Горковенко Людмила Павловна: другие произведения.

Вперемешку. Стихи разных лет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

Я исчезну за порогом печали,

Наглотавшись ночной темноты... Меня многие люди искали,

Не могли меня люди найти...

Я скрываюсь за гранью рассвета,

Растворяюсь в сиянии звезд.

Дождь идет, но не знают, что это

Я рыдаю остатками грез...

* * *

За изменчивыми стеклами твоего календаря,

Дни меняю, зимы с веснами, все тебе благодаря,

Улетают листья-листики... Умирают крылья птиц,

Не стесняйся этой мистики перед тысячами лиц...

* * *

Мы жили в пылу забвений,

Купаясь в пыли мечты!

И сотни иных поколений -

Искусственные цветы.

Не знали ни боли, ни страха,

Не верили в горе и грех.

Но видели - строится плаха,

Губя наш беспечный смех.

И вот садовник угрюмый,

Со скрежетом лезвий тупых,

Срезает уснувшие думы,

Найдя средь растений - иных.

И этот служитель ада,

Взирая на нас с высоты,

Не слышит глухое: - Не надо!

Мы все-таки тоже - цветы.

***

Ветер вспухает в его парусах

И гонит корабль вперед,

Блики мелькают в соленых волнах,

Путь - сквозь пепел и лед.

Луки и пращи, каменья, смола,

И лестниц сухой перекрест...

Когда-то война войной не была,

И мирно несла свой крест...

Когда-то люди не знали войны,

А мир - единственным был,

Но корабль тех, что войною больны,

По волнам морским поплыл.

Там солнце выплескивалось в горизонт,

Озаряя кровью волну.

И те, кто с заката ушел на восход

Не развязывали войну.

А по следу его, из бесчестья и зла

Смерть свою собирала дань,

Когда-то война войной не была,

Но стерлась зыбкая грань.

***

Кружились сонные снега,

Над полем бедности смелея,

Выл ветер и мела пурга

В душе людской сомненья сея,

Когда в звенящей тишине

раскатом грома прозвучало:

"Вы более не любы мне..."

Я начинаю все с начала.

Пугаясь странности своей

Я снова, снова возвращаюсь

В изгибы тех мятежных дней,

Я вновь своей любовью маюсь,

Переживая, вопреки

Давно сложившимся канонам...

Бесчеловечия законам,

Без крепкой дружеской руки...

Дроу.

Ты видишь средь колышущихся листьев,

Крадется тень... На грани бытия,

На грани восприятия... Безлицый,

Бесцветный призрак, словно смерть твоя...

Моргнул - пропало странное виденье,

Вздохнул, сгоняя страх и дрожь колен,

Но снова в лунном блеске привиденье

Возьмет твое воображенье в плен...

Блеснет кровавым блеском холодящим,

Скользнув по радужке, Гекаты бледной луч...

Обнимет ужаса дыханием мертвящим,

И вдруг сокроется, средь набежавших туч...

Не убегай, она тебя не тронет,

Ей заказали смерть другого простака...

А ты... Ты можешь быть ещё спокоен,

Но только лишь до времени, пока...

Она была рожденьем темных сводов,

Пещеры Севера - создатели убийц...

Она из древнего, исчезнувшего дома,

Ты больше не увидишь этих лиц...

Ты знать, желаешь, кто она такая?!

Она герой твоих кошмарных снов,

Полуневидимая странница ночная,

Она принадлежит народу ДРОУ.

9 декабря 2002

Горит (посвящается Р.)

Как медленно, тяжко горит твое белое пламя ...

Знать, в сердце твоем спрятан осколок льда...

Несешь свою гордость, как будто она твое знамя,

Несешь свою умность, слепящую, словно звезда!..

Где, где, мне скажи, твой любовный угар затерялся?

Где, где, мне скажи, твоя жалость уснула внутри?

Чем тронуть тебя мне, чтоб ты лишний раз не взорвался?

Ну, что же ты медлишь, смотри!

Вот, видишь, бледнеет и рвется наружу упрямо...

Холодное тело дрожит от дыхания звезд...

Не надо мне правды твоей! Твоего: "Скажем прямо..."

Мне хватит того, что ты не заметил - слез...

Как медленно, тяжко горит твое жалкое сердце...

Ты и Я

Какой хороший ты, какая я дурная!

Ты скромен, добр, а я развязна, зла...

Ты вот такой, а я совсем другая,

Ты бел как снег, как сажа я бела.

Ты идеал! Я - антипод желанья,

Тебе - улыбки, мне плюют вослед...

Ты людям мил, ты - чудо мирозданья...

Я порожденье тьмы, а ты - ярчайший свет!

Но чувство есть, которое пленяет

Сердца людей подряд всех возрастов...

Оно тебя со мною приравняет -

Оно одно - любовь, любовь, любовь!!!

9 декабря 2002Опечаленными звездами

Опечаленными звездами

Отпечаток моих глаз...

На губах твоих застыли

Мои взгляды, мои сны...

Ты мне дорог, мое пламя,

Мой негаснущий экстаз,

Я с тобою буду смехом,

Зеленью твоей весны...

На щеках замерзло солнце

В восходящей вышине,

На руках оттает птица,

Что живет в тебе самом...

Ты так любишь мои песни,

Ты их слышишь в тишине

Лишь с тобой звучит сияньем,

Голос, льющийся ручьем!

Без тебя, закован льдами,

Он уже не зазвучит,

Без тебя остынет пламя,

Солнце больше не взойдет!

Без тебя погаснут звезды,

Без тебя, одна, в ночи

Я останусь вольным ветром -

Вольный ветр меня убьет...

Оставь меня...

Оставь меня, оставь мне мой покой!

Беги меня, как ты бежишь от боли!

Любовь не вылечить любовною тоской.

Лечись же ненавистью и железной волей!

Беги же ласк моих и лживых слов -

Я не умею "нет" ответить ясно!

Стряхни с могучих рук кольцо оков -

Ты видишь сам, что их крепить напрасно!

Оставь себе одно, что позабыть не смог,

Оставь себе одно лишь только имя!

И, зачеркнув к нему приписку - "Это бог!"

Я знаю, ты подумаешь - "Богиня!"

Отравительница.(посвящается Г***)

Снова я называю себя предательницей!

Прости, мое одиночество, я не приду...

В границах сознания что-то расплывчато значится,

Но я не откликнусь на зов, что мне мнится в бреду...

Снова я называю себя отравительницей,

Прости, мое одиночество, я уж не рядом...

Горьких писем, пропитанных болью, отправительницей

Я называю себя, твоей чашею с ядом...

Славно тебе умереть, мое одиночество,

Славно погреться в Аду, среди кучки чертей!

Жаль, что я раньше не ведала дара пророчества -

Иначе б давно отказалась от этих затей...

Долгой дороги тебе, уходи, мое одиночество!

Прости, если сможешь, не возвращайся назад...

Вечность стоит у порога хранителей верности...

Я называю себя просто так, наугад!..

Ночной трепет.

Ожил трепет ночной, погасил фонари,

Сон навел на бродягу с сумою.

Он поднялся на сопку и там до зари

Ожидание выплеснул в вое...

Этот тягостный клич, он меня разбудил

И заставил подняться с постели...

Он навек в мое прошлое дверь затворил

И унял в моем сердце метели.

Я летела к нему как стальная стрела,

Но полет мой внезапно прервался...

Острием холодящим в грудь я вошла,

Его вопль как струна оборвался!

Умер трепет ночной, со стрелою в груди.

Я проснулась в холодной постели.

Больше некому было меня разбудить,

И шепнуть горячо "Полетели?!"

8.03.03.

Будет ли Время, когда человеков не станет?

Будет ли солнце сиять в голубой тишине?

Будет ли мир, отягченный законами стаи?

Будет ли легче? Никто не ответил мне.

Значит, что Солнце погаснет последней звездою,

Значит, что Время, как странница в ночь пропадет,

Значит, не будет людей, и место покою

Наша планета в себе, наконец, обретет!

8.03.03.

Черно-белое кино...

Черная птица замкнула мой свет на замок.

Чёрная кошка спугнула удачу с пути...

Чёрная доля ступила ко мне на порог -

Чёрной дорогою мне предлагает идти...

Чёрным по белому писаный Белый закон,

Белым по черному - совесть напишет мне слово

Ставлю последнее белое на черный кон.

Знаю - не выиграть! Только играю я снова.

Белые ангелы вряд ли меня вознесут

К белым стенам, где Покой тешит белую Долю,

В белых одеждах свершается праведный Суд, -

Белой рукою меня не отпустят на волю!

* * *

Я не знаю кто ты, что ты,

Но пошла бы за тобой!

Глухо обрывает ноты

Тишина во тьме густой...

Любишь. Шутишь. Ты страдаешь,

И страданью вопреки

Струны душ перебираешь

Без усилия руки...

Ты весь чист - ни капли фальши!

Я же насквозь прогнила...

Кто мне скажет - что там дальше?!

Я устала. Умерла.

***

Мой тайный грех. Мое к тебе стремленье,

Что сможет заменить его? Печаль?

Не скоро прогорает вожделенье,

Однажды вспыхнув..., а тебе не жаль?

Не жаль, что столько минуло моментов,

Которых нам обоим не вернуть?

И шелест платья, шепот комплиментов,

И длительный до остановки путь?

Теперь, твоих касаясь губ без потаенной дрожи,

Я все же замираю, не дыша

И что-то там, внутри, чуть всхлипнет тоже,

И это, может быть, душа...

* * *

Мне предложили роль волчицы

Чтоб веселее было жить...

И кровью свежею упиться,

И лишь себе одной служить...

Мне предложили роль колдуньи,

Чтоб очаровывать людей...

На плечи кинуть шкурки куньи,

На пальцы - золото перстней...

Мне предложили роль бедняжки,

Чтоб счастье нищего вкусить...

А сбитых ног меня - бродяжки,

Уж будет некому лечить...

Мне предлагают роль за ролью,

А я всего лишь человек...

И раны посыпают солью,

Надеясь на мой долгий век...

***

Тебе не плохо - ты тоскуешь!

Ты обнимаешь - не от холода дрожа,

Ты полон, но как будто бы пустуешь,

Ты близок, но как будто хочешь убежать...

Что ж ты, разумный, улетевший,

Что ж ты хандрою изошел?

Ты не последний уцелевший,

Из тех, кто счастья не нашел...

Ты отказался от блаженства,

Но избежал неистовых тех мук,

Что принял бы от совершенства

Моих горячих тонких рук...

Твой разум проявился, может, в этом,

Иль это прихоть, или твой секрет?

Во тьму ушел, когда бежал от света,

"Кто знает, что такое свет?"

***

Подайте мне меч!

Подайте мне меч, и кольчугу несите

Подайте мне чарку да крест серебра!

А лучшему другу одно лишь скажите,

Что с ним только я и бывала добра!

Когда я устану от сечи кровавой,

Что выбрала в гневе судьбою своей,

Когда я узнаю, что боль, а что слава -

Тогда я, быть может, и стану мудрей...

Да! Пусть никого я еще не любила, -

И сердце свое от любви берегу,

Скажите, что друга ещё не забыла, -

И ради него я не сдамся врагу!

Кольчугу несите! И меч мой подайте!

Мне крест греет душу, а тело - мой плащ...

Ну, что ж, вот и все... Простите, прощайте!

А лучшему другу скажите - не плачь!

***

(посвящается Р.)

В моих крыльях запуталась боль,

В моем теле засел тиран...

Ты жаждешь вкусить? Изволь -

Созвездия колотых ран...

Моя кровь стала ядом лесным,

В моих мыслях заблудшие сны,

Если хочешь, ты будешь одним!

Если хочешь, ты можешь быть злым!

Выплывает из мрака дракон.

Я им стала. Пустыне не верь!

Это все - только умерший стон,

Просочился сквозь плотную дверь...

***

Армагеддон будет завтра.

Умирающие звезды нам пророчили не зря -

Солнце выжгло белым знаки на отравленной земле.

Завтра дождь пройдет кровавый. Сумасшествием горя,

Тело мира бьется, воет в затянувшейся петле!

Заслонили небо маски - безразличие и грех...

Смерть косою замахнулась - черным лезвие горит-

ЗАВТРА подымает навьев, темным войском против всех.

ВЕЧНОСТЬ страхом замирает и молчит.

Око ночи поразило бронь серебряной звезды,

Завтра череп будет скалить зубы под дождем камней,

Завтра будет чернь слепая отражением грозы,

Завтра тень времен растает перед ней.

Этот мир.

Этот мир мне порядком поднадоел -

В нем короткий рассвет, а закаты длины...

Каждый день несет тысячи дел,

А в итоге и эти дела не важны!

Этот мир - он похож на ветра,

Что проносятся средь онемевших пустынь.

И никто здесь не скажет - "Пора!",

Ни один не достигнет заветных вершин!

Да, и я здесь так мало могу,

Что навряд ли уж ярче других...

Но не сдамся на милость "врагу",

И не стану "косить под своих!"

Этот мир презирает меня?

Мой рассвет и закат не по нем?

В этом мире нет ночи и дня!

Здесь все серо, и мы тут живем...

Дайте красок - я вам распишу!

Дайте звуков - я песню спою!

Дайте чувства - я вам покажу,

Как расслышать душу свою!

Дайте жить, как мечтается мне,

И позвольте творцу сотворить!

Пусть сгорю я в священном огне,

Чтобы серость на миг осветить!

V.H.D.

Жизнь - рекою крови от заката до рассвета,

Песня черных крыльев до конца еще не спета!

В вихре серых мыслей, блеске глаз, как в танце смерти,

Ищешь новой жертвы, красоты расставив сети!

Вновь летучей тварью рассекая сумрак выси

В ночь ты унесешься, став чужим осколком мысли,

За любовь святую ты схлестнешься в жарком бое,

Видишь смерть с косою вслед за нею и тобою?!

Днем и ночью гибель, тем, что посланы за нею!

Сердце, словно ад, единой страстью пламенеет!

Станет одинокой, но с тобою ввысь умчится,

Дева та, что вскоре обратится в кровопийцу!

Припев:

Гость ночной...

Ты приходишь с безумной луной,

Ты приходишь в разломах зеркал,

Но мне мил, твой хищный оскал!

Гость ночной!

Твой зов звучит, словно вой!

Ты приходишь в разломах зеркал,

Ты находишь то, что искал

Возьми меня!

***

Как звонко стынет тишина

В безвременье миров.

Она заплатит нам сполна

Монетой мертвых слов.

Как мягко оплетает ткань

Рутины бытие.

Она не рассекает сталь,

Сталь рассечет ее!

Как светло колокол звучит

По белым городам!

И ярче солнц людских горит

Гилтониэль звезда!

In somnium

Я видела дважды во сне

Отблеск звезды Элберет...

Я видела дважды во сне

Мрачную тень одинокой горы...

Я видела дважды тот истинный свет

И истинный мрак мне на плечи давил...

Я видела дважды оскал

Орочьих морд, что слюною давясь,

Шелк эльфийских одежд измарал,

И Знамя Эльфийское втаптывал в грязь!

Я видела дважды тот истинный свет,

Что в короне Моргота звездою сиял!

Я видела дважды их взгляд -

Аданских царей и Эльфийских владык,

И тучи их точащих яд

И копий, и стрел...

И прекрасный их лик!

Я видела дважды тот свет,

Что ожег мне глаза и в сердце проник!

Я видела дважды себя -

В броне из мифрила, со сталью в руках,

Что истинный Свет возлюбя,

Разила врагов и топтала их прах!

Я видела дважды, но сон

Стал дымом костра

и был в вышнюю даль унесен.

***

Все как всегда.

Никто мне не ответит,

И некому задать мне свой вопрос.

А с высока

Больное солнце светит,

И лес осенней ржавчиной оброс.

Сначала долг.

Потом за долг расплата.

Потом лихая пустошь вечеров.

Сначала "Я хочу! "

Потом " Мне просто надо..."

Все как всегда.

Как ненависть врагов.

***

ПЕССИМИСТИЧЕСКОЕ

Минувших поколений, покинутых времен

Нам не вернуть. Наследье наше

Не щит и меч, не сырость темных башен,

Но лишь позор ослабленных племен.

Средь нас героев нет: они давно забыты,

И нынешних владык ждет тление и смерть...

Средь нас и бардов нет, чтоб подвиги воспеть,

У нас руины есть, седым плющом увиты!

Кто мы, куда идем, что обретем в итоге?

Бессмысленной улыбкой мудреца

Ответит Гибель за мгновенье до конца,

Нам не изведать пыль большой дороги,

Вся наша жизнь - суеты и тревоги,

Мы живы, двигаясь по ободу кольца.

***

Я желто-зеленое чудище

С янтарными щелями глаз...

Я - мудрое в кованом рубище,

Спасавшем меня не раз!

Я - древнее, дикое, верное,

Свободно от медных оков,

Пустынное, водное... Мерное

Ты слышишь дыханье веков...

Смиритесь, двуногие глупые!

Жестокие игры смешны.

Я - вечное, чуждое, высшее!

А вам не дожить до весны...

Май 2003

***

Обмирает дрожью вечность,

Зов немой издалека,

Променять мою беспечность

на литые облака,

Променять мою бесстрастность

На искрящие цветы

Факела, который гаснет...

Факела, который - Ты!

май 2003 - март 2004

***

Тишина поедает мгновенья.

Как нелепо теченье времен!

Как бесстрастно кочует забвенье

От сердец и от душ до имен!

Как, боясь своего пораженья,

Точит зубы о сердце змея.

И как сладко врачует забвенье

Все, что было с тобой до меня.

Дрожь миров. Наше прикосновенье

Пролистает портреты без лиц.

И безликая сила забвенья

Перед будущим падает ниц.

12.03.04.

***

Обесславлены,

Обездолены,

Остановлены,

Обезволены.

Обезглавлены,

Обездвижены,

Мы оставлены,

Мы обижены.

***

Подражание Символистам.

Ночь упадет дождем и тьмою,

Вечность на острие клинка...

На полувыцветших обоях

Застыла узкая рука.

Смеется, скалится, хохочет

Широкоскулый лик луны,

Как будто нам сказать он хочет,

Что все земное только сны!

Что снятся нам дома и скалы,

Морской прилив и жемчуга,

И ночи черные провалы,

И дня искристая дуга...

Что снится ненависть и счастье,

Страданье снится... спится нам!

Мы не проснемся в одночасье,

Подобно греческим богам.

И умирая, и рождаясь,

В однообразно-вязкой тьме,

В одно и то же обращаясь,

Мы обращаем взор к луне...

Слово эльфа

Я изведала горечь столетий....

Что мне время? Лицом молодая,

Я бессмертной душой увядаю,

Что мне время? Лишь горечь столетий...

Я изведала сотни страданий,

Что мне мука? Однажды любила...

Только смерть обо мне позабыла,

И по тысячам верных гаданий,

Нету мук тяжелее любви...

Я пила из запретных колодцев...

Я изведала мрака и света,

Я дверь заперла до рассвета

И вышла в закатные тени...

Возносила я сотни молений,

Изрыгала я сотни проклятий,

Я видала исход поколений,

Раскрывающих мору объятья...

Я изведала горечь столетий...

Не вернутся за мной корабли...

Больше нет той волшебной земли,

Что мне время?..

***

Криком немых отражений,

Мрачно встает надо мной

Эхо минувших сражений

Скользкой холодной волной...

В страхе колеблются мысли

Воля и немощь слились,

Силится падшее с выси

Снова подняться ввысь...

Мир утонет в зловещих грехах,

Истерзав ослабшую плоть,

И в тяжелых тенях-облаках

Завершения не обретет...

***

Я слыхала молебен чужих поколений,

Я вдыхала увядших роз аромат,

Я платила за жизнь проценты и пени,

Я не раз оглянулась назад.

Только там позади - выше горы и грех,

Только там, позади - тяжче муки и страх...

Только там позади - звонче прерванный смех,

А что впереди, а что впереди - прах...

Я шагала по выжженной солнцем тропе

И дышала пылью ушедших вдаль

Я оставила тех за спиной, кто пел,

Впереди меня караулит печаль.

Неужто, там, позади - только горы и грех,

Неужто, там, позади - только муки и страх...

Неужто, там, позади звонче прерванный смех?

А что впереди, а что впереди? - Прах!

Я вышла на берег крутой и высокий

Струящейся в вечность реки,

И странник такой же, как я, одинокий,

Мне не подал руки...

Он сказал мне, что сам не пойдет вперед

И меня не отпустит вот так...

Потому что там - только горы и лед,

А позади - прах...

***

Какая разница - порок или игра?

Какая разница - любовь это иль похоть?

Какая разница - кровавая искра

В твоих глазах... И грома скверный хохот.

Блеск пламени на черных волосах,

И воска след на траурном манжете.

Скольжение шелков, пожар в телах...

Мы оба растворимся на рассвете.

Мы оба опечалимся на миг,

Секунда минет и уйдет на веки.

Ты следующей ночью смежишь веки

С другой. А мой безмолвный крик

Заглушит грома оскверненный грохот...

Один.

На стыке меж небом и бурой землею

Родился один поклонявшийся шторму.

Он так не желал оставаться в покое,

Что вскоре не смог отыскать себе корму...

Измученный всеми, забитый камнями,

он вышел на лодке в открытое море,

Он правил простыми людскими страстями,

А вместо весла было горькое горе.

А лодка была скроена из обмана,

Сиденья - из страха и жажды убийства,

Был парус - прозрачный кусочек тумана

И лоты из тех, кто пред ним преклонился.

И были чудесные крепкие снасти,

Грузила из мертвых голов человечьих,

И сеть из волос, поддавшихся страсти,

И поплавки из костей долговечных...

Не рыбу ловил он - заблудшие души,

Он им напевал манящие песни,

Они бы могли заткнуть свои уши,

Они были способны когда-то воскреснуть...

Но звуки ласкали их слух искаженный

И уводили в подводное царство,

На лодке, где кормчим служил прокаженный,

По морю из крови, беды и коварства.

***

Вален Дыхание Тьмы

Обмирает от страсти ночь,

Умирает от старости день,

Убегает сквозь пальцы прочь

Твоя побледневшая тень.

Пламень рыжих густых волос,

Кожа льдом голубым взята,

Брови - росчерк прямых полос.

Говорит твоя немота...

Говорят и горят глаза.

За спиной леденеет миг.

И - непрошеным ядом - слеза!

И "Ямами Ада!" - крик.

И на блике клинка - пир.

Ты погибнешь, я тоже умру.

Кровью станет роса поутру,

Обеднеет без страсти мир. * * *

Ты закрываешь глаза, ты уходишь отсюда в мир грез.

Ты запираешь все двери и ступаешь на призрачный мост.

Ты вдыхаешь тьму и видишь свет в небесах ,

И за спиной вырастает стена и рушится страх.

Припев:

И кажется, что все хорошо,

И кажется, что это - твой дом,

И кажется, что здесь расцветает душа под дождем!

Нам кажется, что все хорошо,

Нам кажется, что это наш дом,

Нам кажется, что здесь расцветает душа под дождем!

В твоем мире зеленый свет дан злу и добру,

В твоем мире сверкает сталь и роса поутру.

В твоем мире есть крылья не только у радужных птиц,

В твоем мире есть боги, пред которыми падают ниц.

Припев:

И кажется, что все хорошо,

И кажется, что это - твой дом,

И кажется, что здесь расцветает душа под дождем!

Нам кажется, что все хорошо,

Нам кажется, что это наш дом,

Нам кажется, что здесь расцветает душа под дождем!

Ты, умирая, рождаешься снова и бросаешься жить,

Ты даешь обреченным надежду, ты умеешь любить,

Обращаешь ты в бегство иль прах злейших врагов,

Достигаешь, ведомый богами, чужих берегов.

Припев:

И кажется, что все хорошо,

И кажется, что это - твой дом,

И кажется, что здесь расцветает душа под дождем!

Нам кажется, что все хорошо,

Нам кажется, что это наш дом,

Нам кажется, что здесь расцветает душа под дождем

Но ты знаешь, что там, за стеною - реальный мир,

И ты знаешь, что ты в нем изгой, а подлец - кумир!

Ты знаешь, что время наступит - ты вернешься туда,

А со здешних небес за тобою рухнет звезда...

И все уже не так хорошо

И этот дом - разрушенный дом,

И души здесь умирают под черным дождем...

***

Обманет. Он меня опять обманет...

И в складках темно-синего плаща,

Угрюмый, неприветливо проглянет

Мой страх - остаться без его плеча.

Уйдет. Опять уйдет он, не простившись...

И в линиях изгиба тонких губ,

Змеей нелепою и злой извившись

Мой страх шипит и точит острый зуб.

Молчит. Опять молчит со мною рядом.

А в жестких серо-ледяных глазах

Чумное солнце брызжет желтым ядом,

И в этом солнце мой сгорает страх.

***

Я не чую мгновений и не чую времен,

В моих мыслях пустые списки имен,

Чьи они, кто их потерял и когда?

Я не знаю.

Утекают безликие ночи и дни

Невозвратно куда-то уходят они,

И лишь мысли мои со мной навсегда

Улетаю.

Улетаю туда, где добра нет и зла,

Где холода нет, но нет и тепла,

После смерти уснуть на безвременья ложе

Ты тоже так можешь?

Но я, смежив веки, устало скажу -

Попрощайтесь со мною, я ухожу.

Ощутив приближенье конца всею кожей...

Ты тоже?

* * *

Не стоит строить призрачных надежд,

Они, как облака, недолговечны.

Не думай, одержавши сто побед,

Что и сто первую ты так легко одержишь!

***

После времени будет уж поздно,

После времени будет Зима,

А пока, тучи сдвинулись грозно,

Я схожу в одиночку с ума...

Желтый снег за окном моим тает

Это осень так холодна...

И никто ничего не узнает...

Я схожу в одиночку с ума...

После времени будет забвенье,

Я, наверно, исчезну сама,

Словно цепи ненужное звенье,

Я схожу в одиночку с ума...

***

Я ненавижу строгости мгновений,

Отмер секунд, минут, недель, веков...

Какая жалость - ветра дуновений,

Нам не измерить с помощью часов!

Нам не увидеть изменений жизни,

Нам не измерить точно все и вся,

Придет момент, и время жарко брызнет,

Сметая Землю, плавясь и горя...

Ну, а пока - утешимся. Бог весть...

Вы - продолжайте точным цифрам верить.

Но мне известно, что на свете есть,

То, чего нет возможности измерить....

* * *

Скрипят в проржавевших уключинах

два деревянных весла.

И кормчий мой, жизнью замученный,

Не правит - волна понесла...

Плывем и плывем по течению,

Нас вынесет - только куда?

По берегам - тернии

И черная в речке вода...

***

На ресницах прозрачные призмы

Пережитого краха надежд

Оплывающих отсветов блики

И море летящих огней,

И проблема решающих жизни

Сборища грубых невежд -

Груз непомерно тяжелых

За пазухою камней.

***

Мы рабы чьи-то стали,

Наши души нигде...

Мир из кованной стали,

Где хрустальной мечте

Даже места не дали,

В ранг изгнанницы вдруг

Ее возвели

И короной венчали

Из синей печали

Среди мертвых подруг.

* * *

Порою, кажется, что лучший выход - море,

Сверкнувшее лазурью пред тобой...

Тебе не жить в бушующем позоре,

Толпа не властна над твоей судьбой!

Оплеванный, осмеянный, сгоревший,

Забитый, не забытый, но до дна -

Такая малость. Принятый, безгрешный -

Иди к нему. Умрет твоя вина!

Познанье - грех, так что же ты? Решился?

Или терзаешься со скорбною душой?

Ты понял, что обрел...Чего лишился...

Всего. Но у тебя - покой.

***

Я жила столетия средь чужих имен

И другие жили своими странными судьбами,

Солнца свет испокон

Я считала своим

В моих зрачках прорастает она -

Другая, иная вселенная.

Со своими законами зла,

С укором в недетских глазах.

Ее грусть давит, тоска сводит с ума.

Пересечение чужих миров - для нас.

Моими глазами в мир смотрит Луна,

В моих глазах отражается Марс.

Древней жизни враги -

Кокон вечности раздавит их,

И стон, и плач, и скрежет зубов, и крик

Потонут в чаше наполненной мраком.

Ты не успеешь задать вопрос

На заведомо ложный ответ

Все покатится под мировой откос

И мрак превратится в свет

Я поверю чужим именам,

Ведь кто-то сильнее, чем я

Но нет дороже всем нам

Планеты Земля.

***

Пленкой затянуты окна,

И пусто в моем животе,

И дождь барабанит дохло

В безликой своей темноте.

А я жду чего-то большого,

Что скоро за мною придет,

И взгляда его больного,

Что тоже чего-то ждет.

И мне не оставят надежды

Летящие ввысь корабли

И складки моей одежды

Как-то не так легли...

* * *

Пытаясь схватиться за сизый туман

Умчаться в неясную, темную даль,

Мне кто-то сказал, что это обман,

Ему кто-то ответил, что это - печаль.

Воля собралась в тяжелый кулак

И ужас укажет ей правильный путь.

Пусть кто-то скажет, что это обман.

Ему кто-то ответит - ничего не вернуть.

Кто-то желает, но не может найти,

Выходит на берег сомнением полн,

Кто-то не сможет сойти с пути

У этих вертлявых, навязчивых волн

Кто-то слушает молча искусственный дождь

И смотрит ночами в пустое окно

Кто-то бежит от полуночи прочь,

Которому смерть или жить - одно.

Я - все эти кто-то, но срезаны крылья,

В пустынное небо гляжу одиноко

И падаю в пропасть.

***

Глупое, грубое время

Слетает с чужих берегов,

Странное, страшное племя

Наших извечных врагов...

Секунды горят и пламя

Сжигает тело твое

Даже когда ты не занят,

Когда ты гостишь у нее...

Когда ты любишь кого-то,

И ненавидишь когда,

Занят рутинной работой...

Мелькают, уходят года...

И небо безумствует плавясь,

И солнца в сердцах людей,

И мрачные злоба и ярость,

И скопище грязных идей.

Глупое, старое время...

***

Сокровища.

В жемчужных днях, в агатах ночи,

В туманно мраморной тиши,

Холодная, как древних мощи,

В рубинах пламенной души

Я обреталась тишь лелея.

Храня надежду-изумруд,

И платиной себя жалея,

Желала, жаждала средь груд

Чужих словес, чужих молений,

Чужих слияний, слез чужих,

Средь воздаяния мгновений,

Среди слепых, немых, глухих!

Их чувства - шлак, обманка, серость

В сравненьи с халцедоном мук,

И сердоликовая смелость

Вновь рвется в бой из бронзы рук.

И меди тяжесть заискрится,

В моих скрываясь волосах,

И томным блеском отразится

Кошачий глаз в моих глазах

И золото молчанья жгуче

Отметит речь из серебра

Я знаю, что желают души:

Зла, Равнодушия, Добра.

***

Теперь на фотографиях - другая.

Теперь она - твоих владыка грез.

А та любовь, прекрасная, нагая,

Ушла весной капелью твоих слез.

Вы расставались. Ангелом назвала,

И укатила в город свой глухой.

В душе чего-то важного не стало.

Она там насладится - не тобой.

Обманывала. Сладко убеждала.

Манила и бранила вновь и вновь.

Она в тебе убежища искала

От зверя страшного по имени "любовь".

Ты спас. И что же получил в итоге?

Вещей ее три сумки на шкафу,

Неуловимый запах на пороге,

И воющую по ночам тоску.

Ты помнишь, снился сон тебе, в котором,

Ты черну тень от тела оторвал,

И прочь погнал ужасную с позором,

Но вдруг, остановившись, осознал,

Что эта тень есть ты...

И в ужасе проснувшись,

Хотел в объятьях трепет тот избыть...

Но нет ее, и к стенке отвернувшись,

Ты дал себе зарок: забыть! Забыть...забыть...

Забыл ли ты? Иль прошлое тревожит

Тебя минувшей болью до сих пор?

Надеюсь я: оно плодов не множит

В тебе, и не разбрасывает спор...

Со мной кошмары перестали ночью сниться,

Покой у нас незамутнен и тих,

Но я боюсь - сумел ли ты проститься?

Иначе, отчего родился этот стих?

Нас не спросили...

Нас с рожденья лишали прав,

Нам внушали, что мы - грешны!

Нас пугали, что Бог кровав,

И что мы Ему не нужны...

Нас лицом уложили в грязь,

И сказали, что догмы важны,

На кострах сжигали, смеясь,

Потому, что Ему не нужны...

Нам вещали, что Бог жесток,

И что мы в Него верить должны.

Человек всегда одинок,

Человеки Ему не нужны...

У нас множество мерзких идей,

Мы делаем все, что по нам.

Бог забыл спросить у людей,

А нужен ли людям Он сам...

***

Маме

Мама, нет ни ада, ни рая, ни Бога...

Мама, этот миф уже очень стар!

Мама, есть темнота и дорога,

И желтые отблески фар.

Мама, нет ни Бога, ни рая, ни ада,

Мама, библия - только сказ!

Мама, не плачь, не надо,

Это все не для нас.

Мама, нет ни ада, ни Бога, ни рая...

Есть Курантов сломанных бой.

Мама, когда умираешь,

Мир умирает с тобой.

***

Скажите, что лучше - Ангелом зваться,

Лепить ко лбу нимб, святым делать взгляд

И прятать в сердце хвост красный,

Трезубец черный, в углах губ - яд?

Скажите, что лучше - белая маска,

Льняные волосики и нежный взор,

Или бешенство, дьявольская пляска,

Огненных кудрей горящий позор?

Взять щит добродетели, им прикрыться,

В руку - правды топор - косить таких же, как ты,

Или плюнуть на все, выматериться,

Взмахнуть трезубцем и встать в их ряды?

* * *

Одолела меня бессонница,

Мятежница, огнепоклонница...

Мечется на простынях смятых,

К ночи поминает рогатых,

Нашептывает, уговаривает, указывает,

Заклятьями бессвязными связывает,

Пеленою мне очи затягивает,

Да лапищи белёсые протягивает...

Заглядывает сквозь веки в душу,

За шторкою прячется - подслушать,

Ищет во мне тайное, скрытое,

Давно захороненное, зарытое...

Ищет, да меня же и ругает,

Тишиною ночною пугает...

Вот... В окне все яснее свет!

- Сгинь, несчастная, пропадом!..

- Нет...

***

Рожденные не вовремя.

Рожденные не вовремя,

В пыли чужих веков,

Мы смертью задыхаемся

В объятиях оков.

Рожденные не вовремя,

Мы жаждем колдовства,

Кроваво-ратных подвигов

И княжьего родства.

Рожденные не вовремя,

По краешку доски,

Ползем над светлой бездною

И воем от тоски.

Рожденные не вовремя

Мы не родимся вновь.

Мы смертью задыхаемся

Во ржавчине веков...

* * *

Оскудели наши мысли,

Ржа поела наши латы...

Потемнело наше злато,

Ждем, что нам укажут с выси...

* * *

Облупилась побелка, тени черных стен...

Половицы не скрипнут, - тяжких мыслей тлен.

И хозяева в доме - только пыль и тьма.

За одним окном осень, за другим - зима.

***

Кто виновен в том,

Что я стала дождем,

Что я стала тьмой,

Ломящей в виски?

Кто виновен в том,

Опустевший мой дом,

Что я стала иной,

Зажатой в тиски?

Кто виновен в том,

Что друг стал врагом,

Отпустила боль,

Умираю с тоски?

Кто виновен в том,

Что чьим-то перстом

Указующий подан знак?

Кто виновен в том,

Что сейчас, и потом,

И дальше все будет не так?

Кто виновен в том,

Что отверстым ртом

Я ловлю капли свинца?

Кто виновен в том,

Что я стала сном,

Лишь бы пройти до конца?

* * *

Посвящается Каунту

Тьма, не видят глаза ни зги.

Ветер. Колышутся тяжкие шторы.

Шорох - кто-то неслышно-скорый,

Ночь отмеряет ему шаги.

Кроток, с глазами больной собаки,

С бешенством, скрытым в их глубине,

Он, понимающий тайные знаки,

Он, беспредельностью проданный мне.

Тишь. Затаилось в груди дыханье.

Жду. Сейчас он сюда войдет.

Рушится... Рушится мирозданье...

Имя зовет в бесконечный полет.

Уха коснутся бескровные губы,

Шепот на истину свет прольет...

Надо, чтоб так бессмысленно грубо

Страсть оборвала мой страшный уход...

***

Посвящается Алукарду

Мне кажется, что я сойду с ума

Мне нечего, мне нечего здесь делать!

Мне место там, где он, где кровь и тьма,

Где есть возможность заново поверить...

Мне кажется, что я с ума сойду,

Мне постоянно слышен его голос,

И он зовет, зовет, а я иду...

Иду, и не сдвигаюсь ни на волос...

С ума сойду - так показалось мне,

Смешно, нелепо, но ничуть не странно,

Влюбиться при зашторенном окне

В героя из мультяшного романа...

***

Народ, кончайте овощить!

- Народ, кончайте овощить,

Кричу народу я,

Костюмы надо вам дошить,

Железа, до фуя!

Костюм сошьем за вечерок,

И обувь, может, тож...

Вы, что, - кричу, - да в этот срок,

Не выковать и нож!

Доспех мы сделаем за час,

А может и за два...

Вы что, - кричу я им, - ребят,

За год едва-едва!

Народ молчит и овощит,

А я ругаю их,

Да вам один хотя бы щит,

Доделать... На троих!

Народ, так дело не пойдет,

Гамбеза даже нет!

Да вас любой дурак побьет,

Ребенок пяти лет!

Ребята, хватит дуру гнать,

Она не убежит,

Мечи вам надо покупать,

Кончайте овощить!

Вы реконструкторы, иль кто,

Вы в клубе, или как?

Не кони ж в кожаных пальто,

Не гопота никак...

Так что - берите в руки дрель,

Киянку и болты...

Заклепки тоже... Верь, не верь,

Без них-то никуды!

Народ, кончайте овощить!

Народу я кричу,

Я нашим клубом, мать етить,

Гордиться тож хочу!

***

Послание к Тильберту

В сердце из черного, черного шелка,

Память плетет для меня паутину,

В пальчиках тонких застыла иголка,

Я вышиваю рассветом картину...

Мое полотно - побеленные выси,

А нити - прозрачно-весенняя морось,

Канвою послужат мне тихие мысли,

Я вышью на небе твой сказочный образ...

Его не коснутся растленье и скука,

А время нещадное - сделает краше,

Ему не грозит леденящая мука,

И губы минует смертельная чаша...

И вереницам божественных лиц,

Будет дано только в нем воплотиться

И славой ему будет пение птиц,

И будет далёко оно разноситься...

И сердце из черного, черного шелка

Он счастьем ослепит, надеждой осветит,

Дошью и, пронзенное тонкой иголкой,

Сердце твое непременно ответит...

***

Переписка

Ты мне ответил. Как дрожат колени...

Пылают щеки, в оглушившей тишине...

И стаями прекрасные виденья,

Проносятся во мне.

Ты мне ответил... Нет в словах печали...

Нет отповеди дружеских оков...

Тебе я нравлюсь... Это ли сказали

Слова твои и пустота меж слов?

И каждый раз, садясь пред монитором,

Я замираю чутко... Каждый раз...

Пока модем изводит нас набором

Тех номеров, что связывают нас....

Ты мне ответил... И в душе, ликуя,

Волна горящих строчек поднялась,

И удержать ее в себе уж не могу я...

Письмо. Конверт. И мышка понеслась!!!

Опоздавшие

Мы оба к поезду случайно опоздали,

Остались, оба, в разных городах...

Метались по перронам и искали -

Себя, в чужих, но близких вдруг, глазах...

Мы оба сдали в кассу те билеты,

И бросили надежды, как цветы,

Увядшие, прелестные букеты,

Что подарить хотели - я и ты...

Нам тесно в городах, в тисках их зданий,

Обидно нам, до бесполезных слез,

Что так несправедливо мирозданье,

Что поезд нас обоих не унес...

Грусть

Грущу... Грущу... Опять в подушку слезы...

И одиночества каленая печать,

На лбу моем, в ладонях - по занозе

Того креста, что не смогла поднять...

Я снова плачу... о минувшем плачу,

И скатным жемчугом слезинок я плачу,

За незаметную и скромную удачу,

За то, что крылья есть - и я лечу...

Чем платишь ты, что тратишь, что жалеешь?

О чем ты думаешь в полночной тишине?

Любить наполовину - не умеешь,

Тогда отдай, все что имеешь - мне.

Возьми мое - я все, без сожаленья,

Тебе отдам - не пригодится? Пусть!

Я не хочу, чтоб унялось мое волненье,

Я не хочу, чтоб проходила эта грусть...

***

Вечер, утро... Солнца - росами...

Небо - яблоками звездными...

Жизнь - хамелеон изменчивый,

Ты - родной... Такой доверчивый...

***

Полуночники

Мы с тобой, милый мой, полуночники...

В час, когда засыпает весь люд,

В пустоту пишем пылкие строчки,

Они нашу любовь берегут...

Мы, с тобой, милый мой, бессонные,

Ошалелые по утрам,

Что ни ночь, то летим в бездонную

Пропасть, так дорогую нам...

Мы с тобой, милый мой, истерзанные,

И друг другом, и прочими,

Наши души не сталью взрезаны,

Ночь не нами с тобой укорочена...

Мы с тобою, Егор, полуночники...

Тоска

В мое окно смотрит новое утро,

В моей постели кто-то чужой...

Я обретаю себя на минуты...

На время - пока я с тобой...

В моем окне день танцует лукаво,

В сердце - ты - навсегда,

Поспорим на то, что - мы правы!

Горит где-то наша звезда...

В мое окно смотрит ласково вечер

В моей душе никого больше нет,

Она ждет, пока ты ответишь,

Надеясь на скорый ответ...

***

Все нормально, все в порядке:

Жизнь со мной играет в прятки.

Прячет счастье за железными холмами...

Все нормально, все пристойно:

Мы друг другом удостоены,

Только почему не знаем сами.

* * *

Я

Я запуталась в хитросплетеньях,

И ловушках, расставленных мной.

Я заметила танец на стенах

Полувидимой тени ночной...

Я познала, как ценит пороки

Моя невоскресшая суть,

Я увидела в пляске жестокой,

Что уже ничего не вернуть...

Разгадала я символ знамения,

По стихам расплескав свои сны,

Я смотрела до головокружения

В порождения темной Луны...

И спокойно, без страха и ярости,

Я распутаю тонкую сеть...

Мне осталась самая малость,

Хлопнуть крыльями и полететь...

* * *

Я уезжаю

Я уезжаю на восход,

Туда, где крепки солнца грани,

Туда, где стонет сердце раненое,

Я уезжаю на восход.

Я уезжаю на зарю,

Туда, откуда смотрят пристально

Глаза, исполненные истиной,

Я уезжаю на зарю.

Я уезжаю на восток,

Туда, откуда слышу песни,

Туда.... Пусть солнца грани треснут!

Мне не оставить здесь себя...

Я уезжаю.

***

Кассандра

За что и кем мне даден дар прозренья?

Чем провинилась я пред злом или добром?

За что мне взоры, полные презренья?

За что свинцовые шары мой рушат дом?

За что впервые после сотворенья,

Я познаю - кто платит, а кто прав,

За что и как минувшие мгновения

Мной превращаются в белесый легкий прах?

Я зрю былое, сущее и выше,

И то, что предрекаю - будет так.

Мы сосчитались. Кто-то лишний вышел.

Я знаю кто это. И даже знаю как.

Грешница

Не грешить и не каяться.

Таков завет. Твой.

Я - грешница. Скалится

Лик луны. Вой

Эхом раскатится,

В душе, оставляя След.

Меня хватится

Он, а меня - нет.

Согрешу и покаюсь,

Так жизнь моя мне милей,

Я с ним не останусь...

Пусть ему льет елей

Другая беспечная

Дева с земной душой

Ей - жизнь обеспеченная,

А мне - быть всегда с тобой...

***

В каждом - свое.

В терновом венце

Тоже своя сладость

В замкнутом круге

Мук...

И в славном конце

Тоже своя слабость

Застыть бы в тепле

Рук...

В печальном лице

Тоже своя радость

И в каждой слезе

Мир...

В запутанной улице

Тоже своя прямость

На каждом углу

Пир...

Ношу я венок из терновых цветов,

Пью своих слез сухое вино,

Мои улицы - сплошь из углов,

Осталось сказать одно...

Я пока помолчу...

***

Тебе.

Ты - мой зеленоглазый ангел ада,

Ты - мой небесный демон, мой успех...

Ты - мое счастье, мой звенящий смех,

Ты - жизнь моя, в тебе моя отрада...

Ты - драгоценней золотых песков,

И в сотни раз прекраснее, чем звезды,

Ты - краше всех земных цветов,

Таинственен, как летний вечер поздний...

Ты - в каждой букве, в каждом моем слове,

И в первом встреченном прохожем, все же - Ты...

В дыхании моем, так на твое похожем,

И в образе нетленной чистоты...

И отражается неведомо и странно

В тебе - снежинок колких стройный рой,

В тебе - горячий вихрь песков саванны,

Хочу к тебе... И быть всегда - с тобой...

В коротких сточках мне тебя не отразить

Молчать и созерцать я не умею тоже...

Какое чудо нам двоим - ЛЮБИТЬ!!!

До исступления, до сладкой нервной дрожи...

***

Я знаю...

(ответ на стихотворение "Ты знаешь?")

Ты спрашиваешь, зная все ответы.

Зачем? Чтоб убедиться снова в том,

Что сохраняют строго все заветы

Две тайны. Две души... Две личности в одном...

Ты, спрашивая, сам готов ответить,

И, несомненно, верен твой ответ...

Хоть небеса строги, но солнце все же светит,

И нам двоим, оно дарует свет.

Что надо знать еще, двоим влюбленным людям?

Над головами их Любови реет стяг,

Мы были, есть, и, знаю точно, будем!

И, нами в круге битв, повержен, будет враг.

***

Гадание

Я раскинула птичьи кости,

По гаданию вышло так:

Чую в спину дыхание злости.

Нам не выйти из круга никак...

Я раскинула древние карты,

Что рассыпаться могут в прах,

На перекрестье гарды

Свился змеею страх.

Я рассыпала гальку черную,

И по ней можно верно судить,

Звать тебе меня нареченною,

Мне - дракона в себе умертвить...

И по трем сим верным гаданиям,

Нам выходит с тобою одно -

Через пытку и боль ожидания,

Во единое слиться дано.

***

Осталось нам не так уж много дней

До встречи.

Торопим оба времени коней

Под вечер.

Нам кажется, что слишком дни длинны

Не годы...

Мы - только вышли из войны

В свободу.

Мы разорвали паутину

Власти

Мы ускользнули от рутины

В праздник

Осталось лишь пятнадцать дней...

До встречи!!!

***

Верлибр

Солнце и сны... Ты - мой...

Не знаю, за что мне так повезло...

Каждый новый день начинаю с тебя...

С тобой.

Неосторожно ... пусть, но шаг за шагом -

Все ближе к цели.

Я - твоя, а ты - мой...

Ветер и росы...

Ты - слушаешь песни.

Поешь... А я - рядом...

Неслышно... Тугим шепотом листьев...

И небом, что у тебя над головой.

Ты - мой. И солнце...

Словами всего не выразить.

Так даже лучше... Давай смотреть в глаза...

Листьям, и небу, и солнцу...

Не раздумывать, что сказать,

А говорить. Раз очень хочется.

Наверное, или наверняка?

Ты предпочтешь последнее,

И я - как пух с одуванчика...

Легка.

Рядом с тобой.

Всегда.

***

Как мне не думать о тебе,

В горячечном рассвете лета,

В потоках солнечного света,

Как мне не думать о тебе?

Как о тебе мне не мечтать?

Бездушно жаркими ночами,

Что будет после завтра с нами...

Как о тебе мне не мечтать?

Я снова тороплюсь любить,

И жизнь, как мед сладка тобою,

Полынной горечью сухою,

Я тороплюсь тебя любить...

Кто сможет осудить меня,

За торопливость или слабость,

За горечь слез, улыбки сладость,

Кто сможет осудить меня?

И никому не воспретить

Ни страсти, ни любви высокой

Я не хочу быть одинокой...

С тобой... В тебе хочу я БЫТЬ!

* * *

Ты помутил рассудок мой,

И безрассудная, я смела,

Заговорить с тобою смело,

Наедине побыть с тобой...

Рассеянная, как больная,

Что делаю, сама не знаю,

Вдруг обо всем я забываю

Едва заслышав голос твой...

Покоем маюсь почему-то,

И я живу во сне как будто,

Считаю каждую минуту,

До пробуждения души...

И ангел вторит мне: Спеши...

Спеши...Спеши...

***

Питон.

Меж ребер моих спрятался хвост гремучей змеи,

Ее тело кольцом обвивает мой позвоночник,

Ее жало так нежно целует губы мои,

И если ты не вернешься, она удавит меня, полуночник...

Если ты не вернешься, она удавит меня.

Но и ты во власти того же жестокого змея,

Он исходит ревности ядом и колотит в ребра хвостом,

В постоянной опасности, жить без него не умея,

Ты рискуешь почти ежедневно своим животом.

И если я не вернусь, то она удавит тебя, полуночник...

Нами владеют безудержно-дикие страсти,

Каждую ночь я слышу твой сладостный стон...

Мы не хотим избавляться от яростной власти,

Той, что имеет над нами чудесный питон.

И если не встретимся мы, то он нас удавит...

Если не встретимся мы, то оба умрем.

***

Я лечу, я с тобой, в купейном вагоне, что несет тебя к дому...

Я хочу рассказать тебе, как это было непросто...

Ждать, огрызаться, рычать, обороняясь от стаи волков...

Но я, став человеком, ушла от них призрачным утром...

Ты после завтра сойдешь на пустынный перрон...

Там буду ждать тебя я... И все люди исчезнут...

Растают на солнце горячем, как восковые фигуры...

Нам не надо таких омрачительно долгих разлук...

В нас обоих рождается новый мир,

Новый космос, вселенная нашей любви и надежды...

Счастье - вот наша суть.... Вот наш рок, судьба, если хочешь...

Ни ты, ни я не верим в судьбу, но все это странно...

***

Я помню твои номера - наизусть...

Все... Наверное, так любить одного - грех...

Мне все равно, цепочкой следы - пусть...

Наверное, так происходит, но не у всех...

Мы вроде порознь, только душа - одна...

Там, наверху, ошиблись, нас разделив...

Так было нужно - низко, до самого дна...

Чтобы потом ощутить - ты истинно Жив...

Ты - истинно Свят, тобою одним - живу...

Да, ты мой бог, и фото твое - икона...

Люблю тебя! Вот и молитва готова - тебе одному!

Сердце мое полно колокольного звона...

Я помню твои номера...

***

посвящается Т.С.

Ты думал, что раб, пред ней преклоняя колена,

Ты думал, ошейник - значит, ты продан навек,

Ты думал - ты узник приторно-горького плена,

Ты думал, окован - значит не человек...

Ты помнил насмешливый взор, пронзавший до дрожи,

Ты помнил жадные руки, искавшие тела,

Ты знал, что никто так дотронуться больше не сможет,

Ты думал, хозяйка делала все, что хотела...

Все ложь! Ты один надо мною хозяин...

Узами связана я - и они крепче цепей и кожи...

Ты мной владеешь... Скажи, отчего ты печален?

Дорожная грязь ли графини-рабыни дороже?..

И не погаснуть свече, что в спальне холодной пылает,

Я никому не открою страшный секрет...

Никто в этом мире о нас ничего не узнает...

Того, что хозяйка - рабыня, а раб ее - нет...

* * *

Здравствуй, мой светлый король!

Мой рыцарь в сияющей стали!

Принять поцелуи изволь,

Как гибельно-долго мы ждали...

Разбей мой хрустальный шар,

Как есть я, такой прими...

В груди моей плавится жар

Твоей священной любви...

Спали мои перья в огне,

Что в полную лунную ночь

Загораясь в лесной глубине

Свою призывает дочь...

Предай огню мой венец и плащ,

Обрежь рыжи космы мечом!

Поверь мне, ты мой не услышишь плач -

Слезы придут потом...

Сожги окривевший мой дом,

Что был пристанищем годы...

Он весь пропитался злом,

Безумием дикой природы...

Умой мое тело дождем,

Рубахой своей оботри,

Мы вместе с тобой пропадем,

В лучах омертвевшей зари...

Но сколько бы веков ни прошло,

Да и кто бы нас не поносил...

Нас с тобою поймет

Лишь один, лишь тот,

Кто любил... Кто любил... Кто любил...

***

Осень развесила флаги твои - всюду...

Золото и лазурь, и печаль светла...

Издалека, полушепотом: "Я не забуду!"

Милый мой, как бы сейчас я тебя обняла...

Осень. Радуг разводы в пепельных лужах,

Горек тёрен белесый с полусырого куста,

Милый мой, как же сейчас ты мне нужен!

Я обняла бы тебя, но со мной - пустота...

Осень. Клены дышат за дымкой багряно,

Листья их немо трепещут на слабом ветру...

Милый, я встала сегодня рано...

Но нет тебя рядом со мной поутру...

***

По крови, да по стерне,

Да по порванной струне,

По заснеженной степи,

По раскованной цепи...

По костям и праху - круг,

Враг не враг и друг не друг,

По свинцовой по грозе,

Да по соленой по слезе,

По разбросанным кострам,

Стыд не стыд, а срам не срам...

По избитой колее,

По нехоженой траве,

По огню да по воде,

По теням да вдоль "нигде"...

По прямой и по кривой,

Я не я - ты сам не свой,

По цепи следов в снегу,

По цветам да на лугу,

По молчанию и крику,

По стальному поребрику

По истерзанной душе,

По "еще" и по "уже"...

Нужное совсем не нужно,

Чуждое тебе не чуждо...

По рассвету и по тьме,

Мимо лета по зиме,

По асфальту, по дорогам,

По домам и по порогам,

Вдоль побед и поражений,

Мимо мнений и решений,

По стерне, да по крови -

Он нелегок - путь любви...

***

В лабиринте заплутала,

Ищу, спотыкаясь, дорогу...

Тихо сквозь зубы ругаюсь

На бабскую глупость...

Сама виновата, так что же...

Шершавые стены давят,

Каменный ком в груди,

И так хочется плакать...

Я не помню зачем ...

Зачем избрала этот путь

Куда я иду?

Кто ждет меня, там, впереди?

Голос, голос... и издалека...

Я встаю, я кричу, я слышу...

Может, есть не только вход,

Но и выход?

Не только вдох, но и выдох...

Не только...

***

Я взращена с излишнею заботой,

Невыносима легкость бытия...

Одной ногой стою в гнилом болоте,

В чужой заботе... это тоже я...

О, что со мной? Где этому начало?

Чем разрубить сей спутанный клубок?

Я многое могу, но сделала так мало,

Как горек первый жизненный урок...

Могу летать и не летаю...

Могла бы жить, но не жива,

Умея петь, молчать предпочитаю,

Умея бегать, я ползу едва-едва...

Легко идти, когда светла дорога,

Когда ты видишь город впереди...

Легко идти, когда идти не много,

Когда ты ведаешь, к чему тебе идти...

И тяжко так плутать в ночном тумане,

Не видя ни единого огня,

Но я надеюсь... ты пред мною станешь,

Возьмешь за руку, выведешь меня...

***

Любимый мой, как давит грудь разлука!

Как ненавистен этот тяжкий срок...

Как жду однообразного я звука,

Колес чугунных перестука...

Ловлю его, вплетая между строк...

Любимый мой, без глаз твоих мне - муки!

И сласти горьки, и рассвет не мил...

Чрез расстояния протягиваю руки,

И слышу наших песен звуки...

Ты мне их все когда-то посвятил...

Любимый мой, я нашей встречи жажду!

О, так жрецы не смеют ждать богов!

Я верю, что мы встретимся однажды,

Чтоб больше никогда не расставаться вновь...

Портреты

И честь... И доблесть... Воинская слава...

Почет и лесть... И ласки нежных дев...

Взметнется стяг и ярость, как отрава,

Вновь потечет по венам, сердцем овладев...

Покой...Трактир...у площади, на перекрестке...

Пышная женушка, и дочь... хитрец-сынок...

Потоки фраз... изысканных и хлестких...

И острякам отпор давать ты мог...

И ночь, и сторы тяжкой колыханье...

Фигуры тень в дыхании теней...

Проворное и скользкое созданье...

Мелькнет рука - нет дорогих камней...

В любых мирах сии портреты есть...

Они знакомы каждому и кто-то

Быть может сам стоит за доблесть и за честь...

А кое-кто непрочь в трактире подработать...

***

Эрмоденунг.

Загадка.

Грех на губах -

Ядом.

Сладко

Ночью в снегах

Падать...

Бледность,

Укор черных губ -

Остр.

Нежность?

Доступен и груб.

Монстр.

Смертью

Пропитано стройное

Тело.

Ветвью

Любого согнет

Смело.

Губит,

Касаньем одним

Точным.

Любит?

Страдание с ним

Ночью.

Скован,

Проклятьем своим

Связан.

Сломан,

Службой чужим

Обязан.

Травит.

Не удержаться.

Грустно.

Правит

Не-на-вис-ти...

Чувство...

В венах

токсичная слизь,

Жутко...

Мена

Смерти на жизнь

Шутка ль?

***

Грозовое молчание, вздернута тонкая бровь...

Льдом ожидания скованы мышцы вновь...

Молнией слово сорвется с бледнеющих губ,

Болью не новой раны алеющий сруб...

Шрамы на шрамах - исполосован весь...

Злыми словами вызвала к жизни месть...

Рвется наружу бешенства красная муть...

Честь ли нарушишь? Время назад не вернуть...

Остынет презренье, обида отстанет, уйдет..

Наступит прозренье, растает в очах ее лед

Ты ждешь извинений. Бросит: "Прощаю, иди..."

Не жди изменений... Улыбок ее не жди...

Неосторожность ранит сильней меча,

Прежде размысли, чем глупость сказать сгоряча...

***

Неверной рукою художник - нуар* обвел облака,

Пятно световое - луна, лилового гала круги...

Сквозь тонкость вуали проглянули звезды слегка,

Серебряных нитей узор ложится на деготь реки...

Прохладой овеет ланиты дыханье светил,

И абрис твой бледный исчезнет, как срезанный бритвой...

Садовник жестокий тебя, ненюфар,** возрастил,

Смерти в подарок. Пред ней бесполезны молитвы...

Напиток янтарный твои не согреет уста,

Как свету дневному, увы, не согреть уже тела...

Увял уж давно... От вечности-пытки устал...

Того ли желал ты, и безрассудно и смело?

И жажду свою, утоляя из страшного кубка,

Склоняясь над шеей лилейной, иль грубой, мужской,

Ломаешь ты судьбы людские как будто скорлупки...

Спроси кто: "О чем же ты грезишь"? Ответишь: "Покой"...

____

Нуар - темнота (французский)

Ненюфар - род цветка.

***

Как только рассвет обозначит мучительно-тонкие грани,

Мои демоны снова печальны - они закрывают глаза,

Я давно не кормлю их страданием или слезами:

Виноградарь ушел - и сохнет от зноя лоза.

Что остается от звезд, когда пламя уходит из сердца?

Что остается от камня, коль давишь его в пыль?

Песок или пепел... их хруст на зубах мерзок...

Верность останется, если угас пыл.

***

В наш век философов речистых,

Фальшивых, на руку не чистых,

С трибун доносятся слова,

В них мысль есть едва-едва...

Зато идет толпа за ними,

Вождями новыми своими,

И одурачены речами

Не знают, что творят и сами...

Они вам истину откроют,

Велосипед изобретут,

И древнюю как мир идею,

Вмиг как свою преподнесут.

И вопль смысла одинокий

Потонет в хоре голосов,

Суждений дивно-однобоких

Похвал и лести сладких слов...

В наш век не мало стихоплетов,

Слова рифмующих чуть-чуть,

В "твореньях" этих стерта суть,

И нет совсем души полета...

Зато и думать не придется...

Рассудок слишком загружать,

На то ведь рифма и плетется -

От размышлений отдыхать...

И глас пиита одинокой

Не достигает толп ушей,

И с филологией высокой

Он прогнан со трибун взашей...

И проза ныне - уж не блещет

Сюжетами и красотой,

Мясо... кровища так и хлещет,

И с неприкрытой наготой

Бросаются в постель красотки,

И мускулисты мужики,

Тупы, яко пивные пробки,

И записные пошляки...

И гения негромкий голос

Умолкнет в шуме попсовОм...

Но минет век... Как ни печально,

Вновь все решает - большинство.

***

Когда ночь.

Когда ночь спадает на земь,

Укрывая в дивной тени

Отблески чужих страданий,

Отклики живых видений...

Звезды смотрят, не мигая,

Звезды верят в бесконечность...

Ночь старуха, пыль седая,

Обреченная беспечность...

Ночь скрывается с рассветом,

В глубине зеленых глаз...

Убеждаюсь в этом

Каждый раз...

Из зрачков глядит сурово

Призрак истины вселенской...

И неправедное слово

Не сплетется ложью дерзкой...

Пред тобою - только правда,

Ночь и звезды расплели

Мои косы водопадом

И до самой до земли...

Когда ночь...

***

Добро пожаловать, мой мальчик,

В мир обезличенных машин...

Добро пожаловать, мой мальчик...

Добро пожаловать, наш сын...

О, где ты был все это время,

В каких трущобах ты бродил?

Так ты несешь чужое бремя...

Мы знаем, мальчик, где ты был...

Ты неразумно развлекался,

В разврате время убивал,

Ты, не сдержав себя, взорвался...

Ты мать собою наказал...

И... свою школу ненавидеть,

Хм... это глупо, знаешь ли...

Но нам дано сейчас предвидеть,

Дальнейшие дела твои...

Добро пожаловать в машину,

Добро пожаловать, сынок...

Сегодня снова ты мечтаешь -

Мы говорим о чем мечтать,

Ты на гитаре заиграешь,

Звездой большою сможешь стать...

И в одиночестве у стойки

Не будешь больше ты сидеть,

Сотни поклонниц одиноких -

Лишь на тебя будут глазеть!

Добро пожаловать в машину...

Добро пожаловать, сынок...

***

Дурная ночь.

Какая ночь...Худая ночь,

Бьет по плечам дождь-трость,

Как будто небо превозмочь

Само себя взялось...

Тепла испуганный зверек

Прочь от меня бежит,

Таверны желтый огонек

Меня к себе манит...

И в страшном грохоте грозы

Сжимаюсь и дрожу,

Спешу вперед, скольжу в грязи,

Чуть на ногах держусь...

Вода уж льется из сапог,

Сухого места нет...

И теплый тканый плащ промок -

Всех довершенье бед...

Вот на пороге я уже,

Плечом толкаю дверь...

И холодеет на душе,

И хочешь верь - не верь...

Взор погружается во тьму,

Нет огонька свечи!

Откуда слышно, не пойму,

Как лязгают мечи...

Доносится из глубины

Смертельный, тяжкий вздох,

И вопли женские слышны...

О, что это, мой бог?

Вдруг в блеске молний вижу я

Развалин черный зёв...

Жестоко обманул меня

Свечи далекой зов...

***

Однажды, в день, когда палило лето,

Я встретил девушку редчайшей красоты,

Она была свежа, легко одета,

Увы... Это была не ты.

Когда зимой колючей, днем бесснежным,

Я встретил девушку небесной чистоты,

Она была полупрозрачно-нежной,

Увы... Это была не ты.

Весной, когда капель звенит и плещет,

Я встретил девушку светлей любой звезды,

Которая над миром серым блещет,

Увы... Это была не ты.

Но осень воскресила мертвые надежды,

И ливень возродил погибшие мечты,

Вдруг, у окна скользнула силуэтом...

Увы... Это была не ты.

***

Я рождена в пыли веков,

Звезды уставшей отраженье,

Мне предстоит еще мученье-

Узнать, что в мире есть любовь...

Чужой красою пораженный,

Он где-то любит не меня...

Из чистой глубины огня

Металлом жидким порожденный...

***

Одичали наши мысли,

Испарилась наша воля,

Был оставлен поиск смысла

Бытия, искусства, боли...

Неприкаянный грабитель,

Непрощенный... Вой стихий,

Душ беспечных погубитель,

Ночь, слагавшая стихи...

Дождь за окнами пустыни,

Снег за яблоком заката,

Крысы я беднее ныне,

Я безумна... Я богата...

Ловит вздохи наслажденья

Тишина, ломая тени,

Отзвенев металлом черни

Нас влекут к себе виденья...

Феи мчат луну-карету,

Королева-ночь грядет,

Прочь отсюда, я уеду...

Пусть моя печаль пройдет...

***

Матрица

Это мир искореженный волей

И безволием взятый в плен,

Здесь было возделано поле

Существующих без перемен...

Здесь небо безумствует, плавясь,

и сливается с краем земли,

Здесь мрачная злоба и ярость

Тихую гавань нашли...

Здесь символов, строк, миллионы

И живых миллиарды машин,

Зреют людей эмбрионы

В механических матках...

Дыши...

***

Кесарь.

Не рассчитав последствий,
Ступаешь в закатную мглу.
Рукою, и хваткой, и дерзкой
За горло ты держишь страну.

Тебя уважает всякий,
О, сильномогучий Тиран,
Ты видишь кровавые знаки
На лбах у соседних стран.

Оденешь полные латы,
Велишь оседлать жеребца,
И лоб твой украсит злато
Всемирового венца.

Ты крепко затянешь багровый
Узел великой войны.
В битвах сойдутся снова
Братья, отцы и сыны...

Пусть проклянут поколенья,
Тебя, о, владыка земной!
И имя твое забвенью
Предаст повелитель иной,

В величье и гордости славы,
В Книге Историй, в конце,
Оставишь ты роспись кроваву,
Кесарь, в лавровом венце...

***

Ближе к злу...

Ближе к злу... Так бьют по сердцу крылья,

Антрацитовые, с красным ободком...

Ближе к злу... К нелепому насилью,

К Церберу, с ослабшим поводком...

Ближе к злу... К пылающему оку,

Алому, как адской бездны вскрик...

Ближе к злу... К Антихристу-пророку,

Что в сердца и души нам проник...

Ближе к злу... К фривольно-мерзким маскам,

Ухмыляющимся, и довольным злом...

Ближе к злу... Хоть флаг его истаскан,

По флагштоку тянется излом...

Ближе к злу... Чтоб кто-то из живущих

Ближе стал добру, и был любим,

Тем Единственным, Святым, Во Веки Сущим...

И посмертно в Рае принят Им...

Ближе к злу... Чтоб чаще раздавался

Глас Небесный, песни о Добре...

Ближе к злу... Чтоб голос не сорвался,

Чтобы ближний истинно прозрел...

Ближе к злу?...

***

Какое сказочное и чудное время,

Таинственный и странный переход,

В миг сбрасывает годовое бремя

Ночь, и нам рождает Новый Год...

Какие полные прозрения мгновенья,

За несколько секунд до торжества,

Тебя осветит пламя озаренья,

Родив любви и нежности слова...

Какие судьбы пишут людям звезды,

Когда ступает за порог Старик,

И веют блещущей поземкой грезы,

И раздается вдруг Младенца крик...

Мне хочется, чтоб в этой круговерти,

Ты был со мною, и моим... в сием году

И многие года, и после смерти...

Любимый, знай! Я не предам. Я не уйду...

***

Переход через Анаурох

Обнажая клинок,

Я бреду средь пустынь,

Я, как ты, одинок,

А в глазах - только синь.

Мне безрадостный день

У бездонного сна

В безоружную лень

Не откроет окна...

Я живу, словно лед,

В обветшалой груди.

Моей мысли полет

До конца проследи:

Ты увидишь внутри -

Обреченный на жизнь...

Безотрывно смотри

В бестелесную близь.

Ты увидишь меня,

Только я уж не тот,

Что рожден от огня

В смрадном духе болот...

Только я без клинка,

И в бесформенной мгле

На игле огонька,

Очень острой игле...

Я герой? Я велик?

Я - ничтожества боль!

И сожжет горло крик...

На открытую рану,

На оружия блик,

На бесчувствия грани

Сыплет белую соль...

***

На холодном солнца блеске,

Как на рыболовной леске -

Круг за кругом по орбите,

Незаслуженно забыты...

Радиомаяк заглохший

Больше не подаст сигнала,

Не вернуться к жизни прошлой,

Не начать нам все с начала...

Звезд сияющие треки

Путь иной нам осветили,

Капитан уснул навеки

Космос шепчет: "Вас забыли..."

Мне сознание туманят

Искры межпланетной пыли...

Ты звонила? Я был занят...

Тихий шепот: "Вас забыли..."

Корабли у космостанций

Изржавели все... Остыли...

Я вернусь из дальних странствий...

Только жаль - о нас забыли...

***

Ты спрашиваешь, где же тот источник,

Что все стихи питает глубиной,

Откуда пьет писатель-полуночник,

Чем вдохновлен поэта глас живой?

Когда бы знала я, где родники искрятся,

В какой волшебный миг мы попадём туда,

Чтобы воды глотнуть и снова затеряться

Средь серых будней, страха иль стыда,

То многим указала бы дорогу -

Достойным, не достойным - все одно,

Мы все равны перед жестоким роком -

У родника словес сухим не станет дно...

Мир расцветет утерянной надеждой,

Взойдет на небосклон упавшая звезда,

И ничему не быть таким, как прежде,

И яд из уст не выйдет никогда...

Но я, увы, дорог туда не знаю...

Тропинки скрыты, направленья нет...

В моем стакане не Вода Живая,

И истины на дне стакана нет...

Слова приходят без предупрежденья,

И подают бокал, и просят: "Пей до дна!"

И выпиваю все, и вдохновеньем

Счастливым снова я окрылена!

***

Мне говорят, что нет любви на свете,

Есть похоть жалкая, бездушный есть расчет...

И никогда в зовущем солнца свете,

Ко мне прекрасный рыцарь не придет...

Мне говорят - любовь давно уж сказка,

Для юных и неопытных сердец,

И никогда меня он не согреет лаской,

Не распахнет передо мною высь небес...

Мне говорят - в любовь давно не верят!

Обманут чувства подло... и не раз...

Это печаль в их душах воет зверем,

Металлом отражаясь в блеске глаз...

Мне говорят - любовь лишь оболочка,

Чтоб горькую пилюлю подсластить...

Мечты о рыцаре - вот пошлая отсрочка,

Пред тем как выйти замуж и детей растить...

И мужа не любя, сотлеть, и быстро старясь,

Все спину гнуть под бытовым ярмом...

А по ночам припоминать, стараясь,

ЕГО, в венце и плаще золотом...

Но нет! Жизнь без Любви пустая мука!

Пусть лучше сгину я в час младости моей,

Чем доживать года в холодной скуке,

И никогда не прикоснуться к Ней...

***

Один на один с полуночной порой,

Что девою лунной постель согревает,

Ты занят нелепо-логичной игрой,

В которую люди давно не играют...

***

Двуликая, с раздвоенным языком...

И оба моих лица прекрасны, но...

С начала появилось одно...

А потом... Мне пришлось задуматься о другом...

Я вылепила ее из себя - ту,

Другую, чтобы больше понравилась...

Но я с ролью не справилась,

И ты говоришь - заступила за невидимую черту...

Стала двуличной... А это значит - ложь...

Ты не любишь меня такой,

Я вздохну, трону напоследок ее рукой,

И возьму печалью заострившийся нож...

Ты не грусти... Рана скоро затянется...

Ты меня зацелуешь, и боль тоже пройдет...

Никто никогда не найдет...

Второго, отрубленного мною самой, моего же лица...

И я не пожалею о нем - наверняка!

Я с одним ликом - любима...тобой...

Ты мой ЗАКОН... Ты для меня - родной...

И тебе повинуясь, не дрогнет моя рука...

О любви...

Не пою о любви... Хоть мой голос и звонок, и чист...
Не пою о любви... Зная, что существует такая...
Ей броней не послужит совести фиговый лист...
Не пою о любви... Ведь она беззащитно-нагая...

Не шепчу о любви... Потому, что боюсь испугать...
Не шепчу о любви... Продолжая ей жизнью служить...
Не шепчу о любви... Ей по лезвию правды ступать...
Не хочу, чтоб сорвалась на копия мертвенной лжи...

Но молчу о любви... Потому что молчание - стоном...
Но молчу о любви... А иначе - Ее опошлят...
Но молчу о любви... Колокольным таинственным звоном...
Я молчу о себе... И на ступнях порезы горят...

***

Я встаю под чужие знамена,
Я трублю в боевые рога,
И знаменьем чужим осенена,
Я стремительно мчусь на врага...

Поднимаю мне чуждые стяги,
Клич неровный срывается в вой,
И усталой походкой бродяги
Я бреду в опостылевший бой...

Опротивело быть знаменосцем,

Сжав древко в побелевших руках...

Все искать, все терпеть, все бороться,

Жить, пока не рассыплется в прах...

Не истлеет, и не распадется,

Заклинаньем чужим сожжено -

Мое знамя играющих в кости...

Будь от века проклято оно...

***

Все строки в пустоту. Унылую. Глухую.

Все в звездную печаль, в пространства черных дыр.

Нет отклика... И с воем я тоскую,

Заметив на небе луны засохший сыр...

Ужели чувств моих никто не разделяет?

И некому сказать: "Как чудно пишешь ты!"

И только ночь без спросу все глотает -

И слезы и слова, и страхи и мечты...

Мне, глупой, грезилось не раз, что я стояла,

В шагу от пропасти, над бездной роковой,

И золотым пером на черном покрывале

Писала, не таясь, чудесный образ твой...

Любовь, любовь! Ты - вечно молодая!

Всегда прекрасная - в богатстве, в нищете,

Любовь, Любовь, я гимн тебе слагаю!

Я жемчуг рассыпаю... В пустоте...

Но слов, увы, увы... я знаю слишком мало...

И в бездну канет золотистая канва,

И я за ней. Так сердцу тесно стало...

О, я, наверное, сегодня не права....

***

Забыты имена - ушли во мглу герои,

И храп коней сменяет рев машины...

Лишь, в чьих-нибудь мечтах, мелькнет еще порою

Полупрозрачный образ рыцаря-мужчины.

Он, неизвестный, заново родится

В узорах грез прекрасной юной девы,

Что верить и мечтать не побоится

Себя во сне считая королевой...

И в страшный миг метаний и сомнений,

Неясный лик блеснет во тьме луною,

Взойдет над ней, светлея, добрый гений,

Мерцающим плащом своим укроет....

В порывах ветра, на коне могучем,

Туманный воин в звездном ореоле

Возникнет, разметав седые тучи,

Дыханье неба выпустив на волю...

И грянет громом стук подков по мостовой,

И засияет взгляд из-под забрала,

Покинет ножен плен клинок стальной,

Сверкая молнией, разя змеиным жалом!

И вечности враги, любви святой убийцы,

Поверженные, сгинут в сонной мгле...

Им предстояло с всадником сразиться -

И прахом расстелиться по земле...

Забыты имена - ушли во мглу герои,

И храп коней сменяет рев машины...

Лишь шорох пепла по пустынной мостовой -

Остаток грез о рыцаре-мужчине...

***

Кто-то должен раскрашивать небо,

В тугие, блестящие перья,

Кто-то должен раскрашивать небо

В ветер и безветерье,

Кто-то должен раскрашивать небо

В радугу и в закаты,

Кто-то должен раскрашивать небо

В жемчуг или агаты,

Кто-то должен раскрашивать небо

В желтый и ярко-синий,

Кто-то должен раскрашивать небо

В силу или в бессилье,

Кто-то должен раскрашивать небо

В серое и седое,

Кто-то должен раскрашивать небо

В светлое и золотое,

Кто-то должен раскрашивать небо, -

Не для себя, для той,

Которая в это небо,

Смотрит, надеясь, порой...

***

Все тот же запыленный серым город...

Вдоль главной улицы кривятся тополя,

Коробки зданий, голый, бледный холод,

Комками, как на кладбище, земля...

И всюду чудятся советских ссыльных кости,

Их стонет кровь из мерзлой темноты,

И в стонах слышится: "Все в этом мире гости...,

Входящий всяк, оставь свои мечты"...

Здесь все не так. Мерещатся решетки...

И липкий страх не хочет отпустить...

И пьяный вопль, до тошноты нечеткий...

И мысль отчетливей - здесь невозможно жить.

Здесь небо, кажется, некстати побеленный,

Как в камере, бетонный потолок...

С рожденья каждый - только заключенный,

Мотающий пожизненный свой срок...

***

Розы из Шаэраведда

Еще цветут твои белые розаны,

Королева, ведущая в бой молодые ростки...

Обещанья и клятвы все розданы,

И вскинуты в вечном салюте стальные клинки...

А молчание кровью не тронуто,

Не разбилась еще та хрустально звенящая тишь.

На краю у бездонного омута

Ты по капле раздумия пьешь и, пока что, молчишь...

Еще неба лазурь не запятнана

Жирным дымом сгорающей плоти своих и чужих,

Но, сверкающий белыми латами,

Уже движется строй Старшей Крови, Пока что - живых...

Ты отверзла уста для пророчества,

Залита чернотой до краев и осыпана пеплом луны,

Не спастись тебе от одиночества,

Не сбежать звездной тропкою в светлые летние сны.

Еще цветут твои белые розаны,

Но на землю ложится, не тает, кармином окрашенный снег...

Обещанья и клятвы растоптаны,

И тебя, Королева, идущая в бой, уже нет.

Сталкер

Щурься, щурься, небо седое, морщинами тусклых лучей...

Смейся иль хмурься - ты знаешь, небо, что я и сегодня ничей.

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

Скальтесь, сгоревшие скалы, трещинами ртов сухих...

Крепче камнями цепляйтесь, защиты ища, за подошвы сапог моих...

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

Здесь сутки ползут в ожидании новой чумы, кровью рассветно-закатной харкая,

Псы, по едва различимому зову луны, мчатся, охрипло визжа, завывая...

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

Жестоки законы пустыни, здесь выживет тот, кто сильней...

Все здесь имеет цену, и жизни, и помощь друзей...

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

Я лег бы под поезд, но составы ржавеют на рельсах кривых,

Нас отсюда не выпустят - мертвых, еще живых...

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

Мы опять поднимаем истрепанный битвами стяг,

наше знамя последней надежды,

Что кто-то дойдет, кто-то спросит и будет ответ.

И все станет мгновенно таким же, как прежде.

И пусть Зона возьмет меня, если я лгу!

***

Ангел отмщения

Я буду безвестной богиней забытого мира.

И первым, кого я создам, будет ангел отмщенья:

Лик его явится точным моим отраженьем,

Сердцем - разбитая вдребезги скорбная лира.

Полынной росой нарисую капризные губы,

Алым воплем рубиновых граней его будет глас,

Лиловым пожарищем страсти, бездумным и грубым,

Я выпишу руки его в полуденный час.

Жадным высверком молний - крылья его слюдяные,

Трепет бешеный их я сделаю воем ветров,

Солнце с неба сойдет в объятья его ледяные,

Сладким мором безумия станет любое из слов.

Танец лунных богов начерчу белой кистью созвездий,

Дымкой розовых перьев зари я поставлю знак.

Пепел от грез. Бесконечность. Автограф последний.

И Вселенная скажет: "Аминь! Пусть будет так".

20 авг. 2007 год.

***

Пророчество

Слова бесплодные уносит ветер прочь.

Что роковая ночь к моим добавит мукам?

Никто уже не в силах мне помочь.

Дрожа, прислушаюсь к таинственным я звукам...

Вот цок подков по мостовым булыжным,

Вот сбруи звон тяжелый и стальной,

Вот всадника лицо со взором неподвижным,

Бесплотный шепот: "Ты навеки мой"...

И я почувствую, как дланью раскаленной

Он сердце сдавит мне с улыбкой палача,

И вложит в губы острие меча,

Велев идти над пропастью бездонной.

Но рассеченный распахну я рот,

Последним признаком вдруг обретенной власти,

Далеким отзвуком в душе бурлящей страсти,

Кровавой каплею Пророчество падет.

20 авг. 2007 года.

***

Очередь

В черный клубок очередь сматывает нервы,

Кто-то лезет вперед, но его тормозит первый,

Кто-то злобно орет, оглушая благим матом,

Кто-то сжался в углу, незаметный такой. Атом.

Ходит пойманным львом молодой человек с кепкой,

Словно чувствует он: коридор стал ему клеткой.

Время тянет резину из душ, но его - мало.

Молодая мамаша садится на стул. Устала.

Бланки, копии, паспорт, дипломы, печати:

В кабинете шестом за столами царит Бюрократия.

***

В парке

На полчаса сама с собою,

О чем задуматься спешу,

И что я девичьей рукою

В своем блокноте напишу?

Я не искала вдохновенья

Здесь, в парке тихом, на скамье,

Лишь полчаса уединенья,

Вот все, что нужно было мне.

Сейчас тут ясно и пустынно,

И ветер листья шевелит,

И утро свежее невинно

Меня целует и молчит.

О, как давно я не бывала

Средь яркой зелени дерев,

Цветов и трав не собирала,

Себя в квартире заперев...

А здесь крылом махнула Вечность,

И отступила Суета,

И возвратилася Беспечность,

И расцветает Красота...

Но за оградой город шумный,

Там пыль и спешный род людской

Все ввысь несется, как безумный

Разнообразных мошек рой.

23 авг. 2007 года.

***

И вечность заглянула мне в нутро,

И наизнанку вывернув, спросила:

Скажи мне, девочка, в чем твоя сила?

И я сказала: Моя сила есть добро...

***

Хворь подкрадется к нам под видом легкой боли,

И мы, задобрив скорбную таблеткой иль питьем,

Вселяем эту злую гостью в дом,

Боясь шагнуть не так. Она лишает воли.

И тело бренное сжигает лихорадкой

И затворяет дом твой на замок,

Чтоб ты помыслить никогда не смог

О жизни без нее, свободной, дивной, сладкой...

Прислужники ее, чуть скорчись, сразу в дом!

Вручают нам рецепты на лекарства,

И мы своей рукой ей расширяем царство,

Когда бежим в аптеку за углом...

С рождения внушают нам врачи,

Что Хворь сильна, подчас непобедима,

Ни одного из нас не пропустила мимо...

И точат скальпели в халатах палачи.

А мы, покорно опустив главу на грудь,

Становимся в немые очереди к моргам,

Чтоб к алтарю ее возложить "лишний" орган,

Существованье жалкое продлив чуть-чуть.

И молох вертится кровавый, страшный, бледный,

И пухнет от обилия глупцов,

Живых, но обреченных мертвецов,

В бессилии и лени годных только в жертвы.

(Но знаю я, что миг придет, неотвратимый,

Из очереди выйдет кто сильней,

Потом - еще, пусть в сотни крат больней,

Но лучше, чем глядеть лишь в согнутые спины.

И мы пойдем, мы полетим, оставив ей

Тех, продолжающих ножам и иглам верить,

Пилюлями готовых срок свой мерить,

Свой стан согнув безропотно пред ней.)

***

Как спокойно в груди от этой осени,

Взор мой серый как небо и так же чист...

Как хорошо, что вы меня сбросили,

Словно дерево - отживший лист.

Я кружусь и падаю... падаю... падаю...

А глаза закрыв, думаю, что лечу...

Право слово, этой осени рада я,

Если что-то случается, значит, я так хочу!

Я прощаю вас, странное человекодерево,

Как может простить бывший листок,

Мне, конечно, не больно от вашего недоверия,

Больно мне от того, что вы... одинок...

Не вернутся к вам все ваши опавшие,

Те, кого не заметил и не уберег,

Я прощаю вас, мне больше не страшно,

Я все-таки человек, хоть и думала, что листок...

***

Меня не прельщает кровавое танго охоты,

В моих венах не бьется в истерике лунная похоть,

Моя сущность не жаждет убийства чумной лихорадки,

И увы, не влечет запах жертвы, мучительно-сладкий...

Я завидую тем, кто меняет легко свое тело,

В ком бесшумный убийца проснулся - отважный и смелый,

Кого раскаянье не душит удавкой из шелка,

В ком остывшие души медведя, тигрицы иль волка...

И право, мне данное родом, отринуть я в воле,

В нашем мире и так пляшет джигу бездушие боли...

О, ему по душе маскарад, когда маски - суть лица.

Я люблю их сдирать. Я не волк. Я не тигр. Я - лисица...

***

Пронзительно розовой осенью,

Замкнувшись на синем ветру,

Я жду, когда вы меня спросите,

Где я была поутру...

А я вам отвечу, закутавшись:

- В саду... Там пожухла трава.

Листок, в паутине запутавшись,

Выводит по ветру слова...

И желтое солнце ссыхается,

И голые ветки черны,

Зима, словно смерть, надвигается,

И нам не дожить до весны...

КОПЬЕ НЕ ДРОЖИТ...

Копье не дрожит,последний удар нанесен!

Ночь черною кошкой свернулась на отчем пороге...

Кто пал в эту ночь, тот на небе будет спасен,

А те, кто в живых - они на земле теперь Боги!..

Два племени славных, сразившись, на поле легли,

Здесь отдых нашли даже те, что его не искали...

Здесь двое владык одной величайшей земли

Великую славу в душах потомков снискали...

Здесь стяг трепетал, сверкая бесстрашней огня,

Там знамя несли, на снег первозданный похоже!!!

На поле сошлись, оружием медно звеня,

Бронею гордясь из крепкой драконовой кожи...

Теперь здесь царит один, безраздельный владыка

Его имя Смерть и властвует счастливо он...

Затихло вдали эхо вороньего крика...

Копье не дрожит,последний удар нанесен!

Сентябрь 2002

Все благородство человеческого лика

Застынет на пустом еще холсте...

И мучеником замершего крика

Изображение повиснет в пустоте...

Его никто коснуться не посмеет

Его никто не сможет увидать...

Чело, что не было белей лилеи

И тело, то, что суждено ласкать...

Не загубить бы язвою тлетворной,

что сеет вкруг меня ум призрачный и злой,

Остаться на всю жизнь тебе покорной,

Остаться верною тебе, любимый мой!

***

О, сколь стремительно и смело

Рвалась я в твой закрытый мир,

И образ из угля и мела

Был мой неистовый кумир.

Но, плод моих исканий страстных,

Вдруг оказался ты пустым:

Под оболочкою прекрасной

Таился тяжкий черный дым.

Когда-нибудь, возможно, быстро,

Я пожалею лишь о том,

Что в пепел канувшая искра

Не станет никогда костром.

***

Одиночество тебя вырезало,
Изваяло из снега и льда,
Талою водою вылизало,
Чтобы вид человечий придать...

Ветром студеным прокаливало,
Отбирая надежду на свет,
Изморозью покалывало, -
Убедиться, что сердца нет.

А она была доброй и ласковой,
И старалась свой жар донести,
Целовала твою белую маску,
Чтобы душу из плена спасти.

Раб слепой, ты движения улавливал,
Чуть подтает твой хладный лик,
Тот же час ты его восстанавливал,
Лишь бы к сердцу жар не проник.

Одиночество злится да скалится,
Ледяной рассыпая смех...
С ним никто кроме тебя не справится...

Ведьмак

И он хотел бы обернуться,

Но долг погнал его вперед...

Ведьмак не может не вернуться,

Иначе этот мир умрет.

И чародейка приглушает

Огонь своих зеленых глаз,

В грудь странный холод заползает...

О нет, не здесь... и не сейчас...

Замкнув магические знаки,

Рукой притронувшись к следам,

Она вдруг станет бледной, жалкой,

Даст волю крику и слезам:

- Ты для меня дороже чести,

Вернись, пожалуйста, живым!

Не дай мне повода для мести,

Ты мною был всегда любим!

Я знаю, ты меня не любишь,

Тебе любви дороже долг,

Ты без числа чудовищ губишь,

Со мною так же ты жесток...

Обязан ты живым вернуться,

Пока в горах не стаял лед...

И он хотел бы обернуться,

Но долг погнал его вперед.

***

Мужу подарю модель

Гоночной машинки,

Ну и что, что танк хотел?

Денег не хватило...

Брату мужа подарю

Масляные краски,

Может, выйдет из него,

Как-нибудь Пикассо...

Я подружке подарю

Лошадь с крокодилом...

Крокодил - это в довесок,

В честь восьмого марта...

А свекрови подарю

Пузыречек яду,

Чтоб меня не доставала,

Скверная старуха...

Будет чудо-Новый год,

Праздничный и яркий,

Всем достались от меня

Классные подарки!

***

Я бегу из холодной промерзшей квартиры

Как бегут из остывшего, серого мира...

Я бегу от скандалов, от споров и истин,

Ведь у каждого есть, кто ему ненавистен...

Я бегу от бессмысленной черни на строчках,

Я бегу от всех нервных, колючих и прочих...

Я бегу, потому что желаю покоя,

Я бегу, выражая свободную волю,

Я бегу, забывая о месте и времени,

Я бегу от судьбы, от себя и от бремени...

Я бегу недовольства и пристальных взглядов,

Я бегу, потому что я чувствую - надо...

Я бегу и мой бег свистом сложенных крылий

Отдается в ушах, я хочу, чтоб забыли...

И разорванной в клочья, в оседающей пене,

Я лечу с края пропасти к алой геенне...

***

***

Слишком много фальшивой печали

Для измученной детской души.

Многословием бреда страдали

Насквозь лживые части машин.

В их пустых и бесцветных глазницах

Отражались лишь стены и пол

А несчастные детские лица?

Их никто не внесет в протокол...

Их оставят за рамкой дипломов,

"Заградительных" писем и фраз,

Что повесят на стенах детдома,

Они дырку прикроют как раз...

И забудут - до верного срока,

Что наступит еще через год,

Когда снова на камеру четко

Открывать будут дяденьки рот.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"