывает? Найдете вы эти ключи. А я пока тихонько свалю, как будто меня тут еще и не было. Погуляю по пристани, вернусь через пару часов. А ты успокойся и без паники подумай, где могут быть ключи, хорошо? Мне все равно влом сидеть в отеле. А тут такая возможность исследовать городок.
  
  - Хо-хорошо, - девушка взглянула на меня темно-карими шальными от испуга глазами и энергично закивала головой, каштановые кудряшки при этом так прикольно запрыгали, - Спасибо вам, огромное спасибо! - готовая вот-вот разреветься она прикусила губы.
  
  - М-да... Тяжелый случай. А ну поди-ка, присядь сюда! - я взяла ее за запястье и потянула это горе луковое к ближайшему дивану.
  
  - Мне нельзя, сейчас же еще приедут люди, нужно успеть расселить! - затараторила девушка сорвавшимся голоском, будто ее на плаху вели.
  
  - По трудовому законодательству любой страны работник имеет полное и неприкосновенное право на отдых раз в час. Время варьируется в зависимости от страны изготовителя сего законодательства, - четко отрапортовала я. - Так что села и успокоилась.
  
  - Вы юрист? - взвизгнула она. О боже, да она сейчас просто отрубится.
  
  - Да прекрати ты трястись! Чего испугалась? - я чуть повысила голос, а девушка подпрыгнула на диване от неожиданности. - Не юрист я, не трясись, кому говорю! И чего это ты про юриста сразу. Проблемы, что ли с законом? - лукаво прищурив глаза, я пристально сверлила это чудо природы глазами. Она аж побелела, хотя куда дальше? О, мамочки.
  
  - Нет, - наконец произнесла перепуганная до смерти девушка.
  
  - А чего тогда застыла как кролик перед удавом? Я же тебя не съем.
  
  - Вы не сердитесь? - девушка подняла на меня удивленные большие глаза. Эх! Все же красивые у нас в России девушки, только мужчины до этого никак не допрут.
  
  - С какой радости? Я же не изверг какой! - я пододвинула ближе к дивану соседнее кресло и опустилась в него. Следя за тем, как бы это несчастье не хлопнулось в обморок. - Расслабься, чего ты сидишь как на иголках. Оглянись, никого расселять пока не надо по номерам.
  
  - А как же вы? Вы же тоже хотите к себе в номер, - опять начала причитать девушка.
  
  - А я не ребенок, обойдусь пока. Сказала же, погуляю по городку, пока все не утрясется. Я знаю, что такое практика. Ты ведь еще студентка?
  
  - Откуда вы знаете? - она уставилась на меня во все глаза.
  
  - Сама такая же была, пока не получила нагоняй от маман за истеричные припадки по приходу домой. Ох! Горе ты моё! Тебя как зовут хоть?
  
  - Алиса, - робко так промямлила девушка.
  
  - Чего прости? Не слышу, совсем глухая стала. Ну-ка ответь, как полагается отвечать уверенной в себе девушке! - чуть с нажимом произнесла я. Пора растрясти это недоразумение.
  
  - Меня зовут Алиса! - чуть сорвавшимся на последнем слоге голосом, но уже более уверенно сказала девушка.
  
  - Вот! Уже лучше. Меня Катя. Оч приятно! А теперь сядь-ка поудобнее на минут пять - десять.
  
  - Но...
  
  - Никаких "но"! Возражения не принимаются! - я толкнула ее слегка на мягкие подушки и начала рыться в огромном походно-летнем рюкзачке из темно-коричневой кожи. Ура! Достав флакончик с "Новопасситом", я разбавила немного успокоительного водой из графина, стоявшего на журнальном столике по соседству с диваном, и вручила его Алисе. Та сначала с сомнением глянула на флакончик.
  
  - Куплено не здесь. Перед вылетом затарилась еще в России, - улыбнулась я, покачав флакончик этикеткой к Алисе.
  
  Узнав своё, родное, можно сказать, лекарство, она приняла стакан из моих рук и выпила все до дна.
  
  - Отлично! Мавр сделал свое дело, мавр пошел гулять по пристани и изучать город. А ты молись, Дездемона! Если узнаю, что как только я скрылась за порогом гостиницы, ты подскочила и помчалась по делам, не отдохнув и пяти минут... Ну, в общем, ты помнишь, что сделал мавр с Дездемоной, да? - девушка посмотрела на меня с таким страхом в глазах, что я испугалась. Как бы теперь по моей вине у нее психоз не начался, обширный. - Да успокойся ты! Молчу я, молчу! Но запомни, всегда веди себя достойно и не позволяй садиться на шею, свесив ножки. Ты - женщина, тебя должны уважать. Отдыхай, ребенок. Пока.
  
  - Удачной прогулки вам, Ка... Екатерина, - м-да-а-а... сильно запущенный случай.
  
  Я закинула портфель на плечо и, прихватив чемоданчик, направилась к выходу.
  
  - А разве вы не оставите ваш багаж здесь? - удивленно спросила Алиса.
  
  - Знаешь, - произнесла я шепотом. - Я тебе, конечно, доверяю, но вон той горничной подозрительной наружности, не особо. Ты уж прости меня, девочка. Но лучше я сама прозеваю чемодан с парой дорогих мне вещей внутри, чем это сделают у тебя под носом. Я привыкла терять что-то, а вот тебе пока стоит сосредоточиться на работе и на своем здоровье. Так и до нервного срыва недалеко. Пока.
  
  Я остановилась мимо красивого зеркала в резной деревянной раме. Вглядевшись в свое, совсем не по-женски одетое, тельце в отражении, я довольно хмыкнула. Я больше была похожа на парнишку. Белые льняные бриджи чуть ниже колен, свободная рубашка из того же льна с шитьем по воротнику скрывала все 'выпуклости и впуклости', красная лента туго стягивала волосы в хвост. Перекочевавший с головы на плечи красный шелковый шарф прикрывал шею, а любимые греческие сандалии обнимали ноги мягкими ремешками (ох, как же я побегала за этими сандалиями когда-то). Все это удачно скрывало мою фигуру от неприятных взглядов восточных граждан. Пусть и выглядело слегка, странно, но не для меня. М-да-а-а... Я помню, как мне упорно пытались запихнуть кучу всяких легких юбочек и платьев в чемодан. В результате я просто вывернула всё обратно на кровать и сложила туда только одну белую льняную юбку до колен, клетчатую красную, чуть выше колена и одно легкое бежевое платье, всю остальную одежду составляли лишь брюки и джинсы с футболками и пара блузок. Протестов от маман последовало много. Аргумент по поводу того, в какую я страну я еду, и кто такие арабы, тут же смел все недовольства. А я и не жалела об этом. Не люблю я юбки. В них жутко неудобно лазить по деревьям!
  
  Я ступила на горячую гальку маленького парка, окружавшего отель. Стеклянные двери с изображениями пирамид плавно закрылись за спиной. Приятный теплый ветерок стелился по дорожке и ластился к моим ногам.
  
  Я наслаждалась каждой минутой, смакуя, высасывая весь сок. Все-таки я заслужила этот отдых.
  
  Дойдя до моря по ровной асфальтированной дорожке, я поднялась на пристань и медленно пошла по ней, разглядывая великое множество различных яхт и яхточек, которые толпились как облачка на нежно-голубом небе. Я взглянула вверх... И правда очень похоже... Будто отражение... Я глубоко вздохнула соленый морской воздух и не спеша пошла дальше, поудобнее перехватив ручку чемоданчика и поправив рюкзак на плече.
  Почему я не оставила его в отеле? С одной стороны, я не особо доверяю свои вещи первым встречным, пусть даже это и зашуганая Алиса. И дело даже не в ней. С другой стороны, я часто следую словам: 'Все свое ношу с собой!' Но в реальности, все это - глупые отмазки. На самом деле мне греет душу, что одна важная для меня вещь тут, рядом. И если я ее потеряю, то буду винить только себя. Я понимаю, что таскать это везде с собой глупо, и отмазка глупая, но ничего с собой поделать не могу.
  
  Неожиданно для самой себя я резко остановилась. Моё внимание привлекла ну о-о-очень большая яхта. Хотя нет, не яхта. Это был корабль, настоящий бриг, а не какая-нибудь железяка. Двухмачтовый. Ах, держите меня семеро! Меня это так поразило, что я совершенно автоматически направилась к сему чуду. Я свернула на небольшую, будто специально отделенную часть пристани, и направилась к этому чуду.
  
  Странным было то, что никто, кроме меня не обращал никакого внимания на корабль, который был более чем странным, потому что никаким боком не вписывался в окружающую местность. Мало того, на этом на этой части пристани вообще не было ни одной живой души. Корабль не был похож на пиратские, с Карибского моря. Он был... элегантнее, что ли. Благородное темное дерево блестело лакированной поверхностью на солнце, завораживая и приманивая меня, как зайца морковкой. Паруса нежно-кремового цвета были свернуты. Резной нос корабля острой пикой гордо смотрел вверх, напоминая рог единорога. Я медленно подошла к сему произведению ближе. Рядом никого. Хотя, кто сможет в одну харю увести большой корабль? Это же не яхта, повернул ключ зажигания и крути "баранку". У этого красавца (я про корабль) даже "баранка" была лучше, чем у любой самой расфуфыренной яхты. Каждая ручка сей красотищи была резная, в виде голов каких-то животных лохматых как лев, но с огромными в полморды клювами. Похожи на грифонов из мифов. Красиво...
  
  Стоп! Это же, каким, пардон, Макаром я оказалась на корабле? Да еще и на капитанском мостике! Я же только что на пристани стояла. Я, лунатик недоделанный, даже чемодан из рук не выпустила! Мне разговоров и слез во сне и так хватает с лихвой. Кошмар!
  
  Плохо! Надо сматываться, пока не засекли. Вдруг это отреставрированный затонувший давно корабль, а я своим любопытным носом тут шарю?
  
  Резкое дуновение ветра. С моей шеи соскользнул шарф, который я забыла завязать, просто оставив на плечах. Его сдуло вниз на палубу. Я перегнулась через перила мостика и заметила несчастный шарфик, который лежал у порога каюты, если мне память по строению корабля не изменяет, каюта капитанская. И тут у меня сердце в пятки ушло. С пустынной пристани доносились голоса. Я резко кинулась на пол, подползла к перилам корабля и увидела, как по пристани тянулась небольшая группа людей. Двое шли впереди, позади их нагоняли еще пятеро. Лучше разглядеть не получалось, ибо очки покоились в сумке.
  
  Твою маму за ногу! Сама себе напророчила. Ну, зачем я просила, чтобы меня семеро держали, когда увидела этот корабль? Одного вполне достаточно! А их и правда семеро!
  
  Влипла я, пора валить! Обхватив маленький чемоданчик одной рукой, чтобы удобнее было спускаться, другой покрепче ухватила сумку на плече. Я метнулась с капитанского мостика вниз по лестнице и в миг оказалась на палубе. Не удержав равновесие, я тихо, но весьма смачно рухнула на любимый чемоданчик, который жалобно хрустнул. Как не разбила нос, остается загадкой. Я дернула шарфик. Ага, щаз! Этот красный предатель зацепился за резной уголок приоткрытой двустворчатой двери каюты. Ну вот, снова здорово! Я кинулась отцеплять шарф от лапки какого-то существа в языках резного пламени, такие ящерки обвивали каждую створку снизу. Саламандры что ли? Задумалась на секунду я и тут же мотнула головой. Некогда любоваться местными достопримечательностями, смотаться надо поскорее, пока хвост не начистили.
  
  Отцепить шарф не удавалось. Эта маленькая проказница, будто специально, держала деревянной лапкой мой злосчастный кусочек ткани.
  
  И какого мне приспичило отцеплять его? Победила моя любовь к каждой привычной мне безделушке. Хотя, в такой ситуации я бы и не подумала о шарфике. Что со мной сегодня?
  
  Корабль, полностью покрытый тончайшей и искуснейшей резьбой (у кого только нервов на всю эту сказку хватило?!) - это конечно красиво, я не спорю, но жутко неудобно в случае побега.
  
  Голоса приближались. Черт подери! Не успела! Я оглянулась, и с ужасом заметила, как на корабль поднялись двое, о чем-то увлеченно споря. Языка, на котором они говорили, я ни разу не слышала, красиво, приятное звучание слов. Люди были как-то странно одеты. Не просто не по моде, которую я вообще терпеть не могу (противная она, эта нынешняя мода). Всегда одевалась, как хочу, и ничего ведь, живу.
  У этих же были немного "не к веку" камзолы различных цветов. У одного в синем одеянии серьга в ухе с подвешенным клыком, черные как смоль волосы до плеч собраны и перемотаны в тугой хвост темно-синей лентой (сплагиатил с меня! у-ух, гад!). Другой - в травянисто-зеленом, бандана в тон, такие же черные волосы, только короче. У обоих пронзительные ярко-зеленые глаза, как изумруды. Братья-близнецы? Ну да, похожи, как две капли. Одного роста и голоса схожи. Может, костюмированный бал тут будет, раз они разоделись? Если эти "пираты", по-другому не назовешь, развеселятся, я смогу свалить тихой сапой. Черт, нет времени рассуждать! Я безжалостно дернула шарфик, неожиданно легко освободившийся от пут саламандрины (вот бы сразу так!), нырнула в каюту и прикрыла за собой дверцу. Придется подождать здесь, пока не подвернется удобного случая, чтобы свалить.
  
  Мамочка, как же красиво! Откуда такая красота все же берется?! Все, ну все резное! Различные мифические животные, люди в танце и куча всякого, что только можно и нельзя представить. Под большущим окном в хвосте корабля был деревянный широченный подоконник, застеленный мягким матрасом с шелковыми подушками. Да там двое спокойно разлягутся. Перед ним стоял большой деревянный стол с черной бархатной обивкой, там развалилась груда каких-то карт, непонятных приборов, перьев для письма, несколько склянок с чернилами. Короче, полный бардак. Тут же, рядом со столом большой золотистый глобус на мощной ножке, светящийся изнутри. Справа от двери шкафы с книгами и какой-то дребеденью, еще куча карт, свернутых и сложенных аккуратной горкой. В правом от двери углу небольшой круглый столик с двумя креслами. А слева небольшая, размерами как подоконник, кровать, так же укрыта мягким матрасом и завалена подушками. Я забилась в самый темный угол каюты, в промежуток между кроватью и стеной, прислушалась.
  
  Очевидно, спорщики перекочевали на мостик, потому что их энергичную речь я уже слышала над головой. Потихоньку корабль начал оживать, были слышны какие-то указания, быстрый бег от одной части корабля в другую. Резьба плясала и извивалась, успокаивая нервы, усыпляя внимание. Неудобно сидеть на деревянном полу, но...
  все равно...
  хочу спать...
  ... ... ... ...........................
  
   Глава 2 - Незваный гость хуже татарина?
  [Сион]
  Похоже, что настроение у Вэссэла не особо радужное. Я бы даже сказал, невероятно поганое настроение у нашего капитана.
  
  Девчонку найти не удалось. Мы прочесали все побережье, где должна была быть наша подопечная, но никого не нашли. Что самое интересное, мы отчетливо чувствовали ее присутствие. Кристалл пульсировал, как ненормальный. Пришлось Вэссэлу его вообще запихнуть подальше под рубашку, иначе мы могли привлечь еще больше внимания. На нас и без кристалла очень часто оглядывались. Необычная одежда у этих людей. А мы виноваты, что Вэссэл не стал заморачиваться с той частью плана, которая называлась 'затеряться в толпе'?! Ему, видите ли, не хотелось тратить энергию на формулу неприметности. Хотя, он правильно сделал. По следам от формулы, нас могли бы запросто отследить.
  Но, все равно это его не оправдывает!
  Мы тоже хороши, надеялись, что на не особо людном, в отличие от пристани, берегу найдем ее быстро и смоемся, не привлекая большого внимания. Не получилось. В результате, капитан решил временно вернуться на корабль, чтобы обдумать дальнейший план действий. Балбес!
  
  Но, поскольку присутствия возможной опасности Дарий не чувствовал, то решение было принято единогласно.
  
  По дороге к пристани у меня с братом завязался спор о том, где следует продолжить поиски во время следующей вылазки, который продолжался и на корабле. Я поднялся на капитанский мостик, чтобы взглянуть на берег. Вдруг повезет, и нам не придется снова тащиться в этот городок. Ну не нравится мне, как на нас смотрят! Брат продолжал разбрасываться всевозможными вариантами мест, где предположительно могла бы находиться наша цель.
  
  - Может, теперь прекратите словесные баталии и поможете перетащить это в трюм?! - грозно навис над нами Вэссэл, указывая на гору ящиков и бочек. - Как только перетащим груз, все на мостик! Сион, принесешь карты из каюты. Необходимо разработать другой маршрут возвращения. У меня неприятное ощущение, что да нас все-таки доберутся, несмотря на полную маскировку формул. Лучше разработать запасной план, - распорядился капитан.
  
  - Не нервничай так! Сейчас поможем, - ответил на выпад Вэссэла братец успокаивающим тоном. Он что, надеется усыпить капитана? Эх, братец, зря надеешься, когда Вэссэл раздражен, его ничто не усыпит, разве что бочкой по затылку. Хотя, я-то чувствовал, что Гелиас сам нервничает, причем очень сильно.
  
  'Что случилось? - спросил я мысленно брата - Ты, как только ступил на борт, снова начал дергать волосы. С такими темпами твоя хваленая формула иллюзии спадет быстрее, чем мы найдем нужную нам душу'.
  
  'Присутствие чье-то... здесь есть кто-то... чужой... - до меня донеслась волна тревоги. Эмпат из моего братца-близнеца был лучше, чем из меня. Да и выявлять различные 'неполадки' в организме больного у него получалось куда лучше. Зато я отлично лечил эти 'неполадки'. Вот так вот мы друг друга и дополняем. - Меня Дарий еще до того как мы ступили на пристань предупредил'.
  
  'Так вот. О чем вы шептались! Не обращай внимания. В любом случае, если здесь кто-то есть, его скоро найдет сам корабль. Авеллестэриас знал, что давал двести лет назад. Этот корабль умен', - успокоил я брата.
  
  Корабль действительно был необычный. Такого корабля или, хотя бы, подобия не было никогда ни в одном королевстве Закрытого Мира. Тончайшая резьба, быстроходность и отличное вооружение, хоть с первого взгляда и не скажешь. Он имел собственный разум и душу. Каждое животное или растение, выточенное из дерева, было живым, меняло свое местоположение, помогало в пути, сообщая об опасности, и даже общалось и играло с нами. Короче, кораблик - закачаешься. Вот мне интересно, откуда у 'черно-белого демона' такое сокровище?!
  
  Мы быстро перенесли оставшийся груз в трюм. Хорошо затарились, ничего не скажешь! И приспичило же Энаждивалю запросить это барахло у местных 'сокрытых'! Вернемся в порт, прибью! Хотя, по моей просьбе тоже они подкинули нам что-то из местных деликатесов. Отлично, я смогу поиздеваться над едой во время плавания по полной программе. А я виноват, что мне так нравится экспериментировать?! Между прочим, еще никому плохо от моей стряпни не становилось. Всем нравится, а капитан ворчит. Мол, мы и без изысков можем. А у самого каждый раз слюнки текут. Да такому коку, как я, просто цены нет!
  
  Я отправился в каюту за картами и приборами. Вэссэл прав, за нами могут следить. Неожиданная смена маршрута может немного сбить наших преследователей, но я не думаю, что мы сможет оторваться от них надолго. Знать бы еще, кто они. Судя по нашим прошлым неудачным попыткам подобраться к предмету наших скитаний, у этих подонков очень хорошо отработана система отслеживания. Возможно, что-то похожее на кристалл Вэссэла, который передел ему Авеллестэриас. Но, если подумать, подобных этому кристаллу, опять же, нет.
  
  Дверца каюты была слегка приоткрыта. Опять этот неряха-капитан забыл дверь закрыть?! Вот так всегда. А потом еще бесится, почему это у него все карты по полу раскиданы! А вот не надо дверь открытой оставлять на корабле, продуваемом всеми сквозняками.
  
  Когда я спускался по маленькой лесенке в каюту, меня слегка задела своей лапкой саламандра на правой створке дверцы. Она заглянула мне в глаза своими черненькими глазками-бусинами, словно предупреждая о чем-то. Я знал, что просто так они не заглядывают в глаза. Осторожно осмотревшись, я не заметил ничего странного. Может, все-таки ошибка?
  
  Я прошел к большому деревянному столу с картами, навигаторами и прочей радостью картоведов, собрал все необходимое и уже направился на палубу, как вдруг мое внимание привлекло что-то светлое в углу между стеной и кроватью. Брат, Дарий и корабль оказались правы. Здесь действительно кто-то есть. Я положил карты и приборы обратно на стол и послал зов Гелиасу.
  
  'Быстрей в каюту! Ты был прав. У нас гости! Только тихо!'
  
  Послышались быстрые шаги команды и через секунду все ввалились в дверь. Тихо ввалились, молодцы. Мы подошли ближе к фигурке на полу. Все молча рассматривали пришельца.
  
  Похоже парень, миниатюрный немного, как наш Анран. От силы лет двадцать, по людским меркам. Рассмотреть лицо не получалось, потому что в каюте было не очень светло, и голову он сильно откинул на бок. Темно-рыжие волосы ниже середины спины стянуты красной лентой в тугой хвост, как у брата. Чуть смуглая кожа, худощавое телосложение, хотя точнее сказать нельзя. На нем была светлая льняная одежда, которая как раз и мешала с уверенностью описать его габариты, штаны ниже колен и рубаха с коротким рукавом, подбитые красной вышивкой. А что с обувью? Какая-то непонятная у него обувь - одни кожаные ремешки, обнимающие ноги чуть выше крепких лодыжек. В левой руке у парнишки был зажат красный шелковый шарф, а у груди - большая кожаная сумка. У ног небольшой прямоугольный предмет, похожий на сундук. Кажется, я такие у многих людей видел, когда мы искали девушку, только этот чересчур маленький. 'Сундук' был опять же красный. Похоже, парень питает слабость к этому цвету.
  
  Он спал, вжавшись спиной в угол и прижимая к себе сумку.
  
  - Как он попал сюда?! - ошалело пролепетал Вэссэл. Не удивительно. Корабль не мог найти никто, кроме нашей команды и того, кто дал его нам, то есть Авеллестэриаса, особенно, когда находился под покровом.
  
  - Что-то не так... - вдруг подал голос братец.
  
  - Ясное дело, что не так! - взревел шепотом Гил. Все разом вздрогнули. У боцмана даже шепотом отлично получалось заставлять всех и каждого услышать его. Он - добрая душа, но если разозлить. Ох! Лучше не вспоминать. - Пробраться на корабль невозможно! - подтвердил общие знания он. - Если этот пацан - засланец тех гадов, что вечно нам мешают, его надо скорее...
  
  - Я не об этом! - раздраженно перебил его Гелиас, чуть повысив голос. - Что-то не то, но в другом смысле. Не могу понять, - он сосредоточенно вгляделся в парнишку. И тут, его лицо вытянулось, словно ему под нос подсунули страдающего от боязни крови вампира. - Идиоты! - бедный, чего это он? Братец опустил голову, приложив к своему лбу ладонь (он всегда пытался так успокоиться) и затрясся от едва сдерживаемого порыва психической атаки. Дя, тяжело живется на свете, братцы, эмпатам-телепатам. Особенно таким чувствительным, как этот. - Вэссэл, кристалл, быстро! - скомандовал братец. Как только золотистый кристалл, который очень сильно пульсировал, оказался в руках у Гелиаса, он сосредоточился и поднес камень к парнишке. Кристалл озарил каюту ярким светом. До меня дошло!
  
  'Ты что, решил, что это и есть тот, кого мы ищем?! Бред!' - возмутился я, посылая брату свои мысли.
  
  'Именно!' - радостно ответил Гелиас.
  
  - Я вас обрадую! Это не парень! Это девушка! Та, кого мы ищем!!
  
  - Сдурел?! - тихо прошипел Вэссэл. - Я всегда знал, что вы с братом немного ТОГО, но не до такой же степени! - ну, да. Прав капитан, дурные мы. Не спорю.
  
  Гелиас присел к парнишке, легонько зажал его подбородок пальцами и осторожно повернул его откинутую голову, чтобы увидеть лицо. Правда, девушка! Довольно симпатичная... для человека. Короткая челка сбилась в смешной хохолок, а выпавшие из хвоста пряди волос были беспорядочно раскиданы по лицу. Братец осторожно убрал с ее колен сумку, высвободил из длинных пальцев шарф и легко, чтобы не разбудить, поднял девушку на руки. Мы расступились, дав ему возможность положить ее на кровать.
  
  [Вэссэлиас]
  
  Просто не верится! Вот так запросто она смогла пробраться на корабль?! Не может такого быть! За что мне все это?!
  
  - Похоже, девушка не скоро проснется, - сообщил Гелиас. - Она очень сильно устала. Кажется, она давно не спала. Проснется... - он задумался, дотронулся до ее лба ладонью, сосредоточился. - К ночи.
  
  - Хорошо. Раз так, я думаю, можно ее здесь оставить одну. Нам же следует быстрее свалить отсюда, пока не хватились.
  
  - Гелиас, ты точно уверен, что это она? - решил подбросить своего сомнения Сион.
  
  - Сомнений нет, иначе кристалл на нее реагировать не стал бы, - с уверенностью ответил Гелиас.
  
  Я заметил, как он очень пристально вглядывался в ауру девушки.
  
  - Что-то необычное нашел? - поинтересовался я.
  
  - Еще бы! Я думаю, что все заметили.
  
  - Ты точно уверен, что корабль никто из посторонних не может видеть? - серьезно спросил Дарий, сверля девушку взглядом своих серых глаз. Если честно, меня его взгляд иногда пугает. Он как кот, смотрит в одну точку, будто оттуда вот-вот выползет мышь.
  
  - Абсолютно!
  
  - Ладно, оставляю разборки с ней на тебя. Сиди лучше здесь. Мало ли, что может натворить девушка спросонья, - снова подал голос Гелиас.
  
  - Тогда все по местам, - тихо скомандовал я. - Отплываем!
  
  Моя команда, заработав на свои головы еще больше вопросов, чем ответов, тихо покинула каюту. Друзья, как бы я хотел вам все рассказать. Если бы я еще мог знать, что рассказывать. Авеллестэриас так и не раскрыл мне причину необходимости именно этой души.
  
  - И не забудь, - внезапно донеслось до меня. От неожиданности я даже подпрыгнул. Плохо, нервы шалят. Как я мог не заметить, что Гелиас остался в каюте. - Что кристалл на нее можно одеть только в сознательном состоянии, - напомнил мне Гелиас. - И, знаешь, тебе следует больше отдыхать и меньше думать о Иарэнии. Ты все воспринимаешь слишком близко к сердцу после ссоры с ней. Когда вернемся в Закрытый Мир, тебе следует первым делом с ней помириться. Она тебя любит, - и скрылся.
  
  Я все близко воспринимаю?! Пожалуй, он прав. Как-то во время очередного собрания совета в Белой Столице, куда меня привезли старшие братья, Кайран и Миарэль, я увидел младшую сестру Сиона и Гелиаса, Иарэнию. Я потерял рассудок. Не знаю, почему, но я просто не понимал, почему меня так тянет к этой безрассудной эльфийке. Я разносил свою башню на кусочки, пока меня не вразумили Ран и Миар. Оказалось все настолько просто и сложно одновременно, что я долго сидел в ступоре, не понимая, что происходит со мной. Я влюбился. Влюбился и даже не понял этого. Это же надо быть таким, глупым. Я помню как Ран и Миар ржали надо мной, когда до меня наконец дошло.
  
  После того, как мне удалось немного успокоиться, я приехал в Младшую ветвь правящей семьи, к Сиону и Гелиасу. Эти двое сразу поняли, в чем дело и позволии мне встретиться с Иарэнией. И пошло поехало.
  Я никогда не думал, что могу испытывать такие сильные чувства. Я люблю в ней все, и даже ее бешеный характер. И все, казалось, было просто великолепно. Но почему счастье не может длиться долго? Родители не возражали против нашего союза. Внезапно, что-то пошло не так. Мы расстались. Я долго мучился, и вот уже почти пятьдесят лет мы не встречались с ней, а я каждую ночь мечтаю вновь увидеть ту, что заставила мое сердце чувствовать. Для нас срок в пятьдесят лет ничтожен, но мне страшно. Страшно, что однажды будет слишком поздно просить прощения. Пусть даже за то, о чем я не знаю. Боги и Хранители! За что мне такая мука? Как же я устал...
  
  Я сел на подоконник и как глупый уставился на горизонт, пытаясь не думать о Иарэнии уже в который раз... думай о другом... но... о чем? О самом важном для данного момента...
  
  Авеллестэриас так и не сказал мне, чем именно эта душа так важна для Закрытого Мира. Что самое необычное, так это то, каким образом она смогла пробраться на корабль. 'Черно-белый демон' дал нам его перед тем, как отправить на поиски двести лет назад. Он сказал, что никто посторонний никогда не сможет просто увидеть корабль, не то, что попасть на него. Единственный способ - получить формулу разрешения капитана или если сам капитан снимет покров, но даже в этом случае его нелегко будет различить. Я сначала глазам не поверил, когда увидел этот необычный корабль. Авель предупредил, что это чудо может не принять меня, как капитана. Но все обошлось. Корабль принял всю команду и меня как капитана, правда, немного помучив предварительно. А кому будет приятно, если его вещи будут постоянно таскать резные саламандры по всем закоулкам корабля? Хотя, сейчас две саламандры продолжают игрушечную войну с нами. Как бы их прибить к дверцам каюты намертво, чтобы не мучили.
  
  А что касается девушки. Даже несмотря на все странности, она выглядит совсем обычным человеком. Или очень симпатичным парнем, как нам показалось в первые несколько минут. Интересно, почему она так одета? Ну в самом деле, как парнишка! Хотя, меня больше интересует не это, а ее необычная аура. Она, как живой радужный факел, мечется языками пламени. Снаружи спящая и спокойная, а аура бушует, как неистовый пожар. Что-то мне подсказывает, что по характеру она не подарочек, как моя Иарэния. В аурах я хорошо умею разбираться, почти так же хорошо как Гелиас. И теперь я, присмотревшись внимательнее, кажется, понимаю, что так насторожило его. На запястьях, лодыжках и шее девушки сквозь бешеные языки пламени виднелись, словно золотистая дымка, браслеты. Такого я еще не видел. Не похоже на клятву, порабощение или брачные браслеты и в первую очередь именно потому, что для таких обрядов необходим сам артефакт, а не дымка из сети сплетенных формул. В том, что это были именно формулы, не было никакого сомнения. Артефакт оставляет двойственное ощущение от присутствия неживого материала и магический фон от формулы, а тут только чистый магический фон. Но кто мог такое сотворить? В девушке нет ни капли магии. Чистокровный человек. Но аура заставляет думать об обратном. Ничего не понимаю. Может Гелиас сможет хоть что-то выяснить?
  
  Видимо девушка начала засыпать еще глубже, потому что ее аура начала 'гореть' спокойнее и ровнее. Я долго наблюдал за завораживающим танцем ауры-пламени и вскоре уснул.
  
  Резко проснувшись, я словно почувствовал, что девушка скоро очнется. Я поспешно принял подобающую позу строгого капитана, чтобы скрыть нелепую гримасу, поселившуюся на моем лице после сна. В каюте было темно как у дракона в пасти. Слегка взмахнув рукой, я зажег свечи. За большим окном сиял круглый лик полной луны. Я вспомнил про кристалл и вгляделся в него. Интересно, не помню, чтобы у нас бывали такие кристаллы, которые позволяют тому, кто его носит, общаться на нашем языке и постепенно выучивать его. По крайней мере так говорил Авеллестэриас. Обычно для такого скорого обучения пользовались формулами. Эта безделушка настроена только на определенную душу, на душу той, кто сейчас должна проснуться. Все то время, что мы скитались по Внешнему Миру, этот кристалл помогал нам ее отыскивать. Хотя, до сего момента возможности подобраться ближе не представлялось. Ее снова и снова убивали, она вновь перерождалась, и мы все начинали сначала... Интересно, что еще есть у Авеллестэриаса в хранилищах? И откуда у него все эти артефакты, о которых даже самым старым магам Закрытого Мира ничего не известно? Да, да, корабль тоже является артефактом, по сути. Весьма необычным артефактом.
  
  Успокоившаяся аура девушки вспыхнула.
  
  Она пошевелилась.
  
  Я замер.
  
  ... ... .......................
  
   Глава 3 - Разбор полетов.
  
  [Катя]
  
  Ой, как классно! Мягко, очень мягко... Мягко? Не могла же я забыть, как вернулась в отель! Никогда потерей памяти не страдала, даже когда пару раз с друзьями напивались до бессознаетльного состояния. А как много хотелось бы забыть...забыть как друг предавала подругу, свою девушку у меня на глазах...забыть пьяные разговоры подушам...
  
  Я резко поднялась, да так резко, что голова сорвалась со всех орбит и закружилась. От такой неожиданности я совершенно потеряла равновесие и свалилась на деревянный пол. Кровать оказалась не сильно высокой, чтобы позволить расплющить мне нос, но это все равно не спасло от весьма чувствительного соприкосновения лба с деревом. В глазах потемнело.
  
  - Оуууй! - я потерла ушибленный лоб и осмотрелась.
  
  Я в той же каюте. Мягким, приятным светом горели свечи в подсвечниках на стенах. Повернулась к окну, и чуть не пропустила пару или тройку вздохов. Не из-за того, что за окном была ночь непроглядная, с огромным белоснежным диском полнолуния, отражающимся в воде. Я поняла, теперь я точно попалась. На подоконнике среди горы подушек восседал молодой мужчина лет двадцати пяти. Он строго так на меня смотрел. Ага, щаз! Испугал кролика морковкой! Я гордо выпрямилась и с вызовом посмотрела ему прямо в сосредоточенные глаза. Кстати весьма красивое лицо. Безупречно правильные, для человека, черты лица. Сглаженные и слишком идеальные, они не привлекали, но и не давали отвести взгляд сразу. Яркие темно-голубые глаза, каштановые волосы, еле достающие до плеч. Он не был одет так, как его товарищи. 'Камзол, видимо, потерял по дороге', - злобно подумала я. Вместо этого на нем была одета черная шелковая рубашка с вышитыми золотыми узорами на распахнутом воротнике, сверху кожаный жилет, застегнутый до середины на множество ремешков, черные кожаные штаны и такие же сапоги, с железными пряжками по бокам. А на поясе под стать пряжкам на сапогах ремень, к которому чинно был привязан меч с красивой рукоятью в виде, кажется, крыльев и огромным рубином в центре. В руке он зажал золотистого цвета кристалл на длинном черном шнурке.
  
  Все время, пока я изучала его, он, не теряя времени, изучал меня.
  
  - Что-то не нравится, красава? - спросила я все с тем же вызовом, да еще и коронным жестом вздернула правую бровь.
  
  Привычка у меня такая, чуть что, сразу бровь правая поднимается, и лицо у меня сразу наглое становится жутко. А он не понял меня что ли? Молчит, сидит как партизан, стыривший полмешка картошки. Он встал (да, ростик у него под метр восемьдесят), спокойно обогнул стол, размотал шнурок кристалла и стремительно направился ко мне.
  
  - Без рук! Ударю, мало не покажется! - ударить то я могла хорошо, даже очень. Дури хватало в теле, чтобы разнести что-нибудь к чертям собачьим (ну, или кого-нибудь), только вот не учили меня драться. А жаль, такой талант пропадает. Он меня совсем, что ли, не понял? Я напряглась, чуть согнула ноги в коленях, а сжатые в кулаки пальцы сильнее впились в ладони. Эта наглючка даже бровью не повел. Он поднес ко мне кристалл, явно намереваясь надеть эту штуку на меня.
  
  - Нет, красава, не выйдет, - хитро усмехнулась я и вывернулась змеей из-под его рук. Метнулась к двери, которая в тот же миг распахнулась и горячо поприветствовала мой лоб точным попаданием в недавно набухший синяк от столкновения с полом. Я отлетела на добрых два метра, но не потому, что удар был настолько силен, а по своей дурости. Испугавшись, я отскочила в сторону, разнесла старательно уложенную гору карт и с грохотом ударилась затылком о шкаф, на меня полетели книги, но мне все было уже по барабану. Я просто потеряла сознание.
  
  Как башня болит, жуть! Да уж, о моей ловкости ходят легенды среди моих друзей, впрочем, как и о моей всеобъемлющей наглости. Жаба меня так же никогда и не за что не душила, поэтому совесть, кажется, тоже глубоко и надолго забыта. И совесть за это все безобразие ни слова не застолбит, тихо сопя где-то на задворках сознания. Черт! Больно то, как! Убью, гада! Медленно и с особым цинизмом!
  
  Я разлепила опухшие глаза. Сотрясение. У меня, наверное, сейчас замечательные черные синяки под глазами. Обалдеть! Чем дальше, тем хуже! Да за что мне все это?!
  
  Я лежала на той же кровати, нет не на той же, теперь это был тот самый широченный подоконник подоконник. Осторожно, чтобы не потревожить итак жутко гудевшую, шумевшую и вообще разносящую мозг на все лады голову, я повернула голову к окну. Уже рассвет. Алыми лучами солнце робко озаряло бесконечное море первыми лучиками. Нет ни намека на берег. Значит это, все-таки, была не вечеринка. Меня увозят куда-то на корабле. Только куда? Надо же, попалась как распоследняя наивная дура. Вот тебе и отпуск. Что теперь со мной будет? Продадут какому-нибудь идиоту в гарем? Выкинут за борт корабля? Со мной точно церемониться не будут. Если я хорошо помню, женщин на море не терпят. Тут даже моя наглость не пропрет.
  
  Правая рука не шевелилась, левая, вроде, работала. Хорошо же меня прибило книжечкой. Порвать бы ее в клочья! И чего это я распустила нюни?! Плевать, выкручусь, и не таких обламывали!
  
  Я осторожно повернула голову, чтобы вытереть слезы другой рукой, и встретилась с огромными зеленющими глазюками. Дернувшись, я тут же об этом пожалела, в глазах потемнело, голова с бешеной скоростью понеслась галопом по Европам, прихватив соображалку. Со стоном я опустилась на подушку и воззрилась гневным взором на виновника сего безобразного поведения моей многострадальной головушки. Им оказался тот братец-близнец в зеленой бандане. Он что, садовод любитель? Все зеленое, так и хочется отправить пасти коров. Точнее, в данном случае коровы будут жевать не сочную травку, а его самого.
  
  - Ну, чего уставился? Человеку плохо, а он еще вдобавок дырки во мне сверлит, изверг, - обиженно просипела я.
  
  Парень, на вид лет 20, лучезарно улыбнулся и, вскочив как ошпаренный, метнулся к двери, крича на ходу:
  
  - Вэссэлиас! Вэссэлиас!! ВЭССЭЛИАС!!! - у меня от его крика уши заложило, и звон такой пошел, будто штук двести колоколов зазвонили сразу без предупреждения.
  
  Не спорю, голос хорош, но нафига так орать? Я застонала и прикрыла глаза. Послышался топот, будто стадо приближалось. Они что, всем табуном сюда решили забрести?
  
  Действительно, приперлись всем табуном. Половина уселась у подоконника на пол, половина осталась стоять сзади. Потом вошел 'потерявший камзол' и тут же быстро направился ко мне с все тем же несчастным кристаллом.
  
  - Ну, чего ты эту дребедень на меня нацепить всё пытаешься? - устало пробубнила я.
  
  А он только ехидно улыбнулся. Делать нечего. Я, сверкая на этого придурка своими одуревшими после стольких ударов глазами, наконец, позволила нацепить на себя этот кристалл. Красивый камушек, и цвет приятный. Камень слегка засветился. В голове что-то загудело, а потом моментально стихло. Сам же камень тут же поменял цвет. Теперь он был огненно красным с тонкими черными прожилками, которые медленно двигались внутри, поблескивая тысячами искорок. Я засмотрелась на эту красоту.
  
  - Теперь, может, перестанешь буйствовать и выслушаешь? А точнее ответишь на вопросы. - Теперь я могу понимать его речь? Слова были все те же, витиеватые, мелодичные и... понятные.
  
  - Смотря, что вас интересует. Возраст, чур, не спрашивать, неприлично, - я показала 'безкамзольному' язык. И тут поняла, что только что говорила на другом языке, потому что свой собственный двигался и поворачивался непривычно, складывая ту же мелодичную речь. Только в моем исполнении она была немного корявая. Иначе говоря, с жутким акцентом.
  
  - Да мне и так понятно, что ты ребенок, - вот гаденыш!
  
  - На грубость нарываетесь, Уважаемый? Покажите мне сначала того мОлодца, который посчитал, что я не способна открыть дверь перед собой, и так 'по-джентельменски' помог мне с ней встретиться.
  
  - Прости, пожалуйста, - подал голос любитель травки.
  
  - Да ни за что! - обиженно воззрилась я на виновника. Тот тут же сник. - Ладно, посмотрим, чем можно помочь, дабы исправить твой грех передо мной.
  
  - Значит, прощаешь? - вдохновился паренек.
  
  - Я подумаю, - тот просто уткнулся в меня взглядом.
  
  - Какой ты наивный, братишка, - вздохнул 'плагиатчик'.
  
  - Так, хватит ерундой заниматься. Теперь отвечай и лучше честно, как ты попала на корабль? - с напором произнес Капитан. По крайней мере, я так думаю, ибо возникает он больше всех.
  
  - Помоги сесть, мне неудобно говорить.
  
  - Нельзя, у тебя сотрясение.
  
  - Ладно, изверги! - я попыталась подтянуться на руках, чтобы принять полусидящее положение и тут же взвыла от боли.
  
  - Я же сказал, нельзя! - зашипел он на меня. - У тебя сильно побита рука книгами. Не дергайся лучше.
  
  - Какая забота, с ума сойти!
  
  - Делай, что хочешь, но ответь на вопросы. Это очень важно!
  
  - Ладно. Я просто гуляла по пристани, когда заметила ваш корабль. Мне стало интересно, и я подошла. Этот ваш кораблик, хитрюга жуткая. Я не заметила, как оказалась на мостике у руля. Очнулась, когда вы уже начали подходить к кораблю. Деваться было некуда, и мне пришлось тут окопаться. Да еще и та саламандрина задержала, - я решила промолчать про позорную причину задержки.
  - Иначе я бы успела слинять. А чего это у вас такие вытянувшиеся лица? Я призраком вашей прабабушки обернулась, что ли? - команда смотрела на меня как на пришельца с Марса или чего похлеще. - Народ, чего уставились? У меня рогов нет, так что харэ пялиться, глаза сломаете.
  
  - Ну, хорошо. Допустим так и было...
  
  - Не допустим, а так и было. У тебя кораблик, похоже, со своей волей. Та саламандрина уж точно совсем оборзела.
  
  - Твои слова не лишены смысла, она любит играться с посетителями, - у меня на лице, наверное, отразилась растерянность, потому что Капитан был очень доволен собой.
  
  - То есть как? Ты шутишь?
  
  - Нет, корабль живой в прямом смысле этого слова. Не бери в голову. Отдыхай, - он кивнул 'любителю зелени' и его брату.
  
  - У тебя легкое сотрясение, но все уже намного лучше, чем мы ожидали, - подал голос 'зеленый'.
  
  - Выпей, - второй братец поднес мне какой-то флакончик с прозрачной, кристально чистой жидкостью, который до этого держал в руках.
  
  - Не отравите? - с подозрением откликнулась я.
  
  - Прекращай язвить. Лежишь как раненная кошка и продолжаешь кусаться, - он поднес к моим губам эту 'водичку' и наклонил.
  
  Жидкость оказалась немного противная горьковато-кислая. Лекарство, которое действительно помогает, никогда не бывает скусным. По телу разлилось тепло и тяжесть. Я уснула, снова.
  
  Проснулась я, очевидно, часов в 12 дня, потому как солнце стояло в зените. Голова совсем не болела, опухшие глаза пришли в норму, поэтому я позволила себе такую роскошь, как встать с постели. Каюту заливал золотой свет, солнечные зайчики бликами бегали по полу и стенам, отражаясь от золотого глобуса. В окне то же бесконечное море. Меня немного покачивало с непривычки. До этого я плавала только на яхте с экскурсией, поэтому ощущения были несколько не те. Рядом с подоконником я нашла свои сандалии и одела, кто-то снял их, пока я спала. Тихо подойдя к двери, я прислушалась. На палубе слышались не громкие разговоры, дружный смех и... звон мечей?
  
  Я выскочила на палубу как ошпаренная и передо мной предстала картинка. Двое близнецов носились по палубе, попутно сражаясь на мечах. Сейчас, вместо зеленой банданы, на лбу одного красовалась рыжая повязка, а у второго желтая лента в волосах сменила синюю. Оба без рубашек, босиком в бриджах из черной кожи. Красивая картинка, однако. Остальная команда весело трещала и ржала. Никто, кажется, не собирался разнять этих дуэлянтов. Капитан уселся на большой бочке у правого борта и, опершись на свой меч, воткнутый в щель между половиц, с ухмылкой наблюдал за этим безобразием. Братья вошли в раж. "Уже Рыжий" вскочил на борт корабля, чуть покачнулся, восстановив равновесие и увернувшись от меча брата, схватился за один из тросов, державших паруса. Его братец не растерялся и элегантным движением поддел мечом почти развязавшийся трос. Бывший любитель травки тут же оттолкнулся от бортика и перелетел на отвязанном тросе над братом. Это продолжалось минут пять. Несколько раз мечи пролетали в миллиметре от их лиц. Когда "рыжий" был слегка задет братом за плечо, я не выдержала.
  
  - Научите! - резко наступила тишина, все застыли, воззрившись на мою персону.
  
  - Нууу... А ты уверена? - с сомнением протянул громадный загорелый блондинистый детина с детским азартом в голубых глазах. Мда... Такой шкафчик с одного удара уложит пятерых, и это при условии, что на нем еще столько же висеть будут.
  
  - Что значит "уверена"? Хочешь сказать, что я не смогу? - я выпрямилась и посмотрела на него свысока, насколько это было возможно.
  
  - Да никто не сомневается, что что-то из тебя выйдет путевое. Но вот у этих двоих дурь в головах. Заиграются и прирежут ненароком, - подал голос, сидевший на перилах подросток, кстати, чем-то похожий на Капитана, но у него глаза были более светлые, и ростом он был ниже. - Любой из нас побольше здравого разума имеет, чем эти двое вместе взятые.
  
  - Так это же наоборот самое оно! - воскликнула я.
  
  - Я буду тебя учить, - подал голос Капитан. Все сразу насторожились. Он кровожадно ухмыльнулся. - Только не пожалей потом.
  
  - Это ты не пожалей, - я ответила такой же ухмылочкой, приправив коронным взлетом брови.
  
  - Значит, решено, но для начала мы представимся, - он встал с бочки, вернул свой меч в ножны, поклонился и выжидающе посмотрел на меня.
  
  - Екатерина Андреевна Гончарова, - хотя, думаю, моя фамилия и отчество им даром не нужны. - Можно просто Катя. Приятно познакомиться, - я протянула руку для рукопожатия. Вэссэлиас принял руку, повернул ее и поцеловал тыльную сторону ладони. Я даже как-то растерялась. Ну не привыкла я к такому отношению. И вообще я не люблю неожиданных прикосновений.
  
  - Я - Вэссэлиас Дианиль Элийс, капитан* и навигатор* 'Парящей' - - Приветствую тебя на этом корабле. Можешь звать меня просто Вэссэл.
  
  - Как чинно! - буркнула я.
  
  - Это моя команда, - он повернул меня лицом к остальному составу, который уже успел построиться в ровный ряд. Какие мОлодцы! Прямо как на подбор... с ними дядька Черномор. Хотя нет, он на черномора не тянет. Никак.
  
  - Анранвель Эбигель Элийс, первый помощник*, казначей* и, по совместительству, двоюродный брат этого задаваки. Зови меня Анран, - с поклоном представился парнишка, который был похож на миниатюрную копию капитана.
  
  - Гиллраэн Эаран Гвиаль или просто Гил, боцман* - отрапортовал 'детинушка', так же поклонился. Он был выше всех на голову, значит примерно под два метра. Не хилый ростик!
  
  - Кибаль Тиор Вари, смотрящий* и шкипер* - этот гражданин едва доставал мне до плеч. Волосы блестящего медного цвета заплетены в тугую длинную косу, немного детские черты лица и сосредоточенные вишневые глаза, которые создавали полную противоположность лицу. Было такое ощущение, что он постоянно о чем-то думает. Он так же чинно поклонился и приветливо улыбнулся мне.
  
  - Дариэл Ирэтт Аруэн, канонир* и плотник*. Прошу вас, звать меня просто Дарий, - поклонился мужчина, вроде самый старший из этой своры. Около тридцати лет, по его живым серым глазам было понятно, сколько всего ему удалось повидать. Однако, этот субъект заставил вздогнуть. Он словно пронизывал взглядом. Кошмар! Длинные волосы, казалось, не были седыми, но почему-то были слишком белыми, заплетенные в косу. Странно...
  
  - Сионсиэль Амераль Сенри, а лучше просто Сион, я - кок* - шустро ответил парень в бандане.
  
  - Гелиасиэль Амераль Сенри или просто Гелиас, судовой врач* - эти же отличились, одновременно продемонстрировав элегантный реверанс, только в зеркальном отношении относительно друг друга. Близнецы блин! А как красивы, кошмар! Слишком красивы!
  
  - Мне конечно жутко приятно и заранее прошу прощения, если не запомню имен. Это моя беда. А зачем кланяться? Прям неудобно как-то. Разве у вас нет приметы плохой про женщину на корабле? - "какого лешего я несу?! Сейчас выкинут за борт и не вспомнят!"
  
  - Это все бред, который кто-то когда-то придумал, чтобы не смущать команду, - скривил нос Вэссэлиас. - Если на корабле появляется женщина, считается, что плавание будет наоборот удачным. Дельфины очень хорошо общаются именно с женщинами, а без них в море можно заблудиться. Поэтому для нас честь, что у нас на корабле появилась ты.
  
  - Ох! Прям с ума сойти! Не знаю насчет удачи, а вот шум я точно привносила всегда и везде.
  
  - Больше шума, чем от этих двоих, уже точно не будет, - кивнул он на близнецов. - Вечно устраивают состязания, превращая все в бедлам.
  
  - Да ладно тебе жаловаться! - возразил Сион. - Добро пожаловать на корабль, Иэкатейрина.
  
  - Эм... - меня начало коробить от неправильно произнесенного имени. - Давайте просто Катя? Приятно, конечно, когда к тебе обращаются полным именем, но после долгого периода такого обращения меня начинает коробить. И это... - продолжать было не обязательно, за меня все сказал мой желудок, громко возразив против такого бездушного обращения. Я ведь еще со вчерашнего утра ничего не ела, еда в самолете не возымела особого эффекта. Потому что переварилась в первый же час после употребления. Зря я перед отлетом ничего не поела. А, проще говоря, просто забыла... или забила... не суть! Главное, мой желудок требовал, а я не привыкла ему отказывать.
  
  - Похоже, тут кто-то очень голоден, - хитро улыбнулся Сион. - Дорогая гостья, позвольте же мне угостить вас самыми изысканными блюдами! Только для этого придется подождать еще пару часов, идет? - дополнил он в очередном поклоне.
  
  - Идет, часом меньше, часом позже, какая разница? Покушать я люблю в любое время.
  
  - Всё, хватит прохлаждаться. Займитесь делом. Анран, разберись с грузом, мне не нужен бардак в трюме. Киба, помоги ему, а потом на мачту. Гил, к штурвалу. Дарий, можешь заняться дверью трюма? Она меня замучила своим скрипом. Сион, прежде чем извращаться над едой, поставь сети, иначе завтра у нас не будет еды. Мне хватило прошлого раза, когда ты забыл про них. Свободны! - всех тут же, как ветром сдуло. Четким указаниям капитана я немного была поражена. Видимо, несмотря на молодость, он очень опытный. - К тебе, Гелиас, у меня просьба. Проведи тщательный осмотр этой особы. Если мы что-то упустили, будет весьма неприятно.
  
  - Погоди, что это вы могли пропустить? Я хорошо себя чувствую, не надо меня обследовать. Не люблю врачей, в основном потому, что это чужие люди и чужие прикосновения. Не люблю, когда кто-то совсем не знакомый дотрагивается до меня даже случайно. За это предпочитаю лишний раз пройтись пешком, чем на автобусе.
  
  - Не спорь. Идите в мою каюту. А я разберусь в оружейной. В последний раз нам не сладко пришлось. Кто-то еще прознал про цели нашей поездки и, раз уж кое-кто так хочет учиться фехтованию, придется подобрать подходящий тренировочный меч.
  
  - Успокойся, Вэссэл, я все сделаю, - отозвался Гелиас. - Следуй за мной, Катя. Его сейчас лучше не раздражать.
  
  Вэссэлиас выглядел немного встревоженным. Интересно, почему?
  
  Я проследовала за Гелиасом, он пропустил меня вперед, закрыл за собой дверь каюты и повернулся ко мне.
  
  ... ... ... .........................
  
   Глава 4 - Сундук и Чертовка.
   [Гелиас]
  
  Я закрыл дверь и повернулся к девушке. По мне била мощная волна недоверия. Особенно сильной она была, когда Вессэл поцеловал ее руку, протянутую для рукопожатия. Такое ощущение, что она не любит чужих прикосновений. И, если рука протянута была для рукопожатия, значит, она привыкла чувствовать себя равной со всеми. Странная девушка.
  
  - Ты, главное, не бойся. Ничего я с тобой не сделаю, - на лице Кати появилась тень удивления, а от нее самой ядовито-фиолетовые волны язвительности. - Когда ты спала, у меня не было возможности проверить, в каком состоянии твой мозг после стольких ударов. Для такой процедуры ты должна быть в сознании.
  
  - Гелиас, у меня вопрос, - прервала меня девушка.
  
  - Я тебя слушаю, - я внутренне сжался. Главное, чтобы она не начала спрашивать про место нашего прибытия. Иначе придется рассказать про Закрытый Мир, что Вэссэл строго запретил.
  
  - Как я вас понимаю и могу говорить с вами, не зная языка?
  
  - Все просто. Подвеска у тебя на шее дает возможность понимать любого из нас говорить на нашем языке, - но это только со слов Авеллестэриаса. Хотя, частично в принципе работы кристалла я успел разобраться. Однако, этот принцип более чем странен. Судя по токам, которые посылаются в мозг девушки, кристалл не учит ее, а заставляет вспомнить язык. Но, откуда она может его знать? - Правда, пока у тебя жуткий акцент. Это из-за не привычного построения звуков. У вас речь сильно отличается. Однако, к сожалению, кристалл не так уж безопасен. Долго его носить нельзя тому, кто к нему не привык, то есть тебе, - тоже слова "черно-белого демона". - Я прошу тебя, снимай его перед сном и на пару часов в середине дня в ближайшие трое суток, потом можешь носить его постоянно. В противном случае ты рискуешь превысить свой лимит возможностей усваивания большого объема информации в короткий срок, потому что камень постепенно дает тебе 'впитать' наш язык, что вскоре позволит тебе свободно общаться без него. А закончиться не соблюдение правил может головными болями на неделю или больше. Носить тебе камень придется, пока он не станет полностью прозрачным. Все понятно?
  
  - Более чем, спасибо.
  
  - Сейчас я сниму камень на время, чтобы он не мешал. Ляг, пожалуйста, и постарайся расслабиться.
  
  Опять волна легкого недоверия, опасения и все те же язвительные ленточки. Она легла на подоконник, который видимо уже успел полюбиться девушке. Я снял с нее кристалл и тут же ощутил последствия во всех красках. Все ее чувства. Волна неприятного ощущения. Мне ударил в голову легкий, но неожиданный звон тысячи колокольчиков, спустя мгновение, все стихло. Что-то мне подсказывает, что мне будет сложнее находиться с ней рядом. Если эмоции будут чуть сильнее, мне не сдобровать. Этот генератор эмоциональных потоков меня просто раздавит.
  
  Я сел на край подоконника, наклонился над девушкой и приложил пальцы к ее вискам. После моего короткого кивка она закрыла глаза и, очевидно, постаралась расслабиться, но это ей далось не сразу. Почувствовались легкие покалывания на месте соприкосновения кончиков пальцев и висков Кати. Сопротивление. Очень интересно.
  
  Разум девушки был абсолютно чист и ясен, так что можно было с уверенностью заключить, что последствий сотрясения как не бывало. Но ее мысли и чувства настолько сильные, что покалывания становились все сильнее. Дольше я не выдержал и убрал пальцы с висков. Аккуратно, чтобы не вызвать новую волну недоверия, тронул девушку за плечо. Карие глаза тут же распахнулись. Я кивнул, что все в порядке и надел на нее подвеску. Звон. Тишина. Ощущения, видимо, стали более привычными для нее, потому что поток уже был не таким ярким. Быстро же она адаптировалась.
  
  - Все в порядке, никаких проблем от воздействия кристалла нет, последствия удара уже давно испарились. Я осмотрю тебя полностью, только не шевелись.
  
  Я развернул ладони вниз, закрыл глаза и начал проводить руками над телом. Опять колется, только уже вся ладонь, словно прижимают к ковру из иголок. Ладно, потерпим. Удивительное наблюдение. Такое ощущение, что она перенесла как минимум три смертельно опасных состояния, хотя нет, больше. Организм был сильно потрепан, но упорно и исправно работал. Было такое ощущение, что болела она в детстве множеством опасных болезней и все стойко вынесла. Когда дошел до почек, поморщился. Вот одна из серьезных болезней прошлого, скорее всего еще сказывается. Провел над руками, все в норме, опухлость от удара спала. Хорошо. Но, когда я начал проверять ноги, мне стало дурно. Вот вторая опасная болезнь детства. Хотя нет, по хронологии эта как раз первая. Эти жуткие неровности - кошмарные шрамы на левом бедре. Что же с ней было?! Необходимо спросить, сейчас же!
  
  - Откуда у тебя это? Эти ужасные шрамы.
  
  - Операция. Когда я была еще совсем маленькая, шесть месяцев всего, у меня было заражение костей. Болезнь обнаружили поздновато. Что было дальше, можно догадаться легко. Из ноги выкачали уйму всякой гадости. Потом положили на растяжку, потому что после той операции эта нога стала немного короче. Я пережила это время сравнительно неплохо, хотя чуть не сгорела от высокой температуры. Только сейчас пару раз в месяц шрамы начинают побаливать. Это единственное напоминание. Исправлять я это боюсь, ибо врачей нормальных мало, а если и находятся, то к ним не попасть. Так что я привыкла.
  
  - Ужасно! - прошептал я, не открывая глаз.
  
  - Ну не делай ты такую мину страдальческую. Меня это не тревожит совсем. А если не тревожит, то чего паниковать? Не мешает же ходить. Хотя нет, иногда мешает. В последнее время боль усиливается.
  
  - За одеждой я даже не заметил как-то. Неожиданно немного.
  
  - Потому я и не ношу сильно облегающую одежду, ибо неровности слишком заметно, особенно в последнее время, - от Кати ударила волна горечи. Видимо, для нее это стало чем-то вроде комплекса, она отчаянно старалась подавить неприятные мысли. - У меня просьба. Не говори никому об этом. Большинство начинают сторониться или относиться как к полуразбитой вазе, когда узнают.
  
  - Тут нечего бояться, мы все нормальные и поймем. Но, если ты так хочешь, я буду молчать. А что у тебя с почками было?
  
  - Ммм... кажется, застудили. Врачи говорили, что с такой болезнью мне придется сидеть на гормонах, которые превратили бы меня в колобка и что я не доживу до тринадцати.
  
  - Что значит сидеть на гормонах? - что-то я не понимаю, о чем она.
  
  - Это лекарства такие. Сама толком не знаю, из чего они состоят. Но маман тогда категорически отказалась от такого лечения. И сама с бабушкой на пару разработала для меня особую диету. И каково же было удивление врачей, когда они обнаружили, что почки снова работают исправно. Маман с бабушкой у меня волшебницы.
  
  - Ты хотела сказать "знахарки"?
  
  - Нет. Они просто, волшебницы. Ну, это такое выражение, чтобы показать, что человек совершил чудо, спас и так далее. Неужели у вас не бывает таких сравнений в языке?!
  
  - Бывает, я, наверное, не сразу понял, - проще сказать, я ничего не понял. Если она говорит, что ее бабушка и мать "волшебницы", потому что вылечили ее, значит они на самом деле ведьмы или хотя бы знахарки. А она говорит, что это не так. Что это просто сравнение. Что за чушь?
  
  Я провел руками дальше к коленям. Левое колено слабее, неужели из-за так называемой "операции" на этой же ноге? Хотя, нет. Две травмы на одно и то же колено. Связки и мышцы дважды были растянуты, причем очень сильно. На лодыжках тоже неровности, на обеих - опять шрамы? Я снова перевел руки к голове девушки и только тогда заметил маленький едва заметный шрам под левым глазом. И еще шрамы?!
  
  И все же, меня беспокоило, что я не смог докопаться до причины как минимум еще одной болезни, которая могла подвести девушку к смерти.
  
  - Были еще какие-нибудь болезни... очень опасные?
  
  - Ммм... ангина, тогда у меня температура 41 почти была. Тоже чуть не сгорела. Я до сих пор раз в год обязательно заболеваю ангиной, ближе к середине зимы.
  
  Да что же это? Откуда на одного человека столько напастей? Что-то тут не чисто. Не может такого быть, чтобы постоянно болезнь одна и та же одолевала. Хотя, может это новый план не дать нам привезти ее в Закрытый Мир? Хотели издалека, не показывая носа? Трусы!
  
  Так стоп, спокойно. Подумаю об этом позже.
  
  [Катя]
  
  Он открыл глаза и улыбнулся. Красивые глазки, только немного разумнее, чем у брата, не такие шальные и не светятся вечным детским восторгом. И тут, я вспомнила о том, без чего не могла бы и суток прожить. Хотя, не думаю, что на корабле найдется душ, но все же... я сейчас и тазику воды буду рада, чтобы хоть как-то помыться.
  
  - Эм... Гелиас, у меня просьба. Где здесь можно умыться? А то после стольких часов сна мне как-то неуютно с не мытым лицом и вообще.
  
  - Я подготовлю тебе воду, а ты подумай, пожалуйста, над своим внешним видом. Где ты только лазила, что у тебя одежда порвалась?
  
  - Что?
  
  - Что слышала, - Гелиас мягко засмеялся. - Посмотри на подол рубахи.
  
  Я взглянула на свою любимую льняную рубашку и с ужасом обнаружила, что она порвана почти до середины бокового шва. Нитки разошлись прямо по шву с правой стороны.
  
  - Ну, и на что мне такая напасть? Гелиас, у тебя нитки есть?
  
  - Потом зашивать будешь, у тебя сундук с собой был. Там есть что-нибудь на смену?
  
  - Это не сундук, дубень! Это чемодан - самый удобный способ для перевозки небольшого количества вещей, - нашел, как назвать мой любимый чемоданчик.
  
  - Скоро вернусь, твой сундук и сумка в углу у стола.
  
  - Это не сундук, неуч! - я запустила шелковой подушкой в закрывающуюся дверь легкий смех за ней.
  
  Я достала сундук, тьфу, чемодан. Заразил, гад!
  Тааак, а откуда на моем любимом чемоданчике такая огроменная вмятина. Тут мне вспомнилась "поездка" на чемодане с лестницы. Непорядок. Надо исправить! Я открыла пострадавшего и, вытряхнув все содержимое, начала выгибать стенки изнутри. Благо, силенок предостаточно. Погрешности были исправлены, теперь проблема другая. Как засунуть все обратно? Ненавижу упаковывать чемоданы. Из вороха одежды я откопала любимые светло-голубые джинсы, и легкую белую майку. Распотрошила свою сумку в поисках мыльнорыльных принадлежностей и грызлочистки. Всё остальное было бесцеремонно запихнуто в чемодан, что помешало без усилий застегнуть его. В дверь постучался Гелиас.
  
  - Быстро ты!
  
  - Что ты тут устроила? - он возмущенно осмотрел представшую перед ним картинку. Я сижу на полу в полу-шпагате, и передо мной с растерзанными внутренностями чемодан, который я тщетно пытаюсь застегнуть.
  
  - Помог бы лучше, джентльмен несчастный! Нажми на крышку чемодана.
  
  Хорошо, когда во время подворачивается пара лишних рук. Мы закрыли чемодан и поставили его под стол.
  
  - Следуй за мной, - Гелиас был невероятно доволен собой. Чего ты ухмыляешься, чудо в перьях? Думаешь, если помог застегнуть сундук, то ты уже герой? Как бы ни так!
  
  Прихватив свои пожитки, я направилась за ним. Солнце припекало, Гил что-то втирал Вэссэлу, который держал в руках штурвал и нервно постукивал по нему пальцами. Ну чего его так колошматит? Кибаль сидел на самой верхней мачте из двух и вглядывался вдаль. Остальных я не видела. Гелиас повел меня в трюм.
  
  - Это первый трюм, - мы спустились в хорошо освещенное помещение с низкими потолками и множеством подсвечников на стенах, прошлись по длинному коридору. Справа и слева было по две двери. - Двери слева и вторая справа - комнаты команды, первая слева - кухня. - Я приостановилась, потому что заметила справа от входа еще одну лесенку, которая, скорее всего, вела во второй трюм. - Второй трюм расположен ниже. Там, в основном, всякий груз, оружейная и припасы.
  
  - Можно будет сходить в оружейную? Я обожаю оружие. Особенно холодное!
  
  Глаза Гелиаса слегка увеличились в размерах. Чего ты сверлишь меня? Я дырявой быть не хочу! Ну что я такого страшного сказала? Потом он развернулся и пошел дальше, оставив мой вопрос без ответа. Ну и ладно, мистер "отстань прааативная". Сама как-нибудь туда схожу.
  
  Я с интересом рассматривала всё ту же резьбу на стенах, не заметила, как Гелиас остановился, и стукнулась носом в его спину. Перед нами была невысокая дверца, по моим расчетам, мы находились прямо под каютой капитана. Гелиас открыл ее и жестом пригласил войти. Посреди небольшого помещения стояла большая деревянная ванна с горячей водой, слева большое зеркало от потолка до пола в тяжелой резной раме, рядом длинный комод. Ванну на половину прикрывала льняная ширма в такой же резной раме, как и зеркало. Гелиас налил в горячую воду каких-то цветных жидкостей, от запаха которых захотелось тут же туда запрыгнуть, и подал мне пушистое белое полотенце.
  
  - Гелиас, а откуда у вас тут пресная вода, мы же в море? Не думаю, что вы настолько расточительны, чтобы изводить питьевые запасы на такую шикарную ванну.
  
  - Не спрашивай. Потом объясню, как-нибудь потом... - ну что за секреты? Совсем совесть потерял.
  
  - Спасибо, Гелиас. Ты это... постой на шухере.
  
  - Где постоять? - растерялся он.
  
  - Блин, ну постой за дверью, чтобы никто не вошел!
  
  - Глупая, тут же замок есть. Да и не зайдет никто. У всех сейчас своих дел по горло.
  
  Гелиас вышел, прикрыв за собой дверь. Я закрыла ее на ключ, который торчал в скважине (почему я его раньше не заметила?), разделась, окунулась в чистую воду с дивным запахом неведомых мне цветов и прибалдела.
  После водных процедур я почувствовала себя в раю. Надо будет спросить у Гелиаса, что за жидкость этот хитрец подлил в воду. Я закончила плескаться,-мыться-умываться, укуталась в полотенце и постояла так минут пять, обдумывая ситуацию, в которой оказалась.
  
  В идеале меня должно сейчас трясти от непоняток. Я оказалась на корабле, подобных которому сейчас почти не существует. А те, что еще существуют, сохранились в виде полусгнивших досок. И уж тем более, на таких бригах никто и не подумает плавать. И потом, сам по себе он весьма необычен. Далее, Гелиас скорее всего кто-то вроде целителя. Все мои болячки просто взял и прочитал. Кристалл, который якобы помогает познать их язык. Бред какой-то.
  
  Все эти загадки не давали покоя. Очень хотелось понять, зачем я нужна этим невообразимо красивым гражданам. Ладно, потом расспрошу этих умников получше. Я оделась, вытерла еще раз голову, раскидав волосы как можно аккуратнее насколько это было возможно без расчески, прихватила все, что взяла с собой и поднялась на палубу. Там вовсю шла очередная потасовка между близнецами. Только теперь...на швабрах. Веселье прервал Вэссэл.
  
  - Я вижу, вы отлично справляетесь со своими обязанностями, - мне что-то захотелось забиться куда-нибудь далеко и надолго. Желательно в каюту на мягкие подушечки. Не люблю я таких ехидностей, прерывающих веселье. - Раз у вас есть время, чтобы страдать от отсутствия важных дел, предлагаю подумать тебе, Сион, долго ли обитатели этого судна будут голодными ходить?! А тебе, Гелиас, я же просил тебя присмотреть за этой чертовкой!
  
  - Эээ... Вэссэл! - неуверенно протянул Гелиас.
  
  - Ну чего тебе?! - рявкнул капитан.
  
  - Простите, что перебиваю, но эта чертовка сейчас стоит позади вас, - давясь от смешинок, констатировал Гелиас.
  
  Видимо на моей мордашке при слове 'чертовка' читалась крайняя степень удовлетворения смешанного с недоумением. Нет, мне, конечно, не в новинку, я привыкла, что некоторые личности меня так называют, но как-то обидно стало. Везде меня называют либо чертовкой, либо ведьмой, либо еще кем-нибудь подобным. Мне вдруг захотелось стукнуть Гелиаса по тыкве за его тихие, но явно доставляющие ему удовольствие, потуги скрыть смех.
  
  - Займитесь делом, а? - рявкнул капитан и скрылся в трюме.
  
  - Чего это он меня чертовкой назвал? Я ведь и обидеться могу ненароком.
  
  - Не обращай внимания, у него сейчас небольшие проблемы. Сам, возможно, расскажет как-нибудь. Но сейчас его лучше не дергать.
  
  - Переходный возраст, что ли, замучил бедненького? - ехидно заметила я.
  
  - Да, кто его знает. Он нас шпыняет последнее время с резвой постоянностью. Хорошее настроение наблюдается крайне редко, оно у него скачет, как взбесившаяся необъезженная лошадь. Заметила, каким он вежливым был в начале? Так вот, то было недолгим счастьем для всей команды. Я догадываюсь, о причине его стенаний, но он меня убьет, если ты узнаешь. Вэссэл не хочет, чтобы об этой причине судачили.
  
  - Наверное, причина ну о-о-очень препротивная, - я злобно хихикнула. - Какой-нибудь постыдный поступок, заставивший нашего несчастного капитана стыдиться. Или, как обычно, запнулся 'о камень преткновения всех мужчин', как сказал один пират. Боится, что его могут уличить в слабости, трусости или порывах собственничества.
  
  - На что, прости, наткнуться? - откровенно поинтересовался Гелиас.
  
  - С девушкой у него проблемы.
  
  - Ничего подобного! - высунул нос из трюма Вэссэл.
  
  - Вот и доказательство. Будь это не правда, он бы не возмутился так явно, - я подмигнула обалдевшим Гелиасу и Сиону, развернулась так резко, что мокрые волосы хлестанули по лицу, и направилась в каюту капитана. Надо чемодан в порядок привести. Надо вообще что-нибудь поделать, руки занять, а то так захотелось вдруг ни с того ни с сего кого-нибудь стукнуть. С чего бы это? Хотя, я знаю с чего. Я всегда хотела, чтобы меня кто-нибудь любил и так же беспокоился из-за неполадок со мной.
  
  К черту! Я, вроде, сложить чемодан хотела.
  
  Однако это галимая отмазка. Я просто хотела еще раз взглянуть на ту вещь, что всегда была со мной.
  
  Всегда...
  
  ... ... ... ......................
  
   Глава 5 - Два кулинара.
  
  [Катя]
  
  Для начала, какого же лешего здесь творится!?
  Я уже давно усекла, что корабль необычный, но чтобы настолько! Увольте. Ну, к примеру, возвращаясь из трюма на палубу, я готова была поклясться, что заметила шевеление резьбы над дверью. Где только недавно сидела какая-то мелкая птичка, уже ничего не было. Не в первый раз такое замечаю. Если это признаки шизофрении, то мне срочно нужно обратиться в учреждение с мягкими и светленькими комнатками. Там должны быстро разъяснить, что я помешалась на фэнтезийных романах и теперь 'немножко' путаю, что есть реальность, а что вымысел. Для верности закрыла глаза, пощипала себя за уязвимое место чуть ниже уха (получилось довольно болезненно) и уже было приготовилась встретить суровую реальность, как меня поразила мысль.
  
  'А, ведь, это то, чего ты всегда так жаждала!' - я часто говорю сама с собой, с эдаким внутренним критиком. Короче, раздвоение личности... внутреннее.
  
  Как раз тогда, когда в институте меня поглотил почти фанатичный интерес к фэнтэзи, я чаще начала говорить сама с собой. Я иногда доходила до ТАКИХ выводов в споре с собой, что начинала думать, что схожу с ума. Пока не решила просто: 'Может, посмотреть, что будет дальше?' Любопытство - черта, которая доведет меня до ручки когда-нибудь только из-за моих собственных бредовых выводов о той или иной ситуации.
  
  'Ну, да, конечно! Мы же тут главные эксперты по поводу моих желаний!'
  
  'Но разве я не права? Поправь, может у меня склероз, но не ты ли взахлеб перечитывала кучу книг об эльфах, гномах и прочей чепухне? Ты же просто мечтала, оказаться в тех мирах, где есть магия. И не говори мне, что не заметила, что их внешность "немного" отличается от простого человека. Несмотря на всю их 'вроде бы' нормальность, они чересчур необычны".
  
  'Но, признай, ты же в восторге была, когда эти книжки в свои лапки загребущие брала и глазками жаднющими читала. Ты хорошо помнишь, как от меня в институте один раз шарахнулись, завидев фанатичное выражение лица. Такое лицо лучше показывать только, чтобы кого-нибудь до смерти напугать. С тех пор ты и стала читать только дома'.
  
  'О, да! Я очень хорошо помню этого несчастного, который наклонился к тебе, когда ты читала'.
  
  'Я всегда знала, что у меня не все в порядке с головой, но чтобы настолько'.
  
  - Долго ты сидеть с закрытыми глазами будешь? - неожиданно вмешался в мои мысленные баталии Вэссэл. - Раскидала все по полу и сидишь, бормоча что-то во сне.
  
  - Да будет вам известно, я не спала, капитан, сэр! А с легким творческим бардачком я быстренько разберусь и свалю, дабы не мешать вашему драгоценнейшему уединению, - ядовито прошипела я. Ну чего он докопался?! Да, бывает со мной иногда так, что когда я увлекусь разговором с 'собой', глаза закрываются, и я как бы сплю на ходу.
  
  Вэссэлиас поморщился от такого обращения. Так тебе и надо!
  Он подошел к кровати в углу и лег на нее, окунувшись в думы и внимательно наблюдая за пейзажем по ту сторону окна. Я покосилась на него. Мдааа... Правая я была насчет девушки. Покажите мне ту, что смогла вогнать парня в такой ступор. Я ей руку пожму, ибо у меня так никогда никого застопорить не получалось. У бедного аж глаза мутные, как будто отсутствует гражданин, а эта тушка - только его оболочка. Вы только посмотрите на этого влюбленного идиота, боже! Глазки подернулись пеленой, глубокая поэтичная задумчивость. Что, интересно, он такого вспомнил? Ох, я все больше хочу пообщаться с его девушкой! Интересная, должно быть, особа.
  
  Я уложила свои пожитки в идеальный порядок и с гордостью закрыла чемоданчик. Запихнула его под стол к сумке и поспешила покинуть задумчивого капитана.
  
  На палубе было почти пусто. Я удивляюсь, как они умудряются управлять бригом так просто? Их же всего семеро! За штурвалом стоял Гил. Мне что-то очень захотелось двинуть Вэссэлиону по тыкве. Сильно так двинуть, чтоб наотмашь! Сам сидит, мечтает на шелковых подушках, а людей работать заставляет. Хотя, судя по довольной моське детинушки, Гил любил постоять на капитанском мостике.
  
  - Гил, привет!
  
  - Здравствуй, красавица! Хорошо выглядишь! - пробасил он.
  
  - Ай, пасииибо! Скажи, где мне найти Сиона, я сейчас сдохну, если не положу что-нибудь в рот съедобное.
  
  - У себя на кухне колдует.
  
  - Спасибо! Заодно, может, чего сготовлю на пару с Сионом, - я заметила слегка сдвинувшиеся брови Гила. - Не боись, готовить умею. А вредной привычки травить людей не заимела пока, - Гил расслабленно улыбнулся. Ну ребенок, честное слово! Доверчивый до жути!
  
  Я спустилась в трюм, неслышно подкралась к кухне и заглянула в приоткрытую дверь. Знаете, что меня всегда умиляло и за что хотелось расцеловать мужчин, умеющих готовить? За их неповторимую мордаху, когда они углубляются в это дело. Невероятное смешение чувств отражается на их лице: сосредоточенность, усмешка, непонимание, удивление, наслаждение - в общем, широчайший диапазон чуйствс...вс...вс.
  
  Вот и сейчас, я видела Сиона, который менялся буквально каждую секунду. Точные движения, невероятные запахи, класс! И он готовил всего-то салатик. Я засмотрелась и не заметила, что сильно облокотилась на дверь. Серебристая металлическая, опять резная, ручка скрипнула, резко крутанулась и я упала на пол с жутким грохотом. На кухне, до этого кипевшей работой, наступила мертвая тишина. Мое лицо залила краска, и я медленно подняла глаза на кока. Он удивленно смотрел на нарушительницу, а потом расплылся в улыбке.
  
  [Сион]
  
  На кухню ввалилась Катя, самым наглым образом прерывая мои творческие порывы напополам с размышлениями о том, что рассказал мне брат о ее состоянии. Действительно, после стольких серьезных болезней ее организм должен быть сильно потрепан. Придется подумать над парой тройкой отваров для нее.
  
  - Вот и первое поступление оголодавших! Так есть хочется? - надо же. Конфуз и голод сразу же сбили с нее ее наглость.
  
  - А ты как думал? Я со вчерашнего дня ничего не ела, - возмутилась девушка и быстро поднялась на ноги.
  
  - Бедное создание, - я состроил сочувственное выражение лица, однако очень хотелось расхохотаться.
  
  - Слушай, я понимаю, приходить с требованием поторопиться к коку нельзя, ибо вообще лишит пищи. Закон на корабле вроде для всех един, но я сейчас просто ласты откину от голода! - в подтверждение этих слов ее желудок громко, очень громко, затребовал пищи.
  
  - Успокойся, я же не изверг! Похоже, спесь с тебя слетает, когда ты очень голодна, - я не выдержал и засмеялся. - У меня есть кое-что, думаю, тебе для легкого утоления голода хватит, и аппетит не собьешь.
  
  - Спаситель! - глаза засветились от счастья.
  
  - Хорошо выглядишь. Я уж думал, ты все плавание в той рваной рубахе будешь. Только, странная у вас одежда, - честно говоря, меня ее одежда слегка смутила. Слишком облегающие брюки из какого-то грубого синего материала и белая облегающая кофта с короткими рукавами. Но, судя по тому, что мы видели на суше, она была одета очень скромно.
  
  - Я заметила, что рубашка порвалась, только когда Гелиас сказал на осмотре. Кстати, а что в моей одежде странного?
  
  - Она слишком... слишком обтягивает. А Гелиас тебя осматривал? - я поспешил сменить тему. Ну непривычно видеть, что девушка ходит в штанах, да еще и в таких узких. Так одеваются только охотницы и наемницы. И то редко.
  
  - Да, а что? - выражение лица Кати говорило о том, что она недовольна относительно факта странности ее одежды.
  
  - Ничего... - я принялся быстренько доделываль салат.
  
  - Ага, щаз! "Ничего..." Что-то по вашему выражению лица, сэр, этого не заметно. От меня и так тут много чего скрыть собираются, насколько я поняла. В чем дело? - начала допытываться девушка.
  
  - Ты ничему не удивилась? - ясное дело, что она не удивилась, иначе носилась бы по кораблю как необъезженный конь... наверное. Только вот, почему не удивилась?
  
  - Что он осматривал, не дотрагиваясь, будто сканируя?
  
  - Ска...что? - не понял я.
  
  - Как бы объяснить... сканировать - это как бы получать информацию о чем-либо, не дотрагиваясь до объекта. Точнее описать не могу.
  
  - Понятно. Но, тем не менее, ты не удивилась?
  
  - Буду всему удивляться, рискую загреметь в домик с мягкими стенками. Чего плохого в том, что у твоего братца неординарные способности? - что значит неординарные? Да это самое обычное дело!
  
  - И ты совершенно спокойно отнеслась к камню, - продолжаем допрос.
  
  - Да уж, камешек меня немного насторожил. Не существует, пока у нас таких обучающих средств. Откуда у вас такие? Инопланетян что ли ограбили? - она повертела перед свои носом кристалл.
  
  - Кого, прости? - что за слова она выбирает? Даже учитывая, что говорит на нашем языке.
  
  - Слушай, тебе курс начальной школы преподавать что ли? Инопланетяне - существа с других планет. Сейчас полмира пытаются установить с ними контакт.
  
  - А ты не пытаешься?
  
  - А нафиг? Мне своих чертиков в голове хватает. Например, вы и ваш кораблик. Таких бригов я еще не видела. Где вы его откопали?
  
  - Я пока не могу тебе все рассказать. Это решит Ариадна. Она знает, как поступить, - и не только она. Ей еще с Авеллестэриасом увидеться предстоит. Волкодлак покусай этих двоих.
  
  - Это еще кто такая? Ваша начальница? Будет распинать меня за несанкционированное проникновение на корабль? - она усмехнулась и села на стул.
  
  - Нет, распинать тебя никто не будет. Просто наш корабль никто раньше самостоятельно не находил и ... - тут я запнулся. Стоп, нельзя ей говорить, нельзя.
  
  - "И"?
  
  - Кать, давай не будешь ты меня расспрашивать по этому поводу. Если я тебе сейчас расскажу многое, ты потом вряд ли когда-нибудь вернешься домой, - прости, но ты УЖЕ не вернешься домой. Но этого тебе знать не стоит.
  
  - А вот это уже поинтереснее. С какой это стати меня домой не пустят?
  
  - Прости. Приедем, разберемся. Обо всем, что только заинтересует, сможет рассказать Ариадна. Только не жди, что она сможет ответить на абсолютно все вопросы. Что рассказывать, а что нет, она решает сама.
  
  [Катя]
  
  Что у них там за мафия такая?! Это знать нельзя, то рассказывать запрещено. Ничего не говорят, везут, черт знает куда, и домой пускать не хотят?! Да уж, я основательно поболтаю с их "крестной мамашей" Ариадной. Совсем обарзели, совесть потеряли, гррр...
  
  - Ладно, давай забьем на время. А то, вижу, ты совсем скуксился, - реально скуксился. Ну вот кто тебе мешает рассказать хоть что-то?
  
  - Не обижаешься? - он просиял.
  
  - Обижусь, если ты еще заставишь меня ждать обещанного перекуса. Я, правда, есть хочу как самая голодная белая акула, которую долго дразнили кровавым куском мяса.
  
  - Прости, вот, - он протянул мне тот самый салат, над которым корпел все это время, только продукты были мне не знакомы. Хотя, салат как салат, ничего необычного, практически такая же зелень. - Не бойся, не отравлю.
  
  - Забавно, что-то подобное я сейчас сказала Гилу, когда он услышал, что я собралась помочь тебе с готовкой. У него такое настороженное выражение лица было.
  
  - Ты готовить умеешь? - он смотрел на меня во все глаза.
  
  - Ну не то чтобы прям УМЕЮ, но умею. А чего ты на меня так смотришь? Разве это странно, что девушка умеет готовить? Знаешь, а я обижусь сейчас.
  
  - Да, нет. Просто рад, что есть теперь товарищ по кулинарным изыскам, кстати, первое впечатление ты произвела немного другое. Мы тебя даже за парнишку приняли. Ты так уютно устроилась в углу. Сначала не хотели тебя трогать, но Гелиас на нас накинулся: 'Идиоты!' - Сион ехидно передразнил своего брата. - А мы и не поверили сначала, но если брат сказал, значит, так оно и есть.
  
  - Знаешь, вот ты сейчас совсем не комплимент мне сказал.
  
  - Не понимаю.
  
  - Я тружусь над своим характером. Можно сказать, об стенку убиваюсь, чтобы хоть немного стать более женственной что ли, а ты тут одним махом сейчас все мои труды запихнул в компостную яму, - я действительно, вне работы, среди друзей всегда производила первое впечатление как паренек. Грубоватый низкий голос тоже погоды особой не делал. А ведь раньше я пела в хоре музыкальной школы в первом ряду, но, окончив два класса, мне пришлось бросить. Постепенно голос начал становиться грубым и подпевать друзьям на праздниках я перестала. Я вообще петь перестала. Но потом, кому-то понравился мой голос и меня пригласили в рок-группу. Однако...не срослось. Мы и сейчас собираемся вместе, но редко. И пою я тоже редко... очень. А так хочется постоянно! Хочу домой!
  
  - О чем задумалась?
  
  - Ась? - меня совершенно занесло в раздумьях.
  
  - Ладно, я сильно извиняюсь, но ты хоть съешь то, что я приготовил. Я старался, - я попробовала произведение на вкус. Восхитительно! Так вкусно! И, вроде, ничего особенного. Просто куча силоса, но что-то неуловимое. То, чего так не хватает мои блюдам. Что это?
  
  - Что это за травка такая? Так вкусно! Может приправа особенная? Расскажи! - я воззрилась на него жадными глазками. - Готовить я умею, но все равно понимаю, что чего-то в моей стряпне не хватает. Все вкусно, но что-то я вечно упускаю.
  
  - А ты, когда готовишь, о чем думаешь?
  
  - Это сейчас к чему вопрос?
  
  - Просто ответь.
  
  - Что-то вот так запросто я не представляю, о чем я думаю во время готовки.
  
   Тогда давай доедай, и попробуем что-нибудь приготовить. А когда отвлечешься, я спрошу, о чем ты думаешь.
  
  - Хитрый, как моя мамашка. Жуть...
  
  Я быстренько дожевала салат.
  
  - Итак, что ты видишь на этом столе?
  
  - А то не понятно, различные продукты, часть из которых мне не известна.
  
  - Умничка, а теперь подумай, что бы ты могла приготовить из них на восемь человек.
  
  Блин, вот так задачка! Я привыкла готовить только на себя. Когда друзья приходили, то всегда приносили что-нибудь с собой, поэтому особых проблем с едой не было. Тут в основном овощи. Они что, вегетарианцы? Если так, то я повешусь. Без мяса я никуда. Хотя...
  
  - Рыба есть?
  
  - Отлично, я думал, ты уже не догадаешься!
  
  - Я плохо в рыбе разбираюсь. Предоставляю все тебе.
  
  - Хорошо, сейчас принесу. А ты, пока, продолжай думать.
  
  - Без сопливых скользко, - пробормотала я.
  
  Кстати, а кухонька ничего, я бы даже сказала, просто здорово! Только для корабля уж слишком. Вполне укомплектованная, если не считать отсутствия холодильника и прочих 'радостей' современного повара. Напротив двери длинный разделочный стол в полстены, а в углу плита, да нет, плитище. Здоровая чугунная плита с печным отделением в низу. Уххх... Интересно, а им не страшно плавать с таким потенциальным 'камнем на шее'? Напротив разделочного стола небольшой круглый столик и два стула. Мне надо упоминать, что все резное?
  
  Я принялась за овощи. Нарубить рагу не составит труда. Крупные, слегка обжаренные кусочки овощей будут готовы быстро. И заморачиваться особо не придется. Все было уже чистое, поэтому мыть не пришлось, но мне не был известен вкус большинства продуктов, поэтому я принялась пробовать от каждого по небольшому кусочку, быстро разобралась о вкусе и утвердила почти все. Едва я начала чистить овощи, как вернулся Сион с двумя здоровенными рыбинами в метр длиной каждая. В рыбе я разбираюсь плохо, поэтому с уверенностью сказать, 'кто это был' не могла. Однако на вид все выглядело довольно безобидно.
  
  - Быстро ты! - вот шустрый! Он же только что ушел.
  
  - Сеть еще пуста, а это все, что осталось с прошлого улова. Хватит? - он положил рыбу на стол.
  
  - Предостаточно! Что ж пора испытать вашу запасливость, сэр. Что у вас из приправ есть?
  
  - Ты лучше спроси, чего нет, - Сион растянул довольную улыбку.
  
  - Не выпендривайся, повар! А то вместо этой рыбки в меню будешь ты сам.
  
  - Ладно, говори, что надо?
  
  Основные травы, если внимательно присмотреться к стройному ряду баночек и бутылочек на одной из полок, у них есть. Хотя, некоторые мне опять же не известны... Ладно, разберусь позже, на собственной шкуре испробую... или на Сионе, он должен знать свойства этих травок.
  
  - Хорошо! Мне нужен сыр, майонез, сметана, соленые огурцы, растительное масло и соевый соус. Ну что? Съел?
  
  - Эээ... ладно пошли во второй трюм, - сконфузился Сион. - Если честно, то половину из того что ты сказала, я не понял.
  
  Я проследовала за ним. Мы спустились по узкой лесенке во второй трюм. Тут освещение не такое хорошее, как наверху, но как только мы начали двигаться вдоль узкого коридора, свечи начинали гореть ярче. Теперь можно было спокойно рассмотреть помещение. Всего три двери, две по бокам и одна впереди. Сион подошел к двери справа и открыл ее.
  
  - Прошу, - кок изобразил легкий поклон. - Здесь находятся все запасы.
  
  - А что за теми двумя дверями? - любопытство так и съедало.
  
  - Та, что прямо, оружейная. А дверь слева... ммм... небольшой слад.
  
  - Что за склад? - не темни, дружок. Я знаю, ты не просто так запнулся.
  
  - Меньше знаешь, лучше спишь, - легкая улыбка, а в глазах желание отвязаться от моих вопросов. Вот гад!
  
  - Не хочешь говорить, не надо. Тебе же хуже, - Я шагнула в открытую дверь и осмотрелась. Так, понятно. Куча ящиков, бочек и мешков. Долго же искать нужное придется.
  
  - Сион, вы что-нибудь покупали перед отбытием? - хотя, какого я несу? Они же ничерта не могли купить.
  
  - Ну, нам знакомые подкинули кое-что из ваших продуктов. Они вот в тех ящиках, - Сион указал в левый угол от двери, где стояли ящички с какими-то закорючками ярко-зеленого цвета, подошел к одному из них и открыл. - Здесь должны быть приправы, а вот в тех ящиках слева - легкое вино.
  
  Я ахнула. Лаврушка, перец и куча всякого, такого родного. Интересно, когда это я успела соскучиться по земле? В уголке ящика заметила несколько бутылочек с коричневой жидкостью...
  
  - Аааа!!! - воскликнула я от восторга.
  
  - Чего кричишь? Что случилось? - Сион так испугался, что даже отпрыгнул, споткнулся о канат и плюхнулся на пятую точку.
  
  - Сион, я тебя обожаю!!!
  
  - Эээ... мне конечно лестно, - покраснел кок. - Но стоит ли спешить с такими признаниями.
  
  - Балбес! Какие признания! Это же соевый, соевый соус! Надо буде расцеловать того, кто вам его впарил, - бедный кок смотрел на меня как на умалишенную. Ну не гипнотизируй ты меня, я и так знаю, что с мозгами у меня не все в порядке, не надо мне это доказывать своим взглядом. - Чего расселся?! Бери то, что скажу и погнали готовить.
  
  Сион послушно взял то, что я показала и направился со мной на кухню, творить.
  
  - Сион, подойди сюда! - донесся голос капитана в дверях кухни.
  
  - Сейчас. Простите, госпожа, вынужден оставить вас на время одну, - Сион сочувственно закатил глаза и выскочил из кухни.
  
  - Вот любитель повыгребываться!
  
  - А я все слышу...
  
  ... ... ... ..........................
  
   Глава 6 - Формула Спокойствия.
  
  [Гелиас]
  
  - Вот любитель повыгребываться! - воскликнула девушка, едва мой братец успел покинуть кухню. Я тихо зашел внутрь.
  
  - А я все слышу, - интересно, она сможет научиться нас различать?
  
  - Это я не про тебя, Гелиас. Хотя, знаешь, вы оба хороши. Вечно устраиваете бедлам, стоит только вас без присмотра оставить всего на пару минут. Как дети малые, честное слово! - что? Уже?! Вот так просто за короткое время научиться нас различать? Быть того не может!
  
  - Судя по твоему характеру, ты не сильно отличаешься от нас. Такая же буйная, - она обернулась на секунду, ответив на мою насмешку ехидной улыбкой. А я думал, обидится.
  
  - Да уж, вы точно близнецы! Несмотря на все различия в характерах, - уже нашла различия? Интересно.
  
  - И как же ты научилась нас различать? О внешнем виде не спрашиваю, но вот со спины, просто по голосу. Когда?
  
  - У вас голоса немного отличаются, но это не лавное. Главное - различие характеров. Если бы вы были абсолютно одинаковы, я бы вас и в разной одежде путала. Сложно объяснить, само по себе как-то получается, - я почувствовал, как ко мне подошел брат. Коротко кивнул и встал рядом, прислушиваясь к тому, что говорила девушка. - Полностью описать особенности каждого из вас я пока не смогу, но попробую объяснить их как элементарные явления природы. Вы - близнецы, оба свободны как ветер. Но даже ветер бывает разный. Нельзя найти два идентичных потока, так же как и нельзя войти в одну реку дважды. Представь что ты, Сион, как морской бриз, который любит пошалить и поиграться с парусами, тогда Гелиас - более степенный, спокойный, способный заполнить паруса и гнать их во весь упор, но не лишен того же задора, - я почувствовал, что братец напрягся, как и я. По потоку до меня донеслись его встревоженные мысли.
  
  'Да кто она такая?! Как она поняла, что я вернулся? Я ведь даже фонические волны своей ауры скрыл на случай, если у нее есть чутье'.
  
  'Я тоже удивился, когда она меня узнала по голосу у себя за спиной'.
  
  'Почему Вэссэл не говорит, кто она? Ты не смог это узнать, когда сканировал ее тело?'
  
  'Во-первых, единственное, что я обнаружил, это то, насколько потрепана ее аура от множества болезней и травм, которые она пережила. Ее и сейчас беспокоят некоторые из них. Это, если не брать в расчет странную форму этой ауры. Во-вторых, Вэссэл, возможно, сам не все знает. Не думаю, что Авеллестериас смог все ему рассказать. Хотя, мысль о том, что мы двести лет гоняемся за тем, о чем мало знаем, выводит меня из себя. И, в-третьих, капитан не говорит из-за опасности открытия более жестокой охоты на нее. Если раньше ее просто убивали до того как мы до нее доберемся и душа снова перерождалась в другое тело, то теперь она может стать ценным товаром на рынке работорговли или предметом опытов, как только попадет в Закрытый Мир, потому что произошла из Внешнего Мира. Я надеюсь, ты не забыл, что на демоническую расу, к которой Вэс принадлежит, невербальное воздействие совершенно бесполезно. Следовательно, от него никто узнать не сможет о том, кто она'.
  
  'Да помню я! Капитан удачно напомнил сегодня. С нами, конечно, тоже нужно очень повозиться, чтобы выудить информацию. Но у нас нет такой устойчивости, как у него. Рано или поздно мы не сможем скрывать мысли, и ментальные барьеры будут разрушены'.
  
  Этот разговор со скоростью молнии прокрутился у нас в мыслях. Как же я рад, что мысленно можно общаться намного быстрее и эффективнее. Иначе мы бы прослушали вопрос, который задала девушка.
  
  - У меня конечно не лады с объяснением некоторых природных явлений, но все же. Вот представьте. Каждый из вас гонит свою дождевую тучу. А вы помните, что случается, когда две такие тучи сталкиваются? - продолжала девушка, пока мы вели это мысленное перешептывание. Сион не выдержал.
  
  - Погоди! Как ты узнала, что я вернулся? - не выдержал брат.
  
  - Сейчас вопрос задала я, Сион. Не знаю, как. Спиши это на шестое чувство. Но сейчас не об этом. Я повторю вопрос. Что случается, когда две дождевые тучи сталкиваются? - мы оба ответили одновременно.
  
  - Молния!
  
  - Отлично. Не трудно заметить, что когда вы остаетесь один на один, вас так и тянет создать очередную вспышку, еще один разряд. Вы такие разные, и в то же время вы - одно целое. Каждый из вас - неповторимая личность, а ваше единство - огромная сила. Никогда не позволяйте кому-либо или чему-либо встать между вами и разделить. Для вас это опасно! - ее голос дрогнул.
  
  'Откуда она знает, что для близнецов в Закрытом Мире разделение опасно? Даже у нас об этом мало кто догадывается!' - донеслось до меня волнение Сиона.
  
  'Не спрашивай. Все равно не знаю. Вэссэл до сих пор не может понять, как она смогла самостоятельно отыскать корабль, "просто прогуливаясь" по пристани' - высказал я последнее, что довелось услышать от капитана у порога трюма.
  
  'Я в курсе. Никто из посторонних не способен увидеть даже ту часть пристани. Они видят там просто волнорезы и знак, запрещающий подходить к этому месту' - блеснул знаниями братец.
  
  Вдруг, нас обоих слегка кольнуло в груди.
  
  'Эй, Сион! Ты тоже почувствовал?'
  
  'Да, она... плачет!'
  
  'Ты помнишь формулу спокойствия?'
  
  'А куда я денусь? С нашей впечатлительной мамочкой это никогда не забудешь. Разумеется, помню!'
  
  'Отлично, тогда за дело'.
  
  Мы подошли к Кате по бокам и взяли ее за противоположные от каждого из нас плечи двумя руками. Таким образом, мои руки и брата были скрещены у девушки на груди и спине. Я почувствовал. Как синхронно мне Сион начинает концентрировать энергию в местах скрещения наших рук.
  
  'Вия шъяхасс арастиа!' - мысленно воззвали мы одновременно.
  
  Казалось бы, простенькая формула. Но, если вовремя не уловить изменения в ауре и не остановить действие, то можно "очень удачно", а главное надолго, усыпить подвергнувшегося воздействию. Ведь сама природа эмоций очень тонка и не редко напрямую влияет на физическое состояние. Сквозь приоткрытые веки я настроил зрение и пригляделся к ее весьма необычной ауре. Она напоминала огромный факел из смешения красок, который, казалось, был способен осветить любой, даже самый темный уголок в мире. Она согревала, но не обжигала, когда дотронешься. Тут я снова обратил внимание на странные золотистые браслеты, которые легкой дымкой пульсировали на шее запястьях и лодыжках девушки.
  
  'Гелиас, - донесся до меня мысленный зов брата. - Ты тоже заметил эти оковы?'
  
  'Да, нам такого еще не приходилось видеть. Знаешь, создается впечатление, что оковы держать не тело и душу, как это обычно бывает, а только душу. Что-то вроде ограничения, только оно... ослабевает'.
  
  'Мне кажется, что Совет не отпустит ее домой. Она слишком необычна для простого человека. Ее аура сильнее, чем у Вэссэла, я уже молчу об этих оковах'.
  
  'Я думаю, эти старые пни в совете уже прознали, где мы пропадали несколько сотен лет. Ведь именно за ней мы туда приехали, иначе кристалл ее не принял бы'.
  
  Мы почувствовали, как девушка начала успокаиваться. Когда ее аура, которая до начала действия формулы была очень неспокойна, начала 'гореть' ровно, мы прекратили извлечение серых ниточек, которые поселились вокруг нее. Действие формулы исчезло, прихватив за собой и нити. Катя успокоилась.
  
  'Не хочу ее отпускать, - подкинул мне свою мысль Сион и сжал руки, чуть сильнее обнимая девушку. - Она как будто согревает своей цветной аурой. Тепло...'
  
  'Я тоже', - улыбнувшись про себя.
  
  'Постоим так, пока возмущаться не станет,' - до меня донесся мысленный смешок брата.
  
  [Катя]
  
  Мне стало легко и спокойно. Горечь, поселившаяся комком в горле, мешая дышать, ушла, слезы высохли. Я не знаю, почему я так сильно переживала за близнецов. Что-то подсказывало, что разделение для них чуть ли ни смертельно. У меня вообще стало усиливаться ощущение, что я вернулась домой. Даже, несмотря на то, что я толком ничего не знаю ни о команде, ни о месте, куда мы плывем. Однако почему-то я совсем не сожалела о том, что попала сюда. За всю свою жизнь я никогда не чувствовала, что принадлежу тому месту, где нахожусь. Временами могло нахлынуть чувство дикой тоски, будто я соскучилась по родному дому или близкому другу.
  
  'В любом случае. Я хочу попасть туда, куда мы плывем. Что-то мне подсказывает, что там я смогу найти причину своей тоски'.
  
  'А не боишься последствий?' - спокойно отозвалось я сама себе.
  
  'А вот и не боюсь! Я очень хочу узнать, откуда у меня такое ощущение, будто я очень давно не видела что-то родное или кого-то очень близкого. Сердце колотится, будто я возвращаюсь на долгожданную родину'.
  
  'То есть то, что ты не удивилась всем странностям происходящего - движущиеся резные фигурки, кристалл, что у тебя на шее, способности Гелиаса - это только из-за того, что все это тебе просто знакомо?' - это был скорее не вопрос, а утверждение.
  
  'Получается так...'
  
  'Ты соврала Сиону,' - опять утверждение.
  
  'А вот не надо тыкать меня носом в мою ЯКОБЫ ложь. Я не соврала. Я просто немного... интерпретировала истину. Не могу же я сказать, что для меня это все как родное! Они и так, должно быть, в шоке, что я на корабль прошла. Достаточно просто вспомнить лицо Вэссэла, когда он слушал мой рассказик. И осёл поймет, что кораблик необычный! Поэтому все же лучше притворится, что я буду вести себя тихо, пока мне не расскажут все'.
  
  'Выжидательная позиция? осторожность - мать доблести. Я тобой горжусь'.
  
  'Ну, спасибо! У меня даже самооценка повысилась от таких похвал. Но неужели ты думаешь, что я действительно буду вести себя как паинька. Аха, щаз! Я вытяну из них информацию, хотят они того или нет'.
  
  'Будем играть на слабостях? Ты же ничего о них еще не знаешь'.
  
  'Поверь, уже известно достаточно, для начала. Достаточно просто раскинуть мозгами не по мостовой, а по логике. Если они меня искали, значит, будет очень неприятно меня потерять, чтобы потом за мной мотаться опять. И еще, судя по тому, как поспешно они свалили в открытое море, времени не много либо за ними следят'.
  
  'Когда это ты такая сообразительная стала?'
  
  'Сама в шоке! Слушай, Совесть моя, Личность ты моя вторая, где ты была все это время? Я бы столько всего добилась, приди ты раньше'.
  
  'Потому и не появлялась, захватила бы ты мир или разнесла его на щебень для дачки, и что тогда делать?'
  
  'Сухари сушить... на горящих синим пламенем осколках великой цивилизации'.
  
  'Знаешь, тебе иногда стоит себя бояться, фантазия у тебя... грубо говоря, не совсем здоровая', - ехидно заметила я.
  
  'Именно моя "не совсем здоровая" фантазия гарантия того, что я не загремлю в психушку, так сказать стабилизатор нервной системы'.
  
  Я почувствовала, что с обеих сторон ко мне прижались близнецы, словно котята.
  
  'По-моему меня уже не успокаивают, а нагло используют как подушку'.
  
  'А ты только сейчас это заметила?!' - удивилось мое второе я.
  
  'А ты как будто давно' - ехидно заметила я.
  
  'Ну, скорее всего они закончили, как только тебе стало легче дышать и ты начала рассуждать на тему опасности их разделения' - тоном диктора новостей констатировал я себе.
  
  'Жуть! Вот ведь расслабилась в обществе красивых мужчин. Не порядок!' - начала причитать я.
  
  'Но признай, тебе все это жутко нравится', - заметил я. Эх, похоже, я уже в который раз убеждаюсь, что даже у моего внутреннего 'я' такой же несносный характер, что и у меня. Если бы в мысленном разговоре можно было покраснеть, то моему внутреннему взору представилась бы моя алая мордаха.
  
  'Язва ты...' - попыталась я обидеться, чтобы скрыть смущение, накатившее горячей волной.
  
  'Интересно, ты сейчас это кому?!' - выпад отбит.
  
  Это, конечно, замечательно и приятно, но пора бы отбиться от этих оккупантов. Я попыталась повести плечами, мягко намекая, что пора бы меня отпустить. Не тут то было! Сильные, чтоб вам... жилось хорошо. Придется переходить в стадию переговоров.
  
  - Кхм... Ребят, - подала голос я. - Может, вы меня уже отпустите? Мне как-то не удобно готовить с зажатыми по швам руками.
  
  - Мрр... нет уж, я еще так постоять хочу, - промурлыкал мне в макушку Сион.
  
  - Присоединяюсь, - буркнул мне в волосы Гелиас.
  
  - Я, конечно же, не против вот так вот погреться в обществе красоты в квадрате, - призналась я. - Но мой изголодавшийся по нормальной пище организм и остальные голодные желудки на борту, ждать не будут. Зажарят нас и съедят.
  
  - Нуууу, еще чуть-чуть! - в один голос запротестовали близнецы.
  
  Странные какие-то...
  
  А ведь хорошо...
  
  Спокойно...
  
  ... ... ... .........................
  
  To be continued...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | AlicKa "Алисандра" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Ю.Риа "Проданная чернокнижнику" (Любовное фэнтези) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | Т.Осипова "Дыхание будущего Сборник фантастических рассказов" (Киберпанк) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"