Ангелранга: другие произведения.

Портсигар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В день пятидесятилетия друзья подарили Юрьеву изящный мельхиоровый портсигар, на крышке которого красовалась гравировка - паровоз и надпись: ·Не унывай, Сеня!Ћ

  В день пятидесятилетия друзья подарили Юрьеву изящный мельхиоровый портсигар, на крышке которого красовалась гравировка - паровоз и надпись: ·Не унывай, Сеня!Ћ. Родное депо наградило путевкой в сочинскую здравницу. Юбиляр был тронут вниманием к своей персоне и потому, что вот уже год как бросил курить, и потому, что на дворе стоял декабрь - самый ·подходящийЋ месяц для купания в море. И все же было так приятно, расслабившись в уютном купе, смотрет, как за окном проплывают заснеженные города, перелески, полустанки. Радовал и предстоящий месяц полной, не оттесняемой служебными заботами, свободы. Впрочем, и повод для тревоги тоже был. Пошаливало сердце, и от эффективности санаторного лечения зависело, сколько еще водить Почетному железнодорожнику Семену Михайловичу пассажирские поезда.
  
   До Сочи оставалось часов пять, и на какой-то заштатной станции Семенов вышел подышать, сразу попав под ·душЋ из противного снега с дождем. Надумав купить чего-нибудь к чаю, он неспешно прошел до приземистого здания вокзальчика, отстоял очередь в буфете и, зажав под мышкой сверток со снедью, так же неспешно вернулся на перрон. Поезда на путях не оказалось! Впервые его, машиниста с многолетним стажем, не привыкшего к расхлябанности, подвело чувство времени.
  
   Чемодан, а главное документы и деньги, остались в купе Конечно, железнодорожники помогли бы собрату, попавшему в переплет. Однако при всем желании в собственном вагоне ему теперь никак не бывать. Не в характере Семенова самобичевание. Решил было идти с поклоном к начальнику станции, как, поскользнувшись, едва успел ухватиться за фонарный столб. Удержался на ногах. Умудрился не выронить сверток. Неожиданно для самого себя взмолился: ·Вот бы как тогда в Керчи!Ћ Невероятно, но помогло. Сработало! Левая рука вертикально поднялась над головой. Ее, как в тиски, зажало. Правая, в которой был сверток, оказалась совершенно расслабленной. Зато туловище стало негнущимся, непослушным. И, хотя никто его не подталкивал, Семен Михайлович понял, что земля из-под ног ушла, и он обнаружил под собой чуть прикрытый паровозным дымом знакомый экспресс. Даже номера вагонов разглядел. А летел он теперь, вовсе не ощущая строптивого ветра и промозглого холода, едва касаясь носками ботинок крыши последнего вагона. Но только пришла отчаянная мысль ухватиться за крышку воздухозаборника, как впереди замаячила темная пасть тоннеля. ·Вот и конецЋ, - подумал Семен и... оказался в роскошном субтропическом парке. Сразу узнал сочинскую Ривьеру с ее цветущей и благоухающей экзотикой. Гуляющие по дорожкам парочки почему-то смотрели на Семена, как на марсианина. Он понял. Его зимнее пальто! Летом! И, нырнув в заросли акации, сбросил пальто с плеч, спрятал в гуще лопухов вместе с пакетом. Не понимая, зачем он это делает, вынул из брючного кармана портсигар и, засунув в глубокую щель каменной ограды, залепил тайник глиной. Вот теперь Семен был ·почти как всеЋ.
  
   Короткая прогулка по городу окончательно убедила, что он был либо не в своем уме, либо в прошлом. ·Последнее предпочтительнееЋ, - подумал и поинтересовался у прохожего:
  
   - Который час?
  
   Тот не ответил, потому что просто-напросто не видел и не слышал Семен. Повторные попытки контактов с людьми тоже ни к чему не привели. Его наверняка перестали воспринимать, как только он снял пальто. Он без труда вписался в прошлое. И это минувшее пахло горячим асфальтом и цветами. Спешили куда-то нарядные люди, старомодные автомобили, хлопали оконные рамы, на пляже турчанка варила кофе, синело, сливаясь с небом, море. На табло вокзального механического календаря значилось 20 июля 1933 года.
  
   Окончательно сбитый с толку, Семен Михайлович без сил опустился на скамейку и... оказался в своем купе. Попутчики ничуть не удивились его появлению, будто и не исчезал. Сидевшая напротив девушка читала все ту же книгу. Комбинация фигур на шахматной доске обдумывающих ходы мужчин была прежней. Только проводница удивилась: ·Выходили в пальто, а вернулась налегкеЋ. Юрьев, не найдя что ответить, вымученно улыбнулся.
  
   Сдав чемодан в камеру хранения. Семен помчался в Ривьерский парк декабря 1956 года. В пожухлых зарослях он без труда нашел пальто, даже не намокшее, с завернутым в него продуктовым набором. Апельсины, бутерброды оказались свежими. А вот портсигар, извлеченный из тайника, выглядел жалко. Мельхиор почернел, позолота сошла, внутренние резиновые зажимы истлели. И немудрено - столько лет прошло!
  
   Облачился Семен в пальто, ничуть не утратившее первоначального лоска дорогой новой вещи. Сунул руку в карман и извлек... второй портсигар, сверкающий полированным мельхиором, с паровозом на крышке и ободряющей гравировкой: ·Не унимай, Сеня!Ћ Нажал на кнопку защелки. Глазам не поверил, обнаружив там пухлую пачку пахнущих типографской краской банкнот образца 1933 года.
   ***
   В холле санатория, пока дежурная медсестра возилась с его документами, Семен задумчиво вертел в руках эти два портсигара и пытался разгадать тайну ·фокусовЋ, проделанных с ним неведомым Иллюзионистом. Ничего не выходило. Сена тайны была непробиваемой. Уверен был он только в том, что критические жизненные ситуации возносили его над землей не однажды.
  
   Во время войны, в Керчи, в тендер паровоза угодила авиабомба. Картина, которую он наблюдал, застыв в поднебесье, куда вознесся в мгновение ока, была сродни аду: рвались цистерны, волнами растекалась полыхающая солярка. Не было тогда встреч ни с прошлым, ни с будущим. Полет и спасение были...
  
   На память об отце сыну Юрьева, тоже Семену, рассказавшему мне это семейное предание, достался большой фотопортрет в массивной деревянной раме. Висит он на мощном крюке в гостиной. Домашние знают: стоит портрету сорвать с крюка - жди беды или недоразумений. Сын не удивляется: ·В нашем роду многие предки по мужской линии ·чудилиЋ. Вечно с ними этакое-разэтокое случалось. Мне пока нечем похвастаться. Может, до поры?Ћ
   Вполне может быть... Не случайно Блез Паскаль считал: ·Последний шаг разума заключается в том, чтобы признать существование множества таких вещей, которые выходят за пределы нашего познания, и если разум не приходит к этому познанию, то он весьма слабый разумЋ. Он же советовал ·искать начала всех начал в глубинах времениЋ. Так давайте последуем совету и попробуем, опираясь на крупицы современных естественнонаучных воззрений, хотя бы намекнуть самим себе, как вести поиск причин пережитого Семеном.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"