Говда Олег: другие произведения.

Сабля, трубка, конь казацкий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Это не продолжение приключений Тараса Куницы из "Казацких небылиц" ("Призрак и сабля";"Сабля и крест") - это совсем другая история. О нашем современнике, которого угораздило оказаться в Диком Поле. На всякий случай уточню... Книга задумана как авантюрный (приключенческий) роман. АИ (в смысле, прогрессорства) почти не будет. Мистика и романтика - только как приправа к основному блюду. Полностью текст первой книги читайте здесь: http://https://lit-era.com/book/sablya-trubka-kon-kazackii-b1741

  Олег Говда
  САБЛЯ, ТРУБКА, КОНЬ КАЗАЦКИЙ
  (НОВИК-1)
  
  
  «Ночь тиха, и небо звездно.
  У бивачного огня,
  Братцы, слушайте меня...»
  Д. Бедный
  
  
  
  
  Часть первая
  
  OMNES VIAE SETSCHAM DUCUNT*
  (* лат., — Все дороги ведут на Сечь)
  
  
  Глава первая
  
  Хорошо лежать в лопухах. Во всяком случае, гораздо удобнее чем в колючем репейнике или зарослях жгучей крапивы. Особенно, когда на тебе ни единого лоскутка одежды. Как на новорожденном младенце… Наверно, поэтому сердобольные аисты подбрасывают их не куда придется, а в основном на капустные грядки. Лопухи и прочая прибрежная мурава не вполне адекватная замена пеленкам-распашонкам и прочим подгузникам, но могло быть и хуже…
  Метрах в тридцати ниже по течению неизвестной речушки, — на берег которой я только что каким-то образом попал прямо из лоджии городской квартиры, — горело несколько костров. И мне очень не нравилась картинка, которую удавалось разглядеть в отблесках пламени. Совершенно не нравилась.
  Возле огнищ хозяйничали десятка полтора мужчин, разодетых, как для съемок фильма о Диком Поле времен Золотой Орды или Османской империи. Я не большой знаток моды, тем более, старинной, но восточные халаты, мисюрки* (*тип шлема), тюрбаны, а главное — сабли и ятаганы, висевшие у пояса воинов, говорили сами за себя. Будь это отряд каких-нибудь современных басмачей или моджахедов, хоть один да поигрывал бы автоматом. Особенно перед пленниками. Это же так приятно, когда можно безнаказанно унижать других, ощущая себя героем…
  Имелись и пленники. Много… Отсвета костров было недостаточно, чтобы сосчитать сгрудившихся в плотную кучу бедолаг. Но никак не меньше полусотни. В основном, судя по платкам, женщины… А еще, время от времени, взлетающее чуть повыше, пламя выхватывало из тьмы груженые доверху телеги и стадо коров, пасущееся за пределами лагеря.
  Человеку, вышедшему покурить на балкон городской квартиры и, вдруг, оказавшемуся черт знает где, разное приходит в голову. От мысли о сновидении и до сумасшествия... Но я почему-то был уверен, что не сплю и пребываю в здравом рассудке. Хоть и несколько всклокоченном.
  Возможно, измученный предыдущими наваждениями, я подсознательно уже ожидал чего-то подобного. Или, может, обладал стрессоустойчивой психикой, изрядно закаленной современной методикой обучения в вузах? В любом случае, происходящее я воспринял, как «реальность данную нам в ощущениях», и больше к этой теме не возвращался.
  Отвлеченность мыслей уместна под торшером, в мягком кресле, с чашкой ароматного кофе, а не в тот момент, когда лежишь нагишом в мокрых лопухах и от весьма неприятных и болезненных проблем тебя отделяет неосторожное движение или один-единственный чих…
  При этом, я даже не могу воспользоваться весьма актуальным советом для «воробья попавшего в дерьмо», в смысле — сидеть и не чирикать. Поскольку густая ночная роса, еще более обильная возле реки, даже летом совсем не теплая. И если мне придется пролежать здесь до утра, то одним чиханием не обойдется.
  Медленно, очень медленно… буквально по миллиметру я начал пятиться. Но уже в следующее мгновение замер, старательно вжимаясь в землю. Сожалея, что не могу распластаться, как камбала под китом...
  Один из воинов, отошедший от костра на пару шагов по малой нужде, вдруг резко повернул голову и пристально посмотрел в мою сторону.
  Несмотря на то, что нас разделяло приличное расстояние и ночная тьма, я мог бы поклясться, что если хотя бы взгляну в ответ — он меня заметит. Татарин запахнул халат, настороженно потоптался на месте и сделал несколько шагов вперед. Постоял, вглядываясь и прислушиваясь. Потом произнес что-то вопросительным тоном. Отвечать я, естественно, не стал.
  Секунды растянулись до минут. Я, кажется, даже дышать перестал. Только поглядывал украдкой, с замиранием сердца ожидая, что мой кошмарный сон, ставший постоянным на протяжении последнего месяца, вот-вот окончательно превратится в явь, и шея ощутит прикосновение стального клинка…
  Татарин ждал, напряженно всматриваясь в темноту, одной рукой придерживая перевязь, а второй оглаживал рукоять сабли.
  — Кемдэ булса бармы монда?* (*татар., — Кто здесь?)
  Сперва меня бросило в жар, а потом по спине, между лопатками словно ледяной ветерок пронесся. Наверно именно так ощущает себя мышь, притаившись под веником.
  К счастью, обошлось. Воин проворчал какую-то короткую фразу, сделал пальцами «козу», традиционный знак отгоняющий злых духов, поворотился ко мне спиной и потопал обратно к огню…
  Уф… Так и заикой недолго стать. Как же он все-таки меня учуял? Услышать не мог, унюхал что ли? Офигеть! Это ж какое обоняние надо иметь, чтоб…
  «Черт! — меня словно током пронзило. — Трубка!»
  От свалившихся треволнений и прочего душевного смятения, я совершенно позабыл, что до сих пор сжимаю в кулаке курящуюся трубку. И удивляться следует не тому, что татарин почувствовал запах табака, а что никто не сделал этого раньше. Ветерок-то от меня к ним веял… Видимо, помешал дым костра.
  Стараясь не делать лишних движений, я ткнул трубку чашкой в землю.
  Вот ведь ирония судьбы: гол, как сокол или этот… святой, который из чрева китового вылез, — зато с трубкой. Самая, блин, необходимая в быту вещь во все времена! Лучше б зажигалку или коробок спичек прихватил, олух… И то больше пользы.
  «Да, е-мое, что ж такое?! Что не сделаю — все не в лад!»
  Я так поспешно одернул руку, которой вдавливал чубук в землю, будто змею задел.
  Нельзя тушить! Без огня не выжить… Это и диванному жителю известно. Правда, в основном из книг или реалити-шоу. А у меня, благодаря деду и отцу, опыта гораздо больше. И не подсмотренного чужого — собственного.
  Сомневаться, что ордынцы утром уйдут, не позаботившись затоптать, а то и залить костер, не приходилось. Уж кому, как не потомственным пастухам и коневодам знать, на что способен степной пожар. Так что единственная надежда развести огонь завтра — тлеющий уголек в трубке.
  Я торопливо ухватил мундштук губами и чуть-чуть затянулся. Покрывшись очередной испариной — от страха, что табак успел потухнуть. К счастью, жар еще теплился… Но едва-едва.
  Возможно, покажется странным, что я так сосредоточился на проблеме сохранения огня, отложив решение других вопросов до более подходящего момента. Но это, если не доводилось встречать рассвет в мокрой одежде, зная, что посушиться и обогреться негде. А еще, — если подлинность окружающей действительности вызывала сомнения, — уголек в трубке был настоящим. И разум уцепился за него, как рулевой потрепанного штормом клипера за свет маяка.
  
  …Я уже отполз шагов на десять, когда в лагере ордынцев поднялся шум. В той стороне, где содержались пленники, возникла какая-то нехорошая суета, сопровождаемая воплями, болезненными вскриками и бранью… Несколько охранников кинулись на помощь своим. Кто-то из оставшихся подбросил в угасающие костры хвороста, чтобы добавить света, но лично мне это ничуть не помогло.
  Неразличимая во тьме возня продолжалась еще какое-то время. Оглашая побережье звуками, характерными для ожесточенной драки. Но, вскоре все поутихло. До меня долетали только ворчание басурман и негромкие, жалостливые причитания женщин.
  Потом двое нукеров притащили неподвижное тело и бросили его у ног своего господина. Во всяком случае этот татарин был одет гораздо богаче других и чалму носил зеленого цвета. А я где-то читал, что головной убор такого цвета полагается за какие-то особенные заслуги.
  Бек* (*тат., — атаман, предводитель) что-то спросил. Видимо, у пленника, — потому что не дождался ответа и задал вопрос второй раз. Громче… Теперь обращаясь к стражникам… Выслушал их и отдал приказ.
  Один татарин встал в ногах, второй — у изголовья, и оба принялись стегать пленника плетками. Тот лежал, как бревно и по-прежнему не издавал ни звука. Может, сила воли у человека железная, а может — просто потерял сознание и ничего не чувствовал.
  Я успел насчитать восемнадцать ударов, прежде чем бек повелительно поднял руку. Нукеры тут же отошли в сторону. Главный татарин встал, подошел к невольнику, сунул ему в лицо носок сапога и что-то требовательно произнес.
  Видимо, на этот раз тот ответил.
  Бек взвыл от злости и отдернул ногу так быстро, словно наступил на змею. Потом опомнился, взял себя в руки и… громко рассмеялся. Не знаю как пленнику, а мне его визгливый хохот совсем не понравился. Потому что так смеются прежде чем плюнуть на могилу заклятого врага…
  Нукеры подхватили невольника под руки и поволокли к ближайшей вербе. Там поставили бедолагу на ноги и стали привязывать к дереву…
  «Ё-моё!»
  Приготовления ордынцев так напоминали финальную сцену из Гоголевского «Тараса Бульбы», что меня чуть не стошнило.
  Похоже, на моих глазах собирались живьем сжечь человека, а я ничего с этим не мог поделать. То есть, совершенно ничего! Был бы у меня автомат или хотя бы пистолет… Тоже безумие, учитывая, что врагов больше десятка, но хоть какой-то шанс. А с голой задницей много ли навоюешь? Я не компьютерный «задрот» — и в секции ходил, и отец кое-что показывал. Именно потому возможности свои знаю... Не Чак Норрис и не Емельяненко... То есть, совсем «не». Но ведь и смотреть на готовящееся изуверство просто так невозможно!
  В каком-то старом фильме фашисты, чтобы заставить говорить советского разведчика, пытали на его глазах другого человека. Так у разведчика инфаркт случился… от сопереживания чужим страданиям.
  Насчет инфаркта — я слишком молод, зато голова, кажется, вот-вот взорвется. Даже кровь из носа пошла… Нет, точно не выдержу! Черт! Как глупо. Убегу — всю жизнь буду терзаться, что струсил. Брошусь спасать — сам пропаду. И хорошо, если быстро убьют, а не привяжут рядом.
  К счастью, пока я мучился проблемой выбора, все неожиданно закончилось само собой.
  Басурмане всего лишь крепко привязали строптивого пленника, непонятно посмеиваясь при этом, но больше не били и… вообще, оставили в покое. То ли просто утихомирили и отделили наиболее строптивого от остальных, то ли — отложили экзекуцию до утра.
  А еще спустя некоторое время лагерь угомонился и уснул. Кроме троих часовых. Один из которых сидел спиной к костру всего в нескольких шагах от невольника. Так что, как бы мне не хотелось — от мысли попытаться его освободить, пришлось отказаться.
  Для очистки совести, я выждал еще немного и, только когда окончательно убедился, что ничем не смогу помочь бедолаге, зато наверняка потеряю огонь, —пополз прочь. Скрипя зубами от досады и проклиная татар. А когда удалился достаточно, чтобы потерять с виду отсвет костров, поднялся и пошел самым быстрым шагом, каким только можно передвигаться по незнакомой местности в предрассветной полумгле. Когда звезды уже не светят, а солнце едва подкрасило горизонт на востоке, тем самым делая противоположный край неба еще темнее.
  При этом, ощущая всем телом «правду жизни», но не в состоянии найти произошедшему со мной хоть какое-нибудь логическое объяснение.
  
  * * *
  
  Случилось все примерно час или полтора тому назад…
  Ощутив леденящее прикосновение клинка к горлу, я открыл глаза и рывком вскочил с тахты. Ну, или сперва вскочил, а уже потом открыл… Вытер вспотевший лоб и дрожащей рукой нашарил на тумбочке трубку и кисет с табаком. Курить не хотелось совершенно, но привычные движения отвлекают, успокаивают.
  Отброшенное одеяло сползло на пол, и очередная подружка, оставшаяся у меня на ночь, недовольно заворочалась, когда прохладный воздух из кондиционера обдул обнаженное тело. Весьма, кстати, недурственное... если особо не привередничать. Вот только в плане избавления от кошмаров, к сожалению, такое же бесполезное, как и все предыдущие варианты.
  Жуткое сновидение объявилось снова, несмотря на общее утомление организма, две таблетки снотворного и пресловутый «ночной колпак». Да не двадцать грамм, на аглицкий манер, а нормальные для здорового мужика полстакана.
  Вообще-то, я равнодушен к спиртному, так что в дело пошла бутылка коньяка, початая отцом еще на Новый год, когда родители выбрались в город, проведать единственное чадо. Но, честное слово, нет больше никаких сил терпеть это наваждение, с маниакальным упорством преследующее меня каждую ночь…
  Какое только снотворное я не перепробовал за последние две недели, где и с кем бы не засыпал — итог неизменный. Ближе к утру в ушах или прямо в мозгу, раздается конский топот, скрип седла, слышится чужая гортанная речь и… я вскакиваю от прикосновения к шее ледяного острия сабли. И ощущение настолько реальное, что в первые дни я ощупывал себя, в поисках кровоточащего пореза.
  Хоть психиатрическую бригаду вызывай или «голубых ангелов», которые углубленных в себя пациентов из запоя выводят и от «белки» лечат. Только ведь не поверят доктора, симулянтом сочтут. Решат — что я изобрел еще один способ откосить от армии.
  Положим, я, как и большинство моих современников, в ряды вооруженных сил особо не рвусь, это факт. Но не через «дурку» же с темы спрыгивать. Если на учет в диспансер поставят или, не дай Бог, реально начнут лечить — все, будущее пропало. С клеймом «псих» — престижной работы не видать даже в наших краях. А за бугор так и вовсе рыпаться нечего. Да и в личной жизни запаришься всем и каждому доказывать, что нормальный, без придури… Особенно, когда уже и сам в этом начинаешь сомневаться.
  Я поднял с пола одеяло и прикрыл им, свернувшуюся калачиком, но так и не проснувшуюся девушку. Пусть поспит. Не ее вина, что «убаюкивание» не сработало — старалась, как могла. Надо будет утром как-то потактичнее узнать ее имя и продолжить знакомство… Особенно, если она еще и завтрак сумеет приготовить, а не только кофейный порошок в кипятке разболтать.
  Осторожно ступая, я вышел на балкон. Отодвинул в сторону застекленную раму и вдохнул ночного воздуха. В этом году торфяники еще не горели, так что можно было дышать не только через кондиционер.
  Впервые канитель с кошмарами возникла примерно в начале мая… Сразу после праздников. Когда жизнерадостный весенний семестр пусть и неторопливо, но неотвратимо скатывается в омут зачетов и экзаменов.
  Именно тогда отцами-аксакалами нашей Альма-матер было принято судьбоносное решение. К юбилею Петра Игнатьевича — последние четверть века бессменного ректора университета и большого почитателя творчества Гоголя — осуществить постановку спектакля по мотивам повести «Тарас Бульба».
  А поскольку бюджетом учебного заведения никакие, хоть трижды юбилейные, спектакли не предусмотрены, — постановку решили осуществить собственными силами. Или, как пошутил декан факультета органической химии: «Если нет денег на артистов, надо изыскать Тараса Бульбу, а так же всех прочих казаков и ляхов, в рядах студентов и аспирантов».
  Совет «мудрейших» добродушно посмеялся и назначил шутника ответственным за постановку.
  Бывший мастер спорта по тяжелой атлетике трудностей не испугался и с энтузиазмом приступил к организации торжественного мероприятия — в тот же день переложив его на плечи своего зама. Назначив ее не только режиссером спектакля, но и продюсером. Со всеми правами и обязанностями. Мол: «Владлена Александровна, вы всегда меня уверяли, что наши студенты безумно талантливы, а неуспеваемость — случайность и стечение обстоятельств. Теперь имеете шанс это доказать на деле».
  Так юбилей ректора и… два весьма ощутимо назревающих «хвоста» по смежным предметам привели меня в актерскую труппу. А внушительный рост и крепкое телосложение — и вовсе выдвинули на главную роль.
  Здраво рассудив, что зачисленная автоматом сессия и хорошие отношения с деканатом студенту четвертого курса не помешают, я не стал отнекиваться, ссылаться на косноязычность, косолапость или сколиоз, а поблагодарил Владлену Александровну за оказанное доверие и принялся старательно вживаться в образ казацкого полковника.
  А без чего казак немыслим кроме коня и сабли? Правильно. Поэтому, я тоже начал с трубки...
  Тот, кто считает, что это плевое дело — профан и невежда. Курение трубки и сигарет отличаются так же, как настоящая чайная церемония и разбавление кипятком вчерашней заварки.
  Поверьте на слово — это целая наука! Я бы даже сказал — философия… Для трубки необходимо не только желание подымить, но и все остальные части удачного рандеву — место, время и настроение. Она требует от курильщика внимания и уважения. Почти как девушка… Ибо так же обидчива. Одинаково способная и удовольствие доставить, и превратить близость в сплошную нервотрепку.
  Причем, это только в части ритуала… А уж о том, как правильно подобрать трубку, какую выбрать курительную смесь, вообще написаны целые научные трактаты. Но, все равно, пока сам не распробуешь — до конца не поймешь.
  Честное слово, с невестой и то мороки меньше. Не зря же в одной старинной песне, какой-то казацкий полковник или целый гетман сменял жену на табак и трубку. А народ напрасно говорить не станет.
  Конечно же, я не сразу стал таким умным. Но, потихоньку освоился и втянулся. Да так что сам не заметил, когда вместо демонстративной показухи впервые получил от курения настоящее удовольствие.
  Скорее всего, в тот день, когда консультант, приглашенный Владленой Андреевной из драматического театра (я так и не понял, кем он там трудился), одолжил мне, как он выразился: подлинную казацкую люльку. Взятую на время из реквизита театра. Да не какого-нибудь голоштанного сечевика-нетяги, а самого Ивана Сирка! Легендарного атамана Коша Запорожского…
  Насчет подлинности я бы усомнился. И дело не в том, что уж слишком хорошо трубка сохранилась за прошедшие полтысячи лет. Если рассматривать ее не как материал из которого сделана, а вещь в целом — то почему бы и нет?.. От того что чубук или мундштук по мере износа меняли — не делает трубку другой, а всего лишь продолжает ее историю.
  Сомнения вызывала привязка к конкретному казацкому атаману. Театральная трубка была пенковой, а прославленный куренной курил люльку из корня груши. Ну, или какой-то иной древесины. Если, конечно, верить картине Репина. Той самой, где запорожцы письмо пишут… Поскольку других свидетельств, что именно курил… и курил ли Иван Сирко вообще — не нашлось.
  Впрочем, это к делу не относится, зато буквально со следующей ночи меня начали посещать те самые предрассветные сновидения, от которых я просыпался в холодном поту и с бешено колотящимся в груди сердцем.
  Казалось бы, чего проще — брось курить или смени трубку и все закончится… Но, как заядлый наркоман, прекрасно осознающий смертельную пагубность привычки, все равно ищет очередную дозу, — я снова набивал табаком чашку, вырезанную в виде куриной лапы, удерживающей яйцо, и раскуривал «раритетную» трубку. Догадываясь и предчувствуя, что столь странная история не может закончиться просто так. Но мне, до зуда в… спине, хотелось узнать ее продолжение.
  Трубка была набита с вечера, так что оставалось только поднести спичку. От горького дыма запершило в горле, голова закружилась, мир затанцевал, и я рухнул ничком… в траву. Успев удивиться: откуда взялся дерн на балконе шестого этажа? А очнулся уже здесь… Где-то в степи…
  
  * * *
  
  К счастью легкий ветерок, под утро изменил направление и задул от переправы, благодаря чему я смог раскурить трубку как следует, не опасаясь, что запах табака донесется до татар. Пара торопливых и жадных затяжек чуток успокоили нервы и вернули возможность рассуждать. Если не хладнокровно, то хотя бы здраво. И принимать такие же решения.
  Перво-наперво я вырыл в берегу яму и напихал в нее столько сухой травы, сколько смог наскрести вокруг, не теряя лишнего времени. Потом вывершил получившуюся кучу сена самым тонким хворостом, который удалось собрать под кустами... Придавил несколькими ветками потолще. Приготовил еще с десяток, чтобы были под рукой, и, понимая, что дольше тянуть нельзя, попытался разжечь костер.
  Трава оказалась достаточно сухой или просто повезло, но уголек прижегся сразу. Пары секунд не прошло, как травинки рядом с ним почернели, задымились, а там и огонек заплясал. В мгновение ока он сожрал половину сена, проваливаясь внутрь кучки, но не пропал — перепрыгнул на ветки… Закряхтел довольно, набирая силы. А там и сучья в ход пошли…
  Подложив побольше дровишек, я наконец-то разогнулся и встал прямо над ямой. Не зря первобытные люди огонь если не божеством, то божественным даром считали. Ух, здорово! Настолько хорошо, что ни о чем больше думать не хочется. Так бы и плыл в потоке теплого воздуха, возносясь все выше и выше. Прямо к облакам…
  От ощущения полета голова слегка закружилась… и заворчал живот, возвращая меня с небес на землю. Сволочь ненасытная. Не мог пару часиков подождать? Я же никогда в такую рань не завтракаю.
  Блин! Напрасно я о завтраке вспомнил. Большая кружка горячего кофе и поджаренные тосты с сыром и колбасой тут же возникли перед глазами. Даже слегка подгорелым запахло.
  — Ой!
  Горел-то, оказывается, я. Разгулявшееся пламя ухитрилось лизнуть лодыжку. Не всерьез, только волосы «сбрило».
  — Но-но, не балуй…
  М-да… Шутки шутками, а вляпался я, похоже, крепко. А ведь было время, когда принципиально перестал читать истории о попаданцах, полагая что после «Янки при дворе короля Артура» пера Марка Твена, на эту тему ничего стоящего уже написать невозможно. И вот… сам попал, как кур в ощип.
  Куда? А Бог меня знает… Степь да степь кругом… Одно понятно, судя по тех подсказках, что можно извлечь из обоза: на севере живут славяне, на юге — басурмане. Время — я бы прикинул век шестнадцатый... Плюс минус сотня. В общем, тот период, когда ордынцы на Русь за живым товаром ходили. Точнее определиться не получается. Слишком мало данных… Что я ночью, да в таком смятении, мог разглядеть? Откуда пришли и куда направление держат. Оружие, одежда, говор… Крохи. Но, и того что увидел, вполне хватает для весьма неутешительного вывода.
  Гаплык! В смысле, тушите свет…
  Голый, безоружный, без каких-либо припасов и без гроша за душой. До ближайшего жилья, наверняка, десятки, если не сотни километров. А первые, встреченные люди, вполне могут оказаться не мирными поселянами, а разбойниками или людоловами. Единственное отличие которых в том, что харцызы* (*тат., — разбойник) не всегда берут ясырь* (*тат., — плен), а просто грабят и убивают. Чтобы не заморачиваться с невольниками. А поскольку с меня взять нечего — убьют наверняка. От злости или для потехи… Такая вот перспектива.
  Проклинать небеса за несправедливость или пытаться понять: что же произошло и как такое вообще возможно — бессмысленная трата времени. Даже начинать не буду. Но и засиживаться у костра тоже нечего. Сейчас я еще относительно сыт и общее состояние, кроме некоторого дискомфорта от наготы, вполне на уровне, — но это ненадолго. Максимум на сутки.
  Охотиться голыми руками я не умею. В съестных травах и корешках тоже не разбираюсь. Кроме заячьей капусты никакой дикорастущей пищи никогда не пробовал. Да и она, кажется, только в лесу растет. Значит, если хочу выжить, надо пробираться к людям, пока есть силы. Но и топать куда глаза глядят, тоже не вариант. Кое-какие приготовления я все же могу и обязан сделать.
  Во-первых, — еда.
  Не факт, но почему бы не вернуться к стоянке басурман, когда они уйдут, и не пошарить там? Татары были без собак, значит, какие-то объедки вполне могли у костров остаться. Противно побираться, но голод не тетка. Да и сперва найти надо хоть что-то, а уже потом нос воротить.
  Во-вторых, — вода.
  Это степь. Что значит, полное отсутствие тени… Днем солнце так припечет, что семь потов сгонит. К вечеру сплюнуть нечем будет. А там же — на месте бивака, вполне какая-то емкость могла остаться. Черепок… или хотя бы тряпка, которую можно пропитать водой. Вроде бы мелочь, но, как учил отец, бывают случаи, когда именно они определяют расстояние между жизнью и смертью.
  Заодно, может, хоть частично получится вопрос с отсутствием одежды решить. Стыдливость — дело десятое, тем более, когда тебя никто не видит. Куда больше меня солнечные ожоги волнуют. Этим летом я еще ни одного часа на пляже не был, да и вообще — на открытом воздухе. Это раз… А два — обнаженный организм сильнее потеет — что значит: быстрее теряет влагу.
  На позабытые в кустах шаровары или халат я, конечно же, не рассчитываю, но какие-то лохмотья вполне могут остаться. А когда в хозяйстве нет вообще ничего...
  Ну и последний аргумент в пользу возвращения — след обоза. Людоловы не из пустыни пришли. И двигались при этом не кратчайшим путем, а от водоема к водоему. Лошадей и волов поить надо. Скотина не человек, ей потерпеть не прикажешь... В моей ситуации о лучшем проводнике и мечтать не приходится.
  
  Прежде чем уйти, я подложил в костер еще сучьев. Потолще. Чтобы жар под слоем пепла сохранился. Кстати, угольки тоже, придется с собою брать. Так что не прав я, насчет трубки. Пригодится в хозяйстве. Еще как пригодится. В общем, как говорили мудрые, если радоваться мелочам, то всегда найдется место для оптимизма.
  К тому времени, как я обогрелся и разобрался с мыслями, солнце уже успело подняться над горизонтом на целую ладонь. Что значит для летнего времени, примерно шестой час утра.
  Кошмар! Нормальные люди только на второй бок переворачиваются. А еще более нормальные — только домой возвращаются.
  Людоловы, кто бы сомневался, к этой категории не принадлежали. Так что когда я осторожно подкрался к месту бивака, за татарским обозом уже и след простыл… Зато, осталось их, в смысле — следов, множество. И самый страшный — неподвижно висящий на вербе пленник.
  — Замордовали таки, сволочи! — пробормотал я, непроизвольно стискивая кулаки. — Такое, значит, имеем первое назидание от тутошней жизни. Чтоб не зевал… Если подобной судьбы не желаю… Вот дерьмо… Похоронить надо… Не оставлять же воронью. И не отмажешься, мол, я тут ни при чем, пусть другие… Некому слушать.
  Бормоча все это, я без особого желания шагнул к мертвецу… и в это время, предполагаемый труп дернул головой и болезненно застонал…
  От неожиданности меня чуть медвежья болезнь не прихватила… Во всяком случае в животе заурчало, а встопорщились не только волосы, но и ресницы. Может, обойдется и без заикания, но преждевременная седина обеспечена на все сто.
  «Живой? Не добили?!» — следующая мысль вывела меня из ступора и бросила вперед.
  — Сейчас, мужик… Потрепи, немного… Сейчас освобожу… — бормотал я, пытаясь развязать узлы на руках невольника.
  Трубку с «запасным» угольком бросить на землю не смог, пришлось сунуть ее в рот, — так что вместо внятных слов получалось нечленораздельное мычание. Впрочем, пленнику мое красноречие в любом случае было до лампочки, он-то и в сознание пока не пришел. Тело реагировало на боль самопроизвольно…
  — Сейчас, сейчас… Держись… Я быстро, — продолжал бормотать, успокаивая самого себя. — Еще чуть-чуть…
  Увы, все оказалось не так просто. Татары использовали не веревки, а ремешки из сыромятной кожи. И узлы затянули намертво. Хоть зубами грызи. Но и это оказалось не простой задачей — тонкие ремешки за ночь так глубоко впились в тело, что никак не подцепить, только резать. А чем?
  Оторвавшись на мгновение от узлов, чтобы подумать, я машинально поглядел вниз и только теперь понял, какой именно смертью людоловы хотели казнить строптивого пленника и почему не убили сразу. Бедолага обеими ногами стоял в большой муравьиной куче. А на что способны разъяренные насекомые, защищая муравейник, легко себе представить, если хоть раз вытаскивал муравья из-за пазухи или штанов. Не знаю, правда или нет, но где-то читал или слышал, что они могут за несколько суток обглодать до костей тушу годовалого оленя.
  И если муравьи принялись за бедолагу с рассвета…
  Не додумывая мысль до конца, я несколькими пинками разметал муравейник, заставляя насекомых хоть на время бросить жертву, чтобы сплотиться против более грозного врага, а потом развернулся и со всех ног понесся к своему костру.
  
  
  
  Глава вторая
  
  — Жги, добрый человек! Жги! Не церемонься! Христом Богом заклинаю! Нет больше сил терпеть эти муки!
  Мои неуклюжие попытки пережечь узы с помощью тлеющей ветки в первую очередь привели к тому, что пленник очнулся. А поскольку кляп изо рта я ему вынул, то комментарии посыпались тут же. Сперва в адрес треклятых басурман, чтоб им ни дна, ни покрышки ни на том, ни на этом свете, а потом и по поводу моей криворукости. Все это перемежалось обильной руганью, но… если можно так выразиться, весьма корректной. С поименным упоминанием всех десяти казней египетских, грома небесного, кары Господней, собачьей шкуры и отходов жизнедеятельности свиней, но ни разу не потревожив анатомии и памяти родителей.
  На адресованные лично мне эпитеты я не реагировал — понимал, человек на грани. Да и трубка во рту мешала. Возможно, глупость, но расстаться с единственной вещью из прежней жизни оказалось выше моих сил. Вот и стискивал мундштук зубами, пока руки делом заняты.
  Сыромятные ремешки поддавались с трудом, но все же уступили огню. Вернее, ослабели достаточно, чтобы пленник смог их разорвать. И как только бечева с хлестким звуком лопнула, пленник, как из катапульты запущенный, метнулся к реке. В три гигантских прыжка преодолел добрых пять метров и прямо с берега бухнулся в воду. А там, где он погрузился с головой, она аж потемнела от мурашей. Словно из лотка высыпали… Будет у рыб праздник.
  Кстати о рыбах. Незнакомец, похоже, тоже имел жабры. Сквозь прозрачную толщу я отлично видел, как он уселся на дно и прямо там принялся стягивать одежду. А по мере того, как он обнажался, на поверхность всплывали целые горсти насекомых. При этом, незнакомец вел себя столь непринужденно, что мне стало интересно — как долго он сможет обходиться без воздуха? К сожалению, ответа не получил: одежды на недавнем пленнике было негусто — шаровары да рубаха, так что управился быстро. И только после этого высунул чубатую голову на поверхность.
  — Ух, как хорошо, спаси Христос! Так бы и нежился… аж до вечера… — но вопреки собственным словам, тут же двинулся к берегу. А когда вылез, первым делом поклонился.
  — Челом тебе, добрый человек. Воистину глаголю, спас от мук немилосердных! Ну, ничего, аспиды голомозые, позволит Господь, поквитаемся еще… — погрозил кулаком с зажатыми в нем штанами в противоположную сторону. Потом, снова повернулся ко мне.
  — Спасибо еще раз… — теперь он не просто изобразил, а отвесил полноценный земной поклон. Аж чубом травы коснулся… — Товарищ войска Низового Запорожского Василий Полупуд вовек тебя помнить будет и, как только доберемся до православных мест, немедля полупудовую свечу за твое здоровье в церкви поставлю. Не сойти мне с этого места, если брешу. Только имя свое назови. Чтоб знать на кого Богу указывать… Он, знамо дело, и сам ведает, но дьяк спросит.
  Я тоже поклонился, как умел, а вот ответить не успел. Засмотрелся. Ничего подобного ни в одном спортзале или рекламе здорового образа жизни видеть не доводилось. Все мои современники культуристы и атлеты удавились бы от зависти. Рослый, не ниже меня, Василий казался свитым из рельефных мышц, жил и сухожилий, которые толстыми жгутами шевелились и перекатывались под загорелой до темно-коричневого оттенка кожей. Не человек, а пособие по изучению мускулатуры. Лицо, будто топором из мореного дуба высечено. Вислые усы чуть тронуты сединой. Правый заметно короче.
  — А ты, как я погляжу, справный казак. Гол, как Иов, а трубку из рук не выпускаешь. Молодец. Люблю таких.
  Полупуд рассмеялся и принялся неистово почесывать грудь, негромко постанывая то ли от боли, то ли от удовольствия.
  Наверное, надо было что-то сказать в ответ, но честно говоря, я немного растерялся. Слово не воробей — брякнешь чего-нибудь не в такт, после замучаешься оправдываться. А если ты даже не в теме какой год на дворе — ляпнуть глупость не мудрено.
  — Эй, добрый молодец, чего молчишь, как воды в рот набрал? — удивился казак. — Немой, что ли? Али глухой?..
  «Гм, а ведь неплохая мысль… Спасибо за подсказку, казак Василий. На первых порах это позволит не отвечать на вопросы и, соответственно, не попасть впросак. А там поглядим, что по чем на Привозе…»
  И я кивнул. Для наглядности изобразив невнятное движение пальцами возле губ и промычав что-то невнятное.
  — Вона как… Бывает… — запорожец отнесся к моей ущербности весьма философски. — Ну, да ничего. Казак не баба, ему много говорить нет нужды. Руки-ноги целы, голова на месте — вот и славно. А сигнал товарищам, если понадобится, и свистом подать можно. Или каким другим знаком…
  Зачем же другим? Желая продемонстрировать умение свистеть, я сунул пальцы в рот и надул щеки. Вот только Василию такое рвение совершенно не понравилось. Казак оказался рядом со мною едва ли не быстрее, чем прыгал в реку.
  — Я те свистну! — ударил по руке, так что мои пальцы выскользнули изо рта, и прорычал прямо в ухо. — Я те так свистну, что уши отвалятся. Белены объелся?
  Столь резкий переход от добродушия до свирепости, огорошил меня настолько, что я глупо усмехнулся в ответ. Мол, чего ты? Это ж понарошку… в шутку.
  — Еще и блаженный… — сделал собственный вывод Полупуд.
  Казак покивал задумчиво, одновременно с ожесточением почесываясь в разных местах.
  — То-то я гляжу, ты какой-то странный. Чистый, ухоженный, руки нежные. Сперва подумал, что евнух, потом вижу — нет, все хозяйство на месте. Может, из белого духовенства?.. Хотя, нет — молод для ангельских чинов, и трубка, опять же, монашеской братии не подруга… Гм? А ну-ка, перекрестись!
  «Это пожалуйста. Хоть сто порций»
  В церкви я за свои двадцать два года раз десять бывал, не больше, но стараниями бабушки Галины Михайловны и ее сестры Ольги креститься умею. Даже нескольким молитвам обучен. Так что крестным знамением осенил себя как положено по православному обычаю — справа налево, не замешкавшись ни на секунду.
  — Добро… — прогудел Полупуд. — Всяко приятнее, когда спасением жизни своему, а не чужаку обязан.
  Казак вывернул наизнанку штаны, внимательно осмотрел каждый шов и только после этого, натянул шаровары на себя. Проделал то же с рубахой, но надевать не стал — протянул мне.
  — Держи, парень. Господу все равно, а промежду людей принято срам прикрывать. Да и замерз ты, я вижу, изрядно. Вона, как скукожился весь.
  Как мокрая рубаха может согреть, я не понял, но от одежды отказываться не стал. А как только просунул голову в воротник, Василий приступил ближе и, не глядя на меня, тихонько прошептал:
  — Рот открой…
  Я и разинул варежку. От удивления.
  — Язык цел… Голову наклони…
  Мог бы и не просить. Поскольку его ладонь уже легла на мой затылок, и шея сама согнулась под непреодолимой тяжестью. Потом пальцы казака неожиданно бережно прикоснулись к шраму на макушке. На прошлой неделе с отцом калитку на даче чинили. Вернее, отец чинил, а я ассистировал. Подай-принеси-убери. Да и то ухитрился поскользнуться и въехать головой аккурат в завесу. Крови было… Рана хоть и небольшая, но достаточно глубокая, чтобы след остался. Вот его-то Васили сейчас и нащупал.
  — Угу… Слышишь хорошо. Рубец свежий имеется. Хоть и вскользь прилетело, но видимо зашибло крепко. Стало быть, не врожденная немота, а от удара… — сделал вывод самозваный лекарь. — Это радует, парень. Проси у Господа милости, и если будет на то воля Его — заговоришь. Доводилось, знаешь, повидать, как бывалые казаки, не чета тебе закаленные воины, немыми с кровавой сечи выбирались, а потом — кто через час… кто через пару лет — но дар речи обретали. А я, уж будь покоен, к твоей молитве и свою просьбу присоединю. Со всей искренностью.
  «И за это, казак Василий, отдельное тебе спасибо. Не за молитву, а что еще один совет дал. Значит, если я на днях или чуть попозже заговорить надумаю, тебя это не удивит».
  — Жаль только, имени твоего так не узнал. Придется прозвище придумать… — и Полупуд уставился на меня с задумчивым прищуром во взгляде.
  С этим поворотом сюжета я согласиться не захотел. Казацкие прозвища иной раз такие заковыристые бывали, что при детях и женщинах лучше не произносить. Поэтому, поднял руку, привлекая внимание запорожца, потом присел и стал выводить мундштуком на песке большие литеры. Неторопливо, как ребенок. Все же средневековье на дворе.
  — Так ты грамоте обучен, что ли? Это добре… — обрадовался запорожец. — Сам я, правда, только некоторые литеры знаю, но поглядеть можно…
  Он встал у меня за спиной и стал читать вслух.
  — Покой… Ять… Твердо… Рцы… Петр, что ли?
  Я кивнул. Дважды.
  — Ну, со знакомством, Петро… — казак Василий без обиняков сграбастал меня в объятия и стиснул так, что чуть ребра не хрустнули.
  Я с семи лет по разным секциям ходил. Футбол, плаванье, водное поло, самбо… На первом курсе, когда еще успевал совмещать учебу с тренировками, кандидата по боксу сделал. Потом студенческая жизнь завертела и не до спорта стало, но до последнего времени не реже чем раз в неделю в «качалку» заглядываю. А дома, под настроение, полторапудовую гирю тягаю… Да и зарядкой не брезгую. В общем, слабаком себя не считаю, и все же — ощущение было, словно под пресс попал. Неимоверная силища у человека…
  Нет, что не говори, а повезло с товарищем. Еще и считающим себя обязанным мне жизнью. Так что теперь я здесь точно не пропаду. Где бы это самое «здесь» не находилось.
  
  * * *
  
   — Славное мы с тобой войско, Петрусь… — скептически оглядев нас, хмыкнул Полупуд. — Шаровары и те одни на двоих.
   Вместо ответа я только руками развел.
   — Ну, ничего. Обновка дело поправимое… — продолжил размышлять вслух запорожец, зачем-то оглядываясь по сторонам. Неужто считал, что одежда тут вот так, запросто валяется. Объедки у костров — да, имелись. Но теперь, когда я больше не один, наклониться и поднять огрызок лепешки с земли, утоптанной сапогами, перемешанной с золой и пеплом, — стало зазорно. Вот уж действительно: человек на многое способен, когда его никто не видит, и совсем иное — на миру.
   — Вчера одного из невольников гадюка укусила… Летом, особенно перед грозой, они злющие, — заметив мое недоумение, поделился соображениями казак Василий, заодно объясняя вчерашнее происшествие.
   — Яд я высосал. Но, когда попросил татарина огня — ранки прижечь, этот сучий потрох, взял и зарубил Грицька. Просто так… Забавы ради. И ведь видел, как я с укусом возился и кровь отравленную сплевывал… Чтоб его, кобыльего сына, вместе со свиной требухой в могилу закопали!..
   Казак зло сплюнул и перекрестил рот.
   — Не сдержался я и отблагодарил. Как смог. Жаль, что только левой рукой дотянулся. Зато, приложил от души. — Полупуд продемонстрировал увесистый кулак. — Голомозый лишь сапогами мелькнул…
   Я кивнул. Да, такой «кувалдой» можно запросто быков на бойне глушить.
   — А потом на меня остальные набросили. Хрястнули чем-то по затылку… тоже, не жалея. Так что и не помню больше ничего. Вроде, еще били, но это уже как во сне. Очнулся, когда ты меня угольком прижигать стал… — Полупуд непроизвольно покосился на разворошенный муравейник и заметно вздрогнул. — Тьфу, напасть анахтемская... Храни тебя Господь и Пречистая Дева Мария, Петро... Не дал пропасть ни за понюх табака.
   Помолчал немного и продолжил спокойнее.
   — Так вот, думаю, басурмане не стали утруждать себя похоронами Грицька. В лучшем случае — бурьянами притрусили.
   Я сразу и не взял в толк, к чему запорожец клонит, а когда сообразил — недоверчиво уставился на него. Василий понял вопрос и без слов.
   — Согласен, не в христианском обычае покойников раздевать. Но ты, Петро, сам посуди… Во-первых, — мы похороним бедолагу. Что само по себе дело благое и нам зачтется. Во-вторых, — душе, когда она пред ликом Господним предстанет, все едино — наг усопший в могиле или в ризах почивает. А в-третьих, — нам с тобой еще ясырь от басурман отбивать предстоит. А это, брат, такое дело, что его лучше в штанах делать. Потому как много ползать придется. При этом, желательно не отсвечивать… белым телом.
   Полупуд коротко хохотнул и ткнул меня кулаком под ребра. Весьма чувствительно.
   — Уразумел, отрок?
   Положим, преимущества одетого перед нагим мог и не разжевывать — и так все понятно. Но натягивать на себя шаровары покойника. Учитывая, что в эти времена ни о каких трусах или кальсонах еще и слыхом не слыхивали… М-да. А с другой стороны, не слишком ли привередливым я стал? Как для того, кто совсем недавно готов был поднятыми с земли объедками питаться… Секонд-хенд ему, видите ли, не угодил.
   Тем более что, если с умом к делу подойти, то ничего страшного. Муравейник имеется. Пропади он пропадом… Накрыть его на часок одеждой — лучшей дезинфекции и не придумать… После, простирнуть с песочком и можно носить, как собственную.
   — О! — казак Василий указал рукой на горбок свежей земли. — Кажись, напраслину я на басурман возвел. Не поленились по-людски похоронить… Нет, это понятно, что яму невольники вырыли, но все же — не бросили, как падаль. Ладно… За это и я, когда придет время, тоже их уважу. До заката закопаю.
   Полупуд подошел к могиле, потом взглянул на мои руки — на свои, и неодобрительно помотал головой.
   — Не, Петро. Тут с тебя толку не будет. Сам управлюсь. А ты поброди вокруг, осмотрись. Может, еще что нужное найдешь. Ну и помолись… — Потом опустился на колени и широко перекрестился. — Прости нас грешных, Господи. Сам зришь… Не корысти ради, а токмо по нужде великой… — и принялся отгребать землю.
   Сложенные лодочкой мозолистые ладони Полупуда раскапывали рыхлый грунт не хуже совковой лопаты, так что я послушался и не стал соваться с предложением помощи. Действительно, только мешать буду. Лучше и в самом деле молитву вспомнить. Благодарственную… Поскольку, судьба хоть и сыграла со мной злую шутку, выбросив за борт привычной жизни, о спасательном круге не забыла. В виде казака-запорожца.
   Заодно и о других потребностях позабочусь. За всей этой беготней совсем о личной гигиене позабыл, — а организм требует. Привык, знаете ли, к расписанию. Еще с первого класса приучен. В семь тридцать — вынь да полож ему водные процедуры. А так же, все то, что им предшествует. И никакого, между прочим, разногласия. Как сказал писатель, в чистом теле и о возвышенном думать сподручнее.
   Высмотрел я в ивняке местечко поуютнее и потрусил в ту сторону… Хорошо, под ноги смотрел. И двадцати шагов отбежать не успел, как буквально наткнулся на труп… Вернее, я сперва подумал, что это какие-то лохмотья, выброшенные за полной ненадобностью, такой у них был неказистый вид. Но, когда пригляделся, то вздрогнул от отвращения. У моих ног лежала не кучка тряпья, а обезглавленное тело.
   В смятении я совершенно позабыл что притворяюсь немым и едва не окликнул Василия. К счастью, он отозвался первым.
   — Ты глянь, Петро, чего я откопал! Это же басурманин! Тринадцать пресвятых апостолов! То-то я не мог понять: с чего голомозые на меня так обозлились, что на деньги наплевали и казнить решили. А оказывается, я того охранника прибил… Ну и поделом, собаке.
   Пока казак все это проговаривал, я немного успокоился и, согласно роли немого, замахал руками и замычал, привлекая внимание.
   — Чего тебе?
   Я повторил мычание громче, жестами подзывая Василия и указывая на труп.
   — Сейчас, погодь. Не горит же?
   Я кивнул. Покойнику действительно «не горело». Что бы в мире не происходило — его это уже совершенно не беспокоило.
   — И что ты на это скажешь, Петро? Ах, ну да… Тогда послушай, я скажу… Если уж не везет, то и конь в конюшне ослом обернется. Ни тебе халата, ни сапог… Обобрали друзья покойника до нитки, только саван посмертный… Впрочем, если кусок отрезать, то на один запах хватит. Все лучше, чем нагишом… Сейчас, вытащу голомозого — посмотрим. Чего застыл как пень? Иди сюда… Или, и вправду важное что нашел?.. Гм, а где же тогда тело хлопца?
   Я развел руками. Мол, и да, и нет… Но, потом, все же кивнул.
   — Ладно, иду…
   Запорожец одним ловким движением выпрыгнул из могилы и подошел ко мне. Взглянул на обезглавленное тело, вздохнул и перекрестился.
   — Прими душу, Пречистая Дева, безвинно усопшего раба Божьего… Грицька. Насильственной смертью помер отрок — стало быть, мученик. Вишь, как оно выходит, Петро. Перехвалил я нехристей. Думал, что-то человеческое в них еще осталось, а они — как падаль бросили. Зверью на поживу… Берись за ноги, к могиле понесем. А голова-то где? — только сейчас обратил внимание на отсутствие части тела Полупуд.
   Я пожал плечами. Посмотрел уже вокруг, сколько рост и трава позволяла. Может, татары, голову в кусты забросили, насмехаясь над покойным? А то и вовсе — в реку спихнули…
   — Потом поищем, берись…
   Полупуд нагнулся и взял покойника за плечи, я — глотая комок, подступивший к горлу, заставил себя потянутся к ногам трупа, но в этот момент запорожец насторожился, пригнул голову, словно прислушивался и приложил палец к губам:
   — Тсс!
   Видимо, по привычке. Я же, типа, немой. Понятное дело, что помолчу.
   — Кажись, кто-то скачет… С той стороны.
   Василий указал на противоположный берег.
   — Думаю, Сафар-ага решил послать кого-то, проверить как я поживаю. Или добить… Ну, что ж, встретим дорогого гостя, как полагается по казацкому обычаю. — Запорожец почесал затылок, что-то прикидывая, а потом продолжил. — Значит так, Петро. Я встану у дерева, а ты спрячься в могилу. И не высовывайся. Справлюсь…
   «Куда?! — я чуть снова не проговорился и едва успел проглотить уже срывающиеся с языка слова. Зато, замычал качественно, помогая себе бурными жестами, что должно было означать: — Я не хочу лезть в могилу! Зачем? Лучше в кустах пережду»
   — Боишься мертвецов, что ли? — вздел брови Полупуд. — Ну, это ты зря. По нонешним временам, покойники самый смирный народ. Полночью, в полнолуние, положим, я и сам не стал бы рисковать, но среди белого дня… чего опасаться? Беда не в земле лежит, а на коне скачет.
   Все равно, не убедил. День или ночь — пофиг. В могилу не полезу. Я упрямо помотал головой и на всякий случай попятился.
   — Ладно, ладно… — уступил казак. Видимо, не было времени на дебаты. — У каждого свои причуды. Схоронись в кустах… Да поживее. Слышишь: басурманин коня не жалеет. Вот-вот у переправы покажется… Стой!
   Полупуд вопреки своему же приказу сохранять тишину рявкнул так, что я аж присел.
   — Совсем заморочил голову… Сорочку снимай! Меня ж одетым привязали…
   «Черт! Хорошо что Василий вспомнил. Иначе, всей засаде гаплык… Вряд ли татарин решил бы, что рубаху муравьи сожрали. А заподозрив неладное, вполне мог изрешетить казака стрелами, даже не приближаясь».
  
  
  
   * * *
  
  
  
  
  Полностью текст и продолжение цикла "Новик" можно будет прочитать только здесь:
  Присоединяйся ко мне на Целлюлозе, там мои книги

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Тринкет.Сказочная повесть" О.Куно "Горький ветер свободы" Ю.Архарова "Лиса для Алисы.Красная нить судьбы" П.Керлис "Вторая встречная" К.Полянская "Лунная школа" О.Пашнина "Его звездная подруга" Л.Алфеева "Аккад ДЭМ и я.Адептка Хаоса" М.Боталова "В оковах льда" Т.Форш "Как найти Феникса" С.Лысак "Кортес.Огнем и броней" А.Салиева "Прокляты и забыты" Е.Никольская "Белоснежка для его светлости" А.Демченко "Воздушный стрелок.Гранд" Н.Жильцова "Наследница мага смерти" М.Атаманов "Защита Периметра.Восьмой сектор" А.Ланг "Мир в Кубе.Пробуждение" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Сестра" А.Дерендяев "Сокровища Манталы.Таинственный браслет" В.Кучеренко "Головоломка" А.Одинцова "Начальник для чародейки"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"