Горощенова Ольга Анатольевна: другие произведения.

"Династия Полевых: сеять разумное, доброе, вечное..."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В монографии рассказывается о жизни и деятельности нескольких поколений семьи Полевых, их вкладе в культуру России, Китая, США Монография предназначена для широкого круга читателей

  
  
  Федеральное агентство по образованию
  Иркутский государственный технический университет
  
  
  
  
  ОЛЬГА ГОРОЩЕНОВА
  
  
  
  
  
  
  ДИНАСТИЯ ПОЛЕВЫХ:
  
  "СЕЯТЬ РАЗУМНОЕ,
   ДОБРОЕ, ВЕЧНОЕ ..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ИЗДАТЕЛЬСТВО
  Иркутского государственного технического университета
  2010
  
  
  УДК 37 (092)
  ББК Ч 30/49
  Г 70
  
  
  
  
  
  Рецензенты: д-р ист. наук, проф. М.М. Барский
  
  Консультант: Л.С. Полевой
  
  Редактор: Л.В. Шилина
  
  Компьютерный набор,
  правка, библиография О.А. Горощенова, А.С. Маркова
  Верстка О.Н. Вагнер
  Обложка, обработка фотографий,
  генеалогии Д. Штанцов
  
  
  
  Горощенова О.А. Династия Полевых: "сеять разумное, доброе, вечное...". Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2010. - 116 с. − ил.
  
  В монографии рассказывается о жизни и деятельности нескольких поколений семьи Полевых, их вкладе в культуру России, Китая, США
  
  Монография предназначена для широкого круга читателей
  
  
  ISBN 978-5-8038-635-6
  
  љ О.А. Горощенова
  љ Гуманитарный центр-библиотека
  имени семьи Полевых
  љ Иркутский государственный
  технический университет
  
  
  
  
  
  Оглавление
  
  От автора.............................................................................
  
  Глава 1. Династия Полевых: "сеять разумное, доброе, вечное..."
  1.1. Подарок Иркутску Леонида Полевого................... ..............
  1.2. Гуманитарный центр-библиотека
  имени семьи Полевых .................................................................................
  Глава 2. "Такие люди не часто являются..."
  2.1. "С Иркутском связанные судьбы"...........................................
  2.2. Петр Полевой - достойный сын издателя "Московского телеграфа" ...
  Глава 3. Семья Полевых в Китае (1917−1939)
  3.1. Сергей Полевой: с любовью из России (1886−1971)............................
  3.2. Вера Степановна Полевая (1893−1959)...................................................
  3.3. Тамара Сергеевна Полевая (1921-2000)..............................................
  Глава 4. Американская династия Полевых
  4.1. Леонид Сергеевич Полевой.......................................................................
  4.2 Аделин Полевая − хрупкий стержень семьи Полевых.............................
  4.3. Николас Леонид Полевой ..........................................
  4.4. Теодор Полевой - счастливый отец большого семейства.......................
  Глава 5. Из Америки с любовью...........................................................
  
  Библиография.............................................................................
  Приложения..............................................................................
  Иллюстрации..............................................................................
  Генеалогия .................................................................................
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  От автора
  
  К 350-летию Иркутска хотелось бы подарить иркутянам новое знание о семье, которая на протяжении нескольких поколений продолжает "сеять разумное, доброе, вечное..." − это семья Полевых. И самые выдающиеся представители в ней − иркутяне. Первый и самый значимый из них − сибирский самородок − Николай Полевой − писатель, историк, издатель, журналист, театральный критик, создатель первого в России энциклопедического журнала, в котором печатался даже А.С. Пушкин. Выдающимися личностями являются и другие представители семьи Полевых: Ксенофонт Полевой, брат Николая, − литературный критик, издатель, писатель, изобретатель нового жанра в литературе (мемуарной беллетристики); Екатерина Авдеева-Полевая, старшая сестра Николая и Ксенофонта, − по праву может считаться первой сибирской женщиной-писательницей. Отец, воспитавший таких талантливых детей, − Алексей Полевой − был правой рукой И. Голикова и Г. Шелихова в делах Северо-Восточной компании (1781−1799, с 1799 г. − Российско-американской компании). Потомки Николая − Петр Николаевич Полевой − известный российский историк, писатель. Выдающейся личностью был Сергей Полевой − профессор Пекинского национального университета, владевший 24 языками.
  На сегодняшний день нет комплексной работы о семье Полевых. Имеются лишь отдельные публикации, чаще всего о Николае, Ксенофонте и Екатерине Авдеевой-Полевой. Новизной и оригинальностью данной работы является первая попытка комплексного изучения вклада династии Полевых в культуры России, Китая, США.
  На примере талантливой семьи Полевых нужно воспитывать подрастающее поколение иркутян. Они должны знать, что их земляки оставили глубокий след в русской и мировой культуре, явились пионерами в литературе, истории, журналистике, театре, издательском деле...
   "Такие люди не часто являются, и гораздо легче попасть в доктора всех возможных наук, нежели сравниться с ними", − писал В.Г. Белинский.
  
  Ольга Горощенова
  канд. ист. наук, доцент,
  директор музея истории ИрГТУ
  
  
  Автор сердечно благодарит Леонида, Аделин и Николая Полевых за постоянную помощь и поддержку в работе над книгой;
  П.М. Званцева - потомка Н.А. Полевого, директора музея Сампсониевский собор; Г.Б. Малаеву - первого директора Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых; Л.А. Пронину - директора Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых; Л.А.Склоччини - вице-президента клуба "Ротари-Иркутск"; Н.С. Пономареву - заведующую архивом службы по сохранению культурного наследия Иркутска; З.П. Арскую - заведующую редким фондом научно-технической библиотеки ИрГТУ
  
  
  В работе использованы документы из архива семьи Полевых (США), материалы Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых, Зональной научной библиотеки ИГУ, областной библиотеки имени И.И. Молчанова-Сибирского, Иркутского государственного технического университета, личные записи автора и др.
  
  Автор заранее признателен всем читателям за отзывы, замечания и предложения, которые будут учтены в будущем при доработке издания. Их следует направлять по адресу: 664074, Иркутск, ул. Лермонтова, 83, музей истории ИрГТУ (И-амф.); е-mail: museum03@istu.edu, goroshionov@mail.ru
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  Династия Полевых: "сеять разумное, доброе, вечное..."
  
  1.1. Подарок Иркутску Леонида Полевого.
  Создание Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых
  
  "Во славу России, во славу Сибири,
   во славу нашего исторического города Иркутска..."
  М. Сергеев
  
  Существует немало фамилий на литературном Олимпе, которыми по праву могут гордиться россияне. Среди них фамилия основателя журнала "Московский телеграф" Николая Полевого (1796-1846), его брата и сподвижника Ксенофонта Полевого (1801-1867), первой сибирской фольклористки и писательницы Екатерины Авдеевой-Полевой (1789-1865) . Писатель, историк всеобщей и русской литературы Петр Николаевич Полевой (1839-1902) − достойный сын издателя "Московского телеграфа", литературовед, большой знаток творчества В. Шекспира. Потомками Николая Полевого является род Званцевых, среди них наиболее известна любимая ученица Ильи Репина − Елизавета Званцева, несколько портретов которой написано великим мастером. Кстати, она организовала художественную школу в Москве (1899-1906), а затем в С.-Петербурге (1906-1917), где преподавали такие знаменитости, как К. Коровин, В. Веров, Н. Ульянов, М. Добужинский, Л. Бакст, К. Петров-Водкин .
  В роду Полевых настолько силен дух творчества, что из поколения в поколение эта династия привносит свой вклад в мировую культуру, "сея разумное, доброе, вечное".
  На этот раз пример истинного патриотизма нам показал американец Леонид Полевой, завещавший свою библиотеку городу Иркутску. "Мой отец и я, будучи большими книголюбами, собирали эту библиотеку в течение многих лет", − пишет Л. Полевой в своем завещании . − "В библиотеку вошли великие труды людей со всего мира. И я завещаю ее Иркутску в память о семье Полевых... Полевые всегда заботились о бедных и беззащитных людях и стремились сделать не только Россию, но и весь мир более цивилизованным и культурным местом".
  Уже в течение нескольких десятилетий на россиян потоком льется пропаганда западного образа жизни. Многочисленные иностранные сериалы вытеснили, затмили наши классические произведения. В погоне за благоустроенным бытом мы стали забывать наши исконно русские традиции, стали предпочитать телевизор, компьютер и телефон общению друг с другом. Наши дети воспитываются без идеалов и нравственных ценностей, их героями вместо добрых молодцев и добрых людей стали Бэт-мэн, Человек-паук, Супер-мэн да мутанты типа черепашек-нинзя.
  Но ведь у нас есть, чем гордиться, что ценить! Наша культура имеет вековые традиции. Она "родила" таких гениев, как М. Ломоносов, А. Пушкин, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Л. Толстой, гением журналистики можно смело назвать Николая Полевого...
  Леонид Сергеевич, живущий в благополучной и красивой Америке, показал нам, в чем по настоящему заключаются жизненные ценности, истинный, а не "квасной" патриотизм, который критиковал еще в XIX веке его предок Н. Полевой. На самом деле не в благополучном быте заключаются человеческие идеалы, а в высших духовных ценностях, в любви "к родному пепелищу" .
  Далеко за океаном Леонид Сергеевич жил мечтой о том, чтобы его родители обрели покой в родных местах любимой всем сердцем России. И этой мечте суждено было сбыться. Писатель и переводчик из Владивостока Лев Князев выполнил просьбу Л. Полевого и развеял прах Сергея Александровича и Веры Степановны Полевых в местах их рождения .
  Другой мечтой Леонида Сергеевича было подарить свою библиотеку городу в России, который имел бы значение для династии Полевых. И эта мечта также осуществилась.
  Иркутск имеет самое непосредственное отношение к династии Полевых, ее историческому прошлому. Поэтому щедрый подарок Леонида Сергеевича воспринимается иркутской общественностью как возвращение к своим истокам, к своим корням. И, кстати сказать, "дарить" − это так по-русски! Если вспомнить, что основной фонд старейших иркутских библиотек состоит из пожертвований купцов, духовенства, местной интеллигенции, то меценатство американца Полевого станет более чем понятно − это поступок настоящего русского, волей судьбы оказавшегося на чужбине.
  Основателем семейной библиотеки следует считать отца дарителя, Сергея Александровича Полевого, который еще гимназистом начал ее формировать.
  Я предполагаю, что в библиотеке С.А. Полевого имеется и часть библиотеки его отца, Александра Евсеевича Полевого, иначе как объяснить в ней наличие писем Николая и Ксенофонта Полевых, редких изданий XIX века?
  В течение всей жизни Сергея Александровича собрание многократно пополнялось, прежде всего, за счет выписываемых журналов, поступлений из московской компании "Международная книга", личных покупок и даров авторов.
  Во время нахождения С.А. Полевого в Китае (1917-1939) библиотека не только пополнилась новыми экземплярами, но и значительно пострадала. При вступлении японских войск в Пекин (1937) Полевым пришлось уничтожить часть журналов и книг политического содержания, чтобы избежать репрессий за свои взгляды. Кроме того, во время ареста С.А. Полевого японские оккупанты вывезли из их дома целый грузовик различной литературы и рукописей, в том числе бесценные письма Николая и Ксенофонта Полевых. Конечно же, эти материалы никогда не были возвращены владельцу. Были они уничтожены или отправлены в японские архивы до сих пор остается загадкой. В поисковой системе крупнейшего японского архива мне не удалось обнаружить никаких следов архивов, писем и книг Полевых. Возможно, материалы С.А. Полевого еще не оцифрованы, или вовсе были уничтожены.
  После кончины Сергея Александровича библиотека по наследству перешла сыну Леониду , который продолжил дело, начатое отцом: многократно увеличил семейную библиотеку. Леонид Сергеевич говорит, что библиотека − это часть его самого, как вторая кожа, без которой он не представляет своей жизни. Каждая книга в ней для него ценна и имеет свою историю. И если бы он мог прожить 500 лет, "то не делал бы никакого завещания, а читал, читал и читал..."
  Нашему Иркутску повезло. Полевые жили и трудились в различных городах. Среди них Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Курск, Одесса, Иркутск, Владивосток. Выбор, надо сказать, немалый. И если бы не писатель М.Д. Сергеев, который сделал все возможное и невозможное, чтобы Иркутск стал первым и единственным в этом списке, библиотека досталась бы другому городу.
  В своих воспоминаниях Л.С. Полевой пишет: "Когда мне исполнилось 70 лет, я начал серьезно думать о том, кому завещать нашу огромную библиотеку, состоящую главным образом из русских книг (70%), русских журналов (свыше 50%), русских культурных газет (почти 7000)"
  Леонид поведал свою мечту Л.Н. Князеву, гостившему у него некоторое время. Состоялся такой разговор:
  − Хочу завещать уникальное собрание, стоящее, на мой взгляд, уже сегодня сотни тысяч долларов, своей матери-Родине, России, − сказал Леонид.
  − Отчего же не сыновьям, Леня? − спросил я.
  − Сыновья... − Он грустно задумался.
  − Нет, они, конечно, сердечно мною любимы, но... Пусть лучше будет библиотека в России. Лев, найди мне город, библиотеку, серьезного, любящего дело человека, которому я мог бы без опаски передать эту библиотеку...
  Собрание, по словам Леонида Сергеевича, насчитывает 16 тысяч книг, более 53 тысяч наименований журналов, 7 тысяч газет и еженедельников, около 1500 папок с тематическими подборками по 700 темам . Кроме того, Леонид Сергеевич подарил Иркутску свои личные архивы. В ноябре 2009 г. Л.С. Полевой отправил новый документ − передачу авторских прав на использование библиотеки и архивов семьи Гуманитарному центру-библиотеке имени семьи Полевых .
  По содержанию библиотека Полевых очень многогранна: от собраний сочинений классиков мировой литературы на разных языках (русский, английский, французский, немецкий, испанский, итальянский, польский и т.д.) до научно-популярных журналов по растениеводству. Писатель М.Д. Сергеев, после посещения Солт Лейк Сити в 1996 году, охарактеризовал книжное собрание как уникальное.
  Экспертами библиотека Сергея и Леонида Полевых оценивается в несколько сот тысяч долларов . А ее духовная ценность для нас, иркутян, несравнима ни с какими деньгами, она бесценна!
  Еще до открытия гуманитарного центра в 1996 г. Леонид Сергеевич передал в Иркутск первые экземпляры книг с помощью М.Д. Сергеева и Л.А. Склоччини (вице-президент русско-американского Фонда "Эрроу" ("Стрела")). Это "Записки Ксенофонта Полевого", СПб. (1888), ч. IV, "История Петра Великого" Николая Полевого (1843), "Учебная русская хрестоматия" Петра Николаевича Полевого (1874) , гарвардская диссертация на степень магистра "Николай Полевой и "Московский Телеграф" Л. Полевого, рукописи на английском языке об истории семьи Полевых и альбом к 400-летию с года открытия Америки X. Колумбом (1892), , изданный в Италии .
  Затем, приехав в 1997 году на открытие с супругой Аделин, Леонид Сергеевич, несмотря на преклонный возраст, привез с собой из Америки 108 книг, каждая из них была любовно подписана: "Библиотеке им. семьи Полевых от Леонида С.Полевого − с наилучшими пожеланиями! Солт Лейк Сити, Юта, США. 25 мая 1997 г.".
  Первая часть библиотеки семьи Полевых поступила в Иркутск спустя три года, 20 апреля 2000, проделав нелегкий путь по суше и воде. Это немногим более тысячи книг и 26 тысяч периодических изданий. Среди них немало раритетов как по году издания, так и по содержанию. Например, словари: греко-латинский и латино-греческий (составитель Д. Хилл и Д. Энтик), г. Филадельфия (1808); "Эсперанто", СПб. (1908); Русско-эвенкийский, М. (1948); English-Hindustani Pocket Vocabulary (Карманный словарь), Лондон (1918). А также научные и популярные издания по Востоку С. Георгиевского "Первый период китайской истории до императора Цинь-ши-хуан-ди", СПб. (1885); В. Виленского "Китай. Политико-экономический очерк", М. (1923); Е. Чепурковского "Общий очерк географии и этнографии Китая" (1929) . Представляет интерес небезызвестная специалистам добротно выполненная работа настоятеля Иркутского Вознесенского монастыря о. Иакинфа (Н. Бичурина) "Статистическое описание Китайской империи" (1910); содержательное "Пособие к лекциям по истории Востока" (1901), составленное студентами факультета восточных языков и изданное в С.-Петербурге студентом Э. Маурингом; красочное пособие "Китайский новый год" И.Г. Баранова (1927) и изданный на английском языке "Психоментальный комплекс тунгусов" С. Широкогорова (1935) и т.д.
  Иркутские библиотекари на некоторую литературу сделали такое заключение: "Можно с уверенностью сказать, что этих изданий нет ни в одной библиотеке города" . К ним относится и блок литературы, посвященный истории международных отношений в период второй мировой и "холодной" войн. В связи с этим актуальными становятся периодические издания русских эмигрантов: Голос Родины (1971-1990), Новое русское слово (Нью-Йорк, 1941-1947, 1979, 1990), Панорама (1996), Русский голос (Нью-Йорк, 1941-1947), Свобода (Мюнхен, 1960).
  Нет ни в одной библиотеке города коллекции учебников русского языка, по которым занимались поколения россиян в 30-40-е годы, они стали библиографической редкостью. И мы, утратив их, получаем бережно сохраненные экземпляры из Америки!
  Вторая часть библиотеки из Солт - Лейк Сити пришла в Иркутск в 2004 г. - это около 20 тысяч экземпляров периодических изданий, около тысячи книг, семейный архив, папки с вырезками.
  В настоящее время из библиотеки Л.С. Полевого в Гуманитарном центре-библиотеке находятся 1932 книги, 42 тыс. журналов, тематические вырезки и семейный архив . Это то, что Л.С. Полевой согласился передать в Гуманитарный центр-библиотеку им. семьи Полевых .
  Условиями дарения библиотеки Л. Полевого была ее целостность, транспортировка за счет принимающей стороны и присвоение имени Полевых.
  Первоначально Леонид Сергеевич собирался подарить ее Владивостоку, а точнее Институту восточных языков, который окончил с золотой медалью его отец. Но российская действительность такова, что денег на культуру всегда не хватает. Вот если бы подарил, да еще отправил за свой счет, то − пожалуйста! Но Л. Полевой − пенсионер, пусть даже в богатой стране США, и накопить денег на транспортировку библиотеки со своей пенсии в 500 долларов ему не под силу, тем более что до сих пор большая ее часть уходит на приобретение книг, журналов и газет.
  Зная, что род Л. Полевого берет свое начало в Иркутске, Лев Князев познакомил Леонида Сергеевича с геологом и писателем В. Лупачем, родом из Иркутского района. Владимир Лупач приехал в Иркутск в начале июня 1991 г. и выступил на заседании союза писателей города, познакомился с Р. Филипповым и М. Сергеевым . Полевому стало известно, что в Иркутске чтут память о его предках и в 1996 году собираются торжественно отметить 200-летие со дня рождения Николая Полевого. В Иркутске к этому времени планировалось переиздать книги, написанные Н.А. Полевым. Кроме того, иркутский писатель Л. Ермолинский издал повесть "Костер на вершине" (1987) о русском Гамлете - Николае Полевом. К большой радости Л. Полевого дело сдвинулось с мертвой точки. И уже через некоторое время завязалась переписка с председателем Иркутского отделения советского Фонда культуры, писателем Марком Сергеевым , который имел огромный авторитет как в Иркутске, так и России. Взялся за дело Марк Сергеев хватко. Сумел решить все организационные моменты по созданию Гуманитарного центра - библиотеки. Осталось лишь найти деньги на перевозку книг из США. Город не мог пока выделить средств, но утешало то, что старался изыскать возможности. М. Сергеев, со свойственной ему предприимчивостью, начал искать спонсоров, обратился даже к Дж. Соросу в июле 1995 г., однако тот отказал.
  "Но, непобежденный Марк", "как богатырь из наших древних былин", - писал о нем Л. Полевой, - не сдавался и "продолжал бороться!"
  Удивительным образом совместились в то время два события: подарок Леонида Полевого и вероятность открытия новой детской библиотеки в микрорайоне Университетском. Марк Давидович увидел в этом особый знак и стал попечителем этого благородного дела.
  Писатель Л.Н. Князев вспоминал, что о мечте россиянина Л. Полевого из США он не однажды рассказывал на пленумах русских писателей, призывал взять подарок, уберечь его, но не нашел отклика, пока наконец не взялся за это серьезный литературный город Иркутск.
  
  1.2. Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых
  Какова же история создания Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых?
  Вот как об этом вспоминал сам М.Д. Сергеев: "В 1990 году в писательской организации Иркутска стало известно, что в Соединенных Штатах Америки живет продолжатель рода Алексея Евсеевича Полевого, правнучатый племянник Николая Алексеевича - Леонид Сергеевич Полевой. Выяснилось также, что американский Полевой готов передать Иркутску свою обширную библиотеку при условии, что ей будет отведено отдельное помещение. Завязалась переписка. Л.С. Полевому были описаны все издания, посвященные семье Полевых, вышедшие в их родном городе. Леонид Сергеевич был глубоко тронут, что имя его знаменитого предка чтут в Сибири, что он известен читателям Иркутска. В письме Л.С. Полевой предложил создать библиотеку имени Николая и Ксенофонта Полевых".
  Первоначально под библиотеку Л. Полевого администрация города планировала одно из помещений дома графа М.М. Сперанского. Однако, когда стало известно о масштабах библиотеки, то стало понятно, что необходимо создавать специальную библиотеку с большим помещением.
  "В это время в Иркутске строилась новая библиотека в микрорайоне Университетском. Сам ход истории подсказал, что ей-то и можно присвоить имя Полевых ".
  Первые документы о необходимости открытия в микрорайоне Университетском детской библиотеки датируются еще 1990 годом. В 1994 г. в самом центре микрорайона был построен новый дом. В генеральном плане на первом этаже была спланирована детская библиотека.
  Девяностые годы были самыми тяжелыми в постперестроечной России. Закрывались заводы, в стране практически ничего не производилось. Не рождались дети. В учреждениях задерживалась заработная плата. Большинство семей кое-как сводили концы с концами. Продолжалось массовое расслоение общества на бедных и богатых. Россия 90-х - это Россия в отчаянии.
  Вот в такое непростое время в Иркутске шел разговор о вложении средств в культуру. Г.Б. Малаева - директор-организатор Гуманитарного центра имени семьи Полевых - рассказывала мне, что когда она была в Посольстве США (12 ноября 1997 г.) с вопросом о транспортировке библиотеки Л.С. Полевого в Иркутск, то американцы были изумлены. По всей России за 10 лет был открыт только один Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых в Иркутске!
  Долгое время первый этаж дома Љ 70 микрорайона Университетского зиял провалами витражей, валялись горы строительного мусора. На недостроенные площади пытались претендовать разные коммерческие организации. Очень удобным казалось местоположение.
  Но общественность города сумела отстоять культурно-просветительский центр в Университетском. Этому способствовали выступления и публикации Марка Сергеева, цикл телевизионных передач о семье Полевых, активная работа по созданию Гуманитарного центра-библиотеки зам. мэра С.И. Дубровина, начальника Управления культуры г. Иркутска С.И. Домбровской, множество писем в газету "Восточно-Сибирская правда" от жителей микрорайона. Депутаты городской думы и Законодательного собрания области, творческие союзы, мэр и губернатор - все единогласно поддержали идею создания библиотеки на этих площадях.
  Денег для достройки помещения в городской казне было мало. Полсотни добровольцев, в основном жители микрорайона, достраивали библиотеку своими силами. Рабочий день в течение полугода ее директор - Г.Б. Малаева начинала на стройке. В своей статье "Ее величество книга и ее подданные" Л.Серебрякова написала: "Я свидетель того неустанного, просто самоотверженного труда, который вложила Галина Борисовна в оборудование библиотеки и создание ее коллектива, организацию ее деятельности" .
  Современная новая библиотека была сдана строителями в 1996 году на радость горожанам. Она была рассчитана на 51 тысячу томов и имеет полезной площади 1100 кв.метров . Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых - это единственная в городе библиотека, расположенная в специально построенном для нее здании. Все остальные городские библиотеки располагаются в приспособленных помещениях.
  Долгожданное постановление мэра г. Иркутска Б.А. Говорина "О создании муниципального учреждения культуры "Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых" Љ 18/1256 вышло 23 декабря 1996 года. А через месяц, 25 января 1997 г. был торжественно открыт детский отдел библиотеки, на открытие которого М. Сергеев подарил много детской литературы.
  Но официальным открытием Гуманитарного центра-библиотеки считается 5 июня 1997 г., когда проходила Международная научно-практическая конференция "Вклад семьи Полевых в культуру России". На ней присутствовали приехавшие из США Леонид и Аделин Полевые, из Санкт-Петербурга Павел Михайлович и Михаил Павлович Званцевы. В этот день потомки иркутских Полевых торжественно разрезали красную ленточку при входе в Гуманитарный центр-библиотеку, ознаменовав тем самым его открытие.
  Когда решался вопрос о названии, то возникло несколько версий. Одной из первых было назвать библиотеку именем Николая Полевого, юбилей которого иркутяне отметили в июле 1996 года. Затем − именем Николая и Ксенофонта Полевых. Было и такое предложение: Л.С. Полевой вспоминает диалог с М.Д. Сергеевым относительно будущего названия:
  − Как назвать ее? − спросил меня Марк.
  − Библиотека имени Леонида Полевого?
  − Нет, − ответил я Марку и объяснил: иркутские Полевые и другие Полевые, включая моего отца, сделали столько для Сибири, России, Китая и Америки, что библиотека должна носить имя семьи Полевых. Марк тогда прибавил еще: "Гуманитарный центр". И стало это учреждение называться "Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых".
  Никто в начале 90-х гг. XX века не мог и предположить, что вместо обычной библиотеки это будет Гуманитарный центр-библиотека, да еще с таким звучным названием ! Городская дума присвоила библиотеке имя семьи Полевых, отдавая дань этой необычно талантливой династии, давшей России замечательных писателей, мемуаристов, журналистов, историков, переводчиков, фольклористов, востоковедов. Наконец-то, спустя 200 лет, вернулась из забытья фамилия Полевых, так много сделавших для развития русской литературы и журналистики! В Иркутске оно навечно закрепилось в названии Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых.
  Марк Сергеев, как известно, был человеком прогрессивных взглядов и очень любил Иркутск. Поэтому он выступил с инициативой создания не простой библиотеки в любимом городе, а учреждения особого типа − Гуманитарного центра, что позволило бы проводить самую разнообразную культурно-просветительскую, эстетико-воспитательную, досуговую, библиотечную работу. Марк Давидович считал, что такая структура, как Гуманитарный центр, по значимости и потенциальным возможностям выходит далеко за рамки районной библиотеки и вскоре приобретет общегородское значение, став одним из ведущих культурных центров в городе. Он писал: "Хочется, чтобы со временем здесь была собрана уникальная коллекция всех работ этой семьи и всех книг о Полевых. Чтобы было собрано в ее хранилищах все, что появилось где-либо о Сибири. Во славу России, во славу Сибири, во славу нашего исторического города Иркутска..." .
  Надо заметить, что слова М.Д. Сергеева стали сбываться. Еще в октябре 1996 г., до открытия, иркутяне стали приносить в новую библиотеку свои дары, на призыв М. Сергеева пополняли библиотечный фонд "всем миром". На 1 января 1997 г. в Гуманитарном центре числилось уже 1114 наименований, а к концу года книжный фонд составлял 21 тысячу книг. В Гуманитарный центр-библиотеку влились филиал детской библиотеки Љ 36 (ЦБС ) и фонд профсоюзной библиотеки Жилстроя .
  К пятилетию Гуманитарного центра-библиотеки им. семьи Полевых библиотечный фонд составил 58 тыс., к 10-летию - свыше 70 тыс. экземпляров, в настоящее время - порядка 100 тыс. наименований книг .
  По примеру Л.С. Полевого свои личные библиотеки и архивы Гуманитарному центру завещали известные деятели Иркутска - первый губернатор Иркутской области Ю. Ножиков (2002, 2007 - завещание), писатель В. Распутин (2006). Много книг подарили М. Сергеев, экс-губернатор Б. Говорин, поэты Н. Румянцев и В. Скиф, профессора ИГУ И.И. и С.И. Кузнецовы, доцент ИрГТУ Л.Я. Подольская, Польское консульство в Иркутске и мн. мн. др.
  Родственниками поэтессы Е.В. Жилкиной была подарена художественная литература (1997); писателя, проф. ИГУ и ИРГТУ, Л.Л. Ермолинского - художественная литература, разнообразные словари, методическая литература по журналистике и русской литературе, личные архивы (2006); байкаловеда К.К. Вотинцева - изумительное собрание произведений и критики А.С. Пушкина, богатейшие и редкие материалы по пушкиноведению (2004).
  Всего за 12 лет Гуманитарному центру-библиотеке им. семьи Полевых было подарено свыше 130 тыс. книг от 2000 дарителей (1997 - 2009). Особенно много поступает подарков в период праздника "Сияние России".
  Гуманитарный центр-библиотека сам оказывает теперь помощь нуждающимся в книге учреждениям: тюрьмам, больницам и другим библиотекам.
  Едва открывшись, Гуманитарный центр-библиотека, стал регулярно проводить культурно-массовые и просветительские мероприятия для иркутян. Сразу же открылась гостиная Полевых. Специально для нее были заказаны парадные портреты братьев Полевых - Николая и Ксенофонта, которые выполнил художник С.Н. Элоян в 1996 г. Кроме того, интерьер Гуманитарного центра, расстановка мебели, цветовое решение - все это было сделано по эскизам Сергея Нориковича.
  К пятилетию центра (2002) была создана комплексная экспозиция, раскрывающая жизнь и деятельность выдающихся представителей династии Полевых (Л.М. Бронникова, О.А. Горощенова).
  В апреле-мае 2004 г. в Солт Лейк Сити побывала художница Т.Г. Ларева , написавшая семейный портрет Леонида и Аделин Полевых, по приезду художницы в Гуманитарном центре состоялась презентация портрета.
  В 2007 году Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых отметил десятилетие. Первым директором его была талантливый филолог и педагог, перспективно мыслящий руководитель Г.Б. Малаева, поставившая высокую планку для деятельности всего коллектива. В своем докладе на открытии центра она сказала: "Присвоение имени Полевых нашему Гуманитарному центру возлагает на коллектив огромную ответственность, так как обязывает вести не только просветительскую, но и научно-исследовательскую работу". Марк Сергеев назвал Г.Б. Малаеву "редкой личностью" и сказал, что она сумела Гуманитарный центр-библиотеку имени семьи Полевых поставить на карту Иркутска как культурный факел. Такие отзывы дорогого стоят!
  Штат Гуманитарного центра составлял на 1 января 1997 г. 72 человека. Первоначально было набрано только 15, которые пришли работать в новую библиотеку, еще хранившую запах свежей краски.
  Галиной Борисовной лично отбирался каждый сотрудник: только самые лучшие, высокообразованные специалисты должны были работать в руководимом ею коллективе. Со дня основания и до настоящего времени в библиотеке работает несколько сотрудников: Н.И. Терлецкая - заместитель директора по общим вопросам, Л.В. Педранова - заведующая редким фондом, Л.К. Лебедева и В.В. Олейникова - сотрудницы отдела комплектования.
  Вот уже более 10 лет центром руководит Людмила Александровна Пронина. В Гуманитарный центр она пришла работать в апреле 1997 года, в качестве заведующей обслуживания взрослого населения и МБА , в 1998 г. она стала заместителем директора по основным вопросам. Директором Гуманитарного центра - библиотеки им. семьи Полевых Л.А Пронина была назначена с 1 марта 1999 г. Людмила Александровна подхватила тот культурный факел, который "зажгла" Г.Б. Малаева и с честью несет его уже более 10 лет. Под руководством Л.А. Прониной была получена и обработана первая (2000) и вторая (2004) части библиотеки, отправленные из США Л. Полевым. Под ее руководством проведено множество массовых мероприятий, ведется работа по выявлению и научному изучению, популяризации наследия семьи Полевых. Людмила Александровна неоднократно награждалась благодарственными письмами Управления культуры, Комитета по социальной политике и культуре, мэра г. Иркутска; Почетной грамотой мэра г. Иркутска в 2001, 2004, 2005, 2006 гг.
  В 2004 г. Л.А. Пронина стала лауреатом специальной премии Комитета по культуре Иркутской области "Признание" в номинации "Лучший библиотечный работник 2004 года". Л.А. Пронина буквально "горит на работе". Не обходится ни одного события, в котором бы она не принимала самое деятельное участие. Во все, даже в мелочи старается вникать, потому что чувствует огромную ответственность перед городом, иркутянами за возложенные на нее обязательства.
  Руководитель является хорошим примером для всего коллектива. В 2005 году Гуманитарный центр занял Первое место среди городских учреждений культуры и Второе место в Областном конкурсе на звание "Образцовое учреждение культуры Иркутской области".
  Сотрудники Гуманитарного центра-библиотеки постоянно поощряются за свой труд. Так, Терлецкая Наталья Ильинична - заместитель директора по основным вопросам - награждена Почетными грамотами Управления культуры (2005), мэра г. Иркутска (2007), Министерства культуры и архивов Иркутской области (2009), Благодарностью Губернатора Иркутской области (2009); Педранова Любовь Валентиновна - заведующая фондом редких книг - поощрялась Почетными грамотами Управления культуры (2005), мэра г. Иркутска (2007), Министерства культуры и архивов Иркутской области (2008); Валеева Елена Григорьевна - заведующая отделом комплектования, каталогизации и книгохранения - имеет Почетные грамоты Управления культуры (2005), мэра г. Иркутска (2008), Благодарственное письмо мэра г. Иркутска (2007) и др.
  В настоящее время структура Гуманитарного центра - библиотеки имени семьи Полевых включает информационно-библиографическое агентство, информационную службу "Образование", отделы комплектования и каталогизации, книгохранения, фонд редких книг, секторы обслуживания взрослого населения, детско-юношеский, иностранной литературы, историко-краеведческий, искусства и народного творчества, организации досуга, переплетную и художественно-оформительскую мастерские.
  Гуманитарный центр-библиотека своей целью видит воспитание подрастающего поколения иркутян, привитие любви к книге и продолжение книжных традиций в Иркутске. Библиотекой проводится множество культурно-массовых мероприятий, презентаций, встреч с интересными людьми, художественные выставки, уличные праздники микрорайона (масленичные гуляния, день защиты детей, день города) с песнями, танцами, конкурсами, призами. При центре много лет действуют женский клуб "Сударыня" (рук. Г.Л. Ганенко), "Ветеран" (рук. С.Е. Никулина), детская студия "Родничок" (рук. М.В. Зайцева), студия игры на гитаре (рук. Т.П. Коновалова), детский кружок "Оригами" (рук. Л.А. Савинова), языковые кружки (китайский, английский, французский, японский, польский) и список этот с каждым годом пополняется.
  Ежегодно Гуманитарный центр-библиотеку имени семьи Полевых посещает более 85 тысяч человек, книжным фондом пользуются 18199 читателей, а в его стенах проходит 2189 культурно-массовых мероприятий и 600 книжных выставок ..
  Сегодня заведующая редким фондом Л.В. Педранова вынашивает идею создания Музея книжных коллекций на базе Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых. Для этого, как считает она, имеются все необходимые предпосылки: редкие книги, архивы, известные имена. Создание Музея книжных коллекций обогатит город еще одной культурной туристической точкой и свяжет воедино исторический маршрут Иркутска от левого берега Ангары к правому, от прошлого к настоящему.
  В начале октября 2009 г. на Международной конференции, посвященной 90-летию Л.С. Полевого, начальником Департамента управления культуры г. Иркутска С.И. Домбровской было отмечено, что современный культурный Иркутск мы не мыслим без Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых.
  Приятно осознавать, "что наши общие силы и старания многих других сложились в нечто замечательное. Город Иркутск и мы, русские, будем гордиться на многие, многие века вперед в историческую будущность!" − писал о создании Гуманитарного центра-библиотеки Леонид Полевой.
  В 1997 г. городе Иркутске появилось учреждение особого типа − Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых − своеобразный институт культуры, призванный просвещать, приумножать и сохранять, культурные традиции нашего города, популяризовать вклад династии Полевых в мировую культуру, изыскивать новые направления деятельности библиотеки и совершенствовать методы работы с читателями.
  
  
  
  Глава 2
  "Такие люди не часто являются..."
  В.Г. Белинский
  
  2.1. "С Иркутском связанные судьбы..."
  
  "Венчается раб Божий Алексий рабе Божьей Наталье...", − эти слова были произнесены более двух веков назад в одном из иркутских храмов.
  От этого благословленного Всевышним брака курского купца Алексея Полевого и иркутской мещанки Натальи Верховцевой родились три известных писателя, оставившие заметный след в русской культуре XIX века. Полевые: Екатерина, Николай и Ксенофонт. Были еще сыновья Алексей, Петр, Евсевий, они продолжали семейное дело и оставались купцами. Но так сильна в крови Полевых любовь к словесности, что потомки
  Полевых имеют характерные черты: образованность, культуру, хороший вкус, любовь к правде.
  Так , например, потомок Евсевия Алексеевича Полевого, волею судьбы оказавшийся в Америке − профессиональный лингвист и литератор - Сергей Александрович Полевой - профессор Пекинского национального университета, знаток русского и китайского, монгольского и мн. других языков. Леонид Сергеевич − его сын, - много лет преподавал язык, литературу и историю России в американских вузах. Теперь же, следуя велению сердца, завещал семейную библиотеку своей далекой родине - Иркутску.
  Существует семейная легенда, что прозвище "Полевой" получил их предок времен Вещего Олега как герой на поле битвы. Он победил печенежского богатыря в единоборстве, чем спас своё маленькое княжество от полонения. Другой точки зрения придерживается исследователь Б.П. Полевой. Он считает, что фамилия "Полевые" происходит от обширной местности "Поле" - старинного названия Украины. Именно поэтому многие переселенцы с Украины получали в "подарок" от россиян благозвучную фамилию "Полевые" .
  В своей автобиографии Н.А. Полевой писал, что род Полевых был "одним из старинных и почетных посадских родов в Курске... по уличному прозванью назывался Осипов, по имени моего прадеда Осипа... он вел большие торговые дела... Дед мой Евсей был женат на Климовой, сестра которой была за И.Л. Голиковым , одним из богачей курских, двоюродным братом Михаила Сергеевича Голикова, которого воспел Державин под именем соседа..." − "какой-то дух предприимчивости отличал моих предков среди тогдашнего купечества".
  Алексей Полевой был обучен грамоте курским дьячком, рано стал помогать по хозяйству бабушке, торговал на Курском базаре мелочью, так как отец его, Евсей, оказался в полугодовой осаде Оренбурга в 1773 г. и семья долго о нем ничего не знала. Мать же, (Климова-Полевая) попросила по-родственному своего зятя Ивана Илларионовича Голикова "принять сироту, племянника Алексея, и дать ему местечко" . Хозяева поручали дела Алексею Полевому в Тобольске, Казани, Москве, Санкт-Петербурге и везде он зарекомендовал себя хорошим исполнителем.
  В XVIII веке Иркутск становится центром по изучению Северо-Восточной Азии и Тихоокеанского региона. Отсюда отправляются экспедиции, здесь создаются промысловые компании на паях. И надо отметить, что риск, связанный с морскими вояжами, зачастую оправдывал себя, поэтому купцы с большим желанием вкладывали деньги в эти предприятия. Так, значительно увеличили свои капиталы Трапезниковы и Сибиряковы, Киселевы и Мыльниковы.
  Занимался торговым промыслом в Сибири и курский именитый гражданин И.Ил. Голиков, содержавший Симбирские питейные сборы. В результате финансирования И.Ил. Голиковым первой экспедиции на о. Кадьяк смелые планы Г.И. Шелихова удалось осуществить. Экспедиция вернулась со славой и богатством. В августе 1781 года в Иркутске рыльским купцом Г.И. Шелиховым и курским купцом И.Ил. Голиковым была создана на паях Северо-Восточная компания. Основной ее целью было закрепление за Россией американских территорий, введение монополии на всю тихоокеанскую торговлю. Особенностью новой компании было долгосрочное товарищество (не менее 10 лет) и стремление основать на американских землях русские поселения . Первоначально идея монопольной торговли и колонизация американских островов не нашли поддержки у Екатерины II. На все прошения и донесения Шелихова-Голикова компаньонов 1788 г. одарили лишь 200 тыс. рублей, медальонами с миниатюрным изображением Императрицы, похвальными листами и шпагами. Несмотря ни на что, компания продолжала наращивать капитал, а компаньоны богатеть. Первоначальная расстановка получения прибыли была несправедливой по отношению к "генератору" идей и главному их исполнителю - Григорию Шелихову - "пламя плящее", так называли его окружающие. И он старался всеми возможными ему способами увеличить свою долю в компании. Шелихов рисковал своей жизнью, отвечал за судьбы других людей, под его прямым руководством осуществлялись все промысловые экспедиции, приносившие прибыль. Компаньоном Голиковым это расценивалось как желание утаить капитал, в том числе и с помощью ведения двойной бухгалтерии. Выход был один - приставить в Шелихову надежного человека, чтобы быть в курсе всех дел и событий, происходящих в компании.
  "Но ловкий Шелихов сумел запутать дела, начал с Голиковым тяжбы , и отцу моему поручил Голиков быть поверенным с его стороны", - писал Н. Полевой. Голиков сообщал Шелихову относительно обязанностей, которые будет выполнять его племянник: "Ты, Шелихов, руководствовать будешь и как был распорядчиком и направителем останешься, а он, Алексей Евсеич, хозяйственные мелочи возьмет: закупку товаров, продовольствия, доставку, раздел промысла, людей подотчетных проверку, склады, кладовые, магазины наши..." Так Алексей Полевой - курский купец третьей гильдии с объявленным капиталом в 1050 рублей попал в Иркутск. Прожив в Иркутске и проработав в компании, он приумножил капитал, объявив себя в 1793 г. купцом второй гильдии с капиталом в четыре тысячи рублей .
  Известно, что планы Шелихова простирались далеко за рамки о. Кадьяк и пушного промысла. Он хотел видеть эту территорию Славароссией (Русской Америкой), разработал ряд проектов по приведению русских колоний в достойный вид: построить город, завести хлебопашество, обратить аборигенов в христианство, обучить их грамоте и ремеслам. А компанию видел по принципу Ост-Индской . Многократно Г.И. Шелихов предпринимал попытки реорганизации компании, так, в 1794 г. он создал новую "Северную компанию", в которой было иное распределение капиталов (в пользу Шелихова) и одной из главных целей которой стало основание русских колоний на побережье Аляски.
  В документах РАК имеется документ от 31 июля 1794 г. вышло предписание Г.И. Шелихова и А.Е. Полевого правителю Северо-американской компании И.Ф. Попову о предотвращении иностранного вмешательства в дела компании и изучении новых промысловых мест. В нем говорится о приеме И.Ф. Поповым английских моряков на о-ве Св. Георгия. Указывается, что при появлении иностранных судов в северной части Тихого океана следует соблюдать осторожность при встрече с ними на Алеутских островах объявлять, что земля, где они находятся, "принадлежит России, и народы, на оных живущие, суть подданные российские". Предписывается оставлять подробные описания во время поисков и исследований новых промысловых мест на других островах, вести метеорологические наблюдения, собирать гербарий и различные "натуральные редкости" Поощряется привлечение алеутов к деятельности компании.
  Но Григорий Иванович грезил иными планами. Ему хотелось получить монополию на проведение морских промыслов, передать компанию под покровительство державной власти, он постоянно поднимал этот вопрос. "Не столько богатства, сколько славы жаждала его огненная душа, и препятствия в жизни как будто не существовали для него: он все преодолевал своею непреклонною, железною волею" . Шелихов ходатайствовал за расширение торговли с Японией, Китаем, Филиппинами, Батавией. Помимо Северо-Восточной компании, начиная с 1790 г. им создаются самостоятельные - Предтеченская, Курильская и Уналашкинская, все они были филиалами Северо-Восточной компании. А управлял Русской Америкой почти 30 лет каргопольский купец А.А. Баранов.
  В Северо-Восточной компании Алексей Полевой вел финансовые дела, а также бывал в плаваниях и промысловых вояжах "умел окончить все ссоры, получил пай в торговле Американской, сделался другом Шелихова, и они решили утвердить на прочном, незыблемом основании дела в Америке. Отец мой составил план обширной Компании, поехал в Петербург , и уже возвращался в Иркутск с условиями, на какие согласился Голиков, когда дорогою услышал он о смерти Шелихова (1795)" .
  После смерти Г. Шелихова его наследники забыли о заслугах А. Полевого, а он, между прочим, сдавал часть своего дома под контору компании, вел финансовые дела, принимал людей на работу, договаривался с поставщиками в то время, пока Г. Шелихов находился в экспедициях, а И. Голиков занимался откупом в Санкт-Петербурге. Начались нелицеприятные финансовые разбирательства с допросами, свидетелями, объяснительными, жалобами Императрице и Императору , привлечением чиновников из Санкт-Петербурга, в общем - дележ богатого наследства путем устранения конкурентов. Клан Шелиховых активно боролся за первенство в компании и получение львиной доли прибыли. Компаньону Голикову также пришлось активно отстаивать свои интересы. Дошло до того, что по его жалобе фамилию Полевого исключили из всех бумаг компании. Но как же можно было управлять компанией, брать людей на работу, делать закупки, когда бумаги никем не подписаны, а организаторы в отъезде?
  "Отец мой подвергся жестокому гонению, но не унывал", - писал Николай, - зная лучше всех дела и соперничая Голикову, которого бессовестно умели вооружить против него, и Шелиховыми, сделавшимися его врагами, он уговорил Иркутских купцов завести другую компанию" - Иркутскую коммерческую (1 января 1797), во главе с купцом Н.П. Мыльниковым и его сыновьями. В компании А. Полевой сдавал всю переднюю половину покоев своего дома под контору за шесть рублей в месяц, а компаньоны получили в свои ряды умного, хорошо разбирающегося в американской торговле человека. Иркутская коммерческая компания торговала в Охотске, Гижике, на Камчатке и американских землях, имела собственную верфь по постройке морских судов. В компанию вошли иркутские купцы А. Литвинцев, Е.Сухих, А. Останин, Л. Зубов, П. Иванов, с 1797 г. с ней стал сотрудничать И.Ил. Голиков, заключивший "мировую" со своим племянником А. Полевым.
  Иркутская коммерческая компания стала сильнейшим конкурентом Шелиховым. Последним пришлось к ней также присоединиться, иначе они бы разорились.
  Давление со стороны Шелиховых, вражда, а затем примирение с Голиковым, судебные тяжбы - все это сделало свое дело: Полевой от всего отступился. Он получил за свой пай Северо-Восточной компании 100 тысяч рублей, а также за службу Г.И. Шелихову 3806 руб. 38 коп. , и решил отойти от американских дел.
  Две компании немедленно соединились в одну под названием Российско-Американская . Указ был подписан Павлом I 8 июля 1799 года. Компании были дарованы исключительные привилегии и правила с принятием ее в особое покровительство - мечта Шелихова осуществилась уже после его смерти.
  Несмотря на все разногласия, Алексея Полевого в 1802/1803 годах пригласили возглавить Иркутскую и Охотскую конторы Соединенной американской компании - в нем видели опытного и нужного работника. В 1802 году в Охотске был лейтенант Г.И. Давыдов и познакомился с А.Е. Полевым, когда тот занимал должность управляющего делами. В "Двухкратном путешествии в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанном сим последним", Давыдов отозвался о А.Е. Полевом как о человеке "очень умном и любезном" .
  Того же мнения придерживался писатель И.Т. Калашников в "Записках иркутского жителя" он характеризует А.Е. Полевого как человека "весьма умного и честного".
  Удивительно, но факт - дети Алексея Полевого считают его одним из основателей Российско-Американской компании, об этом прямо пишет Ксенофонт: "Он был, можно сказать, основателем нынешней Российско-Американской компании и писал все первоначальные уставы ее" .
  Старшая дочь А. Полевого, писательница и фольклористка Е.А. Авдеева-Полевая вспоминала: "Отец мой был также человек необыкновенный умом, силою воли и образованностью. В нем только не было жесткости Шелихова... Только под конец жизни покорителя "Русской Америки" они сблизились и даже стали друзьями. Много доброго обещал союз этих двух таких людей... Тогда-то, из обломков дел Шелихова и Голикова составилась нынешняя Российско-Американская компания, основанная по мысли отца моего, который не только обдумал, но даже составил и изложил все уставы, по которым образовалась и первоначально действовала компания" .
  Надо ли пояснять, что любящие дети жалели своего отца и считали несправедливым те несчастья, которые обрушились на него после смерти Г.И. Шелихова. Когда шли разбирательства относительно РАК (1795 - 1799), то Николай был младенцем (род 1796), а Ксенофонт еще не родился (род. 1801), Екатерине было в то время 6-10 лет (род.1789).
  В целом же вопрос этот требует более тщательного рассмотрения. Какую роль в создании Российско-Американской компании сыграл Алексей Полевой? И можно ли считать создателем компании человека, "писавшего ее первоначальные уставы"?
  После всех неприятностей с РАК, А.Е. Полевой совместно с М.М. Булдаковым (зять Н.А. Шелиховой) и И.П. Шелиховым 28 июля 1800 г. заключили договор о взятии на откуп питейные сборы и винокуренные заводы в Иркутской губернии . Но доброта и доверчивость А.Е. Полевого лишила его состояния. Он давал взаймы под векселя значительные суммы купцам, которые чаще всего по разным причинам долгов ему не возвращали.
  "Еще кровь его кипела деятельностью: средства казались неистощимы. Он завел выделку морских котов и на небольшие деньги, какие успел собрать, решился основать в Сибири фаянсовую фабрику...", − писал впоследствии Николай Полевой .
  Ретроспектива нового предприятия А.Е. Полевого довольно интересна.
  В 40-х годах XVIII в. в Иркутске занимались опытами по производству фарфоровых и фаянсовых изделий посадские города Яренска − серебряники Андрей и Алексей Курсины. Заплатив баснословную сумму китайскому умельцу за рецепт фарфора, чертежи устройства фабрики и печи для обжига, братья потерпели полную неудачу при изготовлении первого же образца .
  В самом начале 1800-х гг. А.Е. Полевой построил на берегах реки Ушаковки дачу, где впервые в истории Сибири основал фаянсовую фабрику (мастерские) и с помощью поселенцев, бывших работников Императорского фарфорового завода, освоил выпуск изделий из фаянсовой массы, составленной из сырых сибирских материалов. К своим опытам он привлек однажды знаменитого впоследствии Генриха Юлиуса Клапрота - путешественника и ориенталиста, который производил ученые изыскания в Сибири, находясь в Иркутске проездом с делегацией графа Головкина .
  Весной 1811 года, в связи с намечавшимся отъездом в Москву, А.Е. Полевой продает мастерские иркутскому купеческому сыну Якову Солдатову, обучив его первоначально ведению дел в течение нескольких месяцев и изрядно "заразив" любовью к фарфору.
  В том же году Солдатов покупает стекольный завод, основанный исследователем Сибири Э. Лаксманом и купцом А. Барановым, где изготавливали стекло, фарфор и фаянс, объединив таким образом, производства.
  После смерти Солдатова фабрика была передана компании иркутских купцов. Фаянсовая фабрика А.Е. Полевого попадает в руки П.П. Сыропятова, который пытается наладить производство. Глину ему поставляли братья Переваловы.
  Со временем фабрика перешла в руки Даниила и Филиппа Переваловых, которые основное производство развернули недалеко от своей деревни, в месте впадения реки Хайтинки в Белую. Начались опыты по выработке фарфора: изделия получались необыкновенной белизны и чистоты. В 1869 году новая фабрика начала работать. Так была основана фирма "Фарфорово-фаянсовая фабрика торгового дома Переваловых" .
  Спустя два века дело, начатое А.Е. Полевым, продолжается и поныне.
  Алексей Полевой (1759-1822), что и говорить, был личностью неординарной и деятельной. В Иркутске он прожил около 40 лет и оставил заметный след на этой земле. Помимо коммерции, его интересовала литература, история, политика. Он выписывал многие журналы, выходившие в то время в России: "Московские Ведомости", "Вестник Европы", "Политический журнал" и прочие. Также он выписывал выходящий тогда в Тобольске журнал "Иртыш, превращающийся в Иппокрену" (с 1790) . Журнал этот был вторым провинциальным журналом в России и выходил ежемесячно большими книжками до 60 страниц. Здесь помещались статьи по истории, переводы нравоучительных повестей, басни, разные стихотворения местных поэтов, в том числе печатался Сумароков, которым зачитывался в детстве Николай Полевой.
  В семье Полевых и дети, и взрослые принимали участие в обсуждении последних политических, исторических событий. У них была неплохая библиотека по тем временам. Ксенофонт Полевой в своих "Записках" писал, что не помнит отца своего без книги в руках, а мать называет "увлекающейся романами душой". Многие замечательные люди, бывавшие в гостях у Полевых, отмечали удивительные умственные способности детей, понятно, что они развивались благодаря просвещенности и эрудиции родителей.
  Современники характеризовали Алексея Евсевиевича как купца необычного, выделявшегося из общей среды своей начитанностью и острым умом. В декабре 1805 г. через Иркутск проезжало посольство графа Ю.А. Головкина в Китай. На квартире у А.Е. Полевого оказался чиновник Ф.Ф. Вигель : "Алексей Иванов (ошибка мемуариста) Полевой, родом из Курска, лет сорока с небольшим, был весьма небогат, но весьма тароват , словоохотен и любознателен... Жена у него красавица, хотя уже дочь выдана замуж; он держал ее назаперти... Я каждый день ходил обедать к послу и только вечером знал хлебосольство моих хозяев. Можно было подумать, что они меня хотят откормить. Насытясь от французского обеда, я за ужином без пощады опоражнивал русские блюда; не знаю, кого из супругов мне благодарить или бранить за сие пресыщение". На обратном пути Ф.Ф. Вигель опять остановился у Полевых. "Для удовлетворения любопытства ничего не мог я лучше избрать: Полевой занимался европейской политикой гораздо более, чем азиятскою своею торговлей. В нем была заметна наклонность к тому, чему еще не было имени и что ныне называют либерализмом, и он выписывал все газеты, на русском языке тогда выходившие", − свидетельствовал Ф.Ф. Вигель в своих "Записках" .
  У А.Е. Полевого были прекрасные предложения для перехода на государственную службу. Так, например, граф Н.П. Румянцев - министр коммерции, создатель известного Румянцевского музея в Москве, приглашал Алексея Евсевиевича остаться при нем помощником, обещая блестящее будущее. Министр был очарован его умом и хорошим знанием Сибири. Но Полевой отказался, "откровенно сознавшись, что больше дорожит семейным счастием, нежели блестящим положением в свете" . На это граф ответил, что уважает его теперь еще больше.
  "Помню отца моего в ту пору, уже с сединою в голове, но еще доброго, пылкого, горячего, деятельного, всегда в своем халате. Только теперь могу я оценить его необыкновенный ум, множество практических его сведений, его светлые мысли обо всем. Школа опыта и жизнь в свете ознакомили его с людьми, путешествия по пустыням Сибири − с природою. Прибавьте к этому огромное чтение, память чрезвычайную, привычку мыслить, любопытство безграничное, шалость юности даже в преклонных летах, вспыльчивый характер при младенческом сердце, умное, благородное лицо с голубыми глазами, стройность тела при некоторой тучности, веселость, дар слова и вы очертите себе портрет отца моего", − вспоминал Н. Полевой.
  Кстати отметить, что это чуть ли не единственное описание внешности купца А.Е. Полевого. Удивительно, что до сих пор не найден портрет человека, о встречах с которым и производимым им впечатлением на собеседника находим мы так много упоминаний в краеведческой литературе XVIII - нач. XIX веков.
  Об иркутском периоде жизни у семейства Полевых осталось довольно много самых теплых воспоминаний, хотя они жили в разных городах России.
  В Иркутске Полевые имели два дома. Первый, в котором они прожили с начала 90-х гг. XVIII века до 1805 года, находился в приходе церкви свв. Прокопия и Иоанна, Устюжских Чудотворцев, на правом берегу Ангары . Бывшая усадьба С. Петченина была вскоре обжита: построен добротный двухэтажный особняк, флигель, баня, служебные помещения. Именно здесь родились сыновья Николай, Евсевий и Ксенофонт. Со временем просторы усадьбы расширились за счет покупки земельных участков по соседству у мещанина М. Манькова и священника И. Попова. В этой усадьбе А. Полевой с приказчиком Е. Черных занимались выделкой, пошивом, окрасом и отбором по сортам шкур морских бобров и мехов местных пушных зверей.
  Описание иркутского купеческого дома оставила нам Е. Авдеева - Полевая: "Обыкновенно двор обносили высоким забором, что в Иркутске называют заплот; большие ворота были заперты засовом и отпирались только для проезда экипажей; для пешеходов была сделана калитка. Передний двор вымощен бывал досками. Дома были высокие и строились в два жилья: вверху горницы, а нижнюю половину занимала кухня. Если дом был в одно жилье, то низ занимало подполье. Крыльцо делали высокое, книзу обнесенное решеткою, с дверцами; на крыльце были устроены лавочки; сени большие тоже со скамейками кругом стен и с двумя окнами. Посреди сеней была дверь в чулан, а позади чулана ход наверх. В иных домах были мезонины, которые в Иркутске называют чердаком. Горницы разделялись сенями на две половины; передняя на улицу, а задняя во двор. Из сеней входили прямо в горницу. Комната обыкновенно разделялась надвое: за перегородкой была спальня, и стоял шкаф с посудой. В задних комнатах помещались дети. Если не было кухни внизу, то она была выстроена во дворе и тогда называли ее зимовьем" . Описывая купеческий дом, Е.А. Авдеева-Полевая скорее всего дала описания родительского дома в Иркутске.
  В то время в Иркутске большинство проектов предусматривало штукатурку фасадов, независимо от характера стенового материала, поэтому часто деревянные дома имитировали формы каменной архитектуры и мало чем отличались от них по внешнему виду.
  С 1781 года ближайшим сотрудником губернского архитектора А.Я. Алексеева стал коренной иркутянин, выпускник школы навигации и геодезии А.И. Лосев. В 1799 году он − ведущий архитектор губернии. К тому же Лосев был человеком необыкновенного трудолюбия и обширных знаний. Как архитектор был талантлив и дальновиден. Он проектировал дома для военного и гражданского губернатора, многих купцов, делал проект казарм для войск в Иркутске, который ему заказала Русско-Американская компания в 1799 году. Лосев регулировал постройки всего города, перепланировку кварталов в соответствии с утвержденным генеральным планом города, которую так неуклюже проводил в жизнь губернатор Трескин.
  Строительство домов и покупка земельных участков А.Е. Полевым не могли произойти без утверждения губернского архитектора, тем более заказ компании о строительстве казарм подводит к мысли, что Лосев и Полевой были знакомы. Возможно, что оба дома или один из них проектировал А.И. Лосев или его помощники. Если это Лосев, то в постройках архитектора имеются единые стилевые качества: декоративное решение и оформление крылец, наличников, мелко рустованные выступы стен. Как выглядели дома семейства Полевых, кто был архитектором, можно только догадываться, пока не найдены чертежи и подробные описания.
  Страшные иркутские пожары уничтожили практически все дома на правом берегу Ангары. Сегодня единственным прототипом домов того века является, пожалуй, дом Шубиных. Но и он находится в плачевном состоянии. Памятнику архитектуры конца XVIII − начала XIX веков требуются реставрационные работы, иначе и он сгинет от нас в лету...
  Задумав организацию фаянсовой фабрики в Иркутске, Полевой продает дом в городе и приобретает обширную дачу на берегу реки Ушаковки. По иронии судьбы ближайшим соседом в этом районе становится П.А. Курсин − сын А.И. Курсина, одного из братьев, занимавшихся фарфором в 1746-1747 гг. Именно о мельнице Курсина при плотине на реке Ушаковке (Иде) вспоминают Николай и Ксенофонт Полевые.
  "Если кто из вас, друзья мои, будет в Иркутске, пусть пойдет он за город к тому месту, где близ старой, разрушенной мельницы вливается в Ангару Ушаковка. Тут извилистое течение этой речки приведет его к тому месту, где против него на луговой стороне будет старое Адмиралтейство - тут жил отец мой, тут были предметы первого мира; тут мечтал я, плакал над Плутархом, думал быть великим человеком, подобно великим людям, им описанным, горделиво расхаживал по лугу, уединяясь в тень дерев, вдохновляясь первой любовью, делясь первыми ощущениями дружбы", − писал Н. Полевой .
  "Отец наш, во всем необыкновенный, не хотел жить в городе, выбрал удобное и прекрасное место вблизи его и отмежевал себе там обширное пространство, на котором в несколько лет вывел множество строений. Посреди лугов и рощей, принадлежавших ему, протекала довольно большая река Ушаковка, впадающая в Ангару и образующая раздвоением своим в этом месте остров, который также принадлежал нашим владениям. Глядя на петербургские дачи и вспоминая о нашей иркутской даче, я оцениваю ее вполне. Не знаю ничего подобного из частных петербургских владений. Там были и прекрасные виды на живописные дикие окрестности, и река, роскошная для купанья и рыбной ловли, и множество мест для прогулок, для охоты, для всех невинных наслаждений, которые разнообразят уединённую жизнь" .
  Стоит ли удивляться тому, что Екатерина, Николай и Ксенофонт, впитав в себя всю прелесть и мощь сибирской природы, с детства научились наблюдать, размышлять и любить прекрасное.
  Мы не затронули еще одной важной детали того периода в Иркутске и губернии. Это произвол чиновников, и, в первую голову, генерал-губернатора Пестеля (1806-1819), его ставленника губернатора Трескина и многих других. Они притесняли не только купцов, а вообще бесчинствовали в народе. С прежним генерал-губернатором Б.Б. Леццано купец второй гильдии А.Е. Полевой был в дружеских отношениях. Борис Борисович даже водил его детей в театр, о чем писал Николай Полевой в воспоминаниях. Ксенофонт Полевой писал, что губернатор Б.Б. Леццано "отца любил нашего до такой степени, что, когда в 1812 году отец приехал в Петербург, Леццано, уже давно живший там, не допустил его остановиться на квартире, а поселил у себя в доме". Борис Борисович Леццано был, так же как и А.Е. Полевой, страстным любителем книг, разных наук и искусства, имел большую по тем временам библиотеку в 500 томов.
  Может быть потому, что ситуация была так тяжела в финансовом и моральном отношении, Полевые решили покинуть Иркутск. Сначала они поселились в Курске, затем в Москве, но время оказалось не самым удачным. Это был 1812 год. Пришлось срочно покидать город. Имущество, нажитое в Сибири, сгорело вместе с Москвой. Впоследствии семья жила в Арзамасе, в Иркутске (1814-1817), затем опять перебралась в Курск на родину Алексея Евсевиевича и дочери Екатерины.
  Чем бы ни занимался Алексей Полевой, какие бы успехи он ни испытывал в купеческом деле, главным достижением его жизни являются дети, которые вписали свои имена в российскую историю и литературу.
  А.Е. Полевой прожил 63 года. После смерти отца Ксенофонт напишет такие строки: "Не должны ли дети столь уважаемого, необыкновенного, умного отца, благословляя память его, сознавать в душе своей, что его разговорам, внушением, его обществу, словом, ему обязаны они всею своею любовью к просвещению и образованности?"
  Из детей А. Полевого в Иркутске длительное время жила лишь Екатерина (годы жизни: 1789-1865). Однажды встретившийся с ней И.Т. Калашников так описал впечатление, произведенное на него: "...я был удивлен ее познаниями. Она прекрасно говорила и вела политический разговор о тогдашнем положении Европы - о чем иркутские дамы, за немногими исключениями, и помышлять боялись" . Она была замужем за иркутским купцом П.П. Авдеевым , с которым совершила путешествие по Сибири, бывала в Кяхте (1804), о чем позже написала воспоминания. Рано овдовев, вела хозяйственные дела самостоятельно. Но, видимо, неплохо справлялась, потому что в книгах, где купцы объявляли капитал, Авдеева числилась в третьей гильдии . В Иркутске она прожила около 30 лет. Затем были города: Курск, Москва, Одесса, Дерпт, Петербург. Старшая сестра Николая и Ксенофонта была не только образованной женщиной, но и писательницей, фольклористкой, этнографом. Имея богатый практический опыт хозяйки, она издала "Поваренную книгу русской опытной хозяйки", которая отличалась системностью изложения и описанием не только приготовления рецептов, но и внутренним содержанием и убранством кухни. Книга эта - настоящий бестселлер, переиздавалась множество раз, даже в виде карманной книжки. Последнее издание иркутяне могли видеть в сборнике "Вы ждете гостей" Восточно-Сибирского книжного издательства (1990 г.). Сказки, записанные Авдеевой-Полевой, до сих пор, спустя полтора века, читают матери своим детям! Это всем знакомые "Колобок", "Волк и Лиса", "Кот, Лиса и Петух", "Сказка о злой мачехе" и многие другие. Необходимо отметить, что тексты сказок с тех времен остались практически без изменений. Так легко и талантливо записала их фольклористка. Екатерина оставила после себя немало любопытных страниц по истории города Иркутска. В них она постаралась передать быт и нравы, увлечения горожан, местоположение Иркутска, его природу и животный мир. И как неправа была она, написав: "Не мне, женщине без образования, делать ученые изыскания. Руководимая истинною любовью к отечеству, я приношу только ему свой бедный лепет". Сколько любопытных, полезных сведений сохранилось благодаря её труду!
  Издавать рукописи Е. Авдеевой-Полевой помогали братья. Главной целью своей она считала сохранение русской старины, ее основ, остатки века минувшего видела в Сибири. Вот небольшой, неполный, но весомый список изданных работ первой сибирской писательницы: "Записки о старом и новом русском быте" , "Записки и замечания о Сибири с приложением старинных русских песен" , "Воспоминания об Иркутске" , "Еще отрывки моих воспоминаний" , "Русский песенник или Собрание лучших и любимейших песен, романсов и водевильных куплетов известных писателей" , "Поваренная книга русской опытной хозяйки" , "Полная хозяйственная книга с прибавлением домашнего лечебника и домашнего секретаря", "Русские сказки для детей, рассказанные нянюшкой Авдотьей Степановной Черепьевой" , "Экономический лексикон, расположенный по азбучному порядку" . Повествование Екатерина Алексеевна выбрала в жанре записок, воспоминаний. Рассказы располагают к доверию сочинительницы, в воспоминания органично вписываются и словарь устаревших местных слов и изречений, и описание свадебных обрядов и песен, пикантные, как сказали бы сегодня журналисты, факты жизни сибирских обывателей.
  У Екатерины Алексеевны Авдеевой-Полевой было пятеро детей: Александра (1808), Андрей (1809), Наталья (1813), Иннокентий (1814), Петр (1815). Историки предполагают, что кое-кто из детей остался жить в Иркутске. Так, Ю. Душкину в архивных делах ГАИО встречались документы, подтверждающие проживание Иннокентия Авдеева в середине XIX века в приходе Чудотворской церкви. В одном авторитетном издании упоминается М.В. Авдеев как писатель и сын Екатерины Алексеевны. Что это: опечатка или повод для размышления и исследования?
  Как бы там ни было, творчество Е.А. Полевой заслуживает пристального внимания и литературоведов, и историков. Не познав прошлого, мы не сможем построить достойного будущего.
  На благодатной иркутской почве выросли еще два писателя семьи Полевых - Николай (1796 - 1846) и Ксенофонт (1801 - 1867). Николай оставил Иркутск полным надежд пятнадцатилетним подростком. Здесь прошли самые лучшие, беззаботные годы детства и юношества. В отеческом доме начали формироваться его взгляды на жизнь, литературу, искусство. К сожалению, Николай не имел системного образования, был самоучкою, за что получал жестокие нападки со стороны дворянской аристократии в течение всей своей жизни.
  Обучила его в шесть лет читать старшая сестра Екатерина, позднее, вместе с Ксенофонтом, их научил письму добрый товарищ отца по Русско-Американской компании А.А. Титов. Затем братья у ссыльного поляка Горского учились французской речи, а старый пастор Лютеранской церкви Беккер давал уроки немецкого языка. Кроме того, у Николая был учителем ссыльный князь В.Н. Горчаков, прекрасно владевший несколькими языками и рисованием. Впоследствии, став взрослым, сформировавшимся человеком, Николай будет чувствовать недостаток образования в той или иной области знаний и восполнять пробелы самостоятельно.
  Алексей Евсевиевич привлекал сына к делам коммерческим еще ребенком десяти лет, надеясь, что сын-первенец пойдет по стопам отца. Но Николая интересовала совершенно другая отрасль - литература. И немудрено: иркутское общество представляло собой контингент людей читающих, по большей части образованных, просвещенных. Авдеева-Полевая Е.А. так характеризовала иркутское общество: "Нигде я не видела такой страсти читать. В Иркутске издавна были библиотеки почти у всех достаточных людей, и литературные новости получались постоянно. Чтение - лучший просветитель ума, и соединение его с бытом чисто русским издавна образовывало в Иркутске общество чрезвычайно оригинальное и вместе просвещенное. Там любят литературу, искренне рассуждают о разных ее явлениях и, могу прибавить, не чужды никаких новостей европейских" .
  И Николенька (так называли домашние Николая) вполне оправдывал себя как житель Иркутска. В юном возрасте он прочитал "тысячу томов всякой всячины". Но этого оказалось недостаточно. И стали появляться журналы для домашнего чтения собственного сочинения: "Азиатские Ведомости", "Друг России", "Друг Муз"; произведения "Брак царя Алексея Михайловича", "Бланка Бурбонская", "Петр Великий в храме бессмертия" и другие первые опыты стихов и прозы, не сохранившиеся для потомков. Чудо− мальчиком называли Николая в Иркутске благодаря его прекрасной памяти, сообразительности и бесспорному литературному дарованию.
  Пока жив был отец, Николай пытался совмещать занятия коммерцией и литературой. В Курске он служил приказчиком у купцов Баушевых. Вспоминая тот период, Николай отмечал, что вел "двойную жизнь": днем − финансы, ночью − литература. Результатом такой деятельности стало награждение его серебряной медалью Российской академии наук за труды в области грамматики русского языка (1822), а также первая статья в настоящем журнале "Русский вестник" (1817), что и послужило началом его литературной деятельности. С 1820 года он всецело посвятил себя литературе, истории, философии, эстетике и другим гуманитарным наукам.
  Известный русский критик В.Г. Белинский поставил заслуги Николая Полевого в один ряд с заслугами перед Отечеством М.В. Ломоносова и Н.М. Карамзина . Он сказал, что "такие люди не часто являются, и гораздо легче попасть в доктора всех возможных наук, нежели сравниться с ними..." . Николай Полевой был выразителем умеренных взглядов нарождающейся тогда в России торговой и промышленной буржуазии. Он выступал сторонником поддержки развития промышленности (как финансовой основы государства) и просвещения ("истинное учение дает возможность преуспеть в своем деле" (Н. Полевой)). Считал, что расцвет государства должен начаться с укрепления позиций "третьего сословия", с развития буржуазных тенденций в экономике. Своей публицистикой, историческими сочинениями Полевой развивал политическое сознание представителей купеческого сословия и разночинной интеллигенции. Журнал "Московский телеграф" стал выходить в год восстания на Сенатской площади. Многие молчали, а Полевой писал, публиковал материалы о французской буржуазной революции, о национально-освободительном движении в странах Латинской Америки и Северо-Американских штатах. Он понимал, что революции совершаются в интересах целого народа, а не только "третьего сословия". Своими политическими взглядами, смелостью Николай Полевой приобрел репутацию опасного журналиста и писателя, врага царской России, хотя это и не соответствует истине, так как даже в пору наибольшего своего радикализма он и не думал о коренных политических преобразованиях в России, полагая, что для этого "еще не настало время" .
  Журнал "Московский телеграф" издавался в Москве в 1825-1834 годах два раза в месяц. Он имел большой успех, знакомя читателя со всеми отраслями знания и искусств, даже мода имела в нем место. Полевой явился новатором в области журналистики и критики, истории. Он первым создал тип русского энциклопедического журнала. Белинский назвал его лучшим журналом в России от начала журналистики. "Такой журнал не мог бы не быть замеченным и в толпе хороших журналов, но среди мертвой, вялой, бесцветной журналистики того времени он был изумительным изданием" . По этому образцу позднее издавались "Библиотека для чтения" Сенковского, "Отечественные записки" Краевского, "Современник" Некрасова и Панаева. Белинский писал, что Н. Полевой "никогда не неглижировал изданием своего журнала, каждую книжку его издавал добросовестно, обдуманно, не жалея труда и средств". По его мнению, Полевой владел тайной издательского дела и "был одарен для него страшною способностию" . Если еще отметить, что среди современников В. Белинский считался учеником Н. Полевого и его последователем в литературной критике, то станет понятно, какой грандиозный вклад внес в русскую культуру этот "купчишка" и "неуч".
  Если до издания "Московского телеграфа" в России насчитывалось на каждый журнал не более 300 подписчиков, то на этот было более двух тысяч желающих. Главная идея Полевого заключалась в том, чтобы журнал был популярным. Журналист, по глубокому убеждению Н. Полевого, должен всей душой быть преданным делу, к тому же стать разносчиком вестей. Именно поэтому ни одна новость никогда не ускользала от деятельности этого журнала. Из авторов в нем печатались П.А. Вяземский, А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, Е.А. Баратынский, В.К. Кюхельбекер, Н.М. Языков, Ф.Н. Глинка, А.А. Бестужев-Марлинский, И.И. Лажечников, П.А. Словцов, о. И. Бичурин, А.И. Тургенев и мн. др. Среди переводной литературы значились имена Э.Т.А. Гофмана, П. Мериме, Б. Констана, А. де Виньи, Ф. Купера, В. Скотта, В. Гюго, О. де Бальзака, Э. Сю и мн. др.
  Полевой был глашатаем французского романтизма, который, в отличие от немецкого, был явлением прогрессивным. В. Гюго говорил: "Романтизм в поэзии - то же, что либерализм в политике". До конца своих дней Полевой будет приверженцем романтизма, не понимая, что время идет своим чередом, а романтизм уступает место новому течению - реализму.
  Кроме того, Н. Полевого привлекала идея развития философской системы Шеллинга, которая рассматривала мир в его единстве, многообразии, неделимости и изменчивости. Философией Шеллинга Николай Алексеевич заинтересовался еще до издательства своего журнала. Он входил в "Общество любомудрия", членами которого были В.Ф. Одоевский, В.А. Ушаков, И.В. Киреевский, М.Н. Погодин, С.А. Соболевский и другие.
  Литературные взгляды Полевого находятся в теснейшей связи с его историческими, проникнутыми идеей теории развития. Почему Н. Полевой критиковал "Историю государства Российского"? Да потому, что по его мнению, в ней нет духа народного. Он считал, что история - это одно из важнейших знаний и видел в ней философию опыта развития всего человечества, объективное отображение событий. Поэтому Полевой провозгласил Карамзина историком и писателем прошедшего времени, "придворным историографом". Критикуя историю Карамзина, Полевой написал свою "Историю русского народа", чем сыскал множество недругов, потому что общество восприняло критику Карамзина как рекламу собственному сочинению. Позднее он выпустил "Русскую историю для первоначального чтения" в четырех томах (1835). Далее последовали крупные исторические работы: "Жизнь князя италийского, графа Суворова - Рымникского" (1843), "История Петра Великого" в четырех частях (1843), "История Наполеона" в пяти томах (1844-1848), "Русские полководцы" (1845), "Столетие России с 1745 до 1845 года" в двух частях (1815-1846). Он написал и издал несколько повестей о Древней Руси: "Повесть о Буслае Новгородце", "Клятва при гробе господнем. Русская быль XV века" (1832); рассказы о крестьянском и купеческом быте: "Мешок с золотом" (1829), "Сохатый" (1830), "Рассказы русского солдата" (1833-1834); повести "Блаженство безумия" (1833), "Эмма" (1834), "Мечты и жизнь" (1834); роман "Аббаддонна" (1834) и другое. Простота и ясность в изложении, изящный слог, глубокое и искреннее чувство любви к России отличают все эти произведения.
  Новаторские идеи Н. Полевого продолжают жить и поныне: сегодня историю пишут, широко используя философский методологический подход, соблюдая точность в датах, именах, фактах. "История в высшем знании не есть складно написанная летопись, не есть пустое средство удовлетворить любопытство наше: она есть практическая проверка философских понятий о мире и человеке, анализ философского синтеза", − писал Н. Полевой .
  Полевым написано множество критических статей, которыми он гордился по праву, являясь 10 лет возмутителем спокойствия в литературных кругах. В критике он стал вводить принцип историзма и первым обратил ее перо на все современные важнейшие предметы. Журнал Н. Полевого имел сильнейшее влияние на литературу того времени, снял с пьедестала множество незаслуженных авторитетов, активно формировал мнение читательской среды.
  Полевой много переводил с французского, немецкого, английского, в том числе им сделан лучший по тому времени перевод В. Шекспира "Гамлет", который с успехом прошел на многих сценах страны. Он автор более 40 пьес, причем, множество бенефисов им писано бесплатно .
  Николай Алексеевич был бессребреником, горячим патриотом России, именно поэтому таким тяжелым всегда было его материальное положение.
  Соратником по "Московскому телеграфу", лучшим другом и помощником, бравшим всю черновую работу на себя, был для Н. Полевого Ксенофонт. Он оставил удивительные воспоминания о жизни и творчестве своего брата "Записки о жизни и сочинениях Н.А. Полевого" (СПб, 1888 г.).
  "Я нашел в то время друга, с которым мог делиться моими надеждами, моими мечтами, друга, с которым потом пошли мы по жизни, рука в руку, которому одолжен я уверенностью, что дружба не мечта поэзии, но точно святой дар неба, существующий на земле: этот друг был мой брат Ксенофонт, - писал в своей автобиографии Николай Полевой, - ..горе и опыт рано коснулись его ума, крепкого, основательного, его души, сильной, пламенной, но скрытой под холодною наружностью" .
  Ксенофонт Полевой уроженец Иркутска. Образование получил домашнее. Он считается основателем нового жанра в литературе - художественной биографии. В 1836 году вышла в свет его двухтомная биография "Михаил Васильевич Ломоносов". По мнению В.Г. Белинского - это его самое значительное произведение.
  Кроме того, Ксенофонт Полевой редактировал первый в России иллюстрированный журнал "Живописное обозрение" (1835-1837), который издавал Н. Полевой. Во всем поддерживая брата, К.А. Полевой после закрытия журнала сотрудничал в "Северной пчеле" Ф.В. Булгарина и Н.И. Греча, выступал против В.Г. Белинского и А.И. Герцена. Также он занимался книгоиздательством и торговлей. Интересен запрос министра народного образования о дозволении Ксенофонту Алексеевичу Полевому - учителю русской словесности в Константиновском кадетском корпусе − продолжать издание сборника "Живописное обозрение" с изменением названия "Живописная русская библиотека" (1855). Кроме прочего, К. Полевой просил нового министра народного образования приложить к этому журналу в 1859 году книгу - мемуары о жизни и деятельности его брата Николая Алексеевича Полевого. Переписка длилась несколько лет, наконец, в 1858 году обновленный журнал цензурой разрешено было издавать . А вот Н. Полевому так не "везло". После закрытия "Московского телеграфа" найти работу, даже под псевдонимом, оказалось очень нелегко. Тем более, что начальник Третьего отделения Императорской канцелярии граф А.Х. Бенкендорф и министр народного просвещения С.С. Уваров были первыми гонителями Н. Полевого, так как считали, что у него "неблагонадежен образ мыслей" , и даже если Полевой напишет "Отче наш", то это будет возмутительно! Поэтому на запрос в 1840 г. о чтении публичных лекций по российской словесности Н.А. Полевому было отказано: "полагаю, что литератору Полевому неудобно дозволить читать публичные лекции", − писал А.Х. Бенкендорф С.С. Уварову .
  Ксенофонт Алексеевич Полевой был хорошим критиком и некоторые исследователи считают, что в этом жанре он даже иногда превосходил Николая.
  Оба брата умерли в совершенной нищете. Свидетелем похорон Н.А. Полевого был И.В. Лохвицкий, который сообщал, что известного писателя, журналиста, издателя похоронили в обычном домашнем халате, в дрогах без верха, на совершенно исхудалых лошадях, ребра которых просвечивались сквозь дырявые покрывала. Но проститься с талантливым русским писателем пришло столько народу, что ограда церкви при отпевании покойного была переполнена. Впоследствии на могиле был поставлен памятник, который существует до сих пор на Волковом кладбище (литературные мостки) в Петербурге.
  Николая Алексеевича Полевого много критиковали за его купеческое сословие, называли самоучкою, писали на него памфлеты, рисовали карикатуры, сочиняли анекдоты, пели куплеты в Большом театре! А он продолжал образовывать публику лучшими литературными и историческими произведениями, сообщать ход самых интересных мировых событий: "Просвещение есть главнейшее основание благосостояния каждого государства, ибо оно составляет часть народного богатства, более важную, нежели богатство вещественное. Оно есть невещественный капитал, без которого капитал вещественный не только маловажен, но совершенно ничтожен" .
  После запрещения "Московского телеграфа" для Н. Полевого настали черные дни. Был запрещен не только журнал, а вообще фамилия "Полевой". Если к сказанному еще добавить, что он был отцом восьмерых детей, то вся картина безысходности встанет перед глазами . В Петербурге ему ничего не оставалось делать, как сотрудничать с бывшими своими оппонентами Гречем и Булгариным.
  Когда пишут или говорят об ошибках, совершенных в последние годы своей жизни Н. Полевым, то можно согласиться с В.Г. Белинским, который говорил, что заслуги Полевого так велики, что нет ни сил, ни желания распространяться о его ошибках. Надо полагать, что прославленный критик сумел расставить приоритеты для всех последующих поколений.
  В Петербургских архивах потомком Н.А. Полевого историком П.М. Званцевым была найдена грамота, выданная из капитула Российских императорских орденов 25 июля 1831 года члену Московского отделения мануфактурного Совета, второй гильдии купцу Н. Полевому в том, что он "в воздаянии примерной ревности его к общественной пользе, Всемилостивейше пожалован в 19 день июля 1831 года орденом Св. Анны третьей степени". Кроме того, в документах Министерства Императорского двора было обнаружено ходатайство Директора Императорских Театров И. Всеволожского в связи с 50-летием кончины бывшего Начальника репертуара С.Петербургских Императорских театров и драматического писателя князя А.А. Шаховского, а также 50-летия со дня кончины и 100-летия со дня рождения известного драматического писателя Н.А. Полевого, "коего произведения с громадным успехом исполнялись в первой половине текущего столетия и принесли немало выгод Дирекции, − было бы весьма желательно и справедливо оказать такое же внимание к памяти этих авторов, какое уже было оказано...Фон-Визину, Пушкину, Гоголю, Островскому..., заказав их бюсты из бронзы, поместив таковые в фойэ Александринского театра" (22 марта 1896 г) .
  Свидетельств того, были ли изготовлены и поставлены бюсты Шаховского и Полевого, мы пока не имеем. Но в "Воспоминаниях" А.Я. Панаевой рассказывается о казнокраде Крутицком, который умудрился похитить даже бронзовые статуи, украшавшие Александринский театр .
  Месяцем раньше, в феврале, Городской голова Иркутска получил письмо от сына Н.А. Полевого, писателя П.Н. Полевого, который просил Городскую думу ознаменовать каким-либо добрым делом 50-летнюю годовщину смерти знаменитого уроженца Иркутска. Дума, в свою очередь, решает присвоить имя Николая Алексеевича Полевого "первому же начальному городскому училищу, которое в будущем будет открыто в городе Иркутске на средства последнего" . Но в дореволюционном Иркутске училище с именем Полевого так и не открылось. Удивительно совпадение: спустя 150 лет с момента П. Н. Полевого, в 1996 году, в связи с завещанием городу семейной библиотеки Леонидом Сергеевичем Полевым (США), Иркутская дума принимает решение об открытии Гуманитарного центра - библиотеки имени семьи Полевых. Открытие состоялось в 1997 году. К открытию гуманитарного центра "руку приложил" наш земляк - писатель Марк Давидович Сергеев. Он неоднократно был в США, общался с Л. Полевым, убедил передать библиотеку малой родине Николая и Ксенофонта − Иркутску. Сегодня гуманитарному центру уже двенадцать лет. К первой круглой дате − пятилетию - было приурочено открытие музейной экспозиции, охватывающей жизнь и деятельность, литературное наследство семьи Полевых. Творчество Николая, а особенно Ксенофонта Полевого, до конца еще не изучено и по достоинству не оценено.
  "Полевой еще ждет и, может быть, не скоро дождется истинной оценки, но он дождется ее, и имя его навсегда останется в истории русской литературы и в признательной памяти общества", − В.Г. Белинский .
  Николай Полевой нежно любил свою малую родину, Сибирь. Как дитя, оставшееся без матери, тосковал о ней. Его перу принадлежит лирическое и прекрасное обращение к Сибири, которое способно взволновать душу любому человеку, а особенно иркутянину.
  "Ты не забыта мною, моя далекая родина, Сибирь, богатая золотом, дремучими лесами, морозами и дивными явлениями природы. Как первые мечты юности, как любимые игры детства, я помню твои вековые кедры, твои безмолвные пустыни, переломленные веками утесы и ущелья гор и твою безмерную, глубокую, как глаза сибирской девы, светлую, как глыба льда, Ангару, на берегах которой беспечно, весело и быстро пролетели дни детства моего. Дивитесь странностям человеческого сердца: я много видел с тех пор, как в последний раз с надеждами, с мечтами на будущее - еще юный, еще полный жизни глядел на Иркутск, над которым великолепно восходило солнце и золотило лучами своими синие воды Ангары и зеленые берега Иркутска... Много времени минуло тому; много душа моя слышала горя и радости... Но где бы я ни был... - нигде, нет, нигде уже не волновалась душа моя, не билось так сильно сердце мое, не горела так пламенно голова моя, как там в дикой моей родине...", − писал Н. Полевой в повести "Сохатый" .
  
  
  2.2. Петр Полевой - достойный сын издателя
  "Московского телеграфа"
  
  Петр Николаевич Полевой родился 25 февраля 1839 г. в семье писателя и литературного критика Н.А. Полевого. Последний скончался, когда Петеньке исполнилось всего 7 лет, но столь недолгое общение с выдающимся отцом оставило отпечаток на всей его дальнейшей жизни. Петр более чем кто-либо из всех детей унаследовал от Н.А. Полевого литературный талант, критический ум, потрясающую работоспособность. Петр Николаевич признавался, что чувствует себя "самопишущей машиной, которую кто-нибудь заведет, а она пишет что угодно: драму, повесть, историю, критику".
  Превосходно окончив Петербургскую гимназию, П. Полевой в 1856 г. поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, который окончил в 1861 г. В то время желающих получить высшее образование было не так много, как сейчас. По воспоминаниям современников часто курсы состояли из одного-пяти человек. Профессора, практически, индивидуально занимались со своими студентами. Курс, на который поступил П.Н. Полевой, состоял из 8 человек: это была уже аудитория, помещавшаяся вся в первом ряду парт. "Нужно ли говорить о том, что восемь студентов-однокурсников (при общности развития, лекций и всех прочих студенческих интересов) быстро сблизились между собой, сдружились и составили замкнутый кружок", - писал впоследствии А.М. Скабичевский. "Во главе нашего кружка стоял младший брат А.Н. Майкова - Леонид Николаевич, человек с обширными связями и литературными, и иными, владевший обширной библиотекой и никогда не отказывавший товарищам ни в совете, ни в книге, ни в протекции по части снискания какого-нибудь литературного заработка, урока, а впоследствии - даже и служебного места. Затем большим авторитетом пользовались Петр Николаевич Полевой, Егор Егорович Замысловский, Викентий Васильевич Макушев и Филипп Филиппович Ордин. Из этих четырех столпов кружка трое (Полевой, Замысловский и Макушев) обратились впоследствии в столпы науки, сделавшись известными профессорами и учеными. Одному Ордину факультетская наука впрок не пошла, так как он превратился в адвоката" . Студенты дружно посещали сходки, слушали выступления разных деятелей, в том числе известного автора "Петербургских трущоб" В.В. Крестовского, старавшегося походить на Н. Некрасова и прекрасно декламирующего стихи. "Вы не можете себе представить, как бы я желал хоть одним глазком взглянуть на тот маленький кабинетик Л.Н. Майкова, где было нами столько переговорено, переспорено, пережито, где П.Н. Полевой удивлял нас своей физической, медвежьей силищей и заставлял нас завидовать своему счастью в любви, а Д.И. Писарев, напротив того, терзаясь безнадежностью своей страсти к жестокой кузине, рыдал, бил себя в грудь и жаловался, что он ни на что не годен и никому не нужен; где молодежь иной раз так расхаживалась под влиянием Бахуса, что схватывалась вприсядку... Да, в то время мы жили досыта, в нас было много резонерства не по летам, отвлеченного буквоедства; но, как я сказал уже выше, жизнь все-таки пробиралась к нам во все щелки, и какая еще бурная жизнь, - а мы были молоды. Но чем, бесспорно, я и, вероятно, все прочие члены обязаны кружку, это страстью к книге, уважением к науке, привычкой добросовестно относиться ко всякой работе. А этого разве мало? "
  После окончания университета П.Н. Полевой поступил учителем русского языка в Новгородский графа Аракчеева корпус и здесь написал свою магистерскую диссертацию "Опыт сравнительного обозрения древнейших памятников народной поэзии германской и славянской", после защиты которой в 1864 году был приглашен для чтения лекций по всеобщей литературе в Петербургском университете в звании приват-доцента. В 1865 г. П.Н. Полевой представил докторскую диссертацию "Исторические очерки средневековой драмы" на совете факультета и получил отрицательный отзыв, вследствие чего отказался от защиты и уволился из университета. Далее, он работал на кафедре русского языка и литературы Новороссийского университета . В 1867 П.Н. Полевой был назначен инспектором Херсонской гимназии - первого общеобразовательного учебного заведения г. Херсона . Эта деятельность отразилась на дальнейших публикациях П.Н. Полевого. Впоследствии он издал несколько прекрасных учебников и хрестоматий для школ. Часто в его статьях, и особенно комментариях, просматривается глубокое знание и понимание учебного процесса. Так, например, он писал:
  "Один из важных недостатков в образовании и развитии русского человека - это, конечно, незнание русской истории. Для скромного большинства отечественная история остается каким-то темным пятном в памяти - какою-то путаницею отдельных имен и эпох, какою-то скучною вереницею годов и событий, которые возникают в нашем представлении одинокими, неосмысленными, не связанными общей нитью народной жизни!" .
  Прекрасно зарекомендовав себя на службе, П.Н. Полевой был приглашен в Варшавский университет на заведование кафедрой русского и церковнославянского языков в звании ординарного профессора . Ему тогда не было и 30 лет! В 1871 году Петр Николаевич вышел в отставку и вернулся на родину, в Санкт-Петербург. С этого времени он всецело занялся литературой и историей.
  Трудолюбие и самодисциплина П.Н. Полевого поражают. Одна за другой выходят в свет работы, отличающиеся глубоким знанием предмета. Так, в 1872 г. П.Н. Полевой издал "Учебную хрестоматию с толкованиями" в 3-х частях, которая разошлась в количестве 40.000 экземпляров в течение двух лет. В том же 1872 г. опубликована "История русской литературы в очерках и биографиях", выдержавшая 3 издания. Далее идут: "Общедоступная русская грамматика", "Русская история для средних учебных заведений", "Родные отголоски", "Очерки русской истории в памятниках быта" в 2-х частях, "Народные русские сказки", "Художественная Россия". Все эти издания имели большой успех и доставили ему огромную известность, в результате чего Академия наук присудила ему пенсию за выдающиеся заслуги.
  Петр Полевой был всесторонне развитым человеком, с широким кругозором и высокой степенью отдачи. Он не мог довольствоваться только лишь изданием собственных сочинений. Он хотел, так же как и отец, издавать собственный журнал. Но начал с малого - редактировал еженедельный иллюстрированный журнал "Пчелу".
  В 1883 г. у Петра Николаевича появилась возможность издавать собственный ежемесячный литературный иллюстрированный журнал "Живописное обозрение", но он не встретил поддержки со стороны читающей публики. В 1887 г. Полевой был вынужден продать "Живописное обозрение" издателю-редактору Н. Флиге.
  Начинание с изданием собственного журнала обернулось для Петра Николаевича трагедией. В результате этой сделки он потерял все свои сбережения и еще остался должным 50.000 рублей. Этот долг тяжким бременем лег на всю его дальнейшую жизнь и заставил работать без устали, часто наспех, браться за любые работы, приносившие деньги.
  Жилищная неустроенность подтолкнула его на приобретение в 1890 г. в долг имения в Боровичьском уезде Новгородской губернии, за которое так- же нужно было расплачиваться.
  П.Н. Полевого как будто преследовали несчастья: денежные долги, потеря любимого сына и единственной дочери, затем сестры и друга Ю.О. Грюнберга, неожиданное лишение пенсии, которую он получал из фонда императора Николая при Академии наук, не могли не отразиться на его душевном состоянии.
  Чтобы расплатиться с долгами и забыться от потери дорогих ему людей, он решил целиком и полностью уйти в работу и взялся за 3 года окончить большой труд в 3-х томах - "Историю русской словесности". Не трудно понять, каких усилий ему это стоило. Писать такое сложное исследование в деревне, не имея под рукой источников и литературы, оказалось делом, весьма, нелегким. Появились неизбежные при таких условиях работы недостатки. Первые выпуски этого труда дали придирчивой критике повод к неблагоприятным отзывам. На что П.Н. Полевой отвечал: "Я серьезно и спокойно готовлюсь к ругани со всех сторон. Ругать меня будут преимущественно те, которые никогда ничего не произведут и весь свой век будут питаться статейками о вопросах, длиной с воробьиный нос. Но ведь нужно же когда-нибудь дать общую и связную, хоть не совсем, может быть, верную картину нашего литературного прошлого. Ошибки и промахи в такой большой картине можно будет исправить во втором издании, но картина все-таки останется. Но гг. суровые критики не поймут, что на мелочи всякого хватит, а на широкую, соразмерную картину умственного движения на пространстве веков нужно иметь такое, чего у них нет" .
  Вот еще одно описание творческой его работы над "Историей русской словесности": "С первых чисел ноября я уже никуда не двигался и работал до полного изнеможения сил, до отчаяния, до исступления. Мне предстояла только одна дилемма: или окончить к сроку, или поставить крест на себе. Я довел себя этой работой и сопровождающими ее неприятностями до того, что стал заговариваться, стал чувствовать никогда не испытанный мною упадок сил и, едва закончив последнюю строчку, бежал без оглядки в деревню. Даже ничего не прибавив, даже не захватив из Питера ни бумаг, ни книг своих! Я боялся, что вот, вот до крайней степени напряженные силы мои порвутся и я свалюсь с ног. И только теперь, почти 3 недели спустя, после отдыха в течение которого я не развернул ни одной книги, начинаю приходить в себя и становиться человеком".
  Трехтомник "История русской словесности с древнейших времен до наших дней" вышел из печати роскошным изданием у А.Ф. Маркса в Санкт-Петербурге. Критик П.Н. Берков отметил, что в этой работе П.Н. Полевой стал ближе к культурно-исторической методике . Он же писал: "для реакционных идейных позиций П.Н. Полевого характерно его сожаление по поводу вольнолюбивых стихов Пушкина, который "растрачивал свой дивный поэтический дар, щедрой рукой рассыпая блестки своего остроумия и довольствуясь дешевой славой злого и находчивого сатирика и либерала". О том же говорит полемика с Чернышевским, Салтыковым, преклонение перед Фетом и т. п. Компилятивные "истории" Полевого представляют рассчитанную на широкую обывательскую публику популяризацию историко-литературных знаний, не стоявшую даже на уровне современной науки". Другого мнения придерживаются современные исследователи и называют труд П.Н. Полевого лучшим по истории русской словесности. Его отличают глубина и масштаб авторского замысла и воплощения. Успеху книги в немалой степени способствовало и качество самого издания (одного из лучших в дореволюционной России), прежде всего, - тщательно подобранный богатейший иллюстративный материал (множество рисунков, гравюр, портретов, а также цветные хромолитографии), что позволяет сравнить труд Полевого с лучшими российскими энциклопедиями.
  С 1885 года и до самой кончины Петр Николаевич Полевой был сотрудником "Исторического Вестника", в котором поместил за 17 лет работы порядка 45 обширных статей и несколько десятков рецензий и заметок. В год он писал по 6-7 статей и надо заметить, статьи его наполнены глубоким знанием предмета. В одном из "Вестников" Петр Николаевич опубликовал дневник своего отца - Н.А. Полевого, наполненный глубокой скорбью и верой в высшие силы. Поражают строки Н.А. Полевого, когда он, потеряв всякую надежду на лучшее, в отчаянии пишет: "Горе, оставь меня!" П.Н. Полевой снабдил дневник отца своим комментарием, который помогает лучше понять ситуацию, в которой находился Н.А. Полевой и его семья.
  Непосильная, ежедневная "каторжная" работа, как впрочем и у Н.А. Полевого, надломила силы и здоровье Петра Николаевича, тем более, что ему уже исполнилось 60 лет. Одиночество в деревне тяготило его и в сентябре 1901 г. он женился. В начале декабря он приехал в Петербург в редакцию "Исторического Вестника", был довольным и оживленным, сообщил о задуманных новых работах, договорился относительно новой статьи о Гоголе, которая, стала для него последней.
  В конце января 1902 г. он поехал по делам в Петербург, дорогой простудился и заболел крупозным воспалением легких. Надломленный организм не мог бороться с такой тяжелой болезнью. Петр Николаевич умер 31 января 1902 года. Кончина П.Н. Полевого прошла в литературных кругах незамеченной. Известие о ней было напечатано только в одной газете 2 февраля 1902 г., накануне похорон, и потому проводить его на Волково кладбище собралась лишь небольшая группа близких ему людей. На этом же кладбище в 1846 г. был похоронен и его отец - Н.А. Полевой.
  Редактор журнала "Исторический Вестник" считал П.Н. Полевого полезным и неутомимым литературным деятелем. "Потеря такого опытного, разносторонне образованного сотрудника, как П.Н. Полевой, чувствительно не только для нашего журнала, но для всей нашей литературы, потому что в ней очень немного таких добросовестных и энергичных работников. Сорок лет имя его появлялось на страницах разных изданий и журналов, в течение этого времени им написано множество разнообразных сочинений и статей. Все его произведения выделяются редким знанием эпохи и быта, изучением мельчайших подробностей предмета, умением живо и интересно излагать самый сухой материал". .
  Имя П.Н. Полевой выделяется и среди авторов исторических романов и повестей: "Исторические рассказы и повести" (1893), "Государев кречетник" (1893), "Братья-соперники" (1890), "Чудо-Богатырь Суворов-Рымникский" (1892), "Корень зла" (1891). "Под неотразимой десницей" (1893), "Тальянская чертовка" (1891), "Птичка-невеличка" (1892), "Типы Смутного времени" (1889) и др.
  Превосходно владея немецким языком (его мать Н.Ф. Терренберг была немкой), П.Н. Полевой сделал множество переводов. В том числе под его редакцией было переиздано и переведено более 200 замечательных сказок братьев Гримм. Свои работы П.Н. Полевой любил издавать с хорошими иллюстрациями и в дорогом переплете, что сегодня очень ценится букинистами. Сохранилась переписка П.Н. Полевого с Ф.М. Достоевским и Третьяковской галереей, в которой идет речь о предоставлении копии портрета писателя для "Истории литературы" : "Позвольте обратиться к вам с покорнейшею просьбою следующего рода: приготовляя к печатанью третье издание моей "Истории литературы", я вношу в него, между прочим, еще несколько биографий современных писателей. В числе их и биографию Ф.М. Достоевского. Для этой биографии мне бы очень был нужен фотографический снимок с портрета Федора Михайловича, сделанного Перовым для вашей галереи. По крайней мере, Федор Михайлович сам указал мне на этот портрет как на единственный, снятый с него в течение всей его жизни. Не будете ли вы столь добры, не доставите ли вы мне фотографической копии с принадлежащего вам портрета?", - писал П.Н. Полевой 1 июня 1876 г.
  В последние месяцы своей жизни П.Н. Полевой написал редактору "Исторического Вестника": "Работаю над статьей о Гоголе вот уже вторую неделю... Должен однако же признаться, что моя машина работает по - прежнему, но колеса в ней ходят как-то вяло, словно не смазаны".
  Очень жаль, что такой великий труженик, наделенный высоким интеллектом, энциклопедически образованный человек так рано ушел из жизни. Хотя если посмотреть повнимательней, то он сделал так много работ по русскому языку и литературе, истории и культуре, что хватило бы не на один писательский век.
  "В основе всякой словесности несомненно лежит слово - это чудное детище пытливого разума и творческой силы, вложенной Богом в душу человека; слово, служащее выражением всей внутренней жизни человека и всех его многообразных отношений к окружающей природе. Без слова не было бы словесности, которая представляет собой общую сложность всех произведений ума и души человека, выраженных словом...", - П.Н. Полевой.
  
  
  
  3. Семья Полевых в Китае (1917−1939)
  
  
  3.1. Сергей Полевой: с любовью из России...
  (1886-1971)
  "Только тот человек живет, кто борется за свои идеалы"
  М. де Сервантес
  
  Оратор выступал горячо и страстно. Его русые волосы трепал ветер, ветер перемен, которые должны были вскоре наступить в Китае. Он говорил, что китайцы не должны сдаваться японским и западным империалистам, страна может найти собственный путь развития, отличный от других. Профессор считал, что пришло время подумать о беднейшей части населения страны − рабочих и крестьянах − и это − задача интеллигенции. Он сказал, что надо развивать систему образования, науку и технику, промышленность, чтобы сделать Китай великим и могущественным; обратил внимание собравшихся на пример Советской России, на добрососедские отношения двух стран. Россия всегда готова протянуть руку помощи своему ближайшему соседу Китаю.
  Выступающим был Сергей Александрович Полевой − профессор Пекинского национального университета, внучатый племянник Николая Алексеевича Полевого - иркутянина, знаменитого писателя и издателя первого энциклопедического журнала "Московский телеграф", который А. С. Пушкин назвал в свое время лучшим журналом во всей России.
  Тысячи студентов, интеллигентов, рабочих и ремесленников устремили на русского профессора восхищенные взгляды. Чуть поодаль стояли полицейские, готовые в любую минуту разогнать демонстрацию. Секретные агенты тщательно фиксировали и заносили в "черный список" всех присутствовавших. Расплата за собственное мнение была неминуема.
  Это происходило 4 мая 1919 года на центральной площади Тяньаньмэнь в Пекине. Сергею Полевому тогда исполнилось 33 года − это возраст надежд и желаний изменить мир!
  Сегодня на месте событий 4 мая находится Музей китайской революции. Тогда впервые китайский пролетариат выступил как единая политическая сила. Мощное движение протеста развернулось в связи с решением Парижской мирной конференции о передаче Японии контроля над китайской провинцией Шаньдун (Версальский мирный договор, завершивший первую мировую войну).
  Находясь в Китае в творческой командировке (с семьей), Сергей Александрович Полевой оказался в самой гуще политических событий. Не реагировать на происходящее он не мог. Во-первых, еще свежи были в памяти события, происходившие в 1917 году в России. Во-вторых, Полевой работал в вузах а, как известно, студенты − самый прогрессивный народ.
  Сергей Александрович был родом из города Пирятина, что на Украине. Он родился в семье служащего Полтавского почтового управления Александра Евсевиевича Полевого 2 сентября 1886 года . В 13 лет остался круглым сиротой, потеряв сначала мать, а затем и отца. Воспитывался он у родственников сначала в России, затем в Польше. У него было два старших брата Николай и Михаил, а также младшая сестра Галина .
  С детства Сергея отличала любовь к знаниям, особенно удавалось ему освоение иностранных языков. Будучи подростком, он быстро овладел польским, немецким, французским, латинским, древнегреческим, старославянским языками. Причем настолько хорошо, что даже подрабатывал, обучая русскому языку и литературе еврейских детей. В круг его интересов входила география, история, литература, народное творчество разных стран. Особенно ему нравились сказки. Наверное потому, что Сергею очень не хватало нежных материнских рук, ласкового слова, поцелуя на ночь. Все это трогательное волшебство семейного быта он компенсировал мечтой о прекрасном, размышлениями о добре и зле, которые всегда присутствуют в народном творчестве. Особенно ему полюбилась сказка Г.Х. Андерсена "Соловей". В ней неведомый и таинственный Восток манил своим очарованием. Все в этой сказке представляло собой гармонию: пение соловья, сад императора, добро, победившее зло. "В целом мире не нашлось бы дворца лучше, чем дворец китайского императора. Он весь был из драгоценного фарфора, такого тонкого и хрупкого... Дворец стоял в прекрасном саду, в котором росли чудесные цветы. К самым красивым цветам были привязаны серебряные колокольчики. И, когда дул ветерок, цветы покачивались и колокольчики звенели..." Сергею очень захотелось когда-нибудь попасть в сказочную страну - Китай. Вот так и определились жизненные приоритеты С.А. Полевого: русская художественная литература и культура Китая.
  Из Польши Сергей переехал к родственникам в Москву и с 1904 по 1908 г. учился в гимназии при Пансионе московского дворянства . Он, несмотря на свой юный возраст, трудился, чтобы заработать себе на хлеб. До 20 - летнего возраста Сергей Полевой жил и работал в Москве. Когда, наконец, он твердо решил заниматься изучением языка и культуры Китая, то узнал, что во Владивостоке имеется профильный институт. В этом же вузе учился его старший брат Коля (Николай Александрович Полевой) , который успешно прошел полный курс и получил золотую медаль после окончания. Сергей отправил туда документы и получил положительный ответ, что стало первым шагом к осуществлению давней мечты. У него совсем было мало денег, а путь от Москвы до Владивостока занимал почти две недели. В поезде, по воспоминаниям сына С.А. Полевого, Л.С. Полевого, его отец питался самыми дешевыми продуктами: черным хлебом, селедкой, луком, чесноком, да содовыми крекерами .
  Леонид Полевой рассказывал, что С.А. Полевой был благодарен своим братьям Николаю и Михаилу , которые постоянно поддерживали его, помогали деньгами, когда он учился.
  В 1908 году он поступил в Институт восточных языков города Владивостока на факультет китайской культуры и языка. Целеустремленность помогала ему в учебе. Помимо основного курса факультета, он изучал японский и корейский, маньчжурский и монгольский, английский языки, географию и историю Восточной Азии, историю, экономику, культуру Китая. Постоянный недостаток средств отразился на длительности обучения, Сергею одновременно приходилось и учиться, и работать. Но это не тревожило его, главное - впереди достижение заветной цели - работа в Китае.
  За время учебы в институте Сергею удалось совершить две поездки в Северный Китай, во время которых он познакомился с жизнью китайской крестьянской бедноты, упражнялся в разговорном языке и изучал прессу. Много сил и энергии он потратил на поиск литературы по теме, на расспросы и наблюдения, на исследование узких тематик и анализ. Он представил в списке литературы 487 газет и журналов, выходивших в Китае, Маньчжурии и других странах. Его целью являлась характеристика периодической печати в Китае, исторический обзор, определение приоритетных тем и политической направленности прессы в Китае. Такая тема требовала хорошего знания языка, чтобы легко было ориентироваться в огромном количестве печатной продукции Китая.
  Его научными консультантами были лучшие русские востоковеды − профессора: Н.В. Кюнер, Е.Г. Спальвин, А.В. Рудаков, П.П. Шмидт, Н.И. Кохановский.
  Наконец труд был оформлен в виде дипломного проекта и публично защищен. Работа С. Полевого стала известной среди синологов разных стран, ввиду широкого спектра рассмотренной литературы, а в России она получила заслуженную оценку - золотую медаль . Присудив золотую медаль работе С.А. Полевого, комиссия предложила формальную альтернативу медали в денежном эквиваленте. Сергей Александрович выбрал деньги, так как ему нужны были средства к существованию.
  Полный курс Восточного института г. Владивостока по китайско-маньчжурскому отделению Сергей Полевой окончил в 1913 г. по первому разряду. В свидетельстве от 10 октября 1913 г. Љ 1789 было отмечено, что "за предоставленные отчетные работы удостоен Конференцией института двумя золотыми медалями" .
  Начало XX столетия стало неспокойным временем для России. Страну потрясали политический, экономический кризисы, началась русско-японская, а затем первая мировая война, февральская и октябрьская революции 1917 года.
  Учиться далее, по выбранной специальности Сергей продолжил уже в военное время, в армию его не взяли из-за болезни сердца. Из Владивостока Сергей переехал в Петербург. В Петербургском университете он учился с ноября 1914 по апрель 1915 г. получил степень магистра и был приглашен военной цензурой на должность главного почтового цензора по австро-венгерскому направлению, потому что свободно владел несколькими европейскими языками.
  Через год С.А. Полевой обратился в Министерство просвещения с просьбой о финансовой поддержке его для поездки в Китай с целью изучения экономики, философии и социальных проблем. Он просил направить его туда для продолжения своей научной деятельности и написания докторской диссертации. В министерстве проект С.А. Полевого был поддержан и выделена стипендия в 3000 рублей . Февральская революция 1917 года задержала отъезд Полевого из России, но с приходом временного правительства А. Керенского вопрос был решен в короткие сроки.
  Позднее проф. Н.В. Кюнер ─ научный руководитель С.А. Полевого, выступая на ученом совете, так охарактеризовал деятельность своего ученика: "Полевой отправился в Китай год назад на свои личные средства специально ради обеспечения большей успешности научных занятий по китаеведению, которых он не прекращал со времени окончания института. Темой для изысканий он выбрал философа Сюнь-Цзы и ныне занят его критическим переводом и соответствующими комментариями, составляя попутно философский словарь применительно к указанному автору... Помимо основной темы, он подготавливает по китайским источникам очерк современного положения образования в Китае, который предполагает начать осенью в Харбине. Зная лично Полевого с лучшей стороны как в высшей степени трудолюбивого и настойчивого работника, о чем осведомлено большинство членов совета, я могу быть вполне уверенным в том, что он доведет до конца намеченные работы..." .
  Ко времени отъезда в Китай Сергей Полевой встретил спутницу жизни Веру Степановну Кочо: они вместе работали в почтовом ведомстве. Молодые обвенчались в соборе святого Исаака в Петербурге 3 сентября 1917 года и решили провести медовый месяц в Японии, а затем оттуда отправиться в Китай.
  Сергей и Вера оставили Россию буржуазным государством, с только что свергнутой монархией. Когда же они оказались в Китае, то узнали, что в стране произошла Октябрьская революция и наступила власть большевиков. Сергей Александрович, являясь потомственным интеллигентом, конечно, был на стороне пролетариев. Ведь испокон веков российской интеллигенции были свойственны "хождения в народ".
  Ситуация в России сильно повлияла на жизнь Полевых в Китае. Семья оказалась в двойственном положении. С одной стороны, они были русскими, с другой - имели нансеновский паспорт , который не давал права на гражданство в новой России. Их деньги были обесценены, финансовой поддержки ждать было не от кого, пришлось срочно искать работу. И вскоре при помощи российского консула С.А. Полевой получил должность профессора русского языка и литературы в Нанкайском университете города Тяньцзина. Он вкладывал всю душу в работу и тем самым приобрел широкую известность. Именно в Китае раскрылся в полную силу педагогический талант Сергея Александровича. Именно здесь его гражданская позиция нашла живой отклик в его учениках. Полевой организовал при университете русское отделение и стал его руководителем. Вскоре С.А. Полевого пригласили в Пекинский национальный университет. Здесь он познакомился со многими выдающимися людьми, а также будущими лидерами китайской компартии Ли Дачдао, Чень Дусю, Мао Цзэдуном. Последний слушал лекции русского профессора, но быстро охладел к занятиям, так как, по свидетельству С.А. Полевого, Мао был очень ленив и не хотел учить уроки, поэтому никак не мог освоить курс. Не преуспев, он бросил занятия, ненавидя русский язык, литературу, культуру, профессора Полевого и Советскую Россию. Уже тогда он стремился к власти, умело манипулировал чужой волей. Л.С. Полевой вспоминает, как отец не раз повторял, что видит Мао насквозь, и опасался прихода его к власти. История показала, что не напрасно. Когда Мао Цзэдун стал руководителем компартии, то моментально превратился в диктатора, удовлетворяющего собственные амбиции любой ценой. Со своей "культурной революцией" он уничтожил весь цвет китайской интеллигенции и повернул вспять культурное развитие страны.
  Лекции профессора Полевого были популярны и любимы студентами. Увидев, что русская культура интересна китайцам, Сергей Полевой ввел в курс русскую историю и политэкономию. К первому юбилею Пекинского национального университета, его 25-летию, супругами Полевыми были организованы театральные постановки русских пьес с целью совершенствования знания русского языка, как теперь выражаются, для "погружения в другую культуру". На сцене были поставлены пьесы А. Чехова "Вишневый сад", "Дядя Ваня", "Чайка"; М. Горького "На дне", а также С. Третьякова "Рычи, Китай!" .. Впоследствии многие студенты, участвовавшие в этих пьесах, стали видными политическими и общественными деятелями, писателями, переводчиками.
  В то время Китай представлял собой государство, власть в котором переходила то в руки республиканцев (Сун Ятсен, Юань Шикай), то -буржуазного правительства Чан Кайши. Страна находилась под властью интервентов, была территориально раздроблена. Политическая обстановка была крайне обострена. Развернулось острое противоборство двух китайских партий: Гоминьдан и КПК. В стране стремительно нарастало национально- освободительное движение против японских завоевателей, которое вылилось в затяжную, общенациональную войну (1937-1945) .
  Сергей Александрович придерживался взглядов коммунистов Китая, считая их справедливыми, хотя сам коммунистом не был . Он считал, что необходимо помогать бедным, отменить тяжелые налоги, освободить женщин от жестокой традиции бинтования ног. Полевой неоднократно общался с представителем Коминтерна в Китае Г.Н. Войтинским . Леонид Сергеевич, сын С.А. Полевого, считает, что убеждения его отца шли от самого сердца, и ни один политик не мог повлиять на его взгляды.
  Профессору С.А. Полевому посчастливилось общаться с таким знаменитым политическим китайским деятелем, как Сунь Ятсен Сергей Александрович трижды брал у него интервью. Сергей Полевой встречался и беседовал с будущим премьером государственного административного совета КНР Чжоу Эньлаем и "христианским генералом" Фэн Юйсяном и мн. др.
  Сергей Александрович Полевой вел активную общественную работу в переломный период истории Китая. Он всем сердцем болел за китайский народ. Полевой посчитал необходимым встретиться с представителями различных партий Китая от крайних правых до крайних левых, чтобы провести разъяснительную работу среди студентов. Его действия не понравились советскому посольству (1920-1933) и ему пытались навязать позицию невмешательства в суверенные дела Китая. Но Сергей Александрович был уверен, что "лучшее в добрых делах − это желание их утаить" . Поэтому он не вступал в бесполезные дискуссии, уважая мнение собеседника, а поступал так, как велела ему совесть гражданина, тем более, что еще были свежи в памяти события, происходившие в России. Все происходившее в Китае напоминало события предреволюционной и революционной России. Страна тогда искала наиболее правильный путь развития. Сергей Александрович "казнил" себя за то, что был политически неактивен на Родине и в Китае, не менее любимом им, он решил наверстать упущенное.
  Речь профессора С.А. Полевого на митинге в Пекине 4 мая 1919 г. была не по душе ни тогдашнему правительству страны, ни так называемым "западникам" − общественному "Движению за новую культуру", которые были в авангарде китайской интеллигенции и стремились улучшить положение страны методом принятия достижений развитых зарубежных стран . В движение "западников" входили декан факультета гуманитарных наук Пекинского университета Чень Дусю, многие преподаватели и студенты .
  За свои взгляды Сергей Александрович был взят на особый учет в секретной китайской полиции и японской жандармерии. Чтобы уберечь себя и своих близких от репрессий, он просил учеников не упоминать его имени в своих произведениях, не хранил дома фотографий друзей-политиков, важных документов. Но и эти предосторожности не помогли ему.
  В Пекинском национальном университете проф. С.А. Полевой проработал до середины 1937 года, несмотря на идейные разногласия с руководством факультета, невыплату денег, угрозу закрытия курса под любым предлогом, так как все боялись распространения "красной чумы". Чтобы обеспечить себе доход и заниматься любимым делом, Полевые в 1934 году решают открыть курсы русского языка и литературы на дому. Помимо этого, Сергей Александрович становится представителем московской компании "Международная книга", которая поставляла советскую литературу в Китай.
  Как профессор русской литературы и словесности Сергей Александрович сделал много для культурного развития китайцев. Он прививал ученикам любовь к русским классическим произведениям, советской литературе. С его помощью были переведены с русского на китайский "Мертвые души" Н. Гоголя; "Мои университеты", "Мать", "Жизнь Клима Самгина" М. Горького; "Хождения по мукам" А. Толстого; "Железный поток" В. Серафимовича; "Тихий дон" М. Шолохова; "Города и годы" К. Федина; "Как закалялась сталь" Н. Островского; "Чапаев" Д. Фурманова и многие, многие другие. За двадцать лет проживания в Китае С.А. Полевой "отшлифовал" около 80 переводов. Особенно Леониду Сергеевичу запомнилось, как отец работал над "Мертвыми душами". Переводчик сделал много ошибок и мало адаптировал текст для китайских читателей. Терпеливо, слово за словом, предложение за предложением, проф. С.А. Полевой правил текст. Он почти не выходил из кабинета и все работал, работал...
  Сегодня все знают Лу Синя (Чжоу Шужэнь) − выдающегося деятеля культуры Китая, писателя переводчика. Его еще называют китайским Горьким. А кто привил ему любовь к русской литературе, знают немногие. Оказывается, что им был Сергей Полевой − профессор Пекинского национального университета, внучатый племянник писателя и журналиста Николая Полевого - знаменитого издателя первого энциклопедического журнала в России "Московский телеграф" (1825). Сергей Полевой и Лу Синь много раз встречались, часто и подолгу беседовали в кабинете профессора Полевого. Леонид Полевой запомнил эти встречи. Он рассказал, что Лу Синь был частым гостем в их доме: "Внешне он был выше моего отца, − вспоминал он, - "приятное, интеллигентное лицо, в нем не было никаких примет гордости. Глаза его были мирными, в них не было азартности или огонька. Он одет был по-китайски, а не по-европейски: халат, мягкие туфли. Когда он к нам приезжал, то для нашей семьи это был особый праздник. Моего отца и Лу Синя соединяла, помимо общей работы, сердечная дружба". Отец рассказывал Леониду, что когда они только познакомились с Лу Синем, то последний специализировался на переводах классической русской литературы XIX века. Сергей Полевой обратил внимание Лу Синя на произведения Максима Горького. Он сказал, что для китайской литературы нужно сделать тоже, что сделал Горький для русской. Полевой сказал, что Китаю нужен свой Горький и обратил его внимание на литературу нового времени и направил его литературное дарование на показ истинной жизни китайского народа. Как знать, может быть никогда и не появилась бы в свет "Подлинная история А-Кью", если бы не повстречались эти два замечательных человека...
  Студентами Сергея Александровича были замечательные переводчики Гао Ши-хуа и О Цюй Цю-бай, первый впоследствии стал известным профессором русского языка в Пекине, второй же, как и множество других студентов, был убит по приказу Гоминьдана.
  В Китае проф. С.А. Полевым были опубликованы тексты его университетских лекций, учебник русского языка "Новый путь" в 4-х томах, "Русско-китайский словарь советских терминов", "Русско-китайский словарь"(1927), "Монгольские сказки" (перевод), несколько биографий русских востоковедов в "Китайском журнале искусств и наук". По этому поводу сын Сергея Александровича, Леонид рассказал, что семья задолжала приличную сумму домовладельцу, доктору Дж. С. Фергюсону, который не раз выручал Полевых в различных жизненных ситуациях. С.А. Полевой и Дж. С. Фергюсон договорились о взаимном погашении долга путем опубликования нескольких статей под именем последнего в Китайском журнале искусств и наук. С.А. Полевым был подготовлен к изданию "Большой русско-китайский словарь", включающий в себя более 100 тысяч терминов, но, к сожалению, до сих пор так и не опубликованный .
  Среди китайской и европейской интеллигенции проф. С.А. Полевой пользовался заслуженным авторитетом. Он общался с крупнейшими китайскими писателями Го Можо, Мао Дунем, Лао Шэ, Динь Линь. Был знаком со многими прогрессивными деятелями, например Дж. Дьюи, С. Катаяма, Дж. Б. Шоу, Р. Тагором, Б. Расселом. Сергей Полевой с помощью своих студентов в 1935 году помог перейти территориальную границу между группировками враждебных партий (КПК и Гоминьдан) американскому журналисту Э. Сноу и понять сложнейшую ситуацию в Китае. Благодаря этой поездке Сноу написал книгу "Красная звезда над Китаем" (1937) и весь мир узнал обо всем происходящем в этой древней и прекрасной стране.
  В 1937 году Сергей Полевой был арестован японцами, оккупировавшими Пекин, по подозрению в советском шпионаже. Он находился в тюрьме, где его допрашивали и жестоко пытали, думая, что узнают от него политические тайны. В зимние дни выводили на улицу и обливали водой, подвергали электрошоку, светили прожекторами в глаза по несколько часов в день, вгоняли иголки под ногти - зверству японцев не было предела. Он сполна испытал физические и нравственные муки.
  Многие известные общественные деятели выражали протест по поводу ареста профессора Полевого. Поэтому японцам ничего не оставалось делать, как освободить его. Несмотря на закрытость СССР, известия о страшных репрессиях И. Сталина уже обошли весь мир. И становилось понятно, что путь на Родину был заказан. Тому красноречивый пример друга С. Полевого С. Третьякова, автора пьесы "Рычи, Китай!", который, вернувшись на Родину в Советский Союз, был репрессирован и расстрелян.
  Наконец, после 17 месяцев мучительного пребывания в японских застенках, в 1939 году Полевой был освобожден и депортирован с семьей в США. Квоты было только 3, поэтому в Америку вылетело трое Полевых: Сергей Александрович, Вера Степановна и Тамара Сергеевна. Младший, Леонид остался в Китае до конца июля 1939 г., ожидая квоты на выезд в Америку.
  В США Сергей Александрович Полевой долгое время работал в Гарвардском университете лексикографом, где занимался научной деятельностью с группой ученых-лингвистов над созданием большого китайско-английского словаря. И здесь появились завистники у С.А. Полевого. Пользуясь тем, что он отстаивает прогрессивные взгляды, противники пытались всячески очернить его. Советский Союз и Соединенные Штаты не были дружественными государствами, жестоко каралось инакомыслие, ненависть к коммунистам часто переходила в ненависть к русским. Но в жизни встречаются чаще хорошие люди. Профессор С.Г. Елисеев (русский по происхождению), что подготовил "теплое место" в Гарварде для Полевого, не обращал внимания на нападки, зная, что за этим стоит. Один из выпусков журнала "Лайф"("жизнь") (май 1944) был полностью посвящен Гарварду. И единственным представителем факультета Дальнего Востока был в нем С.А. Полевой.
  В Америке проф. С.А. Полевой общался со многими эмигрантами: И. Стравинским, С. Кусевицким, П. Сорокиным, Г. Водсвортом, Ф. Франком, Л. Лонгфеллоу-Даном, П. Робсоном, С. Воксмэном и др. Все это говорит о привлекательных человеческих качествах Сергея Александровича, высоком уровне культуры, глубоких знаниях, которые притягивали к нему выдающихся деятелей того времени.
  В Гарварде С.А. Полевой проработал 17 лет, а в 1956 г. ушел на пенсию. Чета Полевых уехала в Майами, купив себе там небольшой дом. Неожиданно умерла Вера Степановна, диагнозом был рак. Сергей Александрович тяжело переживал ее смерть, − она была верной подругой, бросившейся за ним в японскую тюрьму, нежной матерью двоих детей и милым, добрым человеком.
  В последние годы жизни Сергей Александрович вел обширную переписку с друзьями, слушал классическую музыку, читал литературу на разных языках (в 80 лет читал в оригинале "дон Кихота" (он знал и изучал 24 европейских и азиатских языка, в том числе эсперанто )), учил португальский язык. А когда Леонид приезжал к нему в гости, то рассказывал ему о том, чем была наполнена его жизнь.
  Леонид Сергеевич Полевой считает своего отца одаренным гениальностью человеком (эрудиция, глубокий ум, знание языков, широта взгляда), его способности в полную силу из-за жизненных коллизий не реализовались. В библиотеке Леонида его портрет висит на самом видном месте.
  Сергея Александровичу Полевому от рождения была уготована трудная, но богатая на события судьба. В трех государствах он жил в эпоху перемен. Но, несмотря на это, С.А. Полевой прививал любовь к русской литературе, имел активную жизненную позицию. В его характере явственно прослеживаются фамильные черты, присущие всем Полевым. Это, прежде всего, любовь к литературе и искусству, желание изменить течение жизни к лучшему, великое трудолюбие и скромность.
  Сергей Александрович Полевой - светлая личность, энциклопедически образованный человек, настоящий русский интеллигент. Благодаря сыну, Леониду Сергеевичу, сегодня стало известно о вкладе, который С.А. Полевой внес в культуру Китая. Полевой активно влиял на культурную жизнь 20-х - и середины 40-х годов XX в., воспитал не одно поколение литераторов, которыми сегодня гордится Китай. Он сумел направить литературу Китая в более прогрессивное русло − социалистический и критический реализм, т.е. умение увидеть и показать страдание беднейшей части населения, отобразить правду, пробудить интерес к личности человека. И эта его заслуга гораздо важнее, чем даже составление словарей и учебников, потому что было изменено мировоззрение общества, литература стала народным достоянием. Сергей Александрович посвятил себя борьбе за идеалы добра и справедливости в обществе. И наша задача сегодня воспитывать на этих идеалах подрастающее поколение русских и россиян.
  
  
  3.2. Вера Степановна Полевая
  
  Вера Степановна Кочо (Полевая) родилась 13 (25) ноября 1893 г. в Бессарабии. По национальности − болгарка. Но благодаря своему отцу изучала культуру России и прониклась русским менталитетом. Существует семейная легенда, что фамилия Кочо принадлежит к роду древнего болгарского царя Семиона. Об этом случайно узнал дядя Л.С. Полевого − Антон Степанович Кочо, совершая поездку, в которой познакомился с профессором Софийского университета − исследователем данной проблемы. Ни подтвердить, ни опровергнуть эти сведения не удалось. Известно только, что и дед Веры, и его два брата воевали против турок. Они были из аристократических семей. Они организовали маленький партизанский отряд и очень вредили туркам. Последние же за их головы давали солидные суммы. Затем Кочо вышли из окружения турок и бежали в Бессарабию. Каждому брату за верную службу Отечеству выделили по 10 тысяч десятин земли за этот подвиг. У каждого из братьев были свои дети и десятины делились. Степану Кочо досталось 2 тыс. десятин. Он был очень богатым помещиком в г. Леово, живописное место на берегу Днестра. Степан Кочо выращивал виноград, пшеницу, ячмень, овес на продажу. Со временем Кочо стали русскими подданными, отправляли своих детей учиться русскому языку в русские учебные заведения.
  У Веры рано умерла мать, а отец вскоре женился на другой женщине. Отношения с мачехой были сложными, поэтому Верочка рано уехала из родного дома. Так В.С. Кочо попала в Кишиневскую гимназию, в Одессу, а затем в Петербург. Край, в котором Вера родилась, местечко Леово − красивый и зеленый. Большинство людей занимаются там земледелием и садоводством. Привыкшая с детства к труду на земле, Вера стала учиться тому, что было знакомо − биологии. Отец обеспечивал ее обучение на высших женских Бестужевских курсах в Санкт-Петербурге . Училась Вера довольно хорошо, но курсы все же не окончила. Несмотря на то, что семья Кочо была зажиточной, Вере хотелось самой обеспечивать свое существование и зарабатывать себе на хлеб. Устроилась она помощницей (секретарем) военного цензора на почте, там и познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Полевым.
  У Веры был довольно живой характер, а голос, как вспоминает сын Леонид, очень ласковый, теплый, "улыбающийся". Вера Степановна умела рисовать, играла на гитаре и фортепиано, замечательно пела. У нее особенно получались романсы и цыганские песни.
  Вера любила и понимала природу и ее явления, так как детство ее прошло в цветущем крае, в Болгарии. Она увлеченно разводила в пекинском доме в переулке Сорочьем различные цветы (портулак, вербению, хризантемы, салвию, душистый горошек, пионы), кустарники и деревья (тополя, айва, дикая яблоня и др). Учила любить природу своих детей. В пекинском доме был прекрасный сад, Верочка вместе с детьми ухаживала за ним.
  Ленечка, мой Котя, − так нежно называла она своего обожаемого "маленького льва" − Леонида . Дочку же назвала Тамарой в честь грузинской царицы - героини многих грузинских сказаний, и надеялась, что она станет такой же выдающейся личностью. Вера была прекрасной матерью: чуткой, заботливой, любящей. Она старалась детям дать хорошее образование, научить их всему тому, что умела сама, а главное, что она умела, − любить, беззаветно и преданно. Именно Вера привила своим детям, Леониду и Тамаре, любовь и уважение к отцу.
  Верочка никогда не унывала. Ее брат Антон Кочо (Кочу - по-румынски) в своих письмах вспоминал ее веселый, живой характер, удивительное трудолюбие, яркую внешность: благородную посадку головы, бархатные, выразительные темно-карие глаза, томный взгляд и прекрасные длинные, черные как смоль, волнистые волосы. Такой была Вера Полевая, такой она осталась в памяти родных. Он писал: "В отличие от других, Верочка всегда находила для себя занятие, всегда была чем-нибудь занята: переделывала шляпы, платья, рисовала масляными красками, выжигала по дереву. В ее умелых руках гипс, застывая, приобретал нужную форму... Кулинарила и готовила меня на переэкзаменовку по французскому языку... Для меня она всегда была любимым другом и неизменным товарищем. К столу она выходила раньше других, особенно когда папа был дома. Папа встречал ее улыбкой, усаживал возле себя, поглаживая голову... Она обладала музыкальным темпераментом, чутьем и врожденным тактом. Отличалась развитым вкусом и наблюдательностью. Умела подвесить "ярлычок", дать какое-нибудь название или прозвище, да такой тушью, что никаким химикатом не снять. Умела дать "щелчок", пустить "шпилечку", была зачинщицей всяких "штучек" .
  У нее было доброе сердце. Неоднократно она обеспечивала крышу над головой людям, попавшим в беду. Так было с сестрой Веры Раисой Татариной и племянниками Петром и Юрием, переехавшим из России в Китай (Пекин) в 1923 году. Несколько лет они жили на иждивении Полевых. Так было и с русской художницей, оставшейся без жилья и средств к существованию (Лужская Лидия Николаевна). Полевые, войдя в ее положение, взяли ее на работу для обучения детей лепке и живописи, полностью обеспечив ее.
  Уже находясь в Америке, Вера Степановна Полевая часто участвовала в акциях помощи русским, особенно во время Великой Отечественной войны. Так, в газете "Boston Herald" (Бостонский вестник) от 12 мая 1943 г. имеется заметка: "Вчера в Кембриджском лодочном клубе состоялся показ нацистской медали за Победу под Москвой, принадлежащей миссис В.С. Полевой. Медаль захвачена русскими, которые наметили показать ее в Москве. С миссис Полевой на фотографии слева-направо Константин Фрейсер, Джойс Фуллер, Бетси Майер.
  В другой газете помещена статья с фотографией группы людей из 8 человек, среди которых проф. H.W.L. Dana и В.С.Полевая. В статье говорится о передаче Кембриджскими русскими медицинского хирургического инструментария за 2400 долларов в фонд помощи России.
  Вера Степановна активно помогала своему мужу в работе. Когда в 1923 г. к 25−летию Пекинского национального университета С.А. Полевой задумал поставить со своими студентами пьесы А. Чехова и М. Горького, то костюмы героям смоделировала и сшила Вера вместе со своей помощницей-китаянкой. Вера Степановна старалась костюмы и декорации сделать как можно более достоверными. Вся сложность заключалась в том, что в этом спектакле роли мужчин и женщин играли юноши, которых, кроме всего прочего, приходилось еще и гримировать.
  И даже в тяжелых, казалось бы, ситуациях она находила в себе силы, чтобы жить дальше. Это была удивительная женщина: умная, красивая, яркая, добрая, с хорошим вкусом, интеллигентными манерами, она излучала какой-то невероятный магнетизм. Для С.А. Полевого она была и женой, и верным другом. Вера, как никто другой, умела разделить интересы мужа, способствовала его профессиональному росту.
  В 1934 г., когда проф. С.А. Полевому отказали в преподавании, то выход скоро был найден. Полевые открыли свою школу русского языка. Для этого пришлось сделать в доме перестановку и разрушить одну стену. Зато получилась просторная светлая классная комната на 30 письменных столов. Верочка преподавала в этой школе первый класс, а Сергей − второй и третий. Китайские студенты вносили небольшую плату, которая позволяла семье существовать. Вскоре популярность русской школы Полевых стала расти, а количество студентов увеличиваться. Вера, преподавая первый раз в жизни, делала большие успехи. Об этом говорили все студенты и, конечно, самый строгий судья − муж. Школа успешно существовала до 17 декабря 1937 года - до момента ареста.
  В 1937 г. во время ареста Сергея Полевого в Пекине Вера Степановна добровольно отправилась за своим мужем в тюрьму. По дороге их с мужем разлучили: Веру отправили в женскую тюрьму, где она находилась в одиночной камере. Она очень страдала, потому что ничего не знала о судьбе любимого мужа и детей. Что это, скажете Вы, прихоть? Нет, это добровольное самопожертвование − проявление абсолютной любви. Из женской тюрьмы она вышла измученной и опустошенной. Еще недавно смоляные волосы стали с проседью, лицо осунулось и постарело. Но она была счастлива оттого, что ее муж был жив, а заботы о детях взял на себя их друг доктор Фергюсон. Подобные испытания мало кто на себя возложит добровольно. У Веры Полевой хватило сил и духа жить дальше.
  Вера самозабвенно любила своих детей и сполна дала им материнской любви и заботы − именно того, чего ей самой не хватало в детстве. Она учила своих детей не бояться жизненных трудностей и идти по жизни с гордо поднятой головой, несмотря ни на что - быть честными и порядочными во всем, любить жизнь и доверять людям. Леониду и Тамаре она смогла внушить, что для того, чтобы преуспеть в жизни, надо много работать. Она сама была великой труженицей. Рано вставала, поздно ложилась. Когда в семье возникли финансовые трудности, она села за швейную машинку, обшивая жен дипломатов. Во многом именно благодаря Вере семья смогла все эти непростые в политическом и финансовом отношении годы в Китае продержаться "на плаву". Вера Степановна хорошо зарабатывала шитьем, гораздо больше, чем ее муж-профессор в университете. В доме Полевых постоянно работала швейная мастерская и магазин модной одежды.
  После переезда семьи в Соединенные Штаты Америки в 1939 г. Вера Степановна находила удовлетворение в заботе о детях и муже. Она много читала, музицировала, любила рисовать.
  Когда Сергей Александрович ушел на пенсию (1956), супруги из Кембриджа решили переехать в Майями (Флорида) − благодатное место с теплым тропическим климатом. Купили там небольшой домик и были счастливы три года.
  Летом 1957 г. Сергей и Вера навестили семью Леонида. Бабушка с дедушкой с удовольствием играли с внуком − Ником, названным так в честь Николая Полевого. Будучи в Кембридже, Вера с удовольствием брала малыша, когда Аделин работала. Ник и теперь с удовольствием вспоминает общение с бабушкой и дедушкой.
  Совершенно неожиданно у Веры обнаружили рак: внезапно ей стало плохо прямо на улице. Коварная болезнь прогрессировала многие годы, не давая о себе знать. Диагноз врачей был ужасным приговором − болезнь на последней стадии, операция бесполезна и только ослабит ее.
  Вера мужественно выдерживала все тяготы болезни. Но силы постепенно покидали ее. В апреле 1959 г. Вера и Сергей были вынуждены переехать к дочери Тамаре, жившей не так далеко от них. В конце октября 1959 г. Вере Степановне стало хуже, и она слегла. Сергей Александрович, озабоченный ее состоянием, попросил сына приехать к матери и поддержать ее. Веры не стало 14 ноября 1959 года. Ушла из жизни верная спутница Сергея Полевого, нежная мать и бабушка. Для всей семьи Полевых − это было большим ударом и страшной потерей. Особенно тяготило, что она прожила так мало и умирала в мучениях. С тяжелым сердцем Сергей Александрович скорбел о ней. Оставшись один, он понял, какое большое место в его жизни занимала жена и насколько он к ней был привязан.
  Тело Веры Полевой было кремировано, а урну с прахом забрал сын Леонид. Урна будет находиться в его семье почти 30 лет, пока 20 апреля 1988 г. знакомый Леонида, писатель Лев Князев, не развеял прах на родине Веры.
  
  
  3.3. Тамара Сергеевна Полевая
  
  "Прекрасна как ангел небесный..."
  М. Лермонтов
  
  Тамара Сергеевна Полевая родилась 24 сентября 1921 в Китае, в г. Тяньцзине. Она была желанным ребенком, родители очень хотели дочку. Ее баловали и нежели, одевали как куклу, выполняли все ее капризы и называли "беби".
  Образ лермонтовской царицы всегда витал над ней: "Прекрасна как ангел небесный ...". Родители назвали ее в честь грузинской царицы Тамары . По природе своей Тамара была творческой натурой, у нее хорошо было развито воображение, она была мечтательна, восприимчива ко всему новому и немножко лукава. Тамара была артистична, она постоянно играла какую-то роль: то послушной и прилежной девочки, то монашки, то вредной сестры, то папиной, то маминой дочки.
  Тамара, как и старший брат Леонид, училась в Пекинской американской школе, владела русским, китайским и английским языками. Когда в семье Полевых наступили трудные времена и отец не мог платить за обучение в школе сразу двух детей по 120 $ за каждого, родители решили отдать ее во французскую миссионерскую школу, так как она была бесплатной. Тамара научилась французскому языку, стала набожна. Но шаловливый характер брал свое: она любила подшутить над близкими, рисовала на родителей и брата шаржи.
  Однажды Сергей и Вера повстречали русскую художницу−скульптора Лидию Николаевну Лужскую, проживающую в Китае. Она была полусумасшедшей, но она бедствовала. Полевые пригласили ее жить в своем доме. Они только лишь просили ее, чтоб она научила детей скульптуре и живописи. Тамара и Леонид начали постигать прекрасное. У Тамары сразу стало получаться хорошо. Она замечательно лепила маленькие скульптуры из глины и алебастра. После вводных занятий Тамара стала прекрасно рисовать. Но, к сожалению, здоровье Л.Н. Лужской стало ухудшаться и пришлось ее поместить в лечебницу. Уроки художницы не были напрасными. У Тамары появилась любовь к искусству, способность к рисованию, живописи, скульптуре. Тамара Полевая стала развивать свой талант. Со временем она превратилась в замечательную художницу. Леонид вспоминал, что как-то Тамара нарисовала одного нищего китайца - это было просто потрясающе, как она передала характер! Тамара любила Китай и рисовала в китайском стиле, ее темами были народные сказки, мифология, портреты обычных людей. У нее хорошо получалось маслом, мелками, тушью, пастелью, гуашью. Все, за что бы Тамара ни бралась, выходило талантливо.
  После переезда в США, Тамара поступила в Редклив-колледж - женский Гарвард. Училась она хорошо, специализацией выбрала английскую литературу. Брала курсы английского и французского языков, американской литературы. После окончания колледжа в июне 1944 г. Тамара, получив степень бакалавра, уехала в Нью-Йорк работать.
  Вернувшись в Кембридж из Нью-Йорка в 1946 г., Тамара возобновила знакомство с молодым капитаном Джоном Макентайером (рожд. 1917). Вскоре они поженились. Муж оставил армию и они переехали во Флориду, поближе к родителям. Джон нашел место учителя английского языка и литературы. У них трое детей: Иан (1947), Тамми Анн (1949), Роберт Брюс (1954). После смерти отца наиболее ценные материалы из восточной коллекции Полевых забрала Тамара. Она какое-то время писала воспоминания о жизни в Китае, рисовала картины из китайских легенд, сказок. Соседи и друзья уважали ее, она была прекрасной матерью. "Но мои отношения с сестрой всегда были очень плохие, у нас с ней разные характеры. Кроме того, я не могу простить ей, что она отказалась помочь своему отцу, когда он слег в постель в 1971 г. С этого времени я прервал все отношения, контакты с сестрой", - написал в своей автобиографии Л. Полевой.
  Умерла Тамара 7 марта 2000 года.
  
  Глава 4.
   Американская династия Полевых
  
  4.1. Леонид Сергеевич Полевой
  
  "Добро - не наука, оно - действие".
  Р. Роллан.
  Когда Л. Полевой был еще школьником, отец рассказал ему о принадлежности к купеческому русскому роду, познакомил сына с генеалогией Полевых. С тех самых пор Леонид посвятил свою жизнь изучению и популяризации династии Полевых.
  "Еще очень молодым я захотел отправиться в путешествие, чтобы искать истоки души, культуры и образа жизни народа, который дал мне русских предков", − вспоминает Л. Полевой. Будучи студентом Гарвардского университета в 1948 году он написал научный труд "Николай Полевой и его "Московский телеграф". В 1996 году Леонид Полевой завещал родине своих предков − Иркутску − многотысячную фамильную библиотеку, благодаря чему был открыт Гуманитарный центр-библиотека имени семьи Полевых.
  Леонид Сергеевич Полевой родился в г. Тяньцзине (Китай) 3 октября 1919 года. Первый иностранный язык, который он выучил, был китайский. Дома родители общались на русском языке. А когда пришло время учиться, то родители записали сына в Пекинскую американскую школу, где он не только учился, но и постигал основы международного общежития. На мировоззрение Леонида Полевого оказали влияние сразу три национальные культуры: русская, китайская и американская. Китай для Леонида стал не просто страной, а местом его рождения. Его всегда тянуло в Китай, туда, где он был счастлив, где впервые научился ходить, мечтать, где встретил свою первую любовь - китайскую девушку по имени Эмма (Эмили). Леонид Полевой говорит, что знал много благородных китайцев, − это прекрасный народ. Как-то я спросила у Л.С. Полевого: "Было ли у него желание жить в России?" На что он ответил отрицательно, и добавил: "Я человек откровенный и негибкий, поэтому меня бы сразу отправили в ГУЛАГ, как, например, близкого друга моего отца Сергея Третьякова". Что касается США, то здесь Л. Полевой, со своей русской духовностью не нашел себе соответствующего применения. "На китайском наречии Россия звучит как "голодная страна, - сказал мне как то Полевой, - Америка же - "красивая"", и все же, в Америке хорошего больше, чем плохого".
  А в детстве, в Китае, мама Вера часто читала Ленечке (так его называли родители) сказки, особенно он любил "Сивку-бурку" и увлечено повторял: "Сивка-Бурка, вещая каурка, встань передо мной как лист перед травой!" Ему нравились произведения Андерсена и братьев Гримм. Став старше, Леонид увлеченно читал Пушкина, Лермонтова, Жуковского и др.
  Как и все дети, Леонид рассматривал все то, что было под ногами. Как-то раз отец спросил его: "Леня, почему ты все время смотришь вниз как собака или кошка? Мы, люди, думаем и делаем больше, чем они, потому что можем видеть дальше Солнца и дальше горизонта". В детстве Ленечке нравились разноцветные переливы на разбитом стекле, его восхищали красный и зеленый цвета, за что родители шутливо называли его специалистом по красно-зеленому. Подростком Леня с удовольствием помогал матери в саду: высаживать саженцы, формировать клумбы, ухаживать за посадками. За этой незатейливой работой сформировалась истинная любовь к природе, знание того, как правильно ухаживать за растениями, что очень помогло ему в дальнейшей жизни.
  Огромное влияние на Леонида имел отец − человек с широким кругозором и прогрессивными взглядами. В их доме часто бывали разные знаменитости, что не могло не сказаться на культурном уровне мальчика. Леонид свободно беседовал с американским журналистом Эдгаром Сноу (который, будучи в Китае, часто приходил к его отцу) о политической ситуации в Китае. Последний похвалил его, заметив, что выпускники вузов знают о политике значительно меньше 17-летнего Леонида Полевого.
  Атмосфера взаимного уважения и согласия царила в их доме. Отца Леонид называет "Учителем всей своей жизни" и ему кажется, что он до сих пор вновь и вновь проживает вместе с отцом сложнейшие моменты его жизни. Он пишет: "Я все еще ощущаю его присутствие, его воздействие на мой духовный и умственный рост... Он вселил в меня страсть к вечному поиску знаний, глубокую любовь к книгам" .
  Леонид во всем хотел походить на отца. Он тоже увлекся чтением, сбором библиотеки. Стал заниматься русской литературой, изучать языки. Но "человек предполагает, а судьба располагает". Желанию стать профессором, как отец, и преподавать в вузах не суждено было сбыться.
  После освобождения Сергея Полевого из японской тюрьмы, семья (отец, мать и сестра) была депортирована в США. Только для Леонида пока не нашлось студенческой квоты. Три месяца Леонид жил самостоятельно, зарабатывал на жизнь своим трудом. Его пригласил к себе в качестве секретаря немецкий изобретатель Г. Вернер, живший в Пекине. За это время Леонид сумел подготовить к отправке в Америку семейную библиотеку.
  В Соединенных Штатах Полевой поступил учиться в Гарвардский университет , где работал его отец. Проучившись первый семестр, Леонид решил пойти на военную службу и прослужил в военно-воздушном корпусе США в Тунисе, Италии и Индии три с половиной года (1942-1945). Вернувшись, он был восстановлен на факультете славянских языков, теперь его учеба оплачивалась правительством. Специализировался Л. Полевой по русской литературе XIX - XX веков. В качестве выпускной работы на степень бакалавра он представил дипломный проект о Николае Полевом и его журнале "Московский телеграф" (1948). Спустя два года Леониду Сергеевичу была присвоена степень магистра. Он начал преподавать в вузах и писать докторскую диссертацию. Но это были времена "холодной" войны и всё русское воспринималось враждебно. Кроме того, у американцев сложился определенный политический стереотип (советской литературы не существует) в подходах к русской культуре и Л. Полевой не смог преодолеть этот барьер формализма.
  Он предпочел "копаться в земле, чем писать неправду!" Вот так закончилась, едва начавшись, карьера преподавателя, хотя Леонид Сергеевич 7 лет успешно преподавал в разных вузах, колледжах и школах США, и ему было что сказать. В свои тридцать он много видел и пережил даже угрозу жизни в Китае. Он пользовался авторитетом среди коллег и уважением у студентов. Леонид Полевой прекрасно владеет русским языком и воспитал бы не одно поколение славистов. Причем его произношение можно отнести к началу прошлого века, когда о русском языке говорили как о "могучем и прекрасном".
  Поразмыслив обо всем происходящем, Л. Полевой решил заняться растениеводством. В 1958 году Леонид Сергеевич стал представителем компании "Питомники братьев Старк". Он купил земельный участок в 9,46 акров (4 гектара) и стал выращивать на продажу саженцы деревьев, разных кустов и цветов (нектарины, карликовые яблони, черешни, груши, розы, ананасы). Позднее он стал заниматься бизнесом самостоятельно.
  Леонид 28 лет посещал первую Унитарианскую церковь в Солт-Лейк Сити. Его там привлекало то, что унитариацы могут верить или не верить в Бога, но главное, чтобы они могли уважать личность людей, отрицать расизм, творить добро на земле. Взнос в этой церкви составлял 2-5 % от жалования, а для самых бедных от 50 до 200 долларов в год.
  Леонид Полевой стоял у истоков создания Второй унитарианской церкви в Солт-Лейк Сити .. На одном из собраний в декабре 1980 г. старое здание не вмещало всех членов церкви (Солт-Лейк Сити, северо-восточный район). Тогда же встал вопрос о постройке еще одного здания рядом, или начать новую церковь. Одна прихожанка разослала всем членам церкви анкету с вопросом, как же лучше сделать? Большинство членов церкви посчитало, что нужно построить еще одно здание, но средств на это не было. Поэтому никто даже не стал обсуждать этот вопрос. Тогда Леонид Полевой решил, что город можно разделить на 2 части: к первой церкви могут относиться жители к северу от 39 южной улицы (начинается от Мормонского храма), а те кто жили южнее 39 улицы могут быть прихожанами Второй унитарианской церкви. С января 1981 г. Леонид Полевой начал действовать. Он просмотрел адресную книжку церкви и отобрал 123 фамилии. На протяжении 4,5 месяцев он обзванивал прихожан и разговаривал с ними на тему создания новой церкви. Все это время он не работал, занимаясь исключительно организационными вопросами. Первое собрание состоялось 30 мая 1981 г. в доме Полевых. На встречу он пригласил пастора Дика Хендрика, попросив его быть председателем собрания. Второе собрание состоялось через несколько дней. На нем присутствовало 12 человек. Поначалу унитарианцы встречались в разных местах, а затем на взносы арендовали подвал в протестантской церкви. Официально открытие Второй унитарианской церкви состоялось в сентябре 1981 г. В настоящее время эта церковь состоит из 160 членов и имеет свое собственное здание.
  Леонид и Аделин являются активными членами Унитарианского общества Южной Долины вот уже четверть века. Они уверены, что человек должен думать о добре, работать для мира на земле. Именно таких людей объединяет свободное общество. Они могут быть различных вероисповеданий, наций, но объединять всех должна одна идея − гуманизм. "Унитарианцы" вообще против любого насилия над людьми и жестокого обращения с животными.
  Леонид Сергеевич − душевный, внимательный человек, эрудированный собеседник. Он в совершенстве владеет русским языком, занимается переводами иностранной литературы, пишет стихи, называет себя "во многом странным человеком". "Странности" Л. Полевого заключаются в горячей любви к России, жажде справедливости, желании творить добро на земле. Именно из побуждений добра Леонид и Аделин Полевые помогают малоимущим: ежегодно вносят в различные благотворительные организации средства, жертвуют продукты, вещи, помогают малоимущим ученикам в приобретении учебников. Аделин ежегодно готовит бутерброды для бедных в их объединении. Общаясь с Л. Князевым, она сказала: "Я с удовольствием помогаю бедным, потому что помню времена, когда нам было трудно и люди не оставили нас в беде..."
  Леонид Полевой, несмотря на переквалификацию, постоянно занимается самосовершенствованием: читает газеты, книги, сочиняет стихи, переводит. В репертуаре Иркутского драматического театра имеются пьесы, которые он блестяще перевел на английский язык. С успехом были приняты американским зрителем пьесы "Из Америки с любовью" Н. Матхановой и "Вечер" А. Дударева.
  Леонид Полевой - не просто любитель книги, он настоящий ее почитатель, прекрасный знаток литературы. Этому способствует его необыкновенная эрудиция: он много и жадно читает, боится пропустить малейшее событие и очень сокрушается, когда у него нет возможности почитать. Полевой ежедневно после ужина уходит в библиотеку и занимается там до 2 часов ночи. Сейчас он штудирует Блока, перечитывает имеющиеся у него произведения и критику поэта.
  Когда я была у Полевых в гостях, то на столе, который мне выделили для работы, неизменно каждый день появлялись вырезки на разные темы. Так Леонид Сергеевич заботился о моем просвещении. Мне такая забота была очень приятна.
  Этот замечательный человек знает свою историческую родину - Россию в основном по рассказам отца и матери, по отзывам прессы и в результате туристического посещения СССР в 1983, 1987, 1997 годах. Но зов русской крови помог ему определиться с выбором места дарения личной библиотеки, которую они с отцом собирали на протяжении жизни.
  Так распорядилась судьба, что через много лет странствий "дух" Полевых вернулся на Родину, в Иркутск, в виде книжной коллекции одного из потомков династии.
  
  
  
  4.2. Аделин Полевая - хрупкий стержень семьи Полевых
  
  Разглядываю фотографии, привезенные из Америки. На одной из них красивая девушка с выразительным взглядом, похожая на актрису Лоретту Янг . Именно такой впервые увидел Аделин Леонид Полевой.
  В далекие тридцатые годы прошлого века была популярна песенка "Сладкая Аделайн", в которой пелось:
  Сладкая Аделайн,
  Моя Аделайн,
  Ночью, дорогая моя,
  По вам я тоскую;
  Во всех моих мечтах
  Вашего чистого лица лучи.
  Ты цветок моего сердца,
  Сладкая Аделайн .
  
  Когда молодые люди узнавали ее имя, то начинали напевать эту песенку. Девушка очень стеснялась и со временем поменяла букву в имени и стала не Аделайн, а Аделин − благоухающая (древнегерм.).
  Аделин Полевая − верная жена и спутница жизни Леонида Сергеевича Полевого. Когда они познакомились, то Леонид отметил, что она самая прекрасная девушка в мире! Сердце не обмануло его, и они вместе вот уже 64 года. Даже в именах Аделин и Леонид много одинаковых букв: Д, Л, Н, Е, И. Они понимают друг друга с полуслова и полувзгляда. Ну а две несовпадающие буквы "А" и "О" дают возможность этой прекрасной паре к всевозможным вариациям для собственного взгляда на мир и дискуссий на различные темы.
  От рождения он − романтик, она же − реалистка. Аделин по Зодиаку скорпион, а скорпионы − яркие и сильные личности. Сильной Аделин пришлось стать уже в юности. Не доучившись в университете, она вынуждена была пойти работать и несколько лет содержала себя и мать. После замужества дом и семья во многом зависели от нее, заработок мужа был непостоянным.
  Разбирая архив семьи Полевых в Солт-Лейк Сити, я увидела письмо, в котором Тиккей − младший внук − признавался бабушке в любви. Это было очень трогательное и искреннее письмо с детским рисунком.
  Когда я спросила её, какие ценности играют важную роль в воспитании детей и внуков, то она ответила, что всегда старается взглянуть на проблемы и чувства детей с их точки зрения, а не взрослых. Это особенно важно с подростками, которые живут в совершенно ином мире. "Я пытаюсь внушить, как важно быть честным и внимательным, не чувствовать превосходства над другими людьми, которые отличаются от тебя, или менее удачливы; иметь любовь и сострадание к людям и животным. Я думаю, что хороший пример в собственных действиях является наиболее важным способом научить хорошим ценностям" .
  Аделин произвела на меня глубокое впечатление еще при заочном знакомстве из писем и рассказов Л.С. Полевого. Благодаря Аделин Леонид стал тем, кем является сегодня. Она поддерживает его и в радости, и в горе. Аделин − стержень семьи Полевых, таким же стержнем, счастливой звездой была у отца Леонида, Сергея Полевого, его жена Вера. Леонид понимает это и ласково называет жену Аделинушкой.
  Аделин при рождении носила фамилию Кулинг (Cooling), а названа была Марией Аделайн (Mary Adeline) в честь бабушки Adeline (Addie). Брат и сестра называли ее Мэри, но в школе она была Аделин. "Когда я училась в средней школе, некоторые ребята (в основном мальчики) спрашивали меня, была ли я "Сладкая Аделайн". Это сильно смущало меня, и я их ненавидела. Моей лучшей подругой была Жаклин . У нас была хорошая идея, изменить мое имя, орфографически оно изменилось бы в Аделин. Потребовалось некоторое время, но постепенно в школе и дома меня стали называть Аделин. Когда же я получила мой номер социального страхования, то в нем мое официальное имя стало писаться не Аделайн, а "Аделин"", − рассказала она.
  По легенде род Кулинг (Cooling) ведет начало от шута-ирландца английского короля Карла XVIII (называемого "Синей бородой") , который женился на придворной фрейлине-англичанке. Об этом рассказал дядя Аделин, Парке Кулинг, который был в Англии и исследовал генеалогию семьи. Фамилия первоначально звучала как "Куливер" (англ. вариант Cooliver, но со временем стала произноситься и писаться как Кулинг (Cooling) − "охлажденный".
  В начале XIX века (1814−1816) семья иммигрировала в Америку и поселилась в штате Верджиния, недалеко от Вашингтона. Потом они переехали в штат Огайо, а затем − в Миссури.
  Отец Аделин, Уильям Ллойд Кулинг (William Lloyd Cooling) (1879−1934) имел образование 2 класса высшей школы и жил в маленьком городке в штате Миссури. Когда он женился, то семья переехала в штат Техас, где Уильям работал на почте. Потом, подкопив денег, он захотел стать самостоятельным и иметь свое дело. Поехал в штат Миссури, где купил 60 акров земли. Там, на ферме с маленьким домиком, на природе и прошло детство Аделин. Но дела на ферме шли неважно. На участке не было электричества и водопровода, взрослые и дети выполняли тяжелую физическую работу все дни напролет. Нужно было заготавливать корма, следить за чистотой в стайках и коровнике, вовремя кормить и поить животных и т.д. Единственной отдушиной семьи было воскресное посещение Пресвитерианской церкви . Иногда в выходные они ходили в гости к родственникам, а по субботам ездили в город для покупок. В остальные дни была тяжелая работа и зимой, и летом.
  Дети старались помогать отцу и матери. Отец много работал и стал болеть, к сожалению, подорвал свое здоровье и на 56 году жизни, изнеможенный, скончался.
  Маму Аделин звали Пэро, Перла (Paro, Perla) (1881−1959). Она была образованной женщиной и любила читать. Тот образ жизни, который она вела, ей не нравился, Пэро не была рождена для деревни. Отсюда - раздражительность и сложный характер. Но Аделин очень любила свою маму, понимала ее, жалела и нежно о ней заботилась.
  Брат Уильяма, Парке Кулинг (Parke Cooling), был более удачливым в бизнесе. Созданные им в 1930 г. компании Mayflower Transit и Индиана (страховая компания), до сих пор продолжают существовать. А Mayflower является одной из крупнейших транзитных компаний в Соединенных Штатах. Живя много лет в Индианаполисе, он, в конце-концов, стал самым богатым жителем этого города. Парке довольно часто финансово поддерживал семью своего брата.
  Аделин была средним ребенком в семье, она родилась на ферме в штате Миссури в 1921 г. В то время большинство детей, особенно девочек, шли в школу только с 8 лет. Но ее родители любили читать (доступные им книги и журналы) и были заинтересованы в образовании своих детей. Поэтому Аделин в школу пошла с 5 лет. Училась она в маленькой деревенской школе, где несколько предметов преподавал один учитель. Аделин училась в школе прилежно и была одной из лучших учениц.
  Семья Колинг была очень дружной, они до сих пор общаются семьями, помогают друг другу. Кроме Аделин, были еще Агнесса и Ллойд. Агнесса Люсиль Смит (Agnes Lucile Smith) (1915 г.) − старшая сестра Аделин. Ей сейчас 95 лет и у нее 4 детей, 8 внуков и 7 правнуков. Она, после окончания высшей школы, работала в страховой компании своего дяди. Аделин, по словам Л.С. Полевого, почти каждую субботу звонит Агнесс, пишет ей письма и к праздникам отправляет подарки.
  Ллойд Монро (Lloyd Monroe Cooling) − младший брат Аделин (1911−1981) − имел слабое здоровье и проблемы с легкими, надо полагать, что поэтому не учился, а был самоучкою. Он очень любил рисовать и его карикатуры даже публиковали в местной газете. Став взрослым, он работал в транзитной компании дядюшки Парке и дослужился до агента по торговле недвижимостью.
  Аделин вспоминала, что ей было 12 лет, когда она переехала с фермы в большой город Индианаполис в 1934 году, и она поступила в большую государственную школу . Как-то класс посетил художественный музей "Херон". "Я никогда не была в художественном музее до этого и была просто очарована. Я любила рисовать, и в высшей школе я брала уроки искусства все 4 года. Были несколько прекрасных учителей, которые были хорошими художниками. Я также посещала художественный клуб после школы, и мы часто бывали в художественном музее" . Со временем Аделин поняла, чтобы быть настоящим художником и учиться в классе искусств ей не хватает таланта.
  В Солт-Лейк Сити мне посчастливилось пообщаться поближе с Аделин и она показала мне свои детские рисунки. Леонид Сергеевич, когда увидел их, то удивился. Он не знал, что их так много! У Аделин прекрасно развито чувство колорита. В школе ее учили писать акварелью, маслом, мелками, делать зарисовки карандашом. Она преуспела как в пейзаже и натюрморте, так и в портрете. Мне особенно понравилось оформление обложек для различных книг, где нужно было правильно составить композицию и подобрать верные цвета. Рисунки Аделин позволили мне заглянуть в ее детство, увидеть краски, которыми был наполнен ее мир.
  Аделин всегда интересовалась историей искусства и читала о жизни художников. По окончании школы она получила стипендию в университете Батлера в Индианаполисе на половину семестра. Дядя Парке заплатил за другую половину. Она взяла курс либеральных искусств (английская литература, испанский, психология), а также печатание и стенографию.
  "Времена-то были голодные в конце 1930-х годов − самый разгар американской депрессии. Поскольку мой отец умер незадолго до моего 13-го дня рождения, − вспоминала Аделин, − мой брат и сестра поддерживали мою мать и меня. Я хотела бросить школу и устроиться на работу, содержать себя и мать в течение нескольких лет, прежде чем выйти замуж".
  Платить за университет через год стало нечем и Аделин вынуждена была искать работу. Она устроилась в химчистке, затем в страховой компании, так как умела печатать и стенографировать. Но это не была компания дядюшки Парке. Аделин хотелось стать независимой. Со временем они с мамой переехали из дома Ллойда в небольшую квартиру, и все шло хорошо, пока не наступила угроза войны.
  Аделин, в интервью с Л. Князевым, рассказывала, что до войны у нее был парень, которого она любила, но он умер. Аделин долго ни с кем не могла встречаться, слишком тяжела была утрата. Я просила ее об этом рассказать подробнее: "К тому времени я была помолвлена с моим приятелем, с которым встречалась. Мне было 16, а ему 20, он был на 4 года старше. Мой парень был призван в армию и у него обнаружили острую инфекцию лимфатической железы. Это была стрептококковая инфекция, и ему постепенно становилось все хуже и хуже. Penicillin (Пенициллин) пока ещё не существовал в промышленной лекарственной форме, чтобы его вылечить. Примерно через год он умер в больнице в возрасте 24 лет в 1942 году" . Горя девушки не было конца. Ей казалось, что она уже никогда не сможет никого так сильно полюбить. С опустошенной душой и раненым сердцем Аделин продолжала жить дальше. Она нуждалась в переменах.
  Началась вторая мировая война, летом 1944 г. был открыт второй фронт. Чтобы как-то забыться, Аделин решила изменить свою жизнь. Она ушла с работы в страховой компании и устроилась секретарем в инспекцию по Управлению огромным заводом, который производил подводное оборудование для военных действий. Она стала волонтером в Департаменте по делам гражданской обороны и в Американском Красном Кресте.
  Пока Аделин лечилась от своего горя, она записалась в общество помощи военнослужащим и помогала ухаживать за ранеными в госпиталях, устраивать вечеринки и развлечения для бойцов. "Мы танцевали, играли в пинг-понг и другие игры, и это было приятно, и я чувствовала, что принимаю участие в военных действиях" . Именно там, в июле 1945 года Аделин встретилась с Леонидом Полевым - своим будущим супругом. Леонид долго не писал писем. И вдруг приехал в самоволку! Аделин, конечно, была рада гостю. Как она мне рассказывала, русский парень ей очень понравился. Он заметно отличался своей эрудицией и воспитанием от всех других. С ним было как-то легко и интересно. Кроме того, он был необыкновенно обаятельным и нравился многим девушкам. Через некоторое время молодые решили пожениться и поехали знакомиться с семьей Аделин. Справедливости ради нужно заметить, что мама у невесты была со сложным характером и, видимо, жених ей не очень-то приглянулся: лучшей доли она хотела для своей дочери. Леонид это почувствовал, и решил было прервать помолвку. Но вмешалась Аделин. Ее горю не было предела. Сначала один близкий человек ушел из ее жизни, а теперь вот и второй покидает ее. За что? Она набрала номер телефона и заплакала в трубку. Сердце Леонида не выдержало, ведь девушка ему была дорога. И они поженились. Это замечательное событие произошло 24 декабря 1945 года. Вот так непросто иногда начинаются счастливые браки.
  Начинали молодые Полевые свой семейный путь в Гарварде, где тогда учился Леонид, а Аделин работала в Гарвардской школе бизнеса в качестве секретаря у профессора Мерри. Молодожены снимали комнату в цокольном этаже дома для преподавателей и были счастливы. У Леонида была мечта: он хотел стать, как отец, профессором, а Аделин хотела крепкую счастливую семью и детей от любимого человека.
  Аделин писала, что первые три с половиной года брака у нее было время для ознакомления с русской литературой. Муж Леонид создал специальную программу для нее, и она читала на английском языке произведения русских и советских классиков. Кроме того, Леонид давал жене читать свои записи о писателях и их произведениях из своего курса Гарварда.
  Аделин, по программе Леонида, изучила русский язык по детскому букварю. Но она сделала вывод, что не обладает способностями к изучению иностранных языков. "Из меня еще тот студент!" - смеется она теперь. А тогда занятия часто заканчивались слезами. Леонид был очень требовательным и нетерпеливым учителем, ожидая, что она сразу будет в совершенстве произносить русские слова. Тем не менее, Аделин полюбила русскую литературу, приблизившись таким образом к многовековой русской культуре.
  В 1949 г. у них родился первенец, которого назвали Николаем в честь знаменитого предка. Аделин продолжала работать, но уже на дому, где печатала дипломные работы студентам. Когда Ник подрос, то она стала работать неполный рабочий день директором Гарвардского художественного музея "Фогг". Работа в музее ей очень нравилась. Там она познакомилась с тещей президента Гарвардского университета, с которой затем долго переписывалась. Пока Аделин работала, мать Леонида, Вера Степановна, заботилась о маленьком Нике.
  В августе 1951 года семья переехала в штат Юта и в течение почти двух лет Аделин жила в доме мамы. Затем, когда Нику исполнилось 3 года, она устроилась на работу по контролю за взрослыми, условно осужденными и условно-досрочно освобожденными в Департаменте Государственного Капитолия Юты.
  Два года Аделин работала неполный рабочий день, а когда Ник пошел в школу, то вышла на полный рабочий день. В этом отделе Аделин проработала 11 лет, пока семья не переехала в штат Мичиган, где в местном университете Леонид работал над докторской диссертацией и преподавал.
  В 1958 году, когда родился второй сын Полевых − Тед, Аделин взяла 3-месячный отпуск без сохранения заработной платы. Сначала малыш был с няней, а когда ему исполнилось два года, то пошел в детский сад.
  В то время, когда Леонид был в аспирантуре (Анн-Арборе, штат Мичиган), Аделин работала в качестве исполнительного секретаря аспирантуры по общественному здравоохранению. Кроме того, она посещала вечерние занятия по искусству и литературе. К этому времени Теду было 5 лет, а Нику − 14 лет. Тед приходил домой из школы, которая находилась рядом с домом. Ник или Леонид в это время были дома, поэтому не было необходимости привлекать кого-то еще для присмотра за ним.
  Когда я попросила Аделин ответить, как она воспитывала своих детей, то ответ был таким: "Мне было трудно быть хорошей матерью, имея полный рабочий день. В те дни чтение книг или личное время было роскошью. Я пыталась проводить вечера с детьми, читать им, помогать с домашней работой и школьными проектами. Часто Леонид работал в ночное время или был занят с сортировкой документов, и т.д. Мне очень помогал Ник, который почти на 9 лет старше Теда, он был хорошим нянькой, и мальчики были очень дружны" .
  Зато по выходным, чаще по субботам, Аделин ходила с мальчиками в парк, кино, часто приглашала их друзей в дом. Летом Полевые всей семьей старались куда-нибудь выехать, и они совершили несколько поездок в национальные парки и другие интересные места США.
  В августе 1965 г. Полевые вернулись в штат Юта. Аделин посчастливилось получить работу в качестве помощника по административным вопросам в университете штата Юта с хорошей зарплатой. Сначала она работала академическим вице-президентом, проректором, а в последние годы - в канцелярии президента исполнительным помощником президента. В ее обязанности входило заботиться о бюджете и счетах, помогать разрабатывать программы и проводить инструктаж. Аделин, проработав в университете 22 года, в 1987 г. ушла на пенсию.
  Годы, проведенные в университете штата Юта, Аделин вспоминает с благодарностью. Она не только могла содержать семью, но и получала хорошую страховку и заработала себе на пенсию. Работая в университете, она могла ходить на дополнительные занятия и посещала их не для зачетов, а для самообразования. Так, Аделин прослушала классы женской литературы, Библии как литературы, истории искусств.
  Аделин, по большей части, считает себя счастливой в жизни. Главное, по ее мнению, что они с мужем сумели справиться с большинством неприятностей. "Мы с Леонидом имеем хорошее здоровье по сравнению со многими людьми, живем комфортно, и у нас два замечательных сына с хорошими жизненными ценностями" . Она жалеет лишь о том, что не продолжила обучение в колледже, где могла бы специализироваться по истории искусств. Поскольку этого не произошло, Аделин считает, что ей повезло в знакомстве с Леонидом и его семьей, благодаря которой она встретилась со многими интересными людьми.
  Яркими событиями своей жизни Аделин считает путешествия с Леонидом по разным странам: Италии, Испании, Португалии, Англии, Франции, России (три поездки), Румынии, Латвии и Эстонии. "Ничего бы этого не произошло, если бы я осталась в Индианаполисе", − улыбнулась она той нежной улыбкой, которая когда-то пленила Леонида.
  Я спросила ее: "Как Вы считаете, в чем все-таки смысл жизни?" Аделин ответила: "В возрасте 87 лет я до сих пор не знаю, что сказать. Я не верю в жизнь после смерти, и считаю, что мы должны сделать все возможное в жизни здесь, на земле. Мы бессмертны в воспоминаниях, в сердцах и умах наших детей и потомков, или в наших делах и работе. Микеланджело и Шекспир бессмертны, как их произведения, которые по-прежнему здесь и видны каждому. В немалой степени это же самое для каждого из нас. Я не понимаю, как человеческие существа могут быть так жестоки к другим человеческим существам и к животным, или почему мы по-прежнему имеем войны, наводнения, стихийные бедствия и т.д. Я не понимаю смысла всего этого".
  Передо мной сидела пожилая женщина, умудренная опытом и закаленная жизнью. Но внешне она напоминала хрупкий цветок, который нежно благоухает и дарит радость и любовь всем людям, которые ее окружают. На этих хрупких плечах лежит целый мир − мир семьи Полевых, который она сохраняет и бережет в небольшом домике на улице Сансет Вью Драйв .
  
  
  
  4.3. Николас Леонид Полевой
  
  Старшим сыном Леонида и Аделин Полевых является Николас Леонид Полевой. Николас, Ник, Ники, или Николай (по-русски) назван так в честь своего известного в России родственника - Николая Полевого. В 2009 году Нику исполнилось 60 лет. Несмотря на возраст, он в прекрасной форме, хорошо сложен, высокого роста, с правильными, интеллигентными чертами лица.
  В детстве сверстники часто дразнили Ника из-за того, что его отец был русским. Надо понимать, что время, в которое Ник рос, было послевоенное. Это было самое начало "холодной войны" между США и СССР. Все русские считались коммунистами, на них часто бывали гонения. Аделин, как мать, боялась за своих детей, и не приветствовала желание мужа обучать их русскому языку и знакомить с русской культурой. Именно поэтому Николас, Теодор и их дети не владеют языком своих предков и далеки от России. Они считают, что их настоящее и будущее - это Америка, гордятся этим и любят страну, которая для них стала настоящей Родиной.
  Ник считает, что их с Тедом детство было счастливым, а родители делали для этого все возможное. В родном доме всегда находилось место для различных животных и насекомых. Дети приносили бездомных кошек и собак, пытались разводить кроликов и кур, часами наблюдали за черепахой, ухаживали за хомячками, отлавливали ящериц, лягушек и змей, пополняли аквариум разноцветными рыбками. Поэтому с самого детства Ник и его младший брат Тед очень любят природу.
  Когда Нику исполнилось 8 лет, родители подарили ему на день рождения фотокамеру. Она была с отдельным рычагом выпуска затвора и фиксированной линзой, имела много приложений для вспышки, но была, по сегодняшним меркам, сложновата в использовании. Это не останавливало маленького фотографа. Ник снимал своих друзей, животных, природу и двор. Фотокамера и фотографии были новинкой и первым его увлечением. Сегодня у Ника Полевого дорогая современная аппаратура. Но любимыми сюжетами, по-прежнему, остаются дом, семья, дети и природа.
  Хотя фотография была интересной для него, но по прошествии времени это увлечение сменилось рисованием, живописью; созданием мозаики из венецианского стекла и конструированием моделей автомобилей.
  Когда Нику исполнилось всего 12 лет, он создал из стекла размером около одного квадратного метра венецианскую мозаику. Технике резки стекла и керамической плитки, созданию изображения его научил мастер − индеец. Создание мозаики − большая и кропотливая работа. Предметом его первой работы стал конный портрет индейского вождя. С этой работой Ник даже поучаствовал в Государственной ярмарке искусств, проходившей в штате Юта, и получил почетную ленту.
  Особым увлечением Ника была и остается механика, он всегда любил машины и инструменты, ему было интересно узнать, как работают механизмы и каким образом отдельные части взаимодействуют друг с другом. Особенно интриговали Ника бензиновые двигатели.
  Мальчиком он много времени находился на свежем воздухе, любил изучать природу и окружающую среду, коллекционировал горные породы и минералы. Геология и полезные ископаемые были его любимыми предметами. Ребенок старался как можно больше узнать об их структуре и свойствах. Ник также собирал морские раковины, листья и различных насекомых. Мир представал перед маленьким исследователем во всем своем многообразии!
  Любимыми литературными авторами Ника в детские годы стали Марк Твен, Джон Стейнбек , Джек Лондон, Курт Уонегат младший, позднее в этот список вошел русский писатель Федор Достоевский.
  В школьном возрасте немалый интерес вызывали у Ника марки, монеты и бейсбольные карточки. Он мог часами наслаждаться своими коллекциями.
  Модельные автомобили были еще одним его увлечением: их сборка, настройка и разрисовка. Электрические игрушечные поезда были серьезным хобби мальчика в течение нескольких лет, он конструировал макеты и делал декорации. Кроме этого, Нику нравилось делать вещи из дерева, бумаги и глины. Творческий процесс всегда захватывал его.
  "Когда я был подростком", − вспоминает Ник, − "я построил Soap Box Derby − автомобиль и ездил на нем. Автомобиль был разработан, сконструирован и построен полностью мной. Он был сделан, в первую очередь, из дерева и общих строительных материалов. После нескольких недель строительства и прохождения проверки обеспечения дозволенного в рамках ограничений книги правил, я участвовал в качестве пилота в гонке. Трассой был съезд с вершины холма под действием только силы тяжести. Это было очень полезным опытом для меня".
  Школьником Ник мечтал, как взрослый, гонять на большой скорости на мотоциклах. И вот в 1985 году его мечта сбылась. Он участвовал в гонке на мотоциклах по известной во всем мире Bonneville Salt Flats , недалеко от границы Юта-Невада. Он сделал 2 заезда "на курсе 5 миль пилотирования на улице" на мотоцикле "Хонда", который развивает наибольшую скорость (148,546 MPH). Это участие дало Нику членство в клубе 130 MPH. С гордостью Ник рассказывал, что целых 8 лет провел, разъезжая на мотоциклах и путешествуя на разных трассах в Западной Канаде и США. Это были прекрасные годы, наполненные счастьем, романтизмом и любовью. Леонид Сергеевич и Аделин рассказывали мне, смеясь, что когда Ник стал подростком, то все вечера напролет проводил с товарищами, а домой возвращался поздно ночью или под утро. Чтобы взбодрить своего сынишку перед школой, Аделин придумала следующий способ: наливала в чайничек воды и подвешивала над дверью. Ник открывал дверь − вода выливалась и освежала его. Еще Леонид Сергеевич рассказывал, что когда у них был сад, то мальчики (хоть и нехотя), и в первую очередь Ник, помогали отцу ухаживать за деревьями и кустами. Такая совместная работа сплачивала семью.
  Николас Полевой окончил в Солт-Лейк Сити высшую двенадцатилетнюю школу. Сегодня он владелец собственного магазина запчастей для машин и мотоциклов и занимается их ремонтом. Нельзя сказать, что это большой бизнес, но на хлеб с маслом его семье хватает.
  Одним из самых любимых занятий старшего сына четы Полевых было и остается скалолазание. В окрестностях Солт-Лейк Сити горных троп предостаточно. Никогда не забуду, как Ник и Аделин проводили для меня экскурсию по горным курортам, а затем Ник высоко на горе показал тропу альпинистов. Человек казался таким крошечным, словно это был муравей. Сама бы я никогда эту тропу и не заметила. Но Ник, конечно, неоднократно здесь бывал, и через видеокамеру с большим увеличением мне удалось разглядеть, что высоко в горах есть альпинист, который движется вверх.
  Надо отметить, что Ник, как и любой человек, занимающийся бизнесом, очень занят. Но он смог выделить для меня время, чтобы показать окрестности Солт-Лейк Сити. У меня создалось впечатление, что он всем сердцем любит этот край. Даже дом Ника находится недалеко от горных склонов и стоит на возвышенности. С веранды, как на ладони, виден весь Солт-Лейк. Вечером панорама города просто потрясающе красива: все в разноцветных огнях на многие километры вперед в обрамлении прекрасного каскада гор.
  Когда в последний день своего посещения Солт-Лейк Сити мы с Леонидом Сергеевичем и Аделин были в гостях у Ника и Шасты, то показывая свой дом, хозяева обратили внимание на гараж, в котором стояли несколько автомобилей. Одна из машин носит имя "Шаста" − прозвище его жены. Надо заметить, что Шаста (настоящее имя Керстен Лансфелдт) меня поразила с первого взгляда. Она очень эффектно выглядит: белокурые локоны ниспадают до самого пояса, у нее своеобразный, запоминающийся тембр голоса. Это женщина − королева.
  По словам Леонида Сергеевича, Шаста раньше служила секретарем у доктора. Теперь не работает, а занимается домом, путешествует, помогает детям. В доме у Ника и Шасты уютно и красиво: везде цветы и статуэтки, вышитые подушечки, все наполнено любовью. Так бывает, когда люди подходят друг другу: атмосфера в их доме излучает тепло и гармонию.
  Шаста очень заботиться о Нике, тем более, что он несколько лет назад перенес серьезную операцию на сердце. Супруги счастливы вместе, несмотря на то, что Ник не религиозен, а Шаста − мормонка. Она потрясающе интересный, многосторонний человек. Шаста немного сентиментальна, об этом красноречиво говорит собранная ею коллекция художественных фильмов 40-60-х гг. прошлого века, когда кино было несколько другим, более гуманным что ли. Супруга Ника любит путешествовать и не так давно пересекла Западную Европу на поезде, посетила многие страны, включая Швецию, и Стокгольм, где она родилась. Кроме того, Шаста была в Греции, Афинах и на близлежащих островах, а также посетила Турцию, побывала в Китае, где провела большую часть времени в Пекине. Шаста бывала в Гонконге, Макао и Японии, на островах в Карибском бассейне, Гранд-Багамах, Ямайке, Бразилии, в Южной Америке, Канаде и Мексике.
  Во время поездок ее больше всего интересовала древняя архитектура и религия, обычаи местных жителей. Шаста предпочитает услышать и увидеть все из первых уст. Путешествуя на автомобиле, она посетила Новую Англию в восточной части Соединенных Штатов, Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия. Шаста также любит пешие прогулки и езду на велосипеде, это поддерживает ее физически и поднимает настроение. Шаста отлично готовит и как она сама призналась на званом ужине, ее любимым блюдом является десерт.
  У Ника Полевого двое детей. Первый сын Остин от первого брака, второй сын Николас Александр от второго, с Шастой.
  Старший сын Ника, Остин, ему 39 лет, интересуется украшениями и модой. Он сотрудничал со многими известными дизайнерами одежды на Манхэттене. В настоящее время работает на Барни из Нью-Йорка в их новом магазине в Лас-Вегасе, занимается мерчандайзингом и показами мод. Остин очень любит дом, и свободное время предпочитает проводить в кругу семьи.
  Младшего сына Ники интересуют походы и кемпинг, езда на мотоцикле, живопись и рисование, он много общается с друзьями. Как и родители, не представляет свою жизнь без путешествий. Он был в круизах по Мексике, Гранд Caiman и на Ямайке. Николас Александр открыл в себе большой интерес к кулинарии, ему нравятся не только рецепты существующих блюд, но также придумывать и экспериментировать. Он имеет высшее образование, окончил университет штата Юта, где изучал математику, искусство, философию, биологию и другие, выбранные им курсы. Николас Александр последние 9 лет работает менеджером в ресторанном бизнесе. Мечтает о счастливой семье и собственных детях. Ник совсем недавно стал отцом. Его маленькую дочку зовут Миа Оливия Полевая.
  Свое семейное будущее Ник Полевой видит рядом с Шастой и своими детьми, хотел бы еще попутешествовать и просто пожить для себя.
  Ник очень любит своих родителей и привязан к ним. Часто приезжает, еще чаще звонит по телефону. "Мои родители являются источником вдохновения для меня и всегда были доступны, если мне нужно было спросить что-нибудь, посоветоваться или узнать их мнение. Они всегда поделятся со мной своими мыслями и взглядом на то, что я хочу обсудить, будь то текущие события, политика, религия, этика, личное дело или что-либо вообще. Они всегда старались направить и научить меня правильно выбирать путь, который не всегда был наилегчайшим. Они научили меня наилучшим образом выполнять любую, даже самую незначительную на первый взгляд работу и это мне очень помогает в моей жизни", − из письма Ника.
  На мой вопрос о том, что же дают ему русские корни, он ответил: "Мои русские корни дают мне ощущение уникального человека. Взрослея во времена "холодной войны", в таком консервативном месте, как штат Юта, я часто принимал вызов тех, кто не имел родителей-иммигрантов, тем более восточно-европейского происхождения. Даже с передразниваниями, которые я пережил, я был горд моими родителями, моим наследием и российскими корнями. Я особенно горд достижениями моего отца, великого отца и моего Великого дяди писателя Николая Полевого, я был назван в его честь. В глубине души я имею много общего с нашими российскими предками, хотя являюсь обычным американским гражданином" .
  
  
  
  4.4. Теодор Полевой - счастливый отец большого семейства
  
  Младший сын Леонида и Аделин Полевых Теодор Скотт (Федор) успешный бизнесмен, счастливый муж и отец. Он родился 6 июня 1958 г., окончил высшую американскую школу и имеет среднее образование. Если б я не знала, что он американец, то подумала б, что русский: высокий, крепкий, красивый (как в русской сказке богатырь), на лице широкая улыбка. Скорее в нем больше просматривается порода его деда, Сергея Александровича, чем Аделин − нежной и хрупкой на вид женщины.
  Теодор произвел на меня впечатление человека сильного, уверенного в себе. При нашей первой встрече я спросила его о семье и жене, а он ответил: "Счастливая жена - счастливый муж". Верность этого постулата я поняла, побывав на званом ужине в семье младшего сына четы Полевых.
  Жена Теодора Мери по национальности − литовка, а по вероисповеданию − мормонка. Она домохозяйка, воспитывает детей, поддерживает порядок в доме. Мери немного старше Теда, но ведь для любви нет преград и тому подтверждение четверо чудесных детей: умных, воспитанных, любимых родителями − это Лара Брук (26 октября 1983), Иветт (20 июня 1985), Трейси Маранда (28 июня 1990), Тэд Киттон (1 июня 1999).
  Мери очень красива, я бы даже сказала утонченно красива. К моему удивлению, она настолько скромна, что на приеме, который устраивала семья, Мери все время оставалась в тени. И когда я задавала ей какие-то вопросы, она очень смущалась.
  Теодор работает коммерческим директором автомобильной компании "Ауди". В одной из местных газет, в статье о руководстве "Ауди" помещена фотография и написано несколько добрых слов о его деятельности.
  Совсем недавно он стал работать на другую компанию. Это было связано с кризисом и массовыми увольнениями сотрудников. Но Теда поддержали родители, заплатив налог на землю. А вскоре он сам сумел найти хорошую работу.
  У Полевых-младших большой дом, в котором помимо спален, гостиной, кухни, рабочего кабинета Теда, тренажерного зала, бытовых помещений и комнаты для парикмахерской (этим занимается Иветт), имеется и свой кинозал. Дом Теда и Мери большой, красивый, с бассейном, окружен деревьями, а в саду статуи. На праздники семья Полевых часто собирается у Теда и Мери. В рабочем кабинете Теодора живет в клетке большой попугай, который, вероятно, стимулирует работоспособность хозяина.
  Старшая дочь Теда и Мери - Лара. К сожалению, с ней мне познакомиться не удалось, после замужества она живет отдельно от родителей. Лара внешне очень похожа на Аделин. Она со своим будущим супругом Адамом венчалась в Мормонском храме, была пышная и красивая свадебная церемония. В августе 2006 г. Лара родила девочку, которую назвали Мейли Лин, а не так давно у нее родился сын − Эшли Брук. Дедушка Леня считает, что звучание имени правнучки похоже на китайское, что ему очень нравится.
  Вторая дочь - Иветт, красивая, обаятельная и грациозная девушка. Внешне чем-то похожа на Марию Шарапову, известную российскую спортсменку, но гораздо изящнее. Она любимица Леонида Сергеевича. Дедушка называет ее принцессой, а внучка отвечает ему глубокой привязанностью и любовью. Когда мы уезжали из гостей, то она села к отцу в машину и проехала с нами. Всю дорогу мы проболтали. Она рассказала мне, что занимается парикмахерским искусством, что ездила недавно в Мексику, и ей там очень понравилось, а также о том, что хотела бы когда-нибудь побывать в Сибири, в Иркутске. За разговорами я даже не заметила, как мы подъехали к дому. У меня осталось самое приятное впечатление от Иветт.
  Третья дочь Теда и Мери - Трейси − чудесная, одаренная девочка. Она танцует, играет на арфе, занимается музыкой, получая частные уроки. Во время моего визита Трейси, немного смущаясь, вдохновенно сыграла на арфе. Ее игра произвела на всех присутствующих особое впечатление.
  Долгожданный сын Теда и Мери − маленький Тиккей (Теодор Киттон) - замечательный мальчик, очень скромный и милый. Он хорошо учится, и наука дается ему легко. Вся семья считает, что эти способности у него от дедушки Лёни.
  Мы отлично провели время у Теда и Мери. Надарили друг другу подарков, Трейси прекрасно сыграла на арфе, а я спела пару куплетов из русских песен. Произошел своеобразный межкультурный обмен. Леонид Сергеевич сказал после нашей встречи, что девочки и малыш Тиккей никогда не слышали живой русской речи, а тем более песен, поэтому для них знакомство со мной было интересным и необычным. Я тоже осталась довольна. Лишний раз убедилась в том, каких замечательных детей и внуков воспитали Полевые.
  
  
  
  Глава 5
  Из Америки с любовью!
  
  Семь лет назад судьба подарила мне знакомство с семьей Полевых. Я тогда очень нуждалась в работе, несмотря на то, что находилась в отпуске по уходу за вторым ребенком (2000-2003). Людмила Александровна Пронина - директор Гуманитарного центра-библиотеки имени семьи Полевых , хорошо знакомая мне по ИрГТУ, дала возможность поработать в редком фонде библиотеки и заниматься научными исследованиями культурного наследия семьи Полевых. Вот тогда я более глубоко стала изучать некоторые вопросы сибирской истории, например Российско-Американской компании (РАК), иркутского купечества, книжного дела, литературы и культуры конца XVIII в. - сер. IX в., а также китаеведения, взаимоотношений США и СССР. Весь этот на первый взгляд "разношерстный" список мне необходимо было изучить в связи с разносторонней деятельностью семьи Полевых (и не только в Иркутске!). Результатом работы стали оформление новой музейной экспозиции в ГЦ и статьи, вышедшие в популярных газетах, научно-популярных журналах, строго научных изданиях . Эта тема оказалась для меня любимой. И впоследствии, когда я вышла из отпуска на преподавательскую работу, каждая группа, курс ИрГТУ и ИРГУПС становились благодарными слушателями удивительной истории жизни и деятельности талантливой семьи Полевых.
  С Леонидом Сергеевичем Полевым мы часто и плодотворно общались по телефону и в письмах. Как-то, разговаривая по телефону, я сказала ему, что хотела бы написать книгу о семье Полевых и собираю материал на эту тему. Леонид Сергеевич ответил мне, что этому рад и ему нравится, как я пишу. Мы обменялись любезностями и попрощались.
  В один из теплых, августовских вечеров 2006 г. мне позвонила Л.А. Склоччини − вице-президент русско-американского Фонда "Эрроу" ("Стрела"), президент клуба "Ротари-Иркутск" 2005/2006 г. С ней мы были немного знакомы и раньше: она участвовала в праздничных мероприятиях Гуманитарного центра-библиотеки и передавала мне письма от Л.С. Полевого.
  Лидия Склоччини − иркутская легенда, о ней часто пишут в газетах, по телевидению несколько раз транслировали фильм о супругах Склоччини и их мечте по созданию общества российско-американской дружбы в Иркутске.
  Сначала я подумала, что мне опять пришло письмо. Но на этот раз Лидия Акиндиновна сказала, что Л.С. Полевой консультировался с ней относительно моей поездки в США и они с Аделин приглашают меня в гости. это сообщение для меня было очень радостным, мне так хотелось лично познакомиться с Леонидом и Аделин! Лидия Акиндиновна по-деловому продолжала: − Поедете в августе, Леонид Сергеевич полностью оплачивает поездку. Документы для поездки я Вам помогу подготовить.
  Вот это да! У меня в голове промелькнуло много разных мыслей и первая из них: я же не знаю английского языка, как же поеду одна? И вторая: а как же без меня все это время будет дочь, она ведь совсем маленькая?!
  Своими сомнениями я поделилась с мужем, который сказал:
  − Ничего, справимся, езжай и не беспокойся ни о чем, спокойно работай. Ты же об этом мечтала!
  Когда же я пришла для детального обсуждения поездки к Л.А. Склоччини, то призналась ей, что меня мучает еще один вопрос: у Леонида Сергеевича очень маленькая пенсия, а он оплачивает мою поездку. Как бы максимально сэкономить, чтобы это было не так накладно для Полевых?
  На что мне был дан ответ:
  − Ну, хорошо, поедете со мной в феврале, когда у авиакомпаний максимальные скидки на билеты. Кроме того, сократить расходы можно за счет проезда через Северную Америку на автобусе. В молодости я часто так путешествовала. Из Нью-Йорка проедем в Филадельфию, а там недалеко у меня сестра живет, Мария Александровна. Я с ней поговорю, если она не будет возражать, то поживем недельку у нее, а дальше поедем на автобусах. Оставим Вас в Солт Лейк Сити, а сами с Г.П. Тюрневой продолжим путь в Лос-Анджелес, в Калифорнийский "Ротари-клуб". Возвращаться мы будем опять через штат Юта, заберем Вас и доберемся до Марии Александровны. А там у нас другие планы.
  Дорога получалась длинной и не такой комфортной, как на самолете. Но, сравнивая цены, я с радостью согласилась на этот вариант, несмотря на то, что у меня слабый вестибулярный аппарат. Об этом я старалась не думать и для себя решила, − ради дела потерплю. Скажу сразу, в дороге меня изрядно помотало: все, что было в желудке, даже вода, выходило наружу без зазрения совести. Вот тогда я поняла, как важно правильно устанавливать туалеты в автобусах. Некоторые почти всю дорогу проводят там.
  Лидия Акиндиновна меня сразу предупредила, чтобы я одевалась соответственно обстановке: мы поедем автобусным туром и нужно быть практичными.
  Начались сборы, подготовка необходимой документации для прохождения собеседования в посольстве США в Москве. За это время мы не раз созванивались с Л.С. Полевым и он давал мне дельные советы. Почти сразу мне позвонила Мария Александровна. Отмела все мои сомнения в сторону, сказала, что все будет хорошо, настроила на положительный лад. Она же помогла с проживанием в Москве, так как у меня не было там ни родственников, ни знакомых.
  Так за приготовлениями к поездке, работой и домом незаметно пролетела осень, прошел Новый год, приближался февраль.
  На кафедре я взяла отпуск и уехала на неделю раньше запланированного срока собеседования. Мне не хотелось никому ничего раньше времени рассказывать, ведь я точно не знала, дадут мне визу или нет.
  Из Иркутска в Москву я вылетела 17 января 2007 г. и все это время (до получения визы) занималась в библиотеках и архивах, посещала выставки, музеи, храмы. Съездила в Сергиев Посад, поклониться великому русскому святому Сергию Радонежскому, побывала у гроба Мотроны Московской, посетила Новодевичий монастырь, прошлась по Красной площади...
  Итак, долгожданная поездка состоялась зимой 2007 г. во многом благодаря помощи Лидии Акиндиновны Склоччини и, конечно же, приглашению и финансированию Аделин и Леонида Полевых .
  Поездка во всех отношениях оказалась для меня познавательной. И не только потому, что общение с Леонидом Сергеевичем и его семьей, работа с архивом семьи, знакомство с библиотекой позволили узнать много нового, но и потому, что Аделин Полевая, сама не зная того, исполнила мою давнюю мечту - побывать в палеонтологическом музее.
  Группой из трех человек (Л.А. Склоччини, Г.П. Тюрнева и я) 25 января 2007 г. мы прилетели в Нью-Йорк, а затем проехали в Филадельфию. Там (мы с Г.П.) познакомились с иркутянкой Марией Александровной Рис, покорившей сердце друга мужа Л.А. Склоччини (С. Склоччини) Уоррена Риса, и проживающей в Америке вот уже 20 лет. Мария Александровна - удивительных душевных качеств человек! Она − Почетный член клуба "Ротари-Иркутск". Я до сих пор с ней общаюсь и благодарю за это судьбу.
  С дороги нас ждал радушный прием и русские пельмени. На несколько дней мы остановились в гостеприимном доме семьи Рис.
  Из Филадельфии автобусным туром наша группа поехала в Солт Лейк Сити, где меня ждали Полевые, а Л.А. Склоччини и Г.П. Тюрнева продолжили свой путь в Калифорнию.
  Несмотря на позднее время (около 12.00 ночи), на автовокзале нас встречали Леонид Сергеевич, Аделин и Ник Полевые. Мы попрощались с Лидией Акиндиновной и Галиной Павловной и поехали в дом Леонида и Аделин. По приезду мне предложили чай с очень вкусными булочками, а затем все улеглись спать.
  За время пребывания в Солт Лейк Сити я поработала с архивами семьи, библиотекой, взяла интервью у Леонида Сергеевича и Аделин, побывала в гостях у их сыновей, Ника и Теодора, произвела съемку видеокамерой и фотоаппаратом. Кроме того, познакомилась с достопримечательностями Солт Лейк Сити и его ближайшего пригорода.
  Сначала же мне хочется рассказать об Аделин и Леониде Полевых, их жизненном укладе, взглядах. Они много читают, интересуются политикой, работают в саду. Аделин поразила меня с первого взгляда. Она стройна, подтянута, водит машину, прекрасно выглядит. По всему дому развешаны картины в технике "Акварель". Я первоначально подумала, что это ее работы (в детстве Аделин ходила в студию рисования), но оказалось, что это приобретенные работы. Аделин мастерски вяжет, вышивает, вкусно готовит, и ее женская рука чувствуется повсюду в доме. Ощущается также и преданная любовь к своему супругу Леониду. Он во всем окружен нежной заботой жены, будь то вышитая наволочка, или советы по всем жизненным вопросам.
  Ее очень любят внуки, и она относится к ним с большой нежностью и заботой. Аделин Полевая - настоящая английская леди не только по крови, но и по всем видимым признакам: манеры, вкус, умение держать себя в обществе. Признаюсь, что считаю их с Леонидом Сергеевичем идеальной парой.
  Леонид Сергеевич Полевой удивительный человек не только для нас, русских, но и для американцев. Такой одержимости к чтению редко у кого встретишь. Он интересуется всем: культурой, политикой, различными науками. Леонид Сергеевич признался, что пока собирал вторую часть библиотеки в Иркутск, совершенно отстал от политики, запустил чтение своей библиотеки и очень по этому поводу сокрушался. Когда я находилась в гостях, то мы каждый день за ужином беседовали на разные темы, спорили. Самые жаркие споры разгорались относительно создания Российско-Американской компании: Леонид Сергеевич считает, что Алексей Полевой является основателем компании, так как писал учредительные документы на преобразование компании перед смертью Г. Шелихова. Я придерживаюсь несколько иного взгляда, но обещала Леониду Сергеевичу написать и его мнение.
  Леонид Сергеевич не может понять, почему у нас в России не принято открыто критиковать президента и власть, и показал мне стопку газет с карикатурами и гневными статьями в адрес действующего президента Дж. Буша. Я объясняла ему этот факт со своей точки зрения. Полевого очень интересовала деятельность нашего президента Владимира Путина. Разговоров было много, и каждый извлек из них свою пользу.
  Леонид Сергеевич совершенно преображался, когда речь заходила о его посадках в саду. Он мог долго о них говорить, а мне было интересно слушать. Сад у Полевых небольшой и состоит из деревьев и кустарников: декоративных дубов, груш, яблонь, черешни, ежевики, винограда, клубники, роз. Перед домом широко раскинуло ветви Рождественское дерево , от дуновения ветра трепетал разноцветной листвой огромный пурпурный бук. Несмотря на то, что на земле лежал снег, в саду цвели примулы, выглядывая из-за снежных заносов, клубника яркими ягодками радовала глаз. Полевые угощали меня своим яблочным повидлом, виноградным соком, мороженой ежевикой. Повидло из яблок было просто изумительным, и я попросила рецепт у Аделин, но предполагаю, что у меня так никогда не получится...
  С Леонидом Сергеевичем мы провели много времени. Меня покорила его интеллигентность, открытость, глубокое знание и понимание процессов, происходящих в мире. Он интересный собеседник. Его глаза наполнены теплым светом. Судя по фотографиям, Леонид Сергеевич похож на свою маму, Веру Степановну. А она была красивой женщиной. Полевой много времени проводит в своей библиотеке. Ежедневно он там работает до глубокой ночи.
  Библиотека Леонида Сергеевича действительно многотысячная и разнообразная. В Солт Лейк Сити здание местной библиотеки большое и просторное, с лифтом, буфетом, компьютерными залами. Если бы у нас были такие библиотеки! Посмотрев фонд на русском языке, я про себя отметила, что "не густо". Откровенно говоря, Л.С. Полевому ничего не стоило бы подарить свою библиотеку Солт Лейк Сити, ее забрали бы без всяких условностей. Но он выбрал тернистый путь...
  Город, в котором живут Полевые, большой и является столицей штата Юта. Его окружают горы и каньоны, неподалеку находится Великое Соленое озеро. Природа щедро одарила эту местность. Солт Лейк Сити расположен в долине. Это современный и красивый американский город. В нем много домов типовых, много и авторских проектов, на которые невольно обращаешь внимание, потому что это по настоящему красиво и талантливо.... Кстати, в Солт Лейк Сити работает и русский архитектор Сергей Ахпателов! И его жена, Марина Астахова, показывала мне город. Я очень благодарна Марине и ее сыну за экскурсию и помощь в освоении техники (видеокамеры, диктофона и фотоаппарата).
  Одним из самых красивых и величественных зданий Солт Лейк Сити − Мормонская церковь, расположенная в центральном квартале. Ведь известно, что мормоны - основные жители Солт Лейк Сити. Они обладают влиянием и реальной властью. И так здесь повелось, что если ты не мормон, то сложно найти работу и даже друзей в этом городе. У Полевых мормонами являются невестки. Сам же Леонид Сергеевич верит в приоритет добрых и своевременных дел над молитвой. Они с Аделин приверженцы другой церкви - Унитарианской, у истоков которой он стоял. Когда Аделин возила меня на экскурсию по городу, то показала здание этой церкви. Леонид Сергеевич вот уже несколько лет не ездит на собрания, но Аделин там частый гость.
  Один из дней Аделин пригласила меня посетить университет штата Юта, в котором она много лет проработала. Университет расположен в живописной местности и представляет собой комплекс зданий для разных факультетов и служб. Аделин сводила меня в музей естественной истории, находящийся в отдельно стоящем здании. В музее имеются историко-этнографическая, географическая, палеонтологическая, минералогическая, техническая с различными измерительными приборами коллекции. Экспозиция оформлена очень доступно, красочно и лаконично. Мне понравилось все: систематизация, научное и художественное оформление, интерактивные игры для детей. Особенно значимым событием для меня стало посещение отдела палеонтологии. Мне очень нравится этот раздел науки, и давно хотелось побывать в подобном музее.
  После музея и экскурсии по городу Ник и Аделин показали мне, какие прелести природы таятся за звучным названием Солт-Лейк Сити. Падающий с неба крупными хлопьями снег, горы, лыжные курорты, автомобили, прижатые друг к другу за неимением мест для стоянки, толпы людей в специальном лыжном камуфляже. Все это производит неизгладимое впечатление.
  На следующий день нас пригласила в гости семья Теодора. Теодор по-английски, а по-русски - Федор. Семья состоит из 6 человек: Теодор, Мери - супруга, мне показалась застенчивой, дочери - Лара, Иветт, Трейси и сын Тед Киттон. Внуки у Леонида и Аделин обаятельные, трудолюбивые, умные. Сначала мы познакомились, потом было угощение, а затем устроен маленький концерт. Трейси играла на арфе на мой взгляд прекрасно. Звуки наполнили гостиную, и я была совершенно очарована ее игрой. Потом меня попросили спеть русскую песню. Я спела "Старый клен", все, как полагается, зааплодировали. А потом Леонид Сергеевич сказал, что внукам было интересно, потому что они никогда в жизни не слышали русских песен. Мне показалось, что Леонид Сергеевич питает особые чувства к внучке Иветт. Она действительно очень красивая девушка. Белокурая, тонкая, с правильными чертами лица. Чем-то напоминает спортсменку Марию Шарапову, но меньше ростом и изящней. Леонид Сергеевич называет Иветт принцессой. Она проводила нас до самого дома, когда мы уезжали, нежно поцеловала дедушку с бабушкой.
  На следующий день мы поехали в гости к Нику. Нас встретила его очаровательная жена Шаста. Был приготовлен прекрасный ужин, мы сидели и общались. Ник много фотографировал. Я тоже фотографировала и снимала на камеру. Дом Ника и Шасты меньше, чем у Теда. Но там также уютно и красиво, как у Аделин и Мери.
  Сначала мне показали дом, а затем мы сели за стол. В это время по телевизору стали показывать экстренный выпуск новостей, в котором шел сюжет о человеке, стрелявшем из ружья в магазине. Все были в шоке.
  Ник много работает в своей автомастерской и в магазине, но он нашел время, чтобы принять нас. Когда мы уходили, то выход был через гараж, а там стояла машина, а на номере было написано "SHASTA".
  Леонид и Аделин очень любят своих сыновей и их семьи. По одному только поводу сокрушается Леонид Сергеевич, что в делах с библиотекой у него нет последователей. И русский язык никто не выучил. Поэтому библиотеку передают в Россию. Но Ник и Теодор отобрали нужные для них экземпляры (500), которые останутся у них в Америке.
  Поездка к Полевым оказала на меня большое впечатление. Я не на словах, а на деле познакомилась с Леонидом Сергеевичем и его семьей. И это значительно обогатило мои научные представления и расширило возможности для дальнейшего исследования. Что же касается преподавательской деятельности, то после приезда из Америки у меня была командировка в представительство ИрГТУ на север, в г. Бодайбо. И когда я стала рассказывать второму курсу юристов о поездке, то это вызвало живой интерес. Оказывается, они хорошо запомнили мои прошлые лекции, в которых я говорила о вкладе семьи Полевых в мировую историю и культуру. Для меня это самое важное. Ведь главная задача ученого - представить достоверное научное исследование, а педагога - воспитывать и образовывать молодое поколение. А на примере талантливой семьи Полевых это хорошо получается!
  
  
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"