Viga: другие произведения.

Про зверей и про людей - Глава 19. Миха. ч.2. Руины.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Постапокалиптическая фантастика. Небольшое количество людей выживает на просторах нашей Родины после глобальной катастрофы

  19. Миха (ч.2. Руины)
  
  Миха привел встретившихся ему людей сюда не случайно. Были предположения, что с этими, кхм, людьми возникнут проблемы того или иного рода. Уж очень были они нестандартны. И с виду. И по поведению. Парень проворно взгромоздился на кусок железобетонной плиты, вынул из-за пазухи бинокль, осмотрелся. Дома нависали, открывая пустые глазницы окон, в которых не было жизни. В зеленоватом цвете переливались изумрудными оттенками силуэты зданий и деревьев. Пунктирная рамка обхватила неспешно семенящий по дороге силуэт. Миха нажал бегунок на верхней части бинокля - картинка приблизилась. Кто-то мелкий... Кошка. Животное, пригнувшись к земле, практически на брюхе кралось, выслеживая крысу, которую Миха рассмотрел чуть дальше. Грызун беззаботно обнюхивал угол побитого жизнью мусорного бака. Через секунду кошка молнией метнулась в его сторону, и крыса нашла свою смерть в ее зубах после скоротечной схватки.
  
  - А я всегда ставлю на крысу. - Тихий баритон прорезал тишину.
  
  Это был один из двух человек, встреченных при необычных обстоятельствах на берегу час назад. Миха тогда как раз только перебрел Успенку и присел, дабы привести себя в порядок - слить воду из ботинок, а также перешнуровать их. Как эта парочка появилась из-за большой сгнившей лодки, он не увидел. Ветер дул не в его сторону, поэтому собака, отряхивающаяся рядом на бережку мокрые лапы, не унюхала этих двоих. Сразу же, как только они вышли к Михе, Друга, не разбираясь свои это или чужие, плохие или хорошие, прыгнула на... кого? Медведя вставшего на задние лапы? Большого человека? Помнится, в потрепанных комиксах Миха видел отдаленно напоминающих этого здоровяка рисованных злодеев - маленькие ноги, мощный торс, огромные ручищи с еще более огромными кулаками и маленькая голова. Поэтому, когда сработал в подсознании стереотип, или, быть может, парень попросту испугался от неожиданности, он выстрелил. Уходя в рывке в сторону, уронив ботинок и не целясь. Болт попал гиганту наискось в мякоть ноги немногим ниже бедра. Жало выглянуло с другой стороны, а пластиковое оперение, окрашиваясь в ярко-красный цвет, зацепилось за ткани и не дало болту пройти навылет. Одновременно с выстрелом на здоровилу прыгнула собака и вцепилась руку над локтем.
  
  Здоровяк горестно вздохнул, отвел в сторону руку, с висящей на ней собакой, подался вперед, чтобы наклониться и рассмотреть раненную ногу. Бочкообразная грудная клетка не позволяла сильно двигаться маленькой голове на короткой необъемной шее. Гигант решил зайти с другой стороны. В прямом смысле этого слова. Начал медленно поворачивать торс и голову, выпячивая вбок глаз. Рассмотрев наконечник болта, он скривился. Миха приготовился удирать, но тут гигант, слишком круто развернувшись, потерял равновесие и шлепнулся на мягкое место. Из-под его зада только и успел выскочить кто-то маленький. Видимо, прятался позади.
  
  Гиганту сидя было удобнее изучить помеху - толстые пальцы нащупали оперение и нежно его сжали. Интереса в нем найдено не было, и поэтому опасавшийся за сохранность болта Миха здесь был успокоен - внимание гиганта переключилось на собаку. Друга, утробно урча, крепко держалась зубами и отпускать пойманную добычу не собиралась. Даже поочередное таскание то за одну заднюю ногу, то сразу за обе, не заставило ее изменить решения и разжать челюсти. Громиле это доставляло только неудобство, но уж никак не боль. Он, судя тому как спокойно отреагировал на рану, нанесенную арбалетным выстрелом, был вообще нечувствителен к болевым ощущениям. Другой обыкновенный человек, типа Михи, уже катался бы по земле или потерял сознание от шока.
  
  Громила погладил собаку несколько раз. Та, все так же держа его руку зубами, перестала рычать, но висеть продолжала. Тогда он, помогая себе свободной рукой, встал и очень резко дернул другой с вцепившейся в нее собакой. Просто стряхнул животное, как мы стряхиваем с одежды жука. Собака клацнула зубами, вырывая кусок чего-то - одежды или плоти - но все-таки оторвалась и, пролетев половину ширины речки, бултыхнулась в воду.
  
  - Дура, - только и сказал громила, снова садясь на песок.
  
  Миха не знал, что ему делать. Он поднял с земли ботинок и просто смотрел, как вокруг здоровяка суетится полная его противоположность. Калик, грязный коротышка с тонкими ручками хилым тельцем и несуразной ушастой головой. Повернувшись так, чтобы держать их двоих в поле зрения, парень убедился, что с Другой все в порядке. Собака благополучно выбралась на противоположный берег и сейчас деловито облаивала неприятеля. Гавкнув для порядка еще несколько раз, старательно отряхнулась и скрылась в темноте. Дорогу домой найдет или нагонит позже...
  
  Коротышка сноровисто приладил кусок оторванной кожи здоровяку на рану, прижал ладошкой. Вопросительно посмотрел на Миху.
  
  - Ну же, давай! - прикрикнул карлик, кивая на гиганта.
  
  Тот не обращал внимания на эти манипуляции, парня с арбалетом и вообще на весь окружающий мир. Улыбался, шевелил губами, при этом выводил на песке толстым пальцем какие-то фигуры. Парень обошел по широкой дуге "песчаное творчество", заходя с тыла. Приблизившись, решил, что сейчас можно не ожидать неприятностей. Поэтому перекинул арбалет через плечо и крепко прижал оторванную кожу к руке здоровяка. Карлик сноровисто оторвал тонкую полоску от дерюжки, бывшую у гиганта за верхнюю и нижнюю одежду. Сбегал к воде, прополоскал ее, а потом, упираясь коленцем в плечо громилы, затянул рану.
  
  - Поднимай своего товарища. Нужно уходить от речки. - Миха указал рукой в сторону темнеющих зданий.
  
  - Веди.
  
  Карлик с готовностью принялся бегать вокруг огромного друга, пинками маленьких ножек придавая тому ускорение. Миха, не дожидаясь их, пошел вверх по течению. Вниз идти нельзя. Там обитает стая, скорее всего та, что не так давно чуть не загнала его. В тот день он как раз повстречал Болу...
  
  - Шире шаг, командир! - Баритон карлика вывел Миху из задумчивости.
  
  Повернувшись, парень увидел, как его нагоняет здоровила, на шее у которого, свесив ноги, сидел коротышка. Несмотря на большие размеры, гигант передвигался с несвойственной для такого строения тела плавностью. И даже своеобразной грацией. Михе подумалось, что при желании, громила будет намного быстрее, а также проворнее него. Передернувшись, парень достал бинокль, еще раз убедился, что путь свободен.
  
  - Идем туда, где высотка рухнувшая.
  
  - Кто идет, а кто едет! - скрипуче захихикал карлик, пятками наддавая "транспорту" шенкелей.
  
  И вот сейчас здоровяк быстро и неслышно вскарабкался на самый верх груды руин. Миха облился потом, даже чуть не сверзился раз, пока взгромоздился сюда. А эти, один из которых, крепко держась, сидел на шее у другого, забрались на вершину играючи легко. Миха посмотрел на торчащий из ноги громилы болт и поёжился. Крепкий парень, - подумал он и скомандовал:
  
  - Вот к той двухэтажке с большой вывеской идем. На втором этаже есть место, где можно спокойно отдохнуть и привести себя в порядок.
  
  - Да ладно тебе... Нам везде неплохо. Да? - Коротышка взбрыкнул ножками, и громила с обезьяньей ловкостью стал спускаться на другую сторону завала.
  
  Толстый, раздутый пружинами, матрац перекрыл вход в комнатку. Не то чтобы дверь, но и так пойдет. А вообще неясно, как этот матрац уцелел в пожаре, ведь двухэтажное строение выгорело полностью. А здесь даже обои кое-где на стенах уцелели, пытаясь радовать глаз мелким горошком на фоне волнообразных линий. Но не до красоты нынче.
  
  Миха уже и не пытался прервать словесный поток. Плюнул на это бесполезное занятие. Просто сидел на подоконнике, свесив одну ногу на улицу, а другую вовнутрь помещения. Слушал в пол уха брань и тихо радовался, что все так хорошо обошлось.
  
  Ругательства отражались эхом от стен комнатушки. Миха непроизвольно вжимал голову в плечи - годами привитая привычка "шуметь - быстро умереть" заставляла украдкой выглядывать на улицу в поисках зверей. К счастью, узкая улочка было спокойна. Парень хотел сделать предупреждающий жест - мол, сбавь тон раза в два, однако маленький человечек разразился воплями пуще прежнего.
  
  Хорошо, что они специально выбрали помещение в центре совершенно пустого райончика, ничем не примечательное, только разве что Миха уже бывал в этом здании и знал все вероятные пути нападения и отхода. Вдоль кривой улочки, мощеной истрескавшимися плитами тянулась аллея тополей, через один поваленных или перекрученных. Неподалеку рухнувшее высотное здание замыкало улицу, превращая ее в тупик или переулок. Шастать по многометровым как в длину, так и в высоту развалинам желания не возникало даже у зверей. Ржавые копья арматуры и металлических уголков создавали из груды бетонных блоков неплохую баррикаду. А закрученные широкие двутавровые балки придавали хаотичному нагромождению монолитную крепость.
  
  Приблизительно через полторы тысячи метров от развалин вдоль по улице начиналась автомобильная пробка. Примечательна она была тем, что каркасы машин - легковой транспорт, автобусы, среди них даже трамваи попадались - нагромождены были кем-то в несколько ярусов. И во время сильных ветров эта конструкция угрожающе скрипела и клонилась из стороны в сторону.
  
  В общем, Миха сидел на подоконнике, опасливо поглядывал вниз и деланно внимал неистовым воплям карлика. Тот, вполне целостный и здоровый с виду, но возможно малехо отощавший, расходился не на шутку. Ругал всех, кого мог вспомнить, на чем свет стоит. Тот не вовремя ему поворот подсказал, тот задержал, а тот вовсе полудурок, кидающийся на нормальных людей с целью причинить им смертоубийство. Парень скептически осматривал коротышку и подумывал, что насчет нормальности карлик явно польстил. Сам себе. Ибо его едва-едва метровый рост даже не внушал мысли про какие-то вероятные опасности, но сам коротышка вел себя весьма вызывающе. Не так нахально, как шумно. Восклицал, ругался и размахивал ручонками. А затем незаметно выхватил два ножика и с лязгом замотылял ими пред Михиным лицом.
  
  - О, балисонги, - удивился Миха, впрочем, не очень сильно. Ножи его никогда не интересовали. Это ранее короткий клинок был универсальным орудием на все случаи жизни. Еще до его рождения. Нынче же - это были бесполезные в большинстве своем "режики", годные для обчистки клубней топинамбура... Но карлика обескуражило именно знание Михой названия вида клинков.
  
  Миха выдал их название на полном автоматизме, ничуть не думая о том, что об этих ножах мало кто знает. Тем не менее, он был прав. Про "балисонг" ему рассказывал немолодой уже поселенец Саня Змеелов. Который выжил во время Большого Взрыва только потому, что "был готов к подобному говну" - это с его слов. Чем гордился и подчеркивал все время. Старый Змеелов имел немалую коллекцию маленьких клинков и реального холодного оружия, бинокль, монокуляр, прибор ночного видения и пистолет без патронов. Ни один предмет из вышеперечисленных он не давал любому другому поселенцу в руки. Подарить - мог, а вот дать попользоваться - никогда. Даже вплоть до скандалов и обвинений в вымышленном саботаже с последующим изгнанием. Саня Змеелов на это попросту плевал, аргументируя свои слова тем, что без поселения он проживет вполне сносно, а вот проживет ли поселение без него - это уже вопрос. Не без хвастовства, но седой Саня был прав - более подготовленного к трудностям человека было не найти. Пусть его подготовка была не с того течения как у того же летуна Алика, а немного иная, но... Саня выжил. А это главное. Как - про это он никому не рассказывал. Впрочем, это было лишь его личное дело.
  
  Карлик же, услыхав название клинка, преобразился. Напрочь пропала суета в движениях, визгливый тон и даже появилась какая-то плавность в движениях. Балисонг порхал в руке бабочкой. Раздваиваясь и троясь. Маленькие ручонки перехватывали клинки самым немыслимым образом. Бабочка сложилась-разложилась последний раз, и клинки скользнули в специальные кармашки. Карлик совсем успокоился.
  
  - Что ж ты не сказал-то!?
  
  - Не сказал что? - Удивился Миха.
  
  Карлик помотылял над головой растопыренной ладошкой и вопросительно посмотрел на парня.
  
  - А-а... - многозначительно покачал головой Миха, хотя не понял абсолютно ничего.
  
  Вывод напрашивался очевидный - коротышка не в себе. Это плохо, но не опасно. Намного опаснее тот безобразно громадный тип, притихший в подъезде. В проваленный вход он еще кое-как протиснулся, а вот в двери квартиры войти не смог. Не расстраиваясь, здоровяк принял из рук карлика что-то подозрительное, с удовольствием схряцал и шумно улегся на грязном полу. Сопел тип как все поселенцы Росинки и Коммунарки вместе взятые. Не храпел - и то хорошо. Несколько минут назад, когда карлик вытягивал из его необъятной ляжки болт, только супил брови и косился на арбалет, криво улыбаясь. Миха прятал оружие за спину. Мало ли, что бугаю в голову взбредет. Его болтом не остановишь. Тут залп нужен. Или сразу пушка... Карлик закончил. Чмокнув, болт вышел наружу. Коротышка вручил его Михе, а сам сплюнул на рану, повозил ручкой образовавшееся месиво. Оторвав от и так короткой дерюжки еще одну узкую полоску, перевязал, как смог.
  
  Михе поплохело. Если бы его таким образом "лечили"... Ну, нет, лучше сразу умереть. Но громила довольно ощупывал перемотанную ногу.
  
  - Вава.
  
  - Ага, вава. - Довольный коротышка стряхнул кровь с рук, а потом вытер их о свою розовую мастерку не первой, а, возможно, просто-напросто последней свежести.
  
  Некоторое время они сидели молча, слушая шумное дыхание здоровяка. Внезапно Миха обнаружил, что невольно прислушивается - карлик очень тихо что-то говорил. Парень придвинулся чуть ближе и напряг слух. Коротышка рассказывал.
  
  - ...от Орска не так далеко ушли. Спустились в низину. Даже в самую сырость забрались. Зверь не любит, когда сыро - знал такое? Мама, пусть и старая, так уверенно вела нас в Хорошее место. Меня, Тимура - это кстати Танка так зовут, Белку, братьев Ростовичей. Кроме подопытных еще были люди. И дети. Все, кто с Доиследовательского Центра выйти успел...
  
  Склонив голову, карлик замолчал. Миха было подумал, что тот уснул, убаюканный своими речами, но коротышка внезапно продолжил.
  
  - Она не умела водить грузовую машину. А в обыкновенную легковушку Тимур еще в те года уже не помещался. Ну, выбрали какую поменьше, чтоб и с ключами. Дерьмо ширпотребское...
  
  Сплюнув и растерев, карлик обратился к Михе:
  
  - Если машину будешь покупать - бери иномарку. Только европейского производства, а не...
  
  Голова его снова свесилась и голос потух.
  
  - Уже с города почти выехали. На постах пропускали нас - видели, что дети есть. Не стреляли, хотя приказ уже был отдан, точно знаю. А на выезде с бэтээра очередью по кузову дали. Скоты. Мама не остановилась. Прорвались, а вот колесо подвело. Лопнуло. Нас пятеро осталось. Кого не пулями прошило, так при аварии грузовика погибли. Танку поклон - закрыл собой от пуль нас. В него попали. Вот сюда, сюда и две сюда.
  
  Коротышка пальцем на себе указал места попадания пуль. Выходило, как минимум два попадания были смертельны - в затылок и район печени. Да и остальные жуть до чего могут быть опасны - Миха видел сгоревший броневик и давно оценил размеры его пулеметов и, соответственно, пуль, как и возможных ранений от них.
  
  - Там тогда Белка осталась, - голос дрогнул, но карлик справился с собой, - быть может, из-за нее и начали стрелять. Она ведь такая непоседа была. Я ее в халат закутал. И брезентом укрыл, чтобы меньше кто видел... Пулей голову снесло прямо на Тимура. Он с тех пор разговаривать плохо стал совсем. Ростовичей бортом раздавило. Одного раздавило, а второй никуда от него - они же сросшиеся были. На двоих одно сердце.
  
  Миха слушал и внутренне седел. Это кто такие эти братья, Белка эта и этот карлик с Танком-Тимуром? Что он напридумывал, придурошный? Зачем куда-то ехать и стрелять? Но где-то глубоко в себе Миха понимал, что все сказанное - правда. Непонятная, жестокая и уже случившаяся. Все так было похоже на записи Николы. Только как бы с другого бока.
  
  - Брат просил маму добить его. - Продолжал коротышка. - Мама добила. Я подумал, как это - вырастить с младенчества и своей рукой выстрелить? Не знаю... Кто смог - дальше пошли. Я остаться хотел, устал, но Танк даром, что кровью истекал - взял меня на руки, еще одного с соседнего отдела. Не знаю, чем он был выдающийся, но содержался отдельно. Совсем один. К вечеру дошли до железной дороги, повернули в сторону Самары... Дошло нас еще меньше. Санитар озверел. Загрыз девочку. Схватил и с насыпи в рощицу деру дал. Там уже и прикончил. А потом, в низине мама умерла. Когда машина перевернулась, она о руль ударилась сильно. Нам не говорила. Довела до укромного места и всё, отошла... Кстати, санитар тот нас выследил. Прибежал - морда и руки в крови, ею с груди до колен залит, а все мало ему было. Тимур ему пасть и разодрал. Аки Самсон льву... Мама успела сказать, что в Самаре есть институт, охраняемый чистыми людьми, озверение исключено. И мы им очень пригодимся. Нет, не так! Сказала - "наш материал" пригодится. Это я сейчас понял, что она в виду имела... А про Самару вообще разговор отдельный.
  
  Уже несколько минут карлик молчал. Миха решил, что странный монолог закончен и сказал:
  
  - Жаль твою маму, я сам один, знаю как это...
  
  - Не бери в голову. Не мать она мне была. Просто няней, что ухаживала за всеми нами. Мы - это группа "Слияние" в Доисследовательском Центре. Сколько помню, из всего персонала, она одна была к нам неравнодушна.
  
  - Ага, понятно.
  
  Коротышка замолк теперь надолго. Похоже, на этом всё.
  
  Миха прошелся по комнате, обдумывая дальнейшие действия. Здоровяка и нервно-неуравновешенного вечнобубнящего карлика с собой брать не стоит. Отпускать их восвояси тоже не следует, так как они обладают некой информацией относительно ситуации в ближайшем окружающем мире. Тут оставить? Долго они здесь просидят?..
  
  - Что? - Вскинулся парень, уловив знакомое имя.
  
  Карлик от неожиданности подпрыгнул.
  
  - Повторяю для особо одаренных, Бола для Михи привет передавала. Сказала, увидишь такого в поселении на территории рембазы - так и скажи. А что, знаешь его?
  
  - Знаю, знаю, где ты ее видел? Как она?
  
  - Она? Она отлично. Та еще красотка. О-о, убей меня нежно-о...
  
  Парень тряхнул коротышку за плечо.
  
  - Чего ты распелся, рассказывай!
  
  - Ты чего? Я же и говорю - она отлично себя чувствует. И выглядит отлично. Мы с ней поохотились, поболтали чуток и разошлись. Ну, еще от зверей прятались вместе.
  
  Скорчив страшное лицо, он скрючил пальцы, показывая страшных зверей.
  
  - Потом Бола рассказала, как найти ближайшее поселение и унесла наших пол-козы. Танк очень расстраивался. Плакал даже...
  
  Плачущий Танк вызвал в воображении совсем непонятную для Михи реакцию - удивление, переходящее в смех. С трудом сдержавшись, он подождал, пока карлик закончит повествование, прерываемое на песнопения. На душе становилось легче, но усиливалось беспокойство. Желание куда-то бежать, что-то делать становилось всё сильнее и сильнее. Сидеть на месте не оставалось сил. Поэтому Миха быстро принял решение по поводу странной парочки.
  
  - Слушай, берешь своего товарища, и оба идёте через речку. Пройдёте брод, где меня встретили, затем прямо...
  
  - Нас трое, - перебил карлик, - еще Жига есть. Она сейчас прячется где-то рядом.
  
  - Та хоть четверо, - отмахнулся Миха, - берешь тогда и эту... Жигу. Прямо по проспекту до баррикад, там, где техника горелая. И по-над баррикадами дойдешь.
  
  Карлик согласно покивал, показывая, что объяснения приняты. Парень распрощался с ним и просунувшим в дверной проем голову громилой и спрыгнул с подоконника на улицу.
  
  Дом со странной парочкой (или тройкой, не понять) остался далеко позади. Шелестящий звук быстрых шагов разносился приглушенным эхом по темным закоулкам. Под ногами хрустел разнообразный мусор, битое стекло, скрипели новые ботинки. Идущий посреди дороги человек всем своим видом показывал, что любые неприятности ему нипочём. Он искал их кончиком острого жала темного стального арбалетного болта, плавно передвигающегося в направлении от одного темного и подозрительного места к другому. Внутри его звенела туго натянутая струна. Человек, идущий посреди дороги, нес смерть.
  
  Однако через четверть часа человек остановился и присел. Глубоко вдыхая прохладный ночной воздух. Он жалел, что не смог удержать долго в себе это чувство. Инстинкты, выработанные за его недолгую жизнь, возобладали над горячим шаром в груди. Улицы стали снова чернее черного. Закоулки и провалы дыхнули смертельной опасностью. Липкий холодный пот покрыл тело, и захотелось невидимым, маленьким как муравей.
  
  Миха прикрыл глаза. Через минуту он привстал, перебежал под стену дома, где свет взошедшей луны не смог его выдать. Там, еще раз осмотрев в бинокль окрестности, перехватил покрепче оружие и неслышно побежал к складу "Военторга".
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"