Горюнова Ирина: другие произведения.

Серия: Маруська - Хранительница Мира "Уроки магии команды Z. Фойра, часы Казимира и еще миллион несуразностей"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение сказки "Уроки магии команды Z. Фойра, часы Казимира и еще миллион несуразностей"

  Адам Дракула против Влада Цепеша
  
  От рассвирепевшей суженой врага лучше держаться подальше - именно этот вывод пришлось в итоге сделать мстительному Владу Цепешу, все никак не желавшему вовремя упокоиться с миром. Вынашивающий хитроумный план мести истинному потомку приемного отца Цепеш не учел одного - Маруськи и группы Z. В этом была его кардинальная и губительная ошибка. Но, увы, понял он это лишь в тот момент, когда переиграть уже ничего не мог.
  
  Ясным солнечным утром, когда на небе уже вовсю жарило беспощадное июльское солнце и разморенные от жары заткнулись восседавшие на ветвях деревьев птицы, когда даже многочисленные насекомые не рисковали выползать и вылетать из тени спасительной прохлады, неугомонный Влад Цепеш решительно и целеустремленно шел по Тверскому бульвару, мысленно проверяя последние приготовления к наставшему дню "M" - мести, которой алкал несколько нескончаемых веков. В его воспаленном мозгу придуманный акт долгой и мучительной казни Адама звучал как справедливое возмездие. Придираться к таким мелочам, как факт, что лично ему Адам ничем не навредил, не предал и не совершил каких-либо непристойных дел и поступков, бывший владетельный господарь не стал. Если надо хоть кого-нибудь покарать, чтобы утихла эта безумная раздирающая изнутри ярость, то ее объект уже явно вторичен, и если больше мстить, увы, некому - самая яркая цель становится первоочередной мишенью. Неупокоенная сущность трансильванского воеводы не обладала всем объемом человеческого мозга, памяти и души, она подобно зомби имела лишь одну цель, ради достижения которой еще функционировало, поддерживаемое огнем, жаждой и энергией убийства тело. Заданная программа должна быть выполнена любой ценой - больше ничто не имело значения.
  
  Одетый, несмотря на жару, в длинные брюки, рубашку и тонкий плащ темного цвета, легендарный герой ужастиков и впрямь чем-то напоминал старого вампира. Высушенное вековой старостью бледное морщинистое лицо зеленовато-синего оттенка, такого же цвета и свежести крупные узловатые руки с выпирающим из-под кожи переплетением вен, длинные черные волосы с проседью, пряди которых, заложенные за уши, открывали взору прохожих непропорционально большие, чуть заостренные кверху уши, с торчащими из них пучками волос. Белесые выцветшие глаза и губы дополняли безобразный облик вышедшего на охоту упыря. Проходящие мимо люди, бросавшие на него случайный взгляд, в ужасе шарахались в сторону, стремясь увеличить расстояние между ним и собой, но тот этого не замечал, всецело занятый своими мыслями.
  
  Цепеш аккуратно и тихо проник в здание клуба, прошелся по нему, запоминая возможные места для схорона в ожидании законной добычи. Вышел наружу и исследовал прилежащую территорию, припрятав как внутри, так и снаружи некие "сюрпризы" для команды Z, чтобы не мешала с отходом, когда пленник окажется в его руках. После этого, удовлетворенно оскалившись, мститель отправился дальше - Влада еще ждали нанятые им помощники, с которыми надо было в последний раз проговорить план действий и инструкций, выполнить которые те должны были неукоснительно.
  
  На очередной встрече вся команда Z была взвинчена вроде бы ни с того ни с сего, словно нутром чуяла, почти осязала и обоняла витавшее в воздухе напряжение. У Киры барахлил компьютер, карта сбоила, весело перемигиваясь хаотично передвигающимися по ней шалыми огоньками. У хора Казимировых часов тоже начался всеобщий разлад и полный разнобой, чего раньше не наблюдалось, а посему - являлось настораживающим сигналом. Тем не менее, в здании чужих не оказалось, и на первый взгляд незначительные происшествия можно было отнести к некоей случайной геомагнитной аномалии. Но члены команды дергались, сбивались с ритма во время общего энергетического танца, пропускали удары при работе в парах, вяло огрызались друг на друга, перебранивались и вели себя как малые дети. Глеб где-то по своему обыкновению пропадал: то ли за пределами здания, то ли за пределами измерения.
  
  После окончания тренировки, все разбрелись кто куда, апатично переговариваясь по ежедневным бытовым вопросам. Вдруг где-то что-то грохнуло, хлопнуло, стрельнуло, и коридоры здания затянуло противным едким дымом. Кира и Казимир с гостившим у него Фанфаном оказались запертыми в своих комнатах, а Пеппи, Магда и Ксена обнаружили, что их закрыли в раздевалке.
  
  Надрывно кашляя и потирая слезящиеся глаза, Рената с Маруськой громко окликали товарищей, выясняя, кто и где находится. Почти на ощупь они умудрились отпереть девочек, после чего отправились к Кире и Казимиру, а освобожденная из неволи троица кинулась искать Бенедикта, Адама и Велимира. Шапокляк и Хоттабыч, Королевишна и Хранительница Мира бросились открывать окна, чтобы дым поскорее рассеялся.
  
  Погруженного в неведомые исчисления Бенедикта вытрясли из-за стола его любимого закутка, а беснующегося Велимира обнаружили связанным и спеленутым словно мумия с водруженным на голову ситом в районе кухни, быстро освободив его от пут и неуместного головного убора.
  
  Облазив здание снизу доверху и обратно, команде пришлось констатировать тревожный факт - Адама нигде не было. Он пропал. Зато была найдена чья-то шапка из алого бархата усеянная жемчужинами, с золотой восьмиконечной звездой посередине, в центре которой мрачным светом сиял зловещий прямоугольный рубин. В голове Маруськи забрезжила ускользающая мысль-воспоминание, и с трудом поймав ее, она припомнила, что видела этот предмет у Адама дома - на гравюре, изображавшей валахского господаря, вернее самозванца Влада Цепеша. Картина вырисовывалась безрадостная и жуткая.
  
  Отозвав в сторону Ренату, Маруська быстро поделилась с ней догадками и рванула к выходу. Выкрикнув на ходу, что неприятелем может оказаться Цепеш, подруга-воительница помчалась следом. Подхватив растерявшуюся розоволосую подругу, Королевишна запихнула ту в машину и прыгнула следом. Непонятно почему, но обе девушки сразу решили, что ехать надо к дому Адама Дракулы. Красный Феррари стремительно понесся в пункт назначения.
  
  Бросив машину у ворот, девушки осторожно пробирались к дому, стремясь остаться незамеченными как можно дольше. Им удалось без помех проникнуть внутрь, после чего везение начало оставлять их. На Ренату накинулись трое отвратного вида головорезов, так что ей пришлось защищаться изо всех сил. Маруська побежала дальше. Она влетела в зал-гостиную и остановилась, увидев закованного в цепи и примотанного к старинному креслу Адама. Рядом с ним ухмылялось жуткое существо, отдаленно напоминающее человека. Длинные седые растрепанные волосы, огромные глаза навыкате, массивный орлиный нос и невероятно широкие мерзкие губы, чуть занавешенные длинными подкрученными усами - создание дьявола с этими приметами, облаченное в костюм цвета крови, торжествующе скалилось в сторону девочки. Та рванулась было на помощь другу, но внезапно была схвачена очередными подручными мерзкого князя. Ей больно стянули сзади руки и усадили на первый попавшийся стул.
  
  - Ну, наконец-то я дождался своего часа, - произнес скрипучий голос, - скоро справедливость восторжествует, братец. Ты же не думал от меня отделаться, а? Расскажи, кто эта милая юная дама, так рьяно и безрассудно бросившаяся тебя защищать? Твоя возлюбленная? Чую свежую сладкую кровь. Что же мне с ней сделать? Посадить на кол или содрать с живой кожу? А может сжечь или медленно по капле пить кровь, позволив тебе наблюдать? Или придумать что-то более оригинальное?
  - Отпусти ее, - произнес Адам, - девочка тут ни при чем, тебе ведь нужен я.
  - Какая душещипательная мелодрама! - воодушевленно взвыл ощерившийся в улыбке гад. - Благородный герой вступается за даму сердца на пороге смерти! Великолепная основа для нового фильма обо мне! Надо будет подкинуть ее в Голливуд!
  - Не смей ни о чем просить эту поганую тварь, Адам, - возмутилась Маруська. - Будешь еще унижаться перед этим выродком, жалким безродным отребьем с многовековым комплексом безотцовщины!
  
   Негодование хранительницы оказалось настолько мощным, что она почувствовала, как внутри нее зреет что-то мощное и страшное, пульсируя и готовясь выйти наружу. Более того, девочка вдруг осознала, что может мысленно транслировать призыв о помощи всем, кого знает, и отправляла в пространство безмолвный сигнал SOS. Пришедший от ехидных замечаний девочки в полнейшее неистовство Цепеш выхватил из-за пояса кривой кинжал и с размаху воткнул острие в плечо Адама, наполовину погрузив его в плоть пленника, после чего вытащив окровавленное лезвие, стал медленно подходить к Маруське. Связанный колдун тщетно пытался освободиться. Сумасшедший упырь Влад, мерзко скаля черные гнилые зубы, заливисто хохотал. Он наклонился к девочке и заглянул в ее глаза так, словно пытался заразить злобной и чумной чернотой, выедавшей его изнутри. Та испуганно отшатнулась. Мерзкое существо плотоядно облизнулось и поднесло кинжал к шее юной жертвы. Надавив им на кожу, Цепеш вожделенно застонал при виде набухающей капли крови, просочившейся из чуть заметного прокола на коже девочки.
  
   В это время Кира и Казимир лихорадочно пытались связаться с Глебом, обшаривая энергопоисковиком доступное пространство, а Габриэлла, Велимир, Бенедикт, три девочки и Фанфан, набившись битком в викингову машину, мчались на помощь. Кот при этом изображал пожарную сирену, взвывая так громко и пронзительно, что автомобилисты, еще даже не понимая в чем собственно дело, мгновенно освобождали полосу диковинному спасательному транспорту.
  
  Рената продолжала яростно отбиваться от наемников. Одного она вывела из строя, полоснув по лбу острием меча. Легкая царапина была не смертельна, но поскольку кровь заливала головорезу глаза, мешая ориентироваться и следить за выпадами шальной девицы, тот предпочел ретироваться с поля боя. Двое других, более искусных в воинском ремесле, терпеливо пытались загнать противницу в угол, выжидая того единственного шанса, который обычно и решает исход подобных сражений.
  
   Неожиданно к залу, где развертывалась трагедия, стал приближаться, все усиливаясь и нарастая, чей-то заунывный вой, сопровождавшийся чмокающим мокрым пошлепыванием. Через несколько мгновений в помещении к всеобщему удивлению появился рыдающий навзрыд сквонк.
  
  - Это что за мерзость? - Недоуменно воскликнул Цепеш и выпрямился.
  - Ты мерзость и я мерзость, - отозвался сквонк, - Ты урод, и я урод, нам обоим не везет...
  - Пошел отсюда, - зашипел Цепеш, но сквонка это не остановило.
  - Я пошел, и ты пошел, - отозвался он. - Пойдем, поплачем о том, какие мы отвратительные, брат мой...
  
   В другой ситуации и Маруська, и Адам непременно оценили бы юмористичность происходящего, и уже надрывали от хохота животы, но этот раз все же не был настолько подходящим. Сквонк неуклонно приближался и Цепеш невольно попятился назад. Тут Маруська краем глаза увидела еле заметное движение рядом с Адамом, и почти сразу почувствовала, что чьи-то ловкие пальцы избавляют ее от пут. Оказалось, что группа поддержки не только сквонк, но и домовой Зиновий с гением Балдой, сумевшие незаметно пробраться внутрь и освободить и Маруську, и Адама. Более того, они еще умудрились зацапать в соседнем зале по мечу и вручить их бывшим жертвам. Ситуация кардинально изменилась, причем явно не в пользу Цепеша, чего тот никак не предполагал. Сквонк навалился на него всей своей мокрой бородавчатой подрагивающей массой. Выронив кинжал и потеряв привычную горделивую невозмутимость, ошарашенный Влад брезгливо, но тщетно отпихивал от себя разошедшегося сквонка.
  
   В следующий миг в зал ворвалась команда Z вместе с Ренатой. Практически одновременно с ними неким чудесным образом как явление Бога Громовержца материализовался Глеб Манекен. Двое наемников устремились было на защиту господаря, но Маруська с Адамом ловко обезоружили их, выбив дешевое подобие мечей из их рук, после чего те благоразумно бросились наутек, окончательно забыв об оплате за предоставленные услуги. Маруська бросилась было обнимать и благодарить за помощь героического сквонка, но тот, засмущавшись от неожиданного внимания к своей персоне, выскользнул из комнаты.
  
   Воспользовавшись моментом, Цепеш незаметно подобрал кинжал и в последнем отчаянном усилии рванул к ненавистному врагу, целя тому прямо в грудь. Но тут случились две вещи. Во-первых, Маруська плашмя опустила прямо на темечко злыдня меч, приложившийся к его черепушке со звонким "бумс", а во-вторых, с разъяренным мявом на спину к никак не желавшему упокоиться трансильванскому гаду прыгнул Фанфан. От такого напора тварь зашаталась и с протяжным сиплым стоном обрушилась на пол. Глеб тут же заковал незадачливого "братика" Адама в энергонаручники, надиктовал и повесил ему на шею звуковое письмо, предназначенное Верховному Межпространственному Суду, занимавшемуся рассмотрением подобных дел и, открыв портал-воронку, без лишний церемоний отправил монстра прямо в тюремный приемник. В обязанности этого учреждения входило неустанное бдение за заключенными, ожидающими рассмотрения в порядке общей очереди имеющихся дел.
  
   Поняв, что все худшее уже позади, члены команды на радостях бросились обниматься, поздравляя друг друга с победой.
  
  - Очко! - торжествующе сказала Маруся, провожая взглядом исчезающего Цепеша, - вы можете расслабиться, Госпожа Смерть, сегодня не ваш день!
  - Золушка, - подошел к ней Адам и обнял за плечи, - тебе разве не говорили, что это мальчики должны спасать девочек от злых монстров, а не наоборот?!
  - Прости, дорогой, - отозвалась розоволосая фея с ухмылкой, - если бы ты пообщался с моими родителями, они бы наверняка просветили тебя, что учусь я из рук вон плохо. Перепутала, двоечница. Со мной бывает.
  - Боже, - простонал Красавчик-Вампир, - мало того, что моя суженая - растеряха-золушка, так она еще и рассеянная двоечница в придачу!
  - Ну, пока не поздно, ты всегда можешь отказаться, - философски заметила та.
  - Нет уж, гусары своих обещаний обратно не берут, - вздернул подбородок Адам и, застонав от боли, схватился за раненое плечо.
  
   Габриэлла отыскав аптечку, оперативно перевязала страдальца, а царапину Маруськи просто помазала на всякий случай йодом. Девочка в глубине души даже оскорбилась за то, что ее боевую рану сочли столь незначительной, но гордо промолчала. Зато Адам пообещал, что непременно сложит пронзительную балладу, повествующую о его спасении храброй юницей, чуть было не пожертвовавшей во имя него жизнью.
  - Послушайте, нынче спою вам правдивую песнь, - начал он на ходу слагать строки будущего шедевра, - о верной возлюбленной с гривою цвета зари, пусть каждый услышит, что в мире красавицы есть, с отвагою дерзкой бурлящей в горячей крови...
  
  - Эй, ваша милость, господарь, не рискуйте здоровьем, такие тексты нужно сочинять вдумчиво, в одиночестве и глубокой тиши... - предупреждающе-ласково пропела Маруська, - песенка песенке рознь, кто-нибудь может и иное что сочинить... более залихватское и юмористическое... А вашему выздоравливающему организму сейчас покой необходим и чашка липового отвара на сон грядущий...
  - Она была прекрасна и туфелька ее, слетев с ноги, вонзилась как страшное копье и поразила гада, врага ее любви, ведь дивной страсти розы в душе ее цвели... - нахально и гнусаво завыл Адам на новый мотив, отчаянно при этом фальшивя.
  - Ну, погоди же, - закричала Маруська - я тебе покажу! - И, сняв с ноги пресловутый предмет, упомянутый в балладе, поскакала к незадачливому певцу с весьма прозрачными намерениями. Тот, несмотря на полученную рану, гогоча, как разошедшийся конь, резво улепетывал прочь.
  
   Члены команды Z молча переглянулись. Похоже, жизнь возвращалась в привычную накатанную колею, что не могло не радовать.
  
  - Детский сад, ясельная группа, - снисходительно покачал головой Глеб, - а еще защитнички и стражи мира... Кем я руковожу?..
  
  
  Как расшевелить Манекена
  
   После того как практически спасла Адама из когтистых объятий злобного Цепеша, Маруська несколько возгордилась, почувствовав увеличившуюся магическую силу и новоприобретенные возможности и умения, а посему - потеряла бдительность и адекватность оценки, за что потом и получила весьма чувствительный урок.
  
   В то утро она нашла в своей шкатулке для украшений кольцо Хатшепсут, выигранное ею в казино. Повинуясь мгновенному импульсу, девочка надела его на палец и повернула оказавшийся подвижным камень. В глазах ее потемнело, все вокруг завертелось, и Маруська вдруг оказалась посреди величественного белоснежного храма, состоявшего из трёх крупных террас, украшенных портиками с белоснежными известняковыми колоннами. Центры террас разделялись массивными пандусами, ведущими наверх, к святилищу, а сами террасы были украшены многочисленными яркими рисунками, очевидно рассказывавшими некие важные для тех, кто построил это сооружение, истории. К первой из террас вела длинная аллея рассаженных по обе стороны песчаниковых сфинксов, обсаженная мирровыми деревьями. Перед самим храмом был разбит потрясающий сад из экзотических деревьев и кустарников и с распространяющими благоуханный аромат диковинными цветами, посреди которого манили голубизной чистейшей воды два Т-образных бассейна. Перила пандуса, соединявшего вторую и третью террасы храма, украшали скульптурные изображения гигантской кобры - символа богини Уаджет, как догадалась Маруська, увлекавшаяся Древним Египтом. Хвост змеи поднимался по перилам вверх, а ее голову обнимал крыльями сокол.
  
  Вниз по лестнице навстречу гостье спускался старый жрец, облаченный в простую полотняную одежду, с повязанным поверх нее красивым передником со складками, еще на нем были: длинный вышитый пояс, плетеные сандалии из переплетенных между собой ремешков, и накинутая на плечи леопардовая шкура. На его руках, чуть выше локтя красовались золотые браслеты с узором из цветной эмали, а на пальцах - кольца, похожие на то, которое сейчас носила Маруська - с вращающимся гнездом бирюзового камня, и вычеканенными на металле иероглифами. Еще одним выдающимся элементом гардероба жрецу служил широкий воротник, закрывавший плечи и верхнюю часть груди, богато украшенный символическими фигурками, бусами и камнями, нашитыми в симметричном порядке. Голова, выбритая до блеска и натертая маслом, блестела, отражая солнечные лучи.
  
  - Рад приветствовать тебя снова, священнейшая дочь Амона Ра, - произнес жрец. - Узнаешь ли ты меня, Перерожденная?
  - Эээ, - растерялась Маруська, - простите, нет. Не узнаю, в смысле...
  - Я - Имхотеп, жрец Маа, Ур Маа, верховный провидец и строитель, твой наставник.
  - Вы меня с кем-то путаете, - сказала девочка.
  - Нет, на тебе кольцо великой Хатшепсут. Ты - Мааткара Хатшепсут Хенеметамон - бог Гор, Повелитель Двух земель, Золотой Сокол, Царь Верхнего и Нижнего Египта, Дочь Солнца А-хе-пер-ка-Ра Джехути-мес-ирен-Амон. Ты пришла из иного века, вернулась, чтобы вспомнить свое предназначение и выполнить его - вернуть древнюю славу Египту, чей упадок был мною предсказан. Возьми, вот твой пшент и урей .
  Имхотеп подошел ближе и надел Маруське на голову корону-пшент и урей - фигурку богини-кобры Уаджет, сделанную из цельного слитка золота со вставками из граната, сердолика, бирюзы и ляпис-лазури. Девочка хотела запротестовать, но жрец властно покачал головой, предотвращая препирательства.
  
  - У нас мало времени. Закрой глаза и вспоминай. Я помогу. - Он прикоснулся пальцами к вискам новоявленной Хатшепсут и перед ее глазами замелькали, словно кадры из фильма, - события жизни фараона, полученные некогда тайные знания, умения и многое другое.
  - Вспомни, ты получила знания и посвящение жрицы - Ур-т Хекау и стала обладательницей священных сил. Ты - хранитель Божественной Силы, и можешь передавать её предметам по своему выбору, способна исцелять больных... - говорил он.
  - Но я не знаю, что должна сделать, - запротестовала Маруська.
  - Поймешь, когда настанет час откровения, - отвечал жрец. - Ты не должна увидеть саму себя из другого века, поэтому поторопись вернуться обратно, твой визит должен остаться втайне. Анубис, Хатхор и Амон Ра да пребудут с тобой. Я рад, что не ошибся в своих предсказаниях и толкованиях. Да, время крошит в пыль победоносные
  надписи, стирает царственные профили с храмовых стен и уничтожает картуши... Да, когда-нибудь изображения сфинксов станут безликими и пирамиды будут разграблены ворами... Но ты сможешь выполнить свое предназначение, дочь Амона Ра. Я столь о многом хотел бы спросить тебя, но не могу, песок времени летит слишком быстро, тень крыла сокола может накрыть наши тени. Тебе пора возвращаться.
  
   Имхотеп убрал пальцы от висков бывшей воспитанницы и отстранился, посмотрев на нее долгим любящим и одновременно властным взглядом, затем вздохнул, взял за руку и повернул на ее пальце кольцо. Девочка снова очутилась в своей квартире, но уже с короной и уреем на голове.
  
   Маруська подошла к зеркалу и посмотрела на себя, а потом осторожно сняла украшение и, завернув его в старый шелковый платок, убрала в коробку с игрушками, хранящуюся в шкафу. Там никому не придет в голову копаться, так что корона и урей будут в относительной безопасности, пока она подумает, стоит ли об этом кому-либо сообщать, и если стоит, то - что именно. Пока она, сама не зная почему, решила не спешить с откровениями.
  
   С того дня Маруська изменилась. Да, изменения случались и раньше, но на этот раз они были другими. Девочка приобрела некую властность во взгляде и тоне голоса, ее осанка стала более прямой и горделивой, у нее появилась способность к лавированию в разговоре и склонность к просчитыванию последствий слов и поступков. Еще она полюбила рисовать, и ее рисунки полнились изображениями древнеегипетских богов и храмов и картушами фараона Хатшепсут. Новым пристрастием девочке служили ароматические свечи, масла и воскуривательные благовония, к которым раньше она была равнодушна. Разумеется, все это не осталось незамеченным для других членов команды Z, но розоволосая ученица хранила упорное молчание в ответ на тактичные намеки и расспросы Киры и Габриэллы, делая непонимающий вид. Казимир и Глеб прямо ни о чем не спрашивали ее, но внимательно присматривались к хранительнице мира и ее новому поведению. Попробовал также подступиться к ней с вопросами Бенедикт, но и его попытки она моментально пресекла, так что тот даже слегка обиделся. У Адама и Велимира изменения в поведении розоволосой персоны тоже вызвали новую волну интереса. Маруська выказала еще большую активность в плане учебы, просила молодых людей о дополнительных уроках, с жаром взялась как за изучение заклинаний и овладение умениями по использованию магических артефактов, так и за освоение искусства владения нунчаками и боя на мечах с катаной и вакидзаси, очень быстро совершенствуясь в выбранных сферах. Еще она училась управляться с кинжалом и начала тренироваться бою с длинной палкой-шестом, все больше времени проводя на тренировках с Велимиром. Тому подобный расклад доставлял удовольствие, особенно учитывая успехи воинственной ученицы.
  
  - Ты же хранительница мира, - подколол он ее на одной из тренировок, - а хочешь драться, уметь побеждать и убивать. Откуда такой внезапный пыл?
  - Для того, чтобы сохранять мир, нужно уметь его отстаивать, иногда и с оружием в руках, - серьезно ответила девочка.
  - Твои успехи говорят, что ты настоящая воительница, - польстил тот.
  - Кто знает, кем мы были в прошлых жизнях, - туманно заметила Маруська и с новой силой атаковала учителя, целя ему мечом в грудь, так что викинг еле отбил удар.
  
   Теперь, показывая различные боевые стойки или выправляя положение рук, Велимир то задерживал свои ладони на ее талии дольше требуемого, то как-то слишком непрофессионально-нежно проводил пальцами по девичьим запястьям, то слишком близко, почти вплотную подходил, отчего у Маруськи начинала слегка кружиться голова, и прерывалось дыхание. Как-то раз она споткнулась, и чуть было не упала, но викинг вовремя подхватил ее, сжал в объятиях и вдруг поцеловал - сначала в шею, а потом и в губы. Она смутилась, высвободилась и снова встала в стойку, но при этом мазнула его таким взглядом, что у бедного воина зашлось сердце.
  
  Впрочем, ее отношения с Адамом тоже развивались в подобном ключе. Они по-прежнему острили друг с другом, лихо переругивались, но градус их общения постоянно накалялся, подходя к точке кипения. Суженая Адама слишком плотно прижималась к нему, когда они мчались в его загородный дом на мотоцикле, слишком вызывающе или слишком томно смотрела в его глаза, ненароком касалась груди или шеи подушечками пальцев, в итоге - спровоцировала на поцелуи и красавчика-вампира. Он всячески ухаживал за ней, выказывая себя галантным кавалером: то подарит розу, то играючи одарит какой-нибудь безделушкой: украшением, статуэткой, магическим артефактом, интересной книгой...
  Да, конечно, молодые люди понимали, что Маруська еще несовершеннолетняя, поэтому вели себя в рамках дозволенного, если можно так сказать, но при этом чуть ли не теряли голову, поскольку как ее внезапно проявившаяся женственность, так и некая властность и взрослость практически сводили их с ума.
  
  В один из дней, когда все участники собирались в клубе на регулярные занятия-встречи, произошел казус. Пришедшие заранее, чтобы позаниматься магическими практиками в одной из комнат, Маруська и Адам уже закончили урок и собирались пойти в общий зал, но тут девочка споткнулась о стоящий на дороге стул, и в попытке удержать равновесие с размаху влетела в объятия Адама. Тот немедленно подхватил ее. Дело закончилось поцелуем, и надо же было случиться, чтобы как раз в этот момент парочку застукал Велимир, обалдело уставившийся на неожиданное для него зрелище. Викинг вообразил, что колдун плетет интригу, искушая ученицу, которая не может ему противостоять, и пришел в ярость. Зарычав, накинулся на Адама, отшвырнул его в сторону и заорал, что вызывает подлого вампира на дуэль. Маруська пыталась что-то пискнуть в защиту Адама, но Велимир не слышал ее. Мужчины приготовились драться. Назревала беда. Девочка кинулась за помощью, интуитивно сообразив, что разнять воинственных дуэлянтов сможет только Манекен. Ворвавшись к нему в кабинет, она крикнула "Скорее, там..." и выскочила обратно за дверь. Глеб понесся следом, ворвавшись вовремя, чтобы не дать ослепленным ревностью драчунам покалечить друг друга серьезно. Юная хранительница даже не поняла, как Глебу удалось их усмирить, но молодцы мгновенно пришли в себя, словно окаченные ледяной водой.
  
  - Итак, - сурово произнес начальник, - что же тут у нас происходит? Никак два взрослых и вроде бы разумных молодых человека, члены группы Z, воины и маги решили выяснить отношения в борьбе за благосклонность одной несовершеннолетней девочки? Я не ошибаюсь? Или мне это чудится? Уж больно нелепо вы выглядите со стороны, ребятушки. А ты, Маруся, что творишь, а?
  - Я... ничего... - потупилась та.
  - Вижу я твое ничего, - сурово отбрил Глеб. - Давай-ка разбираться. Что за последнее время с тобой произошло такого, из-за чего у нас тут весь этот сыр-бор разгорелся? Выкладывай начистоту и не юли.
  
   Спорить с Манекеном было бессмысленно, поэтому юная хранительница поведала о кольце Хатшепсут и путешествии в Древний Египет, о встрече со жрецом и неожиданно полученном подарке в виде короны-пшента и урея. Глеб слушал девочку и неодобрительно качал головой. Адам и Велимир тоже внимали рассказу, стараясь не пропустить ни слова.
  
  - И ты никому ничего не рассказала, не так ли? - спросил Манекен.
  - Нет, - ответила та, - мне показалось, что об этом никто не должен узнать.
  - Ну-ну, - усмехнулся тот, - все же, тебе стоило быть умнее, моя дорогая. Ты же в курсе, что магические предметы в зависимости от их особенностей влияют на человека по-разному. Да и жрец - человек могущественный и непростой, способный очень многим навязать свою волю и даже запрограммировать на выполнение определенных действий. Ты еще юная и начинающая колдунья, но такие вещи должна понимать и уметь не только отличать их, но и противостоять по необходимости!
  - Откуда мне известно, - вдруг обиженно вырвалось у Маруськи, - кому можно доверять, а кому нет! Я только начинаю о вас всех узнавать что-то, но этого недостаточно!
  
   Девочка почувствовала, как на нее нахлынула ярость, грозящая выплеснуться изнутри потоком кипящей лавы. Внутри нее росло что-то могущественное и опасное. Она хотела продолжить разговор, но тут в ее сознании будто перещелкнулся некий тумблер, и она, сделав шаг, исчезла. Адам, Велимир и Глеб переглянулись. Последний сухо сказал молодым людям идти к остальным, вздохнул, произнес какие-то слова, сделал еле уловимое движение пальцами и тоже исчез.
  
  Маруська оказалась в совершенно незнакомом для нее месте и в панике оглядывалась по сторонам. Над ее головой в небе цвета фуксии с одной стороны светило синее солнце, а с другой висела огромная оранжевая луна, кокетливо выглядывающая из-за зеленых перьевых облачков. Старинная площадь, на которой оказалась хранительница, была полна множеством самого невообразимого вида сущностей и существ, сосредоточенно молчавших, громко перекликавшихся, мирно беседующих или яростно спорящих, шуршащих и потрясавших перед носом собеседника то какими-то бумагами, то изрядно тяжелыми мешочками. Бумаги изучались, отдавались обратно, отбрасывались или подписывались, в зависимости от того, приходили существа к соглашению или нет, после чего мешочки либо переходили в новые руки, либо прятались в карман старого владельца. Низкие, высокие, толстые и худые, разных цветов, прозрачности и плотности, похожие на кого-то или непохожие ни на кого из ранее виденных Маруськой (пусть даже в книжках) существа фланировали, прогуливались, бежали, вертелись, шмыгали, приценивались, облизывались, плевались и производили множество других разнообразных действий.
  
  К девочке тут же подскочил перекошенный на разные стороны буквой S, неприятный тип и, брызжа слюной, выпалил, уставившись на нее большими и мутными рыбьими глазами:
  
  - Что умеешь? Что предлагаешь? Почем? Сфера? Профессия? Квалификация? Измерение? Дополнительные умения? Сертификат? Диплом? Наличие агента? Статус?..
  - Я... Эээ... Ничего не предлагаю... Простите...
  - Тогда ищешь? Кого? Мага? Охранника? Киллера?.. Иного специалиста?
  - Не видишь, Липун, это не твоя сфера и не твоего ума дело, отстань от нее, - вмешался подошедший к ним тяжело дышащий амебообразный толстяк.
  - Зато твоего, как я погляжу, Обалдеус, - ядовито парировал тот, кого обозвали Липуном. - Решил переиграть меня, старый хрыч? Не выйдет! Шел бы ты отсюда, пока за многочисленные нарушения отсюда не выставили. А то привлеку внимание стражей, так и знай. Я первый к ней подошел!
  - Я сам их внимание могу привлечь, а ты знаешь, чем тебе это грозит, - прошипел тот, - тогда как я непременно выкручусь, - с этими словами он цепко схватил Маруську за запястье, больно впившись в него толстыми пальцами-клещами.
  - Господа, - произнес неожиданно возникший позади троицы Глеб Манекен, - расходитесь по своим делам и оставьте мою ученицу в покое.
  - А ты кто такой? - вызверились на него оба спорщика. - По какому-такому праву?
  - А по такому, - ответил им Манекен, отвернув ворот пиджака и показав приколотый изнутри круглый значок, с вычеканенным красным знаком пентаграммы, вписанной в синий круг.
  
   Липун и Обалдеус тут же поскучнели, разочарованно расшаркались и быстро ретировались прочь.
  
  - Испугалась? - спросил у Маруськи Глеб.
  - Не успела, - честно призналась та. - А мы где? Что это за место? И как я сюда попала?
  - Ты, моя дорогая, шагнула через вневременной континуум и попала в измерение Варг на биржу труда сущностей и магов, где каждый в зависимости от потребностей предлагает или ищет работу.
  - А кто эти двое? - полюбопытничала Маруська. - Теперь ей совсем не было страшно, она то и дело вертела головой, разглядывая посетителей так называемой биржи.
  - Эти? - фыркнул Глеб. - Мелкие жулики и перекупщики, стремящиеся поживиться на неопытных новичках. В твоем случае они бы все же выяснили, что ты можешь и умеешь, а потом продали кому-нибудь в услужение с кабальным контрактом, возможно даже пожизненным.
  - Разве тут нет законов, охраняющих от таких сделок? - Возмутилась ученица.
  - Законы есть, но они, как и в любом мире, слишком гибкие, слишком двояко трактующиеся, и виртуозно владеющие выписыванием хитрых доп.соглашений шулеры, умеют их обходить так, что комар носа не подточит. Считай, тебе повезло, что я быстро тебя нашел. Иначе могли пройти годы, прежде, чем тебя удалось бы освободить от такого контракта. Итак, ты понимаешь, как у тебя получилось сюда шагнуть?
  - Неа, - помотала головой розоволосая фея, - не понимаю. Я почувствовала дикую ярость, поняла, что она сейчас из меня как польется, поэтому надо куда-то линять, а потом раз - и я здесь.
  - Ты зря удрала, Маруся, - пожурил ее Глеб, - сказать тебе, что ты неправа и что должна уже уметь разбираться в разных магических воздействиях, было необходимо. С другой стороны, ты еще ученица, и ничего такого постыдного в твоем промахе нет. Учись сдерживать эмоции, дорогая. Это одна из главных составляющих успеха хорошего мага. С твоими кольцами, коронами и уреями нам еще предстоит разобраться. Хотя, ты молодец! Не захотела выплескивать гнев на соратников и подсознательно нашла другой выход. Бери меня за руку, и мы отправимся обратно.
  
   Но их немедленному возвращению домой помешало огромное метров двух с половиной ростом громогласное существо, накинувшееся на Манекена с диким воплем:
  
  - И кого это я вижу тут, а? Лопни мои глаза и тресни моя селезенка, если это не Малыш Торопыга! Червячок, ты ли это, ты ли, мелкий пакостник? Сколько лет-планет прошло, а? Роднулька ты моя стоеросовая!
  - Крок Жлобикус Мартышкинус, черт меня побери! - Радостно вскричал Глеб и расхохотался, обнимая приятеля.
  
   Маруська, открыв рот, с удивлением вылупилась на нечто, сграбаставшее, а потом сдавившее Глеба Манекена в могучих объятиях. Фигура манекеновского знакомца бесспорно была достойна кисти известного мастера живописи, может быть Гойи или Дали, а словесному описанию оной мог бы с творческим пылом поддаться даже Николай Васильевич Гоголь, когда б решил писать не "Ночь перед Рождеством", а более фантастическое произведение. На первый взгляд существо походило на человека: голова, уши, нос, рот, глаза, туловище, две руки и две ноги, но на этом сходство заканчивалось. Вся кожа существа была покрыта чем-то вроде поблескивающей металлической чешуи, на голове и задней части шеи ощеривающейся рядом длинных и острых шипов-иголок. Огромная лысая голова увенчивалась длинными и оттопыренными ушами-локаторами. Оказалось, что три пары глаз Крокуса Жлобикуса на первый взгляд расположенных как обычно, могли выдвигаться на стебельках вперед и вбок, что при необходимости обеспечивало владельцу лучший обзор пространства. При всем при этом зрачки, что невероятно удивляло, кокетливо окрашенные природой в нежнейший сиреневый цвет, опушались огромными золотистыми ресницами-опахалами, а большой до ушей рот характеризовался раздвоенным змеиным языком, скрывавшимся за толстыми мясистыми губами, объему которых могли позавидовать гламурные красотки, регулярно колющие ради самоусовершенствования огромные порции ботокса. Массивное мускулистое чуть грузноватое тело, страстно обнимавшее Манекена шестипалыми лапами, облекалось в тунику из грубого полотна и шелковый изумрудно-зеленого цвета с желтой подкладкой плащ, схваченный под шеей застежкой-фибулой. Ноги-лапы немыслимого чуда облегали высокие шнурованные сапоги из тонкой кожи такого же зеленого оттенка, как и плащ владельца. Девочка настороженно наблюдала за происходящим, мысленно проговаривая про себя: "Так-так-так... ну-ка, ну-ка... За этим явно кроется что-то интересненькое... Грехи и подвиги юности, а может и страшные тайны невозмутимого начальничка, его величества Глеба Манекена...". Когда объятья наконец распались, Крок вскричал:
  
  - Ничего не знаю и знать не хочу, если у тебя есть какие-то дела, но мы с тобой должны прямо сейчас совершить дружеские возлияния в ближайшей таверне! Отказы не принимаются и даже не рассматриваются, ты меня знаешь!
  - Кто бы сомневался, Крок, - снова расхохотался Глеб, став похожим на озорного мальчишку. - Ладно уж, только вот для моей ученицы это получится весьма непедагогичное зрелище, скажу я тебе!
  - Да ну... - протянуло существо, - Когда мы предадимся воспоминаниям о былом, и она услышит все твои непедагогичные похождения юности, придет в такой восторг, что тут же захочет последовать примеру мастера!
  - Умеешь ты уговаривать от противного! - Раскаты совместного гогота друзей практически перекрыли шум и гам целого рынка.
  
   Тем временем Крок, Глеб и семенившая за ними Маруська, заботливо ведомая начальством за руку, направлялись к расписному шатру, недвусмысленным рисунком, изображающим пивные кружки с пенящимся напитком, сигнализировавшая о том, что именно это заведение и есть та самая таверна. Войдя туда, Жлобикус огляделся и без колебаний направился к дальнему столику в глубине зала. Пинком прогнав оттуда парочку пьяненьких тварюшек, похожих на ученых крыс в офисных костюмчиках, громила помахал хозяину, подобострастно ринувшемуся на зов нового клиента. Весовая категория Крока диктовала как определенный этикет поведения, так и скорость отклика.
  
  - Значит так, - произнес глебовский знакомец, - Нам сюда лучшего (смотри у меня!) мяса зорга на вертеле с капрельскими травами, йотунского дырчатого сыра лучшей выдержки, десяток лавандийских горячих хлебцев, домашнего шипучего нефильтрованного литров пятнадцать пока для разгону, и ребенку еще фруктов каких сообрази повкуснее, ту там парочку драконьих сердец, что ли... И да, из сладостей еще тарелку пульс-паутинки тащи. Да побыстрее.
  - Пульс-паутинки не держим, сударь, - угодливо кланяясь, шепнул владелец таверны.
  - Тебя что учить надо? - грозно нахмурился Крок. - Пошли кого или сам сгоняй... и это... одна нога тут, другая там. В смысле наоборот.
  - Будет сделано, сей момент, - залебезил тот, - одна там, другая тут... - Он смахнул полотенцем объедки со столешницы прямо на пол, подхватил опустевшие тарелки и кружки прошлых посетителей, вытер ядовито фиолетового цвета лужу, терпко благоухающую дешевой сивухой, и - рыбкой метнулся за стойку. Через минуту он и его сутуловатый помощник, похожий на восставшего из могилы полуразложившегося эльфа, уже расставляли на столе заказанные яства.
  - А я, Малыш, и не надеялся на тебя наткнуться, - громогласно вещал Крок. - Столько ж пенного утекло с той поры, как наши дорожки-то разошлись? Ты тогда еще совсем мальчонкой гляделся. Худющий, востроносый, шустрый... Короче, страх один. А как нам было хорошо вдвоем куролесить! Романтика! - Крок расчувствовался и даже хлюпнул носом. - Пока тебя тот поганец в академию магов-защитников не сманил, чтоб ему пусто было, проныре!
  - Да, Крок, было дело, - ухмыльнулся Глеб. - Ну а ты-то сам как?
  - Как-как... не какай тут, пока не обделался, малец! Меня потом тоже знатно помотало. Сначала на границе покантовался в качестве дозорного, выслеживая, чтобы ляпсы на Кобу не напали, потом с войском миркулов их земли от зарков освобождал... После победы получил гонорар и открыл таверну на торговом пути из Лирии в Сытву, да через месяц заскучал, хоть богром вой. Послал все к черту, нанял управляющего и свалил. Полгода шарился с одним колдуном по разным измерениям, пока проныра то ли знания какие искал, то ли магические предметы. Кулаками намахался, не хуже чем на войне. Да мой наниматель, скотина такая, вдруг исчез, не заплатив. Пришлось найти прохиндея, руки-ноги обломать и в дом инвалидов отправить. Разбираться в его добре не стал, сгреб, что под руку попалось и в знакомой пещерке припрятал на черный день. Ну, а потом туда-сюда колдыбался как полудохлый щопс в коблином молоке. И вот я тут. И кого же первым делом вижу? Малыша Торопыгу собственной персоной! Даже подумал сначала, что ты мне мерещишься, как обкуренному пурной травой смыглу!..
  
   Маруська сначала внимательно слушала разговор неожиданно встретившихся друзей, с удовольствием ела нежнейшее мясо зорга, заедая таявшим на языке йотунским сыром и хрустящим лавандийским хлебцем. Отведала ярко-алого цвета сочный и умопомрачительно вкусный фрукт с названием "драконье сердце", погрызла приторно сладкой карамельной пульс-паутинки, хлебнула шипучего пенного и от обильной еды стала постепенно задремывать, пока окончательно не провалилась в сон.
  
   Очнулась она уже дома в собственной постели, совершенно не соображая, как там оказалась, и с трудом вспоминая, что произошло. Припомнила, и ей стало жутко обидно, что она так и не услышала продолжения разговора и не узнала, что же происходило когда-то с Глебом Манекеном во времена его партнерства с Кроком. "Эх, - укорила себя, - заснула как последняя дура! Как ты могла столько интересного пропустить! Что б тебя! Какими словами отругать даже не знаю!" Но сделанного не воротишь. Очевидно, когда вдоволь наговорившиеся приятели попрощались, Глеб незаметно доставил ученицу прямо домой, сумев виртуозно проделать это незаметно для маруськиных родителей. Теперь она уж точно никаких важных и покрытых мраком тайн Глеба Манекена, увы, не узнает. А тайны, судя по всему, были ох какие интересные! Когда еще подобный шанс выпадет!
  
   Манекен вежливо, но настойчиво потребовал, чтобы Маруська сдала ему на временное хранение кольцо Хатшепсут и корону с уреем, пообещав, что когда произведет все исследования и соберет информацию, отдаст украшения обратно, научив хранительницу пользоваться артефактами правильно. Пришлось подчиниться.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"