Горова Вера: другие произведения.

По ту сторону погони

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия для конкурса, сюжет многим отличается от романа. И да: концовка другая.

   Олак был самым обычным оборотнем: четыре лапы, серая шерсть, пасть полная острых зубов и вездесущие блохи. В человеческом облике дела обстояли сложнее, но им он не придавал значения: подумаешь, волосы моет каждый день чудодейственными зельями алхимиков, как девица - как же ещё бороться с этими крохотными, неуловимыми бестиями! Были, конечно, у сверстников и другие причины для неприязни: тихий, зато злопамятный характер, внешняя субтильность, и многолетняя дружба с самой скандальной парочкой Академии Дружбы Всех Народов - дочерью Князя вампиров и восходящей звезды Ордена Осиновых копий.
   Как раз из-за последнего ему пришлось прийти на поклон к венценосному отцу подруги и совершить непростительный грех: вызваться искать сбежавших по уши влюблённых друзей.
   Сладкоречивые барды поют песни об успешных побегах влюблённых, но, увы, Баттори и Вану не был дан такой шанс, как и ему не позволили остаться в стороне. Позавчера вампиры потребовали от Князя Ночия решить проблему кардинальным способом либо они усомнятся в его способности удерживать власть. А когда бессмертным ставят выбор между могуществом и проблемными детьми, большинство задумывается о новых жёнах.
   "Наверное, зять-паладин - это слишком для вампира, - подумал Олак, без энтузиазма жуя найденный в дороге корешок. Запасы "вегетарианской пищи" закончились ещё в ночь отбытия из замка Ночия. - Или ему не понравилось, что они вдвоём одолели дюжину аристократов, намеревавшихся прибрать к рукам его трон через брак с Баттори? Тогда ему следует быть благодарным Вану".
   Из невесёлых дум его вырвали истошные человеческие крики, которые оборвались на самой высокой ноте. В отличие от него, леди Эппо голодом не мучилась.
   - Малыш Олли, ты не хочешь... - из кустов высунулась его спутница и помахала бездыханным телом.
   Олак от увиденного едва не свалился со своей меланхоличной лошади и поспешно замотал головой, прикрывая рот рукой.
   - Ну, не хочешь, как хочешь, - ничуть не обиделась щедрая вампирша и нырнула обратно. За время их путешествия она не раз предлагала человечину, дескать, она "пробуждает силу предков и полезна для шёрстки".
   Леди Эппо Пею в напарницы назначил Князь. Она являлась последним членом легендарного клана Запятнанных когтей, с кем не раз скрещивал клыки и когти его благородный клан Свирепых. Помнится, когда он узнал об этом, воображение нарисовало образ прекрасной и опасной женщины с длинными вороными волосами и загадочными, как ночь, глазами, в соблазнительных кожаных одеждах, обожаемых любителями крови. Он угадал практически всё, кроме извращённого чувства юмора, из-за которого молча страдал всю дорогу до Лайтхолда - единственной зацепки, как найти поднаторевших из-за десятка охотников беглецов.
   - Леди Эппо, вам не кажется, что убивать людей в дне пути от столицы светлых чревато ненужным вниманием?
   - Нет, - спустя пару минут задумчивой тишины, донеслось из кустов, - полагаю, меня следует поблагодарить за избавление мира от гнусного насильника! И обращайся ко мне на "ты", я же просила!
   Юноша тихо фыркнул: в этом все вампиры, сначала соблазнят, потом обвинят. Внешность для них хлеб насущный, вампир без смазливого личика вряд ли приманит жертву, а вот неулыбчивых паладинов с длинными осиновыми колами или посеребрёнными мечами вполне.
   Лошади начали беспокоиться, видать, учуяли кровь. Олак взял за поводья скакуна Эппо и попытался отвести животных подальше. Как бы не так: выращенные магами тьмы кони возжелали полакомится свежим мясом, поэтому упрямились, не хуже ослов.
   - Блохастик, давай живей, я хочу успеть до полудня, - он пропустил возвращение спутницы, поэтому вздрогнул, когда увидел её сидящей в соседнем седле.
   - Хо-хорошо, - ответил он, а сам подумал: "Это всё ради друзей, Олак, всё ради них. Лучше иметь двух живых, правда, смертельно обиженных на тебя друзей, чем совершенно мёртвых и не испытывающих вообще никаких чувств. Если Царица Ночи будет благосклонна ко мне, я избавлюсь от общества леди Эппо уже завтра!".
   Как и предполагалось, ослепляющий своим великолепием белокаменный Лайтхолд, предстал пред ними около полудня. Людской поток сновал туда-сюда, и в нём пробудились инстинкты оборотня, которые прямо-таки кричали развернуться и уйти куда подальше от этого проклятого для нечисти города. Однако обстоятельства сложились так, что именно в этом запретном месте могли затеряться гонимые тёмными беглецы.
   - Нам следует дождаться ночи, чтобы под её покровом прошмыгнуть в город мимо стражников с серебряными лезвиями, героев с их волшебными мечами, магов с их губительными заклинаниями и жрецов с их...
   - Не нужно больше слов, малыш Олли, - загадочно улыбнулась вампирша, приложив палец к своим губам, - ты не на шутку разошёлся. Поверь мне, я знаю о лучшем покрове.
   Его жизненный опыт и её опыт несравним. По его подсчётам, ей было минимум четыре века, а в их эпоху вездесущих героев, столь долгий срок выживания в опасных условиях следовало учитывать. Поэтому он безропотно доверился ей.
   У входа в город хмурые стражники в красных плащах проверяли путников, которые шли в оплот добра и справедливости для людей и эльфов и обитель зла для нечисти. Олака обуял страх, он кожей почувствовал присутствие серебра. Украдкой посмотрев на спутницу и удивившись её спокойствию, он начал морально готовиться к проблемам. В конце концов, в романах, которые читала Баттори планы героев никогда не шли так, как задумывалось.
   Эппо слезла с лошади и широким шагом направилась к начальнику стражи - он выделялся среди подчиненных широтой подбородка, перекинулась с ним парой слов и... они вошли в город. Просто взяли и вошли. Лайтхолду не было дела до вампира-палача и неопытного оборотня.
   - Но как? Как же без покрова тьмы? Такие дела всегда делаются ночью - это все знают! - не выдержал и спросил Олак, когда они отошли на достаточно далёкое от врат расстояние. - Когда мы были здесь с Баттори и Ваном, нам пришлось дождаться ночи, чтобы пройти по тайному ходу. Хорошо хоть книжная лавка была неподалёку от лаза.
   - Ох уж эта молодость, - в голосе Эппо отчётливо слышалось превосходство, - любовь к нарушениям запретов и никакой житейской хитрости! Спроси вы совета у старших, вам бы не пришлось шарахаться от каждой тени, чтобы почитать книжку.... Погоди-ка... - довольная собой вампирша переменилась в лице: - Книжная лавка? Это и есть твоя зацепка?!
   - Да, я же упоминал, что Баттори любит романы, а в Лайтхолде они появляются на прилавках быстрее, чем у нас.
   Скрежетнув зубами, Эппо умолкла. От прежнего самодовольства не осталось ни следа, походка её стала более тяжёлой, а движения резкими. Будто она сдерживала себя от свершения чего-то непростительного. Например, от сворачивания шеи юному, безумно красивому оборотню.
   У двери нужной им лавки с незатейливым названием "Сказания" он оказался намного быстрее, чем в свою прошлую вылазку. При свете солнца прогулка по городу заклятых врагов ему даже понравилась, благо Эппо безошибочно вела их так, будто провела тут немало времени. Хотя, наверное, так оно и было: вампиры живут намного дольше, чем его народ, многие наверняка видели Лайтхолд жалкой деревушкой в три двора.
   Внутри лавки стояла тишина, словно шум с улицы заглушили при помощи магии. До потолка забитые книгами стеллажи, опасно скрипящие половицы пола и невысокая, хрупкая девушка, "серая мышка", у прилавка - это место ничуть не изменилось с прошлого визита Олака. Неуверенно оглянувшись на Эппо, которая подбодрила его кивком головы, оборотень подошёл к продавщице и спросил покупала ли Баттори здесь книгу в последнее время. Сначала девушки отшила его беспристрастным "не знаю", но под горящим взором маячащей на заднем плане Эппо, он открыл в себе дар убеждения.
   -... вот поэтому мне нужно знать, покупала ли она у вас книгу, - трагичным голосом завершил он свой рассказ о несчастной любви.
   Девушка всхлипнула и заверила, что приложит все усилия, чтобы найти ему нужную информацию. Слова у неё не расходились с делом - она тут же вытащили огромный фолиант в половину её роста и углубилась в чтение. Скучающая вампирша тем временем куда-то испарилась.
   Он заскучал и стал лениво просматривать рекламные пергаменты у стойки, даже заинтересовался кое-чем, но тут его отвлёк радостный возглас: "Нашла!". Это привлекло не только их внимание - солнечный свет неожиданно померк, словно день в один миг сменился безлунной ночью.
   - Заклинание тьмы! - крикнула рядом Эппо, и неведомая сила подняла и швырнула его за прилавок.
   Оборотень почувствовал страх девушки, и, повинуясь непонятному ему порыву, взял её за руку и заверил, что всё образуется. Та довольно скоро взяла себя в руки и то и дело норовила выглянуть из-за прилавка, чтобы посмотреть на бойню. Да-да, член кровожаднейшего клана не стала размениваться на выяснения "кто, почему и зачем", и с лёгкостью ломала кости и крушила черепа. По количеству звуков расколовшихся орехов, Олак насчитал пять нападающих.
   - Нам нужно бежать, - шумно втянув носом воздух, сказал Олак.
   - Но мы же побеждаем! - запротестовала "мышка".
   - Они подожгли здание!
   Подхватив протестующую девушку, лавку ей, видите ли, стало жалко, Олак ударом ноги открыл дверь: нападающие то ли не озаботились запирающими заклинаниями, то ли к этому времени их маг был мёртв -и зажмурился от яркого света. Вокруг начавшей полыхать лавки народа не было - "отпугивающее" заклинание держится даже после смерти наложившего. Не разбирая дороги, оборотень помчался прочь от "Сказаний", подальше от разбушевавшийся вампиршы, которая в пылу может забыть, что он её союзник, и загадочных врагов. Он не был трусом - так ему велели инстинкты, а значит он повёл себя, как настоящий оборотень
   - Стой, остановись! - по его спине застучали кулачком. Ах да, Ван обмолвился как-то, что девушек не стоит нести, как мешок, они почему-то обижаются из-за этого.
   Он бережно поставил ношу на землю. Перепуганная девушка как на духу выложила, что последний заказ Баттори сделала из Лониэля, маленького городка близ знаменитой достопримечательности эльфов - Круга Друидов, а также упомянула, что предыдущие пять тоже были из известных мест, и поспешила затеряться среди извилистых улочек Лайтхолда. Кажется, они с Эппо лишили места работы замечательного человека. Олак для приличия помучился совестью ровно до возвращения вампирши.
   - Так, что это было? Точнее кто?
   - Начинающие герои, конечно же, - ухмыльнулась женщина. - Здесь, в столице, их легко нанять за пару золотых, так что нужно убираться отсюда, пока наш недоброжелатель не послал новых. Есть что-нибудь?
   Олак наскоро пересказал, что он узнал, и они покинули "гостеприимную" столицу светлых. Выяснилось, что вампирша знает не только, как проникнуть в город, но и как покинуть его. Приятно иметь рядом такого спутника, главное, чтобы она всё совместное путешествие оставалась сытой.
   Лошади смиренно ждали их неподалеку от города. Рядом с ними обнаружился конокрад с пробитой копытом головой и следами укусов огромных зубов. Пришлось немедленно скакать прочь от стоянки во избежание новых проблем, так что дальнейший план действий составлялся второпях.
   Эппо без труда вычислила следующую остановку беглецов: скандально известную Гору Властелина, которая на самом деле являлась действующим вулканом на окраине Империи Угасания. Они плюнули на конспирацию и воспользовались ближайшим телепортом.
   Если бы кто-то из влюблённых решил выковать себе кольцо - традиция тех, кто посещает Гору, то они бы успели, однако удача отвернулась от них. Они застали лишь меланхоличных местных жителей, сметающих на главной площади городка прах безымянного клана вампиров, уничтоженного в полном составе непобедимым Ваном. Местные поведали им, что вампиры беспричинно напали на парочку влюблённых, которым удалось отбиться от лиходеев и скрыться с помощью телепорта. Выяснить, куда он вёл было невозможно, ведь они сбили след своим прибытием, да и беглецы наверняка сделали двойной прыжок, чтобы замести следы.
   - Проклятье, ну почему же всё идёт наперекосяк?! - Эппо не сдержалась и ударила по глыбе, коих здесь валялось великое множество. Камень раскололся, на проверку оказавшись застывшей магмой.
   - Никто не говорил, что будет легко, - подал голос Олак. - Ван был лучшим мечником в Академии, ему предрекали звание "Сильнейшего охотника на нечисть".
   - Вот бы и охотился мечом, серебряным, а не ... другим мечом. Выше себя не прыгнешь, надо знать своё место, иначе можешь отбить задницу при падении - Эппо без сил опустилась на землю и надолго затихла.
   Пока она пребывала в раздумьях, Олак развёл костёр, сбегал до людей, вернулся с овощами и теперь довольно хрустел ими, щурясь на полыхающий костёр.
   Послышался шорох - это вампирша пришла в себя и теперь разыскивала что-то в своей сумке. Искомым оказалась карта мира. Она приказала ему вытащить уголёк, и дождавшись, пока тот остынет, стала ставить пометки.
   - Малыш Олли, скажи мне места, откуда заказывали книги, - получив от него исчерпывающий ответ, она, громко хлопнув себя по лбу, возвестила: - Я знаю, куда они направились! Займёмся этим завтра, тебе нужен перерыв, а мне - поздний ужин, - и его компаньонка растворилась в ночи, словно её и не было.
   Выждав для верности время - вдруг Эппо Пея выскочит из темноты и заявит, что сказанное было шуткой, Олак обернулся в волка и свернулся калачиком для сна.
   Поспать ему не дали. Когда Олак почувствовал вторжение, шею уже стянул лишающий воли ошейник. Единственное, что ему подчинялось - это глаза, поэтому он беспомощно наблюдал, как чьи-то сильные волосатые руки, тащат его прочь от костра.
   - Я взял его, уходим! - прокричал похититель в темноту. Не дождавшись ответа, он раздражённо повторил: - Тупая ты башка, чего медлишь?!
   Раздался свист, и мужчина замертво повалился на землю. Олак заскреб свинцовыми лапами, чтобы убраться, куда подальше, и, о чудо, они его послушались! Однако от панического бегства его остановил знакомый голос с насмешливыми нотками:
   - Куда носик навострил, блохастик? Надо же ошейник снять!
   Пребывающая в хорошем расположении духа вампирша, танцующей походкой направилась к нему, и, болезненно поморщившись, разорвала серебряный ошейник. От её ладоней поднимался еле заметный пар - встреча со священным металлом никогда не проходит бесследно.
   - Ты отлично справился со своей ролью, малыш Олли. Теперь у нас есть камень телепорта, дорогущая штучка для таких идиотов, и ценные сведения от Ордена Березовых венков - младшего ордена Осиновых копий. А также сведения от вампиров, попытавшихся меня подкупить, ха, наш род должен мне сказать спасибо, за то, что избавилась от этих позорищ...Сегодня хороший улов, не так ли?! Чего ты так на меня смотришь - я не кочан капусты.
   Олак закрыл пасть, и обернулся обратно в человека. Назревал нешуточный скандал.
   - Поверить не могу! Ты... ты сделала из меня приманку?!
   - Из тебя и этой карты, - вампирша нагнулась к трупу, и вытащила из-за пазухи пергамент: - Я хотела быть уверенной, что рыбалка удастся, поэтому поставила сразу два удила.
   - Но... но оборотни не могут быть приманками, мы - охотники по праву рождения!
   - Тише-тише, не скули, - Эппо приложила палец к своим ярко-алым губам, - позволь мне всё объяснить прежде, чем мы отправимся в путь.
   Терзаемый противоречивыми чувствами Олак всё же уселся на землю, и Эппо раскрыла свой план. К сожалению, Князь Ночий не дал ей толком подготовиться к заданию. Она понадеялась, что он как проведший рядом с беглецами целых семь лет друг без труда нападёт на след, но не тут-то было - вампиры спугнули Баттори и Вана, и их посещение Лайтхолда оказалось напрасным. Эппо поняла, что ей следует действовать проверенными методами и состряпала ловушку: она сделала вид, что знает, куда переместились влюблённые, и исчезла, оставив вместе с картой лучшего друга беглецов, который мог быть полезен в случае ошибки или неудачи. План принёс результаты, да ещё какие: конкуренты, словно упились Зельем Глупости, совершили одну ошибку за другой. В итоге их команда осталась с камнем телепортации, четырнадцатью местами, где вампиры и монахи застигали беглецов, одной сытой вампиршей, что немаловажно в общении с этим своеобразным народом, и оставшимся в дураках оборотнем, то есть им.
   Куда, они направились, Олак узнал лишь после яркой вспышки телепортации. Спросить хотел ли он вот прямо сейчас спасать друзей, его, конечно, не потрудились. Нет, благословенная ночь, по-прежнему являлась его любимым временем суток, но не после выматывающей неизмеримой скукой поездки на лошадях, первом в его жизни нападении героев, коварстве Эппо Пеи и в завершение - неудавшегося похищения. Он хотел спать, есть, и ещё раз есть, потому что проклятые кочаны капусты ничуть не насыщали.
   - Безжизненная равнина, - убитым голосом опознал местность оборотень и чуть не завыл, благо на небе красовалась равнодушная к бедам одного молодого оборотня луна.
   - Точнее, её окраина, по легенде, именно здесь обрела покой богиня Нириада, потерявшая бессмертие из-за смертного возлюбленного. Иди к ним, Олак, и попробуй поговорить. Если что-то случится - пусти себе кровь, и я примчусь сей же миг.
   - Но как? - только и смог вымолвить оборотень. Какая логическая связь между Равнинами и Горой? Почему вампирша так уверена в правильности своего вывода? И самое главное: почему события приобрели такой бешенный темп?
   Делать было нечего - ну, не с вампиром же спорить, поэтому он втянул в себя холодный ночной воздух и пошёл вперёд. Они телепортировались на окраину старых развалин, некогда бывших величественным храмом с десятками пристроек. Сейчас же это была просто земля. Мёртвая, посеревшая земля, вселяющая в сердце тоску и уныние. Что же тут могли забыть жизнерадостная Баттори и безучастный ко всему, кроме друзей и кодексу чести Ван?
   До его ноздрей донеслись еле уловимые ароматы знакомых духов. Баттори. А это значит...
   - Без резких движений, - предупредил Ван, остановив лезвие меча на мизинец от его шеи. Да что за ночь такая, почему все так неравнодушны к его шее?!
   - Рад тебя видеть, старый друг, - Олак поднял руки и медленно повернулся.
   Ван выглядел уставшим. Некогда первый красавчик Академии превратился в загнанного жизненными проблемами вояку.
   - Понимаю, моё внезапное появление может показаться подозрительным...
   - Олак, ты вырываешь у себя волосы на ногах, ты по определению подозрительный!
   Оборотень стыдливо отвёл глаза влево - именно по левую сторону любила находиться Эппо, и облегчённо выдохнул: ах да, она же затаилась у входа и покорно, в чём он сильно сомневается, ждёт условленного знака согласно ею же придуманному плану. Хороший план: иди и уболтай своих друзей вернуться домой. А вот то, что это не смогли сделать восемь женихов, два прямых вассала Князя Ночия, и целый орден паладинов - в расчёт не принимается.
   - Ван, ты даже не представляешь, что мне пришлось пережить, чтобы увидеть вас, поэтому не стой столбом и немедленно отведи меня к Баттори!
   Ох этот сладкий миг, когда тебя ничего не волнует, потому что всё твоё существо переполняет злость с изрядной примесью раздражения! Он ощутил это впервые. Судя по удивлённому лицу Вана, он тоже не ожидал такого всплеска эмоций. Прислушиваться к своим ощущениям - понравилось или нет, времени не было, так как опешивший послушник-паладин словно под гипнозом повёл его внутрь разрушенного храма.
   Дочь грозного князя вампиров они обнаружили у разрушенного фонтана, который расположился на возвышенности - ровнёхонько центр храма. Она кидала крошечные медные монетки, которые, едва касаясь мутной, чёрной воды, волшебным образом запрыгивали обратно к ней в ладони. Олак не понаслышке был знаком с магией, но вот смысла конкретно в этой, так и не увидел.
   - Здравствуй, Баттори, наконец-то мы встретились.
   - Привет-привет, Олли, подожди немного, я пока занята, - в своей привычной манере ответила подруга. Она умела совмещать в своём чарующем голосе и беззаботность, и угрозу.
   Парни переглянулись между собой и пожали плечами. Меч Ван решил опустить - в отношениях этой парочки главенствовала вампирша, и раз она не приказала ему срубить голову однокурснику, значит, в ней пока имеется ценность. Приятно, когда тебя ценят.
   Олак попытался разговорить друга, но Ван проигнорировал его жалкие попытки. Делать было решительно нечего. Конечно, можно было рассмотреть убранство храма, восхититься изобретательностью древних архитекторов, найти какую-то связь с современным искусством, почитать полустёршиеся письмена, поглазеть на откровенные фрески - ни одна из многочисленных богинь любви не обладала целомудренностью, и множество других интересных вещей, однако он не сделал этого. Оборотень устало опустился на холодные ступеньки одной из лестниц и помассировал виски. Скоро всё закончится, нужно немного потерпеть.
   - Итак, Олли, какими судьбами ты оказался здесь, в богами забытом месте? - после по меньшей мере двадцати неудачных попыток, обратилась к нему юная вампирша. Успевший задремать Ван расправил плечи и преисполнился грозностью.
   - Вас искал, - откликнулся оборотень.
   - Ха! И позволь спросить заче-е-ем?
   - Чтобы предупредить о грозящей смертельной опасности из-за вашего побега!
   Парочка обменялась понимающими взглядами.
   - О, а мы-то за последние полгода и не заметили эту опасность, - от яда в голосе Баттори мог отравиться сам василиск, причём помер бы он профессиональной от зависти.
   - Я на полном серьёзе: твой отец просто в ярости, верхушка вампиров подговаривает его растерзать Вана и заточить тебя в какую-нибудь башню лет на сорок!
   Лицо Баттори расплылось в странной улыбке, будто искусный художник мимолётным движением, не видимому ни глазу оборотня, ни тем более человеку, нарисовал её. С такой улыбкой она и появилась перед ним. Теперь-то Олак разглядел, что это была гримаса безумной ярости.
   - Значит, ты спелся с моим отцом и притащил с собой палача, да? - изящная женская ручка с лёгкостью приподняла его за горло. Будь он человеком, он был бы уже мёртв. - Ты думал я не замечу, я - чистокровный вампир?! - хватка усилилась, и Олак попытался остановить подругу, но у него ничего не вышло - как-никак он не зря стал изгоем среди оборотней.
   - Я... об...манул... её...
   Его швырнули на пол, и он судорожно закашлялся, потирая шею, чтобы хоть как-то убаюкать пульсирующую боль. Вампирша презрительно фыркнула, а Ван снова обнажил меч. Это начало раздражать.
   - Ван, Баттори! Да что с вами? Это же я - Олак, ваш верный друг. Семь лет я ввязывался в каждую вашу авантюру, прошёл с вами огонь и лёд, съел ведро соли, ну помните, то наказание от Солина, прикрывал отлучки Вана, отводил подозрения от Баттори, больше никогда не наряжусь женщиной, и многое-многое другое! И вот как вы встретили меня? Один чуть не зарубил, другая едва не задушила - разве так поступают с друзьями?!
   И долго ещё его голос резонировал по всему храму. Удивлены были абсолютно все, включая его самого. Он в жизни не поднимал голос, уж тем более в разговоре с единственными друзьями, которых ценил превыше семьи.
   - Хочешь убить меня, Ван? - Олак схватил лезвие меча паладина и направил его на свою грудь. - Так давай! Убей, если семь лет дружбы ничто для тебя!
   - Мальчики, давайте успокоимся, - Баттори явно занервничала от вида крови, - Ван, милый, убери меч, нам не нужны трупы, это может разгневать богиню!
   - Не знаю, как насчёт богини, но меня вы точно разгневаете, - донеслось откуда-то сверху.
   У Олака перехватило дыхание - знак! Он подал знак! Его мужественный поступок или глупый, смотря с чьей точки зрения смотреть, был им же превращён в акт скулежа и признания своей беспомощности. А ведь он впервые увидел в глазах Вана уважение...
   - Эппо Пея, последняя из клана Запятнанных Когтей к вашим услугам, Ваше Темнейшество! - его спутница приземлилась чуть поодаль от них, с таким расстоянием она могла вовремя среагировать как на атаку Вана, так и Баттори. В её вызывающей позе в противовес словам не было ни капельки почтения.
   - Так вы с ним заодно, - в глазах Вана появилась мрачная решимость.
   - Мы оба хотим вернуть Баттори назад, - подтвердила Эппо, - как вы, наверное, уже слышали: Ночий потерял терпение. Как и твой орден, отступник, он уже начал выдавать телепортационные камни своим пешкам, сам знаешь цену подобных вещичек. Я так понимаю, малыш Олли не смог вразумить вас - ха, я всегда верила, что дружба существует лишь в воспалённых умах бардов и пергаментомарателей. Вижу, вы уже начали готовить заклинание, Ваше Темнейшество...
   - Меньшего я от Когтей не ожидала, - вокруг пальцев рук дочери Ночия струилась тьма. Пропустить такое заклинание смерти подобно, не спасут ни оточенные годами тренировок навыки, ни условное бессмертие вампиров.
   - Да делайте, что хотите, я не буду с вами сражаться, только Олака верните, вы его недостойны!
   Теперь Эппо повергла всех в ступор. Привыкший к её выкрутасам Олак первым пришёл в себя и осторожно скосил взгляд на экс-друзей, сложно сохранить прежние отношения после того, как они оставили шрам на твоей груди. Заклинание княгини вампиров прервалось - достижение, рот Вана широко открыт - тоже неплохо, таким удивлённым ему ещё не доводилось видеть замкнутого паладина.
   Влюблённые посовещались, и решили не разыгрывать из себя злодеев: право же, именно так они начали выглядеть в глазах других участников истории, разве, что злобно не смеялись. Недоумевающий оборотень послушно затопал к вампирше, мысленно ожидая удара или пощёчины, но по прибытии его лишь похлопали по плечу и потрепали по волосам. Рана успела затянуться, скрывая под запёкшейся коркой крови его первый боевой шрам.
   - Ваше Темнейшество, прежде, чем мы расстанемся, позвольте дать один совет. Мой гордый клан сгубила любовь. Она затуманила их разум, сделала их слабыми... По моим подсчётам за последнее время вы сделали не менее пятидесяти телепортаций? Что бьёт по кошельку и по здоровью, хотя в молодости об этом не задумываешься, а зря, - на правах старшей посетовала Эппо. Влюблённые тупо кивнули и поторопили её с речью. - Во-вторых, обратили против себя мир света и тьмы! Я бы на вашем месте ни за что так не поступила. Почему? Смотрите: первое время вы отбиваетесь, чувствуете себя умнее и сильнее предков. Но годы идут, сил становится меньше, а врагов больше - родовая месть, вы же понимаете, зуб за зуб. А если появятся дети? - Баттори и Ван покраснели и отвернулись друг от друга, чтобы не пересечься взглядами, - это же столько проблем, деньги опять-таки... Не знаю, как твой орден, паладин, однако мы, вампиры, никогда не допустим, чтобы по свету бродила полукровка, своим существованием позорящая наш род. Подумайте над тем, захотят ли ваши дети противостоять целому миру, следуя вашему примеру.
   Завершив воспитательную речь, вампирша гордо затопала к выходу, мимо поразевавших рты влюблённых, остановилась через десять шагов, сделала жест "место", и отправилась дальше. Олак встрепенулся, побежал за ней, притормозил перед пребывающими в прострации бывшими друзьями, чтобы попрощаться, и удвоил скорость.
   - Эппо! Почему ты то, нет-нет, почему ты это и зачем так, а не эдак? - сбивчиво спросил оборотень, когда они вышли их храма.
   Его спутница лишь загадочно ухмыльнулась и приложила палец к губам. Пришлось насторожиться. И буквально через пару минут он услышал рёв. Так мог реветь зверь размером с дракона либо преисполненный ярости раненный вепрь.
   - Я ТЕБЯ УБЬЮ! - во второй раз он сумел вычленить слова из водоворота ярости.
   - Это разумное существо? - осторожно спросил оборотень, уже из-за спины вампирши.
   - Вот прямо сейчас - нет. Ты боишься высоты?
   - Да не особо...А-а-а!
   Его бесцеремонно зашвырнули на ближайшую колонну в два человеческих роста, на который он с трудом залез. Расширившимися от ужаса глазами он наблюдал за вылетевшим из здания "зверем". То было нечто, некогда бывшее Ваном: глаза его сверкали злобой, порванная одежда обнажала испещрённую шрамами грудь, а руки ни на секунду не прекращали пляску с мечом - промедли Эппо, взбешённый паладин бы попросту порубил их на ходу.
   - ОЛАК, ЭТО ТВОЯ ВИНА! СПУСКАЙСЯ!
   Не дождавшись ответа, Ван начал рубить мечом камень. Слава богам, тот специализировался исключительно на нечисти и людях, и быстро затупился.
   - Баттори... Она ушла от меня! Из всё из тебя! Если бы ты не появился... - обессилевший мечник опустился на землю. - Она сказала, что много раз кидала монетку, но ответ был один - нам не суждено быть вместе...
   Олак перевёл взгляд на Эппо, та со скучающим выражением лица, завтракала из волшебной фляги, смотря на происходящее с балкона храма. Вот же, самое удобное место для себя припасла! Хотя не это должно возмущать, а то, что почему-то его одного избрали виноватым. Что в академии, что дома, что здесь - итог один.
   - Юноша, если вы хотите изменить вашу ситуацию, то я могу помочь вам: совершенно случайно ко мне в руки попал телепортационный камень, вашего, между прочем, ордена - сама судьба велит отдать его вам!
   Боги имели извращённое чувство юмора, раз охотник решил сжалился над жертвой. Ван настороженно проследил за спрыгнувшей к нему Эппо, но та не проявила признаков агрессии, и не дойдя до него пары шагов, кинула артефакт.
   "Благодарю" - сухо бросил юноша, подобрал меч, и активировал его. Ушёл по-эльфийски, не прощаясь.
   - Слезай, блохастик, пора по домам и баиньки. Точнее тебе баиньки, а мне предстоит уйма дел. Наши голубки разлетелись, кто в отчий дом, кто в казематы ордена...
   - Погоди, в казематы?!
   - Ну да, - зевнув, подтвердила Эппо, - неужели ты думал, что орден будет давать пешкам исправные артефакты? Твой знакомый был сильный воином, даже без меча, вот я и решила свалить проблему на чужие головы.
   - Я думал Запятнанные когти - сильнейший клан вампиров.
   - Мы знамениты тем, что решаем нерешаемые проблемы, малыш Олли, а это бо-о-ольшая разница, - певуче протянула вампирша, снова широко зевнув. На горизонте занимался рассвет.
   "И всё-таки вампиры больше ночные существа" - улыбнулся своим мыслям Олак. Теперь всё наладится: он узнал, кем его считали "друзья", что следует делать в опасных ситуациях, и кому можно доверять. Как выяснилось, ни семье и друзьям, а наглой, острой на язык вампирше, которая в душе самая светлая и доб...
   - Ты не мог бы обратиться в звериную форму? Лошадей нет, а ты волк большой, явно уместишь меня, слабую и хрупкую девушку.
   ... хитрая и расчётливая личность, которая просто-напросто нуждается в ездовом животном, и именно из этого соображения заступилась за него! Чуда не случилось, вампиры по-прежнему их враги или в его конкретном случае наглые эксплуататоры, но оборотень не стал возражать и покорился воле опасной красавицы - он нуждался в новых друзьях.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"