Горностаев Игорь: другие произведения.

Брат Подтера - Гарри

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   В обычной стране Великобритания, в обычном районе Англия, в обычном райцентре Лондон, на обычной улице ... Э... Ну, пусть будет Тисовая, для разнообразия, а то всё Вязов да Вязов, жила, короче, самая обыкновенная семья. Папа, мама, сын и еще кое-кто по мелочи, включая хомяка и тараканов.
Глава семейства мутил торговлю в магазине с симпатичным названием "Дюрасел". Соседи так и звали этого достойного члена общества: "мистер Дура, сэр". Жена трудилась домашней хозяйкой. Её соответственно так же звали - "мэм сэра Дура".И два мальчика обреталось: один был им как сын, а другой просто сын, без как.
А вот фамилию хозяева носили не местную: Петунья. Это так записано в документах. Но соседи ещё помнили мрачного деда с длинными, седыми, висячими усами, который бил себя промеж кончиков усов в солнечное сплетение кулаком и выговаривал странное для британского уха имя: Петюня! Соседи с удовольствием бы забыли, как под пристальным взглядом старика скисало молоко в бутылочках на крыльце, и прошибал понос впряженных в кэбы лошадей и самих кэбменов, но вот племянник Дюраселов не давал такой возможности.
Это именно тот мальчик, что был как сын торговцу элементами питания. Фамилия мальца казалась как раз чисто английской: Подтёр. С этим в школе - как раз все нормально. А вот имя - подкачало. Галлий. В честь прадеда. Не того, что галушки в сметане кувыркал взглядом (традиции блюл), а прадеда по отцу, что из Франции. Так что Галли, так его звали в классе, сполна ощутил все прелести последнего человека в коллективе. И дома его не очень жаловали. А всё почему? У всех дети как дети, а у этого на лбу - срам. И, надо честно признать, не маленький.
Галли немного смущался срама на лбу и отрастил длинную челку. Но как только стукнуло десять лет - челка перестала прикрывать срам. Пришлось заделаться фанатом Элвиса и организовать большущий чуб, обильно сбрызгивая фиксатором.
Иногда, совершенно по непонятной причине, срам на лбу начинал греться.
Тётя и дядя Петунья рассказали Галли, что он, когда был совсем грудничком, то попал с родителями в авиакатастрофу, и один лишь из семьи выжил. Случилось трагедия в горах Парагвая. Даже показывали художественный фильм, снятый "по мотивам". Но Галли подозревал: увидев чело младенца со срамом, мама и папа отказались от чада. А добрые Петуньи - взяли на воспитание.
Мечталось Подтеру: вырастет большой, накопит денег на косметическую операцию... И мама с папой придут к нему в больницу. А он увидит их, услышит, как они просят прощения, и убьет себя. Пусть тогда поплачут...
С каждым годом торжество справедливости приближалось. И вот однажды, когда Галлий Подтёр отмечал одиннадцать лет и ему подарили чудный голубой рулон туалетной бумаги... (Дядя Дура, сэр, еще прочитал целую лекцию, что от нехватки вот такой вещи как этот рулон развалилась большая страна на востоке. Подтёр не поверил: это же просто туалетная бумага, а не скотч. Большие страны могут развалиться, только если не хватает скотча. Галлий, несмотря на юный возраст, читал Адама Смита и знал, что такое "простой продукт", и сколько в нем градусов.) Так вот, в этот самый день, когда он собрался испробовать подаренный рулон, из унитаза вылез здоровенный мужик. С огромной бородой, покрытой... Ну, да, давно не чистили канализацию. Что верно, то верно.
- Я за тобой пришел, Галлий Подтёр!! - Густым голосом пророкотал мужичина. Мальчик бросился бежать, залез к себе под кровать и закрыл глаза. Но и оттуда слышал, как мужик долго торговался с Петуньей, сколько она ему должна за прочистку трубопроводной системы. Когда они сошлись в цене, Галлий понял, что выгодней работы ему в дальнейшей жизни не найти.
- Милый незнакомый дядя. Забери меня отсюда, выучи специальности и я тебе не забуду.
- Вот этого-то я и опасаюсь, - пробормотал в ответ на зажигательную речь Подтера бородач. - Понимаешь, малыш, это не простая канализация. И обучают работе в специальной школе на востоке. Десять лет учиться надо...
- Я готов.
- Не отпущу! - завила тётя. - Куда-то на дальний восток... Английский мальчик - со срамом... Он опозорится. Ни за что!
Тут мужчина со склизкой бородой вынужденно сознался:
- Я прибыл за Подтёром. Он станет святым ехником. Мне велели без него не возвращаться... А срам на лбу - про него все знают, это его отличительный призрак. Когда его родителей погубил Ты-знаешь-кто, он лишил Ты-знаешь-кого магической силы. Но тот сумел прошипеть последнее заклятие: "Чтоб у тебя ... на лбу вырос". И - вот.
-А!!! - благим матом заорал двоюродный брат Галли. - Я хочу быть святым ехником! Пустите меня! А не пустите - я кончу свою никчемную жизнь самоубийством! Волки позорные!
С этими словами Гарри Петунья выхватил перочинный нож, и дабы убедить родичей в серьезности намерений трижды полоснул себя по лбу.
Как хорошо, что тут был волшебный сантехник! Он произнес волшебные слова и порезы тут же зажили. Как будто были нанесены лет десять назад. Сложилось впечатление, что мальчик подпал под горячую руку Зорро.
Мама испугалась:
- Езжай, сыночка, а Галлий пусть дальше живет с нами. Мы дадим тебе его свидетельство о рождении, там фотокарточку не клеят, и ты сойдешь за брата. Даже генетический анализ подтвердит. А про срам на лбу будешь говорить, что тебя кастрировали, вот и шрам вместо срама. А когда сделаем Галлию операцию, вы поменяетесь обратно.
- Но Ты-знаешь-кто...
- Что за дурацкое имя - нельзя ли покороче? Например, Ю-ноу-ху?
- Хорошо. Так вот, Ю-ноу-ху говорил, что отомстит, так что надо бдить!
Сборы были не долги. Лететь надо в район восточней Кубани, но западней Волги. На путевке, кроме перечисленного что надо с собой брать было написан и рейс самолета. 666. Аэропорт Хитроу. Взлетная полоса - вторая перпендикулярная.
Гарри пожал плечами. "Хитро... У, хитро. Там разберемся!" - подумал он. А пока надо обзавестись шмотками по списку.
- Надо за покупками! - сообщил он.
Бородач (выяснилось, зовут - Красный Хаг) торжественно достал грязный платок с чистыми пятнами, смачно высморкался, вытер платком лицо, и странным, явно не своим голосом произнес:
- Так в чем же дело? Пойдем.
- Пойдем, а? - Чуть не плача пытался набиться в сопровождающие Подтёр. Но Петуньи-старшие его не отпустили.
Уже выйдя из дома Гарри спохватился, у него же нет денег!
- Фигня, - успокоил Красный Хаг, - в банк бежать не надо. Карточки Виза и Майстро принимаются.
Пришли в магазин "Школьник".
- Нам набор для первого класса частной школы Гарвардитон. Есть? - Спросил Хаг у молоденькой продавщицы.
- Имеется. А волшебную палочку? - игриво спросила та.
Хаг вздохнул:
- Ну, пойдем в подсобку, только по быстрому.
Однако вернулись они не скоро. Красный Хаг нес школьный ранец, набитый под завязку и деревянную указку. А продавщица несла на лице глуповатую улыбку. Гарри видел такие улыбки у комментаторш погоды по телевизору.
- Прокатай карточку и срочно сваливаем, пока другие не набежали, - срывающимся шепотом попросил Хаг. Кого он имел в виду, Гарри Петунья не понял, но просьбу выполнил.
Дома Гарри внимательно рассмотрел содержимое ранца.
Вот что там обнаружилось: четыре черных наволочки с дырками. Из них одна на пуху. Черный ночной колпак. Оранжевые резиновые перчатки с надписью "До 10 000 кюри". Для компактности все лежало в зеленом крашенном котелке маркированым штампом "US army". Еще там прятались пять пустых пузырьков, подзорная труба в сложенном виде и два медных блюдца на веревочках.
Затем, в ранце лежала куча книг. Куча была сложена стопкой и перевязана шпагатом. Гарри прочел названия по корешкам:
"Йоги Индии: кто они"
"Магия, колдовство, волшебство, чародейство. Сходство и отличие"
"Жанна Д'Арк - типичные ошибки и промахи ведьмы"
"Как правильно разложить костер"
"Политическая экономика Атлантиды"
"Понедельник начинается в субботу"
"Мифические существа и способы их приручения"
"Разоблачение толкиенисткого уклона в драконологии"
Книг было восемь, но все очень умные.
Завтра он летит. А еще сколько дел! И самое главное, надо притвориться что он, Гарри - Подтёр. Хорошо, имена похожи. Но очки! Галлий носит очки.
Ага! Петунья полез в ящик, достал старые, еще деда и ловко разгокал об пол. В очках остались стекла, но маленькие кусочки вывалились и сквозь дырочки можно было спокойно глядеть на мир.
Следующий ход. Любимая поза Подтёра - задумчиво тереть лоб. Гарри потренировался. Хм. Странно. Ему быстро надоело. А ведь Галлий мог так сидеть часами!
Но, в целом, сойдет. В очках его даже знакомые примут за брата. Очень они похожи... Лицами.
На следующее утро, после долгих проводов и прощаний, Гарри Петунья с Красным Хагом прибыли в Хитроу.
- Ты иди в зал, а у меня тут дела, я потом подойду.
"Как идти?" - встал вопрос перед лже-Галлием. Перед ним была сплошная стена. Сплошная стеклянная стена. Вдруг сзади раздалось: "Посторонись!" и мальчик его возраста с точно таким же ранцем пошел сквозь стекло! Гарри ожидал, что оно разобьется, опадет осколками... Нет. Жаль, что от страха он зажмурился и не уследил, что же произошло проникновение.
Девочка. Ранец розового цвета в виде набросившегося на спину дракончика, в руке сумка с изображением василиска. Теперь Гарри смотрел во все глаза. Было плохо видно сквозь разбитые очки, но Петунья был готов поклясться: стена расступилась перед обладательницей розового дракона.
Гарри перекрестился, закрыл глаза и побежал в сторону стеклянной стены нагнув голову.
Когда он открыл глаза, стена оказалась позади, а впереди на полу сидел полисмен, держась за живот.
- Ты что, толстяк, не видишь, куда бежишь? - сердито спросил коп, поднимаясь и держась за ушибленный головой Гарри живот.
- Простите... - Пролепетал Петунья, со времен переселение прадеда из Украины чувствовавший страх перед органами власти и их представителями... - У меня очки разбиты, я плохо вижу...
- Я давно за тобой наблюдаю, - сообщил коп. - Ты не просто плохо видишь, ты впервые видишь двери на фотоэлементах!
Возразить было нечего. И тогда Гарри спросил:
- А где здесь вторая перпендикулярная полоса?
- Ты не в себе, мальчик?
Тут по аэропорту передали:
"Рейс шестьсот шестьдесят шесть производит посадку в центре зала ожидания".
Странно. Но на это странное сообщение коп не отреагировал. Не слышал, наверно.
- Простит, мне пора. - Сообщил Гарри. Уже уходя, он вспомнил что его обозвали "толстяком" и обиделся. Сто двадцать килограмм не так уж и много!
В зале ожидания самолета не оказалось. Но зато нашелся Красный Хаг.
Теперь все будет хорошо, решил Гарри, но он ошибся.
Красный Хаг оказался пьян. Это бы еще ничего; он не врубался - где находится, чем занимается, куда отправляется, и потому считал, что все вокруг его куда-то посылают. В сиську пьяный сантехник, обладающий навыками волшебства посреди оплота западной цивилизации (аэропорта Хитроу), это вам не председатель дворянского собрания на пьянке сантехников. Как раз наоборот.
Хаг , мужчина в самом расцвете и запахе, отличался ростом и здоровостью, потому мальчик Гарри, ста кило веса (плюс, а не минус, 20%), явно казался сторонним людям близким родственником. Старшим сыном. Или даже младшим братом.
А наблюдали все. Что им оставалось делать, если бородач пел? Не обидев ростом, природа обидела Хага голосом. Обидеть ведь можно по разному? Можно не дать, а можно дать столько, чтоб не смог унести - и потешаться. Вот и у Хага - оказался бас. Ему врачи в области науки отоларингологии еще в детстве объясняли: где чего сколько прибудет, то рядом столько и убудет. Закон научный! Здоровое горло - больные уши. Слуха у Хага, действительно, не прослеживалось. А откуда взяться? Ведь кроме луженого горла у него и шнобель имелся - ого-го! При пении нос резонировал и достигался неповторимый эффект надвигающегося горного обвала. Казалось, дрожат стены и колеблется потолок.
От всеобщего разрушения чудо архитектуры конца двадцатого века спасало пока то, что Хаг не мог определиться с репертуаром. Он затягивал:
- Ревеллллл... - и умолкал, не зная как продолжить:
- ... суровый брянский лес!
Или
- ... камыш, деревья гнулись!
Или
- ...а-а-а-а буря, дождь шумел!
Когда в зале вошел Гарри, Красный Хаг предпринимал седьмой заход, являя собой помесь Буриданова и Валаамова животных в деле вокала.
Гарри честно подошел к научному руководителю и попытался объяснить, что им на самолет. Но душа бородача-гиганта просила песен. Тут терпение слушателей лопнуло:
- Копов, позовите копов, - понеслось по залу чуть слышно.
Конечно, коп появился. И, как и положено настоящему лондонскому копу, из-под земли. Выкопался.
Постукивая резиновой палкой по ладони коп подошел к Хагу и спросил:
- Значит, не тварь дрожащая, а право имеешь?
Хаг примолк. Логическая цепочка приводила к выводу: либо ты имеешь право, либо право - тебя. Но ответа коп ждать не стал:
- Значит, ты у нас Бонапарт? А я - Кутузов! Так что - в кутузку!
Внезапно коп выхватил картуз и в баскетбольном прыжке, сверху в низ, с поворотом на триста шестьдесят градусов, двумя руками, напялил кепку на голову Хагу. И повис, раскачиваясь, как отнюдь не белая обезьяна на металлическом обруче корзины. Хаг начал уменьшаться в размере. В конце концов, когда стал пригоден для свадьбы с Дюймовочкой, был посажен в картуз-кутузку и унесен в известном направлении.
- Теперь его посадят в бутылку. Там он быстро протрезвеет.
Гарри посмотрел на говорившего. Это тот мальчик, что прошел первым через стеклянную стену. Решил познакомиться:
- Привет. Меня зовут Гарри. Ты тоже на первый курс Гарвардитона?
- Привет. Точно. Мой нейм - Макфлай! У меня самая крутая волшебная палочка и самая лучшая почтовая сова. Я потомственный волшебник, лучше всего получаются перемещения в прошлое и назад, в будущее.
Гарри принялся срочно вспоминать свои достоинства, которые могли бы оказать положительное впечатление на этого хвастуна. Припомнив что говорила соседка, ругаясь с мамой через забор, и свои собственные химические опыты на кухне со слабительным, Петунья гордо (главное, честно) сообщил:
- А я могу наслать понос сразу на трех человек!
И в волнении провел рукой по волосам. Макфлай побледнел и, не слова не говоря, бросился бежать прочь.
- Хи-хи-хи... - Послышалось справа. - Здорово ты его напугал, Биф!
- Я не Биф, я Гарри, - ответил обиженный толстяк на девчачий смешок.
Это оказалась та самая девочка с розовым драконом на спине.
- Привет. Я - Гертруда! Можно просто Матильда. Ты на какой факультет?
- Ну, я пока не определился, - заюлил Гарри.
- А я на Гриффиндор.
- А на кого там готовят? - поинтересовался Гарри, не подумав, что тем самым проявляет вопиющую безграмотность.
- Ну, ты что? - изумилась Матильда. - Название - Гриф-фин-дор. Аудиторов по финансовым махинациям во время дорожного строительства! Помнишь, как чародеи третье кольцо в Кучкове на три сантиметра поуже сделали? Это они, гриффиндорцы!
В голосе девочки звучало столько неприкрытой гордости, что мальчик не рискнул спросить: гриффиндорцы сделали дорогу уже, или напротив, вскрыли нарушения?
- А если попасть на другой факультет? - дипломатично постарался расширить знания Петунья-младший.
- А куда? Свазиленд? Там мухи цеце. Да и все время пить виски с содовой - бр-р-р-р... Это не во время учебы. У них распределение на фабрики по производству зомби.
В Когтев РАН? Ну, Когтев, конечно, великий маг, и может, я бы занялась чистой наукой, но он не любит девочек. Предпочитает мальчиков. Говорит, они предсказуемые. Да и практику в Соловце проходить не хочется. А распределение по научным центрам: Новосибирск, Северск, Дубна... В последнее время, говорят (Матильда перешла на трагикомический шепот), даже девочкам надевают погоны и на два года: либо Плисецк, либо Североморск. На ракетные запуски. А то до Камчатки не долетают.
Пухфренддуй... Ну, они готовят секретарей и секретарш для первых лиц. Все время на вторых ролях - не для меня.
Нарри слушал как завороженный. Конечно, ему надо в Гриффиндор. Чтоб как плотоядный гриф нападать на жирные, готовые поделиться последним куском печени предприятия строительного комплекса и...
- А кто готовит сантехников? - в недоумении поинтересовался он.
- Те, кого выгнали за неуспеваемость из Гриффендорфа.
- Ага... - многозначительно изрек Гарри.
- А у тебя есть волшебная палочка?
Лже-Подтер задумался. Потом молча вытащил из ранца указку и показал девочке.
Повезло!
- Ух ты, ё! - искренне восхитилась Матильда. - Из кости дракона! С наполнителем из кобальта и вольфрама! Да тут и никель. Никель! Это ты?
- Отстань! - раздалось из палочки. - Здесь всего лишь три мои волоска...
"Ого", - ошарашено изумился Гарри.
- Что?! - грозно произнесла Матильда и постучала палочкой по сиденью, как дирижер по пюпитру. - А ну, быстро сказать три раза: "Шолохов - плагиатор!".
- Перестань, моя палочка!
- Ну, ладно, ладно... - сразу сменила тон Матильда. - А давай я тебе очки починю и нне успел Гарри ничего возразить, как она объявила:
"Раз, два, три, четыре, пять,
Стекла новые опять!"
И коснулась палочкой очков.
Наверно, ей следовало воспользоваться своим личным инструментом. Сила в палочке Подтера была слишком велика. Стекла стали как новые. Но поскольку еще раньше они были кварцевым песком, то от стекол, все что осталось, ссыпалось на пол, а по глазам шибануло жаром, который применялся при выплавлении оптики.
- Ой. - Только и сказала Матильда и побежала в здравпункт.
Временно полуослепший Гарри остался на своем месте. И тут к нему подошел неизвестный.
- Хозяин, почтовая сова не нужна? - спросил подошедший хрипло.
Так как про сов Гарри что-то уже слышал, то он ответил утвердительно, но уклончиво:
- А сколько стоит?
- Стакан водки.
- ???
- Поп... Полярной сове! А мне - триста рублей.
Хм. Честно говоря, птица, которую держал в руке продавец, хотя имела белые перья, крючковатый клюв и безумный взгляд, на сову как-то не тянула. Может - птенец?
- Это не воробей-альбинос с обломанным носом? - насторожился Гарри.
- Кто? - громко изумился хозяин живности и деланно рассмеялся. - Ты что!? Сова!
- Сыч. - Полуутвердительно, полувопросительно заявил Гарри. Он где-тослыхал, что именно сыч самая маленькая сова. Может, и ошибался.
Но продавец обрадовано закивал и сказал:
- Сыч, сыч, давай деньги. А стакан ему потом нальешь. Где деньги?
- Деньги у меня на карточке. - Честно сказал Гарри. И, лукавя, добавил:
- Но вы не беспокойтесь, Галлий Подтёр не обманет.
И поправил челку. Эффект был аналогичен случаю с Макфлаем. Просто мужик убежал не молча, а с криком:
- Не-е-е-ет! Себе забирай!!!!
Пребывал в неведенье относительно поступка продавца Гарри не долго. Крылатый покупок заговорил.
- Хозяин, где водка?
Гарриморалльно подготовился к жизни среди колдунов и волшебников, но говорящая и требующая водки птица - перебор.
- Ты сова?!
- Тот, кто скажет, что я жаворонок и попробует разбудить меня до обеда - покойник. - Привело убедительный аргумент новоприобретение.
- А кто были мама с папой? - вежливо спросил Гарри, на самом деле догадывающийся, какие птицы умеют так складно переговариваться с хозяином.
- Австралийцы.... - на пол тона ниже и гораздо уклончивее произнес собеседник.
- А где хохолок? - В голосе Гарри зазвучал никогда не свойственный ему ранее металл. - Думаешь, мне по шарам дало - так я совсем ничего не вижу!?
- Хозяин, ты не сердись! Трубы горят, сам не свой. Как аду я!
- А что я должен? Сделать так, чтоб ты как в раю стал?
- Хозяин, прости. Какаду я. Порода такая - какаду. Попугайская порода - какаду.
- А где этот, на голове?
- Ирокез? Барыга сбрил. Сволочь. - В голосе попугая слышалось не утверждение, а подхалимаж. - Продает как сову, а меня обратно возвращаться заставляет. Но теперь он улетел. Я твой. Могу как сова почту разносить. Могу щелкунчиком работать - орехи щелкать за десять процентов...
Гарри подумал, и решил оставить какаду у себя. Ну, не выгонять же на улицу?
- Ой! А это что за лужа?
Попугай сконфуженно потер лапкой пол.
- Ну, ты же сам... Назвал меня "ссыч". У тебя очень сильная аура...
- А если бы я назвал тебя срыч?
- Не дай бог, - отшатнулся попугай, сделав добавку в лужу. - Правда, такой птицы нет. Есть сарыч. И вообще - поосторожней со словами. Ты же волшебник!
Лже-Подтёр решил сменить тему:
- А как тебя зовут?
- С этим беда. У нас ведь как? Имя по первым словам, какие выучил. Поэтому самое распространенное имя - Попка. А у меня очень длинное имя: "Бедный, бедный Робинзон Крузо! Кой черт занес тебя на эти галеры".
"Действительно, длинно. Видимо, бразильское," - подумал Гарри, а вслух сказал:
- Я буду звать тебя Бизон.
- Нет! - сразу отреагировал попугай. - Мне рога на кой? Зови Робинсон. Может, получу перстень Стенли?
Тут прибежала Матильда. Опоздала. Глаза стали видеть как раньше, а поскольку все осколки из оправы очков исчезли, то видел Гарри нормально. Потому усмотрел на ее кофточке бейджик: " Гертруда".
- Матильда, а почему ты Гертруда?
- Не почему, а за что. Героя труда мне дали за кучу вторых мест на конкурсах песен.
- А кто их тебе дал?
- Сама не знаю. Там у кого-то есть блат, и этот неизвестный человек распределяет места. А раз организатор конкурса не возражает, значит - это совпадает с его мнением. Я была против таких порядков. До тех пор, пока не присудили второе место.
- А остальные участники? - Гарри было наплевать, кто какие места занимал, это он для проформы поинтересовался.
- А не слишком ли у тебя хорошее зрение? - в ответ поинтересовалась Матильда. - Пойдем лучше на самолет.
- А где он?
- А вот!
Самолет спрятался за ножкой кресла. Гарри, видевший как готовили Красного Хага для бутылки, понимал, что усядутся все. Он направился к самолету и, словно Алиса съевшая гриб, уменьшался.
- А как долго он будет лететь?
- Полчаса. Пойдем на посадку?
И они пошли. Сначала на посадку. Потом на взлет. Интересно, что никто из обычных посетителей Хитроу не видел этого летательного аппарата. Он спокойно вырулил из зала, разогнался, взлетел, и тут же принялся садится. Они уже были в районе Житомира. Именно тут обосновался Гарвардитон.
В самолете оказалось так много учеников, что к трапу подогнали школьные автобусы. Автобусы старались держаться вместе, блеяли и норовили запрыгнуть друг на друга.
Оказалось, что в самолете летел и Красный Хаг. В багажном отделении. После посадки его отпустили. На бородача было страшно смотреть. Что-то пошло не так, и он стал принимать прежний объем. А бутылка не давала. Н-да. Страшно смотреть было.
Автобусы привезли абитуриентов в замок, где и размещался Гарвадитон. Всех построили, и под доносящийся из динамиков лай собак и веселую песенку "Ты что ж мой друг, свистишь..." привели в банкетный зал.
Там каждый подходил к директору, на голову первокурснику надевали шляпу и та объявляла название факультета. Шляпа пришепетывала, оговаривалась и звиздила. Гарри на примере шляпы в первый раз догнал, что такое звездная болезнь.
Процедура проходила так. Надевают шляпу. Та кривится, как будто ей нарыли собачье дерьмо. Потом говорит:
-- Фу-ты, ну-ты. Ноги гнуты, сколиоз, остатки рахита и танзанит. Кто пустил в наше учебное заведение это урёдище? Как тебя... Джон Браун? Так вот, ты - говно. Ты ничто, звать тебя - Никак. Какой зачаток разума? Угас. В голове твоей черным-черно. Всё! Снимай меня и езжай домой. Из тебя ничего не выйдет. Ты - бездарность. Все, что ты не сделаешь - полный и окончательный отстой. Никто на него даже и не посмотрит. Если ты попытаешься сделать "козу", то не то что грозу - в зубы получишь! И помни: Устюг и утюг - совсем не одно и то же! А пошел бы ты на Когтев РАН! Бездарность!!!!
Из-под шляпы доставали полутрупы. И оттаскивали к столам факультетов. Гарри с пульсом в двести ударов в минуту ждал своей очереди. Раскроют! Обличат! Он же не Галли Подтёр, он - Гарри Петунья...
И вот подошла его очередь. Он взял шляпу, надел... Зал ахнул в едином порыве. Волосы ушли в головной убор и всему миру явился шрам.
- Галл, Галл... - зашелестело вокруг.
- Галлий Подтёр! - как в подтверждение объявила шляпа.
Распределяемый так удивился, что... возразил:
-Гарри! - и прикусил язык. Нельзя раскрывать тайну.
- Угу. Тебя так и будут звать. Раз ты так хочешь. А вот на какой фак тебя послать. Твой фак... Фак твой... Фак фо ю... Фак ю! Сам выбирай. Что я последние мозгои должна тратить!? Они у меня латексные? Да? Да, латексные! Но сам - куда?
- На Гриффиндор... - пролепетал стодвадцатикилограммовый абитуриент.
- Удовлетворено. -И прошептала издевательски, - На Гриффин за гринами?
Когда драфт завершился, сокурсники повели новых товарищей показывать новые места обитания. Оказалось, тут все очень сложно. Пройти в нужное место возможно только сказав пароль. Картине. Хорошо, пароль запомнить легко:
- Привет, Дориан Грей!
Отзыв:
- Вернись, маленькая Вергиния, вернись...
"Кажется Оскар Уайльд сидел по другой статье", - вспомнил Гарри и ободрился.
Но куда девалась его смелость, когда он увидел декана факультета? Это была кошка,которая положила на Гарри свой глаз. А за ее спиной стоял Красный Хаг. И он выглядел - препаршиво...

Гарри боялся пошевелиться. У него на макушке лежало что-то маленькое, но тяжелое.
- Что там у меня? - тихо спросил неизвестно у кого Петунья.
- Стой смирно. Это то ли кошачий, то ли тигровый глаз. Я слабо разбираюсь в подделочных камнях.
- А ты сам кто?
- Я младший сын бедного чиновника Уизчелси. Мой папа работает замминистра, так что и я, и мои братья очень бедные. И если ты где скажешь, что видел у нас золотые часы или раритетный автомобиль, то друзья папы устроят тебе автоаварию. Понял?
Гарри чуть было не закивал головой.
Но тут заговорила кошка. Вид говорящей одноглазой кошки, сжимающей в лапе пятак, настолько потряс Гарри, что он будто окаменел.
- Коллеги! Завтра матч по квичу, а у нас нет переднего форварда!
На этих словах кошка ткнула лапой Красного Хага. Тот упал с характерным стеклянным позваниваем.
- Ужрался, гад, виски! Кто заменит?
Гарри почувствовал: заменить старшего друга ему просто необходимо. Где-то в его мозгу сидела простая мысль, что прячась за спины товарищей, карьеры не сделаешь. А так - заменил, а потом и занял его место... Короче, он сделал два шага вперед.
- Я в тебе не сомневалась, Галлий Подтер! - сообщила кошка коверкая фамилию (она ее произнесла через е).
- Шляпа сказала, что меня будут называть Гарри, - скромно сообщил Петунья.
И тут же пропустил между ушей. Когда очнулся, то лежал на кровати в лазарете, а девочка, назначенная медсестрой, приговаривала:
- Не спорь с начальством... Не спорь с начальством...О! Очнулся! Тогда слушай, из-за того, что Хаг как стекло, то есть остекленевший, он может легко разбиться. И играть будешь ты. Правила... Садишься на метлу и летаешь. А вокруг летают шарики. Самый маленький шарик, диаметром с толстую черную нитку, так называемый "с нить Ч" ты должен поймать. А от остальных, ну там блядежоры или "скво фол" - уворачивайся. Понял? Тогда - вперед!
В палату вломились старшекурсники, вынесли Гарри во двор, и посалили на метлу. Матч начался. Все игроки бросились врассыпную.
Но игра шла в ограниченном замковыми стенами пространстве и попрятаться было некуда. А между стенами засвистали четыре разнокалиберных ядра.
Гарри довольно быстро с ними познакомился. Прямо перед его лицом встретились два здоровых шара с зубами и только собрались наброситься и загрызть, как...
- Ой. Так он не целованный! - заявил один.
- Да. То-то не прячется. А чего ему бояться нас, блядожоров? - другой шар оказался несколько с философским уклоном.
- Вижу цель! - заорал первый, - Окружай!
И они оставили Гарри в покое.
Но тут появился новый шар. Он был чуть поменьше размером и пошустрее. Лишь в последний момент Гарри успел раздвинуть ноги и приподняться над метлой. Шар просвистел под ним. "Так вот почему "скво фол"", - догадался мальчик. - "Обидно будет лишиться перспектив в столь юном возрасте". В лондонской школе им уже прочитали краткий курс сексологии. "Лучше скорей поймать "с нить Ч", пока "скво фол" не подлетел неожиданно".
Тем временем шары делали свою черную работу. Трех девушек и юношу уже сожрали, а двое молодых учеников не успели увернуться и теперь катались по полю и выли излишне высокими голосами.
Толпа игроков заметила, что крупные шары по загадочной причине сторонятся Гарри ("скво фол" не хотели больше оставаться в дураках) и пряталась за его широкой спиной. И тут Петунья увидел как ловят " с нить Ч". Его поймал передний форвард команды противника. В груди образовалась аккуратная дырочка, сквозь которую хлынул кровь.
Игру остановили. Потом выяснилось, что дырочка сквозная (значит: не поймал) и в команде противника произошла замена. Ловцом стал мальчик, которого Гарри видел в Хитроу - Макфлай. У него была оригинальная техника катания на метле: в то время как все вокруг сидели на метлах словно дамы в девятнадцатом веке на лошадях (ноги с одной стороны, корпус повернут вперед) и держались за помело двумя руками (спереди и сзади), Макфлай использовал технику скайборда: стоял на древке двумя ногами.
Преимущество такого способа стало понятно после того, как Макфлай ударил рукой по пролетавшему мимо блядожору, и тот, изменив направление, слопал девицу из команды Гриффиндора. Да и стоя во весь рост шанс поймать "с нитьЧ" вырастал многократно. Но даже сидя и съежившись Гарри представлял гораздо более крупную мишень, чем Макфлай стоя. Вот только ловить маленький шарик ему совсем не хотелось. Потому что он таки догадался: это пуля. Но, как говорят, "с нить Ч" - дура, а от судьбы не уйдешь. Этот подлый маленький шарик собрался было пробить сзади поясницу молодому ловцу из Гриффиндора, но тут спереди появился "скво фол". Гарри приподнялся над метлой и промахнулись сразу два шарика. Причем маленький промахнулся не очень сильно: не попал в поясницу. Поскольку Петунья приподнялся, то "с нить Ч" вошел совсем не туда, куда намылился. И застрял в ягодице.
Радости болельщиков не было предела. Даже на соревнованиях профи не всегда увидишь такой ловкий прием. Но главное - "с нить Ч" пойман!
Рыдающего Гарри подняли на руки и как героя понесли опять в больницу. К той же медсестре.
- А теперь - молись, - прошептала она мальчику.
- Что такое? - еле вымолвил тот.
- Ты что, - искренне удивилась новоявленная подруга, - не знаешь, почему игра называется "кВИЧ"? Все шары носят на себе следы СПИДа. Это придает игре необходимую пикантность.
От потери крови и сведений о пикантности Гарри впал в обморок.
Навестить мальчика явился Красный Хаг. Принес подарки и последние новости. По своему обыкновению вылез из сливного отверстия в раковине. В подарок притаранил тараньку и ящик пива. В ящике одна из бутылок была с безалкогольным. Так что поделили по-братски.
- Спид в тебе не нашли, - сообщил Хаг. - В школьной столовой вскрылись злоупотребления: отходы сваливали в один большой чан, а после того, как в нем все перебродит - злоупотребляли. Летучие мыши организовали общество любителей вампиров. Потребовали уволить декана нашего факультета. У одного из старшекурсников выявили сифилис. А ведь предупреждали: только жаб, сов и крыс! Так этот привез свинью...
- Ой, - спохватился Гарри. - А где мой Робинсон?
- Кто?
- Ну... - засмущался мальчик. - Как бы сова.
- Ты знаешь, у почтовых сов к лапке привязаны мешочки для сбора мелочи. Так вот, кто-то взял их кассу и на пяти грузовиках вывез все денежные авуары! На остров в Атлантическом океане...
Тут раздался стук в дверь. Хаг спрятал остатки подарков под кровать и смылся. Вовремя. Это оказался ректор.
- Привет, Подтер!
Ректор - мужичонка невысокий, но борода как лопата для уборки снега.
- У меня для тебя две новости. Даже три. Ну, одна не замысловата: если хочешь, тебя и дальше будут звать Гарри.
- Спасибо... - блеснул благодарственной слезой глаз мальчика.
- Ну, это была даже не новость. Главное - Хаг во всем сознался.
Из сливного отверстия раздалось глухое:
- Меня пытали...
- Да, ему не давали выпить целых два часа. Но и это не новость. Новость в том, что ты - Галлий Подтёр. Вас перепутали в роддоме. Вы же родились в один день. А вторая новость: значит эта та штука предназначается тебе...
С этими словами ректор ткнул палочкой в лоб Гарри и у того на лбу появился срам. Причем соответствующей комплекции.
Из раковины донеслось:
- От судьбы не уйдешь...
- Ну, не надо так грустно. Ты же в школе волшебства!
Раз, два, три, четыре, пять!
Скоро будешь много знать!
На лбу опять что-то произошло.
- Что у меня там такое? - Гарри готов был вновь обморочиться.
- Юэсбишный разъем! - с гордостью сообщил ректор. - Ты можешь напрямую подключаться к Интернету. А ты думал, что разъемы в головах у людей будут обязательно "мамы"?
Довольный смех ректора еще долго звучал в больничной палате, а на койке лежал и балдел от открывающихся перспектив первый киберпанк в мире.

КОНЕЦ

  


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"