Говда Олег: другие произведения.

Мы наш, мы новый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бродилка, рубалка, стратегия и т.п. Наш современник - принц одного маленького, но очень гордого королевства. И, ессно, тут же принимается делать его большим и еще больше... В общем, наш чел обустраивается в мире магического средневековья. Амазонки и злые чародеи в наличии. Продолжение цикла "Держава".

  Степан Кулик
  
  МЫ НАШ - МЫ НОВЫЙ
  (Держава - 2)
  
  'Чтобы водворять порядок в государстве,
  нужно быть безучастным, как водная гладь.
  Стоит лишь единожды увлечься чем-либо,
  и ты погрязнешь в мире суеты'
  Хун Цзычен
  
  'В чести и силе та держава, где правит здравый ум - и право.
  А где дурак стоит у власти, там людям горе и несчастье'
  Себастьян Брант
  
  
  Глава первая
  
  Магазин встретил пустотой прилавков и белозубыми улыбками продавщиц. Я даже удивился, зачем в торговом зале нужны две девушки, если из товаров - только расставленные редкой цепью десяток-полтора трехлитровых банок с консервированными зелеными помидорами и одинокая, скособоченная пачка макарон? Даже уголок для хлебобулочных изделий поражал идеальной чистотой. Ни единой крошки на решетчатых лотках. Словно, последний раз товар завозили не раньше, чем месяц назад.
  Вообще-то, мне доводилось слышать от отца и деда рассказы о невероятно далеких временах конца социализма, когда в гастрономах было хоть шаром покати, и любой продукт доставался только в результате многочасового стояния в длиннющих очередях. Да и то лишь в том случае, когда удавалось занять ее именно в день завоза товара. А молоко, вообще, даже внутрь магазина не попадало - прямо с цистерны продавали. Разливали в бидончики... И сметану... наполовину разбавленную творожной массой.
  Откровенно говоря, я всегда относился к тем воспоминаниям, как к беллетристике. Которая подразумевает известную толику домыслов и фантазии.
  Но, даже, если и правду говорили, так это было лет двадцать пять тому. А то и тридцать... Во всяком случае, точно еще до моего рождения. А сейчас почему ничего нет? Что случилось? И главное, когда? Вчера же еще стеллажи супермаркетов ломились от всевозможных товаров, доставленных чуть ли не со всего мира. Куда все вдруг подевалось? Раскупили за ночь или припрятали? Ерунда. Даже перед самым грандиозным подорожанием, ни один покупательский бум не выносил из магазинов все подчистую.
  - Добрый день, что желаете?
  Одна из продавщиц, которая постройнее, направилась в мою сторону, не снимая с лица профессиональную улыбку.
  Вообще-то я хотел воды купить. Но, учитывая пустоту полок, вопрос прозвучал настолько неожиданно, что я слегка растерялся и ответить: 'А что вы можете предложить?', - не успел.
  Мимо меня, обдав амбре давно немытых тел, торопливо просеменила парочка весьма странных индивидуумов мужского рода. Один в бушлате на голое тело, второй в черно-полосатой тельняшке. Ниже - мешковатые спортивные штаны, заправленные в изгвазданные кирзачи.
  Не глядя на нас, оба покупателя целенаправленно устремились ко второй продавщице. Подошли так близко, насколько позволял прилавок, сунули вперед головы и дуэтом что-то негромко забормотали с просительными интонациями.
  Продавщица ответила. Кратко. Как отдают команду или назначают последнюю цену, после которой любой торг неуместен. Они переглянулись и закивали. Который в бушлате, достал из кармана что-то, завернутое в тряпицу, и выложил на прилавок. Продавщица одним движением убрала все это вместе с тряпицей под прилавок, а взамен выставила несколько небольших стеклянных пузырьков. Грамм по сто. В такой таре в аптеке перекись продают.
  Индивидуумы живо расхватали их в четыре руки и дружно вымелись из магазина.
  - Мужчина... - напомнила о себе продавщица, подошедшая ко мне. - У нас не музей... Тут смотреть не на что. Покупать, будете?
  Она все еще улыбалась, но уже не так широко, как вначале. Видимо, я повел себя не совсем так, как подобает солидному клиенту.
  Еще раз осмотрев пустые прилавки, я не придумал ничего умнее, как кивнуть.
  - Талончик...
  Вот теперь я смотрел на нее как некое круторогое животное на новые ворота. Девушка даже засмущалась. Но, оценила мой ухоженный вид, хороший костюм... особенно на фоне тех двоих, поправила халат на груди, выбившийся из-под чепчика локон и улыбнулась уже от себя. Как на мой вкус, излишне фривольно, но в рамках приличия.
  - Молодой человек, я не пойму... Мы будем покупать или... знакомиться?
  Знакомство в мои планы не входило, но и покупать неизвестно что, еще и при помощи талончика, я тоже не знал как. Логично было просто повернуться и уйти, но зачем-то же я сюда пришел? Пришлось изобразить лицом целую гамму чувств, от растерянности до жуткого стеснения. Мол, никогда бы в жизни, но вот так получилось. Жутко неловко, но понимаете... Войдите в положение и всякое такое. Примерно, как смотрит на преподавателя студент, заваливший очередную пересдачу.
  Получилось. Девушка посыл прочитала правильно.
  - Нет талона, да?
  Пожимание плечами в таком случае универсальный жест. Особенно, при общении с прекрасным полом. Девушкам нельзя врать, ни в коем случае. Это аксиома. Ложь они за версту чуют. Поэтому, самый надежный вариант - позволить им говорить за себя. Заодно поймешь, как она к тебе относится и насколько совпадают ваши желания и мысли.
  - Очень надо?..
  Глубокий вздох и глаза в пол. Тут главное не переусердствовать с жалостью. Тюфяк, не способный выдавить пару слов, тоже далек от женского идеала.
  - Не себе хоть?..
  Во взгляде осуждение, значит быстро натягиваем на морду оскорбленное достоинство и возвращаем голосу твердость.
  - Да никогда... Разве вы не видите?
  Девушка посмотрела еще раз. Взгляд, как у оценщика в ломбарде. Тому тоже приходиться выслушивать уйму душещипательных историй, имеющих одну цель - поднять цену. Но приличный костюм и гладковыбритое лицо работали на мою версию, и продавщица сдалась.
  - Деньги хоть есть?
  Быстро достал из внутреннего кармана пухлый бумажник, а из него какую-то купюру. Большую и хрустящую. Цен я не знаю, так что лучше переплатить, чем нарваться на отказ.
  - Хватит?
  Судя по выражению лица девушки, даже с избытком.
  - Сдачи не надо...
  Это я зря. У продавщицы наступил кратковременный шок. Похоже бумажка с цифрой пять и четырьмя нулями существенно превышала цену предполагаемого товара. В разы...
  - О, Боже... Это ж кого так прижало?.. - пробормотала она тихонько и мелко перекрестилась. Потом нырнула под прилавок и выставила на него уже знакомые мне флакончики. Сперва пять... Посмотрела на деньги, подумала и прибавила еще два. Потом сложила все в небольшой полиэтиленовый пакет с изображением жирно зачеркнутого стакана.
  - Вот... Больше не могу, извините... Это все, что на смену выдали. Честно. Вон, хоть у Дуси спросите.
  - Спасибо... Этого хватит... я думаю.
  Я по-прежнему ничего не понимал, но дольше оставаться в магазине не имело смысла. Взял пакет, ненароком прикоснувшись при этом к ее руке. Девушка вздрогнула и неуверенно произнесла полушепотом:
  - Мы до пяти работаем...
  - До пяти?.. - переспросил я машинально.
  - Ну, да... - кивнула девушка. Сегодня же пятница. Короткий день... Да и смысл сидеть дольше? Кому надо уже затарились. Теперь до вторника никто и не покажется.
  - А почему аж до вторника? - я по-прежнему конкретно тупил. Но надо ж было хоть какую-то информацию получить.
  - В понедельник же завоза нет... - и видя, что я все равно не понимаю, объяснила доступнее. - Кто ж за руль сядет? Не, водители найдутся, но ни один врач путевку не подпишет. Оно им надо?
  - Ах, в этом смысле... - я сделал умное лицо. - Тогда понятно... Значит, до пяти...
  Я понятия не имел, где нахожу, что происходит и куда мне идти, когда окажусь снаружи. Поэтому решил не отказываться от возможности продолжить знакомство. Девушка симпатичная, деньги, судя по толщине бумажника, имеются. Так что на какое-нибудь кофе с пирожным точно хватит, а там будем посмотреть.
  - Леночка...
  Задумавшись, я не сразу сообразил, что продавщица правильно поняла мои слова и подхватила инициативу..
  - Красивое имя. Николай... И я не прощаюсь...
  Перешагнул порог и остановился в узком тамбуре, между внутренней и внешней дверью. Собираясь с духом, прежде чем выйду наружу, поскольку не имел ни малейшего понятия, что меня там ждет.
  - Эй, подруга! - донесся голос второй продавщицы. - Ты чего к этому алконавту прилипла? Совсем, что ли по мужику оголодала.
  - А ты, нет? - огрызнулась Леночка. Но все же снизошла до объяснения. - Глаза разуй. Ты видела как он одет? Да нашей с тобой годовой зарплаты не хватит даже на одни ботинки. А костюм?.. Теперь сюда смотри... Ты сколько в гастрономе работаешь?
  - Седьмой год. А что?
  - И много видела алкашей, которые за фанфурики пятидесятитысячными купюрами расплачиваются?
  - Иди ты? Реально 'Мономаха' выложил? Не врешь?
  - Сама смотри... И знаешь, что сказал?
  - Даже боюсь предположить?
  - Сперва спросил: 'Хватит?'. А потом: 'Сдачи не надо'
  - То есть как? Откуда у тебя упаковка?
  - Какая упаковка, дура? Всего семь флаконов и было. Которые мы для себя припрятали.
  - Офигеть! С Луны свалился, что ли? Цен не знает? Или его так плющило, что все пофигу, лишь бы вмазать? Вот чертовы пьянчуги. Совсем на свете мужиков нормальных не осталось. Чтоб вы уже поскорее передохли от своей водяры!
  - Нет, не похож он... - встала на мою защиту Леночка. - Бритый... Отутюженный... Да и не пахло от него совсем. Видимо, для друга брал. А что цен не знает... Знаешь, Дусь... Я думаю, он из тех... ну, которым все шофер или адъютант домой приносит. Из спец распределителя.
  - Ой, мамочки! Как же я сама не сообразила? - всплеснула руками вторая продавщица. - Что ж ты, дура, вот так просто его отпустила? На навар позарилась?
  - А что мне надо было за рукав хватать? - опять разозлилась Леночка.
  - Да хоть за штанину! - продолжала разоряться практичная Дуся. - Хоть за полу... Такой шанс раз в жизни. А ты... тетеря.
  Леночка промолчала. Не знаю, почему она не сказала подруге, что мы условились встретиться после закрытия магазина. Может, не хотела спугнуть удачу. А может, сама засомневалась в том, что это действительно произойдет, и не хотела глупо выглядеть, если окажется, что мужчина просто пошутил. Не суть... Я открыл вторую, внешнюю дверь, и шагнул за порог...
  
  * * *
  
  Темно... Не в смысле, в глазах, а просто - ночь на дворе. Вон, звезды над головой блещут. Вот только я почему-то не стою, как полагалось бы, выйдя из магазина, а лежу на спине. Причем, момента падения совершенно не помню. Да и не болит ничего. Что тоже весьма странно. Кому хоть раз не посчастливилось навернуться со ступенек, понимает... У меня, к примеру, имеется определенный опыт. Однажды поскользнулся зимой... Как не убился, до сих пор удивляюсь. Спасло, что затылком приложился к углу ступеньки, а не основанием черепа или шеей. А голова была упакована в теплую меховую шапку, с завязанными сзади 'ушами'.
  Ладно, с 'помню - не помню' бывает по-разному, но сам магазин куда подевался? Или у меня тот самый классический случай: 'А потом на развалинах часовни...'
  Приподнялся, опираясь на локти и... облегченно вздохнул. Тьфу... Я уж было поверил, что меня опять куда-то переместили 'доброжелатели'. А это всего лишь сон. Будем надеяться, что не вещий.
  Вон щит в землю воткнутый стоит, а на нем, как на насесте, дремлет Синильга. Рядом тихонько сопит пленница. Притворяется, похоже... На всякий пожарный, невзирая на заверения в преданности и уважении, прежде чем лечь спать, амазонку я снова связал. Ну, а чего? Девушке не привыкать, а мне спокойнее. Хватит и одного трупа.
  Костер тоже потушил. Комаров дым все равно не отпугивал, а неожиданных гостей, случайно завернувших на огонек, с меня достаточно. Не люблю ночных боев. С кем сражаешься не видно, руку вовремя не придержишь, а моему мечу только дай подраться. Так и норовит каждого, в ком ворога и супостата заподозрит, в лапшу порезать. Для надежности... Чтоб регенерировать не смог. А то разные попадаются... Мир ведь магический, чтоб ему пусто. Куда не посмотришь, все не как у людей, - а элементарного телепорта из пункта 'А' в пункт 'Б' не допросишься. То так зашвырнет, что фиг выберешься, то - как сейчас. Обещали столицу Царицы амазонок, а оказался посреди бескрайней степи, с единственным ориентиром на всю округу. Ага, каменный истукан, в народе 'скифская баба' называется. Торчит на кургане с незапамятных времен и дорогу заплутавшему путнику указывает. Если тот спросить умеет...
  Повезло, хоть не плутал долго, сразу на засаду напоролся. Оказалось, тутошние девы-воительницы тоже любят у дороги путников подстерегать. Точь-в-точь, как в моем прошлом мире доблестные труженики ГАИ. Только вместо полосатых жезлов, амазонки предпочитают выскакивать из укрытия с острыми копьями в руках. Зато и второе отличие имеется - гаишника, каким бы жлобом не оказался, убивать нельзя... как бы не хотелось. А озверевшую бабу, тычущую в твой организм оружием, можно. И никакие феминистки и другие защитники женщин, непрерывно угнетаемых подлыми мужиками, даже не пикнут.
  Во-первых, - потому что не фиг на людей с копьем бросаться, даже права... тьфу, имени не спросив. А во-вторых, - не водятся здесь такие. Амазонки есть, а феминисток нема. Потому как если б нашлась хоть одна полоумная, вякнувшая о том, что женщины нечем не хуже и должны иметь равные с мужчинами права, уверен - ее недолгая жизнь прервалась бы раньше, чем она успела бы объяснить сестрам меча и копья, что совсем не то имела в виду, а даже наоборот. Поскольку для дочерей степи мужчина был существом ничтожным и доброго слова не заслуживающим.
  Разве что в самых исключительных случаях. Когда ему удавалось брать верх. Не в смысле, оказаться сверху, а - победить девушку в схватке. Ну, или как в моем случае, ошеломить ценным подарком.
  Впрочем, второй вариант срабатывал и в прошлой жизни. И чем дороже подарок, тем безотказнее результат. В моем же случае хватило рулевого пера Синильги.
  А это третье отличие нового мира, которое не могло не радовать. Поскольку в хвосте орлана перьев много, и они сами растут. Даже поливать не надо. Так что, хватит одарить не одну дюжину.
  Вот только не нужна мне ни эта дюжина, ни другая. Леонидию бы найти и вернуть... А то что-то неспокойно на душе.
  Дыхание пленницы, - чьей жизнью и честью, я так и не воспользовался, несмотря на предложение, поступившее вслед за подарком, - изменилось. Стало слишком размеренным. Значит, проснулась и не знает, как себя вести. Вот и лежит смирно, покуда повелитель Синей Птицы не соизволит о ней вспомнить.
  М-да... Замысловато у них тут. То убить пытаются, без каких-либо предварительных разговоров и объяснений. То в верные слуги записываются. Несмотря на мою бесспорную принадлежность к презренному мужскому роду.
  Я повернулся на бок, протянул руку и вытащил кляп изо рта амазонки.
  - Спасибо... - негромко произнесла пленница... или кем она мне доводится теперь?
  - Не за что... Выспалась? Поговорим?
  - Как прикажет Летающий с орланами, - безропотно согласилась девушка.
  - Ну, пусть будет Летающий... Хотя Николаис мне уже привычнее. А тебя как зовут?
  - У меня еще нет имени, Летающий с орланами. Сегодня сестры должны собраться в Круг и дать имена всем, кого посчитают достойными.
  Девушка тихонько вздохнула и прибавила.
  - Увы... меня там не будет...
  - Далеко идти? - не сообразил я сразу. - Долго?
  - Идти? - переспросила амазонка. - Не знаю... Наверно. Всадник за день доберется. А если бегом, то можно и к обеду успеть.
  Интересный вариант. Бегом, значит, быстрее, чем верхом? Хотя, почему нет? Я же не знаю, какие у них тут лошади... Может, вроде пони? А ножки у девушки длинные, стройные... Такими можно с легкостью не одну версту отмерять. Вот только мне за ними сто пудов не угнаться...
  Ага, как раз из-за них. Пудов, в смысле. И собственных, и приобретенных... В виде доспехов и прочей амуниции. С дистанции не сойду - на это здоровья хватит. Но тягаться наперегонки с конем не рискну. И даже с осликом...
  Хотя...
  Мысль причудливо соскользнула с ослика на безымянную девицу. Если она такая прыткая... Нет, навьючивать амазонку, как длинноухое животное, я не собирался, но почему и не разделить груз поровну? Вернее, ей - все то что не имеет режущих и рубящих краев, а себе оставить только оружие...
  - Но не в этом дело... - продолжила тем временем девушка. - Я не войду в Круг, потому что не выполнила задание. И не заслужила имени.
  Ага. Тут проблема посерьезнее, оказывается. Для получения имени не только вековой ценз надо преодолеть, но и заслужить.
  - И что помешало?
  К этому времени рассвело достаточно, чтобы можно было прочитать ответ в ее глазах.
  - Я?! Но чем?
  Память услужливо подсказала прочитанные в свое время книги о американских индейцах, где перед посвящением в воины, юношей тоже подвергали различным испытаниям на выдержку и мужество. Весьма болезненным.
  - Неужели тем, что развязал? Так это не нападение было? А всего лишь испытание на выдержку? Черт... Но я же не знал... Может, если я расскажу сестрам, как было... - взгляд упал на труп второй амазонки, и слова прилипли к языку. - М-да... Не уверен, что объяснение им понравится больше. Но, с другой стороны... Вы же сами. Могли хоть словом обмолвится. Или знак какой поставить...
  - Вообще-то, - отозвалась девушка, - костер дымился...
  - Ну, да... Иначе как бы я тебя нашел.
  - Ты не понял. Этот дымок указывал всем сестрам место испытания. А Герминдия... - девушка тоже посмотрела на мертвую. - Она следила за тем, чтобы все правила были соблюдены. Ну, и чтобы помочь... если я все же не справлюсь. Или мужчин окажется слишком много.
  - Ничего не понял? - я помотал головой. - Так на тебя все же напали?
  - Нет...
  Тема разговора девушке явно все больше переставала нравиться. Но надо же разобраться. В конце концов, на мне еще один труп. И когда совесть проснется, хотелось бы иметь возможность оправдаться. Если не в чистую, то хотя бы смягчающими обстоятельствами.
  - Нет 'что'?
  - Напали... но не успели...
  - Погоди, - я подсел ближе. - Давай начнем сначала. А то я совершенно запутался. Кто напал? Чего не успел? И куда они потом делись, не оставив после себя совершенно никаких следов?
  Девушка неуверенно поерзала, посопела, но поскольку вопрос задал не кто-нибудь, а сам Летящий с орланами - принялась излагать свою историю по порядку.
  И как оно в жизни зачастую происходит, все оказалось совершенно иначе, чем казалось.
  Подвиг, который должна совершить каждая юная амазонка, прежде чем получить имя, заключался не в энном количестве часов, которые надо провести без воды и еды, - хотя и это тоже входит в испытание, - а в том, чтобы победить мужчину. Причем, взять в плен или убить, заранее не оговаривается. На усмотрение победительницы.
  Дочери степи отлично знают все более-менее оживленные дороги, по которым в Царство амазонок направляются гонцы, купцы, переселенцы или искатели приключений. Где и устраивают возле них вот такие ловушки на живца. Дальнейшее зависит от поведения тех, кто на приманку клюнет. Если связанная девушка покажется мужчинам легкой добычей, то их, как правило, ожидает разочарование. Иногда быстрое, а иногда и весьма болезненное.
  А когда в ловушку попадется более умелый воин или слишком большая ватага, то на помощь 'жертве' приходит опытная наставница.
  Вот только в этот раз они обе ошиблись. Не сумели распознать во мне избранного. За что и поплатились. Герминдия - жизнью, а девушка - тем, что еще на год останется безымянной. И, судя по тону, которым амазонка это сказала, девчонка явно предпочла бы судьбу наставницы.
  А вот это зря. Честь, гордость и все такое - конечно, очень важно. Но, в данном конкретном случае, я солидарен с Экклезиастом, предпочитавшего живую собаку, а не мертвого льва.
  
  * * *
  
  - Посмотри на это иначе...
  Я развязал девушку, присел рядом, так чтобы по одну сторону была она, а по другую - все оружие. Но она была так удручена, что даже не заметила моих маневров. Пришлось попытаться приободрить.
  - Вот ты говоришь, что не справилась с заданием. А теперь скажи, как восприняли бы известие твои сестры, о том, что ты убила Летающего с орланами? Понравилось бы?
  Девушка взглянула на меня, как на умалишенного, и рассмеялась. Как по мне -чересчур громко. Даже Синильга проснулась и недовольно встопорщила перья. Ну, вот кто объяснит, как их понимать? То вселенская скорбь и уныние всего иудейского народа на лице, то хохочет, словно ей пятки щекочут.
  - Я спросил что-то смешное?
  - Конечно! - снова хихикнула девушка. - Разве можно убить легенду? Ты же бессмертный!
  - Ну, это другой вопрос... - на всякий пожарный я решил не углубляться. Если амазонки считают меня бессмертным, то зачем их разочаровывать? Не хуже, чем не оправдать надежды женщины. - Но тогда тебя тем более не в чем упрекнуть.
  Посмотрел в непонимающие глаза и объяснил.
  - Если меня нельзя убить, то в чем твоя вина? Кто может выполнить задание если оно изначально невыполнимо? Никого же не посылают... например, обогнать ветер или - зачерпнуть лунного сияния?
  Похоже, девушка начала соображать.
  - Я не подумала об этом... Спасибо... - она буквально ожила и даже непроизвольно стала поправлять прическу. - Да... Все так. Имени могут и не дать. Пусть не по своей вине, но все же испытание я не прошла. Зато и позора на мне нет. Однажды похожий случай уже был. Лет десять тому. Когда пожар не дал сестре Иридии закончить дело.
  - Вот и отлично. Значит, у тебя есть повод поторопиться. Пойдем?
  Теперь девушка смотрела с сомнением.
  - Вместе?
  - Ну, да... А что опять не так?
  - Нет, ничего... Просто я еще не встречала мужчину, умеющего быстро бегать.
  Засранка... Не видела она. Да ты вообще хоть одного мужчину в своей жизни уже видела? А ля натюрель, имею в виду... Блин! Как говориться, вразумить тебя некому, а мне некогда. Разве что личным примером и по ходу движения?
  Поэтому улыбаемся во все тридцать два и цедим с ехидной ленцой.
  - Значит, самое время познакомиться. Или ты считаешь, что с орланами летать легче, чем бегать наперегонки с излишне самоуверенными девицами? Ну, тогда, скажи это Синильге.
   Синяя птица услышала свое имя и заинтересованно посмотрела на девушку. Вряд ли, как на добычу. В образе сокола она и с зайцем еле справлялась. Но амазонка что-то нужное там для себя разглядела, потому что когда заговорила снова, уважительности в голосе заметно прибавилось.
  Это зря. Мне больше смешливые барышни нравятся. А почтительность - это привилегия седобородых старцев.
  В другой обстановке я бы поспешил снять невольно возникшее напряжение какой-нибудь уместной и слегка фривольной шуткой. Но сейчас я ее не кадрил, значит, придется потерпеть. Зато проще будет убеждать.
  - Вот и отлично. Тогда, вперед?
  - А как же Герминдия?
  Черт! О покойнице я забыл.
  - Ты хочешь ее с собой забрать?
  - Это было бы правильно, - подтвердила девушка. - Но сестры поймут, если мы ее просто похороним, а семье вернем оружие.
  Ну, хоть труп не придется тащить по жаре.
  - Ладно. Тогда, тем более, нечего рассиживаться. Могила сама не выкопается? Вот только чем ты ее рыть собираешься? Ножом?
  Вообще-то, небольшие тесаки, которыми помимо копий и сабель вооружались амазонки вполне могли сойти за усеченную саперную лопатку. Но, оказалось, я просто ничего не смыслю в ритуальном погребении дочерей степи. Впрочем, чего еще ждать от мужчины. Оказывается, покойниц не предавали земле, а наоборот - выносили на самое высокое место, откуда мертвая воительница могла в последний раз проститься с любимой степью. В нашем случае - курган.
  Шкафоподобная Герминдия весила не меньше центнера и тащить ее на горку было то еще удовольствие, но по затраченным усилиям и времени, в общей сложности, намного легче и быстрее, чем пришлось бы попотеть, пытаясь выдолбить в сухой земле достаточное укрытие для бренных останков. А за одно, появилась возможность вспомнить о том, что раньше или позже, но спросится за всякое деяние. Удержал бы меч -не пришлось бы теперь пыхтеть.
  Хорошо, хоть со спартанскими традициями тут не заморачивались. Типа, со щитом или на щите... А то я с трудом представляю, как нам удалось бы такой трюк провернуть. С учетом моих метр девяносто с хвостиком и максимум - метр семьдесят Безымянной. Почему-то вспомнилась сценка с торжественными похоронами Высокого блондина из одноименного фильма. Так что все время, пока мы тащили покойницу волоком за руки, я глупо улыбался и старательно отворачивался, чтобы напарница не заметила неподобающего выражения.
  Синильга недоуменно пискнула. Потом взлетела, описала несколько кругов, пытаясь понять, что мы делаем. Но вряд ли преуспела, поскольку даже я не до конца понимал смысла, и улетела, не дожидаясь окончания.
   У меня такой возможности не было, так что пришлось честно выполнить последний долг до конца.
  Наверху юная амазонка усадила мертвую наставницу возле каменного истукана и попросила оставить их наедине. Мол, по их законам, мужчине можно присутствовать на похоронах только в виде раба, сопровождающего воительницу в мир Весенних Ветров. Будучи предварительно умерщвленным специальным ритуальным образом.
  Поскольку у меня подобного желания не было, да и Безымянная не была посвящена в таинство, я попросил девушку, по возможности, не задерживаться и вернулся к месту стоянки.
  Развернул карту мэтра Игнациуса, посмотрел и свернул обратно. Увы, в данном случае толку от нее было ноль. Границы степи были прорисованы очень тщательно, но кроме одной точки, указывающей на возможное место сопряжения Пространств, весь остальной район являло собой пресловутую Terra Incognita - то есть земли, где еще не ступала нога картографа. Ни одного ориентира. Даже ближайший курган и тот не отмечен.
  Не удивительно, что придворный чародей телепортнул меня совсем не туда, где в данный момент находилась кочевье амазонок. И пытаться исправить ситуацию самостоятельно, - с учетом уже имеющегося опыта, весьма неприятного и чудом не закончившегося печально, - желания не возникло. Лучше уж ногами... Ну что я, реально за девчонкой не угонюсь?
  Процесс размышлений самым бесцеремонным образом прервала, свалившаяся на меня, утка. А следом за ней, довольная и счастливая Синильга. Утка была не слишком упитанная, но довольно крупная и весила килограмма три не меньше. Как у бедняжки только силы хватило дотащить такой груз?
  Видимо, чары только внешний облик меняют, а по существу, моя синяя птица по-прежнему остается синим орланом. Еще совсем юным, но растущим не по дням, а по часам. И, если верить мэтру, через полгода достигнет таких размеров, что сможет катать меня на спине.
  - Спасибо... - похвалил я птицу, выполняя наставления чародея. - Ты у меня умница. Добытчица. Вот только хозяин твой балбес. Не удосужился запастись не только каким-нибудь подходящим заклинанием, а даже спичек не захватил. Так что пропадут твои продукты почем зря. Вон, еще вчерашний заяц валяется.
  Синильга спрыгнула с меня на землю, подошла к упомянутой тушке. Посмотрела на нее одним глазом, потом склонила голову на бок и оценила утку. Подумала немного и принялась потрошить длинноухого. Видимо, решила, что утка более свежая и не так быстро испортится.
  Аппетит орлана тоже соответствовал не форме, а содержанию. Хорошо, что амазонка вернулась после того, как Синильга закончила трапезничать. Зрелище не для слабонервных... Даже мне жутко было глядеть как в небольшом клювике фальшивой соколихи исчезают огромные куски зайчатины. Иной раз не уступающие размерами целой птице.
  А когда посмотрел на девушку, понял, что меня таки есть еще чем удивить. Судя по вещам, которые амазонка надела на себя и объемному свертку за плечами, покойницу раздели до первозданного вида.
  Впрочем, если отбросить предрассудки, то почему нет? Мертвому вещи без надобности. А оставлять их мародерам, учитывая специфику захоронения, глупо. Да и вообще, кто я такой, чтобы осуждать чьи-то традиции. Небось, их не вчера придумали. Одно плохо, я же собирался навьючить на Безымянную часть собственных вещей, а теперь всю амуницию придется тащить самому.
  - Я готова... Можем отправляться...
  - Я тоже...
  Ну, а чего. Долго ли бродяге собираться. Одежда на мне. Меч на поясе. Забросить за спину котомку и щит на другое плечо пристроить.
  - Веди...
  - А спросить можно? - девушка явно в чем-то еще сомневалась.
  - О чем?
  - Зачем ты идешь? Чего ищешь?
  - Не чего, а кого... Свою девушку. Невесту... А для этого мне надо вашу царицу увидеть.
  - Девушку? Здесь? В нашей степи?
  - Чему ты удивляешься? Где же еще искать амазонку, как не в ваших кочевьях?
  - Ты ищешь амазонку? И она твоя невеста?.. А ее, случайно, не Леонидией зовут?
  - Знаешь где она? - я непроизвольно шагнул к девушке. Едва сдержавшись, чтобы не схватить за грудки.
  - Знаю... - кивнула Безымянная. - И нам действительно надо поторопиться. Потерявшую честь и достоинство изменницу Леонидию казнят сегодня на закате.
  - Что?! Что ты говоришь? Как казнят? За что?!
  - 'Как' я не знаю. Это Большой Круг решит. А 'за что' - слышала. Она пыталась убить царицу...
  
  
  
  Глава вторая
  
  Седой ковыль ровными волнами захлестывает грудь, но в отличии от морских вод, его нельзя зачерпнуть ладонью и освежиться, смыть с лица едкий пот, то и дело заливающий глаза.
  Конечно же, я переоценил собственные силы. Многочасовое лежание на диване и езда в общественном транспорте не прибавляют выносливости. Даже, если сумел пройти все три 'Готики' и то недоразумение, которое назвали четвертой частью, а в 'Древних свитках' неустанно прокачивал ловкость и акробатику.
  И понял я это уже на первых пяти километрах. Еще часок держался исключительно на морально-волевых и энергии, которой меня подпитывал меч. Но, глядя, как ровно бежит... нет, скользит по зеленым волнам амазонка, - кстати, не только не запыхавшаяся, а даже не вспотевшая, - понял, что надо срочно что-то предпринимать. В общем, одно из двух. Либо я ударю мордой в грязь, причем, как бы от имени всех мужчин, чью честь самонадеянно пытался отстоять, либо - придется хитрить и лукавить.
  Размышлял и колебался недолго. В конце концов, сыновья Адама грешат этим с дочерями Евы со дня вкушения запретного плода. В смысле, достигают цели любым путем и способом. В том числе и обмано... военной хитростью.
  Тем более, это же не Олимпиада, где за использования допинга можно остаться без награды.
  Вариантов имелась, как всегда, тоже пара. Радикальный - с использованием карты перемещений, и промежуточный - в виде бонуса от кольца скорости.
  Как и всякий интеллигент, я сперва собирался обойтись полумерами. Но все же хватило ума не рисковать и не менять одну проблему на другую. Повернув камешек в кольце, я с легкостью обогнал бы девушку, чем сильно поколебал бы ее уверенность в превосходстве женщин над мужчинами. Но потом последовала бы отдача. И я свалился бы без сил. Причем, по закону подлости, в самый неподходящий момент.
  Например, если царица Деянира решит, что ей не нужна дружба с принцем Зонненберга, и прикажет казнить меня вместе с Лией.
  Карта же, как показывала практика, не грешила точностью и вполне могла отправить меня не в столицу амазонок, а к черту на кулички. Тем более, что расположение этой самой столицы, я выведал у Безымянной весьма примерно. Впрочем, больших рек в степи не так уж и много, а мест, где течение огибает остров, и того меньше. На карте я нашел три. Но, поскольку амазонка намерилась добежать туда всего за несколько часов, то вполне логично предположить, что выбирать надо ближайшее. Ну и, если промахнусь, ничего страшного. Махну оттуда в замок и напрягу Игнациуса. За что я ему... в общем, пусть отрабатывает высокое и почетное звание дворцового мага.
  Зато душа успокоится. Волнуюсь я... Ведь безымянная лишь примерно знает время казни. А если Деянира обиделась сильнее и решит не откладывать до заката?
  Нет, решено... Лучше перебдить. Надо только от свидетельницы избавиться, прежде чем телепортироваться... У чародеев и амазонок отношения сложные, так зачем заранее создавать себе лишние хлопоты?
  - Я вот что подумал... - зачерпнул у меча еще чуток энергии и поравнялся с девушкой. - Может, лучше будет, если ты предупредишь сестер обо мне? Все же амазонки мужчин не слишком жалуют. Вдруг, не сразу догадаются, что я с орланами летаю, или Синильгу не разглядят вовремя? Пристрелят, а после - сожалеть будут.
  Амазонка сперва насмешливо глянула на меня, мол, так я и знала, скис... все они мужчины... Но, я бежал свободно, дышал ровно, так что, как бы ей не хотелось, а уличить меня в слабости не получалось. Зато логика в словах имелась.
  - Да... - подумав немного, согласилась Безымянная. - Отпусти меня вперед и держись на расстоянии видимости. Этого времени мне хватит, чтобы предупредить стражу.
  - Договорились...
  И только после этих слов, я понял, что не все так гладко. Девушка меня щадила и бежала в пол силы... Теперь же рванула так, что только пятки засверкали.
  Невероятно... С такими резвыми ножками, не то что конские копыта, а и птичьи крылья без надобности. Для путешествий, я имею в виду.
  Остановился и вытащил карту. Но, прежде чем тыкать в нее, позвал Синильгу и велел занять свое место на щите. 'Гладь Пруда', прежде чем за спину забросить, тоже не забыл перед этим приласкать и попросить не терять бдительности. Потому что стреляют амазонки быстро. При чем, вполне возможно, даже быстрее, чем думают. И, невесть откуда свалившегося незнакомца, вполне способны попотчевать дюжиной-другой стрел чисто машинально. Для профилактики... Русалка, естественно, промолчала, но хвостом, вроде, шевельнула. Мол, не волнуйся, хозяин, службу знаем.
  Потом погладил 'Улыбку'. Вытащил из ладанки и погрел на ладони.
  - Вся надежда на тебя. Подсоби оказаться в нужном месте. Пожалуйста... Слов нет, ты и так помогаешь, но сейчас особый случай. Очень надо...
  И только после этих ритуалов, достал меч и развернул карту. Выбрал нужную точку и прикоснулся к ней пальцем...
  Пронзительно засвистело в ушах, свет мигнул, и я увидел лежащую на спине Леонидию. Совершенно обнаженную... В позе 'звезды'. Рот заткнут. Во взгляде - полная покорность судьбе и, лишь губы сжала скорбь, а в глазах затаились скупые слезинки неправедной обиды.
  Женская красота - страшная сила. Это вам любой владелец порносайта или глянца для взрослых подтвердит. Особенно, в натуральную величину. Вот и я тоже завис на какое-то мгновение, таращась прямо перед собой, совершенно не в состоянии адекватно воспринимать действительность. Секунд пять, наверно, глазел, прежде чем заметил, что моя красавица смотрит на облака не для своего удовольствия, а потому что привязана. И не к колышкам или кровати, а бычьим упряжкам. А погонщики уже замахиваются кнутами.
  К счастью, оцепенение прошло. Ну, а дальше все понеслось так стремительно, словно с кручи сорвалось.
  Глухо ударили в щит первые стрелы... толкая в спину. Рванулась ввысь Синильга... Но я уже поворачивал камешек в оправе кольца, и орлан застыл над головой... Летящие в меня стрелы - тоже. Чужого мне не надо, а птицу сцапал и сунул под мышку. Пока не забыл. Потом, четырежды дотянулся мечом до ремней, и Леонидия повисла в воздухе, чем я не преминул воспользоваться для общего блага... Одной рукой карту разворачивать неудобно, зато, если воспользоваться животом девушки, как столом...
  Опять засвистело в ушах, мигнуло в глазах, шлепнулось тело, задергалась подмышкой Синильга, а потом одновременно раздались два возгласа. Леонидия охнула, свалившись на пол, а мэтр Игнациус, судя по интонации и некоторым междуметиям, так сильно не удивлялся давненько. Правда, маг быстро совладал с собой, потому что когда заговорил, голос его уже был лишен эмоций.
  - Здравствуйте, ваше высочество. Госпожа Леонидия... тоже рад вас видеть. Эээ... прошу прощения, мой принц. Я не совсем понял мизансцену. Вас перенаправить в спальню или попросить Аристарха принести девушке одежду?
  Не знаю, что хотела сказать амазонка, но, поскольку во роту Лии торчал кляп, мы с мэтром услышали только мычание.
  - Значит, бассейн... - почему-то решил Игнациус, вздымая руки, и секундой позже, мы плюхнулись в воду.
  Странное решение, особенно с учетом того, что я был полностью одет, еще и с орланом в руках.
  Но, как оказалось, житейская мудрость магистра не подвела. Истошный визг и недовольный клекот стояли всего минут пять. А потом воцарилась благословенная тишина. Да и мне, если честно, купель пошла на пользу. Решительно не могу понять, чем людей так манят сухие и пыльные равнины. Другое дело водоемы... Не зря же жизнь именно в воде завелась. Хотя, с другой стороны, зачем-то же она из нее вылезла?
  Тем ни менее... Например, сидя по шею в воде, можно всласть поплакать. Не сдерживаясь и не стесняясь. Потому что если рыдать не слишком громко, никто не удивится почему у девушки мокрое лицо, а у меня влажные глаза... Особенно, если рыдать, не слишком громко.
  Впрочем, можно и громко. В конце концов, я этот... принц или кто? Так почему бы моей невесте и будущей королеве не поплакать, когда, где и сколько ей захочется?
  - Спасибо...
  Никогда не умел вести себя в такой ситуации. Ведь глупо же отвечать: 'Не за что', или 'Пожалуйста'. А промолчать и того хуже, форменное хамство.
  - Да, я это... Блин, как прилипло... - брякнул первое, что в голову пришло, дергая перевязь. - Помоги раздеться... А то намокло все.
  Лия захлопала ресницами, открыла рот и... прыснула смехом.
  - Ну, да... Ты ему говоришь: 'Спасибо', а он в ответ: 'Помоги раздеться'
  - Ага... - проворчал я, отчаянно воюя с кольчугой, упорно не желающей слезать. - Еще скажи, что все мужчины одинаковы.
  - Разве нет? - пожала плечиками амазонка. - Кто еще пробует раздеваться, не развязав пояс? Стой спокойно... Да не дергай. Только узлы затянешь... Сама справлюсь. И руки убери... Не сейчас... А в глаз?
  Я и не настаивал. Так... невинные шалости, чисто на инерции... Возможно, при должной настойчивости, Лия и согласилась бы снять стресс от незавершенной казни самым простым и надежным способом. Но для меня самого использование 'ускорителя' не прошло бесследно. И, перефразируя частушку, в данный момент, по женской части я был только теоретик...
  Но все же, купание пошло на пользу и из пруда мы выбрались совсем другими людьми. С которыми уже можно было даже поговорить... Особенно, переодев сперва в сухую и чистую одежду. Я и не заметил, когда Аристарх успел ее принести. Впрочем, не удивительно. Дворецкий, если надо, мог передвигаться совершенно бесшумно. Кстати, вот и он сам. Стоит поодаль, учтиво кланяется.
  - Добрый день, ваше высочество. Госпожа... Прошу прощения, вас сегодня не ждали. Обед будет готов только через час. Но, если хотите перекусить с дороги - я накрыл стол в беседке.
  - С удовольствием... - отозвалась Леонидия и, словно извиняясь, объяснила. - Трое суток даже маковой росинки во рту не держала... М-да... Съездила домой, называется. Проведала родню.
  
  * * *
  
  Настоящий джентльмен не должен спрашивать у леди, как она проводит время, но я не обременен излишками воспитания, поэтому вытерпел с расспросами ровно до того времени, как Лия управилась с парочкой жареных рябчиков и отвлеклась от тарелки, чтобы запить проглоченное мясо.
  - Слушай, я так и не понял, а зачем тебе понадобилось царицу убивать?
  - Да не собиралась я ее... - начала отвечать амазонка, а потом подозрительно поглядела на меня. - А ты откуда знаешь? Мэтр Игнациус следил за мной?
  - Это невозможно... - маг ответил раньше, поскольку как раз в это время присоединился к нам. - Разрешите?
  Вообще-то, разрешения принято спрашивать прежде, чем усесться за стол, но магистру Академии чародейства и волшебства можно пренебречь подобным нюансом. Не, ну а кто откажет?
  Во-первых, - это неуважение к его многосотлетним сединам. А во-вторых, - связываться с волшебником, себе дороже. Наш, тутошний, венценосный предок не пришелся по нраву какому-то чародею, так всему роду приходиться теперь расхлебывать последствия проклятия. Даже меня, жителя другого мира, в этот водоворот втянули. И фамилии не спросив. Так что пусть себе сидит. Тем более, Игнациус, как раз дедуля полезный. Я его за язык не тянул, сам себя придворным магом обозвал. Моим... И, что намного важнее... не отказался от своих слов, даже после того, как выяснил кто я и откуда. Более того, предложил свои услуги и всяческую помощь.
  Уж не знаю точно, в чем его интерес, но, похоже, что к тому пакостнику, который всему королевству жизнь испортил, у Игнациуса личные предъявы имеются.
  - Наука утверждает, что в мире подобные заклинания существуют, - тем временем продолжил мэтр. - И даже имеются некие артефакты, позволяющие видеть на расстоянии. Но, лично мне подобные вещи пока не встречались. Поэтому, что бы не разузнал принц Николаис, обошлось без магии.
  - Конечно... Мне об этом рассказала одна из твоих сестер. Амазонка, то есть.
  - И как ее звали?
  - У нее не было имени. Девушка еще не прошла посвящения.
  - Что?! - Лия даже о трапезе забыла. - Ты говорил с Безымянной? И остался жив?! А ее наставница? Как она это разрешила?! Ты что, убил обеих?
  Терпеть ненавижу женскую манеру уводить разговор в сторону. Можно сказать с детства... Ну, или с того момента, когда понял что девочки и мальчики - разные существа и отличаются не только внешними признаками. Долго мучился, пока не выработал железное правило: игнорировать любые вопросы, пока сам не получу ответ. Так сказать, по праву первенства. Поскольку пытаться удовлетворить любопытство девушек невозможно. Вопросы они генерируют гораздо быстрее, причем не по сути разговора, а по крайнему слову последней реплики.
  - Что ты молчишь?! - Леонидии пауза не понравилась.
  - Хочу услышать, зачем ты пыталась убить Деяниру?
  Амазонка растерянно умолкла, зато захлопал в ладони мэтр Игнациус.
  - Вы меня все больше удивляете, ваше высочество... Вам и в самом деле двадцать три, а не два с половиной века?
  Вот только твоих сентенций мне не хватало до комплекта... Я недобро покосился на мага, но смолчал.
  - М-да... - смущенно хмыкнул Игнациус и, чтобы реабилитироваться, проявил мужскую солидарность. - Мне тоже хотелось бы понять, каким образом дипломатический визит и подношение дара превратился в покушение на царицу?
  Видимо, осознав, что против объединенных сил власти и магии ей не устоять, Леонидия махнула рукой и уселась обратно. Но, прежде чем ответить, налила себе в кружку.
  - Если честно, я и сама толком не поняла, что произошло... - основательно промочив горло, начала рассказ амазонка. - Сперва все шло, как нельзя лучше. Добралась быстро, без приключений. На страже стояли сестры из моего рода. Обрадовались, увидев живой, дали сменною лошадь. И всего час спустя, я уже стояла перед шатром царицы... Деяниру, видимо, тоже волновала судьба гонца, отправленного нею к Густаву IV, так что сама вышла навстречу, как узнала о моем прибытии. - Лия сделала еще глоток. - В шатре она была не одна... Вместе с царицей, почтительно держась за спиной, или, возможно, просто прячась в тени, находился еще кто-то. Мужчина или женщина не смогла разобрать. Просто, высокая фигура, в темном, бесформенном балахоне. Вроде бурнуса, которые носят люди песков.
  Амазонка еще раз макнула губы в кружку. Видимо, Лия нуждалась в паузах, стараясь припомнить подробности.
  - Нет... Лица я точно не разглядела. Да и не до него мне было - перед царицей стояла. Одно показалось странным. Незнакомец все время оглушительно чихал.
  - Чихал? - это обстоятельство так сильно заинтересовало мага, что он позволил себе перебить девушку. - И часто?
  - Я же сказала... - недоуменно повторила Лия. - Почти непрерывно. Чихнет... проворчит что-то, сделает вот так рукой... - амазонка изобразила движение, напоминающее отмахивание от надоедливой мухи. И через несколько вдохов опять чихнет.
  - Очень интересно! - мэтр Игнациус вскочил на ноги. - Ваше высочество, прошу прощения, но мне надо отлучи...
  Маг исчез в легкой дымке телепорта, а менее чем через минуту, в том же месте возник мой юный помощник, он же - адепт общей магии первого уровня Мэтью Прудик. Как всегда, взъерошенный. Словно им только что дымоход прочищали. И с праведным возмущением на лице и в глазах.
  - Не, ну я не понял?! Почему нельзя нормально сказать?! Выбросили, как... О, здравствуйте, ваше высочество. Рад видеть целым и невредимым... Может, хотя бы вы понимаете, что происходит?
  - И я рад тебе, Мэт. Может и объясню. Если расскажешь, что именно с тобой случилось.
  - Прикажете подать третий прибор? - вынырнул откуда-то из-за спины Аристарх.
  - Это же тот самый шарлатан... - удивленно начала Леонидия.
  - Подавайте, - кинул я дворецкому и повернулся к амазонке. - Леонидия, позволь представить тебе лучшего ученика метрессы Корнелии и моего боевого товарища.
  Мэтью, церемониально поклонился и хотел что-то сказать, но Лидия поднялась и ткнула в его указательным пальцем.
  - Коля! Это он! Тот самый неуч, который продал мне заклинание 'Чистого огня'! То самое, из-за которого ты чуть не погиб!
  - Я знаю... - пришлось силой придержать амазонку, вознамерившуюся воздать халтурщику по заслугам. - Забудь... Он не нарочно. Хотел, как лучше. Да и чего прошлое ворошить? Зато, Мэтью, пару дней тому спас мне жизнь. И это не преувеличение. Так что все счета оплачены с лихвой.
  Леонидия недоверчиво поглядела на юного адепта магии. Ее можно было понять. Мэтью можно было принять за младшего приказчика, помощника стряпчего, нерадивого спудея, но на боевого мага, даже адепта - его растрепанные вихри и улыбчивое, конопатое лицо, никак не тянули. И, похоже, парень тоже это понимал. Потому что еще раз поклонился и объяснил:
  - Прошу меня извинить, госпожа воительница, но я не нарочно. Заклинание хорошее... Просто, тогда я еще не понимал всей важности толщины линии и точности радиуса завитков в рунах. Увы... Кто из нас не ошибался в молодости?
  Фраза, уместная в устах Игнациуса, произнесенная юношей могла вызвать только улыбку. Зато и обстановку разрядила.
  - Присаживайся, старичок-боровичок... - хмыкнул я. - Кстати... Ты как в академии очутился?
  - Да так же, как и всегда... - развел руками парень. - Метресса почему-то решила, что я созрел для сдачи экзамена за второй круг обучения. И выдернула меня в Сорбону.
  - Сдал?
  - Не знаю... Она как раз собиралась огласить вердикт, когда объявился мэтр Игнациус. Сказал: 'Я нашел его!' Метресса побледнела, цапнула со стола какой-то медальон. Но в этот момент мэтр заметил меня и отправил к вам. Прибавив только: 'Ждите'. Вы не знаете, кого именно мэтр нашел?
  - Могу лишь догадываться... - ответил я. - Леонидия рассказала, что у царицы Деяниры гостит некая таинственная личность, страдающая насморком. А он, совсем недавно, наградил одного супостата проклятием чихания. Думаю, именно это обстоятельство и заставило мэтра так бурно отреагировать.
  - Угу... - кивнул Мэтью. Похоже, адепт магической академии знал тайну проклятия моего королевского рода. Впрочем, на то он и любимый ученик. - Тогда понятно, зачем ему понадобилась помощь метрессы. Маг, наложивший такое мощное проклятие, должен быть очень сильным. Но, против двоих мэтров, да еще наших... - усмехнулся парень, - даже сам Корнелиус Малькут не устоял бы. Так что очень скоро мы тоже увидим врага вашей семьи, принц Николаис. Ну, или хотя бы узнаем, кем он был при жизни.
  - Хорошо бы... - я решил подождать с выводами. Не зря у нас в роду одна из главных поговорок 'Не говори 'гоп', пока не перепрыгнул! А как перепрыгнул - сперва посмотри во что вляпался...'
  
  * * *
  
  Мне никто не возражал, и на какое-то время за столом воцарилось полное согласие, лишь изредка нарушаемое хрустом хорошо прожаренных перепелиных косточек или звоном посуды, если к одному и тому же блюду одновременно тянулось сразу двое. Не хотелось нарушать идиллию, но еще больше свербело услышать историю Лии целиком.
  - Любимая, извини, что отрываю... И все-таки, если не затруднит... Неужели все из-за того, что ты хотела освободиться от клятвы?
  Леонидия замерла, словно одна из упомянутых косточек застряла у нее в горле, потом сглотнула и отрицательно покачала головой.
  - Нет... Разговора вообще никакого не получилось. Я успела сказать лишь, что хочу передать царице поклон и дар от наследника престола Солнечного Пика. Потом, вытащила из ножен Лунный Блик... и все. Странный незнакомец завопил дурным голосом: 'Убивают!', 'Покушение!', 'Спасайте царицу!'. Я глазом моргнуть не успела, как сестры из ближнего венка охраны навалились, выбили оружие и скрутили меня. Хотела объяснить, что это недоразумение и сабля - подарок, а не оружие, - но незнакомец сделал вот так... - Леонидия произвела движение пальцами, словно что-что брала из воздуха щепотью, - ...и у меня пропал голос.
  - 'Безмолвие', - объяснил Мэтью. - Причем, если незнакомец при этом ничего не произнес, то маг он и в самом деле сильный. И надолго ты потеряла дар речи?
  - Точно не знаю, - пожала плечами девушка. - Потом мне вставили кляп. Надолго, наверно... Я ведь пыталась объясниться, а не получалось даже мычать. И еще... у меня все время было ощущение, что это всего лишь сон, и все закончится, надо лишь проснуться.
  - Плюс 'Иллюзия'... - Мэтью хмыкнул. - Одним жестом. Силен... Хорошо, что мэтр Игнациус не пошел ловить его в одиночку. А потом?
  - Бросили в зиндан. Хотели казнить... Потом появился Николаис и спас меня...
  - Казнить? - у Мэтью странно заблестели глаза. - А как именно?
  - Эй-эй... - одернул я парня. - Это еще что за нездоровое любопытство? Ты у нас, дружище, часом не тайный сторонник бдсм отношений?
  Маг-недоучка удивленно заморгал.
  - Чего сторонник?
  - Тех, кто получает удовольствие от чужих страданий...
  Мэтью покраснел и возмутился:
  - Скажете тоже... ваше высочество. Кто рос сиротой на улице, тому побои и унижения об удовольствиях не напоминают.
  - Чего ж тогда?
  - Мне вскоре зачет сдавать, по истории. Там и о казнях вопросы есть... Вот я и заинтересовался... Дочери степей в этом деле весьма щепетильны. И каждому преступлению определяют конкретное наказание. Чтобы всем сразу была понятна степень вины преступницы... К примеру, за покушение на царицу... это... я думаю... сейчас, сейчас... Гм... Четвертование? Угадал?
  Леонидия вздрогнула и потянулась за кубком.
  - Слушай, ты... Умник... Тебе никто не говорил, что любопытной Варваре нос оторвали? - вскипел я. - Или заткнись, или проваливай из-за стола... Ты же не книгу листаешь! Не порть людям аппетит.
  Мэтью, с оскорбленным видом, пожал плечами. Мол, что не так? Все живы, здоровы а неприятности уже в прошлом. Почему не обсудить? Не любопытства же ради.
  Ничего. Переживет... А потом, глядишь и поймет, что не со всякой тайны стоит покров срывать. Иной раз такое узришь, что и ослепнуть недолго. Тем более, помочь не сложно.
  - Аристарх...
  - Да, ваше величество.
  - Скажи, у нас найдется человек, сведущий в пытках?
  - Надо у Лавра Тулия спросить. Думаю, среди его ветеранов найдутся люди, умеющие вести расспрос.
  - Отлично. Зови капитана. Наш друг Мэтью сильно интересуется этим знанием. А поскольку один раз испробовать, лучше чем сто раз услышать, мы просто обязаны помочь студиозусу в его рвении к науке.
  - Что?! - внимательно посмотрев на меня и не заметив на лице ни тени усмешки, парень не на шутку забеспокоился. - Зачем? Не надо... Мне вполне хватит теории... Николай! Ваше величество, не надо палача... Леонидия, простите великодушно. Я все понял. Я не хотел...
  Гм... Я, конечно же, прикалывался. Зато парень, похоже, говорил всерьез. А это значит, что он думал... нет, был уверен, в моем праве и возможности казнить и миловать. Причем, не только собственных подданных. С другой стороны, а что тут странного? Самодержец я или хрен собачий? Круто...
  Ответить не успел... Закружились два вихря, а мгновением позже в беседке возник мэтр Игнациус и великолепная метресса Корнелия. Мэтр - хмуро супя брови и даже в момент переноса не прекращая теребить бороду, а волшебница - как всегда обворожительна и грациозна. Не в обычном платье, а легкой, шелковой драпировке, изумительно яркой расцветки. Полупрозрачная ткань свободно спадала с обнаженных плеч, но при этом, совершенно невероятным способом подчеркивая грациозные изгибы фигуры. А на лепестках розы, вместо заколки и удерживающей всю эту галантерейную конструкцию, посверкивали капли росы. Весьма искусно вырезанные из камня, а то и настоящие.
  - И что же мой ученик успел натворить за столь короткое время, - поинтересовалась волшебница, - что ему понадобился палач?
  - Эээ... - начал было Мэтью.
  - Похоже, Игнаша, мы чуть-чуть поторопились. А согласились бы задержаться у Деяниры на обед - то я имела бы возможность и в третий раз увидеть нашего принца в подземелье. Право слово, это уже становится традицией.
  - Нет-нет... госпожа Корнелия, - привстал я из-за стола. Высочество или величество, а выказать чуточку уважения даме и чародейке, корона с головы не свалится. Даже, наоборот... - Все не так печально. Мой друг упомянул о экзамене по вопросам истории казни... А я предложил ему побеседовать с профессионалом. Мастером заплечных дел, так сказать... Исключительно, теоретически.
  - Похвально... - кивнула метресса. - И печально... Если юноши, в присутствии такой красавицы... способны думать о науке. В наши го... - волшебница не договорила, а лишь вздохнула. Показав мне при этом украдкой кончик языка. Честно... Словно девчонка-подросток, а не почтенная дама.
  - Да-да... - рассеянно поддержал ее мэтр. Потом присел на стул. - И небо было синее, и трава зеленее, и вино не такое крепкое... Вынужден разочаровать вас, мой принц, мы опоздали. Злодей ушел...
  - Перестань, Игнаша... - махнула на него рукой волшебница, от чего в беседке ощутимо запахло розами. - Никуда он не денется. Сегодня - ушел, завтра - попадется. Не попадется завтра - так через год. Отпечаток ауры мы все же сняли.
  - То-то и оно, что сняли... - вздохнул чародей. - И она мне очень совершенно не нравится. Слишком силен враг... Даже для нас...
  - Это ты преувеличиваешь... - фыркнула метресса. - В состязании силы ни с одним из нас ему не справится.
  - Вот именно... состязании... - продолжал ворчать Игнациус. - Но он не станет состязаться, а нападет неожиданно. И мы можем не успеть защитить принца.
  На этот раз волшебница промолчала, что, естественно, излагаемым новостям позитива не прибавило.
  - Одно радует... - в голосе мага все же появился оптимизм. - Николаис умыкнул Леонидию так быстро, что враг не успел его рассмотреть. А изобилие магических артефактов сделало невозможным снять слепок ауры. Так что у него по-прежнему нет твоего лица, и магический поиск невозможен.
  - А зачем ему лицо и аура, если есть адрес? Помнится, в прошлый раз, чтобы наслать на меня безумие, этого хватило.
  - Совершенно верно... - кивнул мэтр Игнациус, а волшебница наградила одобрительным взглядом. - И какой напрашивается вывод?
  Проверка на сообразительность? Да ради Бога. Тоже мне, квадратный многочлен.
  - Надо сменить адрес...
  - Браво, юноша... - хлопнула в ладони метресса Корнелия. - Надоест править, обращайтесь. С удовольствием приму вас в ученики. Лет через двести будете одним из лучших. Можете мне поверить... А уж я многих повидала...
  Интересно, это она намеренно кокетничает, постоянно намекая на свой возраст, или так случайно получается? И мэтра Игнашей зовет... К любовнику, хоть и бывшему, по-другому обращаются. М-да...
  - Я подумаю. Спасибо...
  - Хорошо... - остановил дальнейший треп мэтр. - А тем временем, ваше высочество, вам и в самом деле надо сменить обстановку... на время, разумеется.
  - Уйти из замка? Уверены? А то я столько всего начал...
  - Увы... - развел руками маг. - Мне тоже не слишком собственный совет нравится, но лучше отложить дела, чтобы иметь возможность после продолжить. Чем... ну, вы понимаете.
  Ответа не требовалось. Да и маг продолжил.
  - Все не так страшно и сложно, как кажется. С кредиторами вы разобрались. Неделю или две - вас искать не станут. Ближайшим соседям показали решительность и умение настоять на своем. Остальные урок учтут. И притихнут... Потом, скорее всего, попробуют повторить. Уже не поодиночке, а группой. Но, активные действия, тоже не завтра начнутся. К тому же - ветераны Тулия и те новички, которых он повсюду рекрутирует - это уже не в пустой замок зайти. Кстати, метресса Корнелия, очень доступно объяснила царице Деянире ее ошибку.
  - О, не преувеличивай, Игнаша... - улыбнулась волшебница. - После того, как 'серый' маг исчез, царица узнала саблю, а одна из амазонка рассказала о том, что встретила Летающего с орланами и предъявила синее перо - это было совсем не сложно. Так что, Леонидия, денька через три, сможешь принять под свое командование отряд амазонок. И да... царица обещала, что круг сестер сегодня же снимет с тебя все обеты... и обвинения. Это меньшее, что Деянира может для вас сделать. В виде извинения и первого шага для примирения.
  - Совершенно верно... - подтвердил мэтр. - Таким образом, мой принц, армия Солнечного Пика станет еще больше. И сможет остудить самые горячие головы, если таковые объявятся под стенами замка в ваше отсутствие. А ваша будущая супруга... надеюсь, я не слишком опережаю события и не выдаю желаемое за действительность? Нет? Вот и славно. В общем, я хотел сказать, что Леонидия, как главнокомандующий вооруженных сил королевства, самая лучшая гарантия, что вам будет куда возвратиться, как бы судьба не повернула. А там, закончится положенный траур, и вы сможете не только короноваться, но и обвенчаться.
  Вот же хитрец... Так ловко свалил все в одну кучу, что сходу и не разобрать, на что я согласен без дополнительных обсуждений, а над чем стоило бы поразмыслить. А посему, изобразим милостивейший кивок и поднимем кубок. Жизнь продолжается... Хоть и немного по иному сценарию.
  
  
  
  Глава третья
  
  Справа и слева синее небо
  Так бы я, братцы, шел и шел...
  Ать-два, левой... ать-два, правой...
  Вдоль по дороге столбовой...
  А то что ветер в карманах
  Так это пустяк.
  Главное дело, что живой...
  Песенку солдата из 'Огниво' в исполнении Олега Даля, я конечно же безбожно перевирал... Но кто поправит? Здесь ее еще никто не слышал. Да и сейчас некому слушать... Куда ни глянь - нивы колосятся, да небеса лазурью глаза слепят.
  Насчет неба и дороги - все в точку. А с ветром в карманах неувязочка вышла. Во-первых, - потому что их у меня нет. От слова совсем. Не предусмотрена средневековой модой такая деталь в одежде. А во-вторых, - Аристарх щедрой рукой зашил в мой пояс столько золотых империалов, что пришлось заставить его отсыпать половину. Золото, хоть и самое надежное платежное средство, но и тяжеловатое. И если пластиковая карточка от лишнего нуля на банковском счету тяжелее не становится, то в поясе каждая лишняя сотня монет... ммм... возможно и не лишняя, но вполне ощутимая тяжесть. Тем более, когда в 'изгнание' мое высочество отправилось пешком.
  Так решил общий совет. Чтобы инкогнито подольше сохранить. Империя хоть и немаленькая была, а все же на ее дорогах конный рыцарь встречается гораздо реже, чем пеший искатель лучшей доли.
  С этой же целью у меня даже большую часть именного снаряжения конфисковали. И если зеленоглазая русалка из 'Глади пруда' расставание восприняла философски - в том смысле, что хвостом в истерике не била и горючих слез не проливала, то Синильга оказалась более впечатлительной особой. Нет, синяя птица тоже сцены не устраивала... она просто улетела, едва зашел разговор о расставании. Подтвердив тем самым, что орланы понимают человеческую речь, а так же умеют обижаться. Впрочем, орланиха или как правильно назвать самку орлана, даже по птичьим меркам еще ребенок. И ведет себя соответственно. Ничего, остынет и вернется.
  Ускоритель у меня тоже отняли. Поскольку изделие ненадежное и подлежит доводке.
  Зато Леонидия возглавить войска согласилась сразу. И, что бы кто не говорил, я уверен, на ее решение больше всего повлияла реплика Аристарха, негромко посетовавшего, что вот принц опять уходит совершать подвиги, а ему предстоит в одиночку обставлять весь дворец... И хоть бы намекнуло мое будущее величество, в каких цветах делать комнаты и какую мебель заказывать. Впрочем, вполне возможно, что я ошибаюсь, и на самом деле Лия хочет наилучшим способом подготовить к моему возвращению армию.
  Мэтью и спрашивать не стали. Переглянувшись с Игнациусом, метресса Корнелия объявила, что больше не желает краснеть за всяких неучей, а так же не собирается ждать до старости, когда те соизволят сдать зачет и получить допуск к самостоятельной работе. После чего, они оба покинули беседку. Само собой - телепортом.
  В общем, мне оставили только талисман 'Улыбка судьбы' и верный меч. Полюс - шлем.
  Леонидия лично выбрала и настояла на ношении. Я не возражал. Помнил, сколько раз, за последнее время жалел, что вышел с непокрытой головой. К тому же, цельнокованый, классический древнерусский шишак оказался удобным и не слишком тяжелым. С бармицей, зато без наносника и наушей.
  Короче говоря, история проделала крутой разворот и, словно мифологический Уроборос, пыталась ухватить себя за хвост, - а я снова оказался на большой дороге в поисках лучшей доли. Пусть понарошку, имея возможность в любой момент бросить 'хождение в народ' и вернутся в замок, но это все для внутреннего успокоения. Как парашют у летчика... Шанс уцелеть, но никак не гарантия.
  Карл, пузатый и краснощекий хозяин корчмы 'У дороги', завидев меня, хотел было броситься навстречу, но, наверно, что-то понял и сделал вид, что мы опять незнакомы. Ну, или почти незнакомы... Оглянулся на стол, занятый несколькими личностями, как у нас в третьем тысячелетии принято говорить, криминальной наружности и громко поздоровался:
  - День добрый, сударь. Вино? Пиво? Морс? Или отобедать желаете?
  Двое или трое мужчин оторвались от кружек и окинули меня оценивающими взглядами. Не воины, одеты в обычные кожаные камзолы, но при оружии. Бороды и волосы давно не видели не только ножниц, но и расчески. То ли охотники, то ли работники с другого промысла... Ага, те самые - романтики большой дороги.
  - И вам здравствовать, уважаемый... - я незаметно подмигнул Карлу, давая понять, что он понял все правильно и расшифровывать мою личность не надо. - От обеда, пожалуй, откажусь... А морсу выпью - с удовольствием. Жарковато нынче.
  Кто-то из неизвестных личностей, при слове 'морс' насмешливо фыркнул, но других комментариев не последовало. Все же я не производил впечатление безобидного паломника, которого вот такие 'хозяева жизни' обожают унижать при каждой возможности. Особенно, когда соберутся больше двух.
  - Истинная правда, - охотно согласился корчмарь. - Ну, а с другого боку, как иначе? Равноапостольных Петра и Павла только-только чествовали. Страда в самом разгаре. Когда ж еще солнышку припекать, ежели не сейчас?
   О погоде поговорили, приличия соблюли. Можно и к делу перейти.
  - Свадьба у тебя тут гуляла, что ли? - кивнул на ряд неубранных столов. - Или крестьяне праздновали избавление от шатуна?
  - Как же... - хмыкнул Карл. - Держи карман шире. Селяне если и гуляют, то со своим харчем и выпивкой. Да и то - только зимой, когда скотина в хлеву, а урожай распродан или в амбаре. Первым делом примчались узнать, где медвежья туша лежит. Чтобы успеть разделать, пока не протухла и зверье шкуру не попортило. А объедки после купцов остались...
  - Купцов? - переспросил я недоуменно, поскольку уже имел представление о нюансах здешней торговли. - Не рановато? До ближайшей ярмарки еще не меньше месяца.
  - Эти не продавать - покупать торопятся... - заговорщицки понизил голос корчмарь. - Сказывают, молодой хозяин Солнечного Пика всерьез к... эээ... зиме готовится. Закупает все, что только продается. От кожи до железа. И цену хорошую дает. Так что все здешние негоцианты откопали кубышки со сбережениями на черный день и снаряжают обоз за обозом в соседние города. Торопятся скупить все излишки, пока цены не подскочили и можно неплохой куш сорвать...
  Карл говорил серьезно, только глаза толстяка смеялись.
   - Ну, это вряд ли... - улыбнулся я в ответ. - Аристарх не из тех, кто бездумно транжирит казенные деньги. Так что никаких баснословных барышей не будет... Но, в одном купцы правы - благодаря покойному королю - места в замковых кладовых много и, если не станут ломить лишнего - спрос найдут практически на все товары. Ну, да это не нашего ума дело... Ты мне вот что скажи: судя, по количеству мух над мисками, обоз недавно отъехал?
  - А ты кто такой будешь? Почему интересуешься? - не поднимаясь из-за стола, а только развернувшись в нашу сторону, грозно произнес один из незнакомцев.
  Наверное, в каждом из существующих миров найдутся индивидуумы, считающие себя круче вареного Эвереста. А уж если рядом имеется группа поддержки... не в смысле длинноногих чирлидерш, а пары-тройки безмозглых братков, так и вообще - раздайся море г... эээ... господин плывет. Обожаю ставить таких хамов на место. Ну вот с чего это 'чудо в перьях' решило, что имеет право подобным тоном разговаривать с незнакомцем? Королевского венца и мантии, положим, на мне нет, но кольчуга на плечах и меч на поясе сами по себе уважительного отношения требуют.
  - Эй! К тебе обращаюсь! - повысил голос мужчина, видя что я даже ухом не шевельнул на его реплику.
  Пришлось повернуть голову и окатить горлопана самым прохладным взглядом из всех, на какие я только способен. Потом, все так же с ленцой, словно ничего не заметил, развернуться обратно к Карлу, как раз поставившему передо мной кружку с морсом.
  - Кто такие?
  - Охрана обоза...
  - Отличная охрана... - хмыкнул я громко. - Надежно заняли перекресток. Теперь купцы могут без опаски здесь ездить... Ни один разбойник из-под стола не выскочит...
  - Да он над нами насмехается! - вскочил из-за стола заводила. - Ну все... Эй, парни! Хватайте его! Сейчас узнаем, кто такой!..
  - Карл... - произнес я негромко, но даже в суете и шуме мои слова услышали все. - Надеюсь, покойники рассчитались заранее? Убытка для заведения не будет?
  - О, можете не беспокоится о таких пустяках, сударь... Что-то в кошельках у них звенело. Так что хватит... И на погребение тоже. А нет - будет обоз возвращаться - стребую с купцов рассчитаться за своих людей. Убивайте, коль охота... Хоть какое-то развлечение. А то как вы в позапрошлом месяце тех семерых смутьянов зарубили, так смертная скукотища. Завсегдатаям не о чем поговорить. Да и мне, для гостей, новая байка будет.
  Поглядел на солнце и кивнул.
  - Только не затягивайте... А то вскоре дилижанс из Сорбоны последует... Хотелось бы успеть прибрать трупы... Сами знаете, выпотрошенные кишки жутко воняют. Могут пассажирам аппетит испортить.
  Все пятеро неуверенно застыли, кто где стоял. Такой расклад их явно не устраивал. Похоже, они уже готовы были пойти на попятную. Но, этот вариант не входил в мои планы.
  - Ладно... Сегодня у меня хорошее настроение. Убивать не стану. Только морды набью... - сказал я насмешливо и отстегнул перевязь.
  
  * * *
  
   Увидев такую, с их точки зрения, невообразимую глупость, охранники заметно приободрились. Сами-то они разоружаться не собирались. О чем не двузначно сообщил шелест обнажаемого клинка. Слева от меня...
  Быстро шагнул в ту сторону и с ходу ударил кулаком в насмешливо скалящийся, щербатый рот... Не жалея... Хозяин ухмылки издал булькающий звук и завалился под стол, не успев даже изготовиться для атаки. Думаю, оставшимся зубам теперь стало еще привольнее, а шепелявил дядечка, наверняка, и раньше.
  Поворот на пятке. Следующим в 'строю' оказался безусый юнец. Даже странно, как затесался в эту компанию. Разве что джурой... В смысле, мальчик на побегушках, 'подай-принеси'. У благородных рыцарей такие бесплатные слуги назывались пажами или оруженосцами (в зависимости от возраста) и обслуживали хозяев не за деньги, а за стол и обучение воинскому мастерству. Вот только доживали до выпускного бала далеко не все.
  Так и быть, не буду брать грех на душу и сокращать поголовье учеников. Пусть живет. А удар ребром ладони по шее, отправивший его в нокаут, пусть считает бесплатным уроком рукопашного боя.
  Третий по счету, наоборот, как раз подходил на роль аталыка* (*татар., - воспитатель, дядька при юноше благородного происхождения). Весь седой, лицо украшено несколькими шрамами. Опытный, в общем, воин. Только опухший, фиолетовый нос объяснял, как такой ветеран мог оказаться в подобном обществе, еще и в низу иерархической лестницы. И все же, не зря говорят - опыт не пропьешь. Он единственный из компании, кто не хватался за оружие. Более того, даже кружку из рук не выпустил. Впрочем, возможно, причина именно в ней, а не рассудительности. Но, тем ни менее, пусть сидит... Не мешает.
  А вот с их атаманом и отцом-командиром, придется поработать основательно. Как говориться, чтоб и наука дошла и объект обучения цел остался. Поскольку, если получится задуманное, он мне еще пригодится. Для обеспечения легендой прикрытия и внедрения... в жизнь наемников.
  - Ну, что ты оголовье лапаешь, как это самое... А слабо в честном бою силой потягаться?
  Заводила смерил меня изучающим взглядом и... принял вызов. Еще бы. Ростом меня господь и родители не обидели, да и в плечах одежда чаще жмет, чем впору приходится, но все же не косая сажень. Ничего особенного, в общем. Особенно, в мире, где тяжелый труд не просто в почете, а единственно возможный. Ибо не изобретены еще машины и прочие устройства, для его облегчения.
  - А становись...
  Старшой охранников наконец-то снял руку с меча. Более того, снял перевязь вместе с ножнами и положил на пенек, один из тех, что служили в корчме 'У перекрестка' стулом. Потом, вслед за оружием и куртку с плеч стянул.
  Ого!.. Вот это мускулатура. Ни капли жира, одни мышцы. М-да... Похоже, я перестарался. И за излишнее самомнение меня сейчас будут бить. Больно.
  Я ведь совсем забыл, что те времена, когда английские джентльмены решили облагородить мордобитие рядом правил, еще не наступили. И кулачный бой протекает без всяких уловок, уклонов, хитрых приемчиков - разрешенных сливкам высшего общества. Здесь все по-простому, с крестьянской прямолинейностью, упрямством и усердием. Размахивайся и бей. А противник в это время стоит, как истукан, лыбится и даже не пытается увернутся. Да что там увернутся - парировать удар и то нельзя. Иначе трус и не достойный мужеского звания.
  Такой вот примитивизм во все красе... И главное, никакого жребия. Бьют по старшинству. А что охранник меня раза в полтора-два старше, даже слепому видно.
  Бац!
  Искры из глаз не посыпались, поскольку удар пришелся в плечо, зато мир заметно покачнулся, а рука онемела сразу вся. Был бы левшой - на этом поединок и закончился б.
  - Гляди-кось... устоял... - послышался одобрительный возглас.
  - В ухо надо было бить, в ухо! - возбужденно заметил другой.
  - Думаешь, не хотел? - похоже, корчмарь. - Не достал. Ростом не вышел...
  Мама дорогая! Так это ж Карл мне подсказывает. Мол, не стесняйся, твое высочество. Приложи супостату, как следует. Он тебя не пощадил. А попросту не смог. Спасибо за совет... Буду должен.
  - Готов? - интересуюсь для проформы.
  - Ты кулаками... кулаками работай, а не языком... - ощетинился охранник. Видимо, и в самом деле рассчитывал свалить меня с ног первым же ударом.
  - Как скажешь...
  В боксе этот удар называется свинг. Самый сокрушительный... Вся масса тела вкладывается. Сила ног. Замах - чуть ли не от колена.
  Вот только не используется он уже более полувека. Разве что на самом любительском уровне. Да и то, тренера с ходу пресекают подобный волюнтаризм. Как бесполезный и вредный. Реакция, скорость движений у спортсменов возросли настолько, что достичь цели свингом невозможно в принципе. Если только не колотишь грушу или манекен. Ну, или как в моем случае.
  Бац!
  Оппонент слегка покачнулся и мотнул головой, вытрясая звон с ушей.
  М-да... Теория и практика... Мало знать, как бить - надо еще и уметь. А я когда последний раз в зале был? Зимой, наверно... Да и то филонил. Побегал, попрыгал, в бассейн окунулся и умчался на свидание. Точно... Я тогда как раз со Светкой крутил. Или уже с Людмилой?
  Блин... Кто о чем, а голый о бане.
  Короче... Размахнулся я знатно, а вот о толчке опорной ноги забыл... Да и корпус скрутил так себе... Смазал удар, одним словом. Тренер бы за такой удар сто раз отжиматься заставил. Или с собой на закорках по залу бегать. К счастью, охранники всех этих премудростей не знали и полученную плюху засчитали.
  - Ого! А ничё так приложил Сивому... - как шмели, загудели зрители. - Глянь, как его мотнуло...
  - Старшой, ты как?
  - В Заречье старуха живет... Говорят, еще те времена, когда Империя была, помнит... - сплюнул супротивник, и с трудом сдержался, чтобы не прикоснутся к уху, багровеющему и опухающему прямо на глазах. -И то сильнее бы врезала... Зато я теперь приноровился. Готов, господин хороший землю целовать?
  - Не на рать идя похваляйся... - проворчал я. - А когда срати... присядешь.
  Силу противника я уже почувствовал, и понимал, что если не хочу остаться с парализованной рукой, придется либо уклоняться, либо сбить прицел. А поскольку здешними правилами уклоняться нельзя, значит - надо разозлить соперника. Чтобы ему от злости в глазах потемнело. Ударит, конечно, еще сильнее, но уже, куда придется...
  Угадал. Взревев, словно ему на любимый мозоль наступили, охранник сцепил руки замком, но удирал не в плечо, а в грудь.
  - Н-на!..
  Здоровый, черт! Как конь лягнул. Внутри меня екнуло и булькнуло, сердце на мгновение замерло... потом с утроенной силой бросилось наверстывать упущенное... а во рту возник металлический привкус крови. Зато на ногах я таки устоял и, самое главное, ничего не хрустнуло. Кольчуга помогла. Вернее - стеганный поддоспешник. Смягчил удар. А я еще надевать не хотел. Жарко, мол... Сойдет и так. Хорошо Лавр Тулий настоял... Сказав, что... Впрочем, какая разница, что именно сказал капитан, важно - я его послушал. И получил шанс на ответный ход. Который, если не планирую стать немощным калекой, должен решить исход поединка.
  - Ну, молись.... Сивый... - проворчал я, делая зверскую рожу. - Долг платежом красен. Ты меня хотел заставить землю целовать? Ну, так я тебя накормлю ней. Досыта... если только жевать сможешь. Завещание, надеюсь, оставил? Жена с сиротами по миру не пойдут?
  - Прошу прощения, господа, что под руку... - излишне громко, явно стараясь привлечь мое внимание, сказал корчмарь. - Но, не могли бы вы отложить поединок?
  - С чего бы это? - я недовольно насупил брови. Всем видом демонстрируя, что не настроен шутить и никому не позволю оторвать себя от возможности нанести ответный удар. Актер из меня, если честно, неважнецкий... ну так и публика не требовательная. Восприняли мое кривляние за чистую монету.
  - А сами не слышите? - Карл указал куда-то на северо-запад. С той стороны и в самом деле доносились странные, как для меня, звуки. - Дилижанс с Сорбоны. Скоро здесь будут... А господа ученые - народ мнительный. Увидят драку, не то что отобедать не захотят, вообще задерживаться не станут. Убыток, однако... Они там все такого большого ума люди, что считать на пальцах разучились. Скажешь им два талера плюс полтора талера и еще четверть - вместе двенадцать талеров, а они не то что не возмутятся, наоборот, если таковой среди них сыщется, все вместе начинают спорить и доказывать, что ежели сложить вот так, а потом перенести в другую систему, а из нее экстра... экстре... нно этапировать... - корчмарь перевел дыхание, заодно дав всем возможность оценить, какие сложные слова он знает.
  - В общем, платят, сколько скажу.
  Речь его произвела впечатление на всех. Особенно на меня... Не знал, что удар разрешено придержать. Вроде, как дуэльный выстрел. Можно, благородно в воздух пульнуть, а можно - коварно прийти через много лет, когда соперник уже и позабыл о ссоре, и потребовать сатисфакции. Или откупного заломить...
  Этот вариант мне нравится. Во-первых, - похоже, вряд ли удастся вырубить соперника, и это значит, что придется получить от него еще разок. А организм уже и так во всю 'СОС' семафорит. Во избежание... Во-вторых, - у меня появляется отличная возможность на продолжение знакомства с охранниками.
  Зато Сивому, похоже, перспектива ходить в должниках не улыбалась.
  - Твой резон понятен, - проворчал охранник. - Всем известно, что если бы не ученые, корчма давно бы разорилась. А нам какой прибыток ждать, пока они чрево набьют? Волы, хоть и медленно идут, а все ж не стоят. Я же дал слово купцам, еще засветло нагнать обоз. Так что извини, недосуг... Давай, воин. Бей... Нечего попусту лясы точить. Задарма даже кум к куме заглянуть ленится.
  - Согласен... - я поторопился перехватить инициативу и стать для охранников, если не своим пацаном, то хотя бы 'неплохим парнем'. - Задарма не пойдет. А вот если нальешь всем по кружке, да не разбавленного... Тогда и обождать можно. Верно говорю, хлопцы?
  Бесплатная кружка, еще и неразбавленного пива - приманка, мимо которой не пройдет никто. В здравом уме и, особенно, не совсем трезвом рассудке. Так что ответом стало столь дружное и одобрительное мычание, против которого даже Сивый не рискнул напомнить о обещании, данном купцам.
  - Хорошо, хорошо... - взмахнул руками Карл. - Налью. Только, чур, в баклагу. Пейте на здоровье... Только, уходите сразу. А то, как бы у проезжих аппетит не испортился только от одного вашего бравого вида. Они же не знают, что вы доблестные охранники, а не совсем наоборот...
  - Уговорил... - упускать инициативу нельзя. Как говорится, взялся за гуж - бразды не бросай. - Пошли, хлопцы... Не будем мешать расцвету торговли. А ты... - ткнул пальцем в самого младшего. - Задержись, пиво возьмешь и нас нагонишь. И тарани пару штук прихватить не забудь.
  - Эй, эй! - возмутился было Карл, - какая тарань? О тарани не было уговора.
  Потом вспомнил, с кем разговаривает, кто в здешних местах настоящий хозяин, вздохнул и махнул рукой.
  - Ладно... Будет вам и тарань. Только проваливайте побыстрее. И леском, леском... Вона, уже пыль клубится.
  
  * * *
  
  Сперва донеслось громкое тарахтение, звонкий цокот подков о булыжники мостовой и, лишь следом за этим фоном, на дороге показался большой тарантас. А может, дилижанс, рыдван или карета, - не разбираюсь я в типах и марках средневекового транспорта... В общем, большая, крытая повозка. Тащила ее шестерка запряженных цугом лошадей, погоняемых кнутом и криком возницы. Громоздкое сооружение довольно резво тряслось по хоть и небольшим, но обязательным ухабам, - издавая при этом неприятный, ноющий скрип. Больше похожий на жалобные всхлипы и вздохи. Словно, это рыдали и молили о пощаде, запертые внутри пассажиры.
  Честно говоря, я бы не сильно удивился... Столь важное достижение цивилизации, как рессоры, явно еще не было изобретены и, если лозунг 'Дадим каждому клиенту по мягкому месту' не стал девизом перевозчика, то даже представить страшно, какие адские муки должны испытывать люди, вынужденные по несколько часов кряду сидеть на твердых деревянных скамьях...
  - И-й-й-я! - проорал дюжий возница, привстал на козлах и, красуясь перед нами, оглушительно щелкнул длинным кнутом. Мог не стараться. Мокрые от пота кони и так тянули изо всех сил. Видимо, не первый раз шли по маршруту и знали, что отдых близко.
  - Так говоришь, Никола, ты из Снопов? - переспросил Сивый, выходя обратно на дорогу и возобновляя разговор, прерванный рейсовым дилижансом.
  - Из нее... Аккурат на берегу Сватьи хата наша стоит. С порога брод видать... Выйдешь ночью во двор... а зори так и плещутся.
  - Гм... - поскреб тот задумчиво подбородок. - Складно говоришь... Бывал я в тех местах. И через брод хаживал. Одно только не сходится... кольчужка у тебя чересчур добрая... мил человек. Да и меч... не крестьянский тесак. Что скажешь?
  - Вот те раз... - развел я руками. - Ты спросил, откуда родом буду... Я ответил. В чем подвох? Я же не божился, что еще вчера за сохой ходил...
  - Верно... - покрутил охранник головой. - И все равно. Странный ты... Как угорь скользкий. Вроде и не противишься, а не ухватить.
  - А ты не шибко руки-то распускай. Девка я тебе, что ли... чтоб лапать? - пожал плечами и сплюнул. - Я ведь и сам могу ухватить... кого хош... да так, что не обрадуется. С чего такая подозрительность, старшой? Как спрашиваешь - так и отвечаю. Не нравится - переживу... Хоть прямо сейчас расстаться можем. Заряжу те в лоб на прощание, и пойдем каждый своей дорогой.
  - Не ершись, Никола... не ершись... - осадил слегка Сивый. В том числе и интонацией. - Я ведь не просто так расспрашиваю. Интерес имею... Дело. А как предложить, если человека впервые видишь? Да и знакомство наше не назовешь теплым...
  - Это точно, - согласился я со смешком. - Скорее уж жарким.
  Сивый кивнул, но шутки не поддержал.
  - Теперь суди сам... Одет ты небогато, а доспех и меч знатные. Весьма. Уж в чем, в чем, а в этом понимание имею. Повадки воина, говоришь складно, а по родству - крестьянским сыном сказываешь...
  - Вот упертый... - развел я руками, и словно невзначай отобрал у идущего рядом парня тыкву с пивом. Сделал большой глоток и вернул.
  Карл не пожадничал. Хорошего пива налил. С горчинкой...
  - Ох, и напутал. Ну, не так же все... Родом я и в самом деле из Снопов. Но уже давно ушел из дома. Много нас у отца... Только братьев пятеро. Я - девятый в семье. На всех землицы не хватило. Вот меня, как младшего, и отправили к хозяину тамошних мест, барону Ренделю в услужение. Сперва посыльным был... Ноги длинные, память хорошая. Потом он меня в оруженосцы взял. Так я при его светлости и состоял все отрочество... А чего? Дело не пыльное... Не пашешь, не сеешь... Только гляди в оба, чтобы чужой кто не лез через межу. А владений у барона немного - три деревеньки. Замок тоже - со стены на стену разбегу перепрыгнуть. Так что на службе не потел, а стол всегда накрыт. Жалование опять таки... Пусть не жирное и не каждый месяц, но хватало. Еще и родне помогал. А как в года вышел - взял барон меня в воинскую науку. Правда, не столько учил, как на мне тренировался... но я сметливый. Запомнил многое. Потом, с другими ратниками закрепил.
  - Чего ж ушел с такого хлебного места? - удивился Сивый.
  - А вы что же, ничего не знаете? - пришла моя очередь изображать недоумение. - А корчмарь говорил, вы здешние. В том смысле, что обоз купцов из ближайших к Солнечному Пику мест. Или нет? О, точно! Я же сам мимо шел, а следов обоза не видел. Так, откуда вы будете? Откровенность за откровенность... Думаю, это справедливо? А то ты обо мне выпытываешь, а сам молчком. Да, Сивый?
  - Из Серебряного Луча мы... - без запинки ответил тот. - Не доводилось бывать?
  - А-а...
  Я в Луче не только не был, но даже и не слышал. Но говорить об этом не стал. Вдруг, он не захудалый городишко, а достопримечательность местная? В общем, как заведено у нас, у нелегалов: молчание - золото. В смысле, главное, не ляпнуть лишнего, а люди сами себе нужные ответы придумают.
  Вот и сейчас так же.
  - Погодь фыркать... - с обидой вскинул подбородок старшой обозной охраны. - Да... После того, как серебряный рудник иссяк, многие жители разбрелись и разъехались лучшей доли искать. Но все ж, дарованную Императором грамоту на самоуправление и печать у бургомистра не отняли. Так что Луч, хоть и маленький, а город. Да и купечество наше... из тех, что остались... ни умения торгового, ни связей не растеряли. Вот и сообразили раньше других, как на счастье соседей свою бедность подправить. Бургомистр откопал припрятанную на самый черный день городскую казну, остальные тоже, кто что смог принес и снарядили обоз... Двенадцать возов... А ты фыркаешь.
  - И в мыслях не было, - поторопился я успокоить Сивого. Патриотизм, особенно местечковый, штука взрывоопасная. И при неосторожном поведении может много беды натворить. - Наоборот, хотел сказать, что хоть и не доводилось в Луче побывать, но о городе вашем знаю. Покойный барон Рендель часто о нем говорил. Мол...
  - Покойный?! - переспросил Сивый.
  - Ну, да... Намедни схлестнулся с принцем Николаисом за межевой столб, и фортуна оказалась на стороне Солнечного Пика. Так что теперь все владения барона присоединились к королевским землям.
  - Ах, вот оно что, - кивнул с пониманием Сивый. И от понимания этого, ему вроде, как камень с души спал. Облегчение случилось, потому как понятным я стал. - Новый хозяин - новые порядки. И те, кому при старом, лучше других жилось - враз лишними становятся. Угадал?
  - Наверно... - пожал плечами. - Я проверять не стал. Собрал манатки и ушел. Пока никто не хватился.
  - Что? - усмехнулся Сивый. - Много недругов нажил... за годы верной службы?
  - Не без этого... Сам знаешь, как оно бывает. Новая метла... В общем, мне сейчас лучше подальше от родных мест держаться. А там видно будет. К слову, о недругах... - я решил, что для первого знакомства обо мне достаточно говорено, пора менять тему. - Что же вы обоз без охраны оставили? Или думаете - перевелись разбойники?
  - Как же... - хмыкнул кто-то позади меня. - Дождешься... Когда рак на горе свиснет.
  - Верно... - согласился с товарищем Сивый. - Лихого народа завсегда хватало. Особенно, в неурожайные годы. Но, беспокоится не о чем. Засветло не нападут, а до темноты мы обоз нагоним. Волы вдвое, против нашего, медленнее шагают.
  - Не понял? Места глухие, междугорье... Лишних глаз нет. Помощи ждать неоткуда. С чего бы разбойникам дневного света бояться? Оборотни они, что ли? Или совы?
  - Совы... Ой, насмешил... - расхохотались все. - Ага... Волколаки... Еще скажи вампиры.
  Я бы сказал, но не был уверен, что здесь о кровососах тоже знают. Это в моем мире вампиры столь популярны, что сумели вытеснить принцев из фантазий юных барышень. Причем, вместе с белыми лошадками.
  - Тем более, не понимаю.
  - Да просто все... - махнул рукой Сивый, когда отсмеялся всласть. - Днем видно, что телеги пустые и грабить нечего. Их даже рогожами не прикрыли, так 'ребрами' полудрабков и светят. Мы же не продавать едем, а покупать. Понимаешь разницу? А вот ночью другое дело. Не жечь же факелы, и не орать, что налегке идем. Поэтому, надо успеть к вечере.
  - Понимаю... - потер я подбородок задумчиво. - А товар брать под честное купеческое будете? Или деньги купцы с собой везут?
  - Де-нь-ги... - повторил Сивый, запинаясь. - О, Господи! Пресвятая Богородица и все апостолы! Какой же я дурак! Бегом! За мной! Матерь Божья, не выдай! Оборони!..
  Драться охранники умели так себе, зато бегали отменно. Нет, с амазонками им, конечно же, не тягаться, совсем другой уровень, но припустили знатно. Особенно, если вспомнить, что вся пятерка только-только из-за стола. И, рассчитывая на неторопливую прогулку, ни в яствах, ни в питье себе не отказывали...
  
  
  
  Глава четвертая
  
  Как водится, накаркал... Мы не видели нападавших, да и слишком тихо было... разбойники ж не бестелесные духи, да и купцы... ни с деньгами, ни с жизнью, просто так не расстанутся. Хоть какое-то сопротивление оказать должны. Но, это в теории. А на деле - обоз стоял. Причем, в таком узком месте, где лагерь при всем желании не разбить. То есть, к гадалке не ходить - остановка вынужденная... или, как раньше писали на маршрутках, по требованию.
  Обоз из дюжины упряжек довольно длинная конструкция, а тут еще и дорога гору огибая, повернула в бок. Так что кроме нескольких пустых телег и равнодушных ко всему волов, ничего и никого. Даже птицы затаились.
  - Щур, Третьяк... заходите слева... - Сивый, похоже, так же как и я оценил увиденное без оптимизма. - Лука, бери правее. Остальные - за мной.
  Ну, правильно. Весьма здравый и рациональный подход. Все кто не наши - все чужие. Поэтому, сперва руби-стреляй, потом расспрашивай. А если что не так и ошибочка вышла - Господь разберется и отделит агнцев от козлищ. Вот только ничего из этого у охранников обоза не получилось. Совсем... И десяти шагов пробежать не успели. Сперва движения замедлились, словно они в прозрачную патоку влетели, а потом и вовсе замерли.
  Я не то чтоб замешкался, но поскольку в ряды доблестной охраны не входил, приказ старшого выполнять не торопился. Не люблю бежать сломя голову, неведомо куда, не зная броду. Поэтому успел остановиться раньше, чем попал в ту же ловушку.
  Ну, а что еще? Просто так люди не превращаются в живые статуи... Всему должна быть веская причина. Кто-то мужа ослушался, а кого-то банально заколдовали... с целью грабежа и разбоя.
  Кстати, были бы охранники повнимательнее, то же не вляпались бы. Судя по шевелящейся и неподвижной листве, зона поражения не такая уж и большая. Что значит, либо волшебник так себе, средненький, либо вообще имеет место использования амулета или свитка. Второе предпочтительнее...
  Но ждать и гадать некогда. Как знать, насколько вредна для человеческого организма такая 'заморозка'? Надо искать источник и рубильник... которым оно отключается.
  Аккуратно держась вне зоны действия колдовства, неподвижными листьями и травой граница определялась четко. Даже несколько зависших будто в паутине мух попалось. Паука одного тоже видел, но там непонятно - влип или сам в засаде сидит.
  Стараясь не шуметь, в общей тишине любой треск, как пистолетный выстрел прозвучит, обошел опасный участок по дуге и оказался на пригорке. Чуть выше головы обоза.
  Увиденная картина вне всяких сомнений подтвердила догадку. По дороге, между телегами бродил один единственный человек и неторопливо, методично обыскивал десяток купцов и возниц, что замерли в живописных позах, словно экземпляры коллекции мадам Тюссо или участники игры 'Море волнуется'.
  Грабитель впечатления не производил. Что называется 'от горшка два вершка'. Хлипковат для лесного татя, разбойника и душегуба. Видимо, поэтому и прибег к колдовству, что ни с мечом, ни даже с ручной пищалью добиться повиновения и заставить хозяев распроститься с наличностью, ему бы не удалось. А так - мечта любого экспроприатора. Никакого сопротивления. Падальщик, одним словом. Гиена... Именно такие по полям сражения ползают, обдирая трупы. Не разделяя павших на своих и чужих.
  М-да... И ведь ничего паршивцу не сделаешь. Как говорится, видит око да зуб неймет. Можно, конечно, окликнуть и объяснить, что когда он закончит мародерствовать и попытается унести добычу, то поимеет неприятности. Так что пусть сваливает, пока цел. Но рисковать не хочется. Поскольку сам вижу как минимум два варианта развития событий не в мою пользу.
  Первый, - этот недоразбойник спокойно закончит сбор ценностей и удалится в диаметральном направлении. Фора по времени, пока я оббегу зону по периметру, зачетная. Лови ветра в чаще... Особенно, если у него в кустах вместо рояля лошадка припрятана.
  Второй, - он испугается и начнет резать заложников, требуя свободный проход... и ковер-самолет в страну без выдачи.
  Значит, придется ждать. Обираемым все едино, а мне не привыкать. Когда С-5 по терормеханике пересдавать пришлось, неделю препода всем потоком ловили. Пока не загнали в угол и не дожали зачет.
  Кстати, судя по тому, что я вижу, грабителю осталось всего троих ошмонать. Плевое дело, в общем-то. Карманов у людей нет, с фантазией тоже... не особенно. Всех захоронок - гайтан на шее, двойной пояс да сапоги. У мужчин, во всяком случае. Девок молодых да пригожих, способных задержать на некоторое время любителя чужого добра, нет... Так что выберем местечко поудобнее, присядем - в ногах правды нет, а я не в очереди, и подождем.
  Угу... Хочешь рассмешить богов, расскажи о своих планах.
  Вроде на ровном месте топтался, а ухитрился зацепиться за что-то, потерять равновесие, хлопнуться на западное полушарие и... в завершение конфуза, вместе с небольшим оползнем и парочкой междометий съехать аккурат в зону действия заклятия.
  То ли я слишком культурно изъяснялся, то ли не все перлы обсценной словесности здесь известны, но на мужичонку моя тирада впечатления не произвела. Оглянулся мельком, через плечо и продолжил заниматься грабежом.
  С другой стороны, а с чего ему беспокоится. Знает же, что любой кто захочет к нему приблизится, будет обездвижен. В чем я тотчас убедился на собственном примере. Странное ощущение... надо сказать. Не то что пошевелиться, моргнуть не получается. Словно в гляделки со всем миром играешь...
  Спустя какое-то время грабитель закончил с обозниками и направился ко мне. Поглядел, довольно хмыкнул и принялся стаскивать сапоги. Не найдя ничего за голенищами, отбросил обувку в сторону и принялся за перевязь и пояс... Вытащил меч, но не оценил, положил его мне на грудь. А вот вес пояса привел мужичка в настоящий восторг. Опытный, судя по всему ворюга. Сразу сообразил, что к чему... А когда из потайного клапана ему на ладонь выпал первый империал, мужичонка чуть в присядку не пустился на радостях. Но, как настоящий профи, сдержался и продолжил шмон.
  Привычно сунул руку за воротник, но наткнулся на кольчугу. Проворчал что-то недовольно... Кстати, за все это время грабитель не произнес ни одного внятного слова. Немой, или это побочный эффект заклятия? Впрочем, какая разница...
  Мужичонка распахнул ворот рубахи пошире. Нет, не воин... В отличии от Сивого, достоинства кольчуги не оценил. Зато заметил шнур и потащил наружу мешочек с амулетами... Развязывать поленился, дернул с силой... Не получилось. Второй раз дернул. С прежним результатом. Попытался распустить узел на горловине мешочка - тот тоже не поддался.
  Проворчал что-то недовольно и поглядел на меч. Не понравился мне этот взгляд. Такая гнида не только палец ради перстня отрубит, или, сдирая серьги, уши порвет - с него и голову срубить станется.
  Нет... Только шнурок перерезать надумал. Взялся одной рукой за гайтан, в другую - меч. Наклонился и поскользнулся... да так неловко, что воткнул острие себе же под челюсть. Охнул и повалился ничком, прямо на меня.
  В тот же миг все вокруг ожили, зашевелились... И уставились на меня. Вылезающего из-под трупа грабителя, с окровавленным мечом в руке.
  - Держи, гада!
  Сгоряча не разобравшись в ситуации, Сивый подскочил к нам и ухватил мертвеца за шиворот.
  - Ага, попался! - с силой встряхнул безвольное тело и только после этого понял, что воюет с трупом. Хмыкнул сконфужено, отпустил покойника и произнес: - Молодец, Никола. Как же это ты его, а?
  М-да... Вот так и приходит слава земная. Согласен, незаслуженно, но поди докажи обратное, если дюжина свидетелей готова поклясться, что они собственными глазами видели, как ты супостата победил. Да и зачем людей расстраивать? Так ведь добрую половину легенд опровергать придется. Хотят верить в чудо и подвиг, пусть верят. Разве ценность подарка изменится от того, кто именно его под подушку положил - мама с папой или Снегурочка с дедушкой? Важно, что он там таки нашелся...
  - Оберег у меня... - сымпровизировал я на ходу. И, на всякий случай, торопливо добавил. - Был. Одноразовый... От любой магии. Вот и пригодился. Пять золотых отдал... Как считаешь, не переплатил?
  - Клянусь всеми богами, нет!.. - воскликнул один из купцов, мужчина впечатляющих габаритов, весьма похожий на Карла-шинкаря. - Ты сказал 'пять'? Получишь в два раза больше! И еще столько же... Если подождешь до нашего возвращения в Зонненберг. Слово Гордея!
  - Соглашайся... - толкнул меня в бок Сивый. - Это хорошая цена. Я и сам хотел тебе место в отряде предложить. Но так даже лучше получилось.
  Лучше или хуже, жизнь покажет. И если для наследного принца, вернее - уже одной ногой короля, подобное предложение смешно, то для безработного воина, вынужденного покинуть насиженное место, отличный кус пирога. Самый цимес... Отказаться от которого, значит напрочь погубить свое инкогнито, дать повод для пересудов и след тем силам, что не оставили попытки извести династию Солнечного Пика.
  Так что предложение купца Гордея я принял. Не забыв, поддерживая легенду о крестьянском происхождении, оговорить, что оплата и содержание в вознаграждение не входят. Старший гость* (*купеческое звание) сперва поморщился... Ну, не любит торговый люд лишних трат. Даже за спасение собственной мошны и жизни. Потом махнул рукой и согласился. В конце концов, не такие уж и большие деньги. Тем более, Гордей тут же воспользовался подобием торга и отсрочил выплату до возвращения.
  На что уже поморщился я. Поскольку, подобный уговор сводил все к формуле: уйду раньше - не получу ни гроша. Но упираться не стал, ведь не на заработки ж отправился, и по рукам мы ударили.
  Потом обоз перебрался в более подходящее для ночлега место и суматошный день закончился неторопливым поеданием варенной гороховой каши, щедро задобренный большими кусками копченного мяса. Правда, столь неожиданная щедрость очень быстро нашла объяснение. Горох упарился быстро, а мясу, для съедобности надо было млеть еще пару-тройку часов. Поэтому, прежде чем хлебать кашу, его старательно выловили из казана и оставили на завтра. А вместо него всем выдали по краюхе хлеба и ломтю нежного, розового сала. Так что в целом, приправленный свежим воздухом, ужин удался на славу. Уплетали так, что за ушами трещало и только ложки иной раз глухо сталкивались, словно тренировочные мечи. Пока дружно не заскребли по дну пятиведерного казана...
  
  * * *
  
  Истома... Как много в этом слове для сердца...
  Казалось бы, ну что хорошего может быть в усталости? Умаялся, пока от офиса до метро дочапал... взопрел, пока в битком набитом вагоне ехал да лифтом на четвертый этаж поднимался... ввалился в квартиру, упал на диван... можно поперек - и лежишь полуживой, не в состоянии не только до холодильника доползти, чтобы пивком или сидром освежиться, а даже до пульта от кондюка дотянуться. Ужас... Как вспомню ужасы городской жизни, так дрожь по телу табуном мурашек...
  Другое дело здесь. Не спорю, день выдался суматошный. Зато как здорово сейчас. Лежишь вверх чревом... к слову, набитым до отвала... смотришь на звезды, наслаждаешься отдаленным звоном комариного пения... благодаря брошенным на угли каким-то травкам, не знаю как к животным, а к людям ночные певуньи не лезут. Лепота...
  И разговоры струятся такие же неспешные и вялые, как дымок над угасшим костром. Как обычно, ни о чем... Хотя, если уметь слушать, то в коротких историях, - о жене мельника или о том, как цыгане давеча лошадей свести хотели, да дед Аким вовремя до ветру выйти сподобился, - можно кое-какие сведения почерпнуть.
  К примеру, из тех побасенок я узнал, что после развала Империи не все населенные пункты захапала себе новая знать. Несколько больших городов, имеющих права на самоуправление, так и остались независимыми. У общества хватило ума не идти под чью-то руку и денег - на ополчение. Так что шустрые и воинственные соседи, возложившие на себя баронские короны да графские венцы, пообломав клыки, вынуждены были подписать с ними пакты о ненападении и содружестве.
  Веры тем пергаментам особой не было. Но сотня хорошо вооруженных стражников скрепляла договора не хуже, а то и лучше, подписей и печатей.
  В один из таких городов, с привычным уху названием - Семипалатинск, и направлялся купеческий обоз. Судя по названию и описанию - город был и в самом деле большим. Примерно, как областной центр. Поскольку, имелись в нем не только торговые лавки, мастерские, пекарни и прочие, важные для жизни заведения, но так же - театр и цирк. А это свидетельствовало не столько о наличии у горожан лишних денег и досуге, как о количестве населения. Желающих поглазеть на представление.
  И это обнадеживало. Ибо мудрый прячет лист на дереве, дерево - в лесу, а человека в толпе ему подобных.
  А еще, я не переспрашивал, просто прикинул, что название 'цирк' здесь вряд ли относится к привычному цивилизованной публике аттракциону с гимнастами, клоунами и дрессированными собачками, а имеет первичное значение. Где люди и звери выходят на арену для куда более кровавой потехи. И именно там я смогу успешно спрятаться, а заодно, попытаться возродить славу династии. Пусть Рудиан Первый и не кровная родня мне, но кого это волнует? Зато потомкам будет что рассказывать... эээ, следующим потомкам.
  М-да... Хорошая перспектива. Особенно, если учесть, что я еще ничего не предпринял для появления хотя бы одного наследника.
  Ну, да то дело не хитрое. Как только вернусь в замок, надо будет заняться этим вплотную. А если Лия еще не готова сменить меч и копье на пяльцы, то парочка бастардов тоже сойдет. Для начала...
  Кто о чем, а вшивый о бане. Ну, а чего? О чем еще думать, когда сыт и... К тому же, мне все равно придется оставить обоз. Не хочется ломать голову и чувствовать себя параноиком, но очень уж вовремя на его пути оказался не обычный головорез, а снабженный чародейским заклинанием. Чего раньше, как клялись все до единого мои попутчики, такого отродясь не водилось. Да и заклинание не из дешевых. Использовать его для грабежа случайного каравана, все равно, что расколотить нить жемчуга на присыпку в сапоги от пота.
  От избытка адреналина в крови или привыкли так, но поднялись... да что там поднялись - вскочили мои новые знакомцы и наниматели ни свет, ни заря. И тут же двинулись дальше. Даже огня не развели. Так что никакого кофе или хотя бы чайку в постель не случилось. Ополоснул лицо, собрав ладонями росу с травы, и ладно.
  Зато и цель путешествия нарисовалась на горизонте, когда солнце еще и в зенит не вскарабкалось.
  М-да... Никак не привыкну, что люди здесь еще только приступили к выполнению божьего напутствие по заселению планеты. В третьем тысячелетии этот град даже на звание ПГТ не вытянул бы. По площади километра полтора в поперечнике, не больше. Дома, при желании, пересчитать можно. В основном, одноэтажные. Правда, крытые черепицей. А еще город окопан рвом и обнесен валом. Если по высоте вала судить о глубине рва, то метра два максимум... По гребню - стена. Двухслойная. На Гуцульщине так дома строят. Высокий, почти в рост, фундамент из тесаного дикого камня. Часто и весь первый этаж. А второй - сложен из толстых бревен. Плавно переходящий в островерхую крышу. Так себе укрепление... В моем времени вокруг какой-нибудь дачи депутата средней руки и то забор мощнее.
  О том что это защитные стены, а не простая ограда указывают восемь башен. Опять-таки деревянных. Больше похожих на деревенские звонницы, чем крепостные сооружения.
  Хотя, если вспомнить, что монгольские тьмы тут не ходят, то от баронских дружин вполне годится. Даже объединенных.
  Крепости хорошо штурмовать, когда мобресурс нескончаем. А если у тебя полсотни воинов под знаменем, на стенах арбалетчики... самый тупоголовый сеньор мгновенно соображает, что торговать с вольным городом лучше чем воевать. Максимум, взимать с купцов мостовой и дорожный налог.
  Обоз из дюжины пустых телег поверг стражу у моста в ступор. Старшой даже зачем-то постучал древком алебарды по днищам. Контрабанду искал, что ли? Так списка запрещенных к ввозу и вывозу товаров никто не предъявлял. А могли... Во всяком случае на стене у ворот висела малеванная от руки афиша, зазывающая жителей и гостей Семипалатинска почтить своим вниманием трехдневные игры.
  Интересный штрих. Подразумевающий если не поголовную грамотность населения, то хотя бы достаточное для рекламы наличие в городе образованных людей. Иначе, к чему писать плакаты, если прочесть некому?
  Поторопился с выводом. Завопивший дурным голосом глашатай гипотезу о школьной реформе опроверг.
  - Спешите видеть! Только сегодня! Свирепый Бык и Скала! Чемпион Сорбона против последнего из Безликих! Два лучших гладиатора империи на песке Семипалатинска! Не упустите возможность! В живых останется только один!
  - Здорово! - восхитился Сивый. - Вот это повезло! Черт... Входные билеты, наверно, целое состояние стоят... А, плевать. Годового жалования не пожалею, только б увидеть в деле последнего бойца из личной охраны императора. Это же не человек - зверь. Быстрый и ловкий, как горный лев! И смертоносный, как черная мамбона.
  Гм... Или у меня с математикой нелады, или публику разводят, как президенты пчел. Сколько же ему лет, если Империи уже, как минимум, несколько поколений не существует? Черт... Ну, почему у меня всегда так? Важные факты мимо ушей пролетают, а ерунда всякая, как планктон в китовом усе застревает. Не мог точнее запомнить, когда мэтр Игнациус историю Ковыра излагал? И переспросить нельзя...
  Ладно. Поживем - побачим. Не стоит забывать о том, что я в мире магии. А значит, возможно, все что угодно.
  - Думаешь, ланисты* (*Lanista, лат., - хозяин гладиаторской школы) так дорого за своих бойцов попросят?
  Сивый поглядел на меня, как на умалишенного или святотатца, позволившего себе усомниться в существовании бога.
  - Я к тому... - пришлось объяснить, - что вряд ли в городе отыщется слишком много народу, готовых, как ты, выложить целое состояние за один бой. А нет ничего хуже для репутации цирка, чем полупустые трибуны. И устроители боя это отлично знают. Так что, готов спорить на билет, что цена за вход не превысит... стоимости хорошего ужина.
  Во завернул. Даже Гордей, вполуха прислушивавшийся к разговору, поглядел уважительно. Ну, так высшее образование не только в умении логарифмической линейкой пользоваться состоит. Ловушка трехуровневая. Первое - что значит 'хороший ужин'? Второе - в каком заведении? А в виде заключительного аккорда - кто ужинать будет? В смысле, аппетита.
  Но, на слух звучало вполне невинно, и Сивый задорно плюнул в ладонь, и мы скрепили спор звонким хлопком.
  
  * * *
  
  - Две серебренные монеты... - объявил стоящий на проходе в цирк верзила.
  Сивый вздохнул и молча достал из мешочка на поясе четыре монеты. Чтобы старшой не так сильно переживал проигрыш, я по собственной инициативе купил, у стоявших неподалеку разносчиков, кувшин вина и парочку больших пирогов с мясом. Мимолетно подумав, что если золотой запас королевства начнет иссякать, надо будет заняться выращиванием подсолнуха. Если подобные развлечения здесь не редкость, то пара-тройка торговок жаренными семечками быстро бюджет залатают. Это ж неиссякаемый источник дохода.
  Цирк, откровенно говоря, разочаровал. Не Коллизеум, нет... Сама арена - даже чуть поменьше обычной цирковой. Разница в том, что от мест для зрителей ее отделяет не низкий парапет оббитый плюшевой тканью, а высокая дощатая стена. Примерно в полтора роста. А уже над всем этим возвышается амфитеатр. На глазок, мест на пятьсот.
  С другой стороны, чего я привередничаю? Здесь же не собирались устраивать гонки колесниц, соответственно гигантоманией не страдали и за размерами не гнались. А для того, чтобы парочка рабов могла друг дружке кров пустить места боле чем достаточно. Еще и побегать придется. Если кто трусоват окажется и умирать не захочет.
  Кстати, о рабах. Неувязочка получается. Насколько я разбираюсь в истории - здесь не рабовладельческий уклад, а феодализм с тенденцией развития в сторону конституционной монархии. В том смысле, что закон защищает не только дворян, но и простой люд. Пусть не во всем и не везде, но и не крепостное право. Кого же ланисты на ринг... тьфу, на манеж выставляют? Надо будет осторожно расспросить Сивого. Потом...
  Когда усядемся. Кстати, никаких билетов с местами и нумерации скамеек. Где упадешь - там и твое. Если не сдвинут более сильные. Попади я сюда сам, прижался бы к какой-нибудь стеночке и стоял. Но старший охранник уверенно пробирался куда-то правее и вверх, так что мне не пришлось думать - пристроился в кильватере и тащился следом. А тот, как ледокол, расталкивал зазевавшихся. Где беря голом, где кулак демонстрируя, а где и тумаком награждая.
  Сурово сдвинутые брови и властно выставленный подбородок, а так же рука покоящаяся на оголовье меча, производили нужное впечатление. Так что до того места, куда стремился Сивый, мы добрались относительно быстро и без дополнительных приключений. Только один раз он и какой-то вояка орали друг на другу и теребили оружие дольше обычного. Я уж думал, что дойдет до драки, но инцидент закончился тем, что упертый воин хлопнул Сивого по плечу и пошел дальше вместе с нами.
  Потолкались еще немного и наконец-то уселись. Чем именно эти места были лучше других дилетанту не понять. Но раз уж Сивый приложил столько усилий, чтобы сюда пробраться - значит, остальные хуже. Я привстал, чтобы оглядеться и тут же на меня заворчали и засвистели те, кто сидел сзади. Поскольку ряды располагались с перепадом высот, я не понял, в чем проблема, а когда оглянулся - понял, что до меня никому нет дела. Зрители дружно возмущались чем-то происходящим на арене.
  Любопытство не порок, а свойство характера человека разумного. Иначе фиг бы он таким стал...
  Я быстро вернул телу начальное положение, сунул Сивому в руки кувшин, а сам уставился на манеж, пытаясь понять, что именно вызвало столь единодушное негодование.
   Оказалось, непристойные жесты, брань и плевки толпы адресованы были устроителю представления. Видим, он объявил не то, что ожидала алчущая зрелищ толпа.
  - И чего шумят? - философски пожал мощными плечами новый знакомец, который представился нам как Шершень. - Как первый раз на играх. Кто же начнет представление с главного боя. Могли, правда, сегодня могли бы и кого поинтереснее 'безглазых' на разогрев пустить
  Я не сразу понял, что он имеет в виду. И только когда внимательнее присмотрелся к паре гладиаторов вышедших на арену, понял, что они в их шлемах нет других прорезей, кроме ротовых. Да и те забраны густой сеткой. То есть, бойцам предстояло сражаться практически вслепую, наугад нанося удары чем-то вроде кос, насаженных торчком. К слову, если верить летописцам, страшное оружие, оставляющее в теле жертвы жуткие, очень плохо заживающие раны. Во всяком случае даже панцирная конница опасалась столкновения с отрядом косинеров больше чем лобовой атаки на шеренги пикинеров.
  А чтобы поединок не тянулся бесконечно, на гладиаторам не выдали не только доспехов, но и одежды. Кроме набедренных повязок. М-да... Не хотел бы я оказаться на их месте. Нет для мужчины ничего хуже понимания, что ни от твоей силы, ни от умений, ни от каких либо иных качеств ничего не зависит, а все решает слепой случай. В данной ситуации - буквально.
  Бойцов развели к противоположным стенам и троекратный рев боевого горна известил о начале поединка.
  Трибуны взревели так, что я чуть не уронил вернувшийся ко мне кувшин. Орали все... Даже Сивый и Шершень. Несколько секунд я старательно вслушивался в этот стоголосый вопль, пока не понял: зрители подсказывали 'своему' бойцу, где находится враг. Типа, помогали...
  Ага, счаз... Пытаться следовать их подсказкам было равноценно прежнему варианту - сражаться вслепую. Человек он же чем от животного отличается? Правильно, умом и сообразительностью. Поэтому, пока часть болельщиков орала 'Левее!', вторая вопила 'Правее!' Думаете, нарочно путали? Возможно... Но если вспомнить, что все зависит от точки зрения... которая в свою очередь привязана к месту на трибунах...
  Гладиаторы, в отличии от меня, вопросами философии и геометрии не заморачивались. А скорее всего, просто не слушали, что им кричат, воспринимая ор трибун лишь как общий фон. Что-то вроде завывания урагана. Ухватив покрепче обеими руками свои косы, они стали продвигаться вперед, одновременно делая широкий взмах, будто покос вели. При этом стараясь держать туловище максимально отклоненным назад.
  Шаг за шагом, дистанция между ними сокращалась. И хоть шли они навстречу один другом не лоб в лоб - длина косы компенсировала отклонение.
  Когда соперникам оставалось сделать пару последних шагов, зрители затаили дыхание... Резко, все вдруг... И стало так тихо, что можно было расслышать тяжелое дыхание гладиаторов, тоже понимающих, что смерть вот-вот заберет одного из них. А то и обоих разом.
  Скажу честно, я тоже затаил дыхание. Вообще-то, я человек мирный. Даже поединки боксеров не смотрю. Попрыгав на ринге пару лет, не могу глядеть, как молодые, здоровые парни калечат друг дружку в угоду зажиревшей, недобравшей адреналину публике. Тошно... Особенно, если знать, что ожидает чемпионов в будущем.
  Но здесь проняло. Видимо, так действует присутствие смерти... уже раскинувшей полог над ареной.
  - Давай! - вдруг проревел кто-то громко, буквально за секунду до того, как гладиаторы должны были оказаться на расстоянии длины косы.
  В тот же миг один из гладиаторов резко сократил дистанцию, одновременно нанося рубящий удар на уровне пояса, и лезвие его косы достигло цели. Впиваясь в бок соперника. Почувствовав сопротивление, боец рванул оружие на себя, тем самым углубляя рану... Да какую там рану... Хорошо отбитая, вытянутая коса остротой не уступает скальпелю. Только прикоснись - дальше сама режет. Хоть траву, хоть живое...
  Жуткий вопль. Фонтан крови... и на песок, содрогаясь и дергая конечностями упал не человек, а почти отделенные две части тела. Добить которое не наказание - милость.
   Трибуны взревели в едином порыве, требуя то ли добить умирающего, то ли казнить победителя. На манеж полетели пустые кувшины и объедки. А в дальнем от нас секторе уже образовалась куча-мала. Возмущенные зрители кого-то сильно и зло били.
  Все верно... Подлянка, она и в Африке подлянка.
  Рев горна слегка утихомирил страсти. Хотя отдельные выкрики все же продолжали звучать. Победитель, понимая, что его судьба все еще не решена, опустился на колени и склонил голову. Зря... Вряд ли такая покорность судьбе прибавляла ему очков и могла вызвать снисходительность публики.
  Так и вышло. После звуков горна, на арену вышел учредитель и человек, стиль одежды которого говорил о его профессии лучше любого мандата. Кожаный фартук и маска на лице. А для особо недогадливых, палач держал обеими руками огромную секиру.
  - Ваше решение, граждане славного города? - громко спросил учредитель. - Что заслужил победитель этого поединка?
  - Смерть!!!
  Я не ожидал такого единодушия. В конце концов, последняя подсказка была не многим хуже тех советов, что трибуны давали 'слепым' гладиаторам с самого начала поединка. Видимо, учредитель, тоже был несколько удивлен. Потому что переспросил:
  - Уверены? Может, дадим ему возможность порадовать нас еще раз? Например, в бое со зверями?
  - Смерть!!!
  - Что ж... - ланиста развел руками. - Воля ваша.
  Учредитель шагнул в сторону, повернулся вполоборота к палачу и махнул рукой. Секира оказалась не менее острой, чем коса, и голова второго гладиатора буквально слетела с плеч, сталкиваемая фонтаном крови, выстрелившей из перерубленной шеи.
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  
   Полностью текст читайте здесь:
  
http:// https://libst.ru/Detail/BookView/Oleg_Govda/Derzhava_2_Mi_nash_mi_novij/13864/?ref=3106
  
  
      и здесь:
  
http:// https://zelluloza.ru/books/4622-Derzhava_2_My_nash,__my_novyy-Stepan_Kulik/#book
 
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"