Горбань Екатерина Викторовна: другие произведения.

Рождение Валькирии часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На трёх берегах Абиссус Абиссум Инвокат проживают разные народы. Некоторые, всё делят территории в войнах, другие занимаются наукой, третьи же заключают союзы с такими созданиями, в которых многие и не верят... Среди всего этого девушка без имени, но с большим родом за спиной, сбегает от ненавистного брака и попадает в центр противостояния нескольких королевств. В борьбе за выживание она преодолевает трудности, находит настоящую любовь и семью, и вырывается на свободу. Но долго ли можно сбегать от врагов? Жить в страхе и опустив глаза? Кровь предков и потеря самых близких разворачивают перед ней целое поле для битвы за своё счастье.

  Глава 1
  Ночь в Лесу
  
  Когда я проснулась, повозка в которой я спала подскочила на небольшом камне попавшимся под колесо. Я выглянула наружу, солнце уже стояло в зените, и первое что я увидела- это гиганты деревья, застилающие теперь половину пространства, объятого человеческим взглядом. Высокие могучие стволы и ветви уходили высоко в небо, ветер едва колыхал их тяжелую листву. Впереди словно высокая стена из древесины- начинался лес, ехать до него было уже совсем недолго.
  - Где все? - спросила я, спрыгивая на зелёную траву и подзывая к себе Вальда.
  Мисалиафа, ехавшая верхом и внимательно смотревшая вдаль, задумчиво ответила, поправляя волосы.
  - Вождь с Ярумом и Рэххилу с самого рассвета ушли вперёд, мне кажется что-то случилось, я не успела расспросить Рэххи.
  - А Аратт?
  - Принц говорил с ними вначале, но потом улетел на Тобриэле, как и остальные Даманты, кажется в лес. Не переживай заранее, но думаю, все же выяснить стоит.
  Оседлав черного коня, я улыбнулась сестре,
  - Что ты, они решили беречь Принцессу, а то упаси Боги, я испугаюсь!
  
  Спины Вольфиага и Ярума были видны вдалеке. Мужчины стояли на пороге Леса. Мы видели, как прямо к Вождю вылетает из темноты деревьев Тобриэль с Принцем. Они первыми достигли Вольфиага и Аратт сразу спрыгнул с Даманта, быстро подбежал к мужчинам. Я поторопила Вальда, чувствуя некую досаду, от того, что от меня что-то скрывают.
   - Что происходит? Все в порядке? - Я остановила коня и спешившись подбежала к брату и Вольфиагу. Рэххилу стоявшая за их спиной опустила глаза, а Ярум внимательно смотрел вглубь леса, не обращая на нас внимания. Подъехала Мисалиафа, и Вождь спокойно сказал,
  
  - Не переживай, пока что ничего не случилось, но возможно, мы наткнулись на след Диких. Это то что мы искали, так что осталось лишь убедиться, что это они.
  
  Аратт незамедлительно вернулся в седло и не дав никому и слова сказать, лишь бросил на прощание,
  - Я дальше смотрю с высоты, заходите не спеша.
  
  Дамант быстро взлетел, широко размахивая крыльями, Тобриэль улетел туда, откуда вернулся, и исчез в густых ветвях высоко над землёй. Вольфиаг угрюмо провел меня к коню и подозвал своего Тора. Остальные седлали своих скакунов, повозки с путниками и охраной догнали их, Даманты так и не вернувшиеся с разведки были уже глубоко в лесу. Наконец, пришло время и мне зайти под высокий свод из зелёной листвы, что находится на высоте низких облаков, и сердце забилось быстрее.
  Протоптанных троп здесь не было, а уж дорог и подавно- вся земля под ногами была покрыта многолетним слоем опавшей и перегнившей листвы, утрамбованной разве что крупными животными, обитающими в этих краях. Лошади сперва ступали опасливо, но потом, со временем, привыкли. А вот повозки пришлось оставить- колеса тонули и вязли в мягком грунте, лошади с трудом тянули их, да и коряг, торчащих прямо из земли, было немало. Не проехать. Сгрузив самое важное и пригодное для ночлега и обороны на сёдла, мы двинулись дальше.
   Время шло, путники продвигались без остановок - но едва обошли половину дерева! Первого стоящего в ряду великанов... Других животных, по крайней мере крупных, сперва никто не замечал. Но ни один воин не рискнул даже отлить в кустах подальше от остальных, а все потому, что постоянно слышны были звуки и подозрительные шорохи. Словно издалека, возле самой коры высокого древа, кто-то ходит по хрустящим опавшим веткам, наблюдая за шедшими издалека. Даманты долго не появлялись, летая высоко в округе и между веток, взлетая высоко над лесом и влетая в него вновь. Их задачей было одновременно найти и не подпустить к людям Диких крылатых.
   Солнце сюда действительно попадало, но к счастью для изжарившихся на жарком солнце Абиссума путников, оно было слишком рассеянным, и не создавало жгучего эффекта как раньше. Впрочем, в некоторых местах, где исполинские деревья расступались шире, яркие лучи вмещали в себя все тепло от дневного жёлтого светила. Именно в этих местах можно было встретить анаконду в несколько десятков метров, жабу с пса размером, ну или на крайний случай ящерицу, габариты которой больше напоминали молодого крокодила, лениво лежащего на камне. Конечно безобидные животные, греющиеся под тёплыми лучами солнца, с удивлением поглядывали на людей, которые с трудом преодолевали лесные чащи. "Двуногие" здесь редко появлялись...
   Мягкий грунт и гнилая почва были наименьшими из проблем в продвижении. Соответственно к своим размерам, деревья теряли порой весьма немаленькие ветки. В процессе старения и от многих прочих факторов, сверху на землю попало немало опавших обломанных ветвей, некоторые могли послужить каркасом для дворца, другие можно было, хоть и с трудом, но переступить. Иногда обход такого сооружения занимал немало сил и времени.
   Первый день под высоким сводом из ветвей, не спеша подходил к концу. Сквозь широкую крону исполинов, закатное солнце было практически не видно, но красные лучи находили себе дорогу в самые глубины леса и создавали поистине сказочное свечение. Некоторые растения излучали собственный свет, но он был лишь приманкой для насекомых... когда один такой цветочек с хрустом заглотил жука размером с голубя - даже смелые Валькирии, не проявившие до этого никакого страха, начали оглядываться по сторонам и стараться как можно ближе идти к воинам. Даманты все летали где-то, пытаясь найти хоть малейшие следы Диких. Ведь, чем быстрее они это сделают, тем меньше времени в этом неизведанном лесу проведут люди.
  Мы тем временем, вконец вымотанные и перепуганные, решили сделать остановку. Для этого было решено подойти максимально близко к одному из деревьев-гигантов и ночевать под его защитой, если конечно от него будет хоть какая-то польза. Расположившись между двумя высоко выступающими корнями, народ немного расслабился- со всех сторон выше головы была защита в виде могучих корней древа. Разожгли костёр, последние красноватые лучи исчезали в непроглядной темноте. В этот момент, многим показалось, что лишь сейчас лес ожил. Звуков стало больше, стали слышны крики птиц где-то высоко над головой, хруст веток доносился со всех сторон. Видимо, днём здесь обитали самые ленивые и безобидные животные, по сравнению с тем что начиналось с темнотой...
  В какой-то момент мужчины не сговариваясь, начали по одному вставать в круг и доставать мечи. Все дела были отложены давно, но теперь вместо простого прислушивания к окружению- люди чувствовали надобность защищаться. Я с сестрами переглянулась, все как одна достали тонкие кинжалы. Немного взобравшись на корни дерева, мы оглядывали тьму за головами меченосцев.
  - Сейчас бы не помешало присутствие твоего брата. - прошептала Мисалиафа. Я согласно кивнула, но позвать его ведь не могла, Аратт улетев сутра так и не вернулся. С нами не было ни одного Даманта и мы никак не могли им сообщить о беде.
   Вольфиаг Страшный стоял плечом к плечу с Ярумом и не мигая смотрел вперёд - где-то там на него смотрели чужие глаза, он их чувствовал, чувствовал, что на них охотятся. И у бесстрашного Вождя не было идей. Куда-то пропала его непоколебимость. Да, он отдаст свою жизнь за стоящую за его спиной, без сожаления. Но что-то в нем оборвалось в этот момент, в этом лесу, возле этого дерева. Под пристальным взглядом охотника на твою жизнь, под сводом дерева, чьих ветвей ты и не видишь в черном небе...
  На неясный отблеск костра выходили тени животных, серые волки вдвое больше обычных, скалясь и окружая, приближались к зажатым в тупике людям. Им некуда было отступать, ведь со всех сторон были высокие корни, Вольфиаг оглянулся - я так же испуганно смотрела на него. Он вновь посмотрел на волков, животные свыше человека ростом медленно наступали, прижимая нас к дереву.
  Когда мужчины спинами уже начали чувствовать тепло костра, сверху послышался хлопот крыльев. Несколько серых насторожили уши, их морды поднялись вверх. Вольфиаг тоже не выдержал и поднял голову - сверху прямо на него летела Хилли. Бесшумно, не рыча и не издавая звуков во время приземления. Едва тяжёлые лапы сестры Дукса ступили на землю между людьми и волками, она прервала образовавшееся напряжение - её громкий и резкий рык спугнул птиц, сидящих на самых верхних ветках дерева, под которым они стояли. Серые не собирались сдаваться, хоть и не рисовали нападать даже на одного Даманта. Хилли яростно взмахнула широкими крыльями, продолжая грозно рычать, ее полоса на спине меняла цвета один за другим, словно радуга, играя и светясь на черной шерсти. Наконец стая сделала первый шаг назад под нажимом древнего зверя.
  Тем временем сверху послышались ещё крылья, и к Хилли присоединились ещё два Даманта: Галант и Тобриэль не менее свирепо наступали на волков оттесняя их от людей. Аратт, угрюмо смотревший на серых со спины Даманта, слегка повел рукой за ремень и Тобриэль подчиняясь малейшему его указу, резко прыгнул вперёд клацнув зубастой пастью, и почти достав носа ближнего к ним волка. Тот взвизгнул и отпрыгнул. Почувствовав смрад крови так близко у своих ноздрей, животные разбегались, пропадая в темноте.
  И теперь, остальные желающие и претендующие на человеческое мясо нынче ночью, знали - кто стоит на защите двуногих. Даманты всегда были наидревнейшими созданиями, их признавали все животные, ведь в этом мире давно не Льва считали царем зверей. Damantio ad bestias- растерзание зверьми, в народе это смертная казнь, но изначальное значение имени именно "растерзание зверем". Дамант создан для убийства, и жертвой его может стать любой. Абсолютно любой живущий в этом мире. Люди не всегда с этим соглашались. Но животные знали это и пока Даманты будут рядом - людей они не тронут.
  
  - Аратт! Где ты был?!- набросилась я на брата, - нас чуть не съели! И даже не Дикие!
  Принц спрыгнул с Тобриэля и подозвал всех поближе.
  - Извини сестрица, сейчас без шуток отвечу, время поджимает, - Аратт был сильно взволнован и это не укрылось от окружающих, впервые в нем не было напыщенности и раздражающего безразличия к происходящему.
  
  - Мне жаль, что ты успела испугаться, но мы не просто так дышали там свежим воздухом. Мы напали на след, мы совсем близко, Хилли думает, что они не просто нас заметили...
  
  "Я считаю, что они уже направляются к своему Дуксу. Вам незачем дальше идти, ему и так о нас сообщат. Теперь наше дело привести сюда Дэлирио..." уверенно и спокойно сказала сестра Дукса.
  
  Я ничего не понимала. И это начинало раздражать. Немного стесняясь собственной смелости, я выступила вперёд.
  - Хилли, я требую нормального объяснения. Я и с места не двинусь пока вы мне не расскажете во всех подробностях, что здесь черт возьми происходит?!
   Аратт поднял бровь от удивления и открыл было рот язвить, но Хилли ответила за него,
  
  "А я и не прошу вас куда-то идти. Я как раз прошу оставаться на этом месте, Галант останется вас охранять, а мы с Тобриэлем будем контролировать округу с воздуха, вплоть до прибытия Дэлирио"
  Но я не собиралась отступать, Вольфиаг не хотел вмешиваться, ему самому было не все ясно, а сидеть в этой ловушке и ждать кто ещё рискнёт на нас напасть он не хотел. Я стала жестче, Вол с напряжением смотрел мне в спину, я это чувствовала.
  - А если Дэлирио не успеет? Их Дукс с вами поговорит? Вы сгодитесь ему в собеседники по рангу?
  
  Хилли молчала, ее радужная полоса приняла холодный сиреневый цвет, Даманта отвернулась. Я с тяжестью выдохнула. Все ясно...Они решили просто ловить удачу за хвост, не думая о том: а что, если... Хилли решила до последнего защищать людей и ждать брата. Я топнула ногой в немом негодовании, глаза забегали по окружающим лицам в поисках ответов, помощи. Остановились на брате. Рядом с ним стоял его верный спутник и друг. Тобриэль.
  - Брат, неужели ты им рискнёшь?
  Аратт посмотрел на меня словно на наивного ребенка,
  - О чем ты, я никогда его не брошу.
  Я ещё раз оглянулась вокруг: мои сестры растерянно смотрели на меня. Да все - смотрели на меня, только мне было не понятно, толи ожидая от меня чего-то, толи считая теперь сумасшедшей истеричкой. Ярум, командир стрелков, вдруг подмигнул, словно одобряя моё, пока не озвученное решение. Я набрав воздуха в лёгкие сказала.
  - Ну уж нет, Хилли, я решаю иначе. Сегодня все Даманты остаются и бдят наш сон до самого рассвета, после чего мы продолжим путь. Дэлирио должен знать немедленно о происходящем и сию же секунду отправляться сюда. Если мы и повстречаемся с Дуксом раньше времени - ты сестра Дэлирио, а мы с Араттом дети Короля, хоть им и начхать на нас, но все же! Мы не дадим себя убить.
  
  - Сестра, это неразумно... - слова Аратта остались недосказанным, я побледнела и повернулась всем телом к нему.
  - Если что и неразумно, так это отпускать Дэлирио! Неразумно сидеть в этой ловушке, давая всем понять, что мы здесь, а не продвигаемся дальше! - Я с тяжестью выдохнув и сдерживая гнев, отошла в сторону, подальше от остальных. Вольфиаг иронично поднял бровь. Он хотел сказать Принцу что-то...но лишь мотнул головой и тоже отошёл. Люди начали расходиться, никто так и не решил оспорить решение Принцессы. Даманты не улетели, а стерегли лагерь остаток ночи молча.
  
  Вольфиаг лежал, приобняв Луми, с трудом задремавшую, и смотрел в лиственное небо. Звёзд не было видно, как и Сванвейг и ее света, но высоко над землёй летало целое множество живых существ, которые хоть и не целиком, но все же частично были раскрашены светящимися узорами. Искрящие бабочки и светлячки, птицы с светящимися перьями и ещё какие-то прыгучие животные, которых на ветвях было не разглядеть, создавали свой свет и целый мир живущий в нем. Мужчина смотрел, и свет отражался в его зрачках. То, что он сегодня почувствовал перед стаей волков, не было страхом. Вольфиаг понял, что он больше не Вождь... Так много лет он с гордостью носил это звание: Вождь Королевской армии Торно, но сейчас он не был больше ничьим Вождем. Его армии давно нет с ним рядом, а те, кто остался ему верен - это те, кому он всегда доверял и чаще всего шел в бой. Они давно не служили Королю Эдуку, эти несколько сотен преданных ему вояк.
  Для него это стало ударом, вот так, до глупости поздно понять, что ты отныне, просто человек. Вольфиаг захотел хотя бы мысленно произнести своё открытие, чтобы до конца принять эту утрату власти и одновременное приобретение свободы. Но даже в его голове эта мысль шокировала его.
  Я больше не Вождь армии... Но я по-прежнему Вольфиаг Страшный. И отныне я веду не чью-то войну, а свою. Я не могу проиграть собственную войну. Не имею права.
  
  Рассвет приближался, Вольфиаг так и не спал. Даманты сложив черные крылья по бокам хищно бродили в округе, прыгая на высокие корни и оставляя следы от когтей на твердой древесине. Первые лучи упрямо пробивались сквозь плотную зелёную завесу. Мужчины по одному просыпались и расталкивали остальных, лагерь собирали, люди готовились выступать.
  
  Когда воздух стал хоть немного прозрачен, мы двинулись дальше в путь. Без того неговорливые Даманты сегодня совсем смолкли и угрюмо летали невысоко над идущими, наматывая круг за кругом. Аратт, к удивлению остальных, отпустил на дежурство и Тобриэля, оставшись внизу.
  Я была уверенна в своём решении и знала, что мои сестры, как и Вольфиаг, тоже считают такой план верным. Тем не менее, проявив себя накануне, теперь я чувствовала себя едва ли не виноватой, тщетно пытаясь избавится от желания извинятся перед всеми подряд за свой тон.
   Вольфиаг, хорошо сдружившийся с командиром стрелков, ехал верхом вместе с ним далеко впереди, а я отстав от всех, едва плелась ведя под узды Вальда. Брат поравнялся со мной и протянул коню яблоко. Я удивленно уставилась на Принца.
  
  - Где ты здесь нашел яблоко?
  - Места надо знать. - Весело ответил парень, доставая из-за спины ещё одно и бросая его мне. Я ловко перехватила и откусила, смакуя терпковатый сладкий вкус. Последнюю яблоню мы видели пару недель назад, а запасы давно иссякли. Принц тем временем продолжил, перепрыгивая через небольшую торчащую из земли ветку.
  
  - Ты злишься.
  Я неуверенно кивнула.
  - Так это значит да или нет?
  Я взглянула на брата. Каким-то образом он становился мне все ближе и ближе, возможно из-за того, что он видел меня, как раскрытую книгу, и безошибочно понимал, что я чувствует в то или иное мгновение. Хоть и не всегда показывал это.
  - Я злюсь, но и на себя тоже. Мне кажется, я вчера перегнула?
  - Пффф, что ты, - Аратт махнул рукой, - отец и не так иногда на них орёт.
  - Но я не отец, Аратт. - Со стыдом прошептала я.
  - Это не имеет значения. В данном случае и Хилли - не Дукс, а всего лишь сестра. Суть не в том. Ты человек королевской крови, и ты можешь править и отдавать приказы Дамантам. За тобой будет последнее слово, не за ними. - Аратт с пониманием и теплотой приобнял меня, - Слушай, я понимаю, что тебе сложно это за раз принять и осознать, но и назад дороги нет. Ты моя сестра, а я точно уверен в том, что я Принц. А значит и ты - Принцесса. Твое решение и мне не хочется оспаривать, даже подставляя тебя под удар. Это было решение Принцессы Абиссума, а не сбежавшей ведьмы. Так и смирись с этим.
  
  Я тихо обдумывала слова брата, пока не созрел главный вопрос.
  - Где Дэлирио, Аратт? Он уже в курсе?
  
  Принц тяжело вздохнул, на его лице было написано, что это именно тот момент, когда он хочет прыгнуть в седло Даманта и улететь. Я округлила глаза,
  - Аратт! Он не знает??
  - Да тихо ты, не кричи. - Принц вынужденно начал объяснять, - Хилли ему сразу сообщила, ещё когда мы в лес не зашли, но он сейчас занят...
  Долгая пауза повисла между нами, моя голова, с приоткрытым от удивления ртом, медленно поворачивалась, пока полный гнева и ярости взгляд не упал на Принца.
  - Чтооооо??!!- громкий крик спугнул нескольких пташек сидящих на старых корягах, поросших мхом. Вальд тоже дёрнул головой и фыркнул с упрёком глядя на хозяйку.
  - Тише, глупая! - Аратт всем видом просил умолкнуть. - Не надо пока остальных пугать! Он прибудет, как только сможет.
  Тяжело дыша, я негромко спросила,
  - Чем он может быть занят, Аратт? Если нас убьют?
  - Пойми Луми, как бы я к нему не относился, Дэлирио никогда, как и любой другой Дамант, слышишь, никогда не бросит своего опекуна! И нас с тобой, и собственную сестру. Видимо, там тоже не все так гладко, раз он не может отправиться к нам сразу...
  - Отец? - взволнованно спросила я, с опозданием поняв к чему он ведёт.
  - Нет, слава Дэусу, с ними все хорошо, но Королевство, в которое они направляются довольно опасное, хоть наши отцы и дружат.
  
  Мы ускорили шаг догоняя остальных, впереди начинал виднеться просвет, несколько деревьев все же расступались, образуя широкую светлую поляну. Проведя всего лишь сутки под тенью высоких древ, каждый хотел оказаться на, пусть и жгучем, но благодатном солнышке. Земля под ногами становилась более сухой и твердой, лошади пошли резвее.
  
  ***
  
  Длинное и спокойное путешествие Короля Игнадда и Ранна подошло к концу. Их небольшой отряд стоял на широкой пустыне из плоского камня и сухой глины, покрытой трещинами. Неподалеку протекала одинокая речка, а вдалеке, с другой стороны, виднелись невысокие скалы. Это было место встречи с Дэлирио, именно сюда он должен прибыть. Королевство Фелес было уже недалеко, сутки или двое пешими до их стен. Игнадд ночевал здесь уже третьи сутки, и не был уверен, что есть смысл ждать Дукса дальше. Но Физир сказал, что Дукс наконец то ответил и он скоро прибудет. Это было на рассвете, до этого же, Дэлирио больше недели не отвечал им. Теперь солнце начинало уходить дальше к горизонту, его тепло утихало. Ранн бродил у реки с несколькими бойцами, а Физир летал высоко в небе.
  Король неспеша брел к реке. Несколько сидящих у костра меченосцев, уже расслаблено отдыхающих, вдруг резко встали, когда Игнадд проходил мимо. Он конечно любил проявление уважения, но в разумных пределах. Его люди знали давно, что, когда он с ними в походе или тем более на войне, Король не приемлет лишних и неуместных почестей. Вот и сейчас, пройдя несколько шагов он все же оглянулся на своих ребят... и замер. Парни встали не Короля приветствовать, как он сперва подумал. Их лица смотрели высоко в небо. Игнадд завертел рыжей головой всматриваясь вдаль. Их Даманта с синей полосой не было, а далеко у горизонта к ним летела черная тень Дукса. Ранн с меченосцами подбежали к лагерю, Король с облегчением смотрел в небо на летящего друга- Дэлирио снова в воздухе!
  Прошло совсем немного времени, и не только это порадовало и поразило Короля. Силуэт Дукса становился все ближе и больше, и в какой-то момент его размер вышел за рамки привычного. Крылья, как и все тело черного животного стало почти в два раза больше! Король не верил своим глазам, впрочем, на его меченосцев это произвело не меньшее впечатление, только молодые ребята не могли спокойно устоять на месте и чуть не прыгали из штанов от радости, дёргая друг друга за рукава. Игнадд посмотрел на Ранна - старый воин с недоумением глядел в небо и не понимал, что происходит. Дэлирио тем временем приближался все ближе, широко расставив окрепшие крылья и подставив морду сильному встречному потоку воздуха. Облетев небольшой лагерь по кругу и дав себя осмотреть со всех сторон раскрывшим рты воинам, Дукс приземлился недалеко от реки. За его огромным силуэтом не видно было и Физира, который видимо все это время летел сзади. Теперь же он приземлился рядом и с глубоким уважением припал передними лапами к земле. Дукс, выросший вдвое, теперь был почти пятнадцать метров в длину! Люди подбегали к нему, молодые парни с гордостью и огнем в глазах падали на колено, приклоняя головы.
  Ранн широко открыв глаза смотрел на огромного зверя. Только сейчас он вдруг подумал, что отныне Вольфиаг неразрывно с ним связан. А Вождь ему как сын, значит и ему старому придется окунуться в этот мир оживших мифов. Он хотел уже вставать на колено, но почувствовал, как подошедший Игнадд тянет его за локоть, ближе к Дуксу. Несмотря на все своё уважение и смелость, воину с трудом дались эти шаги. Король подошёл вплотную к могучему черному зверю, Дэлирио опустил к ним голову, давно не слышанный голос прозвучал у них в головах.
  
  Рад видеть вас, Король Игнадд, Ранн, воины!
  
  Игнадд тепло улыбнулся в бороду и положил руку на начало красной полосы между глаз Дукса.
  - Не могу передать тебе, как я рад что ты снова в небе и....ты немного подрос? - подшутил Король. Грозная и зубастая морда улыбнулась. Поистине, отличить такую улыбку от оскала сложновато, особенно, когда двойной ряд длинных зубов смотрит тебе в лицо. Но Игнадд был уверен, что Дукс улыбается, как были в этом уверены и его воины. Они слишком долго его знали. Дэлирио встал во весь рост, повел красными глазами по головам собравшихся и расправив крылья, проговорил с лёгкой натяжкой:
  Даже незнаю... правда, считаешь?.. Разве что немного. Впрочем, хватит об этом. Цикл восстановлен и это главное. На рассвете мы выступаем и завтра будем в Фелесе.
  
   Так и произошло, едва новый день пустил свет, Дукс величественно повел Короля и его людей к высоким стенам таинственного Королевства.
  Ранн даже за ночь не мог свыкнуться с новыми размерами Короля Дамантов. Он ехал немного позади Игнадда и все поглядывал на зверя, шаги которого отдавались вибрацией в земле, заставляя мелкие камешки подскакивать. К этому он тоже - не сразу привык. Солнце припекало, но воздух здесь был намного свежее чем в Абиссуме, меченосцы не пыхтели под железом, наоборот, поддевали под броню рубахи потеплее.
  Сперва, на горизонте появилась тонкая линия, отделяющая землю от небосвода. С приближением становилось понятно, что это высочайшая стена, простиравшаяся по всей суше и отделяющая земли Фелеса от безжизненной пустыни. Дэлирио вывел их на широкую пыльную дорогу, ведущую прямо в главные ворота. Обычно по этой дороге ходили торговцы и караваны, путники и посланники из других королевств с письмами. Зная Фелес и его обычаи лучше остальных, Игнадд был уверен, что войти в эти ворота намного безопаснее, чем приплыть на своих кораблях в их порт. Правда теперь, Игнадд понял, что размеры Дукса не оставят им шанса на тихий визит...
  
   "Впрочем, может это и к лучшему- думал Король. - Никогда не будет лишним напомнить о том, кто такой Абиссум и чем он славен."
  Дэлирио шедший почти весь путь с Королем, решил разведать обстановку, полетать на высоте, не нарушая границ стены. Пыль мощным потоком обволокла путников, головы поднялись вверх, провожая взглядами черного зверя. Игнадд оглянулся на Ранна.
  - Ты как, друг? Не видел такого на своём берегу? - рыжие усы разошлись в стороны открывая мальчишескую улыбку.
  Старый воевода согласно хмыкнул,
  - А ты как думаешь, Игнадд? Я то и Волу не сразу поверил, когда он о Дамантах говорил...а тут такое!
  
  Король добродушно засмеялся и глянул в небо- Дэлирио тенью парил над облаками, но даже с этого расстояния его размер впечатлял и устрашал любого, а сердце непроизвольно билось быстрее.
  - Расскажи мне о нём. - вдруг попросил Король. - О Воле, так ты его называешь? Я знаю у них с Лумилисенной чувства, хочу понять его лучше, узнать, что он за человек, ведь... - Игнадд посмотрел на настороженный взгляд воеводы. - Ранн пойми, то что Вольфиаг делает сейчас, сегодня, для моей дочери и меня - очень храбро и благородно. Мне он очень нравится и должен признать, если бы он был моим врагом, мне и тогда пришлось бы его уважать. Я лишь хочу знать был ли он таким всегда, или что-то сделало его таковым?
  
  Ранн понимал, о чем он, но ведь и сам он знал Вождя не так долго. Все что ему известно о нем, он узнавал от людей, воинов, от самого Вольфиага во время их долгих бесед. Старый воевода подумал, что лучше поведать Королю, и задумчиво начал.
  - Я так и не рассказал тебе, как именно он стал Вождем, точнее, как я узнал об этом. Вольфиаг не был в строю моих воинов. Он состоял в армии Эдука, но я его никогда не видел до этого. В те дни я с несколькими сотнями парней пытался отбить очередное вторжение Рожера на наши территории. Мы уже несколько месяцев висли на северной границе Эторна, защищая одну деревню за другой, одно поселение за другим. Иногда мы не успевали. Тогда мои ребята хоронили всю эту деревню или поселение ни в чем не повинных людей. И шли дальше. Я потерял много своих воинов, молодых пацанов столько же, сколько и старых напарников по оружию. Я был подавлен, почти разбит...
  
  Ранн замолчал, с досадой и печалью вспоминая прошлое. Игнадд хмуро смотрел вперёд, он знал, что значит терять своих людей, к несчастью. Воевода поднял влажные глаза, минувшие дни мелькали перед ним.
   - Последний бой был страшным. Я потерял почти всех, практически всех... Двое... двое выжили. Они меня спасли, а сами... Рожер смог и этих ребят у меня отнять. Я был ранен и не мог бежать или оседлать коня, я плыл на лодке. Высокий столб дыма от человеческого мяса долго был мне виден. И намного дольше снился. Я не знал, как мне вернуться к Королю. Я жалел, что не погиб вместе со своими... Меня нашли, моя лодка проплывала уже близко от дворца, и я наткнулся на один из лагерей армии. Я был истощен, ранен, и едва жив. Там я и встретил нового Вождя. Оказалось, меня засчитали погибшим, как и моих ребят, а Король назначил нового Управляющего армией, молодого Вольфиага. Его слава и репутация оказались не выдумкой, и пока я был в бою, многое изменилось. Армия разбилась на подразделения и отряды, для воинов были сооружены постоянные лагеря и тренировочные площадки, на которых он лично обучал воинов. Он даже смог уговорить Эдука на серьезные растраты в сторону армии, а это практически считалось невозможным! Более того, он ввел иной порядок отбора молодых бойцов: благодаря ему, детей больше не отбирали у матерей в десятилетнем возрасте, а отправляли на досрочное обучение, вступать же в армию они должны были лишь с пятнадцати лет. Воины полюбили его, как и весь народ. Думаю, поэтому Эдук и старался тесно с ним дружить, держать к себе поближе - он его просто боялся.
  
  Ранн тяжело вздохнул и заерзал в седле.
   - Когда я смог встать на ноги, я принял решение уйти в отставку. Найти свою дочь, она ведь и не видела меня с трёх лет...Но Вольфиаг не отпустил меня. Точнее, не так, Вол как раз-таки дал мне выбор, но сделал это таким образом, что выбор мой стал очевиден. Он смог убедить меня, и настоятельно убедить, что я не бесполезен. Что я нужен воинам, тем что ещё выжили, тем что ещё пойдут не раз в бой. Нужен ему, он мне сказал это и доказал. Вольфиаг умный парень, не только сильный. Он прекрасно понимал тогда, что ни его достижения в прошлом, ни молодая хватка и энтузиазм, не помогут управлять такой армией. Успешно управлять. Я стал его советником, как он и сказал всем остальным, а еще наставником, что осталось только между нами.
  
  Ранн притих, переводя дух и погружаясь в свои воспоминания все глубже. А Игнадд спросил,
  
  - Он рассказывал тебе о своём детстве? Его семья?
  - Семья... Его сестра погибла при известных тебе обстоятельствах, думаю о ней нам не стоит говорить, и при нем особенно. Родители его были знатного и древнего рода. Насколько я знаю, издавна род Анахад принадлежал к Рыцарям Континента, но кто-то в роду стал торговцем, не пожелав воевать, сложил оружие. Наследники и сыновья его тоже остались при отце. И вот, спустя несколько поколений, Вольфиаг, сын Киара Анахада, убивает Даманта, а после, в кораблекрушении теряет и своих родителей: Киара и мать Нарми. У лорда Вольфиага Анахада остался лишь старый дед Хамон. Старик согласился присмотреть за их замком и хозяйством, если парень найдет себе дело и работу. Вольфиаг не долго думал, сразу записался в армию Короля, а тот, узнав о его родословной, отправил его к наемникам на особые задания, хотел подальше держать от простых воинов. Вольфиаг набрался опыта и силы достаточно быстро, сам настоял на возвращении в Королевство и вступление в ряды армии. Эдук решил и тут показать, что знать не будет в ряду обычных вояк, и использовав мое недолгое отсутствие, назначил его Вождем.
  
  Наступила минутная пауза. Ранн тяжело вздохнул,
  - Незнаю Игнадд что ещё тебе о нем рассказать, он мне действительно как сын. И он ещё ни разу не разочаровал меня, ни как отца, ни как друга, ни как старого воеводу.
  
  Игнадд кивнул и хотел было ответить, но резкий порыв ветра отвлек его, Дэлирио очень спешил к ним. Едва приземлившись Дукс подскочил тяжёлым прыжком к Королю и низкий бас зазвучал в его голове.
   Игнадд...Гилмор Кайден мертв. Сейчас начинается церемония прощания.
  
  Ранн понял, что что-то случилось, Король бледнее молока сидел с натянутой спиной, и стеклянными глазами буравил стену Королевства. Дэлирио тоже был заметно напряжён и даже растерян.
  - Игнадд? Все нормально? - спросил старый воин. Король с усилием оторвал взгляд от горизонта и посмотрел на воеводу.
  - Король, к которому мы едем за помощью... умер. Мы опоздали.
  
  Глава 2
  Моя женщина
  
  В тихом дворике, скрытом в тени деревьев, на мягкой траве у высокого дерева сидела Королева Эйлат. Прислонив серебристую голову к теплому дереву и прикрыв глаза, девушка вдыхала смешанный аромат из полевых трав и пряностей из королевской кухни. Тяжёлый камень на сердце перестал врываться острыми осколками в душу: несколько минут тишины и покоя отвлекли от навязчивых мыслей. А за последнее время печальные мысли не покидали Воллупту.
  
  Лорд Бавас действительно больше не появился рядом с ней, но Рожер сказал, что не убьет его и не бросит в темницу, как Валькирий- это немного ее успокаивало. Но неизменным осталось его решение убить Лумилисенну и всех, кто ей дорог. С этим Эйлат просто неспособна была справиться, как бы она не пыталась понять и отговорить Короля. Впрочем, наградив ее своим визитом в тот страшный день, он больше не давал ей поводов для бесед. Загрузив её ещё большими обязанностями якобы правительницы и к тому отобрав единственного помощника, Рожер не дал ей и возможности захотеть разговаривать- едва девушка добредала до спальни - она засыпала и редко помнила, как очутилась в кровати. Сначала Эйлат злилась, потом просто пыталась справиться со всеми делами, а после пришла к выводу, что возможно это и к лучшему- просто отнять у нее любое время и силы для переживаний и грёз.
   Сейчас же, наконец то вырвав несколько свободных минут, мысли Королевы незамедлительно понесли ее вперед. Что ждёт Валькирий и Баваса? Какие бы счёты Рожер не хотел свести с Вольфиагом и Лумилисенной, Лорд Бавас и Валькирии дороги не только им двоим... Эйлат тоже боится потерять этих людей. Да и любого невинного. Девушка закрыла руками румяное лицо и потерла уставшие глаза. Выход должен быть! Надо сделать невозможным убийство этих людей. Как именно, Эйлат не представляла, но определенно собиралась приложить все усилия. Единственной преградой пока что, было ее чувство, глубоко внутри, и в сердце, и внизу живота, что-то, что оживало при появлении Рожера поблизости. Когда же его не было, переставал подчинятся и ее разум, заполняя мысли изображением острых скул и белых прядей, холодных глаз и изогнутых тонких губ мужа. Эйлат испытывала одновременный ужас и страх, нежность и верность по отношению к нему. Девушка не могла такой коктейль чувств назвать любовью, ведь невозможно полюбить человека способного на такую жестокость...
  Его голос врезался в водоворот мыслей и грёз, девушка подняла голову и увидела Рожера над собой.
  - Что ты здесь делаешь? - повторил вопрос Король.
  
  Эйлат хотела встать, но затем передумала и пригласила его присесть рядом, похлопав ладонью по мягкой траве, усеянной колосками.
  - Я отдыхала, здесь очень хорошо, не так как у меня на родине.
  
  Рожер оглянулся по сторонам и неспешно присел, облокотившись локтями о колени. В высоком ботинке торчала рукоять боевого длинного ножа. Он всегда с оружием? - грустно подумала Эйлат. Король молчал, девушка тоже. Окружённые ароматом лета, звуками птиц и шелеста листьев, они отдыхали вместе, скрытые от чужих глаз в тени сада. Эйлат смотрела на его лицо, внимая и запоминая каждую черту. Почему такой необычайной и, по своему жёсткой красоты человек, оказывается чудовищем внутри? Эйлат все время хотелось оправдать его поступки, но это сложно давалось. Когда он приходил к ней в прошлый раз, все чего она от него добилась, это скупые ответы по теме дворца и общих дел. Что касалось лично них, или Джилли, или Лумилисенны- осталось без ответов. Эйлат захотела испытать удачу опять, может приятная и тихая обстановка расположат его к разговору.
   - Рожер, я могу спросить у тебя кое-что?
  - Спрашивай. - Негромко ответил мужчина.
  - Почему ты принял Джилли в свой клан?
  
  Повисла тишина. Посторонние звуки вновь окружили двоих под деревом. Рожер невзначай прошёлся взглядом вокруг, убеждаясь, что их никто не слышит, и негромко сказал, оторвав колосок с земли и разрывая его пальцами.
   - Эйлат, ты ведь добрая Воллупта, что редкость у тебя в семье, но тем не менее это так. - Девушка кивнула, не понимая к чему он это говорит. - Ты мало меня знаешь, хоть и стала моей супругой и Королевой. Просто поверь мне, это хорошо для Джилли, это для ее безопасности. А на тебе, это никак не отразится.
  Девушка с сомнением подняла бровь и несмело посмотрела ему в глаза.
  - Рожер, я мало знаю ваших обычаев и твоих тем более. Но если ты женишься на ком-то, пока я твоя жена - ты оскорбишь меня. А это повлечет свои последствия, и я боюсь этих последствий намного больше, чем тебя. Селеницера худший вариант врага.
  
  Рожер сонно улыбаясь, тихо засмеялся.
   -Ты мне угрожаешь? Не верю своим ушам!
  Эйлат покрылась краской, поправила потной ладонью корону на голове и придала голосу уверенности.
  - Я не угрожаю, я лишь говорю правду. Ты можешь перерубить хоть всех здесь, но страшнее чем она ты от этого не станешь. Ты просто не знаешь ее, а я знаю.
  
  Рожер перестал смеяться, но теплая улыбка не покидала его лицо.
  - Эйлат, я тебе верю. Обещаю, двух жен одновременно у меня не будет. Хоть мне дико: вообще с тобой разговаривать.
  - Спасибо, это для меня важно.
  - Важнее чем то, что сплю я все равно с другой? - прямо спросил он.
  Девушка собрала остатки гордости и подняла подбородок.
  - То, что ты со мной не состоишь в браке в кровати- не оскорбляет мою Королеву, ведь она сама считает меня уродливой и омерзительной. А вот жениться на ком-то еще - это прямое оскорбление семьи. Вот и всё.
  Рожер мог многое сказать о том, какая она, эта бескрылая Воллупта. Много слов возникали из ниоткуда в его голове описывая едва ли не в стихах ее голос и волосы цвета серебра. Полководец отвернулся и задумался.
  - Селеницера старая дура. А ты моя женщина, так или иначе, а это значит- что ты не уродина.
  
  Человек из племени альбиносов, имеющих абсолютно белые волосы и крупное телосложение с белёзной кожей, встал и не спеша побрел ко дворцу, бросив на землю разорванный в клочья колосок. Эйлат с трепетом подобрала травинку, и спрятав в женский платок, пошла обратно во дворец.
  
  ****
  
  Дикий лес погружался в темноту. Мы уже несколько дней шли вперёд, все глубже заходя в заросли гигантов-деревьев. Дикие Даманты не появлялись, но кроме них по пути встречались многие другие животные, желающие человеческой крови. Хилли исправно охраняла меня, а Аратт с Тобриэлем пропадали в небе целыми днями, практически не появляясь на земле. Вождь стал задумчивым и молчаливым, я замечала это и не знала чем ему помочь. Суровое лицо тепло улыбалось мне, но в серых глазах что-то изменилось.
  Мисалиафа подошла и тихо прошептала.
  - Ты не могла бы сегодня ночью прийти ко мне? Хочу поговорить.
  - Конечно, когда все уснут? - Спросила я.
  - Да, когда все уснут, пойдешь за корень, я буду там.
  Я оглянулась: сегодня мы разбили лагерь на широкой поляне по которой шли вот уже второй день, вдоль высокого поваленного дерева. Оно было молодым, по сравнению со своими братьями-гигантами, его вывернутые сильным ветром из земли корни были вдвое выше человека, и мы как раз были недалеко от них. Я кивнула, сестра тихонько прошмыгнула на своё место у костра. Этой ночью кроме Дамантов дежурил Вольфиаг и Брант, молодой курносый меченосец Короля. Парень стоял неподалеку оглядываясь, пока Вольфиаг ходил вокруг лагеря.
  Аратт стучал палками с Нибом на тренировке где-то за спиной. Остальные уже расходились спать, ведь режим дня: "попробуй выжить и идти" забирал много сил, а завтра предстояло продолжение путешествия в ожидании Дуксов. Мне недолго пришлось сидеть, лагерь быстро стих. Я ждала, когда Вол будет проходить мимо и подошла к нему.
  - Почему ты не спишь? Завтра тяжёлый день. - Спросил он, теплая ладонь коснулась лица. Я обняла его и серьезно ответила.
  - У нас с сестрой шабаш на той стороне дерева. Я пойду к ней.
  Вольфиаг напрягся: опасно бродить ночью, без защиты в этих местах. Я посмотрела ему в глаза,
   - Вол, я шучу про шабаш, она просто хочет поговорить, наверное, за Агния переживает, вот и все.
  - Я понимаю, но здесь кругом дикие звери, Луми, я переживаю за тебя.
  
  Я поцеловала его в губы и смущённо отвернувшись бросила на прощание,
  - Все будет хорошо, Аратт с Тобриэлем еще в небе, они за нами присмотрят.
  
  Вольфиаг посмотрел вверх: парнишка действительно кружил на Даманте в вышине. Отпустив несчастного измотанного Ниба после занятий спать, Аратт и не думал отдыхать, а прыгнул на Тобра и продолжил охранять периметр. Он вызывал у Вождя уважение. Парень начинал нравится ему. Когда Вол опустил голову Луми и след простыл. Мужчина подошел к Бранту и отдал приказ: проследить и присмотреть незаметно за Принцессой, а сам пошел обходить лагерь опять. Брант тоже считал это разумным: Принцесса слишком безрассудна, раз решила сама куда-то идти! Парень поспешил догонять и вроде даже увидел тень, свернувшую за корень поваленного дерева. Когда он выглянул из-за поворота то увидел Принцессу и Мисалиафу совсем недалеко, но достаточно, чтобы он не мог разобрать слов.
   - Я хотела извиниться перед тобой, сестра. - Сказала Мисалиафа, - Я слишком много думаю не о том, о чем нужно, забывая, что на самом деле обязана делать.
  - О чем ты, Миса? - Не понимая, приобняла я сестру.
  - Знаешь, я, когда познакомилась с тобой, я так обрадовалась - новая взрослая сестра! Я думала твоё появление займёт все мое внимание, но я ошиблась, прости.
  Мисалиафа украдкой глянула в сторону корня, за которым стоял якобы незаметный Брант и продолжила.
  - Ты ведь знаешь, что мне нравится Агний, все это знают, наверное. - Я улыбнулась в ответ. - Но я искренне не ожидала что смогу так полюбить, я боюсь за него! Но тем не менее, я дала обещание матери, да и тебе это лишь на пользу.
  - Что именно? - не поняла я.
  - Я должна научить тебя управлять своей силой, Лумилисенна. Валькирия в тебе проснулась с первым танцем, но ты должна научиться обращаться к Сванвейг и правильно направлять ее энергию.
  Я невнятно кивнула и вспомнила как берегла силы, будучи в плену, дабы потом выплеснуть все для освобождения из цепей. Что ж, учиться так учиться. Но Мисалиафа на этом не остановилась.
  - Это не все. Есть ещё один момент. Как ты знаешь о моих чувствах с Агнием, так ни для кого не секрет и о тебе с Вождем... Луми, по вашим обычаям и традициям вы нарушили все возможные рамки, не заключив брак. Думаю, Вольфиаг это понимает, тебе возможно вообще все равно. Но ты должна знать кое-что: наша Богиня Луна защищает нас, и если ты начинаешь делить своё тело и душу с мужчиной, твоя защита слабеет. Ты должна заключить обет с этим мужчиной перед Сванвейг- тогда она будет защищать вас обоих, Вольфиаг станет под защиту нашей Богини, как твой спутник.
  
  Я с сомнением прикидывала, как на все это отреагирует Вождь, а сестра не умолкала все тише шепча и подальше отводя меня от лагеря.
  - Есть несложный ритуал, мы можем провести его, я расскажу как, и ты нанесешь ему оберег на спину. Иначе ты не сможешь не то что обучаться, но и просто сражаться и защищать себя.
  
  Я вынужденно кивнула и оглянулась в темноту. Вокруг стола глубокая ночь, а Мисалиафа все дальше уводила меня от дерева, у которого мы остановились.
  - Миса, куда мы идём? Нам не опасно?
  
  Мисалиафа вертелась по сторонам и поглядывала на небо, спешила уйти ещё дальше, волоча за собой меня.
  - Опасно, но я не могу больше ждать, а пугать "королевских мечетаскателей" не стоит. Мне нужна твоя помощь, Луми. Я хочу войти в транс и узнать где Агний.
  Я остановилась и с пониманием посмотрела на влюбленную валькирию.
  - Ладно, за мной никого, сверху только Аратт летает.
  
  Мисалиафа даже слегка улыбнулась,
  - Ох, милая... Аратт давно улетел к костру, а вот за тобой был хвост, Брант до сих пор пытается нас высмотреть в темноте. Но мы уже далеко отошли, можно свободно идти дальше.
  Я с удивлением и возмущением оглянулась назад, не видя ничего в темноте, кроме черных корявых корней. Мисалиафа потащила меня за руку в сторону леса, уводя с поляны.
  
   Брант долго и тщетно глядел в темноту, пытаясь увидеть девушек. Вождь делал уже третий круг, скоро начнёт задавать вопросы. Парень почесал круглый нос и пошел в темноту. Через пару метров он услышал шорох рядом с собой и оглянулся- никого нет. Брант поспешил дальше, Валькирий он так и не увидел, но ведь они только что были здесь! Нужно срочно найти Принцессу! Шорох повторился намного ближе, парень повернул голову и встретил резкий поток воздуха. Ночь была безветренной и Брант замер на месте. Сердце быстро застучало, а курносое лицо покрылось потом. Света здесь практически не было, лишь далёкие отблески костра на той стороне высокого бревна, да несколько звёзд, что смогли пробиться сквозь густые облака. Но даже в полном сумраке Брант увидел некое шевеление воздуха.
  Парень снял шлем и достав меч сделал шаг от дерева в темноту.
  Тишина давила на уши, каждый шорох казалось принадлежал неведомому чудовищу.
  Парень с дрожащими коленками ступал дальше.
  Облака на несколько минут раскрыли часть яркого полумесяца, на поляну у поваленного дерева попал слабый свет ночного светила.
  Брант с ужасом распахнул карие глаза и в защите вскинул меч. Человек не успел издать звука. Меч тоже не помог молодому курносому меченосцу.
  
  
  Через несколько сотен метров, а может и больше, мы наконец остановились. Мисалиафа вытащила из-за пазухи маленький инструмент, который помещался в ладони. Второй рукой надо было по нему выбивать ритм, я уже видела такие в Туманном лесу у Олимии. Девушка протянула инструмент Принцессе.
  - Я не умею. - Запротестовала я.
  - Здесь ничего сложного: ты просто должна положить его на колени, - сестра усадила меня на землю и положила инструмент на мои ноги, - одной рукой ты будешь чувствовать мой пульс, а второй постарайся выбить его на бунде, на этой круглой штуке.
  Я взяла левой рукой запястье Мисалиафы и нащупала взволнованный стук сердца. Вокруг стояла тишина и абсолютная темнота, лишь вдалеке, в глубине высоких деревьев слышались звуки ночных хищников. Я прислушалась к ритму, а затем не спеша начала выстукивать другой рукой по бунду, и стук сердца Мисалиафы теперь стал слышен вокруг.
  Миса тем временем постояла так некоторое время, а затем аккуратно высвободила руку. Я продолжила отбивать ритм, Мисалиафа начала танцевать...
  Я так сосредоточилась на бунде, что сперва прикрыла глаза, но затем почувствовала сестру и подняла взгляд. Мисалиафа плавно и гибко двигалась, немного приседая словно на волнах, ее руки на уровне горизонта прощупывали что-то, а тело не спеша поворачивалось вокруг своей оси. Сбивчивый голос издалека пролепетал,
  
  - Луми, теперь выведи мое сердце на новый ритм, ускорь его, поиграй как с мелодией. А выход из транса ты помнишь...
  Я молча и зачарованно наблюдала за старшей сестрой, отбивая рукой гулкие удары. Валькирия кружилась, водя руками по горизонту, порой изгибаясь словно не имела костей в теле. Миса вошла в транс нащупав нечто вдалеке и замерев в одной позе. Дыхание участилось, слезы покатились из зажмуренных глаз. Я не понимала, стоит ли мне остановиться, или пора останавливать Мисалиафу и выводить ее из бездны. Валькирия тем временем горела в огне, как и любой, попадающий в мир недоступных видений и безграничных знаний. Призвав Богиню луны Сванвейг на помощь к поиску любимого, девушка увидела лицо черноволосого парня в крови...
  В трансе, когда Валькирия приоткрывает завесу мироздания, ее тело чувствует все. Каждую эмоцию и боль, увиденную за чертой. И Мисалиафа чувствовала своим телом, что Агнию очень больно.
   Девушка сосредоточилась и постаралась оглянуться вокруг. Парень сидел в клети, а рядом похожие, на колесах. Их куда-то везут... Тело Валькирии начало жечь сильнее слишком долго пребывая в трансе, но она упрямо держалась.
  Вокруг много людей с оружием...рабы на цепях и какие-то убитые животные в длинной повозке... Мисалиафа подняла голову выше, на шею и плечи пролился чистый огонь, обжигая и раня ее. Но девушка успела рассмотреть то, что должна была, то, ради чего она входила в транс, прежде чем услышать мой голос.
   Мисалиафа, из рода Лунных Валькирий, выйти из тьмы!
   Мисалиафа! Из рода Лунных Валькирий! Выйди из тьмы!
  
  Валькирия открыла влажные глаза и уставилась на меня, бледную, даже в темноте. Я склонилась над ней и придерживала голову, пугливо оглядываясь по сторонам.
  - Что такое? - Слабо простонала Миса.
  - Наконец-то! Тише теперь! А то всех зверей привлечешь своим криком! - Я облегчённо вздохнула и подхватив сестру под мышки, быстро потащила к лагерю. Мисалиафа закрыла мутные глаза и отключилась.
  Когда я почти дотащилась до поворота за корнями, из-за него выбежал Вождь. На лице ужас, в руке меч, я от испуга выронила бессознательную Мису на землю. Вольфиаг же увидев меня, подбежал и крепко вцепился в плечи.
  - Ты где была?? Что с Мисой? И где Брант?!
  Я застыла... На одно мгновение оказавшись в недалёком прошлом, когда у меня не было семьи, и не было никого вообще, когда любой мог вот так схватить за плечи и встряхнуть, требуя ответов... Мужчина быстро взял себя в руки, и теперь его голос был просто взволнованным.
   - Что с Мисалиафой?
   -Она после транса, ей нужен отдых. - Отчеканила я, все ещё ошарашенно глядя ему в глаза.
  - А Брант? Парень что пошел за тобой?
  
  Я с вызовом подняла подбородок.
  - А ты кого-то послал за мной?.. - Вол молча настаивал, - Мы от него отстали, и оставили здесь. Мы всего-то отошли на несколько сотен...
  Я начинала нервничать, Вольфиаг не прятал меч и отвернувшись от меня оглядывался по сторонам.
  
  - Вооол...что случилось?..
  
  Вождь хмуро посмотрел на меня и поднял Мисалиафу на руки.
  - Пошли в лагерь, похоже у нас пропал человек.
  
  К рассвету Бранта так и не нашли. На ноги поднялся весь лагерь, три Даманта кружили по всем окрестностям. Вольфиаг Аратт и Ярум сотни раз обошли дерево. Но кроме нескольких пятен крови на траве недалеко от корня, они ничего и никого не нашли. Меченосец пропал.
  Я рассказала все что знала и видела, за исключением того, зачем именно мы отлучались с Мисалиафой. Валькирия кстати так и спала крепким сном, вовсе не почувствовав, как лагерь проснулся, как встало солнце, какой переполох поднялся. Лишь когда пора было выдвигаться в путь, близняшки взвалили сестру на седло и смогли более-менее разбудить её.
   Мы все были испуганны, до этого путь проходил без потерь. Теперь же, мы пожинали первые плоды вторжения на Неизведанные Территории. Хилли поддержала в этот раз меня, было принято решение идти дальше. К темноте мы должны были вновь войти в высокий лес.
  Мисалиафа едва пришла в себя как слезы потекли по щекам - она вспомнила что узнала из видения. Девушка молча дернула поводья и поскакала нам вдогонку- мы с Волом ехали впереди.
   -Луми!
  -Миса! Ты пришла в себя, слава Богам! - обрадовалась я. Мисалиафа же встревоженно посмотрела на Вольфиага.
  - Парень?
  Вождь отрицательно помотал головой. Валькирия поникла и негромко сказала,
  - Агний в плену, я видела это. Его куда-то везут... и он уже в Диком Лесу. В высоком лесу.
  Я побледнела и тоже посмотрела на Вождя, словно на наше спасение. Но спаситель спокойно ехал дальше на Торе и не выдавал никаких эмоций и ответов. Мы продолжали буравить его взглядами, пока я не выдержала,
  - Вол? Ты ничего не скажешь? Что нам делать?
  Он устало посмотрел на нас.
  - А что ты предлагаешь делать, Луми? Я с радостью его вызволю из беды, как только узнаю где она! Вы, рискуя собственными жизнями влезли в то, в чем я ни черта не понимаю! - Вольфиаг постарался придать голосу максимум убедительности. - Послушай Луми, оглянись, мы в неизведанном мире, а за моей спиной больше нет армии как раньше. Даже Даманты не смогут нас защитить, а ты предлагаешь опять сменить курс и пойти... куда? Мы и так в высоком Диком Лесу, ведь именно здесь его видела Миса?
  
  Я глянула на сестру и неуверенно кивнула. С какой-то стороны я понимала его, он говорил логично, но Мисалиафа гневно стреляла молнии из глаз то в его сторону, то в мою. И мне захотелось сбежать, скакать на Вальде по цветочным полям, чтоб ветер жадно обдувал лицо, а солнце грело своим теплом! Но вокруг выше гор столпились деревья-гиганты, скрывая Дэуса свет, кровожадные твари прятались за каждым кустом, пропадали в неизвестность наши попутчики, в корне менялись близкие люди...
   - Ладно, мы идём дальше. Миса, мы найдем его, обещаю. Как раз сегодня войдём в лес. - решила Луми.
  - Ты сама прекрасно понимаешь, что это в другом направлении! - чуть не плюнув, заметила Миса, и развернув коня ускакала в конец строя.
  Я обеспокоенно оглянулась и следила за сестрой взглядом, а Вольфиаг сказал,
  - Не переживай, она не бросит ни тебя ни близняшек с Рэххилу. Просто будет злиться на тебя, но не сбежит.
  Сев ровно я с сомнением протянула,
  - Незнаю...Мы слишком мало знаем, что между ними происходит. Думаю, она действительно его любит.
  
  Вольфиаг и так это знал, но это не меняло того, что возвращаться сейчас назад- опаснее, чем идти вперёд. Поэтому пока мы не встретим Дэлирио, либо свою смерть от Дикого Дукса, мы будем двигаться дальше, но никак не назад.
  - Луми я хочу попросить тебя, будь осторожнее. Я понимаю, что ты очень сильная и, толи невероятная удача, толи действительно все Боги и Богини на твоей стороне... тем не менее ты все ещё смертна...эээ, так ведь? - усомнился на секунду Вол. Я тихонько засмеялась и с наигранным сожалением пожала плечами.
  - Пока- да, смертна.
  - А раз смертна - ты не можешь гулять по этим местам без охраны, и это не мой надзор или прихоть- это вопрос твоей жизни.
  
  Улыбка сошла с лица, я снизу-вверх глянула на Вождя. Взгляд получился столь виноватым, что Вольфиаг уже готов был простить и сделать все что я попрошу. А я отвернулась, и глядя на приближающиеся деревья сказала.
   - Мне очень стыдно. И очень страшно. Прости если...я доверяю тебе абсолютно, но... Не думаю, что мы сможем выбраться отсюда. Если конечно Дэлирио не прилетит прямо сегодня.
  Вольфиаг задумчиво пожал плечами,
  - Кто знает... может он на подлете? - Я едва улыбнулась в ответ и продолжила.
  - Вольфиаг, возможно это будет...ужас как неуместно и по-идиотски, но...Мы с тобой должны обручиться перед Сванвейг. - Протараторила я. Тор и Вольфиаг одновременно повернули головы на меня, притормозив от удивления. Я покраснела и извиняясь, быстро договорила,
  
  - Прости, я вообще не хотела тебе так, ну такое скажем...просто Миса говорит, что раз мы, ну, вечером...в общем вместе, то это забирает мою защиту, вот. И чтобы этого не было мы должны... ну вроде пообещать Сванвейг любить друг друга. Что скажешь?
  
  Я с тревогой смотрела на пораженного Вождя. Мужчина слегка встряхнул головой и направил коня дальше, поравнявшись с Вальдом. Некоторое время он просто молчал. А я готова была исчезнуть со своего места в каждую секунду его молчания.
  Глупо представить, но Вождь просто не знал, что ответить, сотни мыслей крутились в голове и ни одна не могла вылиться на язык.
  - Думаю тебе нужно время, чтобы ээм... обдумать свой ответ. Я буду недалеко. Если что...
  
  Я притормозила Вальда и пропустила Тора, а затем и последующих нескольких всадников и пеших меченосцев. Спешившись, я устало вытерла пот со лба трясущейся рукой и прерывисто вздохнула. Кажется, я сейчас что-то немыслимое сделала! Вальд повернул черную голову и тихонько фыркнул. Я устало облокотилась рукой о седло и достала дорожную сумку с водой. А сделав несколько глотков, заметила краем глаза Мису. Сестра проезжала мимо и с горькой обидой смотрела на меня.
  - Миса! Стой, давай поговорим.
  Сестра поколебалась секунду и развернула лошадь.
  - Прости, пожалуйста не злись на меня!
  Мисалиафа не выдержала и мягко улыбнувшись спрыгнула с коня.
  - Я не злюсь, Луми, у нас это не принято. Я могу не соглашаться с тобой, но рано или поздно, либо я, ли ты, почувствуем правду друг друга.
  - Как всегда, говоришь загадками. - улыбнулась я.- Я не обманываю Миса, мы найдем. Найдем всех, и Дамантов и Агния. Мы спасём его.
  Валькирия устало согласилась, глядя в землю.
  - Что Вождь, согласен дать обет?
  Раздался тяжелый вздох. Вальд фыркнул в ответ и уставился на меня явно что-то пытаясь сказать. Тобриэль помешал мне ответить, Аратт правил его прямо к нам. Я не успела опомниться, как брат соскользнул с вытянутого крыла и стоял рядом, как ни в чем не бывало.
  - О чем речь? - невинно спросил он.
  Вереница путешествующих тем временем ушла недалеко вперед, оставив нас позади. Мы переглянулись, Мисалиафа с напором склонила голову, я не поняла намека и отвела взгляд. Аратт хитро ухмыльнулся и потерев ладонями продолжил,
  - Так-так-так, секретики! Обожаю тайны! - юноша лукаво подмигнул и приобнял по-свойски нас за плечи.
  - Делитесь проказницы! Посплетничаем по девчачьи!
  
  Я сбросила руку брата с плеча,
  - Отстань, Аратт. Мы не спетничаем...
  - ...Заговорщицки сказала она, - перебил он, - Ладно тебе, не хочешь рассказывать свой секрет- и я тебе не расскажу свой!
  Аратт чуть не запрыгал и захлопал в ладоши, Тобриэль устало закатил глаза за его спиной.
  Прошу прощения за это представление, Принцесса, к сожалению, я не могу на него повлиять в таких случаях...
   Я слегка улыбнулась, услышав голос Тобриэля у себя в голове, а затем посмотрела на сестру- Мисалиафа опять что-то пыталась сказать, кивая головой. Я взяла Вальда под уздцы и не спеша пошла догонять остальных, Миса и Аратт потянулись за мной.
  
   - Ладно, брат, тебе может и стоит кое-что знать. Но давай так, это произойдет сегодня, но не сейчас.
  
  Принц недоверчиво свёл брови,
  - Произойдет что, твой рассказ или событие?
  - Я расскажу тебе секрет, но это будет не сейчас, а потом.
  
  Принц переглянулся с Тобром и согласился.
  - Договорились. Расскажешь мне секрет вечером, ну и я тебе, может быть...
  Аратт не забывал постоянно оглядываться по сторонам, как, впрочем, и Тобриэль. Парень ждал прибытия Диких со дня на день, и если его подозрения окажутся верны - то они могут и не заметить их прибытия...
  
  К полудню мы вошли под высокие ветви деревьев, солнце так ярко горевшее на поляне, вновь потеряло здесь свою силу. Воздух казался миражом, который можно пощупать, пах иначе, звучал едва уловимой вибрацией от земли и до самой высоты, которая ощущалась лишь вблизи этих гигантов.
   Всю красоту внутреннего мира леса портила, до зубов вооруженная кучка людей, в охране трёх Дамантов. Меченосцы одели все своё обмундирование, которое ещё осталось, колчаны были наполнены стрелами, Вождь вел их вперёд, Ярум замыкал шествие. Но по факту воины были перепуганы, под металлическими щитами дрожали их руки. Мои сестры держались вместе и колко вглядывались в окружающее пространство. Старуху Марио одели в запасную броню и усадив на одного из резвых скакунов, прицепили щит за спину. Бабка теперь не дергалась и не пыталась помочь или услужить мне. В принципе, она вообще не могла особо двигаться под тяжестью защиты. Я старалась каждый вечер у костра согревать ее тёплыми разговорами, а днём мы упорно шли вперёд.
  
   В этот раз ночлег решили устроить не под самим деревом, а наоборот, на поляне между двумя. Выбрав вдалеке подходящее место, Вольфиаг направил всех за собой в ту сторону. Правее от нас росло близко друг от друга два гиганта. Именно между ними Вол и решил заночевать. Пройдя несколько сотен метров, он замедлил шаг. Затем и вовсе, остановился и поднял руку, давая знак остальным. Меченосцы тормозили, некоторые слезали с лошадей, желая размять ноги.
   Вождь спрыгнул с Тора и сделал пару шагов вперёд.
  - Тор, ты чувствуешь, что это?
  Конь топнул копытом, копнув мягкую почву. Мужчина оглянулся и вопросительно поднял бровь. Тор осторожно сделал шаг вперёд и резко топнул копытом опять, в этот раз низко наклонив голову к земле.
  Вольфиаг присел на корточки и взял горсть земли в руку. Твердые клубни грунта, которые лежали под его ногами, попав в руку, через мгновение быстро превратились в ускользающий сквозь пальцы, черный песок. В этот самый момент Вождь услышал крики воинов и командира, а сам почувствовал как проседает и проваливается в землю уже почти по колено...
  Вся земля вокруг и под нами, по которой мы шли уже несколько часов без остановки, превращалась в зыбучий жадный песок, который начинал приглашать в себя все, что стояло на нем. Лошади дёргали копытами, пытаясь высвободиться, у многих это не получалось. Двое парней тоже застряли в тягучем песке, не в силах достать собственные ноги.
  Я и Вол одновременно закричали Дамантам: не приземляться! Тобриэль тем не менее, резко спикировал вниз, но лишь для того чтобы крепко схватить лапами одного из застрявших меченосцев. За ним последовала и Хилли, сориентировавшись позже. Все же, хоть и с трудом, но застрявшие воины были вызволены, а потом и лошади вернулись в активный строй. Почему активный? Да потому что в быстром вихре событий, некоторые бросились спасать утопающих, другие же, такие, например, как Валькирии, решили искать выход. А по сути выход был один: бежать. Ведь пока мы шли по грунту - он не рассыпался, а принимал твердую консистенцию, давая возможность продвигаться дальше. Стоило же нам остановиться, как земля разъезжалась под ногами. Несколько лошадей во главе с Рэххилу и близняшками помчались вперёд, Далира подхватила на ходу поводья коня Марио и потянула за собой.
  Измотанные и измазанные в грязи по уши люди едва уносили ноги- конца зыбучим пескам не было видно. Казалось, он повсюду. Даманты не смогли бы унести всех людей. Да и бросать лошадей не хотелось...Сумасшедший бег превратился в гонку на выживание. Место, на котором хотел поставить лагерь Вождь, было полностью покрыто сыпучим грунтом. Когда до бегущих впереди нас это дошло, началась метушня. Останавливаться было нельзя, песок тут же начинал засасывать в себя. Лошади испуганно и устало ржали и фыркали, всадникам сложно было ими управлять. Вольфиаг оглянулся и на ходу начал искать новое убежище. Но вокруг не было ничего! Хилли летящая над ними, обратилась к нему и Аратту со мной:
  Не меняйте направление. Мы можем ночевать на корнях, вы сможете залезть.
  
  Вождь вспомнил размашистые корни, высоко торчащие из земли и крикнул на бегу
  Даманте,
  - Лошади, Хилли! Мы не можем их оставить!
  
  - Я не оставлю Вальда! Как и Вольфиаг Тора! - с отчаяньем и злостью крикнула я.
  
   Мы почти добежали до двух деревьев и ближайшее вполне подходило для того, чтобы взобраться на его массивные корни всем людям. Времени на размышления оставалось мало. Вокруг наступала гнетущая темнота, опасность росла, песок не заканчивался, как и его энергия к поглощению. Для спасения людей, мы должны были оставить лошадей, которые не могли взобраться на дерево. Я понимала это, как и Вольфиаг, и на сердцах обоих появился лёд. Аратт неслышно подлетел и резко крикнул, ошарашив всех, включая Хилли.
  
   - Значит так! Все, кто достиг корней- слезли с коня, забрали все что смогли и быстро на дерево! Ладон, Викор, - обратился Принц к ближайшим меченосцам от себя, - Помогите старухе залезть! А теперь вы... Вольфиаг, Луми, мчите к корням и слазьте с лошадей!
  - Но...- начала было я, но брат не дослушал меня и обратился к Даманте, что зависла в воздухе.
  - Хилли, Галант, за мной, как только Тор освободится от Вождя, бери его в лапы и поднимай наверх!
  
  Я с открытым ртом оглянулась на Вола, но времени думать не осталось вовсе. Почти все люди были уже наверху, а по лесу начинало разносится жалобное ржание испуганных, тонущих лошадей, которых не успевали поднять Даманты. Вольфиаг посмотрел на меня, затем на Хилли, а через несколько десятков метров быстро спешился и резво полез по выпуклому корню наверх, прихватив с собой меч и наплечную сумку. Даманта без промедления подлетела к черному скакуну и обняв сверху четырьмя лапами, подхватила и вытянула из зыбучей земли, уже успевшей захватить его копыта. Я как раз подъехала к дереву, наблюдая всё это, спрыгнула с Вальда и успела я залезть на корень, как Тобриэль спикировал и поднял Вальда над землёй. Мой конь громко заржал, но не смог перебить крики умирающих собратьев. Галант поднимал по одному и других лошадей. Из трёх десятков, выжило лишь двенадцать скакунов, кроме Вальда и Тора. Крики остальных до слез резали мне слух. Валькирии горестно всхлипывали обнимая друг друга, Марио сидела в шоке, опустив морщинистые руки, мне казалось она вовсе не рада, что осталась служить мне на этом свете.
  
  Остаток ночи прошел беспокойно. Выжившие лошади не хотели здесь оставаться и не могли уснуть, даже Вальд и Тор не смогли их угомонить. Подобраться к спящим незамеченным вряд ли было возможно, не утонув в этих смертельных песках. С воздуха защищали Даманты. Но и людям не спалось в этом месте, никто не хотел от усталости расслабиться во сне и упасть прямо в объятия поглощающей земли. Вольфиаг сидел плечем к плечу с Араттом, облокотившись о тёплый бок Тобра. Между ними свернулась клубком Луми, положив голову на ноги Вождю. Мужчины не спали. Вольфиаг негромко спрашивал у Принца про Дукса.
  
  - Что могло его так задержать? Мы начинаем терять людей и капитально рисковать... ее жизнью.
  
  Аратт тихо кивнул и после короткой паузы сказал.
  - Он редко нам отвечает, сказал, что-то пошло не по плану. Я сам не больше понял, чем ты сейчас.
  
  Лошади нетерпеливо топтались неподалеку, придремавшие воины время от времени просыпались, дергаясь и вскакивая.
  - Ты можешь передать ему мои слова? - Тихо спросил Вольфиаг.
  - Конечно. - Так же тихо прошептал Аратт. - Как только он ответит.
  
  Вольфиаг положил руку на шелковистые локоны, девушка тихо посапывала во сне.
  - Скажи ему, что я лично прошу его поторопиться. Скажи... что если из-за его отсутствия я потеряю её - у Дэлирио больше не будет опекуна.
  
  Принц с иронией взглянул на Вождя. В темноте, выражения каких-либо эмоций было почти не видно. Но когда бородатое лицо медленно повернулось к Принцу, тот шкурой ощутил- не шутит. Паренёк вдруг понял, Вождь давно сдерживает сильную злость, просто скрывает ее. Аратт даже слегка расстроился- и как он не заметил? Да ему же сейчас мишень дай- он ее одними глазами сметёт с земли! Принц ещё раз кивнул в темноте головой, слегка заерзав рядом с ним.
   - Как скажешь. Хоть дословно! Как только Дэлирио выйдет на связь, я передам.
  
  Вождь угрюмо уставился перед собой. Похоже было, что говорить он больше не намерен, но и спать он не собирался. Принц выждал какое-то время. Сестра тревожно спала, изредка дергая руками или пришептывая что-то во сне. Вождь успокаивая гладил девушку по голове.
  
   - Что ты хочешь узнать? - вдруг негромко спросил он. Аратт замялся. - Ты же хотел о чем-то спросить меня?
  Аратт ответил правду,
  - Единственное, что я хотел узнать, так это как раз, что с тобой происходит?
  - Со мной? - удивился Вольфиаг.
  - Да, и не говори, что ничего. - Принц вскользь глянул на мужчину, - мы с тобой не приятели и не друзья, поэтому я могу быть с тобой крайне откровенен. Твоё умение скрывать все под маской грозности- трещит по швам.
  Вольфиаг спокойно вздохнул. Аратт с удивлением поднял брови, но мужчина этого не увидел в полной темноте, а невнятно ответил Принцу.
   - Мой мир трещит по швам...
  
   Аратт молчаливо ждал продолжения, но хмурый Вождь опять погрузился в свои мысли. Принц решил помочь.
  - Знаешь, у меня похожее чувство: когда кажется, что ты вдруг попадаешь в другой, страшный вариант твоей жизни, ты здесь как бы новичок, и не понимаешь, как докатился до такой вот, откровенной задницы...
  Вольфиаг с лёгкой улыбкой глянул на молодого паренька.
  - И когда это ты такое чувствовал?
  Аратт ответил абсолютно серьезно, без намека на шутку,
  - С момента, когда начал осознанно хоть что-то чувствовать, и до недавнего времени...
  
  Вол задумался на несколько минут. Принц откинул голову назад, на мягкую шерсть Даманта. Тобриэль неслышно дышал, настороженно выставив уши. Рассвет был близок, нужно было хоть немного отдохнуть. Вольфиаг задал последний вопрос.
  - Что же изменилось, раз это чувство исчезло?
  
  Аратт уже прикрыл уставшие глаза, но теплая улыбка скрылась в ночной темноте.
   - У меня появилась Луми.
  
  Принц расслабился и задышал ровно. Вождь глянул на спящего паренька. Во сне он выглядел совсем мальчишкой: веснушки по всему лицу и светло-медные кудри на лбу.
  
  Вольфиаг положил голову назад и постарался закрыть глаза. Первые лучи пробивались сквозь широкие кроны и густые листья. Вязкий, как ночной песок сон, затянул его в свои владения.
  
  ***
  
  
  Глава 3
  Тайна похищенного младенца
  
  Когда Дэлирио и Король с остальными людьми подошли к воротам они были закрыты. Видимо в трагичный день никого не пускали в город, потому и дорога по пути сюда была пуста. Но перед Игнаддом высокие двери начали медленно открываться, за что наверняка стоило сказать спасибо Дэлирио. Его впечатляющий размер сложно было не заметить, и все же, это сыграло им на руку. Не впустить Дукса они не могли, тем более, из Союза Четырех Королевств.
   Небольшая вереница всадников вошли в город. Ранн с усилием удерживал рот, который так и норовил раскрыться от удивления. В самый мрачный день для Королевства, любящего своего правителя, улицы и дома производили шокирующее впечатление. Воевода не знал, что до этого дня дома имели цвет светлого камня из которого были построены, а мостовые вымощены из гладких белых морских раковин, самых крупных в мире, которые водились лишь в водах рядом с этим Королевством. Одна такая овальная форма достигала в длину до полутора метров и непременно имела светлый оттенок. Поэтому в обычный день город играл оттенками морских ракушек и пустынных камней, а по углам и малейшим трещинам пробивался светло зеленый мох. Теперь же, каждый камушек, каждая лавка и сарай были выкрашены в черный. Окна в домах были закрыты и зашторены, людей практически не было. Город погрузился в траур.
   Игнадд с тяжёлым сердцем ступал вперёд по знакомой дороге. Стоящая охрана на улицах столицы не останавливала их. Лишь глазами лазами провожали бледного Короля, уверенно шагавшего к замку. А за ним шли и его люди с Ранном; Дэлирио неспешно шагал широкими лапами, плотно сложив крылья.
   Дворец Гилмора Кайдена был недалеко, и Игнадду всегда он нравился. Просторный, с круглыми башнями и плоской крышей. Когда люди подошли к замку, от охраны отделился человек без брони и оружия. Мужчина с первой сединой в черных волосах, уверенно подошёл к Дэлирио и Королю, низко склонил голову.
   - Приветствую вас, Ваше Величество, Дукс, в столь скорбный день для всех нас. - Мужчина поднял голову и пригласил в открытые ворота дворца. - Меня зовут Рикар, я проведу вас... Накануне вашего приезда случилось горе, Король Гилмор Кайден скоропостижно скончался и по свежему закону нового Короля я не имею права говорить о причинах смерти. Сейчас мы с вами пройдем на террасу, откуда вы сможете пронаблюдать церемонию огня, после чего я доложу о вас Королю.
  
  Игнадд знал ответ на свой вопрос, но хотел убедиться,
  - Король теперь его сын? Олан?
  Рикар согласно закивал головой и свернул в коридор ведущий к лестницам. Замок не был рассчитан на размеры Дэлирио, залы были просторными, это так, но лишь по площади. В высоту же, человеку могло показаться и высоко, возможно обычный Дамант с трудом, но пролетел бы здесь. Но теперешнему Дуксу пришлось остаться на улице. Дэлирио недолго думая взмыл в воздух и полетел вокруг дворца, высматривая рыжую голову Игнадда.
   Преодолев более сотни ступеней, люди наконец то выбрались на крышу одной из башен замка. Окружённая по периметру высокими столбами, она была настолько высокой, что открывала весьма обширный пейзаж. Отсюда был виден и город, и порт, даже стену, из-за которой они пришли.
  Недалеко за пределами замка и его садов, на пустом куске жёлтого песка, стояло несколько десятков людей. На костре лежало тело человека, укрытого дорогим гобеленом, и держащего свой меч. Здесь так было принято. Спустя некоторое время на крыше появился и Дэлирио. Дамант тихо встал за спинами Игнадда и Ранна, глядя высоко над столбами он смотрел на высокие языки пламени. Затем люди что стояли внизу на песке двинулись в сторону замка, а Рикар пригласил гостей внутрь. Теперь слуга повел их в другом направлении, спуская вниз на несколько этажей.
  Дэлирио проследил за ними мрачным взглядом и с тяжестью вздохнул. Опять летать вокруг и искать подход он не собирался. Время поджимало, тревожные известия Хилли заставили его сильно понервничать. Не придумав ничего лучше, Дукс развернулся и тенью скользнул с крыши.
  
  Черные крылья плавно разошлись в стороны, встречный воздух натянул их тонкую прочную кожу. Дэлирио безошибочно правил полет в сторону почти подошедших к замку людей, среди которых наверняка был и новый Король.
   Когда в большой зал вошёл глава государства, гости уже ожидали его. Игнадд с Ранном одиноко стояли у изголовья длинного стола, оставив меченосцев с Рикаром в соседнем зале. Относительно молодой Король Фелеса был высоким, и действительно пухлым боровом. Небольшие узкие глазки надменно смотрели вокруг, высокие скулы достойно держали на себе розовые щеки, как кисель дрожащие при его тяжеловатой ходьбе. Пышный наряд развевался в стороны, делая его по истине необъятным. Редкие темноватые волосы аккуратно зачесаны назад, как делал и его отец, что тут же вспомнилось Игнадду. Олан-Артур стремительно подошёл к гостям и кротко кивнул своей большой головой. За его спиной стояло несколько слуг, склонившихся в низком поклоне, да ещё кое-кто...
  Игнадд сделал шаг вперёд и поклонился,
  - Ваше Величество. Примите мои глубочайшие соболезнования. Ваш отец всегда был мне другом. Мы не знали о вашем горе, когда направлялись сюда.
  Олан-Артур угрюмо перевел взгляд с Игнадда на Ранна. Воевода поклонился и поднял голову, Игнадд положил руку ему на плечо,
  - Это мой хороший друг и советник, его зовут Ранн. Он с земель Инвоката.
  Король Фелеса сбросил маску угрюмости и удивлённо поднял брови, открывая синие глаза.
  - Другой континент? Что, правда?
  - Да, Ваше Величество, я оттуда. - ответил, зардевшись Ранн.
  Олан посмотрел ещё раз гостям за спины и с подозрением спросил,
  - Король Игнадд, а разве ваш сын не с вами?
  Игнадд с пониманием прикрыл веки и выдал свой готовый ответ,
   -Нет, Ваше Величество, Аратт сейчас по моему поручению работает над другой проблемой. - Он решил отвести разговор от сына и подойти к делу. - Часть этого вопроса я как раз хотел обсудить с вашим отцом.
  Олан вздохнул,
  - Чтож, ваш Дукс Дамантов просил разговор о деле вести при нем, так что, - Король показал рукой на двери за плотной гардиной, - Прошу за мной, на балконе достаточно места всем.
  
  Олан-Артур откинул серую вышитую ткань и вышел на широкую террасу, или даже оранжерею - часть пространства над головами была покрыта стеклом, дорогим материалом на всех землях. Но Гилмор Кайден был неприлично богат, благодаря своему пристрастию к вину и прочим хмелящим, а потому мог позволить себе оборудовать огромную пристройку на третьем этаже, в виде террасы, с наполовину покрытым потолком. Здесь почти не было ветра, на полу и длинных лавах действительно стояло немало растений и экзотических цветов. Сверху было видно небо, а там, где прозрачная крыша заканчивалась - стояло несколько колонн, за которыми была широкая терраса.
   На просторной площадке уместился и Дукс, ожидающих их здесь, и несколько стульев вокруг накрытого разнообразными яствами стола. В центре которого, разумеется, стоял высокий стеклянный сосуд с самым лучшим вином в Фелесе. Дамант словно каменное изваяние сидел рядом и не мигая смотрел красными глазами на вошедших людей.
  Едва стоило им появится на площадке, как Игнадд услышал голос Дукса в своей голове, и понял что только он его сейчас слышит.
  
  "Игнадд, времени слишком мало на тёплые разговоры. Аратт нашел Диких, это становиться опасно для них, пока меня нет рядом... Ты должен говорить очень настойчиво и быстро, иначе мы потеряем твоих Детей."
  
  Король помрачнел и вскользь глянул на Ранна, воевода спокойно шагал рядом ни о чем не подозревая. Игнадд не знал, как лучше все быстрее и надёжнее сделать.
  Олан отправил слуг и начал разливать вино по кубкам. Его спутница, о которой самое время подробнее рассказать, вальяжно расположилась на одном из стульев. Эта девушка сопровождала Олан-Артура с самого начала и следовала за ним как тень. Однако стоит отметить, что девушка явно была в другой весовой категории, чем ее Король. Стройная, худая, с подтянутой грудью и длинными ногами. Короткие светлые волосы закрутившись в кудри легли короной на красивом лице, с яркими карими глазами и маняще-пухлыми губами... Такая красотка, рядом с мягко говоря, крупным Оланом, смотрелась достаточно неуместно, чтобы рано или поздно вызвать заинтересованные взгляды. Олан-Артур пыхтя оглянулся по сторонам, и раздав кубки гостям и своей невесте, повернулся к Игнадду.
  - Обязан представить, к слову, Ваше Величество, это моя невеста: Джеки Этер. Мы планировали на это лето сыграть свадьбу, там бы с вами и встретились, если бы не смерть папы...
  Олан стал совсем грустным, впрочем, лишь на мгновение. Джеки Этер достаточно было быть рядом и тронуть пухлую руку Короля, как он пришел в себя и спросил.
  - Так что вас привело в Фелес, да ещё и без письма, в торговые ворота...
   Игнадд глотнул из кубка и хотел было поставить его на стол, да вдруг замер и передумал. Сладковатый вкус неведомого фрукта покалывал язык и все нутро, приятно согревая. Напиток пришелся ему по вкусу и Игнадд отпив ещё, таки начал.
  - Дело крайне срочное, это самое важное. И очень серьезно касается меня и моей семьи. - Игнадд с тяжестью вздохнул, говоря слишком откровенно, - Гилмор не отказал бы мне, Олан. Я нашел свою дочь, но нашел ее в беде и должен был достать ее оттуда. Я не знал с чем столкнусь, и в итоге я потерял много людей и Дамантов. Но не только эта месть привела меня сюда, позже мы выяснили, что те создания, которые повергли нас в том бою - берут свои силы и крылья, у Диких Дамантов. А те в свою очередь, нарушают договор, вторгаясь на мои земли!
  
  Игнадд заходил вдоль парапета, огибая лапы Дэлирио и продолжая, максимально сжимая, объяснять просьбу.
  - Мы хотим не просто им отомстить за умерших, за нанесенное оскорбление или обиду. Олан, если позволить им это делать дальше, кто знает через какой срок Дикие полезут к вам или на другие территории?
  Олан хотел ответить что-то, да и его красотка вдруг оживилась, но в их мысли вклинился Дэлирио,
  Думаю, Король Олан-Артур, тебе лучше подумать о том, через какое время, Воллупты срезавшие бессмертные крылья с Диких Дамантов, придут завоёвывать себе новые земли, если не весь мир. Они - потенциальная опасность для всех.
  И мы пришли именно к твоему отцу лишь потому, что в такое безумие, только друг поверит на слово.
  
  Олан застыл, приоткрыв рот и переваривая услышанное. Девушка привстала и настороженно вглядывалась ему в лицо, обняв тонкими пальцами бледные, теперь уже, щеки Олан-Артура. Парень мягко отодвинул любимую в сторону, чуть не свалив в кусты своей массивной рукой, и смело посмотрел в широкую морду зверя. Дамант негромко спросил, подведя этим вопросом разговор, к ясному и быстрому разрешению.
  
  Осталось лишь выяснить, такой же ли друг нам сын Гилмора Кайдена. Или Олан-Артур выберет иных друзей?
  
  Игнадд не одобрял столь резкий поворот разговора. Так или иначе, они пришли за просьбой, и хоть они-то как раз правы, всё же, даже Гилмор не любил дерзость и давление. Олан отвернулся от Дукса, шурша накидкой, посмотрел на Игнадда и протянул свою пухлую ладонь.
   - Я всегда друг Короля Игнадда и его Королевства. Я не нарушу воли отца, который уважал и чтил вас.
  Игнадд довольно расплылся в улыбке, потирая рыжие усы, а Ранн неожиданно шумно для самого себя и остальных, выдохнул с неимоверным облегчением. Джеки засмеялась, а Олан с доброй усмешкой на большом лице поднял кубок,
  - Я даю вам слово Короля, Фелес выступит на вашей стороне в битве за справедливость! Моя армия будет в рядах с вашей, пока мы не одержим победу!
  
  По притихшому в скорби дворцу, раздалось звонкое цоканье стеклянных кубков и прерывистый рык Даманта. Несколько охранников у входа на балкон выглянули убедиться, что с Королем Оланом все в порядке. Парень гордо стоял в кругу друзей погибшего отца, и разумеется, рад был им помочь.
   Ранн не выдержав наконец долгого ожидания, решился спросить,
  
  - Мы сможем познакомится с вашими известными бойцами?
  Олан-Артур слегка кашлянул, поперхнувшись своим напитком и с немым вопросом уставившись на воеводу. Ранн смутился. Олан с проявляющейся улыбкой повернулся к Игнадду,
  - Не может...Вы правда ему ничего?.. О Боги, какой подарок! - Король поставил кубок и захлопал в ладоши, поворачиваясь к Ранну, - Уверяю вас, Ранн, моя армия вам понравится! Она никого не оставляет равнодушным!
  Парень прерывисто засмеялся-захрюкал, шагая к выходу с террасы и продолжая приговаривать сквозь смех Королю,
  - Не могу поверить, вы ему не сказали, кто в моей армии! В армии Великого Фелеса! Вот лицо-то будет!
  
  Игнадд махнул рукой изводящемуся от интереса воеводе, и Ранн поспешил за Оланом и Джеки. Сам же взволнованно повернулся к Даманту.
   - Дэлирио, что с моими детьми? Что они нашли??!
  
  Дукс сделал небольшой шаг навстречу и опустил голову ниже, на уровень человека. Угрожающе страшная морда не могла скрыть его собственного волнения...
   Все живы и здоровы, несколько приключений Диких Лесов, и след Диких. Хилли уверенна, что их засекли. А я должен знать, что здесь все окончательно решено. Мне давно пора быть далеко отсюда...
  
  Игнадд взялся руками за голову, примяв пышные торчащие волосы.
  - Дэлирио, подсказывай, как в старые добрые времена. Я хочу тебя погнать им на помощь сейчас же! И возможно я смогу договориться до конца с Оланом в одиночку. Но почему такая тайна смерти Гилмора? Он не говорил тебе как умер его отец?
  Дамант отрицательно мотнул мордой и встав на четыре лапы чтобы улетать, ответил,
  
  Если ты хочешь мой старый совет, он прост: не потеряй своих детей. Если Олан не таков как его отец, возможно сама суть Союза Четырех Королевств потеряет для нас смысл?
  
  Игнадд твердо смотрел на Дукса. Дамант был как всегда на шаг мудрее, и мыслил немного пошустрее самого Игнадда, хоть старался и не показывать этого. Однако теперь Король был уверен.
   - Лети сейчас же к моим детям, Дэлирио! Убереги их от опасностей и договорись с Диким Дуксом. Я сам решу вопрос с Оланом-Артуром.
  Дэлирио не сомневался в решении Игнадда и его правильности, готовый к взлету, он оттолкнулся широкими лапами, царапнув пол когтями, и резко ушел вверх. Сильный порыв воздуха смахнул несколько горшков с цветами со столов.
  Игнадд заслонившись рукой от солнца, смотрел в небо, провожая взглядом огромного черного Даманта.
  
  ***
  
  Холодная и опасная ночь в лесу гигантов деревьев подходила к концу. На моховой поляне у высокого древа, расположился караван работорговцев. Несколько сотен людей, с лошадьми и кучей оружия и веревок с клетками: для плененных.
   Это были не особые разбойники, о нет. Сильные и бесстрашные мужчины в черно-зеленых одеждах, с боевыми топориками на поясе и в лёгких металлических доспехах - были самыми известными охотниками за головами. Только...ловили они не преступников, а желаемых будущих рабов. Самый ходовой товар. Для битвы в соседнем королевстве собирают армию? Значит крупные и сильные мужчины - то что они ищут. Кто-то хочет насолить высокому чиновнику в городе знаний? Значит их следующая цель семья этого чиновника, которая вскоре окажется у заказчика в оковах. Редкие животные, для выращивания, на убой- им не важно. Эти ребята не смотрят на "товар". Если на кого-то поступил заказ, или ты просто попал под их описание необходимого- ты в их глазах уже раб.
  
  В длинной веренице клетей и цепей с людьми, спящими на голой земле, был и тот, кого здесь причислили к особо сильным и особо опасным рабам. На нем было застегнуто больше цепей чем на остальных, и перед сном ему не позволяли выйти из клети дабы размять затёкшие ноги- не хотели рисковать, уже ведь не раз пытался сбежать. Черные волосы грязными космами падали на лицо, заросшие длинной щетиной скулы крепко сжимались, голубые глаза смотрели в небо. Парень сидел так всю ночь. И каждую прошедшую ночь, с той самой, когда ему приснилась Валькирия. Он слышал, как она звала его, искала. Слышал, но никак не мог ответить...а затем она начала отворачиваться от него и пропала вовсе.
  Агний помнил ту ночь. Он знал, что Миса его ищет. И ждал её. Ведь побег отсюда был невозможен, он пробовал, и не раз.
  
  ***
  
  На рассвете лагерь Принца Аратта и Вольфиага был перенесен немного дальше черной почвы, на безопасную землю. В сумерках и спешке мы не увидели и не дошли туда прошлой ночью. Теперь же Тобриэлю Хилли и Галанту пришлось вновь поработать и перенести всех людей и оставшихся лошадей почти на два гиганта-дерева вперёд. Мы все ещё находились в глубоком лесу, в окружении высоких столбов. Но теперь стояли на земле из которой росла трава, на ней лежали ветки, огромные лопухи листьев и останки мертвых животных. Это сейчас успокаивало.
  Меченосцы перераспределились: большая их часть теперь шла пешими, лошадей осталось совсем немного и оставшихся заняли Валькирии со знахарем Нибом, старуха Марио, да Вольфиаг с Ярумом. Мы двинулись вперёд. С каждым событием происходящем здесь, поход становился тише, молчаливее и мрачнее. Каждый осознал опасность, дышащую тебе в затылок и в тот же момент заглядывающую в твои глаза.
   Даманты продолжали кружить в небе, залетая далеко вперёд, облетая вокруг идущих, вглядываясь в миражный воздух леса. Один из троих зверей всегда находился на земле, проделывая тоже самое внизу.
   Мисалиафа с самого утра предупредила меня, что вечером, вне зависимости от ответа Вождя, она будет ждать меня. Если Вольфиаг откажется давать обет, то для обучения. И оставшись с сестрами подтолкнула меня вперёд. Вольфиаг в этот момент был далеко впереди, ехал рядом с Ярумом. Я с ужасом открыла глаза и покрутила пальцем у виска.
  
  - Миса, ты что! Я не пойду сейчас выяснять что он там решил!
  - Почему? - Девушка искренне удивилась, а сестры за ее плечами захихикали. - Не думаю, что Ярум захочет мешать вам.
  
  Я с упрёком глянула на близняшек и Рэххилу, которым от этой ситуации было слишком весело, по моему мнению.
  - Нет. Я не поеду. Я не смогу такое спросить! Я еле язык заставила повернуться на прошлый разговор!
  
   Мисалиафа вдруг посмотрела мне за спину и радостно улыбнулась.
  
  - Кажется сейчас он свободен!
  
  С искренней досадой я посмотрела назад. Вольфиаг отъехал с дороги, пропуская остальных. Ярум ехал уже далеко впереди. Вождь тепло улыбался, а когда я на него взглянула- легонько мотнул головой, приглашая к себе. Я тяжело вздохнула и оглянувшись на хихикающих сестер, залезла на коня. Мисалиафа хитро подмигнула на прощание,
  - Удачи!
  - Да ну вас! - По-доброму отмахнулась я и поскакала вперёд, унимая дрожь в руках и коленях.
  
  Игривое настроение, передавшееся от близняшек, быстро исчезло при виде Вольфиага. Он не был хмурым или злым, наоборот. Но я слишком крепко сжимала мокрыми ладошками поводья. Подъехав к Вождю, я решила спешиться. Неважно, что он скажет: мне не удержать Вальда под своим собственным волнением. Мужчина последовал за мной, спрыгнув с Тора и отводя лошадей в сторону. Он молча шел, пока мы не перестали слышать голоса людей за спиной. Лишь крики птиц остались в высоте ветвей.
   - Наконец-то, - тихо проговорил Вол и протянул руки. Я с радостью окунулась в объятия и ответила на его поцелуй.
  - Я не хотел, чтобы нас слышали. Ты вчера спрашивала у меня кое-что? - Я глуповато заикнулась. А с кивком головы сердце покатилось куда-то вниз. Мокрые ладони похолодели.
  
  - Я не хотел, чтобы это случилось при таких обстоятельствах, хоть это и не традиционный обряд...- Вольфиаг пригладил мои волосы и тихо сказал, - Я с радостью дам обет Сванвейг. И тебе. Но когда все закончится, мы станем свободными от войн и Королей - ты тоже ответишь мне согласием и станешь моей женой.
  От его слов мне стало плохо. Я потеряла дар речи и способность хоть как-то владеть телом. На секунду даже показалось, что я не могу дышать, но крепкие руки Вождя впились в плечи и воздух попал в лёгкие, а голова сильнее закружилась. Я вдруг ясно увидела лицо бывшего дядюшки Нумера. Его жабий голос, выносящий мне этот приговор: "Ты выйдешь замуж за прославленного Полководца Рожера!"
  Серые глаза Вола пристально смотрели на меня, его руки переместились с плеч, он нежно взял моё лицо в свои ладони, заглядывая в глаза. Мне не нужно было ему ничего говорить, он уже видел этот ужас во мне раньше. Но и ему объяснять не пришлось, по крайней мере вслух. Я прочла это в его глазах и тихо обмякла, приникнув к широкой груди,
  
  - Ты не он...- тихо прошептала я, даже не понимая, что делаю это вслух.
  
  Вольфиаг крепче прижал к себе.
  - Луми, я не он. И мы потом поговорим об этом, договорились? А сейчас, расскажи мне лучше, что там от меня требуется при обряде? Мне выдадут кинжалы?
  
  Мои плечи затряслись от смеха, лохматая голова поднялась, и я смахнула одинокую слезу с покрасневшего носа.
  - Сомневаюсь, что ты станцуешь нужный танец! - Вол улыбнулся, не любил он женских слез, а вот унимать их умел быстро.
  Мы не спеша пошли дальше, лошади брели рядом, щипая редкую зелень. Я скинула тёплый плащ, оставшись в тонком лёгком платье, которое теперь одевала в жару.
   - Тебе нужно будет ввести меня в транс, наблюдая как я для тебя танцую. - Покраснев, я опустила глаза, - А потом нужно вывести из транса. Тебе нарисуют полумесяц на спине, он будет тебя всегда защищать, а Богиня Сванвейг не будет больше делить мои силы надвое...так как для нее мы станем мужем и женой.
  
  Вол поднял одну бровь и наклонил голову набок, задумавшись.
  - Так значит это не просто обряд, или обет, как бы они его не звали. Это свадьба для Валькирии... Что ж, несложно. - Наконец ответил мужчина, - И в итоге, я таки твой муж?..
  Я отвернула пунцовое лицо, на котором, наверное, даже веснушек уже не было видно под смущением. Вождь прыснул, попытался ещё раз сдержаться и не смог! Засмеялся во все горло, притягивая меня к себе.
  - Луми, мой лунный свет! Я люблю тебя...
  - Что?..
  
  Он успокоился и серьёзно посмотрел в глаза,
  - Да. Неужели ты думала, что это не так?
  Я заискрилась от счастья в его руках.
  - Наоборот, ждала только! Я тоже... тоже люблю тебя.
  
  Когда солнце пошло вниз, лес моментально начал погружаться в сумерки и оживать. Удивительная ежедневная трансформация меняла место до неузнаваемости, пробуждая вместе со слепящей красотой и кровожадных тварей. Днем, освещённое пространство показывало лишь широкие кроны деревьев, кости невиданных ранее животных, обломанные ветви и сгнившие листья. Бесцветные безликие растения, непривычно огромные, сонные животные.
  С наступлением же темноты, некоторые безликие растение зажигались яркими фосфоресцирующими красками. Светящиеся ночные птицы, частично освещавшие пространство, охотились, маневрируя между могучими ветвями. Обломанные коряги на земле отбрасывали замысловатые изменчивые тени от их света. Хищники выходили из своих убежищ, лес наполнялся разнообразными звуками животных и прыгающими тенями.
  Ночлег был устроен в этот раз максимально продуманно. Даманты с десяток раз исследовали окрестность, меченосцы расставили ловушки по периметру. Место было приятным, возле самого дерева, под одним из торчащих раздвоенных корней. Там, где толстый корень делился надвое, он выступал над землёй недалеко от ствола, делая таким образом низкую щель над землёй. Если лечь наземь, можно проползти в нее и оказаться по другую сторону корня.
   Когда свет солнца окончательно исчез, а вместо него засветился таинственный лес с его обитателями, мужчины развели костёр. На его счёт споры тоже велись шумно и не раз, однако переспорить моего брата никому не удалось. Аратт настаивал на том, что нас слишком много, для того чтобы укрыться незаметно на ночь. А раз мы не можем укрыться, то стоит принять позицию не травоядного, а хищника. Занять своё место в пищевой цепи и заявить о том, что мы люди с огнем, Дамантами и оружием. Принц неоднократно убеждал остальных - так, у нас больше шансов. Ну а после таких темпов передвижения, никто уже не был против и погреться у костра вечером, и мясо на нем поджарить, и, если что, горящим бревном в нападающего зверя швырнуть.
  Когда все разместились у огня, я оглянулась по сторонам. Сестры были недалеко от меня, знахарь Янкрам с Ярумом стояли у костра с котелком. Меченосцы ждали трапезы, а Марио дремала, по другую сторону от Вождя. Аратта и Ниба не было. Я прослышала, что брат тренирует паренька, мне даже стало интересно, да все не подворачивался случай... Я скользнула к сестрам и тихо спросила,
  
   - Миса, так, а Аратт? Я могу ему?
  
  Сестра заплетала серебристые волосы в косу, что доставала чуть ниже лопаток. Ярко-фиолетовые глаза лукаво скользнули в сторону Вождя.
  - Луми... вообще то никто не должен об этом знать, кроме жениха. Но думаю брату...
  - И отцу! - Перебила я, торгуясь.
  - ...И отцу, ты можешь сказать. -Улыбаясь закончила Мисалиафа.
  
  Я махнула рукой Волу и обогнув Валькирий, пошла на звуки мечей. Недалеко от остальных, за их спинами, укрывшись в темноте, прыгали с мечами Принц с учеником знахаря. В полной темноте я едва не наткнулась на черного Тобриэля, и встав рядом со зверем, начала наблюдать за братом. Аратт, обнажённый по пояс, ловко крутил широким деревянным обрубком, имитирующим меч. Он ни капли не вспотел, скорее подставлял торс свежему слабому ветерку. Я засмотрелась на его боевой танец, отчасти завидуя Нибу, как ученику. Брат хоть и был молод, но вот он-то был настоящим Принцем и наследником трона! Его рука была продолжением меча, а движения выдавали мастерство, набитое годами обучения. Ниб же, едва поспевал отводить древко от себя, взмыленный и раскрасневшийся он прилагал все усилия, чтобы устоять. Или не получить по носу. Не выпустить меч. И скромному ученику знахаря это все же удавалось. С огромным трудом, и всего-то - удерживаться на ногах- но это уже было немалое достижение в схватке с Араттом.
   Тобриэль просидевший недолго рядом со мной, встал и рысью побежал в окутавшую их темноту. В наших с братом мыслях прозвучал его голос,
   "Я на обход, закругляйся Аратт, ты замучил его, да и тебя сестра ждёт."
  
  При его словах, звучащих только у нас двоих в голове - пропустил удар и таки получил по носу почему-то именно Ниб, который сам случайно заметил меня и отвлекся. Принц опустил меч и вытер лоб.
  - Неплохо Ниб, ты делаешь успехи.
  Ученик знахаря держал нос рукой, встать с земли он смог лишь со второй попытки, но встал гордо и ровно.
  Аратт отбросил древко, поднял с земли рубаху и куртку.
  - Привет сестрица, я тебя ждал. Думал, забыла.
  
  Брат оделся и пошел ко мне, бросая на ходу едва живому пареньку.
  - Поешь и ложись спать. Завтра продолжим, на сегодня хватит.
  
  Ниб устало побрел на свет огня. После занятий с Принцем у него не хватало сил на мечты перед сном, он едва держался на ногах. Порой, противоположная ему самому, бодрость Аратта, раздражала его, но и на это едва хватало сил. Ниб тоскливо оглянулся на нас и ушел.
  
  - Что, и правда расскажешь мне секрет? - Сомнительно спросил Аратт. Видимо он все же не верил, что мы его действительно посвятим в свои девичьи тайны. Я лукаво и смущённо улыбнулась,
  - Расскажу, что ни на есть настоящий секрет! А главное: его никому нельзя открывать!
  Принц не на шутку заинтересовался и внимательно уставился на меня,
  - Слушаю. - Очень серьезно сказал он.
  - Что ж, - Я шагнула вперёд и впервые взяла брата за руки, чем вызвала его глуповатую ухмылку. - Аратт, приглашаю тебя, сегодня ночью на обряд Валькирий...
  
  Немного смущенный Принц решил уточнить, тем более, что я тоже продолжала лукаво улыбаться.
  - Какой именно обряд?
  Я подошла впритык к брату и встав на носочки прошептала ему на ухо, напуская таинственности,
  - Мой обряд бракосочетания!
  
  Аратт ошарашенно отпрыгнул назад.
  - Что?? С кем??
  Я звонко засмеялась, отпуская его руки.
  - Как с кем? С Вольфиагом!
  Брат застыл, моргая глазами. Сзади над его головой послышался шорох крыльев. А через мгновение появился Тобриэль. Дамант посмотрел на нас и тут же переняв эмоции Принца, вонзился в наш разум,
   "Аратт что-то случилось? Я едва выношу твой запах!"
  
   Принц ждал объяснений от меня, а я не могла остановить тихий истеричный смех.
  
  - Тобриэль, все хорошо, - промямлила я, - Аратт просто в шоке. Да брат?
  - Хватит смеяться, объясни за кого ты там и как именно выходишь замуж?
  Дамант издал шумный короткий звук удивления, а Принц с нетерпением сложил руки на груди, требуя от меня ответа.
  - Сам встрял в мой секрет, - предупредила я, - Так что терпи вот теперь. Ладно уж, слушай сюда: сегодня, когда все уснут, зайдите с Тобром на другую сторону коряги у которой мы остановились...
  
   Серебро Луны мягко лилось сквозь высокие кроны и листья великанов-деревьев. У подножия одного из них, между высоких торчащих из земли корней, собралось несколько человек. Так как, мало кто знал о происходящем, то и пришло на другую сторону корня от лагеря, всего то: Валькирии, Вождь и я, да последним, подозрительно озираясь, появился Аратт. Позади него, оставив на Галанта дежурство, неспешно топал Тобриэль. Его морская полоса шерсти в темноте казалась синей, а два ярких глаза были похожи на пару одиноких звёзд. Свет почти погасшего костра сюда не доходил, зато поляну прекрасно освещала неполная луна. Аратт заметил, что ждали лишь его. Мои сестры тихо и мечтательно глядели на лик нашей богини на черном небе, частично скрытый высокими ветвями. Вольфиаг напряжённо стоял рядом, ему явно было не по себе. И я не могла с уверенностью сказать: не по себе от события, или же от обстоятельств, при которых происходило данное событие. Стоило Аратту появится в поле зрения Мисалиафы, как девушка поманила его к себе рукой. Парень ускорил шаг и вскоре дошел до места.
  
  - Аратт, Тобриэль! Наконец-то, вставайте рядом.
  
  Валькирия любезно отошла на несколько шагов, приглашая их. Рэххилу и близняшки Лисма и Эйра задорно улыбались, глядя на меня, абсолютно не обращая внимания на происходящее вокруг. Далира же, порывшись в поясной сумке, достала некий предмет, иронично напоминающий маленький барабан. Затем из тканевой сумки на свет явилась длинная игла, какие-то пробирочки и склянки, а в самый конце- темный пузырек чернил.
   - Не пугайся, Аратт, - спокойно улыбнувшись сказала Мисалиафа, - ты главное не вздумай сейчас хвастаться своим красноречием и симпатией к ...колкостям. Обряда ты не сорвешь, но, если удержишься от подобного, проявишь уважение к Богине Сванвейг и к своей сестре.
  
  - Понял, понял, - пробурчал неразборчиво Аратт, на самом же деле отбросив с десяток язвительных вопросов и замечаний. Хотя на самом деле, стоит заметить, Валькирия в какой-то степени обрадовала его, просьбой помолчать. Ведь парень искренне не понимал что происходит, а потому боялся, что какая-то из его "умных колкостей" попросту выставит его дураком. Опять... С момента появления сестры, он все чаще терял сноровку.
  Тем временем, Далира, как про себя ее называл Аратт: "длинная сухая вобла", аккуратно разложила свои загадочные побрякушки на траве, и из-подо лба уставилась на сестер и Принца. С таким серьезным видом она ещё больше напоминала немую рыбёху, но сейчас ее взгляд говорил о том, что все готово к началу. Близняшки радостно запрыгали, тряся друг друга за руки, а Принц закатил глаза наблюдая их вечное яркое счастье по любому поводу. Рэххилу с Мисой подошли ко мне и отвели в сторону, оставив Вольфиага наедине с Араттом и Тобриэлем.
  Принц посмотрел на Вождя. Это путешествие, опасность вокруг, тот разговор ночью возможно. Все это поменяло его отношение к убийце Диррара, убийце отца Дэлирио. Аратт с гордостью и достоинством, признал перед самим собой, а ведь это так важно, что Вольфиаг ему не враг. Больше того: Вольфиаг ему не просто не враг, этот храбрый и сильный человек ему нравился. Несмотря на свое вечное спокойствие и угрюмость, полную без-эмоциональность, а порой и просто молчаливость... Вольфиаг казался ему азартным и не лишённым юмора, наполненным опытом воином, который, почему-то, просто не в настроении для веселья. Сегодня он не отличался ничем от своего обычного состояния, разве что, казалось, он чувствовал себя не в своей тарелке...
  
  - Так-кк...- неуверенно начал Аратт, чуть не впервые за десяток лет ловя себя на мысли, что он не знает, что сказать.
  Вождь поднял глаза на парня, рассеянно и тяжело вздохнул. По открывающемуся, а через мгновение закрывающемуся рту, Принц заключил, что не один он, не смог подобрать ни вопроса, ни ответа в данной ситуации. Тобриэль протяжно зевнул, а затем его негромкий голос проник в головы озадаченных мужчин.
  "В самом деле. Не нагнетайте. Я мало сведущ в обрядах ведьм, но судя по тому что я слышал, в этом нет ничего смертельного."
  
  Вольфиаг и Принц решили промолчать. Вряд-ли кто-то из них опасался чего-то смертельного. Тем не менее, что Вождю заморской армии земель Инвоката, что храброму Принцу Абиссума, было не по себе.
  Мисалиафа тем временем крепко держала меня за вспотевшие от страха ладони, тихо говоря,
  
  - Итак... С сегодняшнего дня и начнется наше обучение. Твой выбранный спутник дал согласие, - подмигнула она и я улыбнулась, Мисалиафа крепче сжала мои руки, - теперь осталось дать обет Сванвейг.
  - Что мне делать? - несмело поглядывая на отблески луны в небе, спросила я. Рэххилу стояла рядом, положив ладони мне на плечи и с улыбкой заглядывая в лицо.
  - Я дам Вольфиагу бунд, расскажу ему тоже что и тебе, когда ты вводила меня в транс, и он станет выбивать твой ритм. В вашем случае ему придется выбивать его немного дольше, ну по крайней мере я так думаю...- Мисалиафа загадочно улыбнулась, а Рэххилу неожиданно прыснула смешком за моей спиной. Мисалиафа продолжила.
  - Ты же...просто станцуешь ему. Представь если хочешь, себе в голове музыку, но я думаю тебе и бунда хватит. Не старайся двигаться как-то по-особому, просто слушай своё тело, оно само тебе подскажет. В момент, когда Вольфиаг начнет изменять ритм, ты войдёшь в транс. До этого ты уже была за чертой реальности, но первый раз ты попала туда случайно, а когда мы тебя лечили, то тебя туда вводила Олимия. Сейчас же, ты сама туда войдёшь, и чувствовать от этого ты все будешь иначе. Ты сможешь видеть Абсолют. Это полный мир, абсолютный, со всеми его возможностями и временем. Что бы ты не увидела там, не оставайся. Лишь на зов своего имени ты должна отозваться. И сегодня тебя будет звать Вольфиаг, а не мы, как положено.
  
  Я слабо кивнула головой, судорожно перебирая пальцами ткань на платье.
  - Не бойся Луми, транс- очень сложный процесс, опасный и непредсказуемый. Но Сванвейг не бросает своих детей, я не брошу тебя, и твой Вольфиаг не бросит.
  
   Когда мы вернулись, Аратт и Вождь заметно напряглись. Впрочем, Вольфиаг тут же погрузился в объяснения Мисалиафы о бунде и обряде. Принц же, поняв, что это последний шанс, подошёл ко мне.
   - Луми?
  Я повернулась к нему, и он увидел моё волнение. Ведь не только для них с Вольфиагом все происходящее было ново. Слабо улыбнувшись я крепко обняла брата. Прижавшись к его груди, я слушала как неровно и быстро стучит сердце, я подняла взгляд.
  - Ты боишься? - Поразилась я.
  - Только за тебя. - Удивительно спокойным, для такого ритма сердца, голосом, ответил Аратт. - Я незнаю что это, и для чего. Я понимаю, почему остальные не должны пока знать, хорошо, что хоть Тобриэль здесь...
  Я, отступив на пару шагов лукаво улыбнулась...
  - Не только Тобриэль будет здесь, Хилли где-то рядом.
  - Ты и ее позвала? - округлил глаза Аратт, я пожала плечами.
  - Ну, Дамант Вольфиага не смог прибыть на наш обряд, поэтому вполне разумно пригласить его сестру.
  
   Принц уклончиво мотнул головой, едва ли соглашаясь с моим доводом. Мисалиафа негромко позвала нас, обряд пора было начинать.
  
   В полном сумраке сказочного леса, начиналось важное событие, внешне неприметное, кому-то непонятное, и большинству невиданное. Тем не менее, это событие несло для меня много смысла и значения. Оно связало и дало начало новому витку возможного развития будущего, и не только моего.
  Лагерь по другую сторону корня давно спал. Блеклые на фоне яркого ночного леса угли тлели в потухшем костре. Пара дозорных неспешно бродили поблизости. Галант изредка бесшумно пролетал над спящими.
  В месте же, где этой ночью собрались Валькирии, царила атмосфера тайны, познания чего-то по ту сторону реальности. Собравшиеся на поляне стояли по кругу, среди них на задних лапах величественно возвышались два королевских Даманта: Хилли и Тобриэль. Все хранили чуть ли не немое молчание, даже дыхания ничьего не было слышно. Все звуки, что окружали круг собравшихся, были мелодией ожившего и заигравшего красками леса. Слабый свет Сванвейг упрямо пробивался сквозь листву и редкие облака, в небольшом куске видимого неба, желая заглянуть на празднество своих дочерей.
  Масалиафа положила руку на плече Вольфиагу и мужчина присел на землю, скрестив длинные ноги. В руках у него появился бунд, а остальные, за исключением Луми, по знаку девушки отступили на несколько шагов, расширяя свой круг и оставляя в нем лишь двоих...
  Валькирии хоть и проводили подобный обряд не впервые, показывали всем своим видом, что подобное случалось нечасто. Позже Рэххилу случайно-таки сболтнет, что за всю историю существования Валькирий, давали обет немногие, а за время, что Валькирии жили под началом Олимии, обед дало всего-то - трое.
  
  Аратт стоял между Дамантами и с нетерпением всматривался в круг. Со своего места он видел напряжённую широкую спину Вождя, а за ним, лицом к нему стояла его сестра. В очень лёгкой накидке, озябшая, но внешне расслабленная. Мисалиафа дала ещё один знак означающий отходить дальше, и Принц недовольно нахмурился- ему хотелось подробно видеть, что будет происходить с сестрой. Тем не менее, он сделал символических три шага, оглядываясь на Тобра и Хилли. Зрение Даманта было намного острее человеческого, они все ещё внимательно смотрели, хотя Аратт уже смутно видел силуэты.
   Следует заметить, что освещение в основном было не от луны, а от искрящейся травы под ногами, летающих в высоте птиц, и парящих пониже - бабочек. И если, пока все стояли неподвижно в кругу- бабочки летали едва не в волосах, освещая лица и морды всех в кругу, а трава под ногами оставалась в мраке. То, когда круг начал движение расширяясь- бабочки разлетелись, а трава наоборот засверкала ослепительным зелёным светом, под шагами идущих, как круги на воде. Пока бабочки ещё не вернулись к тому месту где я стояла и сидел на траве Вольфиаг, и никто не ходил- трава была темна. Мы, находящиеся в центре и всеобщем внимании, были окутаны сумраком. Я медленно подошла к Вождю и протянула ему свою руку. Широкая ладонь Вольфиага сомкнулась на запястье, он нащупывал мой пульс...
  Через пару мгновений я отступила на несколько шагов, с каждым движением освещая себя яркой травой. В этот момент слуха перепуганного Аратта донёсся приглушённый стук... Вторая рука Вождя ровным ритмом выбивала на бунде стук моего сердца.
  
  Вольфиаг помнил свою задачу, Мисалиафа ему ясно сказала: с момента как ты начнёшь выбивать ее ритм- ее сердце полностью в твоих руках. Не сбейся, не отвлекайся, стучи, стучи, стучи.
  Он и стучал. Стучал все громче, и наконец-то этот стук, отчётливо услышали все в круге. Он, впрочем, об этом не думал, и не видел никого кроме танцующей девушки перед собой. Теперь, когда Луми начала двигаться, единственная из всех присутствующих, свет от травы освещал её с ног до головы. Более того, мягкие и плавные колебания тела, абсолютно не пугали ночных мотыльков и бабочек. И спустя несколько минут яркие мерцающие крылья запорхали над рыжей головой. Девушка помнила и свои наставление от Мисалиафы: танцуй так, как тебе будет шептать тело и душа, не думай ни о ком, не думай об обряде и трансе. Ты должна полностью отдаться стуку бунда в руках Вольфиага. Только тогда ты сможешь войти в транс.
  Лумилисенна последовала совету сестры и начала медленно раскачиваться как на волнах, в тайне надеясь, что это хоть немного отвлечет Вольфиага от напряжения. Руки расслабленно играли с ветром, а волны распущенных волос накрыли плечи плащом. Она запрокинула голову, прикрыв веки от яркого мерехтения бабочек. Стук бунда, стук сердца, не стихал, тело само просилось изгибаться. Девушка подумала о Вожде. Если этот танец предназначен ему, то, возможно ей стоит немного сменить пластику...
  Вольфиаг, напряжённо смотревший на практически эротический танец любимой, широко открыл глаза. Луми начала соблазнять его! Горящие глаза нашли - и больше не отпускали. Руки из сторон сошлись впереди, играя пальцами и заманивая его. Бедра вели свою игру, неизменно приводя в змеиное движение плоский живот. От таких танцев тонкая накидка плотно скользила по всем изгибам, а взволнованный Вольфиаг не мог оторваться от подобного зрелища... И ему и очень хотелось прогнать этих "наблюдателей в кустах".
  Затем наступил момент, когда он опомнился, словно от дурманящего сна, и вспомнил о своем задании. Он должен ввести девушку в транс. Судя по тому, что он видел, Луми танцевала уже нужный ему танец, поэтому его рука начала выстукивать все тот же ритм, но немного быстрее. Эффект получился молниеносный! Словно по мановению его воли, женское тело изменило манеру танца! Движения стали немного резче, а взгляд остекленел от страха потери контроля над собой. Вольфиаг не ожидал подобного, ритм стал ещё быстрее. Танцующая Валькирия прикрыла глаза и танец опять стал иным... Если бы Вождь был на её посвящении, он бы посчитал их схожими. Разве что, сейчас Лумилисенна не убивала воображаемых врагов кинжалами, тем не менее, движения были достаточно для этого агрессивными.
  Наступил последний этап, в котором ритм сердца должен был не просто ускориться, а измениться. Для этого ему достаточно было, слегка сбить ровное тутук-тутук, например, на тук-тутутук-тук. Вольфиаг продумал какой именно ритм он сделает и резко звук оборвался. Разумеется, он не остановился, но сменив ритм бунда, он словно вывел всех остальных из этого транса.
  Лумилисенна несколько раз крутанулась вокруг себя, теряя равновесие и сбиваясь с танца, бабочки испуганно порхая яркими крыльями, хаотично разлетались в разные стороны... Вольфиаг в нерешительности продолжал выстукивать заданный ритм, но Луми, упавшая в яркую вспышку зелёного света травы, очень испугала его. Он рискнул оторвать от угасающего силуэта взгляд и повернуться к Мисалиафе. В ту же секунду он почувствовал чьи-то руки на своей спине. Тихий шепот Валькирии прозвучал над ухом: "Продолжай Вольфиаг, ты все верно делаешь. Я нанесу тебе оберег нашей Богини. А затем заберу бунд."
  Мужчина едва не сбился с ритма, вслушиваясь в слова Валькирии. Но быстро сосредоточился, и с большим усердием продолжил стучать. Проведя последний раз взглядом вокруг, он никого к своему удивлению не увидел, за исключением двух крупных силуэтов Дамантов вдалеке. Впрочем, их выдали не силуэты, а пары светящихся глаз, да полоса Хилли: слегка рябила желтым. Вождь почувствовал между лопаток укол иголки, затем ещё один, и ещё. Мисалиафа наносила, своими особыми чернилами, оберег.
  Лумилисенна по-прежнему лежала, слегка подергиваясь в темной траве. Надо ней появлялись первые смелые мотыльки и бабочки, даря Вождю хоть немного видимости. Когда Мисалиафа закончила, она не обходя его, плавно, но настойчиво, забрала бунд. Потухший звук образовал одновременную тишину и гам. Лес как будто молчал все то время, пока Вольфиаг стучал свой ритм. Теперь же, они вновь услышали: и крики птиц, и вой волков где-то вдалеке.
  
   Я медленно плыла. Мягкие теплые волны касались лица и тела, словно пух; обтекая и обволакивая, погружая в себя целиком и беспрепятственно пропуская дальше. Открыв глаза, я попробовала оглянуться: вокруг, все чего касался взгляд- было: местами, событиями, временем и пространством. Я как будто плыла сквозь все. Теперь мне стало понятно значение Абсолюта и на какой-то момент, мне даже показалось, что я вообще в другом мире, совсем не похожем, на мой собственный. Странные замки, квадратной формы, стояли близко друг к другу, а над ними по небу, плыли огромные яркие птицы без перьев, в телах которых были люди... Но эта волна, как приняв меня в себя, так же быстро и мягко вытолкнула в следующий поток событий.
  Мне хотелось рассмотреть все, столько миров и времени проходило сквозь меня за несколько мгновений. Но поток, как и само время, неутомимо и упрямо нес вперёд. Пока... Где-то далеко, за туманом и пеленой, ещё не пройденного времени и пути, я увидела силуэт. Сперва, я испугалась. Но с быстрым приближением, я начала понимать, что силуэт мне кажется знакомым. Так и есть! Вот ещё одна волна мягко подтолкнула меня ближе, и я улыбнулась, потеряв при этом в летящем пространстве, горькую слезу. Передо мной, улыбаясь, стояла мама.
   -Мама! - отчаянно попыталась крикнуть я, но голос лишь приглушённо поглотился Абсолютом, как пустотой. Словно рыба без воды, я начала испуганно открывать и закрывать рот, пытаясь что-то сказать, но ничего не получалось. Мама как раз оказалась в одном потоке со мной, и мягко взяв за локоть...резко дернула на себя, и вытолкнула нас обеих из густого и быстрого потока!
  
  Я схватилась руками за её локти, мама крепко сжимала меня. Мы немного парили, будто пересекая курчавое облако небес, а затем я почувствовала под ногами твердую почву. Осмотрелась, и к своему удивлению и ужасу, обнаружила, что стою... у порога церкви, в которой я провела все своё нерадостное детство в обществе не отца.
  Мама мягко обняла меня за напряжённые плечи, и повела вокруг здания. Я прекрасно помнила двор и округу, Майя вела нас к конюшне, делая небольшой круг и проходя при этом мимо сада и огорода. Я с горечью вспомнила, как сперва, я ненавидела работу в земле. Отец вечно заставлял меня, сколько себя помню: сажать, полоть, поливать, в общем- выращивать нам еду. Иногда мне казалось, что это одно из моих жизненных предназначений! А потом, с каким трепетом и облегчением, я сбегала от него- именно туда, на огород. Прижималась и обнимала стволы деревьев, представляя, что это мама...
  Майя мягко остановила меня. Видимо, в этом Абсолюте невозможно говорить, так же, как невозможно скрыть свои мысли. Мама понимающе заглядывала в глаза. Как бы я хотела услышать её версию, хоть слово... В этот момент, словно параллельно тому, что я видела перед собой, передо мной призрачно возник другой мини-поток. Там была лишь мама, с огромным животом, в котором быстро стучало моё сердце. Она была в пещере, рядом сидел старец. С лёгким удивлением, и, теперь пониманием, я обнаружила что это именно тот старик, который навещал и накормил меня в темнице Рожера... Значит он не врал про имя.
  Мама была на последнем сроке беременности, кожа ее была бледная, с выступившими капельками пота от тяжёлой лихорадки, исхудавшая. Старец с уважением смотрел на серебристоволосую Валькирию снизу-вверх. И твердо произносил каждое сказанное им слово.
  
  "Майя, ты очень близка к цели. Твоё дитя все же будет жить. Но ты- нет. Последнее задание Сванвейг для тебя- отдай Лумилисенну пастырю, что живёт в церкви Мирифлема, на поляне у южного леса. Этот человек, даст твоему ребенку то, что поможет ей выжить без тебя. Из всех возможностей Абсолюта, только этот вариант приведет ее туда, куда нужно."
  Пелена начала таять, а звуки параллельного потока стихать, я вновь смотрела и отчётливо видела лишь свою, немного старшую, чем тогда, маму, которая трепетно и нежно обнимала меня в саду.
  "Ты знала..." пронеслось у меня в голове, мама медленно кивнула, отвечая на мысль.
  "Так значит...я должна была это вынести?.." Мама вновь медленно кивнула. Я же грустно оглянулась. Что ж, главное, что теперь все иначе. Жаль только... Я опять не удержала мысль, и мама крепко прижала меня к себе. На этот раз мы обе подарили потоку ещё несколько горьких слёз. Это было единственное место, где мы могли увидеть друг друга- транс, сон, Абсолют. Все миры, недоступные физическому и реальному.
  Мы пошли дальше. Я, в кругу теплых маминых рук, почему-то думала про Вальда. Мы шли в сторону конюшни, и я рассчитывала, что мама расскажет и о его появлении. Но лицо мамы было серьезным, если не сказать печальным и даже немного злым. Я напряглась и отстранилась. Мама вывела нас вовсе не к конюшне. Туман облака, окутавший нас, рассеялся. Перед нашим взором предстало великое Королевство. Я никогда не видела и не слышала о подобном. Оно расположилось среди высших пиков снежных вершин. Горы, омываемые ледяным океаном с огромными ледниками.
  Поток плавно подносил нас ближе, и вскоре, незамеченные с первого взгляда, снежные пики некоторых горных вершин, превратились в высокие башни красивейших дворцов из льда... Я начала различать внизу некую расу беловолосых людей, носящих белые шкуры и оружие из кристаллов. Волосы каждого из них были настолько белыми, что казалось это и не волосы, а так снегом присыпало.
  Поток теперь очень стремительно потек к одному из ледяных дворцов, в основе которых, лежал темный, практически черный, камень. Оттуда к балкону, по коридорам шикарного, невероятно огромного дворца, прямо в спальню некоего малыша... Я с удивлением посмотрела на маму - Майя со злостью смотрела вовсе не на малыша. Ее твердая рука указала мне на открывающиеся гардины с вышитой золотой короной... В комнату, видимо малыша-Принца, вторгались злодеи. Несомненно, за ним. Они хищно и торжествующе ухмылялись, открывая свои кривые зубы, и я с опозданием отметила, что бандиты были все как на подбор: калеки да уродцы. Но вполне резвые и ловкие. Быстро сложив маленький свёрток с пищащим беловолосым чадом, они так же быстро и незаметно удалились в окно, похитив наследника трона.
  Поток плыл по их следу, открывая мне, пока что ещё непонятные факты и события. Бандиты, словно зная город наизусть, искусно огибали высоких белых жителей холодного королевства и их постовых с оружием, в виде копий и длиннющих боевых луков. Выйдя за пределы замка, калеки быстро удалились. Поток вновь наполнился туманом, я уже начинала чувствовать усталость и тяжесть в глазах и на сердце. Абсолют начинал поглощать меня изнутри, открывая земной смертной, слишком много.
  Но Майя крепко вела меня за руку, она должна была показать последний фрагмент. Туман осел, поток остановился. Вокруг была сухая пустыня. Земля под ногами жгла ступни и была полностью испещрена трещинами в почве: от тоненьких ниточек, до карьеров, способных похоронить целую деревню. Перед нами стояли все те же уродцы, похитившие маленького Принца. А напротив них были высокие, мясистые и очень угрюмые воины. С топорами, кинжалами, и парой мертвых тел в телеге. У одного из них, того что стоял ближе всего к ним, даже не было левого уха, что делало его ещё более устрашающим чем остальные, и мне этот человек даже показался знакомым.
  Судя по тому, что я могла понять, младенца продавали. Этот факт полностью сжал моё сердце, давление стало таким сильным, что я согнулась пополам, тщетно пытаясь закричать маме. Майя присела рядом, но руку не отпускала, держа меня до последнего и настаивая, что бы я смотрела. А я начала задыхаться, хватая ртом воздух и хватаясь свободной рукой за горло. Мутным взором, я все же увидела, как из рук калеки передают свёрток с белокурым Принцем в руки безухого. Что-то больно кольнуло меня в душу, и в этот момент я услышала чей-то голос, настойчиво требовавший вернуться из тьмы...
   - Лумилисенна из рода Лунных Валькирий выйди из тьмы!!!!
  
   Словно ушат ледяной воды на голову: поток моей реальности вылился на меня. Вольфиаг громко кричал чуть ли не в ухо, тряся за плечи. Мисалиафа сидела рядом, как и Аратт. Оба бледные и испуганные. Оказалось, Аратт не ушел как остальные, он остался. Когда Миса забрала у Вождя бунд, он вместе с ними побежал ко мне.
  
  - Что с ней?!- требовал он ответ от обоих.
  Мисалиафа встала на колени рядом с Луми и нащупала её пульс. Вольфиаг с надеждой и вопросом смотрел на нее.
  - Все хорошо, она в трансе. Теперь нужно лишь, не дать ей там остаться.
  - Как? - Только и спросил Вольфиаг, а Принц тут же перебил,
  - Что значит остаться??!
  - Успокойся Аратт. Вольфиаг, бери ее руку, когда её пульс начнет учащаться, начинай звать. Настойчиво.
  
  И время шло. А Луми спокойно пребывала в трансе. До тех пор, пока ее сердце не взорвалось таким потоком ударов, что мужчина подпрыгнул. Он начал тут же звать, но все было тщетно. Пульс лишь ускорялся, на бледном лице выступали капли пота, а девушка не приходила в себя.
  Внезапно, Мисалиафа взяла руку испуганного Принца и потянула назад. Вольфиаг и не видел этого. Возможно с сотого, а может и с пятисотого раза, Луми наконец-то услышала его. Ее веки медленно раскрылись, глаза были на удивление ясными и яркими.
  Мисалиафа и Аратт отходили спиной все дальше в темноту, оставляя их наедине. Принц видел, с каким трепетом и нежностью, Вождь склонился над тонкой фигуркой сестры, девушка тут же крепко обняла его. Мисалиафа развернула Аратта и начала уводить от поляны, возвращаясь к лагерю.
  
  - Что с ней было? - потухшим и севшим голосом спросил Принц.
  - Возможно, она кого-то встретила. Там. - задумчиво и мечтательно ответила Валькирия.
  - Кого? - не унимался Аратт.
  
  Девушка пожала плечами и не ответила.
  - Ну а теперь что? Почему мы их там оставили? Может ей нужна помощь?
  
  Мисалиафа с усмешкой склонила голову набок,
  - Аратт, обряд состоит в клятве Сванвейг. Клятве в том, что они действительно любят друг друга.
  - Ну. - Не понял намека парень.
  - Что ну? - Улыбнулась девушка. - Клятву-то подтвердить нужно. При Сванвейг. Ты же не хочешь смотреть как твоя сестра...
  
  Аратт ошарашенно открыл глаза, замер на секунду, а потом громко расхохотался, привлекая внимание нескольких хищных глаз в темноте. Мисалиафа толкнула его в бок, унимая веселье. Едва ли это помогло.
  
  
  ***
  Глава 4
  Гибкая армия
  
  Рожер шел твердым шагом по длинному коридору дворца. Сегодня пришло важное известие, он долго его ждал. Как ему доложил Эддер: прибыл гонец, посланный едва ли не три года назад. Посылали в общем-то отряд гонцов, но вернулся лишь один...
  Поэтому сейчас полководец ступал широким шагом, угрюмо глядя вперёд. Широкие двери открылись, Рожер вошёл в зал. Под высоким сводом стояли его ближайшие помощники, несколько вояк, и гонец... Худой словно призрак, с глубокими синими пятнами под глазами, оборванный, грязный. В его исхудавшем лице Рожер слабо признал соратника. Он подошёл ближе, уже не так торопясь, но предвкушая и смакуя момент какой-то новой информации. Наконец он с сомнением спросил, вглядываясь в лицо человека.
  - Тиркин? Гоб Тиркин?
  
  Гонец слабо улыбнулся и низко склонил голову,
  - Да, мой повелитель.
  Рожер с удивлением поднял белые брови, а затем без сомнений быстро шагнул и заключил невесомого Гоба Тиркина в своих нелепых объятиях. Гробар с усмешкой хмыкнул и посмотрел на Эддера. Лысый тоже скалился, зная, что полководец будет доволен.
   - Гоб, ты должен все мне сейчас же рассказать. После, ты получишь своё вознаграждение и заслуженный отдых. Но сейчас... - Рожер встряхнул тощего за плечи, ноги гонца невольно оторвались от пола на мгновение. - ты должен рассказать мне ВСЕ.
  
  Гонец кивнул и слабо упал в предложенное кресло у окна. Кто-то из присутствующих передал бедному стакан вина. Гоб с сомнением взглянул на бокал, а затем словно от нечего терять, пожал костлявыми плечами, и сделал хороший, полный глоток. Все же, рассказ не будет длинным, несмотря на три года отсутствия. Но он будет... тяжёлым.
   - Мой повелитель... - тихо начал Тиркин. - Мы смогли пересечь Коварную Пустыню.
  
  В зале тут же послышался шепот. Многие из присутствующих были наслышаны или сами воочию видели, что такое, эта Коварная Пустыня. Она не зря носила свое имя. Никому пока не удавалось ее пересечь. Ну или по крайней мере, вернуться оттуда. Но именно на окраине этой пустыни... и был "рождён" Рожер. Именно о ней ему рассказывал Гробар, с того самого момента, как поведал мальцу, каким образом альбинос, оказался выброшенным своим народом и выращенным племенем каннибалов. Именно туда и намеревался всю свою жизнь попасть Рожер. Ставший для этого полководцем, собравший для этого самую большую армию на всем материке, прошедший такие испытания, которые многим и не снились...И все лишь для того, чтобы попасть туда, где он истинно был рождён. Но не во имя воссоединения со своим народом. Но во имя Великой мести. За то, что его отвергли. Его продали. Его же народ.
   Сквозь шепот соратников, не замечая настороженных и пытливых взглядов помощников, Рожер внимательно смотрел на Гоба Тиркина. Гонец боялся поднять глаза на своего повелителя. Ведь, то что он должен ему рассказать, было вовсе не повестью о ромашках...
  
  Ровный, но очень тихий голос Гоба, заставил всех смолкнуть. Его рассказ потек дальше. Но поднять глаза на повелителя, он так и не смог.
  - Когда мы вошли в глубь пустыни, выяснилось, что она не такая уж и ненаселенная. Лишь окраина действительно пустая и сухая пустыня. Дальше...лишь смерть. Большая часть людей погибли сразу. Пока мы не успели привыкнуть к ее сюрпризам. Первыми напали на нас огромные пауки, они вылезали из...
  
  Рожер внезапно перебил гонца,
  - Гоб, ты не понял. Это-то как раз может подождать. Я хочу услышать нашел ли ты там альбиносов?..
  
  Гробар заметно напрягся, впрочем, в данный момент это не казалось никому странным. Ведь и он видел альбиносов, когда те продавали ему Рожера. Тиркин тоже окаменел на своем месте. Теперь, он поднял глаза на полководца.
  - Да, я нашёл их. - Сказал он. Рожер на мгновение прикрыл глаза, облегченно, тихо выдохнув. Гоб продолжал.
  - До них дошло пятеро, со мной. Они живут у высоченных гор, где и заканчивается Коварная Пустыня. Там, вдоль подножия, целое поселение, даже город. Они не рискуют выходить в Пустыню, хоть и умеют ее укрощать, скажем так. Когда мы подошли, к нам тут же вышла их охрана... Они...чем-то действительно похожи на Вас, мой повелитель, но...
  
  Рожер с вопросом поднял бровь. Гоб не мог подобрать правильной формулировки для описания отличий, но все ждали ответ, и измотанный, уже охмелевший от одного глотка гонец, сказал, как думал,
  - Они уроды, мой повелитель! Не в вашу сторону, ни в коем случае не в обиду, но...там сплошь да рядом: одни калеки!
  
  Гробар как-то незаметно выдохнул, его плечи расслабленно опустились. Тиркин продолжал оправдываться и разъяснять, теперь, спеша договорить.
  - Охрана выслушала нас, и провела в дом какого-то их верховного лидера, тоже калека! Слепой. Он был единственным, кто дал нам точное доказательство того, что это действительно ваш народ- альбиносы. Он не был уродом, наоборот, красив почти как вы, и высок. Но вместо зрачков- белые мутные пятна. Остальные жители, альбиносы, это так, но их уродства намного сильнее искажают внешность.
  Мы едва передали лидеру Ваше послание, как...Он словно с катушек слетел! Калеки они или нет, а уродства силы их не лишили. На нас напали и всех убили. Я сам не понял, как они проглядели. Они решили, что я тоже мертв...
   Гоб Тиркин задрал рваную рубаху, оголяя ребра, обтянутые кожей в язвах. Но даже среди общих синяков царапин и ран, был видел слабо затянувшийся шрам под самым сердцем. Гоб действительно чудом выжил. Рожер побледнел, а на скулах заиграли желваки. Он было потянул руку к шраму, затем, с лёгким омерзением, отдернул ее. Гоб опустил рубаху и продолжил, теперь уже бесстрашно говоря правду, глядя прямо в светлые глаза повелителя.
  
  - Наши тела сбросили в телегу и долго тащили по Пустыне. Я не знал в каком направлении. Но когда нас выкинули, мы ещё какое-то время летели до земли. От удара и навалившихся тел своих мертвых собратьев, я потерял сознание. Когда же я очнулся, троих уже не было рядом. Мы оказались в норе пауков, о которых я Вам пытался...
  
  - Ладно,- опять резко перебил Рожер, - Как ты выбрался оттуда живым, ты мне ещё расскажешь. Ты скажи: ИХ ты ещё видел? И что из разговора помнишь? Лидер вообще ничего не сказал? Никто?
  Тиркин с горечью помотал головой.
  - Нет повелитель, кроме охраны и лидера никто и слова не сказал при нас. Охрана же только про лидера нам сказала и провела. А сам слепой после слов, о том, что Вы альбинос, просто перевернул собственный стол, выхватывая копьё и крича! Отдавая приказ на наше убийство...
  
  Рожер откинулся на спинку кресла, на котором сидел. Гоб Тиркин прерывисто выдохнул и отпил ещё вина. Теперь его глаза совсем помутнели, но рот сухо разлепился, и он тихо закончил.
  - Повелитель...Я не могу порадовать вас их речами или какими-то словами. Но я могу поклясться своей жизнью и жизнями погибших на моих глазах...Они поняли о ком я говорил. Они знают о Вас. Но...мне возможно могло показаться, ситуация была напряжённая, и тем не менее...Я думаю, они считали вас умершим.
  
  В зале повисла гробовая тишина. Быстрое дыхание Рожера хрипло разносилось по помещению. Гробар сделал шаг вперёд.
  
  - Это немудрено. Если они узнали, что тот альбинос, о котором ты говорил и есть тот мальчик, которого они нам продали, значит: во-первых, Рожер единственный альбинос за пределами их территорий, во-вторых, они продавали его каннибалам и были уверены, что мы его сьедим на обед, а это значит...что Лидер, принимал в том событии непосредственное участие.
  
  Рожер медленно соглашаясь с наставником кивнул. В этот самый момент, разговор прервал слуга, вошедший в зал. Он низко молча поклонился и отступил в сторону пропуская ещё одного гостя. Вошедшим человеком оказался молодой паренёк, по одежде стало понятно- тоже гонец. Но на этот раз это был человек Эддера. Обученный из его отряда шпион. Мелкий парень быстро и не глядя на остальных подошёл к лысому и что-то тихо сказал на ухо. Рожер встал, поворачиваясь лицом, а Эддер вдруг улыбнулся.
  - Ваше Величество, ваша посылка доставлена в порт Абиссума. Передана как подарок в замок Короля, со всеми вашими пожеланиями.
  
  Гоб Тиркин вопросительно оглядывал смеющихся людей. Видимо его повелитель отправил в Абиссум очень интересный подарок... Смех быстро стих, хотя и заметно поднял Рожеру настроение, такое незначительное известие. Теперь оставалось ждать реакции.
  Узнав сегодня такие важные для него новости, Рожер лишь укрепил в себе уверенность в том, что ему необходима Лумилисенна. Правда теперь, он думал ещё и о том, как бы переманить на свою сторону либо войско Дамантов, либо заставить Воллупт и после битвы со зверьми, пойти за ним... Если его помнят, о нем знают, на его появление всего-то- гонцом, так реагируют- это значит лишь одно. Он должен истребить этих извергов и калек. Всех. Всех, кто является альбиносом.
   В тот же вечер, Эйлат устроила тайную встречу с Лордом Бавасом. Все в том же саду, где Рожер сидел с ней под деревом, она договорилась со служанкой, самой верной ей из всех слуг- Мариэттой, что та, приведет сюда Лорда поздно ночью. И вот теперь Королева спешила туда, подобрав длинные юбки, и иногда придерживая корону, которая все норовила упасть с ее гладких волос, когда девушка перепрыгивала клумбы и камни. Сперва Эйлат никого не увидела и расстроенно оглядевшись, остановилась. Тут же из-за дерева послышался хруст веток и на блеклый свет из окон дворца, вышел немного похудевший Бавас. Он выглядел вполне здоровым и живым. Это очень порадовало Королеву, и девушка без стеснений подошла и обняла мужчину за плечи.
  
  - Лорд Бавас...с вами все хорошо. - сказала Королева с облегчением.
  - В мерах разумного. - уклончиво, но по-доброму ответил тот.
  
  Лорд взял девушку под локоть и отвёл в свое укрытие за деревом. В таком закутке и днём не заметить никого, а в полной темноте и подавно не видно было что там кто-то есть. Эйлат не стала ждать и разглагольствовать, а сразу перешла к делу. Времени у них было немного.
  
  - Бавас, что мне делать? Я должна как-то вам помочь! Но я не могу даже время вырвать для поиска решений...
  
  Лорд знал, что приходится переносить Королеве. Ему запрещено было покидать свои покои и этаж, но слуги были на его стороне, и с радостью снабжали его информацией больше, чем он сам мог узнать, перемещаясь по дворцу свободно. Он так же знал и ещё о нескольких деталях. Одной из них он решил поделиться с Воллуптой.
   - Ваше Величество. Эйлат. Помнишь Короля Эдука?
  
  - Да, помню. - затянуто ответила она.
  
  Если честно, помнить его, она то помнила. А вот забыть о том, что его нужно освободить, она успела. Среди этого ужаса в темнице с Валькириями, она уже многое не могла восстановить в своей голове. Бавас видимо понимал это, раз не злился. Все же, она дала ему обещание. Она обещала, что когда в темницу посадят Валькирий, она попробует освободить сверженного Короля...
  - Думаю, этой ночью, Лорд Бавас, - тихо прошептала Эйлат, - Вы, с Мариэттой можете попробовать его вывести...
  
  
  
  - Как? - удивилась служанка, которая даже в столь поздний час была на ногах и не спала. - Там же полно охраны, Ваше Величество, да и через ворота мы не пройдем.
  
  Бавас хмурился, обдумывая что-то, а Эйлат отмахнулась от слов,
  - Темницу, я возьму на себя. Когда я дам знак, вы сможете беспрепятственно туда войти и вывести его.
  
  Но вот как быть с выходом из дворца девушка и впрямь не знала. Если с охраной темницы она могла договориться и отправить их на небольшой отдых, пока она поговорит с пленными, на правах Королевы и жены Рожера, то с охраной на выходе было намного сложнее. Перемещаться по замку и делать, в принципе, практически все что хочет- она могла. А вот покинуть его- нет! Тут Лорд поднял руку, предлагая идею.
   - Я кажется, кое-что придумал. Я ведь не зря главный торговец Короля был. Мы выведем его из темницы сейчас, ночью, это так. Но вот из замка он уедет- на рассвете.
  
  Королева не понимая уставилась на Баваса.
  - Мы его сгрузим в телегу и отправим торговцев. Их спокойно выпускают, а вещи никогда не смотрят. Набросаем на него сверху чего-то...
  
  Эйлат загорелась идеей. Теперь ей стало даже легче: казалось нужно лишь слепого Эдука освободить- как все остальное станет легче простого.
  Ее план с охраной темницы отлично сработал. Глубокой ночью, паре сонных бойцов вовсе не показалось странным, что молодая Королева решила поглазеть на Валькирий. Ребята с радостью пошли в погреб опрокинуть рюмку другую. Эйлат махнула факелом в длинный коридор над лестницей, ведущей в темницу, и тут же услышала шаги Баваса и Мариэтты. Они тихо вошли, взяв из рук Эйлат единственный горящий факел. А вышло оттуда трое, двое с усилием придерживали едва живого Эдука. Точнее химерную тень, оставшуюся от такового. Девушка с запозданием осознала цену своей забывчивости. Не достань отсюда бывшего Короля сейчас- возможно позже, было бы некого доставать.
   До самого рассвета они молча сидели в одной из кухонь на первом этаже замка, пристально вглядываясь в окно. Наконец, Бавас уверенно встал и повел остальных к выходу. Замаскировав дряхлое тело Эдука под горой пустых мешков для зерна, они передали телегу сыну Мариэтты. Томас был молодым краснолицым парнем, он очень нервничал и хотел все сделать правильно. Он выслушал Лорда Баваса, и направил коня, запряженного в телегу в сторону ворот. Эйлат, Мариэтта и Бавас с напряжением прилипли к окну, не обращая внимания на копошение первых поваров на кухне, за своей спиной.
  
  Томас приблизился и остановился на уровне постовых, требуя открыть ворота. Постовые с гоготом пошутили над ним, разумеется не отпирая высокие ставни. Томас побагровел и резко выкрикнул что-то в ответ. Смех бойцов Рожера стих и один из них с сомнением спросил что-то у другого...Ворота с нежеланием открылись и Томас с гордо поднятой головой выехал из двора. В телеге заваленной пустыми мешками (как сказал Бавас, для зерна на муку, на хлеб и пироги самим господам) уехал из двора незамеченным, но живым, и бывший Король Эторна...
  
  ***
  
  Стоит отдельно, с тем же наслаждением кое получил от этого сам Олан-Артур, поведать и о реакции Ранна на Армию Фелеса. Все дело в том, что армию составляли действительно необычные воины. Ранн понял это, едва Король вывел его на площадку, возвышающуюся над просторным полем утоптанного грунта и плоского камня. Когда Олан повел его длинными коридорами в это место, он отдавал приказы слугам- срочно подготовить армию для демонстрации. Ранн поразился организованности, но когда он вышел на помост, никакой организации он не обнаружил, кроме...
  По всему полю, видимому глазу, бродили гепарды. Много, много гепардов! Сначала старый вояка потёр кулаками глаза, словно в них попала пыль. Это действие лишь ещё больше развеселило Олан-Артура и Джеки, но сотни, тысячи, и сотни тысяч гепардов- никуда не делись! Ранн шумно и коротко выдохнул, а затем в ступоре уставился на Короля Фелеса.
  Олан-Артур трясся от смеха и гордости, красные щеки желейной массой плавали по широким скулам. Его невеста тем временем подняла две руки в небо, повернувшись всем телом к гепардам и громко выкрикнула,
  - Строй!
  
  Всего одно слово, в комбинации с единственным жестом, от этой стройной красавицы с белыми кудряшками - как муравейник пятнистых кошек зашевелился с необычайной прытью, поднимая низкие клубы пыли с земли. Глаза старого вождя округлились до болезненных ощущений, ведь за считанные мгновения, многотысячное скопление диких животных, хаотично бродивших по полю, скооперировались и выстроились в невероятно четкий и ровный строй. Они разбились на сотенные группы, как в Фелесе их называли- сотки. И теперь, все как один, смотрели внимательными глазами на Джеки Этер, все ещё державшей руки вверх. Когда же она их опустила, вперёд выступил Олан и громко произнес, с мало скрываемой гордостью, и даже, как показалось Ранну, мальчишеским бахвальством:
  - Это и есть- знаменитая и непобедимая Армия Фелеса!
  
  Ранн с опозданием понял, что рот его приоткрыт. Он быстро исправил положение, отметив про себя, впрочем, что язык уже изрядно пересох... а затем сглотнув повернулся на шаги и голос Игнадда сзади,
  - Ты впечатлён? - Игнадд казалось испытывает не меньшее наслаждение чем Олан, хотя лицо стало более задумчивым.
  - Я не имею сейчас приличных слов, Ваше Величество, - сказал вежливо Ранн, оглядывая армию гепардов, - Чтобы описать свое впечатление. Но должен сказать я никогда и ничего подобного не видел, а это мне всегда нравилось, открывать даже на старости, такие вот, чудеса...
  
  Олан по-доброму засмеялся, а Игнадд подошёл к краю помоста, вглядываясь в толпу построенных в сотки зверей.
  - А что, командир у них остался прежний? - обратился он к Королю Фелеса. Олан с улыбкой на широком румяном лице, кивнул. Игнадд сдвинул брови на переносице, напряжённо вспоминая его имя, а затем без колебаний выкрикнул:
  
  - Арки́р! Тут ли ты ещё?
  
  Из ближайшей сотки, стоящей в первом ряду, вышел вперёд и грациозно пошел туго виляя длинным хвостом, тонкий и стройный гепард. На его шее висел золотой медальон, определяющий его лидерство над остальными.
  Аркир подошёл вплотную к помосту и сильно оттолкнувшись от земли упругими лапами, по кошачьи запрыгнул прямо перед Игнаддом. Показавшиеся с высоты помоста Ранну гепарды, оказались крупнее тех что он встречал ещё по молодости в путешествиях. Если привычный размер такого кошачьего вида доходил взрослому мужчине до пояса, то стоявший перед Королем Аркир, был ему по самую его рыжую, торчащую в разные стороны, бороду. А жёлтые глаза с зелёными вкраплениями, были как раз на уровне карих глаз Игнадда. Ранн поперхнулся, забыв сглатывать, и тут же пожалел, что привлек к себе внимание. Желто-зеленые глаза гепарда резко повернулись к нему.
  - Аркир, это Ранн. - спокойно, но торопливо сказал Игнадд, а затем повернулся к Ранну и настойчиво подсказал, - Аркир должен тебя обнюхать и познакомиться. Ранн с ужасом представил себе эту картину. Но могучий Аркир лишь слегка повел носом по ветру, как раз повернувшему в его сторону, прислушался на мгновение, а затем равнодушно отвернулся от вояки, вновь возвращая свой устрашающий взор на Игнадда.
  
  - Аркир, мы примем участие в Великой битве на стороне Короля Игнадда. Он прибыл к моему отцу, просить о помощи...
  
  Гепард слегка склонил голову, разглядывая старого друга Гилмора, а затем кротко кивнул. Ранн вообще не понимал, что здесь происходит! Ему казалось, что он чем-то, возможно отравился, или вино было слишком крепким и ...галлюциногенным? Его размышления прервал голос Джеки Этер, которая неслышно подошла и беззаботно встала рядом.
  - Испугались, наверное?
  Ранн не нашелся что ей ответить. Конечно, мать его, он испугался! Но как можно всерьез воспринимать страх, если ты и в реальности происходящего, не особо уверен? Джеки тем временем продолжала, тоже посмотрев на Аркира.
  - Он на всех производит подобное впечатление. Остальные не так, но размеры Аркира поражают воображение любого.
  
  Ранн рассеянно моргнул и уточнил,
  - Так остальные не такие большие?
  - Конечно нет! - фыркнула девушка, - Если бы остальные имели такой же размер- наша Армия была бы не просто непобедимой- ЕДИНСТВЕННОЙ непобедимой. Аркир всего лишь лидер стаи, как у Вас Дукс Дамантов. Он ведь тоже крупнее своих сородичей?
  
  Ранн только рассеянно кивнул, думая о том, что и Дамантов он практически всю жизнь считал легендой. Невеста Короля невозмутимо продолжала просвещать его по части сказочных животных, в то время как Короли и Аркир что-то обсуждали.
  - Они как лидеры и представители своего рода почти всегда имеют большие размеры. Даже у людей есть Боги- те же лидеры и Короли. Просто наши они с нами поругались и не живут между людей. А животные умнее...
  
  Ранн слушал вполуха, ему внезапно очень сильно захотелось оказаться дома. На родном берегу Инвоката. В тихой деревне, у белого дома, в тени яблонь. Его дочь, наверное, сама уже матерью стала...Воин вспомнил жену, ее шершавые руки, и пышный запашной хлеб, который она ими умела печь.
  Все это он видел в своих глазах на фоне большущего Аркира, слушая Джеки и унимая тревожное сердце, расшумевшееся не к месту. Тупая боль в левой грудине сдавила его и сковала, не давая возможности вымолвить даже слова. Ужас и паника залили его мысли, вытесняя теплые воспоминания словно порывом ветра.
  В это самое мгновение, гепард, не дослушав, резко повернулся и вновь посмотрел на Ранна. Джеки так же продолжала что-то ему лепетать, глядя на них. Игнадд и Олан повернулись выяснить, что же отвлекло Аркира от разговора, а гепард уже выполнял короткий, но невероятно быстрый прыжок к падающему наземь воину...
  
  Когда Ранн пришел в себя, первое что он почувствовал, это сильное и горячее давление на грудь. Ему было тесно, воздуха казалось мало и хотелось вздохнуть полной грудью. Он открыл глаза и достал из-под одеяла руки. Над ним был высокий полог кровати, он лежал на мягчайших перинах. Ранн посмотрел на покрывало, коим его так заботливо придушили лекари, и его брови медленно поползли вверх. Он был укрыт вовсе не одеялом. Точнее, одеяло тоже было, но на груди у воина мерно покоилась широченная, пушистая и пятнистая лапа Аркира, невозмутимо сидевшего рядом с его кроватью. Жёлтые глаза спокойно взирали сверху вниз и в памяти Ранна всплыло: Аркир первый понял, что ему плохо. Ранн вдруг вспомнил как почувствовал боль и как не мог никому об этом сказать.
   - Ранн, ты как? - воин услышал голос Игнадда.
  
  Король встревоженно стоял рядом, по другую сторону от Аркира кровати.
  - Тяжело. - прохрипел тот, все ещё пытаясь вздохнуть. Аркир мгновенно приподнял лапу, а затем и вовсе убрал, ставя ее на пол.
  
  - Благодарю. - глубоко вздохнув, глубокомысленно сказал Ранн животному, не ожидая от него ответа.
  Аркир же склонил голову, а затем, совсем по человечьи растянул кошачьи губы в улыбке, открывая длинные клыки.
  Ранн в поисках поддержки снова повернулся к Королю. Игнадд присел на край кровати и пояснил,
  - Ты Ранн, всех нас здорово перепугал. Мы конечно хотели интересной реакции, возможно даже шока. Но чтобы до припадка сердца!.. Такого впечатления Аркир ещё не производил.
  
  Ранн осторожно засмеялся, проверяя на ощущения собственное сердце- неужели и правда, хватануло? Впрочем, если и так, Ранн бы причислил сюда ещё одну причину, сильно опечалившую накануне старика - семья. Конечно он решил не говорить об этом. Но для себя пообещал: как только он закончит это дело- Вольфиаг его не сможет удержать. Ранн надеялся, что он и не станет. Игнадд же продолжил.
  - Аркир имеет некие способности, он смог успокоить твой сердечный приступ. Но ты пропустил все самое интересное...- Игнадд встал и переступил с ноги на ногу, а Ранн вдруг заметил на Короле дорожный плащ и полное снаряжение.
  - Собственно, я пришел сюда узнать, как ты. Уже всё готово. Если ты себя нормально чувствуешь, вставай. Нам пора выступать.
  
  
  ***
  
  
  Симмо вот уже много дней и недель жил в маленьком городке возле побережья Игнвоката. Он набрёл на это место случайно, выплутав из чащоб леса, сбившийся с ног, и не помнящий своего имени. Его сначала никто здесь не принял. Симмо даже решил, что лучше опять уйти в лес. Там хоть жаб ловить на речке можно, да на костре вкусно зажаривать. А если где-то случайно куст молодой картошки найти, то вечер вообще получался праздничным. В городе же первые несколько дней он проходил голодным. Но соскучившись за долгое время за людьми, он не мог себя заставить сразу сбежать.
  И вот однажды, в одном из немногих местных кабаков, его приметил "наливай" за стойкой, а после, и сам хозяин кабака. Ему выделили коморку, совсем крохотную, но сухую и теплую. А ещё дали новую рубаху и штаны. На обувь, сказали, начинай зарабатывать.
   С того самого дня, Симмо жил в кабаке, помогал чистить столы, выкладывать на пол сено, и многое другое, что поручали ему взрослые. Он исправно старался, трудился как сам не свой, с лихвой заслуживая свою кашу утром и кусок мяса с вкусной похлебкой вечером. А засыпая в своей коморке, мальчик закрывал глаза и тихо напоминал себе: "Найти Вольфиага Страшного. Бавас в беде. Бавас в беде. В беде..."
  Он почти не думал об отце, страшные картинки пронеслись в его голове единожды и больше не задерживались в детском рассудке. Но грустил он сильно, настолько, что иногда ему казалось, его даже жалеют окружающие. Мальчику отчего то, это не нравилось.
  Этим днём, все было, как и всегда. Симмо с самого утра на ногах, сновал между накрытых столов, собирая посуду, подметая пол, а иногда надолго задерживаясь на кухне и помогая поварам.
  Тот самый "наливай" за стойкой с хмелем, приметивший его впервые, попросил заменить его. Это было серьезным испытанием для парнишки- ответственное задание. Питер, наливай, ушел куда-то по делам, оставив Симмо за стойкой. Пришлось подставить табурет для парня, но в остальном, Симмо уже был в курсе, что где стоит, да как называется.
  
  Мальчик скучал, оперев голову о кулак на столешнице. Он меланхолично оглядывал, редких сегодня, посетителей, вяло прислушиваясь к их разговорам.
   Один, торговец наверное, сидел с юной дояркой, из местных. Торговца мальчик не помнил и не видел до этого в деревне. А вот строгого отца пышногрудой девицы помнил. В прошлый раз, ее грозный папа оставил хороший фингал моряку, решившему приласкать красотку. Симмо скривился и отвернулся к другому столу. Там, заказав в начале вечера всего бутыль вина, сидели какие-то деловые парни. Они приглушённо бубнели друг на друга, явно выясняя отношения. Таких мальчик видел здесь регулярно. Обычно, в их пьяных и невнятных разговорах, было мало полезного.
  
  За последним занятым столом сидело трое. Торговцами, Симмо признал двоих, третий же, больше был похож...мальчик внимательно рассматривал незнакомца. На нем было много атрибутов, с непонятным и таинственным для Симмо значением. Боевой широкий кинжал изогнутой формы, со странным наконечником. Вычурная шляпа с красно-желтым пером... И ещё масса привлекательных деталей. Симмо прислушался к их разговору. Интересный человек средних лет, с азартом говорил своим спутникам,
  - Говорю вам! Сам видел, когда в Инвокат прибыл из последнего задания!!! Я думал уже повывелись все из рода Анахад! Но саааам видел! - человек стал говорить тише и Симмо придвинулся вперёд, прислушиваясь. - Вольфиаг Анахад! Его ещё в Армии Эдука, Страшным кличут!
  
  Симмо почувствовал, как сжало ледяным канатом его желудок, а слух напрягся на самый предел возможного. Кто-то из двоих торговцев хлопнул ладонью по столешнице,
  - Вот да ну! Во дела! Так значит и правда конец Эторну... Если сам Вождь сбежал в Абиссум, то Эдук нам уж никак не поможет!
  
  - Шшшш!- шикнул на него загадочный странник,- Говорю же, он не сбегал! Там в Абиссуме, только о том и твердят, что о мести! Говорят, что Принцессу за "свою" не признают, если она не отомстит за их зверей. А Вольфиаг за ней то туда и пошел. Он вернётся. И очень скоро, поверьте мне!
  
  Их диалог поплыл дальше. Но Симмо уже не слушал. Он узнал одно: Вольфиаг Страшный скоро прибудет в Инвокат. И мальчик должен там быть. Симмо спрыгнул с табурета и прытью побежал в свою коморку, собирать вещи.
  
  ***
  
  Глава 5
  Гадар
  
  Прошло несколько дней с момента обряда в высоком темном лесу. Путники продвигались дальше, и мало кто из них ощущал изменения, ведь мало кто и знал о произошедшем у нас с Вождем. Тем не менее, некоторые, все же стали вести себя иначе...
  Например, Аратт, будто повзрослел за последнее время на несколько лет. Он стал спокойнее, хоть его колкости и шутки в сторону рядом идущих, не потеряли своей остроты. Мы с Вольфиагом теперь не так часто были рядом, что не могло не радовать брата, зато мы переглядывались настолько страстными взглядами порой, что многие задерживали на нас свой взор, и надолго. А мне становилось точно понятно, что нет никого, кто так же подходил бы друг другу, как такой свирепый и страшный Вождь как Вольфиаг и я- рыжий кузнечик на его фоне.
  Мисалиафа уже два вечера подряд вставала рядом с Араттом в пару учителей. А Ниб и я приходили к ним на тренировки едва делали привал. Ниб часто сбивался, отвлекаясь на нас с Мисой, но это быстро пресеклось. Аратту даже не пришлось ничего говорить: Ниб сам увидел, насколько я владею холодным оружием, едва начиная своё обучение. Ученику знахаря стало ещё больше не по себе, и более он ни разу не отвлекся на нас. Теперь он едва ли не с агрессией пытался постичь учения Принца. Чему тот был лишь рад.
  Нас беспокоило то, что Хилли молчала. Угрюмо бродила вокруг лагеря ночью, ни с кем не прощаясь, улетала на обзор днём. Видимо, ей самой было тяжело, оттого что ее брат так долго отсутствует. Но Дэлирио не появлялся. Впрочем, Диких Дамантов тоже не было. Все следы и странные происшествия- исчезли. Третий день, с момента обряда, мы шли в неизвестном направлении, просто вперёд. На этом этапе мы вышли на, молодой можно сказать, лес. Гиганты деревья по-прежнему были велики, но по сравнению с уже виденными до этого исполинами, можно было сказать, что шли мы по "молодому редколесью". Со всех сторон проглядывал просвет, где-нигде открывались обширные поляны, с ярами и холмами.
  
  Старуха Марио этим вечером накормила уставших путников сытным супом, заправив его пряностями, найденными по дороге, да на жирном удаве, убитом меченосцами накануне. Ее откровенно полюбил каждый из путешествующих, несмотря на старость и ворчливость. Меня не могло это не радовать, но стоило ли удивляться, что она оказалась весьма резвой и полной сил, но слишком испуганной в подобной обстановке.
  Янкрам усадил по бокам от себя уставшего, теперь уже, вечно взмыленного по вечерам, Ниба, и Марио. Валькирии громко нахваливали похлёбку, уплетая за обе щеки и часто роняя в плошки с едой, свои серебристые волосы, под гневные взгляды Мисалиафы. А Принц сегодня дежурил, и быстро вылив кипяточную похлёбку в горло, прыгнул на Тобра и был таков.
  ...Ночь выдалась невероятно светлой! Мягкий серебряный свет разливался по Таинственному Дикому Лесу, вытесняя даже, его собственный. Яркие ночные бабочки, светящаяся трава и цветы, даже птицы со своим свечением от перьев- блекли, теряясь в серебре Сванвейг. Мягко ступая по махровым цветам, шло двое человек. Мои босые пятки с трудом поспевали за бесшумным кошачьим шагом Вола, идущего впереди. Весь лагерь уже спал, Тобриэль ходил вокруг, Аратт сидел у костра. Никто не слышал нас и не знал в каком направлении мы ушли.
  Последние ночи действительно были спокойными и, можно сказать, безопасными. Три Даманта и круглосуточное дежурство все же работали. Вольфиаг сегодня взял лишь свой меч, оставив броню и все остальное снаряжение в лагере. Даже сапоги снял. А я шла и вовсе налегке. На всем теле присутствовал лишь теплый длинным плащ, в который я плотно закуталась, не пропуская прохладу к обнажённому телу.
  Вождь отвёл меня совсем недалеко за границу, по которой обходил лагерь Тобриэль. Нам уже порядком поднадоело, что за нами вечно кто-то подсматривает. Теперь же Вол был уверен в выбранном месте. Небольшая лужайка, застеленная мягким мхом, словно периной, вокруг никого и ничего, лишь свет Богини. Я радостно прильнула к его разгоряченному телу, прижалась к твердой груди, вслушиваясь к сердцу. Вол пригладил мои волосы.
   - Все хорошо?
  - Да. - Тихо ответила я.
  
  И это действительно было так...
  Когда я пришла в себя после транса, мы не набросились друг на друга, как наверняка подумал себе Аратт. Я в слезах и плаче рассказывала ему все что увидела Там. И если я могла что-то упустить, кого-то не узнать, то для него все было слишком очевидно. Вольфиаг узнал, кто такой Рожер. И подсказал мне, где я могла видеть безухого Гробара. Единственное, что оставалось непонятным, так это: для чего мама показала это мне?..
   Я не хотела разжимать рук, глубоко вдыхая приятно-терпкий запах самого дорогого мне человека.
  
  - А у тебя? - спросила я, поднимая глаза и выбрасывая из головы лишние мысли.
  
  Вольфиаг медленно улыбнулся. Как у него могло быть что-то не хорошо, подумал он. На его спине, между лопаток, скрытая под рубахой, находилась луна, а точнее, ее полумесяц. Этот символ говорил ему о том, что Валькирия- его жена. И этот факт, к его собственному удивлению, придавал ему немало уверенности.
   Он не спеша отвёл прядь с её щеки, чувствуя жар внизу живота, Луми медленно достала из-под плаща руку и потянулась к его лицу. Ладонь легла на его темную жесткую бороду, второй она притянула его к себе, требуя ласки. Он рад был ответить...
  Томный и сладкий поцелуй прервался... Я уставилась застывшими глазами ему за спину, чувствуя, как сердце начинает набирать обороты, норовя выскочить из моей груди от страха. Наваждение страсти прошло, Вождь сам напрягся, хоть и не понял пока, от чего именно... Застыв, не отводя взгляда от точки за его спиной, я отодвинула его левой рукой, которой обнимала, в сторону. Правой же, я старалась не шевелить и держать локоть на весу, в положении, как будто я несу масляную лампу. Вольфиаг отступил на пол шага и с напряжением, тихо спросил.
   -Кого ты видишь?
  Я не могла ему отвечать, отмахнувшись и удерживая взглядом нечто едва заметное, позади него. Затем сделала шаг за его спину, Вождь последовал следом и увидел то же, что и я: некий голубоватый отблеск в воздухе, явно появившийся от света моих созвездий на открытом участке предплечья. Рука, украшенная светящимися точками, что проявлялись лишь при свете Богини, отбрасывала отблик от чего-то...или от кого-то, всего в нескольких метрах от нас. Вождь положил руку на рукоять меча, мысленно радуясь тому, что не успел сбросить портки, да снять пояс с мечем...
  Отблеск, который мы теперь оба четко видели, словно гладкая ровная молния длинною в пару метров, лежал на уровне пояса взрослому человеку. Я медленно ступала босыми ногами вперёд, держа правую руку на высоте, тем самым поддерживая свечение своих созвездий и по мере нашего приближения, отблеск начинал приходить в движение, уводя нас вправо, при этом было понятно, что это не сам предмет шевелится, а свет от руки показывает изгиб этого предмета. Нечто, а иначе это не назовешь, совсем близко лежало широким полукругом, в несколько десятков метров, прямо вокруг того места, где мы с Волом хотели отдаться страсти... Он, не отставая, неслышно дыша шагал за мной, а я решила изучить предмет, и медленно продвигалась по внутреннему кругу длинной дуги, ища ее исток. Вокруг по-прежнему стояла гробовая тишина... Вождь словно протрезвев, поймал себя на мысли- тишина?! Где крики птиц и зверей?? Где бурная ночная жизнь леса, которая каждый раз не давала нам спокойно спать? Он уже собирался хватать меня за руку и убегать, но в этот момент я резко откинула плащ левой рукой, бесстрашно оголяя половину тела и придавая ещё больше света!
  Дело в том, что мы почти обошли по кругу этот таинственный предмет. И теперь отблеск вовсе не был одинокой ровной линией. Их уже было несколько, каждый изгиб, каждая чёрточка от лунных лучей, рисовала перед нами живой рисунок: контуры глаз и ушей, линию широкой морды, объём крупного носа. Словно не веря собственным глазам и желая убедиться, что это не мираж в пустом воздухе, я протянула руку и дотронулась до блика в том месте, где был нос. На ощупь, он оказался скользким и прохладным, липковатым...НАСТОЯЩИМ! А стоило мне прикоснуться, как тут же все отблески начали мерцать и играть со светом, приходя в неизменное, и теперь уж точно- движение! Я почувствовала сильную вибрацию в земле под ногами, порыв смрадного воздуха в лицо, а затем...на моих собственных глазах, с того места, к которому я только что дотронулась, свет Сванвейг, как пелену снимал мрак с животного, открывая нашим взглядам, черную как мгла, шесть невероятно-огромного Даманта! Его личина таяла как чернила в воде, между глаз, красных глаз, залегла такая же алая полоса. Дамант горделиво и важно поднимал морду, вставая во весь рост, тем самым демонстрируя свой невероятный размер!
  Возможно, такое зрелище, могло бы обрадовать Вождя...Но вставший перед нами черный Дамант, с чуть-более яркой полосой, был вовсе не Дэлирио...
  Ошарашенно задрав голову вверх, я сделала несколько шагов назад, пока не наткнулась спиной на Вождя. Он стоял как вкопанный. Только теперь, увидев картину поляны целиком, мы поняли главное: бежать то- некуда! Мы стояли под носом, в буквальном смысле: под носом у Дукса Диких Дамантов, который распростер свои огромные крылья вокруг нас, замыкая в своем плену. Какая поздняя догадка: Дикие Даманты умеют быть невидимы...
   Дукс тем временем поднял верхнюю губу, обнажая острые кинжалы кроваво-красных клыков, каждый размером с добротный кинжал, или даже меч. Он не нападал, но из его зловонной пасти начинал исходить тихий, булькающий грубым бархатом, рокот. Я стояла с, все ещё с голым плечом и бедром, представляя в эту секунду лишь то, как его длинные клыки пронзают мой живот; а Вол заметил, что алые глаза прикованы именно к моим созвездиям. Я вздрогнула, услышав в своей голове тяжёлый бас, обращавшийся ко мне.
  
   Что ты такое? Что Вы делаете на моей земле?
  
  Вольфиаг тоже услышал вопрос, но ответила я. В голосе слышался страх и торопливость, и гордость, произносить своё имя.
  - Я Лумилисенна, дочь Лунной Валькирии, а также дочь Короля Абиссума.
  
   Дамант молча рассматривал нас. Видимо, мы были живы пока что, лишь благодаря моим созвездиям, побудившим в Диком Даманте неподдельный интерес. Пауза затягивалась, гнетущая тишина давила на поляну с тяжестью неба. Затем его взор повернулся от меня к Вождю, видимо предлагая представится и ему.
  
  - Я Вольфиаг из рода Анахад. - Только и сказал он, так же, впервые за много лет, произнося свое полное имя, а не звание. - Опекун Дукса из Абиссума.
  
  На этот раз на морде Дикого появилось лёгкое беспокойство, и, если бы я не была так перепугана, я бы даже назвала это не беспокойством, а удивленным и напряженным шоком. Дикий Дукс с сомнением заглядывал в глаза Вождя, словно встретил давно погибшего друга.
  Наверняка оскорбился, что без Дукса пришли, думал Вол. А ведь как глупо, у нах самих трое Дамантов, и ни один не услышит. А может и не увидит. И позвать никак...
   Так значит Дукс вас прислал? А где же он сам? И почему вы идете в другом от нас направлении?
  
  Я не знала, что на это сказать, ведь мы действительно как слепые котята бродили по этим дебрям. Вольфиаг сделал шаг вперёд, собираясь ответить...
   Ему не дали этого сделать. Морда Дукса высоко над нами, резко ощетинилась, когти глубоко врезались в землю, разрывая мох и грунт. Теперь я чувствовала тоже, что и Вождь всего несколько минут назад: наш собеседник внезапно, с опасливой настороженностью и ненавистью, посмотрел куда-то нам за спины. В этот раз никто не медлил, куда уж тут ещё больше удивляться, после испорченной брачной ночи в лапах Дикого Даманта. Но в высоком, светлом ночном небе, подсвеченные с тыла ярким месяцем, летели прямо на поляну, несколько десятков крылатых, вооруженных до зубов, девушек...Воллупты!
  Звон доставаемого Вождем меча, пробудил меня от немого ступора! Я с ужасом уставилась сперва в небо, а затем повернувшись к Дуксу хотела что-то ему успеть объяснить. И увидела лишь исчезающую дымку. Дукс вновь одел свою маскировку, оставив лишь пару, неясных теперь, бликов. Мы стояли на пустой поляне вдвоем.
   А потом все происходило слишком быстро, что бы я успевала обдумывать хоть немного собственные действия, или хотя бы, прислушиваться к чувствам. Вождь размахивая мечем устремился вперёд, к первой прыгнувшей на поляну, Воллупте. Вокруг начался настоящий гам! Я вдруг уверенно подумала, что Дукс здесь был не один. Точно не один! Просто остальные не снимали своих "масок". Теперь же по рыку, взвизгиваниям, а порой- брызгам крови из пустого воздуха, становилось понятно: на поляне было по меньшей мере два десятка Диких Дамантов, помимо их Дукса. А он, повел себя абсолютно непонятно в этой ситуации. Я успела понять, что это именно он запахнул меня словно птенчика под свое невидимое крыло и стремительно развернув корпус, большими прыжками начал уходить с кровавой поляны вглубь высокого леса. Я пыталась кричать и выбраться из-под крыла, но Дукс Диких крепко прижал к боку и быстро уводил от Вождя, защищающего, его же, Диких собратьев!
  Сквозь тонкое прозрачное крыло я видела мелькающих Воллупт, накидывающихся на пустые с виду места... Воздуха стало не хватать, от страха и ужаса похолодело во всем теле: они знали куда бить, чем ранить, для того чтобы обездвижить, но не убить Даманта, и потянуть его, как загнанную добычу, в небо. Дукс Диких не останавливаясь бежал дальше, взлетать он не рисковал.
   Я уже отчаялась высвободиться из-под его крыла, как он неожиданно сам его распахнул прямо на ходу и сбросил меня, словно лишний груз! Я больно ударилась плечом и покатилась, а едва встав на ноги, оказалась посреди Дикого Леса одна. Без оружия, в одном плаще. Тяжёлые прыжки Дукса быстро удалялись прочь, сотрясая землю.
   Что делать? Я развернулась и побежала обратно. Все что я могла, это сложить два пальца и свистнуть три коротких раза, зовя Вальда. Все что меня волновало в эту минуту: это не Дукс Диких притаившийся возле нашего лагеря нынче ночью, и не Воллупты, неведомо откуда прилетевшие, и даже не поиск способа, позвать нам на помощь. Все что меня волновало в эту минуту- это Вол. Он остался один, на поляне с Воллуптами, охотившимися на невидимых Диких Дамантов... Он пошел их защищать... Голова закружилась от складываемых пазлов, а боковое зрение засекло блеклый свет от искрящейся травы- из лагеря ко мне мчался мой верный вороной. Я не останавливала бега, Вальд поравнялся со мной, я ловко запрыгнула на спину, крепко цепляясь за длинную шелковистую гриву. Седла на нём разумеется не было, его сняли на ночь. Удобного конечно было в этом мало, но в детстве мы с ним только так и катались. Вальд побежал вперёд, туда куда я указала, но было в этот раз напряжение, как никогда сильное, в его спине. Конь чувствовал беду, и не одну.
  
  Тем временем, шум и крики на поляне, мой свист и сорвавшийся с места Вальд и Тор, разбудили всех в лагере. Аратт с Тобром уже бежали к поляне и когда Принц оказался на том месте где недавно стояла я - Вождя уже не было на земле... Он был без сознания, высоко в небе. Его держали за руки две Воллупты и уносили с собой. Аратт бросился к нему, но было слишком поздно. Тобриэль попытался взлететь, но на него с неба упало еще две вооруженных воительницы! Дамант быстро отпрыгнул, пригибаясь к земле и становясь в боевую стойку.
   - Тобр! У них кости Дамантов! - Неожиданно закричал парень, пытаясь защитить друга, и выхватывая свой кинжал, смело бросился на воительниц. В этот момент, из чащи леса вылетел на освященную луной поляну Вальд. Я сразу обнаружила пропажу и подняла глаза в небо. Конь не остановился ни на мгновение. Но пересекая поляну, я успела крикнуть на ходу дерущемуся брату,
  
  - Защищайте невидимых Диких!!!
  
  Это все что я смогла сформулировать, борясь с собственным ужасом. Аратт был настолько зол и взбешён, что его клинок быстро завершил желаемое, и две Воллупты упали тяжёлым грузом на землю. Из стороны лагеря пришла подмога, меченосцы и Валькирии с кинжалами, Хилли и Галант, все бросились на крылатых девушек, не по праву носивших свои крылья за спиной. Дикие Даманты по большей части разбежались, либо были уже похищены улетевшими Воллуптами.
  Принц, тяжело дыша, вытер пот со лба. Тобриэль был рядом, Аратт спрятал кинжал и начал оглядываться в поисках Вальда. Я была уже далеко, полы плаща раскрывались, впуская к обнаженному телу холодный воздух, но мне больше не было зябко. И к сожалению, горела я вовсе не от страсти, а от гнева. Конь вынес меня на открытое место, вдалеке виднелся высокий лес. Я всмотрелась вдаль, спустя несколько мгновений стало видно на фоне ночного неба силуэт... Вольфиаг, мой спаситель и любимый муж, едва ли был жив, бессознательно болтаясь между двух Воллупт, уносящих его все дальше, вместе с остальной "добычей".
  Реагируя на острую боль внутри груди, я неосознанно сжала гриву коня в своих ладонях. Вальд понял моё горе и побежал изо всех сил, стараясь догнать похитительниц. Сейчас он был без седла, без какого-либо груза, за исключением меня. Он бежал так быстро, как только мог бежать самый быстрый конь на земле! По щекам покатились слезы отчаяния: я начинала понимать, что не смогу догнать Вождя, слишком быстро они летят, да и далеко уже...
  - Вальд! Быстрее, милый! Я не могу его потерять! - Голос переходил в надрывной плач. - Вальд, мы должны знать куда они его доставят!
  Конь отбрасывал куски дёрна копытами, в свете прохладной и равнодушной Сванвейг, я мчалась по полю с развевающимся плащом за спиной. Мой умный друг ярслийской породы понимал, что, если Воллупты забрали Вольфиага, значит- его узнали. А раз так- хозяйке никак нельзя за ними идти... Перепрыгивая невысокий холм, Вальд явно намеренно увел корпус в сторону, подтолкнул круп... мои пальцы непроизвольно разжались, и я покатилась кубарем, запутавшись в плаще. Когда я вскочила на ноги- Вальд был уже очень далеко... Он оглянулся на прощание, ускорил бег, и вскоре скрылся под сводом деревьев-гигантов, преследуя Воллупт в одиночку.
   Падая на колени, я кажется кричала, я не помню. В ушах звенело, перед глазами был туман и удаляющиеся силуэты Вольфиага и Вальда. Захватывая и вырывая из земли проростки острой травы и дерна, я не чувствовала, как на пальцах выступает кровь. Слезы не видели края, внутри меня теперь зияла горящая дыра! Страх заполонил, мысли привели к самому страшному: я подумала, что будет с Волом...Воллупты на стороне Рожера, а значит, ему они и отведут свою добычу...
  
  Боги! Сванвейг!!!...За что ты так с нами? Ты же его защищать должна была! Это и есть:
  обещанная помощь? Мама! Ты хоть ответь мне! Что все это значит??
  
  Стон боли прорезался наружу. Лежа на земле, я подвывала на луну.
   ...Рядом с собой услышала шаги. Подняла голову, в надежде что за мной пришел именно брат, а не кто-то другой. Мне сейчас было необходимо именно его плече, его понимание и твердое слово: что Вольфиаг будет жить. Что мы спасем его и найдем Вальда!
   ...Но ко мне шли вовсе не Аратт с Тобриэлем, и даже не кто-то, кого я хотя бы знала... В одном плаще и слезах, я была окружена охотниками за рабами. Разбойниками Дикого Леса. Нацелив на меня боевые арбалеты, они уже смыкали круг. Один из них отделился, и с веревкой в руке уверенно пошел ко мне. Конечно, я имела способности, чтобы раскидать их всех, возможно, даже с арбалетами. И даже без своих кинжалов, оставленных, кстати, в лагере... Но отчего-то, мои глаза лишь проронили ещё несколько слез, а руки сами вытянулись вперёд. Моя внутренняя уверенность и сила иссякла. Пропала без следа, как только пропал Вождь и Вальд.
  
  Когда на это место прилетел Тобриэль, здесь никого уже не было. Дамант чуял тонкий аромат, но затем он смешивался с десятком чужих и более сложных запахов. Отследить с этой поляны Принцессу- было невозможно даже им.
  
   ***
  Триз вальяжно развалился в широком и высоком кресле Короля. Он сидел в обеденном зале, трапезничая при свечах и смакуя каждый момент. На столе перед ним был накрыт шикарный ужин, а вокруг сновало несколько слуг. В красивый бокал наливали дорогое вино из Фелеса, но Триз не знал об этом. Парень воспользовался отсутствием всех вышестоящих, и оставшись за главного вкушал богатую жизнь уже целую неделю! Счастью его не было предела!
   В зал вплыл управляющий и поспешил к важному Тризу, отпивающему вкусного напитка из бокала. Поклонившись он поставил перед парнем некую коробку, от которой исходил прохладный дымок, и торжественно провозгласил:
  
  - Господин Триз, эту посылку доставили самому Королю, но имею честь представить ее вам, поскольку Король Игнадд прибудет нескоро, а в письме при подарке, значилось доставить немедля. Иначе подарок потеряет свою ценность. - Управляющий хмурился, сомневаясь в собственном решении, - Не уверен, что Королю нравятся подобные сюрпризы. Возможно и лучше, если подарок сперва осмотрите вы...
  
  Триз с готовностью отставил бокал, и придвинул коробку к себе. Конечно он был рад такой возможности, ещё больше почувствовать себя важнейшей персоной! Парень мысленно улыбнулся и открыл крышку плотной коробки.
  Из-под нее вырвался клуб действительно прохладного пара. Триз вместе с управляющим заглянули внутрь.
  - Чёрт побери! - С силой отшатнулся Триз, и не удержав равновесия тяжёлого кресла, повалился назад с тучным грохотом и самыми непристойными ругательствами.
  Управляющий тоже отшатнулся, но даже не обратил внимания на улетевшего Триза, а с ужасом смотрел на содержимое "подарка" издалека...
  
  В коробке, до верха набитой подтаявшим льдом, лежала отрубленная человеческая кисть. Кожа была неприятно-темного цвета, ногти вызывали желание опустошить свой желудок, но красивый перстень все ещё блестел, даже окроплённый кровью хозяйки...
   Триз встал и обошел кресло, с отвращением глядя на стол. Он знал кому принадлежит перстень на мертвом пальце. Праздничное настроение как водой смыло. Парень словно вне себя заорал на весь замок, призывая оставшегося за главного, Даманта,
  
  - Сарраааааксс!!!!
  
  Управляющий подпрыгнул от испуга, а затем кивнув Тризу, быстро удалился. В комнату, столкнувшись с ним, вбежал в два прыжка Дамант Сарракс.
  Что случилось?
  
  - Что-ооо? Случилось?? Ты где был, когда мне на стол принесли отрубленную руку Атери Валькирий?!
  
  Глава 6
  Паззо Хауран
  
  
  Вальд выбежал на побережье океана. Конь был измотан, его сил едва хватало, чтобы сюда добраться, ещё и в самые кратчайшие сроки. Он преследовал Воллупт несколько дней, без остановок, без еды. Наконец то он увидел, как связанного Вождя завели на мостик корабля. На берегу всего было пришвартовано три судна, с неизвестными ему парусами. Воллупты были заранее и тщательно подготовлены...
  Конь не знал, как проникнуть на корабль незамеченным. Как освободить Вождя. Как сделать хоть что-то. Вальд медленно вышел из своего укрытия и в открытую побрёл за Вольфиагом. Несколько девушек сразу увидели вороного, переполошившись, они сперва бросились на него. Но увидев, что он один, захохотали.
  
  - Какой верный у тебя скакунок, Вольфиаг! - крикнула Асса мужчине, уже стоявшем на корабле. Вождь поднял голову и его глаза встретились с глазами Вальда.
  Конечно Вольфиаг знал, что это не его скакун, это был не Тор. Но его сердце заколотилось от ужаса: Луми? Девушки не было видно рядом, но он не знал, что с ней, где она, жива ли? Если Вальд здесь...ему бы лишь с ним поговорить. В этот момент, Асса и Вирджиния приблизились к спокойному коню, и Вольфиаг не успел ничего и крикнуть другу - скакуну по голове ударили тупой стороной рукояти от кинжала. Две сестры налегке и смеясь, подняли тяжелое животное и понесли на другой корабль.
  Вольфиаг в очередной раз за последние дни, попытался вырваться. Это было бесполезно. Мужчина был связан слишком крепко, да на такие мудреные узлы, которых он и не знал... Повалившись на палубу от своих попыток, он вызвал очередной взрыв пахабного хохота Воллупт, беззаботно сгружающих тела, также крепко связанных Дамантов.
  
  ***
  
  
  Я сидела в железной клетке, подвешенной между двух высоких повозок, которые резво продвигались по условной дороге. Почему условной? Да потому что никто нормальный, такую местность дорогой не назвал бы. Непроходимые чащобы, между высоких деревьев, заваленные ветвями и листьями, усеянные многочисленными неприметными с виду, но тем не менее, смертельно опасными ямами. Но охотники знали свое дело, и шли по этой дороге, видимо, уже не первый раз. Виляя между разнообразными препятствиями, они находили наиболее безопасный грунт, по которому спокойно проезжали повозки и лошади, проходили прикованные к длинной цепи люди. Будущие рабы...
  Меня сюда посадили сразу, дали даже рубаху - прикрыться. Сперва, правда, оставили под глазом глубокое синее пятно... Мне ничего не говорили. На меня опасливо смотрели, как охотники, так и остальные рабы, кого я могла лицезреть со своего места.
  
  На вторую ночь к моей клетке подошёл высокий человек. Он был коротко стрижен, чисто выбрит, и был совсем не похож на кого-нибудь из знакомых мне раньше мужчин. На его поясе висел короткий топорик, а узкие цепкие глаза двумя черными жуками засели на худом лице.
  - Кто ты? - угрюмо спросил он.
  Я сглотнула, задумалась. Стоит ли поспешно разбрасываться собственным именем?
  - Какая разница?
  - Ты светишься по ночам. Кто ты? - твердо повторил он вопрос, сложив руки на груди и показывая всем своим видом, что уходить он не намерен.
  
  Я взялась за прутья клетки и придвинула лицо вперёд, глядя ему в глаза. Эффект получился устрашающий, охотник немного смутился, чего я собственно и добивалась.
  
  - Я Валькирия.
  
  Охотник к удивлению, лишь молча кивнул, будто подтверждая собственную догадку. Это мне почему-то не понравилось. Я рассчитывала совсем на другую реакцию. А затем слова мужчины и вовсе разбили мои надежды остаться неузнанной.
  - Ты Принцесса. - Уверенно провозгласил он. - Из Абиссума, так?
  
  Я моргнула, не веря своим ушам. Откуда, в этом чертовом Лесу, на краю света, обо мне знают?! Мужчина, удовлетворённый молчанием, развернулся и медленно зашагал прочь. А через несколько мгновений вернулся и протянул в клетку оковы из железа - мне на руки. Я удивлённо подняла бровь, рассматривая предложенную "любезность", а охотник пояснил.
  - Ты оденешь их и пойдешь со мной. Тебя хочет видеть кое-кто.
  
  Я согласилась. Терять мне было нечего. Даже собственный страх я давно потеряла. Покорно одела на тонкие руки тяжёлый металл и пошла за охотником, вдоль остальных клетей и повозок, в конец их длинного каравана, в надежде на какой-то такой виток событий в моей судьбе, который поможет мне вернуть двоих, самых дорогих...
   По каждую сторону от нас, стояло много таких охотников. Все были до зубов вооружены, подкачаны и имели полное соответствие с образом разбойников. Кто-то расслабленно бродил вдоль клетей, некоторые тихо разговаривали между собой, другие же пристально провожали взглядом своего соратника, ведущего скованную Валькирию. В их плену было немало людей, животных, мертвых тел. Я с ужасом вглядывалась в клети, нечасто замечая там и девушек, вроде меня, но не Валькирий. Молодые, красивые, в слезах.
   Охотник вел меня за собой, держа за цепь, пристегнутую к оковам. В самом конце, где клети остались далеко позади, он остановился. Я с удивлением оглянулась и подумала, а затем ли он меня привел: повидаться с кем-то, или решил просто на просто со мной поразвлечься?? Вокруг не было никого, ни шатра, ни человека, ни повозки. Ну точно!
  ...Как вдруг, словно вернувшись на несколько дней назад, перед моим взором начал появляться Дамант... И опять, его красная полоса шерсти, берущая начало между красных глаз, ввела меня в лёгкое замешательство. Которое длилось недолго. Передо мной вновь возник не Дэлирио. А Дукс Диких.
  Здравствуй, дочь Сванвейг.
  
  Я затряслась всем телом, колени подкосились, тяжёлый бас сносил с ног. Я с трудом удерживаясь, села наземь. Дамант, к моему удивлению, едва ли не прилёг, опуская свою огромную голову на уровень моих глаз, и пристально в них заглядывая.
   Ты в беде. Как и я. Сейчас, слушай меня так внимательно, как ты умеешь, Валькирия.
  
  Охотник молча, но с нескрываемым интересом смотрел как Дукс Диких Дамантов, за которым они охотились уже несколько лет, преспокойно мысленно болтает с ещё одной сказочной и опасной девой. Охотники мнооогое знали того, во что большинство людей даже не верили..., например, как запугать и ранить такое грозное животное как альфа-самец представителей палачей всего живого - Дамантов.
  
  У меня очень мало времени. После нашего разговора, меня убьют. Я не смогу себя уже спасти, у них есть кое-что... что может нанести мне смертельный урон, и уже нанесло непоправимое... Но хочу спасти своих детей и братьев. Ты видела от кого. Эти дикарки прилетали сюда каждый год (раньше в другое время года, правда) в этот раз и вовсе как к себе домой! Они могут нанести нам вред! Единственное оружие способное нанести урон - Даманту- это его собственные кости. Именно их они (и те, кто меня поймали) и используют, чтобы вылавливать нас, а затем срезать наши крылья и пришивать их к себе, применяя древнюю магию некромантов. Нашу магию!
  Именно поэтому мы нарушаем договор, и я и рад бы потолковать с твоим Дуксом, да не успел...
  
  Я едва поспевала улавливать смысл всего, что вываливал на меня, чуть ли не по-дружески, древний зверь.
  - Что? Зачем же тебе я? Мы и хотели просить вашей помощи! Но теперь и моего мужа нет... Они забрали его.
  
  Соберись. Я не просто тебе зверушка ручная. Я узнал, что здесь ты - и только это определило мою смерть без сопротивления. Я пообещал им, что если они мне дадут свободно поговорить с тобой, то я не буду рвать их на части во время своей казни. Хотя это и не спасло бы меня... Ты должна понять... Я не один. Есть ещё и моя семья. У меня должны были родиться щенята на днях, я их не увижу... Я не могу объяснить тебе всего, за мной уже идут. - Я действительно услышала ещё несколько человек за своей спиной. - Но я могу показать тебе...где моя семья.
  Защити их, а они помогут тебе.
  
  Я ошарашенно и возмущённо торопилась сказать,
  - Как?! Скажи мне как?? Я в том же плену что и ты, если ты не видишь! А теперь, они возможно, и меня убьют!
  Дукс поразил меня своей треугольной логикой и позитивной уверенностью.
  Не "возможно" - они наверняка, после меня, приступят к тебе. И будь готова к этому. Но запомни! Натвердо запомни, Валькирия! Дукс Диких, Гадар, даёт тебе своё слово: ты не умрёшь от их рук сегодня. Я позабочусь об этом, обещаю.
  
  Я не понимала коим образом он позаботиться об этом, будучи сам - мертвым. Но ничего, я сказать не успела. Охотник потянул за цепь, я с трудом оторвала взгляд от красных глаз животного. Дамант молчал. К нему подошло несколько десятков охотников в черном. Дамант встал, не одевая маску невидимых, свет моей Богини прокрался сквозь облако и в последний раз осветил его целиком, весь его невероятный размер и устрашающее величие.
  Я с замиранием сердца смотрела как его уводят и моё тело просилось вдогонку: вырвать эти дряхлые цепи, выхватить пару топоров из поясов тупоумных охотников, да дать волю справедливости! Но твердый и непоколебимый взор Дукса, удерживал словно тяжестью самого неба, меня на месте.
  Его повели в темноту, уводя подальше от лагеря. Последние слова, вместе с картинкой какого-то места, закрыли мне остальной обзор,
   Это мой Дом Валькирия. Там моя семья. А теперь, прощай.
  
  Он не издал звука, ни вскрика. В темноте не было видно, как они его убили. Но в один момент, из леса послышался одновременный вой волков и ещё каких-то тварей, и громкий шорох крыльев: сотни птиц, целыми стаями, снимались со своего места, будто от землетрясения.
  Я опять опустилась наземь, но охотник уже потерял свой интерес и мало-мальскую вежливость. Он резко и больно дёрнул меня за цепи, и едва не поволок за собой, обратно в клетку, как не особо дорогой товар.
  Проходя в этот раз мимо остальных пленных, я внезапно ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Я оглянулась на него и замерла, вновь вызывая раздражение охотника. Но в паре метров от меня, крепко прильнув к толщенным прутьям своего заточения, смотрел прямо мне в лицо... Агний!
  Я было дернулась к нему, но охотник не дал и шагу ступить, тем более, в сторону их самого опасного раба...
  
  ***
  
  Аратт стоял на пригорке, вытянув шею и вглядывался вдаль. Перед его строгим и тревожным взором, открывались лишь дебри Диких Лесов, лежащие за просторным полем, с кривляющей по нему рекой.
  Тобриэль сидел рядом немного прижав уши, и тянул влажным носом по ветру. Их поиски были тщетны, сколько они не старались и не торопились, а куда торопиться, если даже не знать направления...
  Стояла глубокая ночь, лагерь спал неподалёку. Они уже несколько дней пытались хоть кого-то найти. Хоть что-то понять. Валькирии совсем поникли, за исключением Рэххилу, которая теперь всю активность сестер взяла на себя, и отдуваясь за всех, помогала Принцу в поисках. Аратта это только радовало.
  Хилли задумчиво и угрюмо несла службу, продолжая охранять людей, но Аратт готов был выколоть себе глаза- если ей это, хоть капельку нравилось. Сегодня же ночью, она и вовсе улеглась подальше от всех, показывая, что с охраной справиться и Тобриэль с Галантом.
   Аратт тяжело вздохнул и пошел к костру, отмечая на ходу, что Хилли приподняла голову и настороженно уставилась...в пустоту. Принц затормозил, пропуская Тобриэля и направился к сестре Дукса.
  Полоса ее начала менять цвета, как последние несколько раз, во время опасности или сильных для неё переживаний Даманта вскочила на лапы, когда Принц подошёл вплотную и негромко ее окликнул. Своим резким движением, она буквально сшибла его с ног, повалив в пыль. Аратт быстро вскочил, собираясь набросится на Хилли с обвинениями, но услышал голос Тобриэля,
  
  Она что-то видит! - Принц завертел головой, а Тобриэль почти кричал ему, - В голове! Ей кто-то что-то говорит!
   Хилли в тот же момент очнулась и молниеносно сорвалась куда-то с места. Тобриэль поспешил за ней, лишь захватив Принца. Ничего не понимающий Аратт натянул на лоб обруч, защищая глаза от сильного ветра и склонился к уху друга.
  - Тобр. Ты что-то скажешь?
  Дамант мгновенно отозвался в его голове.
  Хилли получила сообщение от Дукса Диких. Она знает где Лумилисенна. Его уже убили, а её скоро казнят.
  
  Тем временем Галант помогал быстро собрать лагерь. Меченосцы надевали броню и доставали мечи и копья. Валькирии молчаливо и быстро упаковывали вещи. Запрыгивали на коней. В рукавах у каждой, была пара острых кинжалов.
  
  ***
  Я не спала до самого рассвета, не могла, не то что бы уснуть, даже голову облокотить, и хоть на минуту расслабиться. Прокручивая свой диалог с Дуксом вновь и вновь, я пыталась понять, что меня ждет. За мной не пришли, и у меня появилась надежда, что меня не убьют.
  Наверное, - подумала я, - Дамант ошибся. Не так сильно они боятся Валькирий, что бы избавиться от меня сразу...
  Я думала и об Агние. Так значит, вот, что его задержало... Вот, что увидела тогда Мисалиафа в трансе. Все это кипело во мне, почти не причиняя боли. Самая сильная рана уже была нанесена.
  Едва солнце начало освещать наш клочок земли, перед моей клетью выросло несколько десятков охотников, во главе со вчерашним сопровождающим. Я удивлённо распахнула глаза, потеряв последнюю надежду.
   - Выходи. - спокойно сказал он, отмыкая замок на клетке.
  
  Оковы с меня так и не сняли, и теперь я смело шагнула вперёд. Мужчины отступили на несколько шагов, вызывая, к своему стыду, усмешку на моём бледном лице. Я была несомненно испугана, более того я была в полнейшем ужасе, но даже при всем этом, перед собственной смертью я была весьма довольна видеть их испуг.
  Странно. А раньше меня это тревожило, и даже, обижало. Мне было неприятно, что я для них- особенная, что меня опасаются и не знают, чего ожидать. А сейчас, я благодарю создателя, что испытываю и ношу это гордое звание: ненормальной, сумасшедшей, отшельницы, ведьмы...
  
  Я гордо шла между охотниками, выстроившимися всем своим составом, в подобие коридора. Моя мягкая поступь, никак не выдавала настоящего дрожания колен. А они дрожали. Тонкие кисти, с лёгкостью несшие металлические оковы, никак не выдавали свою слабость, но я их едва волокла. Гордо подняв голову, я шла и не верила в происходящее со мной. Всего за несколько дней, жизнь так круто развернула мою судьбу, так многое у меня отобрала, самым наглым и омерзительным образом! И вот сейчас меня вели на казнь. Замечательно! Как бросил мне мой надсмотрщик и поводырь: боятся они не Валькирию, а им просто не нужна здесь Принцесса...
   Я сомневалась в этом, подозревая, все же страх, либо передо мной лично, либо перед самим Абиссумом. Но положения вещей для меня, это, к сожалению, не меняло. На вчерашнем месте убийства Даманта, было подготовлено широкое бревно, вкопанное в землю. Меня собирались сжечь, как настоящую ведьму... Сердце быстро загрохотало в груди, я шла, и голова была пуста, ни одна мысль не скользнула ко мне. Лишь слова Дукса, давали мне слабую надежду, за которую я мысленно цеплялась, как утопающий за соломинку...
   Когда я проходила мимо последних клетей, в одной из них, начался хаос...Агний, увидев куда меня ведут, начал вопить и орать, оглушая криком всех рядом с собой. Крепкий парень начал растягивать цепи, связывавшие его руки, в попытке порвать их! К нему бросилось несколько охотников, тыкая палками между прутьев клети, пытаясь угомонить ненормального. Агний лишь выхватил их орудия, зашибив одного из них, его же палкой. И продолжил свои попытки сломать клетку и цепи, рыча и крича. Я с сочувствием посмотрела на парня в последний раз. Затем мягко отвернувшись, словно одурманенная собственным страхом, поплыла к столбу, устланному у земли хворостом. Надежда почти растаяла.
  Когда я подошла, охотник снял с моих ослабших рук оковы и мгновенно связал их сзади, заведя за столб. Пока он копошился с узлом, стараясь максимально крепко связать меня, я с туманом в глазах осматривала окрестность, стараясь впитать в себя каждым вдохом как можно больше воздуха и оставшейся мне жизни. Мы стояли у высоченного дерева, дальше был небольшой просвет, и снова великаны-деревья. Вокруг меня собрались все охотники. Даже ближайшие в клетях рабы были во внимании, пристально рассматривая Принцессу и Ведьму одновременно.
  Я снова услышала крики Агния и болезненно поморщилась, представляя, как он рвет руки, пытаясь высвободиться и помочь мне. Все было бесполезно. Дукс наверняка не смог ничем... Я посмотрела в небольшой просвет в небе, охотник в этот момент почти закончил с узлами на руках. Под моими ногами лежали охапки веток и сена. Их оставалось лишь поджечь. Сердце на мгновение замерло, пытаясь понять, что именно видят мои глаза, а затем забилось быстрее! В небольшом просвете, высоко-высоко в небе, выше уровня деревьев-гигантов, летел черный Дамант! Даже два, черных Королевских Даманта!
  Я моргнула, затем еще пару раз, и сузила глаза, всматриваясь вдаль. Не успела я рассмотреть, кто именно летел ко мне на помощь, как со всех сторон послышались крики, заглушившие даже Агния. Со стороны леса, тоже надвигались люди. Всадники и пешие. А с ними ещё один черный Дамант. И я все поняла! Я поняла, по крайней мере отчасти, что для меня сделал Гадар, Дукс Диких... За мной прилетел брат!
  Я потянула руки и почувствовала ещё не до конца стянутый узел. Мне понадобилось не так много усилий, чтобы сбросить веревки...но не тут-то было. Сзади меня мгновенно настиг тот самый высокий охотник. Он крепко вцепился в руку и поволок за собой. Я уже почувствовала вкус спасения и не могла больше безвольно ждать пока меня сожгут. Что-то снова лопнуло внутри, больно выворачивая плечо, я извернулась от него и побежала в другом направлении... вдогонку я услышала слова, которые убедили меня в правильности моего решения.
  - Убить её!!!! Убииить!!!
  
  Каждый охотник, стоявший рядом со мной в этот момент, бросился выполнять приказ. Испуганно зажмурившись от страха, я по инерции пригнулась и гибко проскользнув между них, побежала к лошадям, привязанным у повозки. Вскочив в первого же попавшегося коня, я что есть сил погнала его прочь.
  Аратт с Тобриэлем стремительно летели вниз. Парень прижался к спине животного, сливаясь с ним практически в единую машину убийства. Хилли злобно рыча, летела рядом. Когда они приблизились к месту, меня уже не было, но Принц увидел новость похуже: арбалеты с наконечниками из кости Даманта. Смертельно для любого.
   Принц закричал Тобру, тот резко ушел в сторону. Хилли не послушала Принца и продолжала с рыком лететь на врагов. Ее крыло моментально встретило свою стрелу. Даманта тяжело прокатившись упала недалеко от каравана. Тут же вскочила на лапы, и присоединилась к Галанту с меченосцами и Валькириями, бежавшими на врагов по земле. Даже Ниб схватил меч и теперь с диким воплем бежал между ними.
  
  Аратт летел над лесом. Едва не падая со спины верного летуна, он высматривал сестру между деревьями. Нечто удалось уловить, какой-то быстрый блик, за ним ещё несколько.
  - Тобр, давай ниже! Кажется, я нашел ее!
  
  Дамант спикировав залетел в густую листву, и полетел, огибая широкие ветви дерева. Внизу, набирая невероятную скорость и выматывая бедного коня с непривычки, скакала Луми. За ней шла погоня, человек пять верхом, пытались догнать. Тобриэль начал спускаться ниже, но это были рискованно, так как у охотников могли быть арбалеты, со смертельными для крыльев стрелами, которые даже Даманта могли убить. Принц похлопал Тобра по спине и негромко сказал на ухо,
  - Нам нужно лишь ее забрать, воевать с ними потом будем. Нужно придумать, как ее выхватить оттуда...
  
  В это время, оглядываясь назад и замечая за собой настойчивую погоню, Луми искала выход. И вскоре увидела через несколько сотен метров поляну с каменистым обрывом, нелепо образовавшимся в лесу. Несколько деревьев-гигантов, после сильных дождей и вышедшей из своих берегов реки, просто вымылись с корнем вниз по склону, образовав таким образом резкий обрыв, посреди уютной равнины. Она подняла голову вверх, увидела над собой Тобриэля, пока что слишком высоко для того что бы его достали арбалетные стрелы, но достаточно низко, чтобы услышать её. Он был здесь. Наконец-то, здесь. Этот факт придал уверенности в задуманном, и оглянувшись на преследователей последний раз, девушка крикнула брату,
  - Аратт!
  В её голове мгновенно отозвался Тобриэль:
  Принцесса мы здесь. Как нам забрать тебя?
  
  Луми понадобилось пару секунд, чтобы до конца представить в голове картину того, каким образом Дамант сможет её выхватить, от этого она слегка задрожала и крикнула:
  - Ловите!!!
  Принц не понял послания, как и его Дамант, не мудрено! Аратт даже потерял сестру на мгновение из виду, хмуря брови под обручем-клювом. Тем временем Тобриэль не терял никого из виду: едва крикнув им, Луми начала... вставать в седле. Она поднялась, воплощая свой план побега, на скаку достала из стремени правую ногу; поставила ее на седло, а затем придерживаясь руками за шею уже уставшего и взмыленного коня, проделала тоже и с левой ногой. А затем начала вставать в полный рост, расставив руки в стороны и пытаясь удержать равновесие. К удивлению и счастью, конь оказался весьма сговорчивым и сильным, и теперь Валькирия скакала верхом, стоя на нем!
   -Она сума сошла?!- запаниковал Аратт, поражаясь и не веря собственным глазам. При этом, на его веснушчатом лице играла ошарашенная, но восхищенная улыбка.
  
  Конь бежал в заданном девушкой направлении- прямо мимо обрыва. Она не повела его прямо туда, Луми было жаль животное, но она задала ему маршрут, проходящий вдоль... Охотники с сомнением, начали перекрикиваться и доставать арбалеты, понимая, что могут упустить пленницу. Но быстрый обезумевший конь уже бежал к обрыву.
  Аратт мало что успел сообразить. В одно мгновение среагировал Тобриэль и Лумилисенна сделала самый безумный, совершенный ею, когда-либо поступок. Она мягко присела, как кошка, готовясь перед прыжком, а затем, оттолкнувшись от коня и тем самым отводя его от обрыва, прыгнула в пространство над обрывом! Руки вытянулись вверх, ища поддержки. Конь уже испуганно убегал, а охотники тормозили своих скакунов, встававших на дыбы. Девушка закрыла глаза, ловя пальцами пустой воздух и надеясь лишь на двоих сейчас, в этом мире. И эти двое- не подвели! Цепкие мохнатые лапы сомкнулись на запястьях, а голос брата, совсем близко от головы, обрадовал слух,
  - Поймал?! Тобриэль, етить, ты поймал её??!
  Дамант быстро улетал вверх, скрываясь в клубах облаков. А когда они оказались над ними, он вытянул передние лапы перед собой, показывая Принцу живую сестру. Аратт помог взобраться себе за спину, а затем развернулся и крепко прижал Луми к своей груди, в которой быстро колотилось сердце. Тут же быстро отстранившись, он вдруг достал из-за пазухи кинжалы... Девушка молча подняла влажные и пустые глаза. Ей сейчас ничего не хотелось. Она парила над облаками, мягкий воздух ласкал шею и лицо, с братом она была в безопасности, зачем ей... Агний!!! Валькирия схватила кинжалы, вырывая их из рук брата, и игнорируя его лёгкую усмешку, сразу приказала: вниз...
  Когда они прилетели к столбу у каравана, где Лумилисенну сбирались сжечь, драться было не с кем... Вокруг валялись мертвые тела, по большей части охотников. Меченосцы стояли кучкой неподалеку, и что-то, в глубине души, подсказывало, как Луми, так и Аратту, что не меченосцы одержали победу и оставили здесь горы трупов... За парнями, тяжело дыша, стояли гурьбой четыре девушки с серебристыми волосами. Лунные Валькирии! С кинжалов каждой из них капали в землю густые капли темной крови. Пятой не было. Луми закрутила головой, в поисках Мисалиафы. Сестра обнаружилась как та и думала, у одной из повозок, вместе со знахарем стоящей на коленях над Агнием.
  
  ***
  
  Вольфиаг плыл в трюме корабля, качавшегося на сильных и порывистых волнах океана. Его кидало из стороны в сторону от такого путешествия, за бортом явно бушевал шторм. Воллупты тяжело справлялись с управлением корабля, и Вождь больше боялся утонуть по нелепости в море, чем добраться до их логова живым. Заперев его связанным здесь, они к нему более не заходили. В крохотном помещении он нашел лишь несколько закупоренных бутылей с ромом. Ни сушеной рыбы, ни овощей, ни корки хлеба. Крепкий и вонючий ром - весь его рацион за последние дни. А потому, и мысли у него в голове, были весьма спутанные.
  С каждой минутой своей разлуки с Луми, в нем собиралось все больше гнева и злости. Вылить ее было некуда, его старательные попытки нанести Воллуптам хоть малейший урон, или хотя бы, сбежать, проваливались с грохотом и его позором. К тому же, ему не давал покоя Вальд, пришедший за ним, без хозяйки. Коня он с тех пор не видел, тот плыл на соседнем корабле, и мужчина не имел понятия, жив ли он. А Вальд был жив. Правда, удар Воллупты пришелся ему по самому главному для его породы, по тому участку его головы, который отвечал за память...
   А затем, воля судьбы решила ещё дальше запустить его дорогу: корабль на котором плыл Вальд, с грохотом потерпел крушение. Не справившиеся с управлением Воллупты, испуганно разлетелись на уцелевшие корабли. А барахтавшийся в воде чёрный конь, из последних сил цеплялся копытами за разбитую о скалы Инвоката, корму... До берегов родного берега было уже совсем близко...
  
  ***
  
  Длинная вереница путешественников по Дикому Лесу вновь была в строю и движении. Впереди, разведывая обстановку бежала, теперь не имея возможности лететь, Хилли. Недалеко за ней, открывал цепь идущих Ярум с парой ребят, а сразу за ним ехал Янкрам, непривычно серьезный и напряжённый, с ним его ученик Ниб, теперь гордо носивший звание: побывавший в бою.
   Решено было взять с собой несколько повозок, и по возможности, как можно дальше везти их с собой. Огромное количество припасов и оружия были для нас весьма нелишними. Рабов, а точнее ставших в глазах охотников таковыми, было решено освободить. Плененные были лишь рады, а я твердо заявила, что не мы их ловили- не нам и решать их судьбы. Из всех людей, снявших тяжёлые цепи, не убежало восвояси - всего двое. Одним из них был наш до изнеможения выбитый из сил Агний. Парня осмотрел знахарь с Нибом, после чего его раны обработали, руки с порезами от цепей перевязали, и дали выпить снадобья, которое свалило его, в прямом смысле слова, и унесло в глубочайший сон. Теперь он мирно посапывал в повозке, его голова лежала на коленях у Мисалиафы.
  Вторым же, оставшимся, оказался некий суховатый мужичек, неопределенного на вид возраста. Морщин у него было много, но он часто улыбался во весь свой неполный рот зубов, и становилось понятно, что он не так уж и стар, а морщины от частых улыбок. На его голове не было седых волос, но синие глаза, порой небрежно бросали таких чёртиков, что он становился похожим и вовсе - на старого и безумного. Он не убежал, как остальные, но и внимания лишнего к себе не привлекал. Высвободившись из заточения, он растянулся во весь рост, выпячивая дряхлую грудину утреннему солнцу, а затем, не отходя от клети присел наземь, да наблюдал, из-под падающих на глаза волос, за окружающими. Когда его позвали, он и не ответил сперва, так был увлечен рассматриванием Аратта с его верным другом Тобриэлем.
   Его звали Паззо Хауран. Он был очень скромен, говорил загадками, но без зла. Ему предложили путешествовать в одиночку, в любом выбранном направлении. Паззо вежливо отказался. Тогда ему предложили провести его до ближайшего поселения, объяснив при этом, что большего внимания и защиты, он от них не добьется. Паззо Хауран так же вежливо согласился, и теперь ехал в веренице, между меченосцами и Дамантами, которые его освободили.
  
  С тяжестью набирая воздух в лёгкие практически для каждого вздоха, глядя в пустоту перед собой, я ехала верхом на чужой мне лошади. Мне конечно сразу предложили, но я отказалась седлать Тора, хоть конь и шел теперь, лишь подле меня.
   С одной стороны, меня заполняли весьма интересные и полезные факты из последних событий. К нам вернулся живым Агний- тяжёлый груз упал с сердца куда-то в бездну. Мы наконец-то нашли Дукса Диких, успели его потерять, но все же выжить, да еще и выяснить, где можно найти его семью и помощь. Точнее, выяснила это лишь я, и я не делилась этим фактом с остальными. К моему стыду, я вообще фактом встречи с ним в караване охотников - ни с кем не поделилась. Ни брат, ни сестры-Валькирии, не знали, что после схватки на поляне, я ещё раз разговаривала с Дамантом Гадаром. Хилли понимала, что Дамант не просто так помог им отыскать свою Принцессу. Он, как оказалось, показывал ей свое последнее видение в жизни, то есть место, где мы тогда находились, и Хилли чувствовала это. Но почему- не знала.
  
  Аратт спускался с неба, ловко правя Тобриэля в сторону сестры. Он видел её состояние как всегда безошибочно. Причём видел, ещё когда она проскакала мимо него на той поляне, откуда забрали Вождя. Аратту казалось сложным в таких случаях разговор, но сейчас, теперь, когда он сам узнал Вольфиага настолько, чтоб тот ему понравился...Принц чувствовал необходимость и самому- выговориться.
   Луми словно каменное изваяние с застывшими слезами в глазах, ехала и не замечала подлетающего брата. Принц решил подшутить: попросить Тобра, и просто выхватить меня на лету из седла! Затем он передумал. Мягко и плавно приземлившись, он спрыгнул с Даманта и поманил к себе рукой, предлагая пройтись пешими. Девушка нехотя спрыгнула с коня. Бледное недовольное лицо уставилось на парня, она не хотела сейчас с кем-то говорить.
  
  - Тише-тише. Я сейчас взорвусь! - без улыбки пошутил Аратт над гневным взором. - Я лишь хочу убедиться, что с тобой все в порядке.
  Луми не смогла себя заставить поменяться в лице, но отвела от него испепеляющий взгляд, словно отводя свой зрительный луч смерти в сторону. Принц хрюкнул себе под нос, удерживая неуместный смешок.
  - Сестрёнка, я понимаю, как тебе тяжело. - начал Аратт. - Но ты должна понять: сейчас нельзя расклеиваться. Мы должны быть стойкими, к подобным поворотам. Кто знает, когда прилетит Дэлирио, а мы все ещё под носом у Диких...
  
  Принц продолжал свои успокоительные и мотивирующие, как он считал, речи. Девушка не слушала его. Конечно она рада была, что он рядом, но отчего то, в её голове прозвучало в ответ на его длительную тираду лишь: "Как мне одиноко..."
  
  - ...Луми, ты меня слушаешь? Я говорю, что был поражен, твоему прыжку с коня в пропасть! Я никогда подобного не видел, ты этому где-то обучалась? Нам наверняка пригодятся такие трюки...
  
  "Как я много прошла, что бы остаться с Волом вместе..."
  
  - Кстати, ты видела этого сумасшедшего, увязавшегося с нами в поход? Паззо, кажется...Он реально жуткий тип, хотя Тобр считает его нормальным. Что скажешь?
  
  "Я зашла слишком далеко, чтобы так просто- все потерять." - Продолжала думать я о своём. - "Но ведь в конце концов, весь мой путь- не имеет значения. Я все равно его потеряла. Ни отец-Король, ни друзья Даманты, ни кровь Валькирии с защитой самой Богини...Ничто нас от этого не уберегло..."
  
  Аратт выдохшись, вздохнул. Грустно взглянул украдкой на сестру, не промолвившую ни словечка.
  - Так и будем молчать?
  - Только не ты, видимо. - Без улыбки подшутила Луми.
  
  Аратт рад был и такой перемене в настроении. Подняв красные глаза, она тихо сказала.
  - Нам нужно обсудить кое-что. Я знаю где логово Диких. Мы должны отправиться туда, и уговорить их воевать с нами!
  Аратт в изумлении распахнул глаза.
  - Откуда ты-ы...? Что з-за?..
  
  - Я разговаривала с Дуксом, перед его казнью, и перед тем, как он отправил вам мое местоположение.
  
  Принц задумался, и мгновенно поверил. Не потому даже, что она его сестра и все такое. Просто подобная идея, не могла вот так с ничего залететь нормальному человеку в голову! Такое выдумать, и тем более захотеть туда идти, при том, что до этого, она хотела побыстрее отсюда свалить, или сделать хорошенный втык Дэлирио. Сейчас же, наоборот, сестра не выказывала ни малейшего интереса к их драгоценному Дуксу, который по словам Хилли, уже летел к ним. А напротив, с силой рвалась в нору Диких, лишившихся Дукса ...
   - Хилли тебя не пустит. - Честно и прямо сказал Аратт. - Даже если ты ей все расскажешь, опишешь, возможно, даже прикажешь...Боюсь сестра Дукса, лишившаяся недавно щенят, может и сам Договор нарушить, тем более, на Диких территориях.
  
  - Стоп. Я не говорила, что собираюсь ещё кому-то...что-то... говорить. - с расстановкой, твердо отчеканила Лумилисенна, угрюмо поворачиваясь к брату.
  
  Аратт тяжело вздохнул, понимая для себя, кого именно, он теперь обрёл. К его удивлению, сестра требовала намного больше ответственности и ума...в нем самом. На фоне её, иногда, диковатых, идей, он сам, чувствовал себя старшим и вынужден был присматривать за девчонкой. Тем более теперь, когда Вольфиага не стало рядом.
   -Что ж, - ответил Аратт,- Тогда я с тобой?
  Луми лукаво и мрачно помотала головой, отрицая.
  - Они на вас нападут.
  
  - А на тебя, значит нет? - удивился Аратт. В принципе, он вспоминал последние события, и начинал понимать, что Луми действительно слишком часто выживала рядом с Дикими. А девушка спокойно согласилась,
  
  - Да, на меня они меньше реагируют, по крайней мере, пока не считают меня своей угрозой. Я смогу с ними договориться. Я прошу лишь вас Тобриэлем, помочь мне найти то самое место. Оно явно не в том направлении, в котором мы сейчас идём...
  
  Аратт начинал понимать задуманную сестрой авантюру, и где-то в глубине души она его самого зацепила и пробудила азарт и интерес. Все же, своей целью он поставил защиту девушки. И дал свое согласие помочь найти и сопроводить.
  Тем же вечером, Луми поведала брату о месте, которое показал ей Дукс, в видении. Аратт искренне не помнил подобного, а потому сидел задумчиво, попивая вино из запасов охотников, и глядя в пламя яркого костра. Сегодня ночью они сбегут из лагеря и начнут своё путешествие. Парень хотел последний раз понежиться у большого костра, среди гомона меченосцев, ставших за время похода ему близкими. Среди хихикающих близняшек Валькирий и даже, постанывающего при ходьбе, Агния. Парень пришел в себя, и не отпуская ни на миг Мисалиафу, расхаживал ноги, здороваясь и знакомясь с каждым путешествующим, едва ли не заново. В этот теплый момент, рядом с Араттом прозвучал, слегка дребезжащий от возбужденного интереса, голос.
   - Так вы нас покидаете, Ваше Величество?
  
  Принц резко развернулся, потянувшись к кинжалу за спиной, но затем остановился и вернулся в прежнее положение, лишь изредка, опасливо поглядывая на заговорившего с ним Паззо Хаурана.
  - Кто тебе это сказал? Никуда я не улетаю. - Соврал Аратт.
  
  - Конечно улетаете. - Так же спокойно и лукаво улыбаясь, повторил Паззо. - С сестрой. Вы можете не волноваться, я никому ни слова не пророню, я лишь хотел помочь...
  Аратт вдруг нахмурился, а затем с энтузиазмом повернулся к сумасшедшему.
  - Ну может ты и прав... Возможно, ты знаешь этот лес лучше нас... Ты сможешь рассказать мне об одном месте?
  - Разумеется, если я его видел, или слышал о нем.- Заговорщицки подмигнул Паззо.
  
  - Тогда иди за мной.
  
  Луми стояла возле одной из повозок, незаметно складывая в заплечную сумку запас воды. Выглядывая в очередной раз, никто ли не идёт, она заметила брата, ведущего их нового спутника.
  - Луми, расскажи ему, куда нам нужно попасть. Он может знать это место.
  
  Вздохнув и прикрыв на секунду глаза вспоминая увиденное, она тихо зашептала.
  
  - Это высокий лес, среди него очень широкая поляна. В самом центре - огромный пень, ствол очень широкий, он как будто сломан ветром, острые щепки торчат в небо. Это и есть их логово. Там они живут.
  
  Принцесса придирчиво смотрела на Паззо, не допуская мысли, что тот может что-то знать. Но к удивлению, мужчина закивал почти сразу, как только она начала описывать воспоминание. И кивал он до самого конца.
  - Я знаю это место. Чудом ушел оттуда живым, не заметив Дамантов.
  
  В нарастающим напряжением Валькирия схватила его за грудь и притянув к себе, негромко, но твердо спросила.
  
  - Где?
  
   Аратт не одобрял такой гнев, хоть и понимал отчего он появился в сестре вообще. И хоть Луми быстро взяла себя в руки, и отпустила Паззо на землю, в глазах брата она увидела упрек. Паззо лишь передёрнулся, словно пёс вылезший из воды, чем вызвал очередное подтверждение своей не совсем нормальности. А затем рассказал подробный маршрут, который начинался у истока реки. Туда нужно было ещё добраться. Поздно ночью, дети Короля тихо покинули лагерь, верхом на Тобриэле.
  
  ***
  
  Глава 7
  Логово Диких
  
  Когда Король Эдук покинул замок, Эйлат почувствовала невероятное облегчение! Освобождение незнакомого ей человека из заточения и смерти, вселило в нее уверенность и надежду, на более светлое будущее, чем ей рисовалось до этого. Бавас, как появился ненадолго, так и снова закрылся в своих покоях. Эйлат с ним больше не виделась. Но уже на вторую ночь после побега Эдука, в ее спальню нанес визит сам Король. Нынешний.
  Эйлат с замиранием сердца уставилась на Рожера. Полководец стоял у окна, заслонив его широкой спиной, и нетерпеливо ждал её. Стоило ей появиться, он отошел и уселся в кресло, в котором восседал в прошлый раз навещая ее. Девушка робко прошла и села на краю кровати, напротив. Светлые глаза альбиноса впились в нее, холодный голос недовольно бросил,
  
  - Где ты была?
  Эйлат мысленно вспомнила день и с лёгким удивлением ответила,
  - Занималась делами замка. И тебе добрый вечер...
  Рожер моргнул, затем ещё раз, слегка недоумевая, как реагировать.
  - Вчера. Где ты была вчера? Ты не спала в своей спальне.
  
  Голос Рожера был настолько уверенным, что Эйлат поняла: он не угадывает, он знает, что ее не было. Холод пробежал по ее спине. Что она могла ему ответить? В последний раз она сама попрекала и предупреждала его- не оскорблять их брак. А теперь же вынуждена искать липовое оправдание...
  - Яяя...мммм...- молчание затягивалось, Эйлат понимала, что с каждой секундой любые ее версии выглядят все менее убедительными.
  
  - Эйлат... - Девушка подняла глаза на предупреждающий тон мужчины. Теперь он приблизился вплотную, вцепился сильными пальцами ей в плечи, оставляя следы на нежном теле, и сквозь зубы повторил вопрос, видимо сюда его и приведший.
  
  - Где ты была вчера ночью?
  
  Эйлат успела попрощаться со всеми и со своей жизнью, прежде чем в ее запуганном рассудке, родились слова,
  - Я искала Баваса!..Мне сложно справляться со всеми делами! А ты специально их только подбрасываешь. Я и не думала, что у Королевы вашего народа - не жизнь, а сплошной кошмар.
  
  Девушка и правда была измучена, и она не лгала, высказывая Рожеру свое негодование. Единственной деталью, отличающейся от реальности, было то, что отсутствовала ночью она не просто из-за поисков помощи у Баваса, а выпуская пленных из темницы, все с тем же Бавасом.
  Рожер отпустил ее плечи, но не сделал и шагу назад. Эйлат подняла голову, и вдруг поняла, что они стоят совсем близко друг от друга. Можно даже сказать: интимно близко. Взбешённый полководец больше не злился, а его бедра плотно прижимались к девушке. Целых пару мгновений, Эйлат была уверена и весьма готова к тому, что между ними появится нечто большее, чем простая формальность. Она чувствовала его дыхание так близко; его сердце было настолько рядом, что она слышала его биение. Эйлат с лёгкостью начала вставать на носочки, пытаясь хоть немного вытянуться на уровень с ростом мужа и, возможно... Рожер дал ей лишь почувствовать прохладу своих губ. Мужчина отвернулся и ушел к окну, повернувшись спиной и оставив ее, нелепо застывшую на носочках.
  - Почему ты прячешь...его? - вдруг, почти прошептала Королева, подходя осторожно сзади.
  - Кого? - Коротко спросил Рожер, не поворачиваясь.
  
  Девушка переступила с ноги на ногу, сняла корону и положила ее на стол. Затем набралась смелости, и вновь завела тему, столь нелюбимую, ее чёрствым полководцем.
  - Своё отношение ко мне. - едва вымолвила Эйлат, будто к удару готовясь. Рожер медленно повернулся к Воллупте. Он мог обманывать себя, или других, но видно- не её. Девушка с открытым лукавством, поглядывала на него из-под пушистых ресниц, снизу-вверх. Он знал, что она права.
  
  - К тебе вернётся Бавас. Но если ты ещё раз не заночуешь в своей спальне - я лично выясню причину. И накажу виновных. Даже если ты сама будешь виновата.
  
  Рожер задев ее плечом, пошел к выходу, а Эйлат с вызовом крикнула вдогонку,
   -И что же ты сделаешь мне? Съешь?!
  Рожер не ответил ей. Но выходя из комнаты, он хлопнул дверью с такой силой, что та сорвалась с петель. В проломленном выходе из собственной спальни, смотрела ему вслед плачущая Королева.
  
  Через несколько минут, в этот пролом, переступая упавшую и покосившуюся дверь, вошёл Лорд Бавас. Мужчина был явно перепуган, но вполне цел и весьма удивлен.
  - Семейная ссора? - непринужденно поинтересовался он.
  - Можно и так сказать. Он похоже следит за моей комнатой. Он спрашивал где я была!
  
  Девушка вытерла красный нос и щеки и уселась в кресло. Бавас решил успокоить девушку, но в этот момент, через дверь перешагнула бледнее молока Мариэтта.
  - Ваше Велл-личество.- еле промямлила она,- Ттам, за воротами, к вам прилетели сестры...
  
  Эйлат побежала по коридорам замка, волоча за собой Баваса. Если сестры решат ее забрать- пусть защищает свою Королеву! Никого другого она и близко не подпустила бы, к столь личной встрече, и, наверняка, беседе. Лорд сомневался, что его выпустят, а даже если и выпустят, то, что Эйлат сможет потом уберечь его конечности от своего мужа... Но Королева была тверда, и намертво вцепилась своей детской мягкой ладошкой в его рукав. Все ближе подходя к воротам, он даже подумывал стащить рубаху, за которую так крепко держалась девушка, да дать деру обратно, парадокс, но в замок к Рожеру!
  Но почему-то, ему казалась ситуация опасной, не только для него. Он чувствовал, что может помочь Эйлат. А может и сбежать. Они вышли за ворота. Охрана весьма быстро поддалась на гневные взгляды Эйлат во все стороны. Вдалеке, в несколько сотен метров, едва очертимые светом дворца, стояло несколько Воллупт. Бавас отметил, что все они были выше и немного стройнее, его госпожи. Они выбрали такое место, за стенами замка, где мало кто мог что-то рассмотреть, и бойцов Рожера здесь практически не было видно. Впрочем, это могло быть совпадением.
  Вперёд выступили двое девушек. Старшая из них тепло улыбнулась, обнимая Эйлат. Вторая же, с коротким копном серебра на голове, игриво толкнула Королеву в плече,
   - Ну привет, мякиш!
  Эйлат окаменела на лице, а глаза с холодом уставились на старшую, игнорируя насмешки Вирджинии.
  
  - Зачем вы прилетели, Асса? - гордо подняв голову с одетой вновь короной, спросила Эйлат. Бавас тихо стоял позади, вглядываясь за спины сестер. Асса тоже немного поубавила тепла на лице и настойчиво и поучающе, как старшая сестра, ответила девушке.
  
  - Перестань Эйлат! Ведёшь себя ужасно невоспитанно! Даже не поздоровалась, не познакомила нас со своим новым другом.
  - Это Лорд Бавас, он лишь мне помогает. - ответила Эйлат, начиная вечный спор с сестрами, в то время как за их спинами кто-то запыхтел. Девушка с недовольством и ужасом посмотрела на Ассу.
  - Что ты так вылупилась? Это наш тебе подарок. Ну, не тебе, лично ОН - Асса показала на кого-то за своей спиной, - для твоего муженька. А вот то что именно Ты преподнесешь его ему - это наш тебе подарок!
  
  С этими словами, Асса и Вирджиния расступились в стороны. Двое других Воллупт, с усилием удерживая, вели к ней, связанного по рукам и ногам, с кляпом во рту - высокого темноволосого мужчину. Бавас за ее спиной тихо охнул и едва заметно покачнулся при его появлении. Едва заметно для Воллупт хохотавшими над пленным, но не для Эйлат. Тем временем, Вирджиния, криво улыбаясь, рассказала, кого они привели,
  - Это Вольфиаг Страшный, как он себя называет! Ха-ха-х!...Любимчик этой Лумилисенны, его же Рожер искал?
  
  Вопрос повис в пространстве между ними. Вольфиаг смотрел на Эйлат и родного дядю. А Эйлат с онемевшим телом, повернулась к Бавасу. Лорд произнес одними губами: "Племянник". И Эйлат поняла- лучше бы она осталась в Маруле. Его никак нельзя было вести в замок! Рожер-то несомненно будет рад. Но Королева понимала, что в данном случае, его счастье обрушит несколько целых, чьих-то, миров и жизней. Девушка истерично-соображая, думала: куда бы его деть. Не дав при этом сестрам понять, что она ведёт двойную игру. Королева посмотрев на Вольфиага лишь один раз, ответила твердо и уверенно:
  - В таком случае, зачем он мне здесь- сейчас? Если это подарок, то пусть он будет уместным. Я хочу его подарить, когда прибудет Ведьма.
  - Ты, я смотрю, вошла в роль Королевы каннибала? - Пошло намекая, съязвила Асса.
  - Что ты хочешь этим сказать? Нам его что: отпустить? - не поняла Вирджиния, складывая руки на пояс и выставляя бедро.
  Вольфиаг только переводил голову от одной говорившей- к другой. Его дядя так же внимательно ожидал приговора.
  - Нет конечно, глупая! - рявкнула вдруг, обозлившись Эйлат, - Просто заберите его в Марул! Зачем он мне здесь, до начала самого эпичного момента? Вы ведь в любом случае будете сюда лететь, вот и притащите его тогда.
  
  Асса дернула подбородком и равнодушно пожала плечами. Если ее сестрёнка так втерлась в этот человеческий мир, пусть поступает как знает. В Маруле ведь, такому здоровому и крепкому мужчине тоже будут рады...
   Бавас с тоской смотрел вслед племяннику, улетающему вместе с Воллуптами. Королева тронула его за плечо и наткнулась на новый огонь в его глазах.
  
  - Бавас, они его не убьют. Им на него все равно. А вот Рожер, мог бы его и искалечить, и убить. И до приезда Лумилисенны.
  
  Лорд возможно и понимал, что она права. Но неожиданное появление, а затем опять, но в этот раз, такая явная, утрата, невыносимо рвали его изнутри. Эйлат повела его в замок.
  
  А в одной из дальних комнат, Рожер принимал у себя доклад его слуги и Эддера.
  - ...Ваше Величество, мы с точностью можем заключить из всего вышесказанного, что именно с помощью Лорда Баваса, Королева Эйлат смогла составить и воплотить план побега пленного. В этом не остаётся никаких сомнений.
  Эддер с вызовом посмотрел на реакцию полководца, но сегодня тот не порадовал его взрывом негодования и бешенства. Рожер стуча пером по краю стола, задумчиво улыбался сам себе... а затем спокойно сказал, поглядывая на обоих строгим, по-отечески, взором.
   - Никто не должен знать об этом. Слышно? Ясно? Доступно? Никто! Даже Гробар.
  
  Эддер и слуга покинули его кабинет. Рожер подошёл к окну и мечтательно уставился на горизонт. Через несколько секунд его взгляд засек маленькое движение, далеко среди облаков, за много километров отсюда, нечто темное удалялось вдаль. Рожер напряг зрение, но вскоре лишь потерял маленькую движущуюся точку. Не придав этому значения, он позволил себе, наконец-то оставшись наедине с самим собой- подумать об Эйлат.
   То, что в нем вызывала эта девушка, больше не пугало его. Либо, он привык жить с этим испугом. Но Рожер больше не избегал ее, словно огня. Порой притормаживал- это да. Но не избегал. Более того, он наконец-то сделал то, что, как он думал теперь, надо было сделать, едва он ее сюда привез. Он приставил за ней охрану. Поверхностную конечно, но, если бы она опять надумала оседлать смертельно-опасное животное, вроде его Ярава, или, например, выпустить из темницы свергнутого Короля- он узнает об этом. Вопрос в том, почему от подобных поступков и, даже ослушания, она ему нравится только сильнее??
  Рожер вновь улыбнулся сам себе, теперь отчётливо понимая и вспоминая, ложь Эйлат, и ее, покрасневшие при этом, щеки.
  Она смогла соврать мне в лицо! - Возмутился сам себе Рожер, словно убеждая себя в том, что за это полагается наказание.
  Но улыбка не сходила с его лица, а мысли продолжали сновать вокруг бескрылой Воллупты, так крепко засевшей в его сердце.
  
  ***
  Принц и Принцесса летели высоко над землёй, высоко над листвой гигантов деревьев. Луми сидела за Араттом и крепко обнимала его за талию, прижавшись всем телом. Сильный ветер обдувал со всех сторон, прикрыв глаза, девушка слушала спокойное дыхание брата.
  Они летели всю ночь, а на рассвете, достигнув истока реки, сменили направление, и вот уже пол дня парили над макушками деревьев, тонувших в облаках. Тело Валькирии просило есть и пить, но эти потребности так слабо бились в ней по сравнению с желанием достичь желаемого, что Луми не замечала голода и жажды. В отличие от неё, Принц уже к полудню попросил Тобра достать им обед и дать отдых. Дамант без колебаний устремился к земле и на ходу поймав какого-то хорька в свои когтистые лапы, начал приземление.
  Расположившись на небольшой опушке леса, Аратт и Лумилисенна молча разместились у небольшого костерка. Тобриэль, устало бухнувшись в траву, шумно посапывал мокрым черным носом. Отказавшись от предложенного мяса и отпив из дорожной сумки, Луми уставилась в огонь. Аратт теперь не пытался разговорить сестру, а девушка продолжала вести себя словно приведение, одержимое некой миссией.
  Вскоре они достигли нужного места, Тобриэль увидел его издалека. Они парили над макушками деревьев, и внезапно впереди начала открываться круглая поляна, с небольшим возвышением к центру, в котором стоял истинный пень-гигант! Аратт присвистнул, представляя прежние размеры великого древа, во времена, когда оно ещё не было сломленным. Наверное, это было самое большое дерево во всем лесу! Возможно отсюда лес и разросся?
  Остаток дня они провели незаметно пробираясь чащей леса, к той самой поляне. Как рассказал безумный Паззо, он сюда попал исключительно по незнанию, и разумеется не приметил- невидимых Диких Дамантов... Поэтому, подготовленные ко всему, да со своим Дамантом, Луми и Аратт осторожно шли вперёд. Когда за одним из деревьев начало выглядывать темнеющее небо, освещенное, почти полной сегодня луной- они остановились. С этого места, Луми и сама могла добраться до пня. А вот Аратту было опасно идти дальше. Накинув на плечи длинный плащ, позаимствованный у брата, Принцесса решила подготовиться. Свой старый, в котором она была в ту страшную брачную ночь, Луми без сожаления выбросила, не в силах даже видеть порванную ткань, заляпанную кровью и грязью. Затем ловко скинула с себя рубаху и штаны под плащом, оставшись лишь в белье... к удивлению Аратта. Его лицо в тот момент - было бесценно!
  
  - ...Ты, это... зачем вот сейчас это делаешь?! - смущённо спросил он.
  Луми покрепче закуталась в плащ и коротко пояснила,
  - Так надо. Ты главное не иди за мной, Аратт, я серьёзно. Меня они могут лишь попытаться остановить, но они меня и бояться. А вас- нет.
  
  - Нас, это в смысле, таких, обычных смертных? - обиделся парень.
  
  - Нет, не дури. Вас- в смысле людей. Ты сам говорил, мне нужно принять себя, и смириться с этим. Так вот, я не просто твоя сестра, Аратт, не забывай. Я ещё и потомственная Лунная Валькирия. Не просто человек.
  
  С этими словами, бесшумно развернувшись, Лумилисенна скрылась за высоким деревом. Брат конечно любил сестру. Разумеется, он быстро кликнул Тобриэля, и уже через мгновение летел следом, не вняв её просьбам.
  
  
  Луми вышла на край поляны, не скрываясь и не таясь. Смело и уверенно она оглядывала свою цель- высокий пень, с множеством трещин-пещер, попасть в которые, можно было лишь залетев в них. Девушка пошла вперёд. И на первом же шаге почувствовала вибрацию в земле под собой. Её подозрения подтвердились: путь до цели будет весьма нелегким.
  Ускорив шаг, Луми побежала. Уже не смотрела назад, и не видела, как из леса вылетает на лунный свет её непослушный брат. Тобриэль в ужасе распахнул крылья, тормозя. Он резко почувствовал Диких!
  Тем временем, Валькирия словно от смерти убегая- мчалась вперёд. И в какой-то момент, раскинув руки и распахнув плащ, открыла ночному светилу всё свое тело, которое немедля озарилось яркими созвездиями. Тогда Аратту стало ясно, что она задумала: собственный свет Валькирии, начал отбрасывать блики, от сотен и сотен, движущихся на неё Дамантов, невидимых, обычному глазу! Это в свою очередь породило над землёй целое облако бледно-голубых тонких ниточек, которое хаотично двигаясь и разливаясь вширь, двигалось на них. Их было очень много! Блики сливались друг с другом, в общем мелькании крыльев и лап, создавая бурю плывущую над землёй и искрящую молниями. Со своей высоты, Принц видел, как Луми в открытую побежала прямо на встречу оскаленной стае Диких! Зрелище получалось невообразимо страшное! Парень направил Тобра, тот стремительно полетел вытаскивать поехавшую умом, Принцессу.
  
  ...Тем временем, Лумилисенна почти достигла первых, бежавших и подлетавших к ней Диких Дамантов. Их силуэты сложно вырисовывались, среди огромного количества и быстрого движения, но она задержала взгляд на одном из них, четко рассмотрев его голову и передние лапы. И одновременно, того, что летел над ним. Затем оттолкнулась пятками от земли и запрыгнула прямо на голову бегущему на неё зверю! Ноги почувствовали опору и жесткую шерсть, уверенности стало больше. Звери и правда невидимые. Оттолкнувшись на этот раз от его головы, Луми прыгнула на летящего выше, цепляясь за его крылья...
   Прыжки сбили с толку, как Диких, так и Королевского Даманта, с Принцем на спине. Они наперебой с Дикими пытались поймать девушку. А она отталкивалась от спин одних полувидимых животных, цеплялась в воздухе за лапы других, и не давая им и секундной возможности, схватиться за неё. Валькирии было всё равно на преграды, она использовала каждое животное, будь оно на земле или в воздухе, лишь как очередную ступень, к своей цели. Тобриэль кружился между невидимыми Дикими, задевая их то боком, то крылом. Когда это происходило, они злобно рычали ему в ответ, и снимали свои невидимые личины, на несколько мгновений, показывая острые клыки. В таком карнавале то исчезающих, то появляющихся Дамантов, у Аратта закружилась голова, но он смог рассмотреть, что некоторые из них, тоже были черными. Значит здесь действительно живет семья Дукса...
  
   Принц продолжал искать во всеобщем хаосе сестру. И обнаружил, что в погоне за ней они почти добрались до великого пня, а Луми уже была на самом его верху.
  
  - Тобри, как она туда взобралась?? - отчаянно завопил Аратт, правя Даманта вверх.
  
  На Диком, он пытался ее сбросить, а в итоге только подвёз до нужной точки...
  
  - Точки для чего?!- не понял Принц.
  
  А в этот момент, переполненная лишь желанием успеть и попасть туда куда нужно, Лумилисенна прыгнула вниз! Тобриэль полетел наперехват, как и несколько Диких, с разных сторон, в попытке поймать. Аратт торопил друга, пока не произошло столкновение! Несколько зверей гулко рыча барахтались в воздухе, путаясь и хлопая крыльями. Принц достал кинжал и начал отмахиваться от острых когтей Дамантов, режущих его из прозрачного воздуха. Тобриэль оттолкнулся передними лапами от толпы, и начал уводить полет. Аратт перегнулся вниз, высматривая сестру...и увидел её держащейся за задние лапы Тобриэля. Стоило ему обрадоваться этому факту, как тонкие кисти, усыпанные звёздами, разжались- и девушка стрелой полетела вниз!
  - Луми!!! - Завопил Принц. - Тобр! Лови её! - кричал он, надрывая горло. Парень с острой болью подумал, что сестра разбилась
  .
   Тобриэль так вовсе не думал. Он отлетел в сторону, огибая большой осколок поломанного дерева. С этой стороны им становилось видно, что девушка не разбилась, а зацепившись руками за очередного Даманта, сделала толчок и прыгнула на стену из древесины, кору, цепляясь за ее выступы. А затем, увернувшись от другого летевшего на неё зверя, скользнула в самую широкую щель во всем пне...
  
  
  
  В то мгновение, когда я внезапно пропала из виду, таки забравшись в настолько охраняемую пещеру, весь шум и гам снаружи- резко замолк. Блики совсем исчезли и Аратт никого и вовсе на поляне у пня- не видел! Но несколько саднящихся кровью порезов от когтей, говорили ему о том, что здесь на самом деле весьма "людно", в определённом смысле. Дикие животные притихли, замаскировавшись и прислушиваясь.
  В пещере было тихо. Запрыгнув в нее, я мягко ступила босыми ногами на влажную почву. Сзади, в пещеру лился свет Сванвейг, смотревшей на нас с неба. Я ступила несколько шагов и услышала движение. На луч света, из глубины пещеры, вытекала тонкая голубая линия, очерчивающая огромный силуэт. Я с трудом удержалась, чтобы не отступить назад, ведь если зрение и блики от созвездий не обманывали- то размер Даманта, стоящего передо мной, был значительно больше не то что нашего Дукса, но и Гадара! Одна линия, проводившая контур головы, была длинною в пару метров, по факту, в пещеру из глубины выглянула лишь голова и шея...
   Дамант замер, я тихо произнесла,
  
  - Я вижу тебя. И не причиню тебе зла...Вам. - Поправилась я, заглядывая вниз за Даманта.
  
  В ответ послышался тихий рык, а едва уловимые колебания за спиной животного исчезли. Похоже это действительно была его семья. Я так же негромко продолжила.
  - Меня прислал Гадар. Я Лунная Валькирия, он просил защитить вас от... Воллупт, так мы их называем.
  
   Я стояла в полнейшей тишине, не видя Даманта, а лишь голубоватый блик. И решила, что этих слов недостаточно для зверя.
  
  - Я видела Гадара. Это мы его искали, для помощи в битве. - Мой страх и смятение пропали. Вообще все пропало. Решившись поведать невидимому животному о своем счастье и горе, мой голос поблек и слабо задрожал, превращая меня в мгновение ока: из воительницы в плаксивую девчонку.
  
  - Гадар спас меня. Но к сожалению, в ту ночь, когда я встретила Гадара- я потеряла своего мужчину. А вскоре, и его щенки лишились отца...
  
  Я не собиралась останавливаться. Моё глубокое горе лилось наружу, не видя перед собой никого, кроме голубоватого блика.
  
  - Гадар был так похож на нашего Дукса... А Дэлирио так и не прилетел... А потом, Вольфиага забрали Воллупты, как и многих ваших Дамантов.
  
  Я с усталостью подняла взор на едва уловимые отблески.
  - Я лишь хочу исполнить его последнюю просьбу- защитить вас. И отомстить тем, кто забрал у нас наших близких.
  
  Наконец-то, в темной пещере начала происходить трансформация. Отблески от моих созвездий вдруг начали таять, а вместо них проявляться вполне реальные очертания животного... Передо мной сидела огромная искристая Даманта, за спиной которой, боязливо жались мелкие Дамантята...
  
  ***
  
  Когда пропажа детей Короля обнаружилась, а обнаружилась она весьма быстро, на уши был поднят весь лагерь. А ярости и гневу Даманты с ранеными крыльями- не было предела. Дэлирио сообщил ей, что он уже на территориях Диких Лесов. Дукс со дня на день должен был их найти, а главные охраняемые люди- пропали. Хилли понимала, что это явно как-то связано со смертью Дукса Гадара, понимала так ясно, как видела отсутствие Аратта, Луми, и никому не подчиняющегося Тобриэля. Ей стоило сразу надавить на Принцессу, и все толково расспросить, но она все жалела бедную... Хилли мысленно выругалась, явив людям один из самых устрашающих рыков, проклиная всех и вся.
   Галант улетел искать их с воздуха, большинство меченосцев, прихватив с собой Агния, Мисалиафу и Рэххилу, а также увязавшийся за ними Ниб, бесстрашно полезли в дебри леса, прочесывая местность. Но с каждой минутой тщетных поисков, Хилли понимала, что это бесполезная трата времени и риск бо́льшим количеством жизней. Взглянув на Паззо Хаурана, спокойно сидевшего у костра, Даманта дала мысленную команду Галанту: собирать людей обратно в лагерь. Затем Хилли ещё раз попробовала достучаться до Тобриэля, но её опять ждало разочарование- мысленный контакт был наглухо заблокирован. Тобриэль не слышал ее. Хилли встала со своего места, одно крыло было крепко примотано к телу, от этого она выглядела ассиметрично и вызывала даже жалость. Но кровавая морда приблизилась к Паззо Хаурану, и отчего то, его жалость к раненому животному, прошла за один миг.
   Даманта внимательно вглядывалась в его глаза, а полоса шерсти, которую Паззо мог рассмотреть сейчас вблизи, переливалась всеми оттенками костра за ее спиной: от слепяще-желтого, до ало-красного, а затем и вовсе глубокого синего. Мужчина засмотрелся на игру цвета в шерсти животного и не сразу понял, что это именно она обращается к нему, в его мыслях.
  
  Тебя зовут Паззо Хауран?
  
  - Да, это так. - тихо ответил он.
  Ты знаешь куда направилась Принцесса и Принц?
  - О, конечно.
  Хилли вдруг замерла на мгновение от неожиданности. Не веря своей удаче, она осторожно спросила,
   Так скажи мне, где они?
  
  Паззо как и прежде, вежливо улыбнулся, и спокойно ответил Даманте, почти нависшей над ним,
   - Я не могу. Я пообещал самому Принцу Аратту и Принцессе Лумилисенне, что никому не скажу, куда они направились.
  Хилли сдержала порыв избавить лагерь от этого безумного, едва не прорычав вслух презрение.
  Ты осознаешь, от кого скрываешь правду?! Понимаешь, что им грозит опасность без защиты? Сейчас все Дикие злы на нас!!!
  
   Паззо Хауран поменялся в лице, не меняя своего расслабленного положения. Он перестал глуповато улыбаться, взгляд стал хладнокровным и по-настоящему...безумным. Даже для Хилли.
  
  - Я понимаю, что не посмею называться человеком, если не буду верен данному мною слову, тем более людям, Королевской крови. - Резко отчётливо отрезал Паззо. А затем, как ни в чем ни бывало, вновь смягчился и одарил устрашающую Даманту самым понимающим взглядом. - Поверьте, я хочу вам помочь. Но не могу, честное слово! Уверен, скоро они сами вернуться.
  
  Но Хилли в этом уверена не была. Она не могла определиться, что она испытывает к Тобриэлю и Принцу сильнее: злость или страх за них. Поступок девушки, Даманта списала на сильную печаль по Вождю. Тем не менее, и ей она бы многое сказала сейчас...
  Хилли отвернулась от Паззо, мысленно обращаясь к Дэлирио. Она не собиралась ждать, когда они сами вернутся. Теперь их будет искать Дукс. А потом и спрашивать с них, куда и почему они сбежали.
  
  
  ***
   Прошло несколько минут, а может часов, я сама не понимала, прежде чем животное скрывающееся под ликом невидимости, сделало движение в мою сторону. Я почувствовала, как моё без того беспокойное сердце, тихо опускается куда-то в район живота, образуя там холодную дыру. Пот выступил на лбу, руки заметно даже невооруженному глазу- задрожали. Ещё бы! Ко мне приближался огромный Дамант, медленно снимая свою маскировку! Цвет её шерсти определить было очень сложно. Единственный раз, когда я видела подобное: так это когда светилась полоса Хилли, если та сильно нервничала. А эта Даманта мерцала всем телом, словно угасающая звезда. К этому моменту, я давно перестала бояться и слегка склонила голову набок. Теперь многое становилось таким ясным и простым. Гадар просил защиты для семьи...стоило догадаться раньше, что здесь будет его Даманта.
  
  Тем временем, животное размером больше чем кто-либо, внимательно обнюхав гостью, уставилась на меня. Я ждала каких-то слов в голове, чей-то голос. Но Даманта молча смотрела, глазами, цвет которых менялся так же, как длинная и шерсть.
  
   - Ты ничего не скажешь? - прямо спросила я, не совсем понимая, какое впечатление оставила о себе, и не съедят ли меня теперь. Всего-то: разок зубами клацнуть...
  
  Но Даманта просто отрицательно покачала головой. А затем, развернув сою большую голову, ушла вглубь. Дальше открывалась пещера, соответствующая её богатым габаритам: высокая и просторная. Даманта уже была далеко, широко ступая и виляя длинным хвостом. К слову сказать, у нее вообще шерсть была длиннее, чем у любого другого Даманта. А когда она без невидимой маски передвигалась, то шерсть блестела и играла всеми цветами радуги, и не только. Пока я спешила за её широким шагом, я не раз заглядывалась на ее окрас, не в силах отвести глаза.
  Когда мы миновали несколько поворотов в другие пещеры, Даманта прошла в самый конец просторного "помещения", развернулась, и вдруг издала короткий рык. Не устрашающий, не злобный. Но сразу под ее ногами, я увидела три, появляющиеся из пустоты, тени. Спустя пару мгновений, передо мной сидело семейство из трёх кутят и их мамы- Даманты. Я несколько раз моргнула, протирая глаза, не веря в увиденное. И в этом самый момент...
  Привет!
  Привет!
  Привет!
  
  Я подскочила на месте! В моей голове начался шумный балаган чужих голосов!
   Не мешайте! Мама сказала мне!
  
  Вперёд выступил средний по размеру Дамантёнок, гомон стих, я с трепетом и осторожностью присела на уровень его глаз.
  Привет. Мама попросила поговорить с тобой. Узнать, что ты хочешь.
  
  Щенок с волнением оглянулся на Даманту. Та кивнула в ответ и я, как могла честно, ответила,
  
  - Я хочу, чтобы ты помогла мне одолеть Воллупт. Думаю, понадобятся все ваши Даманты. Все, кто может сражаться. У нас тоже есть много воинов, мой отец сейчас пытается договориться с ещё одним Королевством, чтобы те тоже, встали в ряды нашей компании...
  
  Я собиралась продолжать, слова легко как никогда, ложились на язык, и все казалось мне весьма убедительным. Но щенок, нетерпеливо вильнув хвостом подбежал прямо ко мне и пытаясь об меня потереться, едва не столкнул с ног. Несмотря на свой ранний возраст, он уже достиг размера взрослого пса. А контролю собственных крыльев их ещё, видимо, не обучили. Одновременно со сбиванием меня на пол, и запутыванием в его же крыльях, визгливый голос, задорно играя, настаивал с вопросом,
   Не поняла! Ты не поняла, не поняла, двуногая! Что ты хочешь, чтобы мы сейчас сделали??
  
  - Сейчас? - Я подняла взгляд на Даманту. Надо было внимательнее рассмотреть ее поведение и взгляд раньше. Я встала на ноги и уверенно посмотрела ей в глаза.
  
  - Сейчас нам нужно догнать сестру нашего Дукса, Хилли. Снаружи ждёт мой брат. Скажите, как вас зовут, и мы можем идти.
  
  Дамантята закрутились под ногами матери, а та опустила голову на несколько минут. Я использовала это время чтобы оглядеться и немного успокоиться. Пещера была очень высокой и просторной, внутри пня зарождались новые побеги, которые с годами вытеснят все прорешины в дряхлом пне. Пока что же, это было мрачноватое место, с сильным запахом влажной прогнившей древесины и крови. Эдакий флакон едкого аромата не для слабонервных. Я глянула под ноги и увидела останки костей под стенкой, недалеко от меня.
  Пока Даманта что-то говорила одному, двое других решили подкрепиться, а заодно и подраться друг с другом. Отбирая кусок оленины друг у друга, они вздыбили загривки и рычали, тем самым вызывая недовольные взгляды матери.
  
  Затем щенок нетерпеливо передал её слова.
  
  Нас ещё не нарекли именами, а маму, маму зовут Самира. Она не может говорить с людьми, как мы, поэтому мы будем с тобой говорить вместо нее!
  
  
  Аратт уже отчаялся убеждать Тобриэля пойти за Луми в пещеру, когда в этом, вдруг, отпала необходимость. Тобриэль настаивавший больше часа, что раз там тихо, то все хорошо, оказался прав. Со своей стороны, сидя на выступающем обломке дерева, сбоку, они увидели, как из пещеры грациозно, и несовместимо со входом по собственным размерам, выходит Даманта, длиною метров в двадцать. Принц тихо присвистнул, а его руки невольно опустились вниз от груза впечатления.
  Ее шерсть была преимущественно серебристой, изредка отливая зелёным или жёлтым, нет, красным... Фиолетовым... Нет-нет-нет, синим! Аратт засмотрелся на Даманту, зачарованный подобной красотой, и не сразу понял, кто это копошится под ее лапами. Он напряг зрение, даже не замечая, как внимательно слушает ее в своей голове Тобриэль. В это мгновение, на поляне под пнём, начали проявляться Даманты. Аратт с трудом отвёл глаза от серебристой "королевны" и оглянулся. Глаза начали ползти на лоб- он и не думал, что их здесь было так много! Создавалось ощущение, что они столкнулись лишь с личной охраной Даманты. А сейчас на поляне не было куда ногу поставить! Невидимость Диких, сдувало как туман под натиском сильного ветра, а Аратт вновь посмотрел на пещеру. Когда он повернулся, Даманта как раз расправляла невероятно широкие крылья, цвета мутного стекла, и начинала падать вниз для полета. На ее широкой и очень пушистой спине, сидело три мелких Даманта и ... его сестра!
   Аратт вцепился в Тобра, Дамант тут же направился в облёт по кругу поляны.
  
  - Куда ты?! Давай что-то делать! Забирать ее?! ... Или как...- растерялся Принц.
  
   Нет, Аратт. Луми договорилась с ними. Ну, или по крайней мере, с ней.
  
  Теперь Аратт видел, как Даманта, сделав широкий круг, вокруг пня, и показав тем самым всем присутствующим Диким собратьям, что на ее спине сидит человек... плавно приземлилась, после чего подставила крыло для щенят и Принцессы.
   Тобриэль молнией опустился на землю, едва не растолкав Диких Дамантов. Луми была уже на ногах. Спокойно запахнувшись в плащ и гордо подняв голову, медленно, но уверенно, шагала в сторону из которой пришла. Аратт присоединился к ней, когда девушка проходила мимо. Её спокойствие и молчаливость начинали его серьезно пугать. Пугать даже больше, чем двадцатиметровая Даманта, со всей своей стаей Диких, неслышно шагающие за ними с грацией голодных тигров...
  
  - Луми? - Аратт не знал, как начать, да и что вообще говорить. Лумилисенна была бледной и очень уставшей на вид.
  - Она потеряла мужа, из-за меня...
  
  Принц напряжённо повернулся, а Луми, наконец прорвав свою личную плотину молчания, начала сбивчиво объяснять ему.
  - Понимаешь, когда Гадар понял кто мы, как именно мы связаны с Воллуптами и что пытаемся сделать- он попытался со мной поговорить. Но ему пришлось согласиться на смерть для этого разговора... Знаешь почему ему так важно было со мной поговорить?
  
  Брат отрицательно мотнул головой, боясь перебить. Тобриэль молча шагал рядом, склонив голову и внимательно прислушиваясь к словам, шевеля ушами.
  - Он хотел попросить меня, найти и защитить его семью. Он даже не знал о рождении своих детей... Взамен же, он дал не обещание, а лишь свое мнение - что его стая пойдет за мной, если я действительно покажу им что я Валькирия и дочь Сванвейг. И дам им всем защиту.
  
  Аратт молчал какое-то время, складывая факты в голове, теперь все становилось на свои места окончательно. Принц вдруг с задором поднял глаза и ненавязчиво бросил,
  - Ты таки взяла себе под опеку Даманта. Но не мелочилась с этим выбором, да сестрёнка?
  
  Впервые за долгий период Луми улыбнулась, а затем тихо прошептала,
  - Не вздумай при них такое ляпнуть! Они не приемлют опеки ни под каким видом!
  
  Брат лишь хохотнул, а затем, обрадованный наконец-то прежней сестре, заявил,
  - Я все-таки здесь все детство провел, не учи ученого! Но знаешь, впервые за многие тысячи лет, Дикие спокойно шагают за нами, направляясь в наше Королевство, да ещё и на нашу войну!
  
  Валькирия помрачнела. Смена настроения была такой резкой, что казалось и не было смешинки в глазах. Громко, так что это услышали и идущие за ними звери, Луми произнесла,
  - Брат. Это общая война. Вопрос в том, кто готов это признать. - Она обиженно нахмурилась, злясь этому факту. - Все до сих пор считают, что я здесь- главная причина этой войны. Но это вовсе не так, Аратт! И вы с отцом давно должны были это понять. Если на ваши земли годами вторгались Воллупты, пока я ещё под стол пешком ходила... О нет, я не главная причина войны. Я лишь удачный повод ее начать.
  
  Выговорив накопившуюся обиду, Луми отвернулась, смахивая слезу и пряча лицо. Ей уже давно надоело быть виной всему плохому. Тобриэль мягко накрыл девушку своим крылом. А в голове Принца, смотревшего на друга, прозвучал его голос,
   Нам нужно в небо. Ты нужен ей, Аратт. Ей нужен сейчас ее брат. Родной человек, понимаешь?..
  
  Аратт понимал. Тобриэль, как его второе сердце, искал утешение сразу в небе, в воздухе, в порывах ветра и мягкой перине облаков. Брат залез Даманту на спину и протянул руку Луми. Она подняла зареванное лицо и вопросительно глянула.
  - Давай, полетаем. Ночь скоро закончится. Покажу тебе кое-что.
  
  Оглянувшись назад девушка засомневалась, но Тобриэль ей подсказал.
   Они не сойдут с тропы, Принцесса. Если за вами пошла Она, то стая уже не отступит. Тем более половина Диких и сами летят по воздуху, просто незаметно для нас.
  
  Валькирия хотела сесть за спину Аратту, но он отодвинулся назад, предлагая теперь сесть перед ним. Луми замялась, а затем ловко залезла, и даже порадовалась такому обзору и удобству. Теперь не приходилось хвататься за куртку брата и его руки и ребра- передо ней была удобная гладкая ручка, сделанная из дерева и закреплённая к седлу. За неё было удобно взяться обеими руками, а каждое движение в сторону, давало понять Тобриэлю, куда хочет всадник на его спине. Аратт же крепко взялся руками за заднюю часть седла, слегка отклонившись назад и приготовившись к взлету. Луми охнула, когда Тобриэль резко ушел вверх, с силой размахивая крыльями. К слову, многие Королевские Даманты, не говоря уже о Диких, не одобряли перевозку людей на своей спине. Для таких животных, это означало либо униженное подчинение, либо невероятное признание и верность.
  Тем не менее, Тобриэль всегда был лишь рад почувствовать дорогого ему парнишку на своей спине. К тому же... постоянная нагрузка, с годами, сделала из него едва ли не самого сильного Даманта, за исключением Дукса. Будучи от рождения шире остальных, он только увеличивал свои размеры и мощность, постоянно таская на себе Аратта.
  Они поднялись над деревьями, сразу попав в быстро протекающее облако. Оно было влажным, настолько, что Луми вытерла влагу с лица и глубоко вздохнула. Тобриэль летел выше и вскоре они перестали слышать хлопот крыльев невидимых, летящих над лесом за ними.
  Луми медленно открыла глаза. Под ней был целый мир, где-то, скрытый облаком от взора, где-то, ниже, освещенный Сванвейг, теперь такой близкой. Ее яркий свет казался на такой высоте, едва ли не ярче самого Дэуса. Но через несколько мгновений, девушка поняла, что ошиблась. Луна не была ярче, но с другой стороны неба, будто издалека, к ним медленно подлетало другое светило. Солнце Дэуса было буро красным, слишком далёким, ещё не слепящим глаза. Но с каждым новым взмахом крыльев, коло набирало свет в себя, иногда, словно забирая его от Луны, быстро уходящей от них вдаль. Лумилисенна провожала взглядом свою Богиню, за свод горизонта, и чувствовала ее благословение.
   Аратт положил руку сестре на плечо. Он не подбирал теперь слова.
  
  - Это лучшее, что я мог тебе сейчас дать. Но с каждым новым днём, - Принц показал рукой в сторону Дэуса, - У нас будут новые возможности. И я буду использовать их все- чтобы помочь тебе.
  
  Луми благодарно прислонилась спиной и тихо вздохнула.
  - Я скучаю по ним Аратт. Мне кажется... кажется Вола я уже потеряла. Я боюсь думать об этом...Но и не могу: не думать. Рожер будет издеваться...я знаю это.
  
   Аратт молчал. Ему тоже не раз приходили разнообразные и весьма красочные варианты дальнейшей судьбы Вождя. Ни один из этих вариантов им не подходил...
  
  - Знаешь, чего мне не хватает больше всего? - Аратт не видел её лица, но по голосу было слышно, что Луми улыбалась.
  
  - Чего? - спросил он.
  
  - Его усмешки. Ну знаешь, когда он так полу-улыбается, хитро глядя из-под лба, и тебе кажется, что он нечто такое задумал... Я не знаю, как описать, но, когда он так смотрел на меня при первой встрече, держа меня в плену, я вдруг поняла, что он не Страшный.
  
  Принц с сомнением хмыкнул,
  - Не знаю, правильно ли я тебя понял, но я знаю лишь одну его усмешку, вечно появляющуюся на его угрюмой ... э-э ...гхммм. В общем, когда он так делает, мне всегда почему-то начинает казаться, что я милый пушистый котик, который нассал в тапки хозяину, а тот придумал для меня хорошую месть... Вообще. - Аратт стал совсем откровенным, понимая, что фальшь Луми почувствует, - Скажу тебе честно, он слишком самодовольный. Особенно, когда вот так ухмыляется. Но, он мне нравится. А это для меня точно означает, что мы его вытащим оттуда.
  
  Принцесса сжала его руку.
  - Спасибо вам ребята за этот полёт. Я никогда не видела ничего подобного. Ничего, более прекрасного. Теперь давайте искать Хилли. Она-то наверняка ищет нас...
  
  Хилли уже нас не ищет. - вдруг сказал Тобриэль обоим. - Нас ищет Дэлирио.
  
  Разумеется, Луми давно злилась на Дукса, да и Аратт был явно недоволен его затяжным отсутствием. Но при словах Тобриэля, оба выпрямились в седле на его спине, а Принц наигранно-строго сказал,
   - Ну все, мы попали...
  
  - Думаешь? - с вызовом спросила Луми. Несмотря на то что Вольфиага не было рядом, чтобы её защитить, именно этот факт избавлял девушку от одного страха за другим. И сейчас она уже не боялась гнева Дукса Дамантов, и даже заставила Аратта засомневаться. На его лице появилась хитрая усмешка, так похожая, на полуулыбку Вождя.
  
  ***
  
  Глава 8
  Do ut des
   (Даю, чтобы ты дал)
  
  Вольфиаг слабо приоткрыл глаза. Голова кружилась, тяжёлый молот бил в наковальне его правого виска, он слабо соображал где верх, а где низ. Мутный рассудок туго вспоминал где он, и кто он. Вол попытался повернуть голову, и охнул от боли. Последнее что он помнил, это некая Королева, подле которой стоял до смерти перепуганный и бледный дядя Бавас. Вольфиаг вновь открыл глаза, превозмогая боль. Под ним, далеко внизу, текли вершины и пики гор... Его руки накрепко связаны, а сам он лежит в рыболовной сети, концы которой крепко держат в руках летящие над ним Воллупты.
  Вольфиаг начал осматривать все что было доступно его взгляду. Над ним летело несколько десятков девушек с крыльями и серебряными волосами. Под ним, видимо, были горы Инвоката. Вольфиаг слабо узнавал места, но пару знакомых рек и даже вроде бы деревню, он вспомнил. Вальда он не видел. Впрочем, он подумал, что тот мог быть без сознания, в одном из свертков таких же сетей, как и многие пойманные Даманты. Сейчас Вольфиаг понимал, почему Король с Араттом годами не могли их обнаружить. Часть сеток, все ещё казалась пустыми... Но он знал: там лежит очередной полуживой Дамант, всего лишь сумевший сохранить свою маску невидимых на ещё какое-то время.
   Текущее положение дел нравилось мужчине все меньше. Помимо того, что очнулся он в воздухе, фактически похищенный девками, оторванный от своей жены... Да ещё ведь в какой момент оторванный!..
  Вождь рассмотрел двоих главных Воллупт, которые изначально всем заправляли, насколько он понимал: они были сестрами между собой, и дочерями Королевы. Именно с них первых, он собирался снять скальп. А может и их рожи, с самодовольными улыбками, заодно... На угрюмом и помятом лице мужчины появилась угрюмая и страшная ухмылка. Вовсе незнакомая пока что людям. Так улыбаются безумцы, звери в клети, не боящиеся кнута. Выжившие, после приказа умереть. И Вольфиаг Страшный, направляющийся прямо к границе Марула, откуда без крыльев - не вырваться. И где, вероятнее всего, его убьют. Он слабо надеялся на то что его будут бережно хранить, пока за ним не прибежит на собственную смерть Лумилисенна. Ни она- не так глупа, ни он- не собирался просто так на них здесь глазеть. Если его не убьют сразу, то рано или поздно расслабятся. Там он и покажет, почему даже Воллуптам, стоит называть его Страшным.
   А Воллупты, равнодушно поглядывая на свои трофеи и добычу, плавно залетали через высокий барьер скал, в великий город Марул. Черные блестящие крыши храмов, хижины как в скалах, так и на земле. Много девушек. Очень много. Большинство с крыльями, многие без. Вольфиаг с пристальным и убийственным взглядом осматривал толпы девиц, собравшихся поглазеть на пойманных Дамантов и вернувшихся верховных дочерей.
  Жатницы тем временем подлетели к центральной площади, к подножию главного храма, с особой осторожностью опуская на каменную мостовую животных. Впрочем, это касалось лишь Дамантов, но не касалось Вольфиага. Сеть с крупным мужчиной гулко бухнувшись, привлекла к себе намного больше внимания, чем долгожданные крылья. Вождь встал на колено, его руки были связаны перед собой, он снял ими с себя сеть и медленно поднялся во весь рост. Он понятия не имел, какой у него вид, но Воллупты стоявшие вокруг отступили на шаг, не из страха, а давая ему пространство...
  Вольфиаг выглядел действительно помятым, заросшим, и очень злым. Несколько дней он то и дело что пил. А после встречи с Королевой и вовсе- получил по голове. Теперь он угрюмо осматривал толпу девчонок, от мала до велика. В передних рядах, толкаясь, стояли в основном молодые, едва расцветшие Воллупты. Все смотрели на мускулистого и высокого мужчину. В их глазах он может и был страшным, но также и красивым, и здоровым, сильным... благородным Вождем, бравым воином, ну и... единственным мужчиной в городе. И он мог не понимать чего-то, но в этот конкретный момент, ему показалось, что каждая из них хочет от него потомства...
   Асса и Вирджиния, встретив Крайли улыбались в стороне, с наслаждением оглядывая реакцию жительниц города. Приехать с жатвы без единой потери, с добычей, да ещё и с таким трофеем!
  Конечно Асса все ещё планировала отдать Вождя сестре на подарок каннибалу. Но ее последняя дерзость при их встрече, дала повод старшей над многим задуматься. Сперва она была рада за Эйлат, теперь же, она понимала и то, что та так же принадлежит к верховной семье, как и сама Асса. И почему-то именно этот факт сильно настораживал старшую дочь Королевы, особенно в одном флаконе с неожиданным проявлением характера "мякиша".
  Она обратилась к Крайли, которая без зазрения совести, чуть ли не с аппетитом разглядывала пойманного сёстрами мужчину.
  - Крайли! Смотри не набросься на него. Он будет сопротивляться!
  
  Две Воллупты громко засмеялись, а младшая серьезно уточнила.
  - Это правда? Будет?
  - Крайли, брось. Ты найдешь ещё себе достойного. Впрочем, если ты хочешь свой первый раз взять мужчину силой- это твое решение...
  
  Асса засмеялась, но не увидев ответной улыбки, отмахнулась от младшей и обратилась к остальным Воллуптам.
  - Сестры мои! Сегодня вы можете рассмотреть нашего гостя поближе. На закате мы проведем посвящение учениц, после чего он будет пребывать в темнице.
  
  Девушки с большей смелостью начали подходить к мужчине, который судя по всему все ещё очень туго соображал, а частично услышанные им слова и вовсе- ввели его в бешенство! Крайли начала возмущаться, что того оставят в темнице, предлагая приковать его где-то во дворце. Может даже под охраной одной из них. Вирджиния предложила свою спальню, после чего, даже, была драка. Асса разумеется быстро вразумила глупых сестриц, но Крайли считала себя победившей и яростно настаивала, что Вождь будет жить у нее.
  Асса поспешила прочь, сбегая от криков и страстного подвывания сестер, в толпу, из которой доносился рык и хруст, от натянутой на руках мужчины, веревки. Этот звук ей не нравился, он слишком долго продолжал сопротивляться. Воллупты окружили статного пленника, но Асса наконец увидела его. Вождь стоял, пошатываясь на ногах, щуря серые, заплывшие синяками глаза, от яркого света. При этом, никто не решался подойти к нему, ближе чем на три метра. Он шатался, но тело все ещё улавливало баланс для возможного прыжка, а глаза выискивали подходящую цель. Руки бугрились под рваной рубахой, пытаясь порвать крепкий канат. Зверь. Загнанный, но все ещё пугающий, тех кто его загнал! Асса почувствовала укол некоего, незнакомого ей, чувства. Люди назвали бы его совестью. Воллупта же не испытывала подобного раньше, а потому посчитала это униженным достоинством великой воительницы. Ей было совестно, что ее народ боится того, кого Она поймала.
  Когда солнце опустилось за высокие горы, все ещё освещая небо огненными разводами, но погружая Марул в кромешную тень, Воллупты направились на площадь. Это место было заранее подготовлено. Правда, в этот раз церемония проходила иначе, чем каждый год в традиционное время жатвы. Асса посчитала, а сестры без колебаний согласились с ней, что раз они сами добыли себе эти крылья, а впереди их ждёт великая жатва на поле битвы - то не стоит тянуть. В отличие от традиции, на площадь пришли все бескрылые, на кого хватало Дамантов. И если обычно Воллуптам требовалось убить животное в честном поединке... то сегодня лапы Дамантов были накрепко связаны. Им не дали время подлечить нанесенные раны. Им не дали воды или еды. Лишь выставили в ряд, облив чем-то жидким и весьма смрадным.
  
  Вольфиаг тоже был здесь, но стоял дальше от животных. Его тоже облили таким же вонючим киселем, он закашлялся и начал отплевываться, но часть его все же попала и в рот, и в горло. Затем его привязали к невысокому ограждению, усадив на землю и пропустив крепкие канаты крестом по его груди. Рук он уже не чувствовал, пальцы слиплись от крови, все еще проступающей из-под крепкого, неодолимого каната.
  Даже связывая его, девушки жадно посматривали на Вождя, иногда даже пытаясь заглянуть в затуманенные серые глаза, возможно, пытаясь понравиться... А буквально через несколько минут, Вол понял, что его чем-то отравили. Желудок начинало стягивать в узел, а в самой глубине рождался настоящий ёж. Он с усилием взглянул на Дамантов перед собой. К ним как раз вышли бескрылые Воллупты, у каждой из которых в руках были кинжалы. Вождь присмотрелся к их оружию, и вдруг понял, что кинжалы сделаны не из металла, как у Валькирий. Каждый кинжал искусно выструган, вырезан и отшлифован из костей. Видимо костей Диких Дамантов, как догадался воин.
   Старшая Воллупта, проходя мимо него, задержалась на мгновение,
  
  - Ну что, Вождь. Как себя чувствуешь сейчас? Больше не будешь распускать свои руки и ноги, пытаясь нас достать?
  Вольфиаг ничего не ответил, по большей части оттого, что боялся раскрой он рот- его попросту стошнит... Он сжал челюсти, и от злости, и от жуткой боли. Асса дернула подбородком и пошла в центр площади. Вольфиаг с ненавистью смотрел ей вслед. Колючий комок в желудке разрастался, и насколько он ещё мог видеть, не только у него. Животные едва держались на ослабших лапах, тщетно пытаясь сплюнуть или очистить язык и морду от гадости. Шерсть слиплась от вязкой жижи, крылья вяло опустились вниз. Он вообще был поражен их выдержке, если бы он сам не сидел, да ещё и привязанным, он наверняка бы корчился на земле, извиваясь как червяк и пытаясь избавится от иголок внутри себя.
  Асса подняла две руки, требуя тишины. Шепот и гомон прекратился. Выступившие бескрылые навострились, в предвкушении. Мужчина заметил краем глаза, что в дальних рядах, были и недовольные взгляды. Видимо не все были рады отступлению от традиционных методов получения возможности летать. Но так как в основном, недовольными были все же, уже получившие крылья Воллупты, бескрылым было безразлично что там думают старшие. Асса же хотела, как можно скорее окрылить своих учениц и использовала любой шанс, тем более без постоянного контроля Селеницеры...
   Вождь не вслушивался в ее торжественную речь. Воллупта долго трещала языком, расхваливая их поход, свою мать-Королеву и многую другую белеберду, недоступную его пониманию в таком состоянии. Он не сводил глаз с животных, которым становилось все хуже. Некоторые из Диких сталкивались с ним взглядом. Но никто не захотел заговорить с ним.
  Затем прозвучала резкая команда, по которой девушки воодушевлённо двинулись вперёд. Даманты попытались защищаться, но со связанными лапами это было сложно сделать. Тем более, когда у тебя нутро разрывается изнутри... Фонтаном стреляющая кровь разлеталась в стороны. А рычание, такое устрашающее и злобное, обрывалось резким взвизгиванием убиваемой собаки. Там происходило настоящее убийство. Жестокое, хладнокровное, массовое и омерзительное...
  Когда это начало происходить, Вольфиаг почувствовал, как что-то восстаёт в нем. Нечто, что он уже испытывал в своей жизни. Например, когда убивал Дукса Диррара... Как и тогда: в нем просыпался его собственный зверь. Он не чувствовал своих рук, но начал вновь пытаться развести их в стороны. Вокруг стоял гам, крики, но самой врезавшейся ему в память фразой, было Do ut des. Do ut des.
  Эти слова он слышал вновь и вновь, с каждым падающим, умершим Дамантом. Затем над его ухом кто-то громко закричал. Одна из девчонок обратила внимание, что канат на руках мужчины уже трещит, рвется, и...его руки освободились. Вольфиаг молниеносно сорвал с себя верёвки и встал на ноги. Будучи выше ростом всех присутствующих на голову, а то и полторы, Вождь с неимоверным усилием проигнорировал взрыв боли внутри себя, и двинулся в сторону бойни. Его скорость была много медленнее обычной, но ни одна девушка не смогла встать на его пути! Он, словно пушинок, разбрасывал Воллупт в стороны; посветлевшими от ярости, серыми глазами озирая одичалых недоженщин, и жестоко прочищая себе дорогу к умирающим Дамантам.
  Визг падающих от его рук смешался с криком и рычанием Диких. Но когда он приблизился к первому, кого мог ещё спасти, его ноги внезапно и резко- ушли назад! Земля неприветливо встретила его лицо своим твердым поцелуем. Вождь извернулся, пытаясь высвободить ноги и встать, но над ним уже стояло с пару десятков, вооруженных натянутыми луками, Воллупт. А из-за их спин спокойно выходила Вирджиния, сматывая на локоть длинный кнут, которым она поймала его за ноги. Вольфиаг медленно попытался встать, но теперь боль одержала над ним верх. Мужчина сел, опираясь рукой о землю.
  
  - Ты видимо не понял, да? - Вирджиния свысока рассматривала воина. - Ты не должен себя так вести, сладкий. Иначе- тебе же хуже.
  
  - Хватит болтовни! - перебила вдруг Асса. Она быстрым шагом влетела в круг из луков, все ещё направленных на одного человека. - Я устала его уговаривать! Ты теперь в нашем городе, в нашем доме. - Старшая повернулась к оскаленному Вольфиагу. - И ты будешь уважать наше общество!
  
   Вольфиаг не понял, что она хочет сделать, явно наказать, но как? Девушка решительно и яростно направилась к нему, а он тем временем думал о том, что рычания и криков Дамантов больше не было слышно... он никого не успел спасти. Асса подскочила к мужчине, и достав один из своих острых кинжалов, вдруг схватила его за длинный хвост волос. С силой дернула вверх, и взмахнув наточенной костью обрезала символ власти Вождя Армии.
  Сказать, что Вольфиаг расстроился - не сказать ничего. Но не утрата своего, вечно мешающего хвоста, его так сильно задела. Само действие... Он никогда не испытывал на себе подобного унижения, да ещё и от противоположного пола! Боль внутри померкла, по сравнению с его гневом. Асса пыталась наказать его публично, поучая и понукая к тому же всех остальных!
  Его руки были все ещё свободны. Вольфиаг цепко и быстро схватил Воллупту за шею и намертво сжал пальцы. Девушки со стрелами на тетиве замерли - никто не хотел попасть в Верховную, ведь своими крыльями она буквально накрывала мужчину. А Вождь хищно и гибко вскочил на ноги, возвышаясь над ними, и поднимая в воздух задыхающуюся девушку, и крепко сжимая ее тонкую шею. Промазать боялась любая.
   Лицо Ассы стало темно красным, глаза налились кровью, она начинала извиваться. Вирджиния уже развернула кнут, который они обычно применяли для Дамантов, и собиралась остановить это безумие. Но Асса начала в панике размахивать крыльями, острые когти на сухожилиях несколько раз глубоко вошли в напряжённое тело Вождя, оставляя порезы, но тот никак не отпускал Воллупту. Тогда Асса начала взлетать, тем самым забирая его с собой вверх. Это и сработало, и нет. Мужчина отпустил одну руку, но лишь для того чтобы крепко вмазать той в глаз. А затем он разжал пальцы и свалился на тело одного из убитых Дамантов... Девушки толпой собрались вокруг бессознательного мужчины. Несколько порезов на плечах, один на лице, самый глубокий сочился кровью на груди.
  
   Едва уцелевшая Асса, лежала где-то в стороне. Вирджиния с Крайли переглянулись. Вольфиаг им определенно нравился, но ни одна из них, не хотела такого зверя приводить в свою комнату.
  
  - Принесите оковы! Быстро! Пока он не пришел в себя... - начала Вирджиния. - А затем зашейте его. И закройте в темнице. Когда Асса очнется, мы посоветуемся и примем решение, где держать этого вола...
  Девушки с опаской подошли к потерявшему сознание мужчине, и без труда подняв его, на своих худых плечах, понесли прочь.
  
  
  ***
  
  Главный портовый город Инвокат был очень велик. Симмо он сразу понравился. Здесь было так много разношерстного народу, товаров, кораблей и заморских диковинок, что для мальчика, не повидавшего пока мир - это было настоящим шокирующим открытием. Единственное, что его огорчило, так это спокойствие местных людей. Казалось, никто и не слышал о войске каннибалов, о человекоядных ящерах Яравах, убивающих целые деревни. Этот город не принадлежал ни одному из королевств на материке, а потому, мало переживал о их междоусобных войнах. Но Симмо был уверен, что эта война коснется всех рано или поздно...
  А пока, ни в одном кабаке или таверне, ни в одном переулке, на рынке, или в порту, не проскользнуло и слова, о грядущей битве местного Вождя с Королем каннибалов, так его про себя называл Симмо.
  Мальчик теперь, не сидел на месте. Уже усвоив массу уроков по выживанию в одиночку, паренёк, быстро сориентировавшись, хватал сразу несколько подработок подряд. Где-то он мыл посуду вечером, где-то подметал мостовую за пятак, для торговцев он носил послания с порта, когда приходил корабль с нужным им товаром. Каждый день он обходил практически весь город, от крайних хижин, до огромного порта с сотнями кораблей. Он искал вести, слухи, упоминания. Что угодно, о Вольфиаге Страшном и его возвращении.
   В один из жарких дней, Симмо так забегался, что едва не упустил очень ценную информацию. Пробегая мимо постовых при входе на дощатую мостовую, он краем уха услышал отрывок их разговора, который его насторожил. Притормозив и незаметно присев за ящиком, стоявшим неподалеку, Симмо судорожно сглотнул и прислушался,
  
  - ...искали того посланца долго, но может он скрылся сразу, может и успел в какой-то из кораблей прыгнуть...Короче не словили его. Но сам факт! Байд подумай: в замок Короля Абиссума передают некий подарок, после которого на посланника начинают открытую погоню, а в стране начинается общий сбор войск! Это что-то же да значит!!!
  
  Симмо несомненно понимал- что это значит. Он ничего не слышал ни о каком подарке. Но Вольфиаг по словам странного путника, был именно в Абиссуме и собирался вернуться с местью. Мальчик выглянул из-за коробки, постовые опершись руками о свои копья, с широко открытыми глазами продолжали обсуждать сплетни моряков, прибывших с того берега. В какой-то момент один из них заметил подслушивающего мальчика, на вид: явно беспризорного.
  - Эй, ты что тут делаешь? Эй, стой!! - Симмо уже быстро убегал, вдоль берега, за пределы порта.
  - Ну-ка, лови его!
  
  Постовые снялись с места и громыхая оружием побежали за парнем. Он то, толком и не сделал ничего... но беспризорных здесь не миловали, ребятню всегда пытались изловить, да либо выгнать, либо, если шибко толковый и смекалистый попадется, пристроить к морякам на чёрную работу. Чтоб и беспорядки в городе не разрастались, и на хлеб могли себе заработать честным трудом. Симмо до этого дня не подходил настолько близко, и не было поводов рисковать... Пока он не услышал их разговор. Теперь же, окончательно убедившись в словах странника, мальчик шустро бежал по песку, стараясь уйти от погони и вырваться, хоть на время, из города.
  Стражники сперва сильно отстали, что немного расслабило парнишку. Он сбавил темп, и очень зря. Тут же за спиной, совсем близко, он услышал грохот обмундирования. Симмо не оглядываясь сорвался с места, споткнувшись об глубоко зарытый в песке камень, и больно ушибив ногу. Мальчик прикусил до боли нижнюю губу, и прихрамывая продолжил убегать. Шансов было мало, их почти не было- двое взрослых и сильных мужчин быстро догоняли.
  
  Симмо знал, что не убежит, особенно теперь. На ногу было невозможно встать, не то что идти или бежать. Мальчик с одышкой остановился, уперев руки на коленку здоровой ноги. Сердце быстро стучало, он оглянулся на постовых. За ним, тоже упыхавшись, к его удовольствию, бежало двое парней. А за их спинами... Обгоняя уставших мужиков, к мальчику бежал удивительно огромный и черный, как смола, конь! Симмо с испугом отпрыгнул в сторону. Но лошадь оббежала его, а затем остановилась, подставляя бок, и опускаясь на передние копыта. Мальчик, чувствуя, как поглощает его собственный адреналин, залез на неоседланного жеребца. Конь тут же поднялся, громко заржал, и стукнув широким копытом, помчался теперь прямо на стражников!
  Те отпрыгнули в стороны, пропуская одичавшую лошадь, уносившую на себе беспризорника.
  Симмо крепко держался за длинную гриву коня, а тот быстро уносил его из города прочь. Мальчик понятия не имел чей он, откуда там взялся - посреди порта. И собственно, зачем он, явно помог мальчику?
  
  Тем временем, конь редкой лаборосской породы, привел паренька к небольшому холму, у опушки леса. Здесь, между двух плотно растущих рядом деревьев, был весьма укромный уголок. Симмо слез с коня. Немного проковыляв вперёд, он заметил хворост. Кучу листьев и веток, уложенных как одеяло. Мальчик понял, что конь здесь живёт какое-то время. Симмо оглянулся на большого жеребца.
  - Ты хороший конь, молодец... Я благодарю тебя за спасение.
  
  Симмо как любой ребенок, любил поговорить с животными, представляя себе их мысленный ответ. Раньше дома, все его курицы во дворе, гуски и даже коты с собаками, имели для него свои имена и характеры - настолько часто он любил с ними болтать. К сожалению, мало когда ему встречался ответ от животного, подобный увиденному сейчас... Черный конь приблизился к мальчику и уверенно кивнул головой, будто принимая его благодарность. Симмо с удивлением погладил его по пушистому теплому носу, чувствуя своей детской ладошкой горячее дыхание.
  - Ты очень умный конь, я понял это...Ты, наверное, тоже попал в беду? - спросил мальчик, замечая шрам на его боку.
  
  Конь так же утвердительно кивнул, вновь соглашаясь с человеком в открытую. Симмо настороженно смотрел на его морду, большие глаза, в обрамлении пушистых ресниц.
  - Ты меня понимаешь?
  Конь с секунду смотрел на мальчика, а затем, вновь кивнул. Симмо теперь отошёл и слабо присел на ветки, сложенные конем. Он начинал что-то вспоминать, о лошадях, имеющих разум. Но он никогда не видел подобных! Конь зашёл ему за спину, а затем тучно улёгся рядом на ветках. Его огромная голова грустно смотрела перед собой. Симмо подумал о своих заданных ему вопросах, его утвердительных ответах...
   - Так ты в беде... жаль, что ты не можешь рассказать мне. - Симмо пригрелся о бок крупного животного и тихо заговорил, впервые после случившегося, так ясно вспоминая тот день. - Я тоже в беде, лошадка. Мою семью убили и ... наверняка съели. Каннибалы, которые теперь вместо короля. А я....я сбежал. Меня спас один лорд. Я пообещал ему кое-что, я ему обязан... И я должен сдержать свое обещание.
  
  Мальчик закрыл ладонями лицо, расплакавшись. Горькие слезы не видели края. Конь толкнул его головой, упираясь в него. Заглянул в глаза. Симмо обнял широкую шею, зарываясь мокрыми щеками в черную гриву. Вальд лежал рядом с сиротой и туманное воспоминание начинало колоть ему разум. Он почувствовал какую-то личную утрату и причастие. Конь вновь тщетно пытался вспомнить кто он, как здесь оказался, и главное: зачем. Все что помнил Вальд, это свое имя. А ещё то, что он куда-то спешил. Он не понимал куда и зачем. Но чувствовал, что должен быть где-то, с кем-то.
  
  Симмо вытер слезы и начал осматривать ушибленную ногу. Теперь, когда он оказался в лесу, у него не было ничего и никого, что могло бы ему помочь, кроме этого коня. Нога сильно опухла и стала буро-синего цвета. Мальчик храбро терпел боль, но с каждой минутой ему становилось все больнее, и он начинал поскуливать. Конь поднялся, вновь предложил ему взобраться себе на спину. А затем быстро побежал ещё дальше от Инвоката. Мальчик, крепко держась за длинную гриву, доверился своему спасителю.
  
  ***
  
  Глава 9
  Нужная дверь и нужная кровь
  
  Дэлирио парил над высокими деревьями, порой прорезая широкими крыльями облака, что путались в их листве. Когда Тобриэль наконец то открыл разум для связи, первое что он услышал - это злейший призыв своего Дукса. Дэлирио был не на шутку перепуган. Тобриэль никогда не улавливал этих ноток в его голосе, даже в самые серьезные передряги и беды прошлого. Дукс в этот раз он был не просто зол или взбешён. Он переживал. И уже видимо знал о пропаже Вождя, как и всего прочего. Хотя его приказ не был особо содержательным на подобные факты. Дэлирио лишь выяснил в каком направлении ему двигаться, и теперь спешил навстречу.
  Тобриэль решил тоже на раскрывать сразу все карты...Да и лучше его Дуксу самому все увидеть, а уже после- выносить свой приговор. Именно поэтому, он не упомянул в коротком разговоре с Дэлирио, ни Диких, ни их гигантскую предводительницу с ее щенками.
  
  Когда стало известно, что точка встречи весьма близко, все Даманты поднялись в воздух. Я села за спину брату, Аратт умело помогал Тобру не столкнуться с сотнями невидимых, летящих по бокам... Сразу за нами, наиболее изящно замаскировавшись, и обдавая самым сильным потоком воздуха, летела Самира. Я слышала в своей голове писк, и даже обрывки фраз, ее щенков, которые ещё не всегда умели правильно направлять свои мысли. Оттого их непонятную болтовню слышали многие, включая и меня с Араттом. И когда они резко смолкли, то первыми привлекли внимание к горизонту. К нам навстречу летел Дэлирио. Его черные крылья с кривым шрамом, красную полосу, немного темнее чем у Гадара, нельзя было спутать ни с кем. Я вдруг почувствовала утраченную ранее опору. Да, опоздавшую на встречу, но... Дэлирио был здесь.
  Для меня, и всего лишь отчасти, для брата, стало сильным потрясением его изменившийся размер. Я не поняла издалека насколько именно, но то что он вырос, было явно заметно. Более того, я впервые видела Дукса- летящим. Ведь с самой нашей первой встречи, и до последней, Дэлирио был ранен и не взлетал в небо. Сейчас же я с восхищением смотрела на него, выглядывая из-за спины Аратта.
  Дукс тоже увидел нас. А точнее, Дэлирио увидел Тобриэля, одиноко парящего над лесом.
  Дукс, не приближаясь, увел полет в сторону редколесья. Там, между не столь густой листвы, его черный силуэт пропал. Видимо Дукс хотел поговорить на земле. Я переглянулась с братом. Принц уверенно повел Тобриэля вниз, залетая под зелёный свод ветвей. Невидимое полчище Диких, стремительно и бесшумно следовали за нами. Даже Дамантята притихли, запутавшись в шерсти матери на спине, не издавая и писка.
  Когда мы приземлились, я спрыгнула с Тобриэля, следом за мной последовал и Аратт. Мы быстро пошли вперёд, изредка перепрыгивая или огибая редкие валуны и ветки. Впереди, из-за гиганта-дерева, выходил черный силуэт Даманта. Я сразу услышала, как в голове начались громкие споры Дамантят. И судя из их сбивчивого тявканья, многие взрослые Дикие поражались сходству нашего Дэлирио с их Гадаром. Самира сохраняла свою прозрачность, мягко ступая за мной.
  Дэлирио действительно очень вырос. Я так давно злившаяся на него, не могла сдержать восхищенного взгляда, при виде пятнадцатиметрового Даманта с большими красными и мудрыми глазами. Когда между нами было несколько десятков метров, Дукс внезапно остановился. Аратт продолжал идти ему навстречу. Как и все, кто шли за ним. Дукс с подозрением смотрел нам за спины...и никого кроме Тобра с двумя людьми не видел. Но чуял кого-то всем своим существом, шерсть на загривке невольно поднималась. Мы с Араттом услышали знакомый низкий голос.
   Здравствуйте, сбежавшие. Рад видеть вас невредимыми. - Дэлирио внимательно посмотрел сначала на Тобриэля- тот опустив морду вниз, избегал его взгляда. Тогда Дукс спросил у Принца.
  Не познакомите меня с вашими спутниками? Перед началом разговора...
  
  Красные глаза смотрели столь уверенно и грозно, что мы и предположить не могли, сомнение Дукса. А Дэлирио на самом деле сильно сомневался, на счёт того, что тут происходит. Он всем нутром чуял присутствие кого-то, буквально повсюду. Но либо глаза его обманывали, либо... он неправильно понял слова сестры про маскировку Диких...
   Аратт же разочарованно опустил плечи. Он не рассчитывал на такое быстрое разоблачение.
  
  - Что ж... Тогда представлю их тебе не я. - По-взрослому решил Принц. Он отступил назад, к Тобриэлю.
  Я поняла, что Аратт решил предоставить слово мне. Я замялась, оглядываясь в пустоту. В ту самую секунду, когда я поворачивалась назад, в поисках поддержки у Самиры - моего озадаченного лица коснулась мягкая и лёгкая волна шелковистой, но пока ещё невидимой длинной шерсти Даманты. Самира уже сама шла прямиком к Дуксу...
  Когда я поняла это, то сразу подумала о щенках: если они на ее спине, и если Дэлирио вдруг чего драку затеет, они могут пострадать. Но переживала я абсолютно зря и абсолютно недолго. Спеша за своей матерью, Дамантята не смотрели куда несутся. Первый, слегка задел меня: я пошатнулась, ловя равновесие. Но за самым резвым, неслось ещё двое "слоняток". И я к собственному стыду и абсурдному отсутствию координации - свалилась с ног, будто подкошенная!
  Аратт тихо зашелся смехом, прикрывая обеими руками рот, Тобриэль едва ли не в землю прятал собственную морду накрывая лапой- лишь бы не смотреть на Дукса. А Дэлирио и не смотрел на двоих балбесов, он дернулся по инерции на помощь Принцессе, но тут же остановился. Он учуял конкретный запах, а затем в его голову врезался громкий шквал и гвалт щенячьего визга из ниоткуда! Дамант сделал мягкий шаг вперёд, почувствовал широкими лапами копошащихся рядом зверенышей, и тихо мысленно обратился. Его слова были столь тихими и неуловимыми для человеческого слуха, что услышали их лишь Самира с детьми, Тобриэль, да с сотню Диких, всё ещё невидимо и тихо, стоящих вокруг...
   Я предпочитаю видеть того, с кем говорю. Меня зовут Дэлирио. Кто передо мной?
  
  Дукс заметил боковым зрением, что Тобриэль при его словах поднял голову куда-то вверх и внимательно наблюдал, ожидая чего-то... Дэлирио увидел, чего тот ждал. Буквально в паре метров от него начали появляться маняще-мерцающие глаза, которые тут же пленили его. Затем морда, высокие острые уши, белоснежная полоса от лба по позвоночнику, длинная шерсть, играющая на солнце радужными искрами... перед ним обрисовывалась из пустого воздуха Даманта, несколько больше его самого, с тремя мелкими щенками, между ними. Дэлирио понял, что это не Дукс. Но не успел он ни о чем подумать более, как воздух вокруг начал колебаться, словно призрачный мираж. Дэлирио уже без удивления, но с огромным интересом, оглядывался вокруг, обнаруживая подле себя, со всех сторон столько Диких Дамантов, сколько взгляд мог охватить. Они были везде. Всех цветов. И черные в том числе. На земле их- были сотни, в небе- ещё больше. Сперва, Дукс и деревьев не рассмотрел за ними. Дэлирио вдруг осознал, что полностью окружен.
  Привет Дэлирио!
  Дукс вновь посмотрел на Даманту. Но говоривший голос принадлежал не ей...
  Это Самира, она наша мама.
  Дэлирио опустил взгляд вниз, на говорившего Дамантёнка. Черный, а полоса на спине- окраса матери, переливная. Затем Дукс поднял глаза на Даманту. Неужели она не хочет говорить с ним?
   Самира спокойно сидела на задних лапах, в легком ступоре глядя на него. Черный щенок продолжил.
  
  Мама говорит, что ты очень похож на нашего папу, Гадара.
  
  Дэлирио все ещё ничего не понимал. Почему бы ей самой не поговорить с ним?
  Я в свою очередь, тоже решила с ним пока что не разговаривать. И как только Самира сняла маскировку, я быстро ушла далеко за толпы теперь видимых Дамантов. Аратт же, вновь удивил его своим ответственным шагом: он толкнул Тобра и тот вмиг улетел за мной, впрочем, так и побоявшись взглянуть в глаза Дуксу. Сам Принц решил остаться и присутствовать при беседе Великих.
  Почему Самира не говорит сама?
  
  Она не может. - ответил щенок, усевшись перед ним на задних лапах, оглядываясь на мать и быстро виляя хвостом. - Только мы с братьями можем ее слышать.
   Дэлирио впервые видел и слышал подобное. Все Даманты от рождения умели общаться с помощью мысли. И было весьма странно и неубедительно: ее неумение. Но щенок продолжал быстро тараторить, явно слушая параллельно в голове, подсказки от матери.
  
   Она не может говорить с другими, потому что она - хранительница гена- invis... эээ... invisblia... нет, не так, сейчас...
  
  Invisibilia? Ген делающих вас невидимыми? - Подсказал Дэлирио малышу, не веря в то что говорил. Тот согласно кивнул головой, не пытаясь больше сломать себе язык с этим словом. А Самира пристально смотрела на Дукса, все ещё не веря, что это не ее муж.
  Из-за огромного количества его в нашей маме, она имеет слишком мало энергии для разговора. Только наше появление дало ей возможность поговорить хоть с кем-то... Ах, да, мама говорит, что Валькирия и ее брат не знают об этом. Они считают, что она только с людьми не говорит. Но мама и с собратьями не может без нас поговорить и сказать им что-то...
  
  Дэлирио считал, что в этой тайне нет смысла. Но также понимал, почему она не захотела все это рассказывать людям. На него смотрело множество глаз, стая рассматривала Вожака другой стаи, лишившись своего собственного. Конечно Самира стала их предводителем без сомнений, и по праву. Но ни один Дикий не примет чью-то опеку, какого-то человека. Смертного! ... С другой же стороны, каждый Дикий осознавал, что для него же самого, сохранить жизнь - Самире- это сохранить "невидимое" потомство. Больше того, с этим помётом, Самира не родила своего генного наследника, то есть того или ту, кто после ее смерти сможет передать эту способность дальше. Такие генные носители очень редко встречались. Вот и первая попытка увенчалась тремя черными щенками, лишь один из которых унаследовал, всего-то, полосу ее цвета. Самира научила остальных, как использовать этот дар - и поделилась своей кровью с каждым Дамантом в стае... С тех пор, беречь ее- было их главной задачей. А обязанности предводителя стаи, требуют постоянных стычек с опасностью... Щенок продолжал передавать слова матери, а Дэлирио лишь мысленно передергивался, внимая столь взрослым речам, из уст мальца.
  Дэлирио, наш папа Гадар был Дуксом, старше тебя. Но его убили охотники за товаром. Валькирия была тогда с ним, он поверил ей. И мы тоже, все мы. Поэтому мама приняла решение помочь ей в битве против... волапт. Нет? А, Воллупт! ... да, а после завершения, вы не будете никого из нас удерживать, и мы уйдем обратно в Леса.
  
  Щенок замолчал, хлопая на Дукса своими наивными глазенками. Дамант посмотрел ещё раз на его прекрасную маму, Самира глядела на него все это время.
  
  Что ж, я об этом лишь и хотел просить. Я буду благодарен каждому из вас, кто примет участие в битве. Но у меня тоже есть встречная просьба. Помимо семьи Короля вы повстречаете на нашем пути много людей. Вы должны помнить, что в Королевстве Абиссум действует договор. А в открытом мире- мы несём имя Абиссума, и должны так же выполнять условия: не убивать людей. Война есть война, там существует противник. В мире- мир. Там вы пушистые, НЕчеловекоядные звери.
  
  Да, да, да! Понятно нам!
  
  Дэлирио оглянулся вокруг, затем вновь на Самиру.
   Я могу предложить свою помощь, как Дукса. Вы в праве принять ее, либо отказаться, на время войны...или навсегда. Если вам эта помощь не нужна, я лишь предложу свою помощь в защите вашей предводительницы.
  Дэлирио смотрел на Даманту, ожидая реакции. Они столько лет воевали, ненавидели стая-стаю веками. Но вот она - долгожданная встреча - и Дэлирио уже чувствует, что обязан их спасти. Самира тем временем слегка отвела голову в сторону. Даманты вокруг них зашевелились, тихонько порыкивая. Щенок, что сидел у лап Дукса, вскочил и побежал куда-то в толпу. Выслушивать советы старших собратьев и передавать их слова матери.
  Когда он вернулся, Дэлирио ожидал услышать хоть что-то. Но тот молча подошёл к Самире и с бесцеремонной лёгкостью, присосался к одному из её набухших сосков, громко причмокивая и с аппетитом поглощая молоко. Несколько капель брызнули, пролетев мимо рта щенка, потекли по его черной шерсти. Даманта дёрнулась, но тут же замерла.
  Дукс глупо уставился на это действие, не зная, что такая связь, является самой крепкой из всех прочих. Щенок с причмокиванием сосал жирное молоко, а Самира видела в своей голове красочный и многогранный ответ стаи... Когда разговор двух крупнейших Дамантов закончился, Аратт не мог знать, о чем они там договорились. Но Дэлирио долго не сводил глаз сначала с заевшегося молоком щенка, а затем с Самиры.
   Когда решено было выдвигаться, Дукс приблизился к Луми, чтобы предложить свою спину. Он знал, что Дикие не возьмут на себя человека, а Тобриэль давно уже таскает двоих. Но девушка не знала, как реагировать на его предложение, и все так же, не произнося ни слова, оглянулась. Самира уже дважды выручая, вернулась с щенками.
  Мама говорит, что Дочь луны будет лететь вместе с нами. Ты ведь имеешь опекуна, как у вас принято?
  Дукс с трудом сдерживая удивление и легкую досаду, кивнул. Он был удивлен их спокойным рассуждениям об опекунстве. Чудом ему показалось и то, что ни один Дикий не посчитал это унижением, или оскорблением для Самиры. Он крепко задумался. Отчасти, он и сам поступил бы так же; по крайней мере, он осознавал, что Лумилисенна не просто человек. И если он нашел её сбежавшей с братом в логово Диких... она видимо вызвала у них достаточно уважения и доверия, чтобы сесть между щенками на спину Даманте. Но он все ещё хотел поговорить. А Луми явно его избегала.
  Девушка ловко залезла вслед за щенками на лежащую Даманту и уселась, почти по пояс затерявшись в длинной искристой шерсти. Дамантята копошились рядом, барахтаясь и кувыркаясь. Самира без страха что они могут упасть, с лёгкостью едва уловимого летнего ветерка, взлетела в небо, сразу скрываясь под прозрачной личиной. За ней потянулась и остальная стая. Некоторые Даманты все ещё с интересом и опаской поглядывали на Дукса - Дэлирио тоже взлетел, правда не заботясь о ком-то на своей спине, а потому поднимая сбивающие с ног порывы воздуха.
  Тобриэль молча летел, везя на себе Аратта, а тот все пытался подвести того поближе к Дуксу. Тобр угрюмо сопротивлялся, но Принц был неумолим. Вскоре Дэлирио сам направил свой полет к ним и пристроился сбоку, добавляя Аратту дополнительных порывов ветра, от своих крыльев.
  Тобриэль, когда мы доберёмся до лагеря, я хочу с тобой потолковать. С глазу на глаз, без парня.
  
  Да, Дукс. - только и ответил Тобриэль, глядя перед собой. Дэлирио обращался только к нему, он это понял. Аратт тихо сидел все ещё рассматривая последствия нового цикла Дукса.
  И без глупостей. Хоть привязывай его, хоть съешь. Но чтобы ты пришел ко мне один!
  
  Тобриэль едва заметно кивнул, опуская веки и не решаясь хоть что-то ответить Дуксу. Дэлирио тем временем включил в их диалог Принца.
  Я так понимаю идея искать Диких в одиночку- была не твоя?
  
  - Нет, к сожалению. - С наигранной досадой, неохотно ответил Аратт, щуря глаза от ветра и поправляя клюв на лбу.
  Хилли мне все рассказала, но очень вкратце, и видимо сама не все до конца понимая... Начинай Аратт, пока есть немного времени, расскажи мне все что происходило, пока меня не было. И главное, как именно пропал Вольфиаг?
  
  Принц стал серьезным. Нашел взглядом сестру, она словно на невидимом облаке, летела далеко от них, и не могла их слышать. Аратт начал все с самого начала, не упуская ничего. Исключением стало лишь обручение Принцессы с Вождем по их ведьмовским обрядам. И то, чего он сам пока не знал: что именно произошло в пещере Самиры, каким образом Дикие встали на их сторону, и какого черта Луми делает сейчас на спине Даманты?! Этого он никак не мог ему объяснить...
  
  ***
  
  Вольфиаг пришел в себя спустя несколько дней. Самочувствие у него было отвратным. Он вообще был крепко удивлен: что ожил - иначе его пробуждение никак нельзя было назвать. Желудок теперь не разрывался иглами, но было устойчивое ощущение, что его, то есть желудка, попросту нет! Голова кружилась даже с закрытыми глазами, а стоило мужчине их открыть: потолок начал падать. Он попытался сосредоточиться, а зашитая рана на лице, в ответ сразу дала о себе знать. Вождь опустил руки на грудь и нащупал плотную повязку. Затем дотронулся до пореза- несколько аккуратных швов.
  Вольфиаг попытался встать. Прихрамывая и белея от боли, он начал исследовать место, в котором находился. Его оставили в темнице, но при этом в ней была распахнута настежь решётка. Ее прутья были из незнакомого ему металла, с нескромно-широким диаметром. Когда Вол выглянул из клетки, то увидел источник слабого света, от факела в стене. Ещё один- был напротив, но очень далеко, его свет казался сейчас маленькой точкой. Здесь было тихо, влажно, воздух был чистым. Не было неприятных запахов, или вони, как и не было стонов, или хоть каких-то звуков, коими зачастую полны темницы.
  Вольфиаг отдышался, придерживаясь рукой за холодную черную стену, взял факел и вдруг понял, что слева, как и справа от него - другие клети. Сперва же, увидев далёкий факел, он решил, что сам он в конце коридора, в другом конце которого находится второе светило. Но сейчас, он наугад пошел налево, освещая камеру за камерой. Все они были пусты... Пройдя какое-то их количество, он начал замечать, что расположены они не по ровной линии. Да и сперва, он отдалялся от второго факела, а теперь он к нему приближался. Вождь предположил, что камеры расположены по широкому кругу, половину которого, он фактически обошел.
  Дальний факел оказался у выхода из темницы. Он висел возле высочайшей двери, способной пропустить в себя слона. Или нескольких. На уровне человеческого роста, было небольшое окошко с решеткой, буд-то маленький вход для питомцев. Вол заглянул туда и никого не увидел. Кромешная темнота и глушь... Попадалово... Пронеслось у него в голове. Испугались-таки, стервы...
  Он решил подробнее рассмотреть целую темницу, в своем распоряжении. Интересно, они пленных перевели куда-то, или их попросту нет?
  В темнице не оказалось никого. В каждой клети, а оказалось их ровно семьдесят семь, не было ни живой души, ни смерти. Ни мебели, ни вещей. Вообще пусто! Вождь пошел в центр огромного помещения, высоко держа над головой факел. Потолка он, к слову, пока что так и не заметил. А пол был черным и гладким, как и стены в темнице. В центре стол лишь один стол и стул. Вольфиаг с каким-то смешанным чувством приблизился и посмотрел на столешницу. Она была из камня. То есть, из того же камня что и пол! Стол был пустым, за исключением отпечатка ладони, как будто вмятом в ровном мраморе. Вождь оглянулся, освещая по кругу факелом, и с лёгким волнением приложил свою правую ладонь. Вмятина была гладкой, холодной. Но когда рука плотно легла, в самый центр ее что-то больно кольнуло, Вольфиаг одернул руку и осветил болевшее место. Несколько капель крови выступило на коже. Он с непониманием начал ближе рассматривать обманчивую гладкость, как вдруг, пол под ним дрогнул и начал подниматься!
  
  Воин замер на месте, приняв боевую позу и расставив руки с факелом в стороны - готовый атаковать любого. Но пол вместе со столом поднялся на пол метра, а затем, начал медленно и ржаво скрипя отходить в сторону. Вольфиаг совсем уже озадаченный, посмотрел вниз, а затем вдруг бросил факел себе под ноги, в образовавшуюся пропасть... Когда скрип и движение остановилось, он увидел свет откуда-то снизу, словно дыра, диаметром в пару метров, теперь зияла в полу. Вниз вела винтовая лестница, на которой он и нашел свой брошенный факел. Вольфиаг поднял его, придерживая повязку на груди, и начал спускаться по ступенькам.
  Пол скрывал под собой довольно крутой, но короткий спуск. Несколько винтов: и Вождь попал в небольшую низкую комнату. Воздух был затхлый, а у самой последней ступени лежала толстая, но небольшая, пыльная книга. Вол поднял ее, она была тяжёлой, в тонком кожаном переплете. Было удивительно что она сохранила свои страницы с ровными надписями на ярслийском. Вольфиаг спрятал ее себе за спину, засунув за ремень, и двинулся дальше, осматривать скрытую пещеру.
  
  Здесь было много бумаг на многочисленных столах, каких-то чертежей и расчетов, сгоревших и ещё целых свечей... Другие столы громоздились под тяжестью пробирок и склянок, аппаратов для изготовления чего-то неизвестного. На невысоких стенах, к своему огромному удивлению, Вольфиаг заметил рисунки и наброски крыльев и... их владельцев: Дамантов. В этом не было сомнений, все стены, под разными ракурсами и с подробными расшифровками, изображали этих древних животных. Вольфиаг почувствовал, как волосы на голове начали вставать дыбом, после чего вдруг услышал громкий щелчок, а пол над лестницей, вход сюда- начал закрываться!
   Вольфиаг не видел отсюда других вариантов выйти. А потому, сразу же бросился наверх. Наверное, будь он здоров, ему бы это легче далось. Но резкий рывок практически сразу вызвал в груди острую боль. Вождь смотрел на закрывающуюся щель, перепрыгивая по несколько ступеней. В какой-то момент он понял, что ему не успеть, и отбросив факел, последний виток лестницы преодолел немыслимым звериным прыжком! Ухватившись руками за уже узкий, смыкающиеся проход, Вол подтянулся и выбросил наполовину своё тело наружу. Шов на груди с треском и жгучей болью разошелся, сквозь плотную ткань уже сочилась теплая кровь. Ноги начинало сдавливать, мужчина приложил последние усилие, и таки вытащил оставшееся тело наверх!
  Сразу за ним проход закрылся, забрав с собой свет от брошенного там факела. Вольфиаг перекатился на спину, тяжело дыша и чувствуя, что лежит на найденной книге. А над ним стояли две Воллупты с арбалетами в руках. За их спинами стояло ещё несколько, с факелами и кинжалами. Все были очень злы и явно... ошарашены! Крайли, стоявшая впереди всех, слабо скрывая дрожь в голосе, строго сказала,
   - Вставай медленно, и не вздумай глупить опять... Ты пойдешь с нами и объяснишь Ассе: как ты открыл эту круглую дверь...
  
  Вольфиаг в принципе и не собирался пока что нападать. Хоть и очень хотелось. Его рана жгла до самого сердца, и то что он придерживал повязку рукой, не спасало от капель крови проступающих одна за одной, даже между его пальцами. Он слабо встал, только сейчас обращая внимание на свои волосы. Помимо зашитых ран, Воллупты ещё и расчесать его успели! Теперь распущенные темные космы доставали его плеч, и больше не было тяжёлого хвоста за спиной. Крайли мотнула арбалетом в сторону двери, Вольфиаг сощурившись и хрипловато дыша пошел на свет.
  Асса нервно пересекала зал, от балкона до стены, в ожидании сестер с пленным. После их последней встречи она осталась со сломанным носом и заплывшим глазом. Теперь на лице красовалась черная повязка, скрывающая столь позорное для нее, временное увечье. Двери зала распахнулись, со стуком ударившись о каменные стены. Воллупта подпрыгнула и обернулась. Вольфиаг тяжело дыша, и глядя на нее исподлобья и с ненавистью, не спеша шел прямо к ней. К ее ужасу он и сейчас был не связан, хоть и на прицеле. Но в тот раз его это не остановило и Асса, нервно сглотнув, крикнула:
  
  - Стой где стоишь! - она повернулась к сестрам, - Вы что, вообще?! Не додумались его связать, тупицы? Он по-вашему в темнице просто так оказался?!
  
  Вирджиния подняла арбалет выше, но все же язвительно заметила,
  - Мы как раз видели, почему он там оказался. И ни у одной из нас, тупиц, не хватило "ума" лезть к нему, когда он взбешён! Больно хочешь- иди сама его свяжи!
  
  Асса бросила иголку укора глазами, затем повернулась к младшей,
  - Что случилось?
  - Мы услышали грохот, он как-то открыл круглую дверь...у стола с печатью. Когда мы вбежали, дверь уже закрывалась, а он вылазил...от туда.
  
  Воллупта испуганно распахнула глаза, рискуя их выронить. Вождь едва стоял, накапав за пару минут на пол, немало алой крови. Асса равнодушно осмотрела его, с опаской и угрозой в голосе, спросила,
  
  - Как ты попал туда?
  
  Вождь несколько раз тяжело вздохнул, затем поднял на нее светло-серые глаза. Девушка в смятении и холодном поту сделала шаг назад. Затем ещё один. Он не двигался, не нападал на нее. Но старшая дочь Королевы Воллупт, вдруг почувствовала себя снова на охоте... только в роли жертвы. Может он не убьет ее сейчас, ведь он сам едва стоит. Но Воллупта вдруг захотела убрать его отсюда, как можно дальше и побыстрее. А как? Убить его? Как бы потерей такого участника событий грядущей войны, не разорвать их договор с людьми Рожера вообще... Да и как это сделать? Разве что отравить во сне...
  - Куда его, Асса? - спросила Вирджиния, заметившая испуг старшей. Но Асса словно говорить разучилась.
  
  - Я знаю куда. - смело и тихо сказала Крайли. - Ему явно хуже, а он должен быть живым, так? Тогда мы отведем его к Мираиле. Она и усмирить его сможет, раны вылечит, да и раздражать его, как Асса, не будет...И тайных комнат в ее хижине вроде нет.
  
  - Крайли, если ты не заметила: его все мы раздражаем.
  
  Младшая с возмущением, не согласилась,
  - Почему это, все? Может я его не раздражаю! Просто я передумала на счёт спальни... А Мираила старая, хоть и сильная.
  
  Вирджи тихо вздохнула, слегка опуская арбалет,
  - Понять ход твоих мыслей не в моих силах, Крайли...Пусть будет по-твоему.
  
  Вольфиаг тем временем ставил для себя личный рекорд: по терпимости боли и собственной злости. Как он шел к указанному месту: он не помнил. Он уже мало поднимал голову, слабо пошатываясь на ногах и оставляя за собой красную дорожку крови.
  Мираила оказалась действительно старой Воллуптой. Хотя ее серебристые волосы и скрывали седину, на лице было много морщин, а глаза были слишком, человечные, что ли... Вождь свалился на кушетку, теряя последние силы. Мираила выслушала дочерей Королевы, почтительно откланялась. И закрыв двери за любопытной Крайли, которая все никак не хотела уходить, пошла к мужчине. Трое дочерей, все от одного отца (что было, к слову, строго запрещено в Маруле) пошли ей помогать, неся в руках новые чистые повязки, воду и лечебные мази...
  
  ***
  
  
  Длинный перелет Дамантов подходил к концу. Лагерь Хилли был совсем близко и находился на самой окраине высокого Дикого леса. Пока Дэлирио искал детей Короля, ее задачей было, вывести остальных из опасного леса как можно быстрее.
  Аратт, сперва посчитавший что я с комфортом и едва ли не медитацией парю на своем Даманте - ошибся. Я и сама сперва порадовалась мягкому и удобному месту, плавному и уверенному полету, невероятному прекрасному виду с высоты... Но спустя полчаса от силы, щенкам наскучило смирно сидеть и глазеть по сторонам. Они затеяли игру, носясь по широкой и мягкой спине матери, иногда выбегая на огромные, но все ещё невидимые, крылья. Я, как выяснилось, им вовсе не мешала, точнее, они просто не замечали меня на своем пути, когда стремглав неслись по прозрачной Самире. Я потеряла рассудок от страха за малышей, летать они ещё не умели, но бегали и кубарем катались, кусая друг друга за уши, да ещё и по невидимой спине, и вовсе не боялись упасть. Понять на чем они стоят и где могут сорваться: было невозможно, но Самира абсолютно не переживала, и со временем, мне пришлось тоже успокоиться. В отличие от щенков. Переживать за них я-то перестала, а вот сбивать меня с ног, с лицом погружая в густую шерсть- они не перестали. Так и проходил наш полет: в играх, и постоянном исчезании меня в пустоте. Когда перед нами открылась небольшая поляна, на которой был разбит лагерь с тремя кострами по периметру, как и просил Дукс, Даманты начали приземляться, а щенки наконец оставили меня в покое.
   Я совсем не хотела никого видеть, ни с кем разговаривать. Отвечать на их вопросы, выслушивать, возможно упреки. Поэтому незаметно появившись из невидимой Самиры, молча двинулась вперёд. Ко мне подбегали сестры с Агнием и знахарь Янкрам, Командир стрелков и старуха Марио. Даже Паззо Хауран и Хилли, с замотанным крылом, шли к нам. Меченосцы, наспех приветствуя Принца и меня, с завороженными лицами вставали на колени приветствуя огромного Дэлирио. Аратт перехватил Мису, которая собиралась заговорить со мной,
  
  - Оставь, Миса, не сейчас. Поверьте, все хорошо, но не трогайте Луми пока что. Ладно?
  - Но...- начала было Рэххилу.
  - Рэххи, дай ей время. - согласился вдруг с Принцем Агний.
  
  Валькирии пропустили меня, не поднимая головы я пошла дальше, уходя за спины встречающих. Нетвердой походкой свернула за один из костров и скрылась за невысоким холмом, направляясь к реке. Аратт повел Валькирий с Агнием к Дэлирио и Самире, которая уже снимала свою невидимость. Близняшки охнули, а Мисалиафа оперлась рукой о парня. Агний же, видел подобное ранее, и хоть Даманта заслуживала отдельной похвалы и внимания - он остался весьма спокойным. Он вообще многое успел повидать, пока был в плену и удивить его теперь было сложно... Остальные дикие сняли свои личины лишь отчасти, все же поражая своим набором раскрасок шерсти. От буро коричневых, бордовых, болотно-зеленых- до белоснежных, бледно-голубых словно небо, и в итоге: искрящейся радуги Самиры. Большая же часть стаи, решила остаться в тени, не показывая себя.
  Меченосцы, как и все остальные люди, с ужасом распахивали глаза, дергаясь к оружию- и тут же замирая, при строгом взгляде Дэлирио. Только их собственный Дукс сдерживал сейчас ужас и панику, так рвавшихся наружу, когда они вдруг оказались посреди сотен Диких Дамантов. Дукс дождался пока все соберутся, насмотрятся, наохаются и угомонятся... Взглянул с вопросом на Аратта, тот лишь отрицательно мотнул головой, а его крылатый брат пояснил Дуксу,
   Принцесса хочет побыть одна. Аратт отпустил ее. Она не будет на собрании.
  
  Чтож...- тихо заметил Дукс, - Я с ней сам потом поговорю.
  
  Затем Дамант поднял голову над остальными, осматривая со своей высоты собравшихся красными глазами.
   Приветствую всех. Рад, что вы живы. Знаю, о всех утратах...
  Рядом со мной стоит Самира, предводительница Диких Дамантов. Она согласилась повести свою стаю с нами в битву против Воллупт, выполняя в этот срок условия призванных Дамантов, в отношении людей. Опекунов у них нет и не будет, но человек за которым они пошли- Ваша Принцесса Лумилисенна...
  
  Аратт оглянулся, нашел взглядом Агния, рядом с которым стоял окрепший за время путешествия Ниб. Теперь его нельзя было назвать хилым или костлявым, на нем начали появляться мышцы, тело становилось крупнее и тверже. Принц поманил рукой обоих, и увел в сторону.
  - Агний, смотрю ты в норме?
  - Встал на ноги, Ваше Величество. Готов делать все что вы скажете, чтобы вернуть Вождя.
  
  Аратт улыбнулся, это он и хотел от воина услышать.
  - Ниб? А ты что? Отправишься за стариком Янкрамом дальше?
  
  Парень покраснел, услышав вопрос, но тут же ответил.
  - Я думал об этом... и пока вы летали с Лумилисенной, я поговорил с наставником... - Ниб уверенно поднял светлую голову. - Я хотел бы продолжить обучение у Вас... И лишь когда достигну наивысшего уровня и смогу действительно постоять за себя и своего спутника: продолжу исследования в области науки и мира.
  
  Аратт удивлённо поднял брови: подстреленный стрелой любви, ученик знахаря, впервые за долгое время забыл о своих планах на Луми...
  Дэлирио недолго вел разговор, как всегда открывая народу далеко не все, а точнее самое малое, даже из того, что он поведал Принцу. Когда люди начали расходиться, Хилли какое-то время стояла с Дуксом. После чего ее буквально уволокли с собой щенки Самиры, подвизгивая в головах окружающих и не сводя глаз с ее полосы... Цвет шерсти Хилли на спине, имел такой же окрас, как и шерсть Самиры. Так же переливался цветами, но каждый цвет её радуги, был более насыщенным, чем даже у Дикой Даманты.
   Дэлирио взял и этот вопрос себе на будущее, а сам, тем временем думал к кому идти первому: Тобриэлю или Принцессе. С первым, он хотел давно потолковать наедине. И последние действия, постоянно нарушающего запреты Даманта, лишь утвердили в Дуксе желание выяснить истину. А Луми... Он хотел знать все лично от девушки. Все о том, как исчез Вольфиаг. И, Дамант был уверен, что нужен ей. Дэлирио видел, как ей сложно вообще: существовать, в данную минуту. Существовать в мире и окружении, где нет Вождя и Вальда. А добраться к ним- неизвестно, получится ли вовремя... Дэлирио нашел взглядом Тобриэля. Разговор с ним мог оказаться намного короче, чем с Принцессой, поэтому Дукс решил сначала решить вопрос с ним. Тот словно ждал его, сидя неподалеку. Встретившись взглядами, они, не сговариваясь одновременно и быстро взлетели, улетая подальше от лагеря...
  Аратт удивлённо кликнул Тобра, но тот лишь оглянулся на друга, не сказав ему и слова. Принц вопросительно развел руками, не понимая почему Тобриэль ничего не сказал.
  
  - Ваше Величество? Все нормально? - забеспокоился Агний.
  
  - Нет, черт возьми! - Пнул землю ногой раздосадованный Аратт. - Мне это не нравится! Дэлирио не зря его выловил одного, я должен был быть с ним! Это может плохо кончится.
  
  Но бежать за ними было бесполезно, Даманты скрылись за деревьями, которые уже погружались в темноту, зажигая свой мерцающий мир- солнце садилось за горизонт. Из чащоб леса доносились уже привычные им звуки охотящихся животных, вой волков и крики птиц. Правда нынче, за свою жизнь в лагере никто не переживал. Вся опасность, которая могла им раньше нанести вред: либо сидела рядом, либо боялась тех, кто сидел рядом с людьми. Стая Диких фактически мигрировала через целый лес, отпугивая от себя любого зверя. Впрочем, спокойного сна путникам, такой эскорт все равно не принес.
  
  Люди доверяли Дэлирио, но и тот, почти сразу исчез. Дикие, даже не снимая невидимости, могли любопытно бродить по лагерю, бесшумно подходя к людям, обнюхивая и пугая их этим... Валькирии получили особое внимание, правда не столь теплое как Луми. Все дело в том, что у остальных Валькирий были такие же волосы цвета серебра, как и у крылатых девушек, которых так боялись и ненавидели Дикие... Конечно ещё по пути сюда, Дэлирио пояснил Самире разницу между Валькирией и Воллуптой, что бы в лагере не возникло конфликта. В некоем роде, расхождение одного рода на разные кланы, чем-то напоминало прирученных и Диких Дамантов, тоже разделившихся много лет назад... Тем не менее едва ли не вся стая подошла за ночь к каждой из серебристоволосых, тщательно обнюхивая, а порой и легонько касаясь мокрым носом. Валькирии были спокойны, радушно приветствуя каждого из зверей. Конечно не без подсказки Мисалиафы, которая быстро одернула их первый испуг.
   Дэлирио отлетел выше по реке, настолько далеко, что, как подумал Тобриэль: ни звука, даже самого серьезного сражения, не будет слышно в лагере. Он этому и рад был, пареньку не придется дёргаться. Но и понимал явное намерение своего Вожака. Теперь Тобриэль вдруг ясно осознал, сколько раз он оскорбительно, в открытую, нарушал приказы своего Дукса. Альфы. Ведь, как бы Даманты не были умны и разумны, все же, устрой у них был стайный. И как в любой стае, у них был Альфа-самец, который почувствовал угрозу, от одного из членов своей стаи. Дукс занимал особое положение. Он был для стаи лидером, Королем, отцом, наставником. И любой вызов в его сторону- требовал четкого разрешение вопроса о лидерстве и подчинении.
  Дэлирио мягко приземлился, у самого берега реки. Под могучими лапами лежал крупный щебень, омытый годами водой и обточивший свои острые углы. По другую сторону от реки стояло высоченное дерево. Они же оказались на просторном берегу, под открытым ночным небом. Тобриэль молча смотрел на Вожака. Дэлирио, почти в четыре раза больше него, стоял неподвижно, слегка разведя крылья в стороны.
  Как ты думаешь я должен поступить с тобой? - спокойно спросил Дэлирио. Дукс не сомневался, что Тобриэль понимает причины их беседы... пока что, беседы. Дамант так же спокойно ответил ему.
  Не мне принимать такое решение, Дэлирио. Это в праве лишь Дукс решить.
  
  Дукс сделал шаг вперёд, весьма угрожающе, Тобриэль уже приготовился к худшему...Но Дэлирио, тяжело бухнувшись на свой зад, опустил морду на уровень меньшего брата, и вдруг сказал тому вслух.
  
  - Тобриэль, я должен выяснить это, ты же знаешь. Ты мне очень дорог, как и
  Аратт. Говори предо мной и Богами, на нашем языке, вслух. Ты
  действительно считаешь, что можешь игнорировать и претендовать на моё Право Дукса?
  
  Тобриэль вдруг осознал, что он и сам, до конца, никогда это не обдумывал. Каждый раз, зная, что это неверно, он нарушал очередной приказ, лишь подчиняясь парню... Дукс не собирался его убивать, вроде бы... а увел так далеко, лишь чтобы убедиться, что никто из людей не услышит их разговор. Они ведь никогда не теряли способности говорить и вслух, а просто не использовали ее. К тому же, это забирало сил, наверное, даже больше, чем если бы они решили все же сражаться... И уж, намного больше, чем мысленное общение. Но именно таким образом, ни один Дамант не мог солгать. Если люди свои мысли- не умели контролировать, а языком могли наплести с три короба, то здесь: все обстояло с точностью наоборот. Тобриэль собрал свои силы для нескольких слов, и хрипловато ответил тоже вслух, как потребовал Дукс.
  - Я не претендую на место Дукса. Мне лишь, сложно не подчиниться Аратту...
  Дэлирио слегка склонил голову набок. Скажи тот ему такое несколько лет назад- это не могло бы сойти за достойный ответ, и уж тем более- за оправдание. Но нынче Дэлирио чувствовал, насколько много поменялось. Он сам, вырос. События и приоритеты, новые цели и новые люди. Новые Даманты...
  - Так... Аратт. Я понимал, конечно, что между вами крепкая связь. Но ты Тобриэль, подставляешь этой своей верностью человеку, меня.
  
  - Я лишь сейчас осознал насколько, Дукс.
  
  Дэлирио поверил. Тобриэль не мог солгать ему. Дукс встал и подошёл к воде. Повел носом по ветру, явно чувствуя что-то. Затем отпил воды с быстрого течения глубокой реки. Повернулся к Даманту.
  - Тобриэль. Я могу тебя понять. Поэтому сражения между мной и тобой не будет сегодня. Но впредь: даже если ты нарушаешь мой приказ- я должен об этом знать!.. Ты не всегда можешь до конца осознавать мой замысел и соответственно подвергать опасности не только себя, но и Принца.
  
   Тобриэль до того растрогавшийся при столь редко, теплых, словах своего Вожака, не успел ничего ему ответить. Договорив все ещё вслух, то есть полностью откровенно и правдиво, Дукс бесшумно взлетел, лишь бросив несколько литров воды с когтистых лап. Тобриэль остался на берегу один.
  
  
  Глава 10
  Странная ночь
  
  Я шла очень долго. Вдоль реки, спускаясь все ниже и ниже. Далеко за лежащим лагерем, со всеми его невидимыми гостями, открывалось очень просторное место. Там деревья расступались, оставляя высохшую, когда-то широкую реку. Теперь посреди землистого грунта прорастала слабая трава, а по центру этой широкой поляны текла сузившаяся до девяти-десяти метров в ширине, река. Именно в это красивое место я упрямо шагала. Для своего тайного плана, мне нужно было пространство открытое, перед ныне полной Луной. Я хотела полной отдачи Сванвейг, ну и конечно же я надеялась, что ушла достаточно далеко от каких-либо возможных зрителей. Я задумала то, что ещё ни одна Валькирия до меня не пыталась даже пробовать. Я хотела, подобно Мисалиафе найти и увидеть Вольфиага. Но я не брала с собой сопровождающих, которые могли бы ввести меня в транс, а затем вывести, так же я не брала и бунд...
  Расположившись в самом центре поляны под открытым небом, я сбросила плащ, оставив короткую повязку прикрывающую грудь, да юбку. Внимательно прислушалась к своему сердцу, к его ритму. А затем начала, как и сестра, искать на горизонте направление. Пытаться что-то почувствовать...
  Я сама обволокла себя воображаемой музыкой и стуком. Плавные движение рук, с яркими точками звёзд, порождали красивый танец теней и света. Привлекая внимание многих, многих вокруг...
  Танец становился до больного гибким, и немного пугающим непривыкшего человека, окажись кто-то в такой-то глуши. Впрочем, неудивительно, что меня и здесь не оставили в покое. Со всех сторон, хищно прижавшись к земле, от высоких лесов на свет моего танца, спешили огромные дикие волки. Их было слишком много, тут была явно не одна стая. Неизвестно как они собирались делить меня между всеми, возможно и между самими волками ещё предстояла схватка. Но облаченная светом Сванвейг, я уже никого не видела... Ни сотни волков, ни собственного брата, преследовавшего меня от самого лагеря в одиночку.
  Следует упомянуть, что Принц не раз думал вернуться и позвать на подмогу. Ведь он заходил все дальше и дальше, за быстро исчезающим силуэтом сестры. Но каждый раз она вроде останавливалась, прислушивалась, а потом резко исчезала. Аратт вновь бежал во все ноги и находил - за следующим пригорком, до которого было ого-го... Так он и обнаружил Принцессу, в очередной раз потеряв из виду, а найдя в окружении хищников. Которые весьма быстро приближались к ней.
  Аратт, видел и понимал, что до Луми ему очень далеко. От лагеря тоже слишком далеко, чтобы хоть что-то услышать. Он в сотый раз, на бегу, пожалел, что не вернулся на первом её "повороте в пустоту", в лагерь. И не продолжил поиски уже с Дамантами... Теперь было уже слишком поздно. Принц на ходу достал любимый клинок из-за спины, и с воплем помчался прямо в смыкающийся круг озверевших волков. Несколько животных скалясь оглянулись на отчаянного паренька. Тот же, к своему счастью, почти добежав до одного из них, на фоне яркого круга Луны заметил черный силуэт Дукса.
  Дэлирио изо всех сил спешил на помощь Аратту и Луми, уже не удививших его этим и попавших вновь в беду. До поляны ему было ещё очень далеко, но даже отсюда, он слышал сильный запах адреналина парня, а также некую вибрацию в воздухе, вокруг Лумилисенны, все ещё прыгающей в змеином танце.
  Когда Аратт смог легко управиться с первым волком, на его руке тут же сомкнулись зубы другого, выбивая острое лезвие из рук. Принц схватил левой рукой того за нос и с силой потянул вверх, открывая челюсти зверя и высвобождая руку сквозь острую боль. Продолжая бороться с настырным сильным противником, рядом он увидел других, падающих замертво волков. Их убийцы не было видно, а рычания не слышно, но волки словно с воздухом сражаясь, быстро разлетались на две, а порой и на несколько, частей. Кто-то из невидимых, видимо тоже преследовал Принцессу...
  И Дэлирио даже знал кто. Лишь Самира могла так бесшумно и так хищно, расправляться с волками. Тем более, будь это любой другой Дикий, он наверняка бы уже позвал на помощь... Даманта же, была нема. И абсолютно невидима. В какой-то момент всеобщего хаоса, Луми, к которой так стремились звери, просто упала без сознания на землю, слегка подергиваясь и весьма облегчая им задачу. Сванвейг все же защитила свою дочь - Дэлирио тяжело прыгнул на землю четырьмя лапами, а затем издал грозный, низко-утробный рык. На всей поляне, только Принцесса, лежащая без сознания, осталась равнодушной к этому звуку. Остальные же... Волков уносило с поляны с повизгиванием забитых сосунков. Самира сразу сняла свою невидимость, являя миру в одно мгновение свой огромный размер, и ало-красную, слипшуюся и мокрую шерсть. В ее застывшей пасте все ещё трепыхалась оторванная половина волка. Аратт, отпущенный убегающим зверем, и пытающийся привстать- опять присел наземь, широко открывая глаза.
   В несколько секунд поляна опустела. Трое подбежали к Лумилисенне. Аратт смело вышел впереди Самиры, понимая, что лишь он сможет вывести девушку из забвения, так как из всех присутствующих лишь он уже видел подобное.
  
  
  Когда я вошла в собственный ритм, и попробовала что-то в нем изменить... я увидела яркий красный свет возле своей левой руки, направленной на горизонт. Всего на пару мгновений он неуверенно мерцал, но затем начал меня притягивать и манить. Это означало, что я вошла в транс, самостоятельно, приложив к этому невероятное усилие, но самое главное: желание. Поток с этого самого места, стремительно и резко понес куда-то за океан, на другой конец света... и я открыла глаза, стоя в низкой комнате. Стены были из глины, за окном темно. На тумбочке горит лампа. Прямо перед моим взором просторная кушетка, над которой... огромные черные крылья, на какое-то мгновение, скрыли лицо девушки, носившей их за спиной. В туманном сознании и перемещении потока, я сперва подумала, что над кроватью с кем-то, кого я пока не видела, навис ангел смерти... Преодолевая вибрации потока, я начала огибать гостью со стороны. На кушетке спал Вольфиаг. С тонким порезом на лице, раздетый и укрытый мягкой периной... Над мужчиной стояла молодая большеглазая Воллупта, с красивыми серебристыми волосами. Девушка не пыталась причинить вред моему любимому. Но сердце начало трескаться, словно хрустальный бокал под молотом наковальни... Воллупта с восхищением и физически ощутимым желанием, рассматривала мускулистого Вождя. Затем медленно склонилась, касаясь его губ своими, пробуя их на вкус... Я с приоткрытым ртом подходила все ближе, прорывая пространство и время, стремясь понять: прошлое это, настоящее или будущее? ... Вождь казалось спал. А молодая крылатая девушка с серебристыми волосами, всё наслаждалась вкусом их поцелуя. Я почувствовала боль. Услышала чей-то крик. Уйти отсюда и хотелось... и казалось, теперь, незачем.
  Едва заметная зыбка света за спиной Крайли начала таять. Силуэт Валькирии, силуэт души, прилетевший сюда с другого берега к мужу, медленно исчез...
  
  Я открыла зелёные глаза. Надо мной стоял Аратт. Брат все ещё кричал заученные слова, призывая выйти из транса. Рядом с ним, шумно дыша, возвышались Дэлирио и Самира. Все были перепуганы, а Даманта с братом и вовсе: по уши в крови. Я слабо привстала, Аратт поддержал.
  
  - Что, это, чёрт побери, было?! - хрипло осведомился он, с тревогой заглядывая в моё бледное лицо.
  
  Она была в трансе. - уверенно ответил за меня Дэлирио. - Только непонятно как
  Принцесса думала из него выйти. Или же она видела, что вы идете за ней, или...
  
  - Или. - тихо ответила я.
  
  Я ещё не умела так слышать за собой слежку, как мои сестры. Тем более без Вальда, который всегда мне в этом помогал. Я вышла из их окружения и не спеша побрела прочь, осторожно огибая разбросанных волков и их части тел. Аратт взял брошенный плащ и собирался побежать за мной. Но почувствовал у руки сильное горячее дыхание. Дукс мягко тянул зубами плащ Принцессы на себя.
  
  Идите с Самирой в лагерь. Тебя ждёт Тобриэль. А я побуду с ней.
  
  К удивлению Даманта, Аратт сдался сразу, и отпустил плащ. Видимо он уже и сам устал от такой опеки. Тем более, что опекать приходилось, такой же взбалмошный и неуправляемый нрав, коим Принц и сам обладал... Парень ушел в сторону лагеря, все ещё держа меч наготове. Самира смотрела на Дэлирио несколько секунд, затем едва склонив голову в подобие одобрения, на ходу одевая маскировку, ушла за Араттом. Теперь Дукс и за парня был полностью спокоен.
  Луми брела, низко опустив голову, словно одно из созданий Дикого Леса- все ещё излучая свой свет, от созвездий. Дукс догнал всего парой взмахов крыльев и мягко приземлился рядом, протягивая плащ в зубах. Какое-то время девушка и вовсе, не замечала его. Дэлирио насторожился. Как бы не была она опечалена накануне- сейчас Лумилисенна явно была в ином состоянии... Состоянии аффекта. Все же заметив его, девушка вытащила из широкой пасти мягкую ткань и накинула себе на плечи. Они медленно продвигались вдоль реки, неторопливо приближаясь к лагерю.
  
  Лумилисенна. Поговори со мной...
  
  - О чем? - тут же отозвалась она. - Что ты хочешь от меня услышать, Дэлирио?
  
  До того, что сейчас я видел там на поляне, я хотел услышать от тебя, что произошло с Вольфиагом. Теперь же, и это событие меня очень интересует. Ты что-то увидела там?...
  
  - Он жив. - Едва слышно ответила Валькирия, не в силах описать ситуацию, при которой она это узнала. Радость от этого факта была замарана какой-то брезгливостью и обидой. К сожалению, это было слишком слышно в её голосе, что бы Дукс не уловил этих нот.
  
  Видимо есть какое-то "но"?
  
  - Незнаю... - Луми серьезно обдумывала вопрос, а затем начала отвечать вовсе на другой. - В тот день когда он исчез, мы с ним пошли...
  
  Принцесса начала рассказывать Дэлирио в деталях все что помнила, с той страшной ночи, когда они с Вольфиагом встретили Дукса Гадара, а затем Воллупты напали на них. Дамант все думал о том, что же могло так обидеть девушку, в выжившем после всего этого любимом? Когда же она закончила, Дэлирио долго молчал, медленно и неторопливо переставляя черные лапы.
  Лумилисенна, что ты видела? Там, где он сейчас?
  
  Дэлирио спросил очень осторожно и тихо, но Валькирия отреагировала так как чувствовала на самом деле, будто бы ей физически было больно об этом даже думать. Стеклянными глазами она взглянула на Даманта, остановившись.
  - Он с Воллуптами. И они с ним... весьма обходительны. Но это не даёт им права на жизнь, с чужими крыльями за спиной!
  
  Девушка развернулась и поспешила в лагерь. Глядя ей вслед, Дэлирио слышал сбивчивое бормотание: "Все умрут. Я их всех уничтожу..."
  
  ***
  
  Вольфиагу снилась она. Самая чарующая и несчастная девушка, похитившая однажды его сердце. Зелёные глаза были полны слез, а он окутан пеленой сна и тумана. Когда его губ что-то коснулось, он слабо ответил на поцелуй, уверенный что ему снится его жена... Резкий крик Мираилы одернул сон, и тень, нависшую над ним. Вождь разлепил глаза, и понял, что, чтобы там ему не снилось, целовали его здесь, в реальности. А над его кроватью жадно ухмыляясь, стояла крылатая младшая сестра Ассы. Крайли подмигнула Вождю, облизывая губу, а затем зыркнув на старую Воллупту, выбежала за двери. Едва они за ней закрылись, Вольфиаг услышал хлопот крыльев- девушка улетела.
  Мираила подошла ближе, строго глядя на больного. Вождь устало посмотрел на нее и отвернул голову.
  
  - Слушай, если ты просто хочешь подлечиться, а потом прирезать меня и мою семью, которые тебя лечили, то лучше сразу пробуй.
  
  Мужчина с лёгким удивлением переспросил,
  - Пробовать прирезать?
  - Ну да. Давай, если есть хоть малёха сил, вставай, ищи чем, и нападай!
  
  Вождь хмуро посмотрел на женщину. Хоть за ее спиной и были не принадлежащие ей крылья, почему-то он не испытывал к ней ненависти. По крайней мере настолько сильной, как к остальным. Мираила же продолжала, подставляя стул поближе к кушетке, и подсаживаясь к нему, словно к бабке на финале жизни.
  - Ты ведь, и понятия не имеешь, ни где ты, ни кто ты, ни для чего им нужен, так? Так значит ты из тех, кто рубит всех почём зря? Или же лишь, действительно виновных?
  
  Мужчина разлепил ссохшиеся губы, голос его был севшим,
  - А чем ты не виновна? За твоей спиной крылья...
  
  Мираила не поменялась в лице.
  - Да. И с самого моего рождения, меня учили, что это необходимо и правильно: иметь крылья.
  
  Вольфиаг промолчал, но начал думать об этом. Воллупта же, воспользовавшись его молчанием, продолжила говорить, а в проёме двери в другую комнату появилась пара серебристых голов: её дочерей.
  - Лично я тебе вреда не причиняла. А тому, кому причинила...понесу ответ явно не перед тобой. Так что, если ты хочешь расправы, то давай сразу.
  
  Вольфиаг с трудом соображал, все ещё не до конца придя в себя, да и складывая воедино столько недавних открытий и событий.
  
  - Честно? Как вы убиваете Дамантов? - прохрипел он.
  - Да, именно. То, что ты лицезрел в этот раз...- Мираила вздохнула, опуская плечи. - Королева бы такого не допустила. Я вообще думаю, что Селеницера им и лететь-то туда: не разрешала вне жатв...
  - Жатв? - Вопрос Вождя остался без ответа, Воллупта продолжала,
  - Мы никогда не связывали зверей, особенно во время поединка. Это и есть суть гордости: заслужить их, завоевать. А не...
  
  Мираила подняла глаза и увидела искреннее удивление на лице лежавшего.
  - А ты думал, что? Что здесь даже младенцы подлые убийцы?
  Вождь и не думал ни о чем. Воллупта вдруг задвоилась, ее лицо заволокло туманом. Мужчина слабо опустил веки, засыпая. Мираила встала, с тревогой глядя на воина. Напоив его накануне снотворным, ей было вообще странно, что он очнулся, хоть и ненадолго. Тем не менее, она была довольна их разговором. Вождь не показался ей плохим человеком, как каннибал или тот полководец, который достался бедной Эйлат. Чем-то, этот человек напоминал Мираиле ее мужа, отца трёх девочек, живущим далеко за горами Марула. Чем-то, что побуждало в ней желание ему помочь.
  
  На следующий день Вольфиаг очнулся с первым светом, попавшим в крохотное окно. В этот раз мысли были более ясными, а дышать стало легче, чем прошлой ночью. Он встал и осмотрел себя: повязка была новой, все порезы обработаны и зашиты. Возле лампы на тумбочке лежала подготовленная для него одежда: рубаха да штаны. Под ними он обнаружил и книгу, найденную в пещере. Что было весьма странно, он-то был уверен, что ее заберут. Но видимо его даже не обыскали...
  Он оделся и туманно вспоминая разговор со старой Воллуптой, с облегчением отметил, что опять не связан. В этом доме с низким потолком было весьма тихо, но снаружи, разносились звуки проснувшегося рынка или площади. Вождь, осмотрев крохотную халупку и убедившись, что здесь никого кроме него нет- вышел наружу.
  Глиняный дом оказался пристройкой к более высокому сооружению, примыкающему к глубокой высокой пещере прямо в скале. Это место было под самым сводом горной ограды города, на окраине Марула, но даже тут было весьма людно.
  Перед этим зданием было множество таких вот домиков и глиняных пристроек к валунам, в центре которых была просторная площадь. Некоторые из хижин были такими же обжитыми, как и та, из которой вышел Вол. Другие же выполняли роль лотков с товарами и лавок: в основном с продуктами, иногда с оружием, кожаными поясами и бляхами, изредка: с украшениями. Почти все девушки и женщины ходили по земле, сложив крылья за спиной, деловито торгуясь и обмениваясь несколькими фразами. Мало кто взлетал, особенно без причины. Лишь несколько Воллупт легко парили в небе, расправив черные крылья.
  В центре площади проходили тренировки. Там было намного больше бескрылых девушек, только становящихся Воллуптами. Вольфиаг с уколом для себя самого, заметил отсутствие отличий, между Валькирией и бескрылой Воллуптой... Он вспомнил рассказы Мисалиафы, в самом начале их путешествия: о серебре волос, подаренным им Богиней Сванвейг в знак принадлежности к серебру луны. Воллупты может и утратили жалость к людям, к животным, утратили возможность сопереживать. Но они все ещё были детьми Богини. Валькириями, с серебренными волосами.
  Подлетевшая к нему Воллупта, развеяла мысли о бескрылых. Острые когти из черной кожи Даманта, весьма убедительно торчали из-за ее плеч. Это была одна из дочерей Мираилы, старшая. Девушка боялась с ним заговорить, да и подойти ближе, тоже. Но она указывала рукой на один из лотков, за которым Вождь увидел старую Воллупту. Он медленно направился к ней, отпугивая от себя половину встреченных женщин по пути. А те Воллупты, которые не боялись его, либо определенно имели крылья и оружие, либо с вожделением на румяных лицах, специально проходили как можно ближе от него...
  Мираила оказалась не только искусной лекаршей, но и знатной кулинаркой. Аромат от ее выпечки растекался по всей площади, привлекая многих к её лотку. Вождь и сам услышал громкое "бубубу" из своего желудка. Запах мясного пирога сплетался с ванилью, сладкими пирожками с вареньем и ватрушками с присыпкой. Ее полки ломились от количества лепёшек и булок, калачей, пирогов и рулетов. Толпа девчонок, напоминающая со стороны свору мотыльков, шелестя крыльями (у кого они уже есть) наперебой выторговывали себе вкусностей. Насколько помнил мужчина- Лунные Валькирии из Туманного леса ели совсем мало и совсем небольшой ассортимент продуктов. Воллупты же явно не переживали по таким мелочам... Вождь подошёл ближе, та что привела его сюда побежала помогать сестрам в работе. А их мать, сняв передник, вышла из-за стойки и пошла к нему навстречу.
  
  - Светлого дня тебе. Надеюсь ты помнишь наш разговор? - Мираила спокойно и тепло улыбалась, не проявляя ни капли положенного ей страха, перед стоящим мужчиной.
  
  Это заметил не только он, многие вокруг оглядывались на них, с интересом и лёгким ужасом. Вольфиаг был свободен, подлечен, и в теории- волен хоть голыми руками сломать им хребты. Конечно, пока его не пристрелят зоркие - так здесь называли тех Воллупт, которые следили за порядком с самых макушек скал, окружающих весь город, и имеющих при себе арбалеты...
  Но Вождь не собирался пока никого ломать. Он лишь кивнул женщине, давая понять, что все помнит. Мираила довольно улыбнулась. Позвав его с собой, она протянула с полки пышный пирог с мясной начинкой. И пока изголодавшийся мужчина хищно вдыхал сума-сводящий аромат угощения, она налила в деревянную плошку воды и тоже протянула ему. Вождь оглядел замолкнувшую площадь. Большая часть жительниц смотрели на него. С неописуемым чувством любопытства, восхищения и страха, опасаясь его, но при этом заглядывая в рот. Мираила хлопнула в ладоши пару раз, снимая напряжение и пристальное внимание девчат. А сама повернулась к Вождю.
  - Так что, разделишь с нами хлеб?
  Он понимал, о чем она. Вчера она говорила, что помогла ему. Сегодня хлеб. Как и любая мать, и просто умная женщина, она пыталась защитить себя и своих детей. Услышать от него, что он не будет мстить лично им. Вольфиаг твердо кивнул. Может раньше он и собирался что-то. Но оказавшись здесь, сейчас, среди старух, детей, молодежи, многих обычных девчонок... Он понимал, что не сможет убить каждую из них. И понимать он это начал ещё тогда, когда в толпе во время убийства Дамантов, он увидел их неодобрение.
  Пирог оказался для него безвкусным, хоть и ароматным. Возможно оттого, что он его проглотил практически не жуя. Следующий, зашёл немного медленнее и уже имел привкус кроля с хрустящей корочкой сдобного теста. Толпа зевающих девчонок с округленными глазами наблюдали как гора мышц поглощает вот уже третий пирог, который они обычно один на и четверых-то едва съедают! А проголодавшийся воин тянет широкую ладонь за следующим... Мираила в этот раз вручила ему таки воды, решительно предложив притормозить. Припьяневшие от сытости серые глаза, начали рассматривать толпу.
  Вождь устало развалился на маленьком стуле, в тени навеса, у лотка их выпечки. Семья Воллупт продолжала работать, обменивая еду на вещи и продукты. Денег в Маруле не было. Вол краем уха слушавший их рутинную болтовню, ловил на себе взгляды любой проходящей мимо... А когда ему наскучило здесь торчать, он оставил пустую чашку Мираиле, и коротко поблагодарив, направился вокруг площади. Воллупта отставив работу следила за ним взглядом, готовая в любой момент взлететь. Но воин, обойдя площадь по кругу, исчез в их хижине. И до самого вечера не выходил.
  
  Вольфиаг решил тщательно исследовать книгу, пока у него была такая возможность. И то, что он находил на ее страницах, ставило его мировоззрение то вверх тормашками, то обратно. Иногда ему казалось, что он читает бред, написанный ребенком, потом: что это труды сумасшедшего маньяка...Но автором удивительной книги оказался некромант.
  Масса иллюстраций и чертежей, рассказывали о строении скелета и мышц Дамантов. Формулы и сложные вычисления, показывали многогранность структуры их крови. Вольфиаг был весьма образован, но даже для его пытливого ума, некоторые из расчетов, были слишком сложными. Но одно, он уразумел точно: в основу состава крови самых первых Дамантов, была положена кровь Валькирии... То есть, животные были созданы из них. И ещё много из кого... Шурша иссушенной бумагой, он раскладывал на кровати изображения разных животных: гепарды, пантеры, волки, летучие мыши, крокодилы, медведи, и прочие, прочие... Среди этой живности, сложно было не узнать яркое изображение серебристоволосой, с парой кинжалов в руках.
  Так вот почему Луми единственная смогла Дукса увидеть! - Осенило Вождя. - Никто из Валькирий не приближался к ним сразу после собственного посвящения, то есть, только её свежие созвездия смогли раскрыть невидимых Диких. Они все с ней одной крови... наверное, именно поэтому и Воллупты могут беспрепятственно пришивать себе части их тел...
  
  Вождь вникал в старинные письмена дальше, все больше и больше открывая для себя неизвестные события прошлого. Очень, очень далёкого прошлого. Во времена, когда Дамантов ещё не существовало на земле, город Марул состоял из одной единственной башни. В самом центре ее находилась темница и тайная комната. В этой башне тогда жили некроманты, народ темных колдунов, умеющих открывать контакт с потусторонним миром. Некроманты вели войну с людьми. Захватывая их земли с помощью своей, не всегда светлой, магии, они наводили лихорадки и холеры на целые народы, отравляли их почву, делая грунт неплодородным по всему континенту.
  Против темных магов, заступившись за род людской, вышли храбрые Рыцари, которых впоследствии, назовут Рыцарями или Защитниками Континента. Каждый из них обладал даром, несущим в себе прирожденную силу и благородство. Каждый из них не служил Королю или Королевству- только чести, добру и обычным людям. В книге не были описаны ни имена тогдашних королей, ни даты тех событий. В деталях там было описание лишь Дамантов. В конце же, словно от руки, наскоро записано несколько событий. Вероятно, последних событий, так как эти страницы были заляпаны потемневшей кровью.
  ...Было создано семьдесят семь животных. Каждое носило свой цвет и оттенок, определяющий его цель. Семьдесят седьмой- был бесцветным, меняющим окрас- новый эксперимент. Даманты были задуманы как оружие, которое смогло бы раз и навсегда оставить победу за некромантами с их магией, над смертным родом людей. При их создании они не просто скрещивали несколько животных и видов, все это было закреплено магией, кропотливо вытканной ими, из потустороннего мира.
  Но однажды, одному рыцарю удалось тайно проникнуть в их крепость. Каким-то образом, склонить на свою сторону Дамантов и выпустить их всех! С этого момента, строчки были написаны совсем криво, сильно уходя вниз. Когда животные освободились из заточения, между ними образовался черный лидер, взявший управление над остальными. Все жители башни были подвергнуты Damantio Ad Bestias. А пока это происходило, один из главных создателей смертельных животных, записывал последние события, в надежде забросить книгу в хранилище, и запечатать вход на собственную кровь.
  
  Вольфиаг нахмурился, вспоминая помещение темницы и круглый вход в полу, возле каменного стола. В это время, в маленьком окошке его хижины виднелось уже темное небо. ...Когда в ту ночь Вольфиаг коснулся стола с отпечатком ладони- его что-то кольнуло. Видимо это была та самая проверка на кровь, но тогда почему она сработала? Каким образом Вождь мог оказаться некромантом? Вол продолжил рассматривать на свет зажжённой лампы, залитую кровью страницу.
  Самые последние строки, говорили о том, что в момент, когда некромант накладывал заклятие, вокруг происходило настоящее месиво. Колдуны применяли магические заклинания, но это мало спасало от огромных озлобленных зверей, с широкими пастями, созданными убивать. Звери с голодом и жестокостью рвали на части темных магов, собственно их же и создавших, а Рыцарь, проникший сюда и поднявший весь этот бунт- со всех ног бежал с мечем к столу. Он видел, что колдун что-то мудрит над книгой, а перо, как по волшебству, само по себе чертит в ней строчки, пока руки мага создают алые узоры в воздухе над камнем. Рыцарь непременно собирался его остановить, но когда заклинание было почти готово, вместо нужной крови некроманта, на стол попала вовсе другая кровь... Черный Дамант, ставший для остальных Вожаком, снёс на огромной скорости колдующего мага, разрывая того с хрустом! И в тот же момент, на подбегающего Рыцаря напал другой некромант, пытающийся добраться до стола и завершить начатое заклинание. Между ними завязалась схватка, в которой Рацарь лишился руки, практически омывая каменный стол с печатью своей собственной кровью. Некромант в ужасе пытался что-то исправить, но круглые двери в полу уже смыкались...
  Книга видимо, именно тогда и была брошена вниз. И что случилось после, и кем был тот Рыцарь - Вождь не узнал. Он сложил бумаги и рисунки, накрыл их наспех одеялом. В хижину вошла Мираила. В ее руках был поднос с едой и чистыми тряпками для перевязки.
  
  - Как тебя зовут? - Тихо спросил Вождь, пока она осматривала его рану и наносила новый слой заживляющей мази.
  - Мираила. - Представилась женщина и подняв его локти вверх, начала заматывать его грудь новой тонкой тканью. - К тебе как обращаться? Или Вождь: это и есть имя?
  - Вольфиаг. Можете меня звать так. Я лишь хотел поблагодарить за твою помощь. Ты единственная здесь такая?
  
  Мираила на мгновение отвлеклась, но лишь для того чтобы одарить его колючим взглядом,
  - У меня единственной, к сожалению, не оказалось столько необходимого для твоего лечения и перевязок, сколько ты себе ран уже заработал. - Упрекнула она, показывая рукой на стол с принесенной едой, остатком чистого полотна, мазями и прочим. - Потому, уже два дня я торгую на тебя. И все, кто у меня что-то берет, а ты видел наплыв желающих, взамен давал мне что-то... Чем я тебя накормила, или чем я тебя перевязала.
  
  Женщина встала, убирая лекарства и старые повязки. Вольфиаг хмуро пробурчал.
  - Чего они от меня хотят?
  Мираила поставила на стол ужин, заполняя хижину новыми будоражащими ароматами тушёной кролятины.
  - За исключением злобных сестриц, почти все молодые жительницы Марула, хотят от вас детей. Впрочем, Крайли, младшая из сестер, что приходила недавно пока ты спал, вроде тоже дала понять о своих желаниях. - Женщина лукаво улыбнулась, - Но наши желания ничто, по сравнению с желанием Селеницеры. Когда она прибудет- тогда по-настоящему и решится твоя судьба.
  
  Мираила развернулась уходить, и уже в дверях добавила,
  - В любом случае, тебя никто не захочет отпускать отсюда до войны. Селеницера, Рожер, твоя невеста... Все вы там будете. Вот и спросишь у них тогда, чего им от всех нас надо.
  
  - Кто такая Эйлат? - неожиданно спросил Вождь.
  
  Дверь, почти закрывшаяся за Воллуптой, открылась обратно. Женщина с трепетом и волнением в глазах оглянулась,
  - Она жива? Жива? - Мужчина кивнул. - О бедное, несчастное дитя!..
  
  Вольфиаг не меняясь в лице, дал знак: таки ответить на его вопрос.
  - Эйлат так же из верховной семьи. Но она родилась без крыльев, как это обычно происходит в их роде. Потому ее так не любила "тётушка Селеницера". Королева посчитала что кровь перевелась... Но Эйлат не хотела их, не хотела убивать ради крыльев. Она не хотела убивать никого вообще!
  
  Мираила устало присела у входа. Вольфиаг хмуро смотрел на женщину.
  - За свою доброту, она поплатилась браком с жестоким полководцем. - Плача продолжала она. - Впрочем, я не пыталась ей помочь и спасти от подобной участи, девочка сама согласилась на это, лишь бы не убивать...
  
  Вот теперь он начинал понимать... Понимать, почему он не убьет эту Воллупту. Как и многих других в этом городе. Почему рядом с Воллуптой, да ещё и женой Рожера - стоял его дядя. Почему даже дети здесь мечтают о крыльях, и считают это гордостью. В первом своем осознании, он всего лишь убедился: не все, даже крылатые Воллупты - достойны смерти. И хоть ему было неприятно видеть зажатые между стеной и сгорбленной женской спиной крылья, Вождь не считал Мираилу абсолютным злом.
  Во-вторых, Вольфиаг понял, нашел это нужное ему оправдание и объяснение: как его дядя Бавас мог оказаться по ту сторону... Дядя не просто в плену- у него есть шанс помочь, через эту добрую девушку. Вольфиаг даже не сомневался в том, что Бавас мог уже сто раз сбежать...
  Ну и последнее его открытие для самого себя в этой угрюмой атмосфере, стало то, что родись его Луми здесь: она была бы так же горда, как и любая здесь, одеть крылья за спину. А даже если нет- была бы одной из тех, кого считают за недоделанную Воллупту. Бескрылая. Как Эйлат.
  
  Все это, к его огромному огорчению, и новой головной боли, давало понять, что плохих здесь столько же, сколько и в любом другом королевстве с обычными людьми. То есть: совсем немного, и где-то на сааамом верху правления...
  
  ***
  
  Глава 11
  Правда Сванвейг
  "Как правильно провести черту нормальности и справедливости, если абсолютно каждый человек индивидуален в собственном восприятии даже самих этих понятий?"
  
  Я ждала встречи с отцом. После разговора с Дэлирио я замкнулась в себе, не подпуская даже сестер. Где-то на задворках сознания, мне это казалось роком судьбы: возвращение Агния и одновременную потерю Вольфиага. Умом я понимала даже, что веду себя довольно глупо, а может и обижаю этим многих... Но последнее путешествие по потоку Абсолюта - вообще отбило меня от реальности! Даже разбираться: что там могло происходить я была не в силах! Однажды, я уже была обманута этим человеком, опять же, из-за девушки. Джилли Торрлетт до сих пор, порой, являлась вместе с Рожером, ко мне в страшных снах. Но увидеть близость Вола с крылатой?! Меня рвало изнутри. Одно за одним всплывающее оправдание или вариант возможных событий, при которых Вол остался верен, уходили в никуда, словно нераспечатанные письма, мысли отлетали, от похолодевшего сердца.
  Я верила в него. Без каких-либо доводов. Но холод мести, сковал и залил меня изнутри до самых бортиков моей внутренней лодки. Теперь я лишь хотела обдумывать и планировать грядущую месть, и это едкое и опасное чувство, перекрывало любые беспокойства о муже. Если его убьют...я была твердо намерена уничтожить всех Воллупт, которых мы смогут отыскать.
  Самира поручила своих щенков Хилли, и теперь они доставали своими криками всех, кто шел по земле. Летящим же в небе было сейчас проще, и многие Дикие благодарно поглядывали на свою предводительницу. Я продолжала каждый раз взбираться на ее спину, едва Даманта решала полетать. Аратт, который сперва обрадовался столь крепкой дружбе между мной и Самирой, быстро увидел, что не дружбы ради, мы так часто летаем... Перестав со всеми разговаривать, перестав даже заниматься с Мисалиафой, я тренировалась в одиночку, в полете с Дамантой. Я объясняла Самире чего хочу и начинала бегать и выполнять трюки на невидимой спине животного. Вскоре, я изучила её тело так же хорошо, как любой из щенков, безошибочно знающих, где заканчивается их мама...
  Правда, в один из полетов, я все же показала, что не настолько ещё хороша, как её крылатые дети. Сделав сальто в полете, я не рассчитала скорость и сорвалась вниз, не успев ухватиться за шелковистую шерсть. До земли было очень далеко, Тобриэль уже уводил крылья, направляясь на спасение, как подо мной что-то сверкнуло, и падение тут же остановилось. Принц с опозданием понял, что иные внутренние устрои стаи Диких, и саму меня с моим опекунством, воспринимают иначе. И раз на спину взяла сама Самира, то для каждого из них это будет не нарушением правил договора, который они не заключали, а гордостью подхватить и прокатить на себе Дочь их Богини.
  Луми невольно подтвердила его догадку, перепрыгнув со своего места на соседнего Даманта. Те же, по очереди, предварительно отблескивая ей из пустоты, что бы она видела куда двигаться, подставляли свои спины, помогая добраться до Самиры.
  
  Что это? - Аратт услышал голос Дэлирио, незаметно подлетевшего сзади.
  
  - Это - приблизительно то, каким образом она добиралась сквозь их охрану к Самире в первый раз. - С усилием изображая беззаботность, ответил Принц, - Правда тогда они не помогали ей, как сейчас, а пытались остановить...
  
   Дэлирио проследил взглядом: Луми словно по облакам прыгала и взбиралась всё выше. Затем остановилась и начала вновь изучать площадь спины и крыльев Самиры, продолжая экстремальную тренировку.
  
  Она хоть без кинжалов? - спросил Дукс. Принцесса вновь невольно показала ему ответ. Выпустила из рукавов плотной рубахи острое оружие, продолжая выполнять стойки и удары, выученные ещё с Олимией, прямо на лету.
  
  - Дэлирио, я буду на ее стороне до конца. - Спокойно и негромко произнес парень. - Ты не видел, что тут было. Мне кажется, ей досталось больше, чем до знакомства с нами.
  
  Дукс мягко обогнул одного из невидимых в полете, обдав взмахом крыла Принца.
  
   Аратт, мы на пороге крупнейшей войны за последние несколько столетий. Пойми... Враждующие королевства, делёж территории- это всегда присутствует в жизни людей. Но теперь, участвует не один берег, не один народ. Вы должны помнить: ради чего и за что, мы сражаемся в первую очередь.
  А не от слепой ярости превратится в того, против кого выступаем.
  
  Принц надолго задумался над его словами. А путешествие тем временем привело их к королевству Абиссум. Было решено: Диким Дамантам, пока что, не появляться на глазах у обычного люда. Не к чему пугать народ раньше времени. Так что в город, визуально-видимых зашло немного: почти все, кто уходил в поход, за исключением нескольких меченосцев, Вольфиага с Вальдом, да половины лошадей. Нас и не встречали, мало кто вообще узнал о возвращении из похода до самого замка.
  Огромная стая Диких, сохраняя свою невидимость, разбрелась по лесу, недалеко от замка Короля, отпустив с Самирой нескольких в виде охраны.
  Когда Лумилисенна с Араттом вошли во внутренний двор, слуги уже бегали и метушились в приготовлениях. Навстречу выбежал Триз с Дамантом Сарраксом. Лицо у парня было взволнованным, и несмотря на радость встречи, чересчур серьезным. Дэлирио, шедший позади, не успел ничего ему сказать, а тот выпалил на ходу, ища глазами Агния и Мисалиафу.
  
  - Ваше Величество, слава Богам вы живы, и здесь! Тут просто ужас, что происходит!
  
  Луми с тяжелым сомнением глянула на Триза. Что еще могло произойти, и так уже, все самое страшное случилось. Но Аратт остановил воина за рукав:
  
  - Спокойно! Остановись, резвый. Как только все подойдут - ты все по порядку объяснишь, но сейчас отвечай мне: что произошло пока нас не было?!
  - Как что?!- казалось Триз сейчас выронит глаза из орбит от удивления. Он оглянулся на хмурого Сарракса за своей спиной, затем посмотрел на Дэлирио, чья морда недовольно взирала на него сверху вниз. - Это что, шутка такая? Разве вы им ничего не сказали?..
  
  Теперь, тяжелый взгляд Принцессы достался Дуксу, и в этот раз к ней присоединился Аратт.
  
  - Дэлирио? - протянул напряженно Принц. - Ты ничего не забыл нам рассказать?..
  
  Дукс краем глаза заметил подошедших сзади Валькирий и остальных. Почувствовал присутствие Самиры где-то рядом.
  
  Кое-что действительно произошло. Когда Хилли сообщала мне о нападении Воллупт на ваш лагерь, Сарракс параллельно сообщал мне...
  
  Дукс замялся на мгновение, подбирая правильную формулировку, а Триз выпалил как есть:
  
  - Рожер взял в плен Валькирий, а нам прислал отрубленную руку Олимии!
  
  Кто-то из Валькирий вскрикнул, Рэххилу побледнела до цвета молока, а Мисалиафа отпустила руку Агния и подошла вплотную к Тризу. Парень только теперь - немного оробел. Рассказывать дальше, в лицо дочери той самой бедной женщины, он не мог. Дукс принял позицию Триза, и закончил рассказ так же откровенно, как и парень.
  Посылку назвали "подарком лично Королю", рука была отрублена до запястья, упакована в лед, это... намеренный вызов. Рожер пытается напомнить, что он нас ждет.
  
  ...В этот момент я взяла холодной ладонью Мисалиафу за руку и повела подальше от остальных. Аратт начал выяснять где и когда прибудет отец, что с войском, и прочее. Вернувшиеся путники с наслаждением разбредались по замку. Лишь несколько серебристоволосых, все еще стояли на том самом месте, где услышали печальные вести об их Атери. Рэххи и Далира обняли плачущих близняшек и глядя в пустоту перед собой бубнели: ни то молитвы за мать и сестер, ни то проклятия в сторону недруга.
  
  Я вывела Мисалиафу на поляну в редком лесу за замком. Где-то здесь же, неслышно бродили невидимые Дикие, но мы их не видели, как и Самиру, мягко и бесшумно ступающую за нами. Мисалиафа выглядела совсем подавленной и, казалось, ее даже немного трясет от ярости и злости, вырывающихся наружу. Я-то уже прошла этот тяжелый этап. Этап, когда ты хочешь оказаться рядом с человеком прямо сейчас. В одну секунду появится на другом конце света и спасти его... Но у меня уже не было в душе палящего костра, как у Мисалиафы сейчас. Я остановила сестру и посмотрела в ее фиолетовые глаза.
  
  - Миса... Прости меня. Прости, что не разговаривала с тобой, все это время.
  - Кажется я понимаю тебя...- слабо ответила Валькирия, вытирая слезы. - Мне тоже не хочется сейчас говорить... даже с тобой.
  Я кивнула и продолжила.
  - Это пройдет. Но на следующем этапе, когда ты начнешь рассудительно составлять месть- тебе понадоблюсь я.
  
  Мы встретились взглядами, и теперь поняли друг друга, Миса вновь смахнула слезы, но эти капли были последними на сегодня. Валькирия услышала шелест кинжалов, выскользающих из моих рукавов. Она быстро последовала моему примеру.
  
  - Мы должны сделать все- что бы быть сильнее их. - прошипела я. - Если я смогла войти в транс сама, то Сванвейг таки на моей стороне! Миса, не бойся меня ранить. Научи меня управлять этой силой...
  
  Самира наблюдала за Валькириями издалека, не давая никому к ним подойти незамеченным. А они начали настоящее сражение, сплетая кинжалы с острым звоном, швыряя друг друга наземь не жалея. Яркое серебро волос Мисалиафы молоком сливалось с красной косой Лумилисенны. Валькирии нападали все жёстче, очередные удары почти достигали цели, но казалось, победитель никогда не определится. Мисалиафа была намного сильнее, по крайней мере, точно опытнее Луми. Но Валькирия все еще была слишком расстроена. А Принцесса успела выучить не так уж и много, как могло показаться. Тем не менее, она несла внутри силу неопределимой мощности и направления, которую чувствовала Самира.
  
  Мисалиафа сразу уловила разницу в движениях: когда мы занимались в прошлый раз и сейчас. Она не могла одолеть меня. Не могла подобраться ко мне, а я, не веря собственным ощущениям, без особых усилий уводила от себя любой встречный удар. Через какое-то время мы остановились, обе тяжело дыша. Я спрятала кинжалы и устало упала на траву.
  
  - Как ты достигла этого?! - спросила Мисалиафа. - Я без понятия чему тебя учить, если я не могу тебя одолеть...
  - Меня не надо учить драться. - тихо ответила я. - Как видишь, силы могут появиться и от ненависти. Я лишь хочу наладить контакт с собственной Богиней, пообещавшей хранить моего мужа...
  
  А Мисалиафа и сама не понимала, как такое могло произойти, ведь Вольфиаг действительно теперь под защитой Сванвейг.
  
  - Ты хочешь поговорить с ней, что ли? - Удивилась сестра.
  - А это возможно?
  - Не думаю, что она тебе ответит, или явится в облике кого-то. Я не слышала о подобном, впрочем, как и о самостоятельном вхождении в транс тоже...
  
  Я понимающе кивнула, тоже сомневаясь в том, что мне кто-то и правда что-то вразумительное ответит с небес. Но мне то и не слова нужны...
  
  - Неважно, я лишь хочу, чтобы она меня точно услышала. Сейчас...я вроде как, сомневаюсь в этом. - задумчиво сказала я.
  
  Мисалиафа не знала, чем помочь сестре, ведь сама она считала, что Сванвейг всегда всех слышит.
  За нашими спинами послышалось движение: Самира подошла к нам и улеглась рядом, снимая маскировку и опуская морду на уровень наших голов. Она не могла ничего сказать, да и малышей не было рядом, чтобы озвучить ее мысли, но мы замерли в ожидании. Дамамнта слегка повела головой вбок, и вокруг нас сняли невидимость еще с десяток Диких. Все животные внимательно следили за нами все это время, и разумеется слышали весь разговор. Один из Дамантов, темно серого окраса с черной полосой, вышел вперед. Взглянув всего раз на Самиру, он обратился к нам.
  
  Мы можем помочь обратиться к Сванвейг. Если вам это нужно.
  
  Я уверенно кивнула.
  
  Тогда приходите с сестрами в полночь, Самира будет вас ждать в Склепе Дуксов, над которым мы пролетали сегодня. Вы знаете, где это?
  
  - Да. Мы придём. - ответила Мисалиафа поднимаясь на ноги. Она теперь и сама почувствовала надежду, что сможет как-то глубже обратиться к своей Богине, прося о помощи для мамы...
  
  ***
  
  Я стояла в парильной комнате. Клубы пара окутывали пространство, мягко и влажно прикасаясь к коже. Я стояла неподвижно, опустив плечи и голову, и уже довольно долгое время. Служанки, подготовившие для меня целую бадью нагретой воды, скрылись за тяжёлыми дверьми. А я не могла заставить себя даже шаг сделать... Перед глазами мне виделся не гладкий мокрый пол, о нет. Вместо мрамора и воды я видела лицо Вождя. Серые теплые глаза, густые орлиные брови, нагловатую полуулыбку. Любимого, чьи слова о любви и чувствах ко мне, так резали память сейчас. По щекам скатились слезы, я дрожала, хоть в комнате было более чем жарко. А затем и вовсе, рухнула на пол и зарыдала. Сердце рвалось, от тоски и от боли, от страха и от ненужного, но такого навязчивого чувства ревности.
  Когда поздней ночью мы с Мисалиафой и Рэххилу отправились из замка прочь, нас никто не заметил. Кроме, разве что Диких, все также бродивших под маской невидимости между деревьями в саду Короля. Близняшек и Далиру было решено не брать. Лисма и Эйра даже ухом не повели и уткнулись сонными носами в подушки, а Далира... Мисалиафа и будить ее не стала, самая спокойная Валькирия в роду и без того в лесу нагляделась, пусть спит. Рэххилу же оставить - было не в нашей власти. И я и Миса предпочли разбудить взбалмошную младшую, нежели наутро терпеть ее расспросы и возмущения. Теперь Рэххи резво шагала впереди, самая бодрая и смелая! Мы с Мисалиафой переглянулись и едва заметно улыбнулись друг другу: младшая обоих радовала своей неисчерпаемой энергией.
  
  - Так, а как именно Самира нам поможет? - как раз оглянулась Рэххилу с очередным вопросом.
  
  Я пожала плечами. Младшая тарахтела.
  - Может она нам своей крови даст? Ну как своим Дамантам? Хотя нет, она не пойдет на это. Может она знает какой-то обряд? И как она будет это все говорить без своих щенков? Она ведь не может, так?
  
  Вопросы продолжали сыпаться один за другим. Я редко отвечала, а даже если бы и захотела: вставить хоть слово в беспрерывный поток болтовни было невозможно. Мисалиафа тронула нас за руки, мы подняли головы и остановились. Перед нами открылось пологое плато, на краю которого стоял храм Дуксов. В небе над ним светила яркая луна, помогая рассмотреть вновь каменные изваяния древних Дамантов.
  Мы смело шли, высоко подняв головы и рассматривая огромные устрашающие статуи. Из высокого прохода между двумя Дуксами вышел Дэлирио. Я с удивлением, и гулко стучащим сердцем, посмотрела на Даманта. Дукс сделал шаг в сторону, пропуская Самиру. Немного выше черного, она без личины встала рядом с ним и спокойно посмотрела на нас. Из храма выходили ещё несколько Диких, во главе с серым Наруном, но кроме Дэлирио, прирученных не было. Дукс заговорил.
   Лумилисенна, выслушай меня...
  Самира обратилась ко мне за советом, я вовсе не буду тебе препятствовать.
  
  Я и не думала о таком, но кивнула, принимая его слова.
   Для того чтобы помочь, Самира хочет показать вам кое-что. Для этого, вам понадобятся крылья...
  
  Рэххилу непроизвольно дернулась, а я побледнев сделала шаг вперёд, отдергивая с плеча руку Мисы. Никто не остановит меня, и уж точно никто не прилепит чужих крыльев за спину!
  Вам нужны наши крылья, это так Луми. Ты сама захотела помощи Самиры. Не пугайся, Принцесса, тебе не будут их пришивать. Да и крылья эти- давно хотят поразмяться. Самира не могла их взять, без моего согласия на это.
  
  Из-за спины черного Дукса вышло несколько Диких, у каждого из них в зубах были кожаные, темные, длинные крылья, снятые с трёх статуй храма... Даманты подошли к Валькириям и аккуратно сложили их подле ног каждой.
   - Я не понимаю, зачем? - вопрос был больше к Самире, чем Дэлирио.
  
  Лишь наши крылья смогут укрыть вас от взора Богини и пропустить в потайное, туда, куда Даманты отправляются за ответами. - ответил серый Нарун.
  
  Больше мы вопросов не задавали, и без того опешили, и перед Дэлирио, от которого всё скрыли, и перед необходимостью одеть на себя крылья мертвых Дуксов, вовсе уподобляясь Воллуптам... Тем не менее, быть в объятии крыльев, оказалось намного приятнее, чем думалось. Каждая из нас села на Даманта, я к Самире, Мисалиафа и Рэххилу на Дэлирио, черная кожа, словно слишком большой плащ, спрятала человеческие тела от света луны. Небольшая стая Дамантов, во главе с двумя своими лидерами, начала резкий подъем в ночное звёздное небо. Пришлось сразу же хвататься за шерсть Самиры, иначе можно было слететь с нее. В таком случае, впрочем, мне и крылья не помогли бы...
  Высота становилась все выше, свет от луны ярче, а воздух холоднее. Я полностью скрылась под темным крылом, ничего не видя вокруг. По ощущениям полет выровнялся, но не менял скорости. Наоборот, перестав лететь вверх, Самира набирала обороты, устремляясь прямо на свет Богини. Просунув нос между крыльев, я почувствовала ледяной поток, не позволяющий вздохнуть. В это мгновение, в голове прозвучал голос Дэлирио.
  
  Валькирии, вы можете посмотреть...
  
  Я высунула нос из крыльев, непослушная копна волос разлетелась в стороны, рядом летел Дукс с Мисалиафой и Рэххи. Сестры распахнули глаза во всю ширину, кутаясь в свои плащи-крылья, слезы от сильного ветра срывались с ресниц. Даманты стремглав неслись над облаками, над землёй, над океаном. Летя прямо к свету луны, летя в сторону берегов Инвоката...
  Появилось лёгкое колебание в воздухе, а затем сердце вдруг сбивчиво стукнуло подряд несколько раз... Мы переглянулись, и каждая из нас не имела ни малейших сомнений: только что мы вошли в Поток. Самира ввела нас в Абсолют, не используя при этом ни танец, ни обряд - а полет! Более того, каким-то образом, крылья, скрывавшие нас, помогли и нам войти туда незамеченными. Я с облегчением вздохнула, это хотя бы было знакомо. А вот Дэлирио явно был настороже. Честно говоря, я не знала, бывал ли он до этого в Потоке времени, или же Самира и ему показала этот фокус впервые, но красные глаза Дукса были вовсе не бессознательными или испуганными. Дэлирио словно собирался увидеть самый страшный кошмар в своей Дамантской жизни. Даже грива поднялась и вздыбилась. Впрочем, глаза Самиры мне не было видно, а ее длинная шерсть тоже шевелилась под моими пальцами.
  Поток был совсем такой же, каким и был. Одновременно со своим миром и временем, можно было видеть и многие другие временные отрезки, куски земли, материки, миры.
   Неудивительно, что Даманты- разумны. - Рассуждала я про себя. - Ведь, наверное, каждый кто способен увидеть это...истину- не сможет остаться безучастным. Видя величие и простор мира, остаться в нем примитивно-мыслящим просто невозможно....
  
  Поток быстро принес Дамантов на берег Инвоката. Земля плыла под нами, но мы не отбрасывали почему-то тень. Места казались знакомыми, но словно слишком... молодыми. Города и деревни были меньше, а каких-то и вовсе не было. Самира и Дэлирио летели впереди, оба правя в одну сторону. Мне показалось, что даже если Дэлирио впервые в потоке, то это место на карте ему весьма знакомо.
  Высокие скалы насыпью лежали внизу. Острые пики врезались в небо и облака, пронзая мягкий туман словно вату. Самира обогнула одну из вершин и полетела ниже. Наклонившись, придерживая на плечах плащ, я всмотрелась вниз. Как площадь, посреди множественных пиков, расположилась ровная поляна. Окружённая со всех сторон неприступными скалами, она была явно недосягаема для обычных людей. Но в центре стояла высокая черная башня, выструганная кем-то из холодного камня. Гладкие стены были вылиты в высокий свод с острым наконечником, похожим на стрелу, торчащую из земли.
  Поток пронес сквозь камень, как будто тот был ненастоящий... Призрачная башня была изнутри ещё темнее чем снаружи. По широкому кругу было выстроено несколько десятков клеток. Самира с Дэлирио приземлились в самом центре, возле небольшого каменного стола.
  Я спрыгнула с Даманты и сделала несколько шагов к клети. В этот момент послышался скрип. Дверь в эту темницу приоткрылась, Валькирии в испуге замерли на месте. Высокая тень с одиноким факелом в руке вошла внутрь. Дверь вошедший оставил открытой, и в проёме я заметила лежащего охранника. Мертвого охранника. Тем временем, в центр вышел, озираясь высокий мужчина. Он явно крался, пригнувшись и оглядывая пространство, пятился спиной прямо на меня. Пришлось осторожно отступить в сторону. Мужчина замер. Оглянулся. Свет его факела упал на молодое настороженное лицо. В остром испуге я закрыла руками рот. Передо мной стоял Вольфиаг! Нет, не мой Вол, но человек невероятно на него похожий. Его глаза были светлее, почти белёзные, а волосы были и вовсе коротко острижены. Но не только я, и Мисалиафа с Рэххилу уставились на воина с мечем за поясом, с неподдельным шоком.
  Самира видела все это не впервые, Даманта незаметно отошла в сторону к одной из клетей. Мужчина направился тоже к камерам, освещая себе дорогу. На ватных ногах я поспешила за ним, не понимая откуда он здесь взялся, и кто же он? Туман потока все ещё не давал полной четкости видения, но открывал достаточно деталей. Например, все были очень удивлены толщиной прутьев в клети. Это же кого здесь держат?! И что собирается делать этот человек? Я вдруг осознала, что пленников здесь очень много, не именно в этой клети, а в темнице вообще. Рэххилу как раз опустила палец и повернувшись к нам, одними губами проговорила: семьдесят семь.
  Высокий воин тоже с удивлением потрогал металлические пруты, а затем поднес факел ближе, едва не засовывая его внутрь... Из вязкой темноты на нас смотрело два красных глаза. Я уже не особо удивилась, увидев третью копию Дэлирио. Правда этот черно-красный Дамант не превосходил Дукса в размерах. Наоборот, совсем обычный. Как Физир или Галант. Немного больше Вальда... Дамант хищно приблизился, тяжело цокая когтями по каменному полу. А затем его низкий бас разлился потоком не в мыслях одного воина, а будто опрокинутый кувшин воды вылился на всех, кто был рядом и медленно расплывался по потоку, оставляя лёгкое эхо.
   Кто ты? Зачем ты пришел?
  
  Воин шарахнулся от клети, но остановился и подсветил огнем ещё раз, широко распахивая глаза, и рискуя их потерять.
  - Твою ж мать, что ты такое?!..
  
   Удивительно, неужели он не признал Даманта? Даже если это Инвокат, их здесь знают, хоть и по легендам...
  
  Мы те, кого называют Damantio ad bestias. Хозяины этого храма- наши создатели.
  
  - Никроманты??- Воина словно осенило. - Ну конечно! ... О Дэус, кого же они создали!?.
  
  Мужчина с ужасом и сожалением смотрел на красноглазого зверя.
   - Я Рыцарь Континента Инвокат. Меня зовут Адхибр Анахад.
  
  Всё становилось на свои места, если Вольфиаг дальний потомок Адхибра...
   Ты пришел убить нас? - спросил Дамант.
  
  - Если в этом будет необходимость. А пока что, я не знаю этого. Возможно ты мне скажешь?
  Рыцарь не боялся зверя и стоял так близко к клети, что их дыхание смешивалось воедино.
   Что ты хочешь услышать? Нас создали с одной целью... Убивать людей. Я лишь могу предложить уйти нам.
  
  Адхибр с сомнением смотрел в красные глаза.
  - И как же ты мне предлагаешь тебе поверить? Выпустить всех вас, а потом что?
  
  Я оглянулась по сторонам, замечая, что из каждой клети теперь на нас смотрят остальные Даманты. Абсолютно разные, каждый своей особой раскраски. Животные внимательно слушали и наблюдали за Рыцарем. Черный Дамант вдруг поднял взгляд, Дэлирио посмотрел на своего предка. Затем опустил голову,
  
  Я даю тебе слово разумного животного: я не стану убивать людей, если они этого сами не попросят. Я заберу стаю, мы покинем ваш континент, и никогда не вернёмся к войне с вами.
  
  Адхибр хмурился, сомневался. На его плечах лежало тяжёлое бремя ответа перед людьми. Если он сейчас отпустит главное оружие некромантов в войне против людей, то это он будет виноват в их смерти. Если Даманты не сдержат слова, если это все - ловушка, то виновен будет он.
  Я вдруг почувствовала лёгкий толчок в спину, хотя за мной никого не было. Поток вновь хлестнул волной по плечу. Повинуясь внутреннему зову, я подошла к Адхибру и легонько положила ладонь на его плечо. Мужчина не мог этого чувствовать, но он заметно успокоился. А затем и доверился. Тяжёлый засов не поддался его видной силе, но Черный подсказал.
  
  Тебе стоит опустить факел, это рычаг.
  
  Адхибр с упрёком глянул на зверя, но сделал как тот и сказал - потянул на себя факел в стене. Прозвучал громкий щелчок, после которого непробиваемая решетка с прутьями начала отъезжать в сторону, скрываясь в стене. Навстречу Рыцарю, возвышаясь над ним, вышел Черный Дамант. Его красные глаза внимательно и пристально смотрели в светлые глазницы человека.
  На шум сразу пошла реакция по всей башне. За дверьми послышался топот и крики. Из центра комнаты вообще начал образовываться круглый люк, который раздвигался в две стороны, открывая проход в тайную подпольную комнату. Оттуда тоже слышались голоса, поднимающихся на шум некромантов. Рыцарь что-то крикнул Черному, доставая меч на ходу и разворачиваясь лицом к приближающемуся противнику. Мы с сестрами взялись за руки, едва успевая улавливать происходящие события. Нас не могли ни видеть, ни задеть, нам оставалось лишь запоминать увиденное. В порыве гнева и ярости дальний предок Вольфиага был как никогда на него похож, и мы с Дэлирио не сводили с него тяжелого взгляда.
  Черный Дамант побежал по кругу, вдоль клетей с собратьями, открывая на ходу каждую. В темницу вбегали вооруженные люди. Они были необычными воинами, это были ученики некромантов, люди, предавшие свой народ и отдавшие свои души во власть темной магии. Их сила была в отсутствии боли и сожаления. За ними в темницу ворвались и сами некроманты: худые, с голубоватой кожей и длинными патлами, свисающими на впавшие глаза. Маги! Начиналась настоящая магическая драка! Я никогда о подобном не слышала, и уж тем более не видела ничего, "волшебнее" потока. Но в воздухе летали заряженные проклятиями, искрящиеся красным и золотым, лучи. Некроманты не доставали мечей, их орудие было убийственное слово, закреплённое, может ядовитой травой, а может просто, желанием смерти. Даманты которые уже освободились из своих заточений, резво бросались навстречу своим создателям. Животные отчего-то не почитали тех, как Богов. Они были слишком разумны для этого. И хотя бы поэтому их стоило отпустить. Теперь же, они и не подвели доверие Рыцаря, а более того, превзошли все ожидания. Даманты не сбегали из многолетней темницы. Они разрывали на части всех жителей башни. Каждого некроманта и его учеников... Пропуская сквозь себя, недействующие на них проклятия, Даманты рвали на части создателей и, в то же время, своих самых заклятых врагов.
  Когда из тайной комнаты в центре зала начали выходить некроманты, я увидела, как Адхибр пытается туда прорваться. В эту секунду голос Черного прогремел Рыцарю, расплываясь облаком по потоку:
  Не дай им сотворить замок на комнату! Там все что тебе нужно знать! Там тайна нашего создания!!!
  
  Адхибр твердо кивнул и бросился прямо к каменному столу, над которым один из патлатых уже колдовал. Я шагнула вперед, чтобы рассмотреть изумительно сложный красный узор, возникающий в воздухе над столом, по мановению тонких пальцев мага. Миса и Рэххилу с ужасом в глазах последовали за мной. Рыцарь не успел бы остановить его, и это было очевидно. Я оглянулась на Адхибра, но сквозь меня, как сквозь туман, пролетел Черный Дамант. Зверь одним прыжком настиг некроманта и быстро разорвал его на несколько кусков! Насколько было слышно с тихих слов Мисалиафы над ухом: для закрытия тайной комнаты, оставалось дать заклинанию кровь...
  Рыцарь ошарашенно остановился у стола, с ужасом наблюдая за расправой над магами. Секундное замешательство подвело его, сбоку его что-то ударило, воин пошатнулся и развернулся навстречу. На него бежал некромант, формируя в руках очередное проклятие для удара! Адхибр не знал, как отбиваться от магии, потому поднял свой клинок и приготовился ловить удар честным железом. Волна толкнувшая его в этот раз отразилась от меча, а заклинание из жёлтого превратилось в бледно голубое... Я не понимала, что произошло, но рука с мечем отлетела от Рыцаря, падая на каменный стол и заливая его кровью... Мужчина с криком упал на колени, зажимая левой рукой правое плече. Багряно-синий зверь напал на мага, лишив его головы, а Черный вернулся к столу, облизывая кровь с пасти.
  
  Ты выживешь? Твоя рана для тебя смертельна?
  
  Рыцарь с искаженным лицом, стягивал с пояса ремень и неуклюже перетягивал предплечье.
  - Выживу... - прохрипел он. - Вы всех что ли на тот свет отправили??
  
   Черный, выросший за время боя в размере на пол метра, властно оглянулся по сторонам.
  
   Всех. Это был наш долг. Теперь мы можем спокойно начинать жить.
  
  - Главное: не на моем континенте. - бледное лицо Адхибра сурово смотрело снизу-вверх, в самую глубину красных глаз на черной морде зверя.
  
  Дамант не стал ничего отвечать. Он медленно поклонился Рыцарю, а затем оглядев свою стаю, издал громкий рык с гулкой, отдающей в пол, вибрацией. Адхибр дернулся и оглянулся: разноцветные звери, один за другим, расправляли из-за спины кожаные перепончатые крылья... Он встал, пошатываясь сделал несколько шагов в самый центр помещения... подняв голову, увидел небо. Башня не имела крыши! Даманты по одному, с лёгкостью поднимались в воздух и вылетали из темницы в утреннюю зарю. Отсюда, задрав голову вверх и наблюдая это, ему казалось, что он разворошил гнездо летучих мышей. Огромных, и, правда, человекоядных...
  Когда в темнице остался лишь Черный и Адхибр, Самира подошла ближе, а Дэлирио уже подставлял крыло сестрам. Я неохотно рассталась с обществом Адхибра, а затем услышала слова Черного.
   Я благодарю тебя, за нашу свободу. Мы найдем себе другой дом, а ваших людей мы не тронем. Прощай, Рыцарь Адхибр, из рода Анахад.
  
  - Прощай... - с грустью ответил мужчина. Возможно Даманты и решили все его проблемы, да собственно: они остановили главную войну! И это правильно- убрать их подальше и вовсе не показывая народу...
  Адхибр вдруг повернулся к уходящему Черному,
  - Я был бы рад предложить вам, и наш берег, в виде дома... Но это не мое право. Я лишь охраняю континент. Но если вам когда-нибудь понадобится помощь, знай, вы спасли людей от гибели, вы имеете право на оплату долга...
  
  Черный сузил свои кошачьи глаза и вновь поклонился Рыцарю, но теперь намного ниже, проявляя полное доверие и уважение к человеку. Затем широкие крылья распахнулись, Дамант резко взмыл в воздух, а за ним поток понес и, забредших в прошлое, путников. Дэлирио и Самира летели вслед за Черным, уводя из темницы и остальных Диких. Адхибр остался далеко внизу, держа в левой руке меч и щурясь от первых лучей рассвета.
  Я сидела в мягкой шерсти Даманты, паря по потоку. Видела перед собой стаю первых Дамантов, пересекавших океан, в поисках нового дома. Их первого дома. Рядом летит Дэлирио, на нем Мисалиафа и Рэххилу с заплаканными глазами жмутся друг к другу, кутаясь в крылья. Поток ускорился и спустя несколько мгновений на горизонте показались берега Абиссума. Я не рассмотрела замка, как и города, но стая, летящая впереди, начала таять, как туман. Тело пронзила мягкая встречная волна воздуха, выводя из транса, и первые Даманты во главе с Черным лидером, окончательно исчезли из виду. А на приближающемся берегу вырос узнаваемый дворец Игнадда вместе с городом и портом. Мы вернулись обратно.
  
  
  Глава 12
  Моя женщина
  
  
  Ещё на подлете девчонки заметили полный порт кораблей. Игнадд вернулся, его корабль тоже был там. А ещё сотни чужих, со знамёнами и парусами Королевства Фелес...
   Самира, нужно вернуть крылья, думаю кто-нибудь из твоих приближенных это может сделать?
  
  Дэлирио не стал скрывать свой разговор от нас, и я посмотрела на Даманту. Ее морда утвердительно кивнула Дуксу, а затем серый Дамант Нарун подлетел к ней. Точнее, Нарун подлетел ко мне, я замешкалась на мгновение, потом сняла с плеч огромные крылья и аккуратно сложила их тому на спину. Серый подмигнул и полетел к Дэлирио. Когда все крылья были у него на спине, он заметно медленнее и осторожнее, направил полет в сторону плато с Храмом.
   - Дэлирио, мы должны встретиться с отцом. - Впервые за долгое время, обратилась я к Дуксу.
  Дэлирио не поворачивая головы устремил цепкий взгляд вниз.
   Игнадд только прибыл. Я вижу его и Ранна недалеко от порта. Он движется к замку, вместе с приглашенными гостями.
  
  Лишь сейчас мне вспомнилась цель поездки папы, а затем я попыталась хоть что-то увидеть на земле: тщетно, слишком далеко и высоко. И корабли-то едва различить с такой высоты.
  - А кто с ним? Что там за люди? - с опаской спросила я. Возможно и не стоит вот так сразу мчаться к отцу...
  
   Но Дэлирио поддержал идею, и спокойно, даже тепло, ответил.
  
  Его друг, к которому он хотел обратиться за помощью, погиб. Но его сын, Олан-Артур, занял трон, и согласился оставить между нашими Королевствами крепкую дружбу. Олан приехал сюда со своей невестой и своей армией, и это при том, что раньше его ничем было не заставить ещё раз встретиться лицом к лицу с твоим братом.
  
  Длинная тирада малообщительного Дукса заинтриговала не только меня с сестрами, Самира и ее Дикие собратья с интересом опустили морды вниз, тщательно рассматривая и пытаясь угадать кто из них кто. А я с облегчением подумала, что мне приятно наблюдать, как Дикие видят порой в людях все же личность, нежели несъеденную добычу.
  Порт, в котором теперь стояло не меньше тысячи кораблей, находился по другую сторону замка. Никто из горожан навряд-ли заметил хоть один парус за крутыми скалами, на которых громоздился дворец Игнадда. По другую сторону этих скал был его боевой порт, в котором обычно находилась большая часть его флота. Оттуда же к замку вела широкая дорога, окружённая со всех сторон валунами и каменистыми насыпями. Сюда и летел Дэлирио, ведя за собой Самиру с остальными.
  Мы приземлились за поворотом, так чтобы Игнадд не увидел нас раньше времени. Валькирии спрыгнули со спин Дамантов, с радостью пробуя босыми ступнями землю и щебень. А я подумала о том, что стоит привести себя в порядок: пальцами рук расчесала волосы, пощипала бледные щеки и поправила примятое платье, всё это, правда, под хихиканье и улыбки сестер. Даже самая взрослая, и вот пару часов назад расстроенная Миса, лукаво подмигивала. Отвернувшись от них, я заметила, что Дикие, включая Самиру, решили не показываться сразу. И сейчас посреди дороги стояли три Валькирии и Дукс.
  Когда из-за поворота появились двое из охраны Короля, они сразу же узнали Дэлирио и не стали возвращаться назад. А спустя пару мгновений появился и сам Король: он важно сидел на коне, держа поводья одной рукой, и увлечённо рассказывая что-то некоему очень большому человеку, который ехал рядом, на пыхтящей бедной лошади. По другую сторону от Игнадда ехал немного похудевший Ранн, а рядом с ним молодая и невероятно привлекательная девушка, с мелкими короткими кудрями, цвета соломы.
  Вовсе неосознанно я сделала шаг назад, наступив на мягкую и широкую лапу Дэлирио.
   Не переживай, все будет хорошо. Дай им увидеть тебя.
  
  - Ой Дэлирио, этого то я и боюсь...- негромко бурчала я под нос. Мне сейчас как никогда, не хватало присутствия брата.
  
  Тем временем, шедшие навстречу остановились. Игнадд прервал свой рассказ на половине слова, да так и не смог закрыть рот. Затем двое мужчин одновременно спрыгнули с седел и устремились вперёд. Когда меня сжали в объятиях Ранн и Игнадд, я умиротворенно осознала, что у меня всегда был ужасный отец, затем его и вовсе не стало, но теперь у меня их двое... и они чудесные! Ранн отпустил меня и начал критично рассматривать: цела ли. Игнадд же расцеловал в обе щеки,
  - Слава нашим Богам! Дэус берег тебя при свете дня, а Вейлин помогал в лесных дебрях. ( прим.авт. Вейлин - брат Бога Дэуса, Бог всех животных, умеющий вселяться в них)
  
  - Милая, как я рад что ты цела!
  
  Игнадд вновь крепко сжал в объятиях, а за его спиной, на меня с любопытством смотрели два мелких глаза на пухлом лице Олан-Артура.
  - Папа, - негромко обратилась я, пытаясь высвободиться, - Может ты представишь нас?
  - Ничто не важнее для меня твоего здоровья и счастья! Но ты права, я должен тебе представить наших гостей, любезно согласившихся оказать нам помощь, в предстоящем деле...
  
  Я тут же помрачнела, вспоминая причины встреч и событий вокруг. Но, уже словно свыкаясь с бездной проблем, заставила себя выдать подобие улыбки. Король подошёл к большому мужчине с мелкими глазами, и по-дружески обнял того за плечи,
  - Лумилисенна, рад тебе представить Короля Фелеса, и сына моего... хорошего друга, которого больше нет с нами. Олан-Артур. - Игнадд повернулся к прекрасной девушке рядом с ним. - И его красавица-невеста, Джеки Этер.
  
   Кудрявая невеста прытко подбежала и крепко прижала меня к себе. Мысленно я подумала, что ее объятия были какими-то слишком...интимными. Но Джеки так же резко отошла и приятным мурлыкающим голосом протянула,
  - Рада знакомству, Лумилисенна. Игнадд много о тебе говорил, вы действительно похожи, этого не спутать. - Девушка подмигнула, наматывая на палец свою кудряшку и явно намекая на наш с отцом общий цвет волос.
   - Взаимно. - Я слегка склонила голову в поклоне, а затем с настороженностью повернулась к её жениху- Королю. Если и Олан решит зажиматься словно со своей любовницей, это будет чересчур странно.
  Но Олан протянул пухлые руки для пожатия, и коротко и мягко сжав руку, тут же отступил назад. При этом он успел цепко и внимательно рассмотреть меня с ног до головы, отмечая для себя каждую деталь, будь то синяк на руке, или незаживший порез на плече...
   - Мы будем рады внести в Ваше доброе царство немного справедливости. - Мягко проговорил Олан-Артур.
  При таком мягком и одновременно сильном нажиме я совсем растерялась, слова спутались в голове, и с опозданием, я поняла, что все же, стоило сперва отдохнуть после тяжёлой ночи и путешествия в целом... на выручку мне пришел Дэлирио. Стена между нами начинала рушится, я уже давно не злилась на него, но лишь сейчас могла спокойно к нему обратиться.
  
  Вновь приветствую, Олан-Артур, Джеки, Аркир. Представляю Вам Лумилисенну - Принцессу и дочь Игнадда, а также ее сестёр: Мисалиафу и Рэххилу. Предлагаю направиться в замок, все мы сейчас с пути, и всем нужен отдых.
  
  При словах Дэлирио, я, как и сестры рядом, только осознали, что мы не всех главных гостей увидели. Ранн вдруг оказался рядом со мной, придерживая за плечи. А из-за спины широкого Короля Фелеса, выходил большой, очень-очень большой гепард. Я не могла понять каков он в длину, но его голова была немного выше моей собственной. Рэххилу громковато сглотнула, чем вызвала довольную улыбку Олана, и тихий шепоток Джеки: "Так это она только его одного увидела!.."
  Тем временем гепард приблизился вплотную и низко склонил голову. Я подняла глаза на отца, не понимая, что нужно сделать. В голове вновь подсказал Дэлирио.
  Положи руку ему на голову. Это не обычные гепарды, это как Вальд среди обычных лошадей, понимаешь?
  
  Я понимала разницу. Легонько коснулась лба Аркира, тут же чувствуя, как он прижимается в ответ к руке, прикрыв янтарные глаза. Ранн удовлетворённо улыбнулся, встречая на себе ухмылку Игнадда. Он тоже улыбнулся ему в ответ, такое зрелище со стороны действительно завораживало, теперь он это понимал. Дэлирио вдруг приподнялся, и обратился ко всем,
  Что ж, раз вы представили нам своих гостей, думаю Лумилисенна, пора и нам представить тех, кто согласился помочь тебе. Что скажешь, представишь нам?
  
  Я заулыбалась, сама от себя этого не ожидая, и наконец-то понимая улыбки Олана при моем знакомстве с Аркиром. Гепард поднял голову, загривок его вздыбился, я оглянулась. Из пустого воздуха перед нами появлялась величественная и искристая Самира. Ее размеры, превосходящие самого Дукса, шерсть изумительного и невиданного ранее окраса, приводили людей в шок. Резкое появление из воздуха гигантского Даманта, заставило и Ранна вновь понервничать. К счастью, его сердце уже не хотело останавливаться. Вслед за Самирой, из воздуха возникали ее спутники, другие Дикие. И для Игнадда в этом не было сомнений, в том, что перед ним стоят именно Дикие. Внезапная догадка о их маскировке тут же расставила все на свои места. Он все же, не один год их искал. Но один вопрос не давал ему покоя сию секунду. И пока Олан с невестой, задрав головы выпучили глаза на зверей, Король посмотрел мне в глаза.
  - На каких именно условиях у нас с ними перемирие?
  - Все хорошо, отец. Они никого из людей не тронут, будь уверен. Просто дай нам время все тебе рассказать и обсудить.
  
  Игнадд посмотрел на Самиру, затем на Дэлирио. Дукс, как бывало раньше, обратился лишь к нему, и Король это понял.
   Она знает, что делает. Взрослеет, да?
  К замку Самира так и не одела своей личины. Она шагала рядом с Дэлирио, все время осматривая округу, явно предупреждая остальных Диких о своей безопасности рядом с Аркиром. Валькириям дали лошадей, и теперь Мисалиафа рассказывала о нашем путешествии остальным, периодически смолкая, чтобы Рэххилу могла дополнить её рассказ. В такие моменты Рэххи начинала описывать какое-то очередное приключение, не забывая добавлять побольше драматизма и красок. Джеки Этер с неподдельным интересом внимала их повествованию, изредка хватая Олана за рукав в порыве эмоций. Игнадд же, в целом уже знавший об их приключениях, слушал с Ранном слова Дэлирио, Дукс говорил им об Олимии.
  
  ***
  
  
  Рожер стоял у покоев Эйлат, нервно постукивая пальцами по рукояти своего меча. Королева слишком долго собиралась, а Рожер все больше злился, в то же время мысленно радуясь. Дверь её комнаты распахнулась, теперь новенькая, заново повешенная на петли, после последнего визита Короля. Эйлат стояла перед ним, немного смущенная и запаханная.
   - Куда мы так торопимся?
  
  Рожер неохотно бросил, едва глянув в ее сторону:
  - На встречу с Королем. Мне нужны соседние земли, и я должен избавиться от Короля Нумера. Поэтому я сделаю вид, что он мне очень важен как партнёр и отправлю его туда, где его с его людьми скорее всего убьют. - Рожер пристально посмотрел на побледневшую Воллупту. - А ты, Эйлат, как моя жена и Королева, ничем не выдашь мой замысел, а наоборот: убедишь его сделать то, что я от него хочу.
  
  Эйлат смиренно кивнула, думая о том, что сам факт сделки с Рожером, уже не делал этого человека добропорядочным, в ее понимании вещей. Да и насколько она помнила, именно Король Нумер решил выдать Лумилисенну замуж за Рожера. Тем не менее, она была взмокшей от страха и волнения. Эйлат вовсе не хотела учувствовать в замыслах и убийствах Рожера.
  Король Нумер оказался довольно крупным мужчиной лет пятидесяти, но ниже ростом по сравнению с Рожером. Он пытался скрыть страх под маской уверенности, но это было заметно даже молодой Воллупте, не говоря об ее муже.
  - Итак, Нумер, рад представить тебе свою Королеву - Эйлат, дочь Королевы Воллупт.
  Король с натянутой улыбкой поклонился Эйлат и повернулся к Рожеру. Полководец продолжил, усаживаясь в кресло и приглашая остальных.
  - Нумер, я хочу поручить тебе важнейшее для нас задание. Ты со своими людьми должен отправится в Инвокат и встретить там Вождя и Лумилисенну, когда те прибудут сюда.
  Нумер с сомнением пожал плечами,
  - Но ведь они могут и не вернуться. Возможно они предпочтут остаться в Абиссуме.
  - Это невозможно, особенно после того что сделали Воллупты с их Дамантами при последней встрече. Ты же знаешь, как там относятся к этим тварям, они обязательно захотят отомстить. - Возразил Рожер и бросил мимолетный взгляд на Эйлат. Девушка встрепенулась и быстро подбирая слова обратилась к Королю Мирифлема.
  - Мой Король абсолютно прав. Мы не первый год на них охотимся и знаем их поведение и обычаи. Даманты не оставят такое без мести, а Вольфиаг Страшный не даст свой берег на растерзание Дамантам и нам, Воллуптам, оставив его без своего присутствия. - Девушка посмотрела в светлые глаза мужа. - Я гарантирую что они вернутся.
  Рожер одобрительно подмигнул и повернулся к Нумеру. Тот пристально смотрел то на одного, то на другую. Затем он резко встал, протягивая полководцу широкую и потную кисть для пожатия.
  - Решено! Сегодня же выезжаю в Инвокат. И если они приедут до зимы - они сразу будут доставлены вам. Даю слово!
  
  Рожер тоже встал и надменно пожал руку Нумеру, второй указывая на дверь.
  - Надеюсь, в этот раз вы их не прошляпите, Нумер. Иначе я буду слишком в вас разочарован, для дальнейшего сотрудничества.
  
  Когда двери за ним закрылись, а Рожер посмотрел на Эйлат - она стояла у окна и пустым взглядом и смотрела во внутренний двор. Девушка думала о том, что время летит и Лумилисенна действительно скоро приплывет... Вот только Вождь уже давно здесь. В Маруле. И она не знает ни как дать знак сестрам, ни как его освободить.
  - Когда они прибудут, я хочу, чтобы тебя здесь не было. - Ворвались в ее мысли слова Рожера.
  - Что? - Не поняла девушка и посмотрела на него. Ее муж уже стоял рядом, сложив руки за спиной, но подойдя на неприлично близкое расстояние. - Ты хочешь отправить меня обратно?
  - Нет, Эйлат, не обратно. Хотя думаю, там было бы еще безопаснее. Я хочу отправить тебя с охраной в укрытие. Там будет половина моего клана, включая женщин и детей.
  Девушка сначала обрадовалась, тому что Рожер не отказался от нее и не бросил, а всего лишь попытался защитить. Но вновь ей не давала покоя белокурая любовница.
  - А Джилли? Ее ты тоже туда отправишь? - едва слышно спросила Эйлат, боясь поднять глаза и встретить его гнев.
  - Да, она отправится с кланом туда еще раньше. Ты же будешь со мной до последнего.
  Эйлат вдруг стало неважно, что Джилли тоже будет там. Девушка с удивлением и с нескрываемым желанием подняла глаза на мужа. Рожер все еще стоял словно статуя, нависая над ней, но он улыбался! Эйлат почувствовала желание вновь испытать судьбу и попытаться поцеловать его, но мужчина предвидел такой поворот, и, не убирая улыбки, отошел в сторону.
  - Ты можешь быть свободна. У меня еще много дел. Да, кстати, позови ко мне своего Лорда.
  Эйлат уже дошла до двери, когда услышала слова про Баваса. То, о чем она хотела попросить было слишком дерзко - оставить жизнь родному дяде Вождя, тем более если самого Вождя так и не привезут...
  - Ты что-то хочешь спросить? - Холодно осведомился Рожер.
  - Нет, прости. Я позову его...
  
  Девушка быстро покинула зал, захлопнув за собой двери немного сильнее, чем стоило.
  Что же делать, Сванвейг, подскажи! Как мне им всем помочь, и при этом не потерять его?? Он же чувствует ко мне что-то, я вижу!
  Королева гневно зыркнула на охрану у дверей и поспешили по коридорам замка, в поисках Лорда Баваса, продолжая мысленную молитву.
  Когда наступила темнота, коридоры и залы озарились мягким светом сотен свечей, а в небе за окном ярко замерцали звезды, Эйлат все еще сидела на своей кровати, в ожидании Баваса. С самого момента как она зашла в спальню и села, он так и не появился. Девушка словно оцепеневшая, не могла себя заставить встать и пойти к Рожеру. Пойти к Бавасу. Пойти хоть куда-то. Слишком страшно - услышать, что Лорда больше нет, или что он в темнице.
  За дверью послышались тяжелые неспешные шаги, девушка с замиранием сердца посмотрела на закрытую дверь. Дворец давно спал, и это мог быть только Бавас. Это должен был быть Бавас! Но двери не спеша открылись и в спальню пригнувшись зашел Рожер. Эйлат почувствовала, как ее руки задрожали, лежа на коленях. Ноги стали ватными и теперь встать стало абсолютно невозможно. Девушка подумала, что вновь потеряет сознание, но муж вдруг поднял руку в успокоительном жесте.
   - Тихо ты, не паникуй. - Отчего-то шепотом сказал он. - Все хорошо с твоим Лордом. Но ты должна понимать, что это не навсегда.
  Эйлат тихо кивнула, еще больше не понимая, для чего тогда к ней пришел Рожер?! Он закрыл за собой двери, при этом на этот раз использовав засов и замок изнутри. При щелчке закрытого пространства, Эйлат почувствовала холод, пробежавший по спине, а затем и упавшее куда-то вниз сердце. Вопрос сорвался с губ непроизвольно.
  - Что ты делаешь?
  - Закрываю двери.
  Рожер повернулся и направился к ней, на ходу снимая плащ и развязывая тесемки бурой рубахи.
  - Рожер, что-ты-делаешь?? - С испугом и расстановкой переспросила Эйлат, отодвигаясь от него дальше на кровать.
  Мужчина снял одежду до пояса и остановился перед ней.
  - Ты моя жена. И я собираюсь исправить то, что мы не делим ложе вместе, ну или как там ты это для себя называешь? - с улыбкой спросил он.
  Эйлат не могла в это поверить, даже несмотря на то, как долго именно этого она и ждала!
  - То есть, я полноценная жена?
  - Нет Эйлат, - Рожер расстегнул пояс на штанах и залез на кровать. - Ты полноценная женщина. МОЯ женщина.
  Сильные руки с бледной мраморной кожей разорвали на ней корсет. Эйлат дрожащими руками помогла снять остальное платье. На пол полетели штаны и сапоги полководца. Девушка одновременно боялась его и хотела. В самом низу живота что-то сильно тянуло и жгло, а между ног становилось влажно. Но сердце выпрыгивало из груди не от страсти и вожделения. Страх, только страх жестокости ускорял его биение. Девушка крепко закрыла глаза, представляя самые извращенные жестокости, на которые, как она была наслышана, он способен.
  Рожер повис над ней, укладывая серебристоволосую на подушки. Ему теперь нечего было опасаться: Гробар повез свой клан вместе с Джилли в самую глушь. Остальной замок спал, а Эйлат не была сейчас на него зла. Но он видел ужас в любимом лице, хоть его пальцы и скользили по ее влаге. А потому он пошел на самый тяжелый шаг для себя. Придавив своей тяжестью, Рожер дотронулся до ее покрасневшей щеки. Эйлат удивленно подняла на него глаза, а он подарил, первый в своей жизни, поцелуй. Пухлые губы Эйлат приоткрылись и Рожер окунулся в неизведанный ему мир страсти и нежности. Мир удовольствия, при котором ему не хотелось причинять кому-то боль. Возможно, до этого он и рвал чьи-то губы в своих властных ласках. Но никто прежде не дарил ему таких ощущений, никто прежде не хотел его настолько явно. Любовь наивной Воллупты пробуждала желание в ее молодом теле, а Рожер впервые видел, что бы его любили, превозмогая даже страх перед ним.
  Он плавно вошел в неё, разрывая преграду, и закусил её пухлые губы останавливая крик. Девушка дернулась, но он не пустил и продолжал двигаться, наполняя ее изнутри. Эйлат обхватила его руками, а бедра приподнялись ему навстречу. Рожер начал двигаться быстрее, наслаждаясь каждым стоном Эйлат. Вся ночь была у него впереди, и он не собирался покидать ее спальню до рассвета.
  
  Глава 13
  Детские шалости
  
  - Неподвижный туман плыл вокруг. Когда я вытянула руку вперёд - капельки влаги легли на волосках, пальцах и ногтях, холодное движение слева увлекло дымку за собой, запуская замысловатые вихри, и мне стало страшно. Гулкие и сильные удары сердца больно толкали меня вперёд изнутри. Волосы на голове шевелились от пугающих догадок: кто здесь? Из тумана появилось чёрное пятно, оно росло в размерах приближаясь ко мне всё ближе и обдавая знакомым солёным запахом пота и шерсти. Родные понимающие глаза вынырнули над моей головой, и вдруг я почувствовала объятия Вальда! Я обхватила его шею изо всех сил, пытаясь прижаться как можно крепче, но лишь оттолкнула его... Конь фыркнул и посмотрел на меня с упрёком, таким взглядом он обычно показывал мне какое я неразумное дитя. Мне стало стыдно, а затем я и вовсе- расплакалась. Я думала, что он теперь будет со мной, не уйдет, утешит. Но подняв голову я увидела только туман. Густой и неподвижный. Вальда больше не было рядом, я осталась одна... Открыв глаза, я хватала воздух, мне было нечем дышать и казалось, я забыла, как это делается. Новый приступ паники заставил буквально выпрыгнуть из кровати и рывками доползти до террасы...
  Я искренне думала, что умру, даже свежий воздух не принес облегчения, лёгкие отказывались дышать. А потом...я увидела Её. Не знаю, раньше я тоже к ней обращалась, не раз...но теперь всё было иначе. Сванвейг была неполной, солнце уже было близко, и небо светлое. Я даже не просила, не вслух, не мысленно. Я просто увидела и почувствовала. Ледяной и мокрый воздух не спеша влился в меня вместе с ее естеством и ... чем-то ещё. Было такое чувство, что Богиня ко мне прикоснулась. Тогда рядом появилась Самира. Оказывается, она все время была рядом, и, может мне показалось, но, когда ее морда появилась из воздуха, она дула на меня. Конечно Самира сделала вид что только прилетела, но я в этом сомневаюсь. Думаю, она даже к моему сну как-то причастна... Не в плане того, что она его подстроила, но ... возможно она ввела меня в какую-то часть транса, или, не знаю... Мне нужно взять на себя ответственность, а я не могу взять себя в руки! Мне нужно мудро править, но...
  
  Я прервала свой рассказ, переросший в каламбур спутанных мыслей, так как всё это я вываливала на человека, которого видела впервые. Его звали Мул и он был Королевским служителем Богов. Вся его жизнь была посвящена изучению прошлого, предвидению будущего, и все это в крепком сплетении с наставлениями Высших Богов Абиссума. Такое название они получили не просто так, все дело в том, что по сути, Боги Абиссума - это почти все наиболее известные Боги разных материков. Из десяти Высших Создателей, в Инвокате, который находился на юге карты, поклонялись и знали лишь шестерых. В то время как в Абиссусе, на западе, пятерых. Абиссум же, расположившийся на севере, а конкретно Союз Четырех Королей, признавал и почитал каждого Бога, объединив их всех в большую семью. В которой, как и у всех бывают нелады.
  Отец ДЭУС был главой этой Семьи Старших, и являл людям свое всевидящее око - солнце. Женой его была Богиня СВАНВЕЙГ - Луна. Именно ей так преданно поклонялись Валькирии. И было у них четверо детей: старший Бусид- Бог праведного боя и чести, которому поклонялись воины Абиссума, дочь Уна, Богиня морей и океанов, и близнецы противоположности- злой Бог Уллакс вселяющий в сердца людей ненависть, которого почитали в Инвокате, и Фея Шайла- непостоянная в своем появлении, выручающая в самый неожиданный момент. Была ещё Богиня любви Авалон, сестра Дэуса, и Бог животных Вейлин, которого не знали в Инвокате. А его сына Альваха знали и вовсе, только в Абиссусе. Последним из десяти Богов Абиссума был Дэмиэнус, которого знали везде, но каждый имел свою версию его происхождения. Все дело в том, что это был самый страшный Высший для людей - Бог смерти. Именно ему приписывали создание Дамантов, в тех государствах и королевствах, где о них знали. И именно Дэмиэнус забирал людей в тот мир.
  
  Мул, слушавший Принцессу, в своих учениях был уверен, он считал, что Дэмиэнус был древним темным духом, дальним родственником Сванвейг, а не Дэуса. И именно это убеждение, теперь, ввело его в весьма неприятное положение. Он с ещё большим интересом хотел расспрашивать Валькирий о их вере и служении Сванвейг, но при этом, сон Принцессы показался ему слишком тревожным знаком. Возможно Сванвейг вовсе не помогала, а предостерегала девушку? Ведь если все же Дэмиэнус приложил руку к созданию Дамантов, а Лумилисенна как раз заключила мир с Дикими, и Самира от неё не отходит... Служителю было сложно на этот раз разгадать Божьи загадки, и он долго молчал, обдумывая выслушанный сумбурный рассказ. Тем временем, Принцесса вытерла пот со лба, убирая волосы назад, и угрюмо посмотрела на горизонт.
  Мул и Луми расположились вдвоём на краю сада, который выходил как раз на одну из обрывистых скал, вблизи замка. Что бы дойти в это, забытое всеми место, подальше не только от глаз дворцового народа, но и от ушей невидимых зверей, бродящих теперь по всей округе, им пришлось долго петлять тропами, продвигаясь все дальше. А найдя заброшенную и поросшую петлястыми цветами беседку, с таким будоражащим видом океана, практически под ногами, Лмилисенна устало упала на сухую лавку под навесом и долго не могла перевести дух. Сейчас же Мул смотрел на неё и видел лишь злость, упрямство, упорство...
  
  - Ваше Величество, - Служитель нарушил молчание. - Каким Богам Вы поклонялись, когда не знали о том, кто вы? Кто вы на самом деле.
  
  Луми задумалась на мгновение, затем с болью перевела на него взгляд.
  - Сложно назвать мои отношения с Богами "поклонением"...Скорее, я могу сказать, кого я обвиняла в своих бедах, и кому молилась, что бы этих бед не было. Сванвейг я всегда доверяла, возможно оттого, что по ночам я отдыхала. Ночью люди спят, и не могут причинить мне вред... ну, я так думала в детстве.
  - Кого же ты винила в своих несчастьях?
  - Уллакса. Там его считают повелителем ненависти и предательства. - С тихой злобой проскрипела девушка зубами, все ещё считая его причастным ко многим несправедливостям в своей судьбе.
  Мул понимающе кивнул, ведь многие обвиняют именно этого Бога во всех своих несчастьях.
  - Ты никогда не боялась Дэмиэнуса?
  Перестав сжимать зубы, я расслабленно развела брови.
  - Мул, я его боялась слишком долго. Слишком не только для одного человека, а слишком- для одной жизни.
  - Я лишь хочу вас предостеречь, не от гибели нужно бежать, а от нежелания жить. - Я хотела возразить, но Мул продолжил, не обращая внимания. - Если Вам кажется, что не хватит на что-то сил, то это лишь значит, что Вы этого не желаете на более глубоком уровне подсознания. И этот уровень выдает Ваше нежелание каким-то оправданием, отговоркой.
  
  Конечно Луми понимала, что он имел ввиду, но ей стало до жути обидно, усидеть не удалось на месте и она непроизвольно поднялась на ноги. Одновременно вдалеке послышался шорох, но девушка не оглянулась, а сверлила Служителя острым взглядом.
  
  - Ваше Величество, я должен завтра от имени Богов наделить Вас властью над целым Королевством. Я хочу быть уверен, что...
  - Ты можешь быть уверен! - Резко оборвала Принцесса. - Я сделаю все что будет в моих силах, все что позволят мне Ваши Боги сделать, чтобы отомстить за умерших из-за меня! Но не рассчитывай, что после я осяду здесь и буду вершить правосудие, тем более, по вашим меркам!
  
  Резкая смена настроения сбила с толку Служителя, он не успел ответить, Луми развернулась и исчезла из беседки, затерявшись в листве парка. Шорох повторился ещё раз, но теперь дальше, видимо кто-то из невидимых таки подслушивал разговор. Служитель подобрал полы длинной накидки, которую положено было носить всем Богослужителям, и направился в сторону замка. На спине у него была вышита эмблема в виде цветка с десятью лепестками, каждый из которых символизировал одного из десятерых Богов.
  
  Когда Мул зашёл в королевский зал, где, как ему сказали можно найти нынче Короля, Игнадд был не один. Впрочем, в последнее время его редко можно было застать в одиночестве. На этот раз Король вел беседу с несколькими капитанами своего флота, а рядом устало топтался Принц Аратт. Парню явно было скучно и увидев вошедшего он немного просветлел. Служитель знал юношу с детства, а оттого не надеялся, что поднял тому настроение одним своим появлением, скорее, Принц просто нашел себе новую цель для шуток. По крайней мере, на памяти Мула ещё сохранилась их последняя встреча, незадолго до их с отцом путешествия в Дикие леса. Тогда Служитель лишился доброй части бороды, и с тех пор обходил стороной костры. В тот роковой вечер на берегу, Аратт хвастался одним из своих "многочисленных талантов", и бросив в сторону Мула маленькую почти прогоревшую веточку, запульнул вторую такую же вдогонку первой. Обугленные соломинки столкнулись, почти долетев до Служителя, а появившиеся от них искры попали прямо на его аккуратную бороду, достающую, на те светлые времена, почти до пояса...
  Мул непроизвольно потянулся рукой к остатку бороды, состриженному после того случая, а Аратт виновато улыбнулся, заметив это движение Служителя. Игнадд продолжал торопливо и расторопно объяснять нескольким бугаям в черно-золотых полосатых безрукавках, как именно подготовить корабли к большему количеству Дамантов и людей. Мул всегда считал мореплавателей чуть ли не отдельным народом. Ну ни один более-менее опытный мореплаватель встреченный им на пути не был "низковат" или "худоват". Никогда! Нет же, все как на подбор: метра-два, а то и выше! Широкие, крепкие, сильные. К своему стыду, Служитель считал в этом повинной только Богиню Уну, морскую владычицу. Как есть мужчин покрепче любит!.. На этой глупой мысли он как раз остановился перед Принцем. Аратт кивнул в сторону, предлагая отойти, чтобы не мешать отцу. Служитель с сомнением сделал несколько шагов к колонне. Аратт оглянулся и настойчиво поманил рукой, уверяя безобидным взглядом, что это безопасно. Мужчина нерешительно подошёл к Принцу.
  
  - Расслабься Мул, - похлопал Аратт его по плечу, - я не буду тебя напрягать, и борода твоя может спокойно расти!
  Мула это не особо успокаивало, но в душе он понимал, что для Принца он ещё и не одной бороды готов лишиться. Настолько всё же преданным он был королевской семье.
  
  - Ваше Величество, Король надолго занят? - Поинтересовался он в ответ.
  - Не-а. - Протянул сонно тот. - Думаю ненадолго. Он им сутра мозги вправляет: эти дубоголовые не понимают элементарных основ кораблестроения, ни капли фантазии, ни толики познаний в инженерии! Но судя по тому, что я слышал, когда ты только вошёл, он уже на финальной стадии лекции.
  
  Мул кротко кивнул. Аратт с подозрением сузил глаза:
  
  - А чего это ты к нему так рвешься? Ты разве не с Принцессой должен завтрашнюю церемонию обсуждать?
  
  Мул опустил голову, переминаясь с пяток на носки. Как объяснить Принцу столь странный диалог он не знал. Служитель собственно пришел к Королю чтобы понять, что произошло, или точнее, что происходит с его дочерью.
  - Мул?! - Аратт навис над ним, а во взгляде появилось беспокойство.
  
  В этот момент мимо них шумно прошагали к выходу моряки, а из-за спины Аратта послышался такой же обеспокоенный голос Игнадда.
  
  - Мул, не ожидал тебя сегодня вообще увидеть, а тем более так рано! Что-то случилось с Луми?
  
  Аратт отступил в сторону, давая пройти, но Служитель остался стоять в нерешительности. Грозный взгляд из-под лохматых рыжих бровей Короля, властно сидящего на троне, приковывал любого, но обычно не Мула. До недавно, впрочем, как выяснилось.
  
  - Мой Король, если с вашей дочерью что-то и случилось, то до встречи со мной. И я как раз об этом хотел с Вами поговорить.
  
  Слова явно не пришлись Игнадду по душе, но Король лишь устало вздохнул и поднявшись с трона подошёл к Служителю вплотную. Приобняв того за плечи и кивнув сыну, Король вывел их на террасу, ту самую на которой Вольфиага чуть не казнил Дэлирио при первой встрече. Свежий ветер свободно гулял, разрывая лёгкие полоски ткани на входе, и уходя сквозняком дальше, по коридорам замка.
  Игнадд отпустил Мула и встав к нему спиной облокотился о перила, глубоко вздохнул.
  
  - Что там у вас случилось?
  - Простите, мой Король, я сам не совсем понял. Возможно я где-то в разговоре с Принцессой неверно выразил свою мысль, и тем, по незнанию обидел, но она... просто ушла. Сказав правда, напоследок, что отомстит, как и обещала, но править королевством не хочет и не собирается. Мой Король, я ... не совсем понимаю, как мне реагировать и какие у меня собственно есть причины для коронации? Ведь Вам известно лучше меня, что это не обязательная церемония для всех наследников, а лишь для тех, кто готов при необходимости взять на себя Королевство.
  
  Игнадд это прекрасно знал, одеть корону мог: и он сам, и Аратт, и Дэлирио. А вот Служитель обычно короновал - только будущих правителей. Состояние Луми было серьёзней, чем он ожидал. Король помолчал, посмотрел на сына. Аратт бесцеремонно отодвинул Мула на несколько шагов от отца и негромко заговорил, встав, как и Игнадд, спиной к Служителю.
  
  - Она должна быть коронована, как и я. Не смей идти у нее на поводу, она просто не в себе!
  - Ты уверен? Может ты тоже теперь не хочешь править Абиссумом? - Игнадд с досадой отвернул голову от сына, глядя в сторону города.
  
  Аратт мельком оглянулся назад на Служителя, молча ожидавшего пока они всё между собой выяснят. Затем тронул Игнадда за локоть.
  
  - Отец, я старший сын! ... Я дам этой рыжей попрыгунье править только если из ушей у меня вырастут бананы! Но я хочу знать, что и мой тыл прикрыт. Ты обязан ее убедить. Тебе ведь Дэлирио все слил, что именно она там пережила? Но ты, видимо, не успел с ней достаточно пообщаться... Пап, а я успел. Я успел полюбить Луми как сестру, и прошу тебя, поговори с ней! И коронуй именно как будущего правителя.
  
  Игнадд все это время гадавший: его ли это сын сейчас говорит такие речи, или подменил его кто, посмотрел поверх головы Принца на Служителя - Мул в свою очередь слушая Аратта даже слегка склонил голову набок от удивления, буравя спину Принца и не веря своим ушам. Ни Игнадд, ни Мул, не ждали от молодого парня такого серьезного решения, а главное внятного аргументирования причин.
  Аратт же, начавший порой замечать подобные непонятные ему взгляды-перегляды, уже раздражался по этому поводу. Проявляющаяся улыбка под бородой отца окончательно его вывела, и Принц, закатив глаза и махнув на обоих рукой зашёл обратно в зал. Через мгновение они услышали ворчание Тобриэля и хлопот крыльев.
  Игнадд убрал с лица улыбку, почесал бороду.
  
  - Коронация состоится Мул. Я с ней сам поговорю. А если что не так пойдет, ты просто поприсутствуешь, а корону я сам одену.
  
  И король зашёл с террасы в зал, отпихнув в стороны развивающийся шёлк и бурча что-то на ходу на счёт "паршивой работы бездарных швей, пошивших это жалкое подобие летних занавес".
  
  Быстро узнав у первого встречного им Даманта, где дочь, Игнадд направился на тренировочное поле. У них оно конечно было не одно, но это было самое просторное и вмещало на себе несколько тысяч человек, которые могли свободно упражняться, не мешая остальным.
  Нынче там было весьма тесно, здесь собрались и его меченосцы и Агний с остатками своих воинов. Между людьми ходили Даманты, а на противоположной стороне поля, наблюдая со стороны, расположились почти все гепарды Олана с предводителем Аркиром. Олан, тем не менее, оказался вовсе не там, а в гуще полуобнаженных, потных от тренировок мужчин. Слева от него шагал Агний, широко размахивая руками, в попытке продемонстрировать некий боевой выпад, с другой стороны шел, незнакомый ранее Игнадду, мужчина. Король направился к ним, обходя дерущихся на мечах Триза с двумя меченосцами, и пытаясь определить возраст неизвестного, но это оказалось не так просто. Суховатому мужику могло быть как тридцать - так и шестьдесят.
  
  - Игнадд! Я вот вникаю в тонкую науку близкого боя, Агний поведал мне, чем смог поделиться с твоими воинами, да и, по его словам, - Олан по-дружески хлопнул чернявого парня по бугристому плечу своей мягкой, но тяжёлой ладонью. - Сам он, тоже, немало почерпнул от твоих ребят!
  
  Король кивнул, пристально рассматривая другого. Олан тоже глянул на своего спутника, словно впервые его заметив подле себя, а Агний решил внести ясность, ведь сам человек, притянувший к себе внимание двух Королей, отрешённо смотрел в небо на летающих Дамантов.
  
  - Ваше Величество, рад представить Вам спасённого вашей дочерью из плена, Паззо Хаурана.
  
  Лишь услышав голос Агния, Паззо оглянулся. Сложная работа ума с напряжёнными вычислениями проскользнула во взгляде, прежде чем на его лице появилась приятная улыбка, а глаза обрели ясность. Мужчина низко поклонился Игнадду, после чего к всеобщему удивлению повернулся с поклоном и к Олану. Король Фелеса выглядел весьма озадаченно, но протянул пухлую руку. Паззо приложил его кисть к своему лбу и произнес традиционное благословение "Кошачьих Королей" как в народе называли с годами правителей Фелеса, на их наречии:
  
  - Хмельной кошкой невредимый,
   Королем Фелеса судимый
   Да править долго Вам желаю
   К вашей воле припадаю-с.
  
  Теперь все трое, смотрели с удивлением на безумного Хаурана. Он же вновь расплылся в теплой улыбке и жестом предложив продолжить путь в глубь поля, не спеша пошел между Игнаддом и Оланом.
  
  - Меня действительно зовут Паззо Хауран, я много путешествовал, оттого я знаю не только много обычаев разных народов, но и многие другие тонкости и полезности... Боюсь, что именно это сделало меня мишенью для охотников за рабами. К счастью, со мной в плену оказались люди способные противостоять злодеям! Именно поэтому я сегодня здесь.
  
  Агний бы иначе описал ситуацию, как и самого Паззо, но перебивать не стал, тем более в обществе столь важных людей. Игнадд же, поняв, что Паззо уже в любом случае знаком с Дуксом, оставил того на время в покое и продолжил поиски дочери.
  Они продвигались дальше, иногда останавливаясь чтобы Игнадда и Олан-Артура могли поприветствовать. В эти моменты Король торопливо отговаривался и спрашивал, не видел ли кто Луми. И через несколько сотен метров, наконец понял, куда им идти. Навстречу шло несколько воинов и пара меченосцев, одного из которых поддерживали под локти, а сопровождала их Далира, одна из Валькирий. Молчаливая сестра Луми лишь недовольно махнула головой назад, указывая направление. Агний с небольшим отрывом от Игнадда побежал вперёд.
  Вокруг уже собралась целая толпа, парни и командиры взводов побросали свои тренировки и образовали круг, громко крича и шумя. Пробиться к центру посмотреть, что происходит - было невозможно, но при виде Короля с гостем из Фелеса народ все же расплылся, образовав некий коридор. Игнадд ещё больше нахмурился и ринулся вперёд.
  В самом центре толпы шло нешуточное сражение между тремя мужчинами и его дочкой. Да и не просто тремя парнишками, одним из них был его лучший мечник Ладим, другим был Командир Ярум, схвативший меч вместо привычного лука, а третьим оказался Ранн! Король сперва побагровел от злости и непонимания: что за представление, почему никто их не остановит? Затем его пыл остыл, а смешок Агния стоящего совсем рядом и вовсе раскрыл глаза. Король вот уже несколько минут пялился на то, как трое опытнейших воинов катают свои зады в пыли, а его хрупкая дочь даже в лице не меняется - спокойна, словно спит сладким сном, только глаза открыты.
  
  Ранн с охом свалился на бок и откатился в сторону, прямо под ноги Игнадду.
  
  - Сегодня никто не хочет работать, я так вижу. Если уж, даже Богослужитель гуляет, чего уж тебе напрягаться, верно, Ранн? Ты же должен был быть в порту, а не пытаться покалечить Луми!?
  
  Ранн хмыкнул,
  - Это ещё кто кого пытается покалечить.
  
  В эту секунду на то самое место с которого только что Ранн поднялся, прикатился Ладим. Его короткие темные волосы были в пыли, а на лице появился новый порез от одного из кинжалов, который позже превратится в очередной шрам, и присоединится к другим многочисленным на его теле. Ладим глядя сначала на ушибленное колено поднялся, опираясь о предложенную Агнием руку, затем виновато взглянул на Короля,
  
  - Простите Ваше Величество, но она сама захотела...
  
  Игнадд уже и не злился, но глупость его аргумента заставила голос стать твёрже, чем он хотел,
  - А если бы она зарезаться захотела, ты бы тоже ей с радостью помог?!!
  
  Ладим отступил, глядя на оставшегося наедине с Луми Ярума. Меткий стрелок умел не только луком владеть, он был очень быстр в своих движениях и только это пока-что давало ему возможность выстоять против Валькирии. Отец сосредоточил внимание на ее технике боя и не смог просчитать ни одного следующего выпада. Впрочем, как это не получилось бы и у любой другой Валькирии, насколько он помнил...
  Луми была одета в удобный топ и подобие юбки - пара кусков ткани от бедер до колен. На руках и ногах была защита, живот закрыт поясом с толстой пластиной металла и кожи.
  Игнадд уже видел ее способности и оружие. Но не так. Не в ближнем бою с его же людьми. Теперь что-то томно потянуло у него под сердцем, видя какой злостью она обладает, в одном флаконе с такими способностями: она может действительно быть... опасной.
  Ярум пропустил один удар, затем сразу другой, одно из острых лезвий едва ушло в сторону, не нанеся ему смертельное ранение. Командир стрелков тяжело дыша, лишь кивнул и шагнул назад, признавая поражение. Игнадд не успел вмешаться, как с противоположной стороны толпы вышел Аратт, и в одной руке он уже вертел свой любимый клинок.
  
  - Ну что, сестрёнка, я тебе дам немного форы, не буду прям сильно, без обид если что да? - Ухмылка на лице Принца говорила сама за себя, а Игнадд услышал негромкий ответ Луми, с неким волнением отмечая, что голос у нее ровный, будто не она сейчас тут мужиков по земле кидала. И этот ответ заставил его стоять на месте, не вмешиваясь.
  
  - Не знаю, слышал ли ты с чего мы начали, условие было таково, что я должна отбить твою атаку. Так что, попробуй хотя бы меня достать.
  
  Аратт довольно улыбнулся, и хоть Луми стояла спиной к подошедшим, Игнадд был уверен, что она тоже улыбалась. Король оглянулся по сторонам в поисках Дамантов и увидел Хилли спокойно сидящую немного правее от них. Рядом с ней был и один из Диких, Игнадд уже знал его, серый Нарун с черной полосой на спине.
  
  Принц развернул кинжал лезвием к локтю и пригнувшись на полусогнутых ногах пошел на Валькирию. Игнадд уже не мог ни о чем думать, он лишь смотрел как его дети дерутся на боевом оружии. Девушка тем временем мягко согнула колени слегка отталкиваясь, круто развернулась на месте и сделала сальто по диагональной оси. При этом широко взяв размах левой ногой и незаметно для взгляда нападающего, вытягивая правую, которая с силой пришлась по шее брату. Аратт не успел увернуться, заметив удар слишком поздно. Он кубарем откатился по пыльной земле и тут же подпрыгнул на ноги. Смешок во взгляде пропал, но он не злился, скорее, это было похоже на уважение. Теперь Аратт точно не будет поддаваться ей, а попробует напасть в полную силу. Игнадд сделал шаг вперед, но почувствовал чью-то руку - Ранн твердо был уверен, что ещё не время вмешиваться. Любому другому, Игнадд бы эту руку оторвал, попытайся его кто-то, вот так тормознуть. Но к воеводе он испытывал дружеские чувства и знал, как много и для него значит Луми. А значит, он настолько сильно считал необходимым дать им свободу. Король посмотрел в центр.
  Аратт резко выпрыгнул вперёд, грозя достать кинжалом ключицу девушки, но лезвие не достало нескольких сантиметров. Луми уже отклонилась, один из ее тонких кинжалов вдруг улетел высоко вверх, а освободившаяся рука в долю секунды подхватила уже падающего Аратта и используя инерцию его промаха увела в сторону, перекидывая через свое колено. Возвращающийся кинжал легко лег в тонкую ладонь словно в металлические ножны. Парень с выдохом упал на спину, потеряв последний воздух из лёгких.
  
  - Эм-бххх...Ох-жеш! - Едва выдавил Принц, перекатываясь на бок и не торопясь вставать на ноги. - Как ты так?.. Что произошло? - Он хрипло засмеялся и таки встал. - Ну все, держись рыжая!
  
  В этот раз парень не сразу напал, он осмотрел ее стойку, и вприпрыжку пошел вокруг, то и дело имитируя очередной удар, на самом деле проверяя возможную реакцию на выпад. Луми гибко и мягко поворачивалась всем телом за ним, не отпуская из виду и не давая зайти со спины. Когда он обошел по кругу, девушка переставила ногу, а Аратт начал наступать. Кинжалы скрестились, посыпался звон ударов. Девушка больше не была так активна как во время сражения с тремя одновременно, она не прыгала и не делала сальто. Но ее руки с невероятной асимметрией одинаково хорошо владели кинжалами и скоростью. Гибкое, едва уловимое, движение корпуса уводило от ударов Аратта, и парень не мог ее достать. Тогда он решил схитрить, и нападая ещё активнее, метя прямо в грудь, ногой подставил ей подножку. Лумилисена на мгновение потеряла равновесие, кренясь назад, а правая рука не удержала силы клинка брата, и он вот-вот мог воткнуть острие прямо ей в сердце. Аратт уже решил ослаблять напор - дать ей просто уйти от удара и упасть назад.
  Игнадд отбросив руку Ранна уже бежал вперёд, открывая рот для громкого крика, как вдруг... Луми таки дала своему телу уйти назад, при этом максимально вывернув подкошенные ноги. Встав на колени, она быстро прокрутилась вокруг, в то время как левая рука, играя пальцами с кинжалом, приготовила его для удара. Все происходило слишком быстро, но Игнадд так боялся за своих детей, что успел понять и это. Он не остановил своего крика - но поменялся адресат.
  
  - Стой! ... Луми!
  
  Девушка, тем не менее, все контролировала, скорее даже, внезапный крик отца чуть было ей не помешал. Кинжал хоть и был в боевом положении: направлен остриём вперёд, но рука подчинялась хозяйке с точностью до невероятного, и крепкое лезвие лишь прошло со стороны спины Принца (между телом и рукой, разрезав кожаный жилет, который он носил вместо доспехов). И когда Игнадд остановился, перед ним была абсолютно невредимая Луми, стоящая на коленках, в пыли валялся разрезанная броня, а до пояса раздетый Аратт с широко раскрытыми глазами тяжело переводил дух, правда скорее не от усталости, а от пережитого шока.
  
  - Отец? - Девушка поднялась на ноги и переглянулась с братом.
  
  Игнадду потребовалось немалое усилие, которое слегка отразилось на его бледноватом лице, чтобы найти какие-то слова. Убедившись, что все остались живы, он с лёгким упрёком глянул на дочь.
  
  - Луми, думаю нам нужно с тобой прогуляться, отдохнёшь...
  
  Девушка и бровью не повела. Ещё раз бросив короткий взгляд в сторону брата, она встала и спрятав кинжалы за пояс, осталась твердо стоять на месте.
  
  
  Я не считала себя бунтаркой или взбалмошной, так же и не считала себя особенной или выше других. Но почему-то, с каких-то пор, иссякло моё желание повиноваться. Чувство быть ведомым кем-то, не неся ответственности. И сейчас я была зла на Мула, за его слова, и за то, что после - явно к отцу побежал ябедничать. Была зла на отца, что таки пришел, наверняка убеждать, что править нужно! Я не готова была спокойно вести диалог на подобные темы, а потому устроила отвод - тренировку, в которой можно было вылить это. И сейчас было ещё слишком рано уходить поболтать, даже с папой-Королем.
  Брат выручил, не впервые уже. Аратт прочистил горло и потирая плоскую грудь протянул как бы невзначай, негромко и в сторону Короля, чтобы особо не слышали сторонние.
  
  - Отец, ты бы не кипел, а подсобил. Сестре рука нужна опытная, да потяжелее. Если не ты, то она с Дамантами начнёт драться... Дай ты ей пару поводов не так бахвалиться перед нашими!
  
  Олан повернулся к Агнию и сузил, без того утонувшие в веках глазки,
  
  - Достопочтенный, что происходит, я не совсем понимаю...
  Агний и сам не знал, но уловил главное - Валькирия в Принцессе просыпалась все больше и требовала выхода. Возможно, даже лучше, чтобы Игнадд самолично увидел на что способна его дочь... Только вот, нужно ли это видеть будущим подданным?..
  Люди зашептались, Хилли повернулась к Королю. Игнадд смотрел на Даманту с лёгким удивлением, и Агний понял: битве быть. Принц вдруг хитро улыбнулся, подхватил жилет с разрезанным ремнём и отступил в сторону. Олан оценивающе взирал на начинающееся зрелище, сложив пухлые руки на груди и изредка поглядывал по сторонам, отмечая все большее скопление как людей, так и Дамантов. Мало-когда и мало-кому доводилось видеть Короля за тренировкой. А в паре со своей дочерью - тем более.
  Игнадд сделал пару шагов назад и оглянулся, из толпы уже мчался оруженосец, с трудом волоча на плечах огромные ножны. Длинною в добрых два метра, в себе они хранили гордость Короля и Абиссумских кузнецов. Меч А́лгор был классическим двуручным, с четырехгранным поперечным сечением, его бело-золотой металл не отпускал глаз, едва вытекая из своих темных уютных ножен. Гарда меча состояла из двух массивных дужек темного цвета, а само острие было синевато- серебристым. Алгор мало кому подчинялся, да и поднять его умел не каждый.
  Король избавил хрупкого оруженосца от тяжести, со спокойным равнодушием и лёгкостью достав свой меч. Подбросив и крутанув несколько раз в руках, с мягкостью метательного ножичка, отец серьезно заглянул мне в глаза. Наверное, он ожидал увидеть там все что угодно: от испуганного взгляда, до желания научится так же, отбросив свои юбки и кинжальчики. Я же стояла расслабленно, даже скучая. Не потому, что не была впечатлена, а потому, что это была единственная маска, которую я могла сейчас носить, чтобы не выть белугой о своей беде.
  
  Игнадд сделал шаг вперёд, и едва не дернулся при внезапном вторжении Хилли в его мысли.
  
  Ваше Величество, будьте осторожны. И ещё раз повторюсь, я не о Луми сейчас беспокоюсь.
  
  Король сделал ещё один шаг и замахнулся мечем. Точнее, он так хотел поступить... Руки, державшие рукоять, начали свое движение с силой, но направление внезапно изменилось, и меч сделав дугу в противоположном от меня направлении, прошёлся остриём по земле и чуть было не улетел (для других незаметно конечно, но Игнадд потратил весь запас сил, чтобы удержать рукоять). Король легко перебросил меч из руки в руку, и попытался обойти меня слева. В это время он хотел понять, что же произошло, и ясно было только одно: каким-то образом, две тоненьких соломинки, называющихся по недоразумению кинжалами, рядом с его мечем, умудрились развернуть удар и силу самого Игнадда с Алгором!
  Король даже помнил, как впервые объединил их имена: Игнадд-Алгор - непобедимые напарники! С тех пор, мало кому удавалось опровергнуть эти слова, ставшие ему с годами, девизом...
  Сейчас он видел перед собой молодую Валькирию, удивительно похожую на свою мать, несмотря на другой цвет волос и глаз. Но такую же смелую и сильную. Такую же быструю...
  Игнадд сделал выпад вперёд, присев на одно колено и направляя свой Алгор правой рукой прямо под мою левую грудь. Наблюдавшие за сражением ахнули одновременно, Олан-Артур, Ранн, Агний и Хилли, а также, несколько недавно прибывших на это поле, сделали шаг вперёд. В голове Игнадда звучали голоса Дамантов, включая Дукса Дэлирио и тявкающих щенят Самиры, непонятно откуда здесь появившихся. Каждый из них испугался за мою жизнь не на шутку!
  Но Король делал то, что знал. То, что уже делал раньше. Две серебристые иголочки в моих руках тут же быстро пошли в обхват широкого лезвия, и весьма успешно начали с силой направлять неподъёмный меч вверх, уводя его острие от цели. Конечно же я знала, как увести прямой удар, даже такого массивного оружия. Но знала я это ровно также, как и любая Валькирия... И именно поэтому, Король сделал тот самый прием, которому обучила его когда-то давно Майя.
  Игнадд поддаваясь, дал увести свой меч, а затем и вовсе выпустил его из рук, и пока я уводила его удар от себя, мои руки тоже поднялись, оставив корпус без защиты. Отец не стал выдумывать никаких хитрых ходов или нравоучений - я открылась, он бросил меч и попросту защекотал! Шершавые пальцы прошлись по торчащим рёбрам, я с криком от неожиданности дернулась, роняя кинжалы и его меч на землю. Предугадать мой защитный отмах было невозможно, если не знать его самому. Как и несколько Валькирий из толпы, я едва ли не с возмущением, уставилась на Короля.
  Народ вокруг выдохнул и зашумел облегченными смешками. Послышались хлопки крыльев, улетающие Дамантов, а Олан-Артур заглушал их своим громким хохотом. Игнадд не стал искать в толпе ни Аратта, ни Дэлирио, ни даже гогочущего Короля Фелеса. Как можно быстрее он подхватил свой меч, я последовала за ним, поднимая по пути свои кинжалы засовывая их за пояс. Он взял меня за руку, так же обеспокоенно глядя, как и я на него, и быстро ушел из центра, уводя меня как можно дальше от толпы.
  
  - Луми, дочь... Выслушай меня, прошу.
  
  Игнадд неторопливо шагал по мягкому зелёному настилу между широких крон деревьев его сада. Уверенности в том, что никто невидимый не прячется поблизости не было, но со временем люди привыкали к вероятности быть подслушанным. Я не спеша ступала рядом, все ещё с вопросом в глазах.
  
  - Не держи зла на нашего служителя, он лишь пытался понять, чем тебя обидел, а потому обратился ко мне. И это вероятно моя ошибка: не объяснить тебе сути твоей Коронации.
  
  Игнадд сделал короткую паузу, будто для того, чтобы убедиться, что и на эти слова я не убегу ещё куда-то. Но я не смотрела на отца, а хотела выслушать, и твердо шагала рядом.
  
  - Я хочу твоей Коронации, так же, как и твой брат, традиционной. То есть, с вероятностью дальнейшего правления. Хотя признаюсь, я почти двадцать лет потратил, обучая Аратта стать правителем, и ... как ни странно, но именно твое появление, дало ему повод показать мне, чего я его обучил. Я им горд, и не намерен принуждать тебя... Но ты не просто... Луми, пойми, я любил твою маму.
  
  Игнадд остановился, опираясь рукой о дерево и вытирая со лба пот. С беспокойством я заглянула в лицо отца, но он погрузился в сильное воспоминание. Глаза были открыты и смотрели перед собой, как будто видели кого-то, что-то, время и события, тщательно скрываемые памятью долгие годы. Все это можно было прочесть в его карих глазах, уже сильно блестевших.
  
  - Луми, я очень любил ее. И никогда не думал, что мы больше не увидимся с ней. Я мечтал о наших детях, как и о том, как буду учить их быть Правящими над людьми. Пойми, ты моя кровь. Хоть и вижу я, глядя на тебя - Майю.
  
  О Дэус, я уже сто раз остыла, согласилась на любое условие и церемонию! Родной папа, не желающий смерти и не проклинающий меня, готовый отдать своих людей, да ещё и друзей приведший... Он смотрел в глаза и плакал, слишком сильно вернувшись в прошлое и переживая утрату любимой вновь, утрату моей мамы...
  
  - Луми, ты не просто для меня найденная дочь...
  - Отец, - перебила тихо я, обнимая и рискуя тоже расплакаться. - Я согласна. Делай как считаешь нужным, я с радостью и гордостью приму эту честь.
  
  Игнадд попытался заглянуть мне в лицо, но я ещё сильнее прижалась к его груди, нос уже покраснел, а ресницы намокли.
  
  - Ты... правда? Все хорошо?
  - Да. Мне все ещё нелегко дается... да все, в принципе, не легко. Но это ещё сложнее пережить без Вольфиага и Вальда. Я сама не в себе, и я слишком поздно это понимаю.
  
  Король приглаживал непослушные кудри, мы так и стояли в обнимку посреди леса. Я мысленно благодарила Сванвейг за то, что имела: прекрасного, лучшего папу в мире. А Игнадд благодарил Дэуса за подаренную дочь, которая, даже с таким букетом неприятностей, открыла ему глаза на большее, чем жизнь за последние двадцать лет.
  
  - Так, а как ты меня так обхитрил?
  - Хах! Этому меня ещё твоя мама научила. Жаль, проверять не на ком было почти двадцать лет. А оно вон как, видишь, работает оказывается, до сих пор!
  
  По лесу разлился громом хохот Короля. Тоже едва удерживаясь, я, улыбаясь, уточнила,
  - Это единственное чему она тебя научила?
  - Ооо, что ты! - Игнадд хитро подмигнул. - Я даю тебе слово рассказать и показать все, что узнал от Майи, когда мы будем плыть в Инвокат, договорились?
  
  Я радостно закивала, в душе затеплился огонек. Игнадд приобняв, повел в сторону замка, рассказывая вместо Мула, в чем же таки заключается церемония Коронации.
  
  А заключалась она в принципе, в одном основном правиле - ни от чего не удивляйся. Вот так. Как сказал папа, что бы ни случилось, скорее всего так было запланировано. Мул должен перед людьми посвятить меня в правители, затем Дукс должен показать меня народу, и лишь потом я стану законной наследницей трона Абиссума. Меня это совсем не радовало, честно. Больше всего, я не хотела принимать участие в решении судеб людей! Да что там людей - народов! Ведь Игнадд изменил судьбу не одного народа, даже не вступая с ними в войны...
  Тем не менее, я поверила брату, и была полна надежд, что мне никогда не придется приступать к обязанностям правителя. Аратту туда путь, его обучали и готовили - он тот, кто нужен людям.
  
  
  Глава 14
  А что, если сбежать?
  
  
  Ночь была вновь бессонной, я не могла уснуть, ночной свет Сванвейг слишком ясно освещал всё вокруг, а сердце колотилось так, что улежать ровно не удавалось. Я вышла на террасу, редкие порывы сильного ветра шевелили плотную ткань гардин. Я была здесь одна и глядя вдаль, пыталась мысленно коснуться Вольфиага. Боль внутри с новой силой накрыла волной, перед глазами образовалась пелена... Да, подготовиться к Коронации мне совсем не удалось.
  Не выспавшись, с лёгкой тошнотой и головокружением, я вышла из своей спальни незадолго до рассвета. Несколько служанок рьяно напрашивались войти и помочь мне, но я была слишком слаба чтобы хотя бы ответить им. Я просто не открыла дверь, пока не вышла сама, одев приготовленное с вечера платье. Накануне, я видела несколько подобных на картинах в замке, а потому выбирая из вещей умершей матери Аратта, я остановилась именно на нём. Длинная юбка полностью скрывала ноги, верх платья был без рукавов, но ворот при этом имел капюшон. Молочный цвет шелка заворожил меня, а когда отец шутя накинул на мои волосы треугольный убор, и я увидела себя в отражении- сразу захотела именно его одеть.
  Площадь была полна народу, не смотря на раннее время. Солнце было близко, но улицы ещё скрывались в тени. Никого из близких я не видела до самого начала. Ни Мисы, ни Аратта, ни Рэххи, ни отца. Словно сбежали все! Но стоило мне подойти к помосту, как я сразу всё поняла. Все "мои" давно ждали там и нетерпеливо поглядывали в мою сторону.
  Сегодня, невероятно высокий, обвешанный разнообразными цветами и лентами, помост был подготовлен для меня. На нем же был и Дэлирио, и судя по пустому месту рядом с ним - Самира. Щенков я не слышала, наверное, их не взяли с собой на такое мероприятие с людьми.
  Как объяснил мне отец накануне: долго это не продлиться. Нужно лишь встать сперва на самом широком участке помоста и выждать, пока Мул прочтет древние молитвы и оденет мне перстень "брата Даманта"...
  Я быстро оглядывала знакомые лица, которые сейчас почему-то сливались в одно целое. Голова немного кружилась, но я огляделась, в сумерках щуря глаза. Деревянный помост и правда, имел сильное расширение в самом начале, я направилась туда и люди отошли в сторону, расступаясь.
  
  Мне на плечи легли руки Мула, подошедшего сзади, в этот же момент он начал громко что-то кричать, буквально срывая свой голос. Я пыталась вслушаться, но от этого лишь сильнее закладывало уши. Мул обошёл меня, я увидела его раскрасневшееся серьёзное лицо. Он продолжал громко кричать на неведомом наречии, а я смотрела в этот момент на брата за его спиной. Тобриэль рядом с Араттом стоял и вынюхивал что-то в воздухе, но Принц пристально следил за ритуалом. Я пожалела, неведомо в который раз, что сейчас рядом с ним не стоит и Вождь. В моём мысленном воображении его серые глаза расплылись, заменяясь картинкой, где его целует Воллупта.
   В это мгновение я почувствовала, как кто-то берет меня за руку. Я дернулась, затем, вернувшись в реальность, увидела вопросительный взгляд Мула. Извиняясь, протянула ему руку, он с лёгкой опаской взял ладонь и с поразительной заботой начал одевать на мой палец перстень.
  К слову, с размерами у них были явные погрешности, и, если бы я настояла, этот шедевр ювелира смог бы мне и на руку налезть. Мул с надеждой примерял его чуть ли ни на каждый из десяти пальцев, пока я не остановила его попытки. Перстень с огромным черным камнем и двумя рунами по бокам серебристой оправы, как раз остался на большом пальце и мне пришлось придерживать его указательным, чтобы не потерять. Служитель с благодарностью улыбнулся и вдруг исчез. Аратт расплылся в улыбке, а остальные начали делать мне "коридор", что бы я шла дальше по помосту. Это был длинный путь, с площади, через песчаный берег до самой воды. Отец и об этом говорил: с перстнем брата Даманта наследник должен дойти до самого края...
   Я медленно двинулась в путь, фактически выходя из нависшей надо мной толпы моих родных и близких, и ещё не видела, что там за их спинами. Много ли людей пришло на меня посмотреть, много ли Дамантов, и вообще: взошло ли солнце. Так и вышло, едва я покинула проход между людьми на помосте, в глаза ударил яркий свет утренней зари. Я не спеша ступала, почти ничего не видя перед собой. Затем глаза привыкли к свету, а я пару раз моргнула, смахивая влагу...
  Путь прохолодил по широкому и высокому возвышению, по обеим от меня сторонам, внизу, стояли люди. Много людей, да так, что негде встать было. Где-то сзади остались отец и Аратт, и тяжелое дыхание Дэлирио. В голове спутались все слова, которые я учила. Их нужно будет сказать, когда я достигну края длинного помоста.
  Солнце становилось ярче и когда я достигла края, мои плечи почувствовали горячие поцелуи Дэуса, тут же стыдясь-краснея. Брусья державшие дощатый пол, уходили глубоко в воду, а вокруг всё еще было много людей, и даже на дальних камнях, торчащих поодаль и омываемых быстрыми волнами. Там тоже сидели жители столицы, приплывшие туда заранее.
  Я не должна была оглядываться, но шагая по помосту еще не берегу, увидела группу женщин, которые тоже будут петь, как пояснил отец. На них были длинные балахоны песочного цвета, с золотой окантовкой. Служительницы. Они станут мне помогать произнести клятву... Конечно, если захотят, ведь я немного изменила её смысл, перед тем как заучивать.
  
  Шум людей быстро стих, и я поняла, что уже минуту стою в полнейшей тишине и оцепенении. Сделав еще шаг вперед, прочистив горло, я громко начала произносить свою клятву, глядя на тихую рябь синей воды.
  
  ...Классический вариант текста говорил о верности будущего наследника трона семье Черных Королевских Дамантов. Я же, немного видоизменила, а точнее дополнила клятву, исходя из произошедших обстоятельств...
  
  Время делает нас равными перед собой
  Сила духа и характер- объединяют.
  
  Это были слова клятвы, которые я не меняла, и едва я их произнесла дрожащим голосом, как сзади меня раздалось громкое пение Служительниц, которые нараспев повторяли за мной. Дальше я изменила смысл. Вместо "Прирученным Дамантам присягнуть готов(а)..." я громко и отчетливо произнесла:
  
  Я ВСЕМ Дамантам присягнуть готова головой!
  Я ВСЕМ им рада- и ВСЕМ им доверяю!
  
  Прирученный ты, Дикий, хоть слепой!
  Я никому не откажу в поддержке.
  Я навсегда с вами, и сердцем и душой
  Клянусь вам в этом, взаимности в надежде.
  
  Голос стих, над водой и многолюдным берегом повисла тишина, прерываемая лишь моим дыханием и редким всплеском воды о берег. Что будет дальше я смутно представляла, и перепуганные лица горожан меня не особо воодушевляли. Недалеко от меня к тому же, вдруг истерично закричала девушка, глядя куда-то мне за спину. У меня побежали неприятные "мурашки", поднимаясь к затылку и ставя волосы на голове дыбом. Скосив глаза, я пыталась понять хотя бы по лицам людей, что же там они такого увидели - многие открыв рты с ужасом смотрели на нечто в самом начале помоста. В ту же секунду я почувствовала это, помост под ногами начал вибрировать, подрагивая в такт чему-то, приближающемуся ко мне...
   Дамант должен представить меня народу, я помнила это. Но Дэлирио что там, снести меня хочет на ходу?! Ведь я получила четкие указания, тысячу, если не больше, раз: сначала дойти до конца, затем произнести клятву, затем, ни в коем случае не оглядываться, и расставив руки в стороны - ждать.
  Тяжелые шаги тем временем приблизились слишком быстро, пол подпрыгнул в последний и самый сильный раз, а я вдруг почувствовала дыхание Дамнта за своей спиной. На ходу он обхватил меня лапой за корпус и начал поднимать в воздух. От такого столкновения я не успела собраться, мои лёгкие потеряли весь воздух на выдохе, а вздохнуть заново не получалось, слишком сильное давление приходилось на грудь, пока мы набирали скорость. Я даже испугалась, что теряю сознание, в глазах начали расплываться темные пятна, а ноги уже покалывали иголками.
  Но затем полет пошел ровнее, мне стало легче, а огонь в груди заставил лёгкие полностью раскрыться, набирая спасительного воздуха. Я огляделась как могла и вдруг поняла, что нахожусь в объятиях вовсе не Дэлирио, а Самиры. Так вот почему кричали и ужасались люди: невидимая Даманта явила себя им, снимая маскировку! Более того, она это сделала сразу же, после моей измененной клятвы, в которой я решила упомянуть и Диких! Вот представляю я, что они теперь обо мне думают... Ну не Ведьма? Откуда же я могла знать, что Самира решит именно сегодня показать наш временный с ними союз?
  Даманта тем временем делала облет всего берега, забитого людьми со всего Королевства, видимо. Давая им рассмотреть себя и убедиться, что я не лгала о Диких и их безопасности. Теперь я понимала и с этой стороны ее задумку: люди увидят, что я невредима, да и Дукс показывает сейчас свое отношение, спокойно созерцая все это. Самира ловко держала меня одной лапой, словно пушинку, мне было весьма уютно, хоть и жарковато в ее длинной шерсти. С моего положения, почти вниз головой, мне было мало что видно, но, когда полет пошел обратно к помосту, я смогла немного расслабиться, а оттого и выгнуться таким образом, чтобы все рассмотреть.
  Каждый из людей смотрел на меня. На Самиру, со мной. Не зло, без недоверия или агрессии. Наоборот, спустя несколько мгновений после того как я смогла увидеть их, начали взлетать подброшенные ими многочисленные цветы, аромат которых я чувствовала воздушной волной. Я прикрыла веки, вдыхая полной грудью...
   Когда мы приблизились обратно к помосту, там было так же людно, как и до этого, но теперь встречал меня не отец с Мулом, а Дэлирио. Самира осторожно поставила меня прямо перед ним, Дукс сидя на задних лапах, слегка повернул голову в бок, отдавая мысленный приказ - тут же из-за его спины вышел Мул, неся на руках алую подушку из, блестящего на солнце, дорогого шелка. А на ней... немыслимой красоты корона! Металл был мне незнаком, даже цвет его сложно описать, темно-серый, с мелкими черными вкраплениями, визуально придающими прозрачность и объёмность, хотя на самом деле короне было много лет, и материал был невероятно крепок, раз сумел сохранить каждый тонкий завиток, усеянный к тому же прозрачными искристыми камнями. По центру был накрепко втиснут черный алмаз, размером с перепелиное яйцо.
  При виде такой дорогой ноши на голову, мои ноги подкосились и задрожали. Я несмело подняла глаза - Дамант кивнул Мулу, не обращая внимания на мой взгляд. И пока Служитель торжественно и не спеша размещал подушку на специальной подставке, а потом так же торжественно шел ко мне - я слушала наставления Дукса у себя в голове.
  
  Принцесса, держи себя в руках, ты слишком слаба, чтобы так нервничать. Корона - это всего лишь атрибут, а вот твои слова во время клятвы- сделали тебя настоящей правительницей куда больше... Ты та, кто ты есть, и сама это знаешь. Отпусти наконец все зажимы. Страха нет.
  
  А я и не боялась. Просто уже была не в силах бояться. Я хотела одного, скорее добраться до берегов Инвоката и придумать, как найти Вольфиага с Вальдом.
  
  ...А Мул в это время одевал на мою голову тяжелую корону.
  
  
  
  ***
  
  Жизнь в Маруле оказалась на какое-то время даже неплохой. Конечно если не считать ночи. Долгие, бессонные, кошмарные. Темные, тихие, когда ничто не отвлекает тебя от мыслей. И время. Его непростительно огромное количество в эти моменты было невыносимым для Вольфиага, ведь каждую секунду его сознание, как магнит, стремилось к Луми. Уже через неделю бессонницы, он стал ненавидеть позднее время, а спустя ещё пару недель даже понял, что, выйдя в очередной раз после ночи мучений на улицу и увидев первых ранних Воллупт - он почему-то был счастлив. Счастлив, на самом деле, отвлечь себя от тоски.
   Именно в это утро Мираила долго не заглядывала, хотя обычно к рассвету уже громко стучала в двери и приносила что-то поесть единственному мужчине в городе, да перевязать его раны. Вол оглядывал площадь, издалека отмечая, что и на торговую лавку Мираила сегодня не пошла. Вождь обеспокоенно оглянулся в пустую комнату. Вот еще, теперь помимо радости от вида Воллупт, он начал переживать за них! Он услышал хлопот крыльев позади и оглянулся. Женщина со своей старшей дочерью приземлилась у входа. В руках у нее было несколько бумаг и чистых полотен, а лица были слишком обеспокоенные.
  
  - Что случилось? - Глухо бросил он.
  - Боюсь не долго тебе у нас гостевать осталось. Меня вызывали во дворец, велели помыть тебя и принарядить... Сегодня к закату прибудет Королева с армией!
  
  От этих слов, несколько проходящих мимо Воллупт побелели и тут же бросились в разные стороны, явно по домам, предупреждать близких. Вольфиаг с хмурым недоверием бросил взгляд на убежавших и повернулся к Мираиле.
  
  - Что еще они сказали?
  
  Воллупта торопливо потянула мужчину за рукав обратно в дом, дочка на плотно закрыла за ними дверь, на засов сверху и снизу, и быстро ушла на кухню. Мираила тяжко выдохнув, по-хозяйски уселась на его кровать, вытирая лоб дрожащей рукой.
  
  - Прилетели гончие, они обычно оповещают заранее о прибытии важных персон. Сказали, Селеницера на подлете, и с ней тьма наших! - Мираила даже не смотрела на Вольфиага, больше обеспокоившись этими новостями сама. - Неужели весь Корвус в небо подняла?!...
  - Корвус? - Переспросил Вольфиаг. Название было знакомым, но в подобном контексте смысл пугал его.
  
  Мираила с непониманием подняла остекленевшие глаза.
  - Корвус... Город Крылатой армии. Там живут тысячи и тысячи крылатых Воллупт, и все они летят сейчас сюда!
  
  
  
  
  Крайли с легким омерзением в голосе протянула, уныло и свысока выглядывая в окно высокой башни.
  - Мне не нравится эта Мираила и ее отплёвки-дочери. Она возомнила себя умнее нас!
  - Крайли, остынь. - Не поворачивая головы успокоила Асса, сидя за столом. - Что она тебе сделала? Обычная тётка, таких половина Марула здесь.
  
  Младшая Принцесса посмотрела на сестер, оторвав взгляд от площади, в таком положении утреннее солнце освещало профиль ее лица, подчеркивая тонкие черты, пухлые губы. Глубокие синяки залегли под не выспавшимися глазами. Она была красива, но невероятно измотана длительной и масштабной подготовкой к прибытию матери.
  
  - Асса, легко тебе говорить! Тебя мужчины видимо вообще не интересуют!
  
  Вирджиния едва сдержала смешок, а Асса гордо подняла подбородок, явно уязвленная острым замечанием сестры, которая всё не успокаивалась.
  
  - Не смейся! Ты Вирдж, тоже между прочим, пока что одинокая перепелка! - Продолжала злобно Крайли.
  
  Вирджиния убрала с лица улыбку и ответила колкостью на колкость.
  - Зато ты, малышка, за нас обоих на мужиков навешиваешься!
  Асса уже не особо удивилась бы драке, но младшая лишь равнодушно пожала костлявыми плечами, опять отворачиваясь к окну.
  - Что ты можешь в этом понимать?..
  
  Старшая Воллупта нахмурилась. Она не любила неожиданностей, а в людях разбиралась довольно неплохо, и Крайли со своей влюбчивостью начинала настораживать наследницу трона, особенно накануне приезда матери. Все сложнее было предугадать, что может выкинуть неопытная сестрица в следующий раз, особенно когда речь пойдет об их пленном.
  
  - Ладно Край, слышишь? - Асса подошла к ней и тронула за руку. - Я разрешаю тебе забрать его и... ну не знаю, сходить в Эдамаф, например. Или куда захочешь. Хоть в спальню его тащи!
  
  Глаза Крайли готовы были заискриться от счастья, девушка уже едва удерживала волну счастья внутри, сжимая кулаки и слегка покусывая их зубами. Асса же продолжала, под удивленное хмыканье Вирджинии.
  
  - Но я позволю это тебе лишь при одном условии, Крайли. Одном, обязательном к выполнению.
  
  Крайли быстро закивала головой, готовая выполнять любые прихоти сестрицы, мелкие серебристые кудри на её голове запрыгали словно пружинки.
  
  - Ты должна пообещать мне, дать слово Воллупты и дочери Сванвейг, что к закату, ты доставишь его обратно, и предоставишь нашей Королеве решать его дальнейшую судьбу. Без шуток, поняла?
  
  Крайли не выдала свой тайный план, ни взглядом, ни одним мускулом на радостном и беззаботном лице. Воллупта закивала, соглашаясь, и наспех обняв Ассу, побежала прочь быстрее лани. Солнце было уже в зените, до заката у неё было пол дня. Босые ступни шлёпали по холодным ступеням черного мрамора, пока она сбегала по лестнице. Едва выбежав на улицу, Крайли раскрыла крылья, но лететь не стала, а лишь наслаждалась потоком встречного воздуха. Пришитая к лопаткам кожа убитого Даманта требовала размяться, девушка это чувствовала. Но к дому Вождя она хотела подойти, а не прилететь. Крайли не хотела, чтобы он ее услышал раньше времени.
   Когда она подбежала к площади, ей стало ясно, что Мираила таки не удержала язык за зубами, и теперь перепуганные редкие прохожие бросались прочь. Остальные давно разлетелись по своим коморкам, кто в страхе, а кто в желании подготовиться к приезду грозной Королевы. Крайли с некоторой злостью пересекла пустующую площадь и подошла к постройке, в которой временно жил Вождь. Внутри было тихо, Воллупта приложила ухо к двери, а затем тихонько её приоткрыла, заглядывая.
  Вольфиаг смотрел прямо на неё. Крайли почувствовала волну сильных чувств, идущую откуда-то снизу и крепко стискивающую её живот. Но мужчина не улыбался.
  
  - Ты один? Где она? - Спросила Крайли о Мираиле, входя и оставляя дверь приоткрытой.
  
  Мужчина глянул в сторону бокового прохода, ведущего на общую кухню. Из кухни был второй выход - в дом Воллупты. Крайли удовлетворенно кивнула и сделала к нему несколько шагов, чувствуя, как к желанию присоединяется холодящий страх: девушка все ещё помнила, как он набросился на Ассу и Вирджи... Да и сама Асса все ещё ходила с зелено-желтым синяком. Но Вольфиаг не нападал сейчас, не злился. Крайли остановилась и несмело протянула руку.
  
  - Идём. Пока Королева не прилетела, ты можешь пройтись.
  
  Рука девушки все ещё висела в воздухе в ожидании, но взгляд мужчины был направлен на её сложенные за спиной крылья. Крайли с грустью опустила веки, тяжело вздыхая. И тут же почувствовала, как теплая ладонь берет ее под локоть и ведет к выходу. Воллупта уже готова была расплакаться, начать кричать и доказывать ему, что это их последний шанс! Ведь она была уверенна, что он сейчас выставит ее за двери и захлопнет их перед её носом! Но Вождь не просто вывел Воллупту, он и сам вышел следом.
  Мираила не увидела, как он ушел, да и никто на пустой площади этого не увидел. Крайли глубоко задышала от волнения, наполняя тело пробудившейся страстью, и показывая направление, в котором предлагала идти. Сад Эдамаф был на другом краю Марула, но это стоило того, и младшая Принцесса все же вцепившись в широкую кисть Вольфиага, повела его за собой.
  
  Вольфиаг тоже отметил, что слух о прибытии Селеницеры разлетелся слишком быстро. Практически все улицы, вчера ещё многолюдного города, сейчас были полностью пусты. Редкие тени скользили по земле, говоря о летающих в небе и охраняющих периметр Воллуптах. Но они никогда не смотрели вниз, лишь по сторонам, так что Крайли, тянувшая его за руку, не боялась быть обнаруженной.
  Вождь не понимал с чем это связано, этот страх перед Королевой, но Мираила не успела ему этого рассказать, едва поделившись тем чем могла, она быстро скрылась, поторапливая своих дочерей...
   Они подошли к высоким воротам из широких металлических копий, высоко торчащих в небо, и словно ограждающих, либо то, что внутри, либо от того, что снаружи. Пока Вождь рассматривал неизвестный ему вид сплава, Крайли потянула и нажала одно их копий. Мужчина не успел увидеть какое именно, но часть забора вдруг стала погружаться в землю, пока полностью не исчезла, оставив широкий проход. Воллупта смело перешагнула место, где только что скрылись острые наконечники, и с вызовом посмотрела на него. Вольфиаг, уже и не такое повидавший, ещё раз взглянув вниз, быстро шагнул следом.
  
  - Он не станет закрываться пока я не нажму на засов опять, можешь не опасаться. - Успокоила она с улыбкой, и пошла дальше.
  
  За забором оказался сад, который сильно отличался от всех, виденных Волом ранее. Здесь не было ярких цветов и зеленых листьев, не было игривых бабочек, собирающих пыльцу, как и солнечных лучей, несмотря на белый день. В саду не было темно, все было прекрасно видно, но атмосфера была совсем не лучезарной, а скорее ночной, умиротворённой. Высокие стволы деревьев здесь отливали черным и синим, и будто небо со звездами, по их листьям струился серебряный свет. Под ногами негромко хрустели кристаллы камней и песок, с редкими проростками мха. Невысокие кустарники с темной ягодой, скрывали за собой круглые каменные валуны и глыбы. На некоторых можно было сидеть или лежать, другие имели намного больший размер.
  Было здесь и тихо, даже тише чем за забором снаружи, лишь где-то недалеко журчала негромко вода. Вольфиаг повернул голову на звук и увидел Крайли. Воллупта оглядывалась на него и звала за собой. Он двинулся следом и вскоре вышел к узенькому ручейку, стекавшему в небольшой водопад. Воллупта уже сидела на небольшом возвышении берега, подставив под спадающую воду босые ноги. В этом месте деревья выстраивали ветвями подобие купола над их головами, а со всех сторон росли высокие кустарники, делая уголок невероятно укромным.
  Вождь присел на корточки и набрав воды в ладони умылся.
  
  - Зачем ты меня сюда привела?
  
  Крайли встрепенулась будто ото сна, голос молчаливого пленника застал её врасплох. Вольфиаг угрюмо смотрел на неё, вытирая воду с лица.
  
  - Я... Я уже сказала тебе... - Замялась в смущении она.
  
  Вождь кивнул, делая свои выводы на сей счет.
  - Значит думала сбежать?
  
  Повисла тишина, нарушаемая лишь журчанием воды. Крайли с широко распахнутыми глазами смотрела на него, он спокойно смотрел на неё.
  - Да, думала сначала... Но...
  - Что?
  - Не могу. Асса взяла с меня слово. Я должна вернуть тебя вечером к прибытию матери.
  
  Вольфиаг молча сжал зубы, слегка бледнея от злости при упоминании того, как им распоряжаются эти девки.
  
  - Что же тогда? Дети?
  
  Воллупта залилась краской, а Вождь с омерзением подумал, что крылья в данном случае пришили ребенку, а значит и убийцей Даманта - был ребенок... Крайли казалась ему чем-то похожей на Рэххилу, правда та не хотела от него детей и не пришивала себе за спину бессмертную часть мертвого животного. Тем не менее, Крайли согласно кивнула, шмыгая носом.
  
  - Чтож, вынужден огорчить. Детей я тебе тоже не дам, даже по всем вашинским меркам: я обещал Сванвейг любить другую.
  
  Румяное лицо серебристоволосой вмиг посерело. На какое-то мгновение, Вол даже подумал, что она сейчас упадет в обморок. Но Воллупта привстала, и слегка вибрируя крыльями, расправила их на половину.
  
  - Ты чтооо?! - Едва ли не вскричала она.
  
  - Я провел обряд с Лумилисенной и мы дали обет Сванвейг, у меня луна на спине, как знак...
  
  Крайли, не слушая уже дальше, одним хлопком крыльев переместила себя ему за спину, и разорвав рубаху, стянула ее с широких плеч Вождя. В сумраке ей открылся тонкий полумесяц, лежащий у него между лопаток, и в данную секунду слегка подсвеченный изнутри...
  
  - Как... Не может!.. - Она, не веря глазам дотронулась до его кожи.
  
  Светящиеся чернила не могли проявлять свою силу в других людях, если это не было позволено самой Богиней, либо магией, либо смешанной кровью... Дрожащие пальцы трепетно прошлись по искусному рисунку, нанесённому иглой настоящей Лунной Валькирии. Вождь повернулся лицом к Воллупте.
  
  - Как видишь, может. И я не буду нарушать данных мною обещаний.
  
  Крайли хотела ему что-то возразить, ноги уже начали подниматься на носочки, руками она придерживалась за широкие плечи, намереваясь одарить мужчину, вторым в её жизни, поцелуем. Но Вождь резко и крепко сцепил ее за руки, слегка тряхнул, а затем настороженно показал взглядом вверх. Воллупта тоже услышала и увидела массовое движение. Глаза могли ошибаться, ведь времени ещё было предостаточно, но такой шум мог образоваться лишь от одного: от прибытия Крылатой аримии!..
  Крайли отпустила свои объятия и отбежав в сторону от укромной полянки сада, всмотрелась в небо. Вождь тоже, прикрыв ладонью глаза от света, пытался что-то рассмотреть, но кроме множества мелькающих теней ничего не было понятно: мутный купол над Эдамафом не давал толком увидеть, что же там происходит. Шум снаружи нарастал, в земле начал появляться гул, словно откуда-то издалека к ним скакала целая орда лошадей. Крайли взяв его за руку молниеносно устремилась к выходу, крича на ходу, в попытке перебить нарастающий хлопот сотен и сотен крыльев.
  
  - Мы ошиблись! Они прилетели намного раньше! Тебе нужно срочно в наш храм, скорее, нас не должны искать!
  
  Вольфиаг вдруг понял, что вокруг начало темнеть, он поднял ещё раз взгляд вверх - свет полностью пропал. Крайли выбежала из сада, и когда он тоже покинул его границу, Воллупта наотмашь стукнула ногой по железной ограде, даже не оглядываясь на неё. Из земли за долю секунды вылетел и встал на своё место недостающий кусок высокого забора. Вождь не успел подумать о том, что стало бы с ним, не успей он перешагнуть эту черту до конца, как его взор буквально обжегся об увиденное за пределами сада...
  Марул и его улицы - больше не были пусты. Небо - больше не было небом... Со всех сторон, куда бы он не поворачивал голову, на них смотрели сотни и сотни глаз. Крылатая армия Королевы была в самом деле армией! Вольфиаг с неподдельным ужасом пытался подсчитать хотя бы приблизительное количество убитых ими Дамантов, исходя из того, что не было среди этих тысяч прибывших Воллупт ни одной бескрылой... Каждая из них не просто была в воздухе. Эти Воллупты были заметно сильнее и крупнее Валькирий, на каждой воительнице была крепкая броня, оружие, иногда даже тонкие шлемы. Черные крылья с силой размахивали, создавая в городе настоящий ураган, гоняющий пыль по гладкому вымощенному камню.
  Крайли, не обращая ни на кого внимания, с силой потянула Вождя в сторону их главного храма, изредка шикая на слишком близко приблизившихся, и с интересом поглядывающих на мужчину, воительниц.
  
  - Теперь у меня ничего вообще не получится! - С тихой досадой простонала Воллупта, огибая улицу и расталкивая толпу.
   Вольфиаг слабо расслышал её слова сквозь этот шум, но прибавил шаг, и наклонившись над невысокой, по сравнению с остальными, Принцессой, переспросил.
  
  - А что у тебя должно было получится?
   - Наш побег!
  
  Крайли вдруг перестала расталкивать непроходимую свору, остановившись как вкопанная, она резко развернулась, и прыгнула ему на шею. Обхватив накрепко руками, глубоко вдыхая запах его тела, девушка как можно быстрее старалась сказать, всё то, что после не успеет.
  
  - Я ведь не плохая! Я лишь хотела быть счастливой, счастливой с тобой... Ты такой сильный, красивый и непокойный... прости, прости что я не смогу помочь тебе! Наверное, я превратилась в нашу пампушку-Эйлат, раз такое со мной происходит! Сестры-то меня все равно не поняли, никто и не знал, что я сегодня хотела... - На этих словах Воллупту грубо прервали.
  
  Вольфиаг лишь сейчас понял, что крылатая непроходимая толпа, уже с минуту буквально несла их зажав между собой, а теперь, с силой оттаскивала младшую от пленного, открывая эту сцену Королеве Селеницере. Видимо Крайли увидела её заранее... Рыдая в их руках она не отрывала от него взгляда, лишь изредка, и со страхом поглядывая на прибывшую Королеву-мать.
  А Селеницера равнодушно наблюдала за истерикой дочери, с хладнокровием мясника осматривая Вождя. Она была стройна и очень молодо выглядела, особенно, как для матери троих взрослых девиц. Вольфиаг с недоверием и нескрываемым презрением смотрел ей в глаза. Королева подняла подбородок, свысока взирая на него.
  
  - Почему пленный разгуливает по моему городу, словно его тут в гости пригласили? - Ее холодный голос резко утихомирил гомон. Вокруг остались слышны лишь одинокие всхлипывания Крайли, да монотонный шум от крыльев.
  - Простите Ваше Величество! - Несколько новоприбывших Воллупт подбежали сзади, Вольфиаг оглянулся, но не успел ничего предпринять: на него уже летела огромная металлическая сеть с мелкими, острыми шипами, с пол мизинца длинной, которые больно впились в кожу подставленных рук, и свалили воина наземь.
  - Нет! - Выкрикнула Крайли, пытаясь вырваться из цепких объятий Вирджинии, Асса быстро заткнула ей рот, но Селеницера уже повернула голову, с острым, как лезвие взглядом, на своих дочерей.
  
  - Ты хочешь возразить, милая? - Она дала знак Ассе отпустить младшую и Крайли отбросив ее руки, сделала несколько шагов навстречу, загибая кисти в молящем призыве.
  - Матушка, прошу тебя...
  - Крайли молчи! - Не выдержала Вирджиния, стоявшая сзади. Королева бросила укоризненный и предупреждающий взгляд.
  - Матушка, он нужен Эйлат. И... И мне. Я хочу потомство от него.
  
  Селеницера застыла, затем ее губы медленно расплылись в улыбке, а после, и звонкий смех вылился наружу. Не добрый - а насмешливый и чужой. Вольфиаг смотрел между пальцев, прижатых сетью к лицу, лежа на земле, как Крайли бледнеет, достает один из кинжалов из широкого рукава накидки, а крылья её опасно дрожат и расправляются, выпуская когти в направлении источника этого звонкого смеха.
  Асса успела предотвратить то, после чего она лишилась бы своей младшей сестры. Ведь добраться до Селеницеры та не смогла бы, но за попытку - её попросту казнили бы. Старшая мёртвой хваткой обхватила сзади, и не обращая больше ни на что внимания, резко начала взлетать. В небе по-прежнему находились сотни и сотни Воллупт из Корвуса, а потому две Принцессы быстро затерялись в толпе. Королева не прекращала свой смех, даже наблюдая все это.
  
  - Оххх... Ладно, веселья с этими детьми не огребёшься! - Королева подозвала Вирджинию к себе. - Что ж, слушай значит ты. Пленного отведи в темницу...
  
  - Матушка, прости, но ты не знаешь. И открыл вход в подземную комнату. Мы не успели туда попасть, но он там был и многое видел. К тому же, он не признался, как смог её открыть. Поэтому и жил у Мираилы...
  
  Королева сменила гримасу гнева (что её речь перебили) на задумчивое выражение, поворачиваясь к нему вновь, но на этот раз с более глубоким интересом рассматривая его лицо, прикрытое ладонями и прижатое к земле тяжелой сетью. Кровь из маленьких глубоких ран от шипов начинала окрашивать его в темный цвет, вовсе скрывая обличье. Но серые и злые глаза, по-звериному опасно и дико взирали из под лба.
  - Даже та-ак... - Протянула Селеницера. -Что ж. Допустим... Но мы можем закрыть его в северной башне Храма Дэмиэнуса. А сперва... Сперва я хочу сама его допросить.
  
  Королева решительно повернулась и расправив крылья, размером немного больше чем у остальных, взлетела не несколько метров над землей.
  
  - Доставьте его в главный Храм, в зал приёма! После моего допроса, если он останется в живых, заберете его в Храм Дэмиэнуса! Остальные, располагайтесь! Вскоре я пришлю к вам помощников в организации! Как видите, мои дочери ещё слишком неопытны, чтобы оставаться на такое долгое время без своей правительницы.
  
  Широкая и самодовольная улыбка озарила ее лицо. Вирджиния подозвала нескольких Воллупт для помощи с пленным.
  
  
  Глава 15
  Защита Сванвейг
  
  Зал приема был тем самым где Вольфиага впервые принимала Асса. Широкие стены, высокие потолки, открытые большие окна, в которые мог влететь даже Дамант, пожалуй. На троне восседала серебристоволосая и красивая Королева, с высокой короной, в сверкающем платье, с тысячей черных мелких перьев. Она была по истине величественна и грациозна. Вольфиаг не смог не признать, что Воллупты обрели в её лице определенный и яркий идеал того, как должна выглядеть и какой быть - истинная Воллупта. И именно Воллупта, а не Валькирия. Видя жестокость этого давно отдельного народа, огромные живые крылья за спинами, Вождь понимал, что волосы, наверное, единственное, что теперь их объединяло с Лунными Валькириями.
  
  - Подведите его к центру! - Скомандовала Королева, опираясь на подлокотники и наклоняясь вперед с интересом.
  
   Вольфиагу связали руки за спиной, и теперь он, вновь пошатываясь от слабости и истекая кровью, стоял перед Воллуптой в этом проклятом Храме. Вирджиния взяла его за локоть и не спеша пошла к центру. Ступая немного позади него и пряча от матери лицо за его спиной, она тихо прошептала.
  
   - Что бы ты не сотворил с моей сестрой, ради нее прошу, не зли нашу мать. Если ты ей хоть в чем-то откажешь - она тебя убьет и глазом не моргнет, а после, может пострадать и Крайли!
  
   Вольфиаг понятия не имел, что та имеет ввиду, он не чувствовал рук, связанных за спиной, множественные раны от шипов сочились кровью. Сознание иногда меркло на доли мгновений, и он из последних сил пытался улавливать все, что происходит вокруг и оставаться на ногах.
  
  - Тебя зовут Вольфиаг Страшный? Тот самый Вождь, которого так хочет убить наш добрый друг и славный полководец Рожер?
  
  Вол, тяжело дыша, угрюмо уставился на Селеницеру, затем усмехнувшись уголком рта, насмешливо бросил.
  
  - Я не имею армии, и титулов. Да и тебе я Страшным не кажусь.
  
  Селеницера сузила глаза, растягиваясь в кресле и игриво улыбаясь. Видимо, ей нравилась подобная игра.
  
  - Чтож... - Протянула она, поглаживая пальцами подбородок. - Как ты открыл комнату в темнице? Отвечай!
  
  Вождь тяжело вздохнул и отрицательно мотнул головой. Тут же пожалев об этом, так как боль врезалась в тело.
   - А что ты делал с моей дочерью в Эдамафе?
  
  Вольфиаг с трудом вспомнил, что такое Эдамаф и когда это, он в нем бывал. Ухмылку стало сложно сдерживать на лице.
  - Пусть тебе твоя дочь расскажет.
  - Ты к ней прикасался?
  - ...
  - Отвечай!!!
  
  Вождь слегка пошатнулся на ногах, явно ощущая ухудшения. Лужа крови под ногами росла, и опустив от бессилия голову, в темном отражении он видел узор на потолке зала. Королева что-то сказала Вирджинии, но дальнейший спор дочери и матери не был слышен мужчине, он едва удерживал свое внимание на том, чтобы не упасть. Их спор перерастал в крик, но видимо Королева одержала победу, а Вирджиния понесла поражение. Средняя дочь направлялась к нему от трона, доставая на ходу кинжалы из-за пояса...
  Вольфиаг почувствовал толчок в спину, но никакая Воллупта не касалась его. Он поднял голову и попытался найти в себе хоть какие-то силы. Вирджиния была совсем близко, еще пара шагов, и он сможет рассмотреть цвет ее грустных, но решительных глаз. Девушка твердым движением рук приготовилась к атаке, а Вождь понял, что колени его подгибаются - он и без ее помощи готов был сдохнуть.
  В это мгновение его тела коснулось тепло с тонкой каёмкой снежной прохлады, которое словно мягкая перина начало придерживать его, не давая упасть на пол... а Воллупта, готовая воткнуть ему в грудь два длинных острия, вдруг отлетела в сторону широкого окна, будто пушинка, подхваченная мощным порывом осеннего ветра. Вождь протрезвел от увиденного, либо, какая-то энергия попала в его тело, и взгляд прояснился. Он увидел такое же удивлённое лицо Селеницеры, медленно поднимающейся с трона на ноги. Нечто, и Вольфиаг пока что сам не представлял, что именно, не давало ему умереть, и более того, не дало Воллупте убить его!
  Он посмотрел на Королеву, она стояла с широко распахнутыми глазами несколько мгновений. А затем вдруг резко взмыла вверх, прямо со своего места в воздух, высота потолков ей это как раз позволяла. Взмахнув крыльями несколько раз, она так же резко спикировала вниз, пустив по гладкому каменному полу волну воздуха; раздался громкий хлопок! Вол вдруг увидел лёгкое колебание в пространстве вокруг него, почувствовал эту вибрацию в своём теле, увидел сердцем и глазами одновременно - поток вокруг себя, словно длинный движущийся коридор времени и событий. Воллупты стоявшие вокруг него явно не ощущали этого, и он не понимал почему. Но Селеницера с ещё более удивленным взором уставилась прямо на него, а затем и ему за спину.
  Королева неким образом вошла в транс с помощью подобного прыжка, и теперь наблюдала удивительную картину. Мужчина, смертный, который по природе своей не способен был постичь Абсолют, в данный момент находился непосредственно В НЁМ! Более того, за его спиной образовалось бело-серебристое облако, напоминающее полный месяц Богини Сванвейг, а рядом с ним стояла некая серебристоволосая...
  Селеницера лишь благодаря потоку почувствовала, что это не Воллупта без крыльев, а именно Лунная Валькирия.
  
  - Кто ты? - В потоке слова долетели как сквозь воду, врываясь в разум Вольфиага и стоящей рядом с ним.
  
  Вождь с удивлением оглянулся и действительно обнаружил подле себя молодую женщину с фиолетовыми глазами и серебром волос.
  
  - Майя, дочь Сванвейг, Мать Лумилисенны.
  
  Королева спустилась с трона и подошла на несколько шагов ближе, не веря ни ушам, ни глазам.
  - Как это возможно?!... Почему он видит поток?! И что ты тут делаешь?
  
  Майя тоже вышла вперед, гордо ступая босыми ногами, но не касаясь пола, в отличии от живой Королевы.
  - Он под защитой Богини, как спутник Валькирии. Был дан обет верности, который не даст тебе его просто так убить.
  
  Селеницера не знала, как именно должен был проходить обряд бракосочетания для Валькирии. Эти традиции были чужды взглядам Воллупт на семью и любовь... а поэтому, и подобных явлений она ещё не встречала. Селеницера быстро думала о том, что Майя не сказала, что убить его вообще невозможно... Но прямое противостояние с Богиней могло грозить ей крупной бедой, и Королева медлила впервые в жизни. Майя сделала ещё несколько шагов, Вольфиаг уже с трудом разбирал их слова.
  
  - У Богини много вопросов к тебе, но не в этот раз, Селеницера. И смерть его... - Майя указала на воина за её спиной. - ...не в этот раз. А сейчас: немедленно выйди из потока!
  
  Громкие слова были последним что Вол помнил, наряду с сильным колебанием воздуха. Сознание его померкло в темноте. Селеницера выскочила в текущую реальность, словно из воды на сушу утопающий!
  
  - В башню его! В башню! Закры-ыть! Никого туда не пускать!!! И срочно найдите моих сбежавших дочерей!
  Упавшего на пол мужчину подняли двое Воллупт. Быстро унеся его с глаз Королевы, они скрылись в широком проходе. Селеницера все ещё смотрела на пятно крови, которое успело с него натечь на темный пол. А перед глазами стояло лицо Валькирии с фиолетовыми глазами, говорящей о каких-то вопросах Богини... Королева почувствовала на себе перепуганные и удивленные взгляды девушек, оставшихся в зале.
  - Что уставились?! Всем разойтись! Готовиться к битве! Тренировки каждый день! Вон! Все отсюда вон!!!
  
   ***
  
  Сотни и сотни кораблей, выстраиваясь в цепочку, постепенно отплывали из гавани Абиссума, полностью загруженные людьми и животными. Я наблюдала за ними с высокого обрыва, из той самой беседки, в которой довелось беседовать нам с Мулом недавно. Сейчас на мне уже была надета корона немыслимой красоты, и, казалось бы, отстань ты уже... но Служитель вновь был рядом.
  - Что ты хочешь, Мул?
  - ... Ваше Величество, прошу прощения. - Промямлил он, неуверенно ступая под навес беседки. - Я лишь хотел поговорить с Вами перед отлётом...отплытием...отбытием?
  Я улыбнулась и показала глазами на место рядом со мной. Служитель сел на лаву и посмотрел в том же направлении что и я. Горизонт был полон кораблей.
  - Как считаешь, хороший ли я получаюсь правитель, если начало моего правления - месть? Путешествие, которое может отнять все их жизни? - Спрсила я, глядя на флот отца. Мул почти сразу готов был ответить на мой вопрос, но я добавила. - Если учесть, что я уже давно хочу мстить за Вольфиага и Вальда, а не за кого-то ещё...
  Служитель внимательно посмотрел на меня, я почувствовала это, но сама я не смогла бы выдержать обвинительный взгляд, и потому продолжала упрямо смотреть на горизонт, наблюдая очередную часть кораблей, загруженных людьми и отплывающих навстречу своей возможной смерти.
  - Ваше Величество, я понимаю Вас... Утрата близких всегда становится выше любых идеалов и помыслов. Благо... благо Ваш обидчик в обоих случаях: один и тот же. Так что, я не переживаю, и вам нечего. Смело вершите правосудие. Повергнув вашего врага, вы повергнете и врага Королевства.
  Я с удивлением посмотрела ему в глаза. Как так? Моя жестокость оправдана даже Служителем Богов? То есть, смерть - доброе дело? Это не укладывалось в моей голове. Мне всегда казалось (как-то лже-отец смог это привить) что уж кто-кто, а Служитель Имени Божьего, должен нести добро, жизнь, спасение и защиту. Но никак не одобрение не то что, драки, а самой настоящей войны!
  - Мул, я стала причиной этой войны, а ты считаешь, что все в порядке?
  - Принцесса, Вы лишь проживаете свою жизнь, не более. Неся в ней то, кем вы являетесь на самом деле, что не каждому из людей дано. Это не может быть ни хорошо, ни плохо. Это верно, но это порой же и приводит к войнам, подобной теперешней. Именно так и угодно нашим Богам, - Мул наклонился и прошептал мне на ухо, слегка грустно и с упреком, предназначавшимся не мне. - Так им веселее.
  
  Эти его последние слова надолго засели в моей голове. Возможно одурманивая меня последние несколько часов. Я почти не помнила, как ушла из того парка, не помнила, что еще говорил мне Мул, я очнулась на пристани и внимательно осмотрелась. Легкая влажная дымка плавала по воде, мелкие рыбёшки пускали круги по гладкой поверхности. Отец издалека махал мне рукой, приглашая на корабль. Я сделала несколько шагов, и поняла, что не в состоянии стоять, а меня за талию и локоть придерживает брат, который помогает идти. Откуда Аратт тут взялся?
  Легкое игристое свечение Самириной шерсти дало понять, что и Даманта рядом. Меня завели на корабль, усадили на какие-то тюки, в руки брат всучил толстый колючий канат, за который он велел крепко держаться. Я вцепилась в него, с тоской оглядывая скалы и берега Абиссума, от которых нынче отплывала. Казалось совсем недавно я сюда попала, чувствуя безопасность и блаженство, а теперь...
  Громкий протяжный стон пролился из широкого рога на самом носу Королевского корабля. Я не смогла выдержать напряжения и встала, осматривая полным взором каждый холмик и тропинку на отдаляющейся земле, я хотела запомнить до мельчайших деталей край, в котором меня любили, край, в который я, возможно, уже не вернусь. Рядом зашевелилась Даманта, а под руку залез её говорливый щенок.
  Мама говорит: ты грустишь?
  Я, не поднимая на неё головы ответила, слегка улыбаясь.
  - Да, грущу. Но не думаю, что моя грусть кому-то может быть понятна.
  Щенок обидчиво засопел, топчась по моим ногам. Я присела, тщетно пытаясь сосредоточится на пейзажах родного Королевства. Черный тут же подскочил на месте, лизнул меня в лицо и продолжил допрос от имени Самиры.
  Что тебя так сильно тревожит? Ты сделала то, что никто до тебя не делал веками. Как в своих тренировках, так и с нами, Дикими. Что же такое, может так сильно угнетать? Ты боишься, что мы не найдем твоего возлюбленного?
  - Нет, я боюсь, что... когда мы его найдем, возлюбленным он быть мне перестанет. То есть... Здесь мы были счастливы... Я боюсь его смерти с той же силой, как и боюсь того, что его чувства ко мне угаснут. Глупо, правда?
  Щенок не ответил на этот раз ничего. Виляя хвостом, он вдруг убежал к братьям. Но его мать осталась, опустившись рядом и заглядывая мне в глаза, словно пытаясь сказать, что она меня понимает. Даманта заняла почти весь корабль, который теперь обычным кораблем, по правде сказать, назвать было сложно. Плот, невероятных размеров, с парусами, шатрами, и сотней построек и механизмов, которые помогали ему перемещаться по воде, и вмещали в себе несколько десятков людей. Таких плавучих гигантов успели построить лишь три, двое из которых предназначались Самире и Дэлирио. На третьем же, с удобством расположились гепарды Фелеса и расхаживающий вдоль борта Король Олан-Артур. Отец плыл на соседнем плоту с Дэлирио, который правда сейчас парил в небе, оттого их плот быстрее и легче вышел из гавани и уже был далеко впереди.
  Я сперва не поняла отчего Самира вдруг начала оглядываться по сторонам, подзывая щенков. Затем Даманта коснулась меня кончиком мокрого носа и расправила прозрачные крылья, обдавая всех сильным порывом ветра, она взлетела в небо, равняясь с Дуксом.
  Я опустила глаза, наблюдая с какой скоростью теперь плот начал отдаляться от берегов. Сердце защемило больнее и сжалось от страха, а моей руки опять коснулась мордашка Дамантенка.
  Мама сказала, что прощания нельзя затягивать. И вообще, для победы нужны чувства, а не страдания. Любовь, ненависть, месть- это чувства, которые приносят победу, уныние, тоска и хандра- состояния, которые разрушают тебя. Это же так просто!
  И Дамантенок с возмущением закончив, развернулся и побежал к братьям, играть. А я повернулась к берегу, он был уже очень далеко, едва различимы стали оставшиеся корабли и дома. Что ж... С другой стороны плота был другой вид. Я пошла вдоль борта, глядя на бьющуюся о корму воду, пока не достигла просторной площадки. Отсюда было видно открытое море, которое мы собирались пересечь. Вдалеке маячили уже отплывшие корабли и плоты, две великие тени плыли в небе, сопровождая за собой целое облако - стаю Дамантов, призванных и Диких вперемешку.
  Я сделала еще несколько шагов, сердце беспокойно стучало в груди. Какое же чувство меня ведет вперёд? Любовь? Месть? Нет... Не то. Я люблю Вождя и хочу отомстить, но ведет меня вовсе не это чувство... Злость. Злость и переполненное, уже оборванное терпение. Я устала быть чьей-то игрушкой. Или по крайней мере, быть скучной игрушкой. Лишь это, выяснение отношений, фактически, с Богами и самой собой, ведёт меня вперед в этот момент. Мне стало страшно от понимания этого, но я почувствовала веру в победу, наверное, впервые.
  
  ***
  
  Новости о том, что целая армия с Дамантами отплыла от берегов Абиссума в направлении Инвоката разлетелись очень быстро. Плыть им было почти десять дней, но уже на второй день пути об этом знали все не только в Инвокате, но и в Мирифлеме и в Эторне. Ястребы и вороны за сутки облетели почти весь континент, разнося эту новость в самые разные уголки. И когда известия достигли Рожера, он готов был кричать от радости. Разумеется, лишь хладнокровно окинув гонца пытливым взором, он отправил его прочь, и лишь после, довольно потирая руки, погрузился в построение планов на бой.
  ...Эйлат! Мысль настолько резко выскочила у него перед глазами, что Рожер едва не подпрыгнул на месте! Девушку нужно срочно увозить! Конечно, она может этого не захотеть... Ведь последние дни были для неё, да что скрывать: для них обоих - волшебными. Рожер размышлял об этом, направляясь в свою спальню, чтобы сообщить о её отбытии.
  Эйлат озарила его, сделала каждую ночь бессонной! Теперь не просто снами, но и телом, сводящим его сума и имеющим невероятную гибкость. Он не хотел, чтобы она видела все то, что он собирался сделать на поле боя. Его Королева сердца должна была покинуть этот бал каннибалов. Двери его спальни распахнулись, он вошел, как всегда находя её взглядом в кровати.
  
  - Эйлат... Ты подготовилась как всегда превосходно.
  - Тебя ждала, мой Король. - Прошептала Воллупта, перекатываясь набок, и приглаживая рукой оголенное бедро.
  
  Рожер с трудом удержался на месте, вызывая ее недоуменный взгляд.
  - Тебе нужно уезжать. Эддер тебя ждет внизу.
  
  Девушка застыла, но лишь на мгновение. Тело выгнулось дугой, приковывая его взгляд к себе, а голос с появившимся волнением спросил его.
  
  - У меня есть хотя бы ночь?..
  - Конечно! - Выдохнул нетерпеливо он и набросился на жену, жадно стискивая её грудь.
  
  Когда несколько волн бурной страсти утихли, Эйлат, слегка охрипнув, переспросила.
  - Так значит они решили вернуться...
  - Да. И мне не придется за ними бегать и ждать. Наконец-то я смогу пойти дальше. - Ответил Рожер.
  
  Эйлат прижалась к нему телом, игриво водя пальцами по твердому, мускулистому животу.
  - А без этого не мог идти?
  - Не начинай, прошу. Ты уже не первый раз говоришь мне об этом. Я не хочу в последнюю ночь...
  
  Эйлат поднялась на локте, пытливо заглядывая в светлые глаза.
   - Что значит последнюю?
   - Я имел ввиду перед разлукой. Потом я приеду к тебе. Заберу всех вас. Мы отправимся в совсем другие края. Уверен, ни одна Воллупта там еще не бывала. Я должен буду закончить это дело, эту миссию. Я не буду Великим если не совершу месть за самого себя...
  
  Рожер продолжал свою любимую тему мести своим предкам, а Эйлат все крепче прижималась, понимая, как быстро утекает их время. Совсем скоро первые лучи начнут ползать по простыням, а она абсолютно не готова расстаться с ним на такой долгий срок. Да и вопрос: вернется ли он? Ведь победитель может оказаться не только Рожер... Девушка вовсе не хотела покидать его, даже зная, что он будет вне себя от ярости, когда узнает, что она скрыла Вождя...
  
  - Рожер... - Шёпот Эйлат перебил его.
  
  Каннибал посмотрел с искрой раздражительности в глазах. Но все тут же прошло, едва он увидел ее желание.
  
  - Пожалуйста, войди в меня!
  
   У него закружилась голова, а тело уже выполняло её просьбу, Рожер молниеносно осознал, что ни сейчас, ни на рассвете, она не уедет! Он изменил своё решение, и теперь хотел, чтобы она оставалась с ним до самого конца, пока не будет назначен бой. Лишь тогда он отправит её с Эддером к ушедшему племени с Джилли. Он просто был не в состоянии её отпустить, либо расстаться с ней...
  
  Эйлат же добилась желаемого: она осталась. Рискуя, и готовая бежать в любой момент. Но осталась, чтобы попытаться кого-то спасти.
  
  ***
  
  Дорога обратно была намного хуже, чем, когда я плыла в Абиссум. Ни одной ночи сна... Вот и сегодня, а я стою на носу судна, как и все прошлые разы, вглядываясь вдаль. Я могла уже сотню раз заглянуть за это непроглядное расстояние, всего лишь войдя в транс, но... боялась. Боялась увидеть что-то, что разобьет мне сердце окончательно. И уже не оставит надежды. И стыдно было признать, но этот страх был настолько же велик, как и страх его смерти. Я не знала, кого я еду спасать. И нужно ли?
   Эти, уже не первый день тяжелые мысли, прервала Хилли. Она все еще не могла летать, после ранения, и почему-то, ей захотелось плыть с нами, а не с братом Дуксом. Её полоса в темноте слабо отсвечивала мягко-зелёным.
  
  Принцесса, не спится?
  - Да Хилли, хочется подышать воздухом сегодня... - Ответила я, в надежде, что она не видела меня здесь прошлой ночью.
  Только сегодня? - Спросила Даманта усаживаясь на задние лапы и внимательно глядя мне в глаза.
  - Ладно, ладно... Я давно не сплю.
  
  Даманта убедительно кивнула.
  Я знаю. Просто хотела от Вас честности. Она почему-то редка для меня, последнее время...
  
  Я распознала нотки обиды, и мне стало тепло от этого. Ну, не то чтобы я радовалась, что на меня обиделись, нет. Я радовалась тому, что Даманта потерявшая щенков и замкнувшаяся в себе, все больше проявляла чувств и эмоций. Ей больше не хотелось умереть.
  
  - Прости Хилли! Прости меня, ради Сванвейг и Дэуса! Я... мне очень сложно, я ещё плохо всех вас знаю, и когда всё пошло вверх ногами, я просто не поняла, что мне делать... - Я мямлила что-то ещё, но понимала, что Хилли и так всё понимает.
  Даманта посмотрела на горизонт, который я уже пилила взглядом не один час.
  Что там?
  - Ничего... - Буркнула я, поворачиваясь к пейзажу спиной. - Там ничего нет. Просто горизонт.
  Лумилисенна, я не смогу быть в бою, но ты должна знать, Самира почему-то слушает тебя. И ты должна понимать, что её жизнь очень ценна. Не подвергай не только себя опасности - позаботься ещё и о ней.
  - Как я могу позаботиться хоть о ком-то, если из-за меня началась война, и теперь я веду армию на битву?! Прости Хилли, но я не могу ничего тебе обещать, я просто не знаю, чего ждать в следующую секунду...
  
  Даманта тихо кивнула, принимая и это.
  
  А через несколько дней, все наши корабли заволокло густым туманом. Самира была на судне, притаившись и одев невидимость. Дэлирио плыл в воздухе, на этот раз разведывая обстановку и улетев далеко вперед. Мы подплывали к Инвокату с его границами, в виде острых скал, торчащих из воды словно гигантские иглы, и окутанных вечным туманом. Я поспешила из своего шатра на корму. Здесь уже были Валькирии и Аратт. Тобриэль ворчливо отпихивался от назойливых щенят Самиры.
  
  - Смотри сестра, мы домой приплыли! - Радостно и звонко объявила Рэххи, оглядываясь на меня, видимо думая, что обрадует...
  
  Я кивнула, сама же, чувствуя магическое притяжение и ненависть одновременно, к этому месту. Схватившись за борт холодными пальцами и стараясь удержаться на подкосившихся ногах, я вспоминала Инвокат...
  
  Туман мягко обволок острые обломки, торчащие из воды, а тихий гул людских скоплений доносился сюда по воде. После десяти дней в беззвучных водах, это было весьма приятно услышать. Многие выходили посмотреть на знаменитую преграду, не пускающую к берегам Инвоката "любого". Народ на этом материке, со всеми его королевствами, верил в магическую силу, которая была заключена в этом тумане. Самые суеверные, могли даже рассказать легенду о сотворении этой преграды, и обязательно приплести туда или Даманта, или Дракона. Но в реальности, мало кто знал, отчего же на самом деле так сложилось. Здесь могло проплыть даже такое огромное судно как у нас, от кого уж тут защита...
  Тем временем три наших гиганта с удивительными манёврами и лёгкостью прошли между острых пиков, волны тумана начали рассеиваться. Аратт уже был в седле, я лишь успела увидеть блеск глаз Тобриэля, после чего он взмыли в небо. Моё сердце неожиданно попросилось вдогонку. Конечно я понимала, что это безумие! Дэлирио Дукс, да и, не я ведь его опекун. А вот Самира... Дикая бесценно-дорогая Даманта, рисковать которой не позволено... В это мгновение моей руки коснулась её шерсть, а в голове отозвался голос щенка.
  
  Мама говорит, что хочет посмотреть на Инвокат издалека, и приглашает тебя с собой.
  
  Я с сомнением заглянула ей в глаза, и тут же поспешила залезть на спину. Как только я очутилась на её загривке, Самира покинула корабль, пустив волну воздуха от взмаха своих крыльев. Крепко вцепившись в длинную шерсть и прижавшись поближе, я дрожала и у меня бежали мурашки по коже от радости!
  Туман рассеялся, мы летели в нескольких сотнях метров над водой, а далеко впереди был виден берег и порт. Получалось, что наши корабли выплывали прямо на Инвокат... Нашим многотысячным войском со стаями летучих Дамантов, и прямо в мирный город... Я лишь оглянулась назад, как Самира увела полет в нужном направлении, а рядом неожиданно появился Дэлирио. Красные глаза с осторожностью окинули меня подозрительным взглядом.
  
  Нам стоит развернуть армию, ведь здесь нет наших врагов.
  
  Дукс полетел дальше, пока корабли не успели выплыть из тумана, а я направила Самиру в другую сторону, огибая город слева. Там дальше должен был быть берег, который лежит слишком далеко, что бы нас кто-то увидел из Инвоката, но достаточно близко и удобно для нас: огромного количества кораблей. Дальше была гавань, в которой и все корабли поместятся, и люди смогут сойти. Правда, туда еще пол дня, а может и целый день плыть.
  Я хотела посмотреть, насколько далеко эта гавань, но Даманта резко развернулась и полетела обратно. Мне стоило спросить, что случилось, но ответить она все равно не смогла бы. Впрочем, Самира выполняла просьбу Дэлирио, так как прилетев к остальным кораблям, которые неуклюже старались развернуться, одновременно не показываясь из тумана, она ссадила меня на плот к отцу, где нас ждал Дукс. А сама полетела на наш. Я оглянулась, Аратт тоже был здесь вместе с Тобром. Игнадд выступил вперед.
  
  - Итак, мы здесь. Давайте не будем нашу внезапность, или наоборот, ожидание нас - сразу показывать. Мы поплывем в гавань на восходе, где сможем высадиться все вместе. Не будем пугать местный люд.
  - Ага, - Поддакнул Аратт. - Будто они не видели Дамантов раньше.
  
  Игнадд строго глянул на сына, мысленно, впрочем, соглашаясь с ним. А Принц продолжил.
  - Ладно тебе, отец, мы тут уже ни для кого не сюрприз. Уверен Рожер даже встречающих для нас приготовил! Мы можем смело плыть в Инвокат, не ища никаких обходных путей!
  
  Я с каждой секундой и каждым разом, когда кто-то вновь произносил имя Рожера, чувствовала приближение чего-то опасного. Холод обтягивал спину и внутренности, цепко пуская когти в сердце и ускоряя его стук. Замечая легкое онемение кожи по всему телу, я повернулась к Королю.
  
  - Отец, а как мы... То есть, куда мы отправимся? И вообще, как найдем их?
  Ближе ко мне встал Ранн, обнимая за плечи, и отвечая.
  - Нам с той гавани, восточной, даже ближе. Мы, госпожа, пойдем домой к Вольфиагу.
  Я повернулась к нему всем телом, не веря своим ушам.
  - Как? А это безопасно?!
  - Ну, не опаснее, чем приплыть сюда в принципе... - Ухмыльнулся в бороду он. - У Вольфиага замок, там должен был остаться его дед, Хамон. Я не знаю места для нашего временного сбора лучше, да и Вождь спросит с меня.
  
  Моё сердце уже просилось туда, и как можно скорее. Дэлирио с подозрительным взглядом посмотрел на меня, а его ноздри зашевелились, словно пробуя некий запах на вкус. Затем он спросил.
  
  Это ведь совсем недалеко от места смерти моего отца? Я тоже хотел бы там побывать.
  
  Так и решили. Корабли достигли цели даже быстрее, чем мы просчитывали, и уже к закату выплыли в гавань полукругом, напротив которой, вдалеке, виднелся голый каменистый остров. Многие Даманты уже давно были здесь, прилетев намного раньше кораблей. Дэлирио все время поглядывал на высокие каменистые обрывы берега, остальные призванные животные тоже вели себя неспокойно. Меня и саму переполняли эмоции, но беспокойство животных буквально вибрировало в воздухе, и я направилась к Дуксу.
  Я находилась всё ещё на корабле отца, Самиры не было, как и Дэлирио, но к счастью брат не улетел. Подбежав к ним, я бросила Аратту пару слов и, он мгновенно согласился помочь. Тобриэль недовольно сопя поднял нас в воздух и направился в сторону берега, в поисках Дукса.
  Облетев полукругом и не найдя Черного гиганта в гавани, Аратт направил Тобра назад и вверх, на край острого обрыва, который мы проплывали. Стоило нам взлететь на один уровень с землёй, и я увидела черное пятно Дэлирио. Стоя на небольшой площадке, позади которой лежал густой лес, он был очень печален, если подобное чувство могло его вообще посещать. Полянка эта была весьма большой, и лишь размеры Даманта отнимали у этого места простор. Тобриэль ссадил нас недалеко от Дэлирио, я приблизилась и встала рядом.
  
  - Что это за место?
  
  Место... Здесь многое произошло. Жаль, что Вольфиага нет сейчас рядом. Ведь мы оба потеряли тут близких. Много лет назад именно здесь твой муж лишился сестры, а я отца.
  
  Я осмотрела поляну под новым углом понимания, и вдруг почувствовала на себе его взгляд, а оглянувшись убедилась: Дукс смотрел на меня со своей высоты. В его глазах я видела глубину, которую не способна была понять. Голос же в голове продолжил.
  
  Здесь Вольфиаг стал Страшным, Первым, убившим Даманта.
  
  Рассказ Вола всплыл в моей памяти, откликаясь болью в сердце и тоской. Я положила руку на черный шелк шерсти Дукса.
  
  - Он не убивал, это Диррар спас Вола.
  
  Это были слова самого Вождя, я не выдумала их, и Дэлирио поверил мне. И нечего было удивляться следующим словам, прозвучавшим за моей спиной.
  
  - Тормози-тормози, сестрица! Ты скоро всех Дамантов под себя подожмёшь! Этот вообще-то уже занят!..
  
  Голова Дукса даже не повернулась, а Тобриэль толкнул брата лбом в бок, чем и прервал дальнейший поток, уже подготовленных Принцем, шуточек.
  Дэлирио задумчиво смотрел на горизонт и уплывающее вдаль солнце, теряющее свой яркий свет. Красный родник шерсти между его глаз, медленно шевелился на мягком вечернем ветру, веки устало и медленно моргали. Наверное, ещё ни разу и ни одного Даманта я не видела столь грустным и задумчивым... Ни Гадар перед смертью, ни Хилли, лишившаяся щенков, ни Самира.
  
  - Дэлирио...
  
  Дамант вдруг оживился и едва не улетев, быстро произнес у нас в головах.
  
  Есть новости, Хамон нас ждёт! Тобриэль! На начало тропы в лесу! Скоро все туда подтянутся.
  
  Тут же сорвавшись со своего места, на ходу раскрывая огромные крылья-паруса, Дукс гладко улетел с высокого обрыва. Сделав в небе разворот, он направился вглубь берега. Я все еще стояла к брату спиной, Тобриэль терпеливо ждал, а я не могла решиться.
  - Сестрица? - Аратт шагнул ко мне.
  - Полетели.
  
  Я не хотела больше медлить. Я устала от страха и бед. Быстро запрыгнув на спину Тобриэлю, мы отправились в лес.
  
  
  ***
  
  
  
  Глава 16
  Далёкий предок и его клятва
  
  
  Не было смысла вести всю армию в дом к Вольфиагу, и потому большая часть животных, таких как гепарды и Даманты направились в тот же лес, но для поиска временного лагеря неподалеку. С нами пошли лишь несколько. Разумеется, Самира взяла с собой щенков и Наруна, а Олан-Артур в обязательном порядке хотел, чтобы Аркир с пятеркой лучших сопровождал и охранял своего короля вне родного берега. И получилось, что эти "несколько" организовались в отдельную мини-армию самых разных существ, одинаково ненавидящих Воллупт и направляющихся уверенно вперед.
  Когда все двинулись за Ранном в указанном направлении, я слезла с Тобриэля и махнув брату, пошла искать Тора. Я знала, что он тоже идет с нами, Ранн хотел оставить его у Хамона, пока все не закончится. Я знала, что Тор грустил, не понимал где хозяин, возможно, чувствовал что-то... Но я и так, многое узнала о местонахождении Вола, мне было больно, невыносимо-больно даже подойти к его коню, тем более, еще и тоскуя по Вальду!
  Теперь же... что-то изменилось, когда я стояла на том обрыве с Дэлирио. Его черная тень к слову скользила по земле и лесу, давая понять, что он над нами, я оглянулась назад, пропуская нескольких всадников и близняшек, сразу за ними вели под уздцы Тора. Я попросила поводья, воин с поклоном отдал их мне, конь с обидой смотрел из-под черных мохнатых ресниц мне в глаза.
  
  - Прости! - Вырвалось у меня негромко.
  Он фыркнул и опустив голову ткнулся лбом в плече. Я положила руку на длинную гриву, обняла могучего за шею, его теплое дыхание шумело мне в спину. Черная голова Тора подняла мою руку с поводьями в направлении спины, я вопросительно заглянула ему в глаза.
  - Ты? Ты позволяешь?
  
  Тогда, я впервые увидела подобное: Лаборисский вороной после появления хозяина обычно никого более в седло не пускает, по крайней мере, это то что я о них знала. Вообще, даже к себе-то- не должен был! Я запрыгнула и почувствовала еще большую тоску по Вальду и Волу, а Тор, словно оживившись подо мной, резво бросился вперёд, обгонять всех на своем пути.
  К дому Вольфиага мы пришли накануне заката. Лес то расступался, то редел, открывая поля и хозяйства, небольшие поселения и пасущийся скот. Теплый летний воздух веял легкой прохладой и сладкими плодами, да изредка вдали горели костры. Дикие Даманты шли невидимыми для остальных, тропами, но наши люди их уже буквально чувствовали, особенно когда те проходили мимо. Я тоже могла большую часть их, обнаружить даже не видя, всего лишь внимательно ощущая воздух вокруг себя. И хоть мы просили всю стаю остаться там, судя по колебаниям воздуха и пуганым лошадям, то с одной то с другой стороны, "там" видимо никто не остался.
  Самира летала в небе с Дэлирио. Аркир затерялся среди черных Королевских Дамантов, которые шли с нами по земле, их было всего несколько, и таким образом, если кто-то нас и увидит, то целой армии Дамантов они не насчитают, а лишь пару-тройку, да пятерка гепардов, с чего-то прибившихся к людям и идущих с ними рядом. Отец увидел мой взгляд и улыбнулся мне. Я расслабила лицо и улыбнулась в ответ, понимая, что последнее время ехала, нахмурив брови и поджав губы от напряжения. Мысли путались, страх вязким клеем стягивал разум, а в голове зазвучал голос Дэлирио.
  
  Вижу замок Вождя. Хамон уже ждет нас. Игнадд представься сперва, я покажусь ему. Самира нет, после, если понадобится, расскажем ему. Аратт отпускай Тобриэля.
  Всем Дамантам подняться в небо!
  
  Я оглянулась на брата: как я и ожидала, на его лице было слегка удивленное выражение, и разумеется Тобриэля он не отпустил- они взлетели вместе. Все Даманты скрылись в небе, прячась за облаками, оставив всадников и гепардов на земле. Отец направил коня к Ранну, шедшему впереди всех, Король Фелеса последовал за ним.
  Олан сперва пытался оставить Джеки с армией, но та устроила небывалый протест, желая отправиться с ним. И теперь, ни на шаг, не отходя от него, прошла мимо меня. Я все ещё испытывала неловкость по отношению к этим людям. Настроение падало всё ниже, я мечтала поскорее устроиться где-то поспать, не говоря уже о бане. Ведь в плаванье я не могла этого делать. Но предстояло сперва многое пережить, рассказать и объяснить, фактически тому, кто впервые сказал Волу меня поймать и отдать Рожеру. Хамону. Теперь я понимала какие тайны мог хранить этот старик. Тайны их рода и первых встреч с Дамантами.
  
  Высокие тополя расступились в коридор, дорога была широкой и длинной. В самом конце она сворачивала, я вытянула шею пытаясь увидеть, что скрывалось за деревьями, и в самом деле заметила высокие макушки башен... У Вольфиага был не просто дом, он был хозяином целого дворца! И если меня не подводил мой внутренний ориентир, дворец стоял на краю берега. Влажные порывы ветра задевали ноздри, мы с Мисалиафой несколько раз переглянулись, с радостью подозревая близость воды.
  Когда мы достигли конца длинного коридора из деревьев, дорога действительно повернула влево, а взору открылись высокие распахнутые ворота. На фоне ярко-оранжевого вечернего неба стоял огромный и невероятно-красивый замок. Высокие башни тянулись острыми пиками к первым звёздам в вечернем небе, несколько террас и открытых площадок были увенчаны узорными перилами, и являли нам просторный вид на океан. У меня перехватило дух, Тор не остановился, когда я затормозила его, а по привычке ускорился, наконец попав домой. Мне же стало слишком сладко-больно так скоро постигать уют, которого нас лишили так давно. И делать это без Вола, самой.
  Из высоких открытых дверей вышло двое слуг, а за ними кряхтя и торопясь, выбежал старенький дедушка. Нос и глаза у него были как у Вольфиага, и я тут же поняла, что это Хамон. Он был очень просто одет, волосы были до пояса длинной, а борода перевязана несколькими тесемками. Глаза цепко охватывали весь широкий двор, увенчанный по бокам садами, в которых наверняка уже бродили несколько Диких. Хамон поднял обе руки в останавливающем жесте, и отец остановил коня. Ранн выехал вперед и спешился.
  
  - Хамон! Ты что не признал меня, старика? Забыл Ранна?
  
  Зоркие глаза старика резво скользнули по удивленному лицу говорившего, и вернулись к разглядыванию остальных прибывших.
  
  - Тебя забудешь! Говори, не томи, где мой внук?!
  
  Первая мысль, посетившая меня, была страшной: дедуля ничего не знает и мне предстоит ему все поведать. Но к счастью, стоило его взгляду добраться и до меня, как Ранн продолжил, не давая вставить слово даже Королю.
  
  - Хамон, ты знаешь, что Вождя забрали, ну не можешь не знать!
  - Это-то ясно, я спрашиваю: где он?! - Старик не обращал на других внимание, разве что, все пытался еще раз найти меня взглядом в толпе. Или мне так казалось. Я спряталась за Тором.
  
   Вперед вышел мой отец, совершая низкий уважительный поклон.
  - Выражаю вам благодарность за доблестного и благородного воина, вернувшего мне утерянную дочь, а с ней и счастье. - Хамон с подозрением уставился на рыжебородого гостя. - Меня зовут Игнадд, на континенте Абиссум я Король одного из нескольких Королевств, как и ещё один из твоих сегодняшних гостей. - Олан скромно промолчал, считая момент пока еще не подходящим.
  - О какой дочери идет речь? Кого он спас?
  
  Игнадд оглянулся назад, на меня. Я неуверенно ступила вперед и подняла голову, ожидая упрека в старых глазах. И Хамон впился в меня взором, который я практически почувствовала телом! Его скулы сжимались, но по лицу трудно было понять от каких именно эмоций, пока он не заговорил, с расстановкой и напором выбрасывая слова.
  
  - Ты не дитя, я говорил ему сразу.
  
  Меня как водой, из застывшей морозной реки, окатили! Нечто, ворвалось в мой мир и хлестнуло прямо по открытому месту души. Стыд и вина на долю мгновения успели проскользнуть мимо, затем горькая досада и отрешение заполнили меня. Я молча смотрела на него, не решаясь даже моргнуть. Совсем не так я представляла знакомство с семьей Вола, совсем не так хотела я войти в его дом. Тор фыркнул и громко заржал, махая головой на Хамона и копая копытом землю. Старик и ухом не повел, продолжая сверлить меня взглядом, но отвечая уже спокойнее и тише.
  
  - И ты тоже, Тор! Как упустил?..
  
  Он вдруг тяжело вздохнул и опустил седую голову в досаде, слегка шатнулся в сторону - я подхватила его под локоть, помогая удержаться на ногах. Тор упрямо продолжал бить копытом, требуя чего-то, а сзади я услышала рык Аркира. Оглянувшись я увидела гепарда, быстро приближающегося к нам. Старик уже грузом вис на мне, окончательно теряя сознание. В голове зазвучал голос Дукса.
  
   У него приступ, Дамантам не показываться, все на шаг назад, Аркир успокоит его. Лумилисенна, Ранн, Джеки- помогайте вернуть старика в явь.
  
  А следующие слова от него услышала лишь я: Не забывай, он тоже Его потерял. - Дэлирио говорил о Вольфиаге, я поняла это сразу. - А знал его- много дольше тебя. Он имеет право обвинять нас всех.
  
  И хоть я не была согласна с таким умозаключением Даманта, а дедушку спасать надо было. Мне помогли его приподнять, Аркир нырнул под худощавое тело и взгромоздил его себе на спину. Тор наконец спокойно повел нас к дому, а слуги, выбежавшие из дворца, ошарашенно распахивали нам двери.
  
  Вот так, поднимаясь по ступеням, я размышляла о том, каким именно образом прошла эта волнительная встреча. Мы должны были убедиться, что у Хамона все хорошо, а в итоге, я его едва не прикончила одним своим появлением. Прекрасно!
  Теперь же мне оставалось лишь угрюмо осматривать просторные залы и причудливые повороты, быстро проходя мимо них в спешке за гепардом. Тот с небывалой ловкостью сориентировался в незнакомом месте и взобрался по крутой лестнице наверх, безошибочно доставив хозяина замка точно в его спальню. На ровной просторной кровати скромно лежала одинокая плоская подушка, а рядом стоял стол с настоями целебных трав и ягод, несколькими бумагами и срочными письмами. Почти догоревшая свеча, с многослойно-натекшим на стол воском, говорила о частой работе допоздна.
  Аркир прилег рядом с ложем, и мы помогли Хамону перебраться в кровать. Пятнистая широкая лапа тяжестью легла на дряхлую грудь старика. В то же мгновение легкий румянец проявился на его щеках, а напряжение на лице постепенно ушло. С облегчением выдохнув, я начала рассматривать комнату в ожидании пока он придет в себя. Даже при его скромности, комната не могла скрыть своих габаритов, качества стен и высоченных оконных рам, которые сейчас были открыты нараспашку, впуская в спальню свет солнца и морской бриз. На дорогом гобелене на стене был вышит всадник на сером коне со знаменем ястреба и акулы, неизвестный мне. Я сделала несколько шагов рассматривая огромный труд вышивальщиц такого великолепия, как сзади послышался слабый оклик.
  
  - Не трогай!.. - Я оглянулась, Хамон приподнявшись на локте и оттолкнув от себя лапу гепарда, смотрел на меня. - Этому наследию сотни лет, тебе не пристало даже смотреть в его сторону!
  
  Я с похолодевшей спиной и удивлением уставилась на сбрендившего старика. Как бы мне не хотелось ему понравиться изначально, я всё меньше была уверена в этом желании. А увидев на моём лице вопрос, Хамон продолжил, даже не обращая внимания ни на Аркира, ни на Джеки, застывшую в таком же непонимании происходящего.
  Ранн сделал шаг вперед, но Хамон процедил сквозь зубы.
  
  - Я прекрасно знаю кто ты, можешь не скрывать правду. Хоть отец твой и Король Абиссума, а не брат Короля Мирифлема, тем не менее, мать твоя была истинной Ведьмой, и ты не можешь этого отрицать. Как ни крути, ошибка вышла только по отцовской линии, а то что ты с тем миром шепчешься - никто не отменял. Уверен, именно это и привело Вольфиага туда... где бы он сейчас ни был...
  
  Ватные ноги очень сильно просились пустится в бег, унести меня отсюда. Быстрый стук вырывающегося сердца подгонял изнутри, завершить скорее свою участь в этом диалоге. Хамон не отводил глаз, пристально следя за каждым моим морганием, и не останавливая противного бормотания, а чувствовала, как волосы шевелятся на голове.
  
  - Только ты виновата во всем произошедшем, а Вольфиаг всего лишь служит своему благородству сверх меры... Не в тебе тут дело, не обольщайся!
  
  Мне трудно было просто отвернуться, он продолжал и продолжал поливать меня грязью, смешивая с ничем и обвиняя во всех бедах мира и его рода. Злость возрастала, движение сбоку отвлекло наконец-то от старика: Аркир встал во весь рост и начал обходить ложе Хамона, чтобы взглянуть тому в глаза, а Джеки вдруг оказалась рядом и по наставлению Ранна, слегка приобняв меня, направила к выходу. Мне не требовалось убеждений, ноги сорвались с места, и я не знала, как остановиться, и не знала, куда они меня принесут, столь велика была дыра, зияющая сейчас в моей груди.
  Здравствуй Инвокат! Я опять стала здесь Ведьмой. Точнее не стала, я всегда ею была... Просто на время забыла об этом.
  Выбежав во двор, я натолкнулась на толпу людей: слуги и жители замка знакомились с Дамантами, несколько королевских черных бродили по двору, но Дэлирио не было, и я не знала, показывался ли он им вообще. На меня направилось несколько взглядов, заплаканные глаза могли породить много слухов, это я знала уже давно. Быстро утерев нос, я опустила голову и шустро ускользнула в сторону, оббегая замок, и направляясь к пушистому саду с множеством виляющих тропинок между цветущими кустарниками, где почти никого не было.
  Эта небывалая, даже для лорда или герцога роскошь, просто поражала воображение. Многие окна дворца выходили на этот сад, но оттуда было не понять, какая же чудо-сказка тут происходит! Аккуратные кустарники были выстрижены в формы разных животных, а некоторые усыпаны яркими пахнущими цветами. Деревья росли густо, многие одаривали сладкими плодами и засыпали ими под собой землю. Вольфиаг не говорил мне, что у него дома настолько волшебно!..
  Я с тоской втянула воздух в ноздри, наполняя разум стаей различных воспоминаний и образов. Откуда-то со стороны звучало журчание воды, я с надеждой подумала о фонтане, и так и есть! Несколько раз тропка вильнула и вывела меня на небольшой фонтан в круглом озерце, окруженном водянистыми ивами, склонившими свои ветви до земли. Сев под одним из деревьев и спрятавшись за занавесом его листьев, я дала волю слабости: слезы ручьем потекли по щекам, обида черным облаком окутала сердце. Глупая мысль вдруг развеяла отчасти тоску: откуда это все у Вола? Знатный род, это я понимаю. Защитники, рыцари, это ясно. Но богатства-то откуда? Он конечно много поручений короля выполнил, много лет верно служил и вознаграждений получил - не одно. Но ни в одном Королевстве, пока что, ни один Воевода не заработал даже за всю жизнь на такое. Слезы продолжали капать, но мысли уже крутились клубком в моей голове, отвлекая от насущного.
  
  
  - Стоит пойти к ней? - Аратт стоял, сложив руки на груди и с оценивающим видом поглядывая на сестру. Игнадд искоса глянул на сына, затем почесал бороду.
  - Незнаю, что он ей сказал... Но видя, как она плачет, мне хочется забыть, что он дед Вождя, забыть, что вообще - дед, а просто взять и...
  - Да ладно, отец, наш Юкас и не до такого доводил порой. Разве нет?
  
   Игнадд вдруг поднял брови, удивленный точному сравнению поколений. И действительно убедился, что не только его отец страдал подобной придирчивостью к выбору невесты... Ведь когда-то, именно Игнадд, будучи ещё Принцем, полюбил, как говорят в этих краях, Ведьму...
  
  - Попробуй осторожно, очень осторожно её утешить, если конечно сможешь ни разу не съязвить и не пошутить. - Сказал Король, глядя на Аратта.
  
  Тот развел руками в стороны в немом недоумении: я, шутить? -никогда! И уверенно направился к сестре. Игнадд недовольно помахал головой и тяжело вздыхая, пошел к Хамону, разговор предстоял не из легких.
  
  Когда Аратт подошел ко мне я тут же утихла и отворачиваясь вытирала рукавом лицо.
  
  - Не кисни, старик вне себя от горя и старческого маразма, которые накрывают его волнами по очереди.
  
  Легкий смешок вырвался из меня, Принц улыбнулся и потрепал меня за волосы (я тут же смахнула его руку).
  - Хамон сейчас поговорит с отцом. Возможно они покричат немного, но уверен, что после, Хамон тебе рад будет как никому на свете!
  - Ты про Дамантов и Аркира? - спросила я.
  Брат кивнул и протянул руку, чтобы я встала, пришлось отменить минутку жалости и подняться на ноги.
  - Как только Хамон поймет, что происходит до конца, ну, до самого-самого конца, - сказал он. -Поверь, ты- меньшее, что будет его волновать. Я так думаю, по крайней мере.
  
  И я согласилась с братом. Когда мы вошли во дворец вновь, я была полностью спокойна. Теперь взор медленно гулял по утонченному стилю и архитектуре дома Вольфиага изнутри. Здесь не было симметричных коридоров с множеством спален и лестницей в одном конце. О нет, здесь лестниц было не счесть! Винтовые, ровные, под высоким углом, длинные и плоские, подвесные...
  
  - У Вождя явно проблем с лестницами нет! - Писклявым от удивления голосом заметил Аратт. - Что скажешь, это боязнь высоты или гиперлюбовь к ступенькам?
  
  Я молча отмахнулась, с трудом сдерживая улыбку. Тем не менее, это подобие норы для летучих мышей было настолько уютным и необычным, что перестать рассматривать было очень сложно. Некоторые ступенчатые подъемы делали несколько замысловатых винтов, приводя в неожиданном направлении, иногда выводя к балкону с видом на море. Другие поднимали на открытую библиотеку, которая как плесень тянулась по всем стенам и свободному пространству дворца. Книги и свитки, карты и схемы чего-то непонятного, были везде. На третьем этаже было несколько комнат, к каждой из которых вела отдельная лестница. А на втором этаже было всего три зала. Левый выходил на берег и воду слева от дворца. Правый- на правый берег и море (с той стороны мы и пришли), а центральный, самый большой, был общим залом, куда мы и хотели с Араттом попасть.
  Но всё ещё стояли как вкопанные пни на месте, пытаясь понять, какая из лесниц туда приведет, и оба- делая вид что рассматриваем необычный вид дворца.
  
  - Аратт, куда нам?
  
  Принц не успел ответить, рядом появился молодой парень, служащий замка, с мягкой улыбкой и сочувственным пониманием на юношеском лице.
  
  - Вам нужна желтая лестница справа, если вы желаете попасть в центральную комнату, господин.
  - Я Принц. - Высокомерно отрезал Аратт, а слуга мгновенно исправился.
  - Прошу прощения, Ваше Величество. - Он поклонился до пояса и отступил назад.
  
  Я дернула брата за рукав и шипя ему на ухо, потащила в указанном направлении.
  
  - Хватит всем бахвалиться, что ты Принц! Хотя бы иногда ты можешь не афишировать сей факт? Хоть раз?
  
  Аратт слабо слушал мои нарекания, а крутая лестница отбила у меня желание ему что-то доказывать. Несколько раз пройдя по кругу вверх, я оказалась на просторном месте, невероятной красоты. Волшебство заключалось в отсутствии стены, которая должна была быть. Вместо этого, часть камня куда-то удалили, а огромное пустующее пространство замещал прозрачный материал, который я несколько раз встречала в замке отца, но намного меньших размеров. "Стекло!"- догадалась я. Отсюда, с самой большой комнаты дворца, самая большая стена открывала невероятный вид моря. Мои ноги стали ватными, ладони вспотели, и я глухо шла вперед с широко распахнутыми глазами. Аратт не менее удивленный уже подбежал к стеклу и гладил его рукой, убеждаясь в его прочности и качестве.
  
  - Недурно! - Только и хватило его.
  
  Я ухмыльнулась и подошла ближе. Эта комната была рассчитана на многие занятия. От чтения книг, до обеда, от созерцания звезд, до покера у камина и даже легкого сна на софе рядом. И если меня не обманывало зрение, в самом углу, на невысоком возвышении стояла мраморная купальня, возле самого стекла. Замечтавшись, я представляла в своей голове как Вольфиаг купался там, на улице ночь, молнии... комнату освещают свечи... Мысли понесли меня невесть куда, а брат вдруг окликнул меня и показал за спину.
  Хамон стоял возле лестницы, весьма бодрый и здоровый, даже после подъёма сюда. Он пристально смотрел на меня, а я почему-то судорожно думала: не ляпнула ли я чего из своих фантазий вслух.
  
  - Ладно, девка. Высочеством не назову, хоть убей, но принять приму, всё как есть - от тебя. Не нужны мне посредники в рассказах. Ты мне говори. Правду!
  
  Я увидела, как из-за его спины выходят Игнадд и Ранн, Джеки и Мисалиафа. И я не хотела знать, что они с ним сделали: убедили, запугали, заколдовали... Главное, что я смогла спокойно смотреть ему в глаза. Хамон проковылял к столу недалеко от не горящего камина, отодвинул оттуда один из стульев и галантно подставил для меня. Я села, наблюдая как он берет себе еще один стул, а взглядом подзывает слугу и отдает какие-то указания. Парень быстро убежал выполнять поручения, а Хамон устроился ровно напротив и уперев подбородок об один из кулаков уставился на меня, почесывая второй рукой бороду.
  
  - Итак, я слушаю. С самого начала, вкратце.
  
  Когда мой рассказ дошел до похищения Вольфиага старик потребовал подробнее, и я с трудом, но воспроизвела все те события ещё раз, поведала и ему, и по сути всем, кто был с нами в комнате, как именно пропал Вольфиаг. А к этому моменту там собрались практически все. Не было лишь Дамантов.
  
  - Так значит сейчас ты не знаешь где он? - Спокойно спросил Хамон, слегка севшим голосом.
  
  Я отрицательно помотала головой, руки почему-то дрожали, Хамон привстал и взял мои ладони в свои, шершавые. Я посмотрела старику в глаза, он вроде, больше не злился, а скорее: сопереживал. Меня посетила догадка - его не запугивали там, нет, деду что-то рассказали. Что-то обо мне. Нет, о НАС с Вольфиагом.
  
  - Я могу увидеть их? - Спросил Хамон, отрывая от меня взгляд и обращаясь больше к присутствующим.
  
  Король коротко кивнул головой и пригласил вниз, за собой. Старик явно утратил ко мне интерес и преспокойно поковылял за Игнаддом. Я встала и почувствовала, как кружится голова, в горле першило, а легким не хватало свежего воздуха. Все не торопясь спускались по ступеням, образовав даже очередь возле спуска. Растолкать всех? Вылезти в окно, которое в этом зале к слову, не маленькое? Перед глазами начали проплывать черные мошки, последний раз схожее чувству у меня было, когда в нас с Вальдом попала стрела. Сейчас же меня лишь пугала моя немочь, так как вскоре мне предстояла сильная битва. Я не имею права быть слабой. Не сейчас... Твердый голос разума подействовал, руки сжались в кулаки, а перед глазами просветлело. Я отвернулась от ещё не спустившихся людей и подошла к стеклу.
  Море бушевало. Время дня близилось к темноте, небо было затянуто тучами. И хоть воздух был теплым и до осени было ещё много времени, а ливень собирался пройти неслабый. Вода вздымалась и вихрилась высокими клубами и наплывами, так сильно и непреодолимо, что каждый раз казалось - сейчас достанет до дворца! Но высота скалы была слишком большой, и пока что ни одна капелька, помимо дождевой, не смогла коснуться стекла с той стороны. Я уткнулась лбом о холодный гладкий материал, прислушиваясь как за спиной покидают зал последние люди. Мне уже тоже можно было идти, но не хотелось. Эта комната не отпускала меня, я все оглядывала ее закутки и примечательности, чувствуя, как сильно пропитан воздух тем, кого мне не хватает. Я скучала по Волу.
  
  Дэлирио давно ждал Хамона. Он был на земле, окруженный другими Дамантами, и Королевскими черными, и Дикими, снявшими маскировку. Старик, выйдя из дворца впал в краткий ступор, при виде таких зверюг, спокойно восседавших в его саду. А когда Дукс заговорил с ним, тот схватился руками за уши, будто туда вторгся кто-то.
  
  Здравствуй Хамон. Я Дэлирио, Дукс Дамантов прилетевших из-за моря...
  
  - Перестань! Вылези! Немедленно покинь мою голову! - Хамон в ужасе распахнул глаза и злобно погрозил Дуксу куда-то вверх.
  - Хамон, они так общаются, он никуда не залазит, а лишь вещает свою мысль на твоём уровне. - Ранн стоял рядом со стариком.
  
  Дамант мотнул огромной головой, встряхиваясь, несколько капель слюны слетели с пасти и грузно приземлились в саду. Благодаря своим размерам, капли смогли полить собой несколько кустарников, а одну молоденькую розу даже наполовину вымыть из земли. Садовник по другую сторону тропинки от палисадника, открыв рот уставился на зверя снизу-вверх. Аратт прыснул смехом, не в силах удержаться, но затем вдруг умолк. Дэлирио вновь посмотрел на Хамона, его голос теперь слышал весь дворец.
  
  Я успел узнать Вольфиага. А через него и тебя. Ты всю жизнь хранил некое наследие, гордился родом и славой предков. Итак, я призываю тебя вспомнить кто ты есть, так как именно сейчас этому время. Твой далёкий предок давал обещание возможной помощи моему роду. Ты выполнишь это обещание, Хамон?
  
  Старик выровнялся и выпрямил плечи. Поджав губы и сжав бороду в кулак, он топнул ногой и громко хмыкнул. После чего, оглянувшись на образовавшихся зрителей за своей спиной, в лице слуг замка и прибывших гостей, он громко провозгласил.
  
  - Что ж... Тогда для начала, мне стоит тоже назвать своё имя. Хамон - лишь прозвище, прилипшее смолоду да так и прикрывшее мою суть от чужих глаз.
  
  Даже среди его слуг некоторые с удивлением переглядывались, впервые слыша о другом имени хозяина. Старик же, глубоко вздохнул и на выдохе вынес:
  
  - Моё имя Эревард Соломон, я наследник древнего рода Рыцарей, должных защищать народ континента Инвокат. Наш клин был изгнан из Службы и поселен здесь, вблизи деревни, людям в помощь, и королевству местному, но призвание наше не тухнет с годами, и мы помним всегда. - Хамон тяжело перевел дух и вытер лоб платком, глядя из-под него на Даманта. - Правда, внуку я так и не смог донести истины о Дамантах: слишком рано они смогли нанести ему непоправимый урон, забрав его любимую сестру, Топпиту.
  
  Дэлирио медленно опустил веки, скрывая кроваво-красные глазницы, а затем вновь являя их миру.
  
  Он мой опекун, что делает его в моих глазах побратимом.
  
  Старик склонил голову вбок, с недоверием поглядывая на зверя.
  - Я выполню данное обещание, как и должно мне. Мой дом - ваш приют. И лишь человеческая смерть от ваших зубов исправит это.
  
  
  Глава 17
  Забытый король
  
  
  В то мгновение, когда Хамон произнёс свои слова, произошло одновременно несколько вещей. Дэлирио собирался объяснить Рыцарю, что именно убивать он сюда и прилетел, и хоть лишать жизни он будет Воллупт, все же, обычные люди в армии противника тоже будут. Игнадд быстро шагнул вперед, махая рукой Дуксу в попытке предупредить о чем-то, а из дома вышла Луми. Аратт начал громко распевать одну из песен Абиссума, тем самым привлекая к себе все внимание.
  Игнадд коротко бросил Дуксу.
  
  - Нам есть что обсудить!
  
  Старый рыцарь с приподнятой бровью взирал то на горланящего песни Принца, то на диковинных животных, спокойно разгуливающих по его двору и саду. Из высоких окон дворца высунулось несколько голов Валькирий, вместе с Мисалиафой.
  
  - Что там, все живы? - Коротко спросила старшая. Лумилисенна махнула рукой, мол все хорошо, отдыхайте.
  
  Девушки немного понюхали носами воздух и серебристые головы пропали. Я и сама была не против поспать, но было еще одно дело. Игнадд ушел в сторону с Дэлирио, практически до самых ворот, но мне тоже хотелось быть в курсе их планов. Аратт видимо подумал о том же, так как в это мгновение уже летел в их направлении на Тобриэле.
  Я оглянулась назад, по привычке. Вальда не было, Тор уже был в конюшне, Самире нельзя открываться, да и, я не особо представляла, где она сейчас. Взглянув в сторону отца, я поняла, что они пропали. То есть все! И Аратт в небе и Дэлирио и Король. Теперь я уже не раздумывая стремглав помчалась в ту сторону.
  На пол пути до ворот меня догнал Аркир, его длинные тонкие лапы несли его намного быстрее и устойчивее по земле, чем меня мои ноги. Гепард слегка притормозил и прижавшись к пыльной дороге опустил спину. Почему-то сейчас, я не смогла оценить величие его жеста и силу момента - то что Вожак гепардов позволил на него сесть, меня лишь испугало до коликов! Я молча и угрюмо запрыгнула на пятнистую спину и обняв его за шею, приготовилась к бегу.
  Аркир был немаленьким, вероятно, в своем соотношении он был сопоставим с Вальдом или Тором, на его спине я сидела словно на бревне широкого дерева, а его прыжки были значительно ощутимее, чем при скачке на лошадях; пальцы на руках судорожно хватались за шерсть на его шее, в попытках удержаться. Мысленно, я думала о том, что всего год назад я и подумать не могла, что оседлаю такое количество сказочных и небывалых животных, что оседлаю кого-то вообще, кроме своего Вальда. Теперь же, я понимала, что залезть на спину похоже, возможно любому... А вот Вальд мой друг, мой брат, моя опора. И его со мной нет рядом.
  Гепард выбежал за ворота, добежал до поворота, за которым они пропали, и лишь здесь мы наконец-то нашли Короля. Дэлирио и Игнадд смотрели на распахнутые крылья Тобриэля, а Аратт с ...Паззо Хаураном что-то измеряли на них. Тобр ворчливо поглядывал назад, вздыбливая шерсть на загривке, когда к нему прикасался не Принц, а Паззо. Моё же удивление не имело предела: как? Откуда он тут взялся? Я и не знала до этого момента что он был с нами всё это время!
  Аркир мягко остановился возле Игнадда, я спрыгнула на твердую землю, тут же нарушая относительную тишину.
  
  - Что здесь происходит?
  - Луми, что ты здесь делаешь? - Отец выглядел удивленным и смущенным, Дэлирио ответил на мой вопрос более внятно.
  
  У спасённого вами странника есть идея как обезопасить наши крылья от опасных для Даманта кинжалов Воллупт.
  
  - Разве у них не такие же кинжалы как у нас? - Спросила я, доставая один из-за пояса.
  
  - Нет, не такие. Воллупты сделали свои из костей Дамантов, а твой из металла. - Пояснил Аратт, одновременно шутливо подмигивая мне и мотая головой указывая на гепарда. - Ты соревнования решила устроить или коллекционируешь, я не пойму?
  
  Я догадалась что брат говорил о новом животном подо мной, но решила не реагировать, чтобы ещё больше не раззадоривать его.
  
  - Из костей? - Уточнила я.
  
  Это единственное что может ранить наши крылья - наши собственные кости, вообще, кости Даманта. Паззо Хауран придумал как защитить хотя бы часть животных. Всем, я так понимаю, - сказал Дэлирио обращаясь уже и к Паззо. - Ты не успеешь сделать такие щиты?
  
  - Нет, на это уйдет слишком много времени. Нужно учитывать в первую очередь размеры невидимой Даманты... - Паззо с перекошенным от осмысления лицом медленно протянул. - Она ведь даже больше Вас, Дукс!
  
  Дэлирио хотел сказать, что это не имеет никакого значения, но в эту секунду в пространство и разумы присутсвующих, ворвался лай щенков, и голос того, что все время говорил от имени Самиры.
  
  Нет! Не так! Мама сказала, что ей не нужна защита! У нее есть своя натуральная, и лучше больше защитить тех, кого видно, чем тратить время и материал на тех, кто может и без защиты стать невидимым.
  
  Лай продолжался по кругу проговаривая слова, лишь изредка меняя их местами, но суть была ясна: Самира не оденет на себя ничего. Я не была уверенна по какой именно причине: что-то личное, или дабы не занимать место? Но Дэлрио принял её решение.
  
  Раз она так решила, мы можем защитить намного больших. Паззо, ты должен позаботиться об этом.
  
  Я поразилась его спокойствию и тому, что он не стал уговаривать Самиру взять защиту, ведь это было для них так важно! Ну не могла же я в самом деле при Короле, да и вообще: Дуксу Дамантов высказывать вслух такие вот сомнения. А если и так - то тогда уж проще самой поговорить с Самирой, а не через кого-то... Тут то я и остановилась. Почему-то, даже не видя её рядом, а лишь чувствуя присутствие (в основном благодаря, бегающим по кругу, щенкам), я не сомневалась, что никакие уговоры на нее не подействуют. Если Самира приняла какое-то решение, то никакие силы не способны её переубедить!
  Я смотрела на Паззо Хаурана, деловито измеряющего длину и размах крыльев Тобриэля, смотрела на обеспокоенного брата. Пока что неизвестный спасенный помогал нам и не более, но безвозмездно ли? Я отвыкла от бескорыстных людей, и не могла найти тут никакой выгоды. Паззо Хауран был слишком непонятен, и я решила выяснить это в ближайшее время: кто он, и зачем ввязался в наши войны. Аркир, стоящий рядом со мной, гулко завибрировал от исходящего рыка из его горла, едва уловимого остальным, а я увидела в его огромном желтом глазе ясность мысли, и согласие. Он тоже ему не доверял.
  Тем не менее, Паззо приготовил-таки часть защиты: закончив замеры он недовольно покачал головой, объясняя нам, что недооценил масштаб даже Тобриэля, не говоря уже о Дуксе или Самире, но всё же достал из широкой сумки, лежащей неподалеку, кусок некоего материала. Сложно было понять сразу, что это: чешуя, ткань, кольчуга?.. Я сделала несколько шагов, так же, как и остальные, протягивая руку чтобы пощупать. Бледно-молочные лепесточки невероятной плотности, аккуратно лежали друг на друге, образуя таким образом подобие крупных чешуек. Я провела ладонью по их гладко-бархатной поверхности и почувствовала прохладу... это кости. Моя рука одернулась непроизвольно:
  
  - Что это? - Потребовала я ответ от Паззо.
  
  Мужчина лукаво и печально взглянул на меня и спокойно ответил.
   - Кости умерших Дамантов, которые теперь смогут спасти не одного своего живого собрата.
  
  Я посмотрела на Аратта- брат с сожалением пожал плечами признавая смысл за словами Хаурана, а затем мотнул мне головой в сторону, призывая отойти.
  
  - Луми, нам нужно поговорить.
  - Аратт, мы вроде бы как уже. - Ехидно заметила я.
  
  Принц отмахнулся, будто я глупость ляпнула.
  
  - Нет, я не про то. Нужно в воздух, возьми кого-то, у кого есть крылья, и давай за нами с Тобром.
  
  Я с сомнением смотрела вслед брату. Последние события вызвали у меня нелюбовь к сюрпризам. И все же, я начала активно оглядываться, пытаясь понять, где Самира, но она мне нужна была не для полета... Один из щенков упёрся мне в ноги, практически всем своим весом, к слову, прибавившимся даже за время перелета через океан, и я едва удержалась на ногах!
  
  -Мне нужно сказать кое-что Самире. - Прошептала я, присаживаясь на корточки.
  Теплое пространство рядом со мной тут же исчезло, щенок убежал. А спустя всего пару мгновений в голове зазвенел голос его брата.
  
   Привет! Пррривет! Что ты хочешь передать?
  
  Все трое бегали вокруг меня, и мне было сложно понять с какой стороны стоит их мама, но как только я начала говорить, прямо передо мной слегка зарябил воздух, не привлекая особо внимания остальных, кроме, разве что, вездесущего взгляда Дэлирио. Впрочем, он не подал и виду.
  
  - Я хочу спросить у тебя... - Мой шепот был едва слышен, но почему-то я не сомневалась, что Дукс все равно меня слышит.
  
  Ну и пусть, подумала я, и таки озвучила свою просьбу, а Самира на удивление легко и с пониманием отнеслась к моим словам, и конечно выполнила то, что я хотела. Вперед вышел Нарун, не снимая с себя основной маскировки, но приоткрывая видимость своей чёрной полосы вдоль позвоночника. Я благодарно кивнула в ту сторону, где последний раз видела отблеск Даманты, и запрыгнула на Дикого Даманта. Нарун тут же взлетел вверх, а достигнув первых курчавых облаков, плавающих высоко над дворцом Вольфиага, он вошел в мои мысли.
  
  Лумилисенна, куда ты хочешь направится, и чем я могу тебе помочь?
  
  Нарун говорил как всегда с какой-то глубокой ноткой грусти в голосе, он мне нравился своим спокойствием и мягким цветом теплого пепла. И именно его я выбрала для полёта, чтобы обезопасить Самиру.
  
  - Я тебе верю больше всех, и хочу, чтобы Самира не возила меня на своей спине, если это может сделать кто-то другой.
  
  Вроде меня, для легких полетов? - Я смутилась на его слова, звучавшие прямо в моих мыслях, перебивая саму меня, но Нарун продолжил. - Я лишь рад, избранная дочь Сванвейг, усыпанная звёздами.
  
  Я насторожилась, казалось, какая-то догадка осенила меня, но присутствие чужого голоса в голове мешал сосредоточится. К Наруну присоединился Тобриэль...
  
  Ваше Величество, я вижу вас, но...Вы на ком??
  
  - Нарун, давай, пока я в полете на тебе, ты не будешь одевать ваши маскировки невидимые? Хорошо?
  
  Нарун быстро согласился, являя миру свой пепельный цвет и черную полосу. Оранжевые глаза словно два горящих угля выделялись на темно-сером фоне мягкой шерсти. Волчья вытянутая морда любопытно нюхала встречный воздух. Тобриэль и Нарун быстрым полетом увели нас в глубину облаков, где выровнялись в один плавный полет, рядом друг с другом.
  
  - Что ты хотел Аратт?.. - ... Внезапно вид неба и облаков захватил моё горло, перехватив дыхание и выбросив все мысли напрочь, все кроме одной- тоски по двум.
  
  Брат молчал. Смотрел на моё завороженное лицо и молчал. А я поняла, чего он добивался. Только так, только здесь, в небе, я смогла опять понять. Настроиться, словно гитара или гусли, на нужное звучание сердца. Нужное звучание силы. Простор, даль, невидимая с земли, пики гор вдалеке и облака под тобой. Все это, с жужжащим в ушах ветром, срывающим всю спесь и гордыню, но оставляющий мокрые дорожки на щеках- всё это, смогло мне напомнить наконец, зачем я здесь. Что для меня важно и что даст мне больше всего силы. Двое должны вернуться ко мне! Двое...
  
  Нарун и Тобриэль долго не покидали небо, летая вокруг замка, залетая недалеко на окрестные земли. Но сидящие на них, редко смотрели вниз. Мы с Араттом говорили и говорили, наш поток слов и идей было не остановить. А потом молчали и смотрели как солнце улетает вдаль, становясь всё меньше и меньше, а затем и вовсе пропадает из виду, будто погружаясь в воду на самом краю мира. Передать сложно, что происходит с человеческой душой, когда человек видит то, что не способен по своей изначальной сути. Мы ведь не умеем летать, правда? И лишь какие-то неведомые причины привели и Аратта и меня на спины крылатых зверей, и подарили нам с братом такой вид и такое виденье мира сверху.
  Когда поздним вечером, покидая уже звёздное небо мы приземлились у входа во дворец, ко мне тут же подошел Ранн. На его лице было искреннее беспокойство и жестокость.
  
  - Луми! Я прошу тебя, только не горячись! Ты должна быть спокойна и ставить себя выше таких расправ, как в Диком лесу.
  
  Будучи как раз-таки наиболее умиротворённой после полёта, я с удивлением приподняла бровь.
  - Что?
  - Хамон хочет тебе показать... кое-кого.
  
  Я быстро пошла внутрь замка, не слушая более ничего. Конечно я понимала, что это вряд ли будет Вол, или Вальд, но эта мысль безусловно первой промелькнула в моей голове.
  Когда я влетела в помещение с тысячей лестниц, в голове были уже сотни вариантов, кого же я увижу. Слуга молча указал на лестницу с широкими и плоскими ступенями, которая прямо и без поворотов вела на второй этаж в комнату справа. Я "взлетела" по ней вверх и ворвалась в зал. Было уже темно и комната была уставлена свечами, а с потолка свисала люстра, на которой тонкие восковые огоньки выстраивались в пирамиду и словно огромный ровный костер освещали большую часть пространства. В котором находилось немало людей.
  Я с тяжелым дыханием и беспокойством оглядывала их лица: Отец, Мисалиафа, Хамон, Олан-Артур, Аркир, Хилли, и... Взгляд прошелся по едва узнаваемому лицу, а сердце начало быстро колотиться задолго до того, как мозг вспомнил, кто именно передо мной. Человек, которого я напряженно вспоминала очень изменился, он слабо вставал из кресла, дабы полноценно предстать передо мной. А я всё ещё не могла понять отчего кровь закипает в жилах, а руки просятся схватиться за кинжалы. Затем острая молния громко и визгливо выкрикнула мне имя, всплывшее в моей памяти: Эдук!
  Мужчина мутными глазами слепо прощупывал воздух, пытаясь услышать меня. Я вдруг поняла, что он практически незряч. Бывший Король отступил назад и споткнувшись о кресло, в котором сидел, почти свалился в него обратно, на лице при этом проскользнуло выражение досады и глубокого стыда за свою неуклюжесть и немощность. Мне все же, не было его почему-то жаль.
  
  - Что - он - тут - делает?! - С глубокой расстановкой спросила я, чувствуя, как уже на последнем слове мой голос охрип, от грубой, ещё незнакомой мне ненависти, вложенной в каждый звук.
  Игнадд сузил глаза и приподнял в удивлении бровь, а Ранн, забежавший по ступеням следом за мной, опёрся об моё плечо, тем самым не давая сделать мне дальше и шагу. Хамон, свысока глянув на меня, с нежеланием повторил видимо уже озвученные ранее слова.
  
  - Король обратился ко мне за помощью, взывая к моим древним корням- не слабее вашего! И его титул- уж точно не украден, и никем не оспорен, а лишь отобран каннибалом, многие года зарящимся на его земли. Так что, я как минимум, не мог дать умереть Королю!!!
  
  Я с ненавистью взглянула на хвалёного Короля. Даже не зная ни о своей силе, ни о своём происхождении, я ненавидела людей обладающих подобной властью. И Эдук в своё время лишь подтвердил мои догадки и неприязни...
  Сейчас его пустой взор скользил по комнате: от говорившего Хамона до моего приблизительного местоположения. Возможно, его и требовалось спасать, когда он только пришел сюда. Но теперь он был просто слеп. Он вовсе не был истощен или ранен, не было явных увечий или потерь, кроме его власти. Его жизни ничто более не угрожало, его просто пододвинули с трона, нагло заняв его место... Эдук все же встал вновь, придерживаясь рукой о подлокотник.
  Его голос я узнала, ведь раньше уже слышала его. И даже помнила слова: "Не знаю, что случилось у тебя с девкой, и знать не хочу! Но из моего дворца, она выйдет только под руку с Рожером! Что же касается тебя. Я хочу, чтоб ты сопроводил Полководца Рожера после его прибытия сюда, до его поместья и забрал свою невесту Джилли... и Вольфиаг, я больше не потерплю неповиновения. Ведьма уедет к Рожеру..."
  Теперь же, неуверенный и тихий голос аккуратно произнес, пусто глядя в моём направлении.
  
  - Лумилисенна... Принцесса Лумилисенна. Я прошу простить меня, за незнание и неуважение, за угрозу вашей жизни и безопасности. Простите меня... Я уже слабо представляю из себя хоть кого-то, но... Ваше прощение даст мне надежду...
  С глубоким недоверием и удивлением я воззрилась на слепого. Он не видел моей реакции, но любой в комнате мог понять, что я ни на секунду не поверила Эдуку. Тем не менее, взгляд карих глаз отца не давал мне выплеснуть всё то, чего, по моему мнению, он заслуживал. Я вдруг осознала, что в глубине души, битвы мне уже и самой хочется. Быстрее, быстрее всё решить и выяснить.
  Я уже хотела поддаться отцовскому напору и принять его извинения, но за моей спиной послышался голос брата...
  - Ни в коем случае, говнюк! - У Принца искры летели из глаз, он даже не обратил внимание на побледневшего от ярости Игнадда. - Не сейчас и не сегодня, мистер "бывший король", предавший любые моральные и человеческие принципы, использующий своих людей и подопечных, меняющий их словно пешки на шахматной доске...
  - Аратт, хватит! - Игнадд сделал несколько шагов навстречу, пытаясь усмирить сына, но у того скулы играли и руки были сжаты в кулаки.
  - Не хватит! Вся эта Королевская дипломатичность и блядское рукоподавание, лишь порождает последующие предательства и обманы! Я не буду в этом участвовать! Не заставишь!
  Я подняла руки пытаясь угомонить обоих, хотя внутри и сама имела много слов. Больше, конечно, меня переполняла злость: уж сильно наплевательски этот человек относится к человеческой жизни. Не место таким людям во главе государств. На удивление смолкшие Игнадд и Аратт дали мне возможность сказать.
  - Я не могу сейчас давать ответ. Моё внимание и концентрация лишь на том, можете ли вы мне помочь в поисках Вольфиага? Это все что меня интересует в эту минуту.
  Эдук повернулся на звук моего голоса и уверенно сказал.
  - Когда Эйлат с Бавасом меня отпустили, его не было в замке...
  Я с настороженностью отнеслась к его словам и не поверила ему до конца, сомневаясь в том, где же таки Вольфиаг.
  
  ***
  
  Эйлат торопливо шла по темным коридорам дворца. На улице была ночь, Рожер спал крепким сном в её кровати, и она рисковала своей жизнью, покинув её. Тем не менее, молодая Королева отгоняла от себя эти мысли прочь, вспоминая как крепко уснул муж, после её долгих ласк...
  Свернув в нужное крыло дворца, Эйлат нашла искомую дверь и тихонько постучала-поскреблась, ей тут же открыли. Она вошла внутрь, и увидела, в скудном освещении свечей, троих: лорда Баваса, Мариэтту и её сына Томаса. Все они перепугано смотрели на неё, ожидая слов.
  Эйлат перевела дух и поправила халат, запахиваясь посильнее. Смотреть им в глаза отчего-то было сложно, и девушка корила сама себя за это.
  
  - Лорд Бавас, я незнаю что делать, и как вас вывезти. Нужно предупредить Лумилисенну что Вольфиага здесь нет... Хотя его могут доставить со дня на день! Я не знаю, как теперь быть, и...
  
   Бавас отрицательно помотал головой.
  - Я бы и не поехал никуда, госпожа. Я говорил уже: я верю в вас, как же я смогу вас бросить?
  
  Эйлат схватилась за горло мягкой ладошкой, так как ей перехватило дыхание от чувств, ранее не ведомых ей. Эти люди стали искренне ей преданны?.. Мариэтта ступила вперед и сказала.
  
  - Я отправлю Томаса, чтобы передать сообщение, а сама же, останусь с вами, как ваша личная слуга, и буду сопровождать вас, куда бы Рожер вас ни заслал.
  
  Девушка едва ловила воздух, не веря тому что слышала.
  
  В ту же ночь, замок без шума покинул Томас, на своей торговой повозке, пояснив этот ранний отъезд (на рассвете), тем что лишь в такое время возможно купить свежую рыбу, не испекшуюся на жарком летнем солнце. На самом же деле, возвращаться он уже не планировал, но имел четкий план донести до Лумилисенны послание своей матери, Королевы Эйлат и Баваса.
  Когда Эйлат вернулась в свою спальню, Рожера не было в кровати. Это сразу заставило её напрячься и почувствовать настоящую опасность. Он выглянул из тени угла, являя квадратные скулы на свет нескольких свечей на стене. Холодные глаза скользили по весьма домашнему наряду Королевы, вздумавшей гулять посреди ночи. Эйлат вновь запахнула халат посильнее, а Рожер, остановив её руки, холодно бросил.
  
  - Тот факт, что ты продолжаешь отпускать слуг, которых я и не особо-то удерживаю, ничего не меняет. Сама ты- никуда не уйдешь. Как и Бавас, впрочем.
  
  Король потащил девушку к кровати, до ясного рассвета было ещё время...
  
  ***
  Крайли с заплаканным лицом и глубокими синяками под глазами стояла перед Королевой в её спальне. Селеницера сидела за столом, изящно потягивая из бокала острый на вкус настой белой гвоздики, который она обычно доставала в очень редких и крайне тяжелых жизненных ситуациях. Ещё Крайли заметила, что мать не притронулась к накрытой на стол с шелковой скатертью еде, и была не менее бледна, чем она сама.
  
  - Ты хотела меня видеть, матушка? - Едва слышно и с большой натяжкой произнесла младшая дочь.
  
  Королева приподняла одну бровь в немом удивлении.
  - Думала, это ты что-то от меня хочешь.
  
  Крайли вдруг замерла и быстро посмотрела ей в глаза: насмешка? Но Селеницера отпивая от бокала и слегка морщась от специфического вкуса, была спокойна и искренна, что замечалось за ней крайне редко. Дочь сделала несколько шагов, с надеждой взирая на мать и вытирая нос тыльной стороной руки.
  
  -У меня лишь одна просьба! Если ты ее выполнишь, клянусь, буду верна и послушна до самой смерти! Ни разу не ослушаюсь!
  
  Селеницера сделала ещё глоток, видимо готовясь к высокому запросу дочери, кивнула головой, давая разрешение говорить.
  - ...Молю тебя, матушка, если я хоть капельку тебе дорога: оставь Вождя здесь, сохрани ему жизнь!
  
  Королева не была удивлена, она уже услышала рассказ Вирджинии о "глубоких чувствах" сестры. Тем не менее, оставить его здесь она собиралась вовсе по другим причинам. Хоть и говорить об этом дочери она не планировала.
  
  - Это две просьбы, но... Дарую. Он останется здесь, исключительно (!) в Храме Смерти. А ты отправишься со мной, на поле боя.
  
  Воллупта от счастья завибрировала крыльями и закружилась вокруг! Её мужчина не только Рожеру не достанется, он и к своей любимой Валькирии не вернется! Теперь он принадлежал лишь ей, и Крайли была хотя бы спокойна, что он никуда не денется из Марула. Королева отмахнулась от её навязчивого счастья, и та умчалась озарять своей улыбкой других. А после и к Храму поспешила.
  
  За выбежавшей Крайли в комнату вошла Асса с одной из разведчиц, Селеницера оживилась, будто от глотка свежего воздуха, глаза загорелись надеждой, и не напрасно, ведь Асса была явно взволнована и загадочно улыбалась.
  
  - Ваше Величество, у нас есть новости. - Поклонилась разведчица, прижимая покрепче к телу крылья.
  - Не томи, Лайса, говори острее! - Королева встала и не отрывая взгляда от Воллупты, вылила остаток белой гвоздики в бокал.
  - Они прибыли! Валькирии и ещё многие, включая Дамантов, подсчитать количество которых, мы просто не смогли...
  
  - Даааа! - Селеницера с рыком восторга и заочной победой вылила острую жидкость в горло, на этот раз не морщась ни на мгновение. - Как же хорошо получать добрые вести!
  
  - Матушка, это не всё. - Асса положила руку на плечо Лайсы и отодвинула ту вбок. - Они видели и невидимых. Валькирия их всех привела к нам! Представляешь?
  
  Это была замечательная новость для всех Воллупт. И абсолютно каждая это понимала: чем больше животных - тем больше крылатых сестёр. А страх проиграть: у них отнимали ещё в детстве, попросту исключая такое понятие из лексикона.
  Селеницера погрузилась в подробный отчет об увиденном, и улыбка не сходила с её лица. Асса все же поглядывала изредка на двери, тревожась о том, куда ушла Крайли...
  
  Молодая Воллупта тем временем, уже сидела перед дверью комнаты Вольфиага и общаясь с ним через дверь, что-то тихонько мастерила в руках. Пленного не охраняли, он был просто заперт, а сложного строения ключ был у Королевы. Комната же, в которую его поместили, имела все необходимое для жизни, кроме еды, которую Воллупты приносили в крохотный проём в верхней части двери. Сейчас этот проём был открыт, чтобы лучше было слышно.
  
  - Тебя оставляют, хочешь ты этого или нет, пойми, даже открытая дверь тебе не поможет, тебе не перелезть через горы. - Крайли упорно пыталась его в чем-то убедить. - Селеницера тебя тут заперла лишь из вредности, она понимает, что тебе не уйти, пока кто-то из нас тебя не унесёт...
  
  Из-за двери послышался негромкий голос, который оказывается, остановил своё внимание вовсе на другом сказанном.
  
  - Давно ли ты стала называть матушку по имени? Даже не по титулу- по имени, как врага.
  
  Крайли замерла на мгновение, тоже словив себя на этой мысли, работа в руках остановилась, и девушка опомнилась: нужно продолжать! Запинаясь она попыталась выдавить из себя оправдание.
  
  - Ты...Ты просто мало здесь находишься и нас знаешь...Я часто так говорю о матери: Селеницера.
  
  Убедительности в голосе было мало, из-за двери послышалось хмыканье.
  
  - И вообще, это всё что ты услышал из моих слов?
  - Нет. Ещё я так понял, что ты пытаешься открыть эту чёртову дверь? Но боишься, что я начну буянить?
  
  На этот раз работа рук остановилась надолго, а Воллупта озадаченно облокотилась спиной о дверь.
  - Я такая растяпа!.. Ничего у меня не выходит! Ни ключ собрать, ни тихо это сделать...
  
  За дверью послышалось движение, а затем Крайли всеми чувствами ощутила тепло человека прямо за дверью: он подошел. Его голос зазвучал ближе и громче, хоть говорил он всё так же, вполголоса.
  
  - Ты всё тихо делала, я просто догадался: ты пытаешься услышать от меня обещание или гарантию... Я не могу ничего обещать, но могу сказать, что мнение о вашем народе я изменил, и уничтожать вас всех не собираюсь... как и не дам другим. Но...там много моментов.
  
  Мужчина замолчал, а Крайли вскочила на ноги бросая на пол недоделанную отмычку.
  - Каких моментов, ты расскажешь? - Она была взволнована и готова срывать дверь с петель голыми руками.
  - Не уверен, что ты понимаешь куда лезешь, дочь Королевы. Твоя мать будет недовольна.
  - Мне нет до этого дела! - Бунтовала, едва не топая ногами она.
  - Ты смогла понять механизм замка? - Вдруг поинтересовался он.
  
  Воллупта расслабленно опустила плечи.
  - Понять поняла, но не могу его сделать, давай я тебе дам свои...
  
  В этот момент из верхнего окошка в двери вылетел самодельный ключ из нескольких железных бляшек, происхождение которых теперь было сложно угадать.
  
  - Я тоже понял механизм, но открыть его можно только снаружи. Я дал тебе ключ.
  
  Только сейчас до девушки дошло полноценно: Он ей показал своё доверие, отдав свой единственный ключ ей. С трепетом Крайли вставила крученное железо в дверную скважину и попробовала прокрутить. С тихим скрипом засов ушел в сторону, дверь открылась. Вольфиаг не мигая смотрел на Воллупту, она отошла вбок, пропуская его.
  
  - Где сейчас Селеницера?
  
  Крайли стоявшая за его спиной до сих пор с ключом в руке, слегка побледнела, а затем нервно облизнув пересохшие губы попыталась что-то выдавить. Слов не находилось, ступором в голове встала новость о том, что войско его Валькирии и её отца прибыло. Воллупта просто не могла вымолвить и слова, и каждая последующая секунда затянувшегося молчания лишь усиливала ее сердцебиение. Вождь оглянулся.
  
  - Это простой вопрос, в чем дело?
  
  Крайли открыла рот, и закрыла. Затем сделала так ещё пару раз, напоминая самой себе немую рыбку без воды.
  
  - Крайли? - Вождь шагнул навстречу с угрозой глядя сверху вниз. Девушка сглотнула и шатнувшись назад наконец-то отмахнулась от него в испуге.
  
  - Незнаю я где она! Ещё здесь!
  - Ещё? - уточнил Вольфиаг.
  
  Крайли посмотрела из-под лба, выглядя в это мгновение провинившимся ребёнком.
  - Асса встретила разведчицу, которая говорила, что видела прибытие кораблей с Дамантами, часть которых была невидимыми...
  
  Вольфиагу понадобилось несколько длинных секунд, чтобы до конца осознать услышанное: Луми прибыла, с Дикими... Его сердце ускоренно застучало, требуя срочного движения, бега. Побега. Он взглянул на Крайли, думая о том, как уломать эту влюбчивую девчонку унести его отсюда, но...Воллупта преданно и искренне смотрела на него словно на Бога, сошедшего с самих вершин. Ему было жаль ее. Насколько он понял из всего услышанного за долгое время, она перешла не на ту сторону, придя сейчас к нему. Селеницера была действительно злобной и жестокой, даже по отношению к... Тут мысли Вола прервались, и он спросил у Крайли.
  
  - А ты полетишь на бой? Когда?
  Воллупта прижала крылья плотнее к спине, пытаясь их скрыть, что было бесполезно.
  - Я не знаю, когда именно, как только будет сигнал от муженька Эйлат, не помню, как его имя... Морж? Рудольф?
  
  Вольфиаг без сомнений поправил: Рожер.
  - Да! Точно, Рожер. - Крайли задумалась, забыв мысль, а Вольфиаг приподняв бровь спросил в лоб.
  
  - Так зачем ты меня хотела освободить, если не помочь сбежать?
  
  Воллупта пожала плечами,
  - Незнаю, просто подумала это плохо что ты взаперти сидишь, ведь я скоро улечу и... хотела тебя увидеть ещё раз, вдруг умру.
  - Сильно сомневаюсь. - Буркнул Вольфиаг, думая сейчас о другом. Крайли взяла его за руку, это отвлекло его от сокровенного.
  - Вольфиаг, просто не думай об этом, не пытайся как-то придумать новый способ покинуть Марул. Тебя к сожалению, никто не вынесет отсюда, все боятся её... а попытаться перелезть наши горы и пики- это самоубийство.
  
  Вольфиаг мягко убрал её руки. Он хотел поблагодарить девчонку, высказать ей всё что нужно и отправить куда подальше. Больше не было сил здесь находиться, он хотел поискать способ сбежать. Но ему не довелось на этот раз разбить её сердечко, она вдруг встрепенулась и прислушалась. Вол тоже напрягся, с улицы слышалось лёгкое потрескивание, имеющее сложный ритм. Крайли с грустью взглянула на мужчину. Слезы уже пеленой застилали ей глаза, но то что она слышала извещало о том, что ей пора.
  
  - Я улетаю. Прости, что не могу вынести тебя... Я... Я люблю тебя! - С этим признанием Воллупта бросилась ему на шею и страстно поцеловав в губы быстро убежала, с тоской оглядываясь назад.
  
  Вольфиаг остался стоять с озадаченным и недовольным лицом, недоумевая: неужели бой уже объявлен?!
  
  Глава 18
  А ты помнишь?
  
  Мне отдали его комнату, на ночь. На рассвете мы выступим и покинем его дом, но этой ночью мне позволили спать в его постели. Ранн долго говорил накануне с Хамоном, поясняя в каких, на самом деле, отношениях мы с Вольфиагом состояли до его похищения...
  Я почти не спала, а когда и дремала, то видела его рядом, Вола молодого, еще не знающего меня, который просто спал на этом же месте. От тоски я плакала и просыпалась. Так и тянулась моя ночь. А утром я проснулась на заре. Раньше меня, разве что слуги встали, и Хамон, толи от старости, толи от вредности. С ним я и столкнулась на лестнице, спускаясь с третьего этажа.
  
  - Лумилисенна! - Строго, но негромко окликнул он меня. - Постой, хочу сказать тебе кое-что.
  
  Я приготовилась к худшему, старик явно был знаком с моим лже-отцом: такой же злюка!
  - Да, господин. - Я не делала реверансов и поклонов, а, едва ли не по-мужски, поклонилась головой.
  
  Хамон при этом скривил гримасу такую, будто он съел квашеный лимон.
  
  - Я многое хочу с тобой обсудить, но по окончанию всего этого. Сегодня вы уедете не по моей прихоти, а ради безопасности поселений, людей, которые ничем нам не обязаны.
  
  Я кивнула головой, и так это понимая и зная. Хамон вывел меня под локоть на соседнюю лестницу, которая привела нас к балкону, выходящему на море. Ранним утром над водой плыл мягкий туман, обволакивая мелкую рябь вдоль берега. Я глубоко вдохнула влажный воздух, старик помолчал несколько секунд тоже смакуя прекрасный момент, затем немного тише продолжил.
  
   - Ты не должна забывать, что из вас двоих не только у тебя род знатен. Вольфиаг имеет определенные обязанности по отношению к своему имени и нашему берегу - он не сможет покинуть Инвокат... ээ.. надолго!
  - Не сможет, или ВЫ не позволите? - Не выдержала я.
  - Я могу лишь выражать своё мнение, но Вольфиаг давно уже меня не слушает. Если бы он спросил меня: стоило ли плыть в Абиссум в поисках вашего отца- я отговаривал бы его. - Не тая, признал Хамон.
  
  Я с удивлением и благодарностью приняла эту правду. А Старик опять заговорил.
  - Здесь его берег, твой - там, разумеется после свершения мести. Но не стоит лелеять надежды, что Вольфиаг отправиться с тобой в Абиссум, к тебе домой, когда всё закончится!
  
  Я не знаю, когда именно после этих слов Хамон ушел с балкона. Я стояла там какое-то время в одиночестве и прострации, наблюдая как туман поднимается ввысь, тает, растворяется, исчезает. Море начинает показывать свои волны, залежавшиеся и взбунтовавшиеся под мягкой периной. Вода показывает свою настоящую суть...
  Я выбрела из дворца словно в тумане или в трансе, слова Хамона задели за живое, и тщательно зашитое сердце вдруг начало кровоточить. По телу бегали мурашки, я многое упускала из виду, замечая, что моё внимание все больше фокусируется на цели, не замечая более окружающего мира.
  "Наверное, я пугаю остальных" - подумалось мне и я оглянулась, стоя между дворцом и садом, на одной из тропинок, опираясь рукой о дерево. На меня смотрели несколько пар глаз Дамантов, слуги, носившие нам припасы в повозку, которую Хамон нам отдал. Рэххилу с Ярумом тоже пристально следили за моим поведением- видимо я совсем страшно выглядела в эту секунду.
  Солнце перекрыла тень, и с неба на меня опустился Аратт на Тобриэле.
  
  - Всё хорошо сестрица? Ты проспала?
  
  Я с удивлением подняла глаза...
  - Проспала? О чем ты, я встала раньше всех, едва Дэус...- Я замолчала и подняла глаза, понимая, что сейчас Дэус был едва ли не в зените.
  
  - Не знаю, как рано ты встала и где была, но уже почти все отправились к лагерю, Нарун где-то рядом, тебя ждет, и в принципе все. Дэлирио и остальные уже тронулись в путь, говорят там прям новости какие-то.
  
  Моё внимание вдруг прояснилось, а на лице брата заиграла улыбка. Из пустоты появился серый Нарун и я залезла ему на спину. Я не прощалась ни с хозяином дворца, который меня едва ли не убил при встрече, и даже узнав правду, не стал благосклоннее.... Ни с слугами, которые по его приказу не выходили без особой надобности сегодня. Тело просилось в бой, злость изнутри просилась наружу. Я подумала о том, что мне повезло: есть масса людей, на ком я могу выплеснуть всё это. Нарун молчал, хотя я была уверенна, что он чувствует моё напряжение. У меня не было седла как у брата, я просто легла на его шею свесив руки и бесцельно глядя вниз на протекающий лес под нами.
  
  - Что, етить, с тобой приключилось? Это Эдук? Ты из-за него так расстроилась? - Пытался успокоить меня Аратт. - Мы никогда не дадим прощение этому ублюдку! Даю слово!
  - Нет Аратт, дело не в нем. - Вяло ответила я, убирая, разлетающиеся от ветра, волосы с лица. - Дело не в Короле...
  - Бывшем Короле, не забывай. - Втиснул брат своё замечание.
  - Да, бывшем, но не в нём.
  
  Мне было сложно говорить, волосы продолжали лесть в глаза и рот, я подняла голову, чтобы их убрать за ворот рубахи, но увидела даль облаков. Кажется: и что? Ну даль, горизонт, подумаешь... Но порой, если сменить угол обзора, мир приобретает красоту столь глубокую и многогранную, что сердце не может усидеть спокойно, а душа, какой-бы порванной не была, хоть на мгновение, а исцеляется! Вот такие пейзажи видно с высоты полета Даманта.
  Я оглянулась на брата шмыгая носом, и увидела знакомую и родную хитрую рожу. Он этого и хотел, обратить мой взор на небо. Отвлечь. И разговорить. Я спокойно вздохнула и поведала ему утреннюю беседу с дедом моего мужа.
  А всего через несколько часов Нарун сообщил нам, что пора спускаться, так как первые разведчики кого-то заметили, и эти кто-то шли к нам.
  
  - Ну вот. - Расстроилась я, узнав об этом. - Даже да лагеря с моей армией не дошли, а на нас уже нападают?
  - Вряд ли это нападение. - Засомневался Принц. Его Дамант прозвучал в наших головах.
  
  Они явно ждали нас, и просто потратили время на переход от Инвоката по берегу сюда. Это должен быть кто-то из своих.
  
   У меня затеплилось в душе что-то, лучик надежды. Возможно Олимия? Мы приземлились возле невидимой Самиры, рядом с ней по другую сторону стоял Дэлирио. Ко мне тут же подъехала Миса и чуть ли не схватила за руку, боясь, что я вновь улечу. Я спрыгнула с Наруна и спросила у Ранна, который словно пёс нюхал воздух и стоял впереди всех.
  
  - Кто там?
  - Госпожа, я не уверен в том, правильно ли увидели знамя гепарды и объяснили Дамантам, но... Боюсь это не друзья.
  
  Вокруг нас стоял редкий лес с поросшими холмами и крутыми поворотами, из-за одного из которых, выходили всадники на боевых конях. Все устремили туда взгляды, а из горла Дукса я услышала низкий клокот, отдающий вибрацией в землю. Это был предупреждающий знак приближавшимся: стойте.
  Всадники действительно остановились, лошади отказывались подчиняться и громко ржали, признавая на самом деле лидерство Дукса Дамантов. Через несколько минут метушни и копошений в толпе, вперёд вышло несколько человек. Они направлялись к нам, оставив позади остальных, но даже среди десятка идущих, я сама только вычислила семерых охранников. Кого же они к нам ведут под такой защитой?
  Отец вдруг оказался рядом, как и Олан-Артур. Я с смущенно нахмурилась, и вдруг поняла, что так и должно, наверное, быть. Не девушка должна решать такие споры, а мужчина. Будь то отец, брат, муж, даже просто друг. Я об этом стала забывать, получив в руки кинжалы...
  Приблизившиеся люди расступились, и вперед вышел человек, который собственно был одним из длинного списка тех, на ком я могу вылить всю злость... Передо мной стоял абсолютно живой и настоящий Король Нумер с двумя сыновьями. Невольно мои руки начали движение для высвобождения кинжалов из рукавов, ладони уже готовы были обнять рукояти и вонзить крест-накрест два лезвия прямо ему в сердце. Тому, кто обрёк меня на эти мучения с самого начала. И плевать, что тогда я бы не встретила никого из тех, кого имею! Он меня всю жизнь ненавидел и хотел отдать каннибалу замуж ради выгоды!
  Игнадд вышел вперед, за его спиной перекрыли мне обзор Ранн и Олан-Артур. На талии я почувствовала тонкие кисти сестер, они-то явно понимали на что я уже практически готова.
  
  - Я Король Нумер, правящий в соседнем Королевстве Мирифлем. С кем я говорю?
  - Я Ранн, Ваше Величество, просто житель Эторна, но представлю Вам двух Королей: Игнадд, правитель Абиссума (Королевства Дамантов и людей), и Олан-Артур, правитель Фелеса, о славе которого Вы не можете не быть наслышаны, если, разве что, никогда не пили северного вина. - Ранн заговорщицки подмигнул, многие засмеялись на его шутку, по обе стороны.
  Нумер улыбаясь кивнул, но щеки его почему-то стали белыми словно мел. А сыновья за спинами и вовсе: застыли, словно вкопанные, и начали впиваться глазами в заморских гостей-Королей.
  
   - Я значит Вас и должен был убить. - Так же спокойно, под еще не окончившийся смех, заявил Нумер.
  
  По лицам людей пробежался шок, затем воины дружно положили руки на оружие, готовые в любой момент выхватить, но Короли при этом остались непоколебимо-спокойны. И Ранн, который подняв руки крутился вокруг усмиряя воинов.
  
  - Поясните часть ваших слов: "...должен был...". - Ранн с упреком уставился на Нумера. Тот с таким же упреком в ответ заметил:
  - А ведь Вы меня обманули, Вы не "просто житель" Эторна, а были долгие голы Вождем его Армии.
  
  Ранн пожал плечами: "Ну а теперь нет."
  
  - Я так сказал, - Продолжил Нумер свою речь о намерении убить нас. - Потому что больше не хочу этого. Вернее, я никогда не хотел смерти Луми. Но сейчас я осознаю, что этого было в своё время недостаточно...
  - "НЕДОСТАТОЧНО"?! - Выкрикнула я, больше сама себе, в порыве удивления и гнева, но мой возглас услышали все до последних рядов. Вперёд все равно не выпустили почему-то, но я услышала ехидный голос брата.
  - Кто-то не согласен с твоим утверждением, Нумер!
  
  Король ничего не ответил, но мой отец и Ранн, Олан-Артур, расступились. Сперва, я подумала, что они ему поверили. Холод сковал меня, я вспомнила все обиды и злость которые получила благодаря этому человеку. Начиная от обращения ко мне целый год, пока я жила в его замке, словно к служанке непрошенной, заканчивая намерением отдать меня замуж за каннибала. Теперь я не была слаба и беззащитна, теперь за моей спиной была сила и я могла всем им отомстить... Эта низкая, но очевидная мысль промелькнула слишком быстро, надолго не задержавшись в моей голове. Я шагнула вперед, смело встречая его трусливый взор, Нумер прижал руки к груди и сказал лишь несколько фраз.
  
  - Прости, я ведь и сам не знал!..- В его глазах был страх. - Я никак не могу доказать тебе свою искренность, кроме этого момента: я был у Рожера недавно, и он дал мне приказ: убить вас по прибытию. Если бы я желал тебе зла, то я непременно захотел бы отдать ему то, что для тебя крайне ценно. Ты согласна?
  
  Я, не понимая к чему он ведет, начала почему-то бегать глазами вокруг, в поисках кого-то; что-то сильно знакомо резало мой слух, через слова Нумера. Этот звук врезался в память очень больно.
  
  - Я не отдал его ему. Не смог. Но он твой, я точно знаю. Правда паренёк притёрся уже к нему, но лишь ухаживал за ним. Он будто сам не свой, уверен, тебя увидит и все пройдет...
  
  Фырканье повторилось, мои уши горели от этого долгожданного бальзама, сердце невероятно стучалось, но голова всё еще ждала подвоха. Мне уже не хотелось убивать Нумера, но очень хотелось закрыть ему рот и по звуку найти источник. Найти коня.
  
  - Ты пойми, Рожер всем нам враг, я лишь из страха совершал ошибки. Прости меня, и прими утерянного тобой Вальда, в дар примирения...
  
  Тысяча мыслей и домыслов взорвались в моей голове на мелкие кусочки, слёзы навернулись на глаза... Вперед вывели под уздцы Вальда. Это был он, сомнений быть не могло. На бедре красовался шрам от стрелы, которая в своё время проткнула нас обоих... Его вел всего один мелкий парнишка, с лохматой темной головой и веснушками на чумазых щеках. Вальд слушал его и смирно ступал вперед, мне навстречу, кивая своей огромной головой и отбрасывая длинную блестяще-черную гриву.
  Я сорвалась с места, не помня себя. Отпихнула мальчишку и сжала широкую черную шею в крепких объятиях! Сердце гулко стучало, радостно наполняясь счастьем изнутри, мне казалось я свечусь! Конь не шарахнулся, не убежал, стоял на месте, под крепкими руками Симмо, едва удерживающего его порыв встать на дыбы... Вальд не вспомнил хозяйку.
  Я заглянула в его огромный глаз и увидела вопрос.
  
  - Вальд? Вальд, малыш ты меня не узнал? - Я гладила его нос и скулы, длинную гриву пускала в пальцы рук и крепко сжимала, не веря своему счастью. - Как ты попал сюда? Ты что, не помнишь?
  
  Но Вальд не подавал никаких признаков вообще, будто и не знает меня вовсе...
  - Вальд, ты меня знаешь? - Присев на корточки и чувствуя подступающий ком в горле, я трижды стукнула кулаком по земле между нами, что было призывом к разумному ответу вороного.
  Вальд дважды твердо топнул копытом...Отвечая: нет. Конь не знал кто я.
  
  Тяжелые слезы сорвались вниз, я встала и отступила на несколько шагов назад, пошатываясь, словно сраженная в самое сердце. Что-то теплое уперлось мне в спину, поддерживая и не давая упасть наземь.
  Король Нумер оказался вновь в поле моего зрения, внося ясность в происходящее. Перепуганный мальчишка гладил Вальда по носу, что-то нашептывая тому на ухо с укоризной на таком юношеском лице.
  
  - Луми, я не знаю, как Вальд оказался здесь, я нашел его уже с пареньком, они неразлучны, но малый сказал, что конь искал кого-то, но не может вспомнить кого... Видимо у него что-то с памятью?
  
  Я подняла глаза на Нумера. Король шарахнулся от меня словно от пламени, удерживая руку от защитного жеста. Игнадд вышел вперед и смело положил руку Вальду на нос. Тот фыркнул, но не оттолкнул, оглядывая человека.
  
  - Я помню этого коня, я его уже видел и говорил с ним. Он был предан, как и все Лабороссы, впрочем. Что же с ним стало? - Последние слова были к мальчику, и Симмо склонился в поклоне.
  - Я не знаю, Ваше Величество, этот конь просто спас меня, и с тех пор мы вместе.
  -Лаборосские вороные не могут просто так забыть хозяина! - Удивился Олан-Артур. - Как такое возможно?!
  
  Аратт тоже был поражен. Он ведь знал от меня лично, как именно сбежал Вальд - сбросил меня. Возможно ли, что он просто не хочет мне служить?
  
  - Может с ним что-то сделали Воллупты, или дали выпить что-то ядовитое, отбивающее рассудок. - Предположил брат, надеясь, что меня это может успокоить.
  
  Но я всё так же очумело смотрела на коня и плакала. Все вокруг продолжали поражаться, засыпать друг друга вопросами: как такое могло произойти? А я тем временем подошла к мальчику, осознав, что моей поддержкой сзади был невидимый серый Нарун.
  "Удивительная преданность и забота, как для Дикого Даманта" - подумала я.
  
  - Он тебя спас?
  - Да. Когда меня пытались поймать стражники он прискакал, дал сесть на него, и увёз.
  
  Мальчик, отвечая, продолжал гладить гриву коня, совсем не так как я, да и доставал до которой он едва ли. Вальд оглядывался на нас, изредка любопытно фыркая.
  
  - Как тебя зовут? - Спросила я, а сердце горело от обиды и злости.
  - Симмо, Ваше Высочество. - Мальчик сделал очередной поклон.
  - Откуда ты, Симмо, и не надо больше мне кланяться. - Мягко сказала я, отводя нас в сторону от Нумера, пристально за мной наблюдающего.
  - Я из полеска, близ Королевского замка, когда Король Рожер занял трон Короля Эдука, он направил на нашу деревню своих каннибалов с ящерами... Больше моего полеска нет, как и моего отца. - Симмо опустил голову в печальных воспоминаниях, а Вальд громко фыркнул, слегка подталкивая его в бок.
  
  Мне видя это стало и грустно, и любопытно, ведь таким образом мой конь всегда подсказывал мне, что я что-то упустила. Мальчик с недоумением оглянулся на коня, явно не понимая этого намёка.
  
  - Он думает- ты не всё сказал, - Подсказала я. - В том плане, что ты сам, что-то упустил.
  
  Вальд при этих словах уставился на меня, внимательно рассматривая, а сзади подошел Аратт и Рэххилу.
  
  - Вальд, дружище, крепко тебе досталось, да?
  
  Аратт протянул руку вперед, Вальд нехотя оторвал от меня черные глаза, оглядывая не только Аратта с Рэххи, но и многих других, кто пришел со мной и кого он раньше знал. Конь не помнил их, но четко видел глаза людей, помнящих его! Это сильно пугало вороного, и вместо вернувшихся воспоминаний и радости встречи, Вальд начал нервно топтаться копытами, норовя уйти от нас побыстрее. Симмо покрепче схватил поводья, и подумав немного, ответил:
  
  - Я сбежал оттуда с единственным заданием, которое мне успел дать богатый лорд, который у нас жил: "Найти Вольфиага Страшного и передать, что Бавас в беде". А я не смог...
  
  Мальчик тяжело вздохнул. Я почему-то была уверенна, что он не говорил эти слова Королю Нумеру. Ранн стоявший всё еще возле правителей, выясняющих враги они между собой или нет, таки услышал знакомое имя и мгновенно среагировал, обернувшись.
  
  - Как ты сказал, мальчик? Лорд Бавас? - Он подошел к нам, привлекая внимание остальных, к нашему тихому разговору.
  - Да, господин, именно так. Он дядя нашего Вождя.
  
  Несколько человек, включая меня, переглянулись.
  - Так что же он сказал? Он сейчас у Рожера, да? Лорд этот? - Я поняла, что Рожеру не избежать смерти от моей руки: сначала Олимия, теперь Бавас, неужели Рожеру недостаточно меня?..
  
  Я опустила голову, Симмо продолжал гладить Вальда, а у меня не было сил смотреть, как мой конь меня не признаёт.
  - Скорее всего да, в замке. - Ответил мальчик. - Там рядом почти все его люди стоят, когда мы были там я видел и тех самых ящеров, и всех их...
  
  Я услышала боль в детском голосе и увидела, как мой конь утешает мальчонку. Симмо теперь был не одинок, зато одинокой стала я, лишившись друга.
  
  Сзади я почувствовала свою "опору", Нарун вновь оказался рядом и воздух искрил за моей спиной - он предлагал снять маску. Я едва заметно кивнула, и пока на свет рождалась тёмно-серая шерсть Дикого, я вспоминала, как впервые увидела Гадара. Я вспоминала ту ночь... где я была с Вождём, чувствовала его запах, руки, взгляд. Он был связан со мной, нашим притяжением. Он был рядом. Тогда я и встретила Диких, а значит...значит я не позволю своим прошлым страхам завладеть мной, после такого длинного пути.
  Нарун окончательно сбросил свою невидимость, вызывая восхищение у Игнадда и Олана, а также неподдельный ужас и удивление у Нумера. Довольно кивнув сама себе, я повернулась к нему. Теперь я не боялась и говорить. Даже от имени Принцессы и целого Королевства.
  
   - Я не знаю, смогу ли простить тебя, Король Нумер. Как и всю твою семью. Обещаю лишь не проклинать вас, не злословить, не мстить.
  
  Я была спокойна, как мне казалось, но после, брат говорил, что на меня смотреть было и жалко, и страшно. Меня колотило изнутри, руки буквально прыгали, намереваясь каждую секунду выпустить кинжалы, глаза неотрывно держали внимание Нумера прикованным к себе.
  
   - Если ты Нумер считаешь нужным поддержать меня, я вынуждена предупредить... - Я сделала несколько шагов к бывшему дядюшке-королю, чувствуя дыхание серого Даманта за моей спиной. - Если после данного слова верности, ты предашь меня... Подумаешь, что выгоднее меня Рожеру отдать... Клянусь, я уничтожу тебя, во что бы мне это ни стало.
  
  Мой голос повис в воздухе, Нумер, побледнев и прижав плечи, смотрел на меня. На лице ненавистного пухлого дядьки появилось незнакомое мне выражение. Испуг и одобрение одновременно. Нумер взглянул на моего отца, затем оглянулся на своих сыновей, и с тихой досадой разочарованно вздохнул. Мне же, он ответил.
  
   - Я принёс клятву верности твоему отцу, но теперь понимаю, кому следовало это делать: тебе. Я клянусь Лумилисенна, я буду верен тебе, пока твои битвы не угнетают и не нарушают покой моего королевства- я с тобой. А все наши невзгоды... - Король хотел ещё что-то говорить о нашем великом примирении, но я отвернувшись зашагала куда подальше, уводя за собой Наруна. Я больше не могла его слушать. Следом ушел и Симмо с Вальдом.
  
  Солнце уже опускалось, ночь была близко, до своего лагеря мы не успевали дойти. Нумер пригласил всех в свой полевой шатёр, рядом с которым расположилось несколько сотен его воинов, которые якобы должны были убить нас. Конечно, Нумер рассчитывал, что мы будем в окружении Дамантов, но он не думал, что размеры их будут такими как у Дэлирио и Самиры, да и гепарды, разгуливающие между людьми, настораживали и, мягко говоря, пугали не меньше, чем любой другой Дамант. Собственно, после того, как Нумер увидел Дэлирио, он вообще не понимал о каких шансах говорил Рожер? У полководца их, по его мнению, попросту не было!
  Но всё это я узнаю после, от Аратта, который как всегда найдет меня, куда бы я не забрела.
  
  ***
  
  Глава 19
  Первое Зло
  
  
  Вольфиаг сидел на пороге дома Мираилы, серые глаза остро смотрели в хмурое, затянутое облаками небо. Остриженные волосы едва доставали плеч, ветер отбрасывал сбитые пряди назад. Вол достал из-за пояса неширокий ремень, которым долгие годы завязывал хвост Вождя. Кожаная тесьма была затертой, заклепка была сломанной, да и не держал бы ремень такую длину. Мужчина провел шершавой рукой по затылку, затем глянул на почти сошедшие мозоли- рука соскучилась за оружием.
  
  - Тебе нужен металл, но у меня нет того, который был бы тебе впору. - Услышал он чей-то голос, встрепенувшись. Позади стояла хозяйка дома, расправив крылья, подставляя их порывам, на удивление, прохладного, ветра.
  
  - Мираила?
  - Что? - Слегка улыбнулась Воллупта, гордая тем, как умело-тихо смогла к нему подойти. - Я лишь хочу тебе помочь...
  
  Вождь встал, бросив последний взгляд на пустое небо, повернулся и зашел в дом. Воллупта в растерянности пошла за ним.
  
  - Тебе это не интересно? - Удивилась она.
  - От кого мне тут защищаться оружием?.. Мне оно понадобиться не здесь...
  
  Ему сложно было описать, чего он хочет, ведь и знал он немного. Более того, он был почти уверен, что битва, если ещё не началась, то вот-вот начнется.
  Мираила вернулась на крыльцо, повернувшись к нему спиной и опять расправляя крылья, негромко произнесла.
  
  - Оружие тебе понадобится, так или иначе. Насколько я поняла, Королева не намерена тебя отдавать, а это значит, что сестры подставили Эйлат. - Воллупта слегка повернула голову, что бы он наверняка услышал каждое слово. - Рожер и твоя возлюбленная начнут тебя искать...
  
  Эта мысль как-то не посещала его, Вольфиаг оказался на ногах.
  
  - Ты считаешь...
  - Я не считаю, я уверена, что за тобой скоро прибудут. Иди за мной.
  
  Мираила пошла прочь, пересекая площадь и направляясь к скалам, окружающим город. За ней следило несколько пар глаз, Воллупты, готовые остановить их, вздумай она доставить пленного по ту сторону преграды. Но она уверенно шагала вперёд, уводя мужчину все дальше от домов и пещер, в которых еще оставались Воллупты. Далеко не все жительницы Марула улетели с Селеницерой. Все бескрылые, и небольшая часть крылатых уроженок города, остались стеречь свой дом.
  Вольфиаг почти дошел до высоких скал, круто и высоко уходящих в небо. Воллупта спокойно и грациозно пропустила его вперед: в единственную хижину под стеной, склад оружия. Эта постройка была заметно больше остальных, стены ее были из темного камня, а крыша из сухих ветвей и листьев, по размеру напоминавших ему листья Дикого Леса. Возможно, они и были оттуда. Охраны не было, видимо оттого, что практически все запасы оружия были забраны с собой, тем не менее, хитрый взгляд его спутницы давал мужчине надежду.
  Он зашел внутрь. Длинные пустые стеллажи были освещены тонкими лучами неяркого света, пробивающегося в узкие щели в каменной стене. Тут было абсолютно пусто, и хоть количество крючков и подставок говорило об огромном ассортименте накануне... Ни одного захудалого ножичка не было теперь, даже для разделки жабы. Вол с непониманием оглянулся.
  Мираила не глядя прошла мимо него и направилась в угол помещения. В полу под коробками и тюками с тряпьем, которым накрывали кинжалы, обнаружилось широкое кольцо. Воллупта крепко ухватилась за него и с силой потянула вверх. Уже не удивляясь очередной тайной комнате, Вольфиаг заглянул вниз. В кромешной темноте, куда не доставал свет, он чуял смрад гнили. Вонь не сбила его с толку, если там и был кто-то, то явно уже давно мертвый.
  
  - Мне туда?.. - Только и спросил он.
  
  Мираила тихо кивнула и неопределенно указала рукой направление. Мужчина хмыкая уцепился руками за пол, спустил вниз ноги и тело, повис. Воллупта мягко нажала на его пальцы рук башмаком, Вол спрыгнул в пустоту, легко приземлился, чувствуя хруст чьих-то костей под ногами.
  Шорох насторожил его- в дальнем углу что-то зашевелилось, слуха достиг скрежет цепей. Глаза нащупывали темноту, каждый сантиметр его кожи чувствовал чье-то присутствие. Воин смело шагнул вперед, сверху он слышал нервное прерывистое дыхание Воллупты. Зрение обострилось и понемногу привыкло к темноте, он вытянул шею вперед и протянул руку неизвестному, в ответ он услышал отдаленно знакомый голос, прокряхтевший совсем близко.
  
  - Ты упустил свой свет... Вольфиаг из рода Анахад.
  Вождь замер, не веря в происходящее! А затем громко завопил Мираиле, одновременно бросаясь к старику, наощупь.
  
  - Отпусти его! Выпусти! Я его знаю!
  
  Руки наткнулись на дряхлое, едва трепещущее тело, мало хранящее остатки тепла. Тонкие кисти в липких язвах были скованные и придавленные тяжелой цепью. Пока старик истерично скрипел-смеялся, то и дело прерываясь на кашель, Вол не покидал надежды:
  
  - Мираила, ключ! Ты слышишь, я его знаю, я его знаю, твою ж мать, дай ключ!
  
  Но Воллупта молчала. В проёме люка появился силуэт её головы, с пальцем, приложенным к губам.
  
  - Я не могу, и не буду этого делать! Нас с тобой не схватили, лишь потому что думают, будто я понадеялась для тебя кинжал найти завалявшийся здесь. У тебя есть несколько минут, пока никто не пришел проверить, затем ли мы тут!
  
  Женщина исчезла, а Вольфиаг, побелев от злости и негодования, повернулся к ведуну, предсказавшему ему изменения в жизни из-за Луми.
  
  - Я не могу понять, как ты, старый пень, не смог своё заточение предсказать?! Жить надоело? Женской кампании захотелось?
  
  Вольфиаг продолжал нести бред, дергая цепи и пытаясь их вырвать из каменной стены, уходящей глубоко под землю, упершись в нее ногами и до пота на лбу натягивая железо. Старик успокоил свой смех, и тяжко вздохнув, пробурчал.
  
  - Свет станет тьмой, ненависть обернется любовью, а любовь болью. Если ты не превзойдешь самого себя, не простишь тех, кому нет прощенья- смерть заберет всех вас!
  
  Он снова засмеялся, на этот раз тише и холоднее, а Вол, устало бросив свои попытки осел на пол.
  
  - Безумный дурак, что ты несёшь?! - Тяжелое дыхание наполняло яму-темницу теплом, а провидец устало лег наземь, разговорившись не на шутку, в отличии от всех их предыдущих встреч.
  
  - Я лишь передаю послания Богов... Они меня не хотят пускать к моим братьям, всё говорят: выслуживай, за их грехи прошлого, помогай, говорят, людям... а мне может вас и не жалко, Вы слабаки безвольные, по сравнению с нами!
  
  Слепые мутные глаза обратились к черному потолку, будто там было безоблачное небо с ярким колом Дэуса, а не гнилой пол.
  
  - Плевал я и на Вас, Богов людских! Ты слышишь меня, Дэмиэнус, ты предатель, раз не способен отобрать мою жизнь у своего брата! Я проклинаю вас обоих! Всех Богов проклинаю и все ваши потомства! Я устал служить вам, все равно не сдохнуть мне...
  
  Вол почувствовал холод по спине, волна льда прошла между лопаток и залегла где-то рядом с быстро-стучащим сердцем. Голова провидца повернулась к нему, слепой взор теперь смотрел прямо в этот холод, в душу воина.
  
  - Ты... Надо было убить тебя, когда я мог. И дочь Луны тоже нужно было прикончить, не раз ведь мог...
  
  Вольфиаг непроизвольно попятился назад, пребывая в полнейшем непонимании, и чувствуя явную черную магию, витающую в воздухе, пронизывающую все пространство красными острыми нитями, словно щупальцами, опутывающими разум.
  Сверху опустились две крепкие ладони, Вол поднял руки, не отрывая глаз от сбрендившего провидца. Воллупта быстро вытянула его и сразу же закрыла тяжелый люк. Едва она бросила коробки и тряпьё сверху - лучи света с улицы замелькали, снаружи послышался хлопот крыльев. Воин и женщина шагнули в разные стороны от тайной темницы, а в хранилище зашли двое крылатых.
  
  - Что здесь происходит, Мираила? Решила вооружить пленного? - Одна из Воллупт плотоядно впилась взглядом в рельефное тело мужчины, вторая же с вопросом выступила вперед, пристально всматриваясь в угол с люком.
  - Ээ, нет, Сальми, я просто... - Замялась женщина, делая еще шаг от того места где коробки скрывали вход вниз. Вольфиаг сделал угрожающий шаг вперед, не боясь признать свои познания о ещё одном пленном, но реакция девушек изменила его намерения.
  
  - Ладно, чего ты мне сказки мелешь: знаю хотела найти ему что-то. Если ты ему так веришь... Мы можем помочь.
  
  Мираила удивилась не меньше Вождя. Воллупта по имени Сальми оглянулась на свою напарницу, та утвердительно кивнула и достала из-за спины сверток плотного полотна. Передала его Воллупте, а та несмело подошла к Вождю, напряженно протягивая руку.
  
  - Мы верим Мираиле. Если ты не убил ни её, ни дочерей за столько времени, пока находился в Маруле, хоть они тоже носят крылья: значит ты не таков, каким описала тебя наша королева... Наши девушки мечтают любить. Но это невозможно, если мужчины желают всем смерти.
  
  Вольфиаг на мгновение прикрыл серые глаза, пытаясь сложить кучу разношерстной информации в один день. Затем он принял сверток в руки, и тут же понял, что это меч. Отбросив полотно, он высоко поднял брови: в его руках лежал не просто меч- это был его собственный меч. А Воллупты в ожидании приговора смотрели на него.
  
  - Я не желаю смерти всем. - Спокойно сказал он. - Лишь тем, кто хочет развязать войну.
  
   Мираила облегченно вздохнула за его спиной.
  - Сальми, кто ещё об этом знает? - Повелительно осведомилась она.
  - Только мы с Тирой. - Кивнула девушка на напарницу. Затем покраснев, добавила. - Ну и....еще несколько. Но они будут молчать, клянусь!
  
  Мираила помотала головой, в переживаниях за неразумных девчонок, и подхватив под локоть Вождя, поспешила обратно в дом. Спрятав меч, он покинул хранилище, с тяжелым чувством внутри, с ощущением, что судьба его предала и одарила одновременно. А также с четким намерением выяснить, как провидец тут оказался.
  
  Когда они оказались в доме, Мираила махнула провожающим их в небе Сальми и Тире рукой, и плотно закрыла двери на засов. Облокотившись крыльями о дверь, Воллупта шикнула на вылезших из комнаты дочерей, и посмотрела на мужчину. Вольфиаг положил меч на кровать, откинул полотно и провел рукой по ровному лезвию, по рукояти. Металл шептал ему в ответ, но сейчас было не время. Он повернулся.
  
  - Объясняй!
  - Что ты хочешь знать? Почему я не выпустила его? Никто в этом городе на это не осмелится и не позволит это сделать тебе, если знает по-настоящему: кто это.
  
  Вольфиаг и сам засомневался сегодня, что знает этого безумного, тем не менее, настаивал дальше.
  
  - Я его знаю...или знал. Это провидец с наших земель, я дважды к нему обращался. Он никогда не чинил людям смерть!
  
  Мираила с болезненной насмешкой и даже жалостью глянула на Вождя и прошла к столу в центре комнатушки. Глотнув воды из кувшина, она продолжила.
  
  - Ты помнишь темницу, в которой ты был вначале? - Спокойно спросила она, желая, чтобы он пришел к ответу своим умом. Он кивнул, вспоминая клети для Дамантов и тайную круглую дверь в полу.
  - А знаешь ли ты, кто построил этот город? Не хижины, в которых живем мы, а площадь, черные каменные башни, Сад Эдамаф, Храм Дэмиэнуса...
  
  Воин медленно кивнул, вспоминая и это: некроманты были первыми жителями этой ямы среди острых пиков гор. Воллупта не говорила дальше, но продолжала многозначительным взглядом сверлить, ожидая его умозаключений.
  
  - Ты хочешь сказать... - Вольфиаг почувствовал, как волосы зашевелились на его голове, прежде чем догадка появилась в мыслях. Мираила опустила голову.
  - Возможно, он и помогал вам какое-то время. Но некромант никогда не будет желать людям искреннего добра. А тем более этот... Он всего лишь последний из своего рода, озлобленный на всех нас, и на Богов в том числе, колдун, обладающий бессмертием.
  
  
  ***
  
  Почти всю дорогу я провела на спине Наруна. Мне больше не хотелось ехать на Торе, когда рядом был Вальд. Я не могла сесть на Вальда, так как он меня не узнавал и принимал на себя только мальчишку. Симмо безусловно оказался славным малым, не гордым, чистым и откровенным. Но Вальд был мой конь! И моё сердце болело.
  Король Нумер теперь был с нами, и когда он в очередной раз видел меня верхом на Даманте он довольно крякал, словно в этом была некая его заслуга. А если рядом был один из его сыновей: Акил, или Маду (Гьяси, младший, пока боялся вылезать из высокой повозки, опасаясь Дамантов) то подпихивал локтем, обращая их внимание на меня, несостоявшуюся сестру, которая едет верхом на Даманте. Я знала, чего он пытался этим добиться, но выглядело это весьма странно. И я все ждала момента, когда однажды ночью они сбегут. Мне все еще не верилось, что Мирифлем нам верен.
  
  А в один из вечеров, я вновь побывала на тайном собрании, подальше от лагеря. В этот раз Аратт заранее меня предупредил, и к полуночи пришел с Тобриэлем и Наруном, сопровождать. Мы прибыли на место, где нас уже ждал отец с Дуксом, а также Паззо Хауран, Аркир и Олан-Артур. Рядом с последним стояла Джеки, но по глазам Аркира мне подумалось, что он не был рад этому. Тем не менее, стоило нам приблизиться, и Паззо Хауран взял всё внимание на себя. Без лишних слов указал на повозку за его спиной и мне стало не по себе: её колеса глубоко врезались в землю от тяжести веса, а лошади и Аркир сторонились её, и старались не приближаться слишком близко.
  Паззо отбросил темный полог, покрывающий содержимое повозки, я всмотрелась в материал. Несколько рулонов толстой чешуи неизвестного мне животного, отчищенной, цвета топленого молока. Аратт подскочил и развернул один из свертков, он гибко скользил по его руке, облегая костлявую ладонь, а я наконец-то поняла, что это.
  
  - И все это кости?! Надо же как искусно сделаны, сколько труда! - Мой отец не находил слов. - Да вы просто мастер, должен, с опасением, признать!
  
  Паззо Хауран довольно улыбнулся и с горящими глазами начал бормотать.
  - Что Вы, Ваше Величество, я лишь делаю то, что умею: всё из всего. За это меня и ловили охотники за головами, этим я и могу быть полезен тем, кто мне нравится.
  
  Игнадд ухмыльнулся и махнул рукой.
  - Сколько мы можем сделать защиты? - Поинтересовался он.
  - Смотря кого решите одевать в эту защиту. - Многозначительно ответил Паззо.
  
  Игнадд задумался, а после, до вечера менял список "первых, кого нужно обезопасить", час от часу пытаясь добавить кого-то ещё, и сталкиваясь с неизбежной необходимостью кого-то вычеркнуть. Так или иначе, своих детей он защитил, как и крылья Дукса, сколько бы тот ни рычал на него и не оспаривал. Последнее слово за человеком, за Королем.
  
  - Второй раз я не позволю им тебя ранить! - Только и рявкнул Игнадд, и дергая рыжую бороду топнул ногой, настаивая на своём решении.
  
  Когда мы присоединились к остальным, Агний собрал срочное совещание, на которое сказал явиться мне в первую очередь. С трудом переборов свой страх, я отошла от серого Даманта и направилась вслед за остальными в шатер. Отец догнал меня и приобнял за плечи, так мы вместе и вошли.
  Томас тут же подскочил, Триз успокоил парня и что-то негромко сказал тому ухо. Я наконец осознала, откуда знаю этого юношу и сердце сжалось. В шатер заходили остальные, а я, не веря глазам медленно шла к нему, вытянув вперёд руки. Парень испуганно оглянулся, не увидел ни от кого поддержки, и с опаской протянул свои руки в ответ.
  
  - Томас? - Я не была уверенна, правильно ли помнила его имя. - Сын той служанки, что помогала мне бежать когда-то давно...
  - Это я, госпожа.
  Я в ужасе затрясла бедного за плечи, с трудом соображая.
  - Как, как ты тут оказался? Где твоя мама? Я, я не помню, как её зовут, Мариэтта кажется?
  
  Томас печально кивнул. А затем вдруг совсем по-взрослому заговорил, оглядывая всех в помещении.
  - Меня сюда прислали. Не только моя мать, это была инициатива Лорда Баваса и Королевы Эйлат. Они втроём пытаются защитить людей от нападок Рожеровских каннибалов. Он теперь поселился в замке и всеми там командует. А когда он узнал, что Вы прибыли... - Томас вновь повернул своё веснушчатое лицо ко мне. - ...Он отправил всех своих самых приближенных подальше, и оставил только армию и Королеву Эйлат. Впрочем, её он, вероятно, тоже отправит подальше от битвы. Мне нужно вам многое рассказать. Он заключил сделку с Воллуптами...
  
  Конюх продолжал свой рассказ, а я медленно отступила назад, изредка удивленно моргая. Томас поведал нам о ящерах убийцах, на которых передвигались каннибалы, и о том насколько они опасны. Об огромном количестве Рожеровских воспитанников, которые ничего не бояться и не чтят ничьих Богов, кроме, разве что, племени тех же каннибалов, которое путешествует с ними и возглавляет всю их армию. Так же, мы услышали о прекрасной Эйлат, чьи поступки говорили о врожденной доброте девушки. О Бавасе, который говорил Симмо найти Вольфиага... Пазлы складывались в моей голове, пока Томас выкладывал новые и новые факты. Я чувствовала мурашки, от сплетаемых событий, а может и от злости.
  Этот безумец организовал целую войну из-за своего детства, а теперь обернул её против сбежавшей невесты?! Против меня! Он задействовал тут всех, даже тех, кого это вовсе не касалось. Он сошёл сума! Затем в моей голове добавился новый пазл, как только Томас заговорил про темницу. В углу шатра я увидела побелевшую от услышанного Мисалиафу. И хоть по словам парня Атери Валькирий была жива, но отпустить их не получалось, какие бы они способы не перепробовали. Я только начала волноваться за Мису, как вдруг осознала, что Томас подошел к самому главному.
  
  - Ваше Величество, Королева Эйлат передавала лично Вам... - Сказал Томас, привлекая к себе мой взгляд. - Господин Вольфиаг был пойман ее сёстрами и доставлен к нам, они рассчитывали, что Эйлат сразу же сдаст его своему мужу, Рожеру. Лорд Бавас тоже видел его, но не мог повлиять на исход событий, Вождя Вольфиага забрали в город Воллупт, Марул, и должны доставить Рожеру, вместе с армией, к бою.
  
  Я словно зачарованная смотрела на белобрысого конюха, так спокойно говорившего, о том, кого я боялась потерять навсегда. Мне хотелось одновременно расцеловать его от счастья, что Вола видели живым, и убить неповинного, от того, что его забрали эти... Он даже не здесь, не в замке Эдука, стоящий уже совсем-совсем рядом. Вольфиаг далеко в горах, с Воллуптами... Хотя, возможно его таки привезут на бой?
  
  - Так я не понял, он где? - Втиснулся в разговор Аратт. - Ты как-то непонятно рассказываешь!..
  
  Король Игнадд поднял брови в удивлении, словно делая вид, что он вообще не причастен к этому юноше и не в курсе: кто он. А Принц продолжал свой беспристрастный допрос.
  
  - Что там вообще происходит: Королева за нас или как? Как, то есть она за нас, а рука, отрубленная от Атери Валькирий, приплыла к нам туда, в Абиссум?
  
   Томас несмело поднял руки, в усмиряющем жесте, Аратт взглядом дал разрешение ответить.
   - Королева Эйлат на самом деле хоть и Воллупта, но без крыльев же. Она и добрее всех, кого мы видели там сейчас. Но, как сказал Лорд Бавас в её отсутствие: влюбилась она по уши в этого изверга. И это всему может стать помехой, или спасением.
  - Парень, сейчас не до шуточек и загадок для детишек. Ты к сути ближе, да к фактам. - Поторопил Аратт.
  - А больше фактов нет: она пытается спасти невинных, отбить его у леди Джилли Торрлетт и остаться с Рожером. Она на вашей стороне, в том плане, что считает Принцессу Лумилисенну невинной. Она спасла много жизней, Ваше Величество... И уверен, ещё попытается спасти.
  
  Я утвердительно кивнула, показывая, что ценю его помощь. Хотя это была ложь, я пыталась не думать о ком-то, кто будет сожалеть о смерти каннибала. Надеюсь, мать Томаса не доверилась бы тиранше и убийце, как и дядя Вола. Томас больше ничего нового не рассказывал, Мисалиафа резко и незаметно исчезла из шатра. Остальные начали бурно обсуждать тактику боя и нападения, ведения каких-то переговоров и другие тонкости, которые мне было не понять. Я покинула шатер и вышла на свежий воздух.
  Сразу на входе меня ждал Нарун, а ещё Вальд и Симмо, тайком подслушивавшие доклад Томаса. Помню, как Вальд и мои дурацкие планы поддерживал... а теперь вот этот Симмо таскает коня за собой подслушивать с ним военные советы. Я слабо улыбнулась им, и поманив Даманта рукой, пошла прогуляться. Пока мы ещё были недалеко от лагеря, я негромко спросила у Наруна.
  
  - Где сейчас Самира? Я могу с ней поговорить?
  
  Нарун с удивлением уставился на меня.
  Она недалеко, конечно можешь, что ты хочешь?
  
  - Я хочу узнать кое-что об одном намерении... - Неоднозначно ответила я.
  
  Нарун перенес меня на несколько сотен метров от разбитых шатров и костров. Приземлившись я увидела искристый свет её шерсти, писк щенков врезался в мысли. Среди общего гомона, я с трудом разобрала приветствие одного из них.
  
  Привет, Луми! Что-то случилось?
  
  Я кивнула головой, тут же понимая, что описать словами, наверное, не смогу. Все заготовленные слова покинули мою голову, а сама мысль обратиться к Самире, показалась самой глупой идеей. Нарун подтолкнул сзади, Даманта склонила огромную голову набок, в ожидании.
  
  - Я не знаю, где Вольфиаг: либо его доставят сюда, либо оставят в Маруле. Это город Воллупт, высоко в горах. Я не могу им рисковать, если он остался там - я не смогу воевать достойно. Я должна точно знать...
  
  Ты хочешь отправить туда Диких? - Нарун выглянул из-за моего плеча. Казалось он был даже рад.
  
  Самира внимательно следила за мной, мне стало слегка не по себе.
  
  - Да, я и сама хочу туда отправиться. Но нужно, что бы Самира осталась тут, под защитой Дэлирио. Это и есть то, о чем я пришла просить. Дашь ли ты мне согласие, с несколькими десятками твоих Диких налететь на Марул?
  
  Даманта глубоко и внимательно заглядывала мне в глаза, а щенок, виляя хвостом, внимал материны слова. Затем оповестил всех нас, правда вовсе не о том, что я хотела бы от него услышать.
  
  Сперва нужно как-то это объяснить Дуксу Дэлирио. Мама говорит: вы его совсем не заметили, а еще говорит, что ему не нужна наша маскировка, он и так неплохо умеет это делать.
  
  Я оглянулась, и только сейчас заметила едва уловимое движение черной шерсти, почти рядом со мной. Невольно дернувшись, я остановилась и подняла голову: кроваво-красные глаза смотрели прямо на меня сверху вниз.
  
  - Здравствуй Дэлирио... - пробурчала невнятно я. Нарун спокойно склонил голову в поклоне.
  
  Лумилисенна, я не могу тебя отпустить. Тем более без ведома отца. Ты ведь знаешь это, что за глупость.
  
  Мне стало жаль, что Аратта не было рядом, но это не изменило моей уверенности. Я упрямо посмотрела Дуксу в глаза.
  
  - А что ты предлагаешь? Если они его там оставят? Или может, уже убили? Ты готов ждать встречи с Рожером, чтобы это проверить? Лично я - нет! Я ворвусь туда и оторву крылья и голову каждой! И найду-таки Вола!
  
  Дукс равнодушно, как мне показалось, перевел взгляд с меня на Самиру. Даманта тепло подняла морду в ответ. Между ними словно происходил диалог, хоть этого и не могло быть. Я с вопросом смотрела на обоих.
  
   Я сам отправлюсь туда. Не ты, и не Самира.
  
  - Ты должен убить каждую Воллупту в этом чёртовом городе, ты слышишь меня? - Чужим голосом осведомилась я у Дукса.
  
  Понял... Но лишь при условии, что Вы постараетесь не начинать бой, как можно дольше. Запомни, Лумилисенна, вы должны дождаться меня!
  
  Дэлирио, буквально тут же, решил отправиться в путь. Моё сердце быстро застучало, и хоть я понимала, что иначе поступить не могла, мне казалось несправедливым с моей стороны отправить Дэлирио, не посоветовавшись ни с братом, ни с отцом. Впрочем, Дукс скорее сам принял это решение, а я лишь его не оспорила.
  Так или иначе, когда Игнадд нашел меня, я возвращалась назад к шатрам, а в небо улетал Дэлирио, уводя с собой несколько десятков Диких Дамантов. Игнадд хмуро провёл их взглядом и уставился на меня. К нам подбежал Ранн с прямой простотой удивляясь.
  
   - Куда это он собрался? Еще и Дамантов с собой взял так много?
  - Ранн, это я их...- Начала было я, но увидела взгляд отца и осеклась.
  - Ты что сделала? - Переспросил Игнадд слегка охрипшим голосом.
  
  В то мгновение, я подумала, что, наверное, я принесла отцу одни только беды: не просто войну, еще и непослушание, полное отсутствие смирения, хуже, чем у Аратта... Мне стало стыдно, я подняла голову и не громко ответила, стараясь не замечать его бледное лицо.
  
  - Я думаю, что Вольфиага могут там оставить, и Дэлирио согласился с этой мыслью. Он полетел в Марул, в тот город, где его держат и....и доставит его обратно, если он там.
  
  Ранн с сомнением посмотрел на меня, впервые за все время знакомства, не веря моим словам. Я залилась краской и обойдя их обоих направилась к шатрам, не желая больше говорить. Нарун шел рядом молча. Уже через пару метров сзади послышался крик.
  
  - Просто доставят?! Луми остановись!
  
  Я застыла на месте, с удивлением обнаруживая разъярённого Ранна. Старик был белее снега и продолжал вычитывать меня, словно свою дочь.
  
  - Я знаю тебя достаточно давно, ответь, что ты им приказала!
  - Убить каждую Воллупту в городе.
  
  Сзади послышался шелест крыльев и голос брата.
  - Ты что-о??
  - Она сума сошла! - Вырвалось вдруг у отца.
  
  Его поддержали практически все, а я развернувшись продолжила путь к шатру. Я понимала, о чем они все так побивались. О моей душе, способной причинить вред невинным. Но в моих глазах они все были виновны... Каждая крылатая девушка, назвавшая себя Воллуптой, и не крылатая, но мечтавшая их получить. Каждая, посягнувшая на моего мужчину...
  
  Я понимала их возмущения, но была рада тому, что Дэлирио принял мои условия и уже в пути.
  
  Глава 20
  Кровавый рассвет
  
  
  Войдя в шатер, я обнаружила там Мисалиафу.
  
  - Привет, сестра. - Едва вымолвила она. Красные заплаканные глаза, смотрели из тьмы, что пряталась в самой душе.
  - Агний знает?.. - Начала было я, но Миса сразу отрицательно помотала головой. Никто не знал, что она здесь.
  - Ты поможешь мне, Луми? Я еще не умею, как ты, без бунда и поддержки, уйти в транс...
  - Конечно. - Согласилась я. - Что ты хочешь?
  
  Валькирия подошла ближе и вложила мне в руки бунд.
  - Я хочу к маме...
  
  У меня дёрнулось сердце, от её простой и доброй просьбы, такой наивной, словно взгляд грудного ребёнка у тебя на руках. Слеза пролилась по щеке, я смахнула её и отступила от сестры, сев на пол и взяв одной рукой её запястье.
  
  - Миса, для транса без поддержки, достаточно иметь веский стимул, и полную концентрацию на Богине, а не на цели.
  
  Я отпустила её руку и начала отбивать ритм её сердца. Девушка с трудом оторвала взгляд и сосредоточилась на танце. Я не стучала сильно громко, чтобы нас не услышали, монотонный ритм и так сделал свое дело, я сменила направление, и сестра закрыла глаза, погружаясь в поток.
  Все было весьма просто, путешествие не было длинным, Олимия была совсем близко. Мисалиафа открыла глаза в темнице. На стенах были слабые факелы, несколько охранников разгуливали по коридору, не замечая её призрак. Но вот несколько Валькирий в соседних камерах начали шевелиться, подползая к выходу поближе, чувствуя особую вибрацию в воздухе. Мисалиафа сделала шаг за дверь и оказалась в темнице с Олимией. Воздух стал разряженным, поток практически замер, чтобы Миса могла как следует насмотреться на мать. Олимия же в свою очередь встала, с мягкой улыбкой приветствуя дочь.
  
  - Ну здравствуй, родная. - Совсем тихо молвила она, а Мисалиафа почувствовала так, будто мама ей на ухо шепнула.
  -Мама! Мама, как ты? Как твоя рука? Я вытяну тебя, ты слышишь? - Мисалиафа пыталась прорезать пространство и поток, но тот поглотил её звук и Олимия ничего не услышала.
   - Ты наконец-то пришла... За советом? Убедиться, что я жива? Попрощаться? Я не знаю...
  - Мама, я лишь...Я так рада что ты жива, я не хочу тебя потерять!
  
  Олимия улыбнулась в пустоту, одинокая рука протянулась в направлении смутного очертания дочери.
  - Береги себя родная, кто ж знал, что это Луми тебя учить будет, а не наоборот. Но ты ей верь, она Ваш предводитель. Я теперь знаю это. - Олимия тепло улыбнулась, облако начало таять.
  
  Мисалиафа почувствовала, что её забирает поток, против воли, но кричать было бесполезно. Мама осталась где-то там, в темной темнице замка, а Валькирия быстро вернулась в реальность, в шатер, под навес к Луми, который расположился совсем недалеко от людей Рожера. Девушка хотела об этом сказать, но та закрыла ей ладонью рот и показала на выход из шатра: кто-то приближался. Через мгновение к ним присоединились Рэххилу и Далира.
  
  - А где Лисма и Эйра? - Спросила я.
  - Они скоро будут. - Подсказала Рэххи.
  
  Мисалиафа обвела нас всех взглядом. Затем поднялась и проковыляла ко мне, опираясь об моё плечо.
  
  - Я хочу научиться у тебя Луми многому, а для этого ты должна быть жива. Мы стоим всего в нескольких бросках от первых костров Рожера, нам нужно отойти дальше, если мы не планируем нападать сию минуту...
  
  Я согласно кивнула. Мне неизвестно было, что там увидела сестра, но выйдя из транса она прибавила себе сил и уверенности, в то время как мои визиты вглубь реальности, приносили мне пока что: только разочарования.
  
  В тот же день, наш лагерь сдвинулся с места вновь, на этот раз делая шаг назад. Я не знала, остановим ли мы своё наступление вообще, но хотя бы пару дней выиграть намеревалась. Правда и смотреть в глаза отцу, Аратту, как и Ранну с остальными, было сложно. Только мои сестры меня понимали и ни слова не молвили о моём поступке. Возможно оттого, что Валькирии всегда не любили Воллупт? А я мысленно считала, как много успел пролететь Дэлирио, и как скоро он всех убьет, найдет ли он там Вождя?
  Остаток ночи можно было поспать, длинный переход был завершен. Я трудно понимала уже вообще, кто где находится, изредка натыкаясь то на гепардов, с Олан-Артуром, то на невидимых Дамантов и Самиру, то на воинов одной армии, то на вояк из другой. Все они шли вслед за мной и отцом, которые вели их фактически на смерть. Эта мысль вновь не давала мне покоя. И сна, особенно в последние часы перед рассветом. Когда все спали, я вышла на улицу и подняла голову вверх: яркие звезды были разбросаны на черном полотне неба. Сегодня Сванвейг была прекрасна, пока любование ею не прервала тень, перекрывшая мне весь вид.
  
  - Луми, это я. - Совсем серьезно сказал Аратт.
  - Точно ты? А то что-то, не похоже...
  
  Принц лукаво оскалился, спрыгивая со спины Тобриэля.
  - Чего не спишь? Возможно, уже завтра тебе понадобятся все твои силы.
  
  Я пожала плечами. Я почему-то, еще не боялась. То есть, некое чувство страха и было, но мне все ещё казалось, что наша встреча с врагом нескоро, она нереальна.
  
  - Ты чего? Говори!
  - Да не знаю я, Аратт, правда. Мне не терпится все это решить, но и осознавать, что завтра я могу одного увидеть, а другого потерять, я тоже боюсь! Я не смогла вернуть себе коня, даже найдя его... Что же будет с Волом?
  
  Брат обнял меня и повел обратно в шатер. Словно дитя уложил в постель и укрыл одеялом. Все же, у меня было пару часов на сон. Тобриэль шумно сопел, и моё сознание быстро померкло. А в лагере уже вовсю готовились к битве, прибыл посланник от Короля Рожера, вызывающего их на переговоры, которые он назначил у тех самых столбов...Мне об этом не сказали, всё равно времени немного было. Да и Аратт никого не пустил бы.
   И стоило моим векам ненадолго сомкнуться, погружая меня в поздний сон, как в разных уголках этого королевства произошли самые важные рассветы, в жизни нескольких людей...
  
  Эйлат
  
  Этот рассвет стал для неё роковым, после стольких тёплых ночей с любимым мужчиной.
  Едва лучи света закрались в комнату, к ним тут же вломилась охрана. Среди прочих был и безухий Гробар, что больше всего взбесило Эйлат и удивило, ведь он должен был быть далеко отсюда, в деревне с племенем и Джилли. Сквозь её сон прорвались их крики и Рожер резко подскочил с кровати. Рассудок смутно очнулся, Эйлат услышала вопли Гробара и обрывки слов.
  
  - ...в паре сотне метров видел! Точно она! Они придут, все уже забегали в их лагере! Я уверен...- Гробар метал огни из азартных глаз, потеряв всякую рассудительность и спокойствие.
  
  Эйлат отвернувшись набросила платье на плечи, связала волосы в ленту, обернулась... и увидела грустные глаза мужа, Рожер стоял по ту сторону, ещё теплой от их обьятий, кровати. А рядом с ней уже был Эддер. Лысый шпион тянул к ней свои костлявые руки, призывая уходить как можно скорее. Эйлат подняла ладони в усмиряющем жесте, пытаясь докричаться до полководца.
  
   - Рожер, подожди, пожалуйста оставь меня здесь, я буду просто в замке, все будет хорошо!
  
  Он ничего не ответил, только коротко кивнул Эддеру, а тот крепко вцепившись в руки Королевы, потащил её к выходу, прихватив на ходу её тёплый плащ. Рожер провёл их взглядом, а затем его взор погас. Гробар, впрочем, ухмыльнулся в бороду, что-то ему оповещая.
  
  - Тебя ждет сюрприз. Я приехал не один. - Гробар отступил в сторону, слыша за своей спиной приближающиеся шаги.
  
  Рожер с недоверием посматривал на наставника, а из-за его спины выходила Джилли Торрлетт, постройневшая и похорошевшая, даже за столь короткую разлуку с полководцем.
  
  - Она сама вызвалась приехать, а не просиживать всё самое интересное там. - Начал объяснять Гробар, но девушка взяла инициативу на себя и продолжила.
  - Просто это как бы я натолкнула тебя на мысль с крылатой армией, в принципе... а теперь, гляжу, ты обо мне позабыл? - Дерзкий голос соответствовал взору, указывающему на разбросанные вещи и постель, следы бурной ночи с Эйлат.
  
  Рожер даже слегка улыбнулся, чувствуя вновь забытое раздражение от её ревности. Джилли тоже улыбнулась, и это ему понравилось. Гробар так вообще хохотал.
  
  - Что ж! Давайте хоть одну из его баб сожрём! И раз вы все такие прелестные, то давайте поймаем Ведьму!
  
  Рожер с яростным рыком поддержал слова наставника, а Джилли едва удержалась, чтобы не сбежать от испуга.
  
  Королева Эйлат покидая замок тайным ходом, видела, как в одном из окон ведущему к их спальне, промелькнула беловолосая голова Джилли, которая якобы должна была уехать со всем его племенем куда подальше. Эйлат попыталась остановиться и вернуться, выяснить, что она тут делает, но крепкие руки Эддера до боли врезались в запястья, он сипло протянул ей на ухо, своим низким неприятным голоском.
  
  - Если попытаешься вырываться, вырублю и потащу на плечах. А то что эта кудрявая вернулась, я тоже не знал...
  
  Эйлат поддалась его напору, позабыв обо всём. Эддер усадил Воллупту на коня, запрыгнул на второго и перехватил её поводья. Резко стартовав, он быстро увозил самое главное для Рожера. То, что делало его слабым. Его любовь.
  Эйлат, впрочем, нежных чувств пока не испытывала, и боли от расставания тоже. И вовсе не оттого, что разлюбила его. А скорее от того, что думала о Мариэтте и Лорде Бавасе, о целой семье Валькирий с их предводительницей... Воллупта понимала, что всех их ждет смерть, как и прибывших с Лумилисенной Дамантов. Ведь после прибытия армии Воллупт, уже никто не сможет сбежать.
  Всего несколько дней назад, словно предвещая добрые вести, прилетели первые стаи крылатых воительниц. Рожер был впечатлен, а Эйлат рада, что те прилетели без каких-либо рассказов об плененном Вожде. Рожер был всё ещё в незнании о главном искомом. Воллупты прилетали и прилетали, не скрываясь, иногда похабно и нагло зажимаясь с парнями из армии Рожера, и даже с каннибалами. Эйлат предпочитала оставаться в замке, не высовываясь на улицу, дабы не наблюдать всё это. Иногда Воллупты пытались забеременеть прямо там, иногда они убивали кого-нибудь, ради забавы. А потом прилетела Селеницера, и это стало в норме. Королева не спрашивала у Рожера про неё, так он ей позже ночью рассказал. Но вот её младшая дочь, Крайли, спросила, и он ей ответил, что оправил Королеву Эйлат подальше от войны, в убежище. Так что Эйлат была спокойна, никто из Воллупт не знал, что она всё ещё здесь. Но она окончательно потеряла возможность как-то общаться, и хоть чем-то помочь своим друзьям.
  Эддер не успел её увезти далеко, прежде, чем она опомнилась и начала просить его.
  
  - Я умоляю вас, мы не будем лезть в бой, подойдем издалека, чтобы нас не увидели! - Эйлат сложила ладони вместе в молящем жесте. - Прошу тебя, Эддер, я лишь хочу убедиться, что все будет хорошо. Я обещаю не делать глупостей и не сбегать. Но мы должны хотя бы увидеть бой!
  - Ты совсем ума лишилась? - Эддер не был особо уверен в своих словах, это было слышно. - Там будут Даманты, они с воздуха могут нас засечь!
  
  Королева продолжала смотреть шпиону в глаза, пытаясь упросить остаться. Эддер с сожалением и досадой на самого себя, махнул рукой и увел коней в другую сторону.
  
  Вольфиаг.
  
  Пройдет совсем немного времени, и будут Воллупты, которые станут рассказывать своим детям, о Кровавом рассвете... Именно так его назовут, и именно таким его запомнит Вольфиаг. И виновной в том, долгое время, будет считать Луми.
  Когда свет Дэуса едва озарил небо, Вольфиаг почувствовал нечто странное: внутреннее чутье сработало, или земля под кроватью неслышно задрожала, но мужчина внезапно и резко встал, а затем выбежал на улицу из дома Мираилы и замер. В небе вдруг не стало света, словно всего на несколько мгновений вернулась ночь. Глаза не смогли распознать, что же произошло. Вольфиаг начал оглядывать площадь, в поисках чего-то или кого-то, и одновременно с невообразимым увиденным, в сознание вторгся пронзительный визг.
  Глаза нашли кричащую Воллупту, бескрылая серебристоволосая убегала от чего-то невидимого, и держала одной рукой разорванное плечо... Она истекала кровью, и таких же жертв на площади становилось все больше и больше, с каждой секундой!
  Вольфиаг недолго думая бросился им на помощь, в то же время размышляя о том, каким образом тут оказались Дикие Даманты, и кто их сюда привел? Вол подхватил брошенный кем-то короткий кинжал и сразу же заметнул его в одну из исчезнувших теней, рядом с упавшей крылатой Воллуптой.
  Это были точно Дикие Даманты, ведь Вольфиаг уже знал, что те умеют быть невидимыми, да и от его кинжала, на землю капнуло несколько капель крови, а в воздухе замерцал настоящий цвет животного.
  Рык и крики плыли по всему городу, животные озлобленно бросались на носительниц крыльев не по праву, а Воллупты с ненавистью и умением пытались их убить. Впрочем, учитывая, что остались тут самые безобидные женщины с легкой охраной, Даманты явно имели своё преимущество. Вольфиаг продолжал вычислять невидимых и спасать от них бескрылых жительниц города. Девчонки с ужасом в глазах судорожно хватались за его руку, пока он отводил внимание очередного зверя на себя. Затем он указывал Воллуптам направление, где им можно было укрыться, а сам пытался остановить Даманта.
  
  Вол был испуган, но уже осведомлен о многих их умениях, оттого почти "видел" каждого из них. Кого-то можно было вычислить по шумному дыханию, кого-то по ране, с редкой каплей крови- для этого достаточно хорошенько сосредоточится и прислушаться. Многие невидимые отбрасывали едва уловимые блики, отводящие лучи солнца от их маскировки. Двоих Диких Вождь успел серьезно ранить, третьему, даже, зацепить крыло. Но его сражение вслепую длилось недолго, от центра в сторону Вождя мчались почти все оставшиеся Воллупты. И бескрылые, и крылатые - на удивление воина.
  На площади, помимо Вождя, их поджидали невидимые Даманты, а сзади... Огромной черной тенью смерти шел за ними Дукс. Он скалил пасть, грозно шагая вперед, оставляя следы на черном камне, от гигантских острых когтей, явно желая согнать всех и каждую Воллупту в один угол, а затем и расправиться с ними. И он знал о присутствии Диких, был с ними вместе. Вольфиаг даже почувствовал, как замерли невидимые животные поблизости, ожидая приказа от вожака.
  Воин не ждал, пока Дамант прикажет, а быстро выскочил вперед, оттолкнув одного из невидимых Диких, стоявшего у него на пути.
  
  - Дэлирио!!!
  
  Крик Вольфиага прозвучал рыком, заглушившим малейшие звуки. На площади повисла могильная тишина, прерываемая несколькими стонами раненных девушек, и шумным мысленным общением Диких. Они действительно в этот момент многое обсуждали, в воздухе стояло колыхание пара от их возмущенно открытых пастей. И, если бы люди имели возможность их слышать, то на площади не показалось бы так тихо.
  До Дэлирио тут же долетело несколько вопросов, а затем и то, что этот воин защищал Воллупт и уже убил нескольких Диких. Дукс тем не менее не мог сдержать своей радости, что нашел его.
  
  Вольфиаг! Ты жив!...
  
  Дамант сделал несколько шагов навстречу. При его размерах, этого было достаточно, чтобы оказаться рядом. Вождь протянул руку вперед: огромная морда, подросшая в несколько раз с момента их последней встречи, наклонилась вниз. Дэлирио уперся лбом в его ладонь, с такой силой, что мужчина под напором сделал несколько шагов назад.
  
   - Чудом, но жив! Что здесь происходит, расскажешь? - Тяжело дыша спросил Вол. С вызовом и опаской оглядываясь по сторонам.
  
  Дэлирио спросил в ответ, не посвящая в их диалог остальных Дамантов.
  
  Ты теперь защищаешь Воллупт? Обьясни...
  
  - Ты сам объясни: ты теперь просто уничтожаешь всех и вся?! - Понизив голос, прошипел Вол. - Ты хоть видел, что тут половина без крыльев?
  
  Дэлирио и так это знал... уже знал. Нескольких, он таки успел лишить жизни, в порыве гнева и данного Принцессе обещания, прежде, чем что-то его остановило. Он решил их всех загнать в одно место и разобраться. А теперь, он окончательно задумался. Вокруг него стояло несколько десятков голодных и злых Диких, чьих братьев эти женщины похищали и убивали годами... Дамант повернулся к Вождю.
  
  Чего ты просишь? Я должен был убедиться, что тебя доставят на бой, а вижу, что ты здесь. Принцесса, как и вся ее семья, в опасности... Бой, возможно, начнется с минуты на минуту, лагерь стоит практически под замком Рожера...
  
  Вольфиаг долго будет вспоминать то утро. И не только из-за навсегда потерянных невинных. Что-то восстало внутри его естества, мужчина почувствовал толчок изнутри, и невероятный размер Даманта с его страшной пастью, больше не пугал его, как и многие невидимые Дикие. Но Вол почувствовал подвох. Обман, в самом центре преданности Дукса. Он больше ничего не говорил, а лишь смотрел красными глазами в глаза Вождя, а шерсть на загривке медленно, совсем незаметно, поднималась. Вол заметил это, но не подал виду. Длинный хвост животного коротко вздрогнул, а одно ухо отошло в сторону, ловя далёкий звук. Голова Даманта была все еще на уровне глаз человека, и в какой-то момент Вольфиаг, неожиданно резко, схватил его за шерсть рядом с верхней губой, прихватив в свой широкий кулак и несколько жестких усов Дукса. Затем, с силой оттолкнувшись, он подпрыгнул и громко топнул ногой.
  Дэлирио мог в мгновение ока просто проглотить того, кто сделал ему больно. Но сейчас каждый Дикий с рыком негодования и вызовом в глазах, с непониманием и прозрением, смотрел, как человеческий мужчина за нос присмиряет их Великого Дукса.
  На площади проревел его вопрос. И к счастью, ответ услышал только он, ни одна Воллупта не слышала их разговора в голове.
  
  - Кто приказал тебе уничтожить этот город?!
  
  Принцесса Лумилисенна.
  
  - Я отменяю её приказ, это ясно?! Никто из бескрылых не будет тронут, а те что с крыльями- могут сесть в темницы, но никак не быть разорванными без суда! Темниц как раз на их число хватит: семьдесят семь!
  
  На морде Дукса пронеслось глубокое понимание, затем он привстал, ещё раз взглянув на своего опекуна, уверенно повернулся к остальным. Через несколько секунд маскировки Дамантов спали, и каждая Воллупта смогла ясно увидеть нападавших зверей и перепугаться ещё больше. Дэлирио в это время объяснял Диким, что делать с крылатыми, куда отвести, и почему нельзя их убить сразу. Диким не нравилось такое положение вещей, но противостоять Дуксу никто не смел, по крайней мере, без Самиры.
  
  Воллупты с недовольством им повиновались, и то, только после того, как Вольфиаг объяснил им их альтернативу: смерть. Мираила держала своих крылатых дочерей за руки. Проходя мимо Вождя, она с мольбой в глазах попросила приглядеть за её младшей, бескрылой. Мужчина угрюмо кивнул и направился назад, к толпе.
  Теперь, без окрыленных соратниц, это были уже привычные его глазу Валькирии. Молодые и не очень, женщины в возрасте. Жмутся друг к другу, с испугом и надеждой взирают на него. Он теперь для них стал самый сильный среди многочисленных зверей. А Дикие, гуляющие вокруг да около, вселяли в них неподдельный ужас.
  "Не привыкли, когда по-честному? Всё только исподтишка умеете?" - Злобно пронеслось в голове у Вола.
  Дукс все еще что-то объяснял Дамантам, изредка рыкая от нетерпения, что вызывало не только волну тревоги у Диких, но и очередную волну вскриков и всхлипываний у женщин.
  
  - Кто из вас дочь Мираиллы? Стшаиз, вроде, ты где? - Спросил Вол, ломая язык, при произношении её имени.
  
  Несколько женщин расступились, другие Воллупты наоборот пытались удержать "неразумную", но все же Стшаиз вырвалась вперед. Короткий серебристый ежик волос сидел на голове, мужицкие штаны и подвязанная поясом безрукавка на тощем, еще не сформировавшемся, теле. Чумазое лицо помнило Вольфиага, прожившего в их доме больше месяца. Это действительно была младшая дочь Мираилы, ещё не успевшая получить крылья, ей всего тринадцать.
  Вольфиаг поманил за собой, и направился к Дэлирио, невзирая на недовольные рычащие морды Диких, провожавших его взглядом. Дукс повернулся к подходившему мужчине. Увидев его восхищенный взгляд, Дамант только сейчас подумал, как давно они не виделись, и каким небольшим он был тогда.
  
  Вольфиаг, друг мой. Я рад, что нашел тебя. Правда я не знаю, как мне теперь держать ответ перед твоей женой и своей Принцессой- я нарушил данное ей слово, и при этом подвел тебя. Да и в своих глазах не оправдал надежд...
  
  Вольфиаг и сам многого не понимал. Почему Луми отдала настолько жестокий приказ? Где были остальные, когда давали ей это делать?! Впрочем, недолго поразмыслив, он понял откуда у нее были мотивы, ведь сам он тоже сперва считал всех их достойных смерти, до единой. Но сейчас не было времени. Несколько погибших Воллупт, остальные были перепуганы или ранены, но живы. Вол с нетерпением хотел покинуть своё заточение и броситься в бой.
  
   - Дэлирио, я хочу обсудить это позже, нам нужно спешить. А эту девушку... - Мужчина указал на притихшую и ничего не понимающую Стшаиз. - Мне нужно уберечь ее, я обязан жизнью её матери.
  
  - Я полечу с тобой! Я не хочу тут оставаться! - Испуганно залепетала она.
  
  Дукс искоса взглянул на бескрылую. Затем обвёл взглядом недовольных Диких.
  
  Она права. Для сохранения своей жизни, ей придется на время покинуть Марул. Залезай, и сиди смирно. - Последние слова были уже и в её голове.
  
  Стшаиз ловко взобралась по лапе на черно-красную шею Дукса, а Вольфиаг разинув глаза от удивления на Дэлирио, вдруг почувствовал опасность на этот раз за спиной. Мужчина оглянулся, и увидел десятки обозленных глаз Диких. Никто из них не был рад тому, что Вольфиаг заставил Дукса взять на спину не только его самого, но ещё и Воллупту!
  Тем не менее, ничего не произошло. Дэлирио обвёл всех взглядом, затем, как только на его спине оказался Вольфиаг, Дамант расправил широкие крылья, достигавшие в размахе уже порядка сорока метров, и издал призывной протяжный рык, откуда-то из глубины своей широкой груди. Вождь почувствовал мощную вибрацию спины под собой, а затем Дукс начал взлетать.
  Побледневшая Стшаиз прижалась к Вольфиагу сзади, мужчина на пару мгновений сжал руки испуганной и ухмыльнулся. Затем посмотрел вниз: он покидал этот ненавистный город, наконец-то. На своём верном друге, прилетевшем за ним. Сильный ветер бил в лицо, яркие лучи утреннего солнца обволакивали и насыщали первым теплом. Вольфиаг увидел, как стая из Диких летит рядом и исчезает, надевая маскировку. Он лёг на Дэлирио и обнял его руками, прижавшись к его шее.
  
  - Дэлирио, ты меня слышишь?
  Да, Вольфиаг.
  - Все нормально?
  Нет, мне только что сообщили, о том, что Короля и Принцессу обнаружили, Рожер выслал им приглашение на переговоры, хочет её видеть и угрожает смертью ваших родных. Нам нужно торопиться, мне нужно сказать им, что я тебя нашел...
  
  - Передашь ей?.. - Дукс в ответ слегка кивнул головой. - Скажи, что я прошу ее не вступать в бой с ним. И что бы там ни происходило, пусть она находится в стороне.
  
  Дэлирио и сам считал, что это весьма правильно, оставить Принцессу в безопасности. Игнадд упустил эту возможность, подумать о своих детях. Оба его чада были неуправляемы. И если бой обернется проигрышем для Абиссумского Короля, то было бы неплохо, что бы у Королевства остался правитель. Лумилисенна как раз официально приняла корону со всеми её обязательствами и Дэлирио решительно настоял в их разговоре с Хилли, чтобы Принцесса не ввязывалась в бой, по просьбе Вольфиага лично.
  Вол выждал время, пока Дамант передавал мысленное сообщение в лагерь. В это время он размышлял о том, что скоро увидит её. В груди сильно гудело и тянуло вперед, вырывая сердце из оков, будто подталкивая всё ближе к Луми.
  "Я слишком сильно её люблю."- Пронеслась у него в голове приятная и волнующая мысль.
  
  - Расскажи Дэл, как она? Кого вы привели с собой кроме Диких, и сколько вас вообще? Расскажи мне, как она себя чувствует? - Осипшим от волнения голосом начал расспрашивать он.
  
  Дэлирио слегка склонил голову. Задумался. После короткой паузы ответил.
  
  Прости мой друг, но ответ мой будет скромным. По крайней мере, касательно твоей Принцессы... С нами крупная армия гепардов и с пол тысячи Диких Дамантов, несколько тысяч людей и....мы с Самирой.
  
  - Почему ты не хочешь говорить о Лумилисенне? - Насторожился Вольфиаг, за неё он беспокоился больше всего и ему не понравилось, как Дэлирио отозвался на этот счет.
  
  Я не могу ответить не оттого, что не обладаю необходимым знанием, а оттого, что не хочу, чтобы именно я тебе всё поведал. Лумилисенна очень по тебе скучает. Это так.
  
  - И все? "Это так"? Ты о чем, Дэлирио, что за загадки?! С ней все в порядке?
  
  В порядке... в порядке ли?..- Казалось Дамант и сам задумался над этим вопросом в сильном сомнении. - Да, она в порядке, просто её характер и весьма недурные возможности, порождают феерию красок в нашем окружении. Я опасаюсь последствий. Ведь это именно она смогла убедить Самиру и всех её Диких, прибыть сюда и сражаться за нас, а перед тем, и их Дукса, Гадара... Она непослушна так же, как и Аратт, но его хотя бы готовили к тому, что он будет правителем...
  
  Дэлирио вкратце поведал Вольфиагу всё что знал, пока они быстро возвращались к лагерю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 21
  Разговор с врагом
  
  Я открыла глаза, от сильного шума. Мне снилось что-то очень важное и очень страшное, но я слишком быстро забыла: что именно. Такое часто бывало, и мне очень хотелось узнать сон до конца, но снаружи шатра происходило нечто невообразимое! Я резко подскочила и оглянулась.
  Внутри никого не было, подготовленная одежда и мягкие башмаки лежали рядом, но пока я натягивала штаны и жилетку с защитой (сделанной Паззо Хаураном из чешуйек-костей), одевала штаны из прочной кожи с железными наклепками, застегивала сверху пояс со своими кинжалами- я всё время слышала, как снаружи бегают и голосят наши люди. Я не могла разобрать, что именно они выкрикивали, но судя по всему: мы куда-то срочно выдвигались, а меня, видимо, забыли разбудить.
  Я мрачно ухмыльнулась, от подкатившего чувства юмора в одном флаконе с ужасом, вызывающем тошноту. Собрав кудри в узел, я стянула их ремешком. У меня побежали мурашки по коже, а волосы на голове зашевелились, выбиваясь из тисков. Прохладный утренний воздух пробрался под одежду, я потрясла плечами и постаралась выгнать из себя холодящий изнутри страх. Получилось, к сожалению, разве что подребезжать кинжалами. Дрожащими руками одела сверху плащ и накинула капюшон на рыжую, слишком яркую голову. Мне было очень страшно. Но выходя из шатра, я чувствовала свои холодные пальцы рук, которые закаменели на рукоятях кинжалов.
  Мимо меня носились наши бойцы, к моему шатру уже шел нахмуренный Аратт, с Тобриэлем с одной стороны, и такой же обеспокоенной Мисалиафой с другой. Я поняла, что все пошло совсем не по нашему плану. Видимо нас обнаружили, или...
  
   - Луми, ты уже встала, хорошо... - Первым начал Аратт. - Тут такое дело, Рожер нас вычислил и послал сообщение, что он хочет тебя видеть сегодня же, там, откуда ты сбежала в прошлый раз...
  
  Подошедшая Мисалиафа закончила за Принца, втискиваясь в разговор.
  
  - ...Иначе, он убьет всех Валькирий и их Атери, а также Лорда Баваса- дядю Вождя, и многих-многих других, невинных!
  
  Аратт с лёгким раздражением взглянул на Валькирию. Миса не обратила внимания, она слишком переживала за мать, и это было понятно, я и сама очень боялась за Олимию. Рожер умел внушать людям страх, если не сам лично, то своими поступками и репутацией, не просто каннибала, а жестокого, и вообще ни капли не справедливого, полководца. Это значило, что он способен на все, на любую подлость и обман.
  И думая об этом, я поняла, что размышляю, позабыв о том, с кем я сюда прибыла. Я размышляла как Луми в плену у Рожера, но ведь это уже не так! Это было неправильно, мне захотелось исправить это, мои созвездия сильно жгли кожу, требуя равновесия во внутренней силе. Теперь я была не просто не одна- со мной была вся моя настоящая семья, и я знала наверняка, кто именно настоящая семья самого Рожера...
  Мы втроём поспешили к шатру для совета, стоявшему в самом центре обширного раскинувшегося лагеря. Он был самый длинный и высокий, а с другой стороны у него был вход для Дамантов. Нас там уже ждали.
  У входа стоял мой конь Вальд, Симмо видимо был внутри. Я печально взглянула коню в глаза, тот всё еще не узнавал меня. Так же, снаружи стояли сыновья Нумера: Маду и Гьяси, а изнутри слышался и его неприятный голос, старший Акил наверняка был с ним. Я смело вошла внутрь и увидела все знакомые лица. Нумер быстро покинул навес с другой стороны и громко рявкнул своим наследникам. Акил, окинув меня холодным взглядом, поспешил за отцом.
  
   Ранн с сожалением смотрел мне в глаза. Но отец и Хилли были едва ли не довольны.
  
  - Луми, свет! - Отец шагнул навстречу. - Хилли получила от Дэлирио весть!
  
  Я напряглась и уставилась на Даманту. Полоса на её спине начала из мягко-желтой становиться ядовито-фиолетовой, прохладный голос зазвучал в моей голове. Игнадд тоже притих, слушая её.
  
  Дукс сообщил, что он нашел Вождя в городе Маруле, Воллупты не собирались доставлять его на бой. Дукс переправит его сюда в ближайшее время. Дэлирио обеспокоен некоторым поведением Вольфиага, но в целом, все в порядке. Вольфиаг просил лично передать, что бы Лумилисенна не вступала в бой ни при каких обстоятельствах, чтобы ни происходило... Они скоро прибудут.
  
  Волна тепла прокатилась от ног до живота, будто при доброй вести я впитала от земли кусок выплеснутой энергии. Он меня просил...не воевать? Заботился... Мои глаза заблестели, а радость от скорой встречи начала сбивать четкую концентрацию.
  Я наконец-то осознала, как и почему любовь мешает бою.
  
  - Луми, мы должны сейчас же выходить, если хотим попытаться спасти кого-то из его плена. - Негромко сказал отец, трогая меня за плечи.
  
  Я повернулась к нему, моя радость потухла, я твердо последовала за ним.
  Когда я входила в этот шатер, всего пару минут назад, вокруг происходила метушня, сборы, каждый был занят своим делом...Сейчас же, когда я вышла, передо мной стоял Нарун и Самира, Паззо Хауран с Тором Вольфиага, покрытым куском чешуйчатого полотна, и Вальд с Симмо. Весь лагерь был собран, больше никто не бегал, все ждали пока мы обсудим наши планы... а стоило нам покинуть навес, как шатра не стало за считанные минуты, и мы тут же выдвинулись в путь.
  Я поехала верхом на Торе, мне казалось невозможным то, что происходит, мне не хотелось пока что взбираться на спину Даманту. Мысли мои уносили далеко от насущного: я практически и надеялась и боялась того, что Вол таки окажется в Маруле. Это означало, что его не истязал своими пытками Рожер- это хорошо. Но это так же и означало, что все это время он пробыл среди одиноких, и голодных на мужчин, женщин... это плохо. Я боялась представить, что еще там могло произойти. Но думала я обо всем этом недолго. Рядом со мной, в такой же защитной одежде из чешуек-костей, ехала Мисалиафа, а сзади нас Рэххилу и Далира. Впереди ехал отец с Араттом на Тобриэле, который тяжело ступал лапами по мягкой земле, оставляя глубокие вмятины. Ему не терпелось взлететь, но всем Дамантам был отдан строгий приказ не показывать себя до последнего, пока не будет в этом крайней необходимости, и пока обратно не прилетит Дукс.
  Я думала о нашей встрече с Рожером, о том, что я скажу, и буду ли с ним говорить вообще. С врагами ведут беседы? Вольфиаг твёрдо сказал- "не вступать в бой"...
  
  Поляну эту я узнала издалека. Столбы все еще стояли там, их было видно с любого угла поля, мы шли правее от них, поднимаясь по небольшому наклону и пока что не видели ни Рожера, ни его людей. Но Мисалиафа начала меня дергать за рукав, одновременно с дозорным воином, указывавшем Королю Игнадду вверх. Мы дружно подняли головы в небо, и я невольно приоткрыла рот в восхищении и ужасе...
  Далеко впереди, высоко в небе летала целая "стая" Воллупт! Их было много, сотни, возможно тысячи, они напоминали стаю перелетных птиц или насекомых. К тому же, они умели кооперироваться и слаженно принимать в воздухе различные формы, их умения владеть крыльями в таком образе- завораживало!
  Я оглянулась назад и увидела, как много воинов смотрят на них разинув рты. Мы поднялись на пригорок, практически поравнявшись с столбами, от которых я когда-то сбежала. Встали подальше от леса (хотя наши воины были и там, насколько я помнила). Командир стрелков шедший впереди поднял руку, Ранн тоже подал сигнал остальным. Я напряглась всем телом, предчувствуя беду, и всмотрелась вдаль, натягивая посильнее капюшон на лицо.
  Далеко впереди были видны первые солдаты Рожера... За ними стояли длинные ряды его армии, среди которой были и каннибалы, и ужасающие ящеры на огромных лапах, о которых рассказывал нам Томас. Их было с пару сотен, но размер, зубы, мощная шея и лапы с когтями внушали достаточно ужаса.
  Среди прочих, стояли и наши сестры, и Олимия. Я повернулась к Мисалиафе и увидела её бледные скулы, а её костяшки пальцев до бела стиснули поводьях. Взгляд Валькирии недолго держался на однорукой связанной матери, Миса повернулась правее, и я проследила взглядом вслед. Все наши Валькирии были связаны, во рту каждой торчал кляп.
  А за всем этим с искрой в глазах наблюдал он, Рожер. Рядом с ним разумеется сидела Джилли, которую я не ожидала здесь увидеть, и ещё одна Воллупта. На этой женщине было боевое платье, серебристого и очень гладкого цвета, возможно даже из металла, на голове был тонкий обод с острыми зазубринами вверх, на подобии короны. "Неужели Королева Воллупт?" - Подумала я, и тут же услышала подтверждение. Рэххилу спрашивала у Мисалиафы.
  
   -Миса, Миса это она? Селеницера?! - Младшую рвало от злости и нетерпения, она почти кричала от возмущения. Мисалиафа холодно и стиснув губы ответила.
  - Да, это Селеницера, их Королева.
  Агний подъехал к нам сзади совсем вовремя и дотронувшись до руки Валькирии, практически вернул ее в реальность.
   - Все будет хорошо, я рядом, мы сделаем все на что способны, чтобы достать её оттуда.
  
  Я вдруг подумала, что, наверное, это нереально. А Мисалиафа кивнув парню, приложила его руку к своим губам, пара слез упали ему на наручи. Она отпустила его и посмотрела опять на пленных вдалеке. Олимия стояла ровно, её руки были скованные не на запястьях, как у остальных, а по локоть примотаны к корпусу тела, женщина была полностью обездвижена. И хоть стояла она ровно и гордо, Мисалиафе было больно и страшно видеть её такой.
  Ко мне подъехал отец и Аратт. Я спрыгнула с Тора, Ранн тоже подошел к нам. Олан-Артур стоял неподалеку и поглядывал на меня, явно ожидая чего-то.
  
  - Луми, я полностью согласен с Вольфиагом: тебе стоит остаться здесь, мы сами побеседуем с ним. - Начал Игнадд.
  - Да сестра, зачем тебе дразнить этого извращенца своей смазливой мордахой? Дэлирио скоро будет здесь, лучше встречай своего Вождя, да и за Самирой присмотри, заодно.
  
   Я оглянулась, будто она была рядом, но вспомнила, что Даманта в небе. Брат ухмыльнулся и вернул слово Игнадду, нахмурившему брови.
  
  - Не женское это дело, у тебя есть семья, у тебя есть для этого мы! - Я кивнула соглашаясь, и Игнадд продолжил. - Мы отправимся с Араттом и Олан-Артуром, а Ранн будет с тобой, на защите.
  
  Я вновь кивнула, гадая, куда подевался Нумер, его людей не было видно. Меня одолевал панический страх, вся решительность куда-то исчезала, и я уже начинала так сильно бояться, что не понимала, с чем же собственно соглашаюсь, и что вообще происходит. Наверняка, со стороны, я всем казалась спокойной и уравновешенной, если меня вообще возможно было рассмотреть под этим капюшоном, но на самом деле, я едва сдерживалась, чтобы не затрястись от глухого ужаса. Перед глазами поочередно стоял то Рожер с неприятной ухмылкой из тонких губ, то Олимия скованная, с одной рукой, бледная, истощённая, то остальные Валькирии и каннибалы рядом с ними, то Джилли...Опять эта Джилли. Вспоминая о ней, мой страх начал постепенно замещаться злостью, и это дало мне сильный толчок для многих дальнейших действий.
  
  Рожер буквально облизывался от нетерпения, его конь Лирд нервно топтался под хозяином, а красный плащ развивался сзади. Джилли Торрлетт с раздражением поглядывала на связанных серебристоволосых Валькирий, с той же неприязнью думая и о гостье и напарнице Рожера - Королеве Селеницере. Ревность теперь не беспокоила белокурую, а вот соревновательный интерес остался. Ей было важно, чтобы Рожер сдержал когда-то данное ей слово и не отпускал её от себя никогда.
  Селеницера тем временем с высокомерием оглядывала только что прибывшее войско Валькирии, пытаясь углядеть там Дамантов. Но животные явно решили не показываться, или Лумилисенна их попросту не привела, так как они не летали в небе настолько явно, как большая часть её Воллупт. Рожер спрашивал об этом у Королевы, но она лишь отмахнулась, заявив, что не боится своего поражения.
  Джилли увидела вдалеке мелкую точку. Двое всадников за пару километров от них. Что-то подсказывало ей, что это была Эйлат. Джилли отвернулась и взглянула на альбиноса: неужели Рожер захотел сберечь жизнь этой бескрылой?
  В этот момент от войска Принцессы отделилось несколько всадников, один из которых ехал верхом на настоящем черном Даманте. Они направились в середину поля, лежащего между ними. Джилли толкнула Рожера в бок, и он увидел, кто к нему направляется. Среди них не было Ведьмы, но полководец тронул коня и быстро поскакал на встречу. С ним поехал одноухий Гробар и Королева Селеницера, а в последний момент решила их догнать и леди Торрлетт.
  Игнадд уже имел "удовольствие" беседовать как с Рожером, так и с несостоявшейся невестой Вольфиага, но вот в прошлый раз, не было рядом с ним сына... Аратт не дал полководцу даже начать, как, впрочем, и самому Игнадду.
  
   - Так это ты? Нелепая ты дылда альбиносная?
  
  Аратт брезгливо скривился, а Рожер сузил глаза. Селеницера протянула в ответ, приоткрывая свои крылья и оглядывая Тобриэля.
  
  - Уймись, дитя, не дребезжи. Крылья твоего ручного собачонки я заберу первыми...
  
  Побледневший Принц не успел ответить, Рожер поднял руку, усмиряя Селеницеру, а сам с холодным недовольством осведомился у остальных.
  
  - Где она? Боюсь, наш диалог может не получится, если я не увижу, что она прибыла. - Рожер периодически пробегался светлыми глазами по первым рядам войска за их спинами, но так ни на ком и не остановился, не находя рыжих волос. От этого Аратту хотелось набросится на него прямо сейчас, не дожидаясь начала боя.
  Олан-Артур бросил короткий взгляд на Игнадда, ожидая его реакции и размышляя не пора ли вмешаться, но и Игнадд расставил все по местам, твердо заявив Рожеру в ответ:
  
  - Я не отдам тебе мою дочь, ублюдок, и тебе моих Дамантов, стервятница! - Бросил он Воллупте, впервые ловя себя на том, что его сын смог его самого чему-то обучить. Например, не давать спуск там, где тебе это не нужно. Рожер с легким удивлением приподнял бровь, а Игнадд негромко, но уверенно продолжил, подмечая этот жест.
   - Опускай обратно, снежинка, я не собираюсь тебе показывать дочь, словно обезьянку!
  
  Аратт с гордостью покосился на отца, а Олан- Артур с завистью на Аратта. Затем их внимание приковалось к ответу полководца.
  
   - Что ж, я её сам выманю, это несложно.
  
  Рожер дал знак рукой кому-то сзади, а затем отвел Лирда в бок, словно приоткрывая видимость для остальных. Джилли последовала за ним, не спуская глаз с заморского Короля и его сына. Игнадд насторожился и всмотрелся в даль. Вперед начали выводить связанных серебристоволосых девушек и их предводительницу, однорукую женщину, связанную крепче всех прочих. А Аратт, с огорченным выдохом и бранью, уже указывал отцу на свою сестру, которая в гневе седлала Тора. Король взглянул на Олан-Артура и мелкие глаза едва заметно моргнули, подтверждая готовность утащить девушку обратно в безопасное место, когда будет дан сигнал - таков был их запасной план.
  
  Ранн никак не мог меня удержать, мой взгляд все сказал ему сам: я поеду, и ничто меня не удержит. А он помнил, как это бесполезно: пытаться меня остановить. Седлая коня, я прокручивала единственную мысль в голове: "Я не вступаю в бой, я лишь поговорю. Я не вступаю в бой, не вступаю... Я здесь, я уже нашла Вальда и скоро увижу Вольфиага"
  Рядом со мной вдруг оказалась Мисалиафа, бледнее снега, с округленными глазами и стиснутыми скулами. Она решила ехать со мной, и я не была этому удивлена. Рэххилу напряженно провожала нас взглядом, так же как Вальд и Симмо. Несколько меченосцев стояли рядом с ними, это меня немного успокаивало. Пока к Вальду не вернется память, мне казалось, ему нужна защита.
  Я направила Тора вперед, последние ряды солдат расступились, и мы выехали к небольшой группе людей в центре пустого поля. Тор фыркал и настороженно прислушивался: мы обходили еще несколько рядов невидимых Дамантов, которых не мог заметить Рожер. Голос Наруна зазвучал у нас в головах.
  
  Дочь Луны, ты зря это делаешь, мы должны дождаться Дукса! Самиру нельзя подвергать опасности!
  
  Я с удивлением бросила в пустоту, не видя где находится говоривший с нами Дикий.
  - Я пока что и не подвергаю её опасности, а вот мои родные- под прямой угрозой смерти! Лучше бы прикрыл нас и помог их спасти, что ж с вами всеми такое?!
  Мой вопрос вырвался невольно и относился, наверное, больше к Вальду, чем к Даманту. Нарун ничего мне не ответил. Я не видела куда он делся, и это мне очень не понравилось.
  Дамант же, в действительности, направился к Самире брать её совет. Она была высоко в небе, подальше от остальных. На её спине сидел всего один щенок, тот самый что вел беседы от её имени. Самира выслушала Наруна и стремительно полетела вниз... Благо, её маскировка была одной из лучших, и увидеть её было очень сложно. Но смолчит ли щенок? Нарун напряженно летел следом.
  
  - Луми, мне предсказывали уже однажды, что это будет наша последняя с ней встреча...- Простонала негромко Мисалиафа, пока мы ехали с ней рядом в направлении Игнадда и Рожера. - Что если это так? Как нам вытащить её оттуда? Как вытащить всех их?..
  
  Я не знала ответ на её вопрос. Я вообще, мало представляла, что будет дальше, и что сейчас произойдет. Но довольное лицо Рожера было все ближе и ближе, а стоило мне поднять подбородок, показывая себя- его улыбка стала еще шире и плотояднее. Он едва ли не облизывался, вглядываясь в меня издалека. Связанные Валькирии начали активно пытаться вырваться, дергаясь и извиваясь, с ненавистью взирая на каннибалов и Воллупт: они осознали, что стали приманкой для меня.
  Казалось, что, если я сейчас поверну голову, то увижу, как издалека ко мне летит Вольфиаг верхом на Даманте. Но голову сложно было повернуть, не получалось у меня отвести взгляд от Олимии. Не получалось не бояться Рожера. Я была слишком близко к этому сумасшедшему убийце и рядом не было Вождя. Конечно был отец и брат, но отчего-то, именно отсутствие Вола, меня пугало и обезоруживало больше всего.
  Тор громко заржал, удивляя этим присутствующих, и остановился прямо возле Короля Игнадда. Я почувствовала его теплые руки на моих, оторвала взгляд от бледного квадратного лица каннибала, радующемуся мне словно подарку, и взглянула на отца. Он с легким укором и любовью смотрел на меня.
  
  - Не переживай, ты скоро вернёшься назад. - С заботой сказал он.
  
  Рожер засмеялся, а у меня холод пошел по спине. Отец подал руку, я спешилась и подошла к Аратту с Олан-Артуром. Тобриэль стоял рядом, настороженный и с поднятой шерстью на загривке. Видимо Дамант чувствовал опасность, или...обман?
  Альбинос сделал два шага вперед бесстрашно протягивая руку... и я услышала, как дрожит земля в нескольких метрах вокруг Тобриэля и меня, от низкого протяжного рыка. Я и не знала, что он так может, но не было времени смотреть в его сторону, ведь Рожер замер и с довольной ухмылкой заговорил, глядя мне в глаза.
  
  - А ты молодец, смелая. Покажи себя во всей красе, я хочу быть уверен, что ты не подставная смазливая служанка, а та, за кого себя выдаешь.
  
  Мои дрожащие руки потянулись к капюшону, от переполняющего страха и нарастающего внутри напряжения, меня буквально колотило изнутри. Рожер довольно улыбнулся, а Джилли скривила кислую гримасу за его спиной.
  
  - Благодарю, теперь я вижу, что это ты. - Альбинос довольно склонил голову набок, а Селеницера с подозрением всматривалась в пустой воздух по сторонам. - Теперь я готов обсудить условия, на которых отпущу твоих девчонок... - Рожер кивнул головой, указывая на меня.
  
  Селеницера отвлеклась от обзора местности и хмуро уставилась на него, видимо простой обмен её не устраивал. Аратт уже открыл рот, чтобы возразить, но отец остановил его. Видимо считая, что мне есть что сказать. Я прочистила горло.
  
  - Ты говоришь, что отпустишь всех Валькирий и их Атери, если я пойду с тобой?
  
  Глаза Рожера вспыхнули огнём, как только слова полились из моих уст. Я кожей почувствовала, как за моей спиной напрягся отец и брат.
  
  - Да, я отпущу их. - Ответил Рожер и покосился с улыбкой через плечо на Джилли.
  - А как же Лорд Бавас и остальные пленные люди этого королевства и замка, в котором ты незаконно живешь и командуешь? - Добавила на одном дыхании я.
  
  Рожер с задумчивостью нахмурился, потирая гладковыбритый подбородок. Тобриэль повёл носом в сторону, принюхиваясь, а мужчина сделал ещё шаг ближе, совсем ненавязчиво. Игандд напряженно стиснул рукоять меча.
  
  - А почему твой Вождь сам не защищает своё королевство и своего дядю? Где он, кстати? Отказался от тебя, или это ваш хитрый план, как и в тот раз? Он прячется где-то в лесу? - Рожер даже прошелся взглядом по первым деревьям, и серьезно повернулся ко мне.
  
  Его вопрос напомнил мне о том, что поведал нам Томас. Селеницера наверняка знала о Вольфиаге. А вот Рожер всё ещё ничего не понимал.
  
  - Скоро ты познаешь гнев не только мой, - Прошипела я.- ... но и моего мужа. А прятали его у себя в городе твои крылатые воровки, видимо, не говоря тебе об этом? - Я со злобой задала ему вопрос, и пока он оторопело размышлял, о чем я говорю, добавила, глядя уже на Воллупту.
  
  - Ни один Дамант вам больше не достанется! - Королева снисходительно улыбнулась, насмешливо оглядывая меня с головы до ног, и я, не сдержавшись, бросила ей в глаза. - Воровать плохо как крылья, так и чужих мужей - так что, Марула больше нет, как и его жительниц!
  
  Игнадд дернулся и тут же остановился, сказанное не вернешь, хоть он и не был доволен, что я рассказала это. Аратт к моему удивлению тоже неодобрительно уставился на меня. Но зато Воллупта больше не улыбалась! Более того, её внимание, на время, перестали привлекать даже Даманты, она полноценно и серьезно сосредоточилась на мне, а я говорила с полководцем дальше.
  
  - Ты ввязал в эту войну всех, кого только можно. Но знай, даже если бы я не была уверенна в победе - я всё равно нашла бы способ убить тебя. - С трудом от сильного напряжения выговорила я, мне становилось трудно дышать.
  Рожера словно подменили, он явно не слышал мои последние слова, а крутил головой по сторонам, пока не нашел то, что искал. И долго смотрел на горизонт, бледнея с каждой секундой. Я услышала, как заскрипел кожаный пояс, который он сжал рукой. Рожер увидел Эйлат, как и Джилли до этого, и чувство предательства больно разбило ему сердце: она скрыла от него! Вождя!
  Медленно вернув взгляд ко мне, он продолжил.
  
  - Ты серьезно веришь в то, что сможешь не просто сбежать, а убить меня? Лумилисенна, развей свои иллюзии! Кто за тебя пойдет воевать? Ну подаришь ты несколько сотен Дамантов моим союзницам, а я накормлю досыта своих людей твоими заморскими защитниками, не знающими вкуса крови... а дальше что? Ты все равно будешь моей!
  - Иллюзии тут только у тебя, Рожер. Я не была твоей и никогда не буду. - Ломающимся голосом выдавила я и вдруг увидела боковым зрением движение.
  
  Игнадд поднял руку и что-то указывал нашим людям. Это был язык жестов на время боя, я знала его, учила долгими днями пока мы плыли сюда, но сейчас даже не вспомнила, что именно это значит. А уже через мгновение и я и Рожер увидели, что хотел показать мой отец. Он отвечал на вопрос Рожера, о том, кто готов за меня сражаться...
  С разных сторон из леса выдвигались длинные ряды его лучших меченосцев, плотным строем шагали воины Вольфиага, между ними я с волнением различила многочисленных гепардов, а рядом выходили черные королевские Даманты. В моем сердце приятно затеплило, я почувствовала невероятную силу и поддержку, а отец, гордо подняв голову с вызовом посмотрел на Рожера.
  Услышав недовольный рык полководца, я увидела и еще одно войско, вытекавшее из лесной глуши, только теперь, в более масштабном составе: король Нумер выходил из леса в окружении своих лучших солдат, знаменоносцы гордо демонстрировали флаги Мирифлема, подтверждая Рожеру, что они решили сражаться за Эторн и за меня, а не за каннибала.
  
  Гнев сеял в Рожере все больше сомнений и страхов. Он не особо и рассчитывал, что Нумер справится с Ведьмой, но и не ожидал такого легкого предательства. Рожер был уверен в себе, до последнего...Пока не заговорил с ней. Пока не узнал о новом предательстве. Эйлат, спрятавшая Вольфиага от него, слишком сильно зацепила что-то живое глубоко внутри. От неё он этого не ожидал, даже несмотря на то, что знал скольких слуг она постоянно отпускала. Рожер только сейчас подумал о том, что Воллупта могла их не просто спасать, а передавать какую-то информацию Лумилисенне... Он посмотрел на Ведьму. Бой уже было не остановить, её люди едва ли не в наступление шли, а крылатая живность явно интересовала Воллупт. Рожер мог лишь ускорить начало. Он еще раз попытался найти взглядом двух всадников на горизонте, захотел ещё раз увидеть бескрылую предательницу, но теперь там было пусто.
  
  Он равнодушно спросил:
  
  - Неужели ты не хочешь спасти свою возлюбленную тетку? А сестёр?
  
  Я взглянула на Мисалиафу и увидела её бледное лицо, готовое убивать.
  
  - Ты будешь моя, или сейчас, или...- Рожер сделал еще один незаметный шаг вперед.
  
  Я опять почувствовала вибрацию в земле, а затем и низкий рык, прокатившийся совсем близко от нас. Я уже сильно сомневалась, что это был Тобриэль. И засомневалась в этом не только я: Селеницера присмотрелась к пустому пространству за нашей с Мисой спинами, громко вскрикнула от удивления и восторга, и взмахивая широкими крыльями, неожиданно взлетела вверх.
  
  - Дикие! Они здесь все! - Громко закричала она, а в ответ мы услышали восторженные крики и шипящий боевой клич сотен Воллупт в небе, оскалившихся на свою добычу.
  
  Рожер не имел времени наблюдать за этим, когда началась суета, он попытался ухватить меня за руку и ему это почти удалось. Я могла бы уклониться, или сделать шаг назад, но испуг сковал меня, и тело на время стало неподвижным. Холодные пальцы изверга сомкнулись на моем запястье, светлые глаза на квадратном лице оказались совсем близко, но стоило Тобриэлю с рыком раскрыть крылья, как он мгновенно отпустил меня и молниеносно скрылся. Олан-Артур и Мисалиафа оттянули меня к Тору. Игнадд громко кричал, поторапливая, а полководец уже оседлал Лирда и направил его к своему войску.
  Ошалевшая от крика и быстрых событий вокруг, я взобралась на коня и развернула его обратно, Мисалиафа скакала рядом, как и отец с Оланом, мы спешно возвращались к лесу. Тобриэль взлетел в небо, где уже было немало воительниц с крыльями Дамантов и кинжалами из их же костей.
  Аратт увел полет к нам, а я продолжала оглядываться назад, как и сестра.
  Миса пристально следила за тем, где находилась её мать, и в какой-то момент, еще не достигнув первых рядов нашей армии, она испуганно вскрикнула и замерла. Теперь все мы остановились и оглянулись назад.
  Пока мы возвращались, почти половина Воллупт подлетели к тому месту, где мы разговаривали с Рожером, и начали нападать на прозрачный и пустой воздух... К моему удивлению, от их кинжалов действительно пострадало целых трое, неизвестно откуда оказавшихся там Диких, которые из воздуха упали наземь, истекая кровью. Но Мисалиафа кричала вовсе не от этого...
  Я увидела, что происходило с нашими сестрами в плену... каннибалы начали беспощадно убивать их, не дожидаясь пока мы их вытащим, не дав им честного боя, не дав оружия, даже не развязав! Несколько серебристоволосых сразу же упали на землю, другие смогли увернуться, и пытались бежать. Руки все равно были накрепко связаны, кого-то из девушек сразу догоняли, других доставали выпущенными стрелами. Было удивительно, как им вообще удавалось бежать, ведь выглядели девушки страшно истощенными и худыми, словно их и не кормили вовсе. Что весьма могло быть правдой в плену у Рожера.
  Редкую радость доставили те выжившие, кого спасли невидимые Дикие, подхватив убегающих к себе на спину и скрываясь в ближайшем лесу. Но среди всех этих Валькирий не было Олимии, я проследила за остекленевшим взглядом Мисалиафы и мое сердце похолодело: Селеницера таки развязала её руки, и даже бросила ей пару кинжалов.
  Королева решила затеять показательную и унизительную схватку с Атери Валькирий, и начало шумного боя было заторможено. Я даже подумала, что бой еще и не начинался, настолько стало вдруг тихо. А всего то: большая часть Воллупт перестали выискивать Дамантов и обратили взоры на свою Королеву, туда же смотрели и мы. С интересом туда смотрел и Рожер, который не мог пройти к нам, не обойдя такое скопление воительниц.
  Олимия несмотря на отсутствующую руку, с грацией пантеры подняла один кинжал и осмотрелась по кругу. Живых Валькирий не осталось, кроме нескольких сбежавших. Она там была одна, в окружении врагов. Ей нельзя было показывать, как сложно давалось каждое движение. Слабость от долгого недостатка нормальной еды и воды, большая потеря крови и незатянувшаяся до конца обрубленная рука, могли сломить любого. Но не ту, чье звание Атери, и чья кровь Лунной дочери. Она выпрямила спину, поддерживая состояние полного внутреннего покоя и сосредоточения.
  
  - Ты возомнила себя кем, старушка? - Протянула Селеницера, не веря глазам. - Прощайся с жизнью, как и твои соплячки!
  
  Игнадд направился дальше к воинам, крича на ходу, чтобы те готовились к наступлению. Даманты громко зарычали, а Джеки что-то кричала гепардам, указывая на каннибалов и ящеров.
  Воллупта расправив крылья, резко бросилась на Олимию, выставив вперед руки с длинными кинжалами- Атери гибко отклонилась в бок и перехватив своим лезвием сперва один, а затем и другой кинжал, увела удар и забросила Королеву Воллупт в другую сторону от себя. Селеницера не упала и не покатилась жестким кубарем- лишь благодаря крыльям и хорошему равновесию. Она удержалась, и с новой волной злости направилась на женщину.
  Олимия вновь отвела её удар, на этот раз присев, почти пригнувшись к земле, она вытянула руку и полоснула остриём кинжала Королеву по ноге, чуть ниже колена. Незначительно, для того чтобы вывести её из строя, но значительно, чтобы вывести её из себя. Селеницера хотела её убить, а не превратить казнь в собственный позор, да и не просто перед своими воспитанницами, а еще и перед другими мужчинами из стольких армий! Воллупта была в гневе.
  Мисалиафа закрыла руками рот, пытаясь удержать крик отчаянья и ужаса: Королева подскочила к Олимии и со всего размаху воткнула в её грудь когти своих огромных крыльев. Красные потеки крови проявились на светлом платье Атери, зеленые глаза в последний раз обвели кругом, запоминая прожитую жизнь и прощаясь с этим миром, из рта потекла густая кровь. Воллупта сложила крылья обратно, а Олимия бездыханно упала на землю.
   Селеницера начала голосить, словно обезумевшая.
  
  - Где их Альфа? Он должен быть с ними, если Даманты здесь! Где он, покажи мне его, Валькирия! И как это ты объединила двух самцов? Рассказывай!
  
  Она истерично засмеялась, обращаясь ко мне и всё еще думая, что Гадар жив и где-то здесь вместе с Дэлирио. Но ни то, ни другое не было правдой. Увидев меня издалека, Селеницера разозлилась, ее глаза сузились, а губы сжались в тонкую линию. Я была уверенна, что сейчас она полетит ко мне, и тоже вонзит когти в грудь, но этого не произошло.
  
  К этому моменту к нам уже приближалась не только наша армия, но выдвинулась вперед и армия Рожера. Он пошел в наступление, не особо управляя ситуацией, или хотя бы, Воллуптами в этой ситуации. Те подчинялись, как выяснилось, исключительно их жестокой и алчной Королеве, которая хотела только одного: убивать Дамантов. И теперь они кружили стаей в небе, изредка подлетая к земле в поисках невидимого Дикого.
  Из моего шока меня вывел немой крик сестры, застывшей от увиденного тела мёртвой матери. Я вздрогнула, мое сердце, будто пустая шкатулка, распахнулось навстречу всепоглощающей злости. Разум позабыл все данные обещания и решения, все планы и просьбы. Я даже забыла, что Дэлирио летит сюда с Волом, забыла, что за моей спиной целое войско... Я лишь видела в ту секунду, как Мисалиафа не могла набрать в свои легкие воздух, от переизбытка ужаса и боли. В ушах звенел тонкий и режущий уши визг Рэххилу, где-то за спиной. Мой отец что-то кричал меченосцам, отдавая им указания, Аратт уже был с Тобриэлем где-то в небе. Я посмотрела на Селеницеру и увидела её омерзительную улыбку - Воллупта взлетала вверх, показывая своё преимущество, якобы давшее ей победу над Атери. Она с вызовом смотрела на меня...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"