Уилт Лиза Мари: другие произведения.

Джеймс Поттер и Скипетр Веков (глава 11)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  
   Глава одиннадцатая
   Гера
  
   На обратном пути к гостиной Джеймсу и Сириусу очень повезло не нарваться на учителей или старост. Они оба были эмоционально и физически истощены, и едва держались на ногах, несмотря на те часы, которые они провели в спальне. Никто больше не упоминал змей из комнаты Слизерина, что превосходно устраивало их обоих. Джеймс хотел бы забыть все, но это было почти невозможно, потому что его и Сириуса мучали повторяющиеся кошмары.
   Ночь за ночью Джеймс тонул в бездонном море сплетенных, извивающихся змей, вес их слов тянул его во тьму. Кошмары стали настолько нормальным, настолько ожидаемым явлением, что когда один из них с воплями вскакивал или падал из постели, запутавшись и сражаясь с простынями, другой даже не спрашивал, что случилось. Негласная связь возникла между ними, вероятно, из-за того, что они слышали самые глубокие и самые темные страхи друг друга. Пока каждый из них боролся со своими собственными демонами, они делали это вместе.
   Восстановившись после приключения в подземельях, Джеймс и Сириус почти потеряли желание искать оставшиеся части Скипетра веков. Искать следующую комнату было самое последнее, что приходило им на ум, так что карта и слизеринский фрагмент скипетра отправились в отверстие под старой половицей спальни, где уже лежал фрагмент Когтеврана. Они займутся этим позже, решил Джеймс, когда ужас от комнаты Слизерина угаснет.
   Рождественское утро наступило раньше, чем Джеймс ожидал. Он проснулся рано, и моргая, понял, что это была его первая ночь без кошмаров с тех пор, как они побывали в комнате Слизерина. Он раздвинул занавески своей кровати, чтобы сказать об этом Сириусу, но вместо этого обнаружил, что смотрит в пару больших, темных, водянистых глаз. Это была очаровательная сова, чья клетка ненадежно высилась на вершине небольшой кучки подарков.
   - Сириус, проснись! Сегодня Рождество! - закричал Джеймс, скользнув в тапочки. Он поспешил к краю своей постели, чтобы получше взглянуть на сову. Пестрая, с мягкими коричневыми и белыми перьями, она смутно напоминала ему смесь соли с перцем. Она радостно щелкнула клювом, как бы говоря 'доброе утро!' мальчику в очках, улыбающемуся сквозь прутья ее клетки.
   Сириус отодвинул занавески своего балдахина, зевая спросонок. У него тоже была куча подарков.
   - Счастливого Рождества, приятель, - сказал он, потягиваясь. И увидел сову.
   - Вот это да! Кто послал тебе сову?
   На верху клетки была прикреплена записка.
  
   Дорогой Джеймс,
   Счастливого Рождества! Нам очень жаль, что ты сегодня не с нами, чтобы отпраздновать вместе Рождество, но мы рады за тебя, что ты завел столько много новых друзей в Хогвартсе. Эта сова проделала долгий путь из Америки, чтобы оказаться у тебя. Хорошенько заботься о ней - волшебник может создать очень близкую, особую связь со своей совой. Мы любим тебя и скучаем по тебе, увидимся в июне!
   С любовью, мама и папа
  
   - Мои мама и папа, - сказал Джеймс, погладив сову через прутья клетки. Он не мог дождаться, чтобы увидеть выражение Барда, когда он приедет с ней домой летом. Аккуратно переместив клетку на кровать, он начал разворачивать другие подарки.
   Небольшая коробочка с сахарными перьями от Питера, красивая, темно-синяя свеча с серебристыми вкраплениями от Римуса, и книга 'Все о Холихедских Гарпиях' от Сириуса. В комплекте с книгой был огромный раскладной плакат, который Джеймс немедленно прикрепил на стену позади своей кровати.
   - Что думаешь? - спросил он, отступая назад. Однако, он не сказал вслух, как будет неплохо засыпать, наблюдая за тем, как Гарпии носятся взад и вперед по плакату, вместо того чтобы видеть остаточные воспоминания извивающихся черных змей, танцующих у него перед глазами.
   Сириус не ответил. Он был занят разворачиванием темного, строгого вида подарка, который вероятнее всего был бы уместен на похоронах, чем под рождественской елкой.
   - О, мои родители знали, что мне понравится это! - с горечью заметил он, демонстрируя то, что находилось внутри. Это было темно-зеленое покрывало с вышитой на нем серебряной змеей в форме буквы S.
   - Может быть, они надеются, что оно понравится тебе достаточно, чтобы ты перевелся на Слизерин, - сказал Джеймс, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица.
   - Точно, - с сарказмом произнес Сириус, собирая покрывало и запихивая его в мусорное ведро. Затем он открыл подарок Римуса. Еще одна странная, сверкающая свеча, только его была темно-фиолетовой.
   - Что, по-твоему, она делает? - спросил он, рассматривая ее на свету.
   - Не знаю, - ответил Джеймс, поднимая свою и еще раз оглядывая ее. - Мы спросим у него, когда он вернется.
   Отложив свечу в сторону, Сириус открыл свой последний подарок, маленький пакет с надписью: 'Молодому хозяину Сириусу, от Кикимера'. Это была грязная серебристая банка, полная заплесневелых бисквитов. Сириус зажал рот рукой и тут же выкинул содержимое в мусорное ведро. Бисквиты раскатились по покрывалу от его родителей.
   - Ну, по крайней мере, некоторые из них оказались удачными, - сказал он, указывая на небольшую кучку подарков, которые он решил оставить: свечу от Римуса, коробку сахарных перьев от Питера, небольшую модель мотоцикла, выполняющего трюки, от Джеймса, коробку ирисок от его кузины Андромеды и пару резиновых сапог с мощными водоотталкивающими чарами от дяди Альфарда.
   Пока Сириус наблюдал, как его мотоцикл с жужжанием гоняет по спальне, Джеймс выпустил свою новую сову из клетки. Она спрыгнула на кровать и расправила свои чудесные, цвета соли с перцем крылья, с благодарностью радуясь свободе. Джеймс почувствовал, что уже обожает ее.
   - Как ты собираешься назвать ее? - спросил Сириус с полным ртом ирисок.
   Джеймс еще не думал об этом. Сова вспорхнула на его колено, словно понимая, как важно для нее присутствовать при собственном назначении имени.
   - Мы ищем Скипетр веков, который был сделан из металла, брошенного на землю Зевсом, - сказал Джеймс, поглаживая ее шею. - Женой Зевса была Гера. Тебе нравится имя Гера?
   Сова ухнула в знак одобрения.
   - Нарекаю тебя Гера! - объявил Джеймс. Гера, как будто наслаждаясь своим новым именем, взлетела и закружила под потолком спальни.
   - Вероятно, нам следует отнести ее в совятню, - сказал Сириус, двумя пальцами подбирая с пола одно из перьев. - Прингл и Филч не будут в восторге, если узнают, что мы позволили ей летать здесь.
   - Точно, - сказал Джеймс, разочарованный тем, что она не может остаться с ним в спальне. На одно мгновение у него возник вопрос, не сможет ли он скрывать ее в своей кровати под балдахином весь день, но потом отказался от этой идеи; он просто представил себе, какой беспорядок она устроила бы.
   Он и Сириус оделись и стали убирать свои рождественские подарки.
   - Ты не видел, где мой мотоцикл? - спросил Сириус, встав на колени и заглядывая под свою кровать.
   Джеймс тоже встал на четвереньки, чтобы посмотреть под своей кроватью. Никаких признаков мотоцикла Сириуса там не было, но он увидел кое-что другое. Наполовину скрытое в тени, это не было похоже на упавшую рубашку или забытую обувь.
   Опустившись на живот, Джеймс протянул руку под кровать насколько мог, пока не почувствовал край предмета. Он вытащил его и сел. Это был бугристый сверток, подарок, который должно быть вывалился из кучи. Предмет наощупь был как покрывало, но невероятно легкое. Гадая, что это может быть, Джеймс развернул записку, прикрепленную к нему.
  
   Джеймс,
   Мой отец подарил мне это на мое первое Рождество в Хогвартсе. Она передается в нашей семье из поколения в поколение. Пожалуйста, бережно храни ее и используй с умом. Я не стану запрещать тебе пользоваться ей в нарушение правил, так как я думаю, что это такая же семейная традиция, как и вручение ее тебе. Однако, мой совет: постарайся никуда не встревать. Счастливого Рождества!
   Папа
  
   Заинтригованный, Джеймс вскрыл упаковочную бумагу. Из нее вывалилась какая-то длинная, струящаяся, серебристо-серая ткань и утекла сквозь пальцы, как вода. Гера, желая поглядеть, что это, приземлилась на его плечо.
   - Не может быть... Папа никогда не говорил мне, что у него есть такая!
   Челюсть Сириуса отвисла.
   - Джеймс, это ведь мантия-невидимка! - воскликнул он. - Везет же тебе! Почему мои родители не могли подарить мне такую штуку?
   Джеймс набросил мантию на руку, и она исчезла. Гера ухнула от испуга и взлетела, усевшись на одну из стоек кровати. Джеймс усмехнулся.
   - Смотри, Гера, рука на месте, я в порядке!
   Он стянул мантию. Его рука вновь появилась, но сова все еще выражала свое неодобрение.
   - Эй, как думаешь, много человек поместится в нее? - поинтересовался Сириус, поднимая уголки гладкой тонкой ткани. Джеймс набросил мантию на них обоих, и мальчики оглянулись на свое отражение в зеркале между кроватями Питера и Фрэнка. Это было странное ощущение не видеть себя.
   - Думаю, что трое из нас, в лучшем случае, - сказал Джеймс, снова снимая мантию. Гера тут же вернулась на его плечо, как будто убедиться, что с ним все в порядке. - Гера, ты хочешь познакомиться с другими совами Хогвартса?
   Сова ласково щипнула его за ухо.
   Совятня располагалась в западной башне. Это была очень узкая комната с полом, покрытым соломой, но она уходила на много этажей вверх с сотнями открытых окон. Внутри было жутко холодно, и Джеймс жалел, что не взял с собой теплый плащ. Совы всех возможных видов сидели там, на жердочках, усеянных до самого верха башни. Как только мальчики зашли, многие птицы сразу же открыли глаза и уставились сверху вниз на него и Сириуса, словно рассердившись, что их побеспокоили так рано утром. Джеймс надеялся, что они хорошо отнесутся к Гере.
   - Давай, Гера, - сказал он, - иди, познакомься с новыми друзьями.
   Гера слегка толкнула его по щеке мягкой, пушистой головой, а затем взлетела и уселась рядом со спящей совой. Она прощебетала ей что-то вроде приветствия, но та сделала вид, что не слышит.
   - Они спят, Гера, - крикнул ей Джеймс. - Совы обычно спят в течение дня, глупенькая.
   Она взъерошила перья.
   - Ты тоже спи!
   Сова послушно закрыла глаза, однако видно было, что она не очень рада этому. Джеймс заставил себя уйти, прежде чем он успел бы передумать и оставить ее в своей спальне.
   В отличие от еды в течение каникул, рождественский стол был просто отменным. Дамблдор тоже присутствовал (хотя Джеймс и Сириус не видели его после окончания семестра), и он настоял на том, чтобы все сели вместе за одним небольшим столом, а не по несколько человек за факультетскими столами. Идея оказалась великолепной. Джеймс и Сириус познакомились с тремя другими студентами-первокурсниками: двумя девочками с Пуффендуя по имени Джорджи Джонс и Мэдди Перкс и мальчиком из Когтеврана со спутанными светлыми волосами по имени Эндрю Фоксфут. Было занятно встретиться с другими первокурсниками, и довольно неплохими при этом, после того, как они провели столько уроков вместе со слизеринцами.
   Несмотря на небольшое количество присутствовавших, профессора Дамблдор и МакГонагалл не воздержались от рождественского празднования. Профессор МакГонагалл зачаровала рыцарские доспехи, чтобы они показали рождественское представление, вкупе с пением и танцами, а Дамблдор пригласил домашних эльфов присоединиться к празднованию после ужина, расширив стол с помощью трансфигурации, чтобы вместить всех сто пятьдесят существ. Они пришли по его просьбе. Некоторые выглядели встревоженными, большинство же вели себя робко и очень застенчиво. К концу вечера, однако (в особенности после того как подали сливочное пиво), почти все были на ногах, танцевали и пели вместе с ожившими доспехами.
   Они не выходили из Большого зала до часу ночи. Дамблдор пообещал, что если все отправятся прямо в свои спальни, у них не будет неприятностей. Когда он это говорил, Джеймсу показалось, что он бросил добрый, но предупреждающий взгляд в их сторону.
   Следуя его совету, Джеймс и Сириус сразу пошли в гостиную. Внутри они обнаружили Гэвина, который сидел у камина и читал книгу. Должно быть, он рано покинул праздник.
   - Эй, вы двое, - сказал он, когда они вошли, - приходил профессор Турнбилл, он искал вас.
   Джеймс и Сириус замерли, обменявшись испуганными взглядами. Ни один из них не видел профессора Турнбилла с последнего дня занятий.
   - Что он хотел? - спросил Джеймс.
   Гэвин пожал плечами.
   - Он просто хотел знать, где ваша комната.
   Сириус хотел было сказать что-то очень злое, но Джеймс потащил его прочь. Они ринулись вверх по лестнице в свою спальню, и когда они скользя на бегу ворвались в комнату, у них отвисла челюсть от ужаса.
   В комнате царил абсолютный беспорядок. Их вещи свисали из чемоданов и были разбросаны по полу. Мебель была опрокинута, а занавески сорваны с кроватей. Ящики перевернуты вверх дном, их содержимое было свалено рядом, как попало. Сердце Джеймса неприятно екнуло.
   - Мантия-невидимка!
   Он побежал к своей кровати, по пути наступая и ломая что-то стеклянное, но даже не озаботился посмотреть, что это было. Джеймс перерыл кучу вещей в поисках какого-либо признака серебристо-серой ткани, но она исчезла.
   - Мантия была прямо здесь, он взял ее!
   Сириус выглядел потрясенным.
   - Джеймс, мне так жаль...
   - Я не собираюсь сожалеть, - сказал Джеймс, сжав руки в кулаки. - Я верну ее обратно. Я верну ее прямо сейчас!
   Мальчик пулей вылетел из спальни, прежде чем Сириус успел остановить его, оттолкнув портрет Полной Дамы с такой силой, что она вскрикнула от негодования. Он помчался вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку, пока не достиг второго этажа. Не беспокоясь о том, что случится с ним дальше, он рванул прямо к кабинету Турнбилла и забарабанил в дверь.
   - Профессор Турнбилл! - орал он. - Откройте дверь. Сейчас же!
   С другой стороны двери не слышалось никакого движения.
   Джеймс схватил дверную ручку и с силой повернул ее, но она была заперта. Заклинание Алохомора не помогло, и дверь была слишком большой для него, чтобы трансфигурировать ее во что-нибудь, хотя он и пытался. Ярость кипела внутри него, когда он бросил в нее заклинание превращения в воду, затем в огонь. Он попытался превратить ее в стекло. Зефир. Бисквит. В какой-то момент он отказался от трансфигурации, и вместо этого безжалостно накинулся на нее с кулаками, крича и вопя, несмотря на то, что он уже знал, что там никого нет.
   - Поттер, что, ради всего святого, ты делаешь?
   Джеймс обернулся и увидел профессора МакГонагалл рядом с собой, выглядевшую крайне обеспокоенной. Вероятно, она сама только что вернулась с празднования Рождества, потому что ее щеки все еще были раскрасневшимися, и с ее высокой ведьминской шляпы свисала гирлянда. Джеймс постарался, чтобы его голос звучал ровно.
   - Где профессор Турнбилл?
   - Он уехал домой на каникулы, - ответила профессор МакГонагалл, нахмурившись. - Он проводит время со своей дочерью в Оксфорде. И не вернется до января.
   В голове у Джеймса все смешалось.
   - Он не... Вы уверены?
   - Да, Поттер, я уверена, - строго сказала она. - Что-то срочное? Я могу вам помочь?
   Джеймсу ужасно хотелось рассказать ей, как Турнбилл украл его мантию-невидимку, но в связи с этим возникнет целый ряд проблем. С одной стороны, она узнает, что он владеет такой вещью, а он, конечно же, не хотел, чтобы учителя знали об этом, если он со своими друзьями собирался использовать мантию, чтобы украдкой побродить по замку. С другой стороны, она захочет узнать, почему Турнбилл похитил ее, и почему он пошел в их спальню в первую очередь. Их миссия с поиском Скипетра времени быстро придет к концу, как только учителя узнают об этом.
   - Нет, - угрюмо ответил Джеймс. - Это дело касается только его урока.
   - А теперь поспеши...
   Она прошла с ним обратно к лестнице. Перед тем как спуститься вниз к своему кабинету на первом этаже, уголки ее рта дрогнули в легкой улыбке.
   - Повезло, что именно я застала тебя, - заметила она. - Не в постели, барабанящего в дверь профессора. Любой другой учитель снял бы по меньшей мере двадцать баллов с факультета.
   Джеймс попытался ответить улыбкой, но у него получилась скорее гримаса.
   - Спокойной ночи, профессор.
   Возвращаясь на седьмой этаж, Джеймс увидел два желтых глаза-лампочки, светящихся в темноте.
   - Привет, миссис Норрис, - печально сказал он.
   Рыжая кошка выскочила из тени, мурлыча, потерлась о его лодыжки. Джеймс наклонился, чтобы почесать ее за ушами. Он не знал почему, но от ее присутствия ему сделалось лучше.
   - Еще раз спасибо тебе, ты просто спасла нам жизнь внизу, в подземельях, - сказал он, не совсем понимая, почему он говорит с кошкой.
   Кошка кивнула.
   - Ты... ты понимаешь меня?
   Она снова кивнула. Ошибки не было.
   - Ты всех понимаешь?
   Она кивнула в третий раз. Джеймс уставился на нее с удивлением.
   - Многие ли люди знают, что ты их понимаешь? - спросил он.
   Она покачала головой.
   - Кто-нибудь еще знает?
   'Да'.
   - Кто?
   Кошка закатила глаза и снова взглянула на Джеймса. Чувствуя себя идиотом, он вспомнил, что кошки на самом деле не могут говорить, и, таким образом, она не сможет ответить на любой вопрос, который не требует ответа да или нет. Подумав мгновение, он задал вопрос под другим углом.
   - Филч знает?
   'Да'.
   - А Прингл?
   'Нет'.
   - Филч - единственный, кто знает?
   'Нет'.
   Джеймсу не имело смысла спрашивать ее о каждом человеке в Хогвартсе отдельно, если только он не собирался проторчать здесь до следующих выходных. Поглаживая ее мех, он улыбнулся про себя. Несмотря на то, что он вырос в волшебном мире, все еще оставалось столько вещей, которые ему предстояло узнать. Она снова замурлыкала, и на мгновение Джеймс чуть не забыл о своем несчастье.
   - Миссис Норрис? Ты здесь? После рождественского ужина осталось немного ветчины, и я подумал, что, может быть, мы могли бы...
   Высокий, жилистый человек в длинном коричневом пальто появился на другой стороне коридора. Это был Филч, в одной руке он держал грязную тарелку, а в другой - закопченый фонарь. Выражение его лица стало враждебным, как только он заметил Джеймса, нагнувшегося над его кошкой.
   - Какого черта ты тут делаешь!
   - Ничего! - сказал Джеймс, вытянувшись по стойке 'смирно'. - Э-э... просто я не знал, что она...
   Миссис Норрис зашипела. У Джеймса возникло отчетливое чувство, что это был ее способ помешать ему рассказать Филчу, что он знает ее тайну.
   - Я не знал, что она... что у нее такие большие, желтые глаза, - закончил он. Это была самая глупая ложь, но Филч, похоже, не заметил этого. Винтики явно крутились в его голове, и хотя ему потребовалось какое-то время, он, наконец, пришел к выводу.
   - Ты тот самый паршивец, который принес снег в прихожую на прошлой неделе!
   Джеймс слабо улыбнулся.
   - Простите, я только первокурсник, мы еще не знаем, какие заклинания, ну вы знаете, высасывают воду из обуви, или высушивают одежду...
   Филч схватил Джеймса за рубашку и подтянул его так близко к себе, что тот мог посчитать каждую крапинку на его лице.
   - Если я увижу, что ты снова лезешь к моей кошке, ты не доживешь до второго курса. Будь уверен в этом.
   Он грубо отпустил Джеймса, сгреб миссис Норрис в свои руки (она выкатила желтые глаза как бы извиняясь), и затопал вниз по лестнице. Джеймс знал, что ему очень повезло избежать наказания, но не чувствовал облегчения при этом; мантия-невидимка все еще не найдена. Ничего не оставалось делать, кроме как вернуться в гостиную с пустыми руками.
   Гэвин ушел спать, но Сириус ждал его.
   - Ты нашел его? Забрал мантию?
   - Профессор МакГонагалл сказала, что Турнбилл покинул Хогвартс на прошлой неделе, - сказал Джеймс. - Его здесь не было вообще, он в Оксфорде со своей дочерью.
   Сириус моргнул.
   - Его здесь нет? Но Гэвин сказал, что он был здесь... Думаешь, он перепутал? Может, он получил слишком много бладжеров по голове?
   Джеймс покачал головой.
   - Нет, я не думаю, что кто-то другой перевернул бы вот так нашу спальню.
   Он вдруг вспомнил, что в комнате было кое-что поважнее, чем его мантия-невидимка.
   - Ты проверял карту и части скипетра? - затаив дыхание, спросил он.
   Лицо Сириуса посерело.
   - Нет, я еще не смотрел!
   Вместе они взбежали по лестнице и отбросили старую половицу, но оба вздохнули с облегчением. Два фрагмента скипетра веков все еще благополучно лежали вместе со свернутой картой. Джеймс откинулся на кровать, пока Сириус укладывал половицу на свое место.
   - Не могу поверить, что он взял мантию-невидимку моего отца.
   - А я могу, - сказал Сириус, шлепаясь на спину рядом с ним. - Они очень редкие, и стоят много. Если он не продаст ее, он, вероятно, использует ее, чтобы шпионить за нами.
   - Просто великолепно, - мрачно буркнул Джеймс.
   Внезапно Сириус уселся прямо.
   - Джеймс... - прошептал он голосом, полным тревоги. - Ты не думаешь, что он все еще может быть здесь ... в этой комнате? Прямо сейчас?
   Джеймс онемел. Они только что раскрыли все.
   В углу внезапно послышалась возня. Прежде, чем они смогли двинуться, прежде, чем они смогли даже сообразить, что происходит и что с этим делать, расшатанная половица громко скрипнула, как это было каждый раз, когда Джеймс и его друзья входили или выходили из комнаты.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | К.Татьяна "Его собственность" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"