Горковенко Людмила Павловна: другие произведения.

Охотница

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, "Судный день" настал. Что же после? Каждый выживает, как может. Этот рассказ написан по просьбе моего друга Дмитрия Омельчука, по совместительству являющегося мастером настольных ролевых игр. Незабываемой сесии посвящается...


   Охотница
  
   За то, что ее подбросили до этого городишки, Локи отдала пять сотен кредитов. Наличными оставалось еще пять. Просто пять. На эти деньги здесь можно было прожить, наверное, дня четыре, не больше. Грязная и уставшая, она шагала по незнакомой улице и думала о пристанище.
   Дома вокруг были какие-то неестественные, совсем не современные. Было в них нечто мрачное... Мутные стекла окон? Ободранная краска? Выщербленный грубоватый камень, местами показывающийся из-за слоя штукатурки?
   Вечерело. Низко опустив головы, спешили вернуться домой угрюмые неприветливые люди. Локи схватила за рукав пробегавшего мимо мальчонку:
   -- Пацан, здесь церковь есть?
   -- Есть монастырь Святого Марка...
   -- Как туда попасть?
   -- Ну, вам нужно пойти сейчас по улице апостола Петра, потом свернуть в переулок...
   -- Не надо названий, -- оборвала его девушка. -- На пальцах объясни...
   -- Гм... Тогда прямо, потом направо, потом опять прямо...
   -- Хватит! -- воскликнула Локи. -- Дам кредит, если проводишь.
   -- Кредит?! -- удивился паренек такой щедрости.
   -- Давай, шевелись! -- толкнула его вперед незнакомка.
   -- Кажется, щас польет, -- он неприязненно взглянул на хмурое небо, -- может, бегом?
   -- Можно и бегом... -- согласилась она.
   На нагревшийся битум упали первые капли. Странная парочка из плохо одетой приезжей и местного мальчугана припустила по улице... Через несколько минут Локи уже стучалась в ворота. Высокий бетонный забор, изрядно потрепанный, но еще крепкий, скрывал от взора внутренний двор.
   Приоткрылось маленькое окошко. Из него на Локи глянули спокойные голубые глаза.
   -- Есть, пить и спать... -- буркнула девушка, утомленно опираясь о стену. Тот, за воротами, наверное, ощупывал сейчас ее внутренним взором, отыскивая метку Школы Охотников в ауре странницы. Интересно кто он? Служка, послушник, или сам настоятель? Если она уйдет в монастырь, то тоже сможет отличать охотников от рядовых граждан? Нашел, проверил...
   -- Конечно, сестра, сейчас.
   Ворота отворились, Локи едва не упала на руки молоденькому монашку. Тот поддержал ее и повел ко входу. Перед ней высилось старинное здание. Кажется, этот стиль назывался барокко? Угловатые формы, нетесаные крупные камни, нагромождение тонких шпилей и посреди этого упорядоченного хаоса странная колокольня... Без колокола.
   -- Я покажу вам вашу келью, через пять минут мы трапезничаем, сейчас же вам лучше встретиться с отцом-настоятелем Владом...
   -- Настоятель -- потом. Сначала -- еда.
   -- Как вам угодно, сестра. Ваше путешествие наверняка было не из легких, -- вежливо посочувствовал голубоглазый.
   -- Первое боевое крещение, -- девушка передернула плечами, -- а сразу после него -- на жуткой машине в незнакомый город...За каких-то сто километров с меня содрали весь мой заработок! -- возмутилась охотница. -- А вы еще спрашиваете... -- пробормотала она в стремительно удаляющуюся спину
   Монастырь внутри вроде бы ничем не отличался от того, где ей пришлось ночевать впервые после окончания Школы. Огромный полутемный холл, трапезная, дверь в часовню, лестница на второй этаж. Там -- коридор, и двери, двери, двери...
   Освещался второй этаж исключительно факелами. Электричества здесь, по-видимому, не было. Окон тоже.
   Оставшись одна в келье, Локи бросила в угол вещмешок, поморщившись от грохота. Внутри лежали несколько пачек патронов к ее обрезу и пара обойм к "Кровавым егерям". Туда же отправилась рваная кожаная куртка, до этого обвязанная вокруг талии, портупея с пистолетами, кобура с обрезом и патронташ. Поверх этой кучи лег ремень с метательными ножами и пояс со световыми гранатами.
   Голова раскалывалась от боли. Тело зудело от ожогов и ссадин. Неприятных ощущений добавлял запачканный комбинезон, под которым кроме хлопкового нижнего белья (уже не первой свежести) ничего не было. Локи огляделась в поисках умывальника.
   Раздался тихий стук.
   -- Можно, -- откликнулась девушка, приглаживая коротенький ежик рыжих волос. С шевелюрой пришлось расстаться четыре часа назад. Один из их бригады неудачно кинул световуху. Сожгло только волосы. Лицо не пострадало -- вот что значит вовремя пригнуться...
   Вошел тот же самый юноша, в его руках был медный таз, наполненный прохладной приятно пахнущей водой.
   -- Мы ждем вас к трапезе, сестра...
   -- Буду.
   Он молчаливо исчез за дверью.
   Девушка ополоснула лицо и шею, решив после ужина вымыться целиком. Вода придала ей бодрости, и охотница в гораздо лучшем расположении духа спустилась вниз.
   Трапезная была уже полна. Локи заняла предложенное ей место. Появился отец-настоятель. Все поднялись. Она продолжала сидеть. Он с улыбкой кивнул ей и прочел короткую молитву. Локи сделала вид, что молится вместе со всеми. Сели. Служки подали крепкий наваристый бульон в деревянных плошках и ржаной хлеб.
   Охотница с жадностью набросилась на еду. Насытившись, она, наконец-то огляделась. Первое, что бросилась в глаза -- красный, а не желтый цвет ризы первосвященника.
   "Мало ли, -- подумалось ей, -- какое направление религии исповедуют местные служители Святой Матери Церкви. Начнешь размышлять обо всех странностях на этом свете -- станешь сумасшедшей".
   Затворники с достоинством заканчивали есть и расходились. Служки убирали со стола. Настоятель сделал приглашающий жест рукой в ее сторону и двинулся наверх.
   Перед кельей отца Влада стояли на страже два громадных монаха. И чего бояться святому отцу в стенах своего монастыря? Иноки, что ли, взбунтуются? Он оставил дверь открытой. Локи вошла следом. Обстановка была скромной. Два книжных шкафа, кровать, пара не слишком удобных с виду кресел да низкий столик, на котором покоился раскрытый том. Коптящие факела давали достаточно света, чтобы можно было разглядеть корешки фолиантов -- ничего интересного, так, церковная литература.
   Отец Влад опустился в одно из кресел
   -- Присядьте, сестра...
   -- Локи, -- девушка села в другое, поерзала... -- Отче, можно я сяду на пол, мне так удобнее.
   -- Пожалуйста.
   Охотница сползла с сиденья и устроилась на полу, опираясь спиной на кресло.
   -- О чем вы хотели поговорить?
   -- У меня есть для вас задание. В нашем городе восемьдесят процентов населения составляют вампиры. Есть кланы, которые желают стать еще многочисленнее и, по-видимому, влиятельнее... После прошлого приезда охотника их число с пятнадцати сократилось до десяти. Но...
   -- Вас не устраивает такое положение дел? -- закончила за него Локи.
   -- Именно. У меня есть подозрение на то, что мастер клана Кровавой луны нарушил "Первый Договор". Вы же знаете, что если кто-то из клана убивает или обращает человека, скажем так, незаконно, и это становится известным, то уничтожению подлежит весь клан.
   -- Если есть доказательства того, что это действительно сделал вампир Кровавой луны...
   -- А вам они нужны принципиально? Девочка моя, вы сомневаетесь в словах служителя церкви! -- брови настоятеля сурово сдвинулись.
   -- Это плохо?
   -- Это, по меньшей мере, глупо...
   -- Ладно, -- осторожно пробормотала Локи, избегая обличающего взора первосвященника. -- Деньги-то все равно нужны, -- проворчала она.
   -- Кроме вампиров в клане есть и упыри, -- мужчина расслабился, откинувшись на спинку.
   -- Эти страшны только с виду, -- "по крайней мере, сегодня так и оказалось" -- додумала она.
   -- Да. Отец Влад, а у вас здесь нет э-э? -- охотница, приподняв верхнюю губу, обнажила зубы, обозначая отсутствующие клыки.
   -- Что вы! Вы же должны знать -- у вампиров традиция -- не входить в церкви...
   -- Ну, традиции традициями, а в городке с населением в восемьдесят процентов я бы такому не удивилась. Ладно, сколько их в клане?
   -- Около четырехсот.
   -- Ой, мама дорогая! И что нужно прямо всех ликвидировать?
   Во взгляде священника мелькнуло презрение:
   -- Вы не справитесь?
   -- Я постараюсь, если вы хорошо заплатите.
   -- Пятьдесят кредитов за клыки вампира, двадцать пять за клыки упыря.
   -- Они используют оружие?
   -- Никакого. Как и все остальные вурдалаки, эти -- донельзя консервативны. Основные точки пребывания указаны здесь, -- он передал девушке бумажную карту. -- Луниты владеют местным клубом. Там в основном молодняк. Собираются днем. Старшие -- в катакомбах бывшего кирпичного завода. У них целая система коммуникаций. Будьте осторожны.
   -- Отче, у вас в монастыре соблюдают целибат? -- неожиданно спросила она.
   -- Нет, а что?
   -- Да так, пойду, соблазню на сон грядущий какого-нибудь монашка...
   Отец Влад скупо улыбнулся:
   -- Они не сильны в плотских утехах!
   -- Не умеют -- научим, не хотят -- заставим! -- отшутилась охотница. -- Я еще не пробовала церковников...
   -- Какие ваши годы!
   -- Какие ни есть -- все мои... Я берусь за это дело. Сроки исполнения?
   -- Не ограничены. Главное -- сделайте.
   -- Как угодно, -- девушка встала, ожидая еще чего-то, однако священник потерял к ней всякий интерес, вынул из складок ризы плеер, одел наушники, и стал читать книгу, лежащую на столике. Теперь он просто ждал результатов.
   Локи вышла. В келье уже стояла чугунная ванна с горячей водой. Помывшись, она легла спать. Тело приятно холодили хрустящие от крахмала и чистоты простыни. Грубое шерстяное одеяло вскоре согрело ее, и юная охотница провалилась в сон.
   Мечутся под веками красно-черные тени...Темно... Прикрыв глаза, она слушала утреннюю суету монастыря. Шорох шагов, мужские голоса...Факела в ее келье уже кто-то поменял, и новые ярко пылали. Стук нарушил плавное течение ее мыслей.
   -- Войдите, -- негромко сказала она. На пороге появился давешний монашек, опять-таки с тазом.
   -- Уважаемый водонос, -- обратилась к нему девушка, -- как ваше имя?
   -- Меня зовут Кристоф, сестра.
   -- Локи.
   -- Рад знакомству, сестра. Через полчаса мы будем есть. Не желаете присоединиться?
   -- Где у вас тут можно шмотки постирать? Я не хочу надевать грязные вещи на чистое тело.
   -- На заднем дворе стоят чаны для стирки. Братья укажут вам, где взять необходимые принадлежности.
   -- И принеси мне, пожалуйста, какую-нибудь рясу, не буду же я голышом разгуливать!
   Кристоф смутился.
   -- Конечно, минуточку, -- он скрылся за дверью. Локи неторопливо встала, сладко потянулась и принялась умываться. Потом она снова забралась под одеяло. Через несколько минут появился Кристоф.
   -- Вот, пожалуйста, ваша одежда.
   -- Благодарю. Можешь идти.
   Хламида пришлась впору, у парня был хороший глазомер. Она поискала глазами зеркало: ее маленькое ручное разбилось на прошлой охоте и без него было трудно определить нежить. А так -- посмотрел, если контуры отражения сильно расплываются -- значит мертвяк, если подрагивают -- или сотрудничает с ними, или охотник. У обывателей, которые и в глаза-то вампиров да упырей не видели отражение всегда четкое. И тут до нее дошло: во всем монастыре Локи не видела ни одного зеркала, ни одного распятия.
   Закравшиеся подозрения девушка отмела со свойственным ей оптимизмом. Церковь обязана пригреть и накормить даже простого охотника, уж об их паладинах вообще речь не идет! Вечно строят из себя супергероев... Хотя, на самом деле, если отбросить зависть, то можно и признать, что действуют они гораздо эффективнее мирян. Ну, и деньги, понятно, не берут. От чистого сердца, так сказать! Локи фыркнула -- такая расточительность! Хорошо, все-таки, что их мало, а то совсем без работы останешься с этими чистоплюями!
   Схватив в охапку чумазый комок белья, она помчалась на задний двор.
   Наскоро выстирав костюм, развесила все тут же, на веревках и уже неспешно отправилась вместе со всеми в трапезную.
   После еды Локи занялась своим оружием, отметив, что это следовало сделать еще вчера. Она почистила и смазала обрез и "Егерей". Проверила все патроны и обоймы. Заново разложила по кармашкам пояса световые гранаты: они были плоховаты -- только на тридцать кубометров, зато стоили дешево. Карманным точилом обработала ножи. Проверила крепления ремня, кобуры, патронташа и осталась довольна осмотром.
   Миновал полдень. Постиранное уже высохло, и охотница с радостью сменила монашеское платье на привычный комбинезон. Составляя в уме список предстоящих покупок, Локи спустилась вниз. У ворот она наткнулась на Кристофа.
   -- Брат, в вашем городе есть галантерейные магазины?
   -- Да, один содержит Бонна. Есть еще офисы гильдий -- как обычно, хакеры и торговцы.
   -- Я уж было подумала, что совсем глухо...
   -- Конечно, мы же далеко от Центра. Из Трех к нам доходят только слухи и сплетни, да иногда охотники, -- подыграл ей Кристоф. -- Вы хотите что-то приобрести?
   -- Да, пойду, прогуляюсь...
   -- Удачи!
   Локи махнула рукой и вышла из монастыря. Магазинчик "У Бонны", нашелся быстро. За прилавком сидела милая девушка. Позади нее стояло огромное зеркало в дорогой раме. Локи окинула свое чуть дрожащее изображение критическим взором. Ну, не красавица, что поделать? Да еще эти волосы...
   -- Здрасьте! Где у вас ручные зеркала?
   -- Вот за той витриной.
   Локи подошла к стеллажу и принялась осматривать товар. Выбрав круглое, без оправы, она оформила покупку и уже собиралась уйти, как вдруг спросила
   -- Скажите, вам нравится отец-настоятель Влад?
   -- Да! Конечно! Он так хорошо проповедует! Я всегда хожу на его службы по воскресеньям!
   -- А проповедует он где-то на улице?
   -- Нет, при монастыре у них есть часовенка, туда и собирается приход. У нас церковь еще не достроили.
   -- А какой сегодня день?
   -- Вторник.
   -- А час?
   -- Сейчас три.
   -- Спасибо, просто я свои часы разбила, на новые пока нет денег.
   -- Зайдите в офис торговцев, у них там всегда находится что-нибудь не слишком дорогое!
   -- Спасибо, так и сделаю, -- Локи мило улыбнулась продавщице и поспешила вон.
   Офисы обеих гильдий находились друг против друга и разительно отличались от окружающих домишек. Оба здания были высотками. Одно из стеклопласта -- у хакеров, второе из железобетона -- у торговцев. Локи решительно направилась во второе.
   Внутри за конторкой сидел пожилой клерк в круглых очках, делавших его похожим на кота.
   -- Добрый день, главный у себя?
   -- Вы записаны?
   -- Еще нет, но могу записаться.
   -- Вы будете третьей в очереди. В десять вечера вас устроит?
   -- Почему бы и нет...
   -- Как вас записать?
   -- О. З. В. Локи.
   Ни тени удивления не промелькнуло на морщинистом лице. Старик внес очередную запись в книгу посещений.
   -- Позвольте узнать, а кто записан до меня?
   -- Зачем это вам?
   -- Интересно, -- улыбнулась она, кладя перед ним на стол два кредита.
   -- Поверьте, в этом нет ничего интересного...
   -- И все же? -- Локи положила еще один, последний.
   -- От меня вы ничего не добьетесь, -- беззлобно сказал ей клерк.
   Локи, немного смущенная, забрала свои деньги и удалилась.
   Под козырьком входа в здание напротив, ей приветливо подмигнул огонек миникамеры. "Прогресс", радостно подумалось ей, соскучившейся по благам цивилизации. В просторной приемной, разделенной пополам огромной стеклянной витриной, стояли два диванчика и большой телевизор.
   По ту сторону стекла за компьютером работала секретарша.
   -- Доброе утро! Шеф у себя?
   -- Скоро будет. Как только он появится я вам сообщу, и вас проводят к нему. Естественно, вы сдадите все имеющееся у себя оружие. Вот туда, пожалуйста, -- секретарша указала на выдвинувшийся из стены ящик.
   Локи без разговоров сдала все, что имела при себе и от нечего делать, вооружившись пультом, стала искать какую-нибудь стоящую передачу...Наткнувшись на новостную программу, она остановилась. Хорошенькая дикторша с затейливой прической, вещала:
   -- Сегодня подведены итоги саммита ООН, по устранению последствий "Судного дня" в Африке и Австралии.
   Наконец-то, спустя почти девяносто лет после бедствия планетарного масштаба, было решено сформировать специальный корпус охотников и эвакуировать выживших людей. Их процент от общего населения составляет на сей день две целых пять десятых.
   Ни одно из обитающих там семейств так называемых Восставших не согласилось с условиями "Первого Договора": принять в качестве питания искусственную кровь. Как стало известно, людей Восставшие удерживают силой и используют в качестве доноров. Согласно закону "Об общежитии Восставших и Единоживущих" все нелюди подвергнутся ликвидации.
   На заседании тридцатого пленума правительства Государства трех объединенных частей света, был принят законопроект "О дополнительной ответственности", касающийся исполнения Святой Церковью положений "Второго Договора". Теперь охотники могут не только проживать в любых церковных учреждениях, но и узнавать там же дополнительную информацию о Восставших, находящихся в округе, контролируемом данным учреждением.
   Производится новый набор в Школы Охотников, сегодня начинается первый конкурсный этап во всех учебных заведениях Центра. Для детей из глубинки организован переезд под усиленным конвоем.
   Выпущен дополнительный тираж книги известнейшего ученого Второго региона Центра Максимелиана Дзыньки. В ней он исследует причины катаклизма и феномен "Судного дня", вызвавшего к подобию жизни многих и многих умерших. Предлагает их классификацию, а также этапы развития человеческой цивилизации после катастрофы. По его мнению, первые тридцать лет человечество пыталось выйти на прежний уровень научно-технического оснащения, в последующие два десятилетия были выработаны правила отношений между людьми и нелюдями. Сейчас заканчивается третий период, его итоги малоутешительны. Человечество не способно примириться с существованием иной, чем оно, жизни и стремится к ее истреблению, зачастую из прихоти, не затрудняя себя даже поисками формальной вины Восставших и Искаженных, полагает автор.
   Завершена постройка Селенограда, куда планируется переселить до семидесяти процентов мутантов-перевертышей со всего государства. Оставшиеся будут расселены в специально отведенных для них районах. Как выразился министр отдела новых рас Роман Калинин: "Необходимо прекратить практиковавшееся столетиями бесконтрольное распространение и проживание Искаженных на территории Объединенного Государства". К чему приведет подобная политика?...
   -- Шеф уже у себя, госпожа, можете пройти! -- прервала просмотр секретарша. Посетительница поднялась с дивана, выключила ТВ.
   На одной из стен вырисовался контур дверного проема.
   -- Как только войдете, держитесь красного световода.
   Дверь отворилась, и охотница попала в темный коридор. По стенам его шли три луча разного цвета: голубой, красный и зеленый. Локи последовала за красным. Сменив направление несколько раз, он привел ее к очередной двери. Над головой тихо зажужжало. Девушка глянула вверх и увидела черный зрачок камеры. Не удержавшись, она показала язык и сразу же услышала изнутри смех и возглас:
   -- Заходи!
   -- Здрасьте, шеф! -- громко сказала она, войдя. Ее глазам предстала довольно забавная картина. На куче разноцветных шелковых подушек в золотистом псевдотюркском халате возлежал господин средних лет. Полнота ничуть его не портила, аккуратная бородка и влажные кудрявые волосы дополняли портрет. Вокруг него хлопотали пять умопомрачительных красавиц.
   -- Ого! -- рассмеялась она. -- Шеф, да вы гигант!
   -- Немножко. -- С показной скромностью опустил глаза тот.
   -- Меня зовут Локи.
   -- Крон.
   -- Это имя вам подходит! Так когда-то называли деньги...
   -- Я знаю.
   -- Я по делу и не по делу одновременно. С чего начать?
   -- Начни с "не по делу", -- согласился Крон.
   -- У вас в последнее время не было никаких крупных заказов, необычных покупок от местных... жителей?
   -- Нет. А что?
   -- Да так, Хочется знать, может, они чего и приобрели....
   -- Вот оно что... Узнай еще у торговцев. Я сегодня туда тоже иду.
   -- Так вот кто записан до меня! Я у клерка еще это купить хотела...
   -- Старик сидит на таком окладе, что тебе и не снилось!
   -- А я к нему со своими грошами....
   Все засмеялись.
   -- Вина? Что-нибудь перекусить? -- предложил Крон.
   -- Нет, спасибо, монахи кормят на убой!
   -- Ты там остановилась?
   -- Угу.
   -- Заказ?
   -- Он самый. "Кровавую луну" убрать хотят. -- Локи мельком взглянула в зеркальце, прикрепленное к запястью. Изображения расплывались. Вампиры. Все. Ладони вспотели...-- Ты, часом, не оттуда?
   -- Нет, я птица залетная. В местные дела вмешиваюсь только от случая к случаю.
   -- Ясно. Теперь по делу. Есть что-нибудь новенькое кредитов сотни на три - четыре?
   -- Имеется! -- Крон хлопнул в ладоши, из стены выдвинулся столик с ноутбуком.
   -- Работать умеешь?
   -- А то!
   Локи погрузилась в увлекательный мир новинок науки и техники. Отметив для себя несколько особенных устройств, она закончила работу.
   -- Выбрала?
   -- Ага. Ой, забыла! Мне еще часы нужны. Свои на прошлом задании раздолбала.
   Крон снял с холеной руки хронометр с компасом, тонометром и прочими необходимыми каждому охотнику приборами и протянул Локи
   -- Это подарок.
   -- Но, я ничего не сделала, чтобы заработать его! Я не возьму!
   -- Возьмешь. Есть заказ. На отца Влада. Десять тысяч кредитов. Плюс все вооружение, которое ты выберешь для его уничтожения. Пусть часы будут тоже "вооружением". Берешь?
   -- Заказ беру. Он мне Слова не давал и с меня его не брал.
   -- Кстати о Слове. Ты дашь мне его в том, что не будешь пытаться меня обмануть и не расскажешь жертве о том, кто ее заказал. Я тебе дам Слово в том, что не буду преследовать и не причиню никакого вреда.
   -- У тебя есть мое Слово.
   -- Даю Слово.
   -- Что ж, тогда до получки! Сейчас я не могу себе позволить ни одной вещи из тех, что выбрала. Кстати, о сроках?
   -- Ближайшие две недели. Не думаю, что тебе надо напоминать, что будет в случае неисполнения?
   -- Либо одно из двух! -- усмехнулась охотница. -- Или ты -- меня или Влад...Или я -- вас обоих, что в любом случае невыгодно. С такими условиями придется начать ликвидацию "Луны" завтра же! Не люблю тянуть резину...
   -- Закончишь -- милости прошу!
   -- Шеф, а у вас тут только девочки?
   -- Нет, почему же, есть и мальчики, только они мне не по вкусу.
   -- Зато я бы не отказалась. Хороший секс -- основа доброй работы! Или я не права? -- хитро прищурилась Локи.
   -- Права! -- расхохотался Крон.
   -- Плюс к тому -- никогда не поздно попробовать вампира, -- она подмигнула шефу гильдии.
   -- Есть и люди...
   -- Да ну их! Привет разнообразию!-- Локи засмеялась и, сделав ручкой, вышла.
   В монастырь она вернулась в прекрасном настроении. Отца-настоятеля еще не было, и Локи решила немного посидеть в монастырской библиотеке, повторить теорию по ликвидации нежити.
   Устроившись в углу за столиком, она перечитывала ветхие и не очень тома. Время от времени заходили служки, послушники и братья, что-то оставляли, что-то брали с собой. В который раз полюбовавшись новыми часами Локи поняла, что уже половина десятого вечера. Вернув на место литературу, она поспешила на встречу с торговцем.
   Новой информации она не добыла, но зато извинилась перед клерком за предложенную "мелочь". Посмеявшись над царящим всюду "духом рынка" они мирно разошлись.
   Локи уже готовилась ко сну, когда в дверь вежливо постучали
   -- Если вы по поводу секса -- заходите... Ну, если нет -- тоже! -- выкрикнула она в сторону звука.
   Вошел Кристоф, красный, как помидор.
   -- Э-э... Сестра Локи... Ежевечернее омовение... -- он закашлялся и от робости и попыток сдержать кашель, фыркнул. Локи покатилась со смеху. Но монах не разделял ее веселья.
   -- Да будет тебе! В слове "секс" нет ничего страшного! -- усугубила его смущение охотница.
   -- Я вернусь, когда вы закончите... -- юноша проворно выскочил за дверь. Локи от смеха повалилась на кровать: до того комично выглядел зардевшийся монах.
   Девушка завела будильник: хотелось послушать его звук. Не смотря на то, что знала -- проснется сама, ровно в семь.
   Ночь прошла спокойно.
   Из сна ее вырвал знакомый стук. Мгновенно стряхнув с себя остатки дремоты, она негромко прокомментировала, обращаясь к двери:
   -- У кого это там утренняя игрекция?
   На пороге стоял Кристоф. Немногим менее смущенный, чем давеча. С извечным тазом.
   -- Утреннее омовение, -- почти зло сказала Локи. -- Лучше бы пачку средств индивидуальной защиты и под одеяло!
   -- Сестра, через полчаса у нас завтрак, не соблаговолите...-- начал было сильно покрасневший брат.
   -- Может быть, -- оборвала его девушка. Кристоф ретировался. Локи взглянула на часы -- шесть утра. "Да ну его, завтрак! Сплю еще полтора часа, собираюсь и выдвигаюсь!" -- сняла охотница завод с будильника.
   Перед походом она решила заглянуть к первосвященнику. Два амбала бессменно дежурили у двери.
   -- У себя? -- кивнула им она.
   -- Угу.
   Локи вошла. Отец-настоятель читал.
   -- Доброе утро! Сегодня приступаю. Хотелось кое-что уточнить.
   -- Да, сестра?
   -- Их места дислокации только здесь и здесь? -- она развернула перед ним карту и ткнула в две красных точки.
   -- Верно.
   -- Они не могут просто так появиться на улице? С моей "жаждой познаний" запросто можно нарваться на одного из их клана.
   -- Нет, они предпочитают не показываться на людях. Только помещения...Как и все Восставшие -- выходят только после заката, да и то чрезвычайно редко, по особым случаям, -- отец подчеркнул слово "особым" и со значением посмотрел на Локи.
   Взгляд ее случайно упал на зеркало. Отражение размазывалось и дрожало рваными контурами.
   -- Конечно, это не мое дело, но почему вы сказали, что здесь нет вампиров?
   -- Не могу доверять первому встречному, -- парировал отец Влад. -- Вдруг вы фанатка охоты? -- помолчав добавил, -- это что-то меняет?
   -- Нет. Вы платите -- я работаю на вас, до остального мне нет дела. Просто удивляюсь, каким образом такой, как вы, может быть священником?
   -- Знаете ли, это неплохое прикрытие, так ведь? -- Влад пристально поглядел на любопытную девушку.
   -- Так. Для чего прикрытие я не спрашиваю -- меньше знаешь, крепче спишь! Ладно, благословите "святой" отец -- попыталась пошутить она.
   Влад молча совершил широкое крестное знамение.
  
   С воображением у юных вурдалаков явно были проблемы. Вместо конкретного названия, на каменном корпусе готического стиля, висела неоновая вывеска: "Ночной клуб". Локи еще раз мысленно оглядела себя. Все оружие прикрыто тщательно заштопанной курткой. Очки с темными линзами закреплены на комбинезоне. Все заряжено, все под рукой. Девушка набрала в грудь воздуха и на выдохе забарабанила кулаками в железную дверь.
   Через пару секунд отворилось забранное стальной сеткой окошко.
   -- Чего тебе? -- довольно грубо спросил молодой голос. Локи навела на него зеркало. Человек.
   -- Выпить, закусить и мужика! -- выдала она.
   -- Этого тута полно! -- заржал тот.
   Проверять ее на ношение оружия никто не стал. Дверь за спиной закрылась, но отворилась другая. Из-за которой неслись звуки неометалла. Локи зашла в зал.
   Глаза выхватили барную стойку, не меньше сотни танцующих, и цепкие руки бармена, смешивающего очередной коктейль. Локи протолкалась между телами и села в углу за стойкой. Бармен неуловимо оказался рядом.
   -- Зачем пришла? -- зло проорал он, перекрывая шум.
   Локи спиной почувствовала холодок взглядов, впившихся в ее маленькую фигурку.
   -- Ну, как... Выпить, закусить и мужика! -- пожала плечами она.
   -- Таким, как ты не наливаем!
   -- Но как же... А я думала... -- изобразила девушка растерянность.
   -- Я сказал: ТАКИМ, КАК ТЫ НЕ НАЛИВАЕМ.
   -- Хорошо-хорошо. Я поняла. Уже ухожу.
   Медленно она сползла со стула и пошла к выходу по коридору, образованному презрительно молчащими вампирами. Гремела музыка. Она слышала только свое сердце. Она уговаривала его не спешить, но непослушное, оно все торопливее выстукивало дробь.
   На полпути Локи остановилась, ее руки юркнули под куртку. Над головой взмыли два маленьких белых шарика. Через секунду танцпол залил яркий ультрафиолет. Локи выхватила очки и, нацепив их, разрядила обрез вправо от себя.
   Вампиры шарахнулись, кто-то завизжал. Отовсюду волной накатили вой и шипение. Музыка оборвалась на басовой ноте, зал заволокло смрадным дымом. Толчок, она падает на живот. Опустилась жуткая тишина, не нарушаемая ничем, кроме ее напряженного сопения. Над ней столкнулись, мешая друг другу, несколько отвратительно резвых тварей. Ничего не разбирая, кроме шевелящейся массы тел, окружающих ее, она рванула с пояса следующую гранату и запустила ее вверх.
   Сполохи света, вой, шипение. Завоняло горелым. Ребра хрустнули под мощным пинком, откинувшим ее назад. Охотница впечаталась в стену и упала на колени. Обрез выпал из рук еще в начале полета. Рядом никого не было, твари попрятались, кто куда мог... Она сорвала мешающие теперь очки. Доли секунды ей было достаточно, чтобы, охватив зал взглядом, понять -- осталось около тридцати! Следующая доля секунды ушла на то, чтобы заметить движение над собой. Не думая, она выхватила "Егерей". Стремительно, один за одним защелкали выстрелы. Простреленное наискось тело бармена бесформенной кучей упало в полуметре от нее. Две пули из шестнадцати попали в сердце.
   Отвлекшись, она не заметила, как к ней подобрался наименее покалеченный мертвяк, и пропустила удар. Левая рука взорвалась болью..."Егеря", как живые, вырвались из скользких от пота ладоней и улетели куда-то под столики... Вывих! Мама дорогая, только бы просто вывих! Сама охотница оказалась у противоположной стены, основательно помятые ребра мешали дышать. Локи стиснула зубы, вытаскивая непослушными пальцами правой руки четвертую световуху...
   Дверь внезапно сорвалась с петель и, сопровождаемые ее грохотом, в помещение ворвались двое оборотней. С рычанием они накинулись на спрятавшихся вампиров. Вытаскивая орущих немертвых из укрытий, они разрывали туловища клыками и когтями, в экстазе драки не замечая ничего вокруг. Сначала охотница испугалась, но вскоре поняла, что в этом наполненном тошнотворными запахами помещении они просто не почуют ее.
   Оборотни, утробно рыча, жрали мертвую плоть, не разбирая что -- где... Забеспокоившись о том, что они могут съесть ее "деньги", она, наивно полагая, что даже в такой форме -- это все-таки люди, высунулась из своего укрытия:
   -- Эй, вы! -- как могла громко сказала Локи. -- Головы оставьте, мне за их челюсти денег дадут!
   На нее уставились четыре желтых, горящих яростью глаза. В них не было и проблеска человеческого сознания. Локи поняла, что совершила ошибку, когда эти двое прыгнули к ней, сметая все на своем пути.
   Нашаривая здоровой рукой что-нибудь пригодное для обороны в накрепко прикрученном к поясу вещмешке, она думала о лишь том, как бы успеть... Предательница-тьма обволокла разум.
   Когда сознание вернулось к ней, вокруг властвовали прах и разгром. Ее нечаянные помощники уже куда-то убрались. В то, что она не умерла, верилось с трудом. Живого места на теле не осталось. Комбинезон был продран в нескольких местах, запекшаяся кровь -- своя и чужая, копоть, и еще невесть какое дерьмо скрывали его истинный цвет. Часы показывали, что провела она здесь меньше получаса.
   Чтобы хоть немного облегчить свои страдания охотница накачалась алкоголем под завязку. Благо, бар не пострадал... Обследование руки показало, что она не сломана, а, скорее всего -- вывихнута, да еще сильно ушиблены мышцы плеча... Ребрам повезло меньше -- они точно треснули. Хорошо хоть, не сломались -- иначе лежать ей тут, пока не найдут. Собрав свое оружие и высыпав "добычу" в специальный мешочек, Локи выбралась наружу. Улицы пустовали. Шатаясь, девушка добралась до монастыря и, не удержавшись на ногах, рухнула на пороге.
   -- Унесите меня! -- бессвязно выкрикнула она. Чьи-то сильные руки подхватили ее. Разлепив веки она мутным взором окинула того, кто ее нес. Кристоф...
   -- Бртельник, я невообрзмо пьяна! А мне межжу прчим, еще самое трудное осслось...-- бормотала охотница. -- И никак низ-зя остлять на звтра...
   Осторожные и умелые руки раздели ее и опустили в воду.
   -- Я ощень страшная, да? -- продолжала Локи. -- Поэтому, ты не хочешь меня...У мня кшшмаррное тело...Все эти шрамы.. А тот, на спне -- самый уродливый...и ваще я уродка...
   -- Престань городить чушь, сестра. Ты очень приятная женщина. Вот, выпей лучше! -- щеки Кристофа предательски порозовели...
   У нее под носом оказалась большая деревянная пиала с терпко пахнущей жидкостью. Она сделала несколько глотков. Кристоф что-то шептал, поводя над ее телом руками. Сквозь полуприкрытые веки ей показалось, что его ладони охвачены бледным свечением. Спустя миг, весь хмель испарился из головы, дышалось легко, больная рука слегка ныла...
   -- Это что за зелье? -- спросила она, хмуро глянув мимо Кристофа.
   -- Восстанавливающее. Оно вернет вас в норму за шесть часов.
   -- А быстрее никак? У меня нет столько времени...
   -- Быстрее? -- монах задумался. -- Можете обратиться к отцу-настоятелю, его сила больше, чем моя.
   -- Сила? -- недоверчиво уставилась на него Локи.
   -- Искусство тайных знаний и воли. В миру невежды это называют магией.
   -- Сомневаюсь, что отец Влад мне поможет... У меня всего часа три на отдых и сон. А потом -- в катакомбы под старым заводом.
   -- Что вы! Он самый сильный священник, которого я когда-либо знал!
   -- Мда... -- "и вампир к тому же" -- подумалось ей. -- У тебя есть немного свободного времени?
   -- Да, я сейчас не занят... И еще кое что, сестра...
   -- Что?
   -- У тебя вывих локтевого сустава...Может, я вправлю?
   -- Попробуй.
   Секунда резкой, обжигающей боли. Она пошевелила пальцами, согнула и разогнула руку -- прошло!
   -- Спасибо! Посидишь со мной, пока я не засну? Меня после охоты что-то на болтовню тянет.
   -- Посижу.
   Она вылезла из ванны, одела протянутую рясу, мысленно улыбнувшись тому, что на этот раз монах поборол смущение (а может и отвращение?) и не отвернулся. Из купальни они перешли в ее келью.
   Локи разделась, легла в постель. Юноша подвинул стул и сел рядом.
   -- Откуда у тебя эти шрамы, сестра? -- Кристоф не надеялся на ответ, надо было как-то начать разговор.
   -- Еще со школы. Нам ведь давали не только теорию. На практических занятиях мы учились убивать нежить. Разными способами. Разными видами оружия. И даже без него. У меня не всегда хорошо получалось, тогда преподы вмешивались и сами добивали "лабораторный инвентарь"... Скажи честно, это очень омерзительно смотрится со стороны?
   Кристоф молчал. Он задохнулся от ужаса и жалости, когда увидел, что скрывается под изгвазданным комбинезоном. Изрезанное бесчисленными ранениями, истерзанное, но все еще красивое человеческое тело. А спина... На ней корявой буквой Х, бугрился от лопаток до ягодиц зловещий крестообразный рубец.
   -- Я сомневаюсь, что кого-нибудь из твоих мужчин это останавливало.
   -- Ты не ответил.
   -- Нет, Локи, это не омерзительно. Тебя наверняка любят не за красивое тело.
   -- Меня некому любить, Кристоф. Я сирота. У меня нет друзей, любимых, хороших знакомых. Все что у меня есть -- это деньги. И тех вечно не хватает! -- она грустно рассмеялась. -- В Школе я была не самой лучшей ученицей. Отметина на спине -- от Мастера. От его когтей, вернее, одного когтя... Моя воля тогда совсем слабая была, так что я легко ему подчинилась. Его звали "инвентарь N 208", он бы мог убить меня, но не стал. Он, наверное, хотел, чтобы убили его.
   Двестивосьмой был настолько древен, что устал жить. Говорили, что его поймали на следующую после "Судного дня" ночь. Я не очень-то верила во все эти слухи, хотя это, может быть, и правда. Двесивосьмой якобы это сам сказал...Если так, то ему было около, -- она пошевелила губами, припоминая, -- около трех тысяч лет! Счет их годам ведется ведь не со дня рождения, и даже не со дня Восстания, а с того момента как они умерли. И чем мертвяк старше, тем страшнее его умения, -- охотница вдруг вспыхнула гневом, -- дьявол бы побрал этот прогресс! Знали бы, чем это кончится!
   -- Катастрофа была. Теперь уже ничего не изменишь, сестра.
   -- Ну да, и еще есть ее лядские последствия. Ты ведь ненавидишь этих клыкастых? И убивал бы только из ненависти, будь на то твоя воля, -- ее глаза осветились мрачноватым огнем.
   -- Ненавижу, ибо они оскверняют своим существованием все земное... И самого Господа! -- подтвердил молодой человек.
   -- А для меня их убийство -- только работа. Только способ получить деньги. Это моя профессия., -- она не надолго умолкла. -- Ты помнишь, в Библии сказано: нельзя служить сразу двум господам -- Богу и Мамоне. Ибо станешь одному угождать, а о другом нерадеть... Так вот, я -- служу Мамоне. И, наверное, никогда не смогу обратиться к религии.
   -- Некоторые не способны преодолеть собственное лицемерие и пред ликом смерти. Воздавая людям благом за благо, ты можешь сколько угодно отрицать, служишь все-таки Господу, -- Кристоф благоговейно поцеловал маленький крестик и вновь спрятал его за пазухой.
   -- Смерти я не боюсь, -- будто не расслышала второй фразы Локи, -- моя смерть никому не принесет горя и никому -- радости. Жить мне не для чего и умереть не за кого. У меня никогда не будет детей... У меня уже нет родителей. И в Рай я точно не попаду, даже если он есть. -- Закончила она.
   -- Христос взял на себя все наши грехи, чтобы каждый мог прийти к нему и исцелиться. Перестать быть грешником...
   -- Ни к чему была эта жертва. Люди как грешили, так и продолжают... Он ничего не добился своим "подвигом". И я тоже -- грешница. И буду ей до конца...
   Кристоф ничего не ответил. Глаза у Локи закрывались сами собой. И уже в полусне она пробормотала
   -- А когда у меня были длинные волосы, я была симпатичнее...
  
   Она открыла глаза ровно через три часа. Кристоф все еще сидел около нее.
   -- Почему ты не ушел? -- Локи повернулась на бок и взглянула ему в глаза.
   -- Знаешь, я могу помочь тебе с волосами... Они вновь отрастут до прежней длины...
   -- Правда?
   Кристоф кивнул.
   -- Действуйте, брат! -- она покорно свесила перед ним голову.
   Монах втер ей в волосы остро пахнущую мазь, с его рук заструились тепло и свет. На Локи снизошел покой и умиротворение... Вот так бы вечно лежать и чувствовать его ладони на голове...
   -- Все. После восьмичасового сна, будешь щеголять прежней рыжей гривой!
   Блаженство кончилось. Охотница вздохнула, потрогала "ежик", откинув одеяло, поднялась. Кристоф помог ей одеться и вооружиться. Через пять минут она уже была у отца-настоятеля...
   -- Вот. Это все, что осталось от молодняка, -- она положила перед вампиром мешочек с клыками.
   -- Прекрасно, -- глаза отца стали какими-то странными. Он поглядел на мешочек. Сканирует, поняла Локи. -- Здесь сто три пары клыков. Но, к сожалению, я не могу пока заплатить вам за них...
   -- Тогда я не буду больше выполнять это задание. Мне нечем воевать, -- спокойно сказала девушка и повернулась к двери.
   -- Подождите, вот, у меня тут есть на черный день... Шестьсот кредитов.
   Локи забрала протянутую пачку и вышла. Отец Влад догнал ее на лестнице.
   -- Дочь моя!
   -- Да?
   -- Не двигайтесь.
   Локи замерла. Священник вынул тонкий кинжал и сделал надрез на ладони. Взмах, и охотницу окропила его кровь.
   -- Зачем это? -- нахмурилась она.
   -- Чтобы от вас не так несло святостью! Кто лечил?
   -- Кристоф...
   -- Да, он сильный мальчик, мог бы стать отличным паладином, есть и причина: упырь в детстве растерзал его лучшего друга... Но он не стал, потому что я ему не велел! Кристоф потеряет все свои способности, как только перестанет быть невинным, -- впиваясь в нее взглядом, с нажимом произнес он.
   -- Я не собираюсь с ним спать, -- отрезала охотница.
   -- Не беспокойтесь, когда вы все выполните, то получите по заслугам! -- многообещающе ухмыльнулся вурдалак.
   Девушку передернуло от его тона, но она промолчала и двинулась дальше.
  
   У Крона купила три десятка световых -- это оружие ей понравилось, два стимулятора, патроны к обрезу, четыре обоймы для пистолетов. С доплатой обменяла свой старый пояс на новый, с более удобными кармашками для гранат. На большее не хватало денег, но и этого было вполне достаточно.
   Спуск в катакомбы нашелся быстро: карта была достаточно подробной. Локи заглянула в угольно-черный проем и кроме первых шести ступеней ничегошеньки не увидела.
   -- Дьявол! Ну все не как у людей, -- раздраженно пробубнила она, -- не могли что ли факелов достать?!
   Ей пришлось вернуться в монастырь, разыскать Кристофа и с его помощью найти на складе фонарь. И вот, снова у входа.
   Конус света вырывал из мрака куски стен, пола, потолка...Внизу оказалось сыро и пахло плесенью. Мертвая тишь ватными комками затыкала уши. Считать шаги она перестала, когда сбилась на середине второй тысячи...
   Впереди туннель разветвлялся натрое. Локи невольно вспомнилась сказка про Иванушку и Серого Волка.
   -- Направо пойдешь, коня потеряешь...-- прошептала охотница и решительно свернула в правый коридор, справедливо отметив, что коня у нее и так нет.
   "А вот и Серый Волк", подумалось ей, когда на сотом шаге она уловила приближающийся скребущий звук. Теперь она шла, напряженно всматриваясь во тьму. "Да какой страшный!" -- проскочила мысль, когда фонарь осветил источник звука.
   -- Фу-у-у... -- скривилась Локи, доставая обрез. Ахнули выстрелы. Обломок жвала шлепнулся на пол, из разбитых проводных канальцев потек яд. Арахнид издал резкий противный скрип и попятился, пытаясь закрыться от чересчур яркого для него света фонаря. Позади себя охотница различила какое-то шевеление. Шесть маленьких паучков закрывали выход толстым кружевом паутины. Из-за спины большого выпрыгнули четыре упыря. Пара тварей мгновенно оказалась на потолке, еще двое, рыча и скалясь, надвигались на нее. "Хитрые, гады" -- промелькнуло в голове. Вспышка, секунда и двое валятся на пол обожженными грудами мяса, еще миг и оставшаяся нечисть легким пеплом кружится над ней. Оглянувшись, Локи с неудовольствием отметила, что сеть уже готова. Скукоженные трупики плетущих валялись рядом. В уме подсчитав количество потраченных боеприпасов она подумала: "Где наша не пропадала!". Вспомнила общие рекомендации никогда ни на что не кидаться сломя голову... Ловкие пальцы впились в обожженную плоть, охотница взвалила на плечо труп упыря и, разогнавшись, бросилась на липкую сеть. Паутина мгновенно обвила мертвое тело и, чавкнув под напором, прорвалась. Девушка выскользнула в образовавшуюся дыру и помчалась назад.
   "Не хватало мне еще с членистоногими связываться", -- негодовала Локи, вбегая в левое ответвление туннеля.
   Оскользнувшись на чем-то, выругавшись, но сохранив равновесие, она остановилась. Фонарь скупо осветил огромную залу. Локи проморгалась -- в глазах еще плясали цветные пятна, а все оттого, что кое-кто забыл очки одеть, когда всякими штуками кидался, она хмыкнула... С потолка свисали семь огромных коконов, истекая зеленоватой жижей. Не долго думая, она отстрелила их и подошла к ближайшему. Останки рук и ног подсказали ей, что это, по видимому, были паучьи "консервы".
   Зала была сквозной и девушка пошла дальше по коридору. Он повернул, впереди Локи различила уже знакомый звук трения хитина о камень, вскоре появился и арахнид. По покалеченному жвалу девушка поняла, что это тот же самый. Каким образом он оказался впереди? Интуитивно оглянувшись, охотница заметила что-то быстро приближающееся. Взвесив на ладони пять световух, она ухмыльнулась. Должно хватить на шестерых. Полсекунды и смертоносные шарики зависли под низким сводом. Локи бросилась наземь, чтобы не так сильно обожгло и не ослепило. Визг, хрип, вой, какофония звуков, значит, хватило... Открыв глаза она вскочила на ноги, увидела, что один еще жив. Раны стремительно затягивались. Она покачала головой и разрядила обрез в грудь корчащегося создания. Интересно, теперь всегда так будет? Гранаты и пепел? Пепел и гранаты... Получается, верно говорил преподаватель теории ликвидации светом, что лучшего оружия, обладающего таким эффектом поражения еще не придумали! А огнестрельное и холодное -- это все так, понт корявый, когда световух уже нет, а мертвяки в рукопашку лезут. Помнится, был такой маньяк, пользовавшийся исключительно обрезом и кинжалами, но, кажется, не долго он прожил...
   Паук очнулся и, угрожающе скрипя, быстро двинулся на нее. Между его тушей и стенами было не так много места, чтобы можно было протиснуться, и тут пришла идея...
   Охотница отступила назад и, разбежавшись, бросилась на пол. Когда над ней появилось бледное, ничем не защищенное паучье брюхо, Локи изо всех сил вонзила в него ножи. По инерции она проскользила еще около полуметра и вскочила на ноги. Из распоротой утробы вывалились блестящие сизоватые внутренности. Арахнид протестующее заверещал и попытался развернуться. Не вышло. Локи понаблюдала за агонией и пошла прочь, на ходу вытирая лезвия об одежду.
   Немного погодя коридор разделился еще на два. Выбрав левый, Локи вернулась к тройной развилке. "Значит, этот путь замкнут. Вот как этот гад пробрался ко мне! Остается только прямо...".
  
   -- Это точно ловушка, -- сказала она себе, глядя на пол. Под ногами раскинулось шахматное поле. Клетка белая, клетка черная. Вздохнув, она повернула назад. Вот где пригодились все наставления въедливых преподавателей. Всегда проверяй! Не уверен на сто процентов -- не делай! Минут через двадцать девушка вышла к трупу паука, откромсала ножом кусок туши вместе с одной из лап и вернулась к "шахматке". Оторвав лапу, Локи положила внушительную часть тела на белый квадрат. Тот провернулся и паучья плоть провалилась куда-то во тьму.
   -- Ясно, -- поджала губы охотница, осторожно ступая на черную клетку. Так, пробуя ногой каждую, она добралась до двери. Поле обрывалось в полутора метрах от входа в другое помещение. Локи прищурилась и бросила в дверь еще один кусок паучатины. Сомкнулись с сухим треском стальные зубья двух десятков копий... Девушка поежилась. Страх стек по позвоночнику струйкой ледяной воды. Отсюда вывод: где-то в стенах есть дырки для этих "инструментов". Она внимательно осветила стены. Так и есть, вот они, родимые. На гладкой поверхности проступали отверстия для копий. Мысленно зажав уши, Локи расстреляла две обоймы "Егерей" в стены. В ее распоряжении осталась только лапа. Несколько раз ударив ей по двери, Локи убедилась, что механизм сломан.
   За дверью послышались звуки многих шагов. Она не стала входить. Отправив две горсти гранат в негостеприимное помещение, Локи встала на краю шахматного поля и стала ждать, перезарядив оружие. Сколько их пыталось выскочить, она не считала. Один выстрел -- один труп. Иногда приходилось тратить по два патрона, слишком стремительно вурдалаки выпрыгивали, сбивая прицел. Проход не загромождался единственно потому, что вампиры были уже немолоды и рассыпались от каждого точного выстрела.
   И вот наступила тишина. Голова у охотницы уже кружилась... Мерещилось, что руки вот-вот отвалятся от плеч и упадут, как сломанные ветви. Такие же одеревеневшие и бесчувственные... Ноги были как из поролона, она чудовищно устала, ее гнуло и мотало в разные стороны. Девушка старалась не дышать. Запах пороха, тлена, плесени, горячего металла и обожженной кожи настойчиво лез в ноздри. Отдуваясь и охая, охотница ввалилась в обширный и пустой зал. Нда, неуютно...
   Пепел покрывал пол. В дальнем углу она разглядела еще одну комнату. Не спеша подошла туда и встала в проеме. В помещении из мебели была только кровать. На ней кто-то лежал, закинув руки за голову. По коже побежали мурашки. Дура! Надо было издалека попытаться. Совсем очумела после этой бойни! Но вот он поднялся. Ругая себя за глупость и стараясь резко не двигаться охотница осветила его фонарем.
   Мастер был нечеловечески красив. Черные волосы змеились по плечам, пронзительно-зеленые глаза смотрели, казалось, в самую душу. Она ощутила как в голову ударила упругая волна чужой воли, ударила и отступила...
   -- Не надо, -- помимо желания Локи улыбнулась ему, -- я вам уже не под силу.
   -- Тебе просто повезло.
   -- Ты мне понравился, вампир. У тебя есть альтернатива. Ты уйдешь и никогда больше не вернешься сюда. Уйдешь один. Остальных я добью.
   -- Будь я моложе, я бы согласился, девочка, но когда тебе переваливает за тысячу, начинаешь думать несколько по иному...
   Руки девушки метнулись к гранатам. Тут же охотница почувствовала сковавший ее кисти холод. Сфера тьмы закрывала часть ее рук и пояс. Зеленоглазый улыбнулся грустно и понимающе. Локи прикрыла глаза и опустилась на пол, опершись спиной о дверной косяк. Все чувства притупились, накатила апатия. Жестокое напряжение битвы никогда не проходит даром. Она вяло поинтересовалась:
   -- Как твое имя, мастер?
   -- Радек.
   -- Поляк?
   Вампир утвердительно кивнул.
   -- Кто-то из твоих пил людей, мастер. И этим ты сильно не угодил отцу Владу...
   -- Так вот кто тебя послал, -- будто думая вслух, прошептал он.
   -- Сейчас я работаю на него. Предложишь больше -- буду работать на тебя, -- пожала плечами она. -- Среди тех, кого я уничтожила, были те, кто тебе дорог, мастер?
   -- Бармен. Ты, наверное, запомнила его. Это был мой брат, Вацлав. Влад солгал тебе. Никто из нас не пьет настоящую кровь с тех пор, как подписан "Первый Договор".
   -- Сколько вас еще осталось?
   -- Пятьдесят.
   -- Немного...
   -- Ты хорошо постаралась. Только вряд ли тебе заплатят.
   -- С чего бы это?
   -- Он хочет остаться один среди людей, и знаешь, почему? -- Локи отрицательно покачала головой. -- Потому что тогда он сможет пить людей безбоязненно и беспрепятственно прямо на своих проповедях. От живой человеческой крови столь старый и одинокий Мастер, как он, станет невообразимо сильным. И тогда с ним будет тяжеловато сладить даже тем, кто учил тебя. Многие погибнут в попытках уничтожить эту беспринципную тварь. Влад плут и мошенник. Это ведь не первый его заказ, и другие семейства пострадали без вины.
   -- Вполне возможно, ему придется заплатить другим способом. Не люблю, когда меня обманывают. Впрочем, он тоже заказан...-- она нехорошо засмеялась. Смех вышел надрывным, лающим. Захохотало, прыгая по комнате эхо.
   -- Значит, кто-то опередил меня?
   -- Крон.
   -- Немудрено. Влад многим подгадил в этом городе.
   -- Что ж, хотелось и рыбку съесть и ... поудобнее сесть, -- охотница вздохнула. -- Получается, что я зря истребила ваш клан, -- Локи подняла на него глаза. -- Будешь убивать?
   -- Хотел бы -- ты уже была бы мертва. Ты лишь исполнитель. Мы не будем преследовать тебя в этом городе. Даю Слово.
   -- Хорошо.
   -- За то, что сказала, кто тебя послал, получишь десять тысяч кредитов.
   -- Я не возьму этих денег. Я их еще не заработала.
   -- Я дам тебе шанс оправдать себя, -- Радек сел на кровать. -- Недалеко отсюда есть деревушка оборотней. Их там около трехсот голов. Старосте уже очень много лет. Я давно охочусь на него, но никак не сживу со свету... Возьмешься за это дело и никто не будет мстить за сегодняшнее. Ни тебе, ни твоим близким.
   -- У меня нет близких, восставший. Твое предложение я обдумаю. Старый оборотень -- это верная смерть для того, кто никогда не охотился на них, и не знает что это такое.
   -- У него есть одно уязвимое место, -- помолчав, сказал мастер, -- это его дочь. Она урод. У ребенка нет кистей рук и нет ног. Это -- твоя единственная возможность его достать.
   -- Послезавтра я приду сюда и скажу свое слово...
   -- Давай лучше встретимся на поверхности, девочка. Ресторан "У Стефана", девять вечера. Тебя устроит?
   -- Да. И, кстати, меня зовут Локи.
  
   Когда она вылезла из подземелья, солнце уже краснело у линии горизонта. Неторопливо доковыляла до офиса хакеров. Войдя, кивнула секретарше, сдала оружие, поднялась к шефу. Крон как всегда был не один. Девочки посторонились, уступая ей место.
   -- Здоровеньки булы, шеф, -- Локи бесцеремонно плюхнулась рядом.
   -- Ну, здравствуй, чем порадуешь?
   -- Как убить древнего оборотня, шеф?
   -- А! Добралась таки до Радека! И как тебе его способности?
   -- Ничего, нормально. Я как-то расслабилась, забыла об этих, -- она пошевелила пальцами, -- штуках. Световухи ослепляют не только нелюдей, а такая обманчиво-легкая победа над ними кому угодно вскружит голову. Я не слишком хороший охотник.
   Крон пропустил мимо ушей ее последнюю сентенцию, оценивающе глянул на нее исподлобья:
   -- На оборотня он давно уже зуб точит. Столько охотников извел за последние двести лет...
   -- Двух смертей не бывать, а одной не миновать. Посмотрим, что будет. Крон, я отосплюсь у тебя и пойду за положенным вознаграждением, -- Локи потрясла мешочком с клыками, привязанным к поясу.
   -- Можешь помыться, ели хочешь...
   -- Что, сильно воняет? -- охотница зажмурилась. -- Я уже не чувствую. Ладно, в ванную, поесть, выпить, и спать!
  
   Когда Локи проснулась, сквозь жалюзи пробивались робкие солнечные лучи. Первое, что она заметила -- длинная челка, спадающая на глаза. Она неспешно выпростала руку из-под одеяла и потрогала голову.
   -- Не обманул, -- она засмеялась, -- вот так мальчишка!
   Она рассмотрела прядь своих волос, они были такими, будто она ухаживала за ними всю жизнь. Жалюзи сомкнулись, зажегся искусственный свет. Вошел Крон.
   -- Как ты после вчерашнего?
   -- Отлично! -- Локи вспомнила вечернюю попойку...-- И голова не болит.
   -- Знаешь, тебе очень идет, -- Крон кивнул на ее волосы.
   -- Знаю.
   -- Ну, что ж, выбирай лучшее из наших технических достижений, а я займусь повседневными делами.
   И Локи выбрала. Четырехствольный обрез с устройством автоперезарядки, "Доспех" -- комби из металлоткани, выдерживающий выстрел в упор, двадцать световых гранат на триста. "Некрос" -- новая разработка, прибор в виде очков, позволяющий видеть нежить в полной темноте, а также изменять спектр зрения. Специально модифицированный пистолет-автомат "Городской Егерь", стреляющий очередями. Пояс с конструкцией для полуавтоматической перезарядки рожков пистолетов, новый вещмешок и три стимулятора. Стимулятор -- это плюс, хоть и не дешевый, собака, но зато восстанавливает поврежденные органы и кости за двадцать секунд. Живая вода, блин! Интересно, чего эти очкарики ученые туда насовали?
   -- Крон, пусть пока это все полежит здесь. Я пойду налегке, чтобы он не заподозрил ничего такого, -- сказала она в камеру.
   -- Деньги забери! -- раздался откуда-то голос, и из стены выдвинулся ящик с дипломатом.
   -- Потом. После.
   Девушка оделась в старое и спустилась вниз. Уже подходя к монастырю она почувствовала неладное. Что-то было не так. Войдя в ворота, она поняла что. Окна и двери были наглухо закрыты. Локи постучалась. Безрезультатно.
   -- Зря вы так, отец-неприятель, -- обратилась она к слепой махине здания. -- Двери для охотника всегда должны быть открыты! А я хотела по-хорошему, наивная! Ладно, сами виноваты...
   Девушка вернулась за новым обмундированием. Крон был уже в кабинете.
   -- Вот сволочь! Он замуровался! -- гневно сообщила она.
   -- Наверняка у него были на то причины, -- как нечто само собой разумеющееся, изрек глава гильдии.
   -- Почему ты до сих пор не убил его? С твоими-то возможностями? -- воскликнула Локи.
   -- Не хочу пачкать руки, -- просто ответил тот.
   -- Помоги переодеться, -- бросила через плечо она, расстегивая молнию на грязном комбинезоне.
   Крон очутился рядом.
   Несколько минут спустя Локи вновь оказалась у стен монастыря. Обойдя его по периметру, поняла, что ставни невозможно открыть вручную. Охотница навинтила глушитель на пистолет и аккуратно прошила одно из окон очередью. Послышался звон. Девушка освободила раму от ставней и остатков разбитого стекла, надела очки и влезла в окно, взяв наизготовку обрез.
   Внутри было темно, но такую сгущенную тьму она видела не впервые, чтобы обмануться в ее искусственной природе. Ничего не было видно уже в трех метрах от нее. Здесь царил хаос. Лавки перевернуты, на столах лежат, раскинув руки, мертвые монахи. Горла их разодраны, кровь, залившая столы, уже подсыхает. Тела еще не начали издавать запах: были убиты всего час-два назад.
   С четырех сторон одновременно на нее прыгнули, хрипя, упыри. Над головой взорвалась первая световая, трое повалились, один успел впиться ей в плечо. Локи пальнула ему в голову, тот упал. На "Доспехе" остались вмятины.
   Локи заставила себя собраться, активировала "Некрос", тщательно осмотрела стены, потолок: в пределах видимости -- никого. Она прошла к лестнице, ведущей на второй этаж. Над головой раздался едва различимый шорох, но ее тренированный слух уловил его. Не глядя, она выстрелила туда несколько раз. И отодвинулась, чтобы не ударило падающими телами.
   Охотница заглядывала в каждую келью. Перед дверью настоятеля она остановилась, скрупулезно обследуя ее. Тело среагировало быстрее, чем мозг, бросив ее вниз. Над ней пролетела, вытянув когтистую лапу огромная туша одного из вампиров-телохранителей Влада. Тут же что-то дернуло ее вверх. По-кошачьи извернувшись, она всадила за спину несколько патронов изо всех четырех стволов. Отпустило. В грудь саданула размазанная тень кулака второго монстра, отбросив ее на несколько метров. Ударившись спиной об пол, Локи поняла, что не может сделать вдох, сердце не желало биться, глаза заволакивало черным. Капсюль стимулятора вонзился в ладонь. Сердце послушно сократилось, вталкивая кровь в артерии... Граната выкатилась из слабых пальцев. Взрыв опалил лицо и обратил надвигающегося на нее монаха в ничто. "Какие мощные попались, надо же! Не даром кашу ели, но как же все-таки повезло! Не упади я во время, мой жизненный путь завершил бы еще первый. Двадцать секунд, и я буду как новенькая", -- навязчиво стучало в голове. Постепенно силы вернулись к ней.
   Локи толкнула незапертую дверь кельи отца-настоятеля и обвела помещение глазами. Никого, тишь да гладь. Нервное напряжение неприятно кололо в затылке тысячью мелких игл... Девушка переступила порог. Ниоткуда налетел порыв ветра, колыхнул пламя факелов, охладил воспаленную кожу и пропал. Перед письменным столом появилось бледное зеленоватое свечение, наливаясь силой, оно принимало форму человека... Инстинктивно она взорвала еще одну световую. На полу образовалась кучка праха. Локи нашла глазами какую-то шкатулку и смела туда все, что осталось от светящегося нечто. Убрала в вещмешок, надеясь после разобраться с тем, что это.
   Она собиралась выходить, как вдруг мешок задергался. Торопливо расстегнув его, девушка выложила шкатулку на пол. Та вспучивалась и дрожала. Охотница отступила к выходу. Шкатулка с сухим треском взорвалась. Призрачная сущность за считанные секунды обрела законченный вид, выбросила вперед длинную тонкую руку и коснулась ее груди. Сердце на миг замерло, потом заколотилось неровно и страшно... Локи стало плохо. Так плохо, что захотелось умереть тут же, на пороге. Разум лихорадочно нашаривал в клубке спутавшихся мыслей выход...
   Она вспомнила, что когда-то в старинной книге легенд о кровопийцах она что-то там читала о древних неумерших: вампирах, которых предали такие же как они. Однако о том, как с ними бороться, там ничего сказано не было, или она просто забыла? В Школе эти легенды не брались для теории, потому что никто и никогда не видел этих древних, считая, что на самом деле их нет.
   Локи быстро выползла в коридор и, хлопнув дверью, стала ждать. Ничего не происходило. Неподалеку она заметила странную урну, похожую на те, в которые складывали пепел после кремации. Урна была плотно запечатана, тратить время и силы на то, чтобы попытаться из любопытства ее открыть, Локи не стала. Пошатываясь, охотница поднялась, с усилием потерла ладонью лоб и, плюнув на все эти ненормальности, спустилась вниз. Никто за ней не гнался. Значит, монстр привязан к определенному месту. Уже хорошо. Наведенная тьма побледнела, зелен еще отец Влад надолго такие кунштюки устраивать.
   Двери в часовню оказались распахнутыми настежь. Она глянула и застыла. На простом деревянном кресте, служащем здесь символом веры, висел Кристоф. В одном исподнем. Запястья и голени его были пронзены широкими ножами с гладкими черными рукоятями. Охотница медленно приблизилась. Вокруг креста свалены в кучу тела пятерых упырей, три горки праха от старших вампиров... Два искалеченных тела из молодняка...
   -- Тяжело ты им достался, -- прошептала Локи, осторожно вынимая ножи. Тело его казалось совсем невесомым. Дыхание жизни покинуло монаха вместе с немалым количеством крови. Девушка положила его на пол, внимательно всмотрелась в восковое лицо, обрамленное потускневшими каштановыми локонами. Мертвый, он был похож на своего распятого бога.
   -- За что же твоя жертва, Кристоф? -- тихо спросила она покойного. В голове завертелись мысли, Локи улыбнулась сквозь слезы и злорадно пообещала себе:
   -- В долг буду работать, братишка, а тебя вытащу! Жила без денег и еще поживу, ничего...
   Она знала, что воскрешение стоит около трехсот тысяч кредитов, да и подлежат ему только те, с момента смерти которых прошло не больше шести часов. Судя по всему, Кристофа убили не далее как час или полтора назад. Время еще есть. Она обыскала часовню и нашла скрытую за портьерами массивную, но небольшую дверь.
   Локи рывком распахнула ее и решительно вошла. Посреди зала, украшенного двенадцатью витыми колоннами стоял трон. На нем восседал отец Влад, а по бокам, как на параде, выстроились двадцать древних неумерших.
   -- Здрасьте, господин товарищ барин, -- с нескрываемой яростью громко сказала охотница. -- И до свидания! -- закончила она одновременно со сполохом взрыва.
   -- Я бы не стал так поспешно прощаться, -- издевательски заметил сгусток тьмы из тени трона.
   -- У меня к вам два вопроса, отец-неприятель. Чем обязана столь теплому приему, и где мои деньги? -- бросая еще одну гранату, и направив ствол обреза на трон, осведомилась Локи.
   -- Вы ворвались в мой дом, искалечили моих слуг, по-вашему, я привечать вас и радоваться должен?-- глухо хмыкнул голос из тьмы
   -- Ну, во-первых, это не твой дом, погань клыкастая, а дом господа нашего Иисуса Христа, а во вторых, ты на мои вопросы не ответил! -- зал осветила третья вспышка. В то же время разлетелся тысячью каменных брызг трон.
   Тьма проскользила рядом с Локи и скрылась среди колонн. Это должен быть последний фокус, сочла охотница.
   -- И чего же вы, дочь моя, свет нерационально используете, темноты боитесь?
   -- Так твоих псов цепных сдержать легче, пусть полежат, отдохнут, там и их очередь настанет! -- ответила девушка, разом выбрасывая пяток гранат. Шум падения указал ей, что расчет был верен. Обугленный вампир привалился к одной из колонн. Она, не теряя ни минуты, оказалась рядом. Влад разомкнул изуродованные веки и взглянул на нее. С гаденькой улыбочкой Локи приставила обрез к его лбу и процедила:
   -- А Балда приговаривал с укоризной: "Не гонялся бы ты поп за дешевизной...", -- раздался выстрел, -- прав был сказочник, и препод был прав...
   Серая пыль припорошила ей ботинки.
  
   Высокая сероглазая девушка с развевающимися волосами нервно расхаживала по кабинету шефа гильдии хакеров. Крон следил за ней вот уже битый час. Наконец он не выдержал:
   -- Сядь. Не маячь. Мои ребята настоящие специалисты. Завтра твой святоша уже придет в сознание.
   -- Крон, ты обещаешь? -- она пронзила его горящим взором.
   -- Сколько раз тебе нужно дать Слово, чтобы ты поверила? Сядь, я кому сказал! -- недовольно гаркнул он, когда Локи вновь заходила из угла в угол. Охотница присела за стол.
   -- Тебе главное сейчас расслабиться, перестать нервничать... -- его голос упал до ласкового полушепота. Девушка прикрыла глаза, уж кто-кто, а вампиры успокаивать умеют.
   -- Скорее бы! Почему так медленно течет время? -- прошептала охотница, опускаясь в кресло.
  
   Кристоф спал и улыбался во сне. Локи осторожно раздвинула легкие занавеси над его кроватью. Палата была наполнена белым утренним светом, в раскрытое окно проникал свежий воздух, напоенный запахами уходящего лета. Она присела на край больничной койки, не утерпела и убрала с высокого лба юноши прядь блестящих, живых волос. Он пошевелился и вдруг поймал ее ладонь. Открыл глаза.
   -- Доброе утро, сестра, -- блаженно зажмурился монах.
   -- Доброе утро, брат.
   И спустя миг на его лице отразились мучительные воспоминания. Он долго, беззвучно и сухо плакал, прижимая к груди ее руку. Локи гладила его по голове, утешая теми обычными ненужными словами, которыми не раз пытались заглушить горе люди. Искренне целуя бледные щеки и лоб, она вместе с ним переживала его смерть, и его возрождение.
   -- Я должен был сам, но не смог их защитить! Я подглядел, нечаянно увидел, как Влад...Как этот...Он пил кровь вместо вина из чаши для причастия! Там был запах этой крови... Я зашел в часовню, а он там...
   Я закричал, выбежал вон, хотел сказать, предупредить всех! А он, а они -- почти все там...Такие. Мой Господь был со мной! Я со многими справился, когда появились эти две гориллы его... И он сам... Он настоящей крови испил и потому был, как дьявол. Будь проклято имя его! Я же верил ему все эти годы!!! Я с малолетства верил ему! Он говорил, что когда мой дар достигнет своего рассвета, он посвятит меня в тайну изничтожения ненавистных Восставших. Мне говорил, а потом -- вот так, на кресте. Я даже не успел заметить как он это сделал -- черной тенью. Я умирал уже, и они умирали вокруг меня, потому что Господь был со мной! Я не смог их всех и его... Я будто раздвоился! Я ведь верил ему как отцу, а он предал всех нас. Хотел его убить, потому что он нежить! И не мог, потому, что он воспитал меня и наставлял в вере.
   -- Знаешь, Кристоф, ты единственный из всей общины, кого мы спасли, -- склонившись над ним, шепнула Локи.
   -- Вы?
   -- Да. Я и Крон. Хакер, вурдалак.
   -- Я не верю в добрых вампиров...
   -- Ну, не совсем он добрый. Скажем так, он блюдет свои интересы, а я -- свои.
   -- Больше никто не выжил?
   -- Нет.
   -- Ты все равно не могла бы их всех спасти, -- как бы объясняя себе несправедливость, пробормотал он
   -- Не захотела, -- сурово поправила та. -- Я не захотела, потому, что для меня важнее "их всех" только ты.
   -- Что будешь теперь делать?
   -- Я беру заказ не по профилю. На оборотня. Сегодня уже уезжаю.
   -- Я мог бы с тобой. Если ты не против. После того как отправлю несколько рапортов в Три. Нужно восстанавливать монастырь, пусть пришлют сюда нового настоятеля, -- Кристоф сел.
   -- Я-то не против, но на этом задании, наверное... В общем, тебе могут не понравиться некоторые мои методы...
   -- Ясно, -- опять опустился на подушку он.
   -- В любом случае, если я вернусь, то обязательно навещу тебя, может, ты все еще захочешь присоединиться ко мне. Вдвоем-то все легче...
   -- Ладно. Только ты обязательно возвращайся.
   Локи еще раз поцеловала его в лоб и вышла.
  
   Вечерело. Тучи затягивали закатное небо, отражаясь в витрине ресторана. Локи прижалась лбом к стеклу и, закрывшись руками, стала искать в зале его. Мастер в одиночестве сидел за дальним столиком и потягивал из высокого бокала нечто красное. Наткнувшись на нее рассеянным взглядом, он кивнул, приглашая.
   Устроившись на твердом сиденье, Локи ждала, пока Радек начнет.
   -- Ну, как все прошло?
   -- Замечательно, -- она отослала подошедшего официанта. -- Есть даже хорошие новости. Дядюшка Крон теперь обладатель двадцати одной Урны Немертвых.
   -- Хм... Не даром Влад так зарывался, полагал, что они его защитят.
   -- Наверное. За ценную информацию Крон воскресил Кристофа. И подарил мне мономобиль... Ну, это что-то вроде закрытого мотоцикла.
   -- Я знаю, что это такое, Локи. Тебе вообще с Кроном повезло. Халявное вооружение и все такое, -- он придирчиво осмотрел ее. -- Некоторые месяцами пашут, только чтобы одну из твоих вещиц получить.
   -- И откуда ты все знаешь?
   -- Я ведь не затворник. У меня есть связи.
   -- Пожалуй, я приму твое предложение, это будет интересно.
   -- Твои десять тысяч, -- он подвинул к ней ногой дипломат.
   -- Спасибо, -- охотница взяла деньги и поднялась.
   -- Даю Слово, что никто из нашего семейства не станет преследовать тебя и твоих близких за пределами этого города. -- Понизил голос мастер.
   -- А чего это ты такое глотаешь?
   -- Свой ужин на сегодня, -- ответил Мастер.
   -- Понятно. Медицинская кровь, -- Локи поморщилась. -- Гадость, наверное?
   -- Конечно, не то, что триста лет назад, но вполне достойный заменитель хорошеньких белокурых девственниц! -- клыкасто усмехнулся Мастер и подмигнул. -- Я буду ждать твоего возвращения, девочка, -- очень серьезно завершил он.
   -- Жди меня, моя Маруся, чаще шли приветы... -- напевая, охотница неторопливо зашагала к выходу из зала, -- Скоро я к тебе вернуся -- не зимой, так летом...
   На нее оглядывались и улыбались.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"