Горбатенков Александр Дмитриевич: другие произведения.

1.Если завтра - вчера! Обретение Смысла!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Это произведение о попаданце, о других мирах, о магии и истории, с элементами ЛитРПГ. Бойтесь желаний своих, ибо они могут сбыться! Обязательно сбудутся! Да только чисто по-русски - не в то время, не в том месте, и не с тем результатом! После этого остается только покарать невиновных, и наградить непослушных! ПЕРВАЯ КНИГА ДОПИСАНА! ЧЕРНОВИК.

  Если завтра - вчера!
  
   Пролог
  
   В ночь с 21 на 22 декабря зимнее солнцестояние - ночь достигает своей максимальной длины. И вплоть до 25 декабря день очень короток. Солнце появляется на небосклоне лишь для того, чтобы в самом разгаре зимы и стужи, в вихрях метелей и снежных заносов Мир не отчаивался и надежда горела в сердцах всех живых. Эти дни считались в Древней Руси промежутком между окончанием одного Солнца - года и началом нового. В это время грань между мирами становилась тоньше волоса. Все могло случиться в волшебный промежуток между годами, когда Тьма рвала все оковы, отворяя в наших сердцах самые потаенные страхи, самые заветные мечты и вскидывая, порой, на плечи сильных Духом судьбы за целые Вселенные. Боги спускались с Небес, а Предки выходили из Нави, пируя со своими потомками за одними столами, скрываясь под личинами самых близких. И кто знает, как сплетает судьбы в эту снежную пору небесная пряха, что ждет каждого из нас в следующий миг!
  
   Глава 1
  
   В комнате горели гирлянды на елке и стенах. Свечи на праздничном столе отбрасывали колеблющиеся тени вокруг. В эту ночь на 25 декабря мы с друзьями веселились. С вечера нарядились в разные маски и необычные одежды и поехали по знакомым с колядками. Все мы много лет живем тем, что стараемся вновь извлечь из пыльных архивов старые добрые традиции предков. Вот и нынче по старинке вырядились и, подготовив целое представление, с песнями и танцами колядили. А потом собрались за праздничным столом и под пироги с чаем продолжили веселую ночь. До рассвета оставалось уже немного, когда все устали от разных подвижных мероприятий и перешли к застольным беседам. Потушили верхний свет и теперь при свечах и гирляндах неспешно разговаривали. Я немного придремал. И когда стал разгораться дружеский спор, вынырнул из забытья от громких голосов.
   - .... Да не может такого быть! Мы живем в этом мире и никуда не "прыгаем" за всю жизнь! - Горячо возражал Серега одному из наших стариков, деду Роде. Седой глава большущего семейства из пяти детей и тринадцати внуков дед Родион усмехнулся в свою густую бороду и хитро стрельнул глазами по сторонам. Потом наклонился ближе к нашему здоровяку Сереге и, улыбаясь, ответил.
   - Ты просто не замечаешь. Твое сознание не готово фиксировать эти переходы. Но каждое решение, принятое тобой, отправляет Душу в ту ветку Реальности, где должны случиться принятые тобой события. Существует миллиарды вселенных, где ТЫ живешь свою жизнь. И в них реализованы все твои возможные варианты жизненных путей. И самого тебя мириады. Хотя этого, живя памятью одной личности, и не воспринимаешь, но все "ты" есть одно целое. Где различные "я" путешествуют постоянно между миров.
   Серега непонимающе мотнул головой. Другие с любопытством наблюдали за развернувшейся дискуссией.
   - Мне все равно непонятно как может душа так прыгать?
   - Хорошо, объясню на примере. Представь, ты сейчас решаешь не слушать меня, а пойти в другую комнату. В этот момент твое "я" прыгнет в ту реальность, где так и происходит. А сюда, где беседа продолжается, переместится другой Сергей, который хочет продолжить разговор. При этом для тебя, что этого, что того, не возникнет никаких изменений, по которым можно понять, что ты переместился в другую реальность. Будет казаться, что все идет своим чередом. Так понятно?
   - Так понятно. - В задумчивости протянул друг. - И что, любое принятое решение меняет реальность?
   - Любое.
   - А если я решу что-то такое, что прямо сейчас совершить невозможно, что тогда будет?
   - Ты так же перепрыгнешь на ветку, где это решение реализуется. Только вот когда зависит от многих факторов. - Дед мельком взглянул на меня, все еще наполовину пребывающего в дреме и слушающего в пол уха.
   - А может и от Богов, что в такую ночь бродят среди нас. - И он лукаво подмигнул мне.
   - Вот у тебя, например, есть такие мечтания, али желания, которые кажутся несбыточными?
   Я не сразу понял, что обращается дед уже не к Сереге и только потом задумался. Из глубины памяти некстати всплыла детская мечта.
   - С детства мечтал попасть в тот мир, где буду нужен больше всего. И при этом хотелось чего-то такого, от чего сердце начинало ныть в сладкой тоске, но чему никогда не находил определения и понимания. В общем, к чему-то сказочному тянуло. Будто я пришел из того мира и случайно застрял здесь, совершенно не понимая как и почему. Можно сказать, меня всегда тянуло домой. - Я неожиданно для себя очень четко вспомнил тот детский образ, что уже давно похоронил на дне памяти как несбыточную мечту души. На глаза внезапно навернулись слезы, размывая картинку всего вокруг. И уже откуда-то издалека донесся вопрос деда Роди, прошелестевший, словно летний ветер.
   - И зачем ты так стремился сюда, зачем просил богов вернуть домой?
   Я пару раз шмыгнул носом и только потом осознал необычность вопроса. Рукавом вытер застилающие глаза слезы и обомлел. Вокруг ни друзей, ни стола, ни комнаты! Вообще ничего из того, что я только несколько мгновений назад видел. Прямо впереди меня, на краю зеленого летнего леса, вставало огромное яркое солнце. Сам я сидел на вершине холма, расположенного в центре большой поляны. Спину подпирал чур какого-то бога, вырезанный из огромного ствола дуба. Я медленно встал. Сказать, что был в шоке, это сильно преуменьшить степень моего состояния. Оглядел себя. Все в той же праздничной одежде. Плотные штаны из льна, рубаха русского стиля почти по колено тоже из льна. Широкий кожаный пояс с висящим на нем кованым ножом в чехле, ташкой с зажигалкой и телефоном, мешочком с рунными четками и ногайкой. А вот с обувью вышел облом. В доме-то мы сидели разувшись. Только носки. Мелькнула досадная мысль, что зря разулся и разделся. Я казак по роду - племени, атаман нашего районного казачьего общества, и был в добротных офицерских сапогах, да с шашкою на боку. Думал, для гулянья ряженых будет в самый раз. И теперь все это оказалось в "где-то там". Захотелось заорать во все горло, надеясь, что это наваждение. А следом откуда-то накатило спокойствие и тихая глубокая радость. Сам не знаю почему, но вдруг в груди разлилось тепло. Почувствовал, что свершилось что-то настолько великое, что все страхи растаяли утренним туманом под горячими лучами солнца. Оглянувшись на чур, увидел вырезанное имя на уровне моих глаз. Буквы больше были похожи на те руны вендского ряда, что вырезаны на четках в поясном мешочке. Не без труда прочел 'Родъ'. Ниже и мельче 'Он'. А между словами гнездилась какая-то закорючка, больше похожая на современную букву 'и'. И тут, словно молния пронзила меня!
   - Род - и - он!!! Родион! Дед Родион! Я охнул и сел на корточки от страшной догадки. И прямо перед глазами оказались мои сапоги, стоящие у основания чура. В одном из них торчал кусок ровной деревяшки с выжженной надписью: 'Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. И сделай что должен'!
  
  ***
  
  
  Это просто абзац! Нереальный квест в нереальном мире от нереального деда! И что теперь делать? На какое-то время мозг впал в прострацию.
  Я сидел там же. Уже обулся и опершись спиной на чур размышлял. Мысли неслись стадом бешеных антилоп. 'Где я? Что это за место? Другой мир или мои глюки? И зачем попал сюда? Что означает послание на дощечке'?
  Когда солнце поднялось уже высоко и захотелось пить от припекающих лучей, встряхнулся. Ответы на эти вопросы можно получить, только пойдя куда-нибудь и попробовав их найти. Здесь ждать нечего. А если сидеть, то можно просто помереть от голода и жажды. И еще не знаю, может тут какие хищники водятся. Дождутся моей слабости и сожрут. Решительно встал и отряхнулся. Найду людей, а там видно будет. Поправил все причиндалы на поясе, а нагайку взял в руки и стал спускаться. Высокая трава у подножия холма почти достигала пояса, и в сапоги быстро налетело много всяких семян. Но шлось на удивление легко. Воздух настолько пьянил своей чистотой, что хотелось его пить словно живую воду. Я наполнился детским восторгом и уверенностью, что все невзгоды, которые могут быть впереди, легко преодолимы.
  ***
  От холма до леса добрался быстро. Немного в сторонке от линии движения заприметил просвет между деревьев. Это оказалась едва видимая полузаросшая тропинка. И с полчаса я топал по ней, все дальше забираясь вглубь летнего леса. Деревья вокруг стояли огромные, с широкими кронами. Подлеска почти не было. Складывалось впечатление, что шагаю по хорошо ухаживаемому парку. Трава и кусты словно были вычищены и причесаны садовником. В свое время довелось побывать во многих лесах, но таких ухоженных не видывал ни разу. Долгое время еще какая-то странность не давала покоя. И только встретив на пути ветку, висящую поперек тропинки, понял, в чем дело. Когда протянул руку отодвинуть ее, обратил внимание на листву. Она сияла чистейшей зеленью, словно только что вымытая дождем. И до меня дошло, что весь лес блистает прямо-таки ненастоящей чистотой. Удивившись, подошел к кусту и рассмотрел все листочки. Действительно, похоже, недавно здесь была генеральная уборка.
  - И что это ты там рассматриваешь? Можно ли сожрать эти листья? - Раздался сзади хриплый голос.
  Я резко обернулся. На тропинке, с той стороны, куда шел, стояло трое человек весьма потрепанного вида. Штаны и рубахи на них все в дырках и заплатках, а по виду вообще лет эдак пять, не стираны. У двоих обувка напоминала растоптанные лапти. А у третьего, что стоял ближе ко мне, какие-то ушатанные ботинки. Он-то и обращался, поигрывая в руках толстой сучковатой палкой. Два его товарища тоже не блистали серьезным оружием. Оба держали похожие средства экспроприации наличности путников. Вся троица заржала над не сильно мудреной шуткой. Конечно, я слышал какой-то шорох сзади, но не придал ему значение. Наша современная жизнь в сравнительно безопасных условиях сильно расслабляет. Даже, несмотря на то, что когда-то был неплохо подготовлен и знаю как себя вести на незнакомой территории. Стыдно, товарищ попаданец, стыдно и беспечно. И чаще всего в таких случаях смертельно. Теперь передо мной ухмылялся кривыми рожами результат цивилизованной беспечности. И, судя по всему, без драки не обойтись. Пока я корил за непростительное раздолбайство себя внутри, снаружи плавно переложил ногайку в правую руку. Главарь заметил это движение и резко перестал смеяться.
  - А вот сопротивляться не советую, враз мозги вышибем. - Уже зло процедил он. - Снимай с себя все, да вали куда хошь. А ежели дурить будешь, убьем. И бросим зверью на съедение.
  Разбойничьи глаза недобро сверкнули из-под густых бровей.
  - Не ребята, ничего вам отдавать не буду, идите мимо, пока целы. А то, не ровен час, обижу. - Предпринял безнадежную попытку отговорить грабителей. Но впустую. Видя перед собой одного человека без серьезного, на их взгляд, оружия бандиты решили, что встретили легкую добычу. Главарь резво махнул дубиною сверху вниз, метя мне аккурат по макушке. Незамысловатый и вполне эффективный удар. Только вот в этот раз он просчитался. Плавным, но быстрым движением с разворотом сместился влево, оказавшись сбоку от нападающего. Хлестким ударом ногайки выбил дубинку, а левой рукой, продолжая движение тела, врезал бравому рэкетиру в основание черепа. Не издав ни звука, он мешком стал заваливаться вперед. Сразу же левой ногой ударил назад, ломая каблуком колено уже замахнувшемуся соратнику поверженного главаря. И пока тот с животным воем валился на землю, резко нырнул под руку с опускающимся орудием грабежа третьего члена банды. Распрямившись уже за спиной, отправил бойца в нокаут так же, как и его босса. И только потом облегченно выдохнул. Что ни говори, а не ожидал от себя, что бросив тренироваться три года назад, смогу так быстро и четко отработать. Медленно подошел к продолжающему выть грабителю со сломанным коленом. Тот дико завращал глазами и попытался отползти как можно дальше. Но в испуге не заметил дерева, в которое со всего маха треснулся головой. Коротко вскрикнув, прижался к нему спиной и затравленно уставился на меня.
  - Что, как убивать других, так ржем во все горло, а как самим приходит время отвечать, так кишка тонка? - Ехидно поинтересовался я, присаживаясь перед ним на корточки и доставая нож из чехла. От этого действия доблестный страж леса предпринял еще одну попытку сбежать. Но я схватил за здоровую ногу и сильно дернул на себя. Разбойник закрыл лицо руками и заголосил как баба.
  - Да не ной, не буду я тебя убивать... Пока. А если ответишь на мои вопросы, отпущу. Понял?
  - Понял, понял, господин. - Скороговоркой отозвался раненый. - Всё-всё расскажу, только не убивай. Мы только хотели обобрать тебя, просто так, припугнуть думали. Виноваты, прости гос...
  - Да прекрати ж ты причитать. - Перебил его тираду. - Ближайшее селение далеко отсюда? И в какой стороне?
  Военнопленный удивился такому вопросу, но ответил такой же быстрой скороговоркой.
  - Дык, с версты две отсель, дальше по тропинке. Деревня Жмудь. Там. - И он для верности показал пальцем направление, куда я шел изначально.
  - А вы, значится, оттуда будете, да?
  - Ага, ага.
  - Что, вся деревня разбоем промышляет?
  - Не, не, нормальные люди все. Скот держат, огороды, рыбку на реке удят.
  - А вы чего в бандиты подались? Скучно живется?
  - Не, не, господин. Это Никлот нас подговорил. - Грязный палец с дрожью потыкал в сторону неумелого юмориста. - Сказал, ежели путника угробим, то нам по серебрушке даст. Мы сами не из Жмуди, иногда так-то бывает, зовет.
  - Ого, да вы меня ждали специально, оказывается! Это дело меняет. - Я почесал затылок. Все чудесатее и чудесатее. - Ладно, придется твоего Никлота поспрашать. А ты сиди здесь, ежели попытаешься уползти, догоню и прирежу.
  Это я так, для виду припугнул. На самом деле никого убивать не собирался. Не так меня воспитали, чтоб резать людей направо и налево. Но террорюге недобитому этого, естественно, не сказал. Пусть боится. Подошел к смирно лежащему главарю. Хотел вытащить веревку из портков, чтоб связать руки, но что-то остановило. Уже подозревая неладное, пощупал пульс на шее. Потом перевернул Никлота на спину. Так и есть. В небо разбойник смотрел остекленевшим взглядом мертвеца. Но я же ударил не так сильно, чтобы убить! Силу-то свою знаю! Подбежал ко второму оглушенному. Та же картина. Я в нерешительности уставился на оставшегося в живых. Тот попытался вжаться в ствол еще сильнее.
  - Не-не-не-не-уби-ва-а-а-а-а-а-й... - Снова заголосил он.
  - Да что ж это такое?! - В сердцах закричал я. - Как же так?! Почему они умерли?!...
  Слезы сами предательски навернулись на глаза. Еще никогда мне не доводилось убивать людей. А осознание того, что я недавно, пусть и случайно, но все же оборвал две жизни, острой иглой впилось в мой мозг. По злому резко я вытер слезы рукавом. В этот момент обратил внимание на едва заметное зеленоватое свечение над головой живого разбойника. Попробовал рассмотреть, но оно исчезло. Отошел на пару шагов назад, ничего. Тогда покрутил головой. Периферийным зрением снова что-то увидел размытое. Тогда попробовал расфокусировать взгляд как для разглядывания объемных картинок. Получилось! Над головой у раненого зеленоватым светилась размытая горизонтальная полоска. Вот это да! Похожа на полоски жизни персонажей в компьютерных играх. Когда-то давно я с друзьями проводил кучу времени в различных игровых мирах. Бывало так, что в институте от сессии до сессии мы выпадали из реальной жизни. И вот мой разум каким-то образом смог подстроиться под законы этого мира и выдать информацию в знакомом мне формате. Не знаю, что это за способность во мне проснулась и откуда. А может это и не другой мир вообще, а игра? И я в ней каким-то чудом оказался?!
  Подойдя поближе, лучше рассмотрел эту полоску. Примерно полуметра длиной и сантиметров пяти - семи шириною, бледно зеленого цвета с размытыми краями. Через нее все прекрасно видно. Я наклонился над головой замершего человека, всматриваясь в небольшие изменения цвета. Кажется, полоса становится чуть - чуть бледнее. А может это связано с потерей здоровья? Взглянул на кровоточащую в разрывах тканей ногу. В этот момент бандит резким движением выхватил нож из чехла и резанул по так неосмотрительно подставленному мною горлу. Вернее, хотел резануть. Рефлекторно я правой ударил по кисти снаружи, а левой по сгибу локтя изнутри руки грабителя. Из-за чего траектория ножа резко изменилась, и лезвие чиркнуло по шее самого злодея. Или это мне так показалось, что всего лишь чиркнуло. Потому как сильно брызнула кровь, заставив меня отпрянуть. Но все же часть попала на сапоги. Бандит в ужасе уронил нож и обеими руками схватился за рану. Но кровь продолжала выплескиваться мощными толчками сквозь пальцы. Скорее всего, нож перерезал артерию. И я уже ничем не мог помочь парню. Хотя, куда уж больше помогать? Только что помог так помог. Я стоял в отупении и наблюдал агонию затихающего тела. А полоска зелени над головой быстро сменилась желтым цветом, потом перетекла в оранжевый, затем в красный. И уже когда несчастный затих, бледнеющий красный цвет сменился серым.
  - Вот и все. - Произнес я самому себе с нахлынувшей тоской.
  
  
  (Интерлюдия 1)
  
  За некоторое время до...
  
  Одна из многочисленных станций слежения за космосом, расположенных на всей территории бывшего Союза выполняла ещё и функции слежения за всеми частотами, на которых могли появиться сигналы из космоса. А ещё за теми, которые в этот космос отправлялись. В один из декабрьских дней аппаратура засекла кратковременный всплеск активности на одной из частот, никогда не использовавшихся до этого землянами, хотя и шёл сигнал от планеты. Быстрый анализ всех параметров показал, что он не был создан ни одной из известных станций. Расшифровать труда не составило, вернее, передача вообще была не шифрованной. Время ушло лишь на то, чтобы разобраться в понимании смысла послания. Принятые вначале за шифровку специалистами странные значки, на деле оказались буквами одного из давно забытых языков. Вскоре текст перевода лежал перед командиром региональной сети. Одного взгляда генералу хватило, чтобы моментально вспотеть и автоматически сорвать трубку с телефона секретной связи.
  - Леонид Петрович, нашли! - Не по уставу выдохнул он как только на том конце пропищал сигнал безопасного соединения.
  На секунду повисла тишина. И было непонятно, расслышали ли слова генерала на том конце провода. Наконец, взмокший от волнения подчинённый услышал одно негромкое, но ёмкое слово.
  - Жду.
  Это означало, что надо срочно самому прибыть и доложить все детали. Срочно понятие растяжимое, тем более, что придётся лететь на уже готовом к старту вертолёте в столицу и там ехать в кабинет высокого начальства. Уже на ходу генерал Трошин затребовал на борт немедленно всю информацию по этому сигналу вплоть до того кто принимал, как это произошло, какие были сопутствующие шумы и так далее.
  Уже входя в кабинет командования и собираясь начать доклад строго по уставу, был остановлен поднятой рукой хозяина. Тот беседовал по телефону. Показав жестами гостю пройти и садиться, несколькими фразами закончил свой диалог.
  - Давай обойдёмся без всего этого Коля, время деньги.
  Когда-то генерал - майор Николай Иванович Трошин и генерал - полковник Леонид Петрович Тяняев учились в одном военном училище, дружили, бывали в разных передрягах, вместе бегали в самоволку, ухлёстывали за девчонками, дрались и звали друг друга просто Колей и Лёней. С той поры прошло много времени, но дружба осталась прежней.
  - Хорошо. Если коротко, то мы наконец нашли наших неведомых 'защитников'. Вернее, теперь есть хотя бы ниточка. Почитай, это перевод с архаичного санскрита, на котором был отправлен этот отчёт. Нам повезло, что сейчас в стране работает специалист по нему профессор из Индии. - И гость положил на стол лист с распечаткой.
  Прочитав короткий текст, Леонид Петрович посмотрел в глаза друга.
  - Надо срочно докладывать Самому!
  В голосе его сквозил страх. И было от чего. На белом листке теснились простые буквы с непростым смыслом.
  
  
  Начальнику службы
  Территориального контроля
  Экспериментальных цивилизаций
  III Сектора (Третий Рукав)
  Гору Ат-Лан-Ра Тримурти
  Кореллятор потенциальных возможностей
   Система Сын Це (Солнце), Сем Ла (Земля),
   РФ, Центр Первой Волны, К.О.
  Гор Ал-экс-ан-доР
  
  Внеосевой вектор времени, линейное отображение поРядКов
  
  
  Фиксация Событийной Реальности
  С 8 по 10 число (текущая дата) наблюдается нарастающее расслоение привязки созданного временного вектора системы к пространственным константам и программами на территории неактивного Узла Лепестков. Колебания в коридоре штатных показателей. Влияние на общую динамику выбранного региона не инициировано. Осознаватель проявляется в материальном носителе фрагментарно, пространство мышления остаётся в заданном русле существования наблюдаемой цивилизации.
  Прогнозируемый выход в осознанную сферу составляет 3 инсайта. Прогнозируемое влияние на социальную основу общества в пределах 3-5 лет с момента интенсификации процесса.
  Прогнозируемое изменение энергетического каркаса района Узла в указанный срок достигнет точки раскрытия и активации.
  Рекомендации: произвести контакт-фиксацию на чувственно-эмоциональном уровне для создания привязки в пространстве ума, чтобы исключить спонтанный уход в другую ветку реальности вследствие скольжения по ассоциативным цепочкам, пробуждаемым 2 и 3 инсайтами. Ускорить введение энергопоглотителей в районе Узла, создать колебания сетки Сил и Ключей, дабы затруднить возникновение возможности активации Узла в моменты неконтролируемого неосознаваемого выброса Пакетов во время инсайтов. Скрыть Осознавателя от цивилизационных защитных программ планетарного демиурга, ибо попытка последнего уничтожить Осознавателя с вероятностью 84.7% приведёт к потере контроля стабильности Узла и прорыва физических констант иных реальностей в зону экспериментальной цивилизации.
  Постановление: ввести в 3 инсайт интенсионал пробуждения родовой памяти материального носителя. Шанс проявить Нисхождение через Осознавателя составляет 341% от 'условий мышления Велеса'.
   ***
  Следующая встреча проходила в глубинах Москвы. Трошин вместе с другом прибыли к неприметному объекту на территории одной из подмосковных воинских частей. Спустились под землю и сели в вагончик секретной ветки железной дороги. Через полчаса пересели в другой мини поезд на следующей охраняемой подземной базе. На третьей спустились ниже, снова покатались в вагончике, а потом ещё вниз и снова железная дорога. И так несколько раз. Везде находились бойцы охраны, электронные системы допуска и распознавания и много ещё разных систем защиты, неизвестных Николаю Ивановичу. На исходе второго часа путешествия вглубь Москвы, а может и Подмосковья, через бесчисленные посты охраны транспорт вывез военных в огромный подземный город и высадил на маленькой станции. Генералов здесь уже ждали несколько странного вида машин с сопровождением. Вскоре их доставили в закрытые помещение, провели через кучу залов, похожих на роскошные апартаменты самых дорогих отелей мира, десять раз обыскали и просветили и подвели к заветной двери. Один из сопровождающих тихо проскользнул внутрь, чтобы вернуться буквально через минуту.
  - Входите господа, президент ждёт вас.
  Увиденное помещение поразило Николая Ивановича своей простотой и скромностью. Конечно, материалы мебели и обстановки стоили баснословных денег, но всё выглядело скромно, даже по спартански. На дальней стене большого, разделённого на несколько частей декоративными перегородками помещения, бросались в глаза три широких окна. Умом понятно, что это вовсе не окна, а глаз так и тянет к завораживающим видам русской природы расположенной, казалось бы, далеко внизу. Вроде как смотришь на лес, реку, луга и далёкие поля из дома, стоящего на вершине небольшой горы.
  - Господа, по Вашему взору, прикованному к просторам Родины, можно понять, что такое настоящая любовь к Отчизне! - Донёсся из глубины кабинета слегка ироничный голос.
  Оба одновременно вздрогнули. Президент сидел за небольшим столиком у одной из стен и работал с бумагами, одновременно что-то помечая в стоящем рядом ноутбуке. На фоне стены за спиной, заросшей плотной зеленью каких-то растений, разглядеть лидера государства было нелегко. 'Удачное решение', - мимоходом отметил про себя Трошин, уже шагая за другом по дорогому паркету.
  - Присаживайтесь, прошу Вас. - Взмахом руки главнокомандующий указал на стоящие рядом диванчики и таким образом дал понять о неофициальности встречи. Сам сделал какие-то пометки, сложил всё в стол и закрыл крышку ноутбука. Внимательные глаза упёрлись в старшего по званию с ожиданием.
  - Вадим Вадимович, первый этап программы 'Встреча' сработал. Перехвачен рапорт агента на Земле, сейчас высчитывается точка отправки, расплывчатая ссылка на которую есть и в послании. В документе содержаться сведения о неком объекте, именуемом 'Осознаватель', по которому также ведётся работа.
  Президент отвёл взгляд от Тяняева и достал из стола какие-то бумаги, протянул генералу.
  - Ваша 'благая весть' уже успела долететь до меня, здесь комментарии наших спецов по терминам и названиям. Ознакомьтесь, я хотел бы знать Ваше мнение. И мнение Николая Ивановича, как работавшего сразу по горячим следам.
  На верхнем листке красовалась точная копия инопланетного отчёта. На втором же упомянутые главой государства комментарии с пометкой 'вероятность вариативна, краткое описание'.
  
  Глава 2
  
  Не успел появиться в этом необычном мире, а на моей совести уже три трупа. Одно лишь подбадривало и не давало окончательно скатиться в истерику - это то, что убил не специально, а защищаясь, случайно. А значит и вины на мне, считай, что и нет. И хоть думы мои тяжким грузом давили на плечи, это не смогло пересилить любопытства и помешать осмотреть всех мною упокоенных. Оказалось, что с понятием карманов здесь еще не знакомы. Все ценные вещи вешались на пояс, как и у моих предков в древности. Документов, почему-то, ни у кого не оказалось. И как они без паспортов по лесам ходили? Такс, юмор проснулся. Значит, отпускает помаленьку, видимо. На главаре банды нашел мешочек с тремя серебряными монетами и какой-то медной мелочью. На двух других еще немного меди. Серебро узнал сразу, а что медь догадался по цвету, да и меньшему размеру. Насколько помню, это универсальная схема во всех временах у всех народов: медь - серебро - золото. Совесть, было, попыталась высказать что-то по поводу мародерства и трупов, на что ей резонно заметил, что не со своих солдат шапки снимаю, а с подлых ворогов и всего лишь деньги. Да к тому же, зачем им теперь наличность? На том свете другие схемы взаиморасчетов. Собрал все деньги вместе. Остается теперь только узнать чего сколько стоит в этих краях. Собрал все и ссыпал в ташку, где лежат телефон и зажигалка. Благо, места хватало. Покупал такую вместительную, чтоб туда еще и ключи все с брелками влезали. Потом подобрал свой испачкавшийся нож и долго оттирал его и сапоги, сетуя, что не сделал этого сразу, когда кровь еще не начала засыхать. Мое душевное состояние постепенно приходило в норму. Перед тем, как продолжить путь к этой деревушке Ждуди - Жмуди, решил оттащить трупы с тропинки. А то пойдет какая-нить девушка цветы собирать в лес, а тут эти разлеглись поперек дороги. Непорядок по всем статьям. Первым заволок в кусты последнего клиента, за ним его подельника, а в конце и неудачливого босса - киллера. Когда тащил последнего за ноги, моя рука нечаянно соскользнула, сдернув по пути ботинок. А оттуда вывалился маленький мешочек. Я остановился и подобрал. Внутри, завернутые в ткань, лежали еще монеты, - один золотой и два серебряника. Да главарь у нас запасливый оказался. Я оттащил его к товарищам и там проверил обувку у всех на предмет нычек. Увы, либо остальные хранили свои сбережения в других местах, либо больше ничего у них не было. Вытерев руки о штаны, я вышел на тропинку и поспешил убраться как можно дальше от печального места моего знакомства с этим миром. Оказалось, прошло много времени с момента встречи с грабителями. И когда я минут через двадцать - тридцать вышел к опушке, солнце висело уже в зените. Впереди расстилался огромный луг. Слева, откуда-то из-за деревьев, невдалеке выныривала речушка шириною метров двенадцать. С расстояния сложно точно определить размеры и я ориентировался по растущим на берегах деревьям для примерного сравнения. Река несла свои воды в сторону восхода. Впереди, на ее берегах, примостилась обычная с виду русская деревенька. Деревянные избы и сараи, изгороди из плетня. Справа от деревни пестрели грядками огороды. Дальше вправо луг продолжался еще немного и уходил клином между лесом и огибающей деревушку рекой. Я проверил нож, свои невеликие ценности, ногайку в сапоге, расправил руками рубаху и решительно зашагал навстречу второй попытке контакта с местным населением.
  ***
  Начать я решил с поисков старосты. По идее, в каждом селении должен быть кто-то старший. Пока приближался к деревне, обдумывал, что буду говорить. В итоге решил рискнуть и рассказать о своей встрече с разбойниками из их селения. Раз тот бандит признавался, что они периодически кого-нибудь ухлопывают, значит деревенские рано или поздно должны были найти либо трупы, либо какие-нибудь следы. А хоть даже и нет, то рассказать все же стоило. Вдруг у тех парней остались живые подельники.
  Чем ближе подходил к деревне, тем явственнее начал различать признаки того, что здесь живут люди. Где-то мычали коровы, слышался лай собак, изредка доносились обрывки чьих-то разговоров, приглушенно раздавались мерные удары железа о железо. Это хорошо, значит, есть кузница. А туда мне стоит зайти сразу после старосты. Как ни как, а оружие здесь весьма будет кстати. С одной ногайкой да ножом, коли встречу кого посерьезнее на пути, мне не совладать. Уже подходя к околице, разглядел в огородах сгорбленные фигурки крестьян. Почти у всех были соломенные шляпы или другие головные уборы. Да и понятно, солнышко пригревало от души. Навстречу легкий ветер нес запах свежего хлеба. Живот, почуяв близкую еду, громко заурчал. Я вдруг вспомнил, что сегодня еще ничего не ел. И это в плане моих действий отодвинуло кузнеца на третье место в очереди посещения, обозначив острую потребность где-то подкрепиться. Уже зайдя на деревенскую улицу, разглядел снующую у большой лужи детвору.
  - Эй, карапузы! Подскажите, где староста живет?
  Малышня прекратила свои игры и с любопытством воззрилась на мою персону. Один малец в испачканной, скорее всего с батиного плеча рубахе с серьезным видом указал пальцем вглубь улицы.
  - Там. Больфооой дом такой. - Ненамного задумался и, погрызя грязный палец, добавил. - Ф петуфком на клыфе.
  Я так же серьезно поблагодарил его и продолжил путь. Стало быть, не ошибусь, раз дом 'больфооой'. Вскорости у колодца увидел трех молодых девушек с коромыслами и ведрами. Все их хозяйство стояло у колодезного сруба, а девоньки оживленно беседовали, чему-то иногда посмеиваясь. Наряды их сильно походили на русские, какие носили еще до царя гороха. То есть, весьма давно. Красивые сарафанчики из цветной ткани обтягивали привлекательные формы и доходили до щиколоток. На плечах накинуты расписные платки. Если кто никогда не видал девушек в сарафанах, могу описать в двух словах так - ничего под тканью разглядеть нельзя по причине полного сокрытия тела, но ты абсолютно точно уверен, что там скрывается такая красота и совершенство форм, что Анжелина Джоли краснеет от стыда рядом с такой девицей. Длинные русые косы у подруг с вплетенными ленточками перекинуты на грудь. Будто не по воду собрались, а на гуляния какие. Все как на подбор хороши собой, лица дышат юной свежестью. Красивые голубые глаза под соболиными бровями искрятся весельем. Щечки чуть румяны, носики прямые. А красные, будто накрашенные, губы приоткрываются в смехе и показывают белые ровненькие зубки. Хоть под сарафаном не особо чего видно, но тонкие талии различаются очень даже хорошо. А красивые и не маленькие окружности груди невольно заставляют искать взглядом прорехи в ткани, в надежде узреть сокровенное.
  И тут я понял, что стою как дурак посеред улицы и с глупой улыбкой пялюсь на девиц. Да уж, что называется не в бровь, а в глаз. Раньше не раз слышал выражение 'русская красавица', но только теперь понял, что под ним кроется. Может они конечно и не русские, но впечатление потрясающее. Девушки уже увидели незнакомца и прервав беседу, так же разглядывали меня. Чтобы замять неловкую паузу, от всего сердца поклонился им в пояс.
  - Здравствуйте красавицы. Я в ваших краях впервые, ищу дом старосты. Подскажите где он?
  - И ты будь здрав. - Чуть вперед выступила самая высокая и статная. - Отчего же не показать, покажем. - Она задорно улыбнулась и переглянулась с подружками. - Ежели поможешь, конечно!
  - Чем же могу помочь таким красавицам? - Включился в игру.
  - Донесешь мне водичку, дом и покажу.
  - Ну, коли по пути, отчего ж не донести. - Ответил ее же присказкой.
  - Вот эти два. - Указала коромыслом юная шантажистка на самые здоровые. - В руках понесешь, али на коромысле?
  - Благодарю, мне в руках сподручнее. И ты не пустая пойдешь.
  Девоньки заулыбались двусмысленной шутке. Одна подмигнула мне.
  - Может и мне потом ведра донесешь? Чтоб не пустая осталась!
  И девицы звонко рассмеялись. А я покраснел. Когда говорил, думал вовсе не о том, о чем эти бесстыжие веселухи. Поскорее схватил ведра и стартанул вперед своей спутницы.
  Через несколько шагов она меня догнала. Все еще смеясь, перекинула косу за спину.
  - Да ты крепкий парень. Мои ведра так резво только батька мой может таскать, да кузнец наш Никифор.
  Я ничего не ответил, только неопределенно хмыкнул. А про себя подумал, что таскать здесь особо нечего, обычные ведра литров на десять-двенадцать.
  - Если не тайна великая, скажи, зачем к старосте идешь, коли даже не знаешь его? - Продолжала допытываться настырная спутница.
  - Много будешь знать, скоро состаришься. - Отмахнулся я. - А тебе нельзя, ты очень красивая. - Добавил, видя, как стушевалась девица.
  - Правда? - Обрадовалась она. - Нравлюсь?
  Тут же подбоченилась и несколько раз покружилась вокруг своей оси, чуть не треснув при этом меня коромыслом. Пришлось резко отпрянуть, едва не расплескав воду.
  - Ой, извини. - Она смущенно прижала руку ко рту, но тутже снова улыбнулась. - Ну вот и пришли.
  Я и не заметил, как улица закончилась небольшой площадью, в конце которой стоял двухэтажный рубленый дом с красивым резным петухом на коньке.
  Девица отворила калитку перед домом и поманила рукой. Сама вбежала на крыльцо.
  - Ставь сбоку дорожки, это в баньку водица. Здесь живет староста, а я его дочка. Жди, сейчас позову.
  И стрелой скрылась за дверью, не дав мне возможности что-нибудь ответить. А ответить хотелось хитрой эксплуататорше. И желательно по круглой попке. Хворостиной. Через пару минут дверь открылась, и на крыльцо вышел крепкий мужик примерно моего роста. Надо отметить, что девицы у колодца едва доставали мне до плеча, даже рослая дочка старосты была на полголовы ниже. И разбойники в лесу не вышли ростом, все чуть выше моего плеча. Были. А староста крепок, в плечах пошире меня будет. Рубаха не скрывала крепкие мышцы и отсутствие жира. Руки больше смахивают на витые корни дуба. Широкой ладонью пригладил кержацкую бороду.
  - Ну, здравствуй гость. Проходи в горницу, побеседуем.
  Хозяин развернулся и не спеша скрылся внутри. Я поднялся следом. Пройдя сени, или как там их правильно, через еще одну дверь вошли в большую комнату. У задней стены, частью ее заменяя, возвышалась украшенная изразцами печь. По обе стены широкие светлые окна. Сбоку печи вход в другую комнату. Вдоль стены лавки, а ближе к печи длинный стол. Староста подтянул два крепких табурета и сел. Махнул мне рукой, приглашая садиться напротив.
  - Настя, сообрази нам пообедать! - Гаркнул по-медвежьи хозяин. - Меня Ставр звать. Как ты уже понял, то дочка моя, Настена - егоза тебя с ведрами приветила. Говорит, дело у тебя ко мне?
  - Это да. Недалеко от деревни на меня напали трое разбойников. Так вышло, что никто из них не выжил. Но перед смертью один выдал имя своего главаря - Никлот. И сказал, что они из твоей деревни.
  - Никлот, говоришь... - Задумчиво протянул староста. - ... Были у меня подозрения, что он руку приложил, да за нее самую никто не поймал. Ты, случаем, не со старого капища пришел? Холм там, на поляне с чуром деревянным.
  - Оттуда. - Я насторожился.
  - Тут такое дело... Капище это кого-то из старых Богов. Никто там уже тьму лет не бывает. Сам луг с лесом окружен болотом в виде полукруга. А вот поди ж ты, тропинка не зарастает. Где-то раз в полгода в тех местах охотники находят кости людские с проломленными черепами. И так уже несколько лет. Мы уж с мужиками думали, что через то капище люди как-то появляются. Через деревню туда только дорога. Пришлых бы заметили. Стало быть, там ужо появляются. Да до нас никто не дошел, всех кто-то на тот свет отправляет. А Никлот не нашенский. Лет пять тому назад поселился, из города пришел.
  В этот момент старосту перебила дочка, внесшая тарелки с кушаньями. За ней еще две тетки тащили посуду с едой. Мой живот одобрительно буркнул и в нетерпении затих. Ставр придвинул ко мне тарелки и кивнул, показывая свои примером, как следует поступать. Когда женщины удалились, хозяин продолжил.
  - Хозяйство не держит, вернее, не держал. Огорода тож. В город часто хаживал, раз в месяц точно. И денежки откуда-то у него были. Иногда дружков с собой приводил. Поживут - поживут, по лесам окрестным пошарятся, да и опять в город убывают. Вот мы и думали, что он людишек к праотцам отправлял. Наших, правда, никого не трогал. А то б враз вразумили. Так что поклон тебе, что татя этого с белу свету сжил. Негоже убивцам среди нас землю топтать. - Ставр уплетал снедь и умудрялся при этом разговаривать. - Теперя, ежели хошь, дом Никлота твой будет. Или кому подарить можешь. В общем, сам решай.
  - Благодарю, подумаю.
  - Подумай, покажем тебе, где он, ночь переночуешь, а завтра отдохнувший и решишь. Ну а теперь о себе хоть расскажи. Кто ты, как звать, откель и как у нас оказался? Больно любопытно все.
  Я оценил выдержку старосты, задавшего вопросы лишь только сейчас. И на пару минут задумался о том, что ему рассказать и как назваться. Поглядев на местные одежку и постройки так похожие на древнерусские, решил сделать ход конем и назваться одним из моих старых прозвищ. А историю появления откорректировать под местные реалии.
  - Звать меня Сарматом. Жил, судя по всему, далеко отсюда. Дома придремал на лавке, а проснулся уже на холме. Ваша одежда похожа на ту, которую носят в моих краях, язык тоже. Может, не так далеко и оказался от дома. Вот если подскажешь, в каких краях я появился, вероятно, узнаю куда идти-то.
  - Да уж, чудны дела иногда случаются. Это тебе надо в город, к волшебникам. Такое по их части. Деревня наша Жмудь, город, где князь сидит - Сертин. И княжество наше Сертинское. До городу дней пять - шесть пути. Где-то на полпути, на пересечении Западного тракта и Северного стоит крепость барона Невеля. На берегу озера, от которого на северо-запад от которого и начинаются наши болота. Ну что, теперь понял куда занесло?
  - Увы, Ставр, этих мест я не знаю. Видать, далече мой дом. Действительно, надо к волшебникам идти.
  - Стало быть, возвращаться к нам уже не будешь?
  - кто знает, если не смогу найти ответа о том, где моя родина, то жить где-то все равно надо будет. Так что, схожу в город, а там посмотрим. Расскажи пожалуйста, с деньгами как у вас, чего сколько стоит? - Сменил тему я. - Сколько серебряников в золотом, сколько медных? А то мож у вас все иначе.
  - Эт да, не будешь знать, и обжульничать могут. В золотом десять серебряных, а в серебряном сто денег. Деньга, это медная. Есть еще пол деньги, грош зовется. Так-то вот. Ладно, - хозяин прихлопнул по столу своей широкой ладонью, - пока день еще, сходи к кузнецу нашему Никифору, да к купцу в лавку. Коли в город идти, и одежа нужна, и оружие. Мож чего от Никлота осталось, в доме глянешь. А то места наши неспокойные, одинокому путнику надо быть начеку. И зверь всяк бывает, и даже нежить, поговаривают, стала снова появляться. А утром обговорим коли чего нужно будет. Лады?
  Я встал из-за стола следом за старостой. Новость про нежить, можно сказать, очень порадовала. Мало мне обычных приключений с другим миром и его не всегда добрыми людьми, так еще и ласковые умертвия могут на огонек заглянуть в дороге.
  - Лады. А дом Никлота покажете?
  - Не волнуйся, щас тетку Авдотью кликну. Подожди на крылечке. Она и лавку с кузнецом тоже покажет. Коли чего надо будет, можешь не стесняться спрашивать.
  Когда я выбрался на крыльцо, дул освежающий ветерок. Солнце перевалило уже за полдень. Вот так по обыденному просто я обзавелся жильем и еще благодарностью селян. И оказывается, у меня прилично денег. Правда, пока еще не знаю, что на эту сумму можно купить. Но насколько помню из нашей истории, золотой это очень много.
  
  Глава 3
  
  На крыльцо вышла одна из женщин, помогавших Насте носить еду. Она держала в руках небольшой узелок, который тут же протянула мне.
  - Держи милок, вечером поснедаешь. А то, небось, у этого разбойника и еды нормальной в доме нету. Тебе как, кузнеца с купцом сначала показать, аль жилье твое новое?
  - Лучше ваших мастеров. Пока я в доме осматриваться буду, время может много пройдет. Чтоб не ждать меня долго.
  - Ну, тады пойдем.
  Мы вышли со двора и через пару домов по левую руку, там, где за площадью улица продолжалась, остановились у широкого дома с красивой резной вывеской над крыльцом. На ней были изображены разноцветные картинки одежды и чего-то еще непонятного. Авдотья отворила дверь и вошла в большое светлое помещенье. Я, естественно, следом. Два здоровенных окна давали много света и позволяли разглядеть все, что находилось внутри. То, что здесь живет и трудится купец, я уже понял по вывеске. А сейчас передо мной во всей красе предстал предлагаемый товар. На стенах висела всевозможная одежда. Два широких и длинных стола ломились от всяких изделий, посуды и разной домашней мелочи. А у задней стены стояли еще какие-то сундуки. В комнате были еще две двери в другие помещения дома. Вероятно, одна в жилую часть, а одна в склад. Если, конечно, я правильно угадал. Пока всякие догадки посещали мою голову, тетка подергала за шнурок, и по помещению разлетелся перезвон колокольчика висящего у двери.
  - Вечно спит этот оболтус, пока батя в городе. - Проворчала моя спутница.
  Через мгновение одна из дверей распахнулась, и в комнату вбежал парень лет десяти - двенадцати с растрепанной шевелюрой и грязными руками. Он узнал мою сопровождающую и коротко поклонился.
  - Ой, тетушка Авдотья, я мигом. Руки только помою, а то на дворе возился.
  Он, было, собрался удрать в ту же дверь, но был остановлен голосом гостьи.
  - Погодь, Михась, опосля помоешься. Вот етот мил человек теперя взаместо Никлота жить в его доме будет. Он супостата этого вместе с подельничками у старого капища на тот свет спровадил. Вы щас знакомьтесь, а после того, как покажу ему дом, уже будете без меня, что хотите торговать.
  - Так-то правда оказалась, что разбойничал Никлот? - Удивился паренек. Причем, как мне показалось, его больше поразило то, что кто-то оказался бандитом, а не то, что его грохнули.
  Видать, к смерти здесь относятся не совсем так, как у нас. Тем временем Авдотья уже собралась уходить из лавки, кивнув перед этим мальчишке и разведя руками. Мол, так вот бывает. И уже когда она снова схватилась за дверь, я придержал ее за руку. Потом повернулся к пареньку.
  - Михась, меня зовут Сармат. Скажи, пока я буду дом осматривать, можешь подобрать мне крепкую дорожную сумку, чтоб припас всякий да вещи вместились? Еще надо портянки, лучше две пары.
  - А что это? - Не понял парень.
  - На ноги ткань такая наматывается, чтоб сапоги не терли.
  - А-а-а-а, обмотки! Есть такое.
  - Хорошо. Еще плащ и чего-нибудь вроде пиджака, кафтана. Не знаю как у вас называется такая одежда. Сверху на рубаху одевается, из плотной ткани. Ну а там посмотрим, мож еще чего понадобиться.
  - Подберем, конечно. - Парень усиленно закивал. - Батька с братом в город за товаром уехали, но мы с матушкой найдем все что нужно.
  - Вот и ладно, тогда до вечера.
  И мы пошли дальше. Авдотья направилась через площадь в сторону реки. Пройдя небольшой переулок, тянущийся перпендикулярно основной улице, мы вышли к большому подворью рядом с берегом. За высоким забором из врытых стоя бревен, практически не было ничего видно, кроме крыши дома в левой части двора и еще одной справа. Именно там вился дымок, и слышались удары металла о металл. Шустрая проводница подошла к здоровенным воротам на длинных металлических петлях и толкнула неприметную, ничем не выделяющуюся на общем фоне ворот, дверку. Внутри двор оказался еще больше, чем виделось снаружи. Слева стоял добротный дубовый дом, за ним раскинулся до самого берега ровными грядками огород. Вправо от дома тянулись хозяйственные постройки, а у самого правого края двора стояла кузница. Внушительное строение с распахнутыми во всю ширь воротами. Внутри сверкал пламенем, как я понимаю, горн. И размещалось много всяких подсобных рабочих мест с различными инструментами, назначение большинства которых я не смог понять. У горна спиной к нам трудился крепкий мужик, размерами схожий со старостой. Когда мы пересекали двор, он перестал колотить молотом и, развернувшись, опустил изделие в кадку с какой-то жидкостью. Оттуда повалил пар и моих ушей достиг резкий шипящий звук. В этот момент хозяин увидел гостей.
  - Здравствуй Никифор. Вот гостя тебе привела. Он недавно к нам в деревню пожаловал, от старого капища. А по дороге его Никлот со своими дружками живота лишить хотел. Ну и приголубил их болезных гость нежданный. Да так, что сами к пращурам отправились. Теперь все хозяйство Никлота ему в наследство перешло. Ставр просил подсобить, коли чего потребуется. А я пойду уже, дел не впроворот.
  Авдотья легонько поклонилась и с завидным проворством исчезла за воротами двора.
  Кузнец отложил все свои орудия, вытер руки тряпкой и протянул свою широченную ладонь мне.
  - Никифор, кузнец местный. - Коротко представился он, сжав мое предплечье в тисках мощных пальцев. Рука у мужика была что лопата, а рукопожатие уверенное и сильное. Как у настоящего кузнеца.
  - Сармат, волею богов теперь путешественник.
  - Это как так? - Крякнул добрый молодец. Похоже, моя рука удивила здоровяка, не сплющившись сразу, словно колбаска из сырой глины.
  - Сам не понимаю, как так вышло. Дома прилег подремать, а проснулся уже на вашем старом капище. Что за место, где оказался - мне не ведомо. Нашел тропинку, да и подался к людям. По дороге трое оборванцев хотели ограбить, да и на тот свет справить. Да только так вышло, что наоборот получилось. Вот и все путешествие. К вам добрался, да со старостой переговорил. Теперь, чтоб узнать далеко ли я от дома очутился, в город пойду. Ставр посоветовал к тебе заглянуть, оружие выбрать. Говорит, места у вас неспокойные.
  - Что есть, то есть. - Подтвердил кузнец. - Ну что ж, пойдем, посмотрим тебе чего-нибудь.
  И он повел меня в пристройку к кузнице, где хранились изделия самого мастера и то, что попало к нему разными путями.
  - Есть у меня и справа всякая. Ты скажи, к чему больше привычен? Клинки, топоры, палицы, бердыши? Может копья? Хотя, в дороге оно тебе без коня, копье это, только мешать будет. Щит потребен, шлем?
  Пока кузнец говорил, выкладывал на широченный стол из сундуков называемое добро.
  - Погодь, Никифор. Я б и рад развернуться, да цены всему не знаю. А то может оказаться, что денег не хватит. Так вышло, без сундука с богатствами в обнимку спать ложился. Хорошо хоть что-то с собой оказалось. - Я невесело усмехнулся. Пока мы разговаривали, наши руки не переставали перекладывать оружие. На глаза попалась сабля, очень похожая по форме клинка на мою шашку.
  - Вот эта вот радость чего будет стоить?
  - Эта будет три с половиной золотых.
  - Да уж, жаль, но не хватает. А что-нибудь на один - полтора золотых найдешь?
  Хозяин слегка поморщился от моих слов.
  - Найти-то можно, качество, правда, будет не самое лучшее. Хороший меч, действительно хороший, два с половиной - три золотых стоит. А эта сабелька такая, что мечи многих знатных мастеров перерубить может. От того и цена. А ты, посмотрю, толк знаешь. Ишь как, сразу лучшее заприметил.
  - Да просто привычен к такому оружию, другим намного хуже владею. Эх, дома у меня такая шашка осталась! Булатная! Мне мои братцы-казаки на юбилей подарили... - От воспоминания о родном доме нешуточно испортилось настроение. Видя мое выражение лица, кузнец все правильно понял. Похлопал по плечу.
  - Не кручинься, найдешь ты свой дом. А казаки это кто? Воины твои?
  - да, можно и так сказать. Считай, семья моя.
  - Понимаю, сам много лет у князя в дружине служил, тож одной семьей все жили, словно братья. Ну да ладно, чему быть - того не миновать. Коли суждено сыскать свой край, никуда он от тебя не денется. Лучше скажи, много ли не хватает на сабельку?
  Я задумался. Мелькнула мысль, а не добавить ли недостающую часть зажигалкой и ножом с ногайкой. Но подумав, что не стоит. Самому еще пригодятся, а клинок можно и попроще сыскать. Да к тому же, не факт, что моих богатств будет достаточно до полной стоимости. Да и потом, я подумал о предстоящем обыске вновь приобретенного имущества и возможных находках. По крайней мере, я на них надеялся.
   - Скажи, а можно я зайду к тебе попозже вечером или утром? Мне надо одежкой разжиться, а потом и посчитаю, что останется. Тогда и подберем чего-нибудь по цене.
   - Да запросто. Я никуда не собираюсь, приходи, как надумаешь.
   На том мы с Никифором расстались. И уже на улице я вспомнил, что дома Никлота тетка показать не успела. Надо снова идти к старосте и просить. Но как-то неудобно второй раз заходить. Поэтому решил заглянуть к купцу, затариться одежкой и попросить показать мальца. Надеюсь, за небольшую плату он не откажет в услуге.
  Михась сидел на крыльце и что-то мастерил из дерева.
  - Ну что, добрый молодец, посмотрим твой товар?
  Парень с готовностью отложил инструмент и позвал меня внутрь. Там на столе лежали штаны плотной ткани темно-коричневого цвета, куртка из чего-то, напоминающего тонкий войлок, плащ с капюшоном, четыре валика скрученной в трубочку светлой ткани, рубаха зеленого цвета и что-то похожее на танкистский шлем. Штаны оказались в пору, будто по мне шили. Рубаха легко заправлялась в штаны, но могла носиться и на выпуск. Длиной немногим ниже моих филейных частей. Конечно, карманов ни на чем не было. Ну да ладно, будем привыкать к местной моде. Хотя...
  - Михась, а матушка твоя шить умеет?
  - А как же! Какая женщина не умеет шить??? - Удивление от моего кощунственного вопроса очень живописно отразилось на лице молодого купца.
  - Я хочу к этой одежде кое-что пришить. Можешь позвать ее?
  Через несколько минут я познакомился с Ластой, матерью юного купца, и объяснил ей задумку. Оказалось, такие вещи действительно никто не делал. И понятие карманов полностью отсутствовало. Моя идея женщину изрядно удивила, но ничего сложного не представляла. Поэтому к утру у меня будут и штаны с накладными карманами, рубаха с нагрудным, застегивающимся на пуговку, и плащ с двумя внутренними. Еще я себе выбрал простую серую льняную рубаху и крепкий сидор с двумя лямками, похожий на знакомый мне солдатский. Его можно было носить и на плече, и за спиной. Ко всему добавилось несколько чистых тряпиц. В них хоть еду можно завернуть, хоть использовать на бинты. Мало ли чего, жизнь всякая бывает. За все с меня взяли всего 86 медяков. Очень даже ничего. И это с учетом карманов и непонятной шапки - шлема. Довольные друг другом, мы распрощались с Ластой, и Михась потопал впереди показывать мой будущий дом. Оказалось, что это самый последний слева в сторону болот, откуда я и пришел. Дав пареньку один медяк, договорился о доставке одёжи утром на дом. Весёлый и радостный приработком юный бизнесмен вприпрыжку рванул домой. А я пошел принимать хозяйство.
   Оно состояло из самого дома, нескольких сараев, навеса над половиной двора, небольшого заросшего садика за домом и заброшенного огорода. Дом и двор огорожены сплошным высоким забором с воротами. Видно, что забор недавно чинился. А вот все остальное выглядело так, будто хозяин съехал лет пять назад. Из общей картины выбивались хорошо смазанные петли на дверях в дом и один из сараев, где хранилось сено. Значит, парни ходили 'на дело' и хотели скрыть ото всех свое хобби. А вот в сарае, скорее всего, что-то хранили. Сначала решил обследовать дом. Внутри было не густо. В центре, как обычно, возвышалась красавица и кормилица печь. Она делила дом на три части. Справа и спереди что-то похожее на зал и гостиную. Слева располагалась кухня. Тут находились горшки, плошки и прочая кухонная утварь. А также какие-то клетухи. Вероятно, держать мелкую живность зимой. А за печкой спряталась спаленка. Там стояла здоровая кровать. В зале, или горнице, а мож иначе как называется эта комната, стоял добротный стол и лавки, несколько табуретов, пара небольших сундуков. Кстати, в спальне стоял один, но здоровенный сундучище. Такой я только у бабушки видал. Ей при выходе замуж отрядили приданное в нем. На кухне тоже имелась мебель - небольшой стол, что-то похожее на тумбочки, разные полочки. Одна такая же тумбочка стояла и в спальне. Перекопав все, не нашел ничего ценного. Дом выглядел лишь частично жилым. Видно, что пользовались в основном кухонным столом, частью посуды и лавками в горнице. Спал хозяин на печке. В большом сундуке обнаружилось пару одеял, какие-то еще тряпки и разное барахло. Скорее всего, осталось от хозяев, живших до Никлота. На печи лежал матрац набитый соломой, подушка и одеяло хозяина. Под матрацем грязная рубаха. Все это изрядно воняло. Пришлось вытаскивать во двор. В сундуках горницы было пусто, кроме одного. Тот, что стоял ближе ко входу, хранил в себе сокровище бывшего хозяина - новенькие сапоги. Мне они, увы, оказались маловаты. Там же лежал крепкий кожаный ремень с металлическими колечками в разных местах. Вероятно, чтобы вешать оружие и мешочки с разными ценными вещами. Мысленно поблагодарив усопшего за ценный подарок, примерил найденное. В самый раз. Будет запасным. Я окинул взглядом дом, вздохнул и потопал в сарай со смазанными петлями на двери. Позже здесь все изучу подробнее. Скорее всего, ничего ценного нет, а вот в сарае, вполне может быть. Когда заглянул внутрь, понял, что придется возвращаться в дом и искать фонарь. Свет проникал в хранилище сена и секретов только через дверной проем, чего катастрофически не хватало для нормального изучения объекта. Долго искать не пришлось. На кухне нашлась какая-то плошка с маслом и фитилем в центре. Что-то типа свечи в глиняной тарелочке с ручкой. Рядом лежали камень с палочкой. Видимо, местный аналог моей зажигалки. Разбираться не стал, пока решил пользоваться благами цивилизации 21 века. Осматривать сарай пришлось весьма осторожно, так как никакой защиты у этого светильника не присутствовало, а вокруг всё забито замечательным сухим сеном. Не дай бог споткнуться, будем мне мгновенный филиал геенны огненной. Внутри оказалось уютненько, если можно так выразиться в отношении сарая. Вдоль левой стены что-то похожее на верстак с полками над ним. По стене куча всяких крюков вбито. Все остальное пространство помещения, оставив лишь узенький проход вдоль верстака, отведено под хранилище корма для мумушек и игогошек. Причем, пространство разделено горизонтально на два 'этажа'. Наверное, чтобы наверх можно было складывать сено, не карабкаясь по куче, а спокойно поднявшись по лесенке и уверенно ступая по деревянному настилу. Удобно. Помнится, у моих дедули с бабулей сенохранилище было устроено по тому же принципу. По малости я любил забраться под крышу и поспать среди волшебно пахнущей травы на стареньком дедовом тулупе. Поддавшись ностальгии, оставил чудо-светильник на верстаке, а сам забрался по ступенькам вверх и, раскинув руки, спиною упал в пахучую детскую радость. И это чуть не стоило мне сломанного копчика!
  
   Глава 4
  
  
   Кряхтя как старый дед, еле перевернулся на живот и сполз с чего-то твердого и угловатого, спрятавшегося под тонким слоем сухого ломкого сена. Спрятавшегося, наверное, чтоб подкараулить такого простофилю как я и лягнуть в зад за доверчивость и мечтательность. Повезло, что не прыгнул, как хотел в начале. Потирая копчик одной рукой, другой смахнул всю маскировку в сторону и обнаружил два деревянных ящика. Об угол одного я и приложился. Очень интересная находка. А главное, совсем неожиданная. Нет, я, конечно, ожидал найти чего-нибудь, но явно не тут. Замков не нашел и попытался просто поднять крышки. Не вышло, подогнаны очень плотно. Достал нож, вдавил в стык и поднатужился. Оп-па! Сюрприз! Внутри лежало оружие. Я аж присвистнул. Вскрыл второй - то же самое. Мечи, целых два ящика одноручных мечей в простеньких ножнах. Хотя нет, ошибаюсь, один все-таки полуторник, хотя и в таких же незамысловатых ножнах. Несколько лет мой друг - реконструктор тренировал владению холодным оружием, и в первую очередь мечами да саблями. Так что разбираюсь в этом хозяйстве хорошо. Достал первый попавшийся, вытянул из своего чехла. Новенький, даже еще в какой-то смазке. На вид похуже, чем те, что были у кузнеца. Решил проверить качество. Взял свой кованный на совесть из паровозного клапана нож и обушком стукнул по металлу меча в районе гарды. Появилась небольшая вмятинка. Ага, местный ширпотреб. Дешевое оружие для каких-то местных вояк третьего сорта. Так-с, достаем полуторник и проводим тот же эксперимент. Ничего. Бью сильнее, опять ничего. А, нет, пригляделся внимательнее и все-таки обнаружил небольшую зазубринку. Здесь металл получше. По ходу дела, для командира. Интересно, где эти бандиты столько оружия новенького достали? И почему тогда меня пытались в землю закопать простецкими дубинками? Или это лежит неприкосновенный запас для кого-то другого и мои бывшие знакомые не имели права трогать сие богатство? А стоить ящички должны ох как много желтеньких кружочков. Н-да, неожиданный поворот марлезонского балета. И непонятный. Подзадумался, на меня ли конкретно охотились эти парни? Или я, по своей любимой привычке, попал в чье-то увлекательное приключение с далеко идущими последствиями? Да-с, надо утром сходить к старосте и кузнецу. Что-то тут очень сильно попахивает неприятностями. Раздумывая, взял с собой только полуторник и один простой меч. Захлопнул крышки и собрался спускаться, когда заприметил ящичек поменьше сзади этих здоровяков. Раскопал его и водрузил на крышку ближайшего. Открылся легко, даже без ножа. Внутри лежал красивый кафтан темносинего цвета со стоящим воротничком из плотной ткани. Когда развернул его, то понял, что это такой хитрый доспех, подшитый изнутри металлическими пластинами, собранными по принципу чешуи. У нас в истории такие тоже были, если не изменяет память, назывались бригантами. Вернее, в Европе так назывались, а у нас на Руси их звали Куяками. Помнится, таких куяков существовало огромное количество разновидностей. Да уж, это ценное приобретение. Внутри пластинки закрывал еще один слой ткани, но уже потоньше, а сверху не было видно заклепок, что тоже свидетельствовало о дополнительном покрытии, скрывающем признаки доспеха. В общем, подарок для средневековья дорогой. Скорее всего 'кафтанчик' был на одном из убиенных путников, причем не бедном. И Никлот приберег добычу, не продав и не отдав тому, кто нарезал заказы на ребят, приходящих от старого капища. По всему выходит, что там есть какая-то тайная тропка, откуда периодически появляются гости. А местные об этом не знают. И ни какой мистики. Один я исключение из правил. Хотя, может и не один, но это действительно скорее исключения. Придется со старостой серьезный разговор разговаривать. Пусть пошлет к местному князю или его заместителю какому-нибудь человечка с докладом. Тут может оказаться интересная задачка с неизвестными для начальства княжеского. Чуть не забыл пересчитать железяки с сюрпризами этими. Пришлось снова вскрывать большие ящики и проводить инвентаризацию. Всего оказалось пятьдесят одноручников и один полуторник. Потом запрятал свое богатство снова под сеном, забрав только заранее отложенные два экземпляра. В дом вернулся слегка подуставший, но довольный.
   Шутка ли, горка оружия на большую банду головорезов.
   Дома я перекусил тем, что собрала тетка Авдотья. А потом надумал чайку попробовать сделать. Соскучился, видите ли, по любимой привычке испить чаю при неспешных размышлениях. А подумать было о чем. Пришлось найти подходящую емкость, похожую на котелок. Хотел разжечь печь, заглянул туда, и решил устроить чаепитие на свежем воздухе. Весьма запущенный вид внутри печи заставил передумать возиться с чисткой да растопкой. Взял какие-то травы, висящие в доме и похожие на знакомые мне в родном мире ягоды земляники и зверобой. Прихватил котелок, охапку дров из-под навеса и пошел искать уютное местечко. Выбравшись на улицу, зашел со стороны леса, где был бугорок поросший молодым вишняком. Почти наверху имелось местечко под костер и небольшую лежку для раздумий. Отсюда открывался хороший вид на луг по обе стороны от тропинки, ведущей к старому капищу. Далеко впереди просматривалась опушка леса, а справа заросли кустов по берегу реки. Я разложил костер и слегка помучавшись, развел огонь. Пока суд да дело, сбегал с котелком к колодцу и на обратном пути зашел во двор за топором. Но на беглый взгляд не смог его отыскать. Тогда не нашел ничего умнее, как взять под эти цели полуторник. На месте им вырубил несколько палок и подвесил котелок над огнем. Все, теперя можно отдохнуть от сумасшедшего дня, от нервного напряга, от попаданского шока, от всей этой истории. Закат уже полностью вошел в свои права, а на меня накатила тоска. День все бегал, чем-то занимался, стараясь запрятать поглубже за суетой чувства и переживания от случившегося. Конечно, истерики у меня не случилось, но и спокойным такой жизненный выверт не оставил. Не каждый день мы проваливаемся, бог знает куда, не готовят нас к такому ни в школе, ни в институтах. Одна родимая фантастика с кучей книг о попаданцах хоть как-то дала шанс мозгу не съехать с катушек. Любил всегда читать, может это и спасло головушку. Но только там герои все в орденах и приключениях смело стремятся к мировому владычеству, постройке коммунизма, космическим просторам, неведомым чудесам и тому подобному. А мне б найти, как домой свалить. Оно конечно интересно, да только убить меня сегодня вовсе не понарошку хотели, а вполне себе по-настоящему. И что-то мне подсказывает, что с моим характером, это будет не последняя попытка. Нет, я, конечно, стараюсь сам на рожон не лезть, но и мимо человеческой беды не пройду. И судя по окружающему меня средневековью и встреченным бандитам, с бедами в эти времена полный порядок. Эх, как же меня так угораздило? Много раз в детстве и юности мечтал попасть в сказочный мир, побыть великим героем спасающим принцессу. И оказался совсем не готов к этому приключению, когда оно реально произошло. Хотя, если честно, не так уж и не готов. Вон оно как мои навыки пригодились. Не зря столько лет тренировался. А чего не умею, дело поправимое, выучу. Если попал сюда, значит, есть и выход в обратную сторону. Что там сказал дед Родя, когда мне в глаза заглядывал? Что у нас есть возможность реализовать свои мечты или желания, если мы приняли такое решение. Может быть, я когда-то в молодости решил попасть в другой мир? Или совершить что-то такое, что возможно только здесь? Да уж, вопросы, вопросы... И очень актуальный - где я? Что это, другой мир, сон, игра, или со мной что-то случилось, и я сейчас лежу в бреду? То, что вижу полоску жизни над людьми, очень похоже на игру. Или может мое сознание, имея определенный игровой опыт, действительно подстраивается под удобную форму восприятия информации? Попробовал внимательно рассматривать свои руки, мелкие травинки и листики. Все четко, никаких размытостей и расплывчатостей, как могло быть во сне. Исключаем. Есть вероятность, что и не в игре. Просто у нас еще не додумались до полного виртуального погружения. Лет двадцать еще точно не будет такого. Да и ситуация с праздничным застольем исключает этот вариант. А вот с переносом в какой-то параллельный или перпендикулярный мир очень даже имеет право на жизнь. И еще с богами вопрос, требующий внимательного изучения. Можно предположить, что придется искать, как связаться с ними или самим Родом. Если такое в принципе возможно. То, что в моем полете в неведомый мир он принимал участие, очень настойчиво намекает капище, где я появился. М-да... Чтобы не метаться со своими вопросами как вошь на сковородке, нужен план действий. Староста правильную идею подкинул насчет волшебников. Только вот станут ли они мне помогать, если это в их силах конечно? А если станут, то что попросят в оплату? И к тому же, будет ли для меня безопасно это общение? Поэтому, первым делом надо укрепить свое финансовое положение, а потом придумать, как подстраховаться при беседе с колдунами этими. Ладно, с утра пообщаюсь со старостой, попробую загнать кучу найденного железа кузнецу, и тогда уже с плотным кошельком можно будет приступить к разведке в городке у замка барона. А дальше решу по обстоятельствам. Травяной чай получился замечательным. Я, полусидя, опершись спиной на вишенку, прихлебывал его не спеша во время размышлений. Небо темнело, высыпали первые звезды. Костерок прогорел. Несмотря на шоковость попаданства, здесь нравилось. Действительно, что-то в душе откликалось на этот мир как на очень близкий и родной. Где-то недалеко заухал филин, будто подтверждая мои мысли.
   Я посмотрел в ту сторону и увидел неясный силуэты, тихо движущиеся по дороге к деревне. Ночь уже вовсю хозяйничала в округе, и разглядеть гостей не очень-то получалось. Не доходя до окраины, небольшая толпа разделилась. Примерно половина народу пошло прямо по дороге через деревню. А другие свернули налево, обходя мой дом и двигаясь за огородами по лугу. Этих я насчитал пять штук, так как прошли, чуть ли не в десяти метрах. Прошли и не заметили моей замершей с недопитым чаем тушки. Да и сложно меня разглядеть в кустах в темноте неподвижного. Когда обе группы людей, а это точно были они насколько смог разглядеть в темноте, отошли на достаточное расстояние, тихо выбрался из своей засады, поменяв в руке недопитый чай на меч. После короткого раздумья направился за теми, что поперлись через деревню. Там я хоть дорогу знаю, и точно ни в какой случайной яме ноги не переломаю в темноте. А народ впереди точно дороги не знал и двигался осторожно, но очень целенаправленно. Скорее всего, общее представление о местности у бандитов имеется. Решил считать таких гостей бандитами, здраво рассудив, что добрые гости по ночам не навещают соседей, да еще и столь необычным способом. Думал, ребята топают к кому-то конкретно в гости, запустив вторую группу в обход. Но обойдя дом старосты по дороге, продолжили путь к выходу из жилого сектора. А вот за околицей выбрали местечко, о чем-то совещаясь, и спрятались в придорожных кустах. Причем, двое с левой стороны, а трое с правой. Я аккуратно ретировался. Дойдя до дома старосты, неслышно миновал калитку и поднялся на крыльцо. Дверь не заперта, петли не скрипят. Зайдя в комнату, где мы ели, остановился думая в какую сторону пойти. В этот момент впереди и справа услышал характерное шарканье ног и старческое покряхтывание. Чтоб не напугать тетку Авдотью, а это, скорее всего, была она, я тихо позвал.
   - Тетка Авдотья, тетка Авдотья, это Сармат...
   Шаги резко оборвались, и наступила тишина. Чтоб исключить начало звуковой сирены от испуга, поспешил добавить.
   - Мне срочно нужен староста, и не кричите, в деревне чужаки. Слышите меня?
   Через несколько секунд недовольный голос проворчал.
   - Да слышу, черт окаянный, слышу. Чуть со страху не померла. Не мог в окно постучать?
   Приговаривая, она вышла ко мне. Видимо, ходила в туалет и 'удачно' нарвалась на гостя. Ее растрепанный вид в ночной рубахе сам по себе мог напугать любого ночного гостя. О чем и сказал в шутливой форме. За что тут же схлопотал подзатыльник от суровой старухи. Даже заметить не успел, как прилетело. По ходу, сильно обиделась на шутку. Что-то я не понимаю в женщинах, однозначно.
   - Щас разбужу, умник. А ежели еще раз так пошутишь, и со своим коромыслом познакомлю.
   Через несколько минут я уже делился неожиданной новостью с отчаянно зевающим Ставром.
  - А куда вторая часть поперлась? - Спросил он, растирая сонное лицо.
  - Огородами ломанулись, видать со сторону луга хотят зайти. Я сначала подумал, что это к тебе гости ночные. А как увидал, что за околицей у дороги попрятались, задумался. Похоже на то, как если бы дорогу перекрыли. А те, что на лугу где-то, в лес путь отсекают.
  Староста удивленно глянул на меня.
  - Так говоришь, словно в страже служил или в дружине.
  - Да уж доводилось раньше, правда немного в другом направлении работ, но схожесть есть. - Ну не объяснять же ему, что у нас миллион фильмов, книг, игр, новостей и всего прочего информационного, что давно сделало достоянием общественности большинство нюансов и методов работы разных силовых служб.
  - То ладно, верно мыслишь. А ежели дорогу перекрывают к отступлению, стало быть, будет и наступление. И по всему выходит, со стороны болота с капищем. Что-то с той стороны в последнее время больно много новостей. - Уже тише пробурчал Ставр, активно натягивая рубаху.
  - Выходит, есть там тропка какая-то тайная. Я тут у себя раскопал в сарае пару ящиков с новыми мечами, одноручниками, и вот один такой. - Показал старосте экспроприированный полуторник. - Хотел утром поговорить. Всего пятьдесят штук. Никлот бегал с дубьем, а этот запас не трогал. Хранил для кого-то. Как бы эти парни не оказались теми, кого он поджидал. По всему получается, нехорошее дело вокруг происходит.
  - Это да, очень неожиданное известие. - Ставр резко выдохнул. - Марья, Авдотья, будите Настю. Бегом по домам, будите мужиков, пусть с оружием на площадь собираются срочно, беда у нас. Да только чтоб тихо все! Не приведи боже шум какой будет, несдобровать нам.
  Бабы зашумели в своей половине, слышно было, как спросонья Настена разговаривает с теткой и Марьей, чье положение для меня так и осталось загадкой. Потом все тихо прошмыгнули мимо нас, при этом девушка выглядела испуганной, но решительной. А теткины лица не выражали ничего, кроме сосредоточенья. Староста тем временем метнулся к стене, раскрыл какой-то сундук и достал оттуда кольчугу, меч длинный, шлем, наручи и что-то еще, плохо различимое в темноте.
  - Ого, да ты к любой неприятности готов!? Откуда столько дорогого обмундирования? - Не ожидал, что в какой-то деревеньке, пусть даже у старосты, будет полная броня и оружие.
  - Так то не всё, - Довольно пробубнил Ставр облачаясь. - У меня в сенях щит еще и сулица на стене. Я тебе не сказал, что служил в дружине княжьей десятником и был на хорошем счету. А за отвагу в битве у Искорки разрешили в отставку в полной броне уйти. Да еще старостой наказал барон быть неспроста, а по опыту моему. Вон, брат кузнец тож в моем десятке служил, много где отличился. И он оружный домой вернулся. Так-то вот. Давай, пошли, там народ уже, поди, собрался. У нас все охотники добрые, да еще с братом учим помаленьку дисциплине воинской. В этом все ж не так сильно, а вот стрелой умеют, этого не отнять.
  
  Глава 5
  
  
  За тихим разговором вышли на крыльцо. По пути староста прихватил щит с сулицей. На площади уже стояло несколько мужиков, спешно доодеваясь. Все происходило в полной тишине. Со всех сторон спешно подтягивались мужики с разным оружием в руках. У кого топоры, у кого длинные рогатины, были и с чем-то похожим на глефы односторонние. Приглядевшись, понял, что это косы насаженные на древки. Еще чего-то виднелось в руках в темноте плохо различимое. Но у всех без исключения из-за спин торчали луки, а на бедрах болтались тулы со стрелами. Тулы, это русское название колчанов. Со стороны реки выпрыгнула тень огромного воина в броне, в котором я с трудом узнал кузнеца. Через несколько минут стало не протолкнуться от собравшихся селян. Как объяснил Ставр, в деревне 46 домов, всего 301 человек жителей. Из них мужиков 68, включая старосту, плюс я. Остальное бабы в количестве 80 штук и детвора со стариками, их насчитывалось 153 человека. И сейчас на площади собрались все взрослые селяне мужского полу. Староста рукой поманил всех поближе.
  - Сейчас разделимся. Ждан, бери десяток с вашего края, да сядь в засаде у выезда на болота. Если кто появится, отошлешь к Никифору Миколу, а сами глаз не кажите, чтоб ни одна зараза не смогла разглядеть. Дальше, Никита, десяток своей стороны, что до купца живут, бери и по огородам тишком к лугу. Там где-то засели гости, за огородами следят. Думаю, не более пяти-семи человек. Тож смотри в оба, как на охоте, не покажитесь. Никифор, ты своих побережных пятнадцать отбери и в центре останешься, в резерве. Козьма, своего краю десяток бери и вдоль берегу зайдешь, по прогону. Засядьте, чтоб видать последние хаты и дорогу. Коли чего, подсобите нам. А мы с остальными по дороге пойдем. Сармат, покажешь, где эти гости залегли. Со мной первыми подползем.
  Все задвигались. Мы аккуратно добрались до края селения и залегли. Староста, я и еще несколько человек поползли дальше. В том месте, где прятались незваные гости, увидел в темноте горящие полоски жизни. Как-то забылось, что теперь обладаю таким умением. И, получается, в темноте оно работает лучше. Наклонился к уху старосты и описал места, где находятся наши цели, сказав, что вижу свечение над их головами. Тот удивился, но виду не подал. На пальцах объяснил своим ребятам, куда надо направить свои стрелы. Двое уползли назад. Минут десять, может больше, ничего не происходило. А потом вокруг места расположения пришлых разом встали человек десять и синхронно выпустили стрелы. Секунда и один из деревенских скакнул вперед, добив раненого топором. Никто не успел поднять шума. Действительно, хорошие охотники в Жмуди, смогли подобраться к чужакам бесшумно и сработали очень четко, словно долго тренировались. Потом мы обшарили трупы. Все оказались вооружены мечами, но без щитов. Зато в кольчугах и шлемах. У всех на поясах имелись кинжалы. Никаких знаков различия не нашли.
  - Староста, из тех, кто на лугу надо хоть одного взять живым и допросить. Иначе не будем знать, что ждать дальше.
  - Это да, сам так думаю.
  Так же шепотом Ставр подозвал мужиков и распорядился о чем-то. Вскоре все снова задвигались и исчезли в темноте. Вместе с прежней командой я вернулся в деревню и с людьми Никифора стали пробираться через огороды. Мне объяснили, что вторую группу вычислили. Те расположились на холмике, что в центре луга. Через какое-то время охотники окружили незаметно это место. Староста встал во весь рост и громко крикнул, обращаясь к гостям.
  - Эй, родимые, бросай оружие и выходь сюды. Иначе всех положим, вы окружены.
  Вот прям как с родины слова, я аж хмыкнул. Никто нашему командиру не ответил, поэтому он махнул рукой, и за нашей спиной встало человек двадцать народу. Видать, это обстоятельство сподвигло врагов на решительные действия. Да только не на те, что присущи героям. Через несколько мгновений неясные тени мелькнули на склоне холма в сторону леса. Да далеко сбежать не получилось. Свистнули стрелы, и вся дружная компания рухнула в траву, завывая и рыча. Много времени не потребовалось, чтоб разоружить пятерку раненых в ноги и задницы бойцов. Тем после дружного залпа резко расхотелось воевать. Притащив горе - воинов в деревню, допросили, а после перевязали да спустили в пустой старый погреб у бабки Клавки, живущей рядом с площадью. Ставр приставил двух парней в охрану, которым исполнилось уже по 16 годов. Вся деревня, уже не скрываясь, бурлила. Оказалось, соседнее княжество задумало повоевать Сертинское. Основное воинство направится по тракту западному, а один отряд, численностью в сотню рыл, тайно собрался переправиться через болото с помощью мага воды. Здесь подберет запас оружия, да тайно пойдет через деревеньки Лисовки и Броды в сторону постоялого двора на пересечении дорог, где к ним должны присоединиться какие-то наемники. Для них и было запасено оружие, которое хранилось у Никлота в сарае с сеном. Большего простые солдаты не знали.
  Вернее, они не знали общих планов командира их сотни в частности и князя в целом. А вот по текущей обстановке выложили все что знали. Получается, маг воды каким-то образом создавал в болотной трясине ледяную дорожку, по которой шли люди. Сам он двигался впереди, совершая свои магические действия. Следом поспевало всего двадцать человек до того, как тропинка исчезала. В один конец дорога занимала около двух часов. Их десяток, как только переправился в первой партии, сразу был отправлен в деревню с целью тайно перекрыть выход в противоположную сторону и отсечь от леса. Чтобы никто не убежал и не предупредил жителей других деревень, когда основные силы утром доберутся сюда. От таких новостей жители зашумели, но были осажены старостой. Тот так рыкнул, что все разом притихли.
  - Что запричитали?! А ну тихо! Нас хоть и меньше будет, мужиков имею в виду, только вороги не ведают, что про них уже знаем. Значитца, подарков от нас не ждут, а мы придумаем, как их угостить. И так угостим, что на том свете икаться будет!
  После такой речи головы народ заметно успокоился. Быстро запрягли лошадку в телегу и к барону в замок с докладом отрядили троих, деда и двух молодых парней. Вернее, не к барону, а в Лисовки. А там, у местного старосты, есть ездовая лошадь под седлом. Он уже дальше пошлет своих людей. А заодно и нам подмогу соберет как можно скорее. Судя по полученной информации, в живых никого их жителей солдаты оставлять не собирались. Это должно стимулировать старосту на принятие правильных решений о совместной защите. Ведь пока дружинники барона прискачут, никого в живых может не остаться.
  Дальше народ стал совещаться на тему теплой встречи гостям. Предлагалось множество вариантов, но толковой была лишь идея кузнеца организовать засаду в деревне. Я скромненько стоял в сторонке и считал. Перед этим спросил старосту, сколько потребовалось времени солдатам дойти в темноте от капища до деревни. Он ответил, что часа три, не меньше. Прикинув расклад по времени, попросил у собравшихся внимания.
  - Те ребята, что сидят в погребе, шли сюда три часа, плюс мы тут уже с час торчим. Стало быть, сейчас маг вторую двадцатку как раз доводит до места. Всего там сейчас тридцать человек. Если мы придем туда, то до следующей партии останется примерно час. Предлагаю уничтожить не ожидающих нападения тридцать вражеских воинов и сделать засаду на следующих двадцать, которых приведет вскорости маг. Сил у нас должно хватить справиться с разделенными отрядами. Если сделать по уму, может получиться перестрелять их и обойтись без потерь. А захватив мага в плен, лишим остальную часть отряда переправиться. Вот вам победа и награды от барона. Что скажете?
  Народ недоверчиво пялился на меня. Шутка ли, напасть на серьезный отряд дружинников. Но в свете последних событий, все убедились, что ночью, да из луков дружинников можно повоевать вполне успешно и безопасно. А если действительно воевать не со всеми девятью оставшимися десятками, готовыми к битве, а с отдельными частями, уверенными в своей безопасности... Первым опомнился, конечно, староста.
  - А что, должно получиться. Считай, как на стадо кабанов пойдем! А, мужики, смогём?
  - Еще как смогём! Это ж наш лес, мы в нем бес шума им до носа подберемся! - Поддержал Ставра один из охотников.
  Дальше пошло как по маслу. Собирались недолго. В основном, запаслись стрелами и запасным колюще-рубящим оружием. Бабы успели многим собрать маленькие платки с едой и набрать воды в разную тару. Минут за десять управились и быстрым шагом вышли из деревни. Я шел и удивлялся организованности и порядку, которых смог добиться староста. И это он называет 'учит помаленьку дисциплине воинской'? Да по ходу дела, выдрессировал своих сельчан как в строевых частях. Думал, на ходу накидывая недавно приобретённый куяк-бриганту. Днём рассмотрел внимательно, примерил и разобрался с застежками. И теперь был очень рад этому. Пока не стал запахиваться, идти ещё далеко, успею сжариться. Оно конечно ночь, попрохладнее немного, но всё равно даже в таком комфортном доспехе сильно жарко. Жаль, нет наручей, поножей да шлема. Ну и щит бы не помешал. Хотя грех жаловаться, многие деревенские кроме кожаных курток вообще ничем были не защищены. У меня хоть тело с руками, ноги до середины бедра и шея прикрыты. Староста и кузнец перли в полном обмундировании. Эти уже минут через десять после старта напоминали печки, распространяющие жар вокруг себя. Слава богам, не день, а то б под солнцем совсем туго было. Кстати, Никифор приволок понравившуюся мне саблю. Сказал, что в бой лучше идти с привычным оружием, а потом разберемся. Естественно, я возражать не стал. Хотел взять с собой и полуторник, но поколебавшись, оставил дома. Мне нравится работа с двумя клинками. Бывало, приходилось работать с разными по форме, длине и весу мечами да саблями. Но эти клинки очень уж не пара. Я не хороший мастер, чтоб с таким разным оружием чувствовать себя уверенно. Да и какой уверенно? Сейчас топал на реальную сечу с возможным смертельным исходом, а не бугурт или турнир. Конечно, мандражировал изрядно, но виду не подавал. Поэтому пристегнул ножны этой местной шашки на ремень, взяв с собой вместо меча свой нож и со всеми попёр вперед. Теперь это хозяйство отчаянно мешало ходьбе, стуча на каждом шаге по ногам под полами надетой бригантой. Ничего, потерплю.
  Долго ли коротко, но до места мы добрались бодро. Не выходя из леса на луг с капищем, староста велел десять минут отдохнуть, поправить амуницию и оправиться. В общем, все как у нас в армии. Как действовать обсудили по дороге. Сначала лучшие охотники поработают разведчиками и определят, где находится лагерь, как охраняется и все остальное. А потом в дело вступаем мы. Рассредоточившись, очень осторожно подбираемся, готовимся и по команде Ставра усиленно обстреливаем противника. Тех, кто останется жив, добивают бронированные и те, у кого рогатины, действую парами. Я попал в категорию бронированных и был приставлен к жилистому мужику годов сорока пяти, у которого на рогатине клинок был в длину не намного меньше лезвия одноручного меча. Если же выживших будет много, то остальная команда, разделенная пятерками, тоже вступает в дело. В общем, ничего сложного. Главное, не обосраться от страха. А так план вроде ничего, мне понравился.
  
  ***
  
  Кстати, пока шли, поспрашивал мужиков о местности вокруг. Ещё во время допроса пленных созрел такой вопрос у меня, да всё не до этого было. А в пути самое то. Оказывается, на западе, куда мы топали, тянулись болота. Начинались где-то на севере и раскинулись широченной полосой строго на юг. В месте нашего рандеву с противником ширина болотной полосы самая малая и будет километров с восемь. А так болота шире и в некоторых местах могут быть до тридцати. Но километрах в 20 - 25 южнее деревни Жмудь они начинали изгибаться больше на восток, упираясь еще километров через 30 в берег большого озера. Само озеро имело вытянутую форму. В длину, с запада на восток, не менее 70 километров, а в узкой части, с юга на север, около 10 километров. Та река, на которой стоит Жмудь, берет начало на северо-западе, скорее всего в тех же болотах, и бежит на юго-восток. И впадает в озеро, аккурат, в самой восточной, низменной части побережья. Если двигаться от Жмуди на восток вдоль реки, то километрах в 30-33 будут Лисовки, стоящие на северном берегу реки. От них дорога разделяется, основная продолжает стремиться по реке на юго-восток, где через примерно такое же расстояние упирается в деревушку Броды. А вторая дорожка убегает почти строго на юг километров на 25-27, к лежащей на берегу рыбачьей деревеньке Озёрки. В Бродах в реку впадает большой ручей, разделяющий деревню на две части. Дальше основная дорога выбирается из лесов и пересекается с Северным трактом. В этом месте стоит постоялый двор, о котором говорили неудачники-захватчики. Ну а от него до замка барона уже рукой подать, не более 15 километров на юг. Там, где врос в берега замок, очень удобное стратегически место. Это восточный узкий берег озера с впадающей чуть севернее рекой. По южному берегу озера идет Западный тракт, пересекаясь с Северным трактом как раз у восточного побережья. Поэтому, барон Невель очень умно расположил стены своей цитадели. С двух сторон их защищает вода, это в плане обороны, ну и пересечение столь важных и крупных магистралей открывает полноводную реку доходов в казну. А так как это самая западная крепость в княжестве, еще и контроль путей и границы, начинающейся у западного края болот на севере и продолжающейся далее к югу. Надо ли говорить, что со временем на таком оживленном месте вокруг стен замка вырос настоящий город, названный Озёрском. Вот такая геополитическая информация досталась мне с кучей всяких рассказов о том кто, куда из деревни ездит, с кем встречается и какими слухами делится.
  Так, вижу машущего руками старосту, значит, передых закончился.
  
  Глава 6
  
  
  Народ молча поднимается и начинает расползаться в темноте по лесу, обходя луг по большому кругу. В самой западной точке, за холмом с капищем, недалеко от кромки окружающих болото зарослей мы и находим импровизированный лагерь интервентов. Горит один большой костер, люди вокруг в основном спят. Лишь несколько человек копошатся, таская хворост из ближайших кустов. У огня кто-то кемарит сидя, опираясь на алебарду. Остальные мирно сопят прямо на земле. Что ж, их командир полный дурак. А как иначе назвать человека, даже не озаботившегося об нормальных часовых? Да хотя бы ненормальных, о любых, только б не спали и глазели внимательно по сторонам. Даже если уверен в своей полной безопасности, ты на чужой земле и нужно ждать любого сюрприза. А то, что сюрпризы могут быть и очень даже неприятные, вполне доказывает наш крадущийся в темноте деревенский спецназ. Подготовка к рывку много времени не заняла. В виде сигнала староста избрал простой и верный способ. Он просто выпустил стрелу в несчастного охранника, не подозревающего, что досматривает последний сон в своей жизни. Того откинуло воткнувшейся в глаз стрелой на спину, звякнула упавшая алебарда. Пару человек приподняли головы на шум. Им тут же досталось по стреле и все снова окуталось тишиной. С минуту ничего не происходило. Видать деревенский голова решил, что надо форсировать события и отдал команду своим бойцам осторожно, с натянутыми луками, подбираться к лежащим и не очень удобным мишеням. С нашей стороны тоже началось движение. Я с шашкой шел следом за стрелками, готовый в случае чего быстро их прикрыть. Подобравшись на удобное расстояние, охотники единым залпом прекратили существование отряда захватчиков. Вот вам и непрофессиональные ополченцы против натасканных княжьих дружинников. То ли я чего не так понимаю, то ли здесь все сильно отличается от моих представлений. Сражаться не пришлось, добили только несколько человек. Успел поймать за руку одного нашего, собирающегося избавить от мук явно командира отряда вражеских воинов. Мужик имел неплохой меч, шлем и лучшую одежду, чем окружающие. К тому же рядом лежала на походном мешке кольчуга.
  - Погодь, зови старосту с кузнецом. Это командир, поспрашиваем его.
  Селянин молча побежал к другому концу лагеря. Заранее договорились по возможности меньше шуметь, дабы не выдавать себя двигающемуся где-то в темноте болот следующему отряду. А я наклонился к насаженному стрелой, будто копьем человеку. Под ним растекалась лужа, кажущаяся в ночи черной. Длинная стрела прошила грудь насквозь, пригвоздив воина к земле. Одной рукой он пытался безуспешно дотянуться до меча, другой ухватился за стрелу. Но силы уже покинули когда-то сильное тело. Поэтому все попытки двигаться были вялые и безуспешные, вызывающие только еще большее кровотечение. Я взял в руки чужой меч.
  - Ответь мне на пару вопросов, и я позволю умереть тебе достойно, с оружием в руках, как настоящему воину. - При этом поднес к мутнеющим глазам клинок.
  Взгляд умирающего сфокусировался на стали клинка, потом медленно перебрался по держащей меч руке на меня и уперся в глаза.
  - Ччч... то .... ты... хо... че...шь... ? - Слова давались с трудом.
  - Цель вашего похода?
  В этот момент подошел Никифор с каким-то ополченцем и присел рядом с умирающим.
  - Мы... за... хват.. де.. ре.. вни... А че... рез... пять... ддд..ней... на...ши... у..да..рят... по.. тррр....кту... А... мы.. в спи... ну... ба..ро...ну... Всем... вам... хрррр... - Кровь хлынула из горла и раненый затих. Староста успел подойти только к последним словам дружинника.
  - Что он сказал?
  - Подтвердил, что их отряд должен захватить деревни, а потом ударить в спину барону. А основная сила захватчиков пойдет по тракту. Видимо, барон Невель выдвинется им на встречу, а эти партизаны, встретив наемников, планировали в нужный момент подло ударить в тыл войск барона. Такая вот морковка. - Перевел я Ставру хрипения умершего.
  - Да, похоже, мирные времена кончились. Надо предупредить барона.
  - Надо, только гонец уже умчался, а нового сказать особо нечего. Давай, следующую партию вояк дождемся и постараемся кого-нибудь живым взять для подробного допроса, лучше мага. Пленные говорили, он сильно устает пока доходит через болото. Вот в этот момент мы его и возьмем.
  Ответом мне была тишина. Деревенские смотрели внимательно, как смотрят на психа, ожидая дурацкой выходки. - Что не так?
  - Все правильно ты говоришь, вот только маг... - Неуверенно проворчал кузнец.
  - А что маг? Он что, не будет знать?
  - Он-то будет, не в том вопрос. - Вступился староста. - Это же маг, понимаешь? Ты вообще, когда-нибудь встречался с магами?
  - Нет. - Честно ответил я.
  - Серьезно? Нда... тогда слушай...
  И староста вместе с мужиками наперебой стал рассказывать о магах. Получается, эти товарищи могли колдовать, произнося слова и делая пассы руками. Будучи очень обессиленными, и то могли выкинуть какой-нибудь смертельный фокус. Поэтому для разговора с магом нужно его обездвижить и заткнуть рот. При этом, умели создавать вокруг себя невидимую защиту, не позволяющую стреле добраться до тела. Так что поймать такого человека представлялось очень сложным делом. Вообще, складывалось впечатление, что маги здесь очень почитаемый народ, которого сильно боялись. Что ж, пока прятали следы преступления и приводили лагерь в относительный порядок, было время подумать. Чтобы не пугать врагов издалека, решили переодеть такое же количество человек, которое было в лагере. Остальные расположатся в ближайших кустах и лесу. Как только ведомая магом процессия выйдет на берег, расстреливаем по старой схеме. Только на мага отдельно выделили двадцать человек. Уж больно его опасались. Единственное что, я попросил Ставра отбомбардировать волшебника тупыми стрелами без наконечников. Двадцать залпов должны гарантированно пробить защиту. И предложил всем стрелять в лоб. Даже пару прорвавшихся стрел оглушат надежно. А потом свяжем и будем думать, что делать дальше. В связи с невысокой вероятностью допроса, в живых договорились для информации оставить командира идущего отряда, если таковой будет выделяться. Если нет, то самого последнего в строю. В случае чего через болото не убежит. Конечно, староста не горел желанием рисковать взять живым мага и был недоволен, но я сумел уговорить бывалого воина. И когда через час с небольшим показалась процессия, ведомая человеком в коконе голубоватого свечения, все давно были на своих местах. Маг дошел до берега, оглянулся на своих подопечных, махнул рукой и пошел к центру лагеря, где горел большой костер. Мы уж не пожалели дров, дабы лучше видать цели. Через несколько шагов, волшебник сделал несколько пассов руками и свечение погасло. Уже подходя к костру, он что-то спросил у сидевшего с алебардой воина. В это время практически все вновь прибывшие выбрались на берег. В ответ на вопрос мага, а мне из укрытия было слышно только что-то невнятное, воин неопределенно качнул рукой. Видимо, вопрошающего это не устроило, и он остановился насторожившись. В этот самый момент десятки стрел вырвались из леса и ударили своими острыми носами в дружинников соседнего княжества. Только стрелы для мага с гулким стуком отскакивали от полупрозрачной защиты, за мгновение до выстрела возникшей вокруг его тела. Неизвестно, что бы преподнес нам мастер колдовства, быстро сложивший внутри кокона руки в замысловатую фигуру, как в дело вступил тот самый алебардист. Им, кстати, был переодетый Никифор. Кузнец, не вставая, от души зарядил своим длинным оружием по ногам мага. После удара защита с хлопком лопнула, и несколько стрел отправили волшебника в глубокий нокаут. В живых осталось еще трое. Это два последних товарища в строю, застрявших в трясине и бросивших оружие. И один на берегу, успевший оперативно упасть, спрятав голову под руками. Защиты это ему не увеличило, но мужики посчитали признаком сдачи. Остальные благополучно отправились в мир иной. Мы боялись, что переодетым охотникам в лагере будет неудобно хватать оружие с земли, что элементарно могут не успеть. Но все обошлось, эта партия тоже не ожидала подвоха. Тем более, видя издалека своих мирно спящих в лагере товарищей. Ура, мы снова управились без потерь. Пришлось быстро спеленать мага и засунуть ему кляп. Все, финита ля комедия!
  
   ***
  
  Мы сидели у костра. С момента блистательной победы стрелкового оружия и тактики засад над раздолбайством и беспечностью прошло около двух часов. Скоро рассвет. Трупы самым тщательным образом обчистили, все ценное, включая одежду, собрано в отдельную кучу. Туда же отправилось оружие. Найденные деньги староста сложил в свою сумку. С десяток человек отправил в деревню за подводами. Хоронить людей здесь, у капища, никто не решился. Поэтому повезут к деревенскому погосту и упокоят в общей могиле. Живых собрали в одну кучу и разместили рядом с костром, накормили, чем было, обработали раны. С магом я договорился. Кузнец, служивший в охранении дружинных магов у князя после выхода в отставку брата, рассказал, что братия эта считает долгом чести держать слово. У них что-то завязано на соблюдение данного слова, как-то эффективность магии зависит от этого. В общем, держа нож у горла связанного, потребовал дать слово, что не причинит вреда своим пленителям, не будет даже пытаться и все в том же духе. Согласие следовало подтвердить кивков, а после вытаскивания кляпа и словами. Что и произошло. Правда, маг долго материл нас самыми витиеватыми ругательствами за использование в качестве кляпа грязной тряпки и попросил воды прополоскать рот. Никто не обиделся на это, а некоторые даже с улыбками подходили ближе. Наверное, чтоб лучше расслышать и запомнить незнакомые обороты. А в целом этот товарищ оказался весьма неплохим человеком. Когда успокоился, попросил вина для снятия нервного напряжения. В наших запасах не оказалось спиртного, только вода и еда. Пообещали в деревне угостить самогоном и пивом. Конечно, поморщился, а потом согласился, но с условием, что под хорошую закуску. Вот блин, я уже надумал о магах невесть что, а оказывается вполне адекватные люди. Хотя, рано делать выводы, может, это он пока связан такой, а как развяжем, сразу поменяется. Дальнейшая беседа все больше и больше вызывала симпатию к этому человеку. Начали со знакомства. Маг представился Виталом. Я про себя усмехнулся, имечко еще то. Оказалось, он только подмастерье, хотя годов недавно перевалило за сорок. Дар раскрылся поздно, в двадцать с хвостиком. До этого жил в городе в семье башмачника, помогая бате и перенимая навык. Помог случай. Ненароком сестренка перевернула жбан с кипятком, да так удачно, что все прилетело в братика. И тот инстинктивно что-то сделал. Вода на мгновение зависла в воздухе, а потом опала на пол, не причинив вреда парню. Семья видела это и оперативно снарядила сына на проверку к местному магу. С тех пор и началось обучение. Кстати, во время боя я прекрасно разглядел над головой волшебника двойную полосу. Низ зеленый, показывающий состояние здоровья, а верх бледно-голубой. Во время схватки цвет практически полностью потерял свою насыщенность и после удара кузнеца алебардой скачком стал прозрачным. Сейчас, во время разговора, снова постепенно начинал набирать голубые оттенки. Я так понял, что бледность и прозрачность были признаками иссякания магической силы. А вот цвет, наверное, показывал принадлежность к магии, или разновидность ее. Но, скорее всего, первое. Ведь, у обычных людей жизненная сила претерпевала похожие метаморфозы с ранением или смертью. Полоса меняла цвет по цветовому спектру, приближаясь к красному, если рана была сильна. И бледнея на каждом цвете перед переходом на более низкий спектр. А ежели умирал, становилась серой. Здесь может быть похожая система, только при окончании магических сил полоса становилась прозрачной, а не серой. И голубой идет вслед за зеленым. Стало быть, это тоже сила здоровья, только уже магического? И будет ли за голубым следовать синий и фиолетовый, являясь показателями возрастающей силы мага? Пока на эти вопросы ответа нет. Для анализа надо повстречать несколько магов, и желательно разных возможностей. Тогда и разберусь с тем, как мой мозг отображает информацию. А пока примем за рабочую версию предположение, что чем сильнее, тем ближе к фиолетовому цвету. Как и в обратную сторону с силой жизни, чем слабее здоровье, тем ближе к красному. Хотя, линейка цветов одна, а полоски у мага две. Вопрос!
   ***
  
  
  В отряд Витала снарядил его учитель, нанявшийся к Пшеховскому князю на службу вместе с учеником. Пшеховским княжеством как раз называется то, что лежит на западе от Сертинского и откуда пришли захватчики. К слову сказать, сам маг, являясь подмастерьем, правом голоса не обладал. Раз учитель взял его в обучение, значит по договоренности, фактически узаконенной в среде магов, ученик платит за науку беспрекословной службой на срок, определяемый самим учителем. В случае Витала это двадцать лет после окончания обучения. Ну и весь срок самой учебы. На мое удивление, маг усмехнулся.
  - А ты что, не знал, что магическая наука стоит дорого?
  - Да нет, как-то не доводилось сталкиваться. В наших краях о магах только сказки рассказывают, а самих их не видели сто лет в обед.
  - Это в каком таком захолустье ты жил, раз там даже магов не бывает?
  - Далеко уважаемый Витал, очень далеко, но ты не отвлекайся, рассказывай.
  И он рассказывал. Князь Вацлав возжелал соседских земель и пару лет готовил войско. Нанимал воинов, искал и магов. Неизвестно, что побудило его к такому шаг. Много лет жили мирно, еще не стерлась память о совместных битвах против рвавшихся с юга эльфах. А вот, поди, переменился князь. И если бы обычной дружиной вздумал воевать, никогда не справился бы со Сретинским князем. Поэтому со всех земель тайно переманивал наемников и свободных магов. Сам Витал считал эту компанию странной, участвовать желания не проявлял. Но учитель Глазд потребовал провести отряд через болота, а потом возвращаться в столицу княжества Пшехов. Сам Глазд и еще двенадцать магов вместе со сборным войском отправятся по тракту на границу. Их атака должна совпасть по времени с подходом засланного отряда к Озерску. Когда войска барона выдвинутся навстречу вторжению, отряд должен захватить замок. Вацлаву известно, что у Невеля всего около трехсот подготовленных и обученных дружинников. Поэтому, согласно хитрому плану, границу перейдут всего двести пятьдесят воинов и в первой же деревне устроят резню с пожарищами, позволив нескольким крестьянам сбежать, дабы передать информацию. Для отражения атаки таких сил барон, скорее всего, возьмет почти всю свою дружину. И на охрану замка оставит совсем мало народа. В этот момент засланные казачки должны войти в замок. Маг знал, что у барона есть предатель и не из нижних чинов. Именно этот товарищ должен умудриться остаться в замке и открыть ворота гостям. А дружину барона заманят в засаду и уничтожат. Если кто и спасется, бежать будет некуда - замок к тому времени сменит владельца. Захватив Озерск, Вацлав ударит по столице княжества, где не должны успеть подготовиться. Такой план знал маг Глазд, близко общающийся с князем. В него и посвятил Витала перед походом. Сам ученик подозревал в этой компании чью-то грязную руку, двигающую князем в своих непонятных интересах. Ситуация складывалась странная. Ведь Сретинскому князю обязательно помогут соседи, с которыми у него союз. И в первую очередь Велешский князь. А Велешское княжество западнее Пшехского. По логике, когда Вацлав будет осаждать Сретин, ему ударят в спину с запада. А через какое-то время подойдет войско северных княжеств. Только самоубийца может затевать эту компанию. Все имеет смысл только в том случае, если Вацлав заключил тайный союз с эльфами, которые могут поддержать его с юга. Но в этом случае князь становится предателем всего людского рода, много тысяч лет воевавших против ушастых пришельцев. В общем, ситуация настолько не нравилась Виталу, что пленение спасло его от постыдной обязанности воевать на стороне предателей. И он же сам подсказал, как можно снять с себя ученические обязательства и законно перейти на нашу сторону. Требовалось принести клятву 'чести и служения', которую в старые времена требовали от плененного врага. И почему-то выбрал меня в качестве объекта принесения клятвы. На мое удивление и сопротивление ответил просто.
  - Благодаря тебе я жив, а не лежу вместе с солдатами в той куче. Ты проявил ко мне интерес и помог избавиться от груза на сердце. Служить буду тебе.
  Пойми этих местных с их логикой.
  
  Глава 7
  
  
  Годом ранее на совете князей...
  
  - Вы говорите Боги! Если они существуют, то где же тогда были, когда эти отродья ненависти и жестокости пожирали мой народ???!!! Я, родившийся в эпоху заката, увидел лишь орды зеленых безумных тварей на своих хищных скакунах гардах, покрытых шерстью цвета крови. Эти полчища клыкастого ужаса рвали в клочья остатки наших городов, добираясь в самые отдаленные уголки. Где были Боги все столетия Тьмы??? Проклятые эльфы ввергли наш мир в адскую бойню! Неужели вам мало того, что их чудовища вместе с хозяевами столько времени уничтожали людей, посевы, леса, города, целые государства? Вы считаете, что ненависть ослепляет меня. Но вы ошибаетесь. Да, я ненавижу своих врагов, и это придает сил в борьбе. Но никогда разум не подчиняется этому благородному чувству. И положение дел вижу очень хорошо. Поэтому и обращаюсь к вам, судари, предлагая объединить силы, найти согласие в спорных вопросах и готовиться к новой волне безжалостных полчищ. Мои разведчики в степи, да и купцы кочевников уже третий год приносят дурные вести. Орки перестали ходить набегами в несколько родов, они вообще второй год не трогают поселения приграничья и кочевников. Некоторые разведчики видели эльфов в стойбищах орков. Этого не случалось почти триста лет. Значит, их вражда временно отошла на второй план. И ответ на вопрос, 'перед каким другим врагом?', думаю очевиден. Понимаю, не у всех земли граничат со степью и эльфами. Но и у меня далеко до них. В тоже время это не помешало оркам добраться через леса к обжитым местам. Уверен, не так много времени осталось до момента, когда враги объединятся и придут в наши дома. И при этом никто не гарантирует, что в этот союз не войдут другие страшные силы. Поэтому, судари, думайте. И думайте, при всем моем настоящем уважении ко всем вам, скорее. Заодно, решите, кому вы больше всех доверяете, чтобы выбрать главнокомандующим объединенных сил. Если, конечно, вы примите решение драться вместе, а не поодиночке.
  После этих слов говоривший, князь Эстар, тяжело сел на свое место. Ростом князь мог посоперничать с эльфами, да и в плечах ширины имел немалой. Его род хранил чистоту крови многие тысячи лет, не позволяя смешиваться с кровью иных народов и рас. А посему природа одаривала детей правителей Велешского княжества могучим здоровьем и чистым разумом. Эстар являл собой тому яркий пример, состоя, казалось бы, из одних мускулов. Земли княжества лежали на западе, куда в древности пришелся основной удар орочьих орд. С тех пор немногое изменилось, и зеленые гиганты часто досаждали границам княжества. Поэтому для победы над хищниками требовались сильные воины. Вот дружины Велеша и предпочитали все время тренировать не только умения, но и силу. К тому же Эстар был сильным магом и уже успел разменять восьмой десяток. Но те, кто не знал возраста князя, видели перед собой мужчину лет сорока с волевым лицом и русыми волосами без единой седой пряди.
  Выступление вызвало сильный эмоциональный отклик, высокий каменный зал с длинными стрельчатыми окнами зашумел. Это радовало. Через несколько минут хозяин встречи, князь Доброгнев взял слово. И по речи мудрого старика стало ясно, что идея сплотиться пришлась по душе многим, тем более что новости из степи всех сильно насторожили.
  - Что ж, теперь бы успеть хоть что-то сделать до начала вторжения... - пробормотал себе под нос маг, - ... и желательно всё.
  Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.
  
   ***
  
  Так за разговорами ночь практически закончилась, начав уступать место рассвету. Староста после таких новостей срочно отослал в деревню двух мужиков, велев мчаться в Лисовки что есть мочи и не беречь лошадь. Если дела так завернулись, надо успеть предупредить барона о готовящемся обмане и предателе в своем окружении.
  - Слышь, Сармат, здесь-то, что делать будем? Пока служивые до нас доберутся, пшехи еще мага найдут и сюда оставшихся людей переправят. И теперь будут в готовности.
  Отчего-то Ставр вдруг решил ко мне за советом обратиться. До этого, вроде, сам неплохо управлялся. Или как маг мне клятву принес, стал считать главным здесь? Но задуматься над этим вопросом он мне не дал, пристально глядя в глаза и ожидая ответа на свой. Пришлось задуматься, рассматривая длинный кафтан мага, покрытый пылью после валяния по земле.
  - Скажи, Витал, далеко ли до города, из которого вы пришли с дружинниками?
  - От края болот примерно три дня пути пешими. Но если ты думаешь о том, как скоро смогут найти мага, то спешу обрадовать, нескоро. Если кого и найдут, то только в самом Пшехове. А это дней пять еще от Дубрянска верхом. Пока гонец туда доберется, все войско с магами должно уйти. Да и маг воды, кроме моего учителя, там один был. И они оба не знают моего заклинания хождения по воде. Вернее, знают, но заморозка у них держится слабо и людей перевести не смогут. Свою изюминку в заклинании, поддерживающую долгий эффект обнаружил случайно, и делиться ни с кем не спешу. Так что можете не переживать, болота снова непроходимы для врагов. - Маг душевно улыбнулся нашей компании, явно напрашиваясь на похвалу своему таланту.
  Ничего, перетопчется с похвалой, пусть теперь привыкает к моей суровости жуткого феодала. Ха-ха. Я повернулся к Ставру.
  - Считай, минимум две недели есть в запасе. Но потом может разное приключиться. Если остановят вторжение княжьи люди, да разобьют врага, и нам не о чем беспокоиться. Но, сдается мне, такую армию сразу собрать физически невозможно. Скорее всего, князь останется в замке и примет осаду, сдерживая захватчиков. А предварительно разошлет гонцов к соседям. Пока пшехи будут ломать зубы о каменную стену замка, подтянутся союзники. А там вместе и отбросят неприятеля. Это займет время, много времени. А если тут и эльфы замешаны, бурлить будет долго. Еще неизвестно куда придется основным княжьим полкам идти. Может статься, для эльфов надо будет готовить приветствие, а барону придется отсиживаться в замке, ожидая, кто кого забодает. Тут-то к нам могут наведаться гости разузнать далеко ли пропали их помощнички. Как увидят мирные деревни без следов разорения, так все и поймут. А в нашей еще и могилку общую большущую на радость себе обнаружат. По головке не погладят точно. Поэтому надо подготовиться к встрече.
  Повисла тишина. Многие слышали мои рассуждения и ждали продолжения. Староста задумчиво ковырял в земле веточкой и тоже молчал. Маг заинтересованно поглядывал на всех по очереди, что-то для себя в уме прикидывая. Несколько минут никто не мешал мухам безбоязненно прикидываться заходящими в пике бомбардировщиками и носиться вокруг с громким жужжанием в поисках жертв их агрессии. Наконец, староста поднял глаза на меня.
  - По всей науке придется ждать гостей и со стороны Лисовок, и с болота? Коли ты прав, придут уже не сто человек. Думаю, для такого дела можно будет и сотни три отпустить прогуляться. Всё одно у стен войска хватит. А эти и нас проведают, и продовольствия запасут...
  - Да, гостей однозначно будет много. Но я уверен, при таком раскладе болото остается теоретическим вариантом. А вот когда осадят замок, то да, разошлют фуражиров-оккупантов во все деревни. И уж про нас не забудут. Тут ты прав, захотят понять, что случилось, и кто им такой план сорвал. А если и барон своего засланца вычислит и за ребра подвесит, то ворота долго еще придется долбить их горячими головами. Защитить селян будет некому, кроме самих селян. Да только у меня есть предложение собрать баб, детей и стариков и отправить в Лисовки.
  - Это еще зачем? - Никифор оторвался от правки своего клинка и выразил общее удивление, легко читаемое на лицах.
  - Тут такое дело, что одной деревне не сдюжить с большим отрядом. Так?
  - Так. - Староста перехватил инициативу. - Но и собравшись в кучу, ничего не решишь. У нас только охотники на воинов похожи, да и то с расстояния. А простые крестьяне не больно-то и навоюют. Всех вместе быстрее вырежут.
  - Согласен. Но тогда так просто поступать и не надо. Мы забыли еще один путь, откуда могут нагрянуть пшехи. Это Озёрки. Туда могут и на лодках рыбачьих приплыть, что у города найдут. Там тоже ведь рыбаки есть с лодками? - Дождавшись кивков, продолжил излагать формирующийся в голове план. - Надо собрать всех мужиков из нашей деревни, Лисовок, Озёрок и Брод. Затем вокруг Лисовок всем миром поставить стену, хотя бы частокол. Недели за две - две с половиной успеем. Народ во всех деревнях предупредить, чтоб расставили дозоры на своих участках. Как только увидят неприятеля, сразу трубить сбор и бегом в Лисовки под защиту стен. А детей, баб и стариков заранее туда свезти с припасами еды. Таким образом, мы будем мобильны и готовы все дружно занять оборону. Хоть и крестьяне в основном, а уж за стеной всяко легче будет. Конечно, чему-нибудь научить надо постараться мужиков за это время.
  - Хорошая идея, Сармат. Только баб оставить пока надо. Они и по хозяйству будут управляться, и в огородах. А как беда грянет, не хуже нас бегать умеют и никто не отстанет. Только беда в том, что всё добро придется бросить на произвол супостатов. И скотину тоже. А без этого мы помрем с голоду потом. Как тут быть?
  - Да уж, надо думать. Если только заранее отогнать куда-нибудь на дальние луга какие-нибудь. Есть такие, куда не смогут добраться завоеватели?
  - Есть на другом берегу реки, в лесу. От нашей деревни километров пятнадцать, ближе к болотам. Там местность холмистая уже и есть несколько больших полян, да у болота полоса широкая. Мы в засушливые года во второй половине лета, когда трава рядом выбивается, на месяцочек отгоняем живность в те края. Недалеко от деревни есть брод, выше по течению. Несколько пастухов могут жить со скотом смело, сруб имеется с ледником. Бабы на подводах раз в день ездят за молоком. А два раза пастухи доят и в ледник ставят. Конечно, неудобно, но деваться некуда. Так хоть все живы и сыты, а то б пришлось забивать. Но таких годов мало бывает, слава богам.
  - Хорошо, это выход. Снаряжай сегодня же туда пастухов со стадом и нескольких мужиков с бабами. Пусть постараются следы убрать. А через пару недель и трава поднимется, совсем ничего не увидишь. Надо там, на месте подготовить еще жилье и погреба. Дело нешуточное выходит, в осаде можем оказаться надолго. Молоко забирать будет нельзя. Сам понимаешь, придется перерабатывать или вообще выливать.
  - Понимаю, чего уж тут не понять, сам бывал в осаде. Я так мыслю, что и детвору со стариками лучше туда, да и баб. Коровы прокорм дадут, подвезем им муки да других харчей. Пока малышня будет помогать с бабами пасти скот, пастухи и несколько мужиков будут рубить временные жилища. Они у нас не изнеженные городские, месяц-полтора переживут и в таких условиях. А то в Лисовках кто знает, как дела пойдут.
  - Верно, так даже лучше. Других старост надо также упредить, мож и у них есть места, где скот да баб спрятать можно подальше от чужих глаз. Да согласовать совместные работы по стене надо скорее, времени мало.
  - Это сделаем. Нынче сам отправлюсь в Лисовки, да с тамошним старостой весть барону отправим о том, что готовим теплый прием дорогим гостям. А по пути и в Броды сообщим. В Озёрках народу поменьше, им быстрее собраться. Да и есть на берегу местечки, где у рыбаков схроны наделаны. Добро своё попрячут.
  На том и порешили. Пока разговоры разговаривали, совсем рассвело. Вскорости показались запряженные деревенскими резвыми скакунами телеги, еле тащившиеся по узкой лесной тропке. Загрузили все быстро, да и двинулись домой без промедления. Многие мужики вышли впереди телег, чтоб быстрее дотопать. Все ж ночка выдалась беспокойная, народ устал и спешил восстановить силы богатырским сном и наваристыми харчами. Конечно, еще предстояло захоронить несчастных. Подобрали и моих троих жмуриков, так и лежавших в кустах. До деревни мало кто разговаривал, и я воспользовался случаем подумать. То, что обосновываться здесь стоит всерьез и надолго, уже понял давно. Шанс вернуться есть и приложу все силы на его реализацию. Но столь мал, что не стоит делать ставку на него как на единственный и беспроигрышный. А посему, надо вписываться в местное общество и набирать весу. Это понятно. Задумался сейчас над другим вопросом. Ситуёвина складывается так, что напрашивается самый быстрый вариант как именно вписаться в социальную иерархию - попасть на службу к барону. Тем более, вместе с баронскими подданными участвую в отражении вероломного нападения и уже есть маг в подчинении. Еще предстоит разбираться, что это у магов тутошних за форма службы такая и чего за этим стоит. Ну да ладно, это может и подождать денек - другой. Только для себя я еще не решил, хочу ли терять свободу маневра. Может есть варианты посотрудничать пока, а потом с помощью такого подарка судьбы, как Видал, двинуть своим путем в познании этого мира и поиска своего места в нем. Хоть и не полноценный маг, но суть и принципы растолковать может. И что-то мне подсказывает, это будет более сложный, но правильный вариант.
  И еще, как-то резко местные стали задавать вопросы и слушать моего мнения. Это натолкнуло на мысль создать свой отряд. Что я, не попаданец что ли? А то все попаданцы в книгах находят и спутников, и соратников. Зачем тогда придумывать велосипед, если есть мотоцикл? Попробуем взять на вооружение информацию из моего мира, мож чего и пригодится. Кстати, мой телефон так и лежит в ташке. Я его выключил сразу, как убедился в отсутствии сети и привычного мне современного мира. А в нем мой хомяк ныкал много чего интересного, что в нынешних временах может оказаться жизненно важным. И в первую очередь это книги. Не всегда современному человеку (моего старого мира естественно, а не этого, ха-ха) хватает времени просвещаться спокойно на рабочем месте или дома у компа. Чаще всего мы мотаемся как ... хм... вымоченные в неком растворе веники по 'делам' и читаем нужную инфу через свои телефоны, которые таковыми-то и называются по привычке, став давно мини компами. Сам я читать в инете не люблю, как делают многие. Да и по роду деятельности частенько бываю, теперь уже правильно сказать бывал, в местах далеких от всемирной паутины в частности и связи вообще. Поэтому качал себе нужное и в свободные минутки изучал. А интересовали меня вещи по большей части те, которые сейчас могут оказаться актуальными. Там и книги по выживанию, впаренные мне товарищем выживальщиком из Курска в прошлом году, и моя любимая история с разборами всяких сражений, несколько книг по системе тренировок русскому рукопашному бою, которым занимаюсь много лет. А в него входят и рукопашные вещи, и энергетические, и психологические, и многие другие. Мильён и маленькая тележка всего прочего, чего сейчас и не помню уже. Даже где-то завалялась подборка чертежей клинков и ножей от друга кузнеца из Сергиева Посада. В общем, как говорят в литературе, мой личный рояль в кустах. Теперь надо проверить что реально залито осталось. А то прилюбливаю после прочтения на комп скинуть, дабы места не занимала. Этим займусь тоже позже. Слава богам, батарея была в момент попадания полная и при экономном пользовании должно хватить почти на месяц. Да, я такой куркуль, люблю, чтоб моё средство связи могло долго радовать отсутствие заморочек с зарядкой. Почему-то раньше именно это я всегда забывал делать и всегда заряд кончался в неподходящее время. Теперь дома у меня даже простенький 'Флай', лежащий вместо будильника может трудиться без подзарядки почти полтора месяца. Ну, это конечно только в качестве будильника. Конечно, читать да смотреть придется много, и заряд уйдет раза в два быстрее. Неплохо бы потом придумать, как можно подзаряжать единственный в этом мире мобильный телефон. Присутствие магии оставляет надежду на решение вопроса... в перспективе.
  
  Глава 8
  
  Все вопросы по обустройству послевоенной жизни пришлось отложить в виду прибытия в деревню. Здесь нашей дружной банде, простите, мужественному отряду, нашлось много дел военных.
  Как-то быстро народ всё добро, нажитое непосильным трудом, или лучше сказать - снятое с большим азартом, разгрузил перед двором старосты. Кто-то отбыл домой, кто-то остался считать и сортировать, некоторые под громогласными командами Ставра носились по деревне как шальные. В общем, занимались важными делами. Всего успело переправиться через болото шестьдесят человек, это вместе с убитыми и пленными первой десятки разведчиков в деревне. Мужики собрали кольчуги, шлемы и оружие, а староста распределял между доблестными воинами в соответствии с размерами каждого ополченца снарягу. Всем не досталось, поэтому в первую очередь одели крепких бойцов. Кто-то приволок свое из дома. Выбрали лучшее для старших, а оставшееся отдали молодежи. Мои мечи тоже пошли в дело. Конечно, предварительно со старостой и кузнецом мы договорились, что как все закончится, мою долю из добытого ночью богатства и оружие вернут. Потом пересчитали собранные деньги и разделили на всех участников ночных торжеств. Вышло немного, но все равно лучше, чем ничего. Мне досталось почти тридцать медяшек. Хотя, для окружающих эти деньги не казались такой уж мелочью. Как - никак, а доходы в деревне небольшие.
  Когда понял, что непосредственное присутствие больше не требуется, зашел в лавку за своими вещами, заодно прикупив харчей для себя и мага на текущий день и последующий переход в соседнюю деревуху. Решил, что как уляжется свистопляска с собираньями, надо будет через старосту решить вопрос с довольствием. И уже выйдя за дверь лавки, вернулся. Сразу не сообразил, что тут можно и с женой купца договориться об этом деле на постоянной основе. Она такому предложению только порадовалась. Порешили, что пока мы здесь, будет снабжать провиантом, а в Лисовках разберемся. Я посоветовал все припасы, которые влезут в телеги, перевезти к тамошнему купцу, потому как с харчами на время осады будет непросто. К слову сказать, лисовский торгаш оказался двоюродным братом её мужа. Я снова выбрался на крыльцо уже с увесистой котомкой за плечом. Витал ждал на скамеечке у крыльца.
  - Тебя староста кликал.
  - Ага, я к нему и хотел заглянуть, про харчи напомнить. Держи наш провиант, я скоро.
  Расстояние тут всего - ничего, метров двадцать-двадцать пять. Обошел аккуратненько пыхтевших над добром людей и тронул за рукав разговаривающего с бабами Ставра.
  - А, Сармат, я тебя звал. Сейчас парни телегу подгонят к тебе, давай мечи сразу закинем. Пусть выберут наши по руке здесь, дома, а что останется, тогда ополчению в Лисовках дадим попользоваться. И ещё, бабы еду положат в телегу, а то, поди, у Никлота мышь от голоду в амбаре повесилась.
  - Благодарю, я уже прикупил небольшой запасец, да договорился с женой купца, чтоб пока здесь ещё будем, носила.
  - То не страшно, бери - бери, пригодится. Что останется, в дорогу возьмёшь. Мы двинемся утром. Поэтому, отдыхай, мага привечай, а с восходом будьте здесь.
  - Я хотел сказать, что кроме всего прочего, надо побольше провианта в Лиски свезти. Неизвестно сколько продлится осада, да и перед ней жить две недели, считай, будем.
  - Не переживай, не лаптем щи хлебаем, и про еду, и про одёжу, и про всё остальное подумаем с толком.
  На том я посчитал своё участие в сегодняшних общих делах завершившимся и с великой радостью позвал Витала в свой новый дом. По чести сказать, спать хотелось жутко. Считай, в своём мире день с праздничной ночью не спал, да здесь уже день и ночь куролесили. Скорее бы добраться до дому до хаты, перекусить и завалиться в объятия Морфея.
  
   ***
  
  Ночь мягко накрыла своими мерцающими звездными россыпями крылами все живое. На полянке, где я остановился на ночевку, весело потрескивал костер. Временами искры ворохом жизнерадостных частичек вырывались на простор и кружились над пламенем в понятном только им танце. А на огне чинно закипал пузатый медный чайник. Старик палкой аккуратно подвинул выкатившиеся из костра горящие дровины обратно. Седой от макушки до кончика длинной и пышной бороды, старец встретил меня здесь так, словно ждал уже давно. Да так, будто я ему если не сын, то уж точно родственник. Несколько дней моего путешествия по лесной тропе привели на эту поляну. Шел себе, ничего не подозревая, и уже думая начать присматривать место к ночлегу в сгущающихся сумерках, как далеко впереди увидел отблески огня. Прямо по курсу тропка взбиралась на небольшой лесистый холм, на самой вершине которого через кроны периодически проглядывало пламя далекого костра. Людей в здешних местах я не встречал дня три уже, поэтому решил посмотреть, кто так открыто и бесстрашно устраивается на ночевку. Конечно, это могли быть и уверенные в себе разбойники, и с тем же успехом беспечный путник, понадеявшийся на безлюдность окружающих мест. Осторожно подобравшись, увидел сидящего у костра старика. Подождал немного, прислушиваясь и разглядывая кусты. Больше никого вокруг не обнаружилось за это время. Дед периодически подкидывал палки в огонь из большой кучи хвороста рядом, все время рассматривая что-то перед собой. Потом он поднял голову, уставившись в мою сторону. В свете костра было видно, как он подслеповато щурится, пытаясь разглядеть что-то в темноте леса. Я замер. Наконец, он неожиданно сильным голосом обратился прямо ко мне.
  - Ну что ты там аки тать лесной пыхтишь сидишь? Давай уж, вылазь к огню. Аль испугался деда старого да немощного?
  И этот хитрый товарищ так обезоруживающе улыбнулся во все свои сохранившиеся в полном порядке зубы, что на душе разом полегчало. Напряжение, в котором я оказывается, сидел все это время, начало оставлять тело и нервы. И вправду, неужто дедуля меня здорового мужика палкой зашибет? А другого оружия, кроме посоха в стороне, нигде не наблюдалось. Рядом с посохом лежала вместительная котомка, в которой могло скрываться многое, но не очень-то и верилось, что там старик будет таскать мечи, да сабли. Пришлось выбираться, размышляя о том, что рейнджер из меня как ... хм... в общем, если дедуся услышал, то привычный охотник и подавно бы. Тем временем хозяин огня бодро поднялся и с той же улыбкой направился навстречу. Руки его разошлись для приветственных объятий.
  - Ну, здравствуй родненький, уж думал и не доживу до нашей встречи!
  Не привык я к обниманиям с незнакомыми людьми в лесу при первой встрече, даже если это такой обаятельный дед. Поэтому непроизвольно сделал шаг назад, положив руку на меч. Заметив это, радушный дед не обиделся, лишь махнув рукой, засмеялся.
  - Извини, забылся, что я для тебя чужой человек, впервые встретившийся в лесу, да еще и лезу с объятиями. Проходи, размещайся, сейчас чай поставлю, харчишки достану. Поужинаем, а там и поговорим. Не удивляйся, я тебя давно жду. С утра здесь отираюсь. Наверняка хочешь спросить, откуда узнал, что именно ты будешь лезть через эти глухие леса, и зачем понадобился мне? - Дед снова рассмеялся.
  - Да уж, не помешало бы услышать эту весьма интригующую историю. А то мне как-то все больше хочется развернуться от столь настойчивого радушия.
  - Тебе ничего не угрожает, я здесь один и зла не замышляю. Наоборот, вся моя жизнь прошла в ожидании этого момента. Чтоб ты не думал, будто я сумасшедший или разбойник какой-нибудь, скажу сразу - есть пророчество, согласно которому твой приход в этот мир предопределен еще много тысяч лет назад. И я один из тех, кто знает об этом. Знаю, слышать такое необычно и подозрительно, но уж не необычнее твоего появления здесь. Верно ведь?
  Удивил добрый дедушка, чего уж говорить. До сих пор никому не говорил, как я попал сюда. И тем более, не ожидал, что относительно меня существует какое-то пророчество. Если думать логично, то вполне допустимо, ведь мой перенос произошел благодаря богу Роду и на его капище, хоть и давно заброшенном. А значит, возможно все. Что ж, стоит остаться и послушать. Пока размышлял, скинул вещи у костра и присел к огню.
  - Верно. О том, откуда появился, знаю только я сам, да Род-Батюшка. И если правильно догадываюсь, ты к нему тоже имеешь отношение?
  Старец сел на свое прежнее место и внимательно посмотрел мне в глаза. Улыбка покинула его лицо, и теперь я видел перед собой человека, прожившего очень долгую жизнь и успевшего познать нечто из неизведанных глубин мироздания, что своей тяжестью гнуло его плечи к земле.
  - Когда-то, в глубине тысячелетий, предки наши шли другими дорогами через этот Мир, творили и умирали под сенью Богов. Род почитался отцом отцов, и все остальные лишь отражения его качеств и проявлений. По сути, он и есть весь Мир, проявленный в великом многообразии вселенных и существ их населяющих. Все случается с определенным смыслом, является уроками на Пути взросления наших Душ. И так с момента рождения Мира. Все устроено так, что волны Рассветов и Закатов сменяют постоянно друг друга и периодически наступают времена, когда мы забываем о своем родстве с Миром, который и есть суть Род. В такие эпохи свет Разума блекнет в наших глазах, и память теряет знания о прошлом. Чтобы не оставаться каждый раз у разбитого корыта, волхвы с давних времен хранят память человечества. Я один из немногих оставшихся. К сожалению, даже волхвы утратили слишком много, поэтому Творец предусмотрел вариант, где твоя помощь может стать маленьким камушком, который сдвинет лавину изменений. Так что шанс есть всегда и в одном древнем пророчестве об этом сказано. Я расскажу тебе о нашем мире и его прошлом, а ты уж сам решай, что с этим делать. В любом случае, моя задача на этом завершится. Что будет далее, мне неведомо.
  Старик ненадолго замолчал, глядя в огонь и что-то там ковыряя палкой. Если все так, как он говорит, то возникает много вопросов. И первый из них, почему я должен отдуваться за их историю, когда в моем мире дела обстоят далеко не лучшим образом? И почему именно я? Да и что может сделать один человек без способностей, власти и денег? Эх, да еще штук двадцать вопросов могу задать с ходу. И наверняка, выслушав волхва до конца, появится еще больше.
  - Меня зовут Сармат, а как можно к вам обращаться? В нашей встрече мы момент знакомства почему-то пропустили.
  - Да так и зови - дед Родя. - Старик ухмыльнулся. - Тебе ж так привычнее? Если хочешь, буду звать тебя так, как представился здешнему народу, а могу и по тамошнему имени. Как сподручнее?
   Судя по всему, моя жизнь не была секретом для старого волхва. Но раз уж я здесь, пусть будет нынешнее имя.
  - Мне удобнее Сармат.
  - Вот и ладушки. Кстати, в нашем мире только императоры восточного архипелага зовутся подчиненными во множественном числе. А я не император, можешь звать как обычно. - Улыбка снова расцвела на лице дедули. - Ну что, приступай к ужину, а я пока начну рассказ. За меня не волнуйся, покушал перед твоим приходом. А чаю потом вместе попьем. Согласен?
  - Согласен, начинай.
  - Мир цикличен, и цифра, выражающая эту цикличность, начало перемен и конец предыдущих этапов, это девятка. Так получается, что у нас каждые девять тысяч лет происходят события, кардинально меняющие жизнь всех обитателей мира. Девять тысяч лет назад что-то произошло в недрах планеты и материк, на котором жили предки, начал погружаться в океан. Пришлось им расселяться на другие земли. И в это нелегкое время в наш мир вторглись эльфы...
  Рассказ длился долго, но и мы никуда не спешили. Все услышанное мной настолько поражало, что временами забывал донести до рта еду, да так и 'зависал' надолго с поднятой рукой. И было от чего. С каждым словом волхва вырисовывалась грандиозная картина, часто пересекающаяся с легендами моего мира. Много тысячелетий цивилизация людей существовала на материке, который располагался на северном полюсе. На других континентах тоже были островки их присутствия, какие-то базы и поселения, небольшие города и что-то похожее на колонии, решившие жить в живописных местах, где можно было растить присущие тем местностям растения, либо разводить животных. Это была цивилизация мирных исследователей. Но численность жителей всегда была небольшой, потому как свойства организма не позволяли рождаться малышам часто. Но и жили древние предки до полутора тысяч лет, что тоже не способствовало спешке в таких делах. Неспешно текли годы, мир не изобиловал опасностями, от которых надо было суетиться и развивать воинские качества. Конечно, животный мир есть животный мир. И в нем свои хищники. Но люди научились соседствовать. И это накладывало отпечаток на саму жизнь, мирную и благодушную. Люди развивали свои способности, проникали в тайны природы. Многие обладали даром, который сейчас называется волшебством Жизни. Умели работать с силами жизни, увеличивать ее ток, уменьшать и изменять, проникали в сознание. Так получилось изменить некоторых животных, сделав их друзьями человеку. Из распространенных сейчас, остались лошади и собаки, а где-то по закоулкам планеты, возможно, бродят и другие. Но и в других направлениях искали новое. Научились выбираться за пределы планеты, используя то, что сейчас можно назвать волшебством, смешанным с механикой. В моем мире это зовется техникой и техническим прогрессом. Но здесь, как я понял, народ смешал магию и технические наработки, создав техномагию. Где-то за пределами своей солнечной системы находили другие расы. Кого-то через межпланетные полеты, как драконов. Те сами были сплошь магическими ребятами и преодолевали пространства без дополнительных приспособлений. Они научили людей той магии, которую встречали в иных мирах. Так люди познали способы открывать врата в другие миры. Сил это требовало много, и делалось редко. Однажды, к нам тоже пожаловали гости, эльфы. Они отличались от людей. И самое первое, что бросалось в глаза - были выше. Учитывая то, что местные оказались значительно ниже меня, то эльфы должны быть примерно моего роста. На них не росли волосы, ни на голове, нигде либо еще на теле, зато имели удлиненные вверх уши. Вместо носа сложный орган с теми же функциями, но похожий больше на мембранную улитку какую-то. Многие столетия несколько их поселений жили здесь, поддерживая связь с родным миром. Часть эльфов смешивались с людьми, дав начало новому народу - дроу. По виду эльфы, только с человеческим носом и наличием волос на голове. И в отличие от своих родичей, они были очень красивые по человеческим меркам. Были и еще различия с людьми. Мир эльфов равнинный, насыщенный мелкими реками и цепочками озер, есть небольшие моря. И приспособлены ушастые под жизнь на равнинах, не перенося на дух горы. При подъеме в наших горах эльфы теряли сознание, а если продолжить подниматься выше, то могли и умереть. Дроу же слабели, но могли путешествовать до самых вершин. Вероятно, на нашей планете воздух отличается от привычного ушастым. На родине у них равнины заполнены рощами и перелесками, разделяемые лугами и полями. Ни дикий лес, ни степь не подходили переселенцам. Но они неплохо научились пользоваться нашими скакунами и передвигаться среди людских земель. Правда, север им тоже не подходил. Все места, где бывает зима, были для эльфов смертельными. Они не переносили холода. Эта раса жила исключительно магическими и природными силами, пользуясь технологиями на уровне нынешнего времени этого мира. Тогда люди по счастливому стечению обстоятельств не успели начать делиться с гостями техномагическими достижениями. Сами эльфы были сильны в магии стихий, или как здесь ее называют природной магии.
  А потом в их родной мир вторглись твари бездны. Как и почему это случилось, люди не знали. Но за несколько десятков лет твари почти уничтожили мир эльфов, превращая его в свой дом. Проигрывая войну, ушастые решили переселиться в новый мир. И выбрали этот, где уже столетия жили их сородичи, успешно прижившись и торгуя с людьми. Добродушие и малочисленность хозяев послужило окончательным аргументом в принятом решении. И вот уже полчища спасающихся переселенцев заполонили места обитания их братьев здесь. В начале люди ничего не предпринимали, зная об их беде, но не предполагая, что самим им уготована та же роль, но уже в своем мире. А когда началась война на уничтожение, было поздно. Народ эльфов оказался многочисленным, и они жили намного дольше людей. Себя эльфы называли так от первой буквы их алфавита 'элеф', что значит 'первые', людей же звали гномами по второй букве 'гномул', обозначающей 'последующие, низшие'. Презрение и высокомерие звучали в словах их вождей, требующих забрать землю у недостойных, когда самим высшим негде жить. Дроу неся в себе и человеческую кровь, да еще и жив столько с людьми в мире, не приняли такого расклада и остались в стороне от войны. Но этим самым поставили себя в разряд врагов для эльфов, превратившись для своего народа в темных. Никто не ожидал от гостей такой ненависти и жестокости. Чем это вызвано, не мог сказать никто. Вынужденно дроу стали союзниками людям. Часть драконов, что обитала в людском мире, не захотели воевать и отправились в родной мир, а те, кто уже родился здесь - остались. Некоторые старики составили им компанию. Эльфы пытались уничтожать и их, хотя убить дракона весьма и весьма сложно. Но сообща ушастые умудрились прикончить нескольких. Драконье общество разделилось, кто-то забрался с равнин высоко в горы, уйдя от конфликта, а кто-то стал помогать людям. Последних оказались считанные единицы, потому как драконы в основе своей мирные и незлобливые существа, предпочитающие созерцание, нежели страсти. Благодаря экспериментам в чародействе Жизни и Разума люди смогли вывести несколько видов существ себе в помощь. На какой-то период яростное продвижение захватчиков замедлилось. Тогда эльфы вытянули уже себе в помощь разные племена существ из других миров, потратив последние ресурсы, требуемые для межмировых порталов. Временное затишье снова взорвалось кровавыми битвами. Так продолжалось несколько тысячелетий. Обе стороны потеряли своих лучших сынов и дочерей, знания утрачивались, погибшие 'знающие' не успевали научить ничему молодежь. Люди отступали. Но изменившийся климат и старания волшебников смогли увеличить плодовитость народа. И когда уже многие технологии и знания канули в лету, на полях сражений выступали в основном армии с мечами и луками, поддерживаемые оставшимися волшебниками и магами, научившимися друг у друга последним крохам великой магии, бывшей у обоих народов до начала войны. В какой-то момент волшебники Жизни научились вдыхать ее в мертвые тела, и так появилась некромантия, ставшая отдельным видом волшебства. К сегодняшнему дню несколько столетий длился мир, который наступил сам собой, когда силы всех сторон иссякли. Но никуда не делась злость и ненависть, взращенная в реках крови. Снова на планете осталось не так уж и много жителей, и торговать стало выгоднее, чем воевать. А места теперь всем хватает с лихвой. Остатки народов и племен, участвовавших в великой войне, разметало по планете, где они сейчас тихо зализывали раны и учились жить рядом с бывшими врагами.
  - И хоть у нас осталось еще несколько волхвов, увы, мы не обладаем прошлой силой и мудростью. Поэтому пророчество, рожденное в горниле войны кем-то из уходящих за грань, стало надеждой для всех. Надеждой, что за это время, пока все обессилены, можно изжить ненависть в сердцах и перестать копить силы для новой войны. В тексте пророчества сказано, что мир изменится когда 'будущее придет, чтобы опереться на прошлое'. А для нас твой мир и есть будущее, которое могло бы наступить через девять тысяч лет и у нас. Вот как-то так Род-Батюшка все повернул.
  Какое-то время мы оба молчали, замерев друг напротив друга. Я нарушил тишину и бросил веток на прогоревшие угли. Пламя с радостью взметнулось над новой пищей.
  - Да, приговорили вы меня к тяжелой ответственности. А я ведь ни разу не спаситель. Боюсь, ожидая от меня каких-то великих дел, можете разочароваться, когда вдруг поймете, что перед вами обычный человек. Пусть и весьма удачливый на всякие приключения, но по большому счету, даже не волшебник и уж тем более не император каких-то там архипелагов.
  - А мы и не ждем от тебя ничего. Главное, ты появился в этом мире. И теперь каждый твой шаг что-то да меняет. Может это будет всего лишь маленькое доброе дело, которое потом даст нужный результат. Моя задача была рассказать все, чтоб знал и понимал об ответственности появления здесь. Вдруг, образуется возможность совершить нечто серьезное, тогда ты должен знать, куда направить руку и сердце. Ну а насчет простоты... ты сам скоро научишься пользоваться всем, что тебе потребуется. И даже волшебством.
  - А оно разве не с рождения дается?
  - С рождения.
  - Ну и ...
  - А с чего ты решил, что волшебства в тебе нету? - Дед Родя внимательно уставился на меня. Вроде как даже серьезно, но в глазах плясали бесенятки. Или это пламя отражается.
  - И как же проверить, есть ли во мне Сила? - Отчего-то вспомнился мастер Ёда из бессмертных джедаев знаменитого фильма.
  - А ты как людей видишь? Как в своем мире, или есть различии?
  - Есть одно, силу жизни человека вижу над ним как полосу зеленую, а по смерти она смещается в цветовом спектре до красного и исчезает, предварительно став серой. У мага воды голубой полосу эту видал с зеленым низом. Когда тот магически выдохся, голубой сильно поблек. Я так понял, что голубой это как раз сила магии, или волшебства.
  - Вон ты как интересно определяешь. Весьма необычно. - Старик чутка задумался, а потом встряхнулся. - Вот тебе и есть волошба. Начинай с этого, тренируйся, а там и что еще разовьётся.
  А потом меня безжалостно разбудили...
  
  Глава 9
  
  
  Вечер вчера у нас закончился весьма быстро. Пока я помогал мужикам загружать телегу с оружием, маг развёл огонь и готовил наш ужин. Селяне не поскупились на припасы, да и купленное в лавке лежало готовым к употреблению. Быстренько перекусили, и я, не дожидаясь травяного взвара, испил принесённой товарищем водички. Уже засыпая на ходу к желанной кровати, разрешил Виталу быть как дома и хозяйничать в разумных пределах пока буду дрыхнуть. Сейчас этот добрый человек немилосердно тряс меня за плечо, призывая срочно просыпаться, чтобы насладиться прекрасным утром и готовой кашей. В окошке виднелось светлеющее небо и первые лучики солнца, ещё робко поднимающиеся из-за горизонта ввысь отдохнувших небес. Безусловно, утро волшебно в своей незамутнённой цивилизацией красоте, но мне нестерпимо хотелось ещё поспать часика два, а то и три. О чём я и сообщил беспардонному агрессору с просьбой зайти попозже. Не сработало.
  Этот изверг тактично напомнил о времени сбора, старосте, великих делах и вкусной каше. Ну что ему на это ответишь, тем более, когда запах каши уже добрался до меня и призвал в союзники волшебнику мигом пробудившийся желудок? Пришлось вставать и идти к накрытому столу под навесом во дворе. Витал оказался весьма хозяйственным парнем. Мало того, что успел встать пораньше, приготовив завтрак, так ещё умудрился найти полезный инвентарь, пропущенный мною во вчерашнем обследовании дома. Надо признать, весьма поверхностном. Рядом со столом лежал топор, двуручная пила и мешок с каким-то более мелким инвентарём.
  - Да ты никак на стройку собрался вместо войны?
  - Сармат, если я правильно вчера понял ваши разговоры, то в деревне, куда мы направимся, надо будет возводить стену? Так?
  - Так. - Ответил я, уже понимая, что к чему.
  - Тогда инструмент будет нужен обязательно. И лучше, чтобы мы были со своим, а то некрасиво просить у местных. Я, сам понимаешь, прибыл без оного. Поэтому поискал в сарае, пока ты разгонял своим храпом окрестных птиц. Там у ворот ещё и лопата стоит. Да, еду тоже забрал почти всю, только часть круп оставил в доме на кухне.
  - Это правильно, полностью согласен с тобой. Я сам владею этим домом всего второй день. Так вышло, что достался он мне в наследство от местного нехорошего человека, не успевшего рассказать, что и где у него в хозяйстве лежит.
  Несмотря на аппетитные виды на столе я закрутил головой в надежде отыскать какую-нибудь ёмкость под воду, которую не разглядел вчера. Из имеющихся в наличие у меня ёмкостей был только котелок, и он сейчас занят кашей. Маг правильно понял мои метания и кивнул под стол. Там стояло деревянное ведёрко примерно литров на двенадцать-пятнадцать с чистой водицей.
  - Ты не это ищешь?
  - О да! А где отыскал такое доброе ведро? Я давеча ничего подобного не видел.
  - Видимо, плохо искал. Инструмент тоже ведь пропустил. Всё было в доме, кроме лопаты.
  Приладив ёмкость на небольшой верстак у стены почти у края навеса, я стал с наслаждением плескаться, смывая грязь со своего лица и шеи. А потом попробовал даже почистить зубы. Сорвал с ближайшей вишни небольшую веточку, растрепал её конец и постарался применить это чудо природы вместо щётки. Не скажу, что получилось идеально, но в походных условиях сойдёт. На будущее надо будет придумать что-то поладнее. Попрыгал на месте, размахивая руками и делая всевозможные наклоны, чтобы стряхнуть воду и немного размяться перед новым днём в этом мире. Маг нетерпеливо постучал ложкой по столу.
  - Да понял, понял, уже иду. Как нянька прямо.
  - Уедут без нас и будем догонять под насмешки баб да детей. Как-то не очень хочется, чтоб над магом смеялись.
  - Это да, я хоть и не маг, но тоже не буду рад такому.
  Еда много времени не заняла. Быстренько ополоснули миски с ложками, сложили всё в тот же мешок с инструментом. Замков здесь не видал, поэтому пришлось закрыть калитку изнутри на щеколду, а потом выйти на улицу через заросший садик, обойдя через огород. Авось, никто не станет ломать двери, коли почувствует, что заперто. Уже топая по улице с поклажей за спиной, спросил у волшебника, тащившего пилу с топором.
  - Витал, миски с ложками ты в доме нашёл?
  - Да. Правда, всё было очень грязным и пришлось потрудиться, чтоб отскоблить ножом, а потом оттереть песком и травой. Я так понял, что ты попал в наши края совсем без скарба, поэтому вопросом инструмента и кухонного инвентаря занялся ещё с вечера. Моя-то ложка при мне, а вот миски тоже не имею. Всё нужное осталось с той частью отряда, которая не успела переправиться.
  - Ага, именно вопрос гигиены я и имел в виду, когда спрашивал. Благодарю, что подумал об этом. К своему стыду, совсем забыл о ложках-вилках.
  За разговором вышли к дому старосты. Часть телег, загруженных бабами и детьми, уже ехали в сторону реки, часть спешно грузилась тем же контингентом и готовилась стартануть следом. Народ суетился только на первый взгляд. Приглядевшись, увидел как селяне быстро, но чётко делают каждый своё дело. Меж ними носился староста и ещё несколько мужиков, раздавая команды, что-то где-то поправляя и меняя. В другой стороне, на дороге к Лисовкам, выстроились телеги для мужчин, отправляющихся в соседнюю деревню. Там суеты не наблюдалось. Видать, всё уже погрузили.
  Заметив нас, от этих телег отделился молодой парень и проводил к одной из них, предложив сложить свои пожитки. Вскоре большая часть мужиков стала подтягиваться к готовой к походу колонне. С бабами и молодняком остались старики и несколько мужчин, которые в ближайшие день-два помогут тем перебраться на дальний выгон за речкой, обосноваться и замести следы. А потом уже мужики придут в Лисовки. Минут через сорок все собрались, и процессия деревянных транспортов тронулась в путь. В телегах ехали возницы, да ещё несколько человек, остальные шли пешком. Мы с магом пристроились недалеко от середины вереницы. Вскоре подошёл кузнец и дальше двигался вместе с нами. Оказалось, что многие в эту ночь почти не спали, собирая пожитки и готовясь в путь. А Ставр вообще не прилёг. Зато теперь он разлёгся в первой телеге и навёрстывал упущенное. По словам Никифора, сейчас с нами шло шестьдесят мужиков и двадцать три парня, которые по возрасту уже могли держать оружие и защищать родных. Правда, староста планировал их использовать больше как вестовых да для таскания припасов во время осады. Ставить на стену молодняк мужики порешили только в случае, если будет совсем туго. Ещё в Лисках наш купец должен уже быть и гонец, которого отправляли передать весть для барона. Так что в отряде всего получается восемьдесят семь человек. Из них почти пятьдесят могут при должном подходе и грамотной маскировке сойти за настоящих дружинников. Правда, если будут за стеной обороняться и не высовываться за ворота. А тех, кто мог бы на равных биться с дружинниками, выходило не так уж и много - всего человек пятнадцать. Это те, кто в своё время отслужил у барона. При таком раскладе со всех четырёх деревень человек шестьдесят бойцов должно выйти. А если учесть, что с оружием им повезло, да и с побитых у болота много сняли, часть народа можно даже снарядить не хуже вражеских дружинников. Коли повезёт, должны продержаться.
  
   ***
  
  Двигались мы небыстро, но почти без остановок. К обеду проехали больше половины пути. По крайней мере, так сказал Никифор, который всё так же шагал рядом с нами. На привал остановились в красивом месте, где дорога выходила на самый берег реки аккурат на живописном взгорке. Судя по следам от кострища и вытоптанной площадке вокруг, здесь частенько делали привал путники, добирающиеся до отдалённой деревеньки, либо идущие из неё. Чистого от кустов и деревьев места вполне хватило разместить все телеги и народ. Быстро натаскали хвороста и разожгли костёр на старом кострище и ещё один рядом, повесили котлы со свежей речной водичкой. Как сказал Ставр, надо похлебать горяченького пока есть возможность. Что будет дальше, никто не знает, а время позволяет отобедать по-человечески. Охотники привычные к ночёвкам в лесу, быстро сварили какую-то похлёбку с крупами, травками и мелко нарубленным вяленым мясом. Из общих припасов достали хлеб, зелень, сало и яйца. Не прошло и часа, как все дружно застучали ложками. После обеда староста отрядил троих парней под присмотром опытного охотника налегке идти вперёд к деревне и предупредить местных, что мы скоро будем. И ещё дал задание поговорить со старостой и выбрать место под лагерь на эту ночь рядом с деревней. Заявимся-то под вечер, размещаться да барахло растаскивать лучше с утра, а не по потёмкам.
  И снова монотонный скрип колёс, шлёпанье ног и прекрасные пейзажи вокруг. Хорошо, что запряжённые в полные телеги лошадки не слишком быстро двигаются и есть возможность идти не спеша, экономя силы. Иначе бы я давно помер. Ну не привык современный человек среди благ цивилизации столько ходить пешком. Вроде не могу назвать себя слабаком, тренировался и любил походить в лесу. Но вот чтоб без перерыва полдня, это оказалось непросто. А ведь впереди ещё полдня. Боюсь, что сотру пятки до шеи. И это в лучшем случае. Ежели не сотру, то всё, что ниже этой самой шеи будет болеть утром похлеще, чем после тренировки. Во время пути старался отвлекать себя размышлениями. И пришёл к выводу, что мне здорово везёт, прямо феноменально. Сложись по-другому, мог угодить в зимнее время, например, или в местность полную здоровенных хищников, или безлюдную и безводную. Как вариант, людей повстречать мог таких 'добрых', как первая банда, но в гораздо большем количестве и лучше вооружённых. Да много гадостей могло произойти. Но всё вышло хорошо и действительно появляются подозрения о том, что сон мой не простой и дед Родя с длинной седой бородой реально где-то существует, умея входить во сны и передавать информацию. Если для моего мира это не фантастика, а вполне осуществимая возможность, то здесь, в мире магии, и подавно. Тогда следует последовать совету старика и пробовать развивать свои новые возможности. Правда как именно, этого он, к сожалению, уточнить не успел. У нашей земной науки любимый метод исследований - метод 'научного тыка'. А раз я есть продукт своего мира, почему бы не испробовать этот замечательный метод. Вот и пробовал пока шёл. Всматривался в видимые мною полоски над магом и другими людьми, пробовал разглядеть в них что-нибудь ещё, представлял, как те становятся ярче, тусклее, шире или уже. Ничего не менялось, кроме того, что научился при прямом взгляде на человека видеть их более чётко при меньшем напряжении и концентрации. В какой-то момент из леса вернулись охотники, которых отправлял староста. Как-никак, в гости идём. А там нашего припаса может оказаться мало на весь батальный период. Уж лучше пока есть возможность добывать побольше подножного корма, экономя припасы. Вот парни и постарались. Один нёс двух уток, а второй зайца. Третьего охотника пока не было. Никифор оживился, глядя на промысловиков.
  - Что-то не так, парни. Глузд, что с зайцем идёт, сильно взволнован. Пойду, спрошу.
  - Можно мы тоже с тобой? - Спросил я по наитию. Что-то подсказало поступить так.
  - Конечно. - Ответил кузнец, уже направляясь в сторону добытчиков.
  Охотники спешили к старосте, который сейчас шёл немного впереди нас и общался с молодёжью на предмет наставлений в предстоящих военных действиях. К нему подошли почти одновременно с возбуждёнными промысловиками.
  - Ставр, заяц вылетел на меня словно чумной, удирал от кого-то. Заметил опасность только в последний момент, так что взял его легко. Я и думаю, дай гляну, что так косого напугало, что осторожность свою забыл. Обошёл стороною подветренной, тихо обошёл. Мало ли, вдруг медведь или кабан, а у меня ни рогатины, ни топора. Так вот, слышу - шевелится кто-то в кустах. Вроде как идёт, но медленно и неправильно как-то.
  Затаился я и жду. А тут и он показался - мертвяк! Как есть, несвежий уже, одёжа расползается кусками на ветках встречных, смрад стоит жуткий метров за двадцать. Видать, чует животина силу мертвячью, бежит без оглядки. - Глузд замолчал и вытер вспотевший лоб.
  - Так и что, где он теперь? - Как ни в чём не бывало, поинтересовался староста.
  - Дык, там и остался. Я ж чем его приголублю? Кроме лука да ножа ничего с собой не было. Правда, как услыхал меня, сразу следом увязался. Если след не потерял, скоро выйдет сюда.
  - Тогда быстро достали рогатины, топоры на длинных ручках и организуем встречу.
  Мужики забегали, а Ставр начал раздавать указания кому куда встать, для встречи гостя. Долго ждать не пришлось. Минут через пять-семь после окончания построения полукругом, центр которого был как раз напротив места выхода охотников из леса, из-за стены кустарника вывалился тот самый мертвяк. Зрелище было ужасным. Действительно, одежда и мясо свисали клочьями и цеплялись за все ветки. Нам повезло, что ветер дул сбоку, и мы не сразу ощутили трупную вонь, исходящую от столь необычного гостя. Тот как увидел перед собой кучу народа, притормозил и стал в нерешительности водить головой из стороны в сторону. Не мог решить с кого начинать. Так и не успел ничего путного придумать своими сгнившими мозгами. По команде старосты с трёх сторон народ зажал его рогатинами, удерживая на одном месте. Если кто не знает, рогатина похожа на копьё, только лезвие наконечника намного длиннее, а сразу за ним, перед деревянным древком, расположена крестовина. Вся конструкция сделана так, чтобы насадить глубоко жертву на клинок, но не дать телу продолжить движение вперед, насаживаясь ещё глубже. Потому как некоторые медведи, прокалывая себя насквозь, могли добраться когтями до держащего рогатину охотника. Вот и сейчас мертвяка нанизали на похожие на небольшие мечи лезвия рогатин. А несколько человек, зайдя сзади, принялись рубить шею топорами на длинных рукоятках. Минута и голова покатилась по траве. Как только это случилось, тело обмякло, перестав дёргаться. Всё, дело сделано. Мужики спокойно собрали хворост, нарубили тонких сухих деревьев и сложили большой костёр, на который затащили мёртвое тело. Пока всё не сгорело, мы вынужденно прекратили движение. Рогатины и топоры, участвовавшие в убиении твари, помыли в речке и обтёрли травой. Когда пламя уничтожало порождение магии, я попробовал разузнать о нём что-нибудь у своего спутника.
  - Витал, скажи, что это за порождения тьмы? Откуда он тут взялся?
  - Это обычный труп, поднятый некромантом. Возможно, где-то недалеко обитает такой маг. А может, здесь рядом продолжают действовать остатки древней магии, которая бурлила в сражениях с эльфами много веков назад. Я пока только подмастерье и не умею чувствовать такое, тем более силу некромантов. Их совсем мало, как и тех, кто может про них много знать. Может староста больше скажет, он местный.
  Пришлось топать к Ставру.
  - Скажи, так это ты про таких вот товарищей меня предупреждал?
  - Ага, хороши товарищи! - Усмехнулся опытный воин.
  - А откуда они берутся, из-за чего вообще? В моих краях такого отродясь не бывало.
  - Да кто ж их знает! Прошлым годом от князя из Сретина приезжал маг земли. С людьми барона проехал по всем нашим сёлам, по лесам лазил, погосты все обнюхал. Да только причины не смог найти. Видать, сильнее колдовство это, или настолько другое, что никак не совместимо с магией земли. Но это я так думаю, а как на самом деле не ведаю. Со своими думками и вопросами разве ж к таким людям подойдёшь? Что-то он там делал в деревнях, чтоб не могла нечисть забредать. И на погостах, дабы земля не выпускала мёртвых. На этом и уехал. По правде сказать, меньше стало этих тварей, но все не перевелись. Видимо, издалека забредают. На нашем-то погосте все после огня очищающего, богами заповеданного, лежат. Потому никогда и не поднимались покойники. А вот в Бродах и Озёрках бывало. Там некоторых в землю по южному обычаю кладут. Но теперя, поле мага, не было такого, чтоб вставали. Да и этот уже погнивший, издалече припёрся.
  - Дааа, весёлые дела у вас творятся. А чем ещё упокоить такого можно, кроме отрубания головы?
  - Огнём да железом добрым. Разрубить на мелкие части, тогда не сможет двигаться и быстро затихает. И коли в огонь затолкать, помогает. Да только неохотно они разгораются и не сразу успокаиваются. Могут горящими ещё побегать, народ попугать. Говорят, серебро действует на них, да только не проверяли, нет у нас столько серебра, чтоб в гадов этих пихать. Сказывают, можно клинок серебром оковать и тогда мертвяки будут очень быстро мертветь от его щекотки, ха-ха.
  
   ***
  
  Мы уже давно двигались дальше, а я продолжал думать о происшествии с выступлением актёра театра абсурда в главной роли. Это про мертвяка, если кто не понял. Вроде уже и столкнулся вчера на болоте с магией, но не то, чтобы сильно осознал её роль в местной жизни. А вот нынче прочувствовал так прочувствовал. И, самое главное, реакция людей поразила больше всего. Никто не бегал с выпученными глазами, крича: 'Мёртвые с косами, мёртвые с косами! Спасайся, кто может, и меня захватите!' Как-то буднично всё, типа: 'Да, есть такая опасность, примерно такая же, как нарваться на дикого кабана, сбрендившего медведя или вражеского солдата. Всё укладывается в общепринятые рамки общества, а значит паниковать нет причин, надо просто поработать немного как в поле, помыть руки и спокойно топать дальше, обсуждая засушливую погоду, так дурно влияющую на урожай'.
  И был ещё один момент, который приметил, да не сразу понял. Труп этот позапрошлогодний тоже имел полосочку над головой, и она стремительно посерела после момента расставания оного предмета с телом. Первое, полоса оставалась над телом до полного исчезновения, а не над башкой неудавшегося охотника за человечиной. Это может значить что угодно, но мне пришла идея, что полоса показывается над средоточием жизненной, или в последнем случае нежизненной, силы существа. Надо будет провести эксперимент и попробовать червяка разорвать. Ведь у него будут жить обе половинки. Интересно, полоска разделится на две? Но это так, размышления. А вот второе заинтересовало больше. Цвет полосатого индикатора до посерения был чёрным! Что же выходит, у живых людей он зелёный аки листва молодых деревьев, а у дохлых рекрутов чёрный словно чернозём? Противоположность сил природы? С одной стороны захотелось проверить состоятельность моей гипотезы путём созерцания некоторого количество экспериментальных особей, а вот с другой, как-то не тянуло оказаться рядом с такими неразговорчивыми, но вонючими и голодными ребятами. Пусть уж лучше гипотеза останется без новых данных как можно дольше.
  Вспомнились мудрые слова: 'быстро сказка сказывается, долго дело делается'.
  У нас долго делались, даже чересчур. Ноги по истечению четвёртого часа после обеда начали выть в полный голос, а когда я стоически продолжал игнорировать их жалобы, стали попросту предательски заплетаться. Ещё чуть-чуть и опозорюсь, свалившись посреди дороги. Но видно боги сегодня сжалились над городским жителем двадцать первого века. Народ впереди загомонил, стал перешучиваться и вытаскивать из возков скинутую туда в походе обувку.
  - Неужели дошли до Колымы? - С надеждой вопросил я у нашего возничего.
  - Не, до Лисовок токмо добрались, аккурат за лугом и полем общинным. А колыма энто где?
  - Где где, в Караганде... - Буркнул я, пытаясь нагло залезть в повозку.
  - А она где?
  - Далеко, в моих краях осталась. Благоухает персиковыми садами и ананасовыми рощами, пока я здесь ползаю с вами. - Понимаю, что мужик не виноват в моих страданиях, но удержаться от колкости не смог.
  А он вопросительно взглянул, явно пребывая в неведении о таких растениях, как ананас и персик, но что-то в моей роже подсказало воздержаться от дальнейших вопросов. Только сплюнул на обочину и отвернулся.
  Через несколько минут телега вырулила из леса, и перед взором открылся упомянутый ранее широченный луг с засаженными чем-то кусочками земли. С такого расстояния трудно разобрать, но по золотистому цвету предположил, что это злаки. Далее извивалась голубая лента реки, через которую добрые люди перекинули деревянный мост. На том берегу нас ждали Лисовки.
  Пока добрались до воды, успел разглядеть на противоположном берегу, немного левее селения, ещё поля. Вокруг Жмуди их было гораздо меньше. Да и сама водная артерия выглядела шире. Кстати, ни разу не поинтересовался как называется местная магистраль.
  - Слышь, Никифор, всё забываю спросить, реку-то как зовёте? - Телеги подтянулись ближе друг к другу перед мостом и народ начал кучковаться, отчего кузнец снова оказался рядом с нами.
  - Городские Болотной кличут. А мы, кто по ней живёт, Доброй зовём.
  - Почему Болотной?
  - Так, начинается где-то в болотах, потом много ручейков в неё из болот течёт. Вот и зовут, умники. В наших деревнях не любят так говорить, нам река кормилица и помощница, оттого и Добрая. Как по мне, так ещё и щедрая. Ты думаешь, где металл беру? В болотинах руды худой много. А вода ручейков часто помогает мне сыскать её. Иной раз и вымывает помаленьку. Посему, беру с собой запасную лодку под груз, припас и на несколько дней поднимаюсь вверх по течению, обшариваю бережки да дно ручейков, по краям болотин и приметные места. Потом-то работы много с этим материалом, но толк всё одно есть. А коли покупать на ярмарках и базаре денег не напасёшься.
  - Судя по твоему набору оружия, в вашем болоте первоклассная сталь залегает.
  - Стали нету в болоте. - Никифор разочарованно вздохнул. - А оружие дело дорогое. Что-то мне после службы досталось долей моей. Большей частью побитое. Что отремонтировал, что восстановил, да на осенней ярмарке распродал. И очень хорошо наварился. Смекнул, дело стоящее. В тот же день, пока ярмарка в разгаре была, стал по народу ходить, да ломаное оружие и куски доспехов скупать, к ратным людям баронским заглянул. Так-то у них свой кузнец есть, да и в городе имеется. Но часть хлама мне скинули. С тех пор дело это начал, с тамошними кузнецами дружбу завёл. У них кузни хорошие, но плавкой и серьёзной ковкой заниматься времени не хватает, на ремонт инструментов и прочего заказов вал. А я могу всё переломанное переплавить, свой материал до дела доводить время есть. Получается, через них дополнительные заказы ещё получаю, на то, что сами не успевают. Деньги платят исправно, дела ведут честно. Правда, условились, что никому не говорю об их заказах, все думают, будто сами кузнецы поспевают. А я из деревни инструмент всякий везу на продажу. Для всех других людей мы никак не пересекаемся, потому как разным товаром и делом промышляем. А меж собой завсегда помогаем. И то, что ты видал большей частью для них сделано.
  - А шашка, что мне отрядил?
  - Какая шашка?
  - Ну, сабля твоя, которую дал на время, чтоб рука привычным клинком махала!
  - А, так то моя. Что сам кую, что, говорю ж, ломаное да битое скупаю. А есть и недоделанные, либо старые беру. И тоже до дела довожу. У этой рукоять повреждена была, пришлось заново всё делать. Старую её брал, всю в грязи и рже. Не ведаю где откопали, да только толком бывшие хозяева не поняли, что продали. Сказали, под поле распахивали место и наткнулись. Дома отчистил, в порядок привёл. Глянул, а клинок - золото! Повезло, на старинную работу наткнулись ребята.
  Там даже сталь непонятная какая-то. От грязи как освободил, думал ржа под ней, ан нет, налёт какой-то непонятный, больше на смазку похожий. Еле содрал. Зато теперя вон, блестит аки солнце!
  Кузнец вошёл в творческий кураж и пояснял, театрально помогая себе руками и гримасами. Возничего даже проняло: он удивлённо качал головой, а в конце и вовсе воскликнул нечто похожее на 'Етать его мать'!
  В этот момент мы наконец достигли моста и загрохотали колёсами по настилу.
  
  Глава 10
  
  Впереди народ уже начал здороваться со знакомыми и товарищами. Событие, приведшее целую деревню сюда не могло оставить равнодушными и здешних жителей. Все как один вышли встречать соседей. Наш староста стоял в сторонке и о чём-то оживлённо разговаривал с мужичком небольшого роста, но весьма широкого в плечах. Обычно в моём мире обладатели маленького роста со временем обзаводились объёмным брюшком, дабы компенсировать отсутствие роста наличием веса. Этот же представитель племени коротышек ничего такого не носил под рубахой. Обликом он был похож больше на крепкий дубовый пенёк, оставшийся от дерева-великана. Наш староста рядом смотрелся словно пожарная каланча, нависая над собеседником. Судя по жестикуляции, местный староста, а это сто пудов был он, с чем-то не желал соглашаться, показывая рукой в сторону севера. Глянув туда, сразу смекнул, скоро будем плавать в своих возках. Ту сторону неба затягивало тяжёлыми чёрными тучами. Как пить дать, часа через два будет сильнейший ливень. Ставр закрутил головой и начал подзывать к себе некоторых земляков. В какой-то момент он поймал мой взгляд и тоже призывно махнул рукой, потом показал два пальца. Не сразу въехал, что это значит и пожал плечами. Мол, два пальца это много для меня одного. Видимо, даже издалека он расслышал скрип тормозов в моей голове и повторно продемонстрировал два пальца, затем поочерёдно показал на меня и кого-то за правым плечом. Обернувшись, всё понял. За мной находился Витал и разглядывал деревню, выросшую на небольшом холме у берега реки.
  - Уважаемый маг, нас приглашают на собрание двух деревенских старост и цвета обоих деревень дабы разумением своим поразить местное общество.
  - Разумением, говоришь... Ну пойдём, постараемся... не оказаться полными дурнями среди мудрецов.
  - Думаешь, можем?
  - Да запросто!
  - Хм, ладно, постараемся...
  Всего вокруг старост собралось мужиков двенадцать наших и примерно столько же местных, зазванных своим головой.
  - Братцы, я предлагаю Ставру и всем гостям разъехаться по домам нынче, пока не влил дождь. А будет он, сами видите, очень сильным. Вещи да припасы можно попрятать пока по сараям и летникам на скорую руку, а уж завтра начать всё не спеша разбирать. Иначе зальёт вас ночью.
  - Дык, хорошо ли это, как ураган налетим в ваши хаты? - Неуверенно спросил кто-то из 'наших'.
  - Хорошо ли гостей в поле под ливнем оставлять? Ставр, командуй пока время есть. Ребята, что вы как не свои, мнётесь как девки перед первым поцелуем!
  - Неудобно как-то... - Стеснительно прогудели из толпы. Народ закивал в подтверждение.
  Ставр поднял руку, останавливая разговоры.
  - И верно, потом стесняться будем, чай не чужие, отблагодарим потом за доброту. Давай, Дрон, командуй кому куда.
  - Давно бы так. - Расцвёл местный староста. - Слухай сюды, первая телега к Граньке на двор, вторая к Семёну, а третью гоните к бабке Любе. Серый, проводишь. А вы....
  Вот так вот я с Виталом оказался приквартирован в большую семью гончара Николы, проживающую на окраине Лисок у самого берега речки. Во дворе кроме самого дома были сараи, хлев для скотины, летняя кухня, баня и мастерская хозяина с маленьким причалом. Пока мужики разгружали телегу у соседа, наши пожитки с частью груза помогли перетащить в летнюю кухню сам гончар и три его сына. А запасы харчей жена с двумя дочерьми рассортировали ещё на руках носильщиков, скомандовав что нести в погреб, что в дом, а что сразу на стол, спешно организуемый хозяйкой под навесом летней кухни. Когда всё разместили, тучи добрались до деревни и резко потемнело. В отдалении периодически раздавались раскаты грома. Но гости и хозяева уютно расселись за столом, освещаемые огнём из печи, хитро устроенной хозяином в стене летней кухни. Часть печки с плитой и топкой располагалась снаружи, а часть с задней стенкой внутри помещения. Таким образом, можно было готовить снаружи в жаркое время года, находясь под навесом в тени, но при этом на ветерке. А если заночевать внутри летника после готовки, то до утра тепло от печи согреет, даже если приключится небольшой заморозок в весеннюю или осеннюю пору. А сейчас пламя из топки давало достаточно света для вечерней трапезы. Пока все дружно работали ложками, наконец рассмотрел всех членов семьи. Хозяин и его жена оказались примерно одинакового роста, чуть ниже Витала. А он по местным меркам был примерно средненького росточка, ну разве чутка выше. Никола был худощав, жилист, темноволос. Загорелое лицо украшал небольшой светлый шрам на лбу. Живые и любопытные глаза выглядывали из-под кустистых бровей двумя серыми льдинками. Жена Далинка, наоборот, волос имела светлый, почти соломенный, тонкие черты лица и немного веснушчатое лицо с голубыми глазами. Её тонкие руки с длинными пальцами могли принадлежать пианистке моего мира, но никак не селянке, у которой из хлева мычала корова и блеяли овцы. Как оказалось, Далинка была из семьи портного и приехала вслед за мужем из города. Семейную традицию не оставила и здесь, продолжая шить красивые платья для местных дам и много чего другого. Сыновья по возрасту разнились года на два-три. Самому старшему стукнуло весной шестнадцать, младшему зимой одиннадцать. Лицом все вышли один в один как батя, а волос достался от матери. Девчонки пока робко прижимались к Далинке, потому как были ещё маленькими. Одной около семи, а другой скоро будет девять.
  Ужин вышел на редкость вкусным. То ли потому, что успели проголодаться, то ли действительно хозяйка умела готовить гораздо вкуснее, чем мужики в походе. Когда закончили трапезничать и пили травяной отвар с мёдом, наконец-то влил обещанный дождь. Да так, что невозможно было разглядеть стену дома на противоположной стороне двора. Но отца семейства это не смутило. Откуда-то из-за двери достал большой прямоугольник плотной промасленной ткани на деревянной рамке и велел всему женскому контингенту под необычным зонтиком перебираться в дом. Края держали над мамой и сёстрами старшие два сына. А пока народ эвакуировался, Никола показал нам где можно лечь в летнике, дал чем накрыться, показал бочку с чистой водой и ковш рядом для утренних процедур. Вскоре вернулись братья и теперь мужская часть спешно дёрнула до дому, пожелав нам спокойной ночи. Немного посидев у огня и полюбовавшись стеной воды, общим голосованием приняли решение завалиться спать, ибо устали изрядно. По крайней мере я точно. Но Витал был со мной солидарен, глаза требовали задёрнуть занавес на сегодня.
  
   ***
  
  Утро проголосило о своём пришествии криком дурного петуха, которому явно что-то прищемили. Попытка спрятаться с головой под одеяло к успеху не привела - подлый птиц ревел пожарной сиреной. Пришлось выползать на свет божий. Мой друг уже что-то обсуждал за стеной с хозяином дома. Растерев заспанное лицо решительно спрыгнул с импровизированного ложа и явил себя народу. Народ не оценил появления столь великой личности и отправил эту самую личность мыть, дабы не распугать опухшей харей детишек за завтраком. А дети это святое. Скинул рубашку и с радостью поплескал на себя из ковшика холодненькой водичкой, провёл зубоочистительные процедуры. И явился перед собирающимися за столом людьми уже бодрым и полным сил. Завтрак не сильно отличался от ужина по составу, но сильно по скорости. Оказывается, хозяева успели накормить и обиходить скотину пока я дрых без задних ног. Все проголодались. Под занавес нашего хрумканья в калитку заглянула чья-то вихрастая голова и мальчишечий голос передал послание старосты собираться за околицей у моста всем людям мужеского полу старше пятнадцати лет. 'Али зим, коли таковые в снегу народились' - добавил малец уже из-за забора, стреканув к соседскому дому.
  - Будем думать, как оборону держать. - Просветил нас Никола. - Доедаем и вперёд.
  К нашему приходу собралась большущая толпа, грозно гудящая множеством голосов. Создавалось впечатление, что сам чёрт нам не брат и армию вторжения бравые деревенские мужики с закатанными рукавами одними оглоблями разгонят к такой-то бабушке. Если не знаете, что такое оглобля, охотно поясню - эдакая палка, длинная и ровная, использующаяся в системе жёсткой сцепки лошадь-телега. Причём, в двойном экземпляре. Найдя взглядом 'своих земляков', потащил мага туда.
  Собрание волновалось ещё минут десять-пятнадцать, явно дожидаясь последних участников. В какой-то момент на поставленную на попа бочку забрался местный староста и толкнул речь.
  - Здорово люд честной. Слухайте сюда. Пока вы почивали, мы со Ставром думали-рядили что и как надо сорганизовать. Первым делом разделимся по ватагам. Видите, за мной воткнуты палки с тряпками цветными? К каждой по десять человек подходите. На месте пусть останутся кузнец, кто в помощниках в прошлом и позапрошлом годе у него был на ярмарке и маг с Сарматом. Им будет отдельная работа. Погодьте, чуть позже пойдёте, сейчас расскажу зачем это. Нам для обороны надо первым делом стену поставить. Под неё надо брёвна заготовить, ямы копать, укреплять потом брёвна и засыпать землёй. Ещё изнутри настил сварганить для защитников, ворота. Есть у нас охотники, им надо подойти к Ставру, будем добычей заниматься пока есть возможность и припас делать. Часть народу пойдёт на хозяйственные работы. Поэтому будет легче, коли разделимся по ватагам и у каждой будет своё дело. Будет сложно одной, подможем из других. В каждой назначим старшого. Что скажете?
  Молодец Дрон, не стал разводить тягомотину с вольными выборами. Всё чётко и по делу, в рамках простого плана. Народ погомонил, выспрашивая детали и по отмашке старост под шутки и прибаутки вставал под знамёна какого-нибудь цвета, определял в своих десятках старшего, запоминал что кому и где начинать делать со слов двух старост и выбранных ими помощников. Дело это небыстрое затянулось до обеда. Порешали начинать стройку века после трапезы. Кузнец своих увёл в деревню ещё в самом начале делений на десятки. Поэтому мы с Виталом сидели на травке и ждали когда черёд дойдёт до нас в просветительской работе. Но увы, про таких замечательных людей напрочь забыли в процессе выбора лопат и топоров. Когда толпа подалась в сторону домов для принятия пищи, Ставр замахал нам, зовя присоединиться к начальственной группе.
  - Пообедаем вместе у Дрона, там и поговорим о вас.
  - Да, пойдёмте. Если честно, мы со Ставром так и не пришли к решению, что для вас придумать. - Добавил местный деревненачальник.
  Пока с магом сидели на травке и переговаривались, в наших головах созрел план, изобилующий кучей белых пятен и требующий ответов на разные вопросы.
  - Ничего, у нас есть некоторые мысли на этот счёт. Только надо кое-что уточнить. Глядишь и подпортим ожидаемым гостям встречу. - Порадовал я деревенских командиров.
  Дом Дрона оказался недалеко от реки на самом краю Лисовок с обратной стороны. Там, где дорога убегала к Бродам.
  Так же как и у гончара, обедали под широким навесом во дворе. Пока ели, разговоров не вели. Стоило хозяйке поставить на стол пироги и травяной отвар, хозяин поднял взгляд на нас.
  - По чести сказать, Сармат, ваши умения нам неизвестны. И ты загадка, и уважаемый маг. Ставр говорил, что у тебя ум острый, да умеешь опасность чуять. И принимать решения необычные в трудный момент. Но правильные. И как Витала одолели только благодаря твоей задумке без крови совсем рассказывал, и как вообще ворогов перехитрили и не дали переправиться. Хотели ещё узнать какими способностями обладает маг, дабы понять как лучше его умения применить в нашей обороне. Что скажете?
  Витал посмотрел на меня, как бы намекая на то, что слово держать главному. Ну а раз главный я, то и милости просим поставить чашку, проглотить пирог недожёванный, да выдать общие мысли на суд старшин.
  - Спасибо конечно на добром слове, только кажется мне, больно преувеличиваете мои способности. Всё ж вместе с мужиками тогда придумывали.
  - Да ты не скромничай как красна девица, сейчас не до того. Давай уж реки чего можете, да чего удумали пока на травке сиживали. - Ставр хмуро глянул на меня.
  - Ну, коли так, слушайте. Думаем, что надо первым делом, пока будет строиться стена вокруг деревни, отобрать охотников половчее и вместе сними отправить нас в Броды. Там с местными мужиками мост разобрать и приготовить засаду. Сколько мостов у них?
  - Один. Река в тех местах уже достаточно глубокая и разливается сильно вширь. Брод был один, где нынче мост. Но за много лет дно опустилось. Теперь только по мосту можно переправляться, либо лодками. - За всех ответил староста Лисовок.
  - Вот и мы о том же. Коли лодки переправить на наш берег, а мост разобрать, будет весело гостям. А особо смекалистых и настойчивых станем из луков расстреливать прямо в воде. Если у нас получиться задержать переправу как можно дольше, уже хорошо. Всё меньше будут здесь рыскать, людей смерти придавать. Понятное дело, рано или поздно догадаются плоты сколотить и переправиться выше или ниже по течению. А мы посты выставим там, чтоб вовремя предупредили. Как увидим первых переправившихся, отступим к деревне. А пока будем засадничать, часть охотников вместе с мужиками должны будут на дороге наделать ловушек. В одном месте ямы с кольями внизу вырыть, в другом дерево с кольями подвязать, чтоб смело с дороги несколько рядов колонны. Ещё чего придумаем и тоже на дороге, или рядом с нею сотворим. Глядишь, ещё меньше задора станет у их воинов.
  Хорошо бы и здесь мост разобрать как из Озёрок народ придёт, а лодки на том берегу спрятать с несколькими охотниками. Можно будет по ночам из деревни подплывать к их лагерю и обстреливать спящих супостатов. Как-то так. Витал, расскажи что ты можешь намагичить.
  - Да пока немного, я всего лишь подмастерье. Замораживать участок реки могу, сконденсировать над кем-то кусок воздуха до состояния ледышек, заставить воду в некоторых местах двигаться по-другому, испарить опять же небольшой объём, утром сгустить туман и всё в том же духе. Надо смотреть по обстановке. Сармат будет ставить задачи, а я смотреть чем смогу подсобить и навредить врагам.
  Ненадолго повисла тишина за столом. Наконец Ставр стряхнул задумчивость и хлопнул широченной ладонью по столу.
  - Да, так будет интереснее. И время выиграем, и количество противников уменьшим. А коли досаждать постоянно, можа плюнут на всё и уйдут к своему войску. Пока то, да сё князь с ратью подойдёт к городу. Тогда уже не до нас будет предателям. А мы следом заявимся в помощь своим.
  - Твои б слова, да богу в уши. - Дрон слово в слово повторил поговорку из моего мира. - А ты, Сармат, возьмёшь охотников под свою руку. И как подойдут бродские, начнёте готовить подарки. Нет, лучше сразу пойдёте к реке, пока там народ не снялся с места, есть кому подсобить с разборкой. Ловушки потом сделаете.
  - Уважаемые, в таком случае мне всё равно нужны будут люди копать ямы, рубить дерева и всё такое прочее. Охотников к этому привлекать не стоит, их потренировать надо будет. Да и так им дел с головой хватит.
  - Хорошо, это решим. А господин Витал с нами останется или с вами пойдёт? - Лисовский староста посмотрел на мага.
  - Я буду полезнее пока с охотниками на переправе, а потом в деревне, когда начнётся осада. Здесь тоже вода рядом, что-нибудь придумаем.
  - Добро, - Дрон поднялся. За ним встали все остальные, - пойдёмте готовиться.
  
  ***
  
  В этот день выбрали в наш отряд шестнадцать самых опытных охотников. Мне хотелось взять больше народа, но таких мастеров больше не оказалось. Пришлось согласиться на вторую лигу. Тут народу было гораздо больше. Почти все из Жмуди были охотниками, да половину Лисовских. Но Ставр наотрез отказался давать больше тридцати человек всего. Как-то так само собой распределилось, что Дрон занимался парко-хозяйственной и управленческой деятельностью, а Ставр воинским контингентом и его подготовкой к эпическому сражению за жизни и свободу сельчан. После долгих споров в моём отряде кроме будущего спецназа появились пятеро молодых парней и матёрый дед, с которыми я должен был обсудить все ловушки и места их организации. Дед дал понять, что ждать мужиков из Брод и Озёрок не надо. Когда ещё они припрутся, а начать работы стоит сразу же с утра завтрашнего дня. Посмотрел на хмурого дедка, явно прожившего непростую жизнь и повидавшего на своём веку разных неожиданностей. И как-то проникся его настроем, начав волноваться за правильность наших расчётов по времени. А вдруг солдаты захватчиков пожалуют гораздо раньше? Ужинать наша бригада спецназа и приданный ей отряд стройбата засели вместе, уговорив баб принести еду на песчаный берег реки. Во время трапезы я пояснял задумки, беря примером всевозможные методы военных гадостей из истории родного мира. Нельзя сказать, что здесь народ отличался кристальной честностью и благородными методами ведения битв, но до моих земляков этим простым по своей сути людям было далеко. И это несмотря на столь колоссальный срок войны с эльфами. Вот что значит крепкая мораль и принципы. Палочкой лисовские охотники чертили дорогу к Бродам, окрестные овраги, луга, холмики и низинки. В обсуждении где что разместить участвовали все. После того, как народ сначала офигел от моих жестоких предложений, а потом восхитился их эффективностью начался настоящий мозговой штурм. Сидели почти до самых сумерек. Утром договорились с частью стройбата и охотников пройтись и осмотреть ближайшие выбранные места. Остальных я озадачил отработкой совместных действий в лесу, тренировкой по передвижению группой и взаимодействию между собой. Прямо на берегу разделил отряд на пятёрки, назначил старших. Попросил деда утром подождать меня, пока буду растолковывать своим охотникам что надо отрабатывать, пока я весь день буду шляться по лесу. Тот поворчал для порядка что-то нелестное о молодёжи в общем и о доставшейся ему в частности. Потом разрешил заниматься своими делами, пока он с молодыми подготовит верёвки и всё, что нужно для обозначения будущего фронта работ. А как закончит сам меня позовёт. На том и разошлись по домам. Бабы собрали посуду, подтрунивая над великими дельцами, которые полдня лясы точили, пока другие рубили лесины и копали землю. Мужики весело отбрёхивались. А я смотрел на это и думал, сколько народу переживёт будущее столкновение с врагами? Всё ли пойдёт как мы напланировали? И в тоже время прекрасно понимал, что как и во всех планах всех времён и миров обязательно будут непредвиденные обстоятельства, которые могут качнуть чашу весов в любую сторону.
  Мои размышления прервали загомонившие бабы, уже направившиеся вслед за мужьями. Кто-то из них показывал рукой туда, откуда пришли вчера мы со своим обозом. Там, на развилке у опушки появились люди. Через несколько минут стало понятно, что это топает озёрское подкрепление. Народ засуетился, кто-то побежал за нашим командованием. Пока гости добрались до моста, комитет по встрече уже прибыл на берег во всей своей замыленной от трудового дня красе. Увидев меня, беззаботно восседающего на травке, Дрон призывно махнул рукой.
  - Ну чего там насидели с мужиками? - Сразу взял быка за рога, кода я подошёл.
  - Завтра с утра оставлю ребят отрабатывать навыки, которые будут нужны при нашей задаче, а с дедом пойдём обозначать места будущих ловушек.
  - Эт правильно, потом мы ему дадим работников, пущай сразу и начинают. Он мне в деревне встретился, сказал, надо сразу приступать к возведению ловушек, а то мало ли. Боится, как бы время не упустили, ожидая пока пройдут все из Брод по дороге. А теперя и озёрские помощники подтянулись, быстрее будет. А что за навыки, говоришь, отрабатывать надумали?
  - Если не вдаваясь в подробности, надо научить всех воевать вместе, как один организм. Да и вообще воевать. А это сильно отличается от охоты. Времени у нас кот наплакал, но хоть понять что это такое должны успеть. Так-то каждый по себе мастер и дичь скрадывать, и следы читать. Но воевать дело другое.
  - А ты, стало быть, повоевал, коли в этом разумеешь?
  - Нет Дрон, самому не довелось. Но меня учили этому. - Ясен пень, что ни в каких воинских училищах и академиях я не учился, воинской науки толком не знаю. Но военная кафедра в институте, увлечения историей и войнами, миллион просмотренных фильмов да ещё и великий джин Интернет оставили в голове человека двадцать первого века большой запас разных знаний, которые очень пригодятся здесь.
  - Верно говоришь, воевать не щи хлебать! - Ставр усмехнулся, хлопая по плечу своего товарища. - Мои мужики тёртые, я им многое рассказывал и показывал. Думаю, схватят быстро. Да и дроновские не промах, успеешь подготовить. А по времени прихода супостатов не сомневайтесь, я всё верно прикинул. Если и придут раньше, то не более, чем дня на два-три. О, вон уже и озёрского старосту вижу, пойдём встречать.
  
   ***
  
  По-прежнему трещали ветки в костре, а я слушал в ночной тишине спокойный голос седого старика, назвавшегося волхвом.
  - Развитие Предков шло техно - магическим путём. Вернее, наоборот - маго - техническим. Они не только вышли в космос, но и успешно исследовали ближайшие космические тела: Луну, Марс, Венеру, Меркурий, Пояс Астероидов. Судя по отдельным упоминаниям, направляли экспедиции к спутникам Юпитера и Сатурна. Как раз где-то там, а некоторые авторы старых летописей утверждают, что на Европе, впервые встретились с Драконами. Какой-то объект одновременно заинтересовал обе стороны, пославших туда исследователей. В ту пору Предки были намного наивнее нас в плане ожидания агрессии от незнакомцев. Они попросту не могли представить, что кто-то может напасть на них 'просто так'. Любая агрессия виделась им атрибутом лишь примитивных нецивилизованных форм жизни, у которых даже ещё нет языка для решения всех вопросов миром. В этот раз Предкам повезло. Драконы оказались древней могучей, но тоже мирной расой, изучающей космос многие сотни тысяч лет. С момента встречи прошли столетия искренней дружбы и взаимного обмена накопленными знаниями. Пока на планете людей не появились эльфы.
  Старик поправил горящие ветки длинным прутиком и указал пальцем на медный чайник с водой, стоящий рядом со мной. За разговорами о древней цивилизации Предков успели испить приготовленный дедом Родей отвар и наполнить ёмкость снова.
  - Ставь на угли с краю, пора попить узвару. А то горло высохло речи вести. Как закипит, кинь горсть травок вот из того мешочка, что у котелка. Н-да, на чём мы остановились?
  - На появлении козла в огороде. - Заметив недоумённый взгляд старика пояснил. - Это такое выражение в моём времени, обозначающее того, кто пришёл в гости и принёс радушным хозяевам разорения и убытки. Вроде как козёл, пущенный в огород поел всю капусту и потоптал остальные высадки.
  - Хмм, точное выражение. Разорения эльфы принесли много, но тогда никто не мог подумать о такой возможности. И только мудрые Драконы, встречавшие в космосе многое, советовали людям быть внимательнее и осторожнее. Что-то им не понравилось в новом племени, пришедшем из межмирового портала.
  В тот период люди уже давно путешествовали меж звёздами, создали много поселений на новых планетах. Драконы участвовали во всех проектах Предков, помогали информацией о неизведанных человечеством звёздных системах и существующих в них пригодных для жизни человека планетах. Когда же начались военные действия, долго не могли определиться какую тактику выбрать. Могли уничтожить с орбиты практически любую местность со всеми обитателями. Но такое варварство было чуждо разумной цивилизации, к коей относили себя Предки. Решили свести все к наземным операциям. Но тут неожиданно получили серьёзного противника с большим запасом магической силы. Когда решились на бомбардировку отдельных участков с орбитальных систем, то не смогли преодолеть щиты эльфов. На всю мощность действовать не решились, ибо в итоге таких огненных схваток ничего живого на континентах не смогло бы остаться. Тогда пошли другим путём, создавая изменённые формы существ, имеющих огромные магические резервуары. Ты наверное знаешь, что все существа могут в разном количестве накапливать силы мироздания, пронизывающие весь космос. Кстати, те люди, которые якобы не являются магами, на самом деле просто имеют очень маленький резервуар. Если сильно постараться и не пожалеть времени, этот объём можно увеличить. В ещё мирную эпоху Предки смогли разработать комплексную методику быстрого увеличения резервуара, которая, увы, сохранилась где-то в закрытых архивах. К моему времени дошли только общие описания процесса и приметы места хорошо законспирированной, защищённой базы на севере, где храниться много полезной и важной информации для цивилизации. Ну да ладно, я отвлёкся...
  - Подожди, ты сказал 'к моему времени'. Это время разве не сейчас? Почему ты так выразился?
  Старик пошевелил губами, забавно вытягивая их трубочкой и снова возвращая на место. Пару раз вздохнул с какой-то грустью.
  - Ты верно подметил, я не живу в твоём времени. Если быть точнее, ни в том, когда ты родился, ни в том, где сейчас пребываешь. Моя жизнь отстоит от нынешнего тебя примерно на триста лет в прошлое. Именно поэтому могу придти только во сне.
  И тут я осознал, что сейчас продолжаю разговор со стариком в недавно уже виденном сне. Только как в сериале, продолжение с той минуты, когда в прошлый раз проснулся. Вероятно, на лице что-то отразилось и дед покивал моим мыслям.
  - Вспомнил? Вот и ладно, так проще. Давай вернёмся к эльфам, а то у тебя там утро вот-вот начнётся. В общем, эльфы тащили через портал другие народы и расы, а мы создавали свои. К сожалению, люди не умели открывать порталы между мирами. По Земле легко, на ближайшие спутники и планеты ещё тянули, а вот в соседний слой реальности или просто в иные звёздные системы сил не хватало. Как умудрялись эльфы мы не знаем. И если бы получилось разгадать эту их самую большую тайну, появился бы шанс возродить цивилизацию намного быстрее. Но как бы там ни было, со временем у противника стало всё реже получаться открывать такую дверь. А потом наступил момент окончательного коллапса. Всё! С тех пор и мы, и они остались на планете вместе без шанса сбежать. - Дед невесело усмехнулся. - Если думаешь о поселениях на иных планетах, то и их человечество потеряло. За столько времени войны знания ушли в историю вместе с их носителями. Сколько великих магов и учёных погибло, сколько хранилищ знаний спалило горнило войны. Так что дорога к далёким родичам стала недоступна. Как они там живут и живут ли вообще мы не знаем. Наверное, нам могли бы помочь Драконы, если бы не их специфическая сущность. Эти существа всеми силами стараются избегать конфликтов, хотя могут быть очень опасными противниками. Конечно, некоторые решили помогать людям. Но это были те, кто много веков прикипал душой к нам. Они остались на планете, а все остальные улетели к себе домой. Среди оставшихся также не было единства. Кто-то просто жил здесь, изучая и наблюдая, кто-то поселился среди нас, участвуя в самих битвах. Как правило, это были юные горячие головы, пересилившие миллионолетние привычки и устои. Так что, где-то среди гор ещё могут обитать те, кто помнит начало войны. При мне они ещё есть, только очень редко общаются с людьми. Знаю лишь волхв Бирюзай, раз в несколько лет отправляется в дальние горы восточной стены в гости к старшему из оставшихся драконов Хоруссу.
  Пока старик говорил, я почувствовал нечто странное, похожее на зуд во всём теле. И он нарастал. Уже не сдерживаясь начал чесаться. Дед Родя заметив это остановил рассказ и остро впился взором в мои зрачки.
  - Ты чувствуешь приближение чего-то из-за грани сна. Возможно, опасность близко. Просыпайся, потом договорим.
  В это мгновение я вынырнул из сновидения. Рассвет ещё не наступил, но небо на востоке уже светлело и в нашем помещении стало возможно разглядеть предметы. Сердце бешено колотилось. Стараясь не делать резких движений осмотрелся. Ничего. Даже мыши не шуршат. Аккуратно сел, натянул сапоги и взял шашку в одну руку, а нож в другую. Плавными шагами прошёлся внутри помещения и выглянул во двор. Везде тихо. Что же разбудило меня? Так же осторожно обошёл весь двор и спустился к реке, пригибаясь у забора. По-прежнему спокойно. Остановился, облокотившись на брёвнышко забора, пытаясь вспомнить хоть что-то потревожившее сон. Простоял так наверное минут десять. И тут какое-то тёмное пятно медленно и плавно передвинулось на противоположном берегу чуть в сторону. Далеко, не разобрать что же это. Пришлось замереть и ждать. Минуты капали, небо постепенно светлело. Тени начали таять. Может, показалось и там просто зверь какой пить приходил к реке? Ан нет, неведомый гость снова выдал себя. Скорее всего меня он не заметил и потому уже смелее шагнул к воде, выйдя из тени развесистого дерева. Мои глаза поползли на лоб а вскрик застрял в горле. На том берегу стояло очень похожее на медведя существо, только с облезшей клоками кожей и красными безумными глазами.
  
  Глава 11
  
  На несколько секунд я замер, не зная что делать. Такого страху испытывать ещё ни разу не доводилось. И это мне, человеку двадцать первого века, полного самой разнообразной индустрии кино, в том числе и жанра ужасов. Но одно дело увидеть в кино, а другое не так уж и далеко от своей любимой тушки. Размерами монстр был с добротного взрослого медведя. Наверное, это и был когда-то медведь. Да только кто-то его умертвил, а потом вновь поднял как встреченного нами в пути недавно ходячего мертвеца. Странно, но никакой полоски с показателем жизненной силы над этим существом не разглядел. Хотя, существо находилось в полной темноте, а цвет полоски в этом зомбослучае должен быть чёрным. Вот оно и слилось, маскируя гостя. Кстати, пока я потел в темноте, медведь сделал пару движений, похожих на попытку потрогать воду лапой. Видимо результат зверюке не понравился и он снова замер. И я замер. Оба замерли, каждой на своём берегу. Забавная ситуация.
  С минуту я наблюдал за гостем пока не понял, что же тому не нравится. Вернее, предположил. И это, как ни странно, вода. Скорее всего зомби топал целеустремлённо к людям, чуя каким-то своим непонятным загробным чутьём живые существа. А тут бац и река. Вот и завис компьютер у зверушки, пытаясь найти выход из ситуации. Получается, чем-то вода так сильно не нравится, что медведь не решается в неё входить. Как-то сразу полегчало на душе. Если честно, как завалить этого монстра в одиночку я не представлял. Если б он накинулся, помощь могла просто не поспеть. Сейчас же появилась возможность не спеша разбудить народ и подготовиться к встрече. Интересно, откуда такой товарищ нарисовался? Неужто поблизости кто-то развлекается некромантией?
  Стараясь не делать резких движений и не выходить из тени забора стал медленно отходить назад. Главное, добраться до двора и разбудить народ, разослать за подмогой молодёжь, а самим вооружаться рогатинами и идти с мужиками в сторону моста. Рано или поздно непрошенный гость начнёт шоркаться вдоль берега и найдёт готовую переправу в виде добротного деревянного моста. Нам лучше добраться туда первыми и намного превосходящими силами. Как назло, под ноги что-то попалось хрупкое и раздался еле слышный треск под сапогом. Днём бы и не услыхал, а сейчас, в полной тишине, звук прозвучал как выстрел. Медведь среагировал моментально. Голова чудища рывком поднялась вверх и вперёд. Ничего не заметив, он сделал несколько прыжков в одну сторону, потом в другую. Тишину ночи разорвал страшный рёв с какими-то булькающими и хрипящими нотками. Бросив всякую маскировку я стрелой полетел во двор, зовя на бегу Витала и хозяина. Подскочив к месту нашего жилья распахнул дверь. Маг уже соскочил с топчана и натягивал штаны.
  - Хватай оружие и бегом к мосту. Там на другом берегу медведь поднятый, ищет как переправиться. Мёртвый. Здоров до ужаса. Если не успеем встретить, половину деревни задерёт.
  Оставив напарника подскочил к дому хозяев. В этот момент из дверей вылетел Никола в одних портках и практически врезался в меня. Еле успел отклониться и перехватить ошалевшего мужика. К его чести, тот держал в руках топор.
  - Хватай рогатину и за мной на мост. Мальцов пошли к старосте и соседям. На том берегу мёртвый медведь пытается добраться до деревни. Скорее!
  Гончар только кивнул и скрылся внутри избы. В этот момент подбежал маг и мы стартанули уже вместе. Пробегая по улице я орал во всё горло об опасности и призывал народ скорее собираться на мосту. Если кто и не расслышит с просони, бегущий следом Никола пояснит. Вылетая из деревни я заткнулся, сообразив, что своими воплями указывал направление движения зомби. Резко притормозив, придержал за рукав Витала.
  - Сдаётся мне, что мои крики были твари отличным ориентиром. Давай осторожнее, а то нарвёмся с ходу, пикнуть не успеем как помрём.
  - Да уж, не хотелось бы. Но и перебраться ему никак нельзя давать. Что делать будем?
  - Раз мы первые, будем рисковать.
  Я в двух словах объяснил магу что предлагаю сделать и поинтересовался его возможностями для помощи в этом простеньком плане. Затем мы быстро, но осторожно побежали к мосту. Задумка была элементарна. Ширина между перилами позволяла проехать двум телегам. То есть, развернуться вроде есть где одному зверю, да и мне место для манёвра должно хватить. А так как оружие имеется лишь для ближнего боя, предложил Виталу замораживать по возможности конечности зомби, которые буду отрубать. Договорились, что он будет чуть сзади меня и справа, дабы агрессию врага вызывать на себя, оставляя при этом магу коридор атаки заклинанием. Он подтвердил, что может заморозить лапы или голову. Последнее конечно было б удобнее. В общем, первые секунды отвлекаю, стараясь убежать из-под удара, а Ватил метит куда будет удобнее по ситуации.
  Когда добрались до деревянного настила, разглядели бегущего навстречу мёртвого зверя. С первых секунд понял, что план вряд ли сработает. Слишком быстро двигался наш противник, а магу нужно время на подготовку 'выстрела' и несколько секунд полёта заклинания. Значит надо срочно придумать как затормозить шустрого зомби или подставить под обстрел. Про голову можно забыть, передние лапы тоже.
  - Витал, постарайся попасть в любую заднюю лапу, а я его поверну к тебе задом.
  Выбежав в центр резко остановился и поднял руки вверх, заорав как раненый носорог. Если у этого гада хоть какие-то инстинкты от медведя остались, он должен стать на задние лапы и тоже продемонстрировать своё могучее тело и громоподобный рык. Если нет, придётся импровизировать очень и очень быстро. Слава всем богам, медведь сначала просто заревел, продолжая бежать, а потом уже метрах в двух от меня встал и показал себя во всей красе. Это был шанс. Резко оттолкнувшись, нырнул рыбкой у него промеж ног, едва успев проскочить под опускающимися лапами с огромными когтями. Извернувшись рубанул по сухожилиям левой задней ноги. Не мешкая, пока боец не поменял положения в пространстве, лёжа на спине двумя ногами лягнул того в зад. Это возымело действие. Мишка слегка пошатнулся от лезвия шашки, но равновесия не потерял. А вот от толчка оступился и стал заваливаться на раненную ногу. Секунда и я уже стою. А этот мохнатый товарищ почти успел развернуться и подняться. По ходу дела на подрезанные сухожилия ему плевать. Пока враг не успел нормально встать, рубанул по левой передней лапе, которую зомби резво отдёрнул. В итоге только половина пальцев с когтями полетели на настил моста. Боль этот монстр тоже не чувствовал. Никакой реакции на ранения. Ответный размашистый удар правой лапой чуть не достал до груди. Еле успел отпрыгнуть. На мгновение оба застыли. Как раз в этот момент заклинание Витала врезалось в подрубленную заднюю левую, на которую сейчас больше и опирался зверь. Что-то захрустело, лапа подломилась и зомби упал на четвереньки. Получилось удачно. Как раз противник собрался прыгнуть, перенеся вес на эту опору и завалился от неожиданности. Секундная заминка стоила ему и передней правой, которую я со всей силы отмахнул в районе локтя. Зверь заорал, скаля вонючие клыки. Но встать ему мы уже не дали. Я вертелся вокруг рубя с плеча, а маг ещё два раза успел кинуть заморозку. Через минуту огромная туша оказалась без лап и с изрядно покромсанной головой. И тут подоспела подмога. Мужики сноровисто прижали зомби рогатинами к мосту, а мы с Дроном отхватили наконец голову. Всё, эпическая битва с некросуществом завершилась. Тяжело дыша отошёл в сторонку и присел. Народ без меня порубит труп на части и сожжёт. Только сейчас заметил, что на груди кровоточат несколько следов от страшных когтей. Это плохо, наверняка в рану попал как минимум трупный яд. А может и ещё чего похуже. Надо срочно промыть и обработать. Пришлось вставать и ковылять к старосте.
  Но Дрон сам увидел рану и уже послал кого-то под мост за водой. Когда я подошёл, мужики уже протягивали шапку с водой. Один из селян оказался полностью экипирован в кожаную броню и обшитую железными полосками шапку. Вот в ней и притащили водицы. Я как и большинство был только в штанах, одеться полностью просто не успел. Мою грудь быстро обмыли. Раны оказались неглубокими. Но староста на этом не успокоился.
  - Шальг, Крапивец, проводите Сармата к знахарке. Наверняка яд успел попасть в кровь, нужна её помощь. Да поживее давайте. Витал, они пойдут к северу от деревни, в лес по тропинке. Ты сбегай к гончару, возьми одежду, твоему другу она скоро будет очень нужна. Всё, вперёд.
  И мы с максимальной скоростью побежали. Яд действительно попал в рану, это почувствовалось уже через пару минут. Сначала появилось лёгкое головокружение, потом тошнота. Когда добрались до опушки леса я уже не бежал, а еле ковылял поддерживаемый мужиками. Витал догнал нас и накинул на меня куртку. Перед глазами всё плыло, хотелось сеть и отдохнуть. Шальг, как раз тот воин в чью шапку набирали воду, велел второму бежать будить знахарку, а сам с Виталом буквально понесли меня. Мимо пролетали колышущиеся в предрассветной мгле ветви деревьев, иногда проглядывали кусочки светлеющего неба. Последнее, что я помню, это окружённый ореолом лёгкого сияния прекрасный лик богини смерти.
  
   ***
  
  Возвращение сознания сопровождалось жуткой болью во всём теле. Даже не так - именно боль привела меня в сознание. Я понял, что утро добрым не будет. С трудом открыл глаза и попытался сфокусировать зрение, усиленно борясь с плавающими перед глазами разноцветными кругами. Как только это более или менее удалось, разглядел незнакомый потолок. Да-да, именно незнакомый. Ведь в летнем домике у гончара он был другим. Осознание этого сработало пусковым механизмом для того, чтобы вспомнить все вчерашние события. Правда, сколько времени прошло с момента 'отключки' я не знал, но по инерции считал, что раз проснулся, значит утро. Несмотря на ноющую боль во всех частях моего многострадального тела, настроение слегка подпрыгнуло вверх. Ещё бы - я до сих пор жив! А значит неземной красоты лицо богини мне всего лишь привиделось в горячке и теперь ни остаётся ничего другого как пойти на поправку! Да здравствует жизнь. И в этот момент настроение сдуло как сухой лист осенним ветром. Надо мной вновь возникли такие прекрасные глаза Мары. Неужто....
  - Здравствуй добрый молодец. - Мягко и тепло прозвучал её голос. - Давай знакомиться, меня зовут Мила. А тебя как?
  Сказать, что я впал в ступор, это погрешить против истины. Я просто оцепенел! Всё смешалось в кучу: и красота лика, так заворожившего меня; и досада, что всё ж таки преставился, да ещё неожиданно рано; и несоответствие в моём представлении образа и, главное, голоса богини смерти. Видимо решив, что я не расслышал, видение моего умирающего мозга повторила вопрос. Через несколько секунд я чуть ли не с восторгом встряхнулся. Не получив ответа, но видя открытые выпученные глаза, красавица приложила спасительно прохладную ладошку на мой лоб. А в глазах промелькнула тревога. Вуаля! Да какая же она богиня смерти, раз волнуется о здоровье и так по-человечески трогает лоб? Ну-ка ну-ка, вернёмся к знакомству. Прочистив горло, попытался внятно ответить.
  - Меня зовут Сармат красавица.
  Первые слова дались с трудом, но лёгкая улыбка, тронувшая губы девушки, подействовала словно удар током придавая сил для беседы.
  - Это хорошо, что я не помер. А то вчера увидев твоё лицо подумал, что за мной пришла богиня смерти.
  От моих слов Мила заразительно рассмеялась.
  - Богиня смерти?! С ней меня ещё никто не сравнивал. Но от смерти тебя как раз и спасла. Вовремя друзья принесли. Ещё немного и я была бы бессильна.
  - почему так быстро и сильно подействовал трупный яд? Никогда такого не видел! Пара царапин и через полчаса труп?
  - Ого! Да ты, выходит, разбираешься в лекарском деле?
  - Не то чтоб разбираюсь, но уже не мальчик - всякого повидал. Да к тому же азам оказания помощи учили специально. - Вспомнился школьный предмет ОБЖ, базовые курсы во время обучения рукопашке, да и насыщенное информацией моё время давало обширное представление о любом вопросе всем желающим почерпнуть знания. Масса статей, передач и интернет ресурсов изобиловали тематической информацией. Уже не говорю о периодическом посещении аптек с вынужденным изучением способов битвы за здоровье.
  Мила внимательно посмотрела на меня, что-то прикидывая в уме.
  - А ты совсем не похож на местных. Я имею ввиду не только деревенских, но и жителей города. Издалека?
  - Да. Из-за леса, из-за гор, из большой-большой земли, где забывчивый Егор потерял отцов топор! - Пошутил я.
  Девушка улыбнулась незамысловатому каламбуру.
  - Так в чём же дело, почему яд очень быстро подействовал? И это несмотря на то, что раны практически сразу промыл.
  - Всё не так просто. Ты же обратил внимание, что зверь не совсем обычный? То-то же! Магия некроманта с трупным ядом могут живое существо убить очень быстро. Мне сложно это объяснить не магу. Сила, которая подняла труп, пропитывает его и изменяет все ткани, придавая им другие качества. Понимаешь что я говорю?
  - Вполне, продолжай.
  - В случае с этим мишкой действие трупного яда усилилось многократно. И ещё он стал поглощать кислород в крови. Э-э-э, я имела в виду воздух, который попадает внутрь тела и нужен для поддержания жизни в нём.
  - Мила, я знаю что такое кислород и какие функции он выполняет в организме.
  На секунду красавица запнулась и удивлённо уставилась на меня, словно только сейчас разглядела за маской простоты профессора МГУ.
  - Ого! Да ты ещё удивительнее! А что такое 'фунция' и 'организм'? Ты ученик мастера-лекаря? А какого, и где учился? Но почему тогда не вижу в тебе магии?
  - Стой-стой! Не так много вопросов сразу! Расскажу что знаю, но перед этим вынужден спросить нет ли у тебя чего-нибудь поесть? Слышишь, мой живот рычит и просит топлива?
  - О, прости, совсем заболталась. Сварила бульон тебе, после обеда поешь немного кашки. А к вечеру уже можно будет нормально поужинать. Кстати, принесли тебя не вчера, а позавчера. Сейчас...
  И девушка куда-то убежала. А я попытался сесть. Надо отметить, что во время разговора успел покрутить головой и рассмотреть комнату насколько это возможно в моём положении. Кровать, на которой лежу, стоит изголовьем почти у окна, напротив и чуть наискосок ещё одно. В комнате довольно светло. Посередине стоит стол, очень напоминающий хирургический. Вот не знаю откуда это пришло, но ощущение именно такое. Куча разных деревянных и металлических тазиков, мисок, ковшиков и плошек. За столом у стены ещё столик поменьше, невысокий. На нём что-то разложено, но разглядеть не получается. В ногах у кровати стул и табурет, а на стене вбиты колышки с развешенными разных размеров полотенцами и тряпочками. Удивительно, но я ожидал пучков трав на стенах и под потолком. В моём представлении лекарки да знахарки всегда окружены травками. Но ничего подобного не обнаружил. С трудом, преодолевая головокружение и слабость, кое-как смог опереться на головашку кровати. В этот момент закрывающая расположенную в противоположной стене дверь занавеска откинулась и внутрь вошла Мила с большой миской в руках. Увидев мои потуги, поставила бульон на табурет и помогла принять сидячее положение, подоткнув подушку между спиной и головашкой. Потом вручила варево с ложкой.
  - Раз уже можешь двигаться, будешь есть сам. Только осторожно, горячо. Сейчас принесу отвар с мёдом, а ты пока приступай.
  Получив на руки одуряющее пахнущее варево, выпал из реальности, пока не выскреб всё до последней капли. Лекарка подставила стул ближе и с улыбкой наблюдала за эпической битвой ложки с миской. Когда я облизал победительницу ложку, забрала всё и взамен вручила глиняную кружку с отваром.
  - Ну и мастак ты лопать. Обычно больные так быстро не приходят в себя. Давай, отведай травок укрепляющих с медком, да расскажи о себе. Больно интересно.
  - Угу. Начну с того, что не ученик лекаря. И магии в себе не чую. Хотя необычные вещи иногда вижу. А про знания, так там, где я живу... жил, раньше жил... М-да, жил не тужил, а потом очнулся уже недалеко от Жмуди. Как оказался здесь мне неведомо. Так вот насчёт знаний. У нас есть школы и университеты, это такие места, где собирается молодёжь и их несколько лет учат всяким премудростям. В конце обучения каждый получает знания по своей профессии. Это если упростить, то направление мастерства. Например, кто-то становится кузнецом, кто-то лекарем, кто-то воином. Но всех вначале учат азам разных профессий, дабы была общая картина. Поэтому воин немного знает как перевязать рану или подправить немного оружие. Как-то так.
  - Ух ты, как необычно. У нас по другому, каждый мастер берёт учеников и даёт им знания только по своему делу. Оно и у нас любой воин знает как точить и обиходить своё оружие, как промыть да завязать рану, но похоже не так хорошо, как у вас.
  - Мила, как скоро я смогу поправиться? Ты наверняка знаешь, что ожидается много неприятностей в ближайшее время? Мне надо готовить охотников.
  - Как же не знать, первым делом предупредили и позвали к тётке Авдотье перебраться. Я ведь одна лекарка на все деревни вокруг. Пока вы там готовитесь, поживу ещё здесь, а как появятся вести о ворогах, сразу перееду. А ты, коли всё нормально будет, завтра уже сможешь уйти. Так-то яд и магию я убрала, осталось только сил набраться. Но сегодня никаких нагрузок!
  Девушка правильно истолковала моё намерение попытаться встать с кровати и решительно пресекла это действие. Пришлось допивать отвар в том же положении. Немного поразмыслив, продолжил прерванную беседу.
  - Скажи пожалуйста, ко мне сегодня обещался кто придти?
  - Маг сказал, что будет с утра, да пока нету. Кстати, он велел передать, что охотники вчера вместе ушли по дороге к Бродам подбирать места для ловушек и знакомиться меж собой. А сегодня все они придут на опушку к моему дому.
  - Вот это хорошо, правильно придумали. А я думаю как их зазвать сюда да потренировать пока прохлаждаюсь на твоей удобной койке.
  Прозвучало двусмысленно, но девушка не заметила этого. По глазам читалось желание задать мне кучу вопросов, да и у меня, по чести сказать, имелось подобное. Мало того, что интересно как она лечила меня и что вообще умеет, так ещё и сама по себе красавица вызывала во мне очень сильное желание смотреть на неё не отрывая глаз. Такой женщины я ещё никогда не видел. Вернее, никогда ни одна из представительниц прекрасного пола так не западала в душу. Пока беседовали, любовался каждой чёрточкой вот уж и правда милого лица, тонких изящных рук, прекрасных светлых волос, лежащих на плечах. Да что говорить, с самого первого мгновения я понял, что пропал навсегда в плену волшебных глаз. Если попробовать описать лекарку, то сразу бросается в глаза гармоничная фигурка с тонкой талией. Росту Мила была среднего для местных, а мне так вообще макушкой не достала бы до подмышек. Такие черты лица как у неё принято называть правильными, а я бы добавил ещё и утончёнными. Колдовские светло-зелёные глаза, чуть вздёрнутый носик, манящие губы, нежная кожа щёчек и стройной шеи - всё вместе создавало образ спустившейся к смертным богини. Когда впервые увидел её лицо в полубреду, не даром принял за лик Мары, посчитав, что только богам свойственна совершенная красота. А сейчас разговаривал с живой девушкой и любовался ею, впервые в этом мире искренне желая скорейшего прекращения войны.
  Именно в этот момент кто-то вежливый настойчиво забарабанил во входную дверь. Мила встрепенулась и подарив мне мимолётную улыбку выпорхнула из комнаты. А я остался сидеть с пустой кружкой в руках и робкой надеждой в душе на великое счастье любви.
  
   ***
  
  Я не ошибся в своих предположениях - это действительно оказался Витал. Вид его радостной физиономии вызвал у меня прилив тёплых чувств. Как-то незаметно этот маг-недоучка стал если не другом, то уж точно близким приятелем. И осознание того, что он в опасный момент прикрывал мою спину, а потом приложил все усилия чтоб я выжил сильно грело душу.
  - Ну что, оклемался? Напугал ты нас изрядно. От моста разогнался быстрее коня, а потом быстро сдулся и уже ближе к лесу пришлось волочь нам с ребятами почти что труп. Уж думали не поспеем.
  - Я обязан вам жизнью и очень благодарен за это. За мной долг.
  - Да брось, это мы тебе благодарны. Вон, в деревне до сих пор народ про твои танцы с этим умертвием по углам шушукаются. Еже ли бы не увидел ночью эту тварюку, да не остановил на мосту, много народу к утру порвал неживой зверь.
  Теперь пост там стоит всё время. А старосты репы почесали, да и решили от греха подальше действительно разобрать настил как враги будут близко. Ну да ладно, ты лучше скажи как себя чувствуешь? Мила говорит, к утру будешь снова бегать и прыгать. Не врёт? - Витал бесцеремонно присел на топчан у моих ног в ожидании ответа.
  - Чувствую слабость пока, а так горю желанием найти того, кто поднимает эту нечисть и поговорить с ним по душам!
  - Ух ты как, - по душам! Это точно подметил, некросы враги нам. Говорят, раньше они бились против эльфов, но что-то мне в такое не верится. Раз тут уже второе умертвие встретилось, ищи недалеко их хозяина. И если первый был слаб ещё, то медведь давно поднят и успел набрать силу. Сам понимаешь, неспроста это происходит как раз во время нашествия.
  - Понимаю я всё, ещё подумаем над новой проблемой. Лучше скажи, что там без меня произойти успело?
  - Да полжизни минуло пока ты изволил в гостях у прекрасной лекарки пребывать. - Маг от души расхохотался. - Вижу, запала она тебе в сердце.
  - Ты от ответа не увиливай, знаю, что вчера вдоль дороги шастали. Что делали?
  - Дед с парнями размечал места будущих подарков для гостей, а охотники учились делать как ты показывал. Одна пятёрка помогала Деду, остальные охотились друг за другом. Знаешь, очень полезная работа получилась. Потом посидели и разобрали кто чего не так делал. Выходит, если подмогать друг дружке, становится легче совладать с группой противника. Это так ребята говорили уже вечером.
  - А поподробнее можно, что они там придумали?
  - Две пятёрки прятались у дороги, вроде как засады. А две других должны были пройти по дороге и обнаружить скрытых. Ну и кто кого уничтожит. Потом менялись с теми, кто не участвовал. Проигравшая группа уступала место новичкам. Били тупыми стрелами с мягким концом из скрученной кожи и в четверть натяжения. Синяков всё равно наставили, но впечатлений уйма. Обнаружили, что когда предварительно согласовать кто куда стреляет и что делать в случае прорыва, то результат намного лучше. И самое главное, своих больше сберечь получается. В итоге, дорожную группу всегда уничтожали, хотя один раз парни засекли охотников за человеками и смогли выбить больше половины засадников. И это тоже из-за знания кто кого прикрывает в бою и как действовать. Целый день гоняли друг друга и результат просто на загляденье. После первых 'потерь' абсолютно все резко стали осторожнее. А через пяток заходов практически все научились думать как спасти свои тушки от порчи. - Витал ухмыльнулся. - Нам достались хорошие ученики, Сармат. Предыдущая жизнь в лесу уже многому научила мужиков, и вчера они просто наложили новое на опыт старого. Многие прекрасно умели охотиться на большого зверя группой и мигом скумекали как лучше это делать на нескольких 'больших зверей'.
  - Хорошие новости, не ожидал такой прыти от них.
  - Захочешь жить, быстро научишься. - Философски изрёк маг. - А они не просто сами хотят жить, но и намерены точно спасти свои семьи.
  В этот момент в моей голове наконец произошёл качественный сдвиг. С момента встречи с Виталом и всю беседу я никак не мог понять что же меня беспокоило. И только сейчас наконец дошло до больной головушки - над магом и Милой я не видел полосок жизни и магии! Это что-то новое. Неужели способность пропала? Или я могу регулировать что и как вижу? А вот это интересно, надо попробовать поэкспериментировать.
  - Витал, а что ребята здесь собрались делать сегодня? Мила говорила, что они все будут на опушке нынче.
  - Да, мы подумали, что и тебя повидать надо, и попробовать что-нибудь новенькое отработать. А для этого как раз ты и нужен с идеями. Кстати, Дед тоже будет сегодня попозже. Своим молодцам раздаст задания и придёт рассказать что удумали без тебя и спросить надо ли ещё чего.
  - Хорошо... - Протянул я задумчиво. Потом осмотрел по очереди себя, мага, дверь и улыбнулся. Виталу явно не понравился ход моих мыслей. Но не успел он что-либо возразить, как я поднял руку.
  - Стой, стой! Даже не возражай. Меня надо вынести на улицу и примостить там у стеночки. Так и вас смогу видеть, и вам не придётся по одному в хату протискиваться. Заодно подышу свежим воздухом и быстрее окрепну.
  - Мила сказала, что беспокоить пока нельзя твоё слабенькое тельце, а то оно может снова в беспамятство грохнуться от недостатка сил.
  - Да ладно тебе, не переживай так сильно. Неужто я от какой-то переноски на пять метров на ваших крепких руках могу богу душу отдать? Вот и я думаю, что всё будет нормально. Давай, зови кто успел придти, пусть помогут.
  Товарищ всё ещё сомневался. Видать, слова лекарки для народа были обязательными к точному и обязательному исполнению. Оно и понятно, от неё часто зависела жизнь людей, потому как разнообразием лекарственных средств и обилием врачей похвастать здесь вряд ли могли. А раз доктор один, то к словам эскулапа относились очень серьёзно. Пришлось дожимать своего приятеля.
  - Поверь, я знаю что говорю. В медицине немного разбираюсь и уверен, что это только на пользу. Если Мила будет ругаться, сам с ней объяснюсь.
  - Ладно, я мигом. - Сдался маг.
  На пару минут он выскочил наружу, что-то прокричал и вскоре внутрь вошли сразу четверо охотников и Шальг с нашим волшебником.
  Меня аккуратно вынесли и посадили на лавочку, что располагалась у стены дома лекарки. Пару минут пришлось ждать когда зрение вернётся в норму и багровая муть перестанет плавать перед глазами. Титанических усилий стоило не потерять сознание во время моей транспортировки за пределы дома. Не ожидал, что всё до сих пор так хреново. Надеюсь, удалось сохранить лицо и не показать насколько тяжело далось это маленькое путешествие. Пока приходил в себя что-то отвечал охотникам и Виталу, почти не осознавая их вопросов и своих ответов. Когда дышать стало легче и сквозь красный туман стало проглядывать солнышко, обнаружил рядом с собой на лавке давешнего спасителя. Все остальные куда-то испарились. На мой вопросительный взгляд воин просто показал пальцем влево. Со скрипом в глазах переместил взор за указующим перстом и обнаружил метрах в тридцати вдоль опушки что-то делающих охотников к которым шагала группа моих носильщиков с магом во главе. Надо заметить, что парни не стали располагаться непосредственно рядом с домом местного доктора, толи проявив уважение, толи банально опасаясь её недовольства. Если честно, такой красоты здесь я ещё не встречал. Сам дом пока разглядеть возможности не представилось по причине жуткой слабости и невозможности из-за этого повернуться назад для вышеуказанного процесса. А вот раскинувшийся перед хатой дворик был как на ладони. Огороженный невысоким заборчиком из переплетающихся между собой зелёных кустов он был разделён на несколько зелёных зон с цветниками и какими-то травками, между которыми петляли выложенные речными камешками дорожки. Перед крыльцом дорожки сливались, образовав что-то похожее на маленькую площадку. У левого края дома, это коли смотреть с моего места, находясь спиной к дому, стояли дворовые постройки, огороженные уже плетёным забором в рост человека, возведённого вдоль часто вбитых одинаковой толщины брёвнышек. Справа от дома, чуть выступая вперёд, начинался аккуратный ухоженный сад. Спереди, за границей зелёного забора, напротив маленьких резных ворот стоял просторный деревянный навес с одной задней стеной, вдоль которой шла большая широкая лавка метров пяти. У навеса располагалась коновязь. Судя по всему, у Милы бывают очень напряжённые дни, когда больным приходится ожидать очереди в таком простом строении. Интересно, а кто за всем этим великолепием следит, подстригает кусты, чистит сад, убирает за посетителями?
  Скорее всего последнюю мысль я произнёс вслух, так как Шальг всё также молча указал на вышедшего из-за сараев сухонького мужичка в возрасте, который катил перед собой тачку в сторону сада. Ага, значит имеется садовник. Неплохо живёт красавица. Рассмотрев пространство двора, вернулся взглядом к своему подразделению, которому надо срочно становиться элитным по местным меркам.
  
  Глава 12
  
   Порка я предавался сложному процессу разглядывания окружающего пространства, маг достиг отряда, о чём-то коротко переговорил и вместе со старшими пятёрок отправился в обратный путь. Судя по всему, парни спешат провести 'работу над ошибками' и получить новое задание для тренировки. А вот чем же их озадачить ещё нужно подумать. Проблема заключалась в том, что я не смогу видеть их ошибок во время занятий по боевой подготовке. И это сильно меняло ранее придуманную мной программу. Теперь придётся рассказать бойцам о тактике казаков, которые работали тоже пятёрками и тройками. Пусть пробуют сами выстраивать битву, учась прикрывать спины друг друга. Дед меня когда-то учил этому, собрав нашу ватагу молодых тогда ещё пацанов. Когда мужики подошли, растолковал им 'на пальцах' как это выглядит. Пятерых поставил с одной стороны, а шестого командира, Шальга и Витала заставил наступать с другой. Пришлось весьма постараться, дабы объяснить принцип работы, когда каждый точно знает кого он прикрывает и кого дублирует, при этом сидя на лавке и не имея возможности хоть как-то показать в движении. Но после нескольких попыток понимание было достигнуто и командиры несколько раз менялись составом, дабы закрепить полученное знание. Минут через тридцать они медленно, но уже верно стали работать перекрёстной 'косичкой', ловя наступающих и выработав удобное для этого построение. При этом будучи уверенными, что их спину прикрывают как минимум двое товарищей. Безопасность своих тылов в такой малой и мобильной группе позволяло выкладываться полнее и в обороне, и в атаке. При этом малый размер команды позволял бойцам эффективнее действовать среди массы вражеских войск. Охотникам очень понравилась новая система, которую в моём мире многие уже и забыли, сохранив в памяти только ставшее девизом для всего казачества выражение 'за други своя'. Пока тренировались с старшими пятёрок, остальные подтянулись от опушки и с любопытством наблюдали тренировку. Как только убедился в правильности выполнения, объяснил как можно ещё усложнить работу одной группы против большого числа бойцов. Теперь воодушевлённые мужики будут долго осваивать новые элементы, а я могу спокойно поэкспериментировать с информацией, что раньше видел над головами. А разузнаю интересующие меня новости позже. Кстати, Витала поставил за старшего, дабы со стороны мог оценить и в случае чего бегать ко мне за советами. А то будут всей толпой носиться, фига с два поэкспериментируешь. Но не успел насладиться одиночеством, как справа, со стороны садика, послышались голоса. Оказывается, моя слабость не позволила разглядеть с той стороны дома небольшую пристройку, из которой сейчас вышла Мила с женщиной и мелким сорванцом, руку которого лекарка заключила в деревянные лубки. Парень стойко терпел и был предельно серьёзен, явно ожидая дома серьёзных последствий за его шалость, приведшую к травме руки. А Мила что-то рассказывала взволнованной маме. Вот оказывается куда подевалась моя красавица. А я уж подумал, что в деревню зачем-то пошла. Проводив пациентов до калитки, лекарка подошла ко мне. Чуя приближение грозы за нарушение постельного режима, поспешил взять ситуацию в свои руки.
  - Не ругайся, о прекрасная дева, на недостойного нарушителя твоих мудрых наказов! Но мы мужчины, не можем просто возлегать на перинах, когда великие дела зовут вперёд к свершениям и подвигам! Понимаю, что виноват перед тобой и готов искупить свою вину добрым поступком когда силы вернуться в мои чресла!
  Такая возвышенная тирада, произнесённая с жаром, сбила весь воинственный настрой лекарки. И вместо строгих слов, просто села рядом.
  - Ты хоть понимаешь, что это маленькое путешествие может увеличить время выздоровления, может даже на сутки?
  - Возможно увеличит, а возможно и нет. Немного покружилась голова при переносе, но теперь мне гораздо лучше, чем в доме. Свежий воздух очень полезен тем, кому нужно набраться сил в короткие сроки. У нас доктора рекомендуют больным обязательно дышать свежим воздухом. Заодно, могу наблюдать за мужиками, подсказывая коли где ошибутся. Ну так как, разрешишь посидеть?
  - Да сиди уж, коли уже вынесли. Назад же сам не дойдёшь, а звать снова мужчин уже не к чему. Второй раз точно не стоит пока тебя таскать. Я правильно поняла, что доктор это лекарь по-вашему?
  - Ага, он самый. Мила, не в службу, а в дружбу, принеси пожалуйста водички попить. Что-то жажда подкралась незаметно, пока разговаривали.
  - О, это хороший знак, стало быть восстановление началось усиленное, раз пить требует тело. Сейчас принесу, не вздумай куда уползти. - Она строго посмотрела, а потом не выдержала и рассмеялась.
  И хоть шутка старая, но отчего ж не посмеяться над своевольным пациентом, пока не способным на движения даже со скоростью черепахи.
  Конечно, великими бойцами охотники не станут. Даже больше, эта тактика может сработать исключительно против неодоспешенных, либо слабо защищённых противников. Да и то когда они не в строю, а прут толпой, через лес или неожиданно оказываются в центре нашего внимания. Именно на такие случаи я и рассчитываю. Рукопашных бойцов из ребят за такой короткий срок не сделать. Да и я не спец в обучении латников. Весь мой опыт это современная казачья техника боя и исторические фестивали в компании друзей. Может быть и есть какие преимущества в знании нашей истории, вооружения и тактики сражений, да только помню лишь в общих чертах. Наверняка тут народ выработал свои, во многом похожие манеры и принципы сражений. А может и нет. Как я понял, сильная магия тысячелетиями накладывала отпечаток на всё. Воины привыкли к тому, что именно магия была главной ударной и защитной силой. И только последние столетия она вырождалась, уступая место обычной грубой силе. По логике, опыта в этом мире должно быть меньше, чем в моём. А уж разнообразия народов и их специфических вооружений с присущей каждой разновидности своей тактики боя по любому у нас было минимум на порядок больше. Поэтому, планируя маленькую партизанскую войну, выбрал тактику русских партизан, казачьи лихие наскоки и диверсионную деятельность. С конными сшибками ничего не выйдет, но нам и не надо. И лес кругом, и коней нету, и народ такому бою не обучить за пару недель. Поэтому для себя составил такой план: делаем ловушки, обучаемся работать группами в лесу для скрытных нападений и быстрых уходов, при этом отрабатываем работу пятёрками на случай рукопашной, и учимся совершать диверсии. Если всё получится, сделаем переправу в Бродах сильно затратной по людям противнику и задержим на несколько дней. Как здесь закончим, а это примерно дня три, пойдём в Броды готовить с местными встречу. Найдём перспективные места переправы, где враги попытаются 'скрытно' форсировать реку после нашего ожесточённого отпора у моста и наделаем ловушек ещё и там. Как-то так. Пока размышлял, Мила принесла кувшин ледяной воды. Поднимать такую тяжесть мне было ещё сложно и предусмотрительная девушка захватила глиняную кружку. Напоив своего непутёвого пациента, ушла готовить какие-то снадобья в пристройку, оказавшейся мини клиникой. Наконец-то! Теперь можно утолить любопытство. Народ тренировался не так далеко, позволяя разглядеть нужные мне изменения. Тем более те охотники, кто отдыхал, облюбовали навес лекарки, который находился ещё ближе и позволял лучше видеть неподвижно сидящие и лежащие объекты. Первым делом сконцентрировался и попытался увидеть полоски жизни над головами парней. Поначалу не получалось, но пришедшая идея перебирать свои ощущения и 'подставлять' в зависимости от вида нужной информации, дала вскоре плоды. Когда-то в одной книге читал о том, как главный герой пробовал материализовать монетку в руке, и мастер учил его ЧУВСТВОВАТЬ денежку в зажатом кулаке! По этому принципу я вспоминал что чувствовал и как, когда видел полоски раньше. Даже не совсем так, не просто чувствовал, а в каком состоянии пребывал организм, как менялось это состояние при виде изменения свечения полосок. Словами это трудно передать. Тут смешались и ощущения, и чувства, и образы, и настрой, и испытываемое состояние удовлетворения от виденного. В конечном итоге результат появился. Я, что называется, словил нужное состояние. И над головами охотников вновь засияли зелёные показатели жизни. Витал выдал ту же сдвоенную полосу с магическим потенциалом. Хорошо, теперь надо попробовать идею с параметрами, которые существуют в играх. Всякие там ловкости, силы, мудрости и тому подобное. Здраво рассудив, что раз вижу информацию о жизни и магии, должен видеть и всё остальное. Так, теперь подберём те параметры, которые хочу лицезреть над персонажем и подумаем в какой форме. Усложнять не стоит, возьмём пока по минимуму. А коли получится, буду постепенно тестировать и вводить требующиеся элементы. Для начала неплохо бы видеть жизнь и магию в цифрах, потом силу, которая многое значит. Ещё опыт или уровень могут показать степень опасности противника. Что ещё? Пусть будет мудрость как показатель образованности и ума, жизненного опыта и умения им пользоваться. Ещё нужна ловкость для понимания шустрости бойцов, их возможностей к скоростным и тихим действиям в лесу и в засадах. Ага, забыл про выносливость. Ещё в дороге между деревнями приметил как я сильно уступаю местным в этом параметре. А вот в скорости наоборот намного превосхожу, её тоже надо ввести. Ну, пока достаточно, пробуем воплотить.
  Начал с дизайна интерфейса, каким его удобно было бы видеть. После небольшого размышления остановился на варианте с расположением параметров по периферии зрения. Дабы не мешали обзору решил, что лучше всего изобразить пиктограммки полупрозрачными. Далее, сверху будут наиболее на мой взгляд значимые - жизнь, магия, уровень, опыт. Слева размещаем силу, скорость, ловкость. А справа пусть будут мудрость и выносливость. Представляю себе эту картину, вроде нормально получается. Что добавить? Наверное, возможность активации, чтобы не всегда видеть, а только в нужные моменты. А то весь объём информации перед глазами, даже полупрозрачный, сильно усложнит восприятие мира. Итак, активировать будем путём мысленного 'клика' на объект. Возврат тем же способом. Вспоминаю как это было в играх, представляю и пробую на одном из парней, сидящих под навесом. Упс, не работает! Концентрируюсь на ощущениях, пробую ещё раз. Тот же результат. Ладно, будем пробовать другие варианты. Представил, что парень сам будто объёмная кнопка на панельке. Ага, сработало! Только объект эксперимента подозрительно дёрнулся в момент 'активации' интерфейса. Удивлённо закрутил головой, ища кто же его толкнул. Никого не найдя, почесал макушку и вернулся к созерцанию тренировки товарищей. А вот я готов был отплясывать джигу от того, что смог на реальном человеке увидеть вполне себе игровой интерфейс. Только почему-то жизнь по-прежнему отображалась в виде цветной полосы, над которой остались пустыми иконки опыта и уровня. Как и ожидалось, магия отсутствовала. Все остальные по краям осветились еле различимыми циферками. Такс, представляем как меняется насыщенность цвета и цифры обретают более чёткую видимость. Хм, слишком сильно видны. Лучше уберём цвет и сделаем их немного светящимися. Уже лучше. Посмотрим, чем порадует нас выбранный боец. Жизнь горела яркой зелёной краской. Слева сверху вниз располагались скорость, сила и ловкость. Соответственно, имели значения 11, 9 и 10. Понятно, охотник малый шустрый, поэтому скорость побольше, ловкость немного уступает. Справа выносливость и мудрость отобразились как 10 и 6. Выходит, вынослив, но не мудр. Неудивительно, ибо простой деревенский парень не может блистать образованием и великими мудростями предков. Что ж, неплохо для начала. Попробуем рассмотреть других охотников. Несколько человек не сильно отличались цифрами в параметрах от первого своего товарища. Правда, помня первый толчок пациента от включения системы распознавания, настроил этот момент на других так, чтобы всё проходило незаметно для объекта моего внимания. Вскоре и маг пожаловал на 'скамейку запасных', устав бегать с командами. Его данные уже сильнее отличались. Скорость была равна 10, сила 9, а ловкость 8. Справа выносливость выдала цифру 9, а мудрость уже 10. То есть, начинающий волшебник достаточно быстр, но медленнее охотников, по силе примерно равен, в ловкости и выносливости в силу специфики своей профессии уступает. А вот его мудрость гораздо больше. Жизнь у мага воды с изучением множества разных знаний не прошла даром. Судя по всему, величина 10 является неким средним значением окружающих меня сейчас людей. А как же посмотреть свои достижения? Надо спросить у Милы есть ли зеркало. Хотя, в доме такого сокровища не приметил. Можно попробовать глянуть в отражение на воде. Качество хуже, но изображение однозначно будет. Как маленько полегчает, обязательно озабочусь этим вопросом.
  От усилий мысли и воображения снова захотелось пить и я автоматически потянулся к кувшину налить себе водицы. И налил без особого напряга. Правда, понял это только испив кружку до дна. Очень хорошо что силы постепенно возвращаются. Толи воздух свеж и целебен у леса, толи организм усиленно борется, подстёгнутый новыми чувствами. А может и старания лекарки так быстро подействовали. А коли попробуем побродить немного? На дрожащих ногах умудрился чутка постоять и пару шагов пройтись вдоль лавочки. Пока рановато скакать аки козлику. Ладно, не гордые, подождём. Откинулся на стеночку дома и прикрыл глаза, задумавшись о предстоящих партизанских действиях. Сам не заметил как задремал. Разбудила меня моя прекрасная спасительница присев рядом.
  - Что, утомился?
  - Видать да, коли спать захотелось.
  - Тебе пока рано путешествовать по дворам и лавочкам. Сейчас отварчику налью, надо выпить. Только что сделала тебе. Это для быстрого восстановления сил. А что останется с собой заберёшь. Можно и при усталости принимать, часов на пять - шесть станешь бодрым и свежим. В бою может пригодиться.
  - От всей души тебе благодарность! А на всех моих парней не сможешь наварить такой радости?
  - Нет, тебе последние составные травки пошли. Собирать да сушить надобно. В этот взвар редкие травы идут. Мало кому предлагаю, но тебе надо скорее в себя приходить. Понимаю, что от вашего отряда зависит насколько получиться задержать ворогов и сколько их сгинет в пути. А это жизни наших мужиков да время спрятаться бабам и старикам. Так что на-ка, вот, единым духом до дна испей.
  Мила в мою пустую кружку плеснула до половины своего чудо - зелья. Осторожно понюхав, удивился. Не ожидал такого приятного аромата.
  - Пей, давай, не примеривайся. На вкус не так хорошо как на запах. Ну же, чего ждёшь!
  Ничего не оставалось, как хрястнуть одним глотком. И тут же срочно запивать из кувшина водичкой. Когда-то мне приходилось пить с неделю отвар полыни, от горечи которого скулы сводило в прямом смысле слова. Так вот, полынь по сравнению с изделием лекарки сущий мёд! Еле отдышался, вытирая рукавом выступивший пот со лба. Да уж, такой вкусовой шок сам по себе способен вызвать резкую встряску организма, от которой он будет прыгать несколько часов без дополнительной подзарядки. Пока я героически боролся с дыханием и полоскал вкусовые рецепторы, Мила кликнула отдыхающих хлопцев и жестами попросила подойти. Через несколько минут с помощью своих подопечных по велению хозяйки меня перебазировали на кровать в дом.
  - Ложись, пару часов нужно подремать, так силы быстрее будут возвращаться. А как проснёшься, буду кормить кашкой.
  Желание возразить разбилось о суровый взгляд девушки, будто прочитавшей мои мысли.
  - Хорошо, раз надо, будем спать. Ребята, скажите Виталу, пусть деда позовёт к вечеру, хочу узнать что он там с молодыми успел сделать.
  Большего сказать не успел по причине того, что наша докторша выставила мужиков за дверь, а перед моим ложем задёрнула занавесочку.
  - Всё, постарайся заснуть.
  Ага, прям как в армии по приказу сержанта. Ну да ладно, раз в таком состоянии сбежать не могу, буду копить для побега силы. Как раз рекомендованным путём.
  
   ***
  
  Как и было предсказано моей спасительницей, а может и спланировано, проснулся аккурат к вечеру. Состояние было бодрым, хотелось поскорее встать и куда-нибудь уже пойти. Толи чудо-взвар подействовал, толи долгое валяние в кровати при накопившихся делах, но своё желание частично реализовал. Поднялся на удивление спокойно. Некоторая слабость ещё чувствовалась, но стоял и шёл уже уверенно. Снова выбрался на знакомую лавочку. Солнце постепенно погружалось в лесную чащу в стороне Жмуди. Тренировавшихся бойцов ни в какой стороне не было видно. Милы или кого-либо ещё тоже не наблюдалось. И тишина вокруг. Только кузнечики тихонечко стрекочут за забором. Красота...
  Немного посидел, наслаждаясь покоем и умиротворением. Но вернувшиеся силы и любопытство толкали подробнее исследовать место, где волею судьбы оказался на излечении. Прошёлся до калитки, рассматривая клумбы и навес за забором. Потом направился в сторону маленького сада и соседствующего рядом с ним медпункта. И тут дверка сего заведения отворилась, выпуская на свет божий красу девицу, свет хозяюшку. С милой улыбкой она встретила меня, взяла под локоток и нежненько подтолкнула вновь к моей темнице. То есть, к своей светлице, где я имел честь отлёживаться и откуда только что сбежал. Видя выражение моего лица, лекарка подбодрила.
  - Да не буду я тебя горькими отварами потчевать, не кривись. Кашки обещанной наложу. Небось, кушать уже хочешь?
  Вот такой простой вопрос вызвал целую бурю в моём животе. Оказывается и вправду кушать пора, раз живот среагировал так громко и молниеносно. Предатель. Но девушка будто ничего не услышала, только сильнее потянула меня в свою избу.
  Не прошло и десяти минут, как я закончил в стахановском темпе работать ложкой и наконец-то выдохнул расслабляясь. Всё это время девушка сидела напротив и с улыбкой наблюдала как я стремительно поглощаю парящую непередаваемым ароматом пшённую кашку с маслицем. Такой вкус был у каши только в детстве, когда бабушка готовила в русской печи. Да и Мила достала самый обычный, привычный мне чугунок именно из такой конструкции. На радостях хотел было добавки попросить, но добрая хозяйка поведала, что много не стоит сейчас есть, лучше позже немного добавить. И пока она наливала травяной чай, да доставала медок, обратил внимание на чугунок. Оказывается, он похож на знакомые мне по детству только внешне. А вот металл явно не чугун, а скорее всего железо.
  Мои мысли перепрыгнули на другую тему. И как раз о металле насущном. Ведь оружие мой отряд получил, а навыков работы с ним маловато. А у некоторых и вообще мизер. Витал конечно погонял немного бойцов, да что там этого времени было, разве успеть понять с какого конца клинок, а с какого гарда. Ну да ладно, будем надеяться, что обойдёмся исключительно дистанционными делами. Пока пили чай, размышлял о необходимости не только закрепления в Бродах с целью обороны, но и засыла разведки на другой берег. Если честно, представлял с трудом как жители Брод обойдутся с домами на том берегу. Их ведь придётся бросить, дабы всем собраться на нашей стороне. Ладно, чего голову ломать, - будет день, будет пища! Разберёмся на месте. Мила молчала, изредка поглядывая на меня. Умная девушка, понимает что за мысли бродят в моей голове и не мешает думать. Когда собрался вставать, она принесла мои одёжки и саблю, которые притащил в ту злополучную ночь маг.
  - Держи, чую, будет у вас серьёзный совет нынче. Потому негоже тебе выглядеть как больному. Хоть сил ещё до утра набираться будешь, но воинам своим должно уже показать себя здоровым и крепким, пусть дух их окрепнет.
  От таких слов на несколько секунд выпал в осадок. Надо же, простая деревенская дева, пусть даже образованная лекарка, а как мыслит-то! Воистину, словно княжна, провожающая мужа на битву. И такое в моей душе поднялось щемящее чувство благодарности и радости от сказанного ею, что совершенно не задумываясь крепко обнял девушку. Опомнившись отстранился, боясь увидеть осуждение своему порыву. Но в её глазах прочитал совсем другое. Бросив всё на пол, подхватил Милу на руки и закружил по небольшой горнице. А поставив на пол, надолго приник к её устам.
  Сколько пролетело времени сказать невозможно. Мне казалось, что мы горим огнём, который вспыхнул во мне от поцелуя и зажёг пламя в каждой клеточке тела. Такого необычного состояния не испытывал никогда, несмотря на то, что уже давно не мальчик. Волна какой-то неведомой силы пробудилась внутри и расплёскиваясь хлынула наружу, передавая часть своей силы девушке. Беззвучный взрыв откинул нас в разные стороны. Придя в себя, обнаружил, что по-прежнему стою напротив глубоко дышащей Милы. Мы по-новому рассматривали друг друга. Наконец смог взять себя в руки и присесть за вещами.
  - Что это было? - Робко спросила лекарка, помогая мне и смущённо пряча взор.
  - Кажется, боги подарили наконец долгожданную любовь... - Пребывая ещё в смешанных чувствах, осторожно обнял ставшую вдруг такой близкой и родной девушку.
  Где-то за воротами послышались голоса людей, нарушив наше уединение и спугнув появившееся тонкое чувство полного единения. Уже направляясь к двери, подмигнул своей красавице, будучи точно уверенным, что ещё не один раз испытаю это новое для меня чувство.
  
   ***
  
  Застегнув пояс с оружием и расправив плечи, шагнул за порог. Как раз вовремя чтобы успеть разглядеть, как небольшая толпа народу нерешительно замерла перед калиткой, обсуждая идти ли всем сразу, али послать кого одного за мной в дом. Пришлось помочь добрым людям с этой задачей и пойти навстречу.
  - Здравствуйте любезные. Неужто проведать меня пришли всем скопом? Так я уже здоров почти.
  - Привет Сармат. Видим, правда здоров, коли бодро выскочил встречать нас. Раз ты ужо прыгаешь как молодой олень, то не будем набиваться в дом уважаемой лекарки как грибы в бочку. Лучше обсудим всё здесь под навесом. - За всех ответил Дрон. Оглядел пришедших и первым направился занимать удобное место на лавке. Спустя пару минут, когда все нашли себе место, представил друг другу старосту Озёрок и меня. Этого долговязого и худощавого мужичка лет эдак пятидесяти звали Гордеем. Насколько я понял, староста считался у себя лучшим рыбаком и пловцом, при этом обладал живым умом и весёлым характером. Помимо этих двух, компания включала Ставра, Витала, моих старших пятёрок, Деда, Никифора и незнакомого молодого парня маленького росточка. Как раз он заинтересовал меня больше всего. За несколько минут сложилось впечатление, что мелкий гость ни на минуту не остановился. Вернее, внешне вроде всё нормально, сел рядом с мужиками и слушает Дрона. Но при этом кажется, что всё тело его постоянно движется, перетекает из одного положения в другое. Видя мою заинтересованность, Дрон толкнул локтем в бок Ставра.
  - А Сармат тож чует что-то в парне. Что Сармат, как тебе наш Николка?
  Упомянутый паренёк удивлённо уставился на меня. Взгляд синих глаз под пушистыми ресницами не мигая упёрся в моё лицо.
  - Судя по всему, с годами из него выйдет знатный воин. А сейчас лучше всего развивать свои навыки гонцом или лазутчиков.
  - В точку! - Дрон обеими ладонями хлопнул себя по коленям. - Вы видали? Как в воду глянул! Точнее и не скажешь. Господин маг и то расплывчатее выразился.
  Народ одобрительно зашумел, награждая потенциального бойца улыбками и подмигиваниями. Отчего молодой густо покраснел.
  - Ну да ладно, перейдём к делу. - Весёлая натура крестьянина в Дроне спряталась под напором делового старосты. - Как ты понял, мы пришли такой компанией не только о здоровье справиться. Пока лекарка занималась тобой, в деревню приезжал из Брод их староста с новостями. Общим сходом бродские порешили не уходить, а держать оборону там. К чему и нас призывают. Дело выходит невесёлое, потому как к общему решению пока не пришли, взяли время подумать и мы, и они. Но я уверен, к нам не поедут. Хоть и видели наши успехи и первые участки стены, от своего не отступятся. Это плохо, очень плохо. Вместе шанс отбиться гораздо больше. А так можем и не сдюжить. Бродские понимают, потому и настаивают на том, чтоб мы скорее присоединились к ним и начали подготовку к обороне. Только они считают стену ненужной тратой сил и времени. Мол, река станет лучшей стеной. Наших доводов услышать не захотели. Если всё останется как они хотят, переберутся враги в другом месте через реку, да и положат всех в деревне. А затем и к нам пожалуют. Такие дела. Вот и хотим послать тебя с охотниками в Броды. Разведаешь обстановку, оценишь возможности обороны. Мало ли, вдруг получится убедить народ не погибать зря, а рвануть к нам. Как бы не вышло, со всеми новостями отошлёшь Николку к нам, дабы знать чего ждать. Ну а вам надыть остаться и затруднить ворогам переправу. Захотят бродские уходить или нет, помогите им чем сможете. Заодно и нам лишнее время будет на подготовку. А как почуете, что пора ноги делать, скорее в Лисовки. И да, Сармат, постарайтесь убедить старосту как можно больше людей по лесам отправить прятаться. А то он готов и сам помереть за добро и хаты, и людей сгубить. Боюсь, наделает он бед с таким подходом.
  Повисла тишина. Все смотрели на меня, а я крепко задумался о том, почему иные люди не видят, что их упрямство может привести к смерти сотни других. И ещё о том, почему роль бойца на передовой и переговорщика с дурнями обязательно выпадает мне. Либо я чего-то не понимаю, либо одно из двух.
  
   ***
  
  Договорились завтра выдвигаться с рассветом. По пути обсудить с Дедом детали по системе ловушек и его успехам за прошедший день. Ставр отрядил двух человек, которые покажут моему отряду место временной стоянки на случай, коли не сможем вернуться в деревню до того, как подойдут вороги. Среди рыбаков есть рекордсмены по заплывам под водой, которые в случае надобности могут миновать кольцо осаждающих по реке, да оставить нам весточку на той тайной полянке. А ещё утром всякого припаса дадут, дабы и харчей и мелочей всяких запас был и не зависели от бродских. Мало ли, вдруг придётся партизанить. На том и разошлись. Условился с Виталом, который уходил последним, что встретимся сразу у деревни. По обещанию лекарки завтра мои силы полностью восстановятся, поэтому не стоит приходить за мной как за хворым. А вещи можно и там передать. Когда все растворились в дымке наползающего с реки тумана, на моё плечо легла горячая ладошка.
   - Ну что, родненький, растворились вои в тумане-предвестнике? А ведь коли ты не найдёшь как врага одолеть, так и исчезнут многие в этом тумане навсегда. Чует моё сердечко, что будет всё много сложнее, чем ожидаем. Думай воин, наблюдай и снова думай, но найди как нам спастись.
  
  Глава 13
  
  Пока размышлял над словами девушки, сама она куда пропала. Заметил за собой последние дни излишнюю 'тормознутость'. А сейчас так и вовсе выпал из реальности с мыслями своими, даже не заметил как лекарка ушла. Надо завязывать срочно, а то так немудрено проворонить потерю головушки любимой. Для пущей надёжности тряхнул кудрями да растёр лицо. Всё, будем разбираться с проблемами по мере их поступления. Сейчас же ломать голову бесполезно. Доберёмся до места, там и явим миру какую-нибудь гениальную идею победы мирового пролетариата в локальной местности. Посему не будем дрейфить раньше срока. А то 'чую я, чую...' Пойду лучше на счёт помыться разузнаю у хозяюшки.
  А она сама будто услышав мысли гостя выглянула из дверки во внутренний двор.
  - Ну что, привёл мысли в порядок? Тогда дуй сюда, поможешь. Да только давай скорее, баня поспела.
  - Баня? - Вот уж действительно, мысли что ли прочитала! - А я как раз спросить тебя хотел как можно помыться перед дальней дорогой.
  В это время бодро дошагал до девушки. Она посторонилась, пропуская меня вовнутрь. А затем провела мимо закуточков и клетушек с птицей к более основательной дверке в противоположной части двора. Сразу за нею начинался величественный сосновый лес. Не дав полюбоваться стройными красавицами в обрамлении широких крон из ярко зелёных длинных иголок, Мила за руку потащила по тропинке влево от входа. Поперёк нашего пути росли высокие кусты диких роз, меж которыми и скрывалась дорожка. Пройдя мимо благоухающих цветов мы оказались на небольшом открытом пятачке перед срубом баньки.
  - Вот, надо воду из бадей перетаскать внутрь. Пока ты спал, пришлось просить наносить воды из колодца твоих молодцев. А в баню я всех подряд не пускаю, придётся самому. Вот вёдра, в предбаннике черпак весит большой, а внутри увидишь куда носить. Я вернусь скоро, работай.
  И упорхнула назад. Вот шустрая-то, не успел сообразить что к чему, а её и след простыл. Ну да ладно, погреемся перед банькой, заодно и разомнёмся. Так-с, что у нас тут? Бочка литров на четыреста, не меньше, да два ведёрка примерно по пятнадцать литров. Приоткрыл дверь и разглядел на стенке слева несколько ковшей. Выбрал побольше и приступил. Несколько раз махнул черпаком и отложил его. Пришла мысль получше. Взял одно ведро и им быстро наполнил второе. А потом зачерпнул первым сколько смог. А вот уже тогда ковшом долил до верху. Однозначно так быстрее. В предбаннике было несколько маленьких окошек, а вот в самой парилке темень беспросветная. И дверь не откроешь, а то всё тепло быстро выветрится. Огляделся вокруг. Обнаружил, что в предбаннике стоят две бочки поменьше уже наполненные. Потрогал, вода немного тёплая. Решил осмотреться на предмет доисторических осветительных приборов. Тут стоял стол, несколько лавок, табурет, различные шайки. По стенкам висели веники всяких видов. Перед дверью в парилку ещё столик, поменьше. На нём баночки и разная мелочь. Ага, вот и глиняная плошка с высокими стенками висит перед входом. Необычный светильник какой-то, никогда таких не видал. А с другой стороны, много ли я их видал у себя дома, чай двадцать первый век на дворе. В этом же мире и вовсе неизвестно о изобретательских размахах местных кулибинов. Ничего похожего на огниво не нашёл. Стоп! Что я продолжаю тупить? У меня ж зажигалка в ташке лежит с телефоном. Кстати, про него тоже в этой суматохе забыл. А ведь планировал посмотреть какой литературой обладаю. Ладно, ещё успею, сейчас надо поскорее добыть огонь. Фитилёк вспыхнул сразу и в помещении стало намного светлее. Разглядел такой же фонарь на столе. Пока не стал трогать. Войдя в парилку увидел, что сразу за дверью в правом углу на полочке стоит, дожидается меня ещё один красавец. Вот, теперь можно смело приступать к водным процедурам. Хотя нет, сниму с себя всё кроме штанов. А то жарковато будет. И, пожалуй, начну с перетаскивания тёплой воды в парилку, а холодной в предбанник. И первая быстрее нагреется, и вторая перестанет быть ледяной.
  Пришлось первые два ведра тоже вылить в парилку. На всё про всё ушло минут пятнадцать. Не скажу, что сильно устал, но пропотел знатно. В конце одно ведро вытащил из парилки обратно и вылил на себя. Пофыркал от удовольствия, попрыгал на месте размахивая руками. Красота! Набрал ещё два ведра из большой бочки с улицы и поставил греться в парилке у бочек. Чтоб обмыться, скинул с себя и штаны с трусами. Собрался было выйти за ними в предбанник, как дверь открылась и внутрь шагнула Мила. Я зайцем сиганул на полку, прячась от её глаз. А девушка увидев мой манёвр громко расхохоталась. Вот надо же было так лопухнуться.
  - Никак спужался меня, храбрый воин? Али просто такой стеснительный?
  Тем временем девица спокойно достала с полки средневековый вариант моей зажигалки и в несколько ударов зажгла второй светильник. Я аккуратно выглянул из-за двери чтобы попросить бесстыжую выйти и дать мужчине одеться, как эта самая бесстыжая полностью оправдала моё определение. Лекарка одним движением сняла платье и повесила на вешалку. А потом как ни в чём не бывало, направилась в парилку. Секунду мой мозг пребывал в ступоре. И было от чего - на Миле ничего из одежды не осталось. Совсем! Ко мне приближалась богиня воплоти! Прекраснейшая из всех виденных за всю жизнь женщин. Ещё пара шагов и она окажется внутри моего убежища. Автоматически руки сами захлопнули дверь перед хозяйкой бани. Сердце едва не выпрыгивало из груди. То, что увидели глаза, потрясло весь организм. И только один товарищ не поддался панике, поспешив встать на защиту своего хозяина в такой щекотливой ситуации. Вот как раз его решительность ещё больше вогнала в краску. Что делать я не знал. Все эти мысли проскочили в голове мгновенно. Сам не заметил, как привалился спиною к двери, инстинктивно готовясь упираться до последнего.
  - Эй, молодец, тебе часом не примерещилось чего? Это я, Мила, а не какое-нибудь чудовище. Можешь не трусить так и открывать. Ведь не думаешь же ты, что хрупкая девушка может как-то обидеть такого детину огромного?
  А ведь и правда, что это я так испугался? Не съест же она меня. Ну, положим, есть не будет, а вот как париться вместе? А она недвусмысленно своим раздеванием показала именно об этом намерении. Но на всякий случай уточнить не помешает.
  - Мила, а ты со мной париться собралась?
  - Конечно. А что тебя так смутило? Или в твоих краях иначе принято?
  - Как бы тебе сказать... В том-то и дело, что да. Мужчины парятся отдельно, а девушки отдельно. А если и греют косточки вместе, то в парилке сидят исключительно обёрнутые в простыни.
  - Глупости какие. У нас все вместе парятся. Да и к тому же, кто тебя веником обиходит? И мне одной не с руки. Так что хватит уже играть в прятки, открывай дверь. Я замёрзла.
  Вот что ей сказать? Однозначно для неё мои терзания и стыдливость непонятны. По истории прекрасно знаю, что в давние времена народ без проблем парился вместе не видя в том каких либо сексуальных заморочек. Да и не было этих заморочек тогда. Ладно, бобёр с ней, впущу.
  Быстрой молнией влетел на полку и лёг на живот. Авось как-нибудь выдержу.
  М-да, не выдержал. Когда лекарка вошла, старался смотреть куда угодно, но не на неё. Я взрослый мужик, девиц, уж простите, повидал в жизни. Поэтому глаза прятал не от страха лицезреть запретное чудо, а от банального нежелания опростоволоситься. И так лежать было сильно неудобно, а разглядывание статей моей спасительницы однозначно бы способствовало падению моральных запретов общества в моём сознании. Только хитрая девушка, судя по всему, либо ничего не знала о моих терзаниях, либо добивалась какой-то своей цели. Вопрос на миллион - какой? Между тем она достала из маленького тазика у печной стенки замоченные веники, которые я и не увидал в процессе работы. Поколдовала с баночками, что-то с чем-то смешала и плеснула на камни. Помещение быстро заполнил необычный приятный аромат. Несмотря на жару, дышать стало легче, а зрение прояснилось.
  - Ну что, родной, прогрелся уже?
  - Даже не представляешь как, просто сгораю от жара. - Пробурчал я уткнувшись носом в сгиб локтя.
  - Вот и славненько, тогда почистим твоё тело окончательно, заодно и дух укрепим.
  Чего уж, укрепила так укрепила. На что я любитель бани, но так с вениками колдовать ещё учиться и учиться. Ритмичные удары вениками, поглаживания, разминания и ещё какие-то непонятные действия совсем унесли меня на волнах блаженства. Не заметил, как оказался на спине, предоставив волшебнице переднюю часть тела. Разомлел так, что позабыл о своих стеснениях, да и обнажённости моей парильщицы тоже. В какой-то момент её горячие губы коснулись моих. Оказывается, я настолько расслабился, что прикрыл глаза. Веки нехотя поднялись и моему взору открылась картина распаренной и от того ещё более прекрасной Милы. В этот момент понял, что мои ужимки и прятки ничего не стоят, ибо надо мной склонилась единственная во всех мирах женщина, которую я искренне полюбил. Какой смысл это прятать от себя за всякими правилами приличия? Тем более, от неё? В бесконечной глубине глаз моей любимой светилась надежда. И я её оправдал.
  
   ***
  
  Когда ночная темень постепенно стала превращаться в предрассветную серость, пришло время собираться. Поспать мне удалось в эту ночь совсем мало. Хотя, если быть честным, всего и получилось вздремнуть минут сорок-пятьдесят. Всё, что случилось вечером стало поистине взрывом вулкана. Мы открылись друг другу настолько сильно, словно знакомы уже тысячу лет. И это было безгранично приятно. Вся ночь прошла в познании друг друга как физическом, так и душевном. Мы любили, разговаривали, смеялись и дурачились, снова любили и снова разговаривали. И так продолжалось всю ночь. В какой-то момент я отнёс Милу на руках в дом. Вышло забавно. Пришлось нагрузить её одеждой и вручить 'фонарь', которым она мотала в стороны во время путешествия на моих руках и пела о бескрайних лесах и чарующем плавании в лодке по ночной реке. Оба смеялись от души. Хорошо, что у лекарки нет пса, а то он мог бы заполучить инфаркт от увиденного безобразия. Каким-то образом исхитрились открыть и закрыть все двери, а потом продолжить волшебную ночь на полатях в доме. Когда уставали, укутывались в постельные покрывала и выходили на лавочку любоваться луной. Девушка рассказала о своей жизни. Мне же пришлось адаптировать информацию о себе под местные реалии. О чём-то умолчал, но многое из жизни поведал честно, только облачив в средневековые термины и понятия. Мила умудрилась растопить очаг и сварить травяного чаю. Мы пили отвар, смотрели на звёзды и тонули друг в друге. В какой-то момент осознал, что совсем не собираюсь искать дорогу домой. Как-то вдруг стало кристально ясно, что дом там, где тебя любят и ждут. А в том, что Мила будет ждать сомнений нет. Хоть с того света. И грош мне цена, если я ошибаюсь в этой задорной и живой девчонке, родившейся почти на десять тысяч лет раньше меня. В моём мире приходилось влюбляться, один раз так серьёзно, что даже собирался жениться. Но только сейчас, встретив Милу, я понял разницу между влюбляться и любить. А это означало, что все предыдущие планы летят в тар-тарары и мне теперь надо думать прежде всего о своём месте в этом мире. Возможно, многие назовут меня слишком впечатлительным и не одобрят поспешного решения. Да я и сам не привык совершать поступки без должного анализа. Но сейчас внутренний голос был твёрд, говоря о правильности выбранного пути.
  Когда тени нехотя потянулись с открытых мест под защиту лесной чащи, а среди деревьев начали неуверенно пробовать голос первые птахи, Мила взялась за завтрак. А я устроился на лавке у стены и принялся поправлять шашку. Слава богу, Витал вместе с одеждой и оружием приволок оселок. Видимо, одолжил у гончара. На востоке уже занимался новый день. Новый день в моей новой жизни, где я обрёл настоящий смысл.
  Когда закончились недолгие сборы и прощание, на улице совсем рассвело. До условленной встречи оставалось не так много времени. Шагая по петляющей через лежащий в росе луг тропинке к деревне, размышлял о том, как быстро сознание адаптировалось к местным реалиям. Конечно, по многим удобствам и достижениям того мира я ещё зверски скучал. Но это скорее было сожаление из разряда 'эх, мне бы сюда эту славную штуку...'. Ещё сжимала сердце тоска по родным и близким, но как-то уже не резко, без энтузиазма. Вроде как уверовав, что для меня началась новая жизнь и ничего уже не изменить. Кстати, именно это скорее всего и повлияло на скорость адаптации. Ведь за плечами стена, за которую не перебраться и надо приспосабливаться жить здесь. Ведь как оно бывало в том мире, уедет человек из мегаполиса в деревню, а перестроиться не может. И огородик вроде завёл, и животинку всякую, ан нет, тоскует по шуму городских улиц, виду из квартиры и ночным огням любимого проспекта. И не вкладывается в новую жизнь по полной, а тянет её как нечто нужное, но далеко не родное. А всё потому, что не все мосты сожжены, ещё можно в любой момент переиграть планы и вернуться назад. И живёт товарищ прошлым. Это начинаешь понимать, когда попадаешь в такую ситуацию, как у меня - нет дороги назад. Ты здесь, и жить тоже здесь. А не сможешь приспособиться, то и умереть здесь же. Жёстко звучит. Но понимание этого снимает с плеч тяжкий груз постоянного ожидания чуда чудного, что всё вот-вот образуется и ты вновь очутишься на своём диване в окружении таких родных и дорогих друзей. Нет напрасных ожиданий, не тратятся туда силы и внимание. И жить легче, и смотреть вперёд проще. Оно конечно, где-то в глубине осталась слабенькая надежда, хотя не так, не надежда, а возможность, что вариант возврата не исключён. И эта возможность не тяготит, а наоборот придаёт сил, напоминая, что я пришёл сюда не просто так.
  Пока в голове бродили навеянные прекрасным утром философские мысли, закончился луг и почти все лоскутки небольших полей. В ещё не до конца рассеявшейся дымке стали видны силуэты людей на краю деревни. Какой-то глазастый малый приметил меня и замахал рукой. Вот что значит жизнь в чистой экологии. Несколько минут хода и меня встретили белозубые улыбки собравшихся. Вперёд вышел Ставр, заключив в свои медвежьи объятия. Остальные с опаской посматривали на нас. Ещё бы, такого роста были только мы вдвоём.
  - Ну что, Сармат, что надо собрали, ребята готовы, можно в путь. Поляну вам покажут, Дед с молодыми проводит маленько, как и договаривались. А там сами смотрите, дело на первый взгляд несложное, но по опыту скажу, нелёгкое. Мы тут покумекали маленько, и выходит, что надо с бродскими вам быть осторожнее. Не ровен час, вместо помощи чего учудят, что все планы порушить может.
  - Будем надеяться, что сможем достучаться ума до их старосты. Ну а нет, так не пропадём сами, да и для вас время выиграем. Не беспокойтесь, не лыком шиты, придумаем чего-нибудь.
  Несмотря на моё бодрое утверждение, как раз уверенности в благополучном исходе задуманного я и не испытывал. Но и унывать не думал. Потому как у нас в России всегда так было, что умный план ни разу не срабатывал как надо, а вот дурные идеи всегда блестяще вытягивали даже самые безнадёжные ситуации. Так что, если будет туго, мы по привычке обязательно отчебучим какую-нибудь фигню и всё будет путём.
  
  Долгих проводов не было. Все пожали друг другу руки, постучали по плечам, да и отправились каждый по своей надобности. Народ начинать работу, ну а мы в путь-дорожку. Кстати, здесь так же как и на моей родине в стародавние времена не ладони пожимали при встрече да расставании, а руку выше кисти. Как меня в своё время учили, что это воинское приветствие. Да и в принципе оно удобнее. Например, коли надо вверх человека затащить, хоть бы даже из воды и скользкого, то такой хват намного крепче и выскользнуть из него непросто. Не знаю как у нас в древние времена, а тут все мужики так здоровкались да прощевались. Но это я так, отвлёкся. Николка ненавязчиво пристроился рядом со мной и постоянно крутился вокруг, заходя то с одной стороны, то с другой. В какой-то момент его мельтешение надоело и я подозвал мальца.
  - Вижу, спокойно идти тебе не интересно?
  - Так интересно же! Я ещё никогда не участвовал в таком деле. А все нынче такие серьёзные, столько с собой понабрали, оделись как на праздник, шепчутся.
  Судя по всему, любопытство так и сжигало мелкого проныру. Это дело можно и должно было направить в нужное русло, дабы в будущем из такого славного малого вышел путёвый разведчик. Вон задатки какие.
  - Это да, согласен с тобой. Но рассмотреть ты наших всегда успеешь. Есть у меня к тебе особое задание. Скажи, ты с охотой знаком, следы читать умеешь?
  - А то ж! Вон, батька мой идёт, Пахом. Так он меня с мальства всему учит. Говорит, что дюжа я способный, только усидчивости нет. Не могу на одном месте долго ждать, поэтому ремня иногда отсыпает ежели спугну зверя какого, или ещё чего спорчу нетерпением своим.
  - Умение ждать без движения очень важно, а обособливо теперь. Представь, будешь за врагом наблюдать и выдашь себя неосторожным шевелением. А он и порубит тебя насмерть. Так что батька твой прав, учись терпению. А пока, будет тебе важное дело.
  Я повертел головой и подозвал одного из старших пятёрок, ребят которого отметил ещё во время тренировок.
  - Тихон, слушай что сделать надо. Возьми кого помельче, да посноровистее и вместе с Николкой отправь наблюдать наш путь вперёд. Пусть идут вдоль дороги с двух сторон шагов за сто перед нами. Да так, чтоб их никто не видел, а они могли посмотреть что творится по ходу пути. Пусть всё очень внимательно разглядывают. Мало ли, вдруг враги уже здесь объявились. Если что подозрительное заметят, один остаётся наблюдать, а второй мигом к нам предупредить. Останавливаться в первой половине дня часто будем пока с Дедом примеряться станем по ловушкам. Это время можно покружить маленько и лес посмотреть. Одна из основных задач наметить места тихого прохода по лесу вдоль тропы, где будем назад идти. Так, чтоб и с дороги не видно, и завалов не было, сушняка под ногами и всё такое. И при этом, мы могли приглядывать за супостатами, когда они будут по дороге переть. А особенно вокруг ловушек надо всё разведать. Там будем останавливаться и во время переполоха, который обязательно случится, когда незваные гости попадут в наши силки, ещё и стрелами их угостим. Поэтому ещё две пары пусти по бокам от нас во время движения. Их задача та же - следить на предмет наличия врагов, исследовать местность да примечать удобные проходы. Объясни парням, что раз в час, не реже, один должен докладывать обстановку. Понял?
  - Что делать понял. Только откуда тут взяться нынче этим баламутам пшеховским?
  - Дело не в том, что они могут быть здесь уже, а в том, что надо приучать охотников постоянно быть начеку. Мы не на базар идём, а на войну. И всякое может случиться. Если успеем заметить опасность раньше врага, шанс выжить и победить намного больше будет. А вот ежели они нас заметят и устроят засаду, то перебьют всех подчистую. Да и другие опасности могут быть. Те же твари дохлые уже второй раз нам встретились. Народ должен впитать в себя это осмотрительное поведение. Теперь понятно?
  - Это да, уразумел. А что такое шанс?
  - Ну, это то же самое, что и возможность. Потом как-нибудь на привале подробнее растолкую.
  Пока я нарезал задание Тихону, нас внимательно слушали все остальные командиры и маг. Отрадно, что никто не спросил к чему такие сложности, наоборот все одобрительно кивали головами.
  - Это сегодня так, завтра в дозор и охранение пойдёт пятёрка Горшка. И так каждый день будем менять, чтобы все успели поучиться. Что скажите?
  Народ был только 'за', засыпав в ближайшие пять минут меня рацпредложениями. Вот это хорошо, коли сразу начали думать как и что улучшить. Чую, мои опасения насчёт их закостенелости всего-навсего стереотип моего мышления, сформированный системой современного образования. А на самом деле эти простые люди привыкли жить настоящей жизнью, где если возникла надобность в действии, они начинают думать как это лучше сделать. А не нужно ли оно вообще, кто будет главным, кто потом ответит за ошибки и всё остальное, что присуще современным офисным мыслителям моего потерявшего адекватность мира.
   ***
  Первую половину дня двигались медленно. С Дедом и его подсобниками облазили все удобные места, придумали несколько вариантов, где будет по несколько ловушек рядом. Это чтобы попав в одну на дороге, добрые гости тут же угодили в ещё один или два гостинца там, где задумают обойти наш сюрприз. Спланировали размещать и на дороге, и на обочине, и даже в лесном массиве у окраины леса. Должно получиться так, что пытаясь осторожничать, враги обязательно будут попадаться там, где и подумать не могли. То есть расположение ловушек для наступающих не станет прогнозируемым. А нам, если повезёт и хотя бы в половину поймаются чужие воины, станет намного легче. Плюс, нужный настрой зададим. Пусть ждут подлости и боятся, это подрывает боевой дух и уверенность. Заставит бойцов и командиров нервничать и делать ошибки. Если придёт народу как мы и думали, к деревне доберётся сильно ослабленный отряд. А ежели, не дай бог, подразделение окажется более многочисленным, то и тут польза немалая, дающая нам шанс на победу. После обеда, когда мы уже удалились от наших мастеров ловушек и подарков версты на три, попалось очень удобное местечко на берегу для перекуса. Хоть и не устали сильно, но на полчасика объявил привал. Пока все обедали, велел сменить Тихоновых бойцов на Горшковых. Как пойдёт дальше не знаю, но пусть хоть две пятёрки успеют почувствовать вкус службы. Какое-то чутьё подсказывало мне, что не всё учли, не всё продумали и будет скоро б-о-о-ольшой сюрприз. Поэтому вместе с командирами сел отдельно. Кроме двух вышеназванных присутствовали Семён, Вихор, Мазыря и Клёст. Всего у меня было шесть пятёрок, плюс я и Витал.
  - Парни, меня мучает нехорошее предчувствие. Нет, не то, что всё будет плохо и мы проиграем, а будто мы что-то важное упустили. Или нас ждёт сюрприз. Сколько раз такое чутьё спасало меня и не сосчитать. Поэтому и сменил дозоры, пусть учатся сейчас. Может оказаться, что позже не будет возможности. А вас прошу приглядывать за своими бойцами. В случае опасности, каждый должен чётко выполнять свои обязанности. Тогда нам сам чёрт не страшен. И вот что предлагаю...
  План мой был прост и незамысловат. Каждому распределил какое место занимать, кого прикрывать, и в каком порядке отступать если будет жарко. И накидал несколько вариантов построения и действий в зависимости от ситуаций. Парни головастые, память у всех хорошая, считать до десяти тоже умеют. Может кто из них и лучший математик, но главное, запомнят номера схем. А там видно будет. На том и закончили перекус, двинув навстречу несговорчивым соседям.
  До деревни Броды дошли без приключений. В какой-то момент лес расступился и моему взору открылась красивейшая картина. Перед нами расстилался огромный луг, хотя нет, судя по размерам больше подойдёт название лужище. И от кромки леса до самой деревни местность постепенно понижалась, отчего наше положение выходило вроде как на возвышенности. На глазок, до селения было километров пять, не меньше. Река, что бежала всю дорогу где-то правее нас примерно в километре впереди выныривала из леса и какое-то расстояние несла свои воды вдоль опушки. А потом плавно забирала влево, пересекая луг посередине, добегала до левой опушки и снова плавно заворачивала вправо, огибая деревню. И в этом месте слева в неё впадал толи очень широкий ручей, толи небольшая речушка. А вторая часть Брод, что на том берегу, уже была плохо видна из-за опускающихся сумерек. Что сказать, красота неописуемая. Жаль, быстро темнеющее небо не позволяло рассмотреть всё в полной мере. Но кроме волшебных видов поразила меня эта самая петля реки. Вот не так я её себе представлял. Думал, бежит речка справа, а деревня слева, меж ними мост. Всё просто и понятно. А тут сюрприз. Выходит, чтоб попасть в деревню надо обойти вдоль реки по левому берегу и где-то там за изгибом перебраться через ручей по мостку, пройти по заречной части деревни и только потом по большому мосту перейти в ту часть, которую окружает эта водная петля. Вот для обороны и впрямь такое расположение получше будет. Но и как ловушка намного надёжнее. Из этой половины деревни удрать будет не в пример сложнее. Либо через реку сюда плыть, что почти для всех жителей нереально, тем более под обстрелом неприятеля. Либо другой выход, бежать вправо в лес и надеяться, что там нигде ещё не успел переправиться неприятель. Да и для нас задача становится сложнее. И появляется очень неприятный момент. А вдруг вражий командир, опечаленный сопротивлением жителей, просто плюнет на них, перейдёт со своими орлами через ручеёк и потопает по дорожке к нашей хлебосольной деревушке. Без всяких сложных переправ и напряжений мозга как бы сломить мешающих походу бессовестных крестьян. Запросто проигнорировав их, даже помахав на прощание с этого берега платочком. Вот и засада, блин. Расспросить мужиков я расспросил о расположении деревни. Про реку и разделение ею деревни узнал, про ручей, про мост, про старосту долбоклюя. Всё узнал, а вот что речка Добрая такой добрый фортель здесь выкидывает в виде петли и только потом спокойно течёт себе вправо до озера и предположить не мог. А местные, видимо посчитав само собой разумеющимся, оповестить даже не подумали. Ладно, раз такое дело, будем думать. И лучше с утреца ещё раз окинуть взором эту диспозицию природных явлений. Поэтому на ночь станем тут, на опушке.
  - Так, братцы, останавливаемся. Ночевать будем здесь.
  - Так, до деревни ходу уже совсем мало осталось, самое большое через час дотопаем.
  Это удивился стоявший рядом Клёст. Остальные всем видом показывали, что думают также. Придётся объяснять.
  - Други мои, не гоже идти в деревню в ночи. Не потому, что не по людски, нет. А потому, что нам как разведчикам и тем, кто будет охотиться на будущих врагов, надо всё хорошенько рассмотреть и прикинуть как действовать. С этого места любой уголок луга с деревней как на ладони. Река больно изгиб неудобный делает, много сложностей будет, если решат пшехские воины плюнуть на бродских и пойти дальше к нашим домам. Утром солнце осветит местность, прикинем как лучше помешать им в этом деле, а после и к старосте наведаемся. А что нынче не будем спать на удобном сеновале, так не обессудьте, не на прогулке. Ближайшие дни, а может и недели, придётся скорее всего спать всё время в лесу. Давайте привыкать сразу, чай не девки, бока не отлежим.
  К девкам себя никто не относил, поэтому похмыкали, полыбилсь да стали разбивать лагерь. Вот и ладушки. Осталось только объяснить что такое посты, как нести ночное дежурство и как удобнее расположиться для обороны. Ну и озадачить ребят ямку под костёр вырыть. Не стоит всем вокруг сигналить о своём присутствии. А там и на боковую можно. Утро вечера мудренее, как говаривал мой дед. Все проблемы утром решаются намного легче и быстрее. И я с ним полностью согласен.
  
  Глава 14
  
  Увы, планам завалиться поскорее спать не суждено было сбыться. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги! Какое-то время пришлось рассказывать простым деревенским ребятам о надобности постоянно быть начеку и постоянно скрывать себя. Что-то пришлось повторять не первый раз. Но народ простой здесь, большей частью живший всю жизнь мирно и спокойно. Трудно им перестроиться вот так, с лёту. Поэтому лекция была обстоятельной, с примерами чего может произойти, если нас обнаружит неприятель, если на сонный лагерь наткнётся группа вражеских бойцов, что ждёт наш дружный коллектив ещё в куче случаев. Когда аргументы кончились, начались практические занятия. Благо, собрались здесь не абы кто, а привыкшие к пряткам в лесу охотники. Суть словили быстро, применили легко. Посты решили выставлять из пяти человек, как раз чтоб слаживание групп происходило активнее. Выходило, что дежурить потребуется немногим более часа каждой. Кстати, по поводу определения времени, оказывается здесь умели относительно точно вычислять который час. Например, ночью находили Большую Медведицу, проводили мысленно прямую от двух звёзд в правой части ковша, определяли Полярную звезду и брали её за центр предполагаемого циферблата, наружную окружность которого описывала последняя звезда рукоятки ковша. А вот сам циферблат не был похож на привычный мне. Он имел не двенадцать делений, а сразу двадцать четыре. Так вот, условная стрелка, которая шла от Полярной звезды через эти две из правой стороны ковша показывала приблизительное время.
  Разместили лагерь компактно и огонь заглубили грамотно. Когда решил через некоторое время проверить посты, то половину бойцов просто не нашёл, пока они сами не обозначались. Это не могло не радовать. После ужина и взвара, решил посидеть немного на опушке и полюбоваться ночным небом и видом лежащей впереди под светом луны деревеньки. Взял с собой грубую войлочную скатку, что досталась от щедрот походных, да и примостился спиною к шершавому и ещё тёплому от дневного солнца стволу дерева. Лагерь свой мы разбили не у самой кромки леса, а немного вглубь, так сказать, для усиления маскировки. Поэтому сейчас часовой остался где-то за спиной в непроглядной тьме меж древесной растительности.
  Что говорить, этот мир намного ярче моего родного. То ли атмосфера и всё остальное ещё не загажено отходами жизнедеятельности и производства, то ли здесь земля питательнее, но растения все как на подбор блистают насыщенной зеленью, вода прозрачна до самого дна, а воздух сладок до одурения. Луна медленно выбиралась откуда-то слева из-за лесных верхушек, бросая ливень своего серебристого света на сладко спящий мир. И тишина. Такая, аж слыхать как бьётся своё сердце. Кабы не эти военные действия, живи и радуйся. Можно бы даже жениться на славной девушке Миле. Вместе учиться магии. Это ж как интересно отыскать в себе такой талант, разобрать его, найти всё интересное и полезное, что он может принести. Выходит, что этот мир имеет больше возможности для магии, чем наш. Хотя, может лет эдак с тыщу назад и у нас были разные волшебники, маги и волхвы. А потом человек начал мастерить машины, станки и прочие приспособления, заставив магию отойти на второй план, потом на третий, четвёртый, а в конце и вовсе сгинуть под натиском борцов за религиозные догматы. Сколько таких прошерстили Европу да отправили на костры инквизиции и глубокие воды водоёмов всех, кто хоть чем-то обладал. Да не только одну Европу, а и весь мир зачистили от способных нарушить устои сложившихся государственных и религиозных конструкций. А здесь всё это ещё живёт. И мне выпал редкий шанс начать жизнь заново, познать что-то поистине сказочное. Вытащить из пыльных архивов души себя настоящего, живого, который для того и родился, чтоб жить собой. А не так, как нынче живёт почти весь современный мир, подстраиваясь под узкие рамки социальных оков. И поэтому живя в искусственных ролях, ненастоящих удовольствиях и чужих потребностях. А перед смертью тоскуя о бесцельно пролетевшей жизни, в которой не было ни грамма того, ради чего родился. Даже если придётся сложить голову здесь, всё равно рад, что увидел этот молодой и чистый мир. Хотя, хотелось бы всё ж немного пожить. А то столько всего нового, что эта война ужас как не вовремя. Как впрочем, и любая война.
  - Любуешься?
  От неожиданности я чуть не подпрыгнул прямо на заднице. Слава богу, рефлексы не подвели и тело кувыркнулось вправо, а рука автоматически выхватила шашку. Застыв на одном колене и с направленным на говорившего клинком, успел удивиться, как это быстро старые рефлексы от тренировок завладели телом. Эта мысль мелькнула и исчезла под напором другой, требовавшей ответа на вопрос как незнакомец подобрался так близко и почему дозор не углядел его. А там, где я сидел до этого, спокойно стоял и улыбался какой-то невысокий дедок.
  - Тихо, тихо. Коли удумал бы тебя шлёпнуть, то мог сделать это раза три пока ты блаженно улыбался и пускал слюни.
  - Кто ты такой, чёрт тебя дери? Чуть в штаны не наделал от испуга. - В сердцах выдал, поднимаясь в полный рост. - Эй, часовые, вы проспали лазутчика!
  После моего выкрика народ развил бурную деятельность и очень быстро окружил незваного гостя, нацелив на него свои луки. Это хорошо, что среагировали быстро и чётко. Плохо, что никто не подумал встать в одну линию, раз у всех стрелковое оружие. А так в случае перестрелки навтыкают стрел друг в друга за милую душу. Да и в ближнем бою лук не самое лучшее оружие. На таком расстоянии враг успеет ворваться в строй охотников и изрядно порезвиться, в то время, как они не смогут стрелять, боясь задеть своих. Но это ладно, лекция по боевой работе позже, сейчас будем слушать гостя. А то, что он имеет что нам сказать бесспорно. Иначе не вышел бы, а тихо положил как минимум половину отряда.
  - Ну что, батя, раз пришёл поговорить, то пойдём, распалим вновь костерок, погреем взвару, да потолкуем. Кстати, ты из каких краёв?
  - Так из Брод я, охотник. Поди, половину твоих архаровцев знаю, а у остальных когда-то знавал их отцов или дедов.
  И это подтвердилось ещё до того, как дед успел закончить фразу. Сразу несколько голосов раздалось из нашей команды.
  - Да это ж дед Пахом!
  - Точно, он!
  - Это самый старый и опытный охотник в наших краях!
  - Легенда! Ему годов поболе сотни небось! Мой дед о нём рассказывает часто!
  Пока длились восторги узнавания, мы всей толпой направились к кострищу. Пришлось останавливать это безобразие. Я поднял вверх шашку.
  - Тихо все! Слушать меня! Какого лешего загомонили как бабы? Хотите, чтоб нас даже в Озёрске услышали? И почему посты не на своих местах?! В дружинах моего края за такое нарушение порядка пороли и заставляли несколько дней делать самую грязную работу. Потому как от такого ротозейства жизни всех лишить может любой враг! Вот перед вами пример стоит, который легко прошёл мимо вас и мог при желании всех перерезать!
  Хотел добавить, что разберусь утром почему такое произошло и обязательно навешаю люлей виновным, но вовремя остановился, услышав как некоторые негромко зароптали.
  - Дык, это ж дед Пахом, он ходит тише тени и может подкрасться даже к дракону.
  - Во, во, он всех переплюнет несмотря на старость...
  Раз дед тут такая легенда, не будем перегибать палку. Но порядок надо поддерживать, пусть привыкают. Это им лишний шанс выжить. Народ хоть и побурчал, но по боевым постам распределился моментально. А остальные разговаривая почти шёпотом организовали гостю добрый приём с угощениями. Старик хитро улыбался, но чаю отведал с радостью.
  - Люблю, когда молодёжь вежество выказывает. После этого и говорить ладнее. А я как раз в ваши края собрался, с большаками деревенскими погутарить. Наш-то староста, Гнездило, дуралей ещё тот. Как в деле прибытка, ум у него резв и быстр, а вот в житейских вопросах иной раз такое отчебучить может, диву даёмся. Раньше-то он другой был, а как кроме лавки своей, стал другой торговлей промышлять, совсем сбрендил. Жаден всё более становится, а от того и слеп. Мысль отбиваться в деревне, чтоб добро своё захватчикам не отдавать, запихнул в глупые головы молодёжи. А стариков никто слушать не стал. Если б кто повоевать из этих ретивых успел, иначе трезвонили. Да куда там, пока первая юшка не потекла, все смелые, петухами ходят, бабам в уши дуют. Но не все у нас дураки. Вот и послали к вам, просить баб да детей принять под защиту стен, что ставите всем миром.
  - Эх, отец, как у вас всё плохо-то. Ну да ладно, авось сможем убедить кого. Но то завтра будет видно. А баб и детей мы своих в лес отправили, потому как не дело им в осаде сидеть с мужиками. И шальная стрела попасть может, и огонь ежели пустят в деревню. А ну как прорвутся внутрь, порубят всех? А если в лес уйти бабам с детьми и стариками, то потом вернутся и будут жить. И вам так следует сделать, наверняка есть какие-нибудь дальние поляны, куда чужой человек не дойдёт. Заодно и скот с собой увести надо. И делать это всё сейчас. Когда супостаты появятся, следы исчезнут давно. А в вашей деревне желательно, чтоб мало кто знал куда бабы уйдут.
  - Это отчего же? А вдруг порубят знающих, как потом найти?
  - Это как раз не беда как найти, чай сами дорогу до дому сыщут. А так как ваш староста оборону планирует, без стен и по дурному, так многих вообще могут в полон взять. Пожарят им пятки на костре и расскажут как миленькие где весь скарб с бабами и животными. То-то будет радости вражинам и богатая добыча.
  Дед призадумался, вертя в руках глиняную чашку с взваром, покряхтел маленько да подвигал густыми бровями.
  - Это ты правильно разложил, так и надо сделать. Только не позволит староста так поступить. На вас надежда, попробуйте убедить Гнездилу хотя бы отпустить тех, кто воевать не может. А отвести есть куда. Место ладное и далёкое, почти день пути по лесу. Окромя меня о нём всего двое знают, да и то оба молодые ещё парни, которых водил туда учиться мелкую птаху скрадывать.
  - Вот и ладно, батя. Давай спать укладываться. Завтра будет день, будет пища.
  - В точку сказал. - Засмеялся старый охотник. - Утром и девки краше, и вино слаще.
  Надо запомнить местную мудрость, уж больно в ней точно подмечена незамысловатая жизнь и отдых простых людей.
   ***
  А утро привнесло в мою голову некоторые вопросы. Проснулся рано, ещё небо серело, а спать не хотелось совсем. И это странно. Дома-то у себя любил я это дело, подушечку придавить и в две дырки посапывать. А ежели совсем сладко спалось, мог и похрапывать от удовольствия. И на тебе, как солдатик ни свет, ни заря продрал глаза. Вчера, промежду прочим, занимаясь всю ночь акробатикой и физподготовкой, должен был умаяться знатно в течение дня. Но нет, нормальная не сильно большая усталость. А перед походом, если кто забыл, повалялся я раненый и почти бездыханный. Тоже сил подрастратил немало. И вообще, непонятно получается, нагрузки стали больше, а восстанавливаюсь активнее, чем раньше. И ещё одна странность, складывается ощущение, что день в этом мире немного длиннее привычного двадцатичетырёхчасового. Тут тоже вроде как столько же часов в сутках, но есть подозрение на их большую длину. Пока доказать не смогу, надо либо измерять, либо у знающих мудрых колдунов спрашивать. Но пока и с первым, и со вторым проблема. Ну да ладно, оставим на потом. Пока вставал и разминал затёкшие за ночь мышцы, обратил внимание на то, что не вижу над людьми полосок с жизнью. Точно, вчера тоже не видал. И деда проворонил, и постовых не углядел. Это что же, пропал мой дар?
  Слегка испугавшись внимательно присмотрелся к спящим. Не-а, нет полоски и показателей. Так, без нервов, а может надо попробовать активировать как в первый раз? Ага, точно! Это что ж, выходит, можно регулировать этот процесс? И-и-интересно...
  Поэкспериментировав с пяток минут, остался доволен. Ладно, пора и честь знать, вон и народ стал глаза продирать. Мужики начинали шевелиться, наводить утренний марафет в лагере. То есть снова потянулись за сушняком, чтобы развести костерок, набулькать воды в котелки, собрать пожитки. На меня косились, наблюдая как машу руками и ногами, выполняя слитные текучие движения из Радогоры. Это такая гимнастика в русском бое есть. Кстати, а дедка Пахома что-то нема, видать улепетал по какой-то надобности. Есть к нему пара вопросиков. Ну и ладно, отыщется. А мы сейчас взбодримся и попрём в деревню с местными знакомиться.
  Наш посыльный выполз откуда-то из-под куста и вяло побрёл на запах горяченького. Ага, видать укатали вчера крутые горки шустрого Николку. Ничего, дело молодое, в тренировках силу наберёт, потом благодарен ещё будет. Я ж его вчера во все передовые дозоры включал, чтоб запоминал пути-дорожки. Не прошло и получаса, как наша бравая артель застучала ложками, поглощая парящую кашку. А что, почти как у нас с быстрыми крупами тут были свои секреты. Вернее, ничего секретного, просто толчёные и сушеные смеси круп. Закинули в кипяточек, малость сдобрили приправками и завтрак на столе. Точнее, на траве. Кстати, соль присутствовала в должном количестве. И похоже, у местных с ней проблем нет.
  Как говориться, слово за слово, ложкой по столу... закончили трапезу быстро. Собрались и потопали вперёд. Да не весёлою толпой, а как надо. Шагов на тридцать-сорок опередил нас авангард с бессменным Николкой, по бокам в траве рыскали боковые дозоры, а сзади никого заметно не было. Непорядок? С этим вопросом обратился к Клесту. Вчера приметил, что он как-то незаметно взял на себя роль распределения кому когда и где дежурить. Вот и хорошо, плавно выкристаллизовывался командирский талант у мужика.
  - Клёст, а сзади кто есть? В дозоре?
  - А то как же! Просто их не видать, ещё в лесу. Те-то, что по траве рассекают, как на ладони, а эти ещё скрыты от глаз людских.
  - Ааа, это хорошо. Ты, как погляжу, взялся за это важное дело? Имею в виду, людей расставлять.
  Охотник немного замялся. Я правильно понял его смущение.
  - Да не тушуйся. Наоборот, молодец, важное дело на себя взял, проявил командирские качества. Будешь моим замом со временем.
  Почувствовав одобрение, боец приободрился.
  - Так вот, на будущее тебе, когда пищу принимаем, ты посты не убирай. Лучше дежурных потом покормить, чем во время общей кормёжки заработать от подкравшихся врагов по куску железа в пузо. Понял?
  - Понял. - Слегка приуныл будущий зам. Видно принял на свой счёт промах. Ну и ладно, коли умный, будет учиться, а коли дурак, то и должность не с окладом, поменять недолго.
  Гуляли по прекрасным просторам окрестностей Брод как и предполагалось вчера примерно час. Дорога вышла к реке и до ручья вилась по бережку, где местами росли кусты с отдельными деревьями, а чаще попадались обрывистые кручи с песчаными отмелями. Вот где купаться и загорать. Солнышко бодро карабкалось на небосклон, пели птички, травка радовала своей зеленью. Ляпота да и только! Вскоре добрались до полей со злаками. Их тут было поболе, чем в Лисовках. А в Жмуди их было вообще раза в три меньше. Через ручей, оказавшийся вполне себе полноводным и похожим на небольшую речку, перешли по добротному мосту. Ширина водной преграды на глазок примерно шагов пять.
  - Ребят, а глубина этого ручья большая? Кто-нибудь знает, бывал здесь?
  - Бывали, как не бывать, чай, живём не за горами. - Ответил Тихон. - Если я на дно стану, то по плечи будет. Местами помельче, а в ямах с головой можно ухнуть.
  - Стало быть, не остановит в случае чего воинов. Но без моста выбираться из воды им будет неудобно, а в бой сразу вступить не смогут. Запомните на случай отступления поспешного. Можно будет придержать чутка, закидав стрелами на переходе. Несколько минут выиграть можно. Немного, но иногда и этого достаточно чтоб спастись.
  За мостом почти сразу начиналась улица. Нас приметили давно, поэтому народ успел собраться и стоял молча. Непривычно как-то. обычно старых знакомых люди встречают с радостью, слова там всякие говорят, шутки. А тут молчат. Что ж, будем брать дела в свои руки.
  - Здравствуйте люди добрые. Мы из Лисовок, Жмуди и Озёрок отряд, к вам пришли помочь. Думали, рады будете знакомым, а вы молчите. Случилось чего?
  Мои слова немного разрядили обстановку. Хотя я так и не понял, что же её успело зарядить. Многие загомонили, полезли ручкаться с знакомцами. Вот и ладно, а то испугаться успел, вдруг надумали бы колами угостить. Через толпу пролез толстый мужик с лысоватой головой и злыми глазами, примерно лет сорока пяти.
  - А ну чего тут столпились?! Работы мало? У нас напасть не за горами, а вы стали! А, гости пожаловали. - Это он нас заметил. - Проходите, давайте, к дому пойдём, там потолкуем. Аким, эй, Аким, где ты, чёрт старый?
  Откуда-то из народа выбрался сухонький старичок небольшенького росточка. Седая борода его клином опускалась до груди.
  - Чего тебе, Гнездило?
  - Пойдём с нами, гости прибыли. У тебя есть куда этих молодцев пристроить на ночь?
  - Ну пока есть. Кривой и Ефимка с семьями ещё дня два-три будут собираться. А там посмотрим.
  - Ну вот и славно, пойдёмте, погуторим. Вас же старосты послали с новостями?
  - А то как же, конечно с новостями. - Порадовал его я. Только вот новости тебе, недобрый пузан, вряд ли понравятся.
  Немного прогулявшись по просторной улице дошли до большого моста через Добрую. Здесь наша улочка с кучей переулков упёрлась в большую улицу, продолжавшуюся за рекой. Стало быть, как раз по ней можно выехать в сторону города и крепости барона. На другом берегу располагалась основная часть деревни. И была она больше Жмуди. А если приплюсовать оставшуюся за спиной часть, то лысый пузан командовал серьёзной деревенькой, даже скорее селом. Очень быстро вышли на центральную площадку. Но останавливаться не стали, пройдя чуть дальше. На одной из улочек стоял здоровенный дом в два поверха, этажа по-нашему.
  - Вот, дом мой. Кто старший, давайте ко мне, медку с дороги отведаете. А остальных Аким пока поселит недалече, там им тоже медку поднесут. Не подумайте, что всех не зову, просто не влезем.
  Я задумчиво глянул на огромный дом, но не стал высказывать пришедшие мысли. Ибо нехорошо материть хозяина, даже толком не познакомившись.
  - Так, Витал, Тихон, Семён, Вихор, Мазыря - со мной. Клёст, размещаешь ребят. И помни, мы в походе.
  Потенциальный зам не подвёл. Внимательно глянув в мои глаза, спокойно кивнул. Умный значит, быть ему настоящим замом.
  Вслед за хозяином вошли внутрь. Тот покликал девок, велел подать мёда и собрать на стол. Одной отдельно велел найти каких-то Мерю и Михея. Пока суть да дело, пришёл Аким, а за ним и незнакомые мужики. Сели, тяпнули вкусного напитка, оказавшегося слабоалкогольным. И только потом староста начал задавать вопросы.
  - Ну что надумали вы, придёте к нам? А то своих рук мало будет дома с той стороны все успеть разобрать да перетащить. Хотим с этой стороны из них на берегу преграду сварганить. Правы ваши Ставр и Дрон, совсем без стены негоже. А ну как и вправду стрелами начнут пулять? А нам по пояс и хватит. От стрел спрячемся, перелезть с ходу не удобно будет. Тех, кто сможет переплыть, тут мы в вилы и возьмём. Что скажете?
  Вот и что ему сказать? И как? Сюда бы грамотного душеведа со спецобразованием, а не меня. Ну да ладно, будем пробовать. А то вон, наши все на меня смотрят, ждут великой речи.
  - Уважаемый Гнездило, прежде чем свой сказ начать, позволь представиться, да пару вопросов задать.
  - А и то верно, не видал тебя раньше, хоть и торгую сколько лет, почитай всех в лицо помню. Издалече небось?
  - Звать меня Сармат. Да, родина далеко. Был я там человеком не простым, людьми командовал, проблемы решал. - Это я базу себе создаю, чтоб цену набить и словам последующим вес добавить. - Как оказался здесь не помню. Спать лёг у себя, а проснулся на старом капище. И как далеко моя родина понятия не имею. Поэтому путь мой к барону да магам. Но так вышло, в это время такая чехарда началась и не помочь никак не могу. Тем более, что разбойников прибил, дом от Ставра получил. А потом и переправу помог вражью сорвать. Вот теперь под моей рукой отряд из охотников, учу их биться и простых селян защищать. И к вам не просто так мы пришли. Мои знания о воинском деле говорят о том, что вскоре сюда пожалуют не менее двухсот воинов. Это будут умелые и матёрые воины. Потому как сотня должна была переправиться через болото и пойти жечь ваши четыре деревни, да людей изничтожать. А к ним позже присоединиться ещё с полсотни планировали. Которые ещё предстоит встретить и нейтрализовать. Кстати, вот с нами маг воды сидит, который был с нападающими, но был мною пленён и перешёл на нашу сторону. Так вот, раз этот отряд пропал и не сделал своё дело, обязательно придут проверить. И пошлёт князь пшехский Вацлав воинов бывалых на проверку. Две сотни это самое малое, а на самом деле, думаю, никак не меньше двух с половиной сотен. Плюс мага какого-нибудь выделит. Он же будет думать, что его мага воды кто-то смог победить, а значит обязательно даст в усиление отряда хотя бы одного. К тому же, коли не сможем помешать тем пятидесяти, что ждать будут первую сотню для объединения, то и они к карательному второму отряду присоединятся. Такой вот расклад. Исходя из него держать оборону можно только всем вместе и под крепкими стенами, которые хоть немного защитят от стрел, заклинаний и мощного штурма. И при этом всё равно надежда на победу очень мала. Поэтому мы всех баб, стариков, детей и скотину в леса отправили. Коли ляжем костьми, они хоть живы будут. Если хотите выжить и отпор дать пшехам, отсылайте всех кроме мужиков в лес, а сами идите в Жмудь. Там уже запас еды приготовлен, да часть стен возведена. У вас место получше для обороны, изгиб реки. Но сильно близко, не успеть стену поднять. А коли желаете добро своё спасти, то оставайтесь здесь. Но ваших сил и умений не хватит для защиты. Да и оружия с бронёй нет. К тому же, воевать не умеете, уж извини за прямоту. Говорю это, потому как знаю толк в деле воинском. Решать вам.
  За столом повисла долгая тишина. Староста сверлил меня взглядом, играя желваками. А его мужики прятали глаза. Видно, итак не было единого мнения среди них, а теперь и вовсе шаткое равновесие рухнуло. Понимая, что нужно дожимать этого повелителя гнезда, выдал ещё аргумент.
  - А коли решите отсидеться, чтоб только нас пожгли и порубили, то гости разбираться не будут кто виноват, кто нет. Сначала нас побьют, а потом вернутся и вас всех под корень изведут. Это не та война, где берут пленных и добычу. Сейчас Вацлав выступает на стороне эльфов. А те хотят людям только смерти.
  Масло явно попало в набирающий силу огонь. Староста в досаде хлопнул ладонью по столу. А один из его парней мрачно показал пальцем на меня.
  - Вот, подтверждение моих слов. Не сдюжим сами, и эти хлипкие перегородки из брёвен воинам не помеха. Попрут толпой и сомнут вмиг. У нас лучников мало, а у них доспехи ещё будут.
  - Нет, речка глубокая, мост разберём. Как надумают плыть, будем в воде расстреливать. А плыть в доспехе не смогут, сбросят его. Так что лучникам добрые цели. Молчи, знаю, что про плот скажешь. Хоть и сделают его, на нём же и расстреляем. А кто останется, на берегу встретим вилами да рогатинами.
  Видимо, Гнездило пытался удержать власть и свою правду не только словами, потому как во время речи голос набирал обороты, а староста всё больше перегибался через стол и нависал над бунтарём. Когда закончил, развернулся ко мне.
  - А ты хоть и говоришь, что в деле воинском смыслишь, но тут просчитался, не смогут они нас взять! Даже всей толпой если поплывут!
  - Ага, а ты их чем остановишь? Или напугаешь, может быть? Возьмут, срубят плот ниже по течению, где-нибудь в лесной глуши, да переправятся ночью. А утром ты проснёшься с перерезанным горлом. Баб хоть отпусти, если сам помереть удумал.
  - Ты мне здесь не дерзи! Ты гость, а я хозяин! И староста! Что решу, то и будет!
  Похоже, мужик начал впадать в истерику. Надо такое давить на корню, иначе потом хуже будет.
  - Конечно ты староста, и решения принимать тебе. Только после своих решений кем руководить будешь потом? Деревней мертвецов? Ты торговец, всю жизнь вместо оружия мешочки с деньгами таскал. И сейчас пытаешься заткнуть меня?! - Я тоже встал и навис над этим недоразумением. - Тогда покажи что ты опытнее и лучше понимаешь в военном деле, победи меня в поединке! Если конечно не струсишь.
  Это я добавил специально, а то вдруг отвертится и в слова всё переведёт. А мне надо наказать этого дуралея прилюдно. Это плохой вариант, но другого у меня нет. Людям надо показать, что их великий торговый вождь не прав и жалок. А потому надо не слушать его, а спасать детей и женщин.
  В минутном противостоянии взглядов староста пытался так выпучить глаза, что появилось опасение, что они попросту вывалятся и шмякнутся на стол. И тут мужик, с которым Гнездило спорил подсобил мне. Он как-то так уверенно, даже с лёгким вызовом вписался за деревенского начальника.
  - Даже не надейся, Гнездило по молодости не имел равных среди торговцев. Мог один нескольких в бараний рог скрутить. Да он и сейчас говорит, что может пару-тройку наглецов поколотить. А уж чтоб он кого испугался, так никогда такого не было. Иначе все у нас плевались бы в такого трусливого старосту, а может даже и выгнали из деревни. А наш не таков, он примет вызов и надаёт тебе на орехи. Так что скидывай свою броньку, заголяйся по пояс, и выходи на площадь. Будете биться на кулачки.
  Всё, это были шах и мат старосте. Молодец мужик, голова. Теперь надо реализовать полученный шанс по полной.
  - Добро, пусть будут кулачки. Не знаю как у вас, но в моём крае это честным поединком считается. Только давай раз уж ты так за своего старосту горой, зови побольше людей на площадь, пусть все видят, что это будет честный бой.
  - Не сомневайся, вся деревня будет наблюдать за вашей схваткой.
  А кто сомневался, я в тебя дружок уже поверил. Веди народ, будем учить вашего старосту уму-разуму.
  Странно, думал Гнездило поумнее будет. Списывал дурацкие задумки на жадность и нежелание бросать всё нажитое непосильным трудом. И ожидал, что откажется драться на глазах у толпы. А вдруг проиграет, позору будет сколько, да и веры его словам поубавится. Но нет, не отказался. Либо вправду дурак, либо рассчитывает всё таки меня завалить. Стоит напомнить, я среди местных за великана сойти могу. Редкие экземпляры могут похвастаться тем, что их макушка достанет моего плеча. И если мои наблюдения верны, то самые высокие живут как раз в Жмуди. А тут народ ещё ниже, чем в Лисовках. Злой староста аж побелел лицом и нервно сжимал кулаки когда выходили на улицу. Да, скорее всего злость полностью отключила мозг. Вот как такие попадают на ответственные должности. У нас-то там понятно, подлость, стяжательство и предательство лучшие друзья политика и чиновника. Но здесь вроде мир чистый и молодой, не должно быть похожего. Хотя, какой он уж молодой, коли нынешнее состояние результат деградации вполне развитого магического общества? Ладно, рассуждать будем потом, сейчас надо ещё кое-чего сделать.
  - А что, мил человек, тебя не смущает, что я раза в два тяжелее твоего любимого старосты? - От моих слов, обращённых к оппозиционно настроенному селянину, тот слегка сморщился. Но быстро взял себя в руки.
  - Он у нас ещё тот боец, справится.
  - А я вот думаю, надо уравнять шансы. Даже не так, скорее, дать ему больше возможностей. - Мы как раз вышли на улицу и народ навострил уши. - Мне надо не просто доказать свою силу и умения, цель показать старосте как надо из позиции с меньшими возможностями добиться победы. Поэтому прошу связать мои руки, желательно за спиной.
  Тут демонстративно не смотревший на меня и стоявший в стороне Гнездило развернулся с ехидной улыбкой.
  - Учить меня вздумал, умник? Да ещё с завязанными руками? А как ты бить будешь, вояка?
  - Да, Сармат, зачем он тебе с этой дракой, тем более такой? Ну не хочет спасать людей, да и хрен с ним, пусть сложит голову свою дурную. А тем, у кого ум есть, мы и так поможем? - Это Витал высказал вслух написанные на лицах моих спутников вопросы.
  - Я тебе потом объясню зачем. Сейчас просто доверься мне.
  - Так наваляет этот добрый человек пряников. Будешь потом за бока два дня держаться, да ходить как старый дед. А ну как подобьёт глаза, синяками заплывёшь, видеть не сможешь несколько дней? А у нас задание важное. Бросать тебя что ль здесь пока не оклемаешься? И как самим действовать. Может, ну его?
  - Э, нет, сам напросился, драки захотел. Вот пусть и отвечает за слова дерзкие.
  Староста зацепился за слова мага о возможных моих травмах от его крепких и могучих рук. Ну, это он так думает, что крепких и могучих. Не, хрен он теперь отпустит нас без показательной порки. Да и не для отступления задуман был этот концерт. Так что пришлось подмигивать друзьям когда этот самодовольный стратег отвернётся. По ходу дела наши поняли и кривые улыбки были ответом. Да, тот мужичок, что так ловко сжёг все мосты к отступлению старосты просёк моё подмигивание и тоже усмехнулся.
  - Ну, коли хошь, свяжем руки за спиной. Пойдёмте на середину площади, народ уже здесь. И вправду, люди очень быстро скапливались по окраинам деревенской площади, явно удивлённые развитием событий. Кто-то из моих командиров успел смотаться и вызвать наших охотников. Или это местные их оповестили, я так и не понял. Быстро нашлась верёвка и желающие удостовериться, что затянута она качественно и сильно.
  - Эй, послабее! А то так тянете, что отпилите мне конечности. Совесть потом вас замучает.
  Кто-то хохотнул, кто-то зашушукался в толпе. Но узел маленько ослабили. Тот же помощник старосты вышел в центр и поднял руки, призывая толпу к тишине. Через несколько секунд, когда люди приготовились слушать, толкнул небольшую речь. Видимо, народ его уважает.
  - Друзья, я Михей, вы все меня знаете. Это гости, которые пришли от собравшихся вместе деревень Жмудь, Озёрки и Лисовки. Там строят стену и готовятся к осаде, отправив своих женщин, детей, стариков и скотину в лес, дабы не пострадали от ворогов в предстоящей битве. Эти люди предложили нам тоже идти туда. Мужикам идти в совместное ополчение. А остальных в леса отправить. Как вы знаете, Гнездило считает, мы сможем отбиться от пришлых, и надо крепить оборону здесь, в этой части деревни. А командир гостей Сармат уверен в нашей гибели от такой задумки. Он говорит, будто в ремесле воинском смыслит и наш замысел плохой. По его словам враги легко перебьют нас. Вот, два мужа и столкнулись, да решили в драке выяснить, кто лучше в ремесле воинском разбирается. Сармат попросил связать ему руки. Уверен, что покажет нам как надо побеждать в плохих условиях. А Гнездило уверен, что дело правое и кулаки это докажут. Пусть боги рассудят их!
  Молодец Михей, хорошо сказал, почву подготовил как настоящий оратор. Чего до сих пор не он староста, коли умён да говорлив, непонятно. Но, думаю, скоро узнаем. Нас подвели к проведённому палкой на земле кругу метров пяти в диаметре. Перед началом забавы из толпы вышел тот самый Аким и взял слово.
  - Так, напоминаю правила поединка. Побеждает тот, кто в черте положит соперника на лопатки, али кровь ему первую пустит. Ну, или вытолкнет за круг. Боги будут смотреть на вас, бейтесь честно. Глаза не выкалывать, по мужским причиндалам не лупить, не плевать в лицо. Всё понятно?
  - Не в первый раз.- Зло буркнул староста.
  - Предельно. - Просто ответил я.
  - Ну и добре. Входите внутрь. Как скажу, начинайте. Да не затягивайте, дел ещё полно.
  Вот это он правильно, чего время зазря тратить, когда обед скоро, а работа не поделана. Будем стараться.
  Старик убедился, что оба готовы и буднично произнёс.
  - Кон!
  Гнездило сильно удивил, умудрившись очень резво прыгнуть в мою сторону с растопыренными руками. Скорее всего рассчитывал на неожиданность рывка. Таким образом хотел обхватить мою тушку да и повалить на спину, добившись победы одним махом. Не ожидал такой прыти от толстеющего купца мелкого розлива. Но это не помешало мне нырнуть под правую руку, чуть ли не в притирку к телу, а на выходе от души лягнуть старосту под колено. Резвый боец на мгновение растерялся, потеряв из виду оппонента, поэтому удар сзади заставил потерять равновесие и начать заваливаться. В попытке восстановить положение в пространстве деревенский супермен инстинктивно взмахнул руками. Но прилетевший следом в спину сильный толчок плечом не позволил Гнездиле аки птахе взлететь ввысь, а наоборот, резко сократил расстояние между его носом и грешной землёй. В результате столкновения, не успевший толком подставить руки горе-воин с глухим стуком приложился головой о твёрдую землю площади. Среди собравшихся послышался дружный звук 'ох', а некоторые бабы даже взвизгнули. Но староста оказался крепок телом и духом. Он кое как подгрёб руки и попытался встать. Пришлось ногой подбивать одну из опор, а потом подцепив сапогом под грудь рывком переворачивать на спину. Тяжёлый оказался дядька. Если бы не рывком дёрнул, то вряд ли бы смог без рук сковырнуть противника. И не давая оклематься, опустился на одно колено, которое аккуратно придавило горло проигравшему упрямцу.
  - Всё, бой окончен. Была б битва на смерть, сломал ему кадык. Можете развязывать мне руки.
  Первый очнулся Витал. Но он не успел за Тихоном, который решил вопрос просто - достал нож и перерезал верёвку. К старосте подбежали мужики помочь, но тот зло отмахнулся, не спеша встал сам.
  - Что ж, твоя взяла. Хоть ты и обманул меня, прячась как девка за спиной, а потом толкаясь.
  - Э, нет дорогой Гнездило. В условиях не было сказано о том, что это запрещено. И это тебе и остальным урок о том, что ваши привычки и ожидания могут не совпадать с тем, что хотят сделать противники. Ты о них ничего не знаешь, а они знают всё о том, как живут простые люди, что будут делать в случае опасности и как реагировать. Поэтому ты и проиграешь. Они попросту тебя обманут. И всех вас. Я тоже знал как будет действовать староста. Конечно, он оказался гораздо быстрее, но всё сделал в точности с моими предположениями. И оказался на лопатках. Хотите выжить и спасти добро, меняйте планы.
  Закончив, просто повернулся и пошёл к дому, куда разместили наших ребят. По пути не оглядывался чтобы узнать о дальнейших событиях. Да мне и неинтересно. Теперь народ побурлит немного, поспорят, да и разойдутся. Выгонять нас не станут, формально я был прав. Сегодня староста сорвёт зло на ком-нибудь, потом остынет и придумает способ прогнать нас. В ночь не турнут, скорее всего предложат освободить апартаменты утром. А к тому времени люди успеют многое обдумать и к нам потянутся ходоки. Плохо, что наше временное пристанище не так далеко от дома старосты, но да бог с ним, пусть знает что люди будут идти к нам. Лишь бы не мешал. Нехорошее это дело раскол перед надвигающейся опасностью, но так хоть кого-то спасём. Я был абсолютно уверен, что живых крестьян оставлять никто не собирается.
  У ворот нашего пристанища на лавочке спокойно сидел наш новый знакомец дед Пахом и хитро улыбался.
  - Ну что, поиздевался над старостой?
  - С чего бы? Уму разуму учил, всё чин по чину.
  - Чем по чём, говоришь? А, ладно, я к вам по делу.
  - Ну, пойдём внутрь что ль, не дело на улице беседы вести.
  Дед согласно кивнул и пристроился к нашей бригаде. Мужики показывали дорогу, а я пропустив всех вперёд, оглядел улицу и нырнул следом в створку ворот. Ничего подозрительного не заметил, но на всякий случай осмотреться всегда не лишнее. Может, Гнездо это местное послал кого за нами уши греть. Во дворе места хватило бы на праздник с сотней приглашённых гостей. По левой руке стояли сараи да мастерские какие-то, справа загон для животины и выход в сад. А в конце двора нас ждал крепкий двухэтажный домишка. Внутри весь первый этаж занимала одна большая комната, где стояла куча лавок вокруг длинного стола. В заднюю стену встроили немаленькую печь. По левой стене шла серьёзная деревянная лестница наверх, где виднелись двери в комнаты. Освещался первый этаж шестью окнами в обеих стенах. Странно, не на жилой дом тут больше похоже, а на какую-то гостиницу. Один из наших охотников подтвердил эту догадку, рассказав, что староста построил дом под кабак с номерами. При заселении ребятам, которые так же удивились, рассказал это Аким. Не знаю, почему кабак ещё не заработал, но люди здесь явно живут. Или жили до недавнего времени.
  - Сармат, садитесь за стол, нам тут харчишек подкинули дабы подкрепиться с дороги. - Это дежурный из пятёрки Тихона, который оставался дежурить, пока все остальные болели за меня во время игр со старостой.
  - Благодарю. Что, друзья, раз кормят, надо уважить хозяев и отведать угощений. Присоединяйся к нам, отец, заодно и поговорим.
  - Поговорим, а то. Видал я как ты уважил хозяина этого домика, теперь будете друзья навек. - Старый охотник расплылся в довольной улыбке. - Ешьте, ешьте, а то ваш новый друг придёт и попросит по великой дружбе выметаться на ночь глядя, хе-хе.
  - Да ладно, неужто опуститься до такого?
  - Он мужик злой и памятливый. Может и не выгонит, побоится остатки уважения растерять. А вот утром придумает вам новость какую, да чтоб от неё из деревни вы и ушли подальше.
  - Н-да... Я так и думал, прямо мысли мои Пахом озвучил. Ну да ладно, нам и так здесь задерживаться не резон. Раз уговорить всё равно не получится и кто-то останется в деревне, нам надо постараться заранее встретить врагов, чтобы здесь у мужиков и возможности больше было, и предупредить их можно было заранее. Ночь есть и то хорошо, многое успеем. Ведь и ты не просто так пришёл, верно?
  - А то! Я тут пока с народом пошушукался и многие уйдут в лес. Бабьё и немощных отведу с парнями на полянку, а мужики некоторые задумали к вам присоединиться. Возьмёте?
  - О, как выходит! И много желающих набралось?
  - А вот как подкрепитесь, да и посмотреть можно. Я велел на той стороне реки у края деревни собраться всем через часик примерно.
  - Да, батя, ты полон сюрпризов. Тогда давайте быстрее есть, время деньги.
  - Хорошо сказал. Сам придумал?
  - Не, у умного человека подслушал.
  - А он, часом, не торговец был?
  - Не, любопытный дедушка он был.
   Старик на мои слова не обиделся, наоборот, даже развеселился и хлопнул своей мозолистой ладошкой мне по спине. А лапа у деда оказалась ого-го, как кувалдой стукнул.
  Поели быстро и поскакали к указанному месту встречи. Со мной пошли Витал, Тихон со своей пятёркой, Клёст со своими ребятами и Пахом. Остальных оставили на хозяйстве. То есть они готовились к отдыху и, на всякий случай, обороне. Мало ли чего придумает староста. Вдруг надумает заслать какого-нибудь доброхота стукнуть меня во сне по голове топориком, а потом сказать, что так и было. Да ещё задачу ребятам поставил разжиться у местных запасом круп и соли. Своих харчей на предполагаемый поход в леса может теперь не хватить. Скорее всего, придётся партизанить дольше, чем думали. Дурь местного руководства ставит под удар здешний ни в чём не виноватый люд. И я думаю, что надо идти в сторону города до постоялого двора, куда подойдут наёмники. Они ещё не в курсе, что их наниматели не переправились через болото. Будут сидеть и ждать на постоялом дворе. Когда прибудут туда мы не знаем, а потому придётся тратить время на решение этой проблемы в пятьдесят потенциальных врагов. Теоретически, уже должны быть там. Если бы у диверсионной сотни всё пошло нормально, они бы уже успели побить Жмудь и Лисовки. Скорее всего, добивали в это время Озёрки. А завтра - послезавтра должны были бы здесь, в Бродах навести свои порядки. Выходит, самое позднее через два дня соединиться с отрядом наёмников на постоялом дворе. Ну, это при условии, что я правильно всё прикинул по времени. А там до города ходу полдня. Ночью предатель должен был провести отряд в крепость. Итого, через три дня войска завоевателя подойдут к городу в расчёте на лёгкую победу. Убедятся, что всё не так, поломают голову о причинах, да и додумаются в расстройствах чувств послать экспедицию любопытных товарищей в наши края узнать отчего не срослось с таким хорошим планом. И эти добрые ребята придут в гости дней через пять уже. Неплохо бы встретить их в районе постоялого двора. А там ещё сколько займёт время партизанских игр сложно сказать. Так что будем готовиться из расчёта, что минимум на неделю придётся воевать в свободном плавании дольше. Для цели более полного понимания ситуации послал по соседям ребят. Дальше по ситуации сориентируются сами. За главного оставил Семёна как самого старшего из командиров. Пока размышлял, дед провёл нас так закоулками, чтобы из дома старосты не увидели, куда это гости подались. Перед мостом нас встретил давешний подстрекатель старосты Михей с несколькими мужиками.
  - Ну что, Сармат, подмог я тебе нашего обалдуя перед народом грамоте поучить? - Селянин был весел. На открытом лице играла озорная улыбка нашкодившего мальчишки. Сам он при этом вовсе не походил на мальца и имел крепкую фигуру. Широкая твёрдая ладонь легла в мою руку. - Будем знакомы поближе. Надеюсь, правильно понял тебя и подыграл?
  - Это да, умный ты мужик, вовремя схватил что надо. Теперь люди задумаются, так ли правильно Гнездило делает, что гнездится здесь. А ну как придёт народу больше, чем мы думаем и раскатают всех в блин?
  - Мы понимаем, но открыто выступить против не могли. Большая часть людей думала, что староста толковый мужик и предлагает дело. Так-то он всегда разумным был. Но разум его это разум купца. А ты чужой, мог открыто и наглядно показать что этот жук ошибается. Слава богу, ты тоже не дурак, слова нашёл хорошие. Вон, все по углам шушукаются теперь, обсуждают. А к вечеру, когда наши все, с кем говорить идёшь, заявят о поддержке тебя, будут вынуждены очень быстро выбирать. Но мы обязательно потребуем баб с детворой отпустить. Да и сами они уже многие пошли шмотки собирать.
  Пока говорил, дошли до конца улицы, где заканчивалась и деревня. И народ здесь уже был. Эдак, человек тридцать пять - сорок примерно. Приглядевшись, понял, что больше половины взрослые мужики. Как я понял, потенциальные бойцы моего отряда специального назначения. С одной стороны неплохо, а вот с другой как раз плохо, что неплохо. Нам бы лучше хорошо.
   ***
  Дед представил нас своим землякам и дал слово. В двух словах рассказал о наших планах, о том, как вижу ситуацию и чего жду от захватчиков, дал примерный расклад по времени. Все внимательно слушали. Во время речи подошли ещё человек десять. В конце спросил что они думают делать дальше.
  Вперёд вышел Михей.
  - Мы решили собрать всех кого сможем уговорить из баб да домочадцев, и Пахом отведёт на свою поляну. Чтоб прожить какое-то время в глуши им нужно будет оружие и скарб различный. Поэтому вместе с ними пойдут человек десять мужиков и все молодые парни. А кто останется, под твою руку пойдут. Что скажешь, то и будем делать. Мы так мыслим, что староста на смерть обрекает тех, кто с ним за завалами на берегу останется. А нам и помирать не охота, и бросать дурней совесть не позволяет. А ты вроде как человек умный, зазря не погубишь людей.
  - Постараюсь. Хорошо, раз решили, пусть будет так. Тогда помогайте все вместе собирать вещи и добро тем, кто в лес пойдёт. Постарайтесь забрать всё, что можно прихватить. Потому как по возвращению можно и не застать целых хат. Коли б все уходили, пришлые пошатались по домам, да и ушли. А так, обозлённые отпором, могут пожечь всё. И пусть с бабами идут не десять, а двадцать мужиков, рук крепких много понадобится. Считайте, на месяц, а то и больше обосноваться надо будет. Кто его знает как обернётся здесь, вдруг надолго. На сборы сегодня и завтра. Выход послезавтра утром, позже нельзя. Михей, возьмёшь человек десять и уберёшь все следы, чтоб не нашли. Потом догонишь нас. Остальные с нами выступают завтра, назначь старшего. Мы пойдём к постоялому двору, там и дождёмся вас. Если куда уйдём, оставим гонца. В отряд к нам отобрать надо охотников. Если есть конечно. С собой топоры обязательно и запас харчей побольше. Жить придётся в лесу, исходя из этого и собирайтесь. Да и нам бы помочь с харчами. Утром ещё надо будет со старостой последний раз поговорить, вдруг одумается. Это всё. А сейчас поговорите с теми, кто сомневается, может кто ещё передумает.
  Через полчаса собрание постепенно разбрелось, оставив несколько выбранных охотников и тех, кто будет ответственными за разные группы эвакуируемых и помогающих. Всего завтра с нами выдвинется двенадцать мастеров леса. Это предварительно. Есть ещё несколько не определившихся глав семей, с которыми обещали переговорить до восхода. На этом сход граждан закончился и я с друзьями отбыл в расположение временного пристанища. Вечер неожиданностей не принёс. Все улеглись на отдых, предварительно выставив посты. Кстати, не первый раз замечаю, что мои внутренние ощущения от продолжительности местного часа не совпадают с продолжительностью земного из моего времени. Такое чувство, что здесь час немного длиннее. Но пока подтвердить догадку нечем. На глаза ни один прибор замера времени не попался, а потому и сравнить не с чем. Нет, конечно они есть, раз местные так точно ориентируются по времени, просто специально задаваться этим вопросом не было ни времени, ни особой надобности. Как всё утрясётся, тогда обязательно потешу своё любопытство.
  Утро началось с криков на улице. Ну что за радость людям орать по утрам? Да ещё ни свет, ни заря? Не успел протереть глаза, как ко мне подошёл один из ребят Клеста.
  - Сармат, там староста благим матом орёт, требует тебя. Хотел сюда вломиться, но Клёст велел никого не пускать. Мы и достали оружие. Так староста с мужиками пришёл, человек десять их. Как узнал, что не пустим, да ещё клинки обнажили, сразу трухнул. От ворот подальше отвалил и давай орать, тебя ругать. Говорит, ты ему раздор в деревню принёс, всех сбаламутил. Грозится карами небесными. Сам, небось, не одолеет, на богов надеется.
  Мужик явно получал кайф от происходящего. Ещё бы, мы крутые, а целый староста там на какашки исходит, а всё равно видно, что боится. Ладно, раз разбудили, надо идти и начинать этот нелёгкий разговор. Я знал, что его не миновать, но всё ж надеялся на русское 'авось'. Но нет, так нет, будем поговорить. Главное, самому не заводиться и не отпилить голову этому добрейшему человеку, собирающемуся угробить кучу народа.
  К слову сказать, несколько человек из нашего отряда тоже дрыхли до начала шумового штурма и теперь недоумённо вертели головами. Но как только мой сопровождающий махнул им рукой, все дружно подорвались и похватали оружие. Привыкают селяне к дисциплине, привыкают. Ещё пару недель похода да несколько стычек и будет неплохой спаянный отряд. Если, конечно, не начнём с разгромного проигрыша, который убьёт весь боевой настрой, кураж и веру в победу. Тьфу, тьфу, не дай бог.
  Прошли через двор уже компактной группой. Что там происходит за дверью узнал только после того, как оттеснив меня туда прошли несколько человек, расходясь полукругом. Этому их не учил, где-то сами прознали. После поспрашиваю Клеста и Тихона кто обучил тактике охраны местных ВИП персон. Кроме пришедших со мной перед воротами стояли с десяток наших во главе с Моим теперь уже точно замом по общим вопросам Клестом. А напротив собралась небольшая толпа из любопытных и десятка мужиков во главе со старостой. Увидев меня, тот сразу перешёл в словесную атаку. И даже подошёл на пару метров ближе.
  - Ты что творишь, а? Что творишь? Ты обрекаешь на смерть деревню! Зачем всех перессорил? Люди послушали твои подлые речи и собираются уходить! И это под боком у меня! Меня, кто дал вам дом для всех, поселил, накормил и отнёсся как к соседям! А ты подбиваешь втихаря меня не слушать! Барон всё узнает, обязательно узнает! Я ему расскажу, что ты подстрекал людей бросить его добро и уйти туда, где они обязательно погибнут! А даже если и выживут, то станут бездомными нищими бродягами! Всё это будет на твоей совести!
  - Эй, эй, потише ори, оглохнуть можно!
  Я понял, что если молчать, то Гнездило перейдёт все границы и обвинит меня в конечном итоге в организации самого нападения и подстрекательстве эльфов завоевать мир людей.
  - Я буду только рад, коли твоя дурная голова переживёт штурм и сможет донести свои глупые мозги до барона, чтобы он примерно наказал идиота. И лишил его такого ненужного ему предмета как голова. Да, я разговаривал с людьми, да предложил им спасти жизни и вещи. Конечно, всего добра не забрать, тем более тебе, купцу. Но если ты думаешь, что сможешь отбиваться от воинов в доспехах кидая в них монетки, то флаг тебе в руки и барабан на шею! Готов отдать жизнь за свои деньги - отдавай! Но не тяни людей за собой. Ты ведь староста, должен понимать, что против двух сотен обученных воинов даже все мужики деревни не выстоят! Не смеши богов, говоря про баррикады, это как горка для детей. Возьмут, сделают несколько плотов ниже течения, переправятся на них и войдут в деревню с земли. А часть разойдётся вдоль берега, отстреливая тех, кто решит спасаться и переплыть реку. Даже мой отряд стрелков не сможет ничем помочь. Понимаешь ты это, торговая твоя душа?!
  Видно такого наглого отчёта Гнездило не ожидал и на несколько мгновений завис, вращая глазами и медленно бледнея. А когда смог справиться с собой и открыл рот для достойного ответа, опередил его и бросил предложение.
  - Могу только договориться как совместно действовать, раз уж остаёшься. Ведь не все уйдут. Одних вас тут положат очень быстро. А если придумаем как воевать помогая друг другу, может хоть кто-то живым выберется. И не спорь, это лучший вариант сейчас. Что потом будет, потом и разберёмся. Давай, соглашайся, пока совсем авторитет не потерял у своих земляков.
  Такого поворота Гнездило не ожидал. Скорее всего думал, буду оправдываться, юлить, а он меня распинать и клеймить. Поэтому примерно на минуту завис, взвешивая плюсы и минусы. Может он и был купцом, думающим исключительно торговыми категориями и не понимающего до конца опасности. Может. Но уж точно не дурак и сволочь оказался. Просто заботился о своих людях как считал правильным. Конечно, ошибался, очень серьёзно ошибался. И тут надо подумать, как минимизировать катастрофичность выбранного старостой пути. Спросите, зачем это надо мне? Сам не знаю. Скорее всего сработал рефлекс, заложенный на генном уровне и твердящий - своих бросать нельзя! А то, что даже эти люди стали своими сомневаться давно не приходится. Сколько я уже здесь, семь, восемь дней? Кажется немного совсем, а вот как целая жизнь прошла. И вроде событий мало, не то, что в двадцать первом веке с лавинообразным информационным прессингом каждый день, а складывается ощущение прошедшей вечности. Поэтому свои теперь мне эти деревни и их жители. И сейчас будем план планировать как поддержать упрямых камикадзе.
  Наконец староста отвис и принял решение. Я оказался прав, план будет.
  - Хорошо, бог с тобой, давай думать. Хоть ты и гад, каких поискать, но вроде доказал вчера умение биться. Пошли в мою хату.
  - Чего ходить туда-сюда? Давай к нам, ребята уже завтрак готовят, тут и покумекаем.
  В большой зале в камине, что у дальней стены, наши кашевары разожгли огонь и вовсю приближали момент утренней трапезы. А котелки с взваром уже закипели и были сняты на стол. Как говорится, война войной, а обед по распорядку. Клёст мудро рассудил, что двум бойцам можно не присутствовать на спектакле и оставил готовить.
  С Гнездилой остались двое, вчерашний Меря и двое незнакомых. С нашей стороны присели Витал и командиры пятёрок. Кроме Тихона и Семёна. Этих в доме не наблюдалось, как, впрочем, и части бойцов.
  - Ну, сказывай, что надумал? Наверняка есть предложения?
  - Кое что есть, но надо обдумать. Смотрите, предлагаю ...
  В общем, наш разговор затянулся часа на полтора. В конечном итоге сошлись на том, что местные попробуют сделать разные ловушки уже в деревне, на той стороне. Наверняка, доблестные воины не будут ждать от спрятавшихся в страхе крестьян такой подставы. Мой изначальный план был начиная от постоялого двора, после обезвреживания наёмников, уже приступить к обстрелам гостей из лесного массива. Но теперь эта тактика могла насторожить воинов-завоевателей. Поэтому придумали другую идею. Как начнёт втягиваться в деревню с ловушками воинство, мы дружным огнём ударим по арьергарду. Расчёт строили на том, что не будет разведки, которая может попасть в ловушки ещё до подхода основного войска. Самое наше слабое место. Я, например, был уверен, что даже если в лесу не будет разведки, то перед деревней обязательно командир пошлёт людей оценить обстановку. Да и в походной колоне передовой отряд будет по любому. Значит, надо что-то такое придумать деревенским, что сработает исключительно на большое количество человек. Задача! Несмотря на подключившийся к мозговому штурму дополнительный народ, ничего не изобрели. Пришлось по старинке рассчитывать на старые трюки. Первым пунктом шли ямы с кольями. Выкопать успеют, люди будут. Вот замаскировать нужно хорошо, но и это в топтаной перетоптанной улице проблем не составит. Дальше надумали обрушить стену двух домов на проходящих. Тут посложнее задачка. Но выход нашли. Один дом уже начинали разбирать и переносить брёвна на баррикаду. Крышу сняли и почти две стены. В той стене, что держала нужную нам мужики перепилят все брёвна и место распила замажут грязью. Фронт работ находится с той стороны, где проходящим от леса не будет видно, но заметание следов всё равно обязательно. Не будем надеяться на то, что все там дураки. Пришлось думать как заставить стену потом падать с нижней обвязки. Но в конечном итоге нашли выход. На противоположной стороне дом тоже начала разбирать. Он, правда, стоит немного наискосок, но так даже лучше. При падении большую площадь перекроют. Обе стенки соединят верёвкой, лежащей на дороге и присыпанной пылью. А чтобы запуск схемы состоялся, в центре улицы поставили палку с куском бересты на ней и надписью 'Идите прочь'. Низ палки привязали к этой верёвке. По задумке надпись должна вызвать эмоции у прочитавших. И кто-то пожелает захотеть либо взять палку и показать командиру, либо выкинуть с пути. Нам подойдёт любой вариант. Главное, чтоб дёрнули. А стеночки будут держаться 'на сопельках' и рывок верёвочки запустит обвал. На массовые жертвы не рассчитываем, но отвлечь должно. А там мои стрелки сзади дружным залпом заявят о серьёзности намерений. Если командир не дурак, то на нас тут же среагируют и попытаются ответить. А сам отряд перестроится и закроется щитами. Но тут возможны варианты с ответами. Если есть лучники, то это будут однозначно они. Потому как переться в незнакомую деревеньку с полуразобранными домами после такого сюрприза никто не рискнёт. Или наоборот. Тогда будем драпать в лес. Но в любом случае, многие повернутся спинами к 'засадникам' с того берега. И они должны воспользоваться моментом. Для такого дела оставлю пятёрку Семёна и десятью местными, кто присоединился к нашему отряду. Надеюсь их немного потренировать успеть. Да плюс будут те, кто останется в подразделении старосты. Много ли, мало ли уничтожим, но заставим пришлых потерять инициативу. Надеюсь, что заставим. Как мне думается, нормальный командир постарается сначала устранить отряд в тылу и только потом переправляться в центр деревни для показательной зачистки. А наши тем временем покинут старосту и ниже по течению переплывут на лодке, которую притопят в укромном местечке. Ночью ещё устроим попытку налёта, но не сильно лихую, чисто для галочки. Потому как наверняка будут ждать и приготовятся. А вот через час после якобы неудачного обстрела и поспешного отступления повторим, но с большей тщательностью. Хочется верить, что так быстро нас ждать не будут. Ну а дальше по ситуации, будем кошмарить и мешать переправе. План получился шаткий, со многими допущениями. Но лучшего у нас не было. Поэтому все дружно распределили роли и приступили к выполнению. А мы собрались, захватили присоединившихся и пошагали к постоялому двору. Кстати, обратил внимание, что надписи на бересте мне совсем не понятны. Вот вроде отдельные буквы похожи на русский, но всё равно какие-то не такие и целиком слова пишутся не так, как привычно мне. Что ж, надо будет потом озаботиться изучением ещё и этого дела. Наивно было рассчитывать, что письмо будет таким же, как в моё время. И ещё, недавно понял, что говорю не на понятном и знакомом мне русском. То есть, слова отдельные и обороты знакомы, а большая часть смысловых конструкций звучит иначе, чем воспринимается. Проще говоря, я изъясняюсь на сильно искажённом русском, а понимаю его как привык. Говорю одно слово, а слышу другое. Вроде как мыслю на родном, а какой-то переводчик внутри выдаёт слова другого языка. Стало быть, при переносе в этот мир мне выпал изрядный рояль в виде понимания местного языка, на что не обращал внимания очень долго. Видно, не до того было. Слава Роду-Батюшке! А то как подумаю, что мог нифига не разбирать, что говорится местными, то аж дрожь пробирает. Намучался бы от души. Загадка однако! Ну да ладно, одной больше, одной меньше. Всё равно когда-нибудь разберусь. Сейчас главное, наёмников не проворонить.
  Уходили все вместе с бойцами Семёна и шестнадцатью новыми ополченцами. Последних разделил на две пятёрки и шестерку. Пятёрки потом с Семёновыми ребятами вернутся, а шестёрку оставлю для особых поручений. Как ни крути, а опыта у них будет поменьше, чем у моих архаровцев, поэтому и задания им предстоят больше мирно-рабочие. На худой конец, поставлю в прикрытие. Сразу по выходу начал тренировки. Как прежде народ засылался в разведку, авангард, боковое и тыловое охранение. Бродских разделил по два человека в свои группы, дабы перенимали опыт у более обученных товарищей. Сразу отметил изменения от отсутствия Николки. Вот кто прирождённый разведчик. Но как не хотелось оставить парня, не дорос он ещё до настоящих боёв. Перед нашим уходом снарядили шустрика харчами, луком и серьёзным ножом. Очень кстати в сопровождающие к нему подъявился дед Пахом. Пока народ соберётся, ему делать было нечего и любопытный охотник с радостью высказал идею сопроводить мальца до Лисовок. Заодно посмотреть на приготовления, пообщаться с людьми. У меня как гора с плеч. Страшновато было оправлять парня одного. Не дай боги, встретит похожую тварь на мёртвого мишку, что меня чуть на тот свет не отправил.
  До постоялого двора добрались к обеду. Примерно километров пятнадцать отмахали, прежде чем лес расступился. Правая его стена изгибалась ещё больше вправо, следуя за скрытой от наших глаз рекой. Фактически всю дорогу мы шли вдоль неё. Иногда дорога приближалась к воде вплотную и тогда нашему взору открывались прекрасные виды величественной водной глади, неспешно текущей в своё будущее. Но чаще между берегом и дорогой стояли густые ивовые заросли. А сейчас справа эти заросли истончались, превращаясь в редкие отдельные деревья и группки кустов, открывая любопытному взгляду ленту воды. А чуть дальше впереди деревья вовсе заканчивались на этой стороне, оставляя место просторному лугу. Слева же лес делал поворот и убегал от дороги почти под прямым углом. Насколько хватало глаз, вправо расстилался холмистый луг. Вперёд он продвигался километров на пять, не меньше. Насколько мне объясняли местные, до самого города леса не будет. Но и увидеть строения не получалось из-за холмов. А может и из-за расстояния. Как никак, а километров пятнадцать - семнадцать до стен есть. Наша же цель располагалась у левой кромки леса, метрах в трехстах от нас. Прямо за постоялым двором из леса слева выползала ленточка северного тракта, в который и вливалась наша дорога в месте расположения человеческой постройки. Но выбрались мы из леса не просто так. Перед выходом разведчики опушкой сходили до цели, выяснили обстановку и только после этого выбрали тактику действий. Ситуация немного изменилась, наёмники уже были там. И теперь предстояло не просто подготовить встречу, а придумать как их выманить из укреплённого места и нейтрализовать. Выслушав своих людей, выдал им свой безумный план, который только что родился в голове. Правда, выслушав меня, у многих возникли сомнения, что этот план родился именно там. На что я им резонно заявил, цитируя Эйнштейна - если идея в первые мгновения не показалась вам безумной, значит она обречена на провал. Может и не совсем точно в словах, но смысл был такой. Никто не знал Эйнштейна, но все признали безумцем и его, но согласились, что такая дурь может и сработать. Только надо подстраховаться. А то я сам не понимал этого! Вдруг всё пойдёт не так и моя жизнь будет висеть на волоске, без страховки тут нельзя. Жизнь у меня очень ценный ресурс, возобновление которого пока под большим вопросом. Теорию перерождения пока слышал только на словах и знакомых из прошлых воплощений встречать не довелось. Но и в страховке решил не скромничать. Как говорят, наглость - второе счастье.
  Кстати, пока двигались через лес, пару раз делали остановки у реки чтобы дать время нашим разведчикам. Один раз уже перед самым выходом на открытую местность. И когда я пошёл умыться к воде, разглядел своё отражение. Вроде ничего особенного в этом нет. Но некоторые черты лица чуть-чуть изменились. Щёки похудели, кожа стала немного светлее, уменьшились складки на лбу. Казалось бы мелочи, но вместе они создавали ощущение, что моё отражение немного моложе, чем я есть. Когда внимательно вглядывался, вдруг проявилось отображение моих параметров, которые до этого видел только на других. И, о чудо, теперь разглядел свои цифры! Которые заметно отличались от чужих. Выносливостью я не блистал, всего 6 единиц. Зато скорость сильно превышала среднюю среди охотников- 17. Сила - 8, ловкость - 8, а вот мудрость повергла в шок - 21! Хотя, если в этот параметр включаются знания, опыт, умения, смекалка, находчивость и тому подобное, то удивляться нечему. Я ведь из двадцать первого века, где в головах людей затрамбованы целые энциклопедии. Правда, большая часть тех знаний совершенно бесполезны. Но тем не менее, объёмы информации, что ежедневно пропускает мозг на порядок превосходят всю информацию местного княжества за год. Это ладно, вроде понятно. Но тут ещё одну загадку увидел. Там, где у Витала располагается голубая полоска магии, у меня пустой прямоугольничек с окантовкой в виде светящейся белым тонкой нити. То есть, магия должна быть, но заполнения цветом нет. Что это означает, можно только гадать. Поднял голову от водяного зеркала и задумался о том, как можно видеть свои показатели без воды. Не буду же таскать с собой тазик и кувшин воды на случай, когда понадобится глянуть на родимые циферки и значки. Несколько минут перебирал разные приходящие в голову глупости, пока не наткнулся на простой по сути ответ. Как я активировал интерфейс на охотниках? Правильно, представляя их виртуальным персонажем и 'кликая' на образ человека. Потом научился сильно захотеть появления информации, типа пристального вглядывания, и она проявлялась для меня. Как сейчас в воде. Так почему бы не представить, что вся эта информация отстоит от меня на некоторое расстояние, но располагается как бы 'перед глазами'? Попробовал и с первого раза получилось. Правда, располагались цифры немного неудобно, как будто бы в метре от лица. Пришлось представлять всё так, как видел в некоторых играх. Теперь лучше стало. Если думать, что мир я вижу через такой объёмный экран, то параметры висели на периферии зрения, или недалеко от контуров экрана. Такое расположение не мешало видеть всё вокруг и по бокам, при этом прекрасно фиксируя цифры.
  Замечательно, теперь можно оценивать потенциальные возможности победы, опираясь на разницу показателей. Даже сейчас видно, что скорость моя значительно выше, как и база знаний, чем у предполагаемых противников. Это при условии, что их данные не сильно отличаются от данных моих спутников. А вот на выносливость ставку делать нельзя. Интересно, а прокачивать параметры можно только как в жизни, или есть методы похожие на игровые? Раз вижу интерфейс как в игре, почему бы не быть и другим элементам не из обыкновенной жизни?
  Ко временному лагерю я вернулся в своих мыслях. А бойцы ожидая вестей от разведки немного нервничали. Среди тихих разговоров расслышал упоминание богов. Прислушался внимательнее. Несколько охотников из Жмуди делились рассказами о своих тренировках с соседями. А я как-то и забыл, что староста и кузнец систематически заставляли мужиков выполнять норматив по физподготовке и что-то выдавали им о боевых делах прошлого. Интересно будет узнать подробнее, чему именно их учили, но чуть позже. В голове родилась идея относительно превращения в сплочённый отряд нынешнее братство вольных охотников. А подсказало мне как раз подслушанное упоминание богов. В этом мире, где цивилизация успела в своё время достичь весьма впечатляющих успехов в магии и даже выйти в космос, освоив окрестности родной планеты, стали постепенно забывать о богах. Память о них осталась лишь как элемент культуры и традиций. Даже скатывание в пропасть деградации из-за войны не вернуло у людей веру в божественные начала. Лишь немного всколыхнуло старые представления. Но в силу того, что тысячи лет люди привыкли полагаться на свои достижения, о божественном аспекте размышляли больше в философском ключе, считая его скорее некой следующей ступенью развития магических талантов и лишь косвенно упоминая о изначальной природе богов, как части Великого Творца Мира. На это и был мой расчёт. Посчитал, что с помощью обращения к богам, как некой сверхсиле, можно дать уверенность в получении их помощи и в этой вере сплотить коллектив. Ничего нового, старое правило создания сект и культов личности в моём старом мире. Надеюсь, это послужит исключительно благим целям. Что-то подсказывало мне, так думали многие, кто создавал культы и секты. Но с нами ведь такое произойти не может, потому как именно наше дело правое? Слабое утешение, но другого пока нет. Да и фиг с ним, мне не религии создавать тут надо, а дать бойцам стимул и веру. А с остальным потом разбираться будем.
  - Слышу, вы о богах разговариваете?
  - Да, старики рассказывали, что боги когда-то были ближе к нам, людям, и даже жили среди нас.
  - Там, откуда я родом, до сих пор верят в это и продолжают славить их. Был период, когда вера в древних богов ушла и только в далёких поселениях сохраняли память. А потом вновь имена богов воспряли из небытия в наших обращениях и славлениях, в обрядах и праздниках. Со временем люди заметили, что во время обращений к богам, что-то меняется в них самих и окружающем мире. Старики говорят, боги слышат нас.
  - Ух ты, неужто правда?! А у нас такого давненько никто не слыхивал. Да и помним мы от силы только кто из них кем был, да что творил.
  После моих слов на несколько минут в кругу мужчин повисла тишина, которую прервал чей-то удивлённый возглас. Многие его поддержали, подтверждая сказанное.
  - Сармат, можешь поведать об этом подробнее? Наши сказывали, появился ты как раз на древнем капище богов. Неспроста же так?
  - Могу рассказать, только давайте подробно вечером у костра. Разговор этот не на пять минут. Но чтоб почувствовали сами что за сила скрывается в обращениях, можно сейчас всем вместе прославить Перуна, бога покровителя воинских дружин и побед. Того, кто дарует воинам мужество и силу, мудрость и защиту. Что скажете?
  - Что, просто так взять и здесь, в лесу прославить? А что для этого надо? А можно так разве?
  Вопросы посыпались как из рога изобилия. Как раз то, что мне и требовалось. Интерес есть, антураж создать не проблема, тексты обращений помню, а лежащая в ташке зажигалка должна здорово помочь в создании требуемого настроя. А так как боги на самом деле доказали своё существование совсем недавно, перенеся меня в этот мир, то существует немаленький шанс реально достучаться до Перуна. Если уж в моём мире он отзывался разными знаками, то тут может проявиться очень даже конкретно.
  - Так, слушайте сюда! Ничего сложного в этом нет и мы можем после небольшого приготовления всё сделать прямо здесь. Мне надо немного сухих дров для костра, чтоб горел минут десять. Вот здесь очистите небольшой круг от дёрна, не больше метра в диаметре. Каждый возьмите в руки щепоть крупы, которую по моему слову будете класть в огонь. Станьте кругом, чтобы места хватило всем вытянуть руки к костру и не толкать соседей. Давайте, начали.
  Стоит ли говорить, что парни сделали все приготовления очень быстро, предвкушая участие в необычном действии.
  После небольшого объяснения кому что и когда делать, на очищенной от дёрна земле выложили дрова в виде колодца, сами стали кругом лицом внутрь шагах в четырёх-пяти от будущего кострища. Я вышел в середину, воздел руки к небесам и прочитал:
  
  'Перуне! Вми призывающим Тя, Славен и Триславен буди!
  Оружия, Хлеба, Рода - благость дажьди!
  Громотворению Яви, Прави над всеми вще изо-Родно!
  Тако бысть, тако еси, тако буди!'
  
  Достал зажигалку и одним щелчком родил крохотный огонёк, вызвавший в рядах воинов удивлённый вздох. Когда загорелись дрова, велел повторять за мной славление всем, как говорил ранее. Начинал читать строчку, а ребята хором вторили.
  
  - Славься во всём Перун, бог Огнекудрый!
  Доблесть в бою нам дающий и силу в нас воспитавший!
  Жарким огнём выжигающий плесень и сырость!
  В наших сердцах, если вдруг зарождались когда-то!
  
  Если первые строчки звучали немного вразнобой и неуверенно, то к концу набат голосов звенел громко и яростно, окрыляя мужчин и поднимая внутри них первобытную необоримую силу, что была готова смети всё на своём Пути за Справедливость.
  
  - Видящий с неба и зависть, и злобу людскую!
  Стрелами их поразивший, если нам вдруг худого хотели!
  Вечно живущий в лесах наших светлых и рощах!
  Во славу твою зажигая священное пламя!
  Дети твои призывают тебя, Прародитель!
  Слава Перуну!
  Последние два слова словно стрелы метнулись ввысь. А воины сделали шаг вперёд и отдали свою требу-дар из щепоти крупы огню. В этот момент одна из веток в костре громко щёлкнула, выстрелив вверх сноп искр. Охотники отшатнулись в испуге, но тут же закричали радостно, посчитав это знаком бога. А значит дар принят и теперь его сила и защита будут с отрядом в предстоящих боях. Только я остался стоять на месте, внимательно вглядываясь в то, что успел увидеть над головами своих людей. На короткий миг над всеми проявилась необычная полоса бело - голубого цвета, похожего на свет от некоторых молний. И полоса была заполнена этим светом примерно на четверть. Вот это да! Как известно, молнии один из атрибутов Перуна. И получается, что бог действительно услышал и отозвался, наделив людей какой-то своей, особенной энергией. Вот только что с ней делать? Как использовать? Так, а у меня что изменилось? Смотрю на свои параметры и удивляюсь. Непонятная полоса с окантовкой тоже частично заполнена. Но не на четверть как у всех, а где-то на треть. Это мне подарок за то, что организовал и провёл славление? Очень, очень всё интересно!
  Так-с, не будем отходить от кассы, когда плюшки выдают. Судя по всему, это не магическая энергия, а божественная. И она просто обязана иметь свою область применения. Если магию можно трансформировать в вещественные предметы, типа тех же ледяных стрел и огненных шариков, то и божественную благодать без сомнения можно воплощать в практическую пользу. Пока размышлял, обратил внимание, что кто-то из бойцов ляпнул о прибавке в умении стрелять и прятаться. Мол, раз бог дал знак, и он бог покровитель воинов, а главное умение наших парней стрельба из лука, то именно эта способность будет усилена добрым богом злых сечь. Конечно, мысль сию выразили попроще и в нескольких фразах, но смысл такой. Стоило большинству поддержать мастера логики, как их параметр ловкости скачком увеличился на единичку, а уровень божьей силы в полоске уменьшился вполовину. О как! Неожиданный поворот! Значит, вот оно как работает. А если у себя пошаманить в циферках? Так-так, что нам надо? А надо выносливость подтянуть. А то от местных здорово отстаю, быстро выдыхаюсь. Представляю, что мой параметр и моя реальная выносливость стали больше. Хоп, сработало! Теперь там красуется семёрочка. А что с божьей силой? Ага, отъехала назад на треть примерно. Значит, одна цифра параметра съедает четверть полосы. Хотелось бы больше получать и меньше платить, но и это просто здорово. Интересно, это увеличение навсегда или временно? Ну, это узнаем со временем. А теперь попробовать надо у других изменить значения. Чем чёрт не шутит, вдруг получится.
  - Друзья! У вас у всех теперь божье благословление на некоторое время есть. Можете стрелять точнее, уворачиваться лучше и быть более ловкими. Перун действительно нас услышал. Но у вас есть выбор, те кто пожелает, может не ловкость приобрести, а силу, выносливость или скорость. Что скажете, кому чего?
  Про мудрость не стал говорить. Что-то у меня сомнения возникли в возможности вот так просто изменить параметр без реальных знаний в голове. Всё ж таки это не тело подправить, тут может быть всё намного сложнее и непредсказуемее. Сначала сам поэкспериментирую, а бойцам по результату буду передавать опыт. А ребята думали не долго. Вперёд вышел Клёст и взял разбор плюсов в свои руки.
  - Сармат, раз нам так повезло, давай будем не всем одно и то же давать, а в зависимости от задач, которые каждому достанутся. Например, разведчикам ловкость и выносливость нужнее. Тем, кто стрелять без сомнения ловкость и меткость, а кого возьмёшь в прикрытие для рукопашных сходок, тем сила да скорость важнее. Как-то так вроде. Надо подумать, в общем.
  - А ведь ты прав, друг. Дождёмся разведчиков, составим план действий и потом определим кому что нужнее будет.
  - Один вопрос только, а как сделать, чтоб нужное от бога досталось?
  - За это не переживайте, как выбор сделаете - помогу.
  И я действительно был уверен, что раз всё раньше сложилось хорошо, то и с этим дело не станет. Не знаю откуда, но был абсолютно уверен, здесь боги будут отзываться сильнее, чем в моём мире. Наверное, тут их ещё не успели забыть так основательно, как у нас. Или просто люди этого времени до сих пор верят в волшебство мира, а не технический прогресс и торжество науки. Судя по тому, как просто бойцы приняли произошедшее действо, последнее предположение более вероятно.
  А как вернулись ребята Тихона и пересказали новости, мы и придумали смелый и безумный план. План, где предполагалось не убивать наёмников, а перевербовать. Или хотя бы заставить сдаться и уйти. Но лучше перевербовать. Мой расчет строился на том, что командование наёмников ни сном, ни духом, что их подрядили воевать не просто за какую-то группу людей, а за тех, кто в союзе с эльфами выступил против всех людей. Такого в этом мире ещё не было. Да и не могло быть раньше, когда несколько тысяч лет шла война на истребление. Стать союзником главного врага мог только совсем сумасшедший. Наёмники хоть и не сильно обременены принципами, но они не должны быть скотами. Я на это надеялся. А разговор с моими людьми добавил уверенности в предположении. Но сомнения всё равно оставались. Для этого разработали план встречи. Со мной к воротам пойдут Витал и Тихон. Один маг и сам по себе сильная фигура в переговорном процессе. Плюс, может сказать о несостоявшихся нанимателях немало. Второго беру как разведчика и хорошего стрелка. И разглядит больше, и поддержка в случае экстренного отступления. На всякий случай его пятёрка подползёт чуть ли не под стены постоялого двора. А две других пятёрки веером охватят пространство со стороны луга. Тоже скрытно, затаившись в траве. Одна пятёрка заляжет аккурат за нашими спинами, недалеко от опушки. Это резерв на случай непредвиденных изменений ситуации и группа прикрытия. Оставшиеся охотники зайдут со стороны леса и будут контролировать небольшие воротца, скорее дверку, выходящую в том направлении. Заодно и всю стену от леса. Ну и парни из Брод остаются под командованием пятёрки прикрытия, точнее её командира Семёна. Когда все займут места, мы втроём выйдем из леса, подойдём к двору и вызовем на переговоры старшего. Если надо будет, отойдём с ним в сторонку на беседы один на один. Надеюсь, получится направиться в сторону, где залягут разведчики. Ну а там как карта ляжет. Если всё пойдёт плохо и нас попробуют атаковать из главных ворот, разведка и стрелки должны стать сюрпризом и сильным сдерживающим фактором. Мы трое даём наёмникам частично выйти из ворот, применив сто первый приём каратэ, то есть бег. А потом охотники встают и как мишени расстреливают преследующих. Видя это, бродские быстрым бегом приближаются к нам для поддержки. Таким образом, перед воротами сосредоточится три десятка бойцов. Этого должно быть достаточно для успешных действий. По нашему свисту из леса народ пробует проникнуть внутрь. Конечно, там будет охрана, но есть надежда, что она отвлечётся на серьёзный замес у главного входа. Удар в спину оставшимся наёмникам решит дело в бою. А если из леса парни не смогут пробиться, то отвлечение внимания позволит нам надавить здесь. Даже при не увенчавшемся успехом штурме, можем положить больше трёх десятков наёмников и потребовать их капитуляции. Своих под ножи подставлять не планирую. Если будут осложнения, переть напролом не станем. По идее, раз наёмники ждут полсотни клинков, своих у них кот наплакал. И раз клинки вообще нужны, то это не отряд стрелков. Что тоже нам на руку. Но пусть уж лучше мне удастся договориться с их командиром.
  С характеристиками и распределением показателей проблемы не было, как я и предположил. Уже набиваю руку, можно сказать. Разведчикам и двум ближним пятёркам добавил по баллу в ловкость и скорость, полностью опустошив шкалу божественной благодати охотников. Лесной засаде и пятёрке поддержки кинул балл в ловкость и силу, бродским так же. Последние должны выступить в роли бойцов ближнего боя в случае боестолкновения. Конечно, занятий с клинками толком не было, поэтому надежд особых не питаю на их счёт. Пусть пока добегут, будут лупить из луков. Себе и Виталу закинул по баллу в ловкость и силу, а Тихону в ловкость и скорость. Всё, к приключениям готовы.
  И вот наконец стоим шагах в двадцати от входа. Пара часовых удивлённо лупятся на нас, ничего не предпринимая. Толи ждут наших дальнейших действий, толи по жизни тупые ребята. У них перед воротами стоят трое вооружённых типов, чего-то ждут, а они глазеют, ни разу не озаботившись доложить начальству о странных пришельцах. А может так уверенны в своих силах, что не предполагают даже гипотетической опасности? Да, удивили. И по вооружению тоже. У обоих на поясах мечи. Судя по выглядывающим сверху ножен гардами и рукоятями, такие же, как и были в моём сарае. С другой стороны на поясе длинные ножи, а в руках копья метра по два длинной с широкими листовидными наконечниками. Напомню, местный народ намного ниже меня и такие копья сантиметров на сорок - пятьдесят торчали над их головами. Да уж, коли у всех было бы такое оружие, нам пришлось бы нелегко. Но я уверен, этот полный комплект есть лишь у охранников ворот, может ещё у ребят перед лесной дверкой да у командира с помощником. С такой оравой помощник быть просто обязан. Минут через пять надоело выполнять роль картины и я крикнул.
  - Эй, вояки, так и будете рты открытыми держать? Всех окрестных мух переловите. Что за непорядок в несении службы? Перед вами неизвестные с оружием, а командир ещё не оповещён об этом! Давайте, зовите его скорее, разговор есть.
  И тут, наконец, оба очнулись. Один тут же скрылся за воротами, а второй поудобнее ухватил копьё, наклонив в нашу сторону. Видно, не новичок и умеет обращаться с оружием. Через несколько секунд вернулся второй и повторил действия напарника. Ага, доложился кому-то и снова на пост, молодец. Не прошло и минуты, как нарисовалась целая толпа. Кто-то торчал над частоколом, кто-то выглядывал из-за спин стражи. Причём, только двое были с копьями. А мечей больше не заметили. Минут через пять седой мужик в кольчуге и с мечом раздвинул немаленькими плечами народ и вышел на шаг вперёд. Росту в нём было не много, по местным меркам середнячёк. Но жилист и мускулист, судя по рукам и шее. Тело и ноги не разглядеть под кольчужкой и штанами. Без копья, но со щитом в левой руке. Острый взгляд упёрся в нас, быстро определив меня старшим.
  - Чего надо?
  Неразговорчив и, судя по всему, умён. Как понял? Он мигом оценил обстановку, оглядел луг и кромку леса, что-то шепнул соседу. Тот пулей умчался внутрь этой мини крепости. Стало быть, послал глаза и уши на лесную часть стены. Даже отсюда я почувствовал тяжёлый взгляд которым впился в меня этот товарищ. Хорошо, с дураком было бы тяжелее.
  - Хочу вас нанять.
  - Мы уже работаем, не в этот раз.
  Глаза вожака наёмников забегали по лугу ещё раз, голова описала чуть ли не триста шестьдесят градусов, выискивая опасность. Ещё бы, три типа предлагают найм. Это странно, а значит опасно. А раз опасно, надо готовиться к битве. Умный гад, планы все рушит догадливостью. Что ж, будем играть в открытую.
  - Ты прав, вы окружены и в случае попытки нас атаковать, будете все уничтожены. Говорю это в надежде, что ты умный человек и предпочтёшь разговор бессмысленной бойне.
  Небольшой блеф, если он на пользу делу, считаю важной частью нашей беседы.
  - Ты же знаешь, если наёмники заключили договор, он выполняется до конца. О чём тогда говорить?
  - Знаю. Также знаю, что ваш договор ещё не состоялся и оплата не получена. Тем более, что теперь и наниматель больше не существует.
  - Поясни.
  - Отряд, с которым вы должны были соединиться, мы весь уничтожили. Остался только маг и он сейчас стоит рядом со мной, принеся клятву служения.
  - Это уже интересно. Стоит поговорить. Продолжай.
  - Предлагаю отойти нам двоим в сторонку. Есть сведения, которые не стоит произносить вслух. Потом сам расскажешь своим что посчитаешь нужным.
  - Ловушка? - Бровь командира вопросительно приподнялась.
  - А смысл? Убийство или пленение тебя ничего не решит. Действительно не хочу говорить при всех. Можем отойти шагов на пять-семь в сторону и остаться у всех на виду.
  Минутное раздумье и командир приглашающим жестом указывает сторону нашего движения. Досадно, но разведчики залегли не там. Но не страшно, на разговор согласен и это уже хорошо.
  Отошли на несколько метров и присели на травку почти под стеной. Молодец наёмник. В случае осложнений, сверху можно треснуть меня по голове и скрыться раньше, чем среагируют стрелки. Конечно, самого командира это вряд ли спасёт, но шанс даст. Ладно пора начинать, вон как смотрит выжидательно.
  - Начну с того, что расскажу кто тебя нанял и зачем.
  - Эта информация что-то изменит?
  - Надеюсь. Итак, твой наниматель князь Пшеховского княжества Вацлав. Он планировал захватить Сретинское княжество, начав с Озёрска и замка барона Невеля. Ваша задача была вместе с сотней, перешедшей через болота, войти в замок и удерживать его до подхода войск Вацлава. В замке был предатель, в его задачу входило открыть вовремя ворота. Барона планировалось выманить с дружиной на границу, где уничтожить в ловушке. Для этой войны Пшеховский князь собрал огромное войско в три тысячи человек. И обзавёлся союзниками.
  В этом месте прервался, чтобы на несколько секунд буквально вцепиться взглядом в глаза собеседника. Тот правильно расценил мой ход и задал нужный вопрос.
  - И кто же это?
  - А вот тут самое главное, друг мой. И самое страшное. В союзники этот предатель рода человеческого выбрал тех, кто уже много тысяч лет жаждет гибели человечеству. Это эльфы!
  Немая сцена и не верящий взгляд наёмника. Кое-как взяв себя в руки, тот взъерошил волосы.
  - Не может быть! Какой в этом смысл? Помогая этим тварям князь обрекает на смерть не только врагов... да какое врагов, всех же вырежут! Это даже не предательство, это что-то худшее, чему и слов не могу придумать! Эх-хо, гадство какое. Ладно, ладно, давай по порядку. Откуда ты это знаешь и почему я должен этому верить? Давай по-простому только, если всё правда, то всё и меняется. Тогда я буду служить тебе и воевать против предателей и ушастых. Рассказывай.
  А причина, по которой вызвал разведчика была проста.
  - Передай Тихону, к нам гость. Вон, видишь на дороге со стороны города пыль вдалеке? Так обычно пылит конный, который спешит. И что-то подсказывает мне, не к добру эта спешка. Встретьте и приведите сюда. Скорее всего, это от барона человек.
  Разведчик кивнул и припустил открыто по дороге в сторону группы поддержки. За стеной постоялого двора началось движение, из ворот показались ещё люди с оружием.
  - Друг мой, думай скорее, а то твои ребята решат, что мы их обманываем и захотят пустить меня на лоскутки.
  Командир остановил жестом не понимающих происходящее и действительно собирающихся решительно действовать подчинённых.
  - Да что тут думать, от контракта отказываемся однозначно. Мы никогда не будем воевать на стороне эльфов. Но к тебе пойдём не за 'просто так'. Хоть и ненавидим этих тварей, но бесплатно сражаться не можем, сам понимаешь. Потери и раны бывают всегда, а наш отряд содержит все семьи погибших или покалеченных бойцов, которые служили под моей рукой. Правило такое.
  - Достойное уважения правило. Значит на повестке уже не вопрос найма, а цены?
  - Именно. С этими предателями шёл разговор об одном золотом каждому, плюс мечи тем, кто останется в живых. Как раз здесь их и дожидались.
  - Золотой за какое время найма?
  - За всю компанию, но не дольше месяца. Если срок выйдет больше, обсуждается отдельно.
  - Что ж, цена приемлемая. Но у меня другой вариант. Денег таких сейчас нет, поэтому предлагаю пятьдесят процентов общей добычи, включая оружие и доспехи. А это минимум со ста человек. То есть вы получите на пятьдесят бойцов сто комплектов брони, оружия и половину остального от добычи. В конечном итоге выйдет больше, чем предыдущее предложение.
  - Согласен.
  Командир даже не думал. А что тут размышлять, если цена даже за плохонький меч больше золотого, бронька кожаная в комплекте примерно столько же. И на каждого по два комплекта всего. То есть моё предложение минимум вдвое выгоднее. Ясен пень, будут согласны. Да и для меня это самый удобный выход. Денег не трачу, а отдаю всё с побитых. И теперь ребята постараются накрошить врагов по максимуму.
  - Хорошо. Меня зовут Сармат. - Протягиваю руку для знакомства.
  - Тур. - Крепкая лапа у наёмника. - Какие будут распоряжения, командир?
  - Для начала встретим гостя. У тебя сколько точно людей, как вооружены и делятся ли на команды?
  - Ровно пятьдесят. Десяток стариков имеет мечи, копья и кинжалы, плюс щиты. Ещё двадцать человек с копьями, маленькими топориками для ближнего боя и кинжалами. Остальные двадцать с топориками, кинжалами и щитами. Они ставят стену, копейщики работают за ними. Старики сам понимаешь, тяжёлая гвардия. А ты чем богат?
  - У меня все охотники, стрелки. Тридцать человек поделены на пятёрки, вооружены луками, мечами и частично ножами. Ещё двенадцать это две шестёрки, тоже стрелки. Вооружены они луками и подручными материалами типа домашних топоров, ножей и другого хозяйственного богатства. Чуть позже должны присоединиться ещё больше десятка охотников.
  Пока говорили, подошли к воротам и Тур объявил столпившимся подчинённым о новом найме и представил меня как командира сводного отряда. Я позвал своих. Через минуту рядом стояли разведчики и маг. А на лугу поднялись из высокой травы две пятёрки, тех, кто прикрывал нашу беседу. Наёмники слегка офигели от факта того, что у них под носом болтались полтора десятка стрелков и спокойно могли всех перещёлкать. Я заслал гонцов позвать в постоялый двор группу прикрытия и лесной заслон. Тур поняв как был обложен, посмотрел на меня с уважением.
  - Скажи, хозяин двора и его родня живы?
  - Нет, мы их съели. Конечно живы, что им станется. А тебе зачем?
  - Думаю, им надо собирать вещи и валить сегодня же в город.
  - Это да, если всё так, как ты рассказал, порежут и не почешутся. А нам место удобно будет для засады и обороны.
  - Для засады да, а вот обороняться здесь не станем, иначе сами себя в ловушку загоним. С твоим отрядом у нас появляются новые возможности в партизанской войне.
  - Какой войне?
  - Я обязательно сегодня расскажу подробно. Заодно поделишься тем, что умеют твои ребята. Но позже. Вон, гость уже на подходе, пойдём встречать.
  Один из моих парней шёл рядом с всадником, что-то ему говоря. Скоро они достигли нас и всадник спешился. Им оказался весьма колоритный старик в кольчуге, с мечом на поясе и щитом за спиной. К седлу было приторочено копьё метров двух с половиной длиной. Сам же воин носил огромные усищи, свисающие чуть ли не до середины груди, густую копну седых волос и обладал весьма пронзительными синими глазами. По движениям угадывался бывалый вояка, прошедший столько битв, сколько волос в его усах.
  - Здорово, молодёжь. Стало быть, объединились ваши деревни. Это хорошо, меньше жертв будет. А я как раз от барона с поручением к хозяину этого двора ехал, а потом и к вам. Армия Вацлава уже завтра к вечеру будет у стен Озёрска, надо людей предупредить. Чего это вы встали как пни на опушке и не ведёте старика промочить горло с дороги?
  От напора старика мы оба не успели даже слова вставить. Словоохотливый дед к нам приехал. Что ж, это хорошо, значит больше расскажет.
  И рассказал конечно. Пока пили местный чай в компании хозяина заведения. Который, кстати, оказался весьма интересным дядькой. Первое впечатление от знакомства можно выразить как 'шустрый колобок'. У меня на родине про таких говорят 'поперёк себя шире'. Невысокий, но очень объёмистый товарищ двигался на удивление живо. Звали его Нехват. А баронский посланец представился Воятой. Судя по всему, имечко повлияло на выбор жизненного пути деда. Вот что он поведал нашей братии, к которой почти сразу присоединился мой заместитель Клёст. Весть от нас о готовящемся нападении и обмане дошла вовремя, когда Невель уже собирался выдвинуть всю дружину на границу. Естественно, с гонцом говорил только он сам и воевода. Недолго думая, барон вывел войско за границу города, оставив внутри крепости только несколько человек прислуги, да пару воев из младшей дружины. Выяснить, кто же предатель с ходу не вышло, никто сам не напросился остаться и 'обеспечить порядок'. Но для предателя остался сюрприз в виде спрятавшихся пяти ближников из старшей дружины. Во время выезда всей большой банды получилось создать неразбериху и отсутствие этих ниндзя местного розлива, как подтвердилось позже, никто не заметил. В первый день всё было тихо и предатель не проявил активности. Невель начал подозревать, что этот тать уехал со всем войском, которое барон отвёл на запад и спрятал километрах в десяти от города. Или, как здесь говорят, на десять вёрст. Но опасения оказались напрасны. Ночью приспешник ушастых и слуга пшеховского князя вместе с двумя пособниками вышел из тени. И напал на одного из дружинников. Подобного расклада ожидали, распределив засадников для охраны дружинников, резонно посчитав, что зачистку охраны начнут с них. Только на двух помощников не рассчитывали. Но повезло, группа заговорщиков напала на того бойца, рядом с которым дежурили трое старших товарищей. Расправы оказалась быстрой и жёсткой. Всех живыми взять не удалось, одного активиста зарубили. Но главный предатель с оставшимся пособником отделались лишь переломами и вывихами. Не удержались ребята и намяли бока гаду. И очень быстро пленники оказались пред светлыми очами хозяина крепости. После предварительной обработки дружинниками, допрос прошёл быстро и плодотворно. Выяснив всё, что знали, а точнее, знал предатель, обоих упокоили и прикопали в том же лесочке, где пряталась дружина. По идее, надо было возвращаться назад и готовиться к обороне, но Невель удивил соратников, решив иначе. Пятьдесят человек отправил в крепость готовиться да народ организовывать, а сам с оставшимися двумя сотнями поспешил навстречу неприятелю, но не с целью ввязаться в безнадёжный бой, а надеясь отвлечь врагов и дать время городу подготовиться к осаде. Умный человек оказался барон. В деревню, где зверствовали люди соседа не пошёл. Скрипя зубами, объяснил воинам, что крестьян там уже нет в живых, спасать некого. Но отомстить они смогут, только по-хитрому. Враги же, надеясь выманить дружину, пробыли в деревне несколько дней, зверски замучив жителей и каждый день поджигая дома. Со стороны выглядело как будто они беспечно грабят и развлекаются. Но на самом деле всё было готово к встрече дружины барона, а стоящая недалеко основная сила неприятеля ждала гонцов для удара в спину. Наши воины не подкачали и появились недалеко от деревни, правда на пару дней позже. Всё внимание сразу же обратилось на них, нерешительно остановившихся на опушке леса примерно в пяти верстах от селения. Гонец ускакал в главную ставку с вестью о близком начале боя. Вся масса войска пришла в движение, готовясь к стремительному броску. Никто не узнал, что две ночи разведчики Невеля ползали под носом у самоуверенных захватчиков и распихивали в лагере смолу куда только можно. Ясен пень, далеко не везде у них получилось проникнуть, но обоз, шатры и многие вещи получили свои закладки. И в тот момент, когда Вацлав в предвкушении скорой расправы над невеликим войском барона потирал руки, с разных сторон из леса взметнулась куча стрел, разом зажигая телеги обоза, быстро разбираемые шатры, личные вещи воинов и просто всё, что могло гореть. Момент был выбран очень точно. Чуть позже и во время сборов могли найти смоляные пропитки и сюрпризы, чуть раньше, и бдительность войска могла не позволить подобраться так близко стрелкам. А как раз в момент усиливающейся суеты и беготни огненные росчерки стали полной неожиданностью. Быстро среагировать и дать отпор не вышло именно из-за того, что охранение успели снять, а остальные занимались облачением и снаряжением к выходу. Несколько минут, когда вся армада войска осталась неспособной быстро реагировать. Невель не надеялся на это, он знал как обычно действуют соседи и всё рассчитал. Не вышло без накладок. Наёмники как раз получились тем самым неучтённым фактором, будучи полностью готовыми к битве. Но и им не повезло. Вацлав не сразу понял что произошло, подчинённые тоже растерялись в возникшем хаосе огня и беготни людей, старающихся и тушить, и прятаться. Поэтому команды атаковать вовремя не прозвучало. Эти минуты беспорядка стоили войску захватчиков почти трёх сотен жизней. И потери были только в войске князя, наёмники же организовали грамотную оборону и прикрылись щитами, очень быстро начав отвечать из своего стрелкового оружия. Когда порядок более менее установился и поступил приказ обезвредить нападющих, те дружно растворились в окружающей растительности. Невель поступил грамотно, отправив в этот рейд только легковооружённых и легкоодоспешенных стрелков. Всего в засаде обстреле участвовало чуть больше пятидесяти человек, умудрившихся посеять панику и найти свои жертвы. Естественно, информация о нападении на главную армию вторжения тут же оказалась у деревенской части войск, участвующих в ловушке. Те всполошились, посчитав что все воины барона сейчас атакуют княжьи полки. И не дожидаясь приказа, посчитали своим героическим долгом придти на помощь товарищам, неожиданно ударив в спину наглым сретинским воителям. Такое решение пришло им на ум не просто так. Потому как за некоторое время перед нападением, якобы вся дружина барона резко сорвалась с места и скрылась в лесу. Командир пшехов, находящихся в деревне, услышав о нападении, посчитал, что противник выдвинулся к основному войску. Какого же было удивление бравых пшехов, поспешивших на спасение князя, когда они дружно влетели в расставленную ловушку.
  Вернее, они не ожидали нападения. Поэтому банальное падающее дерево перед колонной сыграло роль преграды, в которую упёрлись первые ряды воинов. Крик 'засада' совпал с ударом дружинников барона. С боков выпрыгнули пешие бойцы старшей дружины, а сзади, набирая разбег от опушки, в спину пшехам влетел конный клин с Невелем во главе. И хоть силы были не совсем равны, почти две сотни окружённых всего за несколько минут превратились в драпающую толпу. Атаковали же их всего полторы сотни людей барона. Этот бой был так же стремителен, и так же остался без ответа. Пока в обстрелянном лагере поняли, что надо ещё и спасать невезучих спасателей, атакующие сретинцы успели исчезнуть. Результатом стала потеря трёх с половиной сотен захватчиков и лишь порядка тридцати раненных воинов Невеля. Сокрушительный успех ума и грамотности барона. Конечно, получившие пряников товарищи сделали выводы и не попадались больше на такие уловки. Хотя партизаны несколько раз ещё пытались обстрелять лагерь и устроить засады. После первой же, куда угодил авангард войска в составе пятидесяти бойцов, успехи закончились. Да и тогда полностью разгромить авангард не получилось. К попавшим в беду уже спешили на помощь и людям Невеля пришлось уходить. Но главную цель барон достиг, движение войска замедлилось. Теперь воина Вацлава двигались отрядами не меньше, чем по сто пятьдесят человек. Деревни, куда они доходили, уже были пусты. Предупреждённые баронскими дружинниками крестьяне уходили в леса или в город, забирая с собой скотину и часть добра. А что оставалось, подчищали дружинники, дабы не оставлять завоевателям. Отряд в тридцать человек гнали к городу огромное стадо разной живности, грузили на телеги клетки с птицей, помогая крестьянам эвакуироваться. А остальные пытались пакостить, не давая фуражирам врага достать пропитание. Как приятно, что моя тактика полностью совпадала с той, которую выбрал барон. Конечно, не всё у них получалось. Несколько раз пшехи врывались в деревни буквально утыкаясь в спины уходящим крестьянам. В таких схватках, где приходилось прикрывать мирных жителей, барон потерял почти шестьдесят человек. С каждым разом количество фуражиров увеличивалось. В конце концов, они стали передвигаться огромными подразделениями по двести-двести пятьдесят воинов. Но к тому времени их встречала только пустота брошенных улиц и редкие забытые в суматохе куры, бродящие среди деревень. Барон бросил дразнить наступающих и одним быстрым переходом оказался внутри стен города. До подхода врага осталось максимум день. Поэтому в разные стороны полетели гонцы, приказывая крестьянам деревень и сёл собирать пожитки и бежать в леса. Если с термином 'партизан' местные оказались не знакомы, то с тактикой очень даже. По крайней мере, барон и его ближники. А сюда, в место, где должны были появиться наёмники, послали старого вояку, имеющего хорошо подвешенный язык. Невель надеялся на красноречие бывалого бойца, чтобы сорвать найм, и не дать врагам усилиться даже на такое количество воинов. Барон предположил, что враги обязательно захотят узнать, почему их план провалился и крепость по-прежнему в руках хозяев. А значит, местные деревни ожидает приход дознавателей и карателей в одном лице. Он помнил, что в донесении говорилось о планах селян организоваться для обороны, но не верил, что те смогут устоять против трёх-четырёх сотен захватчиков. Тут-то Воята и подивился тому, что поведал воину я о проделанной и продолжающейся работе по подготовке встречи. И посчитал, что шанс будет у нас, коли встретим сотни две с половиною, а ежели пожалует четыре сотни, надо будет уходить за реку к спрятанным бабам, продолжая нападать из засад. Так может враги посчитают потери не обоснованными и вернутся назад. Печально, что мой расчёт на две сотни оказался ошибочным. Кто ж мог предположить такую грамотную активность барона, тем самым напугав пшехов и заставив ползать по местности крупными соединениями. Ладно, теперь плакать поздно, надо придумывать тактику с учётом наших возросших возможностей. Это я про наёмников.
  Сборы семейства хозяина дорожного трактира и пристанища путешественников прошли на удивление быстро. Вероятно, Нехват как неглупый человек, успел понять куда ветер дует сразу после появления наёмников и начал тихие сборы. Так что уже к вечеру его обоз из трёх телег отчалил в сторону города. Переживал хозяин постоялого двора здорово, чуть не плакал. Ещё бы, далеко не всё уместилось в транспорт. Куча запасов осталась в подвалах, мебель и другие ёмкие ценности. Животину эвакуировали всю, как впрочем и вещи с мешочком денег. Ага, случайно увидел, как грузили под ворохом одежд. Надеюсь, никто их не успеет грабануть по дороге. Да и сыновей у Нехвата оказалось взрослых аж три, две мелкие девочки с женой и немолодая пара работников. До Озёрска не далеко, должны добраться. Главное, где они там с таким количеством добра остановятся. На мой невысказанный вопрос быстро получил ответ от Вояты. Тот видя как наблюдаю за сборами, похлопал по плечу.
  - Не пропадут, не переживай. В городе у них родни хватает, разместят всех. Ладно, Сармат, бывай здоров, воюй умело, а мне дальше пора. На север еду, дальше. Надо на расстоянии нескольких дней пути предупредить всех селян. Думаю, осада долгая выйдет, начнут по окрестностям рыскать гады, харчи искать, да народ забижать. Скажи, может на обратном пути к вам примкнуть? Неохота в деревне какой оседать. В город уже вряд ли прорвусь потом. А вам могу и полезным быть, чай не молодой, всю жизнь прослужил. Тем более, народ твой, акромя наёмников, все из крестьян будет. Считай, без опыта все. Что скажешь?
  - Так я только рад буду. Мудрому воину место всегда найдётся. Только как встретиться, когда гости пожалуют? Мы-то будем вокруг них резвиться по лесам, на глаза не сильно показываясь.
  - За это не переживай, не хуже твоих охотников умею скрадывать и зверя, и человека. Уж следы прочесть смогу. Ты только своим скажи, коли чего приметят, то сначала пусть разберут что, а потом стрелами пуляют. А то выйду к ним, а они меня как ёжика иголками нарядят. Я-то и сам с усам, но бережёного боги берегут.
  - Договорились. Ладно, лёгкой дороги тебе, Воята. А мы тоже будем собираться. Благодарю за помощь и расписку.
  - Сочтёмся ещё, бывайте.
  И старый дружинник сноровисто запрыгнул на коня, оставив нас готовиться к скорой встрече. Ребята уже таскали харчи из запасов Нехвата, которые мы договорились взять под расписку воина, что стоимость будет оплачена бароном после окончания военных действий. Он сам предложил такой вариант, когда трактирщик сокрушался об оставляемых запасах еды, которые, без сомнения, пожрут завоеватели. Оказалось, у Вояты есть грамота от Невеля, где он может в разумных пределах обещать компенсацию жителям, если посчитает таковую целесообразной. Непростой видать был этот дедок воином, раз такое доверие у барона заслужил. Сдаётся мне, что и по деревням Невель отослал старика не просто так, а чтобы тот не участвовал в битве, бережёт. Вот благодаря такому подарку, теперь запас харчей изрядно увеличился. И сейчас большая часть народу превращается в грузовых лошадок. Небольшой мозговой штурм незадолго до этого способствовал выбору новой тактики. Вместе решили, что если врагов будет много, то надо начинать гнобить их уже на подходах. Иначе большая толпа легко сметёт все возводимые баррикады и строящиеся частоколы. Разведчики совместно с бродскими охотниками, знающими эти места получше отправились на поиск нескольких временных стоянок для отряда. Парочку подсказали сыновья Нехвата, частенько выбирающиеся в лес на охоту да за грибами-ягодами. Вот эти укромные полянки и предстоит найти. А потом и перетащить туда часть запасов и основательно их спрятать. Будем партизанить как учил дедушка Ковпак. Если кто не помнит, был такой командир партизанский в Великую Отечественную, который резво носился по тылам фашистов, не давая загнать себя в ловушки. Вот и мы применим ту же тактику, имея несколько перевалочных баз с запасами. Условно конечно баз, на самом деле просто полян в труднопроходимых дебрях. Так что отряд разделился. Две группы потащили набранное добро в лес под присмотром разведчиков. Направления известны, а там их встретят те, кто пошёл на поиск перевалочных баз-полян. Время дорого, пусть сразу выходят. Что потеряются я не боялся, охотники как-никак. Самая многочисленная группа осталась здесь и приступила к подготовке постоялого двора к визиту бойцов Вацлава. Жаль, оравы никакой не было у нас. Но ребята из трав обещались сильное слабительное сделать. Потом этот отвар добавим в пиво, которого вытащили из подвала два бочонка. Также в воду и куда смогут в еду. Это конечно не сильное средство, но должно заставить многих потерять бдительность во время пути. Не уверен, что отряд остановится здесь на ночь, потому как места просто не хватит. Да и слишком близко от города, не станут терять полдня пути. Но заглянут обязательно. Вот и создадим антураж поспешной эвакуации с беспорядками. Будет повод оставить якобы брошенную еду и выпивку. Плюс слегка притупится настороженность. И как только отряд развернётся в походную колонну, разведчики аккуратно пристроятся неподалёку. Наш выход будет зависеть от того, где и когда командир решит сделать обеденный привал. Лучше, если уже в лесном массиве, но можно ожидать и на постоялом дворе. Возьмёт, да и разместит командный состав с охранением внутри, а остальных за воротами. На такой случай крыши построек 'заселят' стрелки чуть ли не в полном составе. А со стороны леса оставим силовое прикрытие из наёмников и двух пятёрок охотников. В случае удачи, во время обеда можно будет ожидать ослабление внимания и больше возможности нанести урон. Знал бы Нехват, что я затеял на случай осложнений, удавил бы не смотря ни на что. А затеял ни много, ни мало, а поджёг зданий с находящимися внутри врагами. В дыму и огне легче будет маневрировать по крышам и отстреливать цели. Ладно было на бумаге... Помню эту присказку. Поэтому путь экстренной эвакуации готовили усиленно. Самым простым способом. Просто взяли и натаскали сушняка, создав завалы в обе стороны вдоль опушки за постоялым двором. Конечно, не на виду, а внутри леса, но на приличное расстояние. Точнее, сколько было времени на возведение, столько организовывали 'засеки' из подручного материала. Слава богу, на дрова тут никто его не собирал. Видимо, хозяин заготавливал дрова из нормальных сухостоин, не заморачиваясь с неудобной мелочью. Сил потратили много. Поэтому хотелось чтобы сработал именно этот план. Иначе придётся тащиться следом и ждать остановки на обед, аккуратно брать в кольцо, подбираться ближе и начинать только убедившись в возможностях быстро слинять. Потом скорее всего так и придётся воевать, но пока есть возможность, предпочитаю готовить удобный плацдарм заранее. Ночь провели в лесу недалеко от построек. Нам оно надо, чтоб почти сотня мужиков изрядно наследила вокруг? Вот и я так думаю. Утром наблюдатели разместились на крышах, а остальные продолжили лесные работы. Была надежда, что пшехское войско не сразу вышлет карательный отряд, обживаясь в окрестностях осаждённого города. Но шанс, что злые от неудавшегося плана и встретившие запертые ворота завоеватели захотят разобраться из-за чего всё похерилось был весьма велик. Поэтому наблюдали за дорогой очень внимательно. И уже ближе к обеду, когда народ предвкушал скорый перекус, вдали появилось пыльное облако. Новость мгновенно разлетелась по нашему сводному отряду. Десяти минут хватило, чтобы все заняли свои места. Я в который раз про себя посокрушался, что совсем не было времени на тренировки с работки. Но что поделать, чего нет, того нет. Хорошо, хоть все точно усвоили план действий и свои роли в бою. Осталось самое тяжёлое - ждать.
  С того места, где заметили пыль и до нас примерно час ходу, но время будто растянулось, действуя на натянутые нервы. Для меня и охотников это первый бой такого масштаба и с таким противником. Наёмники спокойны, им не привыкать. Да и отряд давно сработанный, люди уверенны друг в друге. Мои волнуются, хоть и делают каменные рожи. А мне нельзя волноваться, потому как все уверены, что я бывалый товарищ, знаю что делаю и уверен в успехе. Не дай бог узнают, что тоже в первый раз на передовой, могут сильно струхнуть и 'смазать пятки салом'. Как ни долго тянулись минуты, но в какой-то момент пшехи подошли достаточно близко и остановились. Из общей массы отделилось человек двадцать и быстро двинулись на разведку постоялого двора. Они аккуратненько вошли, стараясь не шуметь. Ходили только по трое-четверо, заглядывали во все дырки. Наконец, найдя подвал с вкусностями и не обнаружив людей, подали сигнал остальным. Ещё полчаса нервов и мы поняли, что не зря корячились с завалом и вообще танцами вокруг этого двора. Я как командир и ни разу не стрелок, находился в тылу наших построений, залёгших под кустами в лесу. Оценить происходящее мог только по шёпоту охотника, приползшего от опушки. Хорошо, теперь знаем что ждать. Это придало уверенности. Когда ничего не подозревающие гости приготовят пищу и начнут её уплетать, наши с крыш начнут обстрел. Там сейчас расположились почти тридцать охотников. Их отступление мы продумали. Почти все крыши соединены друг с другом. Только здесь, у леса один сарай стоит особняком. Но мы просто кинули настил из досок между крышами. Это не должно вызвать подозрения, такое видел в Жмуди у гончара, да и ребята подтвердили, что это частое явление. Здесь на крышах сушат травы в больших объёмах. Когда начнётся заваруха, две группы стрелков по флангам тоже вступят в дело, добавив суматохи и отвлекая внимание. Думаю, именно к ним в первую очередь кинутся враги. Но наши не будут лезть за засеку, а на всякий случай их будут прикрывать наёмники. Конечно, долго так не продержимся, нас обязательно обойдут, но с десяток минут выиграем. А потом очень быстро придётся уходить в лес. Надеюсь, преследователи попробуют догнать наш отряд, подставляясь под стрелы. В какой-то момент во дворе заорали несколько голосов, тут же к ним присоединились ещё, а потом и из-за пределов стен донеслись вопли и ругательства. Всё, потеха пошла!
  Наши фланговые прикрытия тоже вступили в дело. Несколько минут творилась неразбериха, но потом от резкого удара вылетела дверь, ведущая в лес из двора. Вернее, попыталась вылететь, уперевшись всё в тот же завал. Пока изнутри кто-то усиленно пинал ёё, увеличивая ширину прохода, несколько наёмников слаженно принялись втыкать копья в образовавшееся пространство. Крики и бульканье стали им ответом. На какое-то время атака изнутри прекратилась. В это время стали спрыгивать с крыш на эту сторону забора первые стрелки. Значит, внутри двора либо закончились цели, либо организовался достойный отпор. Как раз первый спрыгнувший подбежал ко мне, сейчас узнаем.
  - Сармат, враги внутри частично уничтожены, частично попрятались. Но много их, больше чем думали. Снаружи вот-вот зажмут нас, там уже построились и закрылись щитами. Надо уходить.
  - Хорошо. Сколько примерно вы сняли? И что скажешь про общее число пшехов?
  - Не знаю сколько мы положили, там все бегали, не разберёшь. Но не меньше двадцати - двадцати пяти человек. Снаружи видел, как наши ещё человек десять накололи. А всего подходило народу по дороге около трёх сотен.
  - Ох, ты! Ладно, давай дальше по плану.
  Стрелки сыпались с крыши, разбегаясь в обе стороны для прикрытия флангов. И как раз вовремя. С правой стороны от нас метрах в шести от забора появилась коробочка из щитов. Быстро перестроились гады. Но ничего, сейчас они упрутся в опушку и наши завалы. Вновь начали долбить дверь изнутри. В этот раз чем-то тяжёлым. На долго её не хватит. Я закричал охотникам. Несколько стрелков вернулись и вместе с копейщиками встретили ломящихся гостей. В это время справа коробочка выползла достаточно, чтобы понять примерное число бойцов. И их оказалось явно меньше сотни. Значит, отвлекающий манёвр. А командир у них не дурак.
  - Клёст, Тур, сюда бегом! Значит так, справа отвлекающий манёвр, который должен связать нас рукопашным боем. А основная группа ударит слева. Клёст, бери всех лучников и на левый фланг. Не стреляй, пока не подойдут ближе. Но стрелки должны по команде ударить залпом, чтобы сразу сбить настрой. Тур, организуй справа построение с щитами внутри завала так, чтобы противник видел вас. Но не вздумайте подставляться, там тоже могут быть стрелки. Пусть несколько человек подопрут эту дверь брёвнами, там подтянули что-то тяжёлое и скоро вынесут без прикрытия стрелков. Как только кончится основной залп, Клёст, отводи ребят. Тур, отходишь следом, прикрывая щитами. И не даём нас окружить, стрелы не жалеть. Давайте!
  Несколько минут и на правом фланге стрельба стихла, но замелькали наши пехотинцы. Дверь умудрились припереть так, что с той стороны теперь не быстро выйдет её вынести. Образовалось небольшое затишье. Враги из коробочки перестроились в наступающую стену, но двигались медленно. Их командир понимал, что лезть через завал среди деревьев самоубийство. Но отвлечь нас надо. В какой-то момент из-за щитов резко поднялись десятка с два арбалетчиков, разрядив своё оружие. Неприятный сюрприз, но ожидаемый. Большая часть наших наёмников успели спрятаться за щитами, но кому-то не повезло и у нас появились первые потери. Слева пока тишина. Охотники распределились за деревьями там, где завал уже закончился. Рискует Клёст, но так и стрельба будет эффективнее. Насколько это возможно среди деревьев и кустов.
  Справа новое движение. Арбалетчики спрятались и стена щитов одновременными шагами приближается к лесу. Куда им деваться, раз приказали атаковать. Понимаю, если ничего не придумать, даже разбившись на малые группы, сметут нас. Это они не в курсе сколько тут за деревьями прячется, а я-то как раз хорошо знаю. Пара десятков шагов и сами всё смогут разглядеть и поймут как добраться до обороняющихся. Но пока отходить нельзя, иначе оголим спины. Машу трём оставшимся у двери лучникам, показываю, чтобы стреляли по щитоносцам. Те недоумевают. Оно и понятно, стрелы жалко тратить, щит же они не пробьют. Подтягиваю за ворот ближайшего.
  - Ваша задача отвлекать, напрягать и не позволить высовываться арбалетчикам. Не жалейте стрел, живые вам потом спасибо скажут. А если сможете, бейте по ногам.
  Охотник с сомнением покачал головой, но кивнул. Схватил обоих за рукава, показывая куда идти. А он молодец, не стал прятаться за спины своих пехотинцев, решил обойти всех и зайти почти во фланг справа. Там лес изгибается и позволяет стрелять с близкого расстояния в нападающих. Но идти придётся несколько минут. Успеют ли? Здесь всё меняется стремительно. Ладно, хрен с ним, буду надеяться, что успеют. В дверь начали лупить с удвоенной силой. Интересно, там много собралось пшехов? А то может слева выйдет с пару десятков, а главные силы здесь уже перебираются через стену? Твою маму!!! Как же я не подумал, ведь перелезть не проблема. Подтащат что-нибудь массивное и попрыгают на мою голову. С несколькими копейщиками тогда мы быстро ляжем. И в подтверждении моих мыслей за частоколом что-то грохнулось, послышались звуки волочения. Так, это плохо, надо срочно придумать как задержать сильно сообразительных. Ага, мысль есть, но риск огромный. Открыть дверь и пока гости лезут наверх, заскочить в тыл. Не, не вариант, а вдруг их там полсотни? Да ещё стоят у проёма со щитами? Только облегчу им задачу. Так-с, а если... Коротко объяснил копейщикам задумку. Всё гениальное просто! Ну перелезут, а дольше что? А дальше им придётся сползать на завал! Чтобы его преодолеть, надо будет какие-то доски или ещё чего кинуть на ветки и только по ним идти. Это время. Главное, чтобы арбалетчиков с той стороны на стену не вылезло, а то нам сразу поплохеет. А так, пока будут выбираться, мы их встретим. Пару длинных жердин ещё валялось рядом. Одну хватаю я, другую сосед и прячемся за кусты. Теперь ждём. Как только первая голова поднялась над забором, осмотрелась и позвала другие головы, резко выскакиваем. Сюрпри-и-из! И хрясть по чайникам горизонтальным ударом! Не смертельно, но эффективно. Несколько голов, стукаясь друг с другом от силы удара жерди и кучного расположения, благополучно выпадает обратно. У копейщика, что тоже схватился за новое орудие похожий результат. Вместе человек пять скинули. Ага, небольшая заминка и теперь появляются сначала щиты, и только под ними умные головы. В это время на правом фланге снова сработали арбалетчики. Судя по стонам, жертвы среди наших снова есть. А следом раздались крики ярости и боевые кличи. Стало быть, добрались до наших баррикад товарищи. И вот под этот весьма громкий шум, вторая часть гостей , что готовились зайти слева в тыл, сорвалась на бег, выскочив к опушке. Я это понял только по тому, что оттуда полились проклятья и резкие команды. Клёст молодец, сработал его план. Судя по доносящимся звукам, наши не остановились на одном залпе. А вот справа через минуту другую начнётся рукопашная. Пора отступать. Несколько голов за забором высунулись сильнее, приподнимая щиты и упирая их в край частокола. Думают, не собьём сбоку так. И правильно думают, даже не будем пробовать.
  - Коли их!
  Мой клич запоздал, напарник уже ткнул одного шустрика в лицо, отправив того назад. Тот же номер провернул и я. Остальные очень резво перекинули щиты перед собой. Всё, теперь и нам ничего не светит.
  - Всем отступать! Отступать! В лес!
  Мои крики были услышаны слева и стрелки дружно выполнили команду. А вот справа стоял крик. Не теряя времени рву подмётки в ту сторону.
  - Назад! Всем назад! В лес! Отступаем!
  На бегу хватаю за плечи, кричу что есть сил и размахиваю руками. Наконец наша шеренга начинает отступление. Противник частично преодолел завалы, поэтому наёмники быстро хватают своих убитых и раненых. А в самый неожиданный момент, когда врагам стало понятно, что мы бежим, им в бок полетели стрелы трёх лучников, которых отсылал я. Командир наступающих быстро понял откуда появилась новая опасность и часть воинов бросилась закрывать щитами слабую сторону. Наверное, это спасло нас от залпа арбалетчиков, которые уже поднимались для выстрела. Некоторые из них упали со стрелами в шеях и теле. Молодцы ребята, очень вовремя сработали, хватило терпения дождаться нужного момента. Заминка врага дала нам возможность углубиться в лес. Слава богам, мы смогли оторваться. Преследователи так и не рискнули гоняться по лесу за опытными охотниками под прикрытием щитоносцев. Можно сказать, нас очень сильно повезло в этом бою. Это я понял потом, когда проанализировал всю схватку. А в тот момент мы ликовали, радуясь своей первой крупной победе. Именно так. Хоть поле боя и осталось за врагом, но это было заранее спланировано. И наш план по внезапному нападению, а потом слаженному отступлению в лес практически удался. Если это не победа, тогда что?
   ***
  Когда добрались до поляны, пыл битвы немного угас и начался закономерный отходняк. Некоторых слегка потряхивало от первых в своей жизни убийств, некоторые просто угрюмо молчали. Молчали и привыкшие к боям наёмники, бережно укладывая погибших и раненых. Вот здесь ещё раз подивился, как нам повезло. Всего убитых было трое. Причём, все погибли от арбалетных болтов. А ранеными у нас оказались девять бойцов. Практически все пехотинцы. Ни один стрелок не пострадал в битве. Сначала удивился, а после того, как с командирами пятёрок, магом и Туром разобрали чуть ли не пошагово бой, понял почему так получилось. Но это потом, а сначала обработали раны выжившим. А на опушке рядком выкопали три могилки, куда и положили отдавших свою жизнь бойцов. Пока копали, узнал у Тура какого бога почитали в их отряде. Оказалось, что никакого. Иногда, в трудные моменты, могли обращаться просто к Богу, без имён и молитв. На мою просьбу обратиться к богу войны, чтобы он не оставил без внимания тех, кто ушёл, командир наёмников неопределённо пожал плечами.
  - Хочешь, обращайся. Если это поможет им там, почему бы и нет.
  Когда все товарищи сказали слова напутствия и закопали могилки, я поднял руку, привлекая внимания.
  - Друзья, мы с вами убедились, что боги могут быть рядом, отзываясь на зов своих потомков. В прошедшей битве многие оценили их силу, что вливалась в ваши жилы и помогала в сече. Сейчас же я хочу обратиться к Перуну, чтобы он помог нашим товарищам пройти достойно тот Путь, что лежит за гранью бытия. Может быть, что мы их ещё встретим в наших детях или внуках, когда придёт срок. Вы поддержите меня?
  - Да...
  - Поддержим...
  - Давай...
  - Быть тому!
  От уставших и хмурых воинов вразнобой донеслись слова согласия. А я смотрел в лица людей, которые начинали понимать, что есть силы, о которых их мир начал забывать. Да, перед схваткой мы снова славили бога воинов, как и в лесу получив его поддержку. И мне удалось раскидать характеристики до того, как враги дошли до постоялого двора. Может, это одна из причин, почему многие сохранили жизнь. И сейчас вместо богини смерти Мары, которая встречает умирающих и провожает их в иные миры, решил обратиться к Перуну. У скандинавов их Тор забирает лучших, чтобы усадить с собою за пиршественный стол в Валгалле, рае викингов. Так пусть и наш бог своею крепкой рукой выправит Путь ушедшим воинам, дабы они получили достойное посмертие. Кто знает, что нас ждёт там, в каких мирах и пространствах будет странствовать душа. От дедов я не раз слышал в своём мире, что наши боги и есть наши предки, которые с нами всегда, даже за гранью миров. Наверное, так будет правильно, обратиться к предку, чьи потомки славно сражались и сложили голову за правду и справедливость. Конечно, они наёмники, но в этой битве сражались за то, чтобы помешать предателям и захватчикам приблизить конец человечества. И павшие достойны поддержки своего мудрого и великого предка.
  Обращение было коротким. Как и раньше, все повторяли хором за мной. Слова, произносимые десятками человек гудели среди качающейся на лёгком ветерке листвы и растворялись в пространстве. Уже привычно скакнула наполненность шкалы до середины. В прошлый раз понял, что выполняя роль ведущего и инициатора обращения к богу, получаю немногим больше, чем остальные. И чем больше народу участвует, тем больше перепадает мне. Вот и сейчас шкала заполнилась до середины, но интенсивность свечения сильно возросла. Кстати, добавленные очки характеристик первый раз продержались примерно около пяти-шести часов. Полученные перед боем улучшения ещё не успел откатиться, поэтому во время отдыха попробую вновь наполнившую шкалы людей божественную благодать превратить в дополнительные единички. Народ разбрёлся по поляне, ища удобные места, где можно поваляться в травке или посидеть под тенью деревьев. Выдохлись больше не от физических напряжений, а от психологического стресса. Но несмотря на это, обращение к грозному покровителю воинов сделало своё дело, наполнив вдохновением сердца недавних победителей. Вот и будем ковать железо, пока горячо.
  - Бойцы! Вы только что сделали великое дело, заставив уверенного в себе противника испугаться. Да, хоть пшехи и выдавили нас в лес числом, но страху натерпелись. И было от чего. Сначала мы их обрадовали с крыш, застав врасплох. Пока врагам удалось собраться и закрыться щитами, многих успели убить. Потом 'черепаха' не смогла проломиться через завалы. Хоть их арбалетчики и стреляли, но снова завалы и лес укрыли многих от смерти. Командир у пшехов умный, быстро понял что и как. А как преодолеть нашу корявую засеку сразу не сообразил. Зато решил обхитрить и заслал больше половины воинов с другой стороны двора. И очень многие из них нашли там острые стрелы и быструю смерть. Даже в заднюю дверь не смогли пробиться. В итоге они сейчас заняты тем, что хоронят своих павших. А ведь даже в лес не успели зайти, где мы им приготовим ещё больше подарков. Что скажете, устроим предателям тяжкую жизнь?
  - А то!
  - Конечно!
  - Хоть щас!
  - На тот свет все пойдут!
  - Хрен им а не наши дома!
  - Будем бить супостатов!
  Теперь воины не просто воспряли духом, но и поверили, что могут победить. Вот это главное. Вера в свои силы и правоту могут сотворить чудеса. Именно это сейчас и надо.
  - Ну а раз так, то слушай мой план! Разведка, вы берёте с собой еду и возвращаетесь, перекусите по дороге. Ваша задача посчитать трупы и по возможности раненых и выживших. А заодно определить, что планируют делать пшехи. Собираются ли они идти дальше или остановятся на ночёвку там. Мы сейчас передохнём чутка и пойдём за вами. Не доходя опушки будем ждать у разбитого молнией дерева. От того, что вы узнаете, будет зависеть как мы им ещё раз попортим кровь. Враги уверены, что мы сбежали и будем трястись от страха в чаще, зализывая раны. А раз не ждут, значит подберёмся незаметно и ударим ещё раз. Вы готовы снова рискнуть сегодня?
  Заведённые бойцы ожидаемо согласились. От некоторых даже звучали речи о полной победе и героическом возвращении в свои деревни. Это ладно, пусть пока подогревают себя. Но перед битвой придётся остудить горячие головы, впадающие в эйфорию от первой победы. Не всё так хорошо, как нам хочется и за опушкой нас ждут тёртые профессионалы. Они ошибок не простят. Но это потом, сейчас пусть передохнут, немного подкрепятся. Старшим велел обойти людей и предупредить, чтоб не вздумали наедаться, потому как бой на полный желудок сделает их неуклюжими. И самое главное, любая рана в живот станет смертельной. А пока бойцы веселились, мы с командирами сели в кружок и устроили разбор полётов. Везение хорошо, но полагаться на него в следующих схватках не стоит. Да и кто сказал, что мы не можем учиться? Надеюсь, скоро противник ещё раз убедится, что у него не выйдет здесь лёгкой прогулки.
   ***
  Интерлюдия 2
  В небе над Россией...
  После визита к президенту, Трошин весь остаток дня пребывал в задумчивости. Уже в вертолёте, возвращаясь к себе он наконец-то встряхнулся и велел соединить с семьёй по спецсвязи.
  - Зоя, ты уже дома? Хорошо. Собери Антошу и приезжайте к бабе Любе, хочу выходные провести на природе, на рыбалочку сходить. Ты как. Не против. Ну вот и хорошо. Машину пришлю в семи вечера. Да, я должен успеть. Нет, без меня не ужинайте. Всё, привет старикам.
  Пока есть возможность, надо съездить в родные края и отдохнуть. Скоро такой радости может и не быть. По крайней мере, очень долгое время. Ещё со времён Союза велась усиленная работа по контакту с внеземными цивилизациями. Это для всей общественности существуют версии и теории, а в недрах госструктур и армии компетентные товарищи прекрасно знают, что существует на самом деле, а что результат работы спецслужб. Говоря по-простому, накопленный материал по визитам из космоса не позволяет сомневаться, что мы, то есть земляне, находимся под плотным наблюдением многих звёздных рас. И их можно разделить на две категории: те, кто активно вмешивается в нашу жизнь, считая просто подопытным материалом и те, кто оберегает хрупкое человечество от собственных ошибок и грубых действий по космосу. Конечно, случаев контакта было множество. Но большая их часть не принесла нам практической пользы. За редким исключением, когда удавалось подобрать остатки упавшей по разным причинам техники или случайного нахождения древних аппаратов и приборов. Под практической пользой генерал подразумевал образцы вооружения, технические секреты летательных аппаратов и тому подобное. Хотя кроме этого некоторые контактёры передавали землянам принципы построения общества, рассказывали о ценностях и общие знания о космосе. Мало кто догадывается, что последние поколения самолётов, их начинка, системы ПВО, и многое другое в военной технике стало результатом воплощения в жизнь знаний, полученных после исследования фрагментов инопланетных аппаратов, попавших в руки землян. А что-то передавали и напрямую. Так вошли в нашу жизнь телевизионные сетки вещания, мобильные телефоны и ещё много казалось бы обыденных сейчас вещей. Те страны, кому посчастливилось установить диалог, получили разные технологии в результате этого. Оно и понятно, космических рас много, интересы у них тоже разнятся, да и контакты выходили у нас с одними жителями галактики, а у тех америкосов с другими. Но есть одна цивилизация. Которая практически никогда не светит себя, но всегда очень строго следит за всем происходящим, ограничивая возможности воздействия других космических гостей на нас. Да и наши эксперименты и достижения в науке. Каждое государство самостоятельно пришло к этому пониманию по массиву косвенных данных. Эту загадочную силу мы прозвали 'защитниками'. И было за что. Несколько раз они успевали вмешаться в неизбежные конфликты военных с гостями. Надо сказать, люди прекрасно отдавали себе отчёт, чем могли закончиться боестолкновения с силами, ушедшими от нас в развитии минимум на тысячи лет вперёд. Этому пониманию способствовали тысячи случаев единичных стычек, произошедших со времён Второй Мировой до середины восьмидесятых. Именно тогда из-за возросшей активности гостей в нашей атмосфере и в околопланетном пространстве начали случаться наиболее трагичные происшествия. И как раз тогда резко и ярко обозначили себя 'защитники'. Правительство государства понимало, что если от кого и можно получить массовую поддержку и полноценный контакт, то это только от них. Попытки контактов с другими силами, пожелавшими торговать с нами своими секретами в обмен на различные ресурсы, очень грамотно пресекались 'защитниками'. И как оказывалось потом, не зря. Конечно, многого генерал не знал, но и того, с чем был ознакомлен, хватало для понимания опасности заигрываний со многими пришельцами. Напряжённость в этой сфере нарастала год от года. Многие аналитики сходились во мнении. Что если бы не 'защитники', жить нашей цивилизации без жёсткого порабощения осталось не долго. Поэтому и была создана программа по выходу на контакт с теми, кто так упорно отстаивал право на существования землян. И вот перехват практически не шифрованной передачи в пределах наших частот. Что это, если не призыв к беседе. Нам остаётся только разгадать как грамотно её провести. И Трошин был уверен, что всё получится в лучшем виде. А вот его товарищ генерал - полковник Тяняев знал немного больше и совсем не разделял уверенности старого друга. По его сведениям 'защитники' таковыми не являлись. Просто им мы были зачем-то нужны. А перехваченная передача только подтвердила это, говоря о том, что люди являются экспериментом для неких галактических сил. Благодаря некоторым полученным знаниям, Леонид Петрович стал более детально изучать историю мифов и легенд славян, ибо в них крылись отгадки на вопрос кто же такие 'защитники' и что они делают на Земле несколько сотен тысяч лет. Полученная передача, а как иначе назвать это подношение на блюдечке информации, давала очень много подсказок. А если бы оба генерала знали, о чём думал президент, несказанно удивились бы. Вот он точно знал, что это за сила оберегает Землю. И был в тысячу раз больше заинтересован в контакте, хотя это в корне поменяло бы все системы государственного управления, да и мировоззрение людей всей планеты в целом.
  Легенды и мифы были правы и боги реально существовали! Более того, с приходом новых религий они никуда не делись, просто ушли в тень, дав возможность человечеству самому проходить свои уроки. А сейчас вот так явно показали своё присутствие. Значит, грядут великие перемены.
   ***
  Детально вспомнив битву мы поняли, что в нескольких местах серьёзно недоработали. Первое, задняя дверь в лес осталась фактически под вопросом. Уходящие по крышам стрелки не озаботились определить сколько будет штурмующих на этом направлении. Точнее, я их не озадачил таким вопросом. Да и само отступление без жертв было скорее удачей, потому как не нарвались на арбалетчиков. Предполагая заранее, что охотники могут быть обстреляны в ответ, вели бы себя аккуратнее. Та же песня с наёмниками. Никто не ожидал вражеского залпа, поэтому случились единственные потери от него. Последующая стрельба уже не принесла противнику такого результата, мы отделались лишь несколькими ранеными. Далее, коли прижали бы наших стрелков на крышах, то обход неприятеля по левому флангу предотвратить было бы некому. А это выход в наш тыл и повторение того, что мы сами сделали с пшехами. Итог, только внезапность атаки для врагов и то, что они в принципе не ожидали такого организованного отряда в этих местах позволило нам добиться положительного результата. Есть и плюсы. Наши выдумки насчёт крыш, завала веток и деревьев, своевременной засады на обходящий отряд и смекалки у двери помогли лучше, чем дополнительное количество воинов. Если быть осторожнее, не оставлять врагу возможности нас загнать в угол и просчитывать прикрытие отходов, то успешно воевать можно. Даже с учётом того, что теперь гости будут ожидать сюрпризов. Но это не страшно. Мы на своей земле и сюрпризов придумать можем ещё много. И один из них предстоит сейчас. В тактике здешних сражений возврат отступившей стороной на поле боя чуть ли не сразу не практикуется. Это наёмники подтвердили точно. По местным правилам, раз убежали, значит проиграли. А раз проиграли, будут собирать силы и решаться на следующий раунд несколько дней минимум. Вот и ладушки. Будем считать, что у нас эти дни уже прошли и мы полны сил. Сегодня вечер для неприятеля должен пройти в неспешных хлопотах по захоронению погибших, тризне по ним с распитием спиртных напитков, утряску новых планов и подобных делах. Даже если и выдвинутся от злополучного постоялого двора, то ближе к вечеру. И это при условии сокращения программы, перенеся тризну и планирование на ночную стоянку. Не факт, что у вражеского командования есть доводы в пользу ухода из-под крыш на ночь в лес. В котором затаились хоть и побеждённые, но не добитые окончательно мы. Как говорил один товарищ 'рупь за сто', что товарищи агрессоры останутся на месте и не будут ждать гостей. Но мы всё равно будем осторожны. И непредсказуемы.
  Глава 16
  И вот наш летучий отряд снова обозревает поле боя. Да, оказывается успех в битве гораздо ощутимее, чем представлялось раньше. Разведка доложила, трупов враги натаскали к месту огненного погребения много. Из двора вынесли более тридцати человек, от места сражения пешего строя пятерых и порядка пятидесяти полегло в попытке обойти нас с левого фланга. Когда подсчитали всех, кого положили на огромный деревянный помост, возведённый для сожжения, получили цифру восемьдесят четыре. Восемьдесят четыре! Обалдеть просто от осознания результата нашего первого и непродуманного в целом боя. Да если так и дальше продолжать, до Жмуди никто не дойдёт. Но не смотря на радость, осторожности не теряли. И, как оказалось, не зря. Может нападения никто не ждал, но посты были расставлены грамотно. Причём, в каждом обязательно был арбалетчик, копейщик и пара пехотинцев со щитами. Один такой пост разведчики смогли аккуратно расстрелять не поднимая шума. Снова нам повезло и вскоре оружие и броня поменяли хозяев, а незадачливые постовые упокоились в небольшой ложбинке под слоем травы и листьев. Самострел я сразу прихватизировал. Это не лук, учиться особо не надо. Тем более, что с подобными машинками приходилось тренироваться с друзьями - реконструкторами в далёком вероятном будущем. Итак, минус четыре, двигаемся дальше. Тем временем метрах в трехстах от стен постоялого двора в сторону Брод готовилось всё действо по отправке в последний путь павших воинов. Для огромной крады* (*крада - это жертвенный и погребальный костёр, неотъемлемый атрибут погребального обряда, на котором сжигают умершего.) натаскали гору дров и веток. Примерно посередине между крадой и стенами выставили все имеющиеся в постоялом дворе столы. Похвально конечно, что командир хочет достойного прощания с ушедшими, но он же прекрасно помнит, что есть мы или кто-то ещё. Или завоеватели несмотря на потери, бешеные потери надо заметить, до сих пор не верят, что могут быть биты? А может дело как раз в том. Что именно сейчас никого не ожидают в гости. Нам же лучше. Поломали голову над вопросом как подобраться близко и незаметно, имея возможность потом грамотно свинтить без потерь. Судя по раскладу, с опушки луки если и добьют, то точность и сила попадания оставят желать лучшего. И ещё встал вопрос бить сейчас или когда все отведают наших закладок? Ну, по второму быстро определились, что ждать можно до самой ночи этого момента. Пока крада прогорит, пока все перепробуют вкусностей... Да и что это даст нам сразу? Разве только преследовать будут слегка приседая, да деревянно переставляя ноги. Поэтому нападать надо в момент, когда начнётся торжественная часть и огонь взовьётся до небес. А это судя по всему произойдёт минут через тридцать, не позже. Мы разделились на два отряда. Одни стали обходить так, чтобы между столами и опушкой был погребальный костёр, а вторая группа вместе со мной двинулись к моей любимой дверке в задней стене. Идея была проста. Когда начнётся действо, мы тихонько входим на территорию двора и зачищаем её. Затем рассредоточиваемся и занимаем позиции за спинами сидящих за столами пшехов. Другая наша команда под прикрытием пламени ползком подбирается на расстояние уверенного выстрела. В каждом отряде поровну разделены стрелки и щитоносцы. Первыми начинаем мы. Когда внимание будет стянуто на этот край, вторая группа быстро занимает позиции, расходясь полукругом в обе стороны от костра. Естественно, начиная тоже стрелять. Каждого стрелка прикрывает щитник. Наша главная задача максимально расстрелять боекомплект до того момента, когда противник организует оборону и перейдёт к активным действиям. Очень важно уничтожить в первую очередь арбалетчиков. Если сможем, бояться остальных надо будет только на близком расстоянии. А всего стрелков противника наша разведка насчитала двадцать три человека. Как для меня, то вся эта затея и придумана, чтобы выбить нашу главную помеху.
  Кстати, охотники обшарили окрестности и нашли два таких же поста, как и уничтоженный нами ранее. Будем поспешать, ибо время смены постов никто не знает. И да прибудет с нами сила, как говорили джедаи. Всё, начали движение. Аккуратненько растаскиваем ветки и убираем стволы, упёртые в дверь. Странно, но этого не сделали враги. Вопрос, почему? Неужели расслабились и пропустили такое важное место? А нет, всё нормально, не забыли. Изнутри заколочено какими-то горбылями. Это хорошо. Было бы хуже нарваться на стационарный пост, поджидающий гостей. Что ж, несколько человек подсаживаем и те перебираются внутрь двора. Показывают, можно ещё несколько бойцов десантировать. Не будем размениваться, закидываем пятёрку. Те берут под контроль ближайшие проходы между сараями и другими постройками. А мы тем временем продолжаем перелазить. Пару человек озадачил поиском рычага для выворачивания горбылей и освобождения пути отступления. Группы начинают растекаться по территории. Пару раз возникали шумы, свидетельствовавшие о контакте с пришельцами. Раз нет криков, значит контакт прошёл успешно. По плану ребята двигаются с обнажёнными клинками и наложенными на тетиву стрелами. Да да, пришлось такой план составлять и объяснять. А что вы хотели, мирные привычки ещё живы в народе. Но по ходу дела стремительно уступают новым навыкам. Когда занялись дверью и начали скрипеть, некому внутри периметра было насторожиться. Насчитали восемь человек. В основном повара, только двое носильщики. Условно конечно, просто бойцов временно переквалифицировали. Мало, скорее всего часть носильщиков еды снаружи и вот-вот вернутся. У ворот сидели двое в полной сбруе и разговаривали, смотря на разворачивающиеся на лугу действия. Две стрелы с пяти шагов не оставили им шанса ни на что. И тут же оттянули с глаз долой. Заставил двоих наёмников быстро переодеться во вражеские кольчуги и прикинуться стражниками, увлечённо бубнящих спинами наружу. Носильщики издалека должны видеть, что все на месте, стража чешет языки как и раньше, только немного отвернувшись. Так и вышло, сразу восемь человек отделилось от столов и целенаправленно двинулось к нам. Слава богу, что не кучей, а тремя группами. Последнюю ещё очень кстати отвлекли и они задержались. Ребята заметно нервничали. Это надо не только без сучка и задоринки сработать, но и успеть оттащить трупы, чтобы следующие входя внутрь двора не заметили неладного. Половину поставил глубже внутрь, почти у самой таверны, остальные спрятались вблизи ворот. Первую группу пропускаем и атакуем как можно глубже во дворе. Пока их тушки прячет первая команда, вторая страхует. Они ударят в спину вторым вошедшим. Когда третьи подтянутся, всех должны успеть спрятать. Рискованно, но не рискованнее чем любой бой. Несколько минут нервов и первая волна съестных носунов пропала в недрах таверны. За ней и вторая тихо ушла из реальности. Шумы были в рамках допустимого. Хорошо стреляют охотники. А вот на последней группе вышел прокол. Одному товарищу в момент выстрела вздумалось повернуться. И стрела прошла впритирку к шее, но не нанеся никакого вреда. Положение спасло то, что он застыл в удивлении на секунду, которой хватило на второй выстрел кому-то из наших. И этот выстрел из-за спешки не был полностью точным. Скорее всего перебили трахею, но воин был жив. Одной рукой он схватился за стрелу, а второй потянул из ножен клинок. Крикнуть не мог, только хрипел. Трое наёмников выскочили навстречу и быстро избавили бедолагу от страданий. Я вытер пот, моментально покрывший лоб. Пока нам везло. И объяснить это можно было только тем, что Перун действительно где-то там в своих небесных далях заинтересованно воззрился на маленький отряд безрассудных и смелых людей.
  Никто не смотрел в нашу сторону, что сильно облегчало расползание вдоль забора и делало практически незаметными некоторые оттопыренные задницы наёмников. Вот же блин, хоть палкой стучи по этим жопам. Ну ничего, будут у нас ещё учения в стиле доблестной советской, а ныне российской армии. Если выживем, замучаю обязательно. Но, как говорится, бог миловал. Все распределились и я подал знак. Лучники дружно встали и дали залп. Несколько секунд и уже все стреляли вразнобой, выбирая только им удобные цели. Точно оценить сложно, но в ответ ни один болт не прилетел. Значит, первая и основная задача выполнена. А враг не собирался давать нам возможность легко расстреливать цели. Не прошло и минуты, как все либо залегли, либо начали собираться в подобие шеренги под прикрытием щитов. Ещё несколько наших залпов и всё, результат выстрелов сошёл на нет. Строй прикрылся грамотно и начал движение в нашу сторону. А ещё некоторые группы отдельно стоящих бойцов так же объединились и повторяли манёвр основного отряда. Получается, зажмут с трёх сторон. Можем отойти внутрь постоялого двора, а можем и припустить вдоль опушки, направляясь на восток. Но потом всё равно придётся входить в лес и отрываться от погони. Это вариант на всякий пожарный для тех, кто отстанет или ещё по каким причинам не сможет уйти с основной группой. Враги поняли, что наши стрелы больше не находят себе жертв и приободрились. Выразилось это в ускорении движения. Самый ответственный момент. Если прохлопать его, то потом наш второй отряд не сможет вести эффективную стрельбу. Но всё получилось как по нотам. Не ожидающие ещё одной подлянки пшехи пропустили первый залп в спины. А когда поняли, что обстреляны с двух сторон, быстро начали перестраиваться, закрывая себя со всех сторон и припустили к нам ещё быстрее. Пора валить, иначе нам хана. Мы дружно сменили род деятельности и превратились в бегунов. Ворота за собой захлопнули и заложили засов. Несколько минут будет запаса, пока прорвутся или обойдут. Увы, завалы вдоль опушки почти все разобрали на дрова для крады. Поэтому стоит поспешить. Через оставленную открытой дверь в задней стене пролетали словно пули. Успели вовремя. Когда последние бойцы покидали территорию постоялого двора, у опушки появились первые преследователи. Значит решили не ломиться в ворота, а сразу перехватить нас. Умные черти. Но весь путь к поляне за нами проделывать не стали. Удовлетворились тем, что загнали подальше в чащу и вернулись. Добрая вышла охота, ой добрая. Забыл сказать, что раненых под опёкой одного наёмника оставляли в лагере. Большая часть из них вполне могли самостоятельно передвигаться, получив ранения в руки и неопасные места. Но двое схлопотали болты в ноги. Поэтому бдили здесь, вместе со всеми запасами харчей и скудными пожитками. Минут через сорок вернулась вторая группа. Оказалось, им пришлось делать крюк, чтобы не столкнуться с теми, кто до этого преследовал нас и перекрывал прямую дорогу к поляне. А ведь сзади наших тоже подгоняли свои разозлённые пшехи. Уведя погоню чуть в сторону, ребята задержались и добрались до места очень уставшие. Блистательная победа далась нам практически без потерь. Не только не было убитых, но даже раненых. Вот это пруха. Два боя за день и только трое погибших. Естественно, вслух не стал этого говорить. Сколько бы ни было павших, они чьи-то друзья и близкие. Но всё равно народ радовался. Пока все восторженно рассказывали друг другу подробности, я беседовал с командирами. Умный Тихон, который командовал второй частью отряда, оставил две пары разведчиков на подступах к поляне. Хоть все и устали, но теперь никто не застрахован от ответного визита и надо поберечься. Глава разведотряда приметил, что когда они почти покинули луг и скрылись в лесу, мимо просвистело несколько болтов. И это плохо. Может быть так, что завтра снова все арбалеты, которые остались у врага, снова найдут себе хозяев. А что, это не лук, учиться стрелять годами не надо. Пусть и не так метко, но лупить из арбалета может после недолгой подготовки почти любой солдат. Оно конечно есть и такие уникумы, которые с пяти шагов в задницу лошади не попадут, но такие встречаются весьма редко. А раз так, то задача немного меняется. Надо пшехов лишить самих арбалетов. Не очень-то хочется терять преимущества дальнего боя. И ещё, надо сегодня кровь из носу менять место ночёвки. Чую, как только захватчики соберут трупы и подожгут их на краде, всем обозлённым кагалом начнут поиски нашей стоянки. А может и раньше пустят по следам кого-нибудь. А следов за сегодня мы оставили столько, что и слепой на ощупь найдёт. Это в суматохе погони не стали додавливать частью своего отряда. А вечером разведают, подойдут всей группой и обложат. Тогда наши стрелы не сильно помогут. Поэтому полчаса отдыха и уходим. На месте оставляем два десятка охотников, которые постараются замести следы. Клёст предложил и уходить не всем кучей, а частями. Меньше наследим. Что ж, разумно. Подкрепились, собрали вещи, подхватили раненых и пошли. Хорошо, что заранее продумали вариант с несколькими стоянками. Нам надо было пройти примерно километров пять или шесть. С одной стороны немного. Но мы их преодолели почти за три часа. На всех навалился откат. Адреналин ушёл и силы покинули храбрившихся до этого людей. Тогда-то мы и почувствовали насколько устали. А ещё приходилось топать по лесу и с поклажей. В общем, нелёгкое занятие. Придя на место, все повалились на травку без сил. Когда уже в темноте пришли заметатели следов, костёр только разгорался. Стали собирать хворост и готовить ночлег только часа через два после перехода. Разогрели ужин, вскипятили взвар почти в тишине. И только после ужина начали понемногу отходить, зазвучали разговоры. У отдельного костерочка сидели командиры.
  - Ну что, братцы, завтра надо будет отправить к постоялому двору разведку. Пусть посчитают сколько народу осталось в живых у врагов. Да и по арбалетам мне не даёт покоя задачка. Если окажется, что командир пшехов вооружит ими других бойцов, придётся думать как уничтожить само оружие.
  - Зачем уничтожать, надо выкрасть. - Не согласился Тур не отрывая взгляда от огня.
  - Так даже лучше. И ещё, мы ж про слабительное забыли. А значит завтра не очень-то и находятся пшехи. Пока все оклемаются, за полдень перевалит. Сдаётся, что тут мы сами себя перехитрили. Если отряд врагов останется у постоялого двора ещё на день, могут послать к Озёрску гонца за подмогой. Ведь получив такой отпор в первый же день, решатся ли идти дальше, где одни леса вокруг и уже настроенные воинственно деревни? Жаль, не сразу подумали об этом. Могли пропустить подальше в лес и там начать действовать. Но сделанного не воротишь. Клёст, подбери пятёрку стрелков, которые пошустрее и с утра пошли засесть на дороге к городу. Коли гонец или гонцы появятся, пусть постараются их уничтожить. Коли не получат подмоги захватчики, мы их отсюда живыми не выпустим. А если наоборот, можем и сами полечь. Вдруг, пришлют ещё столько же. При осаде что три тысячи, что две, разница не велика. А насколько я понял, сразу штурмовать город и крепость пшехи не будут. Они растеряны провалом плана и пока придумают новый, могут позволить отправить отряд раздавить нас. Заодно и злость сорвут на безобидных крестьянах.
  - Посмотрел я нынче какие вы безобидные. - Усмехнулся Тур.
  - Да мы и сами не ожидали такого от себя. - Семён рад как ребёнок и улыбается от уха до уха.
  - Сегодня все отличились отвагой и умением. Но так будет не всегда. И если придёт ещё большой отряд, спокойно могут загнать нас как волков и перебить. Не стоит забывать о том, что нам нынче ещё и сильно повезло.
  - Мы это понимаем Сармат, просто рады первой победе. И я хочу предложить завтра постараться выкрасть у врагов оставшиеся от погибших брони и оружие.
  - Вот это отличная идея, Клёст, выкрасть надо. Только не брони, пусть подальше занесут на нашу землю, устанут. Всё равно никуда не денутся наши броньки и клинки. А вот харчи надо будет ночью попробовать вынести все, до последней крошки. Если враги будут голодными, начнут нервничать и чаще делать ошибки. А нам только этого и надо. Только вряд ли вся еда будет в одном месте. Давайте подумаем, как осуществить эту мудрую задумку.
  ***
  Уже давно все улеглись спать, дежурные затихли на постах, а яркое пламя костров медленно сменялось жаром углей. А я сидел и думал о последних событиях, новых открытиях и ошибках. У нас есть козырь в рукаве, это маг. И сегодня козырь остался без дела. А вот завтра надо думать как максимально эффективно задействовать нашего спеца по воде. Сейчас умные мысли наотрез отказывались рождаться в усталом сознании. Только ерунда какая-то лезла в голову. Например, завалить дерево на пути врагов через дорогу и проморозить его до схватывания с почвой. Тогда завоеватели не смогут порубить или оттащить препятствие. А мы их оп-па, и из засады стрелами! Чушь естественно. Кто помешает врагам просто перелезть или обойти преграду? И всё моё 'оп-па' останется с носом. Или налить воды на дорогу и заморозить, чтобы поскальзывались гады и поубивались напрочь. Все! Разом! Да..., надо идти спать. Иначе совсем ум за разум зайдёт. Устроившись поудобнее недалеко от огня, тут же провалился в долгожданное и блаженное состояние.
  Вдруг что-то заставило встрепенуться и оглядеться. Передо мной горел небольшой костерок, у которого преспокойно пил чай дед Родя. Ага, значит снова он в моём сне, или я в его. В общем неважно.
  - Здорово, вояка! Что, начал постигать науку в практике?
  Дед явно был доволен и смеялся надо мной. Не по злому, а как над любимым внуком, первый раз поцеловавшим девушку и обнаружившим, что это дело отличается от того, как представлялось в мечтах.
  - Да уж, начал. Только радости мало от убийств.
  - Ну и кручиниться, как погляжу, не спешишь?
  - Это да, что-то внутри изменилось во мне. Раньше не смог бы вот так, сам убивать, да и других на это дело подвигать. А тут как и не людей убиваем, а зверей злобных. Неприятно и противно, но без истерик и вырывания волос на голове.
  - Так для тебя и всех в отряде они и есть некое зло, похожее на стихийное бедствие или нападение злобного зверья, желающего растерзать и съесть. Так устроена психика человека, что сложно преодолеть табу на убийство, но если кто-то убивает твоих близких, уничтожает твой род, обращает в пыль смысл жизни тысяч поколений этого рода, то опасность перестаёт быть человеком. Она становится просто опасностью, от которой надо защититься и помочь выжить всему роду.
  - Наверное это так, только мой-то род остался бог знает где, а сейчас вокруг хоть и добрые, но всё же чужие люди.
  - Э нет, брат. В душе ты точно чуешь сродство с ними, одну кровь, один корень. Знаешь их без году неделю, а всё нутро твоё уверено, что свои они тебе, как мать и батя, как брат и сестра. Ведь прав я, чуешь силу эту, что заставляет не раздумывая их проблемы своими считать?
  - Ох, не то слово. Сам не заметил, а и впрямь как родные все стали. А встреча с Милой открыла для меня совершенно другой мир моей души. Раньше считал, что знаю что такое любовь, а повстречал её и понял как заблуждался. И если до этого думал как найти способ вернуться в своё мир, то теперь не вижу в этом смысла. Что мне там делать без неё? Так что дед, буду защищать её до последнего.
  - От то-то и оно. Ну дык, я о чём хотел поговорить, как продвигается твоё познание своих способностей?
  - О, есть интересные открытия. Кстати, обнаружил, что обращения к богам сразу дают отклик. Такое ощущение, что они не только не ушли, но и находятся где-то совсем рядом.
  - А с чего ты решил, что они куда-то уходили?
  Вот те нате, блин в лопате! А я был всегда уверен, что боги наши родные ушли в дальние дали, когда предки стали забывать о них, да привечать иных богов как своих. По крайней мере так в моём мире считал. Да, знал о последних веках перед крещением Руси, о том, что был упадок веры в целом. И не смотря на отдельных героев своих времён типа князя Святослава, Вещего Олега, Рюрика, Русь всё равно пребывала в раздрае. То на западе теснят славян с исконных земель, которые впоследствии станут Германией и частью стран вокруг. То на востоке рождается новое агрессивное государство Хазария, откусывающая жирные куски племён от славянской общности. То Византия давит болгар и других южных славян силой коварства. Да что говорить, во всех этих изменениях внешних, много столетий постепенно менялись люди внутри, теряя нить, связывающую с богами и предками. А когда шустрый политик и так до конца не разгаданный историками князь Владимир надумал объединить почитание всех богов в одну систему, получил полный провал. Что у него пошло не так, или у людей, но в старых богах разочаровался как в силе, способной сплотить народ. И он придумал как укрепить свою власть, крестив свою землю. Вот я и считал, что боги от этих деяний всех и ушли на долгое время, пока к потомкам их не вернётся разум, честь и совесть. Что ж получается, если боги не уходили, тогда это мы ушли от них? Отказались, забыв родство. А они всегда рядом, ожидая когда правнуки Сварога, внуки Перуна и дети Даждьбога вспомнят корни. И готовы помочь в любой момент. Дела однако...
  - Вижу, доходит понимание.
  Старик беззлобно рассмеялся. Из котелка налил две глиняные кружки взвара, одну протянул мне.
  - Испей травок, они голове работать помогают. Я тебе кое-что расскажу про богов наших пока пьёшь. Ты ж слышал, что род сотворил мир и тот принял форму яйца?
  - Есть такое дело, слышал.
  - Вооот, и все сейчас мыслят о том, что внешне вселенная как яйцо курицы. А это не совсем так. Вселенная устроена как яичко по сути. Что такое яйцо само по себе? Это зародыш будущей птички, полноценной жизни. И наша вселенная тоже зародыш тех, кто когда-то станет полноценными Творцами. Да, физически можно признать, что одна из видимых форм будет похожа на то, что ты привык представлять. Но только для определённых параметров, которые даёт сочетание определённых же потоков, как мерности пространств, времени и многое другое. Ну да тебе это пока без интереса, да и понять сможешь лишь глубже изучив наследие наших предков, разгадавших основы Творения. Вернёмся к сравнению с яйцом по сути. Вся материя это разные качества Творца, разделённые условно сознанием внутри мышления на образы для облегчения понимания, отличаемые в языке по названиям. Аааа, ну тебя, вижу не всё понимаешь, расслабил голову совсем. Я термины не с облаков беру, а из твоей памяти, в которую они же как-то попали. Ладно, пёс с тобой, проще поясню. Итак, боги по сути разные качества процессов, протекающих в материальных мирах и взаимодействующих друг с другом на разных уровнях. Это могут быть целые вселенные и отдельные кварки и атомы. И во всей материи, например такой как человек, все качества присутствуют. Но в разных задачах используются разные силы, качества, становясь более активными. То есть, для нашего взгляда проявленными. Пример, в вашей недавней битве ярко проявились качества командного боя, взаимодействия мужчин, их воли и твёрдости духа в столкновении с трудностями и врагами. Это качества, которыми условно проявлен Перун. В ваших сердцах кипела песня битвы, бурлил огонь ярости и силы. Это качества Ярилы, бога солнца и яри, что даётся солнцем для жизни всем существам и растениям. Это та сила, что и рождение даёт, и рост, и стремления. А на привале те же люди кашеварили и лечили раненых. Они скорбели о павших, спали и пели песни. И в каждом действии своя сила, требующаяся для свершения этого действия, своё качество жизни и проявления материи. А значит, и свой бог, стоящий за этим. В тоже время многие существа живут так, что проявляют наиболее ярко на протяжении жизни качества кого-то одного из богов, некоторые существа достигают немыслимых высот, некоторые просто живут так. Все, кто проявляют качества одного из богов, в тот момент становятся частью огромной вселенской силы, названной предками именем этого бога. Представь, что в какое-то мгновение по всем материальным мирам различные разумные и неразумные существа, звёзды, планеты, энергии создают что-то новое, творят, или как говорили раньше варганят. В эту секунду сварганились миллиарды каких-то вещей, объектов или чего-то ещё. Это всё качества бога-творца, небесного кузнеца Сварога! В ту секунду они все во всех мирах были частью одной силы. А в следующее мгновение это повторяется в том же объёме, но с другими участниками. И снова Сварог создаёт Мир через них. Понимаешь о чём я говорю?
  Некоторое время я молчал, видя перед мысленным взором рождающиеся звёзды и меняющиеся галактики, протекающие сложные взаимодополняющие друг друга процессы в простой травинке, переваривая открывающийся простор понимания нашего божественного Творения. Только через несколько минут встряхнулся и ответил на заданный вопрос.
  - Да уж, кажется, начинаю понимать. Тогда выходит, что мои обращения к Перуну были своеобразной активацией нужных процессов?
  - О, зришь в корень! Конечно, это сравнение очень упрощённо и отражает лишь одну из граней, но можно сказать, что так. Добавь ко всему прочему усиление этих качеств, моделирование их нужных параметров и формы проявления, и ты подберёшься ещё на шаг ближе к познанию законов мироздания. А в твоём случае это ещё и шаг в изучении принципов магии.
  Дед Родя с улыбкой отобрал опустевшую кружку, которая так и оставалась зажатой в руке.
  - Всё, теперь спи.
   ***
  Утро встретило нас хмурым тяжёлым небом. Ближе к обеду должна разыграться гроза. Не очень приятный сюрприз в наших полевых, вернее, лесных условиях. А нам к тому же надо топать обратно и оценивать ситуацию. Почему решили идти всем скопом? Всё просто, сегодня тоже придётся действовать и терять время на то, чтобы гонцы бегали туда-сюда от поляны к постоялому двору было бы расточительно. Впереди ушла разведка, две группы. Одна сразу к опушке, а одна на место предыдущей нашей стоянки. Мы не будем дразнить гусей и в этот раз зайдём с другой стороны. По предварительным расчётам, вражеский командир должен либо выставить усиленные посты с вероятных направлений наступления, либо усилить наблюдение на лугу, собрав отряд в один кулак под стенами бывшего гостеприимного места. Да, забыл сказать, засадная группа выдвинулась немного раньше к дороге. Им выдали два из трёх захваченных арбалетов. Мало ли, вдруг гонец каким-то образом окажется конным. Хоть мы и не видели всадников среди завоевателей в этом подразделении, но чем чёрт не шутит пока бог спит. Когда оба разведотряда доложили обстановку подошедшей основной команде недалеко от опушки, пришлось снова собирать командиров.
  - Как и предполагалось, за нами вечером пошёл большой отряд, может быть даже все. Поляну они нашли, да и трудно было бы промахнуться с таким количеством следов. Но не обнаружив нас вернулись назад. Получается, вторым нападением мы уничтожили ещё пятьдесят девять противников. Итого, сто сорок три. Осталось живых сто пятьдесят семь. И все сейчас заперлись внутри постоялого двора. Это плохо. Вероятно, дальше враги идти не планируют, раз не смогли выследить нас и окружив побить. А это означает, что будут ждать подмогу. То есть, уже ждут, потому что гонца отправили до того, как мы пришли сюда. Скорее всего, напугали мы их жёсткой встречей. А раз так, то ждать надо никак не меньше ещё двухсот бойцов, дабы обеспечить значительное преимущество. И скорее всего там будет много стрелков. Плохо, очень и очень плохо. Засады здесь толковой не сделать, местность не та. Да и эти, что обживают постоялый двор будут в тылу и в любой момент могут ударить в спину. Значит, ждём и оцениваем степень новой угрозы. А потом заманиваем на подготовленные позиции. Надо предупредить старосту Брод, что всё не так, как предполагали и опасность стала ещё больше. Пусть уводит людей, либо присоединяется к нам. К вечеру человек будет в деревне с этими вестями. Засадной группе у дороги велели ни в коем случае не трогать подкрепление. Всё равно не справятся. Времени у нас есть примерно до вечера, может чуть меньше. Что ж, два дня уже выиграли, это хорошо.
  Глава 17
  Пока суть да дело, отступили подальше вдоль реки в сторону Брод и в подходящем местечке устроили помывочный день. А то за предыдущие забеги толком провести водные процедуры возможности не было. Конечно, про посты никто не забыл, а у опушки выставили ещё и дополнительный дабы наблюдать за бывшим обиталищем Нехвата. Потом отмытые и отстиранные сменяли товарищей. А я размышлял. И не сказать, что только о боевых действиях. Всё чаще мысли сбегали к прекрасной девушке, что поселилась в моём сердце. Как там она, переселилась в деревню уже, или ещё пока принимает болезных в домике на опушке? Вспоминалась последняя ночь и жаркая банька. Эх, как охота поскорее её увидеть. Ну да ладно, как говорится, бог не выдаст, свинья не съест. Отобьёмся и будет у нас счастье. А сейчас и правда стоит усиленно думать о спешащих к нам на тёплую встречу новых гостях. Кстати, Витал уже успел поплескаться, отстирать нужное и блаженно греется на солнышке в одной сменной рубахе. А я вот постирал единственные трусы и сейчас сижу хоть и в штанах, но без нижнего белья. Народ косился, когда видел мои пляски с труселями. Да, незнакома пока здесь культура нижнего белья. Я помахал магу, подзывая. Заодно и показал пальцами захватить с собой Клеста. Тихон ушёл по постам, а Тур как раз только закончил развешивать вещи и с радостью плюхался в водичке.
  - Что, други мои ненаглядные, ждёт нас вечером новая рать вражья. И если будет человек сто пятьдесят - двести, снова вернёмся к тому, с чего начинали, даже хуже. Оно и триста для нас за глаза было. Но хоть внезапностью взяли. А теперь так не выйдет, учёные уже они. Есть какие мысли у вас как встречать-привечать?
  А товарищи боевые спокойненько разлеглись рядышком на травку. Смешно сказать, но погодка нарисовалась странная. Тучи никуда не делись, но заполнив половину неба, так и текли вверху с запада на восток в южной части. А северная половина небосклона наоборот не могла похвастаться ни одним облачком, радуя нас ярким летним солнышком. В моём мире таких выкрутасов не видал. У нас если пришла гроза, то везде затянуто тучами и везде пляска с бубнами начинается. А тут вон как интересно выходит. Да и местные удивились, не припомнят такого. Один только товарищ из Брод говорил, что дед рассказывал о таком явлении, произошедшем в пору его, деда молодости.
  - Тут Сармат так и не придумаешь. Сдаётся мне, что числа большого воинов не будет. А то совсем на осаде никого не останется. Или наоборот, распишут потрёпанные воители начальству, что здесь отряд от северного барона в помощь подошёл. Тогда жди не только воинов, но и магов. Вон, Витал сказывал, что их много набрал Вацлав. А в этой ватаге ни одного не было. Как тут планировать, коли ничего не знаем?
  - Ты прав насчёт магов, меня это тоже беспокоит с самого начала. Но с другой стороны, мы нашего Витала ни разу не показали, если и пришлют кого, то не самого сильного точно. Будут думать, что у нас только воины. Тогда есть возможность опять удивить пшехов. Что скажешь, Витал?
  - А что тут говорить, прав Клёст, мага должны прислать. Раз простым воинам наподдали, в отряд могут включить и дружинников князя. В этом отряде воины не новенькие, но и не дружинники. Скорее всего, наёмники. Ловушки наши будут готовы на дороге до Жмуди, в Бродах кое-чего есть. Пока не увидим кто придёт, сложно говорить о планах.
  В это время на берег шумно выбрался Тур и сразу присоединился к нашей компании.
  - А вот меня беспокоит то, что народу с самострелами* (самострел* - так на Руси называли арбалеты), или как ты их называешь, арбалетами, могут много прислать. Как тогда их бить? Только попробуем сунуться, сразу изрешетят. Хоть и есть у нас щиты, но за ними в лесу двигаться сложно, будем постоянно открываться. Одно нападение и половину воинов потеряем, а что сможем их достать ещё большой вопрос. Они-то будут на месте стоять, могут щитами полностью закрываться.
  - Вот и я о том же, други. Надо придумать как стрелков в первую очередь убрать. Болт арбалетный бьёт сильно, нашу любую кожаную бронь легко прошьёт.
  Из леса вышел Тихон с двумя охотниками.
  - Хорошо, что вы вместе. Я не удержался и одну пятёрку послал обойти вокруг постоялого двора. Так вот, наши недруги немного осмелели и большая их часть выбралась за ворота, что-то таскают. И видок у них не ахти. Сработало слабительное, ох как сработало. А отхожее место у Нехвата было одно. И это на полторы сотни рыл, пожелавших туда почти в одно время. Думаю, засрали всё внутри эти орлы. А теперь переселяются за ограду. Но следят за окрестностями хорошо. Со стороны леса на крышах сидят несколько групп, луг тоже просматривают во все стороны. Так вот, самое-то интересное в том, что вроде как лагерь хотят разбить подле* (подле* - около, рядом (разговорное)) стены. Видно, командир решил спровадить засранцев от греха подальше. Вот они и таскают что-то, обустраиваясь. Среди разного хлама отдельной кучкой складывают брони побитых в бою. А вот оружия не видать. Оно места меньше занимает, скорее всего оставили в каком-нибудь помещении. И все так суетятся, будто получили на орехи и спешат убраться с начальственных глаз. Мы тут с ребятами подумали...
  И так гад хитро посмотрел на всех нас по очереди. А то мы не поняли, что вы там надумали. Ну, ну...
  - ... так а почему бы не сделать доброе дело и не пощипать бедолаг?
  - Ага, и доспехи они сложили просто так, чтоб проветрить от злого духа, что за ночь взрастили любители горшка?
  Витал не сдержал иронии. Вслед за ним заулыбались остальные. В это время подтянулись остальные командиры пятёрок, видя наше кучкование. Но на Тихона ирония не произвела впечатления.
  - так мы всё продумали. Раз готовятся, то и ждут наверняка. И нас ждут, и своих от города. Вот мы и дадим повод порадоваться. Смотрите, если собрать всех людей Тура и построить цепочкой, щит к щиту на опушке со стороны Брод, а потом пустить неспешным ходом к двору, сможем привлечь внимание врагов. Для убедительности оставим им с десяток лучников. Как подойдут на расстояние перестрела* (перестрел* - расстояние полёта стрелы, колеблется в зависимости от качества лука), цепь станет, а стрелки из-за спин наёмников начнут обстреливать пшехов. Всё будет выглядеть, как начало атаки. Да и точное число нас враги вряд ли смогли понять. Пока они соберутся для защиты, пока думать да рядить будут, мы сумеем зайти с тыла по травке. Вернее, мы заранее обойдём лесом, а как вы начнёте, поползём в траве. Внимание постов наверняка отвлечётся. Не, даже не надеюсь, что уйдут. Но нам и отвлечения будет достаточно. В прошлые разы убедились, никто не смог разглядеть как мы в траве движемся. Видимо война сильно от охоты отличается, раз бывалые вояки охотников считай под носом не видят.
  - Что, сам себя не похвалишь, никто не похвалит, да? - Я усмехнулся, видя как гордость охотничьей братии начинает слегка свысока поглядывать на простых рубак. - Это ты, брат, ещё не встречал тех, кто тебя за пояс заткнуть может. И лучше нос не задирать, а то можно не разглядеть с высоты задранного носа ловушки у себя под ногами. Ну да ладно, не обижайся, тут вы правда лучшие. А потому план может и сработать. Как думаете, мужики?
  Мужики после некоторых раздумий и уточнений согласились.
  А ещё после нескольких минут беседы все пришли к мнению, что подмога может заявиться гораздо раньше, коли поспешит. Поэтому стоит поспешить. Вот и пришлось многим надевать или ещё сырую, или не совсем высохшую одежду. По этому поводу прошлись добрым словом по Тихону в частности и всем военным действиям в общем. Оно и понятно, кому охота головушку подставлять, когда дома и печь тёплая, и баба сладкая. Но дисциплина у нас изрядно подросла за последние дни. Как говорится, быстро сказка сказывается, да долго дело делается. Собрались наши молодцы в строй, да и я с ними стал. С самого краю. Щита у меня не было, но добрые люди дали. У нас на сегодня трое раненых числится, двое в строй стали. Руки держать щиты могли по причине ранения правых конечностей. Именно их ребята умудрились высунуть. А вот третий, получивший подарок в ногу, и поделился со мной хозяйством ратным. А сам оставался в глубоком тылу на случай быстрого отступления. Я стал справа. И тут приметил, что парни просто прижимают щиты к левому боку, а краями соприкасаются. Это как же раньше не обратил на такое дело внимания, беда.
  - Так, слушай мою команду! Встрой, сейчас покажу как ставить стену из щитов, опирая её не только на себя, но и на соседей. Показываю тем, кто рядом, они передают по цепочке.
  Дальше показал, как выставляется левая нога в немного согнутом положении. Низ щита упирается в голень, левая кромка щита ложится на плечо. Стоящий левее товарищ повторяет тоже самое, плюс свою правую кромку щита прикладывает поверх моей левой, получая третью точку опоры в виде моего плеча. То есть, опираем щит на своё плечо, ногу и плечо товарища. Так стена становится гораздо крепче и её стало труднее простреливать. За нами выстроилась одна полная пятёрка охотников и три человека из другой, плюс маг. Он решил попробовать свои силы и накладывал заклинание заморозки на стрелы. Получалось в одно заклинание немного, штук пять или шесть. Но пока дойдёт дело до стрельбы, по паре-тройке успеет заморозить. Условно конечно. На самом деле просто металлический наконечник каким-то образом промораживался до состояния, когда урон от попадания возрастал в несколько раз. Такие раны наносили больше вреда внутренним органам и хуже заживали. А понять, что стрела подверглась магии можно только в течение минут тридцати, пока держится заклинание. Конечно, если попасть хорошо простой стрелой, то и магия не нужна. А вот если рана не смертельна, то плюс будет заметен. Витал обещал, что такие раны более болезненны. Значит, есть шанс, что у врага будет болевой шок и замедленнее реакции. Уже перед самым выходом на открытое пространство, прочитали славление богу войны, что ожидаемо привело к прибавке. Я наскоро добавил воинам силы, а стрелкам ловкости. А Виталу предложил представить, что сила его молитвы переходит в силу его магии. Решил провести эксперимент. Не знаю, изменилось ли что, но мне показалось, что цвет полоски магии стал немного более густым.
  - Витал, насколько времени хватает твоих сил в магических действиях?
  - Ну, если без перерыва, то минут на тридцать, не больше. А что, думаешь, получилось?
  - Кто знает, проверять надо. Вот морозь стрелы пока, а там поглядим.
  Прикинув время и посчитав, что наши засланцы в тыл успели дойти, начали движение. И сразу же строй распался на куски. Скомандовал остановиться. Объяснил, что хочу видеть в их движении и как. Всё на самом деле просто, но нужно синхронизировать движения всех в строю. На счёт раз, шеренга дружно ставит левую ногу вперёд, на счёт два подтягивает правую. Пока так, чтобы не запутались. Потом, когда наловчатся, будем на раз делать движение и подтягивание. А пока тренируемся, время есть, противник тоже. Хоть и далеко, но стимулирует быстрее учиться. Через пару минут уже шагали сносно и я увеличил темп. Прекрасно получается, ребята от слаженных действий воодушевились. То, что доктор прописал. Наши потуги заметили быстро и к моменту, когда мы дошли до места, где вчера враги всё ж успели возжечь краду, со стороны постоялого двора стояла такая же стена щитов. Мы по крику Семёна, командующего стрелками остановились. Сейчас узнаем что там добавилось убойного в промороженных магом стрелах.
  Но опыт предыдущих столкновений заставил противника заботиться о своей спине. Поэтому наша задумка оказалась обречена. Минута и вторая линия щитов образовалась в противоположном направлении к первой, а торец прикрыли ещё несколько бойцов. Не успели мы удивиться предусмотрительности пшехов, как заметили движение внутри импровизированного прямоугольника. Чую, нам это е опнравится.
  - Всем! Встать на левое колено, держа строй! Головы спрятать за щитами! Чтобы ни одна часть тела не торчала! Бегом, бегом! Стрелки, не высовываться до команды!
  Слава всем богам, народ понял всё правильно и выполнил несложную команду. В некоторых местах временно разошлись щиты из-за неловкости опускающихся воинов, но тут же снова сомкнулись. Мне несказанно повезло с этими людьми. Мои современники полдня учились бы этому простому манёвру. Возможно, здесь люди не так умны, как в двадцать первом веке, но живут на природе, мыслят исключительно реальными категориями, от которых зависит выживание. Без всяких долгих философских размышлений на тему 'а как было бы, если...'. Поэтому раз показал, тут же сделали, поправил где не точно, сразу усекли и повторили. Минимум времени. И моих нервов. А тем временем среди врагов произошли изменения. Шеренга расступилась и между воинами появились арбалетчики. Навскидку человек двадцать, не меньше.
  - Всем держаться, самострелы!
  Не успел крикнуть, как в щиты ударили болты. И тут нам в который раз повезло. Арбалет намного сильнее бьёт, чем лук, но только на коротком расстоянии. Из-за тяжести болта, то есть такой толстой стрелы, скорость полёта падает очень быстро. Луки же бьют дальше. И мы остановились на расстоянии, удобном для лука. А вот для самострела это максимум, где болты бьют уже на излёте. Поэтому ни один щит не был пробит. Но это пока. А если решат подойти ближе, наверняка достанут нас.
  - Внимание, лучники, давайте! Арбалет перезаряжают, у вас есть время на несколько выстрелов.
  Вот тоже одно из мелких неудобств, не знают тут ещё команду 'огонь' или 'залп', надо будет переводить нашу мини-армию на короткие и понятные команды. А то пока скомандуешь, полдня пройдёт.
  Наша артиллерия успела сделать по три выстрела в среднем, когда вражеские щиты раздвинулись.
  - Стрелки, вниз! Прячемся!
  Хорошо, что с той стороны оружие дальнего боя явно в руках новичков. Половина болтов улетает в 'молоко'. Да и залп не одновременный. Вот это и спасло пару наших охотников, недостаточно быстро упавших за спины щитоносцев. А когда мы выглянули снова, враг медленно пятился к воротам, пытаясь выдерживать строй. С противоположной нам стороны вступила в бой наша вторая часть отряда. Но тоже без особого успеха, расстреливая стену щитов.
  - Так, ребятки, пшехи видя стрельбу с двух направлений, решили уйти под защиту стен. Мы их достать не можем, а ближе подходить резона нет. Там и арбалеты будут бить сильнее. Так что держим строй и медленно отходим к лесу.
  - Сармат, зачем строй-то держать теперь, раз вороги уходят? Они уже не дострельнут.
  - Это кто там такой шустрый? Я сказал строй держим! Учимся! А то придётся в бою под наседающими врагами отходить, а у вас ноги заплетаться будут. И вас побьют, и строй прорвут. А как внутрь ворвутся, так и остальных посекут. Всем понятно? Так что без разговоров, отходим! Ноги ставим наоборот, сначала правую назад, потом левую. Стараемся одновременно с товарищами. Начали!
  Надо отдать должное парням, больше споров не было и все старались. Никто за нами не гнался, поэтому ещё пару раз попробовали походить туда - обратно и окончательно растворились в родном уже лесу. Думаю, это был единственный наш успех в этот раз. Скорее всего никого прибить не получилось, разве что поранить суперзаледенелыми стрелами. Да и второй отряд вряд ли преуспел. Одно радует, наши манёвры по ходистике понервировали врагов непонятностью. Откуда им было знать, что мы пока лопухи в строю и просто учимся, а не затеваем что-то очень каверзное, как в прошлые разы. И хоть с глаз противника убыли, но оставались по факту на опушке и наблюдали. А что делать? Пока свои не вернутся, надо быть в готовности. Вдруг пшехи лопухнутся как-нибудь, а мы тут как тут. С затянутой тучами половины неба донёсся раскатистый гром. Вот природа великолепна, красота неописуемая сейчас происходит. И несмотря на вроде как бой и манёвры, позволил себе любоваться совершенством божьего творения. Представьте себе чистое небо с солнышком и рядом тяжёлые тучи со сверкающими в их недрах молниями. Лепота! Мистика!
  А Тихон между тем тоже почти скрылся в тени деревьев. И тут на сцене появился новый актёр. Откуда-то со стороны северного тракта, куда спиной до недавнего времени были повёрнуты наши стрелки, выскочила лошадь. Похоже, что она как раз с тракта и скакала. И направлялась прямиком на ещё держащих строй пшехов. Наши к этому моменту сделали последние шаги и исчезли в лесу. Всё бы ничего, скачет себе лошадь да скачет. А как доскачет, будет в хозяйстве прибавка. Но когда расстояние сократилось достаточно, чтобы разглядеть животину, пшехи очень быстро зашевелились, интенсивнее заскакивая я ворота. Но всё равно не успевали. Это понял и командир, прекратив спешку и выстраивая воинов двойным строем навстречу опасности. А что лошадь опасна поняли уже и мы. На людей неслась нежить. Такая же, как и медведь, пришедший в ту памятную ночь к Жмуди. Даже отсюда стала видна гниющая плоть, отваливающаяся кусками с тела. Облезший череп озаряли багровым огнём неестественные глаза. А изо рта торчали в стороны удлинившиеся зубы кривые зубы. Жуткое зрелище. Командир пшехов что-то кричал, махал руками, а его воины бегом выстраивались в другую фигуру, напоминавшую клин. Из двора выволокли несколько копий, которые передали стоящим на острие бойцам. Спорное решение насчёт копий. Я бы усилил впередистоящего несколькими щитами с двух сторон. Были бы копья длиннее, можно было упереть в землю и получить опору. А так длинны маловато, не дадут они нужного эффекта. А вот строй держать будет с занятыми правыми руками сложнее. Против людей сработало бы, а от такой массивной пули, что летит навстречу, точно не поможет. Ага, видно и командир сообразил, отправив здорового вояку со щитом к головному бойцу. Вместе они смогли бы выстоять, опираясь спиной на своих, но не успели. В тот момент, когда здоровяк подбегал, лошадь со всего маху врезалась в клин. Да не просто так, а высоко подпрыгнув и обрушившись на головы стоящих людей. Да уж, здоровяку повезло. Если бы он успел занять своё место, копыта размозжили бы ему голову. А так пролетели сбоку, отнимая жизнь товарищей. Но воин молодец, успел крутануться и врезать пролетающей рядом туше щитом в бок. По сути, он спас многих. Мёртвая тварь немного отклонилась в полёте и приземлилась не в центре построения, а немного в стороне. Страх сильный стимул, а рефлексы большое подспорье. На мгновение народ отпрянул от центра падения, чтобы тут же тучей клинков начать кромсать нежить, задавившую и затоптавшую их товарищей. Порождение некроманта бесновалось в кольце людей, пытаясь копытами и чудовищными зубами достать как можно больше живых. Но воины слаженно напирали щитами, бесперебойно орудуя мечами и копьями. За несколько минут тварь изрубили так, что та превратилась в груду перемолотого мяса и костей. При этом всё же умудрившись убить и покалечить изрядное количество народу. По себе знаю, если яд с детища некроманта попал на кого, без лекаря хана. Мила рассказывала, что есть ещё маги, занимающиеся лечением, но те вообще редкость. Так что скоро погибших от твари станет больше.
  - Сармат, смотри, это ж наши там в травке у стен шуршат?
  Вот чёрт глазастый, углядел же. Это я про Семёна. А я вот ничего не вижу. И Тур с Виталом глаза ломают впустую. Настоящий охотник, ничего не скажешь.
  - Скажи, а что ты видишь? Я ни фига не могу разглядеть.
  - Да подполз кто-то вдоль стены с нашей стороны к месту, где стояли враги. Те, которые к нам лицом строились. А как заваруха с нежитью началась, с этой стороны никого не осталось. А потом трава против ветра шевелится, да не в одном месте. Кто ж ещё кроме наших там может быть?
  - Стало быть, что-то утащили ребята, раз ты их просёк. Когда пустые ползали, ни одна травинка не шевелилась. Это хорошо, подождём добычу.
  А события между тем продолжали стремительно развиваться. Из зарослей кустарника вынырнул запыхавшийся воин из пятёрки, что стерегла дорогу на город.
  - Сармат, подмога к пшехам появилась. Их всего пятьдесят человек. Но это младшая дружина князя! Все в кольчугах, при шлемах, со щитами и с копьями. У каждого меч и боевой нож. Идут неспешно, но минут через десять будут здесь. А то и быстрее. И ещё, впереди, вместе с командиром, идёт человек в красной мантии. Боюсь, это маг.
  Среди нашей братии пробежался шепоток. Ещё бы, дружинники, даже из младшей её части, воины более профессиональные, чем окучиваемые нами наёмники. А уж красная мантия должна означать, что с ними маг огня. И не ученик или подмастерье, а полноценный маг. Что тут же и подтвердил Витал.
  - Друг мой, а на каком расстоянии ты можешь действовать?
  - Смотря что делать.
  - Пока не знаю, но хочу понимать как далеко сможешь ли в случае чего дотянуться.
  - Если что-то массивное делать, то метров десять, плюс - минус пара метров. А лёгкие вещи вроде заморозки тумана до ста метров смело. Но небольшого объёма. Я так понял, рассчитываешь на дождь?
  - Да, есть у меня такая думка. Если не пойдёт ливень, отступим, а если повезёт, то надо попытаться сразить мага. Например, замораживая льющийся дождь над ним. Пока будет бороться с тобой, мы его стрелами одновременно все попробуем взять. Как с тобой на болоте.
  - Идея хорошая, но вряд ли получится. Я ж уставший был, силы на исходе. А он мало того, что мощнее меня, так ещё и бодр, и полон сил.
  - Ну, не попытаемся, не узнаем.
  - Может не стоит сразу его атаковать, а сначала измотать как-нибудь?
  - Вот этим ты и займёшься. Опушкой подойдёте ближе, а как увидите отряд с магом, сразу приступайте. Твоя задача проста. Даже если дождя здесь не будет, то там, откуда идут враги, он льёт как из ведра. А это значит, что все будут мокрые. Вот ты и кидай заморозку на мокрых воинов в железных доспехах. Вода пропитавшая одежды, да ещё и с металлом кольчуг и шлемов моментально сделает из них ледяных истуканов. А их маг не сможет размораживать своих людей без риска сжечь их. Поэтому станет кидать в тебя всякой горячей гадостью. При этом количество тех, кто сможет добежать до вас и пырнуть железякой будет зависеть от твоих умений в заморозке. Наши ребята окружат тебя щитами, чтобы не пожёг вас огневик. А большую часть людей уведём от греха подальше. На ходу будем думать чем добавить неприятностей магу. Надо его убить сходу, очень надо. Пока не настроился на боевой лад, не изучил нашу тактику. А то потом будет сложнее в разы. Есть у меня одна мыслишка как помочь тебе. Так, командиры, все ко мне! Виталу оставляем десять человек, со своими пятёрками остаётесь ты и ты. Старшим назначаю Семёна. Дать им самые крепкие щиты. А остальные делаем так...
   ***
  Когда временные обитатели постоялого двора добили нежить и начали перевязку раненых, их командир чуть ли не впал в отчаяние. Мало того, что отряд встретил ожесточённое и грамотное сопротивление там, где ожидался не самый сложный поход на несколько дней. В этих краях, лежащих в стороне от основного направления похода, деревни ещё должны были пребывать в полном неведении о разгорающейся войне. А уж о каких либо действиях из-за угла или из-под полы, что вёл их неправильный барон на западном тракте, ни одной живой душе знать не полагалось. Конечно, княжий совет допускал, что барон мог гонцов отправить по деревням с весточкой о предстоящем их освобождении от его неправедной руки. Но что могут крестьяне против воинов? И даже то, что не дошли до города и крепости те, кто должен был переправиться через болото разозлило князя, но не вызвало особых подозрений. Он на совете весьма нелицеприятно выразился и о командире высланного отряда, и о недоучке подмастерье мага воды, что должен был обеспечить переход по топям. Князь был уверен, что вина на провалившемся плане с предателем и захватом баронского замка полностью лежит на неопытном маге, который не справился и сгинул где-то в сердце болот. А отряд частично утоп, а частично догоняет главное войско своим ходом по старой дороге. В гневе правитель обещался четвертовать командира отряда как только тот появится в расположении ставки. Короткий спор с магом, чей ученик был в отряде не принёс радости никому. По словам старого водника подмастерье обладал достаточной силой для перехода и мог утонуть лишь в случае, если его заставили тащить паровозом гораздо большее число воинов, чем он мог за один заход. Конечно, такой приказ возмутил бы его, но не подчиниться командиру ученик не мог. Тот гнев, что Вацлав хотел излить на мага, пришлось сдержать ввиду непробиваемости аргумента и страха ссоры с сообществом магов. Итак всё пошло через пень - колоду. А потерять волшебников из-за ссоры было равноценно проигрышу. Поэтому князь решил отыграться на командире того злополучного подразделения. Вроде дело ясно, но на всякий случай совет настоял послать крупный отряд для проверки причины и соединения с наёмниками, которые должны были ждать встречи с людьми князя в условленном месте. Несмотря на огромность собранного войска, даже пятьдесят человек будут нужны. Потому как проклятый Невель умудрился разгадать планы Вацлава и изрядно потрепать команды фуражиров и охраны. И вот отряд в триста человек потянулся вдоль озера по северному тракту к месту встречи с наёмниками.
  Всё было прекрасно. Птицы, взвиваясь в небесную синеву, пели свои пташьи песни, цыкали кузнечики, шуршала на ветру трава и листья деревьев, с раскинувшегося недалеко озера тянуло прохладой. Полдня пути и на перекрёстке дорог авангард разглядел стены постоялого двора. Именно там должны ожидать наёмники. Командир был человеком умным и тёртым, сам всю жизнь ходил в найме. Поэтому знал точно, что если договор заключён, то воины дождутся либо самого нанимателя, либо его доверенное лицо. То есть в данном случае себя любимого. Кроме пополнения отряда можно будет спокойно перекусить перед дальнейшим путешествием. Согласно описанию, полученному перед отправкой, ближайшая деревня будет только вечером. А дальше и того хуже, надо будет топать день, чтобы увидеть следующий населённый пункт. Редко живут здешние крестьяне. Да и небогато, если судить по маленьким полям. Так что богатств не предвидится. Ну хоть спокойно время проведут, пока остальные будут лезть на стены под непрерывным ливнем стрел, льющейся кипящей смолой и падающими камнями. А плата за найм в любом случае останется неизменной. Жаль, не получится пограбить городских жителей, это минус. Но в этот раз за свою оплату не придётся рисковать головой, это несомненно плюс. Пока командир размышлял, разведчики вошли в постоялый двор и просигналили, что всё спокойно. Так и оказалось, полностью спокойно и пустынно. Гад хозяин сбежал, прихватив всё богатство. Да и наёмников не было. Ну что ж, неприятно, но не смертельно. Зато в подвалах обнаружились съестные запасы, а на кухне ещё горячий взвар в чанах. Поэтому командир Ярвол отдал приказ размещаться на обед. Естественно, внутренние помещения отводились ему и командирам отделений, а двор и место вокруг забора простым солдатам. Повара бегом кинулись разбирать присвоенные продукты, а солдаты разводить костры для их приготовления. И тут всё пошло не так!
  Да так не так, что дым коромыслом! И в результате Ярвол сейчас сокрушённо наблюдал как пытаются обработать раны почти десятку человек, выживших в столкновении с нежитью в виде лошади. А погибло и того больше, тринадцать его воинов. Если всё пойдёт так дальше, приказ князя выполнить не получится. Одна надежда на подкрепление, за которым спешно отправили гонца. Пойдёт всё хорошо, сегодня будут ещё воины. А может быть расщедрятся и выполнят просьбу об усилении отряда магом. Пока командир размышлял, кто-то снова заметил подозрительные движения у опушки, где скрылись строевые воины противника. Неужели ещё что-то придумали? Но нет, не похоже. Присмотревшись, Ярвол удивился. Строй противника был направлен спиной к ним. Спиной! И при этом эти люди явно отступали. Слышались крики, ругань, мелькали опускающиеся в ударах клинки и копья. Потом строй начал терять чёткие очертания. Края его изогнулись, а центр продолжал отступать по дороге, что вела к городу. Из толпы донёсся непонятный рёв. Несколько человек отбежали в сторону, нерешительно потоптались на месте и осторожно снова стали приближаться к битве. Неужели нежить и к ним пожаловала? Было бы хорошо. А то эти северяне совсем обнаглели, воюя совсем не так, как это делают нормальные уважающие себя воины. И когда Невель успел позвать на помощь своего северного соседа? Одно хорошо, их не так уж и много, иначе отряд Ярвола был бы разбит наголову. Ну ничего, сейчас мы им отплатим за всю их подлость. Как раз враги так заняты, что позабыли о всякой осторожности. Вероятно, тварь напала на них сильная. После победы князь обязательно заставит найти этого некроманта, который здесь резвится. Нам любой сильный маг будет хорошим подспорьем. Так, надо срочно бросать всё и бегом двигаться в тыл врагам, пока они ничего вокруг не видят.
  Несколько минут и вся масса пшехов бегом устремилась к опушке. В какой-то момент несколько человек в самом тылу противника заметили приближающуюся новую опасность, но даже не стали предупреждать своих, резко дав стрекоча в сторону леса. Это прекрасно. Раз воины противника оценивают свои шансы на победу так низко, то надо пользоваться этим пока они не пришли в себя. И Ярвол ещё сильнее подогнал бойцов. В этот момент со стороны города показались ряды окольчуженных воинов. Ого, да это же дружина самого князя. Вот так подмога. Ну, теперь в любом случае северянам конец. Точно, княжьи гридни* (Гридни* (ед. ч. 'гридь, гридень') - в Древней Руси княжеские дружинники, телохранители князя) верно оценив ситуацию и поняв где свои, а где враги, резко ускорились. Вот сейчас и наступит конец возомнившим о себе невесть что противникам. Но опытному Ярволу что-то резануло глаз в происходящем, показалось странным. Ещё не успев понять что, он резко скомандовал остановку. Увы, приказ запоздал и в следующую секунду чья-то меткая стрела оборвала жизнь бывалого вояки.
   ***
  Мой план удался. Сначала все вместе усиленно просили Перуна о дожде, что даст нам силу на битву во славу его. А потом начали изображать нападение на нашу банду ещё одной нежити из леса. Однозначно могу сказать, что в парнях пропадает талант актёров. Может они все тут на природе живущие такие одарённые? В общем, купился командир пшехов на обманку и велел своим архаровцам на всех парах лететь в наш тыл. А мы как раз тылом к ним и отступали от якобы страшнейшего монстра. Наивные чукотские парни. Не знакомые с подлостью моего мира. А тут ещё и один из охотников так заорал дурниной, что аж поджилки затряслись. Услышь я такое в лесу, да один, сто процентов наложил в штаны. А тут вовремя подоспели дружинники князя. От них расстояние до нас было меньше, чем от постоялого двора. Но наёмники успели пробежать больше половины расстояния, растеряли бдительность. И глядя на них дружинники поддались эйфории. По моей команде все пятящиеся щитники разом развернулись и опустились на колено. А лучники дали дружный залп по толпе бегущих в азарте воинов. Из более чем трёх десятков стрелков половине велел стрелять в новых гостей. Эффект неожиданности удался. Первые ряды бегущих начали падать под ноги своим товарищам. А стрелки спешили выпустить как можно больше стрел. Ещё немного и надо будет самим резко линять в любимый лес. Если толпа добежит, то сметут нафиг. Но пока несколько минут есть и охотниками работают пулемётами средневековья. Но это не самое главное. Вся стрельба и манёвры служат лишь для обмана мага, чтобы неожиданно атаковать его во фронт. Вот первый огненный комок пролетел мимо, рассыпавшись брызгами пламени на каком-то дереве. И в этот момент Витал вступил в борьбу, кинув в мага ледяную хрень похожую на сосульку и стрелу одновременно. А следом полетели стрелы тех, кто был с ним. А затем и наши все охотники переориентировались. Вся сила нашей артиллерии сконцентрировалась на маге. Если за несколько минут не убьём, придётся убегать. Потому как несущиеся к нам воины сейчас никак не сдерживаются. Недолгая заминка от неожиданного обстрела прошла и злые пехотинцы снова набирают скорость. А маг нам попался матёрый. Дождь стрел и редкие ледяшки не смогли пробить его щит. При этом сам он уже пару раз пульнул огнём в сторону места засады Витала. Вот же гадство, дождя так и нет, не сработало обращение. Что ж, придётся драпать. Не всё коту масленица.
  Даю команду сдвинуть щиты и начинать пятиться к лесу. Пока не бежать, но активно шевелить ногами. Лучники за спинами тоже улепётывают, но при этом продолжают посылать стрелы во вражеского огнемёта. Когда до леса остаётся метров пять, а до пехотинцев Вацлава около двадцати, раздаётся неимоверно мощный раскат грома чуть ли не у нас над головами. На секунду практически все действующие лица присели от неожиданности. В ту же секунду ослепительно вспыхнувшая молния бьёт в высокую сосну рядом с дорогой. Как раз между нашими двумя отрядами. Феерическое зрелище разлетающихся горящих веток и кусков дерева под аккомпанемент гуляющих поверх леса отголосков грома приковало всех к земле. И тут же с небес в землю ударила стена дождя. Да такого, что все моментально промокли, а за минуту ливня оказались на раскисшей чуть ли не по щиколотку дороге. Быстрее всех сориентировался наш Витал. В картину начавшегося потопа вплелось резкое похолодание над кусочком местности. Ливень в этом месте в мгновение ока превратился в ледяную бомбардировку. Вся поверхность земли в этом месте начала покрываться быстро растущей коркой люда. Выглядело это страшно. Какое-то время щит мага сдерживал изменённое человеком буйство стихии. Но нескольким воинам, окружавшим огневика смертельно не повезло. Они попросту замёрзли, превратившись в замёрзшие до окаменения статуи. Ещё некоторое время яростные сполохи пламени в щите сопротивлялись давлению небес. Но потом раздался хлопок и защитный пузырь исчез.
  В тот же момент ещё одна молния с громом обрушились с небес. Дальше тянуть было очень опасно и я ускорил движение, подгоняя увлёкшихся зрелищем бойцов. Дружинникам оставалось совсем мало добежать до нашего строя. Пока часть их отвлеклась и наблюдала битву стихий, а другая часть не знала что делать в этой ситуации, мы технично слиняли под сень спасительного леса. Хотя обе стороны разделяло совсем небольшое расстояние, но разглядеть с десятка метров друг друга стало невозможно. Дождь превратился в настоящий водопад. Теперь бы добраться до нашей 'базы'. Да дождаться мага с ребятами. Интересно, вражеского волшебника он доконал или не смог? Хотелось бы чтоб первое. Буквально через несколько минут война отошла на второй план, потому как все были озадачены передвижением, сложность которого продолжала возрастать. Шум от воды стоял страшный. Даже плотная листва нисколько не задерживала буйные потоки. Пока пробирались, пытался придумать как на поляне под таким напором сверху соорудить что-либо похожее на навес и развести костры для согрева. Без огня половина народа уже утром сляжет с воспалениями. И эта проблема казалась мне, человеку двадцать первого века неразрешимой. Наиглавнейший вопрос - из чего делать навес? Ладно, я понимаю простенький шалашик на одного - двух мужиков, который из лапника легко делается. Но тут почти сотня. Да ещё и работать придётся под ниагарским водопадом для пущей радости. Не говорю уже про намокшие дрова. Надо посоветоваться с мужиками, они местные. Глядишь, чего и присоветуют. Еле отыскал Горшка и Мазырю, командиров пятёрок, которые топали рядом. С десятой попытки перекричать стихию смог донести свои опасения до них. Оказалось, у умных людей мысли сходятся. Хотя, кто тут умный? Уверен, сейчас каждый думает о том же. Поэтому не буду себе льстить. Какое-то время все шли молча, скрипя мозгами. Мазыря что-то надумав, поманил рукой и на ухо проорал, что надо спросить у бродских есть ли обрывистый берег поблизости, в котором вода выточила что-то похожее на широкую, но неглубокую пещеру с козырьком. Это какой же нужен козырёк под сотню рыл? Но чем чёрт не шутит, когда бог спит. Ему же и поручил опросить местных. Заодно всех встречных командиров озадачить этим вопросом. И Горшку тоже велел ползти вперёд и рассказывать о новой задаче всем подряд. Мало ли у кого родится гениальная идея. К моменту, когда почти доковыляли до места, в недрах многоопытных мозгов охотников всё ж родилось хоть и не идеальное, но всё же решение.
  
  Глава 18
  Оказалось, что недалеко в глубине леса есть старый ельник. Народ туда особо не ходит. Старые огромные ели так плотно перекрывают пространство верхнего яруса, что вниз солнечного света практически не проникает. Очень мрачное место, куда частенько забредают разные крупные звери. А люди шепчутся меж собой, что и нечисть прилюбливает такие места. От давности лет под великанами нападало веток и иголок столько, что путешествие меж ними превращается в трудную задачу. Это притом, что в сумраке всюду мерещатся разные страсти - мордасти. Одним словом, обходят люди это место стороной. Но там есть одно, но очень серьёзное сейчас преимущество перед остальным лесом - на землю попасть воде будет очень и очень сложно. Даже если где-то станут протекать отдельные ручейки, по сравнению с потопом сущие пустяки. Прежде, чем попасть в ельник, пришлось забирать пожитки с поляны. Наконец, почти синие от холода и промокшие тысячу раз бойцы добрались до места. Не скажу, что под разлапистыми гигантами оказалось совсем сухо, но вода умудрялась прорываться только на границах крон деревьев. А под самими елями, а большей частью под целыми группами, была по-прежнему твёрдая почва и сухой ковёр хвои. Воины быстро рассредоточились, обживая единственный остров стабильности в разверзшемся катаклизме. Дров для костров нашлось с лихвой, да только поджечь их было нечем. Такого испытания не выдержали местные средства добычи огня. Насколько я понял, их камни не являлись кремнем или чем-то похожим и промокшие очень плохо выбивали искру. Точнее, сейчас ни у одного не получалось это сделать. Пришлось становиться волшебником и доставать из ташки зажигалку. Когда увидел, что телефон практически пропитался водой, чуть не укусил себя за пятку. А ведь и забыл про него со всеми этими треволнениями. Там вроде как должно быть куча инфы, до которой всё никак не доходят руки. А теперь могут и вообще не дойти. Разобрать мне его нечем, такой отвёртки найти попросту негде. А сохнуть в собранном виде может слишком долго. Так долго, что успеют поржаветь или окислиться, или что там происходит с ними, всякие схемы и контакты. Ладно, авось что придумаю. Может кончиком ножа получится вскрыть. Сейчас главное другое, добыть первый огонь. Ну вот, снова смотрят как на волшебника, прямо как на того мага, что метал в наших парней огненные шары. Кстати, наконец показался отряд мага вместе с теми провожатыми, которых оставляли на поляне для их встречи. Естественно, из знающих эти места бродских охотников. Пока ребята размещались, гонцы с ветками от первого костра разбежались вокруг, неся радость продрогшим путникам. Пришлось предупреждать, чтоб под кострами разгребли хвою пошире. Не ровен час, погорим всем ельником. Ну да ладно, пусть отдыхают, большое дело сделали как - никак. А я с Виталом поговорю, надо узнать, смог он прибить вражеского мага.
  Наш маг вымотался донельзя, из одежды лилась целая река воды, но лицо светилось неподдельной радостью.
  - Ты не представляешь, Сармат, но я смог то, чего раньше никак не получалось! Каким-то непостижимым образом мои способности возросли! Думал, пока ребята стрелами огневика лупят, буду охлаждать над ним воду до появления сосулек и льда. Но такого сильного действия не ожидал. Правда, когда его защитный купол лопнул, стрелами невозможно было попасть из-за плотности ливня. Так что скорее всего он жив. Только почему-то кажется, моё ледяное поле должно сильно ослабить мага, отняв много энергии. А может и поранить немного. Но всё же как так получилось, что я, подмастерье, смог продавить щит настоящего мага, полноценного? Может Перун помог и мне? А, что скажешь, Сармат?
  - А что тут сказать? Мы просили дождя - он пришёл. Просили силы - она появилась. Помог ли Перун я не знаю, но результат видели все. Выводы делай сам. А по поводу мага, считаешь, что он жив остался всё-таки?
  - Да, не хватило у меня сил добить. Но как маг день, может два действовать не сможет. Пока силы восстановит, пока раны затянутся немного, не меньше времени пройдёт. Лекаря-то в отряде у пшехов нет. А без лекаря восстановить силы и залечить раны быстро невозможно.
  - Ну что ж, на безрыбье и рак рыба. Хорошо хоть так, а за пару дней мы успеем их сильно потрепать. По крайней мере надеюсь на это. Ладно, надо высушиться, поесть да отдохнуть, а с утра посмотрим что там нынче натворили. Видел, твой ледяной удар заморозил несколько дружинников вокруг огневика. Да ещё кого-то успели стрелами приласкать из наёмников. Для завершения дня прекрасный результат. Можно сказать, и подкрепление мы умудрились напугать. А под таким дождём они никуда не пойдут, вернутся на ночёвку в постоялый двор. Если и двинутся дальше, то не раньше утра. Значит, есть время собраться с силами.
  Уселся к шершавому стволу исполина и задумался. Вокруг костров неровными кругами стояли палки с сушащейся обувью и вещами, над огнём висели котелки с варевом. Мирная картина на фоне гудящих струй ливня за пределами еловых крон. Слава богам, пока вода не пробилась через плотные еловые лапы, нахлёстывающиеся друг на друга чуть ли не на двадцати метрах по вертикали. Интересно, как там сейчас в Жмуди, готовы уже стены? Или хотя бы внешние столбы до конца вкопаны? И самое щемящее, как там моя Мила? В суете боёв и переходов редко удаётся раздумывать на отвлечённые темы, но как только приходит вечер, все помыслы убегают к ней. А иногда и ранним утром, когда первые лучики солнышка пробиваются через зелень листвы, ощущаю восторг, похожий на тот, в котором находился у любимой лекарки.
  Ещё о моих воинских делах. Сейчас, спокойно размышляя, никуда не торопясь и не прыгая сломя голову, понимаю, что командир из меня так себе. Да и воюем мы из рук вон плохо. Если бы не удача, могли десять раз нарваться и получить настоящий и грамотный отпор. Надо что-то менять. Вопрос, что и как? Например, постоянно забываю о магической составляющей этого мира. Ну не привык к магии в своём мире, трудно перестроиться и тут. Да, занимался там всякими техниками, помогающими в тонкоматериальных вопросах. Что-то научили деды по прикладной и рукопашной теме, что-то в лечении. Но это всё равно не то. Не было у нас летающих файерболов и замораживающих воду уникумов. Или может я о них не знал. Не суть важно, главное, моя картина мира не содержала этого, лишь допускала возможность существование из-за современных игрушек. Да, там всякой магии было навалом. Вот психика и знает об этом, но только в сказочных да параллельных мирах. А как попал в такой, так не может перестроиться. Ведь всё вокруг реально, привычно, люди такие же. Разве что чуток материальное обеспечение отлично. Ну да ладно, будем работать над перестройкой. Вон, как минутка бывает, переношу на текущий момент старые мысли или наработки. А боги тут отзываются сильнее и быстрее, чем в моём мире. Вероятно, там сопротивление среды, враждебных эгрегоров и сил на порядки больше. Или через них пробиться сложнее. Значит, надо вспомнить какие боги каким стихиям соответствуют. И подумать как это можно использовать. Кстати, закрадывается подозрение, что не просто так усилились способности Витала. После обращений получилось усиливать воинов, значит и магов можно. Или уже получилось, но я не смог разглядеть в каких параметрах. Надо глянуть цифры мага. Ага, ничего вроде не поменялось, а по наличию силы магии трудно сказать сейчас, когда он почти пуст. Полоска манны из голубой превратилась в прозрачную. Стоп! Прозрачная! Моя тоже была прозрачной до обращения к богам. Стало быть, и я маг, но с пустой ёмкостью под магию! Вот это открытие. А какого цвета будет мой потенциал? Вопрос. Надо придумать ряд экспериментов и понаблюдать. Ладно, это на будущее, сейчас надо думать, что завтра делать с гостями.
  А думать ой как не хотелось. Глаза сами собой пытались закрыться и дать измотанному организму возможность забыться в спасительном сне. Тем более, некоторые так и поступали. Хорошо, хоть более опытные мужики теребили засыпающих, не позволяя тем отрубиться до полного согревания организмов. Вскоре чья-то добрая рука растормошила меня и вручила кружку с парящим взваром. Когда успели достать из моей походной сумки? Видимо, успел-таки отключиться. Напиток взбодрил, вернув ясность мысли. Оглядевшись, понял, что почти все пьют и беседуют. Точно, момент между закипанием воды в котелках и раздачей уже готового продукта продремал. Молодёжь активно шуршит, собирая валяющиеся в огромных количествах шишки и таская к кострам. А опытные охотники заново подвесили ёмкости и готовят теперь еду. Помню, меня учили, что нельзя дать заснуть замёрзшему человеку. Иначе помрёт. Сейчас лето, вряд ли кто-то умер бы, но заболеть могли как пить дать. Вот бывалые мужи зарядили всех местным чайком, а теперь взялись за ужин. Молодцы, сами организовались. Без вмешательства не такого опытного командира. Но они этого не знают, а я не признаюсь. Витал подсел рядом, уже щеголяя в портах, правда босиком и без рубахи.
  - Ну что, командир, надумал чего?
  - С чего ты взял, что я думал 'чего'?
  - А как же иначе? Храп твоих мыслей разносился далеко по округе!
  Все бойцы вокруг заулыбались, поддерживая шутку волшебника. А может и не шутку. Вдруг, я и правда успел отличиться? Нашёлся шутник на мою голову.
  - Да, мысли о грядущих победах они такие, тяжёлые и раскатистые. Тебе не понять всю глубину процесса размышлений о великом будущем отряда и глубине скорого падения наших врагов. Не понять! Поэтому не мешай. Лучше принеси какой-нибудь сухарь.
  - О как! Склоняю голову перед мудрецом. Но не соглашусь, что не понять. Аккурат прошлой ночью слышал, именно своими ушами, как большая часть отряда, заразившись от командира умением размышлять о грядущих свершениях, гремела на весь лес мыслями.
  Вот гад, совершенствуется в остроумии. Но зато народ повеселил шутками. Вон как похохатывают. Самое то после всех нервов и вынужденных водных процедур. Кое-где у дальних костров пересказывают удачную шутку тем, кто не расслышал. Пусть, боевой дух надо поддерживать.
  - Ладно, внимательный ты наш, сказывай чего хотел, раз отвлёк командира от раздумий.
  - Так ты пока раздумывал, мы с Тихоном и ребятами трофеи разбирали да сушили. Есть чему порадоваться.
  Точно, совсем забыл, что разведчики должны были приволочь честно сворованное под стенами двора. Как-то в суматохе боя не до этого было, а потом вылетело из головы.
  - Ну-ка, ну-ка, порадуй скорее.
  - Мужики молодцы, исхитрились протащить в траве двенадцать кожаных доспехов с поясами под оружие и ремнями, пятнадцать щитов и десять пар кожаных перчаток для мечников. Правда, все детали изрядно пахли, как ты и пошутил тогда. Уж не знаю как они умудрились этого добиться. Ладно доспехи, которые могли не успеть снять при недержании, ну с большим натягом можно придумать, что и перчатки не успели снять после боя, но щиты-то как обгадили? Может они сидели на щитах, когда случилась неприятность? Загадка одним словом. Там было больше доспехов, но успели под шумок уволочь только эти. Когда лошадюку ту дохлую завалили и начали раны вязать, наши уползли от греха подальше. Зато пока ходили под дождищем всё вонючее смыло напрочь. Да так, что сейчас всё сверкает как новенькое. Развесили сушить.
  - Да уж, прямо больше на ворюг наши охотники похожи, чем на добропорядочных стрелков. Но молодцы, чего говорить. А как же они в бою участвовали с поклажей? Или бросили где перед тем, как присоединиться? Не помню, чтоб у них с собой лишнее было. А потом, под ливнем отыскали куда сложили?
  - Всё верно, сложили на опушке, а при отходе вновь забрали, распределив всем понемногу, чтоб легче нести было. Да и искать не пришлось, мы отступали прямо мимо захоронки. Они её не нашли, а наступили на кучу, когда кто-то первый добрался до деревьев. Так и появились у нас новые брони. Что, будешь смотреть?
  - А то! Пока до Жмуди дойдём, полностью одоспешимся. Глядишь, скоро начнём кольчужки примерять. Правда, на всех не хватит, придётся к Вацлаву гонца посылать за подкреплением.
  - Сплюнь, накличешь ещё беды. Мы с этими-то ещё не разобрались.
  - А ты что, сомневаешься?
  - Нет конечно.
  - Ну тогда пойдём смотреть на улов, пока каша готовится.
  Результат нас удовлетворил. Вполне себе хорошая бронька в наших условиях. Конечно, у тех парней, что недавно гнались за нами все обвешанные железом получше будет. Но ничего, у нас, как у добропорядочных разбойников, в планах уже записано экспроприировать такую ценность. Или это было в планах у революционеров? Не помню уже кто разработал такую гениальную форму товарно-безденежных взаимоотношений, но он открыл великолепный способ пополнения средств на счету. Настроение постепенно ползло вверх. Метод ведения боёв и подготовка к ним постепенно переставал быть бездарным в моих глазах, плавно перетекая в категорию гениального. Так-с, надо срочно тормозить с эйфорией. Ясная голова нам ещё нужна. Ладно, усиливаем щитами наёмников, у кого уже есть, передаём двум пятёркам Семёна и Мазыри, показавшим себя наиболее расторопными. Из них сделаем особую бронированную стрелковую группу. Вот так и назовём 'особые' или 'особисты'. Так же добавим бойцам кожаную броню и дополнительный запас стрел. Каждому выделим меч. У меня появилась идея сделать свой спецназ, обученный действовать и на дистанции, и в ближнем бою. Только не будем учиться воевать строй на строй. Надо поднапрячься и вспомнить всё, чему меня учил первый тренер, потомственный казак и командир спецгруппы, чей отец тоже всю жизнь провоевал и вышел в отставку в звании полковника и с мешком орденов. Не буду смешивать этих парней с разведчиками. Скажем так, пусть будет и разведка, и диверсионный отряд раздельно. Хорошая мысль однако. Со временем научимся работать не только в полях, но и населённых пунктах, городах и крепостях. А что, раз я здесь надолго, то и стоит серьёзно задуматься об укреплении позиций. Может и не очень правильно так думать, но в мире, где идёт война почти девять тысяч лет самое эффективное направление мыслей. Там ещё какое-то пророчество было. Может, перенесение опыта моего мира сюда даст требуемый эффект, люди окрепнут, смогут переломить ход войны и, наконец, завершить это долгое кровопролитие?
  Так за думами о далёком будущем вернулись к костру с готовым ужином. Не стал оттягивать кота за хорошее и позвал всех командиров к своему месту обитания дабы внести идею новой формации в боевом подразделении. В нескольких фразах объяснил, что с новыми ребятами надо воевать иначе, ибо первое же столкновение в ближнем бою станет роковым. А поэтому надо создать особенный отряд, умеющий не только стрелять, но и биться в рукопашную, маневрировать, проникать в тыл врага и нападать внутри построения или лагеря врагов. Для этого их оденем в броню, снабдим щитами и мечами, дополнительным запасом стрел. А главное, научим всем этим эффективно пользоваться. Народ слушал внимательно, признавая большую полезность такого отряда, только почти все не поверили, что за короткий промежуток времени можно добиться нужного мастерства. Ведь дружинники чтобы хорошо уметь владеть мечом всю жизнь учатся. Даже наёмники много лет воюя не добиваются такого мастерства, как младшие дружины князей и баронов. На что я им возразил, что этого и не надо, я планирую применять совсем иную тактику. Последнее слово не поняли, переспросили, а получив развёрнутое объяснение, призадумались. Скажи такое пять дней назад, многие легко отмахнулись бы от утопичной идеи. Но с тех пор наш отряд крестьян-охотников с не полностью вооружёнными наёмниками умудрился одержать подряд несколько побед. При этом не проиграть ни разу, и потерять всего трёх бойцов, когда противник понёс просто ужасные по нынешним меркам потери. Поэтому над моей мыслью решили подумать. А я эти думы немного корректировал, отвечая на вопросы и подкидывая информацию. Рад бы поверить в свою гениальность, но увы, всё гораздо проще. И тактику войны лучниками под прикрытием пехоты в далёком прошлом моего мира придумали англичане, и идеи спецназа тоже оттуда, из моего мира. Правда, бойцы этого не знали и смотрели на меня как на гения войны, веря с каждым прожитым днём и проведённым боем всё больше и больше.
   ***
  Интерлюдия 3
  
  Президент сидел в своём любимом кресле и размышлял. Час назад на его стол лёг доклад о новом перехвате инфопакета 'защитников', произошедшем на канале связи президента. На канале, который не имел выходов во внешний мир и был упакован в немыслимое количество степеней защиты. Послание жирным текстом намекало на то, что это прямое послание руководству страны. Тут уж даже дурак поймёт. А в этих стенах дураков не было давно. В который раз глава государства перечитал расшифровку.
  
   Начальнику службы
   Территориального контроля
   Экспериментальных цивилизаций
   III Сектора (Третий Рукав)
   Гору Ат-Лан-Ра Тримурти
   Кореллятор потенциальных возможностей
   Система Сын Це (Солнце), Сем Ла (Земля),
   РФ, Центр Первой Волны, К.О.
   Гор Ал - ан - доР
  
   Внеосевой вектор времени, линейное отображение поРядКов
  
  
   Фиксация Событийной Реальности
  Узел Лепестков спонтанно активировался в ночь Корректировки планетарных констант (ночь с 24 на 25 декабря по местному исчислению). В результате проведённого пространственного анализа отмечены остаточные колебания Сил Предтеч. Это объясняет невозможность всех заинтересованных сторон повлиять в обозначенный ранее период на Осознавателя. Все наши попытки скручивались в веере возможностей до полной стагнации, либо пересечения с векторами намерений планетарного демиурга и третьих сил. В результате в точке схождения Временных и Пространственных вероятностей Корректировки планетарных констант произошёл прорыв Нисхождения одного из Предтеч в Осознавателя. Что послужило причиной установить не удалось. Предтечи абсолютно исключили данную область Пространства с Узлом Лепестков из зоны нашего внимания. Осознаватель физически исчез из наблюдаемой реальности. Тем самым было инициировано влияние Системы Ценностей Предтеч на общую динамику развития цивилизации.
  Рекомендации: Прекратить работу энергопоглотителей в районе Узла по причине полной неэффективности. Перевести направление их влияния на внешние воздействия планетарного демиурга. Ждать сигнала от Предтеч для определения дальнейших векторов приложения Сил.
  Постановление: Установить прямой контакт с лидерами цивилизации славян и оповестить их о скором возвращении Предтеч, называемых ими Славянскими Богами.
  
   Конец первой книги.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Дэй "Связанные" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Двойной удар по невинности" (Современный любовный роман) | | Л.Мраги "Для вкуса добавить "карри"-2, или Дом восьмого бога" (Приключенческое фэнтези) | | У.Соболева " Расплата за любовь" (Современный любовный роман) | | Тори "Я - луна! (мир оборотней - 5)" (Любовное фэнтези) | | Л.Мраги "Для вкуса добавить "карри", или Катализатор для планеты" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Тринадцатый принц Шеллар" (Любовные романы) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Ф.Вудворт "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Нокаут" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"