Терехова Юлия: другие произведения.

Хозяйка своей судьбы или практическое руководство по становлению характера в неземных условиях. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 3-8 целиком. Казалось бы, все самое страшное позади. Ты явно родилась в рубашке, потому что тебя удочерила одна из лучших семей во всех галактиках. Но можно ли убежать от прошлого и просто наслаждаться жизнью? Или навсегда забыть о собственных страхах? Ведь куда бы ты ни шел, ты всегда берешь с собой себя... Обновлено 1 августа 2019: добавлена 8 глава

Начало повести по ссылке

Глава 3. Диртасар.

  

***

  - Ольга, просыпайся, возвращаемся в дом, солнце скоро сядет.
  Мужской голос ворвался в тишину знойного дня, которую еще секунду назад нарушало лишь мерное шуршание волн, ритмично накатывающих на песчаный берег. Я лениво приоткрыла глаза, и правда, красный диск солнца застыл на самом стыке с водной гладью. Ночи на Диртасаре наступали быстро, чем-то напоминая южные курорты на моей родине. Той, которая настоящая, разумеется, а не закрытая станция ИР-8312, прописанная в моем профиле Межгалактического союза.
  - Дети, живо домой, - раздалось из браслета, который все так же невидимой лентой оплетал запястье. Я только недавно сообразила, что материал, из которого он сделан, адаптируется абсолютно подо все изменения своего хозяина, этакий искусственный хамелеон, автоматически "загоревший" вместе с моей кожей. А я за последние полгода приобрела красивый золотистый загар, чему поспособствовал теплый и мягкий климат планеты.
  - Идем, идем, - бодро откликнулась я, вскакивая с плетеного лежака и подхватывая полотенце, - Уже бежим, мама Нитар.
  Окинула взглядом пустынный пляж, не забыли ли чего, и кивнула стоящему рядом молодому дирго:
  - Вариш, кто последний, моет посуду, - и не дожидаясь ответа, рванула вверх по выдолбленным в камнях ступеням. Сзади раздался смех брата, который догнал меня через мгновение и, закинув на плечо, побежал дальше, не сбавляя темпа. В таком виде мы и ввалились в дом, изрядно развеселив Кивирарту и Нитар, да и остальных родственничков.
  - Вариш, поставь Ольгу на землю! Что за дела такие, а если уронишь? - Женщина напустила на себя серьезный вид, хотя по глазам было видно, что злости нет и в помине. - Как надо обращаться с сестрой? Сколько раз повторять?
  - Как с керамической вазой, - закончил вместо нее старший из сыновей - Каливар, спуская меня на пол. - Как минимум, антикварной, но лучше - артефактной. Помним, помним, не забыли.
  - А я так и обращался, заботу проявлял - на руках нес до дома, чтобы не утомилась.
  - Это он посуду мыть не хотел, - сдала братца я, - мы поспорили на пляже.
  - Вот пусть теперь сам и моет, раз такой находчивый, - рассудила Нитар, подталкивая нас к столу. Я, улыбаясь, заняла полюбившееся место в центре стола и окинула взглядом свою семью. Кто бы мне сказал полгода назад, что на далекой планете, затерянной в галактике Тарасса, среди огромных, чем-то похожих на носорогов дирго, я обрету любящую семью - покрутила бы пальцем у виска, но судьба рассудила иначе, переплетя мою нить жизни с нитями чудесной семьи Ритас.
  О нитях мне как-то рассказала Нитар, она что-то вышивала, ловко орудуя тонкой иглой, укладывая стежок за стежком с идеальной точностью, а я завороженно сидела рядом, все никак не привыкнув, что такие крупные создания могут быть такими ловкими. Женщина тогда лишь рассмеялась, заметив мою реакцию на свою вышивку, и объяснила, что по их древним поверьям, все наши жизни - узор на ткани вечности, а все мы - нити разных цветов и оттенков - не бывает одинаковых, каждая ниточка уникальна и неповторима. Иногда эти нити переплетаются, связывая судьбы разных людей, так появляются разноцветные узоры и орнаменты, иногда обрываются, иногда вплетаются в уже казалось бы готовый рисунок.
  - Вот сейчас я вплетаю в орнамент нашей семьи новую нить - твою, - Нитар и правда добавила в красивый узор на ткани небесно-голубую нить, - Позже у вас всех появятся семьи и узор станет больше и красивее. Когда-нибудь я добавлю сюда и нити твоего мужа и твоих детей, - мягко улыбалась мне женщина.
  А я лишь рассеяно кивала, рассматривая тонкую работу, где каждый стежок, каждый поворот линии нес какое-то тайное значение, ведомое лишь мастерице. К слову, цвет моей нити был выбран не случайно, незадолго до расставания с командой капитана Райста я вспомнила свой странный сон-видение о планете, которая очень хотела настоящее имя. Именно Ирида тогда показала мне небесно-голубую сферу, назвав ее моим цветом. Об этом сне я потом рассказала и обоим дирго, которые тут же решили, что это цвет моей нити жизни. Я, честно говоря, до сих пор это видение поняла не до конца, хотя именно тогда, как пояснил потом бортовой медик, и проснулись мои ментальные способности, над развитием которых я теперь усиленно работала, гоняя специальные тесты и программы все свободное время, которого у меня было предостаточно.
  Дело продвигалось со скоростью улитки, или местного губчатого слизня, мне его как-то братики подкинули в комнату в честь знакомства, ползал этот слизень очень своеобразно - шаг вперед, два назад. То есть передвигался по сути задом наперед. Они тогда всей гурьбой у моей двери толпились, ожидая воплей и истерики, а потом вломились без стука, перепугавшись, что я в обморок от их шуток упала. А я сидела перед слизнем на полу и пыталась замерить скорость его передвижения. Больше всех тогда смеялся Айрату, второй из сыновей, он как самый проницательный из братьев умудрился со всеми поспорить на то, что никто из них не сможет предугадать мою реакцию на это создание. Что, в целом, и вышло. На их топот и хохот прибежали и Нитар с Кивирарту, и тут выдумщикам досталось по полной - и за шутки, и за издевательство над животными. Дирго вообще к природе очень трепетно относятся. Слизня мы потом кстати себе оставили, так и живет в стеклянной банке, кочуя из комнаты в комнату как переходящее знамя ответственности.
  Сегодня был мой черед ухаживать за Приживалой, как мы его мимоходом окрестили, поэтому первым делом закинула в его банку несколько свежих листьев аштры, местной съедобной травки, по вкусу похожей на смесь базилика и петрушки, только размером со среднестатистический земной лопух. На Диртасаре вообще все было большое: сами дирго - великаны ростом не меньше двух, а порой и двух с половиной метров, деревья, чьи верхушки терялись где-то в облаках и, как говорил Кивирарту, щекотали небо, чтобы погода всегда была хорошая, придорожная трава доходила мне до подбородка, а живность - в среднем, раза в два-три крупнее своих земных аналогов. Да и то, если таковые находились.
  Например, привычного аналога местным ездовым ящерам - гарсам - я так и не нашла. Сначала я к ним и близко боялась подходить - уж больно они напоминали гаштерсу - жуткого ящера с арены, как выяснилось, они были дальними родственниками с последней, но куда менее агрессивными и заметно лучше поддающимися дрессировке. Гарсы оказались довольно спокойными животными, высокими, с двумя массивными ногами, заканчивающимися трехпалыми когтистыми лапами, крупным туловищем и небольшой на фоне всей этой груды мышц головой на не очень длинной шее. Маленькие передние лапы и мясистый короткий хвост служили балансирами, позволяя таким грузным на вид животным довольно ловко маневрировать на скорости. Этакий гибрид ящера и страуса. Звери прекрасно помнили своих хозяев, легко проходили огромные расстояния, были выносливы и неприхотливы. И в отличие от кровожадной гаштерсы питались только травой. Каждому уважающему себя дирго полагалось иметь по собственному гарсу, но удовольствие это было не из дешевых, поэтому о благосостоянии семьи можно было сразу судить по их поголовью ящеров.
  Семья Ритас не бедствовала: Кивирарту заработал немало во время службы в космосе, да и оба старших сына уже работали, поэтому в нашей конюшне, если можно так выразиться, гарсов хватало на всех. Сначала порывались и мне купить личную "лошадку", но потом решили повременить, рассудив, что все равно никто меня одну на ней не отпустит. А пока я прекрасно помещалась в седле у любого из братьев, мои пятьдесят с небольшим килограмм для крупного зверя были совершенно незаметны.
  Вспомнив, как я в последний раз умудрилась заснуть в пути и чуть не сползла на землю по хвосту как по горке, усмехнулась и погладила слизня между глаз-прутиков. Фиолетовая кожа питомца на ощупь была очень приятной, этакий толстый велюровый червячок размером с пол моей руки.
  - Ну что, Приживала, вкусная травка? Ешь давай, не пищи, - звереныш издавал забавные попискивающие звуки, причем я была уверена, что на каждого члена семьи он реагировал по-разному, а все остальные просто предпочитали со мной не спорить по пустякам. - Правильно, я тебя на подоконник поставлю, тут ветерок свежий, ты его любишь. А сама займусь-ка снова упражнениями, а то я совсем как ты стала, больше назад двигаюсь, чем вперед.
  Я и правда умудрилась за последние несколько дней снова уйти в явный регресс. Упражнения на развитие ментальных способностей базировались на регулярной изнуряющей практике. Может для каких-то продвинутых рас она и не была особо изнуряющей, но мне порой казалось, что я ползла по пустыне, а вместо долгожданного оазиса, пусть даже и где-то вдалеке, навигатор говорил, что заданной цели не найдено в принципе...
  Сначала я училась ощущать энергию - свою и всех окружающих меня вещей и существ. Потом постепенно добавились упражнения на работу с подсознанием и подключением к общему информационному пространству, которое я для простоты называла ноосферой. Встречался мне такой термин в каких-то околонаучных статьях, которые я периодически листала в перерывах на работе, в своей далекой и уже кажущейся нереальной земной жизни. В общем, у меня не получалось ни то, ни другое, ни третье. Только мне покажется, что я стала что-то ощущать, исходящее от себя или своей тренировочной статуэтки из черного матового камня, как на следующий день не выходило совсем ничего, даже угадать цвет виртуальных карт получалось один раз к пяти, что даже хуже обычного выбора от балды. То мне казалось, что я наконец услышала что-то иное сквозь трансовую мелодию треков для общения с ноосферой, только разобрать ничего не получалось, но на следующий день я снова слышала лишь кокофонию звуков и жужжания. В общем, прогресс отсутствовал как таковой. И это полгода регулярных занятий. При том, что сутки на Диртасаре были больше земных на девять часов...
  Не бросала я эти ежедневные занятия из врожденного упрямства и слов Тракша, который вручил мне набор для тренировок, предупредив, что развитие ментальных способностей - дело не на год и не на два. Да, есть расы, которые добиваются успеха за считанные месяцы, но таких на деле - раз два и обчелся. А большинство так и остается с зачаточными навыками, работающими стихийно, как у меня при контакте с разумной планетой: никто не знает, когда они снова активируются, и что на это может повлиять. Потому менталисты и ценятся в галактике, даже со слабым даром. Главное, чтобы навык был стабильным и активным, то есть ты им пользуешься по собственной воле, а не реагируешь таким образом на сильный стресс или радость.
  - Ничего, Приживала, у меня обязательно получится. Не сегодня, не завтра, через год или через два, но получится. - В сотый раз пообещала я слизню, поедающему свой поздний ужин, и натянула на голову тонкий обруч с двумя металлическими дисками у висков и очками - облегченный вариант нашего шлема виртуальной реальности. Практически невесомый и беспроводной - местный вариант ноутбука и приставки для молодежи. Хочешь - играй в режиме полного погружения, хочешь - учись. На правую руку натянула перчатку-манипулятор. Все, для тренировок экипирована. - Ну погнали.
  Секундное жжение у висков и перед глазами мелькают черные карточки, у которых надо определить цвет изнанки.
  Красный - мимо, синий - попала, желтый - мимо, желтый - черт, снова синий, черный - попала, фиолетовый - мимо, красный...? Черт, снова синий...
  

Полгода назад. Звездолет "Тень".

  Я в сотый раз открыла бук и вывела на экран программу отсчета времени до посадки. Еще час сорок и мы прибываем на планету Врадигар, галактика Минарион, - остановка на полпути в галактику "Перекресток миров", где мне предстояло поселиться со своей новой семьей.
  Остановка на этой планете была необходима по нескольким причинам. Во-первых, у нас с Алексеем фактически не было никаких вещей кроме пары одолженных у команды стандартных комплектов униформы, что для жителей Межгалактического союза, пусть и даже его отдаленных уголков, было довольно подозрительно. Во-вторых, там же капитан должен был забрать для нас по посылке, содержащей "личные вещи", заботливо подготовленные специальным комитетом по обустраиванию нашего быта. То есть для нас было сфабриковано по набору памятных вещиц с сопроводительными инструкциями, что именно они для нас значат и почему мы ими вроде как дорожим. Было очень любопытно, что же они там такого напридумывают. Ну и в-третьих, необходимо было забрать нового инженера, поскольку Кивирарту покидал корабль вместе со мной, и пополнить запасы. О последнем мне рассказал сам инженер, пояснив, что звездолеты такого типа как "Тень" обычно использовались для не очень долгих полетов и предпочитали не забивать отсеки большими запасами питания и других необходимых вещей.
  Час двадцать до приземления. Или это как-то иначе называется? Надо будет уточнить у Тракша или Кивирарту, а то брякну что-нибудь не к месту. И плакала наша конспирация. Я снова вскочила с дивана и начала мерить шагами комнату отдыха, где и сидела последние пару часов.
  Меня берут на планету, я в первый раз увижу настоящую другую планету. Обитаемую, с кучей жителей, не такую, как Ирида, спрятанную в одной из незаселенных галактик и потому превращенную в площадку для съемок реалити-шоу. Капитан рассказал, что его команде совместно со штабом удалось найти зашифрованный канал по сети, по которому велась трансляция наших игр на арене. Фактически, это была игра на выживание с тотализатором, как я тогда и предположила. Им удалось просмотреть все выпуски, начиная с нашего заселения в тот барак и вводного инструктажа и заканчивая нашим с Верой пересечением поляны, на этом запись заканчивалась. Видимо, они засекли появление военных и уничтожили все камеры. Нам, конечно же, никаких записей не показали. Просто сообщили, что все подозрения подтвердились, и сейчас активно ищут заказчиков этого жуткого проекта. Капитан правда с тех пор меня почему-то сторонился, хотя может мне и показалось. Когда я заикнулась об этом Тракшу, врач посоветовал не обращать внимания, у капитана слишком много дел перед нашей вынужденной остановкой; решив, что аргумент вполне весомый, - больше я к этой теме не возвращалась. Да и какая разница, что обо мне думает этот зеленоглазый кот-переросток. Мне бы лучше снова свою легенду перечитать, а то опять половину дат забыла...
  Только я потянулась к буку, как дверь бесшумно отъехала и в комнату зашел капитан, легок на помине.
  - Вспомнишь... - чуть не выдала я от удивления, но вовремя остановилась, вспомнив, кого именно там вспоминали.
  - Вспомнишь? - Мужчина вопросительно смотрел на меня, явно намереваясь дождаться ответа.
  - Это аутотренинг, - бодро соврала я, - у нас есть такая техника, вроде как настраиваешь себя на нужный лад.
  - Я в курсе, что такое аутотренинг, - не дали развить мне мысль, - Что именно ты собираешься вспомнить?
  - Легенду свою, вечно даты путаю, - это уже вообще почти правда. Может и правда сейчас этим и займусь. Аутотренингом в смысле.
  - Ясно, - спокойно произнес Райст, и почему у меня ощущение, что мне ни капли не поверили? - Я зашел предупредить, что через несколько минут мы начнем процесс приземления. В течение последнего часа тебе лучше побыть под наблюдением Тракша. - Резюмировал капитан и сделал шаг в сторону, явно собираясь меня лично проводить до медотсека.
  Я послушно собрала бук и пакет с печеньем, надо же было чем-то стресс заедать все это время.
  - Может я за Алексеем тогда зайду? - Почему-то в обществе капитана было неуютно.
  - Нет нужды, я ему сообщил, - пакет с крекерами у меня отобрали, - Неизвестно, как организм воспримет посадку, лучше воздержаться от еды. Если почувствуешь себя плохо, тут же говори Тракшу, на Врадигаре повышенная гравитация, по идее наши щиты и настройки комбинезонов должны все компенсировать, но вдруг...
  Я вообще ничего не поняла, просто почему-то стало еще страшнее, чем было до этого. Как можно незаметнее вытерла о штаны вспотевшие вмиг ладони. Что это еще такое - повышенная гравитация, и почему я вообще физику не учила в школе, гуманитарий чертов, зато по русскому с литературой пятерки. И кому тут они нужны в космосе? Я так разволновалась, что не заметила, как капитан обогнал меня и сообразила, что он остановился, лишь с размаху воткнувшись в широкую грудь.
  - Ой, - потерла ушибленный нос, - Аяй. - А это меня подняли на уровень собственного роста и сейчас я испуганным зайцом уставилась в зеленые глаза своего личного удава. Который тигр, ну или ягуар. Зоопарк сплошной, короче.
  - Ольга, не бойся. Все хорошо, все под контролем, ничего плохого с тобой не случится, поняла? - Кивнула, отметив про себя, что и правда начинаю успокаиваться. Гипнотизер он что ли... Или дар убеждения так развит у этих кошкоподобных? - И на планете все пройдет как запланировано. Но ты должна на нее спуститься, тебе нужно побывать хоть где-то до прибытия на Диртасар, ты ведь понимаешь?
  Снова кивнула, это я и без него прекрасно понимала. Иначе шок от встречи с новой родиной будет колоссальным. А так у меня будет еще несколько недель на переваривание этого события: по плану после посещения Врадигара мы должны были высадить Алексея на одной из промежуточных станций, где его встречали военные для сопровождения в галактику Вазирис, и еще через несколько дней пути высадить уже нас с Кивирарту. Тоже на какой-то большой торговой планете. Мой симбионт перевел определения Врадигара и нашей конечной остановки как хабы, поэтому я решила, что это некие межгалактические транспортные узлы. Дирго потом подтвердил, что примерно так и есть. Только эти две планеты были именно что межгалактическими узлами, поскольку располагались в непосредственной близости от переместительных порталов, то есть оттуда можно было попасть практически в любую точку любой из галактик. Но были и локальные "аэропорты", которые связывали планеты внутри одной или максимум двух-трех соседних галактик. Они переводу не поддавались, поэтому их я называла на местный манер - локусами. За всеми этими мыслями я и не заметила, как оказалась в медицинском отсеке. Леша уже сидел в кресле, увлеченно что-то листая в своем буке.
  - О, Олга! - Тракш поприветствовал меня острозубой улыбкой, - Райст, что-то не так? - Ящер удивленно изогнул гребень, заменявший ему брови.
  - Все в порядке, - меня наконец опустили на пол, подтолкнув в направлении второго свободного кресла, - Хотел убедиться, что все готовы к посадке.
  - У меня все готово, - пожал плечами медик, - Ждем команды.
  Словно по заказу раздался резкий гудок и кто-то из членов команды объявил по громкой связи начало приземления. Мы с Лешей переглянулись и, не сговариваясь, потянулись к ремням безопасности. Капитан убедился, что мы надежно пристегнуты, и молча ушел по делам.
  - Леш, а когда он за тобой успел сходить? - Шепотом поинтересовалась я у парня, воспользовавшись тем, что медик на минуту скрылся в одном из внутренних отсеков каюты.
  - А он не заходил, - тоже шепотом ответил парень, - по браслету связался. Все-таки какие же у них крутые технологии, все со всем синхронизируется, вот он мне только набрал и тут же на буке план корабля появился с самым коротким маршрутом до медотсека. Представляешь?
  Я кивала, рассеянно слушая Лешку и не понимая, за мной-то зачем надо было идти. Если все можно было сообщить по браслету. Странный он все-таки, этот мужчина. Никогда его не пойму.
  Тебе с ним общаться осталось две или три недели от силы, - одернула саму себя, - понимать она его собралась. Лучше дирго начни понимать, и то полезнее.
  Примерно в таких мыслях и прошел весь следующий час. Иллюминаторов или как они правильно называются на космических кораблях, в медотсеке не было, поэтому наблюдать за посадкой пришлось с экрана бука. Зрелище завораживало: сначала мы минут десять медленно проплывали сквозь густые серые облака, которые постепенно рассеивались и вскоре уже можно было разглядеть поверхность планеты.
  Тракш объяснил, как переключаться между разными камерами, и теперь я с восторгом первооткрывателя щелкала значки разных камер, стараясь разглядеть как можно больше. В том месте Врадигара, где находился наш космопорт, царила середина дня. Тут же всплыло информационное окно, извещающее, что продолжительность суток на планете равна двадцати одному часу и сейчас одиннадцать тридцать утра по местному. Температура на поверхности составляет триста семьдесят градусов Таиро, вероятность осадков ноль целых пять тысячных.
  - Траааакш, - удивленно протянула я, - Как перевести температуру во что-то понятное?
  - Ааааа, вроде вам должны были скинуть на буки универсальные конвертеры. - Откликнулся ящер, не обращающий на посадку никакого внимания, - у него как раз были готовы финальные результаты наших анализов и теперь он увлеченно строчил какие-то выводы.
  - Оль, смотри, я уже разобрался, - Леша повернул мне свой бук и показал, как переводить все величины в понятные нам значения. По всему выходило, что на планете было очень комфортно - двадцать пять градусов тепла. По мере приближения к поверхности стали заметны многоуровневые потоки транспорта, этакие орбиты-магистрали, по которым яркой лентой двигались небольшие летательные аппараты, чем-то похожие на спортивные машины, только без колес и с небольшими треугольными крыльями по бокам.
  - Аэрокары, - с восторгом ребенка протянул парень, - Я про них читал на днях, представляешь, у них только по земле уже довольно давно не ездят, почти на всех планетах такие воздушные трассы, а эти кары работают на антигравитационных подушках. Покупаешь разрешение на нужный уровень, и в машине автоматически выстраиваются нужные параметры. Чем выше уровень, тем разгруженнее потоки, но и стоит дороже. Чумовые технологии...
  Леша заразил меня своим настроением и я с не меньшим интересом разглядывала летающие машины, выглядевшие с высоты как рой каких-то ярких насекомых.
  - А общественного транспорта здесь нет? - Спросила я, заметив, что машинки в основном попадались небольшие, на один или два ряда сиденьев.
  - Есть, но он ходит именно по земле, по небу передвигаются только те, кто может себе позволить лицензию, - просветил меня начитавшийся Леша.
  - Алексей прав, - подтвердил ящер, выныривая из-за экрана, - большинство предпочитает иметь личный транспорт.
  Ну это меня не удивило, на Земле тоже большинство предпочитало передвигаться на автомобилях, так что их желания были мне более чем понятны.
  Чуть в отдалении от места нашей посадки высились небоскребы, тут же напомнившие мне все фантастические фильмы, которые я смотрела. Каких форм тут только не было: острые шпили, соединенные между собой полупрозрачными коридорами на уровне одной из верхних автомагистралей. Я даже представить не могла, какой вид открывался из тех окон. Некоторые здания напоминали овалы, в центре которых светились огромные экраны, транслирующие какую-то рекламу. Третьи смахивали на подкову, выполненную из темного матового стекла, стоящую на земле и двумя концами смотрящую в небо. Повсюду горели разноцветные огни и светилась неоном реклама.
  В общем, время до посадки прошло незаметно: я разглядывала здания, Лешка не переставал восхищаться аэрокарами, даже успел накопать в буке несколько особо приглянувшихся моделей. Непонятно только было, сколько они стоили. Все-таки валюта на каждой планете была своя, но для универсального обмена использовались межгалактические кредиты, автоматически конвертируемые в нужные суммы местных денег. Таким образом, на всех планетах Союза можно было расплатиться со счета, открытого в любом банке Союза. Все будет переведено автоматически. Никакие карты или чеки не использовались. Вся информация хранилась в браслете. А вместо пина использовали ключевые идентификаторы, у всех рас свои. У кого-то - сетчатка глаза, у кого-то - узор роговых пластин, у кого-то - кодовое слово или скорее набор звуков, так так звучание голоса было уникальным даже по меркам союза. Лешка тогда еще начал спорить с медиком, что у землян тембр голоса тоже уникален, но Тракш быстро его переубедил, пригласив одного из членов команды. Его раса как раз славилась идеальным воспроизведением звуков. В общем, эксперимент проводили на всех присутствующих в комнате. Отличить настоящего Лешу от поддельного на слух смог только капитан и техник, даже врач пару раз перепутал. Поэтому фактически звуковым индикатором пользовались всего пара-тройка рас.
  Нам тоже открыли по личному счету. Сколько туда перечислили кредитов я пока не поняла, идентификатором установили сетчатку глаза, ее аккуратно отсканировали все в том же медицинском отсеке, судя по универсальному набору оборудования, Тракш мог и пересадку сердца при необходимости провести, хотя наверное им тут проще вырастить новое...
  От череды запутанных мыслей меня отвлек звуковой сигнал, означавший успешную посадку, и голос капитана из браслета:
  - Мы готовы к выходу, жду Ольгу, Алексея, Тракша и Кивирарту в своей каюте.
  Точно, капитан же обещал все подробно объяснить уже непосредственно перед выходом на планету: куда идем, в каком составе, что покупаем и главное - как. Дождавшись бортового техника, двинулись в нужном направлении, каждый размышляя о своем. Леша листал модели каких-то неизвестных мне приборов, периодически что-то уточняя у дирго. Врач прокручивал на экране длинный список непонятно чего, скорее всего каких-то лекарств или чего-то похожего. А я пыталась придумать, что же такого мне нужно купить, чтобы быть похожей на коренного жителя Союза. Эх, надо было какие-нибудь сайты полистать женские, только у кого тут их спросишь, те девушки, которые попадались на корабле, со мной старались лишний раз не общаться, вежливо кивали и шли дальше по своим делам. А спрашивать медика или Кивирарту я постеснялась, может и зря конечно.
  Ну ничего, прорвемся, пообещала я самой себе и поспешила за всеми. Вперед! Космический шоппинг ждет нас!

***

  За окном кипела жизнь: наш вместительный кар с тремя рядами сиденьев плавно скользил в ряду таких же летающих автомобилей, периодически ныряя вниз и почти тут же взмывая вверх. Первые минут десять я ощущала себя на американских горках и пребывала в диком ужасе, постоянно казалось, что вот-вот в нас кто-то врежется или мы с разгону влетим в один из соседних потоков. Но ничего страшного не происходило, а бояться долго тоже надоедает, поэтому последние полчаса я зачарованно разглядывала футуристические пейзажи, мимо которых мы пролетали.
  Двигались мы по одному из центральных потоков, поэтому перед моим взглядом открывалась поистине удивительная картина: мелькали здания причудливых форм, отлитые из стекла и синеватого металла, тут и там мелькали зеленые пятна растительных кубов - так на Врадигаре выглядели парки: застывшие между зданиями кубы из прозрачного материала, засаженные растениями и цветами удивительных расцветок и форм. От разных зданий к таким кубам тянулись шупальцы-коридоры, и если приглядеться, можно было разглядеть гуляющих внутри людей. Хотя фактически людей на планете, наверное, кроме нас с Лешей и не было. Зато других рас - можно было справочник не закрывать, постоянно попадался кто-то новый. Даже ящер уже устал отвечать на наши постоянные "а это кто с такими щупальцами на голове" и теперь старательно притворялся спящим. Только дирго сохранял поистине олимпийское спокойствие, перечисляя нам новые названия и рассказывая немного о планетах, откуда они родом.
  Вот и сейчас мы застыли на очередном светофоре, пропуская соседний поток машин, и можно было снова рассматривать публику, благо дизайн каров этому только способствовал: окна занимали большую часть корпуса автомобиля, создавалось ощущение, что ты едешь в аквариуме. Я сразу вспомнила нашу тягу к затемнению стекол, которая потом вылилась и вовсе в смешную, на мой взгляд, альтернативу тонировке - веселенькие занавесочки на окнах. Попыталась представить, как бы тут смотрелись кары с занавесками и подавилась от смеха. Этого правда никто не заметил - темный шлем скрывал не только мое лицо, но даже звуки. Чтобы меня было слышно, нужно было нажать на специальную кнопку на браслете.
  Шлемы на нас с Лешей надели еще на корабле, капитан поостерегся выпускать нас на планету без маскировки. Закрытая станция, которую нам приписали как место рождения, славилась своеобразным климатом, поэтому объяснения на местной таможне мы прошли быстро. Не уверена, что их больше убедило: пояснения медика о нашей невосприимчивости к некоторым составляющим местной атмосферы или суровый капитан, маячивший за нашими спинами, но все процедуры заняли от силы минут пять.
  Цель прилета, скан сетчатки, который, пойдя нам навстречу, сделали еще на корабле, и все. Добро пожаловать на Врадигар. Желаем вам приятного отдыха, не забывайте о правилах поведения в межрасовом обществе.
  О правилах тут же спросили медика, который сторожил нас вместе с одним из пилотов. Капитан с Кивирарту сразу после прохождения контроля куда-то отошли.
  - Аааа, правила. Ну это стандартная формулировка для таких планет как Врадигар - искусственно созданных хабов. Собственного населения здесь нет, проживает много различных рас, прилетает и улетает еще больше. На всех подобных центрах действует ряд правил - общие нормы морали и поведения. Помимо стандартных запретов на убийство, принуждение, воровство и прочую уголовщину, также напоминается о равенстве прав между различными полами, толерантности и уважении к окружающим. Понимаете, есть очень своеобразные расы с такими же своеобразными обычаями и традициями, и эти правила помогают им не шокировать остальных и не попасть в тюрьму по какой-нибудь глупой случайности.
  - Ааааа, - протянул догадливый Лешка, - это как если бы мы в центр Москвы туземцев притащили в наряде из пальмовых листьев и бросили, ничего не объясняя. А они бы начали приглянувшихся женщин тащить в пещеры, не спрашивая у тех разрешения.
  Я от такого сравнения малость удивилась, особенно от упоминания пещер в центре Москвы, а вот Тракшу оно пришлось по нраву.
  - Да, именно так. Тем более, в галактиках на самом деле много рас, где женщинам порой не оставляют свободы выбора. Хотя и полностью противоположные случаи тоже имеют место быть...
  Пока мы оглядывались по сторонам и безнаказанно рассматривали всех встречных инопланетян, благо темные шлемы это позволяли, вернулись и Райст с дирго. С ними шел высокий инопланетянин, увидев которого, я неосознанно забилась за спину пилота, крайне удивившегося моим маневрам. А что я могла поделать? На меня двигалась ожившая картинка из всех наших фантастических фильмов - высокий, на голову выше капитана и даже Кивирарту, синекожий, с лысой, непропорционально большой головой и темными глазами без белков. Именно такими "зелеными человечками" нас и пугали в детстве. Этот правда оказался синим. Зато в остальном почти полное попадание. Сразу как-то противно засвербила внутри мысль, что наверное зря я все эти рассказы о встречах с пришельцами считала дурью, а их рассказчиков - в лучшем случае выдумщиками, а в худшем - сумасшедшими.
  Из-за спины пилота меня впрочем довольно быстро вытащили, и теперь я стояла ровнехонько перед синекожим, зажатая между капитаном и дирго, радуясь, что темный шлем скрывает панику, которая наверное на моем лице сейчас разве что бегущей строкой не транслируется.
  - Знакомьтесь, это Дзиррт Ку Ва, наш новый техник, преемник Кивирарту. Это Тракш Вирш-Кшаи, наш медик, Лурк Внитаар, второй пилот, и два пассажира - Алексей Вайнер и Ольга Ритас.
   О, точно, я же теперь по всем документам Ритас, интересно, как быстро я привыкну. А полное имя медика я кажется вообще до этого момента ни разу не слышала, надо же какое шипящее... Яйцеголовый молча кивнул и сделал какой-то пас рукой, поприветствовал нас что ли? Потом внимательно посмотрел на меня и снова заводил руками. Капитан глянул на свой браслет, из которого появилась небольшая проекция экрана с бегущим по ней текстом.
  - Дзиррт спрашивает, почему девушка так взволнована.
  - А как он это понял? - Я от удивления даже бояться перестала.
  - Дзиррт - гултанец, они определяют эмоции других людей по запаху, у их расы сложный обонятельный аппарат, реагируют на малейшие изменения феромонов, выделяемых другими организмами, - пояснил медик. И добавил, обращаясь к новому инженеру, все так же не сводящему с меня взгляда своих бездонных глаз, - Олга первый раз видит гултанца, она родилась на закрытой станции далеко от центра Союза.
  Гултанец снова поводил руками, но сообщения с экранов теперь прочитали капитан и дирго. Интересно, у меня тоже такая штука в браслет встроена, я незаметно глянула на запястье, но никаких проекций из браслета не появлялось.
  - Ольга совсем недавно вошла в семью Ритас, - ответил на вопрос гуманойда Кивирарту, - ей еще много предстоит узнать.
  Дзиррт кивнул, видимо удовлетворенный пояснениями, и, что-то еще обсудив с капитаном и дирго в той же странной манере, покинул нас. Как пояснил медик, инженер присоединится к нам в день отлета с планеты. А мы двинулись дальше на стоянку каров.

***

  Первым делом мы заехали в местное почтовое отделение, которое занимало целый небоскреб. Капитан пояснил, что поскольку Врадигар - крупный хаб, являющийся по совместительству узловой точкой своей и пары соседних галактик, здесь располагается не просто отдел отправки и доставки разного рода посылок, как на многих других планетах, а работает крупный сортировочный узел, рассылающий посылки по всему галактическому союзу и в пару соседних дружественных галактик. Даже пообещал показать почтовый корабль, когда мы вернемся обратно в космопорт. Мы дружно покивали и двинулись вместе с одним из потоков внутрь здания.
  Оглянувшись, пришла к выводу, что местный подход к архитектуре и дизайну помещений мне нравится: высокие потолки, окна вместо стен, много воздуха и света, кое-где яркими пятнышками пестрели цветы в горшках. Зона доставки была отделена от всего остального зала большой зеленой стеной. Подойдя ближе, разглядела, что она была полностью увита растениями. Жаль потрогать нельзя - помимо шлемов на нас еще и перчатки нацепили. То есть со стороны мы вообще напоминали не то мотоциклистов, не то водолазов - в шлемах и черных комбинезонах, сидящих как вторая кожа. Я вообще в этом шлеме странно себя ощущала, немного не хватало бокового обзора, поэтому я постоянно вертела головой, боясь упустить что-нибудь интересное. Наверное, выгляжу как будто энергетиков объелась. Или обкололась. Или что у них тут с ними делают.
  Капитан тем временем подошел к одному из сенсорных экранов, расположенных на противоположной от живой изгороди стене, и ввел какие-то данные. Ого, гареши тоже используют сетчатку глаза как идентификатор, это из стены выехал портативный сканер на подобие того, которым пользовался Тракш, когда готовил наши снимки для профиля и банка. Прибор одобрительно пискнул, и капитан что-то скопировал с экрана себе в браслет. Наверное, это какой-то код доступа к ячейке или номер посылки. Хотя нет, вроде номер посылки он уже вводил. Играть в угадайку долго не пришлось, Райст жестом позвал нас за собой, и мы все той же компанией двинулись в сторону коридора.
  Вообще, наверное, смотрелись мы неоднозначно, это я осознала, поймав на себе пару заинтересованных взглядов. Ну в целом, неудивительно: во главе процессии гордо вышагивает наш капитан-тигр, прорубая нам путь сквозь толпу гуманойдов как ледокол Ленин - толщу льда, за ним двигается со скучающим видом ящер, что-то листая на экране бука и не обращая на окружающих никакого внимания. Ядро колонны составляем мы с Алексеем, два черных существа неизвестного рода племени, оглядывающие все вокруг с неугасаемым интересом, рядом со мной не спеша вышагивает огромный дирго, периодически наклоняющийся и что-то нам объясняющий, и замыкает шествие пилот, снова забыла какой расы. Издалека вообще за человека примешь - обычного роста, не выше Лешки, с нормальным цветом кожи, с дредами, аккуратно собранными в хвост. Только вблизи можно разглядеть, что дреды - вовсе не волосы, хитрым образом сплетенные в жгуты, а темные отростки, идущие от головы и иногда забавно шевелящиеся, выдавая удивление или негодование своего хозяина. Живописная компания, ничего не скажешь. Но стоило любопытствующим заметить военные нашивки на униформе, как интерес тут же угасал. Армия - она как и везде, штука интернациональная, ну или межрасовая, если мерить местными реалиями.
  В конце коридора оказался просторный хол с множеством лифтов. Зайдя в один из них, капитан ввел на панели полученный минутами ранее код, и мы куда-то понеслись. Только вместо ожидаемого полета вверх, лифт почему-то поехал вниз. Судя по всему, некоторые небоскребы прошивают планету насквозь как иглы, уходя далеко вглубь: для скоростного лифта опускались мы довольно долго. Снова ряд безликих стандартных коридоров, в которых капитан и все остальные умудрялись как-то ориентироваться, и мы стоим перед небольшой дверцей похожей на банковский сейф. Снова код, снова сетчатка глаза, - он отсюда фамильные драгоценности что ли забирает? Но нет, всего лишь два небольших безликих свертка, которые тут же исчезают в его рюкзаке. Обратный путь показался совсем коротким, и мы снова летим куда-то на аэрокаре, только теперь используем один из верхних потоков, а значит снизу пестрят разноцветными лентами крылатые автомобили, по сторонам мелькают окна небоскребов и зеленые кубы-парки, а сверху малиновым шатром раскинулось небо, на котором яркими вспышками появляются и исчезают звездолеты. Там где этих вспышек особенно много - космопорты, пояснил мне техник, я таких портов насчитала штук десять, пилот правда тут же уточнил, что на планете их не меньше пяти тысяч основных и еще несметное количество мелких, используемых для частных транспортников, мы с Лешей так прониклись услышанным, что остаток поездки молча смотрели в окно. Даже вопросы задавать перестали.
  Не знаю, как Алексею, но мне вспомнились финальные кадры одного из любимых фантастических фильмов, где два бравых агента в черном спасали мир от одних пришельцев и помогали другим. Я еще в кинотеатре озадачилась мыслью, что весь наш мир и правда может быть лишь песчинкой на каком-нибудь пляже в далекой далекой галактике. И сейчас, наблюдая за кипящей вокруг жизнью, снова окунулась в те ощущения. Какой-то бешеный коктейль эмоций - восторг, страх и много любопытства. Смешать, но не взбалтывать, одним словом. Черт, снова из фильма цитаты в голову лезут. А впереди самая интересная часть поездки - я наконец-то увижу местные магазины.

***

  Самая занимательная часть поездки оказалась на деле почти самой короткой. Мы снова вошли в один из типовых небоскребов и на лифте поднялись на сто пятый этаж. Там мои надежды лопнули как воздушный шарик, поднесенный к иголке, - ни красивых витрин с одеждой, ни стеллажей с вешалками, ни полок с обувью - ровным счетом ни-че-го.
  Нас с Алексеем запихнули в соседние закрытые кабинки, где был только круглый коврик с нарисованным по центру крестом. Даже зеркала не было, странная примерочная...
  - Как разденетесь, встаньте в центр круга и выполняйте указания робота, - из-за тонкой перегородки командовал капитан. - Шлем не снимать.
  Послушно сняла комбинезон и, оставшись в одном белье, наступила ровно на крест.
  - Поставьте ноги на красные точки, - прозвучал приятный женский голос. - Разведите руки в стороны, замрите.
  Выполнила указания и мысленно успела досчитать до трех, когда робот возобновил указания:
  - Поставьте ноги на зеленые точки, руки вдоль тела, - поменяла позу, снова послушно простояла несколько секунд без движения. - Вы свободны, благодарим за использование Гала-мола. Желаем приятного шопинга.
  Хм, интересно, а теперь что?
  - Ольга, выходи оттуда, все готово, - раздался голос Райста.
  Выйдя из кабинки, обнаружила занятное зрелище, мужчины сидели в яйцеподобных креслах, а перед ними на большом экране крутились наши с Лешкой трехмерные проекции с точным указанием всех размеров. Снимать шлем нам было строго запрещено, поэтому на экранах мы тоже были в них.
  Боже, я на гидроцефала похожа или на насекомое какое-то, голова огромная, сама тощая как глиста. Совсем исхудала с этими нервными потрясениями.
  Долго рефлексировать мне не дали, для ускорения процесса команда поддержки разбилась на две группы, мне в помощники достались Кивирарту и Тракш, капитан и пилот помогали Алексею.
  - Олга, все довольно просто. Это виртуальная примерка, здесь каталог всех возможных моделей, щелкаешь на понравившуюся, она появляется на твоем двойнике. Нравится, складываешь в корзину. Все заказы доставят сразу на корабль.
  Так, ну механизм несложный. Вот бы на Землю такой - цены бы ему не было.
  - Кивирарту, - шепотом позвала я дирго, воспользовавшись тем, что медик, выдав набор ц-у, снова погрузился в изучение собственного бука, с которым вообще видимо никогда не расставался, - а как понять, это дорого или нет. И сколько я могу вообще потратить?
  Дирго видимо тоже был не сильным спецом в вопросах цен на женскую одежду, на помощь неожиданно пришел пилот.
  - Можешь смело брать все понравившееся. Этот магазин славится хорошим качеством за нормальные деньги. Поэтому случайно купить туфли за цену звездолета у тебя не получится.
  - Угу, понятно. Так сколько в итоге я могу потратить? Мне так и не сказали, сколько у меня есть денег на счету... - пробормотала я, прикидывая, что не хотелось бы все взять и сразу спустить на шмотки. Мне еще жить как-то нужно.
  - Ольга, не переживай, - улыбнулся техник, - Бери все, что хочется. Ты теперь член семьи Ритас. Я все оплачу, не волнуйся о деньгах.
  - Ты уверен? - На меня почему-то уставились все, кроме Лешки, который уже самозабвенно примерял на свою цифровую копию навороченный комбинезон с кучей карманов. - Ну как-то нехорошо сразу твои деньги тратить, - стушевалась я под мужскими взглядами, даже ящер от своего чтения отвлекся.
  - Олга, земные женщины все такие, как ты? Я хочу такую бескорыстную в пары, - Тракш снова сверкал острозубой улыбкой.
  - Не советую, - пробормотал Леша, отлипая от пятидесятой по счету футболки, у меня в глазах рябило от скорости, с которой он их перебирал, - рискуешь нарваться на полную противоположность. Вот моя бывшая...
  И дальше внимание мужчин переключилось на его байки, а я погрузилась в мир космической моды, решив вопрос о бюджете больше не поднимать, но и сверх необходимого минимума не набирать. Спустя час в моем списке покупок значились несколько пар брюк, разнокалиберная обувь преимущественно на плоском ходу, футболки, толстовки, пара рубашек, простые юбки до колена и свитер с ветровкой, не считая белья и веселенькой пижамы в каких-то аляповатых чудиках. Много теплых вещей набирать не было смысла, если верить информации, почерпнутой из галасети, на Диртасаре круглый год было тепло. Да и магазины там наверняка имеются, поэтому дополнять гардероб лучше буду там, сориентировавшись на местности, а то вдруг там вообще другое принято носить... С этой мыслью удалила из корзины летящее черное платье с красивым цветочным орнаментом. Без платья пока обойдусь, хотя село даже на исхудавшую фигуру идеально. Ничего, платье - не средство первой необходимости, лучше бук попрошу.
  Бук просить в итоге не пришлось, его и прочие необходимые мелочи, как выразился техник, нам с Лешей заказали заранее. Об этом я узнала уже по пути в космопорт, голодная, уставшая, но полная впечатлений от своей первой в жизни прогулки по другой планете.
  После ужина мы снова собрались в каюте капитана, где нам раздали те самые "памятные вещицы". Лешке вручили какие-то электронные приблуды в разобранном виде и, судя по его увлеченному виду, попали не в бровь, а в глаз. Парень тут же начал собирать свое памятное лего, по схеме напоминающее то ли мини-лабораторию, то ли портативный самогонный аппарат. А вот меня ждал совсем неожиданный набор, то ли женщин пристраивать приходилось редко, то ли у кого-то в штабе очень извращенное чувство юмора... В моем пакете обнаружилась сенсорная фоторамка с подборкой странных картинок: я и какие-то люди, изображающие счастливую семью на фоне красного звездолета, та же компания, но уже фоном оранжерея с яркими тропическими растениями. И снова те же, но за обеденным столом, с полубезумными улыбками позирующие с кусками каких-то щупалец в руках. Комплектом к "памятным моментам из детства" шла потрепанная земная книга, что совсем удивительно - даже на моем родном русском языке. И все бы ничего, но это был тридцать второй том собраний сочинений Ленина... В знакомом почти каждому советскому ребенку синем переплете с оттиском вождя мирового пролетариата на обложке. У меня ими весь чердак был завален, мама все время порывалась отправить их на растопку камина, а папа каждый раз восставал против, аргументируя это тем, что однажды они станут акнтиквариатом и будут цениться на вес золота. Знал бы папа, что это "золото" меня настигло на другом конце вселенной...
  Я угрюмо сопела, разглядывая содержимое посылки и надеясь как-нибудь встретиться с ее составителем и объяснить ему, что я думаю о его умственных способностях. Капитан с врачом напряженно молчали, понимая, что что-то явно не так.
  - Ольга, что-то не так? - Перебил мое гневное сопение Кивирарту, переводя встревоженный взгляд с меня на "дары" и обратно.
  - О, а что там у тебя кстати, - отвлекся от своих игрушек парень, и в следующую секунду каюту сотряс его хохот. - Ой, не могу, томик Ленина. Ахахаха, надо было Карла Маркса вдогонку, а то некомплект выходит. Или Большую Советскую Энциклопедию, сколько их там томов было - сорок или пятьдесят? Правда тогда на почту пришлось бы на грузовике ехать, за Олькиным приданым.
  Против воли губы начали растягиваться в улыбке и уже в следующее мгновение я так же заливисто хохотала, утирая проступившие от смеха слезы. После того как мы, отсмеявшись, смогли внятно объяснить причины нашего веселья, хохотали в каюте уже все.
  - Нет, ну фото-то, фото не уступают книжке. - Леша добравшись до рамки, размахивал ей как флагом и вещал трагическим голосом, - Ольга, выросшая в среде истинных коммунистов всегда носила с собой томик заветов Ильича, даже звездолет они предпочитали красный, помня о традициях предков.
  - Ахахаха, ты просто не понимаешь, - он ведь с красным знаменем цвета одного, - я сползла с кресла на пол и там икала от смеха.
  - А на этом фото они расчленили какое-то чудище и теперь наслаждаются победой, - рыдал на своем кресле парень, продолжая размахивать рамкой, на которой снова застыли безумные улыбки трех человек с щупальцами в одной руке и вилкой в другой.
  - А у вас не едят миваргов? - Растерянно спросил дирго, вклиниваясь в наш икающе-хрюкающий поток бреда.
  - А у вас едят? - Резко вскочила с пола я, вцепившись в синюю книженцию. Ответом мне послужил дружный хохот мужчин, они смеялись так, что я испугалась, что на эту кокофонию звуков сбежится весь корабль: гулкий как из бочки смех дирго, чуть шипящий - бортового медика и раскатистый, немного рыкающий, - капитана. В общем, после непродолжительного обсуждения было решено рамку выбросить, а книгу оставить, только на форзаце я написала выдуманное послание вроде как от моей бабушки маме. Решив, что перестраховка лишней не будет, искренне нажелала ей и ее детям, то есть по сути самой себе, здоровья, счастья и много удачи. Поставив для красоты витиеватую закорючку, осталась весьма довольна результатом. Теперь у меня и правда есть памятный сувенир с Земли. Так и ушла к себе, прижимая к груди синий томик.
  Видимо от избытка впечатлений ночью мне снился полный сюр: в том красивом цветочном платье из магазина я танцевала калинку-малинку с капитаном, у которого из красных шароваров очень забавно торчал хвост. И я половину танца убила на попытки схватить его за вертлявую конечность, дабы уже выяснить, наконец, мохнатый он или нет, а Райст зыркал на меня зелеными глазищами из-под аляповатой кепки с цветочком и почему-то требовал процитировать сто восьмую страницу пятидесятого тома Большой межгалактической энциклопедии имени невинно убиенного вождя миваргов...

***

  До Мавариуса, того самого хаба, на котором нам с Кивирарту предполагалось покинуть звездолет и его команду, мы добрались без происшествий. Для меня это время слилось в один длинный - предлинный день. Я ела, осваивала ментальные упражнения, торжественно врученные мне медиком после нашего отбытия с Врадигара, и смотрела кино. Общаться мне было не с кем - Лешка покинул корабль через неделю после посещения межгалактического хаба, а остальным членам экипажа времени на меня катастрофически не хватало.
  Бортовой техник целые дни проводил со своим синекожим преемником, передавая тому все необходимые для работы знания. Тракш что-то увлеченно писал с утра до вечера, прерываясь лишь на обязательные приемы пищи. Ну а капитану дел, разумеется, и без меня хватало. Тем более, что сразу после нашей высадки команда направлялась на какое-то новое сверхсекретное задание. Настолько секретное, что даже покидающего экипаж дирго в известность не поставили.
  Расставание с Лешей вышло скомканным: на корабль поднялись несколько гуманойдов в типовых военных комбинезонах, что-то обсудили с капитаном в его каюте и оперативно проводили парня на выход. Никто из нас такой спешки не ожидал, поэтому только и успели, что обняться на прощание.
  - Я буду писать, - шепнул Лешка, стискивая меня в крепких объятиях, а я даже ответить толком не смогла, как-то сразу стало тоскливо, одиноко и страшно. - Ты не бойся, все хорошо будет. Кивирарту тебя в обиду не даст.
  И ушел, взлохматив мне на прощание шевелюру. А я так и стояла в коридоре, пустым взглядом уставившись на автоматически закрывшуюся за ним и его сопровождающими дверь. То, что плачу, поняла, только когда меня неожиданно прижали к широкой груди и начали ласково гладить по голове, утешая и успокаивая, обещая, что все будет хорошо, и Лешка мне обязательно писать будет, ведь нам обоим завели по несколько почтовых ящиков в местной сети. Голос капитана раздавался как сквозь массу воды, а я лишь сильнее ревела, зарываясь лицом в шероховатую ткань комбинезона и цепляясь за мужчину, как утопающий за соломинку. В себя пришла уже в медотсеке, сообразив что обнимаюсь уже с подушкой, а капитана и след простыл. Даже сомнения начали закрадываться, а не привиделся ли мне этот тигр на нервной почве. Тем более еще и в несвойственной ему роли утешителя ревущих девиц. Сомнения, впрочем, быстро развеял Тракш, передав капитану по браслету, что моя истерика прекратилась. И да, на ночь он оставит меня у себя, на всякий случай, как и договаривались. Мда, наверное, Райст спит и видит, как бы побыстрее от меня избавиться, одна морока на его голову. Ну да ладно, до нашего с Кивирарту отбытия оставались считанные дни, а у меня собственный бук с доступом в галасеть - просижу в каюте тише воды, ниже травы.
  Этого плана я и придерживалась последующие дни. Поскольку упражнения для тренировки ментальных способностей шли кое-как, львиную часть времени я посвятила изучению новинок местной киноиндустрии. Как выяснилось, жанры космического кино не сильно отличались от земных, и спустя пару дней я уже могла кое-что рассказать об основных битвах Пятой межгалактической кампании - один боевик и три мелодрамы; традиционном быте среднестатистического жителя Союза, причем как центральных так и парочки отдаленных планет, - одна мелодрама, две комедии и четыре боевика; ну и, разумеется, об отношениях между инопланетными мужчинами и женщинами - личный дневной рекорд в девять мелодрам, итогом которого была залитая слезами подушка и непоколебимая уверенность, что так называемого "женского" счастья мне здесь не светит. На землян и внешне-то походило не так много рас, а если рассматривать межгалактическое сообщество с точки зрения отношений между полами, то вообще - единицы.
  Пару раз я честно попыталась вникнуть в местные события и залезала на основные новостные ленты союза, но из всего прочитанного поняла только, что представителя одной из рас в галасовете подозревают в лоббировании интересов некоего Синдиката, дефицита продовольствия можно не опасаться благодаря новым разработкам местных ботаников-генетиков, а в галактике Микразу открылась планета-курорт, моментально ставшая самым популярным местом для отдыха. Судя по фото, планета представляла собой архипелаги островов с разными климатическими зонами, даже для подводных рас были предусмотрены целые курортные города на дне океана. В общем, каждая третья новость была так или иначе связана с Эдемом, именно так симбионт перевел название этого места.
  Пробовала я поискать что-нибудь о том кровожадном реалити, из которого нас с Лешей вытащили относительно недавно, но поиск не дал никаких результатов. Видимо спецслужбы союза сработали очень тихо, и про нас и события на заброшенной планете и правда знает лишь ограниченный круг лиц.
  Накануне приземления на Мавариус медик вживил мне специальные носовые фильтры, благодаря которым я могла спокойно дышать практически во всех уголках союза. Как выяснилось, атмосфера на моей новой планете отличалась от земной, и без подобного "апгрейда" долго бы я там не протянула.
  С момента операции прошло часа три, а я все норовила потрогать нос или лишний раз сбегать в ванный отсек посмотреть на себя в зеркало. Нос не изменился ни на йоту, не длинный, не короткий - чуть курносый. Типичный нос семьи Власовых, как любил говаривать отец, умильно рассматривая свое курносое потомство. Никакой генетический тест на отцовство делать не надо - все равны как на подбор, или скорее уж все носы как на подбор... Невольно улыбнулась воспоминаниям и упрямо тряхнула волосами, каштановым ореолом обрамлявшими лицо.
  - Ничего, Олежка, все у тебя будет хорошо, ты вообще боец и всегда им была. - Ну правильно, как иначе-то, когда у тебя довольно вредный младший брат, которого постоянно приходилось выручать из разнообразных переделок, куда он попадал с завидным постоянством. Поэтому вместо кукол и игр в дочки-матери мое детство прошло в режиме вечных казаков - разбойников. Хотя кто знает, может частично благодаря этому, я все-таки выжила на арене. - Ладно, не суть. Завтра важный день, надо бы выспаться....
  Хотя как тут уснешь, когда в голове мысли роятся беспокойными пчелами: а как меня встретит новая семья, а вдруг я им не понравлюсь или они - мне, как мы туда доберемся, на меня все будут смотреть как на диковинку или нет, а может я снова буду везде передвигаться в шлеме, наверное, надо что-то сказать на прощание медику и капитану. Заснула я в итоге часа через три, так и не продвинувшись в своей прощальной речи дальше "спасибо за то, что спасли мне жизнь"...
  Утро нашего с дирго отбытия вышло сумбурным. Проснулась я от вибрации браслета, который, стоило мне открыть глаза, бодрым голосом медика известил, что до приземления два часа.
  - Два, так два, - пробормотала я, вяло потягиваясь на кровати. Делать мне особо было нечего, поэтому приняв местный газодуш и причесавшись, пошла по привычке завтракать к ящеру.
  - Тракш, а как мы до Диртасара доберемся? - Мой голос почти затерялся в череде пищащих и тренькающих приборов, у медика постоянно шли какие-то опыты и эксперименты. Впрочем, если верить справочнику по расам, на слух кшурты не жалуются.
  - Мммм, тебе не объяснили? С Мавариуса ходят пассажирские суда. Раз в два дня. Сегодня как раз отходит очередной. У вас будет на планете часа три до отлета. - Медик параллельно рассматривал что-то под микроскопом. - Потом тридцать часов полета и вы дома. Ну то есть на Диртасаре. Так, сколько там до посадки?
  - Сорок пять минут, - на браслете можно было вывести экран с отсчетом обратного времени.
  - Отлично, что ж, Олга, перебирайся в кресло. На всякий случай еще разок как следует понаблюдаю за реакцией организма. В тот раз вроде все было стабильно, но лучше не рисковать...
  Я послушно перебралась в указанное кресло и все время до посадки разглядывала планету, переключая камеры. Ничего особо нового в архитектуре я не увидела: те же стеклянные небоскребы, разве что здесь зелени побольше на улицах. Если ее можно так назвать, листва у местных растений была ярко-фиолетового цвета. И все это на фоне ярко-желтого неба. Рай для психопата, не иначе...
  После посадки медик отцепил от меня щупы всех своих аппаратов, и я бодро потрусила обратно в каюту захватить свой нехитрый скарб. Тут кто-то предусмотрительно оставил мне серый рюкзак, в который я запихнула бук, виртуальные очки-тренажеры ментальных способностей, свое земное "приданое" и расческу, решив, что от команды не убудет, да и вообще вещь наверняка одноразовая. А мне какой никакой сувенир на память. Окинула прощальным взглядом безликую каюту, которая последние недели была моим домом, и бодро зашагала к выходу, стараясь не потерять по пути свой боевой задор.
  В ближайшем к выходу отсеке уже все собрались. Капитан, бортовой медик и, конечно же, Кивирарту, продолжавший на ходу давать какие-то указания своему преемнику.
  - Ну что ж, все в сборе, - раздался голос Райста, - Дальше мы вас проводить не сможем, поэтому попрощаемся здесь. Мужчины обменялись каким-то своим аналогом рукопожатий - положили друг другу руку на плечо. - Кивирарту, благодарю тебя за службу. Если что, ты знаешь, как нас найти. Команда "Тени" своих не бросает.
  - Ольга, - это он уже ко мне подошел, а я похоже все-таки бодрость где-то в соседнем коридоре потеряла. Вместе с красноречием... - Не переживай, все будет хорошо, уверен, у тебя все сложится замечательно. Дирго замечательная раса. А семья Ритас - одни из лучших дирго, которых я когда-либо знал.
  Я лишь кивнула, так и не обретя дар речи. Примерно то же самое мне сказал и медик, сопроводив свои слова сухой сводкой моих показателей. Убедившись, что все у меня в норме, попрощалась с медиком и кивнула синекожему Дзиррту, который тоже вывел мне на браслет довольно теплое прощание с пожеланиями удачи и процветания. Кивирарту уже шагнул в коридор, ведущий в отсек прилета и местного пограничного контроля, когда я все-таки решилась.
  - Капитан Райст, Тракш, спасибо вам за все, что вы для меня сделали. Я понимаю, что у меня не хватит слов и возможностей отблагодарить вас, но я вам очень признательна за....все... - при синекожем говорить о спасении жизни я не решилась, но судя по улыбкам, тронувшим губы этих суровых мужчин, они меня прекрасно поняли. - Уверена, вы еще будете мною гордиться. - Поняв, что именно я ляпнула, красная как рак выскочила вслед за дирго, костеря себя за длинный язык. Гордиться они будут, ага как же, праздник у них будет сегодня по случаю моего исчезновения из их упорядоченной жизни.
  - Уверен, так и будет, - раздался мне в спину смех капитана. - Ты только аккуратнее с незнакомыми препаратами. А то не все такие терпеливые как я.
  - Так точно, капитан, - спародировала я стандартную армейскую реплику и, улыбнувшись им на прощание, побежала догонять дирго.

***

  - Кивирарту, а чего мы ждем? - Я рассеянно листала электронное меню кафе, в котором мы сидели уже битый час, размышляя, взять ли еще на пробу и этот десерт, или есть все шансы получить заворот кишок.
  - Мы ждем моего старшего сына, Каливара, твоего брата. - Совершенно спокойно выдал мне техник, не отрываясь от какой-то статьи в своем буке.
  - Ой, а он что, тоже здесь? Надо же как совпало... - есть тут же расхотелось. Какая тут еда, тут встреча с родственниками предстоит. Незапланированная.
  - Почему совпало? Я его специально вызвал. - Удивленно выглянул из-за бука Кивирарту, - Аааа, все время забываю, что ты не знаешь наши обычаи. Женщины дирго никогда не путешествуют без сопровождения. А ты теперь - тоже женщина дирго.
  - Так ты же меня сопровождаешь, - не совсем поняла я.
  - Сопровождают всегда минимум двое мужчин. Каливар был ближе всех, остальные тоже хотели прилететь, но не успевали. А долго останавливаться на Мавариусе я не хочу, всего лишь сутки до дома...- тут видимо у меня выражение лица стало совсем непонимающим - На Диртасаре в сутках тридцать три часа, Ольга. Надо бы тебе что-нибудь почитать о планете, сейчас поищу статьи поинтереснее...
  - А что, сестренка у нас совсем не подкованная в теоретической части? - Раздался сзади низкий мужской голос. Я от неожиданности вздрогнула и разлила на стол стакан с ярко-розовым лимонадом. Лужу впрочем тут же убрал маленький робот-уборщик, появившийся из стенной ниши.
  - Каливар.
  - Отец.
  Пока мужчины обнимались, радуясь встрече, успела заметить, что "братец" вот-вот обгонит отца в росте. Пока я сравнивала двух мужчин, робот, закончив уборку, зачем-то пополз в моем направлении. Я, соответственно, поползла от него. Странно, вроде с этой стороны стены не было. Обернувшись, наткнулась на внимательный взгляд карих с золотыми искорками глаз молодого дирго.
  - Так, работы, судя по всему, непочатый край. Ну вот сразу и начнем, чего время терять. - Меня сдвинули обратно, усаживаясь рядом и закидывая под стол здоровый рюкзак - Это уборщик, работает полуавтоматически. То есть если пролил, выезжает сам, но уезжает, если ты его отпустишь. Он и полз к тебе, чтобы ты подтвердила конец уборки. Кнопку видишь сверху красную, жми. Вооот, молодец. С этим разобрались. Так, теперь немного про кафе...
  Путь до Диртасара превратился в одну сплошную лекцию. Каливар объяснял все, не упуская ни единой мелочи. Сначала мне казалось, что в моей голове была какая-то мешанина из разрозненных фактов, начиная историей становления самой расы дирго, и заканчивая вариантами лечения зубов на разных планетах. Но, как ни странно, к моменту нашего приземления полученная информация успела вполне себе устаканиться, и в космопорту я вела себя довольно уверенно, отмечая про себя все то, о чем рассказывали мне последние часы. Вот с легким писком сработал датчик считывания моего профиля с браслета, передавая данные в центр контроля всех прибывающих на планету. Розоватые отблески, через которые мы прошли потом, - сканирующие лучи, позволяющие отследить все известные в союзе взрывчатые вещества и оружие. По просторному залу прибытия сновали небольшие роботы-уборщики, искусно лавируя среди потоков пассажиров. Я как раз засмотрелась на одного из них, довольно забавно вклинившегося в толпу галдящих гуманойдов с шевелящимися волосами-щупальцами, когда мне на плечи опустились тяжелые руки Кивирарту.
  - Ольга, знакомься, это твоя новая семья. Моя жена Нитар и сыновья - Айрату, Вариш и Ритар.
  - Здравствуйте, - промямлила я, ощущая, как сердце стучит уже где-то в районе горла.
   - Добро пожаловать в семью, детка, - ласково улыбнулась мне женщина. Она было заметно миниатюрнее мужа и сыновей, но по сравнению со мной смотрелась кем-то между баскетболистом и тяжелоатлетом. Высокая, под метр девяносто, ширококостная, в отличие от Кивирарту ее кожа была скорее песочного цвета, а нарост на лице, сразу сроднивший для меня их расу с носорогами, у нее был куда мельче и незаметнее. Глаза у Нитар были очень красивого зеленого цвета, яркими изумрудами сверкающими на лице. Одета она была в простого кроя темно-коричневое платье-тунику, на ногах брюки и сандали, открывавшие широкие четырехпалые ступни. На запястьях звенят золотые браслеты с разными камнями. Какое-то странное сочетание массивности и изящности, спокойствия и доброты. Впрочем долго разбираться со своими первыми впечатлениями от женщин дирго мне не дали.
  - Мам, она совсем щупленькая и с волосами, - сообщил младший дирго, ростом немногим выше меня. Видимо, совсем ребенок по их меркам. И тут же схлопотал подзатыльник от одного из братьев - пока не разобралась, кто из них кто. Дети взяли от родителей ровно поровну - два брата с песочной кожей матери и двое с землисто серой кожей, как у отца.
  - Да помню я, помню, с сестрой обращаться как с керамической вазой... Просто забавная она, непохожая такая, - обиженно протянул мальчишка, потирая песочный затылок.
  - Зато ни у кого такой сестры больше нет, - усмехнулся парень постарше, забирая у меня рюкзак. - Мы теперь станем знамениты на весь Диртасар...
  - Вариш, умолкни, - отрезал старший из братьев, которого я уже успела запомнить за время полета. - Мы это уже обсуждали.
  - Каливар, не будь таким суровым, - усмехнулся второй, судя по всему, Айрату, - Сам прекрасно понимаешь, мы не сможем ее от всех прятать. О том, что у нас появилась сестра, уже поползли слухи. А когда узнают, какой расы, их не избежать.
  - Прекращайте, - быстро угомонил их Кивирарту, - проблемы будем решать по мере их появления. Сейчас нам надо добраться до дома и дать Ольге отдохнуть, а то она уже скоро на ходу отключится. Лекарство для перехода на местные сутки подействует только после ее сна.
  Последнее замечание свело на нет все разговоры, и мы тут же направились в сторону выхода из зала. Я послушно шла за женщиной, замечая, что и правда чертовски устала и очень хочу спать. Меня плотным кольцом окружили новые родственники, умудряясь прятать от любопытных взглядов. Десять минут бодрым шагом, еще несколько контрольных сканов на взрывчатку и считывание профиля, и вот уже гул космопорта остался за плотными дверьми позади нас. Мне что-то втолковывала Нитар, объясняя, как и куда мы сейчас поедем, ее через слово перебивали мои "братики", а я изумленно смотрела на чистое синее небо, по которому плыли такие земные белые облака, где-то вдали раздавались трели местных птиц, с легким гулом от земли отрывались аэрокары, и в воздухе был разлит запах моря... Я только сейчас поняла, как я соскучилась по земле, по твердой поверхности под ногами, по возможности ходить в простой одежде, а не в форменном безликом комбинезоне... Если у них еще и душ водяной, а не космическая газовая замена, то, кажется, я уже люблю свой новый дом!

***

  До границы с лесом метров тридцать... Если повезет - успею проскочить незамеченной. Прислушалась, стараясь дышать как можно тише. Тишина... Только листья шелестят на ветру. Ну что ж, рискну. Отчаянный рывок: еще немного, шагов десять, и тут за спиной раздается рев. И земля содрогается от топота огромных лап, несущихся сейчас точно по моим следам. Гаштерса гонит свою добычу. Воздух с хрипом вырывается из легких, под ногами как назло путаются ветки и камни, а топот приближающегося ящера слышен уже буквально за спиной.
  - Тебе не убежать от охотников.... - Раздается в моей голове, и в следующую секунду я вскакиваю, перепуганная и не сразу осознающая, что это всего лишь кошмарный сон. За окном вовсю жарит солнце, а с подоконника на меня удивленно таращится Приживала, смешной слизень недоумевает, с чего это его хозяйка решила начать свой день стремительным прыжком с кровати.
  Прыжок кстати не удался. Потирая ушибленную пятую точку, переползаю вместе с одеялом обратно в кровать.
  - Ох, и приснится же муть всякая. - По потолку разноцветной мозайкой бежит стайка солнечных зайчиков. Это радужный ветер - подарок младшего из братьев Ритас - разноцветные полупрозрачные камешки причудливым узором нанизаны на гнутую спиралью проволоку, прикрученную к потолку. От сквозняка из приоткрытого окна проволока движется, издавая мелодичное гудение, а камешки играют на солнце, отбрасывая на потолок и стены разноцветные блики - фиолетовые, голубые, розовые... - Пора вставать, Приживала. Нас ждут великие дела.
  Дел впрочем и правда было запланировано изрядно. На сегодня был запланирован большой семейный выезд: в соседнем поселении начинается традиционный праздник Цветения, который идет неделю и представляет из себя череду концертов и веселых гуляний. Туда съезжаются со всего побережья целыми семьями, как мне объяснили, на подобных праздниках заключалось много важных сделок, решались разные вопросы и урегулировались конфликты. Но это все заботило глав семей, дети же наслаждались ярмаркой, вкусной едой и танцами. Я, несмотря на свои довольно солидные по земным меркам двадцать пять лет, в местных реалиях воспринималась совсем ребенком. Поэтому все предстоящие гуляния расписывались мне исключительно со стороны развлечений. Как я поняла из разговоров, на таких слетах молодежь частенько подбирала себе пару, но мне, со слов мамы семейства Ритас, об этом думать было еще рано, так что я радостно предвкушала кучу новых впечатлений и возможность повидаться с друзьями, которых успела завести за полгода своего пребывания на планете.
  К слову о друзьях, - подумала я, отмечая, что очки-тренажеры лежат явно не там, где я их накануне оставила. Опять младший Ритар играл в какие-нибудь игрушки по гала-сети. Надо будет поговорить со старшими, как его отвадить от этих проделок. Мне не жалко, но настройки у очков очень чувствительные, каждый раз после его "одалживаний" я по полчаса-час бьюсь над регулировкой и калибровкой всех параметров. Решено, поговорю с Айрату, второй из братьев унаследовал отцовские таланты в инженерном деле, уж какую-нибудь простенькую ловушку он мне сообразит.
  Предвкушая грядущее веселье, радостно напевая, отправилась в ванную. Мне, как единственной дочери семьи, выделили личную душевую. Вода здесь подавалась по привычным мне трубам, регулировалась сенсорными датчиками и голосовыми командами. Чем одно время активно пользовались братья, голося под дверью "ледяной душ" или "жара". Впрочем, им это довольно быстро надоело, так что последние пару месяцев душ я принимала спокойно. Перебрав кучу флаконов, вытащила шампунь и гель для душа. То ли вода здесь была животворящая, то ли климат мне очень шел, а может и средства содержали какие-то супер-добавки, но волосы за полгода у меня отросли очень сильно. Мама Нитар цокала языком и радостно изучала галасеть на предмет актуальных причесок. А братья делали вид, что им все равно, но при этом я регулярно находила на столе новые ленты и заколки. В авторстве подарков не признавался никто, так что проявляла благодарность как могла - старалась вплести в волосы всего и побольше. На цыганку уже скоро стану похожа, ей-богу.
  - Конечно, похожа, да, слизнюш? - Поинтересовалась я мнением питомца, - И так волосы волнистые, осталось подкрутить, вообще Роксолана будешь. Или она была Кассандра... Не помню уже, да и не важно, все равно никто не поймет, о чем я.
  Зафиксировав косу двумя лентами, красной и золотой, оценивающе оглядела свое отражение - неплохо. Я уже мало походила на тощую доходягу со звездолета с вечно перепуганным взглядом и растрепанным гнездом на голове. Теперь в зеркале мне улыбалась загорелая зеленоглазая девушка, длинные, почти по пояс, каштановые волосы заплетены в пышную косу, фигура уже куда больше напоминает девичью - ну до крупных и фигуристых дирго мне конечно не дотянуть, но и на жертву чьих-то антигуманных экспериментов я больше не смахиваю. Быстро накинув темно-коричневую тунику с разрезами по бокам и такого же цвета свободные брюки, выудила из-под кровати кожаные сандали. Из шкафа достала широкий вышитый пояс, подготовленный Нитар специально к празднику. Что ж совсем неплохо, с одной стороны достаточно нарядно, с другой стороны - слишком много внимания к себе не привлекаю. Хотя кого я обманываю, чистокровная девушка на традиционных гуляниях дирго - уже событие, обряди меня хоть в шелка, хоть в тюремную робу. Это кстати не мои слова, подслушала на днях разговор братиков, составлявших расписание, кто за мной в какой очередности присматривает.
  - Готова к труду и обороне, - известила я слизня, равнодушно поедающего какой-то лист в своем аквариуме, - Ну ты тут не скучай. Вернусь с сувенирами.

***

  Если бы мне дали задание описать празднества дирго в двух словах, я бы наверное выбрала "яркий" и "шумный". Стоило нам толька въехать в Митракта-Эву, местный деловой и культурный центр в трех часах пути от нашего маленького поселения Ритака-Эву, как на меня обрушился шквал разнообразных звуков. Переливались журчащими мелодиями разнообразные вариации радужного ветра, я с ходу насчитала минимум палатки три; кто-то примерялся к музыкальным инструментам, извлекая из здоровой конструкции, больше всего напоминающей арфу с встроенными дудками, удивительно нежные звуки. Кричали торговцы, зазывая всех в свои лавки.
  И все это на фоне ярких красок - шелка всех цветов и узоров развевались на ветру как паруса диковинных кораблей, материалы попроще лежали рядом, скатанные в рулоны, готовые платья и туники, мужские рубашки и нарядные кирасы, как перевел мне симбионт этот предмет одежды, - удлиненные жилеты из тонкой кожи с местом под вышивку на вороте и широкими поясами. Именно в таких кирасах были сейчас все мужчины семейства Ритас. Вышивка, как оказалось, у каждого была своя - мама Ритас выплетала каждому свой узор, оставляя некоторые элементы повторяющимися. Как она пояснила, опытная мастерица легко различит вышивку каждой семьи на Диртасаре.
  Мне очень хотелось рассмотреть работы других мастериц, но привлекать к себе излишнего внимания не стоило, и так спина чуть ли не чесалась от любопытных взглядов, сопровождающих меня на всем протяжении нашего пути по ярмарке. По правилам праздника ездовых гарсов полагалось оставить в стойлах за стенами города, а по самому городу все передвигались пешком. Кивирарту с Нитар тут же присоединились к какому-то совету, поручив братьям присматривать за мной. И мы двинулись вдоль торговых рядов, выбирая памятные сувениры. Торговцы украшениями цокали языком, сокрушаясь, что не знали о наличии такой шикарной гривы волос в одном из почтенных семейств дирго. Иначе непременно захватили бы парочку тонких гребней с камнями. Нам правда тут же попытались продать парочку кожаных браслетов, выдав их за очень популярные заколки из соседней галактики.
  Итогом трех часов блужданий по рынку стали несколько ниток бус, одни из которых в подарок маме Нитар, красивый стеклянный шар с множеством отверстий - решили, что туда отлично впишется наш слизень, и, конечно же, злополучные браслеты, причем братья молчали как партизаны, не выдавая, кто же их в итоге купил.
  - Ольга, Ольга, привет! - Из толпы показалась молодая девушка дирго, так же сопровождаемая суровым мужчиной. Правда стоило им подойти поближе, всю суровость как ветром сдуло.
  - Айрату, Ритар, приветствую, - традиционное рукопожатие и, как обычно, - привет, мохнатенькая, - меня потрепали по голове как кота, основательно взлохматив шевелюру.
  - Ридар, прекрати, снова ты Ольге прическу портишь, - девушка сердито уставилась на старшего брата. Раина была очень симпатичной представительницей дирго, невысокого роста, с красивой песочной-золотистой кожей и выразительными темными глазами. Практически черными. По случаю торжеств сегодня она была одета в легкое желтое платье и в ушах переливались камнями серьги. Достойная дочь семьи Варкадир, наших ближайших соседей. В их семье было двое братьев и трое дочерей - роскошь по меркам дирго, братья прекрасно ладили с братцами Ритас, а дочери очень быстро приняли меня. Но если с двумя старшими у нас сложились просто добрые соседские отношения, то с Раиной мы сдружились по-настоящему. Вот и сейчас она костерила братца за его вечные насмешки, тогда как я старалась на них просто не обращать внимания.
  - Раина, успокойся, Ольга мои шутки воспринимает нормально, что ты-то кипятишься?
  - Сколько раз тебе говорили, что на людях себя надо вести по отношению к нам уважительно! - Грозно сверкнула глазами девушка, упрямо скрестив руки на груди. Мы с Ридаром синхронно закатили глаза.
  - Ридар, а где все ваши? - Поинтересовался Айрату, отлипнув, наконец, от прилавка с разными ножами и кинжалами.
  - А, вы разве не слышали? Каррите прислали письмо на днях, она с родителями в совете. - Братья закивали, для них это явно не было новостью. Письмом тут называлось предложение о замужестве. И формально кроме письма девушкам часто присылали множество подарков, что для меня тут же сроднило эту традицию с выкупом.
  - Когда обряд? Когда повеселимся? - Ритар, как и полагалось мальчишке, мыслил прямолинейнее некуда.
  - Думаю договорятся на начало третьего сезона. Пока все подготовят плюс до старцев за предсказанием надо доехать, а там опять размыло дорогу...
  Насколько я помнила, праздник Цветения знаменовал собой начало первого сезона (весну, по-нашему). Следовательно, третий сезон будет месяцев через семь, здесь привязка смены сезонов шла не к числам и датам, а к годовым предсказаниям старцев. Этот момент я так и не удосужилась прояснить до сих пор, поэтому пришлось просто покивать с умным видом. Воспользовавшись тем, что все были увлечены беседой, незаметно черкнула в заметках на браслете "почитать про календарь дирго".
  Впрочем, ближе к вечеру мои заметки пополнились еще кучей напоминалок - слишком много интересного и неизвестного попадалось на ярмарке. Амулеты дождя, призванные как призывать его, так и останавливать. Хрустальный ветер, единственным отличием которого от уже знакомого мне радужного было использование лишь прозрачных камушков. И да, стоил он почему-то раза в три дороже. Диковинные птицы кайю, про которых даже Кивирарту ничего не смог рассказать, снежно-белые, размером с крупного попугая, удивительными были их глаза радужного цвета и длинный хвост, который тоже переливался всеми цветами радуги. Мы минут сорок не могли отойти от торговца редким межгалактическим зверьем, и за все это время птица не проронила ни звука. Ценник на нее был астрономический, Айрату с Ридаром лишь присвистнули, когда торговец его озвучил.
  - Она стоит как новый неплохой звездолет, - пояснили нам с Раиной братья, - Что за блажь покупать птицу по такой цене.
  - Может она прекрасно поет, - мечтательно произнесла Раина. - Или танцует...
  - Или танцует и поет, одновременно, - саркастически заметил ее братец. - Ладно, пойдемте вооон в ту лавку, там продаются отменные вари-лепешки, точно знаю.
  И наша дружная компания направилась, куда указал Ридар. День выдался суетным и полным событий, поэтому есть хотелось ужасно. А вари-лепешки обожали все. Еда дирго вообще не сильно отличалась от земной, по вкусовым ощущениям естественно, овощи и фрукты здесь мало напоминали земные, про живность я вообще молчу. Но в результате блюда все равно напоминали мне родные рагу или запеченное мясо. Вот и вари-лепешки мне напоминали чебуреки, шаурму или хачапури, в зависимости от начинок - мясной, мясной с овощами или сырной.
  Домой мы вернулись глубокой ночью. Сил у меня хватило только на душ и экспресс-переселение Приживалы в новый домик. Глянув с тоской на очки-тренажеры, решила, что вот завтра с утра и займусь. А на сегодня с меня все.
  В ту ночь мне снилась птица кайю, которая сидела на голом иссохшемся дереве и пела какую-то очень грустную песню, из ее радужных глаз капали слезы, превращаясь на лету в прозрачные камни. У подножия дерева сидел старик дирго в странном сером балахоне без рукавов и нанизывал эти камни-слезы на тонкую проволоку, закручивая ее в спираль хрустального ветра. Как только он нанизал последний камень, и ветер издал тревожное гудение, птица взмахнула крыльями и взмыла в небо, превращаясь на моих глазах в тень, растворяющуюся на темном покрывале ночи.
  

***

  Проснулась я очень рано, все еще прокручивая в голове сцены из сна. Птицу, старика, тревожное гудение ветра...
  За окном лениво поднималось местное солнце, красиво подсвечивая крыши соседних построек, а на душе скребли кошки. И главное, абсолютно непонятно, откуда взялось это тревожное ощущение. Прислушалась к дому, судя по царившей тишине, все домочадцы еще спали, утомленные насыщенным днем на ярмарке. Помаявшись еще минут двадцать в кровати и осознав, что сон уж точно обратно возвращаться не желает, достала очки-тренажеры. Надо же как-то с пользой время провести. И притушить эту странную тревогу, взявшуюся ниоткуда.
  От упражнений я отлипла часа через четыре, когда звуки снизу стали настолько громкими, что пробили даже мою виртуальную реальность.
  - О, все уже проснулись, - зачем-то объявила я Приживале, которому в принципе было абсолютно параллельно все, кроме его регулярного кормления. - Надо наверное и мне вставать.
  Душ я приняла с какой-то межгалактической скоростью. И повинуясь непонятной интуиции, оставив воду открытой, выскользнула в коридор. Вода шумела, создавая мне неплохое звуковое прикрытие, а я зачем-то кралась по лестнице к первому этажу, где что-то явно происходило.
  - Как это вообще могло произойти? Мы входим в межгалактический союз! Это какая-то нелепица!!! - Раздавался из кухни голос мамы Нитар.
  - Тише, Нитар, еще Ольга услышит... Я сам не понял, кто разрешил такое минимальное сопровождение, теперь никто не хочет признаваться...
  - Отец, они разрешат нам заняться поисками? - Каливар, как и всегда, мыслил действиями, а не эмоциями.
  - Не думаю, сейчас они попытаются придать это минимальной огласке. Мы и так это узнали просто потому что пострадали ближайшие друзья. Но Ридару с братьями должны разрешить, они чтят традиции дирго.
  Так, судя по всему, что-то приключилось с семьей моей подруги. Порадовавшись тому, что браслет всегда при мне и стоит на бесшумном режиме, быстро настрочила послание подруге и продолжила свою странную шпионскую деятельность.
  - Зачем их вообще туда понесло, - протянул кто-то из братьев, кажется Вариш.
  - Это неважно, важно то, что мы не застрахованы от подобного рода случаев. На корабле были кто? Помимо дирго - несколько гарешей, пусть и из слабых кланов, и кшурты. Не самые слабые расы. И что толку? Даже с учетом минимального сопровождения - на корабле было десять мужчин дирго. Десять, вы понимаете это?
  - Да, - раздался слаженный мужской хор.
  - Нитар, вы пока с Ольгой побудете на домашнем карантине. Мало ли что. А мы с Каливаром навестим соседей, уверен, мой опыт им пригодится. Я уже известил о произошедшем Райста.
  От упоминания капитана-тигра у меня сердце на секунду пропустило удар, а потом забилось с удвоенной скоростью. Уж если дирго написал своему бывшему начальству, случилось что-то нешуточное. Еще бы понять, что именно...
  - И главное, Ольге об этом пока ни слова. Ее общение с Раиной ограничьте по возможности. Из новостей она точно ничего не узнает, а вот от подруги может запросто. И да, никаких одиночных прогулок по лесу или по пляжу. Минимум двое сопровождающих. Как бы это еще сделать не очень заметным для нее... Ну впрочем, я слышал, Ригиро Варкадир уже направил письма в несколько закрытых женских академий. Так что Раина скорее всего очень скоро покинет Диртасар. А до тех пор ваша задача - не дать Ольге узнать об этом.
  После этих слов я поняла, что все-таки месяцы тренировок ментальных способностей не прошли даром, и конкретно в данный момент интуиция сработала идеально. Так же тихо вернувшись обратно в комнату, снова встала под душ и следующие десять минут прикидывала дальнейший план действий. Как раз ответила Раина, сообщив, что дома творится бедлам, и нам непременно нужно встретиться.
  Договорились на встречу через сорок минут на нашем месте, благо время было для меня еще очень раннее. Я могла легко проснуться только к обеду, к чему домочадцы уже давно привыкли. Но надо было как-то объяснить им шум работающего душа. Прикинув все возможные варианты, решила воспользоваться самым простым. Взлохматила волосы, накинула пижаму и, сонно зевая, протопала на кухню, где изумленно воззрилась на собравшуюся в полном составе семью
  - А что это вы тут все делаете? - Правильно, лучшее средство защиты - атака.
  - Кивирарту с Каливаром срочно надо съездить по делам. Тебе что-нибудь привезти из Киа-Эву?
  Хм, помнится, едут они не на другой край материка, а к соседям, ну да ладно, сама же тоже откровенно всех обманываю.
  - Неа, не надо ничего. Я сейчас спать буду, полночи с тренажерами провозилась - выразительный взгляд на младшенького, чтобы помнил, что мои очки брать нельзя без спросу, - я потом поесть спущусь. Спокойной ночи. Ну то есть дня. Ну в смысле я пошла.
  - Конечно иди, не волнуйся. Спи сколько хочется, - как-то чересчур бодро ответила мама Нитар, которая до этого не раз ругалась на мой сбитый режим дня.
  Активно изображая желание тут же упасть в кровать, утопала на безопасное расстояние. Выждав одно проверочное заглядывание в комнату спустя десять минут после моего появления на кухне, еще через пять, полностью переодевшись в спортивный костюм и высокие сапоги-кроссовки, тихо выскользнула из окна.
  Когда меня заселили в бывшую комнату младшего сына, я в первое время не могла понять, почему он так дико против своего переезда на другую сторону дома. Вроде и комнату ему выделили просторную, а он все канючил на тему поменяться. Только через месяц другой я догадалась, что дело было в окне, которое было на уровне веток местного дерева дэгу, с широкими толстыми ветвями, способными и дирго легко выдержать, не говоря уж про человека. И вот одна такая ветка находилась на расстоянии прыжка из окна. Другой особенностью дэгу была его ветвистость и кустистость до самых корней. То есть допрыгнув до ветки, тебя тут же скрывала густая листва. У ствола ты легко спускался вниз как по лестнице и привет, свобода.
  Сейчас я даже перестраховалась, не стала лезть до самой земли, на уровне метра или полутора над землей аккуратно переползла на соседнее дерево. Дирго очень трепетно относились к природе, поэтому деревья здесь никогда не вырубали. И вокруг дома они росли довольно густо, порой переплетаясь ветвями, образуя длинные широкие мостики в воздухе и участки с тенью на земле, чем пользовалась мама Нитар, рассаживая под этими естественными навесами любимые цветы.
  Путь до нашего секретного места занял у меня чуть больше сорока минут, но Раина меня дождалась. Убедившись, что девушка одна, без братьев, вылезла из своего древесного укрытия и бросилась к подруге.
  - Что произошло?
  - Ольга, это какой-то кошмар! - Наши голоса прозвучали одновременно.
  - Рассказывай, - велела я, усаживаясь на большой удобный пенек.
  Как выяснилось, пока мы все проводили время на ярмарке, со средней сестрой Раины - Гиваррой - случилась беда. Кое-как выпросив у родителей разрешение посетить новый мегапопулярный курорт, ее сестра вылетела с планеты пару дней назад. Поскольку от дирго летела целая делегация, было решено отойти от старых традиций и создать общее для всех девушек сопровождение, состоящее из десяти молодых дирго. Этого показалось более чем достаточно, и звездолет отправился к соседнему хабу забирать других пассажиров. И сегодня ночью ее отцу прислали сообщение, что девушка похищена, и за нее требуют выкуп. Такие же сообщения получили все семейства дирго, чьи дочери были похищены. Главным условием освобождения Гиварры было полное и абсолютное следование требованиям похитителей. Которые, разумеется, включали в себя тотальное невмешательство межгалактической полиции или военных.
  - Иначе они их всех убьют, понимаешь, ее убьют, - Раина рыдала у меня на плече. А я только и могла, что гладить ее по спине и шептать что-то успокаивающее. - Отец хочет меня отослать куда-то. Каррита замуж выйдет, даже третьего сезона ждать не будут. Уже на неделе приедет ее жених, заберет ее. А меня отошлют в безопасное место. А я так боюсь за Гиварру. Так боюсь...
  Дирго плакала, а я ее успокаивала. При этом прекрасно понимая, что шансов получить живую дирго даже за выкуп практически нет. Не зря Кивирарту тут же связался с Райстом, не отдадут им этих девушек. Вот только зачем кому-то красть женщин дирго и гарешей с кшуртами - большой вопрос. Эх, надо бы почитать про межрасовые отношения. А то что-то я совсем тут расслабилась, солнце, море, ярмарки и братья, которые защитят в случае чего. Кстати о них.
  Глянула на часы - пора возвращаться.
  - Раина, никому не говори, что мы виделись. Иначе меня по головке не погладят, - подруга понимающе кивнула и обняла. Постояли так минутку, стараясь подбодрить друг дружку. Почему-то на душе снова было ощущение как тогда на корабле, когда предстояло выбрать, что делать дальше. Подобрать какой-то вариант. И пока еще не ясно какой...
  До дома добиралась так же ползком по деревьям, в голове прокручивая разговор с Раиной и пытаясь понять, что именно меня так сильно напрягает во всей этой ситуации. Сосредоточившись на своих мыслях, совсем забыла об осторожности, поэтому испуганно ойкнула, когда в комнате с прыжка приземлилась не на пол, а в распростертые объятия Айрату:
  - И где нас лесные духи носят?
  - Где надо, там и носят, - рыкнула с перепугу я. - Все, Айрату, пусти. Не хотите рассказывать сами, приходится добывать информацию самостоятельно. Как умею, знаешь ли.
  - Рассказывай, что узнала, - велел брат, а я лишь упрямо уставилась на него сверху вниз, так как на пол меня еще никто опускать не спешил.
  - Хорошо, ты мне, я тебе. Ты же наверняка с Раиной виделась, давай ее версию событий, я расскажу, что известно нам. Вместе помозгуем...
  Впрочем, как выяснилось, ее версия не сильно отличалась от той, что была известна Айрату. На пути к Эдему, популярному курорту, похищен звездолет с разными расами. Формально ни о каких требованиях выкупа не объявлялось, но как выяснилось благодаря связям Райста, гареши и кшурты также получили сообщения о выкупе за заложников.
  - Он кстати о тебе спрашивал.
  - Кто? - Не поняла я, в тот момент изучая траекторию полета звездолета. Странно, вроде довольно людное место, если можно так выразиться. И тут раз - похитили целый звездолет...
  - Капитан Райст. Спросил, все ли с тобой в порядке.
  - А, ну да, в порядке. Айрату, вот не пойму никак, как можно взять и украсть туристический звездолет. Это же не частное космическое судно, у которого точка назначения может поменяться в любой момент. У него же все координаты просчитаны во времени и пространстве.
  - Вот и я не понимаю... - дирго тоже уставился на экран моего бука, где сейчас я вывела траектории всех туристических судов нашей галактики, разноцветными линиями расчертившими карту космоса. - Только если создать на его пути управляемый портал... Но это из разряда фантастики - управляемые точки перемещений...Хотя чистокровный человек - тоже из разряда фантастики, и вот он, а точнее она сидит рядом со мной.Так что я не стал бы ничему удивляться. Но я одного понять не могу?
  - Чего же?
  - Зачем им выкуп. Если, даже чисто теоретически, они могут создавать подобные управляемые точки перемещений, - это уже такие деньги, что все эти выкупы - жалкие гроши на их фоне. Зачем же им этот корабль...
  - Может им нужен был кто-то конкретный с этого корабля? - Выдала единственно возможное решение я.
  - Как вариант, Ольга, как вариант... - второй из братьев Ритас сейчас выглядел очень взросло и сосредоточенно, - ну а пока ты под домашним арестом, никаких шатаний по деревьям. Поняла?
  - Поняла, - протянула я, прекрасно понимая, что теперь у моего окна будет не только караул из братцев, а еще и куча хитроумных ловушек, подготовленных лично Айрату.

***

  Следующий месяц прошел под знаком ожидания. Мы ждали новостей - сначала хороших, потом уж каких-нибудь. Потому как, по сведениям Айрату, семья Варкадир почти сразу же перевела выкуп за среднюю дочь, но ничего не менялось. Раину и правда почти сразу же услали в закрытую женскую академию, нам даже не дали попрощаться толком - пара секунд по видеосвязи. Старшая дочь вышла замуж, а средняя так и не возвращалась домой.
  Меня теперь всюду сопровождали минимум двое братьев. Каливар постоянно пропадал где-то с отцом, поэтому трое младших несли вахту по сохранности меня. Причем у меня было стойкое ощущение, что и по ночам кто-то обязательно дежурил у двери и окна. Гуляла я все реже и реже, все больше времени проводя за тренажерами. Ситуация достигла своего апогея, когда я на третьем или четвертом часу тренировки ментальных способностей почувствовала на губах кровь. Сдернув с головы обруч - очки, рванула в ванную - так и есть, из носа шла кровь.
  Быстро умывшись и затолкав в нос какое-то подобие ватного тампона, растянулась на кровати уставившись в потолок.
  - И от чего же ты прячешься, Ольга? - Спросила я, наконец, себя. Говорят, самое сложное - посмотреть в глаза своим страхам. Вот и я упрямо бежала от них, пряталась за выдуманными делами типа тех же тренировок на износ или общения с новой семьей. Только бы не встречаться с ними глазами, не доставать их из пыльных шкафов своего вроде как удачно позабытого прошлого. - От чего же ты бежишь?
  Ответ пришел на удивление быстро - от собственной уязвимости. От страха пережить снова все то, что происходило на арене. От ощущения, что ты не можешь ничего изменить, никак повлиять на ситуацию. Вот Кивирарту или Каливар смогли бы, про тигра с ящером вообще молчу, навыки капитана сомнений не вызывали, да и кшурты, если верить справочнику о расах, были одними из лучших бойцов в союзных галактиках.
  Последующие несколько дней из комнаты я не выходила. Сначала мне было страшно и жалко себя, на третий день я устала и разозлилась. И достав из ящика бук, начала прикидывать план действий.
  Когда спустя неделю моего добровольного затворничества я появилась внизу, меня ждала вся семья в сборе.
  - Кивирарту, нам надо поговорить. Наедине, - отрезала я, решив, что перед Нитар я извинюсь позднее.
  - Да, конечно. Пойдем.
  На берегу было непривычно тихо. Волны негромко шуршали, накатывая на берег, и тут же отбегали обратно, будто стыдясь своих попыток завоевать территорию пляжа. Мы с дирго расположились на соседних лежаках, наблюдая, как солнце медленно тонет где-то на горизонте, расцвечивая небосвод причудливыми красками. Прекрасное зрелище, я буду по нему скучать...
  - Кивирарту, почему ты тогда меня удочерил? Только честно. - Так же с места в карьер начала я.
  - Полагаю, сейчас не лучший момент, чтобы врать. Поэтому скажу, как есть. Ты мне очень понравилась на корабле, маленькая. Но главной причиной было мое желание сохранить семью. Понимаешь, я пробыл в космосе слишком долго, непозволительно долго. Так, что я не мог разрешить себе вернуться домой. А Нитар уже не могла меня позвать обратно. Это наши традиции, маленькая, их сложно понять, если ты не родился дирго. А тут на корабле появляешься ты, устраиваешь кавардак капитану, отказываешься выходить замуж, и я понимаю, что ты мой - единственный на тот момент шанс. Нитар всегда хотела дочь, поэтому я предложил ей такой вариант. Разумеется, между строк, но у меня очень мудрая жена, она все поняла. И тут же позвала меня обратно на Диртасар. Так что у меня были свои причины удочерить тебя, Ольга. Надеюсь, ты не обижаешься на меня?
  - Нет, конечно, даже думать так не смей, - прошептала я, обнимая огромного дирго и думая, что он снял с моей души огромный камень. И понимая, что теперь точно знаю, что делать дальше.
  Через час я стояла в гостиной в окружении семейства Ритас, спокойная и сосредоточенная, готовая объявить им о своем решении.
  - Я буду поступать в межгалактическую военную академию. - Семь слов, снявшие камень с моей души и расправившие крылья за спиной. Стоило их произнести, как тут же пришло ощущение, что все правильно. Выбор сделан, кости брошены.
  - Но как, Ольга, почему? - Удивилась мама Нитар.
  - На кого? - Нахмурился Каливар.
  - Куда? Когда? - Уточнили Айрату и Вариш. И только младший Ритар, насупившись, молчал, глядя куда-то в сторону.
  - Я должна уметь за себя постоять. Я не могу постоянно прятаться за чьей-то спиной. Выберу те, где есть факультеты для менталистов. Как я поняла, все менталисты получают смежную специальность, чтобы при необходимости скрыть навыки. Выберу что-нибудь не центральное, там будет поменьше конкурс, больше шансов пройти. Да и затеряться в таких будет попроще, не так буду выделяться своей расой. Поступать буду на следующий учебный год, то есть у меня четыре месяца на подготовку. - Ответила я всем. И улыбнувшись, добавила, - Мне понадобится ваша помощь.
  - Пощады не жди, сестренка, - усмехнулся Вариш, лохматя мне шевелюру. - Мы тебя так подготовим, в первое звездное сможешь пройти. Это теперь дело чести. Наша сестра хочет прославить имя семьи Ритас в космофлоте!
  Братья гомонили, распределяя обязанности по моей подготовке к вступительным экзаменам, Кивирарту что-то просматривал в буке, а Нитар молча гладила по голове, давая понять, что хоть и не согласна с моим выбором, принимает его и поддерживает.
  Засыпая и прокручивая в голове события дня, в который раз решила, что мне очень повезло с семьей. С той, что дала мне жизнь на Земле, с той, что приютила в космосе. Я их не подведу, они обязательно будут мной гордиться. В конце концов, я же что-то подобное обещала капитану.
  - Похоже, моя жизнь наполнена перекрестками, да, Приживала? - Тихо поинтересовалась я у слизня. Ответом мне были лишь шуршание веток за окном и мелодичные переливы радужного ветра. Долетевший до кровати поток воздуха принес с собой запах моря и соли. Убаюканная привычными звуками, уснула я моментально.

***

  - Приветствую, капитан, есть новости по "Ласточке"?
  - К сожалению, нечем тебя порадовать, Кивирарту. Мы пытаемся отследить точки их сигнала, но судя по всему перемещаются они с какой-то непостижимой скоростью.
  - Капитан, Вы же уже наверняка догадались, что дело не в выкупе? Как считаете, кто именно из пассажиров был нужен похитителям?
  - Верно, это мы уже поняли. У нас на примете пара вариантов, Кивирарту. Сейчас их прорабатываем. Боюсь, пока не могу ничего сообщить.
  - Понимаю, капитан, секретность.
  - Кивирарту, как там Ольга?
  - Она в порядке, не волнуйтесь. Она у нас боец.
  - Это-то и волнует... Ладно, будут новости, сообщу. До связи. Привет семье.
  - До связи, Райст. Удачи в поисках.

Глава 4. Поступление.

  'До конца текущих суток осталось два часа тридцать минут' - в зале раздался приглушенный гудок, и на браслете высветилось объявление. Я уныло покосилась на список литературы, который планировала изучить за сегодня. Пятнадцать пунктов, половина из которых - даже не книги, а всего лишь статьи или отдельные главы.
  Мдааа, уж полночь близится, а конца и края моему чтению нет... - резюмировала свое сегодняшнее посещение библиотеки, и перекинула все недочитанное - те самые статьи и главы - себе на бук, вводя в специальной библиотечной программе свой порядковый номер. На экране тут же затикал обратный отсчет - вся литература выносилась за пределы читального зала не более чем на сутки. Затем она автоматом удалялась с буков, читалок и любых иных устройств. Сколько эту систему взломать ни пытались, успеха добились лишь единицы. Поэтому читальный зал Военного Училища Союза всегда кишел студентами. Задавали много, в галасети нужной информации в открытом доступе не было, а за сутки - даже тридцати шестичасовые среднегалактические - успевать все заданное удавалось лишь единицам. Преимущественно кшуртам, так как у ящеров, как выяснилось, была поразительная способность к концентрации и переработке огромных объемов информации.
  Вот и сейчас ящер за соседним столом отметил как прочитанные все двадцать пунктов своего списка...А вроде пришел позже меня... Ладно, Олька, ты сюда не раскисать пришла, а учиться. Вспомни, чего тебе стоило сюда поступить, поэтому сопли-слезы утерли и шагом марш в свою комнату. Ты теперь рядовой Межгалактического военного флота, а это хоть что-то да значит. Мда, скажи мне кто совсем недавно, что я - обычная землянка - буду по собственной инициативе грызть гранит науки в одном из самых суровых училищ Союза, решила бы, что кому-то стоит прекращать читать фантастику в промышленных масштабах и вообще пора спуститься с небес на землю. Но у богов космоса, судя по всему, очень забавное чувство юмора, поэтому вперед и с песней. Как выяснилось, поступить сюда - было самым простым испытанием, не вылететь в первый же год уже куда труднее...
  На улице было тепло. Впрочем, здесь всегда было тепло - искусственно созданный климат планеты поддерживался на одном и том же уровне в разных ее точках. Основные корпуса Училища располагались в центре студенческого города, который сверху напоминал многолучевую звезду - память тут же услужливо подбросила воспоминания, как я завороженно смотрела на открывающиеся пейзажи, когда наш звездолет садился на планету в первый раз. Планета так и называлась Военное Училище Союза с порядковым номером двенадцать, что легко объяснялось тем, что кроме данного учебного заведения на ней ничего не было. Но зато само Училище представляло собой целый ряд различных строений, сооружений и систем, соединенных между собой паутиной монорельса, поэтому по мере нашего приближения к ее поверхности планета все больше походила на 3-д модель какого-нибудь вещества, по крайней мере такими они мне запомнились еще в земной жизни.
  Главный корпус и студенческий городок, где проживали все курсанты за исключением последнего пятого года, находился посреди материка, который, как нам рассказали на вводном занятии, был искусственно создан для удобства образовательного процесса. В чем именно состояло данное удобство, нам не пояснили, но в общем и целом мне тут нравилось. Мягкий климат - не жарко и не холодно, практически лето нашей средней полосы, только без затяжных дождей. Дождей кстати не было вообще, все осадки были распределены по планете по четко заданной схеме полигонов. Полигоны разных видов бурь, ураганов и ливней, удушливой жары и крайнего холода - с ними нам предстояло познакомиться не раньше третьего года. Также на планете были питомники многочисленных видов опасных растений и животных, я, разумеется, сразу вспомнила всех наших 'соседей' по арене, интересно, они тоже тут водятся или все-таки слишком они круты для нашего уровня. Хотя если они стремятся воссоздать почти все возможные климатические условия из известных, то кто им мешает собрать здесь всех самых опасных тварей космоса...
  Водные просторы планеты тоже не простаивали без дела - под водой располагались многочисленные подводные полигоны с разными видами рельефов, температур и опять же всевозможных монстров, да и на поверхности огромного океана было разбросано множество крохотных островков, их функционал нам пока не разъяснили, но учитывая все выше сказанное, наверняка, это снова какие-то тренировочные площадки. На подводных участках заведовали врранты, что неудивительно - кому как не амфибиям управлять подводным царством планеты. Но и к ним допуск открывался лишь с середины второго года.
  Стадионы и спортивные площадки находились недалеко от городка, минутах в пяти на скоростном монорельсе. Все корпуса, общежития, основные места занятий и практик связывались между собой в причудливую схему. Очень продуманную и выверенную, расстояние между любыми точками городка редко превышало десяти минут монорельсом. Полностью автоматические вагончики ходили раз в полминуты, не прекращая движение даже ночью. Вот и сейчас я разглядывала подъезжающий к остановке состав: два сцепленных вагона без сидений, с поручнями и специальными разъемами для буков или любой аналогичной электроники - можно при необходимости подзарядиться или выйти в галасеть по ускоренному каналу. Практически глубокая ночь на дворе, а сердце студенческого города не спит, кто-то только приехал в библиотеку, кто-то стоит в ожидании транспорта на стадион, еще группа курсантов направляется в столовую. А мне пора в общежитие, глаза слипались, голова гудела от избытка информации, тело, как всегда, ныло от упражнений. Я уже не помню и дня, чтобы не чувствовалась какая-нибудь из мышц. Хотя нет, помню. На Диртасаре мне жилось чудесно, но снова мысли не о том. Домой, а завтра снова в бой. С этими мыслями я шагнула в вагончик.

***

  - Запомните, вы теперь курсанты, а не дочки-сыночки, никаких поблажек. Никому. Если задание - пройти полосу препятствий - идут все. Не в Эдем приехали, десять минут на разминку и в порядке обычной очередности. Ритас, а ну не спать! - От крика майора Тавики сон как рукой сняло, и неважно, что сна того было от силы часа четыре за прошлую ночь. Да и за все предыдущие примерно столько же. Еще немного, и я научусь проходить полосы препятствий, не просыпаясь. Хотя с чего бы такой оптимизм, судя по тому, как радостно скалился преподаватель физподготовки, пройти эту полосу смогут далеко не все. Впрочем, чему тут удивляться, Тавики был гареш, а эта раса тигроподобных слыла в Союзе редкостными перфекционистами. Вот и сейчас майор, из-за пепельной короткой шевелюры больше похожий на снежного барса, выжимал из нашей группы все силы, до последней капли.
  Первыми друг за другом рванули всегда готовые к труду и обороне кшурты, неразлучная троица братьев Акшарти действовала, как обычно, собранно и очень слаженно. Лаконичные выверенные движения, ни капли излишне примененного усилия. Прыжки ровно до уровня перебрасывания себя через 'забор', на этот раз украшенный сверху какими-то подозрительными шипами. Шаг по качающимся бревнам не быстрый, но и не медленный. И полосу быстро проходят, и идущим позади братьям не мешают, расшатывая один из самых сложных элементов. Тут же покосилась на стоящего перед собой Карима Ракса, высокий крупный парень из расы давентов, галактика Даи-Вас. Давенты напоминали сразу и ящероподобных кшуртов и носорогоподобных дирго. Крупные и высокие как дирго, строением лица были близки к ящерам, такое же отсутствие волосяного покрова и выступающие роговые пластины, которые в виде замысловатой шипастой короны выдавали в Кариме принадлежность к одному из древнейших чистокровных родов. У них чистокровность каким-то образом влияла на 'шипастость' короны. Как пояснили мне однокурсники, чем шипастее, тем лучше. Вероятно, все было несколько сложнее, но в открытых источниках я никакой информации не нашла, а спрашивать Карима - это надо быть самоубийцей. И так половина первого курса до сих пор вспоминает его спор с другим давентом из училища, вроде бы второгодкой, практически сразу после поступления, тот вроде так и лежит в лазарете. Регенерирует. Хотя прошло уже полных два месяца. Как выяснилось, давенты долго восстанавливаются, но и ранить их крайне сложно - очень прочная кожа, быстрая реакция и невосприимчивость к большинству из известных ядов. В целом, все рептилойды обладали повышенной устойчивостью к отравляющим веществам, а давенты эту способность закрепили и многократно усилили в ходе генетических надстроек своей расы. Эту информацию тут же занесла в свой личный файл наблюдений, куда складывала полезные и интересные находки по всем расам. К выпуску должно накопиться немало занятной информации. Если, конечно, дотяну...
  - Ну что, Риташ-с-ш-с, готова с-шнова угодить в лазарет? - Прервал мои размышления сам венценосный курсант, насмешливо разглядывая меня с высоты своего немаленького роста. Под два метра будет, не меньше. Еще одна раса здоровенных существ, благо, и низкорослых видов в училище хватало, поэтому чувствовала себя в общем срезе типичным середнячком, хотя бы на тему роста комплексов возникнуть не должно. - Тебе повезло, что так быстро регенирируешшшь, час-шс-шсто приходитьссшся это делать.
  Молча отвернулась от Ракса, сосредоточившись на изучении предстоящего задания. Как ни прискорбно, но он был по всем статьям прав. В капсулу регенерации я попадала уже раз десять минимум. После каждой полосы препятствий и пару раз в промежутках, когда майору Тавики пришло в голову, что мы уже готовы изучать боевую подготовку. Медик Иракса, эффектная синеволосая ганейка, в мое последнее посещение попросила выдать ей наше расписание. Чтобы после наших занятий по физкультуре у нее была на готове капсула экспресс регенерации под меня лично. Я уже стала местной легендой - рекордное количество попаданий в медотсек за столь короткий период...
  Остальные зачастую обходились лишь мелкими травмами - переломами пальцев рук или ног, трещинами в ребрах; синяки и ссадины уже никто не считал в принципе. В состав местного газодуша входили какие-то лекарственные смеси, позволяя одновременно мыться и обрабатывать мелкие раны. Очень удобное приспособление, как выяснилось.
   В письмах семье я о своих спорных рекордах, разумеется, не упоминала. Обо всем догадывались только старшие братья, поскольку с ними я еще параллельно вела обсуждение возможных программ по генетической модификации. Так как уже сейчас было абсолютно ясно, что сдать даже по самому нижнему порогу проходные нормативы при своих текущих физических возможностях я не смогу.
  В целом, то, что мне понадобятся модификации, было понятно еще на этапе подготовки к вступительным экзаменам. Я не тянула ни одну из академий, даже самую простенькую - Академию звездного права, где физкультура была далеко не профилирующим предметом, этакие белые воротнички в армейских рядах, в основном задействованные в штабах.
  Поэтому выбор, куда поступать, сузился до Училищ, а точнее до Военного Училища Союза, поскольку они были одними из немногих в ближайших галактиках, кто имел лицензию на подготовку менталистов. И к тому же, они согласились скостить мне планку по физподготовке, узнав, что я хоть и начальный, но тот самый менталист. Правда с оговоркой, что в ходе обучения никаких поблажек не будет.
  Узнав, что экзамены я смогу сдать и не проходя никаких трансформаций, было решено отложить выбор подходящей программы на после поступления. Во-первых, будет понятнее, что требуется модифицировать в первую очередь, а чем можно пожертвовать. И, во-вторых, военные академии и училища обслуживались одними из лучших генетических клиник, предлагавшими свои услуги за совсем иные цены. Как-никак работа во благо военного флота. В общем, грех не воспользоваться.
  Тем временем, полосу уже прошла половина группы. Готовился к старту Карим, разминая мышцы, правда при этом не прекращая морально прессовать меня и еще парочку своих любимых 'изгоев'. Я его бесила из-за своей слабости и сильной непохожести на всех остальных, ментальные способности за сколько-нибудь полезный навык он не считал в принципе, кшурт Такшари Трайши, скорее всего, раздражал интеллектом, а в маваланце Эру Эру ему не нравилась одна из двух голов. Какая именно, он каждый раз решал заново, вводя бедного Эру в ступор.
  - Ракс, пошел, - гаркнул майор, и парень рванул по полю, умело обходя замаскированные ямы и перескакивая взрывоопасные холмы, которые после каждого курсанта меняли свою дислокацию в каком-то хаотическом порядке. Через забор он перемахнул за доли мгновений, только в отличие от бежавших в самом начале кшуртов, прыгал с большим запасом, зависнув над колючками в полуметре. Что, как выяснилось, тоже было ошибкой. Шипы, смирно лежащие на заборе до этого, неожиданно зашевелились и выстрелили в Карима чем-то желеподобным. Парень с проклятиями свалился на землю, еле удержав равновесие. Впрочем полосу он прошел до конца, как следует расшатав парящее бревно, видимо, чтобы мне веселее было. Впрочем, другого я от него и не ожидала.
  - Ритас, это ползучий зантийский терн, нельзя касаться красных отростков на растении и мельтешить перед ними, ну как сейчас сделал Карим. Иначе растение атакует. И боюсь, в твоем случае все снова окончится переломом, - просветил меня Трайши, так же внимательно изучавший поле.
  - Угу, спасибо, буду иметь в виду. - Глубокий вдох и такой же глубокий выдох, вдыхаю уверенность, выдыхаю страх. Каждую неделю к полосе старта подходила с этой мантрой.
  - Ритас, пошла, - раздался приказ над ухом, и я рванула по полю, стараясь в этот раз пройти уж точно не меньше половины. Я не для того полгода готовилась к поступлению, чтобы потом так быстро сдаться. Не дождетесь.

***

  - Сержант Иракса, когда мне можно вернуться к занятиям? - В сотый раз теребила я нашего медика. Ганейка, едва доходившая мне до плеча, скользнула взглядом по мониторам у моей кровати и снова повторила свой вердикт:
  - Не раньше чем через семь часов, Ритас. Я не выпущу тебя отсюда, пока все показатели не вернутся в норму. И не вздыхай, все лекции есть у тебя в буке, учись на здоровье.
  Поняв, что мольбы и упрашивания бесполезны, сосредоточилась на лекциях. Первый курс обучения состоял из одних только лекций, семинары и практические занятия вводились в расписание лишь со второго года. Все свободное время посвящалось нашим тренировкам. Поэтому мои сутки обычно проходили по такому расписанию: в шесть утра подъем, быстрый завтрак в столовой и через полчаса общее построение на утреннюю зарядку. Она занимала полтора часа, после чего полчаса на добраться до комнаты, принять душ и переодеться, и восемь часов лекций с перерывами на обед и смену аудиторий. Большинство предметов нам читали в одном и том же зале, но для некоторых, например, основы программирования, базовое прогнозирование и расчет траекторий полетов, требовались аудитории со спецоборудованием. По сути - те же буки, что и у нас, но с программами, которые было запрещено использовать за стенами училища. Как нас предупредили на первом же занятии, попытки взлома данной системы были, и, если мы не хотим в срочном порядке приобретать новые буки, то лучше не рисковать. Меня пока все эти предметы не особо впечатлили, поэтому я вполне довольствовалась официально отведенными на них часами.
  После лекций снова перерыв на переодеться и, кому требовалось, поесть, а затем опять физкультура. По три часа кряду. К концу третьего я уже обычно тихо ползла где-то в конце колонны или старательно сливалась с окружающим пейзажем, прикидываясь ветошью. Учитывая, что в среднегалактических сутках тридцать шесть часов, при первом взгляде на расписание складывалось обманчивое ощущение, что у курсантов куча свободного времени. Как выяснилось, времени, как обычно не хватало. Причем, что удивительно, практически всем расам, вне зависимости от степени развития тех или иных способностей. Библиотека была забита народом круглосуточно, впрочем, и спортзалы в свободное от учебы время не пустовали. К промежуточным экзаменам, которые будут лишь в конце года, готовились уже сейчас. Поэтому после окончания официального расписания я обычно спала час-полтора, чтобы энергии хватило на подольше, и присоединялась к своим однокурсникам в библиотеке, стараясь объять необъятное и умудриться выкроить в этом бешеном ритме время на регулярные тренировки ментальных способностей, которые я все-таки рассчитывала применить на третьем курсе.
  Училище готовило специалистов самого широкого профиля, а служба в межгалактическом флоте предполагала, что все выпускники получают дипломы минимум по двум специальностям. Такая интересная особенность местной образовательной системы. Когда я уточнила этот момент у Кивирарту, выяснилось, что он не просто инженер-механик, но также конструктор - архитектор, так интересно назывались инженеры, способные придумать и, главное, построить любое технически сложное устройство с нуля. А технически сложным мог быть и детский аэрокар, и автономный космический шатл с автопилотом и гидравлической системой погрузки-разгрузки.
  Первые два года все курсанты изучали одни и те же предметы, сдавая абсолютно идентичные экзамены. По завершению второго года, на основании полученной статистики, учащимся предлагались наиболее подходящие для них факультеты для дальнейшего обучения. В целом, никто не запрещал выбрать что-то свое, но, как показывала практика, система прогнозирования рассчитывала верно в девяносто девяти случаях из ста. Если ты не обладал никакими особыми навыками, всегда можно было остановиться на стандартных экономических или финансовых специальностях. Как нам объяснили на одном из первых занятий, Межгалактический флот - это не только армия в чистом виде, но и огромный экономический синдикат, стоящий за ее спиной.
  Одним из ключевых направлений текущей стратегии развитии флота является разведка. По законам союза, первые несколько десятков лет все разработки на вновь открытых планетах принадлежат первооткрывателям, лишь потом переходя в соответствующие ведомства. Поэтому, часть флота носится по галактике, открывая новые ресурсные планеты, другая часть активно эти ресурсы пристраивает, попутно отбиваясь от нападок конкурирующих ведомств, других концернов, массмедиа и общественных течений, типа земного гринписа или борцов за какие-то другие права. В общем, работу находили все выпускники. А социальный пакет у армейских считался одним из самых приличных. Оттого и столь суровый отбор на промежуточных тестах...
  Как нам сообщили сразу после поступления, после первого года останется в лучшем случае процентов шестьдесят - семьдесят. И если теорию еще можно было худо-бедно выучить, то в сдаче физических нормативов я явно была в первых рядах на отчисление.
  - Что изучаешь? - Голос синекожей женщины-медика отвлек меня от раздумий. - А, программы генмодификаций. Да, неплохие. Но не сейчас.
  - То есть как не сейчас? Я почти каждую неделю попадаю сюда, а порой и не по разу. Я так до конца года просто физически не дотяну, помру на какой-нибудь очередной полосе препятствий.
  - Не помрешь, не говори глупости. Первогодки все под бдительным контролем. Тавики не допустит, чтобы на его занятиях кто-то погиб. У него даже все выпускные группы выходят с практики с минимумом травм. А это не шутки, высочайший класс. Знаешь, сколько раз его переманить пытались? До сих пор каждый год какая-нибудь академия предлагает факультет возглавить.
  - А он почему же не идет? - Удивилась я, мне казалось, что преподавать в любой академии куда как почетнее, чем в нашем училище.
  - Ему тут нравится. Здесь для него каждый год - вызов. В академиях, особенно в первой тройке Союза, кто основная масса курсантов? Гареши, дирго, кшурты, те же давенты и маваладийцы - уже слабое звено. Таких тренировать-то неинтересно, они изначально бойцы очень умелые. А уж если это гареши из центральных кланов, то просто машины смерти. Таким и генетических модификаций не нужно, впрочем подобных усовершенствований там тоже хватает. А с вами ему интересно, думаешь, это ты экзамен в конце года сдавать будешь? Тавики его ждет с не меньшим азартом, чем вы все. Это его экзамен, и он вас сначала весь год будет мучать, но, если выдержите этот год, не сдадитесь раньше, полосу препятствий вы пройдете. Ты для него вообще - отдельная песня.
  - В каком смысле, отдельная? - Как-то меня это открытие не обрадовало.
  - Ну а как иначе, - улыбнулась Иракса, - это сразу было ясно. Он каждый год выбирает себе любимчика. В вашем потоке самых слабых трое - ты, Сатти-Мад и Эакс.
  Мда, с ней сложно поспорить. Сатти-Мад - девушка-гидаш, раса, как и гареши также произошедшая от кого-то из кошачьих. Но если гареши взяли от предков все лучшее, гидаши почему-то потеряли в ходе эволюции многие полезные навыки. Гидаши были миниатюрны, тонкокостны, по-своему весьма ловки, но проигрывали многим другим в силе и выносливости. По этим показателям мы с Сатти-Мад были на одном уровне: на традиционных кругах почета по стадиону падали примерно на одном и том же круге, периодически меняясь местами - то я первой упаду, то она. Внешне девушка не сильно отличалась от человека, от кошачьих предков унаследовав лишь волосяной покров на остроконечных ушках и способность при необходимости выпускать острые когти. Глаза же были обычными, как и у многих других гуманойдов, с круглым зрачком, цветной радужкой и белком, ничем не напоминая звериные глаза гарешей.
  Эакс, третья из упомянутых врачом, была тинайкой, представительницей той самой расы с шевелящимися волосами-дредами; как я потом прочитала, популяция этого народа уже давно поддерживалась за счет искусственного выведения особей, с заранее продуманным генетическим кодом. Но то ли что-то в ее программировании пошло не так, то ли их ученые перемудрили с экспериментами, девушка в итоге получила так называемый режим берсерка. И что самое неудобное - абсолютно неконтролируемый. Поэтому включиться в полную силу на прохождении испытаний она не могла. Вот и бегала как все, раз или два в месяц ставя рекорды, оставляя позади даже Карима и троицу Акшарти, пока что самых сильных в нашем потоке.
  - Так почему не сейчас-то? - Напомнила я медику свой вопрос.
  - Что ты знаешь о генетических модификациях? - В Ираксе видимо тоже до этого момента дремал дар преподавателя. Или в стенах нашей альма матер весь персонал такой?
  - Программы, изменяющие организм на генетическом уровне. Могут влиять на разные характеристики, повышая их до максимальных пределов без особого вреда для организма или разгоняя их выше максимума, но тогда уже с какими-то последствиями.
  - Верно, - кивнула женщина и продолжила уже сама, - Модифицировать можно почти все, но в любом случае придется чем-то платить. Этот закон вселенского равновесия никто не отменял. Знаешь какая премия объявлена тому, кто сможет его обойти? На десять поколений безбедного существования хватит. И еще останется. Лучшие умы галактики над ним бьются, и пока бестолку.
  - Это какой именно закон? - Что-то я уже запуталась в ходе ее мысли.
  - Невозможно из ничего создать нечто. А уж особенно в контексте генетического конструирования и инженерии.
  - Аааааа, - понимающе закивала я, кажется, и у нас что-то подобное на уроках звучало... Ну почему же я махровый гуманитарий? - И Вы считаете, мне не хватит собственных ресурсов?
  - Не совсем, - Иракса ловко переплела темно-синие косы, красиво уложив их короной на голове, - ресурсов хватит, но сегодня и через несколько месяцев - уже на разные программы. Смотри, попробую объяснить на пальцах. Возьмем, для простоты один показатель - прыжки в длину. Ты, например, сейчас прыгаешь сама на один метр. Если мы модифицируем тебя сейчас, то ты сможешь прыгать на полтора метра, и не забываем о том, что какой-то ресурс придется пожертвовать. Ну возьмем час сна. Пока понятно?
  - Ага, с метра на полтора, но спать на час больше для восстановления, - подытожила я.
  - Именно, умница. А теперь возьмем другую ситуацию, ты, начиная с сегодняшнего дня усиленно тренируешься, и на момент модификации, допустим, месяца через три-четыре, уже сама легко прыгаешь на метр десять метр пятнадцать. Итого, чтобы прыгать на полтора метра ресурса сна потребуется всего минут двадцать вместо часа, или же за тот же час ты будешь прыгать уже на два-два с половиной метра. Принцип понятен?
  - Да, более чем. А это только с физической подготовкой так? - Заинтересовалась я.
  - Нет, применимо абсолютно ко всему. Хочешь разогнать интеллектуальные способности, сначала тренируешь по максимуму то, что дано от природы. Тогда или ресурс сэкономишь, или вообще, как вариант, потребность отпадет.
  Я задумалась, пустым взглядом уставившись в монитор и вспоминая свое расписание. Что и как менять местами, чтобы успеть максимально подготовиться к модификации.
  - А когда лучше? Сколько у меня времени для тренировок?
  - Мммм... Месяцев пять - шесть, не раньше. Да, думаю, должно хватить. Потом какое-то время на адаптацию к новым способностям, и про подготовку к переходным экзаменам не забываем. Там учить предстоит ой как много. Поэтому, да, полгода максимум. И да, Ритас, если интересно мое мнение по программам... - медик тактично замолчала, ожидая ответ.
  - Буду крайне признательна, сержант, - после столь подробной лекции ее мнение мне было очень интересно.
  - Не упирайся в силу. В твоем случае, как ни качайся, гареша или дирго из тебя не сделаем. Даже до тинайки с трудом дотянем. Мышечной массы не хватит. Это все, конечно, решаемо - один из немногих ресурсов, который можно добавить извне. Но выглядеть ты будешь, откровенно говоря, не очень. А тебе еще личную жизнь строить, что бы ты сейчас от этой части своего будущего ни думала.
  - Хм, но как же я тогда полосу препятствий пройду. На одном интеллекте и зачаточных ментальных способностях там не протянешь...
  - А ты посмотри спортивные соревнования, там много рас выступает. Ищи победителей, максимально приближенных к тебе по типу и строению фигуры. Смотри, чем они берут. Ты будешь удивлена, насколько все разные. Есть еще, конечно, бои без правил, но это немного другое. Боевая подготовка у вас только со второго курса начнется в полную силу, так что это подождет. А вот соревнования рекомендую, особенно турнир трех солнц галактики Макар-Азу и вольный забег союза. И тренируйся, Ритас, каждый день, без выходных и праздников. Как ты знаешь, все площадки Училища открыты круглосуточно: стадион, тренировочные залы, комнаты единоборств. Все в твоих руках, девочка, все в твоих руках...

***

  'Привет, Лешк, у меня пока все по-старому, грызу гранит науки и наращиваю мышечную массу. А точнее говоря, тренирую ловкость и выносливость, ибо на них и решила сосредоточиться после общения с нашим штатным медиком и разговором с продвинутым в вопросах генных модификаций Кивирарту.
  Рада, что обучение тебе нравится. Правда ни слова не поняла из того, что ты там изучаешь, ну и неважно, у меня курс по инженерке если и будет, то году на четвертом или пятом, если дотяну, конечно. Да и то, галопом по европам, так как эту специализацию я точно не потяну. Айрату уже шутит на эту тему, что я позорю семью потомственных инженеров и техников. Это второй из братьев, на той фотографии, что посылала еще с Диртасара, он слева с очень серьезным выражением лица. Вот, с кем бы тебе познакомиться, гений в плане любой техники, а какие ловушки делает, вы бы точно нашли, что обсудить. Ну об этом как-нибудь потом. Сейчас времени нет. Его вообще ни на что нет. Казалось бы, целых тридцать шесть часов, и то не хватает. Сократила дневной сон с полутора часов до сорока пяти минут. Но если и его уберу, точно начну падать на занятиях, поэтому пока приходится терпеть и раскручивать организм на работу в режиме максимальных нагрузок.
  Классная у вас группа, девушка рядом на фото с тобой - ганейка, верно? У нас медик такой же расы, красивые они очень. Это и есть Калиса, о которой ты мне писал в прошлый раз? Мне можно тебя уже поздравить или вы все еще 'просто друзья'? В любом случае, уверена, все получится.
  Пиши, не забывай. И извини, что отвечаю подолгу. Слишком большая загрузка. Обязательно отпишусь после операции, расскажу, как прошло у меня. Тебе кстати очень идут эти височные гребни, теперь не отличишь от кшурта, если тебя налысо побрить. Разумеется, шучу, до кшурта тебя еще модифицировать и модифицировать.
  Все, теперь точно заканчиваю, таймер говорит, что до конца текущих суток два с половиной часа, а у меня завтра промежуточный тест по основным ресурсным колониям союза. Надо срочно повторять. Обнимаю.
  Ольга Ритас'
  Наскоро перечитав письмо, нажала 'отправить', и мое послание улетело в другую галактику, где второй из оставшихся в живых на арене землянин уже полтора года учился на инженерном факультете закрытой военной академии. По логике, закрытые учебные заведения не приветствовали переписку своих студентов с внешним миром. Даже в нашем средней руки училище переписка разрешалась только до распределения на факультеты основной специализации. Но во всех академиях и училищах при этом действовало негласное правило: смог взломать коды защиты - отправляй. Правда будь готов к тому, что наверняка все содержимое сначала внимательно прочитают и прогонят на каком-нибудь дешифровальщике. В общем, секретную информацию вынести не дадут, но и общаться на личные темы запрещать не будут. Если, конечно, обойдешь защиту.
  Об этом правиле закрытых академий мне рассказали братья еще на Диртасаре, когда я начала сокрушаться, что Леша не написал мне ни строки, хотя обещал регулярно рассказывать, как он там. Побурчав больше для виду, что правила какие-то идиотские, успокоилась и приготовилась к долгому ожиданию. Но Леша и правда оказался одаренным парнем, потому как первое письмо пришло спустя полгода после моего поселения в семье Ритас. С тех пор наша с ним переписка стала более-менее регулярной, и он принимал активное участие в выборе моей будущей альма матер.
  У него все было хорошо. Через три месяца после адаптации на новом месте жительства парня автоматом зачислили на первый курс инженерного факультета. Со второго года он выбрал второй профессией программирование со специализацией в защите данных. О том, как это здорово и насколько ему нравится, он мог писать трактаты, я же для себя уяснила только то, что это довольно сложно (комментарий Айрату) и очень ценится в союзе (мнение Кивирарту). Так что за будущее второго землянина можно было быть спокойной. А последние генетические операции по вживлению головных гребней сделали его типовым жителем Союза - гуманойдом, который может проживать почти в любой его точке, будь то галактика Мирбуад, знаменитая залежами ценного радэнита, или удаленный альянс Кидуар, состоящий из десяти небольших планет, который, несмотря на свои малые размеры, умудряется прокормить почти все соседние галактики. Местные генетики вывели какой-то поистине неубиваемый злак - такшарт, прекрасно усваиваемый практически всеми расами союзных и пары соседних галактик, который вдобавок не боялся насекомых, и давал не меньше четырех урожаев в год. Несколько дней зубрежки расположения основных ресурсных точек союза и его колоний давали свои плоды: я уже весьма уверенно ориентировалась в сырьевой географии своей новой родины.
  Вывела на стену комнаты, которая при необходимости могла быть использована как большой экран, итоги посещения библиотеки. Итак, что мы имеем. Межгалактический союз - крупнейшее объединение галактик в этой части вселенной, состоит из трех спиральных и пяти овальных галактик, а так же около десятка неклассифицируемых, так называемых галактических архипелагов. Все они были заселены - большинство исторически проживающими в них расами, некоторые, преимущественно овальные - колонизированы в ходе какого-нибудь этапа Большой галактической колонизации. Этапов насчитывалось от семи до девяти, как выяснилось, ученые разных рас так и не пришли в данном вопросе к общему мнению. Для того, чтобы не мучить курсантов, историю нам преподавали в качестве ознакомительного предмета, и экзаменов по ней не предполагалось.
  Галактики между собой связывались гиперпространственными тоннелями - основными транспортными артериями космоса, существовавшими в дополнительном измерении, но так же некоторые места вселенной соединялись так называемыми порталами - точками разрыва материи, большинство которых были стабильны и переносили корабли в одно и то же фиксированное место вселенной, но некоторые периодически меняли точки входа и выхода, что не позволяло их использовать как дополнительный транспортный узел. Таким порталам присваивались номера в реестре, и во избежание внезапного вторжения извне вокруг них возводились военные космические станции, этакие космокрепости с серьезным научным составом, военные следили за безопасностью союза, ученые - за активностью и работой портала, надеясь в ходе исследований вывести логику поведения данной точки и иметь возможность в дальнейшем программировать, ну или хотя бы предугадывать ее работу.
  Межгалактический союз относился к так называемым радэнитным цивилизациям. Это условное деление использовалось для определения основного источника накопления энергии. Радэнит представлял из себя кристаллы лилового цвета разной интенсивности, чем темнее и насыщеннее цвет кристалла - тем сильнее его накопительная способность. В среднем, небольшого кристалла с кулак средней насыщенности по цвету хватало на год автономного путешествия в космосе без необходимости восполнения ресурса этой 'лиловой батарейки'. Помимо довольно распространенного во всех галактиках радэнита некоторые расы также пользовались жутко радиактивным крампом, весьма дешевым, но из-за побочки в виде радиации, активно применяемым лишь на грузовых беспилотниках; и разноуровневым космотопливом, используемым преимущественно на поверхности планет и для коротких полетов внутри галактики. На долгие перелеты его не хватало, да и баки под этот вид топлива требовались весьма внушительные.
  Редкие звездолеты использовали для перемещений 'жемчужины хаоса', перламутровые шары размером с человеческую голову, заряда энергии в которых хватало на десятки лет без 'дозаправок'. Крайне редкий вид энергии, по поводу его происхождения много десятилетий не стихали споры среди лучших умов галактик, кто-то считал его продуктом переработки вымершей расы типа наших динозавров, другие причисляли к разумным существам и ставили под сомнение этичность использования 'живой' жемчужины в качестве аккумуляторов звездолетов, третьи вообще относили к чему-то околобожественному. В общем, несколько десятков научных работ, сотни часов дебатов на гала-телевидении и ни капли ясности.
  Восстановить ресурс используемого источника вне зависимости от его типа можно было на любой планете. В свое време какой-то местный гений придумал, как конвертировать один вид энергии в другой. С тех пор в космопортах обслуживались все виды звездолетов, неважно на лиловом радэните ты прилетел или на его более дешевом аналоге вадэните, отличавшимся еще большей распространенностью, низкой ценой, меньшей емкостью и зеленым цветом кристаллов. Мелкие наземные суда заряжались за пару минут, крупные межпланетные аэробусы - в пределах часа -полутора, звездолеты - в зависимости от типа. Лиловые и зеленые - не более суток - двух, радиактивно-крамповые - десять часов, из них три уходило на манипуляции с громадными батареями и семь непосредственно на обогащение металла. Дольше всех заряжались как раз жемчужины - такие звездолеты проводили в порту около недели.
  Пробежавшись еще раз по карте всех более-менее ценных сырьевых месторождений галактики, закрыла файл. Осталось повторить распределение пищевых ресурсов, и можно со спокойной душой спать. На зачет худо-бедно хватит, а больше пока мне было и не нужно. Некогда и незачем, как объяснила медик: теоретические предметы можно было сдать на среднем уровне, основной отсев шел именно по физподготовке. До запланированной генмодификации оставалось три месяца, я должна успеть выжать из себя максимум.

***

  - Курсант Ритас пройдите в отсек 5-Берзу. - раздался автоматический голос в динамиках. Я невольно вздрогнула, хотя мысленно уже сто раз прокрутила в голове этот момент. Мда, прокрутить можно сколько угодно раз, а эмоции контролировать это не очень-то помогает, - подумала, вытирая о форменные зеленые брюки вмиг вспотевшие ладони.
  Дверь нужного отсека бесшумно отъехала в сторону, и я очутилась в типовом медицинском кабинете. Примерно такой же был у нашего штатного медика, разве что капсул регенерации у нее побольше. Здесь же капсула была только одна. Все остальное пространство площадью примерно в двадцать квадратных метров было свободно. Одна из стен представляла собой множество мониторов, которые постоянно менялись, отображая новые данные и раздражая глаза рябью диаграмм. Напротив этого огромного компьютера располагалось одно единственное кресло на антимагнитах, свободно скользившее вдоль стены-экрана на расстоянии полуметра от пола, периодически взмывая в воздух на уровень верхних графиков и мельтешащих рядов с цифрами и непонятными значками. Капсула регенерации, хотя скорее это была капсула модификации, соединялась с соседней к монитору стеной множеством проводов, в которых туда-сюда перемещались разного цвета жидкости. Пока я сосредоточенно рассматривала аскетичный интерьер, кресло развернулось и с него соскользнуло невесомое создание - я таких существ раньше не встречала, поэтому просто удивленно уставилась на нее. Или на него, понять пол существа было сложно: миниатюрное создание доходило мне до пояса, розовая кожа, четыре огромных переливающихся глаза без белков, на месте предполагаемого носа небольшая горизонтальная щель, заменяющая видимо сразу и нос и рот, полное отсутствие волосяного покрова. И длинные тонкие пальцы с маленькими присосками на концах в количестве шести штук на каждой из четырех верхних конечностей, которые уже вовсю ощупывали безмолвную меня. Создание издавало какие-то мелодичные звуки, которые компьютер тут же синтезировал в речь:
  - Так, так, надо же, и правда человек. Чистокровный. Очень, признаться, любопытно. Проходите, вставайте на метку.
  Я послушно прошла, куда следовало: на полу сразу после слов розовокожего создания подсветился небольшой круг. Тревога начала накатывать с новой силой, странно, что еще конечности не дрожат. Нет, надо было все-таки выпить чего-нибудь успокаивающего. Хотя о чем это я, мне наш медик строго-настрого запретила что-либо употреблять. Даже витамины и минеральные добавки, которыми меня пичкали на протяжение последних нескольких месяцев, она отменила две недели назад.
  - Хммм, неплохо, очень неплохой, - вещал тем временем синтезированный голос. Создание же то наворачивало вокруг меня круги на нижних конечностях, мелькавших с такой скоростью, что сосчитать их не удавалось, то уносилось обратно к стене-монитору, где мельтешение таблиц и графиков уже больше походило на рябь. - Нет, поистине превосходное сырье, превосходное. Вы готовились, курсант?
  А, так сырье - это оно обо мне.
  - Да, доктор... - запнулась я, сообразив, что напрочь забыла имя врача.
  - А, точно, забыл представиться, - замер мельтешащий субъект, оказавшийся все-таки мужчиной, - доктор Ти, очень приятно. Очень очень приятно, надо же как повезло, такая редкость - настолько чистое сырье. И столь же редкое. Поистине удача.
  - Обо мне нельзя распространяться, - посчитала нужным напомнить я, первое удивление проходило, возвращая способность соображать.
  - Да, да, разумеется, курсант Ритас, разумеется. У нас каждый второй с подобной характеристикой, военные, что с вас взять. Зато какое сырье, какое сырье... - переливающие глаза на миг скрылись за полупрозрачными сетчатыми веками. Надо же первый раз моргнул, а я тут уже минут десять в круге стою, не меньше.
  - Итак, курсант, не будем терять времени, что Вы выбрали? - Доктор Ти уставился на меня своими невообразимыми глазищами.
  - Выносливость и концентрация, ловкость и реакция. - Повторила я заученную формулу, которая сложилась после бесчисленных часов отсмотренных состязаний и боев. У меня за полгода подписки на канал, где постоянно транслировались состязания на выносливость и бои без правил, даже любимчики появились.
  - Любопытно, очень любопытно, - среагировал медик, возвращаясь к экранам и вводя заданные параметры в неприметную до этого момента панель управления. - Неплохо. Кое-что есть в пассиве, это смогу достать без ущерба ресурса вообще, а кое-что придется подтягивать. Так, дай нам минутку...
  Доктор углубился в расчеты, периодически о чем-то споря с машиной. Минутка растянулась в реальности на все полчаса, но я не торопила. В таких вопросах спешка только повредит. Пусть лучше все сто раз перепроверит, чем я потом буду как Эакс с ее сбитым кодом. Тут работает, а тут нет...
  - Так, мы подобрали оптимальный вариант. Смотри, выносливость и реакцию выносим в актив, то есть они будут в рабочем состоянии всегда. Концентрация и ловкость на деле нужны под конкретные ситуации, их подцепим пассивом. То есть будешь использовать по мере необходимости, но они будут уже серьезнее влиять на другие показатели. Так, актив-пассив разобрались, теперь об источниках. Выносливость постараюсь разогнать по максимуму, не трогая ничего, попробуем просто увеличить количество потребляемой энергии, то есть в твоем случае пищи. Не волнуйся есть как легион голодных дирго ты не будешь, всего-то две твои обычные нормы, но и последствия голодания для тебя теперь будут куда серьезнее, чем раньше. То есть за рационом следить надо очень внимательно, лучше сделай себе напоминалки в браслете, ну да ладно, это я тебе потом еще расскажу, и в инструкционном файле эта информация будет. Это единственный вариант, который дает нужный нам баланс с минимальными затратами. В итоге ты получаешь общую стойкость организма, меньшее количество сна, необходимого для полного восстановления, чуть лучшую регенерацию. То есть царапины будут затягивать за пару часов, ну а уж для более серьезных травм есть капсулы. - Пояснил медик. Я кивнула, в целом, мы с нашим штатным врачом примерно так и предполагали. Разве что не думали, что удастся ужать все это всего лишь в двойную порцию еды, при этом выиграв сразу и в сокращении необходимого количества сна.
  - Ловкость. Ее цепляем к выносливости. Она на постоянке не нужна, но после серьезных физических нагрузок потребность в еде возрастет. Формулу для подсчета я тебе скину, со временем автоматом научишься определять необходимый минимум и заранее запасаться нужным количеством энергии. Так, дальше у нас реакция. Тут очень удачно пришлись твои ментальные способности, я попробую их чуть-чуть разогнать и закольцевать на ловкость. Будем рассчитывать, что постоянно отскакивать от неожиданно напавших врагов тебе все-таки не придется. Да, с ментальными способностями сразу предупреждаю - придется привыкать. Я опущу щиты, чтобы у тебя все работало на максимальный прием информации. Как их поднимать, чтобы не собирать на себя эмоциональный фон всего общежития, да и вообще фильтровать, что улавливать из окружения, а что нет, тоже расскажу - есть парочка действенных упражнений. Ну и остается концентрация, ее удастся вытащить из пассива. Но на случай внеплановых ситуаций добавлю немного лимита сверх изначально заложенного в тебе, ну и по традиции замкну все на ту же выносливость, чего зря ресурсу пропадать. Все равно вероятность того, что все потребуется одновременно, невелика. Но даже если и потребуется, восстановишь или едой или сном в тройном размере. В общем, все элементарно. Вопросы и пожелания есть?
  - А что значит разогнать мои ментальные способности? - Решила я все-таки уточнить у странного доктора, который с каждой минутой все больше напоминал мне сумасшедшего ученого-экспериментатора из земных фильмов. Хотя его незаметный переход на ты заметно разрядил обстановку.
  - Технические подробности я, пожалуй, опушу, тебе все равно эта терминология ничего не скажет. Скажем так, я искусственно сдвину твой прогресс на пару лет регулярных занятий. То есть из капсулы выйдешь уже стабильным менталистом. Сейчас на каком уровне по собственным ощущениям?
  - На том же начальном, - протянула я, эта тема меня дико расстраивала, я все так же каждый день гоняла по часу все свои упражнения, но улучшений заметных не было. Это дико бесило, но в голове всякий раз возникали слова ящера-медика со звездолета, который предупреждал, что могут потребоваться годы на хоть какое-то продвижение, на этом поле каждый шаг давался огромным трудом. А если я остановлюсь сейчас, что я скажу себе на третьем курсе, когда будет распределение по факультетам? Вот так и занималась, выезжая на собственном ослином упрямстве и упорстве, которое моя новая семья умилительно именовала поистине дирговской чертой характера.
   - А сколько занимаешься? - Задумчиво произнес доктор, если металлический голос вообще мог передавать эмоции и это было не плодом моего воображения.
  - Около двенадцати месяцев. - Подсчитала я и сама себе поразилась, это же сколько часов я уже на это угрохала, учитывая, что на Диртасаре я этому и по часа три-четыре в день уделяла. Интересно, а здесь работает правило десяти тысяч часов или все-таки нет...
  - И совсем никакого прогресса? - Уставился на меня доктор Ти.
  - Ну не знаю, - уже засомневалась я, - ну может немного есть...
  - Цвет карты, - перебил меня миниатюрный медик.
  - Черный, - не задумываясь брякнула я, - А где карта-то?
  - Вот она, - розовокожий вытащил из кармана комбинезона маленький квадрат из местной бумаги. Квадрат кстати был черным с обеих сторон. - Ну вот, а говоришь, нет прогресса. Все у тебя развивается, просто как и у всех гуманойдов медленно. Ладно, ничего, к новым ощущениям привыкнешь. Ну раз вопросов больше нет, залезай в капсулу.
  - Доктор Ти, а внешне меня изменения не заденут? - Почему-то в голову настойчиво лезли картинки, как из капсулы вместо меня вылезает не то дирго не то еще кто-нибудь такой же крупный и обязательно с хвостом или двумя. Даже несколько кошмаров на эту тему приснилось за последние пару месяцев.
  - Так, - врач снова укатился к стене-экрану, что-то сверяя со своим механическим помощником, - в заявке нет пунктов по поводу изменения внешнего вида. Значит выглядеть будешь так же, как и сейчас. Разве что двигаться сможешь в разы быстрее, но это, как я уже говорил, к твоему внешнему виду никак не относится. Еще вопросы?
  - Нет, - ответила я и, раздевшись, погрузилась в вязкую жидкость, тут же принявшую температуру моего тела. Доктор Ти что-то стрекотал, подсоединяя ко мне провода и многочисленные датчики, но я уже не слышала, сознание медленно заволокло туманом.

***

  Экзаменационная неделя пронеслась незаметно. Только вчера еще казалось, первогодки оккупировали библиотеку и все прилегающие к ней территории, как уже тесты и зачеты позади, а в электронном файле с успеваемостью столбиком выстроились галочки, знаменующие сдачу того или иного предмета.
  Теорию я миновала довольно легко, даже не пришлось прибегать к своим сверхспособностям, как я в шутку именовала усиленные после генетической модификации качества. Хотя, возможно, и пришлось - концентрация хуже всех поддавалась анализу, никак не могла понять, где заканчивались границы моих собственных возможностей, а где начинались уже 'разогнанные' доктором Ти. Правда когда я озвучила свою мысль в письме Лешке, тот довольно быстро меня убедил не морочиться на эту тему:
  'Ты зря воспринимаешь генмодификации как этакую надстройку организма. Будто взяли и к дому еще башню прилепили сверху, и вот у тебя уже замок стоит с новой башенкой. На самом деле это, в первую очередь, использование всех ресурсов твоего тела и разума. Того, что уже в тебе заложено. То есть ты не строишь новые башни, а сначала откроешь все запертые до этого двери. И окажется, что в доме еще и чердак есть, и парочка внушительных подвалов имеется, а уж про количество потайных комнат я молчу. Ты же про свои зачатки ментальных способностей до того теста даже не догадывалась'. - В переписке с Лешей мы никогда не упоминали звездолет и арену, да и вообще все события, ей предшествовавшие, ограничиваясь лишь общими фразами - о необходимости конспирации нас предупредили незадолго до расставания с командой звездолета. Поскольку за играми на арене стояли не последние представители союза, помнить о легенде нам теперь предстояло всегда. Вот и сейчас, парень лишь упомянул о тесте, не назвав ни места, ни времени его проведения. Ну что ж, будем надеяться, наши таинственные похитители не читают переписку всех землян союза... Как бы мало нас ни было в общей численности населения обитаемых галактик, по последней переписи чистокровных землян насчитывалось не меньше трехсот тысяч, разумеется львиная доля из них была уже далеко не первым поколением и даже не вторым, но все равно цифры впечатляли. Вот тебе и закрытая планета с запретом на всяческие контакты, - пробурчала я, возвращаясь обратно к письму друга.
  'Просто мы в этом плане самые интересные для союза существа: опытных экспериментов слишком мало, чтобы вывести какие-то достоверные закономерности и построить жизнеспособные теории. Все модификации людей до сих пор по количеству проходят в графе 'статистическая погрешность', поэтому никто не знает, на что на самом деле способен наш организм. Ну это если быть большим оптимистом, а вот если взять и провести аналогии с другими гуманойдами, а так же рептилойдами и иже с ними, то становится понятно, что в плане физического развития много из нас не вытянешь - изначально слабоваты на среднегалактическом уровне, тогда как все остальные параметры вполне конкурентоспособны. Поэтому не морочься на тему концентрации и реакции - они-то уж точно на сто процентов твои. Просто раньше спали, а теперь разбудили. Ну или, если тебе так проще воспринимать - раньше ты их использовала на треть, а теперь в полную силу. Вот и вся разница'.
  В целом, сложно было с ним не согласиться - никаких особых изменений в своей обучаемости после посещения медлаборатории я не ощутила. Куда сложнее было научиться контролировать тело, из-за обострившейся реакции и ловкости я первые недели пугала сокурсников, на скорости отлетая в сторону и врезаясь в стены или мебель, стоило кому-нибудь неожиданно меня побеспокоить или тронуть за плечо. Но военное училище и не к таким зрелищам привыкло, поэтому все лишь понимающе пожимали плечами и шли дальше по своим делам. Просто еще один курсант после операции обвыкается. Я, как выяснилось, еще легко отделалась - пара синяков и ссадин. Некоторые с 'разогнанной' скоростью умудрялись в первое время плохо входить в повороты или не успевали затормозить вовремя - там дело частенько и переломами заканчивалось.
  И если к телу, внезапно обретшему небывалую прыгучесть и скорость передвижения, я адаптировалась довольно быстро, то к переходу на новый уровень ментальных способностей оказалась совсем не готова. Целым ливнем ощущений меня окатило сразу после завершения операции, как только пришла в сознание. Надо отдать должное розовокожему доктору, который предугадал мою реакцию на обострившееся восприятие всего и вся, и накинул на меня ментальный щит, тем самым спасая от сильнейшего нервного потрясения. Следующие несколько часов он терпеливо и крайне неторопливо учил меня самостоятельно ставить такой щит, по возможности закрываясь от эмоций и ментального фона окружающих. Боги, я и подумать не могла, как на самом деле работает это самое 'шестое чувство', пока оно у меня не заработало. И это еще, можно сказать, только начало. Думаю, правда, доктор Ти что-то похимичил с моими эмоциями или восприятием реальности, иначе я никак не могу объяснить, как не сошла с ума, когда к обычным пяти чувствам добавилось еще одно. И мир наполнился ощущением эмоций и отголосками чужих мыслей. Нет, мысли я пока читать не могла - это годы регулярной практики нужны, но ловить их фон уже была в состоянии. А уж если они сопровождались сильной эмоцией, то вообще могли проскакивать очень отчетливо.
  Так я с удивлением для себя поняла, что братья Акшарти особой симпатии друг к другу не питают, зато уважают Карима. И что самое странное, последний не питал ко мне ненависти, в первые дни после операции еще ощущалась толика презрения, которое потом сменилось на ровное отношение, стоило ему понять, что я сделала операцию по надстройке и теперь могу составить достойную конкуренцию уж если не ему, то доброй половине нашего потока уж точно. Этот момент меня очень заинтересовал и, покопавшись в галасети, нашла интересные наблюдения, что давенты как раса довольно скудны на эмоции. Уважение к достойным соперникам, презрение к слабым, ненависть к врагам, привязанность к паре, вот, пожалуй, и вся гамма их чувств. Негусто, зато все понятно и очевидно, никаких подводных камней и подковерных интриг. У них с этим вообще туго, врать не приспособлены биологически. В моем справочнике интересностей теперь появилась отдельная глава, где я тезисно описывала все известные мне расы с точки зрения испытываемых эмоций.
  Эмоции и чувства других существ вообще ощущались очень своеобразно, я не сразу смогла их понять, только через месяц или два серьезной проработки смогла рассортировать, что есть что в моей новой системе координат. Так, уважение ощущалось морозной свежестью, а презрение почему-то терпким запахом ванили и приторной сладостью во рту. Ненависть обычно ощутимо нагревала все вокруг, да и сам злящийся приобретал ярко-красные ореол. Дружеское участие согревало, но не обжигало, этакий очаг или костер, у которого хорошо погреть руки. Так я ощущала тепло от медика Ираксы и кшурта Такшари Трайши. Равнодушие погружало в вязкую субстанцию, казалось, что медленно застываешь в банке с медом, кстати именно это чувство стало моим главным спутником на первое время. Впрочем ничего удивительного, первый год - не время заводить знакомства, ведь никаких гарантий, что ты сам или твой новый товарищ встретитесь здесь же после экзаменов. Чувствуется на втором году обучения будет куда интереснее... Если перейду, конечно, но я теперь не имею права не перейти. Зря я что ли вкалывала как проклятая на стадионе, тренируясь в два, а то и в три раза больше, чем полагалось по расписанию. Эти экзамены стали для меня каким-то Рубиконом, который не пройти я не могла. Сама не знаю, виной тому моя упертость или гордость, или это было попыткой доказать себе и миру, что я как личность чего-то стою и могу сама чего-то добиться в жизни, но выкладывалась я по полной. Не припомню, чтобы когда-нибудь в жизни вообще к чему-либо стремилась так, как к переходу на второй год и официальному зачислению в курсанты Училища и заодно в рядовые Межгалактического флота. Как выяснилось на первом году все мы считались лишь условно военными. Поэтому, промокнув полотенцем лицо, рванула на пятый круг по тропе испытаний. Тавики, я докажу, что ты не зря на меня поставил...

***

  Космопорт Диртасара снова встречал гомоном и мельтешением лиц. Я с улыбкой огляделась по сторонам. Надо же, а еще совсем недавно я чувствовала себя здесь чужаком, дикарем и неандертальцем, замирая от движения детекторов и сканирующих щитов, удивленно рассматривая роботов и инопланетян. Сейчас же в центре зала прилета стояла улыбающаяся, уверенная в себе девушка в зеленом форменном комбинезоне Военного космического флота. Я ловила на себе уважительные взгляды проходивших мимо, еще бы - не просто девчонка непонятной и непривычной для Союза человеческой расы, а рядовой флота, всего лишь три маленькие точки на груди комбинезона, а совершенно другое отношение.
  - Ольга, хватит спать на ходу, а ну марш сюда, сестренка, - раздался глухой бас Каливара, старший из братьев возглавлял семейное шествие. Я успела разглядеть Айрату и подпрыгивающего от нетерпения младшего Ритара. Как же я по всем соскучилась. - Рядовой Ольга Ритас, курсант второго курса Училища, на летние каникулы прибыл, - бойко отрапортовала я и, не удержав долго серьезную мину, с визгом кинулась в объятия семьи. Как же это здорово вернуться домой.

Глава 5. Второй год обучения.

***

  - Как известно, от расчетов штурмана и подотчетной ему группы навигаторов зависит не только успешность миссии команды, но частенько и безопасность корабля в целом. Предвосхищая вашу реакцию, сразу уточню - да, возможности искусственного интеллекта превосходят возможности практически всех сидящих в этом зале, включая и меня, но не стоит забывать, что техника может быть повреждена, случайно или намеренно, и тогда уже без ваших мозгов команде не обойтись...Вы, я надеюсь, за время каникул времени зря не теряли и успели прочитать список литературы, который был разослан всем сдавшим промежуточные экзамены в конце прошлого учебного года... - пожилой дирго обвел взглядом притихшую после его слов аудиторию. Еще бы, там только по его предмету было книг семь, а кроме основ навигации и маршрутостроения в открытом космосе были еще тома по основам экономики и межгалактического права, военный устав в последней редакции, азы конструирования и инженерного дела, расширенный справочник по расам и куча статей и сайтов, которые надлежало изучить, чтобы быть в курсе текущих дел союза. И это мы еще не получили специализацию... Поэтому по менталистике мне попалась лишь пара общих статей, видимо, особых надежд на этот курс не возлагали или же понимали, что все, кто делает ставку на ментальные способности и их дальнейшее развитие, так или иначе нужную литературу найдет.
  С таким внушительным грузом домашки беспечного отдыха не получилось, но ничто мне не помешало насладиться временем, проведенным с семьей Ритас на Диртасаре, ставшим мне вторым домом. Вскакивала я по привычке рано утром: решив, что отвыкать от распорядка училища смысла нет, а валяться в кровати за год учебы отвыкла напрочь, поэтому с рассветом бодро слетала вниз, где уже вовсю суетилась на кухне мама Нитар. В честь моего возвращения в доме снова собралась вся семья. Хоть старшие братья и пропадали частенько по делам, они постарались перестроить свои планы так, чтобы провести со мной и остальными побольше времени.
   Каливар заканчивал стажировку на одном из транспортных кораблей, осуществлявшем регулярные рейсы между родной для дирго галактикой Тарасса и соседним Варудагом, небольшой спиральной галактикой, известной крупными залежами радэнита и искусными мастерами-конструкторами, которые на основе этого самого радэнита создавали все, начиная от детских игрушек и заканчивая транспортными космолетами повышенной вместимости. Старший из братьев Ритас работал в штате транспортника одним из помощников бортовых техников и, судя по гордому виду Кивирарту, имел все шансы перейти в штат корабля сразу старшим техником: за пять лет своей стажировки благодаря его идеям транспортник увеличил грузоподъемность в три раза, не меняя при этом класса судна. Классы транспортников зависили исключительно от их размеров и влияли, в первую очередь, на величину сборов в космопортах. Таким образом, благодаря смекалке моего старшего брата команда увеличивала прибыль с каждого рейса минимум втрое, не считая общего притока клиентов, которые, прослышав о столь находчивом судне, быстро переметнулись к ним, стремясь сэкономить на транспортных расходах и ускорить перевозку своих грузов между галактиками.
  Второй из братьев, Айрату, начал преподавать на инженерном факультете Звездной академии Туманного архипелага, названной так, как можно догадаться, по месту нахождения учебного заведения. Академия считалась одной из ведущих в союзе по подготовке всех видов инженеров и конструкторов, одних биомеханических факультетов было не меньше пяти, та же генетика, как выяснилось, относилась к подвиду биомеханической инженерии. Причем в науке выделяли отдельно генетиков-гуманойдов, рептилойдов, рас-амфибий и энтомолойдов, так мой симбионт обозвал всех насекомоподобных разумных обитателей космоса. Преподавал он что-то сложно-космическое, на стыке программирования и конструирования, в общем, я для себя это окрестила продвинутым видом робототехники. Младший Ритар по большому секрету поведал мне, что Айрату параллельно занят в разработке звездолета-беспилотника с улучшенной версией искусственного интеллекта. Если их проект завершится успехом, военный флот сможет официально возобновить все исследовательские проекты, которые сейчас заморожены по причине сверх высокого риска для экипажа. А таких насчитывалось немало.
  Космос и правда оказался безграничным во всех измерениях. Разве что про путешествия во времени среди ученых велись ожесточенные дебаты, так как прямых доказательств успешности исследовательских миссий пока не было: корабли с энтузиастами от мира науки периодически пропадали в разных концах вселенной, но достоверных сведений, что случилось с экипажем - перенеслись ли они и правда в другое время или стали жертвами космических пиратов - не было. Поэтому после каждого подобного исчезновения очередной научной миссии по доказательству теории временных дыр галасеть пестрела аргументами в пользу своей версии от обеих сторон давнего конфликта. Сторонники теории бросались искать в архивах упоминания всех хоть сколько-нибудь похожих на пропавший звездолет неопознанных летающих объектов, какие только можно было классифицировать как более-менее достоверные исторические факты. Противники же обращались к статистике и заполняли новостные ленты сводкой нападений пиратов на данном участке галактики за последние пять или десять лет.
  Айрату, как истинный ученый, был одержим идеей закрыть этот вопрос раз и навсегда, получив на руки доказательства правдивости той или иной версии. Как он правда собирался доказывать наличие или отсутствие временных дыр, я так и не поняла, хотя он честно выводил на стену-проектор раскладки своих формул и крутил трехмерные чертежи и прототипы записывающих устройств, которые каким-то хитрым образом должны передавать информацию из любой точки времени и пространства. В общем, после нескольких попыток уложить это знание в мою голову, от меня, наконец, отстали, при этом правда изрядно засомневавшись в качественности проведенной генмодификации. Братья - они и в космосе братья...
  Оба младших тоже были на каникулах. У самого маленького Ритара каникулы в местной школе были раз в год сроком на три местных месяца, что тут же напомнило мне родную планету. Вариш, которому летом как раз исполнилось шестьдесят шесть лет, что по местным меркам можно считать самым расцветом юношества, все каникулы готовился к поступлению в Звездно-галактическую Академию А-1835. За довольно невзглядным названием, как выяснилось, скрывалось одно из самых известных космических училищ боевого состава Межгалактического флота. Академия входила в так называемую большую тройку училищ звездного флота, славясь в первую очередь факультетом пилотов-навигаторов. Именно на него и нацелился третий брат семейства Ритас, чередуя изучение теории с сумасшедшими гонками на аэрокарах, ради которых ему приходилось регулярно летать на соседний Давирас, гравитационное поле которого позволяло использовать транспортные средства на антигравитации без ограничений.
  Как мне пояснил Кивирарту, подобный транспорт можно использовать только на планетах с естественной гравитацией, как, например Земля или те же Давирас и Диртасар. На последнем правда подобные средства передвижения были временно под запретом. То ли гравитационное поле Диртасара постепенно менялось, то ли наоборот только могло измениться под воздействием подобных аэрокаров - я до конца не поняла, но факт остается фактом, в ходу на моей новой родине был именно наземный транспорт. Тогда как ее планета-близнец Давирас никаких ограничений на аэрокары не вводила, и потому быстро завоевала статус местного развлекательного центра, где частенько собиралась молодежь со всей галактики, поучаствовать в гонках, оценить мастерство местных Кулибиных, которые превращали стандартные аэрокары в настоящие произведения искусства, или просто пробежаться по магазинам, потому как здесь можно было найти в прямом смысле все на свете. Я даже как-то полку с земными книгами обнаружила, чему потом дома долго удивлялась, прикидывая варианты, каким образом их занесло в одну из самых отдаленных от Млечного пути галактик.
  Меня, правда, с собой брали весьма неохотно, памятуя о пропавшем полтора года назад корабле. Выкуп кстати похитителям перевели тогда сразу же, но после того как деньги были обналичены в каком-то богами забытом захолустье, никакой информации о похищенных не поступало. Наши соседи практически потеряли надежду. Только мама Нитар считала, что пока на их узоре не порвана нить средней дочери - у Гиварры еще есть шансы вернуться живой. А это самое главное, телесные повреждения космическая медицина способна залечить, а душевные раны, ну что ж, они тоже со временем затягиваются, как и плохие воспоминания - тускнеют, как картинки от яркого солнца. Так я с удивлением обнаружила, что перестала панически бояться арены. Если раньше сны, переносящие меня на ту страшную поляну с монстрами, всегда заканчивались слезами и истерикой, то в последний раз - дело было уже в училище - я вместо ужаса испытала удивление: с чего бы это майор Тавики сделал такую простую полосу препятствий. И даже появление из кустов разъяренной гаштерсы меня не особо тронуло, лишь заставило ускориться, ощущая, как разгоняются постепенно мои модифицированные способности. Помнится, ту злополучную поляну, с которой меня звездолет забирал, я во сне успела три раза по периметру обежать, пока ящер миновал кусок разделявших нас джунглей...
  Я так глубоко нырнула в воспоминания, что не заметила, что профессор перешел к практической части нашего занятия.
  - А чем нам грозит сбой навигационной системы в момент пространственного прыжка и что следует делать штурману и его помощникам нам раскажет курсант Ритас. Слушаем Вас внимательно.
  Так, Ольга, соображаем. На пике возможностей, похоже. Мысли в голове проносились на такой скорости, что я их даже рассмотреть не успевала, не то что вытащить нужную.
  - Сбой навигационной системы корабля в момент пространственного прыжка грозит... - зачем-то вспомнилась земная учеба: хочешь тянуть время, перефразируй заданный вопрос, - ...потерей точки выхода из прыжка. Что означает фактически прыжок в никуда, то есть тебя может вынести куда угодно.
  Хмм, вроде вполне логично.
  - Так вникуда или куда угодно, Ритас? Вы уж определитесь. - Нет, видимо все-таки недостаточно логично с точки зрения нашего профессора Райо.
  - Куда угодно, - промямлила я, краем сознания сразу понимая, что ошиблась. От кипучей мозговой деятельности сместились ментальные щиты, и на меня тут же навалились эмоции и чувства окружающих. Так, ваниль с миндалем от братьев Акшарти - презрение и превосходство, ну немудрено, они наверняка знают верный ответ. Вязкая густота равнодушия, которая обычно обволакивала меня в группе словно мед, сменилась ощущением зноя - любопытство, подсказало внутреннее чутье. Да, помнится, именно зноем меня обдавало всякий раз, когда на каникулах младший из братьев заглядывал ко мне в комнату. Дома щиты держать не было необходимости, поэтому я довольно быстро смогла идентифицировать наиболее распространенные эмоции и чувства, выделив под это в буке специальную папку. Надо бы повторить, а то с вечно поднятыми щитами забуду, что есть что. Так, я снова отвлеклась. И преподаватель снова смотрит неодобрительно... Не избежать мне отработки.
  - Не куда угодно, Ритас, и не вникуда. Вы застрянете в пространственном коридоре, пока не укажете новую точку выхода. В общем и целом, ничего критичного, на первый взгляд. Но не забываем, что в коридоре двигатель работает на пределе своих возможностей, поэтому долго там находиться опасно. Рискуете застрять навсегда. Надеюсь, это теперь все запомнили.
  Аудитория согласно закивала.
  - Отлично. Так, к следующему занятию каждый из вас готовит три расчета пространственного прыжка. Прыгаем из ставшей за год учебы вам всем уже родной галактики Веда. Берем следующие варианты точек выхода: та же галактика, любая соседняя, ваша родная планета. - Аудитория наполнилась стуком клавиш виртуальных клавиатур. - Дополнительное задание для Ритас на экзамене по моему предмету, и по желанию прекрасная тренировка для всех остальных: подготовиться к построению точки выхода на время. Точки входа и остальные вводные будут даны непосредственно во время задания, поэтому тренируйтесь именно строить маршрут, а не заучивайте готовую формулу, вам это не поможет. Занятие окончено, до встречи через неделю.
  Мда, попала, конечно... Хотя с другой стороны, я теперь хотя бы знаю, к чему готовиться. А до экзамена еще десять месяцев. Так, надо бы черкнуть пару строк братцам и Лешке, пусть объединят свои гениальные умы и сделают мне тренажер для отработки таких задачек. И обязательно с таймером, да. И с каким-нибудь регулятором сложности... Если тренироваться два раза в неделю по полчаса, то свободного времени, которое еще на что-то можно потратить, остается еще часов шесть на всю неделю. Электронное табло моего расписания на экране бука послушно закрасилось разными цветами, выделяя выбранные для тренировок отрезки времени. Мда, негусто, а год только начался, и неизвестно, что нам еще подкинут в качестве дополнительных занятий. Ну да ничего, прорвемся, бодро успокоила я себя и рванула догонять уже умчавшуюся на следующую пару группу.

***

  -Ритас, это ни в какие ворота не лезет! - Громыхал над тренировочным залом рассерженный голос майора Тавики. Перед глазами на миг возникло подернутое рябью рассерженное лицо нашего преподавателя с сузившимися от злости глазами желтого цвета. Мелькнула мысль по старинке ущипнуть себя, настолько реальным казалось видение, но тут же исчезло, оставляя вопрос, а что это собственно было: галлюцинация на почве стресса или какой-то новый виток ментальных способностей? Но размышлять на эту тему времени не было, судя по табло, на котором снова загорелся обратный отсчет времени, через пятнадцать секунд у меня вторая попытка сразиться с Сатти-Мад, той самой девушкой-гидаш из нашей прошлогодней тройки отстающих, которая, как и я, на удивление окружающим перешла на второй курс. А вот неустойчивую и не контролирующую свой режим 'берсерка' Эакс отчислили, на экзамене нужные способности не активировались, и половину нормативов она не сдала.
  Пока я вспоминала экзамены, над тренировочным полем раздался гудок, приглашающий выйти на своеобразную виртуальную арену. Перед смертью не надышишься - привыкнуть уже пора, резко сказала самой себе, делая шаг в подсвеченный по периметру квадрат, параллельно мобилизуя ловкость и скорость реакции. Управление способностями оказалось удивительно простым: в нужный момент мне надо было представить пульт управления своими способностями и выкрутить рычаги нужного навыка на требуемую мощность. Когда розовокожий доктор мне это объяснял после операции - я сначала решила, что это какие-то бредни или даже если и не бредни, то у меня точно ничего не получится. Каково же было мое удивление, когда он сначала попросил усилить до максимума ловкость и реакцию, а потом, дождавшись моего кивка, не предупреждая, выстрелил в меня из какого-то мелкого орудия. Удивлялась я правда уже в полете, успев за доли секунды сорваться с кресла и отскочить в другой угол комнаты. Правда не рассчитав силы, с размаху влетела в стену, сильно ударившись плечом и рукой.
  - Вот, а ты мне не верила, все ты можешь, - тренькал механический переводчик доктора Ти, пока тот быстро залечивал последствия моих резких перемещений в пространстве, - так, притуши все способности до обычного. Представь на каждом регуляторе отметку нормы, вот и опускай до нормального значения. Ага, все верно. Ничего, потихоньку научишься и будешь действовать на автомате.
  Так, в целом, и вышло. Теперь для управления своим 'пультом способностей' мне не нужно было серьезно концентрироваться и стараться отрешиться от всех мыслей, вся работа шла параллельно. Вот я делаю шаг в квадрат нашего тренировочного поля боя, тут же прикидывая, что на этот раз стоит поднять реакцию и ловкость еще на пункт, слишком быстро меня вынесла с мата моя соперница в прошлый раз. Выносливость пока трогать не буду, схватки обычно проходили быстро, точнее это меня обычно выносили быстро, еще до того, как я успею израсходовать свой обычный запас устойчивости. Все-таки опыта в каких-либо единоборствах у меня не было: на Земле как-то было ни к чему, а на Диртасаре братья отказались со мной заниматься, сообщив, что за столь короткий срок обучить меня чему-то толковому не выйдет. Ладно хоть пару простых ударов и блоков показали, и на том спасибо. Вот на них пока и выезжала, параллельно осваивая науку избиения себе подобных в виртуальном тренажерном зале, по полтора часа в день, по личному распоряжению майора. Иначе, по его мнению, на третий курс мне не пройти. Сверяясь со статистикой моих поражений и скоростью выбывания с мата, сложно с ним было не согласиться. Статистику кстати тоже он сказал вести. У всех курсантов после каждого поединка на бук падало видео со съемкой всего боя, что очень удобно - с нескольких ракурсов, плюс практически все вели синхронно запись показателей организма - через электронные браслеты. Мой записывал все, братья совместно с Лешей доработали стандартную программу, и теперь помимо пульса, давления и прочей биохимии организма, у меня фиксировались показатели ловкости, выносливости, реакции, концентрации и даже ментальных способностей. Разумеется, по довольно условной шкале, но понимание, что и в каком объеме мне было нужно в первую очередь, я получала, поэтому браслет работал на запись без перерывов на сон и отдых.
  Так, не отвлекаться, гидаши ловкие как кошки, и такие же стремительные. Обманный маневр и девушка пытается пробить блок. Не выйдет, дорогая, ты это в том раунде провернула, оставив мне на скуле здоровенный синяк. Два раза на одни грабли я предпочитаю не наступать. Снова удар - блок - подсечка. Мы кружим друг напротив друга, периодически атакуя. Первый круг, второй, четвертый...
  - Что за танцы, курсанты? Вы деретесь или показываете нам ритуальные пляски народов гиррту? - Рявкнул Тавики, а я, воспользовавшись моментом, сделала резкий выпад и ударила снизу, в этот раз достав девушку. Сатти-Мад ухмыльнулась, сплевывая на мат кровавую слюну. Да, здесь все дерутся по-настоящему - до крови и трещин в ребрах, это не виртуальный зал, где все ощущения лишь проекция в мозг и по сути кроме неприятных эмоций, хоть и весьма реалистичных, тебе ничто не грозит. Краем глаза заметила, как удлинились ее ногти, перейдя в боевой режим и теперь напоминая не стандартный короткий маникюр, которого придерживались все девушки училища, а острые когти крупного хищника. Что-то я не припоминаю, чтобы в описании гидашей значились такие 'ноготки', вот у гарешей точно были, а у этих кошачьих - не попадалось. Вот тебе и раз, не я одна, как я погляжу, модифицировалась. Главное, чтобы она ядовитые железы себе не вставила, а то дорога тебе, Олька, тогда прямо в лазарет...
  Черт, на поле надо следить за противником, а не думать о поражении, - я зло зашипела, успев в последнюю минуту закрыть лицо рукой, и получив, по этой самой руке когтями, вспоровшими ткань спортивной формы как тонкую бумагу. Хм, помнится нам говорили, что форма у нас из особо прочного материала. Вот тебе и маникюр...
  - Стоп-бой. - Над ареной раздался гневный рык майора. - Сатти-Мад, ко мне. Ритас - в медпункт. Быстро. Всем курсантам предупреждение - на моих уроках использовать боевые модификации нельзя, пока я не разрешу. У нас сейчас отработка базовых навыков, а не демонстрация своих покупок за время каникул. Никаких когтей, боевых шипов, ядов и прочего! Предупреждаю один раз, еще один инцидент и на отчисление без разговоров.
  Половина группы, включая мою соперницу, заметно погрустнела. Другая половина, наоборот, повеселела. Я призадумалась, а не почитать ли, из чего там собственно можно выбрать... на будущее... Тавики же обозначил, что потом он разрешит использовать все.
  Сделала шаг с мата и покачнулась, в голове зашумело, перед глазами запрыгали черные мушки. Вот чертова кошка Сатти-Мад, все-таки ядовитая, подумала я, окончательно теряя сознание.

***

  Несмотря на серьезную нагрузку, я, тем не менее, умудрялась находить время и на развлечения, чего за первый год учебы за мной не водилось. Выбор вариантов досуга для курсантов был не очень велик - местный кинотеатр, несколько кафе с весьма любопытным набором блюд и салон красоты - все-таки курсанток-женщин в Училище было немало. И что совсем удивительно, моей главной спутницей во всех увеселительных делах стала не кто иная как ядовитая кошка Сатти-Мад. Подружились мы с ней во многом благодаря тому злополучному бою. Я после отравления ее ядом неделю провалялась в медчасти, девушка не пожалела денег и вмонтировала себе в тело искусственный синтезатор одного из сильнейших ядов космоса, ну по крайней мере, его исследованной части. Поэтому восстановление организма шло сильно медленнее обычного, даже учитывая заметно усилившуюся после прошлогодних надстроек регенерацию. Гидаш частично чувствовала себя виноватой и вдобавок скучала, ее за несанкционированное использование когтей отстранили от занятий на две недели. Так что первую она провела, навещая меня в медпункте, исправно появляясь в дверях ровно в восемь утра, так, что по ней можно было часы сверять. До обеда мы занимались на буках, обсуждая проходимые темы и обмениваясь полезными ссылками, потом девушка меня покидала и шла заниматься в тренировочные залы или же 'царство майора Тавики', как мы их довольно скоро прозвали.
  Сатти-Мад оказалась очень приятной девушкой, как и все гидаши немного напоминающей внешне кошку, только в отличии от гарешей - с человеческими глазами. Голубоглазая брюнетка с острыми ушками, покрытыми на концах короткой мягкой шерсткой. Она мне как-то разрешила их потрогать. Я сразу задалась вопросом, какие же на ощупь гареши, что дико развеселило мою новую подругу.
  - Ольга, ты сумасшедшая! Гарешей она трогать за уши собралась, - хохотала Сатти-Мад, развалившись на стуле для посетителей и закинув мне на кровать длинные ноги, затянутые в форменный комбинезон. - Нет, ну ты даешь! Ты еще его за хвост пощупай, раз такая смелая.
  - Да не собралась я никого трогать! У меня из гарешей знакомых только майор Тавики, да и... все. - Замялась я, вспомнив зеленоглазого капитана, но эта информация давно как под грифом 'совершенно секретно'. - Что-то я сомневаюсь, что он будет рад такому интересу к его персоне.
  - Нет, ну ты можешь использовать раствор из ваенты, тогда точно возражать не будет, - продолжила хихикать девушка, параллельно листая на буке почти законченный доклад по экономической ситуации в созвездии Трех сестер, который нам предстояло сдать на следующей неделе, - Но за последствия отвечать тебе!
  - Что еще за ваента? - Удивилась я необычному названию, судя по тому, что языковой симбионт не подобрал никакого известного мне аналога, будет повод добавить немного фактов в свой файлик про расы и их особенности.
  - Оооо, точно, ты же не в курсе! Это такая волшебная травка, растет всего на парочке планет галактики Мавау, это такая маленькая спиральная галактика, расположенная в двух скачках от галактики давентов, ну откуда наш дорогой однокурсник Карим Ракс родом. Травка с виду совершенно неказистая, но свойства у нее - ого-го, ее поэтому даже в Союзе запретили. - Перешла на шепот Сатти. - На гарешей действует как наркотик, стоит добавить ее в пищу или питье, теряют волю и вообще становятся неуправляемые. Что удивительно, действует на всех без исключения, говорят, из-за этой травки гареши потерпели единственное за всю свою историю поражение. Кто-то догадался им ее подсунуть во время одного из этапов Третьей галактической кампании, если верить хроникам, у них ни до ни после таких потерь не было, как в ту ночь - всех, кто не сошел с ума, порешили гатайцы, именно с ними тогда Союз воевал. Мда, темные времена были. На самом деле, про эту травку не так много народу знает, только гареши, ну и мы, как побочная ветвь эволюции. Эх, вот все-таки как несправедлив космос. Нет чтобы все плюсы закрепить в геноме, как у идеальных гарешей, нам же достались объедки с барского стола...
  Гидаш состроила печальную мину, а я рассмеялась, все-таки девушка сейчас отчаянно преуменьшала собственные достоинства. Невысокая и стройная, Сатти-Мад была, на мой взгляд, одной из самых красивых курсанток нашего потока. Темные густые волосы, которые она обычно заплетала в две или три косы, яркие синие глаза, пухлые губы и маленький вздернутый нос создавали обманчивое впечатление девочки-куколки. Но после пары минут общения становилось понятно, что с головой у барышни все более чем хорошо. Аналитический склад ума и стабильное место в пятерке лучших в личном зачете профессора Райо - это дорогого стоит. Я кстати с удивлением узнала, что нахожусь в его рейтинге на седьмой строке, что несколько настораживало, учитывая, что практически каждое занятие он умудрялся спросить меня ровно тогда, когда я уплывала мыслями совсем в другое русло, и потом надавать мне кучу дополнительной домашки. В общем, отношения с навигацией и маршрутизацией у меня были сложные. Тогда как Сатти любые задачки щелкала как орехи.
  Разумеется, услышав о том, что мне сделали специальный тренажер для подготовки к дополнительному заданию на экзамен, гидаш вцепилась в меня мертвой хваткой, поэтому программой пришлось делиться. И задачки на построение маршрута из пункта А в пункт Б с учетом кучи постоянно меняющихся вводных данных мы теперь решали на пару. Лидировала, разумеется, моя ушастая подруга, перейдя за полтора месяца тренировки уже на пятую категорию сложности, тогда как я только-только освоилась на третей.
  Спустя два месяца в нашем полку прибыло: когда теперь уже я навещала Сатти-Мад, загремевшую в местный лазарет после особенно неудачного боя с Раксом, мы познакомились с кшартанкой Гаяной Ти-Вазу, девушка что-то не поделила с одним из первогодок-давентов, который недолго думая, отправил ее в лазарет с обильными переломами ребер. Парня тут же отчислили из Училища, а Гаяна первый день пролежала в капсуле регенерации, и теперь восстанавливалась в палате общего режима.
  Кшартане жили в той же галактики, что и кшурты, к которым принадлежал Тракш - врач с того самого здездолета, друг капитана и Кивирарту, который так смешно коверкал мое имя. Но в отличие от совсем рептилоподобных лысых ящеров, кшартане обладали волосяным покровом и совсем не имели хвоста. Да и в целом, их принадлежность к рептилойдам выдавали только змеиные глаза и небольшие роговые пластины, выступающие на лице на уровне бровей. Со спины девушка легко смахивала на любого из гуманойдов, она была выше нас с Сатти-Мад на полголовы, что в целом, тоже было довольно стандартным ростом для галактики. Гаяна была обладательницей густой гривы каштановых волос, которые обычно носила в виде россыпи тонких косичек - самая распространенная прическа на Кизау, второй по величине населенной планеты галактики Иртаке, откуда были родом все кшартане и кшурты. Иртаке в переводе с кшуртского означало Яйцо, так в древности все рептилойды галактики представляли себе мир - здоровое такое яйцо, в котором плавают их планеты: Вивиразу - или с местного Первенец - изначально населяли только кшурты. Затем были открыты населенные планеты Кизау и Маду, две последние заселяли кшартане. Население планет быстро сообразило, что народы сильно похожи, и стали активно сотрудничать. В парах кшуртов редко бывало больше одного ребенка, тогда как в союзах с кшартанами часто появлялись двойняшки и даже тройняшки причем, что удивительно, смешанные союзы всегда давали чистое потомство - или кшурты или кшартане, никакой промежуточной расы. Поэтому девушки-кшартанки высоко ценились среди кшуртов, что было заметно по повышенному интересу к Гаяне и девушкам ее расы от всех рептилойдов Училища. Как говорится, война войной, но и о потомстве думать надо. Тем более, среди ящероподобных народов долгие союзы не были популярны, пары сходились на время с целью появления потомства, и потом столь же легко расходились, поделив детей. Как мы поняли из рассказа девушки, в смешанных браках деление шло по расе, родитель кшурт забирал ребенка-кшурта, кшартане, соответственно, кшартан. Сама Гаяна выросла на Кизау с отцом и двумя младшими братьями, изредка навещая мать, заведовавшую на Вивиразу какой-то генетической клиникой.
   - Мне повезло, - вещала девушка, мастеря из своих мелких косичек некое подобие обруча, - от отца получила удачную расу, от матери - интеллектуальные способности кшуртов. Это дорогого стоит по нашим временам. С одним только проблема - тяжело будет найти достойного отца своим детям, на Вивиразу все толковые особи или временно заняты или уже сильно в возрасте... - обруч, наконец был уложен и девушка придирчиво разглядывала свое отражение в маленьком зеркале-проекторе, выросшем из ее браслета.
  - А что не так с возрастом? - Удивилась Сатти-Мад, отвлекаясь от тренажера по навигации, на котором она уже лидировала с разгромным счетом 8-5 в категориях сложности. - Вы же вроде из категории долгожителей, лет триста кшурты, двести пятьдесят кшартане. Если переводить в среднекосмические.
  - Это да, но если он уже на третьей сотне, кто будет воспитывать кшуртов, если наш союз даст представителей его расы? - Возразила ящероподобная девушка, уставившись на нас с Сатти немигающим змеиным взглядом ярко-желтых глаз. К этому немигающему взгляду я привыкала не одну неделю, потом внимательно прочитала все, что смогла найти про кшартан и успокоилась - будучи как и кшурты малоэмоциональной расой, 'волосатые ящеры', как я их прозвала про себя, славились хорошими интеллектуальными способностями и неплохими физическими. И практически нулевыми ментальными, то есть ни о каком гипнозе речи быть не могло, поскольку он являлся одним из видов ментальных воздействий.
  - А ты не можешь? - Удивилась я, снова подумав, насколько все-таки все расы и культуры разные.
  - Я же кшартанка, Ольга, - отмахнулась девушка, раскладывая на столе бук и выводя в параллель несколько виртуальных экранов, на которых мигали диаграммы и графики. Ее восстановление шло в нормальном режиме, поэтому бессменная смотрительница медотсека и по совместительству наш негласный опекун - Иракса - разрешила ей перемещаться в зону отдыха и занятий, которая была оборудована удобными трансформируемыми столами и креслами, а стены при необходимости можно было использовать как дополнительные экраны бука, для этого на каждой из них имелась панель управления с беспроводной точкой доступа. Синхронизируешь между собой свой бук и такую вот стену, вводишь индивидуальный код нужной поверхности и вуа-ля: кино на большом экране. Хотя в нашем случае, это в девяносто девяти процентах случаев было обучение на большом экране. Вот и сейчас мы с Сатти-Мад готовились к проверочному тесту полугодия по основам межгалактического права, поэтому стена была заполнена сравнительными таблицами законов основных рас Союза - Клановый кодекс гарешей, Вечные законы дирго, Универсальный свод правил галактики Иртаке, включавший в себя законы и порядки кшуртов и кшартан, Кодекс чести давентов, Законы и порядки гидашей, тинайцев, ганейцев и кучи других рас, населяющих Союз. Знать в той или иной степени следовало все, хотя бы поверхностно. Так как распределение нам только предстояло, детальной точности от нас не ждали, но понимать общий порядок вещей той или иной расы и не напороться с ходу на неприятности - необходимый минимум, который требовали от каждого курсанта любого военного училища.
  И если для всех остальных хотя бы не требовалось изучать законы своей расы, то у меня такой возможности не было - даже будучи уже больше двух лет полноправным жителем Диртасара, законов и порядков своей новой родины изучить я не удосужилась, поэтому наверстывала вечерами, не акцентируя на этом своем пробеле внимания новых подруг.
  - Расы и галактики, где разрешена смертная казнь. - Раздался механический голос программы-экзаменатора, на сей раз помощника мы откопали самостоятельно в галасети, не прибегая к помощи моих братьев. Гаяна лишь надела наушники, продолжив разбираться со своими задачами по генетике - несмотря на первый курс, девушка взяла параллельно несколько специализированных курсов, собираясь к третьему перейти если не в академию Туманного архипелага, где преподавал один из моих братцев, так в другое специализированное по биотехнологиям учебное заведение. На вопрос, почему не пошла туда сразу, наша подруга-ящерка смешно сморщила нос, на котором в такие моменты проступали коричневые чешуйки, такие же как на роговых надбровных пластинах:
  - Там первые два года делать нечего, я то же самое изучу здесь самостоятельно, плюс здесь неплохая подготовка по остальным предметам, не говоря уж про физическую. Ну и не забывайте о том, что здесь больше шансов найти неплохих кандидатов в отцы моим будущим детям.
  Сатти-Мад тогда лишь рассеянно кивнула, а я внесла еще одну пометку в свой файлик о расах, потихоньку росший день ото дня. Скоро будет у меня свой личный аналог энциклопедии рас: 'Обитаемый космос глазами человека. Чистокровного.' Важная, к слову, пометка.
  - Время вышло. Ответ не получен. - Объявил все тот же механический голос, а я поняла, что снова отвлеклась.
  - Ну ты что, Оль, один из самых простых вопросов теста! - Удивилась Сатти. На экране уже был выведен ответ. - Соберись, на тестах второго шанса не будет.
  - Кодекс чести давентов. Пять столпов иерархии. - Раздался механический голос.
  Так, это я точно учила, поэтому поехали:
  - Чистота крови, Достоинство, Храбрость, Честь, Преданность.
  - Принято, следующий вопрос...

***

  Я медленно плыла в потоке эмоций, вытаскивая из памяти самые запомнившиеся и перебирая их как бусины на длинном колье мамы Нитар, которое она доставала только по большим праздникам.
  Мммм, морозная свежесть - уважение, помню, как первый раз ощутила свежее дуновение от Ракса, самого грозного давента нашего потока, сначала решила, что или перепутала эмоцию или умудрилась поймать направленную не на меня. Но нет, догадка подтвердилась после сдачи очередной тропы препятствий, которую я, наконец-то прошла до конца. Дело было сразу пеосле генмодификации, я тогда удивила почти весь свой поток, обскакав на повороте Эакс, у которой в очередной раз не сработал режим берсерка. Я смогла пройти почти весь путь без травм, но в самом конце не справилась с собственной стремительностью и в финальные ворота влетела с размаху, не активировав аварийное открытие. Со стоном сползла вниз и уже готовилась ползти по стенке к злополучному пульту, когда двери открылись, а меня в буквальном смысле занесли внутрь. Под мышкой, как мешок с картошкой. Впрочем, как тот же мешок и кинули внутри. А мне оставалось лишь растерянно рассматривать спину удаляющегося давента, потирая явно выбитое плечо.
  - Уважает, - раздался рядом голос Эру Эру, маваланец протягивал мне одну из четырех рук, помогая подняться. - Ты не сдалась, они подобное уважают.
  К морозной свежести добавилась нотка горькой полыни. Так до сих пор и не разобралась, что тогда ощущал Эру, а больше ни у кого из окружения подобные эмоции не возникали.
  Прочувствовала все ощущения еще раз, вплоть до ноющей боли в ушибленном плече, зафиксировала в памяти и вернула на дальнюю полку, пригодится потом, и потянулась к очередному кадру из прошлого. Следующая бусина воспоминаний затопила пространство зноем. Поневоле губы растянулись в улыбке, таким удушливым зноем любопытства мог окружить меня лишь младший из братьев Ритас, для которого теперь каждый поход в мою комнату становился целым приключением. Непонятно, что ему наплели про учебу в Училище старшие братья, а что он уже насочинял себе сам, но зноем меня обдавало стоило ему только оказаться на нижних ступенях лестницы, ведущей к моей комнате.
  - Ритар, несносный мальчишка, сдам тебя Айрату, ему как раз не на ком новую ловушку тестировать, - прошептала я свою дежурную угрозу, которая, впрочем на него действовала ровно на час. Спустя час за дверью снова скреблись, предлагая или сразиться в турнире в какую-то новую игрушку для очков виртуальной реальности или пойти сорвать свежих листьев аштры для домашнего слизня, который уже давно стал полноценным членом семьи.
  Зной отправился вслед за морозной свежестью обратно в глубины подсознания, но выудить новое воспоминание мне не дали, браслет завибрировал входящим сообщением. Стянув с головы обруч, в котором гораздо быстрее удавалось перейти в нужное для проработки ментальных упражнений состояние, устало потерла глаза. На стене приглушенным синим цветом мерцали часы, рядом выводилась информация о температуре в помещении и на улице, я настроила все показатели на градусы Таиро - температурную шкалу дирго. В комнате было 280 градусов, что по земным меркам было немногим меньше девятнадцати градусов привычного мне Цельсия. С Таиро вообще разобраться было несложно, один градус Цельсия был равен 15 градусам Таиро, среднюю температуру Диртасара я помнила наизусть, а благодаря своим регулярным тренировкам быстро освоила шкалу по принципу 'комфортно - не очень'. Потому что для теплолюбивой меня все ментальные тренировки доктор Ти посоветовал проводить при наиболее холодной температуре из комфортных. Так, за год практики я освоила, что 280 градусов для меня оптимальная температура для тренировок, немного ниже - и я начинаю мерзнуть без возможности сосредоточиться на упражнениях, а выше - заметно снижается скорость перехода в нужное состояние сознания. Я его про себя именовала состоянием потока.
  Вернув температуру помещения в комфортную для обычной деятельности зону, вспомнила, что меня, собственно, выдернуло из тренировки. Ага, как я и подумала, это было сообщение от Талана, тинайца с третьего курса, случайное знакомство с которым в библиотеке как-то само собой переросло в мой первый настоящий роман с инопланетянином. Мда, первый - какое-то дурацкое определение, одернула саму себя, параллельно договариваясь с Таланом о встрече этим вечером. К нему или просится добавить связку 'и последний', или ожидаешь, что потом будет стоять очередь из второго, третьего и так далее.
  А я на первый-то два года решиться не могла. Хотя на Диртасаре зачастую ловила на себе заинтересованные взгляды, и если в первый год своего пребывания относила их по привычке к тому, что люди для дирго и Диртасара - редкость, впрочем, как и для многих других рас и планет, то вернувшись в дом Ритас на каникулы, подобный интерес уже легко можно было разделить на простое любопытство и явную заинтересованность. Помнится, меня даже пару раз на свидания звали, но ничего не срослось - не пойму, то ли во мне дело, то ли люди с дирго не лучшая пара, но как мужчины меня особи моей новой родной расы не интересовали совершенно.
  В итоге я решила, что это или пройдет со временем или моя особенность, а так как ни на то ни на другое я повлиять не могу - остается только расслабиться и заниматься более насущными проблемами. Выражаясь конкретнее, - учебой и подготовкой к переводным тестам и дальнейшему выбору специализаций.
  Именно этим я и занималась в тот раз в библиотеке, увлеченно загружая в бук подборки статей по менталистике и очередные задачники по маршрутостроению, на сей раз углубленный вариант, который обычно преподавали курсантам специализированной Академии Ир-Та-Вея галактики Га-Решту, родины всех гарешей. Как выяснилось, их галактика на родном наречии кошкообразных звалась 'Норой зверя' и представляла собой спиральную галактику с естественно населенной планетой Гирарту и целым архипелагом искусственно созданных колоний - огромные космические станции, на которых жили и работали тысячи живых существ. Частью этого архипелага была лучшая в объединенной галактике Академия Ир-Та-Вея, кузница лучших навигаторов и планировщиков маршрутов для всей галактики.
  Военные забирали себе практиков, оснащая ими все суда военного флота, а теоретики без проблем находили себе работу в крупнейших торговых конгломератах не только Союза, но и всех независимых галактик.
  Академии и Училища военного флота давно имели общую библиотеку, что позволяло при желании углубить свои познания в любом направлении, даже тех, что официально не были представлены в твоем учебном заведении. Или же были представлены относительно формально. Поэтому и переводы между училищами случались частенько. Этот факт меня вообще дико обрадовал, а то изначально у меня сложилось стойкое ощущение, что все разумные расы - это какие-то биороботы: все всегда делают правильно, никаких осечек и промашек, а маршрут их жизни мало того, что построен чуть ли не с пеленок, так еще и никогда не дает сбоев.
  Хотя у многих учащихся подобные смены академий были заренее спланированными: поступить в первую десятку космических училищ военного флота удавалось немногим, не говоря уже о большой тройке, куда с первого раза проходили только гареши из высших кланов, кшурты, дирго и давенты, последние, к слову, были там в меньшинстве, впрочем как и все остальные разумные расы союза. Поэтому все непрошедшие пытались пробиться туда через 'черный ход', поступив в одно из военных училищ союза и отучившись там два обязательных года, все желающие могли испытать силы в переводных экзаменах в любой из военных вузов союза. Учитывая, что большинство предметов уже считалось пройденными, сдавать обычно требовалось только узкопрофильные вещи. Так что шансы были вполне реальными, особенно, если не жалеть времени на подготовку.
  Как мне уже спустя какое-то время после начала нашего близкого общения рассказала Сатти-Мад, ее интерес к моим спецзаданиям по навигации был вызван желанием попробовать свои силы в переводном экзамене в Ир-Та-Вею.
  - Ольга, это же билет в безбедную жизнь, - у подруги даже шерсть на ушках вставала дыбом, стоило лишь коснуться этой темы, - Мало того, что после выпуска ты выбираешь себе место не среди каких-нибудь консервных банок на самом краю вселенной, а среди жемчужин военного флота - это корабли только первых четырех классов, не ниже! Я уже не говорю о других возможностях! Гареши высших кланов, кшурты из самых родовитых семей, дирго, ну про них кому я рассказываю - сама с Диртасара. В общем, ты понимаешь, там есть, где развернуться, - мечтательно улыбалась девушка, сверкая голубыми глазищами из-за полупрозрачного экрана своего бука, на котором стройными рядами и табличками роились типовые задачи по маршрутостроению.
  - Ольга, у вас новое входящее сообщение от курсанта Талана, - вырвал меня из воспоминаний голос автоматического помощника. У каждого курсанта в комнате было полностью автоматическое управление всеми системами, включая открытие и закрытие дверей, регулировка воды в душе, выбор интенсивности освещения и температуры. Робота можно было настроить под себя - так, мой помощник говорил женским голосом и отзывался на имя Тави, меня называл по имени и не ленился напоминать, сколько времени осталось до того или иного зачета. А нарекла я его так по двум простым причинам: на Диртасаре имя было довольно распространено, что отлично подкрепляло мою легенду, ну и признаться, мне очень грело душу, что Тави всегда можно было заставить замолчать или вообще отключиться. Моя маленькая тайная месть одному злобному майору с очень похожим именем, который и в этом году гонял нас с Сатти-Мад и в хвост и в гриву.
  - Хммм, только что же писал, как-то это ему несвойственно. Тави, воспроизведи.
  - Привет, Ольга, - раздался в комнате приятный голос тинайца, - извини, но сегодняшнюю встречу придется отменить, нам перенесли на неделю раньше зачеты сразу по трем предметам, физически не успеваю подготовиться. Позвоню, как освобожусь. Пока.
  - Мдааа, вот и накрылось медным тазом мое свидание. - Протянула я, вытянувшись на кровати, - впрочем, меня девчонки предупреждали - третий курс самый сложный - мало того, что уже полным ходом идет обучение по обеим специальностям, так еще и после него второй шанс пробиться в более престижные академии союза, повторные переводные экзамены, странно, что он вообще встречаться предложил. Мда, теперь точно не увидимся несколько недель - сначала у него зачеты, потом у меня череда тестов и экзаменов. Эххх, и свидание накрылось, и секс накрылся... А я как-то уже привыкла к некоторой регулярности в этой сфере своей личной жизни... - по привычке продолжила я болтовню с самой собой.
  Секс кстати меня ничем особо не удивил. Ну не сказать, что у меня за время жизни на Земле накопился изрядный опыт, но какой-никакой имелся, так что сравнить было с чем. Сравнила, особо разницы не поняла, ну разве что эти полуживые волосы-дреды немного пугали сначала. И удивило, что здесь не принято целоваться. Хотя может это только у тинайцев так... Все время забываю спросить у Лешки про его опыт... мммм... особо близких контактов с другими расами, к подругам с подобными вопросами приставать стеснялась, к братьям тем более.
  - В медотсеке есть специальные медикаменты, снижающие ваш гормональный фон, - тут же отреагировал на мое бормотание робот-помощник.
  - Спасибо, Тави, я как-нибудь разберусь...
  - Длительное воздержание вредно для представителя вашего вида. Если хотите, я выведу на экран магазин с нужным ассортиментом товаров или расписание салона красоты, там есть сфера подобных услуг...
  - Не надо, Тави! Выведи лучше статьи из библиотеки по менталистике, как обычно в порядке 'сгорания'.
  Робот уже привык к моему лексикону и тут же выдал на потолок статью, время хранения которой на моем буке составляло всего три часа. Мда, негусто, ну да ладно, времени теперь навалом...

***

  - Как там твой роман кстати? Все забываю спросить... - неожиданно поинтересовалась Сатти-Мад в самый разгар нашего релакс-дня, так мы называли совместные походы в салон красоты. Целый день на подобные развлечения тратить было жалко, но побаловать себя парой часов в спа-зоне стоило каждого потраченного там кредита. Сегодня мы пробовали программу 'Владычица галактики', которая включала в себя разнообразные пилинги и маски и целых полтора часа массажа специальным роботом-дроном, который состоял из одних только рук - если так можно было назвать шесть семипалых конечностей, появлявшихся из потолка, как только ты занимал парящую в комнате кушетку. Когда я его в первый раз увидела, мысленно пожала себе руку, что догадалась перед походом в салон поискать информацию в сети, иначе мои перепуганные вопли точно породили бы много ненужных вопросов. На Диртасаре, как я потом прочитала, таких салонов было предостаточно, так что свалить все на 'дикость' моей новой родины не получилось бы. Для себя сделала пометку, не забыть сходить в такой салон на каникулах. С мамой Нитар. Тем более, там реклама обещала неземное блаженство в натуральных горячих источниках, что после массажа было бы идеальным завершением дня.
  - Да никак, ну то есть он вроде есть, но в общем-то ничего нового не происходит - Талан весь в зачетах и подготовке к экзаменам, встречаемся мы редко, раз в три недели, а то и реже. А если учесть, что у нас скоро грядет интенсивная пора, то видимо, совсем перестанем видеться...
  - Ну да, ну да, грядет. - Девушка перевернулась на спину и выбрала на пульте управления роботом массаж ног. - Слушай, может ну его, в черную дыру? Тинайцы не самый интересный вариант, раз. Тебя такое положение дел все равно отвлекает от учебы, два. И не спорь, я это вижу по твоим результатам, хоть ты уже и взяла себя в руки и не напоминаешь саму себя в начале вашего романа.
  Да чего уж тут спорить, сама понимала, что мне пока мой первый роман явно на пользу не пошел. Ну вот разве что вопрос удовлетворения физических потребностей закрыла. Хотя с такой регулярностью, может и правда лучше на те самые медикаменты перейти, которые мне моя всезнающая Тави советовала.
  А про начало романа мне и вспоминать не хотелось, я тогда так в свою инопланетную 'любовь' ухнула, что умудрилась схлопотать три пересдачи по основным предметам и двенадцать штрафных занятий на полигоне у Тавики. Там-то с меня флер влюбленности и слетел, не без усердия со стороны майора, конечно, который мои штрафные отработки курировал лично.
  Точнее слетать он с меня начал уже после того как Талан удивленно спросил, почему я так просела в предметах и не переоцениваю ли я необходимость наших с ним встреч. Мда, не такого вопроса ожидаешь от героя своего романа. Хотя, может, зато так и понимаешь, что некоторые герои не совсем герои, а романы бывают разными, а не только с неземной страстью, как в книжках пишут. Тут кстати тоже было много подобной литературы - помню еще по вольной жизни на Диртасаре, тогда немало любовных романов прочитала.
  Так наше общение постепенно перешло в разряд 'для галочки', да так в нем и оставалось, потому что на какие-то конкретные действия решиться я не могла. Видимо, надо было решительность прокачивать вместо усиления концентрации, а то последняя мне нужна не так уж часто, а вот побольше смелости не повредило бы.
  - Да надо, наверное, и правда все это сворачивать. Завтра зайду в медотсек, попрошу что-нибудь выписать, чтобы от учебы не отвлекаться. И Талану напишу, ну или позвоню, как пойдет.
  - Кстати о медикаментах. А тут в салоне есть такииииие услуги... - Сатти-Мад плотоядно улыбнулась, сверкнув маленькими острыми клыками - дань моде последних пяти лет и, не удивлюсь, если по совместительству еще одна ее модификация. От этой хитрой кошечки можно всего ожидать.
  - Я, пожалуй, все-таки зайду к Ираксе. - Меня даже передернуло от нахлынувших образов. Это если тут массажеры - автоматические руки из потолка, то там простите, что будет торчать. И откуда... На скудность воображения я никогда не жаловалась, поэтому остаток процедуры тихо хихикала, торжественно пообещав себе обязательно поискать информацию в сети. Проверять свои догадки вживую пока не было никакого желания.

***

  Расставание с Таланом прошло очень спокойно: мой уже бывший молодой человек внимательно меня выслушал, согласился со всеми приведенными доводами и ушел на пары, дежурно обняв на прощание. Вот и вся любовь... - пронеслись в голове слова из старой песенки.
  Ой, ладно, ну кого я обманываю, не было тут любви, влюбленность была, да и та сплыла быстро. Страсти и то, особой не было. Какие-то постельные друзья. Или даже скорее товарищи. Да какая уже разница, - махнула я на все рукой, мысленно дав себе подзатыльник и напомнив о том, что до распределительных экзаменов осталось всего ничего - каких-то четыре месяца, а в выборе второй специализации у меня пока и конь не валялся, или, как любят говорить дирго, гарс не пробегал.
  Следующие несколько дней я все свободное время проводила в библиотеке, перекраивая свое расписание так и этак, пытаясь втиснуть в график все, что было необходимо повторить, нагнать и выучить. К концу недели у меня наконец-то сложился пазл, и я умудрилась запихнуть в средние галактические сутки все, что хотела, предусмотрительно сделав варианты расписания на все случаи жизни: попадание в медотсек у меня значилось в вариациях А - 'лайт': 'пришла, полежала пару часов в капсуле и ушла' и Б - 'хард' или непруха: 'принесли, оставили на несколько суток'. И внеочередные задания от профессора Райо постаралась предугадать: тем более с программой, разработанной братьями и Лешкой, и периодическими обсуждениями пройденного с Сатти-Мад, продвигаться по уровням сложности я стала куда быстрее.
  По сути, главной моей задачей было выбрать вторую специальность, поскольку первая мною была определена еще при поступлении. Менталист, а иначе говоря специалист интеллектуального труда довольно широкого профиля с функционалом, который, в силу специфики всех нам подобным как по силе способностей так и по скорости их освоения, подробно расписывается только в конце обучения. Менталистов активно нанимали все: правительственные структуры, крупные копорации, военные ведомства, активно используя все, на что хватало их возможностей: поиск живых существ, общение с не говорящими на привычных формах языка расами и иными формами жизни, активное участие в переговорах. Практически все крупные сделки контролировались менталистами от всех заинтересованных сторон - никто не хотел быть обманутым, а провести менталиста высокого уровня могли очень немногие расы.
  Некоторые вещи не афишировались, но я более чем уверена, что многие мои 'братья по таланту' не брезгуют таким, мягко говоря, не самым этичным и законным образом, добывать ценную во всех смыслах информацию.
  Предсказать, на что именно хватит моего дара, если его можно так назвать, - не мог никто. Слишком тонкая грань и сугубо индивидуальный темп роста способностей - вмешиваться в их естественный ход развития не рекомендовали практически все ведущие специалисты: предыдущие эксперименты нередко заканчивались сумасшествием испытуемых: не все были готовы настолько расширить привычные рамки восприятия мира. Поэтому далеко идущих планов на свое будущее я пока не строила - может все сведется к тому, что я смогу только ассистировать на простеньких переговорах, где несложно будет уловить обман или любые иные махинации лишь по сдвигу эмоционального фона. То есть то, что, по идее, я могла попробовать сделать уже сейчас. А может, и удастся общаться с другими расами, не использующими речевой аппарат или помогать в поисках пропавших...
  В одной статье попалось упоминание об использовании способностей для нападения или защиты, но точного описания, что и как делать, я не нашла. В сети все, что я нашла на эту тему, больше смахивало на произведения фантастов, а в библиотеке Училища, как выяснилось, доступ к этому блоку литературы получали только курсанты соответствующего потока. Поэтому изучив все более-менее приличное из доступного и понятного, я сосредоточилась на своих стандартных тренировках, уже довольно ловко управляясь с имеющимися у меня упражнениями: цвета я называла верно с результатом выше статистической вероятности просто угадать, тем более, что с каждым уровнем сложности росло и количество их оттенков. Довольно быстро определяла эмоции окружающих, но никак не могла настроить щиты на работу в одностороннем режиме. Чтобы, например, заблокировать себя, при этом читая других. Или открыть себя, не принимая ничьих ощущений. А судя по всему, что-то подобное предстояло сдавать уже совсем скоро...
  И если с этой частью подготовки к экзаменам все было более-менее понятно, то результатов моей оценки и рекомендаций по второй специальности я ждала с замиранием сердца. Впрочем, как и большинство из нашего потока. Не волновались только те, кто изначально шел на что-то конкретное и вливал туда целенаправленно все силы.
  Так братья Акшарти разделились по трем направлениям - один дневал и ночевал в симуляторе для пилотов, при том что официально этот предмет стартовал у нас только со следующего года; второй собирался поступать на маршрутизатора и навигатора, они с Сатти как-то обсуждали возможность перевода в другие академии с рангом повыше; а третий явно тяготел к биологии или химии. Эти предметы я благополучно вычеркнула из списков дополнительных, отдавая себе отчет, что программы земной школы вряд ли хватит для космического вуза, скорее уж вызову у окружающих массу ненужных вопросов.
  Мои подруги тоже примерно представляли себе, чего хотят от жизни: Сатти-Мад активно готовилась к переводным экзаменам в Ир-та-Вею, попутно направив документы еще в несколько академий из первой дюжины, а Гаяна грезила инженерией и генетикой, сосредоточив на них все усилия уже на первом году обучения.
  - Ну ничего, экономист тоже неплохая специальность. Везде пригодится. А если еще и менталист, то вообще с руками оторвут. Хотя тогда уж лучше юрист... Но мне эти своды законов и кодексов всегда давались с большим трудом, так что даже с натяжкой моих способностей шансов получить подобную рекомендацию было мало. Или специалист широкого профиля, тоже ничего так. Для тех, кто не в курсе, что это значит 'никаких особых талантов и способностей не замечено'. Ладно, не унывать, ты не для того поступала, чтобы раскисать, что придет, то придет. Нечего психовать на пустом месте, - я битый час мерила комнату шагами. Результаты распределения должны были упасть на почту с минуты на минуту. - В конце концов, на гражданских факультетах практически нет физической подготовки, а значит можно забыть про Тавики. Ну а если очень захочется доказать миру, что ты чего-то можешь, всегда можно попробовать свои силы на экзамене. Фуф. Так и поступлю.
  Не успела я обрадоваться своему решению, как на запястье пикнул браслет, извещая о входящем сообщении.
  - Ольга, у вас новое входящее сообщение от Ректората Училища, - с секундным опозданием озвучила Тави.
  Глубокий вдох и такой же глубокий выдох, и так еще два раза. Почему-то сейчас казалось, что на арену выходить было не так страшно, как открывать это злополучное письмо. Мысленно обругав себя за нытье и глупые сравнения, решительно приказала:
  - Тави, зачитывай.

***

  - Ольга, я не понимаю, чему ты удивляешься? Я на девяносто пять процентов была уверена, что тебе именно туда распределение и упадет, - в который раз высказалась Сатти-Мад, делая обязательную разминку. Наш поток снова отбывал повинность в специальном ангаре Тавики, где он оборудовал еще одну пыточную полосу препятствий. Это преподаватель так нам демонстрировал, что очень разочарован результатами распределительных рекомендаций. Мол, могли бы себя и получше проявить. А то из всего потока - сто пять курсантов всех рас и мастей, всего тринадцать рекомендаций на переводные в другие вузы, одна из них кстати у Сатти, и целая половина распределена на общие факультеты. Мирные, как их еще именовали в Училище. Или факультеты для слабаков, как их уже окрестили все курсанты военных направлений.
  Меня, к моему удивлению и тщательно скрываемому восторгу, среди последних не было. 'Маршрутизация и навигация в открытом космосе' - коротко и ясно значилось в заветном сообщении от ректората.
  - Ты у него с седьмого места за полгода обучения перешла на четвертое - продолжила девушка, активно разогревая мышцы перед грядущим испытанием, - это немаленький прогресс, тот же Акшарти-второй так хорошо не продвинулся - с пятого на третье перешел всего-навсего. А он кшурт, как ни крути, одна из умнейших рас в галактике.
  - Кто бы говорил, обладательница первого места мне на особенности расы жалуется, - привычно отшутилась я.
  - А я и не жалуюсь, я вообще отлично потрудилась. С пятого на первое место, есть чем гордиться, - улыбнулась Сатти, блеснув клыками. - Но у меня видимо стимул сильнее. Надо будет Гаяне идею подкинуть для исследования - влияние разных мотиваторов на мужчин и женщин. Интересно, найдет что-нибудь интересное?
  - Ага, у людей такая пословица есть: легче остановить дождь, чем девушку, собирающуюся замуж.
  - Да? Что-то в этом есть... Ну да ладно, так двигаемся к старту, скоро мой черед.
  У стартовой линии уже образовалась наша стандартная цепочка - братья Акшарти в первых рядах, Сатти пристроилась к своим в центре, я пошла занимать свое дежурное место за Раксом. Давент коротко мне кивнул и подвинулся, чем поверг меня в глубочайшее изумление. Правда тут же повернулся ко мне спиной и сосредоточился на том, как первые из нашего потока будут проходить полосу. Я тоже внимательно разглядывала полигон, отмечая, где какие сюрпризы подготовил нам неугомонный майор. Что ж, пока ничего сверхъестественного: все те же мигрирующие по полю ловушки, кое-где я разглядела шипы полуразумной ядовитой лианы, которые пока мирно дремали. А в остальном, все выглядело обычным и значит, вполне проходимым. Только вот майор таким не выглядел - суровый и сосредоточенный гареш окинул наш поток внимательным взглядом.
  - Курсанты, рано расслабились, - рыкнул он и выражение спокойной уверенности с наших лиц моментально исчезло. Теперь здесь можно было увидеть все вариации тревоги - от скрываемой радости предвкушения Карима Ракса до еще более тщательно скрываемой паники маваланца Эру-Эру, у которого всякий раз при сильном волнении начинали чесаться столь многочисленные конечности. Вот и сейчас он по очереди перечесал все свои четыре руки и явно намеревался пойти на второй круг.
  - В середине полосы я вам подготовил подарочек, - сверкнул клыками Тавики, махнув рукой в сторону густого леса, который нам предстояло преодолеть. Интуиция мне подсказывала, что ничем хорошим такие подарочки не оборачиваются и львиная доля потока с занятия попадет напрямую к нашей синевласке-медику Ираксе. - Я позаимствовал один любопытный экземпляр из нашего экспериментального зверинца, занятия в котором начнутся с третьего года обучения. Но поскольку далеко не все из вас в следующем году с ним встретятся, так как часть предпочла особо не напрягаться, а просто перейти на общие факультеты, я решил ускорить эту встречу. Сразу оговорюсь, зверушка на убийство не запрограммирована, но изрядно пожевать может. Все недоеденные в лесу и не дошедшие до финальных ворот автоматом идут на пересдачу. Доеденные, впрочем, идут туда без очереди. - Гареш ухмылялся, разглядывая притихший поток.
  После его слов градус общей тревоги отчетливо сдвинулся в сторону паники. Только давент, стоящий рядом, упрямо стиснул зубы и гордо вскинул подбородок. Мол, нашли чем напугать. Братья Акшарти что-то на скорости просматривали в своих портативных компьютерах, развернув мини-экраны прямо над браслетами. Вероятно изучали обитателей местного зоопарка, или это все-таки результат экспериментов местных инженеров-генетиков, поди разбери. Мы переглянулись с Сатти-Мад, девушка пожала плечами, явно ничего подобного Тавики раньше не практиковал - иначе подруга уж точно была бы в курсе, у нее было много знакомых со старших потоков.
  - Не тряситесь как листья тику перед сезоном увядания, - уже куда менее злорадно произнес преподаватель. - Убивать и сильно калечить вас никто не собирается.
  Ага, а несильно покалечиться, значит, вероятность все-таки есть.
  - Всем перед выходом на полосу выдаются специальные браслеты, если ваше состояние приблизится к критической отметке, мы вас оттуда вытащим. - 'Обрадовал' нас гареш. - Идете группами по двое. Команды назначу сам. И да, разрешаю пользоваться всеми модификациями. Но смотрите не перестарайтесь, ваша задача - просто дойти до ворот, а не зачистить лес от его обитателей...
  Эх, надо было все-таки что-то себе выбрать, - с грустью подумала я, глядя как потихоньку преображается поток. Сатти-Мад тут же удлинила когти, становясь теперь куда больше похожей на Россомаху из земного фантастического фильма, нежели на кошку. Троица кшуртов как будто нарастила на теле дополнительный слой чешуи, видимо какая-то броня модифицированная, хотя может и врожденная - про эту расу я читала не так уж много, чтобы знать наверняка. У маваланца из рук вылезли шипы, наверняка до кучи ядовитые, теперь если Эру руками махать начнет, а в драках двигался он очень быстро, активно используя все имеющиеся конечности, то сопернику явно не поздоровится. Вон даже мой суровый сосед уважительно хмыкнул, разглядывая апгрейд нашего одногруппника. Но заметных модификаций оказалось на удивление немного: или народ и правда сразу планировал идти на мирные факультеты, а для жизни в цивилизованном обществе подобные надстройки лишь пустая трата денег, или, как я, еще не озадачился этим вопросом. Тот же Ракс никак не изменился, хотя возможно у него тоже какие-нибудь железы ядовитые или слюна, или, наоборот, считает подобные модификации ниже своего достоинства. Кто их разберет, этих гордых давентов. Пока я раздумывала над этим, Тавики нас довольно оперативно поделил на пары. Меня почему-то поставили в команду с Раксом, который, надо отдать ему должное, ничем своего недовольства не проявил. Хотя за последнее время я стабильно показывала неплохие результаты, находясь в рейтинге майора где-то по середине. Так что совсем обузой меня не назовешь. Скорее уж небольшой балласт.
  - Партнера не бросать, не разделяться. Зачет получаете, только если приходите к воротам вдвоем. Все ясно? - Закончил инструктаж майор. Мы слаженно кивнули, чего уж тут непонятного. - Первая команда пошла. Сатти-Мад и Эру-Эру готовятся. За ними Тракш и третий Акшарти...
  Мы с Раксом стояли где-то в середине, поэтому времени до старта было минимум минут двадцать, а то и больше. Смотря как будут справляться первые команды. Чтобы не терять времени даром, полезла в браслет искать информацию о том, кто же может ожидать нас в лесу. Решила исходить из теории, что даже если дело нам предстоит иметь с биороботом, напоминать он будет вероятнее всего какое-нибудь известное существо. А значит на планете должен содержаться прототип нашего соперника.
  Итак, что мы имеем, наше Училище, как и все военные учебные заведения, обязано подготовить выпускников к любой опасности, грозящей им на военной службе. Так, это пропускаем, это неинтересно, вот, здесь уже теплее - на территории планеты есть несколько питомников, в которых содержатся все известные хищники, в том числе летающие и обитающие в воде.
  Хм, летающих можно вычеркнуть, их бы мы уже засекли. А вот подводные...
  - Интересно, там может быть озеро, - задумчиво протянула я, пытаясь рассмотреть что-либо сквозь густые заросли деревьев.
  - Нет, - раздался над ухом глухой рык Карима, как выяснилось, давент внимательно читал статью, выведенную на мой экран. - Воды точно нет, я бы о-сс-с-щутил.
  - Значит эти и эти отметаются. Остается куча наземных...- мда, не так уж далеко мы продвинулись.
  - Не куча, а те, кто обитает в лес-ш-с-ш-у, - прошипел Ракс.
  - Логично, так, отфильтруем-ка их по естественной среде обитания... - через секунду я разглядывала список из десяти смертоносных созданий, четыре из которых были мне прекрасно знакомы по временам злополучной арены. Где-то в отдалении раздался крик и тут же за ним раскатистый рык.
  - Гаштерса, - резюмировала я, моментально представив перед собой это крайне злобное и кровожадное создание и тут же поднимая щиты до максимума, чтобы удержать в узде панику, затопившую меня изнутри.
  'А ну отставить: не паниковать, не бояться, не трястись, ты уже не просто земная девушка Ольга Власова, которая динозавров только по телевизору видела. Ты Ольга Ритас, курсант космического военного Училища, с кучей генетических модификаций и неплохим опытом прохождения подобных испытаний. Ты уже выжила на арене, а тогда никакого браслета у тебя не было, не говоря уже о повышенных ловкости и выносливости. Так что пусть теперь эта ящерица тебя боится' - Минутная отповедь подействовала как пилюля хорошего успокоительного, поэтому к старту я подходила абсолютно спокойной и сосредоточенной, прикидывая, на сколько сразу поднять свои возможности, и обсуждая с Раксом траекторию нашего движения.
  - Ракс, Ритас, пошли, - рявкнул Тавики, и в следующую секунду мы с давентом сорвались с места и рванули в сторону леса, перепрыгивая и оббегая мельтешащие под ногами ямы-ловушки. В одном месте, я чуть не споткнулась о лиану, внезапно метнувшуюся мне наперерез, но упасть мне не дал напарник, неожиданно оказавшийся рядом. Так, подстраховывая друг друга, мы прошли половину пути, когда буквально нос к носу столкнулись с ящером.
  - Вот же... - выругался Ракс, замерев в шаге передо мной, и теперь сосредоточенно оглядывая застывшую посреди небольшой поляны рептилию. Та не менее сосредоточенно рассматривала нас, видимо, выбирая, на кого напасть первым.
  - Они ее как-то модифицировали, у оригинала лапы сильно короче, - коротко отрапортовала я стоящему впереди напарнику.
  - Берегись ш-ш-с-с-шипов, с-ш-судя по цвету, они ядовитые, - поделился в ответ своими наблюдениями Карим.
  Ага, значит желтые концы когтей и шипов на хребте не просто для красоты, надо будет почитать на досуге про то, как отличать ядовитых существ от неядовитых. Главное, чтобы мой досуг не настал уже минуты через три, а то мало того, что сама загремлю на пересдачу, так еще и Ракса с собой прихвачу. Сказано же было - зачет проходит только команда в полном составе.
  Карим явно думал о чем-то похожем и, видимо, какое-то решение нашел:
  - Рита-ш-ш-с, как она дернетс-ш-ся, быш-ш-с-стро ко мне, я тебя перекину подальшш-ш-ше и попробую прос-с-ш-ш-скочить с-с-шам, не уверен, что вдвоем ее потянем. С-с-ш-сильна тварь.
  Времени придумать план Б злобный ящер нам не предоставил и в следующую секунду рванул в нашу сторону, оскалив зубастую пасть.
  Пасть я правда уже рассматривала в полете, потому как раскрученные почти до предела способности перенесли меня к Раксу за доли секунды, а уже в следующую он метнул меня через поляну, перед которой мы с нашим противником пару мгновений назад устроили игру в гляделки. Полет был недолгим, но наверняка весьма зрелищным. Я успела рассмотреть пасть ящера, который пронесся в сторону оставшегося позади давента, и отбить захваченной в лесу палкой метнувшуюся ко мне лиану. Правда только одну, вторая оцарапала ногу и с размаху приложила меня о землю. Кое-как отбившись от надоедливого растения все той же палкой, я поднялась на ноги и осмотрелась, прикидывая, в какую сторону бежать. Сзади раздался рык давента:
  - Рита-ш-ш-с, чего вс-с-ш-ш-стала, бегииии, - и мы рванули уже на пару, подстегиваемые рыком взбешенной гаштерсы, от которой улепетывала вся ее потенциальная добыча.
  Я неслась за Каримом на максимальной скорости, понимая, что через несколько минут меня банально может парализовать. Ну или еще что-нибудь не менее 'приятное', смотря каким ядом сегодня изволили плеваться наши зеленые друзья-лианы. Голова немного кружилась, но усиление концентрации вернуло мне собранность и фокусировку. Мда, чувствуется, за сегодня я выложусь чуть ли не на все доступные мне возможности. Лишь бы хватило, уж больно не хотелось проходить это задание еще раз.
  Но видимо, Тавики и правда не собирался уморить весь поток на втором курсе обучения, потому что к воротам мы выскочили довольно быстро, потеряв нашего злобного преследователя где-то в лесу. Видимо, гаштерсы по лесу бегать не очень любят, или конкретно эта особь предпочитала поджидать свою добычу на той полянке. Отвоевав пульт открытия ворот у особенно вредных плотоядных растений, уставшие, грязные и изрядно потрепанные мы наконец-то ввалились в ангар, где нас уже поджидали однокурсники и команда медиков под руководством нашей бессменной Ираксы. Под ее присмотром троих уже штопали, Эру-Эру вправляли вывих двух правых рук, видимо куда-то приложился на скорости или ударом унесло, остальные просто сидели под капельницами - восстанавливались. Меня отрядили к последним, предварительно обработав порезы от лиан. Головокружение прошло практически сразу, да и силы с этим биококтейлем внутривенным возвращались за считанные минуты. Классная штука, надо будет потом попробовать узнать, как ее достать, вдруг пригодится. Сатти-Мад сидела рядом, рассеянно разглядывая капельницу.
  - Что-то я теперь сомневаюсь, стоит ли вообще пробовать переводиться куда-то из первой десятки...Уж если тут чуть не померли на занятии, какие же нагрузки будут там...
  - Вот уж ни за что не поверю, что ты сдашься, даже не попробовав, - усмехнулась я, отмечая, что после нас поток пришедших на своих двоих резко сократился, и медики все чаще убегали на поле, чтобы забрать тех, кто самостоятельно добраться уже не мог. - А как же планы по поводу личной жизни?
  - Ты права, ну ее эту рефлексию. Ради хорошего мужика можно и от этих кровожадных ящериц побегать.
  - А ради очень хорошего, полагаю, можно и за ней, чего уж мелочиться, - развеселилась я, видимо, этот биоэнергетик параллельно и нервную систему восстанавливал, от страха и нервозности не осталось и следа.
  - Да ради очень хорошего я эту ящерицу на ремни покромсаю, - кровожадно улыбнулась подруга, вставая с кушетки и протягивая мне руку. - Ладно, хорош рассиживаться, зачет мы сдали, но теперь на носу экзамены. Что-то мне подсказывает, что эта модифицированная гаштерса нам покажется ерундой по сравнению с ними...

***

  Оставшиеся до экзаменов месяцы пронеслись как один день. Я или тренировалась в своих очках, снова и снова гоняя себя по воспоминаниям и развивая интуицию, ныряя в чужие эмоции и угадывая цвета и фигуры. Или просиживала часы напролет за симулятором моего экзаменационного задания, где уже с нескрываемой гордостью дошла до девятого уровня сложности из заявленных двенадцати. На двенадцатом обитала Сатти-Мад, которая в первую очередь готовилась к переводным экзаменам в другие университеты. Здесь же она перейдет на следующий год при любом раскладе - сильнейшая на потоке и в пятерке лучших курсантов пятилетки.
  Нагрузку по физической подготовке всем прошедшим полосу препятствий заметно сократили, так что тренироваться мы ходили всего три раза в неделю вместо обычных шести. Чтобы отвлечься от умственного труда и не дать себе чересчур расслабиться.
  Экзаменационная неделя началась у нас с общих предметов. Я относительно легко сдала все, забуксовав немного на межгалактическом праве, но преподаватель только махнул рукой, ставя мне проходной балл - для непрофильного предмета моих знаний хватало, а на специалиста по всем юридическим тонкостям многогранного разумного космоса я не претендовала.
  Больше всего я волновалась перед двумя решающими экзаменами - навигация и менталистика, но здесь все прошло даже легче, чем я могла представить. Обещанные профессором Райо дополнительные задачки я решила довольно быстро, чем изрядно удивила пожилого дирго, который отметил, что из всего потока с этим заданием справились на такой скорости только мы с Сатти. После моих объяснений и демонстрации программы, написанной братьями, преподаватель интерес ко мне потерял вовсе, попросив срочно связать его с разработчиками, чтобы Училище могло выкупить столь прекрасный тренажер для повсеместного внедрения. Передав ему все контакты и черкнув от себя пару строк братцам, чтобы не удивлялись неожиданному предложению, рванула к остановке монорельса - факультет ментальных наук находился в отдалении от главного корпуса и студенческого городка.
  Внешне здание отличалось от остальных. Большая часть зданий центрального района Училища, куда входили главный корпус, студенческий городок и ближайшие спортивные и научно-исследовательские блоки, напоминали казармы. Ну по крайней мере, я их так себе представляла, двух- и трехэтажные сооружения из металла и стекла, как я окрестила местные строительные материалы исключительно исходя из внешнего сходства, соединенные между собой многочисленными коридорами и переходами на разных уровнях.
  Спортивные полигоны Тавики вообще издалека походили на ангары. Тем контрастнее смотрелся корпус менталистов - массивный стеклянный шар на тонких ножках, вдоль которых бесшумно скользили лифтовые кабинки. Этакий жук на трех ногах посреди темно-зеленого шумящего леса.
  Путь от главного корпуса занял около получаса, что по местным меркам совсем немало - получается, этот факультет находился практически на краю материка. Как нам рассказывали при поступлении, центральный материк можно было обогнуть по периметру за пять часов и проехать насквозь за полтора.
  У корпуса было непривычно тихо. Я так привыкла к разномастной толпе вокруг себя, что опустившаяся внезапно тишина оглушала и нервировала.
  - Так, спокойно, не время нервничать, - привычно продышавшись и сконцентрировавшись на своих ощущениях, постаралась отбросить все волнения. Медитации все-таки великая вещь, думала я, взлетая в кабинке лифта на один из верхних этажей, с интересом разглядывая пейзаж за окном. Лифт был сделан из полупрозрачного материала, никак не блокирующий звуки снаружи, поэтому и сейчас до меня доносилось пение местных птиц и шелест деревьев. Эти почти позабытые мирные звуки успокаивали и подбадривали, так что в экзаменационный зал я вошла спокойная и уверенная в себе и своих силах. В конце концов, свои десять тысяч часов я уже точно на тренировки потратила.
  Это я как-то ради интереса решила проверить данное утверждение, которое мне еще помнилось по моей земной жизни, что на заметный прогресс и закрепление любого навыка необходимо потратить на его освоение и практику не менее десяти тысяч часов. А учитывая, что год на Диртасаре состоял из пятисот суток длиной тридцать три часа, а в Училище год хоть и походил на земной - всего четыреста два дня, но зато сутки здесь равнялись среднегалактическим - тридцать шесть часов, нужный рубеж со своими ежедневными тренировками я уже пересекла.
  Почему кстати часы во всех мирах равнялись одинаковому промежутку времени я так и не поняла, видимо такой закон природы, хотя скорее всего у этого феномена есть вполне научное объяснение, до которого у меня пока руки не дошли. Трудности с местным времяисчислением я испытала только в самом начале, решив, что с обычной продолжительностью жизни, жить мне на моей новой родине всего ничего - лет тридцать от силы, по меркам дирго, разумеется. Но как выяснилось, медицина тут и правда космическая, потому как средняя продолжительность всех рас уже давно перевалила за две сотни лет. И немногочисленные чистокровные люди не исключение - стандартная регенерационная капсула запускала оздоровление не только поврежденного участка, но и всего организма в целом. Так что подобное лечение служило еще и омоложением, а учитывая, сколько я в этих капсулах провалялась и сколько мне еще предстоит, зная кровожадность некоторых майоров, то прожить я смогу очень и очень долго.
  Быстро найдя нужный кабинет, постучала и, получив разрешение, вошла в зал, замерев в центре комнаты.
  Экзаменационная комиссия состояла из очень разномастной компании - половину зала занимал большой аквариум, в котором обитали амфибии - те самые врранты, о которых я когда-то читала. Двое мужчин с перепончатыми руками и ногами и выступающими за ушами жабрами в одинаковых бледно-голубых скафандрах внимательно разглядывали меня, тут же занося какие-то данные в буки, непонятно как функционирующие под водой. За столом в оставшейся части зала заседали еще три преподавателя - миниатюрная ганейка с темно-синей кожей и коротким каре насыщенного фиолетового цвета, представительница кошачьей расы гарешей - красивая высокая женщина, из-за иссиня-черных волос и пронзительных синих глаз стойко ассоциировавшаяся у меня с пантерой, и немолодой кшартанец, чей возраст угадывался по седине у височных гребней, контрастировавшей с темно-каштановыми волосами, убранными в высокий хвост. Последний вызвал немало удивления, поскольку из стандартного описания этой расы в справочнике, кшартане и кшурты к менталистике способностей не имели практически никаких. Но, видимо, не бывает правил без исключений.
  - Курсант Ольга Ритас на экзамен прибыла. - Отрапортовала я стандартное приветствие.
  - Любопытно, и правда человек. - Промурлыкала пантера, внимательно меня осматривая с ног до головы, я же невольно подняла щиты на максимум. - И правда менталист, любооопыыыыытно.
  - Судя по приборам, довольно неплохой, - заметила ганейка, сверяясь с экраном своего бука, - для человека так вообще выше всяких похвал.
  - Но правила есть правила, - подытожил седой кшартанец, - Экзамен сдать необходимо.
  Пара вррантов синхронно кивнула после его слов. А мне предложили проследовать к специальному креслу в другом конце зала. К креслу в придачу шла маска-шлем, профессиональная версия моих очков, так что примерные варианты испытаний я знала.
  Следующие три часа я гоняла по кругу не только свой стандартный набор упражнений, но и наткнулась на несколько новых: мне предлагалось узнать, кто из присутствующих преподавателей создал то или иное упражнение. Судя по вводному описанию, подобный навык - считывание авторства у любого предмета интеллектуального труда - был довольно распространен среди менталистов. Впрочем, здесь я особых успехов не достигла, только творения вррантов почему-то угадывались легко. Всех остальных я благополучно перепутала.
  - Достаточно, тест закончен, - раздался в голове голос ганейки, и маска послушно уехала в сторону, заставив меня растерянно моргать от непривычно яркого света.
  - Мы бы хотели проверить курсанта сами, - раздался мелодичный голос откуда-то сверху, это компьютер так выводил звуки, издаваемые амфибиями.
  - Начинается, - поморщилась гареш, отстукивая по полированной поверхности столешницы какую-то смутно знакомую мелодию.
  - Хорошо, но не переборщите. - Кивнула миниатюрная глава комиссии, отчего ее фиолетовые волосы качнулись, напоминая волны на Диртасаре.
  - Мы попытаемся пробиться в те воспоминания, которые Вы стараетесь закрыть ото всех, - пояснил один из вррантов, надевая себе на лоб какой-то обруч. - Ваша задача нас не пустить. Все ясно?
  - Да, - вариантов, куда эти два русала полезут, было немного, а свои секреты мне надлежало беречь, так что бороться я собиралась до последнего. С одной стороны, любое военное Училище межгалактического союза, в первую очередь, заботилось о своих учениках, но кто знает, что движет конкретно этой пятеркой мозголомов.
  Сначала давление на мои мозги было терпимым, потом амфибии подключились вдвоем и голову сдавило уже стальным обручем. Ощущения были жуткие, казалось что еще пара минут в таком темпе, и голова лопнет как перезрелый арбуз. Отгородившись от боли, старалась в памяти перебрать все, что попадалось полезного из прочитанного по этому предмету. Удалось вспомнить только один прием - усиление естественного щита. Технология была довольно своеобразна, и в тот раз, когда я это читала, ничего осязаемого мне добиться не удалось, но выбирать было не из чего, так что я сделала глубокий вдох и выдох, и начала возводить вокруг своей головы купол из особо прочного транкипласта - материала, из которого делают космические корабли, и пробить который под силу лишь оружию самого последнего поколения. Это был самый прочный материал, который я могла представить себе в мельчайших деталях - на Диртасаре мне как-то Кивирарту устроил поход в музей космических полетов, где долго рассказывал о том, как развивалась космотехника.
  Не думала, что поход в музей пригодится мне в таком ключе, - рассеянно подумала я, отметив, что давление на голову сократилось.
  - Испытание пройдено, поздравляем, курсант, - вывел меня из транса мелодичный голос вррантов, - можете снимать блок.
  - Курсант Ритас, Вы зачислены на факультет менталистики, все нужные для третьего курса материалы будут высланы вам на бук в течение двух дней. Так же Вы получите доступ в закрытый отдел библиотеки Училища. - Улыбнулась ганейка, - Добро пожаловать, Ольга.
  - Спасибо, - немного растерянно отозвалась я, все еще не до конца осознав, что справилась. - Разрешите идти.
  - Разрешаем, - махнула когтистой рукой пантера, приветливо улыбаясь, - И не забывай тренироваться на каникулах. Кай и Гай обожают устраивать что-то похожее в ходе обучения.
  Врранты синхронно кивнули, подтверждая сказанное, а я, кивнув комиссии на прощание, пошла к остановке, торопясь поделиться новостями с подругами и предвкушая скорую встречу с семьей. На улице все так же пели птицы и шумел ветвями лес.
  - До скорого, трехногий жук, я не прощаюсь, - и, повинуясь минутному порыву, помахала зданию факультета рукой. В одном из стеклянных блоков шара отразилось местное Солнце - планета вращалась вокруг звезды Ва-Ли-Уна, - мне показалось, как будто здание мне подмигнуло в ответ. - Что ж, это хороший знак, определенно, очень хороший знак. - В монорельс я заходила абсолютно счастливая, предвкушая, сколько всего интересного готовит мне третий год моего космического обучения.

Глава 6. Факультет менталистики.

  
  Столь долгожданные каникулы промчались как одно мгновение, и вот уже завтра мой рейс обратно в галактику Веда, на ставшую уже родной и привычной планету Училища. Два гиперпространственных прыжка и три пересадки в разных точках вселенной, и я снова в стенах своей Альма-матер.
  В этот раз взять билеты с удачными стыковками не удалось, поэтому в одном из хабов придется провести почти пятнадцать часов, а значит общее время пути составит не меньше трех среднегалактических суток. Ну и ладно, уж время-то убить для меня никогда не было проблемой - одних упражнений по менталистике целый вагон и маленькая тележка, не говоря уже о том, что братья доработали мне тренажер по навигации, так что задачки третьего года я начала осваивать уже сейчас. Впрочем не сильно рассчитывая кого-то обогнать на потоке, все-таки на узкие специализации конкурс изначально был серьезный, и, как мне потом пояснили Гаяна и Сатти-Мад, с каждым годом конкуренция на потоках будет только расти. Так что более чем уверена, что львиная доля нашей группы придет с не меньшим багажом знаний, а кое-кто даже с большим. Тот же второй братец Акшарти наверняка времени даром не терял.
  Жаль, Сатти-Мад больше не составит мне компанию, моя подруга-гидаш исполнила заветную мечту и сдала переводные экзамены в другое училище. В желанную Ир-Та-Вею поступить ей, правда, не удалось, но в пару других Академий первой дюжины девушка проскочила, поэтому с этого года наша дружба переходит в разряд дружбы по переписке. Благо мои мозговитые братцы обеспечили нам бесперебойный канал общения, обойдя все защиты наших учебных заведений. Выбор свой подруга остановила на Военной академии Т-1827-Вега, которая входила в первую пятерку самых уважаемых училищ союза по навигации, и находилась практически на другом конце галактики, как от Диртасара, так и от планеты Училища.
  Браслет громко протренькал веселую мелодию, и домашний слизень Приживала, который на время моего возвращения всегда перепоручался на хранение мне, шустро пополз в сторону своего шалаша из листьев. Не любит наш домашний питомец технику ни в каком виде, что, в целом, неудивительно, как выяснилось, губчатые слизни очень чувствительны ко всем видам излучения.
  Поэтому пробормотав в банку извинения, отставила его подальше на подоконник, и вытащила из сумки бук, на который уже вовсю трезвонила Сатти-Мад.
  - Хей, подрррррруга! Чего копаешься? Совсем там разленилась на своем Диртасаре? - С экрана улыбалась Сатти, забавно шевеля своими кошачьими ушками. Девушка уже была одета в новую форму - того же зеленого цвета, как и у нас, но с желтым воротником-стойкой. - Как тебе мои обновки? По-моему, недурно.
  Девушка отбежала от бука и покрутилась, давая рассмотреть себя со всех сторон. Форма сидела отлично, подчеркивая ее красивую фигуру.
  - Отлично сидит! Тебе очень идет, - улыбнулась я. - Уже улетаешь?
  - Да, кар придет через час. А еще через три у меня рейс. И здравствуй, новая Академия. А тебе когда улетать?
  - Мне завтра, так что я еще успею искупаться, - не преминула я поддразнить подругу, подтаскивая бук с камерой к окну, откуда открывался вид на спокойное море.
  - Как же у вас красиво! И тепло, а у нас самый разгар холодного сезона, так что красивых видов сегодня не будет. Как-нибудь надо будет тебе мою планету летом показать. Моря рядом с моим домом нет, но озера такие, ты нигде таких не видела. Прозрачные как слеза. Тебе понравится, вот увидишь!
  - Не сомневаюсь. - Улыбнулась я, расположившись поудобнее на подоконнике. За разговором незаметно прошли полчаса и, пожелав Сатти хорошего пути, сложила бук обратно в сумку. - Эх, Приживала, что год грядущий мне готовит?...
  Слизень выполз из своего убежища и теперь благодушно жевал лист, шевеля глазными отростками. С улицы доносилось пение птиц и тихий шелест волн. Зажмурившись от удовольствия, я впитывала летний вечер Диртасара без остатка - занося его в глубины своей памяти во всех подробностях, чтобы потом при необходимости всегда можно было окунуться в эти воспоминания. Звуки природы, приятные запахи, тихое хрумканье моего смешного питомца, - все это отправится со мной в Училище.
  

***

  - Космолет А-1852 на Варактар отбывает через пятнадцать минут. Просьба всем пассажирам немедленно проследовать к воротам Беза-18-Дега. Повторяю, космолет А-1852 на Варактар отбывает через пятнадцать минут.
  Я вытащила наушники и посмотрела на информационную стену, на которой сейчас красным мигал этот самый рейс на Варактар. Мда, судя по количеству космолетов, направляющихся туда, эта небольшая курортная планета пользовалась недюжинным спросом. Хотя чему удивляться, после исчезновения транспортника, идущего на Эдем, интерес к когда-то самому популярному курорту межгалактического союза поутих. Даже с учетом того, что факт пропажи корабля особо не освещался в средствах массовой информации. Но земля, как говорится, слухами полнится, а космос, как выяснилось, от нее в этом плане недалеко ушел.
  Мимо моего временного пристанища прошествовало семейство кшартан, судя по легкой одежде, направляющихся как раз на отдых.
  Интересно, а какой продолжительности отпуск у военных, - озадачилась я и полезла искать информацию в галасеть, отвлекаясь на время от изучения последних новостей межгалактического союза. Тем более, ничего интересного не писали. Или, что более вероятно, я пока еще не умела правильно отыскивать важные новости. Как мне объяснили братья, многие вещи можно понять по косвенным признакам, например, оценить экономическую ситуацию в галактике по количеству кораблей в космопорту, особенно крупных транспортников. Популярность курортов давно уже негласно измерялась числом рейсов за среднегалактические сутки.
  От скуки, а в этом стыковочном хабе я торчала уже битых пять часов, развернула кресло к стеклянной стене, выходящей на зал прилета космопорта. С первого взгляда казалось, что внизу царит полный хаос - потоки живых существ сходились и расходились, огибали друг друга и сливались, образуя широкие реки спешащих на свой рейс инопланетян всех видов и рас. Я даже парочку гуманойдов разглядела. Один мужчина вообще от человека был практически неотличим, налобные роговые пластины издалека казались просто нахмуренными бровями. Но когда он подошел поближе, стало понятно, что у него в роду помимо людей явно были или дирго или давенты. А может и те и другие.
  Так я и развлекалась время от времени, разглядывая толпу с высоты второго этажа, где расположилась в ожидании рейса в галактику Веда. Один прыжок и еще одна пересадка, и я снова в стенах училища. Тави, наверное, соскучилась. Интересно, а роботы вообще могут скучать. Надо будет спросить Айрату, он наверняка знает.
  Развить мысль о возвращении в общежитие и скучающих роботах мне не удалось: внимание привлекла неожиданная суета внизу. Точнее, толпа и до этого смахивала на экспериментальный образец броуновского движения, но теперь было заметно, что поток живых существ как будто разрезал надвое невидимый нож. В следующую секунду взгляд наткнулся на колоритную компанию в черных форменных комбинезонах, а мгновение спустя я поняла, что сижу, затаив дыхание и не мигая, разглядываю застывшего посреди толпы высокого гареша.
  А он ни капли не изменился, все та же стать и военная выправка, исполинский рост, даже отсюда было видно, что спасший меня когда-то капитан выше многих дирго, не говоря уже об остальных расах. Темные короткие волосы, сквозь которые смешно торчат мохнатые звериные уши и пронзительные зеленые глаза, которые сейчас внимательно осматривали зал прилета.
  Моментально подняв щиты до максимума, затаилась в своем невольном дозорном пункте и осмотрела окружавшую Райста компанию. Тракша я не нашла, чему немного расстроилась, но зато узнала пилота-тинайца когда-то помогавшего нам с Лешкой гулять по магазинам, и уже совсем не пугающего синекожего гултанца Дзиррт Ку Ва, который заменил на звездолете Кивирарту, покинувшего корабль вместе со мной. Надо же, уже три года прошло с тех пор, а воспоминания, оказывается, никуда не делись.
  В следующую секунду капитан поднял голову и посмотрел прямо на меня. Я от неожиданности вздрогнула и вжалась в спинку кресла, прикидывая, каким образом этот зеленоглазый кошак смог понять, кто именно и, главное, откуда на него пялится. Снова объявили посадку на Варактар, и колоритную компанию военных ненадолго скрыла толпа опаздывающих на свой рейс пассажиров. Выдохнув со свистом застывший в легких ледяным комом воздух, резко отвернулась от стеклянной стены и задумалась, что это вообще такое сейчас было. Как я в этом хабе, не самом популярном среди военных, умудрилась наткнуться на одного из самых неуловимых капитанов межгалактического военного флота.
  Это я о нем потом справки потихоньку наводила, дорвавшись до некоторых архивов библиотеки Училища, и узнала, что капитан Райст-Иро-Нэ Ривау, выходец одной из самых престижных военных академий союза уже довольно давно занимает один из ключевых постов в Главном штабе военной разведки союза...
  Почему-то меня не покидала стойкая уверенность, что он меня заметил и, главное, узнал. И, главное, почему организм от мимолетной встречи сбойнул так, как давненько не бывало даже на самой сложной полосе препятствий у майора Тавики.
  Эх, Ольга, вот вернешься, точно пойдешь в медотсек за успокоительными. А то совсем нездоровая ситуация какая-то. Вроде в галасети попадались статьи про какие-то долгоиграющие препараты, вогнал под кожу растворяющуюся ампулу, и пару-тройку лет ходишь, бед не знаешь - никакого буйства гормонов: ходят по струнке, как курсанты военной академии по плацу. Вот явно мой вариант.
  За этой мысленной болтовней потихоньку успокоила расшалившиеся нервы и решила снова сосредоточиться на подготовке к учебе. Скучные километровые таблицы по правилам транспортировки и таможенному оформлению самых популярных в союзе ресурсов способствовали успокоению как ничто другое, и вскоре со стороны я снова представляла собой сосредоточенную молодую девушку в зеленом форменном военном комбинезоне, уткнувшуюся в бук и не обращающую на окружающих никакого внимания.

***

  - Капитан, нам дают разрешение на вылет. Можно отчаливать, - бодро отрапортовал второй пилот, цепким взглядом окидывающий кишащую вокруг массу живых существ.
  - Да, Лурк, уже идем. Все готово к отлету? - Мужчина что-то внимательно разглядывал на уровне второго этажа.
  - Да, Тракш уже на борту, все необходимое закупил.
  На браслет поступило сообщение от главного техника 'Я ее тоже почувствовал. Она сильно изменилась'.
  - Да, Дзиррт, ты, наверное, прав, она изменилась. - чуть слышно произнес Райст, с улыбкой вспоминая распахнутые глаза цвета темной листвы с застывшими в них изумлением и радостью, которые в следующую секунду сменились паникой. - Но все такая же трусиха.
  Через минуту в медотсеке звездолета 'Тень' бортовой медик Тракш с удивлением читал послание от капитана, где ему предписывалось немедленно узнать, в каком военном училище учится их давняя знакомая Ольга Ритас.
  ***
  Обучение захватило меня с головой, так что по семье и друзьям скучать времени практически не оставалось. Братьев и Лешку я донимала в основном просьбами усложнить тренировочную программу по навигации, без которой теперь была как без рук. А с перешедшей в другую академию Сатти мы созванивались по видеочату раз в неделю, бойко докладывая друг другу как дела и жалуясь на тотальную нехватку времени на что-либо кроме учебы.
  - Нет, Оль, ну ты подумай! Шла сюда, можно сказать, полная надежд и матримониальных планов. А что в итоге! Уроков в полтора раза больше, заданий и тестов - раза в два, плюс по сложности они значительно превосходят те, что были у нас. Благо хоть с физической подготовкой проблем нет, - усмехнулась подруга, демонстративно выпуская свои ядовитые коготки, - до уровня Тавики им тут всем далеко.
  - Да ладно? - Удивилась я, попутно переодеваясь в спортивную форму, - Мне казалось, что все академии априори подготовку по всем предметам дают похлеще нашего училища.
  - Вот и мне казалось. А на деле оказалось, что все очень сильно зависит от специализации. Мы - что-то вроде мозгового центра корабля, поэтому излишней муштрой нас не донимают, полагая, что в случае чего нашу безопасность обеспечит остальная часть команды. Может, логика в этом и есть какая-то, но я все равно дико рада, что прошла через школу жизни нашего хвостатого майора. Меньше зависишь от других - целее будешь!
  - Это точно, - рассмеялась я, вспоминая наши с ней частые отработки в спортивном царстве Тавики. - Я как раз к нему направляюсь, снова попала на дополнительные тренировки.
  - О, что на этот раз? Вынесли с полосы препятствий?
  - Если бы... Нам в конце года предстоит практика на одном из полигонов, так что самая сомнительная, с точки зрения майора, часть коллектива тренируется дополнительно. Дабы не посрамить честь мундира и все такое.
  - О как! Даже завидую тебе немного, про эти полигоны столько слухов ходило, дико хотелось там побывать и оценить, что правда, а чем молодняк вроде нас просто запугивают... - мечтательно протянула Сатти, переплетая косу.
  - Ну я тебе потом расскажу, если, конечно, получу допуск.
  - Куда ты денешься, ты же одна из самых упертых на нашем потоке. Так что вперед и с песней, - подбодрила меня подруга. - Ладно, мне тоже пора бежать, у меня факультатив по практической навигации, обнимаю тебя, моя человеческая подруга, будь умницей, надери всем ...ээээ... ну до чего дотянешься.
  - И ты не оплошай, ядовитая кошка, - назвала я ее старым прозвищем, которое периодически всплывало с той памятной битвы на арене, - Увидимся, Сатти.
  - До встречи, Ольга.
  Окно видеочата погасло и перешло на стандартную заставку, а я, застегнув спортивные высокие ботинки на прочной, но удивительно гибкой подошве, рванула в сторону спортивных залов. К майору лучше не опаздывать, каждая минута опоздания стандартно превращалась в какое-нибудь наказание: или отжиматься заставит, или круги по стадиону наворачивать. Узнавать, что у нас сегодня в меню для провинившихся желания не было никакого.

***

  - И поскольку последние тесты показали, что половина группы так и не поняла, почему невозможно совершить три гиперпространственных прыжка подряд на звездолете пятого класса, и фактически угробила свою гипотетическую команду, мы вынуждены повторять все с самых азов. Акшарти, прошу Вас.
  Кшурт, привстав с места, бойко что-то набрал на своем буке, и на главную стену-экран аудитории спроецировались схематичные трехмерные изображения различных космолетов.
  - Звездолеты, как всем нам известно, делятся на классы и подклассы. Первые три класса судов относятся к кораблям дальнего следования, и оборудованы не только самыми мощными двигателями и энергоблоками, но и, чаще всего, самым современным вооружением и системами обороны. Поскольку речь идет о прыжках, нас интересуют энергоблоки в связках с двигателями. Первый и второй класс - военные суда дальнего следования повышенной вместимости. Звездолеты первого класса могут совершать три прыжка подряд, второго класса - до четырех, третьего - самые быстрые и маневренные суда - порой до шести. Но потом...
  - Достаточно, Акшарти, что потом и чем грозит звездолету любого из озвученных классов максимальное количество прыжков из возможных, вы напишете в качестве домашнего задания. И да, - окликнул зашумевшую и засобиравшуюся кучку курсантов пожилой профессор, - дополнительные задания.
  В аудитории раздался чей-то стон.
  - Акшарти пишет полную работу по судам первого класса. По аналогу той, что мы рассчитывали на прошлом уроке. Галактики - по своему усмотрению.
  Умей я свистеть - присвистнула бы. Эта работа тянет на малую навигационную карту для корабля подобного класса. То есть проработка максимального числа маршрутов для всех возможных событий: перемещения между соседними и наиболее отдаленными галактиками, три варианта оборонных маршрутов, парочка уклонительных с обязательным использованием гиперпространственных прыжков и попытка симуляции боя с противником. С точки зрения поведения штурмана-навигатора, разумеется.
  - Трайши делает аналогичную работу для судов второго класса. Возьми что-нибудь нестандартное - не все же на радэните летают.
  Я почти выдохнула с облегчением, когда профессор Райо снова заговорил:
  - Ритас разбирает судно третьего класса. Но не ленитесь, никаких жемчужин хаоса. Летают на них единицы, так что учиться всегда лучше на чем-то более распространенном. Чтобы не увести потом свой корабль на самый край разумного космоса без возможности дозаправки. Все поняли задание?
  - Да, профессор. - Слаженно отозвалась группа и побрела кто куда. Часть народа рванула в столовую, кто-то в библиотеку за дополнительной литературой и справочниками, а я, по обыкновению, к остановке монорельса - сегодня до конца дня у меня занятия по менталистике.
  В здание факультета я ворвалась на всех парах, чуть не сбив с ног капитана Тидара Ки-Радану, того самого пожилого кшартанца, который присутствовал на моем вступительном экзамене. Как выявнилось, кшартане и правда не имели способностей к менталистике, но во всех сферах, связанных с администрацией и координацией чего-либо, им равных не было. Так что этот мужчина занимал должность главного секретаря верховной комиссии факультета, за глаза же был прозван курсантами палочкой-выручалочкой, поскольку без этого сосредоточенного и серьезного мужчины на факультете менталистики царили бы хаос и анархия.
  Как выяснилось, в большинстве случаев способности к менталистике тянули за собой связку отрицательных качеств, например, излишнюю эмоциональность и чувствительность. Что, впрочем было не так уж удивительно. Помнится, еще на звездолете медик-кшурт Тракш, так смешно коверкавший мое имя, рассказывал, что чем выше у той или иной расы эмоциональность, тем больше шансов получить способности к менталистике. Поэтому малоэмоциональные ящеры подобными талантами не обладали, да и среди тех же дирго встретить менталиста удавалось нечасто.
  Поэтому капитан Ки-Радану был тем самым противовесом, который помогал удерживать факультет в относительной гармонии. Нивелируя капризы майора Тавири, той самой пантеры-гареша, сверхвосприимчивость главы нашего факультета - миниатюрной ганейки Зиварры Кьярро в чине полковника. И стену холодного отчуждения жемчужин этого Училища во всех смыслах этого слова - Кая и Гая Аори, братьев-амфибий из расы вррантов. Братья и правда были широко известны в мире менталистике, их авторству принадлежала половина учебников библиотеки, и заполучить их пытались многие академии союза. Но своенравные русалы с бирюзовой кожей почему-то решили обосноваться здесь, впрочем не забывая напоминать руководству училища, о том, какое они сокровище.
  Вот и сейчас, судя по тому, как сурово меня отчитал капитан, который обычно довольно дружелюбен с курсантами, настал период 'подводных страданий', как мы между собой называли время, когда братья Аори впадали в хандру и начинали изводить всех окружающих своими придирками и капризами. Больше всех, конечно, доставалось преподавательскому составу, но и курсантам прилетало немало: дополнительные тесты, занятия и проверки на модифицированных тренажерах, изматывающие почище самой сложной полосы препятствий у Тавики. Длилось это обычно недели две, затем Кай и Гай возвращались в нормальное расположение духа и уже не пытались угробить никого из своего окружения, просто чтобы как-то разогнать нахлынувшую тоску.
  Покорно выслушав тираду кшартанца, кивая в положенных местах, я уже почти успела убежать в сторону кабинета несравненной профессора Тавири, когда меня окликнул Ки-Радану:
  - Ритас, постойте. Вас ждут в глубинном зале. - И немного подумав, добавил. - Я бы на Вашем месте не опаздывал.
  Ох, черт, русалы выбрали сегодня в жертвы меня. Ну да, я бы на своем месте тоже не опаздывала, я бы лучше пошла к Тавики и попросила запихнуть меня на арену курсом так с пятым, чтобы потом недельку гарантированно лежать в лазарете, моля всех богов, чтобы братья к моему возвращению уже пережили период своих страданий...
  Но, к сожалению, никто меня заранее не предупреждал, а система безопасности Училища была настроена таким обазом, что если ты входил в какое-то здание, то об этом тут же становилось известно всей администрации этого здания, так что сбегать было уже глупо. Да, можно попытаться переждать период хандры где-то в другом месте, но в этом случае шансов перейти на следующий год у меня меньше одного процента. Об этом кстати сразу предупредили после поступления. Так что стиснув зубы, я глубоко вдохнула и расправила плечи, шагая в залитый солнечным светом глубинный зал, половина которого представляла собой огромный аквариум.
  - Курсант Ритас прибыла, профессор Кай, профессор Гай.

***

  В комнату я вползла пошатываясь. Тави, начавшая было бодрым голосом свою обычную приветственную речь, сбилась на полуслове:
  - Ольга, что случилось? Показатели здоровья практически на пределе! В таком состоянии необходимо в медотсек, немедленно!
  - Спокойно, Тави. Сейчас закажем робота из столовой и восстановлюсь потихоньку. А завтра посплю на пару часов побольше, выходной же как-никак. Просто братья Аори были совсем уж не в духе...
  - Вы желаете подать на них официальную жалобу в ректорат? - Поинтересовался мой робот-помощник, пока я закидывала в корзину заказа все съедобное из меню на вынос.
  - Нет, конечно. Крепче буду. Если через десять минут приедет доставка, а я еще буду в душе, открой и оплати счет, пожалуйста. А я пойду, пожалуй, смою с себя весь этот день...
  - Смыть можно грязь, пот и прочие инородные вещества. День - понятие иного рода, его смыть невозможно, - как обычно прокомментировала Тави, но я, не обращая внимания на ее реплики, уже утопала в ванную, на ходу стягивая комбинезон.
  Мда, форма, конечно, дело хорошее, - подумала я, разглядывая себя в зеркале, в которую превращалась стена ванной, стоило мне туда зайти. - Вопроса 'что надеть' у меня не возникало вот уже три года. И только на Диртасаре я впадала в ступор каждый раз, как заглядывала в шкаф с рядами вешалок. Здесь же у меня было три комплекта формы на каждый день, пять комплектов спортивной формы с разного вида обувью: инструкции, какую именно надевать, поступали централизованно через Тави, так что в дни физической подготовки я просто выхватывала нужную пару из открываемого роботом отсека. И с этого года добавились еще два комплекта одежды: гидрокостюм и что-то сильно утепленное. Зачем это нужно и куда в этом нужно будет идти, думать пока что не хотелось.
  - И все-таки, Тави не права, - думала я, расслабляясь под струями горячей воды. Смыть с себя можно все, и день, и плохое настроение, и плохие воспоминания. Вон, даже арену и ту - смыла. Смыла, когда обрела новую семью и новую жизнь на Диртасаре. Где много солнца, тепла и воздуха. Где дирго живут в согласии с природой и своей планетой, оберегая и заботясь о ней. Где море почти такое же как на моей родной Земле, разве что иногда отливает розовым. - Я скучаю, Кивирарту, слышишь, я по всем вам скучаю. Мама Нитар, что у вас сегодня на ужин, ты мурлыкаешь свою обычную песенку, пока на огне дозревают разные вкусности? Каливар, ты давно не писал мне, как там твое продвижение? Они просто обязаны назначить тебя старшим техником или главным, снова забыла, как это правильно называется. Айрату, как там твои опытные ловушки, ты уже затерроризировал ими младших братьев? Вариш, ты лучший пилот, и ты обязательно пройдешь в ту самую академию, куда стремишься. Ритар, не забывай кормить Приживалу, он на тебя жаловался, точно тебе говорю...Мам... Пап...Я так скучаю...
  Воспоминания и эмоции нахлынули внезапным потоком, буквально сбивая с ног. Слезы брызнули из глаз, высвобождая накопившееся напряжение и стресс.
  Отплакавшись вволю, поднялась с пола и высушилась потоками теплого воздуха, отмечая как легко стало на душе.
  - Получается, братья Аори не только ерундой страдают и самодурствуют, но еще и нас немного лечат.. Если можно так выразиться... - задумчиво протянула я, залезая в мягкую удобную пижаму темно-зеленого цвета.
  - Ольга, письмо по домашнему каналу. Ваши показатели в норме, можно не идти в медотсек.
  - Надо же, и правда помогает, не показалось, - удивилась я, открывая посылку с едой - энергия лишней в моем случае не бывает, и запуская просмотр того самого сообщения, о котором известил робот. - И что же такого мне прислали на ночь глядя?

***

  - Ритас, пригнись немедленно, ядовитых шипов вам всем в кровать, ты что творишь? - Вопль Тавики был последним, что я расслышала, перед тем как на хорошей скорости влетела головой в какую-то ветку. Пострадали мы обе - ветка, не выдержав моей твердолобости, треснула, а я валялась под деревом, считая хоровод из черных точек и прикидывая, не схлопотала ли я ненароком сотрясение мозга. А все потому что нельзя на уроках нашего сурового майора отвлекаться на пустые мысли. Вот сколько раз себе об этом говорила, и все без толку, опять задумалась на полпути и не рассчитала ни сил, ни траектории своего прыжка.
  За сеансом самобичевания меня застал взбешенный майор и пара курсантов, которых он притащил с собой. Зачем ему команда поддержки выяснилось через секунду, когда Карим Ракс и Такшари Трайши откуда-то достали портативные носилки, и уже на них бодрой рысью унесли меня к нашей синевласке-доктору. От их скорости ощутимо трясло, но ребят можно было понять, им еще эту полосу надо успеть пройти. А возня со мной забирает драгоценное для любого курсанта время.
  Иракса встретила нас у входа, видимо Тавики уже скинул ей сообщение, что груз отправлен получателю, получите - распишитесь.
  - Ритас кладем сюда, ближе к моему столу. А сами на выход, вас уже заждались, - выпроводила их ганейка, параллельно увешав мою голову датчиками, которые тут же попискивая стали передавать информацию ей на информационную панель. - Так, ну здесь нормально, здесь тоже вроде ничего страшного, тут ушиб, но несильный, ну и синяк уже наливается, но это мы сейчас быстро снимем. В общем, ты отделалась легким испугом, а могла бы и пару недель в лазарете отлеживаться, каяшу - очень крепкое дерево, и как ты умудрилась в него влететь?
  - Задумалась, - честно ответила я, чуть поморщившись от укола, глава медотсека ставила мне восстанавливающую капельницу.
  - Не хочешь ни о чем поговорить? - Неожиданно спросила девушка, назвать ее женщиной язык не поворачивался - ганейки не старели практически до самой смерти, поэтому большую часть жизни выглядели на двадцать - двадцать пять человеческих лет. - Тавики говорит, что ты не в первый раз такая рассеянная. Уже пару штрафных отработок за последний месяц схлопотала.
  Машинально отметила, что врач называет сурового гареша просто по фамилии без должности. Видимо, слухи, ходящие по студенческому городку, не врут, между нашим строгим майором и миниатюрной медиком-синевлаской и правда что-то есть. На секунду представила их рядом и поразилась, как органично они смотрятся. Такой большой и мужественный пепельный барс и эта хрупкая девушка с темно-синими косами, едва доходящая ему до плеча. Картинка была настолько яркой, что я на время выпала из реальности, очнувшись от того, что меня аккуратно потрясли за плечо.
  - Эй, Ольга, с тобой все в порядке? Может, я что-то пропустила при анализе данных... - смешно наморщив нос, Иракса снова потянулась к своим липучкам-датчикам.
  - Наверное, и правда хочу поговорить. - Прервала ее копошение я, подумав, что и правда ни с кем не обсуждала последние новости с Диртасара, осевшие на душе тяжелым камнем. И прикинув все за и против, решила, что врач - не самая худшая кандидатура. Тем более военный врач, у нее наверняка есть доступ ко всем наработкам не только гражданских, но и военных ученых, вдруг подскажет решение.
  Иракса что-то прикинув, встала из-за стола и поманила меня за собой вглубь медотсека. Я послушно потопала за врачом, не забывая о капельнице, которая послушно катилась за мной, автоматически ведомая браслетом.
  - Так, тут нам точно не помешают, - уверенно заявила она, занимая кресло в центре небольшого кабинета, уставленного шкафами со всякими приборами и стеллажами с разными препаратами. - Ложись на кушетку, тебе сейчас горизонтальное положение не повредит. - Приказным тоном распорядилась врач, нажав что-то на столе, и тут же из стены напротив выехала небольшая кушетка с подушкой, на которой я вполне удобно расположилась. - Что там у тебя стряслось?
  - Я начну немного издалека, чтобы было понятнее. - Я уставилась в серебристый потолок над собой: металлические панели складывались в интересный узор - то ли причудливые цветы, то ли какие-то другие символы или орнамент. - Три с половиной года назад на Диртасаре случилось несчастье. Пропал корабль, летевший на популярный в то время курорт. Может, слышали - Эдем. Ну о курорте наверняка, а о пропаже не знаю. В галасети всю информацию об этом постарались убить в зародыше, но у нас пострадали самые близкие соседи. Их вторая дочь была на том злополучном звездолете. Там было десять мужчин дирго, понимаете. Десять. И помимо них несколько семей кшуртов и гарешей.
  - Да, я слышала об этом инциденте, тогда даже среди своих информация распространялась под грифом совершенно секретно, - кивнула медик, а я подумала, что мои предположения верны и наша Иракса - не последний человек в этом Училище, раз имеет доступ к подобной информации.
  - В общем, искали их очень долго, бросили все имеющиеся силы. Выкуп перевели, как только получили первые требования, параллельно подтянули все силы, которые удалось найти. Насколько я знаю, мой приемный отец обращался к кому-то из бывших сослуживцев, - дозированно выдала я информацию о привлечении к поискам зеленоглазого капитана-гареша, - но все впустую. Ни корабля, ни следов кого-то из похищенных. Вроде даже на черных рынках искали, но и там ничего. В общем, все уже потеряли надежду.
  Я не видела лица собеседницы, но была уверена, что та внимательно меня слушает, не пропуская ни единого слова, ни малейшей перемены интонации.
  - Около месяца назад мне пришло письмо из дома. Корабль в аварийном состоянии нашли в какой-то глуши. Все, кто остался в живых, были возвращены в семьи. Разумеется, после тщательного обследования и допросов. Но ни лиц похитителей, ни их целей, никто назвать не смог. Проверяли всеми доступными способами - то ли у них очень сильная блокировка на памяти, то ли мозг от чего-то их защищает. В общем, полезной для поимки преступников информации - ноль.
  - Ну даже если так, вряд ли тебя так расстроило именно то, что они ничего не помнят. - Моментально оценила ситуацию Иракса, - как я понимаю, твоя соседка оказалась среди тех, кому удалось выжить.
  - Да, все верно. Ее вернули. Но она не хочет жить. Совсем. Как будто потеряла смысл. Понимаете, не то чтобы она пыталась что-то с собой сделать. Нет, ничего такого. Но она стала как робот, она ест и пьет, чтобы организм получал энергию, спит, чтобы восстанавливался. И все. Она ничем не интересуется, никого не хочет видеть, ну разве что родителей и сестер с братьями. И ничего не помогает. Ее родные очень боятся, что она утратит ситхарру. Это у дирго...
  - Знаю, суть или соль жизни, то что держит дирго в этом мире, не дает уйти за край, - закончила за меня ганейка. - Но может вы рано паникуете, ну стресс у девушки, мало ли что с ней могли делать, похищения - штука гадкая...
  Не удержавшись, горько усмехнулась, все так же разглядывая причудливую мозаику потолочных плиток:
  - Да уж... Все верно, но прошло полгода, ну или почти год по местным меркам. - Я уже очень быстро пересчитывала время на этих двух планетах, - Они, как выяснилось, не писали мне об этом раньше, потому что все ждали, что какое-нибудь из средств обязательно сработает. Пребывание в семье или новые лекарства, или еще что-то. Но ничего, она все тот же прилежный робот, какой ее привезли на Диртасар двести сорок дней назад.
  - Мда, срок и правда немалый, - голос медика стал очень серьезным, - что делали?
  - Как я поняла из общения с семьей - все. Постоянная терапия, лекарства, спокойная обстановка, несколько раз показывали сильным менталистам - все без толку.
  - Хмммм, любопытно. Как зовут твою соседку? - Уточнила Иракса, активируя виртуальную клавиатуру и разворачивая перед собой пару мониторов.
  - Гиварра Варкадир, дирго, родная планета Диртасар, - выдала я всю известную мне информацию.
  - Так так, ага, вот и карточка пациента, - через пару секунд отозвалась синевласка, введя меня в легкий ступор - получается, она имеет доступ ко всей информации или только медицинским данным? Очень любопытно, надо будет попробовать при случае уточнить у кого-нибудь. Тем временем, медик закончила изучение выведенной на экраны информации. - Ты права, они действительно перепробовали все, что сейчас известно медицине. И результатов никаких. Менталисты правда нащупали какой-то блок. Скорее естественного происхождения, то есть она сама себя заточила в эту клетку, но как его пробить или обойти, они не знают. Мозг штука тонкая, хотя кому я это рассказываю - сама без пяти минут менталист с дипломом.
  Я с сомнением покосилась на ганейку, весело улыбавшуюся мне, это я-то без пяти минут с дипломом? Я еще на третьем курсе, и учеба с каждым годом все сложнее и сложнее. Правда и интереснее, конечно, тоже. Но в любом случае, такая неожиданная вера в меня несколько обескураживала.
  - Вот что, Ольга. Поговори со своими преподавателями на факультете. Они очень толковые менталисты, расскажи им все, как только что мне, и покажи ее карточку с заключениями врачей. Я скинула тебе на бук всю информацию.
  - Хорошо, - кивнула я, подумав, что и правда идея очень здравая. И чего сама не додумалась. Видимо, некоторые мысли у меня до сих пор на лице отпечатывались настолько явно, что даже не требовали озвучивания, в этом меня убедила следующая реплика Ираксы:
  - Ольга, учись доверять. Ты понемногу оттаяла и вылезла из скорлупы, когда завела подруг, но сейчас Сатти-Мад перевелась, Гаяна активно готовится к переводу, а твоя семья далеко. Ты снова стала замыкаться в себе. Не воспринимай весь мир как одно сплошное минное поле. Разумеется, я не прошу тебя расслабиться и плыть по течению, но дай окружающим тебя людям шанс. Уверена, ты будешь приятно удивлена.
  Я, правда, так уверена не была, но спорить с медиком не стала, кивнув в ответ на ее отповедь и торжественно пообещав подумать над ее словами.

***

  Мысли о доверии крутились в моей голове уже неделю. В моем случае доверие - вопрос, ни много ни мало, жизни и смерти. Моей жизни, между прочим. Вот и сейчас я в очередной раз взвешивала все за и против варианта обратиться к менталистам за помощью, когда Тави известила о входящем видеозвонке.
  - Ольга, звонок по защищенной линии. От Алексея Вайнера.
  - О, точно! И как я сама не догадалась сразу с ним связаться, - моментально вскочила я с кровати, на которой валялась до этого момента, пребывая в своих невеселых думах. - Тави, выведи звонок на бук.
  - Лешка, привет! Как ты там? Как твоя учеба? Ого, вот это прикид! У вас так можно? - Обрадованно закидала я приятеля вопросами, стоило только увидеть на экране монитора его улыбающуюся физиономию. Помимо височных гребней, сделавших его похожим скорее на кшартанца, нежели на человека, парень решил добавить к облику и неожиданную прическу - голову моего друга теперь украшал разноцветный ирокез.
  - Можно, можно, как ты знаешь, к курсантам особых требований по внешнему виду не предъявляют. На службе уже да, будь добр особо не выделяться, так что наслаждаюсь моментом, так сказать. Девушкам, кстати, очень нравится. - Весело подмигнул мне парень. А я только усмехнулась, Лешка как был дон жуаном, так и остался, насколько мне известно, девушек он менял с завидной периодичностью, присылая мне фотографии с разными пассиями. - Так, подруга, ты чего такая задумчивая? Мои байки про веселую студенческую жизнь подождут до следующего раза. Что у тебя стряслось?
  Наблюдательный как, впрочем, и всегда. Перетащила бук на кровать и улеглась поудобнее, разговор предстоял длинный...
  - ... Хмммм, и твой медик считает, что тебе надо обратиться к твоим менталистам. Но ты боишься к ним обращаться, поскольку эти мозголомы могут залезть туда, куда не следует, все верно? - Подытожил мой монолог приятель минут десять спустя.
  - Ага, ты же просто их не знаешь. Взять хотя бы братьев Аори - Кай и Гай считаются светилами в мире менталистики. Сомневаюсь, что они не догадаются, почему я так уверена, что пережить подобное похищение возможно. Да еще и с относительно минимальными потерями.
  - Черт! Совсем же забыл с этой учебой. Я же их пробил, твоих братцев хвостатых.
  - Врранты без хвостов - такие же ноги, как и у нас, разве что строение ступней отличается...
  - Ой, да я же образно, Оль, не занудствуй, - перебил меня собеседник, смешно тряхнув своим новомодным ирокезом, - Помнишь, ты мне как-то писала, что у вас очередной приступ хандры у братцев, и имена тогда упомянула. Все бы ничего, но я точно их где-то встречал. И практически на сто процентов был уверен, что именно в материалах по нашему делу. И не спрашивай, как я туда докопался, сама не сможешь, только вляпаешься куда-нибудь или братьев Ритас втянешь.
  Я лишь руками развела, никуда влезать я и, тем более, втягивать свою новую семью не планировала.
  - Ну так вот, их привлекали для получения психологического портрета заказчика подобных игрищ. Как я понял те заумные формулировки из материалов дела. Так что видео с нашими подвигами на арене братья видели. Я тебя еще предупредить хотел, чтобы ты к ним присмотрелась. Они точно тебя не узнали?
  - Да вроде не узнали, - ответила я спустя пару секунд обдумывания, - никакого повышенного внимания к своей персоне я не ощущаю, намеков или странных вопросов не было. В общем, ничего особенного.
  - Ясно, ну значит не признали. Что в общем-то и немудрено. Ты сейчас совсем не похожа на себя прежнюю, хотя в отличие от меня никаких гребней или других деформаций внешности не делала.
  - Да? А почему не похожа? - Удивилась я такому замечанию.
  - Ну сама посуди: ты теперь практически атлет - собранная, подтянутая, спортом занимаешься постоянно, волосы отросли, да и легкий загар благодаря климату на вашей планете. А на видео не девушка, а моль бледная с запавшими глазами и тусклым мышиным хвостиком. Худая к тому же как скелет. Ну и главное, взгляд сейчас у тебя спокойный и уверенный. Нет ни паники, ни ужаса, ни апатии, которые сменяли друг друга, когда мы были на арене. Я тут как-то видео пересматривал, честно говоря, странное теперь ощущение, будто и правда все не с нами было. И вообще во сне... - замолчал, задумавшись, друг.
  - Ну, допустим, они меня не узнали. Но приди я к ним с просьбой о помощи. Они же могут и догадаться...
  - Могут. На то они и менталисты, тем более, одни из лучших в своей области. А это тот самый риск, о котором нам говорили на корабле. Помнишь, тот разговор с капитаном на тему секретности информации и прочего?
  Я кивнула, и правда ведь был такой разговор. Уже перед самым прощанием с Лешкой.
  - Капитан тогда сказал, что, конечно, лучше нам свое происхождение скрывать ото всех. Но, правда, жизнь штука непредсказуемая, и если уж предстоит кому-то открыться, надо понимать, кому и с какой целью. Тщательно взвесив все за и против.
  - Ага, верно, так и было. - Закивал приятель, что-то параллельно просматривая у себя на экране. - Не обращай внимания, это я ищу что еще есть на этих братцев хвостатых...
  - Я тогда, честно говоря, была уверена, что никому и никогда не расскажу об арене. Поэтому и слушала вполуха...
  - Ага, чем дико раздражала капитана, который в конце вообще был вынужден рявкнуть в своем командном тоне, чтобы уж точно привлечь твое внимание.
  - Ой, ну ладно, отвлеклась просто. А кто виноват, что он такой нервный?
  - Он гареш, очень эмоциональная раса. Так что какие тут могут быть претензии. Это он кстати еще с нами себя отлично контролировал. У нас тут на потоке есть парочка гарешей, вот по сравнению с ними Райст, я тебе скажу, мистер спокойствие и хладнокровие.
  - Ну он капитан, ему положено уметь держать себя в руках.
  - И то верно. Так, пока мы тут бедному капитану кости перемывали, я вот что накопал на твоих Аори. Они довольно часто сотрудничают с разведкой, привлекают их обычно для консультаций, но были и несколько заданий с таким уровнем секретности, что я сейчас с ходу файлы не взломаю, вероятнее всего подставлюсь тут же, так что придется довольствоваться тем, что нашел. В общем и целом, есть шанс, что менталисты будут держать язык за зубами. Но стопроцентной гарантии дать не могу, так что выбор за тобой - верить им или нет.
  - Эххх, он, как ни посмотри, вечно за мной. Вот хоть бы кто-нибудь когда-нибудь его за меня сделал... - устало протянула я, растягиваясь на кровати и изучая потолок.
  - Брось, Ольк. Сама знаешь, нельзя никому передавать ответственность за собственную жизнь. Последствий потом не оберешься. - Серьезно заметил приятель.
  - Да ладно, Леш, все я знаю. И все понимаю. И никому ничего передавать не собираюсь. Просто эта ситуация с Гиваррой меня и правда морально вымотала. Вот и ною.
  - Ладно, не грусти, подруга. Все наладится. Рано или поздно. Так, у меня пары скоро начинаются, пора бежать. Береги себя. И напиши потом, что ты там по поводу менталистов надумала.
  - Ага, напишу конечно. Ладно, до скорого. Удачи.
  Мда, вопросы есть, ответов нет... И что же делать? - Спросила я вслух у Тави.
  - Алексей скинул на почту документы. Зачитать? - Откликнулся робот, интерпретировав мой вопрос по-своему.
  - Нет, нет, я сама, - информацию о братьях Аори я, пожалуй, почитаю самостоятельно. В документах значились сводки дел, по которым Кай и Гай привлекались как консультанты. Лешка умудрился даже их заключения по каждому из дел раздобыть. Так я стала обладательницей психо-ментальных портретов нескольких маньяков, одного поджигателя, особо доставших флот неуловимых пиратов и еще по мелочи. Ну что же, теперь я знаю, чем займу остаток дня. Глядишь, и ответ на свой вопрос где-нибудь мелькнет между строк...

***

  Три дня спустя я входила в глубинный зал, надеясь застать вррантов на своем рабочем месте.
  - О, Ритас, мы не ждали тебя сегодня, - мелодично протренькал переводчик, а братья удивленно уставились на меня, вытянувшуюся по струнке, после обязательного стука в дверь и полученного разрешения войти.
  - Профессор Кай, профессор Гай, у меня к вам просьба. Или скорее вопрос, но наверное все-таки больше просьба, - неожиданно для самой себя запуталась я в целях своего визита. Ну вот, а вроде бы готовилась, речь перед зеркалом в ванной три раза репетировала.
  - Любопытно, первый раз видим тебя такой. Проходи, садись, рассказывай, - как обычно выдал распоряжения Гай Аори, отличавшийся от своего брата крайне лаконичной манерой вести беседу.
  Повторив тот же рассказ про похищение, перекинула им на мониторы данные о медицинском анализе здоровья Гиварры, которыми со мной поделилась наш медик. После внимательного изучения файлов и графиков и небольших дебатов между собой, которые переводчик не транслировал на межгалактический, Кай выдал их совместный с братом вердикт:
  - Ритас, а с чего ты вообще взяла, что ей можно помочь? Мы просмотрели все отчеты приглашенных менталистов, некоторых из них мы знаем лично, они профессионалы своего дела. И если они говорят, что сделали все, что смогли, значит они и правда сделали. Те блоки, которые она сама себе установила, лучше не трогать извне. Такие блоки можно снимать только изнутри. А до нее пока никому не удалось достучаться, даже близким родственникам.
  - Но нельзя же опускать руки! - Я даже с кресла вскочила, - я уверена, что ее можно вернуть. И разрушить эту башню из слоновой кости, в которую она себя заточила. Или вскрыть. Надо просто подобрать нужный ключ.
  - Любопытная теория, Ритас. Но откуда такая уверенность? У студентки третьего курса, что она сможет сделать то, что не смогли сделать профессора с многолетней практикой и уровнем развития ментальных способностей, превосходящими твои?
  От сказанного заалели щеки и уши, но, в целом, Гай Аори не сказал ничего неверного. Я и правда пока что менталист-недоучка.
  - Почему вы считаете, что нет способа помочь? - Ответила вопросом на вопрос.
  - Скажем так, я бы взялся за это, если бы у меня был хоть какой-то пример, что это уже кому-то удавалось. Неважно какими способами, где и когда. Но пока не припоминаю ни одного случая, чтобы кто-то становился прежним после подобных испытаний... - Кай задумчиво листал на экране сводки разных трагических событий с привлечением помощи менталистов для ликвидации их последствий.
  - Да не станет она прежней, но она оживет. Она должна понять, что жизнью нельзя просто так разбрасываться. Что не важно, что там с ней происходило - это все в прошлом, а будущее зависит только от нее. - Прорвало меня.
  - Такие эмоции не бывают на пустом месте, Ритас. - Припечатал меня Гай, - Ничем не хочешь поделиться?
  Делиться не хотелось совсем. Но решение уже было принято, да и внутренний голос твердил, что дело того стоит. И это как раз тот момент, когда риск необходим.
  - Эта информация под грифом секретно. Категория Ги-Ва-16, - спокойным голосом выдала я неизвестно как всплывшие в памяти цифры.
  - Ритас, замолкни на секунду. Нам надо кое-что подготовить. - Братья молниеносно двигались в своем аквариуме-кабинете, что-то настраивая и переключая. Спустя пару минут мне было разрешено продолжать. - Теперь можешь говорить, мы отключили все входящие потоки, на ближайшие пару часов этот зал изолирован от всего мира. - Серьезно кивнул мне Кай. А Гай указал на кресло, спинку которого я неосознанно сжимала все это время. Ну что ж, пришло время для исповеди...
  - То есть ты и правда живой представитель одной из самых закрытых планет изученного космоса? - Переспросил Гай спустя пару часов моего монолога. Довольно спокойного, надо сказать. Сбилась я только пару раз: до сих пор не могу без содрогания вспоминать, как погибла, чуть-чуть не дожив до спасения, Вера, ну и смутилась припоминая, как доставалось бедному капитану, пока у меня шел ознакомительный период с моим новым этапом жизни, отягощенный выводом из организма этого таинственного военного препарата. Попытка выдать меня замуж братьев почему-то очень заинтересовала, что немало удивило меня, поскольку, по данным, почерпнутым из галасети, этот вид предпочитал однополые союзы, объединяясь в пары лишь на короткое время для продолжения рода. Хотя кто может знать наверняка, раса-то довольно закрытая. Информации в сети на первый взгляд много, а сколько в ней правды - смогут ответить только сами врранты, да и то если соизволят. Пока ничем подобным они своих студентов не баловали.
  - Да, так и есть. Но если информация просочится куда не надо, шансов и дальше оставаться живым представителем Земли у меня не так уж много.
  - Понимаем, - кивнул второй из братьев, - мы видели эти записи. Их показывали очень узкому кругу лиц, чтобы попытаться составить портрет заказчика подобного проекта. Но даже с учетом нашей отличной памяти на лица, не говоря уже о ментальных способностях, мы не опознали тебя ни в ком из участников того жуткого шоу. Да, камеры, вас крупным планом не показывали, но все равно, могли бы и догадаться, - с досадой закончил он. А я даже не удивилась, уж чего-чего, а такой реакции я от братьев ожидала, можно сказать, почти спланировала - за нашими гениями менталистики давно закрепилась слава самых любопытных созданий училища, главных ценителей всего таинственного и неизведанного. Я конечно, рассчитывала, что им хватит и просто ребуса 'приведи в порядок мозги моей соседки', но пришлось доставать из карманов всех имеющихся тузов. Впрочем, ни капли не жалела, по их лицам было понятно, что заинтересовались они не на шутку. Как мной, так и возможностью пробить внутренний блок Гиварры, которая после моего рассказа стала более чем осязаемой.
  - Значит так, сейчас возвращаешься в общежитие, занимаешься своими делами, сюда не лезешь. Нам надо подумать. Надумаем - известим. - Лаконичный Гай Аори подвел итог нашей беседе.
  - И не волнуйся. Доступ к данным будет только у нас. Никого из Училища в твою историю мы посвящать не собираемся. - Добавил Кай.
  Ну и славно, - обрадовалась про себя я, попрощавшись с профессорами по всем правилам и направилась в сторону монорельса. И неважно, что именно движет этими непостижимыми амфибиями - тяга к открытиям или желание разгадать все загадки мира, амбиции или благородство, в мои планы подобное отношение вписывается как нельзя лучше. Главное, чтобы они меня потом похитителям не сдали, - подала голос дремавшая доселе паника.
  - Ничего, я со всем справлюсь. Обязательно справлюсь, все будет хорошо. - Мысленно твердила я спасительную мантру, разглядывая безоблачное небо над головой. - В конце концов, найду зеленоглазого капитана и упрошу его выдать меня замуж, как он когда-то предлагал.
  Представив выражение лица гареша, явись я к нему с требованиями срочно выдать мне мужа, не удержалась и расхохоталась в голос, вызвав пару недоуменных взглядов от группы пятикурсников, направляющихся к лифтам. Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, шагнула в подъехавший вагончик монорелься. Оставим истинные мотивы вррантов - им. Главное - результат. А с этими гениями от менталистики он мне обеспечен.

***

  Со всеми этими попытками найти решение околосемейных проблем, я совсем забыла, что в конце этого месяца первый зачет по пилотированию космических судов ультралегкого класса, иначе говоря, аэрокаров. Того, что почти все мои однокурсники водят с детства, а я почему-то не удосужилась взять у младшего братца-гонщика хотя бы пару уроков вождения, когда была в последний раз дома. Поэтому оставшееся время до зачета я поделила на тренировки в очках виртуальной реальности и практические занятия на полигоне. Последнее мне давалось хуже всего, настолько плохо, что мой последний сегодняшний круг закончился помятым боком аэрокара, снесенным оградительным барьером и наглухо застрявшей в каре мной, пытающейся выпутаться из ремней безопасности и не задохнуться в том облаке пыли, которое поднялось после моего неудачного вхождения в поворот.
  - И на кой черт у них кабина пилота автоматически открывается при падении, - ворчала я, отчаянно дергая наглухо застрявший фиксатор ремня. - Ну вот приплыли, снова этот молодой гидаш будет зубоскалить на мой счет. 'Ритас, Вам впору подавать прошение на оформление личного рекорда по количеству сбитых кораблей. Своих кораблей, Ритас'. Ах ты ж гадина железная, банка консервная, а ну выпусти меня, - разоравшись и окончательно наглотавшись пыли, зашлась в судорожном кашле. Я уже почти смирилась с необходимостью признать свое окончательное поражение и вызвать подмогу по браслету, когда кабина кара заскрипела и зашаталась под чьим-то немалым весом. И в следующую секунду ремень безопасности был порван, а меня вытащили из помятого транспорта, аккуратно спуская вниз. От неожиданности я уже только на земле сообразила, что мне вообще-то своего спасителя полагается, как минимум, поблагодарить.
  - Карим, спасибо. Я уже думала придется сержанта Крито вызывать...
  - Да, пришлось бы. Там ремень заклинило основательно, только рвать оставалось. - Кивнул давент, быстро осмотрев аэрокар со всех сторон, - вместо того, чтобы над тобой издеваться, он бы лучше за техникой нормально следил. Ремни так блокироваться не должны. Ни при каком ударе.
  Парень задумался, поглядывая то на кар, то на спешащих к нам из ангара помощников преподавателя. Техники из гаража, наверное. Увидели на камерах, что я снова упала и долго не поднимаюсь обратно.
  - Ты слишком резко выкручиваешь штурвал, Ритас, - неожиданно выдал Ракс, теперь внимательно осматривая уже меня. Видок у меня наверное тот еще, вся в пыли, волосы растрепались, глаза от удивления изрядно больше обычных размеров. В общем, тот еще видок.
  - Эммм, наверное... Мне говорили что-то такое, - ага, говорили и не раз, а толку, спрашивается. Я уныло разглядывала толпу механиков, которые суетились вокруг кара.
  - Курсант Ритас, раньше завтрашнего дня не приходите, надо будет всю технику перепроверить, - предупредил меня невысокий ганеец с короткими бирюзовыми волосами, торчащими в разные стороны и делавшими его похожим на сердитого ежика, младший техник нашего гаража, если я правильно их всех запомнила. Меня они, понятное дело, запомнили по имени, потому как больше чем я и бестолковее чем я на полигоне не торчал никто из потока.
  - Отлично, тогда пока займемся на тренажерах, - кивнув самому себе, заявил Карим и зашагал в сторону выхода. - За мной, Ритас. Буду учить тебя водить нормально. А то ты же всю команду к праотцам отправишь, если не приведи духи песков, тебя за штурвал пустят...
  Вот тебе и грозный и надменный давент, удивилась я, но потопала следом за новоявленным тренером. А точнее побежала, так как двигался ящероподобный очень быстро. Будем надеяться, что он меня не прибьет случайно во время обучения. А то благими намерениями, помним мы, куда дорога выложена...
  Как выяснилось, сомневалась я в своем одногруппнике зря. Карим Ракс оказался на удивление спокойным и рассудительным учителем, умудрившись за пару недель занятий научить меня тому, что нашему преподавателю не удалось сделать за полгода. Тот, кстати, ерничать по моему поводу довольно быстро перестал, а после того, как я с первого раза сдала промежуточный зачет, стал периодически привлекать давента в качестве своего помощника на последующих занятиях. Оставляя на него самую слабую часть группы и сосредотачиваясь на лучших из потока.
  - Карим, тебе не обидно, что он на тебя нас постоянно скидывает? А сам остальных тренирует уже на совсем другом уровне. - Как-то поинтересовалась я у него после тренировок.
  - Нет, у нас договоренность: я помогаю с вами, он занимается со мной индивидуально. Это куда продуктивнее, чем группой все отрабатывать.
  - А когда ты все успеваешь? Ты же со мной и еще парой ребят дополнительно занимаешься, плюс остальные предметы никто не отменял.
  - Ритас, ты забываешь, что я давент. К тому же модифицированный, как и большинство учащихся здесь. Мне сна нужно пара часов для полного восстановления. Так что времени хватает. К тому же по всем непрофильным предметам я не сильно напрягаюсь, не вижу смысла. - Обстоятельно ответил парень, вытащив из камеры хранения бук и рюкзак. - Я к Тавики сейчас, ты со мной?
  - Не, мне в корпус менталистов, - покачала головой я, вытаскивая из соседней камеры хранения свои вещи, - увидимся.
  - Пока, не забудь отработать сегодняшние маневры на тренажерах. Я проверю. - Донеслось мне уже в спину. Махнув на прощание рукой, побежала к остановке монорельса, братья Аори наконец-то вызвали меня обсудить состояние моей соседки и возможные способы лечения. Так что в корпус менталистов я ворвалась на всех парах, обгоняя пару старшекурсников. С моего потока, к слову, подобную специализацию выбрала только одна девушка-ганейка, но с ней мы пересекались редко, только на немногочисленных лекциях по теории: специфика курса предполагала почти стопроцентное индивидуальное обучение.
  - Курсант Ритас прибыла, профессор Кай, профессор Гай. - Бодро отрапортовала я стандартное приветствие.
  - А, а вот и ты, проходи, Ритас, садись, - кивнул мне на кресло один из братьев.
  Послушно устроившись посреди комнаты, приготовилась слушать заключение наших светил менталистики. Пока ждала от них какой-то обратной связи, прошерстила всю галасеть - как ни крути, выходило, что если эти два головолома не найдут решение, шансы на спасение Гиварры стремятся к нулю.
  - Мы беремся за этот случай, - как обычно не тратя времени на ненужные словесные реверансы, сказал Гай. - Успех гарантировать мы, само собой, не можем. Но наличие у нас тебя, точнее твоего случая, повышает шансы этого эксперимента до семидесяти пяти процентов. Разумеется, мы на Диртасар не полетим, поэтому основную работу делать предстоит тебе, но мы тебя подготовим, насколько это возможно.
  Внутренний голос подсказал, что количество свободных часов в моем расписании устремилось к нулю, ну да ничего, оно того стоит. Никому не пожелаю такой судьбы, как сейчас у Гиварры: заслониться от пережитых кошмаров такой непроницаемой стеной, что становятся недоступны эмоции и чувства. Это уже не жизнь, а существование. Полумертвый кокон, а не живое существо, не та красивая кареглазая девушка-дирго с заразительным смехом, которую я помнила до похищения.
  - Ритас, ты нас слушаешь? - Окрикнул меня кто-то из братьев, а я рассеянно кивнула, выплывая из омута воспоминаний. - Прекращай дрейфовать на волнах, предстоит много работы.
  Забавные у этих амфибий фразочки, мы в облаках витаем, они на волнах дрейфуют, дирго, насколько помнится, считают листья. А гареши интересно что делают? Или гидаши, надо будет потом Сатти-Мад спросить при случае, поставив мысленную зарубку на память, сосредоточилась на экране перед собой, на котором уже мелькали графики и колонки с цифрами.
  - Смотри, мы сделали многовариантное моделирование ситуаций. Всех, что смогли придумать, а с воображением у нас все в порядке, - начал объяснять профессор Кай, - Самые результативные модели, разумеется, предполагают твое раскрытие. Ты на это пойдешь?
  - Полное раскрытие? Мне будет необходимо рассказать все с самого начала?
  - Сложно сказать наверняка. Как мы поняли по степени секретности, всю историю знать уж точно никому не стоит, но твоя задача убедить девушку, что она не одинока в своем несчастье. Причем не просто словами, а так, чтобы она поверила. Ты должна найти ту самую дверь в ее стене защиты.
  Кивнула, пока все звучало вполне разумно, правда было неясно, как это все мне надо будет воплощать в жизнь.
  - Не будем тратить время на перечисление всех нерабочих вариантов, остановимся на наиболее, по нашему мнению, действенных. Ритас, вспоминаем теорию, как менталист может общаться с окружающим миром?
  - Улавливать эмоции, настроения, в принципе, ощущать присутствие живых существ рядом. Плюс специалисты с серьезным уровням могут использовать свой дар для невербального общения. Правда, таких специалистов совсем немного, и я к ним уж точно не отношусь. - По привычке начала наматывать на палец конец уже изрядно отросшей косы.
  - Верно, но тебе это делать и не надо. Что еще?
  - Развитая интуиция позволяет нам предугадывать многие события куда точнее других существ, высокая концентрация, сосредоточенность...
  - Все не то, Ритас. Плохо ты лекции слушаешь. Однобоко. Все что ты сейчас перечислила - это одна сторона медали. Какая?
  - Эмпатия? - Немного неуверенно ответила я. Что-то не припоминаю, чтобы нам такое давали на лекциях.
  - Уже лучше. Не все еще потеряно. - Обрадовал меня вррант. - И какая у нее обратная сторона, в таком случае?
  - Импатия? - Уверенности в моем ответе еще уменьшилось.
  - Верно! Смелее, Ритас, смелее. Тебе как будущему менталисту надо быть уверенной в своих мыслях и словах. Не говоря уже о поступках. Что ты знаешь об импатии?
  - Транслирование собственных эмоций и чувств вовне.
  - Так, да не только. Помимо чувств менталист может транслировать ощущения, мысли, воспоминания. Зависит от уровня его способностей. Понимаешь, о чем я говорю?
  Недоверчиво кивнула: на словах-то я все понимала, но поверить в то, что можно кому-то послать этакое кино из собственных кусочков памяти, было сложно.
  - Так не пойдет. Если ты не поверишь, ты этого никогда не освоишь, - вмешался в разговор второй из братьев. Судя по манере общения, Гай Аори. - Иди сюда. Руки в отсек.
  Не очень представляя, чего мне ожидать от этой чудаковатой парочки подошла к небольшому отсеку на стене их 'аквариума'. Не знаю, из чего была создана эта конструкция и законам физики каких миров она подчинялась, но стекло под моими ладонями исчезло, а я погрузила руки в теплую воду. При этом на пол не пролилось ни капли воды. Вообще, со стороны казалось, что я просунула руки сквозь стекло.
  - Ритас, закрой уже рот, рыба заплывет. - Усмехнулся синекожий мужчина, вставший напротив меня. А я и не замечала до этого, что они не очень высокие, выше только на полголовы, и жабры при таком близком контакте видны. - Насмотрелась?
  - Да, профессор, простите, - решила не злить врранта, а то он сейчас мне такого натранслирует, неделю в медотсеке проведу.
  - Не бойся. Я просто покажу, что это возможно. И на что это похоже. Закрой глаза, так будет проще.
  Послушно закрыла глаза, и в следующую секунду Гай взял меня за руки. Первые пару секунд я с удивлением ощущала тепло и шероховатость его кожи, а потом в ушах стал нарастать гул. И вдруг перед глазами замелькали картинки, которых в моей голове быть не должно: огромный подводный город, который как будто светился изнутри серебристым светом. Тонкие и изящные постройки были окружены прекрасными садами из водорослей и ярких цветов, тут и там сновали незнакомые мне обитатели морских глубин: кто-то отдаленно напоминал земных рыб, кто-то больше смахивал на сказочных персонажей. Картинка подернулась дымкой и исчезла, а я устало сползла на пол.
  - Посиди пока так, это побочный эффект данного метода, - продолжил объяснения кто-то из братьев, - Придется привыкать, Ритас. Если уж на тебя прием чужих воспоминаний так влияет, то как же ты свои передашь? Это куда энергозатратнее. Ну раз ты все равно сидишь, в себя приходишь, открывай бук и смотри почту. Мы скинули тебе начальные упражнения. Читай, говори, что непонятно...

***

  Оставшиеся до конца учебного года месяцы пронеслись с ускоренной силой - лекции и домашние задания, а в промежутках многочисленные тренировки - давент все так же гонял меня в пилотировании, добившись того, что я стабильно демонстрировала средние результаты по потоку. Что для человека, до этого управлявшего исключительно наземным транспортом и впервые осваивающего маневрирование сразу в нескольких плоскостях - было большим достижением. Понятно, что первым или вторым пилотом на межгалактическом корабле стать мне не светит, но зато права на управление аэрокаром у меня уже практически в кармане.
  Братья Аори меня загрузили упражнениями на развитие импатии, как они выразились, теперь мы делаем из меня не только супер-приемник, но и транслятор эмоций и воспоминаний. Поскольку наши преподаватели по менталистике не придерживались жестко заданной программы, эту задачу выделили мне в основные, максимально освободив от всего остального. А в качестве переводного экзамена я должна была успешно транслировать трем преподавателям разные ощущения или воспоминания. Как выяснилось, все задания и тесты по этому предмету обязательно нужно было сдавать нескольким профессорам, таким образом можно было исключить нестабильные проявления способностей, на которые в будущем полагаться не следовало. Вот и тренировалась теперь, периодически привлекая для отработки приемов друзей и одногруппников. Гаяна, которая хоть и готовилась к переводным тестам в усиленном режиме, но все равно находила пару часов в неделю, чтобы помочь мне с тренировками. Согласились на тренировки и Ракс с Эру Эру. С маваланцем правда продуктивно тренироваться не получилось - никак не могла сосредоточиться на транслировании ему своих эмоций, мысль постоянно сбивалась на пересчет его четырех рук, которые он послушно вкладывал в мои для ускорения контакта. Прогресс правда меня совсем не обнадеживал. Эмоции я вроде еще как-то освоила, правда получались они сильно блеклыми и смазанными. А вот устроить кому-то такое же кино, как мне тогда показал профессор Аори, у меня не получилось ни разу. Преподаватели правда предупреждали, что навык это крайне сложный, и стопроцентной гарантии, что я его освою, никто мне не даст. Но отступать я не собиралась, что-то мне подсказывало, что я обязательно должна помочь Гиварре. А интуиции своей менталист доверять обязан. Это нам на одном из первых занятий объяснили. Сопроводив, разумеется, кучей научных обоснований.
  - Ольга, пора собираться на полигон Тау-Зарра, - голос робота-помощника вклинился в мою тренировку-разбор воспоминаний. Это я решила попробовать зайти с другой стороны, и как следует разглядеть те воспоминания, что хочу транслировать другим. Вдруг так передача лучше пойдет. Стянула с головы очки-тренажер и уставилась в потолок, на который Тави услужливо вывела текущее время и мое сегодняшнее расписание. Так-так, физическая подготовка, полигон Т-З, время занятий - двое суток??!!!
  - Тави, что еще за сбой в расписании? Не помню таких длительных занятий по физподготовке в своем плане.
  - Ольга, расписание верное, я проверила в деканате. Это стандартная процедура проверки знаний курсантов третьего года - итоговые занятия на внешнем полигоне. Вашему потоку выпал полигон Тау-Зарра. У вас полтора часа на сборы. Сбор группы в центральном спортивном зале.
  - Хм, полтора часа значит. Тави, расскажи все, что мне можно знать об этом полигоне и предстоящем задании, - распорядилась я, направляясь в ванную, робот тут же перешел на более громкий режим, позволяющий мне слушать его рассказ при включенном душе.
  - Полигон Т-З - внешний полигон Училища, предназначенный для отработки полученных навыков в условиях, максимально приближенных к реальным. Испытания обычно включают в себя стандартную полосу препятствий, одного или нескольких противников и поиск какого-то предмета на местности.
  Высушив волосы, уставилась на утепленную форму, отсек с которой открыла Тави на этот раз. Говорите, условия, приближенные к реальности?
  - Тави, какая там температура?
  - В среднем минус сто пятьдесят градусов Таиро. Иногда выше, иногда ниже. Местами снег и порывистый ветер.
  Ох, предвкушаю миленькую поездку... Это же постоянные минус десять по Цельсию с ветром, те еще условия...
  - Я что-то могу с собой взять? - Решила уточнить на всякий случай.
  - Нет, кроме формы не берется ничего. Все необходимое выдадут на месте.
  - Ну и ладно, выдадут - значит выдадут. Тави, сообщи мне за пять минут до выхода. - Решила оставшееся на сборы время потратить на тренажеры. И так двое суток вылетают с этим внеплановым тестом...
  
  Полигон встретил нас снегопадом и обещанным порывистым ветром. Пока мы настороженно осматривались вокруг, Тавики быстро пересчитал прибывших и разбил нас на мини-группы по четыре - пять человек. Я попала в группу с двумя девушками, с которыми мы до этого пересекались лишь мельком, Каримом Раксом и четырехруким маваланцем Эру-Эру.
  - Курсанты, слушаем меня внимательно. - Раздался грозный рык нашего хмурого майора. - В углу ангара вы найдете ранцы со стандартным набором снаряжения, быстро забираем пожитки и строимся по росту за самым высоким в группе. Быстро похватав типовые рюкзаки, выстроились в ровные шеренги. Я в своей команде оказалась замыкающей, девушки были на полголовы повыше меня - быстро определить расу не вышло - внешне такие же гуманойды, как и я, кожа обычного цвета - светло-коричневая, никаких кошачьих глаз или хвостов, кожных лицевых наростов, присущих рептилойдам - ничего бросающегося в глаза. Оставались только волосы - полуживые наросты тинайцев нельзя было спутать ни с чем, но сходу определить, какая именно прическа у моих компаньонок, не давали капюшоны. Весь поток был одет в зимний вариант формы: утепленный комбинезон, перчатки с сенсорной внутренней частью, высокие ботинки на толстой подошве и практически глухие капюшоны. С одной стороны, заметно снижающие нам обзор, но судя по завывающему за пределами ангара ветру, с ними у нас куда больше шансов пройти задание.
  - Так, отлично. По моей команде проследуете в аэрокары. Каждой группе будет присвоен номер и выдано индивидуальное задание. Детали вам сообщат по пути, там же и решите, кто у вас будет командиром группы. Очень советую командира назначить сразу, это поможет сократить время на ненужные дебаты. В подобных условиях каждая секунда промедления может стоить вам жизни.
  Мы синхронно кивнули.
  - Основная задача - пройти задание в полном составе. Мне плевать, как вы это сделаете, но если на старте вас было заявлено пять, а на финише я увижу только четырех - пересдаете всей группой. Это ясно?
  Снова синхронное кивание, куда уж яснее. Помним уже что-то подобное в том году. Я тогда кстати тоже с Раксом в команде была. У нас с ним уже почти слаженная команда выходит, учитывая, сколько времени мы провели на полигоне, сработались с давентом мы уже давно.
  Пока я разглядывала остальные пятерки и четверки, все по очереди потянулись на выход. Махнув рукой кшурту Такшари Трайши, бодро потопала вслед за Каримом, который уверенным ледоколом рассекал толпу, не особо обращая внимания на очередность выхода из ангара. Впрочем, никто особо и не спешил на выход: судя по звукам, погода ухудшалась с каждой минутой.
  Вывалившись на улицу, чуть не окоченели от неожиданности: снег залепил лицо, моментально заморозил руки и ноги. Вот тебе и хваленый комбинезон, пронеслась первая мысль и за ней совсем уж паническая вторая, о том, что какая-то совсем бестолковая смерть меня ждет. Да еще и иду туда добровольно. Впрочем, все эти метания заняли от силы пару секунд, из снежного ступора нас с девчонками вытащили ребята, моментально оценив обстановку и взяв на себя полный контроль над нами.
  - Пока летим снимите капюшоны и послушайте меня внимательно, - распорядился Карим, самоизбравшись в командиры нашей группы. Возражений ни у кого по поводу его кандидатуры не было, так что мы быстро высвободились из припорошенных комбинезонов, на время стянув головные уборы и перчатки.
  - Задача у нас непростая, тем более в нашем составе. - Оглядев друг друга кивнули, не поспоришь - команда у нас получилась очень средненькая. Самый сильный - сам давент, маваланец хорош только в ближнем бою, но из-за усиленной регенерации в таком климате будет быстро уставать. Поэтому его ранений надо будет стараться избегать всеми возможными способами. Такого стандартными пайками не откачаешь, а в рюкзаке нам вряд ли выдали по волшебному энергококтейлю, которым можно разжиться в медотсеке и к которому мы все частенько прибегали.
  Карим, видимо, тоже думал в схожем направлении, потому как рюкзаки были вытряхнуты, там мы нашли пять комплектов защитных масок для глаз, компактные пищевые пайки, по четыре приема пищи на каждого из нас, универсальную аптечку и разные виды холодного оружия. Нам всем полагалось по комплекту парных кинжалов и какие-то метательные треугольники. Пока я растерянно крутила эти штуки в руках, давент продолжил допрос:
  - Так, все по очереди называют специализацию. И все навыки, которые нам могут пригодиться. Задание нашей группы - найти по заданным координатам микрочип и доставить его в точку финиша. Как вы уже поняли, здесь из противников: погода, абсолютно непонятные флора и, наверняка, та еще фауна. Более чем уверен, что парочку модифицированных экземпляров из зверинца Училища Тавики нам приготовил. Вряд ли будут более разумные противники, подобные учения обычно начинаются с четвертого года...
  - Инженер-конструктор и пилот, - начал рапортовать Эру Эру, - из навыков - ближний бой, дальний бой - как раз метание в цель, плюс модификации. Но не всеми смогу воспользоваться в таких условиях.
  Точно, у него же шипы на руках. А пропоров комбинезон, он непонятно кому лучше сделает.
  - Кува и Пава Гаар, - ответила за двоих тинайка, а я только сейчас заметила, что девушки-близняшки, у них даже полуживые волосы почти одинаково топорщились в разные стороны, напоминая упругие пружинки или особо мясистый одуванчик темно-зеленого цвета. - Специализации: биология и инженерия. Навыки - дальний бой - кивок на эти метательные снаряды, врожденная эхолокация.
  На сестер все уставились с интересом, это как ни крути уже неплохой бонус - довольно редкий дар - возможность улавливать не только обычные звуки, но и определять различные объекты на расстоянии, посылая поисковые волны. Девчонки смогут и о приближающейся опасности раньше узнать, и о лавине предупредить, и о засаде, особенно если там будет много приборов, да еще и примерное расстояние до источника опасности прикинуть.
  - Ольга Ритас, навигация-маршрутизация, менталист. - Отчиталась о своих 'заслугах' я. - Ближний бой средне, дальний никак.
  - Все гораздо лучше, чем я мог предположить, - ухмыльнулся давент, - Ритас, отдай метательные диски Эру-Эру, у него будет комплект на все руки, а тебе они без толку, хватит и ножей. Кува и Пава - наши уши по звукам, Ритас по ощущениям. Ты агрессивно настроенное существо ощутить сможешь?
  Кивнула, по идее смогу. Сильная агрессия, помнится, довольно легко считывалась, как и любая яркая эмоция.
  - Я иду первым, за мной близнецы и Ритас, Эру-Эру страхует сзади. Все ясно?
  Мы кивнули.
  - Ну что же, надеваем маски и капюшоны, пора на улицу. - Кар с тихим гулом опускался на заснеженную поляну.
  
  Мы шарахались по заснеженному полигону уже почти сутки. Пару раз чуть не попали в ловушку, но близняшки вовремя прочувствовали скрытые под снегом расщелины. С фауной тоже частично успели познакомиться - умудрились прийти прямо в логово какого-то барсо-крота. Здоровый кошак обладал поистине огромными мечами-когтями, а его появление близняшки пропустили, потому что по привычке сканировали только наземную поверхность, тогда как эта милая киска в дневное время суток находиться предпочитала под землей. От кошки мы просто-напросто удрали, преследовать нас ночной хищник не стал, но пришлось заметно ускориться - не хотелось столкнуться с ним в темное время суток. Кто знает этих зверей, может он нас по запаху начнет преследовать или их здесь вообще целая стая обитает.
  В общем, последние пару часов самой яркой эмоцией, которую я ощущала, максимально опустив щиты и боясь пропустить приближение кого-нибудь опасного, была напряженность, буквально отзывавшаяся во мне покалыванием в кончиках пальцев. Остальные, наверное, уже подумали, что все менталисты так и работают, периодически перебирают пальцами, чтобы лучше считывать окружающий фон... А я просто не могла отделаться от этого противного ощущения в руках, и непроизвольно пыталась от него избавиться.
  - Так, мы в шести капах от микрочипа, - объявил Карим. Пересчитав в уме капы на привычные километры, чуть не присвистнула - почти двенадцать километров. Это с текущей скоростью два с половиной часа минимум, быстрее идти не давал сложный ландшафт и периодически попадавшиеся на пути участки с открытой местностью. Их переходить приходилось, предварительно связав всю команду веревками, такой там стоял ветер. Если бы не давент с маваланцем, нам бы точно пришлось искать пути обхода, что меня, что близняшек порывами ветра сбивало с ног и отправляло в неуправляемый полет кувырком по кочкам и ямам. Судя по остаточно ноющему телу, синяки пока что не регенировали. Слишком много энергии уходило на движение и поддержание тепла: при одном из таких кувырканий я как-то повредила термодатчики своего одеяния, поэтому на обогрев моя форма теперь работала очень нестабильно. Вот и последние полчаса комбинезон перестал меня греть, решив, что тепла мне более чем хватает, так что уже минут пять я отбивала зубами затейливые ритмы народных песен дирго, успокаивая себя тем, что Иракса и ее чудо капсула меня потом непременно от всего вылечат. Надо только доползти до этого славного потом. Давент тем временем внимательно осмотрел нашу изрядно поникшую группу.
  - Так, ищем место привала. - Мы огляделись: лес довольно давно сменился предгорьем, чуть вдали высились невысокие скалы, испещренные черными полосами трещин. - Лучше всего забраться повыше, чтобы нас не достали эти барсы подземные.
  Следующие пару часов мы убили на поиски места для стоянки, стараясь при этом двигаться в нужном направлении. Близняшки уже практически выбились из сил, продолжая сканировать местность уже на чистом упрямстве и остатках энергии, когда Кува, старшая из них, радостно воскликнула: - Есть одна, вон там на северо-запад, пятьдесят градусов. Довольно глубокая, мы должны поместиться. И вроде никого нет. Ольга, что скажешь?
  Постаралась просканировать пространство в заданном направлении, но кроме отступающего покалывания в пальцах и надежды, для меня звучавшей как легкий запах ландышей, ничего не прочувствовала.
  - Вроде никого, но лучше подходить медленно. Вдруг я не распознала с такого расстояния.
  Но нам и правда повезло, пещерка была не только необитаема, но и заканчивалась тупиком с другой стороны. Поэтому, съев по второму за сегодня пайку, стали укладываться на ночлег, определив очередность дежурств. Ребята разделили их между собой, аргументировав свой поступок тем, что мы лучше больше энергии восстановим во сне и нормально будем работать завтра, чем поспим урывками, а завтра пропустим какую-нибудь зверушку или трещину под ногами.
  Утро встретило щебетанием птиц и довольно ясной погодой. Ветер стих еще в середине ночи, и теперь тропинку под скалой, над которой находилось наше убежище, освещало яркое местное солнце, зависнув посреди неба слепящей маленькой точкой.
  - Мда, а киски нас искали, - проворчал Эру-Эру, указывая на следы когтистых лап, устилавшие тропинку вдоль и поперек. - Хорошо, что они только землю рыть могут, а не камни или другие породы. Ночка была бы та еще.
  От подобных перспектив желание побыстрее разобраться с этим заданием и жутким полигоном возросло в разы, и путь до микрочипа мы проделали очень быстро. Проблема оказалась в том, что координаты, данные нам Тавики, приводили к еще одной скале, искать на которой мелкий микрочип размером с мой ноготь, было равносильно поиску иголки в стоге сена.
  - Агрррр, ну нет тут ничего. Ни пещер, ни тайников, ни отверстий каких-нибудь, куда можно что-то засунуть, - в отчаянии одна из тинаек уселась прямо на землю, скрестив ноги по-турецки.
  - Не паниковать. Они не могли нам дать нерешаемое задание. Надо просто подумать.
  Я тоже уселась на землю, но с целью попробовать прощупать окружающее пространство как можно полнее. Привычно нырнув в состояние потока, сняла щиты, отсекла все эмоции и волнения, которыми фонили окружающие меня одногруппники, и начала прощупывать скалу шаг за шагом, поднимаясь по чуть-чуть, стараясь не упустить ничего из вида. На самом верху мне показалось, что я что-то улавливаю, но ощущения были настолько зыбкими, что я несколько раз перепроверила перед тем как обнадежить команду.
  - Кажется что-то есть, - вынырнула из транса я, отметив по затекшим ногам и плечам, что просидела так минимум часа два. - На самом верху. Неточно, но мне кажется, что там кто-то живой. Я первый раз на таком расстоянии работать пытаюсь.
  После короткого совещания было решено карабкаться наверх. Ребята ползли первыми, потом тинайки, все так же сканируя местность, а в конце я. Обвязавшись веревкой-страховкой, я смотрела, как быстро и уверенно карабкается по уступам Ракс. Эх, не зря он меня последней поставил, я всегда по скалолазанию была в отстающих. Видимо слишком много энергии я бухнула на прощупывание местности, потому как о приближающейся опасности меня предупредили не мои хваленые ментальные способности, а крик Эру-Эру.
  - Ритас, берегись, с неба.
  Мгновенно собравшись, кубарем отскочила от чего темного, мелькнувшего надо мной, и место, где я стояла за секунду до этого вспороло когтями какое-то чудище, похожее на птеродактиля из детской энциклопедии.
  - Твою же дивизию, - прошипела я, снова уходя от атаки разбушевавшегося динозавра. Крылатый ящер издавал дико противные скрежечащие звуки, но судя по тому, что нападал он только на меня, ребят на скале он пока не заметил. Как впрочем и не заметила я второго атакующего, чьи когти через секунду перехватили меня под ребрами и оторвали от земли. Я успела только взмахнуть кинжалом, отрезая страхующую веревку, чтобы не рвануть со скалы всю команду, прикидывая, что убиться нам вряд ли на полигоне разрешат, а вот покалечиться, падая с отвесной стены ребята могут изрядно.
  - Ритас, не дергайся, - крикнул Ракс, - они летят наверх. Мы тебя достанем.
  Я хотела что-то крикнуть в ответ, но поняла, что не получается. Попыталась просто прокричать хоть что-то - рот открывался как у рыбы, но звуков не было. Впрочем, долго рассуждать на эту тему мне не дали. Пара сильных взмахов крыльями, протяжный вой-скрежет, и меня закинули на самую вершину в некое импровизированное гнездо, в котором копошились лысые слепые птенцы-ящерки, радостно раззявившие свои клюво-пасти при нашем появлении.
  Я уже приготовилась пустить в ход кинжалы и отстаивать свою жизнь до последнего, когда поняла, что никто меня есть не собирается. Ящеры по очереди срыгнули детишкам что-то в клювы и улетели за новой порцией, моментально позабыв обо мне.
  Поняв, что ничего мне не угрожает, для начала ощупала и осмотрела себя. Как нас всегда учил Тавики: первым делом, после того как убедились, что вы вне зоны риска - оцените потери. С грустью отметила, что птички своими когтями пробили ткань комбинезона, оставив на коже неглубокие порезы, которые правда уже воспалились и начали сильно чесаться.
  Ну да ладно, раны вроде неопасные, из побочки только отсутствие голоса, так что самое время оценить окружающую обстановку. Гнездо занимало весь плоский участок вершины скалы, по периметру окруженное нагромождением палок и веток, какими-то камнями и костями. Видимо, птички использовали в строительстве все мало-мальски подходящее.
  Так, будем рассуждать логически, если координаты не врут, то микрочип явно в гнезде, осталось только его найти. Следующий час я проползла гнездо вдоль и поперек, но ничего похожего на нужную мне штуку не находилось. Отчаявшись, уселась с краю, стараясь не проворонить возвращение 'родителей' и наблюдая за копошавшимися птенцами, которые то дрались, то кусались, то просто истошно вопили.
  - Ритас, мы тут, - раздался голос Карима, а я поняла, что пока ждала, умудрилась задремать. Ого, а это нехороший признак, значит повреждены не только голосовые связки, раз моя разогнанная регенерация не справляется со слабостью. - Ты как?
  Жестами указала на горло и объяснила, что говорун из меня пока так себе. Кое-как объяснила, что все уже облазила, но ребята перепроверили все еще несколько раз - результат тот же. Микрочипа в гнезде не было.
  - Но как же так? Время почти на исходе, я точно знаю, что задания выполнимые. Где же чип? - Развел руками маваланец.
  - Да, странно. Чипа здесь нет и ощущений от него нет... Хотя какой-то технический фон есть, как будто он здесь был, но куда-то исчез, - резюмировали свои ощущения близняшки. А у меня в голове мелькнула картинка, как буквально на секунду что-то блеснуло на шее у одного из птеродактилей. Я тогда все списала на игру света, но теперь была не уверена.
  - Ритас, ты что-то вспомнила? - Заметил мое изменившееся состояние Ракс. - Попробуешь показать?
  То ли этот яд подействовал как катализатор, то ли мне в обычной жизни не хватало острых ощущений, но в этот раз все сработало. Взяв давента за руки, я мысленно послала ему картинку, как два ящера кормят птенцов, а у одного из них что-то блестит на ошейнике. Ого, так это практически домашний зверь.
  - Отлично! Чип на ошейнике. Снимем во время кормежки, Эру, сможешь срезать с ящера кусок кожи шириной с половину моей ладони? Не думаю, что в наше задание входит убивать всех попавшихся нам на пути, тем более, что эти 'птички', судя по живой и относительно невридимой Ритас, все-таки травоядные.
  На том и порешили. Еще через три часа вернулись ящеры, снова принеся паек своему потомству. Пока нужный нам кормил истошно орущих лысиков, Эру с потрясающей ловкостью выпустил метательные диски сразу с четырех рук. Вот это я понимаю, стрельба по-македонски. В квадрате. Для себя окрестила его технику стрельбой по-мавалански. Надо будет потом братьям рассказать, младшего наверняка в восторг приведет. У него и так все игры - одни сплошные бои и драки. Вспомнив о семье, невольно вспомнила и о соседке, ради которой я так долго тренировалась с этой трансляцией воспоминаний. Что ж, теперь вернуться домой хотелось как можно скорее. А для этого надо сдать этот выматывающий зачет Тавики.
  Ящеры, тем временем, закончили кормление и снова унеслись куда-то за новой порцией еды, тинайки быстро нашли чип, и мы оказались на финишной прямой. Нам надо было дойти до точки сбора, которая была от нас в двух с половиной капах.
  Несущественное расстояние, с одной стороны, но этот непонятный яд, которым явно были пропитаны когти ящеров, уже почти полностью измотал меня. Со скалы меня спускали, привязав к Кариму. Да и весь путь до точки сбора я провела или на руках Карима, а точнее привязанная к нему сзади, чтобы в случае чего он смог быстро среагировать, или в таком же положении у Эру-Эру. С ним вообще было проще, к нему можно было не приматывать, вторая пара рук фиксировала не хуже ремня безопасности.
  Тинайки на последний марш-бросок израсходовали все силы, сканируя местность на максимально возможное расстояние. Так мы избежали логова каких-то гадов и водоем с очень подозрительной жидкостью, издалека смахивающий на поляну, покрытую темной травой.
  Мы даже не сразу поверили, что все закончилось, когда ввалившись в пещеру, которая значилась в задании как точка сбора, увидели кучу народа с весьма довольным Тавики во главе. Впрочем, довольство быстро сменилось озабоченностью, стоило ему увидеть мое состояние. Рыкнув что-то про бестолковость и дополнительные курсы по биологии и медицине, меня выдернули из рук маваланца, и запихнули под капельницу, предварительно вколов антидот.
  - Черт, мы же про аптечки совсем забыли, - пригорюнились тинайки, устроившиеся рядом со мной с такими же восстанавливающими капельницами. Заметно сникшие дреды оживали прямо на глазах, снова превращая девушек в подобие зеленых одуванчиков.
  - Вот именно! Забыть про аптечку! Это же надо догадаться. - Распекал нас Тавики. - Снижу баллы. Это могло вам стоить потерей члена команды.
  Мы поникли, прикидывая, что проходить все заново желания не было никакого.
  - Зачет сдан, нечего киснуть. Просто без отличия. Но ничего, будет вам урок на будущее. - Обрадовал нас майор, уходя встречать вновь прибывшую группу.
  Мы с близняшками от радости бросились обниматься , чуть не обвалив свою кучу капельниц, которая в походных условиях не следовала за хозяином по маяку на браслете, а висела стационарно, как ее земной аналог. Не устроить погром помог Эру, рук которого хватило как раз на то, чтобы поймать все наши стойки и перехватить одну из тинаек, чуть не свалившуюся со стула, кажется, Паву, у нее смешными рожками торчали два полуживых жгутика. Тогда как у Кувы волосы двигались в хаотическом порядке, что меня в который раз наводило мыслями на сходство девушки с медузой Горгоной из древних мифов. Интересно, а это не тинайка к нам в древности на Землю забрела. Надо будет у девчонок узнать, была ли у их расы до всей этой гонки за генетическими экспериментами способность обращать все живое в камень, ну или хотя бы парализовать на время... Я бы уже ничему не удивилась.

***

  Остаток учебного года пролетел незаметно. Экзамены по навигации я сдала с отличием - сказалась доработка братцами моего тренажера. Профессор Райо даже предложил попробовать себя на переводных курсах куда-нибудь в более престижное заведение, но я отказалась. Я с этим-то ритмом учебы еле справляюсь, не говоря уже о том, что пилотирование сдала на честном слове, что все каникулы буду усердно тренироваться, чтобы в следующем году быть наравне с группой всегда, а не только в те моменты, когда Ракс контролировал каждое мое движение, командуя по приборам связи, что и когда мне нажимать.
  Давенту вроде тоже предлагали куда-то перевестись, насколько до меня дошли слухи, у парня и правда был талант в пилотировании. Не говоря уже о преподавании - благодаря его стараниям наша группа показала лучший средний результат за много лет. В общем, Каримом очень заинтересовался деканат, и, как он потом рассказал при встрече, предложили в будущем занять место преподавателя. После нескольких лет практики, разумеется, которые предстояло отработать каждому курсанту любого военного училища. Образование потому и бесплатное, что потом ты обязан заключить контракт на несколько лет работы на Межгалактический флот. С одной стороны, выбор у тебя небольшой: или военная или гражданская должность на благо космической армии союза, но с другой, ты точно знаешь, что без работы не останешься. Получение диплома автоматом гарантировало тебе вакансию. Так что за свое будущее трудоустройство я особо не волновалась, только очень рассчитывала, что место работы будет не очень далеко от Диртасара. Уж очень сильно я привязалась к своей новой семье и прекрасно понимала братьев, которые для работы выбрали соседние с родной планетой галактики. Мысли вновь вернулись к семье и дому, ставшему мне родным, и губы сами собой расплылись в улыбке.
  - Чему радуешься, Ритас? Тебя даже 'читать' не надо, эмоциями на ползала фонит, - раздался роботизированный голос одного из братьев Аори. Сегодня в моем расписании значился второй главный экзамен года - по менталистике. И принимать его, разумеется, захотели сами братья. Впрочем, без комиссии не обошлось, чтобы все было засчитано и зафиксировано по всем правилам, в глубинном зале снова присутствовали все ведущие профессора нашей кафедры: красавица-гареш Тайра Тавири, глава факультета ганейка Зиварра Кьярро и незаменимый секретарь и администратор кшартанец Тидар Ки-Радану.
  - Простите, профессор, отвлеклась. Готова приступить к экзамену. - Сообщила я, оглядывая комиссию и вспоминая, что всего лишь год назад пришла сюда на вступительные экзамены, не понимая, чего ждать от этой странной и разношерстной компании.
  - Отлично, капитан, начинайте запись под протокол. Экзамен на перевод на следующий год. Предмет - менталистика, курсант Ольга Ритас. Тема экзамена - вольная программа...
  - Гай, ну какая еще вольная программа? Мы не на показательных выступлениях синхронистов твоей расы, - перебила Тайра, состроив смешную гримасу.
  - Задание в свободной форме, - как всегда решил их спор секретарь, кивнув вррантам, что можно продолжать. Глава факультета кивнула, продолжая пристально наблюдать за мной.
  - Так, да, продолжаем. Суть задания - трансляция эмоций, ощущений, высший бал за передачу изображений. Думаю, все довольно ясно, можете приступать. Ах, да, проверяющие преподаватели Кай и Гай Аори, Зиварра Кьярро. Теперь точно все. Ритас, сюда.
  Я послушно пошла к аквариуму, отметив про себя, что контролирует экзамен сама глава факультета. Ну ничего, вроде все должно получиться, после того задания на полигоне мне удалось перевести эту способность в относительно стабильную. Поэтому сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, успокоила зародившееся волнение и опустила руки в уже знакомый отсек. Для лучшей концентрации закрыла глаза, сосредоточившись на себе и окружающем фоне. Руки по середину локтя ушли в теплую воду, и почти сразу обе ладони были перехвачены мужскими. Судя по всему, братья решили сразу работать в паре. Несмотря на закрытые глаза, было четкое понимание, что держат меня за руки разные мужчины. Пропустив все эти мысли мимо себя, сосредоточилась на главном. И начала транслировать им свои эмоции и ощущения, предварительно опустив щиты до минимума. Чтобы не тратить время и силы попусту, сразу послала картинки из недавнего прошлого. Нашу знаменательную встречу с летающими ящерами, мой короткий, но запоминающийся полет в лапах одного из них, и яркие кадры кормления лысого пищащего потомства.
  - Ох, Ритас, ну и занесло же тебя, - раздался заливистый смех братьев. - Гай, я все видел, экзамен пройден. Ты как?
  - Тоже видел. Сдала. - Лаконично ответил второй вррант, и я, ощутив, что больше никто меня за руки не держит, вынула руки из отсека. Тут же подъехал робот-уборщик, принеся мне полотенце. Предстояло еще пройти проверочный тест у ганейки.
  - Так, с этим воспоминанием я вижу все удается хорошо. - Спустя пару минут резюмировала она. - Немудрено, оно яркое, такие события в памяти надолго остаются. Давай попробуем посложнее, что-нибудь из давнего. Покажи мне какие-нибудь картинки с родной планеты. - Приказала ганейка, а я на пару секунд подняла щиты до максимума, чтобы собраться с мыслями. Я понятия не имела, рассказали ли что-нибудь обо мне и моих 'ярких' воспоминаниях братья, поэтому решила, что транслировать буду Диртасар и ничего больше. Еще несколько глубоких вдохов и выдохов, закрыть глаза и, опустив щиты, ухнуть с головой в любимую копилку воспоминаний. Вот моя комната, за окном вдалеке шумит море, накатываясь на берег, гудит ветер, перебирая ветви высоких деревьев. Где-то в глубине леса поет местный соловей - маленькая бирюзовая птичка таоки - с удивительно прекрасным голосом. Я лежу на кровати и смотрю, как по потолку кружатся в причудливом танце отблески радужного дождя, сопровождаемые мелодичным перезвоном.
  Я хотела показать ярмарку и гарсов, маму Нитар, вышивающую замысловатые орнаменты на праздничных одеждах, братьев, устроивших веселую перепалку во дворе и Кивирарту, наблюдающего за ними с улыбкой. Все это мелькало ярким калейдоскопом перед глазами, пока я выбирала, какую же картинку выбрать, какая ярче всего покажет мой новый дом, мою новую, но ставшую такой родной семью Ритас.
  - Достаточно, Ритас. Экзамен пройден с отличием. Вы все прекрасно постарались за этот год. - Раздался голос ганейки и я, резко распахнув глаза, тут же прищурилась от непривычно яркого света. - Спокойно, не делай резких движений. Подобные трансляции крайне энергозатратны. Тайра, вызови, пожалуйста, кого-нибудь из роботов-медиков.
  - Зачем медиков, я нормально себя... - Не успела закончить я мысль, когда ощутила на губах соленый металлический привкус. Из носа, как выяснилось, шла кровь. К этому добавился нарастающий гул в ушах, почти сразу противно запищал браслет, извещая всех окружающих о моем ухудшающемся состоянии.
  - Так, Ритас, ты спокойно лежишь под капельницей несколько часов, приходишь в себя. Пару дней никаких трансляций, тебе нужно восстановиться. Кстати, этим и займешься на каникулах, давно пора тебе освоить способы восстановления собственных энергоресурсов. Иначе ты в какой-то момент перегоришь в прямом смысле этого слова. В общем, пока лежишь, записывай список литературы на лето... - скомандовала глава кафедры, а я послушно настроила браслет на автоматическую запись всего сказанного. Кажется, это какая-то местная черта факультета - вливать знания в курсантов в любом их состоянии...

***

  Топ топ топ топ. Топ топ топ топ топ. За два часа ожидания на полянке между нашим и соседскими участками я уже успела помедитировать, немного поупражняться в переборе воспоминаний, наспех сочинить письмо подругам и последние пятнадцать минут нервно мерила поляну шагами. Четыре шага в одну сторону и пять в другую. Не поляна, так, маленький кусочек земли, еще не заросший лесом. С одной стороны которого лежало упавшее дерево, превратив это место в удобную точку встреч с соседями. Именно здесь мы три с половиной года назад тайком встречались с Раиной, и именно здесь я ждала возвращения братьев, которые в который раз ушли к соседям просить их разрешить мне встретиться с Гиваррой.
  Когда я месяц назад вернулась на Диртасар на каникулы, все мои мысли крутились только о том, как помочь соседке и как бы побыстрее попробовать придуманный совместно с братьями Аори метод лечения. Но то, что мы нарвемся на глухую стену непонимания, я даже представить не могла.
  Нет, и точка. Гиварра жива, здорова и это главное. Никаких вмешательств менталистов-недоучек нам не надо. Разберемся сами. Именно такой ответ мы встречали снова и снова, пробуя новые доводы и аргументы.
  Я даже официальное письмо от своих преподавателей умудрилась раздобыть, что они полностью поддерживают мою инициативу и считают, что у нашего экспериментального метода есть шансы на успех.
  Но родители девушки были непреклонны. Никаких экспериментов, новых методов лечения, а вдобавок и встречаться мне с ней запретили. Вроде как официально ничего подобного сказано не было, но их дом на время моего пребывания на планете как будто законсервировали. Если раньше мама Нитар и кто-нибудь из братьев постоянно заходили к ним в гости, то сейчас или все очень заняты, или кто-то болеет, или все умудрялись разъехаться по делам чуть ли не на другой конец планеты. При том, что у дирго один из лучших иммунитетов в галактике и поразительная живучесть, а о том, что мои соседи - редкостные домоседы - не знал только ленивый в нашем небольшом поселении. В общем, приятного было мало.
  И если бы это касалось только меня и моих неудовлетворенных амбиций, я бы отступила, не задумываясь. Какой смысл помогать тем, кто этого не хочет и не принимает. Тут скорее свой лоб расшибешь, нежели пробьешь хоть какую-то брешь в их семейной обороне. Но, как я и подозревала, дело оказалось куда более личным для нашей семьи, чем просто беда близких соседей. Разумеется, во время учебы мне никто не рассказал всей правды, не хотели меня расстраивать и отвлекать от занятий, но когда я вернулась домой, скрывать уже ничего не получалось.
  Каливар, старший из братьев, узнал в ней свою избранницу. Дирго так красиво именуют влюбленность. Как это случилось, никто не понял. Вроде до похищения девушки они общались довольно ровно, во время ее исчезновения брат явных признаков депрессии или упадка сил и настроения тоже не подавал, наоборот, активно продвинулся по карьерной лестнице. Но после возвращения Гиварры его как подменили. Я сначала перепугалась, что кто-то умер, когда первый раз увидела отчаяние, плескавшееся в его карих глазах.
  В общем, на семейном совете было решено не оставлять попыток достучаться до родителей Гиварры, почтенных Ригиро и Ниты Варкадир. Этим занимались Кивирарту и мама Нитар, а мы, в свою очередь, пытались достучаться до братьев девушки. Оставшихся сестер в доме сейчас не было: старшая Каррита проживала в семье мужа и, по слухам, готовилась к пополнению, а младшая - моя подруга Раина - училась в закрытой женской академии, куда даже на каникулы домой не возвращалась, родители навещали ее сами. Этим-то мы и планировали воспользоваться: близилось время ежегодного визита в академию младшей дочери, и теперь, со дня на день, родители Гиварры должны были уехать, оставив заботу о ней сыновьям - Ридару и Гарту, с которыми уже второй час беседовали Каливар и Айрату. А я мерила шагами полянку.
  Спустя еще полчаса братья, наконец, вернулись с хорошими новостями. Ридар и Гарт согласились попробовать. Через два дня родители улетали в соседнюю галактику, а мы начинали свой план по возвращению девушки в мир живых. Потому что сейчас, по словам братьев, она больше напоминала ходячую куклу или недоделанного робота. Те хотя бы могли имитировать какие-то человеческие эмоции, тогда как Гиварра будто маску надела - ни улыбок, ни слез, ни злости, ни радости.
  - Значит начинаем через два дня? - Вытерла вмиг вспотевшие ладони о легкие песочные брюки.
  - Нет, перестрахуемся, дождемся сообщения, что старшие Варкадир добрались до Раины. И тогда начнем. У нас будет две недели. И если мы провалимся, а они потом узнают, что мы все-таки попробовали осуществить задуманное... Ох, даже думать боюсь, что будет. - Нахмурился Айрату, как обычно прикидывая все возможные варианты событий.
  - Ну ладно, ты сразу-то на неудачный исход не настраивайся. Еще собьешь всю мою уверенность. - Проворчала я больше для проформы, прекрасно понимая, что братья за меня горой и верят в меня, пожалуй, больше, чем я сама в себя верила.
  - С другой стороны, в случае, если получится, нам все равно влетит. Так что расплаты не избежать в любом из вариантов. - Уже куда веселее подмигнул средний братец, подталкивая нас с Каливаром в направлении дома. - Ну пошли, чего приуныли. Полдела сделано, осталась, всего-навсего, большая половина.
  
  - Ну как сегодня? - Встретили меня дежурным вопросом домашние. Как и последние десять дней. А я все так же ответила:
  - Никак. Я пыталась снова и снова, уже плюнула на все ограничения за руки ее взяла. Но я как в стенку натыкаюсь, уже пробовала обходить, искать дверь, искать окно, да хоть щелку какую-нибудь, пробиться сквозь ее блок. Все без толку. Она не видит того, что я показываю, не хочет видеть...
  Устало рухнула в кресло, эти трансляции меня выматывали все сильнее и сильнее. Сна требовалось все больше, как и еды. И даже с учетом того, что всего у меня было в избытке, за последнюю неделю я стала напоминать свою тень: под глазами залегли синяки, сама бледная, глаза красные, в общем, ходячий призрак менталиста, а не будущий специалист.
  - Милая, ты делаешь все, что в твоих силах, - мама Нитар ласково погладила по голове, ставя передо мной двойную порцию ужина. Да уж, с такими энергозатратами ела я теперь как взрослый мужчина дирго. А не как маленькая земная девушка. - Доедай и иди поспи, совсем себя извела. Как паутинка стала. Скоро ветром унесет.
  На пути в спальню наткнулась на Айрату, подпирающего дверь в мою комнату.
  - Ольга, мы сразу понимали, что это только шанс, а не стопроцентная вероятность успеха. Не угробь себя в этой гонке. - Давно я не видела брата таким серьезным. Наверное, как раз с момента похищения Гиварры, когда мы с ним вдвоем в этой же комнате обсуждали возможные мотивы похитителей.
  - Понимали. Но я же Каливару надежду дала. Понимаешь? Я ему дала надежду. Я не могу сдаться. Я буду пробовать до последнего. - Упрямо отвернулась к окну, разглядывая в темном стекле собственно отражение.
  - Знаю, мелкая, ты у нас вообще барышня не в меру упорная. Ох и намучается с тобой муж.
  - Менталист должен быть упорным. А точнее терпеливым и трудолюбивым. Это, между прочим, девиз факультета. - Усмехнулась я, потихоньку возвращаясь в хорошее расположение духа. - А замуж я в ближайшее время не собираюсь, так что рано кого-то там жалеть.
  - Вот посмотрим, как через пару лет запоешь, терпеливая ты наша. Собирается, не собирается, боги нас, простых смертных не спрашивают, когда нити мужчины и женщины в один узор сплетают. Просто ставят перед фактом. Как Каливара, например, хотя это сейчас не лучший пример, конечно.
  - Вот именно, - улыбнулась я, выпроваживая настроенного на философский лад братца, - вас не спрашивают, а я менталист - может, мне вообще удастся с ними договориться.
  - Ой, рассмешила. - Айрату уже спускался вниз по лестнице. - Хотя про богов мы не зря вспомнили. Я завтра доеду до старого храма, помнишь, куда на праздник Цветения обычно ездили? В Митракта-Эву.
  Я рассеянно покивала. А почему бы и нет. Нам поможет любая помощь, боги, духи, люди, энергопотоки. К слову об энергопотоках, наконец-то выловила мысль, засевшую где-то на периферии сознания и старательно от меня ускользавшую все это время: мне же глава кафедры давала упражнения по восстановлению энергии. Совсем все забыла с этой нервотрепкой. Быстро вывела на бук нужную информацию. Так, это сложно, это спорно, это я вроде и так частенько делаю, а толку не вижу. А вот это любопытное. И очень перекликается с нашим разговором с Айрату. Раньше бы я все списала на случайности и совпадения, но после года изучения менталистики на подобные знаки и символы я старалась обращать больше внимания. Как любят говорить братья Аори, мимо тебя может проплыть стая рыб-крылаток и ничего, но иной раз одного движения плавника хватит, чтобы разгадать загадку, над которой бился много дней. Не самое понятное выражение, как впрочем и все их околоморские афоризмы, но что-то подсказывало, что это может быть как раз то самое 'движение плавника'.
  Поэтому умывшись и удобно устроившись в кресле, быстро погрузила себя в состояние потока, успокаивая разум и какое-то время спокойно наблюдая за мыслями. Решив, что сознание достаточно успокоилось для дальнейшего шага, опустила все щиты и позвала энергию этого места. Энергию нашего дома, леса за окном, шумящего вдалеке моря, этой планеты. Я взывала к ней, рассказывая о Гиварре, о том, как бьюсь каждый день, но никак не могу найти брешь в ее блоке. В какой момент я уснула, я не поняла, но сны мне снились яркие и живые, наполненные знакомыми и не очень местами, запахами и ощущениями. Я бродила по пляжу с кем-то большим и очень теплым, тем, кого я не видела, но ощущала. От него, а точнее от нее, почему-то ощущался мой собеседник как женщина, веяло любовью и заботой. Мы рассуждали обо всем, обо мне, моем прошлом, я рассказывала ей про арену и показывала картинки, которые сама не очень-то хотела вспоминать. Она удивлялась и сопереживала, а теплый ветер трепал мои волосы и подол длинного голубого платья, в котором я оказалась в своем сне.
  - Что же мне делать. Как найти дверь или окно, да хоть щелку? - Повторила я во сне все то же, что говорила до этого в гостиной своим родным.
  - Милая, но что ты будешь делать, если стена глухая. Там нет дверей и окон, а все щели надежно замурованы.
  Я заметно приуныла, разглядывая волны, с мерным рокотом накатывающиеся на берег и через секунду отползающие обратно. Море, такое спокойное, такое мирное, которое может в другой день обернуться штормом и затопить половину планеты. Разрушить все, что встанет у него на пути. Море...
  - Я знаю. - Я застыла посреди пляжа, неожиданно найдя решение. - Если в стене нет окон и дверей, я разобью эту стену. Не знаю как, но разобью.
  Ответа я не запомнила, но проснулась полной сил и, главное, с восставшей из пепла надеждой. Примерно набросав себе план действий, в обычное время спустилась вниз, готовясь снова отправиться в гости к соседям. Айрату и Каливар заметили мой изменившийся настрой, но не стали отвлекать расспросами.
  Мы как обычно должны были расстаться у входа на большую террасу, где Гиварра проводила все свободное время, разглядывая что-то неведомое на горизонте, и не особенно реагируя на внешние раздражители.
  - Айрату, Каливар, вы сможете сделать так, чтобы ее братья не слушали сегодня наш разговор? - То, что я планировала выплеснуть на нее сегодня, мой таран, которым я приготовилась штурмовать ее защитные стены, демонстрировать окружающим мне не хотелось. Слишком большой риск, пусть я и уверена здесь и сейчас, что он оправдан.
  - Попробуем, - нахмурился Айрату, а Каливар напряженно уставился на меня, буравя взглядом. Да, похоже старший из братьев и правда знает больше остальных о реальных причинах моего появлении в их семье.
  - Удачи, - его голос я услышала уже входя на террасу, залитую мягким светом. Девушка, как обычно сидела в плетеном кресле, укрытая легким пледом, и разглядывала простирающийся перед ее взором пейзаж. Дежурный кивок в качестве приветствия и снова все внимание на горизонт.
  Ну уж нет, подруга, я сегодня настроена как никогда серьезно. Нечего мне тут Ассоль изображать в вечном ожидании. Сейчас устрою тебе алые паруса по-диртасарски. Немного накрутив себя до нужного состояния, зло усмехнулась собственным мыслям. Ничего, для моего сегодняшнего рывка злость и адреналин не помешают. Тем временем, на браслет пришло короткое сообщение от брата: Приступай.
  Что ж, отлично, значит небольшой отрезок времени, когда нас не слушают братья Гиварры у меня есть. Не будем терять ни минуты.
  Рывком развернула кресло девушки к столику, на который предварительно установила бук.
  - Гиварра, а ну прекращай себя жалеть. Выходи из своей чертовой башни. Сколько можно? Да, ты пережила ужас и страх. Возможно, насилие, в любом случае, это то, что вспоминать не хочется. Но чего тебе жить-то не хочется? Ты не видишь, что ты не только сама идешь на дно, но и тянешь с собой всех близких людей?
  Девушка попыталась отвернуться обратно к морю, но я ей не дала, включив запись на буке. Секретные видео с нашей арены, по сверхзащищенному каналу отправленные мне утром Лешкой, который каким-то образом умудрился их скачать.
  - Ты думаешь, только с тобой произошло несчастье? Нет, Гиварра. Ты не одинока. Вот видишь эту блондинку? Это Алена. У нее были розовые волосы, смешные веснушки и она постоянно путала ударение в некоторых словах. Меня это так бесило в начале, а потом ее убили. Убили ради каких-то своих гнусных целей, выпустив на арену кучу слабых людей, ни разу до этого не видевших гаштерсу или киртассу живьем. Потому что на нашей планете такие не водятся, Гиварра. Мы вообще о существовании инопланетян не подозревали, думали это выдумки, ну знаешь, сказки вроде как детям рассказывают, чтобы напугать. Про ночных духов леса, что шалопаев в чащу затаскивают. А вот это Антон, его тоже убили. И у него тоже наверняка были семья и друзья. И меньше всего он хотел умереть вот так, на какой-то вонючей планете от лап мерзких тварей.
  На экране мелькали жуткие картинки тех дней. Первое видео - самое короткое и самое кровавое, тогда не вернулась сразу половина. Теперь мы обе уставились в экран моего портативного компьютера.
  - А это я, узнаешь? - Каким-то не своим голосом сказала я, указывая на бледную растрепанную девушку с перепуганным взглядом, всю перемазавшуюся в грязи и трясущуюся как осиновый лист на ветру. - Мне никогда не было так страшно, как тогда. Мы раз в два дня выходили на верную смерть, прекрасно понимая, что счастливого конца не будет.
  Видео оборвалось на моменте, когда мы с Верой пересекали поляну, видимо, в тот момент Райст начал атаку их штаба, и они были вынуждены заметать следы, уничтожая все оборудование.
  - А это Верочка. Она не дожила до спасения пары минут. Буквально пары минут. - Глухо закончила я и послала сидящей напротив девушке свои воспоминания. Я заново переживала те минуты, когда мы спасались от этого жуткого богомола, слышала душераздирающий крик своей последней, оставшейся в живых, подруги по несчастью и, как со стороны, слышала свой какой-то дикий рев, с которым я рванула обратно на кровожадную тварь в попытке уже прекратить эту пытку.
  Видимо, с тараном я все-таки переборщила, подумала я, ощутив на губах соленый привкус крови и собственных слез. Но подняв глаза на Гиварру, поняла, что все было не зря - девушка сидела напротив меня и плакала. Слезы беззвучно катились по ее лицу, оставляя на коже цвета песка мокрые дорожки.
  Так мы просидели еще час, безмолвно переживая каждая свою трагедию, оплакивая тех Ольгу и Гиварру, которых больше не вернуть.
  Заметив, что солнце уже почти зашло за горизонт, встала, собирая бук, с которого сразу после просмотра удалила все записи.
  Я почти дошла до лестницы, в низу которой меня дожидались братья, когда услышала тихий голос девушки.
  - Приходи завтра, Ольга. Я буду ждать.
  С лестницы я слетела радостным вихрем, впрочем силы меня почти сразу покинули, так что братья в итоге домой меня отнесли, добродушно ворча о том, что кого-то нельзя допускать к менталистике, пока не научится соизмерять собственные силы. Заснула я еще по пути домой, мне снилось море, которое баюкало меня на своих волнах, раскатисто рокоча 'молодец, ты справилась, отдыхай' и еще показалось, что ночью приходил Каливар, гладил по голове и благодарил за мои труды. А я сонно отмахивалась и отправляла его спать, утверждая, что уставшему менталисту как никогда полагается крепкий сон и покой. Каливар улыбнулся, закутывая меня в одеяло, и поцеловал в висок перед уходом:
  - Ты наша дикая радужная жемчужина, Ольга, самое большое сокровище нашей семьи. Спи, сестренка, набирайся сил.
  А я улыбнувшись, заснула, снова погружаясь в свои морские сны. Дикая жемчужина, скажет тоже. Но было так тепло и приятно, что меня сравнили с самой редкой драгоценностью не только Диртасара, но и практически всего космоса.
  Остаток отпуска прошел хорошо, не считая нескольких напряженных минут по возвращении старших семьи Варкадир. Мать и отец Гиварры, едва войдя в дом, хотели устроить скандал, но вмешалась сама девушка, решительно спустившись в зал и встав передо мной и моими братьями, которые уже изображали собой мой живой щит. Впрочем девушку моментально задвинул за спину Каливар, объявив, что вся ответственность лежит на нем, как на самом старшем из присутствующих, с него и спрос. Гиварра возмутилась, заявив, что она вообще-то самостоятельная девушка и в состоянии сама о себе позаботиться, сославшись почему-то на меня. Пока эти двое выясняли отношения, я краснела за спиной Айрату и Вариша, которого мы тоже взяли с собой, отец Гиварры впал в ступор, а мать разразилась рыданиями. После первого приступа всеобщей суматохи пришел черед объятий, которые перепали и мне. Впрочем, сильно затискать меня не дали. Особенно братья контролировали молодых представителей соседнего семейства - Ридара и Гарта - практически сразу объявив им, что негоже молодую незамужнюю девушку тискать кому попало. Так что остаток дня прошел уже куда спокойнее и веселее, правда мама Гиварры то и дело снова начинала плакать и благодарить меня и семейство Ритас.
  Мы даже на Давирас успели слетать все вместе, где меня Вариш наконец-то потренировал как следует на местном полигоне. Третий брат дико гордился тем, что учит меня, но при этом объяснял все очень понятно, так что к концу занятий я уже куда лучше чувствовала аэрокар, уверенно вписываясь в повороты и выполняя несложные маневры.
  Единственным грустным событием, омрачившем эти каникулы, стало письмо от Гаяны, подруга писала, что успешно сдала переводные экзамены и со следующего года будет учиться в одной из специализированных биологических академий военного флота. Поздравив ее с прекрасным результатом, пожелала ей всяческих успехов, надеясь, что и с кшартанкой нам удастся сохранить дружбу, пусть даже и по переписке. С одной стороны, было немного грустно, что еще одна подруга покинула училище, но с другой, кто бы мне сказал несколько лет назад, что у меня будут друзья в разных уголках космоса. Ни за что бы не поверила. Семьи Ритас и Варкадир с Диртасара, куча преподавателей из Училища, умница-красавица Сатти-Мад из кошачьеподобной расы гидашей, разумная и хладнокровная кшартанка Гаяна, четырехрукий добродушный маваланец Эру-Эру, близняшки Гаар со смешными живыми волосами, гордый и благородный давент Карим Ракс. И где-то далеко в космосе звездолет с зеленоглазым капитаном, без появления которого в моей жизни ничего бы этого не было.
  - Я такой счастливый человек, Приживала! Ты просто себе не представляешь! - Я закружилась по комнате, прижимая к себе банку со слизнем, который испуганно на меня таращился своими торчащими как прутики глазками и нервно попискивал, явно не разделяя моих восторгов.
  - Ольга, спускайся, за тобой Гиварра с Ридаром зашли, вы на море идти договаривались. - Раздался снизу голос мамы Нитар.
  - Уже бегу, - крикнула я и с улыбкой поспешила навстречу к друзьям. У меня оставалась еще целых две недели каникул, и на остаток своего отдыха у меня были грандиозные планы!
  

Глава 7. Потери и приобретения.

  Четвертый год в Училище начался с неприятного известия, что братьев Аори в этом году не будет, так как вррантов срочно вызвали куда-то по сверхважному делу. Что это может быть за дело, что наших светил менталистики оторвали от их студентов на целый год, мы даже представить не могли. Правда, как выяснилось, это уже далеко не первый раз, когда профессоров Гая и Кая временно отрывают от обучения и их подводной лаборатории.
  Слишком ценные у них головы и умения, чтобы Межгалактический флот мог позволить им расслабляться на нашем курорте. Примерно так отозвался об этой новости Кивирарту, когда я в одном из первых писем домой пожаловалась, что два главных стимула прогресса всего нашего потока временно исчезли.
  - В общем и целом, Кивирарту, конечно, прав. Нельзя постоянно полагаться на кого-то, а точнее говоря, на этих самых братьев Аори и их метод кнута и... наверное, еще одного кнута. Надо и самостоятельно работать, тем более, уже как-никак четвертый курс, почти выпускница военного Училища, - мысленно убеждала я саму себя по пути в корпус менталистики, где меня ожидали первые пары у преподавателя, замещающего вррантов.
  На удивление всего потока, который на нашей кафедре состоял сразу из курсантов третьего, четвертого и пятого годов, первой парой у нас стояла общая лекция. По такому случаю всех нас - без малого сорок менталистов-недоучек - собрали в главном зале кафедры, большом помещении с окнами во все стены и длинными рядами скамеек и столов. В общем-то, обычный лекционный зал, разве что окна побольше стандартного, и вид очень красивый - деревья медленно покачивали ветвями, напоминая темно-зеленое море. На планете Училища состав атмосферы был сильно приближен к земной, поэтому большая часть растений и ландшафтов оказались привычных для меня цветов. Другие курсанты впрочем быстро осваивались. Даже если на их планетах деревья были карликовые и покрыты красно-желтой листвой, как это было на родной планете давентов. Мне Карим как-то показывал фотографии из дома. Очень необычно, надо сказать. Я потом еще в галасети поискала симулятор его планеты для своих очков - это вообще стало моим любимым способом отдыха. Выбираешь планету, загружаешь в очки ее пейзажи, и гуляешь, сколько хочешь, разглядывая окрестности. Так я уже побывала на родине Сатти-Мад, у давентов и кшартанцев, тинайцев и кшуртов. Только подводного мира вррантов не было и планеты кошкоподобных гарешей. Судя по обрывкам чужих разговоров на специализированных форумах, подобные попытки проникновения и записи на 3D-камеры до сих пор успешно пресекались. А жаль, - мечтательно задумалась я, уставившись в окно на мерно качающиеся деревья, - вот бы еще разок посмотреть на подводные города русалов...
  - Простите за опоздание, - раздался в аудитории механически усиленный голос незаметно вошедшего профессора. Судя по тому, как некоторые вздрогнули, не одна я отвлеклась от грядущей лекции. - Итак, не будем терять ни минуты. Включайте записывающие устройства. Меня зовут профессор Итакану Ми-Ви-Тао, прошу запомнить и произносить мое имя верно. Менталистика - это наука...
  Следующие два часа стали самыми тяжелыми за все годы моего обучения в училище. Я отчаянно боролась со сном, зевотой и закрывающимися глазами. Как этот занудный профессор умудрялся побороть мою модифицированную концентрацию, ума не приложу. Но после лекции я выползла из зала выжатая как лимон. Не припоминаю, чтобы у Тавики я так уставала, как на этом занудстве. Судя по кислым лицам окружающих, никто из нас ничего подобного не ожидал. Но расписание, которое Тави уже сбросила на бук, не спешило радовать: две лекции профессора каждую неделю. Две дико занудные лекции ни о чем. Он еще и путался периодически в показаниях и датах, именах и событиях. Как потом его россказни разбирать, чтобы к экзамену подготовиться, непонятно... И я еще смела жаловаться на братьев Аори? Да они просто дар богов, не иначе. Попробовала было дойти до деканата, но ни главы кафедры полковника Зиварры Кьярро, ни нашей опасно-прекрасной майора Тайры Тавири на месте не было. Зато был секретарь, окруженный плотным кольцом курсантов. Я была явно не одинока в своих помыслах сменить преподавателя.
  Нашего вечно спокойного кшартанца видимо достали уже настолько, что увидев еще и меня, застывшую в дверях деканата, он рявкнул во всю мощь:
  - Профессор Ми-Ви-Тао назначен высшим учебным советом министерства на замену братьям Аори. Подобные замены критике и обжалованию не подлежат. Все не желающие посещать его занятия выстраиваются в очередь, я скину вам формуляр на отчисление с кафедры по собственному желанию. Все остальные марш отсюда.
  Из деканата меня чуть не вынесло хлынувшей оттуда толпой курсантов, благо успела отскочить в сторону.
  - Ритас, Вы тоже можете идти. Никого нового нам не пришлют, - устало проговорил капитан Ки-Радану, запирая дверь на электронный ключ с кодом. - Идите, идите, не отвлекайте. Мне еще половину преподавательского состава по территории Училища искать...
  - А куда они-то все делись? - Растерянно поинтересовалась я у кшартанца, следуя за ним по коридору в сторону выхода из здания.
  - Можно сказать, они тоже опечалены неожиданным отъездом профессоров Аори, - крайне тактично описал секретарь бегство с кафедры практически всего профессорского состава. Во главе с его главой, если можно так выразиться. Интересно, это будет единственная неприятность этого года, или трудности только начинаются? - Мысленно поинтересовалась я у неба, рассматривая облака, мирно плывущие в вышине.

***

  - Ольга, если не поторопишься, опоздаешь на занятия по физподготовке, - раздался в комнате механический голос робота-помощника Тави.
  Черррт, я снова увлеклась тренажерами по менталистике и потеряла ощущение времени. Учитывая смену преподавательского состава, решила все свободное время бросить на усиленные занятия на тренажерах. Благо в закрытой секции библиотеки с этого года открылся и блок с практическими упражнениями, где я тут же скачала себе все возможные надстройки и дополнения к своему стандартному набору упражнений, которые за последние годы уже успели порядком надоесть.
  - Спасибо, Тави. Сколько у меня времени?
  - Пять минут до выхода.
  Вроде успеваю, прикинула я, наскоро влетая в спортивную форму и обувая высокие ботинки на гибкой подошве. Рюкзак с вещами здесь, бук туда закинула, зарядку проверила, браслет как обычно на мне. Сама не знаю, зачем постоянно проверяла его наличие, учитывая, что даже на каникулах этот маленький электронный прибор ни разу не снимала.
  - Время выхода, Ольга.
  - Тави, пока. - Привычно попрощалась с роботом и поспешила к спортивному залу, где еще издали заприметила своих одногруппников. Ага, а мы сегодня не одни, интересно, к чему бы это...
  Развить свои предположения до каких-нибудь итоговых выводов мне не дали близняшки Гаар, с которыми мы заметно сблизились после прошлогоднего полигона.
  - Кува, Пава, привет. А что у нас за пополнение? - Решила поинтересоваться у них, вдруг какая-то информация уже успела просочиться до наших чудо-ушей потока, как прозвали девчонок с легкой руки Эру-Эру.
  - Понятия не имею, - ответила Пава, уставившись на группу незнакомых курсантов, - наши никто не в курсе, а сами они молчат, как гатайцы на допросе.
  Угу, значит молчат. Любопытно, что же Тавики придумал на сей раз.
  - Щупать пробовали? - Чуть слышно поинтересовалась я, делая вид, что осматриваю зал, попутно опустив щиты и начав сканирование обстановки на предмет ярких эмоций и настроений наших гостей.
  - Пробовали, конечно, - кивнула Кува, поняв по моему застывшему взгляду, чем я занимаюсь, и заслонив меня от всех остальных. - Ничего интересного. Приборов и всяких штук, как в среднем у курсанта. Ну разве что тот давент в центре как-то странно фонит, но источник и природу излучения мы определить не смогли.
  - Хм, у меня тоже пусто. Все спокойные, сосредоточенные. Ничего особенного.
  - Не переживайте, - в наш разговор вклинился уверенный голос Карима, а мы выжидающе уставились на явно куда более осведомленного давента. - Это стандартная практика для последних двух лет обучения: периодически устраивать смешанные занятия. Для нас плюсом станет заметное усиление противника, для них - смена стандартных условий плюс практически всегда есть элемент неожиданности. К которому тоже следует быть готовыми.
  - Это, например, какой? - Задумчиво почесал переносицу присоединившийся к нам четырехрукий Эру-Эру.
  - Например, твои шипы модифицированные. Или что там еще есть в загашнике практически у каждого из нас. - Как всегда спокойно и терпеливо пояснил Карим. Из него и правда со временем выйдет отличный преподаватель.
  - Боевые модификации на поединках использовать нельзя, - встряла в разговор я, вспоминая о том, как именно мы ознакомились в свое время с этим правилом.
  - Это когда было-то, на втором курсе. - Отмахнулась от меня Кува, которая с отросшими за каникулы волосами теперь еще больше напоминала мне мифическую медузу Горгону, - А мы теперь как-никак четвертый курс. Пора бы уже и к боям без ограничений приступать.
  Наши разговоры прервал майор Тавики, расположившийся по центру между нашим курсом и пятигодками.
  - Курсанты, приветствую. Как вы успели заметить, это занятие будет первым из числа совместных. Всем разрешено пользоваться боевыми модификациями, разве что только просьба к давентам постараться себя сдерживать. Особенно если в противниках менее развитый физически оппонент. Все поняли?
  Мы слаженно кивнули, начиная занимать места вокруг арены для поединков, над которой замерцали информационные экраны, объявляющие первую двойку соперников.
  - Курсанты Такшари Трайши и Вадисса Ману.
   На экранах спроецировались лица кшурта и миниатюрной ганейки с пятого курса.
  - Пять - четыре - три - два - один - Бой!
  Следующий час мы не отлипая следили за ареной. Противники сменялись одни за другими, а после каждого боя шел небольшой перерыв, во время которого Тавики проигрывал особо интересные, на его взгляд, моменты из прошедшего поединка, сопровождая их полезными комментариями.
  - Вот смотрите сюда. В чем был главный просчет Трайши?
  Вокруг воцарился гвалт из различных предположений. А я внимательно смотрела на экран на котором мелькало на повторе, как девушка за доли секунды оказалась сзади рослого кшурта и нажав на пару точек на его теле, заставила парня кулем осесть на пол.
  - Трайши недооценил скорость Ману. Она даже на замедленном повторе очень быстро двигается.
  - Правильно, Ритас. Итак, запомните. Нельзя недооценивать противника. То, что вы видите - маленькая ганейка, - кивок в сторону Вадиссы, которая так же внимательно стояла у арены и слушала преподавателя, - маваланец, давент, да хоть человек. - Тут уже все обернулись на меня. - Если вы не знаете, что он может выкинуть в той или иной ситуации, мобилизуйте все свои силы. И да, выбор соперников не случаен, если вас поставили в схватку, значит шанс победить есть у обоих. Все меня поняли?
  Мы снова синхронно кивнули, с любопытством рассматривая друг друга как в первый раз.
  - И да, Трайши, у вас будет повторный бой с Ману. Можете пока подумать, что Вы можете противопоставить ее скорости.
  Шанс победить есть у каждого, говорите? С этими мыслями я выступила на ринг, когда над ареной замерцало мое изображение. Напротив стоял нахмурившись тот самый давент-пятигодка. За пять секунд отсчета я выкрутила на максимум все свои способности, и только это спасло меня от молниеносной атаки, начавшейся как только Тавики разрешил бой.
  Погоняв меня пару минут по кругу, давент разозлился и явно решил не миндальничать.
  Черт, черт, черт. Давент в боевом трансе - я с ужасом смотрела на сузившиеся зрачки и удлинившиеся когти мужчины напротив. И дальше снова завертелась боевая мельница. Парень задел меня пару раз, а я подумала, что надо будет потом близняшек поблагодарить, которые в последние секунды перед выходом на арену прилепили мне на шею маленький пластырь с антидотом. Так что царапины ссаднили и сильно кровоточили, но яд с когтей соперника довольно успешно гасило лекарство. Наше противостояние затягивалось: давент метался за мной, я от него. Такими темпами, он просто меня загоняет и я все-таки свалюсь от потери крови.
  - Ритас, вспомни, кто ты, - не выдержав рявкнул Ракс откуда-то сзади.
  А кто я? Человек с планеты Земля - прыжок влево, перекат по земле и снова отскок обратно, выжившая после какой-то жуткой мясорубки - блок и попытка ударить в обратку, которая впрочем провалилась, курсант военного училища, навигатор и.., пропустила момент, когда давент рванул меня за ногу, приложив об пол головой, и навис сверху, готовясь нанести сокрушающий удар,...менталист. Моментально опустив щиты, послала на противника волну боли, всю, что смогла откопать в воспоминаниях за доли секунды. Давент проморгался и удивленно уставился на меня обычными зрачками, ого, ай да я, вывела его из боевого транса. Не теряя ни секунды, ударила все еще дезориентированного соперника, сбрасывая с себя и откатываясь на безопасное расстояние.
  - Бой окончен. - Раздался над ареной голос Тавики. - Техническая победа у курсанта Лира Такано. Ритас с такими повреждениями уже долго не продержится. Но урок, я думаю, и так все усвоили.
  Мы молча кивнули и поплелись с арены, освобождая место новым соперникам.
  - Лир Такано, пятый год, штурмовик-конструктор, - представился мой недавний соперник, внимательно оглядывая меня со всех сторон. - Вот оно что. А я все понять не могу, как ты так долго продержалась.
  И с моей шеи отлепили покрасневший пластырь.
  - Ольга Ритас, четвертый год, навигатор - менталист, - ответила я, ощутив странный привкус железа во рту и отмечая легкое головокружение. - Вот зря ты это снял, мне теперь срочно надо в медотсек. Скинь им, пожалуйста, что за дрянь у тебя в когтях, очень не хочется застрять там надолго.
  Последние слова сопроводились резким писком браслета, который извещал окружающих о том, что я снова умудрилась приблизиться к опасному уровню повреждений организма.

***

  - Мам, ну долго еще? Ну уже можно проверить? - Снова заканючила я, пританцовывая от нетерпения у закрытой двери гостиной, в центре которой каждый год по традиции устанавливали новогоднюю елку. Вот и в этом году зеленая красавица высилась на своем пьедестале из обмотанной в простыню табуретки, которая имитировала холмик, покрытый снегом. У основания табуретки-холмика торжественно были расставлены в ряд резиновые дед мороз и снегурочка, и два лопоухих зайца разной степени потрепанности, которых мы с братом тоже решили посадить под елку.
  - Погоди, Олежка, - отец взлохматил мне волосы, легким шлепком отправляя в сторону нашей с Вадимом комнаты, - какая же ты нетерпеливая! Дед Мороз будет ругаться.
  Понурившись, ушла к себе, предусмотрительно оставив дверь в комнату приоткрытой. Возле нее мы с братом и продежурили следующие пару часов, стараясь не пропустить приход главного детского волшебника всех времен и народов.
  - Ольк, ну когда он уже придет? - захныкал шестилетка, сонно потирая слипающиеся глаза. - Я подарков хочуууу.
  - И я хочу! Терпи, Вадь. Уже вот-вот будет, уверена! - Отмахнулась я от брата. Спать хотелось уже давно, но позиции сдавать я не собиралась.
  - Я на пять минут глаза закрою, - пробормотал братишка, укладываясь на кровать, - но ты меня обязательно разбуди, когда он придет. Ты только не забудь!
  - Не забуду, Вадь. Не забуду, спи...
  Последние слова я произнесла, уже окончательно проснувшись. В комнате было темно, только рядом с дверью в ванную мерцала подсветка пульта управления.
  - Тави, выведи на потолок время. - Тихо попросила я, все так же бездумно рассматривая темноту. Цифры появились незамедлительно: я могла бы поспать еще пару часов... Но вместо спасительной темноты память подкидывала все новые и новые картинки из прошлого. Точнее уж сказать старые... Как мы с братом регулярно дрались из-за игрушек, а потом по несколько дней не разговаривали. Как я лечила ему ссадины после драк с соседскими мальчишками, а он в другой раз утирал мои слезы после неудачного полета на велике в придорожный кювет. Как потом я пыталась втолковать ему, что хотят девчонки, а он снова утирал мои слезы, только теперь их виной были не синяки и ушибы, а разбитое одноклассником сердце. Картинки мелькали как калейдоскоп, сменяя друг друга и воскрешая в памяти голоса родных людей, тепло нежных прикосновений, любимые запахи и вкусы.
  Под душем стало легче. Вода смывала остатки сна и слезы, которые нескончаемым потоком лились из глаз с момента пробуждения. Через двадцать минут я обессилено опустилась на пол и так просидела еще час, обняв колени и уткнувшись в них лицом. Это просто надо пережить. Прочувствовать и отпустить. Не держать в себе. Пропустить через себя.
  Так говорили мне врранты, предупреждая, что возможны подобные нервные срывы. Боль от потери своей родной семьи никуда не делась. Да, она притупилась и потускнела, но не исчезла. И чтобы эта рана не превратилась в какое-нибудь психическое расстройство, мне надо давать себе возможность оплакать свое горе. Выплакать его, выпустить из себя. Не задерживая. И когда-нибудь я и правда уроню последнюю слезинку, и меня отпустит. Окончательно. А не на очередные несколько месяцев, как сейчас. Когда-нибудь. Надо только в это верить.
  - Без веры, Тави, даже тут никуда не деться, - устало произнесла я, растянувшись на полу в ванной, который предусмотрительный робот тут же включил на подогрев. - Правда верить приходится только в свои собственные силы...
  - Это самая рациональная разновидность веры, - тут же согласился со мной робот.
  - Да уж, рациональность отныне мое второе имя...
  - У Вас нет второго имени, Ольга Ритас, на планете, откуда Вы прибыли, используется система имени и фамилии, которая определяет принадлежность к тому или иному роду.
  - Да помню я, помню, - безэмоциональность робота на удивление не раздражала, а, наоборот, помогла быстрее вернуть себе нормальное расположение духа. - Тави, сколько осталось до будильника?
  - Час двадцать пять.
  - Включи мне контрастный душ на пять минут и через десять начинай снижать температуру до двухсот восьмидесяти градусов.
  Пока комната охлаждалась до нужной температуры, быстро зафиксировала в буке очередной приступ тоски по дому. Записывать все, что так или иначе влияет на цикличность моих ностальгических припадков, как я их иногда называла про себя, мне посоветовали братья Аори. Это помогло со временем выявить определенную закономерность и порой предугадывать их наступление. Так, я уже практически была уверена, что наибольшая вероятность увидеть кино из прошлого - после сильных стрессов или серьезных травм. Видимо, организм бросал все силы на восстановление, и внутренние щиты давали сбой, выпуская наружу затаившуюся где-то глубоко боль.
  Бегло проверив свою заметку о сегодняшнем сне, удовлетворенно хмыкнула и натянула на голову обруч с загруженными упражнениями по менталистике. Без Кая и Гая прогресс у меня практически не шел, но я не сдавалась, день за днем гоняя по кругу стандартные тесты на цвета и картинки. Обнадеживало, что полученные навыки закрепились уже на славу: во всех смешанных поединках с пятикурсниками вызвать нужную эмоцию и шарахнуть ею по противнику получалось все быстрее и быстрее. Так что даже если это окажется моей верхней планкой, диплом менталиста начального или, если повезет, среднего уровня мне уже был обеспечен. А он открывал двери во всех направлениях - как в открытом космосе, так и на любой из планет союза и дружественных галактических образований.
  - Ну что же, погнали. Еще один шаг навстречу моему светлому и, хочется надеяться, безбедному будущему, - усмехнулась я, натягивая на глаза очки и погружаясь в привычный калейдоскоп картинок и цифр.

***

  Половина учебного года промелькнула незаметно. Расписание распухло от количества занятий и дополнительных тренировок, плюс то и дело на меня сваливались штрафные часы от Тавики. Вот и вчера вместо похода с близняшками в кафе, как мы планировали в начале недели, пришлось пересдавать несколько нормативов нашему принципиальному майору. И ведь всего-то на пару секунд в первой попытке не успела. Но нет: 'Ритас, это здесь мы на полигоне, и пара секунд - нечто несущественное, а когда в жизни рванет какой-нибудь реактор или активируется заряд тирртанита, у тебя этих пары секунд не будет. Так что перестаем страдать, начинаем тренироваться. Группа, смотрим на выведенные на экраны списки. Левую часть поздравляю со сдачей, правую жду через десять дней на пересдачу. Как раз успеете подготовиться'.
  Так что в единственный выходной день я вместо того, чтобы расслабиться в кругу подруг, пересдавала зачет в компании других отстающих.
  - Ладно, главное, что пересдала. Все-таки и переходные экзамены уже не за горами, а говорят, именно на этих будет самый жесткий отсев по навигации. - Тут же сделала заметку в планировщике снова попросить братьев доработать мой тренажер с задачками, который теперь повсеместно использовался в обучении. Айрату с Лешкой его официально оформили, получили какой-то межгалактический патент, и уже второй год пожинали плоды своих трудов в виде неплохой прибавки к доходам. Пытались и меня в список разработчиков добавить, чтобы прибылью делиться, но переубедить меня и мою 'ненормальную совесть', как выразился братец, не вышло. Все-таки я в разработках никакого участия не принимала, разве что помогала тестировать, так что брать часть заработанных их мозгами денег посчитала неправильным.
  За этими размышлениями не заметила как добралась до дальнего корпуса биотехнологов. Именно здесь сегодня нас ожидало первое занятие по вводному курсу биотехнологий и генетики - так сказать, знакомство с плодами трудов вышеназванного факультета. Проще говоря, посещение их оранжереи, где были собраны образцы флоры практически со всех уголков обитаемого космоса.
  У входа поздоровалась с Эру-Эру и двумя братьями Акшарти, невольно поморщившись от окутавшего меня запаха ванили с миндалем: снова презрение и превосходство, а я все в облаках витаю и забыла приподнять ментальный щит. Кшуртам стоило отдать должное за постоянство - учимся вместе четвертый год, а как не любили меня с первого курса, так ничего и не изменилось в их отношении. Впрочем, по большому счету, мне на них и их мнение обо мне было наплевать - с потоком отношения у меня сложились хорошие, друзей и знакомых мне хватало. А нравиться всем - в принципе, невозможно. Да и не за тем я здесь.
  - Курсанты, добро пожаловать в корпус биотехнологий! - Вывел меня из размышлений бодрый голос профессора Дэи Ки-Гану, главы местной лаборатории. Я ее узнала по описаниям своей подруги Гаяны, которая под ее руководством успешно сдала переводные экзамены в другую военную академию, специализировавшуюся на биоинженерии. Профессор Ки-Гану тоже была кшартанкой и, судя по россыпи тонких косичек, с той же планеты Кизау. Помнится, Гаяна объясняла нам, что это одна из самых популярных причесок на ее родной планете. Женщина, тем временем, двинулась в сторону высоких стеклянных дверей, на ходу инструктируя группу:
  - Так, от меня не отставать, одним не бродить, растения не трогать. Не забываем, что это не просто флора, а генномодифицированная флора. Что зачастую означает наличие разума. Ну точнее его зачатков, но мы над этим работаем! - Бодро отчиталась она, подходя к панели управления дверью.
  - Мдааа, а оранжерея-то у нас непростая, - задумчиво протянул идущий рядом Эру-Эру, оценивая, как профессор сначала ввела сложный цифровой код, а затем приложила обе ладони к сканерам.
  - Не то слово непростая, - эхом откликнулась я, когда помимо этого у нее считали рисунок сетчатки глаза и узор височных пластин, которые практически сливались со смуглой кожей профессора.
  После всех этих манипуляций двери, наконец, распахнулись, и мы вошли в заповедную оранжерею. Первым, что бросалось в глаза, было отсутствие потолка. То есть он, разумеется, был, но где-то настолько высоко, что взгляд терялся в кронах деревьев всех возможных цветов и оттенков. Несмотря на то, что планета Училища была очень зеленой и недостатка растительности никто не ощущал, в первые секунды наша группа растерянно замолчала, оказавшись в сердце каких-то тропических джунглей. Хотя скорее уж космических, поправила я себя, заметив дерево больше похожее на фиолетового осьминога, чем на знакомые мне растения.
  - О, я вижу вы заметили Ляпиуса Тивайского, это одна из сокровищ нашей оранжереи, подходите ближе, но руки не тяните. Ляпиус из семейства хищников, охотится правда исключительно на насекомых, но слизь, с помощью которой он это делает, вызывает сильное раздражение у многих рас. Особенно опасна для тинайцев и ганейцев, ну и всем мало распространенным расам я бы не рекомендовала испытывать ее на себе, - кивок в мою сторону, - Нам несказанно повезло! Ляпа решил поохотиться. Встаем в круг, чтобы всем было видно. Обратите внимание, как приходят в движение его ветви-щупальца. Вам кажется это просто бессвязное колыхание, но на деле растение таким образом погружает свою добычу в подобие транса. Насекомые подлетают слишком близко - и бац, он выстреливает пропитанной парализатором смолой. Теперь он потихоньку подтянет добычу к себе и пару дней будет занят поеданием. Ну это уже не очень интересно, можете поискать в галасети ускоренное видео - там подобного много. Очень популярное растение. Происходит из галактики Даи-Вас, произрастает там повсеместно.
  - Мда, интересные деревья у давентов растут, - подумала я, пожалев, что сегодня Карим Ракс на занятиях отсутствовал - сдавал дополнительные тесты по пилотированию, с этого года он шел по усиленной программе, надеясь получить дополнительные баллы к выпускному зачету. Как выяснилось, у нашего давента была мечта попасть на службу на один из боевых кораблей флота. А туда с обычными оценками пробиться было сложно.
  Близняшек сегодня тоже не было: они отпросились на пару дней и укатили на семинар по эхолокации. Видимо, лектор и правда был очень известным, а тема семинара - крайне полезной, раз девушек и еще половину их факультета отпустили из Училища на эти дни. Ладно, вернутся - расскажут, - рассудила я, стараясь не отставать от группы. Хотя с каждым шагом делать это становилось труднее и труднее. Тропинка, которая в начале оранжереи походила на широкую проселочную дорогу, постепенно истончалась, позволяя идти только гуськом, постоянно перешагивая через торчащие из земли корни и пригибаясь под низко растущими ветвями.
  Профессор скользила по этой естественной полосе препятствий, не ощущая никаких неудобств. Так и правда в разумность местной флоры поверить недолго: там где Ки-Гану прошла, не запнувшись и не пригибаясь, трое из наших ребят споткнулись, один упал, а я чуть не схлопотала какой-то колючкой по лицу, благо шедший рядом маваланец успел перехватить ветку в сантиметре от моего носа.
  - Ольга, внимательнее. Мы не на прогулке в саду, а в экспериментальном питомнике. Или забыла, какой факультет помогал Тавики комплектовать полосу препятствий шипами и лианами?
  - Да такое забудешь, - память услужливо подкинула картинки с разных испытаний.
  Мы бродили по оранжерее больше двух часов, периодически останавливаясь у какого-нибудь особенно любопытного образца и слушая пояснения профессора. Так помимо охоты растения-осьминога нам показали те самые плюющиеся ядом шипы, здесь у них было своего рода гнездо - ствол старого сухого дерева был увит шипами по самую макушку, и стоило подойти к нему чуть ближе, как воздух наполнился тревожным жужжанием - это растение завибрировало, вызывая предупреждающий неприятный звук. К лианам, запомнившимся мне по переходному испытанию второго года, нас не повели, сказав, что мы и так их должны неплохо помнить. С тех пор эти ползучие гадости добавляли нам почти на каждой полосе препятствий. Как пояснила кшартанка, лианы были очень популярным растением, этаким космическим сорняком, который непонятно как рассеялся на всех планетах с подходящим для них климатом. Так что шансов ее повстречать у нас было довольно много, вот нас Тавики и готовил к подобным встречам.
  Передернув плечами от воспоминаний, снова зашагала в ряду одногруппников. После последней остановки у большой красивой кувшинки, которая на удивление никого не ела, не плевалась ядом и не стремилась заполонить собой всю окрестную территорию, наша группа в который раз перемешалась, так что я теперь шла в самом конце, отстав от Эру-Эру и других знакомых.
  Прогулка была странной, с одной стороны, природу и растения я любила всегда. Восхищалась разнообразием красок и воображения у неведомых творцов космоса, когда бродила по различным планетам в своих виртуальных очках реальности. Но в этой оранжерее было как-то тревожно. Озарение нахлынуло внезапно: конечно же! Здесь же только флора. Из фауны только необходимые для пропитания насекомые. А птиц и животных нет, поэтому окружающие звуки и казались неестественными. Только шелест листьев и жужжание каких-то мошек.
  В который раз мелькнула мысль, что надо бы пробиться поближе к маваланцу, я привстала на цыпочки, стараясь разглядеть четырехрукого одногруппника в ряду спин перед собой. Хммм, и как это я в самом конце группы оказалась, вроде шла где-то в середине, не отставала. Странно, - подумала я, начиная нервничать. Так, а это уже нехорошо. Интуиция у меня просто так на пустом месте не сбоит. В следующую секунду ощутила укус в шею.
  - Вот только местных комаров мне и не хватает, - пробормотала я сквозь зубы, потирая укус. - Кто знает, во что их модифицировали для должного прокорма этого прожорливого садика... Надо догнать Эру-Эру. Черт.
  Еще один укус в шею, и со следующим шагом я провалилась в темноту.

***

  Из сна выползала как из болота - мерзкого, тягучего и не желающего отпускать. Голова гудела как после знатной пьянки, да и вообще ощущения были паршивые. Свет жутко раздражал глаза, поэтому первые несколько минут лежала, прикрыв их ладонями, пытаясь собрать в кучу воспоминания и подтянуть получившуюся картинку к текущему самочувствию.
  - Тави, что мы такого отмечали вчера, что по мне как будто погрузочный кар проехал, забитый под завязку.
  Робот не ответил, хотя откуда ему знать. Решила переформулировать вопрос, упрощая задачу искусственному интеллекту:
  - Тави, какое сегодня число и зачитай вчерашнее расписание.
  Гул в ушах потихоньку стихал, что обнадеживало, но затянувшееся молчание робота начало изрядно напрягать.
  - Тави, да какого черта ты молчишь? Я же не умею тебя отключать, это техникой безопасности запрещено! - Рявкнула я и, превозмогая резкую боль, распахнула глаза. Чтобы в следующую секунду задохнуться от накатившего ужаса. Я была не в своей уже ставшей родной комнате общежития, а валялась посреди какого-то леса. Попытки закрыть и снова открыть глаза окружающую картину не меняли, как и щипания себя за все части тела, только парой синяков обзавелась от собственного усердия.
  - Так, спокойно, вдох-выдох, сконцентрируйся, - еле слышным шепотом произнесла самой себе. Почему-то звук собственного голоса был жизненно необходим. Как доказательство того, что еще жива и относительно здорова. Так, а здорова ли?
  Глубоко подышав, поднялась с травы, на которой лежала и уселась по-турецки, внимательно осмотрев сначала окружающий пейзаж, а потом, удостоверившись, что никакой опасности вокруг вроде бы нет, изучила собственное состояние. Руки ноги целы, подвижность нормальная. Онемели от долгого лежания, что дает нам понимание, что валяюсь я тут уже довольно давно. И раз валяюсь, не переворачиваясь и не меняя положения, засыпала я тут не по своей воле. Голова все еще была мутная, мысли путались и застревали на полпути, как мухи в паутине.
  - Так, внешних повреждений нет, - заключила я, тщательно ощупав голову. - Ни ран, ни шишек, ни царапин. Отчего же так паршиво? Кто бы мне сказал...
  Браслет! Мелькнула спасительная мысль, и в следующую секунду я вытаскивала из своего помощника всю возможную информацию. Так, в целом, все не так плохо. Я более-менее здорова, не считая ментальных способностей и явных проблем с памятью, где я нахожусь и как сюда попала, вспомнить я не могла.
  - Что же мне такое ввели и главное как? - Браслет молчал, анализы на наличие психотропных да и любых иных веществ он взять не мог. Так что придется догадываться самостоятельно, куда и, главное, как я попала. Почему - потом разберусь. Это пока неважно. Важно отсюда выбраться. - Так, расписание! Я же сюда подгрузила расписание.
  Постаралась сосредоточиться на экране, появившимся над браслетом, - Так, пойду с какого-нибудь запоминающегося события и по дням. Тест по управлению каром - сдала, хоть Крито и придрался к тому, что приземлилась, по его словам, неаккуратно, и баллы снизил. Две задачки на дом по навигации - тоже помню, уже решение профессору Райо отправила, ответа вроде не получила. Едем дальше, очередная нудная лекция по менталистике от профессора-заменителя братьев Аори, тоже было, как и пара семинаров по механике, где я чуть не запорола свой практический материал, рычаг не туда крутанула. Хммм, надо бы с братьями связаться, попросить у них совета.
  - Черт, связаться! Можно просто кому-то набрать! Мне явно что-то подмешали, элементарных вещей не соображаю, - разозлилась на саму себя, выводя на экран браслета меню с вызовом. Впрочем, радость моя оказалась недолгой, пробиться я не смогла ни к кому - близняшки, давент, маваланец, никто не отвечал на мои звонки. Попытки пробиться за пределы Училища, - набрав братьям, Кивирарту и Лешке, тоже не увенчались успехом.
  - Мда, вот тебе и внеземные технологии, - задумчиво протянула я. - Связи почему-то нет... А как такое вообще возможно?
  От этой мысли стало совсем нехорошо, поэтому ее решила додумать потом, вернувшись к своему расписанию. Через пару минут добралась до нужного мне дня - практикум по биотехнологиям. Так, теперь, по крайней мере, я понимала, где нахожусь. Но как я тут оказалась совсем одна и, главное, сколько я тут провела, пока неясно.
  - Ничего, сейчас поправим. - Почему-то вывести на экран текущую дату было очень страшно. Поймала себя на том, что задержала дыхание и выдохнула только увидев, что провела в отключке больше суток. Больше среднегалактических суток, то есть тридцать шесть часов с гаком...- Мдааа, вот тебе и знакомство с флорой. Хорошо хоть фауны здесь нет, а то мною бы местные обитатели и позавтракали.
  От мыслей о еде желудок обиженно забурчал, напоминая, что не ели мы уже довольно давно. Так, вроде у меня какой-то питательный батончик был в рюкзаке, да и вообще был рюкзак... Следующий час я ползала по полянке, на которой так и сидела с момента пробуждения, в поисках своих вещей. Но рюкзак с вещами как сквозь землю провалился.
  - Эх, а там все самое ценное... Бук со всей ценной информацией, несколько питательных батончиков, портативная аптечка... Хотя стоп, что-то я точно перекладывала в карман. - Осмотр карманов завершился моим победным гиканьем, которое эхом размножилось в гулком лесу. Из заднего кармана был извлечен изрядно помятый питательный батончик и один пластырь с антидотом. Обе находки я тут же пристроила: пластырь на шею, поближе к лимфоузлам, наша медик-синевласка не раз повторяла, что так его действие будет куда быстрее, ну а батончик проглотила как удав, практически не пережевывая.
  Спустя пару минут звон в ушах стих, а в голове заметно прояснилось. Медленно встала и, убедившись, что мир больше не вертится как бешеная карусель, двинулась на поиски выхода из заповедника. Очередные странности я обнаружила через час блужданий: куда бы я ни шла, по широким или совсем узким тропинкам, меня неизменно приводило на ту злополучную поляну, где я и очнулась. Поляну было несложно запомнить по нескольким крупным камням и россыпи мелких голубых цветочков среди них, которые я про себя назвала незабудками.
  - Что за чертов лабиринт? Куда ни пойду - возвращаюсь в центр. - Не припоминаю ничего такого на нашей экскурсии.
  Впрочем, я вообще ее очень плохо помнила, антидот снял все физические проявления, но память нормально не прочистил, поэтому в голове теперь была каша из картинок - то какое-то странное растение-осьминог изображает охоту, то шипы облепили старое дерево и свили на нем гнездо... Или шипы были сначала, а осьминог потом...
  - Узнаю, кто это сделал, прибью. - Зло произнесла я. - А я точно узнаю, менталист я или где. Точно! Менталист же...
  Раскинувшись на поляне, закрыла глаза и попробовала поймать нужное мне состояние. Непривычная обстановка отвлекала: вместо концентрации на дыхании внимание как любопытный котенок переключался то на треск веток где-то в отдалении, то на пролетевшую мимо мошку, то на шелест листвы, напоминающий чем-то звук волн на Диртасаре. За это воспоминание я и зацепилась, стараясь расслабиться и полностью раствориться в этом звуке, подстраивая под него свое дыхание, успокаиваясь и погружаясь в поток. Время текло, но в то же время стояло, я не понимала, сколько уже лежала вот так на мягкой траве, чуть щекотавшей мне шею. Решив рискнуть и довериться интуиции, опустила щиты совсем и послала от себя теплую волну эмоций: вспомнила наши семейные посиделки на кухне, когда вся семья Ритас собиралась за большим столом, на котором не было свободного места - мама Нитар твердо верила, что сытый желудок - залог успеха практически любого предприятия, а хороший ужин в хорошей компании - то, что стоит дороже любых сокровищ космоса. Я мерно качалась на волнах своих воспоминаний, перебирая их как цветные фотографии из отпуска: вот мы с Гиваррой на рынке выбираем наряды на праздник, вот младшие братья снова утащили из комнаты банку с нашим общим питомцем - слизнем Приживалой, вот Каливар нежно смотрит на мою подругу, пока она этого не видит. А это уже девушка бросает задумчивые взгляды на старшего из братьев Ритас, не замечая, что я уже закончила выбирать фрукты к ужину и внимательно за ней наблюдаю. Хоть она и хорохорится, но между ними явно что-то теплится, - я даже разулыбалась от этих воспоминаний.
  'Любоооовь'.
  - Ну может пока что просто взаимный интерес, но потом очень вероятно, что перерастет и в любовь, - ответила я голосу в своей голове.
  'Любооовь'.
  - Что-то я не припоминаю, чтобы я спорила сама с собой по подобным вопросам, - и с запозданием догадалась, что с ума я еще не сошла, - А ты кто?
  'Любоооовь'. - Мой собеседник был немногословен и очень категоричен.
  - Ну хорошо, если ты так считаешь - пусть будет любовь. Так кто ты? - То ли мой напор отпугнул невидимого собеседника, то ли он ушел по каким-то делам, но больше голосов в голове не звучало. Я провела на поляне еще час, старательно выискивая хоть какие-то отзвуки этого странного голоса, но тщетно. Пока обследовала ближайшие кусты на предмет утоления базовых потребностей и делала небольшую разминку, растягивая затекшие от долгого лежания мышцы, в лесу начало темнеть.
  - Мда, надо бы отсюда выбираться. Насколько я помню, оранжерея практически целиком и полностью на автоматическом обеспечении, так что заметят меня нескоро. Надо искать выход самостоятельно. Знать бы еще где...
  'Выход', - я от прозвучавшего в голове голоса аж подпрыгнула.
  - Выход, - для убедительности даже закивала, вдруг этот невидимый собеседник за мной наблюдает. Думать старалась медленно и очень понятно, настораживало, что фразы от невидимки были уж слишком лаконичные. - Мне надо найти выход. И воду, пить так хочется.
  'Вода рядом' - раздалось в голове. Быстро вскочила на ноги и, не дождавшись других инструкций, решила действовать методом проб и ошибок. Поэтому просто выбрала наугад одну из тропинок и зашагала по ней, очень надеясь, что голос будет как-то координировать мой поход.
  - Ага, навигатор-шизофреник, дожили... Так, не думать о нем, как о шизофрении, думать о воде и выходе из этой огромной оранжереи. - Я уже изрядно углубилась в заросли, ругаясь сама с собой, когда мой спутник подал голос.
  'Вода внизу'.
  Осмотр окружающих деревьев и кустарников ни к чему не привел.
  - Хорошо хоть здесь темнеет постепенно, хороша бы я была, если ползала здесь в темноте без фонарика. Надо будет кстати его встроить в браслет. Хотя как его встроишь, его же сразу видно будет. Может просто всегда в кармане носить... Ага, на случай новых нападений. А еще пару энергетических батончиков, полную аптечку и какой-нибудь бронебойный мобильник с постоянным покрытием сети-и-и-и-и-и.
  На последних словах я, поскользнувшись на широких гладких листьях какого-то темно-синего лопуха, свалилась в заросли этого самого лопуха, а под ними оказался обрыв, полностью заросший этим жутко скользким растением. То ли листья выделяли какую-то слизь, то ли именно здесь проходил великий торговый путь местных слизней, но в итоге в следующее мгновение я с дикими визгами неслась вниз, собрав по пути все кочки, изодрав в кровь ладони и расцарапав лицо. Мое истеричное и-и-и-и оборвалось через пару секунд, когда я с громким плеском нырнула с головой под воду, свалившись по всей вероятности в какой-то прудик.
  Вымокнув до нитки и жутко замерзнув, - вода была ледяная - выползла на берег, клацая зубами и стягивая на ходу одежду. На невидимых зрителей было уже наплевать, а вот простудиться и свалиться через пару часов с температурой не хотелось совершенно.
  -Сссспасссибо, по-по-пи-ла вод-д-дички, - зубы отбивали что-то ритмичное, пока я, развесив на ближайших ветвях форму и белье, сначала энергично растиралась, а потом делала пару кругов стандартной разминки от нашего бравого майора. Вот уж не думала, что буду вспоминать его добрым словом в таких обстоятельствах. - Ох, это какой-то театр абсурда: ночь, лес, и я, в чем мать родила, чередую отжимания с бегом на месте. Просто секта одиночного воина-полуночника, голозадого к тому же.
  Зарядка быстро согрела и вернула боевой настрой. Решив, что вода достаточно прозрачная и холодная, чтобы производить впечатление чистой, напилась от души.
  - Эх, сейчас бы сюда девчонок, набор для пикника, того вкусного вина с Варудага, которым нас угощал Каливар, мммм, вот бы посидели здорово. - Я вполне комфортно устроилась у корней дерева, покрытых толстой шапкой из мха. Лес тихо шелестел ветвями, кое-где жужжали насекомые, стемнело настолько, что я видела только блестевшую гладь озера и темные полотна по бокам от себя - это я так одежду развесила. - У меня прямо кровать и практически палатка под открытым небом. Жаль только звезд не видно, они где-то там за крышей. Но хотя бы есть шанс, что не будет дождя, если только у них нет полива по расписанию... Надеюсь, здесь безопасно. - Незаметно для себя начала проваливаться в сон, убаюканная тихими мелодиями этого странного леса.
  'Безопасно. Спи'. - Приказал голос моего незримого собеседника, и я решила с ним не спорить, а просто довериться. К воде же он меня в итоге привел, несколько своеобразным методом, но все-таки попила. На этой оптимистичной ноте я окончательно провалилась в сон.
  Проснулась отдохнувшей и, освежившись в холодном озере, натянула высохшую за ночь одежду. Все-таки разгуливать по лесу нагишом однозначно не входит в список моих увлечений. Хотя купаться в чем мать родила мне понравилось. Надо будет на Диртасаре все-таки доехать до затерянной в скалах бухты, о которой мне рассказывала моя новая подруга Гиварра, уверяя, что там-то можно купаться как угодно и в чем угодно - подсмотреть можно только с воздуха. А летать над планетой на такой высоте не разрешалось.
  От приятных мыслей отвлек желудок, напомнивший, что неплохо бы и подкрепиться. Но батончик закончился еще вчера, а за ночь на моей полянке у озера ничего съестного не появилось. Учитывая, что в окружающих меня растениях я не разбиралась, пробовать все подряд в попытках утолить голод было бы, мягко говоря, неразумно. Сразу представила себе рассерженного Тавики, вещающего на всю группу:
  - Ритас, ты так себя на каждой незнакомой планете вести собираешься, когда проголодаешься? Есть все, до чего руками дотянетесь? Помрешь на первой же, говорю тебе абсолютно серьезно.
  Даже головой потрясла, отгоняя чересчур реалистичное видение. Так, надо бы поторопиться. Голод никуда не денется, а мне бы постараться выход найти как можно быстрее. В расписании на завтра стоял важный практикум по навигации, на который я возлагала большие надежды, рассчитывая, что хорошая оценка повлияет на годовой экзамен.
  - Я просто не могу его пропустить. Это целых тридцать баллов из ста пятидесяти, я уже никак не успею компенсировать его провал до конца года. Так что собрались и вперед на поиски выхода, - разразилась я грозной тирадой и зашагала по тропинке, которая начиналась сразу за деревом, в корнях которого я так уютно провела ночь. Куда я шла, я понятия не имела, но очень рассчитывала на то, что моя речь разжалобит моего вчерашнего собеседника и он выведет меня отсюда.
  'Завтра важный экзамен?' - вопросительно прозвучало в голове.
  - Очень, не попаду - есть все шансы вылететь из училища. - Решила немного сгустить краски.
  'Прямо' - скомандовал навигатор, и я бодро зашагала в заданном направлении.
  Я бродила по лесу уже несколько часов, ведомая таинственным собеседником, с которым за это время уже успела подружиться. Трауррт, как он представился после того, как я на манер туземца пару раз постучала себя по груди, назвав свое имя, был не невидимкой и не микро-существом. Со мной разговаривал сам лес, разумный и очень добрый. Ну точнее, это я решила, что со мной разговаривает весь лес, потому как мой собеседник на мой вопрос, где он, выдал лаконичное 'вокруг'. Так что для себя я решила, что он или и есть сам лес и его обитатели или какое-то невидимое существо, живущее здесь. В последнем я правда сомневалась - вряд ли тогда о нем не знали бы ученые. А свое существование Трауррт просил держать в тайне.
  'Не надо другим. Тебе - можно. Ты сама - другая'. Выдал еще одно непонятное заключение мой собеседник, а я решила, что мне в кой-то веки пригодилось мое земное происхождение, потому как ничем другим от курсантов училища я не отличалась: тех же менталистов здесь без меня был факультет, все члены которого побывали в этой оранжерее хотя бы раз. Хотя с другой стороны, может, никто не пробовал снять щиты и пообщаться? Я даже застыла на месте от осенившей догадки, конечно, какова вероятность, что здесь заперли кого-то еще кроме меня? Да еще чтобы этот кто-то оказался менталистом, способным транслировать эмоции и картинки. Минимальная. А мне, выходит, повезло, как ни крути: и в лесу не сгинула, и удивительного друга приобрела.
  Трауррт почти не рассказывал о себе, зато с интересом слушал мои истории, а точнее заглядывал в мою память: когда ему было что-то непонятно - он спрашивал, а я подробно объясняла. Так, за мысленной беседой, в ходе которой я уже несколько часов не проронила ни слова, мы дошли до памятной двери, ведущей из оранжереи.
  'Тебе сюда. Нажми кнопку'. Скомандовал голос.
  'Спасибо большое за помощь. Я буду скучать'. - Мысленно попрощалась я, помня, что здесь точно были камеры, и мое общение с кем-то вслух вряд ли останется незамеченным.
  'Я всегда рядом. Не только здесь' - обнадежил меня невидимый друг, пока я нажимала на кнопку вызова персонала и морально готовилась к предстоящим допросам и расспросам.

***

  К моему удивлению допрашивали меня всего пару часов, потом в комнату, где помимо меня сидела половина профессорского состава факультета менталистики и все преподаватели факультета биотехнологий, ворвался Тавики с пытающимися не отстать от него Каримом, Эру-Эру и близняшками, сжимающими в руках мой потерянный рюкзак. Выдохнули они только удостоверившись, что в кабинет уже попали, и за дверь их пока никто не просит.
  - Ритас, ты скоро войдешь в историю Училища по скорости влипания в очередные неприятности. Ты в курсе, сколько ты отсутствовала? - Вместо приветствия обрушился на меня с упреками майор.
  - Примерно в курсе. - По привычке отрапортовала я. - Отключилась на экскурсии в заповедник, то есть питомник, очнулась где-то в его чаще через сутки или больше...
  - Отключилась? С этого момента подробнее. - Тавики не глядя подвинул кого-то из профессоров и занял место за столом допроса, на обратной стороне которого уже довольно давно восседала я. Все сидящие за столом с грустью вздохнули, но спорить с суровым майором, отвечающим за безопасность курсантов Училища, не рискнули, а я покорно начала заново пересказывать все, что со мной произошло.
  - ... Получается, что как именно это произошло, я не помню. Судя по тому, что проснулась я с гудящей головой и жутким бардаком из воспоминаний, меня чем-то накачали. Но вроде никаких следов на теле я не увидела, хотя может плохо смотрела... - закончила я через сорок минут свое повествование. О голосе в голове, который помог мне выбраться, я благополучно умолчала, свалив все на удачу и счастливый случай. Сейчас, пересказывая все по второму разу, уже сама начала сомневаться, а был ли этот невидимый Трауррт или это снова последствия непонятного препарата, которым меня накачали.
  - А Иракса что говорит? - Поинтересовался гареш, внимательно изучая меня своими кошачьими желтыми глазами.
  - Ничего не говорит, я ее еще не видела.
  - То есть тебя еще не отвели в медотсек? - Мне показалось, что от его изменившегося тона температура в комнате упала на несколько градусов.
  - Майор Тавики, мы сделали экспресс-анализ, курсант Ритас в норме, - поспешил оправдаться один из профессоров факультета биотехнологий. - Мы посчитали, что важнее определить, как она туда попала...
  - Вы посчитали... - по всей видимости, изменение температуры причудилось не мне одной, многие профессора, сидящие напротив, невольно поежились. - Значит так, допрос окончен, расследованием данного дела занимаюсь лично я. Ритас - в медотсек, твои друзья тебя проводят, а вы, уважаемые, подготовите мне отчет, как так вышло, что на вашем уроке забыли курсанта, и никто этого не заметил, а главное, никто не заметил, что она там провела несколько суток одна... а вы - попробовавший под шумок слиться профессор Ми-Ви-Тао замер на полпути к двери, - не заметили отсутствия вашего курсанта на уроке. Срок - до вечера. Всем все ясно?
  Мы все хором закивали как стая болванчиков.
  - Ритас, ты почему еще здесь? Марш в медотсек.
  По пути в медотсек я еще пару раз успела пересказать подробности своих злоключений ребятам: близняшки охали, давент хмурился, а маваланец явно чувствовал себя виноватым, что умудрился проморгать мое исчезновение. Как выяснилось, ребята только после получения сообщения от Тавики сообразили, что со мной что-то стряслось.
  - Ну чего ты переживаешь? Никто же не сообразил, что я потерялась. У нас как-никак расписания разные, за всеми не уследишь. Близняшек и Карима вообще на той злополучной экскурсии не было...
  - Это и настораживает. - Припечатал Карим, явно давая понять, что никаких случайностей он в этом инциденте не видит. Кува и Пава согласно закивали, так что их волосы-жгутики смешно задергались:
  - А ведь и правда, если призадуматься, много ли народу знало, что у нас семинар, а Карим сдает тесты по пилотированию.
  - Единицы. Тем проще будет вычислить, кто за всем этим стоит.
  - И главное зачем... - озвучила я главный для себя вопрос, который до сих пор боялась произнести вслух. В голову тут же начали лезть призраки прошлого, нашептывая, что всех зачинщиков тех злополучных боев вряд ли переловили, и никто не знает, насколько хорошо укрылась от них в космосе маленькая слабая землянка Ольга.
  Последняя мысль впрочем была быстро придушена на корню - я больше не маленькая слабая человечка, а курсант военного училища, без году выпускница, да еще и с потенциальным дипломом менталиста в кармане. Нашла время сопли распускать, мне сейчас в сотый раз пересказывать историю своих злоключений медику, не забыв при этом не распространяться о странном голосе в голове. А то диплом так и останется потенциальным до скончания времен.
  Выдав себе мысленно этакую 'пилюлю успокоения', улыбнулась ребятам и пошла сдаваться нашей синевласке. Надо же узнать, чем меня накачали в оранжерее, превратив мозги в кашу-малашу. Ну или хотя бы попытаться.

***

  Долго играть в космических Шерлоков не пришлось, организаторов моего 'приключения' Тавики определил буквально на следующий день. Сосредоточившись на тесте по навигации, дававшем значительное преимущество по баллам, не сразу отметила отсутствие одного из своих главных конкурентов на потоке - второго из братьев Акшарти. Но ситуацию прояснил вызов в кабинет к майору, где помимо него, медика Ираксы, нескольких весьма сильных металлистов с нашего факультета и кого-то еще сильно важного, не иначе как из главного совета Училища, находилась и вся троица братьев-кшуртов.
  - Входи, Ритас, можно без официоза, - кивнул мне на свободный стул гареш.
  Вежливо поздоровавшись с присутствующими, заняла предложенное место и приготовилась слушать, зачем меня выдернули сюда сразу после важного теста, не дав даже толком проверить результаты задачек.
  - Так, все собрались. Приступим. Прошу Видана Акшарти повторить все, что записано с его слов двумя часами ранее.
  Пока второй из троицы рассказывал, как он организовал с помощью третьего брата мое устранение с теста, рассеянно отметила, что впервые за четыре года услышала его имя. Вот тебе и сокурснички. Ящерицы зловредные.
  Тут же себя одернула, вспомнив скольких достойных представителей этой расы встречала. И вообще, чего толку всех мерить по поступку одного представителя. Точнее двух, как выяснилось, младший из братьев - биолог - помог с синтезом нужного вещества, которое сначала меня усыпило, а потом воспоминания превратило в сплошную мешанину. Трюк со связью объяснялся просто: на одном из деревьев поблизости от той поляны, где я очнулась, висела портативная 'глушилка', купить которую, как выяснилось, можно чуть ли не за пару кликов в галасети.
  В общем, встреча вышла малоприятная. Второго Акшарти исключили из Училища без права восстановления в течение десяти лет. Насколько я помнила, все сроки наказания считались по планете провинившегося, то есть кшурту ждать возможности получить диплом навигатора придется ой как долго, год на Вивиразу был длиннее среднегалактического раза в три...
  Биолога официально перевели в другое Училище, но подозреваю, что флот решил этого умника переместить под более жесткий контроль и запихнул в какую-нибудь закрытую Академию или лабораторию, чтобы пустить его таланты на благо родного Союза, а не во вред ему. Разумному космосу еще один изобретатель лагатиума, или как там называлась та дрянь, что нам вкололи перед ареной, не нужен.
  Первого брата - с факультета пилотирования - наказание не коснулось, но я бы на его месте теперь и сама ушла - нормально учиться после такого проступка ближайших родственников здесь будет сложно. Хотя чего я снова себя с кшуртами сравниваю, у нас же эмоциональность на разном уровне. Этот может завтра уже и забудет, что братьев здесь нет, и продолжит учиться как ни в чем не бывало.
  Пока я размышляла, все присутствующие преподаватели и представители совета Училища поставили электронные подписи на протоколе собрания. Братьев увели, и в итоге в кабинете остались я и Тавики.
  - Майор, можно вопрос?
  - Разумеется, Ритас.
  - Зачем он это сделал? Он же кшурт, один из лучших на нашем потоке, а тут взять и перечеркнуть себе будущее на много лет вперед. Не понимаю логики. Совсем...
  - Ритас, когда ты перестанешь себя недооценивать? - Ответ майора поставил меня в тупик. - Он один из лучших потока. Допустим. Но ты - одна из лучших на факультете навигаторов. И не спорь - мне Райо показывал график прогресса, у тебя показатели одни из лучших в группе. А в симбиозе с редким навыком менталиста - ты вообще лакомый кусок для многих военных структур. Да и не военных тоже. Акшарту просто устранял одного из сильнейших конкурентов на вашем поле. Он не предполагал, что ты так быстро выберешься из оранжереи, это спутало ему планы. Просиди ты там еще сутки, вещество, синтезированное его братцем, исчезло бы бесследно. А как известно, нет доказательств, нет обвинения. Так что считай, что тебе повезло. Еще вопросы?
  - Нет, майор. Спасибо. Я могу идти? - До конца не верилось, что только что услышанное было про меня и не являлось плодом моей фантазии.
  - Иди, Ритас, иди. - Усмехнулся гареш, наблюдая за моей реакцией. - Но зазнаваться не торопись. У тебя помимо сильных качеств полно и слабостей. Вот на них и сосредоточься. Финальные тесты по моему предмету не за горами, плюс ты теперь с двойной нагрузкой.
  - Это еще почему? - Чуть не взвыла я в голос. У меня и так расписание к концу учебного года распухло до невозможности. Скоро уже от столь важного для себя сна придется кусочки отрывать.
  - Потому что так глупо попалась. Будем из тебя настоящего военного делать, а то стыд один - проморгать два укола в шею, свалив все на комаров. В общем, готовься к экзаменам, Ритас. Дополнительную литературу я тебе уже скинул, робот должен был все скачать из библиотеки. И да, тебе продлили срок чтения - можешь держать книги трое суток. Не благодари.
  И гареш демонстративно погрузился в чтение какого-то документа на своем буке.
  А я понуро поплелась на выход, не благодари - ага. Да мне выть хотелось после такого одолжения. Мдааа, вот тебе, Олечка, метод кнута и пряника в действии. Учись, пока есть возможность...
  - Ну и кто мне говорил, что четвертый год будет поспокойнее? - Спросила я у безмятежного синего неба над головой. - Правильно, никто не говорил. Так что вперед и с песней. Покой нам только снится.

***

  Экзамены я в итоге сдала без особых проблем. Парой часов сна все-таки пришлось пожертвовать, но оно того стоило: второе место среди навигаторов, которым я безумно гордилась, автомат по менталистике и зачеты по всем непрофильным предметам, включая пилотирование и основы механики. Последнюю мне правда поставили исключительно за сданную лабораторную работу - примитивного робота-уборщика. Его я собирала под чутким руководством Кивирарту и всех братьев, которые в письмах мне составили пошаговую инструкцию 'для чайников', что к чему прикручивать и какой провод с чем соединять, чтобы эта штука ползала по поверхности и метелками загребала грязь во внутренний пылесборник, а не разбрасывала ее во все стороны с веселым жужжанием. Преподаватель все, разумеется, понял, но столь желанный проходной балл поставил. С пометкой - подпускать к приборам только в случае острой нехватки персонала. Ну и ладно, мне моей навигации хватит за глаза, вкупе с менталистикой. По последней особых успехов за этот год я не наблюдала, но зато довольно неплохо закрепила все приобретенные ранее навыки - эмоции и картинки транслировала с меньшими усилиями и практически без энергозатрат.
  В этом мне очень помог Трауррт, который все-таки оказался одним из видов растений, а не начальной стадией шизофрении, чего я поначалу изрядно опасалась. Обнаружила я его случайно: сняла щиты, занимаясь в беседке одного из парков Училища, стараясь не сильно отвлекаться на флиртующую неподалеку парочку. Но в какой-то момент стало любопытно, как может ощущаться влюбленность и взаимная симпатия. И тут же в голове раздалось знакомое 'Любоооовь'.
  'Трауррт! Это ты? Ты и здесь тоже есть?' - от радости я чуть со скамейки не свалилась. - 'А где ты? Я могу тебя увидеть?'
  'Можешь. Я рядом'.
  Методом проб и ошибок определила, что Трауррт - одно из соседних деревьев, а точнее он был всеми этими деревьями. Их было много на планете Училища, и, как я сейчас вспоминала, в оранжерее эти темно-зеленые стволы с сочными мясистыми листьями размером с приличный лопух встречались на каждом шагу.
  С тех пор ко всем экзаменам и зачетам я готовилась поблизости от дерева Трауррта: он не отвлекал, когда я была занята, но с радостью поддерживал беседу, стоило мне сделать передышку. Идеальный компаньон - даром что дерево.
  Тавики, как и обещал, гонял меня до конца года по усиленной программе. Так что теперь в глубине души я предвкушала удивление семейства Ритас, когда я появлюсь дома еще более спортивная и физически подготовленная, чем раньше. Вот бы команде звездолета, спасшего меня пять лет назад, показать мои успехи, особенно капитану, посмотрела бы я, как вытянется его лицо.
  Я даже зажмурилась от удовольствия и обуявших меня фантазий. Впрочем быстро вернула на место спокойно-сосредоточенное выражение лица, уж больно довольная мордашка отражалась в зеркальной стене кафетерия очередного космопорта, где я ждала корабль на Диртасар, последний в череде моих многочисленных пересадок на пути домой.
  - Начинается посадка на рейс Дега-2518, Диртасар, галактика Тарасса. Всем пассажирам просьба проследовать к воротам Бера-Уфа-54. Механический голос все еще объявлял начало посадки, а молодая темноволосая девушка в зеленом форменном комбинезоне военного училища Союза уже быстро шагала в сторону тех самых ворот. Навстречу своему второму дому в галактике 'Перекресток миров' и самой лучшей на всех планетах семье дирго, по которым она очень соскучилась за этот год.

Глава 8. Финишная прямая.

  Море с мягким рокотом накатывало на берег, оставляя за собой след из пены и мелких ракушек, которые практически сразу же исчезали в большой плетеной корзине, выданной нам с Ритаром старшими братьями со строгим наказом наполнить ее целиком. Зачем эти перламутровые пустышки понадобились братьям, они не пояснили, но их поручение мы добросовестно выполняли уже часа два с половиной, в данный момент провожая взглядом садящееся на горизонте солнце.
  - Ритар, ты как думаешь, зачем им столько ракушек? Вряд ли перламутровые скорлупки нужны для какого-то хитрого механизма... - я уже раз в третий заводила этот разговор, но познания младшего из братьев Ритас за последние пару часов никак не продвинулись в этом вопросе. Впрочем, как и мои. Кулинарные причины мы отмели сразу: хоть дирго и употребляли некоторых моллюсков в пищу, но уж точно не их скорлупки. Поэтому сейчас мы упражнялись в остроумии и пытались перещеголять друг друга в буйстве фантазии.
  - А вдруг у Каливара новый заказ на ракушки, - выдал младшенький, ловко выкапывая из песка пару провалившихся скорлупок.
  - Ага, на корзину мусора с Диртасара. В таком случае нам пора начинать распродавать имущество, если уж Каливар до такого докатился. - И мы с братцем весело рассмеялись, в красках представив себе, как старший из их четверки приторговывает простыми морскими раковинами.
  За этими разговорами мы провозились еще чуть больше часа, но выданная нам корзина теперь сверкала перламутром как самое настоящее морское сокровище.
  -Твое поручение исполнено, - радостно известили мы брата, затаскивая наш улов в мастерскую, где над большим столом что-то увлеченно обсуждали Каливар и Айрату.
  - О, прекрасно. Ольга, подойди сюда, пожалуйста, кажется, без тебя все-таки не обойтись. - Позвал меня второй из братьев, пододвигая ближе ко мне кипу изрисованных бумаг.
  - Это что? - С бумаги на меня смотрели схематичные изображения то ли боевых доспехов то ли космических скафандров.
  - Подарок для Гиварры к письму на предложение о помолвке, - ответил Каливар, нахмурившись, - Никак не могу выбрать, что бы ей понравилось больше...
  Я с изумлением уставилась на братьев.
  - Прости, ты ее в бой отправляешь или в открытый космос?
  - В какой бой? - Старший из братьев опешил, Айрату сделал вид, что закашлялся, только младшенький Ритар рассмеялся во весь голос. - Это традиционные обрядовые одежды - драг-хи. Их часто дарят на помолвку, это головной убор, это женская кираса. Я просто решил их немного доработать, осовременить...
  Я попыталась мысленно обрядить в нарисованные латы свою подругу и приуныла, поскольку воображение тут же пририсовало к шлему рога, и Гиварра теперь больше походила на собравшегося в поход викинга, нежели на красавицу-невесту...
  - А они обязательно должны быть прямо такими? - Через пять минут упорного изучения набросков мыслей, как это традиционное одеяние осовременить, у меня так и не появилось.
  - Ну формально драг-хи состоит из двух вещей - для защиты головы и тела. Точнее раньше это все служило для защиты, теперь, конечно, речь больше идет об украшении. Поэтому нам кстати и понадобился перламутр с ракушек, - пояснил мне Айрату.
  -То есть формально шлем делать не обязательно? - И смутившись под возмущенным взглядом Каливара, решила использовать другое определение этому предмету с рисунка - Ну шапочку вот эту.
  - Ну а как еще можно украсить голову, Ольга? У дирго же нет волос, мы не можем вплести в них ленты или камни, как ты.
  - Вплести не можете, а вот повязать вполне, - и я приступила к изображению того, что только что пришло мне в голову. Мысленно представив свою подругу и ее обычный гардероб, решила уточнить. - А драг-хи после получения в подарок принято носить постоянно?
  - Ну кто же такое носит постоянно, это неудобно.
  - Да и жарко, - поделился мнением мелкий Ритар.
  - А ты бы хотел, чтобы носила? - На всякий случай уточнила я.
  - Конечно хотел бы, но это, как я уже сказал, необязательно. Главное, чтобы приняла...
  Я еле заметно усмехнулась, прекрасно понимая, что Гиварра от моего брата и рогатый шлем викингов приняла бы вместе с щитом, мечом или секирой. Крепшие между ними день ото дня чувства не замечал только ленивый, а я как менталист постоянно опускала щиты, наслаждаясь новыми для себя ощущениями. Их нежная влюбленность мерцала для меня нежно розовым ореолом, окутывавшим их обоих, стоило им подойти поближе друг к другу, и согревала мягким теплом. Судя по ухмылке Айрату тот думал примерно о том же, только Каливар все еще периодически впадал в сомнения, вспоминая, как девушка после своего восстановления бурно отрицала любые отношения и брак как таковой.
  Через пару дней над тем же столом снова кучковалась все та же компания, но уже рассматривая результаты кропотливой работы старшего из братьев - повязку на голову и широкий пояс. Обе части наряда были инкрустированы камнями и перламутром, повязка по бокам была украшена россыпью подвесок, чего здесь только не было - крученые спиральки ракушек, миниатюрные птицы кайю, вырезанные из кости, стрекозы с хрустальными крылышками. Я завороженно разглядывала эту красоту, до сих пор не веря, что все это Каливар сделал сам за несколько дней. Конечно, я помогла осовременить старинный обрядовый комплект, превратив шлем и кирасу в повязку и пояс, которые теперь можно было надеть на любое торжественное мероприятие, но все детали продумал он сам. С улыбкой погладила изящный стебель цветка мату - символа чистой любви у дирго.
  - Ну что скажете? - Взволнованно спросил автор.
  - Оно прекрасно, Каливар. Я такой красоты никогда не видела. Можно я приложу к себе?
  - Да, пусть Ольга примерит, вдруг с размером ошибся, - по-моему, Айрату сейчас немного поддразнивал старшего брата, нежели и правда сомневался в его исполнении.
  - Конечно, примерь. С размером я не ошибся, тыльная сторона адаптируется, я использовал пластокаучук как основу, вот здесь и здесь... - пока братья увлеченно рассматривали схемы и чертежи я, затаив дыхание, надела головной убор. Повязка блестела в лучах света как корона, разбрасывая по стенам блики, а стоило мне качнуть головой - как ракушки, птички, стрекозы и другие подвески с тихим перезвоном двигались, рождая вокруг хоровод разноцветных отблесков.
  - Красота! - Постановил Вариш, пытаясь согнуть в руках кусок какого-то полупрозрачного материала, видимо, тот самый пластокаучук. - Надо и Ольге такой сделать, только поменьше висюлек, а то они у нее в волосах застревают.
  - У Гиварры не застрянут, - с улыбкой вернула Каливару перламутровую повязку, - моей подруге несказанно повезло, что ей достанется такой муж!
  - Она его еще не приняла, - мягко улыбнулся брат, убирая набор в красивую коробку из резного дерева.
  - Ну-ну, посмотрим... - усмехнулся Айрату, выпроваживая нас с младшими братьями на выход. Видимо, у дирго процесс подготовки письма все-таки был очень личным.

***

  И потянулись дни ожидания. Точнее, как выяснилось, это только я ожидала скорый ответ. На деле ответ на подобное письмо обычно приходил не сразу.
  - И сегодня снова нет ответа? - Каждый завтрак я пытала родню на тему ответного письма подруги. От расстройства и переживаний за брата даже аппетит пропал, что мне после генных модификаций было совсем несвойственно.
  - Ольга, ну что ты переживаешь? - Мама Нитар с улыбкой пододвинула мне тарелку с блинчиками и всевозможными вареньями. - Быстро только отказ приходит, так что все у нашего Каливара хорошо будет. Не расстраивайся, дай подруге немного времени. Гиварра же должна теперь ответный дар преподнести.
  - Ааааа, то есть теперь она ему драг-хи в ответ должна сделать? - Попыталась прикинуть, успеет ли девушка слепить что-то подобное брату за остаток моих каникул или придется довольствоваться фотографиями.
  - Нет, конечно, мелкая, - мою шевелюру взлохматил Айрату, за что получил сердитый взгляд от матери. - Девушка сама выбирает, что подарить. Обычно это что-то небольшое, что ее избранник может носить постоянно - например, кисет для табака...
  - Отметается, Каливар не курит, - под рассказы о местных обычаях блины с моей тарелки исчезали с первой космической скоростью. Впрочем, как и варенье, которым я их обильно поливала. Аппетит после слов мамы Нитар ко мне вернулся и, видимо, еще чей-то с собой в гости привел.
  - Тогда это может быть пояс, платок, кошель, да что угодно.
  - Хммм, даже любопытно, что из всего перечисленного выберет Гиварра. - Последний блин умыкнул Айрату, воспользовавшись тем, что я задумалась над его словами.
  Долго терзаться любопытством мне не пришлось - спустя три дня Ритар влетел в дом с громкими криками 'Каливару письмо! Каливару письмо!' и зачем-то унесся с этим письмом вглубь сада в увитую плющом террасу.
  Мы не сговариваясь рванули следом. Впрочем, младшенький в догонялки играть не собирался, просто решил, что именно там всем хватит места, чтобы торжественно открыть посылку, которая теперь стояла на круглом деревянном столе.
  Переглянувшись с членами семьи, усмехнулась - видок у нас был далек от торжественного насколько это возможно. Я слетела вниз не снимая очков-тренажеров и сейчас прикидывала, куда бы их пристроить, чтобы не растоптали в суматохе. Мама Нитар выскочила прямо с кухни, поэтому помимо передника в руках у нее был приличной длины разделочный нож и местный кабачок фиолетового цвета, резать который она как раз и намеревалась. Каливар с Айрату прибежали в кожаных фартуках и перчатках - явно что-то мастерили в гараже. Кивирарту был с лопатой - его мелкий оторвал от огородной деятельности. Только Вариш выглядел как обычно - его общий сбор застал на этой самой террасе, где он до появления Ритара спокойно читал какие-то новости в галасети.
  - Может нам надо оставить его одного? - Шепотом поинтересовалась я у мамы Нитар, пока Каливар стягивал длинные перчатки и не спеша подходил к средних размеров коробке, замотанной в мешковину.
  - Что ты, милая. Это же семейный праздник - получение ответа. Вся семья обычно собирается, чтобы вскрыть подарок.
  Подумала, что нам несказанно повезло, что все наше шебутное семейство в этот момент в сборе, и не придется никого разыскивать в срочном порядке.
  Тем временем, из мешковины извлекли небольшой деревянный ящичек, внутри которого лежал кожаный чехол для ножа, украшенный красивой строгой вышивкой и тиснением. Судя по тому, как брат бережно взял в руки подарок и нежно погладил свои инициалы, вышитые темно-зеленой нитью, подарок ему понравился. А я с шумом выдохнула, только сейчас осознав, что пока открывали посылку, задержала дыхание.
  - Гиварра - умница, сын. Смотри, это же не просто под нож чехол, это под инструменты чехол, тут несколько отсеков есть. - Кивирарту ободряюще похлопал старшего сына по спине. - Помолвку объявим на празднике Урожая в Митракта-Эву через два дня. Пойду напишу соседям, чтобы тоже готовились к совету.

***

  Далеко, на сколько хватало взгляда, простиралась гладь моря, отливающая красным и розовым в предрассветных лучах. Луна, которая на Диртасаре звалась Тсари, что в переводе с местного означало маяк , еще виднелась на небосводе, но с каждой минутой ее диск бледнел и растворялся, уступая место погожему дню, которому не терпелось вступить в свои права.
  Наш караван гарсов бодро топал по проселочной дороге, петляющей высоко над морем и связывающей наш дом с главным трактом до Митракта-Эву, где сегодня начнется традиционный праздник Урожая - очередная неделя гуляний на планете дирго, наполненная ярмарками, праздничными шествиями и торжественными церемониями.
  Ласково почесала своего гарса специальной щеткой-чесалкой у основания шеи - есть у них там одно чувствительное местечко, хотя кожа у ящеров и считается очень прочной. Эта травоядная рептилия способна уцелеть и после встречи с гаштерсой - та ее далеко не с первого раза прокусит, а догнать улепётывающего со всех ног гарса могут очень немногие космические твари. Ящер блаженно прищурил золотистый глаз и зарокотал, подставляя под щетку другую сторону, которую я конечно же тоже почесала.
  - Ольга, не балуй его, и так он у тебя очень своевольный, - окликнул меня Айрату, и я послушно убрала чесалку в специальный кармашек на седле.
  - Ничего, Рыжик, я тебя еще на стоянке почешу, не обижайся. - Прошептала ящерице и снова окинула взглядом нашу торжественную процессию.
  По случаю объявления помолвки всему семейству полагалось прибыть на гарсах и исключительно в праздничном одеянии. Поэтому все братья были в новых рубашках с вышитым горлом и кожаных кирасах, я и мама Нитар надели длинные платья-туники, которые женщины-дирго, правда, так же носили с штанами. Чему я впрочем только радовалась - иначе сидеть верхом на ящере было бы жутко неудобно. Мою тунику украшал широкий вышитый ремень и несколько рядов разноцветных бус из маленьких переливающихся камешков. Такие же камни мама Нитар вплела мне в косу, которая короной охватывала голову. Я сначала даже запротестовала - с такой прической ощущение, что это не у Каливара помолвка, а меня замуж выдают, уж больно непривычно было себя видеть при полном параде. Но все протесты были подавлены на корню - ибо не каждый день старший сын выбирает пару, так что всем надо соответствовать.
  С улыбкой вспомнив утренние сборы, поправила складки на расшитом цветочными узорами подоле туники. Надо же, сегодня первый раз буду присутствовать на совете. Судя по напряженным спинам двух младших братьев, их эта мысль тоже посещала. Они в отличие от Каливара и Айрату до таких важных собраний еще пока не допускались.
  Несмотря на то, что день обещал быть насыщенным и весьма волнительным, на душе поселилось спокойствие и предвкушение чего-то хорошего. Широко улыбаясь, подмигнула мерно рокочущему внизу морю и послала ему мысленную волну благодарности. Ведь благодаря ему прошлым летом пришла догадка, как помочь Гиварре справиться с ее бедой. Впрочем, мы тогда все знатно постарались: каждый член семьи внес свою лепту в то, чтобы сегодняшний день настал. Так что это и правда в полной мере для нас семейный праздник.
  Оставив гарсов в специально оборудованных стойлах, поспешили к зданию совета. Город уже окутала предпраздничная суета: везде пестрели торговые лотки, а на свободных пятачках между ними раскинули свои шатры бродячие музыканты и сказители. Мысленно пообещала себе, что после официальной части обязательно посещу парочку сказителей - уж больно интересные предания и легенды они рассказывали. И про древние обычаи дирго и других рас. В прошлом году я часа на два выпала из жизни, заслушавшись историями о том, что раньше кшурты были очень эмоциональными, но один из их давних предков обменял на великом алтаре свои чувства на ум, тем самым лишив свою расу ярких эмоций, но наделив недюжим интеллектом. Интересно, откуда такие сказания берутся, кто облекает те или иные события в узор из чудес и тайн? Может, мама Нитар права, и порой устами этих странников с нами говорят духи прошлого, передавая нам важные знания, которые ни в коем случае нельзя потерять...
  Впрочем, долго размышлять мне не дали, и вот уже зной и гомон улицы сменился тенистыми сводами дома советов, больше похожего на большой шатер с отверстием посреди купола, сквозь которое было хорошо видно ярко-голубое небо. День сегодня был чудесный.
  Мы едва успели занять свои места на широких, покрытых ткаными коврами скамьях и обменяться приветственными кивками с соседями, которые заняли такие же скамьи с другой стороны от входа, как слово взял старший дирго в совете.
  - Совет рад приветствовать здесь всех старших членов всех семейств этой части Диртасара. - В зале одобрительно загомонили, а я старалась сильно не крутить головой, пытаясь разглядеть, как много дирго присутствовало на собрании. Дальше шли торжественные церемониальные речи о важности этого собрания, о благодарности духам и предкам за посланные дары и минут пятнадцать назидательных речей о том, как важно потомкам чтить традиции и не перечить старшим. Закончив с обязательным вступлением, мы, наконец, перешли к главному для нашей семьи - объявлению помолвки.
  Для этого в центр зала старший вызвал сначала Каливара, а затем и Гиварру. Когда она появилась откуда-то из-за спин своих братьев, облаченная в летящую светло-зеленую тунику с темной лаконичной вышивкой, по рядам пронесся восторженный вздох - это заблестели в лучах солнца подвески на головном уборе и поясе девушки. Она выглядела как сошедшая с древних полотен богиня - спокойная и статная, излучающая свет и уверенность. Я смотрела на них, снова опустив щиты, и уже непонятно, то ли это дар менталиста окрасил их силуэты розовым с золотом свечением, то ли это древний обряд так себя проявлял, но стоило им коснуться руками друг друга, как воздух вокруг них заискрился всеми цветами радуги, и весь шатер радостно зааплодировал и загудел, поздравляя нашедших истинную пару и желая им долгих и счастливых лет. Старший дирго что-то еще произнес, но уже только молодым людям, так что даже мы, сидящие на первом ряду, не услышали ни слова, и отпустил их, объявив, что праздничная часть совета закончена, теперь время официальных мероприятий. После этого меня с младшими братьями вежливо выпроводили на улицу, где мы дождались наших соседей - Раину и ее братьев, и отправились исследовать ярмарку.
  После приглушенного шатра улица ослепила ярким солнцем и оглушила громкими звуками.
  - Кому Тиргальские шелка, урожай этого года. Ткани свежайшие, цвета ярчайшие. - Пока я пыталась понять, как связан шелк и урожайность на Тиргале, меня толкнули в плечо. А потом еще. И до кучи начали хлестать по щекам. Впав от неожиданности в ступор, поняла, что заваливаюсь на спину и с каким-то сиплым хрипом вместо крика очнулась... на тренировочном полигоне, где меня от души хлестала по щекам одна из близняшек Гаар.

***

  - Пава, ты сбрендила что ли? - Опознать одну из сестер даже против солнца было несложно - два жгутика топорщились на голове девушки смешными рожками.
  - Карим, она очнулась. Уффф, наконец-то, ну и дала ты нам жару... - тинайка сползла с меня с явным облегчением. А я растерянно озиралась по сторонам, пытаясь собрать в голове разбегающийся пазл из окрестностей Диртасара и растительности явно с планеты моего Училища. Картинка никак не складывалась - в голове до сих пор мелькали обрывки того памятного дня дома, лица друзей, да я была готова поклясться, что чувствую на губах соленый воздух с моря.
  - Так, все хуже, чем я думал. - Ракс пристально осмотрел меня и кивнул непонятно откуда нарисовавшемуся маваланцу. - Эру-Эру, на тебе Кува и Ольга, Пава идешь со мной, стараешься сканировать округу, но аккуратнее. А то только половину задания прошли, а уже двое выбывших.
  Куве, как выяснилось по рассказу, так как вспомнить нормально это задание мне никак не удавалось, досталось сильнее, чем мне. Ее оглушило на вторые сутки нашего похода. Девушки аккуратно прощупывали местность на предмет разных волн и любого оборудования, создающего излучения, но на то и был расчет. Она стояла первой, ее и приложило в первую очередь, до сильного носового кровотечения и последующего глубокого обморока длиной в восемь часов. Пава отделалась легким испугом и небольшим головокружением. Зато спустя еще полдня уже накрыло меня. Мы проходили через относительно спокойное болото и, ожидая опасности со стороны фауны, совершенно не подумали о флоре. А стоило бы. Испарения были сдобрены чем-то психотропным, и если остальные почувствовали только тяжесть в голове, то я, так некстати опустившая щиты, получила полный комплект галлюцинаций, напрочь выпав из настоящего времени на час с небольшим. Разумеется, привести меня в чувство можно было и пораньше, но Карим решил сначала миновать болото, а потом уже разбираться с моими глюками.
  Как выяснилось спустя еще двое суток забега по полигону и кое-как засчитанному заданию, это решение оказалось не самым лучшим, память и адекватное восприятие событий мне вернули только посещения медотсека, где Иракса, хмурясь, настрочила мне наряд на дополнительные занятия по менталистике.
  - Не дуйся, Ольга. О тебе же забочусь. Это здесь у Тавики полигон относительно безопасный, никто вам там сгинуть не даст. А попадешь под какую-нибудь химическую или биологическую атаку, тебя же сильнее всех накроет. Запомни, твоя сила - она же и слабость. Научись это контролировать. Иначе лучше работать тебе где-нибудь в торговой корпорации, контрактников на предмет махинаций сканировать.
  Не то чтобы меня сильно огорчала перспектива работать в спокойном месте, скорее уж я по своему личному опыту знала, что никто мне не даст стопроцентной гарантии, что даже место какого-нибудь завалящего штатного менталиста в той же корпорации, где работал старший из братьев Ритас, не окажется в какой-то момент ареной для разборок сильных мира сего. Так что на свой уже родной факультет менталистики отправилась сразу же после медотсека.
  Новый помощник секретаря - симпатичная кшартанка, взятая в помощь нашему незабвенному капитану Ки-Радану, - чему-то активно кивала, уставившись в экран своего бука. Девушка была так занята происходящим на экране, что обратила на меня внимание, когда я гаркнула стандартное приветствие курсантов, устав покашливать и постукивать по столу.
  - А, курсант Ритас, что требуется от секретариата? Ага, направление от главы мед.сопровождения, вижу вижу. Ну что Вы сюда-то пришли? Идите сразу к своим кураторам, профессоры Аори сегодня как раз принимают в своем зале.
  - Они вернулись? - И как эта новость прошла мимо меня, казалось бы, была тут на прошлой неделе, зубрила очередную теоретическую скукоту, а на этой уже, оказывается, наши незабвенные братья-русалы вернулись. Интересно, и почему интуиция подсказывает не особенно этому радоваться...Решила попробовать прощупать почву: - А они ммммм в каком сегодня настроении?
  - Курсант, я за настроением профессоров не слежу. В работу секретаря входит административное сопровождение работы факультета, а не сбор слухов и сплетен по коридору. - Вскинулась девушка, грозно сверкая золотыми очами.
  Ну-ну, посмотрим, что запоешь через полгода, когда или сама на вррантов в период их дней настроения-общественного построения нарвешься или замучаешься каждому второму курсанту объяснять, что это не входит в список твоих служебных обязанностей. Что ж, делать нечего, пошла к братьям, тем более, что барышня наверняка сразу же известила их о моем медицинском назначении - уже не отвертишься...
  До зала добралась без приключений, что уже несколько настораживало. Их больше года ждал целый факультет менталистов, а после возвращения никого нет. Странно это все...
  Странности впрочем быстро прояснились, стоило приблизиться к дверям их необычного кабинета-лаборатории. Даже с учетом неплохой звукоизоляции было слышно, что в помещении кричат. Вникнуть в суть криков я не успела, двери разъехались в стороны, и мимо меня пронесся курсант, на ходу закидывая в личный бук огромный перечень литературы.
  - Ритас, что стоим? Живо в центр. - Судя по рубленой речи, на сей раз беседой верховодил Гай Аори. Мужчина подплыл к приборам в своей подводной части лаборатории и быстро ввел нужные данные. - Так, сильное воздействие. Необходим контролируемый блок. Ясно. Суть, надеюсь, понятна: стараешься не пропустить нас внутрь, но при этом не закрываешься полностью. Готова? Приступаем. И быстрее, быстрее, оставили вас на всего-ничего, а тут полное запустение и никакого прогресса!

***

  Освоение нового навыка шло со скрипом. Я часами пыталась сдерживать воздействие вррантов, и удалось мне за прошедший месяц это лишь единожды. Так что теперь меня пытали на тему, каким же образом в тот раз сработало, а я, хоть убей, не могла выжать из себя ничего разумного и похожего на правду. В голове от усиленных тренировок была каша, даже по навигации скатилась к концу первой десятки, чем сильно опечалила профессора Райо.
  В общем, к концу первого полугодия дополнительные уроки уже пришлось добавлять в свое расписание в урон сну. Благо можно было на время воспользоваться альтернативным способом восстановления энергии - побольше есть. Успокаивали только заверения Ираксы, что желудок я себе такими слоновьими порциями не растяну до размеров воздушного шара. Впрочем на последнем курсе уже мало кого можно было удивить и огромными порциями еды, и бесконечными списками литературы, которую надо осилить в максимально короткие сроки. А лучше все это делать на бегу на полигоне у Тавики, чтобы по физподготовке не скатиться...
  - Ольга, не витай в облаках, при взлете концентрация превыше всего, - вывел меня из раздумий голос Карима Ракса, который по доброте душевной в который раз взялся меня подтянуть перед экзаменом по пилотированию. - Это пятый курс, здесь уже на твое происхождение глаза закрывать не будут, и баллы за рваный взлет точно вычтут.
  - А при чем тут мое происхождение? - От неожиданной формулировки я сама не заметила, как мысленно подняла все щиты до максимума, что отозвалось небольшим гулом в ушах. Все-таки с контролем ментальных способностей надо еще работать и работать, а то в порыве опасности вместо мобилизации всех ресурсов, перестараюсь и просто отключу себя на часок-другой...
  - Ну всем же известно, что на Диртасаре запрещено использовать аэрокары. Так что полноценных тренировок у тебя не было.
  - Ааа, ну для этого мы обычно летаем на соседний Давирас, там это разрешено. Плюс даже гонки частенько проводятся.
  - Почему-то у меня ощущение, что ты не особо часто туда наведывалась. - Отрезал давент.
  - Ну я думала, что пилотирование можно и на среднем уровне оставить, все-таки я навигатор-менталист, в первую очередь...
  - Ритас, ты бы хоть раз Устав прочитала вдумчиво, не по диагонали, как мы все на первом году обучения делали, а внимательно и со всеми сносками. Тогда бы знала, что все должности, связанные с передвижением корабля в пространстве, обязаны иметь выходной бал по пилотированию не меньше 75 процентов от максимума. Иначе на основную специальность ты можешь претендовать только после пяти лет прохождения службы в должности ассистента. Тебя такой расклад устраивает? - И удовлетворенно кивнув на мое отрицательное 'не устраивает', продолжил: - Как мы все помним, аэрокары - это обобщенное название всех судов ультралегкого класса. Отличаются гражданские - преимущественно, пассажирские и грузо-пассажирские, транспортные и военные. Два последних вида часто оборудованы дополнительным оборудованием, которое нам, как пилотам, так же необходимо учитывать. Почему?
  - Потому что это дополнительный вес к нашему аэрокару.
  - Верно, но не совсем. Помимо веса это еще и определенные места креплений, которые тоже могут влиять на аэродинамику и маневренность. Но для плавного старта вес имеет ключевое значение. Почему мы не можем поручить все автопилоту?
  - Он просчитает максимально правильные комбинации маневров, но без учета комфорта экипажа, поэтому при автоматическом пилотировании движение зачастую очень дерганое и нервное.
  - Верно, пилот не может мыслить так же быстро как машина, но многие движения и маневры он выполняет, основываясь на опыте и интуиции, поэтому движение будет более плавным и приятным для экипажа. Ну и раз ты так прекрасно помнишь теорию, перейдем, наконец, к практике. Взлетай, Ольга. Передаю все управление на тебя.
  Передо мной загорелась активированная система управления каром и я, глубоко вдохнув и выдохнув, аккуратно потянула штурвал на себя, предварительно окинув проверочным взглядом основные показатели приборной панели. Так, двигатель запущен, система блокировки отключена, на антигравитационные подушки можно потихоньку подавать энергию. Раз - два - ты сможешь, ты точно сможешь, тихонечко, плавненько - три - поехали...
  Непонятно, какие успокоительные травки ел Карим, но с двадцатой попытки у меня получилось взлетать плавно и без резких прыжков, от которых в самом начале тренировок зеленела не только я, но и мой частично чешуйчатый тренер. Хотя мне до этого казалось, что у давентов кожа вообще никак не реагирует на их внутреннее состояние. Впрочем, я рано обрадовалась, решив, что мои сложности позади, Ракс лишь одобрительно хмыкнул и сообщил, что теперь можно переходить к другим модификациям каров и пробовать поднимать в воздух что-нибудь поинтереснее, чем стандартный транспортник. Так я научилась управляться с грузовыми карами разных модификаций, даже пару раз поднимала в воздух небольшой транспортный челнок с дополнительной люлькой, и все доступные в нашем гараже военные типы наземных челноков. Их особенностями было различное расположение орудий или брони, которые влияли на развесовку аэрокара и последовательность маневров при его подъеме в воздух.
  Взлетая над тренировочной поляной в уже непонятно какой по счету раз, с удивлением поймала себя на воспоминании из далекого земного прошлого. Сколько энергии и разгона нужно земным самолетам, чтобы оторваться от земли, хотя сила земной гравитации, как выяснилось, была довольно средней по космосу. А при использовании антигравитационных подушек, нужно было наоборот действовать очень плавно, иначе рискуешь рваным движением и сильными скачками повредить не только кар, но и стоящие рядом корабли. Это не говоря уже о сидящем внутри экипаже, который от такой болтанки может и увечья получить.
  - Хорошо, Ольга, молодец. На сегодня достаточно, сажай этого светлячка обратно. - Давент почти каждому звездолету давал прозвище, которое прекрасно ему подходило. - Но не переставай тренироваться, эти навыки легко забываются. А до экзамена несколько месяцев.
  - Да, да, уже вписала еженедельную практику на тренажерах, - пробормотала я, сосредоточенно сажая корабль на землю, стараясь войти в четко указанный контур посадки.
  - Два, Ритас, два раза - твой минимум. И один из них обязательно на живом устройстве. Тренажеры не дают полного ощущения, кто бы что ни говорил. Помни про пять лет ассистентом...
  - Оххх, я вообще спать буду к концу года? - Простонала я, вырывая из расписания еще пару часов сна.
  - Ну решать, как водится, тебе. Спать или тренироваться. Но и за последствия решения тоже отвечать тебе, - резюмировал давент и, подхватив свой рюкзак, бодро зашагал в сторону основных корпусов.
  - Да, да, капитан очевидность. Уж это можешь мне не повторять, я в курсе. - Рассмеялась я и побежала догонять приятеля, попутно сделав себе пометку, уточнить у Ираксы и братьев Аори об альтернативных способах восстановления сил и энергии помимо сна и еды.

***

  Общение с нашим медиком и гениями-менталистами не прошло даром, и после полного пересмотра расписания тренировок, занятий, дополнительных часов по всем предметам и обязательным часам отдыха, я, наконец-то, потихоньку вошла в нужный ритм. Времени и, главное, сил хватало на все запланированное, и что особенно грело душу - удалось втиснуть еще несколько часов на повторение навигации, что вернуло меня в пятерку лучших на своем факультете. Профессор Райо довольно щурился, выдавая мне результаты очередных промежуточных тестов, а я светилась как местное Солнце. Как ни пыталась сама себя убедить в начале года, но падение успеваемости именно по этому предмету сильно выбило меня из колеи.
   Конец года медленно, но верно приближался, часть зачетов по проходным предметам уже стояли в моем профайле, оставались основные предметы последнего года. За навигацию я уже не сильно волновалась, постоянно упрашивая братьев и Лешку еще чуть-чуть усложнить программу-тренажер. Лешка уже закончил свое обучение и теперь смог добавить в программу какие-то интересные задачи из архивов полетов Межгалактического союза, куда этот проныра неизвестно как умудрился засунуть нос. Так в моих задачках появились метеоритные дожди из далекой галактики Ва-Кса-Дари, сильнейшие магнитные бури над планетой Кадрим-Забу, с которой тоже надо как-то взлетать, и несколько сценариев внезапного нападения космических пиратов. От которых нужно было уйти максимально быстрым и безопасным способом. В общем, благодаря старому другу мои упражнения превращались в увлекательную игру-головоломку с неожиданными условиями и периодически меняющимися вводными данными.
  Пилотирование я отрабатывала, как и обещала, два раза в неделю. Так что здесь свой необходимый минимум на получение полноценной должности я тоже рассчитывала получить без особых проблем.
  Менталистика все так же давалась со скрипом. Методом проб и ошибок я сообразила, что лучше всего у меня работают ассоциации, поэтому для отработки одностороннего щита я перерыла всю галасеть в поисках наиболее интересного и понятного для меня примера. Выход нашелся, как обычно, случайно. Намыливаясь под душем, задумавшись, размазывала красивую фиолетовую пену по коже, любуясь, как фиолетовая субстанция собирается в симпатичные узоры после моих нехитрых движений.
  - Кожа! Конечно же, это кожа! Тави, у кого из представителей межгалактического союза самая прочная кожа?
  - Ольга, уточните запрос. Нужны только гуманойды или рептилойды тоже?
  - Включая всех рептилойдов, гарешей и гидашей, дирго, ну и тинайцев тоже давай. Мало ли как у них скакнул прогресс с этими их вечными генными экспериментами.
  - Из всех перечисленных видов на текущий момент самый прочный кожный покров у давентов.
  - Тави, выведи на экран, - попросила я своего умного помощника, уже закончив принимать душ и накинув свой домашний комплект вещей.
  На стене спроецировалась картинка с изображением 3Д модели мужчины давента, чем-то похожего на Карима - крупный и высокий, с кожей темно-серого цвета и выступающими роговыми пластинами на несколько тонов темнее основной кожи. Небольшие карие глаза утоплены в черепе сразу под этой естественной короной, заменяющей брови и являющейся естественной защитой для глаз. Широкий плоский нос и большой практически безгубый рот, усеянный острыми зубами. Забавно, еще лет пять назад меня такой картинкой можно было бы вогнать если не в истерику, то в немой ступор. А теперь любая внешность воспринималась спокойно и рационально.
  - Тави, поищи защитные свойства кожи. Максимально простым языком.
  Картинка с мужчиной сменилась схематичными изображениями кожи в разрезе, больше похожими на схему почвы.
  - Кожа давентов способна выдержать несколько ударов практически всех известных видов холодного оружия. Скользящий удар бластера они могут регенерировать за полчаса, - тут я невольно присвистнула, ничего себе врожденная экипировка, - невосприимчивость к большинству ядов так же завязана на способностях кожи, часть она не пропускает совсем, что-то способна остановить в верхнем слое и не пропустить во внутренние органы, что-то может отфильтровать или переработать на благо организма.
  - То что надо, - кивнула я, продолжая внимательно изучать картинку кожи в разных ракурсах и возвращая на экран изображение серьезного давента. - Ее-то и испробую в следующий раз.
  Спустя еще две недели усиленных тренировок я наконец-то смогла порадовать своих учителей устойчивым ментальным щитом с нужными характеристиками: я могла брать извне все, что мне было нужно, и не пропускать ничего лишнего. Все попытки ударить меня какой-нибудь неприятной эмоцией или ярким ощущением терпели крах. Кожа давента, которой я мысленно обрастала в такие моменты, не давала осечек и стойко держала удар.
  - Что ж, эксперимент можно считать удачным, - кивнул Кай Аори, плавно перемещаясь вдоль экранов в подводной части кабинета, - продолжай тренироваться, но скорее всего больше проблем с этой техникой у тебя возникнуть не должно, основной принцип же ты освоила. Можешь кстати по аналогии попробовать поработать над модификацией своего щита. Как вариант, сделай себя невидимой для мира.
  - Такое возможно? - Удивилась я, поскольку никакой информации о существах, способных полностью закрыться от ментального сканирования, мне за все время обучения не попадалось.
  - Подумай сама, - вклинился в разговор Гай, - если возможно в одну сторону, почему невозможно в обратную? Это нелогично.
  Я рассеянно кивнула, подхватывая на ходу рюкзак и направляясь к выходу из лаборатории.
  - Сможешь добиться такого щита к выпускному экзамену, дадим хорошую характеристику для распределения. - Донеслось мне в спину. Вот же русалы несносные, знают, какую приманку закинуть! Хорошая характеристика от таких светил менталистики - это пропуск на очень хорошие места, и речь уже идет о полноценном флоте, а не торговые корпорации или другие гражданские позиции.
  В общем, из корпуса менталистов я уходила с твердым намерением костьми лечь, но нужный щит получить.

***

  В библиотеке было пусто и спокойно. Я дочитывала последние изменения в транспортных правилах союза, которые могли попасться на экзамене, и перекидывала в бук характеристики новенького аэрокара, анонсированного в галасети на этой неделе. Шансов, что меня заставят управлять новинкой на тренажере хоть и мизерный, но все-таки был. Не хотелось из-за такой мелочи пустить коту под хвост усиленные тренировки всего последнего года. Тем более, в зачет пойдут не только мои оценки, но и дополнительные баллы Кариму Раксу. Как выяснилось из разговора с близняшками, все его тренировки отстающих фиксировались руководством, и потом, в случае нашей успешной сдачи финальных экзаменов, давент имел все шансы получить дополнительные рекомендации именно по преподавательскому профилю. Так что подводить друга не хотелось.
  Браслет едва заметно завибрировал, напоминая, что время, отведенное на библиотеку на сегодня истекло. До трехчасового сна мне еще предстояло успеть посетить тренировочные полигоны Тавики и немного позаниматься на своих тренажерах по менталистике. И только потом сон. Последние недели я жила строго по расписанию - ни шагу влево, ни шагу вправо. Благо преподаватели понимали, что мы уже на последнем издыхании, и не нагружали наш поток дополнительными или штрафными занятиями. Как ни странно, такая жесткая приверженность определенному графику оказалась вовсе не карой небесной, а спасением. Я успевала все запланированное, может и не в максимальных, но достаточных для себя объемах, и не доводила себя до истощения, потому что отдых и сон значились в моем графике так же жестко, как и забеги по полигону или повторение какого-нибудь материала.
  Дни проносились один за другим, с каждым днем приближая наш поток к главному событию года - церемонии вручения дипломов и последующему распределению на первую в нашей жизни службу по специальности. Никто до конца не понимал, как именно построены алгоритмы этого сложного механизма на стыке искусственного интеллекта, статистики, аналитики и точного поведенческого анализа, поэтому результатов боялись все.
  Даже всегда собранный и спокойный Карим Ракс по мере приближения к дню двойного р - сокращенного от распределения на работу - все чаще впадал в прострацию. Эру-Эру слишком яростно жестикулировал, что в комплекте с его четырьмя руками превращало маваланца в жуткую и опасную ветряную мельницу. Близняшки выглядели самыми спокойными из всей нашей разношерстной компании, разве что смешные рожки Павы теперь постоянно торчали вверх напряженными антеннами, а обычно мерно шевелящиеся волосы Кувы периодически застывали в самых невообразимых вариантах, превращая голову девушки в шедевр сумасшедшего парикмахера-абстракциониста.
  За этими мыслями незаметно добралась до тренировочных залов нашего бравого майора. Как и многие другие корпуса, залы Тавики работали круглосуточно, и практически всегда там кто-то занимался. Вот и сейчас, несмотря на то, что на планете стояла глубокая ночь, в нескольких камерах горел знак 'идут занятия', да и с общей тренировочной площадки доносились звуки и приглушенные голоса.
  'Училище никогда не спит' - пробормотала я, выбирая на панели управления очередную программу занятий на сегодня. Синхронизировав данные со своего браслета с панелью, подождала пару секунд, пока программа закончит рассчитывать оптимальный вид тренировки и загрузит все необходимое в одиночный камеру-бокс. Готово. На панели высветился номер нужной мне комнаты.
  - Ну что ж, пора в бой, точнее в его точную виртуальную копию, - усмехнулась я, уже облаченная в черную спортивную униформу и натягивая на голову жесткий шлем виртуальной реальности, который давал полноценное погружение в мир вечных боев и жестких схваток с самыми опасными противниками вселенной...

***

  Мы уже второй час кружили над планетой в поисках подходящего места для посадки. Густой туман рассекали лучи лобовых прожекторов, благодаря которым можно было хоть немного рассмотреть ландшафт нашего финального задания по физ подготовке, на прохождение которого у каждой команды была только одна попытка и ровно неделя.
  День начался для всех нас сурово: робот-помощник разбудил меня посреди ночи и, пока я ошарашенно закидывала в рюкзак все, до чего дотягивались руки, Тави в который раз монотонно повторяла, что от меня требуется только одеться в стандартную спортивную форму для полевых испытаний и проследовать на место сбора, координаты которого уже были сброшены мне на браслет.
  С пятого раза смысл послания до меня все-таки дошел и, на скорости приняв душ, вывела на стену напоминалку, составленную на такой вот экстренный случай. Подготовить ее меня надоумили братья и Лешка, сказав, что финальные экзамены для военных специальностей часто любят проводить внезапно, не давая времени на подготовку и сборы, поэтому списки, что и в какой ситуации я смогу взять с собой полезного, у меня были составлены заранее. Прикинув, что по описаниям Тави, мне подходит набор 'базовый минимум', раскидала по карманам штанов и жилета несколько питательных батончиков, пару доз универсальных антидотов и пластыри разного профиля (от жара, переохлаждения, растяжения и самофиксирующийся для переломов). На скорости закинула в память браслета несколько общих справочников по флоре и фауне обитаемого космоса, руководств по экстренной медицинской помощи и способам выживания в диких условиях. Вместо обычной резинки для волос в косу вплела прочный кожаный шнурок с металлическими бусинами на концах. Бусины были сверхсильными магнитами, а сам шнурок был сплетен очень хитрым способом из кожи гарсов, что делало его практически неразрываемым. Ну как минимум, мой вес эта невзрачная с виду веревочка удерживала легко. Проверено братьями: я как-то три часа провисела над лесным озером на Диртасаре, пока Айрату с Варишем спорили, нужно ли менять способ плетения и, главное, кто из них рискнет меня оттуда снять.
  - Ну что же, вроде готова, - и удовлетворенно кивнув своему отражению, поспешила на место встречи с однокурсниками и майором Тавики.
   Общий сбор продлился недолго: Тавики вызвал курсантов по какому-то заранее составленному списку и приказал каждому из них набрать себе команду. Карим, а давент был одним из первых, кого вызвал майор, не задумываясь отобрал маваланца, близняшек, меня и кшурта Такшари Трайши. Поскольку никто с Раксом спорить по поводу состава не захотел, да и за прошедшие годы у многих уже сложились хорошо сработавшиеся команды, уже через полчаса мы сидели в большом транспортнике, готовые к взлету. Следующие несколько часов мы молча летели в неизвестном направлении, потом, судя по ощущениям, было несколько пространственных прыжков и еще несколько часов полета в полной тишине, поскольку разговаривать до начала выполнения задания нам было запрещено.
  Каждый коротал время как умел: кто-то досыпал, кто-то жевал что-то захваченное с собой, Ракс о чем-то сосредоточенно размышлял, а маваланец читал какую-то статью с экрана браслета. Я первые пару часов еще пыталась прикинуть возможные маршруты нашей переброски, но уже после первого прыжка стала ясна бесполезность любых расчетов. Угадать, куда прыгнул звездолет, не видя технических показателей и координат точек входа и выхода, было невозможно. Поэтому отбросив бесполезные занятия, сосредоточилась на отработке своих щитов, тренируясь на окружающих - то позволяя себе ощущать их эмоции и настроения, то наглухо запираясь ото всех в свою воображаемую бронекожу. Я уже раз в тридцатый закрылась в непроницаемый кокон, когда Тавики скомандовал приготовиться к приземлению. После выгрузки на какой-то неизвестной планете, каждой команде выдали небольшой аэрокар с увеличенной дальностью полетов, пояснив, что все инструкции загружены в бортовой компьютер корабля. Коротко кивнув однокурсникам, поспешила за Каримом, который уже определил, какой из каров выделен нам, и теперь уверенным размашистым шагом направлялся в его сторону.
  - Так, что мы имеем... Шестиместная шлюпка, средней дальности, с увеличенным запасом энергоемкости, - мы согласно кивнули, рассматривая темно-зеленый кристалл вадэнита, спроецированный на экран бортовым компьютером. - Грузоподъемность чуть больше минимального, что у нас по ускорителям? Ага, ничего. Полностью стандартная комплектация, как будто только что с конвейера. Оружие слабенькое, зато щиты неплохие, ну уже что-то. С транспортом все ясно, дополнительные указания по заданию есть?
  - Нет, капитан Ракс, - раздался приятный слегка механизированный голос бортовой системы управления, - разрешите вывести маршрут и цели задания на экран.
  - Да, и заодно дай определение нашего текущего местоположения.
  И вот спустя несколько часов полета из галактики Вида-3, куда нас закинули на большом транспортнике, в соседнюю Вида-4, мы кружим над этой пустынной планетой, у которой вместо имени набор букв и цифр, и пытаемся найти подходящее место для посадки. Задание нам сразу не понравилось своей простотой - прилететь, забрать груз, снабженный поисковым маячком, улететь обратно на базу сбора. На финальных испытаниях не бывает простых заданий, а значит работы и усилий придется потратить массу. Планета казалась пустынной и необитаемой, справочник выводил что-то невнятное о низком содержании влаги, песках, которые мы и так уже наблюдали за стеклом битых два часа, и под грифом секретно скрывал все данные о фауне этого абсолютно негостеприимного участка космоса.
  - Ну что ж, зато очень жизненно, - задумчиво протянула Кува, старательно отслеживая любые доступные сигналы. Они с сестрой расположились у боковых иллюминаторов, отвечая каждая за свою половину сферы. Но мы летели километр за километром, а поиски не приносили ничего - ни отголоска маяка, ни нормального ровного места для посадки кара. Маяк явно глушили какие-то помехи природного происхождения, поэтому Карим очень рассчитывал на то, что сигнал удастся поймать на земле. - Если хотим в разведку, нам, считайте, всегда придется без вводных данных работать. Тут уже хорошо, что что-то да есть.
  На экран выводились данные о составе атмосферы, судя по разноцветным диаграммам, отражающим процентные соотношения тех или иных веществ, дышать внизу без маски не мог никто из нас, поэтому специальные респираторы уже болтались у каждого на шее, ожидая своей очереди.
  Еще через полчаса удалось обнаружить приемлемое место для посадки. Карим аккуратно посадил на поверхность наш небольшой аэрокар и заставил нас просидеть еще почти час на борту, ожидая засады или какой-нибудь ловушки в духе нашего хитроумного майора. Время шло, а за бортом ничего не менялось, все тот же песок и темно-коричневое небо, затянутое пыльной дымкой до самого горизонта. Отсутствие ловушек явно не придало радости нашему капитану, который с каждой минутой становился все более сосредоточенным и собранным.
  - Так, выходим все, аэрокар на всякий случай поставим в режим консервации, идите все сюда. - Мы по очереди приложили ладони и отсканировали сетчатки глаз. Теперь пробраться обратно на корабль и поднять его в воздух мог только кто-то из нашей команды. Карим еще раз обвел нашу группу взглядом и первым двинулся в сторону выхода. - Обычно часть команды остается на борту, но в нашем случае это рискованно, поэтому идем быстро и стараемся не растягиваться. Максимальная концентрация, близнецы и Ритас сканируют окружающее пространство. Я первый, Тракш в середине, Эру-Эру замыкает. Говорим только по делу. Вопросы есть?
  Вопросов ни у кого не было, так что выстроившись в порядке, заданном Каримом, мы двинулись на восток от нашего корабля, благо на поверхности радар и правда засек отголоски какого-то сигнала, который нам теперь предстояло проверить.
  Мы шли по песку уже несколько часов кряду и от былой бодрости постепенно не осталось и следа. Сосредоточенные и угрюмые, внимательно осматривающие окрестности и аккуратно идущие друг за другом, стараясь не свалиться с вершины бархана, на который мы так долго забирались. Эта часть планеты, где нам предстояло найти некий неопознанный груз, представляла собой огромную пустыню, ландшафт которой менялся каждый день. Сегодня ветры выстроили посреди пустыни стену из барханов, завтра раскидают этот песок вокруг, превращая окрестности в огромную песочницу. По крайней мере, примерно такие прогнозы выдавал бортовой компьютер нашего транспортника, обновляя нам раз в несколько минут прогноз погоды и извещая о любых значительных переменах в движении воздуха.
  - Нам надо поднажать, - раздался в наушнике приглушенный голос Карима, - и так слишком много времени тратим на переход.
  - Но садиться в такие пески - гиблое дело, мы бы потом не взлетели, да и вообще могли бы корабль потерять, - выдала общеизвестный факт одна из близняшек. От шума ветра голоса тинаек было сложно отличить, а смотреть каждый раз на браслет, который мог подсказать, кто из ребят сейчас говорит, не было особой необходимости.
  - Знаю, но чем дольше мы тут провозимся, тем больше сил потеряем. Так что собрались и ускорились. Такшари поменяйтесь с Эру-Эру, не растягиваемся.
  Угрюмо оглядев не меняющийся уже несколько часов пейзаж, затопала с удвоенной скоростью. Ноги ощутимо ныли от непривычной нагрузки - многочасовая ходьба по песку - это не короткие забеги по полосе препятствий, икры гудели, в теле судя по всему, обнаружилась не одна и не две новые мышцы, которые уже ощутимо давали о себе знать, а что будет с ногами завтра...Впрочем на этот случай в аптечке был припасена неплохая мазь, лишь бы дойти до какого-нибудь свободного от песка участка, потому что, как показал тщательный осмотр нашего корабля, никакой палатки нам не дали.
  Через час ускоренного забега, во время которого я все-таки умудрилась разок оступиться и чуть не уехала вниз по песчаной горке, если бы не прыткий маваланец, одной рукой ухвативший меня, остальными успевший перехватить близняшек, рванувших мне на подмогу и рисковавших так же укатиться вниз, мы все-таки преодолели основную часть пустыни и вышли к более-менее степной местности. С каждым шагом на глаза попадалось все больше чахлой травы и мелких кустарников больше похожих на перекати поле, разве что зачем-то вросшее в землю. Вдалеке темнели не то горы, не то новые песчаные насыпи - ветер усиливался с каждой минутой, гоняя вокруг мелкий противный песок, который уже казалось проник сквозь нашу вроде как вполне себе герметичную форму.
  - Сигнал усиливается, - сообщил Карим, попутно сверяясь с радаром. - Судя по всему, источник где-то в этих горах-холмах...
  - Да, мы тоже его ощущаем, - доложили близняшки.
  Дальше дело пошло быстрее, подгоняемые азартом до источника сигнала мы дошагали довольно быстро. Но там нас ждало огромное разочарование - сигнал исходил от огромного песчаного холма, который никак не смахивал ни на пещеру, ни на мобильную базу военных, представляющую из себя легкую ветроустойчивую палатку, собираемую буквально за пару минут, и так же быстро при необходимости складываемую обратно. Какое-то время мы пытались копать, но все наши усилия тут же уничтожал ветер, приносящий на место убранного песка новый.
  - Так не пойдет, время идет, толку никакого. И так уже много часов потеряли, - резюмировал Карим, разглядывая холм, который от наших усилий ни на йоту не уменьшился.
  - Варианты? Будем искать новый сигнал? - Спросила одна из близняшек, устало растянувшись на песке.
  - Нет, придется вернуться за кораблем. Попробуем расчистить холм другими способами. - Давент еще раз внимательно осмотрел нашу команду. - За кораблем иду я, и Кува. Остальные ждут нас здесь. Точку я в карте вроде как поставил, но что-то подсказывает, что эти искажения, могут ее сбить после того, как мы взлетим. Так что будем ориентироваться на вас.
  Ребята двинулись в обратный путь тут же, потратив лишь пару мгновений на настройку синхронизации всех наших браслетов на браслет Карима. Теперь если с нами что-то случится, браслет тут же передаст ему всю информацию о наших жизненных показателях. Даже если мы сами говорить будем не в состоянии. Думать, конечно, в таком ключе не хотелось, но береженого бог бережет... Хотелось верить, что это утверждение не теряло своей силы и в глубинах обитаемого космоса, вдали от моей родной планеты.
  И дальше потянулись часы ожидания. С бешеным распорядком в училище я уже и забыла, что мало что сравнится с состояниями ждать и догонять. Причем конкретно сейчас я бы с радостью согласилась на второе, какое-никакое, а действие. А так мы понуро сидели на том же месте, где нас оставили, периодически прохаживаясь кругами вокруг места стоянки, чтобы не затекали мышцы.
  По-хорошему, можно было бы потратить время вынужденного простоя с пользой - потренировать щиты или снова нырнуть в состояние потока, попробовав прощупать планету поглубже, но концентрация постоянно сбивалась, то ли от нервозности, буквально разлитой вокруг, то ли сама планета генерировала какие-то волны, сбивая всю мою ментальную практику.
  - Вот тебе и менталист на задании, бесполезнее некуда, - мысленно корила я себя, в очередной раз сбив весь настрой и опустив щиты ниже обычного. Впрочем внутренний зуд тут же сменился растущим беспокойством, подхваченным от кого-то из окружения, судя по тому, как легко я перехватила и подхватила чужую эмоцию - генератором волнений была Пава, на чувства и эмоции близняшек я за время нашего общения настраивалась моментально и абсолютно незаметно для самой себя.
  - Что такое, - спросила я у подруги, уже не скрывавшей напряжения: девушка вытянулась как струна, вглядываясь во что-то вдали. Я видела только все те же пески и неровные полоски барханов, время от времени причесываемые ветрами.
  - Что-то надвигается, у меня такое же ощущение, как при бурях на нашей родной Тинакау, - девушка мерила шагами периметр нашей стоянки, пытаясь определить, откуда на нас надвигалась опасность. - Кува, Карим, слышите меня? Что-то надвигается, вам еще долго?
  Сквозь хрип и сипение в наушниках раздался голос Карима:
  - Слышим, нам еще минимум полпути, постараемся ускориться. Кува говорит, что ничего не ощущает.
  - Значит идет на нас, с другой стороны, от дальних холмов, - определила направление тинайка.
  - Попробуйте найти укрытие, и ждите нас. Мы скоро будем... - голос давента прервался противным треском.
  - Мы сели рядом с источником помех, они приближаются к кораблю, но теряют возможность нормальной связи с нами. - Констатировал Эру-Эру, пристально оглядывая окружающий пейзаж. Трайши что-то изучал на экране браслета.
  - Если я все правильно понял, то на нас движется песчаная буря или какой-то местный аналог, - наконец поделился выводами кшурт, оставаясь на удивление спокойным. Впрочем, для многих кшуртов подобный пейзаж был явлением обыденным, мне не к месту вспомнились видео-прогулки по другим планетам в очках-тренажерах. - Идти отсюда некуда, бурю мы не обгоним, еще и направление потеряем, если в нее попадем. Нужно пережидать.
  А дальше стало не до уныния: под руководством более опытного в подобных делах Такшари наша четверка принялась рыть какое-то подобие пещеры или уж скорее братской могилы, способной вместить всех нас с активированными капсулами кислорода. В наших костюмах оказались зашиты специальные капюшоны, способные выдержать очень сильное давление извне, и в случае необходимости, внутрь можно было набрать воздуха, и какое-то время дышать даже в открытом космосе. Об этом поведал кшурт, пока мы бодро рыли яму, стараясь успеть до бури. Ветер заметно усилился, поднимая и перенося все больше песка. Видимость упала до нескольких метров, дышать становилось сложнее даже сквозь респираторы.
  - Сворачиваемся, - скомандовал Эру-Эру, успев подхватить меня у края канавы, когда я от усталости чуть не свалилась вниз, - всем надеть капюшоны и набрать воздуха, пока еще есть что набирать. Ритас и Гаар по центру, мы с двух сторон. Говорим и двигаемся по-минимуму. Если кто-то может впадать в спячку или замораживать жизненные процессы, пожалуй, лучше воспользоваться этим умением.
  Маваланец первым активировал капюшон и теперь на краю ямы стоял настоящий космонавт в скафандре, правда с четырьмя руками. Первым в яму прыгнул кшурт, потом по очереди в весьма глубокую канаву спустили нас с Павой. Как только следом спрыгнул Эру-Эру, мы синхронно улеглись на дне в обозначенном ранее порядке.
  А дальше весь мир сузился до пары метров вокруг нас, ветер гудел в ушах, казалось, проникая сквозь прочный капюшон, песок был повсюду - мы будто сидели в игрушечном стеклянном шарике, а кто-то сверху все тряс и тряс его без остановки, заставляя песчинки кружиться вокруг нас, не оседая на поверхность. Нас постепенно заметало песком, ребята постарались прикрыть нас собой, чтобы более хрупких нас не расплющило под весом приносимого 'покрывала'. Но скоро уже и им лишние движения давались с трудом. Такшари постепенно затих, как я поняла, кшурты могли регулировать некоторые физиологические процессы, и теперь однокурсник взял в некое подобие спячки или контролируемого паралича. Остальные подобными умениями похвастаться не могли, разве что я попыталась немного успокоить друзей, передав им спокойствия и уверенности, что Карим нас непременно достанет.
  - Не трать силы, Ольга, - сквозь гул раздался в ушах голос Эру-Эру, - умереть точно не умрем, при состоянии организма близком к критическому, скафандр настроен на консервацию владельца до приезда медиков. Лучше постарайтесь успокоиться и не доводить до этого, нам нужны все члены группы, чтобы пройти задание.
  Мы с тинайкой заметно расслабились после слов маваланца, и уже спустя какое-то время я поймала себя на том, что с легкостью могу вернуть концентрацию, которая ускользала от меня все предыдущие часы ожидания. Привычно ухватив это ощущение, нырнула в него как в глубокое озеро и решив, что, пожалуй, можно и попробовать рискнуть немного, начала потихоньку опускать щиты.
  Сначала я не ощущала ничего нового, только гул ветра вокруг, который доносился теперь до меня и правда как сквозь гущу воды, но потом к нему стало примешиваться и что-то другое. Мне потребовалось немало времени и полная дезактивация любых ментальных барьеров, чтобы осознать, что я слышу песню. То, что на поверхности планеты звучало громким шумом, резким свистом, разражалось песчаной бурей, - в глубине было нежнейшей мелодией.
  'Колыбельная!' - неожиданно догадалась я, уж больно умиротворяющим и нежным был глубинный мотив, - 'Интересно, это ветер поет колыбельные или это сама планета успокаивает что-то внутри себя'... Сбрасывать со счетов последнее я не стала, вспомнив, как именно открылись мои способности к менталистике. Ведь именно та планета, на которой проводились кровавые игры на выживание, разбудила и вероятнее всего усилила мой дар, находившийся на тот момент в зачаточном состоянии.
  Сквозь мелодию, которая баюкала меня на своих волнах, как теплое море, я ощутила еще кое-что. Что-то явно лишнее здесь, чему здесь не место. Это что-то виделось мне темным и густым как туман, и почему-то опасным. Интересно, это мои опасения или все-таки чувства этого места или разума. Додумать я не успела, сквозь толщу кружащегося вокруг песка стал просачиваться яркий свет явно искусственного происхождения. Лучи сновали туда-сюда, напоминая мне игры с соседскими котами, когда мы с братом, вооружившись лазерной указкой, доводили бедных зверей до исступления.
  Что-то я чересчур ударилась в воспоминания - опомнившись, подняла щиты и восстановила концентрацию и спокойствие, не забыв запомнить, откуда пришло ощущение того лишнего предмета. Вернулась я в себя очень вовремя, спустя пару минут нас уже по одному аккуратно доставали из ямы механическим манипулятором в виде клешни, который по очереди переправил нас в нижний отсек маленького звездолета.
  Отдышавшись и полностью придя в себя, всей командой собрались у капитанского кресла. Впрочем капитанским оно было только потому, что в данный момент в нем находился Карим. В целом, управление таким небольшим каром можно было вести с любого места в каюте, пара настроек и все нужные панели управления отражаются на твоем виртуальном экране. Очень удобно и продуманно, в случае чего, любой член экипажа сможет оперативно перехватить управление, а уж пилотировать такое мелкое судёнышко нас худо-бедно, но научили.
  - Положительные итоги: все целы, в том числе корабль, отработали одну версию. Отрицательные - версия оказалась неудачной. - Резюмировал давней, выводя на большой экран проекцию довольно крупного звездолета - класс первый или второй, не ниже. - Над ним мы и зависли, и отзвуки его приборов мы приняли за сигнал.
  - Так может нам его и надо доставить на базу? - Неуверенно поинтересовалась Пава, внимательно рассматривая схему корабля.
  - Вряд ли, - сказал Такшари, что-то переключая на своем браслете, Карим кивнул в знак солидарности, - слишком старый агрегат. Если я правильно опознал эти боковые шлюзы и вообще определил архитектуру корабля, то под нами звездолет из эпохи ранних Галактических кампаний.
  И на соседнем экране закружились трехмерные изображения похожих судов - крупных и похожих не то на насекомых, не то на футуристичные дирижабли.
  - Мы даже если до него докопаемся, в воздух однозначно не поднимем. Тогда летали совершенно на другом топливе. Не думаю, что в финальное испытание входит еще и добыча практически археологических древностей. Тавики, конечно, оригинал, но даже для него - это слишком. - Подбил неутешительный итог кшурт, а я задумчиво уставилась в направлении, которое пришло мне за время моего недолгого падения в поток.
  - Ритас, что скажешь? - Карим моментально уловил мое настроение и верно растолковал взгляд. Такому и правда капитаном быть - не боится ответственности ни за себя ни за других, всегда собран, но при этом очень чутко различает членов своей команды. Правда, последнее, к сожалению, приходит к давентам не сразу, сказывается пониженная эмоциональность и восприимчивость, - мы как-никак не первый год бок о бок на многих испытаниях, так что нас он не столько чувствует, сколько анализирует накопленные за долгое время реакции и типичные варианты поведения.
  - Пока вас ждали, я в поток нырнула - с ребятами я уже не раз обсуждала свои опыты в менталистике, так что никто не требовал пояснений, кшурт же тактично не перебивал, видимо что-то читал о подобных способностях и примерно понимал, что я имею в виду, - и помимо прочего поймала какое-то странное ощущение. Как будто что-то внешнее, не отсюда и здесь ему не место.
  Со второй частью рассказа внятного изложения не вышло, но меня на удивление поняли и теперь ждали дальнейших указаний.
  - Могу задать только примерное направление движения и поделиться ощущениями от предмета. Или же не предмета, понять, что это такое, я так и не смогла. От него идет опасность, но в какой форме я не понимаю. Определить, опасно ли это для нас или для этого места - я тоже не смогу.
  - Уже что-то, - удовлетворенно кивнул Карим, убирая все экраны и выводя на стены максимальные проекции окон, чтобы я задала направление.
  Тут правда вышла заминка. Поняв, что сходу сообразить, куда нам двигаться я не могу, пришлось восстанавливать нужные мне условия. Благо механический манипулятор записывал все подробно и детально, так что после пары минут изучения этих записей, я расположилась на полу в каюте примерно так же, как до этого лежала в яме. Из этого положения дело пошло быстрее - так я быстро вспомнила, где мне привиделся этот черный плотный туманный объект.
  Определив направление и убедившись, что после бури ситуация с непонятным экранированием любых сигналов даже на минимально необходимой для нашего звездолета высоте не поменялась, было решено разделиться. Половина команды шла по земле, отслеживая любые изменения на радарах, оставшиеся медленно курсировали вокруг, стараясь не отлетать далеко, но за счет кружения немного увеличивая площадь просмотренного пространства.
  - Интересно, а если это какой-нибудь чип с мизинец, представляешь, Ольга, - Кува рассеяно рассматривала пустынные пейзажи, простирающиеся до горизонта. - А мы его с высоты в огромной песочнице найти пытаемся...
  Я лишь неопределенно хмыкнула в ответ - никаких вводных по искомому объекту нам не дали, только примерный квадрат поисков, размером с небольшую пустыню, да варианты частоты сигнала, чтобы ненароком ничего лишнего не притащили на базу. Типа того же звездолета, запутавшего нас день назад.
  - А что будет, если мы не найдем ничего за выделенную нам неделю? - Поинтересовалась я у товарищей, устав в сотый раз рассматривать одно и то же.
  - Ничего непоправимого, - ответил Такшари Трайши, - если вернемся без потерь, добавят два года отработки в качестве ассистента, с ранениями - три. Хуже, если нас придется экстренно эвакуировать с пустыми руками, - тогда нам светит распределение исключительно по гражданской части. О военном флоте можно забыть.
  Мы с тинайкой переглянулись, явно подумав об одном и том же - лучше пара лишних лет в качестве ассистента, чем такой вот волчий билет... Или как он в космосе называется...
  Спустя пару часов по общей связи раздался довольный голос Карима, ребята нащупали еле уловимый сигнал. Теперь мы плавно скользили за нашей 'пехотой', прикрывая их с воздуха. Правда от чего конкретно их нужно было прикрывать, пока было неясно.
  - Ритас и Гаар, спускайтесь. Тут помехи усиливаются, у близнецов вдвоем больше шансов экранировать помехи, Ольга попробуешь еще разок нащупать след по-своему.
  Тракши оперативно опустил звездолет на поверхность и уже спустя пару минут мы с близняшками шагали вместе с давентом и маваланцем, выглядевшими так, будто мы к бомбе с замедленным действием подкрадываемся. Хотя кто знает, куда нас принесло на сей раз, да и запомнившееся ощущение чужеродности и опасности, исходившее от неизвестного объекта, не давало мне покоя.
  - Идем очень медленно и аккуратно, - раздался приказ Карима по общей связи. - Трайши облети нас по периметру, посмотри, нет ли каких ловушек.
   Мне уже практически не нужно было опускать щиты, так хорошо я настроилась не неведомый объект - пока прямо, а теперь немного забираем на восток. Вон к тем холмам. Неужели все-таки выгорит...
  - Я проверю холмы, - отчитался Трайши, и наш бесшумный сопровождающий улетел далеко вперед. Как выяснилось, пустыня имеет свойство заметно искажать расстояния. Ну или может это именно у меня с глазомером было не очень, но когда мы все шли и шли, а холмы не сказать, чтобы сильно приблизились, я заметно приуныла...
  - Может, это вообще мираж? И зря мы туда идем? - Спросила я, решив, что вариться в соку из сомнений и неуверенности, что завела всех неизвестно куда, мне уже порядком надоело.
  - Нет, это точно холмы. Точнее больше похоже на камни, - я сейчас беру образцы для анализа, у меня есть подозрение, что... - дальше слова кшурта прервал громкий треск.
  - С ним же все в порядке? - Одна из близняшек повернулась к Кариму, тот кивнул, проверив монитор на браслете, куда ему как капитану поступали данные обо всех членах экипажа.
  - Сигнал прерывается, но то, что прорывается опасений не вызывает. Физические показатели в норме. Видимо там помехи сильнее.
  С каждой минутой нашего молчаливого шествия в сторону этих таинственных холмов, ко мне подступала паника. Сначала я по старой привычке пыталась с ней бороться, потом посвятив анализу своего состояния немного времени, обругала себя последними словами:
  - Народ, на меня тревога накатывает. По-моему, у меня хваленая интуиция менталистов просыпается. Может щиты опустить, прощупать окрестности, - согласно правилам любых вылазок в составе команды, менталист был обязан спрашивать разрешения у командира операции. Так как даже по моему небольшому опыту на токсичном болотце уже становилось ясно, что порой последствия такой 'разведки' могут быть очень печальными.
  - Разрешаю не больше чем на треть, если ты свалишься прямо сейчас, да еще когда мы оторваны от Такшари, наши шансы заметно снизятся.
  Я только начала опускать щиты, как меня затопила паника, а близняшки синхронно заверещали, указывая в одном направлении:
  - Там что-то движется, огромное, и очень быстрое. И на нас!
  А дальше начался кошмар, из песка на бешеной скорости выскочила огромная сороконожка, размером в парочку наших звездолетов, и рванула прямо на нас. На каких инстинктах я выкрутила все свои модификации на максимум я не поняла, но успела отпрыгнуть в сторону, разминувшись с плевком какой-то смачной жижы, которую изрыгало из себя это жуткое создание.
  - Слизь опасна, всем перейти в режим боя. Трайши, прием. Срочно забирай нас. - В наушниках Карим пытался пробиться до улетевшего кшурта сквозь помехи. В ответ раздавался уже привычный треск.
  Тем временем, насекомое не теряло времени даром, и гоняло нас по дюнам как стаю зайцев: мы петляли, стараясь не попадаться ни под плевки слизью, ни под удары шипастых ног, которые тоже легко могли оказаться ядовитыми. А оно носилось как бешеный бур, вспарывая гущи песка как мягкое желе, и выскакивая в следующую секунду в другом месте. Помогали указания близняшек, которые с помощью своего дара успевали быстро показать, где через секунду появится обитатель планеты, но и тут насекомое оказалось хитрее. Непонятно, как оно сообразило, кто из нас ей мешал насладиться обедом, но, затаившись чуть больше обычного, эта гадина сделала ход конем. Сороконожка выскочила одновременно в двух местах, успев задеть одну из тинаек шипастой конечностью.
  Туда сразу же рванули ребята, обстреливая тварь из бластеров, давая нам оттащить раненую подальше. Проблема была в том, что шипы и правда оказались непростыми, и Кува, а это ее зацепило гадкое насекомое, теперь лежала без сознания. Пластыри-антидоты мы прилепили тут же, но на то, чтобы они подействовали, нужно было время. А с ним у нас было туго. Ракс и Эру-Эру отбивались от этого пустынного жителя, стараясь одновременно уводить его подальше от нас, а мы с Павой максимально быстро волокли раненую в сторону скал, там была хоть какая-то возможность спрятаться от этого червяка с ногами.
  - Ольга, у тебя на плече ссадина, - сообщила Пава, давая мне пару секунд на то, чтобы прилепить пластырь с универсальным противоядием. Вытащить нас двоих девушка бы точно не смогла, а ребята и так делали все возможное, отвлекая на себя сороконожку. К слову, наше оружие его хоть и ранило, но явно несерьезно. Я заметила, что маваланец лишил насекомое парочки ног, но и сам пострадал - одна из четырех рук висела вдоль тела безжизненной плетью. Давент крутился как заведенный, уже орудуя какими-то длинными клинками. Хочется верить, что Карим эту гусеницу в колбасу нашинкует быстрее, чем она сообразит метнуться в нашу сторону. Неожиданно над нами мелькнула здоровая тень, и в следующую секунду все закончилось - Трайши расстрелял нашего противника с воздуха. Мы с Павой даже не сразу сообразили, что можно уже никуда не торопиться - еще какое-то время по инерции волокли раненую подругу в сторону скал. А сообразив, осели на песок, привалившись друг к другу. Выброс адреналина потихоньку проходил, оставляя после себя дикую усталость и какую-то апатию.
  - Интересно, а эта тварь под землей одна жила или их тут гнездо? - Хмуро поинтересовалась я, памятуя о том, что хищники зачастую неплохо соседствуют друг с другом, а об этом виде мы вообще пока ничего не знали - может, они изначально живут парами...
  - И то верно, - бойко вскочила на ноги Пава, подтягивая меня за собой. И теперь мы примерно с тем же усердием, что и прежде, волокли раненую Куву обратно к ребятам и звездолету. Уложив девушку в безопасное место, осмотрели место побоища - вокруг дымились и пузырились остатки насекомого, часть ног еще почему-то пыталась шевелиться и куда-то ползти, но раскрытая зубастая пасть с вываленным наружу длинным языком, больше похожим на шнурок от колокольчика, вселяла уверенность, что противник наш все-таки окончательно уничтожен.
  - И что дальше? - Уточнил кшурт, который вместе с нами теперь состоял в команде пехоты, звездолет мы оставили на маваланца, которому для управления хватало и трех рук, - В горах ничего нет. Эта порода, из которой они состоят, как раз и является причиной помех любых волн. Судя по всему, здесь залежи этой породы повсюду, оттого и постоянные сбои и треск на всех частотах.
  - Странно, но я ощущаю, что этот объект прямо здесь. - Поделилась я неожиданным открытием. - Может это нам гусеницу притащить нужно?
  - Вряд ли. Наш аппарат для транспортировки грузов такой величины не предназначен. Плюс для опасных видов хищников всегда оборудуют герметичные отсеки, а у нас такого тоже нет. Так что гусеница отметается, вряд ли Тавики нужна какая-то ее отдельная часть. - Рассудил Карим.
  - Тогда может у нее что-то есть?.. Или в ней? - Озвучила общую догадку тинайка. И мы дружно уставились на груду останков.
  Впрочем, заниматься опасным и жутко противным копанием в чужих кишках мне не пришлось, эту почетную миссию добровольно взяла на себя Пава, поскольку близнецы специализировались в биологии, для нее эта работа ничем сильно новым не была. Ну разве что было еще интереснее, поскольку приходилось орудовать механической рукой звездолета и ориентироваться исключительно на датчики с этой руки и информацию от ребят, которые ассистировали ей снизу. Поиски заняли еще часа полтора, но когда из очередной каши был извлечен небольшой изрядно помятый и деформированный коробок, обложенный со всех сторон плоскими камешками, нашему счастью не было предела. А учитывая, что и Кува пришла в себя и чувствовала себя нормально, да и маваланец был ранен не сильно - мы отлично справились с заданием.
  Такшари быстро опознал в камнях ту самую экранизирующую породу. Видимо, сложностью этого задания являлось именно нахождение коробки с маяком. А гусеница слопала ее уже в обход планов нашего бравого майора Тавики. Уж больно сложное у него сделалось выражение лица, когда Карим торжественно вручил ему сильно пожеванную коробку, да и на звездолете кое-где остались следы темно-фиолетовой крови, намертво въевшейся в обшивку корабля, не говоря уж о нашем изрядно потрепанном виде. Внимательно осмотрев каждого и, более чем уверена, мысленно поставив себе заметку узнать, во что мы умудрились вляпаться, майор отпустил нас в медотсек и камеры отдыха, где следующие несколько дней мы дожидались оставшиеся команды.
  Как потом выяснилось, прошли финальные испытания и правда не все. Но как сказал Карим, общий показатель сдачи у потока неплохой: три четверти справились, еще двадцать два процента вернулись ни с чем в разной степени потрепанности, и оставшиеся три процента пришлось эвакуировать. Что майора не особо обрадовало, он, судя по всему, рассчитывал перебить результаты прошлого года. А тогда откровенно провалили задание только два процента.
  Впрочем, нас это уже заботило мало, финальное испытание открывало собой череду выпускных экзаменов, которые в моем графике теперь занимали практически все оставшиеся от учебы дни. Я для себя избрала тактику золотой середины: бросила основные силы на два ключевых направления - навигацию и менталистику, каждую свободную минуту либо решая задачки по одному предмету, либо тренируясь на своих очках-тренажерах по другому.
  Остальные предметы я повторила в ускоренном темпе, понимая, что та же космическая биология или прикладная инженерия мне в будущем вряд ли пригодятся.
  Единственным из непрофильных предметов, к которому я тоже усердно готовилась, было пилотирование. Но здесь я хотела воздать должное усилиям Карима, который потратил на меня в свое время уйму времени и сил. Я более чем успешно, разумеется, по своим меркам, прошла по нужному маршруту, ни разу ничего не задев, и в конце аккуратно загрузила и разгрузила кар, не погнув контейнеры механической рукой, что на самом деле, вышло у меня второй раз в жизни, но произвело такое впечатление на сержанта Крито, что мне поставили по итогам необходимые семьдесят пять процентов от максимума, и даже дали допуск к наземным судам, что было аналогом водительского удостоверения на небольшие звездолеты.
  По навигации профессор Райо превзошел сам себя: помимо относительно типовых примеров, которые я решила на автомате, благо почти все хитрости мне уже попадались в усложненных вариантах от Лешки и братьев, сложная задачка была всего одна, но зато какая. Я над своей билась все отведенные на нее три часа. И отсылая результаты, все еще прогоняла в голове логику своих расчетов - уж больно мудреная конструкция из формул и допущений у меня получилась. Благо результаты становились известны тут же, и когда спустя пару мгновений напротив моего имени высветилось стопроцентный результат, я от радости набросилась с объятиями на сдававшего со мной Такшари. Тот моих восторгов не понял, но стойко перенес нежданный физический контакт. Правда сразу попросил поделиться логикой решения. У каждого были свои вводные, но общий алгоритм решения был общий. Его семьдесят балов по навигации не сильно огорчили, как я поняла, у него этот предмет был скорее сродни хобби, кшурт специализировался в инженерии и геологии.
  Экзамен по менталистике больше походил на зачет - я поочередно на трех преподавателях продемонстрировала все приобретенные за последние три года навыки, включая и оба вида щита, которые мне со скрипом, но все-таки засчитали - полное экранирование себя мне пока удавалось удерживать не больше десяти-пятнадцати секунд. Профессоры Аори правда высказались в духе, что могла бы и удивить комиссию ради интереса, мысли там прочитать или какие-нибудь азы телекинеза им продемонстрировать, но в профиль мне все равно поставили уровень выше среднего с открытым потенциалом. Что значит формально своих пределов я еще не достигла. Что не могла не радовать. Да и слово свое врранты обычно держали, а значит рекомендации для хорошего распределения у меня от них будут.
   С этой суматохой, ощущение, что мои пять лет в Училище подходят к концу, накрыло меня только в день выпуска, когда я, уже почти собравшись на финальную церемонию, осматривала себя перед выходом, привычно попросив робота Тави превратить одну стену в зеркальную панель. Оттуда на меня смотрела молодая серьезная девушка в зеленом форменном комбинезоне, на который сегодня добавят первые знаки отличия - знак капрала первой ступени, младшее офицерское звание космического флота, присуждаемое выпускникам вместе с дипломом.
  Так, ботинки начищены, форма застегнута, волосы убраны в косу. На лице минимум макияжа - серьезная и деловая, ну просто настоящий полковник, почему-то всплыли в голове строчки из старой песенки и я рассмеялась, подмигивая своему отражению.
  - Ну что, подруга, ты это сделала? Сама до конца не верила, а сделала. Так, вдох - выдох, и вперед, навстречу новой главе жизни.
  - Ольга, ты долго, здесь уже толпа, - раздался в браслете вызов от одной из близняшек. - Уже бегу, - ответила я, рванув в сторону большого зала главного корпуса, где пять лет назад я слушала, что до конца обучения дойдут далеко не все. Вот и этот круг замкнулся, пора двигаться дальше. Ведь теперь передо мной открыт весь мир...
   Продолжение следует...
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"