Горностаев, Варлаков: другие произведения.

Космодетективы: разводы, браки, адюльтеры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 2.80*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сначала это был рассказ. Потом - пять рассказов. После - Ю.Нестеров предложил слать ему повести... (Повесть Ю.Н. была одобрена, но свет не увидела). И вот теперь доросла до романа. Маленького... Но полновесного.


   Космодетективы: разводы, браки, адюльтеры
  
   Мы договорились встретиться по телефону. Не так, нет. По телефону мы договорились о встрече. Это было не легко... Куда канули те времена, когда человек сразу соглашался рассказать журналисту о событиях своей бурной жизни? Теперь приходится убалтывать, рассыпаться мелкими пташечками, прельщать гонораром за публикацию и сулить право на редактуру...
   Ну, да кого интересует наша "кухня"? Главное, я стою на коврике с многообещающей надписью "Уел км!", а дедок по фамилии Штосын с обратной стороны двери вдумчиво проводит лицепроверку, или как сказали бы раньше, фэйс-контроль.
   Можете не верить, дело ваше, но всё в этом мире, как впрочем, и во всех остальных, рано или поздно прекращается. Так что и моё великое стояние под дверью закончилось. И я с хозяином сижу на кухне, лебезя угощаю принесёнными пирожными, рисую золотые горы, как какой-нибудь третьесортный риэлтер, соблазняющий старичка поменять маленькую квартиру на большую комнату с телевизором в подарок.
   Эх, не пускайте детей в журналисты: собачья работа. А уж если нет будки побольше... Наконец, старичка понесло. Ну, да. Нахимичил я в пирожное, а что такое? И вот уже нынешний детектив на пенсии ударился в воспоминания... Ну, это я понимаю, что воспоминания. А ему-то мнится, что всё на самом деле: здесь и сейчас.
   Хорошую химию найти трудно. Нужна ведь такая, чтоб и незаметна, и язык развязывала, и не слишком заставляла приукрашивать. А то в его рассказе мухи станут размером со слонов, окрасятся в розовый цвет и начнут наперегонки летать со свиньями. Необходимую смесь я нашёл. Только боюсь, как бы дедок от неё не заскакал бодрым козликом. Побочного эффекта боюсь, вот что.
   Так и есть! Старый детектив откинулся на спинку высокого стула и патетическим голосом, более подходящим адвокату средних лет, начал...
   - Вот, было дело. Номер девяносто шесть.
  
   Дело номер девяносто шесть
  
   Табличка на двери офиса может многое сказать потенциальному посетителю. Так что уж я озаботился, и наше табло соответствовало возможностям фирмы на все сто. Компаньон, когда долго нет клиентов, на меня ворчит. Этот фиолетовый инопланетный многоног с видом на земное жительство, считает, что мраморная с золотом доска выглядит несколько легкомысленно. Особенно из-за розовощёких амуров с купидонами по углам и изображения его мощного щупальца в центре композиции.
   Думается мне, коллега доволен, а брюзжания - для поддержания имиджа босса. В конце концов, звание детективного агентства по бракоразводным процессам и сокрытию адюльтера - обязывает к отсутствию ханжества! Это про звание. А название у нас чисто обычное: "Штосын и Грядахолмов". Правильнее было бы мою фамилию поставить второй, однако, согласитесь, "Грядахолмов и Штосын" - звучит хуже. Согласились?
   Наша компания обеспечит вам алиби, если надо, и выявит отсутствие любого алиби - если хочется. Мы докажем и супружескую измену, и что ваша встреча явилась деловым ужином, продлившимся до ланча. Мы берёмся за все дела, потому что безнадёжных дел не бывает. А вот с бесполезной тратой времени к нам подваливать не стоит: это не дело. Чёрт те что к рассмотрению не принимаем!
   Сейчас, когда аренда стоит чрезвычайно дорого, под офис отведена одна из трёх комнат обычного коттеджа, в котором и живём. Других сотрудников кроме Грядахолмов и Штосына в агентстве нет. Андроидная роботесса серии "Мягкое сердце, скрепкой попка", исполняющая обязанности секретаря и домработницы, не сотрудник.
   Скрепка не из проволоки, а вроде прищепки, которая на кипу бумаг устанавливается с помощью специального приспособления. Чтобы использовать повторно, надо сначала между "губками" засунуть, например, монетку и разжать скрепочку.
   В тот ранний январский вечер, когда все нормальные существа прятались от одуряющей погоды по домам, нам позвонили в бронированную дверь. В коттедже два звонка: в двери и в стене. Стенной замаскирован: о нём знают лишь свои.
   Басовитый лай, предупреждающий о прибытии чужого (это у нас звонок такой) раздался, когда по телевидению показывали вручение Оскаров. Очень полезная в хозяйстве вещь - Оскар. Такой андроид маленький, работающий домовым в студиях, мастерских и мансардах. Всё умеет. Но отвлеку вас от разговора о вручении, также, как меня отвлёк низкий лай звонка.
   За дверью стоял одетый в строгий костюм с бабочками, высокий и лысый, как белый карлик, джентльмен. Бабочки вошли в моду недавно, и откровенно говоря, я не привык, что узор ткани одновременно взлетает, а потом снова садиться на прежнее место. Хотя, это мелочи. Четвёртое тысячелетие на дворе: чудеса ноу-хау, оптический обман, нанотехнологии, лазерные проекторы, вмонтированные в тряпки, и всё такое прочее. Мне говорили, что встречаются даже взлетающие бикини. Что, несомненно, практичней. В сорокаградусную январскую жару в нашем южном полушарии напялить деловой костюм может только официальный представитель некой сверхдержавы, либо резидент Лиги дураков.
   После минутного колебания чопорного посетителя наводящими вопросами о цели визита - я, наконец, впустил лысого внутрь. Такой допрос очень помогает: если клиент не уверен, что ему именно к нам, то он (она) заявляет: "Задолбали!", и убирается прочь... Зато у выдержавших процедуру колебания вопрос жизненно важный, и в цене с ними можно не церемониться.
   Джентльмен, устроившись в предложенном кресле, в трёх словах обрисовал проблему и разрыдался.
   - Принц потерял невинность, - вымолвил он и облился потоком горючих слез: дистанционный анализатор выявил в глазных выделениях следы спирта.
   - Гормоны форева, - посочувствовали мы с компаньоном и принялись успокаивать посетителя с помощью контрабандного наркотика для котов.
   Наконец, перестав всхлипывать, седеющий на глазах мужчина (лысый-то лысый, а вот ресницы не красит) поведал нам о своём горе. Оно оказалось связанным с экспромтным посещением наследником престола неэлитарного борделя. Я использовал мягкий термин, вместо грубого слова "вульгарного".
   Участливо выслушав посетителя, фирма "Штосын и Грядахолмов" в моём лице отказалась определять горе, как "своё", и классифицировала событие, как "государственная проблема" со всеми вытекающими тарифами.
   Получив обещание на откат в два процента, мужчинка из созвездия Стрельца (я не сказал, что принц - сын короля созвездия?) в костюме с порхающим рисунком, прозябающий на должности начальника охраны, таки нашёл с нами глубокий консенсус. И тут же оформил по доверенности документы на оплату, по прейскуранту.
   Старый лис и подлый актёришка - этот двоюродный брат жены сводного брата короля. Если бы не разыгранный спектакль с рыданиями, ему ни за что не обломилось больше, чем полторы сотой части от сделки!
   Осложнения в расследовании обещала вызвать парочка обстоятельств.
   А. Принц помогать категорически отказывался. Причины такого поведения неизвестны.
   Бе-е. Если вопрос "Штосын и Грядахолмов" не решат, за дело номер девяносто шесть (или шестьдесят девять) - как хочу так и обозваю - возьмётся Национальный Королевский Ветеринарный Департамент. А брался он за любые задачи, как за ликвидацию очага транссибирской язвы, птичьего гриппа или коровьего бешенства: окружить и сжечь. Мы опасались, что для бравых ветеринаров в чёрных очках "очагом" окажется вся планета. А что мелочиться? У короля созвездия средства и возможности имелись. Так что ту, с кем переспал принц, нужно обнаружить незамедлительно.
   Зачем искать проститутку? В чем вообще проблема? Ведь дело молодое и, на взгляд Карлсона, житейское. Папашка-король сам виноват, думать надо было раньше, с фрейлиной там договариваться, или что. Но! Неприятность уже свершилась - фатальная ошибка произошла. А вот заполучив половые клетки принца, злоумышленник (мы-то и не знали, а вон как оказывается!) мог в неограниченном количестве воссоздать наследников стрелецкого престола, и... В общем, виват демократия, я вам скажу. Сколько детей у сына нашего Премьер-министра - вообще никого не скребёт по сердцу.
   Тем не менее, контакт подписан, аванс перечислен: за работу, комрады!
   И вот мы с Грядахолмов отправились в бордель. Обидно, однако, что содержатель публичного дома не может даже намекнуть, с кем якшался конкретный клиент. Блюдут врачебную тайну, гиппократы грудастые. Ведь у нас формально проститутки считаются медсестрами, а посетители - пациентами. Почему не как везде - стюардессами и пассажирами? Потом расскажу, может быть.
   Наводку на место морального разложения короля в потенциале, нам организовала служба спецсопровождения. Почему секретсервис одни не справилась с задачей? Пыталась. Вломились в помещение, искали криогенную установку и проводили тесты на сверхраннюю беременность. Короче, рыли везде. Только бестолково. Тут ведь интеллект нужен! Я не о себе, просто реально оцениваю способности Грядахолмов, чей мозг в несколько раз больше африканского слона по поверхности. Да, шкуры всего слона! Порист мозг, как угольный фильтр.
   Итак, пришли мы во дворец терпимости. Маленькая овальная дверь под пурпурным фонариком, закрывающая проход внутрь, располагалась меж двух выпуклых розовых стен, давая понять, что здание создано по спецпроекту.
   Сознаюсь, в таких заведениях лет двадцать как не был, вот и заметил сразу: далеко она шагнула. Сфера сексуальных услуг. Я истёк сожалением, что не был тут эти двадцать лет. Много потерял. Естественно, не в финансовом смысле. В деньгах-то я как раз сэкономил.
   Ошеломлял в первую очередь дизайн приемной. Ну, что сказать? Располагает. Матовый свет, обволакивающие кресла. Подлокотники мягкие, эластичные, даже чуть влажные и теплые. Цвет кресел - светлая мулатка. На перламутровых стенах - шевелящиеся картинки, как наглядные пособия из кабинетов амурологии. Конечно, это не картинки, а жидкостные экраны... Но, как говорится: "Пенис фаллоса не тверже". Кстати, никогда не понимал эту и подобную ей поговорки. Откуда, к примеру, хрен у редьки? Короче, посидев в такой приёмной, хочешь - не хочешь, а захочешь. Тем более и звуковое сопровождение имеется. Если прислушаться, можно разобрать. Не музыка, естественно. Хотя для кого-то музыкой и кажется.
   Рекламу Банка Спермы видели? Жаль. Они телероликом добиваются тех же чувств, что и дизайнер этого зальчика. На подсознание усердно давят.
   Запахи? О... Колоритные запахи носились по зданию. И дело не в том, что заведение имело собственный ресторан - не было его, как и собственной аромосауны или курительной комнаты. Но в то же время... Это был запах тел. Тел, готовых к спариванию. Откуда исходил? Думаю, эта штука являлась частью состава шампуня для мытья полов.
   Кстати, о полах. Чередующиеся белые и черные квадраты недвусмысленно напоминали о мужском и женском началах. Инь, понимаете ли, янь и прочие ассоциации с "ведьмиными кругами".
   Раз упомянул восток. Тут сама аура стен, полов, потолка, диванов и ламп освещения завлекала в глубину чувственных ощущений. Я понимаю, это не их собственная аура, это - отражения тех чувств, что переполняли предыдущих посетителей. И всё же, всё же, всё же....
   Продолжу. Службу сопровождения оставили на входе в боевой готовности. В дом свиданий прошли втроём, только принца взяли. Увидев наследника престола, я, наконец, понял, что такое "кровь с молоком". Рассказать?
   Это двухметровое чудо под сто пятьдесят кило, буквально пышущее здоровьем и силой, в то же время было невинным, как жемчужина в тридцать три карата. С лёгким румянцем во всю щеку, в джинсовых шортах и гладкими ногами, без единого волоска. Зато имелась золотая бусинка в пупке. Живот - окаменевшие барханы пустыни. Улыбка - Ферлан Торрес, забивающий сотый мяч в сезоне. Золотые кудри с голубыми, как у Казановы из последней мыльной оперы, глазами. Если б я был султаном в "Унесённых солнечным ветром"... Но не будем о гомосексуализме в глубоком космосе.
   Грядахолмов распорядился, как устроиться: сели втроём на диван, а работницы публичного дома проходили мимо, демонстрируя свои прелести. По задумке моего дорогого компаньона, когда вчерашняя партнёрша принца появится, наш проказник юный так либо иначе себя выдаст.
   Обрисую подробно парад дорогих проституток.
   Персонал мог удовлетворить любого заглянувшего на красный огонёк инопланетянина и не только.
   Первыми шла обслуга малообеспеченных слоёв космических парапланов. Только не стоит думать, что проходившее мимо нашего уютного диванчика являло собой отталкивающее зрелище. Отнюдь. Жирные женщины с опухшими фиолетовыми лицами и спустившимися колготками ушли в литературные произведения об эпохе начала освоения Луны. Ха! Успехи современной медицины и косметологии, делающие женщину желанной и фертильной в двухсотлетнем возрасте, уж как-нибудь да справятся с внешним видом столетних. От двадцатиодногодной не отличить! Летней? Шалишь! Такие "годны" в любой сезон! Груди - высокие и пышные; волосы - длинные, сияющие здоровьем; походка от бедра - стремительная и упругая; животики гладкие, манящие погладить. Зубы - только вчера нарастили и побелили; губы - скопированы с лучших глянцевых журнальных красавиц; попки - как у нашей резиновой секретарши - скрепочками. Фигурки, соответственно, скрипочками: 95-50-85.
   Но - сто лет - не шутка. В смысле: огонёк в глазах леди отсутствует напрочь. Поговорить на отвлечённую тему с такой не получится. Тут посетитель ни безумного секса, ни тёрпкой эротики не получит. И за дополнительную плату не заставишь. Чисто механическое доение. Да - квалифицированное, да - качественное, но... Моя рука не дрогнула. Двадцать лет я не общался с такими шлюшками в публичных заведениях... Двадцать лет они приезжали ко мне в офис по первому требованию.
   Итак, пять бабушек-красавиц продефилировали мимо нас, обдав запахом изумительных антикварных духов, наверно, с целью пробудить фрейдисткие чувства, и скрылись к общей радости. Не те.
   Следом ринулась зелёная молодежь из созвездия Гончих Псов. Если б не цвет и фактура кожи - семилетние лолиточки. Одна к одной, как конфетки-леденцы. Чем-то похожи на японок или китаянок. Или кореянок? Ладненькие, улыбаются весело, не заучено. Приятно глазу. Таких если заказывать, то штуки три сразу надо брать, не меньше. Если предыдущая пятерка промчалась мимо делово и молча, как хоккеисты на предматчевой разминке, то малышки весело щебетали на непонятном языке. Сдается, обсуждали сидящего в серёдке принца, в котором в ответ ничто не откликнулось.
   Проститутки, прибывшие к нам с планеты Гулявина, являли лолиткам полную противоположность. Оттуда у нас вкалывали здоровенные бабищи числом два. На нас не обратили внимания - прошли с видом валькирий, что-то талдыча друг другу. Если я бы встал - оказался им по пояс. Кожа цвета маслин. Сердце застучало как звонящий будильник по столу. Сразу вспомнились те стародавние времена, когда все женщины были большими, и у меня впервые проснулся к ним интерес. К сожалению, принц не разделял моего энтузиазма, и я взял себя в руки. Профессиональные обязанности - прежде всего!
   На этом гуманоиды закончились. Пошли нечеловеческие расы. Первой явилась пред нами кентавр из созвездия Ориона. Шесть конечностей, из которых четыре - нижние, рост в холке полтора метра, три высших образования, знает восемь языков. Это она нам сразу сообщила сама. Между прочим, туловищем вовсе не лошадь, а олень. Три пары сосцов, мужской торс, прелестное личико лесной феи. Сразу вспомнились стихи древнего поэта, до сих пор кочующие в си-электронных библиотеках: "Стройна как лань, но убери копыта". И главное - никакого подозрения в скотоложстве: это же разумное существо, да? Вот и пятнистая бархатистая шкурка с большим белым хвостикам удалилась, не заинтересовав принца. Да, наверное, хорошо стоять у такой лани сзади, придерживать одной рукой бархатистый круп, а другой - мерно охаживать плеткой, чтобы в такт. М-м-м-м...
   Следующей прошлепала русалка. Должен признаться - на любителя. Название громкое, но по мне - тюлень, он тюлень и есть. А вот Грядахолмов беспокойно завозился. Я даже заметил, что он временно отнял щупальце с нашего подопечного. Испугался оказать физическое воздействие на контролируемый объект? Мне кажется, данную особь, чёрную с ластами и усами - можно было вообще не выпускать на просмотр. Но, раз пустили, значит, люди вступали с ней в контакт.
   А затем появилась тигрица. Настоящая! Вежливо поздоровалась конкретно со мной: я удивился сильнее всех. У нее оказался богатый контральто. Господи, наверно в этом есть что-то будоражащее: справлять физиологическую нужду с той, от одного вида которой моих предков бросало в дрожь и ступор. Организм (прошу видеть различая между мной и моим организмом) захотел тут же самоутвердиться, не откладывая дело на депозит. Черно-оранжевая одарила на прощание взглядом бесстыдных жёлтых глаз и скрылась. Ну, о личном позаботимся попозже. Жаль, что принц не дал повода переговорить с ней поподробней.
   Далее пред нами продефилировали те, на кого юный развратник если бы и позарился, то только в страшном сне своей мамы. Жук, правда, о-о-очень привлекательно пахнущий и со стройной ромбовидной фигуркой, лебёдушка, так мы называем существо в белых перьях, почти полностью состоящее из мозга на коротких лапах с длинным хоботом, предназначенным на родной планете для обрывания листьев с кустиков и слизывания скальных улиток, и ежиха. Эта, видимо, была тут специально для любителей экстрима.
   Естественно, принц ни с кем из них не согрешил. Ну, дальше пошла настоящая экзотика.
   Первым из этой плеяды явился сетевик с планеты Чёрного Солнца. Про него я много читал в юности в "Юности" и "Плейбое", потому не впечатлился. По происхождению существо - хищник: заворачивает жертву и внушает какие угодно галлюцинации. Ну, нашему парню миражи были совершенно ни к чему. Это для трехсотлетних старичков, которым доктор запретил уже все лекарства.
   Капелюшка, знаете ли, могла. Эта в одиночку способна справиться с ротой красных роджеров, вернувшихся из подпространственного перехода. Всю попадающую внутрь органику может в момент переварить, если захочет. А не захочет - выплюнет. Умеет принимать абсолютно любую форму. Хоть Венеры, хоть Марса. Я имею в виду флиртовавших богов древнеримских, но запросто изобразит и рельефные глобусы планет. Не меняет цвет и не имеет ни волос, ни запаха. В спокойном состоянии любимая форма - шар. Принц не реагировал. Может, не узнает?
   Так, кто ещё? Ага: это той же расы, что и Грядахолмов. Я его строением специально интересовался. Уникальное явление в природе. Восемнадцатиног с соответственным количеством детородных органов. Для публичного дома - ценная особь в плане обслуживания корпоративных клиентов. Неправильная мысль: по пьяни, чего доброго, посоветуешь Грядахолмов профессию сменить. А у него ведь гормоны юмора не вырабатываются...
   Вообще движется что-то непонятное. Ходячий писсуар какой-то. Однако борделесодержатели на всё готовы... Как - всё? Девушки кончились?
   А наш молодой друг так и не выдал себя?!
   Я наклонился вперед и взглянул на щупальца своего напарника - более смышлёного в детективных вопросах. Щупальца не волновались. Значит, ждём.
   Наконец портьера отодвинулась в сторону и явилась сама "мамка". С первого взгляда я понял - змея. Наличие конечностей - не показатель. Эволюция порой далеко уводит внешний вид разумных существ от их прародителей. Кто, глядя, например, на меня, может предположить, что человек на Земле произошел от амёбы? Затем, конечно, претерпев ряд значительных перемен. Не верите? Вам это кажется странным? А если я вам покажу фотографию сперматозоида - вы что же, заявите, что я на него не похож? Ну, не похож. А вот Грядахолмов немного похож на сперматозоид... Хорошо, оставим этот спор.
   Мамка холодным тоном заявила:
   - Господа, ваши условия выполнены, прошу покинуть заведение.
   И облизнулась, как это порой делают змеи.
   - Хватайте её, Штосын! - закричал Грядахолмов и прыгнул на владелицу дома свиданий.
   Винюсь: я не выполнил его указание. Принц сидел рядом и в поисках моральной поддержки схватился за меня. При этом так нервно сжал пальцы, что придти на помощь коллеге я бы смог только когда распрямятся фаланги. Но мой славный головоногий друг справился один. Крепко стиснутая восемнадцатью буквально одеревеневшими щупальцами мадам ничего не могла поделать. Я разве не говорил, что у этого вида разумных существ все восемнадцать щупалец - и есть мужские детородные органы?
   Тут ворвались крепкие ветеринары из НКВД. Змее разжали рот стальными щипцами и надавили на нёбо небольшой бронзовой лопаткой. Вылилось мутная вязкая беловатая жидкость: как полрюмки плеснули. Принц сидел краснее глаз вампира, смотрел под ноги и молчал.
   Когда мы на следующее утро покидали дворец свиданий, я, так и не найдя самостоятельно ответы на скользкие вопросы, спросил у друга:
   - Грядахолмов! Как же вам удалось вычислить бандершу?
   - Это просто, мой дорогой Штосын, - вежливо, насколько только возможно с его тембром ответил он. - Ветеринары дали подробное описание всех проституток, и я путём отбора вариантов пришёл к мнению, что им просто негде хранить полученную сперму. Единственное место, где семя могло бы находиться сравнительно долго - подскульные мешки боавита. У них интересный процесс размножения. Самка отсасывает у самца и хранит половые мужские клетки в таких мешочках. А когда создаются благоприятные условия, она вдувает семя сама себе во влагалище. Или в клоаку. В разныхнаучных литературных источниках - называют по-разному. В общем-то решение было простым.
   - Но принц! Как змея смогла соблазнить принца?
   - Вот по этой причине он и молчал! Было стыдно, что его самым бессовестным образом изнасиловали, причем неоднократно! Попросила показать половой член на предмет подбора девушки: она же по положению о борделях - врач!
   - А зачем же мы тогда просматривали сотрудниц?
   - Дорогой Штосын, разве вам не понравилось? Разве не вы остались утешить полосатую малютку Р-рурр, лишившуюся руководства?
   - Но и вы...
   - Штосын. Я прошу вас, как друга: запомните, в этом деле была замешана русалка. И её забрали в НКВД. Хорошо?
   - Конечно, Грядахолмов, конечно!
   На этом та история закончилась. Только поясню: мой милый Грядахолмов - гермафродит. Эволюция, я уже говорил. А вот кормятся восемнадцатиноги на своей планете, как вы уже догадались, тюленями. Предварительно с ними поиграв.
   И упаси вас Бог рассказать в его присутствии бородатый анекдот про "убил и съел". У Грядахолмов природа не предусмотрела даже лицевых мускулов для улыбки.
  
   Старик окончил своё повествование, отпил чаю, поискал глазами пирожное, которое ему пришлось по вкусу. Но не нашёл. Он и так раздухорился не в меру. Того и гляди выпроводит меня и примется искать телефон сексуальной службы спасения.
   - Кстати! - вдруг заявил он. - А о нашем агентстве уже писали.
   Мне уже написанное было не нужно, но для поддержания хороших отношений пришлось проявить заинтересованность:
   - Не может быть. Как жаль, что я не первый!
   - Сейчас-сейчас...
   Совершенно неожиданно для меня Штосын выдвинул ящик стола и достал толстенькую брошюру в мягкой обложке.
   - Только предупреждаю, писатель тот взял реальную историю, но серьёзно все переделал. Ну, меня сделал главным, партнёра - молодым... Никто не просил, просто в то время у нас были напряжённые отношения с инопланетянами. Ну, понимаете...
   Я согласно кивал, надеясь, что текстик окажется не слишком большим. Чай, что я прихлебывал, заметно поостыл, хотя вкус не потерял. Приготовился слушать. Однако Штосын читать не стал - протянул мне. Под его пристальным взглядом я принялся скользить глазами по строкам...
  
   Маленькие золотые слитки
  
   Глава 1, в которой ничего еще не происходит, но которая необходима для знакомства с героями рассказа
  
   Известный детектив Мегаваттсон делал одновременно два дела, причем оба - хорошо: летел в подпространстве на космическом корабле и спал. И снился ему сладкий сон о событиях миллионнолетней давности, положивших конец царству динозавров...
   Десантный звездолёт класса Ё, солидно поблескивая огромными медалями чистой брони, очень браво выглядевшими в лохмотьях теплозащитного покрытия, вынырнул из-за жёлтой звезды решительно и категорично. Установленные на оборонных спутниках третьей планеты трёхлучевые мортиры встрепенулись, завозились в титановых станинах, разогревая застывшую смазку медленных подшипников и разгоняя "волчки" в магнитных опорах. Буквально за несколько мгновений все орудия пришли в боевую готовность. Однако, поздно. Раньше надо было начинать. Хотя бы лет восемь назад задуматься над новым типом вооружения. А сейчас со скоростью от двенадцати до шестидесяти километров в секунду уже мчатся к цели новейшие торпеды, разработанные далеко-далеко отсюда. Спроектированные и созданные специально для операции под кодовым названием "Инкогнито". Не помешают лучи из лазерных мортир кускам прозрачного суперсвинца. Сейчас эти посланцы молодого мира, весом по девять тысяч граммов каждый, плоским пчелиным роем уже подлетают к планете. Все спутники будут сбиты.
   И скоро откроется беззащитное лоно природы нашим бравым десантникам, затаившимся до поры до времени в звездолёте: ламинариям, инфузориям, амёбам, спорам, семенам, орехам, вирусам, бактериям... И новая жизнь победит. А кто потом станет на этой планете разумным: черепахи, ящеры, обезьяны по имени люди или даже тигры - не столь уж и важно.
  
   - Шеф, шеф, проснитесь! - громко кричали фальцетом над самым ухом Яна Мегаваттсона, руководителя детективного агентства "Ногу с весло!"
   Пришлось знаменитому сыщику выходить из приятного послеобеденного забвения, в котором удалые посланцы-десантники осваивали очередное космическое тело.
   Конечно, источником шума оказался младший помощник Холмсиков, возбуждённо размахивающий щупальцами.
   - На нас напали корсары? - миролюбиво спросил шеф.
   Мегаваттсон всегда был исключительно вежлив к личным врагам. А нарушение сна - именно тот поступок, который мог совершить только враг.
   За время этой командировки, длящейся неделю, Холмсиков становился личным врагом раз десять, не меньше. Так что привык. Во врагах Холмсиков ходил обычно от трёх до пятнадцати минут, не больше: шефу без помощника нельзя.
   - Мы останавливаемся.
   Мегаваттсон представлял собой тип человека, который большую часть жизни провёл на планетах со слабым притяжением. Не обременённый силами тяжести организм радостно рос во все стороны несмотря на усилия медицины: за два метра высотой, почти полтора метра обхвата в талии и под два центнера по показаниям инерционных весов. Отсюда и послеобеденный отдых, и леность. Но когда до Мегаваттсона дошел смысл информации, он подскочил, как молоденький козлик и взревел как бык, которому пикадор ловким ударом загнал железяку под кожу. Если кто не знает: пикадоры так специально злят быков перед выходом тореадора.
   Трубный глас шефа детективного агентства был столь силён, что сработали системы пожаротушения. Почему они запустились? Ну, есть разные системы. Одни срабатывают от дыма. Другие от повышения температуры, а есть которые от крика. Крики - они бывают разные. Одни вопят: "Пожар!", другие: "Спасите! Помогите!". Тут был: "А!!!!"
   На мчащемся в коричневом подпространстве космическом корабле "Голубая мечта пирата" были всякие системы. Та, которая сработала на рёв Мегаваттсона отнюдь не заполняла все комнаты пеной и не давала команду на разгерметизацию отсеков (какой пожар в ваккуме открытого космоса?) Просто включились дополнительные датчики проверки, а по корабельной радиосети разнесся успокаивающий баритон диктора: "Без паники, успокойтесь. Без паники, успокойтесь".
   Холмсиков, разбудивший в начальнике зверя, забился в угол и притворился веником. Хороший такой веник - размером со швабру. Ведь младший помощник Мегаваттсона по своему классовому происхождению являлся многоногом из системы Медуза. Похож на земного осьминога - только щупальцев восемнадцать, амфибия, эмоции выражает изменением цвета и формы. А Мегаваттсон по классовому происхождению явно относился к людям. Бывшая жена, правда, обозвала его свиньёй и тюленем, но это было официально признано ложью судьёй по бракоразводному процессу.
   Итак, диспозиция следующая. Вытянувшийся и принявший соломенный цвет Холмсиков торчит в углу; Мегаваттсон, словно ядро в жерле пушки, движется по коридору в сторону капитанского пульта и орёт благим матом; капитан, заблаговременно предупреждённый пожарной сигнализацией о приближении Мегаваттсона, прячется совсем в другом месте. А запас благого у руководителя "Ногу с вело!" исчерпался.
   И капитан решил спасти женщин и детей, находящихся на корабле "Голубая мечта пирата" от потока не благого мата. Мероприятие по нейтрализации боевого запала известного детектива оказалась организована и претворена в жизнь и умело, и ловко. По корабельному радио объявили: "На астероиде Резерфорд-14 произошло крупное преступление, которое может повредить межвидовым отношениям в галактике. По причине присутствия на борту лайнера "Голубая мечта пирата" известного детектива Мегаваттсона происходит непредвиденная остановка. Просим всех сохранять спокойствие."
   Конечно, после того как сыщик оказался источником неприятности для всех пассажиров, привлекать чужое внимание стало глупо. Мегаваттсон предпочел тем же пушечным ядром закатиться в свою каюту, и ждать продолжения развития событий на охраняемой Холмсиковым территории.
   Честно говоря, от многонога как от охранника пользы было с гулькин нос. Даже нет, нос голубя достаточно велик. Как крокодил наплакал. Да, именно. Потому что Холмсиков умудрился стать полупрозрачным, совсем как тень отца Гамлета в мультфильме "Шутки старого Юрика". Мегаваттсон был даже рад, что тот не маячит перед глазами. Когда на многоногов нападает рабочий зуд, они периодически вспыхивают алым, как маяк. Но дело не в этом.
   А дело в том, что второй корабельный контур затормозился, и, повинуясь пятому закону природы, "Голубая мечта пирата" явилась в родной мир из подпространства. Теперь добропорядочным пассажирам предстояло препротивное занятие: висеть в невесомости, пока детектив не распутает какое-то там преступление.
   А пассажиры "Голубой мечты пирата", в количестве тридцати семи человек, кое-что из себя представляли! Это были аристократы, сливки общества, в чей круг детективы попали достаточно случайно и страстно мечтали завязать приятные и полезные знакомства - а тут такой прокол! Эх, сколько ж выгодных заказов на поиск утерянного наследства и сбежавшего мужа теперь попадёт к другим сыщикам. Обидно.
   Сопровождаемые недовольными репликами пассажиров о своих персонах, детективы из "Ногу с вело!" торопливо проплыли в ракетный катер и отправились на астероид Резерфорд-14.
  
   Глава 2, из которой станет ясно, что случилось, но останется не понятным как и кто.
  
   Перелёт пошёл работникам агентства на пользу. Мегаваттсон вернулся к доброму расположению духа, а Холмсиков духа больше не напоминал, приобретя деловой, тёмно-синий цвет кожи. Избавившись от косых взглядов пассажиров "Голубой мечты пирата" и не ощущая направленных на него эмоций недовольства из-за остановки корабля, мэтр сыска приобрел прежнюю вальяжность и даже некоторое барство в манерах.
   Настроение Мегаваттсона ухудшилось не так что б очень сильно даже когда оказалось, что на астероиде Резерфорд-14 есть искусственное притяжение, практически равное земному.
   Начальство экспериментальной лаборатории в дальнем космосе встретило детективов "на уровне". К шлюзу подошли и директор, и научный руководитель, и их заместители - все первые лица. Ну, на такие мелочи, что учёные оказались не в парадных фраках и смокингах, будто на вручении Нобелевской премии, а в белых халатах, только на минутку отлучившись от своих установок, Мегаваттсон благодушно решил внимания не обращать.
   Оркестр отсутствовал. Более того, поаплодировав вновь прибывшим жителям астероида, люди разошлись по делам, а наших героев пригласили в кабинет директора.
   - Господа детективы, как я понимаю вы - Мегаваттсон, а вы - Холмсиков, позвольте представиться, я - директор сэр Келли, а это - научный руководитель астероида Резерфорд-14 месье Бош. Мы занимаемся научными исследованиями. Получение золота из метана. Мы берём некоторое количество золотых слитков, помещаем в ёмкость с метаном, потом всю материю превращаем в протовещество, которое существует в центре некоторых звёзд, потом.... Ну, в итоге получается больше слитков.
   Исходные слитки получают служащие, взвешивают. После эксперимента стендовики по счёту сдают полученные для работы слитки - складские служащие везут на склад, взвешивают и кладут на место. Слитки, полученные из метана - отдельно пересчитываются и складируются в другое место.
   - А тут провели ревизию на складе. И недосчитались килограмма золота. Или ровно ста маленьких золотых слитков.
   - Подозреваете кого из своих сотрудников? - строго спросил Мегаваттсон.
   - Никого. С сотрудниками у нас проблем нет. Дело в том, что лаборатория на Резерфорде-14 создавалась для научной работы представителей грызунов.
   - Что? - переспросил шеф агентства с недоумением.
   - На астероиде только шесть человек. Все остальные - грызуны. Крысы, ондатры, нутрии, белки, бобры...
   Наверное, Мегаваттсон изменился в лице, потому что месье Бош, до этого молчавший, спросил участливо:
   - Вам плохо?
   - Ничего, спасибо. Продолжайте, пожалуйста.
   Сэр Келли возобновил прерванную речь:
   - Нас не особо беспокоит пропажа килограмма золота. В конце концов, у нас тут столько этих жёлтых брусочков, что хоть полы устилай. Но! Ставится под сомнение точность экспериментов. К нам вскоре прилетает комиссия из Аль-де-Барана, и на карту может быть поставлена научная честность Резерфорда-14. Всего! А не отдельного служащего. Вы меня понимаете? В итоге под угрозой отношения людей с грызунами! Именно по этой причине мы вынуждены были заняться поиском профессиональных сыщиков в ближайшем подпространстве. Теперь - ваши вопросы.
   - Холмсиков, спрашивайте, - приказал многоногу начальник.
   - Как мы поняли, вы исключаете возможность кражи слитков во время их хранения?
   - Да, абсолютно. Более того, очевидно, что удержание золотых слитков в личное пользование происходит на участке от получения слитков после эксперимента и перед взвешиванием. Мы уже объявили, что на склад принимать будем не только по весу, но и по счету.
   - Сколько грызунов занимается транспортировкой слитков?
   - Десять.
   - Можете представить список?
   - Прошу вас, - сэр Келли протянул Мегаваттсону лист бумаги.
   - Но тут только имена?
   - Да, конечно. Наши сотрудники не любят, когда их классифицируют по размерам хвостов или ушей. Мы решили, что вам захочется их опросить, поэтому они приглашены в кабинет номер 205. Надеюсь, что там вести опрос вам будет удобно.
   - Мне одному, - буркнул Мегаваттсон. - Коллега Холмсиков займётся изучением места преступления. Надеюсь, вы ему покажете весы и всё такое, сопутствующее.
   - Конечно-конечно, - дружно закивали сэр и месье. - А теперь, не угодно ли на ужин?
   Приём пищи протекал в непринужденной и даже весёлой обстановке. Хозяева стол накрыли очень разнообразно. По-видимому, тут представили меню всех живущих на Резерфорде-14 грызунов. Конечно, разнообразные орешки и семечки. Салаты зелёные - всякие. Грибочки, яблочки. Цыплята табака, свиные отбивные, куриные яйца по-китайски, улитки, рыба, картофель, морковка, другие овощи... И всевозможные сорта сыра.
   Для Хомсикова постарались специально: приготовили рыбный паштет по-медузски. Да ещё извинялись, что не удалось найти тухлой рыбы, чтобы все согласно рецепту.
   Следственные действия начали проводить сразу по окончании трапезы.
  
   Глава 3, в которой мы узнаем о методах детективного расследования и о проблемах взвешивания
  
   У каждого человека есть талант. Главное, найти, в чем этот талант заключается и правильно его применить. Талант Мегаваттсона открывал ему путь либо в священники, либо в детективы. В биополе мэтра люди говорили правду.
   Меггаваттсон людей сторонился. Со временем управлять биополем удавалось лучше, но всё равно... Чувствуя странную силу, исходящую от этого здоровенного мужика, люди вечно пытались рассказать Мегаваттсону, как он им несимпатичен. Думаете, приятно выслушивать гадости о себе на каждом шагу? Говорящие-то считают своё частное мнение - правдой.
   Вот, например, название фирмы... Маленький Янчик попросил как-то покататься на велосипеде. Его школьный товарищ - разрешил. Но только Мегаваттсон принялся залезать, как в хозяине транспортного средства проснулись чувства собственника и он правдиво высказал то, что чувствовал: "Ногу с вело!" Вышло столь неожиданно, что эти слова преследовали Мегаваттссона всю жизнь. Пока психоаналитик не порсоветовал так назвать ребёнка. Ян родил фирму - назвал, и... Как рукой сняло.
   Но с каким удовольствием Мегаватсон изобличал преступников и наблюдал за их сопровождением в места заключения. Они же ему тоже говаривали много чего "правдивого". Однако, любой плюс - это перечёркнутый минус. Не стоит об этом забывать. Те, кто не являлся людьми, на чары Мегаваттсона реагировали совсем по-другому. А именно - никак.
   Для сокрытия этого недостатка Мегаваттсон взял в помощники Холмскикова. Многоноги отличался внимательностью, логичностью в поступках и быстротой мышления. Нестранно, что многоноги - выпускники Высшей Сыскной Академии, высоко ценились в отделах кадров детективных агентств.
   Но теперь, раз похититель золотых слитков - стопроцентный грызун, расследование грозило затянуться, ведь Мегаваттсон мог узнать у местных служащих только то, что те сами захотят сказать - и ни байта больше. Весь груз ответственности падал на Холмсикова.
   Надо признать, что самостоятельные расследования младшему детективу выпадали редко. Мегаваттсон не брал дела, в которых потенциальным преступником мог оказаться не человек. Однако тут ситуация вышла из-под контроля.
   Перед выпуском Холмсикова на обследование места преступления Мегаваттсон провел краткий инструктаж.
   - Ну-ка, милый мой, скажите, как изменить вес тела?
   - Во-первых, изменив его массу. Отчекрыжим кусочек - вот и легче.
   - Это нам не подходит.
   - Потом, изменив внешние условия. Махинации с весами, например.
   - Весы - в норме.
   - Понятно, что на Земле и на Юпитере весить тело будет не одинаково. И в полнолуние на Земле тело весит меньше.
   - Уже лучше.
   - Магниты. Зарядить тело одним зарядом, и ....
   - Это вряд ли. Как и "привязать к потолку на резиночке" - отметаем с негодованием.
   - Погрузив тело в воду. Оно станет легче! Именно на вес вытесненной воды.
   - Не обязательно.
   - Разве? Я отлично помню, что Архимед...
   - Нельзя оставаться на уровне 6000 летней давности. Если на тело снизу нет давления жидкости - на него не действует выталкивающая сила. Если деревянный брусок прижмём к плоскому дну, наберём воды, то до тех пор, пока под брусок не затечёт вода - он не всплывёт. Холмсиков, продолжайте.
   - Ещё: вес меняется с изменением расстояния от центра масс. Так, я не помню точно, но достаточно построить башню в сто километров на Земле и на её вершине будет невесомость!
   - Прошу прощения, но это не так. Высота башни будет определяться не только расстоянием, но и постоянно растущей угловой скоростью. Не забывай про вращение Земли! На пружинных весах вес тела на экваторе и на полюсе будет разным!
   - Конечно. Ещё - изменением геометрических параметров. Например, космический спутник, раздвигаясь и сжимаясь, может менять орбиту.
   - Хотя это для нас мало пригодно, но это так. Холмсиков, вы - готовы к самостоятельной работе!
   - Спасибо, шеф! Не подведу.
  
   Глава 4, в которой главный детектив допрашивает подозреваемых, а не главный - возит столы на тележках ножками вверх
  
   Первым в кабинет к Мегаваттсону вошёл... дикобраз. Маленькая голова, хитрые глаза, короткие руки, короткие ноги. Но и те, и другие настолько толстые, что сомнений в их силе не возникало. Ну, и естественно, причёска из иголок. Выражение лица несколько брезгливое.
   - Господин Гарсия? - сверился со списком сыщик.
   - Привет, начальник, - фамильярно обратился дикобраз к Мегаваттсону, - держи подарочек!
   С этими словами посетитель номер раз сунул руку за голову, выхватил оттуда длинную иглу толщиной с большой палец взрослого человека и с размаху всадил в стол перед сыщиком.
   Игла, похожая на раскрашенный чёрными и белыми полосками дротик, коротко завибрировала в столешнице.
   Мегаваттсон тут же выдернул её и кинул назад. Игла, просвистев над головой дикобраза, отчего тот на всякий случай рухнул на пол, пробила входную дверь.
   - Спасибо за подарок, - вежливо ответил шеф "Ногу с вело!", - хорошая вещь: баланс так просто замечательный.
   Дикобраз сел на стул. Глаза были уже не столь весёлые.
   - Спрашивай, начальник.
   - Что делаешь на работе?
   - Да эти вожу. Прямоугольники такие жёлтые. У меня тележка. На тележке - столик. Подъезжаю к полке, отсчитываю восемь рядов. Нагружаю столик на тележке. Качу. Взвешиваю. Весы запоминают номер тележки и вес. Качу дальше. Разгружаю. Когда эксперимент закончится, мне показывают мою кучу. Я её гружу на столик, везу назад. Весы проверяют номер тележки и вес. Качу дальше. Складываю в восемь рядов на полку и - свободен.
   - Спасибо, можете идти, - Мегаваттсон сразу догадался, что этот грызун вряд ли мог облапошить весы.
   Следующим свидетелем был бобёр. Именно он скрывался под именем Дрон. Серьёзный мужчина. Хозяйственный. При разговоре то и дело брал со стола: то скрепку, то карандаш, то ластик, крутил-вертел в лапе, а потом куда-то девал. За ухо, или за щеку.
   Про золотые прямоугольнички честно сказал: в хате это штука не нужна. Сказал, как отрезал. Видимо, знал, о чем говорил.
   Третьим по списку шел Тим. Заяц. Или кролик? Этот в отличие от первых двух опрашиваемых был явно себе на уме, и каждое слово из него приходилось вытягивать как клещами. На прямой вопрос о том, не он ли, Тим, зажилил килограмм золота, ушастый косоглазый мужчина задумчиво погладил мохнатую щеку и сказал загадочную фразу:
   - Это не тот поступок, о котором бы я сожалел.
   Как в этот момент Мегаваттсон горевал, что его чары тут бессильны! Однако напротив имени Тим в списке поставил жирный вопросительный знак, прежде чем вызвать следующего. Некого Веркану.
   Если уж Мегаваттсону с его-то массой тела тут приходилось несладко, то какого на астероиде с земной гравитацией бедняге Веркану? Существу, с превеликим трудом протиснувшемуся в дверь? Веса в нём было явно за триста кило. А то и под четыреста. Если не знать, что кабинет посещают только грызуны, этого здоровяка вполне можно принять за кабана. Особенно в профиль.
   Несмотря на размеры, голос у Веркану оказался достаточно тихим, как и у предыдущих посетителей. Да-да. Издалека наверняка казалось, что Веркану говорил что-то вроде: "ти-хи, хи, хи, хи". Сначала детектив заподозрил, что перед ним большая морская свинка, но потом вспомнил, как зовут таких зверей: капибару.
   Зазвонил телефон. Это оказался Холмсиков:
   - Шеф, я обратил внимание, что тут на тележки ставят столики. Так вот, некоторые ставят столики на ножки, а некоторые переворачивают ножками вверх. Подозрительно.
   - Холмсиков. Вы бы там взяли тележку напрокат, и проверили, как всё происходит, вплоть до взвешивания, а уж потом говорили бы о подозрительности! До встречи.
   Мегаваттсон побарабанил пальцами по столу в задумчивости, прежде чем задать вопрос:
   - Мистер Веркану. Не скажите, почему некоторые служащие ставят на тележки столики ножками вверх?
   - Удобнее им так, - пробормотал свидетель, обмахиваясь тонкой, несмотря на размеры туловища, лапкой. Между пальцами были видны перепонки, что делало лапку больше похожей на веер.
   - У вас тут бассейн есть? - сочувственно поинтересовался Мегаватсон.
   - Слава профсоюзу грызунов, да. У нас же тут и бобры, и нутрии, и ондатры, - оживился Веркану. - И спорткомплекс для планеристов есть: это наши белки-летяги рулят - из-под потолка. До пола, и снова вверх. И кабинет психологической разгрузки с образцами деревьев всех пород, и даже земляные отвалы для тех, кто любит рыть норы.
   - А как вы думаете: кому могло понадобиться золото?
   - Не знаю. И не понимаю, чего такой шум подняли. Вот, когда мы перед золотом занимались изумрудами, пропала куча камней - и то такого переполоха не случилось. Списали, да и всё.
   Мегаваттсон вздохнул и посмотрел в список. Ещё шесть имен.
   Детектив осторожно подошел к двери, в которой всё ещё торчала стрела дикобраза. Будто немым предупреждением посетителю: тут из тебя мех-то выдерут! - и осторожно глянул в приёмную.
   Белка, гофер, сурок, чёрная крыса, тушканчик и ондатра. В приёмной стоял приглушённый треск: все шестеро задумчиво грызли специальные палочки для затупки зубов. Мегаваттсон вздохнул, глянул в список и пригласил мистера Бена. Поднялась белка. Опрос продолжился.
  
   Глава 5, в которой шефу снится сон, а младший помощник проявляет знания в области классификации млекопитающих
  
   Мегаватсон одевался в театр. Он уже был полностью готов, оставалось только надеть запонки, как вдруг оказалось, что шкатулка с драгоценностями пуста.
   - Дворецкий! - зазвонил серебряным колокольчиком разгневанный сыщик-театрал. - Где мои золотые запонки с изумрудами?
   На звонок явился ражий заяц в ливрее и со словами:
   - Видно кто-то из наших стырил, будем искать, хозяин, - схватил руку Мегаваттсона и принялся выкручивать.
   Рука отвинтилась и оказалась в жадных заячьих лапах. Косой, внимательно осмотрев добычу, сообщил:
   - Тут их нет, сэр.
   Потом попенял на отсутствие маникюра и, сунув пальцы в рот, принялся грызть ногти.
   - Хам! - закричал Мегаваттсон, выхватил свою руку у захватчика, приставил на место и стиснул в кулаке длинные уши дворецкого. - И шляпку украл, и старуху топором порешил?!
   Несмотря на размеры мотать зайца за них туда-сюда так, что только задние лапы мелькали в воздухе, оказалось совсем не тяжело.
   - Это не я!!! - орал обвиняемый в краже. - Это крысы, бобры, это лемминги, мигрирующие зимой со звезды на звезду. Это древесные дикобразы! Это Чип и Дейл!
   - Кто? - Мегаваттсон удивился до такой степени, что отпустил зайца, отчего нерадивый дворецкий вылетел из комнаты. Шеф детективного агентства сам подбежал к распахнутому окну, в которое угодил подозреваемый. Оказывается, тут последний этаж небоскрёба.
   Заяц, растопырив лапы, висел прямо в воздухе, нежась в теплом восходящем потоке.
   - Чип и Дейл - это хомяки-спасатели.
   Сообщив сию великую ложь, дворецкий, оказавшийся подпольным зайцем-летягой взмахнул ушами и скрылся за углом ближайшего небоскрёба.
   Когда Мегаваттсон обернулся, Чип и Дейл уже сидели на весах, используя их то вместо качелей, то вместо каруселей.
   - Вы ещё спите? - таким вопросом встретили его бурундуки. - Тогда мы идем к вам!
   - Я не сплю, - раздражённо ответил Мегаваттсон, - я всегда начеку. Лучше скажите, кто украл запонки?
   - Чего? - изумились спасатели.
   - Ну, это такие штучки для рубашек, вместо пуговиц!
   - Вместо пуговиц - молния или липучка. А запонки...
   - Да-да запонки! Они золотые и их украли! Кто?!
   - Одно из трёх! Либо мы, белкообразные, либо эти мышеобразные, либо те дикобразные, - со знанием дела объяснил Дейл.
   - Либо имел место сговор! - решил припугнуть Мегаваттсона Чип.
   - Я не боюсь трудностей! - смело ответил тот.
   Чип и Дейл стали громко смеяться, и смеялись до тех пор, пока их смех не превратился в звон будильника.
   Холмсиков как всегда оказался рядом.
   - Почему не разбудил?
   - Я зашёл, спросил: "Вы ещё спите?", а вы, шеф, мне ответили: "Я не сплю!".
   - Да? Наверное, это я во сне. У меня после грызунов сны какие-то дурацкие: бурундуки, летяги-дельтапланеристы, золото, изумруды... Хорошо хоть не бриллианты под гипсом. Знаете, Холмсиков, пока буду одеваться, давайте обменяемся впечатлениями. Из всех опрошенных самым подозрительным мне кажется заяц.
   - Шеф, боюсь обидеть, но это невозможно: тут нет зайцев.
   - Тогда кролик!
   - И кроликов нет. Они, простите, не грызуны.
   - Почему?
   - Ну, во-первых, у грызунов два зуба. Резца.
   - И у кроликов с зайцами два. Я видел.
   - Ну, на самом деле, у них - четыре. Во вторых, у зайцеобразных передние зубы покрыты эмалью со всех сторон, а у грызунов - только с передней. И самое главное: генетическая экспертиза показала, что зайцы, кролики и пищухи по родству ближе к копытным, чем к грызунам.
   - Так кто ж тогда у меня вчера был? Уши - во, глаза косые?
   - Я могу предположить, что это шиншилла или тушканчик. А то и агути.
   - Ладно... Он у меня записан. Где запонки?!!
   - Наверно, я забыл их на "Голубой мечте пирата", шеф, но зато я знаю, кто украл золото.
   Мегаваттсон радовался тому, что дело раскрыто и можно будет продолжить путь домой, но то, что рукава сорочки соединяли значки "Участник II-го слёта сыщиков галактики" - не вдохновляло.
  
   Глава 6, в которой найден и похититель, и похищенное
  
   За большим овальным столом в зале совещаний собралась та же компания, что и во время встречи представителей агентства "Ногу с вело!". Докладывал белокожий от воодушевления и тем похожий на учёных в накрахмаленных халатах Холмсиков.
   - Господа! Я не хочу вас посвящать во все нюансы ведения расследования преступлений, но поверьте, иногда эта процедура очень и очень напоминает поиск выхода из лабиринта. Мы поставили вопрос: как можно обмануть весы? И найдя ответ на этот вопрос, смогли выяснить, кто этим занимается.
   - Весы обмануть нельзя! У нас гарантия от фирмы-изготовителя: аппаратура проходила проверку при любых условиях!
   - Однако именно вы недосчитались сотни слитков? - прервал оппонента Мегаваттсон, который не хотел превращать доклад своего подчиненного в диспут.
   Холмсиков, приобретший буро-малиновый оттенок от негодования, повёл речь дальше:
   - Известны методы, с помощью которых данные весы можно запросто обмануть. Например, первоначально взвесив золото в нормальных условиях, а потом - в безвоздушном пространстве. В процентном соотношении количество металла, который можно присвоить при проведении такой операции, невелико. Но с девяти тонн - (половина кубического метра) в зависимости от глубины вакуумирования крали до половины килограмма за раз!
   Потому что на тело, находящееся в газе - действует выталкивающая сила. Как и в жидкости. Правда, после того ограбления в весы вмонтировали газовый анализатор.
   Другой случай. Под тележку можно запустить воздушный шарик. Наполненный водородом. А когда ввозить обратно - то шарик сдуть, а в качестве компенсации прикарманить слиток массой десять грамм.
   - А вот это, кстати, достаточно реально!
   - Отнюдь. Тут этот метод не применялся. Тут не применялся ни один из возможных способов внешнего воздействия. Мне кажется, что если бы ваши подопечные использовали технический метод кражи - ваши учёные были бы просто счастливы, сэр Келли.
   - Не будем их за это осуждать. Одна из наших главных задач: привить грызунам любовь к науке и технике. И достижения в любом виде - успех.
   - Все понятно. Ну, я думаю, что вам будет, чем гордиться. Для хищения золотых слитков злоумышленник-грызун использовал один из фундаментальных законов Вселенной.
   Учёные мужи в ответ на такое громкое и ласкающее слух заявление взволнованно зашумели.
   Мегаваттсон чувствовал себя именинником. Такие переживания испытывает, наверно, отец, когда сынок, вернувшийся из академии экономики домой, поучает местных бизнесменов, как зарабатывать деньги. А те его слушают с открытым ртом и выпученными глазами.
   Весь вид Мегаваттсона от носков туфель до значка "Участник II-го слёта сыщиков галактики", казалось, говорил: "Так их, сынок. Врежь им!".
   - Господа, я имею в виду Закон всемирного тяготения. Сила притяжения равна произведению постоянной Гэ-э на массу двух тел и делённое на квадрат расстояния между ними. Сила в этой формуле, собственно говоря, и есть вес. Обозначим массу при вывозе груза как эм-м один, а при ввозе как эм-м два и приравняем правые части формул. То, на что мы не можем влиять - сократится, это Гэ-э и масса Резерфорда-14, и окажется, что можно сохранить вес тела - путем изменения расстояния между телами.
   - Это известно! Но размеры? Как это осуществить!?
   - Это на естественной массе - размеры. А у вас тут, простите - искусственная гравитация. Диаметр астероида - два километра, и, следовательно, до гравитационной каверны - километр. Таким образом, изменение величины на один метр позволит сэкономить на массе около ноль целых два десятых процента. Мало? Но из пятисот маленьких золотых слитков можно незаметно удержать один в свою пользу.
   Нами было замечено, что некоторые грызуны возят золото не на столиках, а на перевернутых столиках. И кое-кто вывозит золото "лёгким", то есть высоко поднятым, а ввозит "тяжёлым", то есть опущенным вниз. Вес самого столика тоже играет на руку злоумышленнику.
   - Механический переворот не позволит воровать слитки! Невозможно, что бы так точно совпали цифры при взвешивании!
   - Да, вы правы. Нами были проверены все десять столиков на предмет изменения массы. По массе они равны. Но у одного - на требуемую высоту подгрызены ножки. Это столик мистера Бена!
   Именно в этот момент в зал вошел сурок, одетый в синий костюм. По погонам на плечах и широкому кожаному ремню каждый мог понять, что этот индивид - представитель органов правопорядка. Откашлявшись, сурок высоким голосом практически запищал:
   - По просьбе детектива Мегаваттсона и по поручению сэра Келли проведен осмотр помещения, в котором проживает мистер Бен. Никаких золотых слитков мы не нашли. Уж извините, сэр.
   Наверно, у многоногов более быстрая реакция, чем у людей. Пока все ещё только переваривали услышанное, Холмсиков покрылся уже зелеными крапинками. Уж он, детектив-профессионал, как никто понимал, что все его блестящие догадки и выводы не стоят ломаного гроша, если не будут подтверждены фактами. Как бы отреагировали остальные - неизвестно, потому что сурок продолжил:
   - Мы там только вот что нашли. Сто штук.
   С этими словами местный полицейский поставил на стол нечто, больше всего напоминающее старомодное елочное украшение для Нового Года. Маленькая шишечка, все чешуйки которой раскрыты, и там, внутри виднеются семена. Вот только махонькая шишечка сделана из чистого золота, а семена - горят зелеными изумрудными огоньками.
  
   Глава 7, в которой название космического корабля начинает себя оправдывать
  
   Потом, конечно, как водится у учёных, организовали банкет. В числе главных виновников торжества, между Мегаваттсоном и Холмсиковым восседал белка по имени Бен. И принимал поздравления. И рассказывал истории из жизни: как благодаря случайности он нашел способ утаивать по одному маленькому золотому слитку. И как ему удается делать такие замечательные новогодние шишки, по своим эстетическим качествам ни в чём не уступающим пасхальным яйцам. Произведения искусства - однозначно!
   И жаловался на судьбу, потому что не мог до сих пор показывать то, что создал, никому вокруг, так как создавал поделки из украденного золота. А все слушали и жалели.
   - Шеф, - наконец обратился к начальнику Холмсиков, - такое ощущение, что мы не изобличили преступника, а открыли миру великого ювелира.
   - Мой друг, не волнуйтесь, через пятнадцать минут мы улетаем, а наша главная миссия тут: сохранить мир между видами - людьми и грызунами - безусловна выполнена. Меня беспокоит нечто другое... Сэр Келли, можем ли мы переговорить о моём гонораре?
   Через пятнадцать минут с астероида Резерфорд-14 в сторону подпространственного космического корабля стартовал ракетный катер, унося на своем борту двух детективов. А через три часа Мегаваттсон уже мог считать любого из пассажиров "Голубая мечта пирата" своим другом. А что тут поделать? Традиция! Ведь подарок можно принять только от друга. А кто сможет отказаться от подарка в виде золотой шишечки с изумрудными огоньками внутри?
   И вот уже Мегаваттсон кажется дамам и джентльменам не таким толстым и громоздким. А даже напротив: "Есть в этом мужчине какая-то надёжность и уверенность", - говорят между собой рафинированные старые леди и с удовольствием слушают его рассказы о приключениях на Резерфорде-14. О страшных и громадных капибару; о драчливых гоферах; о бобрах, которые ради пригодного в хозяйстве прутика загрызут любого; о загадочной шиншилле, хитроумно притворяющейся зайцем; о белках-летягах, больше всего любящих скользить в ночной тишине в поисках запоздавшего прохожего. О грозе слонов - крысах, способных напасть на обладателя бивней и хобота и обгрызть ему подошвы ступней; о сонях, которые спят и на ходу, и во время еды; о дикобразах, которые убивают и грабят зазевавшихся путников (вот, посмотрите на иглу, еле отбился...). И все слушатели записывали адрес детективного агентства "Nogus velo".
   Холмсиков тоже рассказывал. О силе тяжести и шутке природы. Но ему никто не верил. А зря. Ведь только используя законы природы можно создавать великие изобретения. В частности, именно так и сотворили на Земле первый подпространственный космический корабль.
   Однако об этом - в следующий раз.
  
   - Он больше ничего не писал о вас?
   Надеюсь, в моём голосе не прозвучали нотки затаенной надежды.
   - О нас - нет. Нам не очень понравились некоторые моменты текста, мы судились... Вам не кажется, как профессионалу, что наши образы несколько гротескны?
   - Ну, для художественного рассказа это допустимо. С юмором написано. Я, конечно, такого себе никогда не позволю.
   - Жаль, - внезапно заявил мне старик. - Нам тогда удалось отсудить неплохие денежки.
   Я закашлялся.
   - А он, тот писака, в отместку начеркал вот такой вот пасквиль. Нас трогать уже боялся, но вот что получилось...
   Из той же книжки вытащены были на свет божий несколько вложенных меж страниц, уже пожелтевших от времени листов.
   - "ЗВЕРОФЕРМА", - прочитал старик. - А? Как ведь назвал, стервец! Итак, слушайте.
  
   Звероферма
  
   "Здравствуйте, дети! Я ваш новый учитель литературы с лицензией детского писателя. Между прочим, очень опытный! Я ещё помню времена, когда ученики сидели в одном классе с учителем, а не перед мониторами компьютеров в своих домах. Я сам тогда учился в первом классе.
   Сегодня я вам сказку рассказывать не буду. Расскажу лучше фантастический рассказ. В самом деле, зачем вам сказки? Сказки - это серьезный жанр, до которого вы пока не доросли. Вот вам сколько лет? Ага, видите: самому младшему двенадцать, а самому старшему - пятнадцать. Не доросли вы ещё до сказок. Я вам не Салтыков-Щедрин и не Санчо Панса - сказки рассказывать. Берите сказку "Пер Гюнт" в библиотеке - и читайте. А то расскажешь - а потом меня же и упрекнут, что не та метафора. Ну, это присказка. А вот и рассказ.
  
   В детективном агентстве "Штос и очко" образовался наплыв заказчиков. Обычно агентство специализировалось на карточных шулерах, поэтому название агентства - это названия двух самых распространенных в ХХХ веке карточных игр.
  
   Ну, кто такие шулеры - все знают? "Приключения капитана Врунгеля" - читали? Смотрите у меня! Вам вот тут хихоньки-хаханьки, а мне опять в комиссии скажут, что не тому молодёжь учу, и лишат к черту лицензии детского писателя. Ладно, больше не отвлекаемся.
  
   В последнее время стало расследовать "Штос и очко" и крупные кражи. А поскольку сыщики из агентства привыкли иметь дело с людьми ловкими и осторожными (шулерами) то и с другими заданиями справлялись очень хорошо. Повалили заказы.
   Тот день в конторе дежурили молодые сыщики Сидоров и Ванин. И надо же, как раз в этот момент пришёл срочный вызов. Молодые сыщики позвонили директору агентства и спросили: "Как быть?". А директор не разобрался, и приказал: "Поезжайте, решите вопрос". Сидоров и Ванин, молодые и рьяные, купили билеты и полетели на Марс.
  
   Планета такая в солнечной системе. А то вдруг не все астрономию учили. Вот не надо говорить, что я издеваюсь. Не надо. Я в один молодёжный журнал свой исторический рассказ послал, а у меня там было "альдебаранский язык". Так редактор исправил на "австралийский", мотивируя что "не все знают". Ну, с редактором не поспоришь, особенно получая журнал как авторский экземпляр. (Журнал потом покажу, что мне вас обманывать?)
  
   А на четвертой планете от Солнца случилась беда. С самой крупной зверофермы на Марсе исчезли сони.
  
   Мне что, вас и зоологии обучать? Соня - это такое животное маленькое. "Алиса в стране чудес" читали? А зря, надо было читать. Там была сцена чаепития, на которой кроме Шляпника, Мартовского Зайца и Алисы присутствовала соня. Самая крупная соня - полчок. Но чай пила другая соня, маленькая: десять сантиметров без хвоста. Ай! Хвост они теряют, как ящерицы. Ну, почти как ящерицы. Итак, продолжаю.
  
   У сонь не завидный мех. Зато очень вкусное мясо. Лучший деликатес! Их откармливают орехами и каштанами, а потом жарят. Кстати, сони - вредители полей и огородов. А как лучше всего избавиться от сонь? Правильно, об этом можно прочитать в "Графе Монте-Кристо". А что больше всего запомнилось? Как барона голодом морили? Ну, справедливость должна торжествовать на костях поверженных врагов, а как иначе?
  
   Вот с фермы сони исчезли.
   Сидоров и Ванин примчались на Марс и очень удивились, потому что думали, что это планета бурь и красного песка. Ну, в крайнем случае - каналов. А оказалось, что планета мало чем отличается от Луны - вся в прозрачных голубоватых сферах, под которыми искусственный обогрев, воздух и лепота.
   Для начала осмотрели глиарии. Это огороженные участки с искусственными деревьями, где проживали сони. Выяснилось, что они и ныне там проживают, правда в сильно уменьшенном количестве. Тягостное впечатление производила притихшая роща. Ни птиц, ни насекомых, ни ветерка. Только изредка мелькнет соня - слабой тенью - и все.
   Поправить настроение сыщики решили в безалкогольном кафе.
  
   Дети, не шумите. Если я говорю - в безалкогольном, значит, так оно и есть. Если вам хочется про выпивки и пьяные дебоши - ищите какую-нибудь вневозрастную качественно написанную книгу и читайте сами, а ко мне не приставайте. Какую? Ну, хотя бы "Алые паруса". Там все любили поддать. А самое светлое впечатление маленького Грея... Прочитаете, узнаете, короче.
  
   Итак, пришли наши герои в кафе. Упились апельсиновым соком и обсудили, как жить дальше. Для начала звянули заказчику и директору. Сообщили, что на месте и приступили к расследованию.
   - Федя, - сказал Сидоров после пятого стакана сока, - куда могли деться сони? Давай думать логически.
   - Давай, Вова, - согласился Ванин. - Их могли съесть или спрятать.
   - Их очень много, Федя, их трудно съесть. Сразу.
   - Не соглашусь, Вова. Если много народу набросится - съедят в миг.
   - Понял твою мысль, Федя. Давай, я буду искать на ближайших фермах, не укрыл ли там кто украденных сонь, а ты пошуруй по закусочным и макдональдсам: а вдруг у них в последнее время были изменения в меню?
   - Годится!
   И детективы расстались. Сидоров и Ванин на самом деле являлись братьями. Они были клонами самого известного сыщика всех времен и народов - Шерлока Холмса. А может, Василия Ливанова. Но поскольку признано, что Ливанов - лучший Холмс - то это одно и то же.
   Вова Сидоров начал трясти зверовые фермы. Поскольку Федя Ванин бродил по злачным местам Марса и собирал месячной давности меню, удачно претворяясь коллекционером, то последим лучше за Вовой.
   Сидоров отправился в ветеринарный департамент и обзавелся схемой близлежащих хозяйств. Схема стоила совсем недорого и представляла собой подобие охотничьей карты. На большом плотном листе бумаги были помечены территории, а рядом с ними нарисованы животные, которые там разводятся. Вова был сильно огорошен тем, сколько тут, на Марсе, разводят зверей. Ветеринары объяснили детективу, что поскольку на Марсе нет диких животных, то и защитников их прав сюда не пускают. И Марс сегодня - основной поставщик шкурок и экзотического мяса во все концы Вселенной.
   Совершенно случайно выяснилось, что почти все эти фермы принадлежат одной компании. "Убрали конкурента", - сразу же подумал Вова и решил воспользоваться обычным приёмом детективов: представившись журналистом, встретиться и расспросить самого главного подозреваемого. Удалось.
   - Конечно, самый ценный пушной зверь для нас - это шиншилла. Это без сомнения. Мех - как шёлк. Без преувеличения. Главное цвет: серебристо-серый с голубизной и перламутровым переливом. Содержать нетрудно. Только хитрость - надо вулканический пепел для купания. Вместо воды. Можно и песок, но... Крысы - очень интересный зверь. Если шкурку правильно обработать - вполне сойдет за норку. Честное слово! Если видите шубу из норки - процентов на тридцать это крыса. - Соловьем разливался перед "журналистом с Земли" заместитель главного зоотехника.
   - А я слышал, что и на мясо разводят.
   - Крыс? Ну, они очень дёшево стоят, мы их пускаем на корм.
   - А на продажу в сферу общественного питания что-то продаете?
   - Конечно! Нутрия. Сурки. Морские свинки. Вискача. Бобры.
   - А сони?
   - Сони? Нет, для промышленного разведения не годятся.
   - Да? А я вот видел тут недалеко глиарии для них, - старался направить беседу в нужное русло Сидоров.
   - Баловство. У нас вон сурки в спячку впадают - и то проблемы. А ведь, кажется, бери его сонного и глуши. А нет! Надо предусмотреть - где они спать залягут, как достать оттуда. А сони... Куда они спать свалятся в этом садке - кто знает?
   - Спать? Спать!
   Ну, собственно на этом расследование сыщиков из "Штос и очко" завершилось.
  
   А вы что думали? Мораль: кто ищет, тот всегда найдет! Часто большие усилия приводят к ничтожному результату. Ещё: учитесь хорошо! А то у вас голова невесть чем занята. Спроси вас, так даже формулу притяжения двух тел - не знаете. То-то. Ну, урок закончен. Хочу надеяться, что вы сочтете этот урок - хорошим."
  
   Я решил пойти в атаку.
   - Это хорошо, но из чужих материалов повести хорошей не напишешь. Хотелось услышать именно ваше, не использованное другими.
   - Убедили. Я вам расскажу про один зоологический казус.
  
   Зоологический казус
  
   Должен сказать, приглашение на ужин к капитану подпространственного корабля - необычное событие в жизни даже нетипичного пассажира. К таким я отношу себя, конечно, ну и своего старшего компаньона. Моего шефа зовут: Гряда-а...холлллл....м-О-о-ов! Извините, это я иногда на баскетболе подрабатывал. Комментатором на репетициях группы поддержки.
   Итак, детективное агентство "Штосын и Грядахолмов": подготовка материалов к бракоразводным процессам и проверка супружеской верности.
   Что главное в нашем нелёгком деле? Голова и ноги. С этой точки зрения Грядахолмов - идеал. У него и ног аж восемнадцать, и голова - врагу не пожелаешь. Это я про размер, форму и гладкую поверхность. Почти как на Луне - футбольный мяч. Только со щупальцами и побольше. Грядахолмов - многоног из системы Медуза. В детстве заболел земными детективами рубежа XIX - XX веков, особенно Шерлоком Холмсом. Долго лечился, ездил на воды по всей галактике, принимал дорогие импортные лекарства и дешёвые отечественные процедуры - приложение медуз к интересным местам головы. Ничего не помогало. Теперь состояние компаньона устойчивое. Иногда случаются кризисы. Я бы даже сказал, острые кризисы. Зато стабильно.
   Моя фамилия, как вы знаете - Штосын. По образованию полевой хирург. Если хотите, могу купировать энергетический хвост или зашлифовать фантомный аппендикс. Еще не все навыки, работая не по специальности, растерял. Люблю хороший лосьон, старые фильмы и "Даму с собачкой". Ношу подтяжки. Без зонтика из дома не выхожу.
   Мы летели на бриге "Осенний затор" для поиска ответа на насущный вопрос: откуда у фараона-императора Чёрной Луны во рту, между зубов оказалась косточка малины?
   Судя по плавучим движениям щупалец - Грядахолмов знает ответ. И как он все распутал, только мельком глянув в дело, я даже не догадываюсь. Император с пять тысяч лет как мумифицирован, а косточке - не больше двухсот. Спросите, как её нашли? Зачем-то очередному археологу понадобилось в саркофаге покопаться на предмет материала древних пломб. Нашли остатки ягоды, и сразу к нам. Сексуальные противоестественные извращения по чьей части? По нашей, естественно. Но официальная цель визита - обмен опытом с планетой-побратимом.
   Короче - дело к ночи. Все уже и спать разошлись, кроме нас с Грядахолмов за столом только один пассажир остался. Зато какой! Худосочный отпрыск сочной фамилии - Апп ВамБилльО'ПравахДам-седьмой. Худосочный - потому что бледный, худой, черноволосый и со странными зрачками. Обычно представители этой семьи модифицируют гены и внешне становятся очень похожи на чебурашек из Ирландии. Как же я понял, что он ВамБилльО'ПравахДам-седьмой? Так мы визитными карточками обменялись. А что?
   Ужин прошел в молчании. Дело в том, что капитан корабля - представитель созвездия Щелкунчик. Они недавно выделились как автономия. Так вот, наш капитан - Крыс. И по фамилии, и по имени, и по отчеству. А еще по расовой принадлежности и хвостовому наличию. В таких случаях лучше всего соблюдать правило: "имидж - ничто, голод - всё". Если конечно вы сможете есть. Мистер Апп вот не мог. Только жевал.
   Когда принесли десерт - орехи-кракатук в сметане, Крыс дальнего плаванья взял слово за жабры.
   - Господа, я пригласил вас для того, чтобы сообщить пренеприятное известие. Нам надо вынырнуть в системе Ревизор.
   - Как Ревизор? - ошарашено переспросил я.
   - Зачем Ревизор? - не понял и ВамБилльО'ПравахДам.
   - Ревизор-р-р-р... - протянул Грядахолмов задумчиво последнюю согласную.
   - Переоборудованный для поселенцев транспортник подал сигнал $0$. Что случилось, понять трудно, но им нужны детективы. И я имею в виду вовсе не брошюры из туалетной бумаги или щелкоперов "по выходным". Поэтому мы выходим в ближайшей точке соприкосновения, - Крыс шумно, с причмокиванием, занялся орешками.
   Я знаю, что такое $0$. В переводе на человеческий язык означает: "денег нет, а кушать надо". Это если грубо. На самом деле: "все средства освоены, нуждаемся в дополнительном финансировании". Просто в подпространстве могут общаться только экстрасенсы. А серию мыслей: "деньги -нет денег- деньги", вам выдаст даже новичок.
   - Позвольте, - недовольству мистера Аппа, казалось, нет предела. Глаза его стали прямо-таки кошачьими. - В системе Ревизор нет разгонной установки. Мы не успеем на праздник Тринадцатого разлива.
   Капитан согласно закивал и выдал афоризм:
   - Тут успели бы или военные истребители, или курьеры теленовостей.
   Попытку предотвратить задержку предпринял и Грядахолмов:
   - Капитан, у нас лицензия только на бракоразводные процессы....
   - О, пустяки. Лицензия не нужна. По нашим законам я, как капитан, объявляю чрезвычайное положение и принимаю вас в военную полицию.
   - Тогда вы, как председатель генерального комитета, отвечаете за наши действия.
   - О, вовсе нет. Я наделяю вас особыми полномочиями: во всем, что касается ваших служебных обязанностей, я в вашем подчинении, - и Крыс, тихонько хохотнув, вновь занялся орешками.
   Я почувствовал желание перекинуться с мистером Аппом несколькими словами. Думаю, нервы от известия расшалились. Захотелось простого теплого человеческого общения.
   - Вы занимаетесь соками?
   - Не, уже семь веков, как ушли из этого бизнеса, - и развел руками. - Мафия.
   - А что же вы тогда делаете?
   - Дедушка сидит на пеньке, а я его коммивояжер - распространяю "Опиум для народа".
   Я лишь вежливо покивал головой - все ясно. Самый большой коммерческий успех ждет вас на ниве создания и внедрения новых сект и религий.
   Сказать по правде, сначала я решил, что у господина ВанБилльО'ПравахДам не все в порядке с той интересной системой организма, которая зовётся головным мозгом. Однако, когда он сознался, что занимается распространением религии - всё встало на свои места. Дедушка, наверное, объявил себя этаким лесным божеством. Ну, оливковая ветвь ему в руки и лавровый венец на макушку. А нам пора баиньки.
   По пути у нас с компаньоном зашёл разговор о капитане. Как этот бывалый космонавт должен поступить, если, не дай бог, произойдёт авария? Первым покинуть корабль, предупреждая всех об опасности - или последним, как подобает капитану?
   - Грядахолмов, дорогой! - запанибратски обратился я к компаньону (пять процентов от гонорара агентства - мои). - Вы уж мне поверьте, кроме капитана на космических кораблях полным-полно обычных немодифицированных крыс. Мы с вами их просто не видим, потому что они живут в трюмах. Так же, как жили когда-то на подводных океанских лайнерах. Первыми сбегут именно они!
   Эх! Как приятно поучать шефа... Кто бы знал.
   Во время ночного отдыха мне снились крысы. Необыкновенно маленькие. С мою ладонь, и хвост до локтя. Пришли, понюхали Грядахолмов и начали его есть. Шеф мерзко, как житель созвездия Щелкунчик, хихикал и подставлял на объедение щупальца. А когда осталась одна голова, покатился по дорожке, крича: "Меня зовут - Джонни Пончик!". А я, Штосын, мчался за ним следом и орал во всю мощь: "Колобок, стоять, аудитор-съест-твою-маму!"
   Собственно, от крика и проснулся. Сквозь прозрачную стену в каюту пялились незнакомые звёзды: система Ревизор. Каюта первого класса - оптическая сталь. Нехухры делают. Лучшие металлурги во Вселенной - похожи на выхухолей. Лично мне, как полевому хирургу, не нравится такая сталь. Ее делают прозрачной, очень долго и нудно воздействуя на чакры.
   И отправились мы с Грядахолмов на транспортник. Шеф - чернее облака, выпущенного каракатицей. Последним раз таким его видел, когда один из наших клиентов не положил монетки в кассу с надписью "Для чаевых". Компаньон, конечно, многоног умный и всё такое, но не обладает земной генетической памятью, как я. До него только под утро дошло: раз призвали на военную службу - премиальных не заплатят, может только какую-нибудь мелочь отсыпят на новые подворотнички.
   Водитель спейс-баркаса засомневался, к какому шлюзу причаливать: ближнему, жидкостному, или дальнему - атмосферному.
   - Раньше сядем - раньше выйдем, - скомандовал шеф шофёру и посоветовал:
   - А вы, Штосын, наденьте акваланг.
   Заботливый у меня компаньон.
   Принял нас капитан-губернатор. Весь бледный, глаза красные. Как он смог попасть на такое высокое место? - удивился я. - Неужели запрыгнул? Оказалось - нет. Потомок кроликов-альбиносов имел специальную лесенку, которая подкатила к подобию трона на манер самолетного трапа. Кролик спустился, поприветствовал нас, представился:
   - Зовите меня дядюшка Роджер, - и вернулся на небеса.
   Мы приготовились слушать.
   - Значит, так. Раньше здесь была пустота, вечная, безграничная и тёмная. Некоторые называли её хаосом. А потом она - бух! И взорвалась...
   - Постойте-постойте, - перебил я. - Как она могла взорваться? Выходит, не совсем пустой была, а что-то весила в тротиловом эквиваленте? И этот хаос. Он был бесконечно долго?
   - Не знаю, да и неважно, и произошло всё до рождения вашего солнца. Но... взрыв мы предугадали, и ещё до того пустоту приватизировали. Оставалось только дождаться, когда образуются звёзды и планеты вокруг них. Ну, конечно, процесс мы немного ускорили - запустили реакцию в межзвёздной массе и раскрутили её на шары. Понятно, да? Несколько крупных, - а вокруг маленькие. Уже после на планетах сделали атмосферу, потом гидросферу, биосферу, хотели уже и за некросферу браться... Планетам наклон оси дали и скорость вращения отрегулировали. Кое-кого спутниками-шпионами снабдили. Предварительно засеяли ранней зеленью. Увидели, что это хорошо, и сейчас завозим скот и гадов.
   - Кого? - не удержавшись, переспросил я. - Паразитов, наверное? Зачем их завозить?
   Капитан-губернатор посмотрел на меня с сочувствием. Как на двоечника из пятого класса "Б", прорвавшегося на экзамен по общей теории невероятности в универ.
   - Если мы не завезём паразитов, то экологическая ниша заполнится новыми видами. Лучше пусть это будут старые, проверенные на действия токсинов и химикатов гады.
   - Это очевидно, Штосын, - подал голос Грядахолмов, - продолжайте, дядюшка Роджер.
   - Теперь суть вопроса. У наших свиней начали дохнуть поросята. Мы провели собственное расследование. У всех погибших отрезаны языки. Наш корабль не оборудован никакой лабораторией, обычные исследования и наблюдения ничего не дали. Завтра нам нужно высаживаться на планету. Ущерб совсем незначительный, но, вы понимаете, свиньи играют важную роль в обеспечении будущих колонистов едой. Для того, чтобы подтвердить перед руководителями проекта и страховыми обществами безопасность наших свиней - требуется ваше заключение.
   Робот-слуга предоставил нам замороженный труп поросёнка.
   - Есть подозреваемые? - прямо и в лоб поинтересовался шеф.
   - Да, - также честно ответил Роджер.
   Оказывается, транспорт подбросил несколько семей людей в соседнюю систему. Их и подозревали - они якобы по ночам отрезали язычки новорожденных поросят себе на жаркое.
   - От этих русских с Новой Раши всего можно ожидать, - доверительно сообщил нам Роджер.
   Я задумался. Действительно: планета Новая Раша находится под боком системы Ревизор.
   Странная эта Новая Раша. Если правда то, что я слышал. Небо там не голубое, а малинное, воздух - пьянит. Потому что вместо воды в ручьях течет стопроцентный спирт. Местные жители рубят дубы, счищают кору и, укладывая в русла, имеют в конце концов вполне годную жидкость. Так и живут, не пропустив ни дня. Все от мала до стара больны золотой лихорадкой. Ребёнок, не успев родиться, не молочка требует, а соску 999,9-й пробы. А после смерти, понятно, в каких гробах их зарывают. Короче, все на планете просто купаются в желтом металле.
   Национальная одежда - галстук-селёдка под шубой. Аборигены изобретательны. С помощью генной инженерии добились на первый взгляд невозможного. Мерины - размножаются! Коней - нет. Ослов - нет. Кругом - одни мерины.
   Менталитет и характер первых поселенцев выразился при обустройстве планеты в полной мере. На дорогах - никаких тебе светофоров и перекрестков. Ночь длиннее дня раза в четыре. Все животные носят одно и то же имя - Стрелка. Чуть что - забивают безо всяких. Ношение огнестрельного оружия - обязательно.
   Национальная валюта - капуста. Жестко привязана к главному экспортному продукту - лимонам. В городах - аромат далёких лимонных рощ стоит необыкновенный, а поля с кочанами видны с орбиты.
   Память - как у слонов. Помнят - всё. Хуже всего чувствуют себя на парижских улицах. Так про них и говорят - ад. А вот Кёльн - уважают. Чем эта планета так им приглянулась - неизвестно даже мне. Главное, был я там: поверхность в дыму, громадные скалы... Ничего интересного.
   Отдыхать русские летают на Венецию. Планета - океан с постоянной температурой - плюс четыре по Цельсию. Подо льдом. Ну, прохладно, это да.
   Национальное блюдо - "конь в пальто на караганде". Обидчивы. Чуть что - рвут на груди золотые цепи и кричат: "Мы вам не щит, фак ю мы вам!" и норовят дать в морду.
   Вот такой специфичный народ тусовался на транспортнике.
   Гляжу, а Грядахолмов порозовел. Это значит - задачка решена. Я, конечно, смекаю: не про порося, а про гонорар задачка. "Придётся этим новорусским парочку звеньев с цепей поснимать", - догадался я.
   Вернувшись на свой "Осенний затор" - провели следственный эксперимент. Мясо поросенка оказалось жестковатым и переперчённым.
   - Ваше мнение, Штосын? - шеф хотел проверить дедуктивные способности компаньона.
   - Не знаю, - честно сознался я. - Ну, если бы тут летели халдеи с Нового Ершалаима, я бы ещё мог предположить, что они в темноте перепутали начало поросенка с его концом. Они любят подкрасться и отрубить задние окорочка.
   - Знаете, Штосын, на самом деле, несмотря на разницу в цвете меха, разрезе глаз и длине хвостов: крысы и кролики - очень похожи. Гораздо сильнее, чем мы с вами.
   Я задумался над этой мыслью. С тех пор, как Грядахолмов приобрел земное гражданство я начал примечать в нем признаки шовиниста, а прячась под одеялом, он порой выдлядел настоящим скинхедом. Но что он имел в виду на этот раз - я не отчетливо различил.
   Вы еще не знаете, зачем я нужен Грядахолмов? Я работаю мозговой массажной щеткой. В сложных случаях он начинает объяснять - я пытаюсь вникнуть, касаюсь его биополей...
   У Грядахолмов - мощный мозг. Но мощь нуждается в активизации.
   Вечером нас вновь ждал ужин у капитана Крыса. На этот раз за столом, кроме ВамБилльО'ПравахДам-седьмого, гостем присутствовал и дядюшка Роджер.
   Я внимательно посмотрел на двух грызунов, и сравнил мысленно друг с другом. Несомненно, сходство имелось. Может быть, из-за профессии? Или это одинаковые белые мундиры и фуражки играли злую шутку с нашим воображением?
   - Как продвигается дело? - сразу взялся за рогалики Крыс и начал шумно прихлебывать чай из блюдечка.
   Дядюшка Роджер рогалики проигнорировал и взялся за рагу:
   - Я привез заключение, вам требуется только его подписать.
   Однако Грядахолмов, казалось, никуда не спешил.
   - В проспекте я прочитал, откуда у вашего корабля такое странное название: "Осенний затор".
   - Чем же оно странное? - несколько обиделся капитан Крыс. - Присвоено за участие в ликвидации ледяного затора на реке Амазонка. Обычно весной вскрываются реки. А в южном полушарии - осенью. Ничего странного.
   - Может быть и так, - легко и сразу сдался шеф. - Я вспомнил об этом вот почему: если на берегу Амазонки мы найдем труп со следами укусов - то не стоит подозревать в этом акул. А раны, оставляемые пираньями широко описаны в литературе.
   - Не хотите ли вы заявить, что поросят убили пираньи?
   - В каком-то смысле - да. Только космические.
   Да я сам не понимал, на что такое намекает Грядахолмов. Но сидел с важным видом. Мистер Апп тоже ничего не понимал, но в отличие от остальных - и не пытался.
   - Случай, аналогичный вашему, достаточно подробно описан в литературе по криминалистике. Не все, даже из числа моих коллег, знают о том прецеденте. Это частный случай. Даже, я скажу вам, казус. Относится скорее к области зоологии, чем юриспруденции. Однако, проблема остается: наказание преступников и профилактика преступления.
   Капитан-губернатор не выдержал:
   - Кто всё же убил поросят?
   - Ваши корабельные крысы.
   - Что? - заревели одновременно оба капитана. Теперь они стали ещё сильнее похожи друг на друга, так как у Крыса глаза налились кровью. Однако, они явно не представляли, во сколько раз Грядахолмов умнее их вместе взятых.
   В небе одна за другой стали загораться звездочки.
   Первым это светопреставление заметил ВамБилльО'ПравахДам:
   - Что там такое? - с интересом спросил наш немногословный сотрапезник (мы же на ужине!) у опытных космических грызунов.
   Если те и догадались, то промолчали. Ответил Грядахолмов:
   - Совместные штабные учения сил НКВД. Народный Королевский Ветеринарный Департамент из созвездия Стрельца... Воспользовался старинными связями, - пояснил шеф туманно. - Что нас, безусловно, радует, так это то, что тут есть и истребители.
   В пределах видимости начали возникать и другие звездочки. Меньшие по размеру, но чётко видимые.
   - А это - курьеры новостийных служб, - с только мне заметной радостью в голосе промолвил Грядахолмов, - Штосын, сосчитайте их и умножьте на сто кредитов.
   Это указание, как и перламутровые щупальца шефа, не оставляли сомнений в том, кто именно сообщил журналистам об учениях НКВД.
   Капитаны смотрели сквозь оптическую сталь в космос, вытаращив глаза и выставив передние зубы. А Грядахолмов пророчествовал:
   - Сейчас доблестные ветеринары ворвутся на транспортный корабль, спасут людей и их имущество от злобных паразитов, после чего произведут антитеррористическую зачистку объекта. Путем коврового бомбометания.
   - А скотина? - едва смог вымолвить дядюшка Роджер.
   - Лес рубят - всем птичкам пропасть, - припомнил я к месту народную поговорку королевских ветеринаров.
   - Кстати, ВамБилльО'ПравахДам, нас со Штосыном подбросят на истребителе. Завтра будем на Чёрной Луне. Составите компанию? В обмен на опиум для народа?
  
   - Грядахолмов, а что, на самом деле прецедент имел место?
   - Друг мой, зачем мне кого-то обманывать? Это было в первой половине двадцатого века. Крыса становится рядом со свиноматкой, делает мордочку бантиком и поросёнок в полной темноте, думая что это сосок - сам сует нежный язычок ей в пасть. Надо читать специальную литературу, дружок.
   - Шеф, простите. Но это не честно.
   - Что "не честно"?
   - Вы должны были приходить к отгадке преступления путём длительных умозаключений. А у вас похоже на бога из машины.
   - Штосын! Это элементарно! Мы с вами постоянно говорили про крыс. Это же не спроста? И то, что только я смог связать отрезанные язычки с крысами - ваша проблема. А если кто-то тут знал о том деле?
   Грядахолмов - голова. С ним не поспоришь.
   В целом отклонение от маршрута в созвездие Ревизор принесло нам хорошие дивиденды. Грядахолмов ещё и выгодно обменял два тома из полного собрания сочинений религиозных книг на редких рыбок. Очень редких. Ну, так и листы из книг замечательно хороши для самокруток.
   Дедушка, оказывается, не просто сидел на пеньке. Он сидел - на какой надо пеньке...
  
   Штосын говорил - я слушал. И записывал. На электронную флешку. А старичка несло...
   - А вот, ещё помню...
  
   Бог из аквариума
  
   День начинался обычно, радио пикнуло шесть раз, пропело гимн и заверещало:
   "Вставайте, вставайте! День обещает быть солнечным, не забудьте сапоги...", - на радиостанции работал звукооператором фанат "Дня сурка". Оставалось только просыпаться и, зевая, идти в кабинет.
   А Грядахолмов уже был там - не смотря на ранний час, вольготно возлежал в аквариуме для релаксации. По надутому виду компаньона я понял - приветствовать его не стоит, все равно не ответит, в крайнем случае, огрызнётся, что отвлекаю. Ведь в аквариуме значительно интересней, чем в остальном кабинете. Это я точно знаю, остался как-то один и попробовал...
   Голубая водичка, зелёные насаждения, настоящий, обросший тысячелетней патиной болт с "Титаника" и главное украшение стола - рыбки. Видимо-невидимо, разноцветные, длиннохвостые - со всех закутков галактики собраны. Каждая стоит больше, чем я трачу за год. А ты их... раз - по лбу - расслабляет. Ну, это, конечно, когда Грядахолмов не видит. Он у нас на них помешался - ни одного аукциона не пропускает, даже деньги из кассы выгребает, якобы на непредвиденные расходы. А потом жалуется, что мы плохо работаем, и клиентов у нас нет. Кстати, касса у нас замечательная - железо, хром и надпись "для чаевых". А в узенькую щель только щупальце компаньона пролезает. Я его иногда в шутку итальянским Спрутом называю, но он не понимает, потому как чувства юмора начисто лишён, а из сетературы наизусть только полное собрание сочинений Конан-Дойля и всю законодательную базу выучил... за полчаса.
   Милой души гуманоид, то есть похож на него, когда в водолазный костюм ради хохмы залезает. Непонятно только, какого полу. Говорит, что среднего, но, глядя на его щупальца, в это, честно говоря, верится с трудом. Щупальцами Грядахолмов и ест, и ходит, и разговаривает, и... всё остальное. Давно хотел спросить, что же они, многоноги, делают, когда хотят размножаться, так всё равно не ответит - тайна.
   Занимаемся мы бракоразводными делами. Или бракосводными, что одно и тоже. С точки зрения законодательства, разумеется. Вот захотели вы жениться - выйти замуж за владельца заводов, газет, нефтепроводов, - вам самая дорога к нам. Для того и пришлось мне месяц на курсах повышения квалификации отдыхать - теперь я священнослужитель с рыжими усами, универсальный. Знаю любые обряды, которые на любом небе заключаются. Так оженю, что ни одна тварь не разведёт... Только Грядахолмов, и то по прейскуранту.
   Мы играем на том, что у многих наивные представления об институте брака. Хотите, чтобы вы и ваш супруг(а) при разводе остались при своих? Тогда вам на планету Новый Вегас, оженят за секунду, достаточно монетку в щель автомата кинуть и папиллярный узор левой пятки приложить. А на Нью-Рино вас точно также разведут. А хотите быть с женой (мужем) двумя половинками? Тогда отправляйтесь на Рекс Романа - учтите, всё совместно нажитое и не нажитое при разводе теперь будете пополам делить - машину пополам, квартиру пополам, собаку пополам, даже детей и то пополам. Какой дуралей, кажется, согласится? Впрочем, есть и регенерирующие машины.
   Чтобы жена стала по-настоящему вашей собственностью - вам на Арахис, заодно бесплатно себе блестящие глаза обретёте. Заплатите денег мешок (до ста фунтов золотом - это мешочек) за титул мугараджи и можете спокойно заводить неограниченное количество жён, а вместо развода скорпионам продавать - за эксклюзивные кушанья они бриллиантами расплачиваются. Эти гады родом из созвездия Скорпиона, а с виду как тарантулы-переростки, разумные, конечно.
   Так и скучали мы с восьми часов до двенадцати, Грядахолмов в аквариуме местных рыбок щупальцами гонял, а я бумажные кораблики клеил и на столе расставлял, как флотоводец перед решающим сражением. Ну, как в фильме... "И станут воды киноварью!" Неужели не смотрели? Большие и маленькие, разных конструкций и форм, казалось, подуй ветер, и уплывут они в даль. Хотя, я в любой момент могу их выпустить в аквариум, чтобы Грядахолмов поиграл в морского бога. Нептуна - морское чудо, которому подвластна вся вода.
   Я как раз очередной кораблик склеил - триеру... А что тут удивительного? С нашим-то бездельем и не до таких высот мастерства дойдешь. Галеоны и каравеллы, фрегаты и джонки - всё я умею делать. Мои кораблики даже на выставку брали по теме: "Бесполезные человеческие занятия", первый приз - платиновый астероид. Только пристроил триеру между ковчегом и драккаром, как, гляжу между раздутыми парусами что-то интересное нарисовалось - бедро нашей секретарши и горничной. Ну, какие тут кораблики?
   - Милая, ты меня ждёшь? - и руку на бедро это положил.
   А девочка привыкла, что я её все время лапаю. Высокая грудь, платиновая блондинка, узкая талия и длинные ноги - что ещё нужно для идеальной секретарши и горничной? Мозги? Ха-ха, не смешите. А губки у неё... специально приспособлены, чтобы письма клеить.
   Это хорошо, что разработчики учли, что секретарша нужна боссу не только, чтобы факс отправлять и по телефону лялякать. Места, куда можно засунуть, в исправном состоянии и отлично функционируют. И для ручек отделения, и для карандашей, и для ластиков всяких, подхалимчиков. И всё для меня одного - это даже примеряет с мыслью о низкой заработной плате. Грядахолмов канцелярскими вопросами не занимается.
   Я с ней люблю играть "в скрепочки и кнопочки". Дзинь - и вся коробка скрепок по полу рассыпалась. Кладу ноги на стол и наблюдаю, как девочка внизу ползает. Против программы не попрёшь - раз скрепки рассыпались, их нужно тут же собрать. О-о! Я люблю эту работу. Выражение лица аквариумного бога не поменялось на йоту, впрочем, лица-то у него и нету - щупальца индикатор настроения.
   Только наша красавица-робот залезла под кресло за закатившейся скрепкой... я зову ее Лёлей в память о своей первой любви, а Грядахолмов - согласно паспорту - секретарь универсальный класса А. Получилось бы совсем неприлично, но компаньон её абревиатуру не склоняет, так же как и своё имя - поскольку оба они существа без определённого полосожительства.
   Тут дверь раскрывается, в кабинет входят клиенты - важные, синие. Женщина - с виду, как женщина, только выше меня в полтора раза - хорошо, что мы ко всяким клиентам подстраиваемся - пятиметровые потолки по всему офису.
   С лица даже не синяя, а фиолетовая, глаза, как в древних японских аниме, ресницы больше, чем уши, последние же остры, словно у владычицы ельфийской, но в остальном - нормальная женщина. Ну, конечно, одета подозрительно - в блестящую серебром мантию или тунику... а может тогу, я в античных одеждах слабо разбираюсь. Вот в корабликах...
   Спутник её щеголял голубым цветом кожи, обнаженным рельефным торсом, видно, парень из тренажёрного зала не вылезал. И, следовательно, не заглядывал в душ - это я про запах. Как говорится, все дары фермы в одном флаконе. С золотыми браслетками-обручами, цепью, как у нового русского, купившего должность африканского царька, с огромным трезубцем в руках. А внизу - набедренная повязка и сандалии.
   И тут женщина что-то заверещала на высокой частоте, пришлось за уши схватиться. Недоумевая, клиентка свистнула что-то своему спутнику, тот лишь международно пожал плечами.
   - Извините, - наконец, её язык стал относительно понятен. - Но мне сказали, что на Земле нынче самый продвинутый вид - дельфин, вот я и решила, что во главе такого агентства должен стоять разумный представитель.
   Я поперхнулся корабликом, который между делом слюнявил.
   - Позвольте представиться, - клиентка без приглашения в кресло шлёпнулась, как бы своей синькой не испачкала. - Амфитрита.
   - А? Амфа... а дальше что?
   - Ты что, мифологию не изучал? - крепыш с трезубцем встрял. - И встать, когда разговариваешь с контр-адмиралом!
   - Ну-ну, маленький, - фиолетовая его успокоила. - На конфетку, - и рыбёшку кинула, по типу тех, что в аквариуме с компаньоном плавали.
   Может, вы думаете, что Грядахолмов неуклюж? Почти никто не заметил, как из аквариума высунулось щупальце, прервало полёт одной рыбки, начало другой и скрылось назад. Крепыш ловко схватил рыбёшку зубами, как морской лев в цирке. Голубое лицо расплылось в счастливой улыбке. Ещё бы - он никогда ж раньше не ел ординарного ганимедского пескаря.
   - Тритон - сыночек мой, - пояснила рожа фиолетовая. - Пять тысяч лет, но в душе по-прежнему как ребёнок.
   - Послушайте, - этот вопрос меня очень интересовал. - А где вы так загорели? Всё вот думаю, на какой курорт податься этим летом.
   - На родном Атлантисе, где же ещё? Но это не загар, а пластическая операция. Чтобы от смертных чем-то отличаться. А то ведь могут и не признать с перепою. У нас все морские боги такие, кто синий, а кто и зелёный.
   - Боги?
   - Амфитрита я, из океанид, - и продолжила, глядя на мое ослиневшее от новости лицо. - Тетушка Ахиллеса, ну того, из "Трои".
   - Ах, из "Трои"! - обрадовался я. - Как же, знаю. Эпическая трагедия времен коллективизации. А этот знаменитый вопль, когда он земли требовал: "Гектар! Гектар!" - и так далее, двадцать раз, в какое он умиление приводил меня в своё время. Только, - опомнился я, - не было у него никаких тетушек.
   - Остается только через мужа представиться, - вздохнула клиентка. - Жена Посейдона я, а это, - кивает на лыбящегося Тритона. - Его сыночек.
   - Постойте-постойте. Посейдон? Ну, конечно. Его ещё Нептуном римляне кличут, которому подвласна вся вода.
   - Многое людишки типа Гомера наврали, но не всё. Богом стать просто - заплатите три миллиарда талантами за бессмертие, потом можете планетку собственную завести и обустроить. Назвать её как-нибудь: Рай там, Аид, Олимп или Вальхалла. Только не забудьте ворота устроить со швейцаром, иначе веры в вашу божественность никакой. И чтоб швейцара звали как-нибудь ярко, чтобы все запомнили, Кирпичём, например, или Кремнем. Вот так и муженёк мой, Пося, я его ласково так кличу, устроил. Сначала, правда, пришлось на Земле потусоваться, пока деньжат поднакопили, в Атлантиде. Не может быть, чтоб не слышали. Ну, а потом, когда у нас собственная планета появилась - мы туда и перебрались. А до замужества жила я в Океании, поэтому и зовусь дщерью Океана.
   - А к нам вы каким роком? Кстати, как долетели, с Атлантиса путь, небось, не близкий.
   - Да, пробки тут у вас, в Солнечной системе, страшные, особенно возле Нептуна. И космических блох подковать негде. Ещё и залетели не с той стороны эклиптики. Ужас, как намаялись.
   - Так может вам этого... кофеинчику? Лёля, к ноге!
   А та, пока скрепку не достанет - не вылезет. Слышу, под креслом что-то шумит, вот же - встроенным пылесосом пробует.
   - А может чего покрепче? - продолжаю, от Лёли же никакой реакции. - Скажу по секрету, - и голос понизил, чтобы ни один конкурент не подслушал. - У нас даже есть маленькая тележка контрабандного наркотика для котов.
   - Да, - посетительница оживилась. - А где вы достали его столько?
   - Это моя бабушка на планете Валерьяны живёт. Так у них там этой валерьянки, ну просто зашибись. Так принести? Лёля, комм хир, шнеллер-шнелллер.
   Может по-немецки поймёт, если на русском нихт ферштеен. Куда, там - слышу звук скрежещущий - руки себе удлиняет.
   - Спасибо, не беспокойтесь, я рыбьего жира в глаз капну и буду свеженькая, как маринованный огурчик, - и полезла себе под одежду, потом достает какую-то баночку.
   Смотрю, Тритон заволновался - язык высунул в крапинку и полосками покрылся, как тигровая акула. А Амфитрита себе глаза закапала, словно близорукая. Тритон ручки тянет, как младенец к соске, и слюну глотает, ядовитую. Заметила его мамаша, наконец-то.
   - Ну, бери-бери.
   Тот в раз всю баночку и вылакал.
   - Так, чем мы можем быть полезны? - мы - это я и Грядахолмов, а не король Штосын I из Штосляндии.
   - Нам весь ящик для мыла заспамили, в основном призывали выучить Американский Английский Язык в каком-то Центре и ожениться-развестись в агентстве "Штосын и Грядахолмов" по адресу ул. Бейкерстрит-221Б, пос. Москова.
   Я искренне нашей богине посочувствовал, а затем под нос законодательной базой ткнул - что спам узаконен в третьем чтении на заседании Государственной Думы через один проход.
   - Я не затем, чтоб на вас в суд подавать, - богиня продолжает. - Мы хотим вашими услугами воспользоваться.
   - Вы... это... совершили Эдипов грех и хотите, чтобы об этом никто не узнал? - иногда я догадлив не на шутку.
   Амфитрита и Тритон переглянулись.
   - Я и этот мускулистый придурок? - возмутилась фиолетолицая. - Среди богов, конечно, такое практикуется, когда брат с сестрой там или сыночек с матерью - никаких тут проблем особых нет, лишь бы муженёк не узнал. Нет, дело в том, что Посейдона убили.
   Смотрю, Грядахолмов в аквариуме уши наострил, щупальца в смысле.
   - Послушайте, гражданочка, у нас не отдел по расследованию убийств. Это вам на Скотский Ярд к комиссару Свинсону. Мы - бюро по брако-сводам и брако-разводам, а не частные сыщики. И вообще, индивидуальная детективная деятельность запрещена. За это по головке не погладят и конфетку не дадут.
   А голубая шкура как услышал про конфетку, так сразу ластами забил. Пришлось ему ещё одну рыбку скармливать. Грядахолмов свой манёвр со щупальцами повторил, гляжу - что-то кривится Тритон, морщится, сплёвывает. Наверное, от жадности компаньон ему венерианскую волосатую гупяшку подбросил.
   - Маман, а что это было? - Тритон спрашивает.
   - Обычная рыбка-конфетка, со вкусом селёдки, кажется... и вообще не мешай, - отмахнулась Амфитрита. - А нельзя ли дело оформить так, будто я хочу с Посейдоном развестись, а он не даёт своего согласия, поскольку умер? - у меня спрашивает.
   А кресло подо мной вообще ходуном заходило - что там Лёля вытворяет, мать её конструкторскую? Не поверите - вылезает и без скрепки. А потом мне что-то на ухо зашептала. Нет, чуда не произошло, и наша милая Лёля программу не преодолела - просто Грядахолмов ей что-то по радио сообщил, вот она мне и передаёт. Спрашивается - зачем так конспирироваться? А сообщил он мне, что убийство вполне можно оформить как "поиск улик ввиду неисполнения Посейдоном супружеских обязанностей".
   - Ладно, - говорю. - Мы тут с компаньоном посовещались и решили взяться за это дело.
   Клиенты на Лёлю уставились - подумали что она и есть компаньон, смех один. А наша роботесса опять полезла за скрепкой, и не запретишь же ей - только если выключить, на кнопку нажав. Но это в теории, а на практике эту кнопку я так и не нашёл, сколько не искал.
   - С деньгами у нас туговато, - Амфитрита продолжила. - Но мы можем расплатиться с вами обожествлением.
   - Да? - я оживился и даже на компаньона косой взгляд кинул - Грядахолмов равнодушен, ничем его не проймешь. - А храм мне в вашей Атлантии забабахают?
   - Ну, храм - это слишком, но святилище будет... в третьем ряду.
   - Ну, хорошо.
   Стукнули по рукам.
   - Так, - рассуждаю я. - Невеста согласна, родственники, - киваю в сторону застывшего, словно собственный истукан, Тритона. - Тоже согласны... Вот - жених... - и в сердцах себя по колену стукнул, потом за руку схватился - больно.
   - Мы хотим только, чтобы вы расследовали убийство Посейдона и доказали, что это на самом деле убийство, - вздохнула Амфитрита. - А не несчастный случай. Тогда мы получим страховку, наследство и Тритона объявят новым верховным богом.
   - А если несчастный случай или он сам себя укокошил?
   - Тогда на Атлантис пошлют божественную комиссию для расследования. Ибо несчастных случаев с богами не бывает, а тем более самоубийств Ну, вы поняли? А ревизоры из ОБХСС нам не нужны.
   - Простите, но это попахивает мелким хулиганством.
   - За мелкое хулиганство я плачу крупным обожествлением...
   - Двумя крупными обожествлениями. Нас же тут двое...
   Тут Лёля с-под кресла вылезла, вся в пыли и губной помаде. А руки длинные, как телескопические удочки, на одной из них, словно рыбка, скрепка роковая болтается.
   - Обожествление?! - кивнула в её сторону Амфитрита. - Для робота-секретаря?!
   А Тритон как-то уж очень подозрительно в аквариум уставился.
   - Интересный осьминог, - указал он на компаньона.
   - Ой, простите, - ойкнул я. - Совсем забыл представить моего друга и партнёра - Грядахолмов Иван Иваныч, - ну, про Иван Иваныча я приврал для красного словца. - Как вам новый бог? И пластическую операцию делать не надо. Соорудит себе планетку треугольную, обзовёт её как-нибудь и имя для швейцара придумает.
   - Так это он таскал у меня конфетки? - негодуя, спросил Тритон.
   Даже собрался трезубцем компаньона по аквариуму погонять.
   - А у вас молоко убежало, - хохотнул я, кое-что припомнив.
   Этот только уставился на меня. Не удивительно, что юмора не понял. Никто не разбирается нынче в классической литературе и истории синематографа XX века.
   ***
   Компаньона на Атлантис пришлось вести в аквариуме. Что-то в последнее время Грядахолмов стал привередливым, может, уже роль бога на себя примеряет? Хорошо, папилац у Амфитриты просторным оказался, на пять посадочных коек. А компаньона устроили в грузовом отсеке, рядом с запасным топливным баком. Только как бы роботы-кочегары чего не перепутали.
   Всю дорогу трясло. Власти всё никак Млечный Путь не отремонтируют, чёрная дыра на чёрной дыре...
   - Граждане заключённые, - объявили, наконец, из динамиков. - Наш тюремный папилац прибывает к конечному этапу. Не делать лишних движений, вещмешок держать на правом плече, а руки за спиной. Строиться в шеренгу по двое и шагать в ногу. Повторяю...
   Я удивленно посмотрел на Амфитриту, а та потягивалась на койке, как пахан на нарах.
   - Мы этот корабль и ещё несколько по случаю приобрели на планете Новый Гулаг. Почти задаром.
   Тут решетчатая дверь раскрылась.
   - Встать, урки поганые! - заорал автопилот. - Не слышали, что гражданин начальник сказал!? Живо поднимайте свои зады! И ты там... - ко мне будто обратились. - Шевели помидорами, фраерок!
   Сошёл я под дулами энергетических пушек на грешную землю космопорта, а вокруг сотни таких маленьких капсул, и на каждом написано - "тюремный папилац" и номер трехзначный. Вот же, думаю, до чего люди жадные бывают, хоть бы надписи замазали чем-нибудь.
   А потом как положено - почётный оркестр с арфами и лирами, символический караул с копьями, детишки с водорослями. Рукопожатия, лобызания, приветственные речи, вручения почетных сувениров, автографы на ракушках зубилом. Даже и не верилось, что у них траур. Выпили амброзии на брудершафт...
   Совсем забыл рассказать вам об Атлантисе. Ну, представьте себе безбрежный океан, на дне которого смутно прорисовываются какие-то строения, похожие на руины затонувшей цивилизации. Только они прекрасно сохранились и даже обитаемы. Кроме разумных рыб их населяют и существа типа людей, ихтиандры с жабрами, есть ещё полукровки, русалки хвостатые, или наоборот, у которых морда рыбья, а ноги человечьи. И другие представители подводной фауны и флоры.
   Остров, куда мы прибыли, звался Атлантида. В память о той Атлантиде, которую Посейдон затопил, когда с Земли драпал. Не знаю, наверное, чтобы противнику не досталась. Короче, дела давно минувших тысячелетий. Жителей объединяла страсть к туникам, сандалиям, завитым бородам и гомосексуализму. Пока мы дошли до храма, я получил три непристойных предложения, а Грядахолмов - десять. Ну, так и щупалец у него побольше будет.
   Обычный такой храм, греческий, как на туристических проспектах, только целый, не развалившийся. И лестница к нему - широкая, как моя жизнь, и длинная, почти как в Одессе. Пришлось аквариум с компаньоном на лебедке поднимать, которую ещё Архимед придумал. Вот такая отсталая планета нам попалась.
   - Послушайте, - спрашивала всё время Амфитрита. - Что вы всё с этим осьминогом возитесь? Сдайте его в камеру хранения.
   - Не с осьминогом, а с многоногом. И вообще, он у нас в агентстве - мозг, а я - все остальное.
   И в затылке почесал.
   - Ладно, - говорю. - Где ваш покойник?
   Амфитрита щёлкнула пальцами, и в зал, куда мы транспортировали аквариум, притащили саркофаг на тележке. А в саркофаге... Одел я на нос пенсне... Купились? Какое пенсне в нашем-то веке? Пододвинул компаньона поближе, совсем забыл, что у него зрение телескопическое. Поставь в углу зала, всё равно разглядит всё в деталях, если только какой-нибудь осёл со своей спиной не всунется. Фокус-покус - сдергиваю саван.
   Так, мужик в тунике, из которой торчат руки тёмно-синего цвета, толстые, как бревна, и ноги колесом.
   - Ага! - первый вывод. - Ему по ногам молотили тяжёлым предметом.
   - У него всегда такие были, - пояснили мне. - Он просто с коня не слезал - ещё чуть и сросся б, как кентавр.
   - С коня? - удивился я. - Тоже мне - морской бог.
   - Так и конь был не простой, а конь-амфибия.
   Ладно, что там дальше?
   - А что это у него за подозрительный шрам на животе? Не иначе - след от холодного оружия.
   А оказалось - аппендицит когда-то был. Ну и так далее, то крокодил укусил, то якорь упал... Нет, думаю - что-то вы скрываете. И посмотрел выше...
   - А где голова? - спрашиваю.
   Объяснили: голову унесло течением. Где-то там, на дне пропасти, куда она упала - мощное течение! Они искали её - искали, всех рыб подняли на уши, а всё без толку. Вот так всадник без головы получился, легенда о сонной лощине.
   - Слушайте, у вас тут трамвай не изобрели часом? Потому как это классика - стопроцентно трамваем переехало.
   Ну нет, так нет. Остается только лупу достать из широких штанин.
   - Так, - в срез пялюсь. - Что-то слишком ровно, и запеклось. К вам случайно никакие джедаи с ножами энергетическими не захаживали?
   Амфитрите надоело мои версии умные выслушивать, только пальцами щелкнула, и двое притащили что-то длинное, как копьё, зубатое, как бензопила, и с глазами.
   - Ну и что это? - спрашиваю.
   - Рыба по прозванию пила. Пилит, что в океане попадется.
   - Так ей и Посейдон под горячий зуб попался.
   Но несчастные случаи сегодня не катят. Нет, тут надо что-то другое, убойную версию, чтобы все поверили. Усиленно шестерёнками работаю, только скрипят они что-то после амброзии, смазать бы чем. Мозговой имплантант устаревшей конструкции, этакий арифмометр Блеза Паскаля.
   - Эврика! - вспомнил я вопль Архимеда. - А что если его убила... - паузу сделал для пущего эффекта, - сама рыба-пила?! Рыбы-пилы, как известно, рыбы обидчивые, а тут Посейдон ляпнул с дуру, что она и ножку от табуретки не перепилит.
   - Не пойдёт. Даже ребёнок знает, что рыба-пила - это просто пила. Простую пилу вы же не будете в убийстве обвинять?
   Вот же... Такую идею забраковали, а мне опять думай, шевели последней непропитой извилиной. Хоть бы подсказал кто. Грядахолмов, например. А этот, похоже, заснул в своём аквариуме.
   - Я знаю, кто убийца Посейдона! Звучит, правдоподобней не бывает, а на самом деле это так, или нет, какая разница?
   - Ну и кто же убийца? - в нетерпении спрашивают.
   - Посейдона убил... - пауза, как положено. - Его жена - Амфитрита! - и тычу пальцем. - А куда было женщине деваться, когда её с любовником - Тритоном - застукали? Да ещё и разводом угрожали. Скажу вам, как специалист, не угрожайте женщине разводом, себе дороже будет, - сказал, и взгрустнул. Кажется, двадцать лет прошло, а всё как по живому.
   - Да... да... - Амфитрита даже заикаться стала, открывала и закрывала рот, что рыба на песке.
   - Вам не нравится? - искренне удивился я.
   - Да, вы знаете, что у нас за убийство верховного бога вечное проклятие полагается и пожизненная ссылка в Тартар? А вы тут собственного нанимателя гробите?! Да я вас...
   - Не продолжайте. Сейчас будет другая версия.
   Это я могу, сколько преступлений вместе с компаньоном раскрыл. Ну конечно, раскрывал в основном Грядахолмов, но без моих пяти копеек дело никогда не обходилось. Кстати, как он там, не проснулся ли? Гляжу - зевает, пускает пузырьки вверх, не работа у него, а вечный отпуск.
   - Тогда... Посейдона убил Тритон! Только не говорите, что он не мечтал посадить себя на трон, вместо папаши.
   - Может, хватит уже?
   - Как это хватит?! - разъярился я. - Кто тут великий частный сыщик и его помощник? Мы или рыбы? Может, сами тогда и расследовать будете?
   - А думаете не смогу?!
   - Ха-ха-ха.
   - Да как два плавника об айсберг, - призадумалась Амфитрита. - Это заговор.
   - Какой еще заговор?
   - Заговор жителей Атлантиды против Посейдона
   - Не понял? Чем им Посейдон-то не угодил? Налоги большие ввел или сексуальные меньшинства терроризировал? А может, евреев и масонов притеснял?
   - Это месть за предыдущую Атлантиду. Ту, которую мы ещё на Земле упили. Вот они и собрались всей кучей, на рыбу-пилу скинулись, подкараулили, когда Посейдон в Восточный экспресс сел, и...
   - Куча - это сколько? Три - это не куча. А пять - куча?
   А сам пригорюнился, - какие-то любители обогнали самого Штосына и его компаньона. А всё из-за чего? Потому что Грядахолмов в аквариуме прохлаждается. Не видать ему теперь обожествления, как своих ушей. Да потому, что у него их нет!
   - Дело раскрыто благодаря вашему методу дедукции, доктор Штосын. Браво! - и в ладоши захлопала, и все слуги следом. - Вы достойны самого высокого обожествления, и ваш компаньон тоже.
   Странно как-то. Пришёл, ничего не сделал, а дело раскрыл. Но какая мне разница? Если эти голубоглазые хотят меня своим богом сделать, разве я буду возражать? Как говорится, оставайся мальчик с нами - будешь нашим королем. Это я, пожалуйста. Будь готов - всегда готов! Потираю руки в предвкушении - собственные прихожане, святилище, хоть и в третьем ряду.
   А Амфитрита болтает тем временем что-то. Прислушался.
   - Осталось только всё это объявить смертным, - говорит.
   О чём разговор? Объявлю, так объявлю, акула-комар носа не подточит.
   - Вот и чудненько, - обрадовалась Амфитрита. - Значит, прямо сейчас на балкон выйдем, там как раз все собрались.
   Схватили меня за руки и куда-то тащат.
   - Стоп кадр! - кричу. - Компаньона забыли!
   Выходим на балкон. А там народу... Не на балконе, а внизу, всю площадь запрудили, только головы волнами колышутся.
   - Граждане Атлантиды! - закричала Амфитрита. - Великие частные сыщики с Земли... нет, не Миро Вульф и Арки Гурвин... Но не менее знаменитые Гряд Холмогоров и доктор Штосын... - ну, хоть мою фамилию правильно запомнила и на том спасибо, а компаньон так аж позеленел в аквариуме, что медуза.
   - Раскрыли, кто все-таки убил Джона Кеннеди... то есть, конечно... Посейдона Хронида - вашего бога и отца нации... Сейчас они об этом скажут сами, - и меня в спину раз - и вперед вытолкнули.
   - Ну... это... - мямлю.
   - Дайте ему рыбу-микрофон! - кто-то снизу кричит.
   Подсунули под рожу сразу три. А внизу тишина, только он не вернулся из боя, и лишь слышно над морем как муха жужжит.
   - Посейдона убили жители Атлантиды! - выпалил я.
   И понеслось. Всё успел рассказать за три минуты - и про заговор, и про Восточный экспресс, и что каждый на себя улику оставил - кто магнитофон, кто медальон. В толпе все в недоумении, шушукаются, на меня странно поглядывают.
   - Ах вы, неблагодарные! - Амфитрита встряла. - Мы к вам, можно сказать, с душой нараспашку. А вы? Мочить богов вздумали!? Ну, я вас всех...
   А в толпе паника, крики. Это не они, мол.
   - Знатоки не могут ошибаться. Поэтому мы вас накажем по справедливости. Вот достану я свою любимую гильотину, и как шахну голову каждому пятому... И целую кучу из них навалю. Хотя что-то маленькая куча получится. Нет, каждому пятому - это не куча. А вот если каждому третьему - вот это будет куча!
   Ужас в толпе, вопли.
   - Ой, что-то я разошлась. Я же добрая морская богиня. Ладно, так уж и быть, не буду вам головы рубить, - вздохнули было в толпе. - Нет, лучше я вас всех посажу, как дедка репку. Пожизненное заключение каждому, на планете Новый Гулаг вас уже дожидаются специально построенные лагеря. А остров мы затопим, чтоб неповадно было.
   А в толпе - настоящая буря, девять баллов не меньше. Куда я попал, думаю. И где мои деньги? И стоит ли собственное обожествление гибели многомиллионного острова? Вот не хочу, чтоб меня называли Иосифом Виссарионовичем и детей пугали.
   - Постойте! - кричу. - Неужели жители Атлантиды так уж виноваты? - и шепчу Амфитрите. - К тому же мы оба... вернее четверо... знаем, что это был несчастный случай.
   - Типа: не виноваты они, Посейдон сам пришёл? Полно, Штосын, вы прекрасно нам доказали обратное.
   И тут вижу, Грядахолмов в аквариуме какие-то знаки подаёт.
   - Минуточку, компаньон мне хочет что-то сказать.
   - Не смешите! Возитесь со своим осьминогом, как с подмоченной торбой, да ещё утверждаете, что он говорящий.
   - Не с осьминогом! - взревел. - С многоногом! - подхожу ближе. - Что вы сказали, шеф? Ничего не понимаю.
   Нужно сказать, фальцет компаньона я и так разбираю с трудом. А в таком шуме тем более. Грядахолмов может нормально разговаривать, вот хочет ли - другой вопрос.
   - А? Что вы там говорите?
   - Послушайте, - Амфитрита ближе подошла. - Вам что, мало двух обожествлений? Могу и деньжат подкинуть. Ну, какая вам разница? В галактике тысячи катаклизмов и каждую секунду кто-то миллионами гибнет. Одним островом больше, одним меньше. И вообще, они, - указывает на толпу, рвущуюся сквозь заслоны морской полиции, - сами виноваты. Ввели мы новые налоги, так их агора их не утвердила - вот вам и демократия. Нам выгоднее всех в лагеря продать, а остров затопить, доходов с него почти никаких. Вступайте в долю, Штосын.
   Но я уже рыбу-микрофон схватил.
   - Граждане Атлантиды не виноваты! - кричу в толпу, а те затихли и внимательно слушают. - И вообще никто не виноват! Посейдон, он... он... не умер!
   Амфитрита даже дар речи потеряла, на долю секунды.
   - Как это не умер?! А кто ж тогда этот? - и труп безголовый слуги выкатывают.
   - А с чего вы вдруг решили, что это - Посейдон? По отпечаткам пальцев? Или анализ ДНК делали?
   - Ну, это личное, - засмущалась. - Можно я на ушко скажу?
   Подошла и зашептала.
   - В самом деле? - я удивлён. - Такой большой? - приподнимаю край туники и разглядываю. - Да, не то слово - просто громадный. Где это его так поранило, что такой шрам остался?
   Грядахолмов так усиленно подсказывает, аж из аквариума наполовину высунулся. Ног с дюжину наружу выглядывает, не меньше, и каждая верещит что-то. И я, наконец, понял, что он от меня хочет.
   Схватил рыбу-пилу и потряс.
   - Проведем следственный эксперимент! - кричу. - Работай, проклятая рыба!
   - На глаза надави, - из толпы подсказали.
   Ну и завелась, чуть из рук не выскочила. Да ещё хвостом по лицу ударила, зараза.
   - Угомонись! - кричу ей.
   Слуги все в сторону бросились, только Тритон с Амфитритой издали наблюдают, что я с этой рыбой сделать хочу. Вжик-вжик! - поёт рыба-пила и сама на них носом указала. Не до того, что бы что-то там пилить ровно, тут как бы не выронить. А Грядахолмов в аквариуме по кругу в нетерпении плавает - это я краем глаза заметил.
   Первым мне на пути Тритон попался. Вжик-вжик! - пропела рыба-пила, скользя по его шее. Раз - был с головой Тритон, а стал без головы.
   - Ага! - кричу. - Кто следующий? - и на Амфитриту направил.
   - Уберите его от меня! - закричала богиня и бежать.
   Далеко не убежала, я ее в углу зажал, руками и ногами отбивалась, а я знай себе, машу рыбой-пилой налево и направо. До шеи добрался, перепилил. Слушайте, а не ошибся ли Грядахолмов? Посмотрел на него в панике, а щупальца из аквариума кивают - не волнуйся, мол.
   Смотрю, что-то высовывается из тела зелёное. Водоросли какие-то. А потом... Голова назад и приросла, даже шрама не осталось.
   Слуги, охрана, люди на площади стоят, рты разинув. Обернулся, - Тритон сидит на полу и за горло держится, а Грядахолмов победно из аквариума на полметра выпрыгивает, воду расплескивает.
   - Все видели? - спрашиваю. - Богов нельзя убить рыбой-пилой. А этот, - на безголовый труп указываю. - Не Посейдон, а муляж его, чучело.
   Еле ноги с Атлантиса унесли. Нас замести хотели и в своих подводных чертогах замучить. Но Грядахолмов из аквариума выпрыгнул, схватил меня в охапку и в толпе на площади затерялся. Вы не знали? Бегает он даже быстрее, чем плавает. Благодарные граждане Атлантиды нас катапультой на орбиту выбросили, где потом подобрал крейсер федерации - Грядахолмов сигнал $0$ ему передал.
   После таких треволнений как никогда приятно очутиться в коттедже на улице Бейкерстрит-221Б, и, накрывшись пледом, протянуть уставшие ноги и щупальца к камину. Грядахолмов покуривал опиум... то есть, эфиопскую ромашку, конечно. Видя, что он в благостном расположении духа, я решился задать вопрос, который меня мучил всё это время.
   - Послушайте, Грядахолмов, а как вы догадались, что это был муляж?
   - Элементарно, Штосын, - компаньон словно ждал этого вопроса. - Ноги!
   Я поспешно убрал ноги от камина - загорелись что ли?
   - Ноги Посейдона, - пояснил Грядахолмов. - Знаю я этих морских коней. Только хозяина слушают, а если его убить - выйдут из подчинения и сожрут всё, что двигается. Они бы от рыбы-пилы и убийцы и крошек не оставили, да и от тела самого Посейдона. Когда я не услышал этому объяснений, оставалось лишь одно - Посейдон ввел в заблуждение жену или она с ним в сговоре. Её милостивое решение продать всех в рабство на Новый Гулаг прекрасно дополнило картину.
   - Но зачем им это было нужно?
   - Пока вы, Штосын, отвлекали Амфитриту своими умными версиями, я послал запрос ведущему экономисту в "Первый банк Земли". Так вот - наш Посейдон не вылезает из долгов, а планета заложена и перезаложена. А ведь по закладным и платить нужно. Вот он и решил поступить, как раньше - всех жителей Атлантиды продать в рабство, а сам остров затопить. Только времена нынче не те, когда-то можно было это в открытую проделать, никто бы ничего и не сказал против бога. А сегодня это попадает под действие Уголовного Кодекса Галактической Федерации.
   - Но не придумает ли Посейдон ещё что-нибудь против Атлантиды?
   - Уже не придумает. Я послал анонимку - Посейдоном и Амфитритой уже интересуются компетентные органы. Так что, выражаясь словами ваших любимых киноактеров XX века - их песенка спета.
   - А Тритон?
   - Скорее всего ничего не знал, хотя я и не исключаю обратного.
   Я помолчал немного, переосмысливая.
   - Но... а как вы догадались, что их нельзя убить, что боги - бессмертны?
   - Давно известно, что боги гибнут, только когда в них перестают верить. На самом деле это не совсем так. Если голову успеть аннигилировать до того, как она прирастёт к телу - смерть действительно наступит. Но об этом почти никто не знает, и богов до сих пор не убивали. Вот почему меня заинтересовало это дело, несмотря на отсутствие гонорара.
   И, наверное, считая разговор оконченным, поскольку закончилась эфиопская ромашка, Грядахолмов направился к аквариуму.
   - Грядахолмов, осторожно! - закричал я, когда он засунул туда три щупальца.
   И как компаньон забыл, что в аквариуме плавает, стыренная под шумок, улика. Остальных рыбок Грядахолмов временно по маленьким аквариумам рассовал. Рыба-пила - это гораздо хуже большой белой акулы, вжик-вжик - и отпилила компаньону щупальца прежде, чем он ей на глаза успел надавить.
   Я было на помощь бросился - всё-таки полевой хирург в отставке. И тут смотрю - щупальца назад плывут, как капли ртути к жидкому терминатору. Але-гоп! - и Грядахолмов вновь при своих конечностях. Тут и сел старик Штосын. А многоногий бог подмигнул и плюхнулся в аквариум. И я готов поставить месячное жалование против рыбки-конфетки, что он подмигнул - весело.
  
   - А вот ещё был случай... С одним лысым чемпионом.
  
   Дело лысого чемпиона
  
   Наверно, я не открою для вас кольца Сатурна, если скажу, что от успеха никто не застрахован. От кражи, несчастных случаев, стихийных бедствий, даже от смерти - от чего только не страхуются. А покажите мене того чудака - агента, который выпишет полис на случай большого успеха или небывалой удачи. Нет, вы меня не поняли: не букмекерскую контору, а страховую покажите.
   Свежий анекдот:
   "- Застрахуйте жизнь моего босса!
   - Он здоров?
   - Что вы, неизлечимо болен!
   - Его мы застраховать не можем.
   - Тогда - меня на случай его выздоровления! Или от несчастных случаев тоже не страхуете?"
   Если хотите, можете рассказать этот анекдот как "про тёщу". Потому что: кого волнует проблема матери жены - тому боссом не стать. Если уж человек с тёщей справиться не в состоянии.
   Чёрный юмор? А какой желаете? Белый, розовый или нежно-голубой в крапинку?
   Простите, завёлся. Я весь из себя на нервах. А всё из-за того, что на нас тогда свалился успех. Вот такой несчастный случай. Как стотонный золотой метеорит на коттедж во время тихого семейного праздника.
   После расследования очередного альковного скандала наше детективное агентство по бракоразводным делам "Штосын и Грядахолмов" стало на две недели знаменитым. И на три дня богатым.
   Что босс сделал с большей частью полученного гонорара? Ну, сменил табличку - это само собой. Теперь она из скромного, триста шестьдесят пятой пробы золота. Корундовые буквы. Это ещё - цветочки... Клумбы возле коттеджа шеф тоже приказал заменить - пришлось мне в ботанический сад ехать и за каждый несчастный подснежник с Калипсо купюры слюнявить. Зачем слюнявить? А чтобы показать, что краска не расплывается.
   Но большую часть гонорара минхер Грядахолмов снес в мэрию: проплатил переименование улицы и замену нумерации домов. А ведь предлагал ему - зачем все дома, неужели нашего одного недостаточно? Нет, видите ли, это неправильно, когда за пятнадцатым домом идет двести двадцать первый, да еще и "б". А когда улица начинается с двести четвертого дома - это правильно?
   Я не мог исключить, что со следующего гонорара Грядахолмов скажет:
   - Штосын, не в службу, а в дружбу, узнай, что нужно сделать, что бы наш город назывался Лондон... а не Москва.
   Скрипку приобрели где-то по дешёвке, только вот беда - ни я, ни Грядохолмов играть на ней не умеем. И даже научиться не можем - все знания о смычковых, струнных и клавишных инструментах давно утеряны человеческой цивилизацией. А зачем, когда любой звук можно подделать - нажмите две компьютерные кнопки, и будете играть лучше, чем Паганини с Моцартом вместе взятые.
   Грядохолмов, конечно, на этом не успокоился - нет, чтоб положить инструмент за стекло и любоваться - каждое утро выдает жуткую какофонию: видел в фильмах, как эту скрипку правильно держать надо.
   Бзик у него на Холмса, да.
   Сколько пришлось обхаживать лечащего врача, чтобы тот выдал справку, что Грядохолмов болен очень редкой болезнью - астмой тринадцатого щупальца, и что ему теперь нужно курить... Сами вы - табак. Какой табак в нашем веке? Эфиопскую ромашку - и то это большое мое достижение. А вы попробуйте дать взятку врачу-роботу!
   Домашний андроид носит седой парик и откликается только на "мисс Хатсон". С большим трудом мне удалось ей объяснить, серьёзно так поковырялся в программе, что Хатсон - это фамилия. А ведь есть ещё и имя - Лёля.
   Какой будет следующий фортель шефа - трудно представить.
   Я злюсь? Что вы! Просто иногда посещает мысль, что Грядахолмов считает меня другом только из-за фамилии и профессии. Я по образованию - полевой хирург. Могу оперировать ментальное и астральное тело, но больше специализируюсь в киборгах. Хм. Однажды шеф вслух пожалел, что меня не ранили в Афганистане.
   На самом деле, трудно долго сердиться на Грядахолмов. Добродушный инопланетянин, гермафродит: чаще всего в мужской ипостаси. Похож на осьминога в восемнадцать щупалец. Фамилия не склоняется. Способен долго оставаться на суше. Согласился носить латексные перчатки для щупалец. На Земле они очень дёшево стоят. Только трудно найти большой размер, не ароматизированные, не рифленые и без усиков...
   Что еще сказать? Отличный друг. Хороший, внимательный начальник. Голова. Ну, а маленький бзик почти не заметен. Библиотека из одинаковых книг на разных языках. Фильмотека из кинокартин с одним и тем же названием. Что ж поделать - фанат. Он еще на своей планете снялся в эпизодической роли водителя кэба в "Деле пёстрых", чем очень гордится.
   Итак, новое дело началось не обыденно. А, я бы сказал, обеденно. Грядохолмов получил приглашение на званый ланч. Скажу честно, мне ещё тогда показалось, что от этого дурно пахнет. Организаторы - торгпредство с третьей планеты системы Медуза, обрызгали посеребренный кусочек пластика духами. Мне запах тухлой рыбы никогда не нравился. А Грядахолмов слезу пустил - никогда бы не подумал, что он настолько сентиментален. Потом бросился к холодильнику, у них слезы - как у земных пресмыкающихся, вырабатывают те же железы, что и слюни. Мне приглашения не принесли, чему я порадовался, глупый. Ведь окажись я на том ланче, события побежали, возможно, не так и не туда.
   И отправился Грядахолмов на ланч.
   Но и я времени даром не терял, а повышал квалификацию. Читал работу доктора фон Фрекенбока: "Для рождения ребёнка женщины больше не нужны". Подумайте, что это сулит добродушным, консервативно настроенным семействам геев, которые сотни лет пользуются услугами суррогатных матерей и платят за это немалые деньги. А с этим открытием и нам перепадёт кусок пирога...
   - Лёля! Я фигурально выражаюсь, положи сублимированный кекс на место!
   О, господи, я даже думать стал на частоте Грядахолмов...
   Ланч у шефа был в посольстве, а ужинали мы уже на борту космического корабля. Почему на борту? Ну, там гораздо лучший вид на звёздное небо, чем из иллюминатора. А главное, старинное "на борту" произносить гораздо романтичнее, чем "на внешней оболочке".
   Цель и назначение поездки Грядохолмов держал в секрете. Но я не обижался - он умнее меня раз в десять. Не верите? Я однажды сделал девять своих копий и сыграл с компаньоном в шахматы. Мы совещались, как знатоки, по минуте перед каждым ходом, и проиграли лишь на стрелке в эндшпиле. Обязательно свели бы вничью, если б не эти тикающие анахронизмы. Ассоциация шахматистов "имени Святого ламы Кирсана" никак на электронный вариант не соглашается. Говорят, тиканье думать помогает: такая разновидность мантр.
   В конце концов, я и без двойников догадался, что наш путь лежит на планету Шар Коммунизма. Просто она - единственная земного типа на этом маршруте. Шестьсот тридцать восьмой - красный. А скафандр мой остался дома. Значит, только на Шар. Логика! Нам, детективщикам, без неё нельзя.
   Конечно, я оказался прав. На тридцать три процента. На планету мы не высадились, а остановились в мотеле спутника Шара Коммунизма. Луна именовалась Золотой Сон. Скафандр не понадобился: от купола города до корабля протянулся гофрированный переходник, и проблем с разницей давлений не возникло. При давлении в три атмосферы избыточного - я чувствую себя превосходно.
   Я распаковал чемодан, начал было расслабляться, как неожиданно вломился шеф и потащил меня на встречу с клиентом, не слушая робких возражений.
   - Будет тебе там и ванна кофе, и чай с Макао!
   Как вы могли подумать, что Грядохолмов смеется из-за моего пристрастия к древним фильмам?
   Когда шеф пригрозил, что выльет вторую половину пузыря на мою голову, я понял - лучше согласиться. Не известно, сколько мы здесь ещё пробудем, а без огуречного экстракта я как без тапочек. В смысле - ногам холодно. Поплелся следом за шефом, а сам подумал: у шефа что - женская ипостась просыпается? Почему такая неприязнь к процедуре освежения?
   На встречу с нами явился молодой подтянутый мужчина, на которого, стыдно признаться, было приятно взглянуть даже мне. Атлет. Красавец. В полном расцвете сил. Лысина во всю голову вопила о немалой сексуальности. Красный галстук намекал на местное марксистское происхождение, а массивный перстень на безымянном пальце - о том, что несмотря на возраст, перед нами - студент.
   Если считаете, что я обладаю хорошей наблюдательностью - то ошибаетесь. Грядахолмов наверняка уже определил и точный, вплоть до миллисекунды, возраст, и место рождения, вычислил гороскоп и возможную дату смерти, вид спорта, уровень достигнутых результатов, степень влияния генной инженерии на форму носа, чем молодой человек позавтракал, какой его материальный достаток, и какой факультет штурмует, и... На месте Грядахолмов я бы уже правил миром. А что? Шантаж первых лиц государств и корпораций адюльтерными историями их буйной молодости - всегда высоко оплачивался. Эх, не тем мы тут занимаемся. (Не обращайте внимания, всколыхнулась обида, о которой я говорил вначале)
   - Я Безобиняков, - с места в галоп сорвался молодой человек.
   "Ну и правильно, - одобрительно подумал я. - Всё выясним, и я пойду в номер, пока огуречный экстракт не засох".
   Повисла пауза.
   - Я - Безобиняков, - повторил атлет с какой-то обидой в голосе.
   Чёрт меня дернул начать отдыхать после прилёта. Если бы не та пятая капля одеколона, которую сдуру на себя брызнул, я, глядишь, и промолчал бы, а так:
   - Мы тоже.
   - Я олимпийский чемпион среди гуманоидов по марафону со штангой в условиях крайнего севера Венеры, а также десятикратный рекордсмен Книги Рекордов Гиннеса - Самсон Геркулесович Безобиняков, - физия атлета побелела. Маковка же обрадовала свекольным колером.
   - Прошу прощения, - внезапно заговорил Грядахолмов, - допинговыми скандалами мы не занимается.
   Тут наш клиёнт сдулся. Ему стало тоскливо и душно. Непослушными пальцами он развязал узел галстука и снял его, явив миру шелковую треугольную косынку, свернул и убрал в наружный карман пиджака. При этом приговаривал:
   - Да, какой допинг? Всего лишь подумал о женщине во время забега и организм выработал тестостерон... А так я ничего...
   - Итак? - сурово прервал его бормотания шеф.
   - Я вызывал полицейский "Скот-лендровер", но меня подняли на смех, даже из астромобиля не вышли. А потом один лейтенант посоветовал обратится к вам. Только не смейтесь, хорошо?
   И мы его выслушали. Для краткости перескажу своими словами. Обыкновенная история.
   Молодой человек остался без средств. Но с запятнанной репутацией. И с хвостами в университете, которые ему ранее как выдающемуся спортсмену прощались. Что делать? Студент начал сдавать кровь. Но кровь часто сдавать нельзя, а лишаться почек, мошонки, части мозга или аппендикса ему не очень-то хотелось. Вскоре Самсон прослышал, что доноры сдают за деньги не только кровь и органы, но ещё и другую жидкость. И он начал раз в неделю работать на банк. Естественно, не кредитный, а входящий в корпорацию "Репродукция человека". Работёнка - не бей лежачего. Самсон Геркулесович его и не бил. Несмотря на ограниченный набор журналов и видеоматериалов - до этого дело не доходило.
   А потом Безобинякову анонимно предложили за хорошие деньги стать "чёрным донором". Работа каждый день, с двумя выходными в неделю, в три смены. Постоянное обновление инсталляций и фильмофонда. Всегда свежая пресса, последние новинки и иллюстрированная классика. Тут студент достал журнал и дал мне: "Вот такие". А на самом деле журнал назывался "Вот эдакие", хм. Питание за счет нанимателя: лангусты, трепанги, фрукты. Только свинину не давали. В основном японская, пакистанская и меланженийская кухня.
   В тот момент, просматривая вскользь журнал, я уже был готов идти на его фирму работать бесплатно. А услышав про зарплату за неделю чуть не кончил жить на белом свете. Это ж мой доход за полгода!
   Почти двенадцать месяцев надрывался Самсон Геркулесович на загадочных хозяев, не покладая, так сказать, рук. И обнаглел. Взял в банке... на этот раз в обычном... кредит, и вместе с заработком - вложил в движимое имущество: астероид. А два дня назад получил извещение об увольнении.
   - Понимаете, если я останусь без этой работы, это будет означать...
   Тут Грядахолмов в грубой форме в нескольких словах обрисовал, что это будет означать. Клиент окончательно скис. А Грядахолмов принялся работать.
   - Где находилась контора? Когда начиналась смена? Какого размера были лангусты? Пароли и адреса явок? Тембр голоса звонившего? Что можете дополнительно сообщить следствию? С какой планеты журналы? Журнал "Шаровые гёрлы" приходил раньше или позже чем "Золотосонный мачо"?
   Эти и множество других вопросов сыпалось на бывшего чемпиона. Тот отвечал без утайки. Но, конечно, трудно вспомнить, не кормили ли, например, красной икрой чаще, чем чёрной, был ли первого мая выходной, и не выдавали ли премию по случаю именин Императора Шара Коммунизма?
   Я тем временем просматривал красочную жёлтую прессу. Достаточно пошлый экземпляр. Сейчас все такого рода издания узко специализируются: для любителей полных, для ценителей мускулистых, для утонченных эстетов, для охотников до пожилых. И так далее. Тут же было все. Вплоть до рекламы исландской газировки "Огненная Земля" и швейцарских часов "Чиииз". Журнал - для гуманоидных людей и рекламировались земные товары. Но не только. Вот объявление с фотографией мужика, похожего на Самсона в молодости: "Высший менеджмент для недоразвитых миров. Дорого. Императоры и диктаторы, цари и президенты, полевые командиры и главы администраций. Срок поставки со склада - двадцать лет. Самовывоз. Обращаться в администрацию планеты Преддверие Ада". Господи, каких только названий нет. А вот эта реклама: "Сауна. Эротический массаж. В любое время и место. Астероид Кошечка-по-французски". Они бы этот кусок базальта назвали "Лягушачьи лапки а'ля натюрэль". Грядахолмов трудился в поте лица, а я начал похихикивать.
   "VIP-досуг. Выезд на дом. Планета Наванильские Аллигатары". В чем хохма? В Ниле живут крокодилы, а не аллигаторы. А на дом приедут крокодилы, все из себе такие нанавалиненные ванилином...
   Шеф неодобрительно косился то на меня, то в журнал... Наконец, задал вопрос Безобинякову:
   - Журнальчик с работы?
   - Да, конечно. Заныкал в последний день.
   - Брал с собой на дом... - начал Грядахолмов.
   - Да-да, - подобострастно закивал донор.
   - ...работу? - закончил шеф полуутвердительно.
   - Нет-нет, показать в Университете знакомым!
   - Я могу забрать, или вам требуется для поддержания спортивной формы?
   Я понял, почему над Самсоном смеялись в полиции. Я не понял, что мы здесь делаем.
   Оставшись вдвоём, Грядахолмов спросил:
   - Оценили, Штосын, какой интересный журнал нам оставил ваш со-расник?
   Грядахолмов лишён чувства юмора. Но он его лишён так же, как маленький ребенок, который иногда отмочит такое, что все взрослые падают со смеху. Как тот известный бронзовый мальчик в виде фонтана. Он сколько уже веков не может отмочиться, а мы умиляемся...
   Я обречённо глянул на разноцветный глянец страниц.
   - Что в нем интересного, шеф? Реклама?
   - Вы иногда меня просто поражаете, мой друг. Недостатки в логическом мышлении вы замечательнейшим образом компенсируете интуицией.
   Мне стало стыдно. Нехорошо шутить над тем, кто не способен понимать шутки. Внимательно глянул рекламу.
   - Шеф, ничего интересного.
   - Для вас, Штосын, конечно. Хочу рассказать небольшую предысторию. Как вы понимаете, в космосе идёт соперничество за сферы влияния. И люди, как раса способная отлично приспосабливаться к любым планетам, вызывает у галактического сообщества повышенный интерес. Вот стало известно, что по всей галактике приобретается репродуктивное оборудование и завозится на планету Шар Коммунизма.
   - Поверьте, Грядахолмов. Какие такие экспансивные настроения? У людей нет никаких...
   - Ах, перестаньте, Штосын. Задачу на расследование этого дела я получил от правительства Земли, так что не оправдывайтесь. Вы знаете, что клонирование людей запрещено, а естественным путем запредельное количество получить не представляется возможным. Даже последние достижения медицины, когда человек проходил внутриутробный период совсем без матери - не сильно увеличивали вероятность бесконтрольного создания человеческих особей.
   - Я заинтригован. Это имеет отношение к фон Френкенбоку? На самом деле человека можно создать из трёх сперматозоидов?
   - Лично я не вижу в этом ничего удивительного.
   - Простите, шеф. Просто у людей другая система....
   - Пожалуйста. Но на планете следы терялись. И вот теперь, все ясно. Отсюда оборудование поставлялось на планету Преддверие Ада.
   - Какое мрачное название.
   - А почему вы так думаете? В Преддверии Ада расположены Елисейские поля. Платон, Сократ, Аристотель, Пифагор... Им нечего страдать в Аду, но и Рай им не доступен. Итак, конечный пункт найден. Свою работу мы выполнили... Кстати, вас не интересует, как этот лысый чемпион вышел на нас?
   - И как же?
   - Наше прошлое дело все ещё работает в общую копилку. Лейтенант полиции пошутил. А Безобиняков не придумал ничего лучше, чем послать письмо в посольство системы Медузы на Земле. Без удачи, - наставительно поднял щупальце Грядахолмов, - в нашем бизнесе не выжить.
   Все ли я узнал? Можно идти отдыхать?
   - Э-э-э-э.. Шеф. Два вопроса: как мы догадались, что объявление дали злоумышленники, и какое вознаграждение?
   Когда мы вернулись домой, в мои обязанности стало входить управление новеньким кэбом... И посещение курсов на повышение внимания.
  
   - Что-то я не въехал, про что вы мне только что рассказали? - спросил я, впрочем, мог бы и не спрашивать: всё пироженные виноваты.
   К тому же старичок ответить не мог - вырубился намертво и последней, обычно самой интересной истории я так и не услышу. Ну как всегда!
   Делать нечего, пора убираться. Напоследок, я, конечно, посетил известное место.
   Уселся, успел один раз с облегчением вздохнуть, думаю, всё, отумучился с этими воспоминаниями, и тут... заметил, что именно у старичка вместо туалетной бумаги используется.
   Вот же: больше не писал, больше не писал... Совсем в маразм дедуля попрятался. Не знаю почему, но вчитался я в эту муру. И не вышел, пока всё не прочел.
  
  
  
   Монстр из Девоншира
  
   Глава 1. Об орудии казни, необычном слуге и мире фантазии
  
   Иногда после тяжких трудов не грех и поспать после обеда, а лучше уйти в заслуженный отпуск, лет на десять - здраво рассуждал известный детектив Мегаваттсон, разглядывая список "Запись на приём". Корявый подчерк помощника откровенно раздражал. Холмсиков намешал в кириллические буквы кучку медузианских иероглифов и не ставил пробелов. Получалось одно слово в две страницы.
   - А это кто? - Мегаваттсон близоруко прищурился, хотя зрением отличался превосходным. - "Доктор Гриммер", тире и какой-то странный значок, похожий на виселицу. Ну, как рисуют в известной игре "Поле дураков" - не угадал букву, оторвали голову и повесили.
   - Где? - Холмсиков иногда делал вид, что страдает беспамятностью, совсем как шеф - близорукостью. Уморительно - босс был в курсе: помощник помнит всё.
   - Ах, это... - потянул, наконец, Холмсиков и расплылся в блин: щупальца разъехались по сторонам, голова приплюснулась. - Это я пометил, чтобы не забыть... Ведь не забыл, да?
   - Не забыть что? - Мегаваттсон уже искал потерянное терпение. А коль оно не отыщется, известный детектив знал по опыту оперативных расследований, понадобятся недюжинные дедуктивные способности - его и Холмсикова. Вот, как прошлый раз с шариком от пинг-понга. Его искали на полу, а он застрял в сетке.
   - Посетитель забыл у нас вещь, а именно: сувенирный топор для церемониальных кастраций.
   - Чего?! - поёжился шеф. Не от мысли, что рядом находится опасное орудие, просто нервы иногда дают сбои.
   - Сейчас принесу, - Холмсиков сорвался с места. Место у него было не на коврике у порога, а в кадке. Попутно изображал пальму. Подхалим... И Мегаваттсону хорошо, и Холмсикову, в какой позе расти, до барабана. Хотя, до барабана он не дотягивался, слишком высоко повесили.
   - Оцените, шеф.
   Тот на самом деле поражал - расписной, в бантиках и ленточках, остро заточенный с широким, как запросы аристократов, лезвием. Топор, конечно, а не Холмсиков. Холмсиков - обычный многоног (все помнят) совсем не карлик, с восемнадцатью ногами-щупальцами и лысой головой.
   - Шеф, я сделал удивительные открытия, разглядывая этот топор. Сейчас я с вами поделюсь... - и сунул топор в руки шефа.
   - Увольте, Холмсиков, увольте...
   - Да я бы с удовольствием.
   Мегаваттсону показалось, что он ослышался. Да, точно - только показалось. Холмсиков, по своему обыкновению, рассказывал, к каким выводам пришёл, лишь мельком взглянув на топор. "Каков топор, таков и палач".
   - Исходя из данного постулата, владелец инструмента большой, здоровый, зёленый - это понятно по молекулярному анализу частичек кожи, оставшихся на рукоятке.
   Холмсиков такие анализы с закрытыми глазами определял - ходячая лаборатория или скорее плавучая. С огромными зубами - владелец топора, а не Холмсиков. У многонога были зубы, но он их никогда не показывал.
   Известный детектив словил себя на храпе и подскочил. Речи помощника иногда усыпляли, и Мегаваттсон пользовался ими вместо колыбельной.
   - Грязный, гадкий, неумытый поро...
   - Не трудитесь, Холмсиков, - оборвал детектив помощника. - Вон он, объект - у вас за спиной.
   - На целых полдюйма в росте ошибся, - обернулся и загрустил Холмсиков.
   - Ничего, зато остальные ваши выводы по большей части оказались верны.
   - По большей части! - помощник стал красным, как варёный кальмар, которого сунули в банку с томатным соком, ещё пупырышками покрылся.
   Объект дедуктивных упражнений взаправду изумлял - широкие плечи, руки упираются в землю, каждая толщиной с ногу Мегаваттсона - а мы все, конечно, помним, что известный детектив отнюдь не худосочный, скорее наоборот. Недаром бывшая жена в особых моментах называла его "слоноподобный бегемот" - даже до развода.
   - В чём... в чём я ошибся?! - бушевал Холмсиков - щупальца трепыхались, как водоросли во время бури.
   - Ну, он не зелёного цвета, скорее голубого...
   - Молекулярный анализ не может давать сбоев! - известно, что все многоноги дальтоники, впрочем, это им совершенно не мешает.
   - Во спорят, будто орков не видели, - сказал кто-то.
   В одну сторону обернулись, во вторую, Мегаваттсон даже в иллюминатор посмотрел.
   - Ладно, не извиняйтесь, - сказал некто и снял шапку-невидимку.
   Ничего интересного, устаревшая конструкция. В форме конуса, расшитая звездами, с чёрными дырами - должно быть моль завтракала. Не всегда надёжная, от берсерков космоса, заскорифов, в ней не спрячешься, а вместе с ними и от другой половины галактики. Но в толпе можно затеряться, от невнимательного, рассеянного ищейки улизнуть. Не более, но достаточно.
   - Я... Апчхи!.. - громко чихнул посетитель, маленький худенький человечек во всем черном, в том числе и длинном парике и раскрашенном гримом лицом.
   А может это были настоящие волосы? Неудобно их отращивать, гораздо проще - раз-два ультразвуковым лезвием - и ты идёшь по жизни лысый. После смерти, клянутся клиентам парикмахеры, тоже ни одна щетинка не проклюнется.
   - Вы, наверное, доктор Гриммер, - решил Холмсиков.
   - Точно. Доктор Ганнибал Гриммер. А это, - указал на застывшее голубо-зелёное чудовище, - слуга моего благодетеля и друга. Орк.
   - Орк? Какой ещё орк? - недоумевал Мегаваттсон.
   - Да уж, конечно, не крестьянин, и даже не новобранец. Берите выше - орк-вождь.
   - Холмиков, вы слышали что-нибудь об орках? - хитро спросил Мегаваттсон. Уже понял, что помощник ни бум-бум, иначе б показал, какой он умный.
   - Оркитс от Лакме, - выдавил из себя, наконец, Холмсиков. - Галактическая парфюмерная серия, говорят, их делают из водорослей полудохлого моря...
   - Какой ужас, - поёжился посетитель. - Нет, наш орк не из этих. Он из тех, с планеты Среднеземье, что в системе Подтолкнутых фантазеров...
   - Да, а куда их подтолкнули? - не понял Мегаваттсон, но доктор продолжил:
   - Так вот, на нашей планете много всяких орков-гоблинов, ельфов-гномиков и других... Кстати, ваш помощник тоже послужил бы украшением любого фантазийного мира. Да и вы, не в обиду будет сказано, монстр хоть куда. Парочка десятков пластических операций и не отличишь от людоеда или даже пещерного тролля...
   - К делу, любезный, к делу, - вскипел на этот раз Мегаваттсон, пузырьками не покрылся, но всё равно покраснел.
   - Простите, я малость позволил себе лишнее, - доктор достал клочок папируса... - Я прочту вам одну легенду, и вы поймете, почему мне так грустно.
   - Но мы не археологи, и даже не антиквары, - прервал его на этот раз Холмсиков. - Я всё могу, но занимаюсь современными... повторю: современными детективными расследованиями. В области семьи и брака.
   Мегаваттсон даже обиделся - иногда его помощника заносит: начинает воображать себя самым главным.
   - До современного мы дойдём, но всё по порядку, чтобы вы смогли понять...
   "Три - ельфийской братве
   на звезде
   далёкой,
   Семь - гномикам в катакомбе
   глубокой,
   Девять - пацанам, срок мотающим
   на зоне,
   И одно - пахану в бумажной короне.
   В зубы! Коли всё разделишь не так..."
   - Ну и что за рифмоплёт? - перебил Мегаваттсон.
   - Похоже на делёжку среди банд Новой Раши, начало 23-го века, - подал голос Холмсиков.
   - Послушайте, милейший, - обратился Мегаваттсон к доктору. - Мы тут не толкователи манускриптов...
   - Я мог бы, шеф... - снова заикнулся Холмсиков. - Три, семь: тройка - семерка. Пахан - туз. А вот девять...
   - Не толкователи, никак не толкователи. А странствующие детективы, работаем на пиратов Чёрной Луны, подписали кабалу на пять лет за сохранение жизни. Поэтому, если вам больше сказать нечего...
   - Я мог бы говорить долго. Но эту историю достаточно растиражировали в средствах "ми" (которое пять) , в средствах "ля" (которое Б) и в средствах "си" (которое Мошкова). Не может быть, чтобы вы никогда не слышали о хоббите из Девоншира.
   - Дев он шир... Дев он шир... Холмсиков, вы что-нибудь такое слышали про глагол "шир"? И что бы кто-то делал это с девицами?
   - Но, шеф, гейская литература и сетература больше по вашей части. Я же не с Геи родом!
   - Ладно, перефразируем вопрос, - вмешался Гриммер. - Слышали ли вы что-нибудь о фэнтези - направлении в гейском, в то время земном, искусстве? Вторая половина XX-го и начало XXI-го веков.
   - Как же, помню поправку Гарика Спортивного - любое фантазийное произведение полагалось писать только об этом Гарике, прочие объявлялись ересью и не издавались.
   - Это было потом, так сказать, посмертная агония жанра. А на заре зародилось светлое и тёмное движения "Толкнутизма". Мы и есть - последние его представители.
   - Бр-р! - замотал головой известный детектив. - Ничего не пойму, нельзя ли конкретнее и придерживаться фактов.
   - Тогда по порядку. Уже в 2001 году согласно переписи населения на Гее насчитывалось множество ельфов-гномиков и орков-гоблинов. Встречались даже хоббиты-полумерки. Представьте себе, какого им бедным было на расисткой Гее? Поэтому, как только позволили технические достижения, мы вскладчину купили планету и воссоздали на ней мир Среднеземья, всё как было прописано в Алом Талмуде.
   - Понятно, многие так делают, не вижу никакого преступления.
   - Они дали взятку в департаменте распределения, - встрял Холмсиков. - Раньше иначе ни одну планету нельзя было купить.
   - Помолчите, Холмсиков, - огрызнулся на помощника Мегаваттсон и улыбнулся доктору. - Продолжайте, прошу вас.
   - Каждый год мы разыгрывали историю хоббитов, пока она нам не надоела.
   - А чего так? - Мегаваттсон не знал, о чём речь, но вопросы задавать любил.
   - Просто мы - тёмные "толкнутисты", нам не нравилось, что добро всегда побеждало. Так вот мы посовещались, и он решил, чтоб отныне побеждало только зло.
   - Он - это кто?
   - Тогдашний хозяин, властелин, владелец, лорд и прочее колец... Не тех, что на пальцах носят. Космических - у нас планета в этом отношении на Сатурн похожа. Титул такой.
   - Понятно. И что этот владелец?
   - Лорд Савва Саврон - его звали. Фредди-с-Сумкой - хоббит из Девоншира, известный террорист, взрывавший по сценарию лорда вместе с целым городом, теперь ничего не взрывал - его обезвредили в результате длительной анти-террористической операции. Заодно, конечно, и весь Девоншир зачистили.
   - Но, как я понял, прошло не всё так гладко, как казалось.
   Посетитель и будущий клиент вздохнул.
   - Вы правы, у лорда Саврона пропал аппетит, настроение, ему всё казалось, что Фредди-с-Сумкой не мёртв, а скрывается где-то в болотах Девоншира и горит местью. А потом его не стало... С вашего позволения, я зачитаю выдержки из "Гей-Таймс-Газет": "Смерть вырвала из наших рядов честного труженика, передовика производства, светского льва и общественника. На второй планете системы Пи-13-Лямбда с местным названием "Среднеземье" скоропостижно скончался её владелец лорд Саврон. Врачи установили - обширное кровоизлияние в рот..."
   - А полиция?
   - Полиция! - фыркнул посетитель. - Ох уж эти свиньи со Скотского Ярда... Только похрюкали...
   - Это они так смеются, - объяснил Холмсиков.
   - Всё ясно, - сказал Мегаваттсон. - И когда это произошло?
   - Два гейских месяца назад.
   - И почему же вы сразу к нам не обратились?
   - Мы хотели, да никак ваши координаты в гиперпространстве не могли засечь.
   - Тьфу... - в сердцах плюнул известный детектив. - Вечно забываю, что мы ныне странствующие детективы и не у себя в конторе на Б.Бейкера-226б.
   Мегаваттсон напряг мозги и почувствовал, как имплантант начал нагреваться, одно слово - дурон.
   - Так вы считаете? - наконец, спросил у будущего клиента. - Что имело место убийство?
   - Уж не знаю, кто и кого там имело, но тёмные властелины колец так просто не получают в рот кровоизлияний.
   - Хорошо, - согласился Мегаваттсон. - Мы возьмемся за ваше дело. Холмсиков, задавайте вопросы.
   - При каких обстоятельствах умер лорд Саврон?
   - Вот это странно и непонятно. Лорд умер в Девоншире, вернее перед забором, который отделяет Девоншир от остального Среднеземья. А ведь даже на драконе ближе ста миль никогда не показывался. А тут один и без охраны. Постоял перед оградой минут десять...
   - Простите, а как вы это определили?
   - Просто Девоншир для тёмного существа место гиблое. Там с них начинает слезать шкура... Так вот я обнаружил возле ограды частички кожи лорда Саврона - в два слоя.
   - Браво! - искренне поаплодировал щупальцами Холмсиков. - Какая поразительная наблюдательность. Шеф, может возьмем его себе ещё одним помощником?
   - А? - проснулся было задремавший Мегаваттсон.
   - Ничего-ничего, шеф, я просто задаю вопросы...
   Известный детектив что-то промямлил и вновь закрыл глаза.
   - Потом лорд Саврон зачем-то принялся мерить дорогу на юго-восток, в направлении Кондора и Мордора... Почти до Роксана успел дойти и всё трёхметровыми шагами.
   - Хм, наверное, он хотел поделить землю между верными вассалами, - сделал вывод Холмсиков. - Ну и что было дальше?
   - Потом он упал и скончался, с полным кровью ртом. Но это ещё не всё. Обследовав пространство возле ограды Девоншира, я обнаружил отпечатки огромных хоббитских лап.
   Последнее выражение прозвучало так зловеще, что известный детектив в страхе проснулся, держась за сердечный имплантант.
   - Вот же кошмар приснился.
   - С чего вы взяли, что следы были именно хоббитские? Может, это пещерный Йети на прогулку вышел?
   - Что вы, что вы, - отмахнулся руками Гриммер. - Откуда Йети мог взяться в Девоншире. Нет, это был хоббит - больше некому.
   - Ну, что скажите, Холмсиков? - сладко потянулся Мегаваттсон. - Дело раскрыто?
   - Нет, шеф, - покачал головой и щупальцами помощник. - Много неясностей. Нужно отбыть на место, осмотреться, допросить свидетелей...
   - За что я вам только зарплату плачу? Вот и отправляйтесь, осматривайте и так далее. Одно щупальце здесь, другое там, - и повернулся в кресле на другой бок.
   - Пойдёмте, мистер Холмсиков, - пригласил доктор. - Я покажу наш замок Изенград, у нас там всё условия, пять звёзд как-никак.
   - Что? - подскочил Мегаваттсон. - Пять звёзд? Тогда, Холмсиков, ваша поездка отменяется. Я поеду в замок, а вы останетесь здесь.
   - Но, шеф... - и понизив голос. - Как же мы тогда дело раскроем?
   Однако помощник забывается, как будто его босс не известнейший детектив в галактике, а пешка в руках судьбы.
   - Очень просто, я буду слать вам сообщения мылом... Будете в курсе всех событий. Пойдемте, доктор, пойдемте, где ваш гипперпространственный катер?
   - Самуил, - обратился Гриммер к орку. - Не забудь опять свой топор.
  
   Глава 2. О новом владельце неба и последнем хоббите
  
   Ушло около трёх тысяч шестисот секунд, прежде чем капитан "Голубой мечты пирата" разрешил отчалить. Вот словечко привязалось. Уже давно отшлангиваемся, а все - чалить...
   - Учтите, Шесть Нулей, - капитан так почему-то называл Мегаваттсона.- Через три дня не явитесь, начну бомбить планету, всю экологию на сыр порву. - Заподозрил, наверное, что известный детектив драпает от кабалы, как подлая крыса с подводного корабля через форточку. Кто подозревает - сам так поступает.
   - Исключительно три дня отпуска, - погрустил известный детектив. - В вашем пятизвездочном хоть казино есть? - спросил у доктора.
   Катер вынырнул из гиперпространства... сопровождаемый "Голубой мечтой пирата" и жерлами пушек. Ну никакого доверия у пирата, даже реализовавшего голубую мечту. А внизу сиял зелёным живым цветом мир Среднеземья. Вот бы еще определить в невесомости - где низ, где верх.
   Потом был космопорт в Изенграде, замаскированный под огромный портал призыва.
   - Мир-то фэнтези, - пояснил доктор. - Запрещены любые технические штучки, жители не так поймут.
   - Кстати, - опомнился Мегаваттсон, всю дорогу его посещало чувство, что он что-то забыл. - Кто теперь владелец планеты после смерти лорда Саврона?
   - О, тоже замечательный дядька, отшельник, маг и волшебник. Сейчас вы с ним познакомитесь, - катер как раз приземлился, и доктор нажал кнопку, спускающую трап. Кнопка оказалась маленькой, но сильной.
   - Ага, - потянул Мегаваттсон. - Мотив есть. Дело, можно сказать, раскрыто, но три дня отдохнуть всё равно нужно, - и постучал по встроенному микрофону. - Холмсиков, приём!
   Помощник, конечно, не ответил. Ну, шефу это и не надо было. Он просто предупредил, что сейчас глотнёт коньячку - чтоб под руку не сказали чего.
   Замок-отель не разочаровал, Мегаваттсон поставил крестик в худенькой книге постояльцев. Книга, хоть и худая, но заплыла жиром, так что крестик рисовался с большими трудностями.
   Мегаваттсон сладко потянулся. Разговор и полёт несколько утомили его. Известный детектив уже начинал сожалеть, что не отправил вместо себя Холмсикова.
   - Пойду я прилягу на часок-другой, - сказал Гриммеру.
   - Но я хотел представить вам нашего нынешнего лорда. Он ждёт и волнуется в башне. Конечно, не хочет ведь кончить так же, как Саврон. А Самуил пока занесет вещи в комнату.
   Апартаменты лорда, как назло, словно у заточённой драконом принцессы оказались - на самом верху. И лифт не подумали построить! "Как такой проёкт комиссия по правам гуманоидов пропустила?" - недоумевал Мегаваттсон.
   Удивительно в обители готики увидеть монте-кристскую восточную роскошь, расписные круглые окна, море красочных подушек, цветную графику на стенах (256000-бит-колер - оценил Мегаваттсон) и хозяина в белоснежных одеяниях, с полотенцем на голове. Ну и мода. Новый лорд колец сидел, скрестив ноги и вдыхал что-то очень запрещённое из трубки со шлангом.
   Увидев новоприбывших, подскочил и бросился пожимать руки.
   - Салям, дорогой, салям! - криво скалился, словно работал на публику. - Заходи, гостем будешь. Мой дом отныне - твой дом.
   "Вот это да!" - обрадовался Мегаваттсон и принялся общупывать обстановку и стены. Не очень пока, но если это уродство со стен содрать, в окна стеклопакеты вставить - евроремонт провести, можно что-то и заработать. Евроремонт потому так называется, что ремонтёры-строители с планеты Шабаш только еврики признают - цветную бумагу с водяными знаками и отвратительными нарисованными рожами. Говорят, едят её в сыром виде.
   - Многого наслышан о тебе, мистер Холмов, - снова поклонился. - Жаль, что твой друг и соратник Шесть Нулей Чтосын не смог приехать.
   - Я и есть Чтосын! - разъярился известный детектив. - То есть, Мега... Мегаваттсон. Я и буду расследовать это дело предварительно, а мой помощник Холмсиков потом явится, как говорится, под занавес.
   - Ладно, слушай мою жалобу и записывай: у меня палантир украли...
   - Чего?
   - Видеотелефон, мы иногда покупаем технику у неместных барыг и говорим всем: вах, смотрите, артефакты жуткой немагической силы. Что обидно - новый совсем был. Погрустил я, погрустил, и забыл. А потом? Совсем недавно украли мою накладную магическую бороду.
   - Стоп, стоп! - перебил Мегаваттсон. - Мы же сюда не мелкие бытовые кражи расследовать приехали...
   - Мелкие? Думай, что говоришь, дорогой. Я без бороды колдовать не могу, только мало-мало фокусничать. Когда ещё другую достану, их только на планете Новая Гиза делают, торговец Парикхотеп раз в год здесь бывает.
   - А как же убийство?
   - Вах, какое убийство? Савва решил, что он вампир, и присосался к горному троллю. Кровь пил, пока не захлебнулся. А тролль не убился: регенерировал и дальше пошёл.
   - Я думаю, убийство лорда Саврона и кража бороды взаимосвязаны, - предположил Гриммер.
   Мегаваттсон подозрительно посмотрел сначала на доктора, потом на владельца планеты, словив себя на мысли, что версия начинает подтверждаться, этот в полотенце очень не хочет, чтобы убийство расследовали.
   - Имя, фамилия, отчество, дата рождения? - спросил строго, готовясь помечать в блокнот. Всё по старинке, от привычек не избавиться. Ну и что, что Холмсиков на "Голубой пиратской мечте" записывает и речь, и 3D-картинку, заодно встроенным детектором лжи собеседников сканирует?
   Доктор и мировой лидер переглянулись.
   - Я забыл вам представить, - наконец, опомнился Гриммер и провозгласил торжественно. - Шейх малого, дальнего и кривого Харадрима, великий князь Мордорский и всея Среднеземли, король Кондора, Ингмара, Бергмана, Роксана, Эквадора, прокуратор Лоришалота и всего леса ельфийского, тиран горной и долинной Марии, хранитель Полуночных и Бесплодных земель, адмирал Донтигидона и Серебряного рая, архимаг Изенградский и прочее, и прочее, а в конце: Владелец Неба и Колец - Заруман Бенладен.
   Владелец колец торжественно поклонился.
   - Не забудь про шерифа Девонширского.
   - А это... - указал Гриммер на Мегаваттсона и собрался перечислять его титулы.
   - Я сам, - известный детектив не дал ему такого удовольствия. - Мегаваттсон, просто Мегаваттсон и всё.
   - Как будто этого мало, дорогой?
   - Язык сломать можно, - вставил Гриммер. - Можно мы вас будем называть, как все: Шесть Нулей, или хотя бы Чтосыном?
   - Ни за что. Скажите лучше, кого вы подозреваете?
   - В чём? - изумился шейх.
   - Да уж не в убийстве, - ещё бы, зачем Мегаваттсону об этом спрашивать. - В краже бороды и этого... как его... палантина?
   - Палантира, - поправил Заруман. - Украл Том Бомбардир, мамой клянусь.
   - Это с чего вдруг? И вообще, кто это?
   - Я вам не рассказывал, - сказал Гриммер. - Сумасшедший из леса. Сказки поет, песенки рассказывает, ещё подпрыгивает противно.
   - Так зачем сумасшедшему борода?
   - Только сумасшедший будет бороду красть. К тому же, по секрету, Том Бомбардир раньше за светлых был, пока совсем не сбрендил. Теперь, не пойми кто, вот Саврон его не тронул, когда всех их кончал.
   - Понятно. Надо допросить этого Бомбардира. Фамилия у него подозрительная, с такой только террористом работать.
   Не лихо ли дело движется? - подумал Мегаваттсон, мечтая прилечь где-нибудь и вздремнуть до следующего вечера.
   - Меня больше волнует Элланлюм, - сообщил доктор.
   - Ах, брось эти шутки, - перебил хозяин планеты. - Гриммеру вечно враги мерещатся. Пусть в прошлом она не из пролетариев, зато сейчас доказала, что всецело предана партии.
   - Без женщины не обошлось, - понял детектив. - Ну и кто такая, почему не знаю?
   - Стыдно тебе, дорогой, это ельфийская королева из Лоришалота, у них там резервация. Ягодки собирают, грибочки сушат, студентам продают. Об одном мечтают - чтобы их не трогали. Помнят о судьбе Иерусали... тьфу, Девоншира.
   - Ещё какие-нибудь подозрительные личности? Необычные? Может, кто поселился недавно?
   Заруман и Гриммер мучительно напрягали жиденькие мозгёнки. Только сейчас Мегаваттсон заметил, что ни у одного нет имплантантов. Темнота!
   - Иностранец есть один, из старых русских с Новой Раши. С именем таким... ну, не помню, - морщился доктор. - Нефть ищет... или уран с палладием, не разобрать. Мы ему рабочих дроидов приказали замаскировать под дендроидов.
   Мегаваттсон открыл рот, собираясь задать очередной вопрос, как неожиданно его прервал громкий, пронзительный свист. Гриммер и Заруман затряслись, стали прижиматься друг к другу.
   - Что за... Какая отвратительная музыка, похожая на одну очень высокую ноту. Правы те, кто говорит, что современное искусство всё больше напоминает паскудство, - оценил Мегаваттсон.
   - Ды-ды-ды... Это больше всего волнует, дорогой... Вах-вах-вах. Что хочешь делай, бомбу ядрёную, я знаю, в шибко развитых технократиях есть такое оружие. Сбрасывай его на Девоншир, жги его на пальме, чтоб ничего не осталось, даже воронки пятьдесят миль на пятьдесят. Только прекрати этот свист!
   - Зачем такие крутые меры? Может легче музыкантам сказать, чтоб звук уменьшили.
   - Это не музыканты. Так свистит хоббит - полевой командир, созывает своё незаконное бандформирование. Наверняка это Фредди-с-Сумкой.
   - Ну-ну, не надо нервничать, разберёмся.
   А сам, действительно, задумался. Имплантант, как трудолюбивый муравей из системы аль-де-Барана, засыпал мозг миллионами импульсов. Несчастные нейроны носились, словно обезумевшие жители мегаполиса перед неминуемой катастрофой планетного масштаба. Мысль закипела. Саврона, наверняка, убил Заруман, чтобы заполучить нехиленькое наследство. И придумал этого Фредди-с-Меркурием, чтобы отвести от себя подозрения. Заодно набрехал про бороду и видеотелефон. Так это на самом деле или нет, не столь важно. Опыт оперативных расследований подсказывал, что подобная версия прокатит, доказательства соберутся и дело благополучно раскроется - страшного не случится и чёрный список глухарей не пополнится.
   "Ой!" - вовремя опомнился Мегаваттсон. - "Я же не злой следователь, а добрый частный детектив и должен оберегать своих клиентов, даже если они виновны."
   - Надо осмотреть место возле стены, где вы видели следы, как вам показалось, бобхита, - сказал известный детектив доктору. Понял, что оговорился, хотел исправиться, да так и не сказал, мол сори, "хитабаба", конечно.
   - Бесполезно, их уже давно затоптала толпа мертвецов - сам проверял, - и на недоуменный взгляд Мегаваттсона:
   - Что тут удивительного, у нас частенько мертвый ход встречается - скелеты и духи собираются вокруг мертвого мага и шляются, неприкаянные. И горе живому, что на их дороге встретится.
   "Звучит подозрительно", - решил Мегаваттсон. - "Толпа мертвецов прошла в том самом месте, да ещё умудрилась следы затоптать: видно, неоднократно."
   - Ладно, - сообщил клиентам. - Вот каковы наши действия: сначала поспим часок, потом примем ванну, выпьем джазвочку синтекофе, хорошенько поужинаем, отдохнем после ужина, почитаем вечерние газеты, наведаемся в казино, стриптиз-бар и ещё куда-нибудь, поспим... А потом крупно поговорим с вашими подозрительными личностями: Бомберменом, Элла... с королевой, короче... и старым русским с Новой Раши.
   Местное солнце, очень похожее на Гейское, наверняка с него смоделированное, уже закатилось за Пепельные горы, а план Мегаваттсона осуществился лишь наполовину. То есть, плотно поужинав и отлежавшись в мягких креслах, известный детектив и владелец планеты с её кольцами приступили к чтению вечерних передовиц. Газет на весь мир оказалось две: "Изенградский Буревестник" и "Советский Мордор".
   - Плохо менять привычки, - погрустил Мегаваттсон. - Я привык после ужина прочитывать не менее пяти.
   Причем особо не напрягаясь и не теряя времени - глазной имплантант сканирует, мозговой обрабатывает и торпедирует кору с её нейронами.
   Дешевый пергамент, выцветающие на глазах чернила и писарь с плохим почерком. Зато художник постарался - каждая новость старательно обрисовывалась: гномики-шахтеры возле рекордно добытой тонны мифрила, новые землянки под ключ для ельфов - тружеников леса, тролли из Мордора - чемпионы Среднеземья по ловле файерболов. Ну, и реклама с объявлениями, конечно.
   "Продается: Дракон-315, 92-93 лет, объём - 9 куб.м, 6Мл.сил, ГУ, ЦЗ, АБС, сигнализ., зеркала, 1600 монет, торг". "От госпожи Гингемы сбежал гоблин Фунтик. Награда за поимку 10 монет". "Нашедшему белую накладную бороду и лиловый шар Панасоник просьба вернуть за высокое вознаграждение".
   Что ещё? Тупая статья о тарифной политике - пусть дураки-банкиры её читают.
   - И это всё? - изумился Мегаваттсон. - Что за газета? Всего два маленьких листочка.
   Тут Заруман вскрикнул и выронил газету на пол - он как раз просматривал "Изенградский Буревестник", оставив известному детективу "Советский Мордор".
   - Что там? - спросил Мегаваттсон и поднял газету. - Хм. "Если вам дорога жизнь..." Однако лихо начали, я уже и сам боюсь... Так... "Если вам дорога жизнь... держитесь подальше от Пустошей, ожидаются ураганы, смерчи и пылевые бури. Сообщение пророков метеослужбы".
   - Не то, - Заруман указал дрожащей рукой. - Ниже.
   - "От госпожи Гингемы..." Я бы и сам объявление во все газеты давал. Вот... "Из федеральной тюрьмы Минас-Моргул сбежал известный террорист и рецидивист Скотти-с-Пипой, отбывавший пожизненный срок по делу о конце всевластия..."
   - Великая тьма! Мало нам, что Фредди-с-Сумкой под окнами свистит, скоро и Скотти-с-Пипой свою пипу... то есть, свистульку достанет. Будут свистеть дуэтом.
   - Что-то я в ваших именах запутался... Какой Скотти-с-Пипой?
   - Четверо их было, хоббитов - проходили по суду как "союз четырёх". Остальных троих казнили, а этот Скотти на высшую меру не потянул. Невиновен оказался в преступлениях против человечества, гоблинства и оркиства.
   - Тут ещё пишут, что сбежал он в среду после обеда. Когда там зафиксировали смерть у лорда Саврона?
   - В четверг на рассвете, - побледнел Заруман.
   - Ага. Кое-что начинает вырисовываться. Наверняка Фредди-с-Сумкой не виноват, в смысле не причём, мёртв и похоронен. Это всё Скотти-с-Пипой, его волосатых лап дело!
   Домыслы всё, домыслы. Где, скажите, вещественные доказательства, где подшитые к делу улики: волосы, шерстинки, гипсовые отливки следов и надкусанные пирожные? Где признание обвиняемого?
   - Хватит рассиживаться, - вскочил Мегаваттсон. - Наведаемся к Тому Бомбардиру. Уверен, старый хрыч всё расскажет, не выдержит соседства с моим мощным интеллектом.
   - А как же танцовщицы и акробаты, факиры и шпагоглотатели? Да и ужин заказали на двести персон, жалко будет, если пропадёт.
   - Ну хорошо, - сдался известный детектив. - Но завтра - за работу.
  
   Глава 3. Об алфавите Борзе и чуде пластических операций
  
   После плотного ужина сон никак не шёл. То есть, уйти то он ушел, но не приходил.
   Мегаваттсон, чтоб заснуть, на звёзды начал смотреть, их спектральный анализ проводить и полосочки в спектральных картинках считать. Может это имплантант в мозге усыпит?
   Потом облачко набежало, и считать стало совершенно нечего. Глазной имплантант сдался, не в пример мозговому. Последний было повозмущался: мол, имплантанты и те против меня, да вскоре умолк. Занятия ж никако-о-о-го... Хр-р-р...
   Стоп! Как никакого? А что там мигает: на опушке дремучего леса. Огонь от костра, наверное, его временами нечто заслоняет, вот он и...
   Пятьдесят один, пятьдесят два... Странно как-то мигает, даже подозрительно, один миг короткий, второй длинный... Одна комбинация, другая, третья. Мегаваттсон даже в кровати сел. Достал ручку, блокнот, принялся старательно помечать.
   За полчаса сообщение повторилось трижды. Самое время отбросить ручку и подумать, но именно тут мозговой имплантант отправился почивать, не говоря уже о подначаленных ему нейронах. Кажется, все это называется алфавитом Борзе, то есть, кто-то нехило оборзел, раз мешает спать известному детективу - подбрасывает вместо сна логические головоломки. Окончательно обозлившись, и мстительно задумав послать рекламацию разработчикам имплантантов, Мегаваттсон задернул балдахин и опочил тяжелым и черным, прямо таки чугунным, сном.
   Пять минут прошло или час - никто не засекал - только наш бедолага подскочил от страшного топота, словно наверху по коридору прошлепал топотун с планеты Урфинджакузия. Ещё в придачу гремел цепями, как сотня узников замка Иф-сен-Лоран, так и не получивших по сарафаноподобному савану.
   Обозленный, как цепной пес, над головой которого повесили кошку, Мегаваттсон сунул ноги в шлёпанцы. Шлёп поднялся, наверное, даже сильнее трех топотунов.
   - Послушайте, сэр! - в слабом свечном свете собеседник еле угадывался. - Вы мешаете мне спать. Не смажете цепи вазелином, будете на цыпочках у меня ходить! Я оставлю вазелин на тумбочке.
   Наконец глаза привыкли к полутьме и...
   - Самуил, - вспомнил имя обладателя постной орочьей рожи Мегаваттсон. - Что это вы здесь делаете?
   Орк мог чего-нибудь наврать. Ну, типа: "Моя комната! Что хочу, то и делаю!" Тогда бы Мегаваттсон смущённо извинился и отправился досыпать. К счастью для известного детектива Самуил растерялся, глаза забегали, как у преступника...
   - Итак? - допытывался разыгравшийся в опера детектив. - В глаза смотреть!
   Самуил не отвечал, лишь мямлил, только Мегаваттсону его ответы уже были не нужны. Оказалось достаточно одного взгляда на то, что орк-слуга держал в лапах и пытался укрыть за спину.
   - Керосиновая лампа? Так это ты у хозяина артефакты воруешь? Так это ты украл бороду и лиловый шар Панасоник!
   Зардевшаяся орочья рожа - чем не подтверждение догадки? А тут и шейх явился в ночном колпаке.
   - Послушай, Шесть Нулей! - возмущенно произнес владелец неба и всего остального. - Уже два часа ночи...
   - Шейх Заруман, - торжественно провозгласил Мегаваттсон, нисколько не среагировав на обидное прозвище. - Я знаю, кто...
   - Убил лорда Савву?
   - Да нет, кто украл бороду и лишай... то есть, лиловый шар, хочу сказать. Этот человек перед вами, - и указал пальцем на Самуила.
   - Нет, - затрясся преданный слуга. - Не я!
   - Дорогой, он прав. Это не человек - это орк. К тому же, какие у вас доказательства?
   - Мне его рожа не понравилось. И посмотрите, что у него в руках. Ведь это... керосиновая лампа!
   - Что?
   - Э... керосиновая лампа. Какой ты тупой, шейх дальнего и кривого Харамамбурума. Имплантант купи. Смекаешь, видеотелефон - техническая штучка, керосинка - техническая штучка. Видеотелефон - артефакт, керосинка... Логика!
   - Не, керосинка - не артефакт, а обычная керосинка. Простыми технологиями нам можно пользоваться: жернова, велосипеды, арбалеты.
   - Перегонка нефти - простая технология?!
   - А нефть мы перегоняем алхимией. Поэтому, Чтосын, извинись, дорогой, перед нашим верным слугой Самуилом.
   - Типа, погорячился... - начал было Чтосын... то есть, Мегаваттсон, конечно.
   Тут его взгляд случайно за окно сиганул. А там всё тот же борзой алфавитом Борзе балуется.
   - Самуил! - догадался Мегаваттсон. - Вы подавали сигналы вашим сообщникам алфавитом Борзе. Я все знаю, я все записал. Не в курсе, правда, что это значит, академий не кончал.
   - Дай одним глазом, - Заруман взял листок с записями. - Это же совсем просто, Шестерка-с-Ноликом... Извини, дорогой, что назвал тебя по-хоббитски, не удержался. Так вот... "1#0" обозначает "я откинулся", "^1++" - "схорониться мне сильно надо", "$O$" - "Таньга нет, гони таньга". "@*.*#" - "гадом буду, всех сдам".
   - Да, это вам не пляшущие человечки.
   Заруман хлопнул в ладоши.
   Тотчас охрана набежала: орки с ятаганами, гоблины с булавами и тролли с файерболами. Чемпионы всё-таки, наловили за спортивную карьеру не мало. Самуила в карцер уволокли, даже пикнуть ничего в оправдание не успел. Доктора Гриммера принесли прямо в постели. Так и так, но чтобы к утру признание неверного слуги на столе лежало. Ох, попотеть придётся доктору и его чемоданчику.
   К завтраку Гриммер лично манускрипт притащил.
   - Признался Самуил, не выдержал...
   - Пыток или издевательств?
   Нельзя, негуманно: пытки запрещены по всей вселенной (по всей разумной вселенной, конечно) осталось выяснить, в какую именно её часть нас занесло.
   - Чистосердечных вопросов.
   Мегаваттсон даже синтекофе подзахлебнулся.
   - Ни один орк не может лгать, если ему в глаза начальник смотрит. Такими их создали отцы-основатели "толкнутизма".
   - И в чём же признался Самуил? - спросил Заруман.
   - Не знаю, я ещё не читал.
   Владелец неба развернул манускрипт.
   - Уа-ха-ха! Уа-ха-ха! Признайся, какие булавки ему под ногти вкалывал? Может, снадобье дал выпить? Только сумасшедший орк мог в таком признаться...
   - Не томите, шейх Заруман.
   - Орк признался, что он хоббит. Сколько живу, в первый раз такое слышу. Савка в гробу перевернётся, когда узнает.
   - Дайте сюда, - вырвал манускрипт известный детектив. - Так-так, на самом деле его зовут Сэмми-с-Пузом, он один из хоббитов могучей кучки, соратник Фредди-с-Сумкой.
   - Приговоренный к тройному четвертованию по приговору трибунала за многочисленные преступления против человечества и гоблинства, - вспомнил Гриммер.
   - Какая чепуха! Под пытками и я признаюсь, что я - Генсер Старый и Светлана в одном лице...
   - Чур нас, чур! - принялся креститься задом наоборот Гриммер. - Не к полудню будут помянуты.
   - Кто такой Генсер Старый? - Мегаватсон впервые видел, как Гример крестится, и очень удивился гибкости тела.
   - Был самым главным у светлых...
   - А... - блеснул познаниями синематографа Мегаваттсон. - Как же помню... - и принялся напевать. - И треснул мир нам по полам... Тра-ля-ля... И льётся кровь, идёт война... и вуаля... Тра-ля-ля... паук плетёт узор, по темным улочкам летит блатной дозор...
   - Паук - это должно быть Шезлоб, только она уже ничего не плетёт - на пенсию ушла, - заметил доктор.
   - Вернёмся к делу Самуила... или Сэмми-с-Пузом. Как он объяснил, что столько лет скрывался под личиной орка? Орки же на хоббитов совсем не похожи?
   - Хоббиты - противные, волосатые, как они могут на орков походить? - скривился в отвращении Гриммер.
   - Надо у него спросить, - Заруман хлопнул в ладоши.
   Орки-тролли-гоблины тотчас Самуила притащили, словно стояли всё это время под дверью. Присмотрелся Мегаваттсон, но нет, тут только Холмсиков со своим микроскопическим зрением смог бы найти десять отличий.
   - Самуил, ты нам сейчас же скажешь: ты хоббит? - строго сдвинул брови шейх.
   - Не вели казнить, великий царь! - бросился на колени орк.
   - Ты там не того! - набросился на Самуила доктор. - Отвечай быстро, как хоббит смог сделаться орком?
   - Э... я следствию помогал... э... защита свидетелей.
   Гриммер и Заруман переглянулись.
   - Я знаю, о чём он! - воскликнул Мегаваттсон и принялся объяснять. - Многие сыскные конторы, частные и нечастные часто этим пользовались. Нужно только найти такую Муру, которая зашестерит всю малину. А чтоб после не получила перо под ребро, её старательно прячут, переселяют в другой город и делают пластическую операцию. Некоторые женщины для этого специально в малину пристраиваются.
   - Да, да, да, - усилено кивал башкой хоббито-орк. - Я э... всех сдал...
   - Понятно, - сказал Заруман. - Однако, теперь ты снова за старое принялся. Своему бывшему дружку сигналы подавал. Что-то недоброе против меня задумал.
   - Нет-нет... не против вас... нет-нет, - умолял Самуил. - Я э... просто хотел помочь э...
   - Повинен в смерти ты! - категорично заявил шейх и властелин. - Ты - убил Савву Саврона. Увести!
   Самуил умолял, кричал, что "не виноватый он, Скотти сам пришил". Но, конечно, его никто уже не слушал.
   - Ещё кое-что, - сказал Гриммер, когда Сэмми окончательно утащили.
   - Как? Ещё что-то? - в ужасе вскричал Заруман. - Как будто этого мало?
   - Мы обыскали комнату Самуила и из каминного пепла восстановили странную записку, адресованную, похоже, Саврону, - и подал клочок бумаги Мегаваттсону. - Это по вашей части, коллега.
   Видно узнал, что Мегаваттсон не только оперативными расследованиями занимался, а ещё ментальной хирургией по молодухе промышлял.
   - "Если вам дорога жизнь...", - прочитал известный детектив и прокомментировал. - Однако, кажется, где-то я такое уже слышал.
   Так и не вспомнив, продолжил:
   - "Во имя тех счастливых мгновений, что провели мы когда-то вместе..." Дальше неразборчиво... Вот: "...прошу вас встретиться со мной у восточной стены Девоншира на рассвете..." Ваша... имя неразборчиво... Только три буквы сохранилось, и те в центре - ни один Буратина с "Поля Дураков" не отгадает. Но по крайней мере мы знаем, что это женщина.
   - А буквы какие? - спросил Гриммер.
   - "Л", "Л", "Л". Все три - маленьких.
   - Элланлюм! - в один голос вскричали Гриммер и Заруман.
  
   Глава 4. О полоумном бомбисте-рифмоплёте и мастерски устроенной засаде
  
   Мегаваттсон в среднепаршивом расположении духа погуливал по окрестностям, параллельно держа курс в Лоришалот - ельфийскую резервацию, дабы встретиться с королевой Элланлюм. Уж он-то её в два счёта расколет, все, как миленькая, выложит великому частному сыщику. Погода выдалась неважная, моросил дождик, слякоть, приходилось кутаться в плащ, закрываться зонтиком. А впереди виднелась стена, окружавшая Девоншир. Где-то там пал Савва Саврон, так и не дождавшись своей августейшей любовницы, сражённый местью двух хоббитов.
   Как раз выдалась свободная минутка, чтобы опросить свидетелей и подозреваемых. Заруман заперся в магической башне на утреннюю медитацию, а Гриммер в казематы ушёл - продолжать допрос Самуила...
   - Если что новое, сообщи мылом, - повелел ему напоследок Мегаваттсон.
   - Мылом? - задумчиво поскреб подмышкой доктор, но ничего не попросил.
   А впереди тем временем стена оказалась в пределах дотрагивания.
   - Осторожнее, осторожнее! - окликнул кто-то сверху. - Вы чуть не задели мою растяжку. Бабахнет, уж бабахнет и взрывом оторвёт всю ляжку.
   "Должно быть это тот полоумный бомбист", - догадался Мегаваттсон. От сумасшедшего жди чего угодно - известный детектив застыл на месте, занеся ногу. Мало ли. Стоять так пришлось некоторое время.
   - Я здесь-здесь... Уже спустился весь... - перед очами показался подозрительный тип, совершенно непохожий на классического бомбиста. Те обычно в очках и тёмных костюмах-двойках. А этот скорее смахивает на купчину толстопузого в отставке, поскольку уже худеть начал. Красный нос, как у деда мороза, рыжая борода, синяя куртка и шляпа. Не считая сапог не по размеру.
   - Уж очень высока сосна, когда с утра болит спина, - кряхтя незнакомец согнулся и отцепил проволочку.
   - Послушайте, милейший, - тотчас набросился на него Мегаваттсон. - Кто вам дал право минировать проезжую часть?
   В ответ рыжебородый бомбист станцевал настоящую джигу.
   - Я террорист, бомба в кармане. Ни один глобалист меня не обманет. Всех взорву, останусь один - вот такой я Том Бомбардир.
   - Некогда мне с вами разговаривать. Дорога дальше не заминирована?
   - Ты дальше не ходи туда, - продолжал прыгать и напевать террорист. - Хоббит беглый засел - вот беда.
   - Хоббит! Что же ты до сих пор полицию не позвал? И с чего ты решил, что там беглый хоббит?
   - Чтобы жить, нужно есть. Чтобы спать, нужно есть. Чтоб от полиции сбежать, нужно очень много есть. Хоббит ест часто и много. Трижды в день уходит в дорогу... Воз! А на возу везут морскую козу. Морскую капусту, морской банан, икры - обожрался б баклан. Креветок копчёных, креветок сырых, кальмаров толчёных, медуз золотых. Хоббит - прожорливая скотина...
   - Знаю-знаю, - перебил, наконец, Мегаваттсон, чувствуя, что перечень блюд может растянуться до обеда. - Умнёт и морского свина... Вот такая уж детина, - а потом без предупреждения перешёл на прозу. - И куда всё это добро возят?
   - У того гранито-камня есть глубокая дыра, там ужасная нора, - указывал рукой направление Том Бомбардир. - Не видать ни чьих следов у того гнилого места... - И закончил эффектно. - Там и прячется ваш хоббит беглый.
   - Благодарим за помощь.
   Мегаваттсон выхватил бластер - проверил, не разрядились ли аккумуляторы. Вы не смотрите, что известный детектив грузен и неповоротлив, рука по-прежнему тверда, а глаза... Ну, как глаза, никто не знает, а вот мысли - остры. Что такое хоббит по сравнению с бластером?
   - Вот я посоветую, милейший, - сказал бомберу на прощание. - Брось плагиатом заниматься. Я понимаю: мирок ваш - болото, классиков и современников никто не читает. Но есть же и залётные дятлы, типа меня, настучат кому не надо, а закон об авторских правах ещё никто не отменял...
   И трусцой, пока бомбист не успел разродиться новым экспромтом. К гранито-камню и дыре. Остановился, отдышался, полюбовался на зеленый огонек на бластере... Заряду на два часа, это если курок не отпускать. Короче, всю планету кремировать можно.
   Мегаваттсон ворвался внутрь, предвкушая жаркую встречу. "Лапы за голову!" - мысленно кричал он. - "Не двигаться, животное, на молекулы порву!" Мог бы и вслух кричать: в пещере никого не оказалось. Ни следов, ни мусорных куч, ни углей костра, ни лежбища или мешка спального. Лишь небольшая лужа чистой воды в центре, наверняка, откуда-то снизу бил ключ. Их Тиандр, что ли, здесь живёт? А вот и воз с морепродуктами, наполовину опустошённый. Странные вкусы у этого Скотти-с-Чем-то-там, почти как у медузианского многонога.
   Хорошо, будем ждать. Мегаваттсон в засадах собаку съел... Чего только не было в его оперативной работе, а тут как раз напарник попался с планеты Пусан... или Сеул... и два дня ни крошки во рту.
   Бластер направил в сторону проема. Сразу стрелять не стоит, надо хоть на секунду рассмотреть рожу вошедшего, потом будет поздно - бластер не оставит ни рожи, ни кожи - лишь комочек разрозненных частиц. Ну, хоббитов Мегаваттсон не видел - страшные должно быть твари.
   Час прошёл, другой и так далее. Имплантант отключил часть мозга и отправил освобождённых нейронов отдыхать - в отпуск за свой счёт. Но как только Мегаваттсон пошевелится, они вновь будут вкалывать у станков. Потом и глазной имплантант завозмущался: мол какого он тут пялится в одну точку, и веки прикрыл... Еще часиков десять - и дрыхнуть будет Мегаваттсон. Ресурсы тела надо беречь.
   Вдруг с потолка пещеры:
   - Какое небо голубое, - писклявый, очень знакомый фальцет. - Послушайте, шеф, с вашим ли ревматизмом в сырой пещере пятый час сидеть?
   - Хо... Хо... - неожиданно стал заикаться Мегаваттсон. - Холмсиков, твою мать! А ты что здесь забыл?!
   - Шеф! Шеф! Что вы делаете? Осторожнее с бластером!
   - Я ж тебе, килька в томатном соусе, сказал на корабле сидеть и мои сообщения слушать... Для кого я всё это транслировал, я тебя спрашиваю?!
   - Но, шеф, я взял приёмник с собой, - и показал.
   Пи-у-у! - был приёмник и нету...
   - Шеф! - взмолился помощник. - Это же импортная техника, сделано в Маде-ин-Чинай, она денег стоит!
   И впрямь, что это известный детектив разошёлся не на шутку. Подумал так и бластер на предохранитель поставил. Только после этого Холмсиков решился с потолка снизойти. Стоял с виноватым видом, то есть стал малиновым, как пиджак старого русского с Новой Раши.
   - Знаете, как я узнал, что это вы подкрались?
   Всё равно за своё! Рыбным паштетом не корми, дай блеснуть дедуктивными способностями.
   - Лосьон, шеф...
   - Кто ещё лось? - возмутился Мегаваттсон. - Я ж все следы заделал.
   - В смысле запах. Когда в следующий раз захотите обмануть своего компаньона - смените парфюмера.
   - Ай-яй, какой ты умный... А на машинке вышивать умеешь?
   - Нет, зато я почти раскрыл дело.
   - Почти?! - по-богатырски раскатисто расхохотался Мегаваттсон. Акустика пещеры способствовала.
   - Улик не хватает.
   - Какие тут могут быть улики? Разве признания Самуила-як-Маршака недостаточно?
   Холмсиков только покачал всёми восемнадцатью щупальцами.
   - Сэмми-с-Пузом и Скотти-с-Пипой невиновны в смерти Саввы Саврона.
   - А в краже бороды и видеотелефона?
   - Тоже... Они, как это сказать по-русски, невинно пострадавшие.
   - Но они же хоббиты! Против природы не попрёшь - у них на лбу написано бороться со злом, в лице Саввы Саврона и шейха Зарумана Бенладена.
   - Вот невидимый преступник и сыграл на этом стереотипе. Он ведь знал, кого заподозрят в первую очередь. Даже устроил побег одному из них. Я справился. Узнал, кто последний посещал в тюрьме Минас-Моргул Скотти-с-Пипой. Им оказался некто Гена, никнейм - Серый Крокодил, тот самый старый русский с Новой Раши, который ищет плутоний в Девоншире... Я удивляюсь, шеф - как вы сразу не догадались - в фэнтези-мирах по определению не расщепляют ядра.
   - Какой ещё плутоний? Речь шла о золоте, нефти и платине!
   - На столе у Зарумана я разглядел контракт, там ясно было написано: плутоний. Не платина, шеф, плутоний! Тогда я понял, что этот его прииск - просто предлог, чтобы строить жуткие козни.
   - Но зачем это ему? - недоумевал Мегаваттсон.
   - Вот это и предстоит выяснить. Кстати, шеф, я ещё поинтересовался, кому после смерти Зарумана достанется планета. Так вот, поскольку шейх не составил завещания, всё достанется светлым. Теперь вы понимаете, шеф?
   - Но всех светлых казнил ещё Савва...
   - А как же Том Бомбардир и ельфийка Элланлюм?
   - Ах не смешите, Холмсиков. Я недавно видел этого Бомбардира, поверьте, ни один психиатр не признает его вменяемым, а сбоев в их логических цепях не бывает... Вот ельфийка - другое дело, нужно немедля с ней встретиться и задать парочку вопросов в лоб.
   - Но шеф, - Холмсиков обернулся с намёком на солнце, которого уже не было. - Ночь в лесу, может лучше встретимся с королевой завтра с утра?
   - Я сказал - немедля, значит - немедля. Поскольку в деле были обнаружены дополнительные обстоятельства, нужно форсировать события. Если завтра к полуночи мы не появимся на "Голубой мечте", наш милейший капитан пустит ядро планете по ватерлинии и будет бомбить до полного Апокалипсинения. Как что поторопимся.
  
   Глава 5. О том, что бывает, когда берёшь чужое, или куда исчезла борода
  
   Мегаваттсон и Холмсиков уже подходили-подплывали к спящему Лоришалоту, когда услышали со стороны Девоншира ужасающий по своему "децибеллизму" свист.
   - А это ты как объяснишь, великий мастер дедукции, - решил поиздеваться над помощником известный детектив. - Наверняка, это свистит Скотти-с-Пипой, поскольку он - последний хоббит. А с чего бы ему свистеть, если по твоей версии, он невинен, как только что клонированная овечка Долли-3000.
   Холмсиков ответил не сразу.
   - Ну, свист и подделать можно, - наверное, так ничего умного и не придумал. - Это просто, любой специфический дроид с этим управится...
   Мегаваттсон даже пожалел, что спросил, поскольку Холмсикова опять понесло в дебри роботостроения. К счастью их вновь прервал свист, а за ним жуткий крик, словно посетителя замка Дракулы. Холмсиков вцепился тремя или четырьмя щупальцами в Мегаваттсона.
   - Какой удар по нашей репутации, шеф. Я никогда себе этого не прощу. Наверняка, это кричал шейх Заруман.
   - С чего ты это взял? - тут уж вздрогнул Мегаваттсон.
   Хотя, светлые, как наследники планеты, глядишь, и больше заплатят. Но - не очевидно.
   - А на кого ещё могут покуситься в этих болотах?
   - Быстрее туда!
   Поворот на сто восемьдесят градусов и назад, откуда пришли. Бегом, прыгая по кочкам, через коряги, мимо буреломов. Кто быстрее бегает: человек или многоног? Странный вопрос. У человека же две ноги, а не восемнадцать, ему проще. Раз-два, раз-два... Впрочем, не знаю, как человек, а Мегаваттсон бегать не любил, тем более с препятствиями.
   - Быстрее, шеф! - подгонял его Холмсиков. - Уже недалеко, я чую его. Только надо торопиться, как бы гномы-каннибалы нас не опередили.
   И угораздило ж сердечный имплантант задаром брать. Нет, с завтрашнего дня на диету, на экспресс-похудение, на утреннюю зарядку, на суперсгон: пять минут - минус пятьдесят процентов веса.
   Размечтавшись, чуть коллегу с разбега не сшиб. Тот уже стоял у трупа и делал вид, что не знаком с криминалистикой - не знает, что труп нужно обвести мелом, огородить место ленточками, поставить чучело для отпугивания ворон, сфотографировать с тринадцати ракурсов и так далее... Стоит и вытирает слёзы, как будто покойник был с системы близкой к Медузе.
   - Бедный, бедный Заруман Бенладен! - всхлипнул очень по-человечески.
   - Плакали наши денежки! - залился слезами и Мегаваттсон.
   - Физкульт привет, брателы, - раздался чей-то весёлый голос, - Как ваши браунинги, тэтэ и беретеллы?
   Детективы обернулись, ослеплённые фарами шестисотого мула. Как догадались, что шестисотого? Только у шестисотых такая широкая посадка глаз.
   - Вау! Жмурика нашли, это ж круто! - в свете фар показался владелец голоса: золотозубый, коротко стриженный индивид в малиновом тулупе. - В натуре, что с шейхом Заруманом?
   - А с чего вы вдруг решили, что это шейх Заруман? - решил прицепиться к словам Мегаваттсон.
   - Вот балда нерусская! Сами только сказали, а я услышал. К тому же, кто ещё может носить его накладную бороду? Кстати, забыл типа представиться: Гена Крокодилыч, но вы меня можете звать просто Серый. Я тут плут... тьфу, мать... нефть бурю. Вечно их путаю... - и давай повторять, будто урок. - Нефть: чёрная и жидкая, плутоний: зелёный и радиоактивный.
   - Накладную бороду?! - опомнились одновременно Мегаваттсон и Холмсиков.
   И перевернули труп на спину.
   - Типа, я думал, жмуриков нельзя ворошить, пока менты не пришлангуются... Что? Что там?
   - Это не шейх Заруман, - объяснил жителю Новой Раши Холмсиков.
   - А кто ещё? Ни фига не въеду.
   Известный детектив, если признаться, тоже, но он благоразумно промолчал.
   - Скотти-с-Пипой, - после эффектной паузы заявил помощник.
   - Но я не вижу у него никакой пипы. И он совсем не страшный, как рассказывали Гриммер и Заруман. Похож на милого косолапого мишку.
   - Уж они порасскажут, - возмутился старый русский. - Лишь бы на светлых батон крошить.
   - Послушайте, Крокодилыч, можно я задам вам пару вопросов, - обратился к нему Холмсиков.
   - Валяйте... И можно просто Серый, это для мусоров я - Крокодилыч.
   - Представьте такую ситуацию: на зад вашего шестисотого мула ставит передние копыта столетняя кляча типа мерин. Вы подходите к вознице битого мерина... Что вы скажете?
   - Ха... Ты просто не представляешь, мужик, на какое бабло попал...
   Мегаваттсон и Холмсиков переглянулись.
   - Хм... правильно. А вот ещё вопрос. Вдруг случилось вам нарваться на пару-тройку ментов...
   - Какой базар? - перебил новорашанин. - Достану свой верный арбалет 245 калибра, и он договаривается. Он у меня любого заБОЛТает.
   - Ясно. А вот скажем... я только говорю, скажем... вам не повезёт и менты вас повяжут. Станут дело шить на сто страниц, а настырный следак колоть на чистосердечное, типа оно что-то там смягчает... Что вы ему ответите?
   - Не на того напал, гражданин начальник, меня на это фуфло не купишь.
   - Ага, - кивнул щупальцами Холмсиков.
   - Послушайте, Холмсиков, - вмешался Мегаваттсон. - Я не понимаю, к чему все эти вопросы?
   - Погодите, шеф, - не очень вежливо отмахнулся от начальника подчинённый. - Крокодил Сергеевич, позвольте последний вопрос.
   - Валяй. Только я Серый.
   - Хорошо, Серый. Так вот... Сбежали вы из тюряги и вам нужно срочно покинуть планету... Я бы, например, флипнул до космопорта.
   - Флипнул? - рассмеялся старый русский. - До космопорта не флипают, мой осьминожик. Нужно брать флайер - это гораздо практичнее.
   - Все, - поднял половину щупалец вверх Холмсиков. - Вопросов больше не имею.
   - Холмсиков! - прикрикнул на помощника Мегаваттсон.
   - Потом объясню, шеф, - ответил тот.
   - Тогда, пацаны, типа покедова, - попрощался старый русский. - Пойду, пока все дроиды не разбежались.
   Только успел удалиться, как на тропинке со стороны Изенграда показался кто-то маленький в чалме.
   - Мыло для господина Шесть Нулей! Мыло для господина Шесть Нулей! - верещал довольно громко.
   Мегаваттсон решил было не отзываться... А вдруг на мыло что-то срочное пришло? Впрочем, мелкому в кривых туфлях должно быть описали внешность известного детектива. А что? Он фигура заметная, издалека заметная.
   - Я Маленький Маус, скороход шейха Зарумана. Доктор Гриммер прислал вам мыло, - отдышался мелкий в чалме и протянул кусок.
   - А верёвки он мне случайно не прислал? - съязвил Мегаваттсон.
   - Нет, а ждали?
   Повертел известный детектив мыло и так и этак.
   - Холмсиков, ну-ка включите своё микроскопическое зрение.
   - Шеф, тут написано, дословно: "Сэмми раскололся... ТЧК... Бороду отдал Скотти... ЗПТ... для маскировки", - вернул назад мыло. - Это объясняет, как борода оказалась у Скотти-с-Пипой.
   - Но мы всё равно не знаем, кто украл лиловый шар и убил сэра Савву.
   - Ответ писать будете? - спросил Маленький Маус.
   Присмотрелся к нему Мегаваттсон - точно маус! Царствие грызунов какое-то.
   - Нет, - ответил Холмсиков. - Ответ мы скажем шейху лично.
  
   Глава 6. О помощнике, нешуточно разбирающемся в фэнт-арт-искусстве
  
   Детективы застали владельца планеты, её колец и неба (газовой оболочки) в тягостном расположении духа, пьющего горькую и курящего противное.
   - Шейх Заруман, - возмутился Холмсиков. - Как же так? Вам ведь Коран не позволяет.
   Ещё чуть, и кинулся бы бутыль с самогоном, на полыни настоянном, отнимать.
   - Вай, шайтан! - в ужасе закричал Заруман и попытался отгородиться подушками. - В одной суре - запрещает, а в другой не запрещает! Потому что ничего об этом не говорится!
   - Не волнуйтесь, шейх, - поспешил разрешить недоразумение Мегаваттсон. - Это никакой не шайтан, но всё равно у себя на планете личность известная. Разрешите представить: мой помощник Холмсиков, он - многоног с системы Медуза.
   Владелец неба вздохнул с облегчением, но чтобы окончательно успокоить расшатавшуюся нервную систему, отхлебнул, затянулся, отхлебнул, выдохнул. Здоров, тёмный, ой здоров...
   - А у нас хорошие новости, - поспешил обрадовать его Мегаваттсон. - Угадайте, что я сейчас держу за спиной.
   - Хм... Может, контрабандный наркотик для котов? Говорят, у вас его всегда много.
   - Лучше. Это... вуаля... ваша борода!
   - Вах! Моя борода! - Заруман даже подпрыгнул. - Наконец-то я опять смогу колдовать.
   Потом ощупал находку и радость его немного поостыла.
   - Только она грязная, рваная и к тому же мокрая... И, похоже, в ней побывала чья-то волосатая морда! Нет, в такой пока не поколдуешь. Может, если постирать и подсушить немного.
   - И ещё хотим вам сообщить, что дело почти закончено, - это уже Холмсиков встрял.
   - Закончено? А где же тогда палантир? Ну, лиловый шар - видеотелефон Панасоник... Три видеотелефона, три куртки кожаные, всё, непосильным трудом нажитое...
   После некоторого раздумья:
   - Вы ещё называетесь детективным агентством высокой культуры?
   - Мы пока не можем разглашать детали, сами понимаете, коммерческая тайна. Но всё разъяснится в ближайшие сутки.
   Тут на Зарумана, должно быть, выкуренное с выпитым подействовало, и он в три ручья расплакался в жилетку - специально из-под подушки достал - какой он бедный и несчастный властелин колец. Никто его не любит, а только свистит под окнами.
   - Всё! - отплакавшись, категорично подвёл черту шейх. - Сегодня же в телепортал, на космический корабль. Пусть другой кто-нибудь этой планеткой с её небом владеет.
   - Вы отдадите планету светлым? Просто так, забесплатно? Тоже мне очень-очень тёмный маг, глотатель краг, серёжек и собак.
   - Да-да, - продолжал хныкать Заруман. - Вот Савва Саврон - был настоящее Зло. Куда мне до него? Он светлых на завтрак ел.
   - Кстати, раз уж речь зашла о еде... - Мегаваттсон недвусмысленно изобразил, что пора.
   Подали куриные кузки в собственном соку.
   - А меня завтра на ужин пригласил Крокодилыч Гена, тот самый старый русский с Новой Раши. Я бы пошёл, да вот не знаю, можно ли...
   - Типа свидание назначил? - не понял Мегаваттсон.
   - Нет, придётся ведь через Девоншир идти. А там... этот... свистучий. Может, вы составите мне компанию?
   - Что ж, на халяву... - начал было Мегаваттсон.
   - Ни в коем случае, - перебил Холмсиков. - Мы уезжаем завтра с рассветом. А вы идите к Крокодилычу и передайте наши самые глубокие извинения...
   - Одному через Девоншир? - поёжился Заруман. - Хотя на Змее Горыныче не так страшно.
   - Ха. На Горыныче легко быть храбрым. А ты попробуй один - туда на Горыныче, а назад пешком.
   - Но... как я пойду? Там же повсюду эти твари - хоббиты.
   - Какие хоббиты? Нет никаких хоббитов, сегодня последнего нашли дохлого. Идите смело и ничего не бойтесь, никто и пальцем вас не тронет.
   Шейх, наверно, тоже думал, что пальцами трогать не будут. А чем-то посущественней. А потому убедить Зарумана совершить пешую прогулку ночью через Девоншир оказалось не просто. Но Холмсиков хорошенько надавил на остатки самолюбия, и даже на сто против одной монеты поспорил.
   - Только очень вас прошу, не засиживайтесь, как золушка, до полуночи.
   - Уверяю вас, я выйду ещё засветло.
   Наконец, договорились, и Мегаваттсон разбил руки. Вернее руку и щупальце. Испачкавшись при этом. Холмсиков поднялся и поплыл к лестнице, что-то пробурчав, что перед полётом ему нужно хорошенько выспаться. "Как всегда под дурачка косит", - смекнул его шеф. Но тоже поднялся: так живот набил гузками, дальше некуда, не повернуться.
   - Обратите внимания, шеф, какая прекрасная композиция, - Холмсиков указал на картину, перед которой остановился.
   - Чего? - не понял Мегаваттсон.
   - Картина, говорю, прекрасная. По моему, если не ошибаюсь, работа пера Бориса Вальедхи?
   - Нет, не ошибаетесь, - ответил Заруман. - Только не пера, а струйного принтера. Их с Интернета скачали, пока не порвали электросети.
   - С самого Интернета! - воскликнул Холмсиков. - Да этому портрету просто цены нет. А кто на нём изображён, если не секрет? Родственник какой-нибудь?
   - Это я. Понимаю, сейчас трудно узнать. Я ведь без бороды и палантира, да и автор меня немного приукрасил, дорисовал рельефных мышц, особенно брюшных, ягодичных и трапециевидных. Бицепсами тоже не обделил.
   - Хорошая галерея, - похвалил многоногий помощник. - Как прекрасно по тематике подобраны картины...
   - Это братья Хиль-де-Бренд, - указал на следующую картину Заруман. - "Шейх Заруман в кругу гуцулов". Это Браян Фройнд: "Заруман и две башни". Дальше идёт серия Луиса Франтишко Ройя: "Колечос". Третий справа - Заруман, между двумя свиньями.
   - А вон там чей портрет? Тоже вы?
   - Нет, - Заруман даже скривился в отвращении. - Это работа Юлии де Белл. Да-да, потомицы... тьфу... потомки того самого дебелла, что звук изобрёл
   - А кто здесь изображён?
   - Это... - сплюнул Заруман. - Генсер Старый, лидер светлых.
   - А... из блатного дозора, - вспомнил Мегаваттсон.
   - Странно, почему я до сих пор не распорядился её в загашник спрятать? - задумался Заруман, а потом углубился в созерцание живописи.
   - Шеф, присмотритесь внимательно, вы ни кого не узнаёте? - спросил Холмсиков.
   - Послушайте, Холмсиков, я никогда не был любителем обоев на рабочий стол. Мне больше по душе сетература и сетематограф.
   - Но, шеф, это очень важно.
   - Ну, хорошо, - взглянул, наконец, на картинку Мегаваттсон. - Ну и что? Мужик какой-то в пальто.
   - Внимательней-внимательней, включите воображение... Впрочем, что это я? Ночь же была. Совсем забыл, что в вашем глазном имплантанте нет опции ночного видения.
   Мегаваттсон зевнул, сейчас ему было не до загадок и тем более их отгадок.
  
   Глава 7. О допросе в резервации и неожиданной помощи с неба
  
   Над Мордором чуть рассвет забрезжил, а известный сыщик с помощником уже мёрзли возле Изенградского почтового отделения. Ждали пока откроется, почта-то с девяти работала. С Заруманом даже не попрощались.
   - Не понимаю, - говорил Мегаваттсон. - До полуночи полно времени, хватит пятьдесят раз смотаться на корабль и обратно. К чему такая спешка?
   - Вы не поняли, шеф, мы пока не уезжаем, я намеренно ввел в заблуждение Зарумана. Обманул, но в его интересах.
   - В каких ещё интересах?! - разбушевался Кинг-Конг, то есть, Мегаваттсон. - Я спрашиваю, чего мы торчим возле этой почты?
   - Нужно сообщение мылом отправить на ящик Скотского Ярда.
   - Зачем?
   Но тут двери почты отворились, и Холмсиков, не удостаивая шефа ответом, вплыл внутрь.
   Чтобы вместить всё сообщение, мыла понадобилось целый ящик: двадцать коробок по пятьдесят пачек, итого: тысяча кусков. Вот чем его на орбиту выбросишь? Ни тебе катапульты, ни ещё чего. Но нашлась всё-таки гора мышц с орешком мозга: горный тролль-переросток.
   - Отлично, - сказал Холмсиков, провожая взглядом уходящий в полёт первый искусственный спутник Среднеземья. - А теперь, пока есть время, навестим нашу королеву резервации.
   Королева резервации - тоже, что королева бензоколонки на нефтяных планетах или председатель колхоза на аграрных. Этакий лидер общины лесовиков-отшельников, проповедующих любовь к зелёным листочкам, диким кустарникам и дремучему лесу. Все остальное уничтожалось без жалости: красные и голубые листья, ухоженные поля и тем более лесопарковые зоны. А в оранжерее любой ельф превращается в звероельфа и зубами вгрызается в поработителей природы.
   И главное, ни бельмеса по-нашему. Кое-как Холмсикову удалось растолковать с помощью Борзе, зачем они пожаловали в Лоришалот - деревню, что ютилась на кронах деревьев.
   - Простите, мы имеем честь разговаривать с Элланлюм, высочайшей и прекраснейшей королевой резервации? - начал Мегаваттсон, когда их провели в хатку правительницы. Он чувствовал себя послом. Со звезд.
   Ельфийка, высокая светловолосая женщина неопределённого возраста (от тридцати до плюс бесконечности), смерила их уничтожающим взглядом. Очень красива, если пользоваться критериями Мегаваттсона. Может, стоило б уши на затылке тесёмочкой связать... А для Холмсикова все гоблиноиды на одно лицо.
   - Не Элланлюм... - королева говорила с жутким акцентом, но хорошо хоть вообще что-то понимала. - Заруман есть помешанный на Республика Шкид... Трудный детства. Я есть, - и произнесла по слогам, чтобы запомнили. - Эл-ла-лю-до-ель...
   - Нам известно всё! - швырнул ей в лицо Холмсиков заготовленную фразу.
   - А я знать, что ничего не знать... но другие не знать и это, - парировала ельфийка.
   - Вы участвуете в заговоре сил добра против сил зла, - сыпал обвинениями многоног. - Вы написали письмо Савке Саврону и выманили его к Девонширскому забору.
   - Парниша, - рассмеялась Эллалюдоель. - Савва умереть... несчастный случай... кровоизлияние в рот.
   - Нет, это было ужасное по жестокости убийство. И повторная медэкспертиза это докажет. А вы, - обвиняюще указал сразу шестью щупальцами. - есть убийца!
   - Найн! Найн! Я не есть убийца! Я невиноватая, он сам прийти!
   - Кто? - строго спросил Холмсиков.
   - Что вы, Холмсиков, это риторический выкрик, - ответил Мегаваттсон. - Из древнего синематографа.
   - Гена Крокодилыч... - рыдала ельфийка. - Он просить написать письмо - просить Саврона денег...
   - А почему же вы не пришли на встречу?
   - Не учите меня жить! Крокодилыч сказать: это выглядеть, будто я есть шлюх...
   - Да-да, однозначно: большой полосатый шлюх, - заметил Мегаваттсон.
   А Холмсиков уже поплыл к выходу, как всегда не попрощавшись. Ну, с ним и не такое бывает.
   - Честь имею, - пришлось отдуваться за двоих Мегаваттсону.
   - Что есть... Что есть со мной быть? - бросилась ельфийка следом за Холмсиковым и даже попыталась удержать за щупальце.
   - Ну, лично мне вы больше не нужны. Но государству, конечно же, скоро понадобитесь, - многоног резко выдернул щупальце и окончательно уплыл.
   Мегаваттсону оставалось виновато развести руками и удалиться следом.
   - Шик! - выругалась напоследок в сердцах Эллалюдоель.
   А может это слово было: "шит"? Что-то Мегаваттсон в последнее время плохо слышать стал, пора уже и на ушной имплантант копить.
   Вскоре они шли по дорожке, что петляла меж трясин в направлении Девоншира.
   - Всё стало на свои места, - говорил Холмсиков, заодно шефа развлекал. - Только обвинить Крокодилыча пока не в чем. И на чистосердечное его не расколоть, как Эллулюдоель.
   - Я так и не понял, к чему были вопросы про мула, мерина и ментов?
   - Я определял, на самом ли деле Гена - старый русский с Новой Раши.
   - И что? С каким результатом?
   - Какой с него старый русский с Новой Раши? Жалкое подобие, даже на нового русского со Старой Раши не тянет. Самый настоящий старый русский и тем более с Новой Раши на вопрос насчёт "флипнуть до космопорта" ответит, дословно: "Слышь, козёл, харе фуфло гнать".
   - Если он не старый русский и не с Новой Раши, кто же он тогда?
   Холмсиков собрался было ответить, но неожиданно его отвлёкли знакомые до зубной боли рифмованные вопли. В бегущем по тропинке гномоиде Мегаваттсон учуял Тома Бомбометателя.
   - Погодите, Холмиков, наверняка этот сумасшедший опять тропинку заминировал или, ещё хуже, сам обвешался тротилом.
   Том подбежал к многоногу и затряс за щупальца.
   - В синем космосе летит... - и закончил с ужасом. - Голубой метеорит. Ты плывёшь - а он летит. Ты ползёшь - а он летит, - и с крайней злобой. - Голубой метеорит!
   - Тебе всего лишь двести лет, - сообщил Бомбардир Холмсикову. - Для тебя открыты двери. Но вдруг загнётся белый свет, ты уж, дружок, поверь мне... О, ужас! О кошмар! В тайгу летит метеорит, погибнет всё живое... Так вот, пока он только мчится, поторопись быстрее крыться.
   Наконец, Том оставил Холмсикова, скрывшись сам. Лишь тут смысл продекларированного мозговой имплантант донёс до нейронов.
   - Что?! Как метеорит?! Какой метеорит?! Это ж апокалипсис сегодня! Нет, это не метеорит, это крыса-капитан планету бомбить начал!
   И собрался бежать куда-нибудь в панике, лишь бы не стоять на месте.
   - Успокойтесь, шеф, это не метеорит, по крайней мере, не катастрофический. И даже не ядерное ядро...
   - А что там? - в нетерпении перебил Мегаваттсон. - Лягушонка в коробочке?
   - Почти. Это посылка от начальника полиции. Посмотрим, что ответил наш свин в погонах.
   Оставляя за собой огненный след, посылка упала где-то в лес.
   - Быстрее туда, шеф! - закричал Холмсиков и бросился первым.
   Ну вот, опять бегай.
   Парочка километров сквозь коряги и буреломы и наши герои уже стоят у овальной воронки, метров двадцать в поперечнике - посылка под углом к планете свалилась. Холмсиков лихо спрыгнул вниз, а Мегаваттсону пришлось по склону на собственных подошвах съезжать. Хорошо хоть удержался и брюки не порвал. Только рубашку.
   - "Спасибо, дорогой мистер Холмсиков, за мыло. Вы ведь знаете, какой у нас с ним напряг", - прочитал на крышке посылки многоног. - "Дело интересное, поэтому посылаю вам на помощь старшего оперуполномоченного Рокса Теодора Свинстрема. Искренне ваш, начальник полиции Свинтус Грандиолухс".
   Тут раздалась бравурная музыка, словно дожидалась, пока Холмсиков прочитает послание. "Я - супермен! Я - джентльмен! Я - человек своей эпохи..." - услышал Мегаваттсон знакомые слова незнакомой песни. Тем временем из коробки показалось рыльце, а затем и всё жирное рыло оперуполномоченного Свинстрема. Как всегда розовый, с многодневной щетиной, в коже с золотым тиснением и подколками-прибауточками, наконец, он предстал во всей кабанячей красе.
   - Уи! - вместо приветствия хрюкнул Рокс. - Рад вас видеть, пиплы. Тебя, Хомск, и тебя, Шесть Бубликов... Рокс Теодор Свинстрем готов бороться с преступностью. А теперь говорите, кого брать?
   - Тедди, скажи, ты при оружии?
   - Уи, если я одел штаны, значит и то, что болтается на поясе, не забыл... - и лихо выхватил огромный бластер, розового, как и сам, цвета.
   - Браво! - сделал вид, что аплодирует щупальцами, Холмсиков. - Шеф, вот за что я люблю бравых свиней из Скотского Ярда, так это за их спецэффекты. Любой преступник только от одного вида этой пушечки стрекача задаст. Мы будем брать человека чрезвычайно опасного, вооружённого магией. Но сначала мы должны взять его за известное место, то есть с поличным. И мы поймаем его на живца. Но сначала посидим до ночи в засаде... Шеф, карты при вас? Как раз в дурачка раскинем.
   - Уи, сидеть в засаде я не люблю, но с картишками можно.
   - Ну, вот и отлично, - воскликнул Холмсиков. - Я знаю прекрасное местечко, там весь Девоншир, как на вашей ладони.
   Что ж, Мегаваттсон хотел казино - вот и получил.
  
   Глава 8. О ночи трех бластеров, осаде норы и ускоренном таможенном досмотре
  
   Мегаваттсону до тузов погоны повесили, а Свинстрему до дам. Уже и карты стало не разглядеть в неясном свете колец. Лишь Холмсиков тихо посмеивался в темноте.
   - Ребята, сколько вам говорить: меняйте глазные имплантанты.
   У партнеров появились подозрения, что его гляделки просматривают сквозь рубашку.
   Изредка поглядывали в сторону палатки Крокодилыча, откуда неслись бравурные и заупокойные песни, пьяный смех и звон бьющихся бокалов. По крайней мере, ясно: Заруман всё еще там. У входа застыл отключённый дендроид, вернее, дроид, замаскированный под дендроида. И нигде ни следа Змея Горыныча, должно быть владелец планеты, верный спору с многоногом, решил всё-таки прогуляться пешком по ночному Девонширу.
   Вскоре Холмсиков стал выдавать ноты нетерпения.
   - Однако, наша золушка задерживается... Скоро уже и планету в радиоактивную тыкву превратят, а она всё принца соблазняет.
   Через пять минут Мегаваттсону по второму кругу шестёрки повесили.
   - Выйду засветло, выйду засветло! - передразнивал Зарумана Холмсиков. - Никому доверять нельзя.
   Потом Мегаваттсону повезло - почти все козыри на руках оказались.
   - Шеф, не могли бы вы пойти и как-нибудь спугнуть Зарумана, раз уж всё равно из игры выскочили.
   Кряхтя и ругаясь в душе на наглых помощников, Мегаваттсон гуськом двинулся к палатке. Ну, в смысле на полностью согнутых ногах. Заглянул в окошко, увидел стол с закусью, початую бутылку на столе, ещё пустых с десяток на полу, шейх и Гена на брудершафт пьют. Ой, это они армреслингом балуются. Ну, как тут этого Зарумана спугнёшь? И тут как гром в звёздном небе раздался оглушительный свист. Почему как гром? Потому что вначале вроде как что-то блескнуло.
   Властелин неба, как услышал, лимонадом подавился, побледнел, словно паучихой Шезлоб укушенный, стал затравленно озираться. Вспомнил, наконец, что ещё через весь Девоншир на своих двоих ковылять.
   Впрочем, Мегаваттсон этого ничего не видел, поскольку в страхе бежал к Холмсикову и Роксу.
   - Гениально, шеф, - похвалил его помощник. - Даже я бы такого не сумел - подделать свист хоббита - полевого командира. Сейчас уж Заруман выскочит, будьте уверены.
   - Уи! Уи! - восхищенно хрюкал Свинстрем.
   - Э... Э... это не я, - заикался Мегаваттсон. - А к-кто? О-один х-хоббит мёртв, другой на н-нарах... Кто свистел?!
   - Дорогу Маленькому Маусу! Дорогу Маленькому Маусу! - и перед картежниками вновь предстал шейхов скороход. - Послание от доктора Гриммера. Повелели передать словами, в Среднеземье мыло закончилось: "Сэмми-с-Пузом откинулся... ЗПТ... сбежал Минас-Моргула подземному ходу... ЗПТ... прорыл Скотти-с-Пипой... ТЧК". Все, ответ будет?
   - Нет.
   - Дорогу Маленькому Маусу! Дорогу Маленькому Маусу! - так же быстро, как и появился, умчался посыльный. Наверное, тоже свиста испугался.
   - Тогда понятно, кто сказал: "Мяу", в смысле свистнул, - догадался Мегаваттсон.
   - А вот и Заруман, - указал во тьму Холмсиков.
   Остальные слышали лишь быстрые шаги, кто-то сильно торопился. Ещё тяжелое дыхание с присвистом. Ну, все свистят! Откуда деньгам взяться? Мегаваттсон и Свинстрем, наконец, приметили идущего. Заруман ковылял зигзагом, от кочки к кочке, удивительно, как ещё в болоте не утоп.
   - Он? - прошептал Рокс и потянулся к бластеру.
   Еле остановили, и владелец неба, колец и всего остального прошествовал мимо.
   - Внимание, - Холмсиков указал щупальцем на дорогу. - Вот он - хоббит из Девоншира.
   Его спутники до поры слышали лишь скрип, будто двери из сказки.
   И тут...
   Монстр несся по тропинке трусцой заправского марафонца, легко перепрыгивая через кочки. Ростом он превышал любого хоббита, виденного когда-либо ранее, не исключая и ту знаменитую пару из Алого Талмуда. Впрочем, орку и хобгоблину до него тоже расти и расти. Глаза пылали пурпуром, изо рта вырывался дым, в котором дохли случайные насекомые, а во лбу горела звезда, словно у комиссара-разбойника. Но - голубая.
   Завороженные зрелищем совершенного бега, детективы чуть не упустили волшебную зверюгу... Наконец, одновременно втроём выстрели. Один луч уперся в спину, другой в затылок, третий - почти в спину. Раздавшееся шипение подтвердило, что что-то кипит. Мозги, или ...?
   Первым к "трупу" успел, конечно, Холмсиков и застал лишь булькающую лужу.
   - Так я и думал, - сказал он подбежавшим напарникам. - Это Т-3000, жидкий терминатор... Он и притворялся Фредди-с-Сумкой: смог принять его облик, когда прикоснулся к трупу. Вот что Гена Крокодилыч копал в Девоншире. Хотя его следует называть Генсер Старый, лидер светлых... и блатного дозора... Жидкий терминатор - идеальное оружие против отсталых и специфических миров, где запрещены технические побрякушки, например, бластеры. Лазерных лучей Т-3000 не выдерживает, сразу перегорает.
   - Уи! Хватит стоять, быстрее к палатке, преступник не должен скрыться! - прервал самолюбование Холмсикова Свинстрем.
   Ну и дело досталось напряжённое - только и делаешь, что туда-сюда бегаешь.
   По разбросанным многочисленным и многоцветным семейным трусам становилось понятно, что собирались здесь в большой спешке. Как не обидно, но известные и не очень детективы опоздали, теперь кусай локти, копытца и щупальца. Куда сбежал Генсер? Где его искать?
   Лишь потом догадались включить дендроидного дроида с потухшими глазами...
   - Сбежал... он сбежал... - механически прокаркал дроид.
   - Не бойся, уи, чурка железная, - ответил ему Свинстрем. - От нас не сбежит.
   - Сбежал... он сбежал... - повторил дроид.
   - Говори, болван, где лежбище твоего хозяина, пока голову не открутили, - пригрозил Мегаваттсон гаечным ключом.
   Ну, конечно, тут бы у кого угодно отформатированные мозги восстановились. И дендроид заверещал. Мол, в одном месте только может быть Генсер - в самом центре Девоншира, в норе первого хоббита Бубоника-с-Багами, ходившего туда-сюда, то есть по большому и по маленькому. Сейчас, мигом карту нарисуем и крестик поставим.
   Вся королевская конница из Роксана, вся королевская рать из Кондора и прочие всякие - не сможет выбить гада из бункера. Пришло время героя-одиночки!
   - Я славный парень Бомбардир, - пропел взрыватель-Том, когда его позвали. - У меня для вас тротил. Есть его эквивалент - пусть спасибо скажет мент. Эту нору я вам взорву, изнанку выверну, распотрошу. Генсер, тепленький такой, будет оглушён и поражён.
   Тома прикрыли бластерами и стрелами, пока он заряд устанавливал - Генсер из норы иногда файерэгами огрызался. Ух, и рвануло! Нора вместе со всем хламом на воздух взлетела. Генсера потом вытащили из-под обломков и повязали. А к ногам Мегаваттсона прикатился странный фиолетовый шар, словно колобок, сбежавший из боулинга. Файерэг - огненное яйцо.
   - А вот и лиловый шар Панасоник, - заметил Холмсиков. - Генсеру он понадобился, поскольку настроен на Зарумана. Оставалось только переписать настройки в Т-3000 и задать программу "киллед".
   Говоря всё это, Холмсиков осторожно, чтобы не прикоснуться, завернул шар в полиэтиленовый пакет - надо же с него отпечатки пальцев снять.
   Неожиданно на небе словно зажглась тысяча солнц, превративших ночь в день. К планете несся метеоритный рой.
   - В синем космосе летит... - в ужасе кричал Том. - Голубой метеорит... Красный метеорит... Зелёный метеорит... Малиновый метеорит... Чёрный в крапинку...
   Когда не хочется проходить таможенный досмотр, заключающийся в традиционном фейс-контроле, сканировании тел и багажа, стандартных вопросов типа: "А не везёте ли вы наркотики? Правда, не везёте? Побожитесь, что не везёте. А теперь именем другого Бога. Спасибо. А не везёте ли вы оружие?...", есть способ обойти таможню. Гору мышц с орешком мозга долго упрашивать не пришлось. Повернулся горный тролль вокруг оси, словно дискобол - и детективы уже в полете.
   Остальное мелочь - многоноги в открытом космосе неплохо ориентируются. Ворвались в рубку и заставили капитана нажать на зелёную кнопку, что рядом с красной - все ядра вернулись назад в жерла.
   Славный парень и оперуполномоченный Рокс Теодор Свинстрем остался ненадолго на планете, рассказывал всем журналистам, слетевшимся на сенсацию, как на халявный фуршет, о своём ключевом участии в этом деле.
   "Розовый бластер Скотского Ярда вновь спасает планету" - писали передовицы и передовики пера и клавиатуры. А частным детективам что? Им светится недосуг, не хватало ещё, чтоб преступники на улицах узнавать начали.
   Гонорар - лицензию на поиск золота, нефти и платины удалось продать владельцу мастерской по производству керосиновых ламп. По странному совпадению - Тому Бомбардиру. Дошел слух, что он стал светлым (пропагандирует демократию с помощью напалма и разрабатывает теорию коврового бомбометания). Но это совсем другая история.
  
   Последние страницы пришлось читать в спешке, глотая слова и целые предложения, поскольку в сортир ломились. Ругались русским матом, стучали чем-то твердым. Подозреваю - локтями и коленями. Кричали: "Хоть ведро выдай!"
   Вот же... Наконец, вырвал из брошюры последнюю страницу с рекламой.
   Я долго благодарил старого детектива. Договаривался о следующей встрече. Дедушка не отвечал через дверь сортира - был очень занят. Зато я оставил на прощание пирожное. Пусть подкрепиться. Пусть поддержит силы. Мне ещё с ним работать. Надо будет прослушать внимательно записи. Может, что дельное и выкопаю. Вот, с ходу - делать из конопли бумагу. Печатаем на этой бумаге книги - и переправляем. Таможенные собаки унюхают, а порошок или соломки не найдут. А их и нет! Или найти того тролля с планеты Среднеземья и заставить подписать с нами контракт. Уже не зря съездил, шеф будет доволен.
   А главное - это же его идея. Для поиска новых идей как заработать деньги - обратиться к опыту отставных детективов.
   "Они мафии ничего не расскажут, ни за какие деньги!" - убеждал я шефа. Но, как обычно прав оказался он, а не я.
   Босс сказал просто.
   - А ты не говори, сколько судимостей у тебя. Представься корреспондентом журнала.
   Сработало! Жди меня, старичок, я вернусь...
  
  
  
  
  
   ***
  
   Я пообещал вернуться, но даже и не думал, что это произойдёт на следующий же день!
   История очень быстро нашла продолжение. Если б я издавал что-то наподобие "Записок старого детектива", мог бы в концовке первой части написать нечто сакраментальное, например, "продолжение следует". Но я не писатель. К несчастью, потому что в каком-нибудь издательстве протолкнуть эту историю было бы намного проще, чем доказать что-то моему начальнику.
   - Что ты мне принёс? - его вопрос. - Это просто маразм выжившего из ума легавого. Здесь нет ничего полезного.
   Напрасно я уговаривал шефа дочитать хотя бы до половины. Остался невыясненным лишь один вопрос: неужели ради этого ушли непонятно куда немалые командировочные? Одни пирожки чего стоили. И самому нужно ж было чем-то питаться. Короче, одни неприятности. Выговор, командировочные пропали, прогрессивки лишили, на работу теперь в общественном транспорте езжу. На трамвайчике, таком старом, что он помнит, наверное, как сектора Земли друг с дружкой воевали. Да-да, в наш век межгалактических скачков и мгновенной телепортации! Подобный реликт даже не в музее. Хоть бы электродвигатель ядерным реактором заменили, к чему эти трёхпудовые аккумуляторы, что, поди, каждый месяц зарядки требуют? А рельсы, поднятые на высоту среднего небоскрёба? Как построили их в третьем веке, так до сих пор стоят: нет средств на демонтаж. Трамвай по ним не ездит, а благополучно парит чуть выше. Неплохой ориентир для автопилота, но на мой взгляд, практичнее воздушных шариков развешать, сейчас они применяются лишь в целях рекламы.
   За окном картина делового города, кто-то сломя голову на ракетном катере несётся, только и видели, с той стороны флипы, над головой флаеры потоком, чуть в отдалении астральная линия, похожая на большую прозрачную трубу - там вообще ничего не видно, кроме пятен света. И лишь трамвайчик, не спеша, под триста километров в час, тащится над устаревшей рельсовой дорогой.
   Всё-таки есть свои плюсы в таком медленном передвижении. Пользуясь раньше порталами, я не успевал даже задуматься. А сейчас масса свободного времени. О жизни и вообще... Мне даже кажется, что я становлюсь лучше. Не забывайте ещё про радость чтения. Где ж ещё с книжкой посидеть, как не в стареньком трамвае?
   Вот я и открыл электронную книжку. Книга - лучший попутчик! Памятуя о волеизъявлении шефа задал поиск в интернете: "детективы, мемуары, Штосын". Но я никак не думал, что выборка сразу же включится в работу! В моей голов раздался знакомый голос Штосына, который своим собственным, ужасно знакомым мне голосом читал... Читал вот это:
  
   Миро
  
   Так вот, сидим мы - мой босс и патрон Грядахолмов, и я - его скоромный служащий Штосын... Правда, тогда мы трудились под Никами. А псевдонимы я сам выбрал: Миро Вульф и А. Гудвин. Ну, знаете, славный канзаский парень, именующий себя волшебником страны Оз... или Изумрудного города, уже и сам запутался. Ко мне ещё прилетала девочка Эли... а может, это была Дороти?
   Но об этом я вам расскажу в другом раз, в "Этюде на дрянных бобах", а лучше в "Джеке-Разрушителе". Сейчас же совершенно иная история и называется она: "Шлюхи Миро Вульфа".
   Вы смотрели когда-нибудь в лицо моего патрона? Так вот, хорошего там мало, можно сказать, вообще ничего хорошего. Росту Миро Вульф ниже среднего, а весу - бегемот отдыхает. А бедный канзаский парень Арки Гудвин... впрочем, чтобы никто не склонял мое мнимое канзаское происхождение, буду называться Арки Губиным. Так вот бедный Арки Губин стал играть роль мальчика на побегушках - подай и принеси. То трубку курительную, то завтрак с ужином, то покорми его с ложечки...
   Преступления? Какие преступления? Кто вам сказал, что мы преступления расследовали? Ах, ну да. Конечно, мы расследовали преступления, но вообще-то неофициально Миро Вульф был королем Нью-Йоркских борделей, каждая шлюха ему отстегивала. И звали его вовсе не Миро Вульф... а дон Луиджи Попоне. Ну, а я соответственно - Арчибальдо Губано. Но надо ж как-то от полиции отбиваться, вот мы и сделали вид, что мы частные сыщики, а всё, что нажили - честно забашляли нам клиенты, будто мы их преступления раскрыли. Я не виноват, что в Нью-Йорке проституция до сих пор запрещена. Сколько раз предлагал дону Луиджи, то есть, конечно, Миро Вульфу, провести этот закон в Нью-Йоркской Думе. Не-е-е! - говорил он мне. - Сухой закон тоже отменили, ну и где теперь та самогонная мафия?
   Так вот мы нечестно жили и честно якобы трудились по адресу Бейкер-стрит 221Б... Привычка сказывается... это ж сколько я уж рассказов про Череду Холмов написал... Конечно, не на Бейкер-стрит, а на Медисон-авеню, но тоже 221Б. А что привычки менять? Вот нравится мне это число и точка.
   Сидим мы, никого не трогаем, в "морская фигура замри" играем. Я всегда в роли фигуры. И тут так - "дзинь" в дверь... А собачка наша, бульдог Тоби, сразу в лай кинулась... Нет, та собака была у Череды Холмов, а у нас... О - немецкая овчарка, мы её звали - Комиссар Рэкс, в честь автора. Но его ещё в прошлом году усыпили, надоел.
   От неожиданности я на пол и повалился - а стоял уже пять минут довольно в интересной позе - на одной ноге и наклонившись. А мой шеф Миро Вульф меня подбадривал . Револьвером ...
   А тут и Римма Белая пришла. Она у нас была чем-то средним между домомучительницей и секретуткой.
   - Мистер Череда, вас спрашивают два каких-то джентльмена.
   Он выпустил три кольца дыма изо рта, отложил в сторону скрипку...
   - Что такое, мисс Хадсон?
   Впрочем, что там делал Череда, нас нисколько не интересует. Главное, что делали Миро Вульф и Арки Губин.
   - Арки, - говорит мне мой шеф, дон Попоне, Миро Вульф по совместительству. - Что ты там валяешься? Иди посмотри, кто приперся.
   Я дверь чуть приоткрыл и говорю:
   - Здравствуйте и добро пожаловать в сыскную контору "Миро Вульф и крёстные сыновья". Если вы хотите...
   А больше ничего сказать не успел - мощный удар ноги отбросил меня к ближайшей стене. Это оказался старший управляющий нашим маленьким трёхэтажным борделем на Пятой авеню.
   - Шеф, всё пропало! Шеф, всё пропало! - повторясь, словно заевший граммофон, посетитель скрылся в кабинете дона Попоне, то есть... Миро Вульфа. Никакого внимания не обратил на бедняжку Арки Губина.
   Прижимая руку к ушибленному месту, я поплелся следом в кабинет шефа. Там уже бушевал ураган страстей.
   - Какой дон Попоне?! - ревел босс. - Где ты видел дона Попоне?! Эй, Арки, скажи ему, кто я такой.
   - Честный сыщик Миро Вульф, дон Попоне, - тут и мне досталось.
   Полчаса нас по кабинету гонял.
   - Сколько вам повторять, нет никакого дона Попоне! Вам водительские права показать или что? Я - Миро Вульф, а этого гангстера, негодяя и налогонеплательщика дона Попоне я знать не знаю.
   Умаялся, наконец, и плюхнулся в кресло.
   - Воспитываешь вас, воспитываешь, а вы не воспитываетесь. Запомните, прошли уже те времена, когда мы с автоматами Томсона наперевес банки грабили. Теперь мы уважаемые предприниматели и можем позволить себе купить "Калашников". Ух, замаялся, - посмотрел на часы. - Арки, порошка там принеси - лекарство принимать надо.
   - Но, босс, - я возразил. - Ещё только два часа, а врач...
   - Засунь, сам знаешь куда, своего врача.
   Ну, что тут возразишь, побежал я за дозой. А то ведь порежет врача на кусочки и заставит осуществить сию глупость.
   - А ты... как тебя там, - говорит Миро управляющему. - Говори, что у тебя?
   - Дон Трахетти перемирие нарушил...
   Ну, шеф тут в конец озверел. Ведь по конспирации он знать не знает никакого дона Трахетти. Да и вообще, кто такой этот дон Трахетти? Он - не он, а глубокоуважаемый глава профсоюза компьютерных чайников Гилл Бейц. Ну, каждый маскируется, как может, кто сыскное агентство открыл, а кто и чайникам ржавое железо вместо компьютеров толкает.
   Повезло управляющему, что порошок я вовремя притянул.
   - Так что там нарушил наш компьютерный гений Гилл? - чуть подобрел Миро.
   - Прилетел с винчестером наперевес и со всеми шлюхами в сортире закрылся.
   Тут челюсть шефа на пол и упала. А бедному Арки ищи. Но я быстро под стол нырнул и заметил, куда она укатилась - прямо в какашки Комиссара Рэкса, ещё с прошлого года залежавшиеся. Прилипли, хоть и старые; стряхнул их потихоньку.
   - Это... как... дон Бейц... - мямлит шеф.
   А я ему в рот челюсть тем временем вставил.
   - Ты уверен, что это не НДД было? - спрашиваю.
   - Народная добровольная дружина? - поёжился управляющий.
   - Да нет же, жёсткий диск, фиговина такая в компьютерах...
   - Не знаю, я не приглядывался. Он только закричал: никому не двигаться! У меня винчестер!
   - Да хоть маузер с браунингом! - шеф отдышался, наконец. - Вы должны были охранять вверенное вам движимое имущество... - и давай оглядываться по сторонам. - Где мой любимый АК-47?
   - Шеф, вы его ещё в прошлом году пожертвовали голодающим Африки.
   - Ах, да... Совсем забыл, что я теперь честный детектив. Арки, записывай - "Дело об изнасилованном в кунсткамере".
   Я уже ручку с пером схватил.
   - Шеф, а кого это в кунсткамере изнасиловали?
   - Кого-кого? Гилла Бейца.
   - Наши шлюхи?.. Ой, пардон, не наши, конечно. Но я помню, какие там шлюхи... в смысле экспонаты. Вот бы меня так изнасиловали.
   - Нет, не шлюхи, а негры из Куинза. А шлюх он в заложники с горя взял, чтобы было кому за его самоубийством наблюдать.
   - Гениально, шеф. Опять ваш дедуктивный метод работает.
   - Элементарно, Вотсон... То есть, Арки. А теперь поезжай в бордель и проверь, всё ли сходится.
   Так же как Миро Вульф не дон Попоне, так и бордель - не бордель, а кунсткамера. Все шлюхи играют роль её экспонатов. А клиенты - якобы посетители. Это на случай неожиданной облавы, всё устроено так, что комар носа не подточит. Мы и шлюх специальных выбрали. Были у нас и бородатые, и гермафродиты, жаль только самый эффектный - Филя Бирка-Боров ещё в прошлом году ушёл из большого секса, а ведь столько клиентов собирал - полный зал, можно сказать.
   Некоторые шлюхи специально под американских президентов замаскированы. У нас и Нихсон есть, и Рей-хан, и даже Джорджи Уши, младшие, старшие и средне волосатые. Большим спросом, кстати, пользуются, очередь на милю выстраивается.
   Есть целый зал экспонатов - голливудских суперзвезд. И как вы думаете, к кому больше всех ходят? Сами вы - Мерлин&Моргана. К Чёрнониггеру в образе голого терминатора. А вот вьетнамские эмигранты на Стуллоне клюют. Сразу стриптиз заказывают, там Рембо эротично так сначала нож снимает, потом пулемётные ленты, потом всё остальное... А самое главное начинается, когда вьетнамцы назад свои ножи и ленты требуют.
   Тут чемпионат Европы по сокеру проходил... ну, по футболу, не нашему, правильному, а ихнему - дебильному, мы вообще специальную фишку устроили. Одели шлюх игроками, тренерами и судьями. Вот не забил Пэкхем два пенальти подряд - к нему сразу и очередь. Ну, а Пьер Луиджи Малина так вообще вне конкуренции. А знали бы вы, сколько русских поимело удовольствие в майке своего играющего тренера... забыл фамилию...
   Когда-то ещё мы устраивали зал литературных персонажей... Смысл? Ну, прочитали сказку про колобка - и пошли к нам в бордель к этому самому колобку. Или боялись в детстве бабу Ягу - наш бордель предоставляет все услуги этот страх преодолеть. Только не вышло ничего из этой затеи - не читают нынче американцы книг. Ну ничего, будем расширяться и создавать отделения в других странах, обязательно к этой идее вернемся. В Англии непременно заведём Рагги Топпера, а в Испании - Большую Принцессу.
   Приезжаем в бордель - кунсткамеру. Я лицензионный диск с "Xerdows" в руках сжимаю, говорят Гилл Бейц просто помешан на операционных системах, чуть что - обменяю на наших шлюх. А в борделе - шаром покати, только постаменты голые, а самих экспонатов нет.
   - Надо же, - заметил я. - Не знал бы про Гилла, подумал бы, что птичья болезнь по воздуху передается.
   - Наша шлюхи - самые чистые шлюхи в Нью-Йорке, - выдал управляющий заученную фразу.
   - Да-да, а Грузинский чай - лучший чай в галактике, - круто я его подколол. - Ну, и где наш компьютерный гений Гилл?
   - Известно где - в сортире.
   - С минуты на минуту готовится выпустить очередную "Xerdows"? Только зачем ему наши шлюхи... ой, пардон, опять военную тайну чуть не выдал. Конечно, не наши шлюхи, а наши экспонаты.
   За километр от сортира слышны были крики. И судя по всему, кричал наш приятель Гилл. Вопил, что-то несуразное, а шлюхи ему в такт подвывали.
   - Оргия, однозначно, - прокомментировал я.
   Дверь оказалась не заперта. Я чуть не упал, когда увидел нашего бедного компьютерного гения в компании с двумя нигерами.
   - К... как? - мямлю я. - От... откуда нигеры?
   - Не нигеры, а нигерийцы - наши, - поясняет управляющий. - Тот, что сзади - Тайк Майсон, а тот, что справа - Ист Клинсвуд.
   - Так он же не негр.
   - Кто тебе сказал такую чушь? Его просто хорошо гримируют.
   И тут Гилл обернулся.
   - Никому не двигаться! - кричит и винчестер показывает, он его в одной руке держал. - Не то уроню к такой-то матери.
   Обычный такой винчестер, квадратненький - ну, как и все компьютерные жёсткие диски. Остальные шлюхи по туалетным кабинкам попрятались, выглянули, когда нас увидели. Подходит одна в образе Кролика Роджера.
   - Что тут происходит? - спрашиваю у нее.
   - Так ведь разобьет, а у него там порнухи на 800 гиг.
   Ну, это бомба! Забрать бы себе, да и переписать тихонько, только винт новый купить надо, не влезет же зараза.
   - Так что он хочет за винчестер? - спрашиваю у Роджера.
   Указывает на процесс.
   - Этого и хочет, - кивает на лица Майсона и Клинсвуда.
   - Ну-ка, дайте мне, - отталкиваю Майсона. - Я с ним еще за "Хердовс - 2098" не рассчитался, а он уже "Линолеум-3000" выпустил.
   Странно, как это мы с шефом до сих пор шлюху в его образе не завели? Это ж какая популярность была б среди компьютерщиков. Тут-то Клинсвуд винчестер у него из рук и вырвал. Подозрительно: столько тянул, а вырвал только в нашем присутствии.
   - Ура! - кричит на весь сортир и руку с винчестером вверх. - Она у меня.
   Из сортира выскочил, а все шлюхи за ним гурьбой, повизгивая. И управляющий следом - вот же прохиндеи, все лучшие места перед компом займут.
   Дня через три, усталый, и недовольный, я притянулся обратно на Бейкер... тьфу ты! На Медисон-авеню 221Б. Вот и решил после того случая снова жениться. Поэтому вывод: просмотр таких фильмов вредит психике.
  
   Закрыл ноутбук, скорее захлопнул, да ещё по сторонам осмотрелся. Словно в средних веках и читаю что-то запрещённое - "Майн Кампф" или "Код да Винчи", например. Генетическая реакция получилась, наверное, память предков подсказала, что за это когда-то сжигали на кострах.
   Вагон почти пуст, в углу посапывает трёхсотлетний старик - таким сложнее всего к телепортации привыкнуть. Да недалеко через проход здоровые мужики играют в национальную игру "Сообрази на троих". Я уже не в первый раз их здесь замечаю. А что? Все полянки заняты, да и лесов почти не осталось, в ресторанах и кинотеатрах дорого, а из подъездов жилых домов роботы-уборщики выгоняют. Куда ж ещё бедным с невинным увлечением податься? В толпе посреди улицы не шибко разумом сольёшься. Вот и находят телепаты такие экзотические места.
   Но в тот момент мне было, скажем так, не до телепатии. Если только с её помощью не транслировали мне посторонний текст прямо в мозг. Но наша невинная троица вне подозрений - они похоже уже далеко отсюда. Таких лучше и контролёру не будить. Я вскочил, и не только потому что последний появился в начале вагона.
   - Молодой человек, ваш билет, - услышал я, выпрыгивая на ближайшей станции.
   Нужно тоже когда-нибудь телепатом притвориться.
   Но на этом день только начинался, так же, как и мои испытания. Не успел я прийти в себя возле гранитного столба, присел на парапете, отдышался... Мой ноутбук включился в закрытом состоянии и стал транслировать мне прямо в уши направленным звуколучем рекламный пакет. О, горе мне!!!
   Поначалу такого типа реклама производила поразительный эффект, в разы увеличивший продажи компаний-производителей. Побывав в шкуре человека, которому позарез нужны: стиральные порошки, жвачки, подгузники, пакетики быстрого питания "Бомж" или ещё чего-нибудь, клиент забывал обо всём на свете, пока не приобретал данный товар. Потом зачастую оказывалось, что беззубые запасались жвачкой, некурящие - сигаретами, нудисты - стиральным порошком, бездетные - подгузниками, мелодии в сотовый телефон заказывали глухие, а пакетики "Бомж" - повара китайских и мексиканских ресторанов.
   Ноутбук закрыт, но я не в силах отшвырнуть его подальше, чтобы разорвать ментальную связь с литературным произведением: я уже находился во власти следующей истории...
  
   И гасли созвездия в страхе
  
   Хорошо, ах, хорошо уметь путешествовать во времени и пространстве. Заливное из любой дичи. Жаркое из самого редкого животного. Любой паштет. И мужчины. Самые прекрасные, галантные и услужливые. А если есть мощный электротаймер - любое средство от старения - ваше! Правда, энергию жрет, как оголодавший Жигало. Что ж, за все приходится платить. И не только презренными хрустящими купюрами, но и умением. Знанием. Да тем же временем! Но для меня, той, что работает частным детективом во всех временах и пространствах, получить заказ на выгодных условиях проблемы не составляет.
   В тот раз в мою крепкую тисовую дверь постучался странный человек. Одетый во все белое, в крепких кожаных сандалиях, с посохом в покрытых холестериновыми бляшками руках.
   - Чего угодно, странник? - спросила я.
   Думаете, это прозвучало грубо? Он не обиделся.
   - Я смиренно выполняю волю пославшего меня в далекие миры великого мага и волшебника, владыки Дженгрнтвима.
   "А попроще не мог имя выдумать?" - устало подумала я, но профессиональный долг поборол раздражение, я смиренно ответила:
   - У нас дорого.
   Вздохнув, посланец с горечью в голосе заметил:
   - А что сейчас дешево?
   Выдав сию аксиому, странник переступил порог.
   На самом деле, если я назову сумму своего гонорара - она вам мало что скажет. Не верите? Да пожалуйста: "Двадцать штук". Ну? А за такие дела, как предложил белоодеждый, я берусь лишь с двойным тарифом, чаще по предоплате и без гарантии положительного результата.
   В их вселенной пропали созвездия!
   Постараюсь передать речь представителя заказчика как можно точнее.
   - Я вас приветствую!
   - Это я поняла, так что приступайте к сути вопроса.
   Собеседник помялся, но, видимо решившись, взял быка за кольцо:
   - У нас на планете крупная неприятность вселенского масштаба.
   - Да? - деланно удивилась я, побуждая клиента продолжать рассказ. Обычно даже пропажа супруги молодого менеджера по продажам из захолустного городка на курорте в номере соседа представляется мировой катастрофой.
   - Увы.
   Похоже, мой гость собрался разрыдаться. Нет, взял себя в руки и продолжил:
   - В небе над нашей планетой, которая так одинока в собственной Вселенной, пропали созвездия!
   - Все? - намеренно сухо поинтересовалась я.
   - Нет, - он вынужденно пошел на попятную. - Но много! Это раз. А во-вторых, - и слеза таки скатилась по морщинистой щеке, - из них половина зодиака!
   - Не может быть! - жестко откликнулась я, что бы не дать ему разрыдаться.
   - Богом клянусь! - обиженно откликнулся он и призадумался. Пошевелил синеватыми губами, словно что-то подсчитывая, после чего сознался:
   - Почти половина.
   - Вот так-то лучше.
   Он вздохнул, видимо осознав: детектива с моим послужным списком не проведешь ни на мякине, ни на любом другом органическом полуфабрикате.
   А потом взорвался:
   - Да поймите! Приближается очередной месяц, а зодиакальный знак - отсутствует!!! Мы не может отвечать за судьбу детей, которые появятся на свет по этим знаком! Понятно? Не можем! Все наши договоренности с мировым сообществом подпадают под определение "форс-мажор"! Любой из появившихся на свет под черным пятном, вместо звёзд - абсолютно свободен! В его власти окажется всё! И когда таких детей будет миллиарды...
   - Стоп-стоп, - мой голос был спокоен, как у удава, проглотившего кролика, и уже загипнотизировавшего крольчиху. - А что говорят в комитете по надзору?
   - "Это не в нашей компетенции"!
   Видимо, в этом пожилом волшебнике, которого используют чуть ли ни как курьера, пропал выдающийся актер. По крайней мере, по его карикатурному изображению, в авторстве текста мной вмиг угадался ответственный секретарь комиссии по технически недоразвитым планетам.
   - И дали мой адрес?
   Ответа я не дождалась. Но по смущенному виду собеседника, поняла: он из очень недоразвитого мира. Ну чего ж тут смущаться? Совершенно ничего постыдного нет в том, что вас послали по нужному адресу. А уж краснеть в столь почтенном возрасте просто неприлично.
   - Но он сказал: "мы оплатим ваши расходы, сколь бы велики они не явились".
   Вот это - замечательно. Финансы - совершенно не проблема для меня. В смысле, откуда они появились, из чьего глубокого кармана. Замечательно, что этот друг в сандалиях древнего покроя, в замешательстве пялился себе на подол платья и не видел, как у меня отвалилась в изумлении челюсть.
   Что?! Комиссия оплатит?! И не полштуки, и не тридцать процентов, а в любом объеме?!!! Отец мой - мужчина! Что же происходит в мире? Ситуация подталкивала к вполне определенному выводу: надвигается вселенская катастрофа. К сожалению, я не сразу пришла в себя. Успела лишь закрыть рот и достаточно долго в полной прострации выслушивала совершенно никчемные сведения о мытарствах бедолаги с посохом в поисках моего местопребывания.
   - Вопрос понятен, - прервала я его наконец. - Выезжаем на место.
   В пути Хайафа, именно так, кажется, звали провожатого, подробно просветил меня о происшествии. К сожалению, знал он не слишком много. Даже координаты созвездий не смог назвать. Рисовал на бумажке ночное небо и тыкал пальцем. Ужас!
   Из двенадцати зодиакальных созвездий пропало пять. Еще три - простых. На круг в итоге восемь. Исчезать созвездия принялись совсем недавно. Отдаю должное местным владетельным чародеям: Они делали все, что в их силах. Постороннего вмешательства не обнаружено. Тёмные силы сами проявляют беспокойство: кто ж его знает, совсем не очевидно, что ситуация складывается для них положительно. На совместном заседании приняли решения приостановить рождение детей. Все женщины в интересном положении разрешились от бремени раньше положенного срока. За всеми остальными стали вести пристальное наблюдение.
   Но что случилось, почему? Загадка на загадке.
   Прибыли на место в нужный момент.
   Ночь. Черная, глухая ночь лежала над миром. И в небе, полнящемся россыпями звёзд чернело три огромных дыры.
   - Мы зовем их "черными дырами", - сказал Хайафа, догадавшись, куда направлен мой взгляд.
   - Опять объявление: "Черные дыры, черные дыры"...Если сравнивать звёзды с зёрнами пшеницы, - раздался за моей спиной густой как старый мед мужской голос, - то это скорее глубокие и давно пустые деревянные ясли, по которым многократно прошлись шершавые языки охолощенных быков.
   - Воистину так, владыка Дженгрнтвим, - сразу изменил своё мнение Хайафа.
   Я не торопясь повернулась. Тёплый ветерок ласково покачивал полы цветастых одежд наместника Соцветия Мира на Земле. Крепкий, напоенный сокрытой мощью баритон, который я слышала, совсем не соответствовал тщедушному телу, которое предстало перед моими глазами. Этот старик, по меньшей мере казался в полтора раза старше Хайафы.
   - Здоровья, вам, владыка, - поприветствовала я старца как можно вежливее.
   Тот в ответ весело подмигнул и показал кончик острого языка. Странное поведение для человека, чей помощник только что уверял меня в близком крахе связки вселенных.
   - У вас есть какие-то новости?
   - Никаких, что могли бы быть интересными для проведения поиска, - четко ответил руководитель планеты.
   На этих отсталых сферах камня, песка и воды, всё время снисходительно относятся к женщинам, не принимая их всерьёз. Я этим беззастенчиво пользуюсь. Признаюсь. Вот и теперь, я сразу догадалась, что медоголосый старец если и не заварил эту манную кашу, то уж абсолютно точно знает, как её расхлебать. Потому что...
   Потому что уже поздно! Он об этом знает, но что случилось - не говорит. Да и не мое это дело. Достаточно сложить известные мне факты, и понять: Хайафа был отослан именно как противник Владыки.
   - Хайафа. Я прошу вызвать ваших коллег. Мы должны обыскать дом этого колдуна.
   Наверно, исчезновение созвездий привело и в самом деле к чему-то глобальному. Старец, похоже, просто пребывал в эйфории и выдал себя. А как только осознал, что я стою на его следе как собака на верхнем чутье, то сразу пришел в себя. Но было поздно. Фактически я уже его обвинила и все его слова, оправдания и поступки могли лишь усугубить положение.
   К Владыке направились всем кагалом. Суровое, даже аскетичное здание встретило нас неожиданно веселыми детскими выкриками.
   - У соседей рухнул дом, - нехотя, под удивленными взглядами коллег, пробурчал хозяин. - Я предоставил им кров. Почему нет?
   - Давно они у вас живут?
   - Месяц.
   Слова вытягивались как зазубренные гвозди из крепкого бруса.
   - А пропажи начались двадцать дней назад... - я не стала продолжать мысль. Намек и так более чем прозрачный.
   Молчанье стало мне ответом.
   - Пойдемте в его лабораторию, - Хайафа считал себя тут главным.
   - Ни к чему, - осадила я его рвение. - Покажите те помещения, где остановилась гостящее семейство.
   Потерявшие жилище несчастные ютились в маленькой комнатенке без окон. Свет в это помещение, ограниченное коричневыми глиняными стенами, проникал через две низкие двери. Пол украшал старый выцветший ковер. Но ворс у него был высок и не вытоптан. На ковре расположились мальчик и девочка. Кажется, в чужих одеждах. Видно, подарили сердобольные соседи.
   - А где ваши родители? - строго поинтересовался один из сопровождающих магов. Он, видимо, не хотел отдавать всю инициативу Хайафе.
   - Папа ловит рыбу. А мама пошла за водой, - вежливо ответил мальчик, отвлекшись от игры.
   Тут дети вспомнили правила поведения, вскочили и собрались убежать.
   - Стойте! - приказала я. И принялась разглядывать их игрушки. Этот мир достаточно дик, чтобы разрешать детям баловаться изящными серебряными статуэтками. В количестве шесть штук.
   - Дети, а где остальные? - фальшиво изумился Дженгрнтвим.
   - Мы играли в "холодно-горячо", а она спрятала и сама не смогла потом найти, - заявил мальчик с некоторой обидой.
   Я уже не сомневалась, что владыка отыщет спрятанные артефакты и созвездия вернуться на ночной небосклон. Ведь, как я поняла, этой ночью уже случилось нечто важное. Так что я фыркнула и демонстративно вышла на улицу.
   Нельзя сказать, что под светлым как брюшко рыбы небом меня ожидала прохлада. Но духота, свойственная этим местам, еще не объяла город. Пусть с владыкой разбираются сами маги. Мое дело - найти причину и отработать двадцать кусков. Тогда мне снова легко станет пересекать время и пространство.
   Вышел Хайафа с лицом, напоминающим говяжье лёгкое. Пробитое ножом. Так как шипел ругательства сквозь зубы.
   - В чём дело? - спокойно спросила я просто из вежливости, так как их дела больше меня не интересовали.
   Хайафа боролся с желанием соврать или просто отмолчаться. Но благоразумие взяло верх.
   - Этот выживший из ума старик помог родиться ребенку вчера ночью!
   - Да ну? - деланно проявила я эмоции.
   - Именно! А мы ничего не можем поделать. А что это будет за человек, когда вырастет - не известно никому! Он может стать тираном всего мира! Он может погубить весь мир!!!
   - Не знаю, не знаю, - высказала я сомнения. - Но ваш владыка. Он ведь, наверно, придерживается другого мнения?
   Несколько секунд мой наниматель смотрел на меня как на полную дуру и сообщницу преступника. Потом вымолвил:
   - Он считает, что вчера ночью родился Спаситель. Может он и прав. Но лучше не рисковать. У меня есть связи во дворце. Мы предпримем необходимые меры.
   - Надеюсь, мой гонорар...
   - Его уже перевели в вашу меняльную лавку.
   - Перевели моему банку?
   - Какая разница, на чем сидеть! - воскликнул Хайафа. - Банка, лавка...
   Маги расходились быстро. Их выражение лиц было странным, если не сказать больше. И все куда-то торопились. Всё понятно. Этот простофиля Хайафа и в самом деле может считать рождение ребенка под лишённым звёзд куском небосвода - событием вселенским. Но на самом деле - все ограничено планетой. И эти маги решили покинуть опасное местечко.
   Последним вышел владыка.
   - Вас лишили сана? - задала я вопрос в лоб.
   После паузы он ответил:
   - Нет. Дети случайно взяли волшебные статуэтки, изображающие созвездия. И случайно стали прятать их под колдовской ковер. Конечно, теперь все вернулось на места свои. А к рождению ребёнка я не причастен. Каждый маг отвечал за свой округ. И когда одна из беременных женщин поехала в другое место - случайно выпала из поля зрения наблюдателей.
   - Как я понимаю, ребёнок теперь в безопасном месте?
   - Да. На несколько лет, пока шумиха не уляжется.
   Мне оставалось лишь пожать плечами. Меня это все больше не касалось. Или касалось?
   - Скажите, Дженгрнтвим... Вы тоже считаете, что событие вчерашней ночи изменит жизнь миров во всех вселенных?
   Владыка перевел взгляд на небо. И задумчиво сказал:
   - То, что случилось вчера в Вифлееме, по времени - в самом начале Стрельца, а по сути в яслях, не позволит остаться мирам прежними.
   Кто в этой истории прав, а кто ошибался, станет понятно не скоро. Через тысячу местных лет. Или через десять тысяч. Могу сказать только, что использовать для достижения целей малолетних детей, или играть на их ребячьих забавах - отвратительно. Пусть некоторые сделали это своим профессиональным занятием, но моя точка зрения именно такова.
   По моему скромному мнению, конечно.
  
   Современная интерактивная реклама чётко разделяет пользователей по половому признаку (научились разработчики, в конце-то концов). То есть, я, как мужчина, приближающийся к расцвету сил, никогда не увижу себя в образе дамы в нижнем белье от "Серёго". Правда, кое-кто лишился в связи с этим дармового наслаждения. Теперь им придётся тра... э... я хотел сказать, тратиться на интерактивные порнофильмы. Понятно, что звуковой файл писался по старинке, и его автору было совершенно безразлично, кто я - мужчина, женщина или вообще гермафродит из системы Медуза. Непонятно? Я буквально чувствовал себя этой стервозной бабёнкой, разводящей на бабки представителей отсталых миров. Хорошо, ролик относился к категории "А" - "для детей от трёх до семи", только этим можно объяснить отсутствие эротических сцен. Любой малейший намёк со стороны героев-мужчин моя целомудренность бы не выдержала. А если бы дело дошло до слюнявых поцелуев?
   Причина не в пресловутых лишних кадрах, ничего сверхположенного, не промелькнувшего на экране и в моём восприятии, озвучено и показано не было. Тем не менее, это был не строгохудожественный рассказ, а полновесная реклама, пусть даже социальная. В чём разница? Просто вторая целиком и полностью подана с позиции государства, власти, что нынче его захватила. Для чего, например, нас призывают не мусорить? Понятно, что меньше платить за коммунальные услуги мы не будем. Значит, сэкономленные деньги положит себе в карман государство (или отдельные его представители). Не стоит также забывать, что затраты на социальную рекламу в любом случае оплатят налогоплательщики, окупится она или нет. К тому же её создатели зачастую держат нас за дураков, не догадывающихся о круговороте мусора в природе, не говоря уже о воде.
   Всё это касается и так называемых религиозных фильмов, что как грибы после радиоактивного дождя произрастают в средствах всяческой информации (СВИ). Я к ним отношусь, как к самой навязчивой рекламе. Всякая другая борется лишь за моё тело, а эта решила поработить душу. Почему ещё, спрашивается, каждый год в декабре-январе месяце я слышу одну и ту же надоевшую историю о рождении бога, пусть даже переданную в новомодных фэнтези или киберпанке. Все эти красные тулупы и олени, перезвон колокольчиков и пьяный дядька, замурованный в старинном дымоходе. Понятно, всем плевать на чувства инаковерующего, но не до такой же степени, чтобы заставлять его в сотый раз слушать одну и ту же ненавистную песню.
   О своем вероисповедании всему свету объявлять не принято, и посоветую у всех этому поучиться.
   Но я отвлёкся. Оказалось, я уже (как раньше говорили, на автопилоте) спустился со станции на грешную землю - на тринадцатый уровень городского гипперквартала. По многочисленным кучам мусора, поломанным старинным роботам и всеобщему запустению понял, что попал в настоящие трущобы. На проржавевшем указателе с трудом просматривалась знакомая надпись: "ул. Бейкер-стрит". С трудом - потому что висела она вверх ногами. Что удивительно - в наше время мало пользуются названиями. Всем достаточно координат в пространстве, выбитых на углу дома: сектор, уровень, квартал, номер - ряд цифр и экономия в краске. Конечно, города названия имеют, но это скорее в силу давней привычки.
   Я не мог долго думать об этой городской странности, потому что вновь был захвачен видениями, поскольку почувствовал страшную усталость. Надо было сесть, передохнуть, подкрепиться... Уселся на скамейку, и вытащил два сублимированных банана. Они у меня припрятаны в тайном отсеке ноутбука. Ну, я и забыл, что для этого надо опять включить ноут... Тут в меня вновь полился голос Штосына.
  
  
  
   Как телефоны переправляли на Вулкан или РАУХТОПАЗ
  
   Ну, молодёжь, хотите, чтобы я про приключения контрабандиста рассказал? В придачу еще и про хорошего, положительного, так сказать. Про махинации с пивом "Оболонь" хотите? Хорошие люди ведь были. Я с ними потом столько водки выпил... Но, полезли в политику, погорели. Ага, знаете эту историю. Тогда про перевозку книг. Вывозили по документам муру всякую, согласно суперобложке, а внутри той обложки - классика: Ник Юитин, Лукьян Сергиенко, Пьер-Никола д'Ниилович ... Вычислил переправщиков на том, что тираж "муры" оказался по статистике меньше одного таможенного транша. Не интересно? Тогда слушайте про мобильные телефоны.
   Работа сотрудника детектива во многом походит на работу врача. Увы, это так. Ведь, известно - все болезни от нервов. Ну, а причина адюльтеров, ведь ими обычно занимаются детективы? Правильно, нервы. Не негры, а нервы!
   Что греха таить, пока служил в детективном агентстве - случались всякие события. По работе знакомился с разными людьми. С кем-то лично, с кем-то по переписке, с другими только "на бумаге". Так как к тому времени их уже в живых не было.
   Да, в эпоху межгалактических перелетов совершаются кровавые преступления, требующие для раскрытия (кроме совершенного криминологического оборудования) и наблюдательность, и интеллект. Но даже тут детектив предстает в роли доктора: хирурга, патологоанатома или проктолога - кому как больше по вкусу.
   Вот и я, словно деревенский терапевт девятнадцатого века из шотландской глубинки, тащусь по первому требованию нуждающегося в помощи. Дождь, холод, пурга или даже фиеста... Не взирая на время суток, время года, погоду - еду в космопорт, мчусь на вызов.
   В тот раз, я гулял в отпуске. Звонок. Всё бросаю, и через пять часов предстаю перед клиенткой. Дама в возрасте; солидный бизнес; вышла замуж за молодого парнишку. Вдруг он исчез. Обещал вернуться к ужину, но три дня как... Жена стала рыться в его документах и выяснила, что юный муж проворачивает некие темные делишки. Приобретает кристаллы дымчатого кварца, переправляет на другую планету как "камень строительный"; там их гранят, вставляют в оправу и реализуют на Келлу: там солнечный свет таков, что этот самый раухтопаз в золоте сияет, словно топаз ординарный желтый.
   Супруга юного мошенника теперь опасается за свою репутацию. Скандала не хочет, но по брачному контракту терять деньги не собирается. Ставится мне задача: отыскать муженька и организовать освобождение от семейных уз.
   Обговорил выплаты, аванс; принялся за работу. Для начала влез в его электронную переписку. Оказывается, этого деятеля "коллеги" звали Раухтопаз, или Рау. Последнее время дела его двигались не важно, и Раухтопаз согласился доставить партию мобильных телефонов на Вулкан, минуя таможню. Как я понял, телефонам следовало оказаться у заказчика как раз три дня назад. Что-то произошло серьёзное, раз он не вернулся вовремя.
   Задействовав все связи и способы, я смог в итоге проследить последний путь Раухтопаза: худощавого изящного брюнета с быстрыми тёмными глазами, любимой одеждой которого были футболка и джинсы с кроссовками. Кое-что мне стало известно уже позже, однако, события развивались так.
   Рау вышел из дома и поймал попутную машину до космопорта. Дела не заладились с самого начала. Нарвался на один из тех редких случаев, которые нельзя предугадать. Молодые прохвосты на фиолетовом "крейсере" задумали устроить несложное ДТП. Наверно, помяли о столб крыло по глупости, и, чтоб не оплачивать собственное слабоумие, попробовали инсценировать столкновение на дороге. В надежде заставить раскошелиться страховую компанию. Святое дело! Но если парнишки въехали в столб, то уж надо думать - плавно прислониться к чужой машине у них никак не получилось.
   Рау остался сильно недоволен задержкой, тем не менее, выделил из личного времени пять минут для объяснения трём лоботрясам, что не стоит отключать на своём автомобиле телекамеры и подыскивать чужую машину, на которой эти удобные для страховых агентов штуки не установлены вовсе. Я опросил всех троих. Лежали они в одной больнице, но в разных отделениях: хирургическом, невралгическом и в урологии. Больше всех, как ни странно, пострадал шофер, согласившийся подвезти Рау. Он еще не покинул реанимации.
   Сам виноват. Увидев, как учат уму-разуму разгильдяев, столь сильно испугался невинного вопроса в свой адрес: "А ты почему дистанцию не соблюдал?", что бросился наутёк. Споткнулся, упал, ударился головой о камень, проломил череп... Пока не очнулся. В итоге, Рау пришлось лично вызывать дорожную полицию и отвозить пострадавших в больницу. Правда, время он потерял разве что на оформлении документов, поскольку больница располагается на территории космопорта.
   Но - всё один к одному. Умные люди в таких случаях соглашаются с судьбой и откладывают решение дел до более благоприятного дня; да Рау слишком тщательно спланировал развитие событий, чтобы откладывать на потом.
   Ему не заправили ракету. Даже так: заправили, но более дорогим горючем. Когда разобрались, то принялись сливать. Рау бы доплатил, но его не оказалось рядом.
   Задержка с вылетом (документы Рау оформил загодя) вызвала перенос времени отправления. В запланированную для его яхты зону вошел совсем другой корабль, и именно того, а не яхту "Весёлый гуляка" взяли в пучок пространственные "прожекторы" и выкинули в заданную точку вселенной.
   Бывает, что промедление где-то на пять минут приводит к опозданию в следующем месте маршрута на полчаса. А то и на целые сутки. С этого самого момента у Рау дела пошли совсем наперекосяк.
   Летел он, естественно, не на Вулкан. В полетном задании и таможенной декларации значилась Венерус. Там его поджидал борт, который вовсе и не собирался покидать околопланетное пространство. В открытом космосе контрабандисты рассчитывали перегрузить коробки с телефонами на яхту, и Рау двинулся бы на Вулкан. Но! Провернуть делишки следовало в момент, когда область перегрузки оказывалось в тени для радаров наблюдателей. А время упущено... Тогда Рау дал команду воспользоваться старой уловкой, применяемой морскими контрабандистами еще, наверно, в те времена, когда морские просторы бороздили диеры и триеры. Напарник летел впереди и по одной коробке сбывал груз за борт. А Рау каботажил следом и подбирал висящие в невесомости упаковки, но отнюдь не как новогодние шары с ёлочных веток.
   Это совсем не просто. Ведь если швырнуть объект с космического корабля, летящего по орбите, то предмет с орбиты - чик, и уйдёт. Так что в первую очередь ловкость и сметку проявлял напарник Раухтопаза. Однако, операция требовала и отчаянной смелости собирателя. Ведь на яхте не предусмотрено ни экипажа, ни руки-манипулятора. В открытом космосе, вися на чалке, Рау подбирал еле заметные коробки и складывал в металлизированную сетку. Все равно, что грибы или ракушки в корзину. Что ж, риск свойственен профессии контрабандиста. Сколько их погибло, когда в желудке рвался контейнер с запрещенным веществом, например, и не сосчитать.
   На этот раз Рау откровенно повезло. Не нашёл всего одну коробку. Но главное - удалось улететь. Правда, не на Вулкан.
   Странное поведение космических аппаратов не осталось незамеченным полицией. Рау выбирать не приходилось: раз появилась такая нужда - срочно сваливай прочь. В это самое время прожекторы Венеруса работали на Марсус. Вот туда Рау вынужденно и двинул.
   В космополиции в качестве вещественного доказательства сохранилась коробка, которую Рау пропустил, а компетентные службы подобрали после. В ней я обнаружил кое-что интересное...
   На Венерусе тем временем сей молодой человек, который ещё не знал, что вскоре должен развестись, время зря не терял. Зарегистрировавшись в зелёном коридоре, отправился прямиком к конечной цели: Вулкану. Но время, время!!!
   Люди, заказавшие телефоны, не смогли дождаться Рау в обговорённом месте. Меж тем, сведения о его прибытии возопили: ребята, вас надувают! На планете, которую редко посещают здравомыслящие существа (а другие в космосе практически не встречаются) очень трудно скрыть факт прибытия... странного груза. Зарядные устройства к мобильным трубкам. Волею случая товар прибыл с Венеруса. Как и наш герой. И количество зарядок оказалось ровно в два раза больше, чем должен доставить Раухтопаз. Странно?
   Местные мафиози провели свое следствие. Выяснили: на подставное лицо зарядные устройства получены и вывезены в место, находящееся совсем недалеко от забитой стрелки. Не надо быть героем семи пядей, что бы понять: Раух решил подзаработать. Заменил в коробках зарядные на трубки, что разрешено - ввез легально, а сейчас переупаковывает товар. И будет иметь второй комплект - но без родных упаковок.
   Заказчики прибыли как раз вовремя.
   - Боссы, вот товар, все в порядке, - сообщил Рау, махнув рукой на гору коробок.
   - Милый, а ты уверен, что упаковка фирменная и не нарушена? - излишне вежливо поинтересовались коллеги.
   Раухтопаз нагло хмыкнул.
   - Если есть возражения, то я возьму реализацию на себя, а вам оплачу услуги по "таможенной очистке".
   - Извини, Раух, но мы любим свою родную планету. А она карает контрабандный ввоз телефонов. Парни, обыскать всё!
   Конечно, параллельный товар обнаружился быстро.
   - Ай-яй-яй! Нарушаем, гражданин? Ввозили по юре зарядники, а по факто оказывается, это комплект?
   И загремел Раухтопаз в каталажку. Что обидно, за контрабанду. Что самое приятное (для меня) - под чужим именем.
  
   А на его корабле я обнаружил документы о трагической гибели мужа моей клиентки, их Раухтопаз подготовил на случай непредвиденных обстоятельств. Ещё кое-что я нашел на той яхте... Не важно. Так что для меня все сложилось очень и очень хорошо.
   Как ни странно - у Раухтопаза дела вскоре пошли резко в гору. Прямо завидно. В тюрьме принял участие в бунте, стал одним из главарей восстания, а поскольку общество жаждало свободы, колбасы и продвинутой электроники, то новые демократы победили, после не слишком долгой партизанской войны.
   Стал одним из членов триумвирата. В столице на центральной площади отгрохана скульптурная композиция на классический сюжет: Вулкан набрасывает сеть на Марса и Венеру. Фигурой и лицом Вулкан - вылитый Рау, Венера - бывшая супруга, а за что он обижен на меня, я не знаю. Кажется, сеть он набросал художнику сам: в которую собирал телефоны в космосе.
   Ведь Рау не только привез телефоны. В их памяти он доставил сюда запрещенные на Вулкане романы, повести и сборники рассказов. О цивилизациях людей лишенных инстинкта самосохранения. Был скандал с нарушением авторских прав, конечно, но... Кто успел, тот и съел. А что именно стало контрабандой - книги или сами телефоны, не столь важно. Ну, формально - да, сел он за книжки. Узник совести, тоже мне.
   Вот так. И не спрашивайте только, в какой именно из обитаемых галактик случилась эта история: работа сотрудника детективного агентства во многом похожа на работу врача; он, словно доктор из Шотландии в девятнадцатом веке, свято хранит тайну пациента.
  
   Я только протянул руку выключить свой аппарат, как тот завёл шарманку по новой... Увы мне, я так и замер с поднятой на полпервого рукой... Мне не хватило каких-то мгновений, чтобы шлепнуть по кнопке и прервать связь с интернетской программой.
  
   Удочка в телефоне
  
   Тут я услышал телефонный звонок и нажал зеленую кнопку.
   - Алло!? Это детектив Грядахолмов?
   - Нет! - бросил я в трубку раздраженно. - Это его компаньон доктор Штосын!
   Ну почему всякий, набравший номер нашего офиса и услышавший мужской голос, думает, что это сам шеф? Кроме компаньона, у него мог бы быть еще и референт, между прочим.
   - Будьте любезны, нам необходим Грядахолмов. У нас, на борту космического корабля "Лайза Минелли", несчастье! Убит один пассажир!
   Тоже мне "несчастье". Всего один пассажир. Вот я бы еще понял, если б позвонили с "Титаника", допустим...
   - Про вашу мелкую неприятность я понял, - постаравшись придать голосу окраску обильного соболезнования, произнес я, - но зачем помощь детектива?
   - Нам срочно нужна консультация по телефону! Насколько можно судить, только Грядахолмов в состоянии распутать это преступление, не взирая на место преступления.
   - Чего? - недопонял я.
   Повисла тягостная пауза.
   - А! - меня внезапно осенило.- Вы хотели сказать, "не осматривая места преступления"?
   - Да, я так и сказал.
   - Простите... вы не представились...
   - Ох, извините. Я представляюсь: Джон Джонсон. Я представляю представительство космического перевозчика "Представитель Земли во Вселенной". За консультацию мы заплатим сто тысяч космоюаней.
   Не успело из трубки донестись "космо..." как Грядахолмов уже торчал над краешком хрустальной границы аквариума, где принимал подводный душ. Он отчего-то не любит, когда я называю это устройство "гибким джакузи". И успел сказать: "Согласны" до того, как я дослышал из трубки "... юаней".
   - Пусть диктуют условия задачи.
   Отдав команду, старший компаньон ушел на дно и распластал на песочке все восемнадцать щупалец.
   - Так что у вас случилось? - строго спросил я, тужась не показать возникшую заинтересованность.
   - Наш корабль сейчас летит с планеты Дункан в систему Маклауд, а именно на планету Грант. В нем - делегация для заключения мирного договора. Но наши соседи с планеты Айкинс хотят любым способом помешать. Вот... А для того, что бы скоротать время в полёте, один из посланников, известный у нас на планете психоаналитик, провел тестирование всех направляющихся на подписание договора. Делегаты собрались в общей каюте и наш дорогой теперь покойный Перког Мусинович, его предки из южных славян, принялся расшифровывать анонимные анкеты. Он взял первую, прочитал вслух ответ и.... Интересно, что хотя задание, как и ответ, было совсем коротеньким, Перког удачно указал и возраст, и место рождения и внешность автора первого анонимного ответа. Бурные овации! Но не успел он взять второй лист - свет погас, а когда его включили, после длительного перерыва, кстати, наш психолог оказался мертв. А количество анкет уменьшилось ровно на одну. Мы пришли к неутешительному выводу: анкету кто-то вытащил из пачки других листов и съел. Поскольку никто не выходил из каюты из компании, а даже самый тщательный обыск не дал результата.
   - Как был убит психоаналитик?
   - Ему свернули шею. А что?
   - Да ничего... хорошего. И что вы предполагаете?
   - Нам кажется, что в составе делегации шпион. Скорее всего - с перпендикулярного Айкинса. Это планета обращается вокруг нашего Солнца по орбите Дункана, но расположена точно за Солнцем. Цивилизация там пошла по техногенному пути развития. Вот оттуда шпион. Он, видя что господин Мусинович точно описал одного из участников теста, видимо испугался и убил доктора. Но у нас нет ни малейшего шанса определить кто же это. А отложить церемонию нельзя. Вот в чем ужас!
   - Да, шпионская работа всегда связана с нервными переживаниями,- заметил я. - Могут иметь место неожиданные срывы. Джон, вы сами были в каюте для компании, когда произошел... инцидент?
   - Я - нет.
   - А что может сделать шпион, что бы расстроить подписание договора?
   - Да все, что угодно! Например, чихнуть в присутствии императора. Будет достаточно.
   - Смелый, но глупый поступок. Гораздо логичнее распылить чихательный порошок...
   - Ой! Это грозит вооруженным межзвёздным конфликтом!!!
   - Понятно...
   Грядахолмов в аквариуме задумался. Видимо, очень сильно, поскольку покрылся багровыми пятнами. Последний раз я видел их на нем во время заполнения налоговой декларации.
   - А что там за тест? Вы ведь продумали, чем уничтоженный лист отличался от других?
   - Простите, но откуда же нам это известно?
   - Пусть все разберут свои листы, и...
   - Дело в том, что во всех листах подчеркнут единственный ответ из всех возможных. А всего ответов девять. Не правильно видимо ответили лишь двое: шпион и тот человек, анкета которого была рассмотрена нашим покойным доктором первой.
   - Ну, может, хватит нас томить? Давайте уже! Абсолютно очевидно, что вы там предприняли всё что можно и только с помощью вопросов в тесте и ответов есть надежда как-то разоблачить убийцу.
   - А тест был простой: морской корабль терпит катастрофу; надо взять на необитаемый остров лишь один из предметов, упомянутых в списке.
   Пятна на Грядахолмов пропали. Видимо, он уже понял, кто свернул шею потомку югославов. И теперь делал мне знаки.
   - Секундочку! - дал я команду Джонсону обождать и переговорил с шефом.
   - Штосын, название корабля, вы записали?
   - Честно говоря... Как-то ... женское имя. Из двух слов. Одно на Л, а другое на М. И что-то эротическое в звучании. "Моника Левински"? А! "Лайза Минелли".
   - Штосын, а что эротического вы углядели в этом названии? Разве что имя...
   - Ну, меня и фамилия настраивает на игривый лад...
   - Штосын, вам явно не хватает постоянной сексуальной партнерши, но это не относится к делу. А к делу относится то, что хотя я отлично помню весь разговор, но вы не нажали на телефоне кнопку автоматической записи переговоров.
   В чем мы с шефом похожи, так это в том, что и я пошел пятнами. Возможно - багровыми. Я тут же исправился, включив требуемую функцию, и вернулся к разговору с далеким собеседником.
   - Итак, какие же ответы предусматривал тест?
   - Я перечислю:
   А. Зеркальце.
   Б. Удочка.
   В. Свисток.
   Г. Фонарик.
   Д. Подзорная труба.
   Е. Книга.
   Ж. Комплект презервативов.
   З. Зажигалка.
   И. Мобильный телефон.
   И Краткое. Сумка с продуктами.
   - Надо подождать, не отключайтесь,- потребовал я от Джона вновь, и услышал от компаньона, опять торчащего над зеркалом воды теперь радикально черным островом:
   - Странно...
   - О, шеф, вам тоже показалось, что набор предметов идиотский?
   - Штосын, вы знаете, что есть профессионалы, а есть любители, которых порой еще называют дилетантами? Так вот, вы полный профан в психологии, вам об этом не говорили?
   - Нет, Грядахолмов, я впервые вникаю в эту сферу человеческой деятельности столь глубоко. А что?
   - То, что это очень распространенный тест. Просто предлагают обычно выбирать не один, а три предмета и устраивают обсуждение, где каждый отстаивал свою позицию. Вы меня понимаете?
   Пожалуй, был вариант ответить "нет". Человек, которого компаньон только что обозвал "профаном", может такую вольность себе позволить. Но я не стал скандалить и произнес "да". Я не обманывал: все слова по отдельности, произнесенные шефом, я понимал.
   - Дай сюда трубку... И какие были ответы, Джонсон?
   - Не могу судить обо всех, - пробормотал собеседник с космического корабля, - но лишь в одной анкете значилось "Удочка", а в остальных: "Сумка с продуктами".
   - И кто же ответил "удочка"?
   - Глава делегации. Доктор сказал, что этот ответ говорит о дальновидности и прозорливости, что ...
   - Можете не продолжать. Если "удочка" ответил один, то это самый дальновидный. Логично, что глава делегации. Доктор его хорошо знал и блеснул эрудицией. Старый трюк психологов! Следовательно, человек убивший доктора ответил так, как должен был ответить враг? И если бы док зачитал ответ - то он был бы вычислен?
   - Да, мы тоже так решили. Но ни один из ответов не приводит к какому-то окончательному выводу. Может, это вариант "комплект презервативов"? У нас строгие нравы, но вот на засолнечной планете... А может, "телефон"? Все новые модели разрабатываются не у нас... А может "зеркальце"? Чтобы использовать острую кромку как оружие? Ах, как жаль, что док начал именно с первой анкеты!
   - Ну, не огорчайтесь! Ведь вы дозвонились в наше агентство! Итак... Сообщаю вам, что шпиона легко вычислить: у него самый навороченный мобильный телефон. Наша организация дает гарантию на это обстоятельство. При внимательном обыске вы обнаружите в его теле еще несколько интересных технических приспособлений. Как скоро переведут гонорар?
   - Я нажму на кнопку телефона - и деньги у вас... Готово! Мы вам еще позвоним!
   Вот так, за один телефонный разговор можно заработать сто тысяч. Неплохо!? Надо учиться, пока дорогой Грядахолмов жив. А то ненароком подавится какой рыбной костью...
   - Грядахолмов! Как? Как вы догадались, что шпион указал "мобильный телефон"?
   - Во-первых, мой друг. В аксессуары телефона может входить все что угодно, вплоть до презервативов в специальном маленьком бардачке и питательных кубиков там же. Как свисток можно использовать один из сигналов. Электроразрядник есть - поднесите трут, вот и зажигалка. Подзорная труба - а на что кинокамера с пятидесятикратным увеличением? То же касается зеркальца: направь кинокамеру на себя и смотрись в экран. Про книги я и не говорю, в памяти их штук десять. Только колеблюсь на счет удочки. Леска с крючком? Сомнительно. Но самое главное, хотя и, во-вторых, я же не сказал, что тот тип, который убил доктора указал "телефон". Но до этого давно догадался любой, кто бы вас слушал.
   Грядахолмов прямо светился. Нежным зеленоватым светом. Через кожу выделялся фосфор, сигнализирующий об отличном расположении духа.
   - Но почему тогда... - я пристыжено умолк.
   - Потому, что найти в темноте один лист среди множества других, не пометив его заранее, можно лишь с помощью источника света, не видимого другими людьми. Это легко устроить, если у вас есть специальные контактные линзы и источник, например, ультрафиолетового света, который легче всего упрятать в телефон. Вот только когда придумали тест, еще не придумали всех этих хитростей. Мобильный телефон был просто телефоном.
   - А какой тогда правильный ответ на тест, Грядахолмов? Мне кажется, вы знаете!
   - Разумеется, Штосын. Эти три предмета - ...
   Тут раздался звонок.
   - Ответьте, вероятно, нас благодарят.
   - Доброго вам времени суток, - раздался автоматический голос. - Ваша плата за последний телефонный разговор составила девяносто три тысячи сто сорок два космоюаня...
   - Эй! Плата должна быть за счет того абонента!
   - К сожалению, связь с "Лайзой Минелли" внезапно прервалась. На повторные запросы корабль не отвечает. Согласно пункту...
   Я отключил телефон и лишь потрясенно молчал. А Грядахолмов нашел силы глубокомысленно заметить:
   - Логично! Если в телефоне есть то, чем можно не только глушить рыбу, но и взорвать космический корабль - зачем брать удочку? А вас, Штосын, я посылаю на курсы ведения телефонных конференций: вы должны были говорить в два раза быстрее!!!
  
   Я пришёл в себя возле относительно опрятного коттеджа. По крайней мере, перед порогом лежал коврик с наполовину стёршейся надписью. Не задумываясь, я опустил руку, а когда кнопка вдавилась до упора, зашвырнул ноутбук в кусты подальше: потом подберу. Позвонил в дверь. Долго, очень долго ждал. Наконец, лязгнули дверные засовы, несколько раз повернули ключ одного замка, потом второго.
   - Здравствуйте, молодой человек, - поприветствовал меня старый детектив. - Извините, обычная предосторожность, вы просто не представляете, сколько накопилось недругов за все эти годы.
   Обычная старческая паранойя, но я ничего не сказал хозяину.
   - Заходите, я вас ждал, - он посторонился, пропуская меня, но неожиданно указал на коврик под ногами. - Межу прочим, там написано "вытирайте ноги" - очень много мусора нынче на наших улицах.
   Я хорошо помнил, какая была надпись на коврике для ног, но не стал спорить. Не успел я войти, как увидел из дверей точно такой же ноутбук как мой (только белого цвета), и жмущего на кнопку Штосына...
   И звук потёк в меня...
  
   Семинар
  
   Часть 1, где мисс Хадсон меняет пол, в результате чего фирма "Штосын и Грядахолмов" отправляется на симпозиум
  
   В тот день мисс Хадсон занялась сменой пола. Она решительнейшим образом выкинула все свои платья, пальто и шубки из шкафов и сдвинула мебель в другую комнату. Затем принялась яростно выдирать паркетные дубовые плашки одну за другой и засовывала их прямо себе в утилизатор. Не совсем аппетитное зрелище. Но мне нравилось. Я, честно говоря, в то время очень увлекался киберпанком. Во всех его проявлениях, если вы меня понимаете.
   Грядахолмов на нашу секретаршу-андроида не смотрел, а напротив, чтобы ей не мешать - релаксировал в своём любимом аквариуме, который подвешен под потолком. Конечно, на самом деле это простое джакузи с прозрачными стенками. Отличие в том, что там песочек, пышные водоросли и плавают коллекционные рыбки. А ещё топорщатся морские ежи, распускают щупальца актинии и торчат кораллы. У меня укоренилось подозрение: мой головоногий шеф вот эти ядовитые и колющиеся образования завёл специально, чтобы я в его отсутствие не купался в его водоёме. Грядохолмов делает вид, что это совсем не так, ему, мол всё равно, я могу там хоть мылить спинку мисс Хадсон, но когда я прошлый раз там чуть не наступил на осколок бутылочного стекла - как это понимать? Ему хорошо - упрётся всеми щупальцами в стенки и висит посредине. А мне какого? Начинает казаться, что меня закладывает кто-то из аквариумных обитателей.
   И почему-то в тот момент, вспомнив об осколке стекла, мне захотелось подложить Грядохолмов свинью. Не в прямом смысле, конечно. Тут с ним следует вести себя осторожней. Как-то за обедом я подложил ему отбивную, так он мне:
   - Штосын! Я хочу вас дико поблагодарить!
   И вытаскивает книженцию "Дикие обряды и обычаи народонаселения Земли". И устроил как написано... Так что с моим шефом и по совместительству компаньоном ухо надо держать востро.
   Но есть у меня длинный ящик в столе. В отличие от обычных выдвижных ящиков, он обустроен не поперек, а вдоль стола. Выдвигается соответственно сбоку и в два раза длинней обычного.
   Итак, логическая цепочка выстроилась следующая - Хадсон меняла пол, Грядахолмов занял аквариум, я вспомнил про стекло на дне, и вытащил послание.
   - Шеф, а вот тут нам предлагают посетить конвент Аэролита. Перелет и питание за их счет, а на нашу долю выпадает лекция с раскрытием в качестве примера одного преступления.
   У Грядахолмов отсутствуют железы юмора, которые, как известно, расположены у всех земных млекопитающих в ротовой полости. Потому подшучивать над ним мне очень нравится. В ответ он может только дико извиниться - максимум. Ну, попрыгает вокруг меня, разукрашенный розовой и салатовой зубной пастой. Ничего страшного! Я, конечно, глупо чувствую себя стоя минут тридцать на одной ноге посреди комнаты, но чего не сделаешь, что бы удружить шефу?
   А эта юмористическая сценка заключается в том, что Грядахолмов ненавидит благотворительные акции. И он, услышав о таком предложении - обычно начинает радоваться, как рыбы при виде царя зверей на сковородке у крестьянина. И выискивать причины, по которым нам с ним ну никак нельзя никуда отправляться.
   Однако сегодня всё пошло наперекосяк. И мисс Хадсон подавилось очередной плашкой, та встала ей поперёк горла, и Грядохолмов потребовал прочитать послание. А ведь то, что я держал в руках, не просто письмо, а эпистола.
   Так и значилось в том месте, где обычно пишут "Служебная записка" или "Заявление в Страсть-бургерский суд". Кроме того, стиль данного письменного произведения оказался столь труден, что я, честно говоря, сам мало что понял. Ибо старался следить не за выше, ниже и в настоящем месте изложенным, а за тем, как бы язык не сломать. Поскольку сей орган звуковещания задеревенел. Что видно по вышеизложенному.
   Своими словами: на паруснике в другом конце вселенной проводится симпозиум. Во время закрытого заседания произошла кража производственного секрета. К счастью, пропажу обнаружили, и всех так и оставили в закрытом помещении. Теперь бедняги играют в древнюю, но не очень интересную игру "Найди себе папу, конклав!"
   - Штосын, думаю, нам следует туда отправиться.
   Пришла пора мне ставить вопрос о целесообразности посещения парусника:
   - Но разве промышленный шпионаж в нашей компетенции? Шеф! "Штосын и Грядахолмов" интересуют бракоразводные процессы. В крайнем случае - адюльтер.
   - Коллега! Разве вы не сами лишь только что прочли, что они теперь в зале заседаний как одна большая семья и ждут, что мы их разведём?
   Мне подумалось, что Грядахолмов слишком уж в лоб понимает написанное, но спорить не рискнул.
   Тем временем мой восемнадцатиногий начальник выбрался из аквариума, ловко всунул щупальце в рот мисс Хадсон, пошуровал там и пропихнул паркетную плашку дальше, на утилизацию. Жаль. Хадсон так смешно дергалась, пытаясь избавиться от вставшей наперекосяк деревяшки... Эх, если бы андроидов этого класса не глючило в подпространстве, общество нашей "секретарши универсальной класса И" здорово бы скрасило томительные минуты перелёта.
   Ну, раз шеф решил посетить симпозиум, придется собираться.
  
   Часть 2, во время которой детективы добираются до парусника
  
   Прямого рейса в нужное нам место не предвиделось, и пришлось нанимать катер. Конечно, уровень комфорта не тот. Но когда ещё удастся на чужие денежки воспользоваться таким жестоким средством транспорта?
   Выход на орбиту - это песня. Песня, которую поет окружающее пространство. Бесконечная чреда взрывов вытягивает катер из земной атмосферы, как швея иголку из толстого поролона. Серия взрывов происходит не в корме у катера, которую некоторые по аналогии с крейсерами именуют "соплом", а как раз перед самым носом, в технических кругах именуемым растром. Естественно, взрывы были объёмными: физический вакуум иначе никак реагировать с пространством не в состоянии. Вот этот-то процесс и высасывал катер прочь из атмосферы. Десять минут - и мы на геостаре. Скорости, конечно, дикие.
   Генератор противогравитации на катере тоже есть. Но используется исключительно для удобства пассажиров. Грядахолмов, у которого отсутствует скелет, размазываясь в блин, выдерживает до ста земных же, но и он испытал бы некоторое неудобство, если бы в оладушек раскатало его компаньона. А так - мчатся гравитационные потоки, уравновешивают внешние перегрузки. С другой стороны (в смысле, за оболочкой катера) бушуют локальные катаклизмы, мчатся паленые молекулы резины, которая входит в состав гипержаростойкой смазки, а внутри космического судна - как в городском автобусе. Тесно, душно, с нетерпением ждешь остановки - и незнакомый пейзаж за окном. Правда, тут не натуральная природа, а всего лишь трансляция выбранных психологами фильмов на тонкоплёночные экраны, но так даже хуже. Ведь все достижения техники никак не дают добиться синхронности внешних перегрузок и внутренних демпфирований. Голова не догоняет, с чего же при плавном течении деревьев за "окном" желудок то проваливается между коленей, то пытается выбить зубы изнутри. Вот потому-то катер - жестокий вид транспорта. Но - очень резвый. А на высокой орбите, да при лёгкой гравитации - прелесть, а не ожидание. Если, конечно, червоточина обнаружится достаточно быстро.
   Разница между червоточинами в пространстве и кротовыми норами приблизительно такая же, как между кротами и червями. Первые питаются вторыми. Кротовьи норы редко возникают среди пространства. Но зато червоточины - и гораздо чаще, и ведут прямиком в кротовую нору. Называть большие норы "кроличьими" или "кэрролловскими" среди профессионалов не принято. Это удел журналистов и новичков-пассажиров. Профи должны обнаружить открывшуюся червоточину и нырнуть в нее. Там рукой подать до кротовой норы, а уж по их ходам и до развязки добраться можно. А там - обычным кораблем к спутнику.
   Долгое время считалось, что в норках время течёт по иному, другие физические законы, расстояния сокращаются и всякие прочие магические приключения. И лишь когда академикам и членкорам со всей определенностью стало понятно, что это лишь области свободные от любых возмущений (гравитационных в первую очередь), а потому скорость света там равна скорости распространения гравиволн, землян приняли в космическое сообщество и разрешили создавать собственную технику для сверхдальних перелётов.
   По моему мнению - зря. Лучше было покупать у тех же заскорифов. А то теперь и торговые войны, и каперство и другие громкие межгалактические радости. К тому же, честно говоря, яхты заскорифов гораздо плавнее перевозят пассажиров.
   Грядахолмов, приняв во внимание мою слабость, деликатно молчал.
   А потом спросил именно то, на что ответить мне было трудно:
   - Штосын, вам уютно?
   Может показаться, совершенно нейтральный вопрос. К тому же нагрузки нас уже миновали... Но все дело в том, что я пострадал за вот это слово "уютный" во времена моего увлечения одной литературной проблемой. Проблема служила в театре завлитом и училась в аспирантуре литературного института. И случился у меня с ней окололитературный спор по итогам моего опоздания на свидание. А поводом к удару по голове древним, можно сказать раритетным русско-голландским словарем послужило то, что я вздумал утверждать, что слово "уют" произошло как звукоподражание мурлыканью домашних кошек. А наука говорила, что смысл слова - "в каюте на корме, там где ют, и не надо работать".
   Вроде бы ничего эдакого в воспоминании? Но ассоциации с бушующим морем (меня, помню, после ударом тем талмудом в обложке цвета океанской волны по голове стало укачивать) при слове "уютно" внезапно вызвало прилив сил у казалось бы полностью измотанного желудка.
   Грядахолмов очень внимательный и наблюдательный детектив. Он умудряется по моему виду угадать, в какой именно забегаловке я перекусил копчёного угря и правильно ли меня там обсчитали.
   Как-то раз, когда Грядахолмов пребывал в добром расположении духа, я поинтересовался, почему он считает, что меня сегодня "обсчитали правильно"? Всё оказалось до банального просто.
   - Это элементарно, Штосын, - ответил мой старший товарищ по детективному агентству и, одновременно по квартире (мы проживали в офисе), - поскольку в земных кафе обсчитывают так или иначе, то возможны лишь два варианта: либо вы заметили, как это произошло, либо не заметили. Сегодня вы, вернувшись домой, не бежите к холодильнику, значит были в кафе, поскольку на ресторан у вас не достаёт денег, и вы в добром расположении духа, значит, не заметили, как вас обсчитали.
   Однако, при желании во всем можно увидеть положительные стороны. После встречи моей головы со словарём - появились паранормальные способности, и теперь я даже имею диплом полевого хирурга.
   За борьбой с воспоминаниями я и не заметил, как мы вырвались в твердое пространство.
   Недостатки транспортной системы. Из конца в конец Вселенной доберешься за пару часов. А потом остаётся парсеков сто - и приходится тащиться несколько суток!
   К счастью, парусник оказался совсем недалеко. Он висел у ближайшей звезды, раскинув серебристые крылья, опираясь на солнечный ветер. Интересно, какой режим выбрали его владельцы: сила тяжести около одного "же", или же щадящий режим для пленочных парусов-крыльев?
   К моей вящей радости, устроители симпозиума не стали скупиться на затраты и парусник с гордым (пожалуй, претенциозным) названием "Плоский мир" висел в устойчивом равновесии совсем рядом с солнцем: полторы а.е., не дальше.
  
   Часть 3, в которой мы знакомимся с планетостроением
  
   Устроители приняли нас хорошо, но несколько сдержано. Видимо, их эпистола пролежала в моем длинном ящике несколько дольше, чем они хотели. Другой причины быть, кажется, не могло.
   - Наши потенциальные заказчики пребывают в вынужденной изоляции уже около двух недель.
   - Надеюсь, они там не скучают? - вежливо поинтересовался мой старший компаньон.
   - Мы делаем все, что в наших силах, но будем очень признательны, если решите проблему как можно скорее.
   Грядахолмов положил на край стола кончики всех восемнадцати щупалец и принялся задумчиво ими барабанить. Будто человек пальцами. Хотя, мало найдётся в мире людей, способных вот так вот, независимо, в окружении богатейших разумных существ Вселенной, постукивать по края стола всеми двадцатью отпущенными природой и генными инженерами пальцами.
   Семинар проводила трансрасовая компания "Частная планета". Сейчас в одном помещении с нами присутствовали трое отцов-основателей. Ситуацию им пришлось брать под свой контроль, так как и президент, и директор оказались изолированными вместе с участниками презентации.
   Симпозиум, хотя и носил название "научно-практический", реально организовывался для поиска заказов на спутники. "Частная планета" продавала парусники.
   - Но теперь мы предложили клиентам кое-что получше.
   Это в разговор вступил до сих пор молчавший мистер Коррор. Он достаточно фотогеничный и его изображение часто возникает на первой обложке журнала "Фобос". К тому же его вид привычен людям: крокодил с уродливо-коротким рылом. Можно сказать, динозавр. А рубашка, смокинг и красный галстук (подчеркивает принадлежность к социал-демократической партии) придают мистеру Коррору немного комичный вид.
   Я с интересом повернулся к зеленому мистеру. Но он замолк.
   - Кхе-кхе, - откашлялся Смит.
   Именно Смит общался с нами все время по прибытию. Землянин. Но поскольку живёт далеко от исторической родины, то наши СВИ (средства всяческой информации) его не жалуют.
   - Это пока секрет, но дело в том, что мы собираемся приобрести планету.
   - Не будем называть вещи своими именами, - четко произнёс Коррор, - но мы её купим, обустроим и продадим.
   - А в самый ответственный момент из закрытого зала, где проходили торги, пошла передача. Пришлось их всех изолировать очень сильно и весьма надолго.
   Грядохолмов уточнил диспозицию:
   - Вы хотели продать обустроенную планету, ещё не купив стройматериал?
   - Кхе-кхе...
   Смиту не хотелось раскрывать секреты бизнеса до конца. Всё же он человек, несмотря на то, что его предки давным-давно покинули Землю. А человек - это существо скрытное.
   Говорить начал третий владелец компании. Самый загадочный из всех присутствующих. Он состоял из муравьев. Можно сказать - огромный коллективный разум. Структурированная куча муравьев, которая могла принимать по собственному желанию любую форму. Сейчас она приняла форму гуманоида.
   - Да, мы хотели именно так и поступить. Мы, как вы, догадываетесь, не ширпотребом собираемся торговать. И нельзя исключать, что покупателя на этот товар не нашлось.
   Муравейник был одет в глухой полумягкий комбинезон. Лицо производило отталкивающее впечатление. Как будто коричневая маска или лицо больного, покрытое коростой. И голос - глухой, идущий изнутри.
   - Вы, следовательно, беспокоились, что цена за планету вырастет?
   - Более того, нам бы хотелось остаться монополистами, - не выдержал Смит. - А узнать, что где-то другая фирма уже предлагает аналогичную программу, нам совсем не хотелось!
   Барабанная дробь выдала наличие в моём обычно бесстрастном друге присутствие раздражения крайней степени. Я не мог понять, что именно ему не нравится, так что помалкивал.
   - Насколько я понимаю, вы были заинтересованы в наших услугах для сохранения лица фирмы? Через несколько дней участники заточения будут освобождены и без нашего участия? Вы оставили приоритет за собой, подписали документы на приобретение космического тела, и собираетесь обвинить агентство "Штосын и Грядохолмов" в пренебрежении интересов стольких уважаемых существ?
   Повисла неловкая пауза.
   - Увы! Поскольку гонорар не предусматривался, мы решили взять пиаром, так что расследование будет, и мы с коллегой обязательно выясним, кто виновен в произошедшем.
   После моей тирады пауза стала прямо-таки гнетуще невыносимой.
   Её прервал муравейник.
   - Нет никаких оснований считать, что мы ведём нечестную игру. Мы действительно, хотели воспользоваться авторитетом агентства "Штосын и Грядахолмов", но это лишь в самом худшем варианте развития событий. Мы заинтересованы в том, чтобы вы нашли источник. Мы заинтересованы в том, чтобы выплатить вашему агентству соответствующее вознаграждение. Мы заинтересованы в том, чтобы вы получили по итогам расследования хорошую прессу.
   Иногда демократия, безусловно, хорошая штука. Муравьи изложили всё как надо.
   - Итак, - взял инициативу в свои щупальца мой головоногий шеф, - поясните, почему планету можно дешево купить и дорого продать?
   Смит честно ответил:
   - Мы решили вопрос с силой тяжести. Раскрутим планету до критической скорости...
   - Это угловая скорость вращения, при которой начинают образовываться кольца, - встрял милашка Коррор, лязгнув пастью.
   - ...мы получаем два пояса комфорта: на юге и севере. При этом площадь каждого сектора, за счет большого диаметра может быть в несколько раз больше, чем площадь поверхности Земли. Я говорю о суммарной площади суши и океанов!
   Похоже, Смит сел на любимого конька.
   - Есть ли недостатки у метода?
   Судя по ошарашенному лицу Смита, он забыл, что тут его слушают. Слишком увлекающаяся натура.
   - Затраты слишком велики, - за Смита ответил Коррор. - Это единственная проблема. Нам проще строить и продавать парусники.
   - Однако, вы решили и вопрос с частой сменой дня и ночи? По моим оценкам, сутки должны длиться на вашей планете около часа? А то и нескольких минут?
   - Да-да, при таких оборотах планета разлетится на кусочки!
   Лучше бы я помалкивал. Грядахолмов под столом мне сжал колено через чур сильно. Видно, я сморозил глупость.
   - Планета разлететься не может. Что касается атмосферы, то ее может и не быть - мистер Грядахолмов это прекрасно знает: гидросфера лучшая защита от излучений. А что касается смены темного и светлого периодов... Мы действительно, можем решить этот вопрос. Причем различными способами. Тут и облака, которые могут защищать от солнца и светиться в нужное время, и можно положить планету с направлением оси вращения к звезде... Вариантов много. Но - предлагаем приступить к работе. Взять, как говорят, быка за рога.
  
   Часть 4, в которой и нас тоже изолируют
  
   Грядахолмов брать быка за рога не любил. В силу своего могучего интеллекта - очень хорошо представляя, что парнокопытный и остро-парнорогий может с ним сотворить в случае ошибки. Но годить не приходилось. Пора пройти к месту преступления, образно говоря, в наши детективные закрома.
   Почему мне нравится работа в детективном агентстве по бракоразводным делам? Адюльтер - так же является преступлением перед обществом и законом, но насколько же место его свершения приятнее посещать, чем вот даже такой шикарный зал совещаний и презентаций.
   Увы, прежде чем нас туда впустить, руководители сообщили, что мы не выйдем из зала, пока не найдем "стукача". Выбора нам не оставили.
   Что оказалось очень и очень радостным, все собравшиеся представляли собой созданий прямоходящих, двуногих и двуруких. Правда, широкой цветовой гаммы. Но зато не имели ни чешуи, ни перьев. И все - с плоскими ногтями.
   Грядахолмов выглядел в таком обществе достаточно пикантно. Когда все "заключенные" собрались около него, показалось, что вот-вот начнется праздничный обед, а главное блюдо всё еще шевелит щупальцами.
   - Господа, позвольте представиться, детектив Грядахолмов. Я прибыл с Земли.
   Несмотря на то обстоятельство, что все присутствующие были выходцами с Земли, жить на родной планете повезло не всякому. Кажется, кроме нас с шефом - больше никто такого счастья не имел. Когда-то их предки разлетались в поиске лучшей доли, и попадали в неприветливые места... Но в новых мирах люди приспосабливались и продвигались по иерархическим лестницам и карьерным ступеням с упорством крыс и непривередливостью тараканов, разносчиком которых стали по всей вселенной. И вот теперь они торговались за места на новой планете для своих колоний и цивилизаций. Конечно, положение позволяло мотаться отдыхать на Земле на уик-энды, но встретить персону-нелюдь, которая заняла твое место в колыбели человечества - неприятно.
   Торговцы недовольно загудели.
   - Думаю, - заглушил всех восемнадцатиног, - мы управимся за полчаса, и все смогут быть свободны. Господа, прошу каждого сообщить: имя, должность, какую часть планеты приобрели на момент окончания торгов. Не думаю, что прибывший сюда с нечестными намерениями здесь под своим истинным обликом.
   Я уже ведь говорил, кто из нас полевой хирург? Поверьте, ни вправить подвыверт ауры, ни разделить переплетённые поля разных органов, ни залатать каверну в ментальной оболочке на ощупь - невозможно. Если только огромную кисту ампутировать. Это я о чем? О том, что ауру надо видеть. После того случая со словарем, я - вижу.
   Потому, когда у высокого стал расти "нос", мне сразу стало понятно: этот человек лжёт. О чем я незамедлительно намекнул шефу, наступив на один из щупальцев. Наверно тот мужик врал слишком явно: с дрожью рук и потовыделением на лысине. Иначе откуда шеф догадался об этом сам? Он недовольно выдернул щупальце у меня из под ноги, отчего я некрасиво упал, растянувшись на полу в лучших традициях балаганных клоунов. Я это Грядахолмов припомню... Я, можно сказать, жертвую собой, бегу к нему что бы незаметно наступить на щупальце, а он вон как!
   Тут я заметил, что шеф лежит рядом. А над нами жужелицами летают свинцовые пули. (У свинца особая аура, так что я быстро распознал этот метал.) Ладно, я и это припомню Грядахолмов: то же как-нибудь спасу от смерти или сквозного ранения в живот.
   Не стоит думать, что остальные участники симпозиума благодушно наблюдали за происходящим. Это все - светские львы, которые привыкли к дракам в злачных местах и нападениям грабителей рядом с фешенебельными клубами. Стрельца завалили, скрутили руки и на радостях, что преступник найден и заточение близится к финалу, исполнили вокруг тела пляску победителей. Что-то среднее между канканом и сиртаки. Ну, по крайней мере каждый (хотя и не в такт) пару раз пнул поверженного негодяя.
   После тщательного обыска нашли и все шпионские причиндалы. Служба безопасности свой виски пила не зря.
  
   Часть 5, увы, заключительная
  
   Счет, выставленный агентством "Штосын и Грядахолмов" организаторы нашей поездки пообещали оплатить в ближайшее время. Тогда шеф заявил, что собирается обойти участников симпозиума с раздачей визиток и на словах объяснять, что плату будет принимать только авансом, а не как здешние хозяева. Конфликт тут же уладился и мне вручили чемоданчик с "ценными бумагами".
   Отмечу, что это уже не первый случай, когда мне приходилось лежать под пулями. В первый раз мы застали на месте преступления двух лесбиянок. Они залезли в один скафандр большого размера и не собирались выходить из него. А удостоверить личность одной из них было необходимо. Во второй раз - муж поехал на охоту с любовницей, а меня нарядили изюбрем. Но там хотя бы была пуленепробиваемая шкура.
   А так - обычное рабочее дело. Прибыть, отыскать, изобличить. Пусть кто-то скажет, что действовать надо по-другому: долго размышлять, сопоставлять факты, искать "кому выгодно"... Это мнение дилетантов. А профи - знают, главное - результат.
   Шахматную партию можно выиграть с помощью изящной комбинации, но можно и за счет ошибки соперника. Отчего наш соперник начал стрелять? А что ему оставалось! Увидев, что его напарник попался - тот решил уничтожить нас с Грядохолмов, тем самым приняв всю вину на себя. Как!? Разве я не сказал, что стрелял не тот, кто солгал при расспросе? Конечно нет!
   Увы, кто их нанял, узнать так и не удалось: отчего-то наши прижимистые хозяева не допустили нас к этому. У них свои разборки. Шеф считает, что на планету положили глаз не гуманоидные расы, которых вполне устраивает большая гравитация.
   Всё может быть. А пока мы летим домой, и в моих руках чемоданчик... С акциями компании "Частная планета".
  
   Удар по лицу вернул меня с небес на землю. Этому старичку бы в боксёры податься, на чемпионат среди пенсионеров - рука, как чугунная.
   - Что с вами, молодой человек? - участливо спросил детектив в отставке. - Нужно лучше питаться, и не будете терять сознание.
   - Нет, дело не в этом, - я огляделся: та же комната, где я в прошлый раз выслушивал истории, забракованные моим начальником. - Я в последнее время почти не сплю, а кошмары вижу даже наяву. В основном о вас с Грядохолмов, но не только.
   Старичок закивал, явно чем-то довольный.
   - Я даже знаю причину такого странного психического расстройства. Просто вы в прошлый раз сбежали, не дослушав последней, самой интересной истории.
   - Так вы ж ничего и не рассказывали.
   - Подождать не могли? Просто я был немного занят, очень уж вкусные у вас пирожки были. Жаль, что сегодня вы их не захватили... Мама готовила?
   - Бабушка, - пошутил я.
   - Не дослушав запланированной истории, вы потеряли покой. А это ведь не шарик для пинг-понга, просто так его в сетке не найдёшь. Сейчас я всё-таки расскажу вам ту давнюю историю, если, конечно, всё вспомню.
   И не слушая моих скромных протестов, старичок принялся бодро рассказывать.
  
  
   Сокровище Бетельгейзе
  
   Глава 1. О грустном помощнике и весёлом шефе
  
   Я ведь вам уже рассказывал о своей бывшей жене? Как же, горечь, оставшаяся в душе после этого неудачного брака, то и дело проскальзывала в разных частях моей истории. Если читали - знаете. Всё до банального просто - я её любил, она меня использовала. Иногда больно для самолюбия узнать, что для кого-то ты был просто очередной ступенькой долгой лестницы на пути к богатству и власти. Это так кажется, что с бедного хирурга ментальных тел взять нечего. Вы не представляете, на что способен гуманоид, подписавший пожизненную кабалу. Мне ли не знать, пленнику заскорифов, пиратов Чёрной Луны.
   Но произошло всё это до того, как я стал полноватым, страдающим серьёзной отдышкой джентльменом. Даже до памятного знакомства с моим лучшим другом, многоногом с несклоняющейся фамилией Грядахолмов. Я был просто Штосын, молодой врач нетрадиционной медицины, кое-как с горем пополам на тройки окончивший академию при НИИЧАВО. А она... Наш роман был бурным, но коротким. Я мало что помню, лишь чёрные глаза, от которых не спрятаться даже под одеялом, и въедливый полуночный шёпот. Я принимал снотворное, но мне снились дурные сны. А наяву уговаривали и убеждали, угрожали, рыдали и истерично выли. До тех пор, пока я не подписал-таки брачный договор - будто продал душу. А дальше, как в сказке: неприятный развод и огромные алименты. Лишь позже я узнал, что был не первым её мужем, и не последним тоже. С кого по крохе, с остальных всё, что можно, выжимала эта женщина-вамп, брачная аферистка. У неё была тысяча имён и полторы тысячи пластических операций. Но я узнавал её легко. Мисс Мора, бывшая миссис Штосын взлетела так высоко, откуда практически нельзя упасть: деньги обеспечивают подъёмную силу. Это так, где альфа Ориона, Бетельгейзе, где под лучами красного гиганта кружится единственная, да и та напрочь искусственная планета А-95-ЮКА, известная также под именем Новая Раша.
   Они поглощали энергию громадной звезды, перерабатывали на антивещество и распродавали по всем галактикам. Богатели, богатели и снова богатели. Казалось, нет пределов богатств для новорашейца. Говорят, что вскладчину они способны купить вселенную со всей её тёмной материей в придачу.
   На многие световые года от улицы Бейкер-стрит города Москва судьба забросила Мору. Я не держу на неё зла, по крайней мере, сейчас, после того как Грядахолмов спас меня от алиментов. Как? Просто сделал своим рабом. Отличный способ избавится от кредиторов, лучший, чем банкротство. Конечно, нужно иметь знакомого из системы Медуза. А у меня такой появился. Кстати, раб по медузианским законам - немалый статус, намного лучший, чем "квартхе" - негражданин, пришлый инопланетянин, кем я был до этого - то есть, попросту, никем. А так через двести лет я могу перейти в касту вольноотпущенников "ярвалте", тогда мои дети смогут при должном рвении претендовать на гражданство - "сулате". То есть, стать всем. И даже отрастить второе щупальце.( Первое щупальце они получат при рождении. )
   Я выучил много слов медузианского языка, хотя зачем он нужен Грядахолмов и остальным, так и не понял. Общаются многоноги между собой, не используя звуки и слова. Наверное, как что-то старое и отмирающее, как у нас американский английский.
   Что ещё? Я надеялся, что никогда больше не увижу Мору. Она не появлялась на Бейкер-стрит, я не летал вблизи Бетельгейзе. Но, черт возьми, я грубо ошибался. Успехи и немалая слава детективного агентства "Штосын и Грядахолмов" в делах по бракоразводным и не только процессам, не могла не привлечь внимания брачной аферистки с немалым стажем, когда у неё возникли небольшие проблемы с внеочередным мужем. А то, что она сама когда-то была миссис Штосын, Мора благополучно забыла, да и как не забыть, когда даже в количестве несложно запутаться. Она думала, что у неё было "около четырёх тысяч мужей", правда на самом деле, - Грядахолмов потом навёл справки, - на момент нашей второй встречи, их насчитывалось всего-то около тысячи ста, включая вашего покорного слугу. Хотя, я об этом уже говорил...
   Тот злопамятный день начинался злополучно... Я грустил, предаваясь воспоминаниями, Грядахолмов, наоборот, веселился. Помнится, я даже спросил у него:
   - И что такое вы сегодня с утра нюхали, шеф?
   Грядахолмов, успевший устроить в кабинете всемирный потоп из своего аквариума, высунул щупальце, нащупал баночку и прочитал на этикетке:
   - Настойка валерианы. Хотите попробовать? Она прекрасно успокоит вашу нервную систему, горе уйдёт за синее море, и злосчастие в придачу.
   Я лишь покачал головой.
   - Это незаконно. По крайней мере, для некоторых геян, - Напомнил я ему. - Конечно, вам, как многоногу, почти ничего не грозит. Могут лишь в систему Медузы выслать.
   - Не волнуйтесь, Штосын, - подмигнул шеф сразу восемнадцатью имитациями глаз на каждом щупальце. - Чуть что, я смогу предоставить дипломатическую неприкосновенность своему рабу.
   И принялся мерзко хихикать.
   Странно, он почти никогда не вспоминал, что я являюсь его рабом. Кстати, в системе Медузы это несколько другое понятие, чем мы вкладываем в сей термин, насмотревшись классики сетематографа и интерактивно изучив историю. Просто переводчики не нашли другого слова, и ухватились за нечто, лишь чуть отдалённо близкое.
   Слова шефа опять заставили меня вспомнить Мору. Там-то я был рабом реально...
  
   Глава 2. Типичное дело
  
   Она ворвалась, как вихрь, мимо нашего секретаря-андроида, по-совместительству цербера. В тот день мисс Хадсон как раз воспользовалась возможностью надеть себе две дополнительных головы. Но толку!? Моя бывшая благоверная на неё даже не взглянула. Казалось, Мора ничуть не изменилась с момента нашей последней видеосвязи. Высокая, тёмноволосая и чёрноглазая. Хотя я теперь знал, что её внешность всячески трансформировалась от брака к браку. Она могла предстать и стройной блондинкой, и полной брюнеткой, и худощавой рыжей, и лысым дистрофиком. По обстоятельствам. Двухголовой и четырехрукой, даже принять вид эфемерного существа, типа зелёного коктейля. Но, видимо подсознание, десятое чувство, заставило её воплотить тот внешний облик, знакомый нынешнему собеседнику - мне.
   Я долго сидел с разинутым ртом, будто ожидал рома на столовой ложке,а она, привыкшая к подобной реакции со стороны мужчин заявила лишь выдержав паузу и насладившись моим видом:
   - Я нашла ваш адрес в справочнике.
   По порозовевшим щупальцам шефа, можно было понять, что он доволен. Не верю, что забыл, сколько пришлось заплатить рекламной компании, проводившей рекламную кампанию! Но покраснение могла вызвать и запоздалая реакция на валерьянку...
   - Поэтому я и обращаюсь к вам. - Дама капризно притопнула тонким каблучком. - Вы должны мне помочь, как специалисты по бракоразводным делам. Я столько раз выходила замуж и разводилась, но в первый раз узнала, что такое "развод по-новорашейски". Они меня, вы не представляете, развели!
   Промокнула глаза в тончайшую паутину носового платка - такие делают только разумные пауки на Арахнофобии в системе дельты Скорпиона, раритетная и очень дорогая вещь.
   Наконец, я закончил ловить ртом воздух.
   - Швабра! Дочь игуанодона! Зачем приплыла?! Чтоб тебя ещё пять раз развели по-новорашейски. Фикус получишь, а не помощь специалиста! Мисс Хадсон, бронебойным - огонь!
   Но, естественно, я это не прокричал. И даже не подумал вслух, чтобы неожиданные чтецы мыслей, вооружённые миелофоном, не добрались до тайных желаний. Может, давняя любовь всколыхнула моё сердце? Или шеф пошевелил щупальцем в аквариуме, устраивая не только местное цунами, но и дёрнув за ниточку, управляющую своим помощником?
   - Меня зовут Мора Абрамс, и я замужем за самым авторитетным олигархом Новой Раши - Михайло Абрамсом, состояние которого исчисляется в триста тридцать кубических парсек золотого эквивалента.
   Я представил себя стоящим на таком кубике: голова моя закружилась.
   - Если мне удастся выжать из него все соки, или даже урвать крохи, вы получите свой гонорар, - продолжала Мора. - А это больше, чем кто-либо выслуживал во вселенной. Исключая, конечно, новорашейцев.
   Тут я не стерпел. Душил её, как Менелай ту жену, что десять лет шаталась по турецким курортам. Исключительно на подсознательном уровне, боясь, что кто-нибудь догадается.
   - Дело это для нас типичное, - сказал шеф моим голосом (порой он так поступал в переговорах с гуманоидами). - Мы берёмся за него, но только посветите нас в подробности.
   - Что же вы хотите знать? Вряд ли вас интересует, что моих денег едва хватило на билет в Новую Рашу и временную регистрацию. А на прописку пришлось поработать. От мужа к мужу, перебиваясь случайными менеджерами низшего и среднего звена, я не переставала надеяться, что найду его, того папируса, после развода с которым не буду ни в чём нуждаться. И судьба улыбнулась мне и подмигнула.
   Тут Мора так победоносно и сексуально стрельнула глазами, что чуть не повергла меня с кресла на пол; пришлось бы потом шефу или мисс Хадсон доставать из сейфа запрещенный еще круче, чем валерьянка, нашатырь (ведь из него можно сделать гремучую бомбу).
   - Продолжайте, прошу вас, - наконец, смог произнести я сам, без участия шефа.
   - О, Майкл был жених, стоящий многого. Его карьере в Новой Раше позавидовал бы любой. Подробностей не пристало знать всякой уважающей себя жене, но они были у всех на слуху. В школе, как водится, прилежный мальчик, отличник и очкарик, никаких, казалось, склонностей к чёрной коммерции. Потом челночник, спекулянт и валютчик. Тут и торговля хлебом во время голода, казёнными медикаментами в эпидемию и много ещё чего. Создание самовзрывающихся акционерных обществ, строительство пирамид на маленькой доверчивой планете. Но особенно он поднялся, когда по Новой Раше пронеслась чума приватизации. Как вы думаете, за сколько можно купить компанию по производству и переработке антивещества? Двадцать миллиардов? Десять? Нет, она досталась Мише за три рубля ноль-ноль копеек. И, наконец, последний этап деятельности: политический - где он мэр, губернатор и наместник бога. Скупка яхт и космолётов, дворцов и футбольных стадионов. Предметов искусства и паскудства - всего того, что со временем дорожает.
   - И как же тебе... то есть, вам, удалось выйти замуж за такого занятого гуманоида? - спросил я не без сарказма. Шеф, пропагандирующий вежливое обращение к клиенту, недовольно стукнул щупальцем о водяную гладь аквариума, что немного смягчило мой вопрос.
   - Вот видишь, мы уже на "ты", поэтому не удивляйся - это талант, почти как у кого-то выслеживать адюльтер.
   Не дожидаясь разрешения, Мора закурила. По запаху я определил - настоящий "табако" - то, что я произнёс это слово, уже является нарушением закона и штрафуется. Хорошо, вовремя включилась система вентиляции, встроенная в мисс Хадсон, с валерьяновыми парами из аквариума она привыкла справляться - сейчас ей выпала задачка посложнее.
   - Вы подписали с мужем брачный договор? - опять воспользовался шеф моими голосовыми связками.
   - А как же, - усмехнулась Мора. - "Рекс Романа", вы должны быть в курсе. Если вкратце, то всё пополам: яхты и космолёты, футбольные поля и футболисты, лазером по условной оси симметрии, допускаемая точность 0,1 процента, в случае несимметричности - в равных долях массы по закону Архимеда. Сколько таких "Рексов" у меня было. Жаль не удалось мужа уличить в измене, но повода для развода не понадобилось. Дело в том, что это была его идея. Естественно, он не хотел доводить дело до суда и начал предлагать откупного. Но я выходила замуж и угробила несколько месяцев жизни не ради его жалких подачек. Нет, я хотела всего или хотя бы половины.
   - Великолепное, отличное дело. Давненько мы не занимались таким типичным, - радовался Грядахолмов. - Знаете, как часто детектива по бракоразводным процессам путают с простым детективом? Но скорее рассказывайте, что было дальше.
   - Мы опять на "вы"? Это у вас от мнительности, тоже предсказуемая реакция. Знаете, мужики, за вас очень легко выйти замуж. Я бы, наверное, так и сделала, окажись у вас больше денег, чем у Майкла Абрамса.
   В моём раскрытом рту вполне могла какая-нибудь средних размеров птичка свить гнездо.
   - Мише надо отдать должное: он, как древний русский, не сдавался. Давно я не встречала такого противника, а несколько его уловок хоть и не удивили меня, но заставили вспомнить былое. За мной следили, угрожали, несколько раз похищали. Но всё было так обтяпано, что мужа ни в чём нельзя было обвинить.
   - Сохранились ли какие-то письма, может, записи разговоров?
   - Тогда бы я не обращалась к вам. Увы, Миша был острожен. Под пытками я даже подписала согласие на развод на его условиях. Потом легко доказала, что подчерк и подпись не мои - потому что была готова и к такому повороту событий. И опять не осталось следов, а ведь я научилась каждый свой выбитый зуб обращать в лишний миллиард. Об меня тушили сигареты - я радовалась ожогам, каждый перелом переводила в условное золото. Я легко выдерживаю средневековую пытку: дыбу, колесо и испанский сапог, современную эмоциональную - хуже, она вызывает галлюцинации, после них я не сразу готова к новому браку, приходится тратиться на дорогие частные клиники, приводить в порядок нервы и мысли. Хорошо, что до этого пока не дошло. Дошло до кое-чего другого. Я совсем забыла, что нахожусь на Новой Раше. Но всё по порядку. Муж вкладывал средства в производство - я требовала делить это производство. Переписывал состояние на чукчей-слуг и даже на карликовую берёзу в собственном саду - я разоблачила и эти уловки.
   - Неужели до него не дошло, что половину нужно отдать?
   - Вместо этого он пошёл на очередную хотрость: бесследно исчез, оставив после себя лишь хлам... Ну, пару лыж, унты, а также несколько экзотических вещей из Ухты.
   - Постойте, - это уже я воскликнул. - А как же яхты, космолёты и футболисты? Не могло же это просто испариться?
   - Увы, вселенная большая, с возможностями мужа нетрудно и планету затерять, к тому же напрочь искусственную.
   - Вот это было бы дело, - щелкнул щупальцами шеф. - Спрятать целую планету, лишь бы не делить имущество.
   - Планету найти также легко, как и потерять. Достаточно залететь на какой-нибудь курорт типа Куря-Щавели и у первого попавшего нового русского спросить, где его историческая родина. Их туда просто притягивает. Нет, Майкл оказался хитрее, он спрятал лишь своё имущество: срыл и перетащил недвижимость, движимость отправилась своим ходом, но таким запутанным, что следов не осталось. А потом он поиздевался надо мной, прислал вот это вместе с письмом.
   И в мои руки попал мятый клок бумаги.
   - Вероятно, тот, кто написал письмо, был старомоден. Сейчас никто не пользуется бумагой, - у шефа не пропала страсть к всяческого рода пояснениям, словно они кого-то интересуют. - Разве что некоторые выходцы из Геи пользуются бумагой после некоторых естественных нужд. И что интересно, на самой Гее давно изобрели вакуумные гигиенические щетки. На обратной стороне надпись: "Туалетная бумага ароматическая", для нежного и среднего типов кожи, цена 1 руб. 20 коп. за рулон, Бабаевская целлюлозно-бумажная фабрика, г.п. Бабаево, ул. Ильича 4. По крайней мере, это зацепка.
   - Нет, не выдумывай, - ответила Мора. - Я помню этот рулон, муж купил его на аукционе. Бумаге больше тысячи лет, ей никогда не пользовались, даже по назначению. Просто читай, что с той стороны написано.
   Я перевернул бумажку, хотя шефу это не требовалось, он прекрасно мог читать в зеркальном отражении.
   - Написано краской чернильной на водяной основе - синей, - цвет в силу своего дальтонизма шеф мог сличить моими глазами. Кстати, ещё одно доказательство, что Грядахолмов - особь мужского пола, поскольку среди женщин не бывает дальтоников. Доказано, по крайней мере, на Гее. - Почерк ровный, почти каллиграфический, без единой ошибки, что нынче большая редкость.
   - Да, я тоже опознала почерк мужа, - в нетерпении сказала Мора. - Читай же.
   - "Я превратил всё в ничто. Но ты с него не получишь ничего. Думаю, я поступаю по справедливости. Но если считаешь по другому, приходи в девять часов вечера к стадиону "Чипси". Ни подписи, ни обратного адреса.
   - Думаю, это ловушка. Меня в очередной раз хотят похитить и никуда не отпускать. Но другого способа найти мужа я не вижу, вот и спрашиваю вашего совета.
   - Конечно, нужно идти, - сказал Грядахолмов, высовывая голову, а затем несколько щупалец из аквариума. - И мы пойдём с вами.
   Без малейшей тени удивления Мора наблюдала за шефом, вылезающим из аквариума.
   - Я знаю - это многоног из системы Медуза, - наконец, прокомментировала и вздохнула, поглядывая на юркие щупальца. - Может быть с таким я бы и разводиться не стала.
   Это прозвучало, как упрёк в мой адрес.
  
   Глава 3. Малая планета и красный гигант
  
   Мы убедились в словах Моры, как только прибыли на Новую Рашу - подрулили прямёшенько к огромному, лучшему и самому комфортабельному стадиону в галактике (так значилось в путеводителе) - "Чипси". Такое чувство, наверное, испытывает путешественник во времени, мечтающий побывать в казематах знаменитой крепости Бастилия, но перепутавший столетие-другое. Ровная площадка без единой соринки, будто кто-то долго и упорно до зеркального блеска полировал искусственную землю.
   - Что тут удивительного? - ответила на мой немой вопрос Мора. - "Чиспи" ведь собственность Майкла, поэтому исчез вместе со всем остальным.
   - Превратился в ничто, как сказано в письме, - сказал Грядахолмов.
   - Бред какой-то, зачем уничтожать собственное имущество? - недоумевал я.
   - Наоборот, всё весьма логично.
   Мы с Морой ждали, что он пояснит, но Грядахолмов молчал. Я, конечно, привык и не настаивал. Что не скажешь о нашей нынешней клиентке и моей бывшей жене. Правда, особо настоять ей не дала обступившая со всех сторон толпа. Настроения, скажем так, были не самые положительные.
   - Неужели исчезновение "Чипси" как-то связано с предстоящим разводом Майкла и Моры Абрамс? - репортёры высказывали догадку автоматическим операторам.
   Футболисты-соперники из клуба "Арсенал-ЦСКА(Киев)" лишь пожимали плечами: нам то что, пусть присуждают техническое поражение. Фанатов обоих клубов всё это волновало не в пример сильнее. Вопли, лозунги - казалось, немного, и толпа начнёт очередную революцию.
   - Плохо, когда у народа забирают последнюю радость. Пусть большинство билетов распространяли бесплатно - какое это имеет значение? - принялась философствовать Мора.
   - Это Мора Абрамс! - узнал её кто-то из репортёров и тут же задал несколько вопросов в лоб. - Как продвигается дело о разводе? Сколько вам выделил муж? Как вы теперь намерены истребовать алименты?
   Толпа, узнавшая жену хозяина исчезнувшего стадиона, готова была растерзать её вместе со спутниками - то есть, нами. Обязательно так бы и сделала, если б на выручку не пришёл пилот межзвёздного дилижанса, закруживший над головами.
   - Миссис Мора! Это вы? Но кто это с вами? - говорили сверху в мегафон.
   - Знаете, я такая транжира, - принялась поспешно пояснять Мора. - Этот многоножек - мой новый любимец из террариума, а второй - просто кукла для примерок.
   Сверху поверили и ничего больше не спрашивали. В световом луче нас подняли на корабль, выдернули из лап разбушевавшихся фанатов "Чепси". И в первую очередь осмотрели с ног до щупалец.
   - Простите, вы случайно не из милиции? - спросили.
   Я, конечно, хотел ответить, хохотнув, что я "из почты", но усиленно притворялся манекеном.
   - Да вы что?! - заступилась за обоих Мора. - Да какие же это легавые? Вы на морды их взгляните? Где розовая лоснящаяся с трёхдневной щетиной шкура? А где уши торчком и нос пятаком? Совсем не похожи.
   Шеф, допустим, не похож, но меня рассматривали внимательно - всё искали пятак.
   - Ну, хорошо, - ответил капитан дилижанса и приказал роботу-кочегару. - Трогай.
   За считанные секунды мы разогнались до световой скорости, оставляя стадион с обиженными фанатами и всю Новую Рашу в другом измерении. И понеслось, изредка мы выныривали в реальность, как рыба из воды. Почти как декомпрессия, если этого не делать, можно потихоньку свихнуться в гиперпространстве. Я не видел ни одной знакомой звезды, но Грядахолмов узнавал их даже с закрытыми глазами.
   - Это Денеб, - он имел в виду ближайшую звезду возле которой мы выныривали. - Кастор, Антарес, лямбда Цефея. А это Мицар, Формальгаут, Капелла, гамма Пегаса...
   Ясно было, что мы сильно петляем.
   - Будто летим на Малые Пивные Озера, - догадался Грядахолмов. - Вон, видите, река Млечной Дороги осталась позади, а сбоку блестят Кисейные Берега.
   - А внизу что за пятна, будто разводы на стенках вашего аквариума?
   - Это мини-чёрные дыры, а вон та большая - так называемая Чёрная Луна, место обитания заскорифов и прочего сброда. На самом деле, это даже не дыра, а тёмная галактика.
   Удивительно, сколько всякого многого не нужного знает шеф.
   Потом мы вынырнули возле крайне подозрительно знакомого красного гиганта. Если не знаете, в чём разница между звёздой класса Соль и Бетельгейзе, попробуйте отлететь на орбиту Плутона и взглянуть в иллюминатор. Что там за звёздочка сияет ярче остальных? А, так это и есть наше Солнце. Как на подобном расстоянии выглядит красный гигант, никто не знает, хоть новые русские расположили свою напрочь искусственную планету много ближе, чем от Солнца до Плутона. Просто живут они на "теневой" стороне, оставив "солнечную" для автономных заводов антивещества. Новая Раша не вращается вокруг оси, а новые русские любят темноту, к тому же иллюзию смены дня и ночи поддерживает отраженный свет спутника - в его лучах, кстати, можно загореть быстрее, чем на Солярисе.
   - И куда же подевалась Новая Раша? - недоумевала Мора.
   Свет красного гиганта проникал сквозь обшивку корабля и полностью закрытые ставни иллюминаторов. Вместо планеты болтался лишь относительно небольшой неправильной формы астероид. От сияния настырной звезды было не спрятаться даже в его куцей тени. Зато все смогли разглядеть сотни пристроившиеся к поверхности и болтающихся на орбите яхт и космолётов. Дворцы и небоскрёбы соприкасались, как гаражи в кооперативах. А на почётном месте гордо выпятил травяное покрытие лучший и самый комфортабельный в галактике (теперь в виду отсутствия конкурентов в этом не могло быть никаких сомнений) стадион "Чипси".
   Признаться, у меня не было никаких объяснений происходящему, а Грядахолмов лишь гордо кивал щупальцами, словно получил подтверждение своим догадкам. Я набрался терпения, потому что знал, рано или поздно, но шеф посвятит меня во всё.
   Ничего не объясняя, нас довольно бесцеремонно катапультировали из дилижанса. В луче, так же, как и поднимали, плавно опустили на зелёный ковер футбольного поля - недалеко от центрального круга. Команда тотчас обступила нас.
   - Может, это и есть соперник? - спросил кто-то.
   - Не может быть, - ему ответили. - Ведь у нас чемпионат среди гуманоидов. Наверное, это зрители.
   И в подтверждение своей догадки указали негроидным пальцем на шефа.
   - Так это ведь миссис Абрамс, - узнали, наконец, Мору. - А вы что тут делаете, неужели тоже подписали контракт с хозяином?
   Намёками и прямыми вопросами мы вскоре выведали у футболистов их нехитрую историю. Конечно, многие из них согласны были играть и за плошку риса, условно выражаясь, но предпочитали (а кто из нас не предпочитает?) тугрики - и желательно в неподверженной инфляции межзвёздной валюте. Хотя некоторые с дуру и на деревянные новорашейские согласились - с тех пор рубль не меньше пяти раз деноминировали. Когда мистер Абрамс предложил контракты в разы превышающие предыдущие, футболисты не долго колебались. И вот теперь здесь кукуют, друг дружке мячом перепасовывают.
   - А какой срок действия контракта? - поинтересовался Грядахолмов.
   Вроде ничего подозрительного, у кого три года, у кого пять. Но тут даже я заметил подвох. Не указано, что стандартных года, значит, подразумевается, что по местному времени. Новая Раша как бешенная летает вокруг Бетельгейзе - и год там до секунды равен стандартному. Но этот астероид, состоящий из примкнутых к друг дружке дворцов, небоскрёбов и стадионов, ведь не Новая Раша. Сколько здесь год длится?
   - Нисколько, - и эти здоровые дядьки, прямо богатыри с планеты Лукоморье, в один голос зарыдали. - Это сборище хлама вообще вокруг звезды не оборачивается.
   - Но ведь это незаконно, - возмутился я. - В суд не пробовали обращаться?
   И тут же понял, что сморозил глупость. Где, спрашивается, они, и где остался суд. Но мне неожиданно ответили.
   - Пробовали. Да что толку, если у Абрамса все суды куплены.
   Оказалось, что суды с судьями тоже здесь, чтоб долго не искать, их в одно большое здание, похожее на муравейник, сляпали. А рядом правительства сотни без малого планет, что главное, почти в полном составе - вот же обрадуются где-то доверчивые избиратели. Я уже начал понимать, что провернул находчивый мистер Михайло, но как он это сделал?
   - Там он, - футболисты указали. - В ложе для випов, мы пытались пробиться, только охрана не пускает.
   Оставив команду разминаться, мы поднялись меж пустых трибун. Охраны оказалось относительно немного, при случае мы с шефом могли их порубить на дрова, в основном, конечно, Грядахолмов - я топор не захватил.
   - Миссис Абрамс? - спросил шкаф при галстуке с мобильной рацией.
   Напрасно думаете, что я шучу. Сейчас уже давно не набирают в охрану гуманоидов, только похожих на мебель, предпочитают пользоваться услугами шкафов с электронной начинкой.
   - Шеф приказал провести вас к нему, как только появитесь, - продолжал двухстворчатый. - Но только вас, о спутниках речи не шло.
   - Это не спутники, это свита, - парировала Мора.
   Дубовый, казалось, задумался. Потом посоветовался с шефом.
   - Пропустите их, - наконец, приказал он табуреткам и тумбочкам.
   Вскоре мы предстали перед очами мистера Абрамса. Вернее, перед одним оком. Нас приветствовала единственной рукой половинка олигарха.
  
   Глава 4. Половинка олигарха
  
   Кресло, в котором расположилась половина мистера Михайло, совершенно не походило на те пластиковые сиденья, которые выставляют на потеху зрителям-вандалам. Дело даже не в том, что его распилили ровно по оси, удивительно, как оно ещё стояло на двух ножках. Просто это было массивное кресло, способное украсить любой тронный зал в Средневековье. Рядом расположился маленький столик для фуршета, или для ног - тоже половинка. Но больше чем мебель поражал даже не их хозяин, а стакан. Он стоял на середине столика, поэтому вместе и попал под раздачу. Жидкость не пролилась сквозь исчезнувшую стенку, а углом замыкала грань среза.
   Не сговариваясь, мы осмотрели стакан. И заметили изъян - оказалось, его не располовинили, как всё остальное, а лишь отрезали немного, оставив большую часть нам.
   - Удивительно, - сказал я. - Обычно судебные исполнители в делёжке по принципу "Рекс Романа" так не ошибаются.
   Свои замечания шеф оставил при себе, а может, высказать их ему помешала тирада половинки мистера Абрамса.
   - Хай, Мора, - он гнусно улыбался полуртом. - Так и знал, что ты клюнешь, - наверное, олигарх ещё и был заядлым рыбаком. - Всё твоя жадность. Хотела получить всё? Ты его получила! Можешь пользоваться. Но есть и неприятное известие - ты останешься здесь навсегда.
   Вроде солидный олигарх, а речь заучил, как суперзлодей третьеразрядного комикса. Ещё и расхохотался по всем законам жанра.
   - В смысле? - Грядахолмов сделал вид, будто что-то не понял.
   - Заряди мозги, - Михайло поглаживал что-то, что якобы держал в несуществующей руке. - Вы думаете где вы? Здесь вы все у меня!
   - Здесь - это где? - вид у шефа был действительно недоумевающий.
   - Здесь, - существующий палец указал на пустое пространство. - Я бы ткнул тебя пальцем с неба, да боюсь засосёт.
   - А сам-то ты? - спросила Мора. - Ты ведь тоже здесь.
   - То, что вы видите - робот-голограмма. Речь и возможные ответы я записал заранее, а образ снят по настоящему подобию.
   - Ага, - догадался о чём-то Грядахолмов. - То есть, звук как бы из прошлого, а видео из настоящего. Это многое объясняет.
   Хорошо бы и мне хоть что-нибудь объяснил.
   - Я рад, что помог вам, пацаны, - олигарх показал нам зубы - оказалось, распилили его почти так же неточно, как и стакан, поскольку мы увидели малюсенькую кромку правого якобы несуществующего резца.
   - Нет! - закричала Мора. - Я не верю, что ты на такое способен.
   Как фурия бросилась к половинке мужа, занося ладонь для удара. Причём целилась она в существующую щеку. И куда только смотрели дуболомы охраны? Не зря, наверное, Михайло запрятал их подальше. Увы, рука Моры просвистела сквозь изображение мужа. По крайней мере, мы поняли, что Абрамс не соврал.
   - Что же вы стоите?! - Мора извивалась, как змея, пытаясь вырваться из лозовых лап мебели. - Я ж вас наняла! Не дайте ему уйти!
   - Если нет больше вопросов, то по кедам, парни, - попрощался с нами Михайло.
   - Есть два вопроса, Михал Михалыч, - поспешил остановить его Грядахолмов.
   Вежливость - оружие не только вора, но и детектива. Разве не знали? Довольная половинка обернулась, ожидая вопросов.
   - Михал Михалыч, вы ведь справедливый олигарх. Поэтому считаете, что вашей жене должна достаться вся ваша собственность. Но причём тут мы? Мы просто космические детективы, специалисты по бракоразводным делам, и ничья не собственность, ни ваша, ни вашей жены.
   Абрамс задумался, усиленно почёсывая несуществующую часть головы.
   - Да, пожалуй, вы правы. Будет несправедливо вас здесь оставлять. Хорошо, сейчас я открою вам портал, и вы очутитесь в настоящей реальности.
   - Что?! - пуще прежнего взревела Мора. - Как вы можете бросать меня здесь? Предатели! Вы хуже его!
   - Что же вы стоите, Штосын? - поманил меня щупальцем шеф, как только перед нами раскрылся портал.
   Признаться, я думал вырвать Мору из деревянных лап охраны и, пока никто не опомнился, утащить в портал, но Грядахолмов пресек эту попытку, схватив меня за руку. Что касается силы, то даже десять таких, как я, не справились бы с многоногом.
   - Ну, а какой второй вопрос? - спросил наш добрый олигарх.
   - Это даже не вопрос. Вернее, ответ я на него знаю, а вот знаете ли вы? - и видя, что собеседник достаточно заинтригован, продолжил. - Куда делать вторая ваша половина?
   - Ванечка! - неожиданно ласково позвала меня Мора. - Не бросай меня здесь. Ты думал, что я тебя не узнала? Нет, я помню каждое мгновение, что провела с тобой. Это были счастливые минуты моей жизни. Знай, всё ещё можно вернуть!
   Никто не звал меня этим русским именем, кроме неё. Остолбеневшего толкал меня шеф в портал, пользуясь тем, что Майкл Абрамс, отвлекшись, критически и с удивлением себя оглядывает.
   - Я вернусь, Мора! - крикнул я напоследок. - Я не брошу тебя.
   Мы всё-таки услышали последнюю страшную догадку мистера Михайло Абрамса:
   - Я сейчас так выгляжу, картинка транслируется из настоящего, а мои мысли и сознание из прошлого. Нет! Они до меня добрались!
   Мора по-прежнему вырывалась из пут охранников, хотя её уже начали охаживать руками, по совместительству дубинками. Робот-голограмма половинки олигарха постепенно меркла, кончался заряд батарей. Как полоумный метался Михайло в узкой вип-ложе с видом на своих разминающихся футболистов. Кричал, что не хочет так умирать. А потом нас поглотил портал.
  
   Глава 5. Убийство в мотеле "Москофф"
  
   - Уи! А эти откуда взялись? - услышал я сквозь сон, а когда открыл глаза, увидел лицо говорившего. Хотя лицо - это мягко сказано, такая рожа способна неподготовленного напугать до полусмерти.
   Но я в силу специфики своей второй профессии уже достаточно насмотрелся на бравых свиней из Скотского Ярда, разгуливающих в кожаных тужурках с розовыми бластерами наперевес.
   - Здравствуйте, товарищ старший оперуполномоченный, - поприветствовал служителя закона Грядахолмов. - Неужели вы нас не помните? Мы ведь помогли вам в одном деле с бабушкиными брюквами, их ещё прятали в носках.
   - Ничего не помню! - честно признался служивый.
   - Штосын, покажите ему наши удостоверения, - имитировал тяжёлый вздох Грядахолмов.
   Я полез в карман. А не оставил ли я их дома? Наконец, столь драгоценные пластиковые карточки нашлись.
   - Гря-ада-холмов, - по слогам прочитал полицейский.
   Я тоже узнал его, хоть, стыдно признаться, долгое время все они были на одно лицо: Свинтус, Свинстрем и вот этот... Свинс. Пятак Свинс - если быть точнее. Как научился различать? Больше по росту и весу. У Свинса должно быть самая толстая подкожная прослойка.
   - Частный сыщик, - морда приняла хищное выражение, превратив Свинса из миленького домашнего поросёнка в боевого хряка.
   - В делах по бракам, разводам и адюльтеру, - поспешил добавить Грядахолмов.
   - Вот и занимайтесь разводами, а убийство оставьте полиции.
   - А что, здесь произошло убийство? - спросил я.
   Свинс чуть сдвинул своё толстое тело, открывая нашим глазам (больше моим, конечно) вид на распростертую половинку бывшего олигарха. На этот раз самого настоящего, а не робота-голограмму. Наверное, поэтому мистер Михайло Абрамс не угрожал, зловеще не смеялся, и вообще вёл себя тихо на полу в обломках кресла и луже крови.
   - Это не машинка для дележа имущества, - сделал я вывод. - Лазером кровь запеклась бы, а тут всё вытекло наружу.
   - Не забывайте, Штосын, о восемнадцатой поправке к "Рекс Романа", согласно ей, разделу не подлежат органические тела, т.е. домашние животные и дети. Отдали небольшую дань гуманизму. Так, что злоумышленник просто не мог воспользоваться разделочной машинкой для убийства.
   - Но что это тогда было, шеф?
   Может быть, Грядахолмов и отвел бы, по крайней мере, намеревался. Но тут встрял Свинс.
   - Бросьте теориями заниматься. Посидите в сторонке, пока вас не допросили. Я всё-таки пытаюсь расследовать это дело.
   - Скажите только одно, - попросил я. - А где это мы находимся?
   Он как-то странно на меня посмотрел. Вот уж не думал, что лицо свиньи, пусть даже служащей в полиции, способно на подобную мимику.
   - Это мотель "Москофф", планета Новая Раша. Скот-лендровер вызвала горничная, когда пришла перестилать постель. Мы её уже арестовали, поскольку тот, кто обнаружил труп, как правило, оказывается убийцей.
   - Вот как? - спросил Грядахолмов. - Если вам известен убийца, то зачем ещё что-то расследовать?
   Теперь Свинс странно посмотрел на многонога.
   - Потому что у неё могли быть сообщники. Мы арестовали также дежурного по этажу и швейцара. Сейчас их допрашивают в соседнем помещении с пристрастием. Думаю, скоро они назовут главаря шайки.
   Сквозь стену раздавался истерический хохот и не менее истерические вопли:
   - Ой, не могу! Уберите это! Я щекотки боюсь!
   - Признание мы уже выбили, - похвастался Свинс.
   Похоже, подобный идиотизм возмутил обычно невозмутимого шефа, хотя, конечно, мы с ним привыкли ко всякой некомпетентности полиции.
   - Послушайте, Свинс, а хотите я вам тут же назову имя и приметы одного из тех, кто был в этой комнате до прихода горничной? Это высокий худощавый гуманоид в тюремной униформе с номером 1258Щ-МТ. Последние две буквы указывают, что он постоянный клиент тюремного отеля "Мега-Трас", "Матросская Тишина" или "Маленькая Тарасовка". Зовут его Ходок Очковский, вместо ноги у него неправильной формы биопротез, курит лепестки примы, часто смеётся, разбрасывая вокруг слюну. Загорелый до красноты, что указывает на продолжительные общественные работы в лучах Бетельгейзе или схожего красного гиганта. Что ещё? Зубы обломанные, а волосы стриженные. Проник сюда сквозь дыру в потолке, - и одно из щупалец шефа взмыло вверх.
   - Уи! - расхохотался Свинс. - Бросьте чушь городить. Это след от падения метеорита.
   - А куда же он тогда исчез? - спросил я.
   - Его уволокли горничная, швейцар и дежурный по этажу вместе со своим таинственным шефом. Поскольку метеорит был круглым, его использовали для вывоза добра мистера Абрамса. Потому что никакого добра мы здесь не обнаружили, а ведь убитый был состоятельным гуманоидом - я уже позвонил в справочную.
   - Во-первых, - Грядахолмов был на удивление спокоен. - Если б сюда упал метеорит подобного размера, этот мотель, сделанный из пенопласта, разлетелся бы в клочки. Во-вторых, толстый слой искусственной атмосферы Новой Раши предполагает, что любой метеорит, каким бы он огромным не был, выгорит, не долетев до поверхности. Проектанты специально её такой создали, помня, какой проблемой являются метеориты на Гее. В-третьих, метеорит не мог оставить такую идеально круглую дыру в потолке, и, в-четвертых, в системе Бетельгейзе вообще не бывает метеоритов.
   - Уи-уи-уи! - Свинс никак не мог остановить свои истерический хохот. - Ох, уж мне эти теоретики, никакого чувства реальности. Я за свою многолетнюю службу в полиции всякого насмотрелся. У нас даже коровы летают. Но поделюсь с вами моей версией: Абрамса убила жена.
   - Что? - спросил я. - Мора? Нет, это невозможно, она не могла...
   - У неё был повод, поскольку всё имущество покойного по наследству отойдёт ей. К тому же, мы не смогли её разыскать. И вообще, у неё нет алиби. Учитесь у профессионалов, любители.
   Наконец, Свинс нас оставил, велев в пять минут очистить помещение. А сам пошёл узнать, как продвигает допрос с пристрастием.
   - Итак, Штосын, - Грядахолмов не стал терять времени. - У нас есть пять минут, чтобы осмотреть чердачное помещение.
   Мне пришлось его чуть подсадить.
   - Шеф, но как вы с такой точностью смогли описать внешность убийцы?
   - Всего лишь внимание и наблюдательность. Я осмотрел помещение, обнаружил улики и смог сделать выводы. Например, следы.
   - Но я не вижу здесь ничего, кроме раздвоенных свиных копыт.
   - Конечно, полицейские много чего затоптали, но по счастью не всё. Поднимайтесь сюда, здесь в пыли это чётче видно.
   Грядахолмов уцепился тремя щупальцами за край круглой дыры, свесившись остальными и телом. Он ухватил меня и резко вздёрнул, втащив на чердак. Это было низенькое пыльное помещение, в котором нельзя было выпрямиться, не проделав в крыше дыру головой.
   - Вот! - указал Грядахолмов на свою находку.
   В пыли чётко отпечатались следы - здесь прошёл кто-то, обутый в грубые, похожие на армейские ботинки. Была другая странность, поскольку носки и пятки следов смотрели в разные стороны. Можно было подумать, что подозреваемый прыгал на одной ноге сначала в одну сторону, потом в другую.
   - Вы не правы, Штосын, - Грядахолмов прочитал мои мысли. - При прыжке остаются более четкие следы, к тому же обратите внимание, в какую сторону повёрнуты стопы. С такой точностью мог прыгать разве что робот, да и то на развороте меняя ногу. Но тогда бы он вытоптал место этого разворота, что в данном случае мы не видим. Нет, здесь мы имеем дело с гуманоидом, отличающимся особой приметой: стопа на одной ноге у него служит назад, что позволяет сделать вывод о неправильно прикрученном биопротезе.
   - Гениально, шеф, - похвалил я. - Но как вы узнали номер тюрьмы и имя заключённого?
   - А вы ещё раз вглядитесь в следы, возьмите только лупу. Номер заключённого выбит на подошве тюремного башмака. Ну а имя и внешность я узнал, покопавшись в базах данных указанных тюрем. Пришлось, правда, взломать код доступа.
   - Как же всё это просто! - искренне изумился я.
   - К сожалению, мы почти ничего не знаем о втором.
   - А что, тут был ещё и второй?
   - Причём довольно примечательная личность. Боюсь, с таким ещё не сталкивались правоохранительные органы. Судите сами: умеет летать, но не часто этим пользуется. Использует ультразвук, а зрение превратил в оружие, питается антителами, а когда их рядом нет, может тела превращать в антитела.
   - Это какое-то животное!
   - Нет, вполне разумен, по крайней мере, ему хватило мозгов, чтобы взлететь на крышу и сбросить верёвку своему сообщнику. Больше я ничего не могу сказать о нём, не покопавшись в Википедии. Кроме еще одного: нам помог его голод. Увидев столько антивещества в одном месте, он не удержался и принялся его пожирать. Лишь вмешательство напарника его остановило. Но он так испачкался в антивеществе, что оставляет после себя заметный след. По нему мы их и найдём.
   - Бросимся в погоню?
   - Да, но не сейчас. Нам понадобится помощь. Вы отправитесь в местечко Стамбул на Гее, я напишу адрес, скажете, что вам нужен мистер Янычар. Мне же придётся выслушивать бредовые версии Свинса, заодно я расспрошу прислугу мотеля, покопаюсь в энциклопедиях и старых газетах. Возвращайтесь скорее, пока капли антивещества не выветрились.
  
   Глава 6. Сэр Янычар, внук мистера Янычара
  
   Я воспользовался полицейским скот-лендровером. Довольно быстроходное средство для нашей реальности, в гиперпространстве понятие скорость перестает что-либо обозначать. Нельзя сказать, что я угнал звездолёт, просто взял на время, всё равно в мотеле полицейские пробудут ещё долго. Успею обернуться.
   Если верить записке патрона, место, где я должен был встретиться с таинственным мистером Янычаром, располагалось недалеко от знаменитой Аль-Софии, утыканный минаретами, как морской ёж колючками. Некоторые считают, что в минаретах счастье. Кому что, мы, например, никак не можем определиться, что было раньше - храм Христа-Спасителя, Дворец Советов или бассейн под открытым небом, вот и с завидным постоянством, раз в пятьдесят лет, сносим одно и строим второе.
   На площади, напротив архитектурного реликта, запахнул полог на ночь цирк-шапито, и лишь афиши зазывали всех посмотреть небывалое зрелище: тараканьи бега. Не стоило удивляться, всех тараканов благополучно истребили на Гее ещё два века назад. Конечно, с багажом первых переселенцев это домашнее насекомое успело заселить остальные планеты, не исключая и самых экзотических, например, в системе Медуза. А потом уже тараканов, как диковинку, привезли на Гею и показывали за деньги.
   Не успел я войти внутрь, как был встречен грозным рычанием - кто-то сторожем посадил живого льва. Огромного, с рыжей шевелюрой и большущими зубами. Я выскочил пулей и лишь потом выдохнул.
   - Ах, ты воришка! - закричал кто-то изнутри старческим голосом. - Убирайся отсюда, не то как выпрыгну!
   - Но мне нужен мистер Янычар, - слабо пытался протестовать я.
   - Какой ещё мистер Янычар? Напился, вот и несёшь всякую чушь.
   - Меня послал Грядахолмов, - выдвинул я последний аргумент.
   Если имя шефа открывает не все двери, то многие. В этом я уже давно убедился. Вот и сейчас, исключения не произошло.
   - Ах, Грядахолмов, - полог гостеприимно распахнулся. - Что ж сразу не сказал, эфенди. Заходи, дорогой, не бойся, они не кусаются.
   Это он про льва с крокодилом, которые, закутавшись в одеяла, под самовар, играли в шахматы.
   - У меня работают, делают вид, что дрессировке не поддаются. Дрессированного льва везде можно увидеть, а вот попробуй найди дикого. А Грядахолмова я знал, - шеф бы точно обиделся, если б услышал, как его склоняют. - Он у меня редким осьминогом работал, а потом в гору пошёл, в смысле в альпинисты подался.
   - Может, и тараканы у вас не настоящие? - осмелел я.
   - Т-с-с-с-с, только никому не рассказывай. Они с планеты Заползука, что где-то в галактике Овощные Завалы. Но очень похожи, прямо копия. Сейчас сам увидишь.
   Мы шли всё дальше по коридору мимо клеток с разумными животными. Иногда зрители хотят увидеть их не только на арене, но так сказать, в естественной среде. Интересно, куда они умудряются прятать одежду, мебель и прочие признаки разумности? Наконец, добрались и до тараканов.
   - Мистер Янычар, к сожалению скончался. Но ничего, с нами его внук, сэр Янычар Юниор. Сейчас я ему объясню, в чём дело.
   И распахнул клетку. Я уже давно заметил, что они не запираются. Тараканье семейство из двадцати особей чинно смотрело телевизор без звука - этакая идиллия, почти как в заставке к "Спокойным ночам...". И телевизор классический, чуть ли не ламповый, такие только в музеях увидишь. Хозяин написал что-то на дощечке и подсунул одному из тараканов. Насекомое ловко схватило её четырьмя лапами и принялось читать, энергично двигая зрачками. Я не помнил, сколько у таракана глаз, тысячи, как у мух, или два, как у гуманоидов. Эти в данном отношении походили на гуманоидов.
   - Они не умеют разговаривать и ничего не слышат, - пояснил владелец цирка. - Но алфавит на свою беду освоили быстро. Поэтому не давайте читать ничего крупного, никаких руководств по эксплуатации, особенно к он-лайн-библиотекам не пускайте. Они не могут остановится, а во время чтения не спят и не едят. Так мы и потеряли первого Янычара. Телевизор в этом отношении проще - можно в любой момент нажать кнопку.
   Я иногда пописываю о наших с шефом похождениях, поэтому поспешил свои путевые заметки спрятать в карман - я ведь не хочу стать причиной гибели разумного существа. Дочитав, Янычар выполз из-за стола и остановился возле моих ног, с любопытством, как мне показалось, шевеля усами. Огромный, просто гигантский таракан - если его поставить на кончики задних лап, передними он смог бы дотянуться мне до пояса.
   - Ну что, поработаем сэр Янычар? - спросил я его, подмигнул и угостил сникерсом.
   Таракан ничего не услышал, но тоже подмигнул, а сникерс сжевал. Я поманил его рукой.
   До Новой Раши и мотеля "Москофф" добрались быстро, к тому же сэр Янычар развлекал меня всю дорогу, рисуя на лобовом стекле своих родственников - он оказался неплохим натуралистом.
   - Полицейские уехали, - сказал мне Грядахолмов вместо приветствия. - Они, правда, еле уместились в один скот-лендровер. Ничего, я потом всё объясню Свинсу. Но он сам виноват, нечего было столько народу арестовывать.
   - А кого он ещё арестовал?
   - Администратора, ночного сторожа, с десяток постояльцев и робота-посыльного, он как раз почту привёз. В результате, никого в мотеле не осталось, но тем лучше, никто не помешает мистеру Янычару найти подозреваемых.
   Я не стал объяснять шефу, сколь грустная судьба постигла мистера, и что перед ним - сэр. Шеф натура впечатлительная, мало ли что...
   Тут Грядахолмов что-то просигналил таракану щупальцами. Тот в ответ зашевелил усами, явно понял, потому что лихо оббежал вокруг меня, затем рванул к очерченному мелом месту, где чуть ранее лежал ополовиненный труп, и направился к дыре в потолке.
   - За ним, Штосын! - Грядахолмов крепко ухватил меня щупальцами, будто кальмар рыбу.
   - Шеф, вы правда занимались альпинизмом? - спросил я его.
   - Вернее, промышленным альпинизмом, - ответил мой компаньон, прыгая вслед за тараканом с крыши на крышу.
   Мы взбирались по отвесным стенам, зависали в воздухе, неслись, казалось, быстрее ветра. Но лишь чуть сократили расстояние, Янычар, похоже, решил от нас удрать. Однако каждый раз дожидался, возмущенно шевеля усами. Когда-нибудь обязательно выпущу комиксы о приключениях частных детективов по бракоразводным делам, чем мы не супергерои?
   - Он может идти за антивеществом на край вселенной, - шеф имел в виду Янычара.
   И накаркал, потому что таракан привёл нас аккурат на космодром "Проклюево". Рекламная афиша ненадолго привлекла внимание Янычара, где-то минут на пять. Мы терпеливо дожидались, когда наш насекомообразный проводник начитается. Хорошо хоть, расписания полётов на этом захолустном космодроме не предусмотрено. Мимо старых заржавевших катеров и модулей мы прошли к единственному действующему терминалу. Судя по тому, что на остальных банально висели немалые амбарные замки. Одинокий робот-уборщик лениво скрёб на одном месте встроенной метлой, при этом что-то попискивал - наверное, от скуки пел песню.
   - Прости, доходяга, - поприветствовал его Грядахолмов и смачно сделал лужу около уборщика, что б тот не скучал. - Не подскажите, где тут администрация? Мы по делу.
   Иногда на него находит - путает биороботов с гуманоидами.
   - Введите пароль доступа, - тут же последовал бесхитростный ответ. Ему было не до нас: робот менял метлу на швабру.
   - Зачем нам пароль, мы ж свои люди, - встрял я.
   Робот посмотрел немного осмысленней.
   - Скажи, а ты романтик? - спросил он.
   Мы с шефом недоумённо переглянулись, наш разумный таракан тем временем нашёл книгу регистрации полётов и на треть её успел осилить.
   - Нет, но иногда пописываю мемуары и путевые заметки, - пытался я поддерживать непринуждённую беседу, помня об остатках человеколюбия у биороботов.
   - А я романтик... Сейчас... я тебе что-нибудь зачитаю... - и тут же принялся декларировать. - Когда... она... пришла... Большущая лужА...
   - Бросьте, Штосын, - прервал наш окололитературный разговор Грядахолмов. - Я уже послал запрос. Космодром "Проклюево" принадлежит некому Петровичу, никнейм Козья Морда, рецидивист в отставке, незаконное превышение скорости. Ему также принадлежит фелука "Молния", мне прислали снимок. Посмотрим также, до чего дочитался наш стамбульский чтец.
   - А говорил, что романтик... - обиженно произнёс робот, когда я от него отвернулся.
   Шеф и таракан пролистывали книгу регистрации.
   - Вот, - ткнул щупальцем Грядахолмов. - Последняя запись сегодня в пять тридцать утра. Развлекательная прогулка, без места назначения, без имени заказчика.
   - Шеф, вы уверены, что именно подозреваемый и его таинственный напарник воспользовались фелукой?
   - Янычар не мог ошибиться, но чтобы вы были совсем спокойны, мы всё-таки разговорим робота.
   - Введите пароль доступа, - тут же последовал ответ.
   - Скопируй серийный номер, что у тебя на груди, - сказал Грядахолмов. - Вряд ли твой хозяин оказался настолько умным, чтобы его сменить.
   - Добро пожаловать в операционную систему "Вертер-5000". Чтобы больше узнать о продуктах компании "Вертер" скажите "Да". Чтобы...
   - Мне нужно изображение последнего заказчика фелуки "Молния", - перебил Грядахолмов.
   - Подождите, идёт печать, - отозвался робот и спустя секунду выплюнул рисунок - рот разъехался в широкой улыбке, и между губ пролез лист с изображением.
   Мы всмотрелись. Робот зафиксировал его в момент посадки на фелуку - небольшую мискообразную летающую посудину красно-чёрного цвета - и сфотографировал со спины. Можно было чётко разглядеть вывернутую назад правую ногу, тюремную робу с номером на спине и щетину остриженных волос.
   - Нам этого вполне достаточно, - сказал Грядахолмов. - А изображение Очковского анфас и профиль я уже достал из тюремной базы данных.
   - Гениально, шеф, - я знаю, он любит, когда я периодически его похваливаю.
   - К сожалению, мы их упустили. На космическом корабле класса "фелука", даже заправленной топливом наполовину, они могут выскочить из гиперпространства в любой точке нашей галактики, чтобы дозаправиться и, возможно, скакнуть в другую.
   - Нам так и не удастся спасти Мору? - опечалился я. - А, казалось, всё так хорошо складывалось.
   - Подождите оплакивать вашу бывшую жену, в настоящем времени вдову... У меня есть одна идея, шансы, конечно, небольшие, но всё же... Но сначала мы вернёмся на Гею, в Стамбул - отвезём Янычара, и будем ждать новостей на Бейкер-стрит.
  
   Глава 7. Мы ждём новостей
  
   Удивительное дело, мы преспокойно занимаем кабинет, хотя дело ещё не закончено. Я по привычке протянул к камину ноги, хоть ничуть не замёрз. А Грядахолмов курил свою ромашку, мощно затягиваясь и распространяя что-то отдалённо похожее на дым. Я скорее рефлекторно, чем осознанно начал задавать вопросы, а шеф - отвечать.
   - Я всё-таки не понимаю, где мы с вами побывали? И почему оттуда нельзя выбраться иначе, чем порталом? Ведь привезли нас на обычном космическом корабле.
   - А вы разве не заметили, как мы виляли? Выныривали из гиперпространства в совершенно разных точках реальности.
   - Я обратил на это внимание.
   - Но посчитали странностью и тут же забыли, не сделав никаких выводов. Между тем особое сочетание гиперпространственных нырков и вызывает портал в другое измерение, заключённое в ближайшем подходящем антителе.
   - И нас туда засунули?
   - Верное слово. Вы, конечно, слабы в свойствах антивещества, продукта, на котором разбогатели олигархи Новой Раши. Хотя это есть в учебниках по современной космологии.
   Стыдно признаться, посещал я лекции в университете или проспал их, потому что таких подробностей не помнил.
   - Обычно сгустки антивещества небольшие по объему и не представляют ничего интересного. Формирование чего-то конкретного в них только началось. Тем не менее они годятся для переработки в другой вид энергии. Но иногда под лучами красных и других гигантов рождаются настоящие самородки, внутри которых можно обнаружить малые и большие планеты, и даже целые звёзды, в том числе такие, как Бетельгейзе. Ничего удивительного тут нет - давно доказано, что вселенная расширяется.
   - Получается, Майкл Абрамс так противился разделу имущества, что запрятал его в сгусток антивещества, вместе с собственной женой и нами?
   - А вам кажется это нелепой выходкой олигарха, не знающего, куда девать деньги? Состояние он бы вернул, если б переработал самородок. Получил бы намного больше, если учесть, что звезда была в сгустке изначально. Он и намеревался так поступить, но нашего олигарха опередили.
   - Тот самый Ходок Очковский, как вы его назвали. Но почему? Что он имел против Абрамса?
   - Чтобы это понять, нужно пролистать газеты Новой Раши десятилетней давности. Очковский тогда был любимцем журналистов всех пород и мастей. Он был на Новой Раше приблизительно тем, чем сейчас стал Абрамс. Конечно, он не покупал футболистов пачками, но нажил немалые денежки в махинациях с недвижимостью, разорил несколько крупных банков, и также поднялся на приливной волне приватизации и последовавшей отливной волне национализации, став владельцем крупнейшей на планете компании по добыче антивещества. Да ещё прославился тем, что не платил зарплату не только рабочим, но и менеджерам.
   - Я понял, белые воротнички ему этого не простили: сбросили с волны, утопили и забрали доску для серфинга, - догадался я.
   - Нет, до смертной казни дело не дошло, всего лишь до тюремного заключения, - Грядахолмов, как всегда, не понял, что это была метафора. - Между Очковским и Абрамсом что-то произошло, возможно, они были партнёрами. Поэтому, сбежав из тюрьмы, Ходок явился к Михайло. Зачем? Стребовать свою долю? Свести счёты? Мы это сможем выяснить, когда найдём Очковского.
   - Если найдём, - высказал я сомнение.
   А почему бы не сомневаться, всё-таки мы сидим тут и треплемся, вместо того, чтоб искать.
   - Зря вы так думаете, - отозвался Грядахолмов. - Я ожидаю новостей о фелуке "Молния" и Ходоке Очковском с минуты на минуту.
   С лёгким щелчком боковая стена нашего кабинета превратилась в телевизор. Лёля, большая любительница мыльных опер и задушевных ток-шоу, сутками "пялится в ящик", фигурально выражаясь. Что не мешает ей, как Цицерону, выполнять и массу другой, в том числе и неотложной работы. Смотрит все каналы одновременно, мало ли где, что промелькнёт.
   На этот раз внимание нашей роботессы привлекли новости: миловидная дикторша, той же серии, что и Лёля, выдала: "Робот ищет своего хозяина". Да-да, на какой-то далёкой планете Новая Раша, где-то в системе Бетельгейзе, от робота сбежал хозяин. Не удивляйтесь, довольно бесхитростная история, прекрасно вписавшаяся между сообщением "о вторжении заскорифов, захвативших парочку систем в Туманности Андромеды" и репортажем о "встрече руководителей Большой Восемь с половиной на Тритоне". Кстати, об убийстве в мотеле "Москофф" вообще не сказали ни слова.
   - Шеф, сколько вы заплатили за эту новость? - шёпотом спросил я.
   - А чего скупится, если учесть размеры предполагаемого гонорара? - по тону шефа я понял, что он вряд ли этому доволен, и вряд ли заплатил.
   Робот-уборщик со знакомым серийным номером рыдал машинным маслом, утираясь не вполне чистым платочком. Как он любит хозяина, как переживает, что он исчез - улетел на фелуке "Молния" и не вернулся. Всех кто знает о местонахождении Петровича, никнейм Козья Морда, просьба сообщить по адресу: пл. Гея, пос. Москва, ул. Бейкер-стрит 221Б, Грядахолмов, вознаграждение гарантировано. Фото промелькнуло на экране - странно, но рогов у Петровича не оказалось, только жиденькая борода. Также показали изображение чёрно-красной фелуки "Молния".
   - Я не подал в розыск на Очковского, чтобы он ничего не заподозрил. У полицейских, как правило, нет на это денег. Лучше, чтоб он расслабился, почувствовал беспечность, и тогда кто-нибудь обязательно доложит о Петровиче и фелуке "Молния".
   Ноги уже достаточно нагрелись у камина и я поднялся, к тому же Грядахолмов докурил ромашку, и в ближайшее время будет не таким словоохотливым.
   Прошли сутки, а мы лишь нервно курили бамбук, в основном, конечно, Грядахолмов - ему досталась по случаю курительная трубка шамана из Новой Гвинеи. Шеф признался мне, что подключил в это дело "Летающих обезьян" - сыскную контору со знакомой планеты Урфинджакузия. Эти чёрта с той стороны вселенной за рога притянут, но возьмут за услуги немало. И сообщения от них поступали, обычно мартышка на хвосте приносила, "Молнию" видели то тут, то там, казалось, сразу везде, между тем её нигде не было. Фелука не задерживалась надолго, словно пыталась сбить с хвоста возможных преследователей.
   - Мы не можем проиграть, - горячился Грядахолмов, туда-сюда маяча у меня перед глазами. - Столько средств вложено. Я задействовал всё - роботов в космопортах, уборщиков, мусорщиков, грузчиков, таможенных инспекторов и просто любопытных. И ничего, "Молния" минуту назад была, а теперь опять нету. Словно в Лету канула, хотя мы смотрели и там.
   - А не могла ли она сквозь Землю провалится? - сострил я.
   - Всё шутите, Штосын? Если мы не доведем это дело до конца, придётся затянуть пояса и год не получать зарплату.
   Я вздохнул, хорошо ему - пояса-то у него нет.
   - Всё обыскали, - продолжал Грядахолмов. - Каждую паршивую планету в пределах тысячи парсек, и везде неуловимая фелука засветилась, словно поиздевалась. А ведь за это время они могли пять раз нырнуть в другую галактику. Но я и туда запросы разослал.
   Оставалось только у заскорифов спросить. Но это мнение я удержал при себе, думаю, шеф не в том настроении, чтобы читать чужие мысли. Сказать откровенно, я тоже был расстроен, поэтому скрывал своё состояние неумелым сарказмом. Мысль, что я никогда больше не увижу Мору, разрывала мне сердце. Шефу, конечно, не понять чувств гуманоида, всё, что он может, успешно имитировать их вредные привычки. Как потом оказалось, не только это.
   На следующее утро Грядахолмов исчез. На вопрос, куда делся, Лёля лишь передала его записку, в смысле, голосовое сообщение:
   "Дорогой Штосын, у меня появилась идея. Сидите дома, вдруг будут новости".
   И новости были: история робота, потерявшего хозяина, облетела все каналы и обросла подробностями. Профессора и инженеры вовсю обсуждали, правда ли, что, цитирую: "и микросхема может испытывать чувство мужской дружбы". Дошло до того, что на имя Грядахолмов пришло приглашение на теледебаты: "Любовь робота: насколько опасно?". Но вся эта шумиха не приносила никакой реальной пользы. Да и от "летающих обезьян" сообщения перестали поступать. Поглядывая на часы, я волновался за шефа, чувствовал, что меня предали. Даже курить ромашки не хотелось, не говоря уже о том, чтоб поваляться в аквариуме-джакузи. Лёля от моего невнимания выглядела обиженной. А ближе к вечеру пришёл тот, кого в нашей конторе я видеть никак не ожидал.
   - Командор? - спросил я, услышав тяжёлые шаги в прихожей.
   Кажется, это звание носил Пятак Свинс в рядах доблестной полиции Скотского Ярда. Если я и польстил, он не обратил на это внимания.
   - Здравствуйте, здравствуйте, - в смущении полицсвин слегка покачивался. - А где же мистер Грядахолмов? Он мне сказал прийти сюда ровно в половине шестого.
   - Странно, мне он ничего не говорил.
   Но не выставлять же доблестного свина из дому. Я предложил ему присесть и даже угостил леденцом - я умею быть радушным хозяином.
   - Как продвигается ваше дело? - спросил я между прочим. - Сознались ли обвиняемые?
   Пятак тяжело вздохнул.
   - Куда ж им было деваться? Да прокурор принципиальный попался, этого ему показалось мало. Так и сказал: дело скандальное, крупное, в смысле целые стадионы исчезли, а не по частям. И если прислуга мотеля убила мистера олигарха - где тогда всё это добро? Куда они виллы с космояхтами запрятали?
   - Так надо ж было у них это выбить, - поучал я, посмеиваясь.
   - Пробовал, молчат проклятые.
   Оставалось только сетовать на упорство нынешних подозреваемых. Может, у рецидивистов иммунитет к пыткам выработался, как у моей бывшей жены? Но, естественно, я не стал посвящать инспектора в такие тонкости.
   - Одна надежда на вашего патрона, может, он что-нибудь раскопал. А вот, кажется, и он, я слышу какие-то шаги.
   Мне это показалось странным - у шефа и вдруг шаги. Но кого бы ещё впустила в наш дом Лёля? В самом деле, это оказался не Грядахолмов, а какой-то космонавт. Наверное, он очень торопился, не потому что запыхался, просто вернувшись из полёта, даже не удосужился снять скафандр.
   - Что вам нужно? - признаться, мы немного очумели, увидев этакое чучело.
   - Мне нужен мистер Грядахолмов, - из-под гермошлема голос еле долетал до нас.
   Какой там космонавт? Ещё в 21 веке перестали пользоваться подобными реликтами, лишь изобрели эластичную ткань. Это скорее талисман футбольной команды или актёр исторической хроники. Вроде его я видел в документальном фильме "Первый человек на Луне".
   - Его нет, - сказал я. - Но вы разговариваете с его другом, заместителем, можно сказать, правой рукой, то есть, щупальцем. Так что рассказать всё мне - это значит рассказать ему. Конечно, вы пришли по поводу фелуки "Молния". Где вы её видели?
   - Конечно, по поводу фелуки, зачем же ещё? Я знаю, где она, я знаю, где беглый преступник, и я знаю, где антитело. Я всё знаю. Но только мистер Грядахолмов узнает это от меня.
   Надо же! Нет, это не талисман футбольной команды - это сбежавший псих, не зря ведь так вырядился.
   - Ну, тогда подождите его, - я развёл руками. - Он с минуты на минуту появится.
   - Вот ещё! Не стану я никого ждать. Только этого мне не хватало, ждать какого-то многонога, - и космонавт недвусмысленно повернулся к двери.
   - Стоять! - остановил его Свинс, целясь бластером. - Ты просто не представляешь, парниша, с кем связался. Мы в Скотском Ярде и не из таких ещё сведения выжигали.
   - Хорошенькое дело, - возмущался космонавт. - Я, можно сказать, от всего сердца хотел помочь, то есть, за вознаграждение. А они мне угрожают.
   - Какое вознаграждение? Долг каждого гражданина галактики помогать полиции. Безвозмездно.
   - Вот потому у меня и в мыслях не было поступить в полицию, - засмеялся космонавт несколько неумело, деревянно.
   Потом снял шлем. А потом рассмеялись и мы со Свинсом. Сколько лет знаю шефа, а никак не могу запомнить, что он иногда в гуманоида наряжается. Ведь это так просто - по папе щупалец на руки, по паре - на ноги, остальные пристроить вместо брюха, залазишь в одежду, а еще смех на диктофон записать...- и вуаля.
   - Браво, - искренне восхищался Свинс. - Ловко сработано, ничего не скажешь, хотя я и увидел что-то странное в вашей третьей паре глаз.
   - Я рад, что вы пришли, - сказал Грядахолмов, освобождаясь от скафандра. - Значит, вы готовы участвовать в финале этой истории. Сейчас мы поедим - я голоден, как волк, а потом я расскажу вам то, что мне удалось выяснить.
  
   Глава 8. Погоня на скот-лендровере
  
   Не знаю, как там на счёт волка, сколько он съедает в один присест, но до моего шефа ему явно далеко. Мы со Свинсом в нетерпении дожидались, пока он насытится.
   - Значит так, - сказал, наконец, Грядахолмов. - Я воспользовался методом от противного.
   - И сразу о противном, - захныкал я. - Только ведь поели.
   - Я хочу сказать, что стал рассуждать, каким образом фелука могла уйти от моих соглядатаев, и сделал поразительный вывод. Если её не смогли найти, значит, она и не исчезала.
   Признаться, логика моего патрона иногда обескураживает, но при работе с ним я давно научился терпению. Оставалось лишь сочувствовать Свинсу. Но полицейский не возмущался, наверное, как лицо заинтересованное, смирился с некоторыми выходками нашего многоруконогого коллеги.
   - Но в гиперпространстве долго оставаться нельзя, - продолжал Грядахолмов. - Поэтому Очковский увёл фелуку в единственное место, нам недоступное. К такому выводу я пришёл, отследив странный путь "Молнии". Вы удивитесь, но он в точности повторял тот, где нас везли вместе с миссис Абрамс. Следовательно, фелука "Молния" вместе с пассажирами оказалось в самом антителе, где до этого побывали и мы.
   - Но, шеф, почему же тогда антитело не нашёл наш натасканный на антивещество таракан? Уж не хотите ли вы сказать, что и антитело можно упрятать в самое себя?
   - У вас, Штосын, вновь сказывается отсутствие базового образования. С чего вы решили, что это невозможно?
   - Просто в голове не укладывается. Ведь, змея, начавшая есть себя за хвост, не исчезнет в конце-то концов. Закон сохранения масс, - выдал я словесный перл.
   - Древние математики тоже думали, что параллельные прямые не пересекаются. И где теперь эти прямые? В случае с антителами, единственное, что невозможно - это их повторное вложение. То есть, спрятав антитело в самое себя, нельзя в этом самом себе его ещё раз спрятать в самое себя. Я понятно выразился? Некоторые учёные, правда, говорят, что нужно подождать несколько тысяч лет, и тогда станет можно, но подобного эксперимента так никто и не провёл.
   - Выходит, они ушли от нас? - пригорюнился я.
   - И опять вы ошибаетесь. Они не собираются сидеть в антителе вечность. Всё, что мне оставалось, наблюдать за космодромом "Проклюево". Чтобы не привлекать внимания, я прикинулся пьяным космонавтом. Но сколько мне ждать? Тут я заметил некую нервозность в поведении нашего влюблённого робота. Оказалось, он смог предугадать появление любимого хозяина. Это я узнал, когда вновь проник в его операционную систему. Вот и не верьте после этого в любовь среди микросхем. Причём робот даже рассчитал время появления своего хозяина - десять часов пятнадцать минут и пять секунд вечера, - Грядахолмов посмотрел на часы, будто не знал, сколько сейчас времени. - Времени у нас предостаточно. Что скажете, Свинс, вы с нами?
   - Я вообще ничего не понял из того, что вы наговорили, - отозвался командор. - Но если это поможет посадить кого-нибудь в тюрьму, то я не против.
   - Нам понадобится полицейский скот-лендровер и парочка крепких полицсвинов на случай сопротивления.
   Шефу лишь бы полетать на халяву. Как вы думаете, зачем он позвал Свинса? Чтобы самому не платить за аренду какого-нибудь папилаца.
   - Ну, это легко устроить. Сейчас я вызову наряд по рации, - сказал Свинс и достал из штанов что-то допотопное. - Оса, оса, я беркут, как слышите, приём?
   Всегда удивлялся, почему свиньи любят берать себе летучие позывные.
   Мы вооружились до зубов. Вы, наверное, хотите спросить, как Грядахолмов своими щупальцами сможет нажать на курок? Ха, так у него была специальная модель для телепатов-психоников. Что делает его страшным дуэлянтом.
   - Только без фанатизма, - сказал Грядохолмов, когда я потянулся за фотонной пушкой. - Мы же не хотим раздолбать фелуку в дребезги.
   Пришлось ограничится шотганом и ракет-лаунчером, Грядохолмов остановился на более действенной, на его взгляд, "рельсе". Свинс со своим розовым бластером в сравнении с нами выглядел мальчиком с водяным пистолетиком.
   - Скот-лендровер оснащен двумя тридцатимиллиметровыми пульсарами, - успокоил он нас.
   Наконец, мы погрузились на корабль, чтобы выпрыгнуть из гиперпространства на орбите Новой Раши. За космодромом "Проклюево" наблюдал кто-то из соглядатаев, поэтому мы не стали приземляться, точнее, опускаться на планету, лишь вошли в верхние слои искусственной атмосферы и застыли там, притворившись метеорологическим зондом.
   - Шеф, вы так и не рассказали об этом мифическом втором номере, - воспользовался я секундами затишья.
   - Чего сидишь, наливай, - услышал в ответ.
   Сообразили на пятерых. Иногда, чтобы выпить что-нибудь запрещённое на конкретной планете, забулдыги устраивают что-то вроде заоблачного круиза. Ни один патруль не прицепится, полицсвинов проверяют строже других - а они ведь тоже гуманоиды, ничего человеческого не чураются. Да, честно говоря, свины ближе всего к нам, людям. Эх, мне бы этого кефирчика, да литров н-надцать, да на глухую планету или даже в антитело.
   - Второй номер, говорите, - Грядахолмов закусывал как любил, ломтём мягкого батона с зеленоватыми пенициллиновыми бляшками. - Он-то как раз ничуть не мифический. Как это я его сразу не опознал?
   Шеф иногда начинает прибедняться, но лишь только для того, чтобы набить себе цену. А может, чтобы заставить собеседников немного понервничать?
   - Как не странно, его даже в какой-то мере можно назвать моим земляком, - продолжил Грядахолмов, когда мы выпили ещё по одной. - Конечно, он не уроженец системы Медуза, но переселился туда очень давно. Довольно мерзкий паразит, главное приспосабливается к любым условиям.
   Я чуть кефиром не подавился, когда понял, о каком насекомом идёт речь. Вероятно, попав в систему Медуза, тараканы пошли другим путём развития.
   - Хорошо хоть этот конкретный вид размножается не с такой скоростью, как некоторые, иначе б всё из вещества превратили в антивещество.
   Я, конечно, не стал рассказывать шефу, с какой планеты в систему Медузы попали злосчастные тараканы.
   Разомлев, мы чуть вспышку справа не прозевали.
   - А вот и мартышка сигнал подала, - сказал Грядахолмов. - Сейчас и фелука "Молния" появится.
   И она появилась, оправдывая своё название, промелькнула мимо, только и видели. Лихо разогналась, почти субсветовую скорость за три секунды набрала.
   - Чего сидишь! - заревел Грядахолмов. - Уйдут ведь! Подсекай!!!
   Скорее испугавшись страшных воплей многонога, чем чего-то другого, наш автопилот продавил педаль акселератора до нижней обшивки. Кефир разлили, сами по салону размазались - никто ведь не предупреждал ремни пристёгивать, а тут сразу перегрузки в десять полных "Ж" или в десять полных "Г", что одно и то же. А потом невесомость - я врезался во что-то мягкое, наверное, в Свинса, хорошо хоть, не застрял нигде. Искусственную гравитацию врубили не сразу.
   Я взглянул в лобовой иллюминатор и увидел лишь затухающий след фелуки, что буквально долю секунды назад нырнула в гиперпространство. Свинс за неимением ногтей кусал локти - некогда было поражаться его гибкости.
   - За ними, пока червоточина не закрылась, - командовал Грядахолмов.
   Кровь с молоком - будто в брусничный кисель добавили сливки, всё это заворачивалось в спираль не хуже, чем на сеансах гипноза. Полицейский скот-лендровер - не прогулочная яхта, никто не додумался на фоновые картинки тратить деньги налогоплательщиков. Я чувствовал, как недавно выпитый кефир выбирается из желудка и смущённо дотрагивается до гланд.
   Удивительное дело - мы видели фелуку, одиноко застывшую посреди тоннеля. Она не приближалась и не отдалялась, лишь видно было, что двигается. А может так только казалось из-за мелькавших стенок туннеля?
   Мы вместе с фелукой скакнули немалое расстояние в световых годах и полновесных парсеках, что отделяют Бетельгейзе от Денеба. Мне не понадобилось ничего пояснять - звезду я узнал сам, и, смутно, но догадался, куда следует "Молния". Конечно, следующей остановкой будет Кастор, а потом красный гигант Антарес, в системе которого уже монтируют, так называемую, Самую Новую Рашу.
   Казалось, нам ни на миллиметр не удалось приблизится к фелуке, сколько ни призывал Грядахолмов "наподдать".
   - Пусть лучше реактор взорвётся, чем мы их упустим, - его слова.
   Хорошо многоногам, у них иммунитет к ударной волне и проникающей радиации. Непонятно как, наверное, нашими молитвами, но где-то в системе Капеллы мы приблизились к ним настолько, что их зад занимал нам половину иллюминатора.
   - Врёшь, не уйдёшь! - в такие минуты шеф походил на жабу из сказки, с остервенением вцепившуюся в гашетку пулёмета. Я же сам себе казался плывущим по Уралу Чапаем.
   По красно-чёрному корпусу карабкалось что-то противное: гигантский таракан с двумя белыми крыльями. Оно подняло голову и посмотрело на нас своими жёлтыми, как адова бездна, глазами. После я всегда удивлялся, почему мне на ум пришло такое сравнение, но тогда было не до этого.
   - Все на правый борт! Берегись!
   Хорошо, я никогда не выхожу из дома без сеф-герметика, спрятанного в пуговицу. На разгерметизацию он сработал автоматически - обернул меня в прозрачный гермопакет и включил трансмутацию кислородной смеси из торсионных ваккумных полей. Но не все такие предусмотрительные, как я. Одного полицсвина унесло в открытый космос - не волнуйтесь за его судьбу, в столь густонаселенной системе спасательный бот подобрал его в считанные минуты. Отличительная особенность этих существ: шкура, выполняющая роль скафандра.
   Мы почти не рассуждали, выстрелили из всего арсенала, что был. Стекло иллюминатора без искажения пропустило лучи бластера и "рельсы", мне с ракет-лаунчером пришлось высовываться в дыру. Оставалось лишь пенять на свою кровожадность. Сохранившийся по правому борту пульсар плюнул серебристым сгустком. Чей выстрел попал в цель, неизвестно: на месте, где сидел таракан, образовалась почерневшая дыра. "Молния" завернула вправо, уходя в червоточину, наш автопилот не отставал ни на волосок.
   Не знаю, по какой там ещё инерции летел наш ополовиненный корабль. Но мы прибыли на конечную остановку - "Молния" падала на неправильной формы астероид, незаметный в лучах красного гиганта, почти как сбитый бомбардировщик времен войны какого-нибудь махрового 20 века. Впрочем, сами мы со стороны выглядели не лучше. И главное сесть негде, владелец заводов, дворцов, стадионов не удосужился прикупить для комплекта какой-нибудь маленький вонючий космодром. Разве что... а что, можно сказать, единственная ровная площадка среди этой архитектурной свалки. Судя по всему, пилот "Молнии", никнейм Козья Морда, решил также.
   Мы падали разными спиралями, попутно снеся трибуны стадиона слой за слоем, два раза чиркнули друг дружку по корпусу. Хорошо, команда "Чепси" так и не собрала зрителей на свой домашний авто-матч. Фелука и скот-лендровер, наконец, банально столкнулись лбами.
   Но погоня на этом, как вы поняли, не закончилась. Ведь нам нужно было поймать хромоногого заключённого, лихо выпрыгнувшего из фелуки, как танкист из подбитого танка. Ещё и своё прихватить не забыл - металлическую коробку, этакий небольшой сейф с кодовым замком.
   - Хватай, лови! - но в понукании мы не нуждались.
   Сверкая номером Очковский улепётывал через поле к противоположным воротам. Главное, формой он почти не отличался от футболиста команды "Чипси". Кто-то выдал ему отличный пас, и бывший олигарх на свою беду зарезал мяч в ворота. Трибуны взревели, как потом оказалось, запись. На Очковского сначала упал один футболист, потом другой, и вскоре новоявленный голеадор оказался погребен под грудой потных тел. Ну, прямо, БАТЭ оформило дубль в ворота "Ювентуса", не меньше. Когда спустя пять минут мы извлекли преступника оттуда, беглец оказался столь изрядно помятым, что и не сопротивлялся. Отдал металлическую коробку и протянул ладони для наручников, сияя счастливой улыбкой.
   - Это было круто, ё! - непонятно чему радовался долговязый Петрович, никнейм Козья Морда, когда и его арестовывали. - Слабо повторить?
   Конечно, понял я, какой ещё новый русский не любит превышать скорость? Мора бежала к нам через поле, словно к римским гладиаторам на арене. Кровоподтёк на скуле, разбитая губа и порванное платье свидетельствовали о недавней стычке с охраной. Она была великолепна.
   - Когда Майкл исчез, дуболомам стало некого охранять и они рассыпались в труху, - пояснила она.
   - Ты не пострадала? - мы держались за руки, как настоящие влюблённые. Наш страстный поцелуй на фоне обрушившихся и догорающих трибун стадиона в силу традиций классического сетематографа был бы прекрасным завершением этой истории.
   - Меня заставили смотреть их футбол, - жаловалась Мора на застывших в смущении футболистов - матч окончился, надо бы идти в раздевалку, но где теперь её найдёшь среди руин.
   По щекам Моры текли настоящие слёзы радости. Конечно, приятно узнать, что скоро ты выберешься из всего этого ада. Хотя даже на планете Ад, было не так жарко, как на этом стадионе. Астероид, сдвинутый с оси от удара двух космических кораблей, медленно разворачивался, над горизонтом готовилось взойти смертельное красное солнце размером в добрую половину неба. Но мы бы не увидели его во всей красе, разве что Грядахолмов и то на несколько секунд. Под первыми лучами красного гиганта дворцы и небоскрёбы вспыхивали, как под лупой труха. В нашу сторону двигалась гигантская огненная стена, настоящий девятый вал.
   Не стоило бросать косые взгляды в сторону дымящихся кораблей, чтобы понять - на них нам не спастись, и скот-лендровер и фелука отлетали своё. Вдобавок ко всёму ещё и взорвались с оглушительным грохотом.
   - Портал! - Грядахолмов набросился на Очковского, влепил парочку оплеух и потряс за грудки (при восемнадцати щупальцах ему не составило труда сделать это всё единовременно). - Где устройство управления порталами?
   Я похолодел. Ведь это была лишь версия, что убийца завладел устройством, сняв его с трупа Майкла Абрамса. Что если Грядахолмов ошибся? Тогда мне ещё не хватало слепой веры в гений моего шефа. Пульт с кнопками быстро оказался в юрких щупальцах многонога. Только как им пользоваться? Очковский не помог следствию, только безумно хохотал, наверное, в футбольной сумятице ему повредили нечто важное. Методом проб и тыков, чем не может похвастаться всякий уважающий себя детектив, вырывая друг у друга пульт, мы, наконец, добились результата. Тут не до жиру, времени не было на дедуктивные фокусы. Чьё в результате прикосновение стало счастливым? Не столь важно.
   В панике, отталкивая друг друга локтями, мы устроили возле портала свалку. Полицейские не постеснялись пустить в дело дубинки - свиньи, они и есть свиньи. Футболисты по-лошадиному лягались бутсами. Кажется, я бил кого-то в лицо, получая в ответ. Велика сила человеческой и не только паники. Удивительно, как мы ещё никого не затоптали? Хотя, я не помню, сколько там в футбольной команде футболистов?
  
   Глава 9. Как бывший олигарх над всеми посмеялся
  
   Пришёл я в себя в относительно спокойном месте - зале ожидания космодрома "Проклюево". Мора рыдала в моих объятиях, но на этот раз от лютого горя.
   - Всё! Всё пропало! - кричала она. - Всё, нажитое Михайло нечестным трудом, - и начала перечислять. - Виллы-дворцы, фабрики-небоскрёбы, заводы-мануфактуры, плантации-латифундии, поместья-замки, полный парк космического транспорта, валютные и золотые резервы в собственных банках, трёх и пятилитровых, самый лучший и комфортабельный стадион в галактике... три стадиона... четыреста сорок четыре музея-хранилища, битком забитые антикварными ценностями...
   - Ну, по крайней мере у вас остался самородок-антитело, - как мог утешил её Грядахолмов.
   Мора посмотрела на него с чем-то сильно напоминающим ненависть.
   - Это всё из-за вас! - закричала она и так отпихнула несчастного меня, что я отлетел на несколько метров и заскользил по зеркальным плитам на пятой точке. Зачем этому влюблённому роботу было так полы надраивать?
   - Не волнуйтесь, Штосын, - посочувствовал мне Грядахолмов, когда Мору уносили санитары. - Она ж говорила, что плохо переносит эмоциональную пытку, и не сразу готова к новому браку. Месяца два отлежится в клинике и будет, как новенькая.
   Санитары хотели заодно забрать и Очковского, не перестававшего хохотать, но Свинс упёрся - преступник, по его мнению, должен сидеть в тюрьме. Какая больница?!!
   Подручными средствами, вилкой и штопором, полицсвины вскрыли, наконец, чёрный ящик. Ходок захохотал ещё сильнее, когда мы там ничего не нашли.
   - И как это понимать? - набросился на него Свинс. - Вот вы как следствию помогаете? Хотите провести в тюрьме вечность? Я это устрою.
   И достал своё знаменитое пёрышко для пыток.
   - Боюсь, это здесь не поможет, - засомневался Грядахолмов.
   - А я ничего не скрываю, - наглости Ходоку было не занимать. - Почему моё сокровище должно достаться жене Абрамса? Оно моё! И всегда было моим. Я боролся за него, гнил в тюрьме, спал возле параши под шконкой и жрал баланду. Я угробил здоровье под лучами Бетельгейзе и потерял ногу. А Абрамс меня кинул, говорил, у него судья знакомый, а сам присвоил моё сокровище! Я рад, что он сдох.
   - Да, пытка смехом здесь не поможет, - сказал Свинс и достал нечищеную луковицу. - Лучше сразу говори, куда девал самородок, пока я не применил это.
   - Как только я понял, что мне не уйти, я катапультировал сокровище в солнце. Не на простое солнце класса Соль, где бы вы, возможно, смогли его найти. Нет, я послал его на красный гигант Бетельгейзе - звезда поглотила то, что когда-то и породила. Этот год станет прибыльным для компаний, добывающих антивещество.
   По очередному приступу смеха все поняли, что ничего больше от него не добиться. Мы вернулись на Бейкер-стрит, Очковский - в тюрьму, а полицсвины - в Скотский Ярд. О, не волнуйтесь за бедняжку Штосына, ему не пришлось сидеть год без зарплаты. Вы забыли, что информация тоже стоит денег. На следующий день Свинс прислал курьера - Очковский не соврал, когда говорил, что катапультировал самородок на Бетельгейзе. А дальше Штосын и Грядахолмов сыграли на бирже, всех подняли на бычьи рога. Свинс в случае с Очковским остановился, если интересно, на апельсиновой пытке.
   А как же Мора? - хотите спросить вы. Неужели никогда не слышали, что женщины любят победителей.
  
   Я боялся задавать вопросы, боясь, что это выльется в ещё одну "старую, забытую историю". В моей голове всё перемешалось. Грядахолмов и молодой Штосын маячили перед глазами, один заслоняя другого. Лишь, как образы, ничего особенно не совершая. Многоног вещал на высокой радиочастоте с присвистом, а человек важно кивал, словно что-то понимал.
   - Спасибо, - сказал я, сглотнув. - Вы уверены, что это поможет?
   - Несомненно, - улыбнулся детектив и достал лист из ящика стола. - Кстати, недавно я получил письмо от своего бывшего компаньона.
   - О, нет! - вырвалось у меня. - Наверное, он в подробностях рассказал о каком-нибудь новом деле.
   - Вы ошибаетесь, молодой человек, - покачал головой Штосын. - Среди многочисленных талантов Грядахолмов никогда не значилось сочинительство - он полностью предоставил это мне. Всё гораздо лучше. Просто он открыл новое агентство в системе Медуза и предлагает мне к нему присоединиться.
   Старый детектив сделал паузу, откашлялся.
   - Но, сами понимаете, космические перелёты, напряжённые оперативные расследования - всё это не для моего здоровья... И тут, молодой человек, я вспомнил о вас.
   Я поднял голову, немного удивившись, но не так, чтобы уж очень.
   - Соглашайтесь, медицинское образование за счёт фирмы, неплохая заработная плата, плюс пять процентов в доле, - продолжил детектив. - А некоторые эксцентрические выходки компаньона теперь не станут казаться необычными. Вам остаётся только в меру сил помогать Грядахолмов и описывать все ваши приключения, с чем, как бывший журналист, вы прекрасно справитесь.
   - Да, а ещё он отправит меня в Афганистан, чтоб меня там ранили в ногу.
   - Возможно, но не факт. Мне-то удалось избежать этого. А ведь и я не самый первый Штосын.
   Таким образом, я покидаю старушку Землю, надеюсь, что там, за космическим горизонтом, в другой галактике, меня ждёт удача и даже счастье. В чемодане все мои вещи, в кармане немного денег и самое главное достояние - рекомендательное письмо с адресом "третья планета системы Медуза, поселение Лондон, улица Бейкер-стрит, дом 221б".
   Думаю, там меня ждёт много интересного.
  
  
  
  
  

Оценка: 2.80*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"