Гордиенко Галина Анатольевна: другие произведения.

Подарок ко дню рождения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.65*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Непростая жизнь у четырнадцатилетней Лены. У нее совсем нет свободного времени, как у большинства подростков, ведь девочке приходится быть за старшую в доме. Гордая и сильная Лена делает все, чтобы выжить. И в этот момент в ее жизни появляется Игорь. И перед девочкой встает много вопросов, которые ей нужно решить только самой.

  Галина Гордиенко
  
   ПОДАРОК К ДНЮ РОЖДЕНИЯ
  
  ГЛАВА 1
   ГРОЗА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ
  
  Штормило уже второй день. Стекла окон, еле сдерживая мощный напор ветра, жалобно гудели.
   Лена отложила книгу и вышла на лоджию: море по-прежнему бесновалось. Обычно четко видимый горизонт сегодня совершенно терялся в свинцовой дымке. Низко нависшие тучи и морская вода смешались в бешеном танце. Ветвистая, яркая молния играючи расщепила небосвод и девочка невольно отпрянула, вернулась в комнату. Тут же страшно загрохотало. Многоэтажка, как показалось вдруг Лене, вздрогнула, и из детской показалась фигурка перепуганного брата.
  - Лен, что это было?- дрожащий Димка привычно прильнул к старшей сестре.
  - Да так. Обычная гроза.
  - Ну да, обычная! Я думал, дом рушится. У меня с полки даже игрушки посыпались...
  - Еще бы, - хмыкнула Лена, - они у тебя вечно там горой свалены. Как попало. Потому и попадали.
   Комната снова осветилась мертвенным светом, но загремело уже чуть позже: гроза отдалялась. И почти сразу в стекла швырнуло ветром крупные дождевые капли.
  - Дождь. Наконец-то,- пробормотала Лена, невольно вздрагивая от звонкого стаккато.
  - Подумаешь,- проворчал Димка. - Опять завтра дома сидеть...
  - Чудак, - мягко усмехнулась девочка, - шторм уже третьи сутки. А теперь не сегодня-завтра затихнет...
   Но Димку это не тронуло. Он длинно зевнул и дернул сестру за руку:
  - Посиди со мной, ладно? Пока не засну. А то вдруг опять гроханет...
  - Пошли уж, горе мое ...
  
   ***
  
   Ждать пришлось недолго. Пятилетний Димка заснул почти мгновенно, едва утвердив голову на подушке. Высвобождая из крепко сомкнутых пальчиков слегка онемевшую руку, Лена прислушалась к монотонно бьющему в окна дождю и вздохнула: ветер действительно стихал. А значит, завтра с утра ей придется ехать за рапанами.
   Стараясь не шуметь, она заглянула в спальню матери: та, по счастью, спала. Ее даже гроза не разбудила.
   Девочка выключила на кухне свет, мимоходом потрепала Умку, лениво приподнявшего на ее шаги массивную голову, и вернулась в детскую. А оказавшись в постели, грустно задумалась.
   После того, как два года назад родители попали в автокатастрофу, жизнь Лены резко изменилась. Отец погиб, мать до сих пор полностью не оправилась от полученной тяжелейшей травмы позвоночника, и девочка вдруг оказалась в семье за старшую.
   Все накопления, сделанные родителями, ушли на многочисленные операции, врачей и лекарства; крохотной пенсии, выплачиваемой государством, ни на что не хватало; и выручали их лишь деньги, что приносила в дом она, Лена. Небольшие, конечно, но без них пришлось бы совсем туго. Да и много ли может заработать тринадцати-четырнадцатилетняя школьница?
   Еще счастье, девочка всегда хорошо рисовала. По крайней мере, теперь они ни от кого не зависели. Правда, за сувениры, что она делала из собранных на берегу морских раковин, платили копейки...
   Лена раздраженно смахнула со щеки непрошенную слезинку и стиснула зубы: что толку раскисать?!
  Она бросила взгляд на быстро очищающееся от туч небо, на помигивающие в разрывах яркие звезды и грустно покосилась на диванчик, где мирно посапывал братишка. Если бы Димка был помладше! Но мальчишке через месяц исполнялось уже шесть, его нужно готовить к школе, а значит ...
  Черт, как дорого стоит вся эта мелочь!
   Девочка невольно усмехнулась. Обычно принято считать, что тяжелее всего приходится родителям старшеклассниц, а уж первые классы...
  Тем большей неожиданностью для Лены оказались походы по магазинам и рынку. Ранец, карандаши, тетради, альбомы, азбука, папка для труда... Перечень можно было продолжать бесконечно.
   Конечно, кое-что она уже подкупила, но главное, форма. В некоторых школах ее не требуют, а вот в ее английской - ввели. Специально, на ее голову. Как же, лучшая школа города с самой древней историей! Ей уже почти триста лет накапало. Так что без формы - никак. И этот симпатичный брючный костюмчик с эмблемой, что шьют в городском ателье по заказу гимназии, обойдется им почти в сто баксов. А она внесла лишь двадцать. Хорошо, до сентября еще почти два месяца. Правда, можно бы отдать Димку в обычную, городскую, где форма не обязательна...
   Лена вздохнула. Это раньше, как уверяла мама, все школы были практически на равных. Теперь же...
  Про их районную, например, девчонки такие ужасы рассказывали! И деньги всякое хулиганье с малышей трясет, и поворовывают в раздевалках, и драки там часто случаются, и даже что-то невнятное и поэтому страшное насчет наркотиков...
   Ей еще повезло: Димку удалось пристроить в собственную гимназию. Как раз набирала первоклашек Ленина бывшая учительница, и она же помогла ей с братом. А то ведь и не попал бы. Конкурс сейчас в их школу прямо-таки жуткий. И не столько среди детей, сколько среди родителей. Говорят, гимназии нужны богатые спонсоры. А Ленина семья, как папа погиб, считай, голытьба голытьбой. Какой от них толк школе?
  Лена вспомнила, как отец Таньки Глушковой, ее одноклассницы и закоренелой двоечницы, щедро отстегнул гимназии денег на покупку новых компьютеров, и печально улыбнулась: ладно еще, она хорошо учится!
  
   Мысли девочки переключились на завтрашний день, и она начала прикидывать, сколько ходок к морю ей придется сделать. Получалось, никак не меньше трех. А может, и четырех. У нее практически закончились рапаны и крупные белые раковины, что шли на фигурки различных зверюшек. Да и мелочи подсобирать не помешает, те же ноготки...
   Лена раньше и не подозревала, сколько различных ракушек крошится под ее ногами на пляже, пока не начала заниматься сувенирами.
   Интересно, когда тетя Лида едет в Польшу? Кажется, в конце июля. Нужно ей хотя бы пару сотен игрушек успеть подкинуть. Тогда как раз хватит денег на Димкину экипировку.
   Лена заложила руки за голову и невольно позавидовала тете Лиде. ТАМ за один сувенирчик дают не меньше доллара. И стоять не нужно, практически всегда берут оптом. Она же получит лишь четверть стоимости. Это в лучшем случае. А значит, время опять подпирало...
  
  ГЛАВА 2
   НОВОЕ ЗНАКОМСТВО
  
  Картонная коробка наполнялась довольно быстро. Старательно перелопачивая палкой выброшенные на берег водоросли, Лена помассировала уставшую руку и невольно вздохнула: рапанов после целой недели штормов было тьма тьмущая. Какая жалость, всех не собрать! Хоть умри на том пляже. Конечно, старый велосипед здорово ее выручал, но больше двух коробок на багажник все равно не пристроишь. Вот если бы машина...
  Лена хмыкнула: "Еще самосвал себе закажи! До окончания школы рапанами запасешься..."
  Она выпрямилась и окинула рассеянным взглядом пустынный сейчас морской берег: может, часть спрятать где-нибудь здесь? Ну, хотя бы вон под той скалой? Нет, бесполезно. Через пару дней погода восстановится, и курортники выметут с пляжей все подчистую. Тем более, рапаны.
  Придется вечерком еще раз сюда скатать. А завтра - на Азов. На Генеральские пляжи. Там в крошечные бухточки во время штормов прекрасные белые раковины выбрасывает ...
  - Эй, ты чего здесь ищешь?
   Лена испуганно вздрогнула и подняла голову. С ближайшей скалы, выступающей далеко в море, на нее насмешливо смотрел незнакомый парень. Девочка невольно поежилась под чужим взглядом и растерянно оглянулась в поисках Умки. И сердито сдвинула брови: "Ну, так и есть! Опять этот медведище с крабами забавляется. И как раз тогда, когда нужен. Впрочем, на мой крик примчится моментом..."
  - Ищешь что-нибудь, спрашиваю, - снова нахально окликнул незнакомец.
  - А тебе-то что? - огрызнулась Лена и, отбежав на пару метров в сторону, вытянула из песка уже почти засыпанный рапан.
  - Спросить нельзя? - удивились сверху.
   Девочка пожала плечами. Отвечать совершенно не хотелось. Заводить быстротечные знакомства с отдыхающими - тоже. Зачем? У нее на это просто нет времени. Вот если бы она пригласила с собой Наташку ...
  
   Вспомнив о ближайшей подруге, Лена невольно усмехнулась. Уж она бы распустила хвост! Наташку хлебом не корми, дай с мальчишками почирикать...
  - Однако ты не особо вежлива!
   Со скалы посыпался песок и мелкие камешки, и буквально через секунду незнакомец мягко спрыгнул вниз.
   Лена сжала губы и отвернулась. Пристальный взгляд парня почему-то смущал ее. Девочка мгновенно и очень остро почувствовала убогость своей одежды: на ней были старенькие, обрезанные много выше колен джинсы и давно выгоревший, когда-то ярко-синий топик. Даже кроссовки она оставила у велосипеда. Не набирать же в них песку!
  
   Она опустила глаза на заляпанные водорослью голые ноги и неожиданно для себя разозлилась: "Вот еще, дергаться из-за всякого лощеного курортника! Понаехали тут! Подумаешь, очередной бездельник на полном обеспечении любящих папочки и мамочки!"
   Лена отвернулась, стряхнула песок с только что найденного рапана и внимательно осмотрела его. Тот был просто великолепен, и девочка бережно сунула его в рюкзачок. И тут же побежала к следующему, выглядывающему из ближайшей груды водорослей.
   А вот вытащить свою новую находку не успела. Незнакомец оказался проворнее. Выудив из мокрой травы рапан, он какое-то время брезгливо рассматривал его, а затем разочарованно протянул:
  - Но он же живой ...
   Лена пожала плечами, подняла другой и поморщилась: краешек раковины был отбит. Видимо, шарахнуло беднягу волной о камень. Девочка с досадой отбросила поврежденный рапан в море и, не отвечая парню, побрела дальше. И почти забыла о назойливом незнакомце: шторм свирепствовал почти неделю и различных раковин на берегу хватало. Да и время поджимало, не терять же его на пустые разговоры.
  Только далеко уйти ей не дали. Не успела девочка спрятать в рюкзак с десяток абсолютно целеньких рапанов, перед носом опять замаячил чужак.
  - Так ты что, рапаны здесь ищешь?
  - Нет, танцую,- раздраженно буркнула Лена, пытаясь обойти неожиданное препятствие.
  - И живые тоже берешь? - не отставал незнакомец.
   Лена сердито кивнула, но глаз не подняла.
  - И как ты их, - парень ткнул пальцем в отверстие, плотно прикрытое пластиной, - оттуда извлекаешь?
  - Варю. В кипяточке.
  - И что?
  - А потом - ем! - рявкнула Лена и резко рванула к ближайшей кучке выброшенного морем мусора.
  "Вот пристал, - зло подумала она. - Откуда только его принесло!"
   За ее плечом гулко сглотнули и пробормотали:
  - Шутишь?
  - И не думаю.
  - Но разве их едят?
  - Да.
  - И вкусно?
  - Кому как.
   Лена уложила следующий рапан в рюкзак: интересный попался, весь в розово-фиолетовых прожилках. И, поднимаясь с колен, уперлась взглядом в смуглые, мускулистые ноги.
  "Не отстает ведь... Умкой пугнуть, что ли? - и девочка тоскливо стала высматривать упоенно рывшегося в куче выброшенного штормом мусора пса. - Прилип, как банный лист..."
  
  - А раковину куда?- продолжал выпытывать настырный парень.
  - Тебе-то какое дело?
  - Да так. Интересно. Я здесь новичок.
  - Продаю. Ясно? И отстань!
  - Эй, разве я тебе мешаю?
  - Да.
  - Чем?
  - Черт, кретин!
  Лена, не выдержав, подняла голову и, оторопев, замерла. Впрочем, как и незнакомец. Темно-серые, приподнятые к вискам глаза встретились со светло-карими, почти золотистыми. Оба подростка застыли, потрясенно рассматривая друг друга, и никто из них не решался прервать напряженную тишину. Пальцы девочки разжались, и забытый рапан упал в мокрый песок.
   Где-то в стороне оскорбленно взвыл забытый хозяйкой пес. Задрожала земля, и в ноги Лены со всего разбега ткнулась мокрая, тяжелая масса. Девочка от неожиданности едва не упала, зато мгновенно пришла в себя. И тут же, жарко вспыхнув, отвернулась.
  Умка вопросительно заворчал. Парень, увидев в полуметре от себя огромного, мохнатого, угрюмого пса, невольно ахнул:
  - Ничего себе, монстр! Твой, что ли?
  - Что ли! - буркнула Лена, опускаясь на корточки и пряча горящее лицо в пахнущей морем и водорослью черной шерсти.
  - За комнатную собачонку держишь? - насмешливо поинтересовались сверху.
  - Вот-вот. Именно за комнатную...
   Девочка, злясь на себя, свистнула ничего непонимающему Умке и быстро пошла, почти побежала, к рюкзаку.
  "Похоже, у меня с головой неладно, - печально констатировала она.- Свихнуться решила на курортнике. Не было печали. А еще на Наташку вечно налетаю..."
  
  - Эй, а ты знаешь, что у тебя глаза, как у кошки? И так же светятся...
  - А ты - косоглазый! - огрызнулась Лена.
  - Вот уж, враки! Просто у меня прабабушка - японка. Зато цвет - самый обычный...
  - Ну что ты ко мне привязался?!
  - А ты еще не поняла? - преувеличенно удивился парень.
  - Нет!!! - Лена прибавила шаг.
  - Пытаюсь познакомиться, могла бы и сама сообразить...
   Он догнал ее и пошел рядом.
  - Понимаешь, я здесь с неделю всего, и никого из местных не знаю...
  - А я при чем?
  - Так. Забавно.
  - Забавно?!
  - Ну да. Что ты все дергаешься? Обижать я тебя, вроде бы, не собираюсь. К тому же, охранничек твой рядом крутится...
   Лена сдвинула брови и еще надбавила скорости, но настырный парень не отставал. Мало того, он еще и попытался положить руку ей на плечо. И Умка, зараза, хоть бы раз рыкнул!
  Девочка гневно посмотрела на собаку: "Ишь, пасть раззявил, скотина! То на любого готов наброситься, а тут... Ну погоди у меня, дай только до дому добраться, я тебе все припомню..."
  - Слушай, хватит дуться! Давай действительно познакомимся. Или ты меня боишься?
  - Вот еще!
  - И правильно, незачем. Ну что, знакомимся? Меня, например, Игорем зовут. А тебя?
   Лену передернуло от злости, и она молча склонилась над рюкзаком. Парень насмешливо поинтересовался:
  - Может, тебе не велели знакомиться на улицах? Только когда представят?
  - Отстань!
  - Так тут ни души. А впрочем...
   Он спокойно подошел к Умке, оторопело рассматривающему раздраженную хозяйку, и смело потрепал его по голове. Рот Лены удивленно приоткрылся: еще никто из посторонних так не рисковал, зубищам ее милого песика позавидовал бы и саблезубый тигр.
  Пасть Умки приоткрылась еще более изумленно: обычно он не терпел подобной фамильярности.
  Парень ухмыльнулся:
  - Будь другом, представь, а? Я - Игорь. Клянусь, особь в меру положительная и надежная!
   Огромный пес гулко сглотнул. Очумело помотал лохматой башкой. Вдруг оглушительно рявкнул и в панике вылупился на потрясенную хозяйку. Растерянно рявкнул еще раз и с размаху шлепнулся на массивную задницу.
  Игорь хмыкнул и серьезно сказал:
  - Спасибо, брат. Кость за мной, обещаю!
   И осторожно улыбнулся ошеломленной девочке:
  - Так как тебя зовут?
   Лена показала Умке кулак. И совершенно неожиданно для себя ответила:
  - Лена.
   И Умка, и Игорь вздохнули с явным облегчением. Последний решил ковать железо, пока горячо:
  - Тебе подходит. Ты в городе живешь?
  - Д-да.
  - А сюда за рапанами ездишь?
   Девочка неохотно кивнула.
  - Слушай, давай рюкзак. Понесу. Тяжелый же.
  - У меня... у меня велосипед рядом!
  - Вот до велосипеда и донесу.
  И Игорь решительно отобрал рюкзак. Умка, тщательнейшим образом обнюхав незнакомца, вопросительно посмотрел на хозяйку. Затем обошел вокруг Игоря еще раз и ткнулся массивной башкой девочке в ноги. Взгляд его был недоумевающим.
  Лена покраснела и опустила глаза. Пес громко фыркнул, встряхнулся. В последний раз осмотрел чужака и, окончательно решив, что тот никакой опасности не представляет, умчался к очередной куче мусора.
  
  - Шикарная псина, - усмехнулся Игорь. - Породистый?
  - Ага. Помесь бульдога с носорогом.
  - А что, похоже.
  - Мамаша - бобтейль, отец - неизвестен. Нагулянный.
  - Понятно. Но впечатляет, честно скажу. Сам от такого бы не отказался!
   Помогая девочке перекладывать рапаны в коробку, Игорь осторожно поинтересовался:
  - Ты из какой школы?
  - Английской специализированной. А ты - не местный?
  - Почему? Теперь - местный!
   Лена положила в коробку последний рапан и тяжело вздохнула:
  - Еще не полная...
  - Подумаешь,- усмехнулся Игорь, - проблема! Доберем моментом.
   Лена внимательно посмотрела на неожиданного помощника и почему-то промолчала. Парень совершенно не походил на ее спесивых одноклассников, большинство из которых было из очень обеспеченных и известных в городе семей. А новый знакомый держался просто и не лез с глупостями. К тому же...
  
   Девочка жарко вспыхнула и незаметно скосила глаза на старательно перебирающего груду водорослей Игоря.
   Высокий, очень загорелый, с коротко подстриженными, странно светлыми при его смуглой коже волосами, он показался ей интересным. Очень интересным, что уж себе врать. И глаза...
  Лена таких глаз в жизни не видела! Необычно длинные, слегка зауженные, с удивительной, почти серебристой радужкой. Интересно, сколько ему лет?
   Лена, забывшись, уже в упор рассматривала парня: ровесник или постарше? И в какой школе окажется? Что не в ее, это уж точно. В ее гимназию простому смертному в жизни не попасть, классы и так под завязку. А Игорь... Судя по одежде... Ну, если можно назвать одеждой пестрые трикотажные пляжные шорты и легкие шлепанцы...
  - Нравлюсь? - прервал ее мысли насмешливый голос.
  - Обязательно, - буркнула, отворачиваясь, покрасневшая девочка.
  - Тогда смотри, не жалко, - максимально великодушно кивнул Игорь.
  "Пижон! Вот пижон, - и Лена бережно начала перекладывать рапаны в коробке влажной еще водорослью.- Не хватало дорогой побить их..."
  
  ГЛАВА 3
   БЛИЖАЙШАЯ ПОДРУГА
  
  Наверное, друзей не выбирают, так же как и ближайших родственников. Иначе почему с одним человеком тебе легко, с другим - нет? Один нравится, а с другим даже находиться долго в одной комнате противно? С одним незаметно для себя начинаешь дружить, другой тебе безразличен...
  С Наташкой Лена была знакома ровно столько, сколько себя помнила. И даже больше. Ее память, по счастью, не простиралась до ясельного возраста. По словам же мамы, они были вместе уже тогда. Просто сами родители частенько встречались.
  И уже тогда Наташка была вечной головной болью. И ближайшей подругой. Как так получалось, Лена понять не могла. Сотни раз она клялась себе не встречаться с вредной, капризной, вечно вляпывающейся в различные истории Наташкой, и сотни раз меняла свое решение. Почему - она не сказала бы и под пыткой. Сама не знала.
  Лена давно перестала пытаться как-то изменить подругу или повлиять на нее, просто принимала такой, какая есть. И продолжала с ней дружить.
  Это значит - невольно скучала без Наташки и радовалась ее приходу. А через полчаса готова была Наташку прибить. Или выгнать. Терпеть свою драгоценную подруженьку в больших количествах Лене было сложно.
  
  Вот и сегодня, Наташка прибежала к ней с самого утра и старательно мешала работать. Правда, так считала только Лена. Наташка же была искренне уверена, что помогает в поте лица.
  Разочаровывать подругу Лена не решалась, она была обидчива. Жалела только об одном - о собственной неосторожности.
  Ну, на кой черт было распускать язык?! Молчала бы, теперь бы Наташка не приставала со своими дурацкими вопросами!
  И не ответить нельзя, Наташка сразу что-нибудь заподозрит. Нафантазирует такого, в жизни не отмоешься. А попасть Наташке на язычок...
  
  - Да ты что?! И вы вчера с ним три раза туда мотались? И вечером?!
   Наташка уложила отмытый рапан на деревянную полку сушиться и потянулась за следующим, не спуская, впрочем, с подруги горящего откровенным любопытством взгляда.
  - А что делать? - буркнула Лена. - Сама видишь, в мастерской уже пусто, и кто знает, когда еще заштормит. Лето же. А мне Димке форму выкупать. И маме опять лекарства нужны...
   Наташа сочувственно посмотрела на нее и кивнула.
  - Понятно. А какой он?
  - Что значит - "какой"?
  - Ну, опиши, что ли. Интересно же...
  - Да ну тебя! - Лена откинула со лба влажную от пота челку и снова склонилась над тазом.
   Орудовать старой зубной щеткой в течение нескольких часов не так-то просто. Утешало одно: это была самая трудоемкая и грязная часть работы. Остальное казалось много проще. И интереснее. Почти творчество.
  
   Лоджия, второй год как оборудованная девочкой под мастерскую, была сегодня буквально завалена влажными, блестящими раковинами. Они лежали везде: и на подбирающихся под самый потолок полках, и на рабочем столе, и даже на полу. Здесь сейчас просто было не повернуться.
  "Ничего, это ненадолго, - подумала Лена. - Вот высохнут, и уложу все это по ящикам..."
   Девочка задержала в руках прекрасный, с яркими фиолетовыми прожилками рапан и протянула его подруге:
  - Красивый, правда? Жаль превращать его в игрушку. Хочешь, возьми для отца, ему понравится.
  - Да ну тебя,- отмахнулась Наташка.- И так весь сервант ими завален! То папа притащит какую-нибудь дурацкую раковину, то ты. Тоже, нашли ценность! Было бы на что смотреть...
  - Не новая тряпка, конечно,- ехидно парировала Лена.
  - Что бы ты понимала! - возмутилась Наташка.
  
   Какое-то время девочки работали молча, раздумывая каждая о своем. Наташка сердито посматривала на подругу, прикидывая, как вытащить из этой молчальницы хоть что-то о ее новом знакомом, а Лена мысленно перебирала имеющийся в наличии материал.
  "Елки, а ПВА? Кажется, его едва на прошлую партию хватило, - девочка отбросила щетку, вытянула с верхней полки пластмассовую литровую банку и, посмотрев на свет, взболтала ее. - Точно. Покупать пора".
   Этот клей, вначале молочно-белый, высыхая, становился прозрачным, как слеза, и практически не был заметен на ее поделках. Жаль только, дороговат.
  
  - Нет, ну тебя не пробьешь, - Наташа с досадой покосилась на подругу. - Раз в жизни обратила внимание на парня и слова не вытянешь! Прямо каменная!
  - Я не обращала, - проворчала Лена.
  - Да-а?
  - Он сам навязался,- уточнила девочка.
  - Скажите пожалуйста - сам! - насмешливо воскликнула Наташка. - Что-то до сих пор ни у кого этого не получалось! Этот счастливчик - первый!
  - Что - не получалось?
  - Навязаться тебе!
  - Слушай, кончай, а?
  - Расскажешь, отстану!
  - Да что ты хочешь услышать?!
  - Честно, он понравился тебе?
  - Не знаю, - угрюмо пробормотала Лена.
  - Ну, хоть симпатичный?
  - Наверное...
  - Не рассмотрела, что ли? - удивилась девочка.
  - У него прабабушка, кажется, японкой была, - неожиданно для себя лепнула Лена и покраснела.
  - Что?!
  - Ну, японкой. Он сам сказал.
  - С чего бы это? - Наташа отложила в сторону рапан и с подозрением уставилась на подругу. - Хочешь сказать, он - узкоглазый?
  - Ну да, - Лена чуть насмешливо посмотрела на нее и мстительно добавила. - И смуглый. Как и положено японцу.
  - Азиат, - разочарованно протянула Наташа. - Ну ты, мать, даешь!
  И она мгновенно потеряла всякий интерес к Лениному новому знакомому.
  
  ГЛАВА 4
   ИГОРЬ
  
   Сегодня на Генеральские пляжи Лена собиралась неохотно. Во-первых, солнце с самого утра палило как сумасшедшее, и трястись целый час в переполненном, душном автобусе до Азовского моря...
   Во-вторых, ей почему-то совершенно расхотелось встречаться со своим новым знакомым. Недавние события за две ночи как-то поблекли и казались девочке глупыми и надуманными. Лене даже не верилось, что она провела позавчера с этим парнем практически весь день. Зачем, спрашивается? На пару с Умкой было куда спокойнее.
   Подумаешь, серебристые глаза! Связалась, тоже. Будет теперь под ногами путаться, работать мешать. Мало ей Наташки. Нет, точно, с ума сошла. Будто у нее на флирт время есть...
   Может, смыться втихую? Могла же она про него просто забыть? Лена поморщилась: он же адрес знает! Позавчера вечером до самого подъезда проводил. И велик поднять помог.
   Ну и ладно. Вляпалась, так вляпалась. Но уж ждать его Лена ни одной лишней секунды не будет! Договорились к семи, значит, ровно в семь она помчится к остановке.
   Лена пошарила в холодильнике, но бутерброд сделать себе не решилась: колбасы оставалось совсем чуть-чуть. Пусть Димка доедает. Или мама. А вот хлеб с собой она обязательно возьмет. Сейчас, конечно, жара, и есть совершенно не хочется, но...
   Кстати, неплохо бы сегодня мидий надергать. Во второй бухточке такие скалы чудные, там целые колонии этих мидий. Причем, крупных полно, в ту бухточку редко кто заглядывает, уж очень добираться неудобно. И на плов их принести можно, маму с Димкой побаловать.
  
   Девочка заглянула в родительскую спальню: мама почти не вставала - сильно болела спина. Правда, врачи уверяли, что она постепенно идет на поправку. Новый лечебный курс, по их словам, должен был непременно помочь. Только вот стоил он...
  Все как всегда упиралось в деньги. И в ее мизерный заработок.
  "Нет, лучше об этом не думать. И вообще, решила же, для начала собираю Димку в школу! Потом уже и на лекарства откладывать можно. Все равно, курс рекомендуют начать лишь с осени. Маме надо немного отдохнуть..."
   Лена посмотрела на часы и решительно стала одеваться. Приготовленные было с вечера новые эластичные шорты с ярко-золотистым топиком она бережно вернула в шкаф. И натянула свою привычную рабочую униформу.
  Глупо выпендриваться перед этим Игорем! Да и зачем? Она - это она, и принимать ее нужно такой, как есть. А не нравится...
  Девочка посмотрела на себя в зеркало. Тяжело вздохнула и взяла выгоревшую джинсовую кепку. Мелкие, темно-русые кудряшки были безжалостно запрятаны под уродливый, давно обвисший козырек.
  "Ну и повезло же мне с волосами, - тоскливо подумала она. - Нет, чтобы как у Наташки. Как там в песне? Золото волос? Но всем вести не может, и это правильно. Нечего сходить с ума. И вообще..."
   Лена пожала плечами и кинула взгляд на настенные часы: "Ага, без трех минут семь. Пора. А то опоздаю на рейсовый к Азову. Жалко, Умку с собой не взять. Автобус вечно набит до предела. С ним, конечно, было бы куда спокойнее".
   И, шикнув на недовольного ее уходом пса, Лена выскользнула за дверь. Игоря до сих пор не было, значит, и он передумал с ней ехать. И ладненько. А то с этими глупостями...
   У девочки даже настроение пошло вверх. Она не любила зависимости. Любой. Эмоциональной - тоже. Поэтому, наверное, у нее и друзей практически не было. Одна Наташка. И хорошо. Хватит с нее и домашних!
  
   ***
  
   Прекрасного настроения Лене хватило ровно на два этажа: на площадке первого ее невозмутимо дожидался Игорь. Посмотрев на ошарашенное лицо девочки, он усмехнулся и лениво пояснил:
  - Звонить не стал. Твои же еще спят, я не ошибся?
   Лена машинально кивнула и продолжала рассматривать своего нового знакомого. В полутемном подъезде его волосы казались почти белыми, а на смуглом лице резко выделялись удивительно светлые сейчас глаза. Какое все-таки интересное лицо...
  - Дыру протрешь, - хмыкнул парень и решительно отобрал у смущенной Лены рюкзак.
  - Я тоже взял, смотри. Чтобы побольше твоих ракушек за одну ходку привезти...
  И он аккуратно уложил рюкзак девочки в свой:
  - Пошли, что ли? Время!
   Лена вздохнула и, почти не думая, поплелась следом. Еще минуту назад привычный, устойчивый, надежный мир снова заколебался, и девочка чувствовала себя, как во сне. И поэтому злилась. Игорь обернулся:
  - А что Умку не взяла? Пусть бы побегал!
  - Час в автобусе... Душно очень, и людей много...- невнятно объяснила она и, споткнувшись, чуть не полетела с лестницы.
  - Да ты что, не выспалась?- с досадой воскликнул Игорь, хватая ее за плечо.
  - Да. То есть, нет...- пролепетала Лена, поспешно сбрасывая его руку и совершенно по-дурацки краснея.
   Игорь насмешливо посмотрел на вспыхнувшее личико своей новой знакомой и усмехнулся. Девчонка ему нравилась. Не красавица, конечно, но что-то такое в ней было...
   Во всяком случае, ей хотелось помочь. И познакомиться поближе. Обычно же у него все сводилось к примитивному флирту. Правила были известны заранее обеим сторонам, и это вызывало скуку. С малышкой же он чувствовал себя как на вулкане.
   Любая ошибка, - понимал подросток, - и она тут же пошлет его к черту. Ну, или еще подальше. К подобному Игорь не привык, и ему хотелось узнать девочку получше. А для этого какое-то время придется играть по ее правилам. И ни в коем случае нельзя спугнуть эту дикарку!
   Черт, сколько же ей лет? На вид, - Игорь окинул внимательным взглядом худенькую, едва сформировавшуюся фигурку, - тринадцать-четырнадцать, пожалуй. Может и меньше. Интересно, в каком она классе? Вдруг в его, девятом?
   Но спрашивать Игорь не решился. К чему? Так даже забавнее. Итак, будем открывать новую страну под именем "Лена"? Ну да. Осталось лишь начать...
   Игорь забросил на плечо рюкзак и насмешливо напомнил себе, как ему не хотелось уезжать из Москвы.
  Подумаешь, Крым! Моря с него вполне достаточно и летом. А переезжать насовсем, расставаться с друзьями, Москвой...
  И все из-за папиной работы!
  Дело, якобы, превыше всего!
  Интересно, чем его однокашнички сейчас заняты? Впрочем, вариантов немного. Или развлекаются за компами, или балуются пивком, или тискаются с девчонками у кого-нибудь на даче. Еще прибавим бассейн, боулинг и тренажерный зал.
  Тоска, короче!
  Нет, у него тут намечается кое что поинтереснее. Черт, в жизни бы не подумал что где-то сохранились еще такие э-э... странные девчонки, как эта Ленка! Ископаемое какое-то. Чудо в перьях. Ради одного этого стоило в Крым махнуть!
  
   ***
  
   Игорь передвинул переполненные рюкзаки в тень и отыскал глазами голову девочки. Та зачем-то ныряла у линии скал. Вот уже с полчаса так развлекалась. А когда Игорь поинтересовался, какие-такие сокровища она надеется выудить со дна морского, она только улыбнулась и сказала:
  - Увидишь.
   И натаскала к берегу сухих веток. Целую гору. Зачем, спрашивается? Костер жечь? Но к чему? Не удовольствия же ради! И так пекло жуткое.
   Игорь снял шорты и с большим облегчением нырнул: вода сегодня удивительно хороша и после прошедшего шторма хоть освежала. На прошлой неделе, например, Азовское море было безобразно теплым. Да и Черное - немногим от него отличалось. И медузы толклись прямо у берега, приятного тоже мало. Сегодня - другое дело...
  "Нет, все-таки Керчь - любопытный город. Два моря, не одно. Уникальное местечко..."
   Игорь доплыл до рваной линии скал и стал с интересом ждать, когда Лена вынырнет.
  - Ну что?
  - Смотри, - и девочка вытряхнула из полиэтиленового пакета на камень несколько странных, вытянутых, почти плоских, темных раковин.
  - И что это? - Игорь с недоумением повертел в руках ее добычу.
   Та оказалась довольно тяжелой, и створки раковин были плотно закрыты. Игорь поднес их к носу и скривился: пахло морем. И водорослью. И еще чем-то неуловимо пряным.
  - Это мидии, - улыбнулась Лена. - Знаешь, какие вкусные?
  - Да-а?
  - И плов из них обалденный ...
  - Так ты что, - недоверчиво посмотрел на нее парень, - ветки для этого собирала? Плов делать?
  - Скажешь тоже! - засмеялась девочка. - Я просто хочу мидии из раковин здесь извлечь. Ну, чтобы домой лишнюю тяжесть не тащить...
  - И как? Варить их будешь, что ли? Как рапаны?
  - Нет, - усмехнулась Лена. - Проще. Потом увидишь. Сейчас главное - набрать.
  - Эй, постой! Где ты их собираешь? Я помогу.
  - А ты нырять умеешь?
  - Естественно. Моря у меня под носом не было, но вот бассейн - сколько угодно.
  - Тогда все просто. Внизу эти скалы буквально облеплены мидиями. Ныряешь, и собираешь их в пакет. Только мелочь не бери. Выбирай покрупнее.
   И Лена снова исчезла под водой. Игорь вздохнул:
  - Чего только на старости лет не узнаешь!
  И нырнул тоже.
  
   ***
  
   Через полчаса Игорь с интересом наблюдал, как новая знакомая раскладывала костер. И извлекала из-под камней ржавый и местами дырявый противень. Она почистила его песком и сполоснула морской водой. Потом уложила на противень мидии и поставила его над огнем.
  Если честно, темные раковины на жутковатого вида железяке Игорю съедобными не казались. Скорее, наоборот. Впрочем...
   Игорь задумчиво рассматривал девочку и думал над информацией, что он из нее вытянул за сегодняшнее утро. Причем, с трудом. Проявляя чудеса дипломатии и нешуточное терпение, что поразило его самого. И ладно бы с толком! Куда там...
   Иначе, чем скудной, добытую информацию не назовешь. Словоохотливостью эта девчонка не отличалась. Никоим образом. В отличие от других, с кем Игорь раньше встречался.
   Изящная фигурка в старом, почти детском, давно выгоревшем купальнике невольно притягивала его взгляд. Кудрявые волосы на жарком солнце уже подсохли и теперь пружинисто отзывались на каждое движение девочки. Личико под шапкой темно-русых волос казалось прозрачным.
  "Впрочем, с такой-то жизни, - сочувственно поморщился Игорь.- Как она еще оптимизм свой сохранила..."
   Хотя Лена о себе практически ничего не рассказала,- и это - несмотря на все его ухищрения!- Игорь прекрасно понял, что со времени несчастья, она вынуждена тащить все проблемы семьи на себе. Отец погиб, мать тяжело больна, братишке еще и шести нет...
  Надо же, как не повезло девчонке!
   С другой стороны, не всякая бы повела себя так на ее месте. Игорь мысленно перебрал всех своих друзей и одноклассников и криво усмехнулся.
  Да уж! Зарабатывать деньги и не тратить их на себя! В ее-то возрасте! При том, что она - девчонка и нуждается в тряпках!
  
   Игорь вспомнил своих московских подруг и подумал, что ни одна из его знакомых, пожалуй, не надела бы на себя такой жуткий купальник. Даже под пистолетом. И такие древние, практически ископаемые вещички - тоже. Особенно, если бы собиралась пойти куда-нибудь с ним, Игорем.
  Забавно, однако.
  Может, он ей совсем не нравится?
  Вот уж, цирк!
   Игорь молча наблюдал, как девочка суетится возле раскалившегося на огне ржавого монстра и удивлялся себе и собственным мыслям. Обычно его интересовал в этом мире единственный человек - он сам. Остальные волновали мало. Так, скрасить собственную жизнь. А тут...
  Елки, эта странная девчонка как из другого мира!
  Нечто книжное или киношное.
  Она просто не имела право на существование!
  
  Игорь мрачно подумал, что другая на Ленкином месте сейчас бы кокетничала вовсю, а странная девчонка едва обращает на него внимание. А ведь они совершенно одни, на берегу моря. Правда, жизнь у нее...
  - Слушай, Лен! А друзей у твоих родителей до аварии не было, что ли?
  - Почему? - девочка подняла на него удивленные глаза.
  - Так, значит, были?
  - Конечно. Родители моей подруги, например. Ну, Наташки. Ее отец вместе с моим в одной фирме работали. Оба - программисты.
  -А почему же они вам не помогли? - с непонятной для себя досадой воскликнул Игорь.
  - Вот оно что! - Лена отшвырнула ветку и выпрямилась. - Пожалеть решил! - Она бросила гневный взгляд на Игоря. - Так учти, я в твоей жалости не нуждаюсь! И ни в чьей, запомни!
   Она склонилась над костром и пробормотала:
  - Кто-то меня за язык тянул...
  - Эй, причем здесь жалость? - возмутился Игорь.- Если бы в семье твоей Наташки случилось несчастье, ты что, не помогла бы?!
  - Естественно, помогла бы!
   Лена сняла раскрывшиеся раковины с противня и уложила на него новую партию. Затем сурово посмотрела на нового знакомого:
  - Ну, хорошо. Первый и последний раз об этом говорим. Не смей больше обсуждать моих друзей! Никогда. Понял? - И, помолчав, добавила: - Если бы не Кудрявцевы, мы с Димкой еще два года назад в детский дом угодили бы. Когда все случилось, они над нами опеку оформили. Мы месяцев восемь у них жили, а то и дольше. Ну, пока мама из больницы не вышла...
   Игорь смотрел на нее со спокойным вниманием. Лена вздохнула:
  - Кудрявцевы и сейчас нам помогают. Дядя Саша маму через день на процедуры возит. И подкармливать они нас пытаются. Но я теперь не хочу. Я уже не дитя. И не все деньгами меряется, как ты не понимаешь!
  - Но тебе же трудно, - растерянно пробормотал Игорь, никак не ожидавший такой горячности в ответ на, казалось бы, простой вопрос.
  - И что? Это моя жизнь, понял?! И в подачках я не нуждаюсь. Ни в чьих. И не вздумай мне родительские денежки предложить когда-нибудь, если хочешь со мной встречаться! Тоже, благодетель нашелся!
  - П-почему обязательно - родительские? - возмутился Игорь.
  - Скажешь, - золотистые глаза насмешливо сощурились, - много зарабатываешь? Машины моешь? Газетки продаешь? Мидиями на рынке торгуешь? Маменькин сынок!!!
   Покраснеыший Игорь спрыгнул с камня и раздраженно рявкнул:
  - Попридержи язычок!
  - А что, я не права?
   Наткнувшись на гневный взгляд девочки, Игорь неожиданно для себя усмехнулся и признал:
  - Секунду назад была права. Сейчас, пожалуй, нет.
  - Да-а? И что изменилось за эту самую секунду?
  - Не что, а кто. Я. Усвоила?
  - И в чем же ты изменился? - почти равнодушно буркнула девочка, опять склоняясь над своей железякой.
  - А ты что, страдаешь от любопытства?
  - Да нет, вроде бы.
  - Ну и успокойся!
   Игорь присел над раскрывшимися раковинами, в нежно-перламутровых створках которых пульсировали странные, белесые комочки то ли студня, то ли мяса, и брезгливо поморщился.
  - Это что, и есть мидии? - с невольным отвращением спросил он.
  - Ну да. Если хочешь, попробуй.
   Лена оторвала моллюск от раковины и с видимым удовольствием съела. Игорь гулко сглотнул и отвел глаза в сторону.
  - Зря кривишься! - с усмешкой покосилась на него девочка. - Очень вкусно. И потом, это побережье, здесь другие обычаи. Со своим уставом в чужой монастырь нечего соваться...
  - Елки, - пробормотал Игорь, стараясь не смотреть на подрагивающие в своих раковинах моллюски,-и за ЭТО у вас на рынке платят деньги?!
  - Конечно. И неплохие. Пол-литровая банка мидий не меньше десяти гривен сейчас стоит. Считай, два доллара. Знаешь, какой обалденный плов из них выходит? Просто чудо.
  - Плов... Всю жизнь думал, что плов положено делать из баранины.- раздраженно буркнул Игорь.
  - Чудак! Это же приморский город. У нас свои блюда, понимаешь? И поверь, отличные.
  - И что, эти самые мидии только на Азовском море можно добыть? Именно здесь, на Генеральских пляжах?
  - Почему? - удивилась девочка.- Их и на Черном море полно. Почти везде, где скалы заходят глубоко в море, есть мидии. Ну, или на крупных камнях. А зачем тебе?
  - Да так, - пожал плечами Игорь. - Просто интересно.
   И уже молча наблюдал, как быстро наполняется мидиями полиэтиленовый пакет.
  
  ГЛАВА 5
  ДИМКИНЫ ОБИДЫ
  
   - Ну что, наелся?
   Димка кивнул. Выразительно похлопал себя по животу и вылез из-за стола.
  - Сама-то поешь,- мама сочувственно посмотрела на хлопотавшую вокруг них Лену.
  -Ну ты, мам, даешь, -весело отозвалась девочка. - Я же готовила. А значит, напробовалась.
   Мама печально улыбнулась:
  - По тебе не скажешь!
  - Не всем же быть толстыми, - парировала Лена.
  - Да ну, толстыми, - пропыхтел Димка, запихивая в карман шорт яблоко.- Дразнить будут...
  - Молчи уж, горе мое,- мама притянула к себе упирающегося сына и невольно поморщилась .
  - Больно, да, мам? - бросилась к ней дочь.
   Наткнувшись на две пары встревоженных глаз, женщина через силу засмеялась:
  - Да нет. С чего вы взяли? Совсем нет.
   Она встала со стула и, стараясь держаться прямо, бодро сказала:
  - Пойду поваляюсь после обеда, хорошо?
  - Конечно, ма! - дружно отозвались дети, а когда мать вышла, грустно переглянулись.
  - Спина болит, да?- вопросительно посмотрел на сестру Димка.
  - Ничего, вот осенью маму пролечат последний разочек, и она у нас забегает.
  - Ты и в прошлый раз говорила - последний!- проворчал мальчик.
  - Прошлый - не считается,- отрезала Лена.- А в этот раз - совершенно новые лекарства. Самые-самые распоследние в медицине. Они точно помогут. Я уверена.
  - Не врешь?
  - Сказал! Когда это я тебе врала?
  - Когда?- ехидно улыбнулся младший брат.- Напомнить?
  - Ну?
  - Еще нукаешь! - возмущенно воскликнул Димка и даже покраснел от негодования. - Вчера меня на Генеральские пляжи не взяла! Сказала: одна смотаешься. Так, мол, быстрее...
  - И что?
  - Даже Умку дома оставила!
  - Да не тяни ты!
  - Ага! Не тяни! Хочешь сказать, одна ездила? Да? Одна?!
   Лена молча смотрела на покрасневшего братишку. Димка топнул ногой:
  - А Петька Густелев сказал - ты с каким-то парнем туда моталась! Вот! Это с каким, а? Меня, значит, побоку, Умку - тоже, а какого-то там чужого парня...
  - Мало ли, что твой Петька болтает, - поспешно перебила его Лена. - Он меня что, у подъезда караулил? Я, знаешь, во сколько из дома вышла?
  - Знаю, не думай! Петька сказал - в семь утра.
  - Да причем тут твой лопоухий Петька?!
  - Не причем. И уши его не причем. Нечего наговаривать. Лопоухий! Всегда ты так. Как нечего сказать...
  - Эй, ну кончай! Ну, не права. Нормальные у твоего Густелева уши. Только что твой Петька вечно языком треплет? И врет тоже вечно!
  - Вовсе нет! Просто они вчера на рыбалку с отцом ездили, и он к семи утра уже в машине сидел. И все прекрасно видел!
  - Ну и что? Подумаешь, видел...
  - Нет, что за парень, а? Нас с Умкой, значит, не взяла, а какого-то чужого парня - пожалуйста...
  - Завел по новой!
  - И завел! Вот скажи, тогда отстану!
  - Что сказать?
  - Почему нас с Умкой дома оставила? На весь день!
  - Он мне помогал!
   От такой несправедливости шестилетний Димка побагровел. Глотнул побольше воздуха и оскорбленно завопил:
  - А я что, не помог бы?!
  - Да он рюкзак с тебя весом тащил, понимаешь, нет? Если бы не он, я бы еще два дня туда моталась! На твой любимый Азов! По такой жарище!
  - А кто это? - тоном ниже поинтересовался Димка .
  - Да так, - безразлично отозвалась девочка, отводя глаза в сторону, - новый знакомый . Я его у Героевки встретила, когда рапаны после шторма собирала...
  - И что, влюбилась? - с ехидством пропел мальчишка, мгновенно забывая про собственные обиды.
   Лена вспыхнула:
  - А ну-ка марш на улицу! У меня работы полно! На глупости отвлекаешь! А время идет...
  - Влюбилась, - грустно констатировал Димка.
  - Катись, давай, знаток! А то сейчас посажу ракушки перебирать. Видел, сколько их на лоджии?
   И, закрыв за моментально смывшимся братишкой дверь, Лена подумала: "А может, он прав? Влюбилась?"
  
   Девочка невольно вспомнила вчерашний день и снова покраснела. Игорь вел себя по отношению к ней как... Ну, как папа, когда был жив, с мамой себя держал. Как мужчина. Не пижонил, а всерьез. Опекал, что ли...
   И ракушек в ее рюкзак положил всего ничего, а свой набил так, что Лена и с места не могла его стронуть. А он запросто поднял. Конечно, он выше на целую голову и сильнее...
   И в автобусе посадил ее. Согнал какого-то парнишку их возраста и посадил. И при выходе руку подал. Как взрослый.
   Лена прижала ладони к пылающим щекам. И не приставал совсем. Ну, с поцелуями. И с другими глупостями. Как одноклассники, например. Рюкзаки к самой двери квартиры поднес, а заходить не стал, распрощался. Спросил только про мидии, и все.
   Лена невольно улыбнулась: "Чудак! Конечно, она возьмет у него мидии, если он наловит! Это вполне нормально и необидно. Она и сама с друзьями делится. Кудрявцевы вчера, например, тоже плов из ее мидий готовили..."
  
   Мидии здорово летом выручают. Мясо не купить - дорого, а мидии... Просто ей за ними мотаться некогда - работа ждет. И на рынке она торговать не умеет. Не для нее это. Не получается. Лену просят уступить, и она уступает. Особенно старикам. А что делать? Лена прекрасно знала, что на их мизерные пенсии прожить практически невозможно. В результате, почти не зарабатывала.
   И нырять долго Лена не могла. Задыхалась. Легкие слабые, как сказал врач. Нет, на мидиях ей не заработать. Никак. Хоть и жаль.
   А Игорь...
  Игорь - неплохой парень. И, конечно же, она в него не влюбилась, это все глупости! Просто ей с ним...
   Лена замялась и закончила свою мысль весьма неопределенно: ну, неплохо. Он не раздражает ее и не смущает. И не мешает.
  
   Перед глазами девочки вдруг появилось насмешливое, смуглое лицо: серебристые глаза понимающе щурились; полные, четко очерченные губы растягивала ленивая усмешка.
  -Вот еще! Отстань! - почему-то вслух произнесла Лена.
  Она испуганно оглянулась: не слышал ли кто, и заспешила на лоджию - пора было приниматься за работу.
   Вчера повезло - очень много ракушек нашли целыми, с двумя створками. Ну, а к разрозненным придется подбирать пару. А значит, возиться ей до вечера, не меньше. И ладно. На лоджии сейчас хорошо, она у них на теневой стороне. И море прекрасно видно. Если мешать не будут, сегодня и закончит. Завтра склеит подобранные створки, а потом...
  Потом - самое интересное: делать сувениры!
   Лена улыбнулась, ей нравилась эта работа. Обычный свой ассортимент: собак там, кошек, зайцев, львов, медведей - она делала почти автоматически, и все равно пыталась внести что-то новое. Какой-нибудь смешной элемент, который добавит игрушке шарма. Ну, и совсем новенькое придумать что-нибудь. Прошлый раз у нее забавная мысль мелькнула...
  
   Лена начала перебирать вымытые вчера вечером и уже высохшие ракушки и неожиданно для себя подумала: "Интересно, Игорь заглянет, нет?"
  И рассердилась на себя: что за глупости?! Тем более, конкретно они о встрече не договаривались. Вчера на его вопрос о пляже, Лена лишь головой покачала: ей не до развлечений. Работать нужно. И ракушек ей надолго теперь хватит. До осени, не меньше. А там опять начнутся шторма, и она сможет набрать запас на зиму.
   "Зимой, - с сожалением вздохнула Лена,- много не сделаешь - школа. Хотя денег зимой нужно ничуть не меньше, чем летом..."
  
  ГЛАВА 6
  КАПЛЯ КАМЕНЬ ТОЧИТ
  
  - Слушай! Да ну тебя! Ведь День рыбака! Раз в году случается! И так сидишь на лоджии целыми сутками, как сыч какой! Нет, сычиха!!! Вон, загар почти сошел. Пошли, а? Ну, Лен, ну, хоть на пару часиков...
   Таким образом - ну, пусть с небольшими купюрами! - Наташка ныла сегодня с самого утра и порядком поднадоела Лене.
  Кудрявцева по этой части была талантлива, и ее нытье могло бы тронуть и камень. Во всяком случае, из дома моментально смылся жалостливый Димка, бросив на жестокосердную сестру осуждающий взгляд. А обычно, когда приходила Наташка, его не выставить. Они составляли отличную парочку по мелким и средним пакостям на обе семьи. Разница в возрасте, к изумлению взрослых, в данном случае не мешала.
  Мама тоже ушла к себе, сочувствуя именно Наташке. Хотя могла бы пожалеть Лену! Ведь прекрасно знала - единственная дочь ее драгоценной подруженьки редко не добивалась своего.
  Умка оказался самым терпеливым. Он лежал на пороге, вывалив длиннющий розовый язык прямо на пол, и запаленно дышал. Когда же Наташкин скулеж приближался по тональности к щенячьему, Умка нервно вздрагивал и недоверчиво косился на девчонку. Но не обнаружив поблизости никаких щенков, умиротворенно прикрывал глаза.
   Объяснений, что тетя Лида во вторник едет, наконец, в Польшу, и нужно подготовить для нее вторую коробку с сувенирами, Наташка принимать принципиально не хотела. И представляла свою настойчивость исключительно сестринской заботой о чахнувшей над работой подружке.
  Хотя кого она хотела обмануть?
  Лена прекрасно понимала, почему Кудрявцева с самого утра оккупировала ее лоджию и столь упорно капала ей на нервы - тоже, секрет Полишинеля! Просто дядя Саша с тетей Лилей ее в жизни одну вечером на Набережную не отпустят. С Леной - пожалуйста, но ни с кем другим. Правда, дядя Саша запросто может предложить сопровождать дочь и сам...
  Лена невольно хмыкнула: "Вот уж Наташке радости! Наверняка с Марком встретиться договорилась. Не с отцом же ей на танцы идти. Что же делать?"
  
  - Ну давай, я завтра сама тебе помогу! - умоляюще тянула на одной ноте лучшая подруга. - Клянусь, мы все с тобой успеем! Тебе ведь лишь упаковать осталось!
  - Ага. Всего лишь, - угрюмо буркнула измученная Лена. - Двести фигурок, заметь. Что называется, начать и кончить. Да, еще вот этой милой полсотне букетики между лап нужно приклеить!
  И девочка раздраженно кивнула на верхнюю полку. Наташка мрачно взглянула туда, ее брови поползли вверх, и она тоненько взвизгнула:
  - Ой! Какая прелесть! Поросята! Сама придумала, да?
   И мгновенно забыв про недавние слезы, Кудрявцева полезла на стул. Осторожно сняла с подноса уже покрытую лаком забавную фигурку и засюсюкала:
  - Какой миленький! Как настоящий, надо же! И пятачок на месте! А из чего он? Это же не ракушка, нет?
  - Нет,- проворчала Лена, невольно смягчаясь.
   Новая игрушка действительно удалась, и восхищение Наташки ей было приятно. Кстати, она обычно именно на Наташке, обожающей с раннего детства всякие безделушки, опробовала свои новинки. Уж если они нравились Кудрявцевой, можно не сомневаться - уйдут быстро. Не такие же, как она, Лена, покупали сувениры из морских ракушек!
  - А что, - допытывалась Наташка, любуясь толстеньким, розовым поросенком с огромным бантом на шее и смешной маленькой кепочке на затылке, -что на пятачок пошло?
   - Половинка горошины.
  - С ума сойти! Как только тебе такое в голову приходит?! В прошлый раз лебедей из мидий сделала, глаз не отвести; зимой - тигрят...
   Лена пожала плечами и обреченно покосилась на восторженное лицо подруги: "Наверное, придется тащиться. Блин, ночь пропала. Не рассчитывать же, в самом деле, на Наташкину помощь. Она больше переколотит, чем завернет. И отвлекать будет. Нет уж, лучше самой..."
   И чем ей, интересно, так этот Марк нравится? Росточком на целых полголовы ниже и вечно в облаках витает. Правда, - усмехнулась девочка, - за Наташкой бегает как приклеенный. И не первый год уже. К тому же, музыкант. И поет прекрасно. Ну ладно...
  
  - А ты уверена, что тетя Лиля тебя отпустит? - уныло поинтересовалась она.
  - Ленчик! - заверещала единственная подруга, тыкаясь носом ей куда-то в плечо. - Лапочка! С тобой - хоть на край света! Ты же у нас - положительная! С головы до пят! Нет, с пяточек по макушку! Короче, до последней молекулы! Не то, что я, непутевая!
  - Это уж точно, - окончательно сдаваясь, фыркнула Лена.- С твоим легкомыслием тебя бы в клетке держать!
  - Почему это - легкомыслием? - удивилась Наташка.
  - Девятое мая уже забыла? - насмешливо поинтересовалась Лена.
  - И что? Что такого страшного случилось на девятое мая?
  - А то! Пошла в парк с Марком, а потом смылась танцевать с каким-то лупоглазым уголовником! Хорошо, я Умку с собой взяла...
  - Ну, подумаешь, один разочек...
  - Конечно, один! А дискотека во дворце корабелов на Новый год? Что тебя понесло тогда с Гариком? Ты что, не знала, что он подонок?
  - Он сам меня пригласил! - сердито выкрикнула Кудрявцева.
  - Ага! А у тебя, конечно, язык не повернулся отказать? Еще бы: парень видный, красивый! Хорошо рядом смотрелся! И цвет глаз как раз подходил к твоему новому платью...
  - Что ты ко мне пристала?! - жалобно взвыла Наташка. - Я же не знала...
  - Ну, естественно! - язвительно посмотрела на подругу Лена. - Невинная овечка! Она не знала, что Гарик приставать начнет! Нашла джентльмена с бритым затылочком! Единственного на всю дискотеку!
  - Не знала!!!
   Наташка покраснела и неожиданно даже для себя затопала ногами. Умка, наконец, не выдержал поднимаемого гостьей шума и раздраженно заворчал.
  Лена насмешливо покосилась на готовую пустить слезу подругу и смягчилась:
  - Ну ладно, забыли! Только давай так: я, само собой, Умку на всякий случай прихвачу. Но таскаться весь вечер за тобой хвостом не буду. Держись сама рядом, поняла?
  - А Марк? - проскулила Наташка.
  - Что - Марк? Он не помешает. И потом - Марк ни меня, ни твоих родителей не волнует. Он - отличный парень. Ты, главное, к другим не липни. Не все, что в штанах, мужик.
  - Ты скажешь!
  - А что, неправда? Как что приличное внешне в брюках на глаза попадется, так у тебя сразу же ножки от волнения подкашиваются. Прямо болезнь какая-то! Смотри, Натка, доиграешься. Подонков будто мало на улицах...
  - Тебе все - подонки! - окрысилась Кудрявцева. - Раз мне понравился, тебе, естественно, нет! Тоже болезнь! А вот каков диагноз? Не зависть ли, ты, вобла недосушенная?! Ни один пацан ей не нравится, скажите, принцесса!
  - Наташка!!!
  - Ну что, что - Наташка? Я уже сто лет - Наташка!
  -Закрой рот! И учти: или ты держишься рядом, или я остаюсь дома! Без вариантов!
  
   Лена посмотрела на надувшуюся, покрасневшую от злости и досады подругу и с трудом подавила усмешку.
  Высокая, с классическими чертами лица, с великолепными ярко-синими глазами и золотистыми, пышными волосами - Наташка очень эффектна. И на первый взгляд, она тянула далеко не на свои четырнадцать.
  На дискотеках Наташке стенку подпирать не приходилось. Из мужчин на нее не отреагировал бы только слепой. Но Кудрявцева все еще оставалась ребенком, и ее внешность пока приносила семье больше неприятностей, чем радостей.
  "Конечно, с чего бы ей взрослеть? - привычно оправдала Лена подругу.- Единственная дочь. На нее не надышатся, только что пылинки не сдувают. И в школе так же. Признанная красавица! Старшеклассники на переменах, как мухи на мед, к нам на этаж слетаются. Ну, и сама Наташка...В конце концов, то, что ей мальчики нравятся, вполне естественно. Возраст такой..."
   К себе Лена это как-то не относила. Возраст возрастом, но Наташа - одно, она, Лена, совершенно другое. Ей - не до мальчиков. Да и куда ей до Наташки Кудрявцевой! Она рядом с ней, в лучшем случае, младшей сестрой смотрится. Или - Золушкой...
  
  -Так что?- она смерила подругу суровым взглядом. - Решилась, нет? Если нет, то беги домой. Мне работать надо.
   Наташка даже не шелохнулась. Смотрела на спокойно дышащее в полукилометре от дома море и старательно демонстрировала прямо-таки смертельную обиду.
  Лена пожала плечами:
  - Хочешь дуться? На здоровье. Только у себя, пожалуйста. А я делом займусь...
   Лена протянула руку к коробке с засушенными, крохотными полевыми цветами, и Наташка сдалась.
  - Ну ладно...- пробурчала она. - Можешь даже на меня этим вечером Умкин поводок нацепить. Тогда точно никуда не отойду.
  - А что? Неплохая идея, - согласилась Лена.
  - С тебя станется! - вспыхнула Кудрявцева.
  Девочки немного помолчали. Наташка заискивающе протянула:
  - Только уговор - после салюта на дискотеку пойдем обязательно!
  - На час, - хмыкнула Лена.
  - Что?!
  - Ну, хорошо, на пару часов. И ни минутой больше!
  - Ленчик! Прелесть моя! Дай я тебя поцелую!
  
   И в этом вся Наташка. Попробуй на такую позлиться! Отталкивая сияющую подругу в сторону, Лена снисходительно проворчала:
  - С твоими родителями мне договариваться? Или сама справишься?
  - Лучше ты, - умильно улыбнулась Кудрявцева.
  - Ладно, сейчас позвоню.
  - И знаешь, Лен, - уже в спину ей крикнула Наташка .
  - Ну?
  - Ты тоже оденься получше, ладно? Ну, хотя бы ту темно-зеленую шелковую юбочку с золотистым топиком и...
  - Нет!
  - Ну, Ленчик! Ты в них такая миленькая, такая хорошенькая...
  - Сказала - нет.
  - А в чем же ты пойдешь? - упавшим голосом поинтересовалась Наташа.- Опять в шортах?
  - Опять .
  - В старых?! - трагическим шепотом вопросила подруга.
  - Ну ладно, не нуди! Одену новые.
  - Золотистые? В облипочку?
   Лена неохотно кивнула.
  - И топик тогда золотистый, - мгновенно оживилась неисправимая Кудрявцева. - И босоножки на каблуках! Те, беленькие, что тебе из Польши...
  - Может, и накраситься?! - грозно рявкнула Лена.
   Испугавшись, что ее единственная надежда на праздничную дискотеку в любую секунду может пойти на попятный, Наташка поспешно дала обратный ход:
  - Я о косметике и не говорила! И босоножки, как хочешь...
  - Вот именно, как хочу, - проворчала Лена и неохотно побрела к телефону.
   Вечер с Наташкой Кудрявцевой на пару, да еще на городской дискотеке - это что-то. Хорошо, у нее есть Умка!
  
  ГЛАВА 7
  ДЕНЬ РЫБАКА
  
   Девочки со вздохом сожаления проводили взглядом последнюю, наиболее красочную, только что рассыпавшуюся в темном, безоблачном небе гроздь праздничного салюта и медленно пошли в сторону танцевальной площадки. Там минут через пятнадцать должна была начаться ночная дискотека.
   Марк, их одноклассник и обычный спутник вечерних вылазок в город, привычно тащил на поводке угрюмого Умку и рассеянно прислушивался к болтовне подруг. Изредка он бросал восторженный взгляд на яркую, нарядную Наташку и тут же отводил глаза в сторону. Когда же ребята подошли к ярко освещенной танцплощадке, он быстро передал поводок Лене и осторожно взял смеющуюся Наташку под локоть. А затем несколько виновато сказал:
  - Нат, на первые три танца я - пас.
  - Что?! - тут же взвилась Кудрявцева.
   Лена с усмешкой покосилась на друзей: невысокий, худенький, очень смуглый и очень носатый Марк весьма забавно смотрелся рядом с ее красавицей подругой. А вредная Наташка еще и туфельки на высоченных шпильках напялила. Станет она одевать что-то в ущерб своей внешности, как же! Даже ради Марка. И плевать ей, что он едва ли не на полголовы ее ниже. А если бы не его кудрявая, пышная шевелюра, то, пожалуй, почти на голову. Из-за шпилек.
  
   Лена отвернулась от друзей, давая им возможность в очередной, наверное, стотысячный раз выяснить отношения, и потрепала по голове недовольно фыркнувшего Умку.
  Псу, в отличие от ребят, фейерверк совсем не понравился. Как и толпы народа вокруг. Умка шумно потянул носом, боднул хозяйку в бедро и опять фыркнул.
  - Да ладно тебе, - прошептала Лена, завороженно посматривая на маслянисто поблескивающее в свете фонарей абсолютно неподвижное море.
   На перепалку приятелей ни она, ни пес практически не обращали внимания. Уж слишком привычный фон!
  Наконец Лене надоело топтаться на одном месте, и она резко развернулась к подруге:
  - Ну что ты бесишься?
  - Нет, ты слышала? - возмущенно зашипела подружка.- Он... он... он танцевать не будет!!!
   Кудрявцева от негодования даже покраснела.
  - Только первые три танца...- увещевающе протянула Лена.
  - Я же петь, понимаешь, петь буду! - Марк то умоляюще смотрел на разгневанную Наташку, то переводил растерянный взгляд на собственные часы.
   Лена хмыкнула и сочувственно подмигнула мальчику:
  - Слышала? Человек петь будет! Для тебя же. Правда, Марк?
  - Конечно!- оживился он, хватая на лету подсказку.-Я даже объявить могу... ну, как это?
  - Любимой моей девушке Наташе посвящается, - насмешливо улыбнулась Лена.
  - Точно!- с облегчением выдохнул Марк. - Так и скажу. Вот честное слово!
  - Слышишь, ты, вредина несчастная?
   Честолюбивая Наташка нахмурилась и озадаченно перевела глаза на подругу. Предложение вообще-то ей понравилось, но ...
  - Мало ли Наташ на дискотеке, - неуверенно пробормотала она.
  - Господи, ты, боже мой!- нервно воскликнул Марк.- Нашла проблему!
  - Что?! - брови Наташки снова стремительно начали сдвигаться.
  - Я имел в виду, - мгновенно нашелся Марк, - что скажу так: любимой моей девушке Наташе Кудрявцевой посвящается! Ничего? Сойдет?
  И едва заметно улыбнулся.
  - Ну... Так лучше, конечно...
  - Вот и прекрасно!
  - Но я танцевать хочу, - капризно протянула девочка.
  - Да кто тебе мешает? - удивилась Лена.
  - Как - кто? - закричала Наташка и даже топнула ногой. - Но ведь Марк петь будет!
  - А что, Марк единственное существо мужского пола на площадке? - хмыкнула Лена. - Остальные срочно повымирали? Или боишься, что сегодня вдруг котироваться не будешь?
  - Но...- Наташка изумленно вытаращила на подругу круглые глазищи. - Ты же сама говорила... Вспомни...
  - Не передергивай, - рассердилась Лена. - Тоже мне, артистка! Танец - это всего лишь танец. Но не больше! Поняла, нет? После каждого танца возвращаешься ко мне, как миленькая!
  Она смерила одноклассницу мрачным взглядом и непреклонно заявила:
  - И все предложения пойти куда-либо - мужественно отклоняешь. Усвоила, надеюсь?
  
   Умка озадаченно вертел крупной головой, заглядывая чуть ли не в рот очередному оратору и пытаясь уяснить себе ситуацию. А услышав в голосе любимой хозяйки гневную нотку, решил поддержать ее.
  Он подтверждающе рявкнул, продемонстрировав Наташке устрашающих размеров клыки. Потом уронил тяжелую каплю слюны с языка и скользящим шагом начал приближаться к Кудрявцевой, этой весьма ненадежной представительнице рода человеческого. Она, явно по какому-то недоразумению, являлась ближайшей подругой хозяйки, и пес прекрасно знал, что за Наташкину безопасность отвечает именно он. Инструкции на этот счет были совершенно недвусмысленны и получены Умкой перед самым выходом из дома.
  - Да поняла я, поняла! - тоненько взвизгнула Наташка, резво отпрыгивая в сторону. - Придержи лучше своего слоняру, он же мне, зараза, все платье своей мерзкой слюной забрызгает!
  - Платье! - рассмеялась Лена. - Ты этот жалкий лоскуток называешь платьем?!
   Лена пренебрежительно ткнула пальцем в новейшее приобретение подруги. Наташка испуганно зашипела и снова отпрянула в сторону, спасая свой супермодный "прикид".
  Умка едва сумел увернуться и недовольно заворчал. Марк поспешно спрятал усмешку. Лена демонстративно таращилась на умопомрачительные, по словам ее подруги, чисто дискотечные "шмотки".
  На Наташке сегодня действительно было надето что-то совершенно невероятное. Ярко-голубой, искрящийся блестками кусочек эластичной ткани держался лишь благодаря высоте Наташкиной груди. Плечи же и спина были абсолютно оголены. Да и бедер это новенькое платье, что девочка самостоятельно купила себе ко дню рождению, совсем не скрывало.
   Конечно, если бы родители видели его на дочери, Кудрявцеву дальше порога собственной квартиры в жизни бы не выпустили, но... Драгоценная покупка хранилась у подруги и надевалась у нее же. Лена же ни в чем убедить упрямую Кудрявцеву не смогла, как ни старалась.
   Наташка, практически не дав ей раскрыть рта, тут же раскричалась, обвиняя Лену в косности, несовременности, старушечьих взглядах на жизнь и одежду и многих других смертных грехах. Кричать Наташка умела, так же как и вовремя пустить слезу. Поэтому пришлось временно сдаться.
  Утешало Лену одно: с ними Умка. А значит, ничего страшного не может случиться. Умка хоть и не породистый пес, зато он всегда отличался поразительным умом.
  Временами Лене казалось: собака понятливее большинства ее знакомых. И не только одноклассников. А уж Наташки Кудрявцевой - само собой!
  Кроме того, Умка смотрелся очень внушительно, особенно для посторонних, и был прекрасным охранником. Сколько раз он выручал ту же Наташку!
  Если бы не Умка, Лена, пожалуй, и не решилась бы на сегодняшнюю вылазку. Тем более, когда увидела подругу в новом наряде. Впрочем, может, она и не права...
   Марк, например, на это "платье" отреагировал так, что Лена невольно засомневалась в себе. Квадратные глаза, упавшая чуть ли не до колен нижняя челюсть, невесть откуда взявшийся дефект речи в виде заикания...
  Может, действительно ее взгляды давно устарели? Та же Наташка ей об этом твердит уже несколько лет подряд. Если честно, сколько Лена себя помнит. В конце концов, вкус и чувство меры - поразительная штука...
   Правда, маслянистые глаза одних прохожих и насмешливые - других, Лену сильно беспокоили и временами заставляли думать, что не так уж она неправа. Наташка казалось не столько одетой, сколько...
   Опять-таки, рядом Умка! И когда особо назойливые парни пытались, несмотря на отказ, навязать им свое общество, огромный пес наглядно давал понять, что они здесь лишние.
  Ну, случайно наступал на ногу, например. Шестьдесят три килограмчика - это, поверьте, весьма чувствительно. А нечаянная демонстрация превосходного набора клыков? Или невовремя задранная могучая лапа?
   Вспомнив, как прыгал орошенный Умкиной неслабой струйкой последний "липучка", Лена невольно хихикнула. Наверняка, бедолаге пришлось возвращаться домой и менять брюки. С другой стороны, не лезь! Тебе же сказали - девочке всего четырнадцать (пусть Наташка это краткой справке и возмутилась!).
  Так что пока эксцессов не было. Несмотря на Наташкино вызывающее, жуткое платье.
  -Лоскут! Много ты понимаешь! - оскорбилась подруга на язвительный комментарий. - Это же последний писк моды!
  -Что писк - согласна. Последний - тоже неплохо бы, - парировала Лена.
   Она посмотрела на часы и насмешливо напомнила, что к часу ночи они клятвенно обещали быть дома. Так что если Наташка хочет потанцевать, пусть решается. Уже пятнадцать минут одиннадцатого.
  
  ГЛАВА 8
  СНОВА ИГОРЬ
  
   Игорь неспешно заглянул на площадку и невольно отшатнулся: чуть не вляпался!
   Метрах в трех от него, у самого входа на танцплощадку стояла его новая крымская знакомая. Та самая странная, забавная девчушка, которую он никак не мог выбросить из головы. Причем, какой уже день. Как ни старался. Не девчонка, а современный вариант Золушки. Но в каком виде! Он еле узнал ее.
  Игорь отбежал в сторону и едва слышно присвистнул:
  -Хороша Золушка! Скорее, принцесса. А ведь с первого взгляда и не скажешь. Откуда что берется...
   Эластичные золотистые шортики и такой же топик делали хрупкую фигурку его недавней знакомой поразительно женственной. На длинных, удивительно стройных ножках вместо привычных разбитых кроссовок Игорь впервые увидел легкие босоножки на невысоких каблучках. Темные кудри девочки были перетянуты светлой лентой. Лена разговаривала с ослепительно красивой, но несколько вульгарной, непрерывно хихикающей девицей.
  "Неужели это ее подруга Наташка? Как ее там? Кудрявцева, кажется. Ну да, Кудрявцева. Ровесница и одноклассница..."
  Игорь изумленно покрутил головой и на всякий случай отошел подальше в тень, не спуская глаз с беседующих девочек.
   Та, светловолосая, по его мнению, смотрелась года на три-четыре постарше. И это, по меньшей мере. Черт, абсолютно зрелая девица! В жизни не подумаешь, что еще школьница. Если только мордашка ... Да, по мордашке, пожалуй, больше тринадцати-четырнадцати и не дашь. Значит, он не ошибается - это точно Кудрявцева. Однако, рисковая девочка! Так разодеться ...
   Игорь дернулся было к входу, но неожиданно засомневался. А покосившись на свой льняной, светло-бежевый костюмчик за четыре сотни долларов, неохотно побрел к машине.
   Он вдруг решил, что на глаза этой странной девчонки в такой одежде пока лучше не показываться. Как Игорь понял, она принимала его за ... как бы это сказать? Ну, за равного себе. В плане социальном.
  
   Как-то так получилось, что о семье Игоря они ни разу толком и не поговорили. Лена не спрашивала, а Игоря больше интересовала сама девочка и ее окружение. Да и спугнуть Лену боялся, она временами и так держалась настороженно, малейшая ошибка и...
  А вот этого Игорю не хотелось!
  Он в жизни не был так предупредителен к кому-либо и временами просто не узнавал себя. Вот и не решался рассказывать о собственной семье. Что-то мешало. Может быть, уверенность, что те мидии, которые он регулярно таскал Лене вот уже вторую неделю и те небольшие деньги, что одолжил на новые кроссовки для ее братишки, она у него сегодняшнего в жизни бы не взяла. Гордая, паршивка!
   Игорь и эти жалкие десять долларов еле уговорил принять. Ну, пока она не выручит деньги за свои сувениры. К тому же, - угрюмо усмехнулся Игорь, - эта маленькая вредина взяла их, только когда он поклялся, что они не родительские, а лично им заработанные. И умудрилась вернуть уже через неделю. Пришлось взять.
   Нет, скажи ему кто-нибудь пару месяцев назад, что он будет тратить драгоценные летние деньки на сбор этих мерзких мидий и оптовую торговлю ими... Черт, в жизни бы не поверил!
   Хорошо еще, на рынке их берут сразу же. Что называется, не успеешь вынести. Перекупщики, естественно. И, слава Богу!
  Конечно, продавая сам, Игорь выручил бы раза в полтора больше, но... Во-первых, время. Во-вторых, не хватало еще наткнуться на том продовольственном рынке на немногочисленных пока знакомых. Мигом доложат родителям.
  Игорь хмыкнул: "Вот уж цирк был бы, если бы отцу сказали, что я приторговываю мидиями! Дарами моря, так сказать. Он точно бы подумал, что я свихнулся..."
   Юноша перепрыгнул небольшую клумбу и почти побежал к стоянке.
  - Интересно, за кого эта девчонка меня принимает? - с неожиданной злостью пробормотал он. - За сына рыбака, что ли? Или портового рабочего?
   Затем он вспомнил ее подругу и невольно ухмыльнулся: "Ну и куколка!"
   А ведь дружат, как он понял, чуть ли не с пеленок. И такие разные. Забавно. Эта Кудрявцева - точная копия его некоторых московских подружек. Только много смазливее.
  Да уж... С такой мадам только на дискотеки и ходить! Еще пристанет кто...
  
   Последняя мысль нешуточно встревожила Игоря, и он поспешно сел за руль. Нужно было съездить домой и переодеться. И желательно побыстрее. Так, на всякий случай. В конце концов, дискотека только начинается, все неприятности впереди.
   Черт, идиотская шутка!
  Да, лучше поспешить. Хотя...
   Легко сказать - переодеться! А во что? В чем сын, например, портового рабочего, потащится на танцы? В джинсах, что ли? Точно. Придется одевать джинсы. Ну, и черную рубашку. Самое демократичное, кажется. Да, и туфли бы не забыть сменить на кроссовки!
   Интересно, что подумает мама, увидев, во что он переодевается? Хоть бы уж не заметила, что он опять сам за рулем. Прав-то у него пока нет. Какой только кретин придумал границу в восемнадцать лет?! Четыре года еще мучиться! И шофера пришлось отпустить в шесть вечера, праздник все-таки...
  
  ГЛАВА 9
  ПРАЗДНИЧНАЯ ДИСКОТЕКА
  
  Сияющая Наташка упорхнула уже на второй танец, а Лена так же исправно отказала очередному приглашающему. Не то чтобы она не любила танцевать, но ... Ей просто не нравились будущие партнеры. Они были слишком взрослыми и слишком оценивающе рассматривали ее.
   Лену передернуло: как раздевали! Нет уж, она как-нибудь обойдется. Не хватало еще, чтобы ее лапали, как некоторых девчонок. И пусть Наташка в тысячный раз повторяет, что ее взгляды устарели, и сама она - настоящее ископаемое, место которому только в музее! Плевать. Лучше быть археологической древностью, чем ломать себя. Чего ради?!
  Лена поежилась: и что она не надела сегодня нормальную футболку?! В этом крохотном топике, едва прикрывающем груди, девочка чувствовала себя чуть ли ни голой. А все Кудрявцева! Да и сама хороша, купилась на ее уговоры...
   Лена увидела, как рука Наташкиного партнера воровато переползла на плотно обтянутые сверкающей голубой тканью ягодицы и брезгливо вздрогнула: и как только Наташка терпит!
   Лена тяжело вздохнула: судя по блаженному выражению лица ближайшей подруги, подобные действия кавалера Наташку ничуть не смущали. Или она считала их нормой?
  Пригласивший ее парень Кудрявцевой явно нравился. Смуглый, большеносый, со жгучими черными глазами... Главное, он был много старше. И Наташе это льстило. К тому же, партнер был высок, и девочка знала: они прекрасно смотрятся вместе.
   Увидев, что незнакомый смуглый парень, продолжая неспешно танцевать, перемещается с подругой куда-то в тень, поближе к деревьям, Лена встревожилась. Щелкнув пальцами, она привлекла внимание дремавшего под скамейкой Умки и сердито прошипела:
  - Эй, Наташку проспишь! Следи за ней, слышишь?!
   Пес согласно фыркнул и будто растаял в воздухе. Лена только улыбнулась: и как это у него получалось? Сколько раз он проделывал подобный фокус, а она все никак не могла к нему привыкнуть. Раз - и исчез. А ведь дома по комнатам топает как слон какой.
   Лена попыталась рассмотреть канувшего в тень деревьев Умку, но безуспешно. Потом танец сменился, девочка не совсем охотно приняла приглашение своего сверстника и пошла на площадку. А уткнувшись носом в обтянутое пестрой футболкой плечо, невольно вздохнула.
  
   Лена удивлялась себе. Наверное, впервые в жизни она лицемерила. И перед кем? Перед собой же! Ведь если честно, соглашаясь пойти с подругой на дискотеку, она в глубине души надеялась встретить там Игоря.
  Почему нет? Полгорода бродили сейчас по Набережной!
  Но именно ей не повезло. Игорь так и не появился. Хотя когда они с Наташкой смотрели салют, то видели почти всех своих одноклассников. И знакомых ребят с микрорайона. Всех, кто ее совершенно не интересовал. Кроме Игоря.
   Лена рассеянно улыбнулась партнеру, автоматически ответила на какую-то незамысловатую шутку и грустно подумала, что в последние дни она Игоря почти не видела. Да и где, собственно? На море она практически не ходила - слишком много работы. И к себе не приглашала по этой же причине. Так, разве что на полчасика, когда он приносил мидии. Быстренько поила чаем, потом извинялась и бежала в свою мастерскую - свободного времени совершенно не было.
  Лена сердито встряхнула головой: "Зато все двести фигурок готовы и ждут лишь упаковки! А это школьный костюм для Димки и лекарство для мамы. И сколько еще нам всего нужно! Жаль, что в сутках всего двадцать четыре часа..."
  
   ***
  
   Переодевшийся Игорь уже несколько долгих минут наблюдал за танцующей девочкой. Неожиданно для себя, ему оказалось весьма неприятно видеть Лену с другим. Нет, он не ревновал, конечно же! Просто...
   Игорь насмешливо улыбнулся и поддразнил себя: "Просто забавная девчонка, ни на кого непохожая. И ничего больше! Само собой, имеет право танцевать с любым. Однако, что эта стриженная под ноль скотина ей там шепчет?!"
  Игорь сдвинул брови и заставил себя перевести взгляд на другую пару. Он пытался сосредоточиться на прелестях высокой, спортивной и довольно симпатичной девушки и не мог. И злился на себя. Потому что все равно видел перед собой невысокую, худенькую, зотоглазую Лену и думал о ней.
  Игорь оправдывал себя тем, что уж очень у девчонки несчастливо сложилась судьба. И его интерес к ней - обычнейшая жалость. И презирал себя за это вранье.
  Если бы только эта девчонка могла подслушать его мысли! Нужна ей чья-либо жалость, как же!
  Очень гордая - Игорь прекрасно понимал это - она пыталась быть самостоятельной и тащила на своих худеньких плечах гору проблем, перед которыми спасовал бы и взрослый. А она - нет. И считала это естественным.
  Игорь нахмурился: "Надо же, зарабатывать на изготовлении сувениров! Кормить и одевать семью из трех человек! Быть старшей в доме и самой принимать решения!"
   Собственная жизнь на этом фоне казалась пресной. Да и чем гордиться? Тем, что всю жизнь сидел на шее отца? Успешно помогал транжирить заработанные им денежки? А сам? Окажись в такой ситуации, на что был бы способен? Не сломался бы?
   Навещая после своих первых самостоятельных шагов - сбора мидий - Лену, Игорь охотно задерживался у нее минут на тридцать-сорок. Они сидели на лоджии, превращенной в неплохую мастерскую, и говорили. Ни о чем и обо всем. О жизни и о книгах. Лена работала, а Игорь с интересом наблюдал за ее быстрыми, умелыми руками.
   Юноше ее поделки очень нравились, Игорь даже пробовал помогать, но у него ничего не получалось. Это только на первый взгляд казалось простым. Не работой, почти развлечением.
   Вроде бы пустяк - нарисовать пару щенячьих глаз. Но попробуй возьми в руки кисть и поймешь, что это не так. Посаженные чуть выше или чуть ниже, ближе или дальше друг от друга - они лишали игрушку всей прелести и делали ее неинтересной. Так же, как и оказавшиеся не на своем месте черная капелька щенячьего носа или ярко-розовая бархотка язычка.
   Испортив несколько сувениров, Игорь сдался и потом только изумленно следил за девочкой. Зайцы, щенята, тигрята, поросята, медвежата - они делались одним человеком и все же не походили друг на друга. Каждая игрушка имела свои особенности.
   Наблюдая, как Лена терпеливо приклеивает зайцам под подбородками яркие, нарядные бабочки, а поросятам между лап - букетики из крохотных сухих цветов, он только спросил:
  - Зачем усложнять? И так хорошо...
  - Думаешь, только мои фигурки возят в Польшу? - грустно усмехнулась Лена.
  - А что, большая конкуренция?
  - Естественно, - кивнула девочка и одела следующему щенку на голову забавный кепарик из плоской ракушки.
   Она нарисовала кистью аккуратнейший ярко-белый помпон и с невольной гордостью сказала:
  -Но мои фигурки берут охотно. Всегда. Потому что они все разные.
  
   Игорь больше за кисть браться не пытался и подолгу не задерживался, понимая, что отвлекает девочку от работы. Он прекрасно видел, что кроме сувениров, Лене еще как-то приходилось управляться с домашними делами. Маленький брат и больная мать были неважными помощниками и больше мешали, чем помогали.
   Поэтому, будто невзначай, он несколько раз предлагал свои услуги в вылазках на рынок или в продовольственные магазины. Якобы, все равно своим покупать будет, так уж заодно...
   Игорь приносил в ее дом самое необходимое: хлеб, овощи и крупы- и злился на Лену и на себя.
  Если бы не ее глупые принципы и гордость! Тогда бы он действительно мог помочь. Да только на его карманные деньги они питались бы несравненно лучше!
   Но куда там - единственный раз Игорь рискнул потратиться на коробку конфет и то чуть не сгорел со стыда. Лена категорически отказалась ее брать. Даже, когда он пообещал вышвырнуть коробку с балкона.
   И вышвырнул. Противная же девчонка и глазом не моргнула. Лишь холодно предупредила, что еще одна попытка благотворительности - и эта встреча окажется последней. Так что Игорь с того дня стал еще осторожнее.
   Лена его очень интересовала, хотя Игорю и нелегко было в этом признаться даже самому себе.
  И неудивительно: такая хрупкая девчушка и такой характер - столько жизненной силы!
  
   Игорь рассматривал словно выточенную из слоновой кости изящную фигурку девочки и мрачнел все больше. Лена в объятиях крупного, высокого парня казалась еще более хрупкой.
  И когда только закончится этот проклятый танец?!
  
   ***
  
  Где же Наташка?
   Лена торопливо поблагодарила партнера и, не замечая его удивленного взгляда и попыток продолжить знакомство, быстро пошла в сторону деревьев. Нужно было срочно отыскать Кудрявцеву и в очередной раз глаз с нее не спускать!
   Лена оглянулась на эстраду и вздохнула: Марка, только что закончившего петь третью песню, со сцены пока не отпустили. Значит, опять придется возиться с Наташкой самой. А это задачка не из легких. Особенно, если ее драгоценная подруженька заупрямится.
   Лена растерянно завертела головой: Кудрявцевой не было. Свет фонарей здесь резко обрывался, и даже под ближайшими деревьями уже ничего нельзя было толком рассмотреть.
  - Наташа? - неуверенно позвала она, жутко боясь, что подруга могла в энный раз потерять голову, "купиться" на какое-нибудь сомнительное предложение и уйти с дискотеки. Где тогда ее искать? И времени уже почти двенадцать. Правда, она послала вслед Умку...
  Где-то рядом завели двигатель, и какая-то иномарка мягко нырнула со стоянки к шоссе. Глаза девочки округлились: "А если Кудрявцева уехала на машине, тогда как?! И зачем только я согласилась с ней идти?!"
  - Ты кого-то потеряла?
   Лена вздрогнула и испуганно отшатнулась. И тут же чуть не всхлипнула от облегчения. За ее спиной стоял Игорь. Серебристые глаза странно поблескивали в свете фонарей, а губы растянуты в знакомой усмешке.
  - Н-наташку...- пролепетала она, опять напряженно вглядываясь в темноту.
  - И что с твоей Наташкой? - насмешливо поинтересовался Игорь.
  - Н-не знаю. Она с каким-то парнем пошла ...
  - А ты причем?
  - К-как это?
  - Ну, она пошла танцевать с незнакомым парнем, это я понял. Не понял только: причем здесь ты?
  - А если с ней что-нибудь случилось?
   Игорь вспомнил фигуристую девушку в коротком ярком платье и хмуро усмехнулся: удивительнее, если с такой девицей на дискотеке ничего не случится! Подобные куколки так и нарываются на неприятности. Таскаются полуголыми, а потом какой-нибудь сексуально озабоченный парнишка, хлебнувший лишнего, за решеткой оказывается...
   Игорь покосился на встревоженное личико девочки и криво усмехнулся: ей-то такого не скажешь! Поэтому с невинным видом возразил:
  - Что с ней может случиться?
  - Н-ну...- Лена явно смутилась и неуверенно пробормотала. - Еще затащат куда...
  - Силком? - хмыкнул Игорь.
  - Она по глупости могла согласиться!
  - А ты что, блюдешь тут ее нравственность? Считаешь, она сама не справится?
  - Эй! - Лена резко развернулась и гневно уставилась на Игоря. - Она моя подруга! Понял, нет?!
   Огромные золотистые глаза неожиданно привели юношу в смятение. Его сердце учащенно забилось, во рту вдруг пересохло, и Игорь, изумляясь себе, жалко пролепетал:
  - А я что? Я - ничего. Я даже искать помогу...
   Лена пробормотала:
  - И куда только они пропали? Я же Умку следом послала...
  - Умку? - оживился Игорь.
  - Ну да. Как этот горбоносый Наташку к деревьям потащил, так и отправила. Почти сразу же.
  - А с каким приказом?
  - Охранять.
  - Тоже мне, - с досадой воскликнул Игорь. - Надо было велеть - с площадки не выпускать!
   Словам девочки он не удивился. Сообразительность пса поразила его в свое время невероятно. Тот понимал все ничуть не хуже среднего человека. И приказы хозяйки выполнял беспрекословно и очень грамотно. Игорю временами казалось: Умка относится к ним, людям, со снисходительной усмешкой. Как к братьям меньшим. И опекает соответственно. А за эту девчонку любому глотку перегрызет.
   Лена виновато отозвалась:
  - Не подумала...
  
   Ребята обошли танцплощадку по периметру, но ни Наташи, ни ее партнера не увидели. Игорь даже переговорил с какими-то мальчишками, крутящимися у киоска с мороженым, но и они ничего не смогли сказать о красивой золотоволосой девчонке в голубом платье.
   Игорь посмотрел на часы и с беспокойством подумал, что через пару часов мать начнет волноваться. Родители обычно его свободу не ограничивали, но время возвращения домой всегда обозначали жестко, опоздание было чревато большими неприятностями. Отец не терпел, когда он нарушал слово. И оправданий никаких не принимал. По его понятиям, точность и обязательность - составляющие успеха и должны воспитываться с детства.
  Поэтому Игорь задержал рвущуюся куда-то в темноту растерянную девочку и довольно раздраженно бросил:
  - И как далеко твой Умка может их отпустить?
   Лена вдруг замерла, глаза ее посветлели, и она с некоторой надеждой воскликнула:
  - Ты прав! Умка от меня никогда далеко не уйдет. Они наверняка где-то на Набережной. Где-то рядом.
   - Тогда окликни, - оживился Игорь.
  - Кого? - удивилась девочка.
  - Умку, естественно. Твоя подруга может и не услышать. Или, - Игорь насмешливо посмотрел в милое, встревоженное лицо, - не захочет отозваться...
   Но Лена на его последние слова не обратила внимания. Лишь улыбнулась и радостно позвала:
  - Умка! Умка!
   И почти сразу же откуда-то с Набережной донесся ответный рык. Не столько, правда, радостный, сколько раздраженный. Псу явно ситуация не нравилась. Как и полученный им приказ.
  - Отозвался! Ты слышал? Отозвался!
  Девочка сделала несколько неуверенных шагов к морю. Потогм остановилась и прошептала:
  - Где же они?
  - Чудачка, - хохотнул Игорь. - Просто прикажи Умке привести к тебе Наташку. Ну, помнишь, как он недавно притащил к тебе Димку? Когда тот со двора уходить не хотел?
  - Ага. Спасибо. Сейчас.
   Лена торопливо кивнула и, ругая себя за бестолковость, сердито закричала:
  - Умка! Ко мне! Вместе с Наташкой! Понял, нет? Вместе с Наташкой!
   До ушей смеющегося Игоря, прекрасно представляющего себе дальнейшее развитие событий, буквально через несколько секунд донесся девичий протестующий вопль. Затем злобно рявкнул раздосадованный этим дурацким вечером Умка. И мгновением позже Игорь услышал чей-то увещевающий гортанный голос и жалобный вскрик:
  - Да иду я, иду! Только платье своими жуткими зубищами не трогай! Да испачкаешь же, идиот...
   И через пару минут из темноты показалась забавнейшая группка. Первой под конвоем большущего пса почти бежала донельзя возмущенная Наташка. Причем, спасаясь от его мокрой пасти и оберегая свое драгоценное платье, она все ускоряла и ускоряла шаги. Ей даже высоченные шпильки не мешали. Наташка безуспешно таращилась в темноту, высматривая подругу, и зачем-то выкрикивала невнятные угрозы. В адрес бессовестного Умки.
  Пес на ее вопли никак не реагировал. Просто периодически делал вид, что вот-вот ухватит ненавистную девчонку, этот вечный источник неприятностей, за подол. Чем придавал Кудрявцевой дополнительное ускорение. А уже за Умкой как-то очень нерешительно, странными зигзагами, двигался Наташкин ухажер. И вся эта цепочка довольно быстро приближалась к ожидающим ребятам.
   Игорь отошел чуть в сторону и стал с интересом рассматривать Наташкиного кавалера. Тот же, наткнувшись на насмешливый взгляд юноши, споткнулся и замер, не доходя до Игоря каких-нибудь два-три метра. И не сказать, чтобы этот парень чувствовал себя очень уютно под взглядом подростка. Уж слишком уверенно тот держался! Да и одежда... Внешне простая, но... Наташкин временный приятель в этом прекрасно разбирался.
  - Ну? - протянул Игорь, оставив смертельно оскорбленную Наташку разбираться с подругой. - Больших неприятностей захотелось, смотрю?
  - Эй, ты чэго? - нервно заозирался незнакомец. - Брат, да?
  - Почти.
   Игорь засмеялся и коротким свистом подозвал к себе настороженно приглядывающегося к незнакомому парню Умку.
  Пес с готовностью подбежал. Шумно потянул носом воздух и глухо зарычал, неприязненно посверкивая глазами. Умка как всегда выглядел сверхвнушительно, поэтому неудачливый Наташкин ухажер испуганно шарахнулся в сторону и поспешно забормотал:
  - Так я - нычо. Толко бэсэдовал, понымаешь? Клянусь! Пес, понымаешь? Глаз не спускал. Так я толко говорыл. Ни-ни болше. Мамой клянусь!
  - Болван, - снизил голос Игорь. - Девчонке - едва четырнадцать. И папаша не из простых. Жизнь надоела, что ли? Или у тебя их несколько?
  - Чэтырнадцат?! - пораженно выдохнул кавказец, недоверчиво рассматривая разгневанную Наташку: Кудрявцева никак не могла успокоиться и наскакивала на невозмутимо улыбающуюся Лену с очередными претензиями.
  - Не больше.
  - А кыто в таком выдэ на танцы пустыл?!
  - Да уж не родители, поверь, - почти сочувственно хохотнул Игорь.
  - Чэтырнадцат! Да нэ будь проклятого пыса...- и возмущенный парень, продолжая что-то невнятно выкрикивать, шустро скрылся среди деревьев.
  
   ***
  
  - А я думала, ты сегодня не придешь, - прошептала Лена.
  - Ну почему? Праздник все-таки...
   Игорь прижал к себе девочку и зарылся носом в пахнущие ночной свежестью и морем пушистые, кудрявые волосы. Он удивлялся своим ощущениям. И настроению. Никогда себя таким счастливым не чувствовал!
   И внезапно понял, что, пожалуй, впервые в жизни и именно с Леной он стал видеть в себе мужчину. Не мальчика, но мужа. И если эта хрупкая, чистая девчонка нуждалась в защите, то только - в его, Игоря.
   - Знаешь, твои волосы пахнут морем...- пробормотал он.
  - Правда?
  - А кожа - медом, - и Игорь легонько скользнул пальцем по Лениной щеке.
  Девочка судорожно вздохнула, но ничего не сказала. Она вдруг пожалела, что не послушалась Наташки и не надела сегодня своей новой юбочки и тех польских босоножек на высоких каблуках. Это было ужасно глупо, но...
   Игорь в своих черных, плотно облегающих джинсах и черной же льняной рубашке с закатанными рукавами, был потрясающе красив, а она ...
  Какой-то воробышек, не девушка!
  Везет Наташке... Ее во что ни одень...
   Вспомнив про подругу, Лена невольно забеспокоилась и начала всматриваться в окружающие их танцующие пары. Она искала Наташку. Так, на всякий случай. Хотя им с Игорем крупно повезло: Марк, наконец, закончил на сегодняшний вечер с выступлениями, и найденную Наташку удалось буквально сразу же передать ему из рук в руки.
  И все же. Где они? Если Кудрявцевой кто понравится...
  - Что с тобой? - заметив ее волнение, шепотом поинтересовался Игорь.
  - Наташа...
  - Забудь, - улыбнулся юноша. - Посмотри на Умку. Видишь, он спокоен? Значит, порядок, будь уверена.
   Лена покосилась на невозмутимо сидевшего у самого оркестра пса, и тяжелая Умкина голова, как бы отвечая на ее беспокойство, утвердительно кивнула.
  - Точно, - пробормотала девочка. - Здесь же Умка...
   Она подняла голову. Увидела серебристые, самые удивительные глаза в мире и потрясенно замерла: какой дивный вечер! Прекрасная, живая музыка и опьяняющий запах моря. И Игорь рядом.
  У них ...у них еще больше часа!
  Целая вечность.
   И девочка отогнала подальше беспокойные мысли о незаконченной работе и о катастрофически быстро приближающемся понедельнике. В конце концов, тетя Лида ждала ее только к вечеру, и у Лены в запасе была целая ночь.
  
  ГЛАВА 10
  ПОГУБЛЕННОЕ ПЛАТЬЕ
  
  - Так что, тот парень с дискотеки и был твоим азиатом? Тот самый, что натравил на меня этого мерзкого пса? Да-да, тебя! Можешь не скалиться!
   Умка деланно заворчал и, развернувшись к девочкам спиной, улегся на пол и демонстративно прикрыл глаза.
  Лена, полчаса назад отдавшая, наконец, тете Лиде последнюю коробку с сувенирами и всю ночь не спавшая, длинно зевнула. Она смертельно устала, но прекрасно понимала, что Наташка чем-то раздражена и лучше ответить на ее вопросы, иначе все равно не отстанет.
  - Ну да, он. Только почему - азиат?
  - Почему-почему...- непримиримо пробурчала подруга. - По кочану! Сама же говорила: бабушка - японка!
  - Ну, не бабушка, а прабабушка...
  - Какая разница?!
  - Отстань, Натаха! Спать хочу - умираю...
  - Это в девять-то вечера?!
  - Эй! Совесть имей! - возмутилась Лена. - Я всю ночь пахала как папа Карло!
  - Забыла. Извини, - тоном ниже пробормотала Кудрявцева и виновато заглянула Лене в глаза. - Мне что, уйти?
  - Сиди уж. Все равно Димку надо дождаться и покормить ужином. Ты хоть заснуть не дашь...
  - Это - пожалуйста! Это сколько угодно! - обрадовалась Наташка.- А во сколько он придет?
  - До половины десятого отпустила. Пусть побегает. Они с ребятами на поле в футбол гоняют.
   Лена подошла к окну и попыталась найти взглядом среди бегающей и вопящей малышни брата, но не смогла. Сумерки стремительно сгущались, и лица мальчишек уже были неразличимы. А по манере поведения - они все друг друга стоили. Стайка вырвавшихся из зоопарка обезьянок. Разве различишь среди них Димку...
  
  - Он тебе понравился? - неожиданно для себя спросила она.
  - Кто? - изумилась уже забывшая свой недавний вопрос Наташка.
  - Ну, Игорь, - не оборачиваясь, уточнила Лена.
  - Ах, этот азиат...- равнодушно протянула лучшая подруга .
  - Блин, привязалась! Ну, пусть азиат! Раз тебе так проще! Ну как он тебе?
  - Этот азиат? - нагло уточнила Кудрявцева.
  - Этот, этот!
  - Не знаю, - пожала плечами Наташка. - Я его толком и не рассмотрела. То темно было, сама вспомни. Потом - вы очень ловко смылись танцевать, а меня на Марка бросили...
  И она хитро покосилась на подругу.
  - Но мы же домой вместе шли, - настаивала Лена. - Он же нас провожал!
  - Ну, во-первых, не нас, а тебя, - отрезала Кудрявцева. - Во-вторых, мы с Марком впереди шли, а где тащились вы, я не особо присматривалась...
  - Здрасьте! Тащились! - возмутилась девочка. - Мы же почти рядом шли, Игорь с Марком даже переговаривались!
   Наташка с любопытством посмотрела на подругу и пожала плечами.
  - Так что, ты его так и не увидела? - разочарованно протянула Лена .
  - Неа. Зато заметила, что он высокий, так что утешься! Еще когда твой противный Умка меня к вам конвоировал! И слюной на меня брызгал!
  Наташка подбежала к Лене и смерила ее оценивающим взглядом:
  - Твой азиатишка куда выше меня! И Марка. А уж ты, наверное, у него меж ногами пройдешь...
  - Сказанула! - раздраженно воскликнула Лена. - Не такая уж я и маленькая!
  - Или он не такой высокий? - лукаво ухмыльнулась Кудрявцева и еле успела увернуться от Лениной руки.
  - Наташка, - прошипела Лена, - не доставай меня. Особенно, сегодня!
  - Скажите, пожалуйста! - вызывающе захохотала Наташка. - Цаца какая! Она меня, значит, треплет, как щенка какого, а я ей слова против не скажи!
  - Когда это я тебя трепала?
  - Да? Напомнить прикажешь? - опасно побагровела Кудрявцева. - А кто мое вчерашнее платье маме показал?!
  - Игорь велел. Сказал: мы сами не понимаем, что делаем.
  - Ага! - закричала Наташка. - Твой азиат велел, ты - под козырек и к исполнению, а меня в итоге такого обалденного платья лишили!
  - Ппочему лишили? - не поняла Лена.
  - По кочану, - огрызнулась Наташка. - Папуля меня его утром одеть заставил, а потом...
   Кудрявцева неожиданно всхлипнула.
  - Что - потом? - встревожилась Лена. - Что - потом? Тебя наказали? Договаривай уж!
  - Вот еще, - смахнула слезы Наташка и разъяренно уставилась на подругу.- Просто папа взял кухонный нож и ...клац-клац!
  - Что?
  - Порезал, балда, вот что! Теперь это действительно не платье, а кучка лоскутьев. Из-за тебя, поняла?!
  - Ах, вот оно что...
  - Да уж, - передразнила ее Кудрявцева, - вот оно что! И это еще не все, учти!
  - Как - не все? Он что, добрался, наконец, и до твоего шкафа?
  - Все шутки шутишь, - оскорбилась Наташка. - А он запретил мне самостоятельно делать покупки. Особенно - одежду. И с мамой поругался. Видишь, что ты натворила?
  - Ну, извини, - пряча улыбку, протянула Лена. - Я же не знала, что этим все кончится...
  - Ой, да ладно! Не знала она! Кому бы говорила! А на что ты, собственно, рассчитывала, когда пакет с моим платьем маме сунула? Что они в восторг придут? Или что меня похвалят?
   Наташка махнула рукой и пробормотала:
  - Какое платье было! И у меня в нем - такой успех...
   Лена посмотрела на погрустневшую Кудрявцеву и мягко заметила:
  - Причем тут платье? Ты с твоей внешностью и в мешковине успехом бы пользовалась, я тебя уверяю...
  - Ты серьезно? - голос подруги дрогнул.
  - Конечно, - абсолютно искренне заверила ее Лена. - Ты же у меня - красавица!
   Настроение Наташки мгновенно изменилось, и она тут же выбросила погибшее платье из головы: девочка не любила терзать себя неудачами. Она благодарно улыбнулась подруге и вдруг воскликнула:
  - А знаешь, я вспомнила!
  -Что?
  - Ну, не такой уж твой Игорь и азиат! Честно-честно. Ведь, по-моему, у него волосы светлые. Так?
   И тут зазвонили в дверь. Это голодный Димка штурмом брал родную квартиру. Настроившаяся было на дальнейшие откровения Кудрявцева печально вздохнула и начала неохотно собираться домой. А что делать? При Димке лишнего не сболтнешь - задразнит. Языкатый, жуть. Обычно, правда, они с ним прекрасно ладят, но...
   Нет, она никогда в жизни не жалела, что у нее нет младшего брата! Или сестры. Вот еще. Не было печали!
  
  ГЛАВА 11
  ВПЕРЕДИ - ОТДЫХ
  
   -Ну как, ма?
   Лена торжественно ввела в спальню гордого Димку в новом, только сегодня выкупленном школьном костюмчике.
   Темно-коричневые, полчаса назад старательно отутюженные ею шерстяные брюки; светло-желтая рубашка с аккуратненьким темно-коричневым галстучком; короткий, атласный, цвета гречишного меда жилет и светло-бежевый пиджачок с эмблемой гимназии - смотрелись на мальчишке превосходно.
  Мама отложила книжку и ласково улыбнулась взволнованному сынишке:
  - Очень хорошо. Просто отлично.
  - Правда, мам?
  - Конечно!
   Счастливый Димка побежал к зеркалу, а мама печально посмотрела на дочь:
  - Ты целое лето на этот костюм потратила. Стоил ли он того? Через неделю - в школу, а ты с нами совершенно не отдохнула. Бледненькая - смотреть жутко. И худющая, только что косточками не гремишь. Все лето над ракушками просидела, разве дело? Может, проще было Димку в обычную школу отдать?
  - Ну конечно! - вспыхнула Лена. - А потом бегать встречать его у порога, чтобы какое хулиганье не пристало. И следить, чтобы с него деньги на завтрак, как с других, не трясли. А наркотики? Девчонки говорят, там чуть ли не в туалетах колются...
  - Не все же, - устало пробормотала мама.
  -Нет уж, - отрезала Лена. - Лучше - гимназия!
   Она присела к матери на постель и нежно погладила ее по щеке:
  -Ма, честное слово, я в порядке. А что бледная, так это ерунда. Это мой обычный вид, понимаешь? И ракушки не причем. Я же всегда такая, вспомни!
  -Теперь - да, - тяжело вздохнула мать.
   Лена с жалостью посмотрела на нее и убеждающе сказала:
  -Ма, зато мы с Димкой в одной школе! Ты подумай хорошенько. Вместе ездить туда будем, тебе за Димку переживать не придется. Я уже все продумала, послушай: после занятий я Димку в библиотеку буду отправлять. Представила? Она у нас почти до пяти вечера работает, страшно удобно. Так что пока мои уроки не кончатся, он там почитает что-нибудь, уроки поделает, и я за ним зайду. Правда, Димыч?
  - Ага, - благоговейно рассматривая эмблему, пробормотал мальчик, -так и будет. То есть, как Лена сказала.
  -Ну, хорошо, - мама положила худую, почти прозрачную руку на плечо дочери. - Сделано, значит - сделано. Только давай договоримся...
  - О чем?- мгновенно насторожилась Лена.
  - До занятий восемь дней осталось, так?
  - Ну?
  - Обещай мне, что на это время забудешь о ракушках! Совершенно. Даже на свою лоджию не зайдешь!
  - Но мам...
  - Нет, обещай! - мама попыталась приподняться в постели, но сделала это слишком резко и невольно коротко простонала.
  - Мам! Тебе больно, да? - с раскаянием бросилась к ней девочка.
  - Не сбивай меня, - мать твердо посмотрела на дочь. - Эти восемь дней ты должна отдыхать. И по-настоящему, понимаешь? Море, пляж, все, как и положено для нормального подростка. Обещай! Сейчас же!
   Лена тяжело вздохнула. Мама, конечно же, была права. Она устала. Но в начале октября тетя Лида опять поедет в Польшу, и им остро необходимы деньги на новые лекарства...
  - Ма, давай так: я до двух дня - на пляже, а потом - мое дело. У меня - работа, пойми! И тетю Лиду я не могу подвести. Сама знаешь, начнется школа...
  -До восьми, - решительно перебила ее мать.
  -Что - "до восьми"?
  -Работаешь потом только до восьми вечера и ни секундой дольше! Иначе, я сама начну помогать, вот честное слово! Через "не могу"! Поняла?
  - Ладно уж, - проворчала девочка, с тревогой вглядываясь в порозовевшее от волнения лицо. - До восьми, так до восьми. Успокойся только.
  - Вот и прекрасно, - мама устало опустилась на подушки. - Отдохнешь немного, и все будет хорошо, я уверена. Еще чуть-чуть, и я сама встану... Знаешь, - она немного оживленнее посмотрела на Лену, - дядя Саша обещал пристроить меня, как поправлюсь, на свою фирму. У них платят неплохо, нам на троих вполне хватит. Слава Богу, хорошие программисты везде нужны, а я еще недавно была из лучших в городе. И еще. Он кое-какую работу мне на дом поищет. У него есть идеи...
  - Может, не надо, - Лена, скрывая жалость, бодро улыбнулась матери. - Вначале выздоровей, тогда...
  - Да нет, малышка, так будет лучше. Я и тебе помогу, и сама чуть отвлекусь. Не беспокойся, я справлюсь. А нет, так нет. Значит, опять все на твоих плечах окажется...
  - Не сгущай краски, мА, - возмутилась девочка. - Я же не грузчиком надрываюсь. Подумаешь, сувениры. Самая девчоночья работа...
  - Ладно-ладно, - отмахнулась мама, - не заговаривай мне зубы. Значит, договорились: с сегодняшнего дня - отдыхаешь. Так что звони Наташке и марш на пляж. Посмотри только, какая погода!
  - И я, Лен! И я с тобой! Возьмешь, да?
   Димка мгновенно забыл о своем новеньком, восхитительном костюмчике и радостно запрыгал вокруг сестры.
  - Возьму, конечно, - проворчала Лена, - куда мне деваться...
  - И Умку?
  - И Умку.
  
  ГЛАВА 12
   НА ПЛЯЖЕ
  
  - Молодец тетя Даша, - Наташка лениво перевернулась на спину.
  - С чего вдруг? - сонно пробормотала Лена, отыскивая взглядом темным поплавком болтающегося среди еле заметных сегодня волн брата.
  - Как это - "с чего"? На море, наконец, тебя вышибла! А то вон лето практически уже кончается, а ты только-только сподобилась. Сентябрь на носу...
  - Скажешь тоже! Я когда ракушки собирала, знаешь, сколько купалась?
  - Ага! В начале июля. А сейчас - конец августа.
   Лена промолчала, и Наташка удовлетворенно проворчала:
  - То-то же. А то: она купалась...
   Стрелки часов подбирались уже к одиннадцати, и девочки решили перебираться под навес. В это время под солнцем оставались валяться лишь сумасшедшие или курортники. Местные - никогда. За загаром у них как-то не принято было гоняться.
   Наташа расстелила на песке свое умопомрачительное полотенце, с которого радостно скалилась на мир целая группа прошлогодних чемпионов по бодибилдингу, и критически осмотрела новый купальник подруги.
  - А знаешь, вполне ничего, - наконец признала она. - Откуда взяла? Купила на рынке? Сама?
  - Придумала! - усмехнулась Лена. - Там они слишком дорогие. - И нехотя пояснила: - Тетя Лида из Польши привезла. По себестоимости. И еще кое-какие вещи к школе.
  - Какие? - мгновенно оживилась Наташка.
  - Отстань. Придешь, сама увидишь.
  - Нет, скажи, раз начала! А то я лежать спокойно не смогу. Не тащиться же прямо сейчас домой?
  - Тряпочница, - буркнула Лена.
  - Пусть. Рассказывай. Знаешь же, все равно не отстану...
  - Да ничего интересного!
  - Это уж мне судить. Ты в таких вещах не разбираешься. Ну, говори же...
  - А-а, ладно, - Лена насмешливо покосилась на порозовевшее лицо подруги и наморщила лоб, припоминая: - Новый спортивный костюм, кроссовки, джемпер, брюки... Что там еще? Ага, черная юбка с блузкой, туфли и ветровка...
  - Все?
  - Да, еще и платье...
  - Какое? - любопытная Наташка с сожалением посмотрела на свое замечательное полотенце и пересела на Ленино ничем непримечательное, старенькое покрывало.
  - Самое дурацкое. Якобы, на дискотеки. Я его все равно носить не собираюсь. Это тете Лиде какой-то ушлый поляк всучил. Как ты обычно говоришь? Последний писк? Может и так, но не для меня.
  - Значит, хорошее, - со вздохом резюмировала подруга.
   Она улеглась на свое полотенце и блаженно раскинула руки в стороны:
  - Знаешь, а я рада, что скоро в школу...
  - Да ну? - насмешливо улыбнулась Лена.
  - Ага. На днях Верку Савченко видела, так она говорит - у нас трое новеньких в классе будет.
  - Понятно.
  - И знаешь кто?
  - Ну?
  - Девчонка и двое парней.
   Лена улыбнулась, а Наташа возбужденно воскликнула:
  - Верка видела одного! По ее словам, интересный - жуть. И сын банкира, заметь. Знаешь же, у нас этим летом филиал какого-то российского банка в центре открылся. Ну, по Кирова...
  - И что?
  - Так это сын владельца!
  - Вот уж радости-то. Мало у нас своих нуворишей...
  - Ленка, ну что ты за зануда? Говорят же тебе: ин-те-рес-ный. Причем тут "нувориши"?
  - А остальные кто?
  - Остальные - не знаю. Девчонка из Симферополя переехала, а второй парень - из Харькова. Только Верка их не видела.
  - Не повезло, бедной, - еле слышно пробормотала Лена.
  - Подумаешь! Зато этого встретила - Гончарова! Душка - умереть не встать! Высокий, сильный, глазища - серые...
  - Губы - красные, волосы - светлые, выгоревшие, кожа, как и положено на юге - смуглая...- с усмешкой продолжила нехитрый перечень Лена.
  - Так ты что, его видела?!
  - Почему? - удивилась Лена.
  - Ну, угадала ведь. Смуглый, и волосы светлые...
  - Скажи еще: губы - красные.
  - Ленка!!!
  - Ну что - "Ленка"? Да не видела я его, успокойся. Просто подумала, если глаза светлые, то и волосы, скорее всего, тоже. А несмуглых к концу лета в Крыму не встретишь.
   Девочка покосилась на собственное плечо и нехотя буркнула:
  - Разве что я...
  - Понятно,- разочарованно протянула Наташка. - А я вдруг подумала: ты видела...
  - Очень надо!
  - Не скажи. Верка говорит: он от школы на собственной машине отъехал. На "Ауди".
  - Да хоть на "Мерседесе".
  - Слушай, неужели тебе неинтересно?
  - Почему? - равнодушно пробормотала Лена. - Очень интересно.
  - Да ну тебя!
  
   Девочки какое-то время лежали молча. Потом из воды примчались довольные собой и жизнью Димка с Умкой и плюхнулись рядом, поднимая в воздух тучи песка. Подстилки для них не существовало. Совести, как выразилась возмущенная Наташка, стряхивая песок с полотенца, тоже.
   Наконец все успокоились и разморено затихли. Правда, Наташка долго молчать не смогла. Отбросив в сторону один из женских журналов, она протяжно зевнула и перекатилась поближе к подруге.
  - Ну что тебе еще? - неохотно приоткрыла глаза Лена.
  - Слушай, а ты со своим азиатом еще встречаешься?
  - Он не азиат, сколько раз тебе повторять!
  - А как его называть? Ты же мне даже имени его не сказала!
  - Игорь.
  - Так встречаешься, нет?
   - Игорь? - приподнял голову Димка. - Он у нас вчера вечером был! Опять мидии притащил. Он, знаешь, как наловчился с ними?
  - Тебя не спрашивают, горе мое, - оборвала братишку Лена. - И не лезь в чужой разговор. А то завтра дома оставлю.
  - Молчу-молчу. Как рыба, - поднял обе руки вверх Димка и скосил в сторону сестры хитрый глаз. - Эй, а можно мы с Умкой опять в воду пойдем?
  - Скатертью дорога!
   Димка с псом моментально исчезли, а разъяренной Наташке опять пришлось стряхивать со своего любимого полотенца песок.
  - И как часто он у вас бывает? - настороженно поинтересовалась она, в очередной раз расстилая его.
  - Где-то через день.
  - Так часто? - вытаращила глаза Наташка. - А почему я его ни разу не видела?
  - Да он ненадолго приходит, - неохотно буркнула Лена. - Мидии принесет, с полчаса посидит и прощается...
  - А с чего это он тебе мидии таскает? - хмыкнула Кудрявцева.
  - Не знаю, - пожала плечами Лена. - Думаю, своим собирает и для продажи. И нам чуть-чуть заносит.
  - А ты при чем? - сузила глаза Наташка, с большим подозрением рассматривая смущенное и почему-то виноватое лицо подруги.
   Лена вспыхнула:
  - Ну... Он же видит, как мне трудно, вот и пытается помочь. А мидии... Не так уж и сложно для него набрать лишнюю банку.
  - Понятно, - недоверчиво протянула Наташка. Она немного помолчала, потом тронула Лену за плечо: - Слушай, а кто его родители?
  - Не знаю. Да и какая разница? Наверное, из работяг.
  - С чего взяла?
  - Ну, одет всегда просто, держится просто, да и зачем бы он иначе те мидии собирал? Ясно же: помочь семье хочет. Не удовольствия же ради за ними ныряет.
  - А фамилия его как?
  - Не спрашивала.
  - Ну, ты даешь! Игорь, и все?
  - А что, мало? Я же не замуж за него собираюсь.
  - Но он тебе нравится?
   Лена поймала на себе испытывающий взгляд подруги и поморщилась:
  - Ну, что ты ко мне пристала?
   - Нет, скажи! Я тебе всегда говорю!
  - Да не знаю я...
  - Ну, ты и вредина же! Ладно, не хочешь - молчи. А в каком он хоть классе, знаешь?
   Лена растерянно посмотрела на Наташку и отрицательно помотала головой.
  - Как так можно?! - обозлилась Кудрявцева. - Лето встречаться с парнем и ни черта не выяснить! Балда!
  Наташка задумчиво потаращилась на море. И снова развернулась к подруге:
  - Слушай, когда он у тебя в следующий раз будет?
  - А тебе зачем? - насторожилась Лена.
  - Я сама все у него разузнаю! От тебя толку...
   Девочка пожала плечами:
  - Мы ни разу конкретно не договаривались. Приходит, когда хочет, и все.
  - А сегодня придет?
  - Вряд ли. Вчера был. Он обычно через день приходит.
  - Завтра значит?
  - Может быть.
  - Так вот: завтра я сразу после моря - к тебе.
  - А тетя Лиля что скажет?
  - Я с мамой заранее договорюсь. Сегодня же, - отрезала Наташка. - И не спорь!
  - Да я и не пытаюсь. Все равно бесполезно.
  - Правильно!
  - Зачем только тебе?
  - Ну, ты даешь! Единственная подруга, наконец, влюбляется...
  - Что?!
  - Ну, почти, - поспешно отступила Наташка. - А я его даже в глаза не видела!
  - Как же, не видела! А День рыбака? - ехидно улыбнулась Лена.
  - Не считается, - раздраженно отмахнулась Кудрявцева. - Тогда - не присматривалась. Я же не знала, кто он. Думала - так: пригласил какой-то хмырь потанцевать, и всех дел...
  -Ох, ну ладно! Придешь, так придешь. Отстань только. Дай чуть подремать, а?
  И Лена, прикрыв тяжелые веки, почти мгновенно заснула.
  
  ГЛАВА 13
  ПЯТЬСОТ ГРИВЕН В ДОЛГ
  
   Но Наташке не повезло. На следующий день встретиться с таинственным Игорем ей не удалось. Как насмешливо сообщила девочке на пляже подруга: он до сентября поехал с матерью куда-то в Россию. Кажется, к бабушке.
  - И что, - разочарованно протянула Кудрявцева, - значит, я его не увижу?
   Лена пожала плечами и промолчала. Девочки нехотя вышли из воды и повернулись спинами к солнцу. Наташа вынула заколку. Ее золотистые, с легкой рыжиной волосы пышным облаком легли на плечи. Она поправила бретельку лифчика и критически осмотрела подругу.
  - Слушай, что ты вечно свои кудряшки так перетягиваешь резинками?
  - Чтобы в воде не мешали.
  - Ну конечно. И вечно ныряешь!
  - И что?
  - Да ты посмотри на себя! - поморщилась Наташка. - Как вылизал кто...
  - Вот пристала! Высохнут.
  - Нет, я тебя не понимаю, - Наташа гибко выгнулась, рассматривая свой купальник сзади, и глаза всех мужчин младше семидесяти и парней старше десяти послушно приклеились к ее изумительной фигуре.
  - С чего вдруг?
  - Неужели тебе не хочется хорошо выглядеть?
   Лена посмотрела на свою красавицу подругу и мягко усмехнулась:
  - Почему, хочется.
  - Тогда распусти волосы! Пусть хотя бы высохнут. И не ныряй сегодня больше. Это их портит.
  - Но я люблю нырять, - рассеянно возразила Лена, всматриваясь в раскинувшееся перед ними тяжелым шелковым полотном море.
  - Подумаешь, любишь, - фыркнула подруга. - Ты же на пляже. Тут парней - тьма. И красота требует жертв, это не я сказала, сама знаешь. Смотри, я тоже из воды, а мои волосы абсолютно сухие.
  - Да ну тебя, Наташка! Отстань. Я сюда отдыхать пришла, а не привлекать чье-то там внимание.
  - И зря, - раздраженно посмотрела на нее Кудрявцева. - Может, именно здесь ты бы с кем-нибудь познакомилась.
  - Ох, замолчи, ладно? А то завтра дома останусь, честное слово!
  - Я же о тебе думаю! - возмутилась Наташка.
  - Не надо, - хмыкнула Лена. - Я уж как-нибудь сама.
   Лицо девочки было хмурым, каким-то озабоченным. Наташа с подозрением покосилась на подругу:
  - Слушай, с тобой сегодня что-то не так!
  - О чем ты? - Лена поспешно отвернулась и стала старательно высматривать в воде Димку с Умкой.
   Они, чтобы не мешать отдыхающим, всегда уходили подальше от навесов. И после купания с упоением носились вдоль берега, поднимая в воздух тучи песка.
  - Ты глазки-то не отводи, - сердито потребовала Наташа. - Я только сейчас поняла: ты с самого утра какая-то перевернутая!
  - Перевернутая? - глухо пробормотала девочка и криво улыбнулась.
  - Именно! И не придирайся к словам! Лучше колись: что случилось?
  - Да ничего...
  - Как же, ничего! Так я и поверила! Может, со своим азиатом поссорилась?
  - Да иди ты!
  - Расстроилась, что он слинял до сентября?
  - Отстань!
  - Ленка! Все равно ведь скажешь! Лучше не тяни! Не отстану же, ты меня знаешь...
   Лена тяжело вздохнула, окинула взглядом пляж и невольно усмехнулась: они с Наташкой опять были в плотном кольце. Мужская часть отдыхающих вдруг спешно решила принять воздушные ванны. И свои маршруты, видимо, случайно прокладывала в непосредственной близости от девушек. Вернее,- честно поправила себя Лена,- от Наташки.
   Подобное внимание Кудрявцеву никогда не раздражало: она привыкла к нему с детства. Вначале, конечно, вокруг нее крутились лишь восхищенные взрослые, но девочка росла и рядом все больше появлялось сверстников, а из круга охающих как-то незаметно исчезли женщины. Впрочем, они-то самолюбивую Наташу интересовали меньше всего.
   Лена, дружившая с ней с пеленок, подруге не завидовала. Как ни странно, даже временами сочувствовала. И себя рядом с ней изгоем никогда не чувствовала. Может, потому, что знала: она сама не менее интересна. Просто по-другому.
   Девочка по натуре была художницей и прекрасно понимала: понятие красоты - многолико и индивидуально. Некрасивых, на взгляд Лены, среди женщин практически не встречалось. В каждой была своя изюминка, только сумей ее разглядеть.
   Наташина же внешность казалась Лене излишне плакатной и... стандартной, что ли? Это была красота для всех, а значит - ни для кого. Девочка искренне опасалась, что слишком красивой подруге просто напросто не повезет в любви. Лена сомневалась, что НАСТОЯЩИЙ парень заинтересуется этой безликой, какой-то слишком классической, рекламной красотой, и заранее переживала. Она действительно любила шебутную, веселую и довольно легкомысленную Наташку. Хотя частенько и сердилась на нее.
  
   Вот и сейчас Лена окинула скептическим взглядом мужчин, пожирающих невозмутимую Кудрявцеву глазами, и кивнула на них подруге:
  - Если хочешь поговорить, пошли отсюда. Тут слишком много слушателей.
  - Подумаешь, - передернула плечами Наташка.- Очень им интересны наши разговоры! Обычный фон.
  - Ну как хочешь...
   Поняв, что упрямая донельзя Лена при посторонних рта и в самом деле не раскроет, любопытная Наташка сдалась и горделиво продефилировала через строй восхищенных зрителей к сумкам.
  Взгляды мужской половины пляжного пространства послушно следовали за ней, как головки подсолнухов за солнцем. Женская - презрительно фыркала и перешептывалась, осуждая Наташкин "чересчур" открытый купальник и вызывающую походку.
  На Кудрявцеву же внимание окружающих действовало как хороший глоток шампанского, а чьего-то там неодобрения она просто не замечала. Наташка, сощурившись, посмотрела на стоящее в зените солнце:
  - И, правда, вполне можно поваляться. Последние деньки догуливаем!
  
   ***
  
  - Ну, что случилось? - едва устроившись на своем великолепном полотенце, потребовала она объяснений.
  - Если честно, то ничего особенного.
  - Ленка!!! А если - не очень честно?
   Лена невольно фыркнула и буркнула:
  - Знаешь, трудно сказать...
  - Ничего, - раздраженно покосилась на нее Кудрявцева. - Я со своими трудностями сама справлюсь. Ты, главное, начни. Разбираться потом будем.
  - Ну... Понимаешь...
  - Ленка!
   Девочка подняла на нее грустные глаза и воскликнула:
  - Но я действительно не знаю, как начать!
  - Хорошо, - грозно проворчала Наташка. - Помогу!
   Она некоторое время помолчала, затем наморщила невысокий, чистый лоб:
  - Слушай, а на вопросы тебе проще отвечать будет?
  - Наверное.
  - Значит так. Вопрос первый: это связано с твоим азиатом?
  - Да. Кажется, связано.
  - Я так и знала, - торжествующе улыбнулась Кудрявцева. - Значит, второй вопрос: вы поссорились?
  - Нет.
  - Интересненько...
   Наташа озадаченно посмотрела на подругу:
  - Давай так: до вашей последней встречи этой проблемы не было?
  - Нет.
  - Вопрос: когда ты его в последний раз видела?
  - Вчера вечером. Он пришел около восьми.
  - Черт, - с досадой пробормотала Наташка, - а я как раз ушла.
  - Ну да. Почти сразу же после твоего ухода.
  - Долго был?
  - Как всегда. Минут сорок.
  - Что-то я не о том. Дай подумаю...
  - Пожалуйста.
   Лена посмотрела на носившихся у самой кромки воды Димку с Умкой. И улыбнулась: из под мощных лап огромного пса далеко в стороны летел мокрый песок, и редкие на том пустынном участке пляжа отдыхающие спешно шарахались, уступая ему дорогу.
  "Надо будеnbsp;т предупредить Димку, чтобы они отходили еще дальше..."- озабоченно подумала девочка, и тут ее мысль прервала Наташка.
  - Я правильно поняла: он был у тебя всего сорок минут, вы не ссорились, но у тебя появилась какая-то проблема?
  - Ну, если это можно так назвать...
   - Не морочь мне голову! Я права?
   - Да.
   - Какая же? Начало мы положили, теперь продолжай!
   - Ну, понимаешь, - нехотя пробормотала Лена.
   - Если ты перестанешь нукать, - крикнула покрасневшая от злости Наташка, - и скажешь хоть пару словечек по делу, тогда, быть может, и пойму!
   - Хорошо, - обреченно кивнула Лена. - Помнишь, я говорила: маме осенью нужно проходить новый курс лечения?
   - Еще бы не помнить! Мне и предки об этом все уши прожужжали. И о том, что ты, паршивка ты эдакая, не хочешь принять у них на это денег.
   - Уже приняла, - тяжело вздохнула девочка.
   - Ну да? - недоверчиво воскликнула Наташка. - От папы? Когда?
   - Не от дяди Саши. От Игоря. Взаймы. До ноября. Сотню баксов.
   - Что?!
   - Что слышала, - еле слышно прошептала девочка. - До сих пор не пойму, как это случилось.
   - Ты с ума сошла!- возмутилась Кудрявцева. - А вдруг он их просто украл?! Сама же говорила - из работяг. Откуда у него пятьсот гривен? Птичка из клювика подбросила?
   - Сказал - заработал, - пролепетала Лена. - Продажей мидий. С моря полтора месяца не вылазил. Специально для меня старался. Чтобы помочь. Мол, знал - родительских денег я от него не приму...
   - И ты купилась?!
   - Слушай, отстань, а? И так целую ночь из-за этого не спала...
   - Нет, ты объясни, - гневно потребовала Наташа. - Почему ты от моего отца их не взяла, а от этого азиата - пожалуйста! Да кто он такой?!
   - Понимаешь... Если бы дядя Саша дал, я бы не смогла вернуть - он бы обиделся...
   - Ну и что?!
   - Заткнись, Наташка, - прошипела Лена.- Достала уже! Я не нищая попрошайка, запомни! И не маленькая! Я работаю, поняла? И сама, понимаешь, САМА, содержу свою семью!
   - Но ведь от Игоря ты взяла!
   - В долг! И в ноябре отдам! Взяла бы у твоих - вернуть не удалось бы! Дошло или еще раз повторить?
   - Гордячка чертова!
   - Пусть.
   Девочки помолчали. Наташка какое-то время подулась. Потом посмотрела на мрачное лицо подруги и сердито буркнула:
   - Тогда что ты киснешь? Заняла и заняла! Отдашь же!
   - Не знаю. Как-то не по себе. Лучше бы я у тети Лиды их перехватила...
   - Какая разница? Или ты все-таки боишься, что с этими деньгами нечисто?
   - Да нет, вроде бы...
   - Ну и не дергайся! Он ведь сам предложил?
   - Ну да.
   Лена опять нашла глазами беспечно плескающегося в воде брата и, оправдываясь, пояснила:
  - Это Димка виноват! Я и не знала, что он растрепал все Игорю...
  - О чем?
  - Ну, о мамином новом курсе лечения. Ты же знаешь, он почти всем об этом рассказывает.
  - Ясненько.
  - Ему кажется: еще чуть-чуть, и мама будет здорова. Он в это верит, понимаешь?
  - А ты?
  - И я. Наверное.
   Лена приподняла голову и открыто посмотрела подруге в глаза:
  - Как я могла не взять?! Игорь сказал: он только из-за меня с мидиями связался. Чтобы помочь. Не только мне, но и Димке. И моей маме. Мол, глупо и жестоко ждать, пока я снова накоплю денег. Проще занять. И не тянуть с лечением. Мол, в таких случаях время - это все.
   - И еще, - еле слышно добавила девочка, - он специально об этом новом лекарстве узнавал. Через своих знакомых. Оно действительно может помочь.
  - Ну и фрукт, - недоверчиво пробормотала Наташка. - Это надо же, как обложил...
  - Ты о чем?
  -Да так. Говорю - плюнь, ты все правильно сделала. Хотя лучше бы ты у папы те деньги взяла!
   А увидев пулей мчавшегося к ним Димку, она поспешно вскочила на ноги и собрала полотенце:
  -И вообще - забудь! До ноября, по крайней мере. Не ты первая в долг деньги берешь, не ты последняя. Так что кончай дергаться и пошли в воду.
  
  ГЛАВА 14
  НОВЕНЬКИЙ
  
   Первый учебный день начался очень спокойно, практически, как и всегда. Ну, если не учитывать, что Димка был торжественно отведен в первый класс и сдан с рук на руки Лениной первой учительнице. А огромный букет осенних хризантем Димыч еле-еле удерживал в руках и сиял, как новенькая рублевка. И на учительницу смотрел с восторженной преданностью.
   Лене повезло. Она, прекрасно зная ситуацию в семье Артемьевых, обещала за Димычем проследить особо и даже проводить его сегодня после занятий домой.
  - Заодно и Дарью Анатольевну поздравлю. Давно хотела зайти, а тут такой повод, - сказала она.
   Так что Лена неожиданно для себя оказалась свободной, могла никуда не торопиться после уроков и даже пройтись с Наташкой и одноклассниками по Набережной. Тем более, погода была просто отличной: море под окнами дома лишь лениво морщилось и пронзительной голубизной спорило с небом, а набежавшие с вечера тучки за ночь растаяли.
  
   Класс же бурлил с самого утра. Особенно, его женская составляющая. И виной всему была болтливая и всезнающая Верка Савченко, первая сплетница гимназии.
   Она так красочно расписала одноклассницам мифического Гончарова - якобы, банкирского сынка, владельца ярко-вишневой "Ауди", что большинство девчонок вдруг обнаружило, что страдает тахикардией - ускоренным сердцебиением.
  А Машка Самсонова, мечтательная белокурая девушка с огромными голубыми глазами, настолько переволновалась, что перед первым уроком ей пришлось сбегать к медсестре.
   Машке измерили давление: оно оказалось повышенным. И впечатлительная Машка под завистливыми взглядами подруг выпила какую-то таблетку.
   К искренней досаде девочек, из троих новичков до сих пор не было единственного - того самого таинственного Гончарова с его "Ауди".
  И харьковчанин Степан Вьюнник, и новенькая из Симферополя Таня Петренко были уже на месте и, на первый взгляд, ничего особенного из себя не представляли. Скромненько заняли один из свободных столов и максимально незаметно рассматривали новых одноклассников.
   Взволнованная Наташка, разодевшаяся в честь первого сентября в пух и прах, уселась за стол лишь с последним звонком и расстроенно уставилась на дверь:
  - Нет, ты подумай только! Уже звонок, а его все нет!
  - Ну и что? - Лена с легкой насмешкой посмотрела на подругу. - Ты-то что дергаешься?
  - Как это - "что"?!
  - А так. Ты же с Марком дружишь. Что тебе какой-то там Гончаров? Он, может, и петь-то не умеет. Подумаешь, сын банкира...
  - При чем тут Марк? - покраснела Наташка. - То была просто детская привязанность, как ты не понимаешь! Дел-то...
  - А это будет не детская? - ехидно улыбнулась Лена.
   Возмущенное лицо Кудрявцевой, ее разгневанные ярко-синие глаза, пылающие горячим румянцем щеки и раздраженно сдвинутые тоненькие, словно нарисованные брови, заставили Лену опустить глаза.
  Не хохотать же!
  Обидится...
  
   Что хотела сказать ближайшая подруга, Лена так никогда и не узнала. Потому что именно в этот момент распахнулась дверь, и в класс торжественно вплыла их классная руководительница Луиза Ивановна. А за ней...
   Лена побледнела и быстро опустила глаза. За ней шел Игорь! Собственной персоной. Но в каком виде...
   На нем была легкая белоснежная рубашка, красиво оттеняющая смуглую кожу, и очень дорогой, кремовый, льняной костюм.
  - Знакомьтесь, ребята, это ваш новый одноклассник - Игорь Гончаров. Игорь, правда, раньше учился не в языковой школе, а в физико-математической, но он обещал вас нагнать и даже уже начал заниматься с репетитором. Я надеюсь, вы подружитесь.
  - Какая душка, - восхищенно прошептала Наташка, не замечая состояния подруги. - Еще интереснее, чем Верка рассказывала! Правда?
  -Ну, еще бы, - еле слышно пробормотала Лена.
   Она почувствовала, что слегка насмешливый взгляд Игоря остановился на ней и, к своему ужасу, поняла, что краснеет. И ничего не могла с этим поделать.
   Сказать, что девочка была поражена, значило не сказать вообще ничего. Она была оскорблена.
  Он обманывал ее!
  Почти два месяца.
  Она думала: у нее появился друг, а Игорь просто пожалел ее. Как жалели практически все уже на протяжении двух лет.
   Лена прикусила нижнюю губу и свирепо покосилась на взволнованную Наташку.
  "До чего же меня достала благотворительность! Благодетелей непрошенных - как тараканов! Впрочем, - вздохнула девочка, - сама виновата - проболталась тогда. Не могла держать язык за зубами. С этого же все и началось..."
   Лена еще сильнее покраснела и сжала кулаки. Ей вдруг пришло в голову, что ходил к ней Игорь все это время, только чтобы помочь. И каждый раз приносил эти проклятые мидии!
   Боже мой... Он ведь и услышал-то о них впервые от нее же! В тот день, когда они ездили на Генеральские пляжи. А она-то, дурочка наивная, поверила, будто он собирал их сам. Сам! С ума сойти! Ведь Игорь приволок их буквально через день!
   Нет, как она могла поверить?! Он же наверняка брал их на рынке. На родительские денежки. Чего уж проще. Станет ТАКОЙ ручки пачкать, как же. Банкирский сынок! За один костюм почти тысячу баксов выложил, что для него те два доллара за банку? А она-то, дуреха несчастная, так радовалась этим подачкам, принимая их за дружеское участие и внимание к ее проблемам...
   Лену неожиданно бросило в жар: она вспомнила о деньгах. Этих пятисот гривен у нее уже не было. Мама четвертый день проходила лечебные процедуры с новыми препаратами.
  Что же ей делать?!
  Их необходимо срочно вернуть!
   Девочка коснулась ледяными пальцами пылающих щек и как сквозь вату услышала, что Луиза Ивановна начала свой первый урок в этом году.
  
  ГЛАВА 15
  ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?
  
   Игорь Гончаров удивленно посматривал на жарко вспыхнувшую девочку, так и не поднявшую глаз на него. И это несмотря на подталкивания и настойчивый шепот ее подруги! Вот уж кто не сводил с него восхищенного взгляда.
  Игорю вдруг стало ясно: сюрприз не удался. Совсем. А может, он вообще сделал грубую ошибку.
  Ну да. С чего он взял, что Лена будет рада учиться с ним в одном классе?! Вот кретин. Мало ему в городе школ. Тот же лицей в Аршинцево с физико-математическим классом. Нет, понесло сюда. Зачем, спрашивается? Встречались бы вечерами...
  Игорь машинально занял свободное место в соседнем ряду. Сунул в стол пустую пока спортивную сумку и автоматически кивнул зардевшейся от неожиданности соседке. Он даже отметил, что девчонка за его столом оказалась довольно хорошенькой, с кукольным, точеным личиком и большими, с поволокой, серо-голубыми глазами.
  Еще пару месяцев назад она бы Игоря обязательно заинтересовала, ему всегда нравились блондинки. Но сейчас... сейчас он не мог отвести взгляда со второго стола. Он не видел Лены больше недели!
   Игорь смутно слышал стандартные фразы классной руководительницы и незаметно рассматривал девочку. Она, рядом со своей сверхмодно разодетой подругой, казалась ему как-то особенно хрупкой и беззащитной. И красивой. Изумительно красивой. Ее нежное, прозрачное личико было гораздо интереснее классической зализанности Кудрявцевой.
   Золотистые глаза, опушенные тяжелыми, длинными ресницами; тоненький, с легкой горбинкой нос; небольшие, чуть припухшие от волнения губы; легкая россыпь веснушек и роскошные, темно-русые волнистые волосы, свободно рассыпавшиеся по плечам...
   Вот только на него Лена не смотрела! Ни разу, с тех самых пор, как он вошел в класс.
  Игорь сдвинул брови: что же случилось? Может, он ее чем-то обидел? Но чем?
   Юноша невольно вспомнил, что проходя мимо девочек к соседнему ряду, где были свободные места, он поймал такой ненавидящий взгляд Артемьевой, что даже слегка опешил.
  Получается, он действительно в чем-то виноват. Вот только в чем? Не объясняться же при всех...
  
   И Игорь решил: он будет вести себя в новом классе так, как подскажет ему поведение Лены. Если она даст понять, что он может подойти к ней, он подойдет. Нет - значит, будет ждать, пока они останутся одни. Или просто придет к ней вечером, как когда-то.
   И вообще, может быть дело не в нем? Мало ли какие в этой школе у нее проблемы? Зачем он только сюда влез...
   Сидя на новом месте, Игорь невольно порадовался броской внешности Лениной подруги: он мог беспрепятственно пялить глаза на их стол - это никого не удивляло. Во всяком случае, новый одноклассник, рядом с которым Игорь нечаянно оказался, поймав его взгляд, лишь подмигнул и понимающе прошептал:
  -Клевая девчонка, да?
   А на согласный кивок Игоря, усмехнулся и наклонился поближе к его столу:
  - Ты особо-то губу не раскатывай! Натаха больше чем на флирт в жизни не пойдет. Хоть и дурочка страшенная...
  "Значит, не такая уж и дурочка",- почему-то с облегчением подумал Игорь.
  
   ***
  
   Перемены проходили самым бездарным образом, и Игорь еще раз пожалел, что пошел в эту школу. Лена со звонком исчезала из класса, будто ее сквозняком уносило, а ему приходилось торчать на месте, удовлетворяя любопытство новых одноклассников. Или одноклассниц. Они вертелись вокруг него как приклеенные, и Игорь уже устал отвечать на их глупые однотипные вопросы.
  Черт, да откуда он знает, нравится ли ему группа "Ранетки"?! Он ее в жизни толком не слушал! Так, смазливые девчонки, вытащенные кем-то на сцену. Еще ладно, они в отличие от других, хоть петь немного умеют...
   А бодибилдинг? Кто-то, конечно, от него тащится, но он при чем? На взгляд Игоря, гораздо естественнее приобретать мышцы просто занимаясь спортом. Каратэ, например. Плаванием. Или теннисом.
   И Игоря совершенно добило смазливое нечто из-за стола рядом, оказавшееся почему-то парнем. У него были умело подкрашены глазки, а в правом ухе болталась золотая сережка с крошечной жемчужинкой.
  Абсолютно девичья сережка!
  И это чудо в перьях под дружный хохот класса кокетливо поинтересовалось: как относится новичок к сексуальным меньшинствам. Опешивший Игорь с трудом вернул нижнюю челюсть на место и растерянно помотал головой.
  - Да никак. Никогда об этом не задумывался.
   Нечто в шелковых, донельзя обтянутых брючках почему-то ужасно обиделось. Надуло губки и гордо удалилось к себе за стол. Игорь, к слову, так и не понял: разыграли его или нет. Может, это все-таки девчонка?
   Пожирающая его глазами Наташка Кудрявцева все перемены крутилась рядом, подыскивая самые невероятные темы для разговоров, а вот Лены он так по-настоящему и не увидел. Зато хорошенько усвоил: для всего класса они, видимо, незнакомы. Иначе бы Лена подошла. И хоть как-то начала разговор. Ну, или ему позволила бы начать.
  "Черт, да что же такого я сделал?!"
  
  ГЛАВА 16
  ТРУДНАЯ НОЧЬ
  
   Лена тяжело вздохнула: заснуть никак не удавалось. И голова страшно болела. Буквально раскалывалась. Таблетку, что ли, выпить?
   Она неохотно встала и вяло потащилась на кухню, к аптечке. Запивая анальгин, девочка машинально перевела глаза на настенные часы: "Ничего себе! Почти четыре. Через два часа вставать..."
   Лена подошла к окну: море в лунном свете лежало в ночи тяжелым мокрым шелком, почти недвижно. Даже легкой ряби девочка сегодня не заметила. Практически чистое небо усыпано яркими звездами. Над городом стояла предрассветная, ничем ненарушаемая тишина. Лене казалось: она слышит, как неспешно дышит море, и его волны мягко, с легким шорохом, перебирают песок.
   Звезды в ее глазах вдруг поплыли и стали похожи на мохнатые осенние хризантемы. Девочка криво усмехнулась и сердито смахнула слезы.
  "Вот еще! Лить слезы из-за этого хлыща! Да ни в жизнь..."
   Луна большущим мячиком выкатилась из-за крохотного облачка и подмигнула Лене, заливая море расплавленным серебром. Девочка невольно улыбнулась: она нашла выход. Он ей не нравился, но он был, пожалуй, на сегодняшний день единственным. Иначе ей быстро денег этому богатенькому Буратино не вернуть. Ни за что.
  Перед глазами девочки будто живое замаячило смуглое, насмешливое лицо, и она сердито сдвинула брови: "Тоже, жалостливый нашелся! Очередной благодетель... - Она вздохнула. - И все таки, сто баксов! Надо же. Сто. Целых пятьсот гривен..."
   Лена невидяще смотрела на равнодушный к ее проблемам, так любимый ею крымский пейзаж и перебирала в уме различные варианты. Ни один ее не радовал. Ни один. Хотя выход все же был. Что же ей делать? Целая сотня...
   Она нарисовала пальцем на стекле завораживающую цифру и вычла из нее двадцать. Почему-то столбиком. Остаток ей, к сожалению, был хорошо известен. Восемьдесят баксов! Как и выход: двадцать долларов у нее оставались, остальные она получит за бабушкино колечко.
  
   Девочке страшно не хотелось с ним расставаться. Его подарил отец. Подарил как раз перед самой катастрофой. Будто что чувствовал...
  А может, нет. Просто они с мамой без них с Димкой решились на поездку в Ялту, и он таким образом пытался ее утешить.
  И почему они их не взяли?! Как предвидели. А взяли бы, скорее всего, ничего бы и не произошло...
   Лена замотала головой, пытаясь прогнать непрошенные мысли. И снова переключилась на колечко. По словам отца, оно было передано для нее же бабушкой. Когда она еще была жива. А значит, не играло роли, в какой день Лена его получит.
  И папа вручил кольцо в пятницу вечером. А еще через час они с мамой уехали. Это был последний раз, когда Лена видела отца. Знать бы...
  
   Девочка прижала к щеке крохотный перстенек и закрыла глаза. Ей незачем было включать свет, чтобы его рассмотреть. Лена и так все прекрасно помнила.
   Это была довольно изящная вещица. В тоненький золотой обруч вставлено три крохотных натуральных камешка: два фиолетовых и один розовый. Что это за камни, Лена уже не помнила, хоть отец и сказал ей в тот вечер. Кажется, что-то не слишком дорогое. Просто, память. О бабушке и об отце. Память, с которой придется расстаться из-за собственной глупости.
   А может... Может, не продавать кольцо, а просто заложить? Да нет, не выйдет. Если закладывать, сумма получится совсем крохотной, ей не хватит. Правда, потом всей этой бижутерией торгуют в той же лавочке...
   Лицо девочки неожиданно вспыхнуло от волнения: вдруг ей повезет и к ноябрю, когда у нее уже будут деньги за следующую партию сувениров, колечко все еще не будет продано?! Тогда...
  Нет!
  На это лучше и не надеяться.
   Лена опять вздохнула и, не расставаясь с перстнем, побрела в детскую: еще с часок для сна у нее был.
  
  ГЛАВА 17
  ОБЪЯСНЕНИЕ
   Пошел второй урок, а Лена все не появлялась. Встревоженный Игорь автоматически, почти не думая, решал простенькие для него алгебраические примеры и искоса поглядывал в сторону Кудрявцевой.
   Та тоже явно была обеспокоена. Но отсутствию подруги почему-то не удивлялась. Просто мрачнела все больше и время от времени нетерпеливо посматривала на часы. Видимо, ждала, что Лена все-таки с минуты на минуту подойдет.
   Игорю почему-то казалось: Наташа знает причину отсутствия Артемьевой, и он еле сдержал себя на перемене, чтобы не подойти и не спросить в открытую, что же случилось.
  Может, матери хуже стало? Или эта противная девчонка просто решилась на прогул? Из-за него?
  Да нет, не может быть!
  Слишком много для него чести.
   Игорь снова покосился в сторону Кудрявцевой и невольно поморщился. Судя по тем сладким взглядам, что девочка изредка бросала в его сторону, об их дружбе с Леной она по-прежнему ничего не знала. И о том недоразумении, что их поссорило, тоже. Иначе бы наверняка вела себя по-другому.
   Игорь уже понял, что несмотря на различия в характерах, девочки по-настоящему дружили. И легкомысленная Наташка была по своему Лене предана.
  
   ***
  
  
  "Блин, да где же эта дурында?! С самого утра все с ног на голову поставила! И не объяснила толком ничего по своей идиотской привычке! Интересно, с чего вдруг ей так срочно деньги понадобились? Вчера еще все было в порядке... - Наташа с раздражением посмотрела на пустующий стул и сердито сдвинула брови.
  - Поднять меня почти в шесть часов утра, с ума можно сойти! Случилось что-то, что ли? И со своим любимым колечком Ленка вдруг решила расстаться..."
   Девочка решительно отшвырнула в сторону ручку: все равно ничего в голову не лезло.
  Кто только придумал всю эту муть? Да, и какой кретин вдруг решил, что она, эта муть, ей в жизни понадобится?! Ну, хоть когда-нибудь? Хоть разочек?
  В этих дурацких значках - никакого смысла. Как там? "А" и "В" сидели на трубе? Ну и пусть бы себе торчали на ней хоть вечность...
   Наташа покосилась на соседний ряд, где сидел новичок. Он ей страшно понравился. Просто страшно. Веркины россказни на этот раз, к удивлению девочки, не оказались преувеличением. Даже наоборот. Парень выглядел много интереснее, чем она ожидала. Одни глаза чего стоили. Надо же, цвета черненого серебра! Высокий, стройный, сильный, прекрасно одетый... Куда до него бедненькому Марку! Правда, у Маркуши голос...
   Наташа смерила оценивающим взглядом Машку Самсонову и криво усмехнулась: "Надо же, повезло! Не ждала-не гадала, а какого соседа заполучила. Сидит теперь ресничками хлопает, щечки перманентно розовенькие, куда только ее обычная бледность исчезла..."
   Девочка снова посмотрела на часы: интересно, Ленка к третьему уроку успеет, нет? Третьим - литература, а ее ведет классная. Она вечно перекличку устраивает, вечно ей до всего дело есть. Запросто отметит в журнале, потом либо справку тащи, либо родителям звякнет. Противная, слов нет!
  Придется что-то придумывать, чтобы как-то прикрыть Артемьеву. Только вот что? Не скажешь же открытым текстом, что Ленка пошла сдавать свое любимое колечко в скупку при ювелирном магазинчике? Их Луиза такого в жизни не поймет. И домой обязательно позвонит: знает ли мать...
   Наташа тяжело вздохнула - ох и упрямая же Ленка - жуть просто! Взяла с нее слово, что она родителям об этой истории ни словечка лишнего не сболтнет.
  Глупо же! Папа бы запросто отстегнул Ленке эту сотню. И сразу же - никаких проблем...
   Девочка нахмурилась: еще вляпается, дурочка, во что-нибудь, отец с матерью с нее, Наташки, тогда точно шкурку спустят. Скажут: соображать нужно, когда молчать. И будут правы. Они Ленку с Димкой опекают почти так же, как и саму дочь.
   Может, это у Ленкиного азиата что-нибудь случилось? Ну, раз так срочно деньги понадобилось вернуть? Мало ли что там за семья? Вроде бы Ленка говорила - не из богатых...
   Елки, у Артемьевой на этот раз и не узнать толком: Наташа сдуру пообещала не лезть с расспросами. А что ей оставалось делать? На Ленке с утра буквально лица не было. Прискакала минут через пять после телефонного звонка, бледная, словно смерть, Наташа даже испугалась. А весь сыр-бор из-за каких-то там пятиста гривен.
  Какая жалость, что у нее карманные деньги никогда не задерживаются! А то бы она сама Ленку выручила!
  
   ***
  
   По счастью, Лена к третьему уроку все же успела. Правда, влетела в класс одновременно со звонком, но это уже были мелочи. Игорь увидел, как на немой вопрос Наташки, девочка утвердительно кивнула, и удивился странной смеси досады и облегчения, что появилась на выразительной физиономии Кудрявцевой.
  "Интересно, что же случилось? Может, с матерью все-таки? Нет, тогда бы она и к третьему уроку не подошла..."
   В его сторону Лена так и не посмотрела, будто и не знала о его присутствии в классе. Игоря это даже начинало забавлять. В роли невидимки он еще не бывал! Да и больше привык к вниманию. Ему никогда не приходилось сталкиваться с равнодушием со стороны девочек, а уж тем более, с пренебрежением.
   Игорь не знал, что через несколько минут жизнь его снова резко изменится. И снова - из-за этой странной девчонки. И украдкой продолжал ее рассматривать.
   Нежный овал лица; тень на щеке от тяжелых ресниц; спутавшиеся над чистым, высоким лбом кудряшки; упрямый, с нежной ямочкой по центру подбородок - все приковывало его внимание.
  "Как странно,- подумал Игорь ,- Наташка много ярче, и Маша - премиленькая, а мне они совершенно не интересны..."
   В самом конце урока Лена неожиданно встала и, бросив в его сторону выразительный взгляд, попросила разрешения выйти из класса. Игорь понял: она ждет его. Именно сейчас, пока не прозвенел звонок, и в коридорах пусто. И, пренебрегая удивленными взглядами одноклассников, тоже отпросился с литературы.
  
   ***
   Игорь не ошибся. Хмурая Лена действительно ждала его у подоконника, изредка посматривая на носившуюся в школьном дворе малышню: у тех явно шла физкультура.
  Игорь окинул взглядом стройную фигурку в джинсах и мешковатом свитере и невольно улыбнулся: Лена совершенно не походила сейчас на ту девушку, что он встретил на Набережной в День рыбака. Она казалась почти ребенком.
   Игорь, пряча усмешку, небрежно воскликнул:
  - Привет! Ты за что-то на меня сердишься?
   Глаза девочки возмущенно вспыхнули, но она сдержалась. Лишь неприязненно смерила его взглядом с головы до ног.
  -Да что с тобой? - удивился Игорь. - Что такого страшного произошло за эти девять дней?
  - Страшного - ничего. Не обольщайся, пожалуйста.
   Лена прикусила нижнюю губу и некоторое время молча смотрела на юношу. Потом вытащила руку из кармана стареньких, потертых джинсов и протянула Игорю конверт.
  - Что это?
  - Бери, не сомневайся. Это твое.
   Игорь пожал плечами. Нехотя принял конверт, открыл его и, помедлив с секунду, вытряхнул на подоконник бумажку в сто долларов.
  - Мой долг, - сухо пояснила Лена.
  - Но мы же договаривались до ноября, - пробормотал Игорь.
  - Смогла собрать раньше!
   Глаза девочки вдруг сузились, и она швырнула на подоконник еще одну купюру. На этот раз - в двадцать гривен.
   -А это к чему ? - сухо поинтересовался Игорь, пытаясь хоть как-то разобраться в происходящем.
   -За мидии. Ты же за них кровными платил. Хоть и родительскими.
   -Ты с ума сошла!- оскорбленно вспыхнул Игорь.
   -Пусть, - Лена ненавидяще посмотрела на опешившего от неожиданности парня. - Но мне твои подачки не нужны. И ничьи не нужны. Понял, ты, благодетель?!
  - А вот грубости тебе не к лицу!
  - Что?! Он еще и острит! Хлыщ столичный...
   Девочка оттолкнула Игоря в сторону и шагнула к вестибюлю. Игорь встряхнул головой. Ему казалось, он видит дурной сон. Он неверяще смотрел в гневное лицо девочки, затем воскликнул:
  -Лена, подожди! Тут какое-то недоразумение!
  -Ну, еще бы.
  -Сейчас же забери свои деньги!
  -Они уже не мои.
  -Я порву их!
  -Это твое право.
  -Да дай же мне объяснить! Я не покупал мидий! Честное слово! Я просто собирал их! Как и ты, на Генеральских пляжах! На Азове, то есть.
   Но Лена его слов уже не слышала. Она уходила. Нет, убегала. Убегала, ни разу не оглянувшись на растерянного парня.
  "Точно - сумашедшая девчонка! И я - кретин! Ну при чем тут родительские деньги?! А-а, пошла она..."
   Разгневанный Игорь сунул сто долларов в карман, а двадцать гривен - в конверт и медленно побрел к классу. По счастью, звонка еще не было, и Лена сидела уже на своем месте.
   Проходя мимо ее стола, Игорь небрежно швырнул на тетрадь девочки конверт с двадцатью гривнами. А поймав изумленный взгляд Кудрявцевой, с трудом растянул непослушные губы в улыбку и лениво пояснил:
  - Она уронила. В коридоре. Я видел.
   Лена же только вспыхнула, но промолчала. И даже глаз не подняла ни на Игоря, ни на подругу. У нее не было ни малейшего желания объясняться по этому поводу с любопытной Наташкой.
  
  ГЛАВА 18
  СЮРПРИЗ
  
   Сегодня младших Артемьевых ждал сюрприз: впервые за последние два с лишним года мама почувствовала себя действительно хорошо. Она даже встала пораньше и сама приготовила завтрак.
   Так что когда полусонная, встрепанная Лена прибрела на кухню, ее встретила там бодрая мама. Изумленная девочка застыла в дверях, а мама открыла окно, и в распахнутые створки ворвался пронзительный запах моря, вытесняя из тесного помещения восхитительный аромат горячего какао. А в микроволновке, видела Лена, аппетитно золотились гренки с помидорами и сыром.
  -Ма, ты встала, - растерянно пробормотала девочка. - Зачем, я бы сама...
   Мама звонко рассмеялась:
  - Кончается твое "сама", милая! И я так этому рада! Ты разве нет?
  - Ты... ты... ты хорошо себя чувствуешь?
  - Просто отлично!
  - И спина не болит?
  - Ни капельки!
  - Ма! Как здорово!
   И мгновенно забыв о своих горестях, Лена бросилась маме на шею. Впрочем, все равно - очень осторожно. Чуть ли не впервые за последний месяц девочка могла похвастаться действительно прекрасным настроением. К тому же, она предвкушала восторг братишки.
  
   ***
  
   Лена подсадила младшего брата на автобус: у его класса была сегодня экскурсия в каменоломни Аджимушкая, а сама неторопливо пошла в школу пешком. Ей хотелось как следует обдумать события последних недель.
  В первый раз за долгое время она вспоминала их без боли и даже с некоторой долей юмора. В конце концов, по сравнению с маминым выздоровлением все казалось такой мелочью! Даже ее странные и ни на что непохожие отношения с Игорем Гончаровым.
   Самое забавное, никто в классе об их прошлом знакомстве и не подозревал. Даже не в меру любопытная Наташка. Оба держались ровно, и не обращали друг на друга видимого внимания. Правда, Лена частенько ловила на себе задумчивый взгляд странных серебристых глаз, но...
   Может быть, ей это казалось. Рядом же сидела Наташка! И буквально весь класс был уверен: именно к ней новичок неровно дышит. Что, собственно, никого и не удивляло, а принималось как должное.
   Сама же Лена в сторону Игоря старалась лишний раз не смотреть. С нее вполне хватало и тех моментов, когда Гончарова вызывали к доске. Лена сидела за вторым столом в среднем ряду и не видеть его просто не могла. Даже при всем желании. И злясь на себя, невольно рассматривала его смуглое, жестких, совсем уже юношеских очертаний лицо. А поймав его насмешливый взгляд, вспыхивала и поспешно опускала глаза.
   Простить его девочка до сих пор не могла. Вспоминая их летние отношения, она только ежилась - так было стыдно. Без вины виноватая, она чувствовала себя такой же попрошайкой, как и многочисленные нищие у церковной паперти.
  Ей тоже подавали из жалости!
  Именно - подавали!
  К тому же, Игорю это ничего не стоило: те копейки наверняка выдавались заботливым богатеньким папенькой на карманные расходы. Интересно, сколько получают сынки банкиров на разные мелочи? Вряд ли литровая банка с мидиями Игоря разоряла.
  
   Девочка тяжело вздохнула. Смешно, она-то думала: он чем-то похож на нее. И поэтому все понимает. И уважает ее независимость. И самостоятельность. Вот дурочка...
   Надо же, считать, что он чуть ли не из-за нее таскается почти каждый день на море за мидиями! И это вместо того, чтобы высыпаться по утрам, а потом валяться до одури на пляже!
  Напридумывала.
  Тоже, романтик!
  
   Лена проводила взглядом слетевший с акации лист: осень. Скоро город вообще оголится. Особенно, когда заштормит. Ветра у них на Керченском полуострове тогда страшенные, никакая листва не удержится. Даже если едва тронута позолотой.
   Девочка вспомнила Наташкин день рождения и грустно улыбнулась: и зачем она только пошла? Знала же, что та обязательно пригласит и Игоря.
   А с другой стороны: под каким предлогом она бы отказалась? Она и так попыталась было сослаться на срочную работу, но ничего не вышло. Упрямая Наташка тут же заявила, что перенесет "сабантуйчик". Мол, назови только дату, на какой день, а ей - раз плюнуть. В конце концов, лучшая подруга у нее, у Наташки, одна единственная, и уж ради нее...
   Упираться Лена не рискнула. Наташка запросто могла и догадаться о чем-нибудь. И так в последнее время слишком часто приставала с расспросами и требовала познакомить ее с "мифическим азиатом". Причем, была упорна и никак не хотела забывать о летних приключениях подруги. А ведь обычно Кудрявцева занята лишь собой.
  "Вот цирк, - усмехнулась девочка.- Знала бы Наташка, КОГО она так называет!"
  
   Пришлось пойти. Лену настолько раздражала ее невольная зависимость от Гончарова, что она сумела разозлиться. И решила назло всему не лишать ни себя, ни Наташку праздника. И даже пообещала одеть то привезенное тетей Лидой из Польши платье, что так нравилось подруге. В конце концов, Наташке исполнялось пятнадцать!
  
  ГЛАВА 19
  ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
  
   Тот вечер у Кудрявцевой гораздо больше, чем Лене, запомнился Игорю. И по нескольким причинам. Вообще-то Игорь согласился пойти туда только из-за Артемьевой. Он надеялся все же объясниться. В школе Лена его к себе не подпускала, а там ...
   Не могла же она проигнорировать день рождения ближайшей подруги! Как бы ни злилась на него, Игоря. Впрочем, с таким-то характером...
   Игорь успокоился лишь когда увидел ее. К сожалению, успокоился ненадолго. Потому что, наконец, понял: он влюблен. И, кажется, безнадежно. А обманывать себя...
   Игорь впервые видел Лену одетой в вечернее платье и был искренне поражен: перед ним уже не ребенок, девушка!
   Тоненькая, хрупкая Лена за этот месяц сильно повзрослела. Особенно резко изменилось лицо: оно теперь почти постоянно было грустным и из-за этого казалось особенно одухотворенным. А огромные, выразительные, светло-карие глаза невольно приковывали внимание каждого. Они буквально освещали личико девочки.
   Темно-зеленое, бархатистое, короткое платье с оголенными плечами и узенькими рукавами до локтей; высоко приподнятые заколкой кудрявые, пушистые волосы; стройные ножки в модельных туфельках на высоких каблучках - делали Лену неузнаваемой и поразительно женственной.
  Да уж, это не привычные для всего класса джинсы с каким-нибудь балахонистым, стареньким джемпером!
  
   Игорь с невольной досадой отметил, что он не один здесь такой зрячий. Около девочки моментально закружились пара одноклассников и новенький - Степан Вьюнник.
   Новичок вызывал у Игоря двойственные чувства. Он держался очень уверенно, прекрасно одевался, выделялся своими знаниями практически на всех уроках...
  Игорь был не из тех, кто игнорировал подобное. Он отлично знал: умение всерьез трудиться сейчас - залог успеха в будущем. Это, на его взгляд, значило гораздо больше, чем просто способности. И если способности давались от Бога, то уж трудолюбие - зависело исключительно от тебя. А ломать себя умел редкий. Пахать, когда можно развлекаться...
   И все-таки Вьюнник ему не нравился. Игорь подсознательно улавливал в нем странно циничный, совсем не юношеский подход к жизни, и относился к новенькому настороженно. А увидев, как Степан умело обхаживает Лену, окончательно понял: они никогда не станут друзьями.
   Раздраженно наблюдая за девочкой, Игорь злился все больше и больше. Ему казалось: Лена едва ли не флиртует с этим чертовым Вьюнником.
  Да как она может ТАК смеяться над его плоскими шутками?! И разрешать, будто невзначай, касаться своих волос!
   Когда же Наташа включила светомузыку, Игорь не выдержал и решительно направился к Лене: не хватало еще видеть, как она будет танцевать с этим самоуверенным придурком!
  
  - Ты? Меня? - Лена подняла на него свои удивительные глаза и отрицательно покачала головой. - Да никогда! И вообще, меня уже пригласили! Правда, Степа?
   И этот скотина, эта пародия на джентльмена, естественно, с готовностью кивнул и вскочил с дивана.
  -А ты бы, Гончаров, о хозяйке не забывал, что ли, - насмешливо посмотрела на него Лена.
  Она нашла глазами веселую, нарядную Наташку и улыбнулась ей. И тихо сказала Игорю:
  -Ну, что же ты? Она ждет. И это именно у нее сегодня день рождения. Не у тебя. И не у меня.
  
  Лена демонстративно положила руки на плечи слегка опешившего Вьюнника. Степан переводил странно напряженный взгляд с Игоря на Лену и явно пытался что-то понять. Игорь еще успел услышать небрежный вопрос Степана:
  - Вы давно знакомы?
  - С кем?
  - Да с этим банкирским сыночком!
  - С чего ты взял ? - не менее небрежно протянула Лена, даже не оглядываясь в его сторону.
  -Показалось, - мрачно буркнул Вьюнник. - Ты ведешь себя так, будто вы поссорились. И он тоже.
  - Вот еще! Было бы с кем. Он мне даже не нравится...
   - Знаешь, меня это радует!
  
  Кипящий от злости Игорь направился к действительно ожидавшей его Кудрявцевой. Наташа с его приближением расцветала прямо на глазах, и Игорь заставил себя успокоиться. Хотя бы - внешне.
   В конце концов, Наташка ни в чем не виновата. И она, как правильно заметила Артемьева, именинница. Так какое он имел право портить ей праздник? Тем более, принял приглашение...
  Игорь расстегнул ворот рубашки и раздраженно подумал: с чего он дергается? Он что, марионетка, отзывающаяся на каждое движение нитки? А эта противная, упрямая девчонка - кукловод?
  
   И все же, вечер был безнадежно испорчен. Сияющая, липнущая к нему Кудрявцева никак не могла исправить положение. Хотя была хороша необыкновенно. И все же...
  Несмотря на откровенную зависть большинства одноклассников, Игорь был мрачен. А уж когда Лена подошла к Наташе попрощаться, и именно Вьюнник вызвался ее проводить, Игорь чуть не сорвался.
  Он и сейчас не понимал, КАК ему удалось сдержаться. Но он все же в достаточной мере владел собой и даже сумел равнодушно отвернуться в сторону. И пока девочки разговаривали, Игорь успешно делал вид, что с интересом рассматривает небольшой пейзаж на стене.
  Вот только совсем не видел его. И ни в жизнь сейчас бы не сказал, что же на полотне изображено. Лицедействовал, короче, как умел.
  Так что Лена в тот вечер ушла раньше всех, а его планы объясниться - накрылись. Если честно, в энный раз. Не везло, что поделаешь.
  
   ***
  
   И все же, о субботнем вечере Игорь не жалел. Он оказался не таким уж нерезультативным. Его решение растрясти Наташку Кудрявцеву, и хоть таким образом выяснить, наконец, что происходит с Леной, принесло свои плоды. Хотя и пришлось потратить на это кучу времени.
   Черт, да он пересидел тогда всех одноклассников! Что, кажется, никого и не удивило.
   Зато он узнал историю с Лениным перстеньком. В первом приближении, естественно.
  В Наташкином изложении это звучало примерно так:
  - Представляешь, продала свое любимое колечко, реликвию, можно сказать, из-за какого-то паршивого долга. Пятьсот гривен, подумаешь, сумма! А ведь это - память об отце. Его последний подарок. Вот и ходит теперь, как в воду опущенная, слово ей не скажи. Подумай, еле-еле уговорила на день рождения прийти!
   И Наташа сердито добавила :
  - Гордячка - просто жуть. Даже у моих родителей отказывается взять хоть копейку!
   Из дальнейших, якобы, небрежных, вопросов, Игорь выяснил, что о причине столь спешного возвращения долга Наташа знает гораздо меньше его. Он, по крайней мере, кое о чем догадывался по отрывочным и несвязным обвинениям разгневанной девочки. И хотя Игоря очень серьезно оскорбляло, что Лена не поверила ему и не дала возможности объясниться, он был искренне рад, что может помочь.
  "Нет, вот ведь дурочка! Сама создает себе проблемы. И ладно бы только себе..."
  
  ГЛАВА 20
   ТЯЖЕЛЫЙ ЗАРАБОТОК
  
   Игорь очень вовремя успел в этот крошечный ювелирный магазинчик, что прятался на одной из старинных, кривых улочек на Митридате. Еще чуть-чуть, и он бы пролетел.
   А так - удалось договориться с хозяином. Он, узнав с кем разговаривает, клятвенно пообещал придержать перстенек для Игоря. И даже убрал его с витрины. Правда, и потребовал за колечко целых двести пятьдесят долларов. Это вместо восьмидесяти, что заплатил, по словам Наташки, самой Артемьевой.
  -Бизнес!- вместо оправданий только и пробормотал старый татарин.
   Конечно, Игорь мог выкупить это старинное и, в общем-то, совсем недорогое кольцо с полудрагоценными камешками хоть сегодня, но...
   Из его, действительно ЕГО денег у него на руках оставалось всего сто сорок долларов. Сотню вернула Лена, сорок лежало еще с лета. Остальные нужно было как-то зарабатывать. Игорь прекрасно понимал: иначе девочка кольца от него не примет.
   Мало того, Игорю пришлось взять с хозяина слово, что для ВСЕХ, и для Лены особенно, это колечко будет выкуплено им за сто двадцать долларов. Не больше.
  А что делать? Не хватало еще, чтобы эта глупая, но гордая девчонка попыталась ему вернуть деньги! Такую - для нее!- неподъемную сумму.
   Сорок же долларов чистой прибыли должны были и так показаться этой малышке вполне правдоподобной цифрой.
  
   ***
  
   Игорь выполз на скалы и мучительно закашлял: море остывало буквально на глазах. Да и неровный, довольно сильный ветер постоянно гнал к берегу холодные массы воды.
  Что поделаешь, конец октября. Пляжи давно опустели, да и за мидиями редко кто сейчас нырял. Игорь всего пару раз натыкался за последние дни на конкурентов. А если учитывать, что те набирали мидий для себя, а не для продажи и проводили в воде не больше получаса...
   Игорь поежился и дрожащей рукой потянул на плечи старый свитер. За сегодняшний вечер он лез в воду уже в четвертый раз и все никак не мог набрать нормы - пары пластиковых ведер. Да и крупных мидий в этой бухточке оказалось маловато, все уже обобрали. А с мелочью возни...
  Еще и со временем появились проблемы. Школа, и каким-то шестым чувством все улавливающая мать. Последние недели она предпочитала брать свои переводы на дом. Ей так было проще. И сын на глазах. А для Игоря стало той еще задачкой выбраться надолго на море. Открыто врать он не умел, поэтому срывался из города при первой же возможности, частенько даже не заглядывая домой.
   Хорошо, с отцом удалось поговорить откровенно. Тот у него - молодцом. Настоящий мужик и все понимает. И ситуацию просек мгновенно. Поморщился, правда, но кивнул:
  -Взрослей, раз время пришло.
   И от матери прикрыл. Просто попросил, чтобы она временно не лезла к сыну с расспросами.
  
   В общем-то, Игорь бы не удивился, узнав, что отец все рассказал ей: родители всегда дружили. Но это его уже мало трогало. Главное, мама ему не мешала. Лишь смотрела грустно, да отпаивала по возвращению горячим чаем. И не удивлялась, что он засиживается за уроками за полночь.
   А как по-другому? Игорь обычно попадал домой уже после восьми вечера. Занятия-то в школе заканчивались лишь к трем. Перекусить где-нибудь, пробраться в гараж за машиной - еще час долой. И на море!
   Время безжалостно поджимало подростка. Еще немного, и его вынужденный бизнес накроется из-за погоды. Других же способов быстро заработать Игорь не знал.
   Газеты, мытье машин, вечерняя работа курьером - на этом за полмесяца при всем старании сто двадцати баксов не сделаешь. А у Лены второго ноября день рождения. И Игорю очень хотелось успеть к этому дню. Кольцо будет его подарком. И, конечно, цветы.
  
  "Черт, как все-таки уже холодно. В Москве так не мерз, как в этом Крыму..."
   Игорь привычно развел под ржавым противнем огонь и стал умело обдирать вскрывающиеся мидии.
   Сколько у него сегодня? Долларов на пятнадцать, пожалуй. Особенно, если удастся пристроить добычу в кафе на Набережной. Там довольно неплохо платят, а конкурентов, слава Богу, сейчас не так уж и много. Холодная водичка мало кому нравится, крымчане народ балованный.
   Игорь попытался прикинуть, сколько у него к вечеру окажется на руках налички и обреченно пожал плечами. Стало ясно, что еще одной вылазки никак не избежать. И хорошо, если она станет последней.
   Он уложил наполненные полиэтиленовые пакеты в пластиковые ведра. Быстро переоделся и устало побрел к машине.
  "Ладно еще, я с автобусами могу не связываться...- Игорь опять согнулся от кашля и забросил в рот таблетку аспирина.- Все экономия времени..."
   Новенькая "Ауди", подарок отца к последнему дню рождения, его действительно здорово выручала. Плохо другое - он опять сидел за рулем сам.
  А что делать? Василию Ивановичу, шоферу, уже за пятьдесят. Увидев Игоря в ледяной воде, он моментально побежал бы к матери. А так...
  Может и обойдется. Водит-то он уже отлично. И объезды знает, там практически не останавливают. Лишь бы мама о его вылазках не узнала!
  
  ГЛАВА 21
  ИГОРЬ ЗАБОЛЕЛ
  
   После того, как Игорь Гончаров четвертый день подряд не пришел в школу, в классе забеспокоились. Особенно, девочки. Хотя, в общем-то, независимый и доброжелательный новичок понравился всем.
   Девчонки шушукались между собой, ребята небрежно прохаживались по поводу небывалого в их школе загула, учителя упорно делали вид, что не замечают отсутствия новенького, и два первых урока прошли довольно спокойно. Наконец, на уроке литературы вездесущая Верка Савченко не выдержала и уже открыто спросила классную:
  -Луиза Ивановна, а что с Гончаровым, не знаете?
   Пожилая учительница, главным пунктиком которой был тезис о нерушимости школьной дружбы, укоризненно посмотрела на девочку:
  -Вера! Не ты у меня, я у тебя должна интересоваться!
  -Так у нас номера его телефона нет, - жалобно протянула Савченко и оглянулась на одноклассников.
  -Действительно, - пробасил с последнего стола один из соседей Игоря - Петька Илющенко. - Как-то не подумали номер взять. - И ехидно добавил: - На Кудрявцеву, дураки, понадеялись. Они ТАКИМИ взглядами с Гончаровым обменивались, думали - все: тушите свет!
  - Эй! Закрой рот, Петюнчик, а то последние пломбы потеряешь! - возмущенно привстала со стула слегка покрасневшая Наташка. - Вечно у тебя язык через плечо!
  - Не потеряю, - жизнерадостно парировал Петька. - У меня не зубы - живая реклама!
   И он старательно изобразил "голливудскую" улыбку, явив одноклассникам великолепнейший оскал нетронутых кариесом зубов. Машка Самсонова пораженно прошептала:
  -Кошмар! Челюсти, как у крокодила.
  -Ужастик в натуре! - жизнерадостно поддержал ее Костик Демченко. - Не тридцать два, а все шестьдесят четыре в наличии!
   Девчонки захихикали. Петька старательно защелкал зубами. Верка Савченко побагровела, демонстрировать собственные зубы стали полкласса.
  - Кончайте же базар, - возмутилась учительница.- Детский сад, а не девятиклассники. Ваш товарищ, можно сказать, еле жив, а вы тут зубы друг у друга будете пересчитывать!
  - Не зубы, пломбы, - поправил ее неугомонный Петька и вдруг осекся: до него дошло.
  - Что вы сказали? - недоверчиво переспросил он.
  - То и сказала - еле жив, - сердито повторила классная. Посмотрела на притихший класс и уже мягче пояснила: - Воспаление легких у него. Перекупался. Мать на днях звонила.
  - Перекупался? - недоверчиво протянул кто-то. - Это в конце октября?
  - Свихнулся! - выкрикнул Костик.
  - Вот они, приезжие, - насмешливо выдохнул Петька. - Курррортнички!
  -Мне казалось: он умнее, - небрежно бросил Вьюнник и, обернувшись, внимательно посмотрел на заметно побледневшую Лену.
   Артемьева в обсуждении участия не принимала: склонившись над учебником, девочка с преувеличенным вниманием что-то просматривала.
  - Ну все, хватит! - оборвала поднявшийся гвалт учительница. - Пятнадцать минут на глупости потеряли! Направьте кого-нибудь от класса к Гончаровым. Лучше из девочек. Пусть проведает Игоря и все выяснит.
  -Если из девчонок кого, то Кудрявцеву, - тоненько пропищал Петька.
  И дурашливо прикрыл голову руками: взгляд разгневанных ярко-синих глаз, казалось, мог прожечь и кирпичную стену, не то что его весьма слабенькую черепушку.
  - Почему это Кудрявцеву? - недовольно проворчала Верка. - Я тоже могу сбегать!
  - В зеркало смотрись почаще, дева, - фыркнул Петька. - Больному такие стрессы ни к чему!
  - Илющенко, как не стыдно, - возмутилась Луиза Ивановна.
  - А я что? - пискнул Петька. - Я - ничего. Только я точно говорю: Гончаров с Наташкиного стола глаз не сводит. Ежесекундно пялится. Ленка, подтверди!
   Лена передернула плечами, но промолчала, лишь еще ниже склонилась над учебником.
  - А что? - вскочила опять с места Наташка. - И пойду! Подумаешь! - Она вызывающе посмотрела на одноклассников и добавила: - Он - классный парень. И мне нравится.
  - Мне тоже, - пробасил Петька.- Значит, пойдем на пару.
  -Вот уж нет! Обойдусь как-нибудь без твоей извечной клоунады!- решительно отрезала Наташка.
  - Действительно, Илющенко! Не смешно! Надоел уже! - закричали девочки.
  - Марка возьми, - с некоторым ехидством воскликнул кто-то из них. - Получится: встреча дня вчерашнего и дня сегодняшнего!
  - И возьму, - гордо отозвалась Наташка. - Марк - мой друг! Пойдешь со мной, нет?
   Марк грустно кивнул, а Луиза Ивановна посмотрела на часы, громко ахнула и спешной скороговоркой начала давать новую тему: времени на полноценный урок у нее совершенно не оставалось.
  
   ***
  
   Лена пыталась сосредоточиться на Гоголе и его творчестве, но у нее ничего не получалось. В отличие от класса и беззаботной Наташки, девочка давно поняла, что Игорь болен. Он уже с неделю кашлял. Еще когда ходил на занятия. Но воспаление легких...
  "Да какое мне дело?!"
   Лена сердито пожала плечами. Подняла голову и тут же наткнулась на странно напряженный взгляд Степана. И невольно вспыхнула. Ей почему-то казалось: он единственный в классе каким-то образом догадывался о ее связи с Игорем. И это было очень неприятно. И вообще...
   Степан после Наташкиного дня рождения почти постоянно оказывался на переменах рядом с ней. Он не приставал, нет. Просто крутился у ее стола и развлекал их с Наташкой различными забавными историями. Или помогал девочкам разобраться с какой-нибудь особо сложной задачей по физике, чем бессовестная Кудрявцева пользовалась беззастенчиво. Или оказывал мелкие услуги: мог запросто сбегать в буфет за булочкой, пирожными или соком. Причем, вел себя так, что даже самоуверенная Наташка никогда не принимала его внимание на свой счет.
   Он периодически провожал Лену во флигель, где занимались малыши, когда она бегала проведать брата. И сумел подружиться с Димкой. Степан достал где-то набор еще советских марок с изображениями динозавров, прекрасный блок на тему развития космонавтики, и бедный Димка спекся. Он только что в рот Степану не заглядывал!
   Лену же назойливое внимание одноклассника совсем не радовало. Конечно, он был по-своему интересен и очень неглуп, умел незаметно разговорить ее, но ... Это не Игорь!
   К тому же, Степан временами казался девочке слишком взрослым. И держался так, словно весь мир принадлежал именно ему. И она, Лена, тоже. Это ей совсем не нравилось.
   А глупая Наташка была в восторге. Она искренне считала, что Вьюнник после Игоря - самый интересный мальчик в классе. И в школе. И ее буквально бесило равнодушие подруги.
   Вот и сейчас Наташка пихнула ее локтем в бок и прошипела:
  - Слушай, да он же в тебе дыру глазами протрет!
  - Отстань.
  - Говорю же, ты ему нравишься! Клянусь!
  - Натаха!!!
  - Что - Натаха?! Я уже пятнадцать лет - Натаха! А ты - чурка бесчувственная! Такой парень...
  - Прекрасно, вот и займись!
  -Как же... А Игорь? - с большим сожалением вздохнула единственная подруга.
  - Подумаешь, Игорь! Тебя на обоих хватит! - с невольным сарказмом прошептала Лена. - Ты еще про Марка вспомни.
  -Кудрявцева с Артемьевой! - раздраженно окликнула их Луиза Ивановна. - Может, хватит болтать?!
   Девочки замолчали. А Лена, по-прежнему чувствуя на себе внимательный взгляд Степана, тоскливо подумала: "Вот привязался! Нет, чтобы действительно к Наташке..."
  
  ГЛАВА 22
  У ГОНЧАРОВЫХ
   Наташа к поручению Луизы Ивановны отнеслась серьезно. Во-первых, ей просто хотелось увидеться с Игорем, а во-вторых, она очень хотела посмотреть, как он живет.
  Наташа еще в жизни не была в тех шикарных коттеджах на Митридате, что понастроили для себя так называемые "новые русские". Только рассматривала издали, когда ее случайно заносило в тот район. И восхищалась вычурной архитектурой и ее разнообразием. На Митридате ни один дом не повторялся!
   Девочку здорово возмущало, что ее папочка к этому вопросу никак не желал отнестись всерьез. А ведь он был не из бедных и вполне мог позволить себе такой же особнячок. Хотя бы скромненький.
  Но папа не хотел. Его почему-то вполне устраивала их трехкомнатная квартира. И мама, к удивлению и немалому возмущению Наташи, его поддерживала.
  Так что оставалось ей? Восхищаться теми коттеджиками на расстоянии?
  
   Девочка долго копалась в шкафу и, после мучительных колебаний, решила остановиться все же на строгом брючном костюме. Нет, сама-то она, конечно же, предпочла бы модное и открытое платье, но ...
   Наташа была почти уверена, что в доме Гончаровых она наткнется на кого-нибудь из родителей Игоря. И ладно бы на отца. А если на мать? Что они подумают, нацепи она одно из своих любимых платьев? Если уж ее собственная мамуля корчит такую физиономию...
  Нет уж, лучше казаться скромной и серьезной. Они просто ДОЛЖНЫ ее одобрить!
   Девочка посмотрела на настенные часы и заторопилась: скоро должен был подойти Марк. Он в жизни еще не опаздывал. Марк Борщевский был пунктуален до тошноты.
   Как чувствовал себя Марк, наблюдая за ней, Наташу совсем не волновало. Девочка не была черствой. Она об этом просто не задумывалась.
  Сама Наташа относилась к жизни очень легко. Серьезных привязанностей у нее пока не было, да она, пожалуй, в них и не нуждалась.
   Если бы кто-нибудь сказал Наташе, что брать с собой Марка сегодня довольно жестоко, она просто не поверила бы. И не поняла бы.
   Кстати, сам Марк знал ее гораздо лучше других. И принимал такой, какая есть. Поэтому и к ее приглашению отнесся довольно философски. Глубина Наташкиных чувств ему была прекрасно известна. Как и их долговременность. А он был рядом с ней всегда, с самого детства.
  
   ***
  
   Двери, к удивлению Наташи, открыла вовсе не горничная или домработница, как она полагала, а сама мать Игоря. Встретив взгляд таких знакомых, серебристых, чуть удлиненных глаз, девочка в этом не сомневалась ни секунды. Поэтому сразу же представилась:
  - Здравствуйте. Мы из 9 "А". Проведать Игоря. Как он? Он же не в больнице, нет?
  -Нет. Дома, - улыбнулась женщина. - Заходите пожалуйста.
   Марк насмешливо хмыкнул. Наташка была в своем репертуаре. Самоуверенная донельзя, она даже мысли не допускала, что их могут просто не пустить к Игорю. А воспаление легких, наверняка, считала таким же пустячком, как и обычный насморк.
  Почему нет? Подумаешь, кашляет. Будто она, Наташа, никогда не кашляла. Да кто из них через это не проходил...
  
   Помогая подруге снять плащ, Марк не выдержал и шепнул:
  -Да ты спроси, может, к нему нельзя?
  -Вот еще, - раздраженно прошипела Наташка, и тут же ослепительно улыбнулась хозяйке.
   Деликатный Марк только плечами пожал. Остановить Кудрявцеву сейчас не смогли бы и танком! Она бы и внимания на него не обратила. Если уж что вбивала в голову...
   К Игорю, к досаде девочки, их сразу не провели, пригласили для начала к чаю. Любопытная Наташка не отказалась: ей было интересно. Открыто рассматривая прекрасно обставленную гостиную, она небрежно поинтересовалась:
  -Так с чего Игоря в море-то понесло? Не лето. Вода уже холодная.
   Наташкино заявление звучало резковато, и Марк сердито посмотрел на подругу.
  От неожиданности рука женщины дрогнула, и она чуть не пролила кипяток на невысокий столик из карельской березы. Аккуратно поставив чайник на место, мать Игоря пододвинула поближе к подросткам большое блюдо с пирожными. Села в кресло и очень внимательно посмотрела на девочку:
  - Мидии собирал. На продажу. Целых две недели чуть ли не каждый день подряд на море ездил. И летом за ними ездил, но летом-то ладно...
  -Зачем? - воскликнула Наташа.
  -Говорит, ему деньги нужны были.
  -Деньги? Но...
  -Ты хочешь спросить, неужели бы мы ему их не дали? - спокойно продолжила ее мысль женщина.
   Наташка немного покраснела, но кивнула и машинально потащила в рот пирожное.
  - Конечно, дали бы.
  - Тогда зачем?
   Мать Игоря грустно пожала плечами:
  -Понимаешь, иногда мальчику, когда он взрослеет, хочется иметь СВОИ деньги, не родительские.
  -Какая разница? - искренне удивилась девочка.- Деньги есть деньги.
  -Ты считаешь?
  -Ну да!
  -А ты? - женщина в упор посмотрела на упорно молчавшего Марка.
   Тот криво усмехнулся:
  -Видите ли, я не из семьи банкира Гончарова. И просто не знаю, каково это - брать деньги у семьи. Ха! Да я сам лет с двенадцати приношу их в дом.
  -Вот как, - заинтересовалась мать Игоря,- а как же ты зарабатываешь?
   Она кинула взгляд на полупустую чашку гостя и подлила ему чая. Марк еле слышно поблагодарил.
  -Так как же? - повторила она. - Или это секрет?
  -Да нет. Какой там секрет...
  -О! - воскликнула Наташка с явной гордостью за товарища. - Он, знаете, отличный музыкант! И поет - чудо как хорошо. Его в любом городском кафе рады видеть.
  -Платят, конечно, немного, - смущенно улыбнулся Марк, - но на жизнь пока хватает. И мама довольна.
  -Э-э...- осторожно протянула Гончарова, - а кто твои родители? Впрочем, если ты не хочешь отвечать...
  -Почему? - пожал плечами Марк. - Все нормально. Просто мы с сестрой без отца растем. Он уже лет пять, как умер. Сердце. А мама - библиотекарь. Сами знаете, сколько им платят. Слезы, не деньги. Так что без моих подработок нам никак не выжить.
   Наташка вдруг жарко вспыхнула, виновато покосилась на него и пробормотала:
  - Марк даже на меня тратится...
  - Да перестань ты!
  - Нет, - упрямо посмотрела на него девочка, - тратишься! И в кафе сколько раз водил. И всякие мелочи...
  - Какие же?- мягко улыбнулась мать Игоря.
  - Ну ...- Наташка опустила глаза. - Я... э-э... сладкое обожаю. А мама ругается. Говорит - пора привыкать за собой следить. И еще - заколки там разные. Диски...
  - Понятно, милая. У Игоря тоже девочка есть...
  -Что? - рот у Кудрявцевой непроизвольно приоткрылся.
  -Ну, я так думаю. Иначе зачем бы ему СВОИ деньги? До этого лета он преспокойно брал их у отца, ему никогда не отказывали.
   Наташка встретилась с насмешливым, всепонимающим взглядом Марка и сердито выкрикнула:
  - А лезть в море в конце октября все равно глупо! Жутко глупо! Даже из-за девчонки!
  -Согласна, - грустно кивнула женщина.
   Она подложила на блюдо еще пирожных и печально вздохнула:
  -Я о море, если честно, и не знала. И все равно - как я его уговаривала в ту среду никуда не ходить! Как чувствовала. Он так страшно кашлял...
  Взволнованная Кудрявцева одним глотком опустошила свою чашку, а Гончарова слабо махнула рукой:
  - Куда там! Заявил, что в последний раз. А отцу сказал: ему на какой-то там подарок десятка долларов не хватает. Вроде бы, ко дню рождения.
  - Ну и не пустили бы, - раздраженно отрезала Наташка.
  У девочки вдруг волшебным образом исчезли все ее недавние нежные чувства к Игорю. Киснуть из-за какого-то там парня! Вот еще! Не с ее внешностью!
  - Что ты, - мать Игоря еле заметно улыбнулась. - Он уже достаточно взрослый, чтобы сам принимать решения.
  - Ага, - скептически пробормотала девочка. - Допринимался! Взрослый!
  - Ничего. В следующий раз будет умнее.
   Гончарова бросила взгляд на покрасневшую Наташку, на спокойно допивающего свой чай Марка и встала:
  - Ну что, ребята, я поднимусь, посмотрю, как там Игорь? Если он в состоянии принять гостей, я вас сразу же провожу к нему.
  И вышла из комнаты. Наташа швырнула на свое блюдце недоеденное пирожное и возмущенно посмотрела на Марка:
  - Нет, ты представляешь?! Он из-за какой-то там девчонки в ледяную воду две недели подряд лазил! Из-за дрянного подарка! Кретин!
  - Ну почему непременно - "дрянного"? - хмыкнул подросток.
  - Дрянного!!! - уперлась Наташка.
  - Ну, пусть, - покладисто кивнул Марк.
  Девочка сердито отодвинула от себя поднос и дрожащей рукой поправила волосы. Она почему-то чувствовала себя оскорбленной, хотя причину этого понимала плохо. Наверное, слишком была уверена: Игорю нравится именно она, Наташа. А тут...
  - И все равно - классный парень, - неожиданно твердо заявил Марк. И, как бы ставя точку, добавил: - Мне - очень нравится.
  
  ГЛАВА 23
  ПОДАРОК К ДНЮ РОЖДЕНИЯ
  
  Наташа, как вышли от Гончаровых, буквально кипела. Нет, подумать только, ее к Игорю даже не пустили! Марка пустили, а ее нет! Он, видите ли, недостаточно хорошо для приема девочки выглядит!
  Пижон несчастный!
  Воображала!
  Да чихать она на него хотела!
   Вспоминая, каким странным, почти сочувственным взглядом посмотрел на нее Борщевский, когда спустился вниз, Наташа судорожно сжала кулаки и прибавила ходу.
  Нет, домой она сейчас не пойдет! Ни за что. Не в таком состоянии.
  
   К ее удивлению, обычно очень занятый, трясущийся над каждой свободной минутой Марк, сегодня довольно кротко согласился заглянуть к Ленке, и Наташа чуть успокоилась. Ей страшно хотелось высказаться, и лучшего слушателя, чем подруга, она себе просто не представляла.
  Не Марк же! Он, зараза эдакая, наверняка рад до смерти, что у этого Гончарова появилась девчонка. Откуда только тот ее выкопал? Надо же, прыткий какой. Не успел переехать в Керчь - и пожалуйста. Интересно, кто она такая?
   Мысль, что кого-то могли предпочесть ЕЙ, Наташку настолько возмутила, что она отчаянно замотала головой.
  "Вот еще! Кретин противный! Недаром от него Ленка шарахалась! Нет, все-таки Ленка людей чувствует, хоть и дурочка..."
   Марк придержал за локоть рванувшую было через дорогу на красный цвет подругу, и Наташа чуть смягчилась.
  И что она так дергается? Подумаешь, банкирский сынок! Смотреть не на что. А у нее Марк есть. И вообще...
  
   ***
  
  - Нет, ты только вообрази себе! У этого банкирского сыночка - девчонка! Представляешь? Девчонка!
  Взволнованная Кудрявцева согнала с кресла нахального Умку и с размаху плюхнулась на его место.
   Слегка опешившая от ее последней реплики Лена,не смогла сдержать невольной улыбки: первый раз в жизни подруга забыла о своем наряде. Надо же, даже не подумала, что на ее драгоценный костюмчик может попасть собачья шерсть. Крепко же ее достал Гончаров!
   Умка укоризненно покосился на бездеятельную хозяйку, не защитившую его интересы и, покряхтывая, с большим трудом втиснулся под соседнее кресло.
  С громкоголосой Наташкой он связываться не решился. От ее воплей у него всегда закладывало уши. Еще с тех пор, как Наташка была маленькой.
   Марк потрепал мрачного пса по мощному загривку. Сел рядом с ним прямо на палас и озадаченно прикусил нижнюю губу.
  Юноша был обеспокоен. Ему нужно было выполнить просьбу Игоря, но он представления не имел, каким образом это лучше сделать. Может, лучше дождаться ухода Наташки?
  Он посмотрел на Кудрявцеву и невольно усмехнулся: она давно забыла о его присутствии. Марк сейчас занимал ее внимание не больше, чем мебель.
  
  -Нет, ты представляешь, этот идиот две недели подряд дегустировал морскую водичку! - кипела Наташка.
  -Что? - удивилась Лена.
   Раскрасневшаяся Кудрявцева отбросила со лба густую золотистую челку. Смерила подругу сердитым взглядом и нетерпеливо пояснила:
  -Ну, нырял, дуреха! Поняла, нет? На улице меньше десяти градусов, а ему, видите ли, за мидиями приспичило! И летом за ними таскался, так мало ему показалось - и сейчас понесло! Кретин, тоже мне!
   Лена вспыхнула и беспомощно посмотрела на подругу.
  - Откуда я знаю? - синхронно перевела она.- Да его собственная мать сказала. Сегодня. Вон хоть у Марка спроси!
   Наташка раздраженно стукнула кулаком по деревянному подлокотнику кресла:
   -Отгадай, зачем? Ну? Зачем этот болван гробил себя?
   Лена безмолвно пожевала губами, но промолчала. Довольная ее реакцией Наташа ядовито воскликнула:
   -Денежки ему понадобились! Нет, ты слышишь? Родительские грошики мальчику не подошли, ему собственных захотелось! Те, наверное, не так пахнут! Самостоятельный, блин...
   Лена побледнела и медленно опустилась на диван. У нее вдруг закружилась голова. Девочке показалось, что лицо подруги задрожало и уплыло куда-то в сторону.
   - Летом...- еле слышно прошелестела она. - Летом он тоже на мидиях деньги зарабатывал?
   Марк, обеспокоенный ее состоянием, вскочил на ноги; Умка встревожено приподнял тяжелую голову; а упоенная собственными переживаниями Наташка ничего не замечала.
   -Ну да! - негодующе закричала она. - Я же тебе битый час об этом твержу! И летом! Но летом - ладно. А вот сейчас!!!
   Лена потерла пальцами пылающие виски и пробормотала:
   - Действительно. Сейчас-то зачем?
  - Ну ты сегодня даешь, - разозлилась Наташка. - Доходит, как до жирафа какого! Говорю же тебе - девчонка у него. Подарок ему вдруг срочно понадобился. Требовательная она у него очень, понимаешь?
  - К-какой подарок?
  
   Марк не выдержал. Он подошел к Наташке и сердито толкнул ее в спину. Она недоуменно обернулась. Марк выразительно покрутил пальцем у виска:
  - Ты что, совсем свихнулась? Или ослепла? Кроме себя никого не видишь, да?
  - Не поняла, - растерялась девочка. - Ты о чем?
  - Да ты глазки протри как следует и на Ленку посмотри!
  - И что?
   Наташка нехотя развернулась к подруге и пожала плечами. Вид у Ленки был максимально рассеянный. Девочке вдруг на секунду показалось, что она просто забыла об их с Марком присутствии. Накручивала на пальцы свои кудряшки и завороженно пялилась в совершенно темное окно.
  -Эй!- окликнула Наташа ее.- Ты что, заснула?
  -Да нет, - Лена, явно думая о своем, продолжала терзать собственные волосы. - Просто пытаюсь понять, что ему сейчас-то на море понадобилось?
  -Ты что, оглохла? - с иронией поинтересовалась Наташка. - Или срочно отупела?
   А так как Лена не обратила на ее реплику ни малейшего внимания, она раздраженно повторила:
  -Говорю же: своей мымре подарочек купить решил! Причем, срочно. Дошло, нет? Подарок! Ради него гробился! Скажешь, не кретин? И наверняка бы на дерьмо потратился...
  -Ну, хватит!- неожиданно грубо оборвал ее Марк.
   Это было настолько не похоже на него, что заставило Наташку второй раз за сегодняшний день приоткрыть от изумления рот, - а это было рекордом! - и пробило даже Ленину заторможенность.
  -Хватит! - решительно повторил Марк.
   Он подошел к Лене. Вытащил из кармана крохотный сверточек и протянул ей:
  - Это тебе. От Игоря. Ко дню рождения. Он очень сожалеет, что не может передать сам. Ему так этого хотелось...
   Пораженные девочки немо смотрели на него. Марк смягчился:
  -Завтра же второе ноября?
   Подруги дружно кивнули.
  - Тебе исполнится пятнадцать?
   Опять последовал молчаливый кивок.
  - Ну вот. Значит, Игорь все-таки успел. А цветы он хочет подарить тебе сам. Когда выздоровеет.
   Глаза Лены стали огромными и подозрительно заблестели. Наташка громко икнула и потрясенно уставилась на ближайшую подругу детства. Марк, прекрасно знавший от Кудрявцевой историю с перстеньком, еле заметно улыбнулся и спокойно сказал:
  - Может, ты посмотришь, из-за чего Гончаров так спешил? Или согласишься с Наташкой, что это дерьмо?
   Лена вздрогнула и взяла из его рук подарок. А вот развернуть не смогла - слишком дрожали руки. После того, как она второй раз уронила несчастный пакетик на пол, Наташка не выдержала и отобрала его у подруги:
  -Дай я! Безрукая! Ничего сама не можешь!
   Она быстро разорвала нарядную, блестящую бумагу и осторожно извлекла из нее крохотную пластмассовую коробочку. Задумчиво посмотрела на Лену и открыла ее: там лежал прекрасно знакомый ей перстенек.
  - Ничего себе, - ошеломленно пробормотала Наташа, во все глаза рассматривая подругу. - Скромница ты наша. Тише воды, ниже травы...
  - Я... я... я не могу принять это! - Лена резко отвернулась к окну, и ее плечи задрожали. - Это... это слишком дорогой подарок! Я получила за это кольцо восемьдесят долларов! Восемьдесят! Почти четыреста гривен!
  - Ду-ура, - проблеяла Наташка. - Какая же я дура...
   И вдруг громко, взахлеб заплакала. Марк растерянно застыл посреди комнаты, не зная, к кому бросаться в первую очередь и невольно радуясь, что Лениной матери не было дома. Она практически сразу же после их прихода вместе с Димкой ушла к Кудрявцевым.
  "Дурдом", - подумал Марк Борщевский и поднял с паласа выроненную рыдавшей Наташкой крошечную коробочку.
   Наташин плач, постепенно затихая, все больше напоминал жалобное, чуть ли не щенячье поскуливание. Задремавший Умка недоверчиво приподнял голову и с великим подозрением уставился на вечную нарушительницу его покоя в этом доме.
  
  - Кошмар, - Наташа промакнула кончиком рукава покрасневшие глаза. - Нет, как ты могла, а?!
   Но Лена на этот крик души даже не обернулась, а ее плечи все так же продолжали вздрагивать. Наташа некоторое время молча рассматривала подругу, затем гневно выкрикнула:
  - Это же твой азиат, так?!
   Кудрявая голова еле заметно кивнула.
  - Почему же ты ничего мне раньше не сказала?!
   Лена снова ничего не ответила, и Наташа, все больше приходя в себя, привычно расшифровала молчание подруги:
  -Поссорились, да? А из-за чего?
  -Не спрашивай, - глухо донеслось от окна.
  -Вот еще! - возмутилась Наташка.
   Она хлопотливо уничтожила остатки слез. Вытащила из сумочки пудреницу и привела лицо в порядок. Потом нашла глазами молчаливо наблюдавшего за подругами Марка и протянула руку, требуя у него коробочку.
  Марк не спорил. Улыбнулся и отдал. Наташа заглянула в нее и тяжело вздохнула. Захлопнула крышку. Подошла к подруге и положила на подоконник подарок Игоря. И сердито буркнула:
  - Ну ладно, что было, то было. Наплевали и забыли. Скажи лучше, почему ты сейчас не хочешь взять у него кольцо? Ты же так ревела, когда с ним расставалась!
  -Ты что, действительно дурочка или притворяешься? - сжала кулаки Лена.
  -Пусть я - идиотка. Но объясни.
  -Оно слишком дорого стоит, понимаешь? Я не могу принять его!
  -Нет, - вдруг холодно произнес Марк.
   Девочки растерянно переглянулись, и Наташа заботливо протянула подруге бумажную салфетку.
  -Почему - "нет"? Что - "нет"? - непонимающе спросила она.
   Марк подошел к девочкам. Заставил Наташу отойти в сторону. В упор посмотрел на Лену и повторил:
  -Нет.
  -Я не понимаю, - еле слышно выдохнула она.
  -Игорь просил тебе передать: для него это кольцо денег не стоило. Ни копейки.
  -К-как?
  - Так. Горы мидий - да. И клочка здоровья. Но не денег. А на мидии он потратил лишь свое свободное время. СВОЕ. Ты хорошо поняла?
   Лена ошеломленно кивнула.
  -Возьми перстень!
   Девочка завороженно надела колечко на палец, и ее дрожащие губы тронула невольная улыбка.
  -Ты рада, что оно к тебе вернулось?
  -Да.
  -Ни слова больше о деньгах, согласна?
  -Да.
   Наташка, стоявшая за спиной Марка, тихо ахнула и прошептала:
  -Ничего себе... Ну и фрукт же этот Гончаров. Действительно, азиат. Нет, иезуит!
   И девочка совершенно новыми глазами посмотрела на Марка. Она в этот момент даже о его небольшом росточке забыла!
  Марк смотрелся мужчиной.
  И был им.
  В ее глазах.
  По крайней мере, сегодня.
  
   Лена тяжело вздохнула и открыто посмотрела на одноклассника:
  - Ты знаешь...
  - Да?
  - Я его очень обидела...
  - Он простил, ты же видишь.
   Лена помолчала и вдруг решительно пошла к вешалке. А надев куртку, обернулась к друзьям:
  - Вы меня к нему проводите?
  - Конечно, - переглянувшись, дружно воскликнули они, а из-под кресла начал поспешно выбираться Умка.
   Морда у него была до того непреклонной, что никто из друзей возражать просто напросто не решился.
  
   ***
  
   Дверь ребятам опять открыла мама Игоря, и Наташке вдруг показалось: она совсем не удивилась их возвращению. И еще показалось: она сразу же поняла, кто такая Лена.
  "А может,- неожиданно для себя подумала девочка,- именно так в ее представлении и ДОЛЖНА выглядеть подруга сына".
   Впервые в жизни Наташа Кудрявцева не чувствовала себя центром Вселенной и восприняла это на удивление спокойно. Она молча смотрела, как мать Игоря невозмутимо приняла из рук ее дрожащей подружки дешевенькую куртку из голубой плащевки и рукой указала Лене на лестницу.
   А когда за Леной где-то наверху, куда Наташа так и не попала сегодня, захлопнулась дверь, в холл вышел высокий, смуглый, уже седой мужчина.
  "Отец", - поняла девочка.
   Он приобнял жену за плечи и ласково спросил:
  - Все в порядке?
   Мать Игоря кивнула; Марк осторожно потянул притихшую, растерянную Наташку к выходу; а из-за их спин в холл важно вошел Умка.
   Пес спокойно обнюхал пораженных его внезапным появлением хозяев дома. Удовлетворенно кивнул и тяжело улегся у подножия лестницы.
  -Умка! - представил собаку, утягивая подругу в темноту осеннего крымского вечера Марк.
  И старшие Гончаровы, прощаясь с ними, подняли руки.
   А Лена в это время уже сидела рядом с Игорем. Они ни слова еще не сказали друг другу. Просто смотрели друг на друга и молчали.
  
   КОНЕЦ.
  
  
  
Оценка: 7.65*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Eo-one "План"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"