Терехова Юлия: другие произведения.

Хозяйка своей судьбы или практическое руководство по становлению характера в неземных условиях. Часть 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 1-2 целиком. Планета Земля - третья по счету от Солнца и самая большая из четырех планет земной группы. Земля единственная пока из известных планет, на которой есть жизнь. - общепринятый факт, всем известный по урокам географии и статьям энциклопедий. Именно так всю жизнь и считала Ольга, если и рисуя в воображении инопланетян, то в виде каких-нибудь смешных зеленых человечков верхом на странной посудине. Прилетающих исключительно с добрыми намерениями... А что, если все совсем не так? Обновлено 5 января - добавлена ссылка на продолжение

  stal []
  

Глава 1. Арена

- Папа, а инопланетяне есть?

- Нет, сынок, это - фантастика!

Народное заблуждение

Необитаемая планета ХЕ10867. 18 июня 2016 по земному календарю

   Чавк, чавк, чавк. Хлюп, хлюп, хлюп. Дождь шел уже третьи сутки, и вся арена была покрыта водой. Учитывая, что и в сухую погоду, здесь легко можно было переломать ноги, то теперь шансы добраться до спасительных ворот стремительно падали - добрую половину опасных ловушек скрывала вода. Поэтому приходилось уповать на собственную память и на то, что звуки от наших перебежек скрадывает шум ливня. Хоть какая-то от него польза... Хлюп, хлюп, хлюп, наша малочисленная группа отошла от базы на несколько метров и укрылась за нестройным частоколом из острых бревен, местоположение которых менялось каждую нашу вылазку.
   Вдалеке раздался противный лязг металла - на том конце арены открывали ворота, используя для этого старинный механизм типа подъемного ворота с противовесами, что-то подобное видела на экскурсиях в средневековых замках. Скорость подъема решетки маленькая, зато скрип и лязг металла такой, что кровь стынет в жилах. А этого в нашем случае и добивались, мы с ребятами нервно переглянулись и в последний раз соприкоснулись руками, больше шанса может и не представиться.
   Вера пригладила мокрые кудрявые волосы, заправив выбивающуюся челку под косынку, чтобы не лезла в глаза и не застила очки, тут и так ни черта не видно, да еще и ливень стеной. Высокий щуплый Антон смотрел сквозь пару щелок в нашем заборе-укрытии - бесполезное по сути дело, твари еще далеко, только начали высовываться из норы, но ничего не делать было еще страшнее, поэтому парень хмурился и вглядывался в серую мглу арены, прикидывая, как на этот раз полезут гады и кому не удастся вернуться живым.
   Я судорожно кусала губы, стараясь не увлечься и не прикусить их ненароком до крови, которую, как выяснилось, чудища чуяли просто прекрасно. Окинула себя проверочным взглядом: ботинки зашнурованы, шнурки надежно убраны в берцы, после того как на наших глазах сожрали Толика, запутавшегося в шнурках и потому не успевшего добежать до спасительных ворот, к вопросу проверки собственной экипировки мы подходили с полной серьезностью. Брюки заправлены в ботинки, майка с длинным рукавом убрана под широкий ремень. Почему на всех девицах майки в облипку, а на мне какая-то размахайка, я так и не поняла, но особо не сетовала. Видимо, отсутствие ярко выраженных форм в данном конкретном случае сыграло мне на руку, и меня в стриптиз-десант обряжать не стали.
   Зато не холодно, подумалось мне, пока я повязывала на голове платок на манер банданы, пряча под ткань волосы. А вот Верочка явно мерзла - девушка была одета в ту самую стриптиз-майку, которой меня обделили, и обтягивающие брюки, благо хоть обувь у нас всех была одинаковая и удобная. А то с этих уродов станется выпустить нас на арену на шпильках. В голове некстати заиграла прилипчивая мелодия одной песенки - там что-то было про туфли и замечательные штаны.
   Боже, неужели это было всего лишь пару месяцев назад? Казалось, за это время я прожила несколько жизней, пару-тройку своих, а сколько чужих - лучше не думать, стоило закрыть глаза, как тут же тебя окружали призраки тех, кто не вернулся с арены. За две недели, проведенные на этой планете, наша группа стала меньше на четырнадцать человек... Фотографы... выбрались на 'эксклюзивную' экскурсию, не хватало нам, видите ли, обычной программы с достопримечательностями Израиля: пустыней, Мертвым морем, Иерусалимом. Нет, нам подавай ночные молитвы в местах силы. Помолились, называется. Теперь за нас бы кто помолился. Отогнала рой навязчивых мыслей - сейчас не до них, все потом, все после, сейчас главное дойти до ворот. Сконцентрироваться только на воротах. Следующие несколько часов это станет моей единственной целью.
   Скрип прекратился, значит звери на воле. Очередной раунд начался. Переглянувшись с ребятами, двинулись вглубь арены, уповая на дождь, удачу и богов, которые нам явно задолжали...
  

Два месяца назад

  Израиль встретил удушливым летом, которое заключило меня в свои липкие объятия сразу на выходе из аэропорта. После получаса таможенного контроля и общения в стиле 'нет, не замужем', 'цель визита - туризм', 'нет, родни здесь нет', потратила еще минут сорок на отвоевывание своего багажа, сразу за моим рейсом сели еще пара чартеров, и аэропорт наводнила толпа наших туристов, создавая везде давку и очереди.
  Правильно, дорогая, все как ты любишь, - иронизировала я сама с собой, волоча тяжеленный рюкзак с фотоаппаратурой и не менее внушительный по весу чемодан с одеждой. Ты же просто обожаешь жару, зной и пекло, жить не можешь без кондиционеров, от которых тут же простужаешься и ходишь в соплях в плюс тридцать. А духота, ммммм, эти обмороки и слабость, - это просто вишенка на торте!
  - Идиотка, - выругалась я уже вслух, пиная ни в чем не повинный чемодан, и стряхивая на землю рюкзак, который оставил на плечах следы от своих широких лямок. Эргономически продуманная модель, специально для фотографов, - заиграла в голове скороговорка продавца, всучившего мне эту дорогущую переноску для техники, - да вы просто не почувствуете, что за плечами зеркалка и пара объективов. - Конечно не почувствую, потому что я уже плеч и спины не чувствую, какие уж тут объективы.
  На самом деле, отпуск не задался с самого начала. А именно, с выбора дат: никто в отделе не хотел идти в отпуск перед майскими, во время и после них - целая очередь, а на неделю до - ни одного кандидата. И что обидно, когда жребий пал на меня, шеф уже в открытую угрожал, что не пойду сейчас, пойду только через полгода. А я черти сколько мечтала о красивом загаре... Так и подписала две недели на конец апреля и отправилась в турагентства искать горящие и не очень туры.
  Из всех предложений заинтересовала меня почему-то именно земля обетованная, там было и тепло, и мест много интересных на предмет посмотреть, сфотографировать, да и не арабы, чего уж скрывать, от 'гостеприимства' египтян и турков все уже порядком устали.
  Вот поэтому я и стою сейчас в аэропорту Тель-Авива, прею под местным солнцем и пытаюсь вспомнить, куда пихнула спрей от загара, а ведь точно клала куда-то недалеко... Мои копания в карманах чемодана и рюкзака прервали самым бесцеремонным образом - в меня врезалась тучная женщина в широкополой шляпе и огромных солнечных очках. Тетя-крейсер, не сбавляя скорости и не снисходя до извинений, продолжила плыть по заданному курсу, волоча за собой тщедушного мужчину, видимо, супруга, и довольно упитанного мальчишку лет четырнадцати, надо понимать, сына.
  - Лелик, не отставай, шо ты копаешься, мы опоздаем на трансфэр, - именно через 'э' и с ударением на последний слог, - Венечка, сыночка, глянь, какая зелень кругом, нет, ну шо я вам говорила - истинно рай на Земле. Лелик, ходу!
  - Сонечка, куда ты так торопишься, без нас не уедут, - пыхтел мужчина, в каждой руке которого было по огромному чемодану на колесиках, а спереди и сзади было навешано по рюкзаку. Не хватало картонки и собачонки, и классический образ дамы был бы законченным и даже чуть дополненным.
  Хихикая своим мыслям, я сползла со своего чемодана, куда габаритная мадам умудрилась меня подсадить, и ошалело уставилась им вслед. Нет, если в моем отеле и на моих экскурсиях будут такие вот сонечки и лелики, лучше полечу-ка я обратно домой. Благо вот он аэропорт под боком...
  Но солнцезащитный спрей был найден, часть аппаратуры переложена в чемодан, и рюкзак перестал тянуть меня к дороге бетонной плитой, воодушевленная всем этим и поборов упаднические мысли, я бодро поковыляла к своему микроавтобусу.

***

  Первая неделя отдыха прошла на удивление хорошо: я заселилась в неплохом отеле в Тель-Авиве на самом побережье, с раннего утра и до полудня я шарахалась по пляжу, фотографируя все, что попадало в объектив, а потом гуляла по городу, знакомясь с местной культурой и, разумеется, кухней. Я уже не была похожа на моль бледную, обыкновенную, образцом которой являлась по приезду - теперь я была слегка подкопчена местным солцем. Еще денек и от спрея можно отказаться, начну загорать в полную силу. Звучит странновато для второй недели отпуска на море, но кожа у меня слишком чувствительна к солнцу, поэтому бросаться сразу в режим круглосуточные солнечные ванны было не для меня - я просто становилась красной как рак и тут же облезала. Короче, весь отпуск шел насмарку, уже проходила подобное и не раз, поэтому на этот раз терпеливо высиживала по несколько особо жарких часов в теньке, обильно поливая себя всеми доступными средствами - сначала не обгореть, потом закрепить, потом увлажнить... Боже, за что нам столько мороки, ведь хочется просто быть загорелой красоткой, а не картошкой в мундире, с которой мундир уже почти целиком облез.
  - Но оно того стоило, - мурлыкнула я своему отражению, - что ж, Олежка, ну можешь ведь, когда захочешь!
  Олежкой меня звал отец, видимо, они с мамой до последнего ждали мальчика, а в итоге появилась я - Ольга Андреевна Власова, двадцати пяти лет от роду, экономист по образованию, а по профессии - менеджер по работе с клиентами средней руки конторы по продаже электротехники, не замужем, с в/о и без в/п, как раньше писали в брачных объявлениях.
  - И без ж/п, - задумчиво пробормотала я, разглядывая, как на мне сидят белые шортики, ничего так сидят, даже видно, что загорела, - с чего будут жилищные проблемы, если нет жилища! Правильно, нет жилплощади, нет проблем.
  На этой жизнерадостной ноте я вышла из номера, отправляясь на вечернюю встречу с нашим турагентом. Пора было озаботиться и культурной программой на оставшиеся дни.
  Турагент оказался приятным молодым человеком, представившимся Михаилом, он раздал мне и еще пятерым туристам по стопке брошюр и красочно описал все изображенные на них экскурсии. В итоге через час нашего с ним общения мой бюджет обеднел на несколько сотен баксов, а программа ближайших мероприятий обогатилась поездками в Иерусалим и на ночной фото-тур на чьи-то там молитвы.
  - Полный эксклюзив, - убежденно вещал Михаил, тряся перед нами красивыми фотографиями одухотворенных людей в белых одеждах на фоне темного неба, - мы практически единственные, кто предоставляет эту услугу. Ярчайшие впечатления гарантированы!

Необитаемая планета ХЕ10867. 18 июня 2016 по земному календарю

  По моим внутренним ощущения мы прошли где-то треть арены, точнее определить не давал ливень, который, казалось, лишь усиливался с каждой минутой, а по окружающему ландшафту судить было сложно, поскольку часть декораций меняли каждый раз, как мы выходили на поле битвы. Или уж скорее поле жатвы, если учесть, сколько из нас уже не вернулись живыми. Я сама до конца не верила, что до сих пор жива и продолжаю бороться. Какой-то страшный ночной кошмар, в котором я, обычная московская девчонка, вместо того, чтобы решать, в каком платье идти завтра на работу, прикидываю, рискнуть и перебежать открытый кусок арены напрямик или потерять еще где-то с час, обходя его по кругу, но не высовываясь из-за деревьев и остовов каких-то странных машин, которые здесь служили антуражем нашей гонки от одних ворот до других. Правила игры были предельно простыми: дошел до другого конца поля - выжил, молодец. Не дошел - тебя съедят те твари, которые выползали из разных точек арены под скрип открывающихся ворот.
  На этой планете климат был похож на наши тропики - такая же буйная зелень и удушливая влажная жара, и два огненно-красных солнца, светящих таким образом, что теней ничто не отбрасывало. Поначалу это пугало и сбивало с толку, пара наших товарищей по несчастью попались в лапы кровожадным тварям именно поэтому, не успели вовремя заметить приближение опасности. Звери, выступающие нашими противниками в этой странной игре, не были разумными в прямом смысле этого слова, но охотиться умели и любили, и, в отличие от нас, не забыли, как это делается. Поэтому каждая вылазка на арену минусовала минимум одного из нашей команды.
  Где-то справа раздался человеческий крик, тут же перекрываемый ревом, так что разобрать, кто кричал - мужчина или женщина, не удалось. Судорожно сглотнув, попыталась опознать по крику погибшего, хотя какая разница. Мне это сейчас ничего не даст, только понимание, что справа ящер доедает свою жертву, а значит он занят минимум на полчаса, и путь в обход по правому краю мне заказан - приду ровно к десерту.
  Думай, Олька, думай, ты же как-то продержалась две недели в этом аду. Справа ящер, эту здоровенную образину я как-то видела мельком, тогда меня спасли заросли какого-то кустарника с широкими листьями и сильным противным запахом, со мной потом полдня никто не сидел рядом, но жизнь мне в тот момент эта вонь сохранила, чудище не почуяло меня и ушло, привлеченное каким-то шумом в чаще.
  Значит на моем пути остается огромная змея и пара огромных богомолов. Ну богомолов была, конечно, не пара, один больше смахивал на паука, да и выстреливал чем-то похожим на паутину. А второй - да, вылитый богомол, только задних беговых ножек у него шесть, и четыре конечности спереди, каждая из которых заканчивается острыми как лезвия ножами. И на морде с огромными фасеточными глазами, которые занимают всю верхнюю часть головы, помимо усиков еще здоровенный хобот, которым эта тварь сосет кровь из жертвы.
  Да, перед тем как бросить нас на верную смерть, нам даже дали парочку подсказок по тому, как кто охотится, видимо, чтобы зрителям было веселее наблюдать. Да и шоу длилось подольше, наверняка в таком реалити реклама на вес золота. То, что это реалити, не сомневался уже никто из нас - тут и там попадались глазки камер, которые постоянно крутились, отслеживая малейшее движение вокруг. Вот и сейчас я сидела у корней какого-то крупного дерева, увитого фиолетовыми мясистыми лианами с ярко-оранжевыми цветками, и на одной из нижних веток торчала голова камеры. Камера резко повернулась налево, а я с ужасом поняла, что влипла. Как там было в сказке - направо пойдешь, смерть найдешь, налево пойдешь - пропадешь...
  Пока я судорожно соображала, как вскарабкаться по лианам наверх, к моей поляне выскочил Антон и, не говоря ни слова, скинул меня в какую-то лужу. Я, не успев сориентироваться, ушла под воду с головой, проклиная парня всеми известными мне словами и понимая, что все, на сей раз с арены мне не выйти. Но не успела я вынырнуть из ямы, а это оказалась затопленная дождем канава, которая находилась примерно по центру арены, с кучей всякого мусора на дне, как земля содрогнулась от топота мощных ног и мимо пробежал богомол, клекоча на какой-то дико противной для ушей частоте. Под водой я просидела до рези в легких и всплывала с другого края канавы, предварительно выпихнув на поверхность палку, которую раздобыла тут же на дне. Мокрая и продрогшая, выползла на сушу, отплевывая грязную жижу. Правильно, не зверье сожрет, так помрешь от инфекции какой-нибудь. И так вся в царапинах от веток, теперь еще и местной водицы из лужи напилась. Самое время становиться козлом, хотя куда уж дальше...
  Отжав рукава и бандану, решила, что раз все дружно сбежали направо, мне остается только обход по левому флангу. Но впереди еще змея и паук... Еще раз глянув по сторонам, заметила, как камера снова повернула свое неспящее око влево. - Что ж, большой брат, сегодня ты меня уже почти спас, - тут справа вдалеке раздался леденящий душу крик и буквально в ту же секунду клекот богомола, - Нет, думать, что это он догнал Антона, я не буду, не буду, я сказала, - и размазывая слезы по лицу, рванула напрямик через открытую поляну, мысленно представляя, как за спиной вырастают крылья и несут меня отсюда... Туда, где нет этого ужаса, этого душного лета, смрада, запаха смерти и довольного рева насытившихся зверей.

Месяц и три недели назад

  Экскурсия начиналась в ночи. Я с группой таких же фотографов-энтузиастов погрузилась в комфортный автобус и приготовилась к получению ярчайших впечатлений в нашей жизни. Михаил нас не сопровождал, вместо него группу курировала женщина средних лет, она представилась Эллой и долго и заунывно вещала нам, куда мы едем, как себя вести и как не потеряться в группе таких же туристов. Сомнения по поводу ярчайших и экслюзивнейших впечатлений посетили не одну меня, высокий тощий парень с первого ряда тут же поинтересовался, какие мол еще туристы, разве мы не на VIP-маршруте.
  Элла стушевалась и замяла разговор, переведя его на описание каких-то холмов по обе стороны от дороги. Следующий час пути мы провели в хмуром разглядывании ночного пейзажа, тем более что по мере приближения к месту действа становилось очевидно, что мы не просто одни из многих, так мы еще и одни из самых убогих - все ближайшие места непосредственно к самому священному действу уже были заняты, толпа вокруг группы людей в белом впечатляла. Их просто взяли в осадное кольцо из фоторепортеров, жаждущих запечатлеть таинство ночного молебна.
  Да и на таинство этот молебен, признаться, не тянул. Скорее на представление туристическое. Я-то представляла себе группу одухотворенных людей посреди пустыни, все на земле, то есть на песке, и мы тихонько расположившиеся рядом, благоговейно внимающие, ну и делающие попутно снимки. А на деле, под само действо была отведена специальная площадка, хорошо подсвеченная прожекторами с разных сторон, по периметру шли места для туристов: кто просто посмотреть или, возможно, тоже помолиться, могли воспользоваться скамейками, рядками уставленными вдоль одной из сторон импровизированной сцены, для фотобратии были отведены оставшиеся три стороны - там народ кучковался, расставляя штативы и толкая друг друга локтями в поисках лучшей точки для съемки.
  Я ощутила себя полной идиоткой - вот вечно ведусь на весь попадающийся в жизни развод, осталось до полной кучи повстречать еще пару тройку цыганок и сирот, а то что-то многовато денег осталось у наивной дурочки Олечки. Впрочем, решила потешить свое самолюбие, нас тут чуть больше двадцати человек, не считая гида Эллу и безымянного водителя, не говорящего по-русски. Все-таки приятно быть не единственной идиоткой в коллективе, это как-то успокаивает. На соседнем ряду вздыхала невысокая кудрявая девушка, нервно поправляя очки и сумку с фотоаппаратом.
  Поняв, как все попали с эксклюзивным фототуром, мы начали усиленно копаться в аппаратуре, прикидывая, как тут вообще умудриться что-то снять. Что-нибудь кроме спин других фотографов, приехавших на место раньше нас. Но тут наше копошение было прервано одним парнем с первых рядов.
  - А давайте заберемся вон на тот холм. Дальний, - парень махал куда-то вдаль рукой, указывая Элле и водителю направление. - Если я правильно помню фото из интернета, оттуда видно площадку, а аппаратура нам позволит снять хоть что-то приличное. Да и луна сегодня светит ярко. Почти у всех же есть телевики? - Парень теперь обращался к аудитории. Аудитория согласно замычала и закивала, я присоединилась к общему хору, хоть и телевик у меня был слабенький, ну да ладно, может кто и даст по доброте душевной пару кадров сделать, и то хорошо. А так - пейзажи пощелкаю, я это дело люблю, да и штатив с собой зря что ли через полмира тащила. Опять же, когда еще выберусь ночное небо поснимать.
  Элла договорилась с водителем, и скоро мы уже сворачивали на одну из боковых дорог, оставляя позади туристическую площадку, забитую людьми и автобусами.
  Путь на верхнюю смотровую площадку занял еще час, но выгружались мы на месте весьма довольные и бодрые. Место действа и правда оказалось, как на ладони, и парень, его предложивший, теперь купался в лучах благодарности от всего нашего маленького фотоколлектива. Еще минут пятнадцать - двадцать ушло на приготовления, все курящие перекурили, народ достал аппаратуру, стали выбирать себе точки съемки, расставлять штативы. Кто-то расположился лежа, максимально пододвинувшись к краю холма.
  Я бродила по нашей мини-поляне, фотографируя занятой народ и окружающие нас виды. Природа и правда завораживала. Вокруг нависали мрачные верхушки темных холмов, а внизу струились яркими желтыми лентами дороги. Над нами же простирался черный бархат ночного неба, расшитый серебряными звездами, сверкающими то тут, то там. Казалось, протяни руку и сорвешь одну себе на память в качестве сувенира. Луна, правда, периодически пряталась за пробегающими облаками, но всех грела надежда, что к началу действа облака перестанут то и дело скрывать от нас дополнительный источник света, и поездка сюда будет-таки оправдана.
  Когда внизу все началось, на нашей площадке даже дышать стали через раз. Слышно было только сосредоточенное сопение и щелчки затвора камер. Чик-чик, снимок, чик-чик - еще один. Я сделала несколько кадров и, поняв, что мой объектив такие расстояния не тянет, снова стала фотографировать ребят - соберу потом контакты, пришлю снимки, наверняка приятно будет получить собственное фото из поездки. А то знаю таких любителей, сама такая же - сто миллионов фотографий окружающих мест и ни одной - себя любимой. С этими мыслями начала обходить наше фотопристанище по периметру, стараясь сфотографировать всех участников VIP-вылазки в холмы с кустами. На пятом по счету круге мое внимание привлекла какая-то вспышка сбоку, в противоположном от места публичной молитвы направлении. Надо же, такие же находчивые как мы, подумала я и снова нацепила на фотоаппарат длиннофокусный объектив, чтобы разглядеть наших 'коллег по несчастью'. Вглядывалась я минуты три, фоном все так же щелкали затворы, а я кусала губы в недоумении, то ли объектив у меня сломался в этом климате, то ли там костюмированная вечеринка по соседству.
  - Антон, можно у тебя один телевик на пару кадров, - попросила я того высокого парня, который первым выразил общее мнение-сомнение в автобусе. За час поездки до новой площадки мы как раз успели перезнакомиться. Получив утвердительный кивок, споро прикрутила его объектив к своему фотоаппарату. Глянула еще раз и тихо поползла обратно. Как и сидела, на попе по земле, в своих светло песочных брючках.
  Антон удивленно на меня уставился, когда я воткнулась в него.
  - Ты чего творишь? Молятся вообще-то с другой стороны, - выражение его лица менялось на глазах, видимо, мое выражало что-то такое, что он тут же перестал спрашивать, и вместо этого направил свою камеру туда, откуда я уползала, беззвучно шевеля губами. Голос у меня пропал напрочь.
  - Черт, что за хрень, - пробормотал парень. К нам начали подтягиваться другие ребята, дальше алгоритм действий был схожий - они вглядывались в темноту с помощью профессиональной фотооптики, и по очереди впадали в ступор. Первой тишину нарушила Катя, девушка отвела от лица фотоаппарат и заголосила на всю округу:
  - Чудищаааааа.
  И начался кошмар. Все бежали в разные стороны, периодически спотыкаясь друг о друга и разбросанную технику, постоянно что-то падало, слышался звон разбитого стекла, кто-то явно не досчитается объектива, несколько девушек срочно будили задремавших в автобусе Эллу и водителя. Их как раз удалось растолкать, когда Антон неожиданно высоким голосом прокричал 'они идут сюда', а дальше я помню, что мы всей группой в двадцать с небольшим человек рванули в сторону автобуса, а водитель с Эллой на нас. И тут из темноты появились они...
  Огромные существа, выше нас раза в полтора, похожие на какую-то странную помесь насекомых с ящерицами. Точнее это были ящеры, но с двумя короткими передними лапами и четырьмя мощными задними и длинным массивным хвостом. Разглядеть цвет чешуи в такой темноте было невозможно, но существа явно были разумными - они переговаривались между собой на каком-то шипящем языке, периодически сверкая острыми зубами. Как только одна из ящериц высунула длинный раздвоенный на конце язык, кто-то из девчонок с глухим стоном упал в обморок. Я себя к особо стойким индивидумам никогда не причисляла, нет, вида крови я не боялась, но ужасы смотреть не любила. А сейчас вероятно впала в какой-то столбняк, поэтому до сих пор была в заторможенном состоянии и не могла произнести ничего внятного.
  Наш водитель двинулся к ящерам, спрашивая что-то на всех языках, которые он знал, но не успел он сделать и пары шагов, как один из ящеров молнией метнулся к нему и перерезал горло. Мужчина схватился за шею, оседая, кровь с булькающим звуком выплескивалась на землю рваными толчками, образовывая под еще дергающимся телом темное пятно... Пара секунд и дерганье прекратилось. Разум не соглашался поверить в увиденное, а в ушах набатом стучало собственное сердце. Кто-то из девчонок завизжал, все ящеры тут же обернулись на нас, и мы попытались рвануть в разные стороны. Но не успели мы и пары шагов сделать от поляны, как свалились на землю от резкой боли в ушах. Эти существа достали какой-то прибор, который теперь стоял в центре поляны и издавал жуткий звук, от которого сводило все органы и мозг был готов взорваться. Последнее, что я почувствовала до того, как потерять сознание, это соленую влагу на губах - у всех шла носом кровь.
  Мамочка, - подумала я и отключилась.

Необитаемая планета ХЕ10867. 18 июня 2016 по земному календарю

  Я неслась по открытой поляне как заяц, петляя, но стараясь не сильно терять в расстоянии на своих странных маневрах. Со стороны, наверное, казалось, что я сильно пьяна. Но какое-то чутье подсказывало - петляй, Олька, меняй траекторию, не дай этим тварям тебя просчитать. Они быстрее и сильнее, но ты хитрее, ты - человек, homo sapiens, ну по крайней мере, хочется на это надеяться.
  На одном из таких маневров я запнулась о кочку и пролетела несколько метров вперед, стесывая о землю руки.
  Нет, нет, нет, только не кровь, только не кровь, - поспешно вскочив и намотав рукава на содранные ладони, продолжила свой забег до кромки местного тропического леса. Забежав чуть поглубже, рванула в сторону и огляделась: на поляну с противоположной стороны медленно вплывал паук.
  Фуууф, успела. Эта тварь опаснее всего в лесу и вблизи. Передвигается он медленно и чует не особо хорошо, поэтому обычно предпочитает ловить жертву где-нибудь в чаще леса, расставив липкие лужи-ловушки, из которых невозможно выбраться. Выделяемая им слизь держала почище супер-клея.
  Итак, остается змея. Одна из самых опасных тварей этого парка развлечений. Огромная, быстрая, с отличным нюхом. Зрение правда подводило, но учитывая, что я рассадила о землю ладони, на это преимущество можно особо не рассчитывать.
  Местность уже потихоньку угадывалась, еще метров тридцать по лесу и небольшая поляна, которая заканчивается заветными воротами. Только бы пройти, только пройти. Никогда не думала, что весь мой мир может сузиться лишь до одной мысли - добраться до цели. Добежать, доползти, доковылять.
  Вспомнив, что поспешность в самом финале - гиблое дело, глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь побороть выброс адреналина. Огляделась по сторонам, нашла несколько камер, теперь шла максимально беззвучно, стараясь обходить лужи и постоянно сверяясь с направлением их головок: смотрят на меня, хорошо, значит я пока тут одна. Ливень, как назло, прекратился с полчаса назад, поэтому арена теперь была наполнена множеством звуков: кругом капало с листьев, где-то что-то ухало и охало, скрипели деревья, вдалеке кто-то рычал, то ли ящер закончил пиршество, то ли богомол ему помешал, не разобрать в этой какофонии звуков. Они дезориентировали и пугали. Справа стрекотали какие-то насекомые, теперь слева, теперь снова справа, опять справа...
  Я замерла, мозг работал как суперкомпьютер, отбросив панику на потом и задействовав все ресурсы на аналитику, - насекомые тут везде, они не могут стрекотать только с одной стороны, что там нам говорили про зверей... Насекомые боятся паука и змею, и поскольку паук остался позади, то слева движется змея... Видимо, решила подкараулить у входа в ворота.
  Судорожно озираясь на все окрестные камеры, которыми последние метры до финиша было утыкано все подряд, добрела до кромки джунглей. Двадцать метров открытой поляны и ворота, отсекающие зверей каким-то энергобарьером. Нас он пропускал внутрь, они же с рыком отлетали назад, явно получив болевой разряд.
  Оценивая шансы, оглядела камеры и подобрала валяющийся неподалеку камень. Одна из моих сегодняшних помощниц моргнула влево. Так и есть, приближается. Поняв, что медлить больше нельзя, развернувшись, закинула камень подальше вглубь леса, насколько мне это удалось. Он с глухим звуком шмякнулся о дерево, судя по звуку - метров десять- пятнадцать между нами есть. Тут же все глазки камер рванули слева направо, в ту сторону, откуда раздался стук. А я, больше не мешкая ни секунды, метнулась к воротам. Так, как здесь, я не бегала никогда в жизни, теперь же раз в два дня я выжимала из организма все силы, все, что можно, до последней капли, лишь бы выжить. Вот и сейчас, я залетела в ворота на последнем дыхании и, захрипев, упала в паре метров от них, голубоватая дымка надежно закрывала меня от змеи, которая успела высунуть здоровенную голову на поляну и теперь высовывала из пасти два длинных языка, нюхая таким образом воздух. Змея свилась кольцами на поляне, а я прикидывала, кто уже успел из наших дойти, и как оставшиеся будут обходить эту живую преграду, когда услышала тихий всхлип где-то в глубине ангара.
  На четвереньках подползла к Вере, подняться на ноги не было сил, девушка бесшумно рыдала, спрятав лицо в коленях. Тихо обняла ее и начала гладить по спине. Ничего не произнося и не обещая, я не была уверена, что Антон сегодня вернется. Я вообще не была уверена, что хоть кто-то еще сегодня вернется. Мы просто сидели обнявшись и молчали, плакать она довольно быстро перестала. Через пару часов, когда мы уже замерзли и отбивали зубами задорную дробь, в ангар влетели два парня из второй группы - Лешка и Дима. У Димы была сильная рваная рана на руке, но оба были живы. Еще спустя полчаса нас увели спать. Сегодня не вернулись Антон и Аленка, которая шла в группе с ребятами.
  А нас ждал дезинфицирующий душ, больше похожий на сушку гигантским феном, ужин и сутки отдыха. На арену мы выходили через день. День яростной борьбы за жизнь сменялся днем апатичного ожидания смерти. Вера больше не плакала, никто из нас больше не плакал и не смеялся. Мы были похожи на тени самих себя. Собранные как солдаты на арене и замкнувшиеся в себе - в боксе отдыха. Этот раунд мы пережили. Нас осталось только четверо. В голове звучал голос давно погибшего Толика: 'десять негритят отправились обедать'...
  

Шесть недель назад

  Очнулись мы в каком-то железном ангаре без окон и без дверей. Свет лился прямо с потолка, первые несколько минут я рассеянно озиралась по сторонам, не понимая, где нахожусь. То ли будильник прозвенел рано, то ли я забыла его завести, то ли вообще еще сплю... Наткнувшись взглядом на перепачканных землей людей, постепенно начала вспоминать, что произошло до потери сознания. Выпрямиться и сесть удалось далеко не сразу, тело затекло и теперь его казалось разрывали миллион тонких иголок.
  - Значит провалялась довольно долго, раз все настолько затекло, - пробормотала я, разминая кисти рук.
  - Мы тут часа два минимум, - откликнулась сидящая рядом блондинка с розовыми прядками, вроде Алена, если я ничего не путаю, - по крайней мере это с того момента, как я очнулась. - Я на это лишь кивнула, обводя взглядом помещение. Стены, пол, потолок - все выполнено из серебристого металла. По периметру потолка идут световые панели, которые озаряют всю комнату холодным синим светом. Брррр, как в хирургической палате, - пришло на ум. Нет, прочь такие мысли, как там было в умных книжках: надо думать о приятном, сейчас окажется, что мы просто забрели на военную базу и нас решили припугнуть хорошенько, чтобы другим неповадно было лазить, куда ни попадя.
  Следующие несколько часов я провела, отчаянно стараясь думать об этом самом приятном. О горячем душе, об ужине, о бокале вина, нет, о бутылке! О бутылке вина, предложу этой самой Алене составить мне компанию. Барышня взяла на себя роль кукушки из часов и каждые десять минут сообщала нам время. Часы оказались только у нее и еще у Антона, который уже по сотому разу обходил все стены, выстукивая какой-то непонятный мотив. Видимо, он решил, что нас запихнули в квест-комнату, и теперь только от нас зависело, выберемся мы отсюда или нет.
  Он как раз пытался уговорить кого-нибудь из ребят подсадить его, чтобы он мог дотянуться до потолка и простучать и его тоже, когда одна из стен неожиданно отъехала, и в помещение зашли ящеры. Мы как один рванули к противоположной стене комнаты. Ящеры что-то полурычали полушипели на своем, а мы испуганно переглядывались между собой. Кто-то из девчонок начал истерично подвывать. Один из ящеров подошел к нашему мелко трясущемуся от страха стаду и, вытянув одного из парней, уволок его на выход. Тот отчаянно пытался сопротивляться, но существо превосходило его не только в росте, но и в физических возможностях. Дверь закрылась, и мы снова остались одни. Через час ящеры вернулись с этим парнем, его трясло и вообще вид у него был не ахти. Впрочем оставшиеся тоже больше смахивали на пациентов какой-нибудь психушки, а не на веселых туристов, наслаждающихся отпуском. Лохматые, перепуганные, одежда вымазана в земле и собственной крови - из носа тогда натекло изрядно.
  Ящер что-то зарокотал, парень поморщился и произнес:
  - Вы все, ну то есть мы все, пленники на их корабле. Сейчас всем сделают эту инъекцию, и потом нам объяснят, что нас всех ждет.
  Дальше в помещении снова началась свалка, мы метались с воплями в разные стороны, нас технично отлавливали и по одному передавали как по конвейеру из рук в руки. Когда меня перехватил ящер, я отчаянно замолотила ногами по воздуху и так и продолжала свой бег на месте, пока меня несли в какую-то комнату, по виду явно медицинский отсек. Везде располагались разные неизвестные мне приборы, куча экранов с полосочками, диаграммами, мигающими значками, вдоль стен за прозрачными дверцами колбочки и пробирки с разноцветными веществами. Пока я озиралась по сторонам, меня прислонили к одной из стенок. Из стены тут же вылезли ремни, намертво прицепившие меня к поверхности, и стена начала двигаться, превращаясь в лежанку.
  - Пожалуйста, не надо, ну пожалуйста, ну мы же ничего не сделали, - умоляла я, глядя на равнодушные морды ящеров. Глаза у них оказались желтые с крапинками, как у наших змей, с таким же неровным вертикальным зрачком. Мне запрокинули голову и, зафиксировав ее специальным устройством, начали вводить какую-то штуку через нос. Штука шевелилась, ощущения были препоганейшие, я орала так, что охрипла, и чудо, что не свернула себе шею, видимо от этого как раз защищал тот фиксатор. Казалось, что мне в голову посадили червяка, который теперь пополз в мозг. Резкая боль в районе затылка и я понимаю, что больше не могу, я что-то бессвязно бормочу, то ли про червяков, то ли про змей, то ли про молитвы ночные.
  - Р-райхо, эта самка сошла с ума, - произнес тот, что слева.
  - Погоди, они все так реагируют по началу, дай ей еще пару минут, вдруг все-таки прижился.
  Я испуганно уставилась на ящеров, осознав, что понимаю, что они говорят. Тот, что Р-райхо удовлетворенно кивнул и, отцепив меня от стола, отволок обратно к нашей группе. Сил у меня не осталось, поэтому до конца вживления оставшимся землянам языкового импланта, а это был явно он, я сидела на полу, уставившись в одну точку. Скоро вся наша группа подпирала стену с одной стороны, а несколько ящеров выстроились напротив нас.
  - А где Элла? - Спросил Толя, тучный мужчина, который умудрился дольше всех отбиваться от ящеров, его в процедурную отволокли последним, - Я не вижу Эллы.
  Все заозирались по сторонам, нашего гида и правда не было.
  - Одной самке не удалось вживить имплант. Она умерла. - Равнодушно пояснил ящер. В комнате повисла тишина, мы переваривали услышанное, существа тем временем нас осматривали.
  - Вы наши пленники, - раздался рыкающий голос одного из инопланетян, - вживленный симбионт содержит почти все известные нам языки разных галактик. Это позволит продать вас подороже. Отныне вы все - рабы. Ваша задача - нормально питаться и выглядеть прилично, мы везем вас на большие торги. Самки уйдут подороже, они могут производить потомство, самцы подешевле. - Лаконично обрисовал он ситуацию.
  - Как потомство? От вас? - Вырвалось у меня до того, как я успела подумать, а стоит ли задавать подобные вопросы вслух.
  - Не от нас, глупая самка, мы биологически несовместимые виды. Но во вселенной есть много других рас, наиболее приближенных к вам по строению и генетике, они с удовольствием вас выкупят. Экзотика, - прошипел ящер, скаля пасть.
  - А мы им зачем? - Спросил кто-то из мужчин.
  - Не все расы предпочитают самок, некоторым сгодятся самцы, - пожал плечами ящер. - На этом все. Сейчас вас всех приведут в порядок, накормят, напоят. Как только кто-то из вас попытается причинить вред самому себе или другому, тут же введем нейтрализатор. Значит остаток пути и сами торги вы пробудете без сознания. Это ясно?
  Мы молча кивнули, куда уж яснее. Шаг влево, шаг вправо - попытка побега, прыжок на месте - не помню, что же он значил, но тоже что-то столь же 'оптимистичное'.
  Следующие несколько дней превратились в день сурка. Или день хомяка, что точнее. Нас разделили на женскую и мужскую каюты, показали как пользоваться местным туалетом и душем. Туалет чем-то смахивал на наш самолетный, что явно не вписывалось в строение тел ящеров и наводило на тревожные мысли, что если корабль доработан под нашу физиологию, то получается, что это не первый их полет к нам, и все эти сказки про похищения инопланетян - и не сказки вовсе! Душ вообще был странной штукой - мы по очереди заходили в узкий отсек, где отовсюду на тебя направлялись струи воздуха. Где-то теплый, где-то холодный, временами даже какого-то переливающегося цвета. Но что удивительно, грязь от нас отмылась, да и в целом, физическое состояние улучшилось. Я практически не чувствовала усталости и с удивлением разглядывала кожу, которая, по моим наблюдениям, разгладилась и стала более упругой. Судя по задумчивости остальной части нашего женского коллектива, девчонок посещали те же мысли.
  Когда мы уже смирились со своей участью потенциальных рабынь и ночные всхлипы практически прекратились, все снова пошло наперекосяк. Ночь и день мы различали лишь по выключению потолочного света, поэтому, когда в середине ночи заорала сирена и вместо привычного синего комнату стал заливать мигающий красный свет, мы поняли, что случилось что-то непредвиденное. Где-то в глубине, за стенами, раздавались глухие звуки. Казалось, что мы в середине яйца с очень толстыми стенками, и теперь кто-то пытается пробить эту каменную скорлупу тараном.
  Не знаю, сколько мы так в итоге просидели. После первого душа у всех изъяли часы, поэтому засекать время теперь было не по чему. Но в какой-то момент дверь бесшумно отъехала, и в проеме появились какие-то новые существа, разглядеть, кто или что это, - было невозможно, они были в глухих черных комбинезонах, на голове такие же черные матовые шлемы, чем-то похожие на мотоциклетные, только более вытянутые. Один из них тащил раненого ящера. Тот хромал на три ноги из своих четырех, одна из верхних конечностей висела вдоль тела безжизненной плетью.
  - Вторая часть товара здесь. Самки, - бесцветным голосом произнес он. А существо в черном комбинезоне выстрелило ему в голову из своего оружия, по виду пистолета, размазав по стене ярко-зеленые мозги. Кто-то попытался всхлипнуть, но на нас тут же уставили несколько пистолетов. 'Люди в черном' явно не собирались с нами церемониться:
  - Встаем и стройным рядом идем за мной, - приказал один из вошедших. - Чтобы ни звука лишнего от вас не услышал.
  Такой немой, трясущейся от страха цепочкой мы прошли из одного корабля в другой. Рассмотреть ничего не получилось - везде мигал аварийный свет, коротила какая-то проводка и наше шествие сильно ускоряли мужики в черном, тыкающие оружием в спины идущим последними. На их корабле нас затолкали в ближайшую пустую каюту и заперли. Так закончился седьмой день с момента нашего похищения.
  

Необитаемая планета ХЕ10867. 18 июня 2016 по земному календарю

  Спустя пару часов после нашего возвращения в ангар, где мы проводили сутки отдыха между выходами на арену, снова зарядил дождь. Он стучал по железной крыше ангара, служившего нам убежищем, периодически меняя ритм - с быстрого на медленный и наоборот. За трое суток почти непрерывного ливня все вокруг пропиталось влагой. Та жижа, которой нас исправно кормили четыре раза в день отдыха и дважды, когда мы выходили на поле, и до дождей представляла собой какой-то микс между кашей и мясным пловом, теперь же она больше напоминала неоднородный суп-пюре. Противная серая кляклая масса, тем не менее, оказалась очень питательной и восстанавливала силы почище любого известного мне энергетика. И если первый день многие из нас, в том числе и я, презрительно воротили от нее носы, вспоминая довольно приличный паек, которым нас кормили в космосе, то уже после первого выхода на арену, все сумевшие выжить съели все подчистую. Превозмогая ее отвратительный вкус и цвет, не вспоминая о том, как до этого на наших глазах жуткие твари закусили нашими же товарищами. Тут уж было не до сантиментов - или ты запираешь эмоции на замок и ешь, или у тебя не останется сил, и в следующий выход на арену уже ты станешь чьим-то ужином.
  Примерно с такими мыслями я ковыряла ложкой свой паек, запивая его обычной водой. Быт наш здесь был аскетичен до предела: небольшой, не закрывающийся отсек с воздушным душем и туалетом, в общем ангаре спальные мешки для сна, явно какие-то местные, застежки фиксировались самостоятельно, схлопываясь наподобие магнитов; миски с похлебкой из какого-то непонятного материала, больше смахивающего на пластик, только небьющийся. Такие же чашки и ложки. Вилок и ножей нам не давали, наверное, боялись, что попытаемся покончить с собой. Мысли такие посещали всех, на самом деле, регулярно. После первой вылазки на арену одна из девчонок впала в истерику - выла и билась головой о стену. В итоге все закончилось тем, что в ангар вошли несколько 'людей в черном' и вывели ее. Спустя полчаса, когда мы уже все улеглись спать, со стороны поля битвы раздался довольный рев ящера. Видимо, желание девушки прекратить этот кошмар наши новые владельцы исполнили по-своему.
  Но несмотря на всю безысходность, которая каждый раз охватывала нас в ангаре, всякий раз, как я выходила на поле и слышала лязг поднимаемых где-то ворот, выпускающих на волю голодных чудовищ, в голове билась только одна мысль - выжить, выжить любой ценой. Даже если через день снова сюда, неважно, сейчас главное добраться до спасительной дымки энергетического барьера ворот на той стороне поля.
  Эта мысль горела отчаянным огнем в наших глазах весь сумасшедший забег по арене - сквозь куски густого тропического леса, сквозь преграды из остовов каких-то то ли машин, то ли зданий, от которых нам в наследство достались железные, местами проржавевшие скелеты. Сквозь поля, изрытые ямами и канавами, на глубине которых порой прятались такие ловушки и капканы, что непонятно, что было для тебя лучше - упасть туда или сразу попасться на зуб кому-нибудь из зверей.
  Из транса воспоминаний меня вывело шебуршание по соседству. Вера укладывалась спать, закуклившись в свой спальный мешок и теперь напоминая кокон какого-то насекомого. Мы так и не сказали ни слова друг другу с момента возвращения. Ей разговаривать не хотелось, а я не могла подобрать слов. Что можно сказать человеку, только что потерявшему свою половинку? Похлопать по плечу со словами 'да брось, вы только и сошлись-то пару недель назад'. Так себе утешение. Наверное, стоило сказать, что хорошо, что у вас были эти несколько недель. Хоть что-то светлое в этой нескончаемой черной полосе. У кого-то не было и этого.
  Пары у нас и правда образовались быстро. Одиночками остались только мы с Аленой и Дима. Леша потерял свою девушку две вылазки назад. Сегодня мы не досчитались Антона и Алены. Мы уже давно не улыбались и не общались, каждый прикидывал собственные шансы уцелеть в новой вылазке.
  Решила, что смысла изводить себя сейчас этими мыслями нет и, отнеся пустую посуду к двери, откуда ее забирали и меняли на полную, последовала Вериному примеру, закутавшись в спальный мешок и проваливаясь в тяжелый сон без сновидений. Сны, как выяснилось, в аду не снятся. А то, что это был самый настоящий ад, ни у кого сомнений не было. Странно только, что мы умереть должны не до попадания сюда, а после...
  

Пять недель назад

  С момента нашего повторного похищения, но на сей раз с корабля ящеров, прошла еще неделя. Все это время нас каждый день обследовали, постоянно делая какие-то уколы и вводя разные препараты. Люди в черном появлялись лишь во время подобных медицинских проверок, так и не снимая своих костюмов и шлемов, поэтому понять, кто нас похитил, возможности не было никакой. Да и что бы нам это дало, учитывая, что и расу первых своих похитителей мы так и не узнали. Они так и остались для нас безымянными ящерами.
  Кормили нас автоматически: несколько раз в день в стене поднимались какие-то перегородки и открывались отсеки с подносами с едой, ровно соответствовавшие по количеству нашей группе. Паек был странным, совершенно не похожим на еду из наших фильмов про космос, никаких тюбиков или консервов - пресная булка каждый раз нового кислотного цвета и густой кисель в стакане. По консистенции напоминающий модный напиток смузи - среднее по вязкости пюре, немного гуще томатного сока. Забойного синего цвета.
  Мы послушно ели и пили, терпели уколы и обследования, - не особо поспоришь, когда у твоих надзирателей несколько пистолетов, а ты мало того, что безоружен, так еще и не понимаешь, где вообще находишься. В один из таких однообразных дней нам раздали комплекты одежды, что сильно всех обрадовало - мы до сих пор ходили в том же, в чем нас похитили. Вещи, конечно, немного отстирались с этим их странным воздушным душем, только желание переодеться было огромным. Я вообще походила на жертву автокатастрофы: бывшие когда-то песочными штаны превратились в серо-бурые, с дырами в паре мест, где я неудачно зацепилась о камни, передвигаясь ползком по той приснопамятной поляне. Такая же светлая кофта теперь была украшена спереди здоровым бурым пятном, впрочем такие 'нагрудники' были у всех: от звукового удара, которым нас обездвижили ящеры, кровь тогда пошла носом у всех без исключения.
  После переодевания стало очевидно, что ни в какой инопланетный гарем нас больше не везут. Теперь мы походили на странный военный отряд. Женская его половина, за редким исключением в виде меня и еще одной барышни, напоминала стриптиз-десант на выгуле - майки в облипку, такие же обтягивающие брюки с карманами. Мужчинам выдали обычные с виду футболки и штаны свободной посадки. В комплект одежды еще входили ремень и косынка, все было одинакового цвета - серо-зеленого, типа нашего камуфляжа, только поярче оттенком. Обувь у всех также была одинаковая - высокие ботинки на шнуровке. Мне и еще одной девушке вместо майки выдали по футболке с длинными рукавами, видимо, не вышли фигурами, - объективно сравнивая нас с окружающими пышногрудыми девами, так оно и было. Но в целом, мне так было даже спокойнее.
  Только вопрос нашей дальнейшей судьбы снова вставал в полный рост - не походили мы на потенциальных рабынь. Может у них, конечно, принято живой товар продавать именно в таком вот армейском виде, но интуиция подсказывала, что нас ждет что-то совсем другое. И, возможно, план ящеров был гораздо гуманнее, чем непонятные виды на нас этих 'людей в черном'.
  Дни тянулись как резиновые и были похожи один на другой, как горошины в стручке. Свет включается, открываются отсеки с едой, мы по очереди идем на порцию уколов и обследований, нас снова кормят, сидим до вечера - изучаем голые серые стены, кормят в третий раз, еще пара часов света и открытого доступа в санузел, свет гаснет - отбой. Оказывается, человек может подстроить свои биологические часы под окружающие его условия. Нам хватило пары дней, чтобы четко усвоить - гаснет свет, ванна и туалет запираются. Зачем нашим похитителям было нужно запирать санузел, никто не понял, а спрашивать побоялись. Так и существовали как подопытные кролики: ели, когда кормили, спали, когда гасили свет.
  Группа за неделю несколько раз переругалась и помирилась. Драться, разумеется, никто не собирался, так как не забыли слова ящера, о том, что причинять друг другу вред нам безнаказанно не позволят. С одной стороны, от новых похитителей подобных угроз не звучало, но размазанные по стенке мозги ящера вспоминались к месту и не к месту. Поэтому все ссоры и конфликты ограничивались лишь вялыми словесными перепалками и разбреданием по разным углам комнаты.
  Я старалась ни с кем не ссориться, на провокации не велась, на подколки и подначки не реагировала. Просто спала, ела и наблюдала. Наблюдала за ребятами, за поведением всей группы, за собой и своим состоянием. Пыталась определить, какое действие на нас оказывают эти бесконечные уколы. Но ничего странного или необычного не происходило - волосы ни у кого не выпадали, цвет глаз не менялся, лишние конечности не росли. Ту же агрессию легко можно было списать на затянувшийся стресс и общую моральную подавленность - все же не каждый день тебя похищают пришельцы без всяких объяснений.
  В этом напряженном ожидании неизвестного прошла еще неделя. Ссор уже не было несколько дней - все были подавлены и замкнулись сами в себе. Даже разговаривать перестали. Если в первые дни мы еще пытались строить прогнозы, что с нами будет, то сейчас просто сидели вдоль стен комнаты и молча смотрели перед собой. У нас как раз был очередной сеанс группового молчания, когда дверь бесшумно открылась, и в комнату вошли наши похитители.
  В отличие от предыдущих дней нас не выдергивали по одному, а заставили построиться в ряд. Такой шеренгой и повели куда-то. Все напряженно молчали, но шагали, на сей раз нас сопровождало шесть или семь существ, которые теперь помимо черных шлемов были одеты еще и в какие-то подобия скафандров сверху с кучей разных трубочек в районе горла и головы.
  Стало очень тревожно. Промаршировав минут десять по пустым однообразным коридорам корабля, загрузились в какое-то подобие лифта - серебристая кабина без видимой панели управления и каких-либо кнопок с мягким толчком поехала вниз. А мы приготовились к неизбежному. Спуск занял всего минуту, и вот мы уже стоим у открытых дверей, ошарашенно разглядывая открывающийся перед нами пейзаж. Долго рассматривать природу нам, впрочем, никто не дал. Дождавшись, пока мы проморгаемся и привыкнем к яркому свету, наши конвоиры скомандовали идти дальше и спустя еще несколько минут быстрого шага мы уже заходим в большой пустой ангар. Как только все оказались внутри, двери автоматически закрылись, перед ними возникло какое-то оранжевое марево.
  - Жить будете здесь, - снизошел до объяснений один из похитителей, - В том углу базы спальные мешки, - махнул рукой в дальний угол ангара, - У этой двери будет подаваться еда, пустую посуду ставить туда же, - на сей раз взмах не в сторону ворот, откуда мы пришли, а на какую-то неказистую железную дверь по центру. Я бы наверное приняла ее за какой-нибудь шкаф.
  - Простите, какой базы? - спросил кто-то из наших, мне показалось, то ли Алена то ли Вера, у девушек были похожие тихие голоса.
  - Это все - база отдыха. - просветили нас.
  - Отдыха от чего? Какая база? Тут курорт? - Вопросы посыпались градом.
  - Отдыха после игры. Завтра первый выход на арену, готовьтесь. Это что угодно, но только не курорт, - вот сейчас я была уверена на сто процентов, что это существо ухмылялось под своим светонепроницаемым шлемом.
  - Что за игра? - я тоже решила вставить свои пять копеек в беседу. - Какие правила?
  - Вы играете против зверей. Делитесь на несколько групп, выступаете с одной стороны арены. Ваша задача - дойти до ворот на противоположной стороне поля. Их задача - не дать вам дойти.
  - Что за звери? - Нахмурился один из ребят, то ли Толик, то ли Сережа.
  На одной из стен проявился экран, на котором стали проецироваться четыре неизвестных чудища. Огромный темно-зеленый ящер, похожий на динозавров из книжек, с такими же массивными задними лапами, короткими передними и огромной зубастой мордой. Серебристая змея, которая на картинке свернулась кольцами, и из этого клубка мышц торчала лишь лобастая голова с огромными глазами, прикрытыми третьим веком и периодически из пасти высовывались два тонких языка. Заметила, как передернуло половину нашей группы, тут же осознала, что и сама стою, вцепившись в собственную футболку.
  - Коротко о ваших противниках, - объявил наш собеседник, взявший на себя роль инструктора, - гаштерса, - кивок на ящера, - сильные стороны: высокая скорость передвижения, в ближнем бою шансов выжить практически нет. Очень агрессивен, но глуп.
  Мы еще раз посмотрели на скалящегося динозавра, он как раз начал обгладывать какое-то дерево, за раз сдирая с несчастного растения широченный пласт коры. Шансов выжить не практически нет, их просто нет, - сделала мысленную поправку я.
  - Киртасса, - кивок на змею, - медленнее гаштерсы, но умнее. Все звери отлично чуют кровь, но киртасса еще прекрасно различает оттенки любых запахов. Видите, два длинных отростка во рту? - Да я наверное захочу, не смогу их развидеть теперь... - Это основной обонятельный орган. Будьте уверены, она будет прекрасно знать, кто из вас неподалеку. Клыки и слюна ядовиты - парализуют на несколько часов. Их как раз хватает, чтобы переломать кости жертве, обвиваясь вокруг нее тугим коконом. Шансы выжить в ближнем бою маленькие, но есть.
  Интересно, он как их себе представляет? Что мы можем противопоставить огромной ядовитой анаконде? Крыльев у нас за время полета не отросло, улететь не выйдет. Инструктор не обращал внимания на наши потерянные лица, переводя на экран крупное изображение какого-то черного мохнатого паука на длинных серых лапках.
  - Тирррш, передвигается медленнее всех остальных, поэтому предпочитает поджидать жертв в засаде. Вырабатывает липкую субстанцию, из которой устраивает ловушки. Отлипнуть не получится, можете даже не пытаться. Убивает, медленно высасывая из жертвы кровь. Абсолютно слепа, но отлично развито обоняние и самый острый слух из всех.
  Мы дружно уставились на огромного паука, перебиравшего четырьмя передними лапками, скатывая между ними комок какой-то бурой слизи. Тут на его фоне показался ящер, стало понятно, что паук размером с лошадь, не меньше.
  - Последний из четырех противников - квиртосг, - черный скафандр указал на здорового желтого богомола, - передние лапы заканчиваются острыми роговыми пластинами, режет даже металл, передвигается очень быстро, - мы дружно оценили шесть здоровенных задних лап, или ног, не знаю, как называются части тела у инопланетных насекомых, страдающих гигантизмом.
  - Прекрасно видит, слепых зон практически нет, - действительно, откуда им взяться, если вся верхняя часть маленькой по сравнению с телом головы покрыта фасеточными глазами. - Убивает жертву передними лапами, затем высасывает из нее кровь, - богомол в подтверждение последней реплики тряхнул хоботком, которым заканчивалась голова, смахивающая на заостренное книзу яйцо. - Как и все остальные звери прекрасно чует кровь.
  - У нас же нет шансов!
  - Я не собираюсь в этом участвовать!!!
  - Нам дадут оружие?
  Вопросы снова полились хором.
  - Шансы низкие, но есть. У вас нет выбора. Оружия не дадут. - Совершенно спокойно ответил инструктор. - На кону ваша жизнь. Хотите дожить до завтра, доберитесь до ворот. Они закрыты энергобарьером типа этого, - махнул рукой на оранжевое марево у входных ворот. За него ваши противники пройти не смогут.
  Оставшиеся вопросы и выкрики похитители проигнорировали, просто оставив нас в ангаре, а сами скрылись за воротами. Кто-то из ребят бросился за ними, но был тут же отброшен от оранжевого марева.
  - Что делать будем? - Спросил кто-то... Половина группы разглядывала энергобарьер, вторая половина и я в их числе до сих пор рассматривали видеоизображения страшных чудищ.
  - А что, у нас большой выбор? - Поинтересовался высокий худой Антон. - Будем пытаться выжить. Может нам все-таки дадут хоть какое-то оружие...
  И парень пошел осматривать ангар в поисках чего-нибудь подходящего. Через какое-то время раздался лязг железной двери и возле нее появились миски с какой-то бурдой, и чашки с водой. Вяло поковырявшись в принесенной еде, мы потихоньку растащили по помещению спальные мешки и, разобравшись, как они работают, закуклились на ночной сон. Ворочалась я тогда долго, слышала, как выровнялось дыхание у половины из моих соседей по правому куску ангара, когда в тишине Толик начал бормотать дурацкий стишок: 'Десять негритят отправились обедать, один поперхнулся, их осталось девять'...
  Так начались недели нашего персонального ада на какой-то затерянной в космосе планете. Спустя пару дней я уже точно знала, что в аду всегда жарко и влажно, и утро начинается с мерзкого скрипа поднимаемых где-то вдали ворот. А у смерти четыре лица - зубастый оскал ящера, гипнотизирующий взгляд змеи, фасеточный шлем богомола и черное мохнатое безглазое тело паука. И как ни странно, я до сих пор была жива. Только скорее не благодаря, а вопреки.
  

Необитаемая планета ХЕ10867. 20 июня 2016 по земному календарю

  Я стояла, прижавшись к стволу какого-то огромного дерева, одновременно вслушиваясь в окружающие шорохи и не забывая посматривать на камеры. Пока что их головы смотрели только на нас с Верой, никуда не отворачиваясь и не меняя точки фокусировки. Это радовало. Не радовало, что мы идем уже второй час, а до сих пор тишина и ни единого звука.
  Нас осталось всего четверо - два парня и две девушки. Дождавшись полного подъема ворот, наша группа разделилась. Ребята пошли направо, мы с Верой двинулись по левой стороне, огибая большой участок открытого поля в тени деревьев. Лес тут был гуще, чем справа и темнее. Это давало преимущество перед ящером и богомолом, но именно в этом куске арены чаще всего плел свою паутину паук. Вот и сейчас мы продвигались крайне осторожно, стараясь поднимать как можно меньше шума. Но как назло дождь прекратился еще вчера, и теперь мы были лишены и единственной шумовой завесы.
  Видимо это и правда станет нашей последней вылазкой, - мелькнула на подкорке пессимистичная мысль, - а к чертям, не сейчас, сейчас только смотреть на камеры и слушать. Смотреть и слушать, не каркать, - аутотренинг помогал слабо, Вера тоже явно нервничала. Переглянувшись двинулись дальше.
  Я как раз засмотрелась на камеры, когда поняла, что не могу переступить дальше. С ужасом посмотрела вниз, уже понимая, что там увижу. Я стояла, вляпавшись одним ботинком в серую кляклую жижу. Попыталась вытянуть ногу, но лишь потеряла равновесие и чудом удержалась от падения в липкий капкан, застряв в нем намертво.
  Тааак, отставить панику, глубокий вдох и выдох, вдох и выдох. - Приняв решение, начала аккуратно расшнуровывать ботинок. Пять минут балансирования на одной ноге и в луже остался только ботинок. Зато я теперь босая на одну ногу. О стремительно снижающихся шансах на сегодняшнее прохождение арены стараюсь не думать. Теперь надо в десять раз внимательнее смотреть, куда ступать, чтобы не разрезать ногу и не привлечь на запах крови всех зверей сразу.
  На удивление спокойно мы добрались до кромки леса. Перед нами снова встал выбор - бежать напрямик или огибать дальше по дуге, теряя еще час или чуть больше. Вера предлагала выскочить на поляну, меня же смущала моя босая нога: по поляне торчали останки каких-то ржавых и не очень конструкций, а значит под ногами валялась куча мелких железяк. Я как раз мотнула головой в сторону леса, когда ближайшая к нам камера уставилась ровно туда, куда я предлагала идти.
  Мы замерли, стараясь слиться с пейзажем и не дышать.
  Где-то в глубине леса стало заметно движение. На секунду по зверю мазнул солнечный луч, отражаясь ярким серебряным бликом.
  Вера замерла лицом ко мне, оперевшись на огромную корягу, увитую каким-то темно-коричневым плющом. Я сделала рукой волнообразное движение, изображая змею. Девушка понятливо кивнула, чтобы в следующую секунду закричать:
  - Сзадииии, - ее крик вспорол густую завесу тишины, висевшую уже несколько часов, как острое лезвие тонкую ткань. Где-то высоко с веток с уханьем и криком поднялась стая птиц, а мы, не теряя ни секунды, рванули напрямик через кладбище погибших механизмов. Мы неслись по двум дугам, огибая торчащие то тут то там огромные арматурины и стараясь не свалиться в канавы, дабы не переломать себе конечности. Ступню пронзила острая боль, я все-таки обо что-то порезалась.
  - Ускоряемся, - крикнула я, когда обогнув последний железный скелет какого-то явно транспортного судна, мы рванули к зарослям.
  Спереди раздался противный визг, и на поляну навстречу нам рванул богомол, со свистом рассекая воздух острыми передними лапами.
  - Твою ж мать, - тормозя и на скорости перестраиваясь, мы рванули обратно. Змея из леса не показывалась, поэтому был шанс проскочить по кромке леса до самих ворот. Я уже почти добежала до леса, когда услышала сзади крик Веры. Оглянувшись, поняла, что девушка споткнулась об одну из торчащих железяк, и что страшнее, встать она не успевала, богомол был от нее в одном прыжке.
  - Беги, - прокричала она, и в следующую секунду, насекомое вонзило ей в ногу одну из своих острых конечностей. Поляну залило криком. Я рванула в сторону леса и пробежала пару метров до следующего крика. Медленно оглянулась: богомол вонзил второй нож - Вера теперь не могла пошевелиться, насекомое пришпилило ее к земле. Девушка что-то кричала, а оно подтянуло к ней голову и хоботок вцепился в ее шею, высасывая кровь.
  А я поняла, что все, я больше не могу бежать как загнанная крыса. На радость каким-то зрителям-уродам, на глазах которых погибла вся наша группа. Мы все здесь умрем, - эта мысль мухой долбилась в моем мозгу, когда в глубине леса раздался рев ящера и человеческий крик. Этот вопль вытащил меня из замороженного состояния, и я рванула обратно на поляну. На ходу кое-как, на чистом адреналине, отковыряв кусок торчавшей из земли железяки, я бежала к богомолу, который высасывал кровь из единственного близкого мне здесь существа. Последнего близкого существа. Слезы обиды и ярости жгли лицо, я не надеялась отбить уже почти мертвую подругу, но я не собиралась погибать загнанной жертвой.
  Насекомое слишком увлеклось обедом, поэтому не обратило на меня внимания. И я с разбегу вонзила в его ярко-желтый бок длинную железную трубу. Труба вошла в его тело наполовину, из раны полилась темно-коричневая густая жижа, богомол отцепился от уже не дышавшей Веры и завизжал на противной ноте. Мое оружие так и осталось торчать в его боку, когда он повернулся ко мне, явно намереваясь прикончить. Бежать было некуда, да я и не могла тягаться с длинноногим насекомым, даже раненым. Поэтому я просто хватала лежащие на земле камни и крупные комья земли и швыряла их ему в морду. Даже попала пару раз, что вызвало новый противный визг, и богомол прыгнул на меня, молотя перед собой лапками-ножами как смертоносная мельница.
  Героического запала на смерть с открытыми глазами у меня уже не хватило, поэтому, увидев его прыжок, я просто упала на землю, закрываясь руками и ожидая острой боли, которая ознаменует собой конец всему этому ужасу. Но вместо этого раздался какой-то выстрел, затем второй, богомол снова закричал и я почувствовала, что на меня падает какая-то слизь.
  Открыв глаза и отлипнув от земли, поняла, что передо мной обуглившаяся туша богомола, а я сама вся в его ошметках. А с другого края поляны ко мне кто-то бежит, существа в черных комбинезонах и шлемах.
  - Решили сами добить, - прошептала я самой себе и из последних сил рванула в сторону леса. Мне что-то кричали, но я бежала, не чувствуя под собой земли. Ровно до того момента, когда поняла, что мне навстречу выполз огромный мохнатый паук.
  - Аааааааа, - заорав, и, естественно, привлекая внимание паука к себе, я рванула было обратно, когда меня будто дернули за ногу, так что я с размаха воткнулась в землю лицом, благо зубы на месте остались. Это паук метнул на звук слизь, которая приклеила меня к земле. И теперь неспешно подбирался к добыче.
  Попыталась высвободиться, но ногу залепило по колено. От страха я совсем забыла о новых действующих лицах нашего шоу, поэтому вздрогнула от неожиданности, когда приближающегося паука прошило каким-то светящимся лучом. Зверь зашипел и стал отползать обратно в чащу леса. Меня обступили непонятные существа, продолжая поливать паука своими жалящими лучами.
  Когда насекомое уползло, черные комбинезоны обменялись какими-то знаками и большая часть группы ушла в лес за пауком, а со мной осталось двое. Рассмотрев их вблизи, поняла, что существа лишь издалека были похожи на моих похитителей. Смутившие меня комбинезоны и правда были черными, но на плечах и груди существ сверкали какие-то нашивки, которых на 'людях в черном' точно не было. Да и шлемы были какими-то другими. Не могла определить, что именно в них не так, но точно была уверена, что это сейчас не они. Оба моих спасителя по комплекции смахивали на мужчин, но все мое внимание сейчас было сосредоточено на хвостах. У одного он был широкий и сужающийся к концу, а у второго узкий и длинный. Хвосты нервно били своих хозяев по ногам, выдавая нетерпение, ну по крайней мере, если судить по земным кошкам или собакам, а я сидела и как завороженная на них таращилась.
  - Тракш, что с ней? - Спросил тот, что с длинным и тонким хвостом, голос был явно мужской.
  - Не знаю, Райст, скорее всего, шок, - тоже мужчина, я оказалась права. - Эй, девушка, ты в безопасности, слышишь? Посмотри на меня.
  Я послушно подняла глаза, понимая, что впадаю в какое-то странное состояние, в ушах нарастал гул, перед глазами мельтешащие хвосты превратились в скачущие черные точки и где-то здесь на поляне до сих пор сидела мертвая Вера, сознание, наконец, сжалилось и оставило меня. Заваливаясь на траву, я услышала выкрик того, кто велел мне на него посмотреть:
  - Проклятые боги, она отключается, быстро на корабль.
  И голос второго:
  - Это Первый, посадку разрешаю. Оборудуйте медотсек, у нас минимум один раненый. Территорию зачистить.
  Меня накрыла спасительная темнота.

***

  Я парила в фиолетовом коконе. Мне было спокойно и комфортно.
  - Я рада, что мне удалось сохранить тебя, девочка, - раздался откуда-то голос.
  - Я разве еще жива? - удивленно спросила я у знакомого голоса. Теперь я вспомнила, что мы разговаривали каждую ночь. Просто наутро я не помнила эти странные сны. Я рассказывала голосу о своей планете, о разных местах, где я была, о животных и растениях, которых видела, о том, как живут люди, о музыке и искусстве. Этому голосу было интересно все, он сначала жадно слушал, а потом заваливал меня ворохом уточняющих вопросов. Мой любознательный невидимый собеседник.
  - Жива, ты просто потеряла сознание. Все будет хорошо, мне нравятся эти существа, они правильного цвета.
  - А что значит правильного цвета? - заинтересовалась я.
  - Один темно-синего, как воды морей, о которых ты рассказывала, а второй - золотой, как твое солнце.
  - А я какого цвета?
  - О, ты очень красивого цвета, девочка, - рассмеялся голос, - вот такого, смотри. И сфера, в которой я парила стала небесно-голубой.
  - Оооо, как земное небо, - заулыбалась я.
  - Нам пора прощаться, девочка, я рада, что в этот раз все удалось. - Произнес голос, а мне показалось, что меня обнимают.
  - А почему я не помнила наши встречи? Мы же разговаривали каждую ночь! - задержала я своего незримого собеседника.
  - Так было нужно, тебе нельзя было терять концентрацию и отвлекаться на посторонние мысли. Я помогла, где смогла, но я не всесильна. От тебя тоже многое зависело... - не очень понятно пояснил голос.
  - Кто ты? - задала я, наконец, главный вопрос, тот, на который почему-то вечно не хватало времени до этого. Хотя, скорее всего, это голос всякий раз умело обходил эту тему.
  - Я - эта планета. Среди разумных существ, населяющих вселенную, она зовется набором букв и цифр, но я - ее разум. Я не хочу, чтобы эта жестокая игра продолжалась, я бы хотела, чтобы на моей поверхности тоже кто-то жил. Как в твоих рассказах про Землю... Расскажи им о моем желании, они тебя послушают.
  - Хорошо, расскажу, - в голове мелькнула шальная мысль, - но если тебе не нравится название из букв и цифр, как бы ты хотела зваться?
  - Имя? Ты предлагаешь мне выбрать имя? - голос казалось звенел от удивления, а сфера теперь переливалась всеми цветами радуги. Это натолкнуло меня на мысль:
  - Помнишь, я рассказывала тебе про богов? Не том боге, который един, а о древних, которые покровительствовали разным стихиям? Среди них была богиня радуги Ирида, как тебе такое имя?
  - Ирида, богиня радуги, - голос звенел радостью, - мне очень нравится. А что такое радуга?
  - Это так назвали природное явление, когда в воздухе зависает множество водяных капель и ярко светит солнце, и когда ты смотришь с определенного угла - возникает радуга - такой разноцветный мост, идущий от земли к небу. У тебя сейчас сфера так переливалась. - описывала я радугу, не забыв рассказать стишок, по которому все помнили очередность цветов.
  - Мне нравится! Мне очень нравится! Скажи им, что я - Ирида! - звенел вокруг счастливый голос, - А как тебя зовут, земная девочка?
  - Ольга, - представилась я, подумав, что как-то странно вышло. Познакомились мы в итоге в конце.
  - Твое имя тоже что-то означает?
  - Ну мне попадались какие-то варианты - светлая, солнечная, - покопавшись в памяти, перечислила я общепринятое толкование имени.
  - Тебе идет это имя, светлая девочка, очень идет. Тебе пора, иначе они будут волноваться. Прощай, и будь счастлива.
  - Прощай, Ирида, - успела сказать я, вылетая из разноцветного кокона.
  

Глава 2. Звездолет

***

  Я проснулась резко, как будто кто-то щелкнул включателем, и мне подали питание, распахнула глаза и мгновенно уселась на кровати, щурясь от яркого света, тут же заполнившего всю комнату. Растерянно оглядываясь и не узнавая окружающую обстановку, стала мысленно воссоздавать всю цепочку событий. Звучало все бредово, как в каком-нибудь низкосортном фильме: группу людей похищают с Земли какие-то разумные ящеры, ставят над ними научные эксперименты, ну а как еще обозвать вживление нам в мозг этого странного червя-симбионта, и везут на продажу. Но вместо торгов и дальнейшей жизни в роли чьих-то рабов нас снова похищают и теперь уже везут на необитаемую планету, чтобы мы там играли в казаки-разбойники с жуткими монстрами. Какой-то последний герой получается, но в космическом антураже.
  Я задумчиво почесала голову, была у меня такая привычка: при любой мыслительной деятельности превращать свою каштановую шевелюру в мочало. Но вместо привычного, длиной до лопаток, хвоста рука коснулась коротких прядок, волосы теперь едва касались плеч. Пощупав себя для верности, решила, что обе руки врать не могут, а значит и прическа у меня теперь укороченная.
  - Интересно, когда успели, - пробормотала я, решая уже выбираться из своей 'кровати'. Кроватью это правда можно было назвать с большой натяжкой, скорее это напоминало яйцевидной формы ванну с прозрачными стенками, заполненную какой-то жидкостью комфортной температуры - холодно мне не было, хоть и лежала я в этой мутной водичке совершенно голая. Ванна крепилась к одной из стен каюты, другие стены были укомплектованы отсеками с какими-то приборами, спрятанными за прозрачными перегородками.
  - Снова космический корабль, - догадалась я, узрев уже виденную ранее серебристую поверхность стен - чуть шершавый на ощупь металл без единого стыковочного шва, монолитная конструкция, как будто всю комнату отливали в специальной пресс-форме. - Хотя кто их разберет, может и лаборатория какая. Тоже мне специалист по внеземному транспорту нашлась. И почему я уже ничему не удивляюсь? Лимит удивления, видимо, иссяк... - Продолжала рассуждать я сама с собой вслух, в странной позе пытаясь выбраться со своего насеста - ванна была расположена довольно высоко над полом. Мне почти это удалось, я даже уже нащупала кончиками пальцев пол, когда напротив меня неслышно отъехала в сторону дверь, и в помещение вошли двое. Я так растерялась, увидев их, что разжала руки и, поскользнувшись, шмякнулась на пол, больно ударившись пятой точкой.
  Приплыли, - подумала я, разглядывая вошедших и даже не делая попыток встать. Сидя не так заметно, что у тебя трясутся колени, их можно прижать к груди и зафиксировать руками - руки, к слову, тоже задрожали от страха, стоило глянуть на визитеров повнимательнее. Вошедшие же не менее внимательно осматривали мелко дрожащую меня. Двое рослых мужчин были похожи на людей, поэтому я их мысленно окрестила гуманойдами, решив, что вполне могу позаимствовать терминологию из фантастики. Один, окинув меня и мою яйце-кровать быстрым взглядом, подошел к экранчику в стене и что-то начал просматривать, сам себе кивая. Высокий с темно-зеленой кожей мужчина чем-то напоминал ящера. Но не так сильно как наши первые похитители. Этот передвигался на двух ногах, руки были максимально похожи на человеческие, разве что мне бросилось в глаза, что он был трехпалым: там где у человека было расположено четыре пальца, у него было два широких, заканчивающихся длинными когтями. Он был абсолютно лыс, в районе висков выступали какие-то то ли наросты коричневого цвета, то ли череп у него был такой формы. Получался такой недоделанный ободок или даже венок. Одет он был в черный комбинезон, в котором было предусмотрено место для широкого, сужающегося к низу хвоста, который доставал ему до колен. Мужчина быстро пробежался своими когтями по экрану и, промахнув несколько страниц, удовлетворенно кивнул:
  - Физическое восстановление закончено полностью. Объект абсолютно здоров. - Голос у него оказался глухим и немного щипящим, и мне почему-то показалось, что я его уже где-то слышала.
  - А моральное состояние? Она адекватна?- голос второго был низким, судя по интонации и манере речи, этот мужчина привык отдавать команды.
  - Райст, этого мне приборы не скажут. По крайней мере, эти. Попробуем потом провести дополнительные обследования. А пока я предлагаю поинтересоваться непосредственно у этого ребенка, - и ящероподобный мужик улыбнулся мне, сверкнув рядами острых зубов. Я от вида этой 'улыбочки' вздрогнула и медленно поползла назад. Впрочем мое стратегическое отступление очень быстро преградила стена, в которую я уткнулась.
  - Тракш, дай-ка короткую сводку, - раздался тот же командирский тон, а я, наконец, изучила и второго визитера. Все так же перегораживая мне выход из каюты, меня внимательно изучал... тигр в человеческом обличье. Или пантера, или ягуар, кто его разберет. Но, то, что эта раса произошла явно не от обезьян, было понятно с первого взгляда, - нечеловеческие зеленые глаза, с тонкими ободками белка и вертикальным зрачком, мохнатые звериные уши, прижатые к голове и практически сливающиеся с темными волнистыми волосами, широкий нос, больше смахивающий на кошачий. Дополняли сходство мощные ноги, по строению и форме ступней смахивающие на звериные лапы, и длинный тонкий хвост, который сейчас бил хозяина по ногам. Выше пояса тело было вполне человекоподобное, насколько мне позволял судить облегающий широкую грудь черный комбинезон. Даже руки и те были с пятью пальцами, разве что ногти показались мне островатыми, хотя тут разберешь с перепугу, что в реальности, а что уже от страха мерещится. Для полного сходства не хватало шерсти, но насколько позволяли судить лицо и руки - никакого избыточного волосяного покрова на мужчине не наблюдалось. Обычная кожа цвета естественного загара, интересно, это он такого цвета всегда или где-то загорал, почему-то подумалось мне. Хвост снова резко ударил хозяина по ногам.
  Киса злится, - подумала я, на всякий случай сжавшись в комок. Непонятно, что мне это давало, исчезнуть я не могла физически, но и торчать тут перед ними в костюме Евы желания не было никакого.
  - Человек, что занятно - чистокровный, возраст двадцать два - двадцать семь человеческих лет, самка, то есть женщина, ну это понятно, тааак, здоровье в норме, к воспроизведению потомства готова, физические показатели средние, коренных генетических модификаций не обнаружено, но вот любопытно, вживлен симбионт, непонятно только на какое количество языков, и явно что-то было в крови, пока не могу установить, что именно. Надо еще пару часов на анализы, да и хорошо бы ее расспросить поподробнее - так пойму, что надо искать.
  - Человек? Чистокровный человек с языковым имплантом в этой дыре? - Кот был явно удивлен. Снова смерил меня изучающим взглядом, - Женщина, ты меня понимаешь?
  Мне показалось, что он перешел на какой-то другой язык. Не знаю, по каким признакам я сделала этот вывод, но что-то неуловимо изменилось в речи. Неожиданно меня осенило, что так говорили похитители, те же интонации и звуки. Странно, я понимаю смысл всего, что говорят, но при этом осознаю, что используются разные языки... Пока переваривала это открытие, кивнула. Я вообще теперь не понимала, а когда я сама говорю, я для них на каком языке говорю, интересно. На русском что ли? А откуда они знают русский? Миллион вопросов и ни одного ответа...
  - Отлично, ты помнишь, кто ты и откуда? - Снова кивнула, а он замолчал. Через полминуты молчания, мужчина снова обратился к ящеру, - Тракш, она немая что ли?
  - Нет, - пискнула я, осознав, что мне не 'да-нет' кивками отвечать надо, а выдавать что-то более развернутое. - Меня зовут Ольга Власова, человек, с Земли.
  - С Земли? - Ящер хмыкнул, снова разглядывая какие-то разноцветные трехмерные столбики, которые теперь проецировались прямо перед ним в воздухе, красный ритмично пульсировал, а синий и зеленый медленно перетекали один в другой, - Это многое объясняет...
  - Это ни черта не объясняет, - прорычал этот тигро-ягуар, сверкая своими зелеными глазищами на меня, а я как-то сразу вспомнила, что кому-то не помешало бы одеться.
  - А можно мне одежду какую-нибудь, - попросила я, обращаясь больше к ящеру, из них двоих этот острозубый вызывал почему-то большую симпатию.
  - Ох, точно, точно, надо бы тебя одеть, неожиданная находка ты наша, - ящер нажал на какие-то кнопки, и на одной из стенок замигал красный огонек. После нажатия на невидимую мне кнопку часть стены отъехала, явив нам герметично запечатанный пакет, который тут же вскрыли, достав оттуда что-то напоминающее безразмерный комбинезон мышиного цвета. Безразмезмерную тряпку тут же вручили мне и, пользуясь моей заторможенностью, подняли под мышки и запихнули в какой-то отсек, ну и на том спасибо, что не пришлось при всех одеваться. Хотя чего уже стесняться, если я тут черти сколько плавала нагишом в прозрачном яйце... Решив, что этих пришельцев мои сомнительные прелести мало волнуют, сосредоточилась на одежде. Мышиный комбинезон оказался сделан из необычного, но приятного на ощупь материала, который, стоило мне его застегнуть на такие же самосхлопывающиеся застежки, как на спальных мешках, тут же начал ужиматься в размерах, пока не сел на меня как влитой. Обувь я обнаружила на дне пакета - мне выдали мягкие сапоги, больше похожие на гольфы на твердой подошве. Натянув их на ноги, снова пронаблюдала чудеса трансформации - ужались и ткань, и подошва.
  - Вот это технологии, - я удивленно рассматривала одежду, не находя нигде ни единого шовчика. - Как они так шить умудряются?
   Тема, конечно, была интригующая и любопытная, но куда менее приоритетная чем те две, ожидающие меня в медотсеке и уже начинающие подавать признаки нетерпения.
  Ну и ладно, двум смертям не бывать, а одной не миновать, - подбодрила себя я, прикидывая, что если бы хотели убить, не стали бы морочиться с одеждой. Из маленького отсека, чье функциональное предназначение я так и не поняла, может, и правда - раздевалка какая, выползала я боком.
  Ящер окинул меня беглым взглядом и, снова чему-то покивав, вывел перед собой подобие прозрачного экрана, на котором тут же побежали непонятные значки и циферки. Мне указали на высокое кресло, неизвестно откуда возникшее в центре комнаты.
  - Присаживайся, пожалуйста, надо закончить экспресс-диагностику, чтобы я мог составить твою медицинскую карту. - Пояснил мне ящер. - Меня зовут Тракш, не бойся нас, мы не причиним тебе вреда.
  Я смотрела на кресло, но двигаться в его направлении не начинала, сразу в памяти всплыли дни на тех двух звездолетах, где каждое посещение медотсека сопровождалось инъекциями и приемом странных препаратов. От некоторых начиналась кружиться голова, от других хотелось спать, третьи, казалось, не оказывали никакого воздействия, но кто их знает, может они на глубинном уровне действовали или действуют до сих пор. Вот и сейчас я бросала взгляды на кресло и входную дверь, которую так и не потрудились закрыть. Но на пути к двери все той же угрюмой горой возвышался хищник из семейства кошачьих. И, судя по хвосту, нервно стегающему хозяина по ногам, терпение его подходило к концу.
  - Тракш, может я... - начал он и двинулся в мою сторону, а я при всем понимании, что бежать мне некуда: я неизвестно где, скорее всего на каком-то звездном корабле, а куда отсюда можно сбежать - разве что в открытый космос, - все равно попыталась рвануть обратно в отсек-раздевалку. Очень зря, потому как реакция у тигра оказалась отменной, я успела лишь развернуться спиной, как оказалась вздернутой в воздух. Держали меня правда бережно, а я от неожиданности вцепилась в его пальцы, обхватившие мою талию.
  - Можно уже отпускать, - усмехнулся мужчина, усадив меня в кресло, которое тут же зафиксировало меня полосками ремешков.
  - Что вам от меня надо? - От кресла ко мне потянулись какие-то провода, и я поняла, что начинаю паниковать, неужели опять все по новой. Самый юркий из проводов ухитрился впиться мне сзади в шею, от страха я забилась в кресле, чуть не плача, - Не надо, пожалуйста, я больше не хочу.
  - Шшшшш, - у кресла нарисовался обеспокоенный ящер, - не бойся Олга, нам просто надо закончить обычные формальности. Тебя никто не обидит, ты в безопасности. Я Тракш, космобиолог и по совместительству бортовой медик, это Райст - капитан этого звездолета.
  Меня гладили по голове как ребенка, и я потихоньку поборола панику, перестав дергаться и давая всем проводкам подсоединиться, эти живые пиявки присосались еще к нескольким местам в шее, руках и к обоим вискам. На экране, который до этого разглядывал медик, цифры и буквы тут же побежали в ускоренном темпе. Ящер с интересом склонился над ними.
  - Ольга, нам нужно понять, что с вами произошло, - отвлек меня от виртуального экрана тигр-капитан. - расскажи все с самого начала.
  И я рассказала. Сама удивилась, как спокойно и отстраненно звучал мой рассказ. Как будто не я сама была его частью, а просто пересказывала прочитанную недавно историю. Меня попросили поподробнее описать похитителей, но выяснилось, что более-менее точное описание внешности я могу дать только первым ящерам, вторые похитители так и остались в памяти безликими людьми в черном, или, что уж ближе к действительности, нелюдьми.
  Так прошло несколько следующих часов: я сидела в кресле, тигр вел допрос, я подробно отвечала, а ящер, тем временем, считывал какие-то медицинские показания, поступающие ему на экран. Капитан переспрашивал, уточнял, путал и сбивал с толку, я вскоре уже сама стала сомневаться, а не привиделось ли мне все описанное в страшном сне. Но говорящий тигрочеловек напротив служил прямым доказательством тому, что не привиделось. О чем я ему и сообщила, когда мне надоело в сотый раз подряд перечислять состав нашей группы и описывать паек на космическом корабле. Его почему-то крайне заинтересовал цвет той бурды, которую мы ели.
  - Да послушайте Вы, как Вас там, Райст, да неужели мне хватит воображения все это придумать? Одно похищение, потом второе, да еще смерть всех, понимаете Вы, всех, кто был со мной на той планете. Вера ведь не выжила? - Последние слова я уже выдавала на какой-то истеричной ноте.
  - Вера - это та женщина, на которую напал квиртосг? - Уточнил капитан.
  - Кто напал? - Я, хоть убей, не помнила, как назывались эти твари. Мужчина что-то нажал на стене и передо мной возник экран, на котором показывали богомола. Я смотрела, как желтое огромное насекомое стрижет воздух перед собой острыми мечами, это не руки-ножницы, это самые настоящие лапы-мельницы. В памяти всплыли крики Веры, вот я оборачиваюсь и вижу, как он вонзает в нее одну конечность, затем вторую, и крик, этот крик, затапливает поляну как вышедшая из берегов река. Перед глазами мелькнули обеспокоенные лица - ящер, явно очень злой, что-то кричащий второму мужчине, похожему на большого кота, чьи зеленые глаза с тревогой смотрели на меня. По-моему, я успела ему улыбнуться и что-то пробормотать, до того как свалилась в обморок.
  

***

  - Ольга, на обед приедет Вадька, поставь еще приборы на стол, - кричит из комнаты мама, видимо, брательник, недавно перебравшийся в общежитие, накушался самостоятельной жизни под завязку и решил, что на десерт можно побаловать себя домашней едой. Ну еще бы, я такой сборной солянки ни в одном ресторане не пробовала, сама сколько раз пыталась повторить, но вроде все беру в тех же пропорциях, а выходит совсем другой вкус... Воровато оглянувшись, сунула ложку в кастрюлю с супом.
  - А Олежка снова кусочничает, - сдал меня вошедший на кухню отец, за что получил полный укора взгляд. Говорить я не могла, поглощала мамин шедевр. Впрочем, папа к таким взглядам уже имел стойкий иммунитет, поэтому легонько шлепнув меня газетой по голове, уселся перед телевизором. - Так, так, что у нас тут. О, 'Своя игра' началась. Сделаем погромче.
  - Космобиология за тысячу. Желтое насекомое исполинских размеров, хищник, высасывает из жертвы кровь, предварительно убив острыми передними конечностями...- И картинка жуткого богомола во весь экран телевизора.
  - Квиртосг, - выкрикнула я и проснулась. Первые пару секунд искала глазами кухню с привычным оранжевым гарнитуром - мама любила яркие цвета, а папа предпочитал не спорить с ней по таким мелочам как цвет мебели. Но вокруг блестел серебром неизвестный космический металл...
  В этот раз очнулась не в ванной, а лежа на какой-то кушетке. Правда все в том же медотсеке. Ящер, как я окрестила местного медика, отвлекся от своих записей и подошел ко мне.
  - Верно, квиртосг, похоже он теперь твой личный кошмар, - мужчина посветил мне маленьким фонариком в глаза, постучал молоточком по коленке, чем вызвал нервное хихиканье, и удовлетворенно заключил, - Теперь точно восстановление полное. Идея тебя усыпить оказалась крайне удачной. Я почти закончил все исследования и практически готов сказать, что именно с вами делали. Осталось только уточнить пару деталей. Смотри, я буду задавать вопросы, ты отвечай и старайся не волноваться, мы сейчас на тебя наденем вот этот браслет, чтобы я смог увидеть, если у тебя резко начнет снижаться давление. Не стоит тебе так часто в обмороки падать, не уверен, что это хорошо для людей. Честно говоря, точно сказать не могу - слишком мало наблюдений, ну да ладно, об этом потом поговорим. Готова к дальнейшим вопросам?
  Я кивнула, вокруг запястья обернули ремешок телесного цвета, который тут же нагрелся до моей температуры и стал практически неощутим. Я даже потрогала его пару раз, чтобы убедиться, что он мне не привиделся.
  - Расскажи-ка поподробнее про ваше самочувствие за все время похищения. Что ели, как спали, когда выходили на эту арену, как себя вели. Начни с себя.
  - Ну вроде никто ни на что не жаловался, не помню, чтобы у меня или у кого-то из группы что-либо болело. Кормили, конечно, откровенной бурдой, но мы быстро поняли, что силы она восстанавливает отлично, поэтому как те мыши - плакали, но ели кактус.
  - Какой кактус вы ели? Ты не говорила про мышей, - прервал мою тираду Тракш, а я подумала, что с мышами я перестаралась, теперь пришлось объяснять, что я имела в виду. Дальше старалась излагать все четко и по делу, не используя земного жаргона без необходимости - так моих мышей назвал ящер после объяснений.
  Спустя еще где-то час, когда я уже сама стала догадываться, что без инопланетного вмешательства обычные люди столько бы не продержались даже на чистом адреналине и инстинкте выживания, медик подтвердил мои догадки.
  - Так, ну все сложилось. - Он ввел какие-то данные в свой компьютер, и спустя секунду на экране возникло окошко с надписями и столбиками цифр. Написанное я кстати в отличие от речи не понимала. Мужчина нахмурился и произнес себе в запястье, где я заметила тоже небольшой браслет. - Райст, срочно подойди ко мне. Готовы результаты по Олге.
  Ого, а в браслете и рация встроена, интересно, а что там еще есть, - успела подумать я и даже прикинуть пару возможных вариантов типа навигатора или компаса, до того как дверь отъехала в сторону, и в помещение вошел капитан. Мужчина кивнул нам обоим и уселся рядом со мной, отчего кушетка тут же показалась крохотной. Интересно, это сколько в этом кошаке роста? Метра два - не меньше. Я со своими метром семидесятью не привыкла ощущать себя крохой, а тут - то звери гигантские, то мужчины все как на подбор, будто из баскетбольной команды. Ящер тоже был заметно выше меня. Кормят их тут наверное чем-нибудь, космические стимуляторы роста, не иначе.
  - Тракш, я тебя слушаю, - капитан выглядел занятым.
  - Смотри, как и ранее, никаких генных стимуляторов долгосрочного действия не обнаружено, из постоянных имплантов только языковой симбионт неустановленного спектра действия, и инъекции лагатиума. Срок действия - недели три, максимум месяц.
  - Лагатиума???!!! Вот оно как, чем больше мы узнаем, тем меньше мне все это нравится. - Нахмурился тигр.
  - А что такое этот лагатиум? - Решила уточнить я как самое заинтересованное лицо.
  - Препарат, приводящий все возможности организма в состояние максимальной активности и разгоняющий их до максимально возможных пределов. - Видимо, особого понимания на моем лице не отразилось, поэтому пояснил совсем 'на пальцах'. - Вот можешь ты пробежать сто метров самое быстрое за пятнадцать секунд, к примеру. В обычном своем состоянии ты на это угробишь все силы, да и получится у тебя это раз из десяти. А под лагатиумом ты каждый раз будешь бежать за это время. Лучше не выйдет, но зато стабильно свой максимальный результат выжимать будешь, причем без видимых затрат энергии. И так во всем: скорость реакции, прыжки в длину и высоту, плавание...
  - Задержка дыхания, - вспомнила я свое чудесное спасение, а ведь и правда, я до этого никогда так долго под водой не сидела, а тут вылезла, отплевалась, отдышалась и поскакала дальше, и никакого звона в ушах, черных точек перед глазами и обмороков. - Это получается какой-то режим берсерка, да? Но без сверхсилы.
  Капитан кивнул:
  - Да, можно и так сказать. Есть и со сверхсилой, разумеется, но у них всех побочка. У этого побочка минимальная - такая долгая максимальная активность потом может перетечь в нестабильный эмоциональный фон, но тоже в пределах нормы. Потому препарат и так ценится, и так засекречен... - последние слова он уже почти прорычал.
  - А как же нам тогда его вкололи?
  - Вот и мне это очень интересно, - мужчина смотрел куда-то в себя невидящим взглядом, - Это военные разработки. И что они делали у ваших 'людей в черном' надо выяснить.
  - Райст, ты думаешь...
  - Тракш, я много чего думаю, но пока одни догадки и гипотезы, - перебил медика капитан, видимо эти самые гипотезы были не для моих ушей. Ну и хорошо, меньше знаешь, как известно, крепче спишь и дольше живешь. Как мне подсказывает интуиция, это правило действует и в космосе.
  - А я получается одна выжила? - Нарушила я затянувшееся молчание.
  - Нет, есть еще мужчина, - огорошил меня Тракш.
  - Как? Кто? Почему вы молчали? - Я от изумления даже о своей робости перед капитаном забыла и принялась трясти его за руку.
  - Он еще не очнулся, - отцепил меня от себя тигр, - Плюс мы решили, что тебе сразу видеть его не стоит, неизвестно, как отреагируешь. Как видишь, мы оказались правы, - на меня выразительно посмотрели.
  - А почему не очнулся? - Удивилась я, вроде как я уже не один раз успела очнуться.
  - Его мы обнаружили в куда худшем состоянии, чем тебя, - пояснил Тракш, одновременно делая мне какой-то укол неизвестно откуда взявшимся шприцем-пистолетом, - Не бойся, это успокоительное. Тебе нельзя сильно нервничать под лагатиумом. Еще неизвестно, как отразится... Меня и так сильно смущает, что ты так спокойно реагируешь на все происходящее...
  - Что с ним? - Не отставала с расспросами я. Шею немного покалывало в месте укола, но препарат подействовал как убойная доза валерьянки. Немедленно бежать на поиски последнего выжившего из своей группы я больше не собиралась, никуда же он не денется с космического корабля.
  - Попался гаштерсе, - ага, название ящера я вспомнила сразу, - сейчас идет частичная регенерация организма, руку мы уже отрастили обратно, а вот на ногу еще нужно около суток.
  - Ого, вы можете отращивать органы? - У меня наверное глаза были как у того богомола, в пол-лица.
  Тракш развеселился, снова сверкнув на меня отсрозубой улыбкой:
  - Не все, Олга, разумеется, не все. Поэтому береги голову, все остальное я, так и быть, восстановлю.
  - А сердце? - Отметила, что Тракш немного коверкал мое имя, тогда как капитан всегда произносил его правильно.
  - А что у тебя с сердцем? - Удивился капитан.
  - Ничего, - смутилась я, потому как на мою грудь тут же уставились оба мужчины, - Я так, на будущее...
  - Хммм, точно, именно о нем я и хотел с тобой поговорить. - Зеленые кошачьи глаза снова не мигая смотрели на меня. - Тракш, я заберу Ольгу? Ты закончил?
  - Да, я все. Можешь забирать, - ящер видимо перехватил мой затравленный взгляд, - Да не пугайся ты так, Олга, все самое страшное уже позади.
  И если до этих слов у меня было ощущение, что снова грядут неприятности, то теперь интуиция уже орала дурниной, что это будут неприятности с большой буквы. Но деваться некуда, и я уныло поплелась вслед за капитаном, навстречу этому самому будущему.
  

***

  До каюты капитана мы дошли за пару минут. Медотсек располагался в центре довольно просторного коридора все с теми же стальными стенами. Интересно, а можно спросить, что это за металл, или это уже выйдет за рамки правила 'объем знания обратно пропорционален продолжительности жизни'. Свернув направо, дошли до перегородки, которая открылась, стоило Райсту нажать на одну из кнопок боковой панели управления.
  Мы сделали еще пару поворотов, когда, наконец, остановились перед типовой серебристой дверью. Разве что на боковой панели рядом с ней кнопок проецировалось побольше. Межкоридорные двери, как я называла их про себя, были оборудованы кнопками 'открыть' - голубой прямоугольник мерцал на панели, 'закрыть', красный кружок справа от нее, и непонятным желтым треугольником слева. Функционал кнопок я сочинила сама, наблюдая, что именно нажимал капитан, стоило нам дойти до новой перегородки. Интересно, а почему они все закрыты, неужели удобно, каждый раз все открывать, закрывать...
  Додумывала я уже в каюте Райста. Мужчина тут же уселся за стол, который занимал львиную долю комнаты, кивнув мне на кресло напротив. Ну что ж, присядем, разговор, видимо, предстоит долгий. Пока мой собеседник что-то бегло просматривал на нескольких полупрозрачных мониторах, которые выдвинулись из стола, стоило ему занять свое кресло, я разглядывала его каюту. Честно говоря, не знаю, на что должна быть похожа каюта капитана звездолета, но помещение, в котором мы сейчас находились, больше смахивало на рабочий кабинет в стиле микса хай-тека и минимализма. Или даже аскетизма, поправила сама себя, поняв, что кроме голых стен и огромного стола с креслами, в комнате ничего нет. Ощущение, что ты в бункере - ни окон, ни дверей... Входная не в счет, она при закрытии сливалась со стеной, так что не отличишь. Хотя погодите, похоже, все просто убрано в стены, догадалась я, заметив на стенах странный узор из линий. Если представить, что отсюда что-то появляется, то тут может быть комод, или столик, а может полка. Я так увлеклась угадайкой, что забыла о цели визита. Из раздумий меня вывел спокойный голос капитана:
  - Насмотрелась?
  - Да, извините, - смутилась я, - просто никогда раньше не была в настоящей капитанской каюте.
  - Ну и как тебе? - Усмехнулся мужчина, его видимо забавляло мое любопытство, а я только сейчас обратила внимание, что у него клыки. Мамочки, ну настоящий тигр. Вот бы еще на хвост посмотреть.
  - Не знаю, по мне - мебели маловато, но я же не капитан и это не моя каюта, Вам виднее.
  - Верно, мне виднее. Итак, перейдем к насущным проблемам. - Мужчина снова был максимально серьезен, а я поймала себя на мысли, что сижу на самом краешке кресла как нашкодивший ученик в кабинете директора. Сходство усугублялось и тем, что капитан сразу при общении перешел на ты, а я решила, что лучше пока продолжу использовать максимально уважительное обращение. Черт разберет их правила и традиции, вдруг еще обижу его ненароком. - Давай я в двух словах обрисую ситуацию. Как ты уже поняла, мы находимся в космосе, точные координаты тебе ничего не скажут, могу только сказать, что это Галактика Дикура, не уверен, что у вас она называется так же. Но это очень далеко от Земли, сама помнишь, сколько вы летели. Минимум два пространственных прыжка, а скорее всего больше, везли вас нелегально, значит порталы использовались самые отдаленные...
  Прыжки, порталы, галактика Дикура - я пока не понимала ровным счетом ничего, кроме того, что до дома добираться явно придется долго.
  - Мммм, ну ничего, сюда же прилетели, я без проблем подожду, - бодро отрапортовала я.
  - Чего подождешь? - Уставился на меня капитан. Так, что-то у нас диалог не вяжется уже с самого начала.
  - Ну ничего страшного, что до Земли долго лететь. Я подожду, сколько надо. Уверяю Вас, проблем не доставлю. Буду сидеть тихо, как мышка. Хотите в медотсеке, хотите в каюте, как решите - так и будет. - Постаралась донести до капитана свою полную готовность сотрудничать.
  - Хммммм, - до мужчины вроде дошел смысл моих слов, - Видишь ли, Ольга, я сильно не уверен, что тебе, да и второму выжившему, разрешат вернуться на Землю... Я бы даже сказал, что почти на сто процентов уверен в обратном. Вероятнее всего, путь домой вам заказан.
  - То есть как - не разрешат вернуться? - Я растерянно смотрела на сидящего напротив Райста и не понимала, что он имеет в виду. - У меня же там семья - родители, брат. А тут, ну вы же нас спасли, разве нет? Или вы тоже, как они... - красноречие меня окончательно покинуло, но капитан как-то умудрился из моей мешанины слов собрать ясную картину.
  - Нет же, - раздраженно рыкнул он, - Мы не как они, и да, мы вас спасли. Но мы - военный разведывательный корабль, мы не можем решать вашу судьбу. Пойми, Ольга, - мужчина встал с кресла и стал ходить по комнате кругами, - Земля - закрытая планета. Нет, мы, конечно, имеем определенные контакты с вашим видом, но пока для всех вас, мы - засекреченная информация. Вы к нашему присутствию совершенно не готовы. Вы для нас - также закрытая территория. Это соглашение между представителями Земли и Межгалактическим советом действует уже много веков, но, как ты понимаешь, всегда есть нарушители, - землян похищают время от времени, поэтому в Межгалактическом союзе можно встретить землян или их потомков, но это большая редкость. Как можно догадаться, дефицит чего-либо делает обладание им крайне престижным и желанным для многих. В последние десять - пятнадцать лет все чаще на запрещенных торгах в отдаленных галактиках стали появляться чистокровные земляне, поэтому вашу планету взяли под наблюдение. Пару последних лет было относительное затишье, и тут мы находим чистокровных землян на забытой богами планете в компании четырех опаснейших хищников галактики, которые, к слову, в естественных условиях никогда не селятся рядом друг с другом.
  - То есть и их туда привезли? - Рассказ о Земле, чьи представители вообще-то уже пару веков как в курсе о пришельцах, и межгалактических договорах встряхнул меня, заставив временно переключиться с вопроса возвращения домой.
  - Да, и их, и вас. Мы обнаружили на планете множество камер и недалеко от базы, где держали вас, какое-то техническое помещение. Что там было, выяснить не удалось, ваши похитители успели сбежать до нашего приземления, прихватив все ценное оборудование и уничтожив все остальное.
  - Мы решили, что нас снимали в каком-то реалити-шоу, ну у нас такие популярны на Земле. С одними людьми что-то происходит под прицелом множества камер: выживают на острове, например, или строят отношения, или худеют на спор, кто больше, а другие за ними наблюдают в прайм-тайм. Чем популярнее шоу, тем дороже реклама. - Поделилась я нашими догадками.
  - То есть одни люди смотрят, как живут другие? - Удивленно переспросил капитан.
  - Ну да.
  - А в чем интерес? У них же своя жизнь есть, зачем им чужая?
  Я лишь пожала плечами, сама никогда не понимала этого увлечения подобными шоу.
  - Ну тут реалити посуровее, у нас же почти все погибли. Тотализатор, наверняка был, - продолжила рассуждать я. Мужчина на меня изумленно уставился. - У нас много фильмов было с похожими сюжетами, этакие игры на выживание. Одни играют, другие ставки делают. Организаторы деньги делают на всем - и на ставках, и на просмотре: реклама та же или вообще подписка платная. Делаешь отдельный сайт с трансляцией, и вход платный - каждый выход на арену смотришь за деньги. Ну я бы как-то так сделала. - Закончила я, суммировав все кинофильмы, которые посмотрела на эту тематику.
  - Хмммм, вот значит как, - перед ним тут же спроецировалось изображение какого-то мужчины в той же черной форме, - Кирто, я тебе на комм сбросил кое-какую информацию, проверь по всем каналам, не афишируя. - И уже обращаясь ко мне, - Версия дельная, будем прорабатывать. Если окажется, что так оно и есть, удастся напасть на след.
  Капитан сосредоточено что-то строчил на сенсорной клавиатуре, которая мерцала голубым светом на поверхности стола.
  - А почему Вы думаете, что нас не отпустят домой? - Решила напомнить я о себе.
  - Вы слишком много знаете. - Припечатал Райст, не отрываясь от своих многочисленных экранов, сейчас он двигал табличку из одного экрана в другой, дотрагиваясь кончиками пальцев. Просто оживший фильм какой-то, а не реальность, я даже головой потрясла, отгоняя неуместный восторг и любопытство. Сейчас не время.
  - Но мы же никому не скажем... - начала было я.
  - Ну методы допросов, насколько нам известно, у вас на Земле весьма развиты, так что я не был бы так уверен. Плюс есть огромная вероятность, что вас по прилету прибьют свои же.
  Я с трудом переваривала услышанное. Но, как бы мне ни было противно, капитан был прав. Как там любят рассуждать наши политики? Из двух зол выбираем меньшее, ну или можно еще приплести сюда целесообразность принесения в жертву двух отдельных граждан ради сохранения глобального спокойствия. К гадалке не ходи - принесут, даже рассуждать не станут о гуманности и ценности отдельно взятой человеческой жизни. Может, где-то она и ценится, но не на весах политики, это точно.
  - Но у вас же продвинутые технологии, - не сдавалась я, - вы же можете нам как-то стереть память? Заблокируйте последние воспоминания или как там это делается?
  - Ольга, ты понимаешь, чего ты просишь? - Мужчина уставился на меня, наконец, оторвавшись от своего мегакомпьютера, - Хотя наверняка не понимаешь. Пойми, можно было бы попытаться, будь это события двух или трех дней. Вы же пробыли в чужой среде больше месяца по вашему календарю. Пережили дикий стресс, который половину воспоминаний уже перенес в пласты глубокой памяти, увязав с сильнейшими эмоциями. Если мы начнем в это вмешиваться, у нас куда больше шансов сжечь вам мозги, нежели закрыть отдельные участки памяти. Да и не забывай о языковом симбионте? Его невозможно достать, потому как в Межгалактическом союзе это никому и не требуется. Как ты объяснишь наличие в своей голове образца внеземных технологий? У вас еще эти науки не догадались скрестить, а ты теперь носитель уникального для своей планеты устройства. Да твоя голова становится на вес золота. Правда только она одна, можно и отдельно от тела...
  Я угрюмо молчала, сцепив руки в кулаки. В голове вился вихрь вопросов, доминировали два: абсолютно бесполезный по сути 'как это вообще со мной случилось' - уже случилось, вселенскую справедливость искать поздно, второй более разумный и насущный - 'что же с нами теперь будет', ладно, звучал он куда более эгоистично - 'что со мной теперь будет'.
  - Но конкретных указаний я пока не получил, - решил успокоить и подбодрить меня капитан, - просто хотел поговорить с тобой заранее, чтобы не питала ложных надежд. Лучше уже сейчас начинай привыкать к мысли, что домой не попадешь.
  - А с родителями можно связаться? Они же наверняка считают, что я пропала без вести или умерла...
  - На это я бы тоже не рассчитывал. Если совет решит не возвращать вас на Землю, это означает, что и вашим представителям о вашем присутствии в космосе сообщено не будет.
  - То есть нас уничтожат? - Сдавленно прохрипела я, от страха голос куда-то делся, вместо него остался то ли всхлип, то ли всхрип.
  - Нет, конечно, мы же не варвары! - Райст встал из-за стола и подошел к стене. Точно, как я и думала: из нее выдвинулось подобие полки, из которой он достал стакан с водой. Посуду любезно протянули мне, вода как вода, чистая, прозрачная, приятно холодящая горло. - Не бойся, вас куда-нибудь пристроят. Я же говорил, в космосе встречаются люди и их потомки, так что не в первый раз - наверняка, у совета есть несколько вариантов решения подобных неприятностей.
  'Подобная неприятность' угрюмо разглядывала стакан, пить больше не хотелось, ставить на стол я побаивалась, вдруг поврежу как-то этот компьютер, да и руки заняты чем-то, это в романах барышни от избытка чувств мяли подол или фартук, а мне что мять? Комбинезон облегал тело как вторая кожа, поэтому можно было разве что щупать себе коленки, ну или схватить одного излишне бодро-уверенного капитана за хвост и помять ему как следует эту конечность. А то все у него просто - 'не бойся, Ольга, мы тебя пристроим'. Интуиция упорно твердила, что ни один из готовых вариантов их премудрого совета меня не устроит, а на нее, как я поняла за последнее время, я могла полагаться с абсолютной уверенностью. Впрочем, больше мне особо не на что было полагаться.
  Из этих невеселых раздумий меня вывел голос Райста, прозвучавший неожиданно у самого уха. Я чуть от испуга стакан об пол не треснула, но этот...тигр зеленоглазый успел его перехватить в полете и, поставив на стол, буквально волоком потащил меня куда-то.
  - Так, у меня много работы, поэтому идем обратно к Тракшу, потом тебя куда-нибудь определим. Одна никуда не суйся, из каюты не выходи, поняла?
  Капитан стремительно двигался по коридору, сворачивая в нужных местах. На скорость его передвижения не влияло и то, что он прицепом тащил меня, крепко ухватив за локоть. Видимо, чтобы не сбежала по дороге. Хотя куда мне бежать-то? 'В открытый космос' - ехидно посоветовал внутренний голос, - 'падешь смертью храбрых, о тебе будут слагать легенды, нет не о тебе, берем выше, о гордом народе с Земли'.
  Отставить, - приказала я самой себе,- я, конечно, гордая, но не глупая. Помирать из принципа, выбравшись с той проклятой планеты, это вообще верх идиотизма. Скорее легенда тогда будет о неслыханной тупости земного народа. В общем, еще повоюем, решила я и уже заметно бодрее рванула за капитаном, стараясь успевать за его размашистым шагом.

***

  Следующие несколько дней я провела в компании Тракша, тот продолжал меня обследовать, развлекая попутно рассказами о Межгалактическом союзе, частью которого мне вроде как предстояло стать. Бортовой медик тоже был уверен, что домой нас не отпустят, о чем и сообщил мне, как только за капитаном закрылась дверь.
  - Олга, ну не переживай ты постоянно на эту тему, снова мне все показатели сбила своим эмоциональным фоном. Я, может, благодаря тебе светилой медицины стану - первое полноценное обследование хомо сапиенса, вы же редкие как... - ворчал ящер, поправляя тонкий металлический обруч, который был надет на мою голову.
  - Как единороги, - подхватила мысль я, - или как инопланетяне, но это сравнение уместно только для Земли. Кстати, Тракш, все хотела спросить, как работает этот языковой симбионт? Он вживляет мне сразу кучу знаний в голову? Этакий мощный компьютер?
  - Нет, Олга, - усмехнулся мужчина, обруч наконец-то был надет ровно, и на экране тут же заплясала серебристая кривая, отсчитывая неровный ритм, чем-то похожий на кардиограмму, - языковой симбионт, мммм, как бы попроще объяснить, ну скорее он как искусственный разум с одной-единственной активной функцией - он слышит слово на языке, который в него вживлен, ищет в твоем словарном запасе наиболее подходящий аналог и, пожалуйста, ты понимаешь, о чем говорит собеседник.
  - А как же вы тогда меня понимаете? Я же вроде на русском говорю. - Продолжила я допрос.
  - Это тебе кажется, что на русском. С нами ты говоришь на межгалактическом, искусственном по сути языке. Все симбионты помимо активной функции поиска максимального соответствия в твоей родной речи, несут в себе и пассивную функцию - по умолчанию вся твоя речь после его установки звучит на межгалактическом. Некий усредненный шифр, который воспринимают другие симбионты. У нас они вживляются практически сразу после рождения. Чтобы физически произносить слова на разных языках потребуются тренировки, но в принципе тоже не очень сложный навык.
  - Ого, это получается, вам вообще языки учить не надо? Вот здорово! А у нас столько времени на это уходит, я вот английский со второго класса учила...
  - Хахаха, нет, конечно, - рассмеялся Тракш, сверкнув острозубой улыбкой, - симбионт даст тебе возможность только говорить, читать на другом языке ты не сможешь. Поэтому языки все равно надо изучать, алфавит, написание букв, знаков, как только ты можешь прочесть строку - симбионт уже различит, что именно ты читаешь.
  - Аааа, понятно, - протянула я, поудобнее располагаясь в кресле, сидеть в нем, облепленной датчиками, мне предстояло часа два, - а я-то думала, раз и в дамках...
  - Интересное выражение, объяснишь мне потом, мой симбионт находит какие-то очень странные аналоги, - прокомментировал ящер, усаживаясь на свое рабочее место, - ну что ж, приступим, сегодня, ты смотришь фильм про большую космическую войну, как обычно, постарайся все вопросы задавать после, мне нужна чистая картина для объективного анализа...
  Так проходили мои дни на корабле: поселили меня в смежной с медотсеком каютой, оснащенной санузлом и кроватью. Вместо шкафа была открывающаяся в стене ниша, куда можно было убрать мой мышиный комбинезон. Мне правда выдали еще пару комплектов белья и расческу, что меня несказанно обрадовало. Санузел представлял собой узкую комнатку, рассчитанную явно на одного, оснащенную панелью управления. Нажимаешь зеленый квадратик, из стены выдвигается некое подобие унитаза, жмешь голубой кружочек - со всех сторон идет подача антисептического воздуха, или может какого другого газа, который прекрасно отчищал любые загрязнения, но мне безумно хотелось постоять под обычным душем. Чтобы вода смывала с тебя все накопленное за день, унося куда-то в глубины канализации. Про ванну с пеной и солью я вообще молчу, о такой роскоши старалась и не вспоминать.
  Свет в каюте регулировался автоматически, с утра включался, вечером гас, и не почитать ничего - ворчал занудный внутренний голос, но читать было нечего, да и буквы я еще только начала изучать, да и, как выяснилось, исследования Тракша потребляли немало энергии, поэтому засыпала я быстро. Кормили на корабле два раза в день, утром и вечером, я кушала вместе с медиком в его лаборатории. Как я поняла, обычно все едят в столовой, но мое присутствие на корабле старались свести к максимальному подобию отсутствия. То есть кроме каюты и медотсека я пока больше нигде и не была. Ну не считая каюты капитаны.
  Все дни я проводила у Тракша, который с завтрака до ужина занимался исследованиями меня, параллельно обучая местному алфавиту. Точнее, обучала меня какая-то программа в компьютере, за которую он усаживал меня в первой половине дня, аргументируя это тем, что согласно проведенным обследованиям это время для меня наиболее продуктивное. Я послушно гоняла буквы, потом слоги, потом слова и предложения. Лично мне казалось, что продвигаюсь я в деле изучения межгалактического вполне бодро. После этих уроков начинался сеанс разных исторических фильмов, благодаря им я понемногу узнавала, что творится в космосе, а врач составлял мой пси-профиль. Поскольку симбионт подобрал явно очень абстрактный аналог этому термину, попросила объяснить мне, что это за профиль такой, а главное, зачем его надо составлять.
  - Ну смотри, почти у каждого индивида в космосе свой набор характеристик - тут и физические данные, и ментальные, и психо-эмоциональные, в общем, все мы хоть чуточку, но друг от друга отличаемся. Правда есть такие расы, которые не осознают себя как личность, а скорее мыслят о себе в контексте всего сообщества, ну да ладно, это скорее исключение, поэтому пока не засоряй мозги. - Ящер вывел на экран изображение гуманойда непонятной расы, рядом были разноцветные прямоугольники диаграммы, каждый брусочек которой отвечал за свою характеристику. - Вот возьмем к примеру меня, я - кшурт, - на экране проявилось изображение мужчины, похожего на Тракша. Мужчина был одет в майку и простые брюки и крутился вокруг своей оси, так что мне удалось рассмотреть его хвост, который был покрыт кожей такого же цвета и фактуры, как выступающий на манер ободка нарост на голове.
  Диаграмка тут же поменяла свои очертания.
  - Первый показатель - физические данные, тут, надо отметить, мы несколько превосходим большинство других рас. Разве что с гарешами и дирго нам сложно тягаться.
  - С кем? - Эти расы мне еще в фильмах не попадались, хотя о парочке других я уже успела узнать, особенно мне понравились врранты - амфибии с бирюзовой кожей и ушными жабрами. У женщин были такие роскошные темно-синие волосы, что не хватало только хвостов, и тогда я готова бы была поклясться, что русалки в нашем фольклоре - это никто иные как неизвестно как забредшие к нам врранты.
  - Гареши и дирго. Райст, наш капитан, как раз гареш, а дирго - потом покажу, долго объяснять. - Врач ткнул в следующий брусок. - Это ментальные способности, как видишь, сильно ниже среднего. Затем интеллект - здесь более чем хорошо, и психо-эмоциональные - зеленая зона, практически на грани с синей.
  - Погоди, - перебила я, - а в чем разница между ментальными способностями и интеллектом? - Окончательно запуталась я в терминологии.
  - Ну как же, ментальные способности - это телекинез, телепатия, эмпатия, импатия, ну там в зависимости от уровня развития навыков и врожденных границ. Моя раса к этому генетически не приспособлена, кстати, это еще легко увидеть по эмоциональной зоне - чем ближе к синему сектору, тем меньше шансов на хорошо развитый ментал. И, соответственно, наоборот, чем ближе к красному - тем сильнее будут способности, вплоть до телекинеза и полного подчинения.
  - И такое бывает? - Я смотрела на крутящуюся фигурку на экране, размышляя, насколько ниже среднего по галактике будут мои показатели.
  - Бывает, но запрещено всеми известными законами. Свобода воли - один из основных пунктов в Межгалактической конституции. Так вот, в зависимости от соотношений этих показателей, система создает твой профиль с рекомендациями по наилучшему применению. Она постоянно обновляется и самообучается, поэтому в целом, рекомендации практически всегда безошибочны.
  - То есть все-таки прецеденты бывали? - Не удержалась от вопроса я.
  - Бывали, но единичные, да и это еще большой вопрос, можно ли считать подобный результат ошибкой. В общем, не думаю, что на этом стоит зацикливаться, нам в первую очередь надо получить окончательное решение от совета. Тогда будет понятно, можно ли вносить твои данные в межгалактическую базу данных и создавать профиль или же мы сворачиваем исследования и везем вас обратно на Землю...
   ***
  С момента разговора с капитаном прошло пять дней. Вторым выжившим на планете оказался Леша, его до сих пор держали в специальном изолированном отсеке, как я поняла в подобных отсеках можно регенерировать практически все органы. Вот и парень, плавая в какой-то мутной жиже, отращивал себе ногу и руку. Я даже представить не смогла, из какой передряги его вытащили. Точнее попыталась, потом резко позеленела, и весь мой завтрак попросился наружу.
  Тракш потом еще полдня уговаривал меня поесть, но я от вида еды лишь бледнела, а ящер вносил в свои записи о землянах коррективы, вероятно, добавляя информацию о чувствительной нервной системе и слабом пищеварительном тракте.
   Спустя еще пару дней вестей от совета все не было, зато очнулся Леша. Тракш первое время меня к нему не допускал, занимая разными фильмами и обучающими программами. Потом объяснил мне, как пользоваться электронной библиотекой, и убежал наблюдать за пациентом, а я проводила время, изучая местную литературу.
  Начать я решила со сказок, они правда у врача были всего лишь в одном экземпляре - с неизвестной мне планеты Мивау из галактики Молотон, прочтя пару сюжетов с удивлением обнаружила схожие моменты - вечное противостояние добра и зла, какие-то подвиги, чудеса ради внимания прекрасной дамы. Мне правда показалось, что этим мивуанцам за благосклонность местных женщин подвигов приходилось совершать не в пример больше, чем нашим Иванам-царевичам. Один только бравый охотник Тириато, герой первой части сказаний, и чудищ поубивал штук пять не меньше, и чудеса ей разве что в решете не таскал, тут были перечислены почему-то преимущественно продукты всякие, голодают они там что ли, и танец победителя лесных духов на десерт сбацал - и все ради того, чтобы прекрасная дева Ваиркаса отдала ему одну из своих косичек. Судя по картинкам, это у них основная женская прическа - россыпь тонких как змейки косичек.
  Я как раз перешла к самому интересному - в следующем эпосе предстояло узнать, что же он будет делать с этой косой, как дверь в каюту открылась и вошли Тракш с Лешей.
  - Лешка, живой! - Я с визгом и писком бросилась на шею парню. Сама от себя не ожидала, что буду настолько счастлива видеть его живым.
  Парень смущенно заулыбался, обнимая меня.
  - Живой живой, до сих пор не верится. А еще и целый. Ты в курсе, в каком состоянии они меня нашли?
  Я видимо снова поменяла цвет лица на бледно-зеленый, потому как врач тут же вручил мне стакан с какой-то бледно-розовой жижей и скомандовал пить.
  - Вижу, что в курсе. Тракш мне сообщил, что мы только одни выжили. - Леша перестал улыбаться, принимая серьезный вид и ероша русые волосы, изрядно отросшие в этой чудо-капсуле. Ему теперь можно было легко плести косы. - Димка попался этой анаконде, там уже было без вариантов, поэтому я рванул наугад и, конечно же, нарвался на ящера, который есть меня начал с конечностей. Что, как в итоге оказалось, спасло мне жизнь...
  - А мы нарвались на квиртосга, ну богомола того помнишь. - Парень кивнул, - мы почти дошли до ворот, когда он вынырнул нам наперерез и погнал обратно. Вера споткнулась, а я поздно заметила...
  - Олга, брось, я уже говорил тебе, что ты бы ничего не сумела сделать, погибли бы обе. Яд квиртосга действует очень быстро, мы бы не успели спасти, мы появились спустя несколько минут. Ты уже его атаковала, как мне помнится... - Тракш снова копался в своем компьютере, попутно нахлобучивая на Лешу обруч. Видимо, теперь его черед смотреть занимательные космофильмы.
  - Ты его атаковала? - Парень уставился на меня как на умалишенную.
  - Ну а что мне делать-то было? Я подумала, что совсем одна осталась. И мне уже по-любому не выжить... Решила умереть достойно... - как-то в стенах медотсека это звучало неуверенно и по-детски, поэтому концовка вышла тихой, больше похожей на бормотание. Врач, тем не менее, все прекрасно расслышал.
  - Ага, мы с Райстом так и подумали. Хорошо, что он среагировал быстро и успел его нейтрализовать до того, как ты пала смертью храбрых. Только вместо заслуженных оваций и бурных благодарностей Олга рванула от нас, прямо в объятия тирррша. Еле выловили эту беглянку, - ящер улыбался, Леша тоже, я краснела.
  - Нет, ну а что мне было делать? Я смотрю, на меня бегут те же люди, тьфу ты инопланетяне в черных комбинезонах, которые нас туда и засунули. Естественно, я решила, что они хотят меня добить лично.
  - Ольга, а ты не подумала, что это нелогично, бежать к тебе, если можно тебя убить так же, как и квиртосга - с расстояния. - Голос капитана за спиной стал полной неожиданностью, я с перепугу отскочила в другой конец медотсека. Я уже почти придумала, что ответить этому зеленоглазному умнику на тему логики и даже открыла рот, когда Райст продолжил. - Пришло решение по вам от совета. Как я и думал, вы остаетесь в союзе. Представителям Земли о вас никакой информации сообщено не будет. Детальные инструкции пришлют позже.
  С этими словами он вышел, оставив за собой гнетущую тишину. Леша сидел в кресле, и лишь серебристая линия - индикатор работы обруча, скачущая на экране как припадочная выдавала его сильнейшее потрясение. Тракш задумчиво уставился на стол, барабаня по нему когтями. А я напоминала рыбу, выброшенную на берег, мне показалось, что из комнаты откачали весь кислород, и дышать больше нечем... Почему-то думалось о том, что хорошо бы стать вррантом и уплыть в глубокое глубокое море.

***

  - Райст, сколько я тебя просил быть с ними помягче? Ты понимаешь, что за препарат им вкололи. У них и так сейчас фон нестабилен, плюс прекращение действия лагатиума. Да у землян срыв может быть нервный, вплоть до помутнения рассудка!
  - Тракш, завязывай с нравоучениями. - Мужчина устало потер глаза, последние пару суток он почти не отходил от экрана. Письма и сообщения от совета и командования сыпались ежеминутно, требуя немедленного ответа. - Я понимаю, что погорячился. Но скажи я это мягче или многословнее, лучше бы им от этого не стало.
  - Знаю, - согласился его старый друг. - Мне просто безумно жаль их. Пережить такие передряги, и в итоге никакого дома не светит.
  - Ты их усыпил? - Райст нажал пару кнопок и на экране появились изображения кают землян. Свет уже погас, но камера была настроена на любые условия, поэтому мужчины без проблем различили маленькую скрюченную фигурку на кровати. Ольга лежала, свернувшись в клубок, и рыдала, содрогаясь всем телом. Мужчина на соседнем экране в отличие от девушки казалось не реагировал совсем, но он лежал спиной к камере, поэтому точно оценить его состояние было невозможно. - Тракш, какого бешеного космоящера ты творишь, почему не усыпил, не вколол ничего успокоительного?
  - Райст, кто из нас медик - ты или я? - Ящер с грустью и жалостью разглядывал экран. - Им надо это пережить. Пропустить через себя и отпустить. Дай ей выплакаться. Она это или выдержит или нет. Другого не дано, я достаточно успел изучить людей. И прием лекарств и снотворного тут ничего не изменят, лишь отсрочат неизбежное. Поэтому пусть сегодня плачет, ей надо погоревать. Это их единственный шанс жить дальше. Жить, а не существовать под вечным действием препаратов. Ты же читал сводки про неудачные эксперименты адаптации?
  Райст хмуро кивнул, разумеется, все он читал и не по разу. Примерно треть всех похищенных землян так и не смогла адаптироваться. Им кололи успокоительное, меняя схемы и дозировки, перевозили с планеты на планету, думая, что смена климата или окружающего пейзажа окажут благоприятное влияние, но финал был примерно один: люди медленно угасали в одной из закрытых лечебниц союза. Поэтому и сейчас совет не дал сразу никаких инструкций, предоставляя Тракшу и Райсту немного времени для определения перспектив по каждому из землян. Может, еще и не придется никого никуда пристраивать, лишний раз суетиться, придумывать и создавать им профили во всеобщей базе, тщательно сводя концы с концами и выверяя все до последнего знака, чтобы вездесущие журналисты не догадались о том, что снова на Землю прорвались пираты. Иначе поднимется волна медийного шума, галасеть запестрит заголовками 'На что Совет тратит кредиты всего союза?', 'Зачем мы повысили расходы на вооружение разведчиков, если они снова проморгали пиратов?' И все в таком духе, а сейчас жизненно необходимо выбить у Совета дополнительные средства на вооружение дальней границы Союза. Капитан готов был поклясться своим хвостом, что пираты давно обустроили там портал, отыскав и зафиксировав стихийную точку перемещений. Слишком уж часто они уходили от погони в этом секторе, даже его стремительный крейсер 'Тень' - космическое судно третьего класса - самый быстрый из существующих - никак не могли их догнать и перехватить. Что уж говорить о неповоротливых звездолетах второго и первого класса. У тех просто не было шансов...
  Эх, как некстати эти земляне, совсем некстати. Но несмотря на все, вариант с уничтожением ненужных свидетелей очередного провала разведки, предложенный одним из членов команды на закрытом совещании после высадки на ту злополучную планету, он отмел сразу. Да, он знал, что половина космоса придерживается правила 'цель оправдывает средства', но гареши - раса воинов, а не убийц. Он не убьет этих людей, он взял за них ответственность, как только они ступили на его корабль. И сделает все от него зависящее, чтобы помочь им. Помогать всем разумным существам, кому требуется помощь, обещал Райст-Иро-Нэ Ривау, произнося клятву офицера военной разведки Межгалактического союза семь лет назад, покидая стены Верховной военной академии.
  - Когда Совет пришлет инструкции? - Бортовой медик вывел Райста из задумчивости.
  - Через пару дней, как только ты дашь свое заключение по ним.
  - Что ж, тогда подождем. - Кшурт задумчиво тер роговую пластину у виска, ерошить волосы, как капитан, он не мог - все мужские особи его расы были лишены волосяного покрова, - Я уверен, они справятся. Они очень сильные, раз выжили на той планете, они должны справиться. Поэтому советую тебе поспать, как только земляне справятся с эмоциями, нам предстоит много работы. Очень много работы...
  

***

  
  Мне было себя жаль. Дико, всепоглощающе, исступленно жаль. Все эти дни на корабле я продолжала глупо верить в то, что слова капитана и врача - не более чем пустые звуки, и нас обязательно вернут домой. Гнала от себя любые мысли о том, что этим мужчинам незачем мне врать, и опыта в межгалактических переговорах у них явно поболе моего. Нет, я хотела зарыться головой в песок как страус, только вместо песка с размаху влетела в бетонный пол. О который розовыми осколками рассыпалась вся моя напускная бравада в духе 'ну ничего, это мы переживем, какие-то несколько недель и ты дома', 'потерпи еще немного этих странных и временами страшных инопланетян, потом наверняка тебе сделают укол и ты все забудешь как страшный сон, и больше не будет никакой арены с жуткими кровожадными тварями, и безликих людей в черном, вколовших тебе неизвестно что'. С такими мыслями я засыпала и просыпалась, с ними же шла на обследования к медику, стараясь быть послушной и хорошей девочкой, ведь разве таким не полагается награда?
  - Отпустите меня домоооой, - выла я после разговора с капитаном, превратив до этого белоснежную подушку в мокрый мятый кусок странного на ощупь материала. Видимо для обильных рыданий космические подушки не предназначались. - Я хочу к мамееееее, к папееееее, к братуууууууу.
  Я ревела несколько часов, сначала надрывно, воя, как раненый зверь, пугаясь собственных глухих стонов, потом тихо скуля, как брошеный щенок, потом просто подвывая и дрожа всем телом, когда слезы закончились. Оплакивала свою жизнь, не успевшую сложиться карьеру и семью, родителей, которые так и не узнают, что случилось с их дочерью, кляня судьбу или злой рок, который меня отправил в это путешествие с этой идиотской экскурсией. Проклинала инопланетян, этих ящеров, которые утащили нас незнамо куда, пару раз откровенно жалела, что не погибла еще на планете, а потом разозлилась. На всех - на богомола, убившего мою единственную за последнее время подругу, на людей в черном, бросивших нас на съедение чудовищам, и на капитана, произнесшего свое 'вы остаетесь в союзе' так буднично, как будто время сообщил или рассказал о погоде. А больше всего я разозлилась на себя, за те мысли о смерти, о том, что было бы легче сгинуть еще на арене, а не страдать сейчас по своей непонятной судьбе.
  - Ну уж нет, дорогуша, - от рыданий голос стал сиплым как у курильщика со стажем, услышь меня сейчас кто-то из родни - не узнали бы в этом сиплом злом рычании вечную хохотушку Ольку, - Обойдетесь, вы все обойдетесь! Я на арене выжила и сейчас выживу. Всем назло. И не надейтесь. Черт, звучит как цитата из какого-то анекдота, ну и ладно...
  Со злостью пришли решимость и спокойствие. Тут же навалилась усталость, и последнюю мысль про анекдот додумать я так и не успела, проваливаясь в глухой сон без сновидений.
  Сколько я проспала, было неясно, можно было только догадаться, что сейчас на звездолете день - в комнате горел свет, который включался и гас по расписанию, позволяя экипажу быстро ориентироваться в местном времени. Открыв глаза, осмотрела каюту - ничего нового: все тот же светящийся по периметру потолок, сбоку стол и какая-то выдвигающаяся из стены табуретка, чуть дальше виден дверной проем местной ванной комнаты. А нет, новое все-таки появилось: на столе стоял стакан с зеленой густой смесью. Решив, что травить меня вряд ли логично именно сейчас, залпом выпила предложенный напиток. Жидкость оказалась на удивление приятной, по консистенции похожа на томатный сок, а по вкусу на смесь фруктов и овощей. Допив, вернула стакан на стол и потопала в ванную, где с огромным удовольствием разделась и залезла под освежающие струи местного газо-душа. Воздушные струи приятно обдували тело, очищая и, как пояснил мне медик, попутно дезинфицируя, волосы каштановым облаком кружились вокруг головы. Снова буду напоминать криво постриженный куст, взгрустнула я, прикидывая, что бы приспособить в качестве резинки. Но ничего похожего на заколки или ленточки в каюте, разумеется, не было, поэтому пришлось обойтись просто расческой. Что случилось с прической, я в итоге выяснила, - оказалось, она пострадала от желчи паука. Часть ядовитой жижи попала на волосы, которые тут же отвалились. Еще раз глянув на свои несимметричные пряди, решила, что надо будет поговорить с врачом - наверняка что-то можно придумать, на худой конец, постричь меня однородно, уж если не получится отрастить до ровной длины.
  Одеваться в тот же комбинезон, в котором я до этого спала, было уже не так приятно, но выбора у меня не было, поэтому первым делом я отправилась к Тракшу, решив начать обустраивать свой быт с просьбы выдать второй комплект одежды и пару резинок или веревочек, благо идти было всего два шага.
  Ящер обнаружился в своем медотсеке листающим какие-то новости на одном из многочисленных экранов. Моему появлению он не удивился, скорее это я удивилась, заметив на столе поднос с уже ставшим мне привычным завтраком - теплая жидкость, похожая по вкусу на какао с пряностями, и светло-серая каша, чем-то смахивающая на овсянку. Тракш кивнул мне на поднос:
  - Сначала поешь, все разговоры потом.
  Ну поешь, так поешь. Тем более я действительно зверски проголодалась. Интересно, это сколько времени я провела в каюте, если так хочется есть...
  - Ты не выходила из каюты трое космических суток, из них львиную долю времени - спала, - опередил мои вопросы медик, - Мы уже начали беспокоиться, что из сна ты не выйдешь.
  Я удивленно застыла со стаканом какао в руке.
  - То есть как, трое суток спала? Семьдесят два часа? Ну ладно, сколько-то из них ...размышляла, но все равно как-то долго...
  - Сколько? - Удивился ящер, - А, ты же измеряешь все по Земным метрикам. Так, с этого пожалуй и начнем, все равно переучиваться. Запомни, Олга, в космосе совершенно иначе измеряется время. На каждой планете длительность суток своя, с Землей схожи единицы, в районе активного заселения Союза ни одной, только в самых отдаленных находится парочка. Кстати, пригодится для твоего профиля. - Ящер что-то быстро начал вносить в файлик, на экране перед ним крутилось трехмерное изображение меня. Разглядеть себя любимую и свои показатели мне не дали, продолжив введение в местные реалии.
  - Для унификации общения в космосе введены усредненные сутки - тридцать шесть часов по-вашему. Они так и называются, среднегалактические. Время по ним исчисляется с момента выхода из атмосферы планеты. К времени каждой конкретной планеты надо привыкать, впрочем, для этого существует множество препаратов, так что проблем обычно не возникает.
  Я, наконец, домучила свой завтрак и вернулась к вычислительной деятельности:
  - То есть я проспала часов девяносто? - Верилось в это с большим трудом...
  - Да, около того. - Тракш скинул поднос в отсек внутри стены и усадил меня в кресло, привычно облепив датчиками с ног до головы. - Не удивляйся, реакция на стресс у всех индивидуальная. Некоторые расы при сильном потрясении могут в летаргический сон впадать на срок от нескольких месяцев до десятков лет, а ты всего-то проспала трое суток. Плюс это могли быть последствия лагатиума, у тебя как раз начинается период выведения его из организма. Поэтому старайся ничему особенно не удивляться и не паниковать. Понимаю, что это сложно, но приложи усилия. А теперь попробуем пройти несколько тестов, надо же доделать тебе пси-профиль. Так, время сейчас для тебя самое активное, начнем с задачек...
  Следующие несколько часов мне было ни до чего, я даже про сменную одежду забыла, за которой собственно и пришла. Я считала примеры разной сложности, искала закономерности, решала логические задачки, выбирала цвета, фигурки, картинки. Вычисляла схожие, лишние, следующие в ряду, и так снова и снова. Какие-то задачки были элементарными, где-то пришлось серьезно поломать голову, была парочка, где я вообще не поняла, что от меня требуется, поэтому ответы давала наугад.
  В тесте на интеллект было все и сразу: математика, геометрия, логическое мышление, реакция, память, - мне могли дать задачку на подсчет количества использования определенного слова в тексте, а спустя час или полтора - задать вопрос, связанный со смыслом того самого текста. Ритм прохождения испытания тоже был неоднородным: на какие-то примеры давалось чуть ли не по сорок минут, а ответ на следующий вопрос ты должен был дать за пять секунд. Мозг работал на пределе, не расслабляясь ни на минуту. Я не припоминаю, чтобы когда-то проводила в состоянии повышенной концентрации столько времени. Даже не сразу сообразила, что Тракш уже выключил программу, и напротив меня теперь крутится мое же изображение.
  - Любопытно, - прокомментировал ящер, выводя на экран мои показатели. - Ну физическое состояние ниже среднего по союзу, как и ожидалось. А вот умственные способности вполне на уровне. - Я удивленно рассматривала свой профиль и космобиолога, радовавшегося моим успехам, как будто я его племянница или какая другая нежданно свалившаяся на голову родня.
  - Так, психоэмоциональный фон откорректируем позже, как и ментальные способности. - Я смотрела на разноцветные прямоугольники, отвечающие за эти сектора. Психо-эмоциональный был значительно выше среднего уровня и окрашен в светло-оранжевый цвет, ментальный же пока никак не идентифицировался.
  - Ментальный потребует дополнительных исследований, - пояснил ящер, - оборудование у меня есть, так что завтра можно будет начать.
  Я даже умудрилась не забыть напомнить Тракшу о сменной одежде и, вернувшись в каюту, обнаружила в стенном отсеке два герметичных пакета с типовыми безразмерными комбинезонами.
  - Ну уже что-то, - удовлетворенно хмыкнула я, распаковывая добычу и направляясь снова в ванный отсек. Заменители заколок ящер подобрал мне непосредственно в медотсеке из своих запасов всяких разностей - было у него три пластиковых бокса, заваленных разносортным хламом, львиной доле которого он сам не мог найти применение. Зато теперь я была гордой обладательницей двух черных кожаных шнурков, которые тут же пустила в дело, заплетя волосы в косы.
  Укладываясь на кровать, была в полной уверенности, что отоспалась на месяц вперед и теперь просто проваляюсь с открытыми глазами, рассматривая серебристый потолок, который даже ночью излучал небольшое свечение, и строя планы на свое темное и непонятное пока что будущее. Но то ли я еще не до конца переварила свой стресс, а может это и правда последствия того загадочного препарата, но уснула я буквально минут через пять. Только и успела, что дать себе торжественную клятву, что больше я ни на кого не надеюсь кроме самой себя. И никому не позволю за себя принимать решения, как мне дальше жить. Отныне я сама хозяйка своей судьбы.

***

  - Что? Да вы издеваетесь? - Мои вопли разносились на добрую половину корабля, эхом улетая в коридоры. После того, как капитан объявил о решении совета оставить нас в Союзе, все внутренние перегородки были подняты, и теперь коридоры напоминали лабиринты длинных туннелей с множеством дверей и люков по стенам. Тигр устало посмотрел на нас с Лешей, стоявших посреди комнаты, и нажатием на кнопку закрыл дверь своей каюты, лишив остальных членов команды радости просмотра новой серии полюбившейся всем за последние дни космооперы 'Капитан и землянка. Противостояние'. - Я протестую!
  Последние выкрики я дополнила грозным стучанием ногами по полу.
  - Забытые боги, я так за годы учебы не уставал, как за последние недели... - капитан глухо выругался на каком-то наречии, которого мой языковой имплант не знал, - За какие грехи мне послали такое наказание? Тракш, объясни этой истеричке, что это самый разумный вариант!
  - Райст, ты прекрасно знаешь, что это действие лагатиума, у нее опять гормональный всплеск, это пройдет... - медик с олимпийским спокойствием наблюдал за разворачивающимся скандалом, попутно сверяясь с портативным экраном, на который постоянно поступали данные с моего браслета. Хотя скандал - это обычно, когда ругаются двое. Тут ругалась одна я. И да, ящер был абсолютно прав, не по своей воле. И да, я так себя вела последние пару недель... Разумеется, мне абсолютно не понравилось услышанное, но я ни разу в жизни ни на кого не повышала голос, а уж про истеричное стучание ногами и говорить нечего. Но лагатиум сделал свое недоброе дело, и в итоге картина маслом - землянка-истеричка снова повышает голос на капитана.
  Первый раз я вспыхнула факелом, когда капитан пришел проведать нас в медотсек спустя пару дней после того, как мы переварили 'радостные' вести от совета. Леша проходил тест на интеллект, а я пыталась пробиться сквозь странные задания по определению ментальных способностей: в момент его появления я должна была представить и удерживать в мыслях картинку, как красный шарик плавно превращается в зеленый кубик. Мне хватило лишь одного небрежно брошенного мужчиной 'обвыкаетесь?', как в следующую секунду мой шарик с треском лопнул, а я кричала на капитана, обвиняя его во всех грехах. Особенно почему-то напирая на свою несложившуюся личную жизнь. О том, что она и до похищения не особо складывалась, я как-то в пылу эмоций позабыла.
  - Обвыкаемся? Свыкаемся! Да к чему этот маскарад? Дубиной по голове и на необитаемую планету, всего делов. К чему тратить свое драгоценное время? Земля все равно ничего не узнает.
  Самое страшное, что при всех этих эмоциональных всплесках мозг у меня не отключался ни на минуту, но контролировать речь и поведение я почему-то не могла. Про таких говорят, что тут Остапа понесло. Так вот моего Остапо понесло и унесло, не иначе как лавиной. Это как сидеть в театре и смотреть спектакль с самим собой в главной роли. Вроде и ты - главный герой, но при этом никак не можешь повлиять на события. Сюрреализм полнейший. Поделать я ничего не могла, поэтому оставалось только смириться. Я выкрикивала по сути несправедливые обвинения, а сама в душе тряслась как заяц перед огромным хищником. Внутренний голос истерично приказывал заткнуться и уползти в свою каюту, а лучше вырвать язык и торжественно вручить капитану, а то он скоро сам его оторвет, судя по сузившимся глазам, мужчина не привык, чтобы на него повышали голос. Эту мысль не стоило развивать, так как она лишь распалила мой настрой.
  - Что - притворяетесь? - Боже, это я сейчас зачем его в грудь пальцем тыкаю? У меня руки лишние что ли? - Хорошенького из себя строите? Хотя нет! Копов должно быть два, - с шальной ухмылкой протянула я, - Точно, классика жанра! Хороший и плохой! Так, Тракш у нас хороший, а вы, по-любому, плохой, так что не притворяйтесь. Не ве-рю.
  По слогам произнесла я, похлопав капитана по груди. Как по стене похлопала, железный он что ли или каменный... Додумать свою новую идиотскую мысль я не успела, меня отвлекло рычание надо мной:
  - Трррррааааакш, уберррри ее, а то я за себя не рррручаюссссссь.
  Я глянула наверх, так как капитану я не доставала и до плеча, и поняла, что все твари с той планеты ерунда по сравнению со злым мужчиной, который сейчас сверкал на меня своими звериными глазами. В его облике почти не осталось человеческого, мохнатые уши плотно прижаты к голове, глаза горят хищным огнем, ноздри раздуваются, а клыки - черт, я совсем забыла, что у него и клыки есть... Ой, мамочка мне конец. Почему Тракш не заклеил мне рот, наверняка они изобрели какой-нибудь прочный клей. Такой супер-клей. Космоклей. Я не хочу умирать, я правда не хочу умирать. Сердце колотилось как бешеное, отдавая набатом в ушах, его тяжелый стук сменился звоном, или это пищало какое-то медицинское оборудование, непонятно, перед глазами вовсю плясали черные точки.
  - Райст, у нее падает давление, лови ее, - под крики ящера я провалилась в спасительную темноту.
  Потом Тракш объяснил нам с Алексеем, что вывод лагатиума из организма в ряде случаев может сопровождаться подобными эмоциональными взрывами. Предугадать следующий всплеск невозможно, гасить его успокаивающими препаратами он не рискнет - слишком засекречены были его разработки, никто не знает, как он может себя повести, вступив в реакцию с другими веществами, да и наша реакция на подобное лечение непредсказуема. Поэтому этот период надо просто пережить. Причем в моем случае это и правда вопрос жизни и смерти, потому что оппонента для конфликтов я себе нашла самого неудачного... Леша переносил вывод лагатиума довольно стойко, только иногда впадал в какое-то полузабытье, отключаясь от разговора и погружаясь в себя. Максимально такие отключки длились минут десять, в остальном же никаких серьезных изменений у него не наблюдалось, в то время как у меня гормональный фон... фонил во всю...
  - И я еще на девушку свою обижался... - задумчиво произнес Леша, периодически косясь на меня, снова облепленную всевозможными датчиками.
  - Не понял, поясни. - Уточнил педантичный медик.
  - Ну у нас на Земле, многие девушки очень вспыльчивы ну... в определенные дни, - замялся парень, подбирая слова. На последнем вообще запнулся, наткнувшись на мой убийственный взгляд. Судя по его бледному виду, он мне на диво удался, где-то на далекой планете сейчас от зависти удавился василиск, ну или его инопланетное подобие.
  - Вот значит как... - ящер задумался на мгновение и что-то быстро застрочил на сенсорной клавиатуре. Экраны замигали и спустя пару секунд вывели перед медиком какие-то итоги расчетов.- Ну это многое объясняет. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что женщины вашей планеты очень эмоциональны, причем это заложено в вас на природном, генетическом уровне. Эта излишняя эмоциональность и послужила катализатором для побочного эффекта лагатиума. То, что у половины других рас вызвало бы лишь легкое раздражение, для вас равносильно смертельной обиде. Можно считать, что у Олги как раз описанный тобою период, но многократно усиленный. Очень, очень интересно... Алексей, ты можешь вернуться к задачкам, насколько я помню, у тебя на удивление универсальный мозг - может одинаково активно работать в любое время суток, а ты Олга, ложись уже и не смотри на меня, как дичь на охотника, не съест тебя капитан, я ему уже скинул свои наблюдения. Он понимает, что ты не собиралась так себя вести... Просто, на всякий случай, постарайся не попадаться ему на глаза. Проклятые миры, ну что ты теперь плачешь? Кого тебе жалко? Капитана??!! Мда, готов поставить свой хвост, нам предстоят веселые дни, пока из тебя не выйдет весь лагатиум...
  Тракш оказался провидцем, чувства вины у меня хватило дня на три, потом я снова разоралась как психованная, на сей раз в коридоре при свидетелях. Нас наконец-то перестали прятать от остальной команды, о чем вероятно тут же пожалели. В этот раз мы с Райстом пересеклись совершенно случайно в коридоре: Тракш послал меня к местному технику, тот должен был передать какую-то спецнасадку для ментальных тестов, но познакомиться с новым членом команды не вышло, поскольку на моем пути неожиданно возник капитан собственной персоной. Капитан что-то читал с бука, так мой имплант перевел название портативных гибких экранов, которые носили с собой все члены команды, а я так же внимательно уткнулась в план корабля, который мне продиктовал Тракш, а я по старинке набросала на бумаге. Ну точнее бумаги как таковой тут не было, поэтому я воспользовалась тем же буком, который можно было использовать и как блокнот. Универсальная штука, вдобавок еще и гнется как листик, можно сложить и убрать в карман, и при этом порвать экран почти невозможно, Леша потом помнится несколько дней только об этом материале и читал, тогда как мне хватило мысли, что это очень удобная штука, технические подробности, которыми он периодически пытался со мной делиться, никакого отклика во мне не вызывали. Тут куда ни плюнь, сплошь - внеземные технологии и полет космической мысли, буком больше, буком меньше - для меня значения не имело.
  Столкновение стало неожиданностью для нас обоих, и я честно постаралась взять себя в руки и мышкой проскочить мимо этого мужчины, который стал главным катализатором моих эмоциональных всплесков, тем более что в конце коридора появились несколько членов экипажа, с любопытством на меня поглядывающие. Вот сейчас подойду и у них спрошу, где найти отсек механика. Или техника. Или хоть какой-нибудь уже, только от тигра подальше.
  - Ольга, а куда это ты направляешься? - И вот зачем он это делает, спрашивается...
  - К технику. - Уфф, справилась, молодец, не орем, не психуем, прогресс налицо, а теперь быстрее бежать отсюда.
  - Кто разрешил?
  - Тракш сам отправил. За каким-то прибором. - Последние слова я уже прошипела, протискиваясь мимо капитана по стеночке.
  - Ты уверена, что ты его правильно поняла? - Мужчина перегородил мне дорогу, отсекая пути к бегству. Гормоны радостно взвыли и бросились в атаку.
  - Нет, не уверена. Я вообще-то в рубку иду или как там она у вас называется, будем новый курс прокладывать. К далеким звездам. И приключениям.
  - Снова начинается? - Если бы гареши могли убивать взглядом, сейчас бы явно уже шел черед парочки контрольных в голову.
  - Начинается? Продолжается! Да что Вы ко мне привязались! Шла себе спокойно, никого не трогала, нет, не туда идешь, не то делаешь. Вам заняться нечем, кроме как за мной следить? Вы не военный, Вы явно шпион! Знаете такие по кустам прячутся? Хотя откуда тут кусты! Тут даже кустов нет!
  Капитан впрочем не дал мне выговориться, и на втором круге о шпионах и военных Союза, которые не многим их лучше, схватив меня в охапку, унесся в медотсек, предусмотрительно заткнув мне рот своей большой ладонью. Лагатиум во мне взывал к мести, поэтому на пути к медику капитана я старательно искусала. О лицах наблюдавших за этой сценой лучше не вспоминать, а что уж они обо мне подумали... В руки Тракшу меня передавали как щенка, взяв за шкирку комбинезона.
  - Тракш, сделай что-нибудь, но в таком виде, чтобы она по кораблю не передвигалась. А если она еще на кого-нибудь бросится и покусает?
  - Я вам что, собака бешеная? Бросаться и кусать? - Огрызалась я, пока медик снова цеплял ко мне капельницу с редкой настойкой на травах, только она давала хоть какой-то видимый эффект и успокаивала меня на время, а точнее усыпляла, - Это я от обиды Вас покусала, нечего мне рот затыкать, так что ничего личного, капитан. Я просто выражала свою гражданскую позицию...
  Последние слова я уже отчаянно прозевала, заползая под одеяло и переставая бороться с накатывающей сонливостью.
  - Тракш, я с ней рехнусь... Сделай что-нибудь... А вдруг она корабль подорвет?
  - Райст, ты тоже лагатиум колешь? Что за ерунду ты несешь? Кто взорвет корабль? Олга? Не пори горячку, это просто временное явление. Уверен, неделя - другая, и все пройдет.
  - Точно! Это временное явление... - пробормотала я, - К тому же я не знаю, где у вас тротил... или чем там взрывают космические корабли...
  Засыпала я под рычание капитана и смех медика...
  Последняя неделя выдалась спокойной, капитан мне на глаза не попадался, я так поняла, он отслеживал мое местонахождение по встроенному в браслет маяку, и старался строить свои маршруты максимально удаленно от меня. Что было не так и сложно сделать, перемещалась я всего по четырем точкам на корабле - моя каюта, медотсек, небольшая комната отдыха для персонала, которую нам с Лешей показал Тракш, чтобы мы могли хоть немного разнообразить свой досуг и не сидеть все свободное время по своим каютам, и отсек местного техника, до которого я все-таки в итоге дошла и даже умудрилась подружиться с молчаливым огромным мужчиной из расы дирго.
  Дирго отличались поистине исполинскими размерами, если я до этого капитана и Тракша считала внушительными существами, то стоило мне познакомиться с Кивирарту, так звали главного инженера этого звездолета, как мне пришлось снова пересмотреть все свои представления о расах. Роста в нем было за два метра, а внешне он больше напоминал носорога: массивное тело венчалось не менее массивной головой с характерным рогоподобным наростом в районе носа, волосяного покрова у дирго не было, зато кожа была почти пуленепробиваема, если верить справочнику, который я затем внимательно прочитала. Несмотря на свои размеры, а может и как раз благодаря им, дирго отличались спокойствием и невозмутимостью. По цветовой шкале эмоциональных характеристик они шли в голубой зоне, недалеко от кшуртов. Но несмотря на хладнокровие удавов их нельзя было назвать равнодушными. Дирго очень серьезно относились к семье и роду, а их союзы считались одними из самых крепких в пределах Межгалактического союза. С Кивирарту общий язык мы нашли практически сразу. Непонятно, кто из нас был больше удивлен увиденным: я, общаясь с огромным разумным носорогом, или он, первый раз увидев землянку, так не похожую на все остальные расы. В итоге я при каждом удобном случае сбегала к нему в отсек, где без устали травила байки про Землю и наши обычаи, а он лишь посмеивался и иногда рассказывал мне о своем мире Диртасаре, где у него осталась семья. И куда он потом обязательно вернется, когда сможет найти себе достойную замену. Капитана дирго уважал и, как мне показалось, как-то по-отечески опекал, может потому и медлил с возвращением на свою планету. С молчаливым техником было очень спокойно и уютно, поэтому я все свободное время проводила в его компании.
  По словам Тракша, лагатиума в наших организмах остались крохи, мне проверять это на практике не хотелось, но если судить по Алексею, который стал впадать в прострацию гораздо реже, чем раньше, препарат и правда практически вышел. С этой положительной новостью подоспели и новые инструкции от совета, на сей раз куда более четкие и детальные.
  Леше предложили место в какой-то удаленной от центра Союза галактике. Как мы поняли, туда уже направляли таких вот 'попаданцев' из закрытых миров. Судя по описанию, выходило что-то на подобие наших секретных НИИ, именуемых в народе 'почтовыми ящиками', которые по всем документам занимались какой-нибудь незначительной ерундой, а на деле активно разрабатывали что-то для оборонки. Это было не так уж удивительно, поскольку результаты его тестов впечатляли: парень не сильно отставал по интеллектуальным способностям от тех же кшуртов, к которым принадлежал наш медик и которые, как мы поняли, считались одними из самых способных рас в Союзе.
  А вот мое потенциальное будущее совсем не радовало. Если не сказать больше - оно откровенно ужасало.
  - Я не согласна! Что за каменный век? И вы после этого называете себя развитой цивилизацией? - Продолжала бушевать я, не обращая внимания на слова медика. - То есть ваш наимудрейший совет думал, думал и надумал выдать меня замуж? Да что за глупости?
  - Да в чем глупость, Олга? Вполне разумное решение, они старались учесть особенности вашего вида, - опередил капитана медик, - Да, тесты показали неплохое развитие интеллекта, но до уровня Алексея ты не дотягиваешь, про физические возможности можно не упоминать, эмоционально ты в оранжевой зоне, что отметает почти треть планет Союза, тебе будет крайне тяжело с ними ужиться, ну да, есть зачатки ментальных способностей, но они именно что на уровне эмбриона, если сравнивать с развитием человека. Что мы еще можем с тобой сделать? Пойми, это оптимальный вариант, ты подберешь себе мужа, у нас очень хорошая база, есть из кого выбрать, он будет о тебе заботиться, защищать...
  - Ага, уедешь в глушь и нарожаешь ему детей. Отличный план, ничего не скажешь. - Я сверлила злым взглядом тигра, который пока никак не прокомментировал это странное решение совета.
  - Ольга, что ты от нас хочешь? Мы - военный корабль, мы не можем возить на борту штатского. Да, на корабле есть женщины, но все они военные офицеры, поэтому их нахождение здесь оправданно, тогда как твое - нет. Да, решение совета вероятно кажется тебе спорным, но поверь, так будет для тебя лучше.
  - А Вы уверены? Вы уверены, что будет лучше? - Мой запал иссяк и я устало опустилась на стул, с которого до этого вскочила, стоило им завести разговор о браке. - Да чем это лучше рабства, ради которого нас похитили с Земли? Почему в вашем столь развитом обществе могут обращаться со мной как с куклой? Я - не вещь, капитан, я - человек, живое существо, которое не хочет, чтобы за него решали.
  - Ольга, что ты предлагаешь? Я не вижу альтернатив... Мы не можем оставить тебя на корабле.
  - Когда им надо дать ответ? - Разговор утомил меня, хотелось уползти в каюту и спрятаться там ото всех, забиться под одеяло и завыть волком, снова кляня свою судьбу, тех проклятых ящеров, и так далее по десятому кругу.
  - Они дали три дня, не больше. За три дня по вам с Алексеем должны быть составлены пошаговые планы действий. Иначе они возьмут всю организацию в свои руки. А это означает, что мужа тебе выбрать не дадут. Его просто назначат. - Капитан говорил спокойно и уверенно, но в его взгляде мелькала какая-то растерянность или жалость, как будто он сам до конца не был согласен с советом. Но мысль про непонятные эмоции мужчины быстро ускользнула, вытесненная куда более актуальными вопросами, что делать дальше и как избежать предложенной советом участи.
  - Хорошо, я поняла. Я могу идти? Мне надо все как следует обдумать.
  - Да, конечно. Алексей, задержись, мы обрисуем тебе ситуацию и посоветуем, что делать дальше.
  Капитанскую каюту я покидала под сверлящими спину тяжелыми взглядами трех остающихся там мужчин. На автопилоте доползла до своей комнаты и завалилась на кровать, сон не шел, перед глазами стояло лицо капитана, произносящего 'у тебя три дня'. Как тут уснешь, когда каждая секунда на счету... Даже если их у тебя и побольше, чем обычно. Решив, что времени раскисать у меня нет, приняла освежающий душ, выкрутив температуру вниз, все равно что в холодильник залезла. Зато заметно взбодрилась и воспряла духом.
  - Ну ничего, я что-нибудь придумаю, обязательно придумаю. - Бормотала я, заплетая косы и фиксируя их одолженными у медика шнурочками. - У меня просто нет иного выхода.

***

  Начать я решила с тщательного изучения реалий союза, поэтому прихватив с собой бук и пакет с местными крекерами, отправилась в комнату отдыха. Следующие несколько часов я читала все, что могла найти по отношению к женщинам у разных рас. Выходила занятная картина: большинство рас придерживались постоянных союзов, в рамках которых растили потомство и вели совместное хозяйство. Разумеется, были и совсем неожиданные варианты - некоторые расы, те же врранты, жили общинами - отдельно женщины, отдельно мужчины, пересекались разнополые инопланетяне лишь пару раз в жизни, чтобы продолжить род. Причем если рождался мальчик, его отсылали в мужскую общину буквально через пару месяцев после рождения. Поэтому если у них и образовывались постоянные союзы, то они были однополые. В общем, чего я только не начиталась.
  Были и живущие гаремами, при чем как мужчины могли иметь по несколько жен, так и попался очерк о закрытом мире Таваи, где женщины имели по несколько мужей. Решив, что это мне вряд ли предложат, да и сомнительное это мероприятие, учитывая, что мне муж и в количестве одного-то не сильно нужен, решила не заморачиваться на редких случаях, а сосредоточиться на более правдоподобных вариантах.
  Удивили кшурты, как выяснилось, ящеры типа нашего медика вообще не воспринимали союзы как таковые. Женщина выбирала потенциального отца для своего ребенка, жила с ним какое-то время, а затем пара расходилась. По какому принципу они делили детей, было не очень понятно. Решив, что потом поинтересуюсь у Тракша, вернулась к традициям других рас.
  Тигроподобные гареши жили традиционными парами, в галасети попадалось много фотографий этих существ - красивые изящные женщины и видные хищные мужчины. У женщин не было хвостов, тогда как в остальном они тоже были вылитые кошки - мохнатые ушки, плоский нос, звериные глаза. Судя по фото, капитан был довольно крупным представителем своего рода. Интересно, а его семья где-нибудь ждет, жена, дети... Или правильнее говорить котята? Стоп, о чем это я, и совсем мне это неинтересно.
  Хмыкнув, еще немного прочитала про дирго, но про них я уже знала достаточно: стабильные союзы, длящиеся всю жизнь, очень заботливый народ, на планете нет брошенных детей. Совсем. Если по какой-то причине ребенок оставался сиротой, его тут же усыновляли соплеменники. Причем судя по рассказам того же Кивирарту, относились к приемным детям как к родным. В общем, пока что эти огромные носороги вызывали у меня наибольшее уважение. Правда замуж я после всего прочитанного все равно не захотела, даже за какого-нибудь доброго и любящего дирго.
  Поэтому следующие пару часов я убила уже на поиски информации о правах женщин в союзе. Тут в принципе все было неплохо - никто никого не ущемлял: женщины работали во всех отраслях, где-то даже активно вытесняя мужчин. В том же Объединенном космическом флоте, как называлась армия союза, женщины составляли почти треть личного состава.
  В общем, формально отказать мне, сославшись на 'у нас так не принято', совет явно не мог. Но мне нужен был продуманный и просчитанный план действий. Такой, чтобы не подкопались... Пока все мои идеи разваливались на глазах, этакие карточные домики - дунь с любой стороны, он разлетится в следующую секунду. А нужен был монолит! Стена, Вавилонская башня, хотя нет, те, помнится, плохо кончили, так что сосредоточимся на стене, Великой китайской стене...
  За этими пространными думами меня застал Леша, вошедший в каюту с подносом еды.
  - Оль, Тракш сказал, ты тут несколько часов сидишь, в экран пялишься, давай на перерыв - смотри, твой любимый паек подоспел, - сыронизировал парень, пододвигая мне поднос с зеленым пюре и куском мяса.
  - Я не пялюсь, - поправила я, тем не менее охотно приступая к перекусу, - я ищу выход из ситуации.
  - Ну и как результаты? Нашла?
  - Пока нет, но обязательно найду. - Мясо было очень вкусным, а пюре смахивало на густой овощной суп.
  - Слушай, а может и правда выйти замуж - лучший выход? - Спросил Леша, просматривая статью о последнем исследовании группы женщин-космобиологов, которую я читала до его прихода.
  - Тебя покормить меня прислали или попытаться переубедить? Если второе - можешь сразу забыть, ни за кого я замуж не пойду. Я не племенная кобыла, или как их там зовут.
  - Не горячись, - парень поднял руки в примиряющем жесте, - мне же надо было уточнить? Вдруг ты возмущалась под действием лагатиума, а теперь жалеешь, что не согласилась сразу.
  - Нееее, судя по всему, он и правда почти вышел. Так что препарат тут ни при чем. Я же капитану довольно понятно изложила причины - я не хочу, чтобы за меня решали, как за куклу. Кстати, что за советы тебе дали, после того как я ушла? Какой теперь по тебе план действий?
  - Ну все довольно просто и сложно одновременно. Меня отсылают в удаленную галактику, попутно заведя в общую базу сфабрикованный профиль. Там я какое-то время обживаюсь, привыкаю к новой среде, попутно готовлюсь к поступлению в академию, программы мне на выбор предоставят. Как только проверяющие из совета примут решение, что я достаточно адаптировался и не выделяюсь из окружения, смогу поступить. Ну а потом все плюс-минус в моих руках. Точнее, это они так говорят, а я-то думаю, что наверняка какое-то количество времени на местную галактическую оборонку отпахать придется. Ну да ладно, это я потом буду решать, сейчас надо прочитать все материалы, что мне выслали на ту галактику, и начать адаптироваться в местные реалии. Вот Тракш мне, например, кучу фильмов последних выдал для просмотра - составишь компанию? Ольга, эй, ты чего застыла? Ольга?
  - Да тут я, тут, не мешай думать, - я аккуратно выстраивала в цепочку полученные за несколько часов факты. - А получается... ведь можно попробовать. Ну-ка верни бук, пока мысль не потеряла.
  Парень послушно вернул мне компьютер, и я быстро вбила в поле поиска 'образование в союзе'. Плюс-минус аналогичная система, что и на Земле - сначала школа, затем высшее образование в зависимости от специальности. Особенностью союза было отсутствие каких-либо временных границ для поступающих - разные расы росли и развивались по-разному, поэтому на одном курсе могли учиться совсем молодые кшурты и дирго, которым уже хорошо за пятьдесят. Насколько я помнила, нашему бортовому технику недавно перевалило за вторую сотню...
  - Так, тут прохожу, - радостно потерла ладони я, двигаемся дальше. Предстояло прикинуть возможные профессии, и тут я поняла, что попала. Причем попала конкретно. Я не подходила ни под одну из описанных профессий. Точнее, в теории-то я может и могла на кого-нибудь выучиться, но для самого поступления мне не хватало очень большого объема знаний. Не говоря уж о том, чтобы нормально адаптироваться в ученической среде.
  Я открывала страницу за страницей, листала многочисленные справочники для абитуриентов, и везде натыкалась на нестыковки земного и межгалактического образования. Я не могла понять, что представляют из себя многие из перечисленных предметов, не говоря уже о том, чтобы сдать их на вступительных экзаменах. В душе снова поселилась паника, мешающая нормально соображать. Леша давно ушел к себе, поняв, что собеседник из меня сегодня никудышный.
  Поймав себя на том, что пятый раз прокручиваю сайт факультета биоробототехники, свернула поисковую деятельность и отправилась спать. Решила воспользоваться вековой мудростью 'утро вечера мудренее', а сказки, как известно, плохому не научат, и перенести свои поиски на следующий день, тем более медик уверял, что именно по утрам мой мозг наиболее активен... На поиски решения у меня оставалось два дня.

***

  Как выяснилось утром, сказки я поминала не зря. А точнее говоря, чудеса. Потому как помощь пришла совершенно неожиданно и оттуда, откуда никто ее не ожидал.
  Я лишь успела принять душ и одеться, как из браслета раздался голос капитана:
  - Ольга, срочно пройди в мою каюту.
  Я от неожиданности так растерялась, что закивала в ответ как болванчик.
  - Ольга, ты меня слышишь? - Тут я вспомнила, что браслет работает по принципу телефона, и вряд ли капитан видел мои энергичные кивания.
  - Да, капитан. Скоро буду. - Махнув по волосам расческой, рванула к выходу, интуитивно поняв, что дело безотлагательное.
  В капитанской каюте меня дожидались трое - капитан, вездесущий медик, вызванный видимо на случай моих непредсказуемых эмоциональных всплесков, и почему-то техник Кивирарту, слегка улыбнувшийся, стоило мне переступить порог комнаты.
  - Ольга, присядь, у нас к тебе серьезный разговор. - Капитан указал на кресло напротив него, врач и техник сидели вдоль стены на каком-то подобии скамьи.
  - Доброе утро, - промямлила я, про себя иронизируя, что мне вообще-то не припоминаются несерьезные разговоры с капитаном. Поймав себя на том, что я об этом лишь подумала, а не бросила капитану в лицо, как всякий раз до того, поняла, что лагатиум все-таки вышел и больше эмоциональных взрывов не предвидится. Эта мысль принесла облегчение, и я с любопытством уставилась на мужчин.
  - Ольга, не буду ходить вокруг да около, - продолжил капитан, заметив, что я приготовилась слушать, - Кивирарту предложил решение твоих проблем. Неожиданное, надо сказать, но абсолютно законное, поэтому...
  Я испуганно уставилась на дирго - он себя в мужья предложил, но как же так? У него же семья на этой его, снова забыла название, планете короче. Или все ложь? И на самом деле никакие они не семьянины...
  Видимо на моем лице отобразилась целая гамма эмоций, потому как Райст неожиданно рявкнул, разом вернув к себе все мое внимание.
  - Ольга, да не паникуй ты раньше времени! Что за характер такой - кошмар! Вон у Тракша снова датчик твоих эмоций пищит как подорванный. Ты явно не о том думаешь. Выслушай сначала, пугаться потом будешь. Договорились?
  Я кивнула, стараясь не смотреть на остальных. Датчик потихоньку успокоился и перестал пищать на противной высокой ноте.
  - Кивирарту предложил усыновить тебя, то есть удочерить. Ты же читала про дирго? - Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес капитан, я снова кивнула. - В законах Союза нет никаких ограничений по расе или возрасту для усыновления. Поэтому все можно оформить абсолютно легально. Если ты согласишься, профиль мы подготовим. На Диртасаре не принято лезть в чужую жизнь, да и как только ты войдешь в семью Кивирарту, ты автоматом станешь своей, что гарантирует тебе защиту и поддержку всех дирго. А историю твоего возникновения придумать несложно, галактика большая, потомки чистокровных людей встречаются, да и Кивирарту много лет бороздил космос, здесь концы с концами мы увяжем. Что скажешь?
  Я изумленно смотрела на техника, не зная, что и сказать, а главное - не понимая, зачем ему все это. Это же ворох проблем: ну придумают они историю, сфабрикуют мне документы, но я же как белая ворона, ничего не знаю о Союзе, о Диртасаре, о тех же дирго, да, может меня формально и примут в 'свои', но наверняка мое появление вызовет массу вопросов. Да к тому же у него семья, вдруг они будут против...
  - Капитан, ты позволишь нам поговорить наедине? - Низкий голос дирго прервал круговорот мыслей в моей голове, а я отстраненно заметила, что техник тоже обращается к капитану на ты.
  Райст с медиком молча вышли.
  - Спрашивай, - спокойно сказал Кивирарту.
  - Зачем тебе это? Это же куча проблем. Я - одна сплошная проблема и головная боль, как любит повторять капитан.
  Кивирарту рассмеялся.
  - Ольга, ты не проблема и не головная боль, ты - маленький испуганный ребенок. А детей надо защищать.
  - Ну да, не головная, а зубная, - пробормотала я, уткнувшись взглядом в сцепленные на коленях руки, стараясь скрыть от мужчины напротив навернувшиеся на глаза слезы. От его слов в груди что-то болезненно сжалось и, наконец, отпустило, избавляя меня от напряжения всех последних недель. Внутри разливалась какое-то необъяснимое спокойствие - дирго не обманет, он и правда хочет помочь. - Кивирарту, а как же твоя семья? Как они отреагируют?
  - О, не беспокойся, они тебя уже ждут. Я послал им твое фото, жена просит привезти тебя домой как можно скорее. Я же говорил, что у нас четыре сына, а она всегда мечтала о дочери. Ну так как, Ольга, принимаешь приглашение в мою семью? Вот увидишь, тебе понравится на Диртасаре, ну а что делать дальше, ты со временем сама решишь. - Карие глаза дирго лучились неподдельной заботой и добротой. Я снова кивнула, понимая, что если открою рот, меня хватит только на судорожные всхлипывания. - Капитан, Ольга согласна, можно сообщать Совету. - Произнес техник, оборачиваясь к вернувшимся мужчинам. Тракш улыбнулся, сверкнув острыми зубами, и пророкотал:
  - Олга, не раскисай, все же хорошо! Или на Земле плачут по любому поводу?
  Райст ничего не сказал, но проходя мимо, потрепал меня по голове, взлохматив каштановую шевелюру. Интуиция подсказывала, что капитан доволен этим неожиданным поворотом событий. Может мне и правда тогда не показалось, и грозный тигр действительно был не в восторге от решения совета. Хотя какая теперь разница, главное, что выход найден, а все остальное уже не имеет значения.
  А через два дня в Совет ушли два полных профиля по нам с Алексеем, бывших жителей планеты Земля, а отныне - полноправных членов Межгалактического союза. Только теперь каждого из нас ждала своя судьба: Леша отправлялся в удаленную галактику Вазирис, где ему предстояло обучение в одном из закрытых технических университетов Союза. А я готовилась к путешествию на Диртасар, родную планету своего приемного отца, ведь отныне я - Ольга Власова, чистокровный человек и приемная дочь семьи Ритас, раса дирго, галактика Тарасса, хотя мне гораздо больше нравилось, как ее называли сами дирго - 'Перекресток миров'.
  Я ухмыляясь, разглядывала свой профиль в общей межгалактической базе.
  - Чему радуешься, приемыш? - Беззлобно поддел Лешка, нарисовавшись в комнате отдыха с буком и крекерами.
  - Да забавно получается, сначала жила в 'Млечном пути', теперь переезжаю в 'Перекресток миров', даже боюсь загадывать, что ждет впереди, - улыбнулась я парню.
  - Это точно, загадывать не стоит, вот планировать - еще куда ни шло, - согласился Леша, пододвигая мне пакет с печеньем, - Но если в космосе и правда существуют боги, то в чувстве юмора им не откажешь...
  Мы понимающе переглянулись, вспоминая все, что с нами произошла за последние несколько месяцев. События, навсегда изменившие наши судьбы и сильно поменявшие нас самих. Вспоминая тех, кто был с нами в те страшные месяцы и не дожил до сегодня, мысленно обещая им постараться достойно прожить за всех нас и остаться людьми, как бы сложно это ни оказалось. Мы понятия не имели, что нас ждет, но точно знали, что не отступим перед трудностями. Если будет хотя бы один шанс - мы обязательно попытаемся.
  Я когда-то читала о том, как делают сталь. Сначала разномастная смесь переплавляется при высокой температуре, становясь однородной массой, затем ее доводят до ума, добавляя определенные компоненты. А дальше - в зависимости от последующего использования. Что-то становилось сковородой, что-то - инструментами, что-то - оружием. Арена переплавила нас, снабдив стальным стержнем, но только нам предстояло решить, что с ним делать дальше. На этом перекрестке наши с Алексеем дороги расходились. Было немного грустно, но при этом внутри теплилось спокойствие и предвкушение завтрашнего дня - дня расставания с прошлым и вступления в новую жизнь.

***

  - Командор, объект уничтожен. Группе зачистки пришлось работать быстро - военные нагрянули внезапно. Но мы успели уничтожить все оборудование.
  - А земляне? Надеюсь, никто не уцелел?
  - Точно сказать не могу, но шансы минимальные, на момент зачистки оба мужчины были атакованы, а женщины как раз рванули в логово квиртосга. Ровно как Вы и планировали.
  - Что ж, надеюсь, так все и было. Но в любом случае, тщательно проверь по своим каналам, Зеро. Ты же помнишь наше основное правило?
  - Разумеется, командор. Мы не оставляем свидетелей. Я все проверю. Конец связи.

Продолжение повести по ссылке


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"