Гончарук Вера Евгеньевна: другие произведения.

Пора Познакомиться. Книга 4. Зрелость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть"Пора познакомиться "автобиографическая. В ней нет героев в литературном понимании этого слова. Действие повествования происходит с 50-х годов прошлого столетия по настоящее время. Здесь фактически дан срез типовой жизни большей части населения, с их трудностями, радостями, ожиданиями и препонами. Главное действующее лицо отражает свою жизнь с детского возраста, по зрелый возраст. Это и становление характера и перекосы отзвуки детских душевных травм и неровная, не всегда гладкая жизненная дорога. Книга очень правдива и отражает все главные вехи жизни данного лица. И приметы времени в котором происходит то или иное событие и окружающая среда, все воспроизведено по памяти, без каких-либо дневниковых записей. Желаю читателю погрузиться в мир персонажа и вспомнить что-то сокровенное свое. Приятного чтения!

  ПОРА ПОЗНАКОМИТЬСЯ.
  Книга 4. Зрелость
  
  Наверное излишне торопилась,
  Ужасные моменты проскочить,
  И важное невольно упустилось,
  Приходится мне вспять поворотить..
  А после вновь продвинуться вперёд,
  К тому, что нас за горизонтом ждёт...
  
  
  
  Глава 1. Пропущенное.
  Да действительно упустила важные моменты. 17 сентября, в день Иришкиного рождения приехала на кладбище пораньше, скоро должна была подъехать первая свекровь. Несмотря на большие расстояния, 88 километров до Москвы , 15 от деревни, да по Москве и снова в Подмосковье, больной человек упорно едет к внучке.
  
  
  Пришла я на могилку и выронила из рук всё, что принесла. Могила разорена, да так, как врагу злому не пожелаешь. Всё разбросано, размётано по округе. Собаки бродячие? Можно было бы так решить, да не выходит, потому что на могилу насыпана гора мусора и большая куча окурков , пробок от бутылок и самих бутылок, только битых. Большей подлости просто не вообразить! И кто мог совершить такую гадость?
  
  
  С болью и недоумением взялась за уборку, благо у нас уже скамейка с ящиком поставлены, друзья и соседи позаботились соорудили, сварили. И инструмент весь имеется. Более двух часов ушло на уборку и приведение в порядок размётанного и растоптанного холмика. Врагу злому не пожелаю такое пережить.
  
  
  Хорошо хоть свекровь приехала, когда я закончила уборку, иначе она там же с сердцем, глядишь и свалилась бы. А так только удивилась, что цветов мало лежит, но я объяснила, сильно увяли все, пришлось выбросить.
  Выходит соврала, но во благо, а она только удивилась, что вроде дождей не было, а земля свежей выглядит, а я опять обманула, наверное под цветами не сохла.
  
  
  Иногда приходится на обман идти, во благо, а душа при этом корчится, как на огне.
  Посидели с ней, с Иришкой поговорили, о житье бытье рассказали, словно живой, а потом к дому двигаться собрались, точнее я к дому, она на транспорт к себе. Заехать отказалась, а то итак, говорит ,домой поздно попаду.
  
  По аллее главной идём, а навстречу Надежда и мать. Тоже приехали в день рождения.
  Я рада,что и они этого страха не увидят. Видимо наитие меня в тот день на первый автобус толкнуло.
  
  
  Приехала домой, там Танюшка -почтальон сидит, я ей всё как есть рассказала, она в шоке, кому же в голову такое пришло?
  Гадали, гадали, нет ответа. Вечером Саша пришёл, трезвый. Я ему после ужина, когда уже детки ко сну готовиться начали и нас не слышали, в ванной были, всё и рассказала.
  
  А он, отчего-то сразу сказал-Анохины. Я поинтересовалась, почему они ему на ум пришли? А он отвечает, был я у них, сильно они на нас злятся из-за того, что всё попрятать пришлось и Андрею неприятности грозят. Вот ведь, я туда ездить прекратила,а он побывал. Опять хотел Иришкины вещи забрать, а его грубо послали.
  
  
  Тут я и совершила плохой поступок. Дети спать улеглись, а я Анохиным позвонила.
  У них окна выходят на соседний дом. Если смотреть в темноте, то там три дерева стоят и скамья под ними, а свет от подъезда того дома рассеянный и создаётся впечатление, что под деревом светлая фигура стоит.
  
  Я этот эффект много раз наблюдала, когда курила у них и бездумно в окно пялилась.
  Вот позвонила, мне ответила мать, Анюта. Я ей тихим голосом, почти полушёпотом хриплым говорю:
  - Мам, - её Иришка так звала - Мам зачем вы это сделали? Чем я перед вами провинилась? Посмотри в окно, я стою недалеко, ответь мне только, зачем?
  
  Тут в трубке раздался сдавленный крик и потом слышу только, как трубка стучит потихоньку. Видимо выронили её,а она на проводе качается и по тумбочке постукивает. Может в обморок рухнула, не знаю.
  
  
  А я трубку положила и говорю Саше - точно, они.
  И ведь больше ни одного раза могила наша не была испохаблена и разорена, значит Саша верно виновных указал, тоже почувствовал сердцем. Хотя ребята неделю на кладбище, неподалёку дежурили, застать хотели. Не пришли больше.
  
  
  На следующий день, напекла я с утра пораньше вафель, встретила Вову из школы, гулять отпустила, говорю вернусь, будешь уроки делать, а пока погуляй. А сама упаковалась и поехала в театр.
  Хоть и не было никого из них на похоронах, но я от неё гостинец решила отвезти, чтобы помянули добром.
  
  А уже в театре, сидя с девочками осветителями и оформителями сцены, узнала, что театр на гастролях был, оттого и не было никого от них, буквально 8 сентября вернулись и только тогда узнали, а вчера, в её день рождения, в обед трое - Женя Дворжецкий, Леша Весёлкин, а третье имя забыла, ездили к ней на кладбище.
  
  Представила я себе, если бы они к разорённой могиле приехали, что о нас подумали бы, чуть плохо мне не стало.
  Вот ведь помнили её на старой работе, любили и не верили плохим словам о ней. Ждали всё, что она на предложение Бородина перейти к ним звукорежиссёром согласится, да вот как оно вышло.
  
  
  А ещё Валя, почтальон наша, у неё за год до этого сын 12 -летний утонул и я тогда ей, как Танюшке своей, с бедой справится помогала, не забыла моего поступка. Приехали с мужем и привезли плиту из белого мрамора, чтобы мы могли Иришке памятник соорудить. Спросила есть ли кому надпись сделать? Я ответила, что в мастерскую нужно будет отдавать, а она предложила:- Ты мне текст дай, я сама выбью, я умею.
  
  И сделала всё как нужно. Вот о таком важном поступке, за который очень благодарна, тоже рассказать забыла, но исправилась.
  Вообще низкий поклон всем всем, кто нам тогда помогал и заботился о нас. Я всех их помню и люблю.
  
  
  Теперь и дальше поедем....
  1989 уже весьма проблематичный год. Начался он с того, что пятого января Нину, сестру Сашину, если забыли,прямо с работы отвезли на скорой в больницу с инфарктом.
  
  Как оказалось она до этого два микроинфаркта на ногах перенесла: один, когда о гибели Иришки узнала, второй в октябре ,когда зарплату срезали заработала. А теперь обширный случился.
  Полтора месяца в больнице, потом два в санатории и на группу. Это тоже для неё ударом было. Привыкла пахать, как лошадь, а тут выбили из колеи. Так наверное у многих бывало.
  
  
  В магазинах продукты вообще стали исчезать, всё больше и больше . Теперь десять магазинов обежишь, в десяти очередях постоишь, по цепочке передаёшь, где что выбросили, как тогда выражались, и в десяти местах по этим очередям взад вперёд носишься, чтобы не упустить.
  А тем, кто вечером с работы идёт уже и не достаётся ничего,шаром в магазинах покати.
  
  
  Впервые москвичи с такой проблемой столкнулись и злые стали, прямо озверевшие. Детей-то кормить нужно, а чем. И электрички и автобусы загородные "колбасные" уже в Москву не тянутся, тоже просекли что в Москве пусто стало.
  
  
  Что выручало? Воровство повальное. Тут уже не до морали стало, продавец ли знакомый, работник ли мясокомбината или кто. Несёт килограммами и в его квартиру все тянутся, приобретать. В магазине одни кости , да жир, а тут мясо. Наварганишь детям гору котлет, уже не до деликатесов.
  
  Москва. Овощей на рынок не набегаешься покупать, денег не хватает, свои не растут, а в магазине, капуста осклизлая, вонючая, морковь и свёкла вялые загнувшиеся или порченые. Тебе в лицо через губу бросают:-Не хочешь, не бери.
  Макароны и крупы тоже пропадают.
   В общем голодом запахло сильно. Оттого и рад, если хоть ворованного приобретёшь.
  
  
  Два раза в месяц я езжу на работу сдавать продукцию и получать сырьё новое. Участок куда ехать нужно, не ближний свет. До метро Домодедовская добраться с пересадками, а оттуда ещё четыре остановки на автобусе вглубь квартала.
  
  Возить сумки раскоряки неудобно, за всех в транспорте цепляешься, сто "благодарностей" в спину получаешь. Пришлось сумку старушечью на колёсиках приобретать, всё удобнее за собой возить. Вот оттуда, считай через всю Москву я дважды пёрла ящики неподъёмные, тридцатикилограммовые, чуть колёса у коляски не сломала. Но оно того стоило.
  
  Из Америки помощь гуманитарная, а там чего только нет. Видно, что с любовью люди продукты собирали. И про детей не забыли. Мне, как многодетной, хотя ведь и Иринки уже нет, и Жене скоро из подросткового возраста выходить, а не снимают с учёта, выдавали ещё пару раз в ДЭЗе и в Собесе посылки, из Германии. Так что этим и спасались, а многие запамятовали, кому они, считай, жизнью обязаны.
  Неблагодарная натура человеческая.
  
  
  Для меня в то время вот эти вот поездки, через многолюдство, как нож острый по сердцу. Дома хорошо себя чувствую, а на людях мне плохо. От взглядов, больше любопытных, чем понимающих, от пристающих с расспросами "Женщина, а чего это вы в трауре, у вас беда случилась?".
  Так и хочется ответить злобно, нет ,блин, радость большая, но молчишь, стиснув зубы и отворачиваешься. Ведь не из сочувствия, а из болезненного любопытства пристают.
  
  
  Ближе к лету накал всё более возрастать стал и митинги начались. Вот на них я не шла, а прямо -таки мчалась. Не знаю, как объяснить, но это единение, эти эмоции меня словно силой наполняли жизненной. Так уж человек видимо устроен, нужно ему где-то энергию сбрасывать,а где-то пополнять.
  
  
  И разговоры наши с Иришкой, и размышления, и обстановка в стране, даром не прошли, нашли отклик в душе. Надежды какие-то переполняли и желание деятельности.
  И телевизор тогда живой стал, эмоций добавлял. Так надеялась, что хоть детям другая жизнь может достанется.
  Настолько в это всё погрузилась, что беду с сыном проглядела.
  
  
  
  
  
  Глава 2. Соблазны и проблемы.
  
  Сыновья мои, (тогда начали на рынке жвачки бубль-гум появляться), повадились большой компанией ездить за этими жвачками на Москворецкий рынок. Денег где брать? Хочется как всем и видимо желание выше страха поднялось.
  
  Стал у меня Володя денежки приворовывать, по три рубля, по пять из кошелечка тащить. Я поначалу не замечала,потом всё понять пытаюсь, вроде столько было, а не хватает, куда делись? На мужа грешила поначалу.
  Потом всё нечаянно открылось.
  
  
  В тринадцатом подъезде у него дружок-приятель, тоже Вовочка Княжевский жил, они ещё в сад в одну группу ходили. У этого Вовочки бабушка деньги на похороны откладывала, три тысячи набрала, а прятала их в карман халата, в шкафу висевшего. Внук и подсмотрел за бабушкой, а потом денежки эти выудил у неё.
  
  Вот они на эти деньги и развернулись, на широкую ногу, компания 10 человек, по три раза на дню на рынок, к одной и той же бабуле за жвачкой ездит. Бабуля быстро просекла, что дурачки малые перед ней, даст им пакет жвачек, а сдачу прикарманит.
  
  Быстро они, за неделю наверное, большую часть суммы и растрясли. А остатки Вовочка Княжевский прятал в коридоре возле своей двери, под ковриком, на котором санки стояли.
  Да мой Вова, возьми и угляди, куда тот деньги прячет. Там уже 600 рублей только оставалось, когда мой соблазнился и вытащил их, себе забрал.
  
  
  К тому времени пропажа в доме обнаружилась, устроили допрос с пристрастием и всё выяснили.
  Вот эта бабуля и стала сначала всех детей на улице преследовать, деньги с них требовать, дети перепугались и перестали выходить гулять.
  Так она к нам и пришла, со своими претензиями и угрозой если не отдадим, то в милицию идти.
  
  Я её выслушала, позвала Володю, обо всём разузнала и он мне оставшиеся деньги выложил. Отдала их ей и сказала:- За остальным в милицию пожалуйста идите, ведь из дому их ваш внук вынес, а не наши дети, и если вы детей преследовать не прекратите, то уже я и в милицию, и в суд на вас подам, за шантаж и вымогательство.
  
  
  Выпроводила её, а самой плохо, кипит всё в душе.
  Сын значит деньги у меня крал, он под давлением признался, что да. Тут и Саша с работы пришёл и я говорю, "Отец, держи-ка его, сейчас будем руки рубить, ведь ворам всегда руки отрубали".
  
  
  Жестоко конечно, напугался он жутко, вырывался со страшной силой. Я рубить -то вообще не собиралась, так напугать, для острастки, да видимо переборщила. Топорик взяла, которым мясо отбивают.
  Потом, они уже спать пошли, а я в ванной ревела, вспоминая, как он извивался и дрожал и проклиная себя последними словами.
  
  
  Правда помогло это, больше не таскал деньги, до определённого возраста, пока снова однажды не соблазнился в 10 лет. А тогда стала я через некоторое время готовить, ищу этот топорик для отбивных, он из сплава, им не только ничего не отрубишь, мясо с трудом отбивается. А топорика нет как нет.
  
  Володя его разбил и забросил разбитый под ванну. Мы его много лет погодя нашли случайно. Хоть и мыли под ванной, но обломки за ножку тряпкой задвигались, только когда ванную комнату ремонтировали нашли. Это уже, когда Володя женился.
  Так непросто жилось и такие ошибки совершались.
  
  В апреле меня в школу вызывает учительница. Она даёт мне бумаги, её заявление и направление для Володи к психиатру. Я в недоумении, но она уверяет меня, что мой ребёнок умственно-отсталый и нуждается в отдельном обучении в спецшколе, о чём она и излагает в заявлении. В любом случае он остаётся на второй год.
  
  
  Иду домой в пришибленном состоянии, усиленно размышляя по каким признакам она определила ,что мой ребёнок умственно отсталый. Все возрастные навыки, все его поведенческие реакции никогда ничем не отличались от двоих старших детей в этом возрасте.
  Да есть особенности поведения, но это скорее относится к чертам характера, но не к состоянию ума.
  
  То есть он настороженно приглядывается к посторонним, внимательно оценивая их прежде чем общаться. Он тугодум, но не всем же быть быстрым, лёгким и находчивым. Не любит чтение, с большей охотой смотрит фильмы, но это тоже не говорит за отсталость ума,а скорее за леность.
  
  В итоге дома, делая привычные дела и общаясь с детьми, и потом, когда они улеглись, а я села вязать, всё не переставала взвешивать и сравнивать своего сына со сверстниками. Согласитесь клеймо умственно-отсталый настораживает. Неужели я настолько ушла в себя, что проглядела состояние своего сына?
  В таком случае мне срочно нужно что-то делать с собой, решать как быть дальше, чтобы помочь сыну.
  
  
  На следующий день мы с сыном были у врача. Я подала бумаги и приготовилась наблюдать, как врач будет обследовать сына и что скажет мне.
  
  
  Но врач неожиданно попросила меня выйти из кабинета и посидеть пока в коридоре, а потом она меня позовёт. Представьте себе мой испуг и растерянность. Мой ребёнок, постоянно зажимающийся при посторонних, сейчас покажет себя с худшей стороны и его точно признают умственно-отсталым. Но просьбу врача выполнила и вышла из кабинета.
  
  Сидя недалеко от двери я ёрзала, как на иголках, рисуя себе в воображении самые жуткие картины. Мне казалось, что прошла вечность, прежде, чем открылась дверь и врач за руку вывела из кабинета Володю, сказав ему, "а теперь ты посидишь здесь и подождёшь, пока я поговорю с твоей мамой?" И он ответил, что посидит и подождёт, а я вошла в кабинет.
  
  
  Видимо врач видела и понимала в каком я состоянии, потому что с ходу заявила:
  - Прежде всего успокойтесь, у вас чудесный, сообразительный и абсолютно нормальный ребёнок.
  Я проверила его по учебникам, проверила по тестам и делаю заключение, что ребёнок не умственно-отсталый, а запущенный педагогом. Он всё нормально объясняет, отвечает на вопросы, решает примеры, но немного туговато, словно часть материала не усвоена.
  
  В остальном у него здравые рассуждения и полное соответствие возрастному развитию. Если вопрос стоит о втором годе, пусть будет так, не ругайте его. Не его проблема, что учитель не сумел найти общий язык с учеником. Кстати вы не первые, кто идёт ко мне с её направлением.
  
  Идите спокойно домой, пусть ребёнок живёт полноценно, а заключение по вашему и тем случаям, (всего их оказалось пять), я перешлю в школу директору.
  
  С этим мы и ушли. Всё что выдали нам на руки, справку о том, что ребёнок умственно здоров и может посещать школу.
  Это для учительницы.
  
  
  В мае мы получили табель, где было написано "В связи с неуспеваемостью оставлен на второй год".
  Когда мы вышли из класса, меня остановила и пригласила к себе в кабинет Таисия Александровна, бывшая Ирина учительница, а теперь завуч начальных классов.
  Володя ждал меня, играя в школьном дворе.
  
  
  Таисия Александровна стала передо мной извиняться, за то что она упустила Володю, во-время не узнала, как его дела и что происходит, в противном случае она перевела бы его в другой класс. Она только недавно,от подруг учителей, когда уже поздно было исправлять, узнала, что Володя большую часть проводил не на уроках, а сидел наказанным в коридоре. Естественно, что он стал отставать в учёбе.
  
  
  Вот так мелко и гадко мстила Ильмира Сабировна за моё выступление в защиту своего ребенка на собрании, а также тем детям, мамы которых вступились за меня и в свою очередь высказали ей свои претензии. Вот отсюда и эти пять детей, направленные к психиатру.
  
  
  Я удивилась,при чём же тут сама Таисия Александровна, а она ответила: - В вашем случае я должна была быть особенно внимательной, но каюсь, - и заплакала. Я поняла, что она вспомнила Иришку. Теперь именно мне пришлось её утешать.
  Потом мы распрощались и я пошла искать Володю, чтобы идти домой.
  
  Вот тут на пути мне встретилась классный руководитель Иришки, Таисия Алексеевна.
  Она заговорила со мной, я отвечала. Но в разговоре она не преминула ввернуть, что в гибели Иринки виновата я сама.
  Помните, как она уходила из дома, а вы жили спокойно себе, не переживая?
  Я посмотрела на неё с горечью и отрезала: - Прежде чем судить, надо хотя бы знать. Извините, мне пора. Благодарю за ваш укол.
  
  
  И пошла от неё, она пыталась удержать меня, но я не остановилась и ушла.
  Пусть остаётся со своим мнением, всюду есть доброхоты, даже среди учителей.
  
  
  Лето мальчики провели большей частью у бабушки в Серпухове, но когда в августе я их забирала, мама заявила, что она с радостью и удовольствием будет брать Ванечку, но больше не возьмёт Володю. Он очень шебутной и своенравный и ей не по силам с ним справляться. Я ответила, что учту это и буду отправлять ребёнка в пионерлагерь.
  
  Глава 3. Радикальные перемены.
  
  Этим летом у нас стала часто бывать Наташа, Женина девушка. Ранее он не приводил её домой, она стеснялась, а теперь стала приходить, тем более я всё время дома и они на глазах.
   Сам Женя выступал с училищным ансамблем не только на их вечерах, но и в клубах.
  
   Он замечательно пел и ему прочили хорошую будущность, предлагая поступать на класс вокала в музыкальное училище. Не сбылось, слишком много поклонниц стало крутиться возле него и Наташа переживала и ревновала,
   в итоге он бросил ансамбль.
  
  
  Теперь Володе предстояло идти второй раз в первый класс, а мне надлежало внимательно уделять ему всё время и силы. Весь год до второго августа, я никак не могла снять траурную одежду, пытаюсь надеть, что-то иное, срываю с себя и снова влезаю в чёрное. Теперь я решила преодолеть эту ненормальность, понимая, что от этого тоже зависит моё психологическое состояние.
  
   Внезапно остро ощутила, что уходя в себя, я могу потерять и упустить своих сыновей, а они же не скажут мне потом за это спасибо. Нужно жить дальше, жить ими и ради них. А значит брать себя в руки и уделять им живое полноценное внимание.
  
  
  Первого сентября мы уже пошли к другой учительнице Светлане Ивановне. Молоденькой, только недавно окончившей училище девушке и я надеялась, что всё будет хорошо.
  
  
  Первое же собрание она устроила на третий день, где начала с того, что представилась и раздала всем по листочку бумаги и карандашу.
  -Я прошу вас, каждого описать главные черты своего ребёнка, индивидуальные особенности, любимые предпочтения. Всё, что вы знаете о своих детях.
  
  
  Мне очень понравился такой подход. Описала, как сумела характер и наклонности ребёнка и сделала приписку, что ребёнок очень обязательно относится к поручениям, если ему сказать "я на тебя надеюсь, я тебе доверяю" и наоборот делает всё спустя рукава, если ему банально приказывать. Это действительно была главная черта моего упрямого сынишки.
  
  
  В дальнейшем я убедилась, что к нашим характеристикам и пометкам учительница отнеслась очень внимательно. Володя, не блиставший талантами, учился очень старательно, и истово любил свою учительницу. Более всего он боялся огорчить её.
  
  Значит о ней я могу сказать только одно, она учитель от Бога, пошедший по призванию.
  До сих пор, встречаясь с ней он взрослый мужик, отец двоих детей, говорит с ней с любовью и нежностью, а также с большим уважением.
  
  
  В это же время я узнала, что у моей соседки, Ольги с шестого этажа, дочка тоже осталась на второй год.
  Олюшка вышла замуж рано, в 18 лет, мать алкоголичка, отца нет, жила с бабушкой и приходящей материной сестрой, тёткой. Практически предоставленная самой себе.
   Бабка её чрезмерно строжила, от этого она и поспешила замуж за первого встречного смазливого парня, чтобы вырваться из под опеки бабушки.
  
  
  Родила дочку, а муж, на то и смазливый, начал усиленно гулять направо-налево, пока она одна крутилась с ребёнком и терпела его выкрутасы.
  Терпение кончилось, когда дочке исполнилось семь лет. К тому времени бабушка умерла и Ольга, забрав дочку, вернулась в свою квартиру, а потом оформила с мужем развод.
  
  В то же время и её непутёвая мамаша, жившая доселе у такого же мужика пьяницы, в полуразваленном доме, решила вернуться домой, в хорошие условия. Так мать, дочь и внучка оказались на одной жилплощади, а Ольга попала из огня да в полымя, уйдя от пьющего и гулящего мужа, попала в объятия мамы-алкоголички.
  
  Ей приходилось много работать, так как муж от алиментов уклонялся, а содержать ребёнка нужно и девочка ходила на продлёнку, до её прихода с работы. Помощи и поддержки в трудностях девочка ни от кого не получала и тоже осталась на второй год.
  
  
  Узнав об этом, я предложила Ольге, не отдавать Динару на продлёнку, а позволить ей проводить время у нас, до её прихода с работы. Я буду заниматься и с Вовой и с Динарой. Она сначала стеснялась, а потом согласилась.
  Так у меня стало на попечении два первоклассника, а в дальнейшем четыре. Но об этом позже. Видимо таким образом пыталась себя загрузить, чтобы искупить свою вину перед детьми.
  
  Вначале недосказанное. Ильмиру Сабировну уволили, прежнему классу дали нового педагога, а её по представлению заключения детского психиатра, отстранили от работы по несоответствию должности.
  
   Я не испытывала к ней неприязни из-за своего ребёнка, мне было даже жаль человека в предпенсионном возрасте не справившегося с личным горем и вымещавшем зло на детях.
  Но дело было не в моих симпатиях или антипатиях, а во вреде, который она причиняла детишкам.
  
  Работу она себе нашла быстро в универсаме, на расфасовке продуктов. Мы часто виделись и всегда она смотрела на меня с неприязнью и ненавистью, но Бог ей судья. Как часто люди не справившиеся со своими личными проблемами, ищут причину этих проблем в окружающих, а не в себе. Видимо с ней было то же самое.
  
  
  Теперь небольшое отступление в историю другой семьи, которая будет тесно связана с моей жизнью.
  На нашей почте работала долгое время почтальон Галина Зеленевская-Гольдштейн. Филолог по образованию, ранее имевшая даже научные работы, она ,я считаю не очень удачно вышла замуж, хотя по прежнему жила с этим мужем и имела от него четверых детей.
  
   Характер у неё был очень мягкий, добрый, натура благожелательная к людям, но...,Галя спилась.
   Муж музыкант, игравший когда-то в ансамбле Берёзка, баянист, много гастролировал и естественно пил. Впоследствии Галина, желая удержать мужа от пьянства, стала ездить вместе с ним. Принимая участие в застольях, старалась перехватить его рюмки и выпить сама, полагая, что так ему меньше достанется и он не напьется до состояния риз.
  
   Наивность, не он не напивался, а она втянулась и пошло-поехало.
  Сначала потеряла работу она. Дети оставались с бабушкой, пока они разъезжали. Следом из ансамбля погнали его, пьянство сказалось необязательностью в выполнении работы. Позже он скитался по ресторанам, кабакам, свадьбам, перебивался случайными заработками.
  
  Бабушка умерла, старшие дети успели обустроить семьи до спивания отца с матерью, а с младшими, оставшись без средств к существованию, без надежды вновь вернуться к любимой работе, Галина обменяла хорошую квартиру в центре Москвы
  на трёшку, такую же как у нас, в нашем микрорайоне, с хорошей приплатой. Так она надеялась преодолеть безденежье.
   Но время шло, пьянство не прекращалось, деньги подозрительно быстро растаяли и она вынуждена была устроиться почтальоном.
  
   К тому времени, когда я её узнала, не слишком старая 47-летняя женщина выглядела не менее чем на 55-ть. Сильно худая, прокуренная и пропитая, с синюшным лицом, вечно торчащими седыми круто вьющимися патлами и жгучими чёрными,непрерывно слезящимися глазами.
  
  Речь её была изумительно правильной и совершенно не вязалась с нелепым обликом. В трезвые дни она выглядела иногда даже элегантно. Когда я увидела фото её молодой, мне захотелось завыть. Насколько она была когда-то прекрасна, настолько теперь ужасна.
  
  
  Вместе с ней жили младший 14-летний сын, вечно непросыхающий безработный муж и дочь 23-х лет, гулящая и пьющая особа, имеющая двух детей погодков Максима и Наташу.
  Максим ровесник Володи , его она родила в 15 лет и Наташа на год моложе. Они оба ходили с Вовой в одну суточную группу. Отцы детей были неизвестны.
  
  Когда я приходила забирать ребёнка, то находила в своём шкафчике постоянно грязные колготки с даже не вытряхнутым калом и однажды задала воспитателю вопрос, что случилось с моим ребёнком, ведь он был опрятный и приученный к горшку, и я только на всякий случай оставляла в шкафчике по 6-7 колготок.
  Неужели мой ребёнок стал неопрятным? На что воспитатель объяснила, что у них двое ребятишек, которых приводят на неделю без запасного белья, а они оба не приучены к горшкам. Поэтому бельё берут у тех детей, кому дают с запасом. Что вам жалко что ли?
  
  
  Я возразила, что мне для детей не жалко, но они могли бы хотя бы вытряхнуть содержимое и сполоснуть, ведь от лежания сутками колготки сгорают и дырявятся и я так не напасусь белья. После этого замечания колготки лежали всегда сполоснутые, а я стала приносить бельё и для этих детей.
  
   Потом только случайно узнала чьи они, когда за ними в пятницу никто не пришёл и я помогала воспитательнице относить их домой. Был сильно дождливый день, а с двумя детьми одной ей управиться проблематично.
  
  
  Когда мы привели детей и нам открыла вдрызг пьяная Галина, я была в шоке. Мне стало стыдно и ей тоже. По работе мы друг друга знали, а в быту столкнулись впервые. Она извинялась, что вот дочь опять загуляла, а она перебрала и заспала.
  С тех пор мне и пришлось, наравне с Татьяной Анастасенковой, подругой почтальоном опекать этих детишек.
  
  
  И вот через две недели после начала учебного года, Татьяна,заглянув ко мне сказала " Евгеньевна, где два там ещё два не помеха. Бери Наташку с Максимом под крыло. А то с ними никто не занимается, а Максим, хоть и головастый, но остался без присмотра на второй год"
  
  
  Я согласилась. Теперь и эти двое после школы приходили к нам, где часов до семи вечера мы делали уроки и гуляли, и ели, все вместе.
  Частенько и Ванечка был пятым до кучи, он начал часто болеть простудами и оставаться дома.
  
  Глава 4. Детские и взрослые проблемы.
  Когда они, сидя вокруг кухонного стола делали свои задания под моим присмотром и с обьяснениями, где требовалось, Ванечка играл тут же на табуретке. Либо рисовал, либо возился с конструктором и внимательно прислушивался.
  
  У Вовы с Динарой случался какой-то ступор с единственным примером (3+2), вот все решаем легко и правильно, а здесь тормозим и всё. Ни палочки ни пальцы не помогают, хоть тресни. Я уже не знаю, как пробиться к их разуму и пробую по всячески, не соображают.
  
  И тут Ванечка, который играл конструктором кричит на них "пять, бестолочи,пять даже я понял".
   Я онемела, не зная можно ли засмеяться, хотя меня просто разбирает. Но самое странное, что после его реплики они запомнили и больше на этом примере и на других тоже не тупили, может обидно показалось, что шпенёк понял, а они нет.
  
  
  Таня каждый день приносила продукты, чтобы я могла готовить Максиму и Наташе , Ольга тоже заботилась, чтобы Динара не была мне в тягость. С этим я нужды не знала, а готовить на двоих или пятерых, никакой разницы, посуда побольше и только-то. Так что материально дети меня не отягощали.
  
  
  Так вот и жили большим колхозом и знаете, то что я загрузила себя таким количеством забот пошло мне только на пользу.
  
   А ведь ещё, впервые в жизни, и в родительский комитет впряглась, помогала в школе.
  Никогда не ожидала от себя самой, а тут взялась. Правда делала только то, что можно было успеть: приобретала тетради и пособия для класса, помогала проводить мероприятия в школе,пекла сладости, а вот на экскурсии с детьми ездили другие родители, мне от дома никуда. Но и так хватало.
  
  
  Женя с Наташей по-прежнему встречались, вечерами пропадали, то к клубе, где он выступал, то в кино ходили. Домой забегали всё реже. А я крутилась с малышнёй и мне было, как-то не до них. До определённого времени.
  
  
  Вообще-то я с сыном не раз проводила беседы и предупреждала его и объясняла всё; так что он вроде бы был подготовлен и знал,если что сотворит, то я ему девушку бросить не дам.
  
   У него в 14 лет была первая влюблённость в девушку из соседнего подъезда, старше на четыре года, и он очень переживал, когда она собралась замуж. Вроде бы дружна с ним была, правда говорила о парне в армии, но он надеялся, что это неправда.
  
  Тут парень вернулся и она замуж пошла. Ох, как он рыдал,я тогда с ним долго разговаривала, всё объясняла и успокаивала, будет у него своя девушка, обязательно будет. А через год появилась Наташа и боль прошла.
  
  
  Однажды они пришли, в декабре это было, где-то в конце, дня за четыре наверное до Нового года. Посидели у него в комнате. Он в Иринкиной комнате жил, ребята в средней. Немного погодя Женька вылетел разьярённый , Наташа вышла растроенная и они ушли.
  Я детей как раз спать укладываться готовила, время-то девять уже, десятый час. Угомонились они, тишина.
  
   Иду по коридору к кухне и слышу плач с лестницы. Рыдает кто-то навзрыд. А у нас стены и двери тонкие, слышимость отменная. Если с кем-то беда, мне срочно туда.
   Дверь открыла, а на ступенях лестницы, напротив лифта Наталья сидит и взахлёб рыдает. Я выскочила, со ступеней её подняла " пойдём, говорю-в квартиру, чтобы людей не дразнить, не привлекать".
  
  
  Привела её на кухню, мол рассказывай, что за горе. Она и объясняет, что поссорились и Женька заявил, что больше её видеть вообще не хочет и убежал. Я отвечаю, ну бывает, либо помиритесь, либо успокоишься, другого парня найдёшь, свет на нём клином не сошёлся. А она с рёвом:
  - Да я кажется ребёнка жду.- Что, а он знает?- Нет, я ему ещё не говорила.
  -Так,- говорю,- успокойся, раз у тебя малыш будет, тебе расстраиваться нельзя.
  Заставила я её раздеться, напоила чаем. Успокоилась она немного, а тут дверь открылась, сын явился.
  
  
  Ну я ему мозги по полной программе прочистила и сказала о том, что он отцом будет. Тут он сразу к ней, куда обиды делись, прощения просить, а она опять в слёзы, но уже вижу, что другие. Оставила их поговорить, успокоиться.
  
  
  После этого они меня позвали, решить, как им быть. Я разъясняю:- Жениться. Пойдём с Женькой в исполком за разрешением на брак. Самой-то Наташе оно не требуется, она совершеннолетняя, а ему нужно. А потом и заявление подавать поедем в Загс..
  
   Наташа отвечает:- А как я своим скажу, я отца боюсь. -А ты не бойся отвечаю , с отцом я говорить буду. Сговорились с ними что они отца с матерью на первое число к нам в гости пригласят.
   Заодно и поговорим с ними. Женя же у них тоже бывал, они его знают, так что всё нормально, приглашению не удивятся.
  А отец у Натальи строгий, самовластный, она его сильно боялась, но на меня положилась.
  
  
  В общем и разрешение мы получили на следующий день и заявление подать тоже успели. Женя-то у меня с 73 года, а Наталья с семидесятого, три года у них разница. Она и училась как раз в последние три года у Таисии Александровны сразу после Иришки, а перед Иришкой у неё Ольга, Динарина мать и Леночка, Зоина дочка учились. Так-то тесно у нас всё переплелось.
  
  
  Вот первого января к трём часам дня, пришли Бессоновы, Наташины родители. Саша тоже дома был, я его подготовила уже, так что он в курсе, если что мне на помощь придёт. Познакомились, выпили за знакомство, как без этого. Я как всегда бокал шампанского, больше мне и не нужно.
  
  Разговорились, разогрелись помаленьку. Наташин отец тоже Саша. Он и говорит:- Ну что тёзка, давай за то что мы тёзки, по второй вздрогнем. А я встреваю -"Надрожитесь ещё, у нас и другая причина есть. Вот родители дорогие, собрались мы обсудить вопрос скорой свадьбы детей наших и их будущего ребёнка рождение."
  
  
  У Бессонова челюсть так и отвисла, смотрит, глазами моргает и вижу продохнуть не может, а Валентина, мать Натальи рот руками с тихим "ох" прикрыла и смотрит на него настороженно, ой что-то будет.
  
  
  А я не даю гневу его разойтись продолжаю, словно и не замечаю ничего. Ребята бледные сидят и у Наташи вид такой, что вот сейчас сорвётся и убежит.
  -Ну, чего -говорю-застыл? Примёрзнешь. Радоваться нужно, дочка выросла, прибыль в дом идёт, счастье, дедом и бабкой станете. Пора бы уже.
  
  
  Он пока всё это слушал, видимо перекипел, крякнул и Сашке моему говорит:- Тогда за детей что ли!?
  В общем гроза миновала и все выдохнули и заговорили разом, заулыбались. Вечер спокойно прошел. Неспешно обсудили дела и без шума разошлись. Когда они уходили, он мне заметил
  -Ну, обскакала ты меня на кривой козе, укротила вмиг. Первая кому удалось.
  
  Бракосочетание, несмотря на беременность им на апрель назначили. Время тогда урожайное было, очереди в ЗАГС стояли по три месяца, так что времени на подготовку свыше крыши хватило. А год-то настал 90-ый, знаковый.
  
  Восьмого марта ребята поехали к бабушке, знакомиться, поздравить с праздником и пригласить на свадьбу. Видимо для наших это явилось таким шоком, что они позвонили мне и стали требовать, чтобы мы в ближайший выходной приехали к ним.
  Пришлось ехать, хотя заранее знала, что меня ждёт и в принципе была к этому готова.
  
  
  Чуть ли не с порога наши дамы пошли в атаку, а Саша, как всегда в таких случаях, вместе с Ладыгиным забрали детей и собаку и пошли гулять на Москва-реку, подальше от баталии целее будешь.
  
  
  В ход пошёл весь обычный арсенал, от слёз до злобной ругани, иначе наши не умеют.
  Мне высказали, что я сумасшедшая, отдаю ребёнка на растерзание отпетой аферистке, которая охмурила нашего мальчика, видимо никому более не сгодилась. И ещё неизвестно от кого она ждёт ребёнка, а я легковерная дура. В общем ребёнка нужно спасать, вырывать из коварных лап и всё в таком духе.
  
  Ну разве что не было упомянуто , что она на Москву зарится, а не на нашего мальчика. Да этот аргумент из-под ног выбили, Наташа москвичка и живёт в доме рядом с нами.
  А главное мама её прямо отсюда родом, когда здесь ещё не Чертаново, а совхоз Красный маяк был. Так что с этой стороны не зацепишь.
  
  
  Я спокойно по пунктам стала парировать их аргументы.
  Во-первых, говорю, кто-кого соблазнил. То что Наташа старше Жени вовсе не означает, что опытней, это раз. То что он бедной, пострадавшей от смерти сестры овечкой прикинулся, на жалость надавил, а какого рода у мужиков жалость, сами понимаете, это тоже факт.
  Ну, а то что Женя не слушал маминых слов и не предохранялся, тоже неоспоримый факт и исправлять его нужно самому, а я девчонку в обиду не дам.
  
  
  На это бабушка, поджав губки, выдала известную сентенцию, мол сучка не захочет кобель не вскочит.
  Я возразила-Так значит 15-летняя Нина, Ладыгина когда-то соблазнила, а не он её?
  На что мать тут же взвилась-Ты одно с другим не путай, Нина это другое.
  -Ну, да, отвечаю-мы же особые из другого теста слепленные....
  
  
  Второе, девочка у родителей одна, взлелеянная и холеная, закончила педагогическое училище, так что по любому не брошенный товар и не залежалый, чтобы на первого попавшего бросаться.
  
  
  Третье говорю,если бы Ладыгин в своё время выразил сомнения чей у тебя ребёнок, как бы ты себя чувствовала, ты же знала, что ни с кем более не была? Так почему ты, будучи в таком же положении, была скромной, а Наташа обязательно должна быть хищницей, обманщицей и охотницей за мужиками? Вы хоть думайте, что говорите.
  
  
  В общем добила их по всем линиям, так, что им и возразить нечего, Нинка ревёт, а аргументов больше нет. Только ладит, что из ранних браков ничего путного не выходит, на что я ей ответила, жизнь покажет, ты-то рано замуж выскочила и до сих пор живешь, может и они также.
  
  А то что он рано созрел и на шею себе хомут повесить решился, так в этом и наша вина есть. Не пей Саша, не скандаль мы, глядишь и сын не почувствовал бы себя заброшенным.
  На этом все их аргументы кончились и разбор полётов прекратился.
  
  
  И вот ведь что интересно, учить жизни и осуждать другую женщину, чаще всего берутся именно те, кто своей долей не доволен, сам не вполне в согласии с собой и свои недочёты старается обратить в преступления других. Так уж видно бабский характер устроен.
  
  
  
  Глава 5. Предсвадебные хлопоты, свадьба.
  
  Между тем нужно было заниматься подготовкой к свадьбе. Время-то сами помните, какое было. Уже не только в продуктовых но и в промтоварах шаром покати. Народ-то часто поговаривать стал всюду.
  " Что за чёрт, вроде войны нет, а в стране разруха и голод и недостатки."
  
   Так ведь неграмотные все в вопросах экономики, не смыслим, что всё ушло на никому не нужное вооружение, а о жизни не заботились, благоустраивать не стремились, только обещаниями кормили.
  Мы обе семьи не из зажиточных, да и цены кусаться начали. Так что на свадьбу в кафе или ресторане губки раскатывать нечего.
  
  У них квартира совсем миниатюрная, две комнатушки 8 и 15 метров, коридорчик метр на полтора и кухонка ,как у Надежды, 5'4. Не разгуляешься. А гостей насчитали не менее тридцати.
   Я и предложила:- Давайте у нас, если 75 поместилось, то тридцати просторно покажется, а с танцами тоже устроимся в средней комнате задвинем мебель по углам. А если погода удастся, то внизу, под балконом на асфальте потанцуют.
   Так и решили. Стол сообща, какой-никакой сделаем, где наша не пропадала.
  
  
  Первым долгом о невестином наряде думать нужно, Жене-то костюм сходу приобрели, а ей в салоне ничего не присмотрели, фасоны все отрезные по талии, а у неё, как-никак животик уже не спрячешь, как на барабане смотреться будет.
  
  
  Вот и поехали втроём, Валя, Наталья и я, вначале на Ленинский в дом ткани.
  Искала материю по своей задумке, решила платье шить с высокой кокеткой, по моде Пушкинских времён. Ничего в доме ткани подходящего не нашлось. Либо толстое и грубое, либо аховых расцветок, а белого нет, как нет.
  
   Я уже рассказывала, о своей "любви", к походам по магазинам, а дамы мои обе "шопингоманки" оказались. В каждый магазин им нужно заглянуть, вдруг что попадётся. Я этого выдержать не могла, попусту время тратить, когда дома дети ждут, мне невмоготу. Оставила их шастать по Ленинскому, а сама покатила в другие магазины, которые знала.
  
   Ни на Валовой, ни на Семёновской ни в Цуме, нигде в других местах ничего подходящего.
  И совершенно неожиданно нашла там, где не ожидала. На Солянке в тканях для интерьера приглядела подходящий материал. Для верха нейлоновый кружевной, для подкладки белый полупрозрачный, прошитый люрексом шёлк. Иногда и шторный материал за платьевой сойдёт.
  
  
  В готовом изделии это потом очень здорово смотрелось, просверкивая мягко через верхнюю ткань. Заодно приобрела 30 метров капроновой белой ленты и три катушки люрекса серебристого.
  
  
  Платье Наташа хотела закрытое, не любит она декольтированное, стесняет оно её. И я пошла ей навстречу. Вырез на кокетке заполнила сеткой, по которой нашила цветочки из ткани, получилось очень прилично и скромно. Воротник стоечка, рукав двойной. Нижний узкий длинный с широким манжетом, верхний фонарик, с присборённым нижним краем.
  
  Юбка от кокетки шестиклинка в пол. Каждый клин на стыке присборён, получилось, как лепестки цветка. И всё это обшито лентой-бантовкой, по краям отделанной люрексом, а на местах сборки пришиты розочки из той же ленты. Получилось элегантно и необычно. Ленту кстати обшивали Наташа с Женей на пару,простым петельным швом.
  
  Так что всех запрягла в работу. А на второй день я для неё сшила гранатового цвета платье, скромного свободного покроя, тоже под ворот стойку, сборёное и расходящееся вниз от ворота , как когда-то себе шила, только с коротким рукавом из жатого батиста. Лёгкое, почти невесомое, она его всю беременность с удовольствием проносила.
  
  
  Когда Ольга, Динаркина мама увидела свадебное платье, а фату ещё не купили, она воскликнула "подождите немножко" и унеслась, а через полчаса примчалась и принесла волшебную белую кружевную шляпу. В ней её подруга выходила замуж.
  
  - Вот,- гордо возвестила она-последний штрих к этому платью и никакой фаты не нужно.
  Так и вышло, Наталья смотрелась божественно и потом Ольга рассказывала, что в Загсе Наталья изо всех сильно выделялась и на неё заглядывались.
  
  
  В день свадьбы мы всё успели приготовить во-время. Дети возбужденно крутились у подъезда и потом примчались докладывать мне,что молодые едут. Встречать их хлебом солью предстояло мне, Валентина,уже бывшая здесь же, до того провожавшая их из своей квартиры, спустилась со мной.
  
  Встретили и прослезились обе мамы, а верёвку соседи натянуть успели и невесту выкупили, всё как положено.
  Свидетелем от Наташи была Ольга, в последнюю минуту пришлось её приглашать, лучшую Наташину подружку в роддом рожать увезли. Так вот совпало.
  
  
  А у Жени друг и по школе и по училищу, давний Олежек, казак потомственный, кстати двоюродный брат артистов Носиков.
  На свадьбе на кланы- ваши наши не делились, быстро перезнакомились, нашли общий язык и расселись, где кому захотелось. Молодые почти скрыты были ото всех обилием цветов, пришлось отставлять букеты со стола.
  
  
  Свадьба прошла весело и непринуждённо и попели, и потанцевали, и пошутили, и поприкалывались беззлобно.
  А венцом вечера оказался торт необъятных размеров. Саша расстарался.
  
  Он, я рассказывала, на работе в магазине помогал. Товар получать они по разным точкам ездили, в том числе в кондитерскую, рядом с Елисеевским. Вот там однажды короткое замыкание случилось в магазине, нужно было исправлять, чтобы аппараты работали, а электрика ждать долго.
   Саша электрик, вызвался помочь и исправил всё. Ему директор на радостях и сказал, если что нужно, всегда приходи. Оттуда и торт, ничего без знакомств тогда не доставалось.
  
  Торт огромная поляна цветов с надписью " поздравляем молодых с днём свадьбы". По середине марципановое ведро, в нём шоколадная бутылка шампанского в натуральную величину,обложенное квадратиками прозрачного мармелада, имитация льда. Я такой торт впервые в жизни видела, да и многие из нас тоже. Все были в восторге. Женя до сих пор помнит этот отцов подарок.
  
  
  Потом молодые пошли гулять всей компанией, взрослые стали разьезжаться, а детишки угомоняться. Второй день свадьбы гуляли уже у Наташи дома. Ладыгины с бабушкой не приехали, устали в первый день. Серпуховские вовсе не приезжали, причину не помню, хотя их приглашали.
  
  А потом стали ребята жить дома, поначалу в Иришкиной комнате, а по мере приближения родов, я предложила устроить их в средней комнате, где можно было расположить и кроватку. Так и сделали. Володе теперь досталась Иришкина комната, а Ваня снова был в нашей. Никто не в обиде, всем хватает места.
  
  
  Глава 6. Учимся, притираемся,осваиваемся.
  
  Одно дело сказки , где закрыл книгу на" и жили они долго и счастливо "и пошёл. Другое дело жизнь, здесь встречаются два мира, две вселенные со своим багажом за плечами, своими привычками, своим миропониманием и наступает пора притирания друг к другу, совмещения миров и взаимопроникновение или отторжение.
  
   Это ,как говорится, строго индивидуально. Но само оно не происходит и во многом зависит от окружения. Когда-то в самом начале нашей с мужем жизни, на издевательства его родных, я попросила его, если я стану делать то же самое скажи мне только два слова "вспомни себя".
  Вот и пришло время проверки меня на вшивость.
  
  
  Конечно сразу замечаю перекосы в Наталье ;как нежелание
  что-то делать, лишний раз выйти из их комнаты, но толкую для себя это её смущением, а отнюдь не ленью или отвращением к нам. Начинаю постепенно приучать её раскрепощаться в отсутствие Жени.
  
  Так ,позвав её к завтраку, завожу разговор о том, о сём, в основном рассказывая смешные или интересные случаи из Жениного детства и она за смехом и расспросами начинает постепенно оживать, привыкать к общению со мной.
  
  
  Заметив,что она не умеет готовить, просто единственный ребёнок, живший за маминой спиной, и не привлекавшийся к домашним делам, ради одной цели, лишь бы выучилась и выбралась в люди, я не осуждаю и не порицаю её за это, а стараюсь во время готовки усадить её опять же на кухне, привлекать; то порезать что-то, то почистить, то украсить и так постепенно заинтересовывая процессом.
  
  
  В основном она ранее скучала, так как после окончания училища идти работать в школу не хотела. Вообще в училище пошла не по призванию а по настоянию матери. Хотя училась ровно, старательно.
  
   Сама Валентина, в силу травмы головы, полученной от отца алкоголика,окончила всего шесть классов и пусть у неё нет законченного образования, но она всю свою жизнь посвятила созданию условий комфортной жизни для своего ребёнка и сама трудилась не покладая рук на двух работах.
  
  
  Дочку она не упрекала и не вынуждала немедленно трудоустраиваться, надеясь, что та захочет найти себе должное применение.
  А там Наташа и забеременела, так что снова не трудоустроилась. Женя ещё тоже доучивался последний год.
  
  Вот и вышло, что у нас два взрослых неработающих рта, но они не особо обременяли, по крайней мере с этой стороны дети от меня упрёков не слышали. Главное было помочь им притереться друг к другу и не утратить интереса к жизни, постепенно приучая к быту. Что я и делала ненавязчиво давая, то одно ,то другое поручение.
  
  
  Для более близкого знакомства между родителями, то есть нами старшим поколением, с тем чтобы не тянуть одеяло на себя, а действовать согласованно, мы стали устраивать совместные прогулки в сквер или в лес на пикник. Ведь общаясь лучше понимаешь друг друга. И в конце концов это ради наших детей.
  
  
  В мае мне позвонила Лидия Викторовна, с просьбой зайти на почту. Я пошла. Как всегда она начала с того, как хорошо я выгляжу, что мол посвежела, помолодела и кажется пришла в себя. Я со смехом перебила её " давай уж сразу переходи к делу. Понимаю не просто так звала".
  
  
  Она рассказала, что Ирина Викторовна уволилась, после того, как муж её попросил оставить работу. Во первых ездить ей от Нагатинского Затона далеко и неудобно из-за пересадок, во-вторых он не хочет её исчезновений на весь день.
  -Ну это вполне понятно и объяснимо, а от меня-то что нужно?
  
  
  А меня оказывается Лида зовёт идти к ней замом. Я ответила:
  - Лидусь, не обижайся, но ещё Ирине я говорила, что просто помогать всегда пожалуйста, а взваливать на себя такую ношу ни-ни. Поэтому собственно тебя и сосватала на это место.
  -Да, я знаю-ответила Лида,- ну тогда хотя бы совет, кого мне взять. Валентина слишком высокомерна и боюсь испортит отношения с коллективом, а Лиза слишком хитра и изворотлива и любит подсиживать, поэтому я в растерянности. А привлекать человека со стороны, пока он с коллективом сработается, сама понимаешь.
  
  - А о Татьяне Анастасенковой ты не думала? Не смотри, что она почтальоном работает. У неё средне-специальное образование. Девочка она хваткая и исполнительная, к тому же без подвоха, прямая и открытая. Да резкая, да взрывная, но по хорошему и если нужно отлично умеющая поладить с любым человеком. Да и опыт руководящей работы имеет. Недаром в цеху на кондитерке мастером была.
  
  
  Лида поблагодарила за совет и так и поступила, направив Татьяну на ускоренные курсы полугодичные. Так Танюшка моя из почтальонов стала с моей лёгкой руки заместителем начальника, а со временем и начальником отделения связи.
  
  
  А Наташенька вживается в нашу семью и скоро мы все замечательно ладим, вот только маленький штрих не даёт мне покоя и я не знаю, как сказать ей поделикатнее, чтобы не обидеть.
  Ей конечно очень нужны витамины и Валентина сумками таскает ей фрукты. Всё понятно и без претензий.
  
  Только я из своих средств не могу позволить того же детям в больших количествах и когда Наталья усаживается на кухне с тарелкой вишни, черешни, винограда или чего-то другого, а дети сидя напротив, провожают в её рот каждую ягодку голодными глазами и давятся слюной, у меня душа с телом расстаётся. Я жду не дождусь времени, когда дети уедут.
  
  
  Наконец Володя уезжает в лагерь, а Ванечка в Серпухов и я вздыхаю спокойнее. Но видимо каким то образом Наташа почувствовала, что у меня сменилось настроение и задала вопрос, что происходило со мной и почему.
  На заданный вопрос пришлось отвечать и я как могла аккуратно объяснила ей, что не нужно поглощать вкусности перед давящимися слюной детьми, лучше съесть в своей комнате, а потом выходить, а так получается, что она тихо издевалась над ними.
  
  Я конечно по смыслу передала сейчас, то что сказала, на самом деле выражалась аккуратнее и деликатнее, мне не хотелось, чтобы она подумала, что упрекаю её в нехватке средств из-за того что мы вынуждены кормить ещё и её. И кажется мне удалось правильно донести мысль, так как она не обиделась и всё правильно поняла. Больше такого никогда не было.
  
  
  Первое время Наталья не называла меня никак, ловила взгляд и тогда обращалась. С Ольгой, Динариной мамой у нас установилась шуточная форма общения, мы называли друг дружку, она меня "мама Вера", я её "мама Оля".
  
   Нужно было как-то приучать Наталью, хоть к какому-то обращению, преодолевать эту ненормальность и после долгого раздумья я решилась заговорить на эту тему.
  Я сказала ей, что надо как-нибудь ко мне обращаться с именем, ведь если я отвернувшись стою, то спиной не вижу, а ей что же ждать стоять, пока я изволю заметить? Это же унизительно для тебя, говорю. Я не требую называть меня мамой, ты сама выбери удобную для себя форму, хоть по имени отчеству, хоть просто по имени но на вы, как удобнее.
  
  И тут она вспомнила, как мы с Ольгой обращаемся друг к дружке и сказала, а можно я тоже буду "мама Вера" называть.
   Да, пожалуйста, главное найти как взаимодействовать, а не форма обращения. Это вторичное. Так и повелось мама Вера,
   а внуки потом баба Вера.
  
  Глава 7. Разные события.
  
  
  Какие ещё события и перемены случились? Умерла Галя Зеленевская, умерла от цирроза печени, допилась значит. И сразу встал вопрос с устройством Наташи и Максима, так как мать их Ольга всё тот же образ жизни вела. Младшему сыну Гали дела до племянников нет, Игорь муженёк её гуляет не просыхает, старшие давно с этой частью семьи не знаются.
  
   Дети фактически голодные и холодные беспризорники, а у нас
   с Татьяной свои дети, свои мужья пьющие и тянуть чужих детей материально мы не можем. Пришлось нам с ней в собес за помощью обращаться, как быть-то.
  
  
  Вот служба опеки за Ольгу и взялась. Нет материнства её не лишили, просто оформили детей в интернат, с тем чтобы она их содержание частично оплачивала и навещала, доказала, что матерью быть может , ну и с тем, чтобы дети жилплощади не лишились. Это было как раз краевое время, перед грядущими потом переменами. Ольгу оформили горничной в гостиницу Севастополь, на Каховке и постоянно соцработник её контролировал, да ещё она обязана была проходить лечение в стационаре.
  Так обустроились эти малыши.
  
  
  Ольга, Динарина мама, замуж вышла, за одноклассника моей Ирины. На четыре года её моложе, но ходил он за ней как привязанный и никого ему больше не нужно. Уж она и гнала его, и как только не пыталась отвадить бесполезно. Настоял на своём Андрей,вышла она за него замуж и как оказалось навсегда. Так вот бывает, брыкаемся, и чуть свое счастье не упускаем, хорошо, если оно настойчивое попадается..
  А сама Ольга это такой человек, с которым всем легко и светло,где она появляется, там смех не умолкает.
  
  Работает она в 1-ой Типографии, бывшей Сытинской, начальник отдела, хотя никаких учебных заведений не кончала, кроме школы, но она вроде меня всего своей сметливостью добилась. И трудолюбием огромным.
  Да ещё и вроде моей Иришки способна к языкам. Английским в совершенстве владеет, немецким и эстонский выучила, по работе необходимо было.
  
  Самое своеобразное в ней, это её способность материться, причём не грязно, а как-то со вкусом.
  После пяти минут общения, ты вообще не замечаешь, что она выдаёт матерные тирады, настолько они естественно и кстати в речь вплетены.
  Когда кто-то пытается сделать ей замечание, не ругайтесь мол, она с милой улыбкой отвечает, "малыш, ну что ты, я и не ругаюсь, я на нём разговариваю!"
  И всё, человек полностью обезоружен. Вот такая она Ольга наша, причём грязь её речи абсолютно не липнет к ребёнку, девочка не матерится совершенно.
  
  
  С Ольгиной бабушкой наша жизнь оказалась тесно связана, точнее моего Володи. А ещё точнее то, как мы пытались спасти её от смерти. У Володи, как и у меня, обоняние очень острое было, а он тогда ещё не очень мог внятно объяснить, чем ему пахнет. Так к примеру если пахло горелым, он кричал " мама, плохо пахнет".
  
  Поначалу я не понимала, о чём он говорит, а потом однажды принюхавшись, почувствовала запах дыма и побежала искать по подъезду, от кого. Бегу по лестнице, а она уже дымом затягивается и на шестом гуще всего. Я к дверям, из их двери пахнет. Звоню никто не открывает, а бабушка полуслепая, никуда не ходит. Значит беда. Стала соседей звать.
  
  С седьмого этажа плотник прибежал Сергей, топором дверь отжали, открыли. Дыма полно из ванной валит. Взломали, а бабушка там факелом пылает. Набросили одеяло, загасили, скорую вызвали. Быстро приехали, увезли её. Это в 85 году, в начале было. А в больнице она скончалась на второй день. У неё ожог 90 % тела был, так что несовместимо с жизнью сказали.
  Случилось так, что она газовый утюжок разогревала, потом его тряпкой взяла и пошла в ванную, что-то на доске гладить и дверь задвинула на защелку за собой, а то что тряпка от огня загорелась, сослепу не заметила.
  Вот сначала занавеска, а потом она и занялись огнём. А стены не успели, Вовин нос тревогу поднял.
  
  
  С тех самым пор, к его "плохо пахнет" я прислушивалась сразу и пятерых благодаря сыну от большого пожара спасли. Такой вот он был..... Правда не всегда благодарили, иной раз алкоголики и обматерят спасённые, да бог им судья.
  
  Снова пришла Танюшка Мирзоева с просьбой на два дня приютить её детишек. Муж её возвращается с отсидки, вот она и разменяла квартиру, чтобы не жить с ним в одной и не терпеть более издевательств. Так детишки побудут, пока её перевезут и обустроит она всё. Нет вопросов, нам это не сложно.
  
  
  А дети выросли как. Полинка смуглая и тёмненькая в отца, а Юрочка светленький в мать, а черты лица отцовы. Интересно гены распределяются.
  Но ребята оба хорошие, Полинка озорная, глазками стреляет, а Юра обстоятельный, серьёзный. Младше сестры, а ведёт себя как старший, защитник растёт.
  
  
  Квартиру Танюшка выменяла однокомнатную, да и что ещё из двушки выменяешь! А мужу комнату в Бирюлёво, в старой пятиэтажке. Себе с детьми здесь в Чертаново , просто в глубине микрорайона, ближе к лесу, от дороги шумной подальше. Она довольна, я тоже за неё рада.
  Таня к концу второго дня уже и забрала детишек. Подруги помогли, всё быстренько сделать. И опять на годы разбежимся, жизнь такая, в каждом дому по кому и всё ускоряется, сильно меняется, некогда отдышаться иной раз.
  
  
  Вот и мы со дня на день ждём прибавления. Я когда последний раз в роддоме лежала, так там детей уже не пеленали по старинке, а в конвертики упаковывали, ручки наружи, ребёнок не скован. Малышу хорошо и маме удобно. Я тогда внимательно конверт рассмотрела, как он сделан и дома себе такой же сшила, Ванечку в нём держала и подругам передавала. Вот и сейчас для Наташи такой же изготовила. И шапочку и носочки и пинеточки малышу навязала. Накупили всё необходимое.
  Ванночку нам вернули обливную. В общем всё как положено. Кроватка ждёт, коляска наготове стоит, дело за мамочкой.
  
  
  Женя работает уже автослесарем, заодно военкомат его направил на водителя обучаться. Он и доволен, платить за обучение не нужно.
  
  
  Отметили скромно Женино семнадцатилетие 8 сентября, Наташино 20- летие 15 сентября, 17-го Иришку навестили, а 26 сентября, поехала и Наталья в роддом.
  Отвезли её в третий роддом, к Очакову ближе.
  
  Ехать туда, я вам скажу, то ещё приключение. Дорога в одном месте в гору почти отвесно идёт. И там много народа, студентов на какой-то факультет ездит.
  Автобус внизу часть пассажиров высадил. Студенты все пешком быстрее автобуса поднялись, а он натужно воя заползал.
  Я думала мы с Женей, как горох ссыплемся, нет удержались. Наталью-то скорая утром рано увезла, а мы часов в 12 туда ехали, Женя сначала её отвозил сопровождал, а потом за мной приехал. Очень мне хотелось рядом быть, невмоготу дома.
  Да, когда сама рожала, так не переживала, теперь поняла, каково моей матери было.
  
  
  Холл там большой, свободный, а мне тесно. Постоянно на улицу выхожу, брожу вдоль фасада, смотрю на окна, за каким девочка наша, гадаю.
  Родила она в 14-40, мальчика 4900 весом и 54 сантиметра ростом. По сравнению с моими гигант. Порвалась конечно, слишком крупный плод, но в остальном всё нормально прошло, а я как услышала, расплакалась от радости и облегчения.
  
  Палаты там на две мамочки и два детских места, то есть дети с первой минуты рядом с матерью. И это намного лучше. Мама видит дитя и не волнуется, а заодно привыкает, так что к выписке Наталью ничему и учить то не нужно было, всё там освоила и страх, как за ребёнка взяться её не мучил.
  
  Разве что купать показала как,там-то только обтирания были, а в остальном она отличная мать оказалась, словно опытная.
  Кормит грудью, молочка хватает, животик малышу прихватит, так опыт есть, тёпленькое к животику потуже примотали, газики спустили и он спокоен.
  
  
  Всё как у всех. Отец с матерью на второй день после выписки пришли, посмотреть то хоть можно. Я смеюсь, а почему нельзя, вы свои не сглазите.
  Особенно на отца смешно смотреть было, он словно и не верил, что это его дочка, его солнышко уже на свет дитя произвела, он то её всё маленькой числил, а тут женщина перед ним.
  
  Глава 8. Новые заботы.
  
  
  Вроде всё спокойно, с детьми управляемся, с домашними делами справляемся. Мне с почты позвонили, не могу ли месяц ночи подежурить, заменить ночного уходящего в отпуск. Я и согласилась. Всё равно ночами сижу вяжу допоздна, не всё равно где вязать. Дети спокойно себя ведут, вполне можно и подзаработать.
  
  
  Вот и стала ночи на почте проводить. Там до утра практически делать нечего, только караулить. Утром машины с газетами принять, проверить целостность упаковок и расписаться, всех дел-то. К шести почтальоны уже на местах и ты домой бежишь, детей кого в сад, кого в школу проводить.
  
  
  Вот во время одного дежурства от скуки журнал листаю "Техника-Молодёжи", и на последней странице натыкаюсь на письмо. Девушка молодая пишет. И так пронзительно, что жить она больше не хочет и не может, нет света в её жизни и смысла она не видит. И имя внизу Ира. Меня как ножом по сердцу полоснуло, всё своё временно спрятанное наружу плеснуло, чуть не захлебнулась. А в голове мысль одна, спасти, непременно спасти, может ещё беда не случилась, может удастся отвратить.
  
  Села и написала письмо в редакцию, с просьбой переслать ей.
  Всю боль свою выплеснула изложила, всю пустоту душевную и горечь от необратимости произошедшего. Может в пустоту послала, а может дойдёт до адресата.
  
  
  Но вот октябрь пролетел и я опять дома ночую, а там перемены. Наталья измотанная ходит, как муха сонная. Оказывается она уже неделю ночей не спит, Андрюшка беспокоится.
   Я днём ей говорю, давай закручивай мне его, пойду с ним гулять на два часа, а ты поспишь пока. Так и сделали.
  
  Я с ним два с половиной часа на сквере провела, Вову из школы встретили, домой как раз к кормлению пришли. Наташа хоть чуть-чуть, да отдохнула. А вечером слышу, опять он капризничает. Снова говорю, давай его ко мне, посижу с ним, тебе до конца выспаться нужно, в себя прийти. И забрала. Ночь с ним друг на друга таращились, кричать я ему не давала, тетёхала, ну да не привыкать.
  
  А потом и Наташа отдохнула и он успокоился, больше не бутетенил. Видимо усталость от одного другому передавалась, он и вёл себя неспокойно. А стала мать спокойной, молоко качественней пошло и ребёнок угомонился.
  
  
  Наташа с ним много занималась, физкультурой, массажем, он креп быстро и весёлый был. Стал всех узнавать, радоваться. А Женя вовсе на него глядя светился, как солнышко.
  Вроде живём спокойно, за исключением Саши. Он дома всё реже появляется, всё чаще на работе в подвале пьяным ночует. Но я стараюсь держаться, хотя иногда уже срываться начинаю, всё-таки страх и напряжение в душе нарастают.
  
  
  А тут, как гром среди ясного неба 1 декабря прозвучал, умерла Нина. Пошла в магазин, покупать молоко, чек пробила, подошла получать, протянула продавщице и рухнула замертво. Тромб оборвался, мгновенная смерть.
  
  Все домашние дела по боку, детей на Наташу оставила, не маленькие уже и мать её поможет, а сама в Марьино. Там помощь нужна.
  Два дня крутилась с готовкой, с матерью, она сдала сильно, заговаривается. Ладыгин пнём сидит, Мишечка всюду носится, место ищет поближе на кладбище, а ему дальние предлагают.
  
   Я тогда села и написала заявление от имени матери, мол я старая немощная женщина, заслуженный ветеран труда, прошу выделить место на Щербинском кладбище ввиду того, что посещать дочь на далёком кладбище мне тяжело, ну и всё в таком духе. Отправляйся, говорю, в Центральное бюро. Поехал и всё получилось, дали.
  
  
  А у нас уже и Иришка там похоронена и родители Иринины, так что все в одном месте всё же лучше, чем по всей Москве разъезжать. Причём в чём смысл я не понимаю, но зачастую кладбища выделяют у чёрта на рогах от твоего жилья, словно в издёвку.
  Нам-то повезло, нас агент при оформлении пожалел оттого и рядом выделили, а так на Юго-Западную изначально намечали. А Иринины родители из Тушино, а кладбище им Щербинское выделили. Точно ведь издёвка над людьми.
  
  
  Но для нас лучше вот вышло. Это потом мать Иринина квартиру свою на двушку в Марьино обменяет, чтобы ближе к могиле мужа быть и к дочери. Сын-то хорошо обустроен, жильё от Комитета безопасности получил в центре, в нём работал.
  
  
  На третий день поехали все хоронить, а я дома с матерью осталась, она отчего-то вдруг упёрлась, что не поедет хоронить и всё тут. Никто ничего понять не может, а она на всех чуть не с кулаками. Вот я с ней и осталась, одну не бросишь.
  
  
  Сидим, всё готово, только ждать их возвращения. На кухне сидим, а мать говорит, говорит, на Нину жалуется, вот ведь сволочь какая, кошельком в меня швырнула и ещё что-то. Я обрываю-, Мам опомнись, Нины нет больше, на кого ты злишься?
  
  Она словно в себя пришла, заплакала, а потом снова взгляд колючий, отрешённый и снова жалобы на дочь. Не поняла я тогда что у неё уже отклонения начались давно, думала это сейчас, от горя. А ведь Нина мне на неё последнее время много жаловалась, на странности, но считала, ссорятся и друг дружку по привычке оговаривают.
  
  
  Похоронили Нину, помянули, разъезжаться стали. Я понимаю, что нужно мать домой брать, здесь-то она никто и ничто, чужая, а как? Уговариваю её, а она ни в какую, я здесь живу, здесь и останусь. Саша на похоронах был, слава Богу, но и он убедить её не мог.
  
   Так одни и уехали, но понимаем, что брать всё одно придётся. Ладыгин долго её терпеть не будет. А внуку она не нужна. Это ведь одно лебезить "бабушка любимая", когда подлизаться нужно, да что-либо поиметь. Совсем другое за старым человеком ходить. Мол ты сын, ты и расхлёбывай. Так оно и вышло.
  
  
  А Саша говорит, значит решать нужно, как размещаться будем. Да как, говорю, Володю к себе заберём, вчетвером опять в большой комнате будем, а матери маленькую обустроим, что ей одной в средней делать, а ребятам втроём, где ютиться?
  
  Так и сделали. Приготовили ей комнату заранее, а после Новогодних праздников, третьего января 91-го года, Ладыгин её и привёз, мол принимайте свой скандал, я наелся.
   А она злая и больная совсем, и через три дня после переезда, скорую вызывать пришлось, у неё инсульт приключился.
  
  Слегла она и прибавилось у меня хлопот, выхаживать мать нужно, а у неё и простуда вдобавок к инсульту. Правда хорошо, что это микроинсульт оказался, так что подняла я её на ноги в итоге. А то время, что она лежачая была намучилась.
   Она ж для меня неподъемная в ней весу 81 кг, а во мне 56, но я управлялась.
  
  Поставлю её на свою ногу и так скользя везу её на ноге до туалета. Потом обратно. Измучилась, зато быстрее после сообразила. Взяла стул, вырезала сиденье, обшила его дополнительно сверху дерматином, снизу ведро. Вот и высаживаю её.
  
   Высадить оно легче, чем волоком таскать. Три месяца поднимала и подняла. А Саша с первого дня, как её привезли, вообще дома появляться перестал, ретировался. От силы раз или два в месяц домой явится. Такая вот полоса жизненная пошла.
  
  Глава 9. Иришка.
  
  В январе, как раз когда слегла Сашина мама, пришло письмо от Иры, той самой девушки из Горького, позднее Нижнего Новгорода, на чьё письмо в Технику Молодёжи я среагировала так остро. И у нас завязалась переписка. Впоследствии в марте она приехала ко мне.
  
  Девушка из очень хорошей семьи с любящими и оберегающими её родителями, но как часто это бывает у нас, в семьях с поздним ребёнком, к тому же единственным ,утратившим меж собой понимание, на почве излишней опеки и зачастую страха друг перед другом, когда родители вместо того, чтобы открываться перед своим ребёнком, закрываются перед ним, словно стыдясь себя, а ребёнок боится идти к ним со своими бедами, считая что его не поймут.
  
  
  Именно это случилось у них. Девочке дали образование, но строжили в других вопросах и она чувствовала себя ущербной в сравнении с более раскрепощёнными и продвинутыми подружками, не встречая понимания своих страхов и опасений у родителей.
  
  Она уже работала учителем в школе, но в силу замкнутости в одном коллективе и неумении знакомиться с людьми, строить с ними отношения, решила, что она никому неинтересна. К тому же обладая сильной наследственной близорукостью, винила родителей даже в том, что они её произвели на свет.
   Отсюда и депрессивное состояние и нежелание жить прозябая.
  
  Одной работы ей не хватало, для полного осознания своей нужности и востребованности в жизни, а круг родителей с престарелыми друзьями и более никакого общения, не предполагал изменений личного плана. И знакомится кое-как и кое с кем она боялась. А решив знакомится по переписке не могла определиться, что за человек ей пишет.
  
  Вот мы и стали с ней переписываться, а я осторожно помогать ей прежде всего не винить, а научиться понимать своих родителей и наладить с ними отношения, а уже потом объясняя ей, как не нарваться в переписке на ловца приключений и на что обращать внимание.
  
  
  Она настолько доверилась мне, что переслала два письма от претендентов, с тем, чтобы я высказала своё мнение. Претенденты :один капитан из Владивостока, весьма легкомысленный и развязный тип, по слогу чувствовалось, что ему только поразвлекаться от скуки.
  
  Второе письмо сдержанное, скупое на слова, но достаточно информативное от лесничего из Брянска.
  Я посоветовала ей списаться со вторым человеком и предложить ему встретиться для очного знакомства на нейтральной территории, хотя бы и в Москве.
  
  Обоим будет неплохо посмотреть город и заодно получше узнать друг друга, а потом решать нужны и подходят ли они друг другу.
   Так и случилось, что в марте Ирина следуя моему совету приехала в Москву для встречи с Сергеем.
  
   Расскажу сразу, чтобы не возвращаться к этому потом. Три дня они провели в Москве гуляя, осматривая музеи, побывав в театре. У них нашлось много общих интересов, они подходили друг дружке по темпераменту. Побывали оба у меня, познакомились. Потом три месяца переписки и ещё две встречи. А летом свадьба в Горьком и переезд Сергея туда же.
  
  Позднее ему дадут жильё и работу под Горьким, к тому времени уже снова переименованном в Нижний Новгород.
  У них появится свой дом, а у неё работа в местной школе. С родителями сложатся отношения чудесно, за что её мама потом искренне меня поблагодарит и пришлёт в подарок любовно собранные ею стихи Высоцкого, в собственной подборке переплетённые ею, чему я буду очень рада.
  
  У Иры с Серёжей родится дочка и она будет слать фото и письма вплоть до 2004 .года, когда жизнь закружит и меня и её и мы потеряем связь. Но главное было сделано, человек не ушёл из жизни, а наоборот зажил со смыслом, а более ничего не нужно.
  
  
  Тем временем быт наш всё усложнялся. С самого начала, чтобы не лишать детей самостоятельности мы обговорили вопрос питания, тогда они и сказали, что хотят питаться вместе. Единственным условием с моей стороны, было, что одну треть зарплаты они отдают на питание в общий котёл, а две трети на их личные нужды. Думаю я не завысила планку и трезво оценила вклад в общий котёл.
  
  Не отбирать же всё. Им нужно учиться управлять расходами, учиться самостоятельности.
  Я слишком хорошо помнила свою невозможность купить себе что-либо из-за неимения денег, которые отбирались целиком.
  Теперь тоже было трудно приобрести себе что либо, но уже по причине того, что постоянно требовалось покупать одежду и особенно обувь детям, кормить всех, а продукты не только пропадали с прилавков, но и постепенно дорожали,так что в скором времени, я снова забыла, что значит приобрести обновку для себя и довольствовалась тем, что имею. В этом плане моему мужу сильно повезло, жена попалась не требовательная к роскоши или обновам.
  
  
  А ртов напротив всё прибавлялось. Саша отдавал зарплату не всегда, поэтому мне приходилось вкалывать вязанием вдвойне. Теперь уже я вязала не шапки и шарфы, как вначале, а свитера. И ухитрялась за месяц вывязывать восемь-девять штук, что мало кому удавалось. Но когда нужно, стараешься изо всех сил.
  Свитера из ровницы, на крупных спицах, с рисунком,двухцветные. Половина пряжи овечьей, половина козьей.
  
  
  У Саши к тому времени шли постоянные задержки по зарплате по два-три месяца, а деньги за приработок в магазине он все пропивал. Наташин отец, как оказалось тоже пил и тоже запоями, но в отличие от нашего, никогда не касался зарплатных денег, эти нёс в дом все до копейки, а пил только на халтуру. Он слыл хорошим слесарем-сантехником, по установке оборудования, поэтому очень востребован и имел отличный левый доход.
  
   В пьяном состоянии, он в отличие от нашего не впадал в раздражённо-агрессивное состояние, а крался тихонько к постели, чтобы не нервировать жену, со словами, "я спать, спать". Она бывало в сердцах его и тряпкой хлестнёт, на что он только улыбался и отвечал, "я посплю Валюш, извини".
  
  Вот так суровый и требовательный в трезвом состоянии он превращался в свою противоположность пьяным. Наш тоже, только наоборот, трезвый милейший человек, а пьяный злобный и нетерпимый.
  С этим уже пришлось столкнуться и Наталье и это её напрягало, а меня заставляло испытывать перед ней неловкость и вину, словно я была виновна в его поведении.
  
  
  Пенсия матери в 93 рубля, не явилась для нас подспорьем, так как с первого дня за ней приезжал внук, Мишечка, резонно заявив, что раз Саша сын , он должен кормить мать.
  О том, что Саша практически не кормит своих детей он не думал. Обязан и всё. Так мол распорядилась бабушка.
  
  
  Я не спорила, иногда бывало, что сама практически сидела на хлебе и воде, маленькие дети ещё ничего не смыслили, а старшим отговаривалась, что наелась, пока готовила и пробовала.
  
  Глава 10. Раздражение нарастает не только во мне.
  
  
  Так что нечему удивляться, что недоедание, недосыпание, напряженный уход за больной женщиной, постоянное ожидание прихода или не прихода мужа, не сказывались благоприятно ни на моём характере ни на самочувствии и постепенно внутри нарастало раздражение и недовольство, которые искали выход.
  
  Я старалась сдерживать их, но иногда это кончалось криком на расшалившихся детей или даже шлепками. Шлёпала я их своей сумкой, плашмя по попе, и они просто возненавидели эту зелёную сумку.
  
   Каждый раз после такого взрыва я рыдала в ванной от бессилия и злости на себя самоё, но срывы повторялись периодически. То дети порвут расшалившись обои, то распотрошат подушки, то разобьют что-либо швыряясь друг в дружку подушками, а у меня нет сил спокойно их остановить и я срываюсь. Плохо жить в постоянном напряжении, тревоге, нехватках и ожидании новых передряг.
  
  
  В апреле приехал освободившийся из тюрьмы брат. И снова не один, а с молоденькой девушкой, очень милой и весёлой. Это была очередная его невеста Инна. Я пробовала осторожно поговорить с ней, объясняя ей, что за подарок мой брат и что её может ждать с ним, но она, как и все предыдущие была просто очарована и ослеплена им, а значит глуха ко всем предупреждениям.
  
  К тому же она была из многодетной, но бедной и пьющей семьи, откуда надеялась вырваться посредством замужества.
  Знакомая картина ещё по собственному примеру и я поняла, что все мои внушения и предупреждения пройдут всуе и отступила.
  
  Они поженятся, уже в тюрьме, где он будет находиться под следствием, а через полгода он сядет на срок в колонию. Всё выйдет, как я и предупреждала. Только теперь он сядет на 6 лет.
  А она прождёт его полсрока, потом встретит настоящего парня, разойдётся с братом и создаст хорошую, полноценную семью. Мы с ней останемся в дружеских отношениях и она будет воспринимать меня, как маму.
  
  
  Бабушка наша поднялась уже к концу апреля, выходила я её и кажется на свою голову, так как бабушка сразу стала усиленно следить за нашей с Наташей нравственностью. Ей пришло в голову, что мы изменяем своим мужьям.
  
  Часто по ночам она стала врываться в наши комнаты и искать под кроватями спрятавшихся мужчин. При этом, то что она будит и пугает детей, её не волновало. А я пока ещё не понимала, что у неё начался старческий маразм. Я ранее ни у кого его не наблюдала воочию, поэтому мне думалось, что она сознательно хулиганит.
  
  
  
  Вот именно этим летом, после того, как дети вернулись с отдыха, один из Серпухова, другой из лагеря, и случился тот самый пресловутый Путч. Он явно давно назревал и предпосылки к нему были, но как обычно само событие грянет как гром среди ясного неба.
  
  
  Можно представить в каком и без того взволнованном и неспокойном состоянии находилась я тогда.
   К тому же и заболевшая очередным бронхитом, с которым даже вылежаться толком не могла.
  Естественно, как ни рвалась я к Белому дому, как ни хотела быть со всеми, не могла этого сделать в силу нездоровья и невозможности оставить детей на обезумевшую старуху и Наташу с ребёнком.
  
   Слушала радио, смотрела телевизор, металась по квартире. Слышала идущие по Варшавке, но невидимые за домами танки и плакала и делала сумбурные записи в тетради. Испытывала смешанные чувства страха и надежды на лучшее.
  
  Переживала за защитников Белого дома, где были и мои знакомые, ловила жадно все новости из радиостанции, внезапно появившейся тогда, "Эхо Москвы"
  А телевизор неожиданно ослеп и оглох. По всем каналам "Лебединое озеро".
  
  Прекратилось вещание и лишь по радио мы узнавали все новости. Видимо растерянность царила в телецентре или приказ путчистов не знали мы тогда. Зато возникла "Общая газета" издававшаяся усилиями нескольких редакций и её жадно расхватывали и зачитывали до дыр. Женя приносил мне её.
  
   После гибели трёх человек, после страшной последней ночи, случился перелом, когда стало ясно- победили. Трясущиеся руки путчистов, невнятные речи, блуждающий взгляд. Это запомнилось очень ярко.
  Прилёт четы Горбачёвых и всего последующего, что наблюдала вся страна принёс полную эйфорию, надежду на новую жизнь.
  
  Речь Ельцина со словами прощения перед погибшими, за то, что "мы вас не уберегли", вознесла его в полном смысле на пьедестал в глазах людей. Так с народом говорили впервые в его истории. Мы не привыкли к извинениям и выражению сочувствия, настолько это было ново.
  
  Стыдно было идти к победившему Белому дому, ведь тебя не было среди защитников, но сердце пело от гордости за сопричастность. Ведь когда в 89-ом мы были на митинге у Белого дома, а ранее на Манежке, я помнила то единение, то чувство локтя и открытость и чистоту лиц.
  
   А то, что случится потом, то что все наши ожидания окажутся химерой, то что всё переиначат и растопчут в голову не приходило. И того что это практически случилось только в столице, а глубинкой не было ни принято ни востребовано мы тоже тогда не знали. Полагали, что это порыв всей страны...
  
  Глава 11. Первая ссора с детьми. Перемены вокруг.
  
  Как раз в этом же августе, вдобавок к жарким событиям в стране, произошла первая баталия в семье. Ну не так чтобы баталия, но весьма болезненное для меня событие.
  Как раз только пришло письмо от Ирины со свадебными фотографиями и подробным описанием их обустройства, как мои дети выкинули фортель.
  
  
  Наверное всё нарастающая дома напряжённость, с бабушкиными ночными бдениями, редкими, но меткими пьяными явлениями отца , моими бессильными криками вспышками по любому незначительному поводу, явились катализатором того, что в итоге прорвалось.
  
  К тому же Наташа, как я потом узнала была беременна вторым ребёнком, но так как это была девочка, то живота заметно не было долго. А психика женщины во время беременности меняется и не в лучшую сторону.
  
  
  Вечером во время просмотра обычного в то время сериала, не помню уже какого мексиканского, но все они были построены по одному принципу полчаса тягомотных рассуждений и одно два действия, поэтому меня они не интересовали, а Наташа смотрела наверное просто ради отвлечения.
  
  
  Я подошла к ним и попросила переключить на спокойной ночи для детей.
  И тут вдруг Наташа вспылила, что дети могут один раз и без спокойной ночи малыши обойтись и вообще им с Женей лучше будет уйти жить к ней, так как там ей никто не будет препятствовать ни в чём. Я попробовала смягчить ситуацию, заметив, что 15 минут детской передачи не испортят сериала, так как там ничего за это время не произойдёт кроме нудного монолога об одном и том же.
  
  Но получилось, что подлила масла в огонь.
  - Это для тебя не произойдёт, так как ты не смотришь и вообще одни дети тебе важнее других.
  Тут уже я вспылила:- Вот подрастёт твой, я посмотрю, чьи
   интересы будут для тебя важнее, а пока, не нравится, не держу. Решили уходить, пожалуйста, дорога открыта.
  
   Отрезала и понеслась на кухню, а Наталья немедленно похватала кое-какие вещи, Андрюшку и прокричав Жене- Мы идём домой, а ты решай!-двинулась к дверям. Он естественно пошёл с ней.
  
   Они ушли, а я разревелась, господи что это с нами, и что с ней. Откуда эта злость и раздражение на детей, почему из-за ерунды Наталья перечеркнула всё хорошее, что у нас было?
  
  
  На следующий день, после работы Женя пришёл забирать кроватку и ванночку, через день ещё что-то.
   И каждый раз молча, надув губы не глядя на меня и не желая даже поздороваться,три дня так продолжалось.
  Было ощущение, что он ходит немым укором мне, словно ожидая, что я сейчас кинусь в ноги и начну умолять их вернуться.
  Целыми днями, занимаясь делами, хлопоча по хозяйству я непрестанно думала об их выходке и не могла понять в чём моя вина. И при этом непрестанно плакала, натыкаясь на вещи Андрея. Скучала по внуку неимоверно.
  
   Я забыла рассказать ,что ещё зимой Женя купил собаку, щенка колли. За это время она подросла и очень сильно привязалась, но не к Жене, а к нам с Сашей. Так что у нас был ещё один хвостатый жилец, который тоже требовал внимания и который тоже тосковал по своему из-за размолвки.
  
  Она постоянно скулила стоя возле двери их опустевшей комнаты. Собака привыкла к Андрюшке и сейчас чувствуя запах его вещей, но не видя самого плакала.Всё это добило меня и у меня произошёл натуральный нервный срыв.
  
  Похватав сумки, я принялась запихивать в них их вещи, все до единой, собирая их отовсюду, а потом еле сдерживая слезы, позвонила и ультимативно приказала сыну прийти и забрать остальное барахло, или я просто выставлю его на лестницу.
  
  Сил моих более не было терпеть это тихое издевательство, это хождение взад вперёд, с целью надавить на меня. Это получилось зло, но радикально, я словно рвала по живому, потому что мне надоели медленные косметические надрезы по моим нервам и душе.
  
  
  Сын пришёл за вещами, а я специально ушла на балкон, чтобы не говорить с ним и чтобы он не видел насколько я измучена и зарёвана. Пусть лучше думает, что я зла и спокойна. Так ему будет легче и не придётся рваться меж двух любимых существ.
  
  Так тогда думала я. А сын понял всё буквально, он решил, что матери не нужен, не сам конечно, с помощью родных, но факт остался фактом. Так вот недомолвки,желание не усугубить, не обидеть ещё больше, приводят к прямо противоположному результату. Знать бы это и понимать своевременно, но, увы...
  
  
  Вторую Наташину беременность они оказывается скрывали от меня боясь скандала с моей стороны, что вот мол, нас итак ртов полно, а тут ещё лишний рот. А вышло по-иному, скандал ждал их дома. Отец вспылил, что дочь беременна вторично и мать встала на его сторону.
  
  Они требовали, чтобы Наташа сделала аборт, пока она не сказала им, что сроки большие. Тогда только отступились, но трения между ними не утихали по любому поводу. Скорее всего это было психологическое, отдал дочь замуж и вроде снял с себя ответственность, а теперь она пришла, да не одна, а с приплодом и стала помехой.
  В общем и тут плохо и там не слава Богу, но сами кашу заварили, сами начали хлебать.
  
  
  А Саша, как ни странно это прозвучит, неожиданно стал опять ночевать дома и приходить с работы домой, а не оставаться там. Получалось, что присутствие большого количества народа в доме ему мешало, а остались только мы и он вернулся. Другого вывода не напрашивалось, а прямо спросить я боялась. Видимо на уровне подсознания не хотела признавать очевидное.
  
  
  Вера с Сергеем как раз в это время, в эту осень получили квартиру во вновь построенном доме на Чертановской 45. Это было буквально в двух остановках от нас. Квартиру им дали громадную четырёхкомнатную, все комнаты отдельные и кухня 15 метровая. На третьем этаже. То есть квартира новой планировки, на элитном этаже, казалось бы жить и радоваться. А вышло наоборот.
  
   Пошли ссоры и измены, причём с обеих сторон, словно в пику друг дружке. Видимо время неустроенности в стране, всеобщего раздрая каким-то образом влияло и на состояние семейных отношений. Нехватки, невозможность жить нормально, неуверенность в завтрашнем дне порождали трагедии.
  
  
  Сергей, Верин муж, ещё в бытность ремонта, который помогал мне делать, углядел у меня старинную шкатулку, 18 века, которую изготовил прадед, бабушкин дед,и которую бережно передавали из поколения в поколение старшей дочери, при её замужестве.
  
  Так что от бабушки она перешла к маме, от мамы ко мне, когда я уезжала из Серпухова. А мне оказалось некому её передавать, моя дочь погибла. Может по этой причине я и утратила шкатулку.
  
  
  Сергей, когда они стали проживать в Москве связался с диггерами, а потом стал одним из них. Они лазали в подземельях Москвы, по заброшенным ходам, пещерам, отводам канализации, туннелям метро и находили там множество весьма интересных вещей.
  
  Не все из них они спешили сдать Государству и у него накопилась большая коллекция, в которой были и старинные монеты и старинное оружие, предметы обихода, домашняя утварь.К примеру весьма внушительный меч с деревянной резной ручкой, украшенной драгоценными камнями и грубо кованым лезвием, тем не менее весьма опасным.
  
  Были ножи,части луков, арбалет и прочие вещи. Среди них и украшения, в сравнении с современными конечно весьма грубоватые и примитивные, но очень старинные и тем ценные.
  Так что увиденная шкатулка привела его в восторг.
  
  
  Шкатулка из разных пород дерева, резная, наборная. На крышке две птицы, напоминающие клювами орлов, а телом скорее голубей. Между ними сфера украшенная резными цветами, гирляндой опоясывающими сферу. По углам розочки. По краю идёт наборная цветная, из разных пород дерева оторочка. На стенах шкатулки перевитый вензелями герб. Скорее всего прадедушкиного рода Эш.
  Он повторялся на всех четырёх боковых сторонах шкатулки.
  
  
  Внутри всё отделано красным бархатом. Множество ящичков, потайная шторка посередине, а за шторкой в глубине за ящичками выдвижными ещё два поперечных ящичка, если не знать, не найдёшь сразу.
  И ещё верх вынимался, хотя никаких зазоров на взгляд увидеть было нельзя и там под ним было второе дно, расстоянием три сантиметра. Вполне пригодное для хранения важных бумаг.
  
  
  К тому времени видимо от смены температурных режимов, лак на шкатулке трескался, а наборные планочки стали отлетать.
  Сергей и предложил мне отреставрировать шкатулку, у него мол есть связи и я доверилась ему. Как оказалось потом зря. Пропал и он и моя вещь.
  
  
  Так я по собственной глупости отдала дорогую бабушкину память, но так видимо было суждено, раз некому передавать, то и не владеть тебе более.
  А пока я всё ещё ждала реставрации и не знала, что будет потом.
  
  
  
  В это время начались перемены и в стране. Неожиданно наполнились магазины, но товар в них в основном оказался не по карману простому потребителю. Потом возникли сначала стихийные рынки и торговые ряды возле метро и кинотеатра. Они состояли из разномастных контейнеров, хлипких палаток, пошатучих прилавков и прочего.
  
   В них засверкали импортные обёртки и разнообразные невиданные ранее сладости. У детей разбегались глаза, а у родителей ветер гулял в карманах.
  Казалось, что вся страна разделилась на торгующих и глазеющих на товар, а покупали тогда мало и осторожно.
  Вот когда пришлось по настоящему туго, когда ты видишь, да зуб неймёт, а детям хочется.
  
  
  Всем раздали ваучеры уверяя, что это наша доля в собственности страны и мы теперь можем ею распорядиться, а как не объяснили и они лежали мертвым грузом. Отовсюду неслись голоса зазывал, несите свои ваучеры к нам.
  
   Вот такая жизнь пришла, лихая и бестолковая. Можно стало менять деньги на валюту, но у нас отродясь копейка в кармане не заваливалась, всё уходило на нужды, а значит и менять нечего. Саша лишился работы, его предприятие оборонки закрылось и теперь нужно было искать место. Точнее оно не закрылось полностью, а сократило количество рабочих очень резко на две трети, оставив самых необходимых.
  
   А так как он к тому времени пил, то из числа необходимых выбыл. И теперь мы жили только на мой заработок. А ему это било по самолюбию. Получалось так, что последние годы я зарабатывала больше него, а теперь и вовсе стала кормильцем. На этой почве он всё время недовольный цеплялся ко мне с немыслимыми претензиями.
  Наступила чёрная полоса нашей жизни......
  
  В конце 91-го года произошло несколько значимых событий. Саша наконец-то нашёл работу электриком, на заводе Крекер. Это недалеко по сравнению с прежней работой, и затрат на дорогу всего на один автобус и по времени он бывает дома на два часа раньше, что очень значительно.
  
   Следствием стало некоторое успокоение в семье, чувство восстановленной справедливости в нём самом и соответственно улучшение климата в семье.
  Теперь временно он будет принимать на грудь только в выходные и праздники.
  
  
  Женя не попал служить в армию, так как предоставил документы об имеющемся ребёнке и справку об ожидаемом вскоре. Таким образом от армии он избавлен и смог наконец-то устроиться работать водителем ,как и мечтал. Устроился водителем грузовика МАЗ. Именно как мнилось в детстве, будет возить материалы на стройки.
  
  
  Тогда же я узнала, что он выписался из нашей квартиры. На вопрос зачем, и почему тайком? Ответил, что они посоветовались все вместе с семьёй Натальи и решили, что из их малогабаритки получат жильё раньше, так как в их квартире помимо них прописана ещё Валентинина сестра, о которой я раньше и не слышала,а уж видеть её и вовсе не приходилось. Она была гулящая алкоголичка.
  
  Таким образом на 23 кв метрах числилось уже шесть человек и ещё ребёнок родится, всего семь, так что шанс верный. Этот верный шанс сбудется только в последний год правления Лужкова, не слишком верным оказался, но назад не повернёшь.
  А мне не говорили, чтобы я ругаться и спорить не стала, это они так решили. Ну пусть так и будет.
  
  
  26 декабря родилась Катюша. Весом 3900, тоже не маленькая. Роды прошли хорошо, на сей раз я не присутствовала, мне сказали постфактум.
  Как мои дети рождались все 17 числа, кроме Жени так и их дети оба 26-го. Традиция однако семейная.
  
  Глава 12. Пёстрая жизнь московская.
  
  
  Тем временем наступал 92-ой год и жизнь так менялась, со скоростью курьерского поезда, что мы с трудом успевали за новшествами.
  Товары в основном приобретали, как я и говорила на развалах у метро или на временных рынках, которые возникали полустихийно, пока ещё без утверждённых разрешений, зачастую самозахватом. Потом окажется, что это уже вступили в действие бандитские группировки поделившие город на сферы влияния и рулившие вся и всем.
  
  На нашей территории постоянно враждовали две: Ореховские и Солнцевские с переменным успехом, а все торгующие на рынках и у метро отдавали им определённую мзду. За крышу, то есть так называемое покровительство, которое по сути являлось узаконенной обираловкой.
  
  Но неизвестно, что было большим злом, ведь и чиновники и пожарная инспекция и санитарный контроль и множество иных инстанций, норовили не упустить своего и погреть руки. В нашей стране мздоимство неистребимо возникало на всех уровнях при первой же возможности.
  
  Откуда-то возникла масса нищих, побирающихся на каждом шагу. Тогда ещё это не стало индустрией, как станет потом. Нищими поначалу оказались в основном одинокие пенсионеры, весьма интеллигентного вида, которые и просили-то от безысходности, весьма робко и неумело.
  
   А потом уже пойдёт поток профессионалов. Это и подставные ветераны Афганистана, и изувеченные якобы, которые после отбытия дежурства на точке, уходили своими ногами, обретя недостающие конечности, и лжепогорельцы, и цыганки с опоёнными наркотиком детьми.
  
  Появится множество обездоленных людей, лишившихся своего жилья. Вместе с приватизацией будет поставлен на поток и процесс отъёма жилья у одиноких и незащищённых слоёв. В основном в эту категорию попадут одинокие люди, незащищённые вдовы с детьми, имеющие квартиры в центре или алкоголики. Вокзалы и коллекторы теплотрасс закишат бомжами. Ими же наполнятся подвалы.
  
  
  Недаром сказано большое видится на расстоянии и лицом к лицу, лица не увидать. Вот так и мы видя эти нарастающие перемены, ещё не связывали их с перекосами нашей властной верхушки и с пошедшим неправильно развитием страны.
  
  Нас разом сверху объявили собственниками и мы не имея представления ни о чём, в большинстве своём растеряли эту собственность, отнюдь не пропив её, как потом пытались уверить, а оказавшись обманутыми посулами и обещаниями возникшими как грибы из ниоткуда инвестиционными фондами, банками и прочими ловушками для простодушных людей.
  
  
  С экранов телевизоров, с каждого рекламного щита, с растяжек на домах и улицах нас призывали вкладывать, нести, инвестировать и будет нам счастье. Ага, сейчас, держи карман шире.....
  
  
  Лично у меня никогда не было ни копейки свободных средств, поэтому всё в чём надули меня, это ваучеры, которые мы собрав воедино, отдали Жене, с тем, чтобы он мог вложить их с целью получения жилья в будущем. Они сами решали долго куда вложиться и отнесли все наши восемь ваучеров в Альфа-групп и ни копейки инвестиций оттуда не получили. Сдали в чёрную дыру.
  
  
  А я стала номинальным акционером 22-ух акций на своей фабрике "Производства платков", от которой работала на дому. Но и по сей день не видела ни копейки инвестиций от владения этими акциями. Так что объехали нас со всех сторон на кривой козе.
  
  Весной Ванечку отправили в санаторий Катуар, по Савёловской ж\д. Также для укрепления здоровья от простудных заболеваний. Отвозил его Саша и навещал потом тоже Саша. Ехать вдвоём мы не могли, нельзя было оставлять мать одну дома. Её болезнь прогрессировала.
  
   Уйду в магазин, прибегаю, вся квартира наполнена запахом газа. А бабушка сидит себе спокойненько перед плитой с открытой но не зажженной комфоркой и ждёт, когда закипит чайник. Включать газ она забывает. Срочно перекрываю и всё проветриваю.
  
  В другой раз вхожу, а вся квартира плавает. Она зачем-то заткнула горло унитаза тряпкой , вода льётся, через край, унитаз подтекал, а бабушка сидит смотрит в окошко. Дважды делала соседям снизу косметический ремонт, белила потолки, а что делать-то. Так что глаз да глаз нужен.
  
  
  Начали вещи у меня пропадать, то половник любимый исчез, нет как нет, то продукты из холодильника исчезают. То вилок и ложек вдруг резко уменьшилось. Я в недоумении, куда всё девается. Грешить вроде не на кого, а вещей нет, как нет.
  
  
  Когда я с Ванечкой больным дома сидела, однажды у себя в квартире поймала воришку, соседку с седьмого этажа, квартира под нами.
  Меж собой мы эту старушку звали Дюймовочкой, росту она была 1,40 как ребёнок недомерок, но у неё даже сын имелся.
  Правда не вполне полноценный, но был. Вот она промышляла в основном уборкой у людей, кто попросит,одинокий или немощный. А сама между делом ключики пригревала.
  
  А у меня Женя всё Чертаново ключами усеял и на ремешок ему вешали и на шею и по разному, всё едино, терял, а иной раз прямо в скважине забывал, вот она видимо и наши ключи подобрала по ходу дела.
  
  
  Я тогда много в поликлинику с Ванечкой бегала, видимо она в моё отсутствие квартиру и навещала. Я замечала, что, то крупы пакет пропал, то макарон, то сосиски вроде оставались, а их нет, то бутылка масла исчезла. Тоже понять не могла. И тут она видимо день спутала, пришла в тот , когда мы дома были.
  
  
  Ванечка спал, я сижу на кровати вяжу, дверь открывается. Голову поднимаю и вижу её. Она, не оглядываясь, сразу шасть на кухню. Я поднялась и иду по коридору, тихо иду. Остановилась и жду против двери. И тут она из кухни с охапкой продуктов появляется , увидела меня и всё выронила от неожиданности.
  
  А я ей так спокойно говорю:- Ну, здравствуйте баба Нина. Вы продукты-то соберите и на место положите всё.
  Она на автомате всё собрала, отнесла на стол на кухню, а я её за шкирку:-А ну отвечай, как ты сюда попала?
  
   А у неё в руке связка ключей, штук на 50 наверное. Я связку отобрала, её за шкирку на лестницу вынесла и сказала:- Близко тебя у чьей-либо квартиры увижу, посажу, так и знай. Заворчала, запричитала что-то под нос, но ретировалась.
  
   А вечером я по квартирам пошла, спрашивать не узнаёт ли кто свои ключи. Вот так всем и раздала. Правда некоторые сказали, что замки сменить успели, но теперь все знали о воришке в подъезде. Предупреждён значит вооружён.
  
  
  На этот момент, бабки Нины в живых уже не было, так что не знаешь, на кого грешить, кому нужно? Потом уже, когда бабушку в больницу отправим, всё у неё найдём, зачем она это прятала объяснить трудно. Впрочем болезнь это такая, необъяснимая.
  
  Глава 13. Возвращение детей, примирение.
  
  А ещё в то время, помните наверное, МММ возник, и по телевизору о нём гудят и в почтовые ящики рекламы зазывные и "мавродиевки" опускают. Бабушка наша и загорелась. А до денег, никогда излишков больших не имея, она сильно жадная была.
  Вот она Сашу и сговорила в банк с ней сходить. У неё сбережения пять тысяч были, она решила их увеличить.
  
  Мне ни слова не сказали, всё тайком проделали. Бабушка сумму сняла, потом 500 из них по новой на книжку, только уже на Сашино имя положила, а на 2.500 заставила Мишечку акций Мавроди взять. Ухнули они коту под хвост, как и следовало ожидать.
  
   А остальные 2.000 она Мишечке отдала. Саша потом и свои 500 благополучно пропил.
  Так что всё впустую скопленное ушло. Хорошо хоть Мишечке на пользу его две тысячи пришлись.
  Таким боком и нас бардак в стране коснулся.
  
  
  В мае Наташа, гуляя с Андреем и Катей, неожиданно зашла ко мне. Я первый раз увидела внучку. Наташа пришла не просто так, а извинится за тот случай, а я давно и думать-то забыла, так ей и сказала.
  
  
  Она пожаловалась на ссоры с отцом и невозможность жить там, и спросила можно ли им вернуться. Могла ли я отказать? Предложила, давай мы в среднюю переберёмся, а вы в большой будете, всё-таки малышке нужно воздуха побольше, но она ответила, что лучше в их комнатке, они там привыкли. Ну хочет так,пусть так и будет.
  
  
  Вечером с Сашей сделали перестановку, детей опять к себе, а им снова всё наладили и вторую детскую кроватку раздобыли. Подруг-то у меня много, мигом организовали, а после возвращения Жени с работы, уже к ночи они домой пришли и стали мы снова все вместе в одной квартире обретаться.
  
  Теперь хотя бы в магазин отбегать не страшно, бабушка всегда под присмотром. Правда Саша опять напрягся, но пока молчит.
  Вот что делать, там один отец косо смотрит,здесь второй, а ты между ними как меж двух огней, которые нужно гасить,громоотводом работаешь.
  
  
  На июль решила я детей немножко вывезти на отдых, лагеря в этом году не было, хотя бы к маме. Закупили продуктов на месяц, что где смогли, мясо опять у знакомых с рук. Затоварились и поехали.
  Приехали к маме, она нас ждала, да не доглядела что хлеб у неё кончился. Пока мы с ней продукты выкладывали, Вова с Ваней попросились пойти гулять, я их отпустила.
  
   Они погуляют, я еду приготовлю. Ушли, я готовить стала, а мама тут и обнаружила, что про хлеб забыла. - Подожди, я тебе сейчас денег дам, не всё ж нам на тебе ездить.
  В сумку сунулась, а кошелька нет. А там приличная сумма лежала. Я в сумки другие, в чемоданы, может в другое место положила, нет, как нет. Где?
  
  А тут и дети вернулись, я к Вове:-Ты кошелёк у мамы взял?
   Он отнекивается, а глаза бегают и руки дрожат, а Ванечка докладывает:- Мы на аттракционах катались.
  
  Ясно он. Мама его спрашивает:- Ты что все деньги разом прокатал? -Нет -отвечает:- я остатки под камень спрятал.
  -Пойдем, покажешь.
  Пошли они, вернулись с мелочью. Видимо деньги когда прятал, кто-то увидел и их забрал, только мелочь осталась.
  Я спрашиваю:- Ну понял теперь, как себя Княжевский чувствовал, когда ты его обобрал? -Понял- отвечает.
  -А теперь- говорю- собираемся и возвращаемся домой. Отдохнули....
  
  
  Мама уговаривает остаться, а я твержу:- Нет, раз Вова всех удовольствия лишил, пусть и сам без отдыха остаётся.
   Взяла у мамы 5 рублей, на обратную дорогу на себя и детей, сгребла сумки, подхватила ,и поехали домой. Продукты маме оставила, не хватало ещё их с собой таскать.
  
   В поезд сели на Москву, едем, а там объявляют по техническим причинам поезд следует до станции Силикатная, это уже после Подольска объявили. Как быть? Нам на Красный строитель нужно,людям до самой Москвы, а всех высадили на Силикатной и назад укатили.
  
  
  Народу на платформе не пропихнуться. Следующий поезд подошёл, все в вагон ломанулись. Меня с Ваней волной затащило, сумки зажали, а Вова с коляской-сумкой войти не смог, оттолкнули.
   Поезд тронулся, я мечусь кричу ему:- Ты жди следующего поезда, а мы тебя будем ждать на станции.
  
  Да какой там, не слышит он. И стоп кран не дёргается, как назло.
  На Красном Строителе, он после Силикатной идёт ,я вышла. Ждём следующего поезда. Через 40 минут пришёл-Вовы нет.
   Я домой позвонила, Женя ответил, объясняю ему всё реву, захлёбываюсь, а он отвечает:-Отец в стельку пьяный лежит, сейчас сам подъеду.
  
  
  Приехал, сходил на станцию, оттуда дозвонились на Силикатную. Там отвечают:- Есть ребёнок, его на путях перехватили, он решил пешком в Москву идти, сейчас доставим.
  А мне уже совсем плохо, я на ногах не держусь, реву белухой, думаю второго ребёнка лишилась.
  
  
  Привезли на дрезине. Я его увидела, совсем ума лишилась, щупаю реву, глазам не верю. Женя меня и их в охапку в автобус ведёт, а тут папа наш навстречу как чёрт из табакерки выскакивает. Тоже испуганный, разом протрезвел.
  
  
  Вот так съездили на отдых, не судьба была отдохнуть. Зато и Володя свою проделку надолго запомнил, без купания, без фруктов и ягод считай остался, сам себя наказал, хотя бы это осознал.
  
  Казалось бы где мы, простые работящие семьи и где бандиты? Чем мы можем интересовать их, голь перекатная? Ан нет до всех дотягиваются руки этих жадных до любого куска оголтелых и беспринципных. Уже тогда пришло время двоечников и серости, только мы ещё недопонимали этого.
  
  Однажды Женя пришёл с работы позеленевший и объявил, что с него требуют 5000 тысяч. Кто, за что?
  Такие деньги в нашей семье даже если сложить зарплаты всех не водятся.
  Оказалось, что он повредил чью-то машину, задев её мазом и владельцы машины потребовали с него такую сумму.
  
  Первое чувство, какой -то растерянности и ирреальности происходящего, второе нужно что-то делать. И я стала звонить всем своим знакомым из милиции и адвокатуры. Были и такие друзья. И тут же узнала, что это натуральная подстава. У Жени остался номер той машины, за которую с него требуют деньги.
  
  Именно эта машина, заранее повреждённая, сама подкатывает на опасное расстояние к молодым и неопытным водителям, с тем, чтобы потом требовать с них деньги, заявляя, что вот только сейчас причинено повреждение, именно этим водителем.
  
  У милиции эти дельцы уже есть на заметке, но поймать их с поличным никак не удаётся. У меня выяснили время и место назначенной встречи и велели, чтобы Женя спокойно ехал на эту встречу, всё будет подготовлено. Ему дали "куклу", упакованную основательно. "Кукла" если кто не знает муляж денег, либо меченые деньги.
  
  Встреча была назначена в глухом переулке, недалеко от Жениной автобазы. Там в основном располагались гаражи, жилой сектор был далеко.
  
  
  Женя приехал к назначенному времени , жутко нервничал, а мы дома не находили себе места.
  Вскоре в переулок въехала машина вымогателей и тут же после неё подъехали два Маза из Жениной автоколонны и перекрыли выезд из переулка, а из машин вышли водители с друзьями, держа в руках монтировки.
  
  Когда вымогатели обнаружили что выезд им заперт, они заметались. Один даже попытался пригрозить оружием, но в этот момент из-за гаражей высыпала милицейская группа захвата. Кукла в принципе не понадобилась, ребяток взяли за применение оружия, вернее незаконное владение оружием и попытку его применения.
  
  Таким образом во-время обратившись в органы, которые тогда ещё обладали старыми проверенными, а не нынешними неумелыми и коррумпированными кадрами, мы вышли из тяжёлого положения. И огромное спасибо водителям гаража, которые не оставили новичка в беде. Всё-таки солидарность работяг большое дело.
  
  
  Правда этот случай изрядно перепугал Женю и он потом ездил с удвоенной осторожностью ,избегая сближения с легковыми машинами.
  А в скором времени несчастный случай и вовсе заставил его оставить эту работу и уйти на другую.
  
  
  В то время, как он подняв кабину Маза, а это очень тяжёлая штука, возился с чем-то в моторе, сзади припарковывался ещё один Маз с новичком. Припарковался неудачно, толкнув Женину машину.
  
  Кабина сорвалась с опорной стойки и всей тяжестью рухнула на спину Жене. Не перерубила, слава Богу, но основательно повредила позвоночник, настолько основательно, что три месяца он залечивал травму и на протяжении всей жизни раз-два в год делает иглоукалывания, боли возвращаются и обездвиживают временно. Вот так в 19 лет повредился и всю жизнь лечится.
  
  
  По окончании лечения он уволился из этой автоколонны и устроился работать на базу МГТС, на "каблучок". Москвич-пикап так называли. Занимался сбором двухкопеечных монет с уличных таксофонов, но потом его быстро приметил Главный инженер и перевёл к себе в персональные водители.
   С того момента и по сей день Женя работает персональным водителем. Хозяева и места работы меняются, а суть остаётся прежней.
  
  Глава 14. Приватизация и другие новшества.
  
  
  Начался бум приватизации жилья и тут я встала твёрдо на точку зрения, что мы приватизировать не будем, так как я понимаю насколько это ответственно становиться собственником. Плюс это долевое участие, где кто-то может продать свою долю в дальнейшем, а имея в семье алкоголика, легко получить проблему.
  
  Когда я доходчиво объяснила свою точку зрения Жене с Наташей, они согласились, что нам этого делать не стоит. К тому же как потом быть с долей больной бабушки.
  В общем от этого новшества отказались, хотя многие наши соседи и начали срочно приватизировать своё жильё, ещё не зная всех подводных камней этой процедуры.
  
   Главным стимулом для них было слово, бесплатная, а для меня поговорка бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Я объясняла, что если бы не было подвоха, то нам бы просто объявили, что жильё наша собственность, так как мы уже троекратно, если не больше оплатили его.
  
  А если заставляют оформлять самих, то где-то непременно вылезет подвох. Как потом в принципе и получилось.
  Многие, кто помоложе и поэнергичнее бросились организовывать свой бизнес. Ведь тогда множество людей с образованием, профессией, остались без рабочих мест и заработка, а нужно было выживать.
  
  
  Так Андрей, Ольгин муж занялся совместно с тремя друзьями привозом товара из Турции. Они вскладчину приобрели помещение на Профсоюзной улице, открыли магазинчик. Трое чартерами ездили в Турцию за товаром: детская одежда, взрослая, нижнее бельё, а один содержал аренду этого помещения и персонал.
  
   Сначала дела пошли, но потом, по мере развития, их бизнес заинтересовал бандитов, которые стали настойчиво предлагать крышу и грозить разборкой в случае отказа.
  Упорное сопротивление привело к тому, что на ребят в Турции напали, избили, товар испортили. А в Москве банально подожгли магазин. Спасти успели, но поняли, что теперь житья не будет и бизнес свернули.
  
  
  Как тогда переживала Ольга, пока выхаживала Андрея после избиения.
  А ребята оклемались и решили открыть магазин другого профиля, в другом месте. Они не сдались.
  И открыли в Бирюлёво хозтовары. Правда товары теперь возили в основном из Таиланда, в Турцию ездить не рисковали.
  
   Вот так учились с болью с кровью выживать и добиваться чего-то. Я то уже по возрасту и по складу характера на такие вещи не годилась, а тридцатилетние вполне.
  
  
  Моя Маришка тоже перепробовала всё и бензоколонки и магазины и прочее. Вместе с братом и мужем. Только вот муж потом подвёл, запил и пропил часть доходов, предназначенных в оборот.
  Коалиция распалась, с мужем Маришка развелась и стала пробовать одна. Одолела, навык уже имелся. А у неё трое сыновей на руках, учатся, старший в институте, второй в шестом классе, третий пока только готовится к школе.
  
  
  А в семье у нас между тем проблемы с бабушкой всё больше нарастали. У неё появилась водобоязнь и ещё подозрительность ко всем нам, что мы её обворуем.
  
  Результатом первого стала невозможность её помыть. Мне приходилось идти на хитрость, изображать неуклюжесть. Словно нечаянно обливая её водой и спеша переодеть, усаживать на кухне.
  В ванную она не шла, упиралась. Суёшь под ноги тазик, ставишь второй на табурет и таким образом моешь. Весь пол от этой процедуры был залит водой, но подтереть не трудно, главное удалось помыть.
  
  
  Со вторым было хуже, она стала одновременно надевать на себя по три-четыре платья или халата за раз, чтобы мы не украли.
  К тому же проявились порывы к уходу из дома. Во-первых она перестала нас узнавать, постоянно спрашивала, а вы кто.
   Во- вторых стала говорить, что у вас в больнице хорошо , вон даже телевизор есть и показывала на пустой угол в своей комнате.
  
  
  Постоянно ловила момент, когда мы заняты, чтобы улизнуть.
   Она норовила всё время убежать, а мне приходилось бегать по улице, в разных сторонах искать её и забирать домой. Порой за время поисков,она успевала нарассказывать всем встречным разных ужасов, как её морят голодом, бьют и пытают.
  
   Главное находились те, кто верил её словам и пока я вела её домой, успевала наслушаться массу упрёков в свой адрес.
  Чаще всего убегала она в те моменты, когда я уезжала отвозить работу или получать новое сырьё.
  Наташа, занятая детьми просто не успевала доглядеть ещё и за ней.
  
  
  Тем более, что такие больные чрезвычайно изворотливы и хитры. Но я всё ещё не осознавала степень глубины её болезни и списывала все странности на вредность натуры.
  
  
  Причём Саша опять, как только в доме возникала трудная ситуация, уходил в глухую пьянку или исчезал на несколько дней из дому. У него образовались дружки-приятели на новом производстве и он часто оставался ночевать в сторожке сторожа предприятия. И напьются, и заночуют, лишь бы не видеть трудностей в семье и не отвечать за них.
  
  
  В общем атмосфера дома снова накалялась, дети становились беспокойнее, взрослые раздражительнее, жизнь труднее.
  
   А тут ещё Мишечка, забирая в очередной раз бабушкину пенсию, нечаянно проговорился вслух, что меняет её на баксы и тут же, чтобы замять неловкость пошёл на меня атакой, что я мол небрежно отношусь к бабушке и плохо её кормлю, на что я ответила, что бабушка стала пообедав, через полчаса выходить и спрашивать будем ли мы кушать.
  
  Это проблемы с памятью, а не недоедание. И если ему не нравится мой уход, то почему бы ему не взять бабушку погостить к себе? Как никак любимый внук и Ирина посвободнее, чем я.
  Ирина на тот момент сидела дома, лишившись работы, находилась в поиске.
  От этого предложения он категорически отказался и тут же умчался, ссылаясь на занятость.
  
  Глава 15. Проблемы растут и множатся.
  
  
  Совсем забыла рассказать про Ванечку за всеми нашими событиями. Он ведь ещё в 91-ом пошёл в школу и год начался с операции аппендицита.
  Хорошо помню, как с бледным и корчащимся от боли ребёнком добиралась до Морозовской. Он ведь тяжёленький уже.
  
   3 сентября это было. Несу его на руках, метров пятьдесят и останавливаюсь, опускаю, руки немеют. А он-Мам я смогу, я сам пойду. Пройдём столько же, он зеленеет на глазах, снова на руки и пыхчу. Так до метро, в метро полегче, сидели. Вторая половина дня, народу немного. От Добрынинской до больницы снова таким же образом.
  
  Там осмотрели и сразу в корпус на машине. До корпуса два шага, но уже не велено идти. Сразу внутрь забрали. Я в панике, а нянечка мне -Да не переживай, может и делать ничего не будут, обследуют и отпустят.
  
  Обманула конечно, чтобы истерику прервать. Пока я по двору прогулялась, посидела покурила, мне велели через час подойти узнать, его прооперировали. Когда пришла, доложили, что все хорошо, приехали во-время, операция прошла успешно.
  -Идите в магазин, купите воды минеральной, лучше "Боржоми" ему после операции понадобится, от наркоза отходить будет, пить нужно.
  
  Вот так началось Ванино учение. Двухнедельным лечением.
  Но несмотря ни на что успел и нагнать всех и учиться на отлично.
  Класс их находился в детсаду. Так тогда распределили начальную школу, по детсадам. Обучался он в классе с изучением английского с первого года и нужно сказать, что здорово преуспевал.
  
  А я для занятий в классе делала всё, что было необходимо всем. Так например зверушек для изучения предмета навязала для всех.
   Детскую библию отдала в класс. Пособия разные изготавливала.
  Вот и в этом году тоже самое. Многого тогда купить было невозможно, программа менялась, требования тоже и вспомнились навыки своей школьной поры. Очень пригодились мои способности. И костюмы для наглядных уроков тоже деткам шила. И ведь всё это нужно успеть. Успевала.
  
  
  И конечно же опять в родительском комитете, только теперь ещё плотнее работала, да ещё и с родителями воевать пришлось. Уж больно ушлые попались, особенно те, где бабушки или мамы сами учителя.
  
  Излишне большие претензии к учителю предьявляли. А Юленька, девочка ласковая. К детям с любовью и вниманием относилась. Вот и пришлось ретивых бабушек и мам в разум приводить, чтобы охоту к работе не отбивали и не травили девочку.
  Такими вот заботами и хлопотами жила я в то время.
  
   Катюшка уже ходить начала. Они с Андреем играли всегда в большой комнате, там места для игр хватало. Взрослые сидят телевизор смотрят, а они тут же крутятся на ковре. Так наша Лесси их гуртует в кучку, чтобы не разбегались и не повредили себе. Оправдывает свою пастушью породу. Колли ведь.
  Так и живём одной дружной семьёй не ведая, что скоро снова перемены предстоят.
  
  
  И они не заставили себя ждать, сразу после Новогодних праздников.
  
  
  13 января, Валя позвонила со слезами, в полной истерике, чтобы я бежала скорее к ней, Саше плохо. Главное не Наташу, а меня позвала. Я побежала, а Наташа позже тоже, когда Женя с работы вернулся.
  
  
  А Саша, отец Наташин, лежит без сознания и под ним лужа крови растекается, но жив стонет и ран не видно. Валя говорит пришла с работы, а он в таком состоянии. Она вместо того, чтобы в скорую звонить, он же пьяный, позвонила мне. А что я могу сделать? Только скорую вызывать, я же не врач.
  
  
  Приехала бригада, как-то сразу мне врач не понравилась, грубая, мужиковатая и хамовитая.
  Вытолкала нас из комнаты, идите не мешайтесь, сами разберёмся, тут мол картина ясная.
  
  Сидим на кухне, Наташа пришла, Валя плачет, а из комнаты хрипы Сашины доносятся и вроде как звук пощёчин, а ещё крики этой фельдшерицы, ну хватит притворяться, отвечай...
  А потом тишина и они выходят. -Мы сейчас труповозку вызовем,- говорят. Нам всем троим плохо стало. Что же, выходит вместо помощи они его убили?
  
  
  Вскрытие показало, что он отравился спиртом Ройял, который тогда заполонил все торговые точки. И главное не оригинал уже, а подделка вовсю пошла. Мафия старалась.
   У него открылось внутреннее кровотечение и скорую вызвали в общем-то поздно. Получалось, что никто кроме него не виноват, а чувство гадкое, что мы не смогли помочь осталось.
  
  
  Потом мрачные дни подготовки к похоронам, сами похороны. В общем мы вступили в тот возраст, когда кончаются радостные хлопоты и начинаются потери сплошной чередой. Валентина никак не могла прийти в себя. Она настолько прочно и уверенно чувствовала себя за спиной мужа, что теперь не могла обрести смысла жизни.
  
   Вот тут я и сказала Наташе, что самое лучшее, идти им сейчас жить к матери, не оттого, что я гоню их, а оттого, что ей нельзя быть одной, как бы чего не сотворила и нужно окружить мать не столько саму заботой, сколько погрузить её в заботу о малышах. Это заставит её жить, смысл и нужность появятся.
  И дети поняли меня и всё так и вышло.
  Малыши Валентину из безнадёжного состояния в итоге вытянули.
  
  
  А моя свекровь с простудой слегла, снова лечу её, врача вызвала, а она заговаривается и чудит. Врач мне и говорит, что же ты делать будешь, у неё же серьёзные психические отклонения, опасные для семьи и детей. Она же и дом спалить может не сознавая и другой беды натворить, её в больницу нужно.
  
   И дала мне направление в диспансер, Психоневрологический. Вот я от простуды её вылечила, попросила соседку посидеть с ней, чтобы последить и поехала к врачу.
  
  Там мне бумаги дали кучу и велели писать. А что писать? Да обо всех отклонениях от поведения, которые у бабушки наблюдаются. Я и написала обо всём, а врач ознакомилась и ответила-идите, мы вас навестим.
  
   А сроки, когда навещают не указывают, так как они убедиться должны не оговаривают ли родственники старика. Так что специально ничего не подстроишь, всё сразу ясно будет.
  
  
  В следующую субботу, часов в 5 вечера, как раз Женя с Наташей и детьми, после прогулки зашли зачем-то, а Саша пьяный был, скандал очередной устраивал, в дверь позвонили. Открываем врач и медсестра из диспансера стоят.Я их приглашаю, дверь к матери открываю и у меня челюсть отвисла.
  
  
  Я только днём помыла мать и сменила ей постельное белье, свежее застелила, а сейчас вижу картину сидящей на пустом матрасе абсолютно голой встрёпанной старухи. Ни постельного белья, ни рубашки. Картина маслом. Я в шоке, вот скажут, как невестка над свекровью издевается.
  
  
  А врач спокойно прошла, поздоровалась и к матери обращается, как вас зовут?
  -Мария Федоровна.
  -А что это у вас с кроваткой? Где ваша одежда и бельё постельное, вам не дают?
  Она палец к губам прижала и отвечает:
  
  
  -Тссс, я спрятала, чтобы не своровали, они тут всё воруют. Полезла под кровать и достаёт скомканное бельё постельное и рубашку.
  Одела я её, постель снова застелила, а врач дальше с ней разговаривает.
  
  
  А она на все вопросы ни к селу ни к городу отвечает, про дочь умершую говорит, что она вон в коридоре стоит и не хочет к ней подходить, а сама в Наташу пальцем тычет, я сказала, что дочь в 90 году умерла, Сашу Женей называет, меня Варей, внуков путает, говорит чужие забрели, шумят мешают.
  
  Врач закончила своё общение с ней, вышла в коридор. Саша притих, рядом стоит. Она и говорит, в среду приедете вместе с бабушкой в диспансер, возьмёте документы и в Кащенко. Ей серьезное лечение нужно, она не в себе.
  И содержать её дома в таком состоянии нельзя, она социально опасна, к тому же у вас детей много и ни ей покоя, ни вам жизни нормальной нет.
  
  
  А как её в диспансер везти? Она же не согласится. Пришлось идти на обман, сказали, что её кладут обследовать, с тем чтобы назначить ей инвалидность и тогда мол прибавка к пенсии будет. А ей разговор про деньги бальзам на душу.
  Вот так и удалось отправить мать в больницу.
  
  Глава 16. Новые заботы и хлопоты.
  
  С помещением матери в больницу, начались мои еженедельные поездки по средам и субботам в Геронтологическое отделение больницы Кащенко.
  Сашу не могу заставить поехать навестить мать, когда он трезвый, и то всё реже и реже, он злобно отказывается. А когда пьяный сама не зову.
  
  Дома, после её отъезда, при проведении основательной уборки нашлись все пропажи, запрятанные ею под матрас, в сервант,под кровать кухонные принадлежности, предметы из ванной остатки недоеденных припрятанных кусков.
  
  Здесь в больнице она всегда опрятна, спокойна, видимо из-за лекарств. С удовольствием съедает гостинцы, которые ей привожу, правда все и сразу, в палату, говорит брать нельзя, украдут. Может и вправду, а может страхи фобии. Кто скажет?
  
  Одна только странность, при виде меня вся сжимается, разговаривает со мной подобострастно и постоянно заглядывает в глаза, как нашкодивший ребёнок, когда хочет попросить прощения. Я не понимаю отчего так, ведь и разговариваю с ней и веду себя, как обычно, но вот подишь-ты.....
  
  Правда насмотрелась я там на разных стариков. Одна старушка к стулу привязанная, умудрялась его переворачивать и нянькам постоянно приходилось её поднимать. При этом она костерила их на чём свет стоит. Вторая, не успеет кто из больных зазеваться, тут же вещи их норовит стащить. Если заметили, то драка между бабушками поднимается, не успевают разнимать.
  
  По субботам приходит и Мишечка. Часы посещения для всех одни и те же, так что мы пересекаемся. Отношения между нами напряжённые, он цедит слова сквозь зубы, поэтому при его появлении я прощаюсь с матерью, оставляя их наедине, чтобы не было упреков, что я препятствую их общению.
  
  Так проходит февраль, а во вторую субботу марта, когда я пришла навестить мать, сестра дежурная попросила меня пройти к заведующей, той нужно со мной поговорить.
  Немного взволновавшись я пошла в кабинет заведующей, недоумевая, что случилось и готовясь не знаю к чему, к выговорам, упрёкам?
  
  Видимо внутреннее чувство вины, что я положила мать в больницу преследует меня подсознательно, из-за упрёков Мишечки и обид Саши, не знаю толком.
  Заведующая встретила меня приветливо, пригласила присаживаться и задала вопрос:
  -Скажите пожалуйста, а кто такая Варя?
  
  Я даже не сразу поняла, вроде у меня нет знакомых по имени Варя, но потом вспомнила, что так звали мать свекрови, о чём и сказала врачу.
  -Тогда понятно-протянула она и продолжила-Вы разве не замечали, что она называет вас этим именем?
  
  -Замечала, но не придала значения, мало ли оговаривается.
  -Да, нет, она не оговаривается, она перепутала вас и свою маму.
  Ей кажется, что она снова ребенок и она постоянно боится наказания, постоянно твердит в дни, когда ждёт вас, сейчас Варя придёт и меня накажет. Видимо суровая была у неё мать.
  
  -Не знаю, но она рассказывала раньше, что мать за непослушание таскала её за косы. Но я то даже и не ругалась с ней никогда, кроме одного раза, когда назвала их с дочерью фабричными хулиганками. И тем более никогда не распускала руки. Я не драчливая особа.
  
  -Ну, какая вы-улыбнулась заведующая-я итак вижу. Мы же за всеми родственниками наблюдаем и понимаем, кто есть кто. Вопрос не в вас, а в её болезни. Я вас прошу больше не приходить к ней, так как после ваших посещений она плачет, беспокоится, и приходится удваивать дозу лекарств. Она вас , вернее своего воображения, боится и от этого с ней больше хлопот.
  
  -А что же я должна просто бросить её?
  -Нет, что вы. Вы можете приносить гостинцы, но передавать их медсестре и интересоваться её состоянием без того, чтобы попадаться ей на глаза.
  -Хорошо, если так будет лучше-покорно согласилась я, и поднялась,чтобы идти, но она остановила меня.
  
  -И ещё я хочу вас предупредить,чтобы вы знали. Внук вашей матери устроил здесь целый скандал,он обвинял нас в том, что мы держим в больнице совершенно здорового человека, видимо получив от вас мзду неплохую. Правда я ему объяснила, что здоровых людей в нашем отделении не держат и взятки нам не платят, а бабушка действительно серьёзно больна и требует лечения и постоянного ухода. К тому же если он будет упорствовать , а он грозился подать на нас в суд, мы можем предъявить ему встречный иск за клевету.
  
  Я смотрела на неё ошарашенно, Мишечка, что тоже не в себе, если говорит такие вещи?
  -Знаете, а когда я сказала ему, что его бабушке вредно находится в семье, где маленькие дети и пьющий мужчина и предложила ему по окончании курса лечения взять бабушку к себе, раз он такой любящий внук и окружить её заботой и вниманием, он почему-то очень резко свернул разговор и ушёл. Так что- заведующая улыбнулась-мы прекрасно видим людей, с которыми имеем дело.
  
  Я возвращалась домой во взведённом состоянии, как он мог обвинять меня, обвинять врачей, сам не ударив палец о палец?
  Когда я приехала домой, то позвонила им в Марьино. Трубку взяла Ирина , Мишечка ещё не вернулся от бабушки.
  
  Меня прорвало, я высказала всё что о них думаю, начиная с того, что два года я как могла, имея на руках детей и внуков , живя с алкоголиком, ухаживала и выхаживала больного человека и кормила его, отрывая кусок от себя и детей, в то время, как они забирали бабушкину пенсию для обмена на баксы.
  
  Значит своя рубашка ближе к телу, так передай своему мужу, что он не имеет права на упрёки и угрозы в мой адрес, пусть сам заслужит своим хребтом такие трудности, а потом упрекает.
   Ирина пробовала извиниться за него, объясняла, что не раз говорила ему об этом, но он упёртый.
  
  Я ответила, что пусть он просто не трогает меня, ведь я не лезу в их жизнь, не осуждаю их, поэтому прошу и меня не задевать.
  Сама после этого чувствовала себя так гадко, словно наелась отравы, хотя не чувствовала за собой вины в происходящем, но гадко было, что не сдержалась и выплеснула обиду и раздражение.
  Я предпочитаю всегда не отвечать на выпады-выпадами, дабы не уподобляться нападающему, а тут не сдержалась, прорвало.
  
  Саша лишился работы,сотворил на Крекере по пьяни аварию, не так соединил провода и запорол конвейер, что привело к простою производства, а значит потерям дохода. Ну и конечно его турнули с завода и он снова злой сидел дома.
  
  В апреле Женя договорился у себя на базе МГТС и его приняли на работу туда. Он клялся и божился, что больше пить не будет и правда пока держался.
  К матери так ни разу и не съездил, а её перевезли из больницы в интернат на Ореховом бульваре.
  
   Оттуда много раз звонили, что она просит сына приехать к ней, я уговаривала Сашу, но он грубо посылал меня на три буквы и не ехал. А она там отказалась от приёма пищи. Видимо силы жизненные иссякли и осознание ненужности никому привело её к этому решению. 5 мая, мне позвонили с сообщением что она умерла и сказали, что привозить для похорон.
  
  Позвонила Мишечке, могила Нины была оформлена на него и он должен был дать разрешение на захоронение.
   Седьмого мая мы хоронили мать. За гробом шли я ,Саша, Мишечка, мои мальчики и сестра матери с племянницей. Всё.
  Похороны прошли тихо, помянули тут же на кладбище и разъехались. У меня не было никаких чувств , кроме облегчения и лёгкой грусти по так нелепо прожитой ею жизни. Похороны оплатила я, а не Мишечка.
  
  Когда шли с могилы, а могила Нины находится на центральной аллее, то в самом начале аллеи увидели семь свежих одновременно захороненных и одинаково оформленных цветами и портретами молодых людей могил.
  
   Это были члены Ореховской группировки. На самом почётном месте, в начале центральной аллеи появились первые бандитские могилы. Позднее всё начало аллеи, где ранее был разбит небольшой скверик превратится в последнее пристанище Ореховских и их родственников.
  
  Теперь там стоят громоздкие, безвкусно оформленные , но крайне помпезные сооружения из чёрного гранита.
  Вот так в бандитском Государстве, лучшие места на кладбище отданы бандитам. Они у нас в почёте.
  
  Глава 17. Чехарда с жильём коснулась и нас.
  
  Ещё забыла упомянуть, что в марте к нам приходил Ладыгин, приходил дважды в течение одной недели.
   В первый раз он сказал, что приезжал смотреть квартиру в доме 21-1 по Чертановской улице. Это такой же как у нас лежачий небоскреб, на 575 квартир. Всего таких у нас три.
  
   Он сказал, что меняется квартирами с жильцом из этой квартиры с хорошей приплатой. Я удивилась, за что приплата-то, ведь квартиры идентичные, а он ответил, нет, у нас кухня семь метров, побольше и дом у реки в тишине стоит, а здесь у проезжей части, вот за это и приплата.
  
  Во второй приход он похвалился книжкой на предьявителя на 5000 тысяч. Я спросила, что же он хочет от сына уехать? А он ответил:- Вы ко мне лучше относились, чем сын, вы мне роднее.
  Всё, больше мы его никогда не видели-пропал бесследно.
  
  А в июне Ванечка уехал к матери в Серпухов отдыхать, Володя устроился подрабатывать по уборке территории около ларьков мороженого и сладостей с водой. Они ему платили небольшие деньги и ещё давали воды, мороженого и разных сладостей.
  Мне было спокойно в том отношении, что сын занят делом, а не воровством. Ох и закормил он тем летом мороженым и сладостями и Жениных детей и нас.
  
  Удивительно, но его подростковый период, за исключением двух-трех глупостей, прошел без эксцессов, как впрочем и Женин. То есть войны, как с Иришкой не было. Мальчики так не истерили.
  
  Весь период, начиная с марта мы и Мишечка ищем Ладыгина. Мишечка очнулся только тогда, когда придя к отцу в квартиру, обнаружил, что там проживает местный участковый, а отца и след простыл.
  
  Чем примечателен был 93 год? Да тем, что в милицию начала проникать организованная преступность. Как-то так сразу вышло, что чуть не в половине отделений милиции во главе оказались азербайджанцы.
  И тут же из неё начали увольнять весь старый опытный оперативный состав, а набирать молодняк или явных отморозков.
  
  
  И именно тогда начали активно плодиться бомжи и неопознанные трупы. Зачем я об этом пишу? Да наша семья оказалась втянута в этот процесс.
  Вообще всё, о чём я рассказываю, не выдумка , а реальная наша жизнь, которую никак не обошли приметы и новшества того времени.
  
  Так и здесь. Мы ищем Ладыгина абсолютно безуспешно, а после того, как подключился сын,дело неожиданно сдвинулось с мёртвой точки, но это вовсе не означает, что раскрылось.
   Это значит только одно, тело нашли, дали захоронить, но не стали расследовать, заглушили, а зачем расследовать, если дело всё сплошь связано с милицией.
  
  Во- первых тело Ладыгина с марта месяца лежало в числе неопознанных в том самом судебно-медицинском морге и оставались считанные дни до истечения срока хранения, когда его попросту кремировали бы и захоронили в безымянной могиле.Точнее вру, кремировать успели, не успели захоронить. Прах Миша захоронил сам в могиле матери.
  
  Ладыгин был обнаружен на Автозаводской в сквере с пропуском на завод ЗИЛ, и обозначением имени ЛадыНин Николай Иванович. То есть на Зиле он никогда не работал, фамилия была искажена, имя заменено. То что это он подтвердилось одеждой оставшейся в морге и ещё не утилизированной.
  
  Первое тёмное пятно. При нём не оказалось ни паспорта ни сберкнижки, никаких иных документов.
  
   Заключение врачей, пьян, проломлен череп в пьяной драке, скончался от переохлаждения и потери крови. Вот так. По цепочке, что ,где, когда, с кем общался кому что говорил, отследили, что одновременно с Ладыгиным скончались ещё три человека. Там был затеян тройной обмен.
  
  Мать и дочь, обе в приличном возрасте из Пушкино, должны были переехать в квартиру Ладыгина, по утверждению соседей у них внезапно случился пожар. Квартиру отстояли, а двух погорелиц куда-то отвезли, для временного обустройства.
  Обустроили их в лесу в овражке, где их потом и нашли.
  
  Мужчина из 21-го дома тоже исчез. Он должен был переехать в Пушкино. Его так и не найдут.
   И сам Ладыгин в довершение этих смертей.
  Самое примечательное, что все три квартиры оказались заселёнными работниками милиции.
  
  Долгое время Мишечка так и не мог успокоиться по части пропавшей сберкнижки. До такой степени он пытал меня, ведь сберкнижку видели только я и Саша. Подозреваю, что он считал, что её пригрела я.
  
   Но так как нигде, никаких следов улучшения нашего благосостояния не всплывало, он в конце концов успокоился, а я сказала Саше, что только человек сам способный на гадкие поступки, может подозревать в них других.
  
  Вот такая невесёлая и тревожная жизнь была.
  И в это же лето, наверное, умерла моя первая свекровь, потому, что она впервые не приехала на кладбище и на мои тревожные письма никто не ответил. Так что это получился год сплошных потерь.
  
  В этом году Ванечку из Серпухова мать привезла сама, заделье нашлось, необходимо было зайти к Жене с Наташей по поручению Надежды.
  Встретились, накормила обедом, поговорили о делах,
  о подготовке в Новому учебному года, хорошо, что за две недели привезла, нужно подкупить обувь, то да сё. И в разговоре я спросила, как дела с учёбой у Павлика в училище.
  
  Помню мать писала, что Павлик поступил в Техническое, а вот в училище или в институт не помню. На мой вопрос мать взвилась, словно её ужалила оса.
  -Да как ты смеешь, так унижать Павлика, он в институт поступил, он не то, что твои дети. -А что мои дети?-спрашиваю,- ты о чём вообще?
  
  Тут она сообразила видимо, что бестактность сморозила, кто мои дети Иринка погибшая, Женя или младшие, которые ещё в школе учатся? Кем она меня упрекнула?
  -Ну, я про Женю.
  -А что Женя? Ну не хватал он звёзд с неба, ну получил профессию, любимую между прочим, что же он от этого плохим стал? Не воровать пошёл, не бандитизмом заниматься, так чем он тебе не угодил, не пойму.
  
   А то что я неправильно учебное заведение Павликово назвала, так это не преступление и делать из этого вселенскую катастрофу думаю не стоит, главное, что он учится, так ведь?
  Мать поёрзала немного и засобиралась," ладно мне некогда, дел ещё много", в общем в своём репертуаре.
  
   Я удерживать не стала, проводила. А она к Жене, правнуков повидать и от Нади попенять, что мол совсем тётку забыли, не приедете, глаз не покажете, детей ваших не видели, а что ж вы не родные что ли. Ну, мать не хочет ехать, чёрт с ней ,а вы всегда гости желанные.
  
   В общем началась массированная атака на второго моего ребёнка. Одну с пути сбивали, с матерью ссорили и второго тоже решили под своё крылышко переманить. Я об этом пока не подозревала. Потом узнаю...
  
  Глава 18. И снова август и другое.
  
  А тут и августовские вторые события подоспели, ещё ужаснее первых.
   Упорное противостояние и препятствование всему новому и реформам в том числе, вылились в открытую схватку между двумя ветвями власти.
  И весь люд московский разделился на два лагеря противостояния.
  
  Я опять от детей уйти никуда не могу, Гайдар по радио призывает в ночь выйти, а я как мальчишек одних на ночь, тем более в такое тревожное время оставлю. Опять от телевизора и от радио не отхожу, опять в ужасе жду развязки. И снова всё в три дня уложилось. Традиция у нас такая стала в августе и по три дня тревоги.
  
  Главный итог всего: ни победителей, ни побеждённых, раскол, разброд и шатание, поиски правых и виноватых и зародившаяся тогда мысль и воплощение её.
   Укрепить власть президентскую, то есть перекосы в Конституции вон когда начались.
  
  И слухи ползут по Москве, ну куда ж без них, причём искусно разогреваемые о тысячах погибших, лежащих в Белом доме и тайком вывозимых оттуда Камазами. А кто они эти тысячи, где они? Все депутаты налицо, значит войска незаконные в Белом доме были?
  
   На это ни та ни другая сторона ответа не даёт, всё забалтывает. Вот тебе и гласность пресловутая, а неизвестность и неясность порождает сомнения и подозрения и они концентрическими кругами расходятся, на фоне прочих безобразий.
  
  Людей бесследно исчезающих, бомжей растущих как грибы и уже набивающихся в подвалы жилых домов и разгула бандитизма, который уже и на улицах постреливает.
  
   У нас прямо напротив окна, у соседнего дома такая бомжиха в овражке из коробок жильё себе построила. Квартиру приватизировала, а сильно пьющая, вот по пьяни кому-то бумаги и подписала о продаже. И оказалась на улице без денег и без квартиры. Так и живёт тут и никуда не уходит, под окнами собственной квартиры. А зимой её куда-то загребут и больше она не появится. Так-то вот.
  
  Ваня у меня в этом году в четвёртый класс идёт, последний год в садике, на следующий уже в здание школы перейдут. Он в отличие от мальчиков, которые учились в начальной школе по программе 1-3, учится по нормальной 1-4, это много лучше, чем у нас было.
  
  Юлия Михайловна, которую я между нами зову Юленькой, очень со мной сдружилась, как со второй мамой,настолько тесно мы вместе классными проблемами занимались.
   Она мне сказала, что вот выпустит детей и уйдёт из школы. Я ахнула, как же так, ведь тебе работа нравится, это же призвание твоё, говорю.
  
  А она отвечает, призвание, но не могу в таких условиях работать, не могу по приказу бездари потакать, перед родителями разбогатевшими и унижающими тебя пресмыкаться. Да и в школе, учителя, как пауки в банке, за каждый час учебный чуть не дерутся, склоки и свары идут. Не хочу в такой атмосфере работать.
  
   И я её понимаю, двух таких родителей в нашем классе знаю, отец Тенгиза, бизнесмен и отъявленный бандит и мама Андрея, вся из себя деловая и высокомерная, жена тоже разбогатевшего дельца из Газпрома.
  
  Трудно молодой девушке пренебрежение терпеть и униженно покоряться, по приказу директора.
  Ни Тенгиз, ни Андрей не преуспевают, а оценки требуют родители. Я Юленьке говорю, пусть их, потом их чада себя проявят. Она и отвечает, вот год дотерплю и уйду.
  
  А Вова вырос, повзрослел заметно, даже в причёске старшему брату подражает, старается, пыжится ему угодить, а Женя его отталкивает, поставил на нем клеймо, что он мол вор и ничего слушать и признавать не хочет.
  
  Объясняю, нельзя человека всю жизнь за допущенные промахи корить, добра от этого не будет, нет упёртый. И ведь до сих пор, общаются с прохладцей. Младший по-прежнему угодить хочет, а старший его во всех грехах подозревает. Вот так горько, но факт. А всё из детской ревности, Женя решил, что с Вовиным появлением, я его меньше любить стала.
  
  Причём к Ване, которому я много больше времени посвятила не ревнует, а к Вове до сих пор.
  
  В первые дни нового учебного года, Вовка и отчебучил.
  У них информатика появилась, так название одно. Один компьютер на весь кабинет" Пентиум" старичок из первых, а название громкое информатика.
  
  Они калькулятор его устройство и назначение изучают крайне "важное" занятие.
  Калькуляторов полон кабинет, этого добра навалом. Вот и спроси его зачем он один из этих калькуляторов домой приволок и ,догада, мне под подушку спрятал. Спрятал и забыл.
  Я стала спать ложиться, кровать разбирать, а там калькулятор. Что такое, откуда?
  
  Наутро у Вовы спрашиваю, глазки забегали. Я с ним вместе в школу пошла, сначала Ваню через дорогу проводили, а там сам дойдёт, а потом с ним к завучу старших классов.
  Калькулятор на стол положила и говорю, вот это ваше школьное имущество, разбирайтесь с моим сыном сами, у меня сил нет. И вышла в коридор, реву.
  
  А завуч спокойно и доброжелательно с ним поговорила , он вышел ко мне, "мам прости, я сам не знаю ,зачем взял, больше этого не будет."
  И правда, более он ни на что чужое никогда не зарился. И никто в классе о его проступке не узнал, его как меня перед классом не позорили.
  
  Так начался наш школьный год и пошли дни за днями одинаковые, со своими делами и хлопотами.
  
   Только вот опять бронхит у меня и тяжеленный навалился, не могу одолеть. Пришлось врача вызывать. Она мне и говорит- Вот, что пора завязывать с этой работой. Нельзя тебе с козьей шерстью работать, либо у тебя аллергия на неё, либо ты наелась её вдоволь, а она легчайшая, летучие ворсинки всюду лезут. Овечьи те тяжёлые, осалистые, а эти как пух.
  
  Так что вопрос встал ребром. Пора мне с этой работой расставаться. Ни много ни мало пять лет отпахала.
  Свой цикл на одном месте выработала, значит пора менять.
  
   И по себе чувствую готова опять между людей находиться, значит нужно искать другую работу. Идти обратно на почту не хочу, порядки там поменялись, да и я не люблю на одно место возвращаться, хотя и захожу к ним и дружные мы, а сама работа уже не греет.
  Полтора месяца откхекала, в себя пришла, с фабрики уволилась, газету штудирую в поисках работы. А везде требуются помоложе, мне то уже 45.
  
  Совершенно случайно, провожая Ваню в школу, через дорогу, увидела объявление на столбе, что в поликлинику требуется работник регистратуры. Ну где наша не пропадала, попробую , попытаю счастья.
  И пошла, взяли сразу, с первых слов знакомства. В этот же день и оформили с завтрашнего дня приступать. Так с 10 ноября 1993 года началась моя новая жизнь и новая работа.
  
  И у Наташи тоже перемены наметились. Она детей в садик оформила, он к ним ещё ближе, чем к нам, считай прямо во дворе их дома стоит.
  
   А сама работу ищет и тоже никак не найдёт, а в школу идти ни в какую не хочет, не любит она с детьми чужими возиться, нет у неё к этому призвания, раздражают они её.
  
  Вот я Викусе и позвонила, узнать нет ли у них в аптеке, она на тот момент в аптеке но не розничной, а заготовительной для всех остальных, работала, местечка.
  Она узнала у начальницы и говорит есть, пусть приходит.
  
  Наталья пошла и её тоже сразу взяли. Работа по расфасовке лекарств из больших форм в малые.
  Жидкости в пузырьки, порошки в капсулы и т.д. В общем несложно, главное чтобы аллергии не было, но бог миловал!
  
  Викуся и меня звала туда же, но я отказалась, как раз мне после шерсти моей туда лучше не соваться. Так вот мы все и обустроились.
  
  Правда дети часто болеть начали,возможно из-за тесноты и контактов. Валентина тоже работает.
  Стали Ванечку запрягать в помощь. Пока Наташа на работе, он из школы к ним, а Валентина бежит подъезды убирать. Ваня с детьми и сидит. В общем няней работает.
  
  Глава 19. Новая работа.
  
  И вот я снова выхожу на новую работу и снова, в основном, в женский коллектив. Нет конечно среди врачей есть и мужчины, но регистратура, это женщины и как правило пенсионеры или неполноценные, инвалиды, если молодые.
  
   Так почему-то повелось. Хотя работа в регистратуре не из лёгких и требует внимания, как к людям, тем более больным, так и к картам этих людей.
  
  Но часто ли мы встречались в жизни с внимательным и благожелательным регистратором в поликлиниках? Нет крайне редко, чаще всего это измотанные раздражительные и мнящие себя пупом земли тётеньки.
  
  Регистратура это тоже целая наука и у неё существует несколько подразделов. Стол записи к специалистам, выдача талонов, стол выдачи больничных листов, окно выдачи карт ,окно записи врача на дом,справочная.
  И на каждом таком месте сидит маленький генеральчик в юбке, от которого зависит попадёшь ты куда-либо или нет.
  
  Отвратительная по сути своей система. Система унижения и ущемления, а ещё и основательной нервотрёпки.
  И самое интересное, что посади любого из людей находящихся по внешнюю сторону окна, на внутреннее место, как он быстро перенимает эту скотскую манеру поведения.
  Вот в этом и заключается горькая правда этой профессии.
  
  Мне нужно обучиться находить и выдавать карты, по требованию больных;разносить подобранные карты по кабинетам врачей; собирать у них отработанные карты и раскладывать их по ячейкам.
  
  Улиц в обслуживании поликлиник много, но главное на всех них дома с одинаковой нумерацией, и хотя для различения на сгиб карты наклеены бумажные или матерчатые маркировки, закладки в чужую ячейку, на другую улицу, вещь очень обычная.
  Тут уже от внимания регистратора зависит найдёт ли он нужную карту.
  
  Много раз порядки менялись. Карты то раздавались на руки больным, то снова собирались в регистратуре, поэтому из-за частой смены порядков у некоторых больных по несколько карточек.
   В общем при ближайшем рассмотрении это авгиевы конюшни прошлого века, но никак не переведут на работу с компьютером и один сигнальный бумажный экземпляр на случай временного выхода компьютера из строя. Сколько бы времени и нервов сэкономилось.
  В том числе и уменьшилось писанины у врачей, которые не столько заняты приёмом пациентов, сколько писаниной.
  Такая вот работа.
  
   И мне поначалу туго приходится. Особенно стесняюсь я заходить в кабинеты врачей,ведь там идёт приём, а ты врываешься.
  Со временем эта неловкость пройдёт, учишься делать морду "тапочком, и практически не замечать пациента, словно предмет обстановки.
  Не очень приятная, но увы неотъемлемая часть работы.
  Трудности я преодолеваю за неделю и вскоре меня уже не отличить от старожилов.
  
  У нас на тот момент в поликлинике первый этаж это сдача крови из вены, врачи эндокринолог, кардиолог, подростковый кабинет, регистратура, раздевалка, уролог, узи, флюорография, доврачебный осмотр и смотровой кабинет.
  
  Второй этаж - невропатолог, и терапевты, инфекционист и Втэк физиотерапия.
   Третий этаж- гинекология , хирург и терапия; четвёртый рентген, стоматология и администрация.
  Таким образом поликлиника широкого профиля, а гинекология обслуживает вообще почти всё Чертаново.
  
  Исполняет обязанности заведующей регистратуры, на момент моего прихода в поликлинику, врач смотрового кабинета Серафима Федоровна. Это гремучая смесь татарки с еврейкой, и характер соответственный.
  
   С первой минуты она невзлюбила меня, а причина проста. Не успела я приступить к работе, мне объясняют расположение улиц на стеллажах, условные обозначения и прочее, как в регистратуру вплыла юрист.
  
  Да, да, та самая юрист, которая понуждала меня отдать Володю. И тут происходит немая сцена. Она ,увидев меня, застыла с открытым было для приветствия Серафиме ртом, и с ужасом уставилась на меня. А я, просто с отвращением отвернулась от неё.
  Опомнившись, юрист поманила Серафиму рукой на выход. Они там шушукались, после чего Серафима, вернувшись в регистратуру с неприязнью посмотрела на меня.
  
  Работа в регистратуре происходит по графику, день утро, день вечер, два выходных и один раз в месяц дежурство по субботам.
  Вот тут и начались мои мучения. Я не успеваю прийти на работу и приступить, как Серафима мне заявляет:- Вера, вы вышли не в свою смену, у вас сегодня вечер.
  
  А в графике стоит утро ,но на работу выходит ещё и Валентина. Оказывается Серафима вызвала её и мне приходится уходить и приходить в вечер.
  
   В конце рабочего дня она может снова сменить мне график и так повторяется несколько раз. В том числе и точку работы она мне постоянно меняет, то есть обязанности.
  То я должна стоять у окна, то подбирать карты на вызов, не доделав первого, то подбирать карты для приёма специалистов. Она дёргает меня, как паяца за ниточки и я не имею права возразить, так как она начальник.
  
  В конце концов она довела меня своими издевательствами до истерики ведь весь коллектив видел и понимал,что это издевательство. Я не могла нормально спланировать свою домашнюю жизнь из-за постоянных дёрганий по сменам, не могла спокойно отработать смену, без метаний с места на место.
  
  Так продолжаться не могло и я взорвалась. Спросила её прямо:
  - Это что месть за вашу подлую подружку? В таком случае либо вы остановитесь, либо я напишу докладную на ваши действия главврачу и тогда посмотрим, кому придётся туго.
  
  При этом я конечно не стеснялась в выражениях, обозвав её злобной мегерой и несытой сволочью. Не знаю почему, просто наверное сорвалась. И ещё сказала, что жизнь ещё заплатит ей, за то что она бесцельно преследует меня, безосновательно травит.
  
  Она тоже взьярилась и заявила, что меня ещё проверить нужно, что меня наверное не зря с почты уволили, а не сама я уволилась.
  На что я ей ответила:-Вперёд и с песнями, прямо сейчас, почта рядом,три минуты и вы там. Ещё пара минут и моя характеристика у вас в руках.
  
  Наша перепалка происходила горячо, случилась она под самый Новый год. То есть я терпела её издевательство довольно долго.
  Следствие правда произошло абсолютно неожиданное для нас обеих.
  В то время, как мы пикировались, возле регистратуры, за дверью, мы его не видели, стоял главврач.
  Он беседовал с урологом и одновременно слышал наш разговор.
  Неожиданно дверь распахнулась, он вошёл и обратился к Серафиме-Серафима Федоровна, поднимитесь ко мне. И вышел. Она, поправив причёску и одёрнув халатик, подобострастно устремилась вслед, а мы остались работать, гадая что-то сейчас будет.
  
  Вернулась Серафима довольно не скоро, при этом вид имела потрёпанный и несколько растерянный, сквозь зубы, процедив мне-Вас приглашает главврач,- она села на своё место и начала спешно собирать свои вещи из ящика стола и пихать их судорожными движениями в сумку.
  
  Я шла к главврачу, гадая что меня ждёт, может увольнение? Что Серафима наговорила ему? У дверей его кабинета мы нос к носу столкнулись с юристом.
  Та отшарахнулась от меня, как от ядовитой змеи. Лицо у неё было зарёванным.
  
  А меня у главврача ждало неожиданное, он мне обьявил, чтобы я принимала регистратуру. С Ириной Васильевной, главной медсестрой, принимавшей меня на работу, они всё обсудили и она поддержала мою кандидатуру на пост заведующей регистратуры.
  Вот так, без меня, меня женили. Серафима теперь была снова врачом смотрового кабинета, а юрист уволилась.
  
  Ну, а мне предстояло приступать к новым обязанностям, а так как порядок приёма вызовов и записей их в журнал я освоила быстро, на примере Серафиминой работы, а составлять графики умела ещё со времён телеграфа, то в саму работу включилась быстро.
  
   Теперь у меня была односменная работа с 8-16 без перерыва на обед и вечера я могла проводить с детьми дома.
  Не было бы счастья, да несчастье помогло.
  Только опять это привело к стычке с мужем. Страшно злило его, что я куда бы ни пришла, быстро поднималась по карьерной лестнице, а он всё только скатывался, ну и естественно на этой почве он тут же снова начал прикладываться к спиртному.
   И по принципу, свинья грязь найдет, он тут же обрёл собутыльников.
  
  А я быстро вникнув в работу, занялась оптимизацией её и модернизацией, согласовывая свои шаги с начальством. Я предложила внести несколько изменений для лучшего обслуживания больных и ускорения их ожидания, перераспределить работников, сняв со стола записи и справок скандальных особ и посадить туда уравновешенных.
  
   Вообще периодически производить смену рабочих точек, для того, чтобы избавить работников от рутины и от возвеличивания себя. И со мной согласились, а я снова принялась сплачивать коллектив, чтобы в нём было меньше дрязг и обид.
  Нужно сказать преуспела.
  
  Главное,- кого я встретила здесь, среди своих сотрудников, это Соболева. Да-да, та самая из-за которой у меня была беда с Ванечкой.
  Она очень долго ко мне присматривалась, видимо сознавая, что где-то меня видела, но не припоминая где.
  
   Когда я сняла её со стола справок, где она попросту издевалась над больными устраивая проволочки с записями, пряча листы записей, чтобы её попросили и заплатили за запись и перевела к окну выдачи карт, она попробовала идти с жалобой к старшей сестре, но получила отпор и вынуждена была работать у окна, а потом я перевела её на оформление больничных.
  
   Всё-таки возраст и бегать по этажам напряжно, а давать власть и зависимость от неё больных, ей нельзя.
   Так что стол выписки больничных лучшее решение. И ей это понравилось.
  
  Однажды она подошла ко мне и сказала:-Вера, извините, но я вас вспомнила. Вы работали на почте.-Да-сдержанно ответила я. И вы мне не мстите?-удивлённо спросила она.- А зачем, смысл какой?-ответила я.-Всё чем вы могли,вы мне навредили, последствия я долго расхлёбывала, так что теперь мстить глупо.
  
  Она ушла видимо не до конца успокоенная. Потом однажды мы с ней разговоримся и я расскажу ей частично свои неприятности и беды, вот тут она будет чувствовать себя явно не в своей тарелке и только скажет мне, что я святая.
  На что я отвечу, нет я просто обыкновенная и не мстительная.
  
  Глава 20. Нововведения продолжаются.
  
  Вызовы на дом в то время были не только для посещения заболевших, но и для выписки рецептов на лекарства пенсионерам и инвалидам. Из-за обилия таких вызовов врачам приходилось ходить допоздна и иногда опаздывать на приём в поликлинику, что тоже приводило к неприятностям, ведь под дверью ждали такие же больные. Нужно было как-то решать конфликт интересов.
  
  И врачей жалко, они измочалены и больных, они нервничают, и стариков, они же своего просят, а если лавиной пойдут в поликлинику, то здесь приём завязнет. Как совместить несовместимое?
  
  И я придумала выход. Стала договариваться со стариками, что на выписку лекарств, будем вызывать по графику, подъездами, с тем, чтобы желающие пенсионеры собрались у кого-то одного и врач в одном месте в одно время сразу всем выписала лекарство. Время пробега сокращалось и экономилось.
  
  Старики быстро поняли свою выгоду и врачи тоже. Двое из врачей даже договорились с жэком о выделении им помещения в доме для приёма там пенсионеров и пенсионеры собирались два раза в неделю, для выписки лекарств и осмотра.
  
   Все были довольны. Главное -решение оказалось правильным и старушки заодно между собой подружились и общаться стали. Теперь на праздники мой стол был завален конфетами. Их несли и пенсионеры в благодарность и врачи. Я делилась со всеми , но ещё и целыми сумками уносила домой. Детям было раздолье по сладостям.
  
  А шёл уже 94-ый год. Переломный для многих судеб.
  На работе мне удалось набрать в коллектив более молодых и энергичных женщин в регистратуру.
  Ведь очень многие тогда потеряли работу и их никуда не брали по причине перехода за сорокалетний рубеж. Так что благодаря этому в поликлинику влилась свежая кровь.
  
   У меня теперь помощницей была старая проверенная знакомая. Когда то мы вместе работали на почте, потом она прооперировалась и довольно длительное время пребывала на группе, а теперь не могла никак трудоустроиться, но подвернулась поликлиника.
  
   С Зинаидой мне хорошо работается, я могу даже спокойно отлучиться, она также примет вызов. А отлучаться приходится, то на вызов наверх к начальству, то на спуск в подвал, в архив,разыскивать какую-либо карту по отношению из милиции. Так что теперь я спокойна, тылы прикрыты. На важных участках тоже сидят толковые и терпеливые к капризам больных, доброжелательные женщины.
  
  С архивом мне пришлось основательно повозиться, в столь безобразном состоянии он был. Карты умерших должны храниться 50 лет, а их складировали практически навалом. Кучки конечно сложены по годам, но это именно кучки, а железные шкафы, предназначенные для хранения крайне невместительны и неудобны, к тому же однажды по весне подвал затопило и половина старых карт превратилась в разбухшую, склеившуюся нечитабельную и отвратительно воняющую гниющим клеем и плесенью массу.
  
  И выбросить без актирования нельзя, а за это время, за годы никто не соизволил вызвать архивариуса из райздрава. Только с его подписи и разрешения можно избавиться от этой массы.
  И я настояла, чтобы его прислали, сводив Главную медсестру на экскурсию в архив, а она уже настояла у главврача.
  
   К весне как раз всё сделали и мы с девочками набивали мешки и сносили их к контейнеру для мусора, чтобы вывезти. Заодно списали и старое оборудование и ломаную мебель и в подвале развиднелось, а так сваливали туда и забывали, с глаз долой, из сердца вон.
  
  Потом я добилась, чтобы выкинули эти шкафы, а взамен их соорудили стеллажи, сантиметров на 50 от пола, на случай затопления. И мне всё сделали довольно быстро, после чего мы в выходные дни,( а предварительно я два дня отмывала пол, который казался слоем земли, а при мытье открылся довольно красивый кафель.) все вместе подписывали стеллажи и раскладывали карты по годам по алфавиту.
  
   Искать нужное стало намного легче и сносить на хранение свободней и удобней. Ко всем стеллажам открылся свободный доступ и в середине открылись широкие проходы. Заодно я вымыла окна и днём теперь не было необходимости включать свет. Такие вот ещё изменения произвела.
  
  Но как говорится враг не дремлет. Юрист часто приходила к Серафиме, приносила что-то на продажу и они постоянно шептались обо мне. Вот не давала я им покоя.
  И они нашли путь, как напакостить. Я этого не знала, а они были в курсе, что на должности заведующей регистратуры должен работать медработник, ранее была медсестра Нина Яковлевна, ушедшая на группу, а потом Серафима, акушер. А я без медобразования, вот они и накатали кляузу в Райздрав и внезапно нагрянула проверка.
  
  Фактически это была подножка даже не мне, а главврачу, но они -то подразумевали сделать гадость мне и чтобы Серафима вновь вернулась в регистратуру.
   Я пошла к главврачу, доложить о приходе комиссии, а он мне сказал:-Не волнуйся, предьявляй всё что попросят по первому требованию, а остальное моя забота.
  Моё дело только поставить в известность и выполнять, что я и сделала.
  
  Комиссия просидела долго, проверяли тщательно, заодно наблюдали за нашей работой и после окончания поднялись к главврачу.
  После их ухода, он спустился, и сказал - Молодцы, всем спасибо за хорошую работу. Работайте спокойно, добро получено и всё остаётся в силе.
  
  Станислав Максимович проследовал в смотровой кабинет, где у него состоялся жёсткий разговор с Серафимой. Он в ультимативной форме объявил ей, что не потерпит доносов за спиной, а ему ведь бумагу показали и он вычислил автора, и если такое ещё раз повторится, то ей придётся расстаться с работой в этой поликлинике.
  
  Как потом оказалось, это была не первая её подлость, не только в отношении меня, но и против зам главврача по Втэк и против гинекологов. Она действовала подло не раз, так что это была капля в ряду потока и он наверное просто устал отбивать атаки.
  
  А нам было приятно за похвалу, значит не зря старались, ведь теперь и жалоб от больных на работу регистратуры стало намного меньше, совсем без них не бывает в живой работе.
  
  Глава 21. Вновь приметы времени..
  
  Ну вот, на работе всё образовалось, а дома опять разлад. Сашу могут вот-вот уволить с работы, он там стал слишком часто появляться нетрезвым и начальство выговаривает Жене, как рекомендовавшему его, а Женя мне, как попросившей помочь ему найти работу.
  
   Я пытаюсь вразумить Сашу, но его несет по кочкам и разговоры только злобят. В итоге в апреле месяце, по пьяни, он запорет мойку, включит не то. Моторы очистителей полетят, а ремонт станет в копеечку. Естественно его и выметут вон.
  Ни копейки зарплаты он в дом не отдаст, будет месяц по чёрному пить и клясть меня, как виновницу случившегося с ним, мол накаркала или ходила просила его уволить! Жаль не обвинил, что это я мойку испортила.
  
  Так что снова начались скандалы на ровном месте и нездоровая атмосфера в доме. И нытьё, что он не может найти работу.
  
  Не помню рассказывала я или нет, что долгие годы, мы ежедневно встречались с одноклассниками у Гели в мае на 9 число или близко к нему.
  Девятого у Гели день рождения, так что по случаю встречались, заодно, как говорится.
  
   На встречу все с мужьями и жёнами приезжали, только я в основном одна и Геля тоже. Она по причине развода с мужем, я сначала от того, что он с детьми оставался, отпуская меня, а потом по причине стыда за его поведение, выпив он терял человеческий облик.
  
  Но после смерти Иришки, не помню под какими предлогами, как я Гельке объясняла отказы, о смерти дочери не говорила, я перестала ездить на эти встречи, а в этом году, потому, что вроде оттаяла и могу общаться с людьми согласилась приехать. Знала бы, не делала этого.
  
  Сначала всё шло хорошо, Гельку поздравили, отметили. О том о сём говорить стали и тут я обратила внимание, что взгляды на произошедшее в стране со многими у меня очень расходятся.
  
  Многие ностальгируют по союзу и его порядкам и проклинают и Ельцина и реформы и всё. До такой степени раскипятились, что хоть святых выноси. Я стала говорить, что разговор беспредметный и может не стоит его поднимать, а просто стараться жить и приспосабливаться.
  
   Нам тяжело, но детям то жить может легче станет и это их будущее, а не наше, чего же их обратно во вчера тянуть.
  Особенно Веник вскипел: Ах, детям? Ну вот скажи, дочери твоей хорошо теперь живётся, легко?
  -Дочери моей в живых нет. Она в 88 году погибла, и её между прочим та самая власть и система, о которых ты ностальгируешь погубила.- тихо ответила я.
  
   Все замерли и никто ничего не успел сказать, как он в запале продолжил:
  -Ну, а раз её нет, то пора её забыть и не говорить о чем не понимаешь. Твоя дочь день вчерашний, а нам жить да жить.
  
  Лучше бы он ударил меня, чем сказал такую гадость. Я встала и пошла к выходу, обернувшись сказала:
  -Спасибо за ласку и тёплый приём, но с этого дня нам не по пути.
  И вышла, ребята зашумели на Веньку, кто-то бросился меня остановить. Навстречу из кухни шла Геля с горячим, она увидела моё лицо, сунула блюдо с горячим Вениковой жене, Тамаре а меня увлекла на балкон.
  Там я ей рассказала о гибели Иришки и о выходке Веника. Впервые я плакала, впервые с её гибели.
   Я заявила Геле:- Ты извини, мы с тобой будем встречаться и дружить, но я больше никогда не приду на эти встречи.
   Геля хотела меня проводить, но я отказалась, сказав, что отлично знаю дорогу, тем более что теперь Менделеевская рядом.
  
  Вот так события в стране отразились на нас, бывших друзьях школьниках. Теперь они и нас разъединили.
  И у Гели отныне собирались не все, Веника и ещё двоих активных последователей Советского строя, более не приглашали. Вот так взгляды реально разводят людей.
  
  Больнее всего мне было, что этот случай напомнил мне случай с дочкой Татьяны, когда Евдокимова выдала, погоревала и хватит, пора забыть. Вот и мне сегодня в грубой форме предложили забыть.
  Всё-таки много на земле людей бессердечных. Та была женщина грубого нрава недообразованная. А тут вполне образованный человек, отец двоих детей, а вот подишь ты, поступки аналогичные. Так что лишний раз убеждаешься, многие образоваться успели, а людьми стать не сумели. Так как-то.
  
  А тут ещё и война чеченская, развязанная из-за ложно понимаемых амбиций и военного зуда кое- у- кого.
   Заладили, нельзя терять территорию, прецедент, другие захотят. Никто бы не захотел, веди жизнь к лучшему, а не к худшему, отпусти Чечню с миром, тем более они изначально отдельные были, со своим укладом и памятью горькой.
  
  Но нет, партия войны победила, и ведь многие прогрессивные повелись на те же слова, территории терять нельзя.
   В три дня завоюем и прочее. Завоевали, одна беда, да гробы в дома, да разрушенная страна. И как потом оказалось беспредел по отношению к населению.
  И ползучая война всё продолжается, и Молох требует всё новых жертв в топку.
  
  А здесь в Москве беженцев из других союзных республик, отделившихся от России, особенно среднеазиатских полно, у них ещё когда резня была, люди побежали, да и до сих пор их там преследуют и они бегут.
   И это не по слухам. Это наглядно.
  
   Врач к нам в поликлинику пришла молоденькая работать, Светлана. Как раз такая беженка из Душанбе,они с мамой еле выбрались оттуда. У неё на глазах всю семью истребили, они два года уже в Москве мыкались.
   Вот теперь она чуть-чуть от ужасов вроде оклемалась, квартирку им дали и прописку и она работать пришла.
   Промах допустили, поставили её работать на тяжеловатый участок, мол молодая справится.
  
   А у нас ведь участки сплошная геронтология, состарились все, кто когда-то в самом соку въезжал, а старость не радость и болячки и капризы.
   Одна такая ,особа садирующая старуха Саблина на этом участке и жила. Сколько врачей из-за неё от участка отказались, не перечесть. А Светлана и мужа и ребёнка и брата с сестрой на глазах потерявшая в лапы этой мегере и попала.
  
  Она же врача вызовет и ну нападать и лекарства вы ей не те выписываете и смерти вы её хотите и я на вас в Горздрав нажалуюсь и прочее. Насмотрится популярных передач и начинает изгаляться. Ведь не столько больна, сколько подла безмерно.
  
  Три дня подряд она врача вызывала и ведь не принять вызов не имеем права ,она тогда скорую вызывает, а те штраф поликлинике выставляют. Хроники мол не острые, ваша обязанность.
  
  Три дня Света исправно ходила к ней и терпела её издёвки, а на четвёртый утром не пришла на работу.
  Вместо прихода, позвонила её мама, дозвонилась мне, наверху никого не застала, сообщила, что Света покончила с собой, вскрыла вены.
  
  Господи, что со мной творилось. Вы бы видели саму Свету, чистый белокурый ангел с голубыми глазами, правда сильно раненый, потерявшийся ангел. И такое.
  Я кричала, как подбитая птица, я просто выла и билась в истерике.
  
  Потом схватила трубку, дозвонилась Саблиной и высказала ей всё, что о ней думаю, пожелав ей сдохнуть. Я не управляла собой, это был жуткий срыв.
  Меня подхватили врачи, отобрали у меня трубку, вкололи мне в вену, какое-то лекарство. Потом я затихла и только тихонько скулила. Все поняли, что у меня своё горе переплелось с новым ударом.
  
  На похороны я не ездила, простилась у поликлиники, куда её привезли. Хоронили её за счёт собранных нами всеми денег, матери взять было негде.
  И такие черты того времени были.
  
  А Саблина никуда не нажаловалась и врача стала вызывать редко, только по делу и ни к кому больше не придиралась. Участок долго никто не брал, делили его по дому на всех, а целиком не брали.
  
  Глава 22. Дела семейные.
  
  А с деньгами дома всё хуже и летом Володя, пошёл работать в пекарню, взяли. Работал по ночам, занимался выпечкой хлеба, потом и отца туда же пристроил, правда отец недолго месяца четыре продержался всего, но и то хлеб. Володя его зарплату сам забирал,а когда ушел в конце лета, тот за сентябрь муж самостоятельно получил и ушёл в запой. Работа по боку пошла снова .
  
  Придётся вновь возвращаться назад, постоянно что-нибудь забываю.
  В начале года в январе от матери пришло письмо, где она писала, о том, что сильно больна воспалением лёгких и день рождения справлять не будет. Кстати там же она и о Павлике сообщала.
  
  А ей 1 февраля должно было исполнится 70 и мы хотели поехать на юбилей.Но уж коли нет, так нет, человек же болеет.
  Числа 29 января позвонил дядя Юра и спросил меня едем ли мы,хотелось бы вместе, на что я ответила, что нет, так как мама болеет. Он очень удивился:- Да, а зачем же тогда мне приглашение прислали?
  
  Я ответила, что не знаю, но в письме мне ясно написано и я зачитала ему письмо. Тогда он заметил, что тоже не поедет. Незачем напрягать больного человека.
  А в конце февраля мне пришло разгромное письмо от матери, где мне писали, что я гнусная интриганка, нарочно подстроила всё так, чтобы испортить день рождения матери.
  
   Я ничего не понимая достала её письмо, написала ей ответ и в доказательство приложила её собственное письмо с подчёркнутыми в нём красной ручкой строками, собственноручно ею написанными и спросила:- Какой смысл писать мне это, а потом объявлять меня интриганкой и врагом?
  
  Я сделала громаднейшую глупость, отдав им в руки прямое доказательство своей невиновности и меня снова выставили преступницей в глазах дядьки. А уж когда она приехала летом, то про тот случай словом не обмолвилась, будто и не было,только на ошибку с Павликом взбеленилась.
  
   Потом до меня дошло, что просто хотели справить день рождения без нашего присутствия, а того что дядя Юра захочет со мной созвониться не предвидели.
  К чему я вспомнила этот случай, да вот к чему.
  
  В начале учебного года мать позвонила мне с просьбой помочь сделать ей ремонт и я спросила, а Надя?. А мать ответила, что Надя с Серёжей отказались, так как если она оставляет дом Сашке, то пусть Сашка вернувшись из тюрьмы и ремонтирует. Вот в этом вся моя сестра, если не ей, то пропадите все пропадом.
  Я пообещала приехать, но в конце октября не раньше. Так и договорились. Вот так всегда, как кого ругать, то Верку, как на помощь звать то её же.
  
  
  Между тем у нас опять новшества. Женин начальник, вернее один из начальников решил уйти из связи и организовать, совместно с несколькими друзьями бывшими военными торговое предприятие по поставке гастрономии сыров колбас из Франции, а в дальнейшем фруктов из ЮАР для магазинов
   Москвы.
  
  Назвали это предприятие Малино-фуд. Женю он звал и переманил с собой, опять же как личного водителя. А поступала вся продукция через Питерский порт, так что там крепкие силовики и видимо определённые мафиозные структуры замешаны были. Очень быстро они тогда развернулись.
  
  В дальнейшем Женя неоднократно от этого работодателя будет получать предложение стать одновременно личным телохранителем, но от этого предложения он откажется и в итоге лет через семь от начала работы он оттуда уйдёт.
  
  
  Вот во время его работы там, нам стало понемногу перепадать питания от Жени, так как моих денег, а я зарабатывала в регистратуре 380 рублей, катастрофически не хватало даже на банальное питание, и у меня впервые в жизни образовались долги по квартплате, чего никогда прежде не было.
  
  Я оплачивала только свет, а всё остальное копилось снежным комом и росло в геометрической прогрессии, так как цены на квартплату возрастали, чуть не каждый квартал.
  
  
  Жить с таким ярмом на шее я не привыкла, это не давало мне не то, что спать, жить спокойно и на этой почве возникали постоянные скандалы с мужем. А он ,как с гуся вода.
  
   К тому времени стали образовываться первые сельхозярмарки Лужкова.
  У нас ранее собирались строить дом пионеров и музыкальную школу большие. Но построили только музыкальную школу, а на месте под второе здание соорудили большую ярмарку с павильонами и торговыми рядами.
  
  Со временем в павильонах наладилась торговля и мелкими промышленными товарами между ними встали палаточные ряды с одеждой и обувью, посудой, мастерские по ремонту. В общем целый микромир.
  
  
  Вот туда отец и устроился работать электриком, проводить свет ко всем точкам , устанавливать розетки и выключатели, оборудовать преобразующие трансформаторы. Но это снова продлилось недолго месяца три и новый запой, новый загул.
  
  Частично мне удалось погасить задолженность, но ненадолго,так как часть денег он зажимал на пропой и прятал, а сам забывал куда.
  Однажды он ударил Володю обвинив его в краже 200 рублей. Это случилось в моё отсутствие, иначе я не позволила бы тронуть сына.
  
   Деньги потом нашлись и где, в духовом шкафу плиты, куда он сам же их и спрятал. А он терял снова и снова, теперь обвиняя меня, что я вынимаю их у него из карманов, хотя этого не было.
  Трудно жилось, но я ухитрилась и съездить к матери и сделать ей ремонт, оклеить стены и потолок. За два дня управилась в выходные.
  
   Правда тогда впервые ощутила сильные боли в спине, но ещё не обследовалась. Просто думала устала, поболит и пройдёт.
  
  
  А под Новый год и светлый лучик в тёмном царстве, Викусенька приехала показать свою дочку. Девочку она родила. Ей три месяца, а она размером с моего новорожденного Володю. Я просто ужаснулась, а Вика говорит, да она родилась всего двухкилограммовая и сейчас вот вес плоховато набирает. Потом Оксанка выправится, пойдёт наверстывать.
  
  А ещё от Иры пришло письмо с фотографией её с дочкой. Девочке годик с небольшим, а против Оксанки ну просто великан.
  В общем порадовали меня девочки, всё у них хорошо и ладно.
  
  Глава 23. И снова новый год.
  
  
  Ну вот и 1995 подступил. Опять начался с подъема цен, это уже традицией стало и опять муженёк сидит без работы, однако на пропой души то там , то тут подхалтурит. Кому-то люстру повесит, кому-то погрузит вещи, кому-то проведёт розетку или исправит лампу.
  
  Постоянно тусуется с пьянью у подъездов и приобрёл новую привычку, лазать по помойкам и тащить всё в дом.
   У нас уже все антресоли, все углы, весь балкон забит. Тут и утюги и пылесосы и телевизоры и магнитофоны. Всё естественно неисправное, всё он будет делать, на словах, а на деле в квартире образуется филиал помойки и не смей его добро тронуть, тут же скандал вселенский.
  
   Опять живу в двух мирах, на работе уважаемый человек, дома унижаемая тягловая лошадь.
  
  
  А под самый Новый год, только мы ёлочки нарядили. Их у нас целых три собралось, друзья надарили и мы в каждой комнате по ёлочке ставили, чтобы хоть как-то праздничное настроение создать. Ванечка в маленькой комнате живёт, Володя в средней, мы с ним по разным кроватям в большой.
  
  
  Кручусь вечером на кухне, Ванечка ко мне со слезами.
  - Мам,там папа на мою ёлочку писает.
  Я бегом в его комнату, а папа до туалета не дошёл, пришёл в его комнату, решил видимо что в лес попал и стоит отливает.
  
   Я свет зажгла он как очнулся. Тряпку ему в морду сую и заставляю убирать за собой. Саму просто трясёт. Он тряпкой погваздал и в коридоре свалился, а мне всё мыть и убирать пришлось. Ребёнку какое расстройство. Да и мне радости мало, похоже муженёк до белочки допился.
  
  
  Вот когда в 95-ом в начале из Наркодиспансера позвонили проконтролировать как он себя ведёт, я и сказала, как.
  Его вызвали на приём, поворчал, но пошёл, а его лечиться положили. Месяц целый с середины февраля до середины марта мы с детьми от его пьянки отдыхали. А денег не хватает, я вся издёрганная хожу, концы с концами не сводятся, практически из ничего детям еду соображаю.
  
  Вот на работе медсёстры и приметили, что я смурнее тучи выгляжу и разговорили, что да как. Я со слезами рассказала, не выдержала. Они пошушукались, подхватились, а через час у меня возле стола три сумки, битком набитые самыми необходимыми продуктами образовались, бери корми детей и не вздумай отказаться.
  
  
  Три с небольшим года отработала я в общей сложности в поликлинике, но до конца дней буду вспоминать этот коллектив, слаженный, дружный, незаносчивый и очень сердечный. Они ко всем так относились. У кого беда, дружно вместе её решать.
   Это в первой терапии, во второй немножко посложнее, там отношения понапряжённее меж собой,ведь всё от заведующего зависит.
  
  
  Я Володе позвонила, чтоб пришёл меня встретил. Нам этой еды на неделю хватило, а девочки постоянно ,что- нибудь мне оставляли на работе, чтобы детям несла.
  Потом и одежды для ребят гору нанесли. Мы все ровесницы, плюс минус два года. Дети у всех есть, большинство мальчишек, так что моих ребят с ног до головы одели.
  
  
  А потом врачи подключились. Сначала одна меня к себе в гости зазвала и отдала мне целый чемодан одежды. Платья, юбки, кофты, плащ и много ещё чего, и всё качественное, германское и французское.
  
   Я сама к тому времени пообносилась, не на что купить даже материал, а они глазастые. Вот и договорились. А у неё дочка во Франции живёт, муж вещи из Германии возил, когда там служил. Всё классическое, отменного качества, не заношенное. А ей столько уже не требуется, гардероб забит, да и фигура изменилась, а на мне, как влитое всё.
  
  
  Неудобно мне, а не откажешься. Вторая врач принесла мне прямо на работу демисезонное пальто шикарное, а третья зимнее. Потом другие ещё много чего надарили. Стала я словно богатая невеста, в жизни столько шмоток не было.
  
   А у меня подруга в поликлинике, медсестра эндокринолога, не из богатых, одна дочку растила, муж рано умер. И дочка Ире моей ровесница, уже замужем и ребёнок есть. Тоже врач, но в больнице и тоже заработок небольшой, трудно живут.
  
  Вот я её к себе домой зазвала и частью вещей с ней поделилась. Ещё Ольга мне незадолго до этого лисью шубу подарила, я и её Надежде отдала, куда мне в такой шубе разгуливать. В общем-то я всегда так, чуть что у самой образовалось, обязательно найду того, кому хуже и тоже одарю. Так мне живётся легче на душе.
  
  
  А под восьмое марта звонок по телефону, Валентина звонит, со слезами: -Вера, бегом к нам. Ребята разводиться собрались, спасай.
   И рыдает. Сейчас, говорю, прибегу. Ребятам наказала вести себя хорошо и рванула к ним.
  
  
  Я прямо с порога Валентине приказала на кухне посидеть с детьми, а сама к ним, что тут у вас?
  А они перебивая друг друга, он мне изменяет, она мне изменила, всё больше не можем и всё в таком духе. Выслушала я их и говорю: Ну, вот что дорогие, оба вы обгадились, оба виноваты, а теперь давайте решать, что делать будем.
  
  
  Только сказала, а дети в комнату вбегают:Вот они говорю, решайте, как делить их будем, пополам рвать или иначе поступать? Вы когда поженились, вас насильно сводили или вы друг друга любили? Ты когда по бабам побежал, о своём удовольствии думал, а о детях не вспомнил?
  
   Жена тебе в отместку, неумно поступила ,также изменила, но чтобы тебя проучить, а не уйти от тебя. Вот я сейчас выйду, а вы посидите и подумайте, как поступать будете, как решите, так и сделаем. Только сначала всё взвесьте и о детях не забудьте.
  
  
  Сгребла Катюшку с Андрюшкой и к Валентине: кончай,-говорю -сырость разводить давай чай пить, детей ужином кормить. А они как же? Думают-отвечаю.
  
  
  Мы детей кормим , а у самих кошки на душе скребут, а из комнаты только голоса бубнящие доносятся, без криков, а после рёв. Валентина бросилась туда, идёт обратно, слёзы вытирает, улыбается, обнялись, мирятся
  
  
  Ну вот и ладушки. Вопрос утрясли. Женька, тот ещё кобель, я Наталье потом скажу, что переделать его не переделаешь, таким уродился, но ты смотри в семью он несёт или из семьи смотрит, по такому принципу и решай, прощать ему слабость эту или жить с ним невмоготу. До сих пор живут.
  
  95-ый год каким он был? И страшным и непонятным для простых людей и сложным. Видимо от происходящего в те годы вокруг нарастали в людях усталость, недовольство и разочарование.
  
  Кому понравится, если вокруг неопределённость, беспросветность и обманутые ожидания?
  А то что бандитизм процветал мы видели невооруженным глазом. Так прямо под нашими окнами, в доме напротив расположен опорный пункт милиции, где среди белого дня бандит убил участкового, молодого парнишку, пошедшего в милицию по призванию души, на замену погибшего отца.
  
  И это сделал грабитель, которого мальчик опознал по ориентировке, задержал, но чуть расслабился и в момент, когда вызывал подкрепление, был убит им. Вот было горе матери, оставшейся с младшим 12-летним сынишкой.
  
  Или трижды мои дети, гуляя находили чужие документы, один раз распотрошённый дипломат, один раз папку с деловыми документами. Мы относили всё это в милицию, но там как мне кажется даже не искали ограбленных или возможно убитых владельцев. Хотя и паспорта ,а в иных случаях водительские права были там.
  
  Или возросшее число пропавших без вести, не только алкоголиков, но и нормальных благополучных людей. Так у нашей медсестры пропала сестра. Ей позвонили домой, попросили выйти к подъезду и всё. Домой она не вернулась и её не только не нашли, но даже не хотели брать заявление на розыск.
  
  Даже наши детки стали свидетелями убийства, а когда их пригласили в отделение, для дачи показаний, то проходящий мимо ожидавших возле кабинета следователя постовой, походя накостылял по шее стоящим ребятам.
  
   Я была там, мне сообщили на работу, чтобы я пришла. Опрашивать несовершеннолетних, в отсутствие родителей запрещено. И естественно я подняла шум, какой же помощи вы ждёте от населения, если безо всякой причины избиваете свидетелей? От делать нечего.
  Вот так постепенно деградировала милиция, которую разваливали сознательно, как и другие сферы жизни.
  
  Возвращались повоевавшие первыми в Чечне мальчишки, на смену им брали других, а у этих было не всё в порядке с психикой и никто не озаботился им помочь. Не создали службы психологической помощи. Никогда в стране у нас о человеческой единице не думали, так элемент статистики, не более.
  
  Парень со второго этажа моего подъезда, после Чечни стал проявлять беспокойство, при первых неожиданных хлопках или резких ударах, он падал в кусты и прятался поглубже. Это получалось автоматом, а дети не понимавшие, что с ним смеялись. В общем-то парень для общества погиб.
  
  Затравленный безысходностью, не умея выйти из состояния тревожности и испытанного ужаса, он в итоге просто спился и повесился.
  Вот на таком фоне протекала и жизнь семейная, дети слышали, видели, впитывали в себя все реалии, как губка.
  
  
  Глава 24. Снова пытаемся наладить жизнь.
  
  После больницы Саша вышел более спокойным и горящим желанием снова найти работу и исправить положение, тем более, что нас вызвали на суд, по долгам за квартплату. Я дала всё ему и сказала, иди ты, по твоей вине мы в яме, ты и выслушивай и объясняйся. Пошёл, получил решение погасить задолженность в двухнедельный срок, а где брать?
  
   Пришлось обращаться к сыну, отец обещал вернуть, как только заработает. Занять заняли, заплатили, а вот возвратить не получалось сразу. Станешь отдавать, снова долги по квартплате копиться начнут. Застопорилось дело с отдачей, стыдно а ничего не попишешь.
  
  Но пошёл на базу МГТС, повинился, снова попросился. Там главбух непонятно за что его любила, как сына своего и уговорила мастера взять его снова с испытательным сроком. Взяли, но со строгим контролем и запретом близко подходить к мойке и не попадаться на глаза главному инженеру.
  
  Стал снова работать и поначалу держался вроде даже и не пил Платим квартплату во-время и на питание хватает. Ну и дома покой, делить мне с ним нечего и когда он не пьёт мы вообще не ругаемся, только пьянка причина ссор. Правда подспудно не расслабляешься, в любой момент боишься нового срыва, от этого поневоле подозрительные взгляды на него, по приходу, какой?
  
  Да и с детьми сильно не расслабишься, глаз да глаз. У одной подруги парнишка ровесник Вовы воровством и токсикоманией страдает. Соберутся под забором детсада, шалашей там себе настроили и дышат пакетами с клеем "Момент", а матери, неужели не волнуются, где их дети?
  
   Кто-то работает, с этих какой спрос, а иные дома, рядом сидят, а выглянуть иной раз в окно, вот же, как на ладони соколы их отупевшие сидят. По всякому детям объясняю, чем это чревато, вроде бы понимают.
  За Ваню особо не боюсь, он парень целенаправленный, а вот Володя чужому влиянию сильно подвержен, о нём и беспокоюсь, но курить курит, а к дури не притрагивается и то счастье.
  
   И в подьезде у нас два Жениных ровесника на героине сидят, вот где горе-то, а ещё одного постарше за распространение посадили на 6 лет. Такая беда и жизнь не сладкая.
  
  Позвонила Вера, попросила прийти к ней, помощь нужна. Ну мы с Сашей собрались и пошли. Девочки её радостные встретили, мы там ни разу не были в новой квартире, они нас потащили показывать и рассказывать. А Вера на кухне сидит и Сергей тут же.
  
  Осмотрели всё, к ним присоединились, а Вера рассказывает, что они развелись и теперь размениваются. Вот те фокус, детки радуются и не знают что их ждёт. Сидим, обсуждаем. Вера с Сергеем постоянно на повышенные тона переходят, видно как неприязнь от них исходит друг к другу.
  
  Но помимо этого атмосфера в квартире какая-то тягостная, словно не дышится вольно и давит что-то на плечи. Я ровно полчаса выдержала и домой засобиралась. Договорились, что когда станет известно время переезда, Саша ей поможет перевозить всё. Вышли оттуда я не успела о своих ощущениях Саше сказать, как он мне говорит, неладно что-то в этой квартире, будто гнетёт тебя что-то. Значит не показалось мне, он тоже ощутил.
  
  Позже я Вере свои ощущения передам, а она и скажет, что весь дом был заселён, а в эту квартиру все отказывались въезжать. Третий этаж, самое комфорное место, четырёхкомнатная квартира, все комнаты изолированные, два балкона, кухня 12 метров, рай, а никто не ехал.
  
  И соседи говорили, что отказывались из-за тяжёлой ауры. Так ведь именно там начала у Веры семья сыпаться, до того всё ладно было. Переехали они потом в старую пятиэтажку на Одесской улице, в надежде на то, что её снесут, как обещали снести все пятиэтажки и они получат нормальное жильё.
   До сих пор там живут. Квартира похабная, кухня мизерная плюс комнаты распашонкой, из одной большой проходы в две маленькие. Первый этаж.
  
  А Сергей уехал в коммуналку на Ленинский проспект, а потом совсем исчез и оттуда. Как куда, никто не знает. Он Чернобылец-ликвидатор был, может радиация настигла, а может и другая беда приключилась. Время-то смурное, а он авантюрист по натуре.
  
  А у мальчишек моих приключение в том же году нешуточное случилось. У них приставки , сначала Денди а потом Сега для игр были. Они на телевизоре играли в них. И однажды с соседскими маоьчишками из-за катриджей, а они ими обменивались, ссора вышла.
  
   Утрясать эту ссору в то время, как я была на работе, явились 12 и 11летний мальчишки с настоящим пистолетом, утащенным одиннадцатилеткой у старшего брата бандита. Они хотели отобрать у наших мальчишек приставку Сега. Мол в компенсацию за просроченный возврат катриджей. Вот чему у взрослых научились.
  
   Счастье, что ребята были не одни, а с пистолетом те не умели обращаться, не хватило ума и силёнок, иначе натворили бы беды. Я пришла, как раз в тот момент, когда шла драка и не только не выпустила их, отобрав пистолет, но и вызвала милицию. А заодно позвонила Татьяне Анастасенковой, чтобы немедленно пришла. Одним из этих мальчишек был её сын 12 лет.
  
  В общем ребят забрали в милицию, поставили на учёт, старшего брата бандита посадили, за незаконное владение оружием, младший его считай подставил, а я пережила несколько страшных часов беспокойства и ужаса от того, что могла лишиться детей из-за их игр.
  Так влияла среда на подрастающее поколение.
  
  Эти мальчики потом будут грабить машины, снимать магнитолы дворники, барсетки и прочее,чем можно поживиться в машинах. Кончится это сроками для обоих. У Тани мужа убьют по пьяни, повесят в собственной квартире на трубе в ванной и почти всё вынесут, а сын полностью отобьётся от рук.
   И это горькое время всеобщей безнаказанности и произвола сказалось на наших детях,тех, кто оказался слаб.
  
  Потом наступит лето и я вздохну с облегчением. По содействию главбуха отцу выделят путёвку в детский оздоровительный лагерь для Володи и он уедет от таких друзей подальше, а Ванечка в Серпухов ехать откажется, не объясняя причины.
  
   Он всегда так, если не хочет о чём-то говорить не добьёшься. Впрочем я подумала, что возможно это связано с новой "игрушкой". Дело в том, что отец его одноклассника, Паши, отдал Ивану компьютер Пентиум, а сыну купили новый. Ваня был безмерно рад подарку.
  
  Он притащил его домой собственноручно, а вы наверное помните, сколько весил тот старый громоздкий компьютер, но ради обладания такой вещью Иван был готов на всё.
  Поэтому я и подумала, что он из-за компьютера остался дома.
  
  Он подошёл к его освоению со всем пылом и жаром. Прочитал книгу по компьютеру, учился вводить программы и прочее. В итоге так заэкспериментировался, что запорол программу полностью, но после двухнедельного копания, справился, восстановил и улучшил.
   Так в нём родился компьютерщик, а после он заразит этой страстью всех нас.
  
  Таким вот образом проходила в то время жизнь нашей семьи и казалось, что впереди будет лучшее, но потом станет снова сложно и муторно.
  
  Саша продержится на работе до декабря, а в декабре новый срыв и новая потеря работы, на сей раз окончательно, более его туда не возьмут. И снова жёсткий запой, нехватки, снова нарастающий ком долга и ссоры, слёзы беспросвет....
  
  Вот уже близки и проводы тяжёлого 1995 года, памятного и захватом роддома с гибелью заложников и долгой эпопеей освобождения оставшихся рожениц и новорожденных и отходов изгаляющихся надо всеми боевиков.
  
   Жуткое воспоминание и посредине всего этого простые люди, вынужденные выживать, приспосабливаться, растить детей и надеяться, как всегда надеяться на лучшее.
  
  Помнится мы учились в школе и на уроках обществоведения нам объясняли как счастливо мы живём, как заботится о нас Государство, как стабильно у нас можно получить образование, пойти любой открывающейся дорогой, быть счастливым.
  
  Правда умалчивалось, что не всем открыто это счастье, что кому-то, а по сути большинству приходится прозябать в бедности и невозможности учиться в высших учебных заведениях, что существует квота по национальности.
  
   Это табу. Зато любые трудности и недочёты Западного мира преподносились, как мировое зло. У них уничтожают излишки продовольствия, у них каждый Новый год начинается с повышения цен, у них дискриминация по полу и социальному положению, у них....
  
   Много этих у них преподносилось нам, умалчивалось о том, что это было в тридцатые годы и с тех пор общество крупно продвинулось вперёд. Умалчивалось о том, что они делали всё для блага человека и его быта, а мы прозябали в недостатке элементарных удобств.
  
  Это вечное противостояние, длящееся до сих пор и не даёт российскому человеку раскрыть глаза на собственную мерзость бытия.
  А то что тогда был в стране нарождающийся дикий капитализм с бандитскими разборками и извечным дележом, укрепляло бывшего советского человека в том, что наверное правда мы жили хорошо.
  
  А теперь у нас и возможность жить и надежду и какую то уверенность в завтрашнем дне отобрали. Старшие поколения полностью выбитые из колеи внушали внукам, что им жилось лучше. Это было благодатной почвой для всего, что вернулось потом.
  
  И словно в подтверждение их правоты правительство делало неверные шаги, постепенно отступая от реформ, сворачивая с пути новшеств и потакая сиюминутным интересам.
  Не было воли менять что-либо, было желание катить по накатанной и единственным выходом из трудностей виделось ежегодное увеличение тарифов на всё, введение новых налогов, разброд и шатание, бесконечное пересаживание фигур в правительстве и страшная чехарда.
  
  Когда с помощью прессы и заказных материалов устраняли одних и приводили к власти всё более жёстких и имеющих опыт прежнего управления людей. Мы уже тогда откатывались назад, отступали от заявленных деклараций и усыпляли население обещаниями и уверениями, что это для его блага.
  
   Реванш старого был неизбежен, почва унавожена, а сам народ растерянно и уже частично озлобленно клял демократию, свободы и все нововведения вкупе. Так всегда, однова живём, вперёд не смотрим.
  
  Естественно это сказывалось и на каждой семье. И многие из наиболее продвинутых, начавших на уровне подсознания ощущать, что грядёт плохое, стали задумываться об отъезде, не видя для себя перспективы в этой стране, как стали говорить люди. То есть само руководство заставило людей отвернуться от своей страны, искать надёжности в других местах. И это было естественным ответом, на все происходящие безобразия.
  
  Лично мне и моему ближайшему окружению подобная перспектива не светила в силу материальных, а в дальнейшем и физических недостатков, а значит нужно было учиться выживать в предложенных условиях. И мы учились и выживали, как могли.
  
  Глава 25. Разногласия.
  
  В этом году на первое января к нам пришёл старший сын с семьёй. Предыдущие два года они проводили праздники у Надежды, тесно сблизившись с их семьёй.
  
  Надежда рьяно перетягивала их на свою сторону , всевозможными методами, в том числе осторожным вливанием яда в мой адрес, указывая что я не любящая их, эгоистичная мать, заботящаяся только о себе, а их отринувшая. И нужно сказать, что яд потихонечку начинал работать.
  
  То что случается с людьми в подростковом возрасте, критическое отношение к родителям и их переоценка, включились у старшего сына во взрослом. Сестрица нашла слабое местечко, ревность Жени в отношении Володи и била на него, расковыривая рану.
  
  А тут произошла между ними размолвка, не знаю на какой почве и они решили больше не ездить, а наоборот прийти к маме. Может быть сыграло роль и то, что нужна была наша помощь в сидении с детьми, Ваня много времени проводил там, и вдруг мы откажем, нужно поддерживать отношения.
  
  Вот так иногда родные люди руководствуются не любовью, а меркантильными соображениями. К несчастью этим страдал мой старший сын. Внуки естественно тоже больше тянулись к другой бабушке, так как жили и общались постоянно с ней, а у меня бывали краткими моментами и видели бесконечно занятую, хлопочущую по хозяйству или измотанную работой женщину, почти чужую им.
  
   Впрочем как ведут себя родители, такие предпочтения и у детей, тут уж ничего не изменишь. Наташа тоже здорово изменилась от общения с Надеждой, стала разговаривать со мной несколько натянутым и назидательным тоном.
  В нём сквозило высокомерие более образованного, а значит более знающего человека, по её мнению.
  
  Это было трудно воспринимать, но нужно было делать вид, что всё в порядке, дабы не устраивать скандалов и не вставать в позу. То есть в них появились Надеждины чёрточки настолько явно, что мы все в их присутствии чувствовали себя натянуто и неловко, словно свиньи в барском обществе. Унизительное ощущение в итоге стирающее радость от общения с близкими людьми.
  
  Я решила перетерпеть и дать времени расставить всё на свои места, может быть нужно было бороться, раскрыть им глаза на ситуацию, но я полагала, что это приведёт только к отторжению и дала ситуации складываться по обстоятельствам, надеясь на здравый смысл взрослых людей и не понимая всей силы воздействия материальных стимулов.
  
  Так и вышло, что старший сын постепенно отдалялся от матери. Он вдруг стал внушать себе, не без помощи сестрицы, что мать выставила его из дома нарочно, а не попросила помогать тёще. А ведь выписался он самостоятельно, а не по моему указанию. Но свои поступки забываются, замещаясь более удобной формой.
  
  Они с восторгом рассказывали, как летом ездили с Надеждой на море и как отлично отдыхали и как прекрасно проводили у них другие выходные. Видно было, что он хочет уколоть меня, за то что со мной был лишён таких радостей. Но я только выражала радость за них и не принимала вызовов к ответу на недосказанные упрёки, чем разоружила их.
  
  Мои же младшие стали относится к Жене несколько настороженно. Пусть они не понимали, но чувствовали, что происходит что-то нехорошее.
   После их ухода, Ванечка неожиданно сказал, что он отказался ездить в Серпухов потому, что Надя и бабушка начали плохо говорить ему про меня и он решил, что мама ему дороже.
  
  Младший оказался неподкупным, а средний всегда роднёй отторгался, поэтому и не испытал на себе их влияния.
  Мне было очень больно и обидно, а главное непонятно зачем мои родные пытаются моих же детей настроить против меня, неужели настолько ненавистна я им? Потом всё объяснится и в очень скором времени. Это снова были меркантильные соображения.....
  
  Мать приехала к нам последний раз в феврале 96. Была она какой-то странной, рассеянной, говорила невпопад, постоянно перескакивая с предмета на предмет, очевидно забывая зачем она приехала и я подумала, что мама наверное сильно переболела.
  
   Спросила её,она ответила, что перенесла микроинсульт мозга. Я попросила,чтобы она берегла себя, не мчалась сразу домой, а побыла немного у меня, отдохнула, но она возразила, что там цветы и кошка без неё не могут и вскоре уехала. Как оказалось навсегда. Больше я её не увижу живой.
  
  Кстати мама сказала, что переписала дом на меня, как хотел дедушка. То есть ты Сашку не бросишь, поэтому я дарственную переписала на тебя, сказала мама. Значит знала цену своей средней дочери, хотя и любила её больше, но сын тоже не был безразличен.
  
   Неудачный пирожок всегда жалеют больше. И ещё она напомнила, что в этом году Саша освобождается и поэтому я должна буду его встретить, так как ей тяжело ехать в Ульяновск, где он отбывал срок, а я ответила, что конечно же, без вопросов, съезжу в ноябре и заберу его.
  
  А в отношении меня мать была уверена, что я совершенно бескорыстный человек и скорее сниму с себя последнее, отдав нуждающемуся, чем приберу себе чужое добро. Что-что, а своих детей мать знала великолепно, как впрочем и каждая мать.
  
  На работе тем временем тоже случились перемены. Умерла наша лифтёр Лида. Вот на замену ей Ирина Васильевна и предложила обучиться мне. Обязанностей у лифтёра не много, следить за чистотой в лифте, отключить в случае поломки, если не удаётся перезапустить его и вызвать бригаду ремонтников.
  
   А лишней зарплата лифтёра в 250 рублей в придачу к моим 380 не будет. Я конечно согласилась и для этого меня направили на ускоренные курсы лифтёров, которые находились в районе стадиона Динамо.
  
  Два раза в неделю, в течении двух месяцев я ездила на занятия, по средам и субботам и сдала экзамены, получила корочки и стала исполнять ещё эти обязанности.
  
  Во время обучения у меня чуть не случилось несчастья. С одной из женщин, с которой там подружилась, мы зашли на вещевой рынок при стадионе и там я увидела вживую, как работают мгновенные лотереи по обману людей, как их разводят на деньги, якобы имеющимся одинаковым номером, заставляя приплачивать и разыгрывать приз, которым завлекли.
  
  Об этом много раз твердили по телевизору, подробно описывая механизм обмана, но люди в азарте и легковерии всё равно велись. Вот явно сдуру, я и вмешалась, объясняя обыгрываемой жертве, что с ней делают.
  
   И так бы и осталась я там лежать кучкой тряпья, так как сразу нарисовались несколько угрожающего вида братков и взяли нас в клещи, но на счастье нагрянула облава, проводимая милицией города, а не прикормленной рыночной.
  
   Это обстоятельство спасло глупую бабу от удара заточкой. Больше я никогда не вмешивалась ни в дела напёрсточников, ни в дела лотерейщиков. Решила, что моя жизнь ещё нужна детям. И вообще решила, что пора взрослеть и перестать тараном переть на амбразуру, нужно действовать по другому.
  
  Глава 26. Снова дела рабочие.
  
  Но горячую натуру враз не перекроишь и я не раз ещё её проявляла.
  Так у нас главврач и зав второй терапией, великолепные специалисты, один хирург от бога, второй настоящий земский врач, в Чеховском варианте, имели слабость. Частенько прикладывались к спиртному, что явно не способствовало уважению к ним коллектива и между собой их величали Стасик и Козёл, а мне это было очень обидно и однажды я сотворила непредсказуемый поступок.
  
  Поднявшись вверх, за какой-то надобностью к главврачу, я застала их обоих в кабинете статистики, где они расположились пообедать и вкусить змия.
  И меня понесло, я совершила самоуправство.
  Заперев входную дверь, разгорячённая и дошедшая до слёз, отчитала их как маленьких шкодливых мальчишек, говоря о том, что мне стыдно за унизительные отзывы о них в коллективе, хотелось бы, чтобы они хотя бы в рабочее время воздерживались от своей слабости.
  
  В общем наговорила много обидного, но справедливого. Видимо постоянная боль от жизни с таким мужем прорвалась во мне таким образом.
  Они , как ни странно, не рассердились на меня, я думала меня уволят теперь, а они наоборот стали меня успокаивать и уверять, что всё поняли и постараются не делать этого во время работы.
  
  Как ни странно, но слово они сдержали, более на рабочем месте их никто пьяными не видел. Хоть один плюс. Я никому об этой выходке не рассказывала, но у стен есть уши и вскоре вся поликлиника гудела о моём беззрассудстве и смелости.
  Ко мне стали относится с ещё большим уважением, а когда всех старейших работников, так совпало, что поликлинике исполнялось 25 лет, а Москве 850 , награждали медалью юбилея Москвы, то мне неожиданно тоже вручили эту награду.
  
  Врачи сказали, что это Станислав Максимович настоял, за мой вклад в организацию работы поликлиники.
  Это было неожиданно и конечно приятно, но я нажила себе ещё более непримиримого врага в лице Серафимы Федоровны. Её наградой обошли и она сильно кричала об этом, стоя в коридоре возле регистратуры и понося меня на все лады.
  
  В мае отмечали юбилей Станислава Максимовича, ему исполнялось 70 лет и он объявил всем о том, что уходит на заслуженный отдых, а в поликлинике будет новый главврач, но это случится только с Нового года, а сейчас он доработает оставшийся год.
  
  На этом дне рождения, я от имени всего коллектива и по их поручению, читала собственноручно написанные стихи и вручала подарок ото всех. Я очень волновалась и мне казалось, что я запинаюсь, но все сказали, что я прочла замечательно и вообще держалась молодцом.
  Так протекало начало 1996 года.
  
  В июне 96-го ко мне пришла дочь Зои, Леночка. К тому времени умерла уже Мария Васильевна, Зоя готовилась к переезду в Северное Бутово, где они приобрели квартиру на деньги полученные от акций Газпрома и Леночка стала владелицей этой квартиры.
  
  Она попросила меня приютить парнишку молдаванина, который работал в открывшемся у нас торговом центре Глобал-Сити и снимал жильё на другом конце Москвы. А ездить на работу к пяти утра,получалось, что иногда и ночевал на задворках.
  
  
  Мы посоветовались с детьми. От папы никаких доходов, одни расходы, денег на житьё не хватает, потеснимся. Решили это совместно, так как у них ухудшались условия жилья. Но решили, значит нужно делать. И мы взялись за перестановку.
  Из двух кроватей соорудили двухэтажную, плотницким делом я уже научилась заниматься, так что сладила. Места в комнате займёт меньше и им двоим будет не тесно. А маленькую комнату сдадим жильцу.
  
  
  У самой Лены живут две женщины с Западной Украины, тоже работающие в Глобал, поэтому мальчика она просватала мне.
  На следующий день он пришёл, высокий симпатичный, мускулистый парнишка 18 лет. Ещё один сын? Почти так и получится. Он сказал, что будет платить за жильё 1500, я согласилась, как-никак хорошее подспорье.
  
  Расположился, начал жить. Неделю я наблюдала, как он питается. Только кипяток погреет и хлеб ни с чем, почти сухомятка. А работа тяжёлая, убирает территорию и грузчиком работает. Худеет и выматывается на глазах. Могу я видеть подобное безобразие? Не могу, не умею жить с людьми как с чужими, оставлять их в беде. И в приказном порядке велела питаться вместе с нами.
  
  
  В общем все его деньги на питание и шли, да 400 рублей в паспортном столе заплатили за временную прописку, потом его включат в счёт за квартплату, государство считать денежки умеет. Так что практически ничего я не нажила, да и не умею наживаться на других.
  
   А потом посылки ему от мамы пошли с продуктами, получилось подспорье всей семье, она овощных консервов накрутит, с проводниками передаст и всё отлично.
  
  Так у нас появился Лёша, с которым особенно подружится Иван. Станет с ним заниматься боди-билдингом и вскоре мой хлипкий Иван, начал обретать мускулатуру и уверенность в себе. Володя этим не увлекался и как окажется после неспроста. Мы ещё не знали, что у него проляпс митрального клапана, а он уже ощущал усталость и слабость временами, оттого и отказался.
  
  В этом году он ушёл из школы и поступил в ПТУ обучаться на слесаря механосборочных работ. Всё как Женя делал, брату подражал и не только.
  
  
  Не было у него перспективы в школе никакой. Он в эксперимент попал, которые тогда проводиться много чаще в школах начали. Какие-то умные головы решили, что незачем обучать всех одинаково, время тратить. Есть способности, будут заниматься усиленно, нет, спустя рукава, недостоин.
  И разделили классы на сильных и слабых учеников. Вот слабым и преподавали кое-как и обзывали их дебилами, а по сути делали из них таковых.
  
   А дети, видя такое отношение к себе, отвечали тем же, бросали заниматься уроками и безобразничали, изводя учителей. В общем-то сами добились того, чтобы дети так реагировали. Известно, как вы лодку назовёте, так она и поплывёт ,и каждое действие равно противодействию.
  
  
  На таком фоне росло озлобление против школы и многие решили уйти. Потом этот эксперимент отменят, то ли опомнятся, то ли новое выдумают,но отменят. А дети этого эксперимента потерянными окажутся и будут трудно пробиваться по жизни, а заодно и мстить за проявленное к ним отношение.
  
   Откуда и бандиты троечники, но весьма успешные в отстаивании своих желаний пойдут!
  Силой ломить будут, хитростью и злостью, а не разумом. Выходит сами себе, сознательно зло взрастили.
  
  
  В августе 19 числа, на яблочный спас, умерла мама и нам пришлось ехать на похороны. Впервые с 81-го года я переступлю порог Надеждиной квартиры.
   Здесь и раньше-то всё было, как в музее. В обуви не ходить, экспонаты руками не трогать и всё в таком же духе, а теперь евроремонт и сплошные понты. Мы новые русские.
  
   Правда нас уже два раза обокрали, но мы оправились. Ещё бы, Надежда в банке, зав отдела по кредитам, Серёжа там же в охране. Так что жить можно. Павлик институт закончил, говорят в аспирантуру поступил. Ну и ладненько, удачи ему.
  
  
  Мне, как всегда поручили в церковь идти, заупокойную заказать. Пошла, а дети остались тётке помогать.
  Вместе со мной пошла тётка Аня, соседка и подруга мамы. Она меня покойников перестать бояться научила, заставила за ноги дедушкины подержаться и страх, как рукой сняло. Настолько, что по смерти Марии Васильевны, я Зое помогала обмывать и обряжать её.
  
  
  Вот сейчас мы с тётей Аней и пошли в церковь не спеша, а она мне по дороге рассказала, как оно всё здесь обстояло. Много нового для меня открыла.
  
  
  -Мать-то твоя чудная стала последнее время, перед тем как совсем свалилась. Заговаривалась, деньги теряла, в магазинах её обсчитывали легко, видели, что не в себе человек, за один батон, как за десять брали. Пользовались значит, оттого она голодала часто. Мы уж её подкармливали, предлагали ей самим ходить в магазин, отказывалась она.
  
  
  А Надя с Серёжей, то ходили навещали, а то как отрезало, перестали приходить. Она и посылала к ним, звала и плакала, не идут. А в мае случился с ней уже сильный инсульт, она в палисаднике ковырялась, сирень, ландыши обрабатывала, сорняки рвала, да и упала.
  
   Перекосило её всю и речь невнятная стала. Мычит , а понять нельзя. Побежали к Надежде. Тут уж они примчались скоренько, да забрали мать к себе. Впечатление такое, что ждали они этого момента, когда мать совсем беспомощной станет.
  
  
  -Да, нет, тётя Ань, быть того не может.
  -Нет, Вер, может. Ты меня слушай, я в людях понимаю. Я ж её и здесь у Надежды навещала. Ничего сказать не могу, ходили они за матерью неплохо, и лекарства по назначению врача давали. Правда в больницу класть не дали, сказали сами выходят.
  
  Выходили ровно настолько, чтобы она кое-как говорить начала и понимать что-то. Вот приду к ней, пока они на работе, я с ней сижу, как сиделка . А она мне говорит, Надежда Верке не велела сообщать, а то она приедет и в психушку меня сдаст. Это они ей так внушали. А ещё заставили её переписать завещание на дом, вернее дарственную, на Павлика. Нам мол ничего не нужно, это только для сохранности, а то Верка в Москве, некогда ей ездить, а Сашка здесь дом либо сожжёт либо пропьёт.
  
  
  Вот я им возьми и скажи, зачем же вы Веру лишили возможности знать о состоянии матери и дом себе загребли. Надежда волком на меня посмотрела и процедила, что больше в моих услугах не нуждается. А я ведь адреса твоего не знаю, сообщить не могу. Вот с тех пор они мать одну на день, без присмотра оставляли, торопились видно, чтобы и до Сашиного приезда она не дожила. Так то вот. Вам с Сашкой теперь бороться за дом нужно.
  
  
  Рассказала она это, а мне не по себе, сестрицыну натуру знаю, а поверить в такое боюсь.
  -Нет-говорю- тётя Ань, как вышло, так вышло, нужно Саше, пусть борется, а я не буду. Не могу поверить, что сестра ради алчности на такое пойти могла.
  Так ничего Надежде и не сказала, когда вернулась.
  
   Тут и другие родные приехали, дядя Юра, дядя Геня, отчимова сестра Женя с новым мужем. Я её много лет не видела, а сейчас увидев рядом с Надеждой, поняла насколько они похожи.
  
  
  Похоронили маму, вернулись с кладбища поминать. Я подолгу с некоторых пор в обществе, где много говорят и шумно становится, находиться не могу. Голова словно отключается, внимание рассеивается, а потом боль наваливается пульсирующая, словно мне изнутри по глазам пальцами тычут, выпихивают их.
  
  В общем быстро из-за стола ретировалась, легла в маленькой комнатке отдохнуть. А там уже беседы всякие разные пошли. Сестра, когда в подпитие, говорить особенно громко начинает, всех перебивая.
  
  
  Слышу, она всем рассказывает про то как я площадку для детей отвоёвывала, про то как на болотах им лагерь устраивала и зарядкой заниматься заставляла. Я даже обомлела.
  Вошла в комнату, спрашиваю:-Ты это точно помнишь?
   Она отвечает:- А чего ж мне не помнить, чай не дурочка. А ты-то чего спрашиваешь?
  -Да-улыбаюсь криво-удивлена:- Ты же всегда всем в том числе и детям моим про меня гадости рассказываешь, а тут вдруг такой подарок, хорошее рассказала. Вот я и недоумеваю, с чего бы это?
  -Да, ну тебя, не начинай-отмахнулась она от меня.
  
  
  Я всем говорю:- Вы меня извините, плохо себя чувствую, так что я домой поеду, пора.
  Мальчики мои младшие, говорят мы с тобой. Женя с Наташей остались и отец с ними. Как же от водки дармовой уехать, а мы поехали домой.
   Правда у дверей, провожая сестра сказала с ехидцей:-Да,кстати, насчёт дома. Он на Павлика подписан, так что не суетись.
  Я посмотрела на неё и ответила:- Я в курсе и по-моему ни о чём не спрашиваю и наследства не требую.
  
  
  С тем и ушли, горько и пусто на душе от того, что правду значит тётя Аня рассказала. Вот тебе и дети одной матери. Это был последний раз, когда мы с сестрой виделись. Отрезало, нет у меня больше сестры, для меня она умерла.
  
  Правда перед отъездом ребят на вокзал отправила, сама на кладбище заглянула, попрощаться с матерью, высказать ей наболевшее и более никогда не приезжать.
  
  Глава 27. Новые приключения.
  
  Начался новый учебный год, Ванечка в школе, Володя в училище, через всю Москву ездит, на Машиностроительный завод в их училище.
  
  Я работаю. Как раз у Серафимы Федоровны несчастье случилось. Муж с сыном попали в автокатастрофу и скончались в больнице. Не успела похоронить их, дочь с внуком разбились на самолёте, в авиакатастрофе. Казалось бы такая беда нормального человека свалит напрочь. А она через неделю на работу вышла и всюду её гырканье слышится, брешется со всеми почём зря.
  
  
  Злость в ней, вместо горя кипит, никому житья не даёт. Не выдержала я, когда она снова ко мне привязалась, говорю, вон вас как жизнь наказала, чтобы показать вам ,что неправильно живёте, неправильно к людям относитесь, а вам ничто не в науку. Горбатого могила исправит.
  До неё и это не дошло.
  
  
  А вскоре в поликлинике пожар случился. Проводили ремонтные работы на первом этаже, напротив регистратуры, варили столбы под новый кабинет и искра через отверстие, где вниз труба отопления уходит, попала в подвал, в красный уголок. Там то-ли ветошь, то ли что лежало, затлело, а от неё ряды кресел загорелись. Когда хватились весь подвал и первый этаж задымлены были и вверх по лестничным пролётам дым пополз.
  
  
  Пришлось срочно эвакуировать больных, врачей, пожарную сразу вызвали.
  Далее этого помещения огонь не пошёл, погасили, но задымление и копоть на всё легли плотно и долго расползались. Пришлось поликлинику для приёма закрыть до завтра. И тут как назло ночной сторож позвонил, что в больницу попал, поэтому не выйдет. А как оставлять поликлинику одну с выбитыми окнами и возможностью нового возгорания, вдруг тлеет. Поликлиника обесточена, света нет, гарью воняет и дым медленно выползает.
  
  
  Станиславу Максимовичу оставаться? Мне его жаль стало, я говорю, давайте я ночь подежурю, сбегаю домой, детей накормлю, сама поем и прибегу назад. А тебе не страшно, спрашивают. Я говорю, с детства не боюсь пустых помещений, нечего в них бояться.Так и согласились.
  
   Отдежурила я ночь, фонарь мне мощный оставили, чтобы я обход делать могла. Я раза три за ночь в подвал спускалась, фонарь гасила, чтобы в темноте разглядеть не тлеет ли где. Нет обошлось, спокойно всё.
  
   Потом ещё до конца года пришлось дважды курьера приболевшего заменять, кровь в лаборатории развозить , в управу за документами ездить. В общем помогала, как могла и всё это мне оплатили. Так что не зря старалась.
  
  Так и год к концу подошёл и 1997 постучался, переломный для меня......
  Да, ещё чуть не забыла, в ноябре за Сашкой съездила в Ульяновск, привезла его пока к себе. Прописать его у себя не смогу, после четырёх-то ходок по тюрьмам. Но временно поживёт, пока ему жильё в Серпухове не предоставят.
  
   И лишнее доказательство получу, что сестра против меня козни ради дома строила, не только с матерью, но и с братом. Писала ему в письмах гадости обо мне, внушала, чтобы он со мной не якшался, оттого он и писать мне одно время перестал, мол не родная я им , а сводная, поэтому они друг дружки держаться должны. Нас ссорила, чтобы никто ничего не знал, о состоянии дел с матерью и с домом. Такая вот хитрость.
  
  В процессе работы в поликлинике у меня сложились определённые и весьма доверительные отношения с врачами и пациентами.
  С врачами мне часто приходится дежурить по субботам и тогда когда почти нет пациентов, на приём идут только приглашённые врачом, остальные думают, что день выходной, образуется много свободного времени, когда можно просто попить кофейку и спокойно доверительно поговорить о жизни.
  
  Что фактически и происходит. И очень многие раскрываются с личной стороны, но это так и остаётся между нами и обсуждению в коллективе не подлежит. Отсюда и доверительное отношение ко мне. Я становлюсь невольным носителем личных секретов других, а это значит идёт накопление случаев из жизни людей и жизненного опыта.
  
  Помимо этого в обычные дни, забирая вызовы на дом, врачи часто между собой обсуждают врачебные случаи, признаки заболеваний, симптоматику. Молодые спрашивают совета у более опытных, а я невольно слышу эти разговоры и они тоже откладываются в памяти.
  
   Найдут они и своё практическое применение. Так я научусь, принимая вызов отличать экстренные случаи от обычного заболевания и настаивать на вызове скорой, а если скорая не возьмёт пациента, то обещаю что врач будет обязательно.
  
  Таким образом мне удалось даже спасти жизни нескольким людям, если бы они ждали прихода врача, упустили бы время. Так что прислушиваться и делать выводы тоже не вредно.
   А врачи начинают сожалеть, что я пошла не по своему пути, что у меня дар, чутьё на болезнь , вот мол, где было бы хорошее применение. Я смеюсь, это не дар, это способность к обучению и внимательность, не более того.
  
  С больными такая же история и у меня появляется даже опекаемая пациентка. Есть у нас на участке старая женщина Веймер Рахиль Давидовна. В силу заболевания у неё развились фобии. Она вызывает врача по три раза в неделю и... не пускает в квартиру.
  
  Не принимать вызов нельзя, попасть к ней невозможно. Таким образом никак не разрешить недоразумение, а её сын, изредка навещающий мать, каждый раз пишет жалобы в райздрав и врача наказывают ни за что. Никакие объяснения в расчёт не принимаются, замкнутый круг.
  
  По хорошему тут необходима помощь психиатра, но сын доводам не внемлет.
  Я в патовой ситуации, не принять вызов, вызвать огонь на себя, принять-на врача.
  
  Дом, где она живёт рядом с моим и я решаюсь на самостоятельный шаг, навестить её и поговорить.
  И вот однажды после работы я пришла к ней и позвонила в дверной звонок.
  -Кто там?-послышался из-за двери резкий каркающий голос.
  -Извините, вас беспокоят из поликлиники.
  Дверь приоткрылась на маленькую щёлочку, цепочка держала.
  -Что вы хотели?
  -Рахиль Давидовна, я хотела с вами договориться, ведь вам нужна помощь, нужны лекарства, а вы не принимаете врача, когда он приходит. Может вы дадите мне записочку и я принесу вам лекарства, выпишу их у врача?
  
  Цепочка снялась с двери и передо мной предстала маленькая, худенькая, похожая на встрёпанную птичку, женщина с копной седых спутанных волос. Несмотря на свою величину, голос создание имело мощный.
  -Проходите, я вас узнала по голосу, вы принимаете от меня вызовы.
  Итак я получила неожиданное приглашение войти.
  
  Квартиры в этих башнях весьма своеобразные. Двух и трёхкомнатные, малогабаритные, тогда как однокомнатные большие и просторные. Словно в насмешку строили. Комната 24 метра и десятиметровая кухня и холл приличный, не чета коридорчику в квартире моих детей. А дома у них однотипные.
  
  Я была приглашена в комнату, где мы разговорились, при этом присутствовал и чай и воспоминания и даже совершенно неожиданно игра на фортепиано.
   Играла Рахиль Давидовна мощно и прекрасно. Ранее, как она рассказала, она выступала и гастролировала, а теперь одинока и забыта всеми.
  
   Я провела у неё не менее двух часов. Не знаю почему она прониклась ко мне доверием, но мы договорились, что я приду вместе с врачом и я попросила сходить к ней доктора Павлову. У неё был смежный участок, поэтому зайти ненадолго рядом было бы несложно. Павлова знала ситуацию и согласилась.
  
  Неожиданно оказалось, что предложение удачное и Рахиль Давидовна приняла Павлову очень хорошо. Она получила и советы и необходимое лечение, лекарства я ей выкупила и принесла, как обещала. В общем теперь Павлова взяла её под своё крыло, я просто навещала, чтобы она не страдала от одиночества и жалобы прекратились, поликлиника вздохнула спокойно.
  
  Уже уйдя из поликлиники, гуляя с собакой я непременно здоровалась с Рахилью Давидовной , ожидавшей на балконе и изредка навещала её. В 1998 году она умерла.
  
   В то же самое время и вторая опекаемая из Жениного дома появилась у меня. Идя от Жени, я увидела женщину пожилую, с трудом пытавшуюся подняться на ступени. Помогла ей,а она попросила проводить до квартиры и я проводила. Потом мы познакомимся.
  
   Позже мне доведётся и шить ей, и сопровождать в больницу и навещать там, и забирать из больницы. У неё сын, немного моложе меня, холостяк Боря, не вполне здоровый человек, хроник. А она уже в пожилом возрасте ухаживает за ним. И вот ей пришла в голову идея, разлучить меня с мужем и заполучить себе в снохи.
  
  Никакие отговорки и разъяснения не действовали, она напирала, как танк. Я от такой ситуации честно говоря устала и пошла на обман. Как раз после того, как я сама перестала работать, я прекратила отвечать на её звонки. Она начала приставать к Жене, приходить к нему домой, просить, чтобы мама прищла к ней.
  
   Он спросил у меня, в чём дело, я объяснила и сказала ему -Скажи ей, что я уехала из Москвы, поменялась с сестрой жильём. Сестра теперь живёт здесь, а я в Серпухове. Не могла же я жить в постоянном страхе перед её звонками.
  В итоге мой обман удался, я просто идя куда-то внимательно оглядывалась, нет ли её на горизонте. И так бывает, что приходится прятаться от назойливых людей, если они начинают предъявлять на тебя собственнические права, а ты этого не желаешь.
  
  Глава 28. Укатали Сивку крутые горки.
  
  Между тем дела мои стали идти не очень хорошо именно в 97 году. Неожиданно случилось заболевание по женски и я попала с сильным кровотечением на чистку в больницу. Прямо с работы увезли на скорой. Оказался эндометриоз, ненормированное разрастание слизистой матки,обычно встречающееся у малорожавших и неожиданно обьявившееся у меня.
  
   К тому же начинался климакс. И это тоже стало проявляться сильными головокружениями, провалами в памяти, чего раньше не наблюдалось, повышенной активностью или напротив полным упадком сил. Мои 48 лет давали себя знать, шёл 49-ый.
  
  Всё чаще стали проявляться приливы, когда меня окатывало жаром и мне становилось трудно дышать. Гинеколог тут же посадил на американские гормоны и состояние стало полегче.
  Но проявились и другие вещи, не связанные с климаксом, а именно я стала переставлять местами на письме цифры или буквы. Буквы не так существенно, можно понять улицу, а вот с цифрами сложнее.
  
   Номер телефона или адрес дом корпус квартира, подъезд или этаж неверно указанные приводят к тому, что врач на некоторые вызовы не может попасть сразу, приходится перезванивать, уточнять и я обнаруживаю свои ошибки. Причём объяснить как это вышло, я не могу.
  
   Назвать это невниманием нельзя, это что-то другое, тем более при проверке, я словно слышу голоса диктовавшие мне адрес и вижу, где и в чём я ошиблась. Теперь при приёме вызовов мне приходится дважды перепроверять, а это снижает скорость работы.
  И однажды доходит до скандала.
  
   Врач Воробьёва, не попав на вызов, не изволила отзвониться уточнить, а просто проигнорировала этот вызов. Больной прождал напрасно и потом вечером ездил дежурный врач, снятый с приёма, а жалобу всё равно написали. Но изначально-то вина моя.
  
   Осуждать Воробьёву тоже нельзя, у неё такой же период климакса, а значит период раздражительности и непредсказуемости поступков. Так что вина целиком моя.
  Нужно что-то делать, это тревожит и напрягает меня. А Воробьёва считает, что я намеренно подставляю её. Неприятно, и не докажешь,что в мыслях подобного нет.
  
  Хирургом по вызову у нас работает врач районной ВТЭК ,он приходит два раза в неделю и навещает на дому ветеранов войны и труда. А вызовы для него принимаю я.
  Мы обсуждаем ситуацию и он говорит, присутствующей здесь заведующей первой терапией:-Дай- ка Надежда ей направление на рентген. Похоже это проблемы с позвоночником. У неё кровь не проходит нормально в мозг, кислородное голодание.
  
   И мне дают направление на рентген. Почему он сделал такое заключение? Я стала странно передвигаться, меня словно штормит, сильно заносит в сторону ,когда я поднимаюсь и начинаю двигаться. Рентген показал сразу три проблемы в позвоночнике, две грыжи Шморля, сросшиеся шесть верхних позвонков и провал позвоночного столба в области поясницы. Мне тут же дали направление на обследование в больницу.
  
  Михал Михалыч, этот хирург, тут же позвонил в нашу 55-ю больницу и сказал заведующей неврологией, что придёт такая-то, это моя знакомая пожалуйста повнимательнее, прослежу лично. Обследуйте основательно.
  Так в апреле я оказалась в больнице.
  
  Саша в это время работал в Малино-фуд. Женя всё-таки рискнул поверить ему ещё раз и взял на своё предприятие грузчиком и лоточником. Возле базы они продавали скоропортящийся фруктовый товар, чтобы не нести убытки.
  Дома оставались одни мальчишки, но они уже не были крохотными и умели обслужить себя сами, а Володя при необходимости и приготовить мог.
  
  Но я всё равно выходные посвятила тому, чтобы наготовить им на неделю полуфабрикатами еды, чтобы только зажарить или разогреть.
  А в понедельник приехала в больницу.
  
   Меня приняли и разместили в палату на 10 человек, на кровать, как сказали соседки, где сегодня ночью умерла старушка. Ну, в больнице не выбирают.
  Только я начала распаковываться, как в палату вбежала медсестра и с порога громко спросила ,Гончарук кто?
  Я ответила, что я. Она скоренько велела мне собираться и следовать за ней.- Минутку, я только вещи уберу-Да, нет с вещами, со всеми вещами-раздражённо поторопила она.
  
  Я растерялась, но сгребла всё и последовала за ней, а следом побежали две ретивые любопытные старухи. Сестра провела меня в самый конец коридора, открыла дверь, потом вторую и сказала-Извините, вас сначала неверно распределили, вам сюда и пропустила меня вперёд. Я оказалась в большой двухместной палате, где лежала одна девушка, а вторая койка предназначалась мне.
  
  Из коридора послышались завистливые голоса:- Ну конечно, блатную привели. А второй голос ответил:- Я так и думала.
  А потом голос сестры-Нечего тут высматривать, марш к себе.
  
  Кровати здесь были новые, с регулировкой высоты и поворачивающимися под разный наклон матрасами, не чета кроватям в общей палате. Таких двухместных палат было в отделении восемь, по две в каждом пролёте и в них действительно клали по знакомству или за отдельную плату. Я числилась по категории знакомств. Михал Михалыч распорядился.
  
  Такое положение было для меня внове и абсолютно необычным. К вечеру Женя привёз мне маленький переносной телевизор, что оказалось весьма кстати. Моя соседка по палате была не ходячей, у неё не действовала нога, полинейропатия. Нога в ступне безвольно обвисала и не управлялась.
  
  А лежать целыми днями в тишине и одиночестве было для неё тяжеловато, поэтому она была рада и соседству и телевизору.
  И конечно, несмотря на собственные болячки, я тут же возьму её под крылышко, наседкин материнский инстинкт силён.....
  
  Несмотря на то, что в холле больницы большой телевизор, наша палата скоро стала средоточием жизни. Зав отделением и медсёстры предпочитают забегать на телевизор к нам. В холле больные мешают репликами и капризами, объясняют они. А сестрички в свободное время просто прибегают поговорить. Я быстро разговариваю любую аудиторию и как всегда быстро умею подружиться.
  
  Мне проводят обследования и лечение воротниковой зоны и поясничной. Многие процедуры мне запрещены. Так на поясничной зоне проводят иглоукалывание, а гимнастика и массаж противопоказаны. Грыжа у меня неоперабельная, она в долях миллиметра от важных сосудов и может пережать их, так как вдавлена внутрь, объясняет врач, а это приведёт к обездвиживанию.
  
  Делают дополнительный рентген, снимок позвоночника через рот. Снимают Атлант и выясняется, что он у меня разбит, потом сросся неверно и от него пошли отростки в ткани мозга, от этого головокружения и потеря ориентации.
  
   Потом мануальный терапевт вправит мне голову, это будет неприятно и непродолжительно больно, но потом приведёт к частичному улучшению самочувствия. Воротниковую зону мне обрабатывают на физиотерапии и делают лёгкий массаж, глубокий тоже противопоказан.
  Помимо этого лекарства и уколы.
  
  Но мне не проводят главных исследований, следовало свозить на РЭГ, а врач забыла это сделать и эхо-экг также не провели. Бывает рассеянность и у врачей. Поэтому выпишут потом с диагнозом распространённый остеохондроз и ревмоартроз атланта.
  
   А также попутно обнаружат причины моих постоянных болей из-за которых я пачками ела соду,полагая что у меня проблемы с желудком, хотя приступы порой были почти до потери сознания. Оказалось панкреатит.Это с 13-ти лет почти до пятидесяти я мучилась необследованной, по причине обманчиво цветущего вида.
  
  Но пока течёт больничная жизнь. Моей соседке делают массаж и обкалывают ногу блокадой прямо в палате и начинают появляться первые успехи. Наташенька сначала начинает сидеть, потом понемногу стоять возле кровати, потом мы с ней делаем первые робкие шаги по палате и даже дважды выходим на короткую прогулку в коридор.
  
  Я радуюсь этому, как первым шагам своего ребёнка. Навестившая её мама, не могущая приходить часто, так как сидит с Наташиным маленьким ребёнком, тоже радуется до слёз.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 29 Мир тесен и полон подлости.
  
  Теперь мне придётся отступить в прошлое, чтобы была понятна суть дальнейших бурных событий.
  
  В конце 95 года у нас с одной из врачей, Алиной был серьёзный, откровенный разговор. Алине было 37 лет, у неё рос сын , которого она родила в 18 лет, так как они с мужем поженились учась ещё в мединституте и ребёнок родился рано. Она боялась делать аборт, чтобы не остаться бездетной. Пришлось брать академический, чтобы сидеть с ребёнком,поэтому закончила Вуз на год позже мужа.
  
   Муж работал кардиологом в больнице, а потом перешёл на скорую. Алина недоумевала, почему он резко поменял профиль работы, а после узнала, что он увлёкся молодой медсестрой, которая к тому же обучалась в вечернем на врача. Из-за неё,работавшей на скорой, он и перешёл туда же.
  
  Роман протекал бурно и Алина, узнав о нём не знала, как ей быть. Именно на эту тему мы с ней и разговаривали. Она сильно переживала измену мужа и хотела даже ехать к разлучнице, бить ей морду, как выразилась Алина. Я объяснила, что это ничего не даст, а наоборот ещё более утвердит её мужа во влечении к молодой.
  
  Прикинула, что ей нужно просто на время расстаться с мужем, съездить куда-нибудь отдохнуть и обдумать своё положение, чтобы принять решение, жить с мужем или расставаться. Сам он хотел, чтобы всё было, как идёт, то есть с одной ему комфортно живётся, с другой уютно спится. Он никак не мог определиться, а Алина была этим предательством измотана.
  
  Алина сказала, что её подруга прислала ей приглашение посетить Бельгию, где она теперь живёт и я ответила, что это лучшее, что она может сделать. Новые впечатления, новые ощущения, новая атмосфера, могут дать ей толчок к решению трудного вопроса, жить или не жить с Евгением. И Алина прислушалась к моей рекомендации , оформила отпуск и поехала в Бельгию.
  
  Когда через месяц она вернулась, то первое, что сделала, придя в поликлинику, это ураганом налетела на меня, закружила и расцеловала, "ты мой талисманчик". Я не могла понять в чём дело, остальные тем более.
  Алина всегда сдержанная, замкнутая и казавшаяся высокомерной и этот поступок всем казались несовместимыми.
  
  Частично я догадывалась, что видимо решение найдено, но остальных ставить в известность не собиралась.
  После окончания приёма, она позовёт меня в подвал, где мы обычно курим и расскажет всё.
  
  Они с подругой и мужем, а также его другом, объездили всю Европу. Она получила массу впечатлений и не только. Она получила предложение от друга мужа, стать его женой. И согласилась. Теперь будет оформлять развод с Женькой, решать квартирный вопрос и устраивать сына.
  
   Сын всё-таки взрослый, студент, доучится и если захочет приедет к ней, а нет жильё у него будет. Сразу отмечу, ей удалось за полгода решить все вопросы и обустроить свою жизнь в Бельгии. Потом она приедет и расскажет, что первое время ей пришлось работать медсестрой и ходить на курсы, подтверждать свой диплом, вернее свои знания, так как наши дипломы там не котируются.
   И это удалось ,она прошла курсы повышения квалификации и теперь работает врачом в больнице. Так что- что ни делается, всё к лучшему.
  
  Но возвращаюсь в настоящее. Раза два в неделю Наташу навещает, как я полагаю муж. Он врач скорой помощи.
   Наташа тоже работает на скорой врачом терапевтом, а раньше работала там же медсестрой. Она недавно заболела сильной простудой в следствии чего и случилось осложнение на ноги.
  
  Но врачи обещали, что она поправится и вот и вправду у неё улучшения. Немолодого уже человека зовут Женя. Он активно молодится, всегда бодр, весел оживлён.
  В то время, как он приходит, я выхожу из палаты, чтобы дать им возможность пообщаться наедине.
  И как потом окажется, зря.
  
   На выходные, когда Наташа уже довольно сносно начнёт передвигаться и даже выходить на прогулку в больничный сад, он сотворит гадость. Попросту похитит её с прогулки, мол тебе неплохо побывать дома. И это без разрешения врача.
   В выходные врачей нет, один дежурный на три этажа. Здание шестиэтажное, значит дежурят два врача и за всеми не углядишь.
  
  К ужину она не явилась и я подняла тревогу, человек исчез. Ночь прошла тревожно, а наутро послали по её адресу машину. Они же отвечали за пациента и нужно было решать, сообщать в милицию о пропаже или она найдётся.
  
   Она нашлась, дверь в квартиру оказалась открытой, в комнате были следы гулянки, остатки еды и вина на столе и беспомощная Наталья, лежащая на полу, то ли в пьяном, то ли в бессознательном состоянии. Не знаю по какому наитию, врач прихватил с собой, в пакет бутылку со стола и сдал её в лабораторию больницы.
  
  Её привезли в ужасном состоянии, она бредила, никак не могла очнуться, практически ни на какие раздражители не реагировала.
  Мне пришлось ухаживать за ней. Перегаром от неё не пахло, значит это не могло быть просто перебором спиртного, в чём подозревали её медсёстры.
  
   Они обращались с ней несколько предвзято и пренебрежительно, а я сильно переживала. Потом она пришла в себя, но была так слаба, что могла только невнятно шептать и мне пришлось наклоняться к ней, чтобы понять, чего она хочет.
  
  Она просила судно. Я подложила его под неё, но моча не шла, а она корчилась от болей. Побежала к медсестре, просить поставить ей катеттер . Я уже попросту плакала и медсестра согласилась. Когда поставили катеттер, то из Натальи полилась не просто моча, а почти живая кровь и тут медсестра испугалась, а следом за ней пришёл врач.
  
   Он сказал, что ей дали большую дозу клофелина и просто удивительно,что она осталась жива. А увидев мочу, врач сказал, ей ещё и почки загубили, убить мало того, кто это сделал. И тут я вспомнила, что в этот день здесь был Женя и сказала, что забрать её отсюда мог муж.
  Это не муж-объявила медсестра,-это любовник.
  - Он увозил вас?-спросил врач у плачущей Натальи и она кивнула.
  
  Пазл в моей голове сошёлся, врачи скорой, молодая любовница, Женя, это же муж Алины.
  Врач сообщил в милицию и вечером в нашей палате появились два сотрудника в штатском. Они сказали, что возьмут палату под контроль, так как преступник, узнав, что дело сорвалось, может понять где жертва и прийти вновь.
  
  Один из них расположился в углу за дверью в кресле с журналом, а второй ушёл в смежную пустующую палату. Нам рекомендовали вести себя естественно и не обращать внимание на них.
  
   Я посидела рядом с Наташей и она рассказала мне,что Женя раздумал на ней жениться из-за того, что она может остаться инвалидом. Ему плевать на совместного ребёнка, он стал хуже к ней относится после его рождения, но так как они работали вместе, а ему светило повышение, он не хотел портить свою репутацию и оттягивал разрыв, а теперь видимо решился.
  
   Он зазвал её в выходной домой обманом, мол побудем вместе отметим твоё улучшение и обговорим свадьбу, а сам вот что сотворил.
  
  Потом нам велели укладываться и погасить свет,что мы и сделали.
  Наташа не могла заснуть, я тоже. Где-то в районе половины второго через окно послышался звук подьехавшей к корпусу машины.
  Там часто приезжают скорые, привозят людей с инфарктами, но наш дежурный насторожился и как оказалось не зря.
  
  Через некоторое время за дверью послышались осторожные шаги и она приоткрылась. В проёме стояла довольно высокая фигура. Почти шёпотом он позвал: Наташ, ты спишь?
  Наташа не отозвалась, я тоже не шевелилась, только смотрела обмерев.
  
   Фигура скользнула внутрь и наклонилась над Наташей. Её кровать как раз у двери. В этот момент зажёгся свет. Это второй сотрудник ступил в комнату, а первый уже стоял возле Жени и крепко за запятье держал его руку со шприцем. Они оказались правы, преступник пришёл добить жертву и попался.
  
  Его увели, а у Наташки случилась истерика и прибежавшая медсестра вколола ей успокоительное.
  На следующий день пришёл следователь прокуратуры снимать опрос с Натальи. Оказалось, что Женя начал пить и кажется даже потреблять наркотики. Он попал в неприятное положение из-за долгов и решил таким образом избавиться от обузы в образе Наташи, чтобы решать свои дела на свободе от каких либо обязанностей, не придумав ничего лучшего, как устранить её физически.
  
  Приехала Наташина мама. Она очень плакала и сетовала на судьбу дочери, говорила же я тебе, он плохой человек.
  Ну, что уж после драки кулаками махать. Всё лечение Натальи пошло насмарку, нужно было не только начинать всё сначала, но и лечить последствия отравления. Мне через три дня предстояла выписка, а матери посоветовали нанять Наталье сиделку, так как она нуждается в постоянном присмотре.
  
  И кстати, живём мы неподалёку и судьбу Наташи я знаю. Она осталась инвалидом, а мать растила дочку и ухаживала за инвалидом в коляске, каким стала Наташа.
   Женя получил срок.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 30 Я инвалид.
  
  После выхода из больницы, я вышла на работу, но состояние моё не улучшилось и Михаил Михайлович, позвонил заведующей и отругал её за невнимание к его просьбе. Меня направили обследоваться в первый диагностический центр.
  
  Обследование там выявило энцефалопатию 2 степени по смешанному типу, что являлось следствием перенесённой травмы и остеохондроза. В итоге я получила вторую нерабочую группу инвалидности. Я очень плакала, мне было тяжело ощущать себя инвалидом и сразу нерабочей группы.
  
  Просила дать третью, чтобы хоть немного работать. Михаил Михайлович протянул мне список работ запрещённых и разрешённых и сказал, смотри сама. Я просмотрела весь список и раздражённо отодвинув его, вздохнула. -Ну, что! Нашлась работа, что можешь делать?-Сидеть в туалете и кричать занято-отозвалась я.-Вот то-то, слушай старших.
  
  Психологически мне было очень тяжело. Я привыкла быть в гуще событий, привыкла быть необходимой, привыкла жить для людей и вдруг разом всё, полный обрыв и никакого понимания, как жить ,что делать?
  
  
  С другой стороны я помню свой давний спор с Ниной Михайловной, когда я сама сказала ей, что если ты осознаёшь, что стал тормозом в работе, что приносишь больше вреда, чем пользы, нужно уходить. И сейчас взвешивая свои допускаемые в работе ошибки,те усилия, которые предпринимались для их исправления, я умом осознаю, что ушла вовремя.
  
  А значит нужно жить для семьи, для себя , а там время покажет. А вдруг будет улучшение и группу мне смягчат или вообще снимут? Хотя с другой стороны сейчас столько желающих работать, а рабочие места становятся дефицитом, что надежды слабенькие. Но пока надежда есть, нужно только усиленно проводить назначенное курсами лечение.
  
  
  Теперь у меня, как у стариков, "ты будешь работать на лекарства".....
  Нет конечно лекарства отпускают бесплатно, но их гора и нужно принимать строго циклично и по времени. А памяти не хватает, хотя для памяти и пью.
  
  
  Занимаюсь домашними делами, больше времени посвящаю своим мальчишкам и собаке, живу их интересами, а чувства удовлетворения от прожитого дня нет.Нет ощущения нужности своих усилий и насыщенности жизни.
   Не знаю, может тем, кто подходит к этому переходу постепенно подготовленным легче? А может также трудно?
  
  
  Да ещё и Саша, снова без работы, снова в постоянных брожениях,снова на первую полученную на подхалтурке копейку напивается и просто безобразничает.
   Доводит меня до исступления, я уже желаю себе смерти, избавления от такой никому не нужной жизни. Понимаю, что это плохие мысли, но новые выходки, новые идиотские поступки и я вновь желаю того же.
  
  В пьяном угаре, столкнулся у подъезда с таким же алкоголиком, поскользнулся на мокром камне, размахался руками чтобы удержаться и попал тому по лицу, вышиб сигарету. Тот взбеленился, пусть и молодой, но такой же пьяный, кстати отец Ванечкиного одноклассника. Наш убежал куда-то, тот пошёл домой, а вечером, добавив ещё решил прийти к нам, разбираться с обидчиком.
  
  
  Пришёл во всеоружии, вооружился отвёрткой и пружиной дверной, вместо дубинки. Одно слово, пьяный...
  А у меня внуки с ночёвкой пришли. Наташа с Женей и матерью поехали в Тульскую область на похороны, детей к нам пока.
  
  
  Открываю дверь на звонок, а передо мной встрёпанное чудо с красными, налитыми кровью глазами "твой где?".- Не знаю отвечаю, не приходил пока.- Ну тогда ты за него и отвечай, и на меня с отвёрткой.
  
  А детишки, они ж любопытные, на звонок за мной выбежали. Володи нет, гуляет, Ваня в комнате за компьютером в наушниках сидит, Лёшка с работы только в 11 придёт, так что я считай одна с малышами. Загораживаю их, пытаюсь их в комнату утолкать, а его уговорить угомониться, я то при чём?
  
  Только он ничего не соображает, отвёрткой размахивает, благо пьяный, всё мимо, то в стенной шкаф, то в косяк двери попадает. Соседка выскочила, урезонить его пытается, жена его снизу бежит:-Слава остановись.
  А Слава невменяемый.
  
  
  Отвёртка в шкаф впилась и не вылезает, он за пружину. Женщины кричат, дети плачут, я молча пытаюсь сопротивляться и его к двери вытеснять.
  
  Соседка в милицию позвонила. Он пружиной на меня замахнулся, я в сторону и пригнулась. Пружина о притолоку комнатной двери ударилась и из руки у него вылетела в коридор. Жена его пружину подхватила, кричит ему, идём домой, милиция едет.
  
  
  Это до него дошло. Он ведь уже сидел за хулиганство и испугался. Рванул вниз по лестнице, но угрозами сыплет, я мол сына твоего с работы подкараулю и пришибу. Это он в адрес Жени, они по соседству на предприятиях оба водителями работают.
  
  
  Только он убежал, мой явился, я злая, перепуганная за детей, встрёпанная, накинулась на него с криком, рассказывай в чём дело. Он и рассказал.
   А во всё время, пока сосед хулиганил, мой оказывается на лестнице на девятый этаж сидел. Всё видел, слышал, а на помощь не пришёл. Вот как его пьянство изменило.
  И сейчас рассказал и быстрее в кровать нырнул, мол милиция придёт, он тут не причём.
  
  
  Милиция приехала, опросили нас, соседка пошла их до его квартиры провожать, а я села писать заявление, как мне велели. Написала, а тут и их человек подходит, в подъезде, говорят прятался. А пружину в мусопроводе нашли, он её туда выбросил, следы заметал.
  
   Повезли его в опорный пункт и велели нам с соседкой туда же через полчаса подойти.
  Я детей спать наладила, они уже успокоились немного, но не совсем. Ване велела с ними сидеть, книжку им почитать, а сами с соседкой в милицию пошли. Стыдно жутко, мы стали героями бытовой драки пьяной. Пусть не мы затеяли, не мы дрались, а стыдно нам.
  
  
  Славка в милиции перед дознавателем сидит, прикованный цепью к сейфу, жена у стенки стоит, плачет, а нам велели сесть напротив у стола и опрашивать стали. А тот всё грозится. Ему уж говорят, ты что себе на лишний срок наговорить хочешь, а он не соображает, бушует. Норовит вскочить, до меня дотянуться, ударить, а цепочка не даёт.
  Ведь я ещё от обиды масла в огонь подлила, обозвала его "сявкой", словечко от брата слышанное использовала, а это оскорбление страшное,по тюремным законам.
  
  Вышли мы оттуда, ощущая себя в грязи извалявшимися. Неприятно это, его в КПЗ отправили, сказали дело расследовать будут и потом суд.
  Жена с нами идёт, плачет, уговаривает, как мол я буду с двумя детьми жить, пожалейте меня.
   Я и отвечаю, тебе поможем, а вот жалеть не буду, если ему сейчас спустить, завтра он от безнаказанности убьёт кого, сама слышала, как он Жене моему грозил.
  Она понимает, что права я, но ревёт. Дуры мы бабы, ох дуры.
  
  Сразу про него и докончу здесь же. Девять месяцев следствие длилось, три раза суд назначали и он не приезжал на суд, в день суда больным сказывался. На третий раз мы уже сказали в суде, что больше приезжать не будем, решайте дело без нас.
  
  Свете каждый раз с работы отпрашиваться, а мне больной и плохо двигающейся, к тому же теряющейся на местности тяжело.
  -Тогда вы должны что-то написать , а иначе дело не решить. Мы спросили, а что за болезнь-то у него приключается каждый раз? Секретарь хихикнула, расстройство живота.
  - А понос разбирает? Тогда понятно, вот бумагу пишу, что больше претензий к нему не имею, коли он трус такой. Пусть жидким стулом не страдает, думаю уже насиделся, подумал.
  
  
  Идём со Светкой из суда и смеёмся, нервное это конечно, но что делать-то, надоело.
  В общем осудили его на тот срок, что он в КПЗ провёл и освободили.
  
   Только чудное с ним творится стало, только завидит меня издали, прячется. Словно это я ему грозила. Хотя наверное стыдно ему просто на трезвую голову стало. Кстати жена за это время с детьми из Москвы уехала, сказала, что развод оформлять будет.
  
  Так он и лечиться сам пошёл и пить бросил только бы её и сыновей вернуть. Вернул, живут теперь хорошо, чему я очень рада, а она мне благодарна и он извинился в итоге.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 31 Как опускается человек.....
  
  
  А мой только хлеще пьёт, дом хламом заваливает, по полгода не моется и спит прямо в постели в том, в чём по улице шастает и в оврагах валяется. Запах дома стоит, не продохнуть, хоть и балкон постоянно открыт. Голым вдруг из комнаты выскакивает и кричать на всех начинает.
  
  Трусы прямо сгнили на нём, кошмар ходячий, а не человек. То со стенкой разговаривает и дерётся, то вскочит посреди ночи и из дому убежит и так раз по пять за ночь, взад-вперёд. Я уже спать нормально перестала, боюсь его.
  
  
  А тут из Психоневрологического диспансера позвонили, узнать, что да как с ним. Я объяснила и сказала, что я на инвалидности, а он такие вещи творит. Велели приехать. Ванечка со мной поехал вместе, одна я заблудилась бы, хоть и бывала там раньше, но перестала ориентироваться на местности, теряюсь.
  Болезнь прогрессирует от недосыпа и нервов постоянных.
  
   Мы всё обсказали, нам бумагу дали, направление в Кащенко и в милицию. Участковый должен его сопроводить в больницу. Тогда ещё этот порядок был, потом его отменят. Сами доставляйте. А тогда пришли, под белы рученьки взяли и увезли.
  
  
  Месяц пока он лежал, вернее полтора, мы отдыхали. Мальчики на помойку всё натасканное им три дня без передышки рюкзаками носили и тележкой вывозили. Одних телевизоров семь штук, не говоря о прочей гадости помоечной. Все электроприборы собирал и складировал. Чинил он их в мыслях своих.
  
  
  Я только раз один в больницу съездила, к врачу лечащему по вызову. Он обстоятельно опрашивал меня обо всём, что я знаю. Сказал, что у него посталкогольная энцефалопатия, он даст выписку, нужно будет идти к невропатологу и потом группу инвалидности оформлять и лечится тоже нужно.
  
  Но мой никуда потом не пошёл, а выписку порвал и выбросил. Хоть и не пил уже, а с головой всё-таки непорядок оставался. Начал, как и мать раньше, ходить к подъезду, сидеть с бабками, на жизнь жаловаться, кости семье и соседям перемывать.
  Из этой же лаборатории душ человеческих принёс новость, что я не больна, а прикидываюсь, а группу мне по блату дали, я мол работать не хочу, вот и всё.
  
  
  Вот так и жили, на мою пенсию и Лёшкину плату впятером. Ад конечно невообразимый, ни на что не хватает, концы с концами еле сходятся и когда этот ад закончится одному богу известно.
  Стала я искать способов заработать, стала нашим соседкам старушкам халатики шить, детям одежду кому-никому. Где сто где сто пятьдесят рублей подработаю, уже счастье. Где свяжу что-то. Нужно же жить, вернее выживать.
  
  Впроголодь, лишь бы мужиков своих накормить. Больше надеяться вроде не на кого. Но всегда помощь приходит неожиданно. Маришка о беде моей прознала, помогла, Викуся гостинцы нет-нет завезёт. Да и соседка из 6 подъезда, Ванина старшая подружка, женщина преподаватель английского, которой он полюбился за то что умный и рассудительный, стала помогать кормами для собаки, а это тоже подспорье большое.
  
  
  Викусе гостинцы из деревни родители мужа навезут, овощи, заготовки, а они чуть не половину мне тащат. Мы мол тебя не оставим, добро помним. А мне и совестно и радостно одновременно. Что делать, не до гордости, когда сил уже нет своих. И то хлеб, что пока в инвалидную коляску, которую мне врачи через два года не более предрекали, не села.
  
  Не только в семьях, но и в стране не прекращается чехарда: фальшивые авизо, бесконечный отжим бизнеса друг у друга, непрерывная смена лиц в правительстве и беспросвет в низах.
  
  Захожу в свою поликлинику и поражаюсь переменам. Отличный врач, вдруг начал брать взятки за больничные и погорел на этом,на житьё стало не хватать, не на роскошь. В итоге врач уволен.
  
  Врач ЛОР, замечательный специалист, умерла в возрасте 36 лет, попринимала "Гербалайф", для коррекции фигуры. Скорректировала.
   У медсестры 17 летний сын, студент-первокурсник умер от передоза, никогда ранее не принимал наркотиков. Первая попытка-передоз. Организм не выдержал. А он в семье единственный сын, на которого дышали. Что это? Беспросвет, иначе не назовёшь.
  
  
  Частенько забегает Ольга с шестого этажа. У неё начались подростковые войны с дочерью, Динарка буйствует. Да и неудивительно. У неё ситуация не лучше, чем у меня была с родными, в отношении Иришки.
  
   Дети они же всё понимают, как никто, отлично пользуются ситуацией в свою пользу и манипулируют взрослыми,всеми доступными способами.
  
  
  С одной стороны первая свекровь, которая Динарку любит и балует, с другой стороны мать алкоголичка, которая не любит никого, но потакает Динарке и настраивает её в пику матери. Сама дочь не растила, но права теперь качает.
  
  Ольга мечется между младшей дочкой и Динарой,а также между двумя бабушками. А девочка пользуется ситуацией, лжёт ,дабы вызвать к себе жалость и выторговать преференции.
   Я объясняю Ольге, что жёсткость и скандалы к хорошему не приведут, надо чаще говорить с дочерью откровенно и доверительно, а Ольга плачет, пытаюсь, но она не слушает, закрывается от меня стеной. А чуть что, Динара виляет хвостом и убегает пожить к бабушке.
  
  Понять можно, обстановка в квартире патовая. Бабушка допилась до состояния риз, гадит прямо в комнате или в коридоре , не доходя до туалета. Дверь в квартиру практически не закрывается, по причине постоянного снования друзей алкашей.
  
   Ольга, патологическая чистюля без конца ходит с тряпкой промоченной хлоркой и всё протирает. Я её за это ругаю, ты же не можешь перемыть весь подъезд и улицу. Ты убиваешь иммунитет у ребёнка и он без конца будет болеть. В общем ад кромешный.
  
  Мы с ней как-то взялись считать, сколько у нас в подъезде квартир с людьми не пьющими? Насчитали две из 36. Просто финиш всему, дом завзятых алкоголиков.
  На четвёртом этаже член-корреспондент живёт и у того в семье нелады, жена алкоголичка. С ума сойти.
  
  
  В двух квартирах на первом этаже, стоящих друг против друга живут одинокие инвалиды и оба торгуют спиртным навынос, через окошко,тем и живут. Не самогонкой, оба не ходячие, но спиртное им кто-то поставляет. А потом оказывается, что одна из них ещё и дурью приторговывает. Конвейер налажен. Милиция в доле, все жалобы отлетают, как от стенки горох.
  
  На первом этаже просто нечем дышать, под лестницу, идя мимо не забегает из под арки, только ленивый. Весь пол седой от мочи. Вонища непроходящая. Этаж минуешь, только плотно прикрыв нос.
  
   Никакая уборка, которую регулярно проводит крайне добросовестная уборщица, не помогает. А потом в целях экономии введут комплексных уборщиков и подъезд начнёт зарастать грязью. Уборка станет вестись на верхнем и нижнем этажах для комиссии, остальное гори синим пламенем. Вот так живём и постепенно опускаемся всё ниже и ниже.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 32 Жизнь без радости.
  
  
  И именно в подобных ситуациях вдруг особенно ясно начинаешь ощущать депрессию разлитую в воздухе. Наши однотипные серые безликие дома, давят на психику людей и создают это состояние безысходности.
  
  Какой идиот это проектировал? Думал он о том, какой будет эффект от жизни в серых джунглях, где что ни дом, то муравейник, что ни семья, то трагедия.
   У мужиков одно времяпровождение стол для домино, возле спортплощадки, где они пьют, матерятся и дико дерутся, если кого-то обнесли стаканом. И однажды мой прибежит с вытаращенными от страха глазами. На его глазах забьют человека насмерть за стакан.
  
  
  Всё хождения по дворам закончились, начался снова поиск работы, пока безрезультатный. Но хотя бы от дружков отошёл и от бабок сплетниц подальше. Лежит смотрит телевизор или названивает по объявлениям.
  В наш ДЭЗ его никак не берут, хотя им работники нужны, но репутация впереди человека бежит.
  
  
  В ноябре приехала Римма навестить нас. Пожаловалась на свою жизнь, муж у неё тоже на инвалидности, после укуса энцефалитного клеща,долго лежал в больнице, а теперь недееспособный абсолютно. Детей у неё трое, одна уже в институте учится, другая скоро школу закончит и сын шестиклассник.
  
  Трудно приходится, но живут.
  Узнала, что мне медаль дали, Саше попеняла, вот мол тебе москвичу не дали, а Вере дали, а всё потому, что разум пропиваешь. Ох, это его задело. Он потом медаль мою искорёжит, удостоверение порвёт и всё выбросит. Наверное полегчает от столь неумного поступка. Жаба душить перестанет.
  
  
  У Володи в училище тоже не всё благополучно, не по его вине, а по вине того, что всё в стране вразнос идёт. Машиностроительный завод приватизировали, а затем распродавать по частям стали и в училище не осталось ни одного станка.
  
  Теорию изучают, а самого станка в глаза не видели, практики никакой. Ну и какое это обучение?
  Хоть диплом об окончании средней школы будет и то хлеб. Стипендии естественно не платят, сказать спасибо остаётся, что хоть проезд бесплатный и самих приплачивать пока не заставляют.
  
  
  Только у Ванечки всё благополучно и оценки отличные и перспективу ему прочат хорошую. У него все предметы хорошо идут, кроме физкультуры. Ну не его это призвание. Математика, физика, иностранный-его, а физкультура, хоть убей.
  
   Даже на Олимпиадах городских по трём предметам участвует и места хорошие занимает. Этим радует. Ребёнок по-прежнему беспроблемный. Вещь в себе, без эксцессов и срывов. Ничем не обременяет никого, ничего не требует, всем удовлетворён. Иной раз это даже подозрительно, но вот такой растёт.
  
  
  И из школы ни одной претензии к нему, одни похвалы. А уж учитель информатики, она теперь у них настоящая, а не для проформы, вообще его профессором своего дела называет. Приятно.
  
  
  Внук в этом году в школу пошёл, первоклассник и с первых дней всех радует. Мальчик умный оказался, учится легко, тоже обязательный и исполнительный. А сестрёнка теперь в детском саду скучает без него. Она привыкла его опекать, хоть и младшая, а вот с другими детьми у неё отношения не складываются. Всё время особняком держится, разговаривает мало, отгоняет всех от себя, бычится.
  
   Мы это дело недоглядели, нужно было бы насторожиться, а мы прозевали этот момент. Я говорю мы в отношении семьи, сама то редко их вижу и её молчание списываю на то, что она меня плохо знает и редко видит, а там проблемы глубже оказались. А они в семье этого не доглядели.
  
  Наташа с Женей всё отношения меж собой выясняют, ссорятся оказывается часто. Бабушка всё внимание Андрюше, он на деда похож, она его безумно любит, а Катя сама себе предоставлена. Ребёнок тихий, ни с какой просьбой не обращается, сидит себе в уголке и чем-то занимается, а вот если обратятся, вспышка агрессии и слёз.
  
   Они об этом молчали, не говорили. А стоило тревогу бить, но не судьба. Спокойствие внешнее обмануло. А у девочки одна привязанность, брат, других словно и не существует, постольку-поскольку.
  
  Главная примета времени начинают разваливаться предприятия , люди в активном поиске работы и очень скоро на месте больших научно-исследовательских и прочих предприятий возникают, маркетинговые конторы-Никанора, а также масса юридических консультаций.
  
   Причём консультанты там не всегда отменные юристы, чаще отменные махинаторы. Все эти конторы приобрели в народе нарицательное название " Гербалайф', не важно что они распространяют.
  
   В квартиры звонят почти беспрерывно молодые люди с баулами и товарами и наперебой начинают скороговоркой втюхивать тебе свой товар и хвалиться своими доходами. В итоге уже боишься подходить к двери.
  
  
  Муж наконец-то нашёл работу по объявлению куда его пригласили на собеседование. Приехал гордый, вот мол пройду обучение и буду работать. Через две недели поездки на обучение потребовал 500 рублей первоначального взноса.
  
  Спрашиваю, что за работа? Оказалось маркетинговая сеть, а деньги нужны на первую партию товара, а потом выручку сдаёшь и получаешь ещё.
   Объясняю ему, что это кидалово, что он ничего не заработает, а только потратится, а я ради его опытов не могу оставлять семью без еды.
  
   В общем поругались вдрызь. После оказалось, что права я. Никто из пошедших с ним не преуспел, все только потеряли и время и деньги, а часть товара осталась у них, как компенсация, но товар бросовый, даром никто не возьмёт. Так что пребывает снова в поисках.
  
  
  Но где-то ближе к Новому году, повезло. Нашёл работу электрика в Чертаново-Северном. Стал ездить туда, обслуживать дома. Пока держался, не срывался. Я немножко воспряла духом.
  
   Теперь у меня появился новый бзик. Женя привёз от Надежды целую сумку мулине, канвы и рисунков, оставшихся от мамы. Надежда разбирая,предложила ему отвезти матери, вдруг пригодится, а то выброшу. Он и привёз, а я раньше вышивавшая не слишком охотно, только по необходимости, вдруг взялась за вышивку, почти без остановки, а мои смеются, в тебя бабушка Нина вселилась.
  
  Может и так, но интерес проснулся. Правда вдруг обнаружила, что совершенно не могу слепо копировать чьи то работы. Не так вижу вещь, обязательно должна что-то своё внести или изменить. Дух противоречия какой-то. И даже собственные работы повторять не могу, обязательно отличия будут.
  
   Одного и того же Христа вышиваю, количество крестиков то же, всё как по рисунку, а выражение лика отличается. Не знаю то ли от настроения, то ли ещё почему, но то суровый, то печальный, то просветлённый получается. И с Богоматерью тоже самое. Не получается один в один, хоть ты тресни, не копиист я и всё тут.
  
  
  А мои говорят, ты мать кому вещь изначально подарить задумываешь, так под их натуру у тебя и получается. Просто чудеса, да и только.
  
  
  Вот так я нашла себе успокоительное лекарство в тихой и неспешной работе. Вышила икону Богоматери, отвезла в подарок церкви при кладбище и словно на душе просветлело. Спокойно так стало, легко, как будто дочка меня поблагодарила.
  Много ли человеку нужно, чтобы с собой примириться в этом жутком мире?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 33 Год на год не похож.
  
  
  А время между тем движется. Вот уже и 1998 год наступил,быстро время летит, незаметно. Тут ещё Иван начал меня постоянно к компьютеру привлекать. Игры логические подсовывать. Тебе, говорит нужно мозгу не давать расслабляться и реакцию поддерживать, давай по часу в день хотя бы.
  
  И ведь приучил. Пока шарики или кубики попереставляю, думать приходится. Поначалу робко, а потом всё сноровистей получается. И голова думать лучше начинает, значит правда помогает?
  
  
  Где-то в феврале, гуляя с собакой, встретила нашего бывшего терапевта, Валентину Алексеевну. Она за полгода до меня ушла из поликлиники на пенсию. Долго её не видела. Уходила она вконец измотанная работой, нервная, дёрганая, а тут идёт навстречу живая, цветущая, лет на 10 помолодевшая бодрая женщина. Сразу и не узнаешь. Увидела, обрадовалась, ой, Верочка, я как раз о тебе думала, вот удача-то. Разговорились, она мне и говорит, ты мол, собаку домой отведи и пошли ко мне, дело есть.
  
  
  Пришли к ней, она чай на стол, пирожки свои и давай расспрашивать, что у меня и как я. Рассказала, а она говорит, я тебе помогу. Достала несколько препаратов растительных и даёт с наказом, как когда и по-скольку принимать.
  
   А потом , говорит придёшь ко мне и скажешь что чувствуешь. Ну, а делом нужным оказалось стихи маме на день рождения написать, она домой в Чернигов ехать собралась, к маме на юбилей на 80-летие, вот и нужно поздравление.
  
   Мама тоже врач, но уже на отдыхе,всё-таки за восемьдесят перевалило.У них вся семья врачи. Я попросила главные вехи маминой жизни рассказать, а потом села и написала, о чём просили. Валентина Алексеевна довольна осталась и велела, через две недели, как она вернётся прийти и обсказать,как мне препараты помогают или нет.
  
  И принимать не бойся, они все натуральные. Но и свои назначенные не бросай, эти в усиление будут.
  Ушла я от неё с целой сумкой препаратов.
  А там гингко-билоба американский препарат, орехи кедровые Новосибирские, растительный сбор из трав и ягод из Томска, от приливов, Нутрикон из злаковых для желудка и кишечника и ещё разные.
  
  
  Стала их принимать и правда помогают. Сон наладился, головокружения уменьшились, боли меньше мучают и голова яснее соображает. Не сразу конечно, по мере накопления, но заметно улучшается. Хожу уже не держась за стены и не шатаясь, а это для меня самое главное.
  
  
  Вот через две недели и пришла я к ней снова, а там дам пять шесть собралось. Оказалось что Валентина Алексеевна является соучредителем одной из таких маркетинговых фирм Арго, по распространению пищевых добавок, как их называют, а по сути растительных препаратов лечебных. А дамы, что у неё собрались, как раз те, кого она в фирму привлекла, лечить себя и другим помогать.
  
  
  Я поначалу испугалась даже, ну вот сама влипла в то, от чего мужа отговаривала, а она мне говорит, что они торговать ходить не предлагают. Ты можешь просто брать что-то для себя и семьи или друзей, не нужно ходить по квартирам и привлекать кого-то или продавать.
  
  Ну, если не нужно, тогда я решила пользоваться услугами фирмы. Тем более, что мне помогают препараты, я это чувствую. А главное, то что в аптеке стоит тысячи, здесь я могу приобретать от 60 рублей до 800, в зависимости от препарата и вдобавок со скидкой в 30 процентов, как член.
  
  
  И всё так и вышло, без обмана. В фирме разные люди были, кто хотел распространителем работать, посещал занятия по маркетингу, а кто не хотел, мог посетить занятия у врачей для консультации и приобретать для себя по их рекомендации .
  
   Я так и сделала. Честно скажу, их препараты мне здорово помогали. Я теперь снова смогла ездить по Москве и ориентация наладилась и самочувствие здорово улучшалось.
  Не так, чтобы совсем всё прошло, но жить здорово помогало более полноценно.
  
  
  Потом правда я с этой фирмой связи прерву, они руководство поменяют, ориентацию тоже сменят, на косметику и приборы всевозможные перейдут, но три года я их продукцией лечебной пользовалась и была довольна.
  
   Зарплаты конечно я никакой не получала, ведь просто пользователем была, но подругам многим помогла с проблемами. И в семье от простуд на то время совсем с их препаратами избавились.
  А потом многие из этих препаратов в аптеках появились, только цены задраны были будь здоров, не по карману пенсионерам.
  
  
  Вот в это время и подружились мы с Анютой, женщиной со второго этажа, которая станет моей подопечной. Не могу же без груза жить, всё время кого-то опекать нужно. Иначе жизнь не в жизнь.
  
  
  Анна моя ровесница. Мы с ней раньше не дружили, я была не её поля ягода. Сама Анна родилась в деревне, в Калужской области, но потом, после ранней смерти родителей оказалась в Москве, на попечении бабушки, ей тогда было десять лет, а по метрике, не знаю с какой целью мать увеличила ей возраст 12.
  
  Анна росла девочкой сообразительной,училась в школе легко,но к наукам особо не стремилась. Её более привлекала жизнь обеспеченная материально и по окончании восьмилетки, она поступила в торговое училище, практично решив, что торговля место доходное. И в общем-то не ошиблась.
  
  
  А так как она была помимо прилежной ученицы ещё и активной общественницей, то по окончании училища получила распределение не в магазин а в районный торг. То есть она должна была заниматься снабжением магазинов товарами, движением и учётом этих товаров.
  
   Помимо этого стала очень скоро профсоюзным деятелем, а потом и парторгом. Так что успела попользоваться всеми благами своего положения сполна и поездить по заграницам и поиметь материальную выгоду от удачного распределения нужного товара, нужным людям, естественно за отдельную благодарность, не без этого. Поэтому я и была не её поля ягода.
  
  Дружила она с женщиной со своего этажа Наташей, долго до этого жившей и работавшей за границей, в Сирии и только в конце 80-х вернувшейся в Москву и то, по причине недомоганий сына в том климате.
  Наташа тоже была торговым работником, а впоследствии работником бара, вернее владелицей бара.
  
  Так что у них был свой круг по интересам, в который голь перекатная вроде меня не вписывалась. Нет мы здоровались, перекидывались словечком иногда, но дамы разговаривали с презрением, свысока, через губу, как с плебеями. Было у них, помимо достатка и другое общее. У обеих сыновья, ровесники Женьки, стали наркоманами.
  
  
  Вот это было их расплатой за высокомерие и их вечной болью. Врагу злому не пожелаешь, такой боли. Дети жили не зная ни в чём отказа, катались как сыр в масле, родители считали, что вещами компенсируют им недостаток внимания.
  А те от пресыщенности, от скуки, связались с компанией где, как им казалось они найдут и отдушину и лекарство от скуки и общие новые впечатления. Нашли, подсели крепко.
  
  А теперь матери радовались, что пересадили их с наркотика на алкоголь, мол вреда будет меньше, а то умирают дети медленно, но верно. Обе не понимали, что хрен редьки не слаще.
  А потом Анна в 45 лет оказалась на группе, у неё наследственная тяжёлая форма гипертонии, от такой же умерла её мама.
  
  Но во время жизни мамы таких лекарств не было, а Анютина жизнь продлилась благодаря новым препаратам, вот только дееспособность она утратила. А с нею и доход снизился и вполне естественно, как и бывает в этих кругах, гусь свинье не товарищ, Анюта не стала нужна Наташе, мол кто я и кто ты.
  
  Приехала в наш дом Анна в 81 году, по обмену. Раньше она на Варшавке жила, а с мужем разошлась, жильё разменяли.у неё квартира под нами на втором этаже, двухкомнатная, оттого что на месте третьей комнаты-арка.
  
   А у мужа тоже на Днепропетровской, только к лесу ближе, за Чертановской, комната в коммунальной квартире. Муж уже дважды женился и разводился, а сам постоянно к Анне бегает. Она его смешно, Залупейкин мой, зовёт. Он всё надеется, что простит она его и они сойдутся, а она ни в какую. У них трое детей было, но двое первых умерли один шестимесячным, второй двухгодовалым.
  
  Анюта не говорила отчего, видимо тяжело рассказывать, муж бил её сильно раньше, может и было там что нехорошее. А над третьим она и тряслась и жестокой одновременно в детстве с ним была, может наркомания парня и была за это платой.
  
  
  Она его как наказывала, если он что-то творил в детстве. Выводила к подъезду на лавочку и велела всю ночь у подъезда сидеть прикованным. Ребёнок восьми-девяти лет сидит, трясётся весь, ей неважно какая погода, но с места не уходит.
  
  Сколько мы пытались его уговорить с соседями, каждый к себе ночевать звал. Нет не шёл, боялся мать ослушаться, спал на лавочке. Пока крепко с ней все не поругались и не пригрозили заявить на издевательства над ребёнком. Тогда только перестала.
  
  А теперь он её бил и гонял, если она капризы его не исполняла. Вот ведь, сами себе мы кару своими руками готовим.
  
  
  Выйдя на группу Анна, в силу натуры своей деятельной, а также привычке что-то иметь и чем-то руководить, чуток оклемавшись взялась за работу старшей по подъезду. Место ей тёплым показалось.
  
  Впрочем в некоторой степени так оно и было для неё, особенно, когда матпомощь из-за рубежа поступала. Жэк раздавал её старшим по подъезду, согласно списка жильцов для пенсионеров и многодетных. А они должны были по квартирам раздавать. Вот тут она и попользовалась. Как себя родную обойти?
  
  Привычка сильна. Раздавала не всем, не все же о помощи знали. Некоторые, в силу немощности уже никуда не выходили, так этим грех не воспользоваться, если ты у кормушки стоишь.
  Раздавала тем с кем дружбу водила, тем кто деятельный был и мог узнать в случае чего и скандал поднять. А остальное себе и нужным людям. Конечно не за так.
  
  Ну и Наташа тоже ради такого подругой вновь прикинулась. А как же иначе. Потом, когда помощь поступать перестала, Анна лоточницей какое-то время подрабатывала сезонно. Здесь тоже свою выгоду имела. К обсчетам или пересортировке товара навык большой имела и применяла успешно.
  
  Потом знакомой своей, таскавшей мясо с мясокомбината, помогала реализовывать его по своему дому.
  Та носит, Анюта по знакомым сообщает, все гуськом к ней тянутся. Она дома морозильник большой купила, для хранения, рассчитывала палатку свою открыть, сорвалось. А он вон пригодился.
  
  Весы наладила и продаёт всем. И ведь идём, куда деваться. Во-первых дешёво, по отношению к магазину, во-вторых считай с доставкой. Ох, жизнь.
  А теперь Анна беспомощная и всеми заброшенная была. Раньше ходит нос кверху, маленькая но удаленькая, властная гордая. А теперь ревёт по любому поводу и ничего сделать не в состоянии. Слабость такая, немощность.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 34 Володя. Борьба с Жеком.
  
  Я на это смотреть спокойно не смогла, взяла ее под своё крыло и для начала стала её нашими растительными препаратами пичкать, на ноги поднимать. Соответственно с врачом предварительно посоветовавшись и получив назначение.
  
   И ведь подняли. Взбодрилась она и ожила. Теперь снова смеяться научилась и радоваться, да не знали мы , что нас впереди ждёт. Хорошо что многого мы вперёд не знаем иначе руки бы опустились. Так что пока вместе гуляем, вместе лечимся.
  
  1998 год явился для меня пожалуй под знаком Вовки, так как почти все ключевые события были связаны с ним. Как началось с него, так и закончилось.
  
  
  Во-первых друзья, один постарше,парень неплохой но проблемный, второй помоложе, олигофрен. Сын из семьи алкоголиков родителей, с малыми возможностями умственного развития, но большими претензиями на материальные запросы.
  
  Постоянно тусуются у нас и уже неприятности мне непонятными поступками доставили. Сначала, неизвестно зачем раскурочили дверь в маленькую комнату, пробив в ней дырищу и испортив Иришкин рисунок. Мне крайне неудобно перед Лёшей, ведь сейчас он живёт в этой комнате и что же, за ним как бы подглядывать собрались. Соответственно пришлось дверь оклеивать плёнкой, чтобы скрыть безобразие, а ребят отругала.
  
  Но они другую "шалость" придумали. Обстреляли болтами, гайками и обрезками труб, детскую коляску с балкона. Меня в этот момент дома не было, мы с Анютой по магазинам ходили, а они резвились.
  Возвратились, дома никого, зато звонок из милиции, придите на собеседование.
  
  
  Пошла и узнала, в чём дело. Выгораживать ни своего, никого не стала, совместно делали, совместно отвечайте, все виноваты, неважно кто зачинщик, а кто в стороне стоял. Злая была, до беспредельности.
  
   Я когда с Ванечкой в поликлинику ежедневно ходила, однажды также вот, пакетом молочным по коляске получила, от таких же шутников. Пакет порвался и всё залил, а я только об одном думала, хорошо что колпак не опустила, не по голове ребёнку заехали. А теперь мой сын так поигрался.
  
  
  Их пожурили, поставили на учёт и отпустили домой, а я иду и всю дорогу ругаюсь на своего. А он виноват, но извиняться не умеет, затаится, перемолчит, а потом как ни в чём не бывало, когда я перекиплю, заговорит. Вот так же, как отец. В этом он его копия.
  
  Так что я бушую, он молчит. А меня, если понесёт, то пока завод не кончится, все грехи переберу и спорить со мной в этот момент, только масла в огонь подливать. Дети это знают, оттого и дают проораться, быстрее ,мол выдохнешься.
  
  
  А у меня, когда много вот такого запала неизрасходованного бурная деятельность просыпается. Так и сейчас, всё накопленное вылилось в мысль нужно делать ремонт. Наш с Вовкой, вернее мой разговор, закончился тем, что я запретила ему этих друзей в дом приводить. Коль вести себя не умеют, пусть к себе водят и там гадят. Он не ослушался, больше их не приводил, а сам не любитель ходить куда-то, так что от них отошел постепенно.
  
  
  А у меня, как раз перед этим от двух соседей обои нарисовались, они лишнего приобрели и мне предложили. Сама я давно лет пять ремонт не делала, значит нужно делать.
  Вот на этом взводе и взялась.
  
   Вовка ежедневно с отцом на работу уезжает. У него в училище должна практика быть, а проводить её негде, завод продали и училище последний выпуск производит, тоже закрываться будет. Вот им и дали задание, устроиться на три месяца где-либо работать, а потом им свидетельство об окончании выдадут, вроде как практику прошли.
  
  Кто куда, вплоть до помощника поваром детки устроились, а мой к отцу в бригаду электриком. Такие стали порядки, точнее полная анархия.
  
  
  А я дома одна, чем заняться, именно ремонтом. С вечера они мне перестановку сделали, комнату освободили, я и занялась потихоньку. Правда сил прежних нет уже, так что ремонт двух комнат и кухни занял у меня аж три недели, а впереди ещё комната и коридор были. Но не успела, тут на нас неприятности обрушились.
  
  
  Дело как раз между майскими праздниками, тогда ещё по десять дней не гуляли. ЖЭК стал крышу на доме перекрывать. Содрали старый гудрон и материал кровельный и благополучно отбыли на выходные, оставив нам над головой дыру приличную, ничем не заделанную.
  
  А погода решила дождём разгуляться. Ну и разгулялась. Залило нас, по самые не балуй. Девятый этаж сначала, а потом и нас, ну а уж ниже я не дала протечь, всякой посуды наставила, что в доме была. А у самих не то что побелка, заделка швов с потолка обрушилась. Обои на стенах, до середины стены отклеились и кудрями повисли, и паркет дня три весело стрелял плашками по всей комнате, салютовал. В итоге полный раздрай получился.
  
   Я в ЖЭК названиваю, чтобы комиссия пришла, а они ни гу-гу, пока сама туда ругаться не отправилась. Пришли смотреть и вместо того, чтобы ущерб оценивать, стали на нас же и кричать, что мы мол сами ремонт лет пятнадцать не делали, вон обои какие почерневшие, а хотим с них содрать.
  
   Я возразила, ремонт пять лет не делали, а обои такие оттого, что в прошлом году пожар наверху был и нас горелой водой промочило, вы же тогда сами и приходили. В общем им ни платить, ни заниматься не хочется, а мне как быть?
  
  
  Ушли они, а я за телефонный справочник села, консультацию юриста получить. Ну и конечно получила, дозвонилась до независимой экспертизы и вызвала их.
  
  Через неделю приехали. Всё запротоколировали и велели ещё через неделю приезжать за актом и готовить три тысячи рублей оплаты. С этими деньгами мне Аня помогла, дала в долг.
  
   Акт общего ущерба с учётом износа материала, по госрасценкам, а не по коммерческим составил 30 тысяч рублей и мне стало понятно, почему ЖЭК так упорно отказывался. Они и теперь настаивали , что виноваты не они, на что я ответила, с этим пусть сами разбираются и взыскивают с виновного, а я в суд на них, как на заказчиков подаю.
  
  
  Подала иск в суд с приложением акта, чеков на юриста и экспертизу и попросила ещё взыскать судебные издержки за счет ответчика. Стала ждать, когда суд. Подала в мае, а сам суд будет аж в октябре. Туда же к документам образчик обоев с газетой наизнанке приклеенной приложила чтобы доказательство было, что ремонт пятилетней, а не пятнадцатилетней давности.
  
  Как оказалось это решающим доказательством явилось, иначе я проиграла бы. И ведь никто не надоумил, сама запомнила слова этой комиссии о давности ремонта и как вышло не зря.
  
  
  В конце мая к нам приезжает дочь Риммы Надежда. Она окончила юридический, потом работала и писала диссертацию , а теперь приехала на защиту. Ей нужно пожить где-то и Римма договорилась со мной. Я согласилась, угол найдём всегда. В средней комнате поселили Лёшу с Ваней, в свою взяли Володю, а маленькую освободили для Надежды.
  
   Месяц вполне можно потесниться. Надя отдала деньги на питание и это тоже хорошее подспорье.
  Месяц пролетел быстро, Надежда уехала, договорившись, что они с сестрой приедут к нам на Новый год. Предстояли грандиознейшие проводы века, празднование миллениума, поэтому им хотелось бы поприсутствовать в Москве. Я дала согласие.
  
  Пока суть да дело, ждём суда, снова Володя отличился. В июне это было. Сосед у нас на третьем, новый русский, расцветающий предприниматель с большими амбициями. Он Вовку подбил наковырять ему ночью плитку на площадке, между тремя домами. Ему мол дорожку на даче сделать, а плитка всё равно никому не нужна. Мой, дурачок и пошёл, как же дядя Юра попросил и денег пообещал.
  
  
  Я жду-пожду, не идёт сын с гулянья, нервничать стала и тут звонок и опять из милиции.
  Мне сообщили, что сын задержан на месте преступления, по звонку от жителей, за расхищение общественного имущества. Он находится в дежурной части, протокол на него составили и мне следует забрать его домой, а потом нас вызовут по повестке к дознавателю.
  
  
  Я поблагодарила, за то, что они сообщили мне о местонахождении сына и теперь я смогу спокойно уснуть,зная, что он под присмотром. За ним я не приду, пусть посидит до утра и подумает.
  Мне ответили, что впервые видят такую мать, на что я сказала, всё в жизни бывает когда-нибудь впервые.
  
  
  До этого он сидел в гадюшнике, вместе с алкоголиками и дебоширами и насмотрелся и наслушался многого. А тут его дежурный пожалел и отвёл вниз в отдельные камеры, где он мог бы спокойно поспать. Конечно же спать он не смог, испугался основательно.
  
  
  Утром, в шесть часов его отпустили домой. Он пришёл тише воды, ниже травы. Первым делом сходил в ванну, где долго и яростно драился. Потом вышел на кухню и сказал мне:" Я всё понял и я не хочу сидеть никогда больше".
  -Ну, если ты всё понял, я рада, а то завтра какой-нибудь дядя Коля, или дядя Петя, попросят тебя об очередной услуге и ты побежишь за денежки. Пора бы разбираться, что хорошо, что плохо.
  
  
  Это было последним глупым подростковым безумством. Сын повзрослел за одну ночь, понюхав чем пахнет пока ещё не тюрьма, а её преддверие.
  К следователю нас не вызывали, Юру, заказчика этого безобразия, заставили восстановить порушенную плитку за свой счёт, что он и сделал. И деньгами откупился.
  
  
  Три месяца работы у отца закончились, Володя получил свидетельство об окончании училища и теперь нужно было искать работу. А какую, специальности-то считай и нет. Но не успел он приступить к поискам, как случился приступ аппендицита и мы с Ванечкой повезли Володю в больницу. Потом сидели там и ждали пока сделают операцию.
  
   Его забрали на стол экстренно, он был в шаге от разрыва. А потом сидели возле бессознательного, беспомощного Вовки и трепали его по щекам, как велел врач, а он вообще не реагировал. Бить со всей дури, как ударил врач у меня рука не поднималась. Пока мужики в палате не сказали, оставь его, мать, он придёт в себя, проспится, мы последим.
  
  Время посещений заканчивалось и хочешь не хочешь, нужно было уходить. Оперировали его в 7-ой больнице на Каширке.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 35 Ушлые девушки, трудное время.
  
  Вот именно там познакомился он с девушкой лаборанткой Кристиной, сыгравшей очень плохую роль в его жизни. Кристина девочка видная, цыганистого типа, из не бедной семьи. Папа также начинающий предприниматель, мама врач. Дочка учится в медучилище и подрабатывает, заодно получая практику в лаборатории забора крови.
  
  
  Роман у них сразу начался бурный и пламенный. Вовка потерял голову, просто влюбился, а она имела другого любовника и Вовка был для неё обычной игрушкой, от нечего делать, пока любовник отдыхал на Югах. Но Володя об этом не знал.
  
   Тот парень учился, вернее уже заканчивал обучение на юриста, был вхож в семью и в отношении него были серьёзные планы у обоих семейств на совместную жизнь детей. А у детей были современные независимые взгляды, получай удовольствие где и как можешь. Так что он отдыхал также не в одиночестве, всё взаимно.
  
  
  Володя нашёл работу недалеко от дома, в институте по производству лекарственных препаратов для ветеринарии. Теперь днём он работал, а вечера проводил с Кристиной. Ездили по концертам, по кафешкам, просто погулять. А потом вдруг стали встречаться реже и Володя недоумевал.
  
   Кристина оправдывалась тем, что начались занятия и ей некогда. Вовка стал ездить к училищу и подолгу караулить, ждать её, а она видимо видя его издали, уходила другой дорогой.
  Однажды она позвонила и попросила приехать на встречу в знакомое кафе. Вовка помчался окрылённый, а приехал как подбитый.
  
  
  Он сказал, что во время встречи, Кристина объявила ему что она беременна, на что Володя обрадованно заявил, хорошо, давай поженимся. А она ответила, что брак в её планы не входит, ей ещё в институт поступать и она не собирается обременять себя обузой. Но если он не хочет неприятностей, то должен заплатить ей 25 тысяч, за потерю девственности и за то, что она сделает аборт, а это ущерб здоровью. Девственницей она давно не была, но парень этого не понимал ещё.
  
   Тут и нарисовался её дружок, который представился другом семьи и защитником интересов Кристины.
  Долго рассказывать не буду, но с помощью настоящих юристов нам удалось умерить притязания парочки и отвадить их от преследования лохов. Им пригрозили, что они попросту сядут, как аферисты.
  Вот после этой девушки Володя и разуверился в девчонках. Потом у него будет много девушек но ни с одной он не захочет серьёзных отношений, памятуя поступок Кристины.
  
  Ванечка пошёл в девятый класс, а это значит в этом году ему решать, куда двигаться дальше. У него лучше всего обстоят дела с математикой физикой и иностранным, поэтому учителя возлагают на него большие надежды.
  
   С первого класса до начала учебного года он решал весь учебник математики самостоятельно и потом только вписывал готовые задания в тетрадь. Мне лично так никогда не удавалось, а ему легко.
  
  Володя ,поработав на комбинате лекарственном, перешёл в другое учреждение по соседству. Здесь ему предложили работу более интересную, диспетчером по перевозкам. Он научится отлично ориентироваться по карте Москвы при отправке грузов по магазинам, что очень поможет ему во всех последующих работах. Так что парень тоже вполне нашёл себя, но пока не загадывает далеко, ведь ему скоро 18, а значит армия.
  
  
  Отец снова без работы. Как говорится более нескольких месяцев продержаться без срывов, никак. Но на сей раз довольно быстро находится место в дорожной службе, вернее в службе дорожного освещения. Ездит с бригадой по району, испиравляют уличное освещение, меняют устаревшие провода и лампионы.
  
  Работа нелёгкая, постоянно на вышке и житьё в вагончике. Но как говорится и за такую спасибо.
  
  
  А у меня начинаются чудеса в решете с судом. Суд назначен на 9 октября на 14 часов дня, о чём меня известили повесткой. 3 октября со мной связался юрист ЖЭКа и попытался надавить на меня на предмет отказа от суда и согласия на проведение ремонта силами и материалами ЖЭК.
  
  Я на это не согласилась, видела, какой ремонт и какими материалами, столетней давности они его делают. Он пригрозил мне, что я тогда вообще ничего не выиграю и как бы между делом попросил у меня координаты моего адвоката. Я сказала ему, что адвоката у меня нет, я буду сама себе адвокатом. С тем и расстались.
  
  
  7 октября мне пришла телеграмма. Во первых она не была доставлена, а была опущена в почтовый ящик, при том, что я всё время дома. Во вторых у неё был абсолютно неправильно оформлен заголовок, не говоря о том, сколь неграмотно был составлен текст.
  
  
  В телеграмме сообщалось, что рассмотрение моего дела переносится на 12 октября, на то же время.
  
  
  Что было неверного? Телеграмма должна была поступить из 570 отделения связи, где территориально находится суд. А она поступила из 195. Даже если допустить, что кто-то работающий в суде Чертаново живёт в Перово, это смешно.
  Зато именно там находилась контора производившая ремонтные работы на нашем доме.
  
  В тексте были грубые ошибки с числительными и падежами, как если бы писал человек восточный, как потом и оказалось. И ещё телеграмма не проходила через наше 525 отделение связи, как я выяснила, а просто была где-то напечатана за деньги и тупо опущена мне в почтовый ящик. Да, изготовитель явно не знал, что имеет дело с почтово-телеграфным работником.
  
  
  Я съездила в суд, чтобы уточнить этот момент и там тоже подтвердилось, что суд не переносился. Грубый расчёт был на то, что я не явлюсь, а раз истец не пришёл, то он автоматически отказался от иска
  Номер не прошёл. А телеграмма, как факт подлога, тоже легла в общее дело.
  
  
  9-го числа я пошла на суд с Володей, на всякий случай, мало ли? При рассмотрении я сразу сказала, что не буду требовать платы за моральный вред, так как мне не нужно просто срубить денег с виновного, а соглашусь на компенсацию суммы экспертизы и дополнительных трат в общей сложности 35 000 тысяч рублей.
  
  Или , если ответчик будет упорствовать и пытаться загнать меня в угол, я передам дело в уголовное рассмотрение, как попытку обмана и запугивания меня.
  Адвокат и ответчики посовещались и владелец компании, азербайджанец заявил "слюшай, 33 а, соглашайся"- я ответила, при таких деньгах и таких фокусах вы из-за двух тысяч торговаться будете?
  
  
  В итоге они отсчитали мне 35 тысяч, я подписала расписку, что претензий не имею и мы разошлись.
  
  
  Мы с Володей подождали некоторое время и только потом двинулись на выход. Я очень опасалась, что нас подкараулят, поэтому мы пошли дорогой через овраг, открытой со всех сторон, а не дорогой вдоль домов, где были заросли.
  
  
  По дороге нам встретилась моя прежняя сослуживица Света Степанова, ведь именно рядом с местом моей старой работы был суд. Мы очень обрадовались друг другу и разговорились.
  Именно в этот раз Света рассказала мне, как наказала судьба мою обидчицу Евдокимову. Страшно наказала,врагу злому не пожелаешь.
  
  Её дочь с мужем погибли в автокатастрофе, а внуки, которых она поднимала в итоге выселили бабушку из квартиры, разменяли их четырехкомнатную квартиру на две, а бабушку ни в одну из вновь приобретённых не прописали. Стала бабушка бомжом, а потом её парализовало. В общем кончила жизнь свою в подвале собственного дома. Вот так может однажды проявленное к людям бессердечие, аукнуться там, где не ждёшь.
  
  
  Да и Королёва пострадала. Муж с ней разошёлся, дочка от неё ушла, отвернулась и она теперь ходит всем плачется на свою судьбу. Я сказала Свете, ну я то тут, в обоих случаях совершенно не причём, я им зла никому не желала,хоть и сказала, что жизнь их накажет. Вот она и наказала, ответила Света.
  
  
  А Саша, с лета носил с собой икону Иисуса Христа, которую я вышила гладью. Он говорил, что она его оберег. Летом, когда как раз ураган был , машины швырял, деревья как травой косил, их вагончик в Бутово единственный не перевернуло, в нём эта икона была.
  
   Вот и теперь на новом месте Саша её тоже поставил, она мол уберегла тогда , убережёт от беды и теперь. И вот думай, она не она, но их вагончики, стоявшие на приколе недалеко от кольцевой, кто-то обокрал и поджёг, а именно Сашин опять цел остался. Потом, когда он и отсюда вскорости уйдёт, мужики ему икону не отдадут, скажут она нас беречь будет. А ведь не освящённая в церкви. Такие вот чудеса.
  
  
  Ремонт мы конечно сразу делать не стали, ну кто зимой его делает, запахи тяжёлые в квартире, грязь на помойку тяжелее таскать. Подождём до весны. У нас некоторые деловые просто старый материал не утруждаясь в окно вышвыривали, уборщики подберут, но мы так не могли. Не привыкли гадить другим на голову.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 36 Начало астмы. Встречаем миллениум?
  
  
  А у меня проблемы с дыханием начались, чувствую, что начинаю задыхаться, не пойму с чего. Вера, подружка моя посоветовала теофедрин попить. А я боюсь, помню врачи говорили привыкание к нему сильное идёт, как к наркотику. Вон Вера уже таблетки по три в день пьёт.
  
   Я теоникол купила, он помягче и пока мне по полтаблетки в день помогает. А сообразить к врачу пульмонологу сходить мне ни к чему. Сама справлюсь, с чем не знаю. Всё таки со своим здоровьем безрассудные мы частенько.
  
  
  А я особенно резко на запахи стала реагировать. Духами я и смолоду не пользовалась, а теперь от других учую и задыхаюсь. Или ребята взяли моду дезодорантами пользоваться, а я сразу задыхаюсь. Стала их просить выходить брызнуть на лестницу, чтобы в квартире не распылять. Мои мальчишки прислушиваются, а Лёшка норовит тайком дома брызнуть, но по воздуху же летит и я опять задыхаюсь.
  
   В туалете стала просить не распылитель, а растворитель в бачок вешать, иначе мне плохо. И при готовке замечать начала, если пары скопляются в кухне, то мне снова плохо. Влажность большую не терплю. Вот ни к чему мне, что это астма начинается. Не знала же я её признаков.
  
  
  А между тем 98 год кончается и начинается страшный для всей страны 99 год, но мы об этом ещё не знаем, поэтому ждём его радостно
  Володя на новой работе неплохо зарабатывать стал, как раз сделал себе подарок на Новый год, купил первый компьютер. Он теперь у них с Ваней на двоих, старенький мне целиком под игры оставили, а на новом сами занимаются. Больше конечно Иван, так как Володя только вечерами дома.
  
  
  А Ваня даже игру свою муха-боевая нарисовал и программу разработал. Смешно смотреть, как они пытаются этой мухой лягушек внизу убить. Сами не всегда попадают и хохочут. Для меня подобные игры не подходят, мне больше логические а не стратегические. Но ему для изучения графики компьютерной и создания программ очень необходимо.
  
  
  Я просто мечтаю, что мой сын, хотя бы один пойдёт учиться в высшее учебное заведение, ведь голова светлая, значит перспективный в отличие от братьев.
  
  
  Одно печалит, что сама я уже не смогу материально ему помочь, а на папу надежды никакой, алкоголик, он сегодня в строю, а завтра в отключке. Вот и теперь снова сидит без работы, обузой на шее и снова бега по Чертаново с пьянью, здесь стакан, там полстаканчика. То собаку где-то потеряет, то сам невесть куда ублудит, а мы собаку потом домой приводим.
  
   Она на боевом посту, возле винного магазина, хозяина ждёт. Вот кто никогда не предаст. Он её тысячу раз предавал, а она за ним на край света готова, что делать, выбрала она его себе и дышит на него. Стану ему выговаривать, в ответ слышу, другие терпят и не ропщут, и ты терпи. Да где такие другие, покажи мне пальцем, и почему я терпеть должна? Нет ответа. Так и живём..
  
  Вот он и наступил 1999 переломный год,миллениум, как его назвали. Самое смешное, что весь мир отчего-то решит, что это последний год века и тысячелетия, забыв что в десятке, последнее число 10.
  Возможно это произошло от тех событий, что обрушились на людей, возможно от желания побыстрее вступить в новый век. Но тем не менее это свершившийся факт.
  
  
  Дома квартира стоит развороченная, а на Новый год гостей ждём. Как праздник встречать? Придумала. Мне Анютка материал шторный отдала 15 метров. Он такой тянущийся, словно резина, полупрозрачный, что за ткань не знаю. Но красивая. Бежевая с цветочками редкими рядами и золотой прошвой люрексом.
  
  Вот я этой тканью оборванные стены в комнате и задрапировала. Потолок правда ничем не прикроешь, но хотя бы вокруг глазу есть на чём остановиться. Впрочем в других комнатах этого безобразия нет, а здесь Надежда была, знает, так что своих наверняка предупредила.
  
  Приехали Риммины дочки не одни, младшая с мужем.
  Как располагать? Но тут выяснилось, что Володя Новый год уезжает встречать к друзьям, на другой конец Москвы. Лёшки нет,он домой в Молдавию укатил, а значит вполне разместимся.
  
  
  Да и под самый Новый год Саша опять в больницу в очередной раз попал, правда теперь не по пьянке, а просто для закрепления результата положили. Так что квартира освободилась, бывают такие совпадения.
  
  
   Сам Новый год начался конечно же с шока, речи Ельцина и представления преемника. Я как это лицо преемника, с бегающими мутными глазками увидела, сразу и сказала, ну удружил дедуля напоследочек. Такой подарочек сделал, это уже не киндерсюрприз,это хуже атомной бомбы будет.
  
  
  Надежда мне говорит, ничего вы тётя Вера не понимаете, это же счастье для страны, свежая кровь, сильная рука. Мы теперь.по человечески заживём, вот увидите.
  
   А я ей отвечаю, Надюша, ты на глазки эти скользкие, холодные, бегающие, рыбьи посмотри. Ты вспомни кто он. Гебуха у власти, это беда для страны. Нет, не поверили, заклевали меня дружным хором. Тем более она юрист, они молодые, уставшие от неопределённости. У них в провинции ничего не изменилось. Я рукой махнула, время покажет, нечего спорить.
  
  
  В общем посидели за столом, потом молодёжь и Ваня с ними уехали в центр гулять, миллениум встречать, а я одна осталась с мыслями тревожными, невесёлыми.
  Да и нечему особенно радоваться, нужды одни и усталость от подготовки к празднику навалились. Не девочка ведь уже за полтинник перевалило. А накрутилась с готовкой и попыткой всё как нужно устроить основательно.
  
  
  А вернулись.они под утро, Надежда совсем пьяная, они там шампанское и водку пили под салюты и гуляния. Вот тут я совсем другую сторону её натуры увидела. Хвастливую, агрессивную и абсолютно непривлекательную.
  Мало того, что она объявила, что это её стараниями и стол накрыт и праздник устроен, так ещё и нахамила мне с три короба. Обидно это было.
  
  Еле угомонили её, спать уложили, а Соне, сестре её извиняться за Надино поведение пришлось, она мол в отца пошла, как выпьет лишнего, так становиться неуправляемой. А мне оно надо, от своих и от чужих терпеть.
  
  На следующий вечер уже, так как она только к 18-ти часам проснулась, она стеснялась нос из комнаты высунуть, видимо сознавала, что натворила дел, а извиниться сил не хватает. Потом правда разревелась и пришла прощения просить. Ну, я отходчивая, простила. Второго числа они домой уехали и Володя вернулся, а через неделю и Лёшка.
  
  Начало года в нашей семье ничем особенным не ознаменовалось и первые три месяца протекли рутинно, а потом сразу, как и обычно случилась череда событий.
  
  
  Вовку вызвали в военкомат. Пришло время проходить медкомиссию. Во время неё выяснилось, что у него заболевание варикоцеллия и требуется операция. Именно на неё он и получил направление от военкомата.
  На операцию положили в ту же 7 больницу,где годом ранее оперировали аппендицит.
  Хорошо хоть, что Кристина там более не работала и они не встретились вновь.
  
  Порядки за год в больнице сменились. Ранее там внизу стоял ларёк, где можно было приобрести продукты и больные ни в чём не нуждались, и тяжести с собой таскать было не нужно. Либо сам ходячий больной, либо родственники лежачего могли прямо на месте приобрести всё.необходимое.
  
  Теперь, по непонятным соображениям ларёк ликвидировали, а посещения вообще запретили. Ещё не произошло страшных событий, но уже было пара тройка случаев взрывов на остановках транспорта наземного и в людных местах. Правда к счастью без жертв. Просто можно сказать шумовые атаки.
  
  Возможно для попытки предотвратить нечто подобное и усилили меры безопасности в больницах.
  Как бы то ни было,теперь нужно было снова всё для больного везти через всю Москву. А там просто передаёшь передачу, как в тюрьму. Иногда твоему родственнику разрешат спустится к тебе, но разговариваешь через турникет. Объясняют карантином, но большинство заболеваний передаётся воздушно-капельным путём и турникет этому не помеха. Следовательно причина другая. В общем в воздухе начинает витать настороженность, хотя нет видимых причин.
  
  
  Володя спускается полусогнутым, храбрится, но видно, что ему больно и неприятно. Очень бледный вид. Говорит, что мучает тянущая боль в пояснице, раньше этого не было. Просит часто не ездить и много не привозить ему мол всего хватает. Выпишут его через десять дней. За это время навещу ещё два раза. Хватает не хватает, а по себе знаю, что скучаешь в больнице от вынужденного ничегонеделания.
  
  
  Дома между тем дела тоже ухудшаются. Саша снова без работы и вновь в запое. Это становится привычной периодикой,но с каждым разом всё более бьёт по семье и его психическому состоянию, а рикошетом естественно и по мне. Я уже становлюсь законченной стервой и истеричной особой.
  
   Чуть что, срываюсь на крик и рычание, в сердцах швыряю предметы, которые на момент взрыва находятся в руках. В общем ничего хорошего. Ремонт начать пока не могу, руки не доходят и это тоже невероятно нервирует меня.
  
   Ну не работаешь, мог бы не пить и заняться полезным делом, так нет.
  Деньги полученные по суду, частично потрачены на стройматериалы, другую часть я тщательно прячу, стараясь не касаться их. Стоит потратить, как ничего не останется. Единственное напрягает, что приходится постоянно перепрятывать, так как муженёк шарится повсюду в поисках денег на очередную порцию. Жить так, в постоянном напряжении невыносимо.
  
  
  Володя выходит из больницы и ещё до конца месяца остаётся на амбулаторном долечивании. У него снова обостряется болезнь мочевого пузыря и теперь приходится вновь ходить к урологу. Это последствия осложнения от скарлатины и они периодически дают о себе знать.
  
   В военкомат ему являться только осенью. А сейчас случается ещё одна неприятность. Закрывается предприятие, на котором он работал, самоликвидируется. Значит снова поиск работы. И едва оправившись от болезни он приступает к поискам.
  
  
  Работу, не имея специальности, найти становится всё сложнее,в итоге он устраивается учеником водителя автобуса в Первый Автобусный парк. А это значит мизерная оплата в течении довольно длительного времени. Таким образом мы снова проваливаемся в экономическую яму.
  
   Доход моя пенсия 4500 тысячи рублей , Лешины 1500 тысячи, Вовины 600 рублей и неработающие Ваня и Саша. Денег едва хватает на оплату коммуналки и пропитание. Изо всех сил стараюсь кормить.мужиков, более менее сытно, а сама перебиваюсь с хлеба на воду. Но мне не привыкать к этому, организм приученный.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 37 Долгожданный ремонт.
  
  Между тем Сашино пьянство всё набирает обороты, он становится всё беспокойнее и агрессивнее, постоянно тусуется с пьянью у магазинов, то помогут разгрузить машины, то приберут территорию, за это им тут же платят, а они бегом в винный за новой порцией. Потом пьянка за доминошным столом, у спортивного корта, а после приход домой в невменяемом состоянии, непременный скандал из-за укладывания в постель прямо в одежде и обуви и постоянные оскорбления в мой адрес.
  
  
  Мы давно уже спим в разных постелях, спать вместе с человеком, который невероятно неопрятен, не моется по полгода, невозможно. Ведь даже пребывать с ним в одном помещении при постоянном запахе перегара, невыносимо. Мне кажется что весь наш дом, все углы провоняли этим помоечным запахом. Ни мытьё, ни драяние не помогают избыть его.
  
  
  В итоге, после очередного буйства, я вызываю наряд и его вновь препровождают в больницу Кащенко.
  А значит у меня снова месяц передышки от пропоицы.
  Месяц на восстановление нервной системы и покой для детей, в том числе от моих воплей.
  
  
  Именно в этот месяц я и произвожу наконец-то желанный ремонт. Докупаем в открывшемся магазине "Оби", недостающий материал и я приступаю к ремонту.
  Во всей квартире мы снимаем щербатую паркет-доску, в которой от протечек утрачено более половины плашек, а уложить их на место невозможно, они деформированы.
  
  
  Мы настилаем светлый линолеум под дерево и это так освежает квартиру. А потолки я вместо доставшей порядком побелки, оклеиваю плиткой из полистирола, что выглядит много красивее и чище. В общем квартира преображается. В большой комнате я поклеила белые обои с серебристым блеском. Стало очень светло и красиво.
  Следует учесть, что после разгрома, который царил от протечек и который я драпировала материей, чтобы не было так жутко жить, теперь я почувствовала себя, как в раю.
  
  
  Пол балкона застелила остатками линолеума. Полурасколотые стёкла ограждений удалила, а взамен натянула армированную плёнку, которая применяется для парников. Света это не убавило, а в уходе много проще. Прослужит она более десяти лет верой и правдой.
  
  
  Обустроила стол и стульчики, получился уголок. С другой стороны тумбочка для хранения инструмента. В общем и здесь уютно. Плюс палки опускающиеся для сушки белья. Всё для удобства. Дёшево и сердито, как говорится.
  
  
  Август у меня полмесяца ушло на интенсивное шитьё. Внучка шла в первый класс. Теперь форма стала необязательной, покупать что-либо ещё довольно проблематично. Одежды нарядной появилось много, но не будничной для школы, а скорее разнообразной для ношения на улице. А мне всё время кажется, что школьная одежда должна быть удобной, функциональной, красивой и не вызывающей.
  
  Поэтому я шью внучке, а заодно и внучке своей подруги, одежду для школы. Так для Кати я сшила две юбки, на смену. Одна из шотландки, другая из плащёвки. Юбочка из шотландки бантовочка. Из плащёвки полуклёш. К юбкам делаю одну курточку-пиджачок и два жилетика. Оба под цвет юбок. А курточку двухстороннюю. Одна шотландка, вторая плащёвка.
  
  Получилось, что можно выворачивать и одевать любой стороной. Модели взяла в журнале Силуэт для детей. К костюмчикам ещё три блузки. На будни кремовая и голубая. На праздники белая с рюшами.Выглядит очень нарядно.
   Внучке подруги сшила один костюмчик из джинсовой ткани,второй тоже из шотландки другой расцветки. Тканей у меня скопилось много, отдавали врачи и Анюта много отдала, поэтому было из чего развернуться.
  
   И ещё сшила два праздничных наряда, для школьных праздников каждой девочке. Кате белое платьице из шитья, получилось очень нарядное и нежное. Она уже влезать в него потом перестала, а всё норовила напялить. Второй девочке розовое, обшитое белыми кружевами.
  В общем потрудилась на славу, чем и сама была довольна и те, кому наряды достались.
  
  
  А там и муж.возвратился из больницы, снова приглаженный, притихший, но затаивший основательную обиду на меня. Теперь я для него, в его понимании злейший враг, как же упекаю его в больницу чуть что, а что это для его же пользы, он не понимает.
  
  Подолгу сидит у подъезда с бабулями-сплетницами и моет мои кости вдоль.и поперёк, хотя кушать идёт исправно из этих ненавистных рук. Я насмешничаю над ним, не боится ли, что я его отравлю. Ведь враг же злейший.
  Он огрызается, но исправно съедает всё.
  
  
  А уже всё ближе и ближе жуткий сентябрь.
  Проводили в школу Катюшу, порадовались за неё.
  Жить бы да жить. Но 8 сентября, взрыв на Гурьянова.
  Ужасный репортаж с места событий мы смотрели с Анютой не дыша и плача. Ужасала и картина и размер трагедии и непонимание. Зачем, за что?
  
  
  Когда первая трагедия произошла 4 сентября в Буйнакске, она конечно затронула, но поверхностно. Это очень далеко, это близко к Чечне, это как-то объяснимо с точки зрения логики. А здесь, обычные мирные люди, почти окраины Москвы, просто в голове не укладывалось.
  
  
  Не успели остыть от этой трагедии, новая теперь уже совсем близко к нам. Настолько, что лёгкое трясение почвы, в момент взрыва, мы сумели ощутить.
  8 сентября, Женин день рождения, высотка на Каширке, на развилке.
  Теперь.уже среди людей пополз мерзкий холодок ужаса и недоверия. Опасений за себя и родных.
  
   Треск репортёров, кадры с места трагедии, всевозможные реляции от власти, всё было просто фоном этому липкому страху, этому недоумению и непониманию, как от этого защищаться и в какую воронку упадёт следующий снаряд.
  Среди всего этого доносящиеся голоса из провинции,так и надо этим зажравшимся москвичам. Да и такое тоже было, "добрый" у нас народ, "отзывчивый.".....
  
  
  И срочные, авральные, как обычно последрачные меры властей. Закрыть доступы к чердакам и подвалам, установить дежурства во дворах и подъездах силами жильцов, до оборудования подъездов кодовыми замками.
  На безрыбье и рак рыба, как говорится. И пошли по дворам гулять ночами в основном активные старушенции, страдающие бессонницей, и мамочки,сидящие по уходу за детьми.
  Моя Анюта, как старшая по подъезду, занималась организацией дежурств и отчётами перед ЖЭКом.
  
  
  А что толку в таких дежурных, если бы делом занимались настоящие террористы? Да они бы их, как вялых тараканов перещёлкали. Но психологически это видимо помогало, успокаивало. Рассуждать логически мы тогда были не в состоянии,хотя отдельные разумные голоса пытались донести до нас верные мысли, но тут же заглушались громким хором.
  
  
  А следом случился Волгодонск и теперь провинции стало не до ехидства, значит и к ним может прийти такая беда.
  Мы ещё не знали и не понимали, что нас готовят к новой Чеченской войне.
   Потом будет Рязань, расследование по НТВ и первое понимание, что нам, если не врут впрямую, то уж явно, что-то не договаривают и скрывают.
  
  
  В любом случае это было поворотное событие послужившее ключом к реваншу силовиков и возвращению к старой жизни, куда вдруг, сломя голову возжелало вернуться изрядно напуганное большинство населения.
  Вот так протекала жизнь в семье и вокруг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 38 Живём дальше.
  
  Полагаю иллюстрация к событиям ,описанным в предыдущей главе, вполне уместна и здесь, так как это никуда не ушло, оно просто опустилось в глубины сознания людей и затаилось там жутким опытом растерянности, недоумения, боли и злости.
  Злости на собственное бессилие. Но как это бывает обычно, оплакав потери,преодолев ужас человек продолжает жить дальше в привычной повседневности,с новыми шрамами на душе и новым опытом.
  
  Не я возьмусь это объяснять, видимо так заложено самой природой, она включает какие -то резервы в организме, в целях продолжения жизни на земле, иначе планета давно бы обезлюдела, от количества ужасов и катастроф, выпадающих на долю человечества.
  Так и мы в очень скором времени начали жить своей обычной жизнью, своими ежедневными интересами, в борьбе за существование.
  
  
  Какие перемены в моей семье? Крайне удивил и неприятно удивил Иван. Он вдруг ушёл из школы, за товарищем и подружкой с седьмого этажа, поступать в кредитно-финансовый колледж,что как я и предрекала окажется не его занятием. Но разве слушают нас наши дети? Особенно, если речь идёт о поддержке друга?
  
  
  Пришлось принимать действительность такой, какая она есть. Хотя я ну никак не видела своего Ивана в образе скучного банковского клерка. Не в его это натуре. В итоге обоих его друзей отчислят с первого семестра, как неуспевающих,а он пока останется учиться.
  
  
  Володю снова вызвали в военкомат на медкомиссию и снова замирает сердце, если заберут в армию, что делать. То что произошло за эти годы с армией, в которую.стали грести всех подряд и куда пришли и бурным цветом расцвели тюремные порядки, отнюдь не радует , а пугает.
  
   Случаев искалеченных судеб и потерянных жизней уже масса,поэтому сердца матерей трепещут от страха за детей. К тому же опасения с идущей второй Чеченской войной, а это ужас и подсердечная боль.
  
  
  Но неожиданно терапевт военкомата отправляет его в 4-ю городскую больницу, на обследование сердца. Это полная неожиданность, ранее никто из врачей не говорил мне, о неполадках с сердцем у моего ребёнка.
  Оттуда его свозили на обследование в кардиоцентр и заключение выдали, к службе в армии не годен, проляпс митрального клапана 2 степени.
  
   Одна из разновидностей порока сердца. Удивительно, что это выявили только в 18 лет, ещё более удивительно, что по подаче военкомата, ведь там стремятся "забрить" всех подряд.
  Значит дело серьёзное, если врач не захотела брать на себя ответственность. Так вот и второй мой сын оказался непригодным для армии, что с одной стороны успокоило, с другой причинило новые волнения, по части здоровья.
  
  
  Вдобавок и в парке увидев такое медицинское заключение засомневались в его возможностях работать в качестве водителя общественного транспорта и на экзаменах его завалили.
  Мы опять на улице и опять без работы.
  
  
  Находимся в поисках нового поприща. Но беда не приходит одна. Вдобавок к Володе, работы лишается Лёшка. Он в последнее время работал уже не уборщиком, а при кухне кафе, заготовителем полуфабрикатов, а позже и официантом.
   Теперь всем гуртом нам жить на одну мою пенсию и посылки Алексею от мамы из Молдавии.
  
  
  И это не все трудности, как назло выходит из строя холодильник. Наш ЗИЛ отслужил своё, а ремонт будет стоить дороже, чем он сам стоил когда-то, следовательно овчинка выделки не стоит.
  Соответственно квартплата и оплата коммунальных услуг, снова отходят на второй план, нужно хоть как-то сводить концы с концами в пропитании. Снова мы на дне.
  
  
  Попробовала обратиться за помощью к старшему, но получила вежливый отказ, в какой-то степени понимаю, не обязан он тащить на себе мои заботы, своих обуз хватает.
  
  
  Вопрос с холодильником, вернее его заменой, помогла решить Анюта. У неё есть морозильный агрегат, очень большой. Она с подругой хотела приобретать палатку и купила этот агрегат, потом между ними произошли трения и план сорвался, а шкаф остался. Вот его она мне пока и отдала.
  Он конечно пригоден только для продуктов, требующих заморозки, но хорошо, что дело к зиме и прочие продукты, хоть это неудобно, приходится хранить на балконе.
  
  
  Правда запасов больших теперь нет, но выручают грибы, заготовленные с лета и ягоды.
  
  Я не упоминала ещё, но на второй год, после смерти Иришки, мы, бывая на Щербинском кладбище, стали ходить в здешний лес. Совсем недалеко, вокруг кладбища, но места там изумительные. Есть изобилующие белыми, подосиновиками, подберёзовиками, маслятами. Есть лисичкины и чернушкины места. Есть и в большом количестве опята.
  
  А земляничные, клубничные и черничные полянки дают ягоду. Вдобавок очень богатый малинник, где набираем бидона по два за один раз. Так что лес стал нашим кормильцем. И ни одного раза не ущла я из него с пустыми руками.
  
   Да и ещё нашла две яблони с китайскими яблочками из которых варю варенье. Вот это для нас большое подспорье в разнообразии стола, причём абсолютно бесплатное.
  20 лет, верой и правдой неизменно помогал мне лес. Пока ноги и дыхалка, не отказали окончательно.
  
  
  Я ходила туда и со своими мужиками и одна. Леса я никогда не боялась, бывали и смешные случаи. Так однажды привязался ко мне мужичок, явно не с благими намерениями. Он всё интересовался не боюсь ли я ходить одна, а сам подбирался всё ближе. Ну я ему и ответила, что не одна здесь хожу, а с дочкой.
   -А что-то я её не вижу?-удивлённо спросил он. -А вы и не можете её видеть, ответила я. Она здесь, на кладбище лежит, а сейчас рядом со мной ходит, помогает мне грибы искать. Закончим, я её до могилки провожу.
  
  Нужно было видеть с какой скоростью этот мужичок от меня убегал, видимо решил, что перед ним сумасшедшая и лучше с ней не связываться.
  
  
  А в другой раз уже я не на шутку перепугалась и пошла к дирекции кладбища, за работниками. Увидела в лесу свеже выкопанную яму, явно похожую очертаниями на могилу и главное цветочки прикопаны. Сначала подумала, может кто животное захоронил, но больно яма большая, не похоже, чтобы для животного.
  
  Оказалось не зря взволновалась. Я их на место проводила, показать. Раскопали, а там труп явно криминальный. Милицию вызвали. Я только рассказала, как нашла и заподозрила и ушла оттуда, смотреть и любопытничать не люблю.
  Дома своим ничего рассказывать не стала, а то больше бы в лес не отпустили.
  
  
  Ну вот так и живём с минимумом денег и подножным кормом, точнее заготовками.
  Тут как раз меня мои руки выручили. Двум соседкам сшила по заказу, связала свитер и шапку, в общем денежка, чтобы
  как- никак перебиться, появилась.
  
  
  Лёша снова домой уехал, новые документы выправлять и на одного едока меньше стало. А снова Новый уже 2000 год подступает.
  Какие смогли продукты подкупили, чем-то Викуся подсобила
   что-то Анюта подбросила, получилось, что жить можно и 12 блюд на праздничный стол наберётся.
  
  Не помню откуда это взялось, но всегда старалась, чтобы их именно не менее двенадцати было, по блюду на месяц что ли, чтобы весь год не голодать. Кто-то этому научил, так и старалась соблюдать.
  
  
  Также, как и обычай непременно к новому году пару тройку новых игрушек на ёлку подкупать,чтобы не переводилась новизна. Вот такие смешные обычаи, мелочи, казалось бы, а соблюдаешь.
  Но и выручали эти привычки. Дети у меня два раза ёлочки били, то возьмутся подушками бросаться, то беготню устроят, а ёлки страдали. Вот запас и пригождался, чтобы быстро перенарядить.
  
  
  А Володя, снова не дома,недаром праздник встретил в компании, там и нашёлся человек, что предложил ему работу. Так что вскоре он к работе приступил. Для начала курьером. Была такая служба организована МСС, по доставке счетов сотовой связи абонентам. Вот в неё он и устроился.
  Лёшка тоже работу нашёл, у беларусов. Продажа красок для ремонта и оформительских работ. Тоже теперь не безденежный. Так что зебра окраску сменила, жизнь продолжает налаживаться.
  
  А между тем и празднование Нового года, и шумная радость на тему, мы живы, живы мы,протекает на фоне начавшейся ещё летом второй Чеченской войны. Не буду описывать причины и предпосылки к ней,об этом каждый желающий может почитать в Википедии,скажу лишь что именно с тех пор мы стали жить в параллельной реальности.
  
   Где-то там в горах гибли чьи-то дети, мысль в голове людей, слава Богу, что не мои. Где-то лилась кровь, а мы радостно плясали и телевизор всё больше показывал развлекательных шоу, ярких заманивающих реклам, рисовал радужные перспективы и вообще создавал ощущения праздника каждый день.
  
  Мол жить.становится лучше, жить становится веселее.
  Прошли выборы нового президента, президента впервые введшего в лексикон дворовые выражения, блатные обороты, которым даже умилялась часть интеллигенции, а народ принял на ура. Скажете это неправда?
  
   Правда, правда и в этом весь ужас положения, что все мы словно ослеплённые находились внутри поезда набирающего обороты и неуклонно начинавшего движение в пропасть, но мы то об этом не знали. А те редкие, в общем -то слабенькие голоса, взывавшие к здравому смыслу, полностью затирались победными шумными криками и реляциями. Это наверху, а внизу по-прежнему борющийся за выживание народ, надеющийся на лучшее, на сильного лидера, на установление порядка в управлении. Этим и будут манипулировать в дальнейшем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 39 Я ухитряюсь подработать.
  
  
  Именно тогда моё личное сознание начинает всё более и более политизироваться, видимо прочтённое и переосмысленное прошлое, которое выплеснулось на страницы газет и журналов в конце восьмидесятых, но теперь всё более, за редким исключением, затухавшее заставило понимать, что и я не винтик, и я не в стороне, а внутри событий.
  
  Уже давно моими предпочтениями являются Эхо Москвы и НТВ, именно там я нахожу отзвук своим переживаниям и отклик на мои сомнения и подозрения.
  Но помимо политики есть ещё и семейная жизнь и она проходит отнюдь не гладко.
  
  
  Есть в ней и хорошее и плохое. Из хорошего, как только мальчики получили первую зарплату, мы первым делом купили себе холодильник, всё-таки весна, а значит хранить продукты на балконе не реально. Холодильник купили маленький "Саратов", но нам вполне достаточно. Тем более, что позволить себе большие траты мы не можем, а в качестве морозилки у нас есть Анютин шкаф, так что жить.можно.
  
  
  У Володи на работе проблемы, не его личные, а в организации самой работы. Он рассказывает мне, как и что у них происходит и с чем они сталкиваются. Девушка, организовавшая службу доставки, в детстве много бывала на почте у своей мамы и поверхностно видела, как там это организовано, но частностей не знала. Из-за этого и возникали проблемы.
  
   Я решила ненавязчиво помочь. Просто села и изложила на бумажке правила организации доставки, контроля и разработки маршрутов. В общем тонкости, которые несведующему человеку не видны. Отдала эту писанину сыну, поручив передать начальнице. Девочка оказалась очень умненькая, поняла свои пробелы и недочёты быстро внесла изменения в организацию работы, а в благодарность перевела Володю на должность экспедитора, а не курьера.
  
  То есть, я фактически улучшила условия работы своему сыну и обеспечила повышение должности с увеличением зарплаты.
  Иногда и от старух бывает польза.
  
  
  В свою.очередь Володя позвал отца к себе, работать курьером. Видимо Саша наскучался без работы, потому, что с радостью ухватился за эту возможность, а следовательно в материальном отношении нас ждало улучшение и самое чёрное осталось позади.
  
  
  Несколько раз, в особо запарные моменты, я тоже помогала мужу и сыну с доставкой счетов, но мои походы были разовыми, так для разминки и не потери формы собственной, а заодно проверки своих способностей ориентироваться на местности.
  
  
  Благодаря этим походам, я сумела ознакомиться с районами Измайлово, Сокольниками, Лужников, Автозаводской,Ленинского, Юго-Западной исходив их ножками, вдоль и поперёк.
  
  
  Зарплату за Сашу получал Володя, отчего отец конечно злился, но доверять ему деньги в руки было нельзя, соблазн велик и стремление никуда не ушло.
  
  
  Между тем, в один "прекрасный" день, мне позвонили из колледжа и поинтересовались, почему Ваня не посещает занятия. Оказывается он уже с марта не учится, хотя ежедневно уходит по утрам, якобы на учения.
  Это для меня было, словно обух по голове, или холодный душ.
  
  Вечером, по возвращении Ивана домой, я задала ему прямой вопрос и получила ответ, что я была права, говоря, что это занятие не для него, но он нигде не шляется впустую, а просто устроился работать. Вот так, как всегда он поставил меня перед свершившимся фактом. Он вырос скрытным человеком и вполне самостоятельным, в отличие от Володи, который постоянно открыт и обращается за советом, в случае чего.
  
   Работает Иван, как он мне сказал, в фирме по налаживанию работы компьютеров, по части программного обеспечения. То есть ездит по фирмам и частным адресам, устанавливает и отлаживает программное обеспечение. Фирма небольшая, но работа интересная и доходная. А с компьютером он давно на ты, так что в скором времени он в этой фирме , несмотря на молодость станет не просто рядовым сотрудником, а заместителем начальника и у него начнутся командировки в Белоруссию, Латвию, Украину, Финляндию, где он не только будет исполнять работу, но и обретёт хороших друзей.
  
  
  А у меня самой всё более усиливаются проблемы с дыханием и всё более чаще возникают конфликты с Лёшей, упорно не желающим использовать свои дезодоранты вне квартиры, и ведущего себя всё более вызывающе. В ответ на мои призывы вести себя не так шумно и считаться с моими просьбами, я начинаю получать огрызания и хлопанье дверьми перед носом.
  
  
  Вывод один, мальчишка забылся, расслабился и потихоньку наглеет. И однажды происходит взрыв, я предлагаю ему в течении двух недель подыскать себе другое жильё,с тем чтобы перестать действовать друг другу на нервы.
  
  
  Вот тут я и получаю сильный скандал от сына, младшенького. Иван с обиженным видом, кричит мне:- Мама, как ты можешь? Ты, которая относилась к Лёше, как к родному сыну, вдруг выкидываешь.его из дома?
  Я отвечаю-Сынок, ты сам то себя слышишь? Да, я именно я относилась к Лёше, как к родному сыну, но не он ко мне, как к матери. Разницу чувствуешь? Поэтому я считаю себя вполне вправе отказать в квартире человеку, который попросту начал хамить. Вопрос закрыт.
  
  
  Ванечка, конечно ещё пошумел и попробовал переубедить меня, но я была непреклонна.
  Таким образом с мая мы стали жить без Лёши, но совершенно неожиданно и без Ивана. Мой младший 17-тилетний сын решил меня наказать и тоже ушёл на съёмную квартиру. Нет, не с Лёшей, он ушёл снимать жилплощадь, где-то в районе ВДНХ вместе с тремя ребятами студентами. Одну комнату на четверых.
  
   Женя побывает у него там, Володя побывает, таким образом я буду знать, где и как живёт мой сын. Сам он долгие четыре года будет давить.обиду на маму. Вот такой он у меня. Даже звонить не будет, из-за чего я пролью немало слёз, но в одиночестве, не показывая своей слабости никому, чем заслужу от мужа упрёки в бессердечности и чёрствости, а то что наполовину поседеет голова, так это мелочи жизни.
  
  Ведь наш внутренний мир никому не виден, а дурная привычка быть сильной, никуда не уходит.
  
  
  Новая потеря в мире нашей домашней техники. Приказала долго жить стиральная машина, Эврика. Помню как мы везли её с Красного Маяка из магазина на санках, как радовались приобретению, но годы идут, вещи изнашиваются и приходит конец их службе. Снова авральная ситуация, но выручает опять же запасливая Аннушка.
  
  У неё стоит нераспакованная стиральная машина Фея, из класса малюток. Она отдаёт её мне в пользование, мол ты ухаживаешь за мной, когда мне плохо, а это вроде как плата и никаких возражений Анюта не слушает. Мягкая, мягкая, но когда ей нужно умеет быть упёртой. Вот и этот вопрос утрясён.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 40 Вовкины похождения.
  
  
  Володя начинает менять девушек, как перчатки. То у него фотомодель, то дочка Газпромовского главбуха. Я осторожно намекаю ему, что всё это не варианты для жизни. Девочка фотомодель успела вкусить запах большого успеха и богемной жизни, а значит он ей будет просто неинтересен и служит лишь игрушкой для времяпровождения.
  
  Парень.видный, пройтись подразнить гусей, престижно и всё. Так потом и окажется, в чём он быстро убедится. Газпромовская дамочка, заваливает нас конфетами" Коркунов"," Рафаэлло" и прочими дорогими сладостями. Она учится на модельера, имеет массу денег в свободном употреблении и пользуется своей набалованностью в семье на полную катушку.
  
  Зовут её Нинель, в честь Ленина только наоборот, назвала бабушка, а мы называем просто Неля. Она таскает Володю по загородным клубам спортивным кортам и конюшням. Знакомит его с папой, который уже строит для них планы будущей жизни.
  
  -Ты поступишь учиться, напрягаться не стоит, оплатим и диплом будет. Ты обучись на водителя заодно и станешь моим личным водителем и всё в таком роде.
  
  
  Объясняю сыну, что в данной ситуации он будет просто мальчиком взятым в семью из милости, а игрушка надоест, её выпихнут пинком под зад. Хорошо, что прислушался и потом расстался с девушкой, да и она уехала продолжать образование в Испанию, где до сих пор живёт имея своё дело и семью.
  
  
  Вот таким образом и дожили до августа, когда снова всю страну потрясла новая беда с подлодкой Курск. Август становился для нашей страны месяцем бед и проклятий.
  Три дня без сна, без покоя, с постоянным отслеживанием событий. Три дня бесконечных надежд и переживаний. Бессильной злобы на упёртость.властей и отказ от иностранной помощи. Явного вранья, которое было видно невооружённым взглядом. Апофеоз оскорбление вдов и циничное, она утонула.
  
  
  Для меня самой, заранее предсказуемое в поведении личности президента. Я не голосовала за него ни одного раза, с первого дня отнеслась к нему с недоверием, поэтому не было и шока, от его поведения. А вот моя Анюта была в шоке и рыдала, как будто бы лично её он предал, ведь она то верила в него и голосовала.
  
  
  Вот так я ей и сказала:-Не фиг было очаровываться, не пришло бы и разочарование.
  Она Анютка моя, вообще человек легковерный и поддающийся влиянию, так на неё постоянно оказывают влияние все рекламы и она норовит приобрести всю.продукцию, которую они предлагают, лекарственные приборы и препараты.
  
  Приходится постоянно следить за ней и отговаривать. Говорю, мало тебе МММ, на котором ты столько потеряла, так ещё всяким хламом норовишь дом набить. У неё уже валяются пять таких приборов, которые ни на что не годны, а всё поддаётся на пропаганду.
  
  
  Но в чём-то она наоборот человек ухватистый и оборотистый. Так к примеру сумела убедить мужа прописать сына в свою комнату, мол ты Залупейкин, это она его так называет, "ласково", всё равно допьёшься и сдохнешь, так хоть одно добро сделаешь, жилплощадь сыну оставишь.
  
  Свою квартиру она продала в ренту, хотя ото всех это скрывала, до поры до времени,даже от сына. А у мужа бывшего ещё жена четвёртая имеется, которая здесь же не прописана, но брак зарегистрирован, хоть и живёт где-то в другом месте, но в случае чего претензии на жильё предъявит.
  
  Такой вот компот Анюта из своей жизни учинила. Пашка, муж её, с которым она рассталась, ещё трижды женился, да был жёнами изгнан, по причине пьянства незатихавшего, а теперь чуть что постоянно к Анюте нырял, подкормиться, когда вконец пропьётся. И она жалела его, костерила, материла, подзуживала, но кормила, а иной раз и одежду подкупала. Вот такая она, Аннушка.
  
  
  Осенью у Володи на работе случилась острая необходимость. Нужно было по факсу сбросить важные сообщения сотовой связи на большое количество предприятий. Эту работу попросили сделать меня, для чего привезли мне факс.
  
  Трое суток я без перерыва практически выполняла эту работу и справилась. Итогом была оплата моего труда 6000 тысяч рублей, что для меня было неожиданностью полной. За три дня....
  И я сказала своим , что пусть говорят, что хотят, но я осуществлю свою давнюю мечту и куплю себе словари. Конечно не на всю сумму, но на половину я купила себе словари Даля и Ожегова и была безмерно счастлива. Остальное потратила на одежду мужу. Такими темпами мы подходили к концу 2000 года.
  
  С этого места моё повествование возможно утратит чёткую семейную хронологию привязанную к годам.
  Как я уже упоминала, наш мозг, в моём представлении об упорядочении, чем-то схож со старым комодом.
  
   Пока были свободные ящички, всё укладывалось в него легко и просто и всегда находилось в нужный момент. Но по мере забивания и уплотнения, новое приходится впихивать туда с напрягом, а старое почему-то цепко держится и не выбрасывается.
  
   Поэтому сунутое наспех, на свободные места, это новое, хотя и положенное недавно, никак не хочет извлекаться на свет в нужный момент, а появляется спонтанно. Так уж устроен мозг стареющего человека, и с этим ничего не поделать.
  
  
  Приходится смиряться. Да вы наверное и сами замечали за собой, что вот только что клала вещь, а её нет, или ах, опять забыла что-то сделать. И это абсолютно никакой не склероз, как любим мы говорить, это просто упало не на ту полочку, в уже забитый комод.
  Но, это лирическое отступление, а теперь к сути.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 41 Что новенького?
  
  
  Так получилось, что какое-то время жизнь наша текла рутинно, без видимых вех и событий. Нас в квартире осталось трое, полный покой и свобода. Мужчины весь день на работе, я либо с Анютой, либо занята своими личными делами, но никогда не скучаю, не ощущаю тоски, я просто отдыхаю. Ко мне часто заходят подруги на огонёк, они уже не обижаются, что я не звоню им.
  
   Много раз объясняла,что это не просто забывчивость моя, а то что у них жизнь насыщена и загружена, они постоянно на пике, а я словно в рутинном болоте, всегда дома, всегда на месте. И вдруг мои звонки окажутся не ко времени, я же не вижу, чем вы заняты, и где находитесь. Так что лучше вы ко мне.
  Постепенно они понимают, что это действительно не невнимание, а своего рода понимание и деликатность.
  
  
  Ведь если нужна моя помощь, я по прежнему всегда готова её оказать, в меру моих сил, а уж в разговоре по душам вообще никогда не отказываю. Правда и советов не даю, советчику первый кнут. Мы просто обсуждаем сложную ситуацию, я привожу схожие случаи из жизни, а их накопилось много и рассказываю, не называя имён, обычно в выражении ," а вот одна моя подруга", как находился выход.
  
  И так несколько схожих случаев, а в конце обязательно добавляю:
  - Но ты лично, взвесь всё, просто примерь на себя и либо прими, что-то, либо отбрось и найди свой путь.
   И как ни странно, это срабатывало. У человека действительно что-то щёлкало внутри и он решал свою ситуацию.
  
  
  Именно по этой причине, я в принципе редко бываю одна, идут с вопросами вновь и вновь. Так что волей неволей, я становлюсь отдушиной для многих, а это в свою очередь.обогащает и мой жизненный опыт.
  
  
  Ну, а чем живёт страна, что вокруг? Да много интересного, ранее неизвестного. Вот банки плодятся как кролики,совершенно неконтролируемо, а это значит упавшие с неба высокие цены на нефть заработали и приносят такие однобокие плоды. Почему однобокие, а потому, что идёт развитие финансовой стороны и совершенно, окончательно загибается какое-либо производство.
  
  В стране активно развиваются только две ветви торговля и кредитно-финансовая сфера, а параллельно строительный бум. А вот производства нового абсолютно нет, да и старое хиреет. Зачем что-либо производить, если это можно закупить и завезти. Неважно сколько это стоит, мы за ценой не постоим. И получается, что вся страна начинает жить сиюминутным, не видя никакого будущего и полагая, что так будет всегда.
  
  Плодятся и институты, но тоже какой-то однонаправленности. Всё больше финансисты, юристы менеджмент. Инженеры, врачи и учителя, оказались на десятом месте. А ведь это отсутствие перспективы в этих отраслях.
  
  
  Люди с головой в омут бросились в приобретательство, причём в основном, через кредитование. А народ-то абсолютно не подготовлен, его никто не обучал, никто не разъяснял, какой это хомут на шею. Да финансистам объяснять и невыгодно, им главное здесь и сейчас побольше срубить, наварить освоить, пока народ тёпленький и увлечённый.
  
  
  Это коснулось и моей семьи, как же без этого, мы же не в вакууме живём. Вовка начал брать кредиты, сначала на сотовый телефон, это тоже новшество, а как же молодёжи без него обойтись.
  То, что выплатил за телефон кредит он, почти в тройном размере, как-то не замечается и он берёт кредит на компьютер.
  
  Компьютеры тоже устаревают, значит новый нужно, никак без него. Тут уже и я со своей стороны и Иван, при встречах с ним, объясняем ему, всю невыгодность таких покупок. Но ослеплённый возможностью иметь всё уже сразу, он не слушает нас. Мне к примеру он говорит прямо:- Мама, это вы могли жить вечно ожидая прекрасного будущего, когда оно настанет, а мы хотим жить иметь всё сейчас, а когда я состарюсь, мне уже ничего нужно не будет.
  
  
  Ну, и что на это возразишь? Ведь и мы жили так, как все вокруг нас, и они наши дети, лишённые так долго самого необходимого, вынужденные как и мы ранее довольствоваться, тем, что имелось, хотели теперь, при нынешнем изобилии быть не хуже окружающих, пользоваться тем, что вдруг стало доступным.
  
  
  Наш опыт им не годился, тем более и с экранов телевидения им преподносили совсем иные образчики ценностей и устоев жизни.
  Это уже было выше нас, с нашей моралью и взглядами на жизнь, приходилось признавать очевидное.
  
  
  Нельзя осуждать голодного за то, что оказавшись в изобилии он дорвался до всего, как нельзя осуждать и наших детей, со всей страстью прежних лишенцев нормальных человеческих благ, окунувшихся с головой в потребительство. К несчастью их им не давали это прочувствовать и зарабатывать, добиваться и достигать ,а вываливали сразу под ноги кучу соблазнов и они летели, как мотыльки на огонь.
  
  
  Девочки , ринувшиеся в Москву за миллионерами, как им представлялось и красотой жизни, оказавшиеся в борделях других стран. И их нельзя винить и осуждать, и они были жертвами этого общего бума, посреди всё ещё отстающего моря нищеты на окраинах.
  
  Люди ринувшиеся организовывать свой бизнес, поверившие в посулы правителей, набравшие массу кредитов на развитие этих дел. Сколько их оказалось у разбитого корыта? Сотни. Сколько нашли себя и выстояли-единицы. Ведь их обирали и зажимали более сильные, а налоговая, пожарная и прочие проверяющие тоже хотели иметь свой кусок пирога.
  
  
  И на фоне этой вакханалии, этого "праздника" жизни, продолжающаяся война, уже не с теми, подстроенными спецслужбами, ради её развязывания терактами, а совсем другими, настоящими, актами мщения, за гибнущих в бессмысленной войне детей.
  
  
  Теракты стали обыденностью, там автобусы, тут рынки или воинские части. Ну, ещё десяток-два погибших, кажется люди перестали это замечать. В основном это било по живущим неподалёку от зоны боевых действий, но постепенно поползло по всей стране. Словно был взят девиз ни года без терактов.
  
  
  Самым громким и приметным для всей страны, вызвавшим шквал недоумений и возмущений, явился теракт на "Дубровке". Во первых по дерзости, во-вторых по направленности,против детей и мирных людей, пришедших смотреть обычный спектакль.
  
  
  Недоумение и возмущение, ужас и непонимание охватывали оттого, что нам же говорили, всё под контролем, мышь не проскользнёт, а тут масса взрывчатки, люди в камуфляже, целый отряд, легко проехавший через всю страну.
  
  
  Нет смысла описывать все подробности и последствия, о них все знают и все могут прочесть в интернете. Факт в том, что и тогда до нас ещё не дошло окончательно, что власть в стране фактически не работает, не исполняет свои функции, не служит людям, а живёт исключительно, обслуживая собственные шкурные интересы.
  
   И в целях того, чтобы народ, как можно дольше не прозревал, стала постепенно скукоживаться сжиматься площадь свободной прессы. Под разными предлогами давились разные издания, предприниматели, могущие работать на благо людей. Они были не нужны, они мешали и кольцо удавки всё более сжималось, а народ, одурманенный доходами ничего предпочитал не замечать, подразумевая, что это и есть желанный порядок.
  
  
  При этом ослепление постигло не только обычных обывателей, но и вполне образованных и по своему передовых людей. Я с ужасом вспоминаю, как известный режиссёр, у которого там была дочь, призывал не говорить ничего плохого о власти, ему страх застил глаза или было всё равно что будет с дочерью? Понимал ли он, что и кого поддерживает? Понимал ли чему развязывает руки, в ответ на заявления власти, переговоров с террористами не будет?
  
  
  Ведь это именно тогда власти открыто показали своё безразличие к населению и бездушие, свою неспособность не только справляться с ситуацией, но и вообще руководить чем либо. И газ применённый против террористов, якобы, а убивший самих зрителей, до сих пор неизвестен, а расследование просто не желают вести, замыливают.
  
   А мы как малые дети, смотрели на мишуру, веселились, справляли пиры во время чумы и очень быстро забывали о прошедшем. Помнили о своём горе те, кто пострадал, да некоторое количество вовлечённых в события вокруг них. Остальные после каждой беды, отряхивали пыль со своих ног и бравурно распевая шли дальше.
  
  
  Как в СССР, все соревновались друг с другом в работе, так сейчас в жизни все соревновались друг с другом в быту.
  У кого ремонт круче, кто более навороченный дом построил, у кого тачка красивее и свирепее, кто на какой тусовке бывает и кто в каком обществе сверкает. Кто ближе к благам и власти, кто более раскручен на эстраде. Полезло из людей так много низкого и грязного, а выдаётся это за умение жить.
  
   Телевизор, журналы, газеты все занялись гламурным миром, выпячиваясь друг перед дружкой и порождая у страны, живущей на прежнем уровне зависть и раздражение. Ведь они всюду воспевали свой достаток, свою благополучность, не задумываясь что простой обыватель сидит в той же разваленной халупе и начинает тихо от злобы и бессилия, спиваться.
  
  
  Страна всё более и более делилась на два лагеря, благополучных жирующих перспективных городов и голодных и злых безнадёжно отставших, загибающихся провинциалов.
  Приношу извинения, что так увлеклась обзором обстановки в стране, но это была наша жизнь и боль, о которой мы часами говорили с недоумением.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 42 И это тоже жизнь.
  
  А тем временем жизнь не стоит на месте и в семье тоже
  кое-какие перемены. Володя, как я уже говорила, во многом тянется за старшим братом, он всё как-будто пытается доказать, что ничуть не хуже брата.
  
  По интернету он знакомится с девушкой из Германии и они какое-то время общаются, а сейчас Вовчик ставит меня перед фактом, что она приедет к нам в гости. Ну что же, встретим.
  И вот к её приезду мы с ним наводим в доме порядок и приготавливаем ей комнату. Мне не совсем удобно, ведь ей после Германии наше бедное и малогабаритное жильё покажется убогим, но другого у нас нет.
  
  
  Оказалось, что волнения и тревоги мои абсолютно напрасны. Девочка не сноб, а нормальный человек, без комплексов. В отличие и от модели и от модельерши, она очень простая и сердечная в обращении.
  
   Но главное, на что я обращаю внимание, она очень схожа по внешности с нашей Натальей, Жениной женой. Вот оно стремление Володи, доказать брату, что он не хуже. Различие между Валей и Натальей в глазах, строении глаз их цвете, и естественно в фигуре.
  Наташа на фоне Вали показалась бы, при росте 1,70 просто мелкашкой. Фигура у Вали много богаче,а рост такой же.
  
  
  Сама Валя из обрусевших поволжских немцев, высланных когда-то в Казахстан. Там её мама и родила своих трёх девочек, потом разошлась с мужем, так как он сильно пил, а потом, при первой возможности после объединения Германий и открытия границ, уехала с девочками туда.
  
  В Восточной Германии они обустроились, девочки выучились, старшие уже обзавелись мужьями и детьми и все стали иметь и своё жильё и машины и работу. Машины, как сказала Валя, это необходимость, чтобы добраться до работы.
  
  Живут они в пригороде Франкфурта-на-Майне, а работают в разных городах. Специальность у Вали тоже хорошая, а вот личная жизнь пока не обустроилась. В Москву она кстати приехала по работе, на выставку от их предприятия.
  Десять дней провели они вместе, десять дней полных узнавания, внимания и любви, а потом она уехала.
  
  Расставались со слезами. Она звала его переезжать в Германию, а он настаивал на её переезде сюда. Она категорически отказалась, сказав, что возвращаться к нашим реалиям ей не хочется, а он, он по моему просто струсил. Испугался, что не знает языка, не хочет жить какое-то время обузой на её шее и прочее. В общем струсил парень, но свой мозг не приставишь, переупрямить друг друга им не удалось.
  
  Полгода она билась с ним, он пытался даже шантажировать её, пытаясь переубедить, но в итоге просто потерял. Значит не судьба была.
  
  Правда они по сию пору общаются по интернету, остались друзьями. Она пыталась связать свою жизнь с человеком, но неудачно. В итоге просто родила себе дочку от случайного человека и теперь растит её и чувствует себя счастливой и нужной кому-то. И ещё вышла замуж и родила двойняшек.
  
  
  Так вот иногда мы сами теряем своё счастье из-за собственной нерешительности. А чувство, по крайней мере с её стороны было видимо сильным.
  
  
  Тем временем и в работе у него произошли перемены. Встретил старого знакомого и он переманил его работать к себе. Фирма занималась поставкой компьютеров и составляющих к ним, то есть вполне процветающая на большом подъеме.
   И он, конечно же с удовольствием перешёл. Ближе к дому и вдобавок больше оплата. К тому же и для себя благо.
  
   Так он работая там получил премиальное вознаграждение, ноутбук в подарок. Не сразу же конечно, а по прошествии времени. В его обязанности входило находить точки сбыта товара, связи с торговыми точками, которые будут реализовывать товар и он успешно с этим справлялся. Находя и рынок сбыта и просто оптовых покупателей.
  В общем у него дела шли неплохо, чего не скажешь о папе.
  
  После ухода Володи, папа остался без присмотра и естественно , как только сам стал получать зарплату на руки, так появилась возможность прикладываться к бутылочке. Вознаграждая себя за долгое воздержание, он так увлёкся, что в итоге напортачил что-то в работе и лишился её. После этого он какое -то время пропивал заработанное и снова опускался прямо на глазах на дно.
  
  
  Спокойный период моей жизни естественно тоже благополучно завершился. Деградация его теперь.происходила ускоренными темпами, так как для достижения полного опьянения дозы требовались всё меньшие, а выкрутасы становились всё круче.
  То есть.беспокойное поведение, почти галлюцинации, спутанная со сновидениями реальность.становились нормой и тут же снова ярко проявлялась неопрятность, чего в трезвом виде он себе не позволял.
  
  
  То он подскакивал ко мне среди ночи, срывал одеяло и стоял уставясь на меня, а на вопрос, ты что с ума сошёл, кричал да пошла бы ты на... и выбегал из квартиры. То принимался приписывать мне слова, которых я не говорила или действия, которых не совершала. В общем чудил по полной программе.
  
  Однажды, к нам как раз после долгого перерыва приехал Ванечка, решивший навестить маму, Саша отмочил и вовсе нелепое.
  Мы с Ваней сидели на кухне разговаривали. Отец спал в комнате в одежде, на кровати, абсолютно пьяный.
  
  
  Вдруг Саша с абсолютно остекленевшими глазами, с невменяемым видом, по видимому не замечая Ивана или не понимая кто перед ним, подскочил ко мне, схватил за горло и начал душить, крича :"отдай мои деньги. Ты утащила у меня деньги."
  
  Это было уже второй раз. Ваня не выдержал, вскочил, скрутил отца и со словами, если ещё раз тронешь мать, я тебя убью, выпихнул его из кухни.
  
  
  Он испугался, но продолжал стоя в коридоре требовать, чтобы я вернула ему деньги. В конце концов Иван тоже вышел из себя и вытолкнул его из квартиры, сказав, опомнишься, вернёшься, а пока погуляй.
  
  Вот так после недолгой передышки я снова оказалась на острие скандалов запойного человека и его пьяного бреда, а Ваня констатировал, что какое счастье, что он сейчас живёт вне этого. Можно представить, каково сознавать, когда твой ребёнок радуется, что он теперь живёт не в аду и хоть ему трудно вне дома, но возвращаться в ад ещё тяжелее. И в этом моя вина, целиком моя.
  
  
  Ваня уехал, а муж вернулся домой только после прихода Володи, не знаю, что он себе нагрезил и чего боялся
  Правда рук больше не распускал и про деньги, якобы украденные мной более не заикался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 43 Аннины трудности. Леша.
  
  
  В такой атмосфере не то что месяца, годы сливались в одну череду и пожалуй удерживаться на поверхности помогала только необходимость заботы об Анюте, которой всё чаще становилось хуже, благодаря стараниям сына.
  
  Пил, бил, крушил мебель, в общем куражился не лучше моего,а мне приходилось поддерживать её и строжить его. Меня он отчего-то побаивался и после нотаций и хорошей взбучки утихал или убегал на время пожить к отцу.
  
  
  Такой вот общей бабьей долей и жили мы с Анютой. У неё случилось горе, сильно подкосившее её, умер её пёс, самец колли, Ют, который в принципе поддерживал в ней волю к жизни. Она на фоне его смерти перенесла шестой микроинсульт.
  
  Теперь Анна стала беспомощной, плаксивой и абсолютно безразличной к каким либо прогулкам, удовольствиям и прочему. Приходилось вытягивать её на улицу чуть ли не насильно и пытаться, хоть чем то заинтересовать.
  
  Но мне удалось в очередной раз поднять её на ноги,хотя сама я при этом тоже основательно подослабла и устала. Всё таки готовить на два дома, ухаживать за двумя квартирами. Оставлять Анюту на ночь одну, становилось уже страшновато.
  
  
  В итоге её сын, в моё отсутствие однажды требуя с неё денег на водку, устроил жуткий дебош, разбил очередной видеомагнитофон, телевизор, дверцу холодильника и чуть не изувечил её саму. Она позвонила мне в слезах.
  
  Пришлось вызывать милицию, его забрали на 15 суток, а потом ему предстоял суд. На суд мне пришлось везти её самой, она одна не смогла бы добраться. Судья была та же, что разбирала и моё дело и она сразу меня узнала и поздоровалась, как со старым знакомым.
  
  
  Во время процесса мне пришлось озвучивать то, что говорила Анюта, говорила она очень тихо и невнятно,речь уже изменяла ей и мне пришлось служить толмачём. Дело шло к тому, что ему грозил срок в тюрьме и тут ей стало плохо, пришлось вызывать скорую и объяснять судье её состояние.
  
   Врач скорой тоже подтвердила мои опасения, что если Сашке дадут срок, то мать не переживёт. В итоге ему присудили принудительное лечение с последующим обязательным выбранным службами трудоустройством и она немного успокоилась.
  Нет её любовь к сыну, её чувство вины не могли перенести, что сын попадёт в тюрьму, а для него это верная смерть.
  
  
  Из зала суда его сразу увезли в 17 Наркологическую.больницу, а Анну мне пришлось забирать к себе. Одной ей уже нельзя было находиться и мне предстояло снова поднимать её на ноги.
  
  
  Когда Анюта стала жить у меня, она принялась настаивать на том, чтобы я перенесла к себе её холодильник "Стинол", а к ней спустила наш "Саратов". Я отказывалась, но она сделала всё за моей спиной. В один из дней, пока я отлучилась к Ольге, по просьбе последней, Анна заставила Володю.и Сашу перенести к нам не только холодильник, но и стиральную машину, а фею и Саратов спустить вниз.
  
  Она указала им, что ей одной много не нужно, тем более, что живёт она у нас, а значит и нечего возражать. Для себя старается. Как раз в этот день к нам зашёл Лёшка. Когда я его увидела, мне поплохело. Был он исхудавший, страшный, одни глаза торчали. Ну и конечно моё сердце не выдержало, я велела ему возвращаться к нам.
  
  
  На следующий день он вернулся и я устроила его в Володиной комнате. Нужно было теперь откармливать его. Оказалось он опять без работы. Позвонил Иван, узнал, что Лёшка остался без работы, но снова у нас и предложил ему идти на работу к себе. Так опять наша семья выручила его, спасла от трудностей.
  А на носу уже 2004 год.
  
  Не сразу , далеко не сразу подойду я к жутким событиям, ведь до них была жизнь.
  Лёша пришёл не один, а с котиком. Чудесный белый с бежевыми пятнами и тёмным веерным хвостом кот, с длинной, лежащей шелковистой шёрсткой. Кот с норовом.
  
  Сразу стал вытанцовывать перед Лесси, стараясь раздразнить её, но она у нас девушка испытанная и на провокации не поддаётся, так что поняв, что фокусы его не пройдут, кот смирится с её присутствием, а потом и подружится с ней.
  
   Откуда у Лесси такая выдержка. А у нас не так давно был чудесный котик белый с тремя серыми пятнышками, хвостом, изломанным в семи местах, но не повреждённым, а точно по природе этой породы. Кот плавающий ,турецкий,породистый.
  
  Муж получил его в награду за проведение электропроводки на даче бухгалтера с МГТС, той самой, что относилась к нему, как к сыну, а он принёс его мне в подарок на день рождения.
  
   Марик был великолепен. Он отлично сдружился с Лесси, ездил на ней верхом на прогулку, где она его оберегала ото всех собак и также верхом возвращался домой. Он плавал в ванной и делал это с большим удовольствием, так как в природе они ради пищи плавают по морю.от острова к острову.
  
  Дома он с невероятной скоростью бегал по середине стены в коридоре и неожиданно спрыгивал на спину собаке. По отвесной стене ,как по полу больше ни одна кошка у нас не бегала. Нет вверх лазали, а вдоль нет.
  
   Так что дружба с озорным Мариком позволила Лесси принять и Джулио. А Марика у нас попросту украли. Украла соседка алкоголичка, когда мы гуляли. Мы обычно ходили с Лесси по поляне кругами, а он ждал и делал свои дела. Вот в момент, когда мы отошли, она и подхватила его.
  
  Продала за бутылку, срочно нужна была доза. Потом мы случайно узнали куда и кому, но хозяин вернуть отказался. Он сказал, что Марик живёт теперь на даче, обзавёлся семьёй и так бережно ухаживает за котятами, что разлучать их ну никак нельзя. Ради потомства я и смирилась с потерей.
  
  
  Некоторое время спустя в жизни Лёши произошли и другие перемены. Он познакомился с девушкой из дома напротив. Их окна, как раз смотрят на наши. Сначала они переглядывались через окно, потом стали перемигиваться зеркальцем, а после и познакомились и стали встречаться.
  
  Надежда красивая белокурая, природная блондинка,домашняя девушка. Учится в Плехановском на кредитно-финансовом факультете. Там же когда то учились и её родители, и папа теперь работает в Газпроме рядовым бухгалтером, а мама инвалид, на пенсии.
  
   Есть ещё старшая сестра, которая тоже учится там же, но делает это заочно, обучается на дому. Она инвалид с детства, не передвигается без коляски, но головка у неё ясная и она работает через интернет. Так что обузой для семьи никак не является.
  
  
  Рядом со смуглокожим и темноволосым Лёшей, Наденька смотрится нежной, хрупкой и беззащитной розой. И у них много общих интересов, оба любят одинаковую музыку, часто бегают на концерты.
  
  Потом оказывается, что оба он в Молдавии, она здесь занимались бальными танцами и они решают принимать.участие в Конкурсах, что успешно осуществляют. Пара они прекрасная и у меня душа радуется ,глядя на них.
  
  Правда Лёша несколько резок, срывист и грубоват, в чём то нетерпим, этого у гагаузов не отнять, но я надеюсь, что мягкая и нежная Надежда сумеет его обуздать, как сумела это Лёшина мама молдаванка, с его отцом. Лёшка очень любит командовать, а Наденька пока ещё смотрит ему в рот и всё исполняет. Это несколько настораживает.
  
  
  А в Надиной семье, родители хотя и приняли Лёшу вежливо, но с некоторой прохладцей, явно не настроены на то, чтобы дочь связала с ним свою жизнь. Некоторые черты его поведения, а оно действительно порой кажется вызывающим и несколько развязным, несмотря на весь лоск и вежливость, их настораживают и не внушают доверия.
   Так что пока там идёт медленное перетягивание каната.
  
  
  На лето они уезжают в Молдавию к Лёшиным родителям. Для этого Наде пришлось выдержать нелёгкую битву с родителями, свести их по телефону с Лёшиными родителями, заочно познакомив их, и получив заверения, что дочь будет в хорошем обществе и ничего плохого с ней не случится. Только после долгих уговоров родители дали согласие и в июле Лёша выпросил у Ивана, Иван то уже работает заместителем в своей компании, отпуск и они уехали.
  
   В Комрате, откуда Лёша родом у них большой и удобный дом. Мать с отцом положили все свои силы и здоровье на его сооружение для детей, много лет ушло на него, но оно того стоило. А вот теперь волею судеб и изменившейся жизни, дом пустовал. В нём оставался один отец.
  
   Лёша жил и работал в Москве, в Молдавию возвращаться не хотел, так как ещё в школе по глупости и горячности связался с местной бандой и еле унёс ноги. Банда просто так не выпускает своих членов, а он сбежал,когда его хотели повязать первой кровью, участием в убийстве.
  
  Сейчас почти все : кто сидел, кто был убит. Поэтому он решил приезжать туда к родителям, но жить оставаться более не хотел. Сестра училась в Кишинёве, в университете, а мама ездила на работы в Грецию, сиделкой при старых людях, а сейчас приехала навестить всех и встретится с семьёй, с детьми. Вот так время и трудности размётывали семьи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 44 Чехарда. Беда не приходит одна.
  
  
  У Володи между тем пассии сменялись пассиями и я не успевала толком запомнить одну, как появлялась другая. Он словно бы забивал эфир, то есть свою тоску по неудавшимся отношениям с Валентиной. Так бывает не только у мужчин,но порой и у женщин. Люди стремятся клин клином вышибить.
  
  
  Сашу Володя пристроил к себе на работу, чтобы снова оттянуть его от пьянки, он теперь работает курьером, доставляет документы на подпись на заключённые договора и иногда какие-то денежные суммы. Но всё под расписку и строгую.отчётность, так что контроль строгий. Зарплату снова, во избежание соблазна получает Володя.
  
  
  Анютин сын Саша после освобождения из наркодиспансера, теперь в сопровождении куратора ежедневно ездит на работу на Зил. Работа у него там грязная, уборка в цеху, так как никакой специальности, за свои тридцать с лишним лет он так и не приобрёл. Наркотики, богемный образ жизни, с перерывом на службу в армии, вот и все его навыки.
  
  
  Живёт он у отца, Анна в квартиру его не пускает, там сейчас живут квартиранты, но есть он ходит к нам. Анюта его питание щедро оплачивает, всё таки сын, а он без конца ноет и жалуется на усталость и трудности.
  
  В конце июля случается несчастье с Пашкой. Он пьёт в компании друзей на рынке, напротив своего дома и ему становится плохо. Скорая забирает его в больницу и его кладут с инсультом. К Анюте пришла соседка из его дома из соседней квартиры с сообщением о беде с Пашкой только 6 августа.
  
  Седьмого мы с ней поехали в 55 в неврологическое отделение, где раньше лежала я.
  Приехали мы с опозданием на полчаса. Он умер буквально, за полчаса до нашего приезда. Анюту эта новость оглушила, как обухом по голове.
  
  
  Она плохо сознавала,что говорит ей врач. А врач говорила о подозрении на отравление, а не просто на инсульт и просила подписать бумаги на специальные исследования, помимо вскрытия. Не знаю, что произошло с Анютой, но она почему-то решила, как скажет мне позже, что у неё требуют подписать согласие на изьятие у него органов и она упёрлась, что не разрешает производить вскрытие.
  
  И даже подписала бумаги на запрет вскрытия и похороны через кремирование, чтобы уж наверняка не изъяли. Ни моих попыток объяснить ей подозрения врача, ни самого врача она не слушала, рыдала и стояла на своём. Законная жена Паши на тот момент так и не объявилась.
  
  
  Надо ли говорить, что всё оформление свидетельства о смерти, похоронных принадлежностей, заказа транспорта, доставки документов и одежды для обряжения в гроб легли на мои плечи. Я носилась как угорелая из одного места в другое. Тут уже всё пришлось делать без услуг похоронного агента, самой.
  
  От Анюты толку не могло быть никакого, она находилась в полной прострации, под присмотром врача, на лекарствах.
  10-го числа к 12 часам, накачанную по самую завязку лекарствами я привезла Анну в морг, оформила последние документы на выдачу тела, оплатила обряд и вынос его и погрузку в автобус.
  
   Деньги естественно все были Анютины. Неожиданно, когда мы уже загружались в автобус подошла женщина, крашеная молодящаяся блондинка, явно кавказской внешности. Это оказалась Надя, его последняя жена армянка. Она изъявила желание попрощаться с мужем и дала мне 500 рублей, как свой вклад в расходы по похоронам.
  
  На фоне потраченных 18 тысяч Анютиных, это выглядело просто насмешкой. Я не хотела брать, но Анюта взяла,с паршивой собаки хоть шерсти клок, выразилась она.
  Правда оказалось, что они пригодились уже на Хованском в крематории.Мне как раз пришлось отдать их, чтобы заплатить водителю и работнику морга за съём гроба с автобуса. Они предлагали сделать это нам самим.
  
  
  Вот так издевались тогда мафии захватившие похоронную службу.
  
  
  Внешность Надежды я не запомнила хорошо, так как видела её недолго и не особо вглядывалась, за Анной следила, а зря, как потом окажется.
  
  
  Там при оформлении урны я столкнулась с новой проблемой. Нужно было указать место захоронения, а в противном случае его похоронят прямо здесь, урну прикопают на участке невостребованных прахов. Никого похороненного в Москве у Анюты не было.
  
   Даже бабушка, умершая в Москве завещала похоронить её на родине, что Анюта тогда и исполнила, а сейчас денег оплачивать место на кладбище у нас не осталось.
  И я пошла на то, чтобы захоронить урну в могилу Иришки, другого выхода я не видела. Анна была мне безмерно благодарна.
  
   В общем всё оформили, Пашу кремировали, мне назначили число получения урны, к которому я должна была привезти письменное разрешение администрации Щербинского кладбища. Домой мы добирались тем же автобусом, я настояла, так как это уже вошло в оплату и как не сопротивлялся водитель, но после показанного мной записанного номера его машины и личной карточки, повёз.
  
  
  Надежда вышла на кольцевой, напротив Ясенева, а мы доехали до дому.
  Дома мы вдвоём помянули Пашу кутьёй, киселём и блинами, безо всякого спиртного и я уложила Анюту спать. Сама я тоже еле держалась на ногах, так трудно мне дались эти дни.
  
  Вот так снова я борюсь за Аннушку и за то, чтобы поднять её на ноги. Саша, её сынок на похороны отца так и не появился, он вообще пропал из поля зрения. Правда по телефону отзывался на звонки, сказал ей, что получил зарплату, и сейчас питается сам.
  
   Вообще то он после школы, какое-то время учился на повара, так что готовить умеет, хотя и не любит этим заниматься, поэтому о том что он голоден, она не переживает.
  
  
  В эти дни к нам зачастила соседка с Аниного этажа, та самая Наташа, которая дружила с Анютой, пока та была в достатке и силе, а потом резко раздружилась. Сейчас, абсолютно неожиданно у неё снова проснулся интерес, как оказалось неспроста.
  Тоже зарилась на Анютину квартиру, но потом, когда узнает, что квартира продана за ренту, этот интерес угаснет.
  
  
  Наташа тоже, тот ещё фрукт. Я уже упоминала, что у неё сын такой же наркоман и именно она придумала пересадить его с наркотиков на водку. Только вот Анютин сын на водку пересел и от наркотиков отошёл, а Максим потреблял и то и другое. Водку и таблетки. Колёса, как они называют.
  
  
  Буквально в последний год потребления героина, перед тем, как Наталья пересадила его на водку, он устроил матери приключение. Попросил двух знакомых грузин инсценировать ограбление. Его связать скотчем и примотать к стулу и соорудить небольшой шмон в квартире.
  
  Скотчем они его примотали хорошо, шмон правда навели небрежно. Грабители, не знающие где что лежит, оставляют больше беспорядка и ушли.
  
   С собой они унесли коробку из под обуви, где лежала хорошая сумма в долларах, собираемая на квартиру. По договорённости они потом деньги отдали Максиму, а часть он заплатил им за помощь. Дверь в квартиру оставили, по договорённости приоткрытой .
  
   Выждав, когда на этаже кто-то зашевелился, Максим начал стонать и прыгать на стуле, привлекая внимание. Конечно соседи среагировали и вызвали милицию.
  
  
  Пришедшая милиция освободила Максима, скоренько осмотрела квартиру и быстро поняла, что перед ней инсценировка. Максима забрали в отделение, велев писать заявление. А потом, когда вечером в отделение пошла мать, ей там сказали хочет ли она заводить дело на сына, или утрясёт вопрос с ним сама и привели веские доказательства того, что вором и зачинщиком обмана является её сын.
  
   Деньги в обувной коробке лежали среди старой, рваной обуви, коробка тоже была грязная и трёпаная и не зная, ни один вор на неё не позарился бы. К тому же в шкафах и стенке ничто почти не было перерыто, а так сброшено несколько безделушек на пол.Вот после этого Наташа и решила разбираться с сыном по другому.
  
  
  А теперь ей хотелось вообще отселить его из квартиры, для этого и понадобилась Анюта. Наталья стала ей петь по поводу того, что вот ты у Веры, а ведь это я твоя подруга и пойдём жить ко мне. Я буду за тобой ухаживать, а жильё ты продашь мне. На что Анна ей и выдала, что не хочет через три дня остаться на лестнице беспомощной и вообще, не беспокойся, жильё уже продано.
  
  
  После этого и попытки заботы и посещения были забыты, зато по подьезду поползли грязные слухи, что я Анюту обираю и даже выкупила у неё квартиру.
  Как всегда, бабы умеют постараться обгадить другую.
  
  
  Вот так незаметно, за этими заботами и настал сентябрь. Сразу первое число явилось в таком лике, что после этого до сих пор, я не могу воспринимать этот день, как праздничный, настолько сильно было потрясение от известия о захвате школы.
  
  
  Мы с Анной сидели пили чай на кухне, послеобеденный, когда стали появляться первые репортажи из Беслана.
  Помню страх и оцепенение, слёзы и какую то замороженность внутри. Я сразу включила дополнительно Эхо Москвы, так как телевизор показывал одно и тоже и не давал объективной картинки, а на Эхе хотя бы репортажи шли с обсуждением и комментариями.
  
  
  Три дня мы практически не вылезали из кухни, напряжённо слушая и впитывая всё.подряд. Анна беспрерывно плакала, увести её.от телевизора не было возможности, она чуть не тигрицей взвивалась на такое предложение.
  
  
  А я жутко переживала, прекрасно помня всё, что происходило ранее в Норд-Осте и молила Господа только о спасении детей. Почему переживала, потому что видела и слышала, как с первых минут здесь пошло массированное враньё, также, как было на Дубровке.
  
   Видела, что мер фактически никаких не принимают, а собравшихся отцов и мужчин города, желающих отстоять своих родных, оттесняют и обвиняют во всех смертных грехах. Всё повторялось, всё навевало жуткую тревогу и недаром. Снова три дня ада, почему-то всё у нас постоянно вертелось вокруг трёх дней.
  
  
  Потом, когда детишки, каким то чудом вырвались оттуда, а вслед им стреляли, мы рыдали и радовались одновременно, ещё не зная, что это только малая часть выбралась, на картинке создавалось впечатление, что их лавина.
  
  
  После случился непонятный выстрел по школе, неясно зачем уничтоженные террористы и часть отпущенных под шумок и много погибших детей. Нам снова лгали, что от приведённых в действие террористами взрывных устройств, а на самом деле от неадекватных действий наших войск и непонятных приказов.
  
  
  Как в случае с Дубровкой всю вину провала операции, неумелых действий по спасению, свалили на НТВ, они мол разгласили планы в прямом эфире, хотя люди умирали по причине неверного оказания помощи. Так и теперь виноваты были террористы, родственники, кто угодно, только не проводившие операцию.
  
  
  Как НТВ под этим предлогом разгромили окончательно, так и матерям Беслана заткнули рты на тот момент, и они не находившие помощи, сочувствия и просто нормального расследования стали бросаться за помощью в том числе и к таким одиозным фигурам, как Гробовой.
  
   Где ещё, в какой стране, так обращались с пострадавшими не по своей вине людьми?
  Вот подобное и формировало отторжение этой бесстыжей, наглой циничной власти.
  
   И сначала многие люди стали относится к ним так, а потом частично боль отошла, не своя же, частично перебилась другой, теракты в метро и прочее и снова люди забыли о своих вопросах и претензиях к власти, ведь материально жилось лучше, столько было сиюминутных дел, им стало не до памяти.
  
  
  А на фоне этой лжи стало формироваться чувство безразличия, лишь бы меня не коснулось, чувство сиюминутности, успеть ухватить свой кусок, чувство неверия в свои силы, а что мы можем сделать, мы можем только принимать как есть.
  
  
  А я задавалась вопросом, как я могу чему либо учить кого-то, хотя бы внуков. Как учить честности, когда вокруг одно враньё, как спрашивать ответственности, когда само государство ведёт себя нагло, цинично и безответственно, как вообще воспитывать теперь детей, на чём, на каких примерах?
  
  
  Вот такие горькие выводы делались изо всего происходящего и не было ответа, на задаваемые вопросы.
  
  
  Вообще сама структура поведения власти поменялась. Нам врали и раньше, нам врала и советская власть. Но тогда эту ложь подавали в красивой, культурной что ли упаковке, чтобы она хотя бы немного походила на правду.
  
  Те же пропагандисты были изворотливы, говорили доверительным не агрессивным, а разъяснительным, благожелательным тоном. Мы помним эти передачи, на международные темы.
  
  
  А теперь ложь лилась откровенно, цинично, беспринципно с трибун парламента из телевизора, из уст особенно популярных журналистов Доренко, Караулова и всё это напористо, с огоньком и грязно до безобразия.
  Стало модным растаптывать человека и унижать его достоинство прилюдно, перед камерами с особым смаком и размахом, а главное абсолютно безнаказанно.
  
  
  Мы менялись и не замечали этого. Когда ты находишься в гуще событий, то очень трудно вычленить и оценить происходящее, а позже, когда начинаешь оценивать, думаешь, и где были мои глаза?
  
  
  А тогда помучились, поплакали и снова погрузились в будни своей жизни. Аннушка встала на ноги. Нарисовался сынок, снова бросивший работу, снова оборванный и исхудавший и она вновь взялась его опекать.
  
  
  В сентябре в конце,я получила урну, мы съездили с Анной и моим Сашей на кладбище, где эту урну и прикопали. За это мне пришлось.заплатить.всего 150 рублей за запись в учётной книге, ведь.прикапывали мы сами.
  
  
  Анюта впервые была на Щербинском кладбище. Место ей очень понравилось и она, на обратном пути затеялась зайти в контору, не объясняя мне зачем, надо и всё.
  В конторе она заказала ограду металлическую и оплатила её и её установку, ей сказали, что через месяц всё будет стоять на месте.
  
   До этого у нас была цокольная ограда, но Анне захотелось металлическую. Я же имею право для Пашки что-то сделать, заявила она.
  Через месяц мы съездили с ней и убедились, что всё сделано, ограда стоит. Ещё поставили ему крест деревянный с укреплённой на табличке надписью и фотографией. В общем всё по людски.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 45 Перемены.
  
  
  В это же время случилось и другое обстоятельство. Надя крепко поссорилась с домашними из-за Лёши и решила уйти из дома, а куда? У нас Лёша живёт в одной комнате с Володей, Надежду туда же не поселишь. И тут Анюта предложила им свою комнату в квартире. Комнату побольше она закрыла, а маленькую предоставила им. Очень ей нравилась их пара. Так Надя с Лёшей стали жить у Анюты в квартире, как семейная пара.
  
  
  Я иногда заходила их навестить, относила ему в холодильник еду, чтобы они не слишком голодали, ведь она училась и тоже была занята.
  
  
  Володя с друзьями съездил в Питер и приехал оттуда очень довольный и полный впечатлений. Сказал, что теперь поедет ещё раз, уже в отпуске , чтобы побыть подольше и больше повидать.
  
  
  Да, забыла рассказать, Джулио у нас уже не было. Лёша свозил его на кастрацию в ветлечебницу, в Северное Бутово. Я советовала съездить на Коломенскую, там отличная ветлечебница, но он по совету Лены, мол ближе и дешевле, поехал в Бутово.
  
  А туда оказывается перебрались коновалы с Красного Строителя, которые усыпили нашего щенка, вместо лечения. Короче Джулио сделали прокол, при кастрации и он промучившись три дня, истекая кровью в брюшную полость, умер. Ни уколы, ни какие другие меры не помогли.
  
  
  Теперь Лёша с Надей взяли у знакомых кошечку. Чёрную, короткошёрстную с ярко жёлтыми глазищами, Багиру. У неё очень коротенький, буквально 10 сантиметровый хвост, хотя кошечка не мелкая.
  
   Оказалось семейка, которая её содержала весьма с большими странностями. У них у отца аллергия на кошек, а девочки очень хотели кошку. В итоге завели двух котят, кота и кошечку и содержали их в стенном шкафу в сумке переноске. От этого и было недоразвитие хвоста у кошечки.
  
  
  Сначала она не могла жить в большой комнате, дичилась и забивалась в труднодоступное место. Очень много сил и времени приложил Лёша,чтобы её приручить и это получилось. А у нас Володя привёз котёнка, котика 4 месяцев, размерами со взрослого кота. Кузя. Так что нам тоже весело.
  
  Между тем время, словно ускоряет свой бег и год сменяется годом. Вот уже 2005 и снова события и снова в основном безрадостные.
  
  После Нового года в одно из посещений Лёши застаю неблаговидную картину. Они с Надеждой нашли ключ от Анютиной комнаты и расположились в ней со всеми удобствами , взяв себе в пользование её хрустальную посуду.
  
  Пришлось сделать им выговор, что если вас впустили в дом, это не значит что вы здесь хозяева, а пользоваться чужим добром и вовсе непристойно, мало ли что вам хочется покрасоваться, но не вы наживали, не вам и распоряжаться и хорошо, что я а не Анюта застала такую картину.
  
  Неприятно стало мне от этого, неужели молодёжь таких простых вещей не разумеет.
  Вроде обещали больше этого не делать.
  
   Между тем Анне стало лучше настолько, что она решила перебираться к себе. Тем более, что и у Нади с родителями всё наладилось, отец смирился с Лёшей и Надиным выбором и сказал, что будут готовиться к свадьбе и купят им квартиру, пока мол есть средства, хоромы не обещаю, а вот квартиру однокомнатную хорошую куплю.
  
  
  В марте Анюта перешла жить к себе, Лёша пришёл к нам в маленькую комнату, Аннин сын перебрался снова к матери и снова тиранил её потихоньку. Мне вновь пришлось носить кастрюльки с готовой едой с восьмого на второй этаж, либо Сашка сам по звонку приходил и забирал. Так и жили.
  
   Багира теперь привыкала к жизни в нашей квартире. Первое время у них с Кузей были драки не на жизнь, а на смерть, клочки шерсти так и летели, а потом облюбились и мы стали ждать появления котят. Правда это случилось не сразу, а через месяцев четыре-пять после её появления, так что свыкались они долго.
  
  
  Теперь правда не я одна помогала Анюте, часто приезжала Света, женщина, которая купила у неё квартиру. Она ежемесячно привозила плату за ренту и помогала Анне с уборкой, так что опекали её с двух сторон. Так ни шатко, ни валко протекала наша жизнь, когда снова, словно снег на голову обрушилась беда.
  
  
  Ещё в марте, вскоре после ухода Анюты к себе, ко мне пришла женщина. Чем-то смутно знакомым показалось мне её лицо, но я не могла вспомнить, то ли видела её, то ли она на кого-то похожа. Она представилась сестрой Паши, Анютиного мужа, сказала, что заходила к Анне, но её нет дома.
  
  Анюта, как раз должна была уйти к врачу, поэтому я ей поверила. Она сказала, что приехала из Беларуси, вот письмо от Саши получили с сообщением о Пашиной смерти и приехала. Надо же выяснить вопрос с Пашиной комнатой.
  
   Я возразила, а что там решать-то, в комнате Саша прописан, его она, что же вы отбирать её будете? Да нет, ответила она, просто я хотела узнать, не претендует ли Аня на эту комнату. Не претендует, ответила я. Меня правда удивило , что она ничего о Паше не спрашивает, о его похоронах и прочем, о чём я её и спросила, но она ответила, что Саша же ей всё подробно описал, так что вроде и спрашивать не о чем.
  
   Потом посидела ещё, попила чаю и засобиралась, я мол пойду, наверное Анюта уже вернулась. Она ушла, а у меня кошки на душе скребут и как оказалось не зря.
  На следующий день, когда я пришла к Анютке, оказалось, что никакая Пашина сестра к ней не приходила и Анна показала мне фото сестры. Женщина приходившая ко мне вовсе не была на неё похожа. Что это был за визит, кому понадобился такой обман, мы всю голову сломали.
  
  
  Хотя Саша подтвердил, что писал тётке о смерти отца.
  Анюта сказала, загадка какая-то, но больше никто не являлся и мы успокоились и как оказалось напрасно.
  
  
  Числа пятого июля, точно не могу вспомнить, рано утром меня разбудили Саша и Вовка. Саша ходил гулять с собакой, а Володя пошёл на работу и возвратился.
  Они сказали мне, что возле подъезда убит Сашка Шунько, Анютин сын. Я ахнула, как убит, кем убит?
  
  
  А Володя мне ответил, кем не знаю, а убит зверски, его избили, изнасиловали и удавили ремнём, привязав к решётке ограждения возле подъезда. Там сейчас милиция и они пойдут к Анне.
  Я заметалась, скоренько оделась и бросилась вниз к Анюте. Её нельзя было допустить увидеть эту картину.
  
  
  Я успела во-время, ей уже успела сообщить о беде "сердобольная" соседка и Анюта ползком по стеночке пыталась дойти до выхода из подъезда. На ней лица не было, она ничего не соображала, а только ползла целенаправленно к двери. Я обняла её, сжала в руках и насильно затолкала в лифт. Мы едем ко мне, тебе нельзя туда, настойчиво повторяла я.
  
  
  Сама я не выходила смотреть, мне хватило картины, описанной моими мужиками, а её тем более нельзя было пускать. Мужу я сказала, чтобы он предупредил милицию, чтобы они поднимались к нам, а если им нужно осматривать квартиру, то только при нас, так как убит он не в квартире, значит и искать там нечего в принципе.
  
  
  Да, забыла сказать, что Лёша на тот момент уже снова не жил у нас ,мы вторично выставили его и за то, что он начал хамить как прежде, и за то, как он обошёлся с Надей. Но об.этом позже. Так что снова Анюту уложила в маленькой комнате.
  
  Она уже ничего не соображала, пришлось вызывать скорую, так как её перекосило и у неё пропала речь, вместо этого только мычание и нечленораздельные звуки. Так что когда поднялись следователи, разговор шёл однобокий, спрашивать было некого и я отвечала на их вопросы, то что знала.
  
   Саша три дня отсутствовал дома, снова жил в своей комнате и пил, а утром видимо направлялся к матери, но мать так его и не дождалась. Ночью он ей звонил, это я знала, так как она перезванивала мне в два часа ночи, после его звонка, а она ему ответила, что пусть он приходит утром, а не ночью.
  
   В общем подозревать мать, в том что она причастна к гибели сына более, чем глупо. Скорая приехала при них, оказали ей первую помощь, сказали, что очередной инсульт и тревожить её сейчас нельзя. В больницу её не взяли и даже не предложили, хотя по хорошему её нужно бы было класть.
  
   Но уже начиналась чехарда с больницами и сильно больных и пожилых не очень-то клали, а денег, чтобы заплатить за это у нас не было. Так что практически её оставили без помощи.
  
  
  Я позвонила Свете, она тоже примчалась и даже съездила в райздрав, но мы ничего с госпитализацией не добились. Упёрлись в полное бездушие и безразличие.
  
  
  На следующий день я ездила в прокуратуру, отвечать на вопросы следователей. Как смогла я ответила на них, указав, что ремень, на котором повесили Сашу, ему не принадлежит.
  
   То что сняла камера у подъезда, расшифровке, как они сказали не поддавалось, так как камера некачественная и на ней просто размытые пятна. Не знаю правда или нет, может они просто лгали.
  
  Поняв, что у Саши никого нет, и мать в невменяемом состоянии, они похоже и не собирались ничего расследовать, а отмечали всё так, для галочки. Мне дали официальную бумагу, для предъявления в судебно-медицинский морг, на востребование его тела.
  
  
  На следующий день я ходила в Пашкину квартиру, вместе с мужем, забирать Сашины вещи, надо же было его в чём-то хоронить. Заодно сопровождали следователей, которые хотели осмотреть его комнату. Тут я и увидела фото той женщины, которая приходила ко мне в марте,под видом сестры.
  
  Это оказалась последняя жена Пашки, а со слов соседки по квартире получалось, что Надежда начала предъявлять требования на комнату. Вот и причина, по которой устранили Сашку.
  Прорисовывался явный заказ, а другая соседка сказала, что накануне гибели, Саша ушёл из дому с двумя кавказцами. Следователи всё записали, комнату опечатали и мы ушли.
  
  Никакой подходящей для похорон одежды у Саши не нашлось и мне пришлось покупать ему всю одежду, на ближайшем вещевом рынке. От трусов до костюма, всё.
  На тот момент Володя встречался с девочкой и вот именно эта девочка, Вика, очень помогла мне во время этой трудной ситуации, ведь Анну нельзя было оставлять одну и в то время, как я носилась повсюду с подготовкой к похоронам, она сидела с Анной.
  
  
  Сами похороны были назначены на 10 июля, так как труп криминальный, то кремацию проводить было нельзя. Деньги на место на кладбище и разные траты дала Света из платы за ренту. Место мне дали на Домодедовском кладбище. Теперь имея постоянное место, я могла перенести туда и Пашин прах, чтобы у них была общая семейная могила.
  
  
  10 августа в полном одиночестве я получала Сашино тело в судебном морге. В том же, где была Иришка. Это было для меня вдвойне тяжело, так как ярко напомнило тот скорбный день, но нужно было держаться и я держалась.
  
  Я даже всё фотографировала, чтобы отчитаться потом перед Анной.
  
  
  В морге мне погрузили гроб без проблем, он был громадным, ведь Саша 1.90 ростом. А на кладбище дошло до ссоры с могильщиками, они не хотели сами сгружать гроб, требуя дополнительной платы. У меня оставалось рублей 500, но я не хотела отдавать им их из принципа, так как все услуги уже предварительно оплатила.
  
  Пришлось изрядно пободаться и вывернуть кошелёк наизнанку, показывая, что у меня ничем-ничего нет. В итоге, после препираний они всё-таки захоронили его. Я снова сфотографировала уже готовую могилу и поехала домой.
  
  По дороге попросила водителя высадить меня у метро Нагатинская, сказав, что доберусь до дому на метро. У Нагатинской, в палатке я заказала табличку и фотографию для Саши, а потом поехала домой.
  
  Сегодня, ввиду долгого моего отсутствия в помощь Вике, приехала её мама Ирина, так как одной ей было не справиться. Анна вела себя неспокойно, что и неудивительно, материнское сердце рвалось, несмотря на болезнь и померкший разум.
  
  Плёнку на проявление и отпечатывание фотографий, я сдала у метро Южная по пути домой.
  
  
  За труды Вики и её мамы я предложила им выбрать несколько отрезов на наряды Вики из тех, что у меня были. Ира хорошо шила, она профессиональная портниха, поэтому отобрала несколько приличных тканей для дочки с удовольствием. И я была довольна, на мне не висело долга.
  
  
  Я вымоталась основательно, мне необходим был отдых, но нужно было ухаживать за Аннушкой. Физически она у меня поднялась на ноги через две недели, а вот с сознанием и разумом было сложнее. Умственные просветления наступали редко, в эти моменты она могла говорить только о Саше, смотреть на его фотографии и плакать. Так вот мы и жили с горем пополам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 46 Анна попадает в больницу.
  
  Аннино здоровье ,как качели. Она то проваливается в благодатное небытиё, то всплывает на поверхность и тогда действительность обрушивается на неё удушливой волной.
  
   Я стараюсь заговаривать её, на разные нейтральные темы, стараюсь отвлечь, но она становится всё беспокойнее и беспокойнее и тогда мне приходится ехать на кладбище, класть свежие цветы и привозить ей фотографии, что вот побывала, вот привет от тебя передала, ему хорошо, место красивое,он теперь спокоен.
  И на какое-то время она успокаивается, а потом снова погружается в небытиё,а следом беспокойство.
  
  А между тем раз от разу сознание её всё более меркнет и однажды ,вернувшись из магазина, я застаю такую картину, Анна в одной футболке, без трусиков, согнувшись, наподобие обезьяны, передвигается по квартире опираясь на руки и ноги ,при этом что-то быстро и невнятно лопоча, а растерянный Вовка стоит прижавшись к стене и не зная, что делать.
  
  
  Я быстренько подхватила её и ласково приговаривая, увела в комнату, где уложила в кровать и дала лекарство,вскоре она уснула и я вышла на кухню.
  
   Вовка стоял у окна и нервно курил:-Мам, нужно что-то делать, так жить нельзя, я не могу смотреть как голая старуха скачет по квартире, а если ко мне придёт девушка или друзья, что они скажут.?
  
  Я не знаю, что на это отвечать, не могу бросить Анну беспомощной, но и не могу следить за ней безотлучно. Могу только обещать, что постараюсь, чтобы этого больше не повторялось.
  
  
  Но вопрос вскоре разрешился сам собой, у Анны наметилось явное ухудшение, пришлось вызывать скорую. Новый микроинсульт, диагноз неутешительный и её забирают по скорой в больницу. В нашу районную 55,на Загородном шоссе, в то же отделение неврологии.
  А когда я на следующий день приезжаю её навестить, мне говорят, что мне следует идти в Алексеевскую, бывшую Кащенко. Анну перевели туда.Практически это рядом, две остановки на трамвае и я еду в Алексеевскую..
  
  Анюту положили в то же отделение геронтологии, где лежала моя свекровь. Порядки здесь сильно изменились, если ранее за больными ухаживал медперсонал, то теперь это обязаны делать родственники, медперсонал сильно сократили.
  
   Те кто одинокий, лежат колодами, наколотые уколами или привязанные к постелям. Зрелище жуткое. Теперь каждый день я буду ездить и почти весь день проводить с Анютой, ухаживая за ней, потом подсоединится Света и станет полегче, мы будем делать это через день.
  
  Даже Саша неожиданно согласится иногда подменять меня и дежурить возле Анюты. По средам в больнице банный день и нужно вымыть своего больного в ванной. Несмотря на то, что на месяц сдаёшь шампунь, гель, пелёнки, салфетки, для ухода за больным, мыть его ты обязан сам.
  И даже Саше приходилось делать это, а как быть, если нужно.
  
   Я стала замечать, что мне всё тяжелее ходить в больницу, там идти в гору, а у меня вдруг перехватывает дыхание и однажды прямо там случился приступ, когда я стала в буквальном смысле слова задыхаться.
  
   Хорошо, что выручила медсестра, давшая мне ингалятор и научившая им пользоваться. Мне стало легче. На следующий день я уже купила в аптеке этот препарат для себя. Пользовалась им не часто, раза два в неделю, когда чувствовала, что дыхание затрудняется до панического состояния. Так я начала принимать Атровент.
  
  
  Анну продержали в больнице три месяца, а так как ни я ни Света, её родственниками не являлись, то социальная служба, по рекомендации врачей оформила её в интернат.
  Держать её далее в больнице они не могли, и оставлять её без постоянного медицинского пригляда было нельзя.
  
  Я умоляла, чтобы её поместили в интернат, рядом с нашим домом, у леса, мне было бы удобней туда ходить, но мне ответили, что туда можно поместить, если взамен вы отдадите кому-то из работников её квартиру. Я сказала,что квартирой не распоряжаюсь, а Света ответила, что квартиру она покупала для себя.
  
  
  В общем Анну оформили в интернат в Новых Черёмушках, куда мне нужно было добираться на двух транспортах, автобусе и троллейбусе. Навещать её и проводить с ней время можно было три раза в неделю, в среду, субботу и воскресенье. Остальные дни были не приёмными.
  
  
  Так мы со Светой и стали ездить туда, я в среду и субботу, Света в воскресенье. Света реже только потому, что у неё на руках ещё дочка инвалид и живёт она в Перово.
  
  
  Анна уже начала ходить. Меня она узнавала всегда, Свету через раз, всё не могла вспомнить, кто она и зачем.
  
   Мы с ней даже выходили гулять на территории интерната. Часто со мной приезжал и Саша, особенно когда у Анны опять начались ухудшения и отказывали ноги.Потом вывозили её гулять на коляске.
  
  Вся моя жизнь того периода сосредоточилась на Анюте. Нет конечно я готовила, делала домашние дела, даже принимала роды у кошки, но всё это было поверхностным, мысли постоянно были возле Анюты. Так продолжалось до 8 марта 2006 года.
  
  Хорошо запомнилось это число оттого, что , буквально перед праздниками я попала в больницу сама. По женски. Меня положили с внезапно открывшимся кровотечением 5 марта, а 8 марта ко мне в больницу приехала зарёванная Света и сообщила о смерти Анны. Приехала оттого, что нужно было оформлять похороны, а все документы и могила были оформлены на меня.
  
  
  Пришлось идти к главврачу и оформлять доверенность.на Свету через него. Саму книжку на могилу и другие документы Света взяла потом у Саши у нас дома. Меня отпустили из больницы 10 марта, как раз в день похорон,но по времени я на них опоздала.
  
  
  Вот так закончилась Аннушкина жизнь, а у меня словно оторвали кусок от души.
  Через 40 дней после смерти Анны, Света пришла ко мне со своей сестрой и сказала, чтобы мы забрали из Анниной квартиры всю.её мебель и вещи, которые нам нужны, так как ненужное Света просто выбросит.
  
  - А насчёт мебели и прочего Анна Петровна так мне велела поступить, отдать всё вам, сказала Света.
  Я разревелась, получилось, что Анюта таким образом решила отблагодарить меня за заботу о ней.
  
  
  Как раз к нам зашёл очень кстати Володин друг и они втроём, Вова, Саша и Женя, демонтировали мебель и носили наверх, а я носила посуду и разную мелочь. Подъезд косился на меня, вот мол обогатилась за чужой счёт,но мне было всё равно, пусть говорят.
  Я то знала, что не за какое-то вознаграждение ходила за Анютой, а ради неё самой.
  
  
  Уже в мае месяце я выполнила свой последний долг , как я считала, перед Анной. Мы перевезли в одну могилу к ней Пашин прах. Вместе с Сашей везли прах и крест с Щербинского на Домодедовское кладбище и натерпелись массу косых взглядов в метро.
  
   Я заказала цветники и такую же точно оградку, какую она поставила на Иришкиной могилке. То есть оформила их могилу окончательно, приведя её в приличный вид. После этого у дирекции кладбища, переоформила могилу на Светино имя. Так как сама всё хуже и хуже передвигалась, стали отказывать ноги и я теперь ходила с палочкой, то решила на всякий случай подстраховаться.
  
  Света моложе меня и к Анне относилась тоже хорошо, значит если что могилку не забросит. Правда меня ругали, говорили, что так не делают, что права на могилу нужно продавать, а не отдавать, но я настояла на своём. Я не собиралась ничем торговать.
  
  
  Так закончилась наша с Аннушкой совместная жизнь и теперь я всегда вспоминаю её, как утраченную сестру.
  А наша жизнь потекла дальше.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 47 А жизнь продолжается....
  
  
  Теперь расскажу о наших животных и обо всём, что связано с ними. Тогда же были и радости и потери.
  Багира,как я уже упоминала принесла пятерых маленьких котят, прямо мне в руки. После ухода Лёши она осталась у нас и 5 ноября 2005 года когда у неё начался окот, она прибежала ко мне за помощью, я и массировала ей животик и принимала котят в руки.
  
  Так как это была среда, то я решила назвать всех котят на букву с . Окотилась она в 9 вечера, словно ждала, когда я приду от Анны.
  Багира гладкошёрстная кошка, но сама она была дочкой персидской кошки и отца англичанина. И вот её потомство родилось трое гладкошёрстных и двое пушистых в персидскую бабушку. Один гладкошёрстный коротколапый, как положено у персов, а пушистые все длинногачие, как наш Кузя.
  
  
  Котят я назвала Сэм, Сол, Сильвер, Салли, но последнюю девочку Джулией, по Лёшиной просьбе в память Джулио.
  
  
  Кузя оказался на редкость внимательным и заботливым папашей. Он уже был кастратом, мы его кастрировали не зная, что они успели уже с Багирой слюбиться до кастрации, таким образом котята стали для нас своего рода сюрпризом.
  
  
  Потом эти котята росли. Ухаживал за ними Кузя, а Баргира только кормила и потом обучала кошачьим повадкам , охоте на мышку и прочему. Дома был настоящий бедлам.
  
   Пять маленьких шайтанов висели на шторах, взлетали под потолок, по коврам, прятались в диван или к кухонную плиту, а Багира с воплями пыталась их найти и собрать вместе.
  
   Что хорошо, они нигде не гадили, к лотку их приучила сама Багира.
  Смешней всего было смотреть, как вся компания, подрагивая хвостиками располагается вокруг тарелки и дружно лакает еду, которую я им готовила.
  Кузя важно сидел и наблюдал за процессом, а Багира норовила оттолкнуть их и есть сама. Приходилось её держать, при этом она изрядно исцарапывала державшего.
  
  
  Нужно было куда-то пристраивать котят. Не оставлять же дома всю свору. Володя сфотографировал котят, мы каждого сажали в корзиночку, для удобства и фотографировали, а потом разместил в интернете с описанием, именами и прочим.
  
  
  На удивление быстро откликнулись желающие. Особенно многие хотели Джулию, чёрную, гладкошёрстную, вылитую мамину копию.
  
  
  Старший Сэм, гладкошёрстный коротколапый, голубого окраса, это серый с чёрным отливом у животных называется голубым. Невероятный заводила, первопроходец, абсолютно бесстрашный котёнок.
  
  
  Второй пушистый Сол, солнечный, чёрного окраса, с белой грудкой, белым носом с чёрной запятой на носу, и белыми сапожками. Невероятно вальяжный котёнок, с несколько заносчивыми аристократичными манерами.
  
  Третий Сильвер, серебряный, окрас камео, сверху тёмно голубой, со светло серым подшёрстком. Невероятно пушистый, много пушистее Сола. Но пентюх, он постоянно запутывается в своих длинных лапках и смешно кувыркается, за что получил прозвище Чебурашка, а со временем стал просто Чибо, для краткости.
  
  
  Четвёртая Салли, вылитый отец серая гладкошёрстная кошка в тёмную полоску, с белой мордочкой и грудкой и белыми носочками. Она растёт очень быстро и обещает быть крупной кошкой, как и Кузя.
  
  
  Ну и Джулия, самый главный чёрненький чертёнок, озорная, живая, непредсказуемая, как и мама гладкошёрстная кошечка.
  Очень скоро мы все зовём её не Джулией, а Жуликом, за её проделки и повадки.
  
  
  Первой забрали Джулию. Женщина приехала за ней из Одинцово, из Подмосковья. Она сразу была сражена наповал маленькой бестией и в дальнейшем по компьютеру переслала её фотки с описанием её жизни. Она тоже называла её Жулькой. Имя приклеилось.
  
  
  Через полчаса после её отъезда приехали две девушки с Фрунзенской. Им тоже была нужна Жулька, для подруги в подарок на день рождения. Они очень расстроились, узнав, что её уже забрали и тогда я предложила им Сола.
  
  
  Когда они увидела, как двигается этот котёнок и как вальяжно он выглядит, словно настоящий джентльмен,их оставило расстройство, они безмерно обрадовались, что им достаётся такое чудо
  
  
  Сол тоже попал в хорошие руки, в богатые хоромы и вырос, как и обещал в большого вальяжного кота, друга бизнес леди. Имя у него тоже сохранилось.
  
  
  За Салли приехала целая семья мама папа и сын. Трое крупных полных и очень жизнерадостных людей , как Саша выразился семья колобков.
  Когда через полгода они прислали фотографию Салли, которую теперь звали Алисой, мы обомлели, до каких размеров и толщины выросла кошка. Она стала крупнее папы.
  
  
  Чибу обещала взять дама из Новосибирска, она умоляла никому его не отдавать и подождать её приезда, через два месяца. В итоге он так и остался у нас, так как другим мы отказывали,раз просила, мы передерживали.
  Сэм уехал в Мелитополь к одной из Володиных пассий.
  Точнее к её родителям.
  
  
  А в июне парализовало нашу собаку, Лесси. Ей уже было 16 лет. Возраст, плюс рак груди. У собаки отнялись задние лапы, на улицу Саша выносил её на руках.
  
  Всё остальное время она лежала на коврике рядом с дверью, а наши три кошки сидели подле неё и было ощущение, что они жалеют её и плачут.
  
  А потом больная сисечка прорвалась и оттуда потекла жуткая дрянь вперемежку с кровью. Собака стонала, как человек, страшно исхудала, хрипела и теряла сознание, видимо от сильной боли. Я не могла смотреть на её мучения и решила её усыпить.
  
  
  Вызвала службу. Приехавший врач, сказал, что решение верное, собака умирает и не стоит длить.её мучения.
  Саша не смог подержать её и посидеть рядом. Пришлось мне самой делать это. Она положила голову мне на колени, тяжело вздохнула и лизнула руку. Было впечатление что она всё понимает и благодарит меня.
  
  Ей сделали укол снотворного и вскоре она спокойно спала на моих.руках, а я всё гладила её. Через полчаса, проверив зрачок, врач сделал второй парализующий сердце укол.
  
   Собака даже не дёрнулась, не было никаких конвульсий поэтому когда врач сказал мне, что уже всё и мне лучше уйти и не смотреть, как он будет её упаковывать, я не сразу поняла, что это действительно всё.
  Вот так мы расстались с Лесси и остались с тремя кошками. Кошки жалобно плакали, когда Лесси уносили, а Саша рыдал на кухне.
  
  В начале, прежде чем приступить к дальнейшей истории жизни ,расскажу о взаимоотношениях нашей семьи с животными. Животных у нас любят все, правда у всех разные предпочтения. Так Иришка любила кошек,рыбок; Женя собак ,с рыбками не складывалось по причине аллергии на корм, так издали посмотреть, и попугаев.
  
  
  Володя ровно относится и к кошкам и к собакам, но возжелал помимо них хомячков. Ванечка совершенно сходит с ума по крысам. Так что у нас бывало в доме образовывался целый зоопарк.
  
   Все любят, все играют, а по части ухода и кормления мама, а по части прогулок папа. Ну, впрочем так бывает у многих, мол дети по уши заняты, так что уход на родителях.
  
  Хомячки у нас стали плодиться в геометрической прогрессии, так что в итоге мы сгребли всю компанию в сумку и отвезли на Птичий рынок, где предложили одной торговке. Предложили даром, но она заартачилась и прогадала, так как ушлый народ, услышав, что мы отдаём хомячков даром, а их в сумке было около 30 штук, расхватал их у нас прямо из рук моментально.
  
  Халяву у нас любят, а мы ехали домой с пустой сгрызенной сумкой. Больше хомяков я не брала.
  
  
  Попугайчики волнистые прожили пять лет, разорили мне две люстры, выдёргивали крепления, пластинки падали и бились. В итоге Володя подарил их своей однокласснице.
  
  
  Крысы к сожалению более трёх лет не живут, так что крыс у нас сменилось большое количество,иногда жило по шесть штук. Они очень забавные и ласковые, но почти все заболевали и тяжело умирали.
  
  Продавают же потомство лабораторных крыс, на которых испытывали разные болезни, вот они на потомстве и вылезали. Я и лечила и выхаживала, но в итоге со слезами наблюдала агонию животных, а потом мы их хоронили.
  
  
  Сколько не уговаривала Ваню, не брать больше крысок, он ненадолго сдерживался, а потом приносил новых.
  И всё повторялось.
  
   Кошек у нас тоже перебывало много, но дожив до года, они улучали момент и бежали на поиски партнёра, я тогда не догадывалась, что это можно предотвратить кастрацией.
  Ведь у дедушки с бабушкой и у нас на посёлке живность жила вольно, без кастрации и мне это не приходило в голову.
  
  А Володе Ольга посоветовала кастрировать Кузю, поэтому он и не бежал никуда. Но случилась беда. Багира снова захотела быть мамой и настойчиво обхаживала Кузю, тот от неё не знал куда прятаться, в конце концов стал запрыгивать на двухметровую стенку и прятаться там.
  
   А потом что на него напало, не знаю, но он стал слезать по ночам и гадить Саше на кровать, класть кучи. Не знаю почему, вроде бы Саша никогда его не обижал, но вот подишь-ты.
  Раньше этого никогда не было. Саша злился, ругался, кричал я тебя выброшу, а кот продолжал своё.
  
  
  Кончилось это плохо. Саша сгрёб его в охапку, унёс на улицу, посадил возле детского садика и ушёл. Посиди, подумай, исправишься возьму домой.
  Потом он походил с мужиками, выпил, погулял и его начала грызть совесть, решил принести Кузю домой.
  
   Он кружил вокруг, звал, кричал, всё бесполезно. А потом старухи у подъезда сказали, что кот перебрался под машину и сидел там, а позже пришли бродячие собаки и стали бросаться под машину, с целью вытащить кота.
  
   И кот вместо того , чтобы спрятаться или убежать, сам вышел к ним. В общем Кузя погиб, разорванный собаками. Нужно было видеть, как муж был потрясён, как клял и корил себя, он же не хотел такого. Но сделанного не исправишь. Совесть его грызла года три непрестанно.
  
  
  А Багира вдруг снова оказалась беременной, мы опешили. Оказалось, что она заставила своего сына, семимесячного Чибу, обгулять себя. Мы его только готовили к кастрации, а она опять опередила. В августе Чибу кастрировали. И теперь можно было не опасаться новых сюрпризов. Но потомства всё равно уже ждали.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 48 Неожиданный сюрприз.
  
  
  17 августа, на свой день рождения Володя пришёл домой с девушкой. Мы собрались отмечать его день рождения и Женя и Ваня и Лёша приехал, а Володя привёл девушку, с которой уже некоторое время встречался.
  
  
  Девочка очень скромная, даже пожалуй зажатая, маленького роста 1.53 худенькая стройненькая с длинными тёмными волосами,и неожиданно похожая по внешности, особенно выражением глаз на меня. Было видно, что эти глаза повидали много горя.
  
  
  Сидела она тихонько, почти не разговаривала сама, всё больше слушала всех и смеялась шуткам как-то робко.
  Мне она понравилась.
  
  Спиртное пили в основном Женя и Саша, а мы все пили соки. Никто из нас спиртного не любит, так иногда вина хорошего немного. Ну оно и понятно,отчего мы его не любим. Насмотрелись.
  Отгуляли, разошлись довольно рано, в восемь вечера Володя поехал провожать Тамару домой, вернулся в десять.
  
   Тамара жила на Тимирязевской,недалеко от Останкинского телецентра.
  Возвратившись, он пришёл ко мне на кухню, сказав,что хочет со мной поговорить.
  -Ну и как тебе Тамара?-Нормальная, хорошая девчонка-ответила я-не наглая, не разбитная, не заносчивая.
  -А что ты скажешь, если я на ней женюсь?
  -Если она тебе нравится и подходит, то это твоё личное дело, а не моё.
  -Да, но я сразу должен предупредить, у неё есть ребёнок.
  -Ну и что, а разве меня отец не с ребёнком взял?Если женщина родила ребёнка, не избавилась от него, не бросила, значит это заведомо хорошая женщина и мать.
  -Нет, мам, ты не всё знаешь, мой ребёнок, мой.
  -Тогда я вообще не понимаю, к чему вопросы не буду ли я против, если этот ребёнок твой, то он должен жить с отцом и никаких других вариантов тут быть не может. Но как получилось, что раньше ты мне не говорил что у тебя есть ребёнок?
  
  
  И тут он мне рассказал, что в тот 2000 Новый год, который он провёл у друзей, он познакомился там с Тамарой, ну и как это часто случается у молодёжи, у них произошла близость. Потом по прошествии какого-то времени, она ему позвонила и сказала, что ждёт от него ребёнка.
  
   Вот тут у него в памяти и всплыла Кристина, он решил, что его снова пытаются использовать. В довольно грубой форме, ответил ей, что это её проблемы, знает он уже таких, нарывался. В ответ на это, она спокойно ответила, хорошо, мои так мои.
  
  
  Более Тамара ему не звонила, не делала попыток встретиться или связаться, а он и думать забыл, полагая, что оказался прав в своих предположениях и спасся от ещё одной аферистки.
  Потом она стали общаться по чату в интернете, где она была под ником, а не под своим именем, и вместо фотографии у неё стояла картинка.
  
  У него тоже был ник и аватарка с картинкой, так что они не знали, что уже знакомы. После какого то времени общения, они всё более и более обнаруживали общие взгляды на жизнь и общие интересы и в конце концов договорились встретится вживую.
  
   Вот при встрече они и обнаружили, что знакомы и первым порывом Тамары, было повернуться и уйти, но он попросил её поговорить с ним. Они поднялись из метро на улицу, присели на скамейку в сквере и поговорили. Тут и выяснилось, что она родила дочку и растит её, что из-за этого у неё были проблемы с матерью и она долго скиталась с дочкой по Москве по разным углам, скрываясь от матери.
  
  Потом они примирились и сейчас живут снова вместе. А дочка в настоящее время находится в Бронницах, в детском выездном саду, куда её и своего сына ровесника Ксюши, пристроила Тамарина мать.
  
  
  Володя сказал, что он хочет увидеть дочку, а Тамара ответила, что сначала спросит у дочери, хочет ли она видеть папу. Дело в том, что на вопрос дочери, когда та начала спрашивать об отце, Тамара, не зная что сказать ребёнку, ответила, он нас не захотел. А теперь дочку нужно было подготовить.
  
  
  Вот сейчас сын и спрашивал моего совета, как быть,как вести себя с дочкой и что говорить. Я ответила, как себя вести, сердце подскажет, а говорить только правду.
  В ближайшие выходные Володя с Тамарой съездили к Ксюше.
  
  Ребёнок был очень рад, что наконец то нашёлся её папа, а Володя был счастлив впервые обнять и прижать к себе своего ребёнка. Оттуда они поехали к Тамаре, пообещав Ксюше, что через неделю заберут её из садика домой.
  
  
  Дома Тамара объявила матери, что переезжает жить к Володе, а опешившая мать только и спросила, откуда ты такой взялся и Володя со смехом ответил, из интернета.
  Они взяли кое-какие Тамарины вещи, а остальные решили привезти потом машиной.
  
  
  Так у нас появилось сразу большое прибавление в семье и если Лёша похаживал к нам в надежде, что мы его опять пустим к себе, то теперь понял, что здесь будет негде жить.
  
  
  Но забрать Ксюшу через неделю не получилось, в саду был объявлен карантин и приезжать за ребёнком можно было не ранее 14 сентября, а 18-го у девочки день рождения.
  С одной стороны это оказалось неплохо, так как мы успели и перевезти Тамарины вещи и приготовить места, где кто будет располагаться.
  
  
  Первого сентября у нас родились котята, трое, все пушистые. Два котика абсолютно одинаковых голубых и чёрная кошечка. Их назвали Афоня, Проша и Пусси.
  
  
  Третьего сентября Тамара свалилась с сильным гриппом и неделю я её лечила, отпаивала по три литра чая с липой и лимоном в день, так что она уже стонала, не могу пить, не лезет, но я настаивала. Выходила.
  
  
  А 10 сентября домой вернулся Иван. В квартиру, где они жили, хозяйка вернулась жить сама, изменились обстоятельства и вдобавок ему предстояло пройти медкомиссию в военкомате. Так что снова собиралась большая семья.
  
  За время, что оставалось до приезда внучки мы с Тамарой успели сблизиться и разговориться. Хотя трудное это было дело, девчонка замкнутая, натянутая, как струна,явно израненная душа.
  
  
  Я вообще-то не имею привычки никого выспрашивать, что, как ,зачем, почему? Не люблю лезть в душу человеку, предпочитаю, чтобы он сам раскрывался, потому что помню свой опыт, когда тебя допытывают, ты щетинишься ежом и закрываешься.
  
  Это всё равно , что с ребёнком, когда хвастливая мамочка заставляет его играть на публику, предъявляя свои таланты.
  
  
  У меня свои способы разговорить человека, я буду забивать эфир собой, своими рассказами о разных случаях из жизни, смешных или грустных, иногда нелицеприятных. Получается, что я раскрываюсь перед человеком, словно подавая ему пример, что вот я перед тобой, вся как на ладони, а ты?
  
  
  И постепенно человек вступает в разговор, рассказывает что-то о себе и перед тобой уже есть живой портрет. Ты не задаёшь наводящих вопросов, а словно обдумываешь вслух высказанное им, как ты понял ситуацию, а он либо соглашается, либо поправляет тебя.
  
  
  Здесь самое основное, чтобы он чувствовал не любопытство праздное, а сопричастность. А праздного любопытства во мне нет, поэтому разговор с людьми у меня получается легко.
  
  
  Так частями, мозаикой я получила картину жизни Тамары и поняла откуда у неё такой тоскливый взгляд в себя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 49 Жизнь Тамары.
  
  
  
  
  Мать вышла замуж по расчёту, очень хотелось жить в Москве, вырваться из этого сраного угла, как она называла Можайск и его окрестности. Хоть и был у неё со школьных лет ухажёр деревенский, но выучившись в техникуме в Рязани, повидав как говорится свет, она решила, что жить в деревне ни за что не будет и замуж выскочила за парня, московского,что приезжал в деревню гостить на лето к бабушке.
  
  
  Парень был из многодетной семьи, украинец по происхождению, но родившийся в России. Так и фамилию свою Сухоненко, он поменял на Сухоненков, и стал вроде бы русским.
  
   Иван был из многодетной семьи, у них пятикомнатная квартира в Москве и Ольга рассудила, как-никак, а комнатку она отхлопочет и в Москве закрепится.
  
   Так и дочку свою родила она, не из желания иметь ребёнка, а из обязанности, у всех дети и я не хуже, а также из желания получить право на Москву наверняка.
  
   Ольга жутко относилась к своей матери, и то, что она назвала дочь именем матери, отнюдь не являлось данью памяти, а злобной местью. Маму звали Тамара Ивановна, и у неё муж Иван. Вот уж пусть и будет полная тёзка.
  
  
  Тамару она явно не любила,потому что ходил за дочкой Иван, ухаживал и выхаживал он, а Ольга только кормила. А когда приезжали на лето в деревню к отцу, не у Ивановой бабушки жили, там вечно народу полно, а у Ольгиного отца, то она тут же оставляла мужа и дочку, а сама вильнув хвостом бежала на гулянье со старыми подружками и дружками.
  
   Это-то я потом от её же подружек уже в деревне узнала, а из Тамариных слов об отношении матери и так всё поняла.
  Естественно долго это продолжаться не могло и кончилось разводом и грязным скандалом. Ольга требовала своей доли в квартире, для себя и дочери.
  
  
  Родители Ивана, а с ним вместе там 8 детей было, у себя её не прописывали, но когда вопрос встал о внучке, то пошли в Моссовет, хлопотать.за внучку. Знакомые там были и они выбили для Ольги и Тамары комнату на Тимирязевской, в коммунальной квартире, в старом Сталинской постройки доме, 18 метровую комнату.
  
   Чем плохо для матери с ребёнком? Но Ольга была разъярена, только сделать ничего не могла. Хотела Москву получила, а дальше уж извините. Тамаре было уже три года, когда Иван разошёлся с Ольгой. Первое время он ей помимо алиментов помогал и тем, что покупал дочке одежду, обувь, гостинцы в общем заботился о ребёнке и навещал его.
  
  Но Ольга страшно ярилась, каждый раз устраивала скандал,костерила на чём свет стоит и его и родителей в итоге он свои посещения и помощь, кроме алиментов прекратил. В общем сварливый характер отвернул его от неё окончательно. К тому же она непрестанно настраивала девочку против отца,обзывая его грязными эпитетами и виня во всех своих неудачах.
  
  
  По специальности мастера технолога, она ни дня не работала, а хваталась за разные работы ища большей оплаты и меньшего труда. Постепенно она стала попивать, водить мужчин. Женщина она яркая, видная, татарского типа, мать татарка, характера трудного обидчивого и упрямого.
  
  Ребёнок её явно тяготил, обращалась она с девочкой грубо, приказным срывистым тоном, а в некоторые моменты подпития наоборот нежничая, обнимая, обливая слезами, лобызая и причитая, сиротинушка ты моя, никому не нужная.
  
  
  Со своим скабрезным характером она умудрилась отвернуть от себя многочисленную родню и со стороны отца и со стороны матери. Кричала, что ей все обязаны, все должны, но её никто не любит. В общем завистливая и капризная, набалованная натура, секла себя сама и лишала и себя и ребёнка родни.
  
  
  В итоге девочка росла не весёлой и раскованной, какой она была по природе, а всё более замкнутой и пугливой, забивалась за шкаф на подоконник или в уголок под стол, создавая себе свой обособленный мирок от матери.
  
  
  Когда Тамара пошла в школу, мать начала требовать.от неё отличной учёбы и за каждую неверно написанную закорючку рвала тетрадь и заставляла всё переписывать вновь. В общем добившись того, что девочка потеряла интерес к обучению.
  
  
  В 9 Тамариных лет мать наконец встретила человека в которого по настоящему влюбилась. Он был моложе её ненамного, и она поставила себе целью во чтобы то ни стало выйти за него замуж. Ради него она стала ласковой, внимательной, покладистой и в итоге свадьба состоялась.
  
   Они переехали жить к нему. У него была квартира двухкомнатная, вместе с матерью. Какое-то время отсвет влюблённости матери упал и на Тамару, мать была доброй, ласковой и внимательной и с ней, но потом по мере жизни всё стало возвращаться на круги своя, так как не может человек без конца лицемерить и строить из себя противоположность.
  
  Правда Тамара с благодарностью вспоминает период материнской нежности, видимо сильно она переживала из-за её нелюбви.
  
   А вот любовь, заботу и внимание, и понимание, она видела от дедушки и его второй жены, чужой в принципе женщины, принявшей в ней участие. Родную бабушку она не знала, та умерла задолго до её рождения. Тамара родилась в 1983,а бабушка умерла в 1979,но вторую жену деда она до сих пор зовёт бабулечкой, столько тепла, пополам с требовательностью и строгостью, подарила ей эта женщина.
  
  
  А второй брак матери принёс ей большое горе, страшное горе насилия и обид. Мать с отчимом вскоре уже вместе пили и споив жену, тот насильничал над ребёнком. В таком ужасе жила девочка. Рассказать об этом кому-либо она боялась, а мать накричала на неё, когда она попыталась искать у неё защиты.
  
  Правда она и с мужем подралась после разговора с дочерью, но теперь стала обращаться с ней,как с виновницей произошедшего.
  
  
  В конце концов девочка при первой возможности, стала одна уезжать в деревню к деду, где чувствовала себя защищённой. А муж начал гулять направо и налево, оставив Ольгу одну с парализованной к тому времени матерью своей матерью и лишь иногда приходя домой.
  
  
  Ольга металась, как тигрица, пытаясь всеми силами заполучить мужа назад. Заполучила, забеременела, Тамаре подходило уже к 17 годам. Она уже могла сопротивляться отчиму и очень мало времени проводила дома, предпочитая находиться у подруг. Вот так в Новогодней компании и оказались они с Володей и случилось то, что случилось.
  
  
  Ольга же ослеплённая своим вернувшимся счастьем не замечала того, что происходит в жизни дочери, ведь она ждала ребёнка, опять не по любви, а ради стремления удержать мужа.
  
  
  А Тамара, узнав о своей беременности и получив отлуп от Володи, решила оставить ребёнка, ради себя, чтобы чувствовать себя нужной хоть кому-то. Ей необходима была чья либо любовь.
  
  О дочкиной беременности Ольга узнала от подруг, сама ничего не замечала, а те углядели, что Тамара не только полнеет, но и меняется на лицо.
  Узнав, она потащила её к гинекологу и стала требовать, чтобы дочери сделали аборт, а Тамара молчала , замкнувшись в себе и набычившись.
   Врач заявила, что при беременности в семь месяцев аборты не делаются.
  
  Я забыла упомянуть, что мать к тому времени уже родила сына Васю, которому было на момент открытия Тамариной беременности пять месяцев.
  
  Отчего мать.так упорно добивалась аборта, нет не от стыда перед людьми, а оттого, что она вбила себе в голову, что ребёнок, от её мужа. Кстати и до сих пор, когда она в подпитии она добивается от Тамары, чтобы та призналась, что Ксюша Серёжкина дочь. И никакие уговоры на неё не действуют. Она даже не видит очевидного, что Ксюша похожа на неё, а вот глаза и частично характер у неё Володины.
  
  
  В общем своими поступками и требованиями она добилась только одного, Тамара ушла из дома. К тому времени она училась на кулинара в училище, но нужно было зарабатывать, чтобы жить и Тамара бросила учёбу и нашла себе работу вахтёра на предприятии.
  
  Жила она у близкой по деревне подружки москвички. Дедушка умер в 94 году, когда Тамаре было одинадцать лет, а потом она ездила к бабушке и всегда была принимаема в доме, как родная внучка.
  
   И с дочкой потом Тамарочка тоже ездила к бабушке. В 2002 году умерла и бабушка ,а Тамара практически осталась одна.
   На момент смерти бабушки она жила на съёмной квартире , Ксюша болела и Тамара не знала о том, что бабушка умерла. Узнала только летом, когда приехала в деревню.
  Таким образом Тамара не узнала и о том, что ей оставили в наследство дом , деньги и имущество.
  
  Нехорошими махинациями , безразличием матери, она чуть.вообще не утратила это наследство. Родня бабушки подсуетилась и деньги и имущество были растащены, а часть дома оказалась оформлена на внучатого племянника бабушки. Но это другая история.
  
  
  Потом Тамара встретила парня, который упорно ухаживал за ней и предлагал жить.вместе. Не сразу, но она согласилась и стала жить у Антона, они решили пожениться, но под разными предлогами свадьба откладывалась. Антон жил с родителями.
  
   К Ксюше они отнеслись хорошо и уделяли ей много внимания, обучали её, ребёнок в четыре года читал наизусть поэмы Пушкина, Некрасова, с выражением, с жестикуляцией.
  
  
  Но вот Тамару они никак не принимали в свой круг окончательно, а после того, как у них в гостях побывала Ольга и показала там себя во всей красе, Татьяна Григорьевна, мать Антона выноворила Антону, что Тамара не из их среды и при такой хабалке матери хорошего в их жизни не будет.
  
  Тамара услышала их разговор и сделала выводы, а вскоре она ушла от Антона, поняв, что жизни не будет. Антон стал обращаться с ней с явной холодностью.
  Тамара переехала на Тимирязевскую в квартиру матери, а вскоре туда же переехала и мать с Васей, с мужем они разошлись. Ребёнок не связал, как впрочем и следовало ожидать.
  
  Тут уже и Ксюша испытала на себе все прелести бабушкиного характера. Бабушкой не называть, называть.мамой, то крики и одёргивания, то нежность щипки и поцелуйчики и прочее в таком же духе.
  
   Ребёнок начал становится запуганным и чувствовать себя виноватым. Такое же обращение было и Васей от нежности до ненависти с постоянным поношением его отца.
  В общем я поняла, что знакомство с ребёнком будет трудным и нужно очень стараться завоевать её любовь, а главное доверие, к чему я и готовилась с большим волнением.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 50 Знакомство с внучкой.
  
  И вот оно настало 14 сентября и мы в смятении ждём внучку. Володя и Тамара уехали за ней с утра пораньше, ребёнок там совсем извёлся, заждался родителей.
  Я ужасно волнуюсь, Саша тоже, это видно по тому, как часто он закуривает и бросает сигарету на половине.
  
  
  Наконец мы слышим, как на нашей площадке останавливается лифт и звучит гомон голосов. Дверь открывается и они входят.
  
  Впереди Ксюша, маленькая росточком, с широко распахнутыми глазами и испугом в них. Она крепко вцепилась в Володину руку и смотрит на нас с дедом, словно ожидая подвоха.
  
  
  Следом входят Тамара и яркая невысокая, но повыше неё полноватая дама, похожая на татарочку, а к ней жмётся мальчик, рослый, рыхлый полноватый с тёмными волосами, взглядом исподлобья и нахмуренным лбом. Выражение лица у мальчика, недоверчивое, гримаса, словно он сейчас разревётся.
  
  
  Мне сдавливает горло, но нужно что-то говорить и я говорю:
  -Ну, здравствуй Ксюша, я твоя бабушка Вера, а это дедушка Саша, мы очень тебя ждали, мы раньше не знали о тебе, а теперь очень рады тебя видеть. Будем жить вместе и любить друг друга, ты согласна?
  
  
  И девочка радостно кивает, отпускает папину руку и бросается ко мне. Я обнимаю её, глажу по волосам и не могу налюбоваться.
  У Тамары на глазах слёзы, потом она скажет, что не ожидала, что Ксюша так легко бросится к нам.
   Ксюша уже идёт в комнату с дедом и весело щебечет. Мать Тамары, а это она, капризным тоном произносит:Ксюш, а как же я? Но Ксюша вполоборота поглядев на неё отвечает:- У тебя Васька есть.
   Дети всегда эгоистичны в своём счастье.
  
  
  Мы знакомимся с Ольгой. Она смотрит жеманно,разговаривает тоже жеманно, отказывается пройти присесть,заявляя, что внизу её ждёт человек с машиной и они просто поднялись оттого, что Вася захотел в туалет. При этом она толкает Васька, а тот писклявым капризным голосом, истеричным тоном заявляет:- Ничего я не хотел, это ты хотела. От любопытства.
  
  
  Ольга резко обрывает его,-Молчи, я сказала хотел, значит хотел.
  Они проходят в туалет, а потом идут на выход. Она прощается и уходит не посмотрев на дочь,только буркнув,"позвоню".
  Вот такое первое знакомство.
  
  
  Ксюша с дедом уже смотрят книжки, которые мы ей приготовили, игрушки и место, где она будет спать. Мы селим её в своей комнате, чтобы Тамара с Володей не были стеснены.
  
  
  А здесь мы приготовили ей столик стульчик, полку,уголок для игры и кушетку для спанья. Видно, что ей всё нравится. Потом будут гостинцы, ужин, разговоры.
  
  У неё много впечатлений и она охотно ими делится. С Володей она то необыкновенно нежна, то насторожена, чувствуется, как в её головке шевелятся мысли, самые разные, так как вся гамма чувств мгновенно отражается на её очень подвижном личике.
   А к матери она льнёт со всей любовью маленького сердечка.
  
  Потом Тамара будет читать ей на ночь сказку, а она перед тем как заснёт, скажет:- Я рада, что мы уехали от бабушки Оли. Мне здесь нравится.
  
  Ваня придёт с работы поздно и она его увидит только на следующий день, утром на кухне, во время завтрака. Иван покорит её сразу.
  
  
  Потом начнутся и счастливые и трудные будни. Счастливые оттого, что у нас есть внучка, трудные оттого, что она часто задумывается и грустит. Мама с папой на работе, дед и я с ней. Собака и кошки её развлекают, особенно котята, но мысли работают и тревожат её.
  
  
  Однажды мы стоим с ней на балконе , смотрим вниз и она вдруг спрашивает меня-
  А ты правда моя бабушка, настоящая, навсегда?
  -Конечно правда и конечно навсегда, а почему ты спрашиваешь?
  -А у меня была другая бабушка Таня и дедушка Лёша и папа Антон, но они были ненастоящие. Мы пожили с ними и потом ушли.
  
  
  Вот, что её мучило, вот какой страх гнездился в детской душе, что вдруг это опять временно, вдруг это не настоящее. Я убедила её, успокоила, что мы с ней навсегда и никому не отдадим ни её, ни её маму.
  
  
  -А ещё я обижена на папу, ведь он нас не захотел.
  Пришлось объяснять ей понятным для её возраста языком, что папа, не не захотел её, а просто не поверил маме и почему так получилось. Что папу однажды обманула другая тётя, из-за этого папа не верил маме. А потом они встретились и он узнал о тебе и сразу захотел, чтобы вы были вместе.
  
  
  Могу сказать, что дети понимают абсолютно всё, надо просто уметь им объяснить. Ксюша тоже всё почувствовала и главное поняла, что я говорю ей правду. Лгать детям нельзя, они очень тонко ощущают фальшь.
  Тем более такие впечатлительные и ранимые, как Ксюша.Основной восторг вызывало в ней то,какая большая стала семья, и как много у неё теперь родных.
  
  
  С этого момента у неё наладились доверительные отношения и со мной и с дедом. Но к Володе она ещё долго приглядывалась настороженно и придирчиво. Видимо не может ребёнок сразу забыть однажды сказанное мамой, но видя, как он относится к маме и к ней, она всё более оттаивает и меняется.
  
  
  Нужно не терять этот год, ведь он последний перед школой. Нужно готовиться к школе. И дед, который одно время работал в детском саду сторожем, пошёл к заведующей. Он рассказал ей о внучке и она дала ему путёвку, вернее запрос на путёвку в детсад. Роно теперь у нас рядом с домом, в старой школе,
  
  Тамара сходила туда, получила путёвку, съездила на Тимирязевскую за медкартой дочки, потом прикрепила её к нашей поликлинике и прошла медосмотр.
  
  Теперь Ксюша шла в детсад. Ежедневно утром её отводил дедушка, а вечером забирала мама. Когда она узнала, что в этот же садик ходил папа, она загордилась.
  
  
  Вскоре в один из выходных к нам пришли Женя с Наташей и детьми. Ксюша безумно радовалась, что у неё вдруг оказалось так много родных. Особенное впечатление произвёл на неё Андрей. Она никак не могла поверить, что вот этот большой дядя, а он ростом 1,87 её брат.
  
  Катю она восприняла как должное, а от Андрея пришла в полный восторг и не отходила от него ни на шаг. Андрею она тоже очень понравилась и он станет забегать к нам довольно часто, именно поиграть с Ксюшей. Особенное удовольствие ей доставляло катание на нём верхом, видно было, что и он доволен этим.
  
  
  С Женей у нас вышел не очень приятный разговор, он засомневался, правда ли Ксюша дочь Вовки, а не обманула ли его Тамара,а я устав объяснять ему, в конце концов раздражённо сказала:-Да какое собственно говоря твоё-то дело, это Володина жизнь, и жить её ему. Я тоже выходила замуж с ребёнком, тем более чужим, но отец же любил чужого ребёнка. А ты лезешь грязными ногами в чужое дело. Не ожидала от тебя, сынок.
  Он сразу снизил тон и перестал бурчать.
  
  
  Вот так по разному восприняли появление новых людей в моей семье. В реакции Жени чувствовалось влияние моей сестрицы, с её скептицизмом, стремлением всем указывать и поучать.
  
  
  Ребята съездили и подали заявление в ЗАГС, регистрацию им назначили на 30 декабря, под самый Новый год. Потом они съездили к матери и поставили её в известность о своей свадьбе.
  Мать поинтересовалась, а почему так долго ждать, они объяснили, что сами попросили это число, чтобы объединить с Новым годом.
  
  
  В то же время они ,когда подавали заявление на регистрацию брака, узнали в ЗАГСе как переоформить Ксюшу на папу. Им сказали, что достаточно матери и ему подать заявление туда, где получали свидетельство о рождении и там оформят отцовство.
  
   Поэтому, когда ездили к матери, они зашли в ЗАГС на Тимирязевской и оформили Ксюшу на фамилию отца. Теперь дочь стала Гончарук Ксенией Владимировной, а не Суханенковой Ксенией Дмитриевной. Отчество при рождении Тамара ей записала с потолка. Вовкино не хотела от обиды.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 51 Пора свадебная.
  
  На тот момент у Ольги был постоянный сожитель, Андрей.
  Они жили вместе уже четыре года и вот теперь она, глядя на дочь, тоже решила оформить с ним законный брак.
  Они пошли в ЗАГС у себя и тоже подали заявление.
  
  Но помимо брака, она стала настаивать на том, чтобы он усыновил Васю, а он спросил с какой стати, если у Васька есть свой отец и он от него не отказывался.
  - Он алиментов не платит-, заявила Ольга.
  -А это ваши дела, я же помогаю.тебе и растить и содержать сына, не отказываюсь, поэтому не нужно лес городить.
  
  
  В общем то всё это Ольге понадобилось, чтобы не отстать от дочери. Их свадьба была 25 ноября. Хоть в этом как говорится дочь обскакала, а Тамара только радуется за неё, по крайней мере от меня отстанет, а то всё время меня к нему ревновала. Ей всё кажется, что мне её мужики нужны.
  
  
  А я ответила, что догадалась об этом.
  -Но,как?- спросила Тамара.- Да по твоей одежде-, ответила я-на тебе вся одежда тесная ,как будто не с твоего плеча. Так одевать дочь может только ревнивая женщина, которая видит в дочери соперницу. Сама то она одета со вкусом, а тебя одевает, как ребёнка зажатого.
  -А я об.этом не думала-ответила Тамара, у меня и вкуса-то особого нет, просто я всегда себя стеснялась и предпочитала джинсы и рубашки.
  
  
  В общем теперь одежду ей подбирать и покупать стал помогать Володя и Тамара словно расцвела, раскрылась.
  
  
  Платье к свадьбе ездил с ней покупать Вовкин друг, одна она боялась выбрать не то, а фасон какой ей нужен подсказала я. Платье на смену я сшила ей сама, такого же цвета, как у Наташи, гранатового, только другого фасона и из другой ткани.
  
  
  Помимо этого из бусинок под жемчуг и золотистых, я соорудила ей ожерелье, диадему на голову и браслет. А к красному платьицу ошейник из красного бисера.
  В общем и целом к свадьбе мы приготовились полноценно.
  
  В оставшиеся до свадьбы дни, вечерами мы много общаемся с Тамарой. Она рассказывает о своей жизни, о бабушке с дедушкой, о жизни с Ксюшей уже подробнее, чем в первый раз.
  
  Ей трудновато даётся общение, тяжело подбирать слова, ведь она никогда ранее не раскрывалась ни перед кем,носила в себе и свою боль, и обиды, и радости. А теперь словно прорвало плотину неверия в себя и в людей.
  
  Она говорит, что только у нас поняла, что значит поддержка семьи. Я объясняю ей, что мы далеко не ангелы и не идеал, но она отвечает, я и такого не знала. А вы даже если ссоритесь, то с добром, переживая друг за друга, а я жила сама по себе и только дед и бабушка были отдушиной, а когда их не стало, только подруги.
  
   Тамара рассказала и о том, как пришлось голодать, как переходили из квартиры в квартиру, из одного угла в другой. Как тяжело переболела Ксюша аллергией и мононуклеозом. И как самоотверженно помогали и выручали её и подруги и в общем то просто знакомые, посторонние люди.
  
   Иногда она всплакнёт вспоминая пережитое, а у меня рвётся сердце на части, мне так это всё знакомо из собственного опыта моей жизни.
  
  
  Но эти вечерние посиделки, подробное обсуждение ситуации очень сближают нас. Следуя за нитью её рассказа, я объясняю ей и поступки матери, и её мотивации, пытаясь примирить её с матерью, всё- таки это мать. Рано или поздно она опомниться и поймёт, какой золотник её дочь. Но Тамара грустно улыбается и горестно машет рукой, она никогда не поймёт.
  
  
  Она рассказывает, как какое то время плохо относилась и к бабушке, так как мать настраивала её против. Но бабушка сумела переломить её враждебность.
  
   А когда Тамара однажды сказала, что бабушка была жадной, так как не дала ей денег на кино и на танцы, а предложила сходить продать яблоки и взять деньги себе, я даже улыбнулась: -Глупенькая, если бы бабушка была жадной, разве позволила бы она тебе набрать яблоки для продажи? Нет, она просто хотела, чтобы ты училась не тупо выпрашивать, а зарабатывать сама.
   Тамара задумалась и ответила:- Ой, пожалуй правда, а я не догадалась.-Мать утверждала, что бабушка жадная и я ей верила.
  
   Вот так потихоньку, полегоньку мы разбирали жизнь и учились понимать её по новому, пересматривать её уроки.
  
  
  А в один прекрасный день, ребята сказали мне, что кажется Тамара беременна. Я посчитала, от дня который они назвали и получилось, что у нас появится ещё один ребёнок в конце июля. Значит снова радость в дом.
  
  
  В ночь на 30-е декабря Тамара ночевала у матери. 29-го она сходила в парикмахерскую там у них, к знакомой парикмахерше договориться о причёске. 30-го с утра побежала там делать причёску, потом обряжаться.
  
  
  Володя с Ксюшей (Тамаре очень хотелось, чтобы дочь была на регистрации и я поддержала это) приехали за ней к установленному времени на машине друга, забирать невесту. Мать и Андрей с Васей, тоже ехали с ними в ЗАГС, а мы с Наташей дома готовили стол и встречу. Саша тоже уехал в Загс, чтобы фотографировать их, а Андрей снимал на камеру.
  
  
  Так что в ЗАГСе на бракосочетании компания была большая. Ольга даже позавидовала и обидчиво заявила:- А я Ваську взять не догадалась,когда регистрировалась.
  
   До трёх часов дня они катались по Москве, после регистрации, а потом приехали домой. Я встречала их хлебом и солью и впервые расплакалась, глядя на свою маленькую и очаровательную невестку, мою новую дочку.
   Видимо и возраст тоже начал сказываться, становлюсь сентиментальной.
  
  
  Свадьбу отметили дома, хорошо и весело. Женя всё хотел устроить разные конкурсы, розыгрыши, но Тамарочка стеснялась до слёз и я попросила не разыгрывать её, не портить ей день, не публичный она человек, стеснительный.
  
   Он понял и больше её не тревожил.Зато Ксюша неожиданно преодолев своё стеснение, по собственной инициативе прочла маме с папой стихотворение, так она была счастлива, что теперь у неё есть настоящая семья.
  
  
  А Ольга всё-таки немного подпортила праздник, перепившись и начав упрекать дочь в ненависти к ней и высказывать разные обиды. Чтобы её угомонить, Наташа предложила гостям пойти догуливать к ним, чтобы дать отдохнуть молодым и уложить спать Ксюшу. Так и поступили.
  
  
  И пока они были там, я успела навести порядок, вместе с Тамарочкой, а потом они легли отдыхать. Волнения сказались.
  А Ольга и там отличилась. Так, что даже Саша, уж на что любящий выпить, плюнул и ушёл домой.
  
   Она не стесняясь присутствия мужа, принялась откровенно флиртовать с Женей, крича Наташе, что отобьёт у неё мужа, что Наташа недостойна такого парня и прочие глупости. В итоге Наташа попросту выставила её за порог в два часа ночи.
  
  Ванечка остался ночевать у Жени, с тем чтобы они расположились на ночь в его комнате. Васёк на раскладушке, а Ольга и Андрей на диване. При этом Вася так и не смог уснуть, до тех пор, пока не вернулась мать.
  
  Он капризничал и плакал, а на все мои попытки успокоить его отвечал тем, что бычился, дичился и отворачивался. Впервые в своей жизни я не могла найти подход к ребёнку.
  
  
  Придя домой, Ольга не угомонилась. Я не спала, ждала их возвращения сидя на кухне. Андрей сразу лёг, а она уселась на кухне, чтобы поговорить, как она высказалась,но прежде накричала на сына и в приказном порядке заставила его заткнуться и спать. Как ни странно он послушался, видимо другого тона ребёнок не понимал.
  
  
  О, сколько же я узнала за одну ночь, о прежде незнакомой женщине. Враг злющий не раскрыл бы так её натуру, как сделал это алкоголь. Всю мерзость, всю низость в общем-то гнусной, приземлённой и неблагодарной души обнажил он передо мной её собственными устами.
  
  
  Начиная от своих отца и матери и кончая задушевными подружками, включая и всю свою родню, обливала она грязью. Все были перед ней в чём-то виноваты.
   Столько ненависти и злобы ещё ни разу в жизни не опрокидывалось на меня за один присест.
  
   Не буду пересказывать весь её бред, но изо всего сказанного слепился очень яркий портрет человека завистливого, неблагодарного, склонного к афере и козням, мстительного и злопамятного.
  
  
  Малоприятный скажу вам портрет, никакой самокритичности, категоричность в отношении суждений о людях и совершенно безобразная беспринципность в собственных поступках.
   Я слушала её и понимала, в каком аду жила не только её дочь, но живёт и её сын.
  
  
  При этом это натура взрывная,склонная к плаксивой сентиментальности, на фоне жестокого отношения к людям. Боже,как она любит себя и ненавидит людей, думала я.
  И это при том, что женщина такой яркой внешности, казалось бы должна жить и радоваться, быть любимой и обласканной, но слишком сильна в ней разрушительная сила, сокрушительная не только для окружающих, но и для себя самой.
  
  
  А когда она стала выговаривать мне, за то, что я скрывала от неё своего старшего сына и что она могла бы не выходить замуж за Андрея, а стать моей невесткой, моё терпение лопнуло. Я довольно резко ответила:- Слава богу, что эта участь меня миновала! И заметила ей, что если кто-то принят в нашу семью, мы его в обиду не дадим. Это касается и её дочери и внучки. Я подчеркнула что не дадим в обиду в том числе и ей.
  Потом оборвала её:- Хватит, иди укладывайся отдыхать, я тоже устала.
  
  
  Я ей успела многое высказать в довольно резкой форме, назвав её глупой самкой, а не матерью. На следующее утро, Андрей усмехнулся, что слышал весь наш разговор и что я правильно её осекла.
  
  
  Вот такой подарок преподнесла нам судьба и от такого теперь предстояло ограждать Тамарочку и Ксюшу.
  А когда днём Ольга проснулась, то долго не рисковала показаться на глаза. Мы накормили детей и готовились к вечеру, к празднованию Нового года, когда она выползла из комнаты и сделав, морду тапочком, образно выражаясь, заявила, что они едут домой, мол Вася устал и просится домой.
  
   Признаться, что ей стыдно за всё, что она наговорила, а она прекрасно всё помнила, ей не позволяла глупая гордыня. Честно признаться я не отговаривала, а напротив почувствовала облегчение, что их не будет. По Тамаре я поняла, что она тоже рада.
  В общем Новый год мы встречали в приятной компании и ничуть не жалели ни о чём.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 52 Новый член семьи.
  
  
  Потянулись обычные будни. Шестого января отметили день рождения Тамарочки и Володя подарил ей золотой браслет,что несказанно её обрадовало. Я тоже сделала свой скромный подарок. Мать с Андреем приехали, привезли подарок и посидели немного. Ольга на сей раз вела себя скромно.
  Двадцать третьего февраля дети съездили к матери поздравить Васька с днём рождения. В общем всё, как у всех.
  
  Ксюша с удовольствием ходит в садик, у неё появилась близкая подружка и это её радует. С Васьком они всё больше отдаляются друг от друга. По неясной причине, он злится на неё и завидует. Впрочем мамина натура в нём проявляется во всей красе. То же неверие и недоверие, тот же скептицизм и завышенные требования к своей особе.
  
  Дети притираются друг к другу легко и хорошо. Утром вместе уезжают на работу, до метро, а там расходятся. Она в метро,он через дорогу за Варшавку. Вечером также вместе приезжают с работы, если Володя заканчивает пораньше.
  
  Саша тоже пока ведёт себя адекватно, видимо забота о внучке его мобилизует. Она спит очень беспокойно. Он спит напротив неё и часто ловит её падающую во сне с кровати. После садика или в выходные, он ходит с ней, как когда-то с Иришкой либо в лес, либо на сквер,предлагая детям отдохнуть.
  
  В остальное время они все трое неразлучны и посвящают ребенку много внимания. Даже на компьютере занимаются вместе.
  
  В июне у нас происшествие. Тамарочка уже в декрете, мы постоянно дома вместе. Жарко, окна раскрыты, кружится мошкора. Мы сидим на кухне, уже поздний вечер. Ксюша уснула, дед тоже, а мы как всегда ведём неспешный разговор. Володя из-за компьютера вышел, пришёл покурить. Здесь же крутится Чибо.
  
  В какой-то момент он прыгает на окно и пытается поймать мошку. Я не успеваю среагировать, как кот исчезает за окном. Котят на тот момент у нас уже нет их раздали. Нет и Багиры, её отдали в хорошую семью, так что Чибо теперь один.
  
  И вот он на наших глазах выпал в окно с восьмого этажа, а снизу уже несутся душераздирающие вопли. Вова одномоментно выскочил за дверь и не дожидаясь лифта помчался вниз большими шагами. Мы с Тамарой замерли в оцепенении, отец проснувшийся от этих воплей выскочил с вопросом, что случилось. Объясняем со слезами.
  
  В этот момент возвращается Володя с Чибой на руках. Обе передние лапы сломаны в первом суставе и из под шкурки торчат обнажённые косточки. Страшно смотреть. В этот момент, кот совершает кульбит, вырывается из рук Володи, сильно оттолкнувшись от него задними лапами, разодрав ему при этом всю грудь.
  
  В следующее мгновение он скачет по коридору, а затем комнате на задних лапках, истошно вопя, а мы пытаемся его поймать с криками, точнее воплями. В общем содом и гоморра. Как еще ребёнок не проснулся.
  
  Ночь досидим пытаясь успокоить кота , гладим и ласкаем его, лежащего на подстилке. С утра поход в лечебницу. Там выясняется, что нужна операция, но через три дня. Назначают цену, около пятнадцати тысяч. Деньги сообща наскребём, частично перезаняв.
  
  Саму операцию проходившую шесть часов, переживали мы с Сашей, мечась по коридору лечебницы и на улице возле неё.
  При этом не обошлось без неприятностей. Хирург операцию делать отказался, заявив, что пятнадцать тысяч стоит только одна лапа и кто вам такую цену назначил, тот пусть и оперирует.
  
  Цену называл заведующий, он оказывается огляделся графой. У меня истерика, больше денег при моей пенсии мне взять негде.
  Заведующий и взялся оперировать, объяснив, что если он ошибку допустил, то он её и исправлять должен. В общем-то я переживала, вдруг из-за этого всё будет сделано плохо?
  
  Но нет, люди в Дарвина всё-таки замечательные и слово держать умеют и дело своё отлично знают. Вечером измученные мы пришли домой с Чибой и кучей лекарств и назначений. Коту поставили в лапы штифты и теперь предстояло делать перевязки и колоть уколы.
  
  Как нам это далось вспоминать жутко. Тамарочка всем телом прижимала кота к столу и держала задние лапы, в то время как я занималась обработкой. Уколы сначала делал Саша, но потом он снова сорвался в штопор и делать пришлось самой. А у меня рука тяжеловатая и я переживала, что доставляю коту боль.
  
  В общем-то вылечили и штифты потом сняли и зажило всё нормально. Но навечно у кота осталось одно. Тамаре в руки он вообще не даётся. К остальным идёт на руки только по собственному желанию, а если пытаешься взять его на ручки, он дико шипит и вырывается. Видимо боится экзекуции.
  ,
  Но вот и лето кончается уже конец июля, а у Тамарочки и намёков на начало родов нет. Уже и врач в поликлинике начинает волноваться и предлагать ей лечь в больницу, но самочувствие у неё.хорошее и она отказывается, предоставляя всему идти своим чередом.
  
  
  16 августа у неё начинаются схватки и мы вызываем скорую. Они с Володей уезжают. Отвозят её на другой конец Москвы, не можем сейчас вспомнить никто 70 или 74 роддом. Почти все роддома в округе закрыты, кто на профилактику, а кто и вовсе ликвидирован, как наш десятый.
  
  Количество рожениц резко сократилось и власти решили, что содержать большое количество роддомов нерентабельно. Это была общая тенденция, как и с детсадами, которые уничтожали и забирали под другие учреждения.
  
  Потом эта тенденция распространится и на общие больницы и на школы. Вот так денег в стране больше, благосостояние растёт, а социалка сжимается и сокращается. Интересная тенденция, непонятная.
  
  
  К концу дня, точнее ближе к ночи, Тамарочка перезвонила, сказала, что у неё отошли воды, очень тёмные, впрочем мне это знакомо, когда перехаживаешь, это нормальное явление. Но она объяснила, что акушерка посмотрела и заявила," лежи ещё не время", а она беспокоится, чувствует себя неважно.
  
   Я попросила номер телефона дежурного врача и Тамара продиктовала мне его.
  Позвонила врачу и попросила посмотреть невестку, так как по всем срокам она сильно переходила, более двух недель. Она резко осекла меня, мол откуда мне знать, им виднее,они специалисты.
  
  На что я ответила, что знаю вплоть до дня зачатия.
   -Что в ногах стояли,- съехидничала врач.
   -Нет, у меня с детьми доверительные отношения, а вам скажу только одно, если с ребёнком или роженицей случится плохое, я этого так не оставлю. Доказательства разговора у меня есть, записываются на диктофон.
  
  
  Конечно ни на какой диктофон, которого у меня не было, разговор не записывался, но в иных случаях приходится прибегать к обману, если сталкиваешься с упёртостью собеседника.
  
  
  Вскоре Тамарочка перезвонила и сказала, что её забирают в родильное отделение, прослушивали сердцебиение ребёнка и здорово засуетились. Оказалось, что сердцебиение уже не прослушивалось. Недаром она волновалась.
  
  
  В итоге Тамаре сделали кесарево сечение и в 4.15, семнадцатого августа на свет появился Игорь. Володя ведь тоже родился 17-го августа только в 5.30.
  Так что теперь у нас 17 августа двойной праздник, два наших мужчины родились в один день.
  
  
  Когда Тамара пришла в себя после операции, врач сказала ей:
  - Нужно сказать спасибо твоей матери, суровая она у тебя, настояла на проверке, и правильно сделала, иначе упустили бы мы вас.
  Тамара ответила:- Это не мать, это свекровь.
   Чем очень сильно удивила весь медперсонал.
  
   А Ольга так ни разу не побывала у Тамары за эти дни, правда встречать приехала. Они с Андреем купили себе машину "Ниссан", вот на ней и приехали к больнице забирать Тамару с Володей и Игорьком, а я ждала их дома, так как к тому моменту уже плохо передвигалась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 53 Обычные хлопоты.
  
  
  И начались обычные для всех хлопоты с новорожденным, только теперь Тамаре было несравненно легче, она не была одна, рядом был муж, была я с большим опытом и была Ксюша с большим желанием и охотой помогать маме в уходе за малышом.
  
  
  Но помимо этих хлопот, были ещё хлопоты по отправке Ксюши в школу. Она шла в первый класс.
  Ещё до возвращения Тамары из роддома мы совершили переезд и перестановку. Мы переехали в среднюю комнату, так нелюбимую мною, но нужно, значит нужно, а ребятам обустроили всё в большой.
  
  
  А тут Иван объявил вдруг, что снова уходит жить на квартиру, так как у нас будет шумно и тесно, да грудной ребёнок, а он боится не высыпаться и прочее. К тому же он теперь перешёл работать к Касперскому, а это довольно далеко от дома, вот он и нашёл подходящую двухкомнатную квартиру в том районе, пополам с другом, по вполне приемлемой цене, к тому же он теперь будет зарабатывать больше.
  
  
  Кстати сын извинился передо мной, за тот поступок с Лёшей.
   Он сказал, что теперь понимает меня, так как за время совместной работы сумел распознать во всей красе Лёшин характер. Подробностей он не рассказывал и я не любопытничала. Знаю, что Иван такой же, как я зря человека не оговорит.
  
  
  Так что всё складывается более, чем удачно. В маленькой комнате мы располагаем Ксюшу, ребёнок не будет мешать ей высыпаться и есть своё место для занятий и учебников, что очень хорошо.
  
  
  Кроватку и прочее необходимое для ребёнка ребята приобретали сами, а коляску подарила, вернее дала на неё деньги Ольга, а я к следующей весне куплю им прогулочную коляску, как раз когда малыш подрастёт.
  
  
  Теперь с появлением заграничных средств по уходу за ребёнком всё стало много проще, гигиеничней и приятней и для малыша и для матери. Поистине начинаешь осознавать, сколь многого из этого были лишены мы и какими трудностями окружены всё то время, когда растили детей.
  
   А теперь.мамы не так выматываются, нет такого количества постирушек и прочего, что даёт возможность уделять больше времени и себе и детям.
  
  
  Первого сентября, всей семьёй провожали Ксюшу в школу, очень волновались и ждали её возвращения тортом и походом в Глобал-сити на аттракционы. После первого дня хотелось сделать ей праздник, чтобы день запомнился. Всё получилось очень здорово и ребёнок был переполнен восторгом и новыми впечатлениями.
  
  
  Учительница ей попалась из нового поколения, я её не знала, но общаясь с Таисией Александровной потом, когда у девочки возникли проблемы с учителем, выяснила, что она уже два выпуска сделала и вроде бы на неё не жаловались, но обещала проследить.
  
  И не подвела, обнаружилось, что отношения у учителя не сложились с половиной деток в классе и пришлось выправлять ситуацию. После серьёзного разговора, выяснилось, что у учительницы неполадки в семье. Это отразилось на её работе. Ей помогли, ситуация выправилась и моментально всё изменилось и в классе и в успеваемости детей.
  
  Так зависит наш внутренний настрой при работе с детьми, а вовремя оказанная помощь не даёт болезни зайти глубоко и всем хорошо.
  
  
  Так что Ксюша стала учиться охотнее и без особых проблем, за исключением отношений с тремя одноклассницами, которые объединившись кланом травили девочек скромных и не склонных к агрессии. Это к несчастью будет продолжаться до 7 класса, пока самую заводилу не переведут в другую школу и остальные не затихнут, а тогда много крови попортило нашей внучке, приходилось объяснять ей , как учиться не реагировать на травлю. Но это помогало временно.
  
  
  В принципе с этим знакомы все, кто ходил в школу. Так или иначе в детских коллективах это существует и только очень опытный педагог умеет нивелировать подобные вещи. Но установки последних лет, на то что школа не воспитывает, а только обучает, резко обострили эту ситуацию.
  
  А в школе теперь учиться стали дети разных национальностей и некоторые из них, получив заряд неприятия и негативного отношения от соседей по дому выливали этот негатив на более беззащитных сверстников в школе. Таковы стали наши реалии.
  
  
  А мы справляемся и с прибаливанием малыша, и с пропажей молока у Тамары, благо теперь нет дефицита на искуственные препараты для вскармливания и стали они много больше приближены к грудному молоку. Всё идёт нормально.
  
   Не без временных трудностей, но без особых эксцессов. Васю иногда привозят к нам и он жутко завидует Ксюше, в том, что у неё есть своя комната, он лишён такого счастья, в чём Ольга не преминет каждый раз упрекать Тамару, хотя абсолютно зря.
  
  Андрей, до сих пор работавший таксистом на своей машине и имевший постоянных клиентов, неожиданно останется практически без работы и у них начнутся на этой почве трения.
  
  Володя предложит ему идти работать к себе, водителем на Камаз. Андрей перейдёт и теперь они станут работать вместе. Правда Вова работает начальником над водителями, что со временем станет Андрея напрягать и отразится на Володе.
  
  
  В один из дней, ближе к декабрю, Саша, придя домой скажет, что под лестницей лежат пять маленьких котят и страшно пищат. Мы посоветуемся , потом Саша спустится и принесёт их домой.
  
  Сначала мы обустроим их там, в коробке, а не на полу, думая, что может кошка отлучилась. Окажется, что этих котят родила домашняя а не блудная кошка, а хозяева просто выбросили их беспомощных под лестницу. Но это откроется потом.
  
  
  А пока, через два часа убедившись, что кошка так и не появилась, мы забрали их домой. Видимо они долго пролежали под лестницей на каменном полу, до того, как Саша их нашёл.
  
  
  Неделю я буду выхаживать этих котят, мы купим специальные пузырьки и соски, нужное питание, а сначала я буду кормить их из пипетки смесью разбавленного коровьего молока с яйцом и растительным маслом. Котята сначала станут подрастать и набирать вес.
   Потом вдруг станут становиться все мокренькими, словно их облили водой и по очереди умирать. Я была в панике. Посоветовались по интернету с ветеринарами, оказалось, все сказали в один голос, что у котят воспаление лёгких, а оно у кошек не лечится, так что всё бесполезно, они простыли изначально на ледяном камне, а мне удалось, только продлить им жизнь.
  
   Когда на моих руках скончался последний котёнок, у меня была просто истерика. Я не могла поверить, что мне не удалось никого спасти.
  Но реальность, есть реальность и пришлось с ней смиряться.
  
  
  На Новый год, на годовщину свадьбы и сам праздник приехали Ольга с семьёй. Володя подарил Тамаре золотые серьги и колечко, как он сказал и за прожитый год и за подаренного сына.
  
  Ольга подарила ей и Ксюше золотые серьги, для этого она съездила с Ксюшей в поликлинику, где ей уши прокололи и вдели серьги. Правда потом их пришлось менять на более дешёвые и лёгкие, так как ребёнку они были тяжелы и уши воспалялись.
  
  
  Я молчала и не протестовала, в таких вопросах спорить с Ольгой бесполезно. Мы в свою очередь устроили детям сюрприз. Отправили их пускать петарды на улицу,а сами выложили следы от двери до ёлки из белой бумаги, а под ёлку положили подарки для детей.
  
  
  Ксюша приняла игру с удовольствием, она искренне верила, что дед Мороз в их отсутствие принёс подарки, а Вася скептически заявил:- Это вы сами всё купили и подстроили.
  
   И Ольга с гордостью заявила, что она давно уже разъяснила всё Васе, что есть что. На это я возразилала:
  - Лишив ребёнка сказки и романтизма, ты лишила его детства и волшебства, а значит он будет обычным циником и прагматиком.
  - А так и нужно, ответила она.
  
  
  Мне было грустно, что женщина не понимает, нельзя своими обидами на жизнь, лишать ребёнка обычной радости сказки и волшебства, а знание реальности должно приходить в своё время. Но соваться со своим уставом в чужой монастырь, я не имела прав
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 54 Болезни...
  
  Год начался не слишком-то хорошо. В феврале Тамара с Игорьком попали в больницу. Мальчик сильно заболел гриппом, дома справиться не сумели и их положили в Морозовскую. Как раз была эпидемия гриппа и мы его цапанули. К счастью Ксюшу уберегли и у Игорька всё прошло без осложнений.
  
  
  А в марте, когда они были уже дома, неожиданно сильно заболела я. Как всегда бронхитом и очень сильно. Видимо и простуда добавилась, так как обычно при бронхите у меня не бывает высокой температуры, по крайней мере выше 38 не поднимается, а тут под 40.
  
  
  Я боролась, как могла, но становилось всё хуже, кашель забивал и лежать абсолютно не могла, только сидеть. А ещё нужно и готовить на всю семью. Приготовила борщ и ужаснулась увидев результат. Нет вкус нормальный, но овощи не порезаны, а покромсаны невероятно крупными кусками, я такой неопрятный безобразный вид не допускаю, а тут...
  
   Даже расплакалась, неужели это я сделала. Сказала Тамаре, что мне очень плохо, а она в этот момент, была чем-то видимо озабочена и ответила мне, как-то небрежно, вроде того," ну подумаешь".
  
  
  Мне стало так обидно, видимо болезнь наложилась. Я сорвалась и что-то обидное наговорила, но точно знаю,
   что без оскорблений, просто, насчёт того, что вот оно хамское пренебрежение к чужому состоянию. Она обиделась, надулась и ушла в комнату, а я со слезами ползком к себе.
  
  
  Вечером пришёл Володя и видимо Тамара ему пожаловалась, потому, что он вошёл в комнату и выговорил мне:-Знаешь что мама, я не позволю тебе обижать мою жену, можешь на меня злиться сколько хочешь.
  
   На что я ответила:- Сынок, за что мне злиться, я только рада, что ты встаёшь на защиту жены, это твоё право и обязанность. Просто мне очень плохо,я ничего не могу сейчас делать и вам придётся заниматься всем самим.
  
  Вот только тут до него дошло, что кажется мне и правда плохо. Так иногда бывает, живёшь рядом и не замечаешь боли другого, не жалуется и вроде всё в порядке.
   А то что мать дохает , как проклятая и ползает по стенке, не видишь.
  
   Привыкнув видеть человека сильным, не сразу понимаешь, что он может сдать.
  
  
  Наутро он вызвал врача, а врач сразу же отправил меня в больницу. По скорой меня отвезли в Звенигород в 45-ю пульманологическую больницу.
  Вот так я своих детей напугала своей болезнью.
  
  Первые три дня в больнице, я лежала пластом, вставая только в туалет и процедурный кабинет на уколы. От мышечных уколов я отказалась сразу, поэтому мне кололи в вену антибиотик и витамины. Благо кабинет был рядом с палатой и туалет напротив.
  
  
  Через три дня я начала нормально реагировать на окружающее и постепенно контактировать с соседками по палате, а до этого словно не я была, а кто-то иной капризный и нетерпимый. Вот так на меня стала действовать болезнь, раньше такого не было.
  
  
  Мальчики мои ездили ко мне ежедневно, по очереди, все трое. Мне проверили сердце, обнаружились отклонения, частые случаи тахикардии, хотя обычное для меня состояние брадикардия, то есть медленный пульс. На приборе проверили дыхание, очень плохое и назначили процедуры, дышать через небулайзер и ходить в кабинет физиотерапии дышать лазолваном и ещё каким-то препаратом.
  
  Помимо бронхита диагностировали ХОБЛ и эмфизему лёгких. Я решила, что это хорошо, а девочки по палате сказали, что очень плохо, это астма и есть, просто первоначально пишут хобл.
  Вот что значит неопытность. Потом послали на бронхоскопию, но здесь вышло не совсем ладно.
  
  
  Когда врач ввёл трубку, я начала резко задыхаться и изнутри от солнечного сплетения у меня появилось чувство разливающейся пустоты, а это верный признак, что я потеряю сознание. Сказать ничего не могу и машу доктору рукой, пытаясь привлечь его внимание.
  
  
  Представляю, как смешно это выглядело. В итоге очнулась, когда мне кололи в руку укол, доктор стоял у окна сцепив руки, весь бледный, а медсестра и ассистент хлопотали вокруг меня.
  Оказалось, что у меня резко упало давление 60Х40, от этого всё и произошло и ещё оказалось, что мне нельзя вводить инородные предметы, то есть никаких скопий делать нельзя, организм резко отторгает.
  Доктор объяснил, что я не только потеряла сознание, но ещё чуть не захлебнулась рвотой, чем страшно перепугала их.
  Вот такая капризная пациентка попалась.
  
  Назад в палату с другого этажа меня везли на коляске, я не только идти, встать не могла, была вся белая, как полотно и шаталась. Но главное, взять ткань на анализ ему удалось, не удалось сделать промывание, очищение бронхов и ввести лекарство.
  
  
  А ведь мне когда-то пытались сделать рентгеноскопию и не смогли, не получилось, теперь мне стало понятно отчего. Натура капризная, не позволяет. Между прочим, по этой же причине мне нельзя ни зубных протезов ни коронок, организм отторгает, так что живу беззубая.
  
  
  После этого случая палатный врач назначила мне дополнительные препараты, чтобы более таких инцидентов с давлением не возникало и стала следить вдвое внимательней.
  
  Есть я ходила в столовую на этаже, хотя многих прикрепляли в соседний корпус в большую столовую, а здесь кормили только лежачих и слабых. Значит пока меня относили к слабым.
  
  
  Питание неплохое, плюс на первом этаже корпуса был магазинчик, где можно купить что-либо деликатесное. Особо я им не баловалась, но пару раз позволила себе взять что-то к чаю.
  
  
  Довольно быстро, когда уже оправилась, я подружилась с женщинами по палате и скоро сидела и вышивала картину, вместе с ними. Они часто смотрели телевизор, но меня он не интересовал и на это время я выходила в коридор и сидя в кресле просто читала книги.
  
  
  Постепенно знакомилась с женщинами из других палат и часто общались, шутили или обсуждали что-либо с ними. В общем всё как всегда, вокруг меня быстро образовывался круг новых знакомств, новых людей, новых проблем.
  
  
  На вторую неделю меня перевели в столовую общую. Как раз совпало так, что питание на этой неделе было на удивление невкусное. Вроде бы те же блюда, но есть их невозможно.
  
  Старожилы, те, кто лежал в больнице не в первый раз, говорили, что тут две смены поваров. По-недельно. Одна хорошая, другая отвратительная, вплоть до пищевых отравлений, в чём мне довелось убедиться на собственной шкуре.
  
  
  На третий день похода в столовую, уже после 9 вечера, когда многие из нас стали ложиться отдыхать, у меня вдруг началась тошнота, а через час рвота. Меня полоскало всю ночь. В начале я бегала в туалет, а под конец уже не могла встать с постели, просто падала.
  
  
  Женщины побежали за дежурным врачом. Он пришёл, посмотрел и дал таблетки от рвоты, а потом велел пить уголь и эти таблетки через каждые два часа. При этом он допытывался, не покупала ли я что-либо в магазине. Но как раз тогда, я ничего в магазине не брала и нигде кроме столовой ничего не ела.
  
  А утром оказалось, что помимо меня на нашем этаже ещё трое мучаются тем же и на других этажах есть пострадавшие. Всего более 20 человек. У некоторых ещё и понос. Таким образом все подозрения пали на столовую.
  
  Проверка показала, что да, некачественно было приготовлено овощное рагу.
  После этого повара этой смены уволили, взяв другую, а меня снова не пускали в ту столовую, а прикрепили к столовой на этаже.
  За одну ночь я сбросила 4 кг веса, такой вот рекорд установила.
  
  
  Как-то в послеобеденное время, женщины завели разговоры о своих детях, невестках и прочих бабьих проблемах. Одна рассказала, как дети выжили её из квартиры, другая о том, что ждут не дождутся её смерти наследство уже делят, третья жаловалась на ссоры с невесткой.
  
   Я лежала, прикрыв глаза и слушала. Не спала, просто отдыхала.В какой-то момент я села на кровати, посмотрела на них и сказала:- Э, девоньки, а я выходит среди вас самая счастливая, никто не ждёт от меня наследства, никто не хочет моей смерти, никто не выживает меня из дома. Я чего-то не понимаю, или вы вправду о своих детях это говорите. Но ведь если ваши дети так поступают, значит это вы что-то неверно делали, вы же их растили и воспитывали.
  
  
  -Тебе хорошо говорить,- сказала одна, вон твои ребята каждый день.тебя навещают, из Москвы ехать не ленятся, а наших ты хоть раз здесь видела, вот то-то.
  -Так это же не их, а моя заслуга наверное, что они обо мне заботятся и потерять боятся. Так и у вас, что вырастили, то и получаете, разве нет.
  Призадумались, потом вроде и согласились.
  
  
  Целый месяц почти отлежала я в больнице. Почти перед самой выпиской заведующая на приём к себе вызвала.
  Она оказывается всегда так лечащих врачей проверяет.
  
   А нужно обяснить, женщины рассказали, что раньше заведующей была наша палатная врач. Она уже в возрасте, врач понимающая, с большим опытом и очень добрая.
   А теперь заведует отделением молоденькая особа, любовница главврача и она очень ревниво относится к старым врачам, двоих уже выжила, а сейчас нашу Татьяну Алексеевну подсиживает.
  
   Это они мне объяснили, чтобы я чего не ляпнула, как они выразились, на что я ответила, а что плохого могу я сказать о хорошем враче. Жаловаться ни на что не собираюсь.
  
  
  Татьяна Алексеевна сказала, что мне нужно каждые полгода ложиться к ним в отделение, для профилактики и облегчения состояния. Я ответила, что буду если так нужно.
  
  
  И вот я у заведующей. Проверив, прослушав лёгкие, прощупав меня, она констатирует, что я иду на поправку, что у меня грыжа белой линии живота, что у меня папилломы, в общем все побочные эффекты моих заболеваний отметила.
  
   А потом заявила, что оттого, что я курю, меня вообще-то не следовало лечить за счёт государства. Я спросила мне сейчас ей заплатить.за лечение или попозже? На что она взвилась:-Вы же понимали, что сознательно причиняли себе вред.- А что я живу рядом с мусоросжигающим заводом и дышу его производными, отчего и заболела, это моя вина или государства,- спросила я.
  Она фыркнула и ответила, что это недоказуемо.
  
  
  Перед уходом я высказала ей:- Спасибо за заботу о государственном кармане, спасибо за внимание, обещаю, что более вашими услугами я не воспользуюсь и своей наглой персоной вас не потревожу.
  Всё, с тех пор я в больнице не лежала, мне хватило одного замечания.
  
  
  Из больницы меня везли Володя с Андреем.
  Так что уехала я в марте, а вернулась в апреле. Встретили меня хорошо и Тамара извинилась, что не поняла тогда сразу, что со мной происходит, а я уже была вполне адекватной и давно не держала никакой обиды и извинилась сама перед ней, за то что сорвалась.
  
  Но честное слово, сказала я, это не я сорвалась а моя болезнь. Более мы никогда, ни по какой причине не ссорились, научились друг друга чувствовать и понимать.
  
  
  В мае снова с Игорьком беда, рвота, понос, высокая температура. Ночью. Помню я ещё не спала, на кухне сидела. Игорёк у нас уже ходил, он рано пошёл, не в пример папе.
  
   Вот Тамара его за собой по коридору за руку, как тряпку тащит и ставит в ванной на кафельный пол," стой жди". Зло так рявкнула, а сама с тряпкой в комнату побежала.
  
  У меня всё оборвалось, я подхватилась, Игорька на руки подняла, личико обмыла, рубашонку поменяла. Сижу с ним на кухне прижала к себе, чувствую горячий он как кипяток. А желание внутри Тамарке хорошую затрещину дать, за такое солдафонское обращение с ребёнком, но шестым чувством понимаю, что она растерялась и испугалась, оттого и поведение неадекватное.
  
  Идёт она из комнаты, я говорю:-Тамар звони в скорую.
   Она позвонила, губы сжаты, напряжена, как струна, значит сильно переживает, я уже её знаю. Приехали, осмотрели, велели собираться в больницу. Я ей говорю, ты ехай спокойно, за Ксюшу не переживай, не обидим. Позвони потом, что и как.
  
   В общем ротовирус оказался и десять дней их там держали, а Ксюша дома плакала, переживала, мы её успокаивали, Володя даже на ночь её к себе под бочок клал, чтобы она себя поспокойней чувствовала. Очень она боялась братишку потерять, сильно переживала.
  
  
  А когда выписывали их, Володя Ксюшу с собой взял, она рада была и мама и братишка живы здоровы.
  На лето ребята на дачу уехали. Ольга купила участок в Ольгово под Дмитровом с домиком времянкой. Небольшим, но для житья пригодным, они туда и поехали. Володя работал и только на выходные к ним приезжал, Ольга отпуск побыла, а потом Тамара одна там с тремя ребятишками управлялась. Отдохнули хорошо, вернулись в августе загоревшие, похорошевшие, хоть это удалось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 55 Пьяные выкрутасы.
  
  Было тогда ещё неприятное, стыдное, то о чём говорить больно, но и промолчать не получится, так как именно из-за этого недосказанного окажемся мы потом позже в деревне, а начало будет положено именно в 2008-ом.
  
  
  На фоне всех наших болезней, Саша пил, страшно. Пил,пожалуй хлеще, чем в прежние времена. Тут и Тамаре довелось увидеть его пьяные выходки, вплоть до бегания моего мужа в голом виде по дому, с обезьяньими ужимками и грязной бранью.
  
  Для того, чтобы с этим не пришлось столкнуться и Ксюше, Вова вынужден был однажды изрядно врезать отцу и скрутить его, заперев в комнате. Случилось это сразу после Новогодних праздников. А позже , в то время, когда я лежала в больнице произошло нечто из ряда вон. Приезжая ко мне ребята ни разу об этом не упомянули, жалели меня, но оно выплыло по моему возвращению.
  
  
  На что он пил, где брал деньги тоже всплыло потом.
  Мы с ним, как я уже говорила,давно не жили, как муж с женой, а скорее отношения походили на отношения матери с капризным сыном. На все его выкрики, что он живой, он не может без женщины, а я его не подпускаю, я спокойно отвечала, что как женщина я давно умерла, он убил во мне женщину своей пьянкой.
  
   А если ему очень нужно, то пусть ищет себе женщину и идёт к ней жить. На что он отвечал, что пробовал, но он никому не нужен и другой такой дуры нет. Хороший комплимент, не правда ли?
  На это я возражала, что это его проблемы, не умел ценить, нечего теперь жаловаться.
  
   Так вот за время моего отсутствия, он нашёл себе женщину. Нет не подумайте, что во мне взыграла ревность. Человека презираемого тобой, более ни к чему не ревнуешь, а когда чувства убиты, то они не возмущаются.
  
  
  Добило меня другое. Придя домой, через какое-то время я полезла в шкаф взять одежду. Ту что носила в больнице, нужно было выстирать , а одеть домашнее, привычное.
  И вот среди своей одежды , между бельём я обнаруживаю чью-то потрёпанную, наполовину рваную сумку из которой к тому же весьма дурно пахнет.
  
  
  В полном недоумении я вытащила эту сумку и заглянула в неё. Фу, там лежали предметы женского нижнего белья вперемешку с огрызками яблок, рыбы, открытой банкой из под консервов, с чем то заплесневелым и ещё разными объедками. Бельё всё было вдобавок мокрым.
  Я вынесла эту сумку в коридор и спросила детей, что это за дрянь и откуда она в моём белье.
  
  
  Вот тут они мне и рассказали,наполовину смущаясь, наполовину нервно усмехаясь, что папа нашёл себе любовницу-бомжиху и привёл её домой. На все попытки выпроводить их он отвечал агрессивно, что имеет право привести человека в свою комнату и они не сумели с ним сладить.
  
  
  Потом он повёл её в ванну мыться. Я опешила, и вы позволили, да ведь она могла любую заразу оставить после себя. Тамара сказала:- Я потом ванну хлоркой и кипятком обработала.
  
  
  После он отвёл её в комнату, вскипятил чайник, отварил пельмени и ушёл тоже в комнату кормить и поить её. И тут пришёл Ваня. В общем Ваня выставил за дверь обоих назойливых и наглых пьяниц.
  
  После мытья, гостья простирнула свои шмотки, а когда Ваня их вытолкал, взять и их и свою сумку забыла. А уже после отец затолкал мокрые вещи в сумку, а сумку спрятал в шкаф, в мои вещи.
  
  
  Да всё что угодно могла бы я вытерпеть, но не присутствие грязи в своём доме, где ещё и маленькие дети живут. Я обругала детей мягкотелыми лопухами и тут же принялась вытаскивать из шкафа и пихать в чемоданы и мешки, его вещи. Терпение моё лопнуло.
  
  
  Самого его дома не было. Он на этот момент, где-то шлялся, так что собирала вещи я без помех, а после вышвырнула все чемоданы и мешки на лестницу.
  Потом я разобрала его диван. Матрас на нём прогнил от мочеиспускания и вонял. Матрас тоже выехал в подьезд, а диван я разломала и доски тоже выставила на лестницу, с тем, чтобы когда стемнеет, отнести на помойку
  
  . В общем, когда он явился и увидел на лестнице своё добро, он обалдел. Открыв дверь в квартиру, он вошёл и попробовал было выступить. Но я, особенно если разъярена, становлюсь тайфуном.
  
  
  Отобрав у него ключи, я приказала ему убираться вон и больше здесь не появляться никогда. Он пытался спорить, но абсолютно напрасно. Я попросту вытолкала его и закрыла дверь.
  
  
  Два месяца он жил на лестнице, соорудив себе из чемоданов и мешков постель и положив сверху свой ссаный матрас. Всем идущим мимо он жаловался на стерву жену, выгнавшую его из дома. И очень возмущался, что никто его не жалеет и не сочувствует.
  
  
  Потом стала возмущаться его присутствием на лестнице уборщица и пригрозила сдать его в милицию. А он в общем-то оказался трусом. Уговорив её взять большую часть его вещей и убрать в камеру где мусороприёмник, а потом забрать их как устроится, он ушёл с необходимой сменой белья.
  
  Ушёл жить к своей бомжихе в овражек, возле соседнего дома. Там под деревьями был сооружён шалаш из тары, и туда же они определили матрас. Теперь там был и дом и распивочная. А деньги на жизнь у него по-прежнему были. Пенсии он ещё не получал, до пенсионного возраста было ещё два года, заработка тоже не имел, так как печать алкоголизма на лице стояла чётко и его никуда не брали, а деньги были.
  
  
  Мы даже не подозревали какие. Нет, я опять не в том смысле, что мне его деньги были нужны, просто странно казалось, где человек мог брать деньги. У нас ничего не пропадало, прятали.
  Вместе с вещами я ему отдала и его документы, которые он потом по пьяни успешно половину потеряет.
  
  
  Так что лето, когда Тамара с детьми была на даче, Володя дома только ночевал, а в выходные тоже находился на даче, я практически провела одна. Отдыхала полноценно ото всех хлопот и заодно отходила от нервотрёпки.
  
  
  Однажды, перебирая свои папки с рисунками для вышивки, ища какой-то рисунок, я в них наткнулась на какие-то документы. У меня таких никогда не было. Это был договор на банковскую ссуду на 50 тысяч рублей.
  Я смотрела на этот договор, как баран на новые ворота, у меня всё плыло перед глазами и далее заголовка я продвинуться не могла, голова не соображала.
  
  
  Как раз в это время на обед пришли Володя с Андреем, он довольно часто обедал у нас, работа рядом с нашим домом, не ехать же на Тимирязевскую.
  Я показала бумаги Володе, попросив сказать, что это такое.
  
  Володя посмотрел и выругался матом. Оказалось, что отец, ещё до последнего увольнения с прежнего Володиного места работы, оформил себе экспресс кредит на 50 тысяч в банке "Джимайл", кажется. Точного названия не помню. Тогда он ещё мог предоставить справку с места работы, а потом его уволили, но деньги-то он получил. Вот на них он и жил и пил и шиковал с алкоголиками.
  
  Потому и запой был длительный, безостановочный и он ходил и чувствовал себя перед нами гоголем. Теперь всё вставало на свои места.
  С осени начались звонки из этого банка, мне выматывали душу, требуя его, а мы все отвечали, что он здесь не живёт, так как я выгнала его из дома.
  
  
  А потом мне начали угрожать, что притянут меня к суду, с тем, чтобы я оплачивала его долг. Это было уже сверх меры. Я написала заявление, Володя отвёз его и бумагу о его недееспособности в банк. В заявлении я указала, что не являюсь его поручителем, что коль скоро алкоголику выдали ссуду без поручителей, то и спрос должен идти с выдавших кредит. А если меня, инвалида будут продолжать донимать, то я сама обращусь в суд на них.
  
  
  Как ни странно звонки прекратились и я успокоилась, решив что нас оставили в покое. Наивная.
  
  
  А пока, ни шатко ни валко год подходил к концу.
  Мой дражайший супруг опять жил на лестнице между этажами. Причём днём обретался где-то, а на ночь приходил спать на лестницу.
  
  
  В ноябре позвонили в дверь, я открыла, на пороге стоял он. Жалкий , немытый, пришибленный. Он стал плакаться, что его пассия нашла себе другого, а его бросила. Деньги у него кончились, и он стал никому не нужен. Я спросила, а при чём здесь я, но он стал плакать, что же ему подыхать теперь. В общем я ответила, чтобы он ложился в больницу, а после больницы приезжал.
  
  
  На сей раз он сам поехал в Алексеевскую и лёг на лечение. По возвращении я пустила его в дом. Поставили ему раскладушку, на ней он теперь и спал. Вёл себя тихо и услужливо, а мне было неприятно, я уже знала, что он способен пресмыкаться, а потом снова становиться зверем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 56 Новый жилец. Новые проблемы.
  
  
  Перед Новым годом у нас дома появился новый жилец, собака. Ксюша давно просила собаку и Володя с Тамарой по интернету нашли щенка, за которым и съездили, ничего не говоря.
   А потом привезли наше проблемное рыжее чудо.
  
   Щенок был явно беспородным, с признаками овчарки, а им его отдали за лабрадора. Но ни по окрасу, ни по статям он под лабрадора не смотрелся, больше было овчарочьего, о чём я и сказала.
  
  
  Это довольно крупная для четырёхмесячного возраста сука. Когда Ксюша её увидела, она чуть не расплакалась.
   -Мама, я хотела маленькую собачку, а бабушка говорит, она будет большая, значит ты взяла собаку не мне, а себе.
  
  Так оно в принципе и вышло. Тамара любила крупных собак и не подумала, что дочка хочет мелкую.
  Но что сделано, то сделано, не выбрасывать же, тем более собаку брали уже трое людей и вскорости возвращали.
  
  Как потом окажется, она не принадлежала к щенкам, что были у хозяйки лабрадора, а была подобрана на улице маленькой, в двухмесячном возрасте. У хозяйской собаки были свои три щенка и найдёныш пришелся ко двору. Собака её приняла . А щенок, до того, как попал к хозяйке, видимо успел настрадаться.
  
  Более всего агрессивно себя наша Дана, так я её назвала, ведёт по отношению к детям, пьяным и велосипедистам. Видимо от этих категорий она настрадалась, пока жила брошенной на улице. По этой причине и прежние люди, пытавшиеся взять её у хозяйки, довольно быстро возвращали её.
  
   Как это ни покажется странным, но наших детей собака за всю.свою жизнь, не обидела ни разу, хотя на посторонних может броситься. Поэтому гуляют с ней только в наморднике.
  
   И к нашему отцу она привязалась, как и Лесси и даже запах алкоголя он него её не нервирует. Вот такие у собак бывают предпочтения. В общем предать её мы не могли и оставили у себя.
  
  
  Так кончался 2008 год и наступал 2009. На новогодние праздники снова приехали Тамарины родные и Васёк, увидев Дану стал тоже просить купить ему собаку, на что Ольга ответила твёрдым отказом.
  
   Дело в том, что трёхлетнего Васю искусала их собака, порвала ему ухо и шею. Его с трудом спасли. Ухо у него искорёжено на всю жизнь.
   Несчастье случилось из-за проявленной маленьким Васей жестокости по отношению к собаке. А у них был мощный и суровый кобель южно-русской овчарки, который и постоял так за себя. Собаку застрелили, ребёнка долго лечили. Ольга боялась повторения инцидента, характер у Васи неуравновешеный, так что всё может быть.
  
  А у нас новые приключения.Как всегда в жизни бывает, есть люди падкие на рекламу, а есть стойкие к ней. Сама я принадлежу ко второй категории, реклама на меня не действует, я предпочитаю доверять своему ощущению, интуиции что ли и целесообразности. Нужен мне тот или иной товар или нет.
  
  
  Володя с Тамарой наоборот, очень поддающиеся рекламе люди, поэтому частенько купившись на бренд или марку, они оказываются в пролёте.
  Но снова и снова наступают на те же грабли.
  
  Так не говоря мне ни слова, а поддавшись на призывы нашего автопрома и банков, суливших родную машинку почти задаром, пошли и оформили кредит на лада-приора.
  И потом выложили передо мной ключи и пригласили взглянуть на их приобретение.
  
  
  Вот так они стали владельцами первой машины. У Жени машина есть, у Ольги есть, у Надежды есть, и они мол не хуже. Неприятно, что тайком, но Володя говорит, если бы сказали, ты отговорила бы, я тебя знаю.
  
  Кредит взяли у нового для Москвы банка "Столичный", аккредитованного в Санкт-Петербурге. Мол ставка у них маленькая.
  А читать то что прописано мелким шрифтом силёнок конечно же не хватило, на что договора и рассчитаны.
  
  
  Очень радовались, что ежемесячная выплата всего 19 тысяч вместе с процентами и кредит за два года они выплатят, в чём я очень сомневалась, зная их аппетиты на приобретение массы мелких зачастую не необходимых вещей. А ведь Тамара пока ещё не работает, так что всё из Володиной зарплаты идёт.
  
   А вдруг, мало ли что, работу потеряет. Это потом и случится, за что я получу выговор,что это я накаркала. Первичный взнос они внесли, что-то около 60 тысяч.
  
  
  Приобретя машину молодая семья стала чаще ездить по Москве, возить детей на прогулку. Так было проще попасть в любой парк, в любое понравившееся место. И дети и они были довольны. Единственное неудобство, Ксюшу сильно укачивает обычно в машинах.
   Но на малые расстояния вроде обходится без эксцессов. А на большие она привыкнет сразу засыпать, и просыпаться по прибытии.
  
  
  Весной домой возвращается Иван. Снова что-то изменилось, хозяевам понадобилось продавать квартиру и он вынужден вернуться, а значит снова переезд. Теперь Ксюше придётся жить с родителями в большой комнате. Они переставляют мебель так, чтобы разгородить на две зоны. Зону отдыха детям и общую.
  
  Получается вполне сносно, но Ксюша, уже привыкшая жить одна, крайне недовольна. И заявляет мне:-
   Я всё сделаю, чтобы снова оказаться в своей комнате.
  
  Пришлось рассказать ей, как Женя однажды сказал почти такие же слова и чем это кончилось. Девчонка испугалась и ответила, нет я такого не хочу.
   -Не хочешь, значит никогда подобного не говори, -ответила я.
   -Умей смирять свои желания, поступаться чем-то и это будет вознаграждено, вот увидишь.
   И она поняла, больше так никогда не говорила.
  
  
  А через полтора месяца, снова лето и дети снова на даче, а мы дома трое: я, Саша и Иван. Иван в основном по ночам, днём на работе допоздна и на курсах. Он учится на курсах Майкрософт.
  
  Два раза в год Иван уезжает за границу. Сначала это будут поездки к друзьям в Черновцы на Украину, потом в Финляндию, где у него тоже отличные постоянные друзья. А потом он объездит всю Европу. Побывает и в Египте и в Таиланде и в Гонконге.
  
   Его не интересуют вещи, они ему, как и мне нужны чисто функционально, а вот повидать мир очень хочется, чему я очень рада. Старший Женя поездил по Крыму, был в Египте и Греции, побывал в Чехии, но младший его обскакал.
  
   Да ему и легче, он один и работает только на себя. Семьёй обзаводится Иван не хочет.
  -Хватит с меня опыта твоего и братьев, -категорично заявляет он. Хотя с большой любовью и заботой относится и к братьям и к их жёнам и к племянникам.
  
  
  Уже третий год подряд, летом, у меня есть.дополнительное занятие. Ращу на балконе миниогород, непременно десять кустов помидоров, огурчики, зелень. Цветы не считаются, они разумеются сами собой.
  
   Так что летом у меня сад и огород на балконе и постоянная забота, отдушина для души. А на меня глядя и ещё несколько соседок обзавелись тем же. Конечно из тех, у кого дач нет, а своего чего-то очень хочется.
  
   Магазинное всё есть, но своими руками взращённое вызывает больший трепет. Однажды даже куст картошки вырос у меня в банке и десять картофелин, немного больше грецкого ореха выросли на нём. Главное не сажала, просто очистки в банке валялись, насыпала сверху земли, цветок хотела присадить. Цветок не взошёл, а картошка выросла.
  
   Вот смеялись, а Володя их прямо сырыми съел все, он до сих пор с детства любит есть молодой картофель сырым.
  
  
  Вообще крайне интересное со мной происходит в жизни. Уезжала в Москву думала никогда не пойду работать в связь, и почти всю жизнь там отработала. Намучившись в детстве со своей землёй, думала не притронусь и занялась.
   Училась вышивать, не любила, терпения не хватало, а теперь не оторвёшь. Вот ведь, значит полученное, привитое в детстве крепко тянет.
  
  
  И ребята в этот год на меня глядя, решили у матери на участке маленький огородик себе сделать, из зелени. Тоже понравилось. Землянику и цветы Ольга разводила в большом количестве. Она цветы очень любит, а огородом заниматься не хотела, газоном всё сделала.
  
  У них 10 соток, на трёх цветы, а остальное место под бассейн и газон. Ну ещё три яблони от предыдущих хозяев и несколько кустов смородины. Вот и ребята пару грядок под зелень выделили.
  
   Земля у Ольги ужасная. Глина сплошная, там по хорошему торф, навоз и песок добавлять нужно, тогда толк будет, а так камень сплошной из глины по жаре образуется. Лопату сломаешь, кетмень требуется.
  
  
  Правда газонная трава хорошо прижилась, а под розы и цветы она удобрения внесла и торфа чуть-чуть подкупила.
  
  
  Для Игорька Володя песочницу построил и качели повесил, я им купила в подарок. Зимой они у нас в квартире висят, детки в дверном проёме качаются.
  А лестница стремянка, которую я для ремонта ещё покупала, складная устойчивая, им вместо снаряда для лазания служит. Всё приспособилось для дела.
  
  
  А на дачу Ольга двухэтажную.кровать Васе и Ксюше купила, так они по ней, как по шведской стенке лазят, а Игорёк на самой кровати, как на батуте ещё и прыгает, но это в дождливую погоду, в хорошую.они либо в бассейне, либо на велосипедах во дворе.
  
  
  Участок у них в садовом товариществе, в отдалении от деревни. Кружок общения тесный,детишек немного, поэтому они все сплочённой стайкой держатся.
  Речка рядом есть, но на неё купаться не ходят, мелковата, заросшая. Из неё воду на участки качают, питьевой воды и водопровода в садах нет.
  
   Вообще ничего, кроме электричества нет. Плиты с газовыми баллонами у всех.для готовки и мангалы.
  А живут они ,когда все съезжаются на выходной, семь человек на 13 метрах плюс выгородка для кухни в полтора метра. Вот и вся площадь.
  
  Сараюшка рядом такой же пристроен, но он весь плотно забит старой мебелью. Ольга всё задумывает домик побольше построить. Мебели натащила, а со стройкой никак не задаётся. Еле наскребли на забор, чтобы участок огородить.
  Вот потому мы туда не ездим к ним, просто размещаться негде, а не потому, что не зовут.
  
  
  И всё бы ничего, но один минус большой. От пьянки ребята за лето не отдыхают. Ольга пьёт очень сильно, правда не водку, пиво, но по-стольку, что постоянно пьяная, а в выходные, когда Андрей расслабляется, она и водку с ним тянет. Тогда и крики и скандал учиняется.
  
  Ольга пьяная постоянно скандалит. В общем Тамара уже зарекалась ездить туда, но снова едет так как в Москве воздуха летом практически нет из-за жары, а больше поехать некуда пока.
  Да и Ольга каждый раз уговаривает, ей Васька девать некуда, Тамара за няньку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 57 Встреча с прошлым ни к чему..
  
  
  А в августе дети на две недели на юг укатили. Еще раньше с Женя, Ваня и Володя отдыхали втроём в небольшом мобильном гостиничном модуле в Анапе, очень им там понравилось.
  
  Вот Володя туда же места и заказал. Свозил своих на море. Меня звали, но мне нельзя туда, влажность для меня большая и жару я плохо переношу. У хозяйки этой они потом ещё два года подряд отдыхать будут со скидкой, как свои, оттого что Тамара поможет хозяйке с уборкой номеров , взамен заболевшей работницы. Тамара в этом отношении , как я, сама на помощь приходит.
  
  
  Очень уж хозяйка будет уговаривать их переезжать жить.туда, но я отговорю, объясняя что жизнь в таких местах только летом кипит, а зимой замирает, да и детей не стоит с места срывать. Всё -таки говорю, где родился, там и сгодился, и дома стены помогают.
  .
  А собрались все дома после отпуска, перемены начались.
  Андрей всё больше и больше закладывать за воротник начал и зачастую до такой степени, что и ночевать домой не может ехать, либо к нам идёт, либо на работе в Камазе спит. Трения у них с Володей начались.
  
  Андрей иногда подводить начал, не все ездки добросовестно выполняет, а Володя ему выговаривает, он как начальник за качество и своевременность.поставок отвечает. Точки же по расписанию работают, а Андрей уже несколько раз поставки срывал.
  
  Володя Ольге пожаловался, та Андрею выговорила, ну и трения стали больше. Андрей начал против Володи интриги плести, в отместку на него начальству кляузничать. Плохо это, да и мира в семью не добавляет.
  
  
  Правда на тот момент, что подножки Володе подставляет Андрей, мы не знали, это потом всплывёт. А тогда почти под самый Новый год, у Володи не сошлась отчётность по талонам на бензин и вышел целый скандал. Раньше подобного не случалось, а старый работник, Володин заместитель сказал, тебя кто-то свой подставил специально, как нашего предыдущего начальника, это не просто так, ищи, кто зуб на тебя имеет.
  
  А кто, кроме водителей, с кого Володя требует зуб иметь может, вот он на одного и думал, а на Андрея и в голову думать не пришло. Кончилось тем, что Володя вспылил и уволился сгоряча. Так и вышло, что он остался без работы. Поневоле сбылись мои опасения, что он без работы остаться может.
  
  Много раз читала у разных писателей об их встречах с родным городом после долгой разлуки. Была и у меня такая. Как раз осенью 2009 мой старший сын захотел сделать маме приятное, свозить в родной город на прогулку. Что из этого вышло, сейчас опишу.
  
  
  Начало октября, погода прекрасная, природа стоит в полном осеннем убранстве. Уже вся листва ярко окрашена, но ещё не побита дождями, оттого краски яркие, воздух насыщен теплом и пряностью и вообще всё радует глаз.
  
  
  Именно в такой день утром, Женя заехал за нами с отцом, чтобы устроить нам прогулку.
  Поначалу он не говорил куда мы едем, но потом по направлению движения я всё поняла. Правда вначале думала, что едем смотреть новую квартиру в Подольске, которую им дали, не отбирая старой московской, но он объяснил, что это как-нибудь потом, так как квартиру нужно сначала отделать,а тогда звать гостей.
  
  
  В Серпухов мы ехали по Симферопольскому шоссе, поэтому заехали в город со стороны Борисовского шоссе.
   По правую руку идёт старый район Заборье, по левую Борисовское кладбище, а потом заводы и жилые дома. Упирается шоссе в городской рынок.
  
  
  С первых метров, когда въезжаем в город меня поражает несуразица. Посреди стареньких домиков, неожиданно ярким пятном всплывает новодел. Но пятно это отнюдь не является украшением местности, как видимо кажется владельцам, а выглядит, словно искуственное насаждение, вставная челюсть.
  
  На его фоне старые дома кажутся приземистыми и древними, а оно раздражает какой-то инородностью. Словно среди древнего деревянного зодчества, вставили пластмассовое чудище.
  И так по всему пути следования.
  То есть нет прежней гармонии, где всё смотрелось органично и уместно.
  
   Весь город перенасыщен подобными новшествами, где каждый изгалялся в помпезности, не ощущая чувства меры и не вписываясь в стиль города. Это такой кич, что у меня почти сразу портится настроение. Но мне не хочется огорчать сына.
  
  Мы в двух шагах от родного переулка моего детства и решили просто подъехать посмотреть. Наш старый дом, где теперь живёт сестра, выглядит столь же нелепо. Он обшит ядовито-голубым, кислотного, как я это называю цвета, сайдингом.
  Напротив него нет такого уютного ранее домика дяди Сени. Вместо него стоит новодел, а ля поместье.
  
  
  Местного начальника милиции хоромы, которые занимают большую часть переулка и выглядят абсолютно чужеродными на фоне железного массивного забора. Остальные дома, словно стыдясь такого соседства, пригнулись к земле.
  
  
  Грустно оглядев эту картину, я отворачиваюсь. Это не моё место, здесь всё чужое. Мы решили немного пройтись, размяться и для этого вышли из машины и зашли в парк. Благо он тут же, напротив переулка.
  
  
  Парк почти тот же, что и раньше, просто сменили покрытие дорожек, поставили новые скамейки, перестроили ветхие здания.
  
  Ранее, недалеко от детской площадки стоял прекрасный садовый павильон, с бильярдной посередине и двумя верандами. На одной из них играли в настольные игры, на другой была моя любимая читальня, где была мною прочитана масса книг.
  
  
  Здание было красивым, с шатровой крышей, резными узорами, витражами-стёклами. Теперь вместо него стоит сайдинговое сооружение, абсолютно безликое, непонятного назначения. Тоже грустно.
  
  На центральной аллее ранее был круг с ротондой, в которой когда-то располагался духовой оркестр. Потом её снесли и сделали клумбу. Теперь посреди клумбы устроен небольшой фонтан. Это новшество мне понравилось.
  
   Наш старый пруд почему-то весь зарос и густо покрыт тиной, хотя ранее за ним очень хорошо следили. В общем грустное соседствует с неплохим нововведением.
  Аттракционов уже почти нет. Только карусель.
  
  
  Здание Центрального кинотеатра наконец-то отремонтировано и отделано весьма недурно. Ранее оно было бледно -жёлтого, а теперь нежно-сиреневого цвета с отделкой рифлёным узором.
  
  
  Гортеатр, стоящий напротив главного входа в парк, тоже преобразился, его отделали песочного цвета мрамором. Он стал выглядеть помпезнее.
  
  
  После посещения парка мы проехали по второй Московской и Первой Московской, свернули на Ворошилова и поехали в сторону улицы Горького. Решили навестить последний адрес моего проживания.
  
  
  Улица Ворошилова в центре убила меня. Старые обшарпанные дома, с фасада были обновлены декоративной отделкой. На вас смотрели яркие броские цвета пластиковых стен и вывески учреждений. А сбоку затёртые, полуразвалившиеся, кое-где зацветшие плесенью стены. И яркость соседствующая с убожеством, настолько явственно кричала о нищете и показухе, что было больно и обидно за свой город.
  
  
  Весь рынок оказался застроенным столь же кичевыми, кричащими о достатке павильонами и новыми зданиями, в том числе, никогда ранее не бывшим там Банком.
  Это тоже не говорило о большом наличии вкуса, или даже планомерности и продуманности застройки. Создавалось впечатление, что в городе нет архитектора, а на почве застройки царит полная анархия.
  
  
  Когда же мы выехали на Советскую улицу, по улице Горького, мне совсем подурнело. Ранее прекрасные уютные дома, смотрелись теперь страшным убожеством.
  
   Стены обшарпаны, швы на панельных домах зияют пустотами, оконные рамы у кого-то рассохшиеся и облупившиеся, у кого-то новые пластиковые.
  С тяжёлым сердцем смотрела я на эту безотрадную картину, изувеченного и словно умирающего города.
  
  
  Хотя Женя убеждал меня, что в городе хорошо обустроили памятники истории и просто разные места, я пока наблюдала другое. То есть облагородили древние храмы и музейные постройки, а жилой сектор на их фоне, все более приходил в негодность. А ведь это место, где пребывают семьи.
  
  
  В том районе, откуда я уехала в Москву, мы ничего не нашли. Не было больше моей улицы, её застроили кварталом, так что и найти, где проходила улица, не представлялось возможным. Две улицы вторая Нововокзальная и третья, были стёрты с карты города.
  
  
  Сохранились обрамляющие их третья Советская и Подольская. Но обе они в полузаросшем, запущенном состоянии. В конце концов я не выдержала и попросила Женю ехать назад в Москву.
  Он решил возвращаться по старому Московскому шоссе.
  
  
  Вот там, в районе 45 базы, где я работала на почте при Комбинате Стройконструкций, не изменилось ничего.
  На собачьей площадке, прекрасно держались старые бараки развалюхи, в которых по-прежнему жили люди.
  
  
  Почему так, сносное жильё, вполне пригодное для жизни, сносят, заменяя его новыми домами, а вот такое убожище безо всяких удобств по-прежнему живёт и сохраняется, не могу объяснить.
  
  
  В общем вместо благодарности за экскурсию, испытываю горечь разочарования и боль, которые сын остро почувствовал.
  Он расстроен, но я пытаюсь успокоить его, хотя это плохо получается. В конце концов говорю, забудь, видимо просто не нужно возвращаться в прошлое, оно ни к чему хорошему не приводит.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 58 Жизнь зебра.
  
  
  А в нашей жизни тоже нас преследуют разочарования. Володя не может сразу найти работу, и ему приходится обратиться в банк с заявлением о временной приостановке выплаты кредита, где ему сразу производят реструктуризацию. Найдёт работу он в конце января, первую зарплату, с которой можно внести взносы получит в марте и возобновит выплату кредита.
  
  
  Теперь и Тамара стала искать работу.
  Володя устроился работать офисным водителем. Я сначала очень возражала, памятуя его проблемы с сердцем, но он успокаивает меня, что работа не напряжная с нормальными выходными и нормированным графиком, так что всё будет в порядке.
  
  
  Работает он в организации на бывшей территории завода Орджоникидзе, это недалеко от метро Тульская, так что не слишком далеко от дома.
  Тамарочка найдёт работу в торгово-закупочной фирме. Теперь она уходит ежедневно на работу, а с Игорьком дома пока управляюсь я. С осени его устроят в детский садик, а пока он со мной. Идёт уже 2010 год и мы ещё не знаем, что впереди нас ждёт чёрная полоса.
  
  
  Лето, это ужасное лето 2010 года, когда вокруг Москвы почти по всему Востоку будут гореть торфяники и даже в ранее незадымляемые районы придёт жуткий смог и запах. Оно мне ярко напомнит лето 1972 года, с такой же жарой и пожарами. Правда тогда я жила ещё в Серпухове, но такая же сушь без дождей, тоже привела к возгоранию торфяников.
  
  
  Саша найдёт приработок, уедет в Подмосковье с бригадой строителей, на дачные участки. Тамара уволится, чтобы вывезти и Москвы детей за город,подальше от московских ужасов.
  Я дома практически одна.
  
  Постоянно завешиваю окна мокрыми простынями, чтобы дым не так проникал в квартиру, но они быстро высыхают. При закрытых окнах в помещении выше сорока градусов. Открывать окна невозможно. Смог такой, что домов рядом практически не видно.
  Непрерывно смачиваю, сбрызгиваю простыни, а также себя, обернув голову мокрой тканью. Задыхаюсь не по детски.
  
  
  Люди ползают по улице, те кому необходимо работать, как травленые тараканы. Ночью никакого облегчения нет.
  У меня ощущение, что скоро я не выдержу и умру.
  
   Как раз в это время Ольга с семьёй уезжает на Юг. Конец июля, начало августа, самый пик пожаров.
  Володя, видя мой жуткий вид, велит мне собираться. Он отвозит меня на дачу к Тамаре и детям, так как место сейчас там есть.
  
  Это спасёт меня от действительно медленного умирания. Как выяснится потом, многие люди умерли от таких погодных условий в Москве, хотя вначале это тщательно скрывали и людей успокаивали.
  
  
  На даче я практически ничего не могу делать, целыми днями сижу под яблоней, приходя в себя после перенесённого потрясения. Ребята целыми днями плещутся в бассейне, а я просто наслаждаюсь воздухом. Сюда и то доносятся слабые отголоски запаха торфа, из под Ногинска. А Чертаново окуривалось Шатурой.
  
  
  Недалеко от их дачи находится база где можно покататься на вертолётах, воздушных шарах, прыгнуть с парашютом. Каждый день мы наблюдаем парад шаров или парашютистов. Красивое зрелище.
  
  
  И собака и кот с первых дней лета, находятся тут же. Кот первый раз выехал на природу и неожиданно оказалось, что наш Чибо большой мышкун. Ежедневно он добывает до двадцати мышей и по несколько кротов.
  
  Напротив дачи бывшее колхозное поле и именно на нём, кот отлавливает полёвок и кротов. Всю добычу он тащит в дом и Тамара еле успевает сносить добро на компостную кучу. Часть добычи он припрятывает под дом, а часть съедает Дана. Она высасывает мышку, а шкурку сплёвывает.
  
   Вот так дружно они живут. Все соседи не могут нахвалиться на кота, он очистил от мышей и кротов все участки. Я не представляю, что он теперь будет делать дома в квартире. Когда его везли на дачу он сопротивлялся, а теперь очень явственно видно, что счастлив. Также как собака, но собака уже третье лето проводит здесь, на даче.
  
  
  Так мы отдыхаем до 10 августа, когда вдруг резко холодает и начинаются дожди. Наконец-то можно будет вернуться домой. И в выходной, ребята убирают бассейн, собирают шмотки и мы едем домой. Чибо всю дорогу возмущённо кричит и с тоской смотрит назад.
  
  
  Когда мы вернёмся, он обиженно забьётся в угол и будет всей позой выражать обиду и недоумение.
  
  
  Саша уже тоже дома, успешно активно пропивает заработанное за лето. В общем в своём репертуаре, снова начинает безобразничать и я грожу выставить его, а он заявляет, что с радостью уехал бы куда нибудь в глухую деревню от меня.
  
  Володя тут же находит в интернете много заброшенного жилья и предлагает ему на выбор, куда тебя отвезти?
  В ответ раздаётся грязная брань. Теперь он оформляет пенсию, наконец-то он достиг 60-летия и станет получать пенсию.
  Я думаю, что теперь мне станет легче, он сможет сам себя кормить, а не сидеть на моей шее. Как бы не так....
  
  Давно замечено, что беды и неприятности не заглядывают по одиночке, любят они компанию. Мы тоже не явились исключением из правил.
  
  
  Не успели вернуться домой с дачи, а я уезжая оттуда сняла с кустов все помидоры и положила их на дозревание в сарае, оставив для Ольги записку;как вернувшаяся Ольга сделала ребятам выговор.
  
  
  И то ей не понравилось, как они сделали, и другое и третье, но главной причиной, как мне показалось, было моё пребывание на даче. Ведь в прошлые годы несмотря на промахи детей, то бассейн убрать забудут, то велосипеды оставят на поле валяться, никаких выговоров не было, а тут, чуть не до скандала, хотя непонятно по какому поводу.
  
  Всё убрали как следует, на сей раз. Лично я мыла пол, а Тамарочка приводила в порядок все вещи и кухонку.
  Видимо именно моя записка и явилась доказательством моего пребывания и Ольгиного раздражения.
  
  
  До такой степени раздулась обида, что ребята стали обсуждать меж собой вопрос о том, что на следующее лето лучше снимут где-нибудь дачу, чем поедут к матери. Пусть это будет денег стоить, зато от неё не зависеть.
  
  
  В первых числах сентября, в ближайший выходной Ольга приехала к нам с Васей, своим ходом, Андрей уехал в Питер к родителям.
  
  
  Андрей у Ольги третий муж, и она у него третья жена. По какой причине он расстался с двумя первыми, он не говорит. От первого брака у него осталось двое детей и во втором браке дочь второй жены и совместный сын.
  
  
  Алименты на детей Андрей, как я понимаю не платил и что самое интересное, обе жены, одна и Мурманска,
  а вторая москвичка, напрочь отказываются общаться с ним, но с удовольствием бывают у его родителей, каждое лето. Там их обеих хорошо принимают и внуков тоже.
  
   Родители живут в Петергофе, недалеко от Петродворца, в своём доме, с огородом и хозяйством. Отец бывший военный в отставке. Сына тоже хотел видеть военным, но тот вырос набалованным и безалаберным, так что не задалось.
  
  А Ольга тоже побывала в Петергофе, но поначалу принятая со своим ребёнком очень радушно, потом почти перед отъездом показала свою истинную натуру до такой степени, что мать заявила Андрею, что теперь-то он срубил дерево, как раз под стать себе.
  
   Я сначала не поняла этих слов, которые Ольга передавала с обидой, ведь мы видели внимательного, заботливого, рассудительного человека. С какой же стати собственная мать так его охарактеризовала? А обида Ольги, на мать Андрея усилилась ещё и тем, что она, как и я дала Ольге совет, непременно обратиться с Васьком к психиатру, указав на явные психические отклонения.
  
   В отличие от меня она врач и понимает в таких вопросах профессионально, а не подобно мне интуитивно. Для Ольги же, хоть одно слово против Васи смертельная обида.
  
  
  Сейчас, когда Андрей уехал внезапно, в Ольге проснулась обида и оскорблённая гордость и она проговорилась, что Андрей запойный пьяница. Может не пить годами, а уж когда срывается, то идёт в полный разнос и становится полной своей противоположностью, по этой причине и распались оба его брака. А вторая жена не только развелась, но и выписала его из квартиры.
  
   Вот так он оказался в Москве без угла. Но человек он предприимчивый, привыкший жить в комфорте, поэтому тут же завязал с запоем и стал искать себе подходящую пару, у которой мог бы обустроиться.
  
  
  Работая таксистом по вызову, он постоянно возил и Ольгину соседку по квартире. Она прониклась его положением и сосватала ему Ольгу, зазвав обоих к себе на чай. Ольга стала жить с ним, не оформляя брака четыре года, а потом оформила. И с большим скрипом прописала временно ,а так как теперь у него появился адрес, которого не было ранее, то моментально пришли судебные приставы, требовать с него задолженность по алиментам на детей от первого брака. Постоянной прописке препятствовал отец Васька, чьего согласия испрашивали в интересах ребенка.
  
   Вторая жена, гордая и самостоятельная женщина, заявлений на него не подавала, просто вычеркнув его из жизни.
  Вот по вопросу алиментов, чтобы утрясти его, Андрей и погнался к родителям, где сейчас находилась первая жена.
  
  Дочь закончила школу, поступила в институт в Питере и мать приехала обустраивать её. Значит он встретится с первой женой, а Ольга уже заранее всё за них решила, мысленно увидела их вместе в кровати и исходясь от ревности выпалила все его тайны, свои претензии и обиды.
  
  Она заявила, что он фактически ничего ей не отдаёт, всё пропивает, а она его содержит.
  Вот так у неё всегда, то большая любовь и нахваливание, то полное очернение человека. Две крайности зависящие от её настроя.
  
  
  В процессе разговора и перетирания обид, в ответ на замечание Тамары, чего же ты терпишь, разводись; Ольга взвилась мегерой и чтобы перевести стрелки снова понеслась перечислять свои обиды на неё.
  
  
  Вот тут Тамара и сказала ей о своём решении не ездить более к ней, а снимать дачу, куда мать, то бишь я, сможет на лето выезжать с детьми.
  
  
  Сначала Ольга разинула рот от изумления, потом ударилась в рёв, и под конец разозлилась и выпалила:
  -А на хрена тебе что-то снимать, когда у тебя есть.дедов дом.
  
  
  С домом целая история. Старший Ольгин брат, в своё время отказался от претензий на наследство родителей, так как женился в Одинцово, а под Одинцово в деревне у родителей жены такой же дом, завещанный ей. Поэтому Сергей сказал отцу, что два дома не потянет.
  
   Ольга тогда тоже отказалась, крича, что на хрен ей этот глухой угол и колчужки не нужны. Тем более, что она дико злилась на деда, за то, что он женился. Но это были просто капризы испорченной девчонки, так как женился дед только через пять лет после смерти жены, а не на следующий день.
  
   Хозяйство у него было большое, добротное, а он старел и управляться одному без женских рук со скотиной, огородом и домом крайне проблематично. А надеяться на помощь детей, которые живут своими интересами, нет возможности.
  
   Дед нашёл одинокую вдову, хозяйственную женщину из соседней деревни, из очень бедной казацкой семьи и привёл её в дом. Естественно с тем, что пропишет и обеспечит ей угол на старости лет.
  
  
  Женясь на ком то или выходя замуж, мы получаем и всю родню своей половины, а она не всегда бывает лицеприятна. Так произошло и у деда. Уже во время гуляния на свадьбе, её родня, на всю деревню во дворе, обсуждала Клавкину удачливость, дедову зажиточность и то, сколько добра поимеют они.
  
  
  Дом деда построенный в 1948-1950 году, добротный, крепкий с высокими полами, подполом. Обычная пятистенка, которые были почти у всех. А их дом, это в восьмидесятых-то годах, был вросшей в землю хибарой с земляным полом. Это потом, за счёт Клавы они и прирастят свой дом и настелят полы и покроют шифером, вместо соломы.
  
  
  Отец деда, тамбовский раскулаченный крестьянин, переселился к сыну после войны и как крепкий хозяйственник помог и дом возвести и хозяйство прибыльное наладить.
  
  
  Участок матери Ольги, как учительнице семейной выдали в селе. В войну всё село было сожжено немцем и стоял на участке только тёплый хлев, в котором первое время, до возведения дома и жили. До этого обретались в лесничестве, так как дед был лесником и ему предоставили возможность жить в самом лесничестве.
  
  
  Вот в этом хлеву дедов отец стал содержать лошадь, корову, и норок с курами.
  Норки и приносили основной доход, позволивший в относительно небольшие сроки, два года и отделать дом и наполнить его добром.
  
  
  Дом изначально разгородили на две половины, отцу с матерью и сыну с детьми. Половина отца поменьше, сына побольше, у молодых дети пойдут. В 55-ом родился Сергей, а в 60-ом Ольга. Правда сама Ольга родилась в Коврове, Владимирский области, куда мать уезжала на время.
  
   Потом бабушка и дед умерли, а дом разгородили, он стал целым, но числился по старинке в долях.
  Вот это-то разделение и стало потом поводом для аферы бабушкиных родственников.
  
  Дед с первых дней женитьбы составил завещание на своих внуков Романа, сына Сергея и Тамару Ольгину дочь, а бабушку помянул в завещании, как имеющую право пожизненного проживания на двух третях дома, а после смерти дом опять автоматически должен был стать целиком домом внуков.
   Ромка, впоследствии, как и отец от наследства откажется в пользу Тамары, так как они построились.рядом с отцом.
  
  
  Когда дед слёг с инсультом и стал плохо соображать, то родня Клавы, а именно её младший брат с женой, стали налегать на Клаву, ты дескать больной человек, дед умрёт, кто за тобой ухаживать.будет, только мы, а за это отблагодарить нужно, а то будешь одна загибаться.
  
  
  Застращав и разогрев сестру таким образом, жена Николая, брата Клавы, привезла в село знакомого юриста, Можайского нотариуса, возможно за определённую мзду. Они заставили Клаву переписать завещание своей рукой, где уже говорилось не о пожизненном пользовании , а о передаче Клаве в наследство двух долей дома,а три оставшиеся Роме и Тамаре.
  
  
  Полубессознательного дедушку заставили расписаться, как мог на этом новом завещании. Впоследствие нотариус сама изымет оригинал завещания из сельсовета, и заменит его новым экземпляром, состряпанным под её руководством. Конечно родня хотела весь дом, но юрист их охладила, сказав, что тогда обман легко вскроется.
  
  
  Это случилось в 1994 году, а через месяц дедушка умер. Ольга во время похорон обыскала весь дом, нашла копию старого завещания, но когда она с ним сунется, ей предъявят более свежее и крыть будет нечем.
  
  
  После этого она будет скандалить с бабушкой, но её прижмут её брат и жена и Ольга отползёт поджав хвост. Доказать подлог она не сумеет. Не навещала же отца, не ухаживала за ним, а значит не докажешь, что он был неспособен сам принимать решения.
  
  
  Но бабушка была по сути своей честным человеком и она всеми силами хотела сохранить дом за дедовыми внуками. Когда в 2001 году, всвязи с изменившимися порядками, нужно было перерегистрировать землю, 60 соток в кадастре, она стала бомбить Ольгу и Сергея звонками, чтобы они приехали и сделали это на своё имя. Сергей сразу отказался, сказав пусть Ольга оформляет на себя, Тамара же была несовершеннолетней ещё.
  
  А Ольга, вся в любви и своих заботах, не подумала приехать, мне ничего не нужно, заявила.А ведь это было в интересах дочери. В итоге, там нужно было заплатить довольно большой налог, а на колхозную пенсию, которая и после индексации оставалась мизерной, не было возможности это сделать.
  
  Бабушка продала тридцать соток сельсовету, а ещё тридцать оформила на себя, так как никто так и не приехал,а земля могла совсем пропасть.
  В 2002 году бабушка лишилась ног, её прооперировали, гангрена.
  
   Вот теперь на полностью лежачую и зависящую от них, родня наехала плотно, заставляя переписать её долю в их пользу. Бабушка плакала, жалуясь соседке, которая за ней ухаживала, что ухаживать за ней они не хотят, а наследства требуют. В итоге они её добили. Бабушка составила завещание в пользу брата, но отвоевала часть земли для внуков, заявив, что дом в воздухе стоять не может.
  
  
  Две доли дома были отписаны Николаю и 14 соток земли. Дело в том, что наш участок разделён на две части.
  
   В 70-х годах совхоз строил жильё своим работникам. Для этого частично урезали землю у домовых хозяйств, забрав её под строительство, а хозяевам выделили землю на краю села в тех пропорциях, что урезали. Таким образом у нас участок при доме 14 соток, а на отшибе 16.
  
   Николай посчитал, что участок при доме и будет его участком, а отрезной достанется внукам деда.
  Шесть соток бабушка завещала соседке, ходившей за ней и десять оставшихся Тамаре с Ромой пополам. Вот такая петрушка получилась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 59 Лучше старенькое, но своё.
  
   Именно об этом Ольга и рассказала сейчас ошеломлённой Тамаре. Она и ранее говорила намёками, что у Тамары есть земля в деревне, пять соток, а про дом молчала. Ольга надеялась продать Тамарину долю, не ставя её об этом в известность, а на эти деньги и соорудить себе дом на даче.
  
   Но не срослось, она не смогла получить согласие внука Николая. Николай к тому времени умер, перезавещав дом внуку. Вот теперь только она и поставила Тамару в известность обо всех тонкостях наследства. Правда и здесь не обошлось без вранья. Ольга преподнесла, что дом полуразрушен, там притон алкоголиков , всё сломано и разграблено и жить нельзя. Но зная свою мать, Тамара решила съездить и выяснить всё сама.
  
  На неделе, после работы, Володя с Тамарой съездили в деревню. Приехали впечатлённые . Расстроенные и в тоже время настроенные по боевому.
  -Теперь я всё видела-сказала Тамара-здорово разорено, но жить можно.А в ближайший выходной поедем смотреть вместе.
  
  И в субботу мы сели в машину все вместе, кроме отца и поехали в деревню. Единственное неудобство, добираться от нас более двух часов. От центра Москвы 109 км, а от нас ещё десять прибавить. В дни, когда пробки дорога может занять и четыре часа. К счастью добираемся без пробок.
  
  
  Дом конечно порядком запущенный, но крепкий. Первое впечатление неплохое. В доме проживает сын Николая, отец совладельца дома, Саши. Зовут его Сергей.
  
  Человек больной, к тому же агкоголик, которого жена выгнала из дома, а в деревне рядом проживает мать, которая тоже на дух видеть его не хочет, поэтому они оформили его, как сторожа наследства.
  
  
  По завещанию бабушки, как я уже писала, им завещаны две доли дома, но всё содержимое, то есть хозяйственные постройки, дедовы вещи и прочее принадлежат Тамаре. Бабушкиных вещей в доме практически были только одежда, а холодильники, телевизор, стиральная машина, швейная и вся мебель, а также посуда и постельное бельё, принадлежали дедушке и его первой жене. Почти ничего из этого не осталось.
  
  Разорили хозяйство основательно. Как рассказала соседка, не успели остыть бабушкины ноги, они налетели большой стаей, семья у них большая, три брата и невестки, а также дети у всех. Не менее пятнадцати человек наехали и всё грузили и тащили из дома.
  
   Но это ладно, не воевать же теперь за добро, смешно, всё уже наверняка за восемь лет сломалось или побилось. А вот оставшееся приведено в негодное состояние. Каким всё было и что именно было Тамара знает, была последний раз у бабушки в 2001 году, поэтому сейчас ей горько и больно видеть то, во что превратил всё Сергей.
  
   Он сломал, привёл в негодное состояние дедушкин Урал, мотоцикл, который был на отличном ходу, а теперь стоял ободраный, как липка. Растащил весь дедов инструмент, а были и бензопила и косы и гора топоров и прочего.
  
   Но им видимо в свою деревню нужно было, в своё хозяйство. Сжёг пол в большой комнате, три раза засыпал в пьяном состоянии с сигаретой и начинал гореть, трижды спасали, вытаскивали полубессознательного соседи и гасили пожар.
  
  Чтобы скрыть следы пожара, мать Сергея приказала покрасить пол, но не учла того, что на гари краска не держится и облупляется. Поэтому следы горелого пола, только ярче обозначились.
  
   В доме проведён водопровод , канализация, подключено газовое отопление. Газовая колонка для нагрева воды выведена из строя, ручки обломаны. Газовый котёл еле дышит, но после чистки прослужит ещё два года. Ванна и раковина в ней приведены в ужасающее состояние, словно в них скребли грязные кастрюли.
  
   Унитаз разбит, бачок свёрнут напрочь. Посреди ванной стоит ведро для нужд, которое Сергей выливает прямо рядом с крыльцом. Можно представить, что здесь за гадюшник.
  
   В доме 8 окон и ни на одном нет целого стекла, всё побито и заклеено скотчем кое-как. Под потолком висят голые патроны от лампочек, хотя ранее висели красивые люстры.
  
  Все кровати, находящиеся в доме, простите за выражение, проссаны. Запах стоит специфический. Да, действительно у него в доме постоянно происходили сходки местных алкоголиков, они здесь ночевали и гадили.
  
  Уличный дворовый туалет, в таком состоянии, что ногу от дерьма просунуть некуда, хотя снаружи это весьма красивый резной, деланый когда-то с любовью теремок, а внутрь лучше не соваться.
  
  
  Пока мы там находились в дом несколько раз пытались зайти его дружки, но мы их быстро разворачивали.
  В общем-то доверили козлу капусту стеречь.
  
  
  Тамара с Володей, пока я сидела и расспрашивала обо всём Сергея, съездили к его матери и Тамара в ультимативной форме, сначала по хорошему не получилось, пришлось предъявлять ультиматум, заявила, что мы тоже будем здесь жить и пусть они освободят нашу территорию.
  
   Бабушка была очень недовольна и высказалась, что чёрт Тамару принёс, ещё бы два года и они всё бы переоформили на себя, на что Тамара возразила, что завещание срока давности не имеет.
  
  
  Домой мы ехали далеко не в радужном настроении, предстояла большая борьба и большая работа по приведению дома в пристойный вид.
  Пока суть да дело, предложили отцу ехать жить в деревню, чтобы приглядывать за домом и Сергеем и прекратить хождения алкашей. И он согласился.
  
  
  А согласился по той простой причине, что банк снова разыскивал его чтобы взыскать долг. Только теперь это был Райффайзен-банк, выкупивший у Джимани эти обязательства. Снова нервотрёпка. Вопрос уже стоит о 150 тысячах, так набежали пени и проценты.
  
   Снова предоставили ту же справку и моё заявление. В отличие от того банка, немцы сразу разобрались, что им продали заведомо дохлый вариант, обманом. Поэтому они нас более не тревожили, а возвратили этот актив инициаторам, потребовав с них неустойку за обман.
  В дальнейшем к делу подключатся коллекторы, но ничего не добьются, хотя тревожить будут не только сыновей, но и старшего внука. Андрей юрист и быстро оборвёт их пыл, он то в отличие от нас законы знает.
  
  
  Но это опять не все неприятности. Неожиданно Володе приходит бумага из банка Советский о том, что у него задолженность по выплатам, начиная с марта месяца, и он обязан погасить кредит или лишится машины.
  Мы в полном недоумении, Володя платит исправно и у него на руках все квитанции об оплате есть.
  
  
  Поэтому сначала мы не отнесёмся к этому серьёзно, он съездит, предъявит квитанции об оплате, ему пообещают разобраться и он успокоится.
  А дня через три у нас пропала машина. Мы были в шоке, подали заявление в милицию на розыск и сообщили о пропаже в банк.
   А потом начали поступать угрозы по телефону. И банк снова стал требовать погасить задолженность.
  
   Чтобы не возвращаться вторично к этой эпопее в дальнейшем, расскажу сразу. Машиной мы так больше и не попользовались, Володя сам отказался её брать, в такое состояние её привели.
  Машину угнали никто иные, как три работника этого же банка, по сговору.
  
  Держали её в другом районе, пользовались, как своей и в общем-то она побывала в криминальной истории.
  Её разбили и прострелили. По этой причине Володя от неё отказался.
  
  
  Именно эти работники, не проводили по системе платежи, которые Володя вносил. Их удаляли из компьютера, правда при этом квитанцию об оплате ему выдавали, чтобы он не насторожился. Как потом окажется при большой проверке, он был не единственным, кто от них пострадал.
  
  
  Придётся нанимать адвоката, придётся судиться. Долгов на нас не окажется, а сумму, которую предстояло доплатить по кредиту до погашения, суд предложил банку получить, отремонтировав и продав машину, за свой счёт. Они очень не хотели заводить уголовное дело, на своих работников, чтобы не испортить свою репутацию.
  
  Что выиграли мы? А ничего, остались без уже выплаченных денег и без машины. К тому же без прибамбасов, как колонки, всяческие навороты, что Володя успел прикупить для машины, магнитолы,рации и прочего.
  В общем получилось, слава богу, что не сели.
  
  
  Вот так закончилась эпопея с машиной. Теперь Володя для своих поездок пользовался служебной, так ему разрешило начальство. Бензин за свой счёт, а колёса их.
  Так что теперь мы приезжали в деревню не на Приоре, а на Мерседесе.
  
  
  А ездили для того, чтобы контролировать мужиков и исправлять огрехи. Так мы купили и поменяли сразу же всю сантехнику. Деревенский мастер, абсолютно непьющий, с золотыми руками человек наладил нам всё сразу и как положено. И унитаз и раковину и подводку. Установил новую колонку, которую я приобрела. Теперь можно стало пользоваться и туалетом и водопроводом.
  
  
  Газовую плиту, которая была страшно заляпана гарью я отмыла и оказалось, что она отлично работает и вполне приличная, а не вышедшая из строя, как мы вначале полагали по её запущенному виду.
  
  
  Саша пока не пил. С ним вместе в деревню мы перевезли и скучавшего в квартире Чибу и теперь он просто расцвёл на природе и чувствовал себя великолепно. Дом принял его, а он полюбил дом.
  
  
  Сергей же продолжал пить, в день он выпивал до восьми четвертинок, просто ходил и сосал их, как воду. Страшно злился, что не разрешают приводить дружков,и постоянно вопил, что здесь всё его, а Тамарина только террасочка отдельно стоящая, на которой он зачем то разобрал крышу, да так и не перестелил и она медленно гнила от дождей. Тамара ему отвечала, разберёмся, где чьё, но это твоего сына, а не твоё.
  
  
  В таком положении всё было, когда я однажды сказала, чтобы ребята перевозили меня в деревню. Им тут будет жить свободней и я за домом лучше услежу, заодно Сергея оттуда выпровожу, хватит почудил.
  Тем более, что мы уже выяснили, домом они владеют незаконно.
  Им принадлежит только земля, 14 соток, а дом весь Тамарин, так как Николай не вступив в права наследства, просто переписал завещание на внука, а не вступая в наследование, он не имел права завещать дом.
  
   Это являлось спорным имуществом и подлежало наследованию прямых наследников деда. Вот такую свинью они себе подложили. Да и земли только 4 сотки при доме, остальные на отшибе, а десять при доме Тамарины.
  
  Так нам объяснили юристы занимающиеся жилищными вопросами. К тому же я вызвала независимую экспертизу для оценки износа дома и причинённого ущерба. Сумма ущерба, при установленном износе в 80% составила ни много, ни мало 150 тысяч.
  
   При оценке настоящей рыночной стоимости дома, с учётом того же износа весь дом состалял 350 тысяч. Стоимость земли сюда не входила. Вот такой вред хозяйству он нанёс. Он же повредил и хозпостройки, погреб и сарай, а они принадлежали Тамаре.
  
   А потом добрались и до самого завещания, по которому если бы они оформили всё верно, им принадлежали бы глухая терраса, которую он порушил и две комнаты по северной стороне дома.
  
  Сантехника и отопление им тоже не принадлежали, так как устанавливались до прихода второй жены и к ней не относились. То есть они оставались без воды и отопления практически. А такое добро он при всём желании продать бы не смог.
  
   Вот так их слепая жадность и незнание законов завели их в ловушку. И желание причинить вред Тамаре, привело к тому, что он фактически порушил добро сына.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 60
  
  
  17 ноября меня вместе с вещами, как раз на Ванечкин день рождения, отвезли в деревню.
  К своему дню рождения, к 22 ноября я полностью отмыла и вычистила весь дом, привела всё в порядок и настояла на том, чтобы этого скандального сторожа, а по сути вредителя забрали отсюда, в противном случае будет суд, так как его бумаги на проживание здесь поддельные ксерокопии.
  
   Это было правдой и матери пришлось брать сына к себе, так как жена не принимала его обратно в квартиру в Балашихе, где она жила с сыном и дочерью.
  
  
  Вот так я оказалась там, где и живу до сих пор в селе Борисово Можайского района. В селе богатом, благоустроенном с асфальтированными восемью улицами, пятью магазинами, клубом, храмом, прекрасной рекой Протвой, большой школой,двумя прудами и богатой историей. Изначально строилось оно Борисом Годуновым, как заплот перед татарами. Отсюда и насыпной курган и название села.
  
  
  А через две недели, несмотря на морозы, нам поставили новые пластиковые окна, их устанавливают быстро. Так что теперь в доме стало тепло, не выдувало всё сквозняком. Правда пол подрассохшийся был холодным, но мы привезли из Москвы совсем ненужные там ковры и устелили ими пол. Получилось и тепло и красиво.
  
  
  Новый год мы все встречали в Борисово. Нарядили ёлку, украсили двор. Ольга с Васей тоже приехала к нам. У неё загулял под праздники Андрей, загудел с мужиками, она и уехала от него. Но ночью он прикатил в деревню и они помирились. А сам праздник провели хорошо, ходили кататься с горы на Курган, погуляли возле клуба на общем гулянье. На следующий день побывали на концерте в клубе и поучаствовали в конкурсах, даже что-то выиграли. В общем отпраздновали замечательно. Начиналась новая жизнь. А жизнь в селе протекала по прежним ещё советским устоявшимся канонам.
  
  На новом месте живётся спокойно. Да и детям дома стало просторно. Ваня переселился в среднюю комнату, а Ксюша возвратилась в свою.маленькую и снова живёт отдельно. Терпение вознаграждено.
  
  Чтобы деревня меня приняла, я подарила в местную церковь специально для этого вышитую икону Владимирской Богоматери размером 90х60.
  
  Постепенно знакомимся с соседями. Народ в деревне, не в пример городским, дотошный. Это там ты можешь жить годами и никто тобой не поинтересуется, разве что сплетни сочинять будут, чего и сам о себе не знаешь. Здесь же всё наоборот, здесь тебя осмотрят, ощупают, протестируют, пронаблюдают и сделают выводы.
  
  
  Для этого не постесняются найти заделье, чтобы зайти и познакомится поближе. А как же.
  
  Дед Тамары, его первая жена, да и вторая, были известны всем и их очень уважали. Дед начинал простым лесником, а закончил лесничим, управляющим большим лесхозом.
  
  Первая жена с учителя начальных классов, выучилась на предметника-математика, а потом была завучем местной школы.
  Все рассказывают строгая Тамара Ивановна была, требовательная, вот только много времени работе и чужим детям уделяла, а своих мол упустила, да и то, поздние они у них дети -то, после 36 первенца родила.
  
  Это не мои слова, это их рассуждения. Надо сказать, что несмотря на то, что Ольга с 18 лет в деревне не живёт, в Москве обретается, всю подноготную её жизни здесь знают, чуть ли не в подробностях.
  
  Оно и понятно и муж первый отсюда, да и у каждого второго родня в Москве есть, так что не спрячешься. Ну и о Тамаре своё мнение у них сложилось. Хвалят её, мол неважно, что мать беспутная, дочка с твёрдым стержнем выросла. Мне это приятно. И про Ксюшу всё знают, а теперь уже и сын мой у них с языка не сходит, глянулся он им.
  
  
  В один голос Сергея клянут, и грубый он и невежественный и хвастун и наглец и хозяин нерачительный. Не только его, но и всю его семью не жалуют в деревне, кроме брата его погибшего, вдова с дочкой здесь же живут, их очень уважают,а свекровь и свёкра недобро поминают.
  
  Да дядьку его, который тоже в Одинцово жил, Клавиного старшего брата добрым словом чтят. Вспоминают, пока старший брат жил, то и отец Сергея и мать, да и сам Сергей так себя не вели, брата стеснялись. А как умер он, тут мол они и развернулись во всю.
  
  
  За короткий период я и о дедовой семье и о Клавиной доле узнала почти всё. Клава она мужа схоронила, потом сына учителя у неё убили, 27 лет ему было, пьянь убила, под руку попал , когда с работы поздно возвращался. А потом внука растить помогала, да внук наркотиками баловаться стал и в 27 лет, в том же возрасте, что и отец, погиб от передозировки.
  
  А Клавдия всю любовь свою нерастраченную вложила в племянников, да в Тамару.
  
  
  Вот так в деревнях живут, всё видят, всё примечают, обо всех знают и судят.
  Но не сплетни сводят, а по делам судят о людях.
  
  
  Со многими я подружилась, помогали и с посадочным материалом потом и со вспашкой и советами. Так к тебе почём зря не лезут, но на помощь всегда придут.
  
  
  Вода тут в водопроводе с большим количеством железа, ржавчина на всём оседает, так что для питья, только процеженная годится. Показали деду где родник есть и из какого колодца лучше воду брать. Зимой к роднику пройти трудно, значит в колодец, а с весны в родник пройти можно. Так и будем жить.
  
  
  На участке у нас 11 яблонь, часть ещё сильные и сравнительно молодые, а часть искалеченные бурей 98 года, изломанные и с мелкими яблоками битыми паршой. Посовещаемся и потом старые, изломанные спилим.
  
  Оставим четыре крепкие яблони. Часть слив тоже спилить придётся, они камедью пошли, расщепленные корявые стволы и плоды гнилые. Оставим крепкие молодые деревца, а старые под спил и расчистку.
  
   А вот вишню, которая зажата заборами была и не плодоносила, залечим, освободим и скоренько отдачу получим, заплодоносит она в благодарность. Смородину проредим, рассадим, малину в порядок приведём и новые сорта подсадим.
  
   Две груши и черешню присадим. Облепиху обновим. Вот и есть ягоды хорошие . Землянику тоже разведём, не так чтобы много, а хорошей и крепкой.
  
  
  Первый год землю чистить придётся, её долго не обрабатывали, вся будыльём поросла, крапивой в человеческий рост, лопухом и лебедой-канадкой. Так заполонено, руку не сунешь, а лопата вязнет. Но справимся, грядки разобьём и начнём урожай растить.
  А потом и парники поставим и всем инвентарём постепенно обзаведёмся.
  В общем были горожанами, стали полноценными селянами.
  
  
  А тут вдруг Ольга к детям зачастила, то по выходным, то и посреди недели. Оказалось, что вдруг ей так в деревню захотелось, сил нет, всё-таки дом родной, ты же понимаешь, выросла я в нём. Причитает, ластится.
  
  
  Тамара ей, с чего бы вдруг, то глухой угол, ненавижу, а то любовь такая. А всё просто. Земля-то здесь пух, плодородная, расти не хочу и дом оборудован всем, не то что на даче с сараюшкой. Да и Васю есть куда пристроить на лето, вот и весь расчёт. Тамара сопротивляется, а Володя сдаётся, его как и меня, сломать можно.
  
  В общем не только уговорила, но ещё и деятельность бурную развела. Сначала цветы на своей даче выкопала, привезла в деревню и здесь насажала. Потом в огороде полоть, копаться помогала. Позже заставила вещи их с дачи мужиков привезти. Андрей на Камаз с Володей и дедом загрузили и сюда привезли.
  
  
  Пришлось снова думать, как всех располагать, где кого класть. Ну да мне не привыкать, нашла как обустроить. В основной террасе кладовую освободили, комнату детям оборудовали. А вещи на глухую террасу из кладовой снесли. Ксюшу со мной в комнате обустроили, Саша с Игорем и Васьком в большой комнате расположились.
  
   А вторую маленькую , где раньше Саша был, Ольге с Андреем под спальню отдали. А Ванечка, когда приезжал, тоже в большой комнате спал. Всех пристроили.
  
  
  Ольга ревизию дедова добра проводить стала, ахнула. Говорит, что это здесь постельное бельё твоё только, а где же то, что я деду ещё новое не тронутое, покупала. Тамара отвечает, там же, где и посуда и мебель и вещи, у Данилиных, к ним пойдёшь, иди, а я нет. Нам своего хватит.
  
  
  А нужно сказать, что зимой ещё, когда мы с Тамарочкой разбирались с хозяйством, мы в письменном столе целый ящик писем нашли. Старых писем. Половина Ольгиной матери, от её мамы и сестёр, половина Клавиных от братьев и родни другой.
  
  Тамарочка их читать стала. Я сначала не хотела, чужие же, но она мне сказала, мам ты почитай, здесь же история семьи. Мы с ней вместе читали и многое о семье Ольгиной и в том числе о её поведении в молодости узнали, словно вся жизнь двух семей перед глазами прошла.
  
   Самое интересное, письма подтвердили, что ни в чьих характерах я по Тамариным рассказам, не ошиблась, в письмах мы только подробности узнали, а характеры точно такие, какими мне рисовались оказались.
  Так что теперь и Ольгу мы лучше узнали. И то, что всех она почём зря оговаривала тоже подтвердилось.
  
  
  Ольга,когда Тамара ей о некоторых моментах расхождений её рассказов и действительности упомянула, даже в лице изменилась. Но ведь ничего не спрячешь, всё рано или поздно всплывает. И Ольге было от этого неудобно, разозлилась она, в особенности на то, что и я об этом знаю.
  
  
  Всё это видимо и послужило толчком к тому, что после произойдёт. Ольга опять начала пить, и ладно бы сама пила, так нет, она начала тайком подпаивать Сашу. Даст ему денег, сходить ей за пивом и обязательно на бутылочку водки для него добавит. Мстит мне.
  
  
  А я не пойму на что Саша напивается. Карточка его пенсионная у Володи, как и моя. Он наши пенсии получает и всё что нужно нам покупает, а остальное мне отдаёт, а муж непонятно с чего пьяный. Где взял, что думать?
  
   Кончится это плохо. Допьётся он опять до чёртиков, потом выкрадет карточку у Володи и деньги. Уедет в Москву. Три месяца с августа по октябрь будет скитаться бомжом по подъездам, а в конце октября вернётся весь помятый, обтрёпанный, исхудавший, вину заглаживать, прощения просить. Вот такое зло она сотворит.
  
  
  А пока ещё лето только началось . И Ольга начинает вести себя, как хозяйка, пытаться всех построить под свою дудку и приказывать.
  
  
  В общем-то мы все делаем вид, что не замечаем её вывертов, но крайне это неприятно. Участок стоит с гнилым покосившимся, полузаваленным забором. Первая задача наладить забор. С соседом слева забор более менее, с соседом справа, практически забор завален и лицевой на честном слове держится.
  
  
  Я отдаю ребятам пенсию на приобретение стройматериалов для забора, проживём на Сашину, много ли нам надо, да и их деньги на продукты есть.
  С соседом слева заказали общий забор и оплатили его в два приёма. Привезли и поставили из фирмы.
  На лицевой купили столбы, напилили штакетин, благо циркулярка дедушкина во дворе стоит, на ней всё и делали. Мужики втроём забор ставили, а Ольга к ним под руки с ценными указивками лезла, они её только успевали посылать.
  
   А меня зовут сами, посмотри, как делать так или так лучше, я отвечаю, как сделаете, мне всё хорошо, главное, чтобы собака перепрыгнуть и убежать не могла. Остальное дело ваше. Вы мужики, вам виднее. Только посоветовала расстояние между штакетинами, какое лучше делать, вот и всё. Потом, когда Ольга скандал устроит, она всё перевернёт, сказав, что это я лезла к мужикам под руку и командовала. Вот такая она, Ольга наша Семёновна.
  
  Как я уже говорила Ольга всё больше начинает вести себя по-хозяйски, но весьма своеобразно это у неё получается. Нужно полоть, идём все в огород, через полчаса Ольга объявляет, что пора передохнуть и забрав детей уходит на речку. Полоть остаёмся мы с Тамарой.
  
  
  Поспевают первые овощи и фрукты, Ольга впереди всех собирать. Мало собирать, ещё и хвастать всем, какой урожай она вырастила. Готовлю на всех я, в этом она не претендует на первенство.
  
  
  Её задача отдыхать, обходить деревню по старым подругам и пить. К вечеру она бывает никакая. При этом Тамара всё более и более мрачнеет, но мама этого не замечает. Она уже активно планирует, что и как перестроит и как надстроит второй этаж и сколько территории Тамара должна выделить потом для Васи, всё таки это её, матери родное гнездо.
  
   Я чувствую, что скоро последует взрыв и пытаюсь хоть как-то предотвратить его. Остановить Ольгины порывы очень сложно.
  
  
  И взрыв всё-таки случится. Сначала в гости к нам приедет сослуживец Андрея, Гоша. Они встретятся совершенно случайно, его дом дачный, на выезде из Можайска, где они и увидятся, разговорятся и Андрей пригласит его в гости.
  
  
  Как раз приедет на выходной и Ваня, вся семья практически в сборе и гость с другом нагрянут к обеду.
  
   Это уже 17 августа, день рождения Володи и Игоря, но ни Андрей, ни Ольга не привыкли считаться с желаниями других, только со своими. Я не имею ничего против приглашения гостей, но нужно бы согласовывать с именинником, а так вместо празднования дней рождения именинников, получился вечер встречи давних друзей, где мы все, словно с боку с припёку.
  
  
  Гоша ростом под 2.30 непомерных объёмов, с кулаками размером с голову ребёнка. Шумный, добродушный на вид, но с холодными пустыми глазами, абсолютно не пьянеющий человек. В то время, как Андрей очень скоро упивается в хлам и Ольга от него не отстаёт.
  
  Мы посидели немного за столом и вышли во двор, нам абсолютно неинтересна программа наливай и пей. Гораздо интереснее поиграть во дворе в мяч, покачаться в гамаке, пофотографироваться и просто пообщаться, пошутить.
  
  А они всё пьют и мне периодически приходится наполнять тарелки, чтобы было чем закусывать их компании.
  
  
  Потом мы разговорились с Гошей, пока Андрей полудремал, а Ольга таращила глаза, наподобие совы, видимо плохо соображая где она, и что тут делает.
  
  
  Гоша понял,что видимо они приехали не ко времени и не Андрей тут главный. Он извинился передо мной, за неловкое положение.
  
  Сам он из Голицыно, с Андреем служили в Северодвинске и с тех пор не виделись. Андрей представил ему дело так, что это их дом с Ольгой. Я объяснила ситуацию, что здесь и как. Мы ещё немного пообщались, он рассказал о том, что состоял ранее в банде, после армии как раз в девяностые.
  
  Ни работы, ни дохода не было, ума, как он выразился тоже и связался с бандой, где приходилось и убивать, и в лесу закапывать и крышевать и выбивать долги. Вот отчего у него холодный взгляд, поняла я. И задала вопрос, а как сейчас живётся, и как удалось из банды уйти?
  
   Он сказал, что заплатил отступного, проставился, как это у них называется, а живётся страшно неспокойно. Неспокойно оттого, что снятся убитые, страшно за детей, которые появились у него. Страшно, что их может постичь участь жертв.
  Так то вот, ничто в нашей жизни не проходит бесследно.
  
  Подробности я у него не выспрашивала, хватало его вида итак всё было понятно. Вскоре он с другом засобирался домой, тут Андрей и Ольга, словно по заказу очнулись. Ольга начала шумливо рассуждать на тему, что с пустыми руками не отпустит и пошла набирать овощей в подарок, а Андрей возжелал выпить на посошок. Хотя Гоша пытался урезонить его пыл, всё было бесполезно.
  
  Я занималась своими делами на кухне, они сидели за столом в столовой, когда Гоша выдал Андрею по первое число, за неэтичность его поведения и то, что он поставил их в неловкое положение, привезя к хорошим людям и унижая людей выставляя себя хозяином.
  
  - Хотя имея такую стерву жену, как твоя, это не удивительно,- сказал он.
   Как раз Ольга вошла в дом и услышала комплимент в свой адрес. Кончилось это воплями и слезами.
  
   Мужики уехали, мы остались во дворе, а неудачливый муж, успокаивал любимую жену. Но видимо слова о том, что его жена стерва легли ему на душу.
  
  
  Наутро в понедельник все разьехались очень рано, работа есть работа, а я осталась с детьми. Васю Ольга вопреки его желанию, оставила у нас. Вот где пришлось хлебнуть по первое число.
  
  Истерики следовали одна за другой, парня невозможно было успокоить часами. Он отказывался есть, отказывался купаться с детьми в бассейне, отказывался идти гулять. Сидел сжавшись в комочек на кровати и рыдал, что его бросила мать, что он никому не нужен, что его предали. И так всю неделю.
  
  
  Ольга часто звонила ему и вместо того, чтобы успокоить ребёнка кричала на него. Он затихал ненадолго, а спустя час, всё начиналось по новой, а ведь мальчишке 11 лет, двенадцатый, так что подобное поведение явное отклонение от нормы.
  
  
  Тамара с Володей ночевать приезжали сюда, а с утра снова уезжали на работу. Те часы вечером, пока Тамара была дома, он не истерил. Её он признавал, меня ни в какую, хотя я вела себя с ним также доброжелательно, как со своими внуками, но как позже окажется, в таком поведении ребёнка виновна сама Ольга. Она настраивала сына против меня, убеждая его что мне нельзя доверять. Зачем было это делать, если практически отдаёшь ребёнка мне на лето?
  
  
  Тамара же объяснила, что так же точно поступала мать с ней. Привозила её к деду и бабушке и настраивала её против них. Мол и молоко себе ходи бери у молочницы отдельно, иначе бабка тебе стакана не нальёт, и фрукты не трогай и ягоды не бери и прочее в таком же духе.
  
  
  Правда бабушка сумела переделать Тамару, а мне с Васьком не удаётся, переубедить его нельзя.
  В конце концов в ответ на его упрёки что не даю ему все гостинцы, что оставила мать, наверное ем их сама, я положила перед ним весь пакет, что мать оставила со сладостями и сказала, распоряжайся сам.
  
  
  И этот ребёнок сидел волком в маленькой спаленке, на кровати матери и ел сладости одну за другой, а у меня сердце разрывалось, что я бессильна с ним сладить, найти подход.
  
  
  В выходные Ольга приехав, первым делом, обняла сына за плечи и повела его в сад, чтобы расспросить, как тут с ним обращались без свидетелей.
  Это выглядело гадко. У Ксюши тоже есть такая привычка, шептаться с матерью, если она на что-то обижена, о чём я неоднократно говорю ей, что это некрасиво и выглядит непристойно. Теперь мне понятно откуда эти привычки.
  
  
  Лично я учу детей всегда говорить всё прямо в глаза, а не хитрить и не шептаться. Так меня учили в моей семье.
  С этим мне постоянно приходится бороться в поведении внучки. Успехи намечаются, хотя иногда бывает возврат к старому, особенно в присутствии бабушки.
  
  Мы привыкли говорить в глаза, то о чём думаем, а не сплетничать тайком, чтобы возбуждать подозрительность.
  
  
  Вася видимо напел маме много плохого, так как вернулась она с недовольным лицом и поджатыми губами. Володя с Тамарой задерживались, они должны были заехать в магазин за продуктами.
  
  
  Ольга объявила мне что они заберут детей и пойдут в гости к Татьяне. Это сестра её первого мужа Ивана. Я попросила только привести детей во-время ко сну, но Ольга отмахнулась, лето, можно и погулять, отстань с нравоучениями. И они ушли.
  
  
  Ребята приехали в половине второго, я металась на дороге, волнуясь за детей. Время позднее, им нужно спать. Я знаю, что Татьяна живёт недалеко, на Смоленской, но не знаю в каком доме и идти разыскивать ночью просто неудобно. Это и ставить Ольгу в неловкое положение.
  
  
  Когда ребята подъехали, Тамара первым долгом спросила, что случилось и я доложила, что Ольга ушла с детьми и не привела их, чтобы уложить спать. Ни слова не говоря, Тамара пошла туда и вскоре вернулась. Володя нёс на руках сонного Игоря, а Ксюша полусонная плелась сзади.
  
  
  Уложив детей, Тамара вышла злая и сказала, что выговорила матери,со своим сыном она может поступать, как ей угодно, а её детей, чтобы больше не трогала вообще.
  - Они там все в дым пьяные и мать на все лады костерит тебя,- сказала Тамара.
  -Пусть её, ответила я, давайте ложиться спать.
  
  
  Степановы, именно такой была их фамилия теперь, вернулись в половине пятого. Пошумели, но мы все сделали вид, что не слышим и улеглись спать. Видимо сильно хотелось Ольге поскандалить, да не с кем. Участников нет. Папа наш в это время уже гужевался в Москве, так что поддержки получить ей было не от кого.
  
  
  Встали в воскресенье поздно, так как и легли не рано. Дети были вялыми, скучными. Оно и не мудрено, сон весь переломан, не во время.
  
  
  А где-то к трём часам дня очнулась и Ольга Семёновна. Она выползла из комнаты в фривольном виде, с помятым лицом и неразлучной бутылкой пива в руке. С места в карьер она начала обвинять.меня во всех вселенских грехах, почему то и в жадности, и в стремлении взять верх, и в том, что я её зажимаю, строя из себя хозяйку и прочее, прочее.
  
   Я слушала её бред молча. Дав ей хорошенько проораться, я спросила:
  -Оленька, ты меня ни с кем не путаешь. Может ты во мне увидела Клаву и ту свою давнюю неприязнь к ней? Иначе я ничем не могу объяснить твоих обвинений.
  -Да-ответила она-именно так, поэтому я тебя ненавижу.
  И тут взорвалась Тамара-Всё, хватит.
  
  
  Тамара не закричала, она сказала это спокойным, но очень напряжённым голосом:
  -С меня хватит. Ты снова берёшься за своё, пьёшь, ссоришь всех, не даёшь спокойного житья. Мало тебе, что ты деда споила и он удрал, ты и до матери домоталась. Она обо всех заботится, в том числе и о тебе, а ты срёшь на голову. Хватит, собирайтесь и уезжайте. Это мой дом и я буду решать, кого хочу здесь видеть.
  
  
  Мать вытаращила глаза и уставилась на Тамару-Ты меня выгоняешь, меня?-Тебя-ответила Тамара.
  
  
  Вот так ей пришлось собираться и уезжать со своей семьёй. Так к несчастью закончилась моя попытка собрать семью вместе и примирить дочь с матерью.
  
  Теперь я поняла, что Ольга по сути своей разрушительница, нет она не испорченный человек, есть в ней много хороших черт, но она разрушительница по природе своей. Есть такие люди, они из своей жизни своими руками лепят кошмар и всем жалуются.
  Видимо это в их природе, сами не живут и другим не дают.
  
   А через неделю и дети поехали домой, ведь сентябрь на носу и в школу скоро. А насчёт меня договорились с соседкой напротив, что она будет на неделе брать мне хлебушка по дороге домой и заносить. Все остальные продукты у меня были. А жить одна я никогда не боялась и не скучала в одиночестве. У меня есть компьютер и игры, у меня есть телевизор, тогда ещё не до конца испорченный. И у меня есть вышивание. Так что живу нормально.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 61 О прошлом.
  
  Собственно это отступление нужно мне для того, чтобы ещё раз проиллюстрировать, что все мы родом из детства и оттого стали такими, как мы есть. Это будет повествование о семье Ольги, о том как сложился у меня образ их семьи по воспоминаниям соседей, учеников Тамары Ивановны, Ольгиных одноклассников и писем родственников.
  
  
  Тамара Ивановна, Ольгина мать, из бедной крестьянской многодетной семьи из Коврова Владимирской области. Татарская семья Танановых с тремя дочерьми и двумя сыновьями. Сыновья погибнут на фронте, дочери проживут свои жизни до своей естественной старости.
  
  
  Семён Иванович, Ольгин отец, из зажиточной крепкой многодетной семьи из Тамбовской области. Семья будет раскулачена, отец чудом уцелеет, отбыв частично ссылку в Сибири, а после войны приехав к сыну в Подмосковье.
  Вновь отстроится совместно с сыном и восстановит крепкое хозяйство, навык крепкий.
  
  
  Его сёстры и братья, а также сыновья разлетятся по всей стране от Воронежа до Сибири. Сыновья трое, в том числе и Ольгин отец, пройдут всю войну и останутся живы, дочери выйдут замуж и две из них будут жить в Москве. Всего восемь детей.
  
  
  Семён Иваныч, до войны в Сибири окончит лесной техникум и станет лесничим по профессии. Вот после войны он и получит назначение в Можайский район.
  Тамара Ивановна, закончит Педучилище и преподавателем младших классов приедет в Борисово по распределению. Здесь они и познакомятся.
  
  
  Оба прошли суровую школу жизни, оба целеустремлённые, закалённые жизнью люди. У Тамары первый жених наверное погиб на войне, хотя она долго будет не верить и ждать его. И только когда потеряет всю надежду и поймёт что жизнь проходит, выйдет замуж за Семёна.
  
  
  Об участке и отстроенном доме я уже упоминала.
  На меньшей половине жили Иван с женой Варварой, на большей Семён Иваныч с женой Тамарой.
  
  
  Как это часто случается, властной ,суровой, трудоголику на земле Варваре, не глянулась изнеженная, как ей казалось, интеллигентная Тамара и между женщинами пролегла трещина. Нет, они не скандалили, они просто постоянно обменивались колкими замечаниями, и не менее колючими неприязнеными взглядами, а мужчины только хмыкали.
  
  
  Тем не менее, худо бедно, а Тамара Ивановна научилась копаться в земле, растить урожай и управляться по хозяйству, хотя делала это неохотно. В 55-ом году родился старший сын Сергей и это как-то примирило и даже начало сближать обеих женщин.
  
   Бабка души во внуке не чаяла и когда Тамара объявила, что будет поступать на заочный в пединститут, учиться на предметника, она взяла на себя все основные заботы по хозяйству, чтобы освободить невестке время для занятий.
  
  
  Так и шла их жизнь до конца 59-го года, когда случилось несчастье. У Семёна Ивановича в хозяйстве на Лесничестве, не досчитались большого количества распиловочного материала, на него завели дело о хищении и отправили под следствие в Москву, в следственный изолятор.
  
   Тамара, женщина партийная, приличная карьеристка, не став дожидаться результатов расследования, а самим фактом определив, что её муж вор, а с вором она жить и позориться не будет, собралась уезжать домой к матери, от стыда перед деревенскими пересудами.
  
  Вот тут Варвара показала свой твёрдый характер, заявив Тамаре, что сама она может ехать хоть на все четыре стороны, а таскать за собой ребёнка и отнимать его у отца она не дозволит.
  Тамара уехала одна.
  
  Только в Коврове она обнаружит, что беременна и решит оставить ребёнка, ради себя самой, чтобы не так тосковать по сыну. 3 августа 1960 года родится Ольга. Помогать Тамаре ходить за девочкой и продолжать обучение, будет её мама.
  
  Отца на тот момент уже не было, он умер. Старшие дочери вышли замуж и разъехались, одна в Таллин, вторая в Приморье, так что мать только рада была, что младшенькая рядом.
  
  
  Между тем дело с лесом прояснилось, нашлись истинные расхитители, два лесника. Семёна освободили и он мог возвращаться домой, полностью освобождённый от наказания. Вот только обида, на поступившую с ним так жену и стыд перед деревенскими, что не смог удержать семью, привели к тому, что остался Семён у сестры в Москве, устроился в Мосводоканал, жил, работал и пил, глушил тоску по любимой работе и гордячке жене.
  
  
  Так продолжалось три года. Сергей рос с бабушкой и дедушкой без отца и матери, правда отец виделся с ним, когда бабушка или дед привозили его в Москву к тётке, а вот мать.он почти забыл.
  
  
  Тамара Ивановна закончила институт, получила диплом и работала в Коврове в школе. Ольга росла полубеспризорницей, балованной и жалеемой матерью, которая видимо внушала ребёнку, что у него нехороший отец.
  
  
  В начале 64-го Семён решил ехать к жене, чтобы прояснить ситуацию. Может он хотел решить вопрос о разводе. О наличии дочери он не знал, Тамара никому не сообщала.
  А уже в Коврове, обнаружив, что является отцом ещё одного ребёнка, он упорно стал преследовать Тамару, с целью наладить жизнь снова.
  
   Та долго противоборствовала, но в 65 наконец-то согласилась вновь объединиться и вернуться домой. Всё это время Семён жил в Коврове, работал на разных работах, руки-то были золотые и без денег не сидел, поддерживал и жену и дочь.
  
  Единственным условием, которое поставила Тамара, было взять мать с собой. Дом их родной полностью рассыпался, латать было нечего и продав участок, они снялись и уехали в Борисово.
  Так семья воссоединилась, но осталась трещина в отношениях из-за которой всё сложилось так, как сложилось.
  
   Семён теперь частенько попивал, хотя не пропивал разума и не нёс в семью разорение.
  Но раза два в месяц он напивался до состояния риз, когда его доставляли домой в состоянии бревна.
  
  
  Сергей прохладно воспринимал мать и большую часть времени проводил на половине бабушки и деда. Видимо не мог до конца простить материнское предательство. Ольгу же напротив, в штыки приняла бабушка, не признавая это крикливое, вертлявое избалованное создание, к тому же лживое и неискреннее, своей внучкой, вплоть до того, что вход на их половину, ребёнку был заказан.
  
  Мать Тамары, как это часто бывает с пожилыми людьми, тяжело перенесла отрыв от родного дома и по этой причине много и часто болела.
  Ввиду этого Тамаре приходилось таскать ребёнка с собой на занятия в школу, пока в селе не открылся детсадик и Ольгу не устроили туда. Она сидела под учительским столом, во время занятий и играла там.
  
  
  Ольга напротив туго воспринимала отца, а всвязи с тем, что мать была с детьми очень строга и требовательна, Ольга даже измыслила себе, что она не родная, а приёмная дочь в этой семье. Её не убеждало даже невероятное сходство с собственной матерью, приёмыш и всё.
  
  Девочка она была очень ранимая и восприимчивая, не в меру слезливая и сентиментальная. Но рано научилась изворачиваться, сваливать вину за проступки на других и обманывать родителей, видя в этом своего рода защиту.
  
  
  Когда приезжали мамины сёстры, навещать мать ,она несмотря на то, что те привозили в подарок и интересные игрушки, и красивую одежду, страшно завидовала им, считая что всё должно быть для неё, а ей достаются жалкие крохи. Особенно бесила её Тая, мастер по меховым изделиям. Ольга завидовала её шубкам, шапкам, модным сапожкам. Ей казалось несправедливым, что всё это принадлежит не ей. Зависть была основной чертой её характера.
  
  
  А вторая сестра, Валентина, такая же учительница, как Тамара, только словесник, раздражала её своей правильностью и нравоучениями.
  
   Ольга страшно бунтовала против этого.
  Так как мать родила Сергея в 36 лет, а её в сорок один, то естественно она относилась к своим поздним детям особенно строго и требовательно. К тому же она всё время указывала им, что они дети учителя и должны поведением и учением подавать всем пример.
  
  Учились дети и вправду неплохо, а вот вели себя скверно, в пику требованиям матери, словно мстя ей за требовательность. Маленькую Ольгу, за допущенные в тетради ошибки, мать по нескольку раз заставляла всё переписывать, разрывая предыдущую тетрадь и заставляя переписывать все предыдущие работы, вместе с заданной.
  
  Отсюда и такое же обращение Ольги потом с Тамарой. Другого образца поведения она не знала.
  
  
  Мать, к тому времени уже страдавшая болезнями, имела привычку говорить, почти на крике, властно и категорично, Ольга усвоит тот же тон.
  
  
  Последние годы обучения Ольги в школе, Сергей уже отслужит в армии и уедет от родителей в Одинцово, бабушка с дедушкой умрут, друг за другом. Мать Тамары увезёт с собой Тая в Таллин, где она также вскоре умрёт;Тамара Ивановна сляжет, после тяжёлой операции.
  
  
  Вот тут повзрослевшая Ольга разгуляется на всю катушку, почуяв свободу и вся деревня примется обсуждать учительскую дочку и её проделки.
  Пропасть между дочерью и родителями будет только разрастаться.
  
   Мать в бессилии сможет только плакать, отец попробует урезонить дочь, но наткнётся на жуткую волну ненависти и неприятия.
  В общем обиды мнимые и истинные спаяются в страшный конгломерат.
  
  Молодость Ольги это праздник непослушания.
  По окончании школы она поступит в Рязанский механический техникум и уедет из дому. Отец к тому времени будет уже давно на пенсии, ухаживать за больной женой, вести приусадебное хозяйство и ездить еженедельно к дочери с тем, чтобы отвезти ей гостинцы. Время то было уже конец семидесятых, дефицитное .
  
   Чтобы дочь не жила впроголодь, отец старался. Правда он избавился от лошади и норок, продал их, но оставались куры, корова и лежащая жена, которую он на руках выносил в сад погулять на лавочке, полюбоваться на любимую ею сирень и жасмин.
  В 79 году, после продолжительной болезни, вскоре после Нового года, Тамара Ивановна умерла.
  
  
  Ольге было 18,5 лет. Оставалось доучиться два курса техникума. На похороны приехали и Сергей и Ольга. Сергей неожиданно для себя расплакался, Ольга не обронила ни слезинки. Как она сама рассказывала, ей не было ни грамма жаль мать. Плакали её ученики, почти вся деревня пришла на похороны, а она облегчённо улыбалась. Ей казалось, что умер её тиран и главный враг. Вот так она выражалась.
  В ответ на осуждающие слова родни, она огрызалась и заявляла, что они все предатели, ненавидящие её.
  
  
  После смерти матери, Ольга и приняла решение, никогда, ни под каким видом не возвращаться в деревню.
  У Сергея в Одинцово были жена с сыном, заботы, работа и он приезжал к отцу только по необходимости, помочь сделать ремонт дома или крупные работы, сбор и посадку картофеля. Не более того, так что естественно, что дед хотел найти себе спутницу жизни.
  
  Сначала это была женщина из Можайска,которая по хозяйству не могла делать ничего, так как выросла в городе, но зато хорошо пила и продала многое из дедова добра, после чего, он опомнившись просто выставил её из дома.
  Позже ему порекомендовали Клаву, он присмотрелся к ней и взял в законные жёны. Клава иначе не согласилась бы, строгого нрава была женщина в этом отношении.
  
  
  Если к первой Ольга отнеслась благодушно, если не сказать безразлично, не видя в ней угрозы для себя, то вторую, хозяйственную и обстоятельную, она возненавидела всей душой.
  Вот такой из таких жизненных обстоятельств и выросла она, ненавидящей всех и вся, поссорившейся и с отцовой и с материной роднёй , карабкавшаяся по жизни, где обманом, где аферой и мечтающая показать.и доказать всему миру, какая она особенная.
  
   Ни одного дня по полученной специальности технолога она не работала. Сначала трудилась на почте, на подсобных работах, а потом нашедшая себя в торговле. Как раз организовался малый бизнес и она стала работать, сначала продавцом в палатке, а потом смотрящей за поставками продукции в несколько палаток и собирающей выручку для хозяйки.
  Именно в этот период и вошла Тамара в нашу семью и стали мы иметь такую родственницу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 62 Обживаемся и прощаемся.
  
  Но вот закончилось моё вольное время. Муж набегался по Чертановским подъездам и его повлекло под крышу. Как-никак холодами потянуло.
  
  И вот что интересно, то ли свояк свояка видит издалека, то ли ещё в те дни, когда он вдвоём с Сергеем жил, да только стали к нам заглядывать домой местные алкоголики. Знакомиться их потянуло. Нет, нет, да заглянут, всё у них заделье какое-то находится.
  
  Так я с ними поговорила. В разговоре они мне всё и выложили незаметно, как здесь жили, как пили, как горели, всё как на духу. Послушала я их рассказы, а потом объявила, что теперь всё, воля их кончилась. Сергей здесь больше жить не будет, а значит и пить они здесь больше не будут, больше им сюда и ходить вроде бы не за чем.
  
  Да и заодно другим, говорю передайте, чтобы через двор наш больше дорогу не скашивали, а то у нас собака приедет, а она чужих не любит.
  Вначале они мне не поверили, а потом ребята Данку привезли, как раз кто-то из их компании опять путь сократить решил через наш двор, от гаражей, где они всегда гужевались, к себе домой.
  
  Тут Данка и выскочила. Ох, надо было видеть с какой скоростью они удирали. Всё, более ходить не стали. Одного она за ногу прихватить успела, он пришёл было права качать, да я отвадила, она тебя во дворе прихватила, а не на улице, вот по чужим дворам и не шастай, говорю. У себя на дворе, она в своём праве, добро бережёт. Так и ушёл ни с чем.
  
   Зато и нам спокойнее стало, ведь мы успели и комбайн для уборки снега прикупить, и маленький мотоблок и газонокосилку, так что нам не хочется, чтобы что-то пропадало. А от пьяниц всего ждать можно. Они и вправду шарят по чужим дачам, там где хозяева только на лето приезжают.
  
   Есть тут несколько таких домов, так они даже и спалить один успели. Глаз да глаз нужен.
  Правда наша улица вся жилая и все друг за другом приглядывают, чтобы ничего не случилось.
  
  По правую руку от нас сосед хоть два раза в месяц зимой, но наведывается, а мы все дружно смотрим, чтобы чужие к нему не влезли в отсутствие.
  
  
  Где-то в конце ноября неприятность вышла. Как раз выходные были, ребята приехали. Суббота, нагулялись на кургане, снег уже вовсю лежал, они на санках да на ледянках катались, прибежали раскрасневшиеся все, сушиться, переодеваться. И тут звонок по телефону Володе. Он поговорил, отключился и говорит, ну вот, думал отдохнуть лечь а не выйдет, за Степановым ехать.
  
  
  Андрей Ольгин к Гоше приехал в гости, в баньке намылись и он перепил. Просит забрать его от Гоши к нам ночевать, сам мол никакой.
  Вовка, как и я отказать не умеет, поехал за ним. Самого привёз, а потом и машину его пригнал.
  
  
  Улёгся Андрей спать. Все тоже легли, я одна сидела в столовой, вышивала. Время часа два ночи, Андрей выползает.
  -У тебя пивка не найдётся?
  - Откуда,- спрашиваю.
   Ну он не долго думая оделся, я до магазина, говорит. А у нас один из магазинов 24 часа, круглосуточный. Вот он туда и наладился.
  Ну и конечно пивом не обошёлся, ещё и бутылку водки приволок.
  -Ты мне закусить сообрази,- просит.
   Уселся, быстро его на старые дрожжи развезло и начал он отношения со мной выяснять, вроде того, что я его семью обидела, они вот хотели здесь, как свои жить да быть, а я не дала.
  -Допустим не я, -отвечаю,- а Тамара так решила, а потом кто кого обидел. Не я же грязными словами поносила вас и скандал здесь устраивала, а жена твоя. Так что извини. Да и вы некрасиво оба поступили. В общем то, не захотели по хорошему вы, а не я.
  
  
  Лучше бы я с пьяным в дебаты не вступала, но я его таким впервые видела и до этого с плохой стороны не знала, а тут гадостей и про себя и про детей наслушалась с три короба. Именно здесь по пьяной лавочке он и проговорился, что Вовку на прежней работе перед начальником оговаривал и подставлял.
  Да ещё наплёл, что Вовка бензина на миллион на сторону сбагрил. Я даже засмеялась, так что же Вовке дали уволиться, а не посадили-то. А он важно так говорит, это я упросил.
  И пока он это всё городил, выходят Володя с Тамарой. Он их своими воплями разбудил и они все его наговоры слышали.
  
  Вовка вышел бледный и злой и говорит:
  - Какой же ты подлец, а я тебя хотел и сюда на работу взять. Тамара отвечает:
  - Ага взял бы на свою шею, он и здесь тебя подставил бы. Родственник называется.
  
  
  Андрей вызверился и обозвал Тамару шлюхой. Вот этого уже я не вынесла. Всё, говорю наночевался, пришёл в чужой дом, да хозяйку поносишь, хватит. Вот тебе бог, вот тебе порог. Уходи.
  Он ушёл спать в машину, а в шесть утра всё ещё не проспавшись укатил. Мы до утра так и не уснули.
  
  Тамара позвонила Ольге и всё ей рассказала, чтобы та встречала своего благоверного и более ноги его здесь не было.
  Так мы с ними расстались окончательно и бесповоротно. Правда Андрей пытался потом объяснить, что так он хотел честь семьи отстоять, но я ему ответила, не было у вас чести и не будет. Так семью не защищают, так родню теряют.
  
  
  Ещё я забыла рассказать, что Ольге, как очереднице жильё предлагали, это ещё когда мы в деревню не уехали. Жильё предлагали в Подольске, по программе расселения москвичей в ближнее Подмосковье без потери жилья в Москве, также как Жене дали. И дом рядом с Жениным.
  
   Квартиру хорошую, двухкомнатную, так как сын разнополый с матерью. А она из-за Андрея отказалась, он в Подмосковье в Подольск ехать не хотел.
  Отказалась и квартиру отдали другим, а ей сказали ждите, если будет что.
  
   А тут Лужкова сняли, Собянин на хозяйство заступил. Он от этой программы отказался, заявил ,Москве это не выгодно. В итоге Ольга осталась у разбитого корыта, а винила во всём меня, что это я Тамару с толку сбила к себе прописав, а то бы они уже жильё получили.
  Так всегда, сами дров наломают, а других обвиняют.
  
  
  И вдобавок ко всем бедам, Ольга теперь и работу потеряла. Ей по работе теперь нужно было заявку на товар оформлять на компьютере, с указанием индексов и количества товаров, а она не хотела учиться работать с компьютером.
  
   Просила других оформить заявку и случались неувязки, кто-то не всё заполнит, кто-то забудет и палатки без товара стоят, а это накладка, выручки нет. Вот хозяйка и уволила её, взяла молодую девочку. Сама же виновата, если не справляешься.
  Из-за этого и начались у них в семье проблемы.
  
   Раньше практически Ольга содержала семью, а теперь эта обязанность легла на Андрея. Вот к ней-то он и оказался не готов. Получилось, что по сути своей он был обыкновенным альфонсом, живущим за счёт женщин. И как только Ольга потеряла доход, он начал ссориться и мало появляться дома. То есть пить и гулять.
  
  
  А на ней ведь.ещё лежал невыплаченный кредит за машину, который нужно было гасить.
  Вот Ольга и задумала продать дачный участок, чтобы как-то выкрутиться. А сам участок был оформлен на Тамару.
  
   От предыдущей аферы у Ольги остался долг перед банком, они с подругой мутили какие-то дела. Тот долг тоже нужно было гасить и могли описать имущество. Вот чтобы дачу не описали и не отобрали, она и оформила её на дочь. Теперь продать дачу она могла только с разрешения Тамары и Володи, как её мужа.
  
  Так что Ольга сама себя загнала в угол, поссорившись с дочерью и теперь ей нужно было искать выход из положения. Конечно ребята не собирались ей препятствовать, но она сама всегда поступала не по чести и в том же подозревала других. Недаром говорят, мы судим о других по себе.
  
  
  А у нас между тем в деревне, перед Новым годом должен был пройти конкурс народного творчества и Тамара решила выставить на него мои вышивки, и совместные наши работы из бисера. Украшения, которые и она научилась отлично делать.
  
  А Ксюша, на нас глядя, захотела выставить свои рисунки. Тамара привезла работы из Москвы и сдала в клуб. Там всё оформили, развесили на выставке, а потом вся деревня ходила смотреть и ставить оценки.
  
  
  Они тоже пошли в клуб, а по окончании им вручили за лучшие работы призы и подарки с грамотами. Ксюша пришла домой счастливая, с красивой кружкой, тарелкой и грамотой. Мне подарили вазу, а Тамаре статуэтку и тоже грамоты. В общем работы наши понравились, а потом я несколько особо понравившихся работ, раздарила соседям.
  Теперь в нескольких домах висят картины вышитые мной.
  
  
  На сам Новый год мы украсили двор и дом лампочками, было радостно смотреть. Теперь на нас глядя многие украшают свои дворы. Так что мы подали пример, а люди подхватили.
  
  
  А в Новогоднюю ночь приехала Ольга. Сначала около половины десятого, она позвонила Тамаре вся несчастная и зарёванная. Сказала, что сидит совсем одна. Васю забрал к себе его отец, Андрей уже три дня не появляется, а она всеми брошена.
  
  Услышав их разговор, я сказала, позови её сюда, что же она будет на праздник брошена. Не по людски это. И Тамара позвала её.
  
  
  Прикатила Ольга ближе к двенадцати, уже пьяная и стала просить, чтобы мы пригласили к себе и водителя, таксиста, который её привёз, но тут уже дети не согласились. Точнее таксист не собирался оставаться, а Ольга приставала к нему не отпуская. С трудом оторвали, что говорится и человек уехал работать.
  
  
  Ольга разозлилась на нас, сказала, что вот она в пику Степанову нашла себе человека, а мы помешали. Тамара ответила, проспишься и забудешь своего человека. Ольга выпила бокал шампанского и уснула, прямо за столом.
  Праздник, что называется у неё удался.
  
  
  Утром на трезвую голову, ей было стыдно вчерашнего, но мы сделали вид, что ничего не помним. Потом она посидела, рассказала о своих делах и Тамара сообщила, что выставит в интернет предложение о продаже участка.
  
  
  К вечеру Ольга засобиралась домой и укатила. На меня она старалась не смотреть, а я и не навязывалась ей в подруги и в разговоры не лезла. Занималась внуками и готовкой. Так оно сподручнее.
  После этого раза она больше в деревне не бывала. Тамара не хотела её посещений.
  
  
  3 января Ольга позвонила и рассказала, что Степанов приходил домой пьяным, они подрались, он разбил телевизор и холодильник и ушёл, а она отобрала у него ключи. В общем она объявила, что будет разводиться.
  Получилось в общей сложности они прожили вместе девять лет, четыре до брака и пять в браке.
  
  
  Тамара к этому времени уже работала вместе с Володей. Он перевёл её к себе в почтовый отдел. Вернее, как только там освободилось место, он предложил начальнице с которой развозил почту, свою жену в помощницы и та согласилась. С тех пор они и работают вместе на одном предприятии.
  
  
  Я сказала ребятам, чтобы и матери там же место приискали, но они дружно отказались, заявив что это будет ад.
  Ольга найдёт работу только ближе к весне. Туговато ей будет, но справится. Как раз с первого мужа по исполнительному взыщут наконец-то алименты на Васю и им будет на что жить.
  
  
  А весной ей придёт бумага из банка, что у неё не оплачен кредит за машину. Степанов ездил на этой машине, пользовался ею, но не платил кредит, хотя обещал и теперь набралось шестьдесят тысяч долга. Дачу никто не покупал, где брать денег?
  
  
  Выручил наш Ваня. Он денег дал. Оплатили кредит,снова сделали реструктуризацию и перевод счёта на плательщика Тамару. Теперь кредит оплачивали ребята.
  
  
  Степанов приезжал часто к Ольге, вернее не к ней, а к соседке, которая их познакомила. Он каждый раз издевался над Ольгой и дразнил её. А ведь машина была оформлена на Ольгу, а он ездил по доверенности.
  
  
  Улучив момент, Ольга вынула у него из куртки ключи от машины, позвонила Володе и попросила срочно приехать. Вместе они перегнали машину в соседний двор за гаражи, чтобы Степанов её не нашёл. Сам Володя ему не показывался.
  
  Выйдя от соседки Андрей обнаружил пропажу машины, побегал, поискал, поднялся к Ольге, но она сделала испуганные глаза и воскликнула "Ах, ты ещё и машину просрал", после чего Андрей решил что машину угнали. Заявив ей, сама обращайся в милицию, он уехал. А Ольга попросила Володю приехать на следующий день и отогнать машину к себе.
  
  
  На следующий день Володя перегнал машину в гараж на работу, где она и стояла пока суть да дело. За весну они решили дело с разводом и Ольга выписала Андрея. Так как машина была приобретена на её деньги и она предоставила все бумаги, что и выплаты производились ею, вопрос о машине решился в её пользу. Андрей остался ни с чем.
  
   Платили теперь кредит Володя с Тамарой, зарплата матери 18 тысяч только на жизнь им с Васей. После прежних её пятидесяти это были копейки, так что туго ей пришлось. В итоге, так как сама она водить.не умела, а до Васька машина просто бы сгнила, Ольга оформила машину на Тамару и ребята уже погасили кредит за неё, как за свою. За то время, что Андрей пользовался ей живя не с Ольгой, он успел её изрядно разболтать и Володе пришлось делать ремонт. Справились, стали владельцами Нисана. Теперь они могли ездить в деревню не на служебной, а на своей машине.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 63 Дела деревенские.
  
  
  В 2012 году мы уже немного набравшись опыта, установили две теплицы и посадили помимо помидоров, огурцов, ещё перцы баклажаны, дыни арбузы.
  
  
  Новшество это было для нас, но отчего же не попробовать. Лето удалось хорошее и опыт тоже прошёл удачно. Не только поесть хватило самим и заготовки сделать, но и многих соседей угостить.
  
  У соседки рядом, деревенской жительницы, всё удаётся на отличку всегда, а вот баклажаны не идут, поэтому она с радостью приняла подарок, в ответ одарив своими овощами.
  
  У Данки приплод. Щенок Плюшка вырос большим, сильным. Вот уж кто мне крови посворачивал. Всё норовит утащить или выкопать. Только успевай за ним. Собираю огурцы, он тут как тут. Из тазика тащит. Один несёт мамке, второй сам хрумкает.
  
   Пока я в грядке ковыряюсь, огурчики отыскивая, он уже полтазика перетаскал, не съел, так понадкусывал.
  Соревнуемся с ним кто ловчее. Клубнику прямо с кустов ест. Петрушку или ещё какую зелень подрывает. Глаз да глаз нужен.
  
  В итоге пришлось на цепь сажать иначе этот бугай весь огород вспашет. А он весёлый, ласкучий, большой, но как ребёнок малый озорует. Жалко, но надо.
  И капусты много выросло и кабачков завались. Я просто поразилась такому изобилию. Не ожидала такой отдачи. В общем очень удачный год был. Всем гостинцев развезли и Жене и Ольге и соседям любимым в Чертаново. Никого не обидели.
  
   На хранение и подпол и погреб под завязку наполнились.
  Правда яблок в тот год не было. Яблони год заваливают, год гуляют. Тамарочка говорит у дедушки всегда так было. Зато сливы, смородины, малины и ежевики много. Клубники и земляники тоже. Так что без вкусненького не остались.
  
  Арбузиков десять штук выросло, некрупные примерно с блюдце размером, но сладкие.А дынь шесть штук. Правда один сорт с огурцом переопылился, огурдыня получилась. Очень Ксюше понравилась. Она в основном её только и ела.
  
  
  Про остальное и не говорю, что лук с чесноком, что морковь со свёклой, всего много получилось. Даже решили, что на следующий год поменьше посадим.
  Вот в таких приятных хлопотах и заботах время проводим.
  
   Детки на речку ходят или в бассейне плавают, по настроению. У Ксюши подружка душевная завелась, тоже московская девочка, к бабушке на лето приезжает.
  
  
  Здесь вообще интересно. Тамарочка ещё из своего детства рассказывала, что деревенские ребята, с детьми из других мест приезжающими плохо общаются, то ли зависть, то ли что.
  
   Так они тоже группировались те, кто местные отдельно, приезжие тоже отдельно. Сколько лет прошло, а всё повторяется. Деревенские девочки поначалу с Ксюшей общаться стали, а потом отторгли, а вот приезжие все вместе сдружились.
  
  Так они и рисовать вместе на природу ходят ,и в ближний лес, и на рыбалку, и на велосипедах или роликах, а то и скейтах кататься.
  Так и сосуществуют разными группами.
  
  
  А потом у них с Аней дружба в постоянное общение и в Москве по компьютеру а в выходные и во встречи перелилась. В будни то некогда, школа, а на каникулы обе сюда, в деревню.
  
  
  Игорёк подрос, я ребятам денег дала, купить ему велосипед от меня в подарок. Купили. Рад был, поехал поначалу сноровисто. Потом пошёл с Ксюшей на площадку гулять, там колесом меж плиток попал и упал. Сильно испугался и перестал к велосипеду подходить.
  
  Надолго, на целых три года испуга хватит. Вот только в этом году сел и уже нормально бесстрашно катается. А то только на самокате ездил.
  Осенью уезжают и опять мы одни. Правда три года подряд с дедом одно и тоже повторяется. В августе запой и побег, в октябре покой и возвращение. Мы уже заранее видим, когда дело к срыву идёт.
  
  
  А Плюшку в конце лета отдали женщине одной в другую деревню, она собаку искала себе. У леса живёт, страшновато одной, ей нашего и посоветовали. Очень они друг другу глянулись, он за ней сразу побежал, а про нас словно и забыл напрочь. Хорошо теперь живёт, мы переписываемся по компьютеру. Его вся семья, что на лето к ней приезжает сильно полюбила. Ксюша вот только сильно переживала, снова у неё нет своей собаки.
  
  
  А на Ольгину дачу осенью вроде бы нашёлся покупатель, съездил, посмотрел и взять согласен, но не дороже 900 тысяч, больно земля запущенная. Ольге сказали, а она на дыбы, нет вы мне врёте, себе деньги прибрать хотите. В общем отказалась, а долги то на ней висят и немалые. Да тут ещё открылось, что деньги, которые Ольга давала Андрею, чтобы он за землю проплачивал, он не платил, а прикарманивал. Снова неприятность, а покупатель ушёл, чего ждать-то. Другое приглядел неподалёку.
  
  
  Она хватилась, а поезд ушёл. Ищи снова здорово и правду сказать, её требования в полтора миллиона сильно завышены, о чём ей и в агенствах говорили.
  Только теперь и Володя и Тамара сказали ей, ищи сама, мы больше с тобой связываться не будем.
  
  
  Вот так и бежит время из года в год перетекая. В 2013 я почувствовала себя хуже. Руки начали отказывать, полоть не могу. Суставы воспаляться стали, пальцы скрючиваться. И задыхаюсь от усилия вырвать сорняк.
  
  
  А Ксюшка всё норовит гулять убежать, скучно и нудно ей такой работой заниматься, до ссор доходит.
  Никак ей невдомёк, что бабушка сдаёт сильно, стареет и болячки дают о себе знать. Ну да сытый голодного не разумеет, а молодой старого не понимает. Говоришь, объясняешь, в одно ухо влетает, в другое вылетает.
  
  Уже и до того доходит, что ехать в деревню ей в лом, работать бабка заставит. Впрочем через этот период всем приходилось проходить, потом он уходит и всё налаживается, так и у нас вышло.
  
  Подростковый возраст, разный темперамент, разные интересы, всё объяснимо и понятно, хотя когда сталкиваешься, больно и не сразу тон верный найдёшь. Много говорили, много молчали, дулись и ссорились, всё как у всех, но потом утряслось.
  
  
  Урожай того года тоже удался, но поменьше предыдущего, таких излишков не было, но почти до лета запасов хватило.
  
  
  И с вышивкой по причине больных рук пришлось мне распрощаться, не слушаются пальцы, иголку не чувствуют, не удерживают. До слёз, а что делать?
  
  Лекарства нужные купила, мази, примочки, а плохо помогает. Медленно болезнь отступает. Два пальца так с тех пор и не отпускает, другие ещё что-то могут, но уже не так сноровисто, как раньше.
  
  
  Стала читать много, Ванюшка книги приобретает привозит. А я ж полиглот, читаю быстро. Правда и перечитываю особенно нравящееся часто. Очень полюбился Ник Перумов. Люблю его фэнтези перечитывать. Вроде бы и про войны у него магические, но не агрессивные.
  
   Наоборот добрые, заставляющие думать вещи. И читаются легко, на одном духу, что называется. А так и Шендеровича, и Латынину и Улицкую и Акунина историческое, тоже перечитываю. Ваня, что попрошу, то и покупает.
  
  
  Муж ещё телевизор смотрит, а мне его даром не надо. Вот и сидим, он в комнате за телевизором, а я в столовой за своими делами. Или в компьютер играю. Так время и проходит, спокойно ,не скучно. Скука мне вообще не знакома, всегда найду, чем время заполнить.
  
  
  Дети в зимнее время поменьше приезжать стали, работы больше. Володю из офисных водителей перевели в персональщики, а тут уж, как водится, во сколько хозяин освободится.
  
   То у него график чёткий был, а теперь ненормированный стал, особо не наездишься. Всё течёт, всё меняется.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 64 Разное в жизни случается.
  
  
  На Новый 2013 год приболела я как раз под праздник и попросила детей праздник дома встречать, заодно говорю, и мать к себе позовите, что она совсем одна сидит. Глядишь с вами и подобрее станет. Послушали, позвали. Правда неплохо год встретили, на сей раз без пьянки обошлось и всё пристойно. Васёк правда, хоть и повзрослел, а всё такой же капризный, Игорёк наш и то глядя на него удивляется его капризам.
  
  
  А Игорьку ведь в школу скоро идти. Бежит время, незаметно бежит.
  Встретили Новый год они неплохо, а вот после него вскорости снова неприятности у Ольги и переживания у ребят начались.
  
  
  Андрей себе новую содержательницу нашёл, но и Ольге покоя не давал. Очень злился, что она его машины лишила и всячески отомстить ей пытался. Вот как-то в феврале, находясь снова в гостях у соседки и распивая водку с сыном соседки, который пришёл к матери в гости, он стал на жизнь свою жаловаться, да сына этого подзуживать, что мол не только его Ольга обижает, но и мать его обижает и вообще, не мешало бы её уму-разуму поучить.
  
   А нужно сказать, что сын у соседки заводной и подзудеть его несложно, о чём Андрей прекрасно знал.
  Тот завёлся с полоборота и решил пойти разобраться с обидчицей.
  
  Сам он под два метра ростом, необъятных размеров и весьма агрессивный. Ольга против него дюймовочка. Сунувшись в Ольгину комнату, он узнал у Васька, что мать на кухне и двинулся туда.
  
  Ольга стояла у стола и готовила ужин, когда в кухню с матерной бранью и занесённой вверх рукой для удара, ввалился соседкин сын. От всего его вида и громкого крика, Ольга подалась назад к окну, выставив перед собой руку с ножом, которым резала мясо. На этот нож и налетел сосед, со всего разбега.
  
  Получилось, что Ольга его ранила, абсолютно непреднамеренно. Рана была не более двух сантиметров в глубину, но сосед, увидя её, с криком "зарезала"рухнул в обморок. А Ольга испуганная, думая, что она и правда зарезала соседа, отбросила резко от себя нож, который вылетел в приоткрытое окно и упал на газон ,на снег под окном.
  
   Сама же Ольга, плохо что соображая с перепугу, метнулась в свою комнату с рёвом. Соседка подняла крики и вой, Андрей с радостью вызвал скорую и милицию. Пострадавший пришёл в себя и с матерной бранью бросался на дверь Ольгиной комнаты, с воплями "убью суку".
  
  
  Ольга позвонила детям и рыдая кричала, что она убила соседа. Ребята оставили детей одних, попросив Ольгу посидеть с ними, нашу подругу с шестого этажа и помчались к матери. В общем Ольгу забрали вместе с соседом в милицию.
  
   Тамара пошла за ними туда же, а Володя забрал Васька к себе домой и снова поехал за Тамарой.
  На Ольгу завели уголовное дело, но наутро отпустили под подписку о невыезде, так как у неё несовершеннолетний ребёнок без родителей.
  
  
  Ребята посоветовали Ольге своего знакомого адвоката, но она опять не послушала их и поступила по своему, взяв себе другого адвоката по совету подруги.
  Дело в принципе в любом случае закончилось бы неплохо для Ольги.
  
  Там выеденного яйца оно не стоило и пахло самозащитой и нечаянным, непреднамеренным поступком, к тому же человеком находящимся в состоянии паники. Единственное, что говорило против неё выброшенный нож,но и его нашли легко, было понятно, что это тоже не обдуманный поступок.
  
  
  Но на суде адвокат не слишком защищал её, хотя содрал с неё 60 тысяч и заслугу того, что ей не дали срока, а просто присудили штраф в 125 тысяч рублей, приписал себе. Длилось это почти полгода.
  
  За это время приставы по донесению Андрея пытались описать у неё имущество, а он надеялся таким путём отжать машину. Но оказалось, что он опоздал. Машина уже была оплачена и находилась в собственности Тамары, а отбирать её у дочери не имели права.
  
  
  Таким образом Андрей ничего не выиграл. Только соседкин сын в течении года, по 12 тысяч получал свою долю. А соседка, поняв что в лице Ольги нажила себе вечного врага, быстро нашла обмен и съехала из квартиры. Новая жиличка, как и вторые Ольгины соседи, выступавшие в защиту Ольги в суде, уже не пускали Андрея в квартиру и он перестал преследовать Ольгу.
  Вот так она рассталась с третьим мужем окончательно.
  
  
  Так что приключения Ольга находила на свою голову, в силу неуравновешенного характера, сама, а чтобы расплатиться со всеми долгами, вынуждена была выплачивать ещё из пенсии, которую к тому времени оформила и впервые познать тяготы безденежья.
  
  
  И снова она винила в своих бедах весь свет. Хорошо что не знала о том, что мне всё известно, не то поедом съела бы детей.
  
  С Васьком у неё начались нешуточные проблемы. Подростковый возраст, сближение с отцом, сравнения поведения отца и матери, привели его к грубому, дерзкому поведению с ней. Он словно мстил за свои детские страхи и слёзы.
  
  Главной пугалкой в детстве, когда он её не слушался, было отдам тебя в детдом. Этого он панически боялся, так как в детсаду в Бронницах насмотрелся на детдомовских детишек и понимал, что тем живётся трудно и плохо.
  А теперь он измывался над матерью за свои детские страхи и обещал ей, что бросит её и уйдёт жить к отцу. А ведь я её урезонивала, предупреждала, что так будет и ей нужно меняться, на что она мне заявляла, что она сама всё знает, сама себе хозяйка, а меняться ей поздно.
  Вот так упрямство приводит людей в итоге к разбитому корыту.
  
  Как время пролетело быстро. Уже май и выпуск Игоря из детского сада. Им устроили большой праздник с фокусниками, клоунами, подвижными играми, сладким угощением, а в завершение всего подарили дипломы и выпустили во дворе садика шарики в небо, как символ разлетающихся из садика деток.
  
  
  Когда выпускали Ксюшу, Тамарочка была на выпуске, а с Игорьком не получилось, ей пришлось работать одной, начальник в больнице у умирающего мужа. Пришлось идти Ксюше, вместо мамы. Но он не расстроился, главное свои есть рядом.
  
  
  Оба они стеснительные, не любят выступать на публике, но как то справились со своей задачей.
  А Игорёк у нас, самый маленький ростом, даже мельче девочек. Видимо в Тамару пошёл. Правда Ксюша тоже долго мелкашкой была, а потом подтянулась, сейчас даже на пять сантиметров выше меня.
  
  Думаем, может и он подрастёт потом, а может как мама мелким останется. Как карта ляжет.
  
   Я смеялась, когда ему ранец купили, ой, говорю, Филиппок у нас нарисовался, ростом в два портфеля.
  Они ему всё загодя в июне уже купили. Собираются детей на море в августе перед школой свозить, вот и закупили всё заранее.
  
   Брюки самые маленькие пришлось на десять сантиметром подшивать. Нет брючек на наш рост. А вот нога, размер ступни наоборот большая. У Ксюшки в его возрасте в два раза мельче была. Так что вероятность, что вырастет он есть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 65. Опять деревенское.
  
  
  Огород в этом году посадки чуть ли не уполовинили, боюсь с восемью пахотными сотками уже не потяну. Всё равно достаточно посадили, правда лето не ахтецкое.
  В июне ещё покупались, а июль прохладным и дождливым выдался. Одно хорошо, с поливом не мучиться.
  
  
  А тут ещё беда, хлев, который ещё с довоенных времён стоял и гараж для мотоцикла пристроенный к нему, стали сильно валиться, в сторону соседей. Он уже ходит, ноет,что если упадёт и парник его раздавит, нам платить придётся. Пришлось срочно включаться, разбирать.
  
  
  Сначала наняли по совету соседа человека деревенского на разбор сарая, но он только крышу до половины разобрал и аванс у Володи выпросил, а там и в запой ушёл. Не нужно было заранее давать, но сын не послушал. Пропал наш работник. Стал дед сам разбирать и распиливать. А через три дня работник нарисовался с машиной.
  
   Мы ещё когда первый год двор разбирали, сдали металлолома старого на четыре машины. Чего там только не было и старые железные кровати, и шкаф газовый и бороны и плуги. Заржавевшие все . И куча комфорок от двух печей, вёдер дырявых, в общем гора хлама. Всё это не выбрасывалось десятилетиями, а складировалось на чердаках, сеновалах, на погребе.
  
  
  А теперь, когда сарай разбирать стали, ещё кучу металлолома нарыли. Вот он и пришёл, я мол отвезу, сдам и приеду работать. Чтобы мне дуре, сразу его развернуть, нет ведь, поверила. Он машину нагрузил, а там одни ворота металлические и каркас гаража полтонны весом и разного другого, всего тонны три набралось, и уехал с концами. Вечером уже пьяненький возле магазина с мужиками гужевался.
  
  
  Наутро идёт, я мол работать. Тут уж я его вон наладила, спасибо говорю, за такую помощь, сами одолеем.
  
  
  В выходные Володя приехал и дальше стали разбирать. А там ещё сена горы остались, мы их в мешки утрамбовали, а на следующий год под сено картошку посадили, ни сорняков, ничего, и картошка на славу удалась, такой крупной ни разу не собирали.
  
  
  А пока составили их под навес. Брёвна, которые не сгнили напрочь, попилили и у ворот сложили, написали табличку кому нужны дрова, бесплатно, самовывоз. Быстренько желающие нашлись. Особенно те, кто шашлыки готовит. Разобрали и увезли. А вот ветхие, навозом пропахшие мы до сих пор в бочке не сожгли до конца. То дожди льют, то ветер. Приходится ловить погоду, уж больно много отходов, но убывают потихоньку.
  
   Да и сам сарай разбирали не меньше двух недель. Дед его снизу цементом обмазывал, там где он при нём уже гнить начал, крепкий цемент, разбивать трудно.
  Зато место на участке освобождается,будет потом где беседку обустроить. К погребу мы новый сарайчик для инвентаря пристроили.
  
  
  Смешно сказать, сначала хотели там загон для собак сделать. У Данки снова щенок, опять не доглядели. Вот туда их поместить хотели. Да ещё одна собачка, дворняжка к нам приблудила Белочка.
  
  
  Она ещё в марте у нас появилась. Её кто-то на дачу себе брал, лето продержал, а в октябре уезжая в деревне выбросил и она с бродячими собаками выживала. Деревенские подкармливали. А тут на восьмое марта как раз, собаки кружились вокруг неё, течная она была и на людей огрызались. Они же возбуждённые в этот момент.
  
   Вот один пьяница местный и пальнул по их стае. Одного кобеля большую овчарку, не бродячую, а хозяйскую, примкнувшую к гону он убил, а Белку ранил в лапу. Она под стоящую машину забилась и страшно визжала, а остальные собаки разбежались.
  
  
  Ребята наши как раз из магазина шли и увидели. Остановили этого с духовкой. Стали Белочку звать и она к ним вышла. Как её имя мы не знали, а Белкой назвали её потому, что очень похожа она на собачку, летавшую первой в космос была. Беленькая вся в коричневым пятном на одном глазу и двумя на теле.
  
  Прискакала она за детьми на трёх лапках, а я потом её лечила и выхаживала. Ну и разве бросишь существо, которое выходишь. Вот и получилось у нас три собаки, нужно их обустраивать. А когда загон первый у забора просто огородили, Данка сетку порвала, а Белка сверху перепрыгнула.
  
   Вот и решили сарайчиком огородить к погребу пристроить. А тут ещё и Белочка приплод принесла, обгулять её успели. Три щенка. Целая псарня и всех кормить нужно.
  
  
  Вот досталось нам с дедом за всей сворой ходить и следить. Но щенки и две мамы дружно жили, детей друг дружки учили. Данка их копать научила, так они всей оравой подкоп под порогом двери в погреб прокопали.
  Дети с юга вернулись, я чуть не плачу, измучили нас собачки.
  
  Они Данку с Кирюшей в загон поместили, а Белку с детьми решили домой забрать, чтобы их в Москве раздать. Так Данка сварную сетку порвать когтями и зубами изгрызть ухитрилась и выйти.
  Вот и пришлось вместо загона сараюшку городить, досками обшивать. В хозяйстве всё пригодилось.
  
  
  А собак по осеннему времени в дом брать. Так Кирюша размером с маму вымахал, а то и крупнее. Стала у них драка за место под солнцем организовываться. Кто первый место под бочком у деда займёт. Правда мать чаще отвоёвывает, а Кирюша рядом на полу спит.
  
  
  Кота не гоняют, мы быстро это дело пресекли, кот свой парень, так они на чужих кошках отрываются. Кошки раньше по участку гуляли, теперь стороной обходят.
  
  
  А в Москве Игорёк уже в школу пошёл, первоклассник. Всё ему понравилось, освоился быстро и друзей тоже быстро нашёл. В классе он тоже самый мелкий, правда одна девочка ему под стать, но он на крупных посматривает.
  
  
  Между тем, через интернет удалось щенков пристроить. Одного Ольга к себе на работу забрала, но он любознательный, удрал с территории на соседнюю бензоколонку. А там девочка с папой заправлялись. Девочке лет пять и она стала просить собачку взять. Щенок к ней ластится. Отец и забрал. Так один из щенков неизвестно куда и уехал.
  
  
  Белочка ещё полгода у ребят жила, она собачка спокойная, не доставляет хлопот особых, и очень ласковая. Мы поначалу думали она маленькая ещё, а это она просто худенькая от бродячей жизни стала, а тут раздобрела.
   Дети, когда к ветеринару пошли прививки делать им и сказали, что собачке лет восемь уже, то есть взрослая.
  
  Там женщина с котом случилась. Так ей Белочка приглянулась, что она с Тамарой разговорилась и стала её уговаривать отдать ей собачку. Тамара говорит:- Ну как отдать, мы же к ней привыкли.
  А та слёзно молит.:
  - У меня мама одинокая, недавно собачку похоронили, ваша на неё очень похожа, а брать молодую собачку для мамы тяжело. А ваша послушная, спокойная.
  
  Из ветлечебницы они вместе вышли и женщина всё шла за Тамарой и уговаривала. Как раз мимо дома её матери идут, а та у подъезда гуляет. В общем вдвоём они Тамару уговорили, отдала Тамара Белочку.
  
  
  А Ксения опять в рёв, вторую собачку у меня отнимаете. Потом говорит, я Кирюшу тогда домой заберу.
  И уехал Кирюша в Москву жить.
  
   Но он же парень вольный деревенский. В квартире жить не привык, здесь раз и на улице а там восьмой этаж. Пока спустятся он всю лестницу обпрудонит. Так что в итоге Кирюша в деревню вернулся, а Дана в Москву уехала, рокировочку произвели.
  
  
  Да, ещё вот рассказать совсем забыла. В начале лета совсем упустила случай серьёзный произошёл.
  Саша палки мне под помидоры готовил, решил напилить их из отходов от досок. Пила у нас циркулярная, от деда ещё. Он уже много на ней работал, а тут, поддатенький сунулся.
  
   Я готовлю обед на кухне, он во дворе копается, мне не видно, гудит слышу, но то ли он газонокосилкой работает, то ли пилой не знаю.
  Только слышу кричит он мне со двора:
  -Вер, йод неси, скорей.
   Выскочила я а у него кровища хлещет и фаланга пальца на одной коже висит.
  Я ему не йодом, что тут йоду делать, перекисью рану обработала, с фурациллином повязку наложила и к соседке побежала. Вызвали скорую, довольно быстро приехали и забрали его в больницу.
  
  
  Палец ему пришили на место, правда он полногтя и полмяса срезал, эти уже не наросли, тонким и корявым палец остался, но двигается. Потом домой отпустили, велев на перевязки с мазью левомеколь приезжать.
  
  
  А каждый день в Можайск не накатаешься, так я ему сама и промывания и перевязки делала. Думала долго заживать будет,но за десять дней, как на собаке зажило. Мы с ребятами ему сказали, чтобы к циркулярке больше близко не подходил. Два года не подходил, потом опять осмелел, но уже нетрезвым не лезет.
  
  
  А осенью, ближе к моему дню рождения, чуть загодя, пока не поздравляя, дети купили мне подарок. Так-то интернет у меня был, флешка стояла йотовская, на компьютере. Только я бестолковая, никак толком пользоваться интернетом не научусь.
  
  Дети наладили мне Дождь, Нью-таймс, ёж, ютюб. Вот ими и пользуюсь, но уже в самом ютюбе только то смотрю, что на главной высвечивается. Никак не научусь искать что-либо. Боюсь, что испорчу что-то. Они мне объясняют, а я боюсь. Ну и в игры ещё играю.
  
  
  А тут они решили планшет мне подарить, чтобы я проще освоиться могла и конечно вай-фай приобретать пришлось. Чтобы и планшет и компьютер и они когда приезжают, все с интернетом были. Вот так стали меня дети к миру приобщать.
  Поставили мне социальную сеть в контакте, не понравилась мне она. Анекдоты вперемешку с матерными сайтами. А это совсем не по мне.
  
  Ванечка правда установил мне Ад ме, это интереснее.
  Потом игры показали где брать. Я нашла себе городок, понравился он мне сижу, играю, а они пишут нужно подключить фейсбук, а я ж тупая, не знаю как.
  
  
  Вот в выходные, когда дети приехали я и попросила их сделать мне фейсбук. Ванечка мне его списал и меня зарегистрировал. И сразу стали у меня друзья со всего мира в игру набираться. Потом я и с лентой и с прочим обращаться научилась.
  
   Стали друзья помимо игры появлятся. И как раз события в Украине, Майдан. Ох, как мы духом воспряли, раз Украина зашевелилась, может и нам что-то удастся, на них глядя. У нас-то уже репрессивная машина во всю развернулась. Одно другое, третье под запрет. Людей, что против бесчестных выборов выходили теперь одного за другим судят, пространство сужается. Но мы тогда ещё не догадывались, чем это всё обернётся, какой бедой для Украины и для нас самих.
  
   А пока общались с друзьями с Украины, следили за событиями и надеялись на лучшее. Знали украинцы своего добьются, помнили и Кучму геть, и первый Майдан, только не подозревали, что теперь власти наши подлые в дело влезут и кровавое побоище устроят. Вот с этого началось моё сидение в интернете.
  И здесь я стала реализовывать свою повесть.
  
  
  ПОСЛЕСЛОВИЕ.
  
  Вот и подходит к концу моё повествование. Долгих восемь месяцев ступала я по страничкам моей жизни и выкладывала результаты своих размышлений в фейсбук, для друзей. Ежедневно по главе, всё писалось вживую, без составленного плана. Итог здесь и представлен.
  Наверное это впервые проведён такой эксперимент, когда человек по возможности честно и открыто, прямо рассказывал своим друзьям о своей незамысловатой жизни и сумел и заинтересовать, и найти отклики, и разбудить воспоминания самих людей.
  
  
  Мне кажется, что за это время мы все сроднились, и главное все вы своей поддержкой, своей заинтересованностью помогли мне пройти этот путь, переосмыслить его. А значит вы мои соавторы и помощники. А это и значит настоящие друзья.
  Что мне осталось рассказать. Вроде бы всё уже рассказано, а то как протекали события вокруг, как началась грязно развязанная агрессивная война против Украины, как наряду с этим шёл раскол в нашем обществе, как растеряны были те, кто не принимал эту войну и как ликовали те, кто бросился в
  неё очертя голову, думаю мы все помним.
  
  Такого не забудешь.Отошли на задний план повседневные заботы, умер интерес к чему либо, кроме главной темы и боли. Так по крайней мере произошло со мной. Я потеряла нормальный сон, я перестала реагировать на окружающее. Я вся была в новостях оттуда и в мыслях о родине, где родилась, но не жила.
  Приезжали и уезжали дети и внуки, я почти не замечала течения времени. Для меня не стало праздников, выходных, всё превратилось в сплошную боль. Понимаю, это не вполне нормально, но ничего не могу с этим поделать. То что раньше не бросалось в глаза, вдруг стало ярко высвечиваться.
  
   Я увидела людей живущих по соседству другими глазами и главное, ещё не зная их отношения к происходящему, интуицией чувствовала, на какой они стороне и поневоле начала замыкаться.
  Сосед справа из органов и я сразу отсекла всё общение с ним. Подозрительность и недоверие. Сосед слева украинец, но женившийся здесь в 80-е годы и оставшийся жить в России, неожиданно спраздновал труса и громко, явно на показуху, может от страха за свою семью кричал, что Путин его президент, он его поддерживает и всё будет правильно, а меня выворачивало с души.
  
  
  Я не смогла больше общаться и с ним. Он постоянно прячет глаза и ходит с оглядкой. Мне жаль его, по человечески жаль, но не могу преодолеть внутренней брезгливости.
  И общаясь в фейсбуке я вдруг обнаружила, что не только между Россией и Украиной, но и по самой России и по другим странам, вдруг чётко пролегла борозда пропасти, по обе стороны которой оказались совсем разные люди и судьбы, от непримиримых врагов, до запутавшихся потерянных людей, от перевёртышей до героев.
  
  
  Казалось бы только вчера мы жили не делясь ,а теперь резко разошлись по полюсам. Лакмусовой бумажкой оказалась подлая политика одной возомнившей себя всемогущей власти. Страшно было наблюдать за всем, что она творила в первую очередь, со своими гражданами, а потом и с гражданами других стран.
  
  
  Неожиданно в себе самой я стала замечать какую-то непримиримость, протест против всего творящегося и неуёмное пламя. Никогда ранее не думала, что смогу быть столь яростным противником всего происходящего. Всегда думала, что я обычный обыватель, погружённый в проблемы своей семьи и свой мир, а оказалось не так.
  И главное закипали слёзы бессилия, оттого, что.кто-то выходит с протестами, действует, а ты инвалид, плохо двигающийся и только духом сильный, не можешь быть рядом, подставить своё плечо, дышать одной грудью с ними, а значит ощущаешь себя неполноценным.
  
  
  А потом всё начало меняться. Нарвавшись несколько раз на грубость украинцев , на кричащую в них боль, я поняла, что может быть словом, теплом души на расстоянии, я могу быть хотя бы психологической поддержкой, так же как своим соотечественникам. Может это и есть моя стезя теперь?
  Тогда-то и пришло нет, не успокоение, а сопричастие ко всему и всем.
  Неважно, что я безвылазно сижу дома, но я могу поддерживать связь с людьми, могу открыть им своё сердце и принять в себя часть их боли. А ведь разделённая боль, это более лёгкая ноша и человек поднимает голову и может идти дальше.
  Вот так через политику, как это не покажется смешным, я пришла к мысли просто говорить с людьми о своей жизни. Не для того, чтобы выпятить себя, а для того, чтобы на несколько минут отвлечь их от горя и скорби.
  И ещё для того, чтобы стать понятнее им, а через себя дать им возможность лучше понять самих себя.
  
  
  Помните моё первое письмо в никуда. Помните как я написала мы общаемся, дружим, обмениваемся друг с другом приветствиями, но по сути своей ничего не знаем друг о друге. И до сих пор я помню первую реакцию на этот пост, неожиданно для меня самой пришло много откликов. А теперь скажу вам самое смешное.
  
  
  Я никогда не умела адресовать посты кому-то и то, что тот пост оказался помеченным именами нескольких друзей было чистой случайностью.
  Закончив писать пост я нажала опубликовать, как выскочил список друзей. Это фейсбук любезно выложил его и предложил мне отметьте своих друзей. Я совершенно не понимая, что это и зачем нажала на первые пять.имён в списке и при публикации увидела надпись с такими то и такими то.
  
  
  Вот так случайно и получился первый рассыл набравший более пятисот откликов. Так вот бывает с неопытными пользователями.
  А оказалось, что благодаря этой ошибке я обрела большее количество друзей и могу сказать, что очень всеми дорожу.
  
  За всё это время мне по тем или иным причинам, пришлось отсоединить из друзей, только пять человек, явных антагонистов. Так что фейсбук ещё и выявляет людей близких по душе и по интересам и взглядам. Думаю мы все собрались не случайно, и наша повесть тоже случилась не просто так.
   И сейчас мы с вами общаемся, перекликаемся и дружим уже по настоящему.
  Я чувствую вашу радость и вашу боль, вы ощущаете мою и вместе мы сила и поддержка друг друга.
  
  
  Жизнь в моей семье течёт, внуки растут, дети работают и поддерживают меня, а я вся отдаюсь общению с вами и немного личным делам. Так уж оно сложилось. Самое главное я чувствую свою.сопричастность к миру и не сижу в замкнутом мирке, а вижу чувствую, ощущаю всё ещё и вашими чувствами ,мыслями, глазами. И я вас всех очень, очень люблю. Люди, я люблю вас! И верю мир вернётся в каждый дом, морок спадёт, а общество излечится от сумасшествия. Не сразу, но это будет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"