Терехова Юлия Валерьевна: другие произведения.

Земли первородных. Книга 2. Избирающие.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Большой город как большая старая мельница - все перемелет в своих жерновах. Вот и карьярд уже в прошлом, лишь шрамы напоминают о событии, всколыхнувшем весь Акшинт-Аар всего луну назад. Подруга нашла свое счастье , а тебе... А тебе снова предстоит выбор. Что ты выберешь на этот раз? [книга 2 целиком: части 4, 5 и 6]

Часть 4. Побег.

План, что и говорить, был превосходный: простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.

(Л. Кэрролл)

  С момента официального объявления о помолвке Варда с Женей прошла пара дюжин дней. Жизнь потихоньку вернулась в обычное русло. Точнее в обычное русло она вернулась только у меня. Айк и Вард с утра до вечера пропадали в Главном Доме, домой возвращались поздно ночью или под утро.
  Мы же с Женькой гуляли по улицам Акшинт-Аара, жители столицы земель первородных уже привыкли к двум чистокровным девушкам и перестали обращать на нас внимание. Портовый город вообще ко всему необычному быстро привыкает.
  Еще через две дюжины дней ожидался торжественный прием в доме Варда по поводу состоявшейся помолвки. Свет столицы должен был собраться, чтобы поздравить "вставших на единый путь", как это называлось у акшиани. Поэтому наши обычные прогулки превратились в обход всех окрестных лавок, где Женя долго выбирала бокалы, салфетки и свечи с подсвечниками.
  В какой-то момент ее посетила мысль вышить все салфетки собственноручно, но после долгих уговоров нам удалось ее убедить, что идея эта не очень здравая. Двенадцать Древних Домов - это несколько дюжин акшиани, и чтобы вышить достаточное количество салфеток кому-то придется не спать все оставшиеся до приема дни. И если ее это совершенно не смущало, то Вард ультимативно отрезал, что он не допустит, чтобы его невеста не спала ночами, и он прекрасно осознает, что эта затея закончится тем, что пока все приглашенные будут наслаждаться приемом, Женя будет падать от усталости или вообще уснет где-нибудь в углу.
  Мы сидели напротив камина в гостиной в доме на улице Синего пламени и распивали на троих бутылку вина из красного платисса, местной разновидности винограда, по вкусу правда больше похожего на странный микс яблока и апельсина. Айк снова пропадал в Главном доме по каким-то срочным делам и здесь собирался появиться, только чтобы забрать меня домой.
  - Саш, ну ладно Вард в моих способностях не уверен. Но ты-то меня знаешь давно! Что такое несколько дюжин салфеток? Ерунда! - Женя похоже решила, что проще переубедить сначала меня, а потом вдвоем додавить Варда.
  - Жень, я конечно в первую очередь твоя подруга, но, - отпиваю глоток - вино довольно крепкое и чуть терпкое, - в данном случае я на стороне Варда. Он прав, не стоит эта затея твоих усилий. Особенно с твоей тягой к перфекционизму. Ты же не сможешь просто вышить несколько дюжин салфеток, ты один узор выбирать будешь много дней, а потом не успокоишься, пока все салфетки не будут идеальными. Вот если бы прием был через год. - задумчиво завершила мысль я, а Вард поперхнулся вином и отставил бокал.
  - И думать забудь, Евгения! - подавшаяся было вперед Женя села обратно на диван и нахмурилась. Вард усмехнулся, встал со своего кресла и подошел к ней, на ходу продолжая мысль. - Женечка, неужели ты думаешь, что я допущу, чтобы наша помолвка длилась годами только потому, что сначала ты решишь вышить дюжину-другую салфеток, потом сотню наволочек, потом задумаешь связать всем гостьям по шали... - легко подхватив ее на руки, сел вместе с нею на диван. - Даже не думай - выдохнул синеглазый шиани и чмокнул ее в нос. Женька заулыбалась и с нежностью посмотрела на своего жениха, на этом конфликт был исчерпан.
  Я с улыбкой наблюдала за этой парочкой, радуясь, что у них все складывается очень хорошо, и что моя подруга в надежных руках. В этом я могла не сомневаться, теперь, когда о помолвке было объявлено, Вард уже не скрывал свои чувства, и я часто ловила взгляды, которые он бросал на свою невесту, думая, что его никто не видит. Хорошо, когда все хорошо, в который раз подумала я.
  С дивана доносился приглушенный разговор, прерываемый тихими смешками Варда и фырканьем Женьки. Крайне довольным фырканьем, должна отметить. Задумчиво покрутила бокал в руке, наблюдая, как красное вино оставляет на стенках дорожки следов.
  А я как-нибудь проживу и так. Мне вообще глупо на что-то жаловаться. Остались лишь шрамы как вечное напоминание о карьярде и циничности некоторых чистокровных акши и ночной кошмар, который, что не могло не радовать, снился уже не так часто, как поначалу. Айк ко мне очень добр, относится как к... как к кому, интересно. Как к сестре, с грустью признаюсь себе в который раз. Как к сестре, в память о которой он меня и вытащил тогда. За время, прошедшее с моего пробуждения в доме Аллинара и осознания того, что я снова его невеста, никаких существенных сдвигов в наших отношениях не произошло. Он всегда был предусмотрителен, добр и заботлив. Как ответственный старший брат, на которого возложили заботу в виде присмотра за непутевой родственницей.
  Но все мои попытки перевести разговор в русло снятия с меня метки прерывались на корню: мужчина злился и выдавал свое вечное категоричное 'нет'. Единственный комментарий, который он как-то бросил в сердцах, когда я в который раз пришла с 'прошением о разводе', состоял в том, что дом Даргонт-Акш не отказывается от своих слов и всегда несет ответственность за принятые решения и что он прекрасно понимал, на что идет, выйдя на арену.
  Меня тогда как холодной водой окатили, стояла и не знала, что на это ответить. То ли разреветься от обиды на весь мир, то ли треснуть его по голове чем-нибудь тяжелым. В итоге смогла лишь выдавить из себя, что-то вроде 'ну и пожалуйста', и ушла в свою комнату. Той ночью я впервые ревела не из-за кошмаров, а от того, что было больно и обидно, слишком сильно меня задели его слова, лишь подтвердившие очевидное - что вытащил он меня тогда не от каких-то душевных порывов, а лишь из чувства долга и желания отомстить за сестру. И вроде понимала все головой и до этого, но одно дело догадки и мысли, от которых при случае можно отмахнуться и заслонить их парой-тройкой грез в духе 'а вдруг я ему все-таки нравлюсь', и совсем другое - все это услышать от него самого. Это, как говорится в одном славном городе, две большие разницы... Но долго предаваться унынию я никогда не могла, поэтому спустя пару дней подавленности и оцепенения во мне снова проснулся врожденный оптимизм и стал нашептывать всякие глупости в духе того, что жизнь у нас длинная и вроде как совместная, так что шансы понравиться этому лорду дракону у меня есть.
  Аллинар тогда дипломатично сделал вид, что никаких ссор и двухдневного молчания с моей стороны не было, и жизнь в переулке Драконовой пасти потекла по-старому.
  Глоток и еще один. Вкусное вино и крепкое, неожиданно понимаю я. Отставляю бокал, не стоит мне сегодня пить, настроение слишком паршивое, снова наваливаются ненужные воспоминания и мысли сворачивают в опасную сторону. А Айк такие вещи за версту чует благодаря метке, связавшей нас луну назад. Разглядываю черно-золотого дракона, змейкой свернувшегося на моем левом запястье. Красивый... Как и его хозяин. Стоп, соберись, Александра! Не время и не место. Вон уже Вард слишком часто начал бросать на меня задумчивые взгляды. Широко улыбаюсь Варду, поднимаясь с кресла.
  - Мне кажется, порядочные гости разошлись по домам уже где-то с час назад, так что теперь самое время уходить и непорядочным... - задумчиво оглядываю комнату в поисках накидки, я ведь точно ее где-то здесь снимала, а может и в прихожей...- или беспорядочным...
  - Беспорядочный гость, ты не это ли ищешь? - раздался такой знакомый голос у входа в комнату. Айк стоял, прислонившись к косяку, и держал в руках мою накидку. Вероятно, все-таки повесила ее в прихожей. Когда он для наглядности потряс накидкой, осознаю, что все это время стою и, улыбаясь, смотрю на него. Мдаа, девушка, вы как тот самый легендарный разведчик, сейчас как никогда близки к провалу.
  - Айк, что там в Главном? - Вард подошел к другу и протянул бокал вина.
  - Все по-прежнему. Все так же катастрофически не хватает информации, чтобы начать действовать. - Золотоглазый акши отпил из бокала и внимательно посмотрел в мою сторону. - Красное вино из платисса крайне коварно, маленькая леди. Не пора ли Вам домой?
  И в люльку, мысленно добавила я, но ему конечно же вежливое:
  - Да, конечно, я как раз собиралась уже.
  Подошла, чтобы забрать накидку. По мере приближения осознаю, что вино действительно коварное, голова немного кружится, и еще спустя пару бокалов ему бы пришлось меня домой нести. Не в первой, конечно, я первые дни после пробуждения в его доме постоянно где-то засыпала, то в библиотеке, то в собственном кресле, ослабленный ядом организм с трудом приходил в себя, требуя повышенные дозировки сна, но зачем портить и так не лучшее впечатление о самой себе. Усмехнувшись своим невеселым мыслям, обернулась к друзьям и помахала рукой. Женька махнула мне в ответ и достала корзину с вязанием, Вард устроился рядом с ней на диване с книгой.
  - Пока, Вард. Жень, до завтра, - быстро выдохнула прощание, понимая, что что-то плакать сильно хочется. И от радости за подругу и от ощущения собственной ненужности. Гнусное вино, все из-за него, такой вечер приятный мне портит...
  Пока я, стоя на пороге дома Варда, размышляла, кто же все-таки виноват в моем плохом настроении - я сама или вино, Айк накинул мне на плечи накидку, развернул меня лицом к себе, завязал ленты у шеи. - Саша, ну-ка посмотри на меня.
  - Ммммм. - смотрю на ворот рубашки.
  - Саша, глаза подними. - надо же, какой у него голос волнующий, когда он так сердиться начинает. Послушно поднимаю глаза, смотрю на подбородок.
  - Александра, мое терпение небезгранично, - сильные длинные пальцы приподнимают мой подбородок, и я упираюсь в внимательный взгляд золотых глаз. Расплавленное золото - значит еще не разозлила...
  - Не разозлила значит? - медленно протянул Айк, и я поняла, что последнюю мысль я умудрилась произнести вслух. Вероятно вся гамма эмоций тут же отразилась на моем лице, потому что Айк неожиданно усмехнулся, сверкнув клыками, и, подхватив меня на руки, ответил сам себе. - Все верно, маленькая леди, не разозлила. Пошли домой уже, я правда устал.
  Понуро смотрю на свои руки, ощущаю себя препаршиво, - он и так уставший, а тут еще меня таскать по городу.
  - Айк, давай я сама пойду, я нормально себя чувствую. - вношу свое предложение, уткнувшись носом в его грудь и украдкой вдыхая такой знакомый запах моря и ветра. Акшиани всегда можно определить по уникальному запаху. Айк пахнет соленым морским ветром, Вард - снежной морозной ночью, Райм напоминал южную ночь, несущую густые пряные запахи.
  - До утра идти будем. Так быстрее. - отрезал акши, стремительно пересекая двор. - Учти, я на Вартуше прилетел, некогда было домой забегать и ловить экипаж.
  Внутренне передергиваюсь, до сих пор боюсь ездить на его ездовом змее. Мало того, что тот летит по воздуху, так еще качает так, что весь полет меня не покидает единственная мысль, как бы не слететь с него на очередном качке.
  - Может тебя усыпить, чтобы не нервничала при полете? - мы дошли до серебристого крылатого змея, и меня аккуратно усадили в переднее седло. Акши не так давно модернизировал седло, выделив мне отдельное пассажирское место.
  - Нет, не надо. Я на город смотреть буду, давно хотела ночью на него сверху полюбоваться. - вроде нормальный аргумент сочинила, не могу же я ему сказать, что я скучаю по своему золотоглазому лорду целыми днями, и очень ценю эти вечерние минуты, когда можно побыть с ним, украдкой полюбоваться на четко очерченные черты лица, невероятные золотые глаза, как будто случайно прикоснуться к черному шелку волос. Нет, этого я ему сказать не в состоянии. Пусть хоть на карьярд вызывает - буду молчать.
  - Уверена? - киваю в ответ. Айк легко запрыгивает в заднее седло и привычным движением прислоняет меня к себе, удерживая в руках поводья. - Вартуш, хоррсс... - командует акши, и змей плавно взлетает в небо.
  Вартуш быстро набирает высоту, и вот уже под нами простирается ночной Акшинт-Аар. Сотни маленьких огоньков разных цветов образуют цветные светящиеся ленты. Вот горит голубым светом улица, с которой мы поднялись, - улица Синего пламени. Перпендикулярно ей горит проспект Красной реки - красная светящаяся лента волной пересекает весь город - от порта на севере столицы до Южных врат. Аккуратно выглядываю вниз из-под рук Айка, приподняться на седле у меня никогда смелости не хватает.
  - Саша, ты только не пугайся, - спросить, чего именно не надо пугаться, я не успела, Айк перехватил поводья одной рукой, а второй, аккуратно приобняв меня, передвинул так, что я оказалась вплотную прижатой к нему и сидящей фактически в его седле, но теперь мне было видно все, как на ладони. -Уххх - восторженно выдохнула я.
  - Так лучше? - уточнил мне в волосы мой непостижимый лорд. Я кивнула, разглядывая огни магических свечей под нами. Не могу же я ему сказать, что я бы все отдала, чтобы всегда с ним любоваться этим городом.
  Когда перед тобой раскинулась непостижимая древняя столица Земель первородных, в которой магия - такая же неотъемлемая часть, как в современных земных городах - электричество, а за тобой - самый лучший во всех мирах мужчина, пусть даже он и не догадывается о твоих чувствах, - уже один этот миг стоил всех тех ударов турсоком и всех моих шрамов на спине. Ловлю себя на том, что плохое настроение осталось где-то внизу, а в душе воцарились восторг и радость.
  - Саша, - раздалось у моего уха.
  - Что? - все также улыбаясь своим мыслям и открывающемуся виду, поворачиваю голову и утопаю в золоте его глаз. Забыв, что спрашивала, снова тону в этом взгляде, сейчас его глаза похожи на волшебное море, они убаюкивают и гипнотизируют одновременно. - Саша - выдыхает лорд мне прямо в губы, и я не успеваю ни о чем подумать, как он накрывает их своими и целует, нежно и долго. Голова начинает кружиться, и я, вздрогнув от страха, что сейчас свалюсь, вцепляюсь в него обеими руками. - Шшшшш, моя маленькая леди, я тебя держу. Не упадешь, слышишь? - Меня аккуратно устраивают в своем седле, продолжая крепко прижимать к груди. - Вартуш, таррассе. - Змей расправляет свои туманные крылья и ловит поток воздуха. Мы плавно качаемся как на волнах. Айк задумчиво перебирает пряди моих волос, ухмыляется:
  - Вино крайне коварное, да, леди Александра? Как Вас еще могло угораздить оказаться на Вартуше, да еще в таком положении.
  - В каком еще таком положении? - решила поучаствовать в диалоге я, создавая видимость того, что еще в состоянии соображать.
  - Вот в таком - решает наглядно продемонстрировать акши, снова начиная целовать. На этот раз куда более требовательно, чем в первый раз.
  Когда мы все-таки добрались до дома, мои губы горели от поцелуев, а сердце стучало как бешеное. В голове вообще была полная каша.
  Айк же спокойно соскочил со змея, аккуратно снял меня и отнес к моей комнате. Привычно прикоснулся губами к волосам на затылке и ушел, пожелав хороших снов. Закрыв дверь в свою комнату, я еще долго стояла, прислонившись к ней спиной, и пытаясь понять, что же это сейчас было. Может, и правда он меня усыпил на время полета, и все случившееся - плод моего больного воображения. Подошла к зеркалу, оттуда на меня смотрела взъерошенная девушка в длинном синем платье и темно-синей накидке с черными лентами, завязанными бантом на шее.
  - Мдаа, припухшие губы явно не могут быть плодом моего воображения. - резюмировала я. - Да и прическу он попортил, раньше полеты на Вартуше не превращали мои волосы в воронье гнездо.
  Скинула накидку и ботинки, стянула через голову платье. Снова посмотрела на себя в зеркало.
  - Вот и как мне его понять? Что еще за игры такие? Я же только-только настроилась на медленную осаду, а тут какая-то лобовая контратака, да еще там, откуда и не ждали... - к вороху снятой одежды присоединились и чулки, я осталась только в нижней рубашке и белье. - Вот черт! Все равно ничего сейчас не придумаю разумного.. Так что, цитируя крайне неглупую женщину, не буду думать об этом сегодня, подумаю завтра.

***

  Весь следующий день думать о странном поведении Айка мне было попросту некогда. Женька таскала меня из одной лавки в другую, и от количества узоров, орнаментов и цветов на салфетках у меня скоро зарябило в глазах.
  - Жень, остановись, пожалуйста. Мне уже нехорошо от этой беготни. - одернула я подругу на середине проспекта Красной реки, главной торговой улицы столицы. - Давай где-нибудь передохнем пару минут.
  - Ладно, но недолго. - согласилась на уступку подруга и пошла в направлении ближайшего кафе.
  Несмотря на то, что Желтая луна уже полностью вступила в свои права, зима не торопилась сдавать позиции так быстро. Солнце светило по-весеннему ярко и приветливо, но ночи еще частенько были морозные, и по утрам на окнах можно было обнаружить ледяные узоры. Поэтому зайдя в кафе-кондитерскую и разместившись за одним из свободных столиков, мы первым делом заказали по чашке горячей каппы.
  - Так, сверимся со списком, - Женя сняла накидку и перчатки и теперь, достав из сумочки длинный свиток, водила по нему карандашом. - Посуда: бокалы, десертные тарелки, приборы...
  - Жень, - перебила я подругу на полуслове, стягивая перчатки и развязывая бант на накидке, - я не пойму никак, зачем посуда-то новая? Я как-то не замечала у Варда в доме проблем с посудой. И бокалов там уйма, и тарелок, и вилки наверняка найдутся в нужном количестве.
  Молодая девушка-полукровка принесла нам по чашке каппы. В ее предках явно затесались дриады и акшиани - высокая и очень изящная, с красивыми раскосыми глазами необычного темно-зеленого цвета и смуглой, коричневой кожей, свойственной многим дриадам, как рассказывала наша лесная подруга целительница, увидеть которую нам предстояло лишь спустя пару лун, когда она вернется в столицу после окончания своего обучения.
  - Знаешь, а мы видимо нашли место, где подают лучшую каппу в этом городе, - заявила Женька, отпивая глоток горячего напитка, официантка приветливо улыбнулась нам и ушла принимать заказы у других столиков, - Так вот о посуде. Понимаешь, я бы тоже ни в жизнь не стала морочиться с этой ерундой, но оказалось, что когда кто-то из акшиани встает на единый путь или женится, если по-нашему, все должно быть новым, посуда там, салфетки, даже подсвечники со свечами. И это нам еще повезло, еще пару столетий назад, прием полагалось проводить в новом доме. Так что мы, можно сказать, отделались малой кровью. - усмехнулась подруга, грея руки о кружку с горячим напитком.
  - Мдааа, - задумчиво протянула я, - ну и порядочки тут, оказывается. А если, к примеру, у вас нет денег на все это, то что делать-то?
  - В этом вся соль, - улыбнулась Женя - у них так не бывает. У всех акшиани есть деньги. Это, можно сказать, аксиома. - продолжила, увидев, что я продолжаю сомневаться в ее словах, - Я тоже не поняла, но Вард сказал, что это просто надо принять как данность. Привыкли же мы как-то к тому, что у них четыре разноцветные луны всходят ночами в зависимости от времени года, вот и тут так же. Такая вот особенность первородных. Богаты все, кто-то больше, кто-то меньше. Как я поняла из долгой лекции Варда, акши богаче, чем шиани, но по нашим человеческим меркам они все Крезы и Рокфеллеры. Но по местным меркам, тебе повезло больше, ты же отмечена чистокровным акши. - Подруга весело мне улыбнулась, совершенно не производя впечатление хоть сколь-нибудь огорченной таким раскладом.
  - Что толку с этих отметок... - задумчиво спросила я у своей чашки. - Сегодня поставил, завтра снимет, делов-то...
  - Не скажи, Сашк. - Женя одновременно пила каппу и делала отметки в своем списке. - Как мне объяснил Вард, когда отметку ставил, это нельзя просто взять и снять. Айк тогда снял отметку Райма с твоей руки, потому что заявил на тебя свои права. И вызвал Райма на дуэль чести. Подобное снятие отметки допускается Верховным кодексом первородных. - подруга подняла на меня свои карие глаза - А просто так снять метку из-за банального "не хочу, передумал" нельзя. Поэтому метка - это очень серьезно. Потому Вард с Айком так и взъярились на тебя, когда ты объявилась из края оборотней с меткой Райма на руке.
  Пока я обдумывала услышанное от подруги, сзади послышались шаги и шелест струящейся ткани, и надо мной прозвучал до боли знакомый голос Рины Вир-Шиани.
  - А моя будущая невестка, оказывается, довольно умна. - Нацепив холодную вежливую улыбку, я обернулась к говорящей. Синеглазая шиани, прекрасная как всегда, стояла за моей спиной и разглядывала Женю. Каштановые волосы были собраны в пучок, оплетенный золотыми лентами с золотыми перьями на концах. Золотое платье, расшитое черными птицами - фамильные цвета дома Тернарт-Акш. В руках черная накидка с золотыми лентами. От дурных воспоминаний у меня мурашки пробежали по коже, а желудок свело, как на американских горках.
  Мда, не думала, что до сих пор так боюсь эту синеглазую демоницу с ангельским ликом. Надо брать себя в руки, пока мои волны страха и паники не докатились до Айка.
  - Вы как всегда ослепительны, леди Вир-Шиани. - вежливо улыбаюсь я.
  Вирнарина медленно перевела взгляд на меня, и на миг в ее синих глазах вспыхнуло пламя ненависти. Конечно, ведь если подумать, какая-то девчонка, без капли магии, умудрилась пустить коту под хвост весь их чудесный план по рождению чистокровного акши. Ни капли не жалею, надо сказать. И прекрасно осознаю, что в моих глазах она видит отражением такую же ненависть, я тоже не собираюсь ее прощать. Это, наверное, единственная наша общая черта.
  - Алекса, какая приятная встреча, - как всегда использует это дурацкое имя, прекрасно зная, как я его ненавижу. - Или мне теперь стоит звать тебя леди Даргонт-Акш?
  - Зови как хочешь, Вирнарина, - усмехаюсь, заметив, что шиани как всегда бесится от упоминания своего полного имени.
  - Что ж, Алекса, - Рина быстро вернула себе самообладание и смотрит на меня с улыбкой, - моя дорогая невестка полностью права. Метку Аллинар с тебя по своей воле снять не сможет, так что итогом его мести Райму за погибшую по собственной глупости сестричку стала необходимость жениться на тебе.
  - Он видимо очень сильно любил сестру, - задумчиво продолжает шиани, поглаживая длинными золотыми когтями мою щеку, - раз пошел на это, зная о последствиях. Так что наслаждайся, девочка, ты ухватила удачу за хвост, в вашем мире же как-то так говорят? А мне пора, удачи на приеме, Евгения. Не подведи свою новую семью. - еще один долгий изучающий взгляд на мою подругу.
  Рина грациозно удалялась к двери, а мы так и сидели, уставившись в ее спину, погруженные каждая в свои мысли.
  - Ах да, Алекса, - бросила через плечо шиани на самом пороге, - ты же у нас великий борец за честность и справедливость. Хочешь подскажу, как освободить лорда Даргонт-Акша от обязательств?
  Краем глаза заметила, что Женя вздрогнула как от удара.
  - Умри, жалкая человечка, растворись, исчезни, убирайся из нашего мира. - Красивые губы растянулись в обворожительной улыбке. Над дверью звякнул колокольчик, извещая, что шиани покинула кафе. Остальные посетители усиленно делали вид, что ничего не видели и не слышали, в воздухе витал запах ароматного кофейно-чайного напитка и сладкой сдобы, возобновились прерванные разговоры, по залу изящно передвигалась официантка, собирая и разнося заказы. Только я продолжала сидеть, глядя в закрытую дверь, за которой скрылась Рина.
  - Саш, не слушай ее, мегеру эту, - Женя трясла меня за руку, рискуя разлить нашу уже порядком остывшую каппу.
  - Женьк, - оборачиваюсь и смотрю на подругу, - ты чего распереживалась? - улыбаюсь широко, как только могу, - Неужели ты думаешь, что я настолько не ценю свою жизнь, чтобы пойти и повеситься из-за чьих-то дурацких слов? Если бы так оно и было, я бы померла еще, когда жила с ними в доме Райма. Так что не бери в голову. - делаю глоток, напиток и правда уже чуть теплый. - Какие же они все-таки разные, казалось бы, Вард и Рина кузены, а как небо и земля...
  - И не говори, - подруга задумчиво крутит в руках свою чашку, - после тех событий на арене Вард запретил Рине пересекать порог его дома без предварительного приглашения. Как я поняла, запрет магический, дом или не пустит ее или сразу атакует, Терра-Ши тогда так сердилась из-за смазанной ядом плети... Умеем мы влипать, да? - Мы весело усмехнулись друг другу, напряжение после встречи с Вирнариной потихоньку отпускало нас обеих.
  Каппу мы довольно быстро допили и, оставив на столе пару медных монет, отправились дальше по магазинам, сверяясь с нескончаемым Женькиным списком. И под конец нашей долгой прогулки я была почти уверена, что подруга успокоилась и перестала бросать на меня взволнованные взгляды, думая, что я не замечаю ее молчаливой тревоги.

***

  Спустя полдюжины дней мы вчетвером сидели в библиотеке дома Айка в переулке Драконовой пасти. Айк с Вардом играли в местный аналог шахмат, Женька приволокла с собой несколько образцов салфеток, купленных за последние дни, и теперь вдумчиво их разглядывала. Я же, как обычно, забралась с ногами в большое кресло Айка - благо на него никто не претендовал - и читала книгу, параллельно пытаясь заплести уже изрядно отросшие волосы в косу.
  Женя разложила на ковре пять видов салфеток, подходящих по цвету дому Вир-шиани, и теперь задумчиво ползала между ними, постоянно перекладывая их с места на место. Я в данный процесс не вмешивалась, понимая, что это беспорядочное со стороны перекладывание на деле сопровождается ее сугубо личной логикой, и чужие советы ей в данном вопросе совершенно не нужны. В итоге она действительно отобрала две салфетки и убрала оставшиеся в сумку. Темно-синяя и серебряная. Обе идеально вписывались в цвета дома, поэтому выбор предстоял нелегкий.
  Вард усмехнулся, глядя на невесту, уже порядком искусавшую нижнюю губу в муках выбора, и разбив Айка за пару ходов, встал и подошел к Жене. - Давай темно-синюю, и попросишь их снежинки серебром вышить. Уверен, это не займет много времени.
  Женька радостно улыбнулась шиани и, убрав серебряный кусочек ткани в сумку, весело помахала мне синей салфеткой.
  - Саш, это та лавочка, с проспекта Красной реки, помнишь?
  - Жень, они же все с этого проспекта... - ответила я, уткнувшись в книгу, у которой оказался крайне занимательный сюжет.
  - Ну та, которая рядом с кафе. Ну где мы наткнулись на... - запнулась на середине речи подруга.
  Вард с Айком моментально отвлеклись от новой партии шахмат и внимательно посмотрели на нас.
  - На кого вы наткнулись в кафе, Александра? - поинтересовался Айк у меня.
  - Мммм... на очень вкусную каппу, - делаю вид, что книга просто жуть как занимательна, а остатки волос вместо косы превращаются в мочалку, благо кресло надежно закрывает меня от внимательных акшиани. - Вот столько живем тут, а такую вкусную не пробовали, да, Жень?
  - Точно, наверняка это потому что заведение держат дриады. - поддержала меня в моем полувранье подруга, раскладывая на ковре следующую партию для отбора - на сей раз свечки. У нее там сумка бездонная что ли...
  - Дриады? - Вард задумчиво вертел в руках шахматную фигурку. - Это не "Древо жизни" случаем?
  - Мы вывеску не смотрели, - ответила Женя, не поднимая глаз от ковра, на котором теперь меняла местами свечки.
  - Угу, торопились, - брякнула я, рассматривая страницу, которую не могла прочесть уже минуты три, а точнее с момента, как разговор запнулся об эту случайную встречу. Поняв, что при такой беседе сосредоточиться на книге не получится, переключилась на заплетание косы. - День тогда морозный был, вот мы и торопились в помещение, горячего попить.
  Какой-то бред мы несем. И подробностей столько никому не нужных выдаем, в общем, разведчики из нас никудышные. Доплела косу, протягиваю руку к Жене, чтобы попросить какую-нибудь ленточку, чтобы завязать на конце. - Жень, дай, пожалуйста, веревочку или ленточку.
  Раньше чем Женя успевает ответить, мою руку накрывает большая ладонь акши, и на моей ладошке лежит золотой шнурок, которым Айк всегда повязывает волосы.
  Второй раз смотрю на акши с распущенными волосами. Черное полотно волос обрамляет красивое лицо, золотые глаза на контрасте с темными волосами горят еще ярче, чем обычно - гипнотизирующее зрелище. Таким я запомнила лорда Даргонт-Акш на арене сражений, когда он, приняв свой человеческий облик, как оказалось, бились акши обычно в истинных ипостасях, шел ко мне, одержав победу над Раймом, чтобы объявить меня своей избранной. Да уж... Больше луны прошло, а картинка в памяти до сих пор такая же четкая как тогда. Кажется, я даже ощутила на губах вкус тех же снежинок, что кружились в воздухе в тот день. Остатков сил мне тогда как раз и хватило на пару секунд, чтобы увидеть приближающегося Аллинара и провалиться в глубокий обморок.
  Айк, пользуясь моим замешательством, приподнял меня и сел в свое кресло, усадив меня на колени спиной к себе.
  - Так какой это день был? Когда вы в "Древо жизни" забрели? - невозмутимо продолжил свой допрос акши, отобрав у меня из рук многострадальную косу, и ловко ее переплетая, - Шнурок давай.
  Послушно отдаю шнурок этому мастеру на все руки, - Дней пять назад или шесть, не помню точно, - отвечаю почти правду.
  - Значит дней пять или шесть... - мне на плечо ложится кончик косы с вплетенным золотым шнурком, и меня аккуратно пересаживают уже к себе лицом, - надо же какие противоречивые эмоции может вызывать кружка каппы. - вдумчиво продолжает Айк, внимательно изучая мое лицо.
  А я понимаю, что метка тогда сработала, передав весь мой спектр эмоций Айку - от панического ужаса до жгучей ненависти. Осознаю, что в раздумьях прикусила губу, только когда ощущаю палец Айка на ней, аккуратно ее поглаживающий. Плохо дело, он догадается. Причем довольно быстро, в мыслительных способностях акшиани сомневаться не приходилось.
  Ну ничего, лучшая защита - нападение, поэтому широко улыбаюсь Айку, стараясь сосредоточиться на переносице на уровне его глаз - где-то читала, что собеседнику кажется, что ты смотришь ему в глаза,
  - Да это все неинтересно, лучше расскажи, как дела в Главном доме? Надо же нам тоже иметь представление о том, что тут творится, а то мы только книги читаем, да салфетки вышиваем. - тут я конечно загнула, если Женю еще можно было причислить к рукодельницам, то меня разве что по ошибке. Последнее, оно же единственное свое произведение вышивального искусства я сделала в школе на уроке труда - кривой цветочек неожиданной расцветки поверг преподавательницу в такой шок и трепет, что оценки она мне ставила просто за посещение, решив более не травмировать свою психику. Поэтому дальнейшие азы домоводства класс постигал без меня. Формально я конечно присутствовала на занятиях, но обычно тихо читала где-то на задней парте.
  Айк усмехнулся, не переставая изучать мою широко улыбающуюся мордашку:
  - Маленькую леди потянуло в политику?
  - А что, поинтересоваться нельзя? У вас тут патриархат, и женщины сидят дома? - понимаю, что от этого его ироничного тона начинаю заводиться.
  - Да, для этого есть много стеллажей с книгами и куча ниток. - Золотые глаза с вызовом смотрят на меня.
  - А что делать, когда книжки закончатся? - мои последние звуки уже похожи на шипение змеи.
  Акши улыбается еще шире, сверкая клыками. - Я тебе еще куплю. И книг, и ниток, а хочешь, пряжи куплю - вязать будешь.
  - Я тебе белошвейка что ли? Что ты меня нитками обложить собрался? - пытаюсь сползти с его колен, но Айк легко удерживает меня на месте. Такое ощущение, что от моих попыток сползти у него ни один волос на голове не шелохнулся. Скала, а не человек. Ну он и не человек, если вспомнить, чистокровный акши со второй ипостасью в виде огромного черного дракона. Поэтому удивляться такой силе не приходится, а я почему-то каждый раз об этом забываю.
  - Александра, не рычи, - подошедший Вард дружески взлохматил мне челку, - никто вас запирать не собирается. Просто мы не думали, что вам это интересно. Ты лучше скажи, что именно тебя интересует, мы тебе или книг дадим или сами расскажем. Женя, пошли домой, дома свечки выберешь, сразу с подсвечниками, а то это опять канитель на несколько дней...
  Обреченный Вард являл собой такое потешное зрелище, что мое плохое настроение незаметно улетучилось, и следующие несколько минут я с улыбкой наблюдала, как Женя настойчиво уверяет шиани, возвышающегося над ней больше чем на голову, что это серьезный выбор и она не потерпит такого отношения, и вообще свечки как будто только ей одной нужны.
  - Я вообще не пойму, это только мой прием что ли? Да мне он вообще по боку, гори он... да синим пламенем тем же, - выдохнула Женя и обиженно уставилась в пол.
  - Если ты так хочешь, я спалю все синим пламенем, только бы ты была довольна, - синеглазый шиани, взмахнув пальцами, заставил свечи самостоятельно собраться в Женину сумку, подхватил в одну руку сумку, второй рукой перехватил ладошку еще дующейся невесты и бросил нам уже от порога - Пока, Саша. Айк, до встречи завтра, не забудь о послах из Картуш-кха. Ты мне будешь нужен.
  Через минуту звякнул входной колокольчик, известив об их уходе. Я медленно отвернулась от двери и снова наткнулась на изучающий взгляд золотых глаз. Точно, с кресла меня же никто так и не выпустил.
  - Так и на чем мы остановились, леди Александра? - так, лорд перешел на полное имя, допрос предстоит, видимо, серьезный и долгий.
  - На книгах и вязании. Ты мне пряжи обещал моток, а я тренироваться буду, чтобы оправдать твои ожидания. - золотые глаза, и так узкие от природы, заметно сузились. Злится, догадалась я, но на попятную идти не собираюсь. - Я тут книгу как раз видела с узорами, вот прямо сейчас пойду тренироваться, вот только встать для этого нужно. Пусти, Айк. - не могу долго смотреть в его глаза, поэтому остаток своей пламенной речи я обратила обивке кресла.
  - Сашшша, - перешел на гневное шипение, плохи мои дела, главное, чтобы в боевую форму не начал переходить, - почему ты всегда доводишь меня до белого каления?
  - О, у вас тоже такая фраза есть, надо же. А я думала, это наше, земное... - задумчиво выдаю я, не в силах оторвать взгляд от обивки, я там скоро дыру просмотрю такими темпами.
  - Александра! - рявкает Айк, потеряв уже всякое терпение, и обернувшись, я понимаю, что частично процесс трансформации начался, глаза сузились до золотых черточек, на голове стали проступать роговые пластины, скулы начали выделяться еще четче, чем обычно. Он весь стал увеличиваться в размерах. Я подобное, конечно, уже наблюдала, но не в такой непосредственной близости. Поэтому, тихо ойкнув, попыталась вырваться из его рук, которые теперь обвивали меня стальными тросами.
  - Айк, Аллинар, лорд Даргонт-Акш, - начинаю перебирать все его имена, - пусти. Не надо трансформироваться, ну пожалуйста.
  Голос срывается на свистящий шепот, чувствую как желудок от страха сводит знакомым спазмом.
  Айк цепенеет, и спустя пару секунд на меня смотрит такое знакомое лицо, на котором ничто не напоминает о том, что акши почти перешел в боевую форму. А я ощущаю, как меня охватывает слабость и оцепенение, понимаю, что даже отпусти он меня сейчас, я просто мешком свалюсь на пол. Акши, видимо, тоже это понял, потому что бережно пересадил меня поудобнее, и стал укачивать как ребенка, гладя по голове.
  - Ну, шшшш, не бойся, глупенькая. Я тебя не обижу, слышишь? - растерянно киваю в ответ, - Не бойся меня, я никогда не причиню тебе вреда, моя маленькая отважная леди. Поняла? - снова киваю, понимая, что сейчас разревусь, слишком ласково он шепчет, слишком нежно он гладит по голове, все это слишком, чтобы быть реальным и понятным. Что-то я после дуэли расклеилась совсем, еще кошмар этот повторяющийся раз в пару дюжин дней... Первая слеза предательски скатилась по щеке, уткнулась лицом в его грудь - это уже становится дурной привычкой, чуть что - прятаться на его груди. Я слишком быстро привыкаю к хорошему, опять это противное слово "слишком"... Вторая слеза покатилась вслед за первой, и вот я уже всхлипываю на груди Айка, а он нежно гладит меня по волосам, спине, утирает слезы с лица и шепчет, шепчет, шепчет... Шепчет, чтобы я не плакала, что самое ужасное в мире - это мои слезы. Это, надо сказать, был крайне идиотский способ меня утешить, после этих слов я разревелась в полную силу.
  Айк поднялся с кресла, не отпуская меня, и начал мерить библиотеку шагами, вперед - назад, укачивая меня как ребенка.
  - Ну не плачь, моя маленькая девочка. Ты же такая отважная, ты на арене ни одной слезы не пролила, а тут разревелась. Я настолько страшнее карьярда? - Акши застыл посреди комнаты, ожидая моего ответа.
  - Нет, - потихоньку начинаю успокаиваться, - не страшнее. Ты вообще не страшный, просто почему-то накатило. Сначала испугалась, что ты трансформируешься, потом ты успокаивать начал, я как на американских горках, сверху вниз летаю, вот нервы и сдали. Я же не акшиани, не могу быть такой спокойной. - тихо закончила я свои путаные объяснения.
  - Ладно, про американские горки ты мне потом расскажешь, что это такое. - Айк аккуратно поставил меня на пол, но не выпустил из плотного кольца рук. - Значит, сначала ты испугалась. Это было точно такое же ощущение, как в тот день, когда вы ходили пить эту многострадальную каппу. Я его ни с чем не перепутаю. Ничего не хочешь мне рассказать?
  Разглядываю его плечо, оно как раз на уровне глаз, внимательно рассматриваю вышивку на рубашке. Золотой дракон на черном шелке, тонкая работа. Интересно, откуда он их берет в таком количестве, может, и правда на него гильдия белошвеек работает.
  - Нечего рассказывать, Айк, - доверительно сообщаю его плечу, - Мы действительно просто зашли в кафе и попили каппы. Потому что замерзли, и я устала.
  - Сашенька, - напрягаюсь, всякий раз как только он использует уменьшительно-ласкательный вариант моего имени, мне грозят неприятности, проходили уже. - Радость моя синеглазая.
  - Сероглазая, - поправляю его скорее машинально.
  - Ничего подобного, синеглазая. Я по-твоему цвет глаз не отличу? - понимаю, что надо что-то делать и срочно, пока он не догадался, с чего это у меня глаза из привычного серо-синего становятся синими, причем только когда я на него смотрю. - Так вот, леди моя бестолковая. - После этих слов в голове пульсирует одна мысль - беги и как можно быстрее, - но меня прижали к себе и не отпустят, пока не скажут все, что собирались. Это мы тоже уже проходили, поэтому обреченно поднимаю голову и смотрю акши в глаза. - Как ты думаешь, почему я так нужен Варду на завтрашних переговорах с послами?
  - Понятия не имею, - честно признаюсь златоглазому лорду.
  - Одна из моих родовых черт, маленькая леди, крайне полезная, надо сказать. Я чую ложь. Меня невозможно обмануть, понимаешь? И сейчас, рассказывая мне, что в кафе ничего не произошло, ты меня обманывала. Мне продолжать или ты все-таки ответишь, в чем было дело, и не придется просить Варда тревожить свою невесту вопросами...
  Черт его побери, знает же на чем меня можно поймать, конечно же на Женьке. Какой смысл втягивать ее в эти разборки, только настроение портить и нервы взвинчивать лишний раз, а у нее и так перед приемом причин для беспокойства куча. И пусть она ничего не говорит, но я тоже замечаю, что улыбаться она стала реже, и утром частенько под глазами залегают тени, вечные спутники бессонных ночей. Ладно, чертов лорд, ваша взяла. Посмотрим, насколько вас реально обмануть. Полуправда тоже, знаете ли, не есть ложь, но и не чистая правда.
  - Хорошо, я скажу. - упрямо смотрю прямо в золотые глаза. - В том злополучном кафе мы встретили леди Вир-Шиани. Рину, если быть совсем точной.
  Айк внимательно смотрел на меня, но хватку несколько ослабил. Аккуратно убрал челку с моих глаз и уточнил: - Что она тебе сказала?
  - Ничего такого, о чем я не знала до этого. - я внимательно смотрела на акши, который так же упорно изучал меня. И ведь придраться не к чему, я не солгала ни словом.
  - Она тебя обидела? - золотые глаза не выпускают из своего плена, голос Айка тихий и вкрадчивый. Я так совсем голову потеряю, собраться, необходимо собраться.
  - Она всегда пытается это сделать. Так что я уже не обращаю внимания. - замечаю мелькнувшее недоверие, - Стараюсь не обращать, просто все это было не так уж и давно, чуть больше луны назад... - задумчиво смотрю за его плечо, - не всегда получается что-то забыть так быстро, как бы этого порой хотелось. - тихо закончила свою мысль я.
  Мой непостижимый лорд склоняет голову и меня окутывает шелком его волос, заслоняя от всего мира. Устало прижимаюсь к нему, сразу становится так хорошо и спокойно на душе, что я разрешаю себе расслабиться и постоять вот так, прижавшись к этому необъяснимому мужчине, для которого я своего рода расплата за сладость мести. Довесок такой.
  - Обещаю, они тебя больше никогда не обидят. Александра, верь мне. Я сделаю все, чтобы эти воспоминания перестали расстраивать тебя, слышишь?
  - Слышу, лорд Аллинар, - улыбаюсь, уткнувшись в его грудь и вдыхая такой уже родной запах моря, - я всегда Вас слышу, мой лорд. Вы вот кстати не отличаетесь подобным постоянством. - последнюю фразу произношу уже зевая, немудрено, время незаметно перевалило за полночь.
  - Ну что Вы, моя леди, - весело улыбается Айк, подхватывая на руки, - Я вообще очень постоянен, Вы в этом еще убедитесь, обещаю Вам.
  - Айк, ну пусти, сама пойду. Что ты меня как немощную таскаешь по дому. Тар-Такш решит, что я снова откуда-нибудь свалилась и запрет меня теперь уже на луну в комнате, только теперь по собственной инициативе.
  - А знаешь, я ему даже мешать не буду в столь полезном деле. - весело оскалился, блеснув клыками, этот удивительный мужчина и стремительно взлетел по лестнице. На пороге моей комнаты меня внимательно осмотрели, чему-то усмехнулись и чмокнули в нос. После чего поставили на пол и втолкнули в комнату, как обычно пожелав приятных снов. Улыбаясь своим мыслям, прошла в комнату и растянулась поперек кровати. - Что-то я не поняла, в чем мне предстоит убедиться, - сообщила я потолку и, не дождавшись ответа, провалилась в сон.

***

  Через пару дней после этого инцидента, спустившись утром из своей комнаты, я обнаружила в столовой послание от Женьки, в котором говорилось, что она решительно ничего не успевает, и слезно просит меня дойти до той лавки на проспекте Красной реки, забрать готовые салфетки и принести их к ней домой. Послание, видимо, писали вдвоем с Вардом. Потому что "к ней" было сначала перечеркнуто и Женькиной рукой выведено "домой к Варду", потом ее надпись была зачеркнута, и твердым мужским почерком было выведено "к ней домой". Я рассмеялась, представив себе процесс написания этой записки.
  Стены комнаты подались рябью, обозначая присутствие хранителя дома.
  - Доброе утро, господин Тар-Такш, - весело улыбнулась я, ожидая появления домового, как я его привычно называла про себя. В углу комнаты заклубился туман, и из него появился высокий худощавый старец с длинной седой бородой. Он как всегда был облачен в черный домашний халат поверх белой пижамы, на седой голове очень занятно смотрелся ночной колпак для сна с кисточкой на конце. Господин Тар-Такш, хранитель дома лорда Аллинара Даргонт-Акша собственной персоной.
  - Леди Александра, изволите подать завтрак? - церемонно спросил старец.
  - Да, спасибо, Тар-Такш, но что-нибудь легкое, прошу тебя. Мне надо в лавку сбегать, забрать Женькины салфетки для приема. - я усаживаюсь за стол, на котором появляются из воздуха чайничек со свежезаваренной каппой и блюдо с ватрушками. Живу тут уже целую луну, а до сих пор воспринимаю все волшебное как ребенок. Мне иногда кажется, что Тар-Такш специально присутствует на моих завтраках, чтобы следить за выражением моего лица.
  - Сегодня потеплело, маленькая леди, - старый хранитель снова перешел на привычное обращение, - можете не брать перчатки. Весна вступает в свои права.
  - Спасибо, Тар-Такш, так и сделаю. Все очень вкусно, господин хранитель дома. Вы как всегда вне конкуренции. - Тар-Такш улыбнулся мне и, попрощавшись, растаял в воздухе. А я, быстро покончив с завтраком, отправилась в ту самую лавку за салфетками.
  Хранитель и на сей раз не ошибся, весна, похоже, полностью отвоевала свои права на власть в Акшинт-Ааре. Солнце светило ярко и согревало своими лучами многочисленных прохожих. Снег практически везде стаял. Жители окрестных домов раскрывали окна настежь, пуская свежий теплый ветерок в дома.
  До лавки на проспекте Красной реки я добралась довольно быстро, почтенный мастер гном Рубиконс радостно встретил меня у входа и велел подать чай, пока его помощницы носили и заворачивали в свертки Женин заказ.
  Я устроилась в углу лавки за маленьким столиком и с удовольствием пила фруктовый чай, рассматривая разные лоскуты ткани, которые меня окружали. Я как раз изучала вышивку на одном из отрезов, когда услышала женские голоса совсем рядом:
  - И ты действительно считаешь, что она покинула Акшинт-Аар из-за этого?
  - Конечно из-за этого, не вижу других причин для столь поспешного бегства.
  Я как раз собиралась показаться из-за закрывающего меня полотна ткани, чтобы потом не смутить говоривших, когда застыла, услышав следующую реплику:
  - Ты думаешь она до сих пор любит Даргонт-Акша?
  Сердце гулко стукнуло о ребра, а я, медленно выдохнув, немного отодвинула ткань, чтобы разглядеть говоривших. Две ослепительно красивые шиани перебирали отрезы ткани, продолжая свою беседу. Вероятно, они говорят о другом лорде Даргонт-Акше, мысленно убеждала я саму себя, пытаясь вспомнить, что я знаю о родных Айка. Да, ведь есть же еще его братья..
  - Ну сама как думаешь? Тогда вся столица готовилась к предстоящей свадьбе. - Зеленоволосая шиани с удивительными карамельными глазами придирчиво сравнивала два отреза шелка - темно зеленый и шоколадный. Остановив свой выбор на шоколадном, кивнула гномке, которая ее сопровождала в лавке, и продолжила прерванный разговор:
  - Уверена, не появись эта человечка на пути Аллинара, он был бы сейчас счастливо обручен с Малиссой Дарнант-Шиани.
  - Да, - кивнула сопровождавшая ее светловолосая шиани, стоявшая ко мне спиной, - Бедная Малисса, мужчины не понимают, на что приходится идти женщинам из-за их долга мести. Как думаешь, она теперь всю жизнь будет избегать Аллинара?
  - Я бы на ее месте вообще сбежала в другие миры, лишь бы не видеть его с другой. Аллинар слишком честен, чтобы продолжать с ней отношения, имея официальную невесту...- Шиани отобрала ворох контрастных зеленых лент и, расплатившись с гномами, высокородные леди покинули лавку.
  А я так и стояла, судорожно вцепившись в несчастный отрез ткани, который закрывал меня от говоривших. В голове набатом звучали слова из подслушанной беседы, а легким отчаянно не хватало воздуха. Как раз подоспели гномы с собранным заказом, и, выдавив дежурную улыбку мастеру Рубиконсу, я вылетела из лавки на свежий воздух.
  Выбежав из помещения на залитую солнцем улицу, несколько секунд отчаянно моргала, привыкая к яркому солнцу. Когда зрение окончательно ко мне вернулась, осмотрелась и стала поправлять накидку, которая сбилась в ходе моего поспешного бегства. Вместо зеркала мне служило окошко лавки почтенного гнома-текстильщика: занавешенное изнутри темной портьерой оно прекрасно отражало меня. Увиденное в стекле меня не обрадовало. На голове изрядно взлохмаченная коса, перевязанная на конце шнурком Айка. Глаза распахнуты в пол-лица, цвет лица разглядеть в таком зеркале не удается, но, зная себя, уверена, что выгляжу сейчас как немочь бледная. Поставив на скамейку свертки с покупками, поправляю сбившуюся накидку, перевязав бант из темно-синих лент.
  - И почему шиани всегда выглядят в этих накидках как благородные девы, а я как бездомный котенок, которому в честь праздника бант повязали? - задумчиво спрашиваю у своего отражения. Не дождавшись ответа от стекла, сама отвечаю, - наверное, потому что ты и есть котенок безродный.
  Отвернувшись от стекла уже вполне успокоившаяся, решаю не пороть горячку, а решать проблемы по мере их появления. И волноваться на счет этих проблем также по мере их появления. Для начала надо разобраться, что там за история с этой леди Малиссой Дарнант-Шиани. Пока пересекаю проспект Красной реки в сторону перекрестка с улицей Синего пламени, пытаюсь вспомнить тот злополучный бал в Главном Доме, где присутствовали представители всех домов и семей.
  Но из-за той злополучной прически, которую мне тогда сотворила Вирнарина, я с трудом соображала, не то, чтобы имена всех акшиани запоминать, которым меня представляли. Хотя нет, одно имя я отлично запомнила - верховный лорд Гармант-Акш, сообщивший Райму, что мое имя ему запоминать не обязательно, но вот если я произведу на свет чистокровных акши, их имена он безусловно выучит. Правда как выяснилось позднее, все он прекрасно запомнил.
  - Уууух, вампир чертов, - усмехнулась я, приближаясь к нужному мне перекрестку. Эта глупая кличка прилипла к нему из-за человеческих сказок о вампирах с красными глазами. Но сейчас это сравнение заметно подняло мне настроение, и остаток пути до улицы Синего пламени я проделала с улыбкой на губах. Я как раз поворачивала направо, двигаясь в сторону нужного мне дома, когда рядом со мной послышался шум хлопающих крыльев и, спустя пару секунд, на дорогу приземлилось одно из самых красивых и грациозных созданий этого мира - конь из поднебесного табуна.
  - Доброго дня, лорд Варданаар, - улыбаясь, выдохнула я, поскольку только одному шиани во всех мирах подчинялись эти свободолюбивые создания.
  - И Вам доброго, леди Александра, - шиани грациозно поклонился мне и, быстро оглядев меня и мои свертки, предложил - Подбросить?
  - А поймаешь? - я как обычно говорила быстрее, чем думала.
  Вард расхохотался и, легко выпрыгнув из седла, отобрал у меня свертки и ловко прикрепил их к седлу. - Зная, чья ты невеста, мне лучше шею сломать, тебя отлавливая, чем не поймать. Лорд Даргонт-Акш в гневе страшен, ты уж мне поверь.
  - А ты уверен, что он будет гневаться? Может, наоборот обрадуется? - задаю такой важный для меня вопрос, пряча его под маску обычной шутки. Меня аккуратно подхватывают за талию и сажают в седло. Теперь я была немного выше шиани, и он задумчиво изучал меня, глядя снизу вверх. - Я-то всегда уверен в том, что говорю, Саша. А вот с твоей неуверенностью в себе надо что-то делать.
  С этими словами Вард легко запрыгнул в седло, и лишь он натянул поводья, мы оторвались от земли. В первые секунды я как обычно вцепилась в седло руками, стараясь быстро подавить желудочный спазм - все-таки подобные перегрузки тяжело мне даются. Я как раз успела восстановить дыхание, когда мы уже приземлялись у порога дома Варда. А с крыльца нам радостно махала рукой Женька, выскочившая на улицу в легком домашнем платье.
  - Женя, марш в дом, простынешь еще! - крикнул Вард еще на подлете. Подруга весело улыбнулась и скрылась за дверью, показав нам на прощание язык. Только удостоверившись, что своенравная невеста его послушалась, Вард спустил меня с коня и отдал поводья материализовавшейся хранительнице дома.
  - Госпожа Терра-Ши, сколько раз она уже так выскакивала на улицу? - обратился он к низенькой почтенной леди в темно-синем платье, с теплым пуховым платком на плечах.
  - Лорд Варданаар, я не могу позволить себе сидеть все утро у двери и караулить Вашу невесту. - чинно ответила леди хранительница, поправляя на переносице очки.
  - Значит, не в первый раз? - грустно спросил шиани, привычным жестом убрав с лица вьющуюся прядь.
  - К сожалению, и не второй, - так же грустно ответила хранительница, глядя на Варда глазами любящей бабушки. - Вард, ну поговори с ней, совсем меня не слушает, а вдруг простудится еще. Люди такие слабенькие ведь. А они ведь еще и чистокровные. - последняя реплика сопровождалась красноречивым взглядом на меня и мои руки без перчаток.
  - Мне Тар-Такш разрешил, - почему-то всегда при ней начинаю оправдываться. Пожилая леди поджала губы, как обычно при упоминании хранителя дома Айка, и удалилась в сторону стойла, ведя за уздцы поднебесного коня Варда.
  Спустя несколько минут мы уже сидим в гостиной у камина: я отогреваюсь кружкой каппы, Вард что-то пишет за столом, а Женька перебирает принесенные мною свертки. Судя по улыбке, не сходящей с ее лица, моя подруга довольна, что не может меня не радовать. Немного отогревшись и расслабившись в удобном кресле, решаю задать мучающий меня вопрос.
  - Вард, а кто такие Дарнант-шиани?
  - Мммм... - Вард удивленно отвлекается от своего документа, - а почему они тебя вдруг заинтересовали?
  - Слышала в лавке, что они решили покинуть Акшинт-Аар, - обезоруживающе улыбаюсь шиани, - думала, вы никогда не покидаете столицу, а тут даже в лавках судачат. Вот и попыталась вспомнить, видела ли их на том балу... - задумчиво рассматриваю напиток в кружке.
  - Дарнант-шиани... - протягивает Женя, складывая принесенные салфетки в одинаковые рядочки, - кажется, я их помню. Точно, вспомнила! Темная кожа, темно-фиолетовые волосы и глаза, как аметисты. Да, Вард?
  - Да, абсолютно точно, радость моя. Поражаюсь твоей памяти и наблюдательности. Может, брать тебя с собой на переговоры? - шиани весело улыбается невесте.
  - А возьмешь? - Карие глаза подруги горят лукавством.
  - Нет, конечно. - еще шире улыбается Вард, - вдруг еще украдут. Не хочется лишаться кого-нибудь из соседей из-за собственной неосмотрительности.
  - Да ну тебя, Вард, вечно ты шутишь! - но по улыбке подруги видно, что она безгранично счастлива от этих слов.
  Улыбаясь, перевожу взгляд с одного на другую, но мне обязательно надо докопаться до истины...
  - Так значит они действительно покидают столицу?
  - Думаю, да. Слышал что-то такое. - Вард снова погрузился в свое письмо. - Лорд и леди Дарнант-шиани давно хотели уехать из столицы, а тут еще все так сложилось...
  Тише, не волнуйся, мысленно приказываю себе. Не смей себя выдать раньше времени.
  - А что случилось? - спрашиваю, сделав глоток каппы.
  - Там какая-то темная история. Никто не в курсе. Так что и нам стоит закрыть эту тему. - отрезал Вард. - Уезжают и уезжают. Но на приеме будут старшие представители семьи, радость моя, так что гостей меньше не ожидается. - печальная гримаска в сторону Жени.
  Пока друзья смеются, пересчитывая в сотый раз гостей, сосредоточенно рассматриваю кружку с остывшим напитком. Значит, темная история, о которой никто не в курсе. Ну-ну, осталось заслушать еще одну сторону этого дела. Самую заинтересованную из сторон, судя по всему...
  Домой я вернулась уже затемно, Айк, судя по свету в окнах, был в библиотеке. Посмотрев на горящие желтым магическим светом окна, расплатилась с извозчиком, и волшебная повозка без лошадей умчалась в сторону кишащего людьми и огнями проспекта. Вечером в столице всегда людно и суетно.
  Переобувшись и повесив накидку на крючок у двери, глянула в зеркало. Тут же отругала саму себя за испуганное выражение лица, - не на войну идешь же, и, показав язык отражению, двинулась в сторону библиотеки.
  Я как раз собиралась открыть дверь библиотеки, когда она распахнулась у меня перед носом, и меня сгребли в охапку, не дав опомниться и даже пискнуть. Точнее пискнуть я как раз и успела: - Айк.
  - Ты кого-то еще ожидаешь тут увидеть, моя маленькая леди? - весело спросил темноволосый лорд, держа меня на весу на вытянутых руках.
  Я в который раз не могла не улыбаться, любуясь этим мужчиной.
  - Айк, что ты меня как котенка подкидываешь? - усердно пытаюсь сделать сердитое выражение лица, но уголки губ предательски расплываются в улыбке.
  - Не вижу ничего странного, Александра, - меня бережно опускают на ковер рядом с собой. - Ты и есть котенок, маленький и хрупкий котенок.
  - А вот я бы попросила! - Гордо вздергиваю подбородок, что-то эти параллели с кошачьими меня сегодня преследуют.
  - А ты попроси, - вкрадчиво произносит чистокровный, бережно держа меня за подбородок, не давая отвести глаз от золотого омута, в котором постепенно растворяется вся моя решимость и все мысли. - А я, может, исполню. - выдыхает мне в лицо акши, продолжая свой мучительно-сладостный гипноз.
  - Что исполнишь? - спрашиваю я, понимая, что напрочь забыла, о чем хотела поговорить.
  - А смотря что попросишь, леди, - не могу нормально соображать, когда его лицо так близко. Хочется приподняться на цыпочки и прикоснуться к его губам... Стоп, о чем это я!
  - Воды. В смысле попить хочется, - выпалила я первое пришедшее в голову. Брови Айка удивленно взметнулись вверх. Выпустив меня из плена своих гипнотических глаз, Айк распорядился куда-то в сторону:
  - Тар-Такш, подай воды, пожалуйста, - быстро сжав мои руки своими большими ладонями, - Лучше чаю. Леди замерзла.
  - Да не замерзла я! - возмущенно протестую.
  - А я говорю замерзла. - как всегда, как об стенку горох. Он же уже решил, что замерзла.
  - Ладно, как хочешь. Хочешь - чай, буду пить чай. - Выдернув ладони из его рук, иду усаживаюсь в его любимое кресло, по совместительству и мое любимое. Забравшись туда с ногами, смотрю на акши, стоящего там, где я его оставила - посередине комнаты.
  - Саша, с тобой все в порядке? - настороженность в его голосе сложно не заметить.
  Мысленно ругаю себя и натягиваю свою самую обезоруживающую улыбку.
  - Все хорошо, Айк. Просто устала немного. Да и Вард сегодня на этом своем летающем коне подбросил, знаешь же, как я полеты переношу. - глаза в пол, правильно, Саша, давим на жалость и общеизвестные факты.
  - Аааа, вот откуда это ощущение в начале дня. А то я уже задумался... - Айк поставил передо мной огромную чашку чая, как обычно материализовавшуюся из воздуха по велению хранителя дома. Делаю маленький глоток, морщусь, напиток обжигает губы.
  - Как день прошел? - Айк начинает традиционный вечерний разговор, усаживаясь обратно за стол, из-за которого он встал, услышав мое приближение. Стол завален бумагами, карандашами и ручками. Чернильница просто зависла над столом, видимо, уже не раз проливалась в процессе написания, поэтому была перемещена в более безопасное место.
  - Хорошо прошел, забрала Женины салфетки, отнесла им домой. До конца вечера была там. - кратко отчиталась о своем дне. - Как твой день?
  - Как обычно, в Главном Доме суматоха, все требуют принятия решений, а Верховный все медлит... - Айк задумчиво теребил прядь черных волос, уставившись в какую-то точку на стене. Стряхнув оцепенение, акши возвращается к своему письму.
  - Понятно, - протягиваю я, подготовившись к решающему рывку, - А ты случайно не знаешь, почему Дарнант-шиани решили покинуть столицу? Вард говорит, там что-то с их дочерью, леди Малиссой стряслось. - делаю вид, что пью чай, из-под ресниц наблюдая за акши.
  И пока сердце медленно отсчитывает удары в ожидании его ответа, вижу, как замирает его перо над листком бумаги. Ненадолго, но достаточно, чтобы образовалась небольшая клякса, застилающая последние написанные им слова.
  - Нет, не в курсе, - отвечает Айк, разглядывая кляксу и протягивая руку за промокашкой, чтобы убрать остатки чернил.
  Такая же черная клякса сейчас затапливала мое сердце, а я молила саму себя повременить, не пороть горячку, дышать спокойно. Ругаю себя за излишнюю эмоциональность, делаю большой глоток чая, обжигаюсь, ойкаю. Но это моментально приводит в чувство.
  - Что такое? - настороженный взгляд Айка в мою сторону.
  - Ничего, обожглась просто, - прикрываю губы ладонью и медленно считаю до десяти. Как всегда, проверенный метод помогает и на этот раз.
  - Все в порядке? - переспрашивает акши, внимательно рассматривая меня.
  - Угу, - киваю ему, даже получается улыбнуться, - пойду-ка я спать, что-то набегалась за сегодня. - и быстро выскочив из кресла, покидаю библиотеку, не давая Айку времени опомниться. - Хороших снов. - бросаю в дверях.
  - И тебе приятных, Александра, - слышу ответ Айка. Не удержавшись, оборачиваюсь и вижу моего прекрасного лорда, склонившегося над своим письмом. Понимаю, что выдержки хватит только, чтобы добежать до собственной комнаты, поэтому быстро подхватываю подол платья и взлетаю по лестнице на такой скорости, как будто за мной бегут все гончие высших демонов. Да и низших в придачу.
  Захлопнув за спиной дверь своей комнаты, на деревянных ногах дошла до кровати и рухнула на нее. Как ни странно, рыдать совсем не хочется, только сердце стучит как бешеное, напоминая о только что преодоленных ступеньках.
  - Первая космическая, Александра, - говорю сама себе, глядя в потолок, - иногда у тебя получается быстро бегать. Жаль от всего не убежишь, да?
  От последних слов становится тошно, а клякса на письме Айка снова расплывается перед глазами, затапливая все вокруг черным. Зажмуриваюсь и подтягиваю колени к подбородку, сворачиваясь в клубок, - Ничего страшного, завтра все обдумаю. Завтра найду решение. - шепчу себе и спустя несколько часов в итоге проваливаюсь в беспокойный сон.

***

  Остаток третей дюжины дней Желтой луны я старательно изображаю прежнюю себя, максимально источая улыбки всем и каждому. А в глубине души настойчиво ищу выход из сложившейся ситуации, но так ничего и не нахожу.
  Я думала начистоту поговорить с Айком, но всякий раз как я, собравшись с мыслями, пыталась начать этот сложный разговор, натыкалась на его обезоруживающую улыбку или насмешливое "Маленькая леди такая забавная, когда над чем-то задумалась". После этих слов мою решимость сдувало ветром, и разговор протекал в обычном русле, мы обменивались новостями и подшучивали друг над другом. Только на моем сердце скребли кошки, напоминая, что не тебя, Александра, хотел бы он видеть сейчас в своей библиотеке, в своем доме, в своей жизни. И я, все так же прячась за щитом улыбки, старательно искала выход. Выход нашелся совершенно неожиданно.
  Мы встречали первый вечер четвертой дюжины дней Желтой луны у Варда в доме, привычно заняв гостиную с камином. Я листала какую-то книжку, Вард с Айком тихо переговаривались о каких-то делах в Главном Доме, а Женя сидела за столом Варда и сверялась со своим списком дел, - до приема оставалось каких-то одиннадцать дней. Судя по звуку чертящего карандаша, с большинством запланированного она успешно справилась, - отмечаю я краем сознания, перелистывая еще одну страницу книги, на удивление скучной, я уже несколько раз теряла суть происходящего в романе и перечитывала главу не первый раз.
  - Вард, у нас никаких изменений в количестве приглашенных не планируется? - раздался бойкий голос подруги из-за стола. - вероятно, успела еще не все, предположила я и, закончив терзать страницы книги, возвращаю ее на полку.
  - Нет, - послышался голос Варда, - я справлялся в порту. Корабли прибудут без задержек. Штормов нигде не предвидится, порталы стабильны.
  Догадка озаряет меня как первый весенний лучик, еще слабый и робкий, поэтому, стараясь не спугнуть появившуюся надежду, спрашиваю шиани, все также разглядывая корешки книг на полках.
  - А откуда вы ждете гостей?
  - Из соседнего Картуш-кха прибудет пара моих давних приятелей, поэтому я и справлялся о стабильности транспортных порталов. - разъяснил Вард, что-то вычерчивая на листе бумаги и показывая ее Айку.
  - Но если это соседнее государство, то при чем тут порталы? - развернулась к обоим акшиани, вконец запутавшись в их географии.
  - Да, кстати, я тоже чего-то не соображу: соседи, порталы, корабли тут при чем вообще? - вклинилась в разговор Женька.
  Вард грустно покосился на недочерченную схему и, поняв, что пока не утолит наше любопытство, дочертить ему не дадут, встал из-за длинного стола и подошел к одному и книжных стеллажей. Легко прищелкнув пальцами, с которых сорвалась пара снежинок, Вард прошептал что-то на древнем наречии, и с одной из верхних полок к нему устремился довольно увесистый талмуд, плавно перемещаясь прямо по воздуху.
  - Отлично, думаю это подойдет для объяснений, - удовлетворенно кивнул шиани и, сдув с книги пыль, разместил ее на столе. - Итак, - начал свою лекцию Вард, когда мы с Женей расположились на стульях вокруг стола и внимательно на него уставились - Вы, как вам известно, сейчас находитесь в столице Земель первородных - Акшинт-Ааре.
  Мы синхронно кивнули, это мы уже несколько лун как изучили.
  Вард полистал книгу, оказавшуюся на деле картографическим атласом, и найдя нужную страницу, развернул изображением к нам - Вот карта Акшинт-Аара.
  Мы смотрели на знакомые перекрестия улиц и переулков, Вард тем временем продолжил объяснения. - Земли первородных, своего рода, - закрытые земли. Конечно, не настолько закрытые, как ваш родной мир, но на заре времен наши предки перенесли принадлежавший им кусок континента в один из параллельных миров, связав его с другими мирами и своими бывшими соседями сетью порталов. Конечно, с течением времени многое поменялось в устройстве нашего мира, и сегодняшний Акшинт-Аар по сути такой же портовый город с кучей населяющих его рас и народов, как и многие подобные ему в иных мирах, но изначально наши земли заселялись лишь акшиани.
  - А что это за две звездочки в Море Туманов? - я указала на изображения на карте, севернее города.
  - Порталы в другие миры, - раздался у моего уха голос Айка, незаметно когда пересевшего ко мне, - если выражаться точнее, стабильные порталы. Те, которыми пользуются корабли. Помнишь, ты из земель оборотней так приехала.
  - Точно, - вспомнила я, а ведь не настолько давно это было, а я практически и забыла... - Мы сели на корабль, а потом... Не помню, что было потом. - растерянно смотрю на златоглазого акши.
  - Тебя Тернарт-Акш усыпил, потому и не помнишь. Как тогда выяснилось, люди плохо переносят перемещения между мирами. Чистокровные в особенности. - пояснил Аллинар.
  - Вот оно что... - задумчиво протянула я. Но мою эстафету любопытства уже подхватила Женька, - А куда ведут порталы? Ну один, получается, в земли оборотней, а второй? Или они в разное время в разные миры ведут?
  Вард внимательно посмотрел на невесту. - Меня порой пугает твоя проницательность, моя леди. Ты права, в разные дни они ведут в разные миры. В целом, все довольно просто, те миры, с которыми у нас наиболее прочно налажены торговые связи, открываются чаще всего, и, соответственно, те, с которыми связи наименее развиты открываются реже всего. Ваш мир, вот, раз в несколько столетий открывается, да и то постараться надо. - с улыбкой закончил рассказ синеглазый шиани, привычно убирая за ухо волнистую прядь.
  - Да уж... Редко, но метко... - произношу я, внимательно разглядывая карту. Айк выразительно фыркнул и взлохматил мне челку, пытаюсь изобразить укоряющий взгляд, но натыкаюсь на смеющееся лицо своего непостижимого лорда.
  - Саша, ты меня своими точными выражениями убиваешь, - довольно скалится, обнажая клыки, лорд, а я, поддавшись его обаянию, начинаю улыбаться в ответ. - Действительно, и редко, и метко. Не знал бы, что вы чистокровные люди, решил бы, что у обеих дриады в предках затесались. Они у нас обычно все соревнования по меткости выигрывают.
  Айк легко щелкнул меня по носу и, весело ухмыльнувшись, возвратился за другой конец стола, где Вард почти закончил свою мудреную схему. Женя тоже не стала задерживаться, список с оставшимися делами сейчас был для нее приоритетнее. Поэтому с атласом я осталась одна, что меня, в сущности, полностью устраивало.
  Переворачиваю страницу и читаю руны заголовка - Край оборотней. Знакомые места. Рассеянно осматриваю схематичное изображение степей и гор, оказывается, там и горы есть. Бросив взгляд на часы над камином, отмечаю, что довольно скоро мы отправимся домой, поэтому следует поторопиться с изучением карт и миров, второй возможности, скорее всего, не представится. А дома его еще пойди найди.
  На следующей странице карта Картуш-кха, как выяснилось, государства, стоящего на плодородных южных землях, граничащих с бескрайней пустыней. Вокруг главного порта Картуш-кха, судя по названиям на карте - Картаната, звездочек, изображающих стабильные порталы, уже гораздо больше. Я насчитала в итоге восемь.
  Следующая карта изображала мир дриад - огромный лес без конца и края. Пронизанный черточками речек или ручейков, а может и дорог, точно понять эту схему я так и не смогла. У них стабильный портал располагался в центре озера. Тоже, наверное, закрытый мир, - прошептала я, обводя пальчиком изображение озера.
  - Абсолютно точно, вход только по личному приглашению, никаких исключений - даже для акшиани, - раздался надо мной голос Аллинара, испуганно вскидываю на него глаза, он ведь может читать только эмоции, да и то самые яркие, а уж точно не мысли. Накидывая мне на плечи накидку, Айк развернул меня лицом к столу, за которым, как оказалось, уснула Женя, так и не оторвавшись от своего бесконечного свитка. Понимающе улыбнувшись, завязываю ленту на накидке, и киваю на прощание Варду, который аккуратно переместив спящую невесту на диван, продолжает изводить лист за листом, перечерчивая какие-то схемы.
  Дорога в повозке до дома заняла меньше получаса. Мы оба молчали и думали о своем. Айк, судя по сосредоточенному выражению лица, продолжал работу над этой Вардовской схемой. А у меня в голове стоял гул из-за обилия мыслей - корабли, порталы, другие миры. И среди этого гула резким голосом Рины звучало "Умри, жалкая человечка, растворись, исчезни, убирайся из нашего мира". В итоге у меня просто разболелась голова и я устало прислонилась к стенке повозки, грустно глядя в окошко на проносящиеся мимо огоньки улиц, прохожих, занятыми своими делами, светящиеся окна кафе и ресторанов, на эту привычную суету большого города.
  Когда повозка остановилась возле ставшего уже родным дома в переулке Драконовой пасти, голова уже раскалывалась вовсю. Айк, протянувший мне было руку, чтобы, как обычно, помочь спуститься по небольшим ступенькам, бросил на меня быстрый взгляд и неожиданно, перехватив запястье, выдернул из повозки, подхватив на руки. Удивленно смотрю на него, а он несет меня в сторону дома, передвигаясь плавно, совсем как наш хранитель.
  Догадался, что голова болит - наконец, осеняет меня. Разрешаю себе маленький кусочек счастья и кладу голову ему на грудь, блаженно закрыв глаза. Главное не начать мурчать, - думаю в этот момент, - а то вечно мне от кошачьего прозвища отнекиваться. Открываю глаза, только когда он останавливается, но вместо своей комнаты, дверь в которую я ожидала увидеть, растерянно смотрю на библиотеку. Поднимаю глаза на акши, может, он задумался и забыл, что меня ненароком притащил с собой. Айк же, усадив меня в наше обоюдно любимое кресло, вернулся к своему столу, чтобы притащить оттуда кипу листов, чернильницу и пару ручек и карандашей.
  - Вроде бы все, - задумчивый взгляд на принесенное, затем на растерянную меня. - Нет, не все. - и в сторону стены, - Тар-Такш, подай, пожалуйста, крепкую настойку из платисса. - и уже мне. - От головной боли отлично помогает.
  - Не хочу ничего пить. - конечно, помню же, как на меня простое вино действует, а тут настойка... крепкая... - Само пройдет.
  - Александра, если понадобится, силой волью. - лорд уже наливает в маленькую рюмку темно-вишневую тягучую жидкость из низкой пузатой бутылки. Пока я озираюсь по сторонам, продумывая кратчайший путь к побегу из комнаты, Аллинар навис надо мной и задумчиво протянул:
  - Даже не думай, догоню и поймаю. И обратно верну. - заворожено смотрю на лорда, может, он и правда мысли читает, и мы сейчас не о побеге из комнаты говорим, а о том бегстве, что неясной тенью пока мелькнуло в мыслях... Воспользовавшись моим заторможенным состоянием, Айк, пересадил меня к себе на колени и поднес рюмку к губам. - Пей, давай.
  Упрямо сжимаю губы и смотрю в сторону, сама не понимаю, чего уперлась с этой настойкой, но сворачивать на полпути у меня никогда не получалось. Даже когда стоило бы.
  - Сама напросилась, маленькая леди. - Насмешливая угроза в его голосе заставляет меня обернуться на него и увидеть, как он залпом выпивает рюмку этой настойки.
  - Нет, Айк, так не честно - начинаю я, понимая, чем все это закончится, но акши уже накрыл мои губы своими. И пока я пытаюсь сдвинуть скалу, упершись ладонями в его каменную грудь, с моим придушенным ахом в меня вливают эту чертову настойку. Когда я, откашлявшись и отфыркавшись вволю, поднимаю на него глаза, этот непостижимый лорд весь лучится радостью. Видимо, проделка удалась. Чувствую, что начинаю заводиться.
  - Вам, лорд Даргонт-Акш, - последнее "ш" было одним сплошным шипением, сейчас наверное все змеи в округе от зависти передохли, - смешно, а я могла подавиться из-за Вашей глупой шутки. - зло смотрю в золотые глаза акши, в которых сейчас отчетливо горят искорки смеха.
  - Глупым было только твое упрямство, маленькая леди, я же сказал, что если надо - волью силой.
  Меня аккуратно устраивают удобнее на своей груди и внимательно разглядывают губы, и что он там увидел интересно, - Мммм... весьма расточительный способ пить столь дорогую настойку, скажу я Вам, моя леди, не все попадает куда надо. - последняя фраза сопровождается медленным слизыванием с уголка моих губ вероятно тех самых мнимых остатков настойки. По инерции обвожу это место языком, продолжая заворожено смотреть в эти золотые омуты. Черные вертикальные зрачки расширяются, и я уже зачарованно смотрю в саму ночь, с трудом соображая кто я, где я и что я тут делаю. - Хотя безусловно самый приятный. - продолжает свою странную речь лорд, - Мне вот тоже выпить захотелось, напоишь меня, леди моя синеглазая? - и хитро так улыбается, ожидая моего ответа.
  Взвесив все за и против, выдаю ему "Нет" дрожащим голосам, на что мне тут же сообщают: - А сама пить будешь?
  Снова мое задушенное "Нет".
  Улыбка акши становится запредельной - А если в лекарственных целях?
  - Все равно нет, - краем сознания понимаю, что особо права выбора у меня нет, это просто игра, лорд изволит дурачиться.
  - А если я снова скажу, что волью силой? - растягивая последние слова, спрашивает этот непостижимый мужчина.
  - Выпью. Сама выпью. - отрезаю я и протягиваю руку к рюмке, которая упархивает у меня прямо из пальцев и приземляется на ладони Айка.
  - Нет, пожалуй, тебе самой не стоит. Ты и рюмку в руках не удержишь. - быстро наливает настойку и залпом выпивает ее. Я только хотела дернуться в сторону выхода, как меня прижали к себе так крепко, что дышать стало тяжело. Правой рукой поддерживая голову, одновременно удерживая ее в удобном, для кого вот только, положении, и вычерчивая на затылке какие-то узоры, от которых у меня мурашки волнами разбегались по всему телу. Поняв, что деваться все равно некуда, закрыла глаза, чтобы не утонуть окончательно в этих черных солнцах тьмы на фоне яркого золота, и приоткрыла губы навстречу его губам. Я ожидала, что в меня снова вольют этой терпкой жидкости, отдающей по вкусу вишней и смородиной одновременно, но вместо этого я получила неожиданный поцелуй от своего лорда. Я так и не поняла, как он умудрялся одновременно исследовать мой рот своим языком, покусывать губы клыками, вдруг снова нежно и трепетно целовать их, а потом захватывать в плен своими губами, так что я совершенно сбилась с дыхания. Впрочем, когда он все-таки отодвинулся от меня, завершив это терзание нежным и долгим поцелуем, его грудь тоже заметно вздымалась. И что это сейчас такое было, отрешенно думала я, привычно спрятав лицо у него на груди.
  Решив как-то нарушить затянувшуюся тишину, спросила первое, что пришло в голову: - А настойка где?
  Айк весело хмыкнул и, бережно развернув меня лицом к себе, с улыбкой ответил. - Хватит с тебя настойки, ты с двух рюмок уснешь. - и задумчиво глядя на меня добавил. - а ночь и так не очень длинная.
  Эту фразу лучше бы он не произносил, потому что на непонятно откуда взявшейся скорости я схватила со стола бутылку и сделала оттуда изрядный глоток. И тут же до слез закашлялась от обжигающей терпкости напитка. Айк внимательно смотрел на меня и, судя по заметно сузившимся глазам, хорошего настроения ему мой поступок не прибавил. А я, понуро уставившись на свои руки, обнимающие злополучную бутыль, горько вздохнула своим мыслям. Ведь не объясню же я ему, что ради него стараюсь. Его освободить собираюсь, а если он такими темпами продолжит меня "лечить", я уже не смогу от него отказаться, даже ради него самого.
  Акши видимо тоже для себя что-то решал, потому как, резко вздохнув, отцепил от меня бутыль и отставил на недосягаемое для меня место, а сам прижал меня к себе и скомандовал: - Спи теперь, мне еще поработать надо.
  Я, непонятно чему улыбаясь, уткнулась в его грудь и, ощутив такой любимый запах моря, прошептала сквозь уже накатывающий волнами сон: - Приятных снов, мой лорд.
  Меня неожиданно ласково погладили по голове, и в ответ раздалось: - И тебе, моя маленькая леди. - И уже сквозь накатывающий сон еще фраза - Долго еще мы, интересно, бегать будем...
  - И убегу, - зевая, пробормотала я, сворачиваясь клубком у него на груди.
  - Поймаю, - донеслось до меня уже еле слышное. - Догоню и поймаю.
  А я, улыбаясь, заснула, и снилась мне в ту ночь сказка о колобке, только вместо колобка была я, а за мной, потрясая почему-то ухватом, бегал Аллинар в традиционном крестьянском наряде - расшитой птичками по вороту рубахе, подпоясанной красным кушаком, штанах и лаптях. Вид у него был настолько потешный, что всякий раз, как он меня догонял, я долго не могла сказать свои коронные слова про "я от дедушки ушел, и от бабушки ушел", потому как захлебывалась хохотом и теряла способность связно изъясняться.

***

  Следующие несколько дней я повсюду сопровождала Женю, мотаясь с ней по лавкам и пекарням, кондитерским и винодельням. Уму непостижимо, сколько всего моей бедной подруге приходилось держать в голове. И почему эти акшиани так уцепились в свои традиции, размышляла я, рассматривая ряды бутылок всех видов и форм, когда в винодельне гоблина Житвика Женя уточняла, как обстоят дела с ее заказом на традиционную гоблинскую настойку, дриадские цветочные ликеры и вино из Картуш-кха.
  Винных дел почтенный мастер Житвик уверял мою подругу, что все с ее заказом в порядке. Настойка и ликеры уже в его подвалах, а вино придет аккурат в день приема - на рассвете приходит корабль из Картаната.
  - А корабль точно придет вовремя? - уточнила я, поймав за хвост одну мысль, промелькнувшую за секунду до этого при упоминании названия этого необычного города из далекого пустынного мира.
  - Житвик сказал, Житвик сделает! - выдал традиционно гоблинское уверение седой винодел и, поправляя на длинном горбатом носу очки, непонятно как там державшиеся, более доступно пояснил, - Корабль приходит каждую дюжину дней на рассвете и уходит вечером, чтобы на закате достигнуть портала. Купцы из Картаната нас еще никогда не подводили, не смейте сомневаться, будущие леди Вир-Шиани и Даргонт-Акш.
  Мы с Женей переглянулись и, оставив гоблина в покое, собрались идти дальше по делам. Мне на прощание мастер Житвик вручил именную карточку, рассыпаясь в уверениях, что я нисколько не прогадаю, ровно как и леди Евгения, низкий поклон в сторону моей подруги, если выберу его лавку главным поставщиком вина и других напитков на прием в честь своей помолвки. Покивав безмерно радушно хозяину, мы на всех парах припустили подальше от его лавки, пока к нам не прицепились еще с каким-нибудь чрезвычайно выгодным для гоблина предложением.
  Выйдя из тупика Зеленого змия обратно на проспект Красной реки, я неожиданно поняла, что мы находимся всего в двух шагах от порта.
  - Жень, а что у нас дальше по списку? - спрашиваю подругу, быстро пытаясь придумать достойный повод, чтобы оставить ее на время и пробежаться до порта.
  - Кондитерская, стекольщик и кузнец. - быстро пробежав глазами по списку, ответила Женя.
  - Кузнец? - от удивления я даже на порт перестала таращиться.
  - Ага, - улыбнулась подруга, щурясь на ярком и уже совсем весеннем солнце, - Подсвечники, - и шепотом, - будь они неладны.
  - Ааааа, - понимающе, рассмеялась я. Я снова обернулась в сторону порта, на глаза мне попалась семейство гномов, гномка восторженно показывала мужу бусы из ракушек, гном же согласно кивал явно довольной супруге. Кажется, сегодня мой день, подумала я. - Жень, а ты там без меня справишься?
  - Справлюсь, конечно, ты уже домой? - подруга улыбаясь смотрела на меня.
  - Нет, я хочу пробежаться до порта, посмотреть, что там за бусы продаются. - кивнула на проходящих мимо гномов. - Я мигом, туда и обратно. Будет чего стоящее, и тебе прикуплю.
  Женька задумчиво посмотрела в сторону порта, видно, ее тоже заинтересовала мысль посетить торговые лавки порта, но грустно взглянув на свой изрядно помятый список, была вынуждена согласиться с моей идеей. На что я, собственно, и рассчитывала. - Ну хорошо, сейчас с этим приемом дурацким разделаюсь, потом вместе пойдем.
  Женя двинулась в одну сторону проспекта, а я резво направилась в противоположную. На территорию порта я уже практически вбежала. Остановившись на центральном причале, чтобы выровнять дыхание, огляделась по сторонам, - ничего похожего на центральную кассу или какой-то домик по продаже билетов не наблюдалось и в помине.
  - Вот черт, - тихо выругалась я, - оглядывая корабли и ведущие к ним мостики, - надо было хотя бы про билеты узнать. Идиотка чертова, - продолжила ругать себя.
  - А куда Вам, леди, плыть надо-то? - раздался неожиданно голос снизу справа от меня. Невольно вздрогнув, я посмотрела на спрашивающего, им оказался немолодой с виду гоблин, впрочем они все выглядели немолодо по нашим меркам, поэтому о его возрасте судить не приходилось. Одет он был в видавший виды сюртук, заметно ношеную рубашку, брюки в заплатках и высокие сапоги. На голове, между больших острых ушей, забавно смотрелся платок, завязанный на манер банданы в наших мирах. Пират, мелькнула первая мысль, и за ней вдогонку вторая - тот, кто нужен!
  - Да я вот подумываю о путешествии, - изобразив на лице равнодушие, осматриваю корабли и существ, снующих между ними.
  - Ну в зависимости от направления цена тоже разная, - завел привычную гоблинскую песню мой собеседник. Но этого мы еще и в своем мире наелись, поэтому резко прерываю собеседника, глядя прямо в его глазки-бусинки:
  - Ты сначала предложи товар, а потом про деньги спрашивай.
  Гоблин усмехнулся, поняв, что ему попался не самый бестолковый вариант обеспеченной горожанки, и потому быстро перешел к сути вопроса. Через несколько минут я уже знала, что в нужный мне первый день пятой дюжины Желтой луны из Акшинт-Аара уйдут два корабля. Один пойдет ближе к закату в земли Картуш-кха, второй отчалит чуть позже и направится в земли оборотней.
  Задумчиво смотрю на раскинувшуюся морскую гладь, - Почем проезд? - внимательный взгляд на гоблина.
  - Куда именно, леди, в Картанат или бухту Резвых? - уточнил мой собеседник.
  - И туда и туда, - туманно ответила я: заметать следы, так заметать...
  - По полтора золотых с носа, - хитро сверкнул глазами гоблин.
  Думаю примерно с минуту, кажется, все действительно складывается...
  - Договоришься по золотому за каждый проезд и поможешь мне еще кое с чем, оставшийся золотой пойдет тебе лично за услуги. - Я умею быть убедительной, когда это необходимо, и когда златоглазого лорда рядом нет, мысленно добавляет подсознание. Соглашаюсь с обеими мыслями и выжидающе смотрю на гоблина.
  - Если кого убрать, это будет стоить дороже, - холодею от этих слов, но раз уж ввязалась в этот спектакль, отступать поздно.
  - Не придется. Поручение пустяковое, просто выполнено все должно быть точно и слаженно, как часы. У Вас есть доверенный возница, который сможет доставить куда надо без лишних вопросов? - переход на уважительный тон видимо стал решающим звеном в принятии решения гоблином. Так как мне протянули руку со словами:
  - У Хватчика везде люди есть, не сомневайтесь, леди. Хватчик сказал, Хватчик сделает! - скрепив традиционный гоблинский уговор рукопожатием, я попросила его показать мне быстренько лавку с бусами и сказала, что с деньгами и точными распоряжениями относительно той самой услуги я вернусь на днях. Чтобы не светиться перед всем портовым людом, встретиться договорились у той же лавки с бусами.
  Удаляясь из порта по проспекту Красной реки, меня еще долго не покидало ощущение, что спину мне прожигает внимательный взгляд глаз-бусинок моего нового подельника, но сейчас меня больше волновало другое - как успеть провернуть все намеченное за шесть оставшихся до приема дней. И основной вопрос, который до этого меня вообще никак не касался, - где же мне взять нужное количество денег.
  Остаток дня прошел чудесно, встретившись с подругой, я подарила ей купленные бусы, заверив, что себе потом другие куплю. И выпив по кружке горячей каппы на этот раз в маленькой кондитерской у гномов, мы отправились по домам. Женя, наняв самоходную повозку, так как свертков у нее было изрядное количество, а я решила прогуляться до дома пешком, приписав этот свой порыв чудесной весенней погоде.
  - Ох, Сашк, - выдохнула подруга, когда я уже помогла ей закидать все ее свертки в повозку, и возница терпеливо ждал, пока мы попрощаемся, - Вот разберусь с этим приемом чертовым, нагуляемся вдоволь. - И радостная улыбка в мою сторону. И я весело улыбаюсь в ответ, понимая, какой подлый удар собираюсь ей нанести, но теперь у нее есть Вард, он не даст ей долго грустить. Этим я и успокаиваю себя, глядя на удаляющуюся в пыли повозку.
  Мысль о побеге не покидала меня уже несколько дней. Я часами сидела на подоконнике, делая вид, что разглядываю город и его жителей, а в голове прокручивая все возможные сценарии своих поступков. И все у меня в итоге сводилось к тому, что надо исчезнуть. Айк мое решение дать ему свободу не примет, в этом я была уверена более чем на сто процентов, сразу вспоминала его слова про честь и долг и тому подобное. А жить здесь, рядом с ним, занимая по сути чужое место, не хотелось - я видела, как смотрит на подругу Вард, и хотела, чтобы на меня смотрели так же. Хотела, чтобы меня любили, чтобы со мной хотели разделить жизнь, потому что я это я, а не из-за жалости или чувства долга. Нет уж, практически бессмертную жизнь, подаренную Террой, не стоит тратить, соглашаясь на меньшее, чем заслуживаешь. Я так считала и когда была обычной земной девчонкой, да и сейчас мое мнение не изменилось. Что семьдесят, что семьсот лет я собиралась прожить на полную катушку, выбирая свою дорогу не по принципу, что по ней легче идти, а по велению сердца. Поэтому эту страницу своей жизни предстояло перевернуть в ближайшее время, сделав это по возможности тайно. Сомневаюсь, что представится второй шанс. Мысль об испорченном празднике друзей настрой портила изрядно, но суматоха, сопровождавшая все балы, и так вовремя уходящие корабли, стали завершающими частичками пазла моего плана. В итоге с одной стороны медали я имела выбор собственного пути и свободу, а с другой - оставленную здесь подругу и, что толку самой себе рвать, огромный рубец только теперь уже на сердце...
  Ладно, не время рассусоливать, - мысленно взбадриваю себя, для пущего эффекта тряхнув головой. - ну вот, снова коса расплелась, и что же мне с тобой делать... отрезать что ли, рассуждаю я, пока переплетаю косу. А это мысль, - пальцы замирают на мгновение, но тут же продолжаю переплетать пряди, - оставлю ее на крайний случай, все-таки так давно хотела длинные волосы...
  Но что-то в этой мысли есть, надо только разобраться что именно. Нахожу пустую скамейку и, завязывая золотой шнурок на кончике косы, пытаюсь продолжить логическую цепочку. Если я отрезаю волосы, что в итоге происходит? Да ничего, в сущности, не происходит, у меня просто короткая прическа. Как у Варда, задумчиво ковыряю тротуарный камень носком ботинка, а ведь точно как у шиани, - волосы короткие и волнистые. Замираю, уставившись на носок ботинка, покрывшийся пылью, - вот оно! Я становлюсь похожей на мужчину!
  Внимательно осматриваю гуляющих горожан и отмечаю, что точно как и думала, все дамы всех рас, которые проходили мимо, отличаются длинными волосами и все без исключения носят платья. Это выход, продолжаю думать я в заданном направлении, волосы конечно отрезать необязательно, спрячу под какой-нибудь платок, как у того же Хватчика к примеру, а вот штаны с камзолом и сапогами раздобыть придется.
  Прикинув, что на все про все мне нужно будет не меньше четырех золотых плюс какие-то деньги на первое время, направилась в сторону дома, раздумывая, где же взять эти деньги, да еще и в срочном порядке. По пути я заглянула в пару лавок портных и приглядела несколько очень приятных сорочек из тонкой мягкой ткани. Стоили они по пятьдесят серебряных монет каждая, прикинув стоимость своего наряда, решила, что рубашки могу взять и свои. Изначально планировалось оставить весь гардероб Айку, он же его и покупал, но понимая, что просто не потяну финансово покупку нового, кое-что решила позаимствовать.
  Придя домой, сбросив на пороге уличные ботинки и повесив накидку на крючок, направилась в сторону библиотеки. Как и ожидалось мой темноволосый лорд сидел там, склонившись над какими-то документами и что-то в них усиленно сверяя. Подхожу к столу и становлюсь рядом с его креслом.
  - Вечер добрый, мой лорд, - учтиво известила я о своем прибытии.
  - И тебе привет, маленькая..., - пальцы быстро перекладывают местами несколько листков, - леди, - заканчивает он свою фразу и, улыбнувшись, поднимает на меня глаза.
  Невольно подмечаю, что он устал, эта морщинка, которая в последние дни нередко перечеркивает его красивый лоб, снова на месте. Повинуясь какому-то внутреннему неосознанному порыву, прижимаю пальчик к его лбу и наставительно заявляю: Не хмурьтесь, лорд, морщины появятся.
  Айк, видимо опешив от моего поведения, несколько мгновений озадаченно смотрит на такую серьезную меня, но потом весело улыбается и, перехватив мою руку, подносит ее к губам, начиная целовать пальчик за пальчиком. - И ты так каждый раз все мои морщины трогать будешь? - хитрый взгляд золотых глаз, - буду хмуриться, Саша, учти, твоя вина, что я буду весь в морщинах.
  Я рассмеялась, представив почему-то в его кресле шарпея, и выдернула свою руку.
  - А я по делу пришла, - задумчиво объявила я, обходя кресло за его спиной, стараясь не натыкаться на его изучающий взгляд.
  - Внимательно тебя слушаю, моя деловая леди, - раздался ответ лорда, вновь склонившегося над бумагами.
  - Айк, вот все, что у меня осталось, - чувствую себя дико неловко, но приходится выворачивать карманы и выкладывать на его стол остатки своей наличности, всего около одного золотого серебряными монетами и сколько-то медяков. Понимаю, что начинаю заливаться краской, и оставшуюся часть речи продолжаю, адресуя ее столу, а не сидящему за ним мужчине, - Я сегодня в лавку зашла, а там рубашки по пятьдесят серебряных. Я как-то с денежным вопросом раньше не сталкивалась, - вздохнув, закончила я, так и не поднимая глаз от крышки стола.
  - Это и есть твое дело? - весело спросил акши и, схватив меня за руку, повел к одной из книжных полок, на которой я только сейчас разглядела шкатулку из темного камня. - Так, вот она, держи. - и мне протянули весьма увесистую шкатулку.
  - Это что? - почему-то шепотом поинтересовалась я.
  - Открой и увидишь, - тем же шепотом, но весело улыбаясь до клыков, предложил Айк.
  Я вернулась к столу, открыла шкатулку и удивленно уставилась на ее содержимое. Шкатулка была полна золотых монет. - Я все время хотел ее тебе отдать, но забывал, - извиняющимся тоном произнес этот непостижимый мужчина, усаживаясь в свое рабочее кресло. А я задумчиво перебирала монетки и укладывала их в ровные горочки.
  - Айк, а это много денег? - задумчиво смотрю на башенку из десяти золотых монет. В шкатулке монет наберется еще штук на шесть таких башенок минимум.
  - Это смотря для кого, - акши уже что-то сосредоточенно писал, - для нас нет, ерунда. Для кого-то много.
  - То что акшиани богаты, я слышала, но вот как-то не осознавала этого. - задумчиво строю новую горку. - Ну а если порядок цен, вот на эту горку - двигаю в его сторону свою постройку - корову купить можно?
  Айк, по-моему, даже перо сломал от удивления.
  - Саша, - вкрадчиво так, - а зачем тебе корова? Нам ее держать особо негде, - и растерянно озирается по сторонам. А на меня такой смех накатил, что не могу сдержаться. Делаю сосредоточенное выражение лица:
  - А козу?
  Акши вновь взятое перо отложил, видимо, чтобы не сломать еще одно, скрестил длинные пальцы и задумчиво уставился на меня: - Александра, позволь полюбопытствовать, что ты задумала? Ты тут молочную ферму хочешь устроить? Так с экономической точки зрения ее абсолютно невыгодно держать в городской черте...
  Дальше я свой маскарад уже продолжать не смогла и, весело рассмеявшись, заверила изрядно озадаченного лорда, всерьез рассуждающего об экономической целесообразности моего бреда, что это просто шутка.
  - Я просто хочу понять порядок цен. Вот тут рубашка стоит пятьдесят серебряных, но это же столица самой богатой народности, не знаю уж скольки миров, если не всех вместе взятых. А что эти же пятьдесят серебряных для обычных людей? - внимательно жду ответа.
  Айк, видимо, изрядно успокоенный тем, что приобретение коровы и козы откладывается, придвинул к себе мою горку из золотых и начал: - Ну вот смотри, одна монета - корова, 5 монет - неплохой дом, 10 монет - во многих мирах приличное приданое за невесту. У купцов и знати, разумеется, поболе будет, а у простого люда меньше. Это скорее у ремесленников.
  - А коза? - златоглазый лорд уже озадаченно, если не сказать озабоченно, посматривает на меня, крутя по столу золотую монетку. - Больше пятидесяти серебряных не давай, - почему-то выдал он и еще более обреченно, - и учти, тебя Тар-Такш с ней домой не пустит!
  Весело рассмеявшись, я отсчитала двенадцать золотых из шкатулки и свою ранее выпотрошенную на стол мелочь, остальное аккуратно сложила обратно в шкатулку, мысленно решив, что много брать не буду. Да и это верну со временем, как-нибудь потом придумаю как именно.
  Чмокнув своего занятого лорда в щеку и явно вызвав этим его недоумение, весело направилась к выходу из комнаты.
  - Александра, остальное забирать не будешь? - не отрываясь от бумаг, он махнул пером в сторону шкатулки, оставленной на столе.
  - Неа, не буду. - и на самом пороге, не удержавшись, - на козу-то мне хватит!
  И пока он не успел осознать мои последние слова, рванула вверх по лестнице к своей комнате, захлебываясь от смеха. Вволю отсмеявшись над этой дурацкой шуткой с козой, я разложила на кровати свое состояние и пересчитала имеющееся: двенадцать золотых золотыми монетами, около двух серебряными и горка медяков. Неплохо, усмехнулась я. Вы отделаетесь от меня за сущие копейки, мой лорд, грустно подумала я, но тут же осекла себя, вспомнив о метке, легко передающей все мои эмоции. Вместо этого я подошла к гардеробу и вдумчиво осмотрела его содержимое. Остановив свой выбор на двух белых и двух черных сорочках, решила, что возьму их, а еще этот широкий черный пояс с платья, который предстоит надеть на прием, и, пожалуй, накидку. Моя ежедневная темно-синяя как раз подойдет. Остаток вечера я просидела, внимательно перечитывая план приема, который Женька, как водится, расписала чуть ли не по минутам, мысленно сопоставляя его с расписанием отхода кораблей.
  Через день мне удалось вырваться незамеченной в порт, где у прилавка с бусами, ко мне почти сразу же подошел знакомый уже гоблин. Проинструктировав его по поводу имен для вымышленных пассажиров на оба корабля и передав деньги, я перешла к основной части договора - услуге, за которую посулила гоблину золотой. Корову, можно сказать, подарила, снова всплыли в моей голове эти парнокопытные ассоциации.
  - Во сколько отходит каждый корабль? - своему подельнику я также не собиралась сообщать, на каком из них я в реальности собираюсь плыть. - И откуда?
  - Смотрите, находчивая леди, видите тот дальний пирс с вышкой. Там еще флаг обретается? - кивнула, показав, что поняла, о каком пирсе речь. - Оттуда в десять вечера отойдет корабль в земли оборотней. А на два пирса раньше, где сейчас лодка рыбацкая с гномами-полукровками - видите, - лодку я еще кое-как разглядела, а вот кто там на ней был, моего зрения тут уже не хватало, но направление я поняла, поэтому снова кивнула, - так оттуда за час до этого уйдет корабль в Картуш-кх.
  - Что надо сказать при входе на корабль или предъявить? - спрашиваю гоблина, еще раз запоминая очередность пирсов.
  - Нужные бумаги будут у возницы, моя леди, не сомневайтесь.
  - Идет, еще вопрос, сколько времени у твоего возничего займет путь от гномьей кондитерской на переулке Ледяных всполохов до порта? - место я прикинула заранее, выбрав один из соседних переулков, на которые были выходы из сада, окружавшего дом Варда и Жени. Я очень старалась сильно не отбрасывать тень на друзей, да и вообще об этом особо старалась не думать, иначе моя решимость таяла на глазах.
  Гоблин прикидывал маршрут в уме, - минут десять.
  - Быстро, - одобрительно кивнула я. - Возница должен быть там без двадцати девять. Золотой - за услуги - передам через него же. - внимательный взгляд на гоблина, - мастер Хватчик, мы же друг друга поняли, что данная сделка строго конфиденциальна, и хранить этот секрет в интересах обеих сторон?
  - Само собой, моя леди, - почтенный поклон в мою сторону, - Все будет сделано в лучшем виде.
  На этих словах мы с гоблином расстались, весьма довольные друг другом. Я, купив еще одни бусы, чтобы в случае чего оправдать свой поход в порт, отправилась в одну из самых отдаленных от дома портняжных лавок, расположенной в маленьком безымянном тупике у самых южных врат. Там клиентов поименно не знали, как в лавке у Рубиконса, да и моя чистокровность вообще ни у кого не вызвала вопросов - мало ли кто посещает столицу...
  Там я весьма бойко наплела сердобольной хозяйке заведения историю про больного братишку, которому надо купить штаны, камзол и сапоги с шапкой. А что размера он такого маленького, как я, так это он болеет с рождения, и пока необъятная портниха жалостливо советовала мне какие-то корешки и мази для моего новоявленного брата, мастеровые быстро сделали мне то, что требовалось. И спустя час я покинула лавку с объемным свертком, в котором помимо вышеперечисленной одежды еще был лоскут тонкой кожи, под которым я намеревалась прятать свою метку от любопытных глаз.
  Прикупив еще пару рубашек в одной из соседних с домом лавочек, я вернулась домой, отчаянно молясь всем богам, чтобы Айка дома не оказалось. Вероятно, боги мне вообще благоволили в эту дюжину дней, потому как дома меня настороженно встретил Тар-Такш, видимо предупрежденный Айком, и, убедившись, что козу я не привела, облегченно сообщил, что господина нет дома, вернется скорее всего очень поздно, просил его не ждать.
  Поужинав в гордом одиночестве, Тар-Такш, вероятно, тоже был чем-то занят, я немного повалялась с книгой в библиотеке, и в двенадцатом часу отправилась в свою комнату. До приема оставались считанные дни.

***

  Половину следующего дня я провела на переулке Ледяных всполохов, прикидывая, куда можно спрятать сверток со своими вещами, так, чтобы его никто не забрал, да и чтобы вещи не попортились. Для второго я уже присмотрела большую кожаную сумку у одного милого мастера полугнома, у которого в роду явно затесались люди или шиани, уж больно высок он был для своего народа. Сумку мне мастер посулил за двадцать серебряных. Итого, у меня оставалось восемь монет золотом и достаточное количество серебра. На первое время должно хватить, рассуждала я, а потом работу найду, не пропаду как-нибудь.
  В который раз проходя мимо сада Варда, внимательно разглядывала окружающий пейзаж, - обычная улочка зажиточного квартала, ровные ряды каменных домиков, несколько кондитерских, обувная и портняжная лавка, конюшня, стоящая прямо по соседству со стойлами Варда.
  - Нашла! - мысленно ликую я, а в реальности молча останавливаюсь, сделав вид, что развязался шнурок на ботинке, и внимательно осматриваю стык двух конюшен. Стены прилегают друг к другу не вплотную, образуя приличную по размерам щель, в которую легко пролезет сумка. Осталось только придумать, как ее туда закинуть. Тщательно перевязывая шнурок на своем ботинке аккурат напротив щели, замечаю, что щель сквозная и ведет в один из нелюдимых уголков сада. И, если мне не изменяет память, эта часть сада в грядущем приеме задействована не будет. Фейерверк будут устраивать в другой части сада, значит тут как раз никого не будет. Пока я мысленно перебираю различные варианты контрабандного проноса сумки, один неудачнее другого, меня окликает тонкий детский голосок.
  - Леди, леееедииии, - растягивает гласные какой-то невидимый мне малыш. Отпустив свой многострадальный ботинок, распрямляюсь в полный рост и внимательно оглядываю улицу, но никого не видно. Может тут еще народ невидимок живет, а я не в курсе была... - задумчиво возвращаюсь взглядом на столь заманчивые для меня конюшни и, о чудо, прямо оттуда мне машет ручкой маленькая гномочка. Белая рубашка в кружавчиках, зеленый сарафанчик, зеленая косынка и такие же зеленые сапожки, - немудрено, что я ее не заметила на фоне зеленого забора.
  Широко улыбаясь, подхожу к гномочке, - Привет, маленькая леди, - весело улыбаюсь ей, - Ты меня звала?
  - Вас, леди, - весело кивает гномочка, отчего золотые кудряшки забавно подпрыгивают вокруг ее круглого личика. - А что это у Вас такое из кармана торчит? - пальчиком указывает на заинтересовавшую ее вещицу.
  Посмотрев, куда она указывает, замечаю, что пока я вязала морские узлы на ботинке, из кармана накидки выпали бусы, купленные в порту, и теперь висят как странное нагрудное украшение из ракушек.
  - Это бусы такие, в порту купила - протягиваю безделицу ребенку. Гномочка зачарованно рассматривает ракушки, а я невольно улыбаюсь, вспомнив семейство гномов на проспекте Красной реки: ракушки, видимо, все-таки имеют на гномок какое-то магическое влияние. Девочка перебирает ракушки, задумчиво прикусив нижнюю губу, явно о чем-то задумавшись.
  - А у нас жеребенок родился недавно. Почти такой же красивый как поднебесный, только без крылышек. - неожиданно выдает она. - Хотите покажу? А Вы мне их еще посмотреть дадите... - на меня с мольбой уставились детские глаза.
  - Конечно, хочу, - улыбаюсь я, я уже начинаю побаиваться собственной удачи, видимо откат потом будет неслабый, но пути назад уже нет. - Только у меня сегодня не получится, времени не осталось. Но я завтра могу зайти. - расстроившаяся было гномочка расцветает в улыбке и согласно кивает, - приходите завтра в полдень, как раз все кони тут будут. А родители на рынок уйдут, почему-то добавляет гномочка в конце. Хитро подмигнув своей нежданной удаче зеленоглазой, весело обещаю, что непременно зайду завтра в полдень с бусами. И помахав крохе на прощание, отправилась в сторону лавки кожевенника, так как сумку надо было купить уже сегодня.
  Сумку мне удалось пронести незамеченной, бодро крикнув у самого входа, что я без козы. Тар-Такш поверил мне на слово, и не показывался до самого вечера, когда накрывал мне ужин. Аллинара снова не было. Грустно посмотрев на пустой и одинокий без него стол, я быстро съела свою порцию как всегда чего-то очень вкусного и, попросив у хранителя бокал вина, прошмыгнула в библиотеку, где свернулась калачиком на любимом кресле Айка, вытянув с полки наугад какую-то книгу. То ли книжка оказалась куда скучнее, чем я ожидала, что ли вино крепче, но там я и уснула. Сквозь сон я почувствовала, как сильные руки лорда меня аккуратно подняли и прижали к себе, - Айк, - пробормотала я сквозь сон, - Шшшш, спи, моя хорошая, спи, моя девочка маленькая. - И под его убаюкивания я окончательно уснула, проснувшись наутро в своей кровати.
  Утро я встретила в пустом доме, Айк всегда уходил очень рано, но вот чтобы хранителя не было - это было впервые на моей памяти. Зайдя в столовую обнаружила на столе подогревающийся кувшин с каппой, блюдо с пирожками и записку.
  Ровным почерком Айка было выведено: Александра, доброе утро.
  - И Вам доброе утро, мой ненаглядный лорд, - решила я поговорить хотя бы с запиской, попутно наливая бодрящий напиток в чашку и откусывая пирожок, интересно с чем на этот раз, - надо же что-то мне неизвестное, задумчиво перевожу взгляд с записки на начинку пирожка, которая по внешнему виду похожа на какое-то варенье, только явно из неведомых мне фруктов или ягод. Меня не будет до позднего вечера - суматоха в Главном Доме, плюс осталось по мелочи помочь Варду дома. Тар-Такш тоже у Варда, поэтому все хозяйство на тебе.
  И подпись - Аллинар Даргонт-Акш
  Весело ухмыляюсь, отчетливо представив с какой улыбочкой он писал последние строки про хозяйство.
  И два постскриптума в конце. Первое дополнение: Саша, пожалуйста, не покупай козу, пожалей седины Тар-Такша.
  Подавившись на этом предложении пирожком и расплескав полчашки кружки на скатерть, угрожаю кулаком записке. Хотя если на кого и сердиться, так на саму себя, сама эту историю с козой затеяла, вот и получай теперь.
  И второе: Пирожки с начинкой из дикой груши, которая растет в моем родовом имении. Разберемся с этой нервотрепкой, съездим.
  И еще одна размашистая подпись в конце.
  Мечтательно улыбаясь, сижу за столом, глядя на расплывшееся по скатерти пятно. Нехорошо вышло, конечно, но сам виноват, нечего было меня смешить. Быстро покончив с завтраком, я аккуратно сложила записку и убрала в карман, решив, что маленькую слабость в виде такой памяти об этом удивительном лорде я могу себе позволить, встала из-за стола. Вся посуда вместе с испорченной скатертью моментально растворились в воздухе.
  - Предусмотрительно, - задумчиво протянула я и направилась в свою комнату, собирать сумку с контрабандой.
  Сборы заняли минимум времени, несколько сорочек, белье, брюки и камзол, кожаный лоскут для маскировки метки и сапоги с шапкой, больше похожей на мягкий капюшон. Запихнув во внутренний карман половину своего золотого запаса, оставшуюся половину решила спрятать где-нибудь в другом месте, - не будем класть все яйца в одну корзину, так ведь, - рассуждала я сама с собой, прикидывая вес сумки. Весила она немного, но мне же еще надо было размахнуться и закинуть ее подальше в щель...
  Спустя полчаса я вышла из дома и быстрым шагом направилась в сторону переулка Ледяных всполохов. Как и рассчитывала, путь занял еще около часа, и в оговоренное время я стояла напротив уже знакомой конюшни. Практически сразу от забора отделилась моя недавняя знакомая, и деловито поинтересовавшись, - Бусы принесли? - выжидательно уставилась на меня.
  - И тебе привет, маленькая хваткая леди, - усмехнулась я девочке и, достав из нагрудного кармана накидки бусы, помахала у нее перед носом. Ребенок расплылся в улыбке и тут же потащил меня смотреть на жеребенка. Жеребенок и впрямь был очень красивый и крайне напоминал поднебесных скакунов, но меня сейчас больше заботил вопрос, как перекинуть принесенную сумку на территорию сада. Взгляд задумчиво бродил по конюшне и вновь остановился на гномочке, жадно разглядывающей бусы из ракушек. Отлично понимая, что ничего хорошего я сейчас не делаю, тем не менее озвучиваю мысль, посетившую меня только что: - А хочешь сделку?
  - Жеребенка за бусы не отдам, - моментально среагировал ребенок, при этом не отрывая взгляда от побрякушки.
  - Неа, не нужен мне твой жеребенок. - заверяю девочку, теперь сверлящую меня своими зелеными глазенками, - Смотри какое дело, - во мне как обычно включился сказочник, - я хочу устроить своим друзьям сюрприз - ну можно ведь и так это назвать, мысленно подбадриваю я себя, - но для этого мне необходимо пронести тайком на территорию соседнего сада эту сумку. А между стеной вашей конюшни и соседней щель как раз. Ничего сложного, ты как раз в нее легко пролезешь, а на той стороне я заметила, что щель сквозная. Прикроешь сумку ветками, вот и вся работа.
  Девочка задумчиво уставилась на меня, в сомнениях комкая ткань сарафана. Пришлось пойти на уступки, я открыла сумку, - Смотри там просто одежда, никакого оружия, ничего запретного, просто разная одежда. Это будет мой секретный костюм на карнавале. - Аккуратно забираю бусы из рук гномочки, и так уже много сказала. Теперь ее ход.
  - По рукам, - улыбаясь, заявил ребенок, и спустя мгновенье девочка скрылась с моей сумкой в щели, незаметная в высоких кустах, которые заполонили щель, делая ее плохо различимой с улицы. Еще пару секунд спустя, она вернулась обратно, стряхивая веточки с подола, - Я прислонила сумку к стене нашей конюшни и прикрыла сверху, с той стороны не будет видно. - отчиталась девочка.
  А я, мысленно возликовав, протянула ей честно заработанные бусы. - Это наш с тобой секрет, да? - мой портрет такими темпами скоро на стенку объявлений повесят, в раздел "Осторожно, не допускайте к детям - учит плохому". Но гномочка мне хитро подмигнула и, спрятав бусы в карман сарафана, громко спросила: Вот такие жеребята у нашей гнедой. Еще посмотреть не желаете?
  Я, также хитро подмигнув ей, в тон ответила, что нет, пожалуй. Приду потом, когда будут родители и можно будет поторговаться. На том мы с ней и расстались. Гномочка скрылась в полумраке конюшни и, более чем уверена, отправилась снова разглядывать эти бусы, а я отправилась гулять по улочкам Акшинт-Аара, зная, что домой мне торопиться ни к чему, там все равно пусто, да и по городу этому волшебному наверняка больше бродить не придется. От этих мыслей стало как-то совсем тоскливо, и я зашла в ближайшую кондитерскую запить грусть чашкой каппы и заесть сладким пирожным.
  Вдоволь набродившись по улочкам и переулкам портовой столицы, стараясь до мельчайших подробностей впитать в себя все черточки этого невероятного города, домой я вернулась затемно, удивившись тому, что в окнах непривычно горел свет.
  Айк дома, - сердце радостно запело, и я, сбросив уличную одежду в прихожей, влетела в библиотеку, распевая вместо приветствия, - Я сегодня так и быть без козы!
  И замерла как вкопанная, увидев удивленно уставившихся на меня двух смутно знакомых мужчин шиани. У одного от удивления вверх поползли обе тонкие изумрудные брови, второй спокойным голосом поинтересовался, вероятно, у Айка:
  - Леди обычно приходит с козой? - в этом вопросе было столько сарказма, что я тихо мечтала провалиться куда-нибудь в пропасть или на месте сгореть от стыда, чем стоять тут. Выдавив из себя "Добрый вечер, лорды", собираюсь тихо отползти назад в сумрак коридора и уже там догорать от стыда, а лучше сразу себе свой болтливый язык отрезать, и конец моим бедам. Тут из-за своего стола быстро поднимается Аллинар и, молниеносно возникнув у меня за спиной, властно обнимает меня за плечи.
  - Моя леди может хоть с коровой домой прийти, не вижу в этом ничего смешного, лорд Гарма-Шиани, - и точно, полукровка из рода Верховного, или вампира, как я его называю, такие же пепельные волосы и красные глаза, только разрез глаз миндалевидный, свойственный шиани. Мысленно закатываю глаза, представив в красках, какие теперь слухи пойдут обо мне в Главном доме, пастушка в невестах у одного из чистокровных. Ох, Александра, умеешь ты испортить о себе и так паршивое впечатление. Продолжив мысленное самобичевание, изучаю узор ковра у своих ног, черт, я еще и туфли домашние надеть забыла... Из моих невеселых дум меня вырывает Айк, нежно целуя в затылок и перемещая руки с плеч на талию, окружая меня защитным кольцом, - моя драгоценная, позволь представить тебе моих друзей - лорда Гаймиира Гарма-Шиани, - вежливый кивок красноглазого в мою сторону - и лорда Терриула Эмбер-Шиани - кареглазый весело мне подмигнул. Аллинар же, продолжил, - А это, как вы уже поняли, моя несравненная леди, для вас леди Александра. - И уже обращаясь ко мне, - Сашенька, не обращай внимания на глупые шутки некоторых из присутствующих здесь.
  - Начать надо вероятно со своих? - поднимаю глаза на своего лорда. Нет, язык мне точно надо отрезать, ну на крайний случай прикусить, о чем я моментально задумываюсь не в первый раз за последние пару минут, но тут тишину разрывает задумчивое:
  - Айк, а я кажется, начинаю понимать... - протянул красноглазый шиани, весело салютуя мне бокалом с вином.
  - Гай, ты никогда скоростью мысли не отличался, - весело поддел его зеленоволосый красавец, снова подмигивая мне, - я еще на балу новогоднем все понял.
  И вот я стою, в окружении трех веселящихся лордов, где все что-то да понимают, а я одна ничего не соображу. Уловив мою растерянность, Айк наклонился и шепнул в ухо: Мы еще с полчаса поработаем, хочешь посиди с нами, хочешь своими делами займись.
  Перевожу взгляд на пристально изучающих меня лордов и решаю ретироваться, - Я, пожалуй пойду, - Изображаю придворный реверанс, - стараниями Рины я все-таки освоила парочку самых простых, и бодрыми шажками двигаюсь в сторону выхода из библиотеки.
  - Кстати, леди Александра, - задерживает меня у самого порога красноглазый лорд, - знаете, как называется вино, которое мы сейчас пьем? - изящный кивок головой в сторону диковинной бутыли, стоящей неподалеку. И не дождавшись моего ответа, продолжает, - Кровь Дракона, милая леди, Кровь Дракона. Так что Вы все-таки были в чем-то правы, кровь мы иногда пьем...
  А я изумленно смотрю на веселящегося лорда, осознавая, что он был в круге тех избранных, которые забирали нас с Женей из нашего мира. И именно его мелькнувшие из-под капюшона красными всполохами глаза навели меня тогда на мысли о вампирах. Выдавив улыбку, покидаю библиотеку, раздумывая о том, насколько же эти высокородные лорды злопамятны, а главное, чем лично мне это может грозить.
  Но, вспомнив о своем дневном успехе, решаю, что лично мне это уже грозить будет на вряд ли. А Женю жених в обиду не даст. Ну или по крайней мере очень хочется на это рассчитывать. За этими невеселыми думами прошел следующий час. И когда я во внеочередной раз убеждала себя, что безусловно мое решение сбежать - это лучший выход в сложившейся ситуации, а то, что в нем налицо явные минусы, то это тоже нормально - идеальных решений не бывает в природе, меня снизу окликнул Айк, позвав к ужину.
  Мой лорд был явно в хорошем настроении, поэтому весь ужин прошел в шутках и веселых рассказах об этих двух увиденных мною лордах, которые уходя даже удосужились передать мне свои наилучшие пожелания. Пока я задумчиво гоняла вино в бокале, обдумывая, с чего это высокородные лорды стали столь учтивы, Айк внимательно изучал меня с другой стороны стола.
  - Саша, - поднимаю глаза от красного вина, кружащегося в стекле, и натыкаюсь на внимательный взгляд золотых глаз. - Гай заметил, что ты чем-то подавлена. Это так?
  - Гай? - уточняю я, больше чтобы потянуть время. Память на имена у меня была не лучшая, но двух гостей запомнить я смогла.
  - Гаймиир, - и с улыбкой, - или вампир, если пользоваться твоей терминологией.
  Не могу сдержать улыбку, надо же, даже это слово, оброненное мной уже кажется сто лет назад, запомнил. Но вспоминаю суть вопроса Аллинара, и радость сменяется грустью.
  - До приема один день остался. А это значит послезавтра снова будет толпа акшиани, какие-то странные танцы, которых я не понимаю, изучающие взгляды и сплетни за спиной. - осекаюсь на мысли, что снова я жалуюсь, - я эгоистка да, Айк? У моих лучших друзей такое важное событие, а мне хочется спрятаться куда-нибудь подальше и не высовываться... - снова решаюсь посмотреть на лорда, но подняв глаза, не нахожу его на прежнем месте.
  - Прятаться снова в потайной нише будем? - раздалось за моей спиной и меня легко выдернули со стула, прислонив спиной к своей груди. - Я отлично помню план дома, там есть пара темных углов, как раз подходящих для наших целей.
  - Между прочим, я там тогда оказалась не по своей воле! - возразила я, обнимая прижимающие меня руки и вспоминая тот злополучный бал, - Сам меня туда уволок.
  Айк явно собирался что-то мне ответить, но на серебряном подносе в центре стола вспыхнуло синее пламя и появилась записка.
  От Варда, - подумала я, продолжая обнимать руки лорда, - ну вот, а вечер имел все шансы быть таким теплым и приятным. Айк аккуратно опустил меня на пол и подошел к подносу, быстро пробежал глазами строки, сжег там же, только своим темным пламенем.
  - Вард очень просит приехать сейчас. Боюсь, вернусь поздно. - сообщил мне Аллинар то, что я уже по сути и так поняла.
  - Передавай им обоим от меня привет. - улыбнулась я златоглазому лорду, как всегда пряча грусть глубоко-глубоко внутри.
  Айк залпом допил свой бокал, что-то произнес на древнем наречии, скорее всего, вызвал своего ездового змея Вартуша, после чего подошел ко мне и нежно поцеловал в губы, обнимая мое лицо ладонями. - Не переживай из-за приема, никто за твоей спиной и слова сказать не посмеет. Это я тебе гарантирую. Ложись спать пораньше, маленькая леди, ты и правда выглядишь уставшей и подавленной. Меня это тревожит. - внимательный взгляд золотых глаз.
  - Хорошо, - улыбаюсь в ответ, - Хорошего вечера, Аллинар.
  - Приятных снов, Александра, - с этими словами лорд покинул комнату, а я, тоже допив свой бокал, поблагодарила Тар-Такша за прекрасный ужин и отправилась спать.
  Заснула я на удивление быстро, но практически сразу же окунулась в уже почти позабытый кошмар. Я снова стояла на той самой арене сражений. Вокруг меня опять кружили снежинки, застилая поле белым пушистым покрывалом, а чуть вдалеке стоял Раймиир, казалось весь отлитый из золота. Золотые распущенные волосы, чуть развевающиеся от зимнего ветра, золотой камзол поверх сорочки, темные брюки, заправленные в высокие черные сапоги. И глаза, сузившиеся от ярости до двух черных черточек. И тогда и сейчас мне кажется, что если у смерти есть лицо, то я в него как раз смотрю. И снова громовой рык разъяренного акши "Откажись, откажись от своих слов. Забери назад свой отказ от метки". И я как всегда отрицательно качаю головой.
  Свист десятков кожаных ремешков, на которые распадается ритуальная плеть турсок. Некоторые ремешки заканчиваются острыми лезвиями. Снова свист ремней, и я вижу, как эти кожаные змейки взмывают в воздух и летят ко мне...
  И я, прячу лицо в руках, кричу от боли, и зову, во сне я всегда зову Айка. А белое пушистое снежное покрывало расцветает красными узорами моей крови.
  Просыпаюсь в рыданиях от того, что меня трясут за плечи.
  - Александра, проснись, слышишь, это сон. Все хорошо, моя маленькая, я с тобой. Я пришел, я тут. - Айк гладит меня по голове, утирает слезы, льющиеся ручьями, увидев, что я, наконец, проснулась, подхватывает на руки и, укачивая как ребенка, носит по комнате. - Шшшш, моя хорошая, все кончилось, все давно позади. Не плачь, уже все в прошлом.
  Я еще судорожно всхлипываю, но понимание, что все только что пережитое - всего лишь сон, отголосок прошедших дней, накатывает тяжелой волной усталости, смешанной с облегчением. Закрываю глаза и утыкаюсь в грудь Айка, как же хорошо, что я могу вот так спрятаться в его объятиях от всех моих кошмаров.
  Акши аккуратно укладывает меня на кровать, сам садится рядом, озабоченно вглядываясь в мое лицо. Я уже не плачу, только дыхание еще прерывистое, перемежаемое редкими всхлипами. Соображаю, что на мне только коротенькая ночная сорочка, но этот факт кажется совершенно незначительным. Тем более, вспоминая, что все раны на моем теле залечивал лично он, ничего нового для себя лорд не увидит.
  Удостоверившись, что моя истерика, вызванная кошмаром, прошла, плавно встает, чтобы скорее всего вернуться к себе в комнату.
  - Айк, - вскочила с кровати, подбежала, обняла со спины, - не уходи, пожалуйста. Просто полежи рядом, я много места не занимаю. Просто не уходи, пожалуйста, не уходи. - шепчу в его широкую спину.
  - Тихо, тихо, не переживай. - меня аккуратно разворачивают лицом к себе. - Я только за книгой сходить собирался, никуда я не собирался уходить сегодня. Перепугалась, моя маленькая. - и прижав к себе, гладит волосы и спину. - Шшшш, иди в кровать. Я сейчас книгу принесу и вернусь. У тебя посплю.
  Послушно иду обратно в кровать, где и сижу до его возвращения с обещанной книгой. Помимо прочего лорд умудрился еще и как-то успеть принять ванну, потому что волосы у него выглядели мокрыми, и сам он, казалось, наспех вытерся, капельки воды блестели то тут, то там. Недоумеваю, потому что не было его всего несколько минут. Поняв, что любопытство снова побеждает, не удержавшись, беру в руку прядь волос - действительно влажная.
  - Но как? - удивленно выдыхаю я, сидя на кровати с одной стороны и озадаченно щупая прядь волос Аллинара, расположившегося на другой стороне кровати.
  - Древний секрет акши, - весело ухмыляется мне Айк и весьма довольный произведенным эффектом, резким движением перемещает меня ближе к себе. - Залезай под одеяло, Александра. Простынешь.
  Послушно заползаю, куда велено, и меня бережно прижимают к себе, уложив голову к себе на грудь. - Вот так и будешь спать, а я книгу почитаю. - и на этом оптимистичном заявлении в комнате гаснет свет. Весь, который был. А я только сейчас вспомнила, что он видит в темноте.
  - А все акшиани видят в темноте?
  - Нет, не все. Но многие. Вард тоже видит, например. Гай тоже. Терриул вроде не обладает этой способностью. Еще вопросы будут?
  - Не знаю, сейчас подумаю. А любой задавать можно?
  Акши вероятно понял, что книгу почитать ему не дадут, поэтому я услышала стук упавшей на пол книги. И меня переместили наверх, вероятно ближе к лицу, потому как следующая фраза прозвучала совсем близко:
  - Саша, тебе тут давно все и всегда можно, чем ты, между прочим, постоянно и беззастенчиво пользуешься.
  Вот и приплыли, называется. Я даже рот открыла от удивления. Когда и чем это я беззастенчиво пользовалась.
  - Позвольте-ка, лорд! - в памяти моментально всплыли нужные аргументы, - А как же тот случай, когда я залезла на дерево, а Вы мне потом не разрешали из дома выходить целую дюжину дней.
  - Александра, - выдохнул Айк мне прямо в губы, - ты будь добра, не искажай факты! Ты на дерево не залезла, ты с него свалилась и чуть не свернула шею!
  - А вот и нет, мой лорд, - никак не угомонюсь я, - Чтобы с дерева свалиться, в чем Вы меня обвиняете кстати, на него сначала надо залезть! И я на него именно что залезла, а свалилась уже случайно, - и вспомнив с улыбкой не столь далекие события, - ты несся по аллее такой разъяренный, что я перепугалась и шагнула, не глядя под ноги.
  - Саша, - почему-то неожиданно серьезным голосом, - ты меня боишься?
  Задумываюсь над его вопросом, а боюсь ли я Аллинара. Я ведь видела его и в состоянии боевой трансформации, в истинной ипостаси в виде огромного черного дракона. И главное, именно этот мужчина уволок меня из моего родного мира и показал мне свой, где я сначала умудрилась влипнуть в неприятности, потом в попытках самостоятельно выкарабкаться, чуть не лишилась жизни. И снова именно он оказался тем, кто спас и защитил. А потом было много дюжин дней веселья и, наверное, того самого счастья, которое мы все так ищем. Поэтому ответ на его вопрос был очевиден.
  - Айк, я тебя не боюсь. - и мысленно добавляю: Я люблю тебя, мой златоглазый лорд. Люблю больше жизни и поэтому освобожу тебя от себя. Потому что сильнее всего на свете я боюсь услышать, что ты меня не любишь, что я всего лишь часть мести, своего рода долг чести или искупление вины. Я боролась с собой слишком долго, но поняла, что проигрываю. Я видела счастье подруги, купающейся в любви жениха, и понимала, что ни за что не соглашусь на компромисс. Да, я боялась спросить у тебя напрямую, потому что понимала, что ответ вероятнее всего разобьет мне сердце. Но оставаться с тобой, понимая, что для тебя это лишь вынужденная мера, - это было еще тяжелее. Но все эти мысли остались не высказанными, ограничившись лишь дежурным: Приятных снов, Аллинар.
  - И тебе сладких, Саша.
  Устраиваюсь, удобно уткнувшись носом в его шею, и довольно скоро засыпаю.

***

  Последние минуты перед выходом из комнаты. Внизу уже наверняка ждет собранный Аллинар, Тар-Такш еще пару минут назад известил о прибытии возницы. А я смотрю на себя в зеркало и пытаюсь удостовериться, что платье село нормально, а маленький платочек, в который завернуты мои оставшиеся для побега монеты, нигде не торчит и не привлекает к себе внимания.
  В зеркале отражается невысокая стройная девушка в черном приталенном платье с открытыми плечами. Расширяющиеся к низу рукава и спинка платья выполнены из черного кружева, связанного с добавлением золотой нити, шелк юбки плавно покачивается в такт моим поворотам. При движении на черной материи то тут, то там золотом вспыхивают вышитые драконы. Как мне объяснил Тар-Такш, магическая вышивка живет своей собственной жизнью, поэтому узор платья всегда разный и неповторимый. Широкий пояс, в тон платью черный с золотой вышивкой, единственное украшение моего наряда.
  Удостоверившись, что мои монеты надежно спрятаны за плотным поясом и не издают никаких звуков при движении, обуваю черные туфли на каблучках.
  В тот момент, когда я в последний раз оглядывала себя в полном убранстве, уже готовая спуститься вниз, в комнату заходит Айк. Невольно задерживаю дыхание, восторженно глядя на лорда, одетого в цвета своего дома.
  Черная сорочка с широкими рукавами, стянутыми у запястьев, и закрывающими кисти рук пышными воланами кружев. Узкие черные брюки, подчеркивающие длинные стройные ноги, заправлены в высокие черные сапоги с золотыми пряжками. Поверх рубашки длинный жилет до бедер из плотной черной ткани, расшитой магическими золотыми драконами на манер моего платья. И широкий пояс, полностью идентичный моему. Его длинные волосы на сей раз не собраны, только тонкая коса оплетает голову подобно венку, завершаясь у левого виска золотым шнурком.
  Ойкаю, вспомнив, что у меня на голове, как обычно, ничего путного. Волосы конечно чистые и расчесанные, но на этом все, Тар-Такш был занят весь день, а мне прически вообще редко удавались. Пытаюсь броситься к зеркалу и своему золотому шнурку, лежащему перед ним, но меня плавно перехватывают за талию и разворачивают обратно лицом к себе.
  - Айк, нам идти пора, а я про прическу совсем забыла. - испуганно сообщаю ему очевидное.
  - Саша, замри на пару мгновений и не нервничай по пустякам. - Златоглазый лорд ласково улыбается мне и мягко проводит пальцами у моих волос, я снова ощущаю легкое покалывание у кожи головы, осознавая, что с прической мне сейчас помогут магически. Айк что-то вплетает мне у левого виска и, улыбнувшись, явно довольный результатом, разворачивает меня обратно к зеркалу.
  А я смотрю на себя и понимаю, что он мне сделал практически копию собственной прически, только если его коса напоминает тонкий венок, оплетающий голову, моя скорее напоминает корону и также заканчивается золотым шнурком.
  - Нравится? - Склоняется к моему плечу темноволосый красавец, стоящий за моей спиной.
  - Очень, - улыбаюсь я в ответ его отражению.
  - Вы сегодня ослепительны, моя леди. - галантный поклон в мою сторону.
  - Вы также прекрасно выглядите, мой лорд, - реверанс в сторону зеркала.
  - Не хватает только сущего пустяка, - и с этими словами Айк застегивает на моей шее ожерелье. Теперь мою шею опоясывает изящный дракон, выполненный из неизвестного мне черного метала, сверкающего золотыми искрами. Голова и хвост дракона сходятся на моей груди ровно над платьем.
  Как же я с таким ошейником убегать буду - проносится у меня в голове, но тут дракон неожиданно открывает один золотой глаз.
  - Мама, - а вот я похоже сейчас упаду.
  - Тихо, тихо, не бойся. Это магическая ковка. Тебе бояться нечего. Это драгоценность дома Даргонт-Акш, на днях успел быстро слетать в родовое имение и взять его для тебя на этот прием. Своего рода охранный амулет. На тебе моя печать и он зачарован охранять именно тебя, так что тебе бояться нечего. А окружающие сильно задумаются перед тем как что-то тебе сделать. Акшиани в состоянии различить, какая именно магия вплетена в ожерелье.
  - Понятно, - медленно протягиваю я, пытаясь мысленно быстро перестроить свой план побега, скорректировав в связи с неожиданно возникшими обстоятельствами в виде древней семейной реликвии у меня на шее. - А вечером я его смогу снять? - отчаянно жду ответа, уже представляя, как все удивятся, обнаружив ожерелье в конюшне.
  - Нет, милая. Я сам сниму. Там замок хитрый, без мага не обойтись. - и, взяв меня за руку, вывел из комнаты. Дом я покидала в полном тумане, силы воли хватило только, чтобы собраться и от всей души попрощаться с Тар-Такшем, который смотрел на нас взглядом любящего деда и наставительно внушал Айку: - А я Вам, мой лорд, давно говорил, что леди будет очаровательна в родовых цветах дома Даргонт-Акш. А Вы мне все подождем, да подождем.
  Растерянно перевожу взгляд с одного на другого, но тут Айк быстро накидывает мне на плечи накидку и, взяв за руку, выводит из дома, на ходу бросая хранителю:
  - Я понял, Тар-Такш, исправлюсь, больше ждать не буду.
  Весь путь до дома Варда и Жени я терзалась мыслями, что теперь я окажусь в глазах Айка воровкой. Потом все-таки решив смириться с тем, что изменить не получится, думаю, что обязательно где-нибудь найду мага, чтобы снять ожерелье, и верну его владельцу. Убедив себя в том, что у меня обязательно получится это сделать, начинаю различать пейзаж за окном. Перевожу взгляд на Айка и пугаюсь того, как внимательно он меня рассматривает.
  - Саша, почему ты в такой панике? - испуганно смотрю на него, понимая, что в который раз забыла про метку. - Это из-за приема? - киваю, так как это тоже можно считать частично правдой.
  Меня пересаживают к себе на колени и, ласково поглаживая по спине, начинают успокаивать:
  - Александра, не волнуйся, леди ты моя перепуганная. Мы идем к нашим друзьям, там будет куча достойных горожан, с которыми ты обязательно познакомишься, никто не посмеет тебя обидеть, слышишь? - киваю, привычно примостив голову у него на груди, - Никто не посмеет обидеть мою леди. А кто посмеет, тому очень не поздоровится.- Последние слова Айк довершил легким щелчком по носу, который окончательно развеял мою грусть.
  - Хорошо, мой лорд, так и сделаю. Буду наслаждаться каждым мгновением. - Посмотрев на него, широко улыбаюсь, заметив встречный взгляд золотых глаз.
  - Вот и умница, - акши ласково чмокает меня в нос, и тут дверца повозки открывается, и возница сообщает нам, что мы на месте.
  Я выхожу и тут же растерянно хватаюсь за руку Айка, не узнавая дом Варда. Трехэтажный особняк весь подсвечен голубым сиянием, дорожка, ведущая от ворот к дверям дома, украшена арками из переплетенных ледяных цветов.
  - Как красиво, - выдыхаю я, пораженная увиденным.
  - Вард делал по Жениным наброскам, - пояснил мне Айк. - По-моему, у них прекрасный дуэт сложился, могут хоть сейчас все бросать и этим на жизнь зарабатывать.
  - Это точно, - улыбаюсь я, идя под руку с лордом в голубых отблесках ледяных цветов.
  Мы миновали прихожую, где оставили верхние накидки и вошли в огромную залу, которая непонятно откуда тут взялась, сколько я тут была, никогда не замечала такой огромной комнаты с потолками высотой в два этажа. Потолок казался темным зимним небом, в котором терялись бесконечные колонны, окружающие комнату по периметру. Колонны были увиты такими же ледяными цветами, как увиденные до этого в саду, но тут, я еще заметила, стоило кому-то до них дотронуться, как они осыпали на него горсть снежинок. В воздухе кружили подносы с напитками и гости группками толпились у изящно сервированных столиков, где в отблеске свечей высились мириады закусок.
  Пока я растерянно разглядывала новую комнату в доме, на весь зал раздался многократно усиленный голос хранительницы Терра-Ши:
  - Лорд Аллинар Даргонт-Акш и его невеста леди Александра.
  Услышав свое имя, я моментально выпрямила спину, расправила плечи и гордо вздернула подбородок - потом поймала себя на том, что похоже мне все-таки есть за что поблагодарить Рину Вир-Шиани. Некоторые манеры она мне вбила намертво.
  На нас обернулось множество пар. Судя по количеству гостей, мы были одними из самых припозднившихся. Мужчины приветствовали нас едва заметным кивком головы, женщины легким реверансом. Нам же, насколько я помнила уроки Вирнарины, полагалось наоборот поприветствовать всех более официально, и, почувствовав плечом движение своего лорда, постаралась так же синхронно с ним присесть в глубоком реверансе. Надо сказать, что мне это удалось, и я была весьма довольна собой, застыв в этой не самой удобной позе и отсчитывая положенные двенадцать секунд. Но тут, опустив глаза на свое декольте, я с ужасом понимаю, что дракон мой тоже не теряет времени даром, и теперь оба его глаза сияют золотом, тогда как я точно помню, что когда начинала движение ожерелье "спало" и признаков жизни не подавало.
  Айк, видимо ощутив прилив моей паники, незаметно дотронулся кончиками пальцев до моих и тихо прошептал: - Не пугайся, так и было задумано. Я решил сразу объявить о своих намерениях.
  - Прямо с порога? - так же шепотом усмехаюсь я.
  - Ну можно и так сказать, - отвечает этот удивительный мужчина и, явно вопреки всем правилам приличия, поворачивается ко мне, сверкая ослепительной улыбкой.
  И мы стоим у входа в зал и улыбаемся друг другу как два заговорщика, но тут я начинаю догадываться, что что-то не так. Отвожу взгляд от златоглазого лорда, которого похоже вообще все устраивает, и натыкаюсь на полный зал гостей, недоуменно на нас уставившийся.
  - Айк, - так же шепотом продолжаю я, - мы на прием пришли, и кажется положенные двенадцать секунд официального приветствия присутствующих уже прошли.
  - Не кажется, а точно прошли, моя внимательная. Примерно двенадцать секунд назад. - улыбается этот наглый лорд, подхватывая меня под руку и уводя в центр зала.
  - То есть следующие двенадцать секунд мы просто радовали публику своими светлыми ликами? - улыбаясь всем, мимо кого мы проходим, продолжаю допрашивать лорда.
  - Примерно так, моя светлоликая леди, - Айк грациозно обводит меня вокруг разговаривающих группок, явно нацелившись куда-то конкретно.
  - Это тоже было задумано, мой много думающий лорд? - шепчу я, когда народу вокруг нас стало заметно меньше.
  - Нет, моя удивительная леди, это была импровизация, - и с этими словами Айк подвел меня к столику, у которого я увидела свою подругу и ее жениха.
  Моментально забыв о заминке у порога, я бросилась к подруге, по которой безмерно соскучилась.
  - Женя, какая ты красивая сегодня! Самая красивая в этом доме, да и, наверняка, во всей столице. - очарованно уставилась я на подругу, которая действительно выглядела ослепительно. Чуть выше меня, изящная Женька была одета в длинное приталенное платье цвета серебра. Полностью открытые плечи и спина, но руки украшены тонким кружевом из серебряной и темно-синей нитей, облегающим как вторая кожа. Такое же кружево мелькает на серебряном шелке платья, имитируя морозный узор. Талию опоясывает темно-синий пояс с серебряной вышивкой. Темно-каштановые волосы уложены легкими волнами, а завершает прическу диадема из белого сверкающего металла с вкраплениями синих камней. На шее, как и у меня, ожерелье - воротник из блестящих камней, белых и синих, похожих на сосульки и огромная темно-синяя снежинка по центру.
  - Жень, ты - снежная королева, - изумленно выдаю я, рассмотрев подругу со всех сторон.
  - Абсолютно с тобой согласен, Александра, моя леди - истинная снежная королева, - Вард подходит к невесте, обнимая ее за плечи и нежно ей улыбаясь.
  Вард тоже выглядит великолепно. Серебристая сорочка с рукавами, заканчивающимися изящным кружевом, узкие темно-синие брюки, заправленные в высокие того же оттенка сапоги, сверху темно-синий, расшитый серебряными снежинками, камзол. Снежные король и королева, собственной персоной.
  Вард останавливает взгляд на драконе, теперь спокойно спящем на груди.
  - Ты все-таки решил надеть его? - вопрос явно адресован Айку.
  - Ошейник... - сквозь зубы произношу я...
  - Ожерелье. - синхронно поправляют меня оба лорда, и так же хором. - Семейная реликвия!
  Перевожу взгляд на Женьку и вижу, что подруга еле сдерживает улыбку, потом смотрю на ее шею и меня осеняет, что не одна я сегодня не собиралась выходить в люди с таким увесистым украшением на шее.
  - Вард, что нам с ними делать? - Айк переводит взгляд с меня на Женю, мы же друг на друга стараемся не смотреть, потому как тогда смех точно сдержать не удастся.
  - Я что-нибудь придумаю, - хмуро пообещал темноволосый шиани, и уже обращаясь к нам с златоглазым лордом - Что вы там за представление у входа устроили? Нам отсюда не видно было подробностей, но, как я понял, вы там зачем-то торчали дольше положенного.
  - Меня Саша рассмешила, - свалил все на меня Айк.
  На меня уставились сразу и Вард и Женя. И Айк до кучи, видимо, крайне довольный своим решением явить хозяевам вечера виновника сумятицы.
  - У меня дракон неожиданно проснулся. - покаянно произношу я, показывая на ожерелье.
  - Ааааа, - протянул Вард, и уже адресуя вопрос акши, - ты его все-таки активировал? Я побоялся. Решил, что Жене на сегодня нервотрепки и без этого хватит. Да и снег на плечах, замерзнет... - неожиданно закончил шиани.
  Теперь на него вопросительно уставились мы с Женей. Айк же успел где-то разжиться напитками и мне в руки протиснули изящный бокал на тонкой ножке, заполненный чем-то темно-синим.
  - Это что? - спрашиваю я у Жени, кивая на неожиданного цвета жидкость в бокале.
  - То самое вино из Картуш-кха, - отвечает мне подруга, и продолжая начатую тему: - Так что там с моими плечами и снегом?
  - Как ты уже поняла, фамильная реликвия зачарована магически. - терпеливо разъясняет нам Вард, - такие украшения как ожерелья, чаще всего зачаровывают на охрану той, на кого оно надето. В данном случае на Саше ты видишь отличный пример зачарованного на охрану ожерелья. - ощутила себя ходячим учебным пособием. - попробуй кто-нибудь подумать о ней плохо, заметь, даже просто подумать, дракон открывает глаза. В нашем случае магия рода привязана к ледяной стихии и, поэтому, если ожерелье активировано, оно может вызывать снег.
  - Отличная охрана, - резюмирую я, наполовину осушив бокал, вино и впрямь оказалось чудесное, несмотря на странный цвет, - мой питомец глазами хлопает, отпугивая недругов, а Женьку просто снегом заметет, превратив в сугроб.
  Глянув друг на друга и в красках представив себе все описанное, мы все-таки расхохотались.
  - Твой, как ты выражаешься, питомец, в случае реальной опасности сожжет обидчика, Жениных же будут долго выбивать из толщи льда. - прервал наше веселье Вард, медленно потягивая вино.
  Смеяться сразу как-то расхотелось. Залпом допив свое вино, бросаю на Айка умоляющий взгляд:
  - Может все-таки снимешь?
  - Сказал же, что вечером обязательно сниму. Не разводи панику, Александра! - сверкнул золотом глаз мой упрямый лорд.
  - Ну и как хочешь, - я перехватила с проплывающего мимо подноса второй бокал вина, - Напьюсь с горя, - мстительно пообещала я лорду.
  - Я только за, - сверкнул клыками в хитрой улыбке Аллинар, - ты же знаешь, как я люблю, когда ты напиваешься.
  Тут и пить сразу как-то расхотелось. Поэтому решила ограничиться едой, благо закусок на столах появлялось великое множество всех видов и мастей. Перепробовав разных паштетов и маленьких салатиков, бутербродиков и мини-рулетиков, легчайших муссов и воздушных пирожных, в который раз прихожу к выводу, что мой родной мир отчаянно уступает Землям первородных в искусстве приготовления пищи.
  Увлекшись дегустацией, я не заметила, как пролетело время, и, глянув на часы, обнаруживаю, что уже полвосьмого вечера. А это означает, что времени у меня остается всего ничего. Оглядываю зал в поисках Айка, нахожу его в компании Жени, Варда и каких-то зеленоволосых шиани. Пока я прикидываю в уме, во сколько мне надо ретироваться в сад, центр зала неожиданно освобождается от столов и отовсюду начинает звучать музыка. Танцы, - моя первая мысль, и за ней вторая, надо бы куда-нибудь спрятаться, я так и не научилась танцевать на здешний манер.
  И тут же над самым ухом раздается:
  - Окажите мне честь, леди Александра, всего один танец.
  Поворачиваюсь на звук голоса и замираю, узнав того самого красноглазого шиани, с которым познакомилась пару дней назад. Гаймиир Гарма-Шиани одетый в красно-черные цвета своего дома, стоит передо мной, протянув руку и явно ожидая ответа.
  - Лорд Гаймиир, - вкладываю ладошку в его ладонь, и меня ведут к центру зала, где уже кружится много пар, среди которых особенно выделяются кружащиеся Вард и Женя, - я боюсь Вас разочаровать. Я не очень хорошо танцую. - последнюю фразу выдаю шепотом, а потом, подумав, решаю внести ясность, - даже можно сказать очень нехорошо.
  И смотрю на лорда, ожидая его реакции. На его лице на мгновение промелькнуло недоумение, затем лорд пару секунд внимательно на меня смотрел, а я старательно изучала свои пальцы, вложенные в его ладонь, и думала, что было бы неплохо, окажись мы не в центре зала, а где-нибудь в дальнем углу, потому как повторно переживать эпизод с уходящим от тебя партнером, находясь в центре всеобщего внимания, совершенно не хотелось.
  - Вероятно, Вам просто попадались плохие партнеры, - неожиданно ответил красноглазый шиани, и через мгновение мы уже кружились в танце, ничем не отличаясь от прочих пар.
  - Как Вы это делаете? - не выдержав, спрашиваю его, восторженно глядя в его миндалевидные глаза.
  - Я? Я просто Вас веду, а Вы прекрасно танцуете, вот и все. - красноглазый хитро улыбается и задает встречный вопрос. - Лучше расскажите, как Вы это делаете?
  - А что я делаю? - понимаю, что вопрос с подвохом, но танец еще не думает прекращаться, так что избежать диалога не удастся.
  - Вы, такая маленькая, полностью лишенная магии, более того слабенькая чистокровная женщина, - перечисляет мои "заслуги" лорд Гаймиир, а я инстинктивно пытаюсь отодвинуться, но меня крепко прижимают к себе, не давая сдвинуться ни на миллиметр, - но Вы очаровываете сильнее, чем истинные дриады из Закрытого леса. - удивленно смотрю на него - Учтите, прекрасная леди, от меня Вас спасает только то, что Вы невеста одного из моих лучших друзей. Иначе я бы обязательно попробовал завоевать Ваше сердце.
  На этой неожиданной ноте наш танец прекратился и меня притянул к себе Айк, шутливо укоряя шиани: - Гай, ты двуличен, при мне ты притворно удивляешься ее желанию привести домой козу, а стоит мне отвернуться, ты уже танцуешь с моей леди.
  Гаймиир отвечает другу с не менее шутливой интонацией: - Ты знал, с кем связывался, Аллинар. - и уже мне, - Запомните мои слова, леди Александра, и не отходите от своего лорда далеко.
  - О чем это он? - задумчиво спрашивает Айк, возвращая меня обратно к танцующим.
  - Да так, - легкая музыка подхватывает нас и я снова кружусь в вихре танцующих гостей, - угрожал, что если ты меня бросишь, он тоже придет метки ставить. - с хитрой улыбкой смотрю на своего партнера, уверенно направляющего меня в танце.
  - Аааа, ну это в его стиле, - ухмыляется Айк, аккуратно подбрасывая меня в воздух, я так и не поняла, было это обычным движением данного танца или снова импровизация, - но он не дождется. Ни при каком раскладе. - весело улыбается лорд и легко касается моих губ своими.
  Мы кружим по залу еще несколько танцев подряд. Когда музыка на время прекращается и все возвращаются к прерванным занятиям, Айк легко целует кончики моих пальцев и говорит, что ему временно надо меня покинуть, так как Вард просил его в это время присутствовать при одном разговоре. Перевожу взгляд на часы, десять минут девятого, мне как раз пора убегать с бала, как злополучной золушке.
  Понимая, что это, наверняка, последний момент, когда я вижу своего прекрасного лорда, я в неожиданном порыве привстаю на цыпочки и, притягивая его к себе, целую в губы. Айк задумчиво смотрит на меня, теребя пальцами прядь моих волос, - нам надо чаще танцевать, Александра.
  - Наверное Вы правы, мой лорд, - широко улыбаюсь я ему, стараясь до последней черточки впитать в себя его образ. Легко чмокнув меня в нос, Айк удаляется на свою важную встречу.
  А я осматриваюсь по сторонам в поисках Жени, потому как дальше по моему плану было получение алиби на время побега.
  Отыскав ее у одной из колонн, обвитой ледяными цветами, весело устремляюсь к ней.
  - Женя, вы с Вардом смотрелись неподражаемо! Такие красивые и как будто кружили над всеми остальными.
  - Ага, так и было задумано, - подруга задумчиво сравнивает два на вид одинаковых пирожных, - Я тебя тоже видела среди танцующих. Кстати, кто этот красноглазый шиани, мне его точно представляли, но на третьем десятке гостей имена я перестала запоминать окончательно и бесповоротно.
  - Аааа, друг Айка, лорд Гаймиир Гарма-Шиани.
  - Мммм, - понимающе протянула подруга, остановив-таки свой выбор на одном из пирожных, - вторая ветвь из рода Верховного.
  - Угу, - согласно киваю я и решаю перевести беседу в нужное мне русло. - Жень, а во сколько салют?
  - В девять в западной части сада, - сообщает подруга уже известную мне информацию.
  - О, еще времени уйма, - задумчиво осматриваю зал, - слушай, я пойду на полчасика в сад, подышу свежим воздухом, а то от такого обилия народа мне уже дурно становится.
  Женька грустно обвела взглядом группы гостей:
  - Я бы сама с тобой туда пошла, но мне не положено. Поэтому иди, конечно, оторвись за нас двоих.
  В радостном порыве обнимаю подругу. Смотрю на нее, такую невероятно красивую и величественную сегодня, - Знаешь, Жень, ты всем своим гостям дашь сто очков вперед. Ты сегодня действительно королева вечера. А главное, ты изнутри сияешь, и все это видят. Я так рада за Вас с Вардом. - и снова обнимаю ее.
  - Ладно, ладно, хватит меня нахваливать. - смеется в ответ, - а то будет как в сказке "не хочу быть царицею, а хочу быть владычицей морской".
  - А ты у Варда попроси царство морское в качестве свадебного подарка, уверена сделает, - ехидно улыбаюсь я.
  - А ты что у Айка попросишь? - в тон мне спрашивает подруга, когда я уже направляюсь от нее в сторону выхода из зала.
  Остановившись и удостоверившись, что на нас никто не смотрит, шепотом отвечаю:
  - Ошейник снять попрошу.
  И дальше пересекаю зал, едва сдерживая смех, завидуя подруге, которая за колонной может смеяться в свое удовольствие.
  Дойдя практически до самого выхода, замираю у столика с закусками, внимательно осматривая зал. Айк с Вардом удалились на какую-то важную встречу, Женя на противоположном конце зала, уже окруженная какими-то девушками-шиани. Отыскав в толпе пепельные косы лорда Гарма-Шиани и изумрудную косу, перевитую золотой лентой, лорда Эмбер-Шиани, отмечаю, что они крайне удачно стоят ко мне спиной. Несколько аккуратных шагов назад и я ныряю в темноту портьеры, и дальше, приоткрыв дверь на минимально необходимую щелку, чтобы протиснуться наружу, аккуратно затворяю ее, стараясь не издавать лишних звуков.
  Осмотревшись, понимаю, что я снова в холле. Напрягаю память и, миновав коридор и два поворота, нахожу нужную мне дверцу кухни. Как и предполагалось, никого здесь в данный момент нет, а дверь, ведущая в сад, вообще оказывается открыта настежь. Стараясь ступать на мысочках, чтобы не стучать по каменному полу каблучками, пересекаю кухню и выбегаю в сад.
  Пару мгновений стою на месте и даю глазам привыкнуть к темноте. Мы столько раз гуляли здесь с Женей, что сад Варда я изучила досконально. Кухня, из которой я сейчас вышла, выходит из северной части дома, значит до конюшен мне необходимо двигаться прямо на север, в конце можно немного забрать левее. Так я и поступила, быстрым шагом устремившись вглубь сада по темным тропинкам.
  Когда я дошла до конюшни, сердце стучало как бешеное, и мне казалось, что сейчас на меня обрушится погоня с криками, кучей факелов и гончими собаками. Быстро считаю до десяти, успокоившись, понимаю, что никто пока за мной не гонится. И я как раз нахожусь у нужной мне щели между стенами. Минута поисков в кустах и сумка у меня в руках. Моя маленькая подельница не подвела, сумка стояла ровно там, где она описывала.
  Осторожно захожу в конюшню, молясь, чтобы кони вспомнили мой запах и не подняли переполох. Пара жеребцов недовольно всхрапнули при моем неожиданном появлении, но потом, учуяв знакомый запах, явно успокоились.
  Быстро скидываю туфли, из сумки достаю брюки, черную сорочку, камзол, сапоги и шапку.
  Следом на пол конюшни летит платье, пояс отбрасываю к вытащенным из сумки вещам.
  Быстро переодеваюсь в новый комплект одежды, считать я уже не прекращаю в принципе, иначе сердце от страха стучать перестанет. Брюки сели нормально, для верности снова прячу платочек с монетами под пояс брюк, сверху маскирую все поясом от платья. Черная рубашка, застегнутая до самого подбородка, чтобы не было видно массивного украшения, камзол и шапка-капюшон, полностью закрывающая волосы и частично лицо.
  Обуваю сапоги и, схватив сумку, выбегаю из конюшен. Судя по моим мысленным подсчетам я немного опаздывала. Посмотрев в сторону главного выхода из этой части сада, прикидываю примерное время и поправляю ремень сумки на плече. Снова смотрю на щель между стенками конюшен. В итоге решаю рискнуть.
  Наверное, на этом я исчерпала все запасы удачи в своей жизни, но ширины щели хватает, чтобы я могла протиснуться. Стараясь производить как можно меньше шума, аккуратно раздвигаю ветви кустарника и продвигаюсь в сторону огоньков улицы. Еще десять шагов - девять - восемь. С мысленным "один" аккуратно высовываюсь с той стороны, оглядываюсь по сторонам, и, убедившись, что никого на улице нет, быстро вылезаю на дорогу и торопливо шагаю в сторону кондитерской, у которой меня должен ожидать возница.
  Так оно и есть, повозку я заметила сразу, как вышла из-за угла дома. Проходя мимо, интересуюсь, куда возница отправится. Хмурый мужчина в шляпе с широкими полями, говорит, чтобы пацан шел мимо, он ждет леди, направляющуюся в порт.
  - Вы от мастера Хватчика? - ловлю удивленный взгляд, судя по форме глаз и мелькнувшему носу он из оборотней, странно, что не учуял, что я девушка, как я поняла, с нюхом у звероподобной расы все было замечательно.
  - Я та самая леди. Едем. - запрыгиваю в повозку, и возница срывается с места на такой скорости, что меня вжимает в сиденье. А я сижу и снова и снова считаю до бесконечности, стараясь не думать, что я только что в итоге наделала.
  Возница действительно домчал меня до порта за десять минут. Передав через него обещанный гоблину золотой и получив нужные документы, бегло проглядела их и, отложив в карман камзола тот, которым собиралась воспользоваться, рванула к нужному мне пирсу, быстро смешавшись с портовой толпой.
  
  
  
  

Часть 5. Пропажа.

  В обычно просторном кабинете Варда на сей раз было не протолкнуться. Сам хозяин кабинета сидел в своем кресле, сложив руки на столе и внимательно слушая говорившего жителя солнечного Картуш-кха, который уже битых двадцать минут не мог связно изложить одну-единственную мысль. Айк стоял за креслом, за правым плечом Варда, и судя по барабанной дроби, выбиваемой другом по спинке кресла, тоже уже был изрядно утомлен этой беседой.
  Напротив синеглазого шиани стояла делегация от Картуш-кха из целых пяти человек. На деле же, людьми там были только двое. Да и те полукровки: один, судя по клыкам и огромному лбу, с орками в предках, или скорее урдами , поправил себя Вард, отметив кольцо в ухе и заправленный за пояс кнут, явно похожий на традиционную джитву . Второй скорее всего имел в предках гномов, определил шиани по периодически вставляемым в беседу комментариям, а также по небольшому росту картушца.
  Говоривший был чистокровным гоблином с Южных морей, они и составляли коренное население Картуш-кха, - маленький, с глазками-бусинками, огромным носом и острыми ушами, непропорционально большими относительно тела руками и головой. Также в делегации присутствовал гном и оборотень, последний наверняка из беглых, уж больно смущала Варда его головная повязка, скрывающая одно острое ухо. Оборотни отродясь не признавали головных уборов, а тут еще и прикрытое ухо наводили на мысли о сорванной серьге .
  Все картушцы были облачены в длинные просторные одеяния из плотной ткани, разных оттенков синевы - главный цвет маленького морского государства, и удобные сандалии из мягкой кожи.
  - Достопочтенный лорд Вир-Шиани, - в который раз завел свою песню гоблин, - гильдии отказываются продавать шелка в Акшинт-Аар по таким совершенно несправедливо низким ценам. Уверяю Вас, мы обошли глав всех гильдий, и нам везде был дан один единственный ответ. - и дальше снова монотонный рассказ про разрастающуюся пустыню, которая лишила ремесленников земель, где выращивались растения, используемые для покраски материи.
  Из раздумий Варда вывел едва слышный стук по спинке кресла. Для непосвященных это выглядело, как если бы Айк просто устало размял пальцы, чуть прикоснувшись к деревянной спинке, но для магически усиленного слуха шиани звук был весьма точным и определенным. Побуждающим к дальнейшим действиям, тем более ему самому уже до смерти надоел этот балаган. Давно хотелось вернуться назад, на прием, посвященный собственной помолвке, к своей очаровательной невесте.
  - Господин, мастер гильдейский посол Хитачиус, я услышал все Ваши доводы и, как я понимаю, повлиять на решение шелковых гильдий Картуш-кха, да будут дни его светлы и радостны, мы не можем.
  Картушцы согласно закивали, видимо считая, что дело выгорело явно в их пользу.
  - Таким образом, Вы предлагаете мне пересмотреть условия договора на поставку шелка, который был заключен всего пару сотен лет назад.
  Еще один слаженный кивок, но в глазах полугнома уже мелькнуло недоверие. Правильно, мысленно похвалил его Вард, никогда нельзя доверять во всем соглашающемуся с тобой шиани, а вслух продолжил.
  - Иначе же выходит, вы разрываете договор, а мы остаемся без поставок шелка из Картуш-кха.
  Кивка не последовало, что многое проясняло. Опять какая-то самодеятельность кучки идиотов, совершенно не думающих о последствиях, подумал шиани, доставая из ящика стола стопку исписанных листов.
  - Тогда могу Вам сообщить, уважаемые послы, что, к сожалению, ничем не могу вам помочь. Мне безмерно жаль Ваши сады, сгинувшие в Великой пустыне, да и поголовный мор трех ферм шелкопрядов тоже меня крайне печалит, но... - выдержав паузу и обведя присутствующих внимательным взглядом своих миндалевидных глаз, - Акшинт-Аар не будет подписывать договор на Ваших новых условиях.
  И пока послы озадаченно переглядывались, продолжил:
  - Я тут прикинул на досуге: Ваши новые цены настолько высоки, что для нас будет выгоднее возить шелка из Запредельного мира. Да, конечно, поставки будут не такими регулярными как от Вас, но мы уже работаем над стабилизацией порталов в данном направлении, не так ли, Аллинар?
  - Да, - кивнул его друг, - это не займет больше одной луны. Полагаю, текущих запасов у наших портных хватит, чтобы столица не осталась без шелка?
  - Должно хватить, - задумчиво изучал бумаги Вард, - к тому же в случае острого дефицита нам смогут помочь дриады, - показав изрядно сникшей делегации свиток, на котором угадывалась старинная дриадская вязь, шиани продолжил свою речь, - они как раз хотят представить на ярмарке по случаю середины Зеленой луны какую-то новую материю. Я видел образцы, господа, эта ткань может поспорить и с шелками Картуш-кха, и даже с сумеречным бархатом из Великого омута Срединных земель.
  Такого поворота событий картушцы явно не ожидали. Им хватило пары секунд на переваривание услышанного, чтобы затем гильдейский посол Хитачиус быстро произнес:
  - Достопочтеннейший лорд Вир-Шиани, полагаю, главы гильдий пойдут на уступку оставить контракт на старых условиях. Ввиду той услуги, которую Вы нам оказали, рассказав о помыслах дриад. Жители Картуш-кха свято чтят традиции, а договор с акшиани - их незыблемая часть. Поддержание сложившихся дружеских отношений с первородными - наша основная задача. - И вся делегация низко склонилась в глубоком поклоне.
  Конечно, ваша задача, - насмешливо подумал Вард, иначе кого вы будете просить разобраться с теми гадами, которых вам периодически подбрасывают порталы, затерянные в пустыне.
  Закончив наконец эту затянувшуюся встречу и избавившись от послов, которые явно торопились на отходящий корабль, чтобы успеть рассказать своим вести о новой ткани, конкурирующей с их шелками, акшиани, наконец, остались в кабинете вдвоем.
  - Вард, ты же с самого начала понял, что все, что они говорят, ерунда, - Аллинар устало опустился в одно из кресел напротив.
  - Не совсем так, Айк, - поправил друга шиани, аккуратно складывая в стол бумаги, - понял ты, а я просчитал. Меня смутили пара моментов в их письме, которое послужило поводом для встречи, но мне был необходим ты, чтобы быть точно уверенным в том, что я делаю. Потому что блефовать пришлось по-крупному... - он задумчиво уставился на договор, который был переподписан только что.
  - Я так и думал, что дриады ничего не будут представлять на ярмарке, - блеснул клыками в улыбке Айк, - Запредельный мир, конечно, выход, но довольно паршивый, надо сказать. Ты же видел качество их шелка - пока еще слишком низкое для избалованной столичной публики.
  - Ну про дриад я не так уж и соврал. Они действительно хотят представить новую материю, но там было что-то лечебно-целительское, не то бинты застывающие, не то перевязи, я тогда так и не понял. А с Запредельными мирами надо что-то придумать, нам все-таки нужен достойный конкурент для алчных шелковых гильдий Картуш-кха, иначе после летней ярмарки нам снова предстоит пережить красочный рассказ про пустыни и повальный мор личинок.
  - Вот и займись на досуге разработкой идей, невесту свою можешь привлечь, Сашу кстати тоже можно занять, а то они жалуются, что им не дают ничего делать. Возьмем наших девушек и махнем в Запредельные миры решать проблемы с шелком. - мечтательно протянул темноволосый акши, глядя куда-то в никуда.
  - Ты чего такой довольный, Аллинар? Я весь вечер хотел спросить, но при Александре постеснялся.
  - Мммм, правильно сделал, что постеснялся. Потому и довольный, что все, кажется, налаживается. Мы все вместе на приеме по случаю вашей с Женей помолвки, никто наших чистокровных женщин не обижает, да и моя строптивая леди наконец-то надела цвета моего дома.
  Вард усмехнулся, глядя на друга, прекрасно понимая, что последним прозвучал как раз один из основных поводов его радости.
  - Вард, тебе смешно! А я ей весь шкаф забил дорогими платьями, там и шелк и бархат, даже что-то из сумеречного было - не помню уже что, а она носит только купленные сто лет в обед серые и синие платья. Я всякий раз смотрю на нее и сомневаюсь, чья она вообще женщина - моя или твоя. - гневно фыркнул акши.
  - Ну так уточнил бы. - расхохотался над горестями друга синеглазый шиани, вспоминая, что действительно сегодня увидел Александру в черном впервые. - Спросил бы напрямую, мол, Александра, ты моя женщина?
  - А то ты не знаешь, что мне эта упрямая леди ответит, - сверкнул клыками в улыбке Айк. - Я не хочу на нее давить, Вард, не хочу напоминать ей этого гада Райма. Она же только-только из своей скорлупы начала вылезать, начала доверять мне.
  - Знаешь, Айк, а мне кажется, ты не прав. Она тебе всегда доверяла. С самого начала. Неосознанно. Она всегда тебя слушала, она даже карьярд до последнего дотянула, решилась на него, только когда прошла та дюжина дней, через которую ты пообещал вернуться.
  - До сих пор себя простить не могу за опоздание, - золотые глаза друга заметно потемнели от нахлынувших воспоминаний, - Мне самому кошмары в первое время снились: снилось, что я не успел вовремя, что она погибла от ударов Райма, что я опоздал. Представляешь, первые дни вставал и шел к ней в комнату. Просто убедиться, что она на месте и живая. Сидел рядом до рассвета и слушал ее ровное дыхание.
  Вард задумчиво посмотрел на друга.
  - Они здорово нас изменили, да, Айк? Я и представить себе не мог, усаживая тогда на Шая испуганную кареглазую девушку, что спустя несколько лун мы с ней будем официально помолвлены. Это я-то, Айк, тот, который изначально был против всей этой идеи с чистокровными людьми. Который считал ее глупостью и прихотью кучки повернутых на чистокровности акши. Она мне тогда отчаянно напоминала олененка. - улыбнулся своим воспоминаниям шиани.
  - А я думал убью Сашу там же на месте, когда это невозможное создание отказалось лететь на Вартуше - она видите ли не полетит на змее. Хотя я до сих пор от нее не добился внятного ответа, чем крылатый змей хуже ездовых вайтир, на которых перемещается Тернарт-Акш. Хотя нет, однажды все-таки ответила что-то резонное, - златоглазый акши улыбался, явно вспомнил что-то веселое, - представляешь, она искренне считает, что вайтиры похожи на кошек. На кошек, Вард!!! У него клыки размером с пол ее руки, он кровь из своей пищи высасывает до последней капли, а она это создание называет кошкой и считает симпатичнее моего Вартуша. А он, между прочим, ее обожает!
  - Да, да, как и его хозяин, - Вард, потянувшись, поднялся из кресла, - Пойдем, Айк. Время без десяти минут девять. Сейчас переживем фейерверк в саду, и можно будет наконец насладиться тишиной. Вы кстати останетесь, когда все разойдутся? Отпразднуем в семейном кругу, так сказать. Женя наверняка будет только за.
  - Надо на Сашу посмотреть, если она еще не падает от усталости и если Гай ее еще не затанцевал до полного изнеможения, то конечно останемся.
  С этими словами оба лорда покинули кабинет и направились в главный зал. Здесь как раз в самом разгаре были танцы, десятки пар кружились вихрем в центре огромной комнаты. Как только акшиани вошли в помещение, одна из пар будто поднялась немного над полом, явив вошедшим Женю, танцующую с зеленоволосым лордом Эмбер-Шиани.
  - Спасибо, Терра-Ши, - поблагодарил Вард хранительницу дома, быстро показавшую ему невесту.
  - Странно, но я нигде не вижу Александру, - задумчиво произнес Айк, внимательно осматривая зал.
  - Сейчас танец кончится, спросим Женю, - предложил Вард, двинувшийся в сторону центра зала, так как зазвучали последние аккорды мелодии.
  Они как раз подошли к его миниатюрной на фоне всех акшиани невесте, когда над залом раздался голос Терра-Ши, объявляющий, что через пять минут ожидается фейерверк, и всех гостей просят пройти в сад, одна из стен зала тут же превратилась в сквозную арку, ведущую на нужную поляну.
  - Женя, - шиани заключил невесту в кольцо рук, - ты не видела Александру? Нам сейчас всем полагается пойти в сад, а мы ее не можем найти.
  - Она уже в саду, - Женя устало прислонилась к шиани, танцев и общения все-таки было чрезмерно много для одного дня и одного довольно хрупкого человечка, - она уже давно туда сбежала в поисках тишины.
  Вард внимательно вгляделся в карие глаза невесты.
  - Устала, моя леди? - спросил шиани.
  - Не больше чем ты, мой лорд, - улыбнулась девушка, убирая ему прядь от лица. - Вы закрыли вопрос с послами? - спросила она уже обоих.
  - Да, - ответил Аллинар, продолжая оглядывать зал, - Вард и один бы прекрасно справился. Просто перестраховался.
  - О да, - улыбаясь, протянула Женя, - перестраховаться - это в его стиле. И, взяв обоих лордов под руки, направилась в сад.
  - И когда же ты меня успела так подробно изучить? - улыбаясь, спросил Вард.
  - О, мой лорд, Вы как всегда забываете, что человеческие девушки крайне многозадачные существа. Пока Вы считаете, что я просто вяжу шаль или вышиваю салфетку, я успеваю послушать все Ваши разговоры, рассмотреть Ваших гостей и, соответственно, сделать какие-то выводы.
  - А вот мне, уважаемые лорд и леди, - вклинился в диалог Айк, - крайне любопытно знать, где все-таки носит конкретно мою многозадачную леди, и почему я ее никак не могу найти. - Айк обводил взглядом поляну, заполненную пестрой толпой гостей.
  - Да... - задумчиво произнесла Женя, - так мы ее не найдем. Мы же обе невысокие, а если она где-то на другом конце поляны, мы ее попросту не увидим.
  Ее последние слова потонули в первых залпах фейерверка. Темное небо было расцвечено серебряными звездами. Следующие несколько минут все гости восторженно наблюдали великолепное световое представление. Синие снежинки сменялись ледяными цветами, по небу проносились поднебесные табуны и рассыпались столпом серебряных искр. На темном фоне вырастали изящные деревья, чтобы тут же сорваться в полет стремительными птицами. Магическое представление завораживало. С финальным залпом на небе высветились серебром имена Жени и Варда и спустя пару секунд еще одна надпись "Вир-Шиани", а над поляной раздался восторженный синхронный вздох полусотни гостей.
  Женя, смутившись уткнулась Варду в грудь, чтобы он не видел, как залило краской ее лицо, - несмотря на то, что все приготовления они вели вместе, он все-таки умудрился сделать ей сюрприз. "Мой любимый мужчина, мой самый лучший лорд, - думала она, ощущая как он гладит ее по обнаженной спине, - такой ледяной снаружи и такой теплый внутри".
  Затем последовало официальное прощание со всеми гостями и, наконец, поляна перед домом полностью опустела.
  - Вот мы это и пережили, - тихо проговорила Женя, ощущая, как волнами на нее начинает накатывать усталость всего этого долгого дня. Эти многочисленные знакомства, эта куча первородных, половина из которых явно лишь делает вид, что они тебе рады, другой половине вообще все равно. Эти танцы с незнакомыми партнерами, которые просто считают своим долгом потанцевать с хозяйкой вечера. Лишь последний лорд, кажется его имя Терриул, действительно был рад за них с Вардом и вообще оказался прекрасным собеседником.
  Вард, заметив усталость невесты, бережно взял ее на руки.
  - Потерпи немного, милая. Терра-Ши нужно пару минут, чтобы убрать излом пространства и избавиться от этой залы.
  - А комната получилась отличная, между прочим, - уже отчаянно зевая, произнесла Женя, - может все-таки оставим?
  - Мы ее воткнули на месте гостиной. Мне казалось, ты очень любишь нашу гостиную. - подыграл невесте Вард, - но если действительно хочешь, не возражаю, только камин новый разобьем.
  Женя рассмеялась, представив размеры этого камина, но тут на поляне появился Аллинар, чье сосредоточенное лицо не предвещало ничего хорошего.
  - Сашка, - мгновенно вспомнила о пропавшей подруге Женя, - ты ее не нашел? - спросила она, уже заведомо зная ответ.
  - Я обшарил весь сад. Разве что по веткам не пролез, но я ее звал, если бы она сидела на дереве, наверняка бы откликнулась, - Айк явно был встревожен.
  - Не пори горячку, - Вард задумчиво осматривал сад, не торопясь опускать невесту на землю, - на дерево она в таком наряде не полезет. Платье неудобное, да и обувь на каблуках. Она просто не заберется, сорвавшись на середине.
  Последние слова произносить вслух не стоило, так как на него тут же уставились оба - настороженно Айк и встревожено Женя.
  - Ты бы почувствовал ее боль, Аллинар! - шиани раздраженно призвал друга к логическому мышлению. Тот задумался, потом кивнул, подтверждая, что ничего подобного он не ощутил.
  - А вдруг она где-то в доме, - предположила его невеста, - давайте спросим леди хранительницу.
  - Терра-Ши, - вызвал хранительницу Вард, отвлекая от наведения порядка в доме. Как только воздух рядом с ними заклубился туманом, задал вопрос: - Ты не чувствуешь Александру в доме?
  - Нет, мой лорд, - через пару секунд ответила хранительница. - Я проверю территорию всего имения. Вам же рекомендую продолжить разговор в гостиной. Вам двоим, разумеется, все равно, но юная леди скоро окоченеет в таком открытом платье. На дворе всего лишь середина Желтой, а не Зеленой луны, если Вы забыли.
  Спорить с пожилой леди никто не стал, поэтому Вард, все также бережно держа на руках невесту, стремительно пошел в направлении дома. Айк шел за ними следом, о чем-то размышляя.

***

  Спустя минуту они уже находились в своей привычной гостиной, вернувшейся обратно на смену огромному волшебному залу, созданному благодаря древней магии хранителей домов. Аккуратно усадив Женю на диван, Вард подошел к столу, откупорил бутылку вина. Налил в три бокала, стоявших тут же.
  Протянул один невесте, второй другу, который сосредоточенно мерил комнату шагами, в попытках найти ответ на вопрос, куда умудрилась пропасть Александра. Задумался сам, маленькими глотками отпивая синюю жидкость, и восстанавливая в памяти этот вечер.
  В центре комнаты заклубился туман, и на ковре материализовалась хранительница дома, кутаясь в свою огромную шаль.
  - Леди Александры нигде нет. Я обыскала все поместье. Разве что в стойла не сунулась. - и снова растворяясь в воздухе, - сейчас и их проверю.
  Где-то с полминуты все оставшиеся в комнате так и продолжили смотреть на то место, где только что была хранительница. Воздух снова сгустился, и Терра-Ши резко сказала:
  - Лорды, Вам следует проследовать со мной. Леди Евгении, вероятно, лучше остаться в гостиной.
  Лицо Аллинара превратилось в каменную маску, Вард уже двинулся в сторону выхода, когда с дивана вскочила Женя с ультимативным: - Я тоже иду. - и опережая все возможные возражения - Александра - моя единственная подруга, по сути член семьи - я имею право знать то же, что и вы оба.
  И опередив застывших от ее пламенной речи акшиани, двинулась в сторону выхода.
  Долго идти ей не пришлось, догнавший ее спустя мгновенье Вард подхватил девушку на руки и объяснив, что так быстрее, устремился в сумрак вечернего сада. До стойл акшиани, казалось, летели. Женя оторопело разглядывала проносящиеся мимо деревья и в который раз поражалась первородным. Она все время забывала, насколько они с Вардом разные, что акшиани по сути ближе к богам или демонам ее мира, наделенные такими способностями, которые простым людям и не снились. И даже сейчас оба лорда неслись сквозь сад, не переходя в боевую форму и не прибегая к магии. Неудивительно, что у них давно не было войн - кто рискнет биться с противником, всегда опережающим тебя на удар.
  Подойдя к воротам конюшни, лорды переглянулись, и Айк вошел первым. Вторым вошел шиани, на всякий случай окутывая невесту магическим заслоном, - воздух вокруг Жени заискрился голубым сиянием.
  Но ничего страшного или пугающего они не увидели. Лошади спокойно спали, сложив крылья, только Шай, приветливо зафыркал, узнавая запах хозяина. Поняв, что ничто Жене не угрожает, Вард аккуратно опустил девушку на землю.
  У одного из стойл в глубине конюшни привычно сгустился воздух, и хранительница дома позвала всех к тому месту, где она стояла. Подходя ближе, все заметили темное пятно на земле.
  - Так, - с рыком выдохнул Аллинар.
  Женя вскрикнула, прижав руки ко рту. На земле лежало платье Александры. То самое, родовых цветов дома Даргонт-Акш, в котором она была сегодня на приеме. Рядом валялись черные туфельки на каблучках.
  - Она сейчас что? - Женя испуганно уставилась на акшиани, переводя взгляд с одного на другого, - где-то голая и босая? Замерзает? - последняя фраза уже получилась с всхлипом.
  Вард подошел к невесте и, обняв, стал гладить по спине, успокаивая.
  Айк задумчиво рассматривал платье.
  - Сомневаюсь, - выдал, наконец, он. Я этого не ощущаю. Я вообще не ощущаю каких-то ярких эмоций. Может, ее усыпили? - поднял с земли платье и туфли. Еще раз на них посмотрел и добавил, - пояса нет. На ней еще был пояс.
  - Может и усыпили, но смысл снимать платье? Мороки больше с раздеванием - переодеванием, - задумчиво рассуждал Вард, - нет, не сходится, только лишняя трата времени. Проще усыпить и украсть спящую.
  - А как же ее дракон на шее, - внесла свою лепту в общие рассуждения Женя, - он бы не дал к ней подойти, если я правильно поняла твои объяснения о родовых реликвиях.
  - Точно, на ней же ожерелье, - Айк выглядел растерянным. - Как же тогда ее украли...
  - Значит не крали, - отрезал Вард.
  Аллинар внимательно смотрел на друга сузившимися от злости глазами.
  - Ты хочешь сказать..., - начал он.
  - Да, ты сам прекрасно знаешь, что я хочу сказать. - кивнул Вард, - но я, хоть убей, не понимаю причины!
  - Да что происходит-то? - неожиданно рявкнула Женя, привлекая к себе внимание обоих лордов, - Что вы все недоговариваете? Вард, объясни мне!
  - А что тут объяснять, Женя, - шиани почему-то очень внимательно рассматривал невесту, - Александру не крали. Значит она убежала сама.
  - Но зачем? - спросила девушка, удивленно глядя на Варда, - Почему она сбежала, Вард? Ведь все было хорошо, мы погулять собирались, когда вся суматоха с приемом закончится, какие-то планы строили общие. Нет, не вяжется это все! - Женя упрямо скрестила руки на груди, сердито глядя на жениха.
  - Вард, она не врет, - удивленно произнес Аллинар, - ни единого слова лжи. Получается, Женя тоже была не в курсе.
  - Конечно, я не вру! - изумилась Женя, - Откуда вообще такие мысли?
  - Женя, не кипятись, - Вард подошел и обнял разволновавшуюся невесту за плечи, - Айк просто способен ощущать ложь. Одна из его родовых черт. Я потому его с собой на переговоры попросил пойти, помнишь, мы еще говорили про перестраховку. - Женя задумчиво кивнула.
  - Но я все равно не понимаю, зачем? - она внимательно изучала темную материю в руках акши, которая изредка вспыхивала золотыми всполохами магической вышивки.
  - Вот верну эту маленькую бестию домой, и мы все дружно ее спросим. За какими темными порождениями всех миров ее унесло на ночь глядя? - с этими словами мрачный Аллинар покинул конюшню, все также продолжая сжимать в руках платье и туфельки Саши.
  Вард с Женей еще какое-то время осматривали конюшню, особенно тщательно исследуя место, где Терра-Ши обнаружила одежду Александры, но не найдя ничего, что могло бы дать какую-либо подсказку, отправились домой.
  Переодевшись в домашнее платье, Женя спустилась в гостиную, где уже находился Вард, также успевший сменить праздничный наряд на простую белую рубашку и темно-синие брюки. Девушка невольно залюбовалась своим женихом, устало откинувшимся на спинку дивана и вытянувшим к камину длинные стройные ноги. В одной руке он держал бокал все с тем же синим вином, которое так удивило Сашу в начале вечера, второй рукой привычно ерошил волнистые каштановые волосы. Женя уже не раз замечала этот жест, означавший, как она успела догадаться, что ее жених серьезно задумался. В следующее мгновение Вард заметил застывшую в дверях девушку и, радостно улыбнувшись, поманил к себе.
  Женя примостилась под боком у Варда, забравшись на диван с ногами и забирая протянутый бокал.
  - И что же мы в итоге имеем? - задумчиво спросила она, делая глоток. Вино было действительно очень необычное, обжигающе холодное в начале, оно нагревалось на языке и растекалось внутри согревающим теплом. Вкус тоже был удивительный: целая гамма оттенков, начиная от прохладного, как свежая ключевая вода, перерастающий в легкое игристое вино и раскрывающийся терпким ягодным послевкусием. Поистине волшебный напиток.
  - Ничего сколь-нибудь понятного, - ответил Вард, обнимая невесту, - что меня крайне удивляет. Мне казалось, я любую загадку могу решить за пару минут, а вот уже второй час, как мы бьемся над пропажей Александры, но так и не продвинулись ни на шаг. - шиани задумчиво смотрел на пламя огня, танцевавшее в камине, - Очень надеюсь, что Айк что-то найдет этой ночью. Хотелось бы конечно, чтобы он просто нашел Сашу, и мы все успокоились, но почему-то у меня есть стойкое ощущение, что этого не будет. А я, к сожалению, своей интуиции вынужден доверять.
  - Тоже родовое умение? - догадалась Женя, разглядывая синеглазого лорда.
  - Да, моя проницательная леди. И на сей раз оно меня совсем не радует.
  Они еще какое-то время посидели у камина и, когда Женя поняла, что она уже начинает откровенно клевать носом, Вард отнес девушку в ее комнату, нежно поцеловав невесту и пожелав ей спокойной, несмотря на всю суматоху последних часов, ночи.
  - Приятных снов, леди Вир-Шиани.
  - Пока еще не совсем она, но и Вам хороших снов, мой лорд.
  - Всего лишь вопрос времени. - фыркнул Вард и погасил в комнате свет.
  Женя улыбнулась, ощутив на губах легкий поцелуй, и спустя пару минут уже действительно крепко спала. Сны ей в ту ночь снились очень сумбурные, она бегала по волшебной зале с туфелькой подруги и примеряла ее всем акшиани подряд. И когда она зачем-то попросила красноглазого лорда с белыми косами примерить туфлю, тот неожиданно превратился в Сашку, срывающую с себя все одежды, и упархивающую нагишом в окно на непонятно откуда взявшейся метле.

***

  Весь следующий день прошел в тревожном ожидании новостей. Аллинар так и не появлялся, Вард тоже пропадал где-то, не то умчался по делам в Главный Дом, не то активно участвовал в поисках Александры. Когда Женя спустилась к завтраку, его уже не было дома. Терра-Ши накрыла стол и передала, что лорд извинялся и предупреждал, что не знает, когда точно вернется.
  Завтрак выдался откровенно грустным. Девушку не покидали мысли о неожиданном побеге подруги, и аппетита ей это не прибавляло. В итоге, усилием воли заставив себя сделать пару глотков каппы, да и то после десятиминутной лекции леди хранительницы дома о необходимости питаться, Женя ушла в сад, пытаясь еще раз прокрутить в голове события прошедшего дня. На ходу думалось лучше, да и утро, несмотря на стоявшие в последние дни теплые деньки, сегодня было довольно свежим и бодрящим.
  Девушка неторопливо шла по тропинкам сада, отмечая, что уже почти все деревья покрылись листочками, и молодая ярко-зеленая трава покрыла все полянки между дорожками. Она в который раз вспоминала прием, стараясь выделить все моменты с участием Саши и попробовать разобрать их в деталях. Повторяла снова и снова все их разговоры, стараясь вспомнить дословно все слова, которые произнесла подруга. Женя была уверена, что она единственная, кто сможет найти ключи к разгадке.
  Эпизоды вчерашнего вечера снова пробегали в ее голове, как кинофильм на замедленном показе: вот Саша с Аллинаром появляются в зале и движутся к ним, потом ее восхищение Жениным внешним видом. Теперь, конечно, в любом ее слове чувствовался подвох и незаметное прощание. Так, еще раз и по новой, отбросив лишние сантименты. Нужно включить голову, а не эмоции. На эмоциях ты никуда не уедешь, - твердила себе девушка, меряя сад шагами.
  Факты, только факты. Не эмоции и не слова. Слова будем анализировать потом, когда надо будет найти аргументы к фактам. Действие первое - появляются Александра и Аллинар, оба смеются и шутят, в общем и целом, ведут себя как обычно, - скривилась в гримаске Женя, - ну что тут странного. Затем эта эпопея с ожерельем.
  Так, а это важно! - девушка даже остановилась, рассуждая уже вслух, - это точно очень важно. Она просила его снять, а Айк отказался. И Сашке это не понравилось. Я еще отметила это про себя, но так как голова была забита другими заботами, просто не придала значения.
  Значит так, - продолжила свое расследование Евгения, продолжая движение по дорожке, - надо узнать, когда Аллинар надел на нее это ожерелье. Ведь если так же, как и Вард мне, прямо перед приемом, - это многое бы объясняло в ее реакции.
  Дальше ничего интересного до момента разговора за колонной. Но если придерживаться теории Варда, а причин не доверять логике жениха у нее не было, выходит, что когда Сашка пришла к ней поговорить и сказать, что хочет подышать свежим воздухом, она уже знала, что не вернется.
  - Вот черт, - грустно выдохнула девушка, нервно комкая подол платья, - получается, она пришла прощаться, а я пирожные сравнивала. Но почему? Почему же ты сбежала, Сашка? Что я упускаю? Что-то ведь очень важное...
  Вернувшись вечером домой, Вард нашел невесту, забравшуюся с ногами на диван и уставившуюся в горящий камин. Рядом стояла открытая бутылка вина и наполненный бокал и повсюду валялись исчерканные листки бумаги. Подцепив верхний листок, шиани удивленно всматривался в овалы и кружочки, в которых было что-то написано, потом перечеркнуто, эти фигуры были соединены черточками и стрелочками, и везде стояли знаки вопроса - большие и маленькие, они покрывали весь лист.
  Грустно усмехнувшись, Вард сел на диван и обнял невесту, - Прости, милая. У меня тоже нет никаких новостей.
  Женя подняла на шиани карие глаза, только на сей раз вместо нежности, которую он так любил в них видеть, там отражались грусть и недоумение.
  - Вард, я все никак не могу понять почему... Я уверена, стоит мне нащупать ответ на этот вопрос, все остальное потянется следом.
  Шиани задумчиво смотрел в огонь, перебирая пальцами темные пряди девушки. Он сам себе не признавался в том, какое облегчение, что не он оказался на месте друга, и его женщина, его маленькая и хрупкая Женя рядом, что ее можно вот так коснуться и убедиться, что с ней все в порядке и ей ничего не угрожает.
  - Аллинар перевернет весь Акшинт-Аар и все Земли первородных, если понадобится, но ее отыщет. В этом ты можешь не сомневаться. Я заходил к нему домой, Тар-Такш сказал, что он не появлялся со вчерашнего вечера - притащил домой ее одежду, отнес ей в комнату, схватил свое оружие и унесся. Зная Айка, он не остановится, пока ее не отыщет... - Вард все также смотрел на танцующее в камине пламя, не глядя на невесту, боясь, что она прочитает в его глазах страх за друга, страх, что тот может не успеть. Именно в такие моменты синеглазый маг ненавидел свою интуицию, свой дар, который позволял ему знать то, что порой лучше не знать.
  Следующие пять дней тянулись бесконечно. С утра и до вечера девушка ждала жениха, который каждый день приходил все позднее, но так и не смог сообщить ничего нового. Александра как сквозь землю провалилась.
  Спустя полдюжины дней после приема, когда Женя уже ушла спать в свою комнату, но еще не уснула, снова и снова вспоминая последние дни перед торжеством, дверной колокольчик известил о поздних гостях. Удивившись неожиданному визиту, Женя накинула шаль и спустилась вниз. На пороге стоял Аллинар. С него ручьями стекала вода, хотя девушка могла поклясться, что дождя сегодня не было. Она никогда не видела златоглазого лорда таким потерянным, казалось, даже глаза, всегда горевшие ярким золотом, теперь тускло светили догорающими угольками.
  - Я потерял ее, Вард, - глухим и каким-то неживым голосом произнес Айк, - я ее не ощущаю. Метка больше не работает. Ты понимаешь, что это означает? - и подняв глаза, заметил застывшую на лестнице девушку, до крови прикусившую губу, чтобы не разреветься в голос. Но если крик можно было подавить, то слезы предательски лились ручьями по щекам, не желая останавливаться.
  Они так и стояли двумя застывшими статуями - маленькая девушка в длинной ночной сорочке и закутанная в шаль, вцепившаяся в перила лестницы, и высокий черноволосый лорд акши, в темной насквозь мокрой одежде, стояли и смотрели друг на друга. Пока синеглазый шиани не рявкнул так, что Аллинар непонимающе уставился на друга, а Женя от испуга села на ступеньки.
  - Возьми себя в руки, Аллинар! Женя, каких темных демонов ты уселась на лестнице, встань немедленно! - Женя испуганно завертела головой, встать сейчас она вообще была не в состоянии, а тем более, когда на нее орут в приказном тоне. Тем временем Вард продолжал раздавать указания, - Терра-Ши, будьте добры, в гостиную бокал вина для леди и бутылку настойки из платисса нам с Айком, и да, Аллинар, немедленно приведи себя в порядок, лужи уже кругом...
  С этими словами, шиани стремительно подошел к невесте и, подхватив ее на руки, двинулся в сторону гостиной.
  В гостиную Аллинар вошел уже в полностью сухой одежде, только чуть влажные волосы доказывали, что мокрый насквозь Айк Жене не привиделся. Судя по собранному виду и глазам, вновь сверкающим чистым золотом, от меланхолии лорд избавился так же стремительно, как и от лишней влаги.
  Вард втиснул девушке в руки бокал и, скомандовав пить до дна, протянул другу рюмку с явно крепкой настойкой.
  - Это у нас поминки такие своеобразные? - решила поинтересоваться Женя, допивая вино и чувствуя, как хмель довольно ощутимо ударяет в голову.
  Айк неожиданно усмехнулся:
  - Зная Варда, почему-то уверен, что в точности до наоборот.
  - Ты абсолютно прав, Аллинар, - ответил шиани, салютуя другу рюмкой, - мы пьем за то, как нас всех обвела вокруг пальца одна маленькая леди. - и выпив залпом напиток, - Айк, в каких случаях метка не срабатывает?
  - Ты и сам прекрасно знаешь, Варданаар, - резко ответил акши, сверля друга напряженным взглядом, - когда человек, на котором метка, мертв.
  Женя снова невольно всхлипнула, но под сердитым взором жениха плакать сразу же расхотелось.
  - Это не единственная причина, Айк! Отбрось свои эмоции и включи мозги, в конце концов! - и не дожидаясь реакции, сам ответил на свой вопрос. - Метка не работает, потому что она не в нашем мире. Понимаешь!? Она не в Землях акшиани!
  - Порталы, - выдохнул Айк, - как же я сразу не додумался...
  - Никто из нас не додумался, Аллинар. Никто! - и внимательно осматривая уставшего друга, - Аллинар, отправляйся домой, все равно здраво мыслить мы сейчас не в состоянии, так что жду тебя утром. Нам надо сложить все звенья, пока мы нашли только финальное - она явно воспользовалась порталом. А главное, все-таки понять, зачем же она это сделала... Это поможет ее вернуть.
  Аллинар молча допил свой напиток и, кивнув на прощание друзьям, вышел из комнаты.
  Вард посмотрел на невесту, у которой явно теперь имелась куча вопросов, отрицательно покачал головой и заключил:
  - Прости, милая, но сейчас спать и только спать, думать будем завтра, - прошептал синеглазый лорд, подходя к Жене и нежно целуя ее. Сон накатил мгновенно, спрятав за тяжелым занавесом все события последних дней.
  Женя проснулась так же внезапно, как и заснула. Казалось, что кто-то щелкнул выключателем, и к девушке снова вернулась бодрость, а вместе с ней и воспоминания о многочисленных вопросах без ответов. Сев на кровати и дав глазам привыкнуть к сумраку комнаты, она неожиданно обнаружила слева Варда, сидящим рядом с ее постелью.
  - Прости, моя хорошая, я не мог тебя не разбудить. Пожалуйста, помолчи и послушай меня внимательно. И не перебивай, хорошо?
  - Хорошо, - сердце замерло в груди, предвосхищая непростой разговор.
  - Женя, как ты помнишь, акшиани ставят на своих избранницах метки, - он дотронулся до ее левого запястья, где искрилась серебряным узором снежинка - символ рода Вир-Шиани. - То, что эта метка связывает нас, ты уже в курсе. По ней я могу читать твои эмоции, особенно такие сильные и яркие как страх, боль, удовольствие.
  Женя внимательно вглядывалась в темноту, туда, где должно было быть лицо лорда, ожидая продолжения.
  - Это не единственный тип метки, который мужчина акшиани может поставить на своей женщине, - его длинные пальцы аккуратно обводили контуры снежинки, которая вспыхивала под ними серебряными искрами, - вторая метка часто ставится после брака, да и то не всегда. - шиани замолчал, о чем-то задумавшись, - по сути это метка поиска. Она позволит мне найти тебя везде, во всех мирах. Она будет вести меня к тебе, как маяк. Я понимаю, что не даю тебе выбора, но я не могу тобой рисковать, Женя. Ты видела сегодня Аллинара, когда он перестал ее ощущать, я все эти дни гоню от себя мысль, а вдруг на его месте оказался бы я. Я не хочу это пережить. Поэтому, извини, но метку я поставлю, даже если ты будешь возражать. - закончил лорд глухим голосом и выпустил ее запястье.
  Женя вглядывалась в темноту комнаты и улыбалась. Улыбалась своему синеглазому лорду, который сейчас переживал, что насильно связывает ее меткой, а на деле уже привязал к себе самым сильным и искренним признанием из когда-либо ей услышанных.
  Нашарив на тумбочке рядом с кроватью магическую свечу, Женя зажгла ее и комнату залил мягкий голубоватый свет. Вард обернулся и теперь внимательно смотрел на невесту, ожидая ее реакции на его слова.
  Женя улыбнулась принятому решению и, неожиданно приподнявшись на кровати, оказалась прямо рядом с шиани, обнимая ладонями его красивое лицо. Внимательно вглядывалась в темно-синие, как зимняя ночь, миндалевидные глаза, красивые прямые черты лица, она проводила кончиками пальцев по скулам, носу, обводила контуры красивого чувственного рта и, выдохнув ему прямо в губы "я не против", поцеловала нежно, как только могла. Лучшего способа передать свое согласие она не придумала.
  Когда Вард обнял ее, простонав ее имя, Женя прильнула к нему всем телом, шепча "не уходи" и продолжая тонуть в его бездонных глазах и таять под его поцелуями. Магическая свеча неожиданно погасла, лишая Женю возможности видеть любимого мужчину, но обостряя все другие чувства до предела.
  Она чувствовала как соскальзывает шелк ночной сорочки, слышала шелест слетающей с Варда одежды. Она тонула в наслаждении, его руки и губы изучали ее тело, а оно отзывалось на его прикосновения миллионами накаленных до предела нервных клеток. Ледяной лорд и земная женщина, две стихии сливались воедино в древнем танце любви и страсти. Срывающиеся с их уст клятвы любви, переплетенные пальцы, слившиеся тела, одно на двоих дыхание, и сердца, звучавшие в унисон. И имена друг друга, выкрикнутые в последнюю секунду перед тем как рассыпаться мириадами искр.
  Женя лежала, повернувшись лицом к Варду, и рассеянно водила пальчиком по его плечу, пытаясь осмыслить только что случившееся. Неожиданно вспыхнула свеча, освещая комнату, и девушка поймала на себе внимательный взгляд темно-синих глаз. Вспомнив, что на ней сейчас ничего нет, попыталась натянуть на себя одеяло, но шиани с наглой усмешкой сгреб ее в охапку и придвинув к себе, навис над ней, опираясь на локти и продолжая изучать ее лицо.
  Смутившись, она опустила глаза и наткнулась взглядом на собственное запястье. Вместо снежинки на тыльной стороне, ее запястье теперь оплетал изящный браслет, переливающийся серебром. Она внимательно рассмотрела тонкое и ажурное плетение снежного рисунка на своей руке и, набравшись храбрости, посмотрела в глаза своего лорда, который так и не сводил с нее глаз.
  - Ну как я и сказала, я не против. - сказала она, так как молчать под таким пристальным взглядом было неловко. И тут же смутилась, решив, что это в виду всего случившегося чуть ранее прозвучало как-то двусмысленно.
  - Аааа, - с улыбкой протянул Вард, - то есть это было выражение согласия такое, да, моя непостижимая леди?
  - Ну можно и так сказать, - пробормотала Женя, пытаясь все-таки отползти, но Вард подавил ее попытку к бегству, нежно целуя ее лицо и, поднеся ее левую руку к губам, прикасаясь губами к запястью.
  - Я теперь, пожалуй, по всем вопросам буду спрашивать твоего согласия, моя леди, - лорд улыбался, наблюдая за смутившейся девушкой, которая теперь тоже не могла скрыть улыбку.
  - Женя, - и дождавшись, когда девушка подняла на него свои карие глаза, - я люблю тебя, моя маленькая и хрупкая женщина. Слышишь?
  И едва Женя успела произнести тихое да, ледяной вихрь по имени Варданаар Вир-Шиани вновь закрутил девушку в водовороте огня и льда.

***

  На следующий день в гостиной на улице Синего пламени было на удивление многолюдно. Женя заняла излюбленное место на диване посередине комнаты, обложившись с двух сторон своими исписанными бумажками и карандашами и поставив у ног корзинку с вязанием, за ним ей всегда неплохо думалось. А думать сегодня предстояло много.
  Вард задумчиво стоял перед камином, глядя на планировку гостиной, и, что-то решив, заговорил на древнем наречии. Диван плавно поднялся в воздух вместе с девушкой, с любопытством взирающей по сторонам, пока предмет мебели, на котором она сидела, поворачивался вдоль длинного стола, стоявшего до этого слева от нее.
  Кресло тоже самостоятельно передвинулось ближе к камину, открывая ей обзор на весь стол и усаживающихся за ним акшиани.
  Прямо напротив девушки расположился ее синеглазый лорд, справа от него Аллинар, слева занял стул красноглазый шиани с пепельными косами. Полукровка из рода Верховного, лорд Гаймиир Гарма-Шиани. Зеленоволосый Терриул Эмбер-Шиани, уже знакомый ей по танцам на приеме, не торопился занимать какое-то конкретное место, перемещаясь за спинами друзей и переводя взгляд карих глаз с Жени на Варда. Девушка невольно поежилась от такого пристального изучения, но тут тишину нарушил красноглазый лорд, который также уже успел оглядеть присутствующих.
  - Аллинар, а где твоя ненаглядная невеста, леди Александра? - и почему-то внимательно посмотрел на Женю, которая после его вопроса начала дико нервничать.
  - Гай, давай обойдемся без предисловий и долгих словесных реверансов, - спокойным голосом начал Айк, - вы уже оба догадались, что позвали вас не просто так. А отсутствие Александры лишь подтвердило ваши догадки, так, Терриул?
  Кареглазый лорд кивнул, застыв у одного края стола и теребя кончик длинной зеленой косы, которая доходила ему до талии. Накрутив прядь волос на палец, лорд заговорил, задумчиво глядя в какую-то точку на столе:
  - То, что что-то случилось, я понял на следующий день после приема, - кивок головой в сторону Варда, - Вард практически ни с кем не общался в Главном Доме, тебя, Аллинар вообще не было. А у нас планировалась довольно важная встреча. Дальше еще загадочнее, - шиани медленно обходил стол за спинами друзей, - Айка нет несколько дней, причем его дом также пустует - я заходил на днях, Вард избегает любого общения, и сегодня вы зовете нас обоих сюда. И что любопытно, - карие глаза, не мигая смотрят на Женю, заставляя ту съежиться от такого напряженного внимания, - у леди Евгении поменялась метка.
  Теперь все лорды дружно уставились на левое запястье девушки, которое она тут же попыталась спрятать под рукавом платья.
  - Не трудитесь, милая леди, - кареглазый лорд неожиданно тепло улыбнулся, - мы все это заметили, как только вошли. - и обращаясь к Варду, - мои поздравления, друг мой, ты оказался куда умнее некоторых. Хотя чего тут удивляться, ты всегда оказываешься умнее всех нас...
  - Терриул, вот это я и имел в виду под долгими словесными реверансами, - прорычал Аллинар, хмуро уставившись на приятеля.
  - Брось, Айк, - в беседу вмешался красноглазый шиани, - Терриул так всегда разговаривает. Проблему мы уже поняли, Александру украли у вас из-под носа.
  - Не совсем, - ответил Вард вместо друга, - судя по нашим догадкам, она сбежала.
  - Сбежала? - Гаймиир заметно удивился, потом ненадолго задумался о чем-то. - Почему вы так решили? - спросил он спустя минуту.
  Аллинар подробно пересказал им события нескольких часов после фейерверка и кратко поведал о своих поисках. Как оказалось, за последние шесть дней он успел облететь практически все Земли первородных, преодолевая расстояния то на своем ездовом змее, то, когда тот уставал, меняя ипостась и становясь драконом. На излете шестого дня он понял, что больше ее не ощущает.
  - То есть версию со смертью девушки вы отрицаете? - Терриул продолжал свое брожение вокруг стола.
  - Да, - совершенно спокойно ответил Вард. - Я уверен, что она жива.
  - Это твой дар или логические выкладки? - на всякий случай уточнил красноглазый, оперев острый подбородок на сцепленные кисти рук.
  - Дар, - так же спокойно ответил Вард, - подкрепленный логическими выкладками.
  - Кто бы сомневался, - насмешливо фыркнул лорд Гарма-Шиани. - Итак, получается, что раз вы позвали нас, вам нужна наша помощь. - утвердительный кивок Аллинара. - Вы уже поняли, как она ушла из нашего мира?
  - Порталы, - ответил Айк, - Утром я долетел до двух стихийных на юго-западе и юго-востоке от столицы. Оба не были активны уже более двух дюжин дней, значит они отпадают. Выходит, что остаются только морские порталы.
  - А морские порталы - это только порт и корабли, - пошел на новый круг вокруг стола Терриул, - я сомневаюсь, что человеческая девушка в состоянии добраться до порталов другими способами.
  - Я тоже так решил, - вступил в разговор Вард, - и достал списки всех отплывших, начиная с дня приема.
  - Итак, мы имеем способ, которым она исчезла, и сейчас скорее всего быстро найдем, куда она отправилась. Но я никак не могу понять, - Айк снова начинал терять контроль над собой, - каких демонов ее понесло куда-то? Гай, это по твоей части, прошу тебя, найди зацепку.
  Женя удивленно воззрилась на красноглазого лорда, который снова задумался. На ее немой вопрос ответил жених, негромко объяснивший: - Гаймиир - эмпат. Его дар - ощущать эмоции всех существ без каких-либо меток.
  Девушка понимающе кивнула и искоса глянула на зеленоволосого шиани, пытаясь угадать, каким даром наделен этот удивительный лорд. Терриул, перехватив ее взгляд, широко улыбнулся и, подойдя к ней, тихо произнес: - Магия моего дома - магия растений. Роста или жизни, другими словами. Я могу видеть то, что не сразу видят другие.
  И на ее руки, лежащие на коленях, упал маленький листик с магическим посланием. Развернув его, Женя прочитала одну единственную строку "этой ночью Вы приняли верное решение, Леди". Дочитав записку, Женя стремительно покраснела, а бумажка обернулась красивым распустившимся цветком с розовыми лепестками. Поднеся бутон к лицу, девушка вдохнула нежный аромат, и улыбнулась, поднимая на загадочного кареглазого лорда глаза.
  - Подарок, - прошептал он одними губами и вернулся за стол, где все внимание было приковано к шиани - эмпату.
  Гаймиир нарушил тишину, а Вард приготовился записывать:
  - Итак, начнем. Сначала прием, - прикрыл глаза, чтобы полностью сосредоточиться, - Несколько ярких моментов. Первое, вы входите, заминка во время реверанса, она немного пугается, потом всплеск радости, потом смущение, ей смешно и любопытно.
  Вард что-то схематически зарисовывает, кивнув Гаю, что можно продолжать.
  - Идем дальше, я приглашаю ее на танец, - губы лорда растягиваются в улыбке, - смущение, страх, напряженное ожидание, облегчение, восторг, снова смущение.
  Женя наблюдает, как глаза Аллинара сузились, как обычно бывало во время недовольства чем-либо, но он не перебивает, понимая, что это единственная возможность найти ответы. Гай перестает улыбаться и продолжает совершенно отстраненно.
  - Дальше. Александра танцует с Аллинаром. Радость, счастье, нежность, восторг - кажется ничего не упустил. Теперь самое важное, Айк, ты куда-то уходил, когда она тебя поцеловала, помнишь?
  Айк сдержанно кивнул. Женя переводила взгляд с одного лорда на другого и невольно сравнивала их. Такие разные и в то же время такие одинаково спокойные. От них обоих сейчас веяло ледяным спокойствием, хотя она интуитивно понимала, что это лишь обычная маска акшиани - высшей расы, которым нет дела до такой ерунды как эмоции. Тем временем красноглазый лорд продолжил:
  - Страх, нежность, нет не так, - задумчивый взгляд куда-то явно внутрь себя, сквозь прошедшие дни, чтобы вытащить то самое, нужное воспоминание, - скорее даже щемящая нежность, боль разлуки, - замолкает на мгновенье, чтобы закончить финальным, - и любовь, очень яркая и сильная. Все эмоции направлены на тебя, Аллинар.
  Все замолкают, погружая гостиную в напряженную тишину, прерываемую только треском поленьев в камине. Похоже, ни у кого из лордов нет даже мысли усомниться в словах эмпата. Женя медленно обвела взглядом застывшую гостиную. Вард внимательно изучает нарисованные им только что схемы, Гаймиир сидит, скрестив руки на груди, и смотрит куда-то в сторону. Лорд Терриул застыл на середине круга и задумчиво накручивает на палец кончик изумрудной косы, перевитой золотой лентой. Аллинар мрачно сверлит взглядом камин, будто деревяшки виноваты во всем случившемся.
  - Да почему же она сбежала???!!! - неожиданно взрывается рыком Айк, так что девушка подпрыгивает на диване.
  - Аллинар, немедленно успокойся! - обрывает его Вард, - ты еще в боевую форму перейди и перепугай Женю до потери пульса.
  Темноволосый лорд берет себя в руки, и резко сузившиеся до этого глаза моментально принимают свой обычный вид.
  - А меня одного волнует еще один вопрос? - Терриул возобновил свой круг почета вокруг стола, откинув за спину уже изрядно измочаленную в раздумьях косу, - Почему она сбежала это безусловно важно, но предлагаю задать ей этот вопрос лично. А вот как именно она сбежала, разгадали? Сами же рассказали нам, что платье и туфли она оставила в конюшне. Не голая же она в порт заявилась. - и шиани весело улыбнулся уставившимся на него друзьям.
  - Порт, конечно же! - Женя потянулась было за вязанием, чтобы лучше сосредоточиться, но от неожиданно пронзившей догадки выронила клубок, который теперь укатился под стол желтым мячиком.
  Все акшиани жадно уставились на девушку, уже забывшую о корзине с вязанием.
  - Как я могла забыть! - с этим возгласом Женя спрыгнула с дивана и, не обуваясь, рванула из гостиной в свою комнату. Взлетев по лестнице и ворвавшись в спальню, она подбежала к столу и начала выворачивать все ящики, один за другим, - ну где же они? - Вот! - в руки скользнули бусы из ракушек.
  Схватив свою добычу, девушка так же стремительно вернулась в гостиную, где положила бусы на стол перед лордами.
  - Где-то за дюжину дней до приема она бегала в порт, бусы мне потом принесла.
  - Одна? - уточнил Айк, перебирая ракушки как четки.
  - Да, мы как раз от мастера Житвика вышли и я пошла в кондитерскую, а Сашка в порт, - девушка вдруг застыла на мгновенье и со стоном выдохнула, - ну конечно же!!! Я тогда уточняла, весь ли заказ будет собран, а мастер винодел сказал, чтобы мы не сомневались. Корабль придет рано утром как раз в день приема!
  - Хорошо, допустим, она оплатила проезд в порту. А что с одеждой? Даже если она купила себе новое платье, почему ни один страж ее не запомнил? - Вард задумчиво выводил на бумаге новые схемы, - Я опросил главу столичных возниц, никто не подвозил вечером маленькую чистокровную девушку. Они же все полукровки, ее бы точно учуяли!
  - Погоди, - теперь кругами вокруг стола начала ходить Женя, глядя перед собой пустым взглядом, - возницы и наряды. Что бы сделала женщина в нашем мире, решив сбежать? Вызвала бы такси. То есть возницу, по-местному. Так как ты опросил всех официальных возниц, возникает вопрос, в столице же может быть неофициальный извоз? - она вопросительно уставилась на акшиани, уже втроем сидевших за столом.
  - А твоя невеста права, - Гай задумчиво барабанил пальцами по столешнице, - наш город, как и любая столица любого мира имеет и криминальную сторону. Поскольку Аллинар не заметил всплесков страха или боли, она уезжала добровольно. Значит возница ее ждал в условленном месте.
  - Демоны всех миров, теперь выходит, что Александра не просто сбежала, а предварительно спелась с какой-то бандой, - Аллинар снова испепелял камин взглядом, - Эта непостижимая женщина...- и перехватив насмешливый взгляд красноглазого шиани добавил, - Верну - запру на веки вечные.
  - А я от ваших невест в восторге - неожиданно выдал Терриул, - такие маленькие, с виду хрупкие, а при желании могут горы свернуть,... ледяные... - и весело улыбнулся, заметив покрасневшие щеки Жени.
  Вард наконец поднял глаза от исписанных листов:
  - Возницу она нашла там же в порту. Там ошивается много подобного люда, Саша просто договорилась с кем-то - ей купили документы на корабль и обеспечили возницу. Здесь все предельно просто - теперь вопрос одежды.
  - Она как раз в эти дни попросила денег на карманные расходы. - Айк смял в руке бусы из ракушек, - интересовалась стоимостью коров и коз...
  - А я все думал, откуда же эти многострадальные козы... - Гай усмехнулся, глядя на друга.
  - Козы - дело десятое. - перебил Вард, - сколько она взяла денег? Будет хотя бы понятно, в каких лавках искать. Хотя начать стоит с самых простых, она же сбежать собиралась, а не платье на прием подбирала.
  - Почему платье? - перебила жениха Женя, и лорды непонимающе уставились на нее, - в нашем мире девушки очень часто носят брюки. Удобнее гораздо и практичнее, - объяснила она.
  - Конечно же практичнее, - усмехнулся Айк, - тогда все сходится. Никто не вспомнил девчонку, потому что из конюшен вышел мальчишка. Браво, Александра, радость моя синеглазая. Выставила трех лордов дураками...
  - Брось, Аллинар, - весело перебил Терриул, - дурак тут пока только ты, потому что упустил такое сокровище. - и уже с прежней серьезностью продолжил - Но интересно все-таки понять, что же ее сподвигло на этот поступок, особенно после того, как Гай озвучил нам набор ее прощальных эмоций. Абсолютно недвусмысленный набор, надо сказать. Раз она убежала от тебя, при этом любя тебя, - получается это скорее всего какая-то жертва с ее стороны. Но с чего взяться самопожертвованию? Что заставило ее бежать так далеко, что она исчезла из нашего мира?
  Женя неожиданно вскрикнула и села на диван, уставившись на свои пальцы, вцепившиеся в подол темно-синего домашнего платья. Картинка складывалась, как головоломка. И теперь не хватало всего одного кусочка.
  - Это из-за Вирнарины. Помните, вы спрашивали, что такого было в том кафе - Древо жизни, кажется, - Вард с Аллинаром синхронно кивнули, - мы тогда наткнулись на Рину. С этой суматохой я совсем забыла ее слова.
  - Я знал про эту встречу, - Айк внимательно смотрел на побледневшую девушку, - Саша сказала, что Рина как всегда попыталась обидеть ее, и не сказала ничего нового.
  - Женя, что именно сказала Вирнарина? - Вард не спускал с невесты пристального взгляда темно-синих глаз, в которых теперь отчетливо блестел лед, - Девочка моя, постарайся вспомнить как можно точнее. Я уверен, что это и будет ответ на вопрос почему.
  Женя кивнула и, прикрыв глаза, постаралась восстановить в памяти ту встречу. Вот темноволосая леди подходит к ним, вот шелестит тяжелый шелк ее платья, длинные золотые ногти, касающиеся Сашиного лица, и в голове зазвучали слова их беседы.
  - Кажется, я нашла. - тихо произнесла она, открывая глаза и глядя на сцепленные на коленях руки, - она сказала Саше, что Аллинар, видимо, очень сильно любил свою погибшую сестру, раз решился на месть таким способом. И уходя уже, бросила, что единственный способ для Саши избавить лорда Даргонт-Акш от метки и связанных с нею обязательств, - умереть или исчезнуть.
  Айк встал и начал мерить шагами комнату:
  - Нет, все равно не сходится. Причина ясна, но почему так внезапно. - и задумавшись на пару мгновений, - я хорошо помню ее эмоции в тот вечер после встречи в кафе, бежать сломя голову сквозь порталы - среди них явно не значилось.
  Златоглазый лорд развернулся обратно к столу. - Значит, было что-то еще, что подстегнуло ее к решительным действиям. - он не спеша обводил взглядом гостиную, - Вард, как станет дальше действовать твоя кузина? То что это ее рук дело, - я не сомневаюсь.
  Вард ответил, практически не раздумывая:
  - Она подбросит какую-нибудь идею. Пустит какой-то слух. Получается, Саша что-то услышала в городе. Гай, перечисли все слухи Главного Дома за последние несколько дюжин дней.
  Красноглазый шиани откинулся на спинке стула и потянулся, разминая затекшие мышцы, - Так, больше всего, конечно, судачат о новой пассии Верховного, но не думаю, что это как-то задевает Александру. Потом на повестке дня половины придворных леди скорое возвращения Тернарт-Акша, зализавшего раны после дуэли с тобой, Айк. Тоже, наверное, не подходит. Затем что-то совсем несущественное: помолвка младшей сестры Терриула, отъезд из города Дарнант-Шиани, новая ткань от дриад...
  - Дарнант-Шиани, - одновременно вспомнили оба лорда и Женя. - Саша тогда почему-то настойчиво интересовалась этой темой.
  - Значит, и думать нечего - на это ее и поймали, - заключил Гаймиир, - ладно, я завтра узнаю, что за сплетню ей могли подсунуть. Я примерно представляю себе круг приближенных к Вирнарине. Так что уверен, скоро сам слух будет нам известен.
  - Хорошо, - кивнул Вард, - тогда вернемся к спискам покинувших Акшинт-Аар. Получается, что она сразу же уехала в порт, а там, скорее всего, так же стремительно села на корабль, смысла ей торчать в порту я не вижу. - он нашел нужный лист с расписанием кораблей на день приема - Итак, у нас два корабля, которые проходят порталы. Один в Картуш-кх, второй в Край оборотней.
  - В краю оборотней у нее могли остаться знакомые, но, с другой стороны, она пытается скрыться, - Айк барабанил пальцами по столу, - давай оба списка.
  Терриул неожиданно перегнулся через стол и выхватил у Варда листы с пассажирами обоих кораблей и протянул их Жене:
  - Если вы ищете убежавшую чистокровную девушку, ее куда быстрее найдет такая же чистокровная девушка. - спорить с кареглазым шиани никто не стал.
  Женя пересела к столу и, вооружившись карандашом, внимательно просматривала имя за именем, поражаясь тому, какое количество народа путешествует кораблями. Спустя какое-то время перед лордами лежало два листка с обведенными именами.
  - Ты хочешь сказать, что есть и там, и там? - недоверчиво протянул Терриул.
  - Да, выходит, что проезд она оплатила на оба направления. Леди Элизабет Дарси, отправившаяся в бухту Резвых, и леди Лиззи Беннет из списка в Картанат - это имена одной и той же героини из книги нашего мира, - Женя пожала плечами, - я не смогу сказать точно, каким кораблем она в итоге воспользовалась. Но то, что это она, могу ручаться. Больше никто не подходит.
  На некоторое время в гостиной воцарилось молчание. Прервал его Вард:
  - В любом случае у нас есть несколько дней до следующего отплытия. Оба корабля уйдут только через пять дней. К сожалению опередить время сейчас не получится. - внимательный взгляд на Аллинара, лицо которого снова напоминало застывшую маску. - Айк, не горячись, ты не сумеешь собрать родовой круг за такое короткое время. Насколько мне известно, твои братья сейчас где-то в других мирах. Их поиски и возвращение займут не меньше времени.
  - Родовой круг? - удивленно спросила девушка, глядя на собравшихся за столом акшиани. Терриул пояснил:
  - Одна из способностей чистокровных акши. Ну помимо второй ипостаси, разумеется. Семья в полном сборе может открыть порталы в другие миры. Вещь весьма хаотическая и крайне мало изученная. - и обращаясь уже к Аллинару, - Я ведь правильно понял, что после смерти Айриллы портал ни разу не удалось открыть?
  - Все верно, с тех пор ни разу не получилось. - кивнул Айк, - Хотя пару раз попытки предпринимались.
  - Я так и думал... - задумчиво кивнул в ответ кареглазый лорд, снова расеянно принимаясь теребить конец измрудной косы, и переводя взгляд на Варда, - Варданаар, что может предпринять твоя кузина, узнав, что Александра сбежала в другие миры? В миры, где ее метка не действует?
  Шиани заметно помрачнел, темно-синие глаза засверкали ледяными отблесками:
  - Ничего хорошего, Терриул, ты абсолютно правильно мыслишь. - и переводя взгляд на невесту, - Извини, милая, но мы с тобой не сможем принять участие в поисках. Если из Акшинт-Аара одновременно исчезнем мы все, это привлечет ненужное внимание Вирнарины. А она отомстить попытается, как только почует, что у нее есть такая возможность.
  - Тогда, остается только один вариант, - раздался голос красноглазого лорда, - на поиски отправляется только Аллинар. Вард с леди Евгенией создают видимость, что все в порядке. Терриул и я постараемся держать под контролем слухи в Главном Доме. И не выпускать из поля зрения Вирнарину.
  Обсудив еще раз план действий и проработав до мелочей легенду для остальных акшиани, согласно которой Александра временно уехала в родовое имение Даргонт-Акш, гости засобирались по домам.
  Женя задумчиво перебирала мотки пряжи в корзинке, больше думая не о цвете шарфа, который надумала связать, а о причинах, побудивших подругу на такое рискованное мероприятие, когда к ней неожиданно подошел Аллинар:
  - Женя, я найду ее, - она внимательно посмотрела на серьезного лорда, золотые глаза которого теперь сверкали решимостью, - Непременно найду и верну. Она сильно заблуждается, если считает, что я позволю вот так сбежать, ничего не объяснив.
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть 6. Новая жизнь.

- Куда мне отсюда идти?

- А куда ты хочешь попасть?

- А мне все равно, только бы попасть куда-нибудь.

- Тогда все равно куда идти. Куда-нибудь ты обязательно попадешь.

Л. Кэрролл.

  
  Как оказалось, мастер винодел Житвик не сильно разбирался в мореплавании. Это я поняла на второй день пути в Картанат, когда обнаружила, что никаких берегов и порталов пока не видно и в помине. Удивившись, я попыталась узнать у проходившего мимо матроса, сколько нам еще плыть до портала. Матрос, невысокий гоблин, смахивавший одновременно и на почтенного винодела и на портового пройдоху Хватчика, резко поправил меня, что плавают здесь рыбы, а нам еще пять дней пути. И лишь на закате шестого дня с начала нашего путешествия мы минуем Демонову Пасть, как называли портал моряки. Махнул он при этом рукой на стайку местных летучих рыб, которая как раз показалась над водой.
  Изумившись тому, что моряки, видимо, во всех мирах одинаково ревностно относятся к терминологии, я в который раз залюбовалась на рыбок. В отличие от рыб моего родного мира, которые обычно поднимались над водой не больше чем на пару метров, их местные родственники взмывали на уровень моих глаз, а учитывая, что судно высилось над волнами на высоту сравнимую с двухэтажным домом, впечатления были потрясающие. Рядом с кораблем, который гордо именовался в моих посадочных документах барком "Полуночником", казалось, летела стая птиц. Их чешуя блестела на солнце, переливаясь всеми цветами радуги. А размах крыльев-плавников не уступал крыльям фламинго из моего мира.
  Отвлекаясь от поразительных рыб и возвращаясь к предстоящему путешествию сквозь портал, я, на время прекратив гонять мысли по замкнутому кругу, начиная от "что же я наделала" и заканчивая "ничего уже не исправить", задумалась о том, как же мне миновать переход, не умерев от боли. Эти уже практически забытые ощущения от первого путешествия через портал всплыли в памяти, и повторять их не было ни малейшего желания.
  Вспомнив о том, что по словам Айка на время второго перехода меня усыпили, поиски решения стали более осмысленными. Под конец третьего дня путешествия у меня в руках был заветный флакон со снотворным, который стоил мне целый золотой, да еще и сулил какие-то неясные побочные последствия. Но за неимением других вариантов пришлось воспользоваться этим, поторговаться с жуликоватого вида полугномом не получилось, поэтому с деньгами я расставалась, утешая себя тем, что у меня пока хватает монет на дальнейший путь, а с возможными последствиями я разберусь потом.
  Дни на корабле тянулись медленно: два раза в день в каюту подавали пищу - завтрак и ужин, не сильно отличающиеся друг от друга, но пребывая в каком-то полузабытье, вкус еды меня волновал мало. Я послушно съедала все принесенное и отправлялась в уединенную часть палубы, где нашла чудесное тихое местечко. Несколько бочек разной высоты стояли рядом, образуя своего рода кресло со спинкой. Там я и проводила целые дни, смотря на морскую гладь и вспоминая время, проведенное в столице Земель первородных. Для остальных пассажиров я наверняка осталась в памяти чудаковатым существом - не то парнем, не то девушкой, сторонящимся общей каюты с библиотекой и карточными столами, и людной носовой части палубы, где прохаживались мои временные соседи, коротая время в разговорах, но мне такое отношение было на руку. И оставшиеся несколько дней до портала я провела, погрузившись в воспоминания. Уже в своей отдельной каюте перед самым сном я доставала из сумки золотую монетку и долго смотрела на отблески металла, так напоминающего мне глаза моего лорда.
  - Он теперь не твой, бестолочь, - в который раз завожу я один и тот же монолог, - А ты теперь еще и воровка вдобавок, - рукой касаюсь дракона, свернувшегося на моей шее, на удивление мирно спящего все эти дни. - Надо попытаться найти толкового мага и вернуть ожерелье... Ну ничего, будем решать проблемы по мере их появления. - успокаивала я себя и погружалась в тревожный сон.
  Когда-то давно я прочитала, что очень полезно изливать свои мысли на бумагу. Мол, она все стерпит, а тебе полегчает. Именно этим я и решила заняться, изводя лист за листом: за несколько дней путешествия я написала письма всем, кого только могла вспомнить. Странно, что не дошло до Верховного, хотя в послании к Айку и Варду его имя мелькало не раз. Я написала родителям и сестре, представляя, что я на самом деле в длительной командировке и просто спрашиваю, как у них дела. Интересно, сколько времени прошло на Земле с момента моего исчезновения. Если ничего не нарушилось с момента закрытия Террой порталов на Землю, то там уже самый разгар весны. Вышла ли Лерка замуж, нашла ли свое идеальное свадебное платье, как там родители, все ли у них в порядке, как уживается моя своенравная Муська с толстяком Лу. Я писала, как я сильно скучаю по ним, по нашим семейным ужинам, по совместному разгадыванию кроссвордов - по всему, что могла сейчас вспомнить. Оказалось, письма в никуда и правда помогали. Сложив первое и убрав его в сумку, написала еще ворох посланий - Жене, Варду, Тар-Такшу, Айстерре. Последним шло письмо Аллинару. С ним вообще не заладилось, мысль скакала бешеной козой, я то извинялась за побег, то признавалась в любви, то просила открыть свое сердце, то ударялась в патетику в духе 'отпускаю тебя, отныне ты свободен жить, с кем пожелаешь, а не следовать долгу чести'. Перечитав послание, скривилась, - тут черт ногу сломит, пока разберет, что же я в итоге хотела сказать. Поэтому скомкала лист и запихнула в сумку к оставшимся. Несмотря на переменный успех письмотерапии, оставшиеся до портала дни я уже не унывала, погрязнув в воспоминаниях, а сосредоточилась на плане дальнейших действий. Жизнь-то продолжается.
  На шестой день пути за час до заката я залпом выпила содержимое флакона. Снотворное подействовало практически сразу, окутав меня ватным одеялом тяжелого сна без сновидений.
  Проснулась я на утро с раскалывающейся головой и жуткой слабостью во всем теле. Кое-как собрав свои вещи и трясущимися пальцами застегнув рубашку, накинула капюшон и вышла на палубу.
  Если еще вчера воздух освежал морской прохладой, то сейчас было ощущение, что мы приплыли в самый разгар лета. В плотной осенней накидке стало невыносимо жарко, и ее пришлось снять, утешая себя тем, что сквозь рубашку из грубого льна ожерелья не видно. Подойдя к борту я, смешавшись с другими пассажирами, заполнившими палубу, рассматривала пристань и город, к которым мы приближались. Порт не сильно отличался от Акшинт-Аара: похожие строения и куча народа на берегу, но дома, начинавшиеся чуть подальше выглядели совсем иначе.
  Если в столице Земель первородных преобладали двух и трехэтажные постройки из разноцветного камня, и сам город напоминал яркое мозаичное панно, то Картанат показался мне списанным с какой-нибудь сказки о Шахерезаде. По крайней мере именно так я себе представляла Багдад, листая в детстве страницы книжки. Длинные улочки, похожие на лабиринт, с такими же длинными одноэтажными строениями по бокам. Дома, казалось, были слеплены из глины, красно-коричневые, от них веяло жаром, как от палящего солнца, застывшего в небе и, видимо, решившего доконать меня за мою затею с побегом, уже не кажущуюся такой умной. Кое-где зелеными мазками виднелись редкие растения, приспособившиеся к местному климату, а в центре портовой площади неожиданным украшением сверкал водяными брызгами фонтан. Посреди шестиугольника, выполненного из синего неизвестного мне камня, высились три летучие рыбы, извергая из себя струи воды. Рыбы были высечены из такого же синего камня, что и основание фонтана, только их глаза горели золотыми отблесками, моментально напомнив мне о моем "нашейном питомце".
  Пока я разглядывала портовую площадь, наш корабль причалил к берегу. Спустившись на землю, я оказалась посреди шумной многоголосой толпы, только в отличие от Акшинт-Аара на едином наречии здесь говорило уже не большинство, поэтому половину слов я не понимала, и скоро они слились в какофонию звуков в моей и без того тяжелой после принятого снотворного голове.
  Кое-как добравшись до запомнившегося фонтана, я с облегчением села на каменный бортик и опустила руки в прохладную воду. В фонтане вовсю резвились местные ребятишки, маленькие гоблины в насквозь мокрых штанишках гонялись друг за другом, обрызгивая всех прохожих водой. Мне тоже изрядно досталось, но под палящим солнцем брызги, окатившие меня с ног до головы, казались долгожданным спасением от жары. Посидев немного у фонтана, решила, что надо все-таки двигаться дальше. Для начала найти бы кого-то, кто может подсказать расписание местных судов. Долго задерживаться в Картанате я изначально не собиралась, а ощутив на себе все прелести местного климата, окончательно укрепилась в своем решении.
  Подхватив свою сумку, я двинулась в сторону города, прикидывая на ходу, где именно следует искать нужного мне человека. Сначала я шла по довольно широкой улице с кучей торговцев, которые норовили затянуть меня в свои лавки. Картанат - город специй и шелка. Именно такой ассортимент окружал меня по пути вглубь города.
  Голова от тяжелых пряных запахов и настойчивых криков торговцев разболелась еще сильнее, вдобавок меня начало подташнивать. Вероятно, это подтянулись те самые возможные последствия снотворного. Поняв, что еще пару метров по этой улице, и меня вывернет наизнанку прямо здесь, я юркнула в ближайший поворот. Поплутав по хитрому сплетению ходов и выбрав наугад какую-то арку, я оказалась на тихой улочке, свободной от торговцев и магазинчиков.
  Увидев тенек рядом с одним домом, я, вконец обессилев, уселась прямо на дорогу, трясущимися пальцами развязывая ворот рубашки, которая облепила меня как вторая кожа.
  Уткнувшись лицом в колени, я сосредоточилась на том, чтобы не упасть в обморок. В ушах уже стучало, перед глазами плясали хороводом черные точки, а спина, несмотря на духоту и жару, покрылась холодным потом. Я считала про себя до десяти и дышала, дышала, дышала, понемногу выныривая из состояния слабости.
  Когда я отдышалась настолько, что ко мне полностью вернулось зрение, и я снова различала окружающий пейзаж, я вздрогнула от неожиданности, увидев, что рядом со мной стоит невысокая гоблинша, и внимательно меня рассматривает. Заметив за ее спиной приоткрытую дверь, я догадалась, что это наверняка хозяйка дома, перед которым я расселась. И стоит она наверное уже довольно давно, так как я сбилась со счета, сколько раз я в итоге досчитала до десяти в попытках прийти в себя.
  - Добрый день, уважаемая леди, - улыбнулась я максимально вежливо, - вероятно, я сижу перед вашим домом. Не волнуйтесь я скоро уйду, - и покачнувшись, пересаживаюсь по-турецки, - сейчас еще немного сил наберусь.
  Улыбка видимо вышла совсем жалкой, потому как гоблинша еще раз внимательно меня оглядела и, затараторив что-то на местном языке, стала показывать на открытую дверь дома.
  - Простите, я вас не понимаю, - все так же улыбаюсь жительнице Картаната, - я скоро уйду, не волнуйтесь. - нашарив ремень кожаной сумки, вешаю ее на плечо и, до сих пор слегка шатаясь, встаю на ноги.
  Гоблинша вероятно поняла, что я вообще не говорю на местном, и сжалившись надо мной, объяснила на едином наречии: - Человек, слабая, пить. - и указывая рукой на дверь, - Дом.
  Решив не упираться, тем более пить действительно очень хотелось, покорно поплелась за женщиной, разглядывая хозяйку и ее жилище изнутри. Вопреки моим ожиданиям, миновав дверь, мы оказались не в доме, а в маленьком внутреннем дворике, из которого вело множество дверей, не считая той, через которую мы вошли. Посреди дворика бил фонтанчик, точная копия увиденного мною на портовой площади, но заметно уступающий ему в размерах. Вокруг стояли кадки с растениями, сильно напоминающими пальмы моего мира, и яркими душистыми цветами. Над головой на уровне крыши была натянута плотная материя, образуя тенек и даря бодрящую прохладу. Меня усадили на маленькую скамейку рядом с фонтаном и оставили сидеть, хозяйка дома скрылась за одной из многочисленных дверей.
  Когда она вернулась из дома, неся в руках поднос с глиняными графином и кружкой, я успела рассмотреть мою неожиданную спасительницу. Невысокая, как и все гоблины, с густыми темными волосами, уложенными в косы вокруг головы, большой горбатый нос и непропорционально огромные острые уши. И глазки, сверкающие как черные бусинки. Одета, как и многие встреченные мне на пути местные жители, в длинное до пят голубое платье из грубой материи, подпоясанное синим шнурком, на ногах кожаные сандалии. Пока я разглядывала наряд хозяйки дома, прикидывая, как в нем наверное комфортно по сравнению с моим собственным, гоблинша налила в принесенную глиняную кружку ароматный напиток.
  - Человеческая женщина пить. - и настойчиво протянула мне.
  Пить, так пить, подумала я, послушно отпивая из кружки приторно сладкую, но прохладную жидкость. В голове проносились то отрывки из "Алисы в стране чудес" с призывами "выпей меня", то русские сказки с противоположным посылом - "не пей, козленочком станешь", но жарко было невыносимо, и я быстро осушила кружку до дна. Улыбнувшись, протягиваю кружку обратно пожилой женщине, думая, что мне все-таки пока определенно везет, когда вдруг случилось неожиданное.
  Сквозь уже высохшую на жаре льняную рубашку полыхнули золотом глаза дракона. Поспешно заслоняя ожерелье рукой, ловлю явно заинтересованный взгляд гоблинши и понимаю, что все-таки с мыслями про удачу я поторопилась. Веки наливаются свинцом и меня затягивает в темное болото сна. Сквозь надвигающийся сон я где-то вдалеке слышу свой собственный голос, зовущий Аллинара, и треск разбитой кружки, упавшей на каменный пол дворика.

***

  Очнулась я в полной темноте, лежа на чем-то жестком и, судя по моментально занывшим плечам, со связанными руками. По уже отработанной привычке быстро считаю до десяти, чтобы не заплакать от страха или не закричать, постепенно успокаиваясь и прислушиваясь. Судя по кромешной темноте, на глазах какая-то повязка или мешок, шевелю руками и ногами, тело ломит от сведенных мышц, значит связана по рукам и ногам, причем довольно давно, раз мышцы успели так затечь. Но с удивлением понимаю, что на шее до сих пор тяжелым обручем свернут дракон.
  Пока я шевелилась в безуспешных попытках выпутаться, вокруг послышались голоса. Уже знакомый хрипловатый голос хозяйки, которая меня опоила снотворным, и два других - явно мужские. Все говорили на местном наречии, судя по интонациям, шел ожесточенный спор.
  Когда голоса стали звучать прямо над головой, спор неожиданно утих. Пожилой мужчина, как я предположила по его голосу, что-то сказал своим подельникам, те почему-то замолчали. Меня ткнули в руку чем-то острым, от неожиданности я дернулась и вскрикнула.
  - Леди проснулась, надо же, - тот же пожилой голос заговорил уже на общем наречии. - На что зачаровано твое ожерелье, девочка? Отвечай мне, и не ври, дитя мое, тебе же хуже будет.
  После этих слов я почувствовала снова укол чем-то острым в руку и явное шевеление дракона на шее. Слова Варда про испепеление врагов проносились в моей голове, но внутренний голос одновременно с ними противно пищал о том, что реликвия может и не успеть с защитой. И останутся от такой бестолковой беглянки рожки да ножки. Ну и ожерелье впридачу. Поэтому взвесив все за и против, честно отвечаю:
  - Ожерелье зачаровано на мою защиту. Персонально на меня. Поэтому вам лучше меня отпустить. Магия чистокровных акши, - и, немного подумав, добавила, - К тому же ваших лиц я не видела, так что просто сделаем вид, что ничего не было.
  Мой собеседник быстро перевел все сказанное на местный язык. Гоблинша явно не была согласна с моим последним доводом, потому как теперь ее хриплый голос переходил временами на визг. Но судя по тому, что дракон на шее перестал шевелиться, от мысли причинить мне вред они все-таки решили отказаться.
  - Мы поняли тебя, девчонка, - почему-то от его слов мне стало не по себе и по спине пробежал холодок, - Будет урок такой глупой чистокровной женщине и высокомерному акши, отпустившего свою девчонку гулять в такой безделушке. Никогда не недооценивай мастера мага.
  Дальше его голос зазвучал нараспев, напоминая какую-то молитву. А я поняла, что в который раз погружаюсь в сон. Остатками разума я пыталась воззвать к дракону, но этот странный и своенравный питомец меня не слушался и не сжигал всех обидчиков в праведном гневе.
  - Как же так, Вард же никогда не ошибался, - с этой мыслью я снова выпала из реальности.

***

  Пробуждение оказалось быстрым и весьма болезненным. Я явно с размаху приложилась плечом о что-то очень жесткое. Взвыв от боли, свернулась калачиком, восстанавливая в памяти по кусочкам картинку последних событий. Осознаю, что я все-таки жива и даже не связана, быстро ощупываю себя на предмет возможных увечий, с тихим стоном облегченно закрываю глаза - вроде все в порядке, ничего не сломано, только ушибленное плечо ноет.
  Руки и ноги теперь свободны, поэтому усаживаюсь на пол и пытаюсь оглядеться. Я сижу в полной темноте на грубом деревянном полу. Немного отдышавшись, понимаю, что ощущение качки все-таки не является последствием заклятия усыпления, а пол действительно ощутимо качается. Решаю положиться на обоняние и, закрыв глаза, вдыхаю запахи: отчетливо пахнет деревом, какой-то едой, вероятно, вяленым мясом, солью, - морем, осеняет меня. И тут где-то слышится приглушенный плеск, - выходит, я снова на корабле.
  Вспоминаю о своем нашейном питомце и поднимаю руки к шее, в следующее мгновенье сердце пропускает удар, - ожерелья на мне больше нет. Хочется одновременно плакать от радости, что жива, и выть от тоски, что у меня украли родовую реликвию дома Даргонт-Акш.
  - Вот тебе и охранное ожерелье, - вслух произношу я хриплым из-за пересохшего горла голосом, - Аллинар теперь меня собственноручно сожжет в пламени, скорее всего даже не меняя ипостаси.
  Тут корабль качнуло так, что я отлетела назад и вновь приложилась многострадальным плечом о что-то твердое. Заскулив от боли, нащупываю какую-то вертикальную палку, о которую я и ударилась. Полностью потеряв всякую ориентацию в кромешной темноте, вцепляюсь в спасительную деревяшку, чтобы не улететь в другую сторону при новом ударе волны о борт. Судя по усиливающейся качке, мы движемся в эпицентр шторма.
  Виски начинает сжимать тугим обручем, желудок сводит как на американских горках, - понимаю, что я снова попадаю в переход сквозь портал миров, но на этот раз нет ни магии, ни спасительного снотворного. А только я наедине со своим неприспособленным к прогулкам между мирами организмом: органы внутри меня явно спешат поменяться местами, а голова готова взорваться от боли. Тупая ноющая боль сменяется острыми приступами, когда каждый вдох причиняет боль, а я теряю счет времени, вцепившись в деревяшку руками и ногами. То, что мы миновали переход, я поняла лишь когда боль стала отступать, возвращая все остальные чувства и ощущения. Рот был заполнен чем-то вязким и соленым, с каким-то тупым оцепенением понимаю, что это я так сильно искусала губу, и во рту моя собственная кровь.
  Неожиданно послышались глухие шаги совсем рядом, и с режущим уши скрежетом распахнулась дверь в трюм, в котором я так и сидела, обнимая свою спасительную палку. Яркий солнечный свет ослепил меня на минуту и, когда я, восстановив зрение, посмотрела перед собой - напротив меня стояло четверо высоких мужчин. Именно так Вард, помнится, и описывал троллей. Высокие, зеленокожие, ростом с акшиани, с очень длинными руками, на которых было по четыре пальца. Мужчины все как один носили ирокезы совершенно невообразимых цветов, а их длинные острые уши были усеяны кольцами, как и губы, которые едва прикрывали длинные клыки. Глаза, похожие на человеческие по форме и круглым зрачкам, у всех четверых были ярко-красного цвета. И все четыре пары глаз сейчас уставились на меня.
  А я, оглядев вошедших и заметив у каждого по здоровому гнутому кинжалу у пояса, поняла, что удача просто забыла о моем существовании и скорее всего потеряла меня среди миров. И тут я, наконец, сделала то, что никак не удавалось мне с момента побега из Акшинт-Аара, - я в голос разревелась, уткнувшись лицом в ладони, в красках представив свою дальнейшую судьбу.

***

  Спустя час я сидела в каюте капитана, укутанная в стеганое одеяло, сжимая в руках жестяную кружку с каким-то горячим и явно алкогольным напитком. Истерика практически прекратилась, оставив после себя икоту и припухшие глаза. В остальном же все оказалось совсем не так печально, как я себе напридумывала.
  Как выяснилось, корабль, на который я попала, только что вынырнул из портала в Приграничье - далеком и суровом мире, практически лишенном магии. Из-за крайне сурового климата этого мира, в котором почти круглый год царила зима, жили здесь преимущественно горные тролли - неприхотливые существа, легко переносящие как мороз, так и жару.
  Как мне объяснил капитан Каргуш, он направлялся в бухту Северная звезда, как обычно привозя в Приграничье овощи и ткани из Картаната и других миров, там он собирался простоять в гавани дюжину дней и двинуться обратно, уже с грузом мехов и драгоценных камней - основными ресурсами этого сурового края.
  Каргуш, судя по всему с женщинами имел дело часто, да и мое происхождение его не особо интересовало, тогда как четырех вошедших в трюм громил я умудрилась своими слезами повергнуть в состояние паники. Увидев рыдающую в голос меня, они заговорили все разом и, натыкаясь друг на друга, убежали вон из трюма, продолжая что-то кричать на бегу. Вернулись весьма оперативно, ведя за собой, как потом оказалось, капитана, который, моментально оценив ситуацию, что-то рявкнул, заставив их разом заткнуться, а затем осторожно и медленно двинулся ко мне, пытаясь меня успокоить. Перебрав кучу языков, он все-таки добрался до единого наречия, и на его: "Не бойся меня, маленькая женщина, тебя никто не обидит на моем корабле", я просипела сквозь слезы, что меня уже обидели и теперь я готовлюсь умирать.
  Обрадовавшись, что общий язык он все-таки со своей странной находкой нашел, Каргуш подхватил меня на руки и куда-то понес, продолжая утешать и рассказывать, что теперь все хорошо, и меня обязательно вернут домой к родным. На этих словах я разрыдалась еще громче, поэтому остаток пути до каюты капитан уже бежал, спеша скрыть меня от любопытных глаз, дабы не сеять на корабле лишнюю панику.
  И вот я сижу, укутанная в одеяло, и пью что-то теплое и весьма крепкое, пытаясь подавить икоту и связно отвечать на вопросы, которые все задает и задает капитан. Мое имя он спросил еще в начале нашей беседы, и теперь я стала Ксандрой, поскольку начало имени потонуло в потоке слез. А успокоившись, я решила уже не исправлять ситуацию, Ксандра - тоже хорошее имя. Какая разница, как меня теперь зовут. Новая жизнь - новое имя.
  - Значит, на тебя напали и ограбили в Картанате? - Каргуш внимательно смотрит на меня, теребя внушительных размеров кольцо в правом ухе. Сумку мою в трюме найти не удалось, несмотря на то что двое матросов потратили на это практически весь прошедший час.
  - Угу, - хмыкаю я, разглядывая темно-красную жидкость на дне кружки, - Мне стало плохо от жары, а потом меня чем-то опоили. Очнулась уже тут и без сумки... - лишние подробности об украденном ожерелье далеко не последнего рода акшиани решаю опустить.
  Тролль в который раз заводит лекцию о том, что такой маленькой девушке нельзя путешествовать одной. Тем более чистокровной, слабая же совсем! - восклицает он в конце, а я еще внимательнее утыкаюсь в содержимое кружки. Надоели они уже мне все напоминать о моем происхождении. Не умерла же еще, значит не такая и слабая.
  Заметив мой мрачный вид, капитан решил сменить тему: - Голодная?
  - Очень, - честно отвечаю я, понимая, что судя по ощущениям уже и правда давно не ела. - А какой сегодня день? - решаю уточнить, сколько длилась моя вынужденная диета.
  - Так, если ты говоришь на едином, значит тебе нужно исчисление первородных и соседних с ними миров, так? - киваю в ответ, - Восьмой день Пятой дюжины Желтой луны, - отвечает тролль, немного подумав.
  Восьмой день... В Картанат мы прибыли на утро седьмого, значит в вынужденном забытьи я провела почти сутки.
  Пока я считала, в дверь негромко постучали, и вошедший матрос поставил передо мной миску с ароматной похлебкой. Похлебка была волшебная - горячая, немного острая, я так и не поняла, из чего она была приготовлена, но это было совсем неважно. Уничтожив принесенную порцию за пару минут, я блаженно откинулась на стуле.
  - Да, действительно голодная, - констатировал Каргуш, до этого с умилением доброго дядюшки наблюдавший за моей трапезой. - К вечеру прибудем в Северную звезду. Там отведу тебя к начальнику порта, решим, как возвращать тебя домой.
  На этих словах я снова уткнулась в уже пустую кружку, съежившись под накинутым на плечи одеялом. Тролль не упустил из виду изменения моего настроения:
  - Ксандра, ты не хочешь возвращаться домой? - отрицательно мотаю головой. - Тебя там обижали?
  - Нет, - улыбаюсь я, поднимая на капитана глаза, - Просто так надо. Я не вернусь. - в который раз за последний час порадовалась, что гоблины сконцентрировали все свое внимание на ожерелье и не догадались размотать кожаную повязку на моем левом запястье, так надежно прячущую метку.
  Каргуш на какое-то время задумался, по привычке теребя кольцо в ухе, затем утвердительно хмыкнул, явно что-то решив для себя.
  - Ну что ж. Твое решение, Ксандра. - он подлил мне горячего напитка. - Но к начальнику порта все равно отвести надо. Он фиксирует всех прибывающих и отбывающих.
  - Хорошо, Каргуш. Надо - так надо. - широко улыбаюсь огромному троллю.
  - Так, ну с этим вроде бы решили. Теперь осталось придумать, во что бы тебя одеть, - и отвечая на мой вопросительный взгляд. - Мы возвращаемся в зиму, Ксандра, в весьма суровую Приграничную зиму.

***

  Уже на закате мы подходили к пристани. Северная звезда сильно отличалась от увиденных мною ранее портов. Зимняя бухта напоминала деревеньку на берегу моря. Пара простых бревенчатых причалов и совсем мало сооружений. Ни торговых рядов, ни снующей толпы на берегу. Только пара крепких деревянных изб светились окошками чуть поодаль.
  Я стояла на палубе и ждала, когда установят трап, чтобы спуститься вниз вместе с капитаном. Каргуш умудрился найти какой-то овечий тулуп подходящего размера и шерстяную, местами дырявую, шаль. Это все было надето на меня, и одобрено чуть ли не всей командой, которая к вечеру уже меня не пугалась, а наоборот, подходили и пытались подбодрить или рассмешить. Вероятно, капитан рассказал им историю об обманутой и обворованной гоблинами путешественнице. Мне даже сумку нашли, изрядно потрепанную, но еще весьма крепкую, в которой теперь лежали леденец и яблоко, заботливо принесенные мне матросами.
  Я смотрела на деловито снующих по палубе матросов и размышляла о том, что из истории с гоблинами я вышла с не самыми ужасными потерями: украли сумку, в которой находились все мои вещи и львиная доля остатка денег, и ожерелье, а больше, что удивительно, с меня не сняли ничего. Поэтому у меня даже осталась пара золотых и немного серебряных монет, припрятанных за поясом брюк.
  Каргуш наотрез отказался брать с меня деньги за проезд, отрезав, что отдам, если решу вернуться к семье. А так, мол, мне и самой будет на что потратить. Последние слова он сопроводил красноречивым взглядом на мои легкие кожаные сапоги, которые прекрасно подходили для мягкой весны Акшинт-Аара, но явно были бесполезными в Суровом приграничном климате.
  Пока я изучала окрестности, все было готово для того, чтобы спуститься на берег. Помахав команде на прощание, я двинулась вслед за капитаном в сторону одной из избушек, замеченных мною еще с корабля. Путь был совсем недолгим, но его хватило, чтобы я быстро ощутила на себе всю прелесть местной зимы. Если верхняя часть туловища еще была более-менее согрета овечьим тулупом и шерстяной шалью, то нижняя часть моего наряда явно подводила. Сквозь тонкие штаны я кожей ощущала ледяные порывы ветра, а сапоги моментально промокли, когда я неосмотрительно шагнула в лужу талого снега, и теперь каждый мой шаг сопровождался хлюпаньем. "Только заболеть мне и не хватало для полного счастья," - подумала я, шагая вслед за долговязым капитаном, стараясь не отставать и по возможности избегать луж и сугробов.
  Мы как раз подходили к избе, когда дверь отворилась и нам навстречу вышел высокий тролль. Он обменялся с Каргушом парой фраз и удивленно уставился на меня. Вероятно, гости не часто прибывали в Приграничье. Еще несколько фраз капитана, произнесенных на местном наречии, в котором, как я успела заметить еще на корабле, преобладали рыкающие глухие звуки. Начальник порта, а это по всей видимости был именно он, еще раз внимательно меня оглядел с головы до ног и утвердительно хмыкнул.
  - Ксандра, это Туршхан, начальник порта. - представил мне собеседника Каргуш, - я ему рассказал о твоих злоключениях. И объяснил, что ты собираешься остаться здесь. - согласно киваю в ответ.
  - Ксандра, мой дом - ночлег. - на ломаном едином наречии произнес начальник порта, указывая на дом. Я вопросительно уставилась на капитана:
  - А Вы?
  - Проходи, - подтолкнул меня в дом Каргуш, заходя вслед за мной, - Я потом вернусь спать на корабль, а тебе негоже с командой спать.
  Я огляделась: мы вошли в нежилую часть избы, которую я, вспоминая уроки истории, назвала про себя сенями. Здесь стояло несколько пар теплых сапог, похожих на валенки, но явно сшитых из кусков какого-то меха, висели на гвоздях тулупы разных размеров. Один, судя по украшавшей его вышивке, принадлежал женщине. Вдоль стен стояли крепкие деревянные лавки. На них стояли ведра, полные снега. Видимо, воду тут запасали так же, как и когда-то на моей исторической родине.
  Долго осматриваться мне не дали, хозяин дома открыл дверь в жилую часть дома, а капитан сноровисто вытряхнул меня из тулупа и шали. Стянув мокрые сапоги, я вошла вслед за троллями внутрь, оставляя за собой дорожку мокрых следов.
  Жилое помещение представляло собой большую квадратную комнату с огромной печью по центру. Из-за печи показалась троллиха, приветливо что-то сказала Каргушу, и удивленно замерла, разглядывая меня. Женщины-тролли оказались такими же высокими, как и мужчины, с такими же красными глазами и острыми ушами. Волосы у хозяйки дома были красивого темно-зеленого цвета, заплетенные в множество косичек. Уши были усеяны кольцами, в довершение всего внимание приковывало внушительное кольцо в носу. Одета она была в брюки из плотной и грубой на вид ткани и теплый вязаный свитер с горлом, на ногах вместо домашних туфель были шерстяные носки.
  По всей вероятности, пока я изучала троллиху, она была занята тем же самым, и ее результаты увиденного совершенно не впечатлили, потому как в следующую минуту она разразилась длинной тирадой на своем языке и ушла куда-то вглубь комнаты, скрывшись за печью.
  - Каргуш, может я все-таки на корабле переночую, - неуверенно начала я, обращаясь к капитану, но тот лишь ободряюще похлопал меня по плечу.
  Тут вернулась хозяйка дома, неся в руках ворох одежды. Каргуш что-то затараторил на тролльем, поминутно вставляя в речь мое имя, хозяйка дома внимательно выслушала его и обратилась ко мне уже на едином наречии:
  - Ксандра, это, - протягивая мне ворох и явно пытаясь подобрать нужное слово, - брать. Твоя одежда - плохо. Болеть. - втягивая носом воздух, - Слабая. Чистый человек. - и немного подумав, - Редкость.
  Мне вручили ворох одежды и запихнули за печку переодеваться, сама же хозяйка, которую, как потом выяснилось, звали Гаррта, усадив мужчин за стол, принялась колдовать над ужином. Я присоединилась к остальным спустя несколько минут, переодевшись в сухие и теплые вещи. Теплые штаны были мне сильно велики, но ситуацию спас мой верный пояс, который в ходе моих приключений изрядно запылился и потускнел, и теперь на нем практически не видна была магическая вышивка. Сверху на свою рубашку я натянула теплый свитер, в котором я, наверное, напоминала печального Пьеро. Он болтался мне до колен, а рукавами я могла легко подметать полы. Подвернув их насколько было возможно, я закончила переодевание, натянув на ноги шерстяные носки и аккуратно разложив свою одежду у теплого бока печи посушиться.
  Когда я подошла к столу, Гаррта осмотрела меня со всех сторон и, поцокав языком, что-то проговорила на тролльем. И увидев мой непонимающий взгляд, пояснила на общем:
  - Неудобно, Гаррта переделать. К утру готово. - и пододвинула ко мне глиняную тарелку с дымящимся содержимым. На тарелке, к моему удивлению, оказалось вполне знакомое блюдо - мясо, тушенное с картошкой. Увидев с какой скоростью я поглощаю ужин, Каргуш что-то пояснил на тролльем, и Гаррта тут же положила мне добавки.
  Тролли переговаривались о чем-то на своем языке и пили какую-то настойку, практически черного цвета, и явно очень крепкую. Мне тоже сначала гостеприимно плеснули полную кружку, но меня хватило только на один маленький глоток. Настойка действительно была очень крепкая, да к тому же дико горькая. Заметив, что напиток мне не понравился, хозяйка дома моментально убрала мою кружку и выдала мне взамен молока. Съев две порции ужина и напившись молока, я с удивлением поймала себя на том, что начинаю проваливаться в сон. Хотя после всех выпитых доз снотворных и усыпляющих заклятий я была уверена, что отоспалась на много дней вперед.
  Гаррта что-то произнесла на тролльем, и Каргуш, мягко поднявшись с лавки, взял меня на руки и бережно перенес к печи, на которой уже были приготовлены несколько одеял. Забравшись на печку, я стянула свитер и аккуратно сложила его рядом. Заворачиваясь в теплое одеяло и отогреваясь и телом и душой, я уже сквозь наваливающийся сон услышала голос капитана, который потребовал, чтобы я еще раз обдумала свое решение и не забывала о том, что скоро он отправится обратно. Сонно пообещав ему обязательно подумать еще раз, я, улыбаясь, поблагодарила этого сурового с виду тролля, оказавшимся таким добрым и отзывчивым. Каргуша явно развеселили мои пылкие обещания, и в глубине его красных глаз заискрились лукавые смешинки:
  - Ксандра, если я правильно понял твой рассказ, то я и правда рассчитываю, что ты мне вернешь долг, как уговаривались.
  - Ты о чем? - пробормотала я из-под одеяла.
  - Неважно. Спи, маленькая путешественница. Или правильнее будет сказать - беглянка?
  - Не понимаю, о чем ты говоришь, - прошептала я, натягивая одеяло по уши. Каргуш усмехнулся и потрепал меня по волосам:
  - Спи, девочка. Время мудрее, само все решит. - и с этими словами ушел обратно к столу, где его дожидались хозяева дома.
  А я еще немного попыталась бороться со сном, обдумывая сказанное капитаном, и спустя пару минут, договорившись сама с собой, что завтра с утра двинусь дальше в путь, уснула под негромкий разговор троллей.

***

  На следующий день я проснулась полностью отдохнувшей и набравшейся сил. Повалявшись немного под одеялом и перебирая всю последовательность событий, которая меня привела в троллью избушку в суровом Приграничье, вспомнила я и о данном себе накануне обещании отправиться дальше в путь, чтобы окончательно затеряться в мирах. Отодвинув на левом запястье кусочек темной кожи, служивший мне браслетом и скрывавший маленький рисунок дракона, я обвела черный контур рисунка и мысленно пожелала Аллинару доброго утра и хорошего дня. Эта привычка появилась у меня еще на корабле, когда я рассматривала золотую монету и вспоминала его красивое лицо.
  Вот он читает что-то за своим столом, не замечая, что ерошит темные длинные волосы, стянутые в хвост золотым шнурком. Вот он стоит в гостиной Варда и протягивает мою накидку, внимательно рассматривая меня, а я как обычно не могу понять, что скрывается за золотом его глаз. Какие эмоции прячет этот хладнокровный с виду акшиани.
  И в который раз в голову закрадывается вопрос, а может стоило напрямую спросить. Не бежать сломя голову, сквозь порталы и миры, а просто поговорить... И в который раз, взвесив все возможные варианты такого разговора, прихожу к выводу, что очутись я снова на приеме в честь помолвки Варда и Жени, я бы снова убежала. Слишком страшно было услышать его честный ответ, куда страшнее порталов в неизвестность и коварных гоблинов...
  "Мдааа, Александра, как была ты трусихой, так и осталась. - отчитываю саму себя, усаживаясь на печи и нащупывая под рукой что-то явно шерстяное, - И никакие карьярды тебя не изменят. Горбатого могила исправит". - Резюмирую я, натягивая свитер. И тут же удивленно отмечаю, что свитер теперь не сидит на мне как платье, а доходит до середины бедра, и рукава не напоминают о смирительных рубашках из фильмов моего мира, а заканчиваются у кончиков пальцев, что крайне удобно, учитывая отсутствие у меня каких-либо перчаток или варежек.
  Гаррта как раз заканчивала печь блины, когда из-за печи появилась я, благодаря ее за помощь со свитером. Оглядев меня с ног до головы, троллиха удовлетворенно кивнула и указав мне на стол, всучила большой кувшин теплого молока и кружку.
  За завтраком я узнала от гостеприимной хозяйки, что вариантов для дальнейшего путешествия у меня не так уж и много. Гаррта обкусала один из блинов, придавая ему форму наклоненного овала с рваными краями и пояснила, что это Приграничье.
  - Тут, - она ткнула вилкой с двумя зубцами в правую верхнюю часть блина, - Северная Звезда. Мы тут. - проведя вилкой вниз и забирая направо, снова ткнула в нашу импровизированную карту, - здесь Карст-Эр, главный город. Жить много троллей и другого народа.
  - Столица, - догадалась я.
  - Да, столица, - энергично закивала троллиха, от чего множество ее косичек смешно запрыгали вокруг головы. - Много народа. Теплее, чем тут. Даже сажать растения. Есть люди, но не чистокровные. - ее видимо одолевала идея определить меня к сородичам.
  - А еще что есть? - решила перевести тему я.
  Немного левее от столицы оказалось здоровое болото с звучным названием Барт-Дарг, что в переводе на единое наречие звучало Кровь дракона. Понимая, что на болото мне идти совсем не хочется, я внимательно изучила остатки блина. Оставалась значительная часть мира, которая, судя по описаниям Гаррты, находилась на северо-западе от Северной звезды.
  - А здесь что? - показываю на этот участок блина.
  - Дарг-Варраташ, Хребет Дракона, горы, - пояснила троллиха. - Очень холодно, хуже, чем здесь. Много ветра и диких зверей. Опасно.
  - То есть там никто не живет? - уточнила я.
  - Постоянно почти никто не жить, - Гаррта свернула нашу карту-блин и отправила ее в рот, - Охотников много. Шкуры дорого стоят. Поэтому охотники и несколько тарракши, - задумалась, подыскивая перевод, - постоялый двор, по-вашему.
  Остаток завтрака я спешно уминала блины, а хозяйка рассказывала мне, как добраться до столицы Приграничья, твердо уверенная, что мне надо ехать именно туда.
  Спустя пару часов я стояла у главной дороги, ведущей от Северной звезды вглубь материка, и капитан вместе с приютившими меня на ночь хозяевами в который раз пытались меня убедить вернуться к родным, а не отправляться в неизвестном направлении. Клятвенно заверив троллей, что я попрошусь к ближайшему обозу, идущему в сторону Карст-Эра, а если никого не встречу до темноты, вернусь в порт, я, обняв напоследок своих новых друзей, энергично зашагала по усыпанной снегом дороге.
  До развилки идти было чуть больше часа по широкой утоптанной дороге. Потом мне следовало стоять и ждать кого-нибудь, направляющегося в сторону столицы. Как я поняла из рассказов троллей, дорогой этой пользовались часто, а сейчас вообще шел полным ходом охотничий сезон, поэтому встретить охотников, направляющихся с добытыми шкурами в столицу, у меня было много шансов.
  Разжиться новыми сапогами мне не удалось: в портовой лавке не оказалось ничего подходящего мне размера. В итоге после долгих споров мы сошлись на том, что я надеваю внутрь своих сапог связанные Гарртой носки и обязательно беру с собой вторую пару сухих, чтобы не промочить ноги и не заболеть. Учитывая, что сапоги за ночь хорошо просохли, а носки оказались очень теплыми, чувствовала я себя замечательно. Я наслаждалась зимним пейзажем по обеим сторонам дороги и в который раз жалела о том, что в этом мире не придумали фотоаппарат. Так мне хотелось заснять на память огромные, усыпанные снегом, ели и красногрудых снегирей, вальяжно рассевшихся на ветках. Пару раз я даже увидела серебристых белок, скачущих по деревьям. Снег вокруг дороги был расписан узорами следов разных животных. Судя по количеству отпечатков на снегу, местные леса и правда кишели живностью.
  В таком приподнятом настроении я дошла до развилки, на которой мне предстояло ждать попутчиков в столицу Приграничья. Тролли меня много раз заставили повторить вслух, что ехать мне надо именно налево. А не прямо в болото и ни в коем случае не направо, в сторону гор. И я, сто раз пообещав им, что непременно так и поступлю, решила в который раз сделать по-своему.
  Судя по всему, судьба на этот раз была в курсе моих планов и даже их одобряла, потому что не прошло и часа ожидания на развилке, как со стороны столицы показались небольшие сани, запряженные крупным быком. В отличие от быков и коров моего мира, их местные собратья были покрыты густой темной шерстью, и носили огромные витые рога. Как объяснила мне Гаррта, один такой бык в состоянии отогнать от стада нескольких крупных хищников.
  Сани затормозили, поравнявшись со мной. На них, управляя быком, сидел высокий седой тролль с здоровыми кольцами в обоих ушах. Он был одет в теплый меховой жилет поверх шерстяного свитера, штаны, наподобие тех, что дала мне Гаррта, и высокие меховые валенки. Тролль внимательно осмотрел меня и, принюхавшись, спросил почему-то сразу на едином наречии первородных:
  - Откуда тут человеческая женщина?
  - Из Северной звезды, - удивленно ответила я, разглядывая проницательного тролля и отмечая, что на санях, поверх шкуры лежит длинный лук и колчан со стрелами, и набравшись смелости, спросила. - А Вы куда едете? Не в Дарг-Варраташ?
  Тролль кивнул, а я, окончательно осмелев от нечаянной удачи, продолжила: - Возьмите меня, пожалуйста, с собой. Я заплачу. Сколько надо?
  - Золотой, - задумчиво произнес охотник, не прекращая меня разглядывать.
  - Идет, - согласилась я, прикинув, что у меня остается еще одна золотая монета и несколько десятков серебряных. Ничего, как-нибудь выкручусь.
  Тролль еще какое-то время раздумывал, а затем, стребовав с меня показать ему золотой и удостоверившись в его наличии, кивнул мне на место рядом с собой. Я забралась на шкуру, под которой оказалось навалено что-то жесткое, и уселась, стараясь слиться с санями и не тревожить лишний раз сурового попутчика.
  До самой темноты мы ехали молча, тролль изредка покрикивал быку, когда тот сбивался с тропы, завидев торчащие из-под снега остатки травы или мелкие кустики, да бросал на меня задумчивые взгляды, видимо так до конца и не определившись, правильно ли он поступил, согласившись меня подвезти. А я смотрела по сторонам, отмечая, что лес становится гуще, а дорога постепенно превратилась в узкую тропу на одни сани. Достав из сумки яблоко, то самое, подаренное кем-то из матросов, обтерла его снегом и, нащупав в сумке маленький ножик, завернутый Гарртой в тряпочку, чтобы не продырявил сумку и не выпал по дороге, разделила на две равные части. Протянула хмурому охотнику, явно не ожидавшему этого от меня, и от того заметно смутившемуся. Мы как раз закончили грызть яблоко, когда я заметила, что тролль начинает внимательно осматриваться по сторонам, а потом и вовсе свернул сани с тропы на небольшую полянку.
  Заметив мой удивленный взгляд, тролль пояснил, что тут на ночлег встанем.
  - Прямо тут, в лесу? - я озадаченно озиралась по сторонам, прикидывая, смогу ли я пережить такую зимовку. - А как же постоялый двор, - и вспомнив название на местном наречии, - Тарракши.
  Тролль усмехнулся и ошарашил меня известием, что до него нам еще три дня пути. Видимо я выглядела сильно потерянной, потому как он продолжил уже гораздо более добродушным тоном:
  - Не бойся. Трэхт - хороший охотник, - заверил меня тролль, постучав себя по груди, - никто нас здесь не тронет.
  - Ксандра, - в ответ представилась я и, повинуясь какому-то порыву, протянула ему руку. Тролль, немного помедлив, аккуратно пожал ее, а я отметила в который раз, какие же люди действительно маленькие по сравнению с существами этих удивительных миров. Моя ладонь утонула в его руке, а в голове проснулся внутренний голос, не к месту напоминая, что такой же маленькой я себя ощущала, когда меня брал за руку мой златоглазый лорд.
  - Что ты будешь делать в горах? - спросил меня тролль спустя некоторое время, отвлекая от ненужных воспоминаний. Он развел костер, и теперь мы сидели рядом с огнем, Трэхт усевшись по-турецки, а я на пеньке, накрытом одной из шкур с саней. Охотник помешивал длинной двузубой вилкой содержимое небольшого котелка, висевшего над огнем, из которого доносился ароматный запах мяса и пряностей.
  - Хотела найти работу, - честно призналась я, вытянув ноги поближе к огню и отогреваясь после половины дня, проведенной практически без движения. Промерзнуть я успела изрядно. - И жилье.
  Тролль подцепил из котелка небольшой кусок и, попробовав и удостоверившись, что все готово, достал из саней жестяную миску, куда положил первую порцию ужина и протянул мне вместе с вилкой. В миске оказалось какое-то неизвестное мне мясо, приправленное пряными травами и специями. Мне определенно нравилась кухня троллей, с одной стороны незамысловатая, но идеально подходящая для их сурового климата. Ужин меня моментально согрел и я, передав наши общие миску и вилку Трэхту, продолжила смотреть на огонь.
  - У меня есть на примете работа для тебя, Ксандра. И жилье, думаю, найдется. - тролль говорил на едином очень бегло, почти как капитан Каргуш.
  - Что? - не сразу осознав смысл сказанного, переспросила я.
  - Моя жена, Эрха, держит постоялый двор, тарракши "Брюхо дракона", это уже в самых горах, меня часто нет на месте: я то в горах на охоте, то отвожу шкуры в столицу. А помощница ей не помешает. Сейчас как раз часто постояльцы бывают. - тролль закончил есть и сейчас отчищал столовые приборы снегом, - у горных барсов брачный период. Много шкур - много охотников.
  Я так энергично закивала головой, что чуть не свалилась со своего пенька. Трэхт усмехнулся и пошел к саням. Подогнав быка с санями поближе к костру, он соорудил из шкур два спальных места, но потом, еще раз глянув на меня, перекинул на мое еще парочку шкур потолще. Я послушно улеглась на свое место, а он еще долго сидел у костра, и я, пока не уснула, несколько раз ловила на себе задумчивый взгляд его красных глаз.
  Когда я проснулась, оказалось, что мы уже давно в пути. Солнце светило высоко над нами, а мохнатый бык бодро тащил наши сани по густому лесу.
  Заметив, что я проснулась, Трэхт протянул мне кусок хлеба и фляжку с водой. Судя по тому, что вода обожгла горло холодом, это был талый снег. Наскоро перекусив и умывшись снегом, снятым с ближайшей еловой лапы, я продолжила изучать окрестности. Узкая тропинка, по которой мы катились, петляла среди высоких заснеженных деревьев. Лес жил своей обычной жизнью, не обращая на нас никакого внимания: по веткам, перелетая порой через наши головы, сновали белки, с разных сторон доносились крики диких птиц, где-то вдалеке тревожно ухал филин. Пару раз тропу пересекали непривычно большие следы. Всякий раз натыкаясь на них, тролль останавливал сани и долго осматривал находку, по несколько минут он молчал, то трогая следы, то вглядываясь в чащу леса, куда они уходили. Когда мы наткнулись на них впервые, охотник пояснил, что это и есть горный барс. Отпечаток лапы был явно кошачьим, но судя по его размерам, местные барсы были не меньше тигров или львов моего мира.
  - Какого они размера, Трэхт? - спросила я, разглядывая один из отпечатков лапы и сравнивая его со своей ладонью, та была заметно меньше.
  - Самцы бывают размером с крупного ярка. - тролль махнул рукой на своего быка. Тот был в холке с меня ростом. Остаток дня я старалась не отходить от тролля дальше нескольких метров. Трэхт тоже выглядел более настороженным и собранным, чем раньше. Спала я той ночью плохо, постоянно вслушиваясь в ночные шорохи. А стоило быку всхрапнуть или зашевелиться, замирала от страха и мысленно вспоминала всех богов, которых знала, упрашивая их отвести барсов подальше от нас. Поэтому часть следующего дня я проспала в санях, пропустив момент, когда лес сменился предгорьем. Тропа стала забирать вверх, и наш бык заметно сбавил скорость. Я проснулась от толчка, оказалось, троллю пришлось подталкивать сани, чтобы они перевалились через камни, торчавшие из-под снега.
  Еще не отойдя от сна, я осмотрелась по сторонам и замерла от открывающегося вида. Огромные снежные горы раскинулись перед нами. Мы направлялись прямо к центру горной гряды, двигаясь вдоль русла замерзшей реки, серебристой змеей петляющей по равнине.
  Пока я восторженно вертела головой по сторонам, не уставая восхищаться красотой и величием этого сурового края, Трэхт спрыгнул с саней и подойдя к реке сначала посидел на берегу, а затем прошелся по льду. Немного попрыгав на ледяной глади, он удовлетворенно хмыкнул и, вернувшись к саням, повел быка к реке. Я молча наблюдала, как сани, скрипя полозьями, скользнули на замерзшую воду вслед за мохнатым ярком. Тролль еще какое-то время повременил, прислушиваясь к окружающим звукам, и явно довольный забрался обратно на сани и подстегнул бычка.
  Дальше мы неслись очень быстро, я и не представляла, что такие тучные животные могут так быстро бегать, да еще и запряженные в груженые сани. Тролль, не переставая осматриваться по сторонам и прислушиваться ко всем звукам, пояснил мне, что этот путь гораздо быстрее и, теперь у нас есть шанс прибыть в тарракши к завтрашнему рассвету, а не закату.
  Следующие несколько часов мы неслись навстречу алому солнцу, садившемуся прямо перед нами, прячась за широкую горную гряду. Зимнее небо было расцвечено красно-оранжевыми красками заката, постепенно тающими и на наших глазах растворяющихся в чернилах вечернего неба.
  То тут, то там вспыхивали звездочки, и спустя какое-то время я смотрела на мириады ярких звезд, рассыпанных по черному бархату небесного покрывала. В отличие от моего мира, здесь не было видно яркой Полярной звезды, и не было привычных ковшей медведиц или зигзага Кассиопеи. Здешние звезды водили свои, пока еще неизвестные мне, хороводы. А я лежала на санях, мчащихся по льду, как по воздуху, и смотрела на завораживающее Приграничное небо, представляя себе, что парю на крылатом змее Аллинара, а он сам как обычно расположился за моей спиной, привычно обнимая меня и не давая выпасть из седла.
  Я еще долго любовалась ночным видом, рассматривая звезды и соединяя их в воображаемые созвездия, и тут же придумывая им названия. Спустя какое-то время, завернувшись поплотнее в шкуры, я уснула, все еще размышляя, на кого были больше похожи увиденные мною звездные фигуры - на огромную хищную птицу или большого крылатого дракона.

***

  Я проснулась от того, что меня трясли за плечо. Я сонно улыбнулась Трэхту и, наконец, обратила внимание, что мы больше никуда не едем, а стоим посреди широкого двора, окруженного частоколом. Сани стояли прямо перед здоровым бревенчатым домом в два этажа. Судя по размаху строения, это и был тарракши "Брюхо дракона", о котором говорил седой охотник.
  Выпутавшись из шкур, в которые за ночь завернулась как в кокон, я спрыгнула с саней и тут же увидела хозяйку постоялого двора. Высокая троллиха стояла рядом с моим спутником, она была одета в такой же вязаный свитер и меховую жилетку, теплые штаны из грубой ткани и высокие меховые валенки. Волосы у жены охотника были темно-синие и убраны в две длинные косы. Пока мы с женщиной изучали друг друга, Трэхт что-то быстро заговорил на тролльем. Я уловила только название гор и свое имя, твердо решив для себя, что местный язык надо будет обязательно выучить, раз уж я намерена тут остаться.
  - Это Эрха, моя жена, - перешел на единое наречие акшиани тролль, обращаюсь уже ко мне. - Я рассказал ей про тебя, она согласна взять тебя в помощницы, но платить много мы не можем, десять медных монет за дюжину дней и жилье с едой.
  Я лишь кивнула в ответ, выбора у меня особого не было, а это был хоть какой-то вариант.
  - Иди в дом, Эрха покажет тебе комнату, - произнес Трэхт, начиная разгружать сани. Его жена двинулась первой, а я послушно пошла вслед за ней, сжимая в руках свою сумку со скудными пожитками.
  Сразу за широкой деревянной дверью начиналась просторная комната, уставленная крепкими деревянными столами и скамьями. Посреди комнаты стояла огромная печь, обращенная к центру зала ярко-горящим камином. За ней виднелась длинная деревянная стойка с чистой глиняной посудой - здоровыми кружками и тарелками, в одной из таких кружек россыпью хранились местные двузубые вилки, наподобие той, что мы пользовались в пути, и ножи. За стойкой на боковой стене было подвешено множество полок, на которых стояли бутылки разных форм и размеров. Пока мы пересекали ряды столов, я успела опознать только низкую пузатую бутыль с настойкой из платисса, которую в меня своими методами как-то вливал Аллинар. Заметив мой интерес к выставленной коллекции алкоголя, Эрха произнесла:
  - "Брюхо дракона" - лучший тарракши в этой части гор. К нам приходят, когда нужна хорошая еда и выпивка, и чистая постель. - троллиха говорила на едином так же бегло, как и ее муж. - Это общий зал, тут кормим постояльцев и всех пришлых. Будешь помогать мне, вечерами разносить еду, убирать комнаты. Трэхт говорил, что сейчас хороший сезон - много охотников? - я кивнула, торопливо шагая, стараясь не отставать от высокой спутницы.
  - Там кухня. Оттуда будешь забирать заказы, ну и есть сама будешь там же. Потом покажу, - сказала Эрха, махнув рукой на кухню, отгороженную от обеденной залы печью и стойкой, и направилась в другой конец комнаты.
  Слева от входа располагалась лестница на второй этаж, по ней мы и поднялись, оказавшись в узком и довольно прохладном коридоре.
  - Печь постоянно отапливает только несколько комнат. - пояснила Эрха, - В остальных мы используем "гоблиново пламя", когда там есть постояльцы.
  Я не очень поняла объяснения хозяйки, но внимала каждому ее слову, петляя за ней по узкому коридору, утыканному дверьми. Остановившись у дальней двери, Эрха распахнула ее и вошла в небольшое помещение, которое напоминало пенал. По длинной стороне пенала располагалось окно, смотрящее во двор, а у второй стены, смежной с соседней комнатой, стояла небольшая чугунная печурка, видимо и являвшая собой то самое "гоблиново пламя". Конструкция живо напомнила мне "буржуйку", до сих пор часто используемую в моем родном мире. Пока я размышляла, кто у кого украл идею, или же они действительно приходят одновременно на ум разным людям и нелюдям, троллиха подошла к дальней стене комнаты и указала мне на здоровый обитый железом сундук.
  - Здесь можешь вещи сложить. - и указав на кровать, придвинутую ближе к печке, - а здесь спать.
  Другой мебели в комнате не наблюдалось, не считая чьих-то ветвистых рогов, прибитых к стене у входа и служивших вешалкой для одежды. Подойдя к ней, оказалось, что дотянуться у меня не получится. Эрха что-то пробормотала по-тролльи, а я в который раз за свое путешествие ощутила себя чужаком во всех мирах вместе взятых.
  Хозяйка таверны, видимо, заметила мою реакцию, и добавила на едином:
  - Трэхт будет дома несколько дней, переделает под твой рост. - и усмехнувшись, внезапно поинтересовалась, - А чистокровные люди специально не моются подолгу? Тепло берегут?
  Поняв, что краснею до самых ушей, представила, какое жалкое зрелище я собой являю после практически дюжины дней пути, в течение которых мне удавалось только умыться. Уставившись на носки своих сапог, ответила, что я бы с радостью помылась, если это возможно.
  - Бери вещи, и идем в баню, раз такое дело, - и бросив взгляд на мои скромные пожитки, - Что у тебя есть из одежды?
  Я послушно вытряхнула на кровать свою сумку, содержимое не впечатляло: пара шерстяных носков, мои легкие штаны и не съеденный леденец, завернутый в бумажку. Все мои сорочки и белье остались в старой сумке у гоблинов где-то в Картанате. Кратко описала Эрхе историю с гоблинами и воровством сумки с вещами, чтобы не выглядеть как беглый каторжник.
  Троллиха задумчиво покивала мне и велела собрать с собой все для стирки. Захватив брюки, я послушно поплелась вниз за своей спутницей на первый этаж. Мы снова миновали большую обеденную залу и вышли на улицу, где Трэхт уже разгрузил сани, выложив вдоль забора длинные ряды каких-то деревянных ящиков.
  - Еда, - бросила мне через плечо Эрха, стремительно пересекая двор и направляясь к небольшой деревянной постройке с одной трубой на крыше, откуда тянулся сизый дымок. - Здесь мы можем добыть только мясо, а к нему нужны еще овощи и приправы, вот Трэхт и привозит из Карст-Эра. Так и живем.
  С этими словами меня проворно запихнули в маленькую избушку. Мы попали в натопленный предбанник, где вдоль стен стояли лавки, а на стенах висели такие же рога, как увиденные мной в доме. Мои тулуп и шаль тут же оказались на одной из таких вешалок. А дальше Эрха велела раздеваться и скидывать всю нижнюю одежду в одно из деревянных корыт, которые она тут же расположила на лавке. Сама же тоже начала стягивать с себя меховые сапоги и одежду.
  Мне не оставалось ничего другого, как последовать ее примеру. Сложив на лавку шерстяной свитер и теплые штаны, я начала складывать в корыто носки, белье и сорочку. Носки троллиха тут же выложила, сказав мне, что нечего их в горячую баню тащить, и замерла на середине своего поучительного рассказа о том, как надо стирать шерстяные вещи.
  Я удивленно обернулась и увидела, что Эрха ошарашено рассматривает мою спину. Конечно, я же совершенно забыла о шрамах, которые так и не удалось свести. Ну точно беглая каторжанка.
  - Кто это сделал с тобой, Ксандра? - хозяйка впервые обратилась ко мне по имени. - Кто с тобой такое сотворил? - она аккуратно провела по шрамам шершавой ладонью. И неожиданно добавила, - их было больше. Залечили?
  Я кивнула, раздумывая, стоит ли разматывать с запястья кожаный браслет или, наоборот, будет проще спрятать метку Айка, просто не показывая троллихе левую руку. Решила рискнуть со вторым вариантом и, быстро размотав повязку, прижала руку запястьем к бедру.
  - Я готова, - улыбнулась Эрхе. Обнаженная троллиха напоминала мне атлетов моего мира - высокая, широкоплечая, с длинными сильными руками и крепкими мускулистыми ногами. Эрха кивнула и вошла во второе помещение, большую часть которого занимала огромная печь. На ней грелось несколько чанов с водой, один уже бурлил вовсю, второй, видимо, поставили совсем недавно. Рядом с печью стояла низкая деревянная скамья с широким длинным корытом. Эрха взяла у стены ведро с талым снегом и плеснула в корыто. Потом, нисколько не опасаясь обжечься, подхватила с печи чан и плеснула в корыто кипятку. Удостоверившись, что температура подходящая, велела мне лезть в корыто и вручила в руки ковш.
  Я с невероятным наслаждением плескалась в этом корыте, смывая с себя пот и грязь и думая, что наверное не была так счастлива, даже нежась в роскошных ванных акшиани. Троллиха извлекла откуда-то кусок душистого мыла и намылила мне голову. Аккуратно протерла спину, стараясь не дотрагиваться лишний раз до шрамов. Я настолько обрадовалась тому, что наконец могу помыться, что совершенно забыла о том, что не хотела показывать свою метку хозяйке. Опомнилась я, когда троллиха резко перехватила мое левое запястье и спросила в упор, не спуская с меня внимательного взгляда красных глаз:
  - Это метка одного из домов акшиани, - я пыталась выдернуть руку, но Эрха крепко меня держала, - Это они с тобой сделали? - она кивнула на мою спину.
  - Они, - решила не врать я, - так получилось...
  - Значит, ты непокорная женщина лорда дракона? - уточнила проницательная хозяйка постоялого двора, изучив рисунок на руке и отпуская ее, наконец.
  - Ну можно и так сказать, но шрамы на спине не от него, - решила внести немного ясности я, - он наоборот лечил. Просто не все сумел...
  Эрха о чем-то задумалась, возвращаясь к намыливанию моей головы, и чуть погодя произнесла:
  - Чем же можно нанести такие увечья, что даже лорд дракон не смог их вылечить?
  - Плеть была чем-то пропитана, сок какого-то растения, цветка или травы, я не помню точно, - мои объяснения были прерваны ковшом воды, вылитым мне на голову. Когда я отфыркалась от попавшей в нос и рот воды, закончила свое объяснение, - Я просила снять с себя метку другого лорда акши, он не согласился. Вот результат.
  - И где же этот второй лорд, который лечил твою спину и оставил на тебе новую метку? - троллиха возобновила свой допрос несколько минут спустя, когда в оставшейся в корыте мыльной воде я стирала свою одежду.
  - Ну он остался в Земле первородных, - отвечаю почти правду я, старательно изображая полное погружение в процесс стирки.
  - И отпустил свою чистокровную женщину гулять по мирам в одиночку? - усмехнулась над ухом троллиха.
  - Ну как бы да, - усиленно тру манжеты сорочки, не поднимая от корыта глаз.
  - Ксандра, что ты знаешь о троллях? - неожиданно спросила хозяйка тарракши. Я даже от своей многострадальной сорочки оторвалась, задумавшись над ответом.
  - Довольно многочисленная народность, отличается повышенной стойкостью и живучестью, потому и облюбовали Приграничье. - выдала я весь свой запас знаний.
  - Вот неудивительно, что тебя гоблины обокрали в Картанате, - заключила троллиха, видимо не впечатлившись моим ответом. - ты же ничего не знаешь! Ксандра, тролли славятся как хорошие охотники, моряки и, что важно, ужасные покупатели для торговцев. А все потому, что мы обладаем чутьем. У всех оно выражается по-разному, - Эрха вылила на себя ведро холодной воды, - Трэхт чует зверя, потому и охотник. Кто-то понимает море и воду, они идут в моряки. Я чую людей, потому держу тарракши. Но все тролли чуют ложь, нас не обманешь. Я, вдобавок, чую, что движет людьми, это и помогает мне быть хорошей хозяйкой. Я знаю, что нужно людям.
  Я снова уставилась в корыто с уже остывшей водой, уже понимая, что последует за этим объяснением.
  - Ксандра, не пытайся обмануть меня, рассказывая, что твой лорд дракон отпустил тебя в этот путь добровольно.
  - Не буду, - глухо ответила я, все также не поднимая глаз на троллиху.
  - Зачем ты сбежала от своего мужчины? - Эрха тянула из меня душу вопрос за вопросом.
  - Так было надо, - грустно усмехаюсь своему отражению в корыте и поднимаю глаза на троллиху, - Так правильно.
  - Интересно было бы узнать мнение твоего лорда на этот счет, - неожиданно рассмеялась хозяйка и в следующую секунду окатила меня холодной водой. - Здоровее будешь, - пояснила она, пока я отплевывалась и отфыркивалась. - Пошли, пора заниматься делами. У тебя теперь много дел, сезон нынче хороший, комнаты почти все заняты.
  И троллиха, весело насвистывая какую-то мелодию, направилась в предбанник. А я, все еще стуча зубами после неожиданного закаливания, поплелась следом, подхватив мокрое белье.

***

  Дни бежали один за другим, наполненные заботами и хлопотами постоялого двора. Вставала я рано утром, проворно выскакивая из кровати и быстро натягивая на себя свитер и теплые брюки. За ночь даже самые крупные поленья в моей печурке прогорали, и к утру в комнате было довольно прохладно. В углу комнаты я соорудила себе туалетный столик - на высокий табурет водрузила тазик и поставила кувшин с водой, который набирала с вечера. Там же Трэхт прибил мне кусочек зеркала.
  После водных процедур я проворно неслась вниз, на первый этаж, стараясь не поскользнуться на ступеньках - местные меховые валенки оказались на удивление скользкими. Там я помогала Эрхе подать постояльцам завтрак и, перекусив сама, бежала в сторону двора с мелкими поручениями. Чаще всего я бегала за дровами, чтобы было чем топить камин в общей зале и комнаты, занятые постояльцами. Несколько раз в дюжину дней полагалось устраивать стирку. Мы обычно совмещали это с собственными банными процедурами, которые в итоге растягивались на пару часов - грязного белья на постоялом дворе скапливалось изрядное количество. Для стирки тролли использовали воду, настоянную несколько дней на древесной золе, при необходимости застирывая отдельные места кусками какого-то пенящегося растения - как мне пояснила Эрха, мыльного корня. Отмыв все в бане, мы запрягали ярка в сани, груженые мокрым бельем, и ехали в сторону речки, где в ближайшей полынье все полоскали.
  Гладить мне Эрха не доверяла. Местные утюги напоминали древний антиквариат моего мира - грелись они на углях, а весили неподъемно, по крайней мере, для меня. Поэтому пока троллиха быстро гладила белье, я или развлекала ее разговорами или убиралась в зале, протирая столы и выравнивая скамьи.
  Постояльцы потихоньку привыкли ко мне и к концу первой дюжины дней уже перестали рассматривать, думая, что я не замечаю их пристальных взглядов. Большинство постояльцев были, как и рассказывал Трэхт, тролли - охотники, промышлявшие в местных лесах. Вечерами они частенько собирались в общей зале и делились впечатлениями; Эрха, как-то заметив, что я внимательно прислушиваюсь к разговорам, перевела мне несколько занимательных рассказов. Какие-то слова из тролльего языка я уже научилась различать, но когда они шумно начинали что-то обсуждать, я терялась в гомоне рыкающих и глухих звуков.
  Я только начала привыкать к своей новой жизни, когда удача снова решила посмеяться надо мной и в который раз доказать, что кому-кому, а мне лишний раз не стоит расслабляться. Шел последний день первой дюжины, что я жила и работала в "Брюхе Дракона". Я спускалась со второго этажа, разминая плечи, которые теперь постоянно болели - за время жизни у акшиани я совершенно отвыкла от физического труда, за что сейчас и расплачивалась по полной. На последних ступенях я о чем-то задумалась и, забыв о скользкой подошве местных меховых валенок, поехала вниз сначала как на коньках, а потом, потеряв равновесие, уже на пятой точке. Так я и прикатилась к дверям, отчаянно матерясь и поминая всех известных мне демонов всех миров, а особенно подошву своих сапог и собственную неосторожность. Мой эмоциональный монолог бесцеремонно прервали, подняв меня за шкирку и удерживая над полом. Я изумленно уставилась на молодого тролля, который, нахально улыбаясь, держал меня на весу и что-то говорил своему пожилому товарищу на тролльем наречии.
  Молодой охотник что-то обсуждал с приятелем, продолжая рассматривать меня как какую-то вещь, пока я шипела как кошка и попутно звала Эрху. Троллиха быстро появилась из кухни и резко рыкнула на самодовольного нахала. Тот, не переставая скалиться, опустил меня на пол и что-то спросил у хозяйки двора. Та рыкнула что-то ему в ответ и перешла на общее наречие, обращаясь ко мне:
  - Ксандра, это Курргх, один из охотников. Будет жить у нас какое-то время. - и оценив мой моментальный побег в другой конец зала, добавила - Не бойся, он тебя не тронет.
  - Ксандрррра, - пророкотал мое имя тролль, продолжая внимательно изучать меня. Я в ответ кивнула, оглядывая нового постояльца. Молодой, высокий и зеленокожий, как и все тролли, Курргх носил ярко-красный ирокез. Острые уши были усеяны кольцами, в носу тоже сверкало здоровое кольцо. Одет он был как и большинство охотников в шерстяной свитер и меховой жилет. Теплые брюки заправлены в высокие меховые сапоги. За плечом виднелся лук и колчан со стрелами. В отличие от остальных охотников, у молодого тролля на шее блестело ожерелье, собранное явно из разнокалиберных клыков. Внутренний голос противно запищал, что теперь можно к гадалке не ходить, эта "новогодняя елка" с гирляндой из чьих-то зубов явно сулит мне кучу неприятностей.
  Несколько следующих дней мне удавалось избегать встреч с новым постояльцем. Еду я подавала быстро, и времени на общение у нас не было. Но всякий раз пробегая от одного стола к другому, я ловила на себе внимательный взгляд красных глаз. И тут же бежала еще быстрее, торопясь скрыться из его поля зрения за огромной печкой.
  Но вечно бегать невозможно. Спустя пару дней Эрха отправила меня за дровами в дальний сарай. Я только набрала полную охапку поленьев, которую собиралась отнести в дом, когда, обернувшись, наткнулась на стоявшего в дверях дровяника Курргха, загораживающего мне выход. Тролль стоял, опершись о косяк и скрестив руки на груди, внимательно рассматривая меня. Я тихо ойкнула и от неожиданности уронила дрова, чуть не отбив себе при этом ногу. Собрав рассыпанные поленья обратно, угрюмо двинулась в сторону выхода. Тролль и не подумал сдвинуться.
  - Пропусти, - угрюмо потребовала я, глядя перед собой, я ему едва доходила до груди, поэтому все свое недовольство я обратила на клыкастое ожерелье.
  - Ксандра, - прорычал тролль и, пользуясь тем, что руки у меня заняты дровами, развернул к себе мое лицо, крепко удерживая за подбородок. И склонившись практически вплотную, весело оскалился, обращаясь ко мне на едином наречии, - а если не пропущу?
  - Хуже будет, - пообещала я и, поняв, что собеседник явно не намерен меня слушать, на счет три разжала руки. Поток брани сразу на всех известных ему языках я слушала уже на бегу, рванув с места, как только он отпустил меня и отскочил от двери, схватившись за ушибленную ногу.
  До дома я неслась как заяц, за которым гналась стая лис. Вслед мне раздался рык тролля "Ксандра, ты за это ответишь".
  Влетев в общую залу я, не останавливаясь, рванула вверх по лестнице и, быстро преодолев коридор, заперлась в своей комнате. Стянув сапоги, я залезла на кровать, накрылась стеганым одеялом и лежала, восстанавливая дыхание и прислушиваясь к звукам, доносившимся с первого этажа. Через минуту - другую стукнула входная дверь, и еще чуть погодя я услышала скрип ступеней под чьими-то тяжелыми шагами.
  Сжавшись под одеялом, я пыталась прикинуть, сколько продержится моя довольно крепкая дверь и, главное, что же мне делать потом. Мой поток мыслей был прерван стуком в дверь.
  - Ксандра, выходи уже. - услышав голос Эрхи, я открыла засов и впустила хозяйку, - Курргх уйдет сегодня же. Мы закрыли эту тему.
  - Эрха, я не хочу мешать твоим делам, - снова ощущаю себя беспомощной и неприспособленной к самостоятельной жизни, - но я его и правда боюсь... Я даже объяснить не могу почему, просто боюсь.
  Троллиха задумалась всего на пару мгновений:
  - Скорее всего, у тебя тоже есть какое-то чутье. Ты уже так кого-нибудь боялась?
  - Вот так сразу, чтобы без каких-то видимых причин? - настал мой черед задуматься. Вспоминаю жизнь в Акшинт-Ааре и свои переживания и эмоции; прошла лишь пара дюжин дней, а уже ощущение, что все было давным-давно и с кем-то другим.
  Перед глазами проплывают лица друзей: Женя с Вардом на приеме в честь помолвки, такие счастливые и окруженные толпой гостей, Женька явно смущается от такого пристального внимания, а Вард не отходит от невесты ни на секунду. Айк, ослепительно прекрасный в цветах своего дома, с улыбкой разворачивает меня к зеркалу, где я вижу наши с ним отражения. Загадочный красноглазый лорд Гай, ловко кружащий меня в танце и интригующий своими речами. Кареглазый лорд Эмбер-Шиани, весело подмигивающий мне в гостиной дома Аллинара. Перебирая в памяти знакомые лица, понимаю, что примерно такой же ничем не объяснимый страх у меня вызывала только демонически прекрасная Вирнарина, высокая леди рода Вир-Шиани, по совместительству невеста Раймиира Тернарт-Акша и мой заклятый враг.
  - Угу, была одна личность... - протянула я, расправляя одеяло на кровати.
  - Ксандра, доверяй своим ощущениям и своему сердцу. - голос троллихи звучал спокойно и уверенно, - мужчин ведет разум, женщин - сердце.
  Я хмуро разглаживала складки на одеяле, прикидывая, что моему сердцу вообще лучше не доверять. Иначе стоит прямо сейчас бежать в порт и мчаться обратно в Акшинт-Аар. Решив не спорить с Эрхой, которая всячески стремилась мне помочь, быстро взбила подушку и, подкинув в печь пару поленьев, чтобы комната не промерзала в мое отсутствие, пошла обратно на первый этаж. Времени на самокопание не было, близился вечерний час, а значит весь зал будет заполнен голодными охотниками.
  Ужин прошел быстро и весело, гомонящая толпа троллей весело обсуждали какую-то новость, Эрха наполняла миски ароматной похлебкой, а я бегала между столиками и кухней, относя заказы и забирая грязную посуду. К концу вечера я уже практически расслабилась, поняв, что молодой тролль сегодня явно не появится. А значит он перебрался на ночлег в какой-нибудь соседний тарракши. Как рассказывала троллиха, вокруг было еще три постоялых двора: "Голова дракона" севернее и выше в горах, "Крылья дракона" прямо над нами днях в двух пути и "Хвост дракона" - ниже и чуть восточнее.
  Помыв посуду после ужина, я набрала снега в свой умывальный кувшин, стараясь при этом не отходить далеко от дверей, и ушла в свою комнату, прихватив из кухни пару свечей - ночи здесь были темные, и без свечей я рисковала отбить себе все ноги о ножки кровати или обжечься о чугунный бок печки. Засыпала я долго, ворочаясь в кровати и прислушиваясь к шагам в коридоре. Но горные охотники ложились рано, и скоро весь двор спал, погруженный в тишину зимней пограничной ночи. Я еще какое-то время посмотрела в окно, но звезды были закрыты тучами, и только зелено-желтый месяц порой выглядывал из-за облаков, напоминая неисправный фонарь, который то горит, то гаснет. Снилась мне в ту ночь полная ерунда: я в ярко-красной накидке с капюшоном убегала от охотника верхом на сером волке, прижимая к груди несколько увесистых поленьев...

***

  Несмотря на все мои опасения Курргх больше не появлялся в "Брюхе дракона", и спустя полторы дюжины дней я уже спокойно занималась своими обычными делами, решив похоронить неприятные воспоминания где-нибудь на дальних полках памяти.
  Я попросила у Эрхи лист бумаги и вела для себя календарь в уже привычных мне лунах и дюжинах первородных. Согласно моему календарю подходила к концу последняя восьмая дюжина Желтой луны. А значит в Акшинт-Аар вот-вот придет лето, и следующие семь дюжин дней ночами будет всходить Зеленая луна. Жаль только я это не увижу, подумала я со вздохом, но тут же взяла себя в руки и убрала лист обратно в сундук.
  - Соберись уже, нашла время распускать нюни, Ксандра, новое имя - новая жизнь. Не забывай об этом. Разноцветные луны и золотые глаза прекрасных лордов остались в прошлом. - и натянув теплый свитер, пошла вниз по лестнице, - а в настоящем у нас стирка. И довольно большая на этот раз.
  Как и предполагалось, стирка убила почти весь световой день. Замочив все белье в корытах, я наскоро помылась и, собрав изрядно отросшие волосы в некое подобие пучка, принялась застирывать кучи одежды. Я уже бросила считать количество вещей, которые перекидывала между корытами, когда спустя пару часов львиная доля работы была сделана. Оставалось лишь загрузить все белье в сани и отвезти на ярке до ближайшей полыньи, чтобы прополоскать. Подтащив корыта с бельем к двери бани, быстро вытерлась и оделась. Волосы еще чуть влажные, но от простуды спасал меховой капюшон, который мне выдала Эрха в первую дюжину дней, как я тут поселилась.
  Выйдя на улицу, быстро отыскала Эрху - троллиха стояла рядом с домом и с кем-то увлеченно беседовала. Настолько увлеченно, что на меня она обратила внимание, только когда я подошла вплотную и пару раз кашлянула, привлекая к себе внимание.
  - А, Ксандра. Закончила с бельем? - хозяйка двора теребила длинную косу, явно о чем-то размышляя.
  - Да, надо успеть прополоскать. Пока солнце не село, - я посмотрела на небо, до конца светового дня оставался час или чуть больше.
  - Ксандра, это Тартуш, он торговец, и сейчас сюда придет его караван ярков со специями и разными снадобьями. Но они идут дальше в сторону столицы, поэтому останавливаться не будут. - троллиху явно терзали сомнения: с одной стороны, надо было срочно полоскать белье, а с другой стороны маячила перспектива купить много редких здесь вещей.
  - Эрха, давай я одна съезжу на реку. - я махнула рукой в сторону ярка, уже впряженного в сани, и довольно фыркающего. - Он спокойный и меня слушается. Я справлюсь, а ты купишь, что хотела.
  Троллиха явно не хотела отпускать меня одну, но торговые караваны были здесь настолько редкими, что спустя пару минут я уже выезжала из двора на груженых корытами санях. Наша полынья находилась неподалеку, поэтому довольно скоро я уже привязывала ярка к ближайшей елке. Аккуратно подойдя к дыре во льду и убедившись, что лед и не думает трескаться, я освободила одно корыто под чистые вещи и начала полоскать постиранные вещи, по паре штук подтаскивая их к полынье. Радуясь своей сноровке и мысленно вручая себе орден почетного енота-полоскуна, я перетаскала уже почти все вещи, когда сзади хрустнула ветка.
  Вздрогнув от неожиданности, я резко обернулась, убеждая себя, что это всего-навсего ярк решил перебраться поближе к кустам, чтобы пощипать торчащие ветки с остатками прошлогодней листвы, а вовсе не горный барс, вышедший поужинать.
  Барса за моей спиной не оказалось, но зато обнаружился Курргх собственной персоной. Молодой тролль нагло восседал на санях, нахально скалясь и нарочито медленно рассматривая меня с головы до ног. От неожиданности я так и застыла над полыньей с мокрой тряпкой в руках. Холодная ткань обжигала руки, но сейчас было не до отмороженных пальцев. Внутренний голос истошно вопил, что надо бежать. И бежать как можно скорее. Быстро прикинув расстановку сил, понимаю, что бежать в сторону тарракши не выйдет - тролль перекрывает мне путь. И рванув туда, я попаду прямо ему в руки. А сомневаться в ловкости горного охотника не приходилось.
  - Надо же какая встреча, - делаю вид, что продолжаю полоскать белье и ничуть не испугалась, сама при этом пытаюсь продумать пути отступления. Путь назад на постоялый двор отрезан, за спиной длинное ледяное полотно реки, но соревноваться в беге с длинноногим троллем на открытом пространстве не самая разумная затея. Сбоку начинался лес, где опять же ждут не дождутся своего ужина горные барсы. И наверняка не они одни.
  - Ты не расплатилась по счетам, Ксандрррра, - пророкотал Курргх, скаля клыки и поднимаясь с саней, направляясь явно в мою сторону.
  - Не думала, что тролли такие мелочные, нельзя же постоянно цепляться за прошлое, - произношу я, стараясь дышать ровно и удерживая голос, чтобы тот не дал петуха. Тролль медленно и вальяжно направлялся ко мне. Еще пять шагов и он поравняется с полыньей. Стараясь не выпускать его из вида, корчу сосредоточенное выражение лица и, скрутив из мокрых штанов некое подобие жгута, аккуратно выжимаю лишнюю воду, чтобы мое горе-оружие стало чуть полегче.
  Три шага. Два. Стоит ровно напротив меня и довольно улыбается, понимая, что я как заяц, попавший в силки. Деваться мне особо некуда.
  - Ну что, упрямая девчонка, на этот раз бежать некуда. Да и защитница твоя занята делами, не успеет помочь. - тролль начинает расстегивать пуговицы на своем жилете, и я понимаю, что добром это все не кончится. Но прямо сейчас я даже замахнуться не успею, поэтому надо набрать в легкие побольше воздуха и превзойти саму себя.
  Умоляя удачу еще раз помочь своей бестолковой подопечной, кладу руку на грудь охотнику и произношу, стараясь смотреть ему в глаза:
  - А кто сказал, что я буду убегать?
  Курргх видимо не ожидал такого поворота событий, поэтому несколько опешил и пару секунд внимательно меня изучал. Кажется, мой спектакль не сильно удался, потому как тролль начал озираться по сторонам, решив вероятно, что я осмелела, увидев кого-то из знакомых. Воспользовавшись его заминкой, я хлестнула его по лицу мокрыми скрученными штанами и со всех ног рванула в сторону леса, петляя между деревьями как заяц. Сердце стучало в ушах, заглушая крики разъяренного тролля, но даже сквозь оглушительный стук я слышала, что звук его голоса становится все ближе. Запаниковав, я рванула прямо в гущу елей, отпихивая здоровые колючие лапы руками и еле разбирая, куда бегу. Ветки хлестали по лицу, путались в ногах, мешая бежать, цеплялись за одежду. Капюшон слетел с меня еще в первые секунды побега, пучок растрепался. Я неслась не замечая боли и не смотря под ноги, за что и поплатилась, споткнувшись о какую-то корягу и пролетев несколько метров кубарем по снегу. Судорожно вдыхая воздух и стараясь не всхлипывать от боли, ногу вероятнее всего я подвернула при падении, да и синяков насобирала, кувыркаясь по камням и веткам, попыталась встать на ноги, чтобы продолжить свой забег. Я успела опереться о корягу, когда меня подняли за воротник и тряхнули так, что я чуть не задохнулась на собственном свитере.
  - Сбежать вздумала, дрянь чистокровная? - глаза тролля горели ненавистью. А у меня мелькнула мысль, что зря я тогда Раймиира посчитала воплощением смерти. Моя смерть сейчас передо мной - с алыми от ярости глазами и таким же огненным ирокезом. Следующая мысль оказалась еще шальнее первой и, заранее попрощавшись со всеми, я рванула за кольцо в носу охотника.
  Тролль взвыл и выпустил мой воротник. Я попыталась встать, но тут же свалилась обратно, - нога не собиралась слушаться, отзываясь на любое движение острой болью в щиколотке.
  - Черт, я не хочу умирать, - я отползала в темноту за деревьями, бормоча ругательства и осознавая, что по лицу уже ручьями текут слезы.
  - Дррррряяяяянь, - раздалось над ухом, и меня отбросило на несколько метров.
  Лучше бы сознание потеряла, подумала я, потирая отбитый приземлением на какой-то корень левый бок, и отползая уже на спине.
  - Далеко не уползешь, змея, - оскалился тролль, справившись с приступом гнева, как назло кольцо от моего рывка осталось на месте, только тонкая струйка крови свидетельствовала, что я хотя бы попыталась отбиться.
  Курргх в мгновенье ока оказался надо мной, перехватив мои руки одной рукой, а второй рванул на мне жилетку так, что пуговицы разлетелись в разные стороны.
  - Пусти, не смей, - сипела я, потеряв от страха голос, пытаясь пинать его ногами, извиваясь как уж, и захлебываясь слезами, снова и снова крича единственное известное мне заклинание, - Айк, Айк, Айк.
  - Зови кого угодно, здесь тебя никто не найдет, - оскалился во все клыки тролль и свободной рукой больно сжал мой подбородок, - Ничего, скоро этот ротик будет кричать мое имя.
  Умирать, так с музыкой, решила я и в качестве последнего аккорда нагло усмехнулась, перед смертью все равно не надышишься, - Не дождешься, ничтожество. - и плюнула прямо в ухмыляющуюся морду охотника.
  И тут же зажмурилась, представив, что теперь последует сильный удар, и одновременно надеясь, что он меня вырубит из этой реальности, где находиться мне не хотелось категорически. Но вместо этого неожиданно стало легко, и руки, которые больше никто не держал, бессильно упали на снег.
  Решив, что вероятнее всего я уже умерла, открыла глаза и удивилась тому же пейзажу. Те же темные деревья, солнце уже полностью село, и лес погрузился в сумрак. Только уходящие ввысь ели мне теперь никто не загораживал своей клыкастой мордой. Приподнявшись на локтях, ошарашено осмотрелась по сторонам. Тот же лес, те же деревья, только какой-то темный ком в самой гуще леса.
  - Это наверное барс. Горный. И голодный. - заторможено начала рассуждать вслух. Резко накатила жуткая усталость, все тело ломило, щиколотка горела огнем, волосы мокрым комом облепили лицо, одежда насквозь промокла от валяний по снегу, и зубы уже начали отбивать нехитрый ритм. - А и пусть барс. Я больше не могу. Бежать не могу, ползти тоже. Могу только лежать, - последние слова уже смахивали на истерику, я судорожно всхлипывала и размазывала по лицу бегущие из глаз слезы, - Ааааайк, какого черта я такая дура? На карьярде не умерла, зато сейчас тут сдохну, как собака. Даже костей не найдут. - сквозь собственные всхлипы услышала приближающийся шорох со стороны деревьев, и на каком-то последнем рывке попыталась отползти, но тут же свалилась, скрученная резкой болью в ноге. Сосредоточившись на том, что меня сейчас должны убить, закрыла лицо руками и тихо заплакала, - Аааайк.
  - Шшшшшш, тихо, моя хорошая, я тут. Я с тобой. Все кончилось. Ты в безопасности.
  Не веря своим ушам, убираю руки от лица. Надо мной застыл златоглазый акши, закрывая все вокруг. Краем сознания понимаю, что у него снова рассыпались волосы, поэтому-то я и вижу только его лицо и горящие ярким золотом глаза, где теперь плещутся эмоции - волнение, страх, радость.
  - Айк, это правда ты? Или я все-таки умерла? - дрожащей рукой дотрагиваюсь до его лица, но оно никуда не исчезает, наоборот тепло в моей ладони свидетельствует, что я трогаю живое существо, а не мираж.
  - Это я, моя маленькая, правда я. - облегченно выдыхает лорд и начинает судорожно целовать мое лицо, не давая опомниться, - дурочка моя, как ты меня испугала. Я снова боялся опоздать... - шепчет Аллинар, покрывая поцелуями губы, скулы, нос, веки, мокрые от слез ресницы. - Не плачь, моя хорошая, не плачь, моя леди маленькая, тебя никто больше не обидит, обещаю.
  - Ты всегда мне это обещаешь, - улыбаюсь сквозь слезы, которые уже просто не остановить, - И ты никогда не опаздываешь. Айк, прости меня. Айк, я...
  - Шшшшш, все хорошо, славная моя, девочка моя ненаглядная. Не говори ничего, потом поговорим. Ты вся дрожишь и промокла. И снова вся в синяках.
  Меня бережно закутывают во что-то теплое и поднимают на руки, усталость накатывает как огромные волны. От пережитого мутит и начинает раскалываться голова. Ощущаю на лбу теплые губы Айка и сверху разносится тихое, - У тебя жар, милая, потерпи, скоро станет полегче.
  Пытаюсь бороться с головной болью, но сознание окутывает туманом, и только успокаивающий голос златоглазого лорда где-то рядом. - Спи, моя хорошая, тебе надо поспать. Я рядом, я никуда не денусь от тебя. Не бойся, Александра.
  После этих слов перестаю бороться с туманом, и он окружает меня, погружает в темный глухой кокон, где нет звуков, голосов и, главное, боли.

***

  Разлепив веки, разглядываю потолок. Вроде похож на мой, а не мой. Пока я пытаюсь сообразить, что не так с потолком, рядом зашевелились. Пытаюсь повернуться в сторону шороха, за что тут же ощущаю боль во всем теле. Ноет лодыжка, ей вторят ушибленные ребра, болят синяки и царапины.
  - Уфффф, - застываю на спине, стараясь не двигаться. - Черт, как же больно, - сквозь зубы цежу я.
  - Еще бы! Радуйся, что цела, - раздается откуда-то сбоку голос Эрхи. И она тут же склоняется надо мной, протирая какой-то влажной тряпкой проступивший на лбу пот и ласково гладя по голове. - Как мы за тебя перепугались, Ксандра. Он когда влетел на двор с рыком, что ты в опасности, я уж думала все, остались от тебя одни кости.
  - Кто влетел? - чего-то я уже совсем плохо соображаю, видимо меня часто бьют по голове в последнее время.
  - Как кто? Первородный твой. Глаза золотом пылают, сам на грани трасформации, видала я это как-то раз где-то в пограничных мирах, страшное зрелище, - согласно киваю, что тут скажешь, зрелище и впрямь пугающее, - и рычит на весь двор, где она.
  Я, затаив дыхание, аккуратно поворачиваюсь налево. Рядом спит Аллинар, он все-таки мне не приснился, не был плодом моего больного воображения. Медленно дотрагиваюсь до щеки, провожу кончиками пальцев по скуле. Глаза на миг открываются, на меня смотрит мутное золото, Айк что-то бормочет во сне и снова засыпает, положив на меня руку и припечатав ей к кровати.
  - Первый раз вижу акши в таком состоянии, - делится наблюдениями Эрха, пока я завороженно разглядываю спящего Аллинара.
  - В каком таком?
  - Ксандра, он тебя когда притащил, никому не дал к тебе близко подойти, сам отмыл, раны обработал, переодел и спать уложил. - до меня наконец дошло, что не так с комнатой, мы были не в моей каморке, а в самой большой комнате тарракши. - Сидел с тобой как сиделка, пока у тебя жар не стал спадать. И только тогда сам спать лег. Хотя неизвестно как на ногах стоял.
  - Эрха, сколько он не спал? - разглаживаю спутанные пряди у лба моего лорда, первый раз вижу, чтобы у него путались волосы.
  - Пару суток, пока у тебя жар не проходил. Сейчас уже сутки, как он спит. Чтобы первородный спал как убитый - мне страшно подумать, сколько он не спал до этого. - Эрха покормила меня бульоном и ушла заниматься делами, постоялый двор как обычно требовал постоянной заботы.
  А я, поерзав под тяжелой рукой, кое-как притиснулась к Айку и уткнувшись в грудь, вдыхая такой родной запах моря, пробормотала, что люблю его и никуда больше не убегу.
  - Я могу считать это обещанием? - раздалось у меня над ухом. Ох, и сколько он уже не спит, интересно. А я тут как влюбленная идиотка на него наглядеться надышаться не могу. Чувствую, как лицо заливается краской.
  - Саша, ну-ка посмотри на меня, - мотаю головой, пожалуй, я воздержусь. - Сашшша, повтори-ка снова, - с этими словами меня аккуратно перекладывают на спину, по пути перехватив ладони, которыми я хотела укрыться. Поднимаю глаза и утыкаюсь в напряженный золотой взгляд. А он действительно устал, только сейчас понимаю, как осунулось его лицо, отчего скулы проступили еще сильнее.
   - Айк, прости меня, - чуть слышно шепчу, не имея возможности вырваться из плена золотых глаз.
  - Я подумаю, - совершенно серьезно отвечает мужчина, - повтори, что ты только что мне тут шептала.
  Я уже, наверное, цвета помидора: - Я больше не убегу никуда. - еще тише шепчу я.
  - Это похвально, конечно, но я прошу повторить другое. - фууух, давай же соберись, сама же хотела поговорить с ним начистоту, сколько еще бегать можно, и, набрав в легкие воздуха, выпалила, - Я тебя люблю.
  Следующие секунды тянутся долго-долго, я слышу, как глухо колотится мое сердце, как пичужка в клетке, пока Аллинар молча разглядывает меня и с резким выдохом отпускает мои руки. Я правда не успела ими шевельнуть, как быстрым, но осторожным движениям меня переместили. И теперь я лежу у него на груди, а по моей спине под рубашкой скользят его ладони, выписывая какие-то узоры.
  - Леди моя непутевая, скажи мне, зачем ты убежала? - от движений его рук я постепенно теряю способность внятно соображать, но попытка сползти была прервана глухим рыком. Впрочем гладить меня перестали, видимо, поняв, что так связного ответа не дождешься.
  - Я знаю о твоей несостоявшейся свадьбе, - решительно сказала я, чувствуя как падает с плеч тяжелый камень, который я тащила столько дюжин дней.
  - О какой еще свадьбе? - Аллинар похоже искренне удивлен, что совершенно сбивает с толку. И трещит по швам моя уверенность, и тускнеет заготовленная речь, спокойная и твердая, а я сто раз ее репетировала, когда не могла уснуть. И конечно в своих мечтах я выглядела очень достойно, этакий благородный рыцарь ценой собственного разбитого сердца освобождает дорогу чужой любви. Все плачут, рыцарь гордо уходит в закат, занавес.
  А в реальности я полуголая, это ощущение пришло с опозданием, лежу на нем, и вместо четкого изложения фактов одного за другим, как в моем мысленном монологе, что-то невнятно мямлю: - Ну твоя помолвка с Малиссой Дарнант-Шиани.
  Айк внимательно разглядывает меня, наматывая на палец прядку моих волос. И притянув меня к себе за эту самую прядку, легко целует в нос, - я никогда не был ни с кем помолвлен, Саша.
  Пока я перевариваю услышанное, снова притягивает, целуя на сей раз в губы,
  - Кроме тебя, разумеется. Радость ты моя бестолковая. Почему ты вечно принимаешь решения, не посоветовавшись со мной?
  - Но я же видела как ты реагировал на ее имя? Ты чернила пролил тогда, - тихо добавляю я, понимая, что как-то моя до этого стройная теория на глазах рассыпается хлипким карточным домиком.
  - Александра, - ой, он злится, - то есть какие-то пролитые чернила послужили причиной для побега? - а мне снова стало обидно, почему я всегда дурой оказываюсь в итоге.
  - Нет, не чернила, - добился, меня прорвало, на глазах закипели слезы обиды, - прекрати меня считать идиоткой. Я не знаю, что ты ко мне чувствуешь, я как на вулкане с тобой жила. Не знаешь, чего ждать, то притянешь, то оттолкнешь, то целуешь, то о чувстве долга говоришь. Тут во что угодно поверишь. - верчусь как уж на сковородке, всхлипывая от обиды и боли в ребрах.
  - Шшшшш, хватит ерзать, - меня быстро спеленали, припечатав обратно к кровати и нависнув надо мной, лишая всякой возможности выскользнуть. - Прости за то что молчал, я думал у меня все и так большими рунами на лбу написано. Я не хотел на тебя давить, боялся испугать, - недоверчиво смотрю в золотые омуты, которые согревают и обволакивают, вытесняя всю печаль, - Хотел чтобы ты привыкла ко мне, начала доверять.
  - Да я вроде всегда тебе доверяла. - Аллинар только фыркнул, целуя в висок, судя по легкой боли, там у меня тоже синяк.
  - Конечно, доверяла, на карьярд, видимо, от большого доверия собралась. - да, а правую скулу можно целовать, там синяков нет.
  - Я ждала, я честно ждала, сколько ты тогда сказал, просто я испугалась, что не дождусь, - поморщилась от боли, а вот на левой скуле синяк или царапина. Представила, как я должна выглядеть с такими побоями, - Айк, я же вся в синяках, - попыталась укрыться одеялом, но мне не дали.
  - Я в курсе. И вот что, моя леди, - Аллинар был очень серьезен, я испуганно таращилась на него из-под одеяла, которое удалось натянуть только до носа. - По возвращении ты снова под домашним арестом. - горестно вздохнула, - И комнаты у тебя теперь нет.
  Я даже одеяло выпустила от возмущения, - Айк, ну это уже перебор, где я спать буду? На полу?
  - Саша, запомни и запиши, если понадобится, - лицо Айка было настолько близко, что я кроме его глаз ничего не видела, не в силах ни отвернуться, ни пошевелиться, - отныне и всегда ты спишь со мной. - и видимо, чтобы я точно все поняла без искажений, - и не только спишь. Ты моя жена во всех смыслах этого слова, поняла? - ошарашенно киваю в ответ, не надеясь на собственный голос.
  - Поспи, тебе надо быстрее выздоравливать, - неожиданно закончил свою проникновенную речь Аллинар, укладывая меня в кольце своих рук, и пробормотал мне в волосы, - а то я так с ума с тобой сойду, я тоже не каменный, знаешь ли.
  То ли он все-таки немного поколдовал, то ли у меня от последних передряг и эмоционального напряжения села батарейка, но уснула я почти моментально.
  В этот раз просыпаться было не больно, видимо он меня во сне как-то энергетически подлечил: ребра не ныли, левая скула, еще недавно саднившая, теперь не вызывала никаких неудобств, хотя я лежала, буквально зарывшись лицом в грудь Аллинара. Осознаю, что раньше как-то не обращала внимания, что у акши нет растительности на теле. Хотя кто же может поручиться за все тело, а без одежды я его еще не видела, понимаю, что снова предательски краснею.
  - Саша, я в курсе, что ты не спишь, - рокочет над ухом довольный и явно отдохнувший Айк, - и о чем ты таком думаешь? Мне нравится твой эмоциональный фон. - а у меня сейчас пар из ушей пойдет.
  - Ни о чем не думаю. Сплю. - да, ври больше, а голос охрип видимо со сна.
  - Вот как, - протянул задумчиво Аллинар и поднялся с кровати. Набралась смелости и вынырнула из-под одеяла, за окном стояла глухая ночь, видимо проспали мы то ли сутки, то ли больше. Щелкнула задвижка дверного замка, а я уставилась на подошедшего акши как кролик на удава.
  - Айк, я... - боже, теперь я пищу. И дрожу как лист осиновый. Мамочки, у него и правда в темноте глаза светятся.
  - Не бойся, моя леди, - из рубашки меня вытряхнули так быстро, что я даже пискнуть не успела, - Моя маленькая, несносная, неугомонная, - я поняла, что прижата к кровати этим огромным и сильным мужчиной и снова не могу оторвать от него взгляд. - Моя несравненная, непокорная, нежная, любимая девочка.
  Его губы нашли мои, и мир полетел в тартарары, а время остановилось. Не было больше миров и порталов, первородных и людей, карьярдов и долгов чести. Остались лишь он и я, его вселенная стала моей, а моя - его. Я зарывалась пальцами в шелк его волос, а он что-то шептал на неизвестных мне языках, изучая руками и губами изгибы моего тела. От нарастающего желания я дрожала и изгибалась, остро реагируя на касания и поцелуи, казалось, тело раскалилось до предела и готово взорваться, если он не погасит, не заберет себе часть моих чувств и эмоций.
  - Айк, - простонала я его имя, и все закружилось в каком-то диком ритме, мы то замирали, то наращивали темп, я уже не отличала, где он, а где я, мы были одним целым, это было таким правильным и таким естественным, что было непонятно, почему мы так долго ждали. Я шептала его имя и кричала, и снова звала, задыхалась, ловила губами его губы и жадно целовала, снова и снова, пока не взметнулась волной восторга и обессиленная упала в надежные объятия своего удивительного мужчины.
  Я лежала в кольце его рук и думала, что, наверное, меня все-таки хорошенько приложили головой о какую-то корягу и все произошедшее сейчас, не что иное, как плод моих больных фантазий. Провела кончиками пальцев по груди своей 'фантазии', выводя знак вопроса, но завершить свой шедевр нательной живописи мне не дали, уложив к себе на грудь и удобно расположив свои руки на моей пятой точке, и точно так же начав выводить на ней какие-то узоры. Уставилась в смеющиеся золотые глаза Аллинара:
  - Айк, это же не сон сейчас был?
  - Не сон, смешная моя девочка, но если сомневаешься, можем повторить для закрепления... событий в твоей памяти... - мужчина чмокнул меня в нос и отвел от лица прядку, все время норовившую упасть на глаза.
  - Айк, а ты мне так и не сказал, что ты ко мне чувствуешь... - прошептала я, растянувшись на своем драконе.
  - Да уж, лучше проясним это раз и навсегда, во избежание всяких недоразумений, - спокойно протянул Аллинар, а я напряженно всматривалась в его лицо, не совсем понимая, чего сейчас ожидать. Откуда-то из закромов подсознания вылезла паника и начала нашептывать, что рано я обрадовалась, сейчас мне пропоют что-нибудь жизнеутверждающее про долг и честь и нерушимые обещания, и моя лав стори закончится тут же, не успев и начаться. Впрочем впасть в уныние мне не дали, Айк резким движением сел на кровати, усадив меня перед собой.
  - Я уже понял, в чем была моя главная ошибка - я не учел, что ты не акшиани, а человек. И тем более из другого мира. Поэтому там, где другие первородные все поняли давным-давно, для тебя все было покрыто мраком... - я лишь кивнула, не решаясь перебивать, - мы редко говорим о своих чувствах, но это сразу становится понятно по нашим поступкам и отношению. Саша, акши никогда не будет злиться из-за кого-то, кто ему безразличен или переживать по его поводу. Мне было бы абсолютно все равно, случись что с кем-то иным, но я хотел оторвать твою бестолковую голову, когда узнал, что вы с Женей рванули из города, не зная ни дороги, ни правил выживания в нашем мире. Да, я не сразу понял, что ты - лучшее, что могли мне подарить миры и этот договор хранителей, но я бы никогда не стал беситься, если бы ничего к тебе не чувствовал. Я не привык много говорить о своих чувствах, но лучше уж я объясню все прямым текстом, чтобы ты снова не наделала глупостей.
  Тут я по-моему дышать перестала от волнения. А Аллинар нежно погладил меня по щеке и произнес, не переставая смотреть прямо в глаза:
  - Я тебя очень люблю, моя маленькая леди, я боялся испугать тебя и оттолкнуть. И ты представить себе не можешь, что я почувствовал, когда перестал ощущать тебя в нашем мире.
  Я смотрела в свою персональную вселенную цвета меда, только теперь там плескался такой коктейль эмоций, что в горле встал ком, а на глазах выступили слезы. Поспешно уткнулась лицом в грудь своего дракона, потому что слезы останавливаться не собирались. Эмоции рванули наружу прорвавшейся плотиной, а Айк тихо шептал разные нежности и баюкал меня в своих объятиях.
  - Айк, я тебя тоже очень люблю, мой дракон, - прошептала я, когда слезный поток иссяк.
  - Пообещай, что больше никуда не исчезнешь, - потребовал Айк, целуя мокрые от слез глаза.
  - Обещаю, - счастливо шептала я ему, но тут память подбросила ложку дегтя в нашу бочку меда, - Айк, я.. я нечаянно. Прости! Я правда не хотела, чтобы так вышло, - затараторила я что-то несвязное.
  Черная бровь изогнулась в удивлении, а я в который раз убедилась, что красноречие явно не мой конек. Поэтому, сделав глубокий вдох и выдох, начала еще раз, но уже не перепрыгивая с мысли на мысль.
  - Айк, я потеряла твою родовую реликвию. Не то, чтобы потеряла, так вышло, что меня обокрали, я, правда, думала ошейник как-то сработает, а он почему-то не сработал... В общем, я виновата, прости, пожалуйста. - покаялась я.
  - Я в курсе, вообще-то. Дракон в сумке, - мужчина кивнул в сторону стула, на котором висел какой-то кожаный мешок.
  - А почему он не сработал? Не защитил меня?
  - Он защитил. Ожерелье смогли снять, лишь принеся клятву, что не причинят тебе зла. Потому тебя просто подкинули в трюм одного из отходящих судов. Они только не учли, что родовые реликвии также можно найти по зову, как и тебя по метке.
  Я посмотрела на левую руку: теперь от запястья до локтя ее обвивал черный с золотом дракон, а ничего так, подумала я, несмотря на величину, узор вышел изящным - издалека, наверное, смотрится как замысловатый браслет. Интересно, что стало с незадачливыми похитителями моего ошейника, наверное, ничего хорошего, высказался внутренний голос, а я решила, что это можно будет уточнить при случае, сейчас мне было абсолютно все равно.
  - Это чтобы во всех мирах найти смог. Наверняка. - усмехнулся мужчина, видя, как я с интересом разглядываю 'обновку'.
  - За ожерелье простишь? - уточнила я, вдоволь налюбовавшись новой меткой.
  - Смотря что мне за это будет, - лукаво протянул Айк, притягивая меня к себе. - Мне нравится этот мир, тут очень длинные ночи, моя леди...
  - Тогда может задержимся на пару дней, мой лорд? - улыбнулась я, глядя в разгорающееся пламя в золотых глазах своего дракона и мысленно благодаря хранителей всех миров за этого мужчину, стоившего всего, что произошло со мной за последний год, и почему-то была уверена, что где-то далеко на Земле многоликая Терра сейчас тоже улыбается, радуясь за своего непутевого ребенка, обретшего, наконец, свое счастье.

Эпилог.

  Я еще раз оглядела себя в зеркале: русые волосы, которые уже доходили до пояса, были перехвачены золотой лентой, вместо ставшего уже привычным платья - свободная расшитая рубашка, заправленная в пышную цветастую юбку. На запястьях и щиколотках звенели тонкие браслеты - ни дать, ни взять цыганка, рассмеялась я своему отражению.
  Долго разглядывать себя не было времени, послышались первые удары барабанов. Главное события праздника урожая началось - Наварташ требовал избрания пары. И я вместе с другими девушками вступила на деревянный помост, растворяясь в звуках музыки. Она подхватила и закружила, а я отключила голову и влилась в ее поток, становясь с ней одним целым. Вокруг звучали барабаны, пела волынка, кружились оборотни, мелькали ленты я перья, а я танцевала так, как никогда до этого. Это был танец жизни - казалось, музыканты все обо мне знали, а теперь спешили рассказать мою историю всем вокруг: историю о путешествии сквозь миры, о горе и радости, о поражениях и победах, о карьярде и шрамах, о выборе и его последствиях, и о том, ради чего я бы, не раздумывая, повторила все снова.
  Музыка стихла так же внезапно, как и началась, а я стояла на краю помоста, протянув ленту лучшему мужчине во всех мирах:
  - Лорд Аллинар Даргонт-Акш, ты согласишься принять мою ленту? - как мне объяснили девушки-оборотни, лента в этом обряде символизировала тот же путь или жизнь, и предлагая ее, ты, тем самым, предлагаешь идти дальше по жизни вместе. К слову, во время местного обряда венчания руки жениху и невесте связывали той же лентой.
  Договорить мне не дали, подхватив на руки и переместив подальше от помоста, где теперь началось столпотворение.
  - И не только ленту. Ты моя целиком и полностью, леди Даргонт-Акш, - улыбался до клыков этот несносный лорд.
  Вообще вся эта поездка в край оборотней была моим подарком на нашу свадьбу. Он как-то обмолвился, что хотел бы увидеть мой танец под шаманские мелодии праздника урожая. А я стребовала с него обещание, что, если я станцую, он переведет мне, наконец, что значило 'кьяро дарго', так он называл меня во время обряда венчания, проходившего в его родовом имении.
  - Твоя, твоя, мой дракон, - поцеловала я мужа, - теперь твой черед выполнять обещания.
  За этими разговорами меня аккуратно вынесли из шатра, и теперь мы стояли вдвоем под темным небом, усыпанным яркими звездами.
  - Кьяро дарго означает сердце дракона, - ответил Айк, - ты - мое сердце и моя душа. Ты та, ради кого я живу. И та, ради кого я умру. Это древняя клятва драконов, в вольном переводе, - хмыкнул муж, а я недоверчиво уставилась на него:
  - Айк, ты там минут десять что-то говорил на древнем наречии, а мне сейчас перевел пару строк всего.
  На что мне ответили наглой улыбкой:
  - А уговор был только на перевод 'кьяро дарго', разве нет, моя драгоценная леди?
  - А что ты хочешь за остальное, мой коварный лорд? - поинтересовалась я у своего дракона.
  - О, я что-нибудь обязательно придумаю, - рассмеялся Аллинар, покрывая поцелуями мое лицо, а я улыбалась звездному небу и думала, что некоторые мои правила о танцах с оборотнями, пожалуй, стоит подкорректировать.

ноябрь 2014 - март 2016


Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"