Гораль Владимир Владимирович: другие произведения.

Эль пуэбло унидо...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аудиовариант: https://akniga.org/goral-vladimir-el-pueblo-unido Опасное, но духоподъёмное происшествие приключившееся в вагоне столичной подземки с Семён Семёнычем и его попутчиками... Причём не без активного участия старенького мобильника Семён Семёныча...

  
Эль пуэбло унидо
  
  - "Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи"... - попросила заботливо-металлическим голосом из динамиков подземки неизвестная женщина.
  
  - Да уж, не забыть бы кое-кому собственную голову при выходе из поезда, - ворчливо подумалось в ответ Семён Семёнычу.
  
  Нынче он, как всегда собрался на уроки, вышел за дверь и направился к лифту, но тут его весело окликнула внучка Алинка: Деда, ты так и пойдёшь?
  
  Смеющимися глазами она указала на причину своего веселья и Семён Семёныч, последовав её взгляду, растеряно охнул. На его ногах красовались любимые тёплые домашние шлёпанцы игривой пятнисто-леопардовой расцветки...
  
  Семён Семёныч уселся на свободное место у вагонной двери и без особой приязни покосился на своё отражение в тёмном стекле напротив.
  
  Любоваться там под стук колёс было особо не на что...
  
  М-да! Тёмная личность...
  
  Пальто-реглан с поднятым воротником, чёрный шарф, чёрная кепка-немка типа "горный егерь", затемнённые очки-хамелеоны и чуть приспущенная с носа на верхнюю губу чёрная же медицинская маска...
  
  И только лежащий на коленях, старомодный, сильно потёртый кожаный портфель, а ля Жванецкий, был немного не в стиль, светло-коричневый...
  
  Впрочем, внучке нравится. Говорит, что круто... Винтажно...
  
  За чёрную маску отдельное спасибо товарищу Вирусу! Теперь, если нет уроков, перед выходом в люди можно реже бриться и при этом особо не афишировать ни свою серебристую щетину, ни изрядно поношенную, ничем не примечательную физиономию. Впрочем, можно подумать, что физиономия сия и до пришествия вируса была кому-то особо интересна. Да и с чего бы? Так себе, обычный, не слишком древний старикан... лет шестидесяти с лёгким гаком...
  
  - Собака съела товар, очень нужный товар! - совсем рядом, внезапно и довольно громко, перекрывая мерное постукивание колёс, печально пожаловался на судьбу измождённо-хрипловатый мужской голос.
  
  Семён Семёныч вздрогнул, машинально озаботился загадочной собачье-товарной драмой неизвестного, но тут же прервал себя:
  "Да что это я?! Уже не первый год в метро интернет, мобильная связь, а я всё никак не привыкну, вздрагиваю от каждого ближнего рингтона на чужом смартфоне"...
  
  - Собака съела товар - теперь она нарко... - продолжил, было, невидимый страдалец, но звонкий девичий голосок решительно прервал его:
  
  - Сорян, Ксюха! Сорян! Скоро буду! Тут такой рофл! Жиза! Ты Кинча помнишь? Ну, да того самого.. И не говори, криповый мэн! Достал всех тогда на вписке у Макса... Кринжово! Ну да, не умеешь чилиться, не порть вейб пиплу... Ну да, задолбал он тогда агриться... Короче, Гибончик, кун сладенький, его конкретно увял... Говорю же, классный рофл! Короче, есть вайрики по нашей теме... Да! Уже на подскоке!
  
  Поезд замедлил ход, вышел из туннеля и остановился. Болтавшая по мобильнику девчонка лет шестнадцати в отчаянно изодранном по моде джинсовом костюме сверкнула на прощание серебром персинга на хорошенькой мордашке, мотнула круглой бритой головой с торчащими диким кустом из самой макушки лилово-изумрудными побегами и выскочила на перрон...
  
  "Прямо Чиполино двадцать первого века!" - усмехнулся про себя Семён Семёныч.
  
  - И кого мы вырастили? Ну, скажите, кого? Банду безумных клоунов?! Они ведь даже родной язык забыли! - раздался слева, исполненный невыразимого возмущения женский голос.
  
  Семёныч в очередной раз вздрогнул и опасливо покосился на сидящую рядом, примерно одного с ним возраста даму. Она явно обращалась к нему, поскольку в линзах её модных очков явственно маячило знакомое отражение...
  
  Впрочем, косметика, дорогие бифокальные очки в модной оправе над небесно-синей медицинской маской, элегантное пальто, шляпка, сумочка - выглядела соседка достаточно интеллигентно. Это успокаивало...
  
  - Ну, не знаю! По-моему, они ни разные! Да и что поделать? Нам нашу смену, как и во все времена, не понять! Остаётся только отойти в сторону и дать им дорогу! - вежливо и не без претензии на пошловатую мудрость ответил, пожав плечами, Семён Семёныч.
  
  - Да уж! Снова эта ваша позорная капитуляция! - неожиданно темпераментно отреагировала соседка. - Пассивное наблюдение за гибелью собственных детей! Как это знакомо! В этом вы все, господа либералы! А ведь, если бездействовать, то скоро, очень скоро нашу страну, как и весь этот ваш пресловутый Запад, ждёт неминуемая и быстрая деградация! Москва падёт первой! Следует срочно и, если надо под страхом тюрьмы, запретить все эти мерзкие, растлевающие Фэйсбуки, Инстаграмы и, особенно, тикающие, как бомбы террористов ТикТоки! Необходимо строжайшим образом карать наших безмозглых недорослей только за попытку регистрации в этих чёртовых соц.сетях. Как карают за покупку наркотиков! Нам жизненно требуется современный железный, да что там, бронированный занавес! Непроницаемый, надёжный санитарно-нравственный кордон! - закончила свой пламенный спич дама и с презрением отвернулась.
  
  "Что-то слышится родное... Педагог и, очень похоже, что начинала ещё в советской школе "... - мгновенно опознал коллегу Семён Семеныч.
  
   - Вам, интеллигентам чёртовым, только бы санитарные кордоны учинять! - неожиданно сердито, глядя в упор, почему-то, именно на Семёныча, заявила, вдруг, сидящая напротив полная пенсионерка.
  
  Её медицинская маска была вызывающе сдвинута до самого подбородка. Объёмная продуктовая тележка на колёсиках, монументально возвышаясь, перегораживала половину прохода.
  
  - Действительно! Достали уже, своими прививками! - нервно поправляя серую пуховую шаль на голове, поддержала её соседка слева. - Живых людей травят, чтобы только пенсий меньше не платить! А народ всё дохнет и дохнет... Товарища Сталина на вас...
  
  - Правильно, женщина! Правильно! Нету Иосифа Виссарионыча! Нету! - поджав губы, закивали в такт головами, сидевшие рядком на сиденьях справа три пролетарского вида немолодых пассажирки...
  
  Эта мизансцена явно позабавила, стоящего в проходе, держащегося за поручень высокого молодого человека с бородкой. Парень усмехнулся и покачал головой. Совсем юная, лет двадцати девица рядом тоже улыбнулась. Улыбка у неё была по-детски трогательная, застенчивая. Девушка, судя по всему, очень стеснялась блестящих металлических брекетов на своих зубах...
  
  Семён Семёныч поправил съезжающий с колен тяжёлый портфель.
  
  "М-да, Сталина на меня нет! Это точно!"
  
  По этому поводу вспомнилась вдруг ужасно древняя песня Юза Алешковского:
  "Товарищ Сталин, вы большой учёный! В языкознании познавший толк"...
  
  Эту песню, помниться, и Володя Высоцкий любил исполнять...
  
  Ну, да... Ассоциации... Оно и понятно... Ведь в портфеле Семёныча, как раз, лежали материалы по этому самому языкознанию... Несколько довольно солидного вида и веса книг, лучших, на взгляд Семёныча, чуть ли не антикварных, академических изданий учебников по испанскому и французскому языку...
  
  Семён Семёныч с родной школой, скажем так, по состоянию здоровья давно расстался... С преподаванием же по интернету, онлайн, по "Зуму" с самого начала эпидемии у него как-то не заладилось...
  
  А потому приходилось рисковать...
  
  Как и положено, дважды уколовшись "Спутником", и пока позволяла санитарная обстановка, Семёныч предпочёл по старинке разъезжать по адресам... Тем более, что в вечно алчущей разнообразных знаний Москве не на онлайновые, а на требующие реального общения учителя и ученика частные уроки, неважно по какой дисциплине, спрос всё ещё существовал. Впрочем, по глубокому убеждению Семёныча, такая похвальная жажда реальных, а не виртуальных знаний в российской столице будет сохраняться даже перед самим концом Света...
  
  Кстати ещё об иностранных языках... В последнее время Алинка повадилась развлекаться с мобильником деда. Она постоянно меняла на нём рингтоны входящих вызовов. Причём всякий раз в зависимости от того давать какие уроки, французского, или испанского Семёнычу сегодня предстояло... Беда в том, что дед не успевал привыкнуть к такой частой смене, и новая мелодия звонка частенько заставляла его вздрагивать... К примеру, на прошлой неделе, когда Семёныч возвращался домой после французской четырёхчасовки, в переполненном вагоне ему вдруг позвонила внучка и... зазвучал голос Эдит Пиаф... Её бессмертный шедевр...
  
  "Нет, я не жалею ни о чём"...
  
  И вот, что странно! Почти минуту, пока Семёныч рассеянно искал по своим карманам мобильник в вагоне было тихо... Все слушали...
  
  Сегодня Семён Семёныч возвращался домой после уроков испанского...
  
  Пассионарная дама, на прощанье, испепелив своего незадачливого оппонента презрительным взглядом, вышла на следующей остановке.
  
  Тут же, гогоча и похрюкивая, в вагон ввалились трое...
  
  И, словно прорвало подземную трубу с нечистотами...
  
  Мерзкий, животный, парализующий страх мгновенно зародился где-то в области живота Семёныча и через считанные секунды завладел уже всем его телом...
  
  Семёныч зябко поёжился и покосился на пассажиров-соседей. То, что все они испытывают примерно то же самое, что и он у старого учителя сомнений не было...
  
  На сиденье у самой двери примостился подросток лет пятнадцати. От окружающего мира парнишку надёжно отделял планшет и пара круглых, серебристых стерео-наушников.
  
  Красноглазый, с опухшей физиономией широкоплечий детина в кислотно-жёлтой зимней безрукавке отделился от своей, исторгающей мат и хохот компании и, приблизившись, наклонился над парнишкой.
  
  - Слышь, чмо, на... Сдёрнул отсюда на... Дяденька отдыхать будет на... - пьяно растягивая слова, объявил на весь вагон красноглазый и смачно харкнул на пол.
  
  Не дождавшись ответной реакции, детина схватил продолжающего пребывать в своём мире парнишку за концы намотанного вокруг его шеи длинного шарфа, и резко дёрнул на себя. Парень вылетел со своего места и, упав на живот, растянулся на грязном вагонном полу. Стоящие неподалёку двое приятелей дебошира, одобрительно заржали...
  
  Семён Семёныч, ненавидя себя, продолжал, как и его соседи, изображать безучастность...
  
  - Прекратите безобразие! Я вызываю полицию! - неожиданно, резко ударил по нервам высокий девичий голос.
  
  - Чего ты там проржала, лошадь страшная? - повернувшись к девушке, осведомился здоровенный, небритый малый в синей лыжной куртке.
  
  - Ты где зубки-то подковала, красотка? В какой конюшне? Дай-ка вблизи глянуть! По ходу ты желаешь, чтобы на тебе покатались? Только вначале лошадям в зубы смотрят! - потянулся к девушке самый тощий и носатый из троицы, и попытался ухватить её за воротник пальто.
  
  Девице, тем не менее, удалось увернуться, и она уже протянула руку к кнопке коммуникатора на стене вагона. Носач резко подскочил к ней и, вытянув руку, нацелился растопыренной пятернёй прямо в лицо.
  
  - Ку-уда грабли тянешь, животная?!
  
  Семён Семёныч неожиданно понял, что мечтает сейчас превратиться в черепашьего самца, так ему захотелось как можно глубже втянуть голову в плечи... Да и какой спрос со старого черепаха?!
  
  - Отошёл от неё!
  
  Молодой человек с бородкой повернулся к носатому, и одним резким движением отбросил его руку от лица девушки.
  
  Небритый крепыш в синей куртке отреагировал мгновенно. Не говоря ни слова, он нанёс бородачу два коротких, резких удара кулаком в лицо. Брызнула кровь... В тот же момент тощий носач подло въехал подраненному парню костлявым кулаком под дых, а небритый ловкой подсечкой сбил его с ног. Подскочил для участия в веселье, взвившийся с места в своей канареечной безрукавке красноглазый...
  
  Сидевшие и стоявшие рядом пассажиры, неподвижные прежде, словно каменные истуканы, внезапно ожили. Женщины испуганно заголосили... Несколько человек вскочили со своих мест и принялись протискиваться в другой конец вагона, как можно дальше от очага опасности.
  
  В этот самый момент ожил мобильник Семёныча...
  
  "Эль пуэбло унидо, хамас сера венсидо...
  
   Эль пуэбло унидо, хамас сера венсидо"...
  
  Новый рингтон, работа внучки Алинки... Ну да, всё правильно... Песня на испанском языке... Ведь у Семёныча сегодня уроки испанского...
  
  - На, мля! На, тварь! Держи ещё... - трое увлечённо, с огоньком, продолжали избивать ногами четвёртого, лежащего на вагонном полу...
  
  - Прекратите! Вы его убьёте! - попыталась вмешаться в происходящее девушка, но была отброшена мощным толчком...
  
  А мобильник Семёныча всё не унимался:
  
  "Де пье кантар кэ бамос а триумфар
  Сера мэхор ла вида кэ вендра
  И ту вендрас марчандо хунто а ми
  Я си верас ту канто и ту бандерас"...
  
  "Единый народ"... Песня борьбы... - застучало в голове Семёныча. - 1973 год... Чили... Военно-фашистский переворот... Убийство президента Альенде... Кровавый диктатор Пиночет... Сколько мне было? Двенадцать... Как мы с друзьями мечтали сбежать в Чили... Чтобы бороться с хунтой, с палачами-убийцами...
  
  А мобильник уже перешёл на русский и продолжил высоким детским голосом:
  
   "Вставай и снами пой свободы гимн!
   Такой народ в борьбе непобедим!
   И то-олько в по-олный рост имеешь право петь!
   И выбор про-ост - победа или смерть"...
  
  А вот! А на! А ещё! - не уставала работать ногами посреди вагона лихая троица.
  
   - Ах вы, фашисты проклятые! Да чтоб вы сдохли!
  
  Сидевшая напротив Семёныча старушка с красным от гнева лицом вскочила вдруг с места и, выудив из недр своей продуктовой коляски весьма увесистый, кило на три с лишним, кочан капусты, двумя руками, с нерастраченной крестьянской силой, запустила им в голову красноглазого...
  
  Удар достиг цели...
  
  Красноглазый охнул, схватился за затылок и, без дальнейших комментариев, рухнул на пол
  
  Мобильник торжествующе возвестил:
  
  - Наступит наш час и кровавая банда
  Не выдержит гнева народа-гиганта!
  
   - Па... Па-адонки! - хриплым фальцетом выдал Семёныч и с тяжёлым портфелем наперевес ринулся на изумлённого, вытаращившегося на него, здоровенного небритого детину...
   И откуда только силы взялись? Вцепившись обеими руками, с двух сторон, в свой набитый тяжёлыми фолиантами, винтажный интеллигентный портфель, Семёныч принялся с размаху молотить им по голове небритого. Дёрнувшись, тот поскользнулся и тут же удачно присоединился к растянувшемуся на полу вагона своему бессознательному красноглазому приятелю... Семёныча это смягчающее обстоятельство не остановило. Оседлав детину, он решительно продолжил экзекуцию...
  
  - Бра-ат! Не надо, бра-ат! - пытаясь руками укрыться от страшного, смертоносного портфеля, умоляюще бормотал верзила.
  
   Рядом три бабушки-пенсионерки, орудуя, одна инвалидной палкой, а две других ручками зачехлённых китайских зонтиков, слажено, умело и от души охаживали прижатого к стене, тощего и носатого громилу. При этом бабули почти ласково приговаривали:
  
  - Не шали, малый! Не шали! Не шали!
  
  Малый вертелся ужом у вагонной стенки и тщетно пытался прикрыть руками то лохматый затылок, то уши, то уже изрядно расквашенный нос. При этом он всхлипывал и жалобно-гнусаво причитал:
  
  - Ой, тётеньки, не надо! Ой, хватит, тётеньки!
  
  - Хорош, интеллигенция! Хорош! - схватил Семёныча за плечи тучный, матёрый дядька лет пятидесяти. - Не дай бог прибьёшь его до смерти своей диссертацией! А потом тебя же ещё и посадят за превышение... Оно тебе надо за такое гуано!
  
  Кто-то из пассажиров помогал избитому, окровавленному парню. Кто-то по вагонному коммуникатору вызывал полицию и врачей...
  
   "Когда мы едины-ы, мы непобедимы-ы!" - звонким детским голосом завершил на высокой ноте свой ненапрасный вызов мобильник...
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"