Гонтаренко Вадим Владимирович: другие произведения.

Смешное Писание (Глава 7)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

           
   СМЕШНОЕ  ПИСАНИЕ  (Глава VII)

   СКАЗКА  О  ВАВИЛОНСКОМ  СТОЛПОТВОРЕНИИ

   На всей земле был один язык и одно наречие и один народ. И в этом не было 
ничего удивительного, ведь после всемирного потопа на всей Земле в живых 
остался только Ной со своим семейством, и весь род людской пошёл от его 
сыновей, поэтому все люди прекрасно  понимали друг друга, и жили в мире и 
согласии, и не было меж ними никакой вражды. Однако Господа Бога это ни
чуть не утешало, ибо с утра до вечера Он вынужден был слушать поток 
нескончаемых молитв, беспрерывно доносившихся с Земли. 
   Пока людей на Земле было раз-два и обчёлся - Ной, его жена, его сыновья 
и жёны сыновей - Бог не обращал особого внимания на занудное бормотание 
человеков, возносивших хвалу Господу, но когда они вовсю расплодились и 
размножились, и разбрелись по всей земле, ежедневные молитвы стали 
действовать Всевышнему на нервы. 
   С тех пор Господь не раз пожалел, что прислушался к голосу совести Своей  
и спас Ноя и его семейство. Как же Ему хотелось снова устроить какой-нибудь 
потоп или хотя бы маленький потопчик, дабы немного сократить чрезмерную 
численность людей! Однако клятва, данная Ною, не позволяла Господу
сотворить ничего такого...
   Тем временем с Земли неслись безостановочным потоком слезливые и 
жалобные молитвы. И многие из них были до того вздорные и возмутительные, 
что просто выводили Бога из Себя: один молил Всевышнего наслать болезни
на соседа за то, что тот охочий до его жены; сосед же в свою очередь умолял
Господа сделать что-нибудь с мужей, который, по словам молящегося, 
"препятствовал соединению двух любящих сердец"; другой молился день за 
днём, желая излечиться от недуга, который он подцепил от блудницы или 
блуднеца - Бог толком так и не расслышал; а третий тот и вовсе обнаглел - 
просил у Господа послать ему несметные богатства! И весь этот бред Бог 
вынужден был слушать каждый день - с утра до вечера, без перерыва на обед!
   И Всемогущий мог бы всё это стерпеть, но в последнее время появились 
наглецы, которые повадились молиться по ночам; очевидно, эти умники решили, 
что до Господа легче докричаться, когда остальные люди дрыхнут без задних 
ног. И самое ужасное - эти наглецы были до того настырные, что от их жуткого
бормотания не спасала ни вата в ушах, ни подушка с одеялом, накинутые на 
голову. И как Господь ни пытался заснуть, как ни ворочался в постели, всю 
ночь Он только и слышал: "бу-бу-бу, бу-бу-бу, бу-бу-бу". 
   На третий день, точнее третью ночь, Господь не выдержал, и, вскочив с 
постели, заорал:
   - Сдохнуть от этого можно! Нет больше моей мочи терпеть всю эту чушь!
   Схватив с ночного столика кубок, наполненный нектаром, Он бросил в него 
несколько таблеток снотворного и улёгся спать, заткнув на всякий случай уши
ватой и накрывшись одеялом с головой. И не успел Бог сосчитать слонов до 
сотни, как Им овладел Гипнос, а следом и сын его Морфей. И чем они втроём 
там занимались, об этом ведают лишь Небеса...
   Когда же Бог проснулся, Он с удивлением обнаружил, что Его окружает 
тишина: с Земли не доносились ни молитвы, ни стенания - ни звука! Даже когда 
Господь вынул вату из ушей, ничего не изменилось!
   Вот тут Господь встревожился не на шутку. "Неужто они померли все?" - 
с ужасом подумал Бог, и кинулся со всех ног к телескопу. К Его удивлению на 
Земле царило весьма заметное оживление, причём, всё это оживление царило 
почему-то только в одном месте, и место это было на берегу реки Евфрат; 
там собралось невиданное столпотворение, какого не бывало и в допотопные 
времена, а посреди этого скопища людей торчало не Бог весть что: дом не дом, 
храм не храм - ну просто какой-то срам! И как Бог ни подкручивал резкость, 
как ни напрягал своё божественное зрение, ничего решительно нельзя было 
узреть и понять: вроде бы похоже на перст указующий, устремлённый прямо 
в небо, но в то же время напоминает нечто более весомое и массивное, причём, 
напоминает нечто до того постыдное и неприличное, что Господь просто 
выругался в сердцах:
   - Ах, негодяи! Ах, бесстыдники! Это они Мне ТАКОЕ показывают?! Дескать, 
вот тебе Боже, что нам негоже! Вот она - человеческая благодарность! 
   И хотел уже было устроить конец света, однако, вспомнив об обещании, 
которое Он дал Ною, вновь разразился страшной бранью.
   - Чёрт! Чёрт, чёрт, чёрт!..
   - Я здесь, Господи! - раздался страшный голос, казалось, доносившийся из 
самой бездны.
   - Ой! Кто это?! - Господь от неожиданности аж подпрыгнул.
   - Здравствуйте! - сказал с ехидством Сатана, вылезая из преисподней. - 
Сперва трижды произносит моё имя, а потом вопрошает: "Кто это?"! Позвольте 
представиться: Его Сатанинское Высочество, Князь Тьмы, он же Дьявол, он же
Люцифер!
   - Помяни чёрта... - процедил сквозь зубы Бог и трижды плюнул через левое. -
Сгинь, нечистый! Я тебя не звал!
   - Как же, не звал Он! - хмыкнул Люцифер, иронично постукивая хвостом по
небесному паркету. - А кто вопил: "Чёрт, чёрт, чёрт!"?
   - Это я чертыхался.
   - Вот так всегда! - воскликнул Сатана. - Сначала чертыхаются, а затем
гонят прочь! И как же мне после этого не быть вселенским злом?
   - Я сейчас расплачусь! - презрительно скривился Бог.
   Уязвлённый божественным сарказмом, Сатана гордо закинул за плечо полу
плаща и надменно произнёс:
   - На будущее, попрошу не произносить моё имя всуе! Честь имею! - и зашагал
прочь.
   В ответ Господь лишь плюнул и прильнул к телескопу, но тут же снова
обернулся и закричал вдогонку Сатане:
   - Постой, лукавый! У Меня есть к тебе дело.
   - Что за дело? - раздался заговорщицкий голос над ухом Господа. - Нужно
кого-нибудь искусить, обольстить или ввести в смертный грех?
   - Никого никуда вводить не надо, - растерянно пробормотал Бог, отстраняясь
от Сатаны; хотя Господь сам был мастак на всякие чудеса, но Он никак не
мог привыкнуть к этим дьявольским трюкам с мгновенным перемещением 
в пространстве. - Нужно просто сходить на Землю и узнать, чем занимаются
человеки.
   - Всего-то? - разочарованно вздохнул Люцифер. - Вообще-то, Господи, я не
ангел на побегушках, и даром бегать я не намерен.
   - Чего же ты хочешь?
   - Власть над миром! 
   - Ещё чего! - возмутился Бог. - Может тебе ещё и ключи от Царства 
Небесного?
   - Ключи мне без надобности, а вот от половины Царства не откажусь.
   - Чёрта лысого тебе, а не пол царства! Самое большее, что я могу тебе 
предложить - нектара бочку.
   - Идёт! И бочонок амброзии в придачу! 
   - Согласен!
   - И куда нужно наведаться? Земля-то ведь большая.
   - Вон, полюбуйся, - сказал Господь, указывая на телескоп.
   Сатана деловито заглянул в объектив и аж присвистнул от изумления:
   - Ничего себе! Напоминает...
   - Без тебя знаю, что оно напоминает! - раздражённо произнёс Господь. - 
Твоя задача - пойти узнать, что сие значит и с какой целью оно возводится.
   - Только и всего? Ну, это мы мигом!.. - и рванул с места так, что по всему 
небу протянулся дымный след.
   - Знаем мы как это мигом, - проворчал Господь, усаживаясь на престол с
кубком нектара в руке. - Небось, завалится к какой-нибудь блуднице и будет
допрашивать её всю ночь... Хе-хе!..
   Но не успел Он пригубить напиток богов, как раздался стук копыт, словно 
кто-то мчался галопом.
   - Господи! Плохи Твои дела! - завопил Сатана, врываясь в божественные
покои. Он обессилено плюхнулся на свободное место, обычно предназначенное 
для Духа Святого, и выхватив из рук Господа кубок с нектаром одним махом
осушил его. 
   - Что такое? Что случилось? - сердито воскликнул Бог, ошарашенный таким
внезапным возвращением исчадия Ада.
   - Короче, я всё разведал! - произнёс Сатана, переведя дух. - Человеки строят
башню, высотою до Небес. Они, видишь ли, хотят наведаться к Тебе в гости.
   - Этого ещё не хватало! Какого чёрта? Я никого не приглашал!
   - Ты не приглашал, а они сами решили наведаться, - сказал Сатана, наполняя
кубок нектаром. - Так сказать, по собственной инициативе. Ты же перестал
с ними общаться после смерти Ноя. Вот они и решили, что Ты захворал или 
того хуже... 
   - Чего хуже? - нахмурился Господь.
   - Помер.
   - Да они что там все из ума выжили?! Как это Я, Господь Бог, могу помереть?
   - Ну что Ты хочешь? Примитивное первобытное мышление - наделение всего
и вся антропоморфными чертами, - сказал Сатана и опрокинул в пасть второй 
кубок с нектаром.
   - Хватит лакать напиток богов! - взревел Господь и выхватил из нечистых 
рук Люцифера амфору с нектаром. - Лучше скажи, что Мне теперь делать.
   - Гм... - Дьявол почесал между рогами. - Готовиться к встречи гостей.
   Однако, увидев, что Всевышний явно не расположен шутить, тут же добавил:
   - Но я развалял бы эту башню к чертям собачим.
   - Это вполне в твоём духе, - согласился Господь, устало опускаясь на престол
небесный. - Но Я-то - Всемилостивый Бог, Я не могу Себе такого позволить.
К тому же, если Я, как ты выразился, разваляю сие сооружение, то могут быть
человеческие жертвы. А это уже, знаешь, как-то не по-божески...
   Господь задумчиво погладил седую бороду.
   - Неужто они впрямь могут построить башню, высотою до Небес?
   - Что ты, Господи! - весело воскликнул Сатана. - Какое там "до Небес"! Они
даже до горы Арарат не дотянут: при первом же порыве ветра она завалится 
к чертовой... то бишь к моей матери! Против законов физики не попрёшь: чем
выше сооружение, тем больше у него шансов развалиться. 
   - Стало быть, можно спать спокойно, - облегчённо вздохнул Господь и хотел 
было хлебнуть из горла амфоры нектара, как Сатана возьми да ляпни:
   - Хотя...
   - Чего - "хотя"? - недовольно переспросил Всевышний.
   - Если они расширят основание башни и укрепят её стены... Ты же знаешь 
этих человеков: ежели они начнут что-нибудь делать, то не отстанут от того, 
что задумали делать.
   - Ну, ты Меня успокоил! - воскликнул раздражённо Бог. - И что ты теперь
прикажешь делать? 
   - Да чтобы я приказывал самому Всевышнему!.. 
   - Не паясничай, бесовская твоя морда! Лучше подскажи, как Мне быть.
   - Ну, ежели башню развалять нельзя (ведь будут жертвы), но и позволить
возвести её нельзя ни в коем случае, то остаётся только... остановить
строительство.
   - Гениальная идея! - умилённо произнёс Господь, всплеснув руками. - И как же
ты собираешься это сделать?
   - Не я, а Мы, - заметил Сатана. - Одному мне такое не под силу. Здесь нужна
вся божественная мощь. 
   - И в чём же заключается твой план? 
   - Всё очень просто: Мы смешаем их язык, так чтобы один не понимал речи 
другого. Ведь если они перестанут понимать друг друга, то дело не заладится 
у них, и стройка остановится само собою. 
   - Гм... - пробормотал Господь. - Весьма недурно! Как это Я не додумался
до такого? Что ж, решено! Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один 
не понимал речи другого! 
   - Ну, людишки, готовьтесь получить по языку! - злорадно заревел Сатана
и побежал следом за Богом, который уже спускался на грешную Землю...
   И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны 
человеческие, и дивился, как это люди так быстро научились возводить дома.
Ведь Господь не учил человеков делать из глины кирпичи и скреплять их
земляной смолою. В своё время Всевышний научил Ноя строить ковчег, но там 
была совсем иная технология, совершенно непригодная для того, что люди
понастроили теперь. "Не иначе как Сатана приложил тут свою руку, - подумал 
Бог, разглядывая возвышавшуюся посреди города башню, - это в его стиле -
вечно одни гадости на уме".
   Господь собрался уже было устроить падшему ангелу хорошую выволочку,
однако, вспомнив о цели своего сошествия на Землю, решил перенести кару
Божью на потом. 
   И двинулся Господь по улицам строящегося города, и пошёл мешать язык
человеков так, чтобы они не могли понять друг друга. И оглянулся Господь
посмотреть, что из этого вышло, и вот по всему городу слышен непонятный
говор на разных языках.
   - Give me the brick! (дай мне кирпич - англ.) - говорит один рабочий своему 
товарищу, а тот изумлённо вопрошает:
   - Que? (что - фр.)
   - I said: give me this fucking brick! (я сказал: дай мне этот грёбаный кирпич - англ.) 
   - Je ne comprends pas! (я не понимаю - фр.)
   - Don't fuck with me! (не пытайся меня трахнуть - англ.)
   - Que tu veux? (что ты хочешь - фр.)
   - Bastard! (ублюдок - англ.) - и рабочий в ярости бьёт товарища не в бровь, а 
в глаз. 
   Такого поворота Бог никак не ожидал! Опасаясь, как бы дело не дошло до
смертоубийства, Господь хотел вмешаться и выступить в роли переводчика, 
да куда там! По всему городу пошла такая перебранка, такая ругань на всех
языках и наречиях, что Господь оторопел, не зная, что и предпринять. 
   Люди, которые ещё мгновение назад мирно беседовали о том, о сём, вдруг 
принялись кричать друг на друга, хватать друг друга за грудки, трясти изо 
всех сил, словно желая вытряхнуть из собеседника душу, а после принялись 
лупить друг дружку по лицу, сопровождая это действо отборной руганью на
разных языках. 
   - Hoiros! (свинья - древнегреч.)
   - Sag! (собака - иран.)
   - Sa jut! (сын зла - древнеегипет.)
   - L'asino! (осёл - итал.)   
   - Narr! (дурак - швед.)
   - Schuft! (подлец - нем.)
   - Kalbun! (собака - араб.)
   Увидев, что дело принимает не шуточный оборот, Господь хотел было 
вернуть всё взад и сделать так, чтоб на Земле снова был один язык и одно 
наречие, но не тут-то было! Попробовал Он было вновь смешать все языки
в один, да вместо этого языков стало ещё больше - раз в десять! "Ага, - решил
Господь, - значит от смешения, вопреки всем законам логики, образуется
не объединение, а разъединение! Ладненько. Попробуем по-иному..."  И стал
Господь не смешивать, а размешивать языки, но, сколько ни размешивал -
языков становилось всё больше. И вот Господь глядит, точнее слушает, 
а языков уже не сотни, а тыщи! 
   - О, горе Мне! - в сердцах воскликнул Бог. - Что же делать? Смешать 
пытаюсь - языки дробятся, размешиваю - тот же результат! Да где же логика
в конце концов?! Хочу, чтоб было всё как прежде! - и сердито топнул Своей
божественной ногою.  
   Однако ровным счётом ничего не изменилось - вокруг по-прежнему звучала
ругань и проклятия на разных языках. А впрочем, кое-что всё же изменилось:
человеки стали чаще бить друг друга по лицу, ибо у многих из них лопнуло
терпение, когда же, наконец, собеседник прекратит придуриваться и заговорит 
на понятном языке. Вот так они метелили друг друга, пока Господь пытался 
разрешить языковую проблему: муж тумаками вразумлял жену за то, что та 
прикидывалась, будто ничего не понимает, что требует от неё супруг; сосед 
лупил соседа за то, что тот, как ему показалось, вместо приветствия сказал 
в ответ какую-то гадость; ну, а закадычные друзья дубасили друг дружку 
почём зря, решив, что друг уже не друг раз не желает разговаривать, как 
прежде.
   Но хуже всего дело обстояло на строительстве башни до Небес: там в ход 
пошли уже не только кулаки, но и подручные материалы; в итоге многие из 
рабочих лиц отведали кирпича, хоть и не просили оного. 
   Господь был в ужасе: простая уличная драка грозилась перейти в стадию 
военных действий! Такого безобразия Всевышний допустить не мог. Не долго 
думая, Господь решил предстать пред человеками во всей Своей божественной 
красе и обратился к ним со словом Божьим:
   - Адамовы дети! - воззвал Господь к дерущимся. - Прекратите распри. Ведь 
вы равны все предо Мною...
   Однако, как ни странно, никто не внял гласу Божьему, и не обратил внимание 
на несусветное сияние, которое вдруг вспыхнуло у башни до Небес: то воссияла 
слава Божья. Однако сия слава также быстро померкла, как и воссияла, ибо 
некий человек с огромным синяком под глазом, что проходил мимо, остановился 
на секунду перед Богом, взглянул на него мрачно из-под лба и злобно прорычал:
   - El hijo de la gran puta! (сын большой шлюхи - исп.)
   И с этими словами так врезал Богу в глаз, что у того померкла не только 
слава, но и свет в божественных очах. Удар был столь силён, что Всевышний 
не удержался на ногах и рухнул навзничь, задрав божественные ноги до Небес.
   - Караул! - истошно завопил Он, лёжа на земле. - Убивают!
   Господь надеялся, что на помощь тут же слетятся все ангелы и архангелы,
но вместо воинства Небесного к Нему подскочил какой-то странный тип с 
усами, подхватил Всевышнего под мышки и, ужасно коверкая язык, произнёс:
   - Э-э, дарагой! Зачэм так кричишь? Пайдём со мной, дарагой! У мэня есть
для тэбя то, что тэбэ нужно...  
   Подняв Всевышнего с земли, странный тип с усами поволок Его в тёмный 
переулок, где у стены одного дома стояло несколько вызывающе одетых девиц 
отнюдь не юного возраста и нечто, похожее на особу мужского пола.
   -Э-э! Какой красата? - восторженно сказал тип с усами. - Нравится? Вибирай 
любую или... любого!
   - Зачем? - удивлённо спросил Господь, ещё не пришедший в Себя после 
нокдауна.
   - Как зачэм?! - воскликнул усач. - Отдохнёшь, расслабишься, харашо будэт!.. 
Ну, каво вибираешь: баб иль он... малчыка? Или тэбэ, быт можэт, больше 
нравится с животными?..
   И тут до Господа, наконец, дошло, куда клонит тип с усами. 
   - Ах ты, мерзавец! - закричал Всевышний. - Ты за кого Меня принимаешь,
сводник-скотоложник?!
   - Зачэм кричишь, дарагой? - прошептал усач, испуганно оглядываясь по
сторонам. - Нэ любишь с животным - нэ надо! Зачэм кричать? Вибирай: баб
иль он... малчыка... Ну, каво берёшь? Баб иль он...
   - Вон отсюда! - заорал Господь, потрясая кулаками в воздухе. - И чтоб духу 
вашего здесь не было! 
   И только Он это произнёс, как тут же поднялся страшный вихрь, который 
подхватил усача вместе с его падшими девицами и "малчыком", и подняв их
высоко в небо, разметал в разные стороны. И всё это произошло так быстро, 
что усач, даже кувыркаясь в воздухе, продолжал вопить:
   - Каво берёшь?! Баб иль он...
   И рассеял их Господь оттуда по всей земле, чтоб глаза Его больше не видали 
всех этих блудниц и блуднецов. 
   Услышав вопли, доносившиеся сверху, дерущиеся враз прекратили драться 
и с изумлением уставились на летящих по небу людей. Такого чуда на Земле 
ещё никто не видел! Решив, что это не к добру, они не только прекратили 
драться, но и перестали строить город, а заодно и башню - от греха подальше. 
А город сей стал называться Баб-иль-он, ибо так вещал летящий по небу 
человек с усами. Но так как каждый из свидетелей сего чуда слышал 
изречённое по-своему, то со временем название переиначили на новый лад. 
Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, 
и оттуда рассеял их Господь по всей земле. 
   Уладив таким образом все дела, Всевышний сразу же помчался на Небеса,       
надеясь застать там Сатану, и задать ему хорошенькую трёпку за всё, что
случилось на Земле отнюдь не по Божьей воле. Стараясь не шуметь, Господь 
на цыпочках подкрался к дверям Своего чертога и заглянул в гостиный  зал. 
И что же Он там видит? Исчадие Ада сидит за Его мраморным столом и
ложками черпает из кастрюли недавно сваренную амброзию и запивает всё 
нектаром, при этом мерзко сёрбая и чавкая, как хряк. 
   - Ага, попался! - победно закричал Господь Бог, врываясь в Свой чертог. - 
Чревоугодничает он тут, видите ли! Хватит жрать пищу богов, мерзавец! 
Лучше полюбуйся на последствия своих помыслов, лукавый! - и указал на 
Свой подбитый глаз. 
   - Ого! - пробормотал Дьявол, внимая ложку изо рта, которую он едва не
проглотил от испуга. - Это кто ж посмел поднять руку на Всемогущего?..
   - Неважно! Сейчас такой же будет у тебя!
   - Только не в глаз, Господи! - завопил истошно Сатана, закрыв лицо руками. - 
Иначе я не смогу больше никого сглазить... 
   - Дать бы тебе, да не охота десницу о тебя марать, - сказал Бог опуская руку. - 
Пшёл вон отсюда!
   - А награду? - воскликнул Сатана, взирая на Всевышнего сквозь пальцы.
   - Чего? Какую ещё награду?
   - Ту самую! Я на Землю сбегал, остановил строительство башни до Небес?
Извольте рассчитаться: бочку нектара и бочонок амброзии...
   - Сейчас Я тебя награжу! - зловеще произнёс Господь и схватил со стола
пустой кубок. - Сгинь нечистый, на веки вечные!
   - Ни за что! - ответил гордо Сатана, предусмотрительно отбежав подальше.
- Зло - бессмертно!
   - Ещё одно слово и ты узнаешь, так ли это! - проревел Господь.
   - Ха! Интересно, что Ты будешь делать без меня? Кто будет обольщать и
искушать всех человеков, вводить их в грех и по дешёвке скупать их грешные 
душонки? И главное - кто будет мучить их в Аду? Хотел бы я поглядеть, как 
Твои ангелы будут жарить грешников на медленном огне, поджаривать им пятки 
и варить в смоле. И как Ты, Милосердный и Всемилостивый Бог, всё это будешь 
лицезреть? Признайся, Господи, что без зла, то бишь меня, картина мироздания - 
и ни туда, и ни сюда.  
   Сказать, что Бог был в гневе, значит ничего не сказать. Господь был до того 
взбешён, что собирался тут же уничтожить наглеца, однако вспомнив, что тогда
Ему придётся Самому заняться пытками в Аду, враз переменил Своё решение.
Тем более что лукавый на этот раз нисколько не лукавил: зло такая штука, без 
которой в мире ну никак не обойтись, и если вдруг не станет зла, то будет ли так
лучше для добра? И если вдруг исчезнет зло, то как тогда понять что есть добро?
От этих мыслей у Всевышнего голова пошла кругом.
   - Ну, что ж, ты прав, - промолвил мрачно Бог. - Зло - твоё призвание, и здесь
тебе нет равных. Поэтому катись в Ад и не смей Мне больше попадаться 
на глаза.
   - С превеликим удовольствием! - ответил Дьявол, делая реверанс. - Если я
понадоблюсь, Ты знаешь, где меня найти, - и с этими словами Люцифер громко 
хлопнул адскими вратами.
   - Похлопай ещё у Меня! - сердито проворчал Господь, усаживаясь за телескоп.
   С опаской заглянув в окуляр телескопа, Бог приготовился увидеть продолжение 
недавней драки, но каково же было Его удивление, когда Он узрел посреди поля 
два огромных скопища людей, которые нарядились в странные одежды и 
выжидающе застыли друг против друга; в руках они держали довольно необычные 
предметы, предназначение которых Бог никак не мог понять. Внезапно заревели 
трубы, загремели барабаны и люди в поле дружно завопили. "Наверное, хотят 
исполнить в Мою честь концерт", - подумал с умилением Господь и уселся 
в кресле поудобнее. Но вместо хорового пения человеки вдруг ринулись друг на 
друга и - о, ужас! - принялись колоть, рубить, пронзать друг друга теми самими 
странными предметами! Что тут началось! Взлетали вверх отрубленные руки, 
катились головы, валились наземь бездыханные тела, и кровь лилась рекою. 
   Опомнившись от потрясения, Господь собрался было выступить в роли 
миротворца, но тут заметил вдалеке какое-то движение. Обратив туда свой 
Божий взор, Всевышний с изумлением увидел, что и там идёт кровавая резня. 
Да и не только там! Куда ни глянет Бог - то там, то сям - старушка Смерть 
гуляет по полям, и в поте своего костлявого лица кровавую жатву собирает! 
И до того запыхалась бедняжка, что Бог стал опасаться как бы старая совсем 
не надорвалась. Поэтому Всевышний без лишних обиняков обратился к людям
и приказал немедля прекратить смертоубийства и кровопролитие.
   Однако на Земле гласу Божьему не вняли, решив, что это просто гром гремит
на небе и не более того. Рассерженный Господь хотел уже завопить во всю 
мощь Своей божественной глотки, но тут до Всевышнего дошло, что люди 
попросту Его не понимают, ведь на Земле уже не один язык и не одно наречие 
и не один народ, как прежде, а тыщи языков, наречий и народов! Да что там 
Бога! - они друг дружку перестали понимать и не хотят уже жить в мире и 
согласии с теми, кто бормочет всякие чудные слова. Отсюда вся эта вражда, 
смертоубийства и резня. И с этим нужно было что-то делать, ведь люди эдак 
изведут себя с лица земли! 
   И довелось Всевышнему усесться за изучение языков и наречий человеков,
дабы хоть как-то изъясняться с ними и понимать, что они там бормочут в 
своих молитвах и псалмах. И казалось Ему, что это плёвое дело, но не тут-то 
было! У Господа голова пошла кругом от этих падежей, инфинитивов, приставок, 
суффиксов и прочей ерунды. С трудом осилив лишь один язык, Бог понял, что 
Ему всей вечности не хватит, чтобы одолеть остальные. Поэтому, не долго 
думая, Господь решил общаться напрямую лишь с одним народом, а с прочими 
держать связь через ангелов Своих. 
   Казалось, что теперь всё должно пойти как по маслу, но что-то всё равно не
ладилось: избранный Богом народ оказался до того несмышлёный, что понимал
лишь пятое через десятое слово Божье и так хитромудро толковал учение,
ниспосланное свыше, что у Господа просто волосы вставали дыбом. Ну а все
прочие народы те и вовсе переплюнули избранный народ своей невиданной
сообразительностью, приняв вестников Господа - подумать только! - за богов! 
И как ангелы ни старались втолковать человекам, что они вестники Единого 
и Всемогущего Бога, люди упорно поклонялись им как божествам. Так на Земле 
возникло ненавистное Господу многобожие, искоренить которое даже Ему 
оказалось не под силу. 
   Но это было даже к лучшему, ведь теперь Всевышний был избавлен от
необходимости выслушивать изо дня в день слезливые стенания и молитвы
человеков, которые были адресованы другим богам. Конечно, жалобные
голоса по-прежнему доносились до Небес, но так как Бог не понимал ни слова
на новых языках и наречиях, то это нисколько не мешало Его божественному
сну, напротив, все эти вопли и рыдания теперь напоминали Ему шум прибоя, и 
убаюкивали Господа, словно песнь колыбельная. И чем настойчивее молились
человеки, тем крепче был сон Всевышнего, и тем громче оглашал Вселенную 
божественный храп...

Авторские права (с) 2012 Вадим Гонтаренко
Все права защищены

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"