Говда Олег: другие произведения.

Пустынные земли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Lоса Deserta - Пустынные земли. Приключения нашего современника в мире Mount & Blade. Warband. А точнее в своеобразном миксе из популярных модов "Wedding dance", "Custom settlements" и "Огнем и мечом". От себя - герой и попытка не только выжить, но неплохо провести время.

  Степан Кулик
  ПУСТЫННЫЕ ЗЕМЛИ
  
  'Ищешь разлук или новых встреч,
  Солнечных дней иль ночей туманных?
  Выход единый - огонь и меч!
  Всё остальное - пути обмана'
  Ш. Лесная
  
  Часть первая
  ЕСТЬ РАЗГУЛЯТЬСЯ ГДЕ НА ВОЛЕ!
  
  Глава первая
  
  Белый потолок торопливо проносится мимо, подсвеченный, как взлетная полоса, длинными люминесцентными лампами. Они, словно разметка на шоссе, указывают верное направление, не позволяя столкнуться, суетящимся вокруг людям.
  - Третья операционная готова? - спрашивал кто-то неразличимый в общем хаосе, зато, судя по командным интонациям, обладающий властью и правом распоряжаться. - Катите его в третью.
  - Готова... - голос принадлежал женщине. Смертельно уставшей женщине. - Но у нас больше нет донорских тел. Везут из Склифа. Обещали через полчаса. Везде пробки... Даже с мигалками не пробиться.
  - Черт! Слишком большая кровопотеря. Полчаса мы его не удержим...
  - Иван Петрович! Иван Петрович! Еще двоих доставили! Перелом нижних конечностей! Будете смотреть?
  - Нет. Денисову вызывайте. Полчаса... Черт! Отставить третью. Везите в семнадцатую.
  - Как? Вы хотите его...
  - Зинаида Ильинична, можете предложить лучший вариант? Нет? Тогда, будьте любезны, выполнять мои распоряжения без дополнительных рассуждений.
  - Но...
  - Черт вас возьми, доктор! Я не понимаю что ли?! - сорвался на крик главный врач. - Нет у нас с вами, а главное - у него, этих тридцати минут. И даже пятнадцати нет! Поэтому, давайте спасать что можем. А судить или миловать нас будут потом. Беру всю ответственность на себя. Выполняйте!
  Занятный разговор. Понять бы еще у кого такие проблемы со временем и куда меня везут.
  Коридор сделал крутой поворот, и на потолке шляпой огромного гриба возникла многофункциональная хирургическая люстра. Я такие раньше только в кино видел. Она, даже, наверняка как-то иначе называется. Но, я же не доктор, откуда мне знать, как?
  - Подключайте... - распорядился врач. А мгновением позже мужское лицо заслонило все остальное. - Антон, вы слышите меня?
  Слышать-то я слышу. Вот только ответить не могу. Даже моргнуть по собственному желанию не получается. Как во сне.
  Мужчина подождал какое-то время и, не заметив реакции с моей стороны, продолжил:
  - Надеюсь, все же, что слышите. Помимо различной степени сложности переломов и разрывов, у вас обширная черепно-мозговая травма. Повреждения несовместимые с жизнью. Слишком близко оказались к эпицентру. И вы, к сожалению, далеко не единственный пострадавший, которого доставили в нашу клинику. Я не могу спасти ваше тело и с каждой минутой теряю шанс восстановить полноценную работу мозга. У нас нет свободного донора для пересадки, но... даже если б и был, я не смог бы гарантировать, что в результате вы не станете пускающим слюни идиотом. Простите за откровенность, но если вы меня слышите, то должны представить сложность ситуации. Если не слышите - хуже не будет.
  Я слышал, но ничего не представлял. Какие травмы и, тем более, разрывы? Да, я почему-то не могу пошевелиться, но ведь и не болит ничего. Абсолютно.
  - Я даже не могу снять полную копию личности, поскольку при таких повреждениях, она будет иметь чудовищные искажения. Вы забудете большую часть прошлой жизни и половину знаний. А в худшем случае - станете кем-то другим, почти не имеющим ничего общего с собою нынешним. Поэтому, я принял решение использовать единственную возможность, которая имеется сейчас и здесь. Ваша личность будет скопирована и перенесена в обучающий компьютер. Система прошла все необходимые испытания и, хотя, еще не получила сертификат, вполне пригодна к эксплуатации. Ее предназначение - помощь детям с альтернативным развитием, но ваш случай тоже подходит. Поскольку травма свежая и не все ассоциативные связи уничтожены. Грубо говоря, информация битого кластера, может быть продублирована в уцелевшем. И, произведя дефрагментацию, ваш мозг сможет из разрозненных частиц восстановить целостность личности.
  Один умный человек сказал, что чем больше в тексте терминов и умных слов, тем неувереннее точка зрения докладчика. Так и тянуло произнести крылатое: 'Короче, Склифосовский...' Но язык тоже не слушался.
  - В общем, - врач будто услышал мои мысли и сократился. - Запомните следующее. Где бы вы сейчас не оказались, это не настоящая жизнь. Все будет происходить только в воображении. А еще - к сожалению, не могу точно сказать, сколько времени пройдет в вашем восприятии - час, день или год - пока мы вернем вас к нормальной жизни. Но сделаем это безусловно. Обещаю... Главное, постарайтесь там не умереть. Потому что...
  Люстра под потолком мигнула раз, другой и все утонуло в непроглядной тьме. Словно весь мир залили чернилами.
  'Глубокой ночью афроамериканцы добывают в шахте уголь...'
  
  Солнце! Небо! Деревья! Трава! И все остальное по списку... Причем, непременно с восклицательным знаком. Потому что я живой, целый и невредимый. Одетый, правда, в какие-то странные одежды, словно по дороге в аэропорт успел заглянуть в театральную гримерную и вырядился, как на бал-маскарад. Кафтан, шаровары и... шпага! Не парадная зубочистка и пародия на оружие, которой лихо размахивают в кино разные 'д'артаньяны', а настоящий меч. Чуток облегченного вида, но вполне грозный. Эх, размахнись рука, раззудись плечо...
  Я стою на хорошо утоптанной грунтовке, перекрытой бревенчатым забором, типа изгородь. Впереди, на расстоянии прямой видимости, небольшая деревенька. Три или четыре старинные 'шевченковские' хаты-мазанки под соломенными крышами. Может, и больше, но за облитыми цветом вишнями не видно.
  И где это я? В голове звенящая пустота, словно на третий день запоя. Но без сухости во рту и рези в висках.
  - Бабах!
  Пока разглядывал, у вишневом саду несколько раз выстрелили. Странный звук. Но, явно не мелкого калибра. Если охотничье ружье, то 'двенадцатка' или еще крупнее. Зайти глянуть или, от греха подальше, пока не поздно, топать в другую сторону?
  Оглянулся. Голая, безжизненная степь аж до самого горизонта. Не... Там точно ловить нечего. Человек, животное стадное. Значит, надо к людям...
  Подошел ближе и попытался перелезть через изгородь. Изгородь не выдержала веса и рухнула с громким треском, обдав меня щепками и трухой.
  А как только путь освободился, примерно метрах в двадцати, прямо по дороге, из-за кустов сирени выскочил какой-то полоумный мужик и побежал в мою сторону, размахивая над головой толстой палкой, с кое-как обрубленными сучьями.
  - Убью!
  Не, я сам из тех, кто придерживается принципа, что незваный гость хуже татарина. Но зачем же так радикально? Впрочем, в чужой монастырь... А кто к нам с мечом, тому мы в и сами орало... со всем нашим удовольствием.
  Шпага удобно легла в ладонь, и я встретил мужичка длинным выпадом на предельной дистанции. Укол в грудь остановил неудавшегося душегуба и заставил задуматься. Второй выпад, в живот, мужичку понравился еще меньше. Он даже руку с дубьем опустил. Вот и ладушки. А теперь так... я сменил тактику и рубанул противника наискось по шее. Мужичонка грустно вздохнул и улегся ничком на траву.
  Обыскивать покойника не имело смысла. В сравнении с ним любой бомж мог считаться Крезом. М-да, от такой жизни и я бы на каждого прохожего стал кидаться. Или он меня с теми, что стрельбу затеяли, спутал?
  Кстати, где они? Не пора ли на сцену?
  Неизвестные личности разбойничьей наружности тут же и объявились, вынырнув из-за угла ближайшей хаты. В количестве трех штук.
  Ого! А 'штуки' не хилые. Не чета убиенному бомжу. Эти мне явно не по зубам. В кольчугах с зерцалом, шишаках с бармицей* (*тип шлема). Но это еще ладно, чем больше железа но бойце, тем медленнее он двигается. Хуже другое. Одной рукой вояки сжимают сабли, а другой... нет, не парные кинжалы, что тоже не сахар, а - пистоли! Еще и древние, как изобретения пороха. В том смысле, что со стволами, как у ракетниц. Два пальца просунуть.
  То есть, натуральный аллес капут!
  Я к ним даже приблизиться на дистанцию укола не смогу. В три ствола они из меня такую скворечницу сделают, что индюков заселять можно. А если в пистолях не пули, а картечь - то дуршлаг.
  - Эй, сударь! Идите скорее к нам! - неожиданно взмахнул рукой один из троицы. - Я вижу, вы приличный человек и случайно оказались в этой местности.
  Интересно, и из чего сие следует? У меня что на лбу написано 'приличный человек'? В века, соответствующие нарядам и вооружению, если и писали что на личности, то каленым железом. И совсем обратного значения. Впрочем, если хорошо вооруженные незнакомцы желают считать меня достойным компании, я возражать не собираюсь. Сказали 'приличный', значит так тому и быть.
  Не делая двусмысленных движений и приклеив на фейс дружелюбную улыбку, подошел ближе.
  - Деревня просто кишит бандитами, - словно о безделице, ровным тоном сообщил все тот же воин.
  Еще одна новость. Ну, и где ж они кишат и роятся, между всеми этими тремя хатами?
  Отставить... Мазанок заметно прибавилось. Штук десять еще прорисовалось сквозь заросли вишняка. И даже больше того - деревенька приобрела статус села. Поскольку позади хат, сквозь туман проклюнулась увенчанная старинным православным крестом маковка церкви.
  А уже из нее полезли бандиты. Мародерствовали или грехи замаливали, в предчувствии скорой кончины? Не суть... Лихие люди местного разлива выглядели как родные братья того бедолаги, которым я открыл свое личное кладбище в этом мире. Обноски и дубье. Так что, невзирая на существенное численное преимущество, ни фига им не светит.
  Троица воинов вошла в толпу, как горячий нож в масло. Так что, если я хочу кое-какой почет приобрести, следует поторопиться. Надолго этих гопников не хватит.
  Завопив 'Банзай!', достал шпагу и пристроился в кильватере новых знакомцев. Там ткнул острием над плечом, того рубанул, пока тать примерялся как половчее огреть по шлеме воина. Сам получил по спине дубьем и весьма не хило... Но и не смертельно. Толстый кафтан удар смягчил.
  Ну и я не поскупился на ответ... А спустя несколько минут на ногах остались только мои знакомцы и я. Толпа недоразвитых лиходеев живописно валялась на площади, не подавая признаков жизни.
  - Спасибо за помощь, сударь, - галантно произнес все тот же воинов. От остальных, кстати, весьма молодых парней, его отличала мягкая вьющаяся бородка и такие же русые усы. - Без вас мы бы не справились.
  - Думаю, вы сильно преувеличиваете, сударь, - я тоже могу быть учтив. Особенно, когда это правда и бесплатно. - Вы втроем могли разогнать весь этот сброд нагайками, даже не запылив сапог.
  - О, учтивость достойная похвалы, - неизвестно чему обрадовался бородач. - Разрешите представиться. Данила Вяземский. Сын боярский со товарищи. С кем имею честь?
  - Антон...
  Вообще-то, наверно, стоило присовокупить фамилию, отчество или титул какой-то, в средние века к имени относились уважительно, но оказалось, что я не знаю о себе больше ничего. К счастью, боярин удовлетворился и этим ответом.
  - Весьма приятно... А что до благодарности за помощь, зря не верите. Здесь пошаливает банда Васятки Косого. И это даже не десятая часть его людишек. Думаю, нам следует поискать лошадей и убираться отсюда, пока не подоспела вся банда.
  Вот как? Поискать? И где? В мазанках или тоже - в церкви?
  Но, как оказалось, я просто был невнимательным, когда осматривал окрестности. В селе имелся и постоялый двор. На два лаптя левее церкви. Правда, ворота в него оказались заперты на огромный амбарный замок.
  - Держи, Антон... - Вяземский вручил мне старинный пистоль. Блин, чуть не выронил. В нем весу полпуда, не меньше. - Замок старый. Думаю, хвати пары выстрелов. Только прицелься хорошенько и перезарядить не забывай.
  Твою дивизию... То-то мне все время кажется, что я уже где-то, что-то похожее видел. А это ж элементарная учебка. Обычное дело во всех играх. Дают персонажу к оружию приноровиться, движения разучить. Азы верховой езды, опять-таки. Поэтому и грабить нечего, несмотря на кучу павших противников.
  И что из этого следует? Что я в игре? Как такое возможно?
  Какая-то мысль завертелась перед глазами, но, невзирая на все усилия, в руки не далась. Осталось только ощущения, что я на верном пути. То есть, догадка не противоречит логике.
  Блин, пить надо меньше и на ночь фантастику не читать.
  Гм... А вот если бы я перед сном посмотрел порно, то где бы сейчас был?
  Если бы, да кабы во рту выросли грибы... Какой смысл рефлексировать и катать варианты, если нет четкого понимания: 'что, где и когда'. А есть предложены условия, где либо ты делаешь, что надо, либо тебя самого сделают. Со всеми вытекающими последствиями... Вкурил? Тогда, вперед и с песнями. Увидеть, чем все закончится можно только в том случае, если дожить до финала.
  А раз так, то нечего возиться. Надо все по быстрому пройти и вперед, к приключениям. Которые, обещают быть весьма заманчивыми. Люблю средневековье... По книгам и фильмам, естественно. Но все же есть в нем некая притягательная сила. В том далеком времени, когда людей на всей планете было в тысячу раз меньше, а расстояния - в тысячу раз длиннее. В плане преодоления, естественно.
  Поднял пистоль обеими руками, прицелился в замок и бабахнул. Мимо. Как и следовало ожидать. Отдача сумасшедшая. Едва не выронил.
  Перезарядил. Прицелился. Бахнул. Замок заметно вздрогнул, но остался висеть.
  Еще раз перезарядился, не особо заморачиваясь количеством оставшихся зарядов. В учебке, как правило, всего достаточно.
  - Бабах! Бздынь... Геп!
  Замок упал вместе в дужками и запорной скобой. А створки ворот, словно только этого и ждали, гостеприимно разъехались, открывая доступ к вместительному подворью. На котором, у коновязи чинно помахивала хвостами четверка коней. Ну, правильно. Как раз каждому по одному.
  Долго не выбирая, я подошел к ближайшему и запрыгнул в седло. Повод, будто сам собой оказался у меня в руках.
  - Следуй за нами, - призывно махнул рукой боярский сынуля, и вся троица резво сорвалась с места. Даже не выезжая обратно на площадь. Огородами.
  - Давай, родная... - я стиснул бока лошади, и она послушно сдвинулась с места. Проверив разные варианты нажимания коленями и дерганьем за повод, я быстро освоился с системой вождением. И пяти минут не прошло, как конь шел или скакал именно туда, куда хотел я, и с нужной мне скоростью. А после и останавливался, если я того требовал. Вот только с поворотами на месте получалось немного сложнее, но, решив, что не все плюшки надо жрать сразу, я нашел взглядом воинов, поджидающих меня за деревней у реки, и поскакал к ним...
  - Держись рядом, Антон! - почему-то, как глухому заорал Дмитрий. - Банда уже близко.
  И как по заказу, на противоположном берегу реки возник небольшой отряд всадников. На первый взгляд, человек десять. Такие же оборванцы, как и те, что остались в селе. Только верхом. Даже вооружены все тем же дрекольем.
  - Банзай...
  Пистоль снова оказался в руке. Подскакав ближе, я всадил заряд в сбившихся в кучу бандитов. Попал, не попал. Пофигу. И направил коня в сторону. Хотел пульнуть еще раз, но не получилось. Перезарядить забыл. Ага, вот где западло спряталось. На перезарядку уходит несколько секунд, и все это время я беззащитен. Нафиг... Использовал пистоль еще раз и сменил его на шпагу. Проще пареной репы. Просто подумал 'Шпага', и она тут же оказалась в руке.
  - Банзай!!!
  Почему 'Банзай'? А фиг его знает. Не 'ура' ж вопить. А так - и грозно, и стильно.
  Понимая, что учебка заканчивается, я врезался в толпу разбойников и стал хлестать шпагой налево и направо. На ходу пытаясь вспоминать или осваивать навыки фехтования...
  
  * * *
  
  Сын боярский спешился и чистил клинок от вражьей крови. На меня, вроде, как бы и не глядел, но чувствовалось - в поле зрения держит и в каждую секунду готов обернутся.
  Шагнул к нему и прокашлялся. Надо ж с чего-то разговор начинать. Не, можно, конечно, сделать физиономию кирпичом и уехать по-английски, но что-то мне подсказывает - это не лучшее решение. В конце концов, в неизвестном месте союзниками, хоть и временными, не разбрасываются. Особенно, если вопросов у меня сейчас, как у того дурачка, что сотню мудрецов замучил.
  - Слушаю тебя, Антон? Вижу, спросить что хочешь?
  - Да... Если позволишь, хочу узнать: кто вы и что делаете в этой, ммм... глухомани?
  Боярыч ответил без малейшего удивления. Словно полицейский в исторической части города, к которому туристы пристают по сто раз за день.
  - Здесь неподалеку, вон за той рощицей тракт Москва-Париж. Я - старший патруля. Наша задача: обеспечивать свободный проезд почте, купцам и путешественникам, вроде тебя. Впрочем, такому лихому рубаке, защита как раз не нужна. Не удивительно, что в одиночку путешествуешь.
  Дмитрий дружески усмехнулся, мол, не стесняйся, спрашивай. Товарищи ждали его в сторонке, не слезая с коней. Ну что ж, почему не воспользоваться случаем. Другого может и представиться.
  - Не расскажешь немного о здешних местах? Я издалека пришел... Влезу ненароком куда не следует. Вы и меня, как бандита гонять станете.
  Вяземский почесал подбородок и призадумался.
  - Ну, что тебе сказать... Здешний воздух пропах пороховым дымом и гарью пожарищ. Восточная Европа на грани новой большой войны. Запорожские казаки много лет сражались с польской шляхтой за свои вольности, но были почти разбиты, и гетман Богдан Хмельницкий обратился за помощью к русскому царю. Совсем недавно, в городе Переяславе, гетман принес присягу Алексею Михайловичу. Теперь Московское Царство и Войско Запорожское готовятся вместе напасть на Речь Посполитую Польскую, а Королевство Швеция и Крымское Ханство ждут, чем закончится назревающая война, чтобы успеть и себе кусок отхватить. Императрица амазонок разрешает своим воительницам наниматься во все войска, но границы Империи держит на замке. Кроме отважного Марко Поло, еще ни один мужчина, пересекший Снежный Отрог, где поселились фурии, не сумел вернуться назад.
  - Интересно...
  Я решил уже было откланяться, терпеть ненавижу политинформацию. Можно подумать, мне не пофигу, кто там кого и где воюет. Сперва надо самому на мир поглядеть. Найти в нем свое место. А там видно будет. Но все же сдержал норов и задал следующий вопрос:
  - Расскажи еще немного. Как такому как я здесь устроиться? Чтоб работы поменьше, а денег, наоборот - побольше... - и широко осклабился, давая понять, что шучу.
  Сын боярский усмехнулся в ответ. Мол, понимаю. Сами такие, лишних забот и трудов не ищем.
  - За здешние земли сражаются шведы, поляки, русские и казаки. Да и крымчаки не против под шумок поживиться. Им без разницы, где невольников брать. Лишь бы побольше. Императрица амазонок пока за пределы своего государства не высовывается, но вряд ли останется равнодушной, если другие государства достаточно сильно ослабнут в междоусобных войнах... Советую тебе поездить по ближайшим селениям, городам и крепостям. Там ты можешь купить оружие и припасы. Разузнать свежие новости. Городские головы и сельские старосты могут дать тебе поручение. За соответствующую оплату. Бесплатный совет: не зарься на сумму, берись только за те дела, что тебе по силе. И еще, пойми меня верно, но никогда не проходи мимо корчмы. Там можно встретить интересных людей, найти спутника, нанять отряд... Силой померяться с завсегдатаями. На спор, естественно.
  Во, как... Прям, как в басне о пропойце, которого в Рай не пускали. Взял он тогда святого Петра за грудки и спрашивает: 'За что такая немилость? Разве ж я когда в церкви был, или мимо трактира прошел?'
  - Спасибо за столь обстоятельный рассказ, боярин. С чего посоветуешь начать? В том смысле, какое жилье поблизости?
  - Времена неспокойные нынче... Хороший наемник на вес золота. Я вижу, человек ты бывалый, пороху понюхавший. И все же, начни с поручений попроще. Истребляй разбойников, сопровождай караваны. Присмотрись к миру, а там и сам разберешься. Без чужих подсказок.
  Тонкий намек на толстые обстоятельства? Типа, я тебе нянька что ли? Взрослый мальчик, сам разберешься. Значит, пора и честь знать.
  - Спасибо еще раз. Счастливо оставаться... Авось, свидимся еще. Тогда и отблагодарю за науку.
  Ошибся. И десяти шагов отъехать не успел, как Вяземский крикнул вдогонку:
  - Антон! Если поедешь на запад... - взмах рукой в нужном направлении. Гораздо левее того, куда я двинулся наобум, - то в двух часах пути будет деревенька Замошье. Загляни к старосте и передай от меня приветствие. Думаю, он найдет для тебя занятие на первое время. А так же, кров и пищу. Ну, а когда надоест крестьянский уют - оттуда и до Смоленска рукой подать. Удачи, воин. Девки там ядреные... гляди, головы не потеряй.
  - И вам не хворать...
  Сколько там Дмитрий сказал до деревни? Два часа пути? Это если шагом и по дороге. А если рысью и напрямки?
  - Но, сыть волчья, шевели копытами!
  Конь на оскорбление не обиделся. Не понимал человеческой речи, значит. Ну и добре. Сказку о волке и царевиче не заказывал. Кстати, о сказке... Интересная ситуация. Кто я - не помню... Кроме имени. Где я - тоже не знаю. Кроме того, что этот мир как бы не совсем настоящий. Почему я так считаю? Тоже вопрос... Откуда взялся - в том смысле: кем и где был раньше - совершенно никакой информации. Натуральный Иван Родства Непомнящий. Может, я тать безжалостный? А может, наоборот - горемыка несчастный, безвинно пострадавший и от злых людей скрываюсь? Как сюда попал и каким Макаром выбираться - ответ универсальный: не знаю! Словно и не жил до того момента, как оказался на дороге перед тем тыном. М-да...
  Ай, и наплевать. Главное - живой и здоровый. Оставим прошлое прошлому и попытаемся сегодняшний день прожить так, чтобы не жалеть о нем в будущем.
  -Эх, раз, да еще раз, да еще много, много раз.
  Подстегнутый моим завыванием, конь резво затрусил по равнинам и по взгорьям, а в одном месте даже ручеек небольшой перешагнул. Мелькнула было мысль напиться, но по здравому рассуждению, решил не рисковать. Кто знает, какие в здешней водице вирусы могут затаиться. Лучше уж в деревеньке молочком парным разживусь. Или, по совету боярского сына, в корчме пивка отведаю. Или кваску... Заодно и за жизнь послушаю. Надо ж голову чем-то наполнять. А то она у меня сейчас на манер моей же переметной сумы, где хоть шаром покати.
  - Стой! Стоять!
  Троица татей выпрыгнула из какой-то промоины, буквально метрах в десяти впереди меня. Одетые во все ту же рвань и вооружены дубьем. Даже с хладного трупа снять нечего будет. Кроме горсти блох и вшей. Почти, как в анекдоте о голом грузине.
  - Стоять! Кошелек или жизнь! - дружно вскинули дреколье грабители.
  - Стой постой, карман пустой. Да шо ж вы тут все так орете? Не глухой. Сейчас педаль тормоза найду и остановлюсь. А как же. Даже не сомневайся...
  'Начнем, пожалуй, с пистоля'
  И додумать до конца не успел, как руку дернула вниз пока еще непривычная тяжесть. И сразу же бабахнула.
  Блин. Видимо, в прошлый раз я его уже заряженным спрятал. Зря заряд потратил... Нет, не зря... Тот бедолага, что стоял правее, больше не стоит, а низко кланяется, прижимая руки к брюху.
  'Во, а теперь и эфес на ладони согреем!'
  Оружие послушно поменялось. Посыл шенкелями коню, и я рядом с самым горластым. Рублю без затей. Сверху вниз, как дрова. Из всех доспехов у разбойника только собственная кожа, - которая, как и следовало ожидать, не устояла перед каленой сталью. Несмотря на толстый защитный слой заскорузлой грязи.
  - Эй, а ты куда? Мы так не договаривались...
  Последний грабитель скумекал, что дело швах и быстро метнулся наутек. Сообразительный, но глупый. Ему бы обратно в ту самую промоину нырнуть, может, я бы и поленился его оттуда выковыривать. А так... Конь рванулся вперед, с места в галоп и на всем скаку сшиб незадачливого беглеца грудью. Да так хорошо сшиб, что добавлять не потребовалось.
  Остановил коня, взглянул на покойника с прищуром и вздохнул. Гол, как сокол. Поглядел на остальных... То же самое. То есть - поживиться нечем. Как и ожидалось.
  - Не везет... Ладно, погнали, Сивка-бурка дальше. А то и вечер недалече и кушать хочется. Как в той поговорке. Хозяйка, дайте воды напиться, а то я так есть хочу, что и переночевать негде. Да и не с кем... Эй, жизнь жестянка. Интересно, как оно дальше сложится? Приеду, передам старосте привет, и меня за это приютят и обогреют? Или поленом по башке и в погреб. До востребования? Нет, не похож сын боярский на того, кто прохожих в ловушки заманивает. Не та стать, да и лицом благороден. Ни за что не поверю...
  
  
  
  Глава вторая
  
  Деревенька показалась примерно через часик ходкой рыси. Симпатичная. На взгорке. Самое высокое и красивое здание - ветряная мельница. Церкви нет. Была бы церковь - говорили бы не о деревни, а о селе. Пусть самая захудалая и чуть больше часовни, но это уже другой статус. Отдельный приход... А мельница столь величаво и гостеприимно шевелила крыльями, что мне сразу Дон Кихот вспомнился. Хоть убей не пойму, с какого перепою такая красотища ему злобным великаном мерещилась? Или у них, в Гишпаниях, они иначе выглядят? Мне вот, такой пейзаж наоборот негу навеял. Так и захотелось запеть: 'А я лягу прилягу, край гостинца старого...'
  К слову, еще одна странность обнаружилась. Похоже я весьма образован и имею немалый багаж знаний... во всем, что не касается моей личности. Странное разделение. Словно, кто-то нарочно удалил из памяти только странички о моем прошлом. Спрашивается - зачем? Что в них такого ужасного, что даже мне самому лучше о них не вспоминать? Причем, с самого детства. Хотя, с детством, скорее всего, проблема чисто техническая. Как с обработкой раны. В том смысле, что если личность стирать - то целиком. Иначе, от зараженных участков ткани, раньше или позже, воспаление перекинется на весь организм. В моем случае - память восстановится. Как в боевике 'Все вспомнить' со Шварцем в главной роли.
  Ладно... Хвати заниматься самокопанием. Сказал доктор в морг, значит нам туда дорога...
  Тем более, солнышко аккурат в зенит вылезло. А ни коровок пасущихся на лугах и пастушков играющих на свирели, ни крестьян с косами или крестьянок с серпами не видать. В том плане, что не у кого разузнать: чьи это земли, не маркиза ли Карабаса?
  Придется наобум...
  Конь размеренно и целеустремленно прошагал по главной и единственной улице прямиком к центральной площади. Показавшаяся было девица со светло-русой косой, длинной, аж до поп... чуть выше колен, и коромыслом на плече, завидев меня проворно юркнула обратно в хату. Наверно, вспомнила, что ведра забыла.
  А вот сидевший перед хатой на лавке седой мужик никуда торопиться не стал. Даже не отодвинулся в сторону, когда конь наехал мордой ему на шапку. Честное слово, я не нарочно. Просто тормозить еще как следует не приноровился. Хотел с форсом, а получилось... Впрочем, не влияет. Конь сдал назад, а мужик поднял голову.
  - Доброго денечка, господин! Приветствую в деревне Замошье. Я тутошний староста.
  - И тебе здравствовать, отец...
  Толика вежливости, после попытки переехать, не помешает.
  - Издалека я. Не расскажешь, какие у вас тут дела творятся?
  - Отчего же, расскажу... Деревня наша и прилегающие земли принадлежат воеводе Федору Обуховичу из Речи Посполитой. Меня Михаем величать. Мы русины, но живем под польской шляхтой. Люди поговаривают, будто московский царь хочет наши земли принять под свою руку и собрался воевать с польским крулем* (*пол., - король). Теперь он идет с войском на Смоленск. Слыхал я еще, что неподалеку, в двух-трех переходах, стоит казачий полковник Золотаренко со своим отрядом. Он набирает вольных людей под свой пернач.
  'И откуда ж у крестьянина такие разведданные? Если он, судя по куче шелухи, со скамьи вообще не встает'
  - Гм... Это все, конечно, интересно. А нет ли у тебя для меня какого дела? Чтобы и саблей помахать, и славу добыть. Да и кошель наполнить не помешало бы...
  Староста снял шапку и поскреб весьма солидную, потную лысину, жирно блеснувшую на солнце.
  - А что ж, для храброго человека завсегда дело найдется. Веришь, нет ли, шляхетские паны в страхе перед приходом московитов сидят в городах и крепостях да нос боятся высунуть за ворота. По дорогам бродят разбойники, путникам не дают проходу... Мы из-за них до базара доехать не можем. Да еще и воевода смоленский подати с нас дерет такие, что платить нечем. Скоро голодать начнем...
  Глядя на упитанную физиономию старосты, как-то не задумываешься о скором приходе голодной смерти, но ему лучше знать. Может, от голода опух?
  - Разбойники, говоришь. Это интересно. И где же мне их искать?
  - В соседнем лесу засели и грабят нас чуть не каждый день. Народу в ватаге немного, так что с того? Мы же гречкосеи. Воевать не обучены... Куда нам, супротив оружных? - вздохнул староста, разводя руками. - Вот и нынче, пошли девки поутру за ягодами да грибами. Самая ж пора запасы на зиму делать... Так едва убежать смогли... Да и то не все. Дочь мельника - Машенька, у них осталась. Не вырвалась, сердешная. Если вызволишь, думаю отец и от себя награду прибавит. Только поторопись, Христом Богом прошу... Кабы большей беды не случилось. Убьют ведь, аспиды.
  - Годится. Погляжу, что можно сделать.
  А староста опять почесал затылок и прибавил:
  - Ты, господин, я вижу, не промах. И все же, не суйся к ним сам. Возьми с собой пару парней покрепче. Может, сгодятся на что?
  - Ладно, пусть идут. Только скажи им, чтоб вперед батьки не лезли и под ногами не путались.
  Двое добровольцев тут же и нарисовались. Ничего такие. Крепкие на вид. Худощавые немного, но лица решительные. В руках косы насаженные торчком. Тут же и название этого рода войск придумалось - 'Косинеры'.
  - Значит так, парни. Говорю один раз, повторять не буду. Запоминайте сразу. Я бью, а вы смотрите чтоб кто со спины не подкрался. Как только объявится такой лиходей, так вы его и... - провел рукой по шее.
  - Как скажешь, батька, - поклонились оба. - Скажешь 'бить' будем бить.
  Я чуть с седла не выпал. Фига себе отца нашли. Да я не намного вас бугаев старше. Но тут же и вспомнил, что это всего лишь вежливая форма обращения к старшему по званию или командиру.
  - Вот и добре... Тогда я поскакал вперед, а вы - топайте сзади. Сильно не торопитесь, но и не так, чтоб вас потом пол дня дожидаться.
  - Твоя воля, батька, - опять поклонились добровольцы. Вскинули косы на плечи и всем видом изобразили готовность шагать за мной хоть на край света.
  Староста явно прикололся. В любую сторону от Замошья, кроме востока, тянется лес. Так что без проводника я могу искать в нем разбойников хоть до морковкина заговенья. И где мне искать эту нить Ариадны, если даже приданные бойцы, за это время умудрились отстать от меня не меньше чем на версту?
  И только я об этом подумал, как впереди и чуть правее послышался крик. Судя по голосу - девичий.
  - Помогите! Помогите! Нет! Не надо! Пожалуйста! Ой, мамочка!
  Не нить, но тоже сгодится. Главное, чтобы бедняжке рот не заткнули, а дали покричать подольше.
  'В лесу раздавались девичьи крики, постепенно переходящие в женские стоны... Фи, сударь. Мне за вас стыдно. Вы в какой конюшне воспитывались? Безвинная жертва ждет помощи, а вы тут в ослословии упражняетесь...'
  Все эти... скажем, разные мысли беспорядочным вихрем проносились в голове, пока я пробирался сквозь придорожные заросли, правя на звук.
  Добрался...
  Разбойники устроились с комфортом. К делу изнасилования подошли основательно и даже конструктивно. Не стали сразу набрасываться на жертву, рвать на ней одежду, хватать за... разные места, хотя успели придать девице весьма растрепанного виду... а готовились предаться утехам со всеми возможными удобствами.
  Брыкающуюся и ревущую девушку уложили на землю лицом вверх. Руки связали за стволом ближайшего деревца, а ноги... Собственно, я как раз подоспел к тому моменту, когда левая нога дочери мельника уже была крепко примотана к вбитому в землю колышку, а касательно правой шел спор. И, пока девица безуспешно дергалась, часть разбойников настаивала на том, чтобы привязать и вторую ногу, другие ж напротив - считали, что если оставить ее свободной, то так будет веселее. И даже предлагали освободить уже привязанную. Эстеты, мля...
  С ходу проблему решить не получилось. Поскольку голосующих 'за' и 'против' оказалось поровну. Три на три...
  Зато седьмой, наверняка, атаман в обсуждении не участвовал. Крепкий, звероватого вида мужик, заросший по самые брови кустистой бородой, не терял время на пустые разговоры. Стоял со спущенными штанами над жалобно скулящей жертвой. Приглядывался, как бы половчее приступить к делу. При чем, все были настолько поглощены предстоящим весельем, что не обращали внимания ни на что вокруг. В том числе и на меня. А это уже хамство и неуважение.
  - Бог в помощь...
  
  * * *
  
  Трудно сказать, как разбойники отреагировали бы, раздайся сейчас самый настоящий Глас, но и моего 'здрасьте' им тоже вполне хватило. Глаза вытаращенные, рты раззявленные... у тех, кто ко мне лицом. У остальных спины не менее красноречиво напряглись, в полусогнутом состоянии... Явно задумались над вечным вопросом: 'Шо, усе? Кина не будет?' Замерли, как для групповой фотографии. Не вопрос, сейчас щелкнем. Вот только фоторужья у меня нет, так что обойдемся обычным...
  'Пистоль!'
  По уму, надо было атамана валить. Неуправляемый отряд - стадо. Но, я успел подумать, что после выстрела из этой ручной мини-гаубицы кровь и ошметки мозгов полетят прямо в лицо девушке, да и труп за ними последует. А бедняжка и так страху натерпелась... Кто знает, какие последствия от шока случиться могут? И хоть я не подписывался беречь ее психическое здоровье, но, предоставленный родителю, пускающий слюни овощ, вместо пригожей девицы, может сильно понизить размер вознаграждения.
  Так что я пульнул в одного из той троицы, которая веревку к пню пристроить желала. Не из-за обостренного свободолюбия, пусть и в ограниченном виде, а потому что лиходей к самопалу потянулся.
  Попал... Впрочем, не велика заслуга. С пяти-то шагов. А руки тем временем уже перезаряжали пистоль. И делали это на полном автопилоте, не требуя вмешательства головы. Движения скупые, точно выверенные, ни одного лишнего жеста. Хоть сейчас норматив сдавай. Но, почему-то я был уверен, что можно и быстрее. Надо все же подсуетится с обучением. Раз здесь уж такая жизнь веселая, и я в этом спектакле не просто зритель.
  Но, в любом случае, умения мои были выше, чем у разбойников. И перезарядить пистоль я успел раньше, чем второй тать. Совсем чуть-чуть, но это как раз то мгновение, что стоит вечности.
  Разбойник только вскидывал пищаль, а я уже ловил его на кончик ствола.
  - Бабах!
  И снова попал. Пищаль вывалилась из рук, а стрелок задумчиво уселся на землю.
  Зато зашевелились остальные. Сцена из 'Ревизора' сменилась всеобщим ором и броуновским движением. Один лишенец, из тех что поближе стоял, даже ко мне бросился. О! наконец-то какое-то подобие оружия. Здоровенный мясницкий тесак. Для фехтования так себе, а всадника под коленями полоснуть или коню живот вспороть - самое оно.
  'Шпага!'
  Здорово. Сам не ожидал. С одного выпада достал татя. Осел, даже не пукнув... В смысле, не пикнув.
  Итог: минус три. Правда, к этому времени атаман успел вернуть штаны на место и даже командовать начал. Типа, первый взвод, заходи слева. Второй - справа... Но и мои добровольцы уже добежали. Встали и на меня глядят. Мол, чего барин изволишь? Не понял? Театр им тут что ли, или цирк?
  Тьфу, я ж забыл, что велел вперед батьки не соваться. Теперь можно. Пусть повеселятся. Вон, как глаза блестят.
  - Давайте, хлопцы. Кроши, супостатов!
  Ломанулись вперед, как с привязи спущенные.
  Косы - страшное оружие в умелых руках. Это все крестьянские восстания подтвердили. Так что разбойничкам, с их копьями да тесаками придется несладко.
  Ну, и добре. А мы с атаманом побеседуем. Для такого дела я даже спешусь.
  Атаман зыркал по сторонам, как затравленный волк, скалил зубы, только что не рычал. Нет, ошибочка, не расслышал сразу, за хрустом валежника. Еще как рычал. А увидев, что я не боюсь, заговорил.
  - Ты кто такой? Чего тебе надо?
  Рычание преобразовалось в членораздельные звуки.
  - Прохожий...
  - Так и ступал бы себе с Богом, - поигрывая палашом, огрызнулся тать. - Живой бы остался. Мы же тебя не трогали.
  - Меня - нет, а крестьяне жалуются на вас.
  - Какие крестьяне? - возмутился атаман настолько, что даже оружие опустил. - Мы их отродясь не беспокоили. Чего с голозадых взять? Купцы - другое дело. Этих толстопузых пощипать не грех. Врут селяне. Просто они раньше сами на шлях ночью выходили, если обоз маленький, а теперь поживится нечем. Вот и брешут, собаки. Напраслину городят.
  - Брешут, значит? А это что? - кивнул на распластанную девицу, с испугу даже скулить переставшую. - Натуральный налог?
  - Девка? - атаман проследил за моим взглядом, после недоуменно пожал плечами. - Это ж разве разбой? Баловство... Убудет с нее что ли? По утру и отпустили бы. Ну, или через денек-другой. А впредь - и ей, и другим наука, чтобы по лесу не шастали. Мы-то, свои, не душегубы. А попадись она ляхам или басурманам, давно б уже на колу корчилась или на невольничий рынок ехала.
  - О, так ты, оказывается, добрый человек. Благим делом занят был. В воспитательных целях. Ну, извини, что помешал. Я же не знал...
  - Я не в обиде, - атаман спрятал палаш. - За людей тобой порешенных. Олухи царя небесного. Ни с собою бери, ни дома оставить. Мне бы настоящий воев, хоть с полдюжины...
  Добровольцы мои к тому времени 'косьбу' закончили, увеличив количество покойников еще на три штуки, и снова застыли в ожидании приказа. Нет-нет, да и поглядывая на дочку мельника. В процессе сражения, кто-то умудрился завернуть пленнице подол аж на голову. Откуда она и сопела тревожно, не решаясь издавать более громкие звуки и неуверенно ерзала. Наверное, от холода. Естественно, молодые парни не могли пропустить такое зрелище. Тем более, работу исполнили, а другого приказа командир не отдавал.
  - Слышь... Прохожий, - ухмыльнулся разбойник, заметив что амурная зарисовка и меня не оставила равнодушным. - Может, вместе продолжим? Она же ничего не видит и никому не расскажет. Парни твои - я думаю, не будут против и тоже языки прикусят. А ты меня, потом, отпустишь? Годится?
  Машенька засопела громче и повернулась на бок, прикрывая вид сверху свободной ногой. Но по-прежнему молчала. И в самом деле красивая, зараза... Или это я оголодал так? Не помню, а спросить некого.
  Предложение. Кстати, не самое глупое в такой ситуации. Молодец разбойник, не зря в атаманы выбился. Одного не учел - я еще умнее. В этом уравнении он лишний член. И не в его власти решать судьбу девчонки. Сам решу... Как вздумается. Так что извини...
  Нет, не глуп. Просчитал все одновременно со мной. Но, видимо, была еще надежда, что соблазнюсь я предложением. Или хотя бы отвлекусь чуть дольше на созерцание предмета торга.
  Пистоли мы выхватили одновременно. Только он сразу бабахнул, а я... в последнее мгновение, упал на колено. Пуля сорвала с головы шапку и дернула за рукав одного из молодцев. Потом выстрелил я.
  Попал, понятное дело. Практически в упор же стрелял...
  Кстати, лесные тати не в пример прошлым бандитам, и одеты лучше, и при оружии. Может, и золотишко в поясах зашито? Надо посмотреть. Что в бою взято - то свято...
  Поверхностный осмотр показал, что из общего имущества имеет смысл присвоить новую шапку. Самопал. И пули к нему. Остальное барахло ценности не представляет. Для меня, а селянам-добровольцам - неплохой приз за мужество, старание. А главное, - послушание.
  Осталось решить судьбу пленницы. Нет-нет, не воспользоваться положением. Как бы то ни было заманчиво. Покопавшись в мыслях и чувствах, обнаружил, что человек я в общем-то порядочный. В пределах разумного и сообразно обстоятельств, разумеется. Девиц люблю, но не силком.
  Так что вопрос я решал: самому ее на 'белом коне' к отцу доставить или хлопцам доверить?.. Дополнительная награда дело стоящее. Но я не люблю сюрпризов. Вполне может оказаться, что измеряется она не в талерах, а в половине мельницы и руки единственной доченьки. А оно мне надо, вольному казаку? Нафиг, нафиг... Понаблюдал немного за тем, куда бойцы смотрят, практически не отводя глаз, подумал и изрек окончательный приказ:
  - Значит так, братцы. Я в село. Вы - трупы закопайте, не будем волков приваживать. Все что посчитаете нужным, забирайте. Хоть до последней нитки обдерите. Закончите с добычей - Машеньку к отцу отведете. Я буду в доме Михая. Награду, полученную от мельника, к старосте принесете. Торопиться не надо, я в деревне заночую. Только смотрите мне, - пригрозил назидательно пальцем, - не безобразничать! Если девица отцу пожалуется - накажу. Сурово.
  А чего, я же не ханжа. Сумеют спасители договориться с Машенькой насчет отдельного вознаграждения, мне какое дело? Да и, может, перегибаю... Они ж односельчане. Там свои расклады. Без талмуда, даже с поллитрой не разберешься.
  
  * * *
  
  За время моего отсутствия староста даже с места не сдвинулся. Все так же сидел себе на скамейке да семечки поплевывал.
  - Здорова, Михай.
  - И вам доброго здравия, господин. С новостями или забыли чего?
  - С новостями, Михай... Можешь заказывать панихиду по разбойникам. Больше не потревожат!
  - Вот спасибочко... За такую новость и чарку опрокинуть не грех, - обрадовался староста. Даже руки потер.
  Может, правду сказал атаман? Что мужички и сами не прочь пошалить на шляху. Судя по тому, как мои добровольцы ловко троих татей уложили, боевой опыт у 'косинеров' имеется. И немалый. А откуда?
  - Но, сперва награда. Как говорится, все честь по чести. Примите, господин. От всего общества, значит, с полным уважением. Не погнушайтесь... - и кошель протягивает. Не так чтоб большой, но и не маленький.
  'Село едва сводит концы с концами, - припомнился разговор. - Если откажусь от награды, заработаю уважение. Гм... Уважение, дело, конечно, хорошее. Но им ни кафтан не залатаешь, ни коня не накормишь. А овес нынче дорог... Да и до вымирания, опять таки, судя по ряшке старосты, Замошью еще далеко. Иной хомяк осенью стройнее'
  - Не погнушаюсь...
  Кошель перекочевал в мою ладонь.
  - Двести целковых, - уточнил староста. - Со всем уважением. А сверх денег, еще можем мешок муки и мешок овса предложить.
  О, а говорили, с голоду пухнут. Не похоже, что на награду по сусекам мели. Только нафига мне все эти мешки? Я ж не купец... Но, копейка к копейке...
  - Слышь, Михай... Дело у меня к тебе будет. Поможешь?
  - Со всем уважением, - повторил тот. Но глазки сощурил. Не прост староста. Ох, не прост.
  - А купи ты у меня товары. Недорого возьму.
  'А то и вовсе даром отдам. Я ж цен не знаю'
  - Купить можно, - поскреб бороду Михай. - Только денег у общества почти совсем не осталось. На подать воеводе и то едва-едва наскребли... Но... - тут его глаза заблестели, как у кота, заметившего мышь. - Есть один способ решить все к обоюдному удовольствию.
  - Излагай... - я спешился и присел рядом. Словно невзначай, слегка толкнув плечом старосту. Мол, давай, не юли. Все свои...
  - Ты же, господин хороший, от нас все равно в Смоленск двинешься?
  - Не решил еще. Но, допустим...
  Староста неуверенно поерзал на скамье, еще разок поскреб бороду. Мне даже показалось, что он от натуги мышления чуть не испортил воздух, но в последний миг удержался. И таки решился...
  - Понимаешь. Мы платим воеводе Обуховичу четыреста талеров в год. Через неделю, аккурат на Троицу подходит время выплат. Деньги мы, конечно, собрали... Лучше уж самим отдать, чем гайдуков дожидаться... Дороже встанет. Но это все, что у нас было... А хотели еще посевного зерна прикупить и дополнительно к площадям с озимыми, десяток-другой моргов по весне засеять. Стельных ярок с десяток... Глядишь, к лету и отелятся.
  - Погодь, погодь... - остановил я излишне говорливого крестьянина. - Мне твое хозяйство неинтересно. Я в том ничего не смыслю. Ты по делу говори.
  - Угу... - покивал тот. - По делу... Хотели мы просить воеводу освободить нас на год от податей. Но разве ж вельможный пан станет с хлопами разговаривать? Вот я и подумал, ты такой важный господин. Поговори с Федором Обуховичем... Попроси за нас. Вдруг, сладится. А уж мы, ради такого дела, четверть оброка тебе отдадим.
  'Вот же шельма... И мед ему принеси, и ложку подай. Знаю я ваши яровые да ярки... Небось, на сэкономленное золото оружие прикупит задумал. Да отнятое у разбойниками место возле дороги занять. Но, мне какая разница? В чужой монастырь...'
  Заметив мои сомнения, староста решил подсластить плюшку.
  - А как хлопцы себя в бою показали?
  - Ничего. Если подучить - будет толк.
  - Вот и бери в науку. На год они твои холопы. Потом, хоть у себя оставляй, хоть прогони - слова поперек не скажем. Что скажешь? Сговоримся?
  - Можно... - кивнул я.
  Во, развели. Палец в рот не клади, по локоть отхватят.
  Хотя, чего я вскинулся?.. Ведь и так почти готов был согласиться. А староста, может, и не хитрил вовсе. Как честно смотрит, хоть портрет Искренности с него пиши.
  - Вот спасибо, милостивец! Вот уважил! По гроб жизни... Ты только не затягивай разговор... с воеводой. До Троицы уж недалече. А нам надо заранее узнать, согласился господин наш на отсрочку или нет.
  - Далеко отсюда до Смоленска?
  - Не... Рядом... Если по тракту на закат и никуда не сворачивать. Дня три, не больше. Не торопясь - четыре. А вот и твои, выученики...
  Михай первым заметил 'двух с ларца, одинаковых с лица'. В том смысле, что морды у парней аж светятся от удовольствия. Так и хочется каждому по ложке соли всунуть, чтобы не сияли, как надраенные самовары.
  - Что скажете? Чем порадуете? - подозрительно уставился на них староста. - Сияете, словно горшок сметаны нашли?
  Парни смутились чуток, но не слишком.
  - Вот, господин, - который чуть-чуть пошире в плечах, протянул мне небольшой кожаный мешочек. - Все исполнили, как было велено. Точь-в-точь. Трупы закопали. Добычу сняли и в общественный амбар снесли. Девицу домой доставили. Машенька отцу не пожаловалась. Мельник награду передал. Десять целковых. Один к одному.
  'Всего-то... - возмутилась моя жаба. - Да я бы сам Машеньке столько отвалил... за упущенную выгоду. М-да...'
  - И вот еще эту безделицу мельник просил принять... - второй протянул мне какой-то засаленный сверток. - Сказывал, ему без надобности. Почитай от деда еще в сундуке пылится. А тому, кто по миру странствует, пригодится.
  Я еще и в руки сверток не взял, а уже понял: карта! И я теперь, со слепого кутенка, тыкающегося мордочкой во все стороны, чтобы хоть что-то разузнать, становлюсь зрячим. Даже не так - гордой птицей, парящей в небесах. Ибо такая ширь передо мною раскрывается, что аж дух...
  Дух от сложенной в несколько раз выбеленной кожи шел еще тот, а вот содержания - кот чихнул. Окрестности Смоленска, в радиусе примерно ста верст. Замошье и то не обозначено. А я уже губу раскатал. М-да... Но, с другого боку, иметь хоть что-то, всегда лучше чем не иметь ничего.
  - Добро. Домой заходили?
  - Зачем? - это старший.
  - Попрощаться. Староста вас мне в обучение на год отдает. Так что не теряйте времени. До Смоленска путь не близкий. Выступаем сразу, как в дорогу соберетесь.
  Парни переглянулись и дружно отвесили старосте земной поклон.
  - Благослови, батька! - произнесли дуэтом.
  - Ступайте с Богом, сынки... - перекрестил Михай склоненные головы. - Богоматерь защитница наша да пребудет с вами. Слушайтесь во всем своего господина, как меня. И пока домой не вернетесь, пуще родного отца почитайте...
  'Охренеть! Картина Репина 'Не ждали'
  Водрузив на место отпавшую челюсть, я только головой покрутил. Вот сын боярский мне знакомца подсуропил. То ли вокруг пальца обвели, то ли наоборот - сложилось так, что лучше и не придумать.
  - Так это что, сыновья твои?
  - Четвертак и Пятак... - кивнул староста с гордостью. - Хорошие парни, только в хозяйстве бесполезные. Не то что их старшие братья да сестры. Куда ни пошлешь, обязательно что-то сломают или испортят. Порол я их, порол, а потом решил - чего вожжи зря рвать? Пусть так будет. Судьба, значит... И, как видишь, не прогадал. Пригодились.
  - Ну, тогда не прогневись, Михай, но отправлять сыновей да и гостя дорогого в дальнюю дорогу, даже не пригласив отобедать - как-то не по христиански. Давай, староста, мечи на стол все, чем хата богата. Покажи хлопцам на прощание, как батька их любит. И не забудь о том, с чего разговор начался. Выкупи у меня товары. Цену возьму, какую положишь. Считай, мой вклад в трапезу и плата за гостеприимство. Только не скупись, не скупись. Знаешь же, что скупой платит дважды. Уверен, у тебя к нам не одно дельце еще сыщется. Верно ведь, старая ты лиса?
  Не скажу, что мои слова сделали старосту счастливым, но и не озадачили. Похоже, он к такому повороту событий тоже был готов заранее. Поскольку лишь головой кивнул, а подворье аж зароилось от народа. Парни, девки, бабы, степенные мужики тащили сюда все необходимое, как по команде.
  Столы и скамейки. Миски, кувшины, казанки и горшки... Сулейки и штофы... Подносы с жареной птицей, рыбой и кусками прожаренного до красно-коричневой корочки мяса. Буханки хлеба, кипы паляниц и горы пампушек... Пяти минут не прошло, а хоть свадебный натюрморт пиши. Интересные у них тут понимание 'с голоду пухнут'. Как же тогда выглядит изобилие?
  
  
  
  Глава третья
  
  - Куда идет король, большой секрет!
  А мы всегда идем ему вослед.
  Величество должны мы уберечь.
  От всяческих, ему ненужных встреч...
  Ох, рано встает охрана...
  Картинка один к одному, как в 'Бременских музыкантах'. Впереди я, только не на повозке с зонтиком, ковыряя золоченой ложечкой яйцом всмятку, а - верхом. Зато позади чинно марширует пара дуболомов, вооруженных косами. Единственно отличие - мелкий шибздик пушку не тянет. А еще, дело к сумеркам, самое время кому-нить из придорожных кустов выскочить, свистнуть в четыре пальца и завопить:
  - А как известно: мы народ горячий...
  Прощальная трапеза, с уходящими в поход сыновьями старосты, объединенная с праздничным застольем, по случаю победы над разбойниками и счастливого спасения дочки мельника, затянулась аж до возвращения стада. Услышав призывное мычание буренок, сперва из-за столов рассосалась женская половина общества, а за ними и мужички по домам потянулись. Веселье весельем, а завтра спозаранку опять за работу. Так что солнце в закат, куры на насест, крестьяне на боковую.
  И не стемнело толком, а на площади остались только Михай, чинно почивающий во главе стола, пристроив лысую голову между двумя полумисками с мочеными яблоками, и я с рекрутами.
  - Ну, что, братцы? Пора и честь знать. Спасибо этому дому, пойдем к другому.
  - Как прикажешь, батька! - вскочили оба новобранца, словно подброшенные.
  Мне бы их резвость... Засиделся, однако. Отяжелел...
  - А так и прикажу. Мечите в сумы, что хотите со стола, только не перестарайтесь. А я пойду... коня оседлаю.
  Староста наш уход оставил без внимания. Да и чего суетится? Все ж заранее оговорено. Наоборот, чем быстрее мы уберемся из деревни, тем меньше будет расспросов. И без того бабы у колодца судачат, что Михай все отобранное у бандитов добро себе захапал. Сам случайно подслушал...
  Как за околицу выбрались, оглянулся.
  И ведь правы бабы. Таки да, прикарманил. Я же не знал, что добровольцы его сыновья. А при таком раскладе - все честно. Заслужили. И отцу уважение оказали. Ничего себе не взяли. Хорошие хлопцы. Если правильно воспитать, получу пару верных телохранителей. Военному делу я кого угодно обучить смогу или наставников найму, а преданность не купишь.
  Кстати, насчет умений. Почему бы не потренироваться? Пока никто не мешает... Приучить руку к тяжести пистоля.
  - Бабах! Бабах!
  Пули на излете вздыбили двумя фонтанчиками землю на дороге. А со стороны небольшой рощицы, вопя во все горло, словно только этого сигнала и ждали, на нас понеслась очередная группа любителей жить за чужой счет. Пристрастие, как пристрастие. Ничего запредельного. Каждый выбирает профессию по душе. В чем-то я и сам с ними согласен. Но, не за мой же...
  - К бою!
  Парни побросали увесистые броцаки* (*диал., - мешки) и взяли косы наизготовку.
  - Я рублю тех, кто с пищалями, вы - тех, кто от группы отстанет. Против большого числа не лезть. Лучше бегайте по кругу, пусть за вами гоняются. Ясно?
  - Как прикажешь, батька.
  - Бабах!
  Это уже я самопал достал. Слишком близко подошел разбойник. Попал... Убил или нет проверять не стал, послал коня вперед, управляя только коленями. Руки перезаряжают. Долго, долго... Если есть умение, которое убыстряет этот процесс, обязательно вложу в него все свободное время. В бою каждая секунда на вес золота...
  Оп-па! Конь сбил грудью разбойника с копьем, но тот успел зацепить меня по ноге. Легонько, но все же больно. Надо не забывать, что я тоже уязвим. А то разошелся, словно бессмертный.
  - Бабах!
  'Шпага!'
  Наскочил на двоих. Одного уложил выстрелом в упор, второго красиво достал клинком. Аж самому понравилось, до чего ловко срубил супостата. Надо срочно повторить, закрепить навык.
  Разворачиваю коня на месте и вижу одного разбойника со всех ног улепетывающего к роще, и троих - наседающих на моих парней. Причем, двое их удерживают на месте, а третий заряжает пищаль.
  Не, так дело не пойдет. Пришпориваю коня. 'Пистоль!' Прицеливаюсь... Блин, разряжен. Нет времени возиться. 'Шпага!'
  Стрелок заметил опасность, разворачивается в мою сторону и поднимает дуло.
  - Давай, давай! - ору на коня. Но он и так дает, все что может. Не арабский скакун, обычная вьючная лошадь. К галопу не приученная.
  - Бабах!
  Почти в упор. Странно, я цел и даже не поцарапан. Шелест клинка, и стрелок валится под моего коня. Не под копыта, а в том смысле, что конь тоже падает. Едва успеваю соскочить. Зато нас теперь трое, а разбойников - пара. К тому же, я у них в тылу. Ну шо, хлопцы? Носил волк овец, понесли и волка?
  Сообразительные. Побросали копья и упали на колени... Аккурат под косы моим парням.
  - Хрясь! Хрясь...
  Вашу ж маму и папу! Впрочем, сам виноват. Приказа брать пленных не было, а сами хлопцы думать сызмальства не приучены. Четвертый и пятый в роду - это уже как клеймо. Помимо родителей еще трое старших командуют. Надо запомнить и впредь не забывать. А еще лучше, дать установку заранее. Все случаи не предусмотреть, но типовые надо внушить.
  Вон, замерли, как на плацу. Грудь колесом, глаза таращат, а между прочим у одного рукав и бок кровавит. У другого по щеке алый ручеек ползет.
  - Молодцы... Славно поработали. Дальше не пойдем. Думаю, у разбойников неподалеку лагерь должен быть. Там и заночуем. Я пойду, взгляну... Ну а вы поглядите, что из имущества нам сгодится. Нет, отставить... Тащите к костру все. Сам разберусь, а то вы нарешаете.
  Разбойничий лагерь нарисовался даже раньше чем я думал. Ничего не боятся супостаты. Разложились буквально на самом краю леса. А если б, допустим Даниил Вяземский со своими воинами раньше меня подвернулся? Ну, да... 'Если б покойник зашел с 'бубен', а не с 'креста', было бы еще хуже...'
  Оглянулся - парни в четыре руки весьма сноровисто собирают добычу. Ну, и ладно. Раз личный состав занят делом, командир может отдохнуть. Вернее, поработать головой.
  Подкинул в костер дровишек и прилег поближе к огню. Тепло не только кошки любят. Нам, ветеранам, тоже хочется старые раны погреть.
  - Четвертак! Дежуришь до полуночи. Пятак - твое дежурство до рассвета. Понятно?
  - Да, батька.
  - Если проголодались, подкрепитесь. Меня до рассвета не будить. Только, если кто нападет...
  Глаза сами закрылись. Но вроде самое важное сказать успел раньше чем провалился в сон без сновидений.
  
  * * *
  
  Проснулся от ощущения некоторого дискомфорта. Не в том смысле, что от твердости седла щека затекла и в плечо давит, а более глубокого. Морального... Осторожно приоткрыл левый, 'верхний' глаз и прямо обалдел... Стоят два моих бойца и по очереди посматривают то на меня, то на небо. Потом - друг на друга. Пожмут плечами и все сначала. На меня... на небо. Спросонья я даже растерялся немного. Ненадолго. Вспомнил последний приказ и понял - это они рассвет ждут. Поскольку более четких инструкций я им не оставил... Сами-то по крестьянскому обычаю, небось, задолго до восхода вскочили, а отца-командира беспокоить опасаются. Ладно, не будем мучить сердешных. Да и выспался.
  - Вольно, орлы... Благодарю за службу.
  - С нашим почтением, батька. Как почивали? - заулыбались оба, как сахарную голову увидели.
  Шо за фигня? Не, так дело не пойдет... Обойдемся без волюнтаризма в подотчетном отряде, а то сперва пиво без алкоголя, потом - резиновая женщина, и все - приплыли... Дальше только анархия или демократия. И если с анархией я еще управлюсь, как-нибудь, то выборы атамана могу запросто проиграть. Или - политтехнологов нанимать придется, на избирательную компанию отстегивать. А я не на трубе сижу, лишних денежек нет. В общем, та еще суета и томление духа. Проще на корню срубить и в зародыше удавить.
  - Значит так, олухи царя небесного. Слушать сюда! Говорю один раз, повторять не стану. Вы теперь не у отца с матерью вилами навоз ковыряете, вы теперь - боевое подразделение! А я ваш отец-командир. И если что приказываю - отвечать надо: 'Рады стараться!', 'Так точно!' или 'Никак нет!' Это понятно?
  - Так точно! - басит который пошире в плечах, Четвертак.
  - Никак нет! - Пятак явно тормозит.
  Парни переглянулись и хором выдали:
  - Рады стараться!
  Суду все ясно. Сила есть - ума не надо. Не, так дело не пойдет. Надо учить уму разуму. Не прямо сейчас, понятное дело, но зарубку в памяти оставлю. И как только, так сразу. Кстати, не совсем безголовые. Только теперь заметил.
  За ночь парни преобразились. Подтянулись. Приоделись. Лапти на постолы сменили. Косы на пики сменили. Еще не воины, но уже и не тюти деревенские. Любо дорого поглядеть.
  - Молодцы.
  - Рады стараться...
  Что я еще вчера на утро отложил? Да... Добычу. Ну-ка, взглянем, чем разбойнички нас порадуют? Ничего особенного. Шапка чуть пристойнее моей, а остальное только если старьевщику или на металлолом. Впрочем, курица по зернышку... А лишняя копейка не помешает. Забираем... Пока место в переметных сумах имеется.
  Парни, получив распоряжение, сноровисто упаковали весь ворох, ничего не оставив. Отлично.
  - Ну что, орлы? Топаем дальше?
  - Как прикажешь, батька.
  - Тогда, вперед. До Смоленска еще шагать и шагать.
  Забросил себя в седло и с первых же метров понял, что приятной езды не будет. Конь двигался какими-то странными рывками, словно через шаг пытался сбросить меня со спины. Что такое?
  Черт... Так и есть... Не прошла бесследно ранение в бою для лошадки. Была вьючная лошадь, стала хромая вьючная лошадь. Такая вот засада... Ну, а чего? Беречь надо животных, а не под пули подставлять. По крайней мере, пока заводным конем не обзавелся.
  Блин, не езда, а пытка... наверняка, пешком быстрее будет. Хотя, не факт. И что делать? Надо нового коня искать. А где? В Караганде, мля...
  Надо на карту взглянуть. Развернул схему местности, которой меня вознаградил мельник. Кстати, вот еще мысль на заметку! Была бы карта полнее, если бы я спасенную дочь лично доставил к отцу, а не оставил в лесу с парнями? Надо при случае проверить. Похоже, репутация здесь в этом мире дополнительные бонусы. В смысле, судьба на награды щедрее.
   Итак, что мы имеем интересного на пути к Смоленску? Ничего не имеем...
  А чуть в сторону, но чтобы значительно ближе, чем город? Ага, есть! Крепость Тула. И недалече. Всего километров пятьдесят. По моим прикидкам, если без перекуров и послеобеденной дремоты - к вечеру запросто домаршируем. Хлопцам моим не привыкать, а я где шагом, а где и в седле... Как-нибудь справлюсь. Один день, по любому вытерплю. Все лучше, чем четверо суток к Смоленску плестись.
  Ну, значит, и сомневаться нечего. Если я хоть немного ориентируюсь на местности, примерно через две весты будет раздорожье, там и свернем направо.
  - Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону...
  Дикие земли, дикие люди и дикие нравы. Какую песню испортили. Понимаю, что не Лев Лещенко, но зачем же так бурно реагировать? Сами-то чем лучше?
  С завыванием и улюлюканьем, напрямки через луг, к нам неслась очередная ватага работников ножа и топора. В количестве аж девяти человек. Видимо, потому и набросились, что столь явный перевес в численности посчитали за преимущество. Ну, ну... Бежать-то вам еще метров двести. И хоть прыти разбойникам хватает, я тоже не в патоке сижу.
  'Самопал!'
  Выцеливать кого-то конкретного нет смысла. Далеко. Зато бегут кучно. Вот в толпу и жахнем.
  - Бабах!
  Есть один. Завалился. Быстро перезаряжаем.
  - Бабах!
  И опять удачно... Эх, надо своим бойцам побыстрее огнестрелы искать и учить пользоваться. В три ствола мы бы всю эту шайку-лейку завалили на дистанции.
  - Бабах!
  Минус три. И еще разок точно успеваю.
  - Бабах!
  'Шпага!'
  Конем в самую гущу. Сбить грудью, смять, стоптать...
  Твою дивизию! Забыл, что конь хромой. Одного разбойника то он свалил с ног, но и сам встал, как вкопанный. А этим только и надо... Кинулись ко мне со всех сторон.
  Самого прыткого я, конечно, срубил. Зато дальнейшее пошло совсем не по плану. Хорошо, оружие у татей все тупое и ржавое. Но заколотили им по мне с четырех сторон, как цепами по снопу.
  Не то что шпагой взмахнуть, вздохнуть некогда. Только успевай парировать и увертываться.
  Тут бы мне кердык и приснился. К счастью, новобранцы очнулись. И сразу стало понятно, кто в поле хозяин. Сдвоенным ударом пик парни уложили наповал того, что колотил меня по спине. Потом дружно оттеснили в стороны еще двоих. Да и закололи в три выпада. Говорил же, пика в умелых руках - страшное оружие. Последнего я снова стоптал конем.
  Пора, пора начинать брать пленников. Пока еще не знаю зачем, но раз есть такая возможность, почему не воспользоваться?
  - Куда?! Раскудрить твою через коромысло! Блин!
  Опять забыл сказать дуболомам, чтоб не добивали пленников. Ну, сам виноват. Парни действуют, как учили. Хороший враг - мертвый враг.
  Черт! Что у нас с добычей? О, сапоги яловые. Годится. Остальное, в общую кучу и чешем дальше. А то мы с такими задержками и до Тулы неделю ползти будем.
  Я, в общем-то, никуда не тороплюсь. Ведь разбойники это не только три-четыре килограмма тряпок и металлолома, а так же сотня-другая талеров и опыта. Но и увлекаться не стоит. Да и на мне, похоже, синяков изрядно прибавилось. Как из молотилки вылез. Так что в ближайшее время резкие телодвижения на свежем воздухе мне явно противопоказаны. Придется воздержаться. А для этого лучше всего попасть в Тулу еще засветло.
  - Подъем, парни. Некогда рассиживаться. Доберемся до крепости, там и отдохнете. Обещаю. А теперь, за мной... Бегом, марш!
  
  * * *
  
  План мы выполнили, или просто разминулись с лиходеями и прочими татями, но в этот день нас больше никто не беспокоил. Как и предполагал, на перекрестке свернули направо. Куда указывала стрелка с надписью: 'Крепость Тула. 39 верст'. Поскольку вторая, та что прямо, подтверждала мои расчеты: 'Смоленск. 86 верст'.
  Так что без вариантов. Мы от места сражения всего-то пару-тройку верст отмахали, а я уже готов был пристрелить лошадь... чтоб не мучила... меня. И если сорок верст я был в состоянии потерпеть, то от одной мысли тащиться таким макаром почти сотню, меня бросало в дрожь.
  В общем, повернули и попали по накатанному пути. А поскольку молча шагать скучно, стали петь. Сперва я выступал сольно, Четвертак и Пятак лишь изредка вступали с хоровым 'Ух!' или 'Ох!'. Но вскоре обнаружилось, что у парней отличный слух, а слова песен они запоминают влет. Особенно народных... Так что когда мой не слишком богатый репертуар пошел на второй заход, пели мы уже вместе. Не сильно мелодично, но громко и с удовольствием. Ускоряя шаг, даже незаметно для себя самих.
  Может поэтому зубчатые стены крепости возникли на горизонте гораздо раньше, чем я рассчитывал. Думал, притопаем поздним вечером, а то и ночью. Заночуем неподалеку, утром уже и наведаемся. А оказалось - вполне успеваем до наступления сумерек дойти. Ворота будут еще открыты.
  - Поднажми, братцы! - воодушевился я такой перспективой. - Немного осталось. Зато в кровати выспаться сможем. И отужинаем не сухарями, а горячей кашей с мясной похлебкой.
  Не знаю, что именно вдохновило парней, но наддали знатно. Я бы приотстал. Но, близость жилья даже лошадь вдохновила, и она затрусила гораздо веселее, на время позабыв о хромоте.
  Крепость встречала не распахнутыми воротами, а уже прикрыв створки. Правда, и не заперев наглухо. И на том спасибо. Стражники слегка подобрались, но не излишне. Понятное дело, чем целому гарнизону не могут угрожать трое путников. Еще и на хромом коне.
  - Доброго здравия, служивые!
  - И тебе не хворать, господин. За какой надобностью пожаловал? Дело пытаешь, или от дела летаешь?
  - И так, и эдак... Мир поглядеть хочу. Сызмальства страсть к путешествиям имею... - что-то во взгляде стражников мне не понравилось, поэтому поднял глаза, перекрестил лоб (парни, дружно подхватили) и прибавил. - Святым местам поклониться... Прежде чем семьей обрасту, да на одном месте осяду.
  - Благое дело.
  Стражники тоже осенили себя крестным знамением.
  - Пустите в крепость?
  - Ежели ничего супротив господина нашего, князя Семена Прозоровского не умышляешь и готов заплатить дорожную пошлину, какая в Московском царстве положена, то почему нет... - степенно ответил один из стражников.
  - А большая пошлина?
  - Один талер с отряда пешего количеством менее дюжины и два талера с такого же отряда, только конного. С тебя, стало быть, два талера...
  - Два талера? - притворно возмутился я. Бедный путешественник, не торгующийся за каждый грош, вызывает подозрение у любого стража. Потому что нарушается целостность облика. - За что?
  Стражники многозначительно переглянулись и заметно расслабились.
  - За это... - качнул копьем в направлении лошади второй воин.
  - За это? - возмутился я. - С какой стати. Это же не конь, а ходячая колбаса. Просто она еще до бойни не доковыляла. Я седло на нее нахлобучил, чтобы не заподозрила и не убежала.
  Стражники ухмыльнулись. И снова переглянулись. Одобрительно.
  Отлично. Не зря корячился, значит. Уважение дело в хозяйстве нужное. Сразу и проверим.
  - Ну, так как? Сойдемся на одном талере? В конце концов, можете мою клячу за двоих посчитать. По ногам. Все равно я переплачиваю. Где нам до дюжины?
  - Небось, купеческого роду будешь? - хмыкнул тот, что постарше. - Умеешь торговаться. Только у нас здесь не ярмарка. Сотник по ногам не считает, а по хребту палкой дубасит. Так что, господин хороший, либо два талера, либо ночуй за стенами.
  Подумал немного и добавил:
  - Или лошадь прогони... Если не украдут или волки не задерут - заберешь, как уходить станешь.
  Не сработало. Ну, ладно...
  - Э, нет... Спасибо за совет, но я на бойне за нее всяко больше талера возьму. Держи деньги.
  Стражник принял монеты и слегка посторонился, пропуская нас в крепость.
  Сумерки и пустота.
  Я, в общих чертах, нечто такое и предполагал. Для дел - день, ночь для отдыха. Правитель мне тоже, наверняка, не обрадуется. Ночь на дворе. Небось, отужинал и почивать лег. Гулять неохота - нагулялся, пока топал. Рынок, скорее всего, закрылся до утра... Так что из всех услуг остается самый заманчивый и безотказный - кабак. Тем более, Вяземский настоятельно рекомендовал не избегать...
  Решено. Топаем в питейное заведение. Поглядим, что там на ужин подают, и какие такие нужные люди встречаются.
   Здание с характерной вывеской в виде пивной кружки оказалось ближе остальных. Почти рядом с воротами. Разумное решение. Чтоб путники не раздумывали даже... Мы и не будем. Войдем. Тем более, ароматы изнутри доносятся просто восхитительные. Особенно, если ни крохи за весь день...
  Небольшая комната, на шесть столов и прилавок. Не людно... Ближе к прилавку ужинают двое... Оба одеты, как воины. При оружии.
  За соседним столиком то ли дремлет, то ли ждет кого-то ярко выраженное 'лицо кавказской национальности'. Впрочем, я могу и ошибаться. Мало ли в мире людей горбоносых, смуглых и с иссиня-черными бородами.
  Через проход от него, со скучающим видом ковыряется в полумиске с кашей еще один посетитель. Сапоги запылившиеся. Плащ, рядом на скамье, тоже чистотой не блещет. Скорее всего, как и я - путник. Ладно, тоже на заметку и в сторону.
  А вот в самом затемненном углу типаж поинтереснее. Хмурый, аж лицом почернел. В стрелецком кафтане. И на столе перед ним не ужин, а полуштоф и стакан. Даже хлеба нет. Вывод - человек топит горе.
  Усаживаю своих молодцев за ближайший к входу стол и подзываю хозяина кабака.
  - Что желает, господин?
  - Отужинать и переночевать.
  - За двадцать пять талеров я накрою богатый стол для всей компании, а так же приготовлю самые мягкие постели.
  Ну и цены тут у них. Впрочем, я хоть и не пересчитывал еще, но только с разбойников мне не меньше пяти сотен прилетело. Так что не обеднею. А парням, да и мне тоже, отдохнуть не помешает. Здоровье пока даже на половину нормы не вернулось.
  - Сойдут и не самые мягкие, главное, чтоб без клопов.
  - Обижаете, господин. Каждую зиму вымораживаем избу, - аж всплеснул руками хозяин.
  В исполнении дородного мужика это выглядело настолько комично, что я даже улыбнулся.
  - Ладно. Держи деньги. Тащи угощение...
  А когда он ушел, повернулся к парням.
  - Значит так, сидите здесь, ужинаете. Наедитесь, попросите хозяина показать вам комнаты. Меня не ждите, ложитесь спать. Вы мне нужны здоровыми. Если утром меня не будет, возвращаетесь за стол. Я с хозяином договорюсь. Все поняли?
  - Та...
  - Тсс... Шепотом.
  - Так точно, поняли. Сидеть, спать, ждать.
  - Молодцы.
  Парни оживились не столько от похвалы, сколь от вида возвращающегося хозяина, нагруженного так, что только макушка из-за горы снеди виднелась. Ну а я тем временем, переместился за стол стрельца. Не люблю, когда человек надирается в одиночку. Неправильно это, не по-людски...
  
  
  
  Глава четвертая
  
  - Вечер добрый... Не помешаю?
  Стрелец поднял на меня хмурый взгляд, но кивнул. Видимо, недавно начал и еще не дошел до стадии, когда возникает готовность выместить злобу на ком угодно. Хотя бы потому, что он шапки не носит.
  - Меня Антоном кличут. А тебя как величать?
  - Федот...
  - Приятно. Ты это... извини, если помешал. Человек я пришлый. Никого в городе не знаю. А новости послушать охота. Вот и подумал, с кем же еще поговорить. Человек ты, сразу видно, бывалый. И не прохиндей какой-то. Что с три короба наплетет, а потом оберет до нитки.
  - За мошну беспокоишься? - криво ухмыльнулся стрелец.
  - Ага, за нее родимую... - рассмеяться получилось натурально. - Извини, рассмешил ты меня, Федот. Да я больше десяти талеров в одной кучке в жизни не видывал.
  Сперва ляпнул, а потом подумал, что перегибать не стоит. Если стрелец не слепой, то должен был видеть, как я с кабатчиком рассчитывался. К счастью, Федота сейчас не волновало ничего, кроме собственных забот или горестей.
  - Выпьешь со мной?
  - Отчего нет? Если хороший человек угощает, грех отказываться. Наливай...
  С наливай возникла небольшая заминка. Стакан имелся только один. Пришлось подозвать хозяина кабака, заодно и кой-какой снеди заказать. Чтоб ему дважды не бегать. Я все же в кабак заглянул... не по дороге домой.
  Федот к делу подошел серьезно, наполнил по края.
  - Будем...
  Выпили, похрустели квашенной капустой... Налили по второй...
  - Не расскажешь немного о здешних местах, обычаях? Чтоб молча не сидеть.
  Стрелец отрицательно мотнул головой.
  - Извини, Антон. Не в настроении я. Лучше вон того господина расспроси. Видишь, кафтан запыленный, на сапогах глина присохла. Думаю, он из тех людей, кто на одном месте долго не засиживается. А значит, и знает много, - Федот указал на того из посетителей, которого я и сам посчитал путником.
  - Зоркий у тебя глаз.
  - Ну, так я же следопыт. В Ловецком приказе служу... А слепой зверя не выследит.
  - Хорошо. Спасибо за совет. Я быстро... Кое-что разузнаю и вернусь. Не уйдешь?
  Стрелец только рукой махнул. Безысходно... Мол, иди и можешь не торопиться, никуда я не денусь. Некуда мне идти.
  'Путник' на мое приближение отреагировал весьма благожелательно. Даже с места приподнялся и изобразил нечто вроде легкого поклона.
  - Присаживайся, сударь. Мне отчего-то кажется, что я могу быть тебе полезен...
  - В самом деле?
  - Да... Я неплохо разбираюсь в людях. Научился распознавать тех, кто свое счастье не в крепком хозяйстве или за прилавком ищет. Много путешествую, многое вижу. Могу поведать тебе кое-какие секреты... За достойную плату, разумеется.
  - Звучит заманчиво. И много возьмешь?
  - Смотря, о чем спросишь.
  - Ну, - я почесал затылок, - для начала, расскажи мне о здешних местах.
  - Это я и даром поведаю. - улыбнулся тот. Правда, только губами. Глаза оставались цепкими, холодными. - Хорошие места... Одно название само за себя говорит. Loca Deserta. Что по латыни означает Пустынные земли. Так они на всех картах и обозначены. Войны здесь почти не прекращаются... Впрочем, для отчаянного человека, вроде тебя, лучше и не найти. При должном везении и умениях, сможешь добиться всего, чего только пожелаешь. Славы, богатства, власти. А уж приключений будет столько, что на десятерых хватит.
  - Любопытно... А если подробнее? Или это уже платный совет?
  Путешественник ухмыльнулся второй раз.
  - За то, что неглупый человек может увидеть сам, я денег не беру. Ни для кого не секрет, что воюющие стороны платят хорошие деньги наемникам. Если умеешь сражаться, поговори с одним из правителей - и тебе наверняка предложат службу. А когда выберешь сторону и достойного человека - не сомневайся. Иди до конца. По-настоящему большие деньги можно получить только став верноподданным великого государя. Тогда у тебя будут свои деревни, крепости, а то и города. Когда состаришься и сойдешь с коня, будешь получать налоги и достойно жить на доходы с владений. Раньше-то землями владели лишь дворяне. Но сейчас трудные времена, и правитель может сделать своим приближенным любого, кто отличится на поле боя. Поможет одержать победу на соперником.
  - Это и в самом деле не секрет. Служба при дворе всегда прибыльнее, чем во дворе, - пожал я плечами. - Вот только все прибыльные места давно заняты.
  - Хорошо сказано, - одобрил немудреную шутку путник. - И весьма точно. Но, всегда найдется способ изменить существующее положение вещей. Хватило бы храбрости и удачи...
  Помолчал немного, давая мне время проникнуться важностью момента и продолжил, подавшись вперед и чуть понизив голос.
  - Теперешним правителям неспокойно живется! Соперников у них предостаточно. Постоянно появляются новые претенденты на трон - из знатных семей или просто умные и ловкие люди. И если такой человек найдет себе достаточно последователей, то вполне сможет развязать войну за престол и даже свергнуть правящего государя. А уж как новый государь вознаградит тех, кто помог ему взять власть, думаю, объяснять не надо?
  - Действительно интересно. И где ж найти такого человека?
  - Жизнь претендентов на трон, особенно тех, о чьем существовании уже известно, полна опасностей. Поэтому они скрываются, тайком ездят по разным городам, собирая сторонников. Но, мы же не в лесу живем... и до меня доходят кое-какие слухи. Так что, если захочешь изменить не только свою судьбу, но и целого края, могу подсказать: кто и где сейчас находится. Не безвозмездно, конечно.
  Он сделал таинственное лицо и многозначительно замолчал. Мол, а вот теперь уже начинается бизнес. Извини, продолжение за деньги.
  - Я тебя услышал. Спасибо. Думаю, воспользуюсь твоим советом и услугами. Но, чуть позже. Пока заботы о судьбе мира для меня чересчур хлопотны. А пока, вот, держи... - я положил на стол несколько талеров. - До встречи.
  - Благодарствую... сударь, - путник проворно сгреб деньги. - Приятно с тобой иметь дело. Надеюсь, до скорой встречи.
  Стрелец, судя по объему жидкости в бутылке, в мое отсутствие не налегал. Непорядок. Мне надо, чтобы клиент созрел до стадии 'а поговорить?' Иначе мой замысел не прокатит. Слишком подозрительным покажется.
  Быстро подсаживаюсь к нему и наполняю стаканы. Федоту полный, себе - треть.
  - Вздрогнем?
  Стрелец возражать не стал. Выпили не чокаясь. Каждый за свое.
  - Не возражаешь, если я еще вон у того господина дорогу на Смоленск разузнаю?
  - Дорогу?.. - углубленный в собственные заботы, Федот поморгал, явно не понимая о чем я говорю. Да и особенно не стараясь... - Это правильно... Дорогу надо знать...
  Вот и ладушки. Глянул на своих - наворачивают за обе щеки так, что только хруст стоит. Почитай все что подано к столу уполовинить успели. Шустры... Хотя, о чем я. Время летит. На улице окончательно стемнело. Кабатчик уже давно свечи зажег.
  'Лицо кавказской национальности' по-прежнему клевало увесистым носом в стоящий перед ним полумисок с похлебкой. То ли подозрительно принюхивался к пище, то ли высматривал в тарелке что-то интересное. Напоминая иллюстрацию к басне о лисице и журавле. В той части, когда птица пришла в гости к рыжей.
  - Вечер добрый...
  - А? О... Да. Очень добрый, если Аллах посылать мне собеседник.
  - Можно присесть?
  - Э... Да. Обязательно. Будь добр. Я твой давно ждать!
  - Мой?
  - Да-да... твой. Ибрагим думать, я могу твой очень полезный быть...
  Интересно девки пляшут. Я сам не знал, что в Туле окажусь, а этот меня уже давно ждет. Или это у него 'такой манер общения'?
  - Серьезно? Чем же ты можешь быть мне полезен?
  - О! Я знаешь, чем промышлять?.. Слушай сюда. Ибрагим доставлять выкупа за пленники, что на война захвачен. Я очень далеко ездить - в соляная шахта, в Кафа на невольничий рынок. Покупать пленники, продавать пленники. А ты, господина, я думать - иметь пленники, да? Такой человек не может не иметь... Я хороший цена дам. Не пожалеешь.
  Теперь понятно, кого и зачем он ждет. Впрочем, ничего странного, войн без плена не бывает. Нравится мне это или нет.
  - Погоди. Я что-то не понял. Ты - работорговец?
  - Вах! Зачем обижать?! - возмутился смуглолицый носач. - О, Аллах! Конечно, нет! Мой благородный дело занят! Ибрагим помогать найти близкий человек. Выкупить, освободить! Вернуть муж, отец домой в семья. Невеста... жених. Правда, красивый девушка дороже стоит. Цхе, цхе... Только если очень-очень надо.
  - И меня выкупить сможешь, если я в плен попаду?
  - Сможешь, господин, сможешь. Ты меня слушай. Теперь взять серебро, закопать глубоко-далеко, и верный слуга место сказать, пусть выкапывать, когда твоя в плен угождать. А потом мой звать. Я ездить - твой искать и на воля выпускать. Да. Это работа для Ибрагим.
  - Я запомню. А что ты делаешь, если у родственников нет денег на выкуп?
  Носатый пригорюнился, подпер руку щекой и отчетливо всхлипнул:
  - Тогда Ибрагим рассказать грустный-грустный рассказ, как трудно пленник на галера жить. Самая бедный крестьян сразу сокровищ в коровник находить, ой-ой-ой... Никто еще не сказал мой: нет.
  - А сколько заплатишь за раба?
  Не, не мое это - торговля людьми. Но, надо ж как-то разговор закончить. Ну и информация, любая, лишней не бывает.
  - У меня нюх, как собака! Ибрагим глядеть раба и сразу все понять. Голодать они или хорошо кушать. Чего стоить... За дворянина больше деньга... Я всех местных господ знать: имения, наследники, долги... Не обидеть. Будет кто продать - зови мой, Ибрагим приятно купить.
  
  * * *
  
  
   Полностью текст читайте здесь:
  
http:// https://libst.ru/Detail/BookView/Oleg_Govda/Losa_Deserta_Pustinnie_zemli_Fultajm/1182/?ref=3106
  
  
      и здесь:
  
http:// https://zelluloza.ru/books/2556-Losa_Deserta_(Pustynnye_zemli)_Fultaym_i_Budni_feodala-Stepan_Kulik/#book
 

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Т.Орлова "Подчинение" (Романтическая проза) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Рэй "Эро-сказка 1. Как приручить графа" (Романтическая проза) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | А.Медведева "Герои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | В.Миш "Академия счастья, или Кофе - не предлагать!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"