Говоров Сергей Павлович: другие произведения.

Том I I I. Главы ненаписанной книги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


0x01 graphic

ТОМ III

Верую в любовь!

Глава 1

СХВАТКА

Ангелине посвящается.

   Забросивший "писательскую" ниву Стефан Михайлович хотел было "почивать на лаврах" своего величия уже ни как литературный агент, а в амплуа дизайнера-оформителя "великого" творения, но и эта стезя не оказалась такой уж проторенной. Находясь в неистощимых лучах внимания представительниц противоположного пола и, практически, работая с последними"на разрыв", обольститель-искуситель, неутомимый сердцеед и, почти-что, сексуальный безумец Стефан жаждал новых, более острых жизненных ощущений. Некогда смущенного парня-скромнягу как подменили. Стал изворотлив, хитер, необязателен, но с очень хорошей памятью. "У любовника должна быть отличная память!"
   Извольте представить Вам, дорогой читатель, кандидатуру Стефана Михайловича в номинации "Человек года" по Департаменту агропромышленного комплекса.
   Когда утором заместитель директора попросил Фаину Филаретовну пригласить Стефана Михайлович в кабинет, последний явно проигнорировал просьбу старой "грымзы", но имея на руках приказ Нагибалкина, Сергей Петрович самолично пошел разыскивать "вездесущего" Стефана для того, чтобы новоиспеченный "Человек года" все-таки принялся готовить документы на пресловутый Департамент. Стефан хотел было отвертеться, но внушительный тон замдиректора никак не позволил ему сделать задуманный "финт".
   Из литературного дуэта остался один писатель-горемыка, да и тот нуждается в помощи и поддержке. Ждать ее было неоткуда. Принятиеправильного решения по данному вопросу должно кардинально изменить дальнейшую судьбу "шедеврального" романа.
   "Коней на переправе не меняют!" и "Загнанных лошадей пристраивают, не так ли?" Сергей Петрович еще не знал, какое из великих литературных изречений ему ближе в возникшей достаточно глупой и банальной ситуации
   Чудовищное душевное опустошение и упадок жизненных сил неумолимо приближали писателя-одиночку к неизбежному краху.
   Задолго до описываемых событий Сергей Петрович, предвидя как "профессиональный" психоаналитик, постепенно усугубляющуюся ситуацию, поделился своими сокровенными мыслями с Елизаветой Викторовной, которая охотно согласилась помочь не только в подготовке второго тома книги к изданию, но и быть литературным агентом Сергея Петровича, любезно представляя книгу в различных издательствах и защищая авторские права и финансовые интересы "великого" писателя.
   В последний день зимы преданная "общему" делу Лиза, недолго думая, принялась за работу.
   Несмотря на управленческую занятость Елизаветы Викторовны, трудолюбивая девушка работала с рукописями Сергея Петровича только с одним условиям - "не перетруждаться и беречь голову и зрение".
   В первый день весны семью постигло трагическое известие. Утром скончался Ростислав. Не хватило ему сил выжить. И заграничные лекарства, и дорогостоящие процедуры, и хорошие доктора - все это было, а жажды жизни у него не хватило. А может устал бороться бедняга с навалившимися недугами? Для спасения родного брата Ангелина сделала все что смогла и даже значительно больше и в человеческом понимании, и в медицинском обеспечении.
   Откликнулась правительственная "горячая" линия, помогали ведущие медики двухмиллионного мегаполиса, для проведения процедуры под названием "гемодиализ" был и заготовлены сопутствующие материалы вместе с основным расходным веществом.
   Внимание и забота близких, их вселенская любовь. Что еще нужно, чтобы хотеть жить и захотеть выжить? Наверное, нужно любить...
   Ответ на этот риторический вопрос остается за Вами, дорогой читатель!
   Расплакавшаяся навзрыдАнгелина выдавала из себя сакраментальную фразу:
   - Эту схватку я проиграла!
   - "Схватку со смертью!" - добавил про себя Сергей.
   Никто Ангелину в этой схватке, проигравшей не считал.
  
  

Глава 2

"ЖИВУТ ЖЕ ЛЮДИ!"

   Утренний пеший переход Сергея Петровича по полевой дороге не увенчался особым успехом. Шел достаточно сильный дождь, а в свете лучей карманного фонарика путнику даже мерещился мокрый снег. Брюки некогда импозантного мужчины по колено были мокрые, о состоянии замшевых ботинок и говорить не нужно - они вообще перестали называться "ботинками". Первым и основным желанием заместителя директора было как можно быстрее оказаться в своем кабинете, включить обогреватель, согреться и в тепле высушить прямо на себе намокшие брюки. Ботинки, вернее то, что от них осталось, в комплекте с фирменными шерстяными носками испанского производства пришлось сразу же снять и долго и "нудно" сушить на "масляном" обогревателе, что было возможно прямо в кабинете, не взирая на сующую свой нос Фаину Филаретовну во все "личные" дела заместителя директора. Переобувавшись в стильные черно-коричневые туфли пресловутого португальского качества, предварительно одев заблаговременно припасенные абсолютно новые носки, Сергей Петрович начал понемногу приходить в себя. Предпраздничный день обещал быть насыщенно-напряженным с самого утра и, как минимум, до начала второй половины дня. Председатель профсоюзного комитета задумал поздравить всех девушек и женщин учереждения с весенним праздником, сделав для этого весьма оптовую закупку однодолларовых флакончиков с жидким мылом и таким же по цене тюбиков с гелем для душа. Накануне набегавшись по супермаркету, председатель профкома со своей секретаршей умудрились простудиться, и на следующий день весьма приятное поздравительное "действо" было перепоручено Сергею Петровичу. К тому же заболевший еще на прошлой неделе Нагибалкин и вечно отсутствующий Мычалкин никак не могло повлиять на почти что узаконенный ход событий. Сергей Петрович как каторжанин методично поздравлял представительниц прекрасного пола и к 12:00 с этой почетной миссией справился, изрядно вымотавшись в беготне "за юбками". Отметив наступающий праздник "на скорую руку" в одном из подразделений учереждения чашкой крепкого чая с конфетами, "зацелованный до смерти" губной помадой всех цветов радуги заместитель директора наконец-то добрался до своего кабинета, чтобы хоть как-то "перевести дух". К удивлению владельца кабинета, Фаина Филаретовна давно уже "сделала ноги". Через полчаса в здании наступила зловещая тишина. Этих тридцать минут Сергею Петровичу было достаточно, чтобы оттереть губную помаду, переобуться в подсохшие замшевые ботинки и немного "собрать себя в кучу".
   Закончившийся до полудня дождь восполнил свое упущение во второй половине дня и начал "поливать как из ведра".
   Удрученный таким природным явлением, вооружившись зонтом-тростью, заместитель директора шел с поникшей головой, окончательно пропитывая водой едва ли успевшее высохнуть за полдня замшевые ботинки.
   Внимание "одинокого мужчины под дождем" привлекли "фильдеперсовые" чулки двух девушек в норковых шубках, которые выходили из респектабельного магазина и раскрепощенно общались на своем диалекте. За девушками шел продавец-охранник в черном костюме с огромным количеством фирменных картонных пакетов и коробок.
   От неожиданности увиденного Сергей Петрович внезапно остановился. "Праздничные" шествие явно ни в чем не нуждающихся девушек и "послушного" продавца-носильщика закончилось возле двух припаркованных возле магазина автомобилей почтичто представительского класса, которые как по мановению волшебной палочки, "замурлыкали" клаксонами и "заморгали" габаритными "огнями". Разобравшись с покупками, продавец скрылся за тонированной стеклянной дверью вверенного ему магазина.
   Сергей Петрович стоял как вкопанный. Он не сразу узнал девушек. Одна была красивая, другая - очень красивая.
   Это они пили по утру шампанское с фисташками. Это они прятались за незакрывающейся дверью секретной организации. Это они жили совсем другой жизнью. Веселой, беззаботной, богатой, счастливой?.. Хорошей или плохой - это уже не нам с Вами решать, дорогой читатель!
   Судя по антуражу закадычных подруг, у них было все в полном порядке, пока что.
   "Живут же люди!"
   Сергей Петрович поспешил восвояси, дабы не попасть в поле зрения безумолку"щебечущего" дуэта.
   "Красиво жить не запретишь!" - эта мысль сразу же затуманила сознание и стала назойливым лейтмотивом навязывать стиль их жизни.
   Предпраздничный город стонал в подарочно-цветочной суете. Без устали снующие мужчины старались уже не для своих возлюбленных, складывалось впечатление, что сильная половина человечества изощряется в изобретательности по части подарков - роскошные драгоценности, шикарные меховые изделия, сексуальное нижнее белье, эксклюзивные предметы домашнего интерьера, престижная кухонная утварь... Мужчины покупали все, что только могли купить. Не всегда желание женской половины человечества совпадали с мужскими представлениями о "знаках внимания". Не всегда финансовые возможности мужчин совпадали с потаенными желаниями женщин в получении того или иного подарка, "чтобы был еще лучше, чем у подруги".
   "Живут же люди!"
   Сергей Петрович нес небольшой пакет, в котором был маленький горшочек с нежными весенними цветами. Он хотел подарить чудесное настроение своей любимой.
   По дороге домой Сергей Петрович обязательно зайдет в "Кондитерскую"...
  
  

Глава 3

"НАМ, НАВЕРНОЕ, НЕ УСПЕТЬ!.."

   Сэр Уинстон Вини не любил принимать нечастных гостей и случайных посетителей в своей квартире. В этот раз с визитом пришел заикающийся молодой человек по имени Саша. Слегка застенчивый настройщик самонаводящихся параболических антенн спутникового телевидения одного из ведущих провайдеров Европы был прислан солидной и давно зарекомендовавшей себя на рынке медиауслуг компанией для замены штатного ресивера и профилактики поворотного механизма весьма сложной конструкции. Пока Саша возился на крыше дома с обслуживанием поворотного механизма, Вини всячески высказывал свое недовольство горячо любимой хозяйке по поводу нежданного гостя, вернее сказать, ревновал. Когда Саша заходил в квартиру настраивать ресивер, Уинстон Вини прятался в самых неожиданных, порой неподходящих для этого местах. Ирина Федоровна никак не могла повлиять на ход событий, ведь в последний день зимы необходимо было переустановить спутниковую систему из-за дальнейшей невозможности ее эксплуатации в связи с изменением формата вещания телевизионных программ.
   За время непродолжительной роботы в квартире Саша успел выпить две чашки свежесваренного крепкого кофе и съесть аппетитный сочник. Это же время Сэр Уинстон Вини успел посетить все тайные свои "нычки", извлечь его из которых Ирине Федоровне не представлялось возможным. Порой, пушистый семикилограммовый комочек менял дислокацию с диспозицией, "незаметно" перекатывался из одного укромного места в другое, чтобы контролировать и держать "под прицелом" все действия "непрошенного" гостя.
   - Нам, наверное, не успеть...до завтра, - смущенно заикаясь, констатировал сложившуюся ситуацию Саша, - переходника подходящего нет, ресивер современный, а телевизору Вашему лет пять уже.
   Увидев легкое разочарования на лице хозяйки квартиры, Саша тут же припомнил наставление топ-менеджера дорожившей своей репутацией инжиниринговой компании Катерины Дмитриевны:
   - Сделай качественно, быстро и в срок! VIP-заказ. Все оплачено на год вперед!
   К радости Вини Саша засобирался. Вини еще не знал, что настройщик "помчал на всех парах" в Головной офис за пресловутым переходником и вскоре вернется.
   Сэр Уинстон, успокоившись, покинул последнюю"заседку" и к вящему удовольствию Ирины Федоровны, отобедав куриной грудкой и печеночным паштетом, присоединился к хозяйке для совместного просмотра уже настроенных телеканалов главного спутника.
   Неожиданное "курлыканье" домофона заставило Вини поспешить обратно в "заседку". Вернувшийся Саша надежно установил необходимую запчасть и достаточно быстро настроил телеканалы других спутников.
   Напоследок, "зарядившись" третьей чашкой кофе и вторым сочником, вышедший из квартиры Саша никак не ожидал от себя такой прыти:
   - Успел! - совершенно не заикаясь сам себе сказал мастер.

Глава 4

НИЧЕГО И НИКОГДА...

   Ничего и никогда, разумеется, хорошего, не произойдет, если возлежать на диване у телевизора и "ждать у моря погоды".
   Ничего и никогда не произойдет, если не стремиться, не работать, не стараться, не прилегать должным образом усилий.
   Ничего и никогда не произойдет, если полностью отсутствуют желания хоть как-то улучшить или вовсе изменить свою жизнь.
   Ничего и никогда не произойдет, если не "протягивать руку помощи" жаждущему и страдающему
   Ничего и никогда не произойдет, если нет желания жить полноценной, красочной и насыщенной жизнью.
   Ничего и никогда не произойдет, если вести праздный образ жизни, не задумываясь о том, что сама то жизнь проходит, вернее сказать, безвозвратно уходит. Это обстоятельство не принимается во внимание в двадцатипятилетнем возрасте, в сорок, и тем более, в пятьдесят уже особо не до размышлений. Несвоевременное принятие решения неумолимо приближает Вас к безысходности.
   Ничего и никогда не произойдет, если не учиться, не учить жить, не самосовершенствоваться и не откладывать "на потом". "Потом" будет или уже никогда, или, что еще хуже, долгожданное "потом" может так и не наступить. "Потом" будет уже и не нужно.
   Ничего и никогда не произойдет, если бояться что-то сделать или предпринять, бояться осуждения окружающих, бояться их зависти, злости и сплетен, в конце концов, бояться быть непонятым.
   Ничего и никогда не произойдет само собой.
   Ничего и никогда не произойдет, если нет поддержки любимого, а еще лучше любящего человека.
   Ничего и никогда не произойдет, если достигать цели приходиться в одиночку, а если, уж, так и случилось, то выбранный имидж "одинокого путника" не всегда приносит желаемый и положительный результат.
   Ничего и никогда не произойдет, если нет веры в положительный исход в сложившейся жизненной ситуации.
   Ничего и никогда не произойдет, если полагаться на присутствующее менталитету наших сограждан вездесущее "Авось!"
   Ничего и никогда не произойдет, если слепо следовать по якобы уже "прописанному" для Вас жизненному пути, на самом деле человек может вносить корректировки, причем весьма существенные, в свою судьбу.
   Ничего и никогда не произойдет, если не мечтать, порой, это бывает просто необходимо.
   Ничего и никогда не произойдет, если не любить, тогда жизнь теряет всяческий смысл.
  

Глава 5

"ПРОСТИ, ЕСЛИ ЧТО НЕ ТАК!"

   В Прощенное Воскресенье целый день шел дождь. Как-будто сама природа плакала и просила прощения. Странное чувство посетило Сергея утром, ему захотелось выговориться и даже расплакаться то ли от возникшего за последние время напряжения, то ли от все нарастающей потребности не быть одиноким.
   Выбивая в саду ковровые дорожки, светло-коричневую телячью шкуру и прикроватный коврик из черно-белых кусочков шкуры, скорее всего, коровы, муж и отец в одном лице вспомнил, что сегодня был последний день Масленицы, в которой по всем канонам нужно попросить прощение у всех, кого любишь. Нужно обязательно простить просящего, чтобы не брать грех на душу, а взамен можно и самому попросить у него прощения. Традиция такая, замешанная на душевной потребности очищения души, как оказалось, очень даже важна и нужна для самой души.
   Порой, глупое стечение обстоятельств надолго омрачает отношения даже между близкими людьми, ну, не то чтобы невмоготу, но все равно общение становиться каким-то натянутым, что ли, обязывающим и гнетущим для обоих. Лицемерным это общение тяжело назвать, "красоваться" друг перед другом, вроде, не за чем. За долгие годы отношений оба индивидуума знают друг о друге практически все или вообще ничего. Ужасающее одиночество неутолимо приближает когда-то любящих к обмену "дежурными" фразами и любезностями.
   Как выйти из такой весьма щекотливой ситуации? Может, просто попросить прощения друг у друга? Может, отношения после этого хоть как-то наладятся? Обязательно просить прощение нужно честно и искренне, иначе эта душевная процедура превратиться в обмен лживыми заверениями.
   Ну, и за чем тогда нужны, такие глупые и наивные "игры в любовь"?
   - Прости, если что не так!
   - И ты меня прости!"
   О таком диалоге можно только мечтать.
   Накопившаяся за долгие годы "нечестного" общения "обида" опустошает человека до полного изнеможения его истерзанной души, практически превращая пылкого влюбленного в безразличного и равнодушного "прожигателя" жизни.
   Так ли это? Ответ на этот вопрос остается за Вами, дорогой читатель!
   P.S. - Прости, если что не так!
   - И ты меня прости!
  
  

Глава 6

ВЕЛИКИЙ ПСИХОАНАЛИТИК

ИЛИ СЛЕЗЫ ЗИГМУНДА ФРЕЙДА

   Главный герой нашего повествования долгое время считал себя "великим" психоаналитиком. Придумав себе такой имидж, долгое время набирался "опыта", никогда серьезно не практиковал, скажет так, увлекался коллекционированием жизненных историй, систематизируя их в слегка "воспаленном" мозгу, а в нужный момент "выдавал перлы", извлекая их из глубины своего немного гипертрофированного сознания. Это бы так и продолжалось, пока Сергей Петрович вдруг не осознал явную потребность в желании выговориться и излить душу. Кому и зачем
   "Кому?"- первая часть вопроса весьма "щекотливая". Не каждый захочет и не каждый поймет. А тот, кто все-таки захочет, может и не принять Вашу точку зрения и "оценить" Ваши переживания о наболевшем по всем жизненным вопросам в целом без рассмотрения данной конкретной, интересующей только Вас, ситуации. К тому же, если тот, с кем Вы откровенничали, еще и Ваш знакомый, следует остерегаться будущих сплетен, пересудов и насмешек.
   "Зачем?"- вторая часть вопроса еще более деликатная, чем первая. Ответ очень простой: "Для очищения души!"
   Казалось бы, все уже давно известно и Вам, и окружающим, а выговориться очень даже нужно. Можно, конечно, было бы пойти в церковь к священнику на исповедь, но "великий" психоаналитик не особо знал, как вести себя в храме Божьем, и, тем более, не ведал, что можно рассказать священнослужителю. Сергей Петрович даже хотелось записаться на прием к психологу в районной поликлинике, но в силу природной стеснительности заместитель директора этого не сделал.
   Сергей Петрович стал за собой замечать, что субботние сеансы массажа у Полины Ивановны приносили не только физическое облегчение и расслабление "пресловутой" спины и всего организма, но и душевное очищение, что-ли. Это происходило само собой: непринужденная беседа распластавшегося на фланелевой простыне Сергея и "колдующей" над его спиной Полины Ивановны походила на разговор очень старых знакомых, понимающих друг друга с полуслова. Достоверного объяснения не могут дать ни "знаменитый" пациент, ни "профессиональная"мануальщица. Необъяснимо, но почти каждую субботу Сергей Петрович по-сельски "записывался" на прием к Полине Ивановне, после предварительного телефонного звонка просто шел к ней на массаж. А может на сеанс психоанализа? Или на исповедь?
   Не будем беспокоить Господа Бога мирскими пустяками!
   Остановимся, все-таки, на психоанализе, вернее, на все нарастающей потребности заместителя директора расслабленно возлежать на диване и ни о чем не думать, время от времени не только поддерживая диалог, но и живо в нем участвуя, совсем не боясь быть непонятным или осмеянным весьма достойной собеседницей.
   Зигмунд Фрейд расплакался бы, слушая душещипательные излияния мужчины, иногда чувствовавшего себя почти беззащитным и робким ребенком, и женщины, по ее ощущениям, некогда застенчивой девушки.
   Массаж, точнее, сеанс психоанализа, вместо положенных тридцати-сорока минут, продолжался почти полтора часа.
   В таких случаях говорят: "Вот и встретились два одиночества!"
   "Одинокий" заместитель директора нуждался в сеансах психоанализа "одинокой"мануальщицы.
   P.S. И в этот раз Сергей Петрович и Полина Ивановна, как всегда, будут говорить ни о чем.
   P.S.S. После очередного душевного сеанса Сергей Петрович опять "запишется" на прием на следующую субботу, а Полина Ивановна любезно согласится.
  
  

Глава 7

БАНОЧКА ЧЕРНИЛ

   В воскресный день "княгиня" Ксения по обыкновению проснулась в полдень. Неторопливо выпив чашку свежесваренного крепкого кофе, всенепременно со сливками, принялась рассматривать "модные" женские журналы, которые скорее не рекламировали новые товары, а вежливо навязывали стиль совсем другой жизни, основанный на потребительстве и бесконечном получении "неземных" наслаждений, начиная от услуг салонов красоты и заканчивая кругосветными путешествиями.
   Ничего нового для себя, не обнаружив при просмотре толстых и солидных периодических изданий, особенно по части "красоты" и "путешествий", Ксения, чтобы хоть как-то "убить время", принялась приводить себя в порядок, используя немыслимое количество флаконов, баночек и тюбиков, которыми изобиловали полки достаточно просторной ванной комнаты ее большого загородного дома, вернее сказать, не совсем ее, а дома Рафаэля Львовича, великодушно предложившего свои апартаменты своей любимой девушке. Насколько любимой - это тяжело определить даже самой Ксении, не говоря уже о пятидесятилетнем женихе, с которым "княгиня" ходит в невестах уже пятый год. Род деятельности Рафаэля Львовича до сих пор остается загадкой не только для представителей правоохранительных органов, но и для самой Ксении. Судя по финансовому благосостоянию и запредельным инвестиционным возможностям жениха, работа у него была весьма высокооплачиваемой и достаточно опасной. Никогда не отвечал на телефонные звонки, звонил всегда сам, уезжал из дома, когда ему было нужно и возвращался в самые непредсказуемое даже для него время. Складывалось ощущение, что в молодости Рафаэль или досрочно окончил с отличием курсы молодого разведчика, или насмотрелся кинофильмов, главными героями которых были Штирлиц, Джеймс Бонд и Фандорин.
   Попервах любовные отношения Рафаэля и Ксении вполне устраивали последнюю, подкупала несоизмеримая роскошь, с которой старомодный ухажер ухлестывал за молоденькой девушкой, в последствии, не взирая на дорогущие подарки и безумно комфортные условия совместного проживания, отношения сами собой остались, а любовь улетучилась априори. "Положа руку на сердце", и Ксения, и Рафаэль знали, что любви просто не было. С одной стороны, сексуальная молоденькая Оксана, которую подкупала материальная вседозволенность некрасивого и требовательного мужчины средних лет, с другой - местный "нувориш" просто хотел обзавестись миленькой девушкой для сексуальных утех, да и только.
   Рафаэль Львович как всегда решал свои явно темные делишки "планетарного" масштаба, а Ксения как всегда пребывала в гордом одиночестве, хотя и в "золотой клетке".
   Это чувственное "равновесие" нарушалось, когда Рафаэль и Ксения отправлялись примерно шесть раз в год за границу на "отдых", только отдыхать нигде не работавшему дуэту "нувориш"-"блондинка" было не от чего. Рафаэль Львович даже за границей все время кому-то звонил и о чем-то договаривался, а Ксения "отдыхала" по-прежнему одна.
   Совершенно не зная куда себя деть, Оксана приняла решение поехать в торгово-развлекательный центр "Доффин", что в другом конце города, но это обстоятельство никак не могло нарушить планы хозяйки мощного немецкого внедорожника люксовой сборки. К 16:00 красивый белоснежный автомобиль был припаркован на огромной площадке возле пресловутого центра торговли и развлечений. Автомобиль Ксения покидать, почему-то, не торопилась.
   В 16:01 на площадке "Доффин" припарковалась малолитражная иномарка красного цвета.
   Ангелина и Сергей Петрович под предводительством Арсения весело направились в "Доффин", чтобы достойно завершить выходной день посещением салона красоты, где "заросшему" третьекласснику мастер сделает стильную стрижку, после чего семья, отобедав в закусочной "McDonald`s", отправится домой.
   Проходя мимо престижного внедорожника, Сергей Петрович кивком головы поприветствовал девушку, сидящую за рулем:
   - Судя по всему у Вас все хорошо!
   - Да, уж!.. - грустно ответила Оксана.
   Шум работающего мощного двигателя автомобиля не позволил услышать сказанных друг другу слов.
   P.S. Утром следующего дня заместитель директора с удивлением обнаружил у себя на столе баночку весьма дорогих чернил. "Не забыла!.."
  
  

Глава 8

ТАЙНА МИРОЗДАНИЯ

ИЛИ "ШАШЛЫК ГИВИЧА"

Счастье - самая неопределенная и

дорогостоящая вещь на свете.

   Два дня назад отец подарил сыну книгу "Иллюстрированный Атлас Вселенной". Очень красивая книга, все материалы изложены весьма доступно, да так, что понятно даже третьекласснику Арсению, не говоря уже о Сергее Петровиче, дважды просматривавшем с упоением сей научный труд, представленный в популяристической форме для широкого круга читателей, не искушенных в делах астрономии. В юности Сергей запомнил, что земляне запустили в космос аппарат для поиска внеземных цивилизаций. Тогда это сильно потрясло простого сельского мальчишку, ведь не борту "космолета" была золотая пластинка с информацией о Земле и ее жителях. Сколько миллионов или миллиардов километров "космолет" пролетел за это время и какие колоссальные расстояния ему еще предстоит преодолеть в поистине безбрежных и пустынных просторах космоса!
   Заметят ли "земной" аппарат радары-локаторы инопланетян, если последние все же существуют в пределах хотя бы обозримого расстояния и "разумного" летоисчисления, говорить о сотнях или тысячах световых лет, в данном случае, пока что не имеет смысла.
   Сколько еще энергии смогут преобразовать солнечные батареи этого аппарата-посланника землян и на сколько ее должно хватить, не столкнется ли аппарат на своем пути с каким-то летящим навстречу космическим "камнем", не затеряется ли наш "космолет" в бескрайних просторах достаточно "холодной" Вселенной - ответы на эти вопросы пока предоставить никто не может. Хотелось бы верить, что золотая пластинка с информацией о планете Земля и землянах когда-нибудь будет "расшифрована" и прочитана, безнадежно не затерявшись в поистине безграничной Вселенной...
   В субботний день Сергей Петрович, размышляя о таинствах мировоззрения, направлялся в "свою" любимую баню, заблаговременно заготовив для парилки эфирное лимонное масло. За несколько минут до получения неизгладимых наслаждений, предоставляемых банно-оздоровительным комплексом "Маринэ", никак не ожидаемый звонок мобильного телефона на некоторое время отодвинул планы умиротворенно настроенного Сергея Петровича. Звонил давний друг Виталий Гивич с настойчивым предложением о незамедлительной встрече, которая то ли к радости, то ли к легкому огорчению потенциального "банящегося" должна внести корректировку планов где-то на полчаса, "как пить дать".
   Заведение с манящим загадочно грузинским названием "Чурчхела" приняло Сергея Петровича жестоким запахом перегара снующихнемногочисленных посетителей в смеси с "ароматом" дешевой "лимонной" водки, скорее всего производимой в самых потаенных комнатах вдали от посторонних глаз вверенного Виталию Гивичу"объекта". Милая продавщица-бармен, она же по совместительству и официантка, живо проводила "не по форме одетого" посетителя к "начальнику".
   В своем доморощенном "кабинете", да и "кабинетом" это трудно назвать, Виталий мастерски орудовал гигантским ножом, виртуозно упражняясь со свиным подгорком, заботливо складывая кусочки нарезанного мяса в новое пластиковое ведро, предварительно купленное для дорогого гостя.
   - Гивич, родненький, что стряслось?
   - Хотел тебя увидеть, дорогой, шашлыком угостить!
   Две порезанные кольцами огромные белые луковицы и искромсанный на мелкие кусочки гигантский лимон украсили "шашлычную" композицию в ведре.
   Виталий что-то напевал себе под нос, явно находясь "под парами" алкоголя, но это обстоятельство никак не помешало ему засыпать мясо пригоршней какой-то неведомой Сергею Петровичу приправы. "Скорее всего "ланжетник"голубой!" - восторженно подумал гость. За исконно грузинской приправой последовала щедрая пригоршня каменной соли.
   Под аккомпанемент практически глупого и никому не нужного рассказа Сергея Петровича о тайнах мировоздания Виталий Гивич достал из под стола стеклянный граненный стакан и бутылку грузинского трехзвездочного коньяка.
   - Я же не пью! - смущенно осекся Сергей Петрович.
   - А я и не предлагаю!
   Граненный стакан коньяка Гивич вылил в ведро. Сверху на замаринованное мясо Виталий положил увесистый кусок телятины, плотно закрыв ведро крышкой:
   - Гнет! Шучу! Это Арсению...
   - Спасибо, Гивич, никак не ожидал!..
   - Не стоит благодарности! Хотел подарить тебе хорошее настроение!
   Вошедшая милая девушка-бармен смущенно сообщила владельцу "кабинета", что один из посетителей отказывается платить за водку, по всей видимости, "лимонную".
   - Вот с кем приходится работать!.. - резюмировал Гивич.
   Виталий и Сергей обнялись
   Впервые в практике работы "Чурчхелы" посетитель вышел из заведения абсолютно трезвый, да еще и с ведром.
   - Вы мне не поможете? Нужно ведро поставить в холодное место... Здесь мясо на шашлык,..- смущенно бормотал Сергей Петрович девушке-администратору бани "Маринэ
   - Да, конечно...
   Немного склонная к полноте девушка, поднатужившись, взяла неподъемное ведро и поставила на нижнюю полку холодильника-витрины, предусмотрительно "замаскировала""секретный груз" бутылками с минеральной водой и пачками с соком. "Опять проверяющий пришел! Как мне надоели эти проверки!"
   Поздним вечером отец и сын готовили "шашлык Гивича" на домашнем мангале. "Недурственно!" Шел мелкий снег, плавно переходящий в дождь. Сергей Петрович смотрел на угли уже догорающего костра. Смешанное чувство грусти от непостижимости таинства мировоздания и радости, что все не так, уж, и плохо заставили заместителя директора вернуться на Землю.
   - "Шашлык Гивича" превосходный! - в один голос подтвердили Арсений и Ангелина.

***

   В это же время Елизавета Викторовна "тряслась" в легковом автомобиле, подвеска которого ну никак не выдерживала ямы и колдобины проселочной дороги. "Еще полчаса такой "тряски"... Через час я буду уже дома. "
   Целую неделю перед поездкой в "черничную" Польшу Лиза "вкалывала до седьмого пота" сразу в две смены у одного и того же работодателя, неплохого парня, по невероятному стечению обстоятельств тоже по имени Сергей, у которого она и раньше подрабатывала, изготовляя какие-то "прокладки" для двигателя. В этот же раз в первую смену Лиза выступала в роли заботливой няни Сережиного ребенка, его жена после родов никак не оклемалась еще. Во вторую смену мужественная и целеустремленная Лиза занималась производством "прокладок" в гараже на даче у Сергея. Невероятно плотный и насыщенный график работы самоотверженной девушки позволил хоть немного поправить не без того пошатнувшееся из-за предстоящей ее заграничной поездки благосостояние. Такая недельная "командировка" на дачу забрала много сил и энергии у Лизы, но жизнерадостность и оптимизм все же "одержали верх".
   Как только Лиза прикоснулась к подушке, Царство Морфеуса распахнуло ей свои врата.
   "Дома и стены помогают!" - эту фразу она где-то слышала, но никак не могла вспомнить от кого, попросту уснула...
   P.S."Счастье - самая неопределенная и дорогостоящая вещь на свете!" С этой жизнеутверждающей мыслью уснул и Сергей Петрович, тщетно перебирая в уставшем за день мозгу, кто же "подарил" ему это замечательное умозаключение...
   Планета Земля по-прежнему неслась со скоростью тридцать три километра в секунду.
   P.P.S Утром следующего дня Виталий Гивич никак не мог понять, куда же подевалась из его "кабинета" бутылка трехзвездочного коньяка.
  
  

Глава 9

"БЫЛА - НЕ БЫЛА!"

(ПСИХОЛОГИЯ)

   Заместитель директора ехал молча в автомобиле и шутнически размышлял о замыслах Юрия Натановича претворить в жизнь, наверное, одно из последних своих неуемных сексуальных желаний. Суть его плана была донельзя проста: скопить сто долларов, запастись таблетками для повышения потенции и, "Была - не была!", подкатить к Галине, что работает в копировальном пункте с предложением провести вечер вместе со всеми вытекающими приятными последствиями.
   Сергей поделился веселыми умозаключением с Ангелиной, последняя же рассмеялась до такой степени, что уже не могла управлять автомобилем. Перед ее мысленным взором во всей красе предстал Юрий Натанович, мужчина предпенсионноговозраста, неухоженный, слегка чумазый, во всяком случае создается такое ощущение, нечесаный, не совсем аккуратный и вовсе неопрятный, с весьма специфическим чувством юмора и необузданный предупредительностью, иногда граничащей с назойливостью
   - Сто долларов. Хорошая плата Галочке, чтобы стерпеть общество Юрия Натановича, - резюмировала Ангелина, едва оправившись от припадка почти что истерического смеха.
   У Сергея сразу же назрел психологический тест на "сексуальную совместимость" индивидуумов.
   Если той же девушке Галине, что уже знает не совсем положительные стороны Юрия Натановича, сделает аналогичное предложение другой, например, импозантный мужчина, почти такого же возраста, очень даже ухоженный, аккуратный и опрятный, весьма тактичный и веселый, но не надоедливый, какова же будет назначена девушкой плата, чтобы стерпеть его общество, ну, хотя бы, такое же по продолжительности время, что и предыдущего доморощенного мачо? Варианты ответа: первый - все те же сто долларов; второй - пятьдесят долларов; третий - сто пятьдесят или по возможности двести долларов.
   Внимание, дорогой читатель, в этом тесте личностные симпатии-антипатии и возникающие на этой почве любовные отношения в расчет не принимаются!
   После весьма "щекотливого мониторинга" у представительниц прекрасного пола, проведенного весьма тактично и, по возможности без привлечения внимания к своей персоне, заместитель директора был крайне удивлен результатом опроса женской половины его учереждения.
   Не взирая ни на какие положительные качества потенциального импозантного ухажера скидка ему никак не предполагалась, а, наоборот, "раз он такой "хороший" - пусть щедро платит!" Большинство опрошенных склонялось ко второй части третьего ответа и очень даже жалели, что разработчиком теста не предложен четвертый ответ, где, разумеется, сумма предполагаемого гонорара должна быть еще больше. Такого поворота событий Сергей Петрович, ну, никак не ожидал!
   Что же получается? Если "мачо" такой себе, посредственный, его общество, значит, можно стерпеть за сотню долларов, а если "мачо" значительно лучше предыдущего, то, уж, извините, в "соточку" он никак не "вкладывается".
   Психология, однако!
  
  

Глава 10

"ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ!"

   Почему "Нет!" является ответом практически на любой вопрос? Почему отсутствуют добро, тепло, ласка, нежность, радушие? Нет, не у одного конкретного взятого индивидуума, а, как правило, у социума в целом. А где же жизнеутверждающее "Да!", куда подевалось такое хорошее слово, влекущее за собой прекрасное действо? Где искать искренность и чувственность, заботу о ближнем, поддержку в трудную минуту, участливость, при необходимости, в любом деле? Или эти понятия безнадежно и устарели и безвозвратно "канули в лету" в век современных отношений? Да и не может такого быть!
   Дорогой читатель, позвольте усомниться в вышеприведенном умозаключении!
   Материальные ценности, финансовое обеспечение, успешность, плавно переходящая в лидерство, карьера, бесконечная боязнь потерять работу или опасения несоответствия занимаемой должности - все ужасно скучно, серо, пресно, но и без этого никак нельзя. Нужно, ведь, хоть как-то содержать семью, детей, да и самого себя. Но, наверное, это не должно быть превалирующими ценностями в жизни человека. А где же любовь, в конце то концов?
   Почему исчезает человечность, вернее, не исчезает, ее, попросту вытесняет сухость, черствость, безучастность, и самое страшное, пожалуй, безликое равнодушие
   Как с этим бороться, как противостоять навалившемуся грузу тревоги, пустоты, бездушие?
   - Помогите, мне, пожалуйста!..
   - Ой, извините, никак не могу! Тут такое дело... - далее в ответ следует, как правило, лицемерная ложь, которую просящий никак не желает выслушивать, а просимый "отнекивается" с таким упоением, что его монологу могут позавидовать великие артисты театральных подмосток.
   Почему так происходит? Ведь раньше было все по-другому.
   Гипертрофировалось в отношениях, стала превалирующим фактором защитной реакцией индивидуумов социума.
   Современный бешенный ритм жизни, скорее всего, накладывает отпечаток на скоротечность общения с явным и полным нежеланием постигать глубину проблемы отсутствия самого общения.
   - Вы мне поможете?
   Ах, как хочется услышать:
   - Почему бы и нет!
  
  

Глава 11

С НАМИ БОГ!

   Сазан в имбирно-коньячном соусе, запеченный на вишнево-абрикосовых углях, обещал быть достойным лакомством для всей семьи. Но методом исключения таких любителей мангальных деликатесов с каждым разом в семье становилось все меньше и меньше: Арсений обещал разве что символически отведать сазана, Ангелина априори не употребляла рыбу, теща не испытывала особого восторга от блюд мангального происхождения. Оставался только тесть, к величайшей радости Сергея был практически неискушенным потребителем всех возможных домашних деликатесов, да и сам Сергей. Получается, свежепойманного и предварительно замаринованного сазана зять готовил для двоих.
   Северо-восточный ветер заставлял задуматься над переменчивостью погоды, скорее всего ветер был предвестником апрельского мокрого снега.
   Вчерашнее мероприятия, проводимое Департаментом агропромышленного комплекса, было весьма неорганизованным и практически никому не нужным. Дождь лил как из ведра, пропитавшиеся водой кожаные ботинки заместителя директора, оказавшегося в числе приглашенных, охотно заняли бы почетное место на городской мусорной свалке, туда же "просилась" и видавшая виды куртка. Последующее посещение бани и профессионально выполненный массаж Полины Ивановны были достойным завершением субботнего дня и надеемся, дорогой читатель, отодвинули грядущее недомогание замдиректора, вызванное неожиданным ухудшением погодных условий. По дороге домой Сергею Петровичу пришлось еще раз заглянуть к Виталию Гивичу в его "кабинет" и принять от него щедрый подарок в виде почищенного и распотрошенного четырехкилограммового сазана, заботливо замаринованного в новеньком пластиковом ведре с соусом из имбиря, кайенского перца, соли и, по обыкновению, трехзвездочного грузинского коньяка.
   Ветер с северо-востока долгое время не давал "задышать" мангалу "полной грудью" его козырька-дымохода.
   Счастье. Где оно? Счастье уже было или скоро наступит?
   Угли догорающего костра завораживающе действовали на "костропала", в гордом одиночестве сражающемся с ветром, отсыревшими дровами и кошкой Лолкой, сквозь дым учуявшей аромат томящегося на мангальной решетке аппетитного рыбного деликатеса.
   Когда-то в газете "За рубежем" юный Сергей прочитал, что по восточному гороскопу, особенно в японской его интерпретации, мужчинам, родившиеся в год Огненной Лошади будет очень трудно обрести счастье, а девушкам, родившимся в одноименный год, будет проблематично выйти замуж. Тогда Сергей не придал должного значения маленькой статье в "черно-белой" газете, спустя годы Сергей Петрович начал серьезно задумываться о смысле слова "Счастье" и о временных промежуточных своего пребывания в этом состоянии.
   Желанная семья, Ангелина и Арсений, любимая работа... А дальше что?.. Когда заканчивается череда изнуряющей неопределенности, что ли?..
   Пятьдесят, вернее еще сорок девять. Вскоре будут поздравления друзей, коллег, сотрудников, может, городские власти не забудут верного Департаменту "служивого", но на первом месте всенепременно семья.
   Каков же будет Ваш отчет по случаю пятидесятилетия, достопочтимый Сергей Петрович?
   Угли догорающего костра давали жизнеутверждающее успокоение философу-"костропалу". Такое же настроение подарил недавно заходивший в гости посланник Кришны на Земле Юрий Михайлович. Коробочка с одним граммом самого качественного в мире шафрана, презентованная Юрием по возвращении из Индии, украсит праздничный Пасхальный стол семьи.
   Самый главный и, пожалуй, неожиданный подарок, который привез Юрий Михайлович из мест паломничества,- это махонькая статуэтка Бога Кришны, выполненная из неизвестного автору этих строк желтого металла талантливым мастером и освященная в одном из храмов Старой Индии. Точно такая же уже была у Сергея Петровича.
   - Подарите тому, кого беззаветно любите всем сердцем и душой! Пусть Бог будет всегда с Вами!
   Сергей Петрович уже знал, что подарит освященную статуэтку своей любимой. "На счастье!"
   Так вот оно, какое "Счастье"!
   Угли догорающего костра справились с поставленной задачей - сазан удался. К изумлению мужа и отца в одном лице вся семья по достоинству оценила кулинарные старания "костропала" не без участия Виталия Гивича.
   Сергей Петрович был счастлив, потому что любил!
   P.S. - Я твоя первая любовь?
   - Ты моя последняя надежда!
  
  

Глава 12

"КАК ТЫ МЕНЯ СТАЛ РАЗДРАЖАТЬ!"

   - Как ты меня стал раздражать! - каждое утро не уставала повторять Татьяна своему благоверному мужу Анатолию.
   Оба супруга работали в столовой учереждения, где имел честь быть заместителем директора Сергей Петрович.
   Татьяна Константиновна - маленькая упитанная женщина, всю свою жизнь посветила весьма распространенной системе потребления продуктов с всеобъемлющим названием "Общепит" в качестве заведующей производством. Ее муж и соратник по "общепиту" Анатолий Филиппович - бравый усач, склонный к чрезмерной полноте, граничащей с начальной стадией ожирения, всегда негласно занимал должность шеф-повара.
   Все было хорошо, если бы только Анатолий "не совал нос" в дела Татьяны, не делал постоянных и, порой, необоснованных публичных замечаний по поводу и без повода не только заведующей производством, но и ее сотрудницам, молодым и не очень девушкам и женщинам. Последние, в свою очередь, не выдерживали натиска бравирующего шефа, писали заявления об уходе, тем самым, перекладывая дополнительные функциональные обязанности на хрупкие плечи и не без того уставшей от "столовской" работы заведующей производством.
   То пюре жидкое, то густое, то мясо непрожаренное, то пережаренное, то компот сильно сладкий, то несладкий вовсе, то капуста нарезана крупно, то мелко. Не то что молоденькие работницы, сама Константиновна уже начала сомневаться в своих кулинарных способностях, ее опыт и знания в области общественного питания давно отошли на второй план, заведующая производством полагаясь только на интуицию, которая уже начала ее подводить из-за бесконечного скрабезно уничижительного вмешательства мужа. Филиппович "за словом в карман не лез", стремительно "набирая обороты", превзошел самого себя в брутальном и хамском отношении к людям и их работе. Бесконечные колкости шефа не давали спокойно мыть посуду даже престарелой "тете" Фросе, которая мыла общепитовские тарелки и стаканы сызмальства по причине отсутствия хоть какого-то образования и неумения больше ничего другого делать.
   Столовая "дышала полной грудью", когда Анатолий Филиппович отправлялся "по делам", временно перекладывая обязанности шеф-повара на заведующую производством.
   По правде говоря, блюда в столовой были относительно добротные и довольно вкусные, не взирая на простоту их приготовления, а самое главное - они были доступны по цене простому обывателю.
   Хлеб с маслом у Татьяны и Анатолия были всегда, да и на "хлеб с маслом" тоже хватало, сами понимаете, система "Общепит" была изначально так устроена.
   Со временем постоянно увеличивающийся доход "столовской" четы уже не был самоцелью. Татьяне хотелось чего-то большего и светлого, а Анатолий лишь "топтался на месте".
   Вся их жизнь так и прошла в столовой. Тарелки, ложки, плошки... Отбивные, петрушка, котлеты... Компоты, пирожки, сырники... А где же мечта? Улетучилась? А, может, ее и не было? Может, измывательства Филипповича были скрытым протестом против обыденности и рутинной работы "засосавшего" из "общепита"?
   P.S. - Опять мясо не дожарили! И компот несладкий! Куда Вы смотрите, "курицы"? - в очередной раз придирчиво не унимался протестующий Филиппович.
   - Как ты меня стал раздражать! - грустно отвечала безрадостная Константиновна.
  
  

Глава 12

ПРОЩАНИЕ

   Сильно напудренный Нагибалкин беспомощно лежал в гробу с полированной крышкой. Три сотни человек пришли проводить его в последний путь. Искренне прощались только члены его семьи и родственники. Гора свежих цветов постепенно увеличивалась, но это обстоятельство никак не могло повлиять на дальнейший ход уже заранее предопределенных событий.
   На лицах сотрудников, почему-то, не было скорби. Удивление, испуг, недоумение и даже недопонимание - все что угодно, но только не жалость к усопшему. Всему виной была неуемная прыть "верховного" практически во всех вопросах, особенно в последнее время. За четыре последние года Нагибалкин наворотил таких дел, что "простолюдину" невозможно даже постичь адекватность принимаемых "верховным" решений. А ведь мог бы еще долго жить-доживать в своем чудовищно роскошном кабинете, не говоря уже о практически безграничных финансовых возможностях Нагибалкина. На церемонии прощания лживо и лицемерно истерила и "заламывала руки" только одна Ниночка. Несколько "приближенных к кормушке"Нагибалкина были белее снега, а у одного "лизоблюда" наблюдалось явное повышение артериального давления. Из мэрии и от Департамента агропромышленного комплекса приехали почетные представители с миссией отдать "последнюю дань" их "верному сыну и воспитаннику".
   Хвалебно-слащавые речи были не совсем уместны в сложившейся ситуации, ибо каждый ораторствующий знал причину внезапно возникшего инфаркта миокарда у здорового и крепкого мужчины, практически ничем не злоупотребляющего, кроме как своим служебным положением.
   Изворотливая Фаина Филаретовнаи постоянно нечленораздельно изъясняющийся Мычалкин тоже знали причину безвременной кончины "верховного", но всячески старались друг перед другом "обелиться", ибо гласно или негласно были участниками в не очень "добрых" делах Нагибалкина, за что, конечно же, они в дальнейшем понесут заслуженное показание если не этом, то, хотя бы, на том свете. Складывалось такое впечатление, что секретарша и директор состязались в словесно утешительном спарринге "не на жизнь, а на смерть" за право первым "отмыться от налипшей грязи", но как-бы они не старались, каждый из них знал, что сделать это уже никак не представляется возможным.
   Из трехсот человек, участвовавших в церемонии прощания с покойным, пришли, конечно же и те, кого незаслуженно уволили, обидели или даже публично унизили. Пришли без всякого злорадства, как-бы, недоумевая от внезапности всего происходящего.
   Бесконечные комиссии с правомочными проверяющими функциями "высосали" всю энергию у бравирующего Нагибалкина и превратили его за последние полгода в дряхлого осунувшегося старика. Навалившийся груз ответственности за безотчетно совершенные поступки оказался достаточно тяжелый и неподъемный даже для "верховного", но никто из ближнего окружения никак не ожидал такой скоропостижно глупой, но весьма справедливой развязки.
   Сергей Петрович сдал на похороны четыре доллара и приметно столько же потратил на дюжину ярко-красных гвоздик. "Ну, не удобно же идти с пустыми руками к самом Нагибалкину!" Почти также поступили все пришедшие на похороны.
   Как ни странно, но каждый из сотрудников вечером того же дня почувствовал невероятное облегчение. Пусть простит душа покойника автора этих строк!
   Заслужил ли прощение "великий"Нагибалкин у тех, кого систематически и незаслуженно обижал и унижал?
   Прощание с "верховным" закончилось. На кладбище кроме членов его семьи была еще небольшая горстка "соратников-единомышлеников", возглавляемая как на заказ заплаканной Ниночкой. На поминальный обед из высокопоставленных сотрудников отважились только самые "преданные".
   P.S. То ли к радости, то ли к сожалению заместитель директора в эту "когорту" ну никак не попадал.
   P.P.S. Поздно вечером Сергей Петрович долго не мог уснуть, из-за пережитого за день нервного потрясения и мучался только одной мыслью: "Хоть бы его простили!"
  
  

Глава 13

"КРАСОТА СПАСЕТ МИР!"

   Уставший от очередного приема посетителей заместитель директора в тишине кабинета предался размышлением о женской красоте, принимая во внимания то обстоятельство, что сегодня со злободневными вопросами и наболевшими проблемами приходили исключительно девушки и женщины. Сергей Петрович по обыкновению общался с посетительницами не более трех минут, решая вопрос, разумеется, положительно, но и этого непродолжительного времени было достаточно, чтобы сложилось впечатление о человеке с антропологической точки зрения. "Девушки бывают красивые и не очень!" Данный постулат настойчиво вытесняла жизненная мудрость: "Все девушки красивые, особенно после ста пятидесяти граммов водки!" И это действительно так: кто из читателей бывал в гостях или на празднованиях, явно будет солидарен с автором этих строк. Но любой мужчина, задержавшийся в гостях, знает, что после употребления во внутрь четверти литра горячительного разум затуманивает весьма радужная перспектива скоропалительного знакомства с представительницами противоположного пола: "Все девушки очень красивые!" Последнее утверждение иногда заменяет и вовсе ортодоксальное: "Мне столько не выпить!"
   Дорогой читатель, конечно же понимает, что вышеприведенные умозаключения носят весьма ироничный субъективный характер, ни в коей мере не задевающие честь и достоинства прекрасной половины человечества.
   Сергею Петровичу всегда нравилось философское выражение "Мужчина все делает ради женщины!" В юном возрасте Сергей не до конца понимал случайно услышанную фразу, являющуюся частью тоста одного изрядно "подзаправившегося" индивидуума. Со временем эти слова стали девизом его жизни, пронизывающими практически все его поступки вместе с личными достижениями. "Действительно, мужчина все делает ради любимой женщины!" - видоизменная жизненными перипетиями и приобретаемым на их фоне опытом теории взаимоотношения обоих полов фраза стала путеводной нитью в делах сердечных.
   Любовь - самое красивое чувство на свете, сильное и всепобеждающее. Любовь придает жизненных сил и одновременно является смыслом бытия. Любовь есть красота, которая и спасет мир. В этом месте заместитель директора немного испугался собственных мыслей, представляя, что в недалеком будущем его "крылатые фразы" будут жить самостоятельной жизнью, а ссылками на широко известный роман, ставший бестселлером будут пестреть не только литературные трактаты критиков, но и школьные сочинения старшеклассников.
   - Что же Вы все время пишите! - в третий раз повторное восклицание Фаины Филаретовны заставило замдиректора очнуться.
   "Мужчина сделает все ради любимой!" - было написано на листе бумаги.
  
  

Глава 14

ДОИГРАЛСЯ!

   Пятидесятилетний Федор Иванович Севостьянов до сих пор жил бы обычной жизнью психотерапевта одной из поликлиник двухмиллионного мегаполиса, если бы ни одно обстоятельство. В последнее время его благоверная женушка Ирина Витальевна стала замечать, что муж по четвергам стал надевать темно-синий костюм в сочетании с белоснежной рубашкой и ярко-красным стильным галстуком, чего за четверть века их совместной жизни никогда не наблюдалось. Ирина не предавала особого значения костюмированной трансформации своего суженного, ибо как раз по четвергам главврач задумал проводить новомодные психологические тренинги с коллективом, разумеется, не без непосредственного участия Федора Ивановича как высококвалифицированного специалиста в данном вопросе, особенно с практической его стороны.
   Тренинги были назначены на 13:00, как раз после окончания приема первой сменой и перед началом работы второй. Психотерапевт принимал по четвергам в первую смену и уже в течение нескольких недель в полдень к нему записывалась одна и та же пациентка. Миловидная женщина сорока пяти лет Свергунова Л.В. совсем недавно развелась с мужем и нуждалась в психологической поддержке и консультациях по некоторым животрепещущим для нее проблемам, будоражившим ее помыслы. Казалось бы, штатная ситуация, за несколько приемов разрешимая положительно для самой пациентки. Людмилу Владимировну мучали необоснованные страхи по поводу ее развода и грядущего одиночества, замешанные на неуемном сексуальном влечении к мужчинам. Назначенные доктором лекарства и витамины, а также реабилитационный курс в кабинете физиотерапии в сочетании с продолжающимися консультациями психотерапевта должны были уже завершить выздоровление пациентки, но последняя упорно продолжала записываться на прием.
   Попервах это обстоятельство настораживало и даже раздражало доктора, впоследствии Федору Ивановичу было лестно, что он стал почитаем одинокой женщиной и приемы по четвергам стали весьма торжественным мероприятиям с последующим чаепитием и душевной беседой психотерапевта и пациентки, не взирая на вселенскую занятость дипломированного специалиста районного масштаба.
   Федору Ивановичу нравилось, как бы "ухаживать" за Людмилой Владимировной, испытывая на ней свои психологические выкладки, совершенно позабыв о том, что дружбы между мужчиной и женщиной не может быть априори, а на большее он и не рассчитывал, будучи весьма примерным семьянином. Людмила Владимировна сразу догадалась, что доктор "на нее запал", удивленная от нерасторопности и разгневанная от последнего, решила сама "взять быка за рога". Сексуальные фантазии пациентки взяли вверх над здравым смыслом.
   На последнем приеме ворвавшаяся в кабинет Людмила, как-то ухитрившись запереть дверь, сразу перешла к агрессивно сексуальным действиям, сорвала с Федора рубашку и, простите, дорогой читатель, содрала брюки. Оторопевший от внезапной экспансии доктор принялся отбиваться, но понял, что неудовлетворенную женщину не унять, отважился позвать на помощь. В соседней ординаторской не сразу поняли, что случилось и кто испускает душераздирающие крики, а когда в создании "ординарцев" отчетливо отпечаталось, что истошно вопит психотерапевт из своего кабинета, поспешили ему на выручку.
   Пока "ординаторцы" пытались вскрыть дверь, сексуально озабоченная пациентка умудрилась расцарапать до крови не только спину доктора, но и его ягодицы.
   Ворвавшиеся медбратья едва ли успели оттащить воинственно настроенную пациентку от почти что ополоумевшего от ужаса доктора.
   Свергуновой назначили освидетельствование на невменяемость, в случае положительного результата пациентке грозило принудительное лечение в городской психиатрической клинике.
   Медсестры, умирающие от смеха, обработали Севестьянову глубокие царапины, особенно в нижней части спины. Психологические тренинги по четвергам были отменены, ибо многие доктора и медперсонал воочию повидали, как оно может быть на самом деле.
   Очумевший от вопиющего случая нападения одержимой, Федор больше всего на свете боялся идти домой.
   Какие же объяснения по происшедшему случаю ему давать теперь собственной жене?
   -Доигрался! Садись есть! - прямо с порога издевательски "процедила" Ирина. - Главврач позвонил, я все знаю!
   Впервые за двадцать пять лет супружеской жизни Федор Иванович обедал стоя.
  
  

Глава 15

ФОТОСЕССИЯ

   Наконец-то давно задуманное должно вот-вот свершиться. Полупрофессиональный фотоаппарат с высококачественной оптикой уже есть. Дело за малым - необходимо разжиться штативом, отражателем и фотовспышкой. В скором будущем полезные принадлежности пополнят инструментарий начинающего талантливого фотографа.
   Много-много лет назад Сергей прочитал в газете "За рубежом" о невероятно красивой фотосессии, в которой позировала секс-символ нашей эпохи Мэрилин Монро. Тогда "воспаленное" воображение юноши будоражило что-то запретно "сладкое", но спустя годы Сергей Петрович увидел в документальном фильме, посвященном раскрытию тайны смерти актрисы, эти "вожделенные" фотографии. Ничего "сладкого" и "запретного" на фотоснимках не наблюдалось. Фотограф давал девушке задание, а актриса претворяла его в жизнь, позируя перед объективом фотоаппарата. "Любовь", "Радость", "Счастье", "Грусть", "Боль", "Отчаяние", "Смерть"... Согласитесь, дорогой читатель, далеко непростые задание даже для опытной киноактрисы! Сколько же сил и душевного напряжения нужно, чтобы справиться с таким потоком разноплановых чувств и эмоций? А может выполнять задания не так уж и сложно, достаточно искренне "выставлять на показ" свою душу.
   Выражать свои чувства гораздо труднее, чем передавать эмоции.
   Когда Вы были счастливы? Вспоминайте! Когда у Вас на душе было радостно?
   Чего у Вас в жизни было больше, Счастья и Радости или Горя и Печали? Почему приходят Боль и Грусть и почему они подолгу остаются у Вас непрошенными гостями. А если их не прогнать, то они обязательно позовут Отчаяние и Смерть, не дай Бог, конечно.
   Любовь делает человека счастливым. Если любишь, да еще и любим, отрицательным чувствам и "убийственным" эмоциям в душе просто нет места. Это из личного опыта автора вышеприведенных умозаключений, дорогой читатель!
   Сергей Петрович, выходя из торгово-развлекательного центра, что в самом сердце города, увидел, опять-таки, фотоссесию худосочных и длинноногих "красавиц" в развевающихся от еще холодного весеннего ветра полупрозрачных платьях. Девчата с весьма агрессивным макияжем ютились на заднем сидении припаркованного автомобиля, подогревая себя изнутри горячим и, судя по запаху, крепким кофе из объемного термоса, пока их "сестра по цеху" изображала перед фотографом, скорее всего, долгожданную "Весну".
   Конечно, Сергей Петрович ну никак не претендовал на сексуальную раскрепощенность доморощенных фотомоделей одного из лучших городских иллюстрированных журналов и, тем более, не мог соперничать с талантом перевоплощения великой актрисы современности, но в глубине души он знал, что задуманная фотосессия будет душевной и искренней.
   P.S. Входящее сообщение: "Вопросы к фотопроекту "Такой, какой я есть." готовы".
   Переданное сообщение: "Все мечты сбываются! Всегда".
  
  

Глава 16

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА

   Смятание мыслей и чувств охватило горожан в преддверии Пасхального Первомая. К празднику заготовлялось все, что можно припасти к трехдневному гулянию как на лоне природы, так и в родных пенатах. Бесконечная суета и невероятное, толпостворение в магазинчиках и торговых центрах наводили на мысль о конце света.
   Неутомимый "труженик" Рафаэль Львович не без энтузиазма включился в безудержную изнуряющую гонку, с вожделением перебирая в памяти, что же подарить своей суженной-ряженной. Оксане, чтобы, разумеется, не повториться. За время их знакомства и совместной жизни ошибку допустить можно было очень даже легко. Коллекция флакончиков с престижной и достаточно редкой нишевой парфюмерией давно уже перевалила за полсотню, откровенно говоря, нужно быть знатоком с солидным опытом дегустатора ароматов, чтобы не "промахнуться" в своем выборе. В этот предпраздничный день обоняние Рафаэля дало "сбой" из-за насморка, продолжающегося уже пятый день. В поле зрения заботливого "папика", как ни странно, попали ювелирные изделия, в которых он явно знал толк. Перебирая в памяти драгоценности Оксаны, у Рафаэля Львовича зарябило в глазах. Вышеупомянутую рябь усилил завораживающий блеск "презренного" металла, особенно в сочетании с искрящимися камнями. За потраченные несколько часов своего "бесценного"времени "бегун" за бриллиантами так ничего подходящего и не нашел. Будучи, практически, в отчаянии, Рафаэль Львович по привычке зашел в "Ювелирную лавку", где продавщицы знали его с незапамятных времен. Пока изредка уставший нувориш пил свежесваренный кофе - такая опция существует далеко не во всех ювелирных магазинах, две худосочные, но пышногрудые девушки подносили почтенному покупателю лоточки с украшениями. Вспоминая груду подаренных Оксане "безделушек", озабоченный "кофеман", опять-таки, боялся повториться в своем выборе, тем самым, мог вызвать предпраздничный гнев своей "княгини". Допив кофе, почти обессиленный Рафаэль направился к витринам нумизматических ценностей, и ничего другого не придумав, выбрал трехграммовуюмонетку из чистого золота с изображением Архангела Михаила - Пасхальный праздник совпадал с Первомаем.
   Поздно вечером Рафаэль Львович торжественно вручил праздно возлежащий на шикарной кровати "княгине" Ксении трехсотдолларовую монету в пурпурном бархатном футляре со словами:
   - Ну, что, Ксюха, поехали кататься!..- ничего другого он по-прежнему предложить не мог.
   Ответа не последовало. Оксана молча взяла нумизматическую редкость, встала и подошла к трюмо. Приоткрыв объемную кожаную двуярусную шкатулку, положила очередной дорогой, но, к сожалению, не очень нужный подарок в отделение для "мелочевки", после чего возвратившись в исходное положение на кровати, продолжила молчаливо перелистывать самые свежие иллюстрированные журналы, ненавязчиво рекламирующие стиль беззаботной и сладкой жизни в "золотой клетке". Жизни, о которой она так вожделенно мечтала в юности. Жизни, которой она уже пресытилась. Жизни, от которой ее временами "подташнивало", если не "тошнило".
   Через полчаса изголодавшийся за день Рафаэль встретился с Оксаной на кухне. По обыкновению, молча, пили чай с бутербродами и конфетами. Рафаэль уплетал за обе щеки огромный кусок батона с маслом и слабосоленой рыбой, сдабривая трапезу жадными глотками приторно-сладкого чая. "Когда ты уже нажрешься, гад!"- промелькнуло в голове у "княгини". "Ты же этого хотела!" - второе умозаключение было не в пользу Оксаны. "Чтоб ты подавился!" - третье пожелание было не в пользу Рафаэля Львовича.
   В это мгновение Рафаэль, не справившись из-за насморка с плохо разрезанным кусочком селедки, застрявшем у него в горле, дико закашлялся. Оксана, чтобы не видеть "предсмертную агонию""папика", демонстративно, не допив чай, пошла в свою комнату с мысленным пожеланием: "Так тебе и надо, скотина!"
   Едва ли переборов приступ несанкционированного "селедочного" удушья, побуревший Рафаэль выдавил из себя комплимент в адрес любимой, которого, к великой радости последний, она слышать не могла:
   - Сука!..
   Вывалившийся на пол не пережёванный кусок отменной норвежкой сельди неудачно поужинавший мужчина подобрал с помощью бумажной салфетки, после чего направился к кухонному мусорному ведерку.
   - Сука!..- второго такого комплимента Оксана не заслуживала, впрочем, как и первого.
   В мусорном ведерке лежала пустая коробочка из темно-вишневого бархата. Промасленная салфетка с куском селедки навсегда похоронила ее вместе с мечтами о счастливой жизни.

***

   В пятницу утром за завтраком Сэр Уинстон Вини получил все, о чем мог только мечтать любой здравомыслящий домашний кот, получивший пожизненную ренту для обеспеченного содержания в "золотой клетке". Но это обстоятельство никак не обрадовало плюшево-пушистое животное, ибо Вини знал, что ближайшие дней пять его горячо любимая хозяйка будет "болеть". Две миски со свежей парной телятиной и куриной грудкой никак не могли компенсировать почти-что недельное одиночество компанейского и добродушного Уинстона. Ирина Федоровна, позавтракав "на скорую руку" пельменями со сметаной, отправилась в продуктовый магазин, по возвращению из которого из недр хозяйственной сумки были извлечены кроме всего прочего уже знакомые Вини предметы - стеклянные бутылки с разноцветными этикетами вызывали у кота замешательство, граничащее с отвращением. Хороший выдержанный французский арманьяк в сочетании с не уступающим по качеству строгим японским виски и безукоризненной по мягкости итальянской граппой - хорошее подспорье даже для выдавшего виды "джентльмена", увлекающегося употреблением спиртного. Для Ирины Федоровны это было способом "уйти в забвение". Ничего не помнить и ни о чем не думать. Потому что помнить и думать было страшно, да и не о ком.
   С первым бокалом арманьяка, принятого Ириной Федоровной за обедом, Вини мысленно отправил последнюю в недельный отпуск за "свой" счет. В это же время Морфеусуже открывал ей свои врата.
   За долгие семь дней одиночества Вини так и не прикоснулся к заботливо нарезанному хозяйской мясу, разве что выпил предусмотрительно ею налитые в плошку сливки вместо воды. Сэр Уинстон Вини терпеливо ждал "выздоровления" хозяйки, от которого зависела его жизнь.
   P.S. Успокоим дорогого читателя! В этот раз все обошлось! На седьмой день беспробудного пьянства Ирина Федоровна "очухалась и оклемалась", начала подавать признаки жизни в виде приготовления куриного бульона из кубика-пищеконцентрата знаменитого испанского производства. Бульон предназначался для двоих. "Выздоравливающая" хозяйка и изголодавший кот одновременно поглощали его только с одной целью - вернуться к жизни. После полного "выздоровления" хозяйки Сэр Уинстон Вини в течение, как минимум, недели, будет всячески проказить, выказывая Кошачьей маме свое возмущение и недовольство по случаю несанкционированного "ухода в забвение", потому что беззаветно ее любил.

***

   Вездесущий неугомонный ловелас Стефан Михайлович был разрываем своими страстями на миллионы маленьких кусочков. "Выдающийся" спортсмен, скалолаз, дельтапланерист и парашютист, байдарочник и конькобежец на роликах еще не знал где, с кем и как он будет встречать Пасхальный Первомай.
   Мычалкиндавно на Стефана "махнул рукой" так, как на Мычалкина "махнули рукой" почти все сотрудники вверенного ему учреждения. Шутка! Просто количество поручений, выдаваемого Стефану Михайловичу, в том числе и Сергеем Петровичем, превалировало над здравым смыслом при рассмотрении данного обстоятельства в пространственно-временном континууме.
   Ну, как же ему, бедненькому, все успеть? Ответы на возникающие вопросы не мог дать даже сам Стефан.
   Сергей Петрович, не подавал виду, верил в успех Стефана не только в карьерном росте, но и в общепринятом понимании. Человек с задатками покорителя гор обязательно достойно преодолеет любые трудности не жизненном пути, чего бы это ему не стоило. Не будем "геройствовать", цена вопроса не так уж и велика, главное - упорство и целеустремленность, которых у Стефана не отнять.
   Сергей Петрович давал Стефану последние предпраздничные указания и рекомендации к их выполнению, но вдруг увидел в руках сотоварища какие-то распечатки - опытный глаз заместителя директора сразу определил, что это были проездные документы, попросту, билеты на поезд, скорее всего, на вечерний экспресс. Свой распорядительный тон Сергей Петрович начал постепенно сбавлять и свел его на "нет", как-бы невзначай, переключался на неопределенные темы, волновавшие одновременно обоих собеседников. Стефан увлеченно рассказывал про предстоящий трехдневный поход для группы всего из двух участников. Думаем, дорогому читателю не трудно догадаться, что вторым участником похода была его благоверная спутница жизни. Их Пасхальному Первомаю можно только позавидовать

***

   У Сергея Петровича Страстная пятница началась с довольно раннего пробуждения в 3:30. Около 6:50 к Сергею приехали друзья-односельчане и привезли гостинцы к Пасхе. В 7:30 добродушные хозяева частной минипекарни презентовали Сергею Петровичу куличи, испеченные по старославянскому рецепту. С 8:00 заместитель директора сделал несколько важных предпраздничных телефонных звонков. Через полчаса с чувством предварительно выполненного долга владелец кабинета с упоением начал прием посетителей, среди которых случайно оказался бывший помощник в личных поручениях Антон, специально шутнически записывавшийся на прием с целью подарить Сергею Петровичу по случаю возвращения из дальних странствий бутылку очень хорошего молдавского коньяка. Ближе к обеду чреда посетителей начала иссекать и замдиректора почувствовал непродолжительное облегчение.
   В полдень "посыльный" из самого престижного "сладкого" магазина торжественно вручил Сергею Петровичу очень добрый и искренний, фантастически красивый и безумно вкусный Пасхальный подарок, сделанный из белого и черного шоколада от лучших кондитеров города к восхищению и неподдельной радости Арсения.
   Через час главный инженер завода "Интерсвет" Максим Городищев выполнил заказ Сергея Петровича опять-таки для Арсения: настольная светодиодная чудо-лампа, дизайнерски разработанная в урбанистическом стиле, особенностями конструкции которой является возможность изменять не только яркость светового потока, но и к его спектральность от "белого холодного" до "желтого теплого". Арсений давно грезил "технологиями будущего".
   Управлявшись со всеми делами, Сергей Петрович приступил к осуществлению самого главного своего душевного мероприятия, разумеется, не без помощи Бориса Павловича на отечественной малолитражке последнего. Друзья-товарищи отправились в очень даже приличный цветочный магазин, Сергей Петрович хотел сделать Пасхальный подарок любимой. Он давно об этом мечтал, а все мечты, как уже известно дорогому читателю, всегда сбываются.
   Пока продавщицы заботливо хлопотали с подарком, с героем нашего повествования произошел несколько неожиданный и даже забавный случай. На парковочную площадку магазина прикатил роскошный внедорожник, за рулем которого была миловидная женщина лет сорока, в дорогом и, разуметься модном платье, подчеркивающем ее весьма сексуальную фигуру. Все было бы хорошо, если бы женщина не начала проявлять интерес не только к подарку, но и к весьма скромной персоне самого покупателя в лице заместителя директора. Комплиментам в адрес импозантного мужчины в шляпе можно было бы посвятить целую главу сего трактата, при этом Сергей Петрович мастерски, как ему казалось, отшучивался, переводя едва ли завязавшийся разговор на нейтральные темы. Судя по всему, покупательницу в магазине хорошо знали и не очень любили за ее неуемную придирчивость при выборе садовых цветов и растений и за легкую высокомерность, граничащую с пренебрежением ко всему "цветоводческому" персоналу.
   Сексуально озабоченная любительница садовых импровизаций намерилась было обменяться телефонами, но почувствовав полное неприятие противоположной стороны в лице почти-что раздраженного мужчины, решила получить интересующую ее информацию у администратора магазина. Администратор Леночка, пожав плечами, сообщила, что этого покупателя она видит впервые, чем вызвала вселенское негодование женщины с явно воспаленным воображением. Под аккомпанемент ругательств и угроз со стороны воинствующей любительницы инсинуаций Леночка разглядывала пятидолларовую купюру с едва различимой надписью, сделанную наспех карандашом: "Мой телефон никому не давать!" После работы Леночка уже запланировала купить себе хорошие колготы к празднику.
   Вырвавшись из "цветочного рая", Сергей Петрович не без участия Бориса Павловича "летел" к своей любимой.
   ***
   Безумно уставшая, практически изможденная за день красивая девушка сидела на кухне и умиротворенно пила ароматный чай с палочкой корицы и "цветочками" бадьяна, помешивая его серебряной ложечкой, рукоятка которой была украшена изображением ангелочка. Денек у девушки выдался насыщенно-суетный, но вся накопившаяся за последнее время усталость постепенно улетучивалась с каждым глотком остывающего индийского чая. Дедушка Федор и бабушка Вера не чаяли души в любимой внучке. Их вечерние расспросы и сопереживания по поводу происходящего возвращали утраченные за день силы и придавали уверенности внучке в завтрашнем дне. Пончик уже готов был выполнить свое прямое предназначение - свернуться калачиком и "заряжать" "кошачьей энергией" засыпающую любимую хозяйку. Батончик к вящему удовольствию домашних зрителей продемонстрировал новый умопомрачительный гуттаперчевый кульбит.
   После долгого путешествия Зайчик присоединился к ватаге добрых незримых помощников, на полочке вдали от посторонних глаз он готовился к волшебству Пасхальной ночи.
   "Все будет хорошо!" - с этой мыслью Лиза безмятежно уснула. Ее сон охраняли невесомые фосфорирующие комочки.
   P.S."Все будет очень хорошо! Просто так должно быть!" - эти слова Лиза уже когда-то слышала, но во сне никак не могла вспомнить от кого.
   P.P.S. Забегая вперед, скажем дорогому читателю, что все задуманное Елизаветой Викторовной благополучно претвориться в жизнь.
   Лиза проведет водопровод в дом, чтобы дедушку Федора освободить от "почетной" обязанности "наносить воды". Да и сам дом в недельном будущем будет претерпевать приятные для него трансформации в виде расширения площади путем пристраивания дополнительной комнаты - родная сестра Яна собирается замуж.
   Талантливые работы начинающего профессионального фотографа Луниной Елизаветы Викторовны в скором времени украсят столичные портфолио, а редакции дорогих и модных журналов будут предлагать неслыханные гонорары за право первоиздания душевных, искренних и волшебных фотоснимков.
   "Все будет очень хорошо! Просто так должно быть! Вот, увидите!"
  
  

Глава 17

ДЕБЮТ

("МИЛАЯ ЮЛЯ")

   Алексей Владимирович в последнее время стал отличаться необузданным до неприличия желанием окружать себя красивыми девушками. На сей раз на "маевку" в качестве доморощенного "VIP-эскорта" были приглашены Мила и Юля. Жена Светлана знала о тайных вожделениях супруга, конечно же, не приветствовала закравшуюся в сознание мужа похоть, но сделала вид, что на "маевку" присутствие двух раскрепощенных девиц немного "разбавит" компанию добропорядочных и благочестивых граждан, чопорно поедающих запеченные на решетах свиные ребрышки, шашлык и кашу, сдобренную говяжьей тушенкой. В данном случае слово "чопорно" больше всего подходило к Сергею Петровичу, привыкшему вести "светские" беседы с компанией о Боге, тайнах мироздания, редко встречающихся кулинарных рецептах соусов и, что больше всего будоражило публику, о нелегкой работе жриц любви за "незакрывающейся" дверью "секретной" организации.
   Мила, как в последствии выяснилось, никакая она не Мила, а Марина, но все ее называли, почему-то, Мила - красивая белокурая с выщипанными бровями девушка тридцати двух лет без особого рода занятий, была когда-то замужем, в данный момент находиться не только в декретном отпуске по уходу за трехлетней дочерью, но и в постоянном поиске отца для ребенка, не забывая о том, что ухажеров и партнеров для сексуальных утех бывает много, а заботливого "папашу" нужно еще поискать. Мила прибыла на "маевку" с очередным ухажером, будучи экипированной и "разукрашенной" как раз для участия в многообещающих "грязных" танцах по окончании вышеупомянутого мероприятия.
   Юлия, попросту Юля - черноволосая, со смуглой кожей "бестия" тридцати лет, не утруждающая себе трудоустройством с момента совершеннолетия, в данном временном промежутке - абсолютно свободна, не взирая на наличие парня, последний на "маевку" прийти не смог по причине чудовищного "вкалывания" на работе с целью обеспечить хоть какого-то благосостояния своей пассии.
   Пока дуэт "Мила-Юля" набирал увеселительные "обороты", Сергей Петрович умиротворенно ловил рыбу на пруду, используя в качестве чередующейся наживки хлебный мякиш и кусочки балыка, обильно сдабриваемые концентрированно-вязким рыбьим жиром американского производства, судя по рекламе на тюбике, достаточно было смазать этим средством голый крючок, как любая рыбина посчитает за честь сама нанизаться на оный. Как и следовало ожидать, за первые сорок минут "интенсивной" рыбной ловли незадачливый рыбак не приметил ни одной поклевки, впрочем, как и все последующие время, безрезультатно проведенное в наблюдении за спокойной водной гладью зеркального пруда.
   После предварительного "разогрева" спиртным, дуэт, получивший боевое крещение, стал именоваться "Милая Юля", а его участницы, как ни старались изображать сексуально неозабоченных домоседок, все больше походили на развязных девчат из "секретной" организации. "Огненная вода" выполнила с Милой и Юлей свое предназначение полностью, чего и добивался Алексей Владимирович, но организатор "маевки" никак не ожидал, что набранные "обороты" уже не убавить и в скором времени дебютирующий дуэт пойдет в "разнос".
   "Постненькие" шуточки сменились похабными анекдотами ярко выраженной сексуальной направленности с использованием идиоматических выражений, о толковании некоторых из них Сергей Петрович мог только догадываться по смыслу. Вышеупомянутые выражения стали превалировать в лексиконе Милы и Юли и в конце концов просто вытеснили общепринятую речь. Мила уже не была такой, уж, красивой, как ей казалось, а что касается Юли - "смуглянка" бессвязно лепетала то ли о неразделенной любви, то ли о супружеских изменах, но суть ее рассказа была утеряна для окружающих еще в самом начале.
   Дебют "Милой Юли" потерпел полное фиаско. По окончании "маевки" так надеявшиеся поучаствовать в "грязных" танцах "со всеми вытекающими последствиями" дебютантки бесчувственно почивали на заднем сидении микроавтобуса. Воздыхателю Милы явно расхотелось продолжать дальнейшие ухаживания за предметом своего обожания. Парня Юли это чувство посетит чуть позже, по приезде "загулявшей" "смуглянки" домой.
   У Алексея, почему-то, надолго пропало всякое желание окружать себя красивыми девушками.
   Светлана же этим обстоятельствам была нисколечко не удивлена.
  
  

Глава 18

НИКА

Любимой посвящается.

   Что же нужно, что Вам всегда покровительствовала Богиня Победы? Как оставаться победителем в сложных, порой неразрешимых, жизненных ситуациях?
   Твердая жизненная позиция, упорство, целеустремленность, "каторжный" труд с совершенствованием своего интеллектуального уровня помогут закрепить надежду на светлое будущее. Неуемные желания что-то улучшить или даже изменить в своей жизни и жизни любимых. Здоровье и удача всенепременно должны всегда сопутствовать победителю. Несомненно, "практика опускания рук" не приемлема в достижении поставленной цели. Ничего не откладывайте "на потом"! "Потом" будет или уже не нужно, или "потом" может так и не наступить в вожделенном виде.
   Помощь, где ее брать и откуда ее ждать? Да и не нужно на нее уповать, она сама придет нежданно-негаданно, порой, откуда Вы ее никак и не ожидали.
   Страх. Ни в коем мере не бойтесь своих решений, особенно, в момент их принятия!
   Мечта. Глупо, конечно, советовать дорогому читателю, но мечтою Вы должны жить всегда, к тому же нужно быть готовым, что она обязательно сбудется. Ведь для этого Вы работаете, учитесь, создаете, творите и постепенно достигаете желаемого результата, сами того не замечая.
   Движение вперед с постепенно приобретаемым жизненным опытом позволяет неумолимо приближаться к поставленной цели.
   Цель всегда должна быть разумная, хоть и трудноосуществимая на первый взгляд.
   Порядочность, благочестивость и высокие морально-этические качества присущи только победителю. "Для достижения цели все средства хороши!"- этот почти что юмористический постулат, с легкой руки А.Дюма внедренный в сознание средневекового социума, нужно оставить разве что героем его бессмертного романа - Миледи и кардиналу Ришелье.
   Любовь - пожалуй, самое важное качество, присущее победителю. Когда любишь - никакие преграды не страшны и все трудности преодолимы.
   Ника обязательно будет покровительствовать всем, кто верит в Победу.
  
  

Глава 19

ПЕТУНИИ

   История эта началась почти полвека назад с добродушного знакомства маленького мальчика с красивой девочкой в детском саду и имела совсем недавнее продолжение в цветочном магазине с несколько неприятной встречей импозантного мужчины с агрессивно настроенной женщиной.
   Ну, обо всем по порядку, дорогой читатель!
   Перед школой шестилетнего Сережу родители определили в престижный детский сад, что был неподалеку от дома. Сие мероприятия было сделано только с одной целью, чтобы "дикий" сельский мальчик не боялся сверстников, был более общительным и не отставал в развитии. Последнего занимать Сереже не нужно было, ибо, благодаря надлежащему воспитателю прабабушки Жени, он уже умел достаточно сносно читать и писать отдельные буквы, не говоря о пресловутой непосредственности, где-то граничащей с коммуникабельностью. За первую неделю у "дикого" мальчика сельское происхождение никак не проявилось и со всей ребятней он нашел общий язык, за исключением одной черноволосой и кареглазой Анжелы. Девочка жила в соседнем доме и по слухам была из весьма состоятельной армянской семьи. Сережа, откровенно говоря, стеснялся своих чувств и одновременно боялся Анжелу. В конце второй детсадовской недели Сережа едва ли отважился подойти к Анжеле с наивным детским предложением дружить. Ответа "Нет!" со стороны девочки не последовало и не известно какие отношение сложились бы у детей в дальнейшем, но временной фактор в сочетании с пространственным серьезно повлияли на ход событий - "детсадовским" Сережа пробыл всего две недели, в первый класс дети пошли в разные школы: Анжела - в престижную, N12, а Сережа - в "провинциальную", N7, где по сей день и работает бессметным "народным" учителем химии его мама Вероника Николаевна.
   Четверть века назад Тигран Вагенович Вакманян стал гласным и негласным владельцем "домов, газет, пароходов" в городе, а его дочери - старшая Анжела и чуть младшая Марьяна получили статус самых завидных невест. Во времена разгулов в ночных клубах профессор Смысловский даже предлагал Сергею познакомиться с Анжелой Вакманян "со всеми вытекающими последствиями", но потенциальный жених, по-прежнему стеснялся и, почему-то, дико боялся экспансивно сексапильной девушки.
   Прошло еще двадцать пять лет. Будучи очередной раз в "цветочном раю", Сергей Петрович с упоением выбирал голландские петуньи для своего сада, представляя себе кашпо с яркими "шапками" пушисто-развесистых цветов. Внимание увлеченного покупателя отвлекло сетование хозяйки "цветника", добродушной, немного склонной к полноте Альбины Мстиславовны на то, что некая Марьяна Вакманян до сих пор не оплатила пятидесятидолларовый счет за низкорослые кустарники, не отвечая при этом на телефонные звонки. В это же время на парковочной площадке магазина из широкого седана представительного класса вышла смуглая женщина со следами былой красоты, что несказанно порадовало Альбину Мстиславовну - ведь это была родная сестра - Марьяны достопочтимая Анжела Тиграновна. Сергей сразу узнал детсадовскую красавицу, почему-то заволновался, но виду не подал. Анжела Тиграновна, разобравшись в сути наболевшего вопроса, тотчас решила его положительно, сполна расплатилась за покупки сестры, сказав при этом, что последняя стала часто "болеть" из-за чрезмерного увлечения спиртным. Сергей Петрович продолжал "завороженно" возиться с петуньями, преследуя как минимум две цели: во-первых, почему-то не хотелось, чтобы его узнала красивая "девочка из детсада", с которой прервалась дружба, не успев начаться, а, во-вторых, селекционеры Королевства Нидерланды в последнее время явно "не дремали" в создании невероятно редких сортов растений, от изобилия цветов у скромного покупателя "разбегались глаза".
   Пока Анжела Тиграновна давала распоряжения обслуживающему персоналу магазина по выбору цветов, Сергей Петрович украдкой продолжал наблюдать за "всемогущей" покупательницей, от волнения "обливаясь" холодным потом. По-прежнему с хорошей фигурой, можно даже сказать, еще красивая, но какая-то сильно строгая, резкая, требовательная и слегка пренебрежительно высокомерная. Наспех расплатившись ста пятьюдесятью долларами, Анжела Тиграновна отбыла восвояси, отдав распоряжения доставить покупку по указанному адресу - это был весьма элитный район частного сектора почти что в центре мегаполиса.
   "Вот и хорошо, Сережа, что дружба с Анжелой не завязалась. Еще лучше, что по совету Смысловского, не состоялось весьма лестное и выгодное знакомство, которое еще не известно, чем бы для тебя закончилось, но в лучшем случае был бы ты, Сережа, садовником у Анжелы Тиграновны!"
   - Выбрали? Наконец-то она уехала! Ох, и противная! - голос Альбины Мстиславовны прогнал дурные мысли покупателя прочь.
   - Да, уж!..
   С тремя лоточками петуний счастливый их обладатель заторопился домой.
  
  

Глава 20

КЛЯТВА

   Почти для всех, состоящих в браке жителей планеты Земля, классическая клятва в любви и верности выглядит так:
   "Клянусь быть с тобой вместе в горе и радости, в болезни и здравии, в бедности и богатстве, пока смерть не разлучит нас!"
   Эту клятву, не раздумывая и особо не вникая в смысл сказанных слов, практически завороженно, а некоторые брачующиеся, может, и автоматически, произносят во время заключения брака, отдавая день старой традиции, беззаботно при этом позируя перед объективами фотоаппаратов и видеокамер.
   Конечно, всем, вступающим в брак, охотно вериться, что совместная жизнь пройдет в радостях, здравии и в достатке. Нет таких, кто в момент бракосочетания думает о предстоящем горе, надвигающихся болезнях или крайней бедности. Да, все правильно, человеку хочется надеяться на радостную, счастливую и мало-мальськи обеспеченную жизнь. Никому и в голову не прийдет скорая измена супруга, внезапная его болезнь, к тому же неизлечимая, и надвигающийся финансовый крах семьи, иногда вызванный двумя предыдущими клятвенными постулатами. Человеку свойственна вера в светлое и, желательно, безоблачное будущее, не омраченное материальными стеснениями. Перспектива для молодой женщины "кормить с ложечки" заболевшего и обнищавшего престарелого супруга вряд ли выглядит заманчивой с точки зрения здравого смысла. В общепринятом понимании молодожены думают, что будут жить в любви и верности долго и счастливо и "умрут в один день", чтобы горе утраты любимого ни коем образом не омрачило их счастье.
   В данном вопросе мнение дорогого читателя может не совпадать с автором этих строк.
   Пересматривая клятвенные обещания новобрачных различных вероисповеданий, можно обнаружить почти полную схожесть текстов, и только в одной, практически неиспользуемой брачующимися клятве, последняя строка имеет некоторое философское видоизменение: "... и даже смерть не разлучит нас!" Казалось, бы слово "пока" заменено сочетание слов "и даже", но тогда данное изречение в корне меняет свой смысл.
   Если рассматривать текст со словом "пока" в последней строке, то все вышесказанное в нем, соответственно прерывается естественной смертью и, получается, обещание имеют временной характер с точки зрение продолжительности жизни дающего клятву. В случае использования текста со словами в последней строке "и даже" клятва преобретает совсем иной смысл: на клятвенные обещания в любви и верности смерть никак не сможет повлиять.
   Это, уж, точно - клятва навсегда!
   Ведь Любовь сильнее Смерти.
   P.S. Сергей Петрович всегда нравилась клятва со словами "и даже" в последней строке.
  
  

Глава 21

ОН И ОНА

Порой, мы не знаем, что

с нами дальше будет.

   Он старался дарить цветы, хотел превратить ее жизнь в сказочный бал, который никогда не заканчивается. Сказка длиною в жизнь. Ей интереснее было вкладывать деньги в цемент и песок для ремонтных робот в загородном доме.
   Он покупал драгоценности, мало-мальски доступные обывателю среднего класса. Она едва ли обращала на них внимание, иногда доставала их из двухъярусной кожаной шкатулки.
   Он помогал, чем мог, она же безапелляционно была уверена, что всего достигла самостоятельно.
   Он был гибким как лоза и не скользким как угорь. Она же больше походила на прямолинейный разряд молнии в землю.
   Он покупал платья и пальто в доступных, но приличных магазинах. Она то ли стеснялась бутиков, то ли не хотела вовсе тратить деньги на бесчисленные обновки, отдавая большее предпочтение посещению "финальных распродаж" в торговых центрах.
   Он уединялся в садовой беседке, чтобы подумать о бытие, выкуривая подаренную кубинскую сигару, ароматный дым которой бесследно улетучивался вмести с неосуществленными мечтами. Его умиротворение нарушалось фразой:
   - Когда ты мне дом построишь?
   Он был веселым, жизнерадостным, немного наивным молодым человеком с идиллическими представлениями о жизни и, почему-то, быстро трансформировался в старика, хотя последним себя не считал. Ей нужна красота тела, спортивные формы и дерзость в достижении цели, которую можно и так достичь, не прилагая агрессивных усилий.
   Он радовался как ребенок различным мелочам, садовым вазам, цветочными горшкам и статуэткам - антуражу безбедной жизни, потому что в "предыдущей" жизни был финансово несостоятелен. Ей хотелось новый, более мощный автомобиль, но который, даже при удачной продаже старого, все равно денег не хватило бы.
   Он писал третий том еще не опубликованного романа, главным героем которого был творческий, интеллектуальный, легкоранимый влюбленный мужчина. Она слушала перед сном некоторые главы сего опуса, сокраментально-шутнически изрекая:
   - Шедеврально!
   Он верил, что все будет хорошо, нет, все будет очень хорошо и этот постулат-кредо помогал ему жить и преодолевать трудности. Ее стабильная неудовлетворенность не давала мечтам моделироваться то ли в "посткосмическом" пространстве, то ли в параллельных мирах, то ли в самом, хоть и воспаленном, сознании вожделеющего индивидуума.
   Из-за участившихся болей в спине, слегка пошатнувшегося здоровья и непреодолимого желания снять накопившуюся чудовищную усталость, возникшую в свете последних неутешительных событий на работе, он чаще стал посещать баню и делать массаж у "великой"мануальщицы, чем вызвал весьма достойную ответную реакцию - далеко не первый субботний вечер она проводила в гордом одиночестве в "пустой" городской квартире, время от времени, извещая родных и близких лаконичными сообщениями о "проделанной работе".
   Когда позволяло состояние здоровья, он с удовольствием добирался на работу и с работы сам, не взирая на пресловутую сухопутную милю в одну сторону и тяжелую поклажу, потому что именно в это время наиболее сильно чувствовалась свобода, жадный глоток, который был так ему необходим.
   Ее шутки-прибаутки напрочь вытеснили уверенность у получившегося хорошее воспитание, солидного и импозантного мужчины, в пример же ставился бригадир колодязекопателей, который "зарабатывая на жизнь своим "горбом" и руками" в отличие от "ничего не умеющего, кроме как красить забор" мужа и отца в одном лице.
   На его предложение провести субботний вечер вместе в "пустой" квартире был дан весьма странный ответ:
   - Ну и что же мы там будем делать? - разуметься, ответа на ответ не последовало, пусть простит нас дорогой читатель за неожиданно возникшую игру слов
   В сексуальных отношениях он ставил во главу заботу, нежность и ласку, она же пользовалась только одним преимуществом - молодостью, к сожалению, данное обстоятельство легко поправимо временем.
   Жизнь такая короткая и, к сожалению, быстро проходит!
   Торопитесь жить и получать удовольствие от жизни! Другой у Вас, попросту, не будет!
   P.S. Забегая вперед, раскроем маленький секрет.
   Пророчество "княгини" Ксении сбудется через один год и семь месяцев от вышеописанных событий. Рафаэль Львович действительно скончается во время ужина от удушья, вызванного застрявшим в горле не пережеванным куском слабосоленый норвежской сельди. Бездыханное тело "отмучавшегося" нувориша ранним утром обнаружит на кухне приходящая шестидесятилетняя домработница Ефросинья Никитична, чем несказанно порадует проснувшуюся от "ужасного" известия Оксану. Ей уже больше никто не скажет:
   - Ну, что, Ксюха, поехали кататься!..
   "Безутешная" вдова по прошествии шести месяцев унаследует шикарный загородный дом с усадьбой, роскошный внедорожник, восемь миллионов евро и почти такую же сумму в местной валюте.
   Завидная богатая невеста замуж так никогда и не выйдет, несмотря на весьма лестные и заманчивые предложения от бесчисленных ухажеров - охотников за чужими деньгами.
   Пресытившись браком с подпольным миллионером, "княгиня" Ксения будет вести почти что затворнический образ жизни. Весьма обеспеченной, но почему-то, не очень счастливой.
   Свобода ей досталась слишком дорогой ценой.
   P.P.S. На сороковой день после своей безвременной кончины Рафаэль Львович во сне придет к Оксане в последний раз:
   - Ну, что, Ксюха, поехали кататься!..
  
  

Глава 22

ОН И ОНА

Порой, мы хотим верить в сказку.

   Он любил как любят только раз в жизни. Она отвечала красивым всепобеждающим чувством.
   Он дарил не подарки, он приносил радость, переходящую в счастье.
   Он верил, что все мечты сбудутся. Она знала, что мечты уже сбываются.
   Он старался изо всех сил, она трудилась, не покладая рук, порой до тошноты и изнеможения всего организма.
   Ему по жизни всегда было холодно и грустно, и он заботливо дарил тепло и добро. Она получала эту "тонкую" энергию, потому что не могла без нее жить.
   Он хотел подарить сказку, в которой она творила бы чудеса. Волшебницей она была с самого рождения, маленькой мужественной и самоотверженной, доброй, честной и справедливой.
   "Хорошая моя! Красивая моя! Самая добрая и нежная! Солнышко мое ясное! Золотко мое ненаглядное! Любимая моя девочка!"
   Такие как он уже редкость
   "Дорогой! Любимый! Прекрасный мой волшебник!"
   Таких как она просто нет.
   Его вселенская забота и поддержка помогали не сбиться с пути и выстоять всем назло. Его вера в светлое, радостное и счастливое завтра помогала жить сегодня.
   В трудную минуту он обращался к Богу. Просил не для себя, просил за нее.
   Она излучала волшебство. Всем сердцем и душой. Добрым сердцем и открытой душой. За ее искренность и доброту можно было, не раздумывая, умереть в одно мгновение.
   Он хотел подарить счастье. Он хотел подарить мечту. Потому что любил. Он еще не знал, как осуществить задуманное, но прилагал все возможные усилия для достижения намеченной цели.
   Она была любимой. Потому что любила. Она была его Музой. Она вдохновляла на подвиги всем своим естеством. Одним только взглядом, простыми словами и верой, что все мечты сбудутся.
   Вместе ничего не страшно.
   Вместе с ними была любовь.
  
  

Глава 23

"ТИТИКАЛКА"

Добрым и злым

продавщицам посвящается.

   Кто лучше для покупателя, любезная и предупредительная девушка с бесконечной улыбкой, которая предлагает все и вся, лишь бы ублажить клиента, или строгая и жестокая с отрывистым голосом "гренадерша", не позволяющая себе ничего лишнего, в том числе, и положительных эмоций. Конечно, дорогой читатель, как, впрочем, и сам Сергей Петрович, отдаст предпочтение добродушной простушке, но это только на первый взгляд. Бесконечные фразы "А это не хотите?" или "Попробуйте, Вам понравится!" за одну секунду вечности попросту сведут с ума, и покупатель уже не помнит и не знает, что же он хочет приобрести.
   - Тертый пирог, пирожочки, "пироженки", "печенько".., - Олечка, по прозвищу "Титикалка" из кондитерского отдела всегда доводила до умопомрачение не только Сергея Петровича, но, практически, каждого, клиента, беспрецедентно навязывая вовсе ненужные продукты. Психологически Сергей Петрович стремился к белокурой девушке, подкупаемый ее вселенской заботой, но из кондитерского отдела всегда не уходил, а убегал с горой "вкуснятины", которую покупать вообще не планировал, но все же, почему-то, купил.
   Для Льва Николаевича - директора продуктового магазина - Ольга была незаметным и весьма ценным сотрудником, ибо приносила щедрую выручку от товаров, которые были не всегда востребованы или вовсе не пользовались спросом по причине их дороговизны.
   Другое дело - смуглолицая Татьяна, сменщица Оли. Никогда ничего лишнего не скажет, обслужит быстро и качественно, без суеты и "щебетания". Остроносая брюнетка, вызывающая неподдельное вожделение у мужчин, знала себе цену и всех покупателей видела "насквозь".
   В отделе кулинарии деловито орудовала лопаткой и щипцами пышногрудая, с хорошей фигурой, красавица-шатенка Юля. "Ей бы работать в "секретной" организации за незакрывающейся дверью!" - всегда думал Сергей Петрович, пока малообщительная Юля укладывала его любимую рыбную котлету.
   Но больше всего Сергею Петровичу нравилась в бакалейном отделе сорокалетняя блондинка Зоя по прозвищу "Жестокая Зося". "Огонь-баба, хоть прикуривай!" Конечно, Сергей Петрович в силу врожденной скромности и хорошего воспитания виду не подавал, что симпатизирует некогда сексапильной Зое, последняя это чувствовала и общалась с импозантным мужчиной всегда сдержанно, улыбаясь, можно даже сказать, по-дружески к общей зависти всех присутствующих.
   - Зоя! Поменяй мне деньги, сдачу не чем давать! - добродушно обратилась Оля.
   Одного взгляда "Жестокой Зоси" было достаточно, чтобы "Титикалка""навсегда" скрылась в своем пресыщенно-сладком "убежище".
  
  

Глава 24

ЫКВЕННОЕ" НАВАЖДЕНИЕ

   Натрудившийся за субботний день практически до изнеможения второкурсник Сергей едва ли смог взвалить на плечи огромный рюкзак, в который поместилась только одна гигантская оранжевая тыква для каши. Уже во дворе "родного поместья" Сережа понял, что путь домой будет не из легких. С тяжелой поклажей нужно будет дойти до автобусной остановки, что в самом центре села, в "битком набитом" автобусе доехать до железнодорожной станции, "забраться" с неподъемным рюкзаком в пригородную электричку, после полуторачасовой поездки в которой еще минут двадцать "переть" эту чертову тыкву домой.
   Складывалось такое впечатление, что от этой неподъемной тыквы зависело на долгие-долгие годы здоровье или благосостояние всех членов семьи и, в случае, если тыкву своевременно не доставить домой, то обязательно кто-то из домашних умрет или кого-то одолеет смертельный недуг с последующим неизбежным коллапсом. Ну, разумеется, дорогой читатель, ничего подобного произойти не могло. Сергей благополучно "доставил" тыкву в квартиру и единственным отрицательным моментом в его осеннем "приключении" была чрезмерная вечерняя усталость. Тыква хранилась на балконе двухкомнатной квартиры, пока благополучно не сгнила в данном "полухозяйственном" подразделении вышеупомянутого объекта недвижимости.
   Через некоторое время Сергей занялся освобождением балкона от непомерного по размеру и весу испорченного овоща к вящему удовольствию мусоропровода, готового в любую минуту выполнить свое прямое функциональное предназначение и принять в свою загрузочную горловину чуть ли не кубический метр деструктурированной тыквенной массы. Почти такая же история происходила и с зелеными помидорами, баклажанами и арбузами, которые в спешном порядке хотелось спасти от неумолимо приближающихся заморозков поздней осени...
   Через двадцать пять лет эта история имела свое неожиданное для Сергея Петровича продолжение.
   Иван Николаевич, будучи заслуженным научным деятелем, как-то слезно разоткровенничался после принятия ста пятидесяти граммов горячительного на одном из званных обедов по случаю не поймешь какого торжества. Оказалось, профессор вместе со своей женой Антониной и дочерью Аннушкой занимались таким же осенним "спасением" овощей с приусадебного участка. Для этого, подготовив отечественный дорожный с укрепленной конструкцией велосипед, Иван Николаевич решил испытать прочностные характеристики последнего. Мешок столовой свеклы и мешок моркови были предназначены для испытания рамы "двухколесного помощника", четыре сумки зеленых помидоров имели место на "рулевой колонке", передний багажник едва ли удерживал солидную "авоську" с баклажанами, задний же багажник в противовес переднему принял пресловутую огромную светло-оранжевую тыкву. Складывалось такое ощущение, что в ближайшее время профессорская семья собиралась открывать пункт общественного питания.
   Практически неуправляемый велосипед толкали втроем. Дистанция в километр от огорода до вокзала показались отцу, жене и дочери, почему-то, невероятно растянутой во времени. По приезде в город велосипед-тяжеловес чудом удалось "затащить" в трамвай к общему недовольству вагоновожатого и всех пассажиров. Изрядно натерпевшись от последних, да еще и заплатив тройную цену за багаж, полтора часа поездки по ночному городу показалось вечностью. Но еще большей вечностью показался путь с трамвайной остановки на двенадцатый этаж шестнадцатиэтажного дома. Иван Николаевич сделал пять "ходок", не считая первой, чтобы доставить овощной груз в квартиру. Обессиленному Ивану в ту ночь снилась чудесно приготовленная Антониной тыквенная каша.
   За осенне-зимний период семьей была израсходована всего двадцатая часть припасенных овощей. Оставшаяся часть постепенно по мере порчи продуктов заполняла загрузочную горловину мусоропровода
   Две одинаковые "тыквенные" истории всего лишь с разницей в четверть века... Наваждение какое-то.
  
  

Глава 25

БЛАГОДАРЯ БЫВШЕМУ

   Бывшая любовь, как правило, первая, захлестывающая водопадом чувств, может, и вторая, уже более спокойная, но все же яркая, ну, а третья..., все равно это Ваша бывшая любовь.
   Бывшая жена, честная и верная или лживая и подкупная, но все равно это Ваша бывшая жена.
   Бывшая страна, в которой все было по-иному, спокойно и беззаботно, что ли, но все равно это Ваша бывшая страна.
   Бывший автомобиль, особенно первый, дорогой или не очень, но все равно это Ваш бывший надежный "четырехколесный член семьи".
   Бывшая любовница, страстная, пылкая, неугомонная, сексуальная "жрица любви" или "умная", поддакивающая невпопад дурочка, и в первом и во втором случае это Ваша бывшая любовница.
   Бывший друг, с которым хотелось "в огонь и в воду", а лучше "в разведку", оказался "мямлей", предательски завистливым Вашим бывшим сотоварищем, а еще хуже - собутыльником.
   Бывшая квартира, съемная или все же Ваша, жизнь в которой была скудной или богатой, грустной или веселой.
   Бывшая работа, угнетающая и ненавистная или приносящая удовлетворение и неплохой доход.
   Бывшая жизнь, бедная и гадкая или обеспеченная и счастливая, это все же Ваша бывшая жизнь.
   Благодаря всему бывшему есть настоящее, незримо переходящее в будущее. А каким оно будет, зависит не от всего бывшего, а от Вас, дорогой читатель.
  
  

Глава 26

ПОЧТИ ВСЕ ДУРНОЕ

   Дурной друг - дурное дело.
   Дурные деньги - дурная удача
   Дурная собака - дурной друг.
   Дурной кот - дурные заботы.
   Дурные привычки - дурное здоровье.
   Дурные соседи - дурные отношения.
   Дурные родители - дурные дети.
   Дурные дети - дурное будущее.
   Дурная жена - дурная семья.
   Дурная любовница - дурное настроение.
   Дурное настроение - дурной день.
   Дурная любовь - дурное счастье
   Дурное счастье - дурная жизнь.
   Дурная жизнь - дурная смерть.
   P.S. Дурной выстрел - дурная пуля.
  
  

Глава 27

ЭРОТИЧЕСКИЙ СЕАНС


   Сергей Петрович расслабленно лежал, распластавшись как тюлень, на диване и не хотел ни о чем думать. Проворные пальцы Полины Ивановны неутомимо работали над спиной заместителя директора, превращая его закостенелое тело в гибкие, пластичные мышцы. Время от времени для участия в разговоре Сергей "поддакивал" "мануальщице", чтобы последняя чувствовала не только физическую, но и психо-эмоциональную связь с клиентом. В основном рассказывала Полина Ивановна, а ее пациенты слушали, вернее, делали вид, что слушают. На самом деле уже на четвертом-пятом сеансе рассказы "великой мануальщицы" начинали повторяться, а на седьмом-восьмом - и вовсе были идентичны предыдущим. Старость потихоньку одолевала некогда красивую и талантливую в своем деле женщину. Как правило, почти каждая история, как бы она не начиналась, имела свое "законное окончание", которое сводилось к супружеским изменам и любовным утехам "на стороне". "Великий" психоаналитик заряжался на неделю вперед не только здоровьем у Полины Ивановны, но иногда черпал у последней неотъемную ее энергетику, да еще и "мотал на ус" услышанные истории, которые или никак, или только слегка приукрашивались рассказчицей.
   И в эту субботу Полина Ивановна предалась полурадостным, вперемешку с ностальгическими, воспоминаниями почти пятидесятилетней давности, суть которых сводилась к любовным приключением заводчан.
   Как-то прибыла к ним на завод в командировку целая "делегация"-комиссия, то ли заказ большой делать, то ли получать уже готовую продукцию, то ли что проверять. Председателем комиссии был весьма интересный мужчина Леонид Васильевич. Он деловито перебирал бумаги, находил всяческие "нестыковочки", но виду не подавал, так как обнаруженные "промашки", в свою очередь, никак не влияли на работу завода в целом и заводчан в частности. На всякие там "чай-кофе с коньячком" внимание никак не обращал. "Делу - труба!" - думала принимающая сторона. Но вдруг стали замечать, что председатель стал оказывать интригующие знаки внимания Ирочке, вернее Ирине Вячеславовне, которая работала начальником отдела сбыта готовой продукции. Миловидная, с хорошей фигурой и такой же репутацией, Ирина "растопила" ледяное сердце Леонида. Работа проверяющей стороны вовсю "закипела", председатель уже не был так строг и придирчив, как раньше.
   На третий день работы комиссии председательствующий Леонид Васильевич был приглашен Ириной Вячеславовной на домашний ужин с последующим, разумеется, продолжением. История умалчивает о наличии в тот момент мужа у Ирины: то ли его не было априори, то ли он отсутствовал дома по какой-то, скорее всего уважительной причине. Вкусный домашний ужин, да еще с бутылочной армянского трехзвездочного коньяка в сочетании с игристым полусладким сделали свое "зловещее" дело. Ирина и Леонид уже были близки к совокуплению, но скорее Ира, чем Леня. Ира была более настойчива в домогательствах, а Леня вроде как спасался. Когда мужчине отступать было уже некуда, он предложил игриво настроенной партнерше отстегать его ремнем, что было незамедлительно и сделано удивленной женщиной, после чего они долго наслаждались друг другом.
   Слушая эту историю, Сергей Петрович почувствовал, как пальцы "мануальщицы" яростно теребили его ягодицы.
   Но это было только первая часть "марлезонского балета".
   Вторая часть заключалась в том, что в юношеском возрасте бедного Леню за различные проступки частенько хлестала ремнем мачеха, а заметив у парня возбуждение,"грязно" его домогалась. Вот, Вам, дорогой читатель, и очередные психологические выкладки, почти что по Зигмунду Фрейду.
   Чтобы хоть как-то снизить интенсивность массажа своих ягодичных мышц, Сергей Петрович начал инстинктивно смеяться.
   Почувствовав в комнате неприятный запах гари, Полина Ивановна поспешила на кухню, предоставив Сергею Петровичу возможность одеться.
   - Представляешь, Сережа, я молоко поставила на плиту, а оно выкипело да так, что кастрюля "сгорела"!
   Едва сдерживая почти истерический приступ смеха, Сергей Петрович в спешном порядке, раскланявшись с "мануальщицей", вырвался из дома. Через десять секунд по сельской улице раздался несанкционированный "взрыв" эмоций.
   Так нежданно-нежданно заключился сеанс "эротического" массажа.
   P.S. "Сгоревшая" кастрюля была выброшена за ненадобностью, как забытые вещи Фридриха Ницше.
  
  

Глава 28

"ТИТАНИК"

   Сорокадевятилетний Валентин Николаевич Титанов проснулся в весьма дурном расположении духа. Во-первых, пробуждение героя вчерашней оргии, скорее всего несанкционированно все-таки перешедшей в вакханалию, произошло в совершенно незнакомом ему помещении, больше походившем на комнату для хранение садового инвентаря. Во-вторых, Валентин Николаевич возлежал совершенно голый на каких-то тряпках, под толстым слоем которых прятался старенький и, судя по всему, давно прохудившихся диван. В-третьих, у мужчины "раскалывалась" голова и в довершении всего ему ужасно хотелось пить
   Валя тщетно попытался вспомнить, что-же было накануне и как он оказался в неизвестном ему месте. Мучительной работе мозговых извилин мешал омерзительный запах, исходивший от тела "потерявшегося" в пространстве и времени солидного индивидуума. Ведь Валентин Николаевич работал начальником отдела озеленения в городском Департаменте агропромышленного комплекса. Свое прозвище "Титаник" Валя получил из-за, своей фамилии больше десяти лет назад с легкой руки предыдущего мэра города, который был любителем давать различные прозвища и клички, порой даже унизительные, затрагивающие честь и достоинство человека. В тот злополучный день Валентину несказанно повезло - в "сильном" прозвище "Титаник" скрывалась даже неподдельная зависть сослуживцев всего Департамента.
   Облачившись в страшные безразмерные штаны и бесформенную спецовку, надев старые грязные ботинки на босу ногу, Валентин отважился покинуть свое ночное убежище и наконец-то разведать, куда же его занесла судьба в эту злополучную ночь. Осмотр местных достопримечательностей показал, что "Титаник" ночевал в сарайчике для старых вещей и огородно-садового инвентаря. Во дворе дачного участка Валентин Николаевич нашел свой костюм, рубашку и туфли, но все вышеперечисленные вещи были в весьма непотребном виде, от них исходило тошнотворное зловоние. Рядом с туфлями лежала бутылка с остатками пятизвездочного, если верить этикетке, грузинского коньяка. Ста пятидесятиграммовый глоток живительной влаги вернул "Титаника" к жизни. На табличке скромного одноэтажного домика Титанов прочитал "Спортивная, 8. Мутылин В.В." "Оживший" мозг моментально идентифицировал личность хозяина дачи, в сарайчике у которого нашел свое временное пристанище заблудившийся визитер. "Мутылин Володя! Я его знаю. Он же из моего отдела..." Разумеется, ни Владимира Васильевича Мутылина, ни его жены на даче не наблюдалось.
   Бусок хозяйственного мыла и наличие неостывшей за ночь воды в летней душевой позволили Валентину избавиться от дурманящего сознание гадкого запаха фекалий, и то после трехкратного тщательного намыливания всего тела. Пока Валентин Николаевич изволили принимать освежающий "сельский" душ, в его сознании начали возникать фрагменты психологического понимания цепочки эпизодов, личностей и действий, в результате симбиозного взаимодействия которых Титанов оказался в совсем незнакомом месте, а именно на даче у сотрудника собственного отдела Мутылина, да еще в таком идиотском виде...
   После "планерки", всегда проводимой быстро и качественно, Титанов разъезжал "по объектам" в черном седане представительского класса в сопровождении водителя Паши и личной секретарши-любовницы Леночки, очень даже хорошо справляющейся с функциональными обязанностями секретаря-референта, умело и весьма успешно их совмещала с сексуальными утехами со своим любимым начальником. Честно говоря, тридцатидвухлетней Леночке нравился Валентин Николаевич как мужчина, не взирая на большую разницу в возрасте начальствующий чин возлюбленного, принимая во внимание его огромный авторитет и практически неограниченные возможности по Департаменту.
   В обеденный перерыв "Титаник" имел встречу с сотоварищем Вячеславом Александровичем в своем кабинете, результатом которой были выменянные на стодолларовый "магарыч" тридцать два квадратных метра бельгийского ламината с высоким классом износостойкости в придачу с пачкой высококачественных плинтусов немецкого производства - ровно столько было нужно для ремонта Леночкиной двухкомнатной квартиры. Пропустив по неполному стаканчику ароматного и мягкого молдавского коньяка и закусив шоколадными конфетами, Валентин продолжил свой трудовой день, но уже с каким-то необузданным рвением, результатом которого было непреодолимое желание поехать в конце дня к кому-нибудь на дачу и там "дать жару". До конца работы остатки коньяка были уничтожены не без прямого участка вездесущей Леночки, которая ждала "тайной" сделки уже с полгода, ей давно хотелось заменить пол в своей "двушке".
   В конце последнего дня трудовой недели черный седан представительского класса взял курс посредством водителя Павла на Леночкину дачу для продолжения увеселительных мероприятий по случаю удачного завершения "ламинатной" сделки. Не то, чтобы Валентин Николаевич не мог себе позволить купить пресловутый ламинат с плинтусами для своей возлюбленной, конечно же, мог, но всегда пользовался исключительной возможностью поживиться остатками хорошего и качественного стройматериала, незримо "перетекающего" из рук в руки в недрах Департамента. Коньяк, шампанское, парная телятина - двадцать минут было достаточно Паше и Валентину Николаевичу для того, чтобы быть во всеоружии.
   Отведав немного нежного мяса на гриле, Паша, дав клятвенное обещание заехать за любовниками субботним утром, поспешил убраться восвояси, оставив любовную парочку наедине.
   Наевшись и напившись, любовники стали вести "светские"беседы. Лена не преминула высказать пожелание заменить полы в дачном домике. Валентин, только что очухавшийся от предыдущей сделки, в свою очередь, парировал, что это возможно, но только не сразу, а в ближайшем будущем. Леночка не осталась без достойного ответа, сказав, что полы в ее домике сгниют раньше, чем привезут обещанный ламинат, при этом для примера бесхозяйственного отношения выставила в не лучшем свете домик Володьки Мутылина, у которого полы сгнили еще год назад:
   - Вот, пойди и посмотри!
   - Вот, пойду и посмотрю!.. - раздраженно сказал разгневанный "Титаник", взяв с собой недопитую бутылку коньяка, ушел в неизвестном направлении, беззаботно оставив у Леночки свои мобильные телефоны, ключи от кабинета и квартиры, документы и портмоне с деньгами и карточками, в том числе, банковскими.
   Глупой темной ночью Валентин Николаевич шел наугад к пресловутому Мутылкину, на ходу прихлебывая коньяк прямо из бутылки. Все было бы хорошо, если бы совсем пьяный "Титаник" на своем пути не повстречал неглубокую яму, в которую заботливый дачник предусмотрительно выкачал всю канализационную, в том числе и унитазную жидкость. В это "страшное" месиво благополучно и погрузился "Титаник" во всем своем одеянии, не снимая туфель. Единственное, что не пострадало, так это бутылка с остатками недопитого коньяка. Выбравшись из жижи и раздевшись догола, Валентин беспрепятственно проник в сарайчик, в котором Морфеус безмятежно распахнул свои объятия прямо на куче ветоши...
   Титаник закончил свое продолжительное омовение под узнаваемый звук клаксона своего персонального автомобиля. Приехавший утром Павел, взяв на борт не спавшую всю ночь заплаканную Леночку, уже с полчаса колесил по дачному поселку в поисках пропавшего "Титаника", привлекая внимание пронзительным и огромным сигналом клаксона.
   Утолив вселенскую жажду сильногазированной минеральной водой, позаимствованной у Паши, спасенный "Титаник" умиротворенно ехал в магазин мужской одежды под нескончаемый аккомпанемент Леночкиных причитаний.
   В понедельник утором Валентин Николаевич подписал документы на оказание материальной помощи в виде приобретения стройматериалов для ремонта дачного домика сотруднику с многолетним стажем Мутылкину Владимиру Васильевичу.
   Ничего не понимающий, но безмерно благодарный Володька пообещал "Титанику" "магарыч", но к несказанному удивлению получил от начальника бутылку грузинского коньяка и пакет с его собственным дачным "рубищем".
   - Молчи!.. - стыдливо произнес Валентин.
   P.S. В накладной на приобретение стройматериалов, предназначенных для Мутылкина В.В., значилось ламинатное покрытие в весьма завышенном количестве.
   P.P.S. Через две недели в дачных домиках Володи и Леночки начали одновременно менять полы.
  
  

Глава 29

НЮРА

   Пятидесятилетняя женщина с загадочным ласкательно-уменьшительным именем Нюра, некогда вызывающая интерес у мужчины, всю свою жизнь работала буфетчицей при общепитовской столовой, не взирая на изменяющуюся, особенно в последнее время, дисклокацию последней. В меру упитанная, разумеется, уже без всякой фигуры, чуть сгорбленная, но с большим все же намеком на былую красоту в виде пышной груди, Анна Сергеевна Вятославская после похорон своего мужа, а это произошло почти больше года назад, стала настойчиво претворять в жизнь навязчивую идею найти себе суженного-ряженного. Каждый, заходящий в буфет посетитель, расценивался неугомонной Нюрой как потенциальный "ухажер".
   Благосостояние добропорядочной буфетчицы образовалось еще четверть века назад за счет "утрусок", "усушек", "списаний" всей поступающей в общепитовскую систему продукции и составляло "двушку" с мало-мальским ремонтом и отечественную малолитражку цвета спелой вишни. В данный весьма ответственный для Анны Сергеевны жизненный период "левака" хватало только для "поддержания штанов", в данном случае, "трусов".
   Сергей Петрович, как уже знает дорогой читатель, не любит ходить обедать в столовую по причине врожденной застенчивости и легкого стеснения, вызванного публичным поеданием пищи. Предпочитал заместитель директора трапезничать пресловутой рыбной котлетой, булочкой с кунжутом и "пепси-колой" в своем кабинете в гордом уединении под аккомпанемент умозаключений Фаины Филаретовны о вредной пище.
   Месяца три назад привезли друзья-озеленители заместителю директора презентик - районированную сакуру. Во избежание кривотолков сослуживцев учреждения Сергей Петрович зашел в столовую к Татьяне Константиновне с предложением временно спрятать у нее подаренное деревцо и, мгновенно получив утвердительный ответ, сакура с ослепительно розовыми цветами через минуту уже зазывно завлекала сотрудников посетить пункт общественного питания.
   В суете Сергей не заметил присутствия собственной жены Ангелины, которая вместе с подругой подкреплялись доселе неведомым мужу блюдом.
   - Сергей Петрович! Идите к нам! - обращение Ангелины заставило инстинктивно вздрогнуть мужа.
   - Угу! - нечленораздельно, но одобрительно промычал слегка, испугавшись любитель перепрятывания редких садовых растений.
   Заместитель директора неуверенно подошел к распираемой от гордости за такого посетителя Нюре с целью заказать что-нибудь на обед.
   - Дайте мне, пожалуйста, такое же блюдо, что моя жена кушает, - весьма сбивчиво и смущенно пролепетал Сергей Петрович.
   - Это куриный стейк в майонезной подливе с овощами и зеленью. Рекомендую, вкусно! Ваша жена еще салат из маринованной капусты брала. Будете? - торжествующе "наседала" Нюра.
   Побагровевший от волнения Сергей Петрович, перед тем, как подсесть к Ангелине за столик, услышал комплементарную фразу, произнесенную буфетчицей почти-что шепотом:
   - Боже! Какой парфюм!.. Какой мужчина!..
   Услышанным словам заместитель директора не придал особого значения, по его мнению, фраза больше относилась к дорогому одеколону, чем к его персоне.
   Для поедания поданного блюда Сергей Петрович понадобилось одновременно вилка для мяса и салата, ложка для подливы и четыре кусочка хлеба для вышеупомянутой смеси майонеза, сладкого перца и толченой зелени. Получив колоссальное удовольствие от съеденного, Сергей Петрович отметил про себя, что в столовой недурственно готовят по весьма приемлемой для обывателя цене - всего один доллар в местной валюте.
   Прошло пару дней, как вдруг заместитель директора почувствовал непреодолимое желание пойти в столовую и заказать такое же блюдо, как и в прошлый раз. Отсутствие Ангелины в столовой и любопытные взгляды праздно обедающих зевак уже никак не смущали и не останавливали замдиректора.
   Заказав вышеупомянутое блюдо, Сергей Петрович хотел было сесть за столик, но душещипательные речи Нюры никак не давали это сделать. Едва дождавшись свой стейк с обильным на сей раз количеством овощей и зелени заместитель директора принялся обедать под неустанным взором Анны Сергеевны. Получив очередное наслаждение от съеденного блюда, Сергей Петрович к своему удивлению пообещал буфетчице чаще заходить на обед. Ровно в полдень следующего дня Сергей Петрович уже уплетал "за обе щеки" очередной куриный стейк.
   Потом наступил весьма длительный период вселенской занятости у замдиректора и обеды в столовой временно прекратились.
   В прошлый четверг около 17:30 заместитель директора имел кратковременную деловую встречу по хозяйственным вопросам с Владиславом Александровичем во дворе своего учреждения. В это же время из столовой вышла Нюра и, увидев беседующих, игриво подошла к Сергею Петровичу со спины, едва коснувшись пальцем его шеи, сказала:
   - Мальчики! Что-то Вы к нам не приходите? Или дорогу забыли?
   Вздрогнувший от прикосновения буфетчицы и опешивший от такого обращения, заместитель директора ничего другого не придумав, растерянно сказал:
   - Завтра! Обязательно зайдем!
   Уставшая Анна Сергеевна по окончании трудовой смены пришла домой. Выпив большую чашку свежезаваренного сладкого чая, женщина уснула под мерный рокот работающего телевизора.
   За две минуты до наступления полночи Нюра проснулась, сбросив с себя абсолютно всю одежду, последовала на кухню. Из холодильника голая женщина извлекла небольшую порцию предварительно заготовленной толченой с солью зелени и маленький флакончик из-под французских духов с притертой пробкой. Всего одной пурпурной капельки "приворотного" зелья было достаточно для приготовления "волшебной" суспензии. Ровно в полночь Анна Сергеевна отправилась на боковую с чувством до конца выполненного долга и мыслью, ласкающую сознание: "Теперь ты будешь моим!"
   На следующий день друзья-товарищи Сергей и Владислав решили завершить предварительно намеченные согласования обедом в столовой. Два куриных стейка и два салата из капусты были поданы увлеченным собеседникам.
   В этот раз стейк показался Сергею Петровичу особенно изысканным. Ничего не подозревающий заместитель директора одобрительно кивнул не отводящей взгляда Нюре в знак благодарности за отменно приготовленное блюдо.
   - Никогда не думал, что может быть так вкусно! Спасибо! - резюмировал Сергей Петрович.
   - Мы еще и не такое способны! - растворяясь в улыбке, парировала буфетчица.
   - До встречи!
   - До скорой встречи! - с пожирающим взглядом ответила Нюра.
   P.S. Анна Сергеевна принялась вожделенно ждать.
   P.P.S К невероятному изумлению Нюры в понедельник утром Владислав Александрович уже находился в буфете и интересовался, готовят ли к обеду внезапно полюбившийся ему куриный стейк с овощами и толченой зеленью.
  
  

Глава 30

БЕДА

Она не приходит одна.

   Года два назад Сергей Петрович был в бане со своим сослуживцем Григорием Васильевичем. Баня была хорошая, располагала к задушевной беседе, разумеется, о здоровье. У "Царя" побаливала спина и это заметил его проницательный собеседник. Банщик Ваня после прогревания в парилочке сделал "Царю" добротный массаж с последующей медово-солевой "маской" на все тело. Отдохнули славно, только, вот, в понедельник Григорий был первым, кто записался у Фаины Филаретовны на прием к заместителю директора.
   "Царь" радостно принял коллегу "по цеху", вернее, "по бане", даже не подозревая, что Гриша принес ему подарок:
   - Корень живопоста. Сделаете спиртовую настойку или, на худой конец, мелко порубите и зальете водой. Это для Вашей спины, но только для массажа, если выпить - отравитесь.
   Далее собеседники коснулись все той же "банной" темы и могли еще долго "болтать" ни о чем, если бы сей диалог не прервала ворвавшаяся в кабинет Фаина Филаретовна:
   - Уж, не задержался ли у Вас Григорий Васильевич?
   Григорий безумно боялся злостную секретаршу, поэтому незамедлительно поспешил удалиться. Пользуясь внезапно возникшим кабинетным замешательством, заместитель директора незаметно от вездесущего она "старой грымзы", умудрился молниеносно спрятать засушенный корень живокоста в верхний ящик стола.
   Через семьсот дней после вышеописанных событий заместитель директора сжимал в руке "смертоносный" корень. Не зная сколько нужно сушеного "зелья" для поллитровой бутылки "самой чистой водки в мире", Сергей Петрович потерянно смотрел на причудливо скрюченный от времени корень, который, по всей видимости, раз и навсегда избавит его владельца от всех бед и невзгод, в том числе и от болей в спине. Нужно было только измельчить задеревеневший "чудо"-корень, но никакой, даже швейцарского качества, нож не смог бы справиться с поставленной задачей. Сергей инстинктивно начал ломать заскорузлый корешок, но последний едва ли разломился на две неравные бесформенные части, да и в самом тонком месте...
   Что же подвинуло руководителя "среднего звена" к такому глупому и неотвратимому шагу? Почему некогда жизнерадостному мужчине вдруг захотелось уйти в мир иной?
   Причиной принятия такого неоправданного решения был недавний разговор Сергея и Ангелины, в результате которого было принято, что через пару недель муж, еще не получивший развода, должен навсегда покинуть семью и, соответственно, загородную "резиденцию", а на его место уже запланировано прибытие новоиспеченного суженого-ряженого Сергея Лаврикова. Внезапно вспыхнувшие летом прошлого года искорки невозможно было затушить, они превратились в негаснущее пламя страсти. Но от этих красивых слов Сергею Петровичу легче не становилось. Предстоял очень деликатный и непростой для отца разговор с Арсением. Не хотелось, чтобы сын подумал, что отец его предал и бросил в силу непонятных для девятилетнего мальчика причин, при этом желательно было не затронуть честь и достоинство его любимой мамы. Еще предстоял нелицеприятный разговор с родителями Ангелины, которым, разумеется, было невдомек, по какой такой безотлагательной причине их любимая дочь почти что с полгода отлучалась в городскую "трешку" по субботам, разуметься с ночевкой. Родителям Ангелины было бы неплохо намекнуть, что Сергей Петрович покидает семью не по собственному желанию, а в силу возникших непредвиденных обстоятельств. Веронику Николаевну нужно будет как-то подготовить к внезапному приезду сына, да еще и с вещами, которых у будущего полувекового юбиляра оказалось не так уж и много.
   Наступившее душевное опустошение угнетало и не давало сил ни о чем другом думать...
   В этот момент на мобильный телефон Сергею Петровичу пришло подряд сразу три сообщения.
   Всегда не вовремя врывающаяся в кабинет секретарша в этот раз была кстати:
   - Фу! Какая гадость! Что это Вы задумали? Выбросите немедленно! - Фаина Филаретовна вырвала одновременно из рук и сознания заместителя директора его греховную попытку уйти из жизни, да еще таким наивным способом.

***

   Влюбленный мужчина вздрогнул от тройного сигнала мобильного телефона, вещающего своему владельцу о входящих сообщениях. Неутешительные весточки от Елизаветы Викторовны были сродни грому среди ясного неба. Волнительная пелена, возникшая перед глазами, не давала сконцентрировать резкость зрения для прочтения весьма важной для абонента информации. За последнюю неделю у семьи Елизаветы Викторовны случился ряд событий, которые легко выстроились в цепочку взаимосвязи.
   Когда начали достраивать комнату для сестры Яны, что само по себе уже является делом хлопотным и весьма ответственным, все вроде было хорошо, но буквально через несколько дней обвалилась внешняя стена дома. Благо, стена рухнула наружу, в этот момент ни в доме, ни возле него никого не было и никто из чад и домочадцев не пострадал, включая собачье-кошачий род. Силами всех домашних и родственников удалось восстановить стену, дело за малым - нужно хоть как-то утеплить и облагородить фасад дома, а для этого, соответственно, нужны капиталовложения и немалые.
   Чудовищное пережитое потрясение сильно ослабило и не без того пошатнувшееся к сорока четырем годам тяжелой жизни здоровье Натальи Федоровны - мамы Лизы. Артрит с артрозом накинулись на переволновавшуюся бедную женщину и не оставили ей никакого выбора, кроме как лечь в клинику для скорейшего выздоровления и немедленного восстановления жизненных сил.
   Предстоящая поездка Лизы в далекую "черничную" Польшу заставила изрядно поволноваться всех членов семьи, в том числе и саму "стажерку".
   Ну, что же, придется пережить и это!
   От этого можно было бы упасть в уныние и опустить руки. Но эти слова и последующие за ними действия никак не относятся к маленькой хрупкой мужественной и самоотверженной девушке, которая, не взирая на свой юный возраст, была, есть и будет стержнем для всей семьи.
   Когда же судьба-злодейка смилуется над Лизой и ниспошлет ей благоденствие и простое человеческое счастье?
   Когда умиротворенно проснувшаяся по утру Елизавета Викторовна будет находиться в относительном спокойствии, созерцая распускающиеся цветы в саду?
   Достаточно ли испытаний для глубоко порядочной, честной и невероятно трудолюбивой девушки?
   А то, не ровен час, так, ведь, можно и потерять веру в торжество справедливости!

***

   В первую субботу второго месяца лета ярко-красная малолитражка, загруженная двумя сумками с вещами, перемещала в пространстве и времени грустного мужчину в стильной соломенной шляпе, который еще сохраняя статус "мужа" и отца, пользовался безвременно действующей привилегией сына, полученной от Вероники Николаевны почти полвека назад. Сергей ехал домой к маме.
   Почти в это же время благополучно прошедшая курс лечения Наталья Федоровна в сопровождении дочерей Лизы и Яны возвращалась из клиники на маршрутном такси домой.
   Беда отступила.
   Лиза попросту ее прогнала.
   P.S. Он знал и верил, что все будет хорошо, даже очень.
   Она верила и знала, что все будет очень даже хорошо.
  
  

Глава 31

ГАЗИРОВКА

Моей маме

посвящается.

   Обустроившись на новом, вернее, на давно забытом старом месте, а сие мероприятие заняло не более часа, Сергей, успокоив Веронику Николаевну, отправил последнюю на дачу, дав клятвенное заверение ничего дурного и предосудительного не делать в ее отсутствие, находясь в гордом одиночестве в родительской "двушке". Сергею хотелось побыть одному, наедине со своими мыслями. Хотелось собрать все дурное в кучу, обвязав веревками тревоги и тоски, со всей силой закинуть этот воз ненужных вещей куда подальше...
   Вероника Николаевна, умываясь слезами, давилась комом, надолго застрявшем у нее в горле. Поездка в сельский домик, находящийся почти что в двух часах езды от мегаполиса, показался ей вечностью.
   Что она сделала не так в своей жизни? Почему ее любимый и единственный, уже сорокадевятилетний сын, занимающий достаточно солидную должность в городской управленческой структуре, весьма уважаемый человек в социуме, пусть не богат, но все же и не голодающий, почему он, именно он, а не кто-то другой, оказался в такой банальной и еще небезвыходной, но уже щекотливой ситуации? Где и когда была допущена роковая ошибка в воспитании или в отношениях? Как ее исправить или может вообще не нужно исправлять? А, главное, не допустить такую же ошибку в будущем. Да, по правде говоря, и будущего то особенно нет.
   Пятьдесят - это звучит уважительно и гордо для мужчины в полном расцвете сил. Каких, к черту, сил? Уже и сил никаких не наблюдается. "Огурцы, помидоры, майонез - он салатик себе делает. Его любимая копченая колбаса и рыбные консервы, сыр, чай, сгущенное молоко, "пепси-кола". Ничего, проживем!.." - ком в горле внезапно рассосался при одном только воспоминании как сын любит сильногазированную минеральную воду. В эту злополучную субботу "Царь" парился как перед смертью. Шутка! Но парился действительно хорошо, "с чувством, толком, расстановкой", даже герой-"мартеновец" Палыч про себя отметил, что "молодежь уже на пятки наступает". После почти трехчасовой банно-релаксационной программы "все включено""Царь" неторопливо шел по городу домой. Любимые улицы и юркие переулки, - все до боли родное и знакомое. Сергей добрался до заветной скамейки на набережной, что-то заставило его остановиться и присесть.
   Это "что-то"- воспоминание об утраченной любви и прошедшей молодости. "Вы свободны! У Вас начинается новая жизнь! Все будет хорошо. Даже очень!"
   Дюжину лет назад Сергей гулял по набережной, ухаживал за Ангелиной. Что-бы хоть как-то ей понравиться, купил за восемь долларов одеколон, на котором была псевдоцепочка с металлизированной бирочкой, и повесил это изделие на ветку деревца, что возле заветной скамейки. Кстати, одеколон тот Ангелине не понравился. "Вонючий какой-то!"
   "Оглянитесь! Она выбрала другого мужчину! А Вы думаете о покупке машины и о строительстве дома! Поживите, хоть немного, для себя!"
   Размеренным шагом Сергей прогуливался по набережной. Через полсотни метров он приметил девушку, одиноко сидящую, видимо, тоже на своей "заветной" скамейке. "Герман Гессе"- профессионального взгляда было достаточно, чтобы разглядеть автора книги, которая явно была приманкой для утраченных иллюзий.
   Это уже было когда-то, почти четверть века назад. Тогда модно было читать окусы Г. Гессе "Степной воли" (или "Сказание о степном волке") и "Игра в бисер". Любой интеллигентный молодой человек просто обязан был прочитать хотя бы эти два произведения
   - Как! Вы не читали Гессе? Фу! Какая "серость"!
   Это восклицание, произнесенное в гостях, на работе, в вагоне поезда, при знакомстве или встрече мужчины и женщины могло сначала незаслуженного высмеять, а затем пригвоздить к стене непонимания и даже изгнать из круга общения любого недальновидного, кто по своему незнанию, наивности или нежеланию быть на острие злободневности не соизволил своевременно добыть в библиотеке журнал то ли "Аврора", то ли "Звезда" и незамедлительно прочитать творения великого Гессе.
   Смуглолицая шатенка почти тридцатилетнего возраста устало курила очередную тонкую сигарету с ароматом вишни. По всему было видно, что творение Германа Гессе она никогда не читала, скорее всего пролистывала несколько первых страниц. Томным и жадным взглядом она встречала и провожала каждого мужчину, находящегося в поле зрения, в ход шли "оханья" и "аханья", показное закатывание глаз, причмокивание губами вперемешку с нервозным заглатыванием вишневого облачка табачного дыма, но самое главное при этом - второпях не взять книгу вверх тормашками.
   Часть театрализованного представления досталась и "Царю".
   - Это мы проходили уже!.. - в ответ не услышанную фразу девушка неожиданно рассмеялась.
   Уставший от субботнего переезда и разомлевший от банных процедур "Царь" впервые за двенадцать лет неторопливо шел домой, а не бежал галопом, чтобы, не дай Бог, не опоздать на пригородный автобус.
   В данном случае особо торопиться было некуда, да и незачем.
   Насладившись вдоволь видами родной, такой далекой и близкой, городской набережной, Сергей Петрович наконец-то вставил ключ в замочную скважину своей пустынной "двушки". Развесив в ванной банную простынь, полотенце и войлочную шапочку с соответствующей надписью, "Царь" зашел на кухню. У обомлевшего Сергея выступили слезы:
   - Не забыла...
   На знакомом от боли кухонном столе мама заботливо оставила сыну двухлитровую бутылку сильногазированной минеральной воды.
   P.S. Двухлитровая бутылка "Пепси-колы" дожидались в холодильнике на славу отбанившегося "Царя".
  
  

Глава 32

"СВОБОДЕН! НАКОНЕЦ-ТО СВОБОДЕН!"


Мартину Лютеру Кингу - борцу за гражданские

праванегритянского народапосвящается.

   Нежданно-нагадано полученная Сергею Петровичу свобода оказалась совершенно невостребованной. Все тот же ритм жизни и привычки, разве что видоизмененный маршрут "дом-работа-дом" стал менее напряженным. Завариваемый в бульйонице грибной суп из пакетика, полукопченая колбаса, хлеб, сильногазированная минеральная вода, чай со сгущенным молоком - вот почти полный суточный рацион уже почти свободного героя нашего повествования, разумеется, не считая обеденной рыбной котлеты или куриного стейка в майонезной подливе с овощами и зеленью, заботливо приправленного буфетчицей Нюрой.
   Задолго до описываемых событий заместитель директора посетил "Ювелирную лавку", где работал его хороший знакомый Виталий Марченко. Суть вопроса сводилась к гравировке подвеса, выполненного из старой монеты из чистого серебра. После истончения монеты остался абсолютно девственный отполированный диск, похожий на махонькое зеркальце. Сергею Петровичу хотелось выгравировать группу крови и резус, но этого показалось ничтожно мало доморощенному сорокадевятилетнему дизайнеру ювелирных украшений, поэтому была предпринята попытка украсить подвес еще и своим идентификационным кодом. Виталий показал образцы гравировки изделий, но все надписи на них были неглубокие, они затирались от времени и трения о тело и одежду, после непродолжительного периода использования изделия гравировки и вовсе сливалась с гладью драгоценного металла. Ничего другого не придумав, Сергей Петрович решил поставить на подвес клеймо, обратившись с такой просьбой к мужу "старой грымзы" Вадиму Анатольевичу, который работал в учреждении механиком. У Вадима наблюдалось непреодолимое желание помочь заместителю директора, разумеется за магарыч, но выбить на медальоне группу крови и резус не представлялось возможным из-за отсутствия специального клейма. С идентификационным кодом та же история из-за большого количества цифр, которые на подвесе явно не вмещались. Магарыч Вадима постепенно начал "таять в воздухе" и незаметно улетучиваться вместе с призрачной надеждой хоть как-то отдохнуть и развеяться в кругу друзей (здесь, читать "подруг"). Заместитель директора и механик, находясь в своих кабинетах, одновременно пребывали в состоянии разочарованности, плавно переходящем в уныние. Сергей Петрович писал на чистом листе бумаги цифры, пытаясь вывести хоть какую-либо "таинственную" и, желательно, каббалистическую закономерность, состоящую из дня, месяца и года своего рождения. В этот момент в кабинет замдиректора без стука ворвался Вадим Анатольевич с клочком промасленной бумаги:
   - Вот! Красиво должно получиться! - механик протянул Сергею Петровичу разработанный "шифр".
   - Вот так совпадение! - резюмировал заместитель директора и добавил, - лучше цифры расположить полукругом.
   Ответ на вопрос, для какой цели нужно было украсить "таинственными" цифрами зеркальный серебряный медальон от заместителя директора так и не последовал. Разве что Фаина Филаретовна иногда слышала тихий, почти нечленораздельный шепот из кабинета:
   - А то найдут меня в канаве... Голого и без документов... То, может хоть медальон опознают... Хотя медальон тоже украдут, он ведь серебряный...
   После подслушанного монолога непосредственного начальника секретарша плевала через левое плечо с одновременным постукиванием по дереву, а за отсутствием последнего, ей приходилось стучать по собственной голове.
   Свобода для Сергея Петровича оказалась слегка обременительным грузом. Разумное объяснение этому состоянию души и тела все же имеется - полученная свобода совпала практически с одиночеством индивидуума, но не в социальном плане, а в личностном. Сергей Петрович в рабочем порядке звонил, отправлял сообщения, назначал нужные и отменял ненужные встречи, требовал решения злободневных вопросов в кратчайшие сроки. Одиночество же импозантного мужчины как сексуального субъекта отходило на второстепенный план из-за полного отсутствия интереса у представительниц противоположного пола по причине того, что до вчерашнего дня Сергей жил в браке с Ангелиной, а сегодня этот статус становиться уже оспариваемым - по документам заместитель директора по-прежнему женат, а фактически на его брачном ложе успешно легализовался молодой и подающий далеко идущие надежды тезка, но об этом знает только очень узкий семейный круг лиц. Ни сотрудники на работе, ни подруги Ангелины и друзья Сергея Петровича не осведомлены о разрыве отношений в самой образцово-показательной семье учреждения. Так что для всех сослуживцев и коллег заместитель директора был женат. Вот, чем объясняется навалившаяся на замдиректора тоскливая свобода.
   Как умно и с пользой для дела воспользоваться тем, что Вам внезапно предложили или подарили?
   Иногда такой нежданный подарок может сильно вскружить голову, еще не окрепшую от осознания мысли, что же, все-таки, произошло.
   Иногда неожиданный подарок, да еще такой хороший или долгожданный, способен серьезно навредить и повергнуть одариваемого в угнетенно-упадническое настроение.
   Сила духа, умиротворенческое спокойствие и анализ происходящего способны противостоять как навалившейся вселенской грусти, так и безудержной радости планетарного масштаба.
   Подаренная свобода, казалось бы, должна решить большинство наболевших за двенадцать лет брака вопросов. Но пока Сергей Петрович не совсем понимал, что ему делать, вернее, совсем не понимал.
   Не волнуйтесь, дорогой читатель, все вышеприведенные умозаключения никак не повлияют на отношения любящего отца с любимым сыном. Смеем Вас заверить, что данный вопрос всегда будет рассматриваться только в положительном ракурсе. Арсений уже взрослый, к тому же, весьма умный мальчишка, сразу все понял, принял как должное и даже не плакал. Данная акция протеста весьма свойственна детям в девятилетнем возрасте.
   P.S. Мужчине в пятьдесят лет начинать все заново сложновато будет, но, все-таки, возможно. Ангелина в свои тридцать восемь, судя по всему, уже давненько начала...
   P.P.S. Сергею Петровичу не хотелось бы воспользоваться свободой в философско-рафинированном виде, судя по эпитафии на могиле Мартина Лютера Кинга.
  
  

Глава 33

"ДВА ГРОША НАДЕЖДЫ"

Елизавете Викторовне

посвящается.

С любовью!

   "Хорошая моя! Красивая моя! Самая добрая и нежная! Волшебница моя! Дорогая моя! Любимая моя!"
   Сколько еще прекрасных слов может сказать влюбленный мужчина! Особенно, если предмет его обожания действительно прекрасная девушка.
   Молодость и физическая красота несомненно являются превалирующими факторами у представительниц противоположного пола, которыми последние умело пользуются в обольстительном марафоне за призрачным счастьем.
   Как уже знает дорогой читатель, самое сексуальное у девушки - это способность к мышлению, желательно к творческому, тобишь креативному. Искренность в отношениях и доброта, преданность и чистота помыслов, бескорыстность - качества, о которых можно только мечтать в сладких снах всех влюбленных. Такое встречается только у старомодных классиков мировой кинорежиссуры, романистов в третьем поколении и закоренелых постановщиков душещипательных театральных пьес. В обычной повседневной жизни общепринятые человеческие категории и чувства уже давно считаются моветоном.
   Трудолюбие, целеустремленность, постоянный поиск, стремление к самосовершенствованию, постоянное получение знаний - с таким багажом можно пробивать себе дорогу в светлое и счастливое будущее. И перед социумом, и перед самим собой стыдно не будет.
   Забота о ближнем, стремление помочь, отдать последние "два гроша надежды", лишь бы спасти любимого человека - разве это не повод для подражания.
   Пусть согласиться дорогой читатель с автором этих строк, но у современной молодежи вышеприведенные постулаты в большинстве случаев попросту ответствуют.
   А что взамен? Деньги, вернее, финансовое обеспечение индивидуума, не желающего ничего делать, потому, что делать то он ничего не может и не умеет. Физические, в том числе, и сексуальные удовольствия, которые, впрочем, никто не отменял, ставится во главу угла, превалируя над здоровым смыслом. Общество погрязло в бесконечной гонке.., у кого-то за должностями, кто-то хочет "утереть нос" завистникам (это, в основном, друзья, подруги, соседи, родственники), у некоторых на уме только путешествия и отдых или нескончаемый ремонт квартир и дачи.
   Напрочь забыты не нами придуманные ценности, лейтмотив которых не позволят уподобляться животным инстинктам в виде гедонических наслаждений и всеобщего социального потребительства.
   "Может, что нужно? Хочу Вам помочь! Вы не голодны? Если ли у Вас деньги? Скажите без стеснений!"
   От услышанных искренних слов голова кругом идет, жить хочется и радоваться жизни каждую секунду!
   С таким человеком никакие трудности не страшны, а не то что там голод и холод.
   Лишение, одиночество и даже смерть становятся ничтожно слабыми перед нею.
   Она - это любовь в первозданном виде, возведенная в ранг самопожертвования.
   Гордости, восхищения и наивысшей похвалы достоин всякий влюбленный и любящий, умеющий так беззаветно любить!
   P.S. Маленькая мужественная и самоотверженная девушка готова была отдать без раздумий и сожалений, все свои кровно заработанные сбережения, чтобы спасти влюбленного мужчину.
  
  

Глава 34

МОЗГИ

Млей бабушке

Антонине Андреевне

посвящается.

   Главный инженер Сельхозтехники районного масштаба Григорий Савельевич Дымов в то злополучное утро отменно позавтракал. Жена Валентина приготовила жаренную картошку и мозги с обильным количеством чеснока. Картошки оказалось почему-то, немного, а вот достаточно жирного и концентрированного блюда было вдоволь - большая глубокая миска, которую Гриша жадно опустошил, не моргнув глазом, обильно приправив весьма сытную как для завтрака закуску крепкой горчицей. В довершении ко всему трапезничающий, закусив сырником, выпил почти литровую кружку домашнего молока.
   Вставая из-за стола, Григорий почувствовал в животе легкое урчание, но особого значения этому физиологическому явлению не предал.
   Денек обещал быть весьма насыщенным событиями и напряженным по хронологии их протекания.
   Следуя почти полувековой традиции во дворе Сельхозтехники Дымов проводил "пятиминутку", давал различные ценные, по его мнению, указания, рассказывал о первоочередных задачах начальникам цехов и мастерам участков хоть и небольшого, но все же ремонтного предприятия. Ораторские способности главного инженера в этот раз не поразили слушателей в полной мере, какое-то чувство то ли нарастающей тревоги, то ли неуверенности в состоянии своего здоровья не давали сельскому Цицерону проявить себя должным образом. Сделав утренний обход рабочих мест ремпредприятия, Дымов не применул посетить туалетную комнату, пусть простит нас достопочтимый читатель, не "по маленькому", а "по большому", которое, действительно оказалось достаточно большим.
   Почувствовал облегчение, главный инженер занялся подписыванием нарядов накладных на запчасти, время от времени согласовывая по телефону с бухгалтерией и техническим отделом правомочность различного рода документов.
   Ближе к полудню Дымов, окончательно разгрузившись с делами, оседлал припаркованный в приемной дорожный велосипед и направился в гости к своей тайной воздыхательнице Дарье Михайловне Евсеевой, работающей воспитательницей в детском саду. Даша была в этот день выходной и по случаю приезда своего любовника изрядно потрудилась на кухне, приготовив внушительное количество блинов. Отобедав на славу блинами и компотом из черной смородины, герой-любовник под нарастающее урачание в своем животе двоекратно посетил уборную, чем поверг в уныние так долго готовившуюся к пылкому свиданию по-сельски сексапильную Дарью, вожделеющую плотских утех.
   - Чем только тебя жена кормит? - негодующе спросила явно недовольная воспитательница детсада.
   - Целую миску мозгов съел, черт бы их побрал! Уже полдня мучаюсь с животом
   - Свои нужно иметь, чтобы перед свиданием наедаться всякой дряни! - вооружившись календарем, Дарья Михайловна уже высчитывала, когда у нее будет следующий выходной для осуществления тайной встречи.
   Кое-как взгромоздившись на велосипед, Григорий взял курс на Дом культуры, попросту, клуб, где в 15:00 должно проходить собрание сельчан с представителями районной администрации. Среди приглашенных были председатель сельского совета Мухина, участковый служитель правопорядка Рыков, главный врач больницы Воскобойников, директор коопторга Крякин и почетный "рыбнадзоравец", небезызвестный читателю майор Хмелев. Не остался без приглашения и Дымов, но в этот раз он, наверное, предпочел бы проигнорировать сие мероприятия по состоянию здоровья. Врожденная ответственность внушила главному инженеру необходимость быть на собрании в обязательном порядке.
   В обязательный порядок вносили свои коррективы мозги, как Вы сами понимаете, с чесноком. Проехав половину дистанции, Гриша почувствовал непреодолимое желание соскочить с велосипеда и уединиться в кустах, но замешкавшись на секунду, велосипедист осознал, что ему нужна еще и вода, желательно в обильном количестве.
   По внутренним ощущениям в его нижнем белье находилась горячая, липкая и зловонная суспензия, имеющая свойство растекаться во всех направлениях, при этом незамедлительно пропитывая верхнюю одежду.
   Главный инженер увидел небольшое строение в десяти шагах, по всей видимости, это была летняя кухня, возле которой красовалась добротная канава, к вящей радости Григория, полная дождевой воды. "Как раз то, что мне нужно! И никто не заметит! Позор то какой на все село! Главный инженер "наложил в штаны"!"
   В нежаркий октябрьский день Григорий Савельевич решил устроить стирку одежды прямо в канаве без использования какого-либо синтетического моющего средства из-за отсутствия последнего с одновременным частичным омовением нижней части спины и ног, разуметься, без мыла.
   За этим занятием его застала хозяйка усадьбы, в том числе и летней кухни, изумленная Антонина Андреевна, чуть раньше вернувшаяся с работы по причине проводимого в клубе собрания.
   - Тетя Нина! Это я, Гриша, - дальше ничего объяснить было не нужно, все и так понятно.
   "Голый по пояс главный инженер Сельхозтехники моется в канаве и стирает трусы, стараясь избавиться от мерзкого запаха. На траве лежат его загаженные брюки. Вот так история! А, ведь, ему идти на собрание!"- размышляя по поводу увиденного, Антонина Андреевна пошла в дом, взяла небольшой брусочек мыла "Цветочное" и початый флакончик одеколона "Розовый пион", в сарае нашла большой лоскут от старой наволочки.
   - Возьми! Смотри, не простудись! Вода уже холодная!
   - Вы только никому не говорите! Люди засмеют! Наелся с утра мозгов с чесноком. Целый день мучаюсь...
   Окончив освежающее купание в канаве и незапланированную стирку нижнего белья и фрагментарно верхней части брюк, главный инженер, заручившись молчанием тети Нины, отблагодарил добродушную женщину десятирублевой купюрой, что по тем временам было очень даже щедро. Антонина Андреевна смущенно взяла деньги со словами
   - Спасибо! Внучек Сережка приедет, будет ему на ситро и кексы.
   Вскочив на своего "железного коня", Дымов без опоздания прибыл на мероприятие. Поспешила на сельское собрание и Антонина Андреевна. "Интересно, что же там будут рассказывать?"
   Поздним вечером Григорий вернулся с собрания в полном изнеможении. Нигде не работающая Валентина устало смотрела телевизор, лежа на кровати:
   - Ты сегодня у Дашки Евсючки был? Мне соседка сказала.
   - Да, а что? У них в "садике" качель прохудилась, нужно будет сварщика прислать на неделе, а то детишкам скучновато, - сухо ответил муж и осекся. У Григория и Валентины детей не было.
   - Смотри у меня! Допрыгаешься! Дашка молодая, еще переманит тебя! Я ей волосы то повыдираю!
   "Хоть бы и переманила! Все же веселее было бы!"
   - Чем это от тебя воняет? - поинтересовалась благоверная.
   - Растворитель новый привезли в малярный цех. С цветочным запахом, случайно на штаны пролил...
   - А то я уже грешным делом подумала... Поужинай, мозги в холодильнике, - почти сквозь сон сказала ревнивая жена.
   "Мне на сегодня мозгов как раз и не хватило!"
   P.S. Бабушка Нина об этой истории никогда никому не рассказывала, разве что перед смертью уже повзрослевшему внуку Сергею. Бабушка и внук сидели возле летней кухни и долго вместе смеялись. Наверное, в последний раз...
  

Глава35

АДАПТАЦИЯ

("ВКЛЮЧАЙ СМЕКАЛКУ! ТЕБЕ НЕ ВЫЖИТЬ!")

   В комнате наряду с запахом "морской" свежести от собственноручно выстиранной белоснежной коттоновой рубашки швейцарского производства присутствовал аромат свежезаваренного дешевого "цейлонского" чая.
   Находясь в гордом одиночестве, пока Вероника Николаевна "отдыхала" на даче, Сергей Петрович учился жить сам, оставаясь при этом в теплых, хороших и добрых отношениях с Арсением и Ангелиной.
   Во вторник, в преддверии Дня рождения мамы, Сергей заготовил все необходимое для праздничного ужина. Впервые в жизни они будут вдвоем, мама и сын. Именинница грозилась к возвращению Сергее с работы приготовить жаренное мясо с луком, небольшой шоколадно-вафельный торт и "Пепси-кола" хоть немного украсят скромную трапезу.
   Сергей думал, что с вынужденным переездом в родительскую "двушку" начнется новая жизнь, ну, не совсем новая, во всяком случае, какая-то другая. За прошедшую неделю новая жизнь никак не начиналась, а вроде как-бы продолжалась предыдущая, разумеется, с перерывом почти в добрую или "чертову" дюжину лет.
   Смеем заметить, что Сергей Петрович хоть немного и привыкший к разносолам домашней кухни, достаточно быстро перестроиться на давно забытый аскетический стиль жизнь, пересмотрев свои взгляды на шницель из парной телятины, сыровяленую колбасу, выдержанные заморские сыры с плесенью и без оной, минеральную воду по одному доллару за три четверти литра, шоколад, конфеты и печенье преимущественно из Бельгии, Франции и Италии. Нет, не то чтобы заместитель директора был против потребления вышеуказанных продуктов, просто в данный промежуток времени глубокоимпортная высококачественная гастрономия и кондитерские изделия стали недоступны герою нашего повествования, хотелось бы верить, что это обстоятельство временное, но как уже знает дорогой читатель, "нет ничего постояннее, чем временное".
   В течение недели, возвращаясь с работы различными маршрутами, Сергей Петрович посетил практически все близлежащие продуктовые супермаркеты, магазины и даже магазинчики на предмет изучения ассортимента предлагаемой продукции и ценовой политики от крупных торговых центров до маленьких киосков. Потенциальным покупателям предлагалось все как и везде - очень хорошие товары имели запредельную цену, а посредственные были все же доступны простым обывателем, но их качество оставляло желать лучшего. Продукты вроде бы и съестные, но иногда совсем не вкусные, а после непродолжительного хранения в домашнем холодильнике и вовсе приобретали несвойственные им привкус, запах и консистенцию. Сергей Петрович выработал для себя "железное" правило - желательно брать товары по приемлемой цене и в небольшом количестве, чтобы хватило на два-три дня, после чего дальнейшее их употребление становиться невозможным из-за ухудшение вкусовых качеств и даже небезопасным вследствие резкого снижения товарных показателей.
   Пусть не подумает достопочтимый читатель, что заместитель директора, попросту, зажрался! Нет, к великой радости последнего этого не произошло. Оказывается, большинство сограждан социума находится на грани выживания.
   Вчера в одном из магазинов Сергей Петрович вожделенно смотрел на уже готовую четырехдолларовую курицу-гриль в отделе кулинарии, чем вызвал неподдельный интерес у продавщицы, первостепенной задачей которой была моментальная реализация только что приготовленной чудо-птицы с аппетитной корочкой.
   Покупатель в соломенной шляпе имел неосторожность пробормотать, что в одиночку почти двухкилограммовую курицу ему не осилить, как тот час "Продавец-консультант Ирина" (о чем свидетельствовала надпись на бейджике) сразу предложила свои услуги по части оказания помощи в решении наболевшего вопроса жаждущего куриного мяса, мужчина разумеется, со всеми вытекающими последствиями. Наивный и еще не приспособившийся самостоятельной жизни Сергей Петрович выбежал из магазина как ошпаренный.
   "Включай смекалку! Тебе не выжить!"
  
  

Глава 36

СОСЕДИ

("РЫЖЕНЬКАЯ БЕСТИЯ!")

   Давече вселившийся одинокий пятидесятилетний сосед из квартиры N137 почти неделю боролся с одиночеством, особо остро ощущаемого долгими и жаркими летними вечерами и сорокавосьмичасовым мучительным марафоном в виде выходных. Мужчиной были предприняты почти все попытки посещения возможных мест как для скоропалительного, так и для "долгоиграющего" знакомства с достойными, по его мнению, представительницами противоположного пола. Для претворения намеченных планов в жизнь сосед-одиночка исследовал на предмет наличия потенциальных "жриц любви" близлежащие скверы, окраину Центрального парка культуры и отдыха -ринуться вглубь зеленых насаждений духу не хватило, при этом были также охвачены различные магазины и два вокзала - Центральный автовокзал и небольшой железнодорожный. При этом за семь дней безуспешной беготни так никто на озабоченного "ловеласа" и "не клюнул". Оставив на время нашего вожделеющего любви соседа и позволим уяснить некоторые аспекты, возникающие на почве отношения мужчин и женщин.
   Не задумывался ли достопочтимый читатель, в данном случае мужского пола, над весьма распространенным в социуме, почти-что парадоксальным явлением: почему "королева красоты", как-бы Вы не старались, в постели "холодна до безобразия", а ничем не привлекательная "серая мышка" может заставить Вас пересмотреть взгляды на сексуальные отношения в целом, при этом Вам будет еще и приятно это сделать. Нет, сие наблюдение и последующие за ним умозаключения никак не распространяется на всех индивидуумов социума, но все же имеет место в определенном и немалом процентном соотношении между "холодными" красавицами и "раскрепощенными до умопомрачения" скромницами. У автора этих строк есть одна мысль, но она не является превалирующей, причем мнение автора может не совпадать с мнением дорогого читателя: на наш взгляд "холодность" "королевы красоты" объясняется напускной статусностью последней, мол, "люби меня такой, какая я есть и радуйся тому, что я такая "распрекрасная" тебе досталась"; что же касается "неуемней раскрепощенности" нетитулованных гражданок - так здесь вроде бы все просто: "ты мой навеки и хочу, чтобы я была у тебя единственной и неповторимой
   К концу недельного пробега по "злачным" местам мужчина из квартиры N137 окончательно сжился с мыслью о неумолимо наступающем кризисе среднего возраста: все, вроде, и хорошо, а счастья нет и, что самое печальное, не предвидится.
   Надеемся, дорогому читателю понятно, что речь идет не о пресыщении сексуальными утехами, а всего лишь навсего, о непосредственности человеческого общения.
   Воскресным вечером безутешный сосед из стотретьей стоял на лестничном марше между седьмым и восьмым этажом, выкуривая очередную сигарету, ритуально завершая выходные очередной трудовой недели многозначительным и безучастным:
   - Эх!..
   Автоматическое открывание дверей лифта заставило беспечно курящего мужчину вздрогнуть - из кабинки вышла молодая рыжеволосая женщина и направилась в квартиру N138.
   "Ух ты!.." - эта мысль ненадолго задержалась у обомлевшего на секунду соседа. Не успела дверь с N138 поглотить хозяйку квартиры, как тотчас опять распахнулась. К неописуемому удивлению курца "со стажем" слегка склонная к полноте миловидная соседка по-свойски и слегка застенчиво предложила:
   - Покурим вместе?!
   На первой минуте совместного поглощения дыма произошло "шапочное" знакомство пятидесятилетнего мужчины и сорокачетырехлетней женщины.
   Вторая минута была посвящена разговору о том, как тяжело трудовому человеку уснуть в жаркой летней ночи.
   На третьей минуте соседям пришлось закурить по второй сигарете, чтобы как-то привести в порядок свои мысли и чувства.
   Четвертая была минутой тягостного молчания, которую отважилась нарушить пышногрудая соседка легким и неловким прикосновением, почему-то, к животу обитателя квартиры N137 со словами, которых последний от возникшего волнения явно не расслышал:
   - Ты зайдешь ко мне?
   - Да, уж, - сразу инстинктивно последовал утвердительный ответ.
   В начале пятой минуты сосед и соседка за едва успевшей захлопнуться дверью N138, срывая одежду друг с друга прямо в прихожей, жадно обменивались весьма страстными объятиями и горячими поцелуями...
   Приблизительно через полчаса дверь N138 беззвучно проводила нежданного, но такого желанного гостя, передав последнего своей "сестренке" N137.
   Сосед, еще тридцать пять минут назад считавший себя "никому не нужным горемыкой", дав достойный отпор одиночеству, умиротворенно возлежал на диване.
   Соседка, еще тридцать пять минут назад даже не мечтала о "такой" непосредственности человеческого общения, принимая во внимание молниеносность происшедшего.
   Закрыв глаза, "рыженькая бестия" томно нежилась в постели, терзаясь мыслю, что в следующий раз нужно обязательно познакомиться поближе с соседом из квартиры N138 и спросить его имя. "Обязательно спрошу!" - с этой жизнеутверждающей мыслью рыжеволосая "жрица любви" уснула.
   P.S. Сосед из квартиры N137 полночи не мог сомкнуть глаз из-за захлестнувшего его разум наваждения: "Рыженькая бестия!"
   P.P.S Рыженькая "жрица любви" из квартиры N138 почти неделю безрезультатно просидела на скамейке, что на городской Набережной, в томительном ожидании своего суженного-ряженного и, находясь в смятении чувств, плавно переходящего в отчаяние, воскресным вечером вернулась домой раньше обычного...
  
  

Глава 37

ДВА СЕРГЕЯ

Ростиславу посвящается.

   Ранним утром 12 июля день обещал быть знойным. Не принимая во внимания неумолимо надвигающуюся жару, домашние принялись готовить праздничный обед по случаю Дня рождения Ростислава.
   Получив традиционные подарки, - блок любимых сигарет, бальзам после бритья и дезодорант для тела, умиротворенный Ростислав по обыкновению вышел во двор и обосновался возле гаража с чашкой крепкого кофе для совершения почти-что философского ритуала табакокурения.
   Сергей пошел в "дровишник" за предварительно заготовленными и предусмотрительно высушенными поленьями плодовых деревьев - яблоня, груша, вишня, слива, абрикос, нектарин, персик, черешня - все сгодиться для предстоящего шашлыка.
   Добродушный Ростислав, насладившись кофе "под сигарету", со знанием дела начал "помогать" Сергею. Помощь заключалась в том, что из нескольких вязанок дров нужно было выбрать поленца с приметно одинаковыми геометрическими размерами, а большие и особо сучковатые Ростик искусно "доводил до кондиции" с помощью топорика бельгийского производства, сдабривая сие действо умозаключениями шутнического характера.
   Всенепременная семейная традиция не нарушалась - шашлык предпочтительно из свиного ошейка обязательно должен украсить стол именинника.
   Пока еще палящий зной окончательно не разбушевался, Ростислав нарубил щепок и разжег мангал. Немногословный Ростик все делал "с толком", а Сергею только и оставалось, что "быть на подхвате". В будущем известный соусмен Арсений начал свое колдовство с индийскими травами, кайенским перцем, паприкой, солью и кетчупом, не забывая при этом добавлять винный уксус со смесью семи видов достаточно острых приправ.
   Для автора этих строк, да и для всей семьи до сих пор остается загадкой, как же все-таки девятилетнему Арсению, не знающему истинной ценности и кулинарных достоинств используемых ингредиентов, по наитию удается готовить отменнейший соус, при этом всего два раза снимая пробу, - предварительную и, при необходимости корректировки остроты, окончательную. Волшебство какое-то, да и только.
   У Ростислава всегда получался отличный шашлык, для этого он заботливо подготавливал "жаркие" угли, при этом у мангала подкуривал очередную сигарету только от тлеющего поленца, и в этот раз он не изменил своей старой привычке. Сергей же подкуривал только от безотказной зажигалки американского производства - здесь мы предоставим дорогому читателю право безошибочно угадать название известного торгового дома, выпускающего самые надежные бензиновые зажигалки в мире.
   Обмениваясь всего "парой фраз", Сергей и Ростик понимали друг друга с полуслова - за долгие двенадцать, а то и тринадцать лет жизни Сергея в семье выработанный алгоритм общения был весьма лаконичный во избежание использования "лишних и никому не нужных слов".
   Солнце в зените - шашлык как раз подоспел.
   Сергей заворожено смотрел на угли догорающего костра.
   - Ростик! Сережа! Садитесь за стол! - голос Ангелины заставил Сергея оторвать взгляд от волшебного зрелища, ласкающего душу "великого" писателя, Ростислав, в свою очередь, поспешил докурить сигарету.
   По обыкновению, Ростик налил Сергею в стакан "Пепси-колы", Ангелина с тещей планировали выпить по бокалу белого венгерского вина трехлетней выдержки, тесть с опаской посматривал на три четверти литра "самой чистой водки в мире".
   Тесть хотел было наполнить рюмку именинника "огненной водой", но к несказанному удивлению всей семьи получил неожиданный отказ:
   - Пап... Спасибо! Я не буду! Отпил свое! - и Ростислав отдал предпочтение "Пепси-коле".
   Сергей Петрович вздрогнул. В полдень 12 июля заместитель директора находился в своем кабинете. Осознавая трагедию прошедшего четыре с половиной месяца назад с Ростиславом, мозг почти пятидесятилетнего мужчины отказывался воспринимать некоторые взаимоисключающие обстоятельства: именинник хоть никак и не мог готовить шашлык в свой День рождения, но все же продолжал жить в сознании и памяти тех, кто его беззаветно любил; Сергей Петрович уже неделю как проживал в квартире своей мамы Вероники Николаевны; в этот день семья будет поминать Ростислава его любимым шашлыком, который, к сожалению для Сергея Петровича, будет готовить новоиспеченный "костропал" Сергей Лавриков.
   - Опять "Пепси-колу" пьете! Я же Вам запретила! - мерзкий и слегка заискивающий тон Фаины Филаретовны заставил владельца кабинета окончательно прийти в себя.
   На столе у Сергея Петровича стоял стакан, до краев наполненный его любимым напитком детства. Мириады пузырьков газа подпрыгивали над стаканами в неистовом танце...
   P.S. Накануне и в этот день Сергей Петрович "Пепси-колу" не покупал.
   P.P.S. По прошествии непродолжительного времени после смерти Ростислава заместитель директора счел своим долгом, который совпадал с душевной потребностью, заказать у мастеров своего учреждения двухсотдолларовую оградку.
   Будущий директор тогда еще не знал, что устанавливать оградку ему не придется. Судьба-злодейка предоставила это право Сергею Юрьевичу Лаврикову.
   К незавидному положению Ростислава добавилось еще и крайнее беспокойство, вызванное появлением бригадира колодязекопателей рядом с любимой сестрой Ангелиной.
  
  

Глава 38

ЗЕРКАЛО

Сергею Петровичу

посвящается.

   В воскресенье вечером Сергей зашел в ванную комнату и по обыкновению посмотрел в зеркало. В освещении маленького софита ему ответило мутным взглядом слегка осунувшееся безрадостное лицо некогда красивого импозантного мужчины. Сергей не сразу понял, что произошло, почему его второе "Я" стало таким "серым" и нереспектабельным. Что-бы хоть как-то исправить ошибку в отражающей способности посеребренного с тыльной стороны старого куска стекла, Сергей начал гримасничать, "надувать щеки", шевелить бровями и даже ушами.
   Мастерски выполненные "мимические" упражнения усугубили и без того жалкое "изображение" "зазеркального" Сергея.
   Пятидесятилетний мужчина, никак не ожидая такого поворота событий, внезапно исказился в лице и заплакал, от чего зеркальное "зрелище" стало еще более удручающим. "Почему я так одинок? Почему стал некрасив? Почему жизнь так по-дурацки распорядилась? Что меня ждет? Невзрачное житие-бытие в безызвестности? Жить или доживать? В пятьдесят то лет. В чем заключается радость жизни, куда подевалось искрометное чувство юмора, смех, улыбки, твердая жизнеутверждающая позиция, уверенность в завтрашнем дне?"
   Второе "Я" никак не хотело сдаваться и "подливало масло в огонь": "Чего ты хотел в свои то полсотни лет? Посмотри на себя! Живот вырос, похудеть не мешало бы, обрюзг и постарел! Весь в работе, как будто Земля перестанет вращаться, если ты в кабинете не будешь в 8:00. Когда жену последний раз в ресторан или в театр приглашал? То денег нет, то времени. Ах, да, жены уже у тебя нет, вернее, она живет с бригадиром колодязекопателей... А с сыном когда в зоопарк или в цирк ездил? Уже не помнишь? На речку или в лес? Все некогда тебе было. На велосипедах, когда последний раз катался всей семьей? Два года назад? То нога у тебя болит, то спина. Допрыгался! Вот, и нашли тебе замену, его, кстати, тоже Сережа зовут!"
   От услышанного из "зазеркалья" слов Сергей остолбенел: "Вот это довел себя истерикой!.."
   Посетитель ванной комнаты наспех умылся прохладной водой и промокнул лицо абсолютно новым, пахнущим свежестью, махровым полотенцем. Нездоровый румянец постепенно улетучился вместе с крупными каплями слез. "Разрыдался как баба!"
   "Жаль, что так вышло! Очень жаль безвозвратно ушедших долгих лет жизни и никем не оцененных стараний в стремлении к достижению цели! Только какой цели? Комфортных условий жизнедеятельности семьи? Да уже и семьи то никакой нет! Сердце Ангелины принадлежит другому Сергею, с которым и Арсений уже успел подружиться."
   Надежно вмурованное в стену сорок четыре года назад отцом Петром Георгиевичем зеркало задумчиво ответило: "Помнишь, ты спрашивал, без чего нельзя прожить на свете? Ответ ты и сам знаешь! Без любви жизнь очень тяжело назвать жизнью! Просто любить нужно по-настоящему!.. А это не каждому подвластно!"
   "Серое" изображение разговорившего с самим собой Сергея начало приобретать четкие естественные очертания.
   Окончательно успокоившись, слегка "похорошевший" мужчина вышел из ванной комнаты. Тот, кто охотно давал советы нуждающимся, будучи в статусе "великого" психоаналитика, неожиданно получил исчерпывающие ответы на мучившие его вопросы то ли от обычного зеркала в ванной комнате, то ли от самого себя.
   P.S. "Просто любить нужно по-настоящему!" - с этой всепобеждающей мыслью влюбленный мужчина безмятежно уснул.
  
  

Глава 39

ШЛАНГ ВЫСОКОГО ДАВЛЕНИЯ

   Жарким летним вечером после работы Сергей, уставший и слегка удрученный, пришел домой в бедную пустынную квартиру. Благоверная Ирина ждала его, но к ужину ничего не приготовила не потому, что не хотела, а из-за отсутствия в холодильнике продуктов априори. Беспросветная бедность семейного дуэта незримо подталкивала к пропасти забвения. На этой почве обильно проросло и успешно развивалось стремительное пристрастие к алкоголю, чтобы хоть как-то скрасить свое низменное существование.
   В 17:00 было принято безапелляционное решение отправить главу семьи за водкой или, на худой конец, за самогоном. Для будущей бартерной сделки Ира выдала Сергею почти новое махровое полотенце и простыню.
   Сергей еще долго бы слонялся по микрорайону в поисках "огненной воды", если бы около 19:00 не повстречал практически возле своего дома двух девушек-единомышленниц в данном вопросе, озабоченных такой же прагматичной целью - раздобыть во что бы то ни стало горячительный напиток.
   Вскоре был найден "сердобольный" торговец "живой водой", охотно совершивший обмен полотенца и простынки Сергея на две бутылки самогона, а у Жанны - так звали черноволосую девушку с хорошей фигурой и чудовищной алкогольной зависимостью - "добрый" старик позаимствовал почти что целую сумку огурцов и помидоров, выдав взамен три четверти литра вонючей и одновременно такой желанной жидкости к несказанной радости подруги Жанны, имя которой история умалчивает - это были ее пожитки с дачного участка.
   В 20:00 бравирующая троица уже направлялась к Жанне на квартиру, что была в доме N103, перпендикулярно стоящем к дому N37, где и обитал герой нашего повествования со своей первой женой Ириной.
   Недолго думая, Сергей спрятал одну бутылку самогона под кустом китайской розы, что возле лавочки у своего третьего подъезда, а со второй бутылкой пошел в гости к девчатам, принимая во внимания соблюдения правила хорошего тона. В знак благодарности с Жанной и ее подругой нужно было обязательно "обмыть" удачный "бартер". В 22:00 в неизвестном даже автору этих строк подъезде, на девятом этаже дома N103 бушевало безудержное веселье, которое ровно через час сошло на "нет". Шутки-прибаутки внезапно закончились вместе с всеобщим самогоном и остатками огурцов, после чего трио решило разделиться на индивидуальные сегменты. Подруга, оказавшись соседкой Жанны, пошла домой спать, а Сергей, недолго думая, вежливо распрощавшись с "гостеприимной" хозяйкой, "сделал ноги". Лифт в подъезде почему-то перестал работать и Сергей пошел пешком. Этажом ниже он повстречал плотного мужчину в кепке, который тяжело поднимался по лестнице. Особо не раздумывая, к кому в столь поздний час направлялся незнакомец, Сергей ускорил процесс ретирования, выбежав из подъезда чужого дома, быстро направился к своему.
   В 23:15 на лавочке у третьего подъезда дома N37 в темноте одиноко сидела махонькая девушка. Услышав шум знакомых шагов, она сквозь слезы тихо спросила:
   - Ну, где ты был? Я думала, что с тобой что-то случилось!
   - Прости! Зашел в гости. Пойдем домой! Не плачь! - с этими словами Сергей извлек из-под куста гибискуса припрятанную бутылку самогона.
   В полночь совсем пьяный Сергей и слегка выпившая Ира счастливо и с верой в светлое будущее легли спать под аккомпанемент душераздирающих воплей из соседнего дома.
   За два дня до описываемых событий сельский житель Степан, будучи по делам на окраине мегаполиса, имел часть познакомиться на "стихийно" возникшем рынке прямо на трамвайной остановке с красивой смуглянкой по имени Жанна. Девушка, судя по всему, успешно реализовывала огурцы и помидоры. Перебросившись "парой фраз", Жанна пригласила симпатичного весельчака в гости, назвала адрес, не придав этому особого значения. Степан хорошо запомнил "местоположение" будущей "пассии" и последующий день провел в серьезной борьбе с самим собой: "Ехать в гости или не ехать?"
   К концу второго дня физическое влечение к сексапильной продавщице овощей взяло верх под здравым смыслом и, предусмотрительно заготовив бутылку водки, потенциальный "искатель" сексуальных утех из поселка отправился по указанному городскому адресу, по дороге, не забыв "принять на грудь для храбрости".
   В 23:10 Степан на восьмом этаже неизвестного подъезда дома N103 встретил спускающегося по лестнице слегка выпившего молодого человека, не придав этому обстоятельству особого значение.
   В 23:15 весьма удивленная Жанна и робеющий Степан уже выпивали на кухне за "случайное знакомство", которое к всеобщей радости обоих планировалось закончиться бурным романом "со всеми вытекающими последствиями".
   В 23:30 осоловевший Степан начал претворять в жизнь план обольщения Жанны, разгоряченной от водки и изнемогающей от все нарастающего влечения к маскулинному мужчине.
   За пятнадцать минут до полуночи абсолютно нагие "любовники" полностью отдавались друг другу, устроив безудержную гонку за неземными наслаждениями. Через одну минуту полет их сексуальных фантазий был прерван неожиданным звонком в дверь
   Голая черноволосая "бестия" прямо-таки "ахнула". Визитерами в столь поздний час оказались бывший муж Жора, не так давно освободившийся из мест лишения свободы за изнасилование несовершеннолетней, и его закадычный друг Юрец, с малых лет периодически посещавший тюремные пенаты.
   Разговор между слегка смущенным и полностью обнаженным Степаном и тандемом Жора - Юрец не заладился с первых же слов, не смотря на наличие у полуночных гостей двух бутылок водки, содержимое которых улетучивалось с невероятным ускорением, с таким же ускорением нарастала невесть откуда появившаяся глубокая неприязнь незваных гостей к новоиспеченному горе-"любовнику", при этом у последнего заметно усиливалась дрожь в коленях.
   Ровно в полночь два небритых "саблезубых тигра" с остервенелой жестокостью набросились на беззащитного "румяного поросенка".
   Такого поворота событий жители дома N103 никак не ожидали.
   В процессе неистового спарринга по версии "двое против одного" победила изворотливость сельчанина, который в полуобморочном состоянии "добрался" до двери и поспешил восвояси, находясь практически в полуобнаженном виде.
   "Эх, Жанна, Жанна! Что же ты наделала!.."
   Не будем кривить душой перед дорогим читателем, если справедливо заметим, что Жанночке тоже досталось изрядное количество "комплиментов".
   В течение последующей недели Степан, "зализывая раны", вынашивал план "ответного удара". Для этой цели параллельно с аптекарскими примочками бравый мужчина подбирал "оружие возмездия" и, ничего другого не придумав, вооружился прочным шлангом высокого давления с гидросистемы мощного трактора с "ломающейся" рамой - попросту, взял в мастерской никому не нужный старенький шланг. Отличительной особенностью конструкции данной запчасти трактора является наличие металлических наконечников на обоих концах гуттаперчевого трубопровода.
   В ближайший выходной Степан Анатольевич отправился в мегаполис для осуществление своей мечты, а именно на "пятачок"-базарчик у дома N103. Двух "тертых калачей"опытный взгляд бывшего пограничника определил всего за несколько секунд.
   - Привет, Юрец! - в это мгновение шланг высокого давления был извлечен из пакета. Ребра Юрия "заиграли" почти что как детская трещотка. Доставив неизгладимое "удовольствие"Юрцу, Степан переключился на Жору:
   - Здорово, брательник!
   От ужаса Жора застыл в оцепенении, а от боли начал кричать так, что соседи близлежащих домов взмолились о пощаде.
   Операция по наказанию обидчиков была проведена качественно и в кратчайшие сроки. Все торговцы базарчика, в том числе и Жанночка, не проронили ни слова по поводу происшедшего. "Так им и надо! Получили по заслугам!"- общая мысль коллективного разума продавцов и покупателей еще долгое время витала над "пятачком".
   С чувством до конца выполненного долга Степан положил "боевой" шланга обратно в пакет и спокойно поспел в подошедший трамвай, который благополучно доставил "поездника" на автобусную остановку. На маршрутном такси "миротворец"быстро добрался до поселка.
   Жора и Юрец беззвучно принялись "зализывать раны", теперь очередь добралась и до них.
   По дороге домой Степа как-бы невзначай зашел в мастерскую и положил на место шланг высокого давления, временного отсутствия которого никто так и не заметил.
   Недели через две Сергей, покупая водку в одном из киосков на "пятачке", услышал от продавцов жуткую историю о том, как распоясавшийся жестокий "бандит-гастролер" зверски избил двух местных ни в чем не повинных жителей микрорайона, которые всего-то на всего зашли в гости к Жанночке...
   P.S. Рассказ о своих похождениях почти двадцатилетней давности поведал как-то Степан Анатольевич на автобусной остановке, в тот момент Сергей Петрович не подал вида, что был практически негласным действующим лицом в первом акте весьма поучительной истории.
  

Глава 40

ВПЕРВЫЕ...

   Впервые Сергей Петрович субботним утром, не торопясь,шел в баню пешком по родным улицам города.
   Впервые безмятежно парился и размеренно делал процедуры. Нет, не то чтобы до этого "релаксмен" выполнял вышеперечисленное впопыхах, но некоторое напряжение по времени все же наблюдалось.
   Впервые "банящийся" отважился заглянуть в "закусочную" под открытым небом с зазывающе-манящим всей красотой и загадочностью Востока названием "Шаурма". Заместитель директора раньше довольствовался только не щадящим душу и тело аппетитными запахами чудесного блюда, судя по приписке, сделанной оранжевым фломастером, "по-узбекски". В этот же раз Сергей Петрович позволил себе раскошелиться почти аж на целых два доллара в местной валюте, получив взамен огромный подрумяненный лаваш, завернутый в "трубочку", с невероятной по разноплановости состава, обильно сдобренной смесью майонеза и кетчупа начинкой, включающей запеченное на вертикальном вертеле мясо, маринованную капусту, поджаренную картошку с грибами и морковкой, болгарский перец, лук и известные только шеф-повару данного заведения ингредиенты, придающими изделию особую пикантность.
   Сергей Петрович не знал истинного рецепта приготовления шаурмы, поэтому, на свой страх и риск полностью, доверившись шеф-повару, с невероятным удовольствием впервые поглощал сей продукт в сочетании и "Пепси-колой".
   Неописуемое наслаждение сытной шаурмой-"ассорти" вскоре перенесло Сергея почти на четверть века назад именно на эту скамейку...
   В тот день Сергей получил свою крошечную аспирантскую стипендию за два месяца вперед и, предварительно договорившись со знакомым спекулентом, купил Ирине темно-коричневые шнурованные ботинки итальянского производства с опушкой из якобы бельечего меха. Больно было смотреть, как в осеннюю погоду старенькие польские полусапожки с треснувшей подошвой не выдерживали натиск надвигающегося ненастья. Сергей неоднократно смазывал обильной порцией хорошего "заводского" полимерного клея зияющую трещину, но последняя к концу дня обязательно давала о себе знать.
   Ира несказанно обрадовалась покупке новых ботинок, которые даже без примерки явно были ее размера, и в одночасье насторожено огорчилась:
   - Как же мы жить будем два месяца без денег?
   На этот счет последовал весьма жизнеутверждающий ответ:
   - Ничего, проживем! Продадим что-нибудь на базаре, моя мама все равно немного денег передаст, сдадим бутылки, а там, глядишь, и опять стипендия... Да и ты скоро зарплату получишь... Мне главное, чтобы у тебя ноги каждый день не мокрые были... Не хочу, чтобы ты болела...
   Немного успокоившись, аспирантско-инженерный дуэт принял решение "обмыть" покупку, сделав заказ в заведении "Хот-дог", что тогда открылось на том же самом месте, что и нынешняя "Шаурма". Гигантский "гамбургер", приготовленный из вдоль разрезанного батона с начинкой из поджаренного мяса с обильным количеством маринованного лука, оказался, превосходным на вкус. В дополнение к диковинному кулинарному изделию была куплена бутылка недорогой, но очень крепкой рисовой водки неизвестного происхождения. Этикетка, свидетельствовшая о подлинности напитка, изобиловала иероглифами, о значении которых употребляющему спиртное приходилось догадываться самостоятельно, как правило, в процессе поглощения содержимого бутылки.
   Впервые двадцать пять лет назад Сергей отведал пресловутое подобие местного "гамбургера" в сочетании с весьма специфическим спиртным напитком. Тогда это было неосуществимой мечтой...
   Прохожим могло показаться странным, почему сидящий на скамейке под тенью деревьев солидный мужчина, аппетитного "уплетает за обе щеки""чисто узбекский продукт" со слезами на глазах.
   Неделю назад заместитель директора посетил два недорогих, но брендовых магазина - мужской одежды и обувный, где беспрепятственно оставил "всего-навсего" каких-то двести пятьдесят долларов за хорошие летние туфли зеленого цвета и весьма стильную ярко-красную бейсболку с изображением "гавайских мотивов", после чего всю последующую неделю находился в постоянном поиске носков сорок третьего размера всенепременно темно-зеленого цвета.
   Неоднократно поставленный вопрос интеллигентного покупателя к продавщицам отделов мужской галантереи в большинстве магазинов насчет наличия носков темно-зеленого цвета вызывал легкое недоумение, плавно переходящее в истерический смех, получается, что в огромном мегаполисе затруднительно сделать надлежащее приобретение.
   Подкрепившись шаурмой, Сергей Петрович засобирался домой, тем паче, это мероприятие ускорило невесть откуда набежавшее дождевое облако. Весьма предусмотрительный Сергей Петрович в этот раз даже обрадовался отсутствию зонта.
   Излюбленным маршрутом импозантный мужчина впервые направился домой под дождем.
   Впервые Сергей Петрович по-настоящему почувствовал одиночество. К сожалению, в этом ему никто не воспрепятствовал.
   P.S. За полкилометра до дома изрядно промокший "пилигрим" инстинктивно зашел в магазин дешевой одежды. К своему удивлению всего за четверть доллара в местной валюте на витрине красовались носки темно-зеленого цвета с надписью на целлофановом пакетике "43-44".
   Впервые Сергей Петрович непроизвольно рассмеялся...
   P.P.S. Поздно вечером, находясь в гордом одиночестве в пустой квартире, Сергей никак не мог уснуть.
   Вероника Николаевна "колдовала" на даче с кабанчиками.
   "Рыженькая" бестия то ли проскользнула в квартиру N138 незамеченной, то ли вовсе приходить домой не собиралась.
   Доносящаяся из летнего кафе "живая" музыка в сочетании с радостными криками празднующих усугубляла и без того незавидное состояние души одинокого мужчины.
   Впервые Сергей заплакал "в подушку"...
  
  

Глава 41

"ГАДИНА"

   Рыженькая "бестия" из квартиры N138 не на шутку увлекалась вновь прибывшим соседом. На этой благодатной ниве можно было бы взрастить весьма неплохие "дружные" всходы сексуальных отношений, но, как бывает в подобных случаях, поведение человека в состоянии, близком к влюбленности, становиться непредсказуемым.
   Мимолетное и радостное возбуждение от встречи с новым человеком теоретически должно перерасти в постоянное чувство стабильного вожделения, на практике же рыженькая "бестия""пошла по наклонной". Превалирующим значением в данном вопросе стало систематическое увлечение спиртными напитками, причем каждый последующий "сеанс" употребления становился продолжительнее предыдущего, количественный же фактор также имел функцию неумолимого возрастания.
   Назревает вопрос, что же движет человеком в данной ситуации? Боязнь несоответствия партнеру в психо-эмоциональном или интеллектуальном общении? Так этого можно избежать, достаточно ежедневно работать над собой, набираться "ума-разума", читать книги, узнавая новое, учиться анализировать, расширяя круг общения, обновлять и увеличивать словарный запас, полностью изменить манеру поведения, исключив при этом низменные привычки - нет, "ломать" себя не нужно, при этом может пострадать Ваше эгоцентричное начало в виде второго "Я" (на самом то деле оно является первым), но все же желательно постараться стать лучше, интереснее, что ли, в первую очередь для самого себя и для Вашего партнера в частности.
   В течении двух недель соседка набирала неистовые "обороты" по части "прикладывания" к бутылке. "Заводской" коньяк и такая же по качеству "заводская" водка, сделали свое "грязное" дело. За временной бравирующей сущностью человека прячется одинокая, пугливая, неуверенная в себе, а иногда жалкая и совершенно беспомощная натура.
   К концу второй недели, "допившись до ручки", соседка уже была не в состоянии выйти на работу. Кое-как собрав "волю в кулак", а "мысли в кучу", не на шутку "занемогшая" позвонила заведующей с просьбой организовать замену на работе по причине внезапно вспыхнувшей "болезни". Заведующая безошибочно определила симптомы сего недуга, вежливо предупредив "провинившуюся":
   - Чтобы это было в последний раз!
   В течении года такие "последние" разы повторились с определенной периодичностью, разумеется, с заметной тенденцией уменьшения интервала между предыдущим и последующим. Трясущимися руками "златовласка" попыталась сделать себе укол "известного только ей препарата", чтобы хоть как-то облегчить страдание, связанные с "входом из запоя". Наевшись "до отвала" порошков и наглотавшись "гадких" таблеток, ближайшие семьдесят два часа больная женщина будет предоставлена самой себе. Единственное ее желание - "выжить".
   Жуткие кошмарные сны сменились приступами тошноты и рвоты. Крупные капли пота выделяло измученное алкоголем тело. "Дикая" слабость пленила и без того беспомощную плоть.
   Почему так глупо человек распоряжается своей жизнью? Почему никчемность существования превалирует над востребованностью в социуме?
   На третий день к подающей признаки жизни "златовласке" приехал с "дружеским визитом" бойфренд, но увидев плачевное состояние здоровья загулявшей "пассии", разразился "громом и молнией" негодования по поводу очередного акта "неповиновения".
   - Гадина! Сколько можно пить?! Уже сил никаких нет!
   - Не буду! Больше не буду! Это был последний раз!
   Немного угомонившись, любовники молча поужинали, после чего легли спать.
   "Вроде помирились. До следующего раза!" - проскользнувшая мысль соседа из сто тридцать седьмой никак не придавала уверенности в окончательном разрешении данного вопроса.
   P.S. На следующий день под покровом темноты рыженькая "бестия" попыталась проникнуть незамеченной в свое убежище. Сие действо было выполнено практически безукоризненно, если не считать едва ли уловимого для человеческого уха повязгивания чего-то стеклянного.
   "Одна звенеть не будет, а две звенят не так!"
  
  

Глава 42

ПЕТР АНАТОЛЬЕВИЧ

   Почти семидесятилетний неухоженно-неопрятный мужчина был похож на неандертальца, волосы которого не видели шампуня и расчески априори. Рубашка с коротким рукавом "идиотского" для почтенного старика розового цвета жила на своем владельце почти целую неделю и прежде, чем отправиться в стирку, могла рассказать стороннему наблюдателю, что же поглощал за семь дней хозяин сего трикотажного изделия.
   Брюки, вернее, штаны были похожи на гигантский мешок, разрезанный по длине и тотчас же сшитый. Поясной ремень напоминал что-то среднее между веревкой и тряпкой, при этом свою функцию уже давно не выполнял. Жалкое подобие туфель никак не подходило под общепринятое понятие "обувь".
   Портрет Петра Анатольевича Горбунова был бы не полным, если бы мы не удосужились рассказать читателю о двух, сильно бросающихся в глаза "мелочах".
   Маленькую "мелочь" можно было бы и не заметить - это часы, на первый взгляд, невзрачные, даже простенькие, но при детальном рассмотрении механический "хронометр" оказывался швейцарского производства, а если потрудиться полистать "модные" журналы, то можно и ценовой диапазон определить - стоимость новенькой малолитражной иномарки. "Откуда" и за "зачем" старикашке такие престижные и дорогостоящие часы?
   "Мелочь" чуть "побольше" не заметить практически невозможно - это двухлитровый с турбонаддувом седан полупредставительского класса немецкой сборки. Опять-таки, "откуда", ну а "зачем" - вторая часть вопроса остается риторической.
   Всю свою сознательную жизнь Горбунов работал в сфере агропромышленного комплекса. Учился в сельскохозяйственном институте вместе с безвременно усопшим Нагибалкиным.
   Достаточно большой промежуток времени занимал руководящие посты в райадминистрации, апогеем трудовой деятельности было назначение на должность директора птицефабрики с не совсем понятным обывателю названием "Зарево". Когда его предприятие "лопнуло" от неумелого руководства, Петр Анатольевич запросился "под крылышко" опять-таки к Нагибалкину, последний, не долго думая, назначил его арт-директором по подбору кадров - не удивляйтесь, дорогой читатель, нынешний бюрократический аппарат предусматривает и такие должности, зачастую "высосанные из пальца".
   Все было бы хорошо, но последние годы с Горбуновым стало тяжело не только работать, но даже общаться. Главный "козырем" в отношениях с сотрудниками Горбунов выбрал брутальность. От глупых шуток и скрабезно-унизительных замечаний сослуживцы спасались бегством. Да и в разговоре по телефону проскальзывали нотки беспринципного хамства, замешанного на беспрецедентной грубости, наивно считая, что именно так он сможет расположить к себе штатных сотрудников, не взирая на то, что внештатные попросту сторонились распоясавшегося самодура. Но всему приходит логическое завершение. После внезапной, почти трагической кончины"верховного", Горбунов умудрился завоевать весьма "нелестное" для него расположение немногословного Мычалкина, тугодума о природы. Последнего в социальном плане подкупало панибратское отношение Горбунова к сотрудникам "без чинов и званий", а в личностном получилось еще проще - Петр Анатольевич "закормил"Мычалкина огурцами и помидорами, которые в неограниченном количестве "поставлял" с дачи для совместного обеда, а высшим шиком в некоторых случаях были свиное сало и вяленая рыба.
   Уже как неделю Горбунов обитал в кабинете Сергея Петровича по причине невозможности находиться в своем из-за никак незаканчивающегося ремонта, начатого еще два месяца назад.
   Сие обстоятельство никак не повлияло на выполнение функциональных обязанностей Сергея Петровича, а, вот, Фаине Филаретовне грозило несанкционированное обследование в психиатрической клинике из-за полной несовместимости характеров, стиля работы и общения вездесущей секретарши и арт-директора учреждения.
   Сергей Петрович выбрал шутническую позицию по отношению к "громовержцу""неандертальского" происхождения, используя дежурные фразы "Кто как не Вы?!" и "Чтобы мы без Вас делали?!" Использование Сергеем Петровичем комплиментарных умозаключений в адрес Горбунова еще больше раззадоривало и бесило "старую грымзу", не говоря уже о все нарастающей вселенской раздражительности из-за постоянного присутствия в приемной "чужого" человека.
   Сергей Петрович умудрился даже извлечь легкую выгоду от незапланированного присутствия незваного гостя - время от времени Горбунов подвозил, разумеется, в случае необходимости, на своем шикарном даже по европейским стандартом автомобиле к ближайшей станции метро.
   Два дня назад взмыленный Петр Анатольевич размахивал городским иллюстрированным журналом, сделав из него подобие веера, чтобы хоть как-то спастись от жары. Усилий и амплитуды для турбулентного "воздухообразования" в кабинете хватило и заместителю директора. Немного успокоившись, арт-директор показал Сергею Петровичу обложку журнала, на которой красовалась юная девушка с черными вьющимися волосами:
   - Смотри! Внучка моя!
   Сергей Петрович расценил это как очередную глупическую выходку "остроумного" старикашки, но присмотревшись к чертам лица девочки и особенно к подписи под фотографией "Горбунова Анастасия. Школа N166", взял свои слова обратно. Из разговора с дедушкой Петей стало ясно, что отличница Настя учится в восьмом классе и, кроме всего прочего, увлекается еще и большим теннисом и входит в десятку сильнейших юных теннисисток области, мечтает стать либо гинекологом, либо следователем по особо важным делам, либо владелицей модного фитнес-клуба. Все три мечты осуществимы, принимая во внимание, что отец девочки сорокапятилетний Игорь Петрович успешно ведет дела в отделе продаж сельскохозяйственной техники областного агробизнес-холдинга, разумеется, эту должность Игорек получил не без участия по-прежнему влиятельного в городских управленческих кругах Петра Анатольевича. С невесткой Машей у Горбунова сложились весьма теплые отношения, воспитание любимой и единственной внучки легло на ее хрупкие плечи. Мария занимает должность ведущего фармацевта в гомеопатическом центре, умело подстраивая график исследовательской работы с плотным расписанием тренировок будущей Олимпийской чемпионки по большому теннису.
   Душещипательные откровения "злого" Горбунова закончились в момент появления в приемной неуверенного в себе Мычалкина, мучавшегося вопросом "Чем сегодня будем обедать?"
   Горбунов метнулся в кабинет к директору, достав из холодильника помидоры, огурцы, сало, чеснок и хлеб, молниеносно "накрыл на стол", тут же из кабинета послышались колкости и уничижительные замечание в адрес сослуживцев.
   "Не на долго же его хватило!"- подумал Сергей Петрович. "А ведь неплохой старикашка, душевный, заботливый и искренний. Только вот, зачем он такой имидж себе выбрал? Наверное, защитная реакция на нападки социума..."
   Обед Горбунова и Мычалкина длился два часа к неистовому бешенству Фаины Филаретовны:
   - Ну сколько же можно обедать?
   - Сколько нужно! Вы бы лучше своими делами занимались! - сказал как отрезал выходящий из кабинета Горбунов.
   Фаина Филаретовна побледнела, потеряв дар речи, после чего она, побагровев, принялись мерять давление.
   P.S. На следующий день внезапно "занемогшая" Фаина Филаретовна не вышла на работу. Это был как раз последний день "обитания" Горбунова в кабинете Сергея Петровича.
   Доффин - наследный принц (фр.)
   "Иллюстрированный Атлас Вселенной", "ЗАО Издательский Дом Ридерз Дайджест", 2010, здесь, не реклама данного научно-популярного издания.
   Ланжетник (или пажитник) голубой, неотъемлемая часть рецептурного состава грузинской аджики (прим.автора)
   Данная глава не несет антифеминисткой направленности (прим.автора)
   Достоевский Ф.М.
   Ника - древнегреческая Богиня Победы
   А.Дюма.."Три мушкетера"
   Данная глава не несет сексуально-мазохистской направленности (прим. автора)
   Здесь ничего общего с затонувшим легендарным кораблем "Титаник", простое совпадение (прим. автора)
   "Двушка" - двухкомнатная квартира (сленг.)
   - 12 июня.
   "Свободен! Наконец-то свободен!" - надпись на могиле Мартина Лютера Кинга (15.01.1929 - 4.04.1968)
   13 Кинофильм"Два гроша надежды", 1952, режиссер Ренато Кастеллани - здесь, простое совпадение (прим. автора).
   14 Здесь, данное умозаключение используется в прямом смысле (прим. автора)
   "дровишник" - крытое сооружение для хранения дров
   "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива!" Гоголь Н.В. "Ревизор"
   "релаксмен" - релаксирующийся мужчина (только что придуманное автором слово)
   - "народный"фольклер (прим. автора)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | И.Коняева "Павлова для Его Величества" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"