Ватари Ватару,: другие произведения.

Yahari Ore no Seishun Love Come wa Machigatteiru 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.78*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как я и думал, с романтической комедией моей юности что-то не так.//17-летний Хикигая Хачиман - юный циник и пессимист, уверенный, что "весна юности", дружба и любовь - обман, ложь и фикция, а поддержание сего мифа есть коллективный заговор тех, кто обжегся и ничего не получил, но не хочет признавать очевидного. Молодая учительница Хирацука Шизука оказалась не в силах переубедить проблемного ученика и отправила его в "клуб обслуживания", единственным членом которого числится первая красавица школы Юкиношьта Юкино. А может, на деле сенсей не так уж проста и поняла, что помощь требуется обоим?// Бакацуки http://www.baka-tsuki.org/project/index.php?title=Yahari_Ore_no_Seishun_Rabu_Kome_wa_Machigateiru_~_%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9

  Пролог[править]
  
  OreGairu v7 Prologue.png
  Глава 1: Несмотря ни на что, Хикигая Хачиман проживёт свою школьную жизнь мирно.[править]
  
  Разве девушки не становятся красивее, когда одеваются легко, а не тяжело? Само наличие у меня в голове такой мысли показывало, что сезон красоты уже позади.
  Фестиваль культуры давно закончился, да и спортивный прошёл без накладок, и до конца года оставалось чуть менее двух месяцев.
  Нужно отметить, что на смену жаркой погоде пришли ветра, причём не холодные, а вымораживающие. Вполне ожидаемо, если учитывать, что школа стоит на берегу океана.
  Если хотите узнать что-то ещё, пожалуйста: вокруг меня царил такой же холод.
  Место вокруг моей парты, находящейся в самой середине класса аки глаз бури, являло собой изолированный вакуум, к которому никто и не смел приближаться. Может, это сугубо японская черта характера, но наш народ любит цепляться за углы и края. Когда человек едет в автобусе или на поезде, он хочет сесть как раз на такие места. Олицетворите их как Уголок и Краешку и наблюдайте за тем, как быстро они набирают популярность.
  Из-за этого пространство в непосредственной близости от моей парты было практически пустым.
  Всё было как всегда. За исключением взглядов. Не то чтобы мои одноклассники рассеянные, но, глядя на меня, они будто умышленно кричали: "Что? Ты всё это время был здесь?!" Такие косые взгляды, после которых люди отводят взгляд с видом "Сейчас заржу".
  Если я оглядывался, чтобы понять, кто на меня смотрит, то непременно пересекался с ним взглядом, поэтому практически сразу же отворачивался - Хикигая-стиль.
  В принципе, мы оба друг от друга отворачивались, и это было совершенно нормально.
  Но так было раньше.
  Сейчас, когда одноклассники смотрят на меня свысока, всё по-другому. Сейчас люди, глядя мне в глаза целых две секунды, усмехаются: "Он смотрит на нас, лол", "Что это с ним, лол?", "Жуть, лол". Остроумность этих слов зашкаливает.
  Знаете, сейчас я чувствую себя эдакой цирковой пандой. Хотя нет, это я перебрал. Тюлень или морской котик тут подойдут лучше. У этих милых созданий есть одна странность - они одновременно и отталкивают от себя, и притягивают.
  Ладно, я должен был себя подбодрить, иначе не выдержал бы этой тяжёлой атмосферы.
  Но я уверен, что вы бы ночей не спали, плача, если бы узнали, что кое-что упустили. Дело в том, что несмотря на всю кажущуюся прочность, сверхлюдей, алмазы и меня, человека-алмаз, можно легко расфигачить молотом. А кто-то ещё говорил, что алмазы не бьются. Ага, конечно.
  К счастью, анти-Хикигайное настроение, витавшее по школе, вроде начало рассеиваться. Во-первых, меня "не замечали" и пытались переключиться на что-нибудь другое. Я где-то слышал, что любые сплетни утихают за 75 дней, и это, похоже, правда. Это как каждый сезон менять свою "вайфу".[1]
  Степень холодного обращения с моей персоной упала до такого уровня, на котором меня не позовут даже в выпуск ток-шоу, повествующий о бывших звёздах эстрады. Таково текущее положение дел.
  Миру не было до меня никакого дела. У него были дела и поинтереснее.
  С разных уголков класса, как обычно, доносились обрывки пустых и расслабляющих мозг разговоров.
  С задних рядов раздавались громкие голоса, похожие на звук, с которым горилла бьёт себя в грудь. Владельцы этих голосов поддерживали между собой разговор и явно привлекали к себе внимание. А если добавить в слово "бить" немного японского колорита, получится "биттэиру".[2]
  Своей шумной беседой они будто обозначали своё присутствие в классе. Бросив взгляд в их сторону, я увидел трио из трёх человек, Тобе, Ооки и Ямато, сидевших на партах. У вас же стулья есть, эй!
  - Ббе, шо буш делать на экскурсии? - спросил Тобе. В ответ Оока поднял руки вверх и прокричал:
  - Киото, да? Конечно, USJ. U. S. J! U. S. J![3]
  - А эт не в Осаке?
  - Точняк! Потеря потерь!
  Ух...
  Последнюю реплику произнёс Ямато, причём на удивление громко; Тобе же страдал какой-то фигнёй. Чёрт, от таких разговоров повеситься хочется. Если бы тут был выходец из Кансая[4], он бы уже давно перевернул на них мусорку. Есть у кансайцев такая особенность - злиться при звуках плохой имитации своего диалекта. Это ещё Конан-кун[5] говорил, разумеете?
  Но обычные обыватели из Канто совсем не относятся к кансайскому диалекту с утончённостью. Будь моя воля, отдавал бы за такие разговоры под суд, хотя кто знает, не творится ли в Кансае такая же ситуация?
  Оборвав мысли о вещах, в которых я не уверен, я вновь услышал весёлый разговор этой троицы. Неожиданно они повернулись к девушкам, состроив ужасные улыбки и будто говоря: "Неплохая у нас тема для разговора, а?"
  - Хотя, знаете, в Осаку ехать - та ещё париловка.
  - Отож.
  На лице Ооки, смотрящего на Тобе, который запустил руку себе в волосы, появилось на редкость ужасное удовлетворённое выражение. Сидевший рядом собранный и медленный Ямато, бывший, однако, быстрым на подъём, осторожно, будто прицеливающийся снайпер, о чём-то подумал и открыл рот:
  - Можешь поехать один, Тобе. Как тебе такая мысль?
  - Не-е-ет! Бросить меня решил?! Ты меня с Что-то-тани-куном не перепутал?
  Взрыв хохота.
  Бросив пару взглядов по сторонам, я заметил, что сидевшие рядом с ними с телефонами в руках Ода и Тахара пытались сдерживать смех; их выдавали трясущиеся плечи и звуки: "Фуккуку...".
  Потрясная шутка, парни. Свежесть альпийских гор.
  Вот так со мной сейчас, собственно, и обращаются. Топчутся на одном месте, близком к границе собственного словарного запаса, и пытаются выдумать что-то новое на эту тему.
  Кстати, травля в нашей школе проявляется только в виде шуток. Типа: "Мы не затравливаем человека, мы его дразним". Причём независимо от того, насколько слова или поведение были жестокими, фраза: "Это была шутка" служит аналогом трубки мира. Очень удобно. Кем бы ни был забияка, слова типа: "А вот тут тебе бы засмеяться, Вегета"[6] пробивают на смех в подавляющих ста процентах случаев.
  Однако делают они это лишь ради своей политики "мирного урегулирования".
  Если они не могут остановить конфликт, то сводят всё к шутке. Группам, сталкивающимся с неожиданностями, это просто необходимо.
  Кто бы мог сомневаться, что после истории с Сагами большая часть класса примет её сторону? С каждым презрительным взглядом в мою сторону узы человека с Сагами росли, цвели и пахли, но в старшей школе время летит быстро, и к концу спортивного фестиваля тренд "Пожалеем Сагами" перетёк в нынешний "Поиздеваемся над Хикитани-куном". Я ребёнок тысячелетия, честное слово.
  Когда о корне всей проблемы, Сагами, практически забыли, издевательства над Хикигаей Хачиманом превратились в весёлую игру.
  Эта игра, к моему сущему удивлению, превратилась практически в религиозный обряд. Обычно обряды проводят с какой-то целью, но смысл этого обряда потерялся в пространстве-времени. Возьмём, к примеру, Рождество и праздник танцев О-Бон - люди любят их, несмотря на первопричину и изначальную суть торжества, что вполне отражает то, как люди предпочитают смотреть на окружающий мир.
  Быстренько приняв праздник в свою культуру, они могут не только объединиться как-то иначе, но и посмотреть на свою особенность как группы в новом свете.
  Ну да ладно, всё равно они скоро потеряют интерес.
  Но общее настроение класса, находящегося в предвкушении экскурсии, поднялось до максимума.
  Люди собирались в группы, чтобы поделиться своими планами: куда пойдут, что там сделают. Да, когда им нужно побахвалиться своей способностью взаимодействовать с группами, этот обряд необходим.
  Тобе с дружками, чей разговор прыгал от одной темы к другой, как-то умудрялись постоянно вставлять в него "Что-то-тани-кун". И вообще, меня зовут не Хикитани...
  - Знаете, нехорошее дело - эти экскурсии, - произнёс Оока, почёсывая макушку.
  - Ото ж, - закивал головой Тобе.
  "Это почему?" - чуть не спросил я, но само это действие для меня сейчас невозможно. Что нехорошо, то нехорошо. Если вещь плохая, то она плохая. Разговор замкнулся, но я всё равно не могу в него вмешаться. Нехорошо это.
  - О, точно, слушай. Тобе, ты как, решил уже насчёт этого? - нетерпеливо спросил Оока. Тобе почему-то заметно смутился.
  - Чё, сказать? Сказать, да? Ну всё аще. Всё уже решено, - он чуть кашлянул и добавил: - В смысле, будет решено.
  Лицевые мышцы Тобе словно одеревенели. Остальные издали восхищённые вздохи. Что, решил скурить какую-нибудь опасную травку? Но их разговор был слишком отрывочным, чтобы понять ещё что-либо, кроме того, что у них будто гора с плеч упала.
  Тобе со своими дружками понизили голоса и стали переговариваться шёпотом. Похоже, они не хотят, чтобы их разговор слышали посторонние.
  На меня практически перестали смотреть. Думаю, из-за того, что и все остальные, как Тобе с друзьями, сфокусировались на своих разговорах. Убедившись в этом с помощью обзорного взгляда, я удивлённо уставился в потолок. Затем сполз на стуле чуть ниже, благодаря чему спине стало намного удобнее. Выдохнув, я медленно закрыл глаза.
  Все оживлённо болтали о надвигающейся экскурсии. Благодаря этому я освободился от насмешливых и неприятных взглядов.
  И тут свет, проникающий из-за закрытых век, куда-то исчез. "Это что за колдунство?" - подумал я, но, открыв глаза, увидел над собой знакомую грудь. Стоп, нет. Знакомое лицо.
  - Яххало! - произнесла Юигахама, глядя на меня сверху вниз.
  - Ага...
  Увидев её перед собой так близко, я чуть не сиганул со своего стула, но мне удалось удержаться от порыва и ответить нормально.
  - В клуб сегодня идёшь, да?
  - Ага.
  - Ясно. Тогда увидимся в клубной комнате, - тихо ответила она. Вот это осторожность. Подошла ко мне, когда я выпал из всеобщего внимания.
  Она чуть заметно помахала мне рукой, которую всё это время держала на уровне груди, и отошла в сторону Миуры, которая бросила на меня озадаченный взгляд и вновь опустила глаза на свой телефон.
  Чего ещё ожидать от королевы, идущей своим адским, огненным путём; на людей низшего класса она внимания обращать не станет. Она не друг, не враг и даже не нейтрал; впрочем, я благодарен ей за эти односторонние отношения.
  Думаю, на меня она смотрела только потому, что переживала за Юигахаму.
  Разговаривать со мной в такой атмосфере было крайне рискованно, но способность Юигахамы ощущать общий настрой и не создавать никому проблем - не то, над чем можно смеяться.
  Из всего этого можно было бы сделать вывод о том, что Юигахама стремится сохранить своё положение в классе, но желание оградить меня от насмешек было намного явственнее.
  Те, кого ненавидят, но кому нужно удержаться в группе, должны уничтожить всё, что можно использовать против них. Не совершать ошибок; не поступать неправильно; не показывать свои слабости - вот три самых важных правила. В принципе, это одно и то же правило, только в разных формулировках.
  Но выставление на показ личностного превосходства можно использовать против тебя. Потому и важно ничего не делать. Если ты ничего не делаешь, ты не можешь ошибиться.
  И ни с кем не сходиться. Потому что простым схождением дело не закончится. Существует такое понятие, как общественное мнение. А особенную осторожность нужно проявлять в отношении тех, кто часто находится в центре внимания.
  Лучше бы я был поосторожнее. Отношения с другими людьми мне даром не нужны.
  Юигахама, находящаяся близ вершины пищевой цепочки, смогла выгадать нужный момент для того, чтобы заговорить со мной, не привлекая чужого внимания, но такой наивности стоит опасаться.
  Я рад, что мне до сих пор удавалось делать вид, что меня нет в классе, но пора, наверно, приступить к более физическим средствам. Например, приложить к уху телефон и выйти из класса. Или сделать вид, что мне звонят, но я ещё не ответил... Нет, это быстро раскусят. Они сразу поймут, что никто не станет мне звонить.
  В конце концов, я решил, что ничего другого не остаётся, и вновь принял спящий вид.
  К концу перемены ситуация в проходах между партами стала напоминать пробки на дорогах. Сначала в класс вернулись те, кто уходил в соседние кабинеты, потом те, кто ходил в туалет, а затем и те, кто ходил за напитками.
  Чуть приоткрыв глаза, я заметил в углу своего поля зрения длинный развевающийся хвост.
  Человек со сверкающими голубоватыми волосами, завязанными самым заурядным способом, состроил своему телефону беззаботную мордашку, но потом быстро напустил на себя скучающий вид.
  Эта братолюбка опять своему мелкому строчит? Я бы не стал писать Комачи у всех на виду, а то ещё сестролюбом обзывать начнут. Я ведь и "Sister Princess"[7] могу устроить. Хотя нет.
  Кава-как-её-там-саки (сокращённо "Кавасаки") подозрительно окинула взглядом класс. Видимо, проверяла, не видел ли кто её глупой улыбки.
  Этот взгляд столкнулся с моим.
  - Хи!.. - взвизгнула Кавасаки, аж подпрыгнув. Через несколько секунд таких гляделок она покраснела, опустила голову и пошла на своё место.
  Кавасаки вела себя так с фестиваля культуры. Она старалась держаться от меня подальше, а когда замечала, что я на неё смотрю, быстро отворачивалась. Вот, вот, так и надо. Чтобы каждый из нас прожил мирную жизнь, нам лучше держаться друг от друга на комфортном расстоянии.
  Некоторые берут на себя смелость утверждать, что люди - единственные существа, убивающие себе подобных, но они не совсем правы. Животные такие же; они намеренно убивают друг друга, защищая свою территорию. Внутри школы тоже есть разные территории, и было бы глупо не утверждать, что между ними нет соперничества.
  Более того, мы, старшеклассники, принадлежим какой-нибудь группе или иерархии, которые можно показать как расы.
  Все люди разные.
  Доказательством этому может послужить личность, с каждым шагом приближающаяся ко мне; уж его я бы точно не посчитал одним из своей расы.
  - Хачиман.
  Голос, похожий на мелодию небес; стопы, ходившие по облакам; фигура, несомненно, принадлежащая ангелу.
  Тоцука и правда ангел.
  И поскольку он, в отличие от этих паршивых людишек, ангел, он подошёл ко мне, невзирая на царившее в классе настроение.
  - Скорее всего, на расширенном классном часе мы будем разбиваться на группы, - поделился со мной услышанной от кого-то информацией Тоцука.
  Через неделю нас ждут три дня и четыре ночи экскурсии. В первый день мы будем шататься по городу всем классом, во второй - группами, а на третий день нас будет ждать полная свобода. И поскольку первый день уже был расписан по минутам, весь класс обсуждал, что будет делать во второй и третий.
  Короче, на классном часу мы будем разбиваться на группы, а поскольку две трети класса уже договорились, кто с кем будет, на нас надвигается финальная битва.
  Но поскольку я всё равно буду тащиться вслед за теми, кто остался без группы, мне на неё плевать.
  - Ясно. Но большая часть класса уже решила, с кем будет.
  - Правда?.. А я ещё не решил, - тихо пробормотал Тоцука. Должно быть, ему стало стыдно от того, что он оказался одним из тех, кого окружали люди, уже обговорившие, куда пойдут.
  - ...
  Повисла странная тишина, и, заметив это, Тоцука поднял голову и улыбнулся так, будто хотел кого-то обмануть.
  ...Я хочу защитить эту улыбку.
  В нормальных условиях смелость, присущая тем, кто привык сам приглашать куда-либо других людей, вызвала бы у меня лишь антипатию, но у нас же экскурсия на носу. Сейчас можно и постараться. Хотя есть что-то неправильное в том, чтобы стараться ради парня.
  - Раз так, давай будем вместе.
  - Угу!
  Я почувствовал, как счастье и энергичность, которыми была наполнена его улыбка, передаются мне. Если бы я был не нашедшим покоя призраком, то мгновенно вошёл бы в Нирвану. Да я бы сейчас в силы самообороны добровольно записался!
  - Нужно найти ещё двоих. Что будем делать?
  - То есть, в каждой группе должно быть четыре человека?.. Просто состыкуемся со второй такой же компанией двух, и всё.
  Для тех, кто, как мы, остался без группы, это была операция чрезвычайно низкой важности.
  - Точно! Надо ещё решить, куда сходить...
  - Да мне как-то всё равно.
  Судя по всему, до звонка оставалось совсем немного, и я подтолкнул Тоцуку, поглощённого своими мыслями и явно не собирающегося никуда идти, к его парте. Перед тем, как он ушёл, я чуть коснулся его плеч.
  Тоцука что-то радостно сказал мне, помахал рукой и пошёл к себе.
  Люди, сидевшие за соседними партами, несколько секунд провожали его взглядами, но неприязни в них не читалось. Думаю, это из-за того, что для них Тоцука практически ничего не значил. Похоже, у него немного другое положение в обществе.
  Наперёд, не стоит привлекать к себе столько внимания.
  Буду делать то же, что и обычно. Завязывать со мной беседу никто не будет; им ведь даже обращаться ко мне не хочется.
  Если я буду держаться от одноклассников на должном расстоянии, всё будет хорошо. Пока я неустанно себе об этом напоминаю, никаких проблем не предвидится.
  Я, как и обычно, решил притвориться спящим. Сей акт, ради моего же хладнокровия, следовало исполнять строго определённым образом.
  Собираясь пристроить голову на левую руку, я скользнул взглядом по двери класса и внезапно увидел редкий набор персонажей.
  Это было перед самым звонком.
  В класс вернулись Хаяма и Эбина-сан. Внутри группы я видел их вместе часто, но чтобы они друг с другом разговаривали...
  А ведь их какое-то время не было в классе.
  Хаяма и Эбина-сан, выглядевшие так, будто разговаривали о чём-то секретном, обменялись парой слов и разделились.
  Эбина-сан направилась в сторону Миуры и Юигахамы, энергично поприветствовав их словами: "Хелло, хелло". Те, откликаясь на её жизнерадостность, ответили так же.
  Хаяма же, в отличие от них, был каким-то неопределённым. Его улыбка сквозила непривычной для него болью. Похоже, он испытывает какие-то душевные муки.
  Не будучи с ним на короткой ноге, я понял лишь это. А уж остальные и подавно должны понять.
  Первым из той троицы окликнул его Тобе.
  - Эй, Хаято-кун, ты де был? Решил быть сам по себе, как Что-то-тани-кун?
  - Да нет. Мне что, уже в туалет нельзя сходить? Любишь же ты эту шутку. Прямо перебарщиваешь.
  Всё ещё улыбаясь, Хаяма хлопнул Тобе по голове.
  - Ббе.
  После этого ответа в духе цуккоми[8] Тобе только и смог, что выдохнуть, но, чтобы не остаться в долгу перед Хаямой, Ямато и Оокой, добавил:
  - Точняк. Если переборщить, будет потеря потерь.
  - Ты хотел сказать "Тоберя Тоберь"?
  - Что, теперь я? Да ладно!
  Их смех разнёсся по всей комнате.
  Шутки типа "Тобе or not Тобе" и так далее проскальзывали в их разговоре так часто, что вскоре заняли место дежурных шуток класса 2-F. Чего и следовало ожидать от группы Хаямы, задававшей тренды. Хикитани-шутки стали частью истории.
  Благодаря этим парням ко мне вновь вернулись мир и покой. Неизменная и прекрасная изоляция.
  Я даже чувствую себя ещё более отстранённым от остальных, чем раньше. Само моё присутствие растворилось во тьме.
  Я стал чувствовать себя ниндзя. Приветствую, я ниндзя Хикигая.
  Жду не дождусь визита в храм Кинкаку в Киото...
  Глава 2: Никто не знает, почему они пришли в клуб обслуживания.[править]
  
  Чайник, который кто-то из нас когда-то принёс в клубную комнату, засвистел. Юкиношьта, заметившая, что вода вскипела, аккуратно загнула уголок страницы своего журнала. Вот уж воистину, уши, как у собаки. Правда, кошатница Юкиношьта возразила бы мне словами: "Не как у собаки, а как у шотландской вислоухой кошки", но шотландские вислоухие кошки - такая редкая порода, одной из особенностей которой являются загнутые, как у собаки, уши.
  Юкиношьта положила свой журнал на стол, встала и подошла к чайнику.
  Юигахама, сидевшая в телефоне, голосом, полным надежды, воскликнула:
  - Наконец-то полдник!
  Пока Юкиношьта готовила чашки и чайные листья, Юигахама копалась в сумке и доставала из неё конфеты.
  На столе появились красивая чашка и блюдце, а также кружка с напечатанной на ней собакой, по-видимому, впавшей в летаргический сон.
  Чем дальше шла осень, тем сильнее чувствовались признаки приближающейся зимы.
  Я читал книгу в мягкой обложке, и видел Юкиношьту, разливающую по сосудам чёрный чай, лишь уголком глаза. Наполнив сначала чашку, а потом и кружку, она, держа в одной руке заварник, замерла. Обхватив ладонью подбородок, она задумалась, после чего достала откуда-то бумажный стаканчик и наполнила чаем и его. Будто жалея о том, что сделала это, Юкиношьта смерила стаканчик холодным взглядом. Оставшиеся листья она положила в фарфоровый горшочек, который накрыла крышкой, чтобы они не замёрзли. Взяв и чашку, и блюдце, она вернулась на своё место. Юигахама, схватившая кружку вслед за ней, продолжала клацать по клавишам телефона.
  На столе остался стоять одинокий бумажный стаканчик. Пар, который, словно потерявшийся ребёнок, не знал, куда деваться, медленно тянулся к потолку.
  - Чай... остынет ведь.
  - Я всё равно не могу пить горячее.
  То, что она налила чай и мне, я понял не сразу. Но я не настолько упрям, чтобы отказывать тому, кто что-то для меня сделал. Я потянулся за стаканчиком в надежде, что чай уже остыл.
  Когда я дунул на него и немного отхлебнул, Юигахама, держащая свою кружку обеими руками, дуя на чай, заговорила:
  - Ах да, экскурсия ведь скоро.
  У Юкиношьты дрогнули брови. Сейчас только об этом все и говорили. Похоже, тема экскурсии добралась и до клуба обслуживания, членом которого я являюсь.
  - Уже решили, куда пойдёте?
  - Скоро начнём.
  - Смотря куда захотят пойти парни из моей группы.
  Для меня школьная экскурсия была не более чем принудительной передислокацией. Парни из моей группы явно наплюют на все мои слова и выберут всё сами, а я буду тихо тащиться вслед за ними. Я не особо по этому поводу расстраиваюсь, ведь так будет только проще. Правда, веселья во всём этом нет никакого.
  Белая ворона есть белая ворона, хотя вероятность того, что в миролюбивой группе с дружелюбными парнями тебя послушают, весьма высока. Но обычно все только и хотят от тебя избавиться. Для такой закоренелой белой вороны, как я, это было очевидно. С Юкиношьтой должно быть то же самое.
  - Кстати, Юкиношьта. Чем ты занимаешься на мероприятиях и экскурсиях? - спросил я. Юкиношьта, держа чашку одной рукой, склонила голову набок.
  - М? В смысле?
  - У тебя ведь нет подруг в своём классе, верно?
  Со стороны такой вопрос может показаться оскорбительным, но Юкиношьта не выразила совершенно никакого неудовольствия.
  - Да, - равнодушно ответила она. - И?
  YahariLoveCom v7-029.jpg
  - Да просто интересно, как у тебя с группами.
  Похоже, Юкиношьта поняла, что я имею в виду, потому что она опустила чашку и удовлетворённо сказала:
  - А-а-а, если ты об этом, то меня уже пригласили. Правда, я ещё не ответила.
  - Т-тебя пригласили? - удивлённо спросил я. Юкиношьта слегка нахмурилась.
  - Не знаю, что ты там обо мне думаешь, но когда дело доходит до деления по группам, проблем у меня не возникает. Обычно ко мне кто-то подходит, - сказала она, отбросив волосы от плеча. Юигахама, внимательно слушающая наш разговор, поднесла кружку к губам и подняла руку.
  - А-а-а, понятно. В классе J ведь полно девушек, и хладнокровие Юкинон должно кому-нибудь из них нравиться.
  - Хм, понятно... В классе J, значит...
  Юкиношьта была ученицей класса J, персоной межкультурной значимости. Девяносто процентов этого класса составляли девушки, и, в отличие от остальных классов, им преподавали несколько другие дисциплины, из-за чего его окружала аура обычного класса в какой-нибудь женской школе. Когда я заглянул в него, меня встретил приятный запах, точнее, столько намешанных приятных запахов, что меня чуть не стошнило. К тому же, в холодное время года девчонки с высокой вероятностью подденут под форму доходящие до уровня юбок свитера и будут баловаться, шлёпая друг друга по юбкам. Весёлое такое зрелище.
  Благодаря тому, что в классе Юкиношьты учились, в основном, представительницы прекрасного пола, в нём, видимо, было комфортно, уютно, да и заниматься своими делами никто не мешал. Формировать группы тоже должно быть легко.
  Это одно из преимуществ однополых коллективов.
  Парни обычно стараются выпендриться перед девчонками. Вот как Тобе с дружками, когда разговаривали на полтона выше, чем надо, или "плохие парни", или даже люди с синдромом восьмиклассника - все. Даже я.
  Да и девушки, наверно, тоже чем-то таким занимаются.
  Я уверен, что даже Юкиношьта может рассказать о своих опытах такого рода. Если мы соберём в одном классе кучу мальчиков и девочек, что-нибудь да произойдёт. А если произойдёт в смешанном коллективе, то произойдёт и в однополом. В жизни всегда что-нибудь происходит. Даже на пенсии.
  - Ха-а... Кстати, я так рада, что у нас ещё на Окинаву экскурсия есть, - сказала Юигахама, чуть съехав вниз на стуле и глядя в потолок.
  - В такое время года я бы не советовала, - произнесла Юкиношьта, посмотрев в окно. Снаружи дул пронизывающий ветер. Может, Окинава и является самой южной частью Японии, но сейчас явно не сезон ехать туда и радостно выкрикивать: "Море!", "Пляж!", "Кораблики!"
  - Э-э? А что в Киото делать? Там одни только храмы и святилища. Если бы я хотела сходить в храм, я бы пошла куда-нибудь поближе... Вон в Инагэ[9] есть храм Асама[10]...
  Честно, без прикрас - вполне в духе Юигахамы. Аж сердце заболело. Юкиношьта нажала пальцами на виски. Видать, тоже припекло.
  - Ты совершенно не понимаешь всей важности историко-культурного наследия, да?..
  В ответ на эти слова, дополненные невнятными вздохами и бормотанием, Юигахама состроила бунтарское лицо.
  - Не, ну что в этих храмах делать?
  В принципе, я могу её понять. Те, кому буддийские храмы и святилища не интересны, по поводу веры не парятся. Большинство старшеклассников, уверен, приходит в храмы только в первые дни Нового года и во время семейных обрядов.
  - Много чего. Во-первых, в храмы ходят не для того, чтобы развлекаться, а для того, чтобы учиться. И не только истории, храмы - это истоки нашей культуры...
  - Не думаю, что дело в этом, - прервал я учтивую речь Юкиношьты.
  - Да? Что же, расскажи, для чего нужны экскурсии.
  Будто рассердившись из-за того, что её перебили, Юкиношьта смерила меня испытующим взором. Страшновато это у вас выходит, барышня. Но отступать я был не намерен.
  - Вот и расскажу... Школьные экскурсии имитируют жизнь в обществе.
  - Понятно... Действительно, поездка на синкансене[11], на общественном транспорте, ночёвки в гостиницах...
  Юкиношьта скрестила руки на груди и, задумавшись, скосила глаза вправо вверх. Но я ещё не договорил.
  - Ты едешь в другой город против своего желания, ты должен встречаться с людьми выше тебя по статусу против своего желания и ты должен отмечаться везде, где побывал. Ты должен выбирать, где спать, что есть. Кроме того, твоё мнение игнорируют даже во время обмена идей, и тебе ничего не остаётся, кроме как со всеми соглашаться. А при тех деньгах, которые у тебя есть, тебе постоянно приходится думать: "Одному этот сувенир понравится, второй вообще от него будет в восторге, а третий переживёт". Думаю, для того чтобы научить этому школьников, экскурсии и придумали. Это обычная имитация случаев, когда всё идёт не так, как ты хочешь, и чтобы развлечься, тебе приходится идти на уступки и самообман.
  Когда я закончил, Юигахама посмотрела на меня с сочувствием.
  - Ухх... Похоже, развлечься на экскурсии Хикки не удастся...
  - Не думаю, что тебе удастся завести планы на будущее при таком пессимизме... - обеспокоенно проговорила Юкиношьта. Тут Юигахама, словно что-то вспомнив, ахнула.
  - Н-но ведь пусть даже всё так, как сказал Хикки, то, будет нам весело или нет, зависит от нас.
  - Ну... Пожалуй, да...
  Действительно, по какому бы плану и в какой компании тебя не гоняли, твоё отношение к происходящему будет зависеть от твоих собственных действий.
  Юкиношьта неожиданно улыбнулась, соглашаясь со словами Юигахамы.
  - Точно... Что-то же Хикигае-куну должнό быть интересно.
  - Ага...
  Находиться с Тоцукой в одной комнате, мыться с Тоцукой в одной ванне, есть с Тоцукой за одним столом; да, пожалуй, этого стоит ждать.
  - Значит, тебе всё же что-то интересно, Хикки?
  - Ну, во всяком случае, сам Киото.
  - Ничего себе, - произнесла Юкиношьта, глядя на меня. - Я думала, что традиции и социальные устои ты и в грош не ставишь.
  А вот это уже грубость. Хотя ладно, я к этому привык.
  - Ну, это же Мекка для гуманитарных школ, специализирующихся на истории Японии и японском языке.
  Кстати об исторических новеллах, Сиба Рётаро[12] очень интересовался книгами типа не такой уж старой "Сказ о четырёх с половиной татами"[13], так что поездку в Киото я стал прямо предвкушать.
  - Но пойти туда, куда хочешь, на экскурсии нельзя, так что я сам как-нибудь выберусь.
  - А разве не грустно ехать в путешествие одному?.. - пробормотала Юигахама.
  Да нет, думаю, наоборот, весело. Путешествовать самому по себе. Да меня сделает счастливым сам факт того, что мне не надо будет ни с кем видеться.
  Человек, думающий так же, как и я, Юкиношьта, согласно кивнул.
  - Это не так. Самостоятельное путешествие интересно как раз тем, что ты можешь осматривать достопримечательности столько, сколько захочешь.
  - Вот-вот, к тому же, ты можешь с головой окунуться в их атмосферу. Увидь я в саду камней Рёан-дзи[14] кучку шумных придурков-старшеклассников, глядишь, возьму один из камней и разобью им головы.
  - Я бы не стала... Храм ведь входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
  Похоже, мои слова не совсем обрадовали Юкиношьту. Вот только с гуманизмом у неё явные проблемы, при таких-то академических заскоках.
  - Вы уже решили, куда пойдёте?
  - Я ещё ни про что не читала... А, хотя Киёмидзу-дэра[15] хочется посмотреть. Он же, ну, известный.
  - Палишься, мейнстримщица... - мгновенно ответил я, и Юигахама надула губы.
  - Да ну тебя. А ещё Киотскую башню[16].
  - Чем тебе наша не нравится?
  - Это же портовая башня[17]!
  Ну да, называются они похоже. Но только называются.
  Я думаю, что привязываться к достопримечательностям родного города нормально. Нравится мне эта башня. Правда, с того памятного салюта всё никак не удавалось к ней выбраться.
  Юкиношьту моя любовь к родине задела.
  - Если уж разговор зашёл о башнях, то башня порта Кобе[18] знаменита больше.
  - Ну и что? Наша выше.
  - Что значит "ну и что"?..
  Судя по тому, как Юкиношьта надавливала на виски, она изо всех сил старалась избежать головной боли.
  - Так что, Юкиношьта? Ты что-нибудь решила?
  - Я... - она призадумалась. - Ну, сад камней Рёан-дзи, храм Киёмидзу, о которых вы уже говорили, и ещё я хочу взглянуть на не менее известные Рокуон-дзи[19], Дзисё-дзи[20].
  Юкиношьта моргнула. Видимо, прочла эти названия она совсем недавно.
  - Рокуондзисёдзи...
  - Не смешивай их... А ведь круто звучит, а?
  Рокуондзисёдзи. С таким именем сильный монах получился бы.
  - Может, мне следовало использовать более распространённые названия, "Кинкаку" и "Гинкаку"?
  - Н-надо было так и сказать! А, вот в Кинкаку-дзи я схожу. Юмико тоже хотела посмотреть.
  - Да уж, это так в её духе...
  Это было даже слишком в её духе. Пока я представлял себе Миуру, окружённую золотым звоном, Юкиношьта продолжила:
  - А ещё там есть тропа философов. Можно насладиться цветущей сакурой, несмотря на осень. Было бы неплохо ещё посмотреть на некоторые храмы ночью, если расписание позволит... Но с наступлением темноты нас могут никуда не отпустить.
  Юигахама удивлённо уставилась на Юкиношьту, назвавшую столько достопримечательностей подряд.
  - Ты так много знаешь...
  - Что, уже в "Jalan"[21] вычитать успела?
  Не слишком ли усердно они готовятся к этой экскурсии?
  - Да нет... Это общие знания о Киото, их должен знать любой японец.
  Она вдруг нахмурилась и потянулась за своим журналом. Присмотревшись, я понял, что это был-таки "Jalan".
  Но чтобы Юкиношьта вот так бесхитростно готовилась к экскурсии?..
  Я отвернулся, изо всех сил стараясь не заржать. Взглянув на Юигахаму, я увидел, что она была в таком же состоянии, и это насмешило нас ещё больше. Мы не удержались и фыркнули.
  - Что?
  - Н-ничего! Ничего!
  Юкиношьта пронзила нас холодным взглядом, и запаниковавшая Юигахама попыталась отмахнуться от опасной темы, замахав руками. Но на Юкиношьту это не оказало никакого влияния, и она так и смотрела на нас с холодным безразличием.
  - А, ха-ха-ха... О, точно. Юкинон, давай на третий день ходить вместе!
  Юигахама умудрилась сделать Юкиношьте такое предложение, даже находясь под её пронизывающим взглядом. Та же в ответ склонила голову набок.
  - Вместе? - переспросила она.
  - Да, вместе!
  Юигахама радостно улыбнулась ей. Юкиношьта, однако, погрузилась в раздумья. Она медленно открыла рот, но я уже знал, что она скажет.
  - Но ведь...
  - Юкиношьта в другом классе, - опередил я её.
  Юигахама мгновенно кивнула.
  - Это да, но на третий день экскурсии можно заниматься, чем хочешь, так что я тебе позвоню и мы классно оторвёмся!
  - Не думаю, что нам разрешено так много...
  - Что? Да это вроде не против правил. Правда, я точно не уверена...
  Потрясающая безответственность...
  Но если на третий день нам дозволено делать всё, что угодно, то я просто прогуляюсь по городу. Всегда хотел сходить в квартал Синсэнгуми и Икэда-я.[22] Правда, сейчас из Икэда-я сделали бар. Чувствую, если приду туда один, здорово прибалдею.
  Пока поезд моих мыслей мчался от одной станции к другой, Юигахама продолжила:
  - Ну, пока будем укладываться в график. Так что?
  - В принципе, я не против...
  - Есть! Решено!
  Юкиношьта отвернулась, а Юигахама пододвинулась к ней чуть ближе.
  Интересно, есть ли в такой близости что-нибудь прекрасное? В принципе, если они хотят получить от экскурсии удовольствие вместе, пусть даже учась в разных классах, то это, пожалуй, хорошо.
  - И ты, Хикки, давай с нами!
  - М... А...
  Какую-то секунду большие глаза Юигахамы смотрели прямо на меня. Ответ на вспышку слева застрял у меня в горле.
  Пока я раздумывал над ответом, сгустившуюся тишину прервал стук в дверь.
  - Входите, - ответила Юкиношьта, и дверь открылась.
  На пороге стояли те, кого я совсем не ожидал здесь увидеть. В принципе, сюда и так приходит слишком много чудиков, на которых мне не хочется глазеть... А людей из определённой категории я не ожидал здесь увидеть вообще.
  Но прямо сейчас у двери стояли как раз такие люди.
  Впереди всех возвышался Хаяма, а за его спиной маячили Тобе, Ямато и Оока.
  Да, именно эта четвёрка. Понятия не имею, в насколько хороших отношениях они находятся, но со стороны они выглядят вполне близкими друзьями.
  Хаяма, уже не раз здесь бывавший, зашёл в комнату без тени сомнения, а остальные трое вошли, оглядываясь по сторонам.
  И постепенно заметили меня.
  Думаю, и так понятно, что я прекрасно знал, о чём они думают, ибо все трое одновременно натянули на свои лица одинаковые выражения. Затем они обменялись взглядами, исподтишка посматривая в мою сторону.
  Я не могу винить их за эти резкие взгляды. Ведь я смотрел на них точно так же.
  Что они здесь делают?
  Этот вопрос, разумеется, занимал не меня одного, потому что Юкиношьта и Юигахама думали о том же.
  - Вам что-то нужно? - холодно спросила Юкиношьта. Юигахама кивнула.
  Хаяма бросил взгляд на Тобе, словно для того, чтобы что-то подтвердить. Тот на удивление противно теребил свои волосы.
  - Э-э-э, ему нужен был совет, вот я его сюда и привёл, но... - сдержанно сказал Хаяма, из чего стало понятно, что помощь была нужна не ему, а одному из парней, стоящих у него за спиной.
  - Давай, Тобе.
  - Не тяни.
  YahariLoveCom v7-043.jpg
  Когда остальные двое стали подгонять Тобе, он, открывший было рот, вновь закрыл его и, простонав, задумался. Что за журнал о сверхъестественном тут происходит?
  Выйдя из периода глубокой задумчивости, Тобе покачал головой. Его длинные волосы следовали за движениями его головы, как шерсть отряхивающейся собаки.
  - Не, точно никак. Когда тут Хикитани-кун, я разговаривать не буду.
  Чего? Эта комната намагничивает ссоры, или что?
  Поглотившая меня ярость могла пробудить моё страстное сердце от спячки, но я сделал глубокий вздох, и мой пыл умерился. Успокоившись, я поднял взгляд. Ямато и Оока хихикали, приговаривая: "Ну да, вообще не вариант", а Хаяма вздыхал. Юигахама шокировано раскрыла рот, но губы Юкиношьты были плотно сомкнуты.
  На несколько секунд в комнате повисла тишина.
  У меня уже зачесалась задница, но тут Хаяма произнёс:
  - Тобе. Мы пришли сюда за помощью.
  - Ну да, но это, с Хикитани-куном я это перетирать не буду. Он аще ненадёжный.
  Они имели обо мне представление ещё до всей петрушки с Сагами, но я не думал, что узнаю о том, что они тоже ненавидят меня, здесь.
  Люди, пришедшие сюда за помощью, молчали, выпуская на волю тишину. Благодаря этому я хорошо расслышал голос, произносящий:
  - Вот придурок...
  Спасибо, что озвучила мои мысли, Юигахама. Но тебя-то это почему задело?
  - Тобеччи, вот зачем ты об этом так сказал? Можно было выразиться и по-другому.
  - Ну, да, но...
  Спасибо и за то, что поучила его вежливости, но не втягивай в это себя, иначе перепадёт.
  Пока я думал над тем, что делать дальше, Юкиношьта уже подготовила ответ.
  - Ясно. Ну, раз уж тут Хикигая-кун виноват, ничего другого не остаётся. В принципе, иного я и не ожидала... Что же, мне, конечно, очень жаль, но попрошу на выход.
  Ну да, звучит разумно. Если они не могут говорить из-за меня, мне будет лучше уйти.
  - Ладно, позовёте меня, когда закончите.
  Когда я подогнул ноги, чтобы встать, Юкиношьта остановила меня:
  - Подожди. Куда ты собрался?
  - А? На выход...
  Я взглянул на Юкиношьту. Она медленно перевела взгляд с меня на парней.
  - Я сказала это им.
  - Э?
  Поражён был не только я, компания Тобе тоже пораскрывала рты. Юкиношьта, однако, продолжила:
  - Никаких манер, вопиющая грубость... Нам нечего тратить время на таких людей. Им будет лучше уйти.
  Она говорила обычным тоном, по своему обыкновению держась невозмутимо. Но выражение её лица было намного более чёрствым. Под этим холодным взглядом Тобе намертво вмёрз в землю.
  - Что-то мне неуютно...
  Слова Юигахамы завершили картину.
  Я не знал, остановилось время или нет, но из-за того, что я до сих пор находился в положении "полувстал", боль в спине начала меня убивать. Парни, самое время решить, кто из нас уйдёт. А может, просто распрощаемся и уйдём все вместе? Как вам такой вариант?
  - Ну да, тут уже мы виноваты... Тобе, давай обговорим всё ещё раз. Мы должны справиться с этим сами, - словно сдаваясь, сказал Хаяма. Да, вот, вот, уходите подобру-поздорову.
  Но, судя по всему, слова Хаямы разморозили Тобе. И он сразу же запустил руку в волосы.
  - Не, куда я терь пойду?.. И на летних каникулах я с Хикитани-куном уже разговаривал, так что пофиг.
  - Вот как...
  Увидев, как решительно настроен Тобе, Хаяма отступил.
  Меня удивило то, что после того как добрый, благородный и рассудительный Хаяма попытался остановить Тобе, он не обратил на его слова внимания. А может, Хаяма попытался встать у него на пути только чтобы увидеть, насколько он серьёзен? Изначально он только и делал, что подбадривал друга, и если бы так всё и кончилось, в этом не было бы ничего странного. Чёрт, я уже перестал что-либо понимать. Сделал это Хаяма специально или нет - Тобе всё равно ничего не понял. Судя по его лицу, он собирался сказать то, о чём ему было тяжело говорить. Ухх, если ты так и будешь молчать, может, я домой пойду?
  - Э...
  Волнения Тобе наконец реализовались в аудиоформе. Хоть они и не были нам интересны, мы тихо его слушали.
  - Э-э-э...
  Всё-таки не скажешь? Хорош над нами издеваться. Что, уже в каком-нибудь Камеди-клабе это высмотрел?
  Почему ты всё время повторяешь одну и ту же передачу? И как только она заканчивается, ты начинаешь её сначала. Что, пластинку заело? Твои мозги попали во временнýю петлю? Я из-за тебя сегодня разве что на ночной аниме-эфир успею.
  - Эм, по правде, я...
  После длиннющей паузы он таки нашёл в себе силы заговорить.
  - Я думаю, что Эбина-сан, ну... Хороший человек, понимаете? Ну, и на экскурсии я хочу кое-что сделать, - проговорил он, будто шифруясь.
  - Серьёзно?! - заблестели глаза Юигахамы. Да и у меня в голове пронеслось что-то похожее.
  Так он это серьёзно сказал тогда, летом, в деревне Тиба.
  Учитывая, что он дал мне подсказку заранее, я уже знал весь подтекст, но Юкиношьта озадаченно склонила голову набок. Заметив, что она не вникла в суть происходящего, Юигахама придвинулась к ней и зашептала на ухо. Слушая её, Юкиношьта кивала, а когда до неё дошло, замерла, после чего изобразила непонятное выражение лица и вновь наклонила голову. Я же решил подтвердить наиболее важные пункты беседы.
  - То есть, всё так: ты хочешь признаться Эбине-сан в своих чувствах и начать с ней встречаться, да?
  После того как я произнёс эти постыдные для любого парня в подростковом возрасте слова, Тобе пригладил волосы, повернулся ко мне и показал на меня пальцем.
  - Да, да, точно. Я не хочу, чтобы она меня отшила. А ты умеешь находить суть, Хикитани-кун!
  Что за хамелеонство?.. Ну, думаю, для таких, как он, это нормально. Он и в летнем лагере заговорил со мной ни с того, ни с сего.
  Однако...
  - Ха-а, значит, ты не хочешь, чтобы она тебя отшила...
  Не говори мне таких наивных слов. Да то, что она тебя отошьёт, было предрешено с той минуты, когда ты ко мне обратился. Потом на меня же всё и свалишь.
  Пока эти глупые мысли курсировали по моей голове, я подложил под голову правую руку и лёг на стол. В поле моего зрения тут же попала Юкиношьта, в лёгком замешательстве приложившая ладонь к нижней части лица.
  Заглотила наживку только Юигахама. Она шумно встала и приготовилась нырнуть в это дело целиком. При одном упоминании любовной истории её глаза запылали.
  - Это норма, такие дела - это полная норма! Я тебе помогу!
  Юкиношьта же всё ещё была погружена в раздумья.
  - Что именно ты хочешь предпринять для того, чтобы перейти к делу?
  С места в карьер, да?.. Стоп, про какое ты дело? Кузнечное?
  Девушки явно собирались принять его просьбу, но я - нет.
  Он был обречён с самого начала, когда начал доверять другим людям. В старших классах начальной школы эта тема неизбежно вела к сплетням, и я ни разу не видел, чтобы обращение к другим людям за помощью в амурных делах приводило к успеху. Люди всегда проявляли к такого рода вещам повышенный интерес. А ещё чрезмерная доверчивость могла привести к насмешкам. Люди могли и не собираться помогать несчастному, и использовать полученные знания как аргумент во время ссоры или для торговли информацией, чтобы узнать, кто кому нравится. Да, не стоит недооценивать способности младшеклассников к информационной войне.
  Поэтому я не хотел ни помогать ему, ни подбадривать его. Тем более что он напомнил мне о далеко не самых приятных вещах.
  Когда я натянул на себя кислую мину, Хаяма, у которого было такое же выражение лица, как у меня (за исключением того, что он умудрился совместить кислую мину с горькой улыбкой), повернулся ко мне и сказал:
  - Похоже, дело будет не самое простое.
  - Да уж... - неожиданно для самого себя ответил я и отвернулся, натолкнувшись на взгляд Юкиношьты.
  "Ну?" - спросила она у меня, наклонив голову.
  "Вряд ли", - сконцентрировавшись и сделав свой взгляд на порядок гнилее, попытался передать я ей, чуть покачав головой.
  "Ясно..." - судя по всему, ответила она, и, кивнув, раскрыла рот:
  - Прошу прощения, но я не думаю, что мы сможем вам чем-то помочь.
  - Ага.
  Вот и всё.
  - Ну да... В принципе, я так и думал.
  Хаяма кивнул и опустил взгляд к собственным ступням. Похоже, что и люди, которые приходят сюда за советом, и люди, чья точка зрения может измениться, и даже, наверно, Хаяма - все считают, что нам по плечу любое дело.
  Законы этого мира таковы, что невозможных вещей больше, чем возможных. Сожалею и скорблю, но я не смогу тебе помочь. Хм, а ведь я и правда сожалею. У меня нет девушки, так что я могу оказаться... эм... несколько бесполезен. Я так думаю.
  Но один человек так не думал.
  - Э-э-э? Да ладно, давайте им поможем!
  Юигахама схватила Юкиношьту за блейзер и потянула её к себе. Та, оказавшись в затруднительном положении, бросила взгляд на меня и вновь повернулась к Юигахаме, после чего та тоже посмотрела на меня.
  Эй, вы что, хотите, чтобы всё решил я? Я же только что ответил отрицательно, чтоб вас!
  Тобе, судя по всему, понял, к чему мы переглядываемся, и сделал шаг вперёд. Широко улыбнувшись, он повернулся в мою сторону.
  - Хикитани-кун... Нет, Хикитани-сан, с радостью вверю себя под ваше руководство!
  Нет-нет-нет, может, с твоей стороны это и выглядит учтиво, но на самом деле это очень грубо. Ты даже имя моё неправильно произносишь.
  - Да-а-а, Тобе всегда так говорил.
  - Преклоняемся пред тобой, - смеясь, подбадривали его Оока и Ямато. Вот вечно я остаюсь в меньшинстве.
  - Юкинон, похоже, Тобеччи правда нужна помощь.
  - Ну, если ты в этом так уверена, то мы подумаем.
  Увидев, как на глаза Юигахамы наворачиваются слёзы, Юкиношьта сдалась. Эй, Юкиношьта-сан, а не слишком ли вы в последнее время к ней добры?
  В таких обстоятельствах жалобы и крики: "Не хочу!" никуда меня не приведут. Я всегда и везде буду в проигрывающем меньшинстве. Мнение меньшинства уважают, но не более. Я научился этому ещё в начальной школе на уроках социологии. Похоже, придётся уступить.
  - Ладно, мы этим займёмся...
  - Чёрт, спасибо. Юи, Юкиношьта-сан, спасибо!
  Эй, а я? Я... Я?..
  Ну и пофиг. Я всё равно делаю это не ради твоей благодарности. Я делаю это, потому что такова моя работа.
  И раз уж я буду этим заниматься, то выполню свою работу неплохо, ни больше, ни меньше; таков мой принцип. Вкладывать в неё все усилия я не собираюсь, но толкать дело вперёд буду. Этому я научился в исполнительном комитете недавнего школьного фестиваля. Я буду делать ровно столько, чтобы массы меня не линчевали.
  - Ну да ладно... Ну, чего именно ты от нас хочешь?
  - Ну, я уже сказал. Я хочу ей признаться, понимаете? Может, как-нить мя поддержите?
  Услышав слово "признаться", Юигахама пискнула и приложила ладонь к губам, после чего глубоко вздохнула. Ну да, взвинчивай себя, вот только я уверен, что ничем хорошим дело не закончится. К тому же, я спрашивал о более конкретных вещах.
  - Я понимаю, что ты чувствуешь. Но это всё, что я понимаю. И знаешь, Тобе, может, ты и хочешь этого очень сильно, но ты понимаешь, о каком риске идёт речь?
  Тобе перестал приглаживать волосы у себя на затылке.
  - Риске? А-а-а, да, точно, риске. Риске.
  Не думаю, что этот парень понимает, что это значит... Эй, я тут не о кошачьем корме говорю. И не о кличке питомца Литтбарски[23], который когда-то играл в JEF[24].
  Понятливость Тобе была под большим вопросом, ну да ладно, даже Юигахама спросила у меня:
  - Что за риски?
  - Риск. Вероятность того, что ты окажешься в неприятном положении или беде, - отчеканила Юкиношьта, как Pokedex[25].
  - Я знаю, что это значит! Я спрашиваю, какие могут быть риски!
  Юкиношьта лукаво посмотрела на Юигахаму. Видимо, это она так шутила...
  В любом случае, услышав то, что мне нужно, я обрушу на него сочувствие общества. Думаю, самое время всё ему объяснить.
  - Итак, сначала ты ей признаёшься. Она тебя отшивает...
  - То есть, ты уже решил, что она его отошьёт?!
  - Это только один вариант, дура. Мы рассмотрим и остальные.
  Юигахама, поспешишь - людей насмешишь. Мы только начали. Для отвергнутых "отошьёт" - не просто слово. Они могут думать, что находятся на самом дне жизни, но у этого дна есть и второе дно. И насколько бы далеко я не зашёл, я всё равно могу продолжать погружаться на это дно.
  - На следующий день о твоём признании будет знать весь класс. И ладно бы только знать, но... ты постоянно будешь слышать шёпот типа:
  "Похоже, Хикигая вчера признался Каори".
  "Ух, не завидую я Каори..." Что значит "не завидуешь"?..
  "И он отправил ей признание сообщением".
  "Что? Это же ужасно. К тому же сообщением признаться в своих чувствах невозможно, да?"
  "Вот-вот".
  "Хорошо, что я не дала ему свой номер".
  "Не бойся, он бы и так тебе не признался, лол".
  "Эй, молчи там уже, лол" - вот такие милые шуточки гуляли по классу, и я наслушался их просто через край.
  Это был просто контрольный выстрел. Когда разбитое сердце и так доставляет тебе нестерпимую боль, общество пытается добить тебя ради своего удовольствия.
  - Ещё одна история о прошлом Хикки, - тихо произнесла Юигахама. Могла бы этого и не говорить. А о ком ещё мне рассказывать?
  Чёрт, это уже перебор. Я слишком увлёкся своей речью. Уф, как же я устал...
  Все остальные молчали, словно моя пылкая речь их тронула.
  - Дошло?
  Когда я вывел всех из прострации, Юкиношьта приложила руку ко лбу.
  - Это ведь только из-за того, что речь шла о тебе, верно?
  - Нет, просто в средней школе я испытал на своей шкуре слишком много всего. Как мне кажется...
  Но я уверен, что Тобе на своей шкуре такого не испытывал. И, похоже, моя речь оказалась напрасной, потому что он едва ли уловил всю суть сказанного.
  - Оке, оке, признаваться ей в сообщении нельзя. Тем более что мне на фейлы как-то пофиг.
  Тобе ткнул в себя большим пальцем, и Оока и Ямато, бывшие с ним на одной волне, тут же кинулись его подбадривать.
  - Признаться на словах! Тобе-сан, ты крут!
  - Мужи-ик...
  - Не, это все мужики могут.
  Они всё никак не унимались, но Тобе мог бы и не краснеть... Мне не хотелось сбрасывать его с небес на землю, но одним этим примером список рисков не заканчивался.
  - Но это ещё не всё.
  - Что, есть ещё? - возмущённо вклинилась Юигахама.
  - Разумеется. Например, как сохранить хорошие отношения после признания...
  - Всё, всё, мы уже поняли, - вмешался Хаяма, хлопнув меня по плечу, что, по его задумке, должно было поднять мне настроение. - Мы всё поняли, так что как-нибудь управимся.
  После этих слов я мог только молча кивнуть. В отличие от меня, Хаяма мог направить свои дела в нужное русло. Не думаю, что мне стоит беспокоиться. Однако, подняв глаза, он стал отличаться от обычного Хаямы. Когда он посмотрел на трёх этих идиотов, его улыбка засквозила болью.
  - Ладно, у меня ещё футбол, так что дальше разбирайтесь сами... Ты тоже долго тут не сиди, Тобе.
  И с этими словами Хаяма вышел.
  - О, я тоже пойду.
  - И у меня сегодня треня.
  Оока и Ямато, похоже, решили лишь проводить своего товарища, и обсуждать его просьбу с нами не планировали. Это и называется "заставить таскать каштаны из огня".
  - Понял, понял, я щас.
  Усердно помахав этой парочке, Тобе повернулся к нам.
  - Ну чё, удачи вам.
  Что значит "удачи"? "Удачи" с чем? От этого пожелания мне вспоминаются только скорбь и Механический Доктор[26]. Или это были слёзы прощания?! Отвага пожелать удачи!
  - И что нам после всего это делать? - вздохнув, пробормотала Юкиношьта.
  Действительно, у нас нет средств к решению шурымурных дел. Вполне возможно, что ты обратился не к тем людям. У тебя был широкий выбор людей, более опытных в таких вещах.
  - Тобе, почему ты обратился за помощью именно к нам?
  - М? Ну, просто. Это... Хаято-кун сам мне предложил и чуть ли не затолкал сюда.
  - Я не об этом... Хаяма должен и сам во всём этом разбираться.
  Тобе опустил взгляд.
  - Не, понимаешь, это, ну. Хаято-кун типа крутой. И, ну, спокойный, что ли. У него таких проблем вообще не должно быть...
  Он мог бы мне и не рассусоливать. Пусть Хаяма и держится невинным, окружающие его люди всегда считают, что он практически никогда ни о чём не беспокоится. Вокруг тех, кто смотрит на красивых людей со стороны, формируется аура: "Я хочу стать популярным!", и таким людям, на поверку, оказывается очень тяжело делиться своими переживаниями с окружающими. Хаяма же готов принять всех; он просто не может иначе. Он настолько добрый, что просто "вух". У него простые черты лица и приятные качества, причём не только видимые глазу, но и поведенческие, из-за чего меня часто посещает мысль, что люди просто не могут его ненавидеть.
  Но именно потому. Именно потому, что его нельзя ненавидеть, люди от него в итоге и отдаляются. Его совершенство само по себе является безотказным оружием.
  Что касается Юкиношьты Юкино, она практически равняется Хаяме. Однако, к добру или не к добру, у неё совершенно другой характер. Манера держать себя убивает все её прекрасные моральные качества.
  Но даже при всём этом Хаяма совершенен. И не только в плане внешности, но и в плане того, как он держится на людях, как быстро соображает и как хорошо понимает чувства окружающих. Для того чтобы перечислить все его положительные качества, мне не хватит пальцев на руках и ногах.
  И именно поэтому само нахождение в его присутствии - страшная пытка.
  Когда ты сравниваешь себя с ним, та часть твоего сознания, которая оценивает его, побеждает ту часть, которая оценивает тебя, и, вне зависимости от того, согласен ты с ней или нет, тебе становится больно.
  Именно поэтому в список отрицательных качеств Хаямы Хаято я бы записал лишь его самого.
  И это лишь мой взгляд со стороны. Те, кто к нему ближе, должны понимать ещё больше.
  И вот прямо сейчас Юигахама улыбнулась, добавив в свою улыбку немного горечи.
  - Да... Как посмотришь на него, так и не скажешь, что у него куча проблем.
  - Ну дык, - ответил Тобе вслух. Юкиношьта же просто кивнула. После чего, широко улыбнувшись, окинула меня взглядом.
  - Значит, вот почему ты обратился за помощью к Хикигае-куну.
  - Эй, ты так говоришь, будто я опытный образец любовных историй, - резко выпалил я в ответ на её ошеломительное выражение лица.
  Но обе, и Юкиношьта, и Юигахама, тут же от меня отвернулись.
  - М-м-м, - сердечно вздохнула Юкиношьта, Юигахама же уверенно промычала:
  - А-а-а...
  После этого они притихли.
  - Может, прекратите молча отворачиваться? А то я за себя не отвечаю.
  Когда я уже начал остывать, Тобе хлопнул меня по плечам.
  - В общем, такие дела. Удачи, Хикитани-кун.
  Я же сказал, ты неправильно произносишь моё долбаное имя.
  Глава 3: С какой стороны не посмотри, Тобе Какеру совершенно ни на что не годен.[править]
  
  На следующий день мы запланировали анализ деталей просьбы Тобе и разработку плана действий.
  Если честно, просьба словно бы умоляла меня отказаться от её выполнения. Всё-таки, над тревогами и любовными историями посторонних так и тянет посмеяться, а тут ещё и речь идёт о Тобе. Заставить себя взяться за это дело может быть сложнее, чем я думал.
  Давайте сложим всё, что у нас есть.
  Тобе собирается признаться Эбине-сан в любви, а мы должны выступить его поддержкой.
  Что за бред?.. Звучит как сильный ванильный рекламный слоган нового сорта шоколадных конфет.
  В общем, наши дальнейшие действия после вчерашнего согласия будут зависеть от сегодняшнего мозгового штурма.
  Юкиношьта набрала полные руки бумаги и повернулась в нашу сторону.
  - Итак, для начала определимся с текущим положением дел. Мы можем искать решение проблемы только после того как соберём необходимую информацию.
  Да уж, вполне в её стиле. Правда, по законам спортивной манги персонажи, собирающие информацию, всегда обречены на провал, так что я забеспокоился.
  - Для начала расспросим самого Тобе-куна.
  - Да, действительно. Как говорили мудрецы древности, "Познай врагов, познай себя, и ты сдашься в бесчисленных сотнях битв".
  - Уже решил сдаться...
  Я серьёзно, лучше сдаться сейчас... Нет, ну вы вспомните, о ком идёт речь.
  Вздохнув, я посмотрел на человека, сидящего с края стола.
  - Ладно, тогда представься, если тебе не сложно, - сказала ему Юкиношьта. Тот улыбнулся ей в ответ.
  - Ага. Я Тобе Какеру из класса 2-F. Хожу в школьную футбольную секцию.
  После уроков Тобе в приподнятом настроении заявился в клубную комнату самолично и принял участие в обсуждении. Ну, раз уж у нас тут сидит виновник торжества, глядишь, дело и пойдёт быстрее.
  - Как секция, хорошо?
  - У нас всё о"кей. Третьеклассники уже ушли, но капитаном стал Хаято-кун, так что всё зашибись.
  Я смотрю, тебя мало что в этой жизни серьёзно беспокоит, а?
  - Давайте подумаем над положительными качествами Тобе-куна. Если мы сможем представить его Эбине-сан в выгодном свете, она наверняка отнесётся к его признанию серьёзно.
  Тик, тик, тик, тик, дзинь!
  Какое-то время мы молча размышляли, после чего Тобе произнёс: "А!" и вскинул руку. Давай, Тобе-кун. Скажи это вслух.
  - Я друг Хаято-куна.
  - Так быстро сбрасываешь всё на остальных... - пробормотала Юигахама. У неё было такое лицо, будто она готова в любую секунду сдаться.
  Ну да, если у вас внезапно попросят перечислить ваши положительные качества, вы явно окажетесь в затруднении. Вы же не я. У меня куча положительных качеств; к тому же, я потрясающая личность.
  - Юигахама. Есть что сказать?
  Услышав мой вопрос, Юигахама, скрестив руки на груди, приняла задумчивый вид. Когда что-то пришло ей в голову, она хлопнула в ладони.
  - Ну, он... яркий.
  - Если бы популярность зависела от способности сверкать, лысые люди заняли бы вершину пищевой цепочки.
  Да и обычные лампочки были бы всеми любимы. Хотя, если подумать, раз Пикачу так популярен, то голова в форме Пикачу должна принести своему владельцу массу популярности. Наверно.
  Но после её слов я понял, что раз такой близкий к Тобе человек не смог выдать ничего дельного, значит, надо копать в другом направлении. Может, мы сможем уловить намёки на его плюсы по первому впечатлению?
  - Юкиношьта?
  - Посмотрим...
  Юкиношьта задумчиво кивнула и двумя пальцами обхватила подбородок.
  - Громкий... Нет, суетливый? Шумный?.. Пожалуй, энергичный.
  Под конец она уже улыбалась, но сказанное вполне отражало ход её мыслей.
  - О"кей, я всё понял.
  Я понял, что этого парня совершенно не за что хвалить. Судя по выражению лица Юкиношьты, моя реакция ей не понравилась, и она повернулась ко мне.
  - Почему бы тебе самому над этим не подумать?
  - Я не настолько философ, чтобы думать над тем, чего нет.
  - Мотивации у тебя нет.
  Интереса к Тобе у меня нет.
  Поэтому я решил молчать, поскольку мне всё же было его жаль. Я более чем уверен, что он мне совсем не интересен, так что от меня ему может быть больше вреда, чем пользы.
  Но если мы будем утверждать, что ничего положительного в нём нет, то ни к чему не придём. ≒[27] этим суждением сейчас и ограничивались мои мысли.
  Во-первых, я практически ничего не знаю о Тобе. Да я его имя узнал всего-то пару минут назад.
  К тому же, он практически ничем не отличается от большинства обычных парней. На фоне Хаямы он, конечно, меркнет, но задавать настрой умеет на славу, да и вообще хороший парень. Юкиношьта же охарактеризовала его как никчёмного шумного показушника. В принципе, моя оценка была примерно такой же. Если бы не накатывающие на него приступы болтливости, он бы так и оставался безликим второстепенным героем. Чтобы узнать о нём что-то ещё, я мог лишь окинуть его взглядом.
  Однако сейчас я знал о Тобе больше, чем в начале учебного года, когда видел в нём лишь дружка Хаямы. Мы же, всё-таки, провели одну жаркую летнюю ночь под одной крышей. Это, конечно, может навести вас на несколько ошибочные мысли, но мы просто съездили в детский летний лагерь. И надо бы построить на основе полученных там знаний несколько догадок.
  Он хочет стать популярным, из-за чего стремится показать себя; когда он захотел завести себе девушку, то начал вести себя так же, как большинство парней; а если его другу такая авантюра удастся, то он станет ему завидовать.
  Такой вот он человек.
  Но это был вовсе не положительный отзыв. Он был обычным статистом, которых кругом тонны.
  Я думал, что Тобе - наиболее обыкновенный, ничем не выделяющийся парень из всех, кого я знаю. Я, как мне кажется, - довольно здравомыслящий человек, и я готов заявить от лица совести Тибы, что я обычный старшеклассник с хорошим запасом здравого смысла, но одна мысль о Тобе способна заставить меня отступить.
  Другими словами, само существование Тобе можно назвать практически бесполезным. Даже проведя полный всесторонний анализ его личности, я не мог сказать о нём что-либо хорошее. В голову упорно ничего не лезло, но Юкиношьта с Юигахамой торопили меня своими взглядами, а Тобе нетерпеливо смотрел мне в рот, будто бы спрашивая: "Щас ты мне выдашь огонь, да?"
  - Положительные качества Тобе, значит?.. А может, лучше попробуем подстроиться под вкусы Эбины-сан? Так быстрее получится. Должен же быть такой парень, перед которым она не устоит, а?
  Я был не в том положении, чтобы оценивать качества человека более высокого социального статуса (экий я скромняшка, а?), и поэтому решил повернуть ход разговора в другую сторону. Это будет намного конструктивнее, чем размышлять о том, чего нет, поверьте мне на слово!
  - О-о-о, ясно.
  Несмотря на сквозившее в её голосе недовольство, Юигахама всё-таки одобрила моё предложение. Вот и хорошо, не люблю простачек. Юкиношьта тоже кивнула в знак согласия, но уже уверенно.
  - То есть, мы должны бить по её слабым точкам. Когда дело доходит до нечестной борьбы, тебе нет равных.
  - От этой похвалы веет чем-то...
  Такие слова меня совсем не радуют. И сам факт того, что ты меня хвалишь, уже кажется мне подозрительным.
  - Ну, какая она? Эбина-сан.
  Эбина-сан - эффектная девушка в том самом возрасте, когда помыслы всех особ женского пола занимает лишь любовь. Если провести аналогию, она будет супердевушкой вроде цветка. Увлечение любовными штучками вполне нормально для юных дев.
  В надежде, что так оно и есть, я посмотрел на Юигахаму. Та подняла лицо к потолку.
  - Ну-у... Если говорить о Хине... Обычно ей не устоять не перед парнем, а перед любовью двух парней...
  Знаете, раффлезия[28] ведь тоже цветок. Пусть он и гниёт, это не делает его чем-то другим. И именно это его качество и позволяет соотнести его с Эбиной-сан.
  - Не, насчёт этого всё уже, ну... Это типа её отличительная черта, которой уже не изменить.
  Превосходно, Тобе, ты уловил суть нашей беседы и даже должно ответил. Как говорится, любовь слепа. Но если он так ответил, значит, та часть его привязанности к Эбине-сан, которую мы видим, - это лишь вершина айсберга. Ну, если кто-то начнёт грубить Тоцуке или Комачи, я, наверно, выйду из себя, так что его чувства были мне вполне понятны.
  Молча слушавшая наш разговор Юкиношьта чуть кивнула в знак восхищения, значит, тоже всё поняла. Но затем она повернулась в нашу сторону.
  - На время забудем о чувствах Тобе-куна... Что о нём думает Эбина-сан?
  - И-и правда? - выпалила Юигахама в ответ на этот простой вопрос. Ого, похоже, ответ у нас уже есть. Я даже поспорил сам с собой на своего же Супер Хитоши-куна[29], что всё окажется так, как я думаю.
  - Блин, лучше сам у неё спрошу, - проговорил Тобе, внезапно куда-то подрываясь.
  - Уверен? - спросил я. - Обратной дороги уже не будет.
  - Но если не спросить напрямую, мы так ничё и не узнаем!
  - Д-думаешь?..
  Ладно, Юигахама, жги.
  Юигахама угукнула.
  - Думаю, она считает, что ты хороший, - промямлила она, быстро отворачиваясь.
  Гх... Я чуть не заплакал...
  Хороший.
  Во-первых, "хороший" для девушки в ста процентах случаев значит "никто", в лучшем случае, - "подручный".
  Другими словами, номер действительно дохлый.
  Однако Тобе издал смешок, будучи полностью уверен в своей победе.
  - Это же типа плюс, да?
  Единственный плюс во всём этом - твой мыслительный процесс... Или очень удачно заехавший за ролик шарик. Мне жутко захотелось вернуть этого парня с небес на землю, да только нужных слов я, к сожалению, не нашёл.
  Тобе превзошёл все мои ожидания. Он был совершенно ни на что не годен.
  - Н-но ведь если она его не ненавидит, то это уже хорошо...
  Юигахама ещё пыталась как-то вырулить ситуацию, но мы с Юкиношьтой уже перешли в режим сдачи позиций.
  - Думаю, нашим возможностям есть предел...
  - Да, между Тобе и Эбиной-сан лежит слишком широкая пропасть.
  Как видите, Тобе - показушный бездумный весельчак. Эбина-сан же, несмотря на свои красоту и опрятность, была испорченной до мозга костей.
  И белой вороной сейчас, судя по всему, была она.
  Яойщицы, не стесняющиеся говорить о своём увлечении в открытую, у вершины социальной пирамиды встречаются редко. Стесняющиеся - вообще к ней не приближаются. Если они куда-то и выбираются, то только если там будет много энергичных и красивых девушек. Source[30] - манга. Я читал "801-чан"[31] и "Геншикен"[32], так что в этом нет сомнений.
  Тобе и Эбина-сан должны находиться на совершенно разных ступенях социальной пирамиды. Тобе запросто может выделиться, просто страдая фигнёй внутри своей группы. Эбина-сан же, хоть и выглядит опрятной и красивой, на фоне Миуры мгновенно теряется. По мнению большинства, она прочно занимает позицию "очень красивой девушки, о которой знаю только я", и раз ей, стоящей на одной из нижних ступеней социальной пирамиды, не претит находиться в обществе людей, стоящих у её вершины, парни, находящие ниже середины пирамиды, начинают думать: "Хм, а может, мне удастся с ней замутить, а?" Если бы все мы учились в средней школе, я бы и сам, пожалуй, в неё втюрился.
  Однако мнение большинства с успехом разрушала наша старшая сестра, Миура Юмико.
  Где бы Миура ни появилась, она, пользуясь своей хладнокровной напыщенностью, собирала вокруг себя стайки красивых девушек. Она плевала на мировые стандарты "красоты" и устанавливала свои собственные. Хм, мне вдруг стало интересно, почему тогда Кавасаки не входит в эту её группу. У неё вполне себе симпатичное лицо. А если вылечить её братолюбство и асоциальность, она станет ещё лучше.
  В общем, если допустить, что Миура может расшатывать общественные устои, она может нам здорово помочь.
  Когда такая мысль пришла ко мне в голову, Юигахама и сама её помянула:
  - Может, мы сможем заручиться помощью кого-нибудь ещё, Юмико, например?
  - Точно, древние ведь говорили: "Если хочешь победить вражеского генерала, сдайся". Примерно так.
  - Ты опять сдаёшься?! - вновь изумилась Юигахама, но на этот раз у меня была на то причина:
  - Пока мы ещё в состоянии это сделать... Тем более что я не думаю, что Миура согласится нам помогать.
  - М... М-м-м... Но Юмико любит такие дела.
  - Сдаёмся.
  Юигахама удивлённо на меня посмотрела.
  Хм, а ведь я и правда сказал это несколько более холодным голосом, чем хотел.
  Полагаю, шансы на успех в этом деле стремятся к нулю. И если мы провалимся, Эбине-сан не составит большого труда узнать, что двигателями процесса были Юигахама и Миура. Что она при этом себе надумает - явно не то, как всё было на самом деле. Если бы в деле участвовала одна Юигахама, она могла бы прикрыться клубом обслуживания. Мы с Юкиношьтой, как посторонние, послужили бы ей посредниками и неминуемым прикрытием. Но если к делу подключится Миура, то роль Юигахамы станет очевидной. И если всё так и обернётся, Эбина-сан вряд ли будет испытывать к ней тёплые чувства.
  А такой исход мне не очень-то по нраву.
  В нашем случае риск перевешивает цель.
  - В общем, потерпи пока что.
  - Угу... Ладно, потерплю.
  Хорошо хоть она не стала ничего спрашивать. Я бы всё равно ничего путного не придумал. Мой отказ был основан на чистых эмоциях, и пытаться подпереть его логически обоснованной теорией было бы глупо и запарно.
  - Похоже, мы зашли в тупик, - произнесла немного уставшая Юкиношьта и позволила себе краткий вздох.
  Да уж, кажется, собранные данные могут наколдовать нам лишь чистый проигрыш. Мы не сможем найти ни одного плюса.
  - Может, сдашься? - апатично спросил я у Тобе. Тот хлопнул себя по лбу и опустил плечи.
  - Бли-и-ин. Хикитани-кун, ты всё-таки полный говнюк. Прав был Хаято-кун, язык у тебя без костей... Точняк, ты ж этот... Такой чувак во всяких фильмах, который всегда говорит плохие вещи, да?
  - Да нет, я серьёзно...
  Но Тобе совсем меня не слушал. Он только шумно передвинул свой стул и повернулся ко мне лицом.
  - Знаешь, как говорят? Любви обратно безразличие. То есть на самом деле ты готов ради меня на всё, да?
  К-как же он...
  Кстати о раздражителях... Тобе раздражает меня примерно на том же уровне, на котором находится вектор, указывающий прямиком на Займокузу.
  И кстати, любви обратна ненависть.
  Суть безразличия в том, что когда тебя игнорируют, на тебя не вешают бирок. Если ты узнаёшь что-то новое, то неизбежно относишь его к одной из категорий: то, что тебе нравится, или то, что тебе не нравится. И если ты относишь его к группе вещей, которые ненавидишь, тебе ничего не остаётся, кроме как замкнуть свои чувства к нему на ненависть. Так что любви обратна ненависть, желание убить.
  Тобе, не понимая, о чём я думаю, смотрел в окно и изредка говорил что-то вроде:
  - Не, я настроен серьёзно... Ямато и Оока меня, конечно, поддерживают, и всё такое, но чисто потому что думают, что это смешно... - тут он внезапно заткнулся и смущёно щёлкнул себя по носу. - Потому мне и становится легче от того, что ты серьёзно пытаешься меня остановить, Хикитани-кун.
  - ...
  Всё совсем не так. Хватит придумывать глупые объяснения моим поступкам. Я ведь это на полном серьёзе сказал. Так что прекращай.
  - Эбина-сан какая-то... такая же. Иногда я быстро так на неё смотрю, а она совсем не такая, как обычно. Вот это реально зашибись. Чёрт, какой же я позорник, что говорю такие вещи!
  Будто пытаясь сбросить с себя позор, Тобе растрепал волосы у себя на затылке.
  Спасибо за то, что со счастливой улыбкой оповестил меня о том, что мне совсем не интересно. Перестань смеяться, чтобы сбросить напряжение, и крутить волосы. И вообще постригись.
  Но... как бы мне тут выразиться, этот парень и правда внимательно наблюдает за Эбиной-сан.
  Я человек, который долгое время лишь наблюдал. Поэтому я давно начал подозревать, что Эбина-сан далеко не самая обычная красивая девушка. Даже она что-то скрывает от остальных в глубине своей души. Тобе может и не понимать, что именно, но долгий период наблюдения и сопереживания мог натолкнуть его на подсказку. И вскоре это стало занимать его. Он стал, сам того не понимая, следить за ней взглядом, и наконец узнал о её внутреннем "я" и воспылал к ней. Так могло случиться у кого угодно... Как это было у Тобе, так это когда-то было и у меня.
  Интересно, почему парни такие идиоты? Даже понимая задним умом, что все их усилия ни к чему не приведут, они продолжают бороться за свою мечту. Ну не идиоты ли?
  Тобе влюбился, так же, как и я когда-то. То, что он реальщик, член высшей касты, сейчас было не важно - сейчас он был просто пылким парнем.
  - Ну, ты с самого начала вёл себя неправильно...
  Раз уж ты хочешь бороться за свою мечту, я тебе помогу. Собственно, это и есть идеология клуба обслуживания.
  - А-а-а, просто сделай так, чтобы худшего не случилось! - закричал он, прижав свои ладони друг к другу. Когда я подал ему знак разомкнуть их, послышался звук вибрации. - Это меня, - сказал он, раскрывая свой телефон-раскладушку. - Что там? А, чёрт, прости! Щас буду! - с этими словами Тобе закрыл телефон и схватил свои вещи.
  - Что такое?
  К тому времени как Юигахама озвучила свой вопрос, Тобе уже летел к двери.
  - У меня же сегодня тренировка! Семпай сказал, что если я не приду, мне хана! Ладно, пока! - быстро ответил Тобе и выбежал из комнаты, оставив дверь открытой. Юкиношьта подошла к ней и, проводив его взглядом, пробормотала:
  - Он и правда шумный...
  После ухода Тобе в комнате стало заметно тише. Когда всё успокоилось, её объём стала заполнять скука. Каждый из нас занялся своим делом.
  Юкиношьта поставила чайник, я взял в руки свою книгу в мягкой обложке. Юигахама раскрыла журнал и стала его внимательно читать. Затем она остановилась. Она вперила в страницу такой взгляд, словно собиралась её поджечь. Увидев, насколько она серьёзна, я наклонился к ней и бросил взгляд на журнал.
  - На что ты там так долго смотришь?.. Хо, сватовство?
  - Просто думала, есть ли здесь какие-нибудь хорошие благословения для Тобеччи, - ответила Юигахама, не отворачиваясь от журнала. Затем к нам подошла разобравшаяся с чаем Юкиношьта.
  - В Киото есть много буддийских храмов, в которых можно получить божественное благословение, и большинство туристических маршрутов так или иначе в них приводят. Но добиваться расположения девушки с помощью молитвы - это несколько странный способ...
  - Действительно, даже древние говорили: "На бога надейся, но в беде забивай".
  Забить на бога - это как сдаться, только забить на бога. Опять сдача?.. И никто не отвечает, что ж такое-то?
  После того как это пронеслось по моей голове, я посмотрел на Юигахаму, глаза которой почему-то сияли.
  - Вот оно!
  - Что, оно?
  Ты согласна забить на бога? Да мне самомý кажется, что это звучит ужасно и что этого делать не стоит.
  - Да я не про то! В Киото будет самое оно! Для нас он как манна небесная. Походу, Хина говорила, что любит Киото!
  Манна небесная. Опять затронули тему небес. Манность-то какая.
  Другими словами, раз признание в школе нам не катит, мы можем надеяться только на экскурсию, когда атмосфера будет совсем другой. Как-то так.
  Экскурсия будет длиться три дня и четыре ночи. "Как начать встречаться за три дня и четыре ночи" или что-то такое уже мелькало в американских фильмах, но пальма первенства за Камерон Диаз и Хью Грантом.
  В любом случае, за такое вот короткое время нам надо сделать так, чтобы Тобе понравился Эбине-сан. Как думаете, успеем или это невозможно?
  - Итак, для начала нужно сделать так, чтобы Тобе-кун и Эбина-сан оказались рядом, - сказала Юкиношьта, разливая чай по разнообразным сосудам. Юигахама схватила свою кружку, осушила её одним глотком и подняла голову.
  - В первый день с этим проблем не будет, мы же будем идти всем классом. А на второй день мы с Хиной и Юмико по-любому будем вместе. Действительно. Вашей неразлучной троице не хватает лишь одного человека. Об оказываемом вами влиянии я и думать не хочу.
  Но надо подумать о Тобе... не успел я об этом подумать, как Юигахама спутала мне все мысли:
  - Так, теперь к мальчикам. Если Хикки будет в одной группе с Тобеччи, то нормуль. Надо будет просто выбрать одни и те же достопримечательности, и на второй день мы сможем ходить все вместе.
  - Что? Нет, я уже договорился с Тоцукой.
  Я отчаянно замахал руками, и тут мне помогла Юкиношьта.
  - Группа Тобе-куна уже сформирована. От того, что в неё влезет Хикигая-кун, радости никому не добавится.
  За это спасение Юкиношьту стоило бы поблагодарить, вот только почему? Я совершенно не чувствовал никакой благодарности.
  - Да, но если мы проработаем наши с Хикки планы, то на второй день всё равно будем шататься рядом, а если рядом будет два помощника, Тобеччи станет только легче, - продолжила выдвигать теории Юигахама. В кои-то веки. Я удивлённо уставился на неё, из-за чего не успел вовремя возразить... Пока я молчал, Юкиношьта кивнула.
  - Понятно. Что же, раз уж Оока-кун и Ямато-кун нашли время, чтобы сюда заглянуть, то если мы всё им объясним, они будут на нашей стороне.
  - Угу, надо успеть поговорить с ними до того, как мы разобьёмся на группы.
  Плохо дело, разговор заходит слишком далеко. Если я не остановлю этот матриархат, то так и останусь привязан к Хаяме и его дружкам. Нужно избежать хотя бы этого!
  - Эй, вы меня-то хоть...
  Пока я это говорил, Юигахама нахально хлопнула в ладони.
  - Ладно, насчёт распределения: мы можем разбить эту четвёрку надвое и в одну из полученных групп записать Хикки с Сай-чаном, идёт? Конечно, идёт. Да это же круто. Больше ничего не меняем.
  
  × × ×
  
  В классе 2-F было более шумно, чем обычно. Первостепенной причиной этому явно служило то, что на нашем потоке учились группы Хаямы Хаято и Миуры Юмико, выступавшие центром класса. Когда эти весёлые ребята собирались вместе, то просто затапливали класс смехом и яркими улыбками.
  Шум в классе выходил на новый уровень.
  Причиной тому служило распределение на группы для школьной экскурсии. К расширенному классному часу докинули ещё шестьдесят минут времени, но, по правде, распределение столько времени не занимает. Дружные люди тут же забивают свои группы. Лишний час служил и актом добра, и пыткой для одиночек. Он был предназначен для тех, кто не мог решить, с кем и куда они пойдут на второй день экскурсии.
  После того как Юигахама поговорила с Оокой и Ямато, их группа из четверых человек разбилась на две группы из двух, после чего сформировалась новая, со мной, Тоцукой, Хаямой и Тобе. Всё было так же, как и летом.
  Сейчас, когда большинство групп уже сформировалось, настало время для беззаботного пустого трёпа.
  Недалеко от нас расположилась группа Юигахамы, заканчивающая последние приготовления.
  - Нам нужен ещё один человек, - сказала Юигахама. Миура накрутила локон на палец и предложила:
  - Может, так и останемся втроём?
  Похоже, она устала пытаться соображать на четверых. Эбина-сан хлопнула готовую нарушить правила Миуру по плечу со спины.
  - Заждали-и-ись?♪
  Мы с Юигахамой одновременно повернули головы в её сторону...
  - А, Хина. Насчёт группы на четверых...
  ...и увидели, что за её спиной стоит человек, которого мы совсем не ожидали увидеть.
  - Может, с нами Саки-Саки пойдёт?
  Что за маджонговское имя, полное силы? Когда Эбина-сан назвала её Саки-Саки, Кавасаки стыдливо поёжилась.
  - Я как-то... Не зови меня Саки-Саки.
  - Пойдёшь с нами, Кавасаки-сан? Только мы будем с теми, - Юигахама глянула в нашу сторону, - парнями вместе ходить, и если ты боишься там или что...
  - Вот оно как, - ответила за Кавасаки Эбина-сан. Она посмотрела прямо на нас. Её глаза сверкали просто пугающе.
  - Вы реально хотите ходить вместе с парнями? - спросила Кавасаки.
  - Разумеется, разумеется, - ответила ей Эбина-сан, которая уже не смотрела в нашу сторону, но зато пребывала в состоянии эйфории, булькающее постанывая. - Мы ведь сможем наблюдать за парой Хаяма/Хикитани вблизи и столько, сколько захотим! В Киото нашим глазам откроется пейринг ХаяХачи!
  Так вот зачем эта девчонка за нами наблюдала...
  - О чём ты? К тому же, Хикитани... - донельзя усталым голосом произнесла Кавасаки и украдкой взглянула на меня, после чего на практически незаметной глазом скорости повернулась обратно к Эбине-сан. - Хи-Хикитани из этих? Н-не может быть, нет-нет-нет!
  - Ох-хо. Не переживай, сначала в это никто не верит, а потом оказывается, что по-другому-то и никак! Всё просто должно к этому прийти. Знаешь, когда Хаято-кун смущается, он начинает так мечтательно смотреть...
  - Да кому твой Хаято-кун нужен?!
  В ту же секунду из-за спины Кавасаки раздался звон ножек отброшенного стула.
  - Ха? Что ты сказала?
  Атмосфера над девушками внезапно натянулась до такой степени, что начала звенеть и сама. Похоже, Кавасаки вызвала гнев королевы Миуры. Та раздражённо стучала по поверхности парты.
  Но Кавасаки тоже вошла в боевой режим; отбросив свой хвост за спину, она повернулась к Миуре, после чего, как и в случае с Юкиношьтой, произвела выстрел первой.
  - Я сказала: "Кому он нужен?" Может, уши начнёшь прочищать?
  - Ха?
  - А?
  Дра-ка, дра-ка, решающая битва! Правда, жутко до чёртиков...
  - Т-тихо, тихо. В-в любом случае, давайте так и порешим с группой... - проговорила Юигахама, изо всех сил стараясь остудить горячие головы.
  Ага, теперь-то мне всё ясно. Теперь понятно, почему Кавасаки не входит в группу Миуры даже при всех внешних показателях. Они обе настолько обидчивые, что столкновения было бы не избежать.
  Что-то мне не хочется с этими людьми на экскурсию ехать...
  
  Глава 4: Даже после всего, что было сказано, Эбина Хина по-прежнему испорчена?[править]
  
  Завтра наступит долгожданный день экскурсии.
  Мы пришли на последнее собрание клуба обслуживания перед отъездом.
  Формирование групп прошло без сучка без задоринки (ну, более-менее), и изначальный план по сведению вместе Эбины-сан и Тобе двигался по накатанной. Правда, тут и без нас всё само собой устроилось бы, но то, что я буду рядом с ними, на что-то да повлияет. Ага, конечно.
  Теперь нам нужно разработать план действий для Тобе. Мы должны сделать из него звезду! Мы станем его продюсерами! Мы господа продюсеры!
  Итак, информация из различных туристических источников (Jalan, Rurubi, Tabelog и даже Gnavi) почерпнута, и мы можем поискать наиболее рекомендованные романтические точки Киото.
  - Ну что, начинаем думать!
  С этими словами Юигахама вывалила на стол ворох путеводителей и журналов для туристов.
  - Откуда ты это берёшь?..
  - Э? Что-то Юкинон принесла, что-то в библиотеке было, что-то Хирацука-сенсей дала.
  Так, первые два без вопросов. Что здесь забыла третья? Не слишком ли многого она ждёт от этой экскурсии? А хотя удивляться нечему. Я и сам ждал того момента, когда окажусь в Киото, с нетерпением. И если бы я должен был приехать туда один, а не с кучей подростков, было бы ещё лучше.
  Я пролистнул несколько страниц ближайшего журнала. Это что за хрень?.. Он был оформлен в девчачьих красных и розовых тонах. У вас что, нет журнала покруче? В каких-нибудь тёмных тонах, с названием типа "Одиночное путешествие: Киото". Или тайного издания "Десятка отважных"[33]? Или хотя бы ностальгического издания?
  Скрепя сердце, я быстро пролистал страницы с самыми популярными достопримечательностями, старательно стараясь не читать информацию для гурманов, мелькавшую то тут, то там. Я взлечу к небесам![34]
  Вообще, такие приготовления нужно делать со всей группой, к тому же, отдельно. Однако вместо этого Юигахама от лица женской группы и я от лица мужской группы как доброволец (словно тут не обошлось без указующего перста судьбы) должны были изобразить удивление типа: "О, у нас одинаковые планы! Какое совпадение!" Правда, что-то мне подсказывает, что на это никто не поведётся...
  - Если мы внезапно вот так друг с другом столкнёмся, это будет как бы судьба! - выпалила Юигахама. А вот это вообще вряд ли. Ты что, романтик? Хватит! Выключи в себе всю романтичность! К тому же, раз нам была дарована относительная свобода перемещений, то столкнувшись с девушками, мы бы подумали: "Чёрт, я лучше пойду за ними так, чтобы они ничего не заметили!" и забежали бы вперёд или даже крюк сделали. Не стоит недооценивать самосознание парней!
  Но Юигахама, не понимавшая и трети простодушия старшеклассников, продолжала болтать, раскладывая журналы на столе:
  - И туда бы хорошо сходить...
  Да ты даже не читаешь статей, тупо страницы перелистываешь, и всё! Где-то я эту скорость чтения уже видел.
  Полным контрастом этой несерьёзности выступила Юкиношьта, которая, казалось, и типографскую информацию всегда читала.
  - Так... Раз уж в это время года опадает клён, надо будет зайти в Арасияму[35] и Тофуку-дзи[36]. К тому же, рядом с Тофуку-дзи должен быть Фусими Инари[37]...
  - Потрясающие познания в географии Киото... Ты что... уже была там?
  - Да нет? - озадаченно посмотрела на меня Юкиношьта.
  - Значит, потратила всё своё время на его изучение?
  - Я потому и изучаю город, потому что еду в него впервые. К тому же, еду не одна; разве толика веселья не сделает поездку лучше? - улыбнувшись, спросила она.
  Удивлённый её до ужаса оптимистичными словами, я смог только нечленораздельно буркнуть.
  Юкиношьта стала как-то добрее. Думаю, большýю роль в этом сыграла Юигахама, и мне не кажется, что это к худшему. Ты, главное, проявляй свою нынешнюю доброту так, чтобы до меня это доходило, а то ты мне постоянно грубила всё это время. Да-да, ты.
  - О, смотри, смотри, Хикки. Какое мощное место.
  - Ты просто хочешь туда сходить...
  Пока мы пролистывали журналы за пустой болтовнёй, в дверь неожиданно постучали. Стук был довольно неуверенным, и первые несколько раз мы его не услышали. Но терпение и труд стучавшего наконец перетёрли.
  - Входите, - сказала в сторону двери хозяйка комнаты, Юкиношьта.
  - Пршу прщення, - промямлил наш нынешний посетитель, медленно открывая дверь.
  В комнату вошла девушка.
  Её волосы чуть касались плеч, на носу сидели очки в красной оправе, сквозь которые отлично просматривались глаза. Как её черты лица, так и сама она была некрупной. Если бы она решила позировать художнику, сидя за столом библиотекаря, потрясная вышла бы картина.
  - Хина?
  Юигахама, лязгнув стулом, встала, и Эбина-сан заметила её.
  - Эй, Юи. Хелло, хелло.
  - Яххало!
  Это что за приветствия в духе пещерных людей? Я начал уважать Миуру, которой приходилось терпеть это каждый день.
  - Юкиношьта-сан и Хикитани-кун, хелло, хелло.
  - Здорово, - поприветствовал я её в духе персонажей NHK[38]. Юкиношьта сделала это более вежливо:
  - Давно не виделись. Садись куда хочешь.
  Эбина-сан тут же опустилась на ближайший стул и стала с любопытством осматривать комнату. Она ездила в тот летний лагерь вместе с нами и даже помогала разобраться там с одним делом, так что должна была иметь представление о деятельности клуба обслуживания хотя бы частично.
  - Хм, так вот он какой, клуб обслуживания, - произнесла она и вдруг повернулась в сторону Юкиношьты. - Я пришла, чтобы кое о чём поговорить...
  Так у тебя к нам просьба. Интересно, какое у Эбины-сан может быть к нам дело? Я совсем не думал, что она станет о чём-нибудь серьёзно беспокоиться или просить помощи у других людей. Она казалась довольно сдержанной.
  Похоже, Юкиношьта и Юигахама были со мной на одной волне, поэтому, выпрямившись, мы приняли серьёзный вид.
  - П-понимаете...
  Когда мы сосредоточились на ней, она отвела взгляд в сторону, и её щёки вспыхнули. Не обращая на это внимания, она раскрыла рот, чтобы сказать нам то, что должна была сказать.
  - Я хочу поговорить с вами о Тобеччи...
  - То... То-то-то-тобеччи? Ч-что-что?!
  Юигахама, что было вполне в её духе, вцепилась в эти слова. Её можно понять, ведь совсем недавно Тобе изливал нам свои чувства к Эбине-сан. Мне было очень интересно узнать, что онá о нём скажет, особенно при такой скрытной натуре.
  Когда мы вперили в неё свои взгляды, она покраснела ещё больше.
  - Мне т-тяжело об этом говорить, но...
  Эбина-сан опустила глаза на свою юбку и стала теребить её края. Мне т-тяжело об этом говорить, но... перестань, пожалуйста, это делать, а то у меня взгляд как намагнитился.
  Но что могло смутить весёлую Эбину-сан настолько, что она не может найти нужных слов? О чём она хочет с нами поговорить?
  Н-неужели Тобе ждёт победа? Не позволю!
  - Понимаете, Тобеччи...
  - Что Тобеччи?! - за долю секунды ответила Юигахама, будто толкая разговор вперёд, и Эбина-сан приготовилась к худшему. Переведя дыхание, она широко раскрыла глаза и обрушила на нас шквал своих чувств:
  - В последнее время Тобеччи стал всё ближе сходиться с Хаято-куном и Хикитани-куном, поэтому Оока-кун и Ямато-кун сейчас в полной фрустрации! Я хочу наблюдать за более страстными отношениями! Иначе моё "Треугольное сердце"[39] пропадёт!
  Пропадёт! Пропадёт! Падёт! Падёт, дёт, дёт, дёт...
  По тихой комнате гуляло эхо от голоса Эбины-сан. Мы не знали, что сказать, и лишь молча смотрели в пустоту. Вот это и называется "лишиться слов". Меня сейчас не то что на хайку, даже на строчку от него не хватило бы.
  YahariLoveCom v7-089.jpg
  Первой в себя пришла Юигахама. Она знала Эбину-сан лучше нас с Юкиношьтой, и уже привыкла к таким выплескам.
  - Э-э-э... Ты о чём? - пробормотала она. Эбина-сан ответила ей внушительным кивком.
  - В последнее время Тобеччи и Хикитани-кун стали очень часто разговаривать, понимаешь? К тому же, группа сейчас не такая, как обычно. И они обмениваются многозначительными взглядами, гу-фу-фу-фу...
  Когда человек начинает гоготать на середине фразы, это не может не испугать...
  - А-а-а, лажа, лажа.
  Придя в себя, Эбина-сан утёрла пошедшую слюну. Кажется, без поводка-Миуры худо нам будет. У Миуры, похоже, весьма развитый материнский инстинкт... Хотя чтобы дружить с Эбиной-сан и не блещущей умом Юигахамой, нужно быть больным на голову. Впервые я почувствовал к ней жалость.
  - Я не вполне понимаю, почему вы вдруг так сдружились, но... я просто заметила пропасть, которая вдруг появилась между вами и Оокой-куном с Ямато-куном.
  Я понимал, откуда у неё взялись такие мысли. Четвёрка Хаямы разбилась на две группы поменьше, что позволило нам с Тоцукой затесаться в одну из них, и это явно было неестественно. Думаю, это заметила не только Эбина-сан, но и другие наши одноклассники.
  - А, ну, просто...
  И как ей всё объяснить? Оока и Ямато уже знали о нашем плане, так что я никак не мог подобрать нужных слов.
  Но Эбина-сан затрясла головой, словно говоря, что я не должен озвучивать это при всех.
  - Хикитани-кун. Понимаешь, если ты собрался кого-то соблазнить, то соблазняй всех. А потом приюти всех разом. Впусти их в свои ворота.
  - Нет... Этого не...
  Это прозвучало так отчаянно, что я инстинктивно затряс головой. Затем на меня накатила безысходность на две степени выше обычной. К глазам уже подступали слёзы.
  Будто бы осознав по моей реакции, как всё обстоит на самом деле, Эбина-сан немного расстроилась и надела на лицо грустную маску.
  - Вот как... Точно.
  До тебя дошло?..
  - Ты не сасои-уке, ты хетаре-уке[40]. Прости, что задела твои чувства.
  - Нет-нет-нет, всё совсем не так. Тебя вообще не туда понесло.
  Я уже перестал что-либо понимать. И не только я. Юигахама обречённо вздохнула.
  Единственным человеком, чей рассудок его не покинул, оставалась Юкиношьта. Закрыв глаза, она тёрла свои виски, после чего раскрыла рот:
  - Так о чём это ты?.. Объясни, пожалуйста, - вымученно спросила она у Эбины-сан. Девушка, готовая пожертвовать здоровьем ради благого дела - это чудо. Я уже не знаю, с какой стороны подступиться к ситуации, так что вперёд.
  - Ну-у-у, просто в последнее время я чувствую, что наша группа стала какой-то другой... - беспокойно проговорила Эбина-сан и умолкла. Юигахама попыталась проследить за ходом её мыслей, чтобы ей было попроще:
  - А-а-а, ты про это... Ну да, между Оокой-куном и Ямато-куном должно быть что-то запутанное... типа мужских отношений.
  - Мужских отношений? Какая ты пошлая, Юи.
  - Я сказала что-то странное?!
  - Да нет, ты всё правильно сказала. С тобой всё в порядке.
  А вот с тобой - нет. Почему она покраснела?
  - Кругом столько всего происходит, что порой трудно понимать других людей. Ты можешь ни с кем не общаться, но оставаться с человеком в дружеских отношениях.
  - Это точно. Но сейчас всё какое-то не такое, как обычно, и я не хочу это так оставлять, - улыбнувшись, объяснила Эбина-сан. - Я хочу общаться со всеми, как всегда.
  В её улыбке не было ни намёка на испорченность.
  Похоже, Эбина-сан была довольна теми отношениями, которые у неё сложились с одноклассниками. И не только как яойщица, но и как обычная девушка.
  Дружить со всеми.
  Я ненавидел эти слова, но никогда не сомневался в том, что существуют люди, которые этого жаждут. Но так ли всё было просто в случае с Эбиной-сан? Я совсем не понимал её, Эбины Хины, помыслов. И поэтому решил попробовать раскопать их в её словах.
  ...Нет, лучше не надо. Синдром поиска глубинного смысла - это плохо.
  Когда мои глаза затянула поволока, Эбина-сан, чтобы собраться с мыслями, произнесла:
  - А, но... Раз уж тебя приняли в эту группу, Хикитани-кун, то наладь в ней со всеми отношения. Моим глазам так тоже будет полезнее.
  - Плевать я на это хотел, так что найди для своих глаз другой источник здоровья. Чернику, например.
  Здоровье твоих глаз от меня не зависит, но пойти со всеми на контакт...
  Услышав мой ответ, Эбина-сан гыгыкнула и встала.
  - В общем, такие дела. Жду не дождусь красивых видов на экскурсии.
  У неё чуть опять не пошла слюна, но ей удалось её удержать. Повернувшись ко мне, она подмигнула.
  - Удачи, Хикитани-кун.
  Мы проводили её взглядами и переглянулись.
  - Что это было? - озвучила наш общий вопрос Юкиношьта.
  - Без понятия. В принципе, нам опять же надо свести их поближе. Хотя нет, нам тут вообще ничего не надо делать, они и сами справятся.
  Разбив группу, мы только навредили лавстори Тобе. И вообще, такое поведение Эбины-сан служило индикатором их дружбы.
  Юигахама, которая, судя по всему, тоже это поняла, кивнула в знак согласия.
  - Ага. Да и не понимаю я, как парни вообще сходятся... Хикки, как вы начинаете дружить там?
  Не дав мне ответить, Юкиношьта хлопнула Юигахаму по плечу и почему-то состроила одинокое лицо.
  - Думаю, задавать такие вопросы Хикигае-куну - это уже перебор с жестокостью. Юигахама-сан, будь тактичнее, хорошо?
  - Вот-вот. Будь потактичнее, слышишь?
  И давайте без этой критики, а то мне только хуже становится.
  В любом случае, завтра большой день, день экскурсии. Клуб обслуживания занимается просьбой Тобе. А значит, беспокоиться не о чем.
  Но последние слова Эбины-сан никак не хотели выходить из моей головы.
  
  × × ×
  
  Придя домой, я начал готовиться к завтрашней экскурсии.
  Вот так красиво я называю процесс складывания в дорожную сумку комплекта сменной одежды. Так, мне там ещё что-нибудь понадобится? В голову упорно ничего не шло, поэтому я лениво подошёл к шкафу и наугад вытащил из него несколько вещей. Запас трусов и носок никогда не помешает.
  Далее, ванные принадлежности... Или в гостинице будут? Ладно, возьму на всякий случай.
  На этом всё. Одной сумки мне хватило.
  Вах! Я будто привык к экскурсиям; как это круто! Игры в UNO[41], дурака и маджонг; тяжело, наверно, всё это с собой таскать. Думаю, были и те, кто привозил с собой портативные игровые приставки, и таких мне было ещё жальче.
  В принципе, в современном мире мелочи, которые ты забыл, можно найти и в гостинице, особенно если у тебя есть мобильный телефон, чтобы всё разузнать. Путешествия стали весьма удобными, но есть в этом что-то неправильное.
  Я отнёс сумку в гостиную и сбросил её на пол.
  Отъезд рано утром, так что лечь надо пораньше. Собираемся на станции Токио. В Киото поедем на синкансене. Если опоздаешь, сработает правило "семеро одного не ждут".
  В принципе, на синкансен я и самостоятельно сесть могу, к тому же, мобильники никто не отменял. Цена на билет, правда, будет кусаться, но неужели без этого никак нельзя обойтись? И вообще, раз билет покупаем мы сами, то почему нам самим нельзя выбрать время отправления? Где любовь к детям?
  А ведь было бы неплохо опоздать и в ожидании следующего поезда лопать купленную на станции еду. От этой мысли мне даже захотелось выключить будильник.
  Я плюхнулся на диван и стал уже размышлять, не замутить ли мне себе кофе (MAX)[42], но тут ко мне подлетела Комачи. Прошу, воздержись от бега в маленьких помещениях.
  - Братик, ты кое-что забыл, - сказала она, размахивая устройством за присобаченный к нему ремешок.
  - Нафиг мне фотоаппарат?..
  Мне всё равно не придётся им воспользоваться. А открыток с видами Киото и так везде хватает.
  - А Vita?
  Она даже положила её в чехол и приделала к нему ремешок.
  - Vita-чан будет присматривать за домом. Комачи, будешь ей помогать.
  - Есть, - до ужаса послушно кивнула Комачи и положила Виту-чан в свой нагрудной карман... Ты ведь её вернёшь? Я же её не навсегда даю, а на время. Ты ведь не станешь делать так, как младшие сёстры, одалживающие у старших братьев электронные словари и потом не отдающие их?
  Когда я отбросил от себя желание установить собственность приставкой, ни о чём не догадывающаяся Комачи ткнула себя пальцем в правую щеку и повернула голову.
  - А что ты тогда берёшь? Тебе ж там надо будет как-то время убивать...
  Я, конечно, рад, что ты за меня беспокоишься, но не недооценивай своего старшего брата.
  - Сейчас все повёрнуты на электронных книгах, так что скучно мне не будет.
  Комачи неуверенно на меня посмотрела.
  - А зачем ты тогда едешь?..
  - Учиться аскетизму...
  Мой взгляд незаметно для меня остекленел. Каждый раз, когда основная масса парней пытается сохранить в памяти незабываемые, но бесполезные события экскурсии, я вспоминаю о семидесяти двух часах мук. И, разумеется, выдерживаю их с честью.
  Когда я, замолкнув, бездумно погрузился в прошлое, Комачи, словно что-то вспомнив, хлопнула в ладони.
  - О, чуть не забыла. Вот, держи.
  Она передала мне какой-то белый свёрток. Это что, трусы? А, нет, не трусы. Клочок бумаги. Да уж, не знаю, что б я сказал, если бы это и правда были трусы. Что-нибудь тактичное и подходящее к ситуации?
  Нет, хоть моя сестра и порядочная егоза, такими глупостями она не стала бы заниматься. В общем, она дала мне по-женски свёрнутый клочок бумаги в форме четырёхугольника. Как раз такой, какой передают по классу во время уроков.
  Этот клочок напомнил мне, как однажды в средней школе через меня передали листик, на котором были написаны обидные для меня вещи. Я тогда ещё не понимал, отчего вся камчатка смеётся. В общем, не складывай так бумагу, прошу.
  Когда я развернул листик, мне в глаза бросились кругловатые жёлтые и розовые буквы, мигом напомнившие о режиме свободной игры в Dragon Quest[43].
  
  Советы Комачи! Список сувениров!
  Третье место! Тесто с корицей (Из супермаркета, магазина-изготовителя, филиала - пофиг)
  Второе место! Бумага с питательными маслами от Yojiya[44] (два набора - один для маман)
  Первое место! Оглашение после просмотра!
  
  ...было написано на нём самым раздражающим образом.
  - Что за хрень там на первом месте?..
  - Сувенир номер один - рассказ о твоих потрясающих воспоминаниях о Киото.
  Комачи хихикнула. Как это мило...
  - Тем более что там есть много храмов, в которых можно намолить себе скорую свадьбу, так что если у тебя есть кто на примете, не теряй времени даром!
  - Хорош лезть не в свои дела. Иди уроки учи.
  - Ла-адно. И ещё: передай всем от меня привет.
  - Угумс.
  Похоже, число мест, которые мне предстоит посетить, возросло... Ладно, тесто можно будет и на станции купить... О маслах фирмы Yojiya я где-то слышал, так что их тоже на станции найду.
  Значит, осталось лишь пойти в...
  ...Заглянуть, что ли, к богу-покровителю учащихся?..
  
  Глава 5: Как видите, Юигахама Юи старается.[править]
  
  Превед! Йа Хачиман! Йа еду ф Токиа!
  Как вы уже поняли, сначала нам предстояло добраться до Токио, чтобы там пересесть на синкансен.
  Дабы выйти из дома побыстрее, я поставил будильник на пораньше. Перед отъездом родители попросили меня в довесок к списку Комачи привезти им ещё сувениров. Но знаешь, папа, я ещё несовершеннолетний, так что саке мне не продадут даже по твоей записке. Но деньги всё равно давай!
  От Тибы до Токио было недалеко. Тиба практически и есть ближайшая к Токио префектура. Другими словами, как ближайшая к столице Японии префектура, Тиба заслуживает того, чтобы её тоже считали столицей. Класс. Тиба классная.
  Без пересадок до Токио можно было добраться по скоростной линии Собу. А ещё по линии Кэйё. Быстро. Тиба быстрая.
  Однако на обеих станциях было ужасное обслуживание. На Собу был настолько глубокий тоннель, что я невольно (и недовольно) задался вопросом, не ищем ли мы нефть. На Кэйё мне хотелось убедиться в том, что я точно в Тибе, а не в Токио, настолько далеко они были разбросаны. Размах. В Тибе всё с размахом.
  В итоге наиболее удобным способом пересесть на синкансен стал неблизкий путь на станцию Синагава.
  В какой же глуши ты находишься, Токио, чтобы быть так далеко от Тибы? Совсем периферийный Киото что, ещё дальше?
  Я быстро зашёл в поезд перед самым отправлением, и когда дверь вагона закрылась, облегчённо вздохнул. Я был так рад, что успел, я приготовился сделать довольное лицо... и встретился взглядом с владельцем водянисто-голубых глаз.
  - ...
  - ...
  Мы оба молчали.
  Человек напротив меня взмахнул своим хвостом и выглянул в окно.
  Кавасаки Саки. Я ещё раз повторил в уме имя, которое мне наконец удалось вспомнить.
  Точно, она ведь живёт недалеко от меня. Хоть и по разные стороны от магистрали, из-за чего наши дома относились к разным средним школам, но ближайшая станция всё равно была одна. А учитывая, что мы оба пересаживались с одного и того же скорого поезда...
  - ...
  Кавасаки бросила взгляд в мою сторону. Встретившись со мной взглядом, она резко отвернулась и уставилась в окно.
  Какого...
  Я не успел вовремя поздороваться, и теперь, чтобы не ощущать себя неудачником, мне приходилось стоять столбом, иначе она подумала бы, что я свалил, потому что испугался.
  В конце концов, все сорок пять минут поездки мы с Кавасаки провели, прислонившись к двери друг напротив друга.
  Когда я вышел из поезда, по всей станции уже мельтешила форма старшей школы Собу.
  Похоже, все условились встретиться заранее и ехать сюда компанией. Пфф, колхозники, даже сами доехать до Токио не смогли. Учитесь, пока я жив. Я же сам сюда приехал. Не значит ли это, что в Токио меня ждут успех и исполнение мечты?[45]
  С платформы и далее по бесконечной лестнице я наконец выбрался на поверхность. Правда, эта поверхность находилась в четырёх стенах, так что ни солнца, ни звёзд, ни голубого неба и ни луны я не видел... Суть каменных джунглей.
  В этой высохшей столице люди никогда не останавливались. Я уже ощущаю тоску по Тибе. Хочу домой.
  Дабы добраться до платформ синкансена, мы окунулись в волну людей. Правда, в этой волне мне пришлось избавиться от привычки сбавлять шаг.
  На входе копошилась ошеломляющая масса учеников моей школы, а если добавить тот факт, что всё это происходило в густонаселённом Токио, люди производили нехилое количество децибел шума. Для одинокого человека по имени Хачиман станция превратилась в людское рагу.
  - Хачиман!
  Из толпы школьников раздался голос, зовущий меня по имени. А среди моих одноклассников только один человек зовёт меня Хачиманом. По фамилии (корректной) - ноль.
  И человеком, вложившим все свои чувства в моё имя, был...
  - Хачиман... Должен признаться, столица земель Востока нагоняет на меня ностальгию. Именно здесь я обрёл себя. Рефрен-рефрен.
  Ах да, он ведь тоже зовёт меня Хачиманом.
  Как-то странно кашлянув, Займокуза медленно подошёл ко мне.
  - Тебе что-то нужно?
  - Хуму, вовсе нет. Просто моя DS[46] слишком быстро пала, и теперь я ищу новый способ убивать время.
  - Понятно. И нафига ты столько всего с собой взял? Решил податься в горы и жить в уединении?
  За спиной Займокузы висел туго набитый туристический мешок. Чего он туда понапихал?
  Займокуза похлопал по мешку рукой и средним пальцем поправил очки.
  - Именно. Я собрался возвести своё искусство фехтования на новый уровень на склонах горы Курама[47].
  - Курама? Далековато будет.
  Гора Курама была одним из популярных среди туристов мест, но так как она стояла довольно далеко от Киото, до возможности насладиться красивым видом ещё надо было добраться.
  - Угу, угу. Хотя данное решение я принял не сам, тренировка с тенгу[48] сможет послужить мне утешением.
  - Ты что, и в Кибунэ[49] собрался? Но знаешь, когда тебе не надо выбирать самому, это вполне удобно.
  - О чём ты? Я поведал им и о своих желаниях. Есть в этом мире место, называемое "магазином, в который мне хотелось бы сходить". Но лучше забудь об этом и ответь мне так, как ранее. А то я скучаю.
  Займокуза надулся. Знаешь, даже если я решу ответить на твои среднешкольные замашки, ты всё равно пропустишь мои слова мимо ушей. Такой чести от меня не жди.
  - Если куда-то хочешь, сходи. У нас же экскурсия, на ней развлечься - самое то.
  - Хуму. Куда направишься ты, Хачиман?
  - Ещё не знаю. Наклёвывается кое-что. Мы так и не решили, куда пойдём на третий день.
  - Насколько я помню, третий день был оставлен для одиноких походов. Руфун, если хочешь, можешь пойти с нами в "магазин, в который мне хотелось бы сходить".
  - Звучит, конечно, неплохо, но...
  Ходить по магазинам вместе с Займокузой - это как-то... Хотя против самих магазинов я ничего не имею. Но на третий день клубу обслуживания ещё предстоит доразобраться с просьбой Тобе, так что пока лучше вообще ничего не планировать.
  - Похоже, сейчас уже надо собираться.
  - Время одиночества аз есмь! Что же, Хачиман, увидимся в Киото.
  - Я так не думаю...
  Когда он ушёл, я стал искать глазами место сбора нашего класса.
  Куда ни кинь взгляд, везде были понатыканы таблички с номерами классов. Просканировав зону, я заметил в самом шумном углу знакомое лицо.
  Это был окружённый своей обычной компанией Хаяма.
  Чёрт, там и правда мой класс.
  Группа Хаямы была ядром, вокруг которого образовались группы поменьше. Вот такими круговыми группами и стойте. Я активировал способность "Тень". Пока она активна, окружающие перестают меня замечать, но в последнее время она развилась до такого уровня, что стала наносить мне урон типа: "Знаешь этого парня? Он может влезть в твои дела, а ты ничего и не заметишь". Меня стали замечать так часто, что я понял: моя аура усиливается.
  Вскоре наступило время отправления.
  Разбросанные по всему вокзалу группы собрались вместе и выстроились в красивую очередь.
  После переклички нас наконец пропустили на посадку. Строем. Это что, спортивный фестиваль?
  Внутри группы мы тоже устроили перекличку. Я наконец-то встретился с Тоцукой! Столкновение в космосе![50]
  - Хачиман!
  Вот он, прекрасный успокаивающий голос...
  - Доброе утро, Тоцука.
  - Ага, доброе утро, Хачиман.
  Пока мы с Тоцукой обменивались приветствиями, наша группа собралась на платформе перед синкансеном. Наш поезд наконец прибыл.
  Каждый класс занял по вагону.
  Сиденья в синкансене были расположены довольно необычно.
  В каждом ряду было по пять сидений, разделённых проходом в отношении два к трём. Для групп, состоящих из четырёх человек, это была засада. Можно, конечно, разбиться на две группы по двое, но если один из четверых - одиночка, ему придётся остаться по ту сторону прохода наедине со свободным местом. Группа из трёх человек может пожертвовать кем-то из своих и отправить его на другую сторону прохода добровольно-принудительно. Во втором случае довольны будут все, а в третьем - все, кроме жертвы, которой наскучит молчание и которая начнёт разговаривать с другими двумя, опуская им настроение.
  Таков синкансен, породивший множество трагедий, но мы были достаточно мудры, чтобы разместиться без недовольных.
  Тоцука со мной, Хаяма с Тобе.
  Так и следует разделяться, если группа состоит из четырёх человек.
  Но данное мероприятие было общеклассным, а значит, в деле возникали сложные факторы. Первым делом люди станут смотреть, как расположены места, а затем начнут себя в них располагать. В вагоне стоял уже весь класс, но народ лишь оглядывался по сторонам в поисках временного пристанища. Типичная ситуация "Я должен успеть раньше всех".
  - Бли-ин. Что синкансен, что самолёт, как-то стрёмно, - перед самым отправлением произнёс Тобе, быстрым шагом пересекая вагон по проходу, тем самым увеличивая уровень шума.
  - Ни разу не летал на самолёте, - прокомментировал Оока.
  - А я первый раз на синкансене, - добавил Ямато.
  Ну да, где этот болтун - там и они. А что им ещё делать, если они и так собрались на станции? В группе этой парочки было ещё два парня, которые шли за ними по пятам.
  И ко всему прочему, по проходу шла ещё одна группа, состоявшая из трёх подружек и одной одиночки: это были Миура, Юигахама, Эбина-сан и Кавасаки.
  - Могу сесть возле окна.
  Первые же слова, произнесённые блондинкой с закрученными локонами, говорили о её желаниях. Услышав их, девушка с собранными в пучок рыжими волосами принялась руководить группой.
  - Ладно, тогда я буду рядом с проходом. Хина, девочки, вы как?
  Услышав своё имя, темноволосая девушка с короткой причёской немного подумала и повернулась к девушке с хвостом.
  - Хм... Саки-чан, проход или окно... Что не будет против?[51]
  - Да мне как-то без разницы, где... сидеть... - ошарашено проговорила Кавасаки. Судя по лицу, Эбина-сан была готова в любой момент пустить слюну.
  - Эбина, рот закрой, - сказала Миура, захлопывая ей челюсти. Юигахама неестественно засмеялась.
  Далее группа продолжила вести обычную беседу. Рад, что тебе удалось завести друзей, Кавасаки. Твой брат сейчас расплачется.
  Хаяма, уж не знаю, от того ли, что понял, чем рассадка кончится (тем, что не кончится), вышел в проход и спокойно, словно ни к кому лично не обращаясь, предложил:
  - Может, сядем хоть где-нибудь? Если что, по дороге всё равно поменяться можно будет.
  С этими словами он сел в ближайшее к нему сидение. Это было сидение у окна в ряду для трёх человек. В самой середине вагона.
  - Точняк, - сказал Тобе. Он подошёл к Хаяме и сел рядом с ним.
  - Ладно, тогда я буду возле окна.
  С этими словами Миура устроилась в сидении у окна, напротив Хаямы. Как это на неё похоже - ни у кого не спросив, она спокойно села туда, куда хотела.
  - Давайте уже. Юи, Эбина, - позвала она подруг, скрестив ноги и постукивая пальцем по соседним местам. Вот это показуха. Чёрт, круто ведь.
  - Юмико здесь, Тобеччи здесь, значит... - чуть слышно пробормотала Юигахама, над чем-то размышляя. Пока она вдупливала в ситуацию, Эбина-сан подтолкнула её к одному из сидений.
  - Так-так, Юи будет сидеть здесь; я - тут.
  - Э... Хина!
  Не обращая внимания на протесты Юигахамы, Эбина-сан схватила Кавасаки за руку и указала ей на сиденье напротив своего.
  - Кавасаки-сан сядет здесь.
  - Да нет, я где-нибудь в другом месте сяду... - затрясла Кавасаки головой, но когда Эбина-сан потащила её к выбранному сиденью, та на удивление быстро сдалась. Как легко на неё можно надавить.
  - Не бойся, не бойся ♪,- улыбаясь, пропела Эбина-сан. За такое короткое время ей удалось рассадить практически половину народа. Сейчас они с Миурой и Юигахамой сидели на одном ряду, а Хаяма, Тобе и Кавасаки - на другом. Такой вот секстет.
  Кавасаки так и не удалось склонить Эбину-сан к тому мнению, что рядом с Тобе сидеть ей не стоит, и теперь она, подперев руками подбородок, излучала преддрёмное неудовольствие. Э-э-э, послушай, у Тобе-куна уже мурашки по всему телу от страха появились, так что веди себя несколько более дружелюбно, хорошо? Это хоть за романтическую комедию-то считается?
  Осознав, что да как, группа Ооки и Ямато устроилась на сиденьях для четверых через проход от компании Хаямы.
  К тому времени класс уже порешил, кто куда будет садиться.
  Пока я наблюдал за развитием событий, что-то скованно потянуло мой рукав. Тоцука ещё какое-то время осматривал вагон, после чего наконец повернулся ко мне.
  - Что будем делать, Хачиман?
  Получив заряд невинности, я смущённо отвёл глаза и решил взяться за рассадку серьёзно.
  - Ну...
  Обычно в таких ситуациях одиночки быстро рассаживаются по углам вагона, показывая остальным, что их лучше обходить стороной. Те же, кому первый ход сделать не удалось, приходилось искать себе место по всему поезду.
  На этот раз первым оказался Хаяма, занявший место посередине. Таким образом, перед и зад вагона оставались сравнительно свободными.
  - Спереди, вроде, свободно, может, туда и сядем?
  - Давай.
  Тоцука последовал за мной без вопросов. Если бы из-за своей доверчивости он оказался замешан в каком-нибудь преступлении, меня бы это ничуть не удивило. Я должен защитить его... Лелея это чувство, я направился к трём сиденьям в передней части вагона.
  Самая перёдка, конечно, будет забита до отказа, поэтому мы сели чуть подальше. Я поставил свою сумку на полку над сиденьями. Сумка была практически пустой, так что места на полке осталось много. Ну, одна сумка или две - разницы никакой.
  - Давай, - протянул я Тоцуке руку, побуждая его передать мне свою сумку, но тот только удивлённо наклонил голову, медленно протянул свою руку вперёд и взял ей мою.
  Какая она мягкая, какая крошечная, и какая на ней гладкая кожа...
  - Да нет, я не про это, я про сумку...
  Это не рукопожатие, чёрт возьми. Но какая же она гладкая, как сильно заряжает энергией...
  - А... П-прости! - быстро отпустил Тоцука мою руку. Осознав, что неправильно понял меня, он покраснел, опустил голову и, тихо сказав "прошу", протянул мне свой багаж.
  Я поставил его сумку на полку. Мне неистово хотелось сделать его своей вещью. Хочу забрать домой![52]
  Предложив смущённому Тоцуке сесть у окна, я, наконец, уселся сам.
  Едва я это сделал, как прозвучала мелодия, сигнализирующая об отходе поезда.
  Вперёд, в славный день![53]
  
  × × ×
  
  Я очнулся от дрёмы.
  Похоже, сия дамочка нанесла по мне довольно-таки сокрушающий удар, хотя дело, скорее всего, в том, что я рано проснулся.
  Когда я потянулся, со стороны прохода раздался весёлый голос:
  - Долго же ты спишь.
  - Тво!.. Ну ты меня и напугала...
  Я аж подскочил.
  - Что за реакция такая?.. Грубиян...
  С соседнего сидения на меня, надув губы, смотрела Юигахама.
  - Ну... Любой бы насмерть испугался, если бы его вот так внезапно позвали сразу как он проснётся...
  А ещё люди стесняются, когда окружающие видят их лица во время сна, так что завязывай. Я инстинктивно провёл рукой по губам, чтобы проверить их на наличие слюны.
  Юигахама фыркнула.
  - Не парься, спал ты мирно и с закрытым ртом.
  Спасибо за информацию. Но я прав. Это стыдно.
  И вообще, что ты тут делаешь?.. Длань судьбы уже определила, что рядом со мной будет сидеть Тоцука... Повернув голову в его поисках, я услышал со стороны окна сонное бормотание.
  Но услышав мой выкрик, Тоцука, издав слабый стон, проснулся и стал протирать свои глаза.
  Кх! Твою мать! Надо было надеть на безымянный палец его левой руки кольцо, а после того как он проснётся, начнёт продирать глаза и заметит его, сделать ему предложение. Я столько сил в эту стратегию под названием "Когда она проснётся... бриллиант бесконечного блеска" вложил! Хикигая Хачиман, это самая ужасная ошибка в твоей жизни! Ты только что упустил возможность жениться!
  Прикрывая рукой зевок (нет, не так - зевочек), Тоцука бросил взгляд в сторону, чтобы понять, что происходит вокруг.
  - Прости, я что-то уснул...
  - Да ничего. Если хочешь, можешь поспать ещё. Я могу разбудить тебя, как приедем, э-э-э, можешь на моё плечо облокотиться.
  А ещё у меня есть руки и колени.
  - Н-не надо! Лучше ты поспи, Хачиман, я сам тебя разбужу!
  Ха-ха-ха, какой ты красивый; у меня такое чувство, что сейчас проснётся кое-что ещё. Если вы понимаете, о чём я.
  Раз уж мы не можем решить, кому из нас уснуть, может, завалимся оба? Не знаю, как всё выглядело со стороны, но Юигахама вздохнула.
  - Не-не-не, вы слишком долго спите. Экскурсия только началась, а вы уже как амёбы. Что с вами дальше-то будет?
  - Ну да, нужно больше веселиться.
  Похоже, слова Юигахамы докинули Тоцуке мотивации. И правда, это же только первый день. Засыпать от усталости рано...
  ...Подумал я, но потом заметил, что Юигахама и сама казалась подуставшей.
  - Что с тобой такое? Что мы уже пропустили?
  Юигахама обмякла.
  - Тут такое дело... Юмико и Хаято-кун вели себя как всегда... А вот у Кавасаки-сан настроение было настолько плохое, что Тобеччи разговаривать боялся.
  - Понятно... А Эбина-сан?
  - Как обычно... Хотя из-за экскурсии чуток перевозбудилась и её понесло...
  О"кей, судя по твоему тону, картина была ещё та.
  Тобе тоже тот ещё фрукт. И ежу понятно, что Кавасаки этот крикун не понравился, а раз уж на деле он оказался тряпкой, эта хулиганистого вида девчонка оказалась ему не по зубам. К тому же, в крепости Эбины-сан защита была на уровне Звезды Смерти, и пробраться в неё, не умея использовать Силу, Тобе не мог.
  Судя по всему, пока мы в синкансене, события развиваться не будут. Ты был обречён, как только занял своё сидение.
  Человек, который находится рядом лишь для галочки, кроме этой галочки не нужен никому, и так будет всегда. А значит, налаживать надо не обстановку, а взаимоотношения.
  - Если бы только они остались наедине...
  - Ничего бы не изменилось, я уверен.
  - И правда...
  Слушавший нас Тоцука хлопнул в ладоши.
  - А, Тобе-кун же...
  - Что? Сай-чан, ты что-то знаешь?
  - Угу. Услышал на летних каникулах, в деревне Тиба.
  - Вот оно как. Ну, я просто сама только недавно узнала. Как бы мне хотелось, чтобы у них всё получилось. Если Сай-чан что-то знает, он может нам помочь.
  - Буду только рад. Надеюсь, всё кончится хорошо.
  Даже при всей уверенности, излучаемой улыбкой Тоцуки, дельце непростое.
  Может, я и не желаю окружающим людям счастья, но несчастья я им тоже не желаю. Ну, разве что страданий, если кто мне не нравится... Но не для Тобе же.
  Однако, кинув взгляд на кивавшую и бормотавшую что-то себе под нос в раздумьях Юигахаму, я почувствовал, что тоже должен кое о чём подумать.
  Тоцука, который скрестил руки и тоже кивал головой, вдруг тихо ахнул.
  - Ты что-то придумал?
  В ответ Тоцука ткнул пальцем в окно.
  - Хачиман, смотри: Фудзи-сан[54].
  - А, ну да, мы же уже должны проезжать рядом с ней. Дай гляну.
  - А, тебе же оттуда не видно, да?
  Тоцука прижался к окну и махнул головой в его сторону. Похоже, он зовёт меня к себе. Я с радостью принял это предложение и поместил себя ближе к окну.
  Лицо Тоцуки было очень близко к моему. Когда я приблизился к окну, этот помятый парень изогнулся и повернул голову, однако его глаза, словно направляя меня, по-прежнему смотрели на Фудзи-сан. Он был так близко к окну, что стекло запотело.
  Хо-о, так вот она какая, Фудзи-сан... Похоже, моя Фудзи-сан тоже вот-вот появится...
  YahariLoveCom v7-119.jpg
  Пока я изо всех сил старался не допустить её извержения, кто-то положил руки мне на плечи.
  - Я тоже хочу посмотреть! - воскликнула Юигахама, опершись на меня, словно наездница на спину лошади.
  По моей коже пробежали мурашки. Такое неожиданное прикосновение ошеломило меня. В зоне моего обоняния осел лёгкий запах духов.
  Трогать меня вот так - это нечестно...
  Но сил стряхнуть с себя её руки я не нашёл, так что в такой неудобной позе стоять и пришлось.
  - ...
  Увиденное зрелище пленило Юигахаму настолько, что она замолчала. Лишь дыхание её трогало уши мои.
  - Э-э-эх, какая Фудзи-сан красивая... Ладно, хорошего понемножку.
  Удовлетворив любопытство, Юигахама наконец оторвалась от моей спины и села на своё сидение.
  - Спасибо, Хикки.
  - Ага...
  Хоть мне и удалось ответить спокойно, моё сердце и по сей час колотилось, как бешеное. Какого хрена она вообще так поступает, а? Согласитесь, такие невинные действия сначала заводят парней в тупик недопонимания, а потом сводят в могилу. Так что забудь о таких вещах, как "прикосновение", "сидение на стуле парня на перемене или после уроков", "одалживание у парня чего-либо, даже если забыла" и всего такого прочего.
  И чтобы скрыть от Юигахамы свои покрасневшие щёки, я повернулся к ней, дабы отчитать.
  - Знаешь...
  - Я т-туда пойду, хорошо?!
  Сказав это, Юигахама встала и в ужасе убежала.
  Убежала... Меня это разочаровало, возмутило, рассердило, но при всём минусе ситуации обрадовало гораздо больше.
  Похоже, то, что так хорошо началось, так же хорошо не закончится. По этому поводу я испустил небольшой вздох.
  И тут до меня донёсся тихий голос, звучавший так, словно исходил из клюва птички, сидевшей у меня в руках.
  - Эм... Хачиман, ты уже... всё?
  Повернув голову, я обнаружил, что по-прежнему прижимаюсь к Тоцуке. От всей неловкости ситуации тот аж растерялся.
  - П-прости!
  Отпрянув от него в направлении своего сидения, я напоролся спиной на поручень.
  - С-с-с...
  - Х-Хачиман, ты в порядке?
  - Да, в норме.
  Помахав Тоцуке в знак того, что я не ушибся, я дотронулся до своей спины. Она совсем не болела, но расползавшееся по ней тепло меня настораживало.
  
  × × ×
  
  На синкансене мы ехали часа два.
  Высадившись на станции Киото, мы пошли к автобусной остановке.
  На дворе стояла поздняя осень, и в Киото было холодно.
  Мне показалось, что этой осенью здесь точно станет ещё холоднее.
  Из-за того, что Киото находился как будто в чаше, лето здесь было жарким, а зима - холодной. Но такая разница в климате вполне могла сделать красоту каждого из четырёх времён года Киото явственнее.
  Весной на горных хребтах зацветут светло-розовые деревья сакуры. Летом, когда господствующим цветом станет зелёный, настанет самая пора наблюдать за течением реки Камогава[55]. Осенью горы окрасятся красным. И наконец, зимой танцующие снежинки укроют вершины гор пушистым покрывалом.
  Зима была уже на пороге, и до того часа, когда в воздухе появятся ледяные кристаллики, оставалось немного.
  Похоже, сегодня у нас в расписании поездка в храм Киёмидзу.
  Классы по очереди занимали по автобусу.
  Сидения в них стояли знакомым по синкансену образом. Хаяма и Тобе сели вместе, в тот же ряд пристроились Юигахама и Миура. Перед ними сели пары Оока/Ямато и Кавасаки/Эбина-сан. За всем этим тетрисом надо было не забыть сесть рядом с Тоцукой.
  Правда, мне не казалось, что в автобусе Тобе и Эбину-сан ждёт хоть какое-то развитие отношений. В автобусе и с сиденьями проблем больше, и дорога короче. До Киёмидзу можно было дойти и пешком, так что транспортом мы просто экономили время.
  Мы выехали из центра города, несколько раз повернули и доехали до склона холма.
  Автобус остановился на большой парковке под открытым небом, на которой таких автобусов и так было чуть ли не больше, чем она могла вместить. С этой стоянки нам и предстояло штурмовать храм Киёмидзу.
  Я даже не стал задаваться вопросом, откуда здесь, несмотря на то, что осень перевалила уже за середину, столько туристов. Киёмидзу был одной из самых знаменитых достопримечательностей Киото, и поток посетителей здесь не уменьшался никогда.
  На фоне храмовых врат мы сделали групповое фото. К сожалению, сие мероприятие было общеобязательным, и избежать участия в нём мне не удалось. Друзья на таких снимках обычно собираются вместе, а одиноким волкам приходится пересматривать свой raison d"être[56].
  Тактик для данных случаев всегда было три.
  Первая: отдаление.
  Научиться ей легко, поэтому пользуются ей обычно одиночки неопытные обыкновенные. Но несмотря на всю её простоту, она может нанести немалое опустошение. Суть этой тактики проста - ты просто отходишь от одноклассников (в самом удачном случае на пять корпусов); но готовьтесь к нехилому урону, большую часть которого понесут ваши родители, когда заглянут в выпускной альбом, а остальную - вы сами, когда будете вспоминать о прошлом. Мой вам совет, избавляйтесь от выпускных альбомов и памятных фотографий как можно раньше, но не совершайте необдуманных поступков: если вы выкинете их в мусорку, их с высокой долей вероятности найдёт ваша мама. Вам она этого не расскажет, но изредка будет доставать их и плакать. Рисковая это, в общем, тактика.
  Вторая тактика: партизанская.
  Суть её такова: вы смешиваетесь с беззаботно болтающими одноклассниками, ведёте себя аналогично и помещаете на лицо неестественную кривую улыбку, параллельно стараясь шутить. Работает эта тактика только во время съёмки, в то время как перед ней кто-то может сказать: "Он подходит чисто когда нас снимают, лолда?" и этим поместить на ваше сердце тяжкий груз ожидания постснимочных насмешек.
  Третья тактика: скрытность.
  Отважно сокращайте расстояние между вами и вашими одноклассниками до нулевого. Так вы окажетесь в тени переднего ряда, и на снимке вас будет видно не целиком, но наличие хоть какой-то вашей части на фотографии придаст ей правильности, да и маме вашей плакать не придётся. К тому же, в запарывании снимков есть свой шарм. Главное, чтобы снимок не запорол фотограф. "Первый ряд, пройдите чуть вперёд, не заслоняйте товарищей"...
  Я выбрал тактику скрытности и обвёл одноклассников глазами в поисках хорошего места. Хм, здоровые парни вроде Ямато уже не раз доказывали свою пользу в этом деле.
  Я протолкался сквозь несколько человек и занял выгодную позицию между Ямато и его тенью.
  Несколько раз раздался звук затвора. Как только снимок был сделан, мы все, как один, принялись штурмовать каменные ступени.
  Пройдя через ворота, все были ошеломлены пятью знаменитыми пагодами. С такой высоты мы уже могли различать очертания разнообразных построек Киото, посему стояли в благоговейном трепете.
  За входом для туристов уже столпились, собственно, туристы и школьники. Похоже, присоединиться к ним мы сможем не скоро - перед входом стояла очередь наших однокашников.
  Молча встав в очередь, я отключился было от происходящего вокруг, но тут моего уха достиг женский голос.
  - Хикки!
  Ко мне подошла Юигахама.
  - Что? Встань в очередь или тебя выпихнут в её конец. Такова жизнь.
  - Ты перебарщиваешь... Короче, в очереди мы, походу, будем стоять ещё долго, а я тут узнала кое о каком месте, так что пошли туда сходим.
  - Может, попозже.
  Я не настолько многозадачный. Перед тем как приступать ко второму делу, мне надо завершить первое, неустанно маячащее перед носом. Можете считать, что самое неприятное я всегда оставляю на потом, я не возражаю.
  Судя по тому, что Юигахама надулась, мой ответ ей не понравился.
  - Ты что, забыл о нашей работе? - прошептала она.
  - Можно мне хоть на экскурсии не напоминать о работе?..
  Юигахаму моё простое желание, однако, не уважило, и она схватила меня за блейзер.
  - Давай, я уже позвала Хину и Тобеччи!
  Она отбуксировала меня к небольшому храму в стороне от главного входа.
  По ту сторону врат в глаза посетителям сразу бросался главный храм, что, видимо, и послужило причиной низкой посещаемости сего неказистого здания. Мне показалось, что местные жители разделяют мою точку зрения - среди всего многообразия буддийских и синтоистских храмов тот, который не покорил вас сразу, не покорит уже никогда.
  Повлиять на это мог бы разве что привлекающий внимание посетителей забавный старичок.
  "Путь в лоно храма". Если ты вернулся после похода в такую беспросветную тьму, на тебе явно лежит божье благословение.
  Как Юигахама и сказала, Эбина-сан и Тобе стояли перед храмом, забрасывая тамошнего старичка вопросами. Кстати, там же стояли и Миура с Хаямой.
  Я понизил голос так, чтобы они меня не услышали, и спросил:
  - Они-то что тут делают?
  - Если бы я позвала только тех двоих, получилось бы как-то неловко, - прошептала Юигахама мне на ухо.
  - Ну да...
  Действительно, будь эти двое наедине, Эбина-сан бы обо всём догадалась и опустила защитный экран, а Тобе бы сильно растерялся.
  - Ну всё, пошли.
  Юигахама продолжала на меня давить, и мы, сняв обувь, уплатили по сто иен. Вы что, реально берёте за это деньги?
  Я бросил взгляд на подножие лестницы, и там натурально было темно. Если бы подземелья из RPG существовали на самом деле, персонажи чувствовали бы себя так же, как я.
  - Та-ак, Юмико и Хаято-кун могут пойти первыми, мы тогда за вами.
  - Вы только долго не ждите перед тем как заходить, а то времени у нас не так много.
  Со здравым смыслом у Хаямы всё всегда было в порядке. Учитывая, что мы вышли из очереди, это было мудрое решение. Хотя самым, на мой взгляд, мудрым решением в данном случае было бы "мы медленно пойдём сразу за вами"... Самого Хаяму его вариант, правда, устраивал постольку-поскольку, но возражать никто не стал.
  - Действи-ительно, - согласилась с ним Эбина-сан. Вот чёрт, похоже, о Хаяме я тут думаю один; как же стыдно!
  - Да-а-а, так мы быстро туда-сюда сходим, и париться не надо будет, а, Эбина-сан? Хаято-кун?
  Эбина-сан скрестила руки на груди и наклонила голову, но произнёсший последнюю фразу Тобе вдруг неестественно засмеялся и пригладил волосы.
  - Ну да. Хотя лучше обернуться побыстрее, так, на всякий случай, - горько улыбнулся Хаяма. Миура подхватила его под руку.
  - Ладно, Хаято, пошли уже. Тут, вроде, интересно. Мы первые, - объявила она и на пару с Хаямой стала спускаться.
  - Чёрт, там так темно, что я уже весь в напряге.
  - У-у-у... Как же там темно... Хаято-кун и Хикитани-кун должны были пойти вместе...
  Обронив эти тревожные фразы, Тобе и Эбина-сан тоже вошли внутрь. Отлично... Между нами с Хаямой будет какое-то расстояние. Просто отлично...
  - Ну что, Хикки, пошли?
  - Ага.
  Мы проследовали вниз по ступенькам, завернули за угол, и нас окружила кромешная тьма. Через несколько шагов последние лучи проникающего снаружи света рассеялись.
  Мы старались не отпускать украшенные бусами перила, иначе лишились бы чувства направления.
  Тут уже было не важно, открыты у нас глаза или закрыты - окружавшая нас тьма от этого не менялась, и мне казалось, что мы находимся не в храме, а на дне глубокой бездны. Каждым маленьким шажком мы проверяли, есть ли впереди земля и стоит ли этот шажок делать. Со стороны такая походка, наверно, напоминала пингвинью.
  Из-за того, что мы лишились зрения, другие чувства должны были обостриться.
  Голоса Миуры и остальных раздавались с расстояния нескольких шагов.
  Миура постоянно повторяла одни и те же бессвязные слова, делая прогулку ещё страшнее.
  - Господи, как темно, как темно, как темно, бли-и-ин, бли-и-ин, как темно.
  - Потрясающе, - произнёс Хаяма. Не знаю, отвечал ли он Миуре или разговаривал с самим собой.
  - Воу, как тут темно, пипец как темно, ваще на максимум темно, - повторял Тобе. Видимо, пытался ободрить сам себя. Ну да ладно, кто-то отвечал ему что-то вроде "бульбазавр", но потом я понял, что эхо сыграло со мной весёлую шутку: на самом деле это было "ну так да", и говорила эти слова Эбина-сан.[57]
  Обострился не только мой слух.
  Осязание тоже не отставало.
  Шли мы на ощупь.
  Воздух был неподвижен. На ступни наших голых ног напал холод. И не только на ступни; по спине тоже бежали мурашки, но к холоду они не имели никакого отношения. Всё дело в неподдельном страхе. Страхе и неуютности, объединяющих вещи, которые мы не можем увидеть, с вещами, которые мы не можем понять, вещами, которые мы не можем познать, и вещами, которые мы не можем определить.
  Охваченные непривычными чувствами, мы, щупая бусы на перилах, шли вперёд. Вдруг моя рука наткнулась на что-то тёплое. От удивления я инстинктивно замер, и что-то врезалось в меня сзади.
  - Ва!.. А, прости. Я не вижу совсем ничего.
  Голос принадлежал Юигахаме. Она слепо потрогала мои спину и руки, чтобы убедиться, что это именно я.
  - Ничего, сам виноват. Я тоже ничего не вижу...
  Мы же, всё-таки, в темноте, что уж тут поделать. А поскольку мы пробираемся сквозь эту авидью тьмы, я как-то и не против хватаний за одежду и держания за руки - они помогают людям преодолеть неудобство, тьмой вызванное. Тем более что я недавно держался за руки с Комачи, так что мне со-совсем, совсем-совсем не неприятно, и вообще мне всё по плечу.
  - Ты как-то тихо шёл, вот я и стала думать, что ты заблудился.
  - Чаще всего так со мной и происходит.
  Благодаря этому я накопил приличное количество опыта, из-за чего скорость, с которой я иду домой, и уровень моей ментальной защиты крайне высоки. Небрежно признавшись в своих блужданиях, я услышал, как кто-то сдерживает смех. Или смех просто был горьким.
  Он послужил сигналом продолжать движение. Правда, когда я сделал шаг вперёд, давление на мой блейзер осталось прежним.
  Через некоторое количество шагов в наше поле зрения попало нечто нечёрное.
  Это была смутная, неясная иллюминация белого цвета. Похоже на освещённый камень.
  Когда мы подошли к нему поближе, я наконец увидел лицо Юигахамы.
  - Мы вроде как должны повернуть этот камень и загадать желание.
  - Хм-м-м.
  Да мне как-то и нечего было желать. Разве что стабильный доход, горячий очаг и прекрасное здоровье. Хотя и это уже немало.
  Но просить у богов и Будды что-то материальное было бы как-то неправильно. Если хорошо постараться, материальный объект можно получить и так, так что сейчас надо просить о чём-то другом.
  Лучше всего просить дарования чего-либо кому-то другому. Или забирания чего-либо у кого-то другого.
  - Ты уже решил, что попросишь?
  Голос Юигахамы вывел меня из бесполезных тёмных раздумий.
  - Ага, - ответил я, так ничего, по сути, и не решив... Ладно, пожелаю, чтобы Комачи сдала вступительные экзамены, и всё.
  - Так, давай его вместе повернём.
  Мы повернули китайский круглый стол, на котором стоял этот камень. Юигахама с неимоверно серьёзным видом зажмурилась.
  Отпустив стол, она два раза хлопнула в ладони. Это делают у храмовых алтарей, дура.
  - Всё, пошли!
  Юигахаму вдруг накрыла волна мотивации, отразившаяся и на её исступлённом лице, в результате чего мне, постоянно подталкиваемому сзади, пришлось вновь ступить на тропу тьмы.
  Однако выход оказался на удивление близко, словно камень задумывался кульминацией похода.
  Окруживший нас после восхождения на поверхность свет я встретил почти как старого друга.
  Взглянув всей компанией на солнце, мы облегчённо вздохнули.
  После преодоления последней ступеньки каждый из нас с хрустом потянулся.
  - Ну шо, молодой человек, почувствовали, шо переродились? - с кансайским диалектом спросил у Тобе старичок-регистратор.
  - Да ваще как будто за горизонт ушёл. Значит, это и есть перерождение?
  Ого, перерождение на него никак не повлияло.
  Я бросил взгляд на часы, но, к моему удивлению, времени прошло не так уж много. Минут пять.
  Я не настолько глуп, чтобы верить, что смогу переродиться за каких-то пять минут. Я не переродился бы даже после паломничества в Индию или восхождения на Фудзи-сан. И перерождение не значило бы, что я изменюсь до мозга костей. Какие бы изменения не затронули моё сердце, мнения обо мне окружающих, моих прошлых неудач и того, что я уже не исправлю, они не затронули бы.
  Такова история человечества. Люди складываются из полученного ими при плавании по волнам жизни опыту. Перерождение означает избавление от этой истории; полное её уничтожение. Но на самом деле это невозможно. Поэтому всё, что тебе остаётся делать, это продолжать жить в своём израненном теле, согбенном грузом твоих грехов, совершенно не надеясь на перерождение.
  Твоё желание начать жизнь сначала никто не услышит.
  Сколько ошибок совершил Тобе за всю свою жизнь? Если столько же, сколько и я, то его оптимизм и откровенность достойны уважения.
  Хотя дело, скорее всего, не в этом.
  Нет, я хотел, чтобы оно было не в этом. Мне не хотелось, чтобы у этого беззаботного уступчивого парня обнаружилась травма прошлого. Мне не хотелось, чтобы после всего пережитого им в прошлом он не сломался, а всем своим естеством смеялся, внешне оставаясь типичным крутым парнем...
  - Блин, там все уже, наверно, давно вперёд ушли! - бросив взгляд на вход в комплекс, воскликнула Юигахама.
  - Да ладно, полно времени же ещё, ну?
  Тобе вполне мог оказаться неправ, потому что издалека было видно, как школьники в чёрной форме медленно начали двигаться.
  - Погнали! - воззвала к нам Юигахама, и мы быстро зашагали к одноклассникам.
  
  × × ×
  
  Мы успели воссоединиться с классом до того как он исчез в главном храме. Вошли мы в него прямиком через парадный вход. Кругом стояли исторические ценности, за которые глаз так и цеплялся - статуя бога здоровья, железные сандалии пилигрима[58] и всё такое прочее. Их уже облепила толпа народа, так что о прикосновении можно было и не мечтать.
  Чуть дальше оказалась обзорная площадка.
  Сомневаться в том, что это было самое популярное место в комплексе, не приходилось. Сфотографироваться в этом знаменитом месте хотели не только школьники, но и туристы.
  - А-а-ах, класс, - выдохнула захваченная открывшимся нашему взору пейзажем, состоящим из окрашенных в цвета осени горных склонов и внутренних районов Киото, Юигахама. Она поставила руки на ограду. Интересно, как всё это выглядело тысячи лет назад? Пусть город и стал другим, охватывающее зрителя возбуждение наверняка не изменилось.
  Киото - город, в котором мирно сосуществуют то, что изменилось, и то, что не менялось.
  Теперь мне понятно, почему нас привезли именно сюда, пусть такая причина и не считается особо веской.
  Я изумлённо взирал на открывшуюся моим глазам картинку, и из транса меня вывел лишь стоящий рядом человек.
  - А, точно! Хикки, давай сфоткаемся! Давай!
  Она поспешно вынула из кармана мыльницу - небольшую розовую цифровую камеру. Юигахамичная по всем параметрам.
  - Сфоткаться? Ну давай её сюда.
  - Э?
  Юигахама озадаченно передала мне камеру. Я отошёл на пару шагов назад, выбрал место поудачнее и навёл на девушку искатель.
  - Так, бобы-ы, - сказал я, приготовившись нажать на кнопку. Юигахама быстро подняла руку на уровень груди и нерешительно изобразила повёрнутый на девяносто градусов знак "символ мира"[59]. Камера пискнула.
  - Смотри, какие снимки получаются у человека, который умеет держать фотоаппарат, - произнёс я, отдавая мыльницу Юигахаме. Удобная штука эти цифровые камеры - сделав снимок, ты можешь сразу же его увидеть. Но стоит учитывать, что если вы его запорете, придётся снимать заново.
  - Да? А, ну да, прикольно получилось... стоп! Что ты там до этого сказал?!
  - Ты что, не знаешь, что жители Тибы говорят так, когда фотографируют?
  - Мог бы такую глупость и не выдумывать...
  Не то чтобы я всё это выдумал... Просто хотелось создать новую моду. Так, народ, когда будете фоткаться, говорите слово "бобы"!
  - И вообще... Мы редко куда вместе выбираемся, поэтому я хотела сфоткаться вместе с тобой.
  Она сказала это слишком прямо. Чёрт, теперь мне не отвертеться. А чего, в принципе, отворачиваться-то? Нет, можно попробовать сказать, что я боюсь, как бы камера не поглотила мою душу, но мы ведь и правда редко куда вместе выбираемся. А раз уж свой фотоаппарат я не брал, придётся пользоваться чужим.
  - Ну, я как-то и не против. Так, пойду попрошу кого-нибудь снять нас.
  - Да не надо, можно просто сделать вот так.
  Юигахама подошла ко мне, затем повернула камеру линзой к нам, наставила её точно на наши лица и поставила палец на кнопку.
  - Надо, наверно, поближе друг к другу подойти, а то не поместимся...
  Расстояние между мной и Юигахамой медленно опустилось до нуля. Наши руки соприкоснулись.
  - Так. Давай, сы-ыр!
  От кнопки фотоаппарата до моего уха донёсся ужасно слабый электронный шум.
  Я повернул глаза в сторону от Юигахамы. Так они, наверно, казались ещё более испорченными, чем обычно. Получалась какая-то фотография с призраком.
  И вдруг я перестал чувствовать руку Юигахамы.
  Сделав два шага назад, на что деревянный пол площадки отозвался стуком, она повернулась ко мне.
  - Спасибо.
  - Могла бы и не благодарить.
  Действительно, что такого в совместной фотографии?
  Оглянувшись, я увидел целую кучу народа, фотографировавшегося таким же образом. Видимо, для современных старшеклассников это относительно повседневная картина. Зачем раздувать столько шума из-за одной фотографии на память? Нажать на кнопку мог кто угодно, к тому же фотографии с парнями и девушками сразу встречаются довольно часто. В общем, границ того, что называют нормальным, они не преступают.
  Что-то я увлёкся.
  - Эй, Юмико, Хина, давайте сфоткаемся!
  Юигахама подвела к себе Миуру и Эбину-сан. Весёлая такая фотография получится.
  - Хаято-кун, парни, давайте к нам!
  И тут все смешались в одну кучу. Голос Юигахамы послужил сигналом и для Тобе с Оокой и Ямато.
  - О, давай.
  - Ага... Вот только народа тут много, - сказал Хаяма, издав беспокойный смешок.
  - Может, разделимся на группы...
  Предложение Юигахамы повисло в воздухе, потому что Хаяма, приподняв свой фотоаппарат, шагнул ко мне.
  - Можешь нас снять?
  - Ага...
  Когда я забрал у него камеру, за его спиной выстроилась очередь.
  - И на мой.
  - Хикитани-кун, мне тоже сделай...
  - И мне.
  - А-а-а, и меня сфоткай!
  Погодите. Я же согласился сделать фотку только на Хаямин... да? В моих руках оказались мыльницы Миуры, Тобе, Эбины-сан, Ооки, эй, куда больше?
  Повесив на руки эти камеры, я сдался и со вздохом взял их и у остальной очереди.
  - Прости, Хачиман, можешь и мне сделать?
  - О да, можешь на меня положиться!
  Это уникальное фото я просто должен был сделать. Вложить в него свою душу. Впечатать её туда молотом! Оставить на нём её язвительный след. Блин, весь пафос потерялся.
  - А, это, Хикки, прости. Можешь и меня?..
  У Юигахамы был вид проигравшего.
  Думаю, она предложила разбиться на группы, чтобы сделать снимок Тобе и Эбины-сан. Ну да, зная наших одноклассников... А если ещё учесть, насколько тяжело разубедить народ делать общее фото...
  Взяв у Юигахамы камеру, я тихо сказал ей:
  - Есть. И удачи тебе завтра.
  - Угу... - коротко ответила она и вернулась к скучковавшимся у ограды одноклассникам. Я приготовился снимать.
  Но блин, сколько же камер мне насовали. Десятка два, не меньше.
  Ура-а-а, я типа популярен.
  И вообще, не проще ли было сделать одну фотку, а потом разослать её по мылу или залить на фейсбук? Есть такая загадочная штука - Интернет, не слышали?
  - Так, начинаю снимать... Бобы-ы.
  Бобы-бобы... Я щёлкал и щёлкал.
  Где-то на середине этого бесконечного действа я заметил, насколько яркой была Юигахама. Она старалась получить от происходящего всё, и на каждой следующей фотографии, будь то через выражение лица или жесты, это отражалось. Как же я рад, что на мыльницах есть функция автофокуса, а то фотографии получились бы нечёткими.
  Миура позировала так, словно уже устала от того, что её снимают, и выражение её лица на каждой фотографии оставалось неизменным, хоть позы она и меняла.
  Хаяма вёл себя абсолютно естественно: не принимал вульгарных поз и создавал впечатления такого себя, каким его каждый день видели одноклассники. Выходил хорошо.
  Тобе тоже вёл себя естественно: изобилие поз, взятых со страниц глянцевых журналов, вполне отражало его сущность. Наверно, сам Гайя шептал ему на ухо: "Сияй"[60].
  Эбина-сан же постоянно улыбалась. За последнее время я уже привык к этой улыбке. Но сейчас, когда она блистала аки главная звезда фотографии, я ощущал смутный, но вполне определённый страх.
  Выйдя из главного храма, мы отправились осматривать комплекс дальше.
  Вся группа пошла в храм Дзисю.
  Храм Дзисю находился на территории Киёмидзу. В этом храме находился алтарь бога свадеб и любви, из-за чего дефицита в посетителях не возникало. Я не сомневался, что вся молодёжь, добравшись до Киёмидзу, сюда первым делом и заходит.
  А школьники на экскурсии и подавно. Около этого храма собралась масса крикливых людей, из-за чего шум стоял невыносимый.
  Первым делом после посещения Дзисю юнцы собираются с духом и покупают талисманы, после чего вытягивают из ящика тонкую полоску бумаги с предсказанием удачи.
  Мне ничего купить особо не хотелось, поэтому я активировал свою сверхспособность "Молчаливое следование". Нет, я бы и купил это предсказание удачи, если бы они не служили исключительно одной цели - похвастаться перед другими людьми. Поэтому они и не сыскали у меня успеха.
  Я тихо влился в середину класса и, понаблюдав за его поведением, понял, что большая его часть старается подтянуться к - чему бы вы думали? - "камню, предсказывающему любовь".
  Когда я тоже подошёл позырить, то увидел, что несколько девушек уже собираются испытать свои силы. Их друзья мешали остальным мешать им, и когда путь оказывался свободен, девушка кричала: "Всё, начинаю!" и приступала к самому действу.
  Чуть дальше от первого камня был ещё один, и если человеку удавалось с закрытыми глазами пройти прямо от одного камня к другому, то от любви ему было уже не отвертеться. Чем-то мне всё это напомнило передачи, ведущие которых кричали фразы типа: "Если вы с этим справитесь, то получите миллион иен[61]!"
  В общем, помощь в любви выпрашивается почти по такому же шаблону, как и помощь в разбивании арбуза.
  Присмотревшись поближе, я заметил, как женщина в белом халате поверх костюма смогла дойти до второго камня, после чего её осыпали аплодисментами. Классная у нас классная...
  После неё по этому пути одна за другой пошли девушки, за которыми украдкой подсматривали парни. Если на тропе любви появлялась их тайная возлюбленная, сердца сих юнцов начинали биться с удвоенной скоростью, а в головах появлялись мысли типа: "Чёрт, она кого-то любит? Хоть бы меня...". А ведь и в моей голове такие мысли проскакивали. Но иметь надежды - это не плохо. Пока никто не растрезвонит о них на весь мир, никто не пострадает.
  На пару с отчаянными парнями, изо всех сил пытающимися узнать больше, у камней стояли и те парни, которые решили заценить происходящее издалека. Чувствуете эту окутывающую парней незаметную любвеобильность?
  Но заметив в очереди Тобе, я понял, что с незаметностью поторопился. Толкаться-то он не толкался, но вот большую дозу скромности я бы ему вколол.
  - Не, я реально щас за раз всё сделаю!
  Когда он воззвал ко всему миру, Оока и Ямато, ходившие по храму вместе, стали, оживляя атмосферу, хлопать в ладони. Сделав мужественное лицо, Тобе закрыл глаза и медленно, как зомби, поплёлся к своей цели.
  - Блин, я нифига не вижу! Что? Мне чисто по прямой идти? Алё!
  Оока и Ямато не оправдали его ожидания на нормальную человеческую помощь, и стали прикалываться.
  - По прямой, по прямой.
  - Тобе, сзади!
  - Фуа! Сзади?!
  Сказав это, Тобе рефлекторно повернул голову назад.
  - А смысл голову поворачивать, если глаза закрыты?.. - устало вздохнув, пробормотал Хаяма. По комплексу прокатилась волна смеха. Хорошо тут у нас.
  Здорово, что все веселятся. Эта троица в хороших отношениях, а значит, беспокоиться Эбине-сан не о чем.
  Пока я наблюдал за их кривляньями, Юигахама, голову которой, судя по всему, посетила та же мысль, похлопала Эбину-сан по плечу.
  - Смотри, Хина, как они хорошо ладят. Ты рада?
  - В общем да... Но я не буду расслабляться до самого конца, - ответила та, опустив глаза. Мне не было видно, что скрывается в них, спрятанных за линзами. Я понял лишь то, что тон её голоса изменился.
  Юигахама озадаченно уставилась на Эбину-сан, которую редко кто видел в таком плохом настроении.
  - Э? Что это?..
  Но тут, словно затем, чтобы перебить её, Эбина-сан подняла напряжённое лицо и вскинула в воздух сжатый кулак, гундосо вскрикнув:
  - Вперёд! На экскурсии лучше достигать большего!
  Чего ты там хочешь достичь?
  А, Хаяма таки помог Тобе, когда тот чуть не упал.
  Когда возбуждение от камня спало, мои одноклассники стали готовиться раскрыть свои предсказания удачи.
  - Да, достала!
  Из пафосной позы Миуры засочилось счастье. Подсмотрев в её листик, Юигахама воскликнула:
  - Ого! Юмико, это круто!
  - Вот это тебе везёт, - протянула пробравшаяся к Миуре с другой стороны Эбина-сан. Она захлопала в ладони.
  - Блин, да чё вы так это? Это ж обычная бумажка. Она ж не значит, что всё так и будет.
  Пусть Миура и старалась умерить пыл подруг, бумажку она всё-таки засунула в кошелёк, радостно согнув её пополам; выглядела она при этом довольно мило.
  - Но тут это. Может, ты и вытянула "отличную удачу", это не обязательно хорошо. Потом-то нифига не останется, - вклинился Тобе.
  - А? - издала Миура, вперив в него уничтожающий взгляд. Страшная она. Нет, честно.
  Тобе тоже это почувствовал и отступил сам, бормоча что-то вроде: "Ну да, "отличная удача" встречается очень редко". Инстинкт самосохранения сработал на ура.
  Бывают же те, кому это нравится - наступать на чужое счастье и целенаправленно расстраивать окружающих. В начальной школе у нас была экскурсия в Никко[62], и там я сказал то же самое, чем вызвал в свою сторону волны ненависти.
  Но в чём-то Тобе прав - если ты будешь считать эту полоску бумаги пиком своего везения, то в дальнейшем оно будет скатываться вниз по наклонной.
  Впрочем, справедливо и обратное.
  - А-а-а, "плохую" вытянула, - печально пожаловалась Эбина-сан.
  - О, вот про это я и говорю. Значит, дальше всё будет хорошо, понимаешь?
  Подразнив "отличную удачу" Миуры, Тобе, кажется, прочёл мои мысли, после чего прицепился к Эбине-сан.
  Ну что тут скажешь, парень и без нас неплохо справляется.
  Но я ему, всё же, помогу...
  - Не стоит расстраиваться из-за "плохой удачи". Говорят, она присуща богам.
  Попахивало, конечно, предрассудками (а уж если учитывать, где мы...), но знаю я вот такую легенду.
  Услышав мою внезапную реплику, Тобе с Эбиной-сан, естественно, стали оглядываться в поисках её источника. Нет, она исходила не от бога, а от меня. Это я, Варио[63]. Стоп, какой Варио?
  Когда эта парочка наконец заметила меня, я добавил:
  - Чем выше она находится, тем лучше. Может, привяжешь её к чему-нибудь?
  Я стрельнул взглядом в Тобе, и он даже (вроде как) меня понял, потому что протянул к Эбине-сан руку.
  - Т-т-точно. Можешь, мне дашь?
  - С-спасибо. Вот они, парни.
  Она отдала своё предсказание Тобе. Но если под "вот они, парни" она имела в виду "как раз вовремя", его остаётся только пожалеть.
  Я бросил в сторону привязывающего бумажку к ветке дерева, стоя при этом на цыпочках, Тобе взгляд и покинул территорию Дзисю с чувством выполненного долга.
  Осталось лишь стать обычным посетителем.
  Бесцельно слоняясь по комплексу, я наткнулся на проход, связывающий алтарь главного храма с водопадами Отова.
  Эти журчащие струйки воды дали Киёмидзу имя.[64] Им приписывали волшебные свойства.
  Перед растраивающимся потоком собралась нехилая толпа.
  По всей площадке в разные стороны расходились очереди людей. Такое чувство, что рядом Диснейленд открылся. А зелёного коридора нет?
  Пока я шокировано пялился на развернувшийся передо мной хаос, мою голову настиг лёгкий удар.
  - Не уходи вперёд без нас!
  - Блин, сегодня можно не строить из себя группу, чего ты?..
  Потирая ушибленное место, я оглянулся к Юигахаме и увидел за её спиной всю компашку во главе с Миурой.
  - О, вода течёт. Аж три.
  Спасибо за упрощенческое объяснение, Тобе-кун.
  - Это водопад Отова, - беспечно добавил Хаяма, и Юигахама стала листать буклет для посетителей.
  - Так, тут написано, что одна струя дарует успехи в учёбе, вторая - в любви, а третья продлевает жизнь.
  Ага, теперь понятно, почему в одной из очередей стоит Хирацука-сенсей с бутылкой из-под "Дайгоро"[65]... Эк вы много хотите увезти...
  Подумав, я засомневался в легенде. На табличке это нигде не написано. Написано только, что вода во всех струях течёт одинаковая, видите?
  Но все, особо не жалуясь, встали в очередь. Ну и я тоже.
  В очереди пришлось простоять минут пятнадцать. Кстати, Хирацуку-сенсей предупредили, что выносить из храма столько любветворящей воды нельзя.
  Отпивая с ковшика воды, все восторженно болтали.
  Стоявшая передо мной Юигахама подошла ко второму водопаду. Взяв в руку ковшик с длинной ручкой, она подставила его под струю и набрала воды. Убрав с уха волосы, она поднесла ковшик ко рту и стала пить. Внутри её белой шеи что-то зашевелилось.
  - Ах, класс. Какая вкусная...
  Допив, Юигахама облегчённо вздохнула. Эта известная вода передана нам по наследству старшими поколениями. Её долгая история и придавала ей вкус. В принципе, вода эта весенняя, и вкусной она кажется лишь потому, что глотка пьющего пересохла, а вода холодная.
  Взяв в руки ковшик, я подошёл к полке с обеззараживающими средствами.
  - Хикки, держи.
  Остановив меня на полпути, Юигахама протянула мне ковшик, из которого сейчас отпила.
  - Нет, он... Ну, того...
  То она по-женски скрупулёзна до мелочей, то явно прикидывается дурочкой. Я аж с вердиктом до сих пор не определился.
  Хотя сейчас она, вроде, просто хочет поделиться со мной ковшиком по доброте душевной.
  Когда до Юигахамы дошло, что она делает, её щёки покраснели.
  - А...
  - М...
  Такие дела.
  Простерилизовав свой ковшик, я подставил его под ближайший водопад и выпил всю воду за один глоток. Холодная, вкусная...
  - М-мог бы и не раздувать из мухи слона...
  Вообще-то, для меня это и есть слон. И если бы я пил из твоего ковшика, то вкуса воды и не заметил бы.
  
  Глава 6: Не говоря ни слова, Юкиношьта Юкино входит в ночной город.[править]
  
  Придя в себя, я понял, что лежу на футоне[66].
  - Незнакомый потолок...[67]
  Я полазил по задворкам памяти. Ах да, сегодня же началась экскурсия.
  В первый её день мы поехали в Киёмидзу-дэра, затем в Нандзэн-дзи[68]. Потом зачем-то пришлось топать и в Кинкаку-дзи. Местной осенью стоило любоваться, и даже итоговая прогулка вдоль канала тропой философов оказалась не в тягость. Отношения Тобе и Эбины-сан во время этой ленивой ходьбы тоже выровнялись.
  В общем, с планами на сегодня было покончено, мы добрались до гостиницы, отобедали, и вот.
  И вот, почему я валяюсь на этом футоне?
  - А, Хачиман, ты проснулся?
  Тоцука, сидящий возле меня, обнимая руками колени, встал, опустился на них же и уставился на моё лицо.
  - А, да. Стоп, что здесь происходит?..
  Неужели я призвал короля Кримсона[69] и каким-то образом перешёл сразу к концовке "Женатая жизнь с Тоцукой"?
  Задним умом до меня дошло, что раз я слышу раздающиеся на фоне громкие звуки и возбуждённые голоса, то нет.
  - Ять! Он опять меня обставил!
  - Хаято-кун слишком силён!
  Украдкой повернув голову в направлении источника шума, я увидел парней из своего класса. Судя по всему, им было весело. На пару с их голосами до меня доносились хлопающие и щёлкающие звуки.
  О"кей, кажется, я понял, что здесь происходит.
  Мой замысел вздремнуть в отеле после вопиющего нарушения привычного мне распорядка дня не сработал. От обеда до самого вечера мы болтались по городу, и как только завалились в какую-то гостиницу и попировали, я пришёл в комнату и отрубился.
  - Время на купание уже закончилось, но учительница сказала, что ты можешь сходить в здешнюю ванную.
  - Ч-что?!
  Вы хотите сказать, что я упустил шанс помыться в одной ванне с моим драгоценным Тоцукой?!
  От шока я аж на ноги вскочил. Похоже, Бога придётся убить...
  Пока я раздосадовано скрежетал зубами, Тоцука показал на дверь.
  Ч-что это значит? Неужели он способен сказать мне: "Какой же ты извращенец, Хачиман. Такой, как ты, должен купаться один в садовом пруду"? Но я же не извращенец. И не принц...[70]
  Удручённый происходящим, я так и стоял на месте, но тут Тоцука мягко сказал:
  - Ванный блок за дверью.
  - Ясно, сэнк ю.
  Лучше уж стать единым блоком с Тоцукой, и с ним же вместе и помыться, ну да завтра будет новый день. Ну, экскурсия же длится три дня и четыре ночи. Осталось два шанса на совместное купание. Тем более что мы поедем в гостиницу в Арасияме[71], а там есть горячие источники. На открытом воздухе. Кульминация экскурсии.
  Мылся я просто в предвкушении.
  Вернувшись, я встретился взглядом с лежащим на полу Тобе. Думаю, после проигрыша он лишился всякой мотивации. Но нет, парень тут же вскочил на ноги и воскликнул:
  - О, Хикитани-кун. Проснулся, м? Го маджонг. А то они так хорошо играют, что ваще неинтересно.
  Эй, ты что, приглашаешь меня поиграть только потому что я не кажусь хорошим игроком? А?
  Но вообще, мне кажется, что способность позвать кого угодно поиграть или просто поговорить была одной из его лучших черт. Однако я не из тех, кто позволит себе смешаться с толпой и начнёт взаимодействовать с окружающими.
  - Прости. Я не разбираюсь в этой системе подсчёта очков.
  Тобе не стал настаивать на своём и, бросив мне "да ладно", вернулся к игрокам.
  Нет, я правда не знаю, как их подсчитывать. В играх компьютер сам считает.
  Тоцука сидел в том же кружке, и его, вроде, даже начали учить правилам, но едва заметив меня, он махнул рукой.
  Так, и что теперь делать? Я уж думал лечь спать, но ход моих мыслей прервал громкий стук раздвижной двери.
  - Хачима-ан, давай же отвлечёмся от бытовых мелочей и предадимся игре в UNO!
  Займокуза прямо слизал эту фразу с Накадзимы, взывающему к Исоно.[72]
  - У тебя свои одноклассники есть. Чего пришёл?
  Я решил задать ему этот вопрос, потому что ввалился в комнату он так, будто это норма. Открыв было рот, Займокуза кинулся обниматься. Я отбился от него и усадил на пол.
  - Слушай, Хачиэмон. Они ужасны. "Прости, Займокуза, это игра на четырёх человек", - таковы их слова. Мне пришлось дожидаться своей очереди.
  Это же нормально. Кроме того, ты с ними, вроде, сходишься, и это хорошо. Не сворачивай с этого пути.
  - А во что вы играете? - спросил Тоцука, и Займокуза выпятил грудь.
  - Н-пака-н-пака! Yume no Dokapon Oukoku!
  Даже не пытайся пародировать Crayon Oukoku.[73]
  - Но играть на экскурсии в игру, разрушающую дружбу?..
  Будь то Dokapon или Momotetsu[74], вы невольно высвободите своего внутреннего дьявола. Может, хитрые создатели так и задумывали? Полезное такое изобретение.
  В общем, всё дело в ужасной атмосфере, появляющейся с началом игры с кучей озлобленных людей. Друзья невольно начинали отдаляться друг от друга. Вырваться из порочного круга мог только человек, которому надоело играть, и который, взяв в руки мангу, говорил: "Можешь поиграть за меня".
  Помню, было такое в младшей школе.
  - В общем, давай играть в UNO.[75]
  - О, давайте. Ребята, конечно, учат меня играть в маджонг, но я вообще ничего не понимаю.
  Займокуза вытащил из нагрудного кармана колоду карт и искусно перетасовал её.
  Он раздал карты на троих.
  - Хуму, я первый.
  Сказав это, он неожиданно выложил несколько R-карт.
  - Риба-риба-риба-риба-риба!
  Риба-риба-риба-риба меня бесит. Ты "Somebody Tonight" поёшь, или что?
  Займокуза положил карту смены направления, и игра пошла в другую сторону - после него карту положил я, потом Тоцука. Дальше всё шло как обычно: я сбросил карту ("Пропуск хода"), после чего попался на "Плюс две карты", на которую ответил картой "Смена цвета плюс четыре" того цвета, которого у них, на мой взгляд, быть не должно было.
  Осознав, что игра достигла кульминации, я понял, что держу в руке всего две карты. У Займокузы и Тоцуки было пять, а значит, я выигрывал.
  Сосредоточившись на следующем ходе, я собрался было выложить одну из своих карт, как вдруг Займокуза тихо простонал и спросил меня:
  - Слушай, Хачиман, вы куда завтра пойдёте?
  - А? Мы играем, не отвлекайся.
  Тц, вот надо было ему задать самый неудобный вопрос. Во мне вскипело желание убивать, я открыл было рот, чтобы добавить к своим словам ещё несколько, но он резко повернулся к Тоцуке.
  - Ну и ладно. Сир Тоцука[76], куда вы направляетесь?
  - Ну, наверно, в "Эйгамуру"[77] и Рёан-дзи. Потом...
  Тоцука положил карты на колено и задумчиво поднял глаза, вспоминая, как что-то называется. Это сделало его настолько красивым, что и я заговорил:
  - Потом в Нинна-дзи[78] и Кинкаку-дзи.
  - А, ну да.
  С этими словами Тоцука быстро выложил свою карту.
  В мгновение ока Займокуза вскочил на ноги и пылко ткнул в меня пальцем.
  - Да, Хачиман, ты не сказал UNO-O-O-O-O!
  - К, кх...
  Когда я всё осознал, было уже поздно. Карта Тоцуки лежала поверх остальных.
  - Ие-е-ей!
  - Йе-е-ей!
  Займокуза триумфально закричал, поднял руки и дал пять повторившему его действия Тоцуке.
  Они что, сговорились? Эй, я тоже хочу дать пять Тоцуке...
  Это нечестно, чёртов Займокуза, нечестно.
  Завязав разговор, он сбил меня с толку и не дал возможности совершить нужное действие. Это очень нечестно...
  Но когда Тоцуке весело, он становится таким красивым... Ладно, прощён.
  - Хачиман, расплата, расплата!
  - Верно, Хачиман! Расплата! Дождись, пока мы не решим твою участь!
  Их хорошее настроение явно было побочным эффектом оживлённой атмосферы, царившей в ночь ночёвки на экскурсии.
  Она охватила и остальных, и игроки в маджонг тоже энергично решали, как наказать проигравшего.
  - Итак, проигравший, - возвещающий это Ямато бросил взгляд на Ооку, - пойдёт в комнату девушек и принесёт нам конфет!
  - Да ладно, не на-а-а-адо-о-о-о!
  О как... Хотя для их группы такие предложения в норме вещей. Но Хаяма, всё же, попытался усмирись разгоряченных парней:
  - Да, по поводу этого всего... На лестнице Ацуги дежурит.
  - Гонишь...
  Ямато закрыл рот.
  Наш физрук Ацуги излучал устрашающую ауру, и из-за его загадочного хиросимского диалекта ученикам волей-неволей приходилось стоять под его суровым взглядом, не понимая, что он говорит. Пусть спортивные секции и должны хорошо его знать, но хорошо знать не значит быть в хороших отношениях. Чего уж тут обо мне говорить?
  - Ну тогда признание в любви! Давайте! - быстро выкрикнул Оока. Тобе и Ямато, а за ними и остальные, тут же стали издавать "бу-у". Хаяма горько улыбнулся и сбросил фишку.
  Они сбросили цумо, и когда очередь дошла до Тобе, он повысил голос.
  - А, цумо.
  Он сбросил фишку, и все вздохнули.
  - Тц, вот чего ты это сказал, неудачник? Иди признайся.
  - Мы тя убьём. Пошёл признался, лузер.
  - Вы чё, пацаны?! - воскликнул в ответ Ямато и Ооке опешивший Тобе. Хаяма сбросил фишки и засмеялся.
  - Знаешь, Тобе, ты и правда неудачник. Может, купишь нам в качестве расплаты по напитку?
  - Я ж не проигрывал! А, всё равно пить хочу, и так пойти собирался!
  И ты таки пойдёшь?.. Какой добропорядочный нашёлся... Хаяма придумал ему довольно великодушное наказание, хоть от него и веяло манипуляторством.
  Увидев, как Тобе выходит из комнаты, Тоцука пробормотал:
  - Да и мы уже, вроде, пить хотим.
  - Фуму. Итак, Хачиман, твоим наказанием будет именно то же самое. Купи нам попить.
  - Лады. Что будете? Займокузе, значит, рамен?
  - Фуму, какое пленительное предложение.
  - Голову хотя бы включи...
  Похоже, думать Займокуза собирался долго, так что я перевёл взгляд на Тоцуку. Тот тут же улыбнулся, нипа-а[79].
  - Сам что-нибудь выбери, Хачиман.
  - Лады.
  Я встал и вышел из комнаты.
  
  × × ×
  
  Звук моих шагов эхом раскатывался по лестничной клетке.
  На этаж выше нашего располагались комнаты для девушек. По слухам, там дежурил Ацуги, но тратить своё время на лишний крюк, чтобы это проверить, мне не хотелось.
  Автоматы с напитками стояли в фойе на первом этаже.
  Спускаться туда можно было до самого отбоя, но так как все предпочли фойе друзей, здесь никого не было. Иначе говоря, спускаться стали бы только такие, как я и Тобе, обречённые покупать друзьям напитки.
  Сам Тобе стоял у одного из автоматов в углу фойе.
  Он достал из него выпавшую банку и купил ещё несколько. Как только я подошёл ближе, он заметил меня.
  - О, Хикитани-кун, спасибо за работу-у-у.
  - Ага.
  Он всегда так здоровался, будь то утро или вечер. Это как "яххало" Юигахамы. Обменявшись с Тобе приветствиями, я поменялся с ним местами.
  Однако, почувствовав прожигающий спину взгляд, я обернулся.
  Тобе всё ещё стоял в фойе. Странно.
  - Что? - нерешительно спросил я у него, стоящего здесь несмотря на то, что с заданием было покончено. Тот фыркнул.
  - Да не, просто ты ради меня так работаешь, и всё такое, Хикитани-кун, вот я и хотел тебя как-то поблагодарить. Типа "спасибо за помощь".
  Ага, вот только если у нас ничего не выйдет, вся моя помощь окажется бесполезной.
  - Да я и не делал почти ничего. Это Юигахама старается. Её лучше поблагодари.
  - А, её я тоже хотел. Потом подумал, что и тебя надо. Кароч, спасибо вам обоим, я уже почти готов признаться. В общем, завтра тоже давайте!
  Сказав это, он быстро ушёл.
  Хм, если подумать, парень он неплохой. Хорошо это или нет, он всегда следует за основной массой. Раб атмосферы, другими словами...
  Однако из-за такого характера ничего у него с Эбиной-сан, наверно, и не получается. И ежу понятно, что он боится делать первый шаг, потому что совсем к этому не привык.
  В общем, весело будет...
  Признание в любви, значит? Дельце непростое, но, надеюсь, всё получится.
  Тут меня атаковала усталость, и я решил купить немного сладкого кофе MAX, чтобы смыть её.
  Привычно обводя автомат взглядом сверху донизу...
  Что?..
  Я ещё раз обвёл его взглядом, на этот раз снизу доверху.
  И ещё раз, осторожно, как когда я ищу в книжном магазине ранобэ GaGaGa Bunko[80], я внимательно перечитал все надписи на кнопках. Знакомого голубого корешка нигде не было, или я просто его не заметил?
  Нет, сколько бы я не смотрел, баночки кофе с сахаром (MAX) в автомате не было.
  Что здесь происходит?..
  Я вновь и вновь читал надписи на каждой кнопке, но нашёл только MAX Pachimon[81]!
  Киото, блин... Как и ожидалось от тысячелетнего королевского замка...
  В качестве компромисса я выбрал кофе с молоком. По размеру, вроде, совпадает.
  Я открыл банку и обмяк на стоящем в углу фойе диване.
  Хоть мне и нужно было купить напитки победителям, возвращаться в комнату, превратившуюся в зал для игры в маджонг, мне совсем не хотелось.
  Когда я отпил глоток чуть сладкого кофе, в углу фойе появилась знакомая фигура.
  Человеком, величаво идущим по фойе быстрым шагом, была Юкиношьта Юкино.
  Её лицо казалось чуть менее красивым, чем обычно, а волосы были стянуты в пучок за затылке, словно она только что вышла из ванной. Редкое зрелище.
  YahariLoveCom v7-159.jpg
  В таком вот виде Юкиношьта и направилась к стойке с сувенирами.
  Дойдя до неё, она начала пристально смотреть на одну из полок... Ну, если уж она вот так серьёзно на что-то смотрит, значит, купит.
  Юкиношьта поднесла руку к подбородку, немного подумала и протянула её к полке. Но именно в этот момент. Именно в этот момент она обратила внимание на то, что творилось рядом.
  И естественно, раз уж я всё это время на неё смотрел, наши глаза встретились.
  Юкиношьта опустила руку и с непроницаемым лицом вернулась туда же, откуда и пришла.
  Старый знакомый шаблон... Я мысленно пожелал ей спокойной ночи и допил кофе.
  Однако, подняв глаза, я увидел, как она быстрым шагом идёт ко мне.
  Встав надо мной, Юкиношьта скрестила руки на груди и сказала:
  - Довольно непривычно видеть тебя так поздно.
  - Ты малость опоздала с приветствием...
  И она не поленилась вернуться, чтобы сказать мне эти слова? И всё же, что с этой высокомерной девчонкой?..
  - В чём дело? Оставаться в компании других людей оказалось слишком мучительно, и ты сбежал?
  - Юнцы дали мне задание, вот и всё. У тебя что?
  Юкиношьта устало вздохнула.
  - Одноклассницы втянули меня в свою беседу. И почему им так нравится постоянно говорить о таких вещах?
  Э-это что у вас там за разговоры такие? Мне, конечно, и так не было интересно, но подумав, что если я об этом спрошу, Юкиношьта разозлится, я решил, что не заикнусь на эту тему вообще никогда. Однако ради собственного же благополучия надо что-то сказать.
  - Ты только не забывай, что если когда-нибудь и захочешь о чём-то говорить, вопрос надо будет изучить заранее. А это никогда не помешает, да?
  - Ты так говоришь, словно вообще ни при чём. Сам же на фестивале культуры...
  На этих словах её взгляд стал ещё более острым и пронзил меня насквозь.
  - Я? Стоп, я тут и правда ни при чём.
  Я так и не понял, на что она намекает, но на всякий случай стал всё отрицать. В ответ Юкиношьта закрыла глаза и надавила пальцами на виски.
  - Забудь, - наконец сказала она. - Ну, и что ты тут делаешь?
  - Отдыхаю от веселья. А ты? Ты же, вроде, сувенир купить хотела.
  - Да нет. Он просто показался мне интересным, - ответила Юкиношьта, со вздохом отворачиваясь.
  Серьёзно? А я уж думал, что раз она так пристально на что-то смотрит, то точно купит. Похоже, зацепилась за киотскою версию Пан-сана[82].
  - А ты ничего купить не собираешься?
  - Пока нет, чтоб не мешало. Всё буду по дороге домой брать.
  - Вот как? Уже решил, что возьмёшь?
  - Ну да. В принципе, это Комачи попросила. Кстати, тут рядом есть где-нибудь статуи бога-покровителя учащихся? - решился я спросить. Не подводи меня, Юкипедия-сан. Юкиношьта моргнула и склонила голову набок.
  - Хочешь помолиться за Комачи-сан?
  - Ну да.
  Юкиношьта улыбнулась. С позиции старшего брата официально заявляю, что рад тому, сколько людей любит мою младшую сестру.
  - Ну...
  Погрузившись в раздумья, Юкиношьта села рядом со мной. Ну да, не стоя же разговаривать, от этого ноги устают, и всё такое. Я отодвинулся от неё подальше.
  - Есть один известный храм, Китано Тэмман-гу[83].
  - Тэмман-гу, значит... Надо бы запомнить.
  Третий день будет свободным, и я туда заскочу. Надо ещё амулет купить, но и молитва должна денег стоить. Переть домой хамаю[84] мне тоже не хотелось... Опять же, будет ли вообще благословлён человек, не писавший на дощечке лично?[85]
  - То, что ты беспокоишься за Комачи-сан, - это, конечно, хорошо, но как там просьба?
  А, чёрт, задумался.
  - Где-то между "неплохо" и "нехорошо".
  Услышав эти слова, Юкиношьта извиняюще опустила глаза.
  - Простите, что не помогаю вам, я же в другом классе.
  - Не парься. Я в том же классе и всё равно нифига не делаю.
  - Лучше бы тебе проявить хоть какой-то интерес...
  Мимо нас вдруг прошла Хирацука-сенсей. На ней было пальто поверх костюма и, непонятно, почему (всё же, ночь на дворе), солнечные очки.
  Заметив нас, она заметно смутилась.
  - Ч-что вы тут делаете?
  - Ну, лично я за напитками пришёл. А вы что тут так поздно забыли?
  - М... Только никому не говорите, ладно? Сохраните это в тайне.
  Хирацука-сенсей так настаивала, что стала выглядеть женственнее обычного, и моё сердце забилось чаще. Я смутился, в голове появилось слово "Шизукавай"[86], но тут она всё испортила.
  - А... Я... Я просто собиралась... рамена поесть...
  Она безнадёжна. Верните мне обратно всё, что я только что наговорил.
  Мы с Юкиношьтой смотрели на неё безысходными взглядами, но тут ей, по-моему, что-то пришло в голову, и она, скрестив руки на груди, выпрямилась.
  - Хотя, чего мне из-за вас-то переживать?
  - Что-что?
  Юкиношьта какое-то время пыталась расшифровать её слова, после чего повернула голову.
  Хирацука-сенсей ослепительно улыбнулась ей, перевела взгляд на меня и улыбнулась уже озорно.
  - Юкиношьта-то не проболтается, но вот насчёт тебя я уверена быть не могу.
  - Это жестоко...
  О, теперь я точно проболтаюсь. Вот только некому.
  Заметив, что настроен я по-бунтарски, Хирацука-сенсей кашлянула и добавила:
  - Ладно, заплачу чашечкой за твоё молчание. Как насчёт рамена?
  Рамена, говорите? То есть, придётся пойти с вами?
  Я впервые отведаю киотского рамена. Желудок сразу же изъявил желание переварить его - видимо, побочный эффект молодости. Да этот парень опустел в тот же момент, как слово "рамен" коснулось моих ушей.
  - Ну, если вы настаиваете...
  Хирацука-сенсей довольно кивнула.
  А-а-а, не могу дождаться киотского рамена. Когда эта мысль промчалась по моей голове, сидящая рядом Юкиношьта поспешно встала.
  - Что же, а я возвращаюсь наверх.
  Она грациозно поклонилась Хирацуке-сенсей и прошла мимо неё к лестнице.
  - Юкиношьта, ты пойдёшь с нами, - окликнула её учительница.
  - Нет...
  Юкиношьта полуобернулась и опустила глаза. Увидев это, Хирацука-сенсей улыбнулась.
  - О, считай, что это выездное занятие. Да и время не такое уж позднее.
  - Но посмотрите, как я одета.
  Она сжала манжеты обоих рукавов и жестом, похожим на поклон, продемонстрировала свой наряд. Хирацука-сенсей сняла с себя пальто и бросила его Юкиношьте. Та неохотно поймала его.
  - Можешь надеть его.
  Чёрт, насколько же это круто получилось. Я же сейчас в неё влюблюсь. Из головы напрочь исчезло слово "Шизукавай", а его место заняло "Шизукаккой"[87].
  - Похоже, отказаться я не могу.
  - Похоже.
  Юкиношьта вздохнула и послушно надела пальто.
  - Ну что, пошли.
  На этих словах Хирацука-сенсей развернулась на каблуках и, стуча ими по полу, величественно вышла в ночной Киото.
  
  × × ×
  
  На выходе из гостиницы нас встретил зябкий ветер. Я, кстати, тоже без верхней одежды...
  - Холодно в этом Киото.
  Хирацука-сенсей осмотрела меня с ног до головы и усмехнулась.
  Когда мы дошли до края проезжей части, она приподняла руку, и рядом с нами тут же остановилось небольшое такси, в ожидании клиентов рассекающее квартал.
  - Так, Юкиношьта, садись первой, - наказала наша дуэнья. Запахнув пальто, та кивнула и погрузилась.
  Затем Хирацука-сенсей постелила невидимую ковровую дорожку и мне.
  - Хикигая, ты следующий.
  - Дамы вперёд.
  Видимо, не ждала она от меня таких слов.
  - Так ты джентльмен? - удивлённо и впечатлёно спросила Хирацука-сенсей. - Как же ты вырос. Но за меня можешь не беспокоиться.
  - Э... Но сколько бы вы не отмотали лет, вы всё равно дама! Больше уверенности в себе!
  Натянув на лицо широкую улыбку, Хирацука-сенсей обхватила рукой мой лоб.
  - У пассажиров, сидящих на заднем сиденье посередине, вероятность смерти при аварии наиболее высока.
  - Ай, ай, ай.
  Железный коготь толкнул меня в такси. Кажется, она, несмотря на арсенал тычков и ударов, выучила что-то новенькое. Получился взаимный показ нашего роста.
  - Тупость...
  - Захлопнись. Так я проявляю свою доброту.
  - Какие-то у вас неправильные представления о доброте...
  Хирацука-сенсей села рядом со мной. Я думал, втроём на заднем сидении такого крошечного такси будет тесно, но и Юкиношьта, и учительница были стройными, так что места оказалось больше, чем я предполагал. Вот и хорошо... А то я не знал, что делать при противоположном раскладе.
  YahariLoveCom v7-167.jpg
  - В Итидзёдзи, - произнесла Хирацука-сенсей, и такси тронулось с места.
  Итидзёдзи; те, кому нравится Миямото Мусаси[88], должны хорошо знать это место. На поле Итидзёдзи стоит плакучая сосна, при которой происходили битвы Мусаси и школы Ёсиока[89] не на жизнь, а на смерть. Не уверен, правда, что так и было, скорее всего, эти битвы вымышлены.[90] Но несмотря ни на что, Итидзёдзи был самым выдающимся и конкурентоспособным местом поесть рамен, это было видно уже по тому, что ресторанчики, в которых готовили это блюдо, стояли стена к стене.
  Об этом разговор большей частью и шёл. Прибыло такси быстро. Быстрее саламандры.[91]
  Когда мы вышли из машины, пред моими глазами предстало шокирующее зрелище.
  - Э-это же первый Тэнка Иппин...
  Именно, Тэнка Иппин, "Лучший в своём роде". И я не о самом здании. Прежде до меня доходили лишь слухи об этом месте. Суп здесь варили так, что он полностью обволакивал лапшу и засасывал в себя палочки для еды.
  Пока я трясся от восторга, из-за моей спины раздался голос Юкиношьты:
  - Этот ресторан что, знаменит?
  - По всей стране.
  - И стоило нам сюда тащиться?..
  Вопрос, конечно, резонный, но я был потрясён не только известностью ресторана.
  - Понимаешь... В Тибе их почему-то нет. По всему Канто есть, а Тибу забыли...
  Если судить по моим долгим и продолжительным семнадцати прожитым глазам, Тиба - просто Земля Обетованная, но пределом мечтаний я её не считал. Причина тому сокрыта в Тэнка Иппин.
  - Когда-то он в Тибе был.
  С этими словами Хирацука-сенсей быстро докурила сигарету и топнула.
  - Вот она! Единственная и неповторимая раменпедия Тибы! Нет, единственная и незамужняя!
  - Хикигая, ты неправильно исправляешь свои предложения.
  - Больно, больно.
  Уши слышали весёлый голос, но череп им не верил.
  - Такие рестораны есть по всей Японии, но только главный внушает такой благоговейный трепет. В филиале и вкус будет не тот. Я всегда хотела здесь поесть.
  Отпустив наконец мою голову, Хирацука-сенсей оглядела фасад здания полными обожания глазами.
  - Итак, все внутрь.
  К счастью, пустых мест хватало.
  Мы сели за стойку в таком порядке: Хирацука-сенсей - Юкиношьта - я.
  - Коттэри[92], - заказала учительница, даже не удосужившись заглянуть в меню. В принципе, я и сам хотел попробовать коттэри ТэнПина: слухи и всё такое.
  - И мне.
  - ...
  Юкиношьта ничего не заказала, и я повернулся в её сторону. Увидев, как нервно она озирается по сторонам, я лишился дара речи.
  Она потянула меня за рукав.
  - Слушай, это вообще суп?..
  Её голос будто дрожал от страха. Или на самом деле дрожал. Но как ты вообще собираешься есть в столь испуганном состоянии? А вообще, наритакэ и должен быть таким жирным. И он, между прочим, вкусный.
  Хирацука-сенсей засмеялась и сунула Юкиношьте раскрытое меню.
  - Здесь есть и ассари[93]. Тебе он, думаю, больше по вкусу.
  - Нет, спасибо. С меня и одного вида достаточно...
  Юкиношьта так удивлённо-испуганно затрясла головой, что невольно напомнила мне кошку.
  - Вот как? Может, заказать тебе блюдо поменьше, чтобы ты хотя бы попробовала?
  Испуг не сошёл с лица Юкиношьты и после этого предложения учительницы, но она неохотно кивнула.
  Через некоторое время перед нами появился рамен.
  Я взял палочки и хлопнул в ладони.
  - Спасибо за еду.
  Ву-ху! Этот жир, остающийся на палочках! Ещё, ещё!
  О слой супа, окутывающий лапшу. Такую густую структуру в Тибе можно встретить лишь в таких местах, как Tora no Ana[94].
  Что бы это ни было, оно охрененное!
  - Давай, Юкиношьта.
  Хирацука-сенсей аккуратно поставила перед Юкиношьтой маленькое блюдо. Та сначала растерялась, но потом собралась с духом и взяла в руки палочки и ложку. Она осторожно убрала волосы за ухо и медленно поднесла ложку ко рту. Это зрелище настолько завораживало, что мне пришлось отвернуться, едва она начала отпивать густой суп.
  Облизав губы, она нахмурилась.
  - Какой жестокий вкус.
  Ого, как компетентно.
  Пока мы радушно принимали в себя рамен, мой мозг в сей поздний час посетило сомнение в правильности происходящего. Я высказал его вслух:
  - Но должен ли учитель таким заниматься?
  - Конечно, нет, - спокойно ответила Хирацука-сенсей. - Это плата за твоё молчание.
  - Но ведь это ещё хуже, - потрясённо произнесла Юкиношьта, но учительница продолжила есть, не выказывая совершенно никаких признаков волнения.
  - Учителя такие же люди, как и все остальные взрослые. Все люди совершают ошибки, осознанно или неосознанно; чем мы хуже?
  - Но если нас засекут, вас ждёт выговор.
  Вот бы он меня стороной обошёл.
  - Не говори ерунды. Максимум пару неласковых скажут для приличия, и всё.
  - Это вообще выговор?..
  Мы с Юкиношьтой были на одной волне. Хирацука-сенсей допила остававшийся в её чаше суп, аккуратно вытерла рот салфеткой и повернулась к нам.
  - Это разные вещи. Когда тебя просят не доставлять проблем и когда тебя просят уладить неприятности - это совершенно разные вещи.
  - Я ничего не понял.
  - Я тоже. Может, это потому, что нам никогда не выговаривали?
  Юкиношьта обхватила одной рукой вторую, которой подпёрла щёку, и стала копаться в воспоминаниях. Взглянув на неё, Хирацука-сенсей кивнула.
  - Понятно. Так может, и устроить вам сейчас нагоняй? Я сначала не собиралась, но сейчас мне кажется, что во всём виновато моё простодушие.
  - Не надо, мне и так хорошо, - замахал я руками. Если она нанесёт мне ещё больше травм и я стану второсортным товаром, мне придётся заставить её выйти за меня замуж. Стоп, я же так всегда и хотел...
  Пока мою голову занимала всякая фигня, Юкиношьта абсолютно спокойно произнесла:
  - Меня никогда не ругали, так что я не против.
  - Когда тебя ругают - это не всегда плохо, Юкиношьта. Так люди проявляют заботу.
  Плечи Юкиношьты чуть опустились. Она опустила голову и посмотрела вниз. Я понятия не имел, из-за чего - может, что-то увидела?
  Хирацука-сенсей мягко похлопала её по плечу.
  - Не волнуйся, я за тобой присматриваю, так что ошибайся столько, сколько захочешь.
  
  Такси привезло нас обратно к гостинице, и, покинув машину, Хирацука-сенсей пошла в противоположном от неё направлении.
  - Я заскочу в какой-нибудь магазинчик за саке, устрою себе горячую ночку. Пока. И дойдите без происшествий.
  Это вообще нормально?
  Хирацука-сенсей помахала нам рукой, и мы последовали её примеру, после чего зашагали обратно. В воздухе повисло молчание, но, как мне показалось, для нас это было совершенно нормально.
  - ...
  - ...
  Юкиношьта шла в нескольких шагах впереди меня.
  Вдруг она остановилась и стала беспокойно оглядываться по сторонам.
  Вы, думаю, скажете, что первопричиной стал наработанный опыт, но я почему-то понял, из-за чего Юкиношьта так засуетилась.
  - Направо.
  - А-ага...
  Она запахнула пальто, которое так и не вернула учительнице, и прикрыла лицо от холодного ветра.
  Я горько улыбнулся, вздохнул и обогнал Юкиношьту. Хоть обратно проведу.
  Интервал между звуками её шагов стал больше - значит, она поняла, что я задумал.
  Но он постепенно становился всё тише.
  Это показалось мне странным, и я развернулся. Расстояние между мной и Юкиношьтой значительно увеличилось.
  - Если будешь так отставать, то опять заблудишься...
  - Нет... Просто...
  Внятного ответа от неё я так и не получил. Она подтянула пальто ближе к лицу и спрятала его под воротником, заглушившим её слова.
  Я не понял, что она пыталась сказать, но мне не хотелось, чтобы она потерялась, поэтому я стал её ждать.
  Так мы с ней друг на друга и смотрели. Блин, что с нами такое?..
  Через какое-то время Юкиношьта, смирившись с положением вещей, вздохнула.
  - Я не буду против, если ты уйдёшь вперёд... - невнятно пробормотала она, подойдя чуть поближе. Похоже, я понравился бездомному котёнку, и теперь он пойдёт за мной до самого дома. Во всяком случае, выглядело всё как-то так.
  - Да тут уже рядом, так что это не важно, - так же невнятно ответил я. Не слышать слов собеседника, если от них за версту отдаёт неуверенностью - хороший тон.
  - Тебе, может, и нет, а вот мне...
  - Что такое?
  - Ну... Уже поздно... Если нас увидят, получится несколько...
  На улице было не так уж холодно, но Юкиношьта зарывалась лицом в пальто всё сильнее.
  - Ясно...
  Я спокойно подумал о сложившейся ситуации. Мы всего лишь встретились перед самым отбоем.
  Об этом не стоило переживать или волноваться, в этом даже странного ничего не было. Совсем ничего.
  И кстати, я впервые вижу Юкиношьту в таком состоянии.
  Чтобы не заблудиться, она смотрела на мои ноги, постоянно окидывая взглядом окружение.
  Я никогда не видел, чтобы она смущённо прятала глаза, а когда я уходил вперёд слишком далеко, тянула ко мне руки, практически сразу же отдёргивая их.
  Эти неловкие движения были настолько заразительны, что я невольно стал двигать правыми рукой и ногой в унисон. Так будто идти медленнее стало.
  Мы с Юкиношьтой шли далеко друг от друга, но не так, чтобы очень, и не так, чтобы очень близко.
  Когда мы наконец дошли до фойе, на меня вдруг накатила усталость.
  По пути наверх нам обязательно кто-то попадётся. Если Юкиношьта так переживает, лучше будет разделиться здесь.
  Я замер, пропуская её вперёд, и приподнял руку.
  - Пока.
  - Да, спокойной ночи... И спасибо, что провёл.
  Ответив, она ушла вперёд. Мы уже вошли внутрь, но она так и не сняла пальто, полы которого от быстрой ходьбы развевались около её ног.
  На пути обратно в комнату я лениво думал о том, вернёт она пальто хозяйке или нет.
  К тому времени как я открыл дверь, кружок игроков в маджонг так и не разошёлся.
  - А, Хачиман, с возвращением.
  Тоцука с Займокузой играли в "старую деву"[95].
  - Где ты был? Тебя долго не было.
  - Да?
  А ведь и правда, я часа два назад из комнаты вышел.
  - Ну, и где мой рамен?
  - А.
  Точно, я же до сих пор не расплатился.
  - Хочешь сказать, что ты забыл?
  Я не обратил никакого внимания на взгляд Займокузы, из которого было видно, что он считает меня идиотом. И выбрал позицию провокатора.
  - Пф, ты за кого меня держишь? Он у меня прямо... здесь, - я ткнул пальцем в живот. Лицо Займокузы окрасилось цветом потрясения.
  - Ч-что?! Ты просто взял и съел его?.. Как ты ужасен...
  Займокуза утёр со лба пот и посмотрел на меня с уважением. Пф, это было слишком легко.
  Но был среди нас тот, кто на это не купился.
  - Значит, пойдёшь по второму разу? - улыбнулся Тоцука. Чё-ёрт, как же он меня пугает...
  OreGairu07 179 rus.png
  Примечание к иллюстрации справа: "Эти парочки что, светлячки?" ― чтобы ловить светлячков, дети "выманивают" их на сладкую воду песней.
  Глава 7: Как оказалось, Миура Юмико пристально наблюдает.[править]
  
  Наступил второй день экскурсии.
  Сегодня народ должен ходить группами, и наша собиралась пройтись по Удзумасе вплоть до Ракусэй[96].
  Первой же остановкой на нашем пути была "Эйгамура" - киносъёмочная деревня Удзумаса. Это был превосходный тематический парк, в котором часто снимали исторические фильмы. А ещё из него никогда не уходили туристы, поэтому помимо досконально воссозданных улицы Ёсивара и района Икэда-я он вмещал в себя множество туристически-настроенных аттракционов типа дома с привидениями и особняков ниндзя, позволяющих с помощью актёров-косплееров прочувствовать историю на себе.
  До Удзумасы мы прямо из гостиницы доехали на городском автобусе.
  Суточный проездной был хорошим союзником приехавших в город школьников и туристов. За каких-то пятьсот иен[97] автобусная сеть города была в полном твоём распоряжении. Мечты сбываются. Особенно доставляло это тем, что все значимые аттракционы можно было на автобусе и объехать.
  Но был во всём этом и неожиданный минус.
  В золотую осень автобусы были забиты донельзя. Шансы проехаться были на уровне 150%, как мне кажется. Не мне одному понравились удобство и экономичность суточного проездного. Плотность пассажиропотока в утренний час пик разбивала моё сердце. Я никогда не буду работать. Никогда... Если каждый будний день я буду испытывать подобное чувство, к чёрту работу!
  В этой толкучке я переживал только за слабых и немощных девушек и Тоцуку. Не за здоровых же парней мне переживать?
  Но благодаря наступательным действиям Миуры и Кавасаки ближайшая к нам территория превратилась в горячую точку, надёжно укрывшую как Эбину-сан, так и Юигахаму. Ну что тут сказать?.. Они меня пугают...
  Тоцука же спрятался в буферной зоне.
  - Ха-Хачиман, ты в порядке? Прости?
  Стоя между моими руками, он смотрел на меня извиняющим взглядом.
  - Не извиняйся. В меня всего-то тыкают локтями да на ноги наступают, ничего страшного.
  - Прости! Прости, Хикитани-кун! Но я тут ничё не сделаю. Слишком дофига народа, блин.
  Чтоб тебя, Тобе... Подумал было я, но тот умудрялся оставаться на ногах несмотря на страшную давку и наступательные действия пассажиров сзади. В меня всего-то тыкал его локоть; как уж тут на него злиться?
  - На следующей выходим, - громко произнёс Хаяма. У него ещё хватало сил посреди этой толчеи беспокоиться за остальных.
  И вот, автобус остановился напротив "Эйгамуры".
  Мы на пару с другими школьниками и туристами ломанулись подальше от автобуса, как будто он плевался кислотой.
  Пока каждый из нас не пересчитал свои кости, деревни никто не замечал.
  В таком состоянии я очень хотел зайти в соседнюю кафешку Комэда, чтобы выпить кофе с корицей и отдохнуть, но Тобе уже попёрся к билетной стойке.
  - Держи, Эбина-сан.
  - Спасибо.
  Понятно. Ты пошёл к стойке, чтобы вручить ей билет собственноручно. Пока я ловил ворон, все остальные во главе с Хаямой тоже купили билеты.
  - Хикитани-кун, держи свой.
  - Ага...
  Раз уж он так сильно мотивирован, надо бы и мне.
  Мы вошли в деревню. Когда мы проходили через большие ворота, в поле моего зрения попали Pretty Cure[98], но в таком возрасте подходить к ним я не решился, и спешно перевёл взгляд на внутреннее убранство парка. Вот когда приеду сюда взрослым, самостоятельно...
  По "Эйгамуре" были раскиданы копии улиц Эдо[99]. Изредка друг с другом здоровались люди, одетые самураями, - вероятно, работники парка.
  Совершенно неожиданно для посетителей возле них могла пройти процессия куртизанок или начаться битва на мечах с инструктором, а из пруда выскочить маленький динозаврик... Чего здесь только не появлялось, и это даже начало доставлять мне удовольствие.
  Пруд, кстати, сам наталкивал на мысль, что кто-то может из него выскочить. А когда динозаврик таки выскакивал в клубах чёрного дыма, ты падал на колени, будто собираясь просить прощения. Дым же медленно рассеивался, добавляя к происходящему немного странного сюрреализма.
  Наблюдали за возвращением динозаврика в пруд мы в зловещей тишине. Это было настолько сюрреалистично, что ни один из нас не шевелился.
  - Л-ладно, пошли дальше, - улыбнувшись, предложил Хаяма.
  - Т-точно! Погнали! Дальше, дальше! - радостно ответил ему Тобе.
  - Может, туда зайдём? - спросила Юигахама, показывая пальцем на весьма исторического вида дом с привидениями. Сдаётся мне, она заприметила его, едва мы вошли в парк.
  Ну да, куда уж без этого. Думаю, в её голове прокручивались различные варианты развития событий между Тобе и Эбиной-сан. Как это называют, эффектом подвесного моста?
  Во всяком случае, от дома с привидениями эффект будет не такой, как от динозаврика.
  К дому с привидениями нельзя относиться как к какому-нибудь пустяку. Чего и следовало ожидать от Toei. Тут не только монстры выглядят так, словно над ними работали с любовью, тут сами работники парка монстрами наряжаются.
  Кое-кому из нас задумка Юигахамы не нравилась, но никто не сказал ни слова поперёк, так что путь наш окончился в очереди.
  - Хаято-о-о, как стра-а-аашно-о-о! - возопила Миура, призывая к себе силу женских чар, и схватила того под руку. Но знаешь, Миура, тебе намного больше подошёл бы образ любящей матери. Переколдуй лучше свои чары.
  - Да-а-а, я тоже не особо такие штучки люблю, - смущённо засмеялся Хаяма, уводя дело с опасной темы. От столько редкого проявления им слабости моё сердце ёкнуло.
  Наша очередь подошла быстро. Шататься по зданию ввосьмером было бы перебором, поэтому мы разделились на две группы по четыре человека.
  После того как члены группы Хаямы по одному растворились во тьме, настала очередь моей.
  Первым делом нас ждал краткий видеоинструктаж, в котором посетителей предупреждали о том, чтобы они не применяли по отношению к актёрам, играющим монстров, насилие. Градус сюрреализма от этого только возрос...
  На ум мигом пришло слово "спойлер", но я заметил, что декорации были сделаны, что называется, с душой. Эта мысль не уходила из моей головы...
  Пока не настало время зайти внутрь.
  Едва мы ступили прочь от двери, как воздух заполнила незнакомая атмосфера.
  Вне сомнений, лейтмотивом дома с привидениями был период Эдо.
  В этой угольной темноте нам отвели лишь необходимый минимум света. Который, однако, осторожно провёл наши взгляды к причудливому знаку. Когда тьма сгустилась ещё больше, в отдалённом углу мы заметили инструмент, который должен был вылететь на нас, чтобы испугать.
  Я успокоился и стал оценивать ситуацию. Она была пугающей. Пугающие вещи пугающи.
  До нас постоянно доносились буддийские молитвы и эхо чьих-то голосов, что осложняло оценку расстояния, на котором находилась от нас вторая группа, ведомая, скорее всего, Хаямой, оставляя нам надежду только на зрение.
  Почему я решил, что впереди нас группа Хаямы?
  - Ёлки, ёлки, ёлки, ёлки, ё-о-о-о-о-о!
  Впечатлительный Тобе полностью проникся атмосферой, и был испуган настолько, что постоянно прижимался к Хаяме. Заметив это, Эбина-сан страшно захихикала.
  - А-а-а! Что это был за голос?..
  За моей спиной шла Кавасаки, от дикого испуга вцепившаяся в мои рукава. Эм, ты сейчас одежду с меня сорвёшь, отпусти, а? Это всего лишь Эбина-сан, нашла кого боя... Ладно, не буду спорить.
  Я оглядел соседнюю бутафорию. Она явно изображала сцену домашнего убийства времён периода Эдо.
  Для домов с привидениями это было не в диковинку, но сделано оказалось так, что аж дух захватывало.
  Шагавшая рядом со мной Юигахама остановилась и, чуть осев на полусогнутые, схватила меня за плечи.
  - Я т-такое не особо люблю...
  Сказав это, она оглянулась, и от мысли, что на нас может что-то выскочить, скривилась.
  - Монстры из домов с привидениями вовсе не страшные. Люди куда страшнее.
  - Ну всё, опять начал философствовать... Но знаешь, в этом что-то есть, - глупо хихикнула Юигахама, проникаясь моей мыслью. Но люди ведь на самом деле страшные.
  - А самое страшное - то, что люди придумали дома с привидениями, чтобы пугать других людей.
  - Да блин! Нет в этом ничего!
  Эй, мне сейчас, между прочим, тоже страшно. Если бы я пришёл сюда один, дело закончилось бы быстрым бегом по коридорам и дурными криками: "Э-э-э-э-э-э-э-эй! Эй! Э-э-э-э-э-эй!", призванными уменьшить мой испуг. В итоге я бы, естественно, заблудился.
  Но сейчас, и наверняка благодаря тому, что остальные так шумели, мне было не так страшно, как должно было.
  Тоцуке это, видимо, тоже помогало, потому что он не выказывал совершенно никаких признаков испуга - наоборот, ему как будто было весело.
  - Тоцука, а тебе как будто на всё пофиг.
  - Угу. Просто мне такое нравится.
  YahariLoveCom v7-187.jpg
  Даже тьма не скрыла от меня его яркой улыбки. Мне на секунду подумалось, что она могла бы решить нынешние проблемы с энергопотреблением. Стране нужны не нефть и газ, а улыбки!
  Через несколько десятков метров на нас с криком "бла-а-а" выпрыгнул монстр (с человеком внутри). Кавасаки было застыла, но потом удрапала так быстро, словно её жизнь была в опасности. Этого, в свою очередь, испугался Тоцука, который тоже убежал.
  Несмотря на то, что внешне я оставался спокойным, меня произошедшее тоже напугало.
  Я рефлекторно сжался и коснулся Юигахамы.
  Головой. Головы. Удар был настолько сильным, что по коридору раскатилось эхо.
  - Уй...
  - Ай...
  Мы оба присели на корточки и схватились за ушибленные места.
  - П-прости...
  - Это я виноват, чересчур испугался...
  Извинившись, я повернулся к Юигахаме, на глаза которой наворачивались слёзы. Она вытянула руки и коснулась моей головы, будто затем, чтобы удостовериться, что на ней нет трещины, после чего стала её поглаживать.
  - Не больно?
  - Вообще-то больно...
  Хотя знаешь, прекращай ты это, а то стыдно как-то. Я стряхнул со своей головы её руки и встал. Юигахама так и осталась на корточках.
  - Лучше пошли, а то отстанем.
  Когда она наклонилась вперёд, чтобы встать, я протянул ей руку. Похоже, сработал навык, прокачанный для помощи моей сестре Комачи.
  - Э?
  Юигахама посмотрела на мою руку, как на нечто непостижимое. Стоп, такое я сделал бы только ради младшей сестры. Передумав, я уже потянул руки к карманам.
  - Спасибо.
  Она успела ухватить мою руку. Ладно, назовём мои действия добрыми. Эмпатическими. Джентльменскими. Во всяком случае, со стороны мужчины такой поступок естественен. А я ещё и считаю себя джентльменом, так что...
  Так что стряхивать с себя руки Юигахамы я не буду.
  - Ну что, пошли на финиш?
  Она радостно засмеялась и медленно отпустила мою руку. Времени подумать, стоит ли этого стесняться, она мне не оставила - сразу потащила вперёд за плечо.
  - Быстрее!
  Мы шли и шли вперёд, окружённые промозглой сыростью этого забрызганного кровью дома с привидениями, а за нами гнались обезглавленные и побеждённые воины...
  - Кажется, это выход.
  Из-за последней двери просачивался свет. Когда мы вошли в неё, нас обдул свежий ветер.
  - Н-наконец-то всё... Вот это я перепугалась...
  Юигахама, будто у неё закончился адреналин, как-то мгновенно устала и, заметив рядом скамейку, поплелась в её сторону. Около скамейки стояли Хаяма и Тоцука, уже завершившие свой путь среди теней.
  Я пошёл вслед за Юигахамой. Чёрт, как же я устал. Сердце бьётся как сумасшедшее. Это и называют прерывистым пульсом? Эй, сердце, соберись.
  Обрушившись на скамейку, я шумно выдохнул и обмяк. Ко мне сразу же подошёл Тоцука.
  - Весело было, да, Хачиман?
  От вида улыбающегося Тоцуки у меня померкло в глазах. Теперь приходится бороться с головокружением.
  Эта улыбка была настолько милой, что стала исцелять меня. Занервничав, я осознал, что мои чувства готовятся выйти на новый уровень, нет - на сцену, как звёзды.
  - Ощущение такое, будто ты переиграл и теперь валишься с ног. Пойдём дальше?
  Хаяма оглядел остальных. Возражений не было. Сидевшая на скамейке Миура мигом вскочила на ноги.
  - Пойду позову Эбину, - сказала она и быстрым шагом пошла к сувенирному магазину. А я-то думал, что все здесь, а оказалось, что не все. Не было Эбины-сан и Тобе. Их я заметил, переведя взгляд на магазин - Эбина-сан громко восторгалась товарами Синсэнгуми, а Тобе говорил что-то вроде: "Деревянный меч, дорогущий!".
  У-угу... Неужели дом с привидениями всё-таки сработал?..
  
  × × ×
  
  Следующей точкой на нашем пути был район Ракусэй. Добраться до него из Удзумасы мы опять же планировали на автобусе.
  Но в Ракусэй находились Кинкаку-дзи и другие популярные среди туристов достопримечательности. К тому же, стояла всё та же золотая осень, поэтому автобусы были забиты чуть менее чем полностью.
  А самое главное - туристы не только приезжали в "Эйгамуру", но и уезжали из неё, что обрекало нас на некоторое ожидание. Глядя на проезжающие мимо нас полчища автобусов, я чувствовал, как моя чаша терпения медленно переполняется.
  Ненавижу битком набитые поезда. Как-то раз я решил съездить в местный колледж, и на полпути сдался, потому что выбрал для этого то время, в которое поезда были забиты школьниками. Вы прослушали радиоспектакль: "Человек, который не сдал пробный экзамен".
  И поэтому сейчас мне хотелось избежать автобусов любой ценой.
  Я сел на лавку и стал оглядываться по сторонам в поисках любой возможной альтернативы или лазейки. На глаза мне попалась остановка такси.
  Хм.
  Странное дело - стоить человеку узнать, что его задумке есть более удобная альтернатива, как он без сомнения ступает на путь самопотакания.
  Я похлопал стоявшую рядом Юигахаму по плечу. Судя по тому, что она и вздрогнула-то едва-едва, дом с привидениями её полностью вымотал.
  - Что? - спросила она, повернув ко мне голову.
  - Поехали на такси.
  - На такси? - нахмурилась Юигахама. - Они же дорогие. Не-е, мне деньги ещё нужны.
  И, всем своим видом показывая, что разговор окончен, она опять повернулась к дороге.
  Что это с ней? Ведёт себя как домохозяйка... И ведь во время фестиваля культуры она вела себя так же, но из этого можно сделать вывод, что с деньгами у неё отношения строгие.
  Однако я, сам домохозяин, не могу проиграть на своём же поле битвы.
  Единственным, кто мог бы меня здесь победить, был бы фокусник, доставший деньги из воздуха.
  - Нет, слушай. Всем кажется, что в столице цены должны быть высокими, но в Киото они низкие. К тому же, маленькие такси - это мейнстрим. И если мы не возьмём его, то больше потеряем, чем сэкономим. А если разделить оплату поровну, выйдет совсем дёшево.
  - Э-э-э...
  Угу, значит, сопротивляемся. Сначала я хотел ввести на поле битвы подходящий аргумент, но теперь понятно, что нужно всего лишь захватить сердце Юигахамы. А для этого нужно другое построение.
  - Погоди. Успокойся. То, что мы теряем время, плохо на нас сказывается.
  - И как? - спросила она с таким видом, будто разговаривает, лишь чтобы убить время. Чтоб её...
  В таком случае, придётся воззвать к её интересам напрямую, и только если получится, вытягивать ситуацию дальше.
  - Ты любишь Диснейленд?
  - Ну да?..
  На этот раз она повернула ко мне не только голову, но и верхнюю часть тела. Как и любой другой житель Тибы, я знаю о своём городе многое. В число многого входит и Диснейленд. И только он сможет завладеть вниманием Юигахамы. Я перешёл в наступление.
  - И ты должна знать, что туда часто ходят на свидания.
  - Ну да, - кивнула она.
  - А сейчас плохая новость.
  - Э... Какая?
  Она развернулась ко мне полностью. Я завладел ей целиком. Убедившись в этом, я объявил:
  - Парочки, которые ходят на свидание в Диснейленд, расстаются.
  - А, я такое слышала. Типа проклятия, да?
  - Типа. Но если подумать, это легко объяснить.
  Дело не в сверхъестественном. Дело в психологии.
  - Пока ждёшь своей очереди на аттракцион, поневоле начинаешь нервничать. Даже разговаривать не хочется. И когда в воздухе повисает молчание, в тебе накапливается злость, а твой партнёр начинает скучать. И это полная противоположность эффекту подвесного моста.
  - Ага-а-а, поня-а-атно, - согласно закивала Юигахама. Похоже, мои старания увенчались успехом. А раз так, остался последний и решающий удар.
  - Мы сейчас находимся в весьма похожей ситуации, не думаешь?
  - Мы с тобой? Да вроде нет, - озадаченно ответила она. Блин, схватывай на лету, мне влом париться.
  - Да нет же... Я про Тобе и Эбину-сан.
  - А, я-ясно...
  Юигахама, смутившись из-за своей ошибки, повесила голову.
  - Смотри, - ткнул я пальцем в эту парочку.
  И Тобе, и Эбина-сан сидели со скучающим видом. Эбина-сан говорила с Миурой о какой-то ерунде и вертела в руках телефон. Тобе же стоял немного поодаль и махал деревянным мечом. Стоп, он что, реально купил его?
  - А-ага-а-а...
  Сложившуюся ситуацию никак нельзя было назвать выигрышной, и заметив это, Юигахама встревожено сложила руки на груди. Для подстраховки я выстрелил ещё раз.
  - Ещё отмечу, что такси - закрытое пространство. Они станут ближе друг к другу.
  А в "Конане" по-любому кто-то умер бы.
  Когда я сказал это, Юигахама удивилась.
  - П-понятно... Пойду спрошу.
  Она подошла к остальным и, помахав рукой, спросила:
  - Может, на такси поедем?
  Все одновременно вскинули брови. Да, я знаю, что старшеклассники не любят такси. В их мозгах прочно укоренилось мнение о том, что такси - это дорого. Да и вообще, когда старшеклассники думают об общественном транспорте, такси появляются у них в голове далеко не в первую очередь. Поэтому я решил тоже немного поубеждать их. Хватит с меня и одной поездки в переполненном автобусе.
  - Если мы возьмём маленькое такси и разобьём оплату поровну, с каждого будет не так много.
  - Понятно.
  Быстро принимающий решения Хаяма очень мне помог. А раз удалось убедить признанного лидера, то и остальные скоро подтянутся. Результат: Миура и Тобе жаловаться не стали, Эбина-сан согласно кивнула и пошла ловить Кавасаки, Тоцука последовал мнению большинства.
  Мы направились к остановке такси.
  Восемь человек логично разбивались на две группы по четыре.
  Хаяма и Миура вели группу, за ними шли Кавасаки и Тоцука. Я послужил стеной, разделяющей лидеров от преследователей. Встав в очередь на такси, мы распределимся так: в одну группу войдут я, Юигахама, Тобе и Эбина-сан. А для этого роль стены очень важна. В играх с мячом я бы, несомненно, стоял на защите. У защиты свои стандарты.
  Хаяма повёл группу к машине.
  - Ну что, садимся? - для галочки спросил он, выйдя вперёд. Меня можно и не спрашивать.
  - Ага. Юмико первая.
  - Иду-у-у.
  Миура быстро залезла в машину. Хаяма встал перед дверью и позвал следующего:
  - Тобе, садись.
  - А, та-а-ак точно, - мгновенно ответил тот. - Погнали, Эбина-сан.
  - Иду-иду. Ладно, Саки-Саки, будешь с Юи, а мы поедем вперёд.
  Тобе и Эбина-сан подошли к Хаяме и по очереди сели в машину. Эбина-сан при этом помахала Юигахаме и Кавасаки.
  - Ага, до скорого, - помахала Юигахама ей в ответ.
  - Не зови меня Саки-Саки, - нахмурилась, покраснев, Саки-Саки.
  И наконец, на пассажирское сидение сел Хаяма.
  - Ладно, мы поедем вперёд, - объявил он, не глядя на меня. Я мог бы что-нибудь сказать ему в ответ, но хлопок двери не дал мне этого сделать.
  Угу, понятно...
  Раз я остался здесь, надо собрать в такси остальных.
  - Как сядем? - спросил Тоцука, но тут всё было ясно без вопросов.
  - Я спереди, вы трое сзади.
  Задняя дверь открылась автоматически, и, проследив за тем, чтобы Юигахама, Тоцука и Кавасаки сели в машину, я открыл боковую, уселся и пристегнул ремень.
  - До Нинна-дзи, - бросил я приветливому водителю. Тот улыбнулся и повторил.
  Машина тихо отчалила от тротуара.
  На первом светофоре водитель решил завязать беседу.
  - На экскурсию приехали?
  - Н-ну да, - ответил я, молниеносно бросив взгляд на водителя. Не хотелось показаться грубым, но я просто не привык к пустым разговорам.
  - Откуда вы?
  - С токийского направления.
  Любопытный факт о жителях Тибы. Если во время поездки по периферии нас спросить, откуда мы, ответом будет: "С токийского направления". Понимаете, так проще, чем объяснять, что такое Тиба... Собственно, никакого другого подтекста; даже жители префектуры Канагава и Иокогамы[100] так говорят.
  Мы с водителем немного пообщались такими вот обрывками фраз. Второй минус такси...
  А с задних же сидений до меня доносился неприятный запах девчачьей беседы. Закрытое пространство, чтоб его...
  - Ну. И только мы собрались драться подушками в полную силу, как Юмико заплакала.
  - Могла бы и не говорить...
  Я бросил взгляд на зеркало заднего вида и увидел в нём отражение весело болтающей Юигахамы и пребывающей в дурном настроении Кавасаки, водящей скрещёнными ногами влево-вправо. Кстати, что-то часто Миура плачет... Тоцука хихикнул и перевёл разговор на комнату мальчиков.
  - Ну да, драки подушками - это весело. А мы играли в маджонг и UNO. А, Хачиман проиграл и даже о штрафе потом забыл.
  Мы сидели всего в нескольких десятках сантиметров друг от друга, но беседа казалась такой далёкой...
  Весело там у них.
  Водитель оказался на удивление понимающим и свёл беседу к минимуму. Вскоре я выпал из реальности и стал пялиться в окно.
  
  × × ×
  
  Нинна-дзи известен, в первую очередь, за упоминание в пятьдесят второй главке "Записок от скуки"[101], где ещё был нарисован смущённый монах, ныне часто появляющийся в учебниках. Весной в храме бывает больше посетителей, чем осенью. Причина явно кроется в периоде цветении сакуры.
  Но и осенью храмы и сады при них стоили того, чтобы их посетить, так что туристов хватало. Однако жестокая реальность состояла в том, что мы были всего лишь обыкновенными юными старшеклассниками.
  Нас хватало лишь на банальщину вроде: "Как тут классно!", "Да-а-а!" и "Тут реально классно!" Где наша энергия периода "Эйгамуры"?..
  Я и сам в храмах не особо разбирался, так что хватило меня лишь на: "Хо-о, так вот оно, знаменитое место из "Записок от скуки"...", и то произнесённое самому себе. Впрочем, в центре пятьдесят второй главки и не храм-то был вовсе.
  Быстро обойдя все здания и сады, члены группы стали излучать ауру "Ну вроде бы и пора?"
  Всё подмечающая Юигахама всё подметила и на этот раз.
  - Ну что, пошли дальше? - предложила она.
  На обратном пути каждый из нас явно испытал загадочный прилив сил. Шагая вслед за Юигахамой, мы оставили Нинна-дзи позади.
  Следующей точкой на нашем пути был Рёан-дзи. Помимо крутого имени у храма был сад камней. Это ещё круче. Кстати, у Тэнрю-дзи[102] имя такое же крутое, как и у Рёан-дзи.[103] Но пальму первенства по крутости названия делили (и никак не могли поделить) храмы Конкайкомё-дзи[104] и Кёо Гококу-дзи[105]. Адасино Нэнбуцу-дзи[106] нервно курил в сторонке.
  Даже пешком из Нинна-дзи в Рёан-дзи можно было прийти всего за десять минут.
  Мы потащились по дороге.
  В воздухе кружились красные листья.
  Есть у меня такая привычка: при ходьбе в группах оставаться в хвосте. Так я поступил и на этот раз, но как-то неожиданно для меня сбоку оказалась Юигахама, шедшая впереди.
  - Что-то не очень хорошо всё идёт, да? - пробормотала она, опустив глаза. Думаю, это она о Тобе и Эбине-сан.
  - Отож. Я уже запарился нафиг. Такое чувство, что нам попались самые тугие экземпляры из возможных.
  - Ну... Да...
  - К тому же...
  - К тому же?
  К тому же, главной причиной наших неудач вполне могла оказаться Юигахама. И это стоило сказать напрямую.
  Характер Тобе - это одно, непредрасположенность к нему Эбины-сан - другое. Основная беда в непостижимом поведении третьего человека.
  И это поведение было помехой.
  Но осознать, почему он так себя ведёт, никто не мог. Это было то же самое, что публично объявить то, в чём сомневаешься. Сомнения, как и подозрения, нужно сдерживать в себе, а не раскрывать. Особенно плохие подозрения. Если сболтнуть подозрение, оказавшееся правдой, ты, считай, проиграл.
  А если держать подозрения в себе, никто как бы и не виноват.
  Я вспомнил о Юигахаме, ждавшей продолжения мои слов, и сказал ей:
  - Постарайся не давить на них. Невозможно значит невозможно.
  - Но я хочу помогать им изо всех сил.
  Она чуть опустила плечи и пнула опадавший лист.
  - Смотри не перестарайся. Не хватало ещё, чтобы Эбина-сан на тебя разозлилась.
  - Хорошо...
  - Просто смотри, в чём дело - если человеку что-то нравится, он сам к нему тянется.
  - Угу, - подавленно буркнула Юигахама. Нет, серьёзно, даже самому потом не нравится, когда срабатывает.
  После того как Юигахама сбавила шаг, шли мы медленно, и остальные остановились подождать нас. Похоже, мы дошли до Рёан-дзи.
  После того как мы отметились у регистратора для посетителей и вошли на территорию храма, мне на глаза сразу же попался большой пруд. Он назывался Кёёти, занимал половину площади комплекса и именно на его берегах, как мне кажется, дворяне периода Хэйан[107] и развлекались; ловлей рыбы, например.
  По обеим сторонам каменных ступеней, по которым мы шли, были понатыканы бамбуковые ограды.
  На вершине лестницы нас ждали так называемая Ходзё, то есть, сам храм, и долгожданный сад камней.
  Карэсансуй.
  Стиль построения парка, в котором использовались, главным образом, камни и другие минералы; вода же не использовалась совсем.
  Её, я так понял, должен представлять белый песок. Угу, понятно. Получается, камни служат чем-то типа центров ряби на поверхности воды. Наверно.
  Из-за долгого пути все явно устали, и решили сесть на скамейки, дабы тупо пялиться на сад камней. Я решил последовать общему веянию и переместился на край одной из скамей.
  Человек, сидевший на ней до меня, подвинулся, уступая мне место. Когда я поднял руку в знак признательности, повторяя жест жюри из телешоу, он произнёс:
  - Какое совпадение.
  М? Обернувшись, я увидел рядом с собой Юкиношьту Юкино.
  - А, вы тоже сюда пришли?
  - Да.
  Сфокусировав на ней взгляд, я заметил, что она была не одна: её сопровождала аккуратная группка привлекательных девушек. От их нерешительных взглядов мне стало как-то не по себе... Ну да, сам факт того, что мы с Юкиношьтой можем быть как-то связаны, окружающие могут найти странным.
  Хотя из того, что я знаю, Юкиношьта и сама вполне могла показаться окружающим странной. Но не сейчас.
  Даже если забыть о том, что в классе у неё есть (или всё-таки нет) подруги, она была совершенно не против перемещения в группе. И в то время как с Юигахамой она держалась на равных, её группа была похожа на собрание людей, издали преклоняющихся пред единой сущностью.
  Ну да, смена угла зрения может изменить и представление о человеке, на которого это зрение направлено.
  Примером тому может послужить и этот сад камней. С какой бы ты стороны на него не смотрел, увидеть все пятнадцать камней одновременно тебе не удастся. От позиции, с которой ты смотришь, может зависеть картина, которую ты видишь.
  Человек, создававший сад, явно преследовал более высокую и философическую цель, но такой приземлённый человек, как я, видел в парке лишь то, что лежало на поверхности.
  Мир наполнен вещами, которые невозможно понять. Значение этого сада камней, настоящая сущность другого человека, путь, по которому он идёт...
  Пока я, глядя на сад, плавал по волнам размышлений, Юкиношьта встала и снова села.
  На язык сам собой напрашивался вопрос, зачем она вставала... Но она заметила мой взгляд и не стала дожидаться его.
  - Ещё этот парк называют "Переправой Тигра". Мне просто было интересно, что именно символизирует в нём тигра.
  Хо. Ну да, тигры ведь тоже в какой-то степени кошки. Естественно, она заинтересовалась.
  "Переправа Тигра", значит?.. Я тоже встал, чтобы посмотреть, что символизирует тигра.
  Понятно. Непонятно.
  Но Юкиношьта, смотревшая на сад спокойными глазами, выглядела так, словно на неё снизошло озарение.
  Может, сказать: "Как глубоко"? Хотя из моих уст это прозвучит паранормально глупо.
  Какое-то время мы просто смотрели на сад.
  - А, Юкинон.
  Рядом с нами откуда-то нарисовалась Юигахама. Она тоже не сразу заметила Юкиношьту, и теперь пыталась сесть между нами.
  Увидев её, Юкиношьта криво улыбнулась и встала.
  - Перейдём в другое место?
  - Угу, давайте там поговорим.
  Юкиношьта отбросила с плеча волосы и повернулась.
  - Простите, я отойду ненадолго. Можете меня не ждать.
  Её одноклассницы, глядящие на неё восхищёнными глазами, покорно кивнули. Как будто она была высшей касты... Не стал бы называть это привязанностью.
  Пока я размышлял об отношениях Юкиношьты с одноклассницами, сверху раздался голос:
  - Чего застыл? Пошли.
  А-а-а. Я, значит, иду с вами. Взгляды девушек из J-класса меня немного пугали. Юкиношьта ведь не воткнёт в меня сейчас веер, а? Заготовить, что ли, к завтрашнему свои лучшие одежды?..
  Мы вышли с Ходзё и стали гулять по парку. Я шёл позади девушек.
  - Как у вас с просьбой?
  - Ну-у-у... Всё сложнее и сложнее, - ответила Юигахама. После того как она кратко пересказала Юкиношьте произошедшее, та извиняющее опустила глаза.
  - Ясно. Простите, мне очень жаль, что я не могу вам помочь.
  - Ничего страшного. Не переживай.
  Юигахама затрясла руками на уровне груди. Юкиношьта вымученно улыбнулась.
  - На полноценную замену этого, конечно, не хватит, но я кое о чём думала.
  - О чём? - спросил я. Юкиношьта повернулась ко мне.
  - О местах, которые нравятся девушкам. Думаю, завтра стоит их обойти.
  - О-о-о, молодец, Юкинон. Ну так что, давайте завтра их вместе и обходить.
  - С Тобе?
  Сдаётся мне, от перемены обстановки ничего существенно не изменится.
  - Да нет, просто идти позади них, чтобы помочь в случае чего.
  - Не сказал бы, что это красиво.
  За слежку жертва ещё никого никогда не хвалила.
  - В любом случае, если опустить дальнейшее, могу предложить следующее: они включают выбранное место в маршрут завтрашнего обхода города, а мы, если что, потом подойдём туда.
  Навязать свидание путём предложения места его проведения? Впрочем, если мы будем близко и что-то пойдёт не так, они смогут попросить нашей помощи.
  - План, конечно, можно раскусить, но ничего другого нам не остаётся.
  Итак, решено. Но пока я понятия не имею, кто что будет делать и много ли это даст Тобе.
  Мы обошли сад по кругу и вернулись к главным воротам.
  - Кстати, мы сейчас пойдём в Кинкаку-дзи.
  - Тогда я возвращаюсь к своим.
  - Значит, до завтра?
  - Да, до завтра.
  Разделившись с Юкиношьтой, мы с Юигахамой пошли навстречу нашим. Нам ещё было, что сегодня посмотреть.
  В Кинкаку-дзи мы пошли по пологому склону холма. От университета Рицумейкан[108] в храм вела прямая дорога.
  В комплексе мы, в итоге, задержались надолго.
  Когда пошёл шестой час, нам пришлось идти на остановку и ждать автобус, идущий в гостиницу.
  Как главный, Хаяма позвонил предупредить, что мы задержимся. Ко времени нашего возвращения банные часы мальчиков уже закончились.
  Мне пришлось во второй раз воспользоваться ванным блоком.
  Но опускать руки рано, ведь у меня ещё есть третий день! Я ещё не готов сдаться!
  
  × × ×
  
  В обеденном зале было шумно.
  Откуда пошла эта экскурсионная традиция старшеклассников накладывать себе еду самостоятельно?
  Мне из-за неё поесть толком никогда не удавалось.
  Близилось время начала турниров по маджонгу. То тут, то там за столами вспыхивали очаги оживлённой беседы, в которой народ делился друг с другом, как провёл предыдущий вечер, и маджонг безусловно лидировал.
  С самым сильным игроком обращаться будут не иначе как с королём.
  Если я вернусь в комнату, меня точно втянет в хаос турнира, а это значит, что я опять упущу время помыться. А в таком случае шансы случайно встретить в ванной Тоцуку полетят вниз не просто по наклонной, а по отвесной.
  Решение проблемы было простым - вернуться в комнату попозже.
  Дабы удовлетворить пустой желудок, я бесцельно шатался по улице. Если меня заметят, то без выговора не обойдётся, но в данном случае пригодился мой оптический камуфляж (мной же и установленный).
  Не вызвав ни у кого подозрений, я дошёл до круглосуточного магазина на развороте дороги в целости и сохранности.
  На какое-то время можно заняться привычным шатанием у стойки с журналами.
  Так, Sunday GX, Sunday GX[109]...
  Посреди поиска я услышал тиранический голос:
  - Кого я вижу, Хикио.
  Меня нашли раньше, чем я успел найти мой горячо любимый Sunday GX, который так некстати забыл купить.
  Из-за такого неприятного обращения я повернулся к девушке, состроив максимально гнилой взгляд.
  Но назвавшая меня Хикио Миура Юмико не удостоила меня даже беглого взгляда, обратив его в свой журнал. Зачем тогда звала?..
  Миура наверняка считала меня чем-то вроде природного явления. Поэтому её "кого я вижу, Хикио" должно стоять в одном разряде с "кажется, дождь начинается".
  Расстояние между нами меня вполне устраивало. Если она не будет обращать на меня внимания, то и я не буду.
  Не глядя на Миуру, я взял со стойки GX. Какое-то время мы одновременно перелистывали страницы.
  - Слу-ша-ай, чё вы там задумали? - вдруг спросила она. По моей спине пробежал холодок.
  Она всегда разговаривала настолько страшным голосом, что я не выдержал... а хотя нет, но когда я повернулся к ней, то увидел в её руках привычный журнал мод.
  Будто бы заметив моё движение, она деспотично продолжила:
  - Можете прекратить лезть в дела Хины, а?
  Миура так и смотрела в журнал, словно забыв прописную истину - когда с кем-то разговариваешь, смотри на него.
  Она перевернула страницу.
  - Ты слушаешь вообще?
  Я хотел было сказать: "Это моя реплика", но потом вспомнил, что не говорил пока ничего. Поэтому эхом ответил:
  - Слушаю вообще... Не лезем мы в её дела.
  - Лезете. Я же вижу.
  Миура быстро закрыла журнал. Похоже, она готова общаться со мной напрямую.
  - Чтоб ты знал, мне это не нравится.
  Сказав это, она потянулась за следующим журналом. Сняв опоясывающую его ленту, она раскрыла его. Лучше бы ты этого не делала... Хотя я сделал то же самое, так что промолчал. Тем более что передо мной Миура, я сказать ей такое было невозможно.
  - Не нравится? А есть люди, которые хотят, чтобы мы это делали. В каждой ситуации есть достоинства и недостатки, так что смирись. Кроме того, тебя происходящее никак не заденет.
  - Ха-а?
  Впервые за нашу недобеседу Миура посмотрела прямо на меня. Из глаз королевы сочился гнев.
  - Это заденет всех нас.
  - ...
  Я совсем не ожидал от неё таких слов. Это же Миура. Даже если её втянут в спор насильно, она нацепит на себя личину тирана, снесёт по очереди все и каждое препятствие на своём пути и начнёт побуждать противника на немедленную сдачу позиций.
  Но то, что произошло сейчас, порвало мне шаблон. Я не ожидал, что будущее время будет иметь под собой такой контекст. Раз Миура не сводила с меня глаз, значит, моё лицо наверняка выглядело очень глупо.
  - Слушай, если ты гуляешь с Юи, то должен понимать, что творится у Эбины в голове.
  - М-м-м-м-мы с ней вовсе не встречаемся, - быстро ответил я поражающим и новым для меня фактам о моей личной жизни. Да что с этой девчонкой? Зачем она так внезапно это говорит? Н-не то ч-чтобы я с ней встречался...
  Когда из пор на моём теле наружу полезли капельки пота, Миура смерила меня взглядом и насмешливо рассмеялась.
  - Что ты себе там надумал? Писец. Ага, Хикио и Юи встречаются. Типа. Дело не в этом. Я сказала "гуляешь", потому что вы с ней общаетесь. Писец.
  Мне и одного песца хватило, спасибо...
  Она имела в виду отношения не между людьми противоположного пола, а между приятелями или знакомыми.
  Но понять, в чём было дело, я так и не смог.
  - Что это значит? Эти двое не так уж и похожи.
  - Ну да, они практически совсем разные...
  Взгляд Миуры чуть смягчился.
  - Понимаешь, Юи из тех, кто умеет подстраиваться под атмосферу. Хотя в последнее время она стала говорить своё мнение гораздо чаще.
  Всё было так, как она сказала. Когда я встретил Юигахаму, она уже умела читать атмосферу и окружающих её людей и вести себя так, чтобы для неё среди них оставалось место.
  - Ну да...
  - Эбина такая же. Но в чём-то другая.
  Миура чуть одиноко улыбнулась и поставила журнал обратно на стойку.
  - Она пытается найти себе место, не подстраиваясь под атмосферу.
  Она была такой же, как Юигахама, но другой. Эбина-сан ищет себе место, не обращая внимания на мнение остальных. Это описание было до боли правильным.
  - Ага, вот теперь я это понимаю.
  - Вот. Поэтому вам и не стоит лезть в её дела. Она не так проста, как может показаться.
  Другими словами, Эбина-сан позволяет окружающим диктовать ей, как себя вести, чтобы держаться от других на удобной для неё дистанции. Она не была странной - это общество её так заклеймило.
  - Пока Эбина молчит, парни так и лезут ко мне, чтобы я их с ней познакомила, - тем же резким тоном продолжила Миура. - Но она всегда им отказывает. Сначала я подумала, что она просто стесняется, и стала приставать к ней с советами. Знаешь, что она мне ответила?
  - Не-а.
  Пытаться играть в викторину без подсказок я не собираюсь. Миура пожала плечами и, упреждая дальнейшие слова, чуть качнула головой.
  - "А, ок" и засмеялась. Как будто я была для неё чужой.
  Это прокрутилось у меня в голове, наложив на сознание ощущение того, что их разговор происходит у меня на глазах. Тон голоса, выражение лица, взгляд были столь холодными, столь непрощающими человека, вторгшегося на территорию её свободы действий...
  - Эбина редко рассказывает о себе или своих чувствах, да и я её не спрашиваю. Но ей это наверняка не нравится.
  Она немного не права. Эбина-сан готова уничтожить саму себя, чтобы не потерять то, что ей дорого. Если, держась за что-то, она поймёт, что без жертв не обойтись, то отпустит его.
  С её нынешними отношениями произойдёт то же самое.
  - Знаешь, мне нравится то, что у меня есть сейчас. Но если уйдёт хотя бы Эбина, всё может рассыпаться. И вся ерунда, которой мы вместе страдали, уйдёт в прошлое, - сказала Миура дрожащим голосом. - Так что можете не лезть в её дела?
  Сейчас она, кажется (в лучшем из смыслов), впервые смотрела на меня подобающе.
  То, что она, закупорив, держала в себе, сейчас отражалось в её глазах.
  Поэтому я ответил ей предельно искренне.
  - В таком случае, можешь не беспокоиться.
  - Почему ты так в этом уверен? - спросила Миура, словно это было данное. Не стану её упрекать. У неё нет ни малейшей причины верить моим словам. Вера друг в друга или просто какое-то доверие - для того чтобы они между кем-то установились, люди должны понемногу узнавать друг друга с новых сторон. И люди начнут верить друг другу только тогда, когда эти узы доверия поднимутся над уровнем незаметности.
  А наши с Миурой лежали глубоко ниже него.
  Но я, всё же, смог ответить ей с уверенностью в голосе.
  - Можешь не беспокоиться. Хаяма сказал, что что-нибудь придумает.
  - Что за нафиг? Ладно, раз Хаято так говорит, то бояться нечего, - сказала Миура и засмеялась.
  Глава 8: Вопреки всему, Хаяма Хаято не в силах выбрать.[править]
  
  Наступило утро третьего дня экскурсии.
  Сегодня каждый мог разгуливать по городу, как ему заблагорассудится. Ниточки, связывавшие индивидуумов с их одноклассниками или даже группами, обрывались, и они могли весь день провести с одноклубниками. Парочки получали на взаимоприслуживание целый день. Да хоть в Осаку или Нару едьте, одним Киото никто ничего не ограничивал. Нам дана свобода передвижений, всё путём. Гулять одному? Всё путём!
  Вечером эйфория повергла меня в крепкий здоровый сон.
  Правда, Тоцука, вроде, пробовал меня разбудить, но из всего этого я запомнил только то, как бормотал ему: "Иди вперёд, я догоню". Ёлки, даже во сне умудрился крутую фразочку выдать.
  В итоге Хаяма, Тобе и Тоцука ушли завтракать втроём, а я решил воспользоваться выдавшимися свободными минутками, чтобы хорошенько выспаться.
  Вот только мне это не удалось. Не из-за того, что я пропускал завтрак, а из-за того, что сегодня мы переселяемся. Надо было упаковать вещи и поставить их в фойе, чтобы перевозчики смогли их забрать.
  Я попрощался с маленьким футоном, потакавшим моему бездействию, встал и стал собирать одежду. Сходив в ванную, я переоделся во всё чистое, попутно занимаясь рюкзаком.
  Ну всё, это я закончил, осталось позавтракать, вернуться за вещами, и, по сути, всё. С твёрдым намерением погрузить в себя утреннюю долю пищи я зевнул и раскрыл дверь.
  - Доброе утро, Хикки!
  - Ага...
  Мой мозг так и не вышел из спящего режима, так что задаваться вопросом, почему Юигахама стояла под дверью, я не стал.
  - Ну, пошли!
  Откуда в ней столько энергии с утра-то пораньше?..
  - А-а-а, мне нужна еда... Где она была, в обеденном зале?.. Какой это этаж, второй?
  - Нет-нет-нет, завтрак отменяется.
  - Отменяется... Что?
  Услышав незнакомое мне словосочетание, я пришёл в себя. Что значит "отменяется"? Учитывая, что мы не в файтинге[110], существовала вероятность спуститься вниз и без драки.
  - Отменяется? Ну, знаешь, за завтраком люди получают дневной заряд энергии. И отказываться от завтрака вредно для здоровья.
  - Вечно ты паришься по мелочам...
  Юигахама, судя по всему, поняла, что спорить бесполезно, и стала запихивать меня обратно в комнату молча.
  - Короче, упаковывайся быстрее, нам пора.
  - Куда пора? Что происходит?..
  В принципе, я, благословлённый богиней маленького багажа, уже упаковался. Терять мне было нчеего, и я поступил так, как мне было сказано.
  - Всё, оставь его в фойе, и пойдём.
  - Хорошо, но что там насчёт еды? - спросил было я, но Юигахама была настолько воодушевлена сегодняшним походом по городу, что не слушала меня. Напевая что-то себе под нос, она ушла вперёд.
  Э-э-э... Так что насчёт еды?..
  
  × × ×
  
  В последнее время (особенно в местах массового скопления туристов) отели стали намного удобнее. В них появилась услуга транспортировки багажа сразу в несколько других локаций. Чем-то похожим воспользовались и мы, дабы наш багаж перевезли в гостиницу, назначенную для проживания на последнюю ночь экскурсии.
  Она находилась в Арасияме, наиболее заметном и красивом районе Киото.
  Благодаря вышеописанной системе школьники могли провести третий день экскурсии, совершенно не тяготясь багажом.
  Стоит отметить, что пусты были не только мои руки, но и желудок - естественное развитие событий после пропуска завтрака.
  Покинув гостиницу, какое-то время мы шли пешком. Люди часто говорили, что с высоты Киото напоминал игральную доску. Оно и понятно - на перекрёстках улицы расходились под прямыми углами. Благодаря этому Юигахама, скорее всего, и не заблудилась.
  Среди магазинов выделялось кафе, стены которого были окрашены в белый. Рядом с ним стоял магазин более традиционного вида, но, судя по вывескам, принадлежали они одной фирме.
  - Ага, вроде, этот.
  - Чё?..
  - Дом, в котором мы будем завтракать.
  - А мы разве не позавтракали в обеденном зале?
  - Я же сказала, что поговорила с учителем и отменила завтрак.
  На этих словах она вошла в кафе. Стоп, тебе позволено что-то отменять? Нет, школа, конечно, даёт нам определённую свободу, но не слишком ли много ты на себя берёшь?
  В традиционно выглядящем здании был внутренний дворик с террасой, к которой мы и направились. На ней сидела, элегантно попивая кофе, девушка по фамилии Юкиношьта.
  - Опаздываете.
  - Стоп, что? Мне кто-нибудь объяснит, что происходит?
  Мой мозг всё ещё пытался вникнуть в положение дел, но сейчас в него поместилась только одна мысль: "Как же Юкиношьте идёт попивание кофе на террасе".
  - Morning, - спокойно начала день с проверки моего английского Юкиношьта, но это слово я знал.
  - А, да, утро.
  - Я не об этом. В кафе сейчас morning set и morning service.[111] - А-а-а, знаменитое обслуживание Нагои[112]. В Нагое была ещё парочка вещей, достойных упоминания - тэммусу[113] и верховая езда. И жители сего города часто заканчивали предложения словом "мя-а", что Юкиношьта, видимо, сочла весьма котоподобным.
  - Ладно, хватит с тебя и этого.
  - Но Киото ведь тоже есть, чем похвастаться.
  - Разумеется. Это место тоже довольно популярно.
  Юигахама подозвала официантку и быстро сделала заказ.
  Ну да, при таком экстравагантном внешнем виде кафе явно будет популярно у женского пола. Видимо, это Юкиношьта и имела в виду, когда упоминала "места, которые нравятся девушкам".
  - Я видела Эбину-сан возле одного из соседних старинных зданий, и предположила, что они зайдут сюда.
  - Ага, значит, и Тобеччи уже вышел, да?
  Понятно. Я получил достаточно информации, чтобы сложить у себя в голове картину происходящего - и "места, которые нравятся девушкам" относились к ней наверняка.
  Юкиношьта рассказала об этих местах Юигахаме, которая, в свою очередь, поделилась ими с Тобе, а тот уж должен был пригласить сюда Эбину-сан, почему, собственно, все и должны были здесь собраться. Старается парень. Наверно.
  Пока я вникал в ситуацию, мне принесли мой morning set.
  На тарелке лежали ветчина, хлеб, омлет вперемешку с салатом и сосуды с кофе и апельсиновым соком. Вроде, ничего необычного, но красивая сервировка подстегнула мой аппетит.
  - Может, сначала выразим благодарность?
  - Ага, спасибо за еду.
  - Спасибо за еду.[114]
  Мы хлопнули в ладони. Несколько странно получается, учитывая, что завтрак у нас в западном стиле.
  Пока мы ели, Юкиношьта излагала план дня:
  - Начнём с великого храма Фусими Инари.
  - Коридор тории[115], все дела?
  - Его часто по телику показывают, - добавила Юигахама. Юкиношьта кивнула. Известен был не только сам коридор, но и его багряные своды. Я могу понять, почему девушки так любят это место.
  - Далее - Тофуку-дзи. Туда можно зайти сразу от Фусими Инари.
  - Впервые о нём слышу.
  Ноль упоминаний в моей базе данных о японской истории. В список Всемирного Наследия этот храм вроде не входит. Юкиношьта аккуратно поставила чашку на стол и задумчиво поднесла палец к губам.
  - Думаю, ничего удивительного в этом нет. Его редко упоминают, когда рассказывают о том, куда стоило бы сходить на экскурсии...
  Ну да, на экскурсиях ведь как обычно бывает? В первый день все предсказуемо едут в Киёмидзу-дэра, но в остальном посещают чаще всего те места, которые наиболее полно раскрывают Киото.
  Обычно это оказываются известные достопримечательности или объекты Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Далее на экскурсиях важным фактором является связь с историей. Интересно же заходить в места, дышащие Синсэнгуми и Бакумацу[116]. С другой стороны, Хонно-дзи посетителей знатно разочаровывал, и этого стоило остерегаться.
  - Чем известен Тофуку-дзи?
  - На месте и увидишь.
  Юкиношьта чуть улыбнулась. Ох уж эти женские намёки...
  - А потом пойдём в Китано Тэмман-гу.
  Ты правда помнишь тот пустой разговор?..
  - Простите уж.
  - Это ведь ради Комачи-сан, да?
  - Что-что? При чём тут Комачи-чан? - спросила Юигахама, чавкая хлебом.
  - Будем молиться за успех Комачи на экзаменах.
  - Сестролюб как он есть...
  Это заботливость. Заботливость, чтоб тебя.
  
  × × ×
  
  Мы наблюдали за освещённым ярким солнцем Киото со склона тропы при Фусими Инари. Все три дня погода благоволила нам.
  - О-о-о, кла-а-асс! - озвучила Юигахама своё восхищение открывающемуся нашим глазам зрелищу.
  Сидевшая на соседней скамейке Юкиношьта же, напротив, выглядела уставшей. Она вздохнула.
  Оно и понятно. Дорога из врат тории великого храма Фусими Инари вела всё время вверх. Высота и резкость восхождения живо напомнили мне о горах.
  Но это было только начало пути. Вверх вело бесчисленное множество врат. Но людей, хоть чуть-чуть желавших продолжать путь ради лучшего вида, было совсем немного. Для большинства восхождение и на нашу высоту было подвигом, совершив который, они спускались вниз.
  На одном храме наши планы на день не заканчивались, поэтому на вершину подниматься мы, скорее всего, не будем.
  К тому же, среди нас есть личность, которая дальнейшего пути наверняка не выдержит.
  - Может, передохнём?
  - Давайте...
  Я сел на скамейку и выпил немного чаю. От подъёма моё тело нагрелось, и обдувавший его холодный ветер пришёлся как нельзя кстати.
  Пока мы отдыхали, число проходящих мимо людей стало понемногу увеличиваться.
  Окинув их взглядом, Юкиношьта медленно спросила:
  - Пойдём вниз?
  - Ты в порядке?
  - Дух перевела.
  После этого мы пошли на спуск. К моему неудивлению, он выдался довольно трудным - с приближением полудня навстречу нам топало всё большее число людей.
  "Наконец-то", - подумал я, когда мы оказались у подножья.
  - Людновато здесь, - устало сказала Юкиношьта. Ну да, по сравнению с доподъёмным временем народа на улицах поприбавилось, и мне стало душновато.
  - Кажется, другие остановки пройдут так же.
  YahariLoveCom v7-225.jpg
  Юкиношьта промолчала, но по написанному на её лице недовольству я и так понял, что положение дел начинает переполнять её чашу терпения. Кажется, скоро я получу от неё сертификат единомыслия третьей степени.
  Предсказуемо или ожидаемо, называйте, как хотите, следующая достопримечательность на нашем пути, Тофуку-дзи, тоже была набита до отказа.
  Тофуку-дзи был одним из тех мест, которые были особенно популярны именно осенью.
  Популярно-то оно было, но находилось довольно далеко от центра города, что мешало школьникам, приехавшим на экскурсию, до него добираться.
  Но популярен храм был не только за прекрасный осенний пейзаж, но и за мост Цутэн-кё.
  Мост, видимый сверху, перелетал маленькую речушку и соединял два здания. Его вид мигом наталкивал на слово "переход". Благодаря такому прекрасному пейзажу посетители только и могли думать, как он изысканен.
  Осень уже перевалила за середину, и время для любования видом было, я так думаю, самое подходящее. Но людей - особенно на мосту - всё равно было много.
  - А, там Тобеччи.
  Посреди толпы людей и правда стояли Тобе и Эбина-сан.
  Они снимали друг друга на фоне осенней листвы. Оператором был Хаяма Хаято, который умудрялся выглядеть расслабленным даже несмотря на плотность туристов вокруг. Мне вдруг показалось, что его зубы блеснули, но это была вспышка фотоаппарата.
  - С ними и остальные...
  - Раз уж за завтраком мы их не видели, значит, они с самого начала ходили вместе.
  - Ну да, вдвоём им было бы слишком неловко, а с Хаято-куном так и перестраховка есть.
  - Вот только всё как обычно...
  За исключением местоположения. Если в группу попытается вписаться некий я, а Юигахама опять выступит свахой, то мы наверняка испортим им настроение, но...
  - Но нельзя же разделить их.
  Слова Юкиношьты прервали мой поезд мыслей. И она была права.
  - Вот-вот. И мы не хотим, чтобы Эбина-сан обо всём догадалась.
  Дело не только в её застенчивости. Главное нам сейчас - не насторожить её. Мы хотим и подвести её, и одновременно оправдать её ожидания. Таковы фундаментальные основы любого развлечения.
  - Если кто-то собирается признаться тебе в любви, это сразу видно по тому, как шумно начинают вести себя остальные. Ты слышишь лишь поддразнивания и смех. Обычный аккомпанемент вызову на свидание.
  - Личный опыт?..
  А ведь наша Юкиношьта Юкино, даже несмотря на свою личину, весьма популярна.
  - Но это так невыносимо.
  - О-о-о?
  - Чувствуешь себя так, как будто тебя унижают у всех на глазах. Тот ещё кошмар, - продолжила она, явно пытаясь держать себя в руках.
  С Эбиной-сан такое, уверен, тоже случалось. Она, всё же, была привлекательной и опрятной черноволосой девушкой, в которую влюбился бы абсолютно любой парень. В таком случае я бы не удивился тому, что ей неуютно в обществе парней.
  - Но у нас ничего не получается...
  Хм, даже если мы соберёмся с силами подойти к ним, там же ещё Хаяма и Миура...
  Эта компашка заметила нас и замахала руками.
  Мы с Юкиношьтой пропустили это мимо глаз, но Юигахама, издавая: "Хе-е-е-е-ей", помахала рукой в ответ.
  Словно это было сигналом, компания четверых подошла к нам.
  - Здоров.
  Это краткое приветствие Хаямы наверняка было адресовано нам с Юкиношьтой, но та молча бросила на меня взгляд. Я тебе не переводчик, блин...
  - Не ожидал вас здесь увидеть. Куда-то пойдёте? - спросил я, чтобы не стоять истуканом. Вместо Хаямы ответил Тобе.
  - На Арасияму думали.
  - А, поня-атно. Мы тоже хотели после Тофуку-дзи туда пойти, - поддержала естественную беседу Юигахама. Но ведь... это она изначально всё придумала... Женщин нельзя недооценивать.
  Между Хаямой, Тобе и Юигахамой воцарилась гармония, но по другую сторону меня словно наступила зима.
  - ...
  - ...
  Миура и Юкиношьта молча метали друг в друга взгляды. То, что листья от этого разлетались в стороны, мне, должно быть, привиделось.
  Они страшные, я хочу домой...
  Отвернувшись, я натолкнулся на чей-то взгляд.
  - Хикитани-кун.
  Голос был мелодичен, но легкомысленен. Он звучал одновременно и расстроено, и весело. В итоге я осознал, что принадлежал он Эбине-сан. Хотя нет, я осознал это по манере, в которой этот голос ко мне обратился.
  Если бы Эбина Хина была в своём обычном состоянии, я бы и не заметил ни её самой, ни её скрытых за очками глаз.
  Окликнув меня, она продолжила идти.
  Похоже, она хочет перейти мост Цутэн-кё и войти в сад. Эбина-сан шла и шла вперёд, в толпу людей, словно исчезая вдали.
  Думаю, она хочет, чтобы я пошёл за ней.
  Раз так, нужно подчиниться.
  Сад был окрашен цветами осени, и туристы фотографировали его толпами.
  Для такого человека, как я, на автомате запускающего умение избегать других людей, сия масса народа не представляла угрозы. Но если я запущу это умение сейчас, то могу и не найти Эбину-сан.
  То есть у нас с ней схожие привычки.
  В конце прохода, где люди обычно не задерживались, стояла, улыбаясь и провожая их взглядом, ждущая меня Эбина-сан.
  Нагнав её, я встал рядом и тоже стал наблюдать за человеческим потоком.
  - Просьбу мою не забыли?
  Она сделала маленький шажок мне навстречу. Почти незаметный такой шажок.
  Не изменившись в лице, я сделал маленький, незаметный такой шажок назад.
  - Ну что, ну что? - неожиданно спросила Эбина-сан, словно тишина её тяготила. - Как вы, парни, поживаете? Есть прогресс?
  Так, все сомнения рассеяны, передо мной точно Эбина-сан. Та Эбина Хина, которую я знаю. Та Эбина Хина, которую знают все.
  - Да, конечно. В маджонг вот ночью играли...
  Она хотела услышать явно не это, но я решил сказать хоть что-то. Эбина-сан надулась.
  - Но я же этого не вижу, и как тогда прикажешь получать удовольствие?! Ну блин, крепите узы в таком месте, чтобы я могла видеть!
  Я и по этим словам понял, что она хотела сказать.
  Да и в клуб обслуживания она тоже пришла за этим.
  Но знание сего факта не показывало мне дороги к исполнению её просьбы. По крайней мере, сейчас.
  - Ну, учитывая, что сейчас мы все пойдём в Арасияму...
  Я сказал это так, чтобы не осталось ни малейшего намёка на то, что я просто отмахиваюсь от неё. Во всяком случае, следующие несколько часов предрекут мои дальнейшие действия.
  - Удачек.
  Это слово тяжёлым грузом осело у меня на душе.
  
  × × ×
  
  Группа Хаямы ушла из Тофуку-дзи в Арасияму первой, мы же пошли другим путём. Мне надо было в Китано Тэмман-гу.
  Там мы помолились богам, купили амулеты и написали на дощечках свои желания.
  Будучи уверен, что если они увидят, как я пишу своё желание, то назовут сестролюбом ещё раз, и убедить их в обратном мне не удастся, я попросил их подождать меня.
  - Простите за ожидание.
  - Да ничё.
  - Ну что, пойдём в Арасияму?
  Гора Бурь была одним из самых красивых мест Киото.
  Она демонстрировала красоту японских времён года: лепестки сакуры весны, юную листву лета, золото осени и покрывавшиеся белым снегом пейзажи зимы. К списку можно было бы и горячие источники добавить, но Арасияма и без этого отражала нашу страну с лучшей стороны.
  Туда мы доехали по линии Кейфуку. Античный дизайн вагона сделал (по крайней мере, для меня) путешествие захватывающим.
  На станции Катабира-но-Цудзи мы пересели на другую линию.
  Выйдя из поезда, я сразу увидел осеннюю мозаику листьев и полусокрытые туманом вершины гор.
  Ага, теперь понятно, почему взрослые так сюда стремятся. От благоговейного трепета я даже вздохнул.
  - ... Дара речи лишилась даже Юкиношьта.
  Мы сделали небольшой крюк к мосту Тогэцу-кё. Зайдя по пути в музей шарманок, мы выдвинулись в направлении Сагано[117].
  Улица, по которой мы шли, была охвачена шумом; мимо нас то и дело пробегали рикши. Следующая улица на нашем пути соединялась с третьей, на которой в ряд стояло несколько магазинов.
  Эта третья улица выглядела причудливо, но аккуратно, мигом наталкивая на мысль о том, что здоровой пищи здесь продаётся мало. По пути наше внимание привлёк приятный запах.
  Вернее, Юигахамино.
  Она набила рот фрикадельками, жареной курицей и мандзю[118] с говядиной. В-в принципе, мы с полудня ничего не ели, так что её можно понять. Просто сочтём это её вторым завтраком.
  Юкиношьта смотрела на Юигахаму круглыми от ужаса глазами и явно хотела что-то сказать. Она испустила сдержанный вздох и произнесла:
  - Ты же так за обедом ничего не съешь...
  Такое материнское замечание Юигахаму удивило. Она аккуратно протянула мне немного еды.
  - Э-э-э... Тогда, Хикки, возьми...
  - Я не хочу...
  С какого перепугу она суёт мне эти остатки? Ладно бы ещё половину...
  Юигахама поочерёдно посмотрела на обе свои руки, в которых покоились фрикадельки и мандзю, и перевела умудрённый раздумьями взгляд на Юкиношьту.
  - Юкинон, что мне делать?
  - Эх... Только немного.
  Увидеть Юкиношьту, обгрызающую пищу маленькими кусками, можно было только раз в лунный месяц, поэтому я не сводил с неё глаз. Чувство было такое, будто я наблюдаю за енотовидной собакой, которые привыкали к людям далеко не сразу.
  Юкиношьта перевела взгляд на меня.
  - Ты тоже помогай.
  - Ха, а что я тут смогу съесть?
  - Бери вот это, - сказала Юигахама, отдавая мне половину только что переломанного пополам мандзю. Хм, вот так-то лучше. Я, не жалуясь, запихнул его в рот. Юигахама шумно выдохнула.
  Обретя уверенность, она проделала то же самое с фрикаделькой. Такое чувство, как будто меня кормят, что, в принципе, неплохо. Как вкусна еда, которую тебе дают за бесплатно...
  Перекусывая, мы направились на улицу Арасияма.
  На улицу, ведущую к Тэнрю-дзи, мы так и не повернули.
  Справа раздался шум ветра.
  Подняв голову, я увидел плотную зелёную стену бамбуковых стеблей выше человеческого роста. Звук ветра давали их листья.
  Я даже не представлял, сколько будет длиться этот кажущийся бесконечным бамбуковый туннель, настолько узкий, что нам приходилось идти плечом к плечу.
  Пробивающееся сквозь бамбуковые заросли солнце источало ощущение спокойствия. Раздающиеся со всех сторон звуки дикой природы успокаивали сердца идущих.
  Мы находились в бамбуковом лесу, который часто печатали в туристических буклетах Арасиямы и показывали по телевизору.
  Тропа всё шла и шла вперёд, и мне казалось, что простирающийся вперёд лес поглотит нас. Конца ему не было, и я ощущал, что смотрю вглубь лабиринта.
  - Как здесь здорово...
  Юигахама замерла и подняла голову. Сквозь просветы в бамбуковой листве на тропу падали солнечные луки, и она медленно закрыла глаза.
  - Да. И посмотри вниз.
  Юкиношьта подошла к растущей у края тропы кустарниковой ограде. Когда она вошла в тень, из-под её ног раздался шорох опавшей листвы. Она опустила указательный палец вниз.
  - Фонарики?
  - Да. Они стоят вдоль всей тропы, и когда темнеет, начинают освещать дорогу.
  Зелёный бамбуковый лес и мягкий свет фонариков. Должно быть, ночью Арасияма была ещё красивее, чем днём. Я вспомнил фотографии горы со страниц туристических журналов, которые попадались мне на глаза.
  Судя по лицу Юигахамы, она находилась под тем же впечатлением. Она стала радостно подпрыгивать.
  - Вот оно! То самое место! Наверно!
  - Какое место?
  Вполне логичный вопрос. Она не только не включила в свою реплику определение, но и добавила на конце "Наверно".
  Услышав мои слова, Юигахама замерла и озадаченно наклонила голову.
  - Ч-чтобы тебе признались в любви.
  Почему в страдательном залоге?..
  Наблюдая за поведением Юигахамы, Юкиношьта улыбнулась.
  - Атмосфера здесь самая подходящая. Из того, что мы видели, это место подходит нам больше всего.
  - А я о чём!
  - Значит, Тобе бросит вызов судьбе именно здесь?
  Надвигалась ночь. Если Юкиношьта права, то вся тропа будет залита светом бесчисленного количества фонариков.
  По бамбуковому лесу пролетел холодный осенний ветер.
  
  × × ×
  
  Покончив с последним экскурсионным ужином, я вошёл в нашу комнату.
  Как оказалось, как раз наступила очередь нашего класса мыться. Но бамбуковый лес освещают не всю ночь. Если мы хотим успеть, то должны пропустить банное время и пробраться наружу.
  Тобе сидел на полу и трясся.
  - Н-н-на-а-а-а, блин. Чёт я нервничаю, блин!
  Ямато хлопнул Тобе по спине. Тот закашлялся, словно поражённый шоком. Ямато сурово посмотрел на него и глубоким голосом сказал:
  - Всё будет хорошо.
  - Тобе заведёт себе девушку? Тусоваться, как раньше, уже не получится, - протянул Оока, бросив на Тобе взгляд. Тот рефлекторно ответил:
  - Та не. И вообще, нашёл время, блин!
  Он снова занервничал. Ямато опять хлопнул его по спине.
  - Всё будет хорошо.
  Они так войдут в бесконечный цикл. Хотя им, вроде, весело.
  - Что-то я тоже нервничать начинаю.
  Хороший ты мальчик, Тоцука. Я и сам начал переживать. Попадётся мне комар - прихлопну не раздумывая.
  Тихий Хаяма медленно встал.
  - Слушай, Тобе...
  - Чё, Хаято-кун? Я щас аще на взлёте.
  - Нет, ничего...
  Их невразумительная беседа стала выравниваться.
  - Чё такое?
  - Да удачи хотел пожелать, а потом увидел твоё лицо и понял, что она тебе не нужна.
  - Офигел?! А хотя нервничать я вроде меньше стал.
  Пряча от Тобе своё унылое лицо, Хаяма повернулся и вышел из комнаты.
  Но даже если бы он остался, его настроения это не изменило бы.
  Всю экскурсию Хаяма вёл себя несколько странно. Может, это началось даже раньше, не знаю. Хаяма, который старался непременно избегать неприятных вещей, возможно, и не замечал, что это становится очевидно. После произошедшего только что это стало очевидно даже мне.
  Я вышел из шумной комнаты и пошёл вслед за ним.
  Хаяма направлялся к берегу реки. Я окликнул его. И потом скажи мне спасибо, ведь для меня это сродни обслуживанию.
  - Ты слишком несогласован с ними.
  - Думаешь? - ответил он, не оборачиваясь. Похоже, он ожидал, что я пойду за ним. Его равнодушие стало злить меня.
  - Да. Мне кажется, что ты тоже готов помешать им.
  Во всяком случае, тот Хаяма Хаято, которого я знал, вне зависимости от места и времени из двух зол выбрал бы меньшее. Он был человеком, следующим своим убеждениям так верно, что был ими связан. Так мне казалось.
  Поэтому, когда Хаяма решил не подбадривать своего друга, я почувствовал, что что-то не так.
  - На самом деле, я и не собирался вовсе это делать.
  Повернувшись ко мне, Хаяма натянуто засмеялся. Бесстыдная ложь.
  - А что собирался?
  - Мне всё нравится такое, как есть, - стоически ответил он, не моргнув глазом. - Мне нравится проводить время с Тобе, Хиной и остальными. Именно поэтому...
  Хаяма запнулся.
  Я и так знал, что он собирается сказать. Но моих слов это не изменило бы.
  - Если твои отношения распадутся от такой маленькой встряски, значит, ты был о них неправильного мнения.
  - Может, ты и прав. Но... потерянного не вернёшь, - сказал он так, словно в его памяти прокручивались какие-то события из его прошлого. О подтексте чужих слов я обычно не спрашивал. Что бы с ним в прошлом не произошло, мне было абсолютно пофиг.
  Хаяма и сам не хотел углубляться в заданную степь. Он попытался скрыть это за смехом.
  - Может, нам удастся сделать вид, что ничего не было? У нас ведь так хорошо это получается.
  - Но это не значит, что осадка не останется, - быстро ответил я, даже не осознавая, сколько осуждения в моих словах.
  Иногда ты просто не можешь забыть то, о чём сожалел.
  Есть даже выражение "сделанного не воротишь".
  Ещё вчера мы разговаривали нормально, но сегодня между нами появилась неизмеримая пропасть, и мы так и не сказали друг другу ни слова. Постоянно обменивались сообщениями - и после этого сразу перестали.
  И это было само по себе неплохо. При встрече мы не просто скованно улыбались друг другу, но ещё и старались передавать этим фразу: "Мы ведём себя, как подобает друзьям, правда ведь?"
  Пусть так, наше подсознание никак не могло удержать эти скрывающиеся в его тени воспоминания, и чувство сдержанности надолго оставалось в наших сердцах. Постепенно мы отделились друг от друга ещё больше, на чём всё и кончилось.
  Хаяма закрыл глаза и заговорил:
  - Ты прав. И мне кажется, что Хина считает так же.
  - Естественно. Если вы думаете, что после этой чехарды сможете вести себя так, как будто ничего не было, то вы идиоты.
  Во вспышке злости я пнул лежащей под моими ногами голыш. Он отлетел к Хаяме. Тот медленно поднял его и стал вглядываться в его поверхность. Словно избегал смотреть на меня.
  - Может быть... Но я так не считаю. Сейчас для меня главное - то, что между нами сейчас.
  - Всё именно так, как я говорю. А что об этом думает Тобе? Он готов на многое. Неужели его мнение для тебя ничего не значит?
  Ужаленный моими словами, Хаяма сдавил камень у себя в руке.
  - Я много раз говорил ему сдаться. Просто мне не кажется, что Хина готова открыться ему... по крайней мере, сейчас. Но нам всё равно не удастся предсказать, что произойдёт потом. Поэтому я и не хочу, чтобы он гнал коней вперёд.
  Он повернулся к реке и бросил в неё камень. Тот несколько раз прыгнул по поверхности воды и пошёл ко дну.
  - То, что ты не хочешь терять, важнее того, что ты можешь получить.
  Хаяма продолжал смотреть на воду, словно пытаясь отследить движение брошенного им камня. Зная, что ему не удастся отыскать его в толще воды, он продолжал и продолжал в неё всматриваться.
  Вот мы с ним и дошли до темы того, что можно потерять. Хаяма сказал несколько вещей.
  Он был уверен, что люди постоянно что-то теряют. Это касается и любого вида отношений. И если он ценит их так, как пытается это выставить, то терять их он не захочет ни при каких обстоятельствах. Вот что значат его слова.
  Но это лишь софистика.
  - Языком болтать ты умеешь. И насколько я вижу, сейчас ты печёшься лишь о себе.
  - А что?!.. - выкрикнул Хаяма, злобно глядя на меня. Я ответил ему тем же.
  От этого Хаяма застыл, словно пытаясь скрыть смущение от того, что позволил себе эту вспышку гнева.
  - А что сделал бы ты? - медленно спросил он. - Что на нашем месте сделал бы ты?
  - Не спихивай всё на меня...
  На их месте я... Нет, об этом даже размышлять бессмысленно. Я не Хаяма. И уж точно не Тобе.
  Раздумывая над тем, что сделал бы на их месте, я только зря потеряю время. Поэтому мне и не хотелось об этом говорить.
  - То есть ты не хочешь ничего менять.
  - Да, - выплюнул Хаяма. Его голос сочился необычными для него болью и раздражением.
  Но всё же.
  Чувство нежелания что-либо менять.
  Уж его-то я могу понять.
  Во всяком случае, должен.
  Если ты хочешь изложить кому-то свои чувства, необязательно пересказывать историю своей жизни.
  Отношения, которым не суждено сдвинуться с места. Отношения, в которых ты не простишь вторженцев. Отношения, в которых ты не готов считаться с тем, что не считаются с тобой.
  В сериалах и манге тех, кто освобождался от оков таких отношений и шёл дальше, ждал хэппи-энд. Но реальность вовсе не так добра. Она жестока, и ей на тебя плевать.
  Нет ничего важнее этого. Лишь лишаясь чего-то незаменимого, ты понимаешь, что потерял его навсегда.
  Зная об этом, я не мог ни назвать Хаяму трусом, ни тем более засмеяться над ним.
  Его нежелание двигаться вперёд, конечно, можно считать верным решением. Если он желает себе счастья, его не за что судить.
  Я не смогу высказаться против целостности его ответа.
  Я не понимаю, что не так.
  Стоя на месте, не в силах придумать не то, что контраргумента - хоть какого-то ответа, я услышал со стороны Хаямы короткий смиренный вздох.
  - Ты совершенно прав... Всё дело в моём эгоизме.
  Хаяма одиноко засмеялся.
  Но этот смех подействовал на меня не так, как он хотел.
  - Не смотри на меня свысока, Хаяма. Я так просто чужим словам не верю.
  Я слушаю не слова, а то, что лежит за ними. Вот такая у меня никчёмная сущность.
  - Поэтому, когда ты называешь себя эгоистом, я ни капли тебе не верю.
  - Хикигая...
  Он был потрясён. Хотя по такому поводу и не стоило.
  Есть те, кто хочет того же, что и он.
  Есть такие, как я.
  Есть девушки, которые надевают другие личины и нагло лгут, только чтобы защитить то, что им дорого.
  Хаяма Хаято не хочет никому навредить. Он не в силах чего-либо предпринять именно потому, что понимает, что кому-то будет больно.
  Любой его шаг приведёт к боли, которая уничтожит что-то ещё.
  Кому судить тех, кто не в силах перебороть своё желание попытаться что-то защитить?
  Каждый из нас живёт в своём смехотворно узком мирке, в котором ему отведено не так уж много времени.
  Стоит ли говорить, что мы не будем старшеклассниками вечно?
  Кто станет судить человека за то, что он ценит отведённые ему крохи времени?
  Каждый прекрасно понимал желание ничего не терять.
  То, что я сделаю, уже решено.
  Хаяма Хаято не в силах выбрать. С ним связано слишком много дорогих ему вещей.
  Хикигая Хачиман не в силах выбрать. По сути, альтернатив у него и нет, поэтому выбирать не из чего.
  Как бы иронично это ни звучало, в неспособности выбрать мы с Хаямой и схожи, а в остальном мы совершенно разные люди.
  Хаяма хочет защитить то, чего я не в силах постичь.
  Но так даже лучше. Именно поэтому я и способен на то, что не под силу другим.
  Когда я повернулся к реке спиной, чтобы уйти, Хаяма произнёс:
  - Я и полагаться на тебя, в общем-то, не хотел...
  А уж я-то как не хотел, придурок.
  Массы преклоняются пред любовью и дружбой. Но они доступны лишь тем, кто из любой ситуации выходит победителем.
  Плачи проигравших проходят мимо их ушей.
  Раз так, я возьму их на себя. Буду петь изо всех сил.
  Это будет баллада тех, кто молча страдает.
  И тот, чьих ушей она достигнет, услышит реквием по тем, кто притворяется сильным.
  Глава 9: ...Его и её признания никого не достигнут.[править]
  
  Вдоль краёв бамбуковой тропы попеременно стояли два ряда включённых фонариков.
  Их тусклый белый свет отражался от зелёных стеблей каждые несколько шагов. Вечернее солнце уже закатилось за горизонт, и взбирающаяся всё выше Луна слабо освещала соседние просторы.
  Если бы доброту можно было рассмотреть невооружённым взглядом, она выглядела бы именно так.
  Данный нам вид подавался в драматическом сочетании совпадений и вероятности. Он был соткан так аккуратно, что иначе как добротой язык назвать его не поднимался.
  И эта сцена была подготовлена ради одного человека - Тобе.
  Сама же подготовка состояла из последовательности небольшой лжи.
  Привести сюда Эбину-сан должна была Юигахама. Причину она наверняка выдумала на ходу, но свою роль, думаю, исполнила на ура.
  Нити лжи сплели даже Оока и Ямато. Да, их намерения тоже были нечисты. Они явились сюда не поддерживать друга, а повеселиться, но судя по смиренности на лицах, всё-таки сдерживали себя.
  Миура на место событий даже не явилась, притворившись, что ни о чём не знает. Судя по всему, пытаться как-то повлиять на ситуацию она не будет.
  Хаяма не стал бы поддерживать друга, даже если бы мог. Но он всё равно пришёл.
  Солгал каждый.
  Но среди этой группы лжецов был один оставшийся честным человек. На месте была и Юкиношьта, чьё лицо было даже бесстрастнее, чем обычно.
  Каждый из нас, спрятавшись за первой линией бамбуковых стеблей, ждал появления Эбины-сан.
  Хаяма, Оока и Ямато выбрали место, из которого могли бы устранять препятствия. Тобе, быстро вдыхая и выдыхая воздух, не отводил взгляда от конца тропы. Увидев, что в трепетном ожидании появления Эбины-сан он практически застыл, я окликнул его:
  - Тобе.
  - Хи... Хикитани-кун... Чёт мне хреново. Я опять нервничаю.
  Он неловко улыбнулся мне.
  - Слушай, что ты будешь делать, если она тебя отошьёт?
  - Э, не надо только каркать. О, я нервничать перестал. Это ты меня так проверял?
  - Думай, как хочешь, только ответь быстрее. Эбина-сан вот-вот придёт, - жёстко ответил я, тоном своего голоса намекая, что намерен говорить только по теме. Когда Тобе это понял, на его лицо легла тень.
  - Наверно, сдамся...
  Его взгляд опустился на тропу.
  - Знаешь, я типа такой, несерьёзный. Поэтому я постоянно только тусуюсь с кем-то, и всё. Но сейчас я супер-серьёзен.
  Этих слов мне хватило. Поэтому я и смог обратиться к нему голосом, от которого не несло ложью за версту.
  - Ясно... Тогда не опускай рук до самого конца.
  - О-о-о! Хикитани-кун, я знал, что ты отличный парень!
  - Дело не в этом, идиот.
  Я увернулся от Тобе, который хотел хлопнуть меня по спине, и вернулся на своё место. Здесь со стороны поворота, из-за которого должна была появиться Эбина-сан, нас не будет видно.
  Юкиношьта и Юигахама, улыбаясь, сразу же стали меня поддразнивать.
  - Всё же и в тебе, Хикки, есть что-то хорошее.
  - Каким ветром тебе надуло?
  - Не в этом дело. Серьёзно. Так она его отошьёт.
  Девушки слегка осунулись.
  - Ну да, может быть.
  - Пожалуй, ты прав.
  Но к этой ситуации я подготовился.
  - Однако я знаю способ разрешить всё мирным путём.
  - Какой? - спросила Юигахама, склонив голову набок. Но мне, если честно, не хотелось об этом говорить. Юкиношьта, думаю, заметила, что я колеблюсь, и, вздохнув, улыбнулась.
  - Что же, возложим всё на тебя.
  Юигахама согласно кивнула. Как же я рад, что они не стали докапываться.
  За время этой беседы на дорожке показался силуэт Эбины-сан.
  Мы шуганули Тобе от края тропы.
  Эбина-сан медленно проходила мимо горящих фонариков, пока, наконец, не поравнялась с нами.
  - Эм, - промямлил Тобе.
  - Угу, - тихо ответила Эбина-сан.
  Сердце болело даже смотреть на них.
  Хочу сказать сразу: Тобе по-любому отошьют.
  После чего эта пара будет избегать смотреть друг на друга в школе, будет фальшиво смеяться и выстроит между собой невидимую, но от этого не менее прочную стену, и в итоге перестанет друг с другом здороваться. Может дойти даже до того, что один из них переведётся в другой класс. Но общего настроения это не изменит.
  А что если у будущего в рукаве есть кое-что ещё?
  Знает ли об этом Тобе? Знает ли, что может лишиться всех своих нынешних отношений?
  Скорее всего, он к этому готов.
  Но это лишь одна сторона монеты.
  За свои отношения печётся не только Тобе.
  Люди, готовые вставить ему палку в колесо, находились в той самой группе, от которой ни он, ни она не хотели отколоться.
  Вот почему она это попросила.
  Вот почему он так страдал.
  Подтекст за просьбой Миуры был один - она не хотела ничего терять. Может, заботы у них и разные, но то, что они не хотели отпускать, было одним и тем же.
  - Я это...
  Эбина-сан ничего не сказала. Она молча слушала его, сцепив руки на уровне груди, и излучала холод.
  Именно этого я и ожидал.
  Если я хочу выполнить все просьбы сразу, мне уготована только одна дорога.
  Мне нужно сделать так, что Эбина-сан отшила Тобе не напрямую. Только при таком раскладе отношения в их группе не натянутся и они останутся друзьями.
  Это можно сделать лишь одним способом.
  Главное - не упустить момент. И тогда эффект будет огромен.
  Мне нужно ударить их со слепой точки, перевернуть всё вверх дном. Подумайте о том, что могло бы захватить их внимание, получить инициативу и мгновенно изменить атмосферу.
  Чёрт, как же мне не нравится, что единственный приходящий мне на ум ход такой грязный, не говоря уже о том, что ему когда-то научил меня Займокуза. Чёрт, как же я не хочу оказаться перед этим толстяком в долгу.
  - Слу... Слушай, - собравшись с силами, заговорил Тобе.
  На тот момент всё уже пришло в движение.
  В ответ на это слово плечи Эбины-сан вздрогнули.
  Тобе запнулся и посмотрел прямо на неё.
  Успею ли я?
  Эбина-сан опустила взгляд на стоящий у её ног фонарик.
  Пора.
  
  - Ты уже давно мне нравишься. Давай встречаться.
  
  Услышав эти слова, Эбина-сан удивлённо подняла глаза.
  Естественно. Я сам удивился.
  Удивился даже Тобе.
  Он был просто ошарашен. Потому что слова, который должен был произнести он, сказал я.
  Моё внезапное признание сбило Эбину-сан с толку, но она ответила на него правильно.
  - Прости. Сейчас я не собираюсь ни с кем встречаться. Кто бы это ни предложил, я ни за что не соглашусь. Если это всё, то я пойду назад.
  Эбина-сан едва заметно кивнула и быстрым шагом ушла прочь.
  Тобе, раскрыв рот, застыл на месте. Он даже говорить не мог - я совершенно сбил его с толку. Шок от сказанных мной слов до сих пор с него не спал. Но его голова сантиметр за сантиметром поворачивалась ко мне.
  - Вот так вот, - произнёс я, пожав плечами. Тобе пригладил волосы и бросил в меня ревнивый взгляд.
  - Хикитани-кун... Так же нельзя... Не, меня-то она не отшила, но...
  И он продолжал повторять "так нельзя", словно был попугаем, которого научили только этой фразе.
  Хаяма всё видел и, подойдя к Тобе, ткнул его пальцем в голову.
  - Это значит, что надо дождаться нужного времени. Радуйся тому, что есть сейчас.
  - Ага... Стоп, ты сказал "сейчас"?
  Тобе вздохнул.
  Затем он повернулся ко мне и слегка ударил меня в грудь кулаком.
  - Прости, Хикитани-кун, но я продолжу бороться.
  Он приятно улыбнулся мне и, почему-то довольный собой, пошёл прочь. Впереди его ждали Оока и Ямато. Они стояли плечом к плечу, и когда Тобе подошёл к ним, захлопали ладонями по спине. Боевое крещение, не иначе.
  Вслед за Тобе пошёл Хаяма.
  Проходя мимо меня, он тихо произнёс одному лишь мне слышимое слово:
  - Прости...
  - Не извиняйся.
  - Я знал, что разрешить всё ты мог только так. Прости...
  В его взгляде читалась жалость. Не злорадство или насмешка - жалость и симпатия.
  Меня наполнили такие стыд и злоба, что мне пришлось сдержаться, иначе я бросился бы на него с кулаками.
  Он давно ушёл, а этот взгляд так и не выветривался из моей головы.
  Как только парни спешно покинули сцену, воздух стал давить на меня меньше.
  На месте действия остались только Юкиношьта, Юигахама и я.
  Между нами было несколько десятков метров тропы. Теперь, когда всё кончилось, на меня нахлынули облегчение и желание вернуться в гостиницу.
  Но Юкиношьта словно вросла в землю. Она стояла, не сводя с меня глаз.
  В этом взгляде читался вопрос, и настолько холодный, что мои ноги ослабли. Эй, давай только полегче. Хаяма из меня и так все соки выжал.
  Но сказать им этого я не мог.
  Острота её взгляда не снизилась ни на мгновение. Стоявшая рядом с ней Юигахама опустила глаза на тропу, не зная, что делать.
  - Как же я ненавижу твои методы, - произнесла Юкиношьта через несколько секунд после того как я подошёл к ним. Она стояла, сложив руки на груди, и продолжала смотреть на меня.
  Её взгляд сочился ненаправленной злостью.
  - Я даже не могу объяснить, почему, и это меня тоже раздражает, но... Я крайне ненавижу эти твои методы.
  - Юкинон...
  Когда та сделала своё душераздирающее заявление, Юигахама подняла на неё взгляд и, громко сглотнув, вновь его опустила.
  Пока я безмолвно стоял на месте, Юкиношьта пыталась как-то ответить, словно своим молчанием я ей возражал, но не находила нужных слов. Она крепко сжала губы, будто кусая их.
  На ветру танцевали красные листья. Юкиношьта отвела от меня взгляд, словно бы затем, чтобы понаблюдать за ними.
  - Я пойду вперёд, - холодно заключила она и повернулась ко мне спиной. Как будто желая уйти отсюда как можно скорее, она шла вдаль быстрым шагом. Мне не удалось бы догнать её даже бегом.
  Последний оставшийся здесь человек, Юигахама, тихо засмеялась.
  - М-может, тоже пойдём? - спросила она, изо всех сил стараясь сделать это так, чтобы её голос казался энергичным. Но то, что это удавалось ей плохо, мне только помогло.
  - Пожалуй, - ответил я и сдвинулся с места. Юигахама последовала за мной, но шла медленнее. Стараясь разогнать тишину, она попыталась поддержать беседу:
  - Ну, я и сама не в восторге от этого хода. Я, как бы, удивилась, и даже Хина не успела ничего вставить.
  - Ну да.
  YahariLoveCom v7-256-257.jpg
  - Ну, понимаешь, я очень удивилась. Подумала сразу, что ты серьёзно.
  - Ага, конечно.
  - Ну да. Ха-ха-ха...
  За этим не относящимся к делу напрямую разговором мы и дошли до выхода. Звук шагов Юигахамы стих.
  - Но.
  Её фраза оборвалась так внезапно, что остановился и я сам. Когда она потянула меня за рукава, я рефлекторно обернулся.
  - Но знаешь... Ты больше такого не делай.
  Перестань так улыбаться. Твоё лицо сквозит настолько сильной болью, что долго я не выдержу. Так и произошло. Я отвернулся.
  Жалость. Гнев. Улыбка. Я выстоял перед всеми тремя.
  - Это был самый эффективный способ. Только и всего.
  Таковы были единственные слова, вылетевшие из моего рта. Я мог бы всё логично объяснить. Я был уверен, что если захочу, приукрашу всё так, что смогу оправдать свои действия. Но эти слова так и остались на дне моего желудка, где тихо исчезали.
  - Дело не в эффективности...
  Несмотря на то, что её голова была опущена, я по-прежнему слышал её голос чётко.
  - Были те, кто хотел решить проблему. Но, очевидно, были и те, кто не хотел ничего менять. Удовлетворить всех невозможно. А значит, единственным выходом был компромисс.
  Произнеся это, я обрёл уверенность в себе. А-а-а, софистика всё это. Отговорка за мои действия перед человеком, которого вовсе никогда не существовало, вождение за нос. То, что я ненавидел больше всего. Обман.
  Но Юигахама этого не поймёт.
  Мне казалось, что я слышу в её голосе слёзы.
  - Тобеччи не отшили, и он сможет тусоваться с Хаято-куном и остальными по-старому. О Хине ему тоже беспокоиться не надо будет... Завтра всё будет так же, как и всегда. Им, может, даже не захочется что-то менять.
  Её дрожащий голос не давал мне возразить. Её дрожащие пальцы не давали мне пошевелиться.
  Неспособный смотреть ей в глаза, я лишь молча стоял на месте.
  - Но... Но всё равно...
  Её хватка ослабла. Однако она тут же ухватила мой рукав снова, вцепившись сильнее.
  - Тебе стоит задумываться о том, что чувствуют другие.
  Она порывисто вздохнула.
  - Почему ты понимаешь всё, кроме этого?
  Я это понимаю. Я понимаю, что если что-то изменится, таким, как раньше, оно не станет.
  Какую бы форму это что-то не приняло, вернуть его в исходную не получится. Поверьте.
  Но блейзер, за который ухватилась Юигахама, был чудовищно тяжёлым.
  Пусть она стискивала его, почти не вкладывая в это никаких усилий, я был неспособен даже поднять плечи. Мне казалось, что стоит мне хоть чуть-чуть расслабиться, и я рассыплюсь.
  - Мне это не нравится, - пробормотала она ломким детским голосом и мягко разжала пальцы.
  Затем она сделала шаг, второй, и продолжила идти вперёд.
  Идти за ней было невозможно.
  Для меня.
  Я лишь смотрел на небо.
  Голубовато-белый свет, освещавший росший за моей спиной бамбуковый лес, словно застыл во времени.
  Луны видно не было.
  
  × × ×
  
  С крыши станции Киото было видно весь город.
  На горизонте маячили современные здания, храмы, буддийские монастыри и прочие строения. Между ними суетились люди.
  Пусть за многие годы город почти не изменился, вид его менялся каждый день.
  Этот знаменитый, вечный королевский замок никогда не оставался прежним. Но причина, по которой бывшей столицей восхищались многие поколения людей, крылась в её неизменном костяке. Именно не рассыпавшееся, не разрушившееся ядро держало город вместе. Поэтому люди и ценили его.
  Другими словами, как бы этот город не изменился, он навечно останется безмятежен.
  А если так, то человеческая натура тоже неизменна. Люди не меняются. И эта истина будет жить во веки веков.
  Но иногда решение не меняться было верным. Во всяком случае, в это мне хотелось верить.
  Стоял последний день экскурсии.
  До прибытия синкансена оставалось некоторое время, и я, стоя в сувенирном магазине и совершенно не обращая внимания на сами сувениры, ждал определённого человека.
  И человек, соизволивший забраться сюда по длинной наружной лестнице, нашёлся. Пока мы ехали на станцию, он прошёл мимо меня и шепнул мне несколько слов.
  - Хелло, хелло-о, долго ждал?
  Я повернул голову.
  Её волосы чуть касались плеч, на носу сидели очки в красной оправе, сквозь которые отлично просматривались глаза. Как её черты лица, так и сама она была некрупной. Если бы она решила позировать художнику, сидя за столом библиотекаря, потрясная вышла бы картина.
  Это была девушка, пришедшая к нам с просьбой, Эбина Хина.
  - Хотела сказать спасибо.
  - Не стоило, - быстро ответил я. - Твою просьбу мы так и не выполнили.
  Я вновь перевёл взгляд на город, но её голос по-прежнему достигал моих ушей.
  - По крайней мере, впечатление такое и создаётся. Но посыл они уловили, верно?
  Я промолчал.
  Эбина-сан казалась мне неправильным человеком.
  И именно из-за моей привычки искать в сказанных словах скрытый подтекст. Скромные девушки, подходившие поговорить со всеми без исключения парнями, включая меня, зажигали в моей голове красные огни. В средней школе я так много их повстречал, что вчитывание в их слова вошло для меня в привычку. Поэтому мне и было неуютно рядом с теми, кто выставлял себя яойщицами. Если она хочет помощи, надо оценить её мотивы.
  Разобрав её просьбу на составные части, я понял, что она заключалась в том, чтобы сблизить парней, обезопасив от них её саму. Более того, она хотела избежать прямого признания Тобе, но так, чтобы потом не осталось осадка.
  Думаю, она просила об этом не только клуб обслуживания, но и Хаяму.
  Именно поэтому он был так обеспокоен и именно поэтому остановился на полпути.
  - Спасибо. Ты очень меня выручил.
  Услышав этот энергичный голос, я повернулся к Эбине-сан. На её лице была облегчённая улыбка. Если ты способна так улыбнулся, то ты способна и на большее. Когда я об этом подумал, с моего языка соскочили слова, которым не стоило с него соскакивать:
  - Может, Тобе и правда бесполезная пародия на человека, но парень он хороший.
  - Тихо, тихо. Хикитани-кун, ты же понимаешь, что такая как есть сейчас, я не смогу ни с кем нормально встречаться.
  - Всё...
  - Именно так, - быстро вставила она, не дав мне возможности возразить. - Я же испорченная, - добавила она, холодно улыбнувшись. Таким тоном, словно оправдывалась.
  - Раз так, ничего не поделать.
  - Да, совершенно ничего. Меня никто не поймёт, да и я не хочу, чтобы кто-то понимал. Поэтому у меня ни с кем встречаться по-нормальному и не получится.
  Это она сейчас о своём увлечении или о себе? Ладно, не настолько это важно, чтобы уточнять.
  Мы обменялись улыбками, и Эбина-сан аккуратно поправила очки. Взгляд скрытых за ними глаз таил для меня загадку.
  Но, шумно выдохнув, она подняла голову. Её щёки чуть покраснели, однако улыбка на лице была такой же яркой, как и всегда.
  - Хотя с тобой, Хикитани-кун, у нас могло бы получиться.
  - Прекращай издеваться. А то я и правда в тебя влюблюсь.
  Со стороны это могло показаться глупой мимолётной шуткой. Плечи Эбины-сан затряслись от смеха.
  - Такие, как ты, кто не видит в этом ничего плохого, и может так спокойно об этом говорить, мне нравятся.
  - Какое совпадение. Мне это в себе тоже нравится.
  - Как и мне. Мне не не нравится моя бессердечная способность выпаливать то, что мне хочется.
  Мы странно улыбнулись.
  - Понимаешь, я нравлюсь себе такая, какая есть, и мне нравится то, что со мной происходит сейчас. Мне кажется, что так хорошо мне не было очень давно, и отказываться от этого было бы глупо. Люди, обстановка вокруг - всё это повергает меня в восторг.
  Взгляд Эбины-сан затуманился, и она направилась к лестнице. Я не знал, куда она смотрит, но был уверен, что уж точно не на неё.
  Придя в себя, она, осторожно глядя под ноги, стала спускаться и, сделав два шага вниз, бросила мне одну-единственную фразу:
  
  - За это я себя и ненавижу.
  
  Я молча смотрел на удаляющуюся от меня маленькую спину Эбины-сан.
  Я пытался придумать ответ на её слова, но на ум ничего не шло.
  Те, кто хочет сделать вид, что у них всё хорошо, не бахвалятся и не самоуничижаются.
  Потому что это для них слишком важно. Потому что они не хотят это потерять.
  Они будут стремиться спрятаться, притвориться.
  Но именно потому и лишатся того, что им дорого.
  А после этого начнут оплакивать его. Если ты знаешь о грядущей потере заранее, лучше выбросить такие мысли из головы. Если потеря доставит тебе невыносимые муки, не думай о ней, как о потере.
  Отношения, зависящие от желания измениться, в этом мире, скорее всего, существуют. Как существует и то, что сломалось однажды и остаётся сломанным по сей день.
  Поэтому все люди - лжецы.
  Но величайший из них - я.
  Примечания[править]
  Перейти ↑ Имеется в виду трёхмесячный сезон показа аниме. Обычно аниме длятся около 12 серий, и, соответственно, каждые три месяца запускаются новые сериалы, в которых можно увидеть женского персонажа, на котором захочешь пожениться - "вайфу" (пошло от "Адзуманги").
  Перейти ↑ В оригинале было drumming и doramitteiru (ドラミっている).
  Перейти ↑ Universal Studios Japan.
  Перейти ↑ Западный регион острова Хонсю. Местный диалект отличается от столичного мелодичностью, но жителями региона Канто считается "деревенским". Тиба находится в регионе Канто, немного восточнее Токио.
  Перейти ↑ Детектив Конан, а не Конан-варвар.
  Перейти ↑ Отсылка к Dragonball Z.
  Перейти ↑ Отсылка к одноименной манге Sister Princess, по сюжету которой парень попал на остров, на котором жили двенадцать сестёр.
  Перейти ↑ В японском комедийном театре традиционно существуют бокэ и цуккоми. Глупый бокэ совершает дурацкие поступки, а цуккоми комментирует их с позиции здравомыслящего человека.
  Перейти ↑ Район города Тиба.
  Перейти ↑ Храмы Асама - 1300 синтоистских храмов, в которых поклоняются богам вулканов.
  Перейти ↑ Скоростные поезда.
  Перейти ↑ Сиба Рётаро (1923 - 1996) - один из самых популярных японских авторов, пишущих на исторические темы. Родился, однако, в Осаке.
  Перейти ↑ Также The Tatami Galaxy, роман 2004 года и снятое на его основе аниме 2010 года. Действие происходит в Киото.
  Перейти ↑ Сад буддийского храма Рёан-дзи в городе Киото (или Сухой сад) построен в 1499 году и представляет собой площадку размером 30х10 метров, на которой лежат пятнадцать камней так, что с земли увидеть все пятнадцать сразу невозможно.
  Перейти ↑ Буддийский храмовый комплекс в восточном Киото. Основан в 778 году, но современные постройки относятся к 1633 году. Храм часто показывают в аниме в эпизодах с поездкой в Киото на школьную экскурсию (примеры: Yuru Yuri, Lucky Star, Nyan Koi!). Отличительная особенность - фасад, возвышающийся над городом, и перекрытия, удерживающие его от падения. Храм расположен на склоне скалы, на его территории даже есть водопад. Простите, понесло.
  Перейти ↑ Самое высокое здание Киото (высота вместе со шпилем - 131 метр). Открыта в 1964 году. Используется как гостиница с рестораном и обзорная площадка.
  Перейти ↑ Портовая башня Тибы (высота - 125 метров) - по сути, обзорный маяк с ромбовидным основанием, построенный в 1984-1985 гг. и открытый для посетителей в 1986 году в связи с быстрым увеличением населения города. Башня была показана в 9 серии аниме.
  Перейти ↑ Гиперболоидная башня в порту города Кобе, находящегося недалеко от Киото. Высота - 108 метров. Построена в 1963 году по стандарту шуховских башен. Кстати, недалеко от Кобе, в городе Нисиномия, происходит действие книг цикла МХС.
  Перейти ↑ Также "Храм оленьего сада", храмовый комплекс в Киото. Наиболее известным павильоном в комплексе является "Золотой павильон", Кинкаку-дзи (1397 года постройки), практически полностью покрытый золотыми пластинами.
  Перейти ↑ Также "Гинкаку-дзи", "Серебряный павильон" (построен в 1483 году под впечатлением от "Золотого павильона"), но, в отличие от Кинкаку-дзи, он не был покрыт серебром по причине бедствий онинской войны. Оба павильона построили сёгуны сёгуната Асикага, в члены которого "записал себя" Займокуза.
  Перейти ↑ Полезная штука для тех, кто хочет узнать о достопримечательностях Японии побольше. У Jalan есть как сайт, так и печатная продукция.
  Перейти ↑ Любители Гинтамы должны знать о Синсэнгуми - военно-полицейском отряде, действующем в Киото в 1863-1869 годах. Икэда-я - гостиница, в которой Синсэнгуми собирали информацию о проникших в Киото воинах из клана Тёсю, въезд в город которым был запрещён.
  Перейти ↑ Пьер Михаэль Литтбарски (1960) - немецкий футболист, чемпион мира 1990 года, ныне тренер. Играл в "Юнайтед Итихара" с 1993 по 1995 годы.
  Перейти ↑ JEF United Ichihara Chiba, или "Юнайтед Итихара" - футбольная команда города Тиба.
  Перейти ↑ Энциклопедия Покемонов. В игре её заполнял игрок, а в аниме она сама сообщала Сатоши (Эшу) о характеристиках встреченных им покемонов вслух.
  Перейти ↑ "Удачи, Мехадок" - манга об автогонках, выходившая в журнале Weekly Shounen Jump с 1982 по 1985 гг., а также снятое на её основе аниме (1984-1985 гг.).
  Перейти ↑ Примерно.
  Перейти ↑ Здоровенный вонючий цветок, состоящий лишь из корня и, собственно, цветка. Питается утонувшими в его гнили насекомыми.
  Перейти ↑ Фигурка персонажа японской телепередачи о загадках Земли.
  Перейти ↑ Источник (англ).
  Перейти ↑ Tonari no 801-chan ("Моя соседка - Яой-чан") - четырёхпанельная манга о парне-отаку и его соседке-яойщице. Начала выходить в блоге её автора, Кодзимы Адзико, в 2006 году.
  Перейти ↑ Манга и аниме об университетском клубе для отаку.
  Перейти ↑ Манга и аниме о синтоистской жрице и сопровождающих её десяти защитниках.
  Перейти ↑ Коронная фраза главного героя аниме Yu-Gi-Oh: Zexal.
  Перейти ↑ Общее название западной окраины Киото, лежащей под одноименной горой.
  Перейти ↑ Буддийский храмовый комплекс в Киото, основан в 1226 году. В западном саду, кстати, растёт много азалий.
  Перейти ↑ Храм поклонения Фусими, богу урожая, в Киото.
  Перейти ↑ Не знаю, что именно здесь имеется в виду: телеканал NHK или аниме "Добро пожаловать в NHK!"
  Перейти ↑ Вероятно, отсылка на эроге "Triangle Heart".
  Перейти ↑ "Добровольный пассив" и "принуждённый пассив" соответственно, как я понял.
  Перейти ↑ Игра, для которой нужна специальная колода карт.
  Перейти ↑ Кофе с добавками. Поставляется в Японию компанией Coca-Cola.
  Перейти ↑ Серия популярных японских ролевых игр.
  Перейти ↑ Японская фармацевтическая компания.
  Перейти ↑ Отсылка на DMC?
  Перейти ↑ Карманная игровая приставка Nintendo DS.
  Перейти ↑ Курама - район к северо-западу от Киото. На склонах горы расположено множество храмов. Гора вообще имеет большую духовную ценность.
  Перейти ↑ Тенгу - мифические создания, умеющие летать и повелевать ветром. За подробностями обращайтесь в аниме "Uchouten Kazoku".
  Перейти ↑ Синтоистский храм десятого века постройки, стоящий на горе Курама.
  Перейти ↑ Отсылка к подзаголовку третьей части трилогии полнометражных фильмов о вселенной Гандама (1982 г.).
  Перейти ↑ На японском тут фраза "Docchi ga uke da to omou?", что можно понять и как: "Что тебе больше нравится?" и как: "Как думаешь, что из этого уке?"
  Перейти ↑ Коронная фраза Рюгу Рены из франшизы "Когда плачут цикады".
  Перейти ↑ "Вперёд, в славный день" (Ii Hi Tabi da Chi) - cингл Ямамути Момоэ, ставший гимном японской железной дороги.
  Перейти ↑ Фудзияма, или гора Фудзи, священная для каждого японца.
  Перейти ↑ Река, на которой стоит Киото. И одновременно город в префектуре Тиба, вот так вот.
  Перейти ↑ Смысл существования (франц.).
  Перейти ↑ Отсылка на покемонов.
  Перейти ↑ Фотография
  Перейти ↑ Он же знак Victory, вытянутые вверх указательный и средний пальцы. Как это выглядит с учётом повёрнутой на 90 градусов руки, можно увидеть в эндинге аниме NouCome.
  Перейти ↑ Слоган из японского журнала мужской моды "MEN"s KNUCKLE".
  Перейти ↑ Около десяти тысяч долларов.
  Перейти ↑ Один из старейших религиозных центров в Японии, расположен в 140 км к северу от Токио. По преданиям, синтоистская община существовала там ещё в IV веке нашей эры.
  Перейти ↑ Антипод Марио, нехороший персонаж.
  Перейти ↑ "Киёмидзу-дэра" означает "Храм чистой воды".
  Перейти ↑ Дешёвый алкогольный напиток, выпущенный специально перед Олимпиадой в Токио 1964 года, бутылки обычно 2,7- или четырёхлитровые.
  Перейти ↑ Матрас из хлопчатобумажной ткани, на ночь убираемый в шкаф.
  Перейти ↑ Отсылка на Евангелион (но в сериале фраза произносилась по-другому).
  Перейти ↑ Он же "Храм с акведуком", построен в Киото в 1291 году.
  Перейти ↑ Представитель Диаволо из JoJo"s Bizarre Adventure, способный стирать время.
  Перейти ↑ Отсылка на серию "Принц извращенцев и несмеющаяся кошка" (Hentai Ouji to Warawanai Neko).
  Перейти ↑ Район Киото, название переводится как "гора бурь".
  Перейти ↑ Отсылка на "Садзаэ-сан", старейшее из выходящего ныне аниме.
  Перейти ↑ Yume no Crayon Oukaku ("Пастельное королевство снов") - аниме студии Toei Animation, выходившее с 1997 по 1999 год. Dokapon - игра на Nintendo GameBoy 2001 года.
  Перейти ↑ Серия игр Momotaro Dentetsu, выходящая с 1998 года. Первая часть точно была данмаку (скролл-шутером).
  Перейти ↑ Правила игры.
  Перейти ↑ В оригинале было "Тоцука-си".
  Перейти ↑ Киносъёмочный парк Киото, открытый для посетителей. В следующей главе о нём будет рассказано более подробно.
  Перейти ↑ Он же "Старый Императорский Дворец Омуро", храмовый комплекс подшколы Омуро-ха буддийской школы сингон-сю, расположен в районе Укё города Киото. Основан в 888 году по приказу императора Уда, и когда он отрёкся от престола, то стал монахом этого храма.
  Перейти ↑ Коронное слово Фуруде Рики из "Когда плачут цикады".
  Перейти ↑ Издательство, выпускающее эту серию. Корешок у всех ранобэ голубого цвета.
  Перейти ↑ Pachimon имитирует изделия других марок.
  Перейти ↑ Мягкая игрушка в виде панды с пятном в виде звезды вокруг левого глаза. В аниме её можно увидеть в комнате Юкино.
  Перейти ↑ Он же Тэндзин-сан, или Тэмман Тэндзин, храм, построенный в 959 году, дабы задобрить дух невинно изгнанного с поста советника императора Сугавары но Митидзанэ, посылающего Японии бури. Митидзанэ поклоняются как богу учёности, он считается покровителем учащихся.
  Перейти ↑ Хамая - "стрела, уничтожающая зло".
  Перейти ↑ Способ получения благословения такой - написать просьбу на дощечке и повесить её на крюк в храме.
  Перейти ↑ Шизука + кавай (красивый, милый).
  Перейти ↑ Шизука + каккой (крутой).
  Перейти ↑ Легендарный японский ронин (самурай, не подчиняющийся сёгуну, феодалу), живший с 1584 по 1645 год. В его честь названо множество персонажей игр, манги и аниме.
  Перейти ↑ Стиль ведения боя, появившийся в середине XVI века, когда отец Асикаги Ёситэру (ну, помните историю Займокузы?) Асикага Ёсихару пригласил Ёсиоку Кэнго на пост своего советника или немного ранее.
  Перейти ↑ В документах школы Ёсиока есть только одна запись о битве Мусаси с её членом; Мусаси проиграл.
  Перейти ↑ Отсылка на ролевую игру для SNES Bahamut Lagoon.
  Перейти ↑ Рамен с наваристым супом.
  Перейти ↑ Рамен с ненаваристым супом.
  Перейти ↑ Вообще, это магазин додзинси ("Логово тигра"), но я не уверен, он ли тут имеется в виду или нет.
  Перейти ↑ Карточная игра (правила).
  Перейти ↑ Районы в западной части Киото.
  Перейти ↑ Около пяти долларов.
  Перейти ↑ Махо-сёдзё-франшиза студии Toei. Собственно, парком студия Toei и владеет (можете вбить в Google Earth "Toei Kyoto Studio Park"). Автор ранобэ от PreCure фанатеет.
  Перейти ↑ Как старое название Токио, так и период в истории Японии с 1603 по 1868 гг.
  Перейти ↑ Префектура расположена чуть юго-западнее Токио и Тибы, граничит с Токио, находится практически на противоположном от Тибы берегу Токийского залива; Иокогама - её столица.
  Перейти ↑ "Цурэдзурэгуса", собрание очерков, написанных в 1330 - 1332 гг. монахом Ёсидой Кэнко. Состоит из 243 главок.
  Перейти ↑ Главный храм храмов ветви буддизма Риндзай Дзен, основан Асикагой Такаудзи в 1339 году. Считается главным и в так называемой "Системе пяти гор".
  Перейти ↑ "Рёан-дзи" значит "Храм покоящегося дракона", "Тэнрю-дзи" - "Храм небесного дракона".
  Перейти ↑ Буддийский храм в Киото, название, вроде, переводится как "Храм золота, управляющего будущим".
  Перейти ↑ "Храм монаха-защитника".
  Перейти ↑ "Храм перемен силами молящегося". Надеюсь, переводится это так.
  Перейти ↑ 794 - 1185 гг.
  Перейти ↑ Один из четвёрки крупнейших университетов западной Японии, основан в 1900 году. И он на самом деле располагается рядом с Кинкаку-дзи.
  Перейти ↑ Ежемесячный журнал, печатающий мангу, издаётся издательством Shogakukan. В нём печатается сериал Black Lagoon.
  Перейти ↑ Жанр игр, в которых персонажи дерутся один на один.
  Перейти ↑ В оригинале все английские слова были записаны катаканой. "Утреннее меню и утреннее обслуживание".
  Перейти ↑ Нагоя - город в доброй сотне километров от Киото.
  Перейти ↑ Любое блюдо из тэмпуры, помещённое в обёрнутый водорослями рис. Тэмпура - категория блюд, приготовленныхв жидком тесте и обжаренных во фритюре.
  Перейти ↑ Знаменитое слово "итадакимасу".
  Перейти ↑ Тории (птичий насест) - один из нынешних символов Японии, красные ворота без створок и с двумя перекладинами наверху. Коридор тории - длинный подъём в комплексе Фусими Инари, таких врат там несколько сотен.
  Перейти ↑ Период конца эпохи Эдо, закат сёгуната Токугава (1853 - 1869гг).
  Перейти ↑ "Микрорайон" Арасиямы. Название переводится как "Крутое поле". Перейти ↑ Дрожжевая булочка с наполнителем.
Оценка: 6.78*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) М.Генер "Паёк, или другие герои"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"