Фалин Валентин Михайлович: другие произведения.

Ретроспектива и перспектива политических событий и политические оценки современников в России и в Мире - из окна времени 1950-2011

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Население России должно знать историю России и мировую историю не только по хужожественным кинофильмам, художественной литературе и другим "артефактам истории" - художественно-культурным "инсталяциям властителей дум современности" - хотябы и гениальных и всемирноизвестных. Ими пользуется даже Фалин, как, впрочем, и все политики (они же человеки). Но, как правило, они односторонне излагают и трактуют исторические события. Очень часто, надо сказать - всегда, трактовки взаимно исключающи - в силу противоположности менталитетов авторов высказываний, мемуаров, научно-исторических и художественных произведений, но, как правило, "резонансных" менталитетам "своих властей", всегда осуществлявших жёсткую цензуру публикаций. Но ещё более жёсткую цензуру - "самоцензуру" - должны осушествлять политики и журналисты.
    Поэтому россияне должны знать трактовки исторических событий современниками из разных первоисточников. В настоящее время такая возможность у них есть. Но россиянам от этого легче жить не стало. Зарубежные читатели всего мира такой возможности никогда не имели и по-прежнему не имеют. В предлагаемой подборке статей излагаются оценки и политиков и политических событий, "истинность" или "ложность" информации о которых подтверждена историческими фактами, которые, к сожалению, порождают "исторические артефакты" с неизбежными противоположными трактовками тех и других. Понимание, что есть истина, а что ложь - зависит только от ментальности потребителей информации. Читатели принимают те трактовки, которым доверяют, основываясь на своих знаниях, чувствах, эмоциях. Осмеливаемся утверждать, что СССР распался вседствие небывалой в истории Человечества всеобщей грамотности советских людей и катастрофически малой историчеой грамотности ряда членов ЦК КПСС. Первое, что сотворила в бывшем СССР новая буржуазная Власть при финансовой поддержке Сороса, даже на Западе признанного демоном капитализма, она ликвидировала советское всеобщее бесплатное образование молодых россиян, признанное англосаксами после разгрома Красной Армией гитлеровской Германии - лучшим в мире.
    Фалин Валентин Михайлович (03.04.1926 - 22. 02. 2018) - дипломат, журналист и ученый, лауреат Государственной премии СССР, был участником всех общественно-политических событий в Мире, в которые Россия была втянута, а также внутри России, которые были инициированы Западом, лично знал многих политиков своего времени.
    Валентин Фалин занимал ответственные посты в МИД СССР и ЦК КПСС, являлся референтом первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. В годы "перестройки" возглавлял Агентство печати "Новости" и Международный отдел ЦК КПСС.
    В постсталинский период, в течении почти 40 лет советская власть в СССР эволюционировала в "перестройку Горбачёва-Ельцина". Удивительное дело! Несмотря ни на что, как и в 1918 году, американцы хотели при этом сохранить власть ЛЕВЫХ - коммунистов, большевиков то есть - идейных троцкистов-ленинцев - восстановившихся во власти после смерти Сталина, под водительством Хрущёва. Из этого следует, англосаксы снова уверены в том, что, как и в 1918 году большевики наиболее эффективно разрушают Россию. Тогда эта уверенность завершилась нашествием "Антанты" на советскую Россию. Не странно ли, уважаемые читатели? - это при возрастающей во всём Мире русофобии и пропаганде антикоммунизма - даже после социальной перестройки советского общества, подтверждённой публичной клятвой Ельцина в Конгрессе США - "Господи, благослови Америку! и Россию":
    - Выступая в Конгрессе США 06.17.1992 Ельцин клялся от имени буржуазной России в дружбе с американским народом, в верности принципам американской демократии, благодарил Конгресс США "...за финансово-идеологическую поддержку и чрезвычайно эффективную материальную "помощь" в борьбе с засильем коммунизма в России - угрожающей всему миру. Но теперь с этой угрозой покончено навсегда...".
    В течение ряда лет видеовыступление-клятва Ельцина была сокрыта от дорогих ему россиян, поскольку общесоюзный референдум 17.03.1991 года показал, что россияне, узнав о Клятве Ельцина, возмутились бы его "клятвенному преступлению" перед Россией. Большинство россиян считало Америку враждебным государством и, несмотря ни на что, по-прежнему хотело жить в СССР. На вопрос референдума - "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?" - "ДА" ответили 76,4 процента россиян. В настоящее время трактовка итогов референдума "победителями и побеждёнными" чрезвычайно разнородна по той причине, что последующие общественно-политические события в СССР и в мире "торпедировали" референдум, "торпедировали" и ИДЕЮ "горбачёвско-ельцинской перестройки".
    Продолжение аннотации - в начале подборки статей В.М. Фалина и другой Интернет-информации.

  Фалин В.М. Ретроспектива и перспектива политических событий, политические оценки современников и событий в России и в Мире - из окна врмени 1950-2011.
  
  Читаем, уважаемые российские патриоты, удивляемся откровениям первоисточника из ЦК КПСС и "посыпаем головы пеплом". Сгорело почти всё, и огонь не потушен: США и Запад продолжают "чиркать спичками", и есть чему гореть и что терять. Особо эмоциональным и потерявшим надежду рекомендуется "заламывать руки над головой": подобной череды катастроф в течение ста лет Россия ещё не переживала.
  
  СОДЕРЖАНИЕ.
  Продолжение аннотации.
  Часть 1. Фалин В.М: "Как и почему Горбачёв простил Яковлеву сотрудничество со спецслужбами США".
  Часть 2. Фалин В.М: " США и агония СССР: почему Сахаров предлагал окружить США ядерными зарядами".
  Часть 3. Фалин В.М. Запад и Россия в ХХ веке: связь времен.
  Часть 4. Фалин В.М. Горбачёв победил нас изнутри.
  Часть 5. Закрытый доклад Фалина-Евстафьева в госудаоственную думу: "О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах", Отзывы уязвлённых политиков и комментарии читателей.
  Часть 6. Досье на политиков: Г.А. Арбатов, Д.О. Рогозин, В.М. Фалин, Г.М. Евстафьев.
  Часть 7. Фалин В.М. Как Берия объединял Германию и стал врагом народа.
  Часть 8. Фалин В.М. Биография.
  Часть 9. Евстафьев Геннадий Михайлович. Послужной список. Соратники.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ АННОТАЦИИ.
  Продолжаются попытки и процессы "торпедирования" НОВОЙ ВЛАСТИ РФ, пришедшей на смену "гайдаро-чубайсовской" олигархической Власти, но ПО-ПРЕЖНЕМУ БУРЖУАЗНОЙ, поэтому уязвимой: референдум показал, что народ не приемлет её. США продолжают финансирование и пропаганду грядущей смуты в России, периодически испытывают российское общество и Власть на прочность, путём инициации различных смут в обществе, опираясь на внутрироссийские проблемы и антроссийские менталитеты населения РФ, финансируя их.
  Да, в постсталинский период советский народ был недоволен всевластием КПСС, войной в Афганистане и ещё многим чем. И без современных публикаций Фалина народы СССР ПОНИМАЛИ, правда, меньше, чем Валентин Михайлович и политики, приближённые к Власти, ПОНИМАЛИ, что мало знают о реальной общественно политической жизни носителей советской власти - ЦК КПСС. Не имея альтернативной информации мифическую предысторию СССР - Великую Октябрьскую Советскую Социалистическую Революцию - читай Гражданскую войну, россияне принимали в качестве исторической истины. Тем не менее они сомневались в её истинности, изучаяя её по художественным кинофильмам, литературе и другим поизведениям искусства и культуры, допущенных к изучению властной цензурой, воочию наблюдая несоответствия пропаганды реальным положениям дел в обществе и государстве.
  До россиян доводилась искажённая информация о состоянии экономики страны и положении дел в мире - в форме радужной ствтистики советской экономики, информации о достижениях социализма во всём Мире и о "загнивающем капитализме".
  НО ЧТО СПАСЁТ РОССИЮ?
  "Советский рыцарь печального образа" - Фалин полагал, что РОССИЮ СПАСЁТ ПРАВДА:
  - Советский Народ не был должным образом информирован об идейно-политическом и экономическом состоянии советского общества - о положении дел в стране и в мире, был дезориентирован с помощью партийной пропаганды, а в период социальной перестройки Горбачёва-Ельцына дезорганизован правящей советско-партийной номенклатурной элитой, возглавляемой ЦК КПСС.
  ФАЛИН объясняет развал СССР отнюдь не только политическими ошибками и просчётами ЦК - перекосами в экономике, во внутренней и внешней политике; не только примитивным предательством высших лиц правящей элиты, оплаченным Западом "борзыми щенками": если первое лицо государства - предатель, враг народу, которому должно служить - общество и страна обречены на разрушение. Были и внешние причины катастрофы СССР.
  Фалин объясняет развал СССР слабым интеллектом и беспросветной исторической безграмотностью - одних, русофобскими менталитетами - других, "идейной несменяемостью" выжившей в "кровавых термидорах Революции" выродившейся советско-партийной номенклатуры - третьих, и участием в развале СССР мирового Капитала.
  Все явные и не явные признаки-причины грядущего разрушения СССР в совокупности слились в некое единство и привели советское общество и экономику страны в плачевное состояние.
  Фалин полагал, что США не "примирились и не примирятся с усилением роли России в мировых делах как самостоятельного центра силы, обладающего реальными ресурсными возможностями... как минимум - на постсоветском пространстве". Проведенный им анализ внутриполитического расклада сил в США на ближайшие несколько лет, переданный в Госдуму РФ, заставляет сделать неутешительный вывод: при любой последующей администрации США Вашингтон не откажется от планов "дожать раздавленную Россию", ставшую буржуазной, лишённую экономическокого и научно-технического потенциала и военной мощи.
  В.М. ФАЛИН: 53% бюджета страны формируется за счет продаж за рубеж нефти и газа. Прежде говаривали: на штыках не усидишь. Можно ли бесконечно долго сидеть на углеводородной игле, растрачивая природные богатства, принадлежащие будущим поколениям? Не хочу пугать ни себя, ни других. Но есть даже нечто худшее, чем растрата наших минеральных богатств и утрата тысяч промышленных предприятий. Еще больший урон наносит нашему настоящему и будущему исход из страны интеллекта. В советскую пору из-за нехватки рабочей силы и свободных средств реализовывалось в среднем одно из семи изобретений. В процессе развала СССР американские службы охотились за архивами, в которых осел невостребованный разум. Новые властители страны этому никак не препятствовали. Хуже того, фактически поощрялась утечка мозгов, ликвидирована система советского образования, считавшаяся лучшей в мире. В итоге на сегодня число учёных в России сократилось почти на две трети от числа советских ученых, а по КПД научно-исследовательских институтов мы теперь едва дотягиваем до дюжины процентов от былой отдачи.
  США и Запад продолжают вкладывать гигантские финансовые средства, направленные на одурачивание бывших советских граждан и растление бывшей советской молодёжи - на смену их ментальности. Фактически это Третья мировая война против России, пока ещё в фазе информационной войны. Из Истории Человечества следует: информационные войны необходимая составляющая горячих войн, предшествует им и сопровождает их. Англосаксы надеются, что им удастся "дожать" Россию - обрубок СССР до окончательной ликвидации, надеются на оставшихся 23,6 процента бывших советских граждан, не поддержавших на референдуме сохранность СССР, учитывая, что для инициации революции достаточно всего несколько процентов идейных революционеров. Но для её свершения необходимо, чтобы число граждан, недовольных Влластью, достигло т.н. "критической плотности" (физический термин): как у В.И. Ленина - "ВЕРХИ НЕ МОГУТ, А НИЗЫ НЕ ХОТЯТ".
  
  ЧАСТЬ 1. В.М. ФАЛИН. КАК И ПОЧЕМУ ГОРБАЧЁВ ПРОСТИЛ ЯКОВЛЕВУ СОТРУДНИЧЕСТВО СО СПЕЦСЛУЖБАМИ США.
  
  Интернет-источники: regnum.ru'news/1475019.html
  К политическому портрету Н.С.Хрущева можно было бы добавить несколько лазурных мазков. Как-никак он вернул доброе имя погибшим "врагам народа", вызволил на свободу из ГУЛАГа тысячи и тысячи невинно осужденных. При нем даже забрезжила оттепель в культурной сфере. ... Один из влиятельных сотрудников ЦК донес Андропову, что "используя служебное положение, Фалин втягивает партию и лично генсека в сомнительную историю". Юрий Владимирович был настолько болен, что начисто забыл о данном мне поручении заняться Катынью. Созвонившись с Федорчуком, он к тому же узнал о моих вольностях по Афганистану.
  Интернет-сайт REGNUM: РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ, 4 декабря 2011, 15:12 - Семинары В.М. Фалина в "Институте динамического консерватизма" (ИДК). Институт опубликовал стенограмму заключительной части прошедшей в ИДК серии семинаров известного государственного деятеля, доктора исторических наук Валентина Михайловича Фалина.
  ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ЭТОЙ ПУБЛИКАЦИИ, заимствованный из сайта REGNUM, приводится ниже. ВОПРОСЫ ФАЛИНУ ЗАДАЮТ УЧАСТНИКИ СЕМИНАРА.
  
  ФАЛИН: ПОЛИТИКА - ИСКУССТВО ПРИОРИТЕТОВ. А приоритеты зависят от экономической, социальной, оборонной готовности государства отражать внешние и внутренние угрозы, от обеспеченности каждой программы должными материальными составными в их неразделимой совокупности. ... Следовательно, когда создалась возможность ответить американцам, о европейцах речи нет, адекватно тому, как американцы примеряли ударить по Советскому Союзу, обрисовался выбор: тянуться ли дальше в хвосте у Запада...
  
  Воссоздать объективную картину исторических свершений - задача архитрудная. Почему развитие происходило так, а не иначе, что являлось путеводной идеей, программировало роковые решения? История чаще всего пишется под заказ кривым пером и корявым почерком. Один из выдающихся французских моралистов, Вовенарг, высоко ценимый Вольтером, подчеркивал: "На свете всего долговечнее истина". И тут же примечал: "Истина менее изношена, чем слова, потому что не так доступна". Трудно с ним не согласиться, ибо на каждому шагу убеждаешься, сколь редко точка зрения совпадает с точкой опоры.
  Слава Богу, далеко не все свидетели былого гнут выю перед "авторитетами" и не выслуживаются, держа нос по ветру. Возьмите в руки книгу Григория Чухрая, прекрасного режиссера и в прямом и переносном смысле летописца целой эпохи. 22 июня 1941 г. при попытке задержать немецких диверсантов он получил первое ранение. А в апреле 1945 г. Григория Наумовича, изрешеченного осколками, скверные эскулапы приговорили "за безнадежностью" к смерти. Характер и железная воля помогли ему вырваться из омута. В книге "Моя война" Чухрай обобщил свой не только ратный опыт: "Союзники не друзья; они вместе, но цели у них разные. И если этого не понять, то и смысл войны остается непонятым. Вторая мировая война только на первый взгляд была войной антигитлеровской коалиции против гитлеровского фашизма. По существу, она была задумана и осуществлена как война капиталистического Запада против Советского Союза. Факты в политике приобретают истинный смысл только в свете целей, в свете намерений, в свете доктрины, по которой ведется война".
  Вникая в предысторию и официальную историю второй мировой, не стоит прихорашивать ее преемницу - "холодную войну". По случаю полувековой годовщины высадки союзников в Нормандии президент США Б.Клинтон заявил: вторая мировая война завершилась с крахом "советского тоталитаризма". Стало быть, "холодная война" была не чем иным, как заключительной главой катастрофы, обошедшейся человечеству в 100 миллионов жизней. Если все и всех считать, не лицемерить, искусно пристраивая ложь о прошлом к неправедным замыслам на будущее.
  С подачи Лондона, Вашингтона и иже с ними за отправную точку всех напастей берется нападение Германии на Польшу, зеленый свет которому якобы зажег "пакт Молотова-Риббентропа" - договор о ненападении, заключенный 23 августа 1939 г. Наши умники переняли эту русофобскую каверзу, попирающую элементарные факты и перечеркивающую прежние признания тех же самых англичан и американцев. Так, Ф.Ноэль-Бэйкер, глава британской делегации на финальной сессии Лиги наций (1946 г.) констатировал: "Мы знаем, что мировая война началась в Маньчжурии 15 лет назад", иначе говоря, в 1931 г. То же самое зафиксировал Г.Стимсон, госсекретарь в администрации Г.Гувера и военный министр при Фр. Рузвельте.
  Почему же мы столь падки на всякие фальсификации? Это что - издержки "презрения преданий собственной страны", возвышения политологии над научной историографией, прочтения былого сквозь призму повеления властей предержащих? Когда "эксперты", процитирую Г.Киссинджера, корпят над тем, как половчее "синтезировать и воспроизвести назидания начальства", дабы скопом опорочить далекое и близкое, - общественность обречена жить в чумной атмосфере самоедства и низкопоклонства.
  Почему к этому следует возвращаться? Происходящее ныне на Кавказе, в бывших советских республиках есть производное от планов расчленения России, что вынашивались на Западе в контексте первой мировой войны и масонской (февральской) революции 1917 г. Берем инструкцию делегации США на Версальской конференции 1919г. Вот какой Россия должна была выйти из ее "демократического переустройства": отпадали Финляндия, Прибалтика, Белоруссия, Польша, Украина, Кавказ, Среднеазиатские республики, Сибирь, Дальний Восток. Что оставалось? Москва и "Среднерусские возвышенности". Лишь неисправимо наивные поверят, что колесованием 1991-1992 гг. вызовы России исполнились по максимуму. Вслушаемся в разглагольствования М.Олбрайт или К.Райс, вчитаемся в междустрочье манускрипта "Проклятие Сибири". Везде лейтмотив: царская Россия не умела управлять Сибирью, СССР тем паче, не преуспела в данном занятии и нынешняя Российская Федерация. Вывод: сей регион должен стать достоянием всего человечества как "ничейная земля". Таков прицел! И, похоже, он не сойдет с повестки дня, пока не иссякнут природные дары Зауралья и не утолятся аппетиты зарящихся на чужое добро политиков.
  Тезисно напомню, что в послевоенные планы Сталина не входило выстраивание по периферии СССР кольца государств-сателлитов. Он отдавал предпочтение "мирно-соседским отношениям" к взаимной выгоде. До середины 1947 г. правительства в Румынии возглавляли выходцы из "Фронта земледельцев". Партия "мелких сельских хозяев" находилась у власти в Венгрии. Президентом Чехословакии являлся Э.Бенеш, далекий от прокоммунистических идей. В Польше у руля коалиционное правительство. Неоднократные попытки Москвы сохранить пусть минимум взаимопонимания по Германии "демократы" с порога отвергали. В конце 1946 г. администрация Трумэна взяла за ориентир - КАКУЮ БЫ ПОЛИТИКУ НЕ ПРОВОДИЛО СОВЕТСКОЕ РУКОВОДСТВО, САМО СУЩЕСТВОВАНИЕ СССР НЕ СОВМЕСТИМО С БЕЗОПАСНОСТЬЮ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ.
  В 1947 г. Вашингтон приступил к сколачиванию военных блоков, в которые вознамерились включить сепаратное Западногерманское государство, перевооруженное к очередному "дранг нах Остен".
  Как надлежало действовать Советскому Союзу? Ждать чуда, достоверно зная об уготованной ему участи? Нанесение превентивного удара по вчерашнему союзнику назначалось на 1949, затем на 1952 и 1957 годы. Поразившая Вашингтон мания величия едва не обернулась апокалипсисом: под планы уничтожения главного супостата (их насчитывались десятки) "защитникам прав человека" не доставало в 1945-1949 гг. боезарядов. Атомный век диктовал свою логику. Кормчий Мао называл ее "острие против острия". Волей-неволей для упреждения худшего стране пришлось затягивать пояс. Вместо развития мирных отраслей экономики, улучшения социального положения населения на наши плечи легло тяжкое бремя гонки вооружений и обустройства оборонительных инфраструктур. Международная непогода отозвалась закручиванием гаек, новыми расправами и чистками.
  Овладение Советским Союзом ядерным оружием и средствами его доставки к целям понудили США к некоторой корректировке курса на противоборство. Нет, возможность тотальной схватки не исключалась. "Балансирование на грани войны" (Дж.Ф.Даллес) оставалось альфой и омегой геополитики Вашингтона. Эпицентр напряженности в Европе - Германия, на Дальнем Востоке - Китай и Корея, на Ближнем и Среднем Востоке - государства, владеющие залежами нефти. Советский Союз оказался в осаде. Его непрерывно тестировали не только на обороноспособность, но и на возможность обеспечить свое население должным качеством жизни.
  1953 год. Сталину наследовал Н.С.Хрущев. Человек, не обойденный природными дарованиями и наделенный неуемной энергией. Последнее - в отсутствие элементарного воспитания и систематического образования - усугубляло пороки единовластия и неизбывное стремление показать, кто в доме хозяин. В одном Хрущев точно преуспел. Он доказал, что абсолютная власть портит ее носителей абсолютно. Опускаю совнархозы, кукурузу, подъем целины. Не стану распространяться о развенчивании им культа личности Сталина (при забвении собственного вклада в сей культ и его последствия) или по поводу мин, заложенных под наши отношения с КНР. Открою одну страницу, подернутую забвением.
  С.П.Королев довел межконтинентальную ракету до ума. Дюжина-другая этих "изделий" (так именовал комплексы Д.Ф.Устинов) поступила на вооружение. И что? Ничтоже сумняшеся Хрущев объявил надводный флот "плавучими гробами" и приказал списать в металлолом свеженькие авианосцы и еще не спущенные со стапелей корабли тяжелого класса. Я был дружен с авиаконструктором А.С.Яковлевым. С его рассказа сообщаю: финансирование военного самолетостроения Хрущев урезал на порядок. Некоторые КБ расформировали ввиду их "бесперспективности". Опережение ими американских разработчиков на 12-15 лет не в счет. Мы расплачиваемся за этот произвол по сию пору. Волюнтаристская взаимосвязь явлений по-особому проявила себя в кубинском кризисе 1962 г.
  К политическому портрету Н.С.Хрущева можно было бы добавить несколько лазурных мазков. Как-никак он вернул доброе имя погибшим "врагам народа", вызволил на свободу из ГУЛАГа тысячи и тысячи невинно осужденных. При нем даже забрезжила оттепель в культурной сфере. Недолгая, впрочем, ибо, как полагал "верховный искусствовед", она рассевала ересь в общественном сознании.
  За скупостью времени не буду вдаваться в перипетии смещения Хрущева и становление триумвирата в лице Л.И.Брежнева, Н.В.Подгорного и А.Н.Косыгина, просуществовавшего около трех лет. "Пражская весна" стала ему окончательным приговором. А.Н.Косыгин выступал против ввода войск в ЧССР. Конечно, и тут следует обойтись без упрощений. Вместе с помощниками генсека А.М.Александровым и А.И.Блатовым мне было поручено отслеживать развитие событий, чтобы дважды-трижды в день информировать Л.И.Брежнева. Когда аргументы против силового решения перевешивали в наших докладах доводы "за", генсек ворчал: "Вам не все известно". Естественно, многие детали мы не знали. Кто управлял "весной"? Одна штаб-квартира находилась в Париже, другая в Цюрихе. Много времени спустя я узнал, что 16 августа 1968 г. сам Дубчек в телефонном разговоре с Брежневым просил вводить войска Варшавского договора в Чехословакию. Позже он всячески открещивался от этого разговора.
  Августовский кризис 1968 г., смявший постсталинскую эволюцию, в том числе в советском доме, побудил ряд европейских стран к серьезным раздумьям. Париж первым подал знак к деэскалации напряженности. Определенные подвижки дали себя знать в Федеративной Республике. Когда советские войска вступали в пределы ЧССР, Ф.-Й.Штраус распорядился отвести части бундесвера от чехословацкой границы на пару десятков километров во избежание случайного столкновения.
  Боннский политический пейзаж в целом претерпел в ту пору существенные изменения. Христианские демократы были вынуждены вступить в "большую коалицию" с социал-демократами. Иностранными делами ведал В.Брандт, что давало шанс обогатить нашу германскую палитру. Осенью 1968 г. меня отрядили заведывать 3-м европейским отделом МИДа (две Германии, Западный Берлин, Австрия). Поручение гласило: проанализировать опыт взаимоотношений с Бонном и, отрешившись от бесплодной полемики, сформулировать соображения, где и как можно было бы завязать с западными немцами продуктивный диалог. При обсуждении записки МИДа в политбюро А.А.Громыко, Ю.В.Андропову и А.Н.Косыгину оппонировали, прежде всего, М.А.Суслов и Б.Н.Пономарев. Генсек высказался за то, чтобы прекратить толочь воду в ступе, и, насколько зависело от Москвы, попытаться нормализовать отношения с ФРГ.
  На горизонте - выборы в бундестаг 1969 г. От их исхода зависело очень многое. Стартовала весьма кропотливая работа по возделыванию почвы, на которой предстояло пестовать ростки благоразумия. Да так, чтобы нигде не проступала "рука Москвы". Поведаю один симптоматичный эпизод.
  А.А.Громыко и У.Роджерс, госсекретарь США, встречались в Нью-Йорке как раз в день подсчета голосов на западногерманских выборах. И первым в дискуссии всплыл вопрос - что же преподнесут миру немцы. Громыко предложил заслушать экспертов. М.Хилленбранд, заведующий европейским отделом госдепа, доложил: "ХДС/ХСС, пусть с потерями, впереди и, следовательно никаких существенных перемен не ожидается". Слово предоставляется мне: "По нашим наблюдениям,- отметил я, - не исключены сдвиги на боннской политической сцене".
  Роджерс тут же предложил перерыв. Хилленбранд подступает ко мне: "С чего Вы взяли, что назревают перемены? Вашингтон контролирует каждую клеточку в Федеративной Республике и никаких сигналов, указывающих на перемены, не зарегистрировано". "Вы можете контролировать деяния, - возразил я коллеге, - но даже вам не дано контролировать мысли людей". Наутро обнаружилось: не дожидаясь окончательных результатов подсчета голосов, президент Никсон, с подачи госдепа, поздравил К.-Г.Кизингера с победой и выразил надежду на продолжение тесного сотрудничества Бонна с Вашингтоном. Американцы не знали о контактах Г.Венера и В.Шееля с президентом ФРГ Г.Хайнеманном об альтернативах "большой коалиции", если социал-демократы и свободные демократы вместе взятые получат большинство в бундестаге.
  А.А.Громыко использовал возможность встретиться с В.Брандтом (в сентябре 1969 г. он возглавлял делегацию ФРГ на сессии Генеральной ассамблеи ООН), чтобы предложить ему перейти к прямым переговорам о наполнении советско-западногерманских отношений конструктивным содержанием вместо годами продолжавшегося ни шатко ни валко обмена нотами. Брандт кратко ответил: "Хорошо, об этом стоит подумать". Тогда же состоялось мое знакомство с будущим канцлером.
  Параллельно отлаживался "специальный канал связи" В.Кеворкова и В.Леднева с Э.Баром, позволявший миновать многие колдобины на тропах к взаимопониманию. Ведь боннский госаппарат, особенно аппарат МИДа, формировался в годы "холодной войны". Инерция мышления давала себя знать буквально на каждом шагу. Суфлерами западногерманского чиновничества выступали наставники из-за океана, а также советчики из Парижа и Лондона.
  Переговоры "об отказе от применения силы" (предварительный раунд продолжался с 8 по 23 декабря 1969 г.) начались с прощупывания резервов в позициях обеих сторон. Замена посла Г.Аллардта на Э.Бара в качестве главы боннской делегации (30 января 1970 г.) не сразу сдвинула дело с места. Помимо сложностей проблем их развязке мешали массированные наезды на новую "восточную политику" противников социал-либеральной коалиции в бундестаге и кампания, развязанная в западногерманских СМИ. Сказывался также стиль А.А.Громыко - даже в мелочах он тщился брать верх над партнерами, ставя их, мягко говоря, в неловкое положение. Выручал наш внутренний "специальный канал".
  "Андрей (Громыко), - заметил в разговоре со мной Л.И.Брежнев, - опытный переговорщик. Но временами и его надо подправлять. Держи в деталях переговоров моих помощников". На практике это выглядело так. После каждого пленарного заседания и отдельных встреч с Баром я вводил в курс дел чаще всего А.М.Александрова, который успевал проинформировать шефа еще до отчета министра. И не единожды генсек остужал пыл своего друга.
  Нелишне напомнить о нервозности Вашингтона, возраставшей по ходу выработки московских договоренностей. Р.Никсон настоятельно советовал В.Брандту воздержаться от поездки в Москву для подписания договора. Канцлер отвел этот демарш. Глава Белого дома не угомонился и "рекомендовал" Брандту ограничиться парафированием документа до тех пор, пока четыре державы не условятся, как быть с Западным Берлином.
  Палки в колеса попытались вставлять руководители ГДР. 7 августа 1970 г. в СССР прилетал Э.Хоннекер. Он убеждал Б.Н.Пономарева, что Московский договор - ошибка. По меньшей мере, он должен был бы сопровождаться заключением мирного договора с Германской Демократической Республикой. Упомяну некоторых других скептиков. П.М.Машеров спрашивал меня: "Не обманут ли нас немцы в очередной раз?" В.В.Щербицкий находил в тексте договора немало рисков. А.А.Громыко и Ю.В.Андропов не дрогнули. Политбюро решило: договору быть.
  Как складывалось развитие дальше? Вдохновители общественной истерии возвели берлинскую стену в символ "холодной войны", в визитную карточку "советского тоталитаризма". Согласно некоторым из ретивых байкописцев, стена - рубежный акт в расколе Германии и Европы, перед которым блекли вооруженные конфликты в Азии и Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной и Латинской Америке, повлекшие миллионы жертв. Из поля зрения вытеснялись расчленение других государств, полувековая блокада Кубы, зримые и незримые барьеры, дробившие некогда единые этнические и экономические пространства. Начать - не кончить.
  Вернемся к незавершенной теме. В.Брандт подписал Московский договор. Однако его ратификация бундестагом была по требованию Вашингтона обусловлена предварительным урегулированием по Западному Берлину. Что делать? Докладываю Л.И.Брежневу: зациклившись на догме - Западный Берлин вне сферы интересов ФРГ, Москва фактически признала за Вашингтоном качество третейского судьи, определяющего реальность "восточной политики" Брандта-Шееля. Генсек без моих пространных пояснений усек, что не обойтись без разруливания ситуации. Он пригласил Громыко и поручил министру взвесить "деловое соображение", не подключить ли, не поступаясь принципами, западных немцев к распутыванию берлинского узла. Работу по зондированию возможных вариантов обезвреживания западноберлинской занозы Брежнев предложил поручить новому послу (к этому времени Бонн выдал мне агреман) совместно с Кеворковым. Меня же Брежнев оснастил следующей директивой: "Ты знаешь наши интересы, и я жду от тебя добротного соглашения".
  Стартовала череда доверительных встреч в Западном Берлине с Э.Баром, потом к диалогу подключился посол США в ФРГ К.Раш. О содержании обмена мнениями, продолжавшегося порой до поздней ночи, я по ВЧ-связи ставил в известность А.М.Александрова, после чего строчил телеграмму министру. Короче, как и в ходе дискуссий по Московскому договору, генсек был оснащен, чтобы выслушивать сообщения А.А.Громыко.
  Ни англичане, ни французы, ни ГДРовцы не посвящались в факт и тем более в содержание тройственных встреч. Когда конструкция будущего урегулирования определилась, меня направили к В.Ульбрихту, чтобы заполучить его "добро". В этом трудном занятии мне очень помог председатель правительства ГДР В.Штоф.
  К чему эти подробности? Разработанное урегулирование облегчило поддержание человеческих связей западных немцев с населением Берлина и ГДР. Но. Права восточных немцев в части посещения ими как ФРГ, так и западных секторов Берлина, оставались урезанными. В несколько заходов Л.И.Брежнев старался убедить Э.Хонеккера в необходимости "гуманизировать" границу. Последний слушал, но никого из коллег по руководству республикой в соображения Москвы не посвящал. В частности, нами предлагалось демонтировать так называемые "самострелы", облегчить воссоединение семей. Как-никак, до 60% жителей ГДР имели родственников в Западной Германии и больше трети западных немцев - в Германской Демократической Республике. Рано или поздно недовольство рассечением по живому должно было вырваться наружу.
  Перехожу к перестройке. Поддавшись аргументам М.С.Горбачева и А.Н.Яковлева, я сглупил и в 1986 г. вернулся в большую политику. Возврат был оговорен мною рядом условий, в частности предоставлением права напрямую докладывать новому генсеку соображения по любым вопросам, касавшимся жизни страны и ее международных связей. На начальном этапе сам Горбачев не скрывал, что многое из прошлого ему не известно и далеко не все о нем можно вычитать из бумаг.
  Так, его интересовало, на чем поссорились Н.С.Хрущев с А.Д.Сахаровым, когда и как Москва разошлась с Западом по германским делам. Осенью 1986 г. я переслал Горбачеву записку профессора Р.А.Белоусова, предрекавшего, что на рубеже 1989-1990-х гг. друзья по Варшавскому Договору и СЭВ окажутся в экономической яме с необозримыми социальными, политическими и иными последствиями. Сам же Советский Союз будет пребывать в незавидном положении, не позволяющем подставить союзникам плечо.
  Всего Горбачев получил от меня более 50 меморандумов по самым разным вопросам. Была среди них даже записка по вопросам Церкви. Часть из них писалась от руки. Копий себе я не оставлял.
  В марте1988 г. я написал генсеку, что в ближайшие три месяца ГДР может быть полностью дестабилизирована. В это время ряд боннских политиков обращались к американцам с предложением, не форсировать ли антиправительственные настроения в Восточной Германии. Пока не время, услышали они в ответ. Ни на это, ни на другие более чем обоснованные предостережения отклика я не получал. Обратная связь не функционировала.
  Перелом в оценках М.С.Горбачевым будущего ГДР пал на май 1989 г. Э.Хонеккер собрался на празднование юбилея Магнитогорска. В числе молодых немецких коммунистов он полвека назад участвовал в строительстве знаменитого металлургического комбината. По дороге остановка для встречи с Горбачевым в Москве. Воспроизвожу атмосферу и суть состоявшегося разговора. Впервые, не заикаясь, Хонеккер произнес русское слово "перестройка". "Мы принимаем к сведению то, что вы предпринимаете у себя дома, - сказал он, - перестройка в ГДР уже давно произведена". Горбачев среагировал в том же ключе, как в конце 1988 г., выступая на Сессии Генассамблеи ООН, он охарактеризовал смысл наших обязательств по Варшавскому Договору. Напомню, без предварительного обговаривания с союзниками и без решения политбюро он заявил: советские вооруженные силы защищают друзей от внешних угроз; они не вмешиваются в их внутренние дела и не определяют строй, при котором намерено жить население дружественных нам государств.
  В момент выступления Горбачева в ООН мы с Г.Киссинджером сидели рядом. Свое впечатление от услышанного он выразил в словах: "Если бы я заранее знал содержание речи, то дал бы президенту Бушу другие рекомендации к предстоявшему разговору с вашим лидером". Киссинджер попросил помочь организовать его встречу с М.С.Горбачевым: США заинтересованы в том, чтобы уход СССР из Центральной и Восточной Европы не походил на "бегство".
  Катастрофическое землетрясение в Спитаке побудило советскую делегацию срочно покинуть Нью-Йорк. Киссинджер просил меня довести до сведения Горбачева, что он будет готов в любое время прилететь в Москву для означенного разговора с нашим руководителем. Встреча состоялась через пару недель. М.С.Горбачев резюмировал ее итог так: "Киссинджер был и остался реакционером". В январе 1992 г. в аэропорту Шереметьево мы неожиданно встречаемся с Киссинджером. "Почему все-таки, - спросил он меня, - Горбачев не принял предложение о том, чтобы Москва не бежала сломя голову из Европы?" "Очевидно, Ваши идеи не укладывались в его политический пасьянс", - ответил я.
  Для полноты картины. Э.Хонеккер пригласил М.С.Горбачева прибыть в Берлин на празднование 40-летия ГДР. Генсек советуется с Шахназаровым и мной, как поступить. "Если Горбачев не прибудет на 40-летие, то ГДРовский режим сметут сразу. Если же в Берлине он сможет встретиться со всем руководством республики, то есть некоторый шанс предотвратить выход ситуации из-под контроля", - у меня с Шахназаровым была иллюзия, что второй эшелон в руководстве СЕПГ располагал определенным потенциалом.
  Прибывшего в Берлин Горбачева встречала ликующая толпа с плакатами "Горби! Горби!". На следующий день - обстоятельный разговор Горбачева с Хонеккером и Миттагом. Генсек был в ударе, излагая свое видение насущных перемен. Он закончил монолог знаменитой фразой: "Кто опаздывает, того наказывает жизнь". Эти соображения Горбачев повторил с акцентом на необходимость считаться с требованиями времени перед руководящими деятелями ГДР. "Есть ли вопросы?" - обратился к собравшимся Хонеккер. Молчание. "Тогда позвольте мне пару слов. Недавно вместе с делегацией я был в Магнитогорске. Мне предложили проехаться по городу, который сильно изменился с конца 20-х годов. Я остался в гостевом доме, а члены делегации, отправились на экскурсию. Заглянув в несколько магазинов, поразились - прилавки пустые, нет даже соли и мыла". В воздухе повисло: те, кто довел страну до такого состояния, пытаются давать советы другим.
  Отбыв полчаса на торжественном приеме, Горбачев со ссылкой на неотложные дела дома, улетел в Москву. По дороге на аэродром посол В.И.Кочемасов спрашивает меня:
  - Ну, как?
  - Когда-то, наверное, пора кончать канитель. Друзья убеждают нас - Хонеккер болен, радикальных перемен наверху не миновать. Мы же держим их за фалды. Почему не сказать им: решайте кадровые вопросы по своему усмотрению?"
  Декадой позже лидером СЕПГ стал Э.Кренц, который, как представлялось, мог удержать развитие в несиловом поле. Действительно, смена всего и вся, в том числе и падение Берлинской стены, обошлось без кровопролития. Приговор Германской Демократической Республике, главному опорному звену в системе нашей безопасности на европейском направлении был составлен и исполнен в обход правительственных структур ГДР, за их спиной, при потворстве Москвы.
  Капитальный вопрос - он, по моему убеждению, должен был стать кредо нашей перестройки - гласил: можно ли было вернуться к началу начал, то есть к программе Октябрьской революции? Что такое советская власть? Это - власть народа. Поначалу демократия в Советской России била ключом. Все и везде выбиралось, включая красногвардейских командиров и профессоров университетов. В экономике, по мысли Ленина, почерпнутой у Фурье, предприятия должны были соуправляться работающими коллективами, общины в сельской местности - перерасти в добровольные кооперативы. Будущий социально-экономический строй должен был быть производным от результатов состязания всех укладов.
  Насколько реальной могла быть на практике подобная философия в условиях враждебного окружения и вооруженного вмешательства извне? Со второй половины 1918 г. категорическим императивом стала дилемма: любой ценой отстоять право на собственный исторический выбор, либо сгинуть. К сожалению, из метода борьбы с империалистической экспансией военный коммунизм превратился в способ существования. Советы и прочие родовые признаки не словесной, прямой демократии оказались выхолощенными. Партию деградировали в рыцарский орден во главе с магистром, властным над жизнью и смертью любого из подданных.
  Проще простого доказать, что "цивилизаторы" ни на час не отказывались от цели изведения под корень "российского бастарда", что они являлись крестными отцами сталинизма.
  Это, однако, не отменяет также другой посылки. Позаимствую пропись Петра I: "Оградив отечество безопасностью от неприятеля, надлежит находить славу государства через искусство и науки". Когда Советский Союз уравнялся с Соединенными Штатами в арсеналах оружия массового поражения, мы могли и должны были позволить себе вырваться из чертова круга гонки вооружений, не подыгрывать тем, кто превратил гонку в военных технологиях и раздувании арсеналов вооружений в способ ведения войны.
  С Хрущева взятки гладки. Он сам продукт и апологет сталинской тирании и потому едва ли годился к перерождению из Савла в Павла. Но что мешало переосмыслить постоктябрьский опыт преемникам Никиты Сергеевича, осовременить, вернее, очеловечить государственную власть? По-другому вполне можно было делать и сделать очень многое. Триумвирата я уже касался. Здоровье Л.И.Брежнева пришло в расстройство. Он сознавал, что не в состоянии тянуть государственную лямку, и дважды или трижды просил отпустить его на покой. Но сотоварищи не знали, кого определить в преемники выморочной власти. Удобнее было растаскивать ее по сусекам. Как говорилось тогда кулуарно, "банда четырех" - Андропов, Громыко, Устинов, Суслов (после его смерти - Черненко) правила бал. Врачи приводили Брежнева более или менее в норму и ему подсовывали на подпись кипу заранее заготовленных проектов. Так он завизировал и "бумажку" по вводу войск в Афганистан.
  В конце 1979 г. особую актуальность приобрело дислоцирование американских "Першингов" (ракет первого удара) на территории ФРГ. Мне звонит Ю.В.Андропов:
  - Как будем реагировать на "Першинги"?
  - Раз мы не захотели откликнуться на предложение Г.Шмидта ("Першинги" в пределах ФРГ не появятся, если число боеголовок на ракетах "Пионер" не будет больше, чем на снимаемых с боевого дежурства ракетах СС-4 и СС-5), остается уповать на волю Божью.
  - Ладно, когда у тебя поправится настроение, вернемся к этому предмету.
  - У меня к Вам есть свой вопрос: хорошо ли все взвешено при принятии решения о военном вмешательстве в Афганистан? Англичане потратили в прошлом веке 38 лет на насаждение там своих порядков и ушли не солоно хлебавши. Оружие изменилось, но менталитет афганцев остался прежним.
  - Откуда тебе известно о нашем решении?
  - Неважно откуда. Важно, что это так.
  - То есть как, не важно?! Операция может сорваться, если кто-то сыграет на публику! Запомни, заговоришь с кем-либо еще об Афганистане - пеняй на себя.
  В то время, кстати, против военного вмешательства в Афганистан выступали С.Ф.Ахромеев и ряд других наших военных.
  В октябре 1982 г. Ю.В.Андропов пригласил меня, чтобы посоветоваться по неотложным проблемам. Самой сложной и опасной я назвал дезинтеграцию советского общества.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Признаков размывания того, что именуется советским народом, много. Вот один из них. Вы приезжаете, допустим, в Польшу, Чехословакию, ГДР. Кто-то в компании запевает. Собравшиеся разных поколений подхватывают песню, знают и слова, и мелодию. А у нас? Даже на партийных собраниях и конференциях члены партии поют "Интернационал" по бумажке.
  - Скажу тебе нечто большее. Треть призывников из Средней Азии и с Кавказа не знают русского языка. Мы вынуждены отправлять их в стройбаты и другие небоевые части.
  - На мой взгляд, это результат явных просчетов в организации государственной и партийной структур. Какие подразделения существуют в аппарате ЦК? Отделы тяжелой и легкой промышленности, военных технологий. Есть агитпроп, который почему-то занимается спортом. Средняя школа подчинена отделу науки. Нет отделов здравоохранения, по работе с семьей и молодежью.
  - А известно тебе, когда последний раз политбюро или секретариат обсуждали вопрос о молодежи?
  - Нет.
  - Еще до Отечественной войны. Напиши записку, как нам перестроить работу хотя бы с молодежью.
  Далее Ю.В.Андропов поинтересовался, какие сложности предвидятся во внешнеполитической сфере.
  - В 1983 г. исполняется 40 лет с момента обнажения трагедии в Катыни. Доклад Бурденко недостоверен. Надо бы выяснить, какие документы смоленского и прочих управлений НКВД попали к немцам, что о судьбе польских офицеров говорил Сталин на встрече с Сикорским в ноябре 1941 г., что тогда же ляпнул Берия.
  - Свяжись с Ф.Д.Бобковым (КГБ), Н.В.Огарковым (начальник генштаба) и с кем надо из МИДа для подготовки предложений.
  В КГБ Катынью занимался Пирожков. Он пришел с текстом доклада Бурденко. Я вынужден был напомнить ему: есть поручение генерального секретаря (Андропов к этому времени стал генсеком) серьезно разобраться с существом проблемы, а не перелистывать бумаги, которые и нам обоим вдоль и поперек знакомы. Пирожков говорит:
  - Вы хотите, чтобы Вам показали досье с грифом "Вскрытию не подлежит"?
  - Не мне решать, какие документы может ввести в оборот комитет, выполняя поручение руководства.
  Может быть, мне не стоило тогда же рисковать, обосновывая необходимость крутого изменения в нашей политике по Афганистану. Связываюсь с Федорчуком, преемником Андропова в КГБ: наши войска превратились в наемников Бабрака Кармаля; персонал проправительственных сил стреляет в воздух или молится аллаху. Я предложил вместе подумать, кто мог бы взять на себя роль национального лидера. Не подойдут ли на эту миссию генерал Кадыр или Ахмад-шах Масуд? От военных разведчиков мне было известно, что Масуд был не прочь возглавить правительство в Кабуле и полагал, если ему будет обеспечена свобода рук, то через 6-8 месяцев в Афганистане наступит покой.
  Один из влиятельных сотрудников ЦК донес Андропову, что "используя служебное положение, Фалин втягивает партию и лично генсека в сомнительную историю". Юрий Владимирович был настолько болен, что начисто забыл о данном мне поручении заняться Катынью. Созвонившись с Федорчуком, он к тому же узнал о моих вольностях по Афганистану. Наказание не замедлило себя ждать.
  Разучились мы смотреть на два-три хода вперед. Хотя бы Наджибуллу не сдавали талибам. По новейшим опросам, афганцы считают, что им никогда за последние полвека не жилось спокойнее, чем при Наджибулле. А мы палец о палец не ударили для его спасения.
  ДАВАЙТЕ ПЕРЕЙДЁМ К ВАШИМ ВОПРОСАМ.
  М.В. ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, не могли бы Вы детальнее осветить роль внешнего и внутреннего факторов в развале СССР? Вы говорили как о постоянно действующем факторе о внешних угрозах и агрессиях в течение всего советского периода истории России. Поддавался ли изменению строй при таких обстоятельствах? Военный коммунизм вызвала иностранная агрессия. Агрессии в той или иной форме продолжались, что серьезно затрудняло совершенствование политического, экономического и социального устройства. Имелся, вроде бы, второй путь: попытаться изменить внешние обстоятельства, договорившись с Западом. Но попытки сделать это, игры вокруг так называемых "мирного сосуществования" и "конвергенции" как раз и вели к таким изменениям в правящей советской элите, которые самым печальным образом сказались на нашей истории. Какова тут диалектика внешнего и внутреннего?
  В.М. ФАЛИН. Политика - искусство приоритетов. А приоритеты зависят от экономической, социальной, оборонной готовности государства отражать внешние и внутренние угрозы, от обеспеченности каждой программы должными материальными составными в их неразделимой совокупности. До того, как мы создали первыми в мире водородную бомбу, существовала одна ситуация (напомню, США на момент испытания нами первой водородной бомбы располагали лишь устройством весом около 40 тонн). Следовательно, когда создалась возможность ответить американцам, о европейцах речи нет, адекватно тому, как американцы примеряли ударить по Советскому Союзу, обрисовался выбор: тянуться ли дальше в хвосте у американцев в гонке военных технологий и подражать им в организации наших вооруженных сил или, усвоив принцип оборонной достаточности, перестать подыгрывать стратегии Вашингтона на доведение СССР до экономического коллапса. Об этом неоднократно говорилось и Хрущеву, и Брежневу, и Андропову. Их не убеждали ссылки на Берту фон Зуттнер, удостоенную в 1905 г. Нобелевской премии за исследование "Гонка вооружений как способ ведения войны".
  Законен вопрос, почему шанс остался не востребован? Военно-промышленный комплекс США определял и во многом определяет поныне державную политику. На каком-то этапе и наш ВПК стал самодовлеющим во внутренней и внешней политике СССР, а также в социальной сфере. Мы словно запамятовали, что каждый доллар, затраченный нами на гонку вооружений, был в 7 раз тяжелее, чем для американцев. Экономическая база НАТО плюс Японии в 7 раз, если не больше, превосходила наши возможности. В секретном докладе Вайнбергера, военного министра Рейгана (его частично распубликовала "Нью-Йорк таймс"), можно прочитать рекомендацию: надо навязывать Советскому Союзу все новые витки гонки вооружений, чтобы довести советскую экономику до краха. Горбачев однажды процитировал этот пассаж.
  Еще до Рейгана, в декабре 1981 г., Вашингтон и его союзники провели в НАТО решение навязать Советскому Союзу соперничество в области "умного оружия". Оно требует в 5-7 раз больше средств, чем ядерное. Начальник генштаба Н.В.Огарков доложил политбюро, что советская экономика с подобной нагрузкой не справится. "Вы не справитесь,- услышал он в ответ, - придет другой, который справится". Председатель Госплана Н.К.Байбаков высказался против дальнейшего раскручивания военного маховика - Байбакову прописали отдых. Ни к чему обманываться: агония Советского Союза началась до Горбачева.
  М.В. ДЕМУРИН. Следовательно, надо было пойти по какому-то, условно говоря, "сахаровскому варианту"?
  В.М. ФАЛИН. По смыслу, да. Эксперты предлагали Хрущеву предупредить Запад: заденете жизненные интересы СССР или интересы наших друзей - приведете в готовность водородную бомбу. После нападения Англии, Франции и Израиля на Египет (1956 г.) Никита Сергеевич припугнул: уязвим для современного оружия не только Каир, но и сами агрессоры. Вскоре, на фоне венгерских событий, Хрущев сбавил тон и предложил полное разоружение под строгим международным контролем. "Демократам" эта инициатива пришлась не по нутру, так же, как и наши предложения о прекращении работ по милитаризации новых физических и других знаний.
  Р.Н.ГАЗЕНКО. Хотелось бы затронуть тему взаимоотношений руководителей государства с экспертами. Без преувеличения, от этого зависит история. Сравним Леонида Ильича (ныне его рисуют скорее невменяемым) с современными политиками. Нас задело поздравление с новым 2011 годом. Получается, нашей стране всего-то 20 лет. Потом на портретах Юрия Гагарина, развешанных по поводу 20-летия первого полета человека в космос, исчезли буквы "СССР". Как реагировал Л.И.Брежнев на критические проблемы? Например, когда "штази" ввергло его партнера Вилли Брандта в известный скандал? Обращался ли он к Вам? Был ли он вообще вменяем или нет?
  В.М. ФАЛИН. Хвори и под конец физическая немощь не могли не отразиться на поведении и мышлении Брежнева. Но готов полностью подтвердить диагноз Е.И.Чазова, что Леонид Ильич в детство не впадал. Ему до конца не отказывало чувство юмора. Он любил шутку и сам был готов пошутить. Наутро после подписания Московского договора звонок от генсека:
  - Что же ты наделал!
  - Что, Леонид Ильич?
  - В регионе от Волги до Урала народ соль, спички, мыло расхватал. Договор с немцами подписан, значит, жди войны... (пауза) Ну, ладно, я пошутил.
  После снятия Хрущева возник, повторюсь, триумвират. Доброе начало, гласит русская пословица, - половина дела. Но нашлись доморощенные данайцы, умело игравшие на слабых струнах Брежнева. Печально было наблюдать, как выцветала его индивидуальность, сникала готовность в нужный момент поставить точки над "и".
  1973 г. Официальный визит Л.И.Брежнева в Федеративную Республику. Он в отличной форме. В.Брандт попросил меня убедить гостя принять приглашение главы правительства Сев. Рейн - Вестфалия Х.Кюна и посетить старинную крепость Бург, что под Кёльном. Недруги, отмечал канцлер, уже злословят о "затворничестве" Брежнева под присмотром полицейских кордонов. Ни нам, ни вам это не на пользу. Заслушав мое сообщение, Брежнев вызвал к себе Громыко, Патоличева, Бугаева и объявил, что утром на вертолете вместе с Брандтом он отправится в замок Бург. Генсек осадил Громыко, который попытался было молвить слово "против": "Кто не хочет меня сопровождать или не может, пусть остается. Все свободны".
  Выходим из апартаментов Брежнева, Громыко набрасывается на меня: "Вы что вмешиваетесь не в свои дела? Леонид Ильич только что перенес операцию, вибрация противопоказана его здоровью. Если что случится, с Вас спрос?" Два дня спустя я подал заявление министру об отставке с поста посла в Бонне и об уходе с дипломатической службы. Дальше работать под его началом я считал невозможным и ненужным. Удовлетворение моего заявления об отставке затянулось на пять лет.
  Еще пример. В 1976 г. накануне встречи Брежнева с Фордом во Владивостоке генсек разругался с членами политбюро. Наш ареопаг отказался утверждать внесенный Брежневым проект директив к переговорам с президентом США. Министр обороны А.А.Гречко обвинил его в "предательстве интересов страны" (военные настаивали на включении в пакет договоренностей ракет средней дальности, США были против). Опускаю детали. В конечном счете, результаты встречи Брежнева с Фордом политбюро утвердило, а Гречко извинялся перед генсеком за свою "горячность".
  Казалось бы, черная полоса миновала. Политически, пожалуй, так, чего не скажешь о здоровье Брежнева. Еще во Владивостоке он подхватил двустороннее воспаление легких. Тяжелейшим ударом стала кончина матери. Короче, в 1977 г. Брежнев вошел в чем-то другим человеком, пусть чувство меры ему еще не отказывало. Сошлюсь на поездку Брежнева в Азербайджан осенью 1978 г. Он включил меня в число сопровождающих. Помимо прочего, было запланировано посещение Бакинского музея "Малой земли". Генсек остался недоволен экспозицией. "Получается так, - услышал я от него, - что на Малой земле была выиграна Отечественная война". Во время официального приема Г.Алиев принялся расстилать перед гостем риторические ковры один цветастее другого, Брежнев одернул его, а меня обязал, не согласовывая ни с кем, вычистить из сообщения для печати пустозвонство.
  В.Г.БУДАНОВ. Хотел бы задать Вам вопрос, что произошло со страной при Горбачеве. Что движило им: некий умысел, самодурство или какие-то химеры? В какой-то момент Горбачев стал повторять одни и те же слова. Было такое впечатление, что ему вставили органчик. Масштаб личности не дотягивал, он не мог адаптироваться к сверхсложным и ответственным ситуациям? Или с человеком что-то произошло?
  В.М.ФАЛИН. Культ личности мстит. Прежде всего, в критических ситуациях, когда выявляется несоответствие потенциала личности вызовам... М.С.Горбачев частенько произносил: "Ввяжемся в бой, потом оглядимся!" Он приписывал сей пароль Ленину. Первая ошибка в том, что фраза исходила от Наполеона. И так почти во всем - новый лидер не знал, что откуда.
  Придя к власти без программы, четко продуманной концепции, Горбачев занялся импровизациями, зачастую игнорировавшими уроки, которые нашей стране многократно преподавали "демократы". Американцы твердили, что после объединения Германии НАТО ни на дюйм не продвинется на Восток. Я лично, и не раз, предупреждал Михаила Сергеевича, что словам Вашингтона веры нет, он жонглирует ими по своему усмотрению, нарушает даже договоры, ратифицированные сенатом. "Ты слишком строг в оценках, - возражал Горбачев, - я верю заверениям, которые мне дают".
  Как рассказывал мне В.Брандт, в ходе архызских переговоров Г.Коль затронул вопрос о судьбах руководителей ГДР. Как с ними быть? "Вы, немцы, - заявил Горбачев, - сами лучше разберетесь в этом". Предательство в концентрированном виде. Сдавая Германскую Демократическую Республику, присваивая себе право говорить от имени ГДР, без согласований с ее правительством, мы повторяли худшее из прецедентов, никогда не делавших чести правителям.
  Чем сие объяснить? Еще до Архыза Колю переслали обращение Горбачева - предоставьте кредит в 4,5 млрд. марок, мне нечем кормить людей, и вы получите все, что желаете. Переговорщик М.С.Горбачев не удосужился вскрыть ни вторую, ни третью позицию Коля. Оказались не списанными даже наши коммерческие долги перед ГДР. В компенсацию за собственность наших военных, отходившую к объединенной Германии, стоимостью в сотни и сотни миллиардов марок нам отстегнули на строительство казарм для военнослужащих из группы войск в Германии 14 млрд.
  Предостережения и предупреждения в адрес Горбачева о последствиях непродуманной линии в международных делах сыпались с разных сторон. Он не жаловал возмутителей спокойствия. Проиллюстрирую тезис. В сентябре 1986 г. он получил от меня записку, в которой предлагалось загодя готовиться к годовщине нападения Германии на Польшу. Конкретно указывалось на целесообразность внесения ясности в споры о существовании секретных приложений к нашим договорам с Берлином 1939 г. В феврале 1987 г. Горбачев созвал заседание политбюро для обсуждения данной темы. Г.Л.Смирнов, помощник генсекретаря, посвятил меня в ход дискуссии. Все участники, включая А.А.Громыко, высказались за признание факта существования тайных протоколов. Подытоживая обмен мнениями, Горбачев заявил: "Пока оригиналы протоколов не будут лежать на моем столе, я не смогу взять на себя политическую ответственность, признав, что таковые вообще существовали". Между тем, за три дня до заседания В.И.Болдин, заведующий общим отделом, показал ему названные документы, о чем в учетной карточке сохранилась подобающая отметка. Иными словами, Горбачев лгал коллегам по политбюро.
  Лаборатория московского уголовного розыска по моей просьбе провела сравнительную экспертизу текстов договора о ненападении и секретного приложения (его фотокопия была получена от немцев). Результат подтвердил: документы напечатаны на одной машинке. Сообщаю об этом в присутствии Яковлева Горбачеву. "Думаешь, ты сообщил мне нечто новое?" - сказал Горбачев и удалился. Мне преподнесли очередной урок - живи своим умом.
  Еще в июне 1986 г. Горбачев проводил другое совещание - как сделать перестройку понятной советской интеллигенции. На нем присутствовали члены политбюро, участвовали главные редакторы СМИ, ученые-обществоведы, писатели, работники агитпропа. Мне как председателю правления АПН предоставили слово.
  Китайцам, напомнил я, понадобилось два года после смерти Мао Цзэдуна, чтобы дисквалифицировать "культурную революцию" как военно-феодальную диктатуру. Нам недостает тридцати лет после ХХ съезда, чтобы сказать правду не о личности Сталина, а о сталинизме как идеологии, режиме, системе власти. Не сделай этого сейчас - перестройка лишит себя будущего. Горбачев начал со мной спорить: "Мы не можем двигаться вперед и одновременно рассчитываться с прошлым". Возражаю ему: "Завязнув одной ногой в прошлом, мы не сделаем ни шага вперед". В наши пререкания включился Е.К.Лигачев. Зал безмолвствовал.
  Поясню, какой смысл я вкладывал и вкладываю в понятие "десталинизация". Социализм не первый и не последний, кому суждено отрекомендовать себя на пробных каменьях истории. Мировая летопись перегружена событиями, подтверждающими правоту В.О.Ключевского - "великая идея в дурной среде извращается в ряд нелепостей". Припомним некоторые из знаковых: освоение "цивилизаторами" Западного полушария, крестовые походы, инквизицию. Они осуществлялись под христианскими стягами, хотя, клятвам вопреки, ни грана заповедей Христовых в них не было. Они подтверждали Аристотеля: нет ничего худшего, чем вооруженная несправедливость.
  Насколько нам удалось отвести угрозы, которыми привечали "демократы" Октябрьскую революцию - "задавить крамолу в колыбели", а заодно изничтожить саму Россию? Поверье, будто страна вышла из пламени чистилища не опалённой, без растрат идейного и нравственного багажа, не выдерживает элементарной проверки фактами.
  Некогда Сталин собственной рукой обогатил свой парадный портрет, сотворенный группой П.Н.Поспелова, формулой: "Сталин - это Ленин сегодня". Непонятно, почему нынешние истолкователи былого предпочитают взирать на "продолжателя дела Октября" через сталинские окуляры? Внять бы им М.Н.Рютину, видному деятелю московской организации ВКП(б), не убоявшемуся мести диктатора: "Подлинный ленинизм отныне (после XV партсъезда) перешел на нелегальное положение, является запрещенным учением... Сталин убивает ленинизм под флагом ленинизма, пролетарскую революцию под флагом пролетарской революции и социалистическое строительство под флагом социалистического строительства". "Ставить имя Сталина рядом с именами Маркса, Энгельса, Ленина - это значит издеваться над Марксом, Энгельсом, Лениным". (См. М.Рютин. "Сталин и кризис пролетарской диктатуры").
  А.В.ЯКОВЛЕВ. Вы несколько раз упомянули А.Н.Яковлева. Нельзя ли поподробней об этой фигуре? Я читал, что некий западный человек, стоявший за пражской весной 1968 г., завербовал Яковлева, когда тот был послом в Канаде.
  В.М.ФАЛИН. Вскоре после командирования А.Н.Яковлева в Канаду Центр получил данные о том, что он "в кармане у американцев". Весьма почтенный британский господин предупредил давнего знакомца, сотрудника советского посольства в Оттаве: "Будь осторожен с новым шефом". Аналогичные сведения поступили от другого источника с уточнением, что Яковлев попал в тенета американских спецслужб во время стажировки в Колумбийском университете США.
  Ю.В.Андропов распорядился установить за Яковлевым плотное наблюдение, при удобном случае отозвать из Канады, но в аппарат ЦК, где тот ранее работал, не пускать. Его определили на должность директора Института мировой экономики и международных отношений. Уже при Горбачеве КГБ получил документальное подтверждение компрометирующих Яковлева данных. Об этом мне известно от В.А.Крючкова, которому было поручено встретиться с фигурантом, обрисовать суть донесений и посмотреть, какой будет реакция. Яковлев, по словам Крючкова, не проронил ни слова и вопрос, что доложить генсеку, обошел молчанием.
  Заслушав доклад В.А.Крючкова, Горбачев спросил и сам себе ответил: "Яковлев полезный для перестройки человек? Если полезный, то простим его. У кого в молодости грехов не было!" Так и разрешили каверзный вопрос.
  А.И.НЕКЛЕССА. Валентин Михайлович, хочу Вас, прежде всего, поблагодарить за приобщение нас к живой ткани событий. Вы нарисовали очень грустную картину не просто уровня руководителей СССР, но самой политической парадигмы, ментальной матрицы. Я имею в виду, в первую очередь, приоритет механистического аппаратного мышления. "Аппаратного" не в советском смысле слова - "партийный аппарат", а в том, как оно употребляется сейчас. Вы говорили о гонке вооружений. Действительно, основной проблемой является проблема соотношения материальных активов. В то же время сила той структуры, той организованности, которая существовала в Советском Союзе, исходила из силы социалистических идей, силы нового мироустройства. Прошу прощения за долгое введение, но без него смысл моего вопроса не был бы до конца понятен. Хочу спросить Вас о такой структуре ЦК КПСС, как отдел международной информации: как он работал, что это были за люди?
  В.М.ФАЛИН. Эффективность структур и смысл их существования зависят от задач, которые перед ними ставятся, и от возможностей исполнения возложенных на них функций. Возьмем созданный в 1958 г. в ЦК КПСС совсекретный отдел информации. Ему вменялось в обязанность готовить к каждому заседанию политбюро обзор актуальной международной ситуации, анализ документов, вносившихся на заседание МИДом, разведками, военведом. Руководитель отдела Г.М.Пушкин докладывает Н.С.Хрущеву, что из идеи "вольный город Западный Берлин" ничего путного не получится, а если мы переусердствуем, дело может дойти до силового конфликта. Хрущев грубо обрывает докладчика: "Ерунда! Даже, если мы введем войска в Западный Берлин, никакой войны не будет". И распустил отдел.
  Позже возник отдел внешнеполитической информации. Он выполнял другие задачи: реагировал на события за рубежом и выдавал рекомендации, как подавать происходившее в наших СМИ. О персонале, занятом в этом и других отделах ЦК, могу сказать одно: люди - везде люди, и повсюду разные. Любителей ходить по тонкому льду единицы. Большинство твердо усвоило: трудно говорить правду, не зная, что от тебя ждут.
  После роспуска отдела Пушкина меня сделали классическим дипломатом. Однажды при работе над посланием Хрущева президенту Кеннеди по моему недосмотру выпало словечко из диктовки премьера. Громыко устроил мне экзекуцию. В ответ он услышал: "Я в МИД не напрашивался. Если моя работа Вас не устраивает, прошу принять заявление об отставке. Но обращаться со мной в неуважительном тоне не позволю никому". После этого инцидента министр избегал повышать на меня голос.
  ОТЕЦ ИОАНН (МИРОЛЮБОВ). Вы коснулись отношения власти к Церкви в последние годы существования СССР. Из Ваших слов следовало, что Горбачев был нечувствителен к этой теме. Он и сейчас выдает себя за атеиста. А как все-таки получилось, что подобные люди смогли сыграть в этом деле определенную роль? В 1986 г. мне довелось участвовать в научной конференции, посвященной тысячелетию крещения Руси. В ней участвовали ученые с мировым именем. Затем была конференция в Петербурге в 1987 г. и после уже широкое празднование 1988 года. Хотелось бы поподробнее услышать, как менялось отношение к этой проблематике наверху и как вообще все это происходило.
  В.М.ФАЛИН. В период посольской работы в ФРГ у меня сложились добрые отношения с Московским патриархатом, как и местными протестантскими пасторами. Благодаря личным связям с В.Брандтом удалось преодолеть сопротивление боннского МИДа и возвратить церковные сокровища Псково-Печерскому монастырю.
  На упомянутом июньском совещании в ЦК 1986 г. я предложил отметить тысячелетие крещения Руси как национальный праздник. Никто из руководства или присутствовавших в зале на этот призыв не прореагировал. Конструктивного движения на властном уровне не отмечалось и в следующем году. Медлить больше было нельзя. При посредстве председателя Совета по делам религий К.М.Харчева я пригласил в Агентство печати "Новости" владык Питирима, Ювеналия, будущего патриарха Алексия и других видных деятелей РПЦ.
  Меня интересовало, как протекает подготовка к празднованию тысячелетия. В ответ слышу: атеисты не упускают случая, чтобы унизить церковь. В предоставлении Большого театра для торжественного заседания отказывают: если хотите, проводите заседание в Октябрьском зале гостиницы "Россия". Согласия на освещение праздничных событий по телевидению не дают. О возврате церковных реликвий и заикаться не дозволяют. Обращаюсь к митрополиту Питириму: "Напишите записку, отражающую минимальные и максимальные пожелания Церкви. Согласуйте содержание записки с патриархом Пименом и как можно скорее передайте ее мне". Спустя несколько дней весьма скромная записка-максимум оказывается у меня на столе. Тут же пишу меморандум Горбачеву: для торжественного мероприятия, посвященного тысячелетию крещения Руси, предоставить Большой театр. На празднование пригласить представителей основных зарубежных конфессий. Церкви передать изъятые у нее культовые сооружения, а также сохранившиеся святыни. В частности, Троице-Сергиевой лавре возвратить ее библиотеку. Предусмотреть передачу в прямом эфире церемонии празднования нашим телевидением и трансляцию по соответствующим каналам за рубеж.
  Минуя секретариаты, меморандум поступил к М.С.Горбачеву. В агитпропе ЦК, узнав о моем общении с церковниками, заготовили проект решения политбюро о снятии меня с работы. Намечена была и кандидатура нового руководителя АПН. От сведущих знаю, что Горбачев начертал на меморандуме: "Членам п/б. Ваше мнение?" А.Н.Яковлев первым произнес "за". Его и сделали координатором. Немалые трудности возникли с В.В.Щербицким. Он не хотел отдавать Киево-Печерскую лавру. Патриархату досталась тогда лишь ее половина. Нельзя сказать, что все шло гладко в других местах, без открытого и скрытного сопротивления властей придержащих. Но обошлось.
  Я попросил владык не присуждать мне каких-либо церковных наград, ибо все, что делалось мною, совершалось по убеждению. Перед открытием торжества в Большом театре патриарх Пимен благословил меня и предложил занять кресло на сцене вместе с двумя другими мирянами.
  Оригинал моего меморандума, насколько могу судить, хранится в фонде Горбачева. Попытки заполучить текст результата не дали. Архив Харчева, в котором находилась копия, после снятия Константина Михайловича с должности якобы был сожжен.
  Г.Я.МИСУНА. Валентин Михайлович, Ваши беседы здесь в ИДК охватили вековой отрезок истории России. Ритмы этой истории пульсировали: замирания, всплески, опять замирания. У меня сложилось мнение, что нации и народности, которые взлелеяли нынешних мировых правителей, например, англосаксов, достойны более печальной участи и сожаления, чем мы с нашей историей. Возьмите хотя бы сюжет с Ливией.
  В.М.ФАЛИН. В.И.Ленин ошибся, назвав империализм высшей ступенью развития капитализма. На деле его высшей ступенью является олигархизм. Миром заправляют сегодня примерно 150-160 олигархических объединений. У олигархов нет национальности.
  Напомню, в конце первой мировой войны Черчилль говорил: "Мы плыли к победе на потоках нефти". Французский премьер Клемансо в том же 1918 г. провозгласил: "Капля крови равна капле нефти". США приняли в 1944-1945 гг. программу установления контроля над важнейшими месторождениями нефти. Приметим эту дату. Памятуя о ней, проще объяснить, что творится в Ираке и Ливии и почему готовятся атаки на Сирию и Иран.
  РЕПЛИКА. А потом черед России?
  В.М.ФАЛИН. После развала СССР усилиями "либералов" Россия превратилась в сырьевой придаток олигархического капитала. 53% бюджета страны формируется за счет продаж за рубеж нефти и газа. Прежде говаривали: на штыках не усидишь. Можно ли бесконечно долго сидеть на углеводородной игле, растрачивая природные богатства, принадлежащие будущим поколениям?
  РЕПЛИКА. Так какие у нас перспективы?
  В.М.ФАЛИН. Не хочу пугать ни себя, ни других. Но есть даже нечто худшее, чем растрата наших минеральных богатств. Еще больший урон наносит нашему настоящему и будущему исход из страны интеллекта. В советскую пору из-за нехватки рабочей силы и свободных средств реализовывалось в среднем одно из семи изобретений. В процессе развала СССР американские службы охотились за архивами, в которых осел невостребованный разум. Новые властители страны этому никак не препятствовали. Хуже того, фактически поощрялась утечка мозгов. В итоге на сегодня осталось чуть больше трети от числа ученых, а по КПД исследовательских институтов мы теперь едва дотягиваем до дюжины процентов от былой отдачи.
  Пару лет назад у меня была длительная беседа с бывшим канцлером ФРГ Г.Шмидтом, приезжавшим в Москву с прощальным визитом. "Я не понимаю, - говорил собеседник, - зачем вы, китайцы, Арабские Эмираты поддерживаете на плаву США. На сегодня Штаты главный должник и возмутитель спокойствия в мире. Без иностранных вливаний их экономика давно бы лопнула". Только из Российской Федерации американцы выкачали за 20 лет от 400 до 600 млрд. долларов. Что, вам некуда их дома приложить, рассуждал Шмидт.
  Из откровений Ялмара Шахта, главного нацистского финансиста, мне лично запомнился такой пассаж: "Гитлер завел страну в тупик. В 1939 г. он должен был начинать войну либо объявлять Германию банкротом". Не прослеживается ли здесь некая параллель? Ныне американцы жмут на силовую педаль. Все громче бряцают оружием. Напомню, что сам Г.Шмидт еще в 1983 г. привлекал внимание к опасной тенденции: американские вожделения возрастают в меру развития военных технологий. Сход Советского Союза с мировой арены перемен к лучшему не обозначил.
  М.В.ДЕМУРИН. Вы сказали, что Вашингтон был не прочь "упорядочить" горбачевское бегство из Европы. Но если американское руководство хотело предотвратить бегство СССР из Европы, а оно все же имело место, то кто был заинтересован, чтобы бегство состоялось? Кто подталкивал на это Горбачева?
  В.М.ФАЛИН. Есть американцы и американцы. Киссинджер и Бжезинский разных полей ягоды. Не тянут на политических близнецов Буш-старший и Буш-младший. "Неоконы" и прочие экстремисты, о чем мы предупреждали Горбачева, принимали за слабость покладистость Москвы и толкали Белый дом к демонтажу биполярной мировой системы. В бой вводилась "пятая колонна", которую выдавали за "элиту" советского общества. Реформы "младодемократов" зарубежной закваски гнали Россию в бездну или, как выражался Чубайс, к "точке невозврата".
  Что касается М.С.Горбачева, то в последнюю пору правления его заботило одно - как остаться президентом, пусть номинальным. Растратив доверие внутри страны, он уповал на поддержку извне и ради этого "прореживал" наши оборонные арсеналы больше, чем от него ждали. Например, он пустил под нож "Пионеры" (СС-20), размещавшиеся на Дальнем Востоке и в Средней Азии, хотя "нулевое решение" Рейгана подобного не предусматривало. Вашингтон намекал на возможность временного сохранения за нами каких-то опорных пунктов в Прибалтике. Ноль интереса. Ласкающие лучи Нобелевской премии мира застилали горизонты.
  Последнее заседание политбюро. Горбачев присел за отдельный столик. Слово берет А.Н.Гиренко: "У меня есть поручение украинской парторганизации задать Вам, Михаил Сергеевич, вопрос, учитываются ли в новоогаревском процессе результаты референдума? Ведь три четверти населения высказалось за сохранение СССР". Горбачев молчит. Гиренко настаивает на ответе. Его поддерживает член политбюро Ю.А.Прокофьев. Постукивая карандашом по блокноту, Горбачев молвит: "А если я вам расскажу о том, что обсуждается в Ново-Огарево, вы что-нибудь поймете?" Театральная пауза: "Итоги референдума учитываются". Возмущение готово перейти во взрыв. Горбачев встает: "Хватит, наговорились. Идемте в соседний зал к руководителям краевых и областных организаций". Вместо понимания, на которое он, возможно, надеялся, его встретила там обструкция.
  М.В.ДЕМУРИН. У меня последний, но важный, на мой взгляд, вопрос. Без ответа на него видение 1970-1980 гг. было бы не полным. Хельсинкский процесс, само совещание, Хельсинкский акт - вместе взятое, это сыграло положительную или скорее отрицательную роль в истории СССР? Ваша оценка.
  В.М.ФАЛИН. Сам по себе Хельсинкский заключительный акт, как и многие другие международные документы того времени, адекватно откликались на актуальные потребности. Иное дело, как договоренности реализовывались. В меморандуме ?112 СНБ США прописано: переговоры есть "орудие политической войны" против СССР. Результаты такого рода переговоров, запечатленные в правовых актах, несут в себе разрушительный заряд. Так оно, к сожалению, и происходило не раз. Возьмите договоры с США об СНВ и ПРО 1972-1973 гг. Администрация Рейгана пустилась в их "расширенное толкование", все поставившее с ног на голову. Эти упражнения не встретили должного отпора. О наше малодушие партнеры вытерли ноги при объединении Германии и ликвидации организации Варшавского Договора. Правилом должно быть - не ставить подпись под договорами, формулировки которых допускают вольное толкование.
  Возвращаюсь к Хельсинкскому заключительному акту. Где общие безопасность, правовое и экономическое пространство? Где все краеугольные камни общеевропейского дома? После просева через НАТОвское решето осталась "третья корзина" (человеческие свободы в сугубо западной их интерпретации). Ясно, что к договоренностям 1975 г. сие имеет весьма отдаленное отношение.
  Ной был несравненно более совершенным демократом. В его ковчеге сыскалось место как чистым, так и нечистым.
  М.В.ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, позвольте поблагодарить Вас за три насыщенные беседы. Вы всегда желанный гость в нашем институте.
  В.М.ФАЛИН. Спасибо.
  
  ЧАСТЬ 2. ФАЛИН В.М. "США И АГОНИЯ СССР: ПОЧЕМУ САХАРОВ ПРЕДЛАГАЛ ОКРУЖИТЬ США ЯДЕРНЫМИ ЗАРЯДАМИ".
  
  ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИК: regnum.ru'news/1450687.html
  Предлагаем вниманию читателей продолжение (вторую часть) цикла семинаров известного государственного деятеля Валентина Михайловича Фалина, прошедших в "Институте динамического консерватизма" (Москва). Первая часть была републикована ИА REGNUM 28 августа.
  ВОПРОСЫ ФАЛИНУ ЗАДАЮТ УЧАСТНИКИ СЕМИНАРА.
  
  В.М.ФАЛИН. В прошлый раз мы подошли к финалу второй мировой войны. Позвольте, однако, пройтись по некоторым заключительным вехам нашей беседы с целью высказаться о показанном НТВ в канун 22 июня фильме, сотворенном соавторами Резуна (он же Суворов). Парадокс: в той же Германии реже встретишь тех, кто охоч до поделок, готов надругаться над историей. Профессиональные русофобы не в счет. Им Русь, Россия и тем более Советский Союз всегда были и остаются бельмом на глазу. Мы по определению не можем быть правыми, будь стократно правы.
  Несмотря на разгром Сталиным в 1937-1938 гг. военной и политической разведки, данных о том, что грядет самое тяжелое испытание для советского народа, стекалось в Москву предостаточно. Вопрос упирался в одно - когда грянет гром. Примерно две трети донесений "надежных" агентов ориентировали на то, что Гитлер не отважится ринуться на восток, пока так или иначе не разделается либо не сговорится с Великобританией. Короче, до 1942 г. можно рассчитывать на передышку. Не лишне принять во внимание, что Лондон до 15 июня 1941 г. исходил из того, что немцы попытаются извлечь максимум пользы из экономического сотрудничества с СССР, до того как поднимут забрало, приступят к захвату "жизненного пространства" на востоке. Вашингтон с 10 января 1941 г. владел полным текстом плана "Барбаросса", в котором был расписан график агрессии третьего рейха против СССР. Но не делился этим секретом даже с англичанами.
  Проблема Сталина в момент подготовки нацистского нападения заключалась в следующем. Он лучше, чем кто-либо другой, знал, насколько неподготовленными к решающим вооруженным схваткам были наши армия, флот и авиация. После финской войны, а ей предшествовала расправа с высшим и средним командным составом, началась коренная реорганизация вооруженных сил и перевод их на новую военную технику, что требовало времени. Сталин упрямо держался приоритета - оттянуть во что бы то ни стало час истины. Если понадобится, ценой далеко идущих уступок, экономического умиротворения Гитлера. С января 1941 г. он лично курировал экономическую составную советско-германских отношений. Немецкие заявки на поставки зерновых и сырья (марганца, меди, никеля и пр.) удовлетворялись. Выражалась готовность нарастить объемы продаж советских нефтепродуктов, расширить транзит через нашу территорию товаров из других стран. Не ведал Сталин, что осенью 1940 г. Гитлер приказал: не занимать его времени вопросами торговых сделок с СССР. А про себя нацисты решили, что нервозность Сталина есть дополнительный признак слабости и боязни Москвы угрозы конфликта.
  Не менее важны были просчеты политического и военного руководства СССР в осмыслении опыта стратегии и тактики нацистов при захвате Польши, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии и особенно Франции. Считалось, что вермахт постепенно будет вводить в сражение главные силы против Красной Армии, так что мы сможем за две - три недели возвести должный оборонительный вал. В донесениях друзей из Красной капеллы, от Радо и Зорге присутствовала мысль, что война начнется с предъявления ультиматума и таким образом, у Москвы будет время для какого-то маневра. Вчитайтесь в речь Молотова 22 июня, написанную им от руки и санкционированную Сталиным без приметных поправок. Германия, говорил Молотов, напала, не выдвигая никаких претензий, и без объявления войны. В дальнейшем, когда воспроизводилось обращение к народу, фраза о претензиях опускалась. В общем, сказывался настрой не давать немцам повода для вероломства, приведший к тому, что за пару недель до вторжения верховный отказывался дать санкцию на приведение советских вооруженных сил в элементарную боевую готовность.
  Следует коротко остановиться на домыслах, будто в первые часы войны Сталин сбежал на "ближнюю дачу", ни с кем не встречался и никого не принимал. Возьмите книгу "На приеме у Сталина", которую издали А.А.Чернобаев и его группа. В ней (стр. 337−340) воспроизведен список лиц, посещавших кабинет Сталина в первые часы и дни Отечественной войны. 22 июня - 29 встреч, 23.06 - 21, 24.06 - 20, 25.06 - 29, 26.06 - 28, 27.06 - 30, 28.06 - 21. "Черный квадрат" вряд ли уместно перечернять.
  Авторы означенного фильма вольно или невольно умаляют самоотверженность, подвиг тех "референтов", кто отдал жизнь в борьбе вместе с нами против нацистской чумы. Кто имеет хотя бы приблизительное представление о технологии разведслужб, знают, как иногда самый последний клерк может быть передатчиком бесценной и даже роковой для судеб страны информации. Да, у нас не было тогда источников, равнозначных Канарису, Остеру, Гальдеру, извещавших прежде всего Лондон с точностью до минуты, когда произойдет удар по Польше, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии или Франции. Наверное, в этом контексте стоило задаться вопросом, как и почему Французская Республика, с 03.09.1939 г. пребывавшая в состоянии войны с Германией и не уступавшая по численности, а также оснащенности вооруженных сил рейху, встала перед нацистами на колени за 17 дней. Ведь в глазах поносителей Советского Союза западная политика и маршалы были несравненно мудрее "русских варваров".
  В скобки обычно берется и такой сюжет. Правящие круги США обуревала разноголосица - какую позицию занять в случае агрессии третьего рейха против СССР. Фр. Рузвельт, напомню, приободрял У. Черчилля: если Альбион объявит в "час икс" Россию своим союзником, Вашингтон примет такую его реакцию с пониманием. Но. В меморандуме, направленном 22.06.1941 г. президенту военным министром Г. Стимсоном, читаем: "Этот акт Германии (нападение на Россию) почти напоминает дар провидения. Эта последняя иллюстрация честолюбия и вероломства нацистов открывает... широкие возможности (Соединенным Штатам) выиграть битвы в Северной Атлантике и обеспечить защиту нашего полушария в Южной Атлантике". Министр высказывался против оказания помощи Советскому Союзу. Оно и понятно. На отпевание России он и его советники отводили "минимум месяц, максимум, возможно, три месяца". Против выражения солидарности с жертвой агрессии были госдепартамент, разведка, конгресс. С позиций "поощрения" советского сопротивления нашествию вермахта выступали Г. Гопкинс, советник президента, и Э. Стеттиниус (руководитель программы ленд-лиз; СССР станет ее пользователем в ноябре 1941 г.).
  Правые фракции американского истеблишмента, клерус, медиамагнаты навязывали Вашингтону концепцию предпочесть в интересах "политической реорганизации континентальной Европы" победу нацистов. В любом варианте, по модели Г. Гувера, Дж. Даллеса и иже присных, Советский Союз должен был выйти из войны обессиленным и обескровленным, лишенным потенциала влиять на расклад сил в Европе и других частях света.
  Нет причин идеализировать Фр. Рузвельта и, тем более, принимать на веру речения У.Черчилля. Причин тому - легион. Упомяну Атлантическую хартию (опубликована 14.08.1941 г.) В ней ни слова о нападении Германии на Советский Союз или Японии на Китай и о готовности "демократий" разделить бремя борьбы с претендентами на мировое господство. Вашингтон и Лондон отлично знали, что падение Москвы должно было стать сигналом для вступления в войну против СССР Японии на Дальнем Востоке, Турции на юге и, возможно, Швеции на севере Европы. У. Черчилль готовился в этом случае аннулировать июльское (1941 г.) соглашение с Москвой, запрещавшее сепаратные переговоры с нацистами и примирение с Берлином за спиной СССР. После провала операции "Тайфун", которую Гитлер возвел в ранг "последней, решающей битвы второй мировой войны", "демократы" занялись прикидками, как предотвратить "чрезмерное" усиление Советского Союза и, прежде всего, урезать его влияние при определении будущей конфигурации Европы.
  Хотел бы в данном контексте обратить ваше внимание на книги В. Лоты - "Секретный фронт генерального штаба", "Без права на ошибку", "Тайные операции второй мировой", в которых обобщаются документы главного разведывательного управления советских вооруженных сил. Из этих публикаций, а также других источников следует вывод, что в результате Московской битвы, в которой сразились Красная Армия и мобилизованная под нужды вермахта вся Центральная и Западная Европа, нацистская Германия могла быть побеждена уже в 1942 г. Самое позднее, к лету 1943 г. Того, кто сомневается в подобной оценке, приглашаю ознакомиться с американскими штабными документами. Следовательно, крах доктрины молниеносных войн за континентальное и глобальное господство мог быть тогда капитализирован в тотальное и быстрое поражение нацистского монстра.
  Именно в это время (декабрь 1941 - январь 1942 г.) Черчилль навязал Рузвельту свою сугубо политическую стратегию противоборства с Германией, согласно которой финальная стадия войны относилась на 1944 г., если в рейхе до этого не случится крах. Отсюда следовало - никакой кооперации в разработке оперативных планов с Красной Армией, от "прямой помощи" Советскому Союзу воздерживаться, косвенную оказывать дозировано. Как цинично высказывались некоторые союзные генералы, достаточно было поддерживать "действующий восточный фронт". Эти ссылки на документы "демократов" никак не должны пониматься как принижение значения поставок по ленд-лизу, особенно в части транспортных средств, промышленных материалов и оборудования, медикаментов и продовольствия.
  После Сталинграда политиков США и Англии обуревали сомнения, не слишком ли круто растет престиж Советов. Очевидно, не случайно за неделю до капитуляции немецкой группировки, прорвавшейся к Волге, Рузвельт выступил с требованием "безоговорочной капитуляции" агрессоров - Германии, Италии и Японии. В вермахте в это время назревали настроения, не дать ли отбой "Барбароссе" и сбросить нацистское ярмо. "Демократы" поспешили подправить сценарий фронды. Во избежание "хаоса" Гитлера предлагалось убирать после англо-американской высадки на континент. Курская битва показала: СССР способен без ассистентов нанести поражение Германии. Проблематика второго фронта обретала качественно новое наполнение. О том, в каком ключе этот вопрос обсуждался президентом США, британским премьером и их начальниками штабов на встрече 20.08.1943 г. в Квебеке, мы говорили в прошлый раз.
  Совсем коротко о варшавском восстании. В феврале 1944 г. Черчилль поинтересовался у своих военных, какие наличествуют резервы для того, чтобы упредить установление русскими контроля, в частности, над ситуацией в Польше. Премьеру сообщили, что наготове польская Армия Крайова, сформированная на британские средства, вооруженная и обученная англичанами. В период с 1940 по 1944 г. Армия Крайова избегала столкновений с оккупантами. Ее переход к активным операциям, прежде всего, по нарушению коммуникаций вермахта был отнесен на время после высадки англо-американских войск во Франции. Командующий армией генерал Бур-Комаровский счел, что ему дается карт-бланш на операцию "Буря", то есть на организацию восстания в Варшаве. Что случилось после этого, известно.
  Продвинемся теперь к окончанию войны. Все прогнозы начальников штабов и разведки, предсказывавшие развал западного фронта сразу после высадки союзников в Нормандии и устранение Гитлера, опровергла живая жизнь. Осенью 1944 г. Рузвельт, наконец, проставил подпись на документе, подготовленном европейской консультативной комиссией, о разделении побежденной Германии на зоны оккупации. Пришлось на случай непредвиденного развития ситуации связывать себя обязательствами перед СССР. Потом наши союзники обожглись на Арденнской и Эльзасской операциях, когда в обуявшей их панике они умоляли Сталина оказать им спасительную помощь. При этом Вашингтон и Лондон не скупились на комплименты и заверения в пламенной дружбе чуть ли не до скончания века. И как водится у "отцов демократии", Черчилль отдавал приказы собирать немецкое трофейное оружие для его возможного использования против русских и, не медля, заняться подготовкой операции "Немыслимое". Третья мировая война, напомню, готовилась на фоне Ялтинской конференции. В пику Черчиллю президент Рузвельт сформулировал 01.03.1945 г. свою концепцию "мира для всех", возведенного на фундаменте тегеранских и ялтинских соглашений при кардинальном разоружении победителей и побежденных.
  Судя по документам, Сталин готовился протянуть США руку дружбы. Черчилль, напротив, принял речения Рузвельта в штыки. Видный американский военный историк М. Мэтлофф констатировал: первые трещины в антигитлеровской коалиции обозначились не между Соединенными Штатами и СССР, а между Вашингтоном и Лондоном. Заметьте, США, призывая Москву поддержать их усилия в борьбе с Японией, практически не допустили англичан к заключительным операциям на Тихоокеанском ТВД.
  Далее был Потсдам. Из позитива человечеству перепала от него роза "Глория Дей". Архивные скрижали обогатились заявлениями о благих намерениях. На деле народы оказались заложниками "балансирования на грани пропасти", учиненного Вашингтоном во имя установления "Пакс американа". Расщепление атома перевело апокалипсис в разряд актуальной угрозы. Никто не знает, во что вылилась бы американская атомная монополия, не прерви ее Советский Союз в августе 1949 г. Справочно: первые сведения о "Манхэттенском проекте" в США и "урановом проекте" в третьем рейхе советское руководство получило от разведки в 1942 г. Инициатором немецкого "уранового проекта" был А.Шпеер. На стартовом этапе немцы опережали американские исследования примерно на два года. При условии, что им будут выделены необходимые ресурсы, физики и технологи брались милитаризовать атом в 1944 г. Гитлер, однако, распорядился сконцентрировать силы для совершенствования конструкций самолетов, танков и прочих систем, обеспечивших ему успех в кампаниях 1939−1940 гг.
  Урановым проектом немцы занялись вплотную после Курской битвы. К этому моменту США, мобилизовавшие лучшие научные кадры (А.Эйнштейн, Р. Оппенгеймер, Э. Ферми, К. Фукс), уже вырвались вперед. Некомпетентность Гитлера, сетовал после войны А. Шпеер, помешала рейху овладеть первыми оружием, которое могло переменить течение мировых событий. Таким образом, покер "демократов" со вторым фронтом в расчете навьючить на Советский Союз основные тяготы войны являлся крайне рискованным занятием. Нацистам недостало полгода - год для окончания работ над "чудо-оружием", которое отнюдь не было порожним блефом.
  Информация К. Фукса, "Гарри" и ряда других наших друзей, имена которых пока не раскрыты, позволяла советскому руководству ответственно оценивать фактор времени и, насколько это зависело от нас, приближать судный день. В 1943 г. у нас был учрежден центр по координации работ по атомной тематике. Им руководили Л.П.Берия и М.Г.Первухин. Научные и технологические изыскания возглавил И.В.Курчатов.
  Среди трудностей, которые предстояло преодолевать советской стороне, следует назвать, прежде всего, дефицит исходного сырья. Собственные месторождения урансодержащих руд не были разведаны. Нам повезло, что в советской оккупационной зоне Германии оказались урановые рудники. Некоторое количество исходных материалов мы получали из Чехословакии. Если бы западные державы приняли в 1946 г. наше предложение о проведении в Германии по единому для всех зон закону свободных выборов, создании по их итогам общегерманского правительства, заключении с ним мирного договора и выводе в течение двух лет оккупационных войск с немецкой территории, наши возможности извлекать уран в Тюрингии могли сойти на нет. США грубо отвергли это советское предложение, французы заявили, что и слышать об объединении не хотят, англичане выступили в том же духе. США чувствовали себя тогда в седле, полагая, что Советскому Союзу на овладение ядерным оружием потребуется не менее 10−12 лет.
  12 апреля 1945 г. скоропостижно скончался Фр.Рузвельт. Хозяином Белого дома стал Г.Трумэн. Сходу Трумэну не удалось из-за сопротивления военных аннулировать ялтинские соглашения. Но исподволь он и его новая команда занялись размыванием почвы под антигитлеровской коалицией. Зримым полустанком на этом маршруте было подписание А. Йодлем 07.05.1945 г. в Реймсе "предварительного" (в нашей интерпретации) акта капитуляции вермахта. Командированному в штаб-квартиру Эйзенхауэра начальнику штаба ОКВ не удалось полностью реализовать инструкцию Дёница, преемника Гитлера: война на земле, море и в воздухе против западных держав незамедлительно прекращается, война против Советского Союза должна вестись до последнего патрона. Американцы и немцы сошлись на компромиссе. Выполнение акта капитуляции растягивалось на 48 часов. За это время соединения вермахта, отрываясь от преследовавших их частей Красной Армии, сдавались в плен американцам и англичанам. В общей сложности с восточного фронта удалось снять 1 млн. 850 тыс. солдат и офицеров вермахта и СС.
  Советский Союз настоял на повторном подписании 8 мая главнокомандованием вермахта в Карлсхорсте, пригороде Берлина, по-настоящему общей капитуляции германских вооруженных сил. Война в Европе закончилась в 00 часов 9 мая по Гринвичу. Хотя фактически боестолкновения в Восточной Германии с нацистскими частями, прорывавшимися на Запад, продолжались до 11−12 мая.
  Смысл этих пертурбаций раскрывает меморандум и.о. госсекретаря США Дж. Грю, доложенный им президенту 19.05.1945 г. Читаем: "Если в мире существует что-то неизбежное, то таким неизбежным является будущая война между Соединенными Штатами и Советским Союзом". Американцам надо начать эту войну до того, как СССР восстановит разрушенную войной экономику и обратит в силу свои природные и человеческие ресурсы. Пока же следует усилить давление на Советский Союз по всем линиям. Два дня спустя британские военные доложили Черчиллю свое видение операции "Немыслимое". Начать войну, подчеркивали они, проще, чем ее закончить. Тем более, что идея не встретила однозначного одобрения со стороны США.
  Г.Трумэн, судя по документам, настраивался на разрыв с Москвой после того, как советская сторона посодействует разгрому Японии. На встрече со Сталиным в Потсдаме президент выпытал, что мы вступим в войну 8−9 августа. После этого был отдан приказ сбросить ядерную бомбу на Хиросиму 6 августа. Применение ядерного оружия не вызывалось военной необходимостью. Испепелением Хиросимы и Нагасаки Трумэн демонстрировал решимость повелевать в послевоенном мире. По пути обратно в Вашингтон президент поручил Эйзенхауэру готовить операцию "Тотэлити" против СССР. В конце августа 1945 г. умельцы занялись расчетами, сколько, с учетом атомных налетов на Хиросиму и Нагасаки, понадобится ядерных зарядов для уничтожения 15 советских индустриальных центров. Япония еще не капитулировала. Ее правители выторговывали у США индульгенцию для императора Хирохиты. Он ни при каких обстоятельствах не должен был предстать перед трибуналом.
  Французский маршал Фош, обосновывая интервенционистские акции "демократов" против Советской России, заявлял - если первая мировая закончится без уничтожения изгоя, надо будет считать, что эта война проиграна. В сущности ту же мысль проводил Донован в августе 1943 г., докладывая соображения УСС Рузвельту и Черчиллю. Если "после поражения Германии какая-либо одна отдельная страна или одна группа держав, в которой мы (США) не имеем сильного влияния, будет в состоянии руководить мощью Европы, можно считать, что Соединенные Штаты проиграли войну". В качестве "единственного способа победить Советский Союз только силой" УСС называло (или рекомендовало) "поворот против СССР всей мощи все еще сильной Германии, то есть Германии, управляемой нацистами или генералами".
  Не располагая лучшими аргументами, американские правители по сию пору выдают за свидетельство приверженности "идеалам свободы" воздержание от применения ими против иноверцев ядерного оружия в момент, когда США являлись монополистом или обладали подавляющим превосходством в ядерных составных военного потенциала. Действительно, более чем в 250 войнах и вооруженных вмешательствах в различных частях света США не прибегали к "всепобивающему (ядерному) козырю". Правда, это оружие многократно расчехлялось для давления на СССР, Китай, Корею, Вьетнам, Индию, арабские и другие страны.
  О "сдержанности" Вашингтона в период атомной монополии многое скажут цифры. Прикидка (декабрь 1945 г.) сбросить 20−30 ядерных бомб на 20 городов СССР - в наличии 2 заряда. План "Пинчер" (по-русски "клещи") июнь 1946 г., удар 50 бомбами по 24 городам - в запасе 9 зарядов. В 1947 г. у американцев 13 бомб. До 1948 г., как отмечал председатель комиссии по атомной энергии Д. Лилиенталь, США "не имели ни годных к применению бомб, ни их запасов". Перелом наступил в 1949 г. Советский Союз произвел в августе испытательный взрыв ядерного устройства. США поставили на поток производство зарядов "Марк-6". Американский сценарий "Пакс атомика" был дезавуирован созданием в СССР в 1953−54 гг. первой готовой к реальному применению водородной бомбы. Это не значило, что угроза ядерной войны уходила за горизонт. Конфликты в Корее и Индокитае едва не перешагнули порог атомизации.
  Перенесемся в 1961 г. От встречи Дж. Кеннеди и Н.С.Хрущева в Вене веяло холодом. 12−13.08.1961 г. Берлин раскроила стена. Президент США отдал в середине октября приказ снести временные пограничные заграждения, установленные вокруг Западного Берлина. В ответ Хрущев распорядился выдвинуть на дистанцию прямой наводки советские танки с полным боевым зарядом и стрелять на поражение, если бы американские бульдозеры принялись выполнять приказ Кеннеди. Главнокомандующим советской группировкой войск в ГДР был назначен И.С.Конев. Без преувеличения, все висело на волоске - мир отстоял от схватки двух супердержав на 80−100 метров. Я присутствовал на совещании у Хрущева и знаю, что говорю. У обеих сторон хватило выдержки и ума разойтись с миром.
  Месяц спустя предсовмина вызвал меня в свой кабинет и поручил подготовить ответ на послание президента США. Кеннеди предлагал вырулить на политическое урегулирование. В этом и последующих посланиях он высказывался за модернизацию статуса Западного Берлина, отражающую изменившиеся реалии. Явно просматривалось стремление легализовать "узы" западных секторов Берлина с ФРГ и погасить установление Контрольного совета (1947 г.), которым "большой Берлин" обозначался как "район, совместно оккупируемый четырьмя державами, и в то же самое время являющийся столицей советской зоны". В случае достижения договоренностей по Берлину глава Белого дома не исключал внесения серьезных поправок в политику Бонна. Он брался оказать соответствующее воздействие на Аденауэра.
  Когда-то Горбачев произнес: архитекторами берлинской стены являлись западные державы. В американском секторе Берлина размещалась крупнейшая зарубежная штаб-квартира ЦРУ. Появление стены, публично признавал руководитель этой штаб-квартиры, на годы расстроило инфраструктуру планировавшихся операций НАТО против СССР. Западногерманские деятели называли Западный Берлин "самой дешевой атомной бомбой", заложенной в пространстве, контролируемом Советским Союзом. В 1961−63 гг. мой служебный график выглядел примерно так: с 9.-00 до 17.00 на службе в МИДе, а с 18.00 до поздней ночи - в секретариате у Хрущева. Моего мнения в пользу или против возведения стены никто не спрашивал, но наблюдать и слышать, что происходило в коридорах власти, не возбранялось. Решающий довод за обустройство границы между государственными образованиями-антиподами звучал так: водораздел между Варшавским Договором и НАТО стратегически необходим. Американцы давно протянули атомный пояс вдоль границы с ГДР, заминировали все мосты и другие важные объекты, подготовили к затоплению обширные районы по Везеру и Рейну. Конечно, свою роль играла заинтересованность ГДР в пресечении экономических диверсий и исхода на Запад граждан республики. После Вены Хрущев непрестанно муссировал тему заключения Советским Союзом мирного договора с ГДР, по которому к республике переходил полный контроль, в частности, над коммуникациями, связующими Западный Берлин и ФРГ. Эти заявления подстегивали бегство. На пике в день уходило до 3 тыс. человек.
  Кубинский кризис прервал диалог Хрущева с Кеннеди по германской проблеме. На встрече в Вене президент взял на себя ответственность за высадку антикастровских наемников в Бухте свиней и дал слово, что подобного больше не произойдет. Однако буквально в те же дни стартовала подготовка к вторжению на Кубу регулярных сухопутных войск США при поддержке авиации и военно-морских сил. Ею занималась комиссия из 400 человек во главе с Р.Кеннеди. Операция под кодовым названием "Мангуст" должна была осуществиться в октябре 1962 г. Имелась ли связь между операцией "Мангуст" и решением Хрущева создать на Кубе нашу ракетную базу, мне не известно. Формально переброска ракет средней дальности являлась ответом на выдвижение американцами ракет "Юпитер" в Турцию и Италию. Как бы то ни было, разведка США лишь в конце сентября - начале октября 1962 г. засекла факт обустройства на Острове Свободы позиций для советских ракет. Немедленно был созван кризисный штаб. В нем, за исключением президента и его брата, участники выступали за нанесение удара по Кубе с перспективой вероятного перерастания кризиса в глобальный конфликт. Считалось, что Москва дала повод для реализации детально проработанных еще в президентство Эйзенхауэра планов нанесения всеуничтожающего удара по Советскому Союзу и заодно по Китаю. Согласно одному из проектов, лежавших на рабочем столе Эйзенхауэра, в первые часы войны у нас и в КНР должно было погибнуть 195 млн. человек.
  В 90-х гг. Вашингтон раскрыл тайну: когда тремя десятилетиями раньше наличный потенциал США, а также Англии и Франции приводился в готовность для сокрушения неугодных, "демократы" опирались на агентурные данные Пеньковского. Они опровергали бахвальство Хрущева, будто страна обладала должным количеством межконтинентальных ракет, чтобы стереть с лица Земли любого противника. На самом деле СССР располагал полудюжиной ракет, способных поражать цели Соединенных Штатов. Наша дальняя авиация по всем показателям не шла в сравнение с ВВС США, о морском флоте и говорить не приходилось. Вместе с тем, ЦРУ вводило в заблуждение политиков, утверждая, что ядерные боезаряды к ракетам на Кубу не завезены. Между тем, они на острове уже находились до доставки ракет и оставались там после эвакуации ракетного оружия. И не дай Бог, начнись тогда худшее - "ядерной зимы" было бы не миновать.
  Н.С.Хрущев быстро протрезвел, будучи поставлен перед выбором - быть или не быть. На ультиматум Дж. Кеннеди, ограниченный жестким сроком, немедленно приступить к выводу с Кубы советских ракет он поручил послу А.Ф.Добрынину дать положительный ответ и продублировал его в открытом эфире, дабы согласие достигло президента США до истечения срока ультиматума. Через восемь месяцев, в июне 1963 г. Никита Сергеевич поручил своему советнику О.А.Трояновскому и мне составить объяснительную записку для членов Политбюро с изложением мотивов, побудивших его перебросить на Кубу ядерные ракеты. Это поручение подтверждало, что Политбюро как высшая инстанция не принимало сего рокового решения. Порочная практика единовластия вполне способна довести страну до непоправимой беды.
  Соединенные Штаты в рамках урегулирования в свою очередь пошли на некоторые уступки. Они обязались не применять силы в отношении Кубы и "добровольно" убрать свои ракеты средней дальности с территории Италии и Турции. Понятие "добровольность" раскрыл мне бывший министр обороны США Р.Макнамара. Мы встречались с ним в Женеве на сессиях Пагуошского движения. Покинув пост министра обороны, Макнамара проявлял готовность к объективным размышлениям о прошлом, настоящем и будущем. От него я услышал, что Соединенным Штатам и Советскому Союзу для защиты их национальных интересов более чем достаточно 400 ядерных зарядов. Тогда я задал бывшему министру вопрос: "Г-н Макнамара, остается ли в силе приказ, согласно которому, командир американской подводной лодки может в случае отсутствия связи с центром более шести часов в кризисной ситуации самовольно запустить ракеты по заданным целям?" Собеседник возмущенно ответил: такого приказа не было и нет. Условились, что, вернувшись домой, он разберется с этим вопросом. Через неделю я получаю сообщение: "Приказ был и остается в силе". Вот так. Не знаю, давались ли сходные инструкции капитанам наших подводных лодок. В любом варианте, десятилетия биологическая жизнь на Земле могла оборваться в любую шальную минуту.
  В конце правления Брежнева американцы разместили в ФРГ стратегические ракеты "Першинг-2". Они были сконструированы как средство поражения командных подземных центров и обезглавливания, таким образом, вооруженных сил СССР. Для достижения цели им требовалось 6 - 8 минут. Наша космическая оборона исходила из посылки - если в течение 2 - 3 минут подтвердится, что "Першинг" держит курс на восток, автоматом в ответ запускаются советские ракеты по объектам НАТО. Нетрудно представить себе, какая участь ждала Германию и ее союзников. Напомню, острие против острия не было нашим выбором. А.Д.Сахаров вообще предлагал не обслуживать вашингтонскую стратегию разорения Советского Союза гонкой вооружений. Он выступал за размещение вдоль Атлантического и Тихоокеанского побережий США ядерных зарядов по 100 мегатонн каждый. И при агрессии против нас либо наших друзей, нажать кнопки. Было это сказано им до ссоры с Никитой Сергеевичем в 1961 г. из-за разногласий по поводу испытания термоядерной бомбы мощностью в 100 мегатонн над Новой Землей. Сахаров не в одиночку предостерегал советское руководство против погружения страны в бездонный водоворот гонки вооружений. И.Н.Острецов сотоварищи доказывал в 70−80-х гг., что созданная в КБ Уткина ракета "Сатана" (по натовской классификации) с ее 16-ю разделяющимися боеголовками индивидуального наведения каждая по 2 мегатонны - это надежнейший оборонительный щит. И можно было бы сделать паузу на 15−20 лет вперед.
  Однако наш ВПК не поддавался конверсии. Метастазы милитаризма поразили властные структуры, госаппарат, науку, экономику страны. Сошлюсь на то, что 83% ученых и технологов занимались военной и паравоенной тематикой. Больше четверти ВВП Советского Союза поглощал ненасытный Молох. Эксперты открытым текстом пытались убеждать власти предержащие: мы занимаемся самоедством, обслуживанием доктрины США, нацеленной на доведение нашей страны до экономического и социального коллапса.
  Еще одна тема, относящаяся к сегодняшнему обмену мнениями. Низвержение Сталина с пьедестала Хрущев сопровождал купированием архивов. Изымалось или вымарывалось все, что провоцировало вопрос, а какой линии держался сам Никита Сергеевич, когда вершил дела на Украине, разделывался с диссидентами в Москве. Ведь его "расстрельные списки" отец народов сокращал в два - три раза. Нет, неспроста Хрущев в погашение своих грехов одарил Украину Крымом.
  В октябре 1964 г. Советское государство возглавил триумвират. Генсекретарем партии стал Брежнев. За неуместную лихость и браваду в годы войны он получил от Сталина строгое внушение. Впрочем, и в мирное время Леонид Ильич был не прочь покрасоваться. Но по складу характера, Брежнев - человек компромисса. И в этом качестве, как антипод предшественникам, он устраивал различные течения, омывавшие советский Олимп. Пост председателя Президиума Верховного Совета, номинального президента страны, достался Н.В.Подгорному. Правительство возглавил А.Н.Косыгин. Поначалу принятие важных решений обусловливалось наличием консенсуса в названном трио. Вскоре, однако, стали давать себя знать, причем, не на пользу делу, различия в умонастроениях трех лидеров.
  Сошлюсь на пример, свидетелем которого мне довелось быть. 1967 г. в МИДе я отвечал за отношения со странами Британского содружества. В дополнение Громыко, не объясняя причин, навьючил на меня еще ближневосточные дела, а именно: проблематику арабо-израильского противостояния. Когда дело дошло до шестидневной войны, при генсеке был создан кризисный штаб. Меня включили в его состав. В его заседаниях участвовали Подгорный, Косыгин, Гречко, начальник генштаба Захаров, заместитель Громыко Солдатов.
  Ранним утром Л.И.Брежнев созвал совещание. Ночью, сообщил он собравшимся, поступила телеграмма посла С.А.Виноградова. Насер обратился с просьбой немедля перебросить в Египет танки, артиллерию и некоторую другую технику, чтобы создать заслон израильтянам, которые пересекли Суэцкий канал и движутся к Каиру. "Я отдал команду, - продолжал Брежнев, - грузить технику на самолеты..." Именно в эту минуту дежурный докладывает: получена внеочередная телеграмма от Виноградова. У Насера тяжелый сердечный приступ. Генсек обращается к присутствовавшим - как решаем? И сам же добавляет: ближайшим рейсом Е.И.Чазову вылететь в Каир. Слово берет Подгорный: "Я за командировку Чазова, но с оружием надо подождать". Брежнев спрашивает: "Как и сколько подождать? Израильтяне в сотне километров от Каира!" Подгорный настаивает: "Неизвестно, как все обернется. Предлагаю с оружием подождать до завтра". Подгорный встает после этого и удаляется. Брежнев вне себя. Приказывает отправлять оружие без согласия Подгорного. Судьба Николая Викторовича была предрешена.
  "Группа товарищей" вошла во вкус и стала подводить мину под еще одного члена триумвирата. Я сопровождал А.Н.Косыгина во время его государственного визита в Англию в 1967 г. Продуктивные переговоры с Г. Вильсоном и Дж. Брауном подвели стороны к заключению англо-советского соглашения о сотрудничестве. Алексей Николаевич собрал сопровождавших его лиц в гостиничных апартаментах. Вдруг раздался звонок по открытому международному телефону. "Алексей, - слышится голос Брежнева, - мы с удовольствием наблюдали по телевидению твое выступление в Золотой ратуше. Поздравляем тебя. Что касается возможного соглашения, то по ряду причин его пока не стоит форсировать. Вернешься - подробней переговорим". Лицо Косыгина осунулось. Он замкнулся в себе и оставшиеся полтора дня пребывал в подавленном настроении. Ясно было ему и нам: премьера отлучают от внешнеполитических дел. В 1970 г. Косыгина удостоили права поставить под Московским договором с ФРГ свою подпись. Но еще яснее дали понять, что его удел - заниматься хозяйственными делами (под присмотром М.А.Суслова и иже с ним), а также представлять СССР на похоронах зарубежных государственных деятелей - того же Насера, индийского премьер-министра Шастри и т.п. Лично я не исключаю, что А.Н.Косыгину не простили его оппозицию интервенции в Чехословакию.
  И последнее на сегодня. Когда же началась агония Советского Союза? Чаще всего утверждают - все произошло нежданно-негаданно. На мой взгляд, это не так. Не стану предаваться разбору того, как шла десталинизация, приглашаю вас вдуматься в последствия санирования Н.С.Хрущевым нашего сельского хозяйства. Именно при нем с 1962-1963 гг. СССР стал миллионами тонн закупать зерно. Совместно с Г.А.Арбатовым и Н.Н.Иноземцевым мы пытались убедить Никиту Сергеевича: платите нашему крестьянину столько, сколько Внешторг платит американскому фермеру - через пару лет в стране будет завал зерна. "Не поощрять частнособственнические тенденции!" - таким был приговор. По прихоти Хрущева была пущена под откос потребительская кооперация, причем, наш опыт распространили на другие "социалистические страны", чем нанесли им весьма ощутимый ущерб. В ГДР и Чехословакии, например, доля мелких производителей и бытовой торговли составляла почти треть в их экономике. О совнархозах и говорить нечего.
  С устранением хрущевского волюнтаризма экономика, к сожалению, не познала оздоровления. Концы с концами никак не удалось увязать. Пресс ВПК довлел все тяжелее. Социальный климат деградировал. Перебои и перекосы на потребительском рынке, в здравоохранении, культуре, науке, школе - повседневное явление. Сепаратизм бросал вызов целостности "союза нерушимого республик свободных". В последние пять лет своей жизни Л.И. Брежнев царствовал, но не правил. Смертельно больному Ю.В.Андропову не было суждено придать остойчивость государственному кораблю. Смуты добавилось при К.У.Черненко. Жить в прежнем режиме страна не могла. Категорический императив гласил: нужны качественные перемены. Перемены, призванные навести мосты между словом и делом.
  Готов ответить на ваши вопросы.
  К.А.ГЕВОРГЯН. По образованию я не историк, а филолог, и меня давно занимает вопрос, касающийся выражения "холодная война". Я пыталась найти его корни. Выяснилось, что впервые (но, может быть, это и не так) его применил Гитлер по отношению к ситуации, связанной с Югославией в 1939 г. Точно так же выражение "железный занавес" принадлежит Гебельсу. Буду очень признательна, если Вы сможете как-то уточнить это или прокомментировать. Для меня это было бы ключом к некоторым дальнейшим размышлениям.
  В.М.ФАЛИН. В двухтомнике воспоминаний А.М.Коллонтай можно прочитать, что выражение "железный занавес" употреблялось в начале 1920-х гг. в Норвегии как способ отражения опасности распространения идей Октября. Когда вошел в оборот термин "холодная война"? Ответить на данный вопрос не в состоянии. Скорее всего, авторство за трумэновской администрацией. Могу еще привести восточную пословицу: "Война есть война, и полвойны тоже война".
  Г.Я.МИСУНА. В связи с началом атомного проекта в Советском Союзе упоминается письмо лейтенанта Георгия Флёрова непосредственно Сталину летом 1941 г., в котором он писал, что несколько месяцев западные научные журналы (Флёров - физик по образованию, закончил МГУ) перестали публиковать материалы по ядерной тематике. Письмо Флёрова будто бы послужило толчком.
  В.М.ФАЛИН. Насколько я помню, Флёров обратил внимание на исчезновение публикаций по ядерным разработкам в 1942 г. Его письмо попало к Сталину и наложилось на сведения, полученные от Радо и чуть позже от Фукса. Тогда было отдано распоряжение математиков, физиков, других естествоиспытателей отозвать из действующей армии, чтобы они занялись делами ядерными. Репрессированные специалисты частично попали в "шарашки".
  В.Г.БУДАНОВ. Есть версия, она отражена в фильме "17 мгновений весны", будто, благодаря усилиям нашей разведки, немецкий проект "Возмездие" пошел по ложному пути: немцы занялись не идеями расщепления ядер урана, а пытались поджечь тяжелую воду термоядерной реакцией. Никому без атомного запала решить эту задачу не удавалось. Предпринимались ли в действительности некие сознательные действия, чтобы побудить нацистскую Германию двигаться в ядерном проекте по ложному пути?
  В.М.ФАЛИН. В ходу множество версий. Нам дано выбирать наиболее достоверные. Несколько лет назад на русском языке была опубликована книга "Черное солнце третьего рейха". Автор Дж. Фаррел обобщил в ней сведения о немецких технологических разработках. Упоминается, среди прочего, следующий факт: в начале 1945 г. на острове Рюген был произведен взрыв некоего устройства, сопровождавшийся появлением гриба, знакомого нам из испытаний ядерных зарядов. Изыскания, проводившиеся нашими специалистами, что ни на есть тщательные, следов радиоактивности не выявили. Какие-то зацепки, возможно, сыщутся в архиве фон Арденне, причастного к "урановому проекту". После войны Арденне руководил в ГДР институтом, созданным для воплощения в жизнь идей ученого. По Фаррелу, в третьем рейхе над проектами создания ядерного оружия работали две основные группы. Одну возглавлял нобелевский лауреат Гайзенберг (ученые, в ней сосредоточенные, не проявляли особого усердия). Другая группа действовала под крылом СС, причем, весьма успешно. Как отмечал Шпеер в своих послевоенных мемуарах, "урановый проект" не удался из-за прихоти и некомпетентности Гитлера, отказавшегося в 1942 г. придать ему высший приоритет. Кроме того, немецким разработкам серьезно помешала совместная операция норвежцев и англичан, уничтожившая единственный завод по производству тяжелой воды в Норвегии.
  Под занавес войны в Европе нацисты, откликаясь на просьбу японцев, отправили своим союзникам подводную лодку с группой немецких физиков и грузом урана-235. По пути к месту назначения капитан, поднявший лодку для перезарядки аккумуляторов, поймал радиосообщение о капитуляции Германии и сдался американцам. Утверждают, что трофейный уран был использован Соединенными Штатами при изготовлении бомбы, сброшенной на Хиросиму.
  Фаррел приводит любопытные сведения о немецких работах над летающей тарелкой, о каких-то базах гитлеровцев в Антарктиде. Головным в этих проектах выступал СС-ский центр по новым технологиям, базировавшийся в районе Праги. В конце апреля - начале мая все документы центра, модели новых видов вооружений вместе с большинством конструкторских кадров были уничтожены. Может быть, к лучшему. А. Эйнштейн сам завещал сжечь все свои неопубликованные расчеты и чертежи, дабы они не были использованы во вред человечеству.
  В.Г.БУДАНОВ. В контексте атомного проекта поминается некий "заговор физиков". И Оппенгеймер, и Бор, и Эйнштейн исходили из того, что во имя паритета данные о милитаризации атома не должны быть доступны лишь одной державе. Поэтому они организовали утечку сведений. То же самое в свое время делал Тесла.
  В.М.ФАЛИН. Клаус Фукс придерживался именно такой позиции.
  К.А.ГЕВОРГЯН. Моя приятельница Ольга Табачникова, она была синхронным переводчиком на Нюрнбергском процессе, рассказывала очень интересные вещи. Когда слово давалось людям, которые должны были молчать, американские офицеры передавали, в частности, ей кое-какие материалы с присказкой: "наши не выполняют достигнутых с вами договоренностей, и это должно быть у вас". Речь шла о материалах специфического свойства. Я сейчас специально закавычиваю - типа материалов института "Аненербе". Складывается впечатление, что часть этих архивов оказалась в Соединенных Штатах, а часть у нас. Можно ли несколько слов услышать о судьбе этих наработок?
  В.М.ФАЛИН. Архивами поверженной Германии интересовались, прежде всего, американцы и англичане. Наша сторона усердствовала больше в демонтаже оборудования заводов, другого оборудования, жизненно важного для восстановления нашей разрушенной экономики и инфраструктуры, а также розысками опытных образцов новейшего оружия. К США практически полностью попал архив личной канцелярии Гитлера.
  К.А.ГЕВОРГЯН. Но к нам попали дневники Гебельса?
  В.М.ФАЛИН. Я держал их в своих руках. Долго мы не признавали, что дневники у нас. Причина - Гебельс делал заметки о секретных приложениях к договорам 1939 г., о чем знать другим было не положено. Попутно нам досталось довольно много документов и материалов, в том числе самых секретных, и вопрос состоит в том, как с ними Москва обходилась. Сошлюсь на такой пример. Существовал "Специальный литературный архив". Что это такое? В нем осели материалы гестапо, личные бумаги Йозефа Вирта, Ротшильдов (французских и немецких), трофейные досье французской и ряда других разведок. По поручению Молотова, мне довелось заглянуть в некоторые из таких досье. Множество бумаг было написано от руки готическим шрифтом, а специалистов, способных читать, - наперечет. Велся учет фамилий тех, кто мог сотрудничать с нацистскими спецслужбами, а до войны - с разведками Англии, Франции и США. Когда развалился СССР, этот архив был упразднен, а его содержимое Волкогонов и Ко, не удосужившись снять копии хотя бы самых важных бумаг, разбазарили.
  К.А.ГЕВОРГЯН. Кому и куда отдавали? В Германию?
  В.М.ФАЛИН. В Германию, Францию, любому, кто не ленился нагнуться или отстегнуть дарителям на хлеб насущный.
  Не было и нет порядка в других архивохранилищах. В Подольске, насколько известно, по сию пору не разобрано большинство мешков, набитых документацией нацистских комендатур, что буйствовали на оккупированной советской территории. Написанные от руки, скажем прямо, бумаги трудно читаются, да и желающих ломать глаза за 3 - 4 тысячи рублей в месяц не много. Предложение немцев направить в Подольск специалистов, которые по заданию исследовательских институтов ФРГ безвозмездно систематизировали бы этот пласт, отклика не получило.
  ОТЕЦ ИОАНН (МИРОЛЮБОВ). Когда-то я был ученым в области прикладной механики. Мой вопрос связан с гонкой вооружений. Хотелось бы глубже вникнуть в ее идеологию. Военная и политическая составляющие мне более или менее ясны, а вот экономическая и технологическая составляющие? Не была ли эта гонка вооружений навязана нам еще и с тем, чтобы советские 83% ученых трудились на военную технику, а все остальное было обречено на технологическое отставание?
  В.М.ФАЛИН. На рубеже XIX-XX веков политика деградировала в продолжение войны иными средствами, уподобилась, позаимствую афоризм Гёте, року. Личина насилия варьировала. Не обязательно стало вгонять людей "бомбами в каменный век", чем занимались США в Корее, Индокитае, а до того на Филиппинах. Извести намеченную жертву можно такой разновидностью осады, как гонка вооружений, накоплением "всепобивающих козырей", которым на другой стороне не сыщется адекватного ответа.
  С 1946 г. до середины 80-х годов концепции "превентивных акций" против СССР, Китая и их союзников строились Вашингтоном на применении, помимо ядерного, также биологического и химического оружия (запрещенного к использованию международными конвенциями в 1925 г.). "Гражданская оборона" окна уязвимости не закрывала. Потенциальному злоумышленнику надлежало заранее знать, что расплата не заставит себя ждать.
  В 1981 г. США и их свита по НАТО приняли две программы - "Армия 2000" и "Фофа". Советскому Союзу навязывалась гонка в сегменте так называемого "умного оружия". Его конструирование и производство требовало в 5 - 7 раз больше инвестиций, чем ядерное оружие. "Демократы" калькулировали - советская экономика не справится с таким вызовом. Аналогичный расчет закладывался в программу "звездных войн" Рейгана. В этом легко убедиться, ознакомившись с докладом министра обороны Вайнбергера, частично раскрытым в 1986 г. газетой "Нью-Йорк таймс".
  Советский Союз сошел с мировой арены. Мираж угрозы развеялся. Подвели ли тектонические сдвиги в планетарном ландшафте к спаду американской воинственности? Увы. В текущем году министерству обороны США отстегнули 761 млрд. долларов (траты на войну в Ираке и Афганистане не в счет), плюс 580 млрд. ассигновано на овладение новейшими военными технологиями. Названное превышает расходы на военные цели всех остальных стран, вместе взятых. Констатируя это, не забудем, что соперничество в сфере военных технологий есть катализатор гонки вооружений.
  Дж.Буш-младший, передавая эстафету власти Б. Обаме, приоткрыл смысл происходящего: США не намерены свертывать крестовый поход для приобщения населения обоих полушарий к императивам американской "демократии". Сердобольный Буш воздержался от включения в перечень наций, жаждущих американского благоволения, индейцев. Они поныне пребывают в резервациях, в которые были изгнаны пришельцами при освоении "дикого Запада". Похоже, ставка делается на то, что время само как-то решит проблему аборигенов. В ХХ веке в США завершилось земное существование более 20 индейских племен.
  М.В.ДЕМУРИН. Позвольте вернуться к 50-м годам. Хотелось бы узнать Ваше мнение о Л.П.Берии. Существует мнение, что он имел свою внешнеполитическую программу, отличную от хрущевской. Была ли у него такая внутриполитическая программа и могла ли она быть реализована в СССР?
  В.М.ФАЛИН. Насколько мне дано судить, у Лаврентия Павловича была концепция борьбы за власть, и именно из нее выводились как внешние, так и внутренние программы. Несомненно, Берия являлся едва ли не самым дальновидным в руководстве СССР, а с точки зрения организаторских способностей, знал мало равных. Сложись его судьба по-другому, Берия вряд ли переродился бы в агнца. Возможно, мой взгляд на этого деятеля окрашен следующим эпизодом из собственной жизни. В 1951 г. с санкции Берия в Грузии было инспирировано "мегрельское дело". Главным обвиняемым шел министр внутренних дел Г.Т.Каранадзе. С его сыном я вместе учился в МГИМО и тесно дружил с ним. Так вот, меня вели по названному делу с 1951 по 1953 г. в качестве резидента французской разведки в Советском Союзе. Приди Берия к власти, от мне подобных, по-видимому, и атома не удалось бы сыскать.
  Но все-таки. После кончины Сталина, в обход Политбюро Берия отдал приказ своим "личным агентам" (в Германии это были Ольга Чехова и князь Радзивилл) прояснить, какого отступного готовы Англия и США дать за согласие Москвы на воссоздание Германии примерно на условиях "демократий". В центре обвинений Лаврентия Павловича в предательстве и т.д. стояло намерение сдать социалистического союзника - ГДР. "Вины" Берия не смягчало его распоряжение не жалеть патронов при подавлении июньских событий 1953 г., потрясших Восточную Германию.
  В.Г.БУДАНОВ. На прошлой встрече Вы говорили, что Сталин был против разделения Германии, что он хотел создания единого государства в противовес англосаксам. Получается, что Берия продолжал эту же линию?
  В.М.ФАЛИН. В определенном смысле Берия продолжал линию Сталина. С существенными, правда, поправками. После того как "демократы" расчленили Германию, Сталин отводил на восстановление ее единства 5 - 7 лет. Берия форсировал процесс, считая, что ГДР экономически не способна тягаться с Западной Германией. Далее. Сталин увязывал объединение Германии с обретением ею статуса "неприсоединившегося государства". Берия, насколько известно, подобной оговорки не делал.
  В.Г.БУДАНОВ. Позвольте еще вопрос по поводу атомного оружия у КНР. Есть ли у нее термоядерные заряды? Китаеведы мне рассказывали, что Пекин придерживается иной стратегии - стратегии ассиметричного ответа. Когда американцы попытались их шантажировать, втянуть в гонку вооружений, как у них получилось с Советским Союзом, китайцы якобы сказали: наш козырь - торговля, груз контейнеровозов и есть дежурный заряд.
  В.М.ФАЛИН. Термоядерные заряды у Китая, очевидно, есть. Но ставку Пекин делает не только и не столько на военную мощь. Повторю то, что слышал в 1991 г. от Чжао Цзыян, соратника и последователя Дэн Сяопина. Он рассуждал так: "У Китая за плечами 5 тысяч лет. Сколько впереди, никто не ведает. В любом случае, торопиться китайцам не за чем. К 2040−2050 г. мы догоним американцев, а потом превзойдем Штаты. Прямой конфликт с американцами Пекину совершенно не нужен, и пока Советский Союз вместе с ним, такой конфликт маловероятен. Ситуация, конечно, может ухудшиться, если кто-то из нас споткнется..."
  Ныне КНР контролирует 95% мировых запасов редкоземельных элементов, необходимых для производства электроники. Японцы не так давно задержали два китайских рыболовных судна в спорных территориальных водах и на протесты КНР не реагировали. Тогда Пекин прервал поставки этих самых элементов японцам, и буквально через день рыболовы были освобождены. До 45% электронных военных приборов США китайского производства или созданы на китайской электронной базе. О бытовой технике и говорить нечего.
  Солидный журнал "Экономические стратегии" в последних номерах осветил отличия практики России и Китая при осуществлении "перестройки". В 1989 г. по приглашению руководства КНР я посетил ряд районов республики. Мне показали миллионный город, воздвигнутый за 10 лет на месте деревни с 10 тыс. жителей. Ни одного гектара земли не продавалось иностранцам. Хотите открывать предприятие, арендуйте площадки для них сроком на 30 лет. По истечении трех десятилетий - новые торги. Если есть желание продлить пользование землей, предлагайте не худшие, чем у конкурентов условия. Под приватизацию попадали только убыточные предприятия. Прямые инвестиции обусловливались передачей или использованием в производстве новейших технологий. У нас, как мы помним, все наоборот. "Прихватизировались" только доходные предприятия, такие, как "Норильский никель".
  Конечно, трудно отрицать, что у китайцев особый менталитет. Живущий далеко за рубежом уроженец этой страны через годы, десятилетия и даже столетия продолжает считать себя китайцем. Он не теряет связи с Поднебесной, посещает захоронения родственников, которые сохраняются, как утверждают, тысячу лет. Нам сложно все это понять, но, тем не менее, стараться нужно, дабы избегать глупостей, на которые мы мастаки.
  М.В.ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, еще один вопрос по 1950-1960 гг. Видимо, последний, т.к. мы работаем довольно долго. Мы говорили о противостоянии СССР, с одной стороны, и США и Великобритании, с другой. В стороне остались Франция и Германия. Когда, в какой момент и на каком сюжете, на Ваш взгляд, эти две страны заявили о себе как державы, способные не только отстаивать свои интересы, но и серьезно влиять на мировую политику?
  В.М.ФАЛИН. С Францией ясно: она обрела статус полновесной державы, когда вошла в ядерный клуб. Германия вернула себе весомую роль благодаря экономическим и технологическим достижениям. При этом следует принять к сведению следующее. Укоренилось представление, будто объединение Европы совершалось в силу внутренних потребностей государств региона. Это лишь отчасти соответствует действительности. От формирования европейской "шестерки" Париж поставил в зависимость свое согласие на создание ФРГ и ее перевооружение. Бундесвер изначально должен был быть изъят из - под суверенитета данного государств и интегрирован в НАТО, подчинен командованию блока. Контроль над тяжелой промышленностью Западной Германии переходил к институтам типа "Объединение угля и стали" и "Евратома". Кроме того, ФРГ следовало отстегивать громадные средства на содержание войск США, Англии и Франции, а также в казну Общего рынка.
  Выбор Бонну предоставлялся крайне зауженный. К. Аденауэр считал, что рано или поздно ФРГ выйдет на лучший вариант. Между тем, Л. Эрхард, отец социальной рыночной экономики, предпочитал европейской арене "третий мир". Социал-демократы также связывали экономические шансы Германии с ее выходом на рынки государств, сбрасывавших колониальный гнет (съезд СДПГ 1953 г.). Аналогичную линию проводил советник Эрхарда Гросс, главный редактор влиятельного органа деловых кругов "Хандельсблат"...
  29 сентября 2011
  Валентин Фалин
  
  ЧАСТЬ 3. ФАЛИН В.М.: ЗАПАД И РОССИЯ В ХХ ВЕКЕ: СВЯЗЬ ВРЕМЁН.
  
  ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИК: regnum.ru'news/1439594.html. Москва, 28 августа 2011, 12:41 - REGNUM. Сайт Института динамического консерватизма (ИДК) опубликовал стенограмму семинара в ИДК, на котором выступил известный политик, доктор исторических наук Валентин Михайлович Фалин. Ниже текст приводится полностью. В.М.Фалин: Уважаемые коллеги! Проблема, которую предстоит осветить - отношения между Западом, с одной стороны, и Россией, Советским Союзом и новой Россией, с другой, в ХХ веке - настолько емка и сложна, многоступенчата и многопланова, что втиснуть ее в час или два, в неделю и даже в месяц практически невозможно.
  ВОПРОСЫ ФАЛИНУ ЗАДАВАЛИ УЧАСТНИКИ СЕМИНАРА.
  
  В.М.ФАЛИН: Уважаемые коллеги!
  Проблема, которую предстоит осветить - отношения между Западом, с одной стороны, и Россией, Советским Союзом и новой Россией, с другой, в ХХ веке - настолько емка и сложна, многоступенчата и многопланова, что втиснуть ее в час или два, в неделю и даже в месяц практически невозможно. Если вы не станете возражать, я остановлюсь на некоторых сравнительно мало разработанных темах, а также спорных аспектах того, что реально имело место быть и без чего, по моему мнению, не вскрыть корней многих явлений, которые определяют лик ХХI века.
  У каждого существа есть родители. И у каждого общественного события есть свои прародители. Чаще всего эта составная свершений выводится за скобки, ибо так проще подгонять прочтение былого под императивы настоящего и узкоколейное видение будущего. Каждая эпоха, назидал А.Эйнштейн, вооружает нас новыми очками. Безусловно, каждая эпоха по-новому пишет свои социальные, экономические, политические и иные приоритеты. Тем не менее, новое есть продолжение, пусть в форме отрицания, чего-то, что уже пережито, а не просто некое озарение, которое вдруг снизошло.
  На сегодня полно так называемых "национальных исторических школ". Вправе ли сии школы именоваться наукой? Или следует согласиться с А.И.Герценом и А.П.Чеховым - национальной науки нет, как нет национальных Вселенных. Мудрые античные философы констатировали: даже боги не в состоянии сделать былое небылым. Политиками и идеологами, присваивающими право вещать истину в последней инстанции, движет мания оставить зазубрину на летописном своде. Отсюда присущий им зуд мудрости, неуемное стремление без оглядки все ставить с ног на голову или с головы на ноги, как придется. А поддакивающие им не ведают, что они подопытные эксперимента клонирования сознания, теряющие ориентацию во времени и пространстве.
  Оговорюсь. Гете как-то заметил: если бы вы знали, как редко вас правильно понимают, вы бы молчали. Ф.И.Тютчев ту же мысль отчеканил в словах: "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется". Из других "классиков" сошлюсь на притчи Соломона: "Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое - мерзость по отношению к Господу" (20/10). Он же: "Сеющий неправду пожнет беду" (22/5). И далее: "Кто злословит отца своего и свою мать, того светильник погаснет среди глубокой тьмы" (20/20). Присовокуплю Л.Н.Толстого: "Не верь словам - ни своим, ни чужим. Верь только делам..."
  Полностью разделяю изложенные речения. Любое упрощение при разбирательстве прошлого есть искажение, никак не помогающее нахождению адекватного ответа на вызовы, чем столь богато наше время.
  Чтобы сделать более понятным мое прочтение ХХ века, позволю себе напомнить несколько моментов из века ХIХ. Крымская война. Она олицетворяла британскую русофобию. К Альбиону примкнули Франция, Турция, Сардинское королевство. По целям, количеству жертв и театрам военных действий она была не региональным, а мировым конфликтом. Закрыть России окно в Европу, зажать ее в тиски с востока - так формулировалась задача. Англо-французские эскадры дважды атаковали Петропавловск-Камчатский. Британские корабли прорвались в Белое море, обстреляли Соловецкий монастырь. Предпринимались попытки проникнуть через Финский залив к Петербургу. Если не принять это во внимание, мы многое не уразумеем.
  После Крымской войны сформировался англо-австрийский альянс. Тогда же принялись подводить базу под англо-германское "согласие". Джозеф Чемберлен, министр колоний, выступил с инициативой соединения ветвей англосаксонской и немецкой расы, направленной против России. Эта тема развивалась в его беседах с Вильгельмом II и рейхсканцлером Бюловом. Это было в 1898 г. Бюлов, вторя британцу, заявлял, что России, этой полуазиатской, если не азиатской стране, нечего делать в Черном и Балтийском морях.
  Хитроумный премьер Солсбери уполномочил Чемберлена продолжать будировать расовую тему и пообещать немцам жирные колониальные куски - в Африке Анголу, в Азии острова Самоа и часть Таиланда - при условии, что Берлин перестанет поддерживать буров. Немцы сдали Лондону буров. А тот враз свои колониальные оферты подзабыл. И совсем погоду испортил эксцентричный Вильгельм II, который выдвинул заявку на право рейха иметь военно-морской флот, равный британскому. Англичане расценили это требование как абсолютно несовместимое с их имперскими притязаниями. Военно-морская тема стала в дальнейшем одним из камней преткновения во множестве комбинаций на предмет полюбовного разделения сфер интересов Альбиона и рейха в канун первой мировой.
  Эхо Крымской войны дало себя знать на Балканах. Оно и понятно. Однако реже историки отслеживают связь между поражением России в этой войне с обустройством позиций США в Тихоокеанском бассейне. Совсем коротко об Аляске, "уступленной" Соединенным Штатам за символическую плату. В 1988 г. АПН распубликовало данные о том, что эта сделка сопровождалась обширной коррупционной смазкой. Агентству было поручено тогда проследить, как откликнутся американцы на эти разоблачения. Ноль комментариев. Возможно, потому, что по законам США сделка, связанная с подкупом, объявляется ничтожной, независимо от срока давности.
  В 1875 г. Россия отказалась в пользу Японии от Курильских островов. Не заставил себя ждать черед Гавайского королевства. Вашингтон приобщил его, пресекая чужие взоры, если таковые вообще имелись. Примем к сведению едва ли оспоримый факт, что промоутером японской экспансии в конце ХIХ и в первой трети ХХ столетия выступал Лондон. Англо-японский тандем принимал - и не раз - весьма неординарные формы.
  Японо-русская война 1904-1905 гг. На британских верфях был выстроен практически весь японский флот. В 1903 г. англичане заключили договор с Японией, развязывавший Токио руки для нападения на Россию. Агрессия еще не закончилась, а Лондон подписал в 1905 г. новый договор с Японией. Если первый договор (1903 г.) предполагал, что Англия объявит войну России, коль скоро на стороне Петербурга выступит какая-либо из третьих стран, то по договору 1905 г. (Портсмутский мир еще не был заключен) британцы обязывались включиться в войну в качестве сообщника Японии, не ожидая, что кто-то вступится за Россию.
  Под раскаты войны Японии и России Вашингтон обделывал собственные дела. Президент Т.Рузвельт без стеснений заявлял: "Япония - сторожевая собака против России". Однако, добавлял Рузвельт, не стоит дозволять японцам укрепляться сверх меры, дабы русско-японское противоборство не сникало. Примерно так, как обстоит ныне с так называемыми "северными территориями". Все это документировано. Это не журналистские байки. Это - материал истории.
  Параллельно США размежевывали с Токио их притязания в Дальневосточном регионе. Японцев благословили на захват Кореи, а те в ответ признали за американцами "право" владеть Филиппинами. "Демократизация" стоила жизни каждому четвертому филиппинцу, что, как мы знаем, не затмило американского нимба.
  В исторической литературе не разработана тема реакции западных держав на первую русскую революцию 1905-1907 гг. Между тем, Германия выдвинула тогда войска к границам России, был отмобилизован ВМФ рейха, имея в виду, что он двинется в Балтийское море, дабы подавить крамолу. Ни о какой социалистической революции речи тогда не шло. Русофобам давался шанс реализовать иные планы. Внутрироссийские события встревожили Т.Рузвельта. Париж и Лондон постарались не упустить навар, который им обещало размывание устоев самодержавия.
  Петербург вынудили проглотить аннексию Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Он не смог эффективно поддержать Сербию - своего основного союзника на Балканах. Государственность Албании была оформлена в 1912 г., чтобы закрыть сербам (и благодаря им - России) доступ к Адриатическому морю.
  Когда заходит речь о развязывании первой мировой, обычно перво-наперво припоминают выстрел Гаврилы Принципа в наследника австрийского престола. Но. Исходные планы войны против Сербии были разработаны в 1913 г. Позже, после убийства Фердинанда, Вильгельм II написал своему собрату в Вене - нельзя допустить ошибки 1913 г., когда рейх и Австро-Венгрия не использовали шанс, чтобы с позиции силы придать событиям нужного течения. Франц-Фердинанд погиб в июне 1914 г., а рейхсвер был приведен в полную готовность еще в марте 1914 г., чему есть документальные доказательства.
  Следовательно, можно и нужно внимательней вчитаться в стенограммы собеседований шефа форин офиса с австрийским послом Менсфилдом и послом Германии Лихновским. Лейтмотив Грея - Англия не станет вмешиваться в конфликт четырех держав (Германии и Австро-Венгрии с Сербией и Россией). В интересах Берлина, не уставал повторять Грей, озаботиться, чтобы локальная свара не переросла в континентальный взрыв, и, стало быть, не задевать излишне Францию. Опускаю подробности. Они заняли бы слишком много времени. Когда же Вильгельм II объявил войну России, Грей "разъяснил" Лихновскому: если немцы ограничатся военными действиями только против России и Сербии, англичане озаботятся, чтобы конфликт не перекинулся на Западную Европу. Британец уверял германского посла, что против "локальной модели" Париж возражать не будет. Французы, узнав о демарше Грея, выразили протест против попыток Лондона вещать от их имени и подтвердили, что выполнят свои союзные обязательства перед Россией.
  Это, однако, еще не конец сказки. Войска рейха захватили Люксембург и изготовились переступить границы с Бельгией и Голландией. Грей передал Лихновскому весьма двусмысленное предложение: стоит немцам прекратить движение на запад - и тогда англичане останутся вне войны. Вильгельм II возликовал. Он приказал генеральному штабу перекроить план операции. Генерал Мольтке и компания возразили императору, что приказ технически не исполним, ибо главные силы рейхсвера сосредоточены против Франции. На всякий случай был предпринят провокационный маневр. Парижу пообещали проявить "сдержанность", если в качестве "залога нейтралитета" он сдаст немцам Верден и прочие крепости. Французы отвергли ультиматум. Берлин в свою очередь не принял британского требования воздержаться хотя бы от оккупации Бельгии. После этого тот же "модератор" Грей заявил в палате общин, что Англия не потерпит попыток одной державы установить контроль над Европейским континентом и включается в войну.
  Сопоставим изложенное с английскими стратегией и тактикой и со всеми увертками Альбиона в 1935-1939 гг. Практически под копирку, один к одному повторялись приемы. Ничего хотя бы на словах "демократы" не изобрели. От многих вопросов нас избавит документ, который Сталин хранил до самой смерти в рабочем шкафу. А именно: запись беседы Черчилля с внуком Бисмарка, первым секретарем посольства Германии в Лондоне, состоявшейся в октябре 1930 г. Немцы - недоумки, рассуждал Черчилль. Будь посмышлёней, все силы в первой мировой войне они сосредоточили бы на разгроме России. В этом случае англичане позаботились бы о том, чтобы Франция немцам не мешала. Обобщая уроки 1914 г., Черчилль призывал объявить России экономическую и техническую блокаду, чтобы сорвать планы индустриализации страны. Удел России - быть аграрным придатком Европы.
  Многие ключевые документы первой мировой войны Западом до сих пор не рассекречены. Больше того, немецкие документы, попавшие к англичанам и американцам в 1945 г. и ставящие под сомнение официальные версии предыстории и истории первой мировой, остаются недоступными в секретных хранилищах или же уничтожены. Прежде всего речь идет о "личном архиве Гитлера", который американцы изъяли из последней штаб-квартиры фюрера "Ольга" в Тюрингии. По некоторым данным, его "прореживают", как и другие трофейные документохранилища. Так, отощали досье, запечатлевшие обращение с немецкими военнопленными в американской зоне оккупации Германии. Чем "демократы" одарят исследователей и общественность в 2045 г., когда обещано рассекретить ключевые документы второй мировой, покажет время.
  В Советском Союзе тоже практиковалась усушка и утруска архивов. Правда, по другим мотивам. Не должен был пострадать ореол правителей. Особенно поднаторел на этом поприще Н.С.Хрущев, изымавший свидетельства своего ярого участия в борьбе против "врагов народа". Заодно по его распоряжению были уничтожены прослушки разговоров Тухачевского и других военачальников, положенные в основу предъявленного им обвинения в государственной измене.
  Осмысляя прошлое, следует упомянуть такой момент. В 1913 г. Николай II утвердил программу перестройки сухопутных и морских сил России. Ее осуществление должно было начаться в 1914 г. и завершиться в 1917 г. После финской войны Сталин принял решение о реорганизации Красной Армии в течение 1940-1942 гг. Берлин располагал агентурной информацией (от Мясоедова и жены военного министра Сухомлинова) о царских планах. Вывод Вильгельма II гласил: "Мы не должны ждать, пока Россия соберется с силами. Мы должны использовать момент ее слабости. Поэтому надо начинать реализовывать наши планы, невзирая ни на какие внешние обстоятельства". Одновременно Вильгельм и его рейхсканцлер Бетман-Гольвег подчеркивали, что должно быть сделано все, чтобы зачинщиком войны выглядела Россия. В унисон с ними пел Грей, который в контактах с иностранцами и своими домашними всячески напирал на кондовость России, зациклившейся на поддержке Сербии.
  Германия попала в ощипь - в войну на два фронта. "План Шлиффена" не сработал. "Разминка" против Франции и "прогулка на восток" против России обернулись противоборством на изнурение. "Демократы" вели свою войну на два фронта. Не без участия, прежде всего, французов и англичан в российских властных структурах активизировались масоны. В их ложи вовлекались высокие военные чины, думские депутаты, аристократическая "элита", финансовые воротилы. С 1915 г. к масонам примкнул генерал Алексеев, занявший вскоре пост начальника штаба ставки верховного главнокомандования, т.е. Николая II. Позднее та же функция перейдет к Алексееву при Керенском. Смысл масонской активности сводился к тому, чтобы лишить российскую политику национальных акцентов, приладить ее к орбите "демократий".
  В 1916 г., как вы помните, была развернута открытая кампания против жены Николая. Александру Федоровну обвиняли в измене, требовали ее ареста и придания суду. На случай, если бы царь вступился за нее, не исключалось применение неких мер против императорского семейства. Верно, что в это время по линии Александры Федоровны, в частности, через ее родственников в Гессене имели место зондажи на предмет возможного выхода России из войны. Сказывалась не только усталость страны от кровопролития, но и возмущение тем, что англичане и французы рассматривали русского солдата как пушечное мясо. Помнится, в 1926 г. в Англии была опубликована книга офицера-эмигранта, в которой приводились факты потребительского отношения "демократов" к российскому союзнику.
  Действительно, двурушничество, стремление жизнями россиян оплатить реализацию своих замыслов, попытки за спиной России сговориться с немцами давно не секрет. Дарданелльская авантюра Черчилля 1915-1916 гг. с целью навесить англо-французский замок на проливы освещена больше в исследованиях военных историков. Операция проводилась вопреки формальным обязательствам "демократов" передать Константинополь и прилегающий регион под контроль России. Авантюра провалилась. Она стоила больших жертв, кончилась разжалованием (не надолго) У.Черчилля в рядовые и кризисом в российско-британских отношениях. Николай II протер очи. В очередной раз он убедился, как, оказавшись в одной лодке, гребцы рулят в разных направлениях. Оправдывались предостережения Распутина, Вандама и других. Никто не поручится, что Николаю не приходили на память слова Петра I - кругом все играли в закон, как в карты, подбирая масть в масть, и неустанно подводили мины под фортецию правды; всяк человек есть ложь.
  Особую роль принял на себя генерал М.В.Алексеев. Фактически он понудил Николая II отречься от престола и тут же, после подписания императором соответствующей бумаги, "приарестовал" его. Другой небезызвестный генерал Корнилов взял под стражу семью Николая. Не станем заблуждаться и членить целое на части. Англичане причастны к убийству Распутина, так же, как прежде к удушению Павла I и позже к организации покушения на В.И.Ленина. Французы были замешаны в убийстве германского посла Мирбаха. Не нужно наводить тень на плетень, докапываясь, по чьей инициативе в Свердловске был уничтожен дом, в подвале которого расстреляли Николая и его близких.
  1917 г. В России свершилась масонская революция. Из 26 членов временных правительств, унаследовавших царскую власть, 22 были масонами, включая князя Львова и Керенского. Притчей во языцех стал тезис о "двоевластии" - параллельное существование правительства Керенского и Петроградского совета, обездвиживавшее управление государством. Липовое это было "двоевластие". В Петроградском совете как председатель, так и оба его заместителя являлись масонами.
  Не стану касаться позиции Г.В.Плеханова, его деструктивной роли в последующем развитии. Это особая статья. Возьмите книгу "Год на родине". В ней собраны комментарии и выступления Плеханова по поводу выхода России из войны, его полемика с Лениным. Они многое вам скажут, но еще больше вызовут вопросов.
  Так что же произошло в ночь с 7 на 8 ноября по новому стилю? Опустим детали и взаимоисключающие версии. Присмотримся к хронологии. Смена вех ознаменовалась публикацией Декрета о мире и ряда других принципиально важных манифестов. Кстати, ряд требований, выдвинутых Октябрем, найдет отражение в "Четырнадцати пунктах" В.Вильсона. Среди прочего, американский президент признает право России на выбор собственного пути развития. Согласно комментарию Хауза, этот выбор, однако, следовало приноравливать к американским лекалам - намерению "демократов" разделить Россию на независимые государства и территории, каждая из которых зависела бы в экономическом и других отношениях от зарубежья. Кроме того, выдвигалась претензия на легализацию поддержки "демократических движений" в России, к которым, само собой разумеется, социал-демократов в любом издании не причисляли.
  10 ноября американский посол Фрэнсис пригласил к себе генерала Алексеева и дал ему задание поднимать на американские деньги и средства контрреволюцию. Посол инструктировал Алексеева: поднимайте в первую очередь казаков. Если просочится какая-либо информация, что американцы финансируют атаманов, опровергать подобные сообщения и говорить, что этим занимаются французы и англичане.
  Заметим, что в это время Питер продолжал жить обычной жизнью. Никакой стрельбы не было. Как отмечали британские и другие очевидцы, рестораны города ломились от людей, ни один спектакль не отменен. Штурм Зимнего придумал режиссер С.Эйзенштейн к 10-летнему юбилею революции. Власть от временного правительства Керенского (в отсутствие последнего) передавалась временному правительству Ленина после холостого выстрела "Авроры". Вошедшие в Зимний дворец солдаты и матросы не повредили ни одного предмета искусства, правда, были перебиты все запасы вин и прочих напитков, дабы караул, выставленный вокруг дворца, не перепился.
  Еще нет декретов о национализации, об отказе расплачиваться по долгам перед иностранными кредиторами. Это случится где-то в феврале 1918 г. В конце декабря 1917 г. - начале января 1918 г. временное однопартийное правительство Ленина сменило четырехпартийное правительство. Однако 26 декабря англичане и французы сговариваются о разделении России на "сферы действий". Американцы присоединились к данному решению, оговорив для себя в качестве сферы своих действий Сибирь и Дальний Восток. "Сферы действий" следует понимать как вооруженное вмешательство для подавления крамолы, о чем "демократы" договорились неделями раньше. Считалось, что США, Англии и Франции удастся навести "порядок" в Советской России без широкого привлечения на свою сторону внутренних сил. Возможно, здесь сказался тот факт, что почти 80% царских офицеров присягнули тогда на верность советской власти. Для сведения. Когда вслед за нарушением немцами Брестского мира советским правительством принималось решение о формировании ста полевых армий, командующими 83 из них были не члены партии, а царские офицеры. Главнокомандующими РККА являлись Вацетис и Каменев - бывшие офицеры царского генерального штаба.
  Остается неразработанной тема подноготной санкции Ленина на восстановление 18 ноября 1917 г. патриаршества. Насколько можно судить по отрывочным документам, церкви предлагалось сосредоточиться на духовных делах и не вмешиваться в дела светской власти. К глубокому сожалению, все пошло иначе. Не забудем, церковь была отделена от государства правительством Керенского. Почему масоны решились на это, тоже не прояснено. Логика подсказывает, что после свержения самодержавия внешние силы подрубали второй столб, на которых держался столетиями порядок в России.
  Считаю необходимым раскрыть понятие "гражданской войны". Если строго держаться фактов, всех фактов и только фактов, то, наверное, надо было бы признать, что как таковой гражданской войны в Советской России поначалу не было. Так же, как не было гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг. и так же как то, что ныне мы наблюдаем в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке. В ту пору на территории Советской России буйствовало 350-360 тыс. интервентов. К ним собирались во второй половине 1918 г. добавить еще примерно 600 тыс. штыков. Французы особенно настаивали на расширении внешнего вмешательства. Однако по зрелом размышлении, против высказался Вильсон и засомневался Ллойд-Джордж.
  Вот тогда принялись пестовать Колчака и прочих. Адмирал называл сам себя американским конкистадором. Кем же был Колчак в реальности? Сведения об октябрьском перевороте застигли его в Соединенных Штатах. Колчак решил в Россию не возвращаться и подал заявку на зачисление его в британский военно-морской флот. Наставник из Альбиона счел, что адмирал пригодится на другом поприще. Находясь в Штатах, он встречался с госсекретарем США, американским военно-морским министром. Его принимал президент Вильсон. Из Штатов адмирал был переправлен в Маньчжурию и после короткой отсидки в Мукдене прибыл в Томск, где был провозглашен "верховным правителем России". Советником у Колчака был в это время Б.Донован, американский разведчик. Во второй мировой войне он руководил управлением стратегических служб. Донован предлагал Вашингтону многократно наращивать военную помощь Колчаку - до 300 млн. долларов. В переводе на нынешние деньги это миллиарды. Вильсон, однако, решил, что овчинка выделки не стоит.
  В ноябре 1917 г. советское правительство обратилось ко всем воюющим сторонам с предложением немедленно начать переговоры о прекращении войны без аннексий и контрибуций. Западникам понадобилось больше месяца, чтобы прислать ничего не стоивший ответ - они будут готовы вступить в переговоры со "стабильным русским правительством", когда таковое будет создано и заслужит уважение. Между тем, не теряя времени, Вашингтон вступил в контакт с австрийцами, Лондон - с австрийцами и немцами на предмет возможного разворота всех сил против России. Тема почти нетронутая. Известно лишь, что немцы в очередной раз выдвинули контр-требования, которые "демократы" сочли неприемлемыми. Особо жестко держал себя Клемансо. Ему принадлежат слова, не требующие излишних комментариев: Версальский договор не есть окончание войны, а продолжение войны другими средствами. Маршал Фош по-военному ясно сформулировал позицию Парижа: если первая мировая война не закончится уничтожением Советской России, нужно считать, что эта война проиграна. Напрашивается одна любопытная параллель. В меморандуме Донована, который обсуждался в августе 1943 г. на встрече Рузвельта и Черчилля в Квебеке, та же мысль выражена следующим образом: если по окончании второй мировой войны какое-либо государство сможет определять без согласия Соединенных Штатов развитие в Европе, это будет означать, что США войну не выиграли.
  В 20-е гг. Фош призывал к созданию трехмиллионной армии, способной без царских генералов или с их минимальным участием добить Россию. В данном контексте меня занимает принципиальный вопрос, который я предлагаю для дискуссии. Черчилль, как все мы помним, требовал уничтожить советскую ересь в колыбели, окружив Россию кольцом бешено ненавидящих большевиков государств. В юности я вычитал в воспоминаниях С.Ю.Витте следующую мысль: "Идею нельзя убить, но можно сделать так, чтобы она умерла". Я усвоил ее как критерий для оценки всего, что происходило в Советском Союзе, и остается таковым при анализе всего, что происходит сейчас. С какой программой большевики брали власть? Государству надлежит сдать узду в архив, ибо править собой народ должен сам. В первые месяцы советской власти все повсюду решалось по примеру новгородского вече. Выбирались профессора университетов, командиры от полков до армий и т.д. Локкарт в мемуарах, изданных, если не ошибаюсь, в 1934 г., отмечал: российская общественность приняла октябрьский переворот скорее с симпатией, и если ощущались какие-то тревоги, то по поводу криминальных элементов и анархистов. Все переменилось с началом гражданской войны, состоявшейся "не без нашей помощи". Иными словами, все пошло наперекосяк с замещением народовластия военным коммунизмом.
  Военный коммунизм с его авторитарными атрибутами просуществовал в разных видах и подвидах с осени 1918 г. до крушения Советского Союза. Он вытекал из логики противоборства, острия против острия. Логика войны не совмещается ни во времени, ни в пространстве с логикой мира. На короткий период пресс ослаб при новой экономической политике. Стоит вспомнить, что Ленин требовал тогда реорганизации всей системы государственной власти. Он полагал, что партия не должна напрямую управлять страной. Управлением должны заниматься эксперты, а партии надлежит влиять на государственные дела через свое представительство в Советах. Как сталось, мы с вами знаем на собственном опыте.
  Короче говоря, не отвеченым остается вопрос: что за строй существовал в Советском Союзе? Когда меня вовлекли в команду Горбачева, я предложил сказать правду о том, от какого берега мы собирались отчалить, чтобы приблизиться к "социализму с человеческим лицом". Сказать правду не только о личности Сталина, но о сталинизме как идеологии и системе власти. Увы, отклика в руководстве мои усилия не встретили.
  Никто не опровергнет, что на протяжении ХХ века Российская империя, потом Советская Россия и, наконец, постсоветская Россия не познали ни одного мирного часа. Подавляющее большинство государственных решений принималось под прицелом и давлением извне, часто в обстановке шантажа и прямых угроз. К примеру, локарнский договор, подтвердивший незыблемость границ Германии с соседями на севере, западе и юге и лабильность территориального устройства на востоке Европы. Министр иностранных дел Веймарской республики Штреземан записал, что Локарно разрушил устои версальской системы. Когда после конференции в Локарно Германию принимали в Лигу наций, от нее настойчиво требовали, чтобы она приняла устав этой организации без оговорок и, в частности, солидаризовалась со ст.16 устава. Эта статья предусматривала возможность мер, санкций и действий против любого государства, которое "угрожает демократическим ценностям". Немцы обусловили выполнение этих обязательств уравнением третьего рейха в правах, касающихся наращивания военного потенциала, с другими государствами, т.е. с Англией и Францией.
  Не стоит забывать и другое: останься президент Гувер у власти, не разразись в 1929 г. мировой экономический кризис - советскому государству, видимо, не удалось бы избежать бойни на рубеже 20-30-х гг. Сам кризис американские и не только американские идеологи увязывали с "советскими происками". Тогда же в моду вошли обвинения нашей страны в подавлении свобод и прав человека. Соединенные Штаты многие документы того периода не рассекретили. Кто привел Гитлера к власти? Первый контакт с Гитлером американские представители установили в ноябре 1922 г. По итогам встречи помощника военного атташе США в Германии Смита в Вашингтон была послана телеграмма, в которой цитировалась бравада Гитлера: "Не дожидайтесь, когда вам придется столкнуться с коммунистами на поле брани. Поручите нам разделаться с ними". В 1923 г. к Гитлеру пристроили американца немецкого происхождения Эрнста Ганфштенгля. В его особняке Гитлер прятался от полиции после провала "пивного путча". Ганфштенгль не только сочинял мелодии маршей для СА и СС. Он обделывал и другие делишки - обтесывал Гитлера, вводил его в респектабельные салоны Мюнхена и других городов, помогал будущему фюреру обкатывать формулировки "Майн кампфа". Его заслуги перед НСДАП оценивались достаточно высоко. Ганфштенгль стал иностранным пресс-атташе партии и заместителем руководителя пресс-бюро в штабе Гесса.
  Примем к сведению, "Майн кампф" - не исповедь Гитлера. В книге пересказываются идеи генерала Людендорфа, командовавшего армиями рейха в первой мировой войне, его рекомендации поставить во главе Германии фюрера, который олицетворял бы собой мысли и чаяния народа и которому народ подчинялся бы без всяких оговорок. Это важно держать в уме, если есть желание разбираться, на какую солидную базу опирался нацистский режим. Январской встрече 1933 г. на вилле Шредера в Кельне, где решалась судьба Веймарской Республики, предшествовало обращение 160 промышленных корпораций, банков, короче, олигархов к президенту Гинденбургу с ультиматумом о смещении Брюнинга и передаче поста рейхсканцлера Гитлеру. Напомню, это случилось после выборов 1932 г., на которых нацистская партия потеряла примерно 2 млн. голосов избирателей. Кто такой кельнский Шредер? Его отец Курт фон Шредер перед первой мировой войной эмигрировал в США, где высоко продвинулся в финансовой сфере и стал совладельцем юридической конторы Сэлливан, где служили небезызвестные братья Даллес. Через эту контору оформлялись основные сделки американских и немецких монополий, в частности Стиннеса. Стиннес контролировал в Германии предприятия различных отраслей, на которых работало примерно 600 тыс. человек. В США хранятся за семью замками документы, в которых зафиксированы финансовые потоки, в том числе взносы в нацистскую кассу на протяжении 20-30-х и 40-х гг. Сомневаюсь, что эти тайны раскроют и к столетию формального окончания второй мировой.
  После прихода Гитлера к власти тонус отношений между СССР и Германией резко пошел на убыль. По нашей инициативе было аннулировано сотрудничество между рейхсвером и Красной Армией. Видимо, вы знаете, что некоторое время в академии им.Фрунзе преподавал В.Кайтель. Шире известно, что генерал Гудериан осваивал новые типы танков на советском полигоне. "Юнкерс" построил свой филиал в Филях, а в Самарской области функционировала лаборатория по освоению отравляющих химических веществ. В районе Липецка действовала летная школа, в которой немецкие инструкторы готовили советских пилотов и тренировали немецких. Когда на заводе в Филях был наработан некоторый конструкторский и производственный опыт, руководству страны было внесено предложение, еще до прихода Гитлера к власти, свернуть сотрудничество с "Юнкерсом". Также считалось целесообразным не доводить работы в области химического оружия до промышленной готовности. Все сферы сотрудничества между Красной Армией и рейхсвером были аннулированы в середине 1933 г.
  В России на сей счет публикаций много больше, чем на западе. Оно и понятно. Пока не разглашены данные, сколько немецких летчиков прошло подготовку в т.н. частных авиашколах Соединенных Штатов, а также в Италии, Швеции, других странах. Имеются отрывочные данные в распоряжении исследователей о трансфере из США, Швеции и Швейцарии в Германию новейших технологий военного назначения в 20-е и 30-е гг. Упоминается, что практически все немецкие заводы по производству авиамоторов были оснащены американским оборудованием и выпускали продукцию по американским лицензиям. Если судить по объему инвестиций из-за океана - он втрое или больше превышал размеры репарационных платежей Германии, сотрудничество Веймарской Республики, а затем третьего рейха с американскими партнерами было весьма и весьма интенсивным. Осью этого сотрудничества являлась русофобия.
  В апреле 1939 г. Гитлер отдал приказ о введении в действие плана "Вайс". Нападение на Польшу должно было состояться не позже 1 сентября того же года. Очевидно, отдает перебором утверждение, будто нацистский предводитель окончательно и бесповоротно зафиксировался на военном решении "польской проблемы". Если судить по свидетельствам Буркхардта, делегата Лиги наций в Данциге, еще 10-12 августа Гитлер мосты для сговора с "демократами" не сжигал. Разыгрывавшуюся им в тот момент карту - новое "Рапалло" - можно расценить как составную политического покера, толкавшего, прежде всего, Великобританию к очередному "Мюнхену". Но пошло, как пошло. Фактически Польша была разбита за 17 дней. Это мистическая цифра. Через 17 дней соединения Красной Армии вошли в Западную Белоруссию и Западную Украину. Именно 17 сентября японцы известили нас, что прекращают операции на Халхин-Голе. Тем самым несколько обесценивалось соглашение Арита-Крейги, заключенное Лондоном и Токио как раз в разгар боев на монгольской границе, по которому англичане признавали японское прочтение внешних границ Китая и фактически легализовали самурайскую агрессию против этой страны. В сущности, тогда повторялись англо-японские договоренности 1903-1905 гг., которые закончились для России столь плачевно.
  Стоит упомянуть, что, как для западных держав, так и для Сталина быстрое поражение миллионной польской армии стало неприятным сюрпризом. Например, известный французский генерал Гомилен (и, видимо, не только он) исходил из того, что поляки продержатся с полгода или даже дольше. Еще менее объяснимым и понятным для Сталина было блиц-поражение Франции. Основная часть операции длилась тоже 17 дней. Ведь французская армия не уступала силам вторжения, а вместе с английским экспедиционным корпусом превосходила вермахт по танкам, артиллерии, самолетам и численному составу. У нас модно говорить о том, сколь плохо подготовилась к нацистскому вторжению Красная Армия. Но, простите. 3.09.1939 г. Англия и Франция объявили войну немцам. Сколько времени было у них на подготовку к отражению угроз, к перевариванию опыта польского похода вермахта? Что мешало им выстроить эффективную оборону? Если угодно, я могу прокомментировать случившееся на основе документов. Но пока вернемся к нашим баранам.
  В 3 часа 30 минут 22 июня 1941 г. вермахт вторгся в пределы Советского Союза. То, что агрессия была вероломной, никто не спорит. Дискуссионным остается вопрос, насколько это было неожиданно. Первые сведения о "Барбароссе" Сталин получил через 8 дней после подписания Гитлером соответствующей директивы. К сожалению, сколько-нибудь полного представления о содержании плана мы не получили. К США, напротив, текст плана "Барбаросса" попал 10 января 1941 г. Вашингтон никого, в том числе англичан, не посвятил в его содержание, хотя данная информация стала корректирующим моментом в американской политике 1941 г. Когда в конгрессе обсуждался закон о ленд-лизе, республиканцы настаивали на том, чтобы его положения не распространялись на Советский Союз. Фр.Рузвельт отвел эту поправку, имея, очевидно, в виду подготовку третьего рейха к нападению на СССР.
  Еще одна немаловажная деталь. Госдеп подготовил инструкцию для послов на случай реализации плана "Барбаросса", исходившую из того, что восточный поход немцев будет скоротечным. Согласно тексту инструкции, предполагалось отозвать дипломатическое признание Советского Союза, отказать послу Уманскому в праве вещать от имени СССР и воспретить создание на территории Соединенных Штатов советского правительства в изгнании. Эта инструкция была разослана в ночь на 22 июня во все американские зарубежные представительства.
  В день нападения нацистской Германии на СССР военный министр Стимсон доложил Рузвельту оценки и соображения своих военных советников: немцам потребуется минимум полтора, максимум три месяца, чтобы вызволить ноги из русской трясины. Посол США в Москве Стейнгардт предсказывал, что ликующее население Москвы будет приветствовать немцев через неделю. Как госдепартамент (его Рузвельт называл вертепом антисоветчиков), так и военные ведомства выступали против оказания жертве агрессии какой-либо помощи.
  Но полезней будет принять к сведению другое - немцы рассчитывали, что на завершение восточного похода им понадобится пять месяцев. Рубеж Архангельск - Волга - Астрахань - Кавказ, когда советское руководство должно будет признать свое поражение, может быть достигнут к октябрю 1941 г. Англичане проводили на своих картах фактически ту же линию. С нее, по их прикидкам, должно было начаться стягивание кольца окружения и удушения третьего рейха. Такое совпадение, согласитесь, вызывает много знаков вопроса.
  Возьмем Атлантическую хартию, подписанную 12 и опубликованную 14 августа 1941 г. В ней нет ни слова о нападении Германии на Советский Союз или об агрессии Японии против Китая. В общих словах говорится о необходимости свергнуть тиранию и т.п. и обустроить будущий мир на основе свобод в их англо-саксонской интерпретации. Черчилль предложил переслать текст хартии в Токио с примечанием: "Дальнейшая экспансия нетерпима". Ключевое понятие - дальнейшая, т.е. все, что случилось на момент встречи президента США и премьер-министра Великобритании у берегов Ньюфаундленда, принимается к сведению, о последующих возможных переменах надлежит договариваться. Видимо, не случайно ряд видных немецких историков склонны считать, что Атлантическая хартия имела антисоветский подтекст.
  Прежде чем перейти к главному, хотел бы подчеркнуть, что Московская битва являлась самой масштабным и тяжелым сражением второй мировой войны. Как по количеству участвовавших в ней с обеих сторон военных и техники (более 4 млн. человек), так и по потерям. В Сталинградской битве было задействовано вдвое меньше личного состава, в Курском сражении то же самое. На фоне противоборства под Москвой в декабре 1941 г. Гитлер произнес роковые слова: Германия проиграла войну; нужно искать политический выход. Он дал поручение Риббентропу налаживать контакт с эмиссарами западных держав.
  В момент, когда "Барбаросса" окончательно сбилась с графика, а именно: в августе 1941 г., впервые встал вопрос о движении на Сталинград и о подготовке к зимней кампании. Хочу посоветовать внимательно проштудировать военный дневник начальника генштаба сухопутных сил вермахта Гальдера. Там вы встретите признание того, что "восточный колосс" был недооценен и что мирную передышку с 1939 по 1941 г. советскому руководству удалось использовать для обновления техники и повышения общего оборонного потенциала. Гальдер находил впечатляющим повышение качества стратегического маневрирования командованием Красной Армии, но по-прежнему регистрировал наше просчеты в оперативном и тактическом вождении войск.
  Разгром немцев под Москвой означал качественный перелом во второй мировой. Доктрина молниеносных войн потерпела безвозвратное поражение. Запасной доктрины на выигрыш у Берлина не было. Имелись объективные предпосылки к тому, чтобы превратить крушение концепций, с которыми Гитлер начал борьбу за региональное мировое господство, в тотальное поражение третьего рейха. В марте 1942 г. Рузвельт проводил совещание с военачальниками. Обсуждался вопрос, не направить ли в Советский Союз крупную группировку (до 30 дивизий) американских сухопутных сил с соответствующей техникой для совместных операций против вермахта. Известен лишь результат обсуждения - было признано нецелесообразным оказывать СССР "прямую помощь". Это было сугубо политическое решение. По расчетам самих американцев, при организации эффективного взаимодействия стран антигитлеровской коалиции война в Европе могла закончиться до конца 1942 г., самое позднее - к лету 1943-го. Мой соответствующий комментарий на эту тему был болезненно воспринят в Англии. Черчилль сыграл решающую роль в политическом развороте войны, обошедшемся европейцам в миллионы и миллионы жертв.
  Тема второго фронта остается далеко не закрытой. Но еще менее освещенной оказалась другая проблема. Когда и как на высшем уровне складывалась концепция ведения Лондоном и Вашингтоном войны на два фронта: и против Германии, и против Советского Союза. За пару недель до перехода Красной Армии в контрнаступление под Сталинградом Черчилль в беседе с турецким министром иностранных дел не постеснялся открытым текстом заявить: надо во что бы то ни стало задержать "русских варваров" так далеко на востоке, как только возможно; а пока осложнять, где удастся, отношения Москвы с другими странами. После Сталинграда антисоветский крен в британской политике, которому подыгрывал Вашингтон, обозначился еще четче.
  Курская битва, как мы знаем, завершилась 23.08.1943 г., а 20 августа в Квебеке собрались Рузвельт, Черчилль и начальники их штабов. Материалы этого совещания строго засекречены по сию пору. В "Нэшнл лайбрэри" можно ознакомиться с отрывком протокола заседания военных, где задавался вопрос: не помогут ли нацистские генералы высадке англо-американских войск на континент для того, чтобы дать совместный отпор русским. В Квебеке же было принято два плана - "Оверлорд", с которым в Тегеране ознакомят Сталина, и "Рэнкин", что не рассекречен поныне. По моему поручению Л.А.Безыменский выезжал в Лондон для раскопок в британских архивах. Он обратился в министерство обороны с просьбой показать ему документ, именуемый "Рэнкином". В ответ Безыменскому сказали, что сей документ не рассекречен. Лев отправился в Форин офис, и оказалось, что с текста "Рэнкина" без согласования с министерством обороны был снят гриф секретности. План существовал в двух вариантах: первый принят в августе 1943 г., второй, расширенный, утвержден в ноябре того же года.
  Что же такое "Рэнкин"? План строился на том, что в сговоре с немцами англо-американские войска десантируют на континент, западный фронт вермахта распускается, высвободившиеся войска перебрасываются на восточный фронт, чтобы задержать продвижение Красной Армии. Под контроль "демократов" передаются французская, бельгийская, голландская территории, Балканы. Немцы оказывают поддержку высадке британских и американских десантов в ключевых пунктах Польши, Румынии, Болгарии, Чехословакии, Австрии. Для Советского Союза война должна была кончиться где-то на линии 1939 г., в "худшем" для Запада варианте на линии 1941 г.
  В январе 1944 г. Эйзенхауэру, назначенному главнокомандующим операцией "Оверлорд", была дана директива: если сложатся благоприятные предпосылки для реализации "Рэнкина", невзирая на все возможные согласования с советским генштабом по совместным действиям, все ресурсы должны быть перенаправлены на осуществление плана "Рэнкин". Организация покушения на Гитлера, в которой американские спецслужбы играли не последнюю роль, тоже являлась частью задумки разворота второй мировой в антисоветское русло. Но получилось так, как получилось.
  Обратимся к марту 1945 г. Забудем панегирики Черчилля по случаю годовщины Красной Армии 23 февраля. Премьер отдает приказ собирать трофейное оружие для его возможного использования против СССР и вслед за тем поручает штабам готовить операцию под кодовым названием "Немыслимое". Датой начала третьей мировой войны должно было стать 1 июля 1945 г. Цель - нанесение "тотального поражения" Советскому Союзу и его подчинение воле США и Великобритании. На операцию планировалось собрать 110 дивизий, в том числе 10 плененных дивизий вермахта, интернированных и содержавшихся в полной готовности на территории Южной Дании и земли Шлезвиг-Гольштейн. Вашингтон эту подлую затею Черчилля не поддержал, поскольку американцев в это время занимали перспективы использования ядерного оружия.
  Сегодняшнее сообщение хотел бы завершить тремя цитатами. Первая - слова Маршалла: "В то время (1942 г.) Германия и Япония оказались настолько близки к завоеванию мирового господства, что мы еще по-настоящему не осознали, сколь тонкой была нить, на которой висела судьба Объединенных Наций. Ради справедливости надо сказать, что наша роль в предотвращении катастрофы в те дни не делает нам чести". Госсекретарь Соединенных Штатов (с 1933 по 1944 гг.) Хэлл зафиксировал в своих мемуарах: "Мы всегда должны помнить, что своей героической борьбой против Германии русские, очевидно, спасли союзников от сепаратного мира. Такой мир унизил бы союзников и открыл двери для следующей тридцатилетней войны". Преемник Хэлла на посту госсекретаря Стеттиниус в книге "Аргонавт" (кодовое название Ялтинской конференции) констатировал: "Советский Союз спас Соединенные Штаты от поражения во второй мировой войне".
  Готов ответить на ваши вопросы.
  А.В.ЯКОВЛЕВ. Валентин Михайлович, некоторыми исследователями продвигается версия, что в Екатеринбурге была расстреляна не царская семья, а семья их двойников, что это был тонкий ход Ленина, чтобы, с одной стороны, и тем угодить и этим и, с другой, сохранить аргумент на крайний случай. Слышали ли Вы о такой версии и что по этому поводу думаете? И второй вопрос. В ХVIII веке в России был такой монах Авель, который в отличие от французского Нострадамуса делал конкретные прорицания по поводу судеб России и ее правителей. Есть сведения, что эти прорицания простираются до ХХIII века, что в царской России они были в одном экземпляре и сейчас где-то хранятся. Слышали ли вы что-нибудь об этом в советский период?
  В.М.ФАЛИН. Что касается первого вопроса. Ленина не стоит впутывать в это дело. Он выступал за то, чтобы царя отдать под суд. Насчет его детей вообще никаких планов не строилось. Решение о ликвидации Николая и его семьи принимал екатеринбургский совет, Свердлов проинформировал Ленина постфактум. Реакция - раз случилось, ничего не изменишь.
  Ваш второй вопрос. Здесь много непроясненного. Якобы какой-то документ был помещен в саркофаг Павла с разрешением вскрыть закладку только через определенное количество лет. Как утверждают, с ним знакомились Александр III и Николай II. По поводу того, знакомились ли с документом, если он существовал, советские руководители, что-то определенное утверждать трудно.
  В 1986 г. Л.М.Каганович соглашался встретиться со мной для того, чтобы поведать о решениях, принимавшихся с его участием в узком кругу у Сталина. Без отражения мотивов в каких-либо протоколах. Лазарь Моисеевич намекнул, что к нашему разговору мог бы, наверное, присоединиться В.М.Молотов. Я написал записку в Политбюро. Через полтора месяца звонит В.Болдин, заведующий общим отделом ЦК, и сообщает: "Ваше предложение рассмотрено. Признано нецелесообразным оживлять политические трупы". Вот так.
  Тогда же я пытался уберечь для потомков обширную библиотеку Сталина. Во многих книгах, как знать, возможно, и в "Майн кампфе", имелись его пометки и комментарии на полях. К сожалению, библиотеку разбазарили. Теперь ее не соберешь. Утрачен шанс глубже разобраться с этой личностью - злодеем и гениальным политиком - понять, что, как и почему...
  Такова наша политическая культура. В порядке иллюстрации приведу пример из 40-х гг. В 1948 г. Сталин принял контрмеры по Берлину, вошедшие в историческую летопись под ярлыком "блокада". Как таковая, блокада не вводилась, ибо западные берлинцы могли покупать продукты и все прочее в Восточном Берлине и Восточной Германии. Нашему лидеру тогда не доложили, что в докладе Контрольного Совета за 1947 г. Совету министров иностранных дел черным по белому записано следующее: большой Берлин - место размещения четырехсторонних контрольных органов, большой Берлин является "столицей советской зоны". Если бы Сталин это знал, наверняка, все пошло бы по-иному. Раздел Берлина вряд ли состоялся бы, а если бы западники его произвели, то на нашей стороне имелись все основания перекрыть воздушные коридоры, созданные решением того же Контрольного Совета.
  Когда Хрущев в 1958 г. выдвинул предложение превратить Западный Берлин в "вольный город", он тоже не знал о докладе Контрольного Совета 1947 г. В 1959 г. меня сделали дипломатом. Я показал Громыко этот документ. Министр проворчал: "А почему мне об этом никто не говорил?" Разговор завершился его фразой: дело прошлое, не будем его ворошить.
  М.В.ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, а в 1947 году-то не доложили по глупости или целенаправленно?
  В.М.ФАЛИН. Это была правовая неграмотность.
  М.А.СМИРНОВ. Россия как Советский Союз стала победителем во второй мировой войне. Как бы Вы, Валентин Михайлович, сейчас обозначили список тех, кого Советский Союз победил в этой войне? Начать, понятно, надо с фашистской Германии и ее союзников, но кого еще?
  В.М.ФАЛИН. Хотел бы обратить ваше внимание на выступление Рузвельта 1 марта 1945 г. на объединенной сессии палаты представителей и сената США. Суть заявления - мир, который мы строим, не может быть ни американским миром или британским миром, или русским, французским, китайским миром. Он не может быть миром больших или малых наций. Он должен быть миром для всех. Дальше президент говорил о том, что весь предшествующий опыт человечества свидетельствует - войны не решают проблем, они только создают новые. В заключение Рузвельт подчеркнул: у американцев не может быть среднего решения; США должны взять на себя ответственность за международное сотрудничество или они будут нести ответственность за новый мировой конфликт. Интерес представляет непроизнесенное Рузвельтом выступление, которое должно было состояться 13 апреля в день Джефферсона. Ибо 12 апреля, как вы помните, Рузвельт умер. В нем, непроизнесенном выступлении, записаны такие слова: виновники ужасов второй мировой войны - сомнения и страхи, невежество и алчность. Сегодня мы сталкиваемся с основополагающим фактом, смысл которого состоит в том, что, если цивилизации суждено выжить, то мы для этого должны совершенствовать науку человеческих отношений, способность всех людей, какими бы разными они ни были, жить вместе и трудиться вместе, на одной планете в условиях мира.
  Полагаю, не без воздействия выступления президента США от 1 марта Сталин на заседании комиссий, которым поручалось выработать рекомендации о послевоенной политике в отношении Германии и ее сателлитов, заявил: раскол Германии противоречит нашим стратегическим интересам; если Германия будет расколота, на мировых рынках у американцев не будет конкурентов, ибо их конкурентами не могут быть ни Англия, ни Франция, ни Япония.
  На следующий день после кончины Рузвельта всем госучреждениям США была дана директива - инструкции, поступившие до 12 апреля, не исполнять, ждать новых директив. Вот так. 23 апреля Трумэн провел первое совещание своей администрации, на котором заявил (по смыслу): мавр сделал свое дело, мавр может удалиться. Сотрудничество с Советским Союзом изжило себя. Америка без чужой помощи поставит Японию на колени. И т.д. Генералы и адмиралы восстали. Японские солдаты не сдавались в плен американцам. К этому времени живыми американцы захватили около 10 тыс. человек. Высадка на острова метрополии, по расчетам военных, могла обойтись Соединенным Штатам в миллион - полтора жертв, что неприемлемо. Трумэн не стал спорить с военными. Пусть Советы окажут последнюю услугу, после чего под сотрудничеством с ними подведем черту. Приметим, в это время Трумэн еще не обладал информацией о манхэттенском проекте.
  В.В.СИМИНДЕЙ. Валентин Михайлович, Вы сегодня упоминали Розенберга. На сегодняшний день в эстонском национальном музее ему посвящено несколько экспонатов, он подается как один из величайших людей, родившихся в городе Таллине. С чем все-таки это можно связать: с тем, что такая фигура была задействована в нацистской верхушке, или с тем, что эстонские "товарищи" знают, что Розенберг был связан с британской разведкой?
  В.М.ФАЛИН. В нацистской верхушке связь с британской разведкой поддерживал не только Розенберг. С мая 1941 г. контакты с МИ-6, или как они иначе назывались, поддерживал Гиммлер. На Геринга англичане выходили еще раньше. Разношерстная публика. Каждый преследовал свой интерес. Розенберг, однако, слыл за идеолога нацизма в его крайних ипостасях. Немецкие исследователи приписывают ему ответственность за грубые просчеты, способствовавшие поражению третьего рейха в войне. О чем речь? Розенберг оппонировал тем, кто рекомендовал Гитлеру выдать нападение на СССР за "освободительную акцию". К лозунгу "освобождения", к заигрыванию с разными этническими группами нацисты обратились после поражения под Курском.
  Й.Хюртер издал солидный труд - "Полководцы Гитлера". Автор разбирает, как нацисты подбирали генералов и офицеров на восточный поход. Они должны были сводить "с русскими" счеты: за удар в спину второму немецкому рейху, за революцию, свергшую монархию и нарушившую привычный для элиты стиль жизни. Книга написана по документам, в том числе и по письмам, которые военачальники посылали своим женам, знакомым и т.п. Ринувшись против СССР, участники похода исходили из того, что уничтожение всего и вся должно было быть совершено в 1941 г. и забыто под фанфары победителям, коих не судят. Розенберг выступал именно за эту концепцию и особенно рьяно, как и некоторые прочие "небезупречные арийцы".
  В.В.СИМИНДЕЙ. Буквально пару недель назад появилась информация, что немецкие историки нашли документальные следы того, что первые более или менее утвержденные планы нападения Гитлера на СССР относятся к 1938 году. Что Вам известно по этому поводу, и как Вы можете это прокомментировать?
  В.М.ФАЛИН. Информация верна. В 1936 г. Гитлер ставил задачу - перевооружить армию таким образом, чтобы она могла одолеть любого регионального противника. В 1937 г. он поднял ставки и заговорил о наращивании военного потенциала до степеней, позволяющих успешно воевать с любым противником или любой группой противников. Рузвельт откликнулся на сей замах "карантинной речью". В 1938 г. Гитлер уточнил: главный противник при исполнении программы "обеспечения немцев жизненным пространством" - СССР. В 1939 г., после захвата Польши он в кругу доверенных лиц принялся рассуждать - "не двинуться ли сходу вермахту на восток?" Генералы осадили фюрера: на носу сезон бездорожья. Россия к тому же не Польша. Противоборство с ней требует иной подготовки. Гитлер не стал спорить, но отдал распоряжение превратить попавшую под его контроль территорию Польши в плацдарм для будущей войны с Советским Союзом.
  В это время получили развитие кое-какие подспудные процессы, заметим, плохо поныне исследованные. Нацистский лидер пытался превратить "странную войну" на западе в не менее странное замирение с "демократами". В феврале-марте 1940 г. по Западной Европе разъезжал зам. госсекретаря США С.Уэллес, традиционный русофоб и нетрадиционный в других смыслах. Как и в случае с мюнхенским соглашением, а также "пактом четырех" 1933 г., посредником в его усилиях по наведению мостов между Англией, Францией и Германией выступал Муссолини. В январском (1940 г.) письме Гитлеру дуче осудил "терпимое" отношение рейха к советскому вторжению в Финляндию и предупредил: еще одно такое испытание, и "стальная ось" может сломаться. Гитлер направил в Рим Риббентропа для разъяснений: рейх наказывает неблагодарных финнов за прислужничество американцам и англичанам. Сталин, подчеркивал он, отнюдь не коммунист. Он - новое издание русского самодержца.
  В.Г.БУДАНОВ. Валентин Михайлович, известно, что Гитлер был человек глубоко мистический. Не исключено, что он обладал и медиумическими способностями, очень интересовался этими вещами. Гиммлер - тоже. Сакральные и культурно-исторические основания, понятия "кровь" и "почва" были для них очень важны. Мой вопрос связан с тем, что в истории разрозненных германских племен есть очень мощные периоды, связанные с Фридрихом Барбароссой и со вторым Фридрихом, а с другой стороны - у нас есть идеалы Сергия Радонежского, и, когда надо, они вдруг каким-то загадочным образом возвращаются в жизнь народа и помогают решить какие-то сверхзадачи. В этой связи можно и Гумилева вспомнить, и китайцев, которые знают, как живут династии. В немецкой элите такое понимание было. Есть и более тонкие модели, позволяющие просчитать, что эти духовные победы древних германцев, к которым они апеллировали, должны были закончиться где-то в 1943 году. Во всяком случае, в моих моделях именно так получается. Сегодня я услышал, что на 1942 год сходились прогнозы самого Гитлера, считавшего, что до этого времени надо успеть, и англичане это хорошо понимали, да и сам ход истории нам это показывает. Так чья же это была подсказка, что пока есть силы, их надо потратить на такого гиганта, каким был Советский Союз? У Гитлера были на этот счет свои соображения, почему надо повернуть на Восток, или в том, что касается временного расписания, он преимущественно являлся марионеткой в руках англосаксов?
  В.М.ФАЛИН. Гитлер не был марионеткой англосаксов. В отличие от большинства генералов и других советников он тщательно просчитывал составные планировавшихся операций. В том числе и их экономические составные. Молниеносный захват главных промышленных и сырьевых центров СССР, сосредоточенных в европейской части Союза, фюрер считал залогом победы в 1941 г. Честно признаем, в первый год Отечественной войны мы, действительно, были буквально на грани. Прочитайте воспоминания Жукова, обратитесь к материалам генштаба и вы убедитесь, что в октябре 1941 г. на центральном направлении обороны разверзлась брешь в 500 км. Если бы пала Москва, против нас двинулись бы 27 турецких дивизий с юга и миллионная квантунская армия с востока. Швеция, возможно, Швейцария отложили бы до лучших времен свой нейтральный статус. Нам повезло, что силы группы армий фельдмаршала Бока тоже иссякли. Гитлер счел, что судьба Москвы предрешена, перебросил значительную часть бронетанковых соединений на Украину, дабы поставить под свой контроль Донецкий промышленный регион. Больше того, он приказал сворачивать выпуск танков, перенаправить средства на развитие военно-морского флота, дальней авиации и т.п. к подготовке следующей войны - против Соединенных Штатов. Замечу в скобках: исследователи пока не слишком постигли, какого влияния в США достигла "пятая колонна", насколько умело нацисты играли на том, что 40% американцев, не считая индейцев, были либо выходцами, либо потомками выходцев из Германии. Когда отделившиеся от Великобритании колонии провозглашали независимость, "отцы" США обсуждали вопрос, не выбрать ли в качестве государственного языка немецкий.
  Вернемся, однако, к Германии. Рейх напал на Советский Союз, не переводя немецкую промышленность на военные рельсы. Полагали, что благодаря расширению ВПК за счет заводов Франции, Бельгии, Австрии, Чехословакии, других захваченных стран, освоению вермахтом трофейного оружия - танков, артиллерии, военно-транспортных самолетов, грузового транспорта наличных средств будет достаточно, чтобы сломать Советскому Союзу военный хребет.
  Сталин допустил в 1938-1941 гг. немало просчетов. К примеру, с осени 1940 г. до июня 1941 г. он думал, что общается через делегатов лично с Гитлером. Реальность была иной. После поражения Франции и принятия решения идти на Советский Союз нацистский предводитель дал указание материалы по экономической составной отношений с СССР ему больше не докладывать. В Москве не приняли в расчет, насколько большие запасы горючего, цветных металлов, каучука и пр. немцы захватили во Франции, Бельгии и той же Польше. Рейх не испытывал особого напряжения с сырьем для промышленности. Правда, неурожай 1940 г. побуждал немцев настаивать на поставках дополнительных объемов нашего зерна.
  Возможно, Сталин владел какой-то информацией о временных параметрах основных операций вермахта, первоначально намечавшихся на 1942-1943 гг. Ведь итальянцы использовали сдвиги в календаре, чтобы уклониться от участия в войне Германии против Польши. Японцы в свою очередь не разделяли "торопливости" Гитлера. По их прикидкам, главный удар по англосаксам следовало наносить в 1946 г. по истечении срока действия соглашений об американских базах на Филиппинах.
  Гитлер, напротив, был убежден, что инертность и податливость "демократий", превосходство, в том числе технологическое, рейха в вооружениях позволяет развить успех, перевести количество в качество, что шанс упускать нельзя. Всевышний, говорил он, благоволит наделению немцев "жизненным пространством" и никто, кроме него, Гитлера, не сможет выполнить эту миссию.
  В 1941 г. нам объективно помогли избежать худшего партизаны Тито. Они сковали на Балканах почти 20 немецких и итальянских дивизий, которых так недоставало в операции "Тайфун". Тогда с началом этой операции мало кто в Англии и особенно в США верил, что Советский Союз удержит Москву. Показательна телеграмма Рузвельта Черчиллю от 15.10.1941 г.: "Японцы поворачивают на север, нам с Вами обеспечена двухмесячная передышка". Командующий Тихоокеанским флотом Киммель получил ориентировку - исходить из того, что японцы пойдут войной против Советского Союза. Сколько недель оставалось до Перл-Харбора? Мог ли Перл-Харбор не состояться, если бы пала Москва?
  Пару слов о ясновидцах. Гиммлер в 1943 г. поручил своему массажисту связаться с предсказателем по фамилии Шмидт, жившим в Гамбурге, и поинтересоваться, как тот видит будущее Германии. Ясновидец изрек: в июле 1944 г. на Гитлера будет совершено покушение, фюрер его переживет; в апреле 1945 г. Гитлер покончит собой. Как и в случае с Вангой, все это неразгаданные загадки.
  На стадии планирования похода против СССР Геринг, Риббентроп, некоторые генералы выражали сомнение в способности вермахта одолеть Россию. Прежде чем зариться на СССР, аргументировали они, нужно разделаться с Англией. Война на два фронта - вызов капризной судьбе. С ней не поладил Наполеон. Любопытная деталь. В ходе операции "Тайфун" немцы задействовали французский экспедиционный корпус в районе Бородино, чтобы тот отплатил русским за Наполеона. Результат - наше сопротивление на этом участке круто возросло, и немцы срочно французов убрали. Подобные детали чрезвычайно важны для понимания общей картины происходившего.
  М.В.ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, судя по тому, что Вы сказали, в своей стратегии в отношении СССР летом и осенью 1941 года Гитлер считал наиболее важным сломать экономический хребет Советского Союза и обрести как можно больший экономический потенциал. Другими словами, он недооценил важность слома духовного хребта Советского Союза и советских людей. Если бы он считал, что важно окончательно сломать дух русского человека, то он, наверное, сосредоточился бы на захвате Ленинграда и Москвы, сломал бы духовный стержень сопротивления, а дальше уже занялся бы экономическим потенциалом.
  В.М.ФАЛИН. Гитлер квалифицировал Москву как географическое понятие. Захват Ленинграда ему был нужен, чтобы лишить Советский Союз выхода в Балтийское море. Крым был важен, чтобы уберечь в неприкосновенности Плоэшти - кладовую нефти. Повторю, сознание и психика Гитлера оказались запрограммированными на следующую войну - войну с Соединенными Штатами. Овладение ресурсами, по возможности не разрушенными, в центральных областях Российской Федерации и на Украине было альфой и омегой для торжества.
  Готовя недавно один материал для Н.И.Рыжкова, я выделил заслуги тех, кто обеспечил невиданное в истории перемещение в глубь страны промышленных предприятий и занятого на них персонала. Во второй половине 1941 г. за Волгу ближе к Уралу и за Урал было вывезено оборудование 1523 заводов, в том числе 118 авиационных предприятий, 9 основных танковых, две трети заводов, вырабатывавших порох, 31 предприятие наркомата вооружений. Примерно тысячу заводов дополнительно эвакуировали из прифронтовой зоны в 1942 г. Руководителем совета по эвакуации стал Н.М.Шверник, его заместителями А.Н.Косыгин и М.Г.Первухин. Полагаю, их подвиг, как и заслуги тысяч и тысяч тружеников, участвовавших в эвакуации заводов, должно запечатлеть в экспозиции пантеона нашей победы на Поклонной горе. Они внесли неоценимый вклад в спасение страны.
  В.Ю.ВОЛЧКОВ. Мне был особенно интересен Ваш рассказ, касающийся того, что Англия вдохновляла Японию на русско-японскую войну. Известно, что японцы профинансировали революцию 1905 года через американских евреев.
  В.М.ФАЛИН. Это не совсем верно. Группа Якоба Шиффа возместила японцам половину их расходов на войну с Россией. До этого, в 1893 г. еврейские банки добились того, что США отказались предоставлять кредиты царской России. В 1915 г. американские кредиты Франции выделялись с оговоркой, что Париж не переуступит их Петербургу.
  В.Ю.ВОЛЧКОВ. Есть версия, что заговор Локкарта в 1918 году имел целью свержение большевиков и установление диктатуры Троцкого. Имеются основания так считать?
  В.М.ФАЛИН. Насчет Троцкого загадок остается больше, чем разгадок. Возьмите Юрьева в Мурманске. Он возглавлял местный орган власти и "пригласил" в город англо-американский десант (потом в него вошли итальянцы, латышские стрелки и др. стяжатели чужого). Юрьев ссылался на поручение Троцкого. Поведение Троцкого на переговорах в Брест-Литовске совершенно провокационное. Не лучше его приказ расстрелять тысячи офицеров, под честное слово сложивших оружие после отплытия войска Врангеля из Крыма и получивших разрешение вернуться домой. Чего добивался этим Троцкий?
  Исторические явления надлежит исследовать и описывать без изъятий, не ставить точку на полпути. Обычно пишут, что найдены документы, подтверждающие, что Парвус получил от немецкого генерального штаба миллион марок. Те, кто досконально изучал эти документы, продолжают - нет ни одного подтверждения, что от Парвуса деньги попали к большевикам. Вполне возможно, что эти деньги Парвус пустил на свои спекуляции. Или мы наслышаны про Кутузова. Когда его армии вышли на западный рубеж, изгоняя Наполеона, фельдмаршал распорядился: дальше не пойдем. На самом деле, приказ звучал иначе: дальше не пойдем, поскольку у англичан должен остаться хотя бы один враг в Европе - Франция.
  А.В.ЯКОВЛЕВ. У меня есть информация, которая, может быть, вызовет Ваши комментарии. Мой хороший знакомый дружил с неким Авдиевым, нашим очень известным экстрасенсом. Этот Авдиев подарил ему книгу, название которой было "Борман - мой отец". Суть в том, что его отец тоже был очень большим экстрасенсом и очень походил на Бормана, и наша разведка где-то в 1942 году провела операцию замены настоящего Бормана на него. Что Вы об этом думаете?
  В.М.ФАЛИН. Борман погиб, когда пытался улизнуть из рейхсканцелярии. Свидетель указал место, где было погребено тело Бормана. Раскопки ничего не дали. Легенда о спасении нацистского преступника продолжала гулять. Позже буквально в метре от того места, где раньше поиски были прерваны, рыли траншею под трубопровод. Рабочие обнаружили останки человека. Генетически установили, что это Борман.
  Искать надо многих других. Скажем, шеф гестапо Мюллер. Куда он делся? По некоторым данным, Мюллер осел в Латинской Америке и вступил в контакт с Соединенными Штатами. Американские спецслужбы в послевоенные годы активно собирали всю эту шушеру и ставили ее себе на службу. Был ли среди них Мюллер? Подобные архивы, очевидно, никогда не будут раскрыты. Если над ними приподнимают завесу, то целенаправленно. В 1986 г. в США были рассекречены документы о европейских социал-демократах, состоявших в период войны в агентурной связи с УСС. Про персон из правого германского лагеря публикаций пока нет.
  А.СОФРАДЬЯН. Валентин Михайлович, Вы сказали сегодня, что Гитлер принял окончательное решение о нападении на СССР в июне 1940 года. В связи с этим у меня вопрос относительно поездки Молотова в Берлин в ноябре 1940 года, где он встречался с Риббентропом и Гитлером. Из документов известно, что Гитлер предлагал, чтобы СССР вступил в некий четырехсторонний союз с Германией, Италией и Японией. Кроме того, как Вы сегодня отметили, в Берлине ходили разговоры, что Сталин переродился и его уже нельзя было рассматривать как коммуниста, это человек имперских амбиций, ориентированный на геополитическое расширение границ своей империи, человек, мыслящий категориями реальной политики. Имели ли эти разговоры в ноябре 1940 г. какую-то реальную основу либо со стороны Советского Союза, либо со стороны Германии или это было просто зондирование почвы и с одной, и с другой стороны?
  В.М.ФАЛИН. Это была уловка Гитлера. Она преследовала одну цель - убедить Москву, что флирт продолжается, и не перенапрягаться в оборонных мероприятиях. Я не очень понимаю, однако, зачем советской стороне следовало заглатывать приманку и тем более пускаться на обмен письмами. Ведь к Сталину в это время поступала информация, что Гитлер перебрасывает силы на восток, обустраивает исходные позиции в Польше и Восточной Пруссии. Вывод, на мой взгляд, может быть только один - советский лидер оттягивал час истины. Он в конце 1940 - начале 1941 гг. занялся экономическим умиротворением Германии, что убедительно показал немецкий исследователь Швендеман. Англичане, американцы, французы активно занимались тем же в 20-е и 30-е гг. Москва решила откупаться, выиграть время, чтобы оттянуть войну, как минимум, до осени 1942 г. Генерал армии Лященко рассказывал мне лично о том, как проходила встреча Сталина 05.05.1941 г. с выпускниками военных академий. Он же пересказал мне слова Тимошенко о предвоенном разговоре его и начальника генштаба со Сталиным по поводу записки Василевского и Ватутина. В последней говорилось: не следует ждать нападения вермахта, надо приступать к нашим активным действиям. На вопрос, видел ли он эту записку, Сталин якобы ответил так: вы мне ничего не докладывали, и я ничего не читал. То, что говорилось 5 мая (а именно: война на пороге), предназначалось для офицеров, которые должны были выехать по назначению в части, исполненные веры, что руководство держит все под контролем. Ваша задача, министра обороны и начальника генштаба, не допустить войны в 1941 г. Вы должны ее выполнить любой ценой.
  Обратимся к операции "Морской лев". Гитлер подбрасывал нам сведения, что переброска войск из Франции в Польшу и Восточную Пруссию - уловка, дабы ввести в заблуждение англичан. На деле, летом 1940 г. "Морской лев" не собирался прыгать на Британские острова.
  И последнее. Недавно М.А.Гареев рассказал мне, что, знакомясь с архивом военной разведки, он сравнил количество донесений, которые предупреждали о возможности германской агрессии, с числом донесений, где говорилось обратное - Гитлер нападать в 1941 г. не собирается. Так вот. Последних втрое или вчетверо было больше, чем первых. Агенты, поставлявшие успокаивавшие сообщения, тоже слыли за проверенных и заслуживающих доверия. Сталин, как вы понимаете, исходил из того, что он умнее и хитрее всех, что Гитлера он переиграет и, конечно, больше верил тому, во что хотел верить.
  И.И.Ильичев, начальник стратегической военной разведки (он был моим шефом в Советской Контрольной комиссии и в Третьем европейском отделе МИД), говорил, что данные разведки о сосредоточении немецких войск вдоль линии фронта на момент нападения расходились с реальностью всего на две дивизии! Причем, эти две дивизии не были развернуты, они были только на подходе. Другими словами, наша разведка была достаточно осведомлена, а эффект от ее докладов руководству страны зависел от культуры восприятия, от умения слушать, слышать и услышанное понимать.
  М.В.ДЕМУРИН. Валентин Михайлович, спасибо Вам большое за интересный разговор. Мы надеемся на его продолжение.
  В.М.ФАЛИН. Договорились. В заключение позвольте процитировать Петра I. Он записал так: "Оградив Отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государства через искусство и науку", но "кругом все играют в закон, как в карты, подбирая масть в масть, и неустанно подводят мины под фортецию правды". Не утратили актуальности эти мысли и наблюдения по сию пору.
  28 августа 2011
  
  Подробности: https://regnum.ru/news/polit/1439594.html
  Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
  
  ЧАСТЬ 4. ФАЛИН В.М. - ГОРБАЧЁВ ПОБЕДИЛ НАС ИЗНУТРИ,
  
  ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИК: dem-2011.livejournal.com'430869.html. Фалин резок в оценках, но это воспоминания человека, который был участником многих ключевых событий в истории нашей страны. "Если мы не будем извлекать уроки из трагического опыта нашей истории, за который мы заплатили колоссальнейшую цену, то мы и сегодняшнюю Россию не спасём", - говорит Валентин Фалин, бывший секретарь ЦК КПСС по международным вопросам и ближайший помощник главы советского МИД Андрея Громыко. Горбачёв был для нашей Родины жуком-короедом, считает бывший секретарь ЦК КПСС Валентин Фалин.
  Ниже публикуется интервью, которое В.М.Фалин дал изданию "Совершенно секретно" в 2016 г.
  
  "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО". Валентин Михайлович, уже прошла четверть века со времени распада СССР. В общественном мнении - "во всём виноват Горбачёв". Но во всём ли виноват последний Генсек ЦК КПСС и первый и последний Президент СССР? Или на месте Михаила Сергеевича мог бы оказаться другой человек, который бы привёл СССР к такому же результату?
  
  - Горбачёв был приведён к власти в СССР в результате сделки на самом верху в нашей стране. Эта сделка должна была позволить каждому из претендентов на голос в руководстве страной продолжать играть свою роль в политике СССР. Почему в 1964 году был приведён к власти Леонид Брежнев? Потому что Леонид Ильич был человеком, не способным на конфронтации. В 1964 году сложился триумвират, куда вошли Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев, председатель Президиума Верховного Совета Подгорный и председатель Совета Министров СССР Косыгин. Все они имели равные права. Я присутствовал при нескольких случаях, когда один из названных мной возражал по какому-то важному политическому вопросу, и потом этот вопрос подвешивали в воздухе. Иногда кто-то из членов триумвирата во время обсуждения каких-то важных решений не находился в Кремле или даже в Москве, и тогда решение стратегически важных для страны вопросов также повисало в воздухе на неопределённое время. Вся эта ситуация привела к тому, что в июне 1977 года из триумвирата "выбросили" Николая Викторовича Подгорного, уволив его со всех постов и оставив медленно умирать в качестве персонального пенсионера союзного значения. Ещё раньше, в 1976 году, случился инфаркт у Алексея Николаевича Косыгина. А вокруг Брежнева всё это время крутились подхалимы, которые создавали в стране новый культ личности. Из добродушного и бесхитростного человека была сделана икона, украшенная орденами в десять рядов.
  
  Скажу, что повышенное внимание к себе Леониду Ильичу не очень-то и нравилось. Например, когда из сражения на Малой Земле стали делать второй Сталинград, Леонид Ильич возмущался. Когда мы в 1968 году посетили музей "Малая Земля", Леонид Ильич мне сказал, что не хочет, чтобы думали, будто бы на этом пятачке земли решалась судьба Второй мировой войны. Он боялся того, что из него самого станут делать очередного советского идола. Так что чутьё ему не изменяло. Под конец своей жизни, когда Брежнев стал совершенно больным, он дважды ставил вопрос на Политбюро, чтобы его отпустили с должности. И дважды ему в этой просьбе отказывали. Брежнев был ширмой, за которой можно было творить любые дела, а не делать то, что в самом деле было нужно для СССР.
  
  Рядовые члены ЦК говорили между собой: в СССР правит не Брежнев, а наша доморощенная "банда четырёх". В эту "банду" входили: председатель КГБ СССР Юрий Андропов, министр обороны СССР Дмитрий Устинов, главный идеолог КПСС Михаил Суслов и министр иностранных дел СССР Андрей Громыко. Называя этих людей "бандой четырёх", коллеги были правы. Эта четвёрка по своим сусекам и растащила всю власть в нашей стране. Вот тогда-то, в сущности, и начались упадок и агония Советского Союза.
  
  "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО". Вы тогда сами работали в ведомстве Андрея Андреевича Громыко. Почему вы считаете, что деятельность тогдашнего главы советского МИД не отвечала важным насущным потребностям СССР и социалистического блока? Насколько помним, именно за своё отстаивание социалистических интересов Громыко получил от американцев прозвище Мистер Нет.
  
  - В 1970-х годах американцы заставляли руководство ФРГ разместить на своей территории ракетные системы "Першинг", как орудие первого ракетного удара против "советской угрозы". В случае размещения "першинги" были бы нацелены прямо на родственную западным немцам ГДР. Канцлер ФРГ Гельмут Шмидт, который не желал гибели соотечественников и вообще был намерен предотвратить катастрофу, предлагал Советскому Союзу следующий вариант решения этой проблемы. В то время в советских группах войск, дислоцированных в Восточной Европе, были размещены наши ракеты класса "СС-4" и "СС-5". Шмидт предложил: пусть Москва меняет эти ракеты на более новые системы класса "Пионер" (иначе "СС-20"), с условием, что на "пионерах" не будет большего числа боеголовок, чем на предыдущих ракетных системах. Шмидт как федеральный канцлер ФРГ сделает нажим на Вашингтон, и тогда американцы не решатся размещать "першинги". Вариант Шмидта был вполне приемлем. Для переукомплектации ракетного арсенала в наших группах войск за границей нам не нужно было лишний раз громыхать на всю Европу оружием. Ведь на "СС-4" и "СС-5" был моноблочный заряд, а на "пионерах" - трёхблочный. Ракетные манипуляции США в ФРГ представляли реальную угрозу для Европы, и СССР должен был эту угрозу предотвратить.
  
  Я доложил Громыко об американских планах в ФРГ и изложил предложения Шмидта по этому поводу. Андрей Андреевич, выслушав меня, сказал что-то вроде того, что "старый мошенник Шмидт предлагает Москве через Фалина менять советские ракеты на воздух". "Вот когда американцы разместят эти "першинги" в ФРГ, тогда и будем разговаривать!" - закончил Громыко. Я ответил: "Когда разместят, будет поздно". Громыко: "Слова "поздно" в политике не бывает!"
  
  Последнюю попытку убедить Москву Шмидт предпринял, когда летел из Китая в Бонн проездом через Москву. Он попытался связаться с председателем Совета Министров СССР Косыгиным, который не возражал против плана канцлера ФРГ насчет "пионеров". Но вместо Косыгина Шмидта встретил упрямый Громыко, и тот улетел восвояси. Ведь разбитый инфарктом, больной Косыгин к тому времени был уже фактически отстранён от политики и доживал последние годы своей жизни.
  
  В итоге американцы разместили в ФРГ "першинги", баланс сил в Европе склонился в сторону НАТО, стратегический момент был упущен, а наша страна вовлеклась в губительную гонку вооружений, которая "съела" потом все наши валютные запасы и привела экономику нашей страны к кризису. Следствием советского экономического кризиса стал распад СССР.
  
  Ведь под "першинги" в ФРГ американцы запустили 12 военных программ. Мы ответили на это запуском своих программ. В 1981 году была принята для европейских стран НАТО новая программа, а для вооружённых сил США - программа "Армия 2000". СССР стал захлёбываться. Начальник Генштаба МО СССР Николай Огарков докладывал в Политбюро о том, что Советская армия не в состоянии противостоять этой программе. Ему отвечали: если Огарков такой знаток по западным военным делам, то пусть идёт командовать Группой советских войск в Германии, а в Генеральный штаб придёт тот, кто в состоянии выполнить поставленную партией и правительством задачу. Председатель Госплана Николай Байбаков сообщал в Политбюро: экономика страны не в состоянии осилить военное противостояние с американцами. В ответ он слышал: "Николай Константинович, идите на пенсию. На ваше место придёт тот, кто сделает то, что ему прикажут".
  
  К исходу правления Брежнева резервы, рассчитанные на подъём советской экономики и на улучшение социальной политики в СССР, были сокращены почти на пятьдесят процентов. Начался кризис, разросшийся к середине 1980-х до такой степени, что наша страна оказалась на грани пропасти. Причина тому - слова Андрея Громыко о том, что "поздно в политике не бывает".
  
  "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО". Если позволите, перейдём непосредственно к Михаилу Горбачёву, его команде, перестройке и последующим событиям. 
  
  - Главная проблема Горбачёва - это отсутствие в человеке человеческой личности. Так получилось, что именно он стал главой Советского государства, и именно в то сложное время. Время, когда в СССР разрыв между словом и делом уже достиг такого состояния, что партии и правительству нельзя было более игнорировать самые элементарные запросы и чаяния советских людей.
  
  В это же самое время на другом конце мира в кресло шефа ЦРУ США сел Уильям Кейси. Кейси предложил Президенту США Рейгану добиться резкого падения на мировом рынке цен на углеводороды. С подачи Рейгана, Саудовская Аравия, Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты создали избыток предложений по торговле нефтью, и цена за баррель нефти упала с 25-26 долларов до 8 долларов. И поток нефтедолларов, которым наша страна, кстати, оплачивала, прежде всего, импорт потребительских товаров в составе 40 % ширпотреба, и ещё - гораздо больше - лекарств, которые мы покупали за рубежом в странах социалистического содружества, закончился. Был фактически закрыт СЭВ, все стали жить на валюту. Что было глупейшим решением. Я, когда возглавил международный отдел ЦК КПСС, пытался возражать, говорить, что так действовать нельзя. Надо было, во первых, начинать политику достаточности в области военных вооружений. Занимаясь гонкой вооружений, откликаясь на вызов США, мы действовали не столько против США, сколько против своей же страны. Мы обслуживали американскую стратегию доведения СССР гонкой вооружений до смерти...
  
  Горбачёв пришёл к власти, не имея лично никакой программы. Его тезисом был принцип Наполеона: ввяжемся в драку, а там будет видно. После того как Михаил Сергеевич потерял себя в политике, он во что бы то ни стало пытался сохранить своё реноме или хотя бы видимость этого реноме. Он был готов платить за это, как шекспировский герой, с той разницей, что за коня в итоге отдал всё царство. Горбачёв был для нашей Родины жуком-короедом. Он действовал по принципу Клаузевица: Россию можно победить только изнутри. Вот и побеждал, грыз корни, а дерево сохло и умирало. Ему помогали в этом Эдуард Шеварднадзе, Александр Яковлев и другие пристяжные к ним личности.
  
  "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО". Расскажите об Александре Яковлеве. Он был "прорабом перестройки", а при Ельцине стал главным идеологом российской демократии.
  
  - О том, что Яковлев сидит в кармане у американцев, я узнал ещё в 1961 году. Мне об этом поведал один мой знакомый, работавший тогда в КГБ СССР. Почти 10 лет Александр Николаевич работал послом СССР в Канаде. Он не был американским шпионом в обычном смысле этого слова. К тому времени когда Горбачёв стал генеральным секретарём, Яковлев был в СССР одним из важнейших агентов американского влияния. Отмечу ради правды, он был очень одарённым и умным человеком, на два порядка умнее и талантливее Горбачёва. Впрочем, его хозяева за океаном тоже не были дураками и бездарями и обладали хорошим представлением о том, что творилось тогда в политических верхах СССР.
  
  А в Москве в то время председатель КГБ Владимир Крючков, собрав компрометирующие материалы на Яковлева, пришёл с ними к Яковлеву в кабинет. На все расспросы Владимира Александровича Яковлев отвечал молчанием, и Крючков отправился потом на доклад к Горбачёву. Михаил Сергеевич, пожевав губами, вынес поразительное по глубокомыслию резюме. Дескать, у кого не бывает грехов молодости? Яковлев - полезный для перестройки человек, поэтому он нужен стране и его нужно пустить в большую политику. И пустили. Как козла в огород.
  
  Восхождение Яковлева началось не по политической линии, а по линии внешнеэкономических связей. Это началось после того, как информация о его шашнях с американцами дошла до Юрия Андропова, и его вернули из Оттавы в Москву с распоряжением "следить, и в ЦК КПСС не пускать".
  
  В 1982 году умер Николай Николаевич Иноземцев, директор Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО). Было решено посадить Яковлева в кресло покойного Иноземцева. Пусть сидит в ИМЭМО, занимается научной работой, а мы будем за ним следить. Было важно, чтобы рыба не испугалась, не сорвалась с крючка и не уплыла на дно. В 1984 году умер Андропов, и всем стало не до Яковлева. Когда Горбачёв ещё был в команде Черненко, то Яковлев произвёл на него очень сильное впечатление. Ведь директор ИМЭМО был умён и обаятелен и мог, в случае чего, подсказать много полезного и блеснуть новизной идей и решений. А Горбачёв не отличался особым умом, но был очень восприимчив ко всему новому, даже чересчур.
  
  Летом 1985 года, через несколько месяцев после смерти Черненко и своего воцарения, Горбачёв сделал Яковлева секретарем ЦК по вопросам идеологии. Допустил агента влияния до ЦК и усадил в кресло главного идеолога страны.
  
  В 1989 году, на Втором съезде народных депутатов СССР, Яковлев сделал доклад о трагических последствиях для Европы в результате пакта Молотова - Риббентропа. Благодаря яковлевскому докладу, СССР был навязан комплекс страны, которая всем за всё должна платить и каяться перед всем миром только за один факт своего существования. Вскоре после этого доклада начались русские погромы в республиках Прибалтики, в Молдавии и на Западной Украине. В 1988 году уже пролилась кровь в Сумгаите. Спустя некоторое время всё советское Закавказье погрузилось в атмосферу взаимного геноцида. Потом очередь дошла и до Северного Кавказа. Спасибо за всё это Александру Николаевичу Яковлеву. Сегодня известно, что накануне распада СССР он активно разъезжал по всем союзным республикам и разжигал там экстремистские настроения. Накануне крушения Берлинской стены он ездил в ГДР и в ФРГ.
  
  "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО". Какая была обстановка в нашей стране, когда решался вопрос об объединении Германии? По праву ли Горбачёв получил в 1990 году Нобелевскую премию мира?
  
  - В СССР разразился экономический, а затем социальный кризис. Стране грозил голод и капитальный социальный взрыв. Но общественное мнение уже было под контролем, я бы даже сказал, под колпаком западной идеологии. Вы помните, как в период перестройки у нас в магазинах было шаром покати, в то время как под Москвой стояли эшелоны с рыбой, мясом, маслом, овощами. Но они не разгружались, и всё, что там было, гнило. Труд тысяч советских людей волею советского руководства превращался в отходы. Но верхи в тот момент обсуждали другой вопрос: учреждение должности президента СССР. Я тогда задал Горбачёву прямой вопрос: а что у нас изменится в стране после учреждения поста президента? В магазинах появятся продукты? Не лучше ли озаботиться вопросами продовольственного снабжения, социальной, молодежной политикой, вопросами национальных окраин? Горбачёв в ответ: "По всем вопросам дам указание. Продукты точно появятся".
  
  Но ничего не изменилось. Какие-то подвижки с продуктами появились после крушения Берлинской стены. Потом я узнал, что это не было совпадением. Накануне знаменитых переговоров в Архызе по поводу будущего Германии Горбачёв через своего помощника Черняева связался с Гельмутом Колем и стал причитать: "Мне нечем кормить народ, дайте три-четыре миллиарда дойчемарок, а взамен получите в Архызе всё, что вам нужно". В этой фразе - весь Горбачёв. Он брал кредиты с Запада и готов был за них заплатить не только целостностью содружества социалистических стран, но и существованием своей собственной страны.
  
  Кроме переговоров Горбачёва и Коля в Архызе, в декабре 1989 советский лидер встречался с Президентом Франции Миттераном в Киеве. Миттеран предложил Горбачёву вместе лететь в Берлин, чтобы поддержать Хонеккера. Реакция Горбачёва: "Хотите лететь - летите! А я не полечу". Ещё помню, как Тэтчер предлагала Горбачёву не решать вопрос с Германией исключительно лично, а создать по этому поводу комиссию, куда бы вошли Англия, Франция и СССР. Тэтчер опасалась, что в результате объединения по-горбачёвски, западная часть страны проглотит восточную, и вместо единой германской нации получится конфликт "осси-весси". Горбачёв в моём присутствии отреагировал на предложение Железной леди таким образом: "Я не хочу стирать за англичанами и французами их грязное бельё, а объединение Германии поддержу". Вот так Москва сдала и ГДР, и Хонеккера, и всех восточных немцев.
  
  Я точно знаю, что на переговорах в Архызе Гельмут Коль спросил у Горбачёва, намерена ли Москва как-то помогать Эриху Хонеккеру, СЕПГ и всей социалистической элите ГДР. Коль явно думал, что Москва намерена помогать своим германским геноссе. Но Горбачёв ему ответил: "Эти вопросы - ваше внутреннее дело, и вы лучше знаете, как с кем поступать".
  
  Но решение Горбачёва о "сдаче" ГДР не было его личным. Решение "сдать" ГДР подсказал ему в июне 1989 года Джордж Буш, когда чета Горбачёвых была в Вашингтоне. Накануне этой исторической "подсказки" первая леди США Барбара Буш "на всякий случай" "обработала" Раису Максимовну. Эти женщины сработали в слаженном тандеме и накануне распада СССР. Для того, чтобы Горбачёв совершил очередное предательство, нужно было одно: чтобы "дорогая Барбара" и Раиса Максимовна надавили на болезненные амбиции Михаила Сергеевича, и он, от сознания собственной исторической важности, раздулся как мыльный пузырь. В таком раздутом состоянии он в 1990-м и получал свою Нобелевскую премию мира. Это была и плата за предательство социалистического блока, и аванс за уже запланированный и согласованный распад СССР.
  
  По праву ли Горбачёв получил Нобелевскую премию? Наверное, да. По такому же праву Иуда получил от Каиафы свои 30 сребреников.
  ________________________________________
  Источник: https://politikus.ru/articles/print:page,1,73760-valentin-falin-gorbachev-pobedil-nas-iznutri.html
  
  ЧАСТЬ 5. ЗАКРЫТЫЙ ДОКЛАД ФАЛИНА-ЕВСТАФЬЕВА В ГОСУДАОСТВЕННУЮ ДУМУ РФ: "О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах". Отзывы уязвлённых политиков и комментарии читателей.
  
  ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИК: rustimes.com'Аналитический блог'post_1177568372.html
  Аналитический доклад "О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах", отрывки из которого представлены здесь, написан в середине июля 2006 г. и тогда же передан авторами в Кремль и в Государственную Думу. Однако официальный ход докладу был дан только в начале этой недели - 18 сентября он был разослан ряду депутатов ГД. Сразу после этого доклад привлек к себе обостренное внимание некоторых политиков. Авторы доклада - известный советский дипломат Валентин Фалин и один из бывших руководителей Службы внешней разведки России Геннадий Евстафьев. - Независимые эксперты. ...
  
  (...) РОССИЙСКО_АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ВНОВЬ НА ПЕРЕПУТЬЕ. Лейтмотив СМИ и в США, и вообще на Западе: Россия не вписывается в "западную цивилизацию", она по своей природе не годится в равные партнеры западным демократиям. Это следствие очередного приступа нетерпимости американских и ряда западноевропейских политиков к инакомыслию, а тем паче к инакодействию России в принципиальных вопросах внутриполитической и международной жизни. Американский истеблишмент никак не может понять, что цепная реакция распада России прервалась, прежняя парадигма претерпела кардинальные изменения, и пора бы переходить к разработке новых условий взаимодействия с Москвой.
  
  Однако есть достаточно оснований рассматривать нынешнее усиление антироссийской риторики Белого дома не как тактическое "охлаждение", а как начало долговременных перемен в российской политике Вашингтона. Отношения двух стран стали постепенно ухудшаться после Братиславы (февраль 2005). (...)
  
  Неоконсерваторы, преобладающие в нынешнем политическом истеблишменте США и рассматривающие себя продолжателями политической линии Р. Рейгана, принципиально вынесли своеобразный "окончательный приговор" нынешней России еще в 2004-2005 годах на волне эйфории от успеха "оранжевых революций" в Грузии и на Украине. Суть этого приговора - отказ от негласно обсуждавшегося в 2003-2004 гг. соглашения Белого дома с Кремлем (согласие на "доброжелательное" широкое партнерство со стороны Москвы в обмен на признание СНГ зоной ее интересов) и переход от попыток контролирования политики Москвы к ее формированию "изнутри", т.е. осуществлению "оранжевого проекта" в России. Совершенно очевидно, что у США в последнее время не было и до сих пор нет никакого реального плана строительства отношений с Россией как с относительно равным партнером на случай провала планов замещения нынешнего российского курса на более проамериканский. Отсюда возможны непродуманные и даже провокационные выпады на российские мероприятия, особенно в тех регионах, где взаимные интересы сталкиваются.
  
  Фактором, который стимулирует активизацию действий США по замене нынешней правящей группировки в России является твердый выбор руководства страны в пользу реальных мер по социально-экономической модернизации общества. Отказ от следования либерально-монетаристским шаблонам в их радикальной трактовке, инициирование системы "национальных проектов" и начало инвестиций в совершенствование инфраструктуры понимается в США как хотя и медленное, но явное начало процесса социальной модернизации страны и трансформации абстрактного макроэкономического потенциала в реальные позитивные сдвиги для населения. А это, в свою очередь, является инструментом преодоления глубинного разрыва между элитой и большинством общества, что в период правления Ельцина заставляло правящие элиты ориентироваться именно на США - единственный источник собственной устойчивости и легитимности. При условии относительно успешной реализации хотя бы части национальных проектов к 2008 году может обозначиться кристаллизация новой структуры общественных отношений и баланса сил в элите, при которых сложившийся доминирующий внутриполитический консенсус ("путинское большинство") станет решающим политическим фактором. Таким образом, "окно возможностей" для коренного слома развивающихся в России тенденций и инспирирования прихода к власти в Москве достаточно податливого руководства относительно невелико.
  
  Растущая энергетическая и политическая самостоятельность Кремля, происходящие изменения в психологическом настрое россиян, а также переоценка ценностей российской политической элитой в отношениях с Западом и поиск новой идентичности в отстаивании ею российских национальных интересов нарушили ранее утвердившиеся замыслы республиканской администрации "дожать Россию" уже на этапе электорального цикла 2007-2008 гг. Российская государственно-политическая конструкция, несмотря на все ее недостатки, оказалась устойчивее, чем полагали в Белом доме.
  
  Причина просчета и соответственно нынешнего изменения тактики США: приговор выносился слабой России, которую можно было "дожать", а приводить его в исполнение приходится в отношении сильной России. Новое финансовое могущество России подрывает базовый принцип парадигмы, на протяжении конца 80-90-х гг. лежавшей в основе российско-американских отношений: США были донором, а Россия - получателем помощи/содействия и пр. Смена парадигмы де-факто привела к переоценке приоритетов в духе классической "реалполитик" - ключевой для Вашингтона становится задача подрыва российского суверенитета, лишение Кремля основных источников силы и устойчивости и возвращение РФ в "позднеельцинское" управляемое состояние. (...)
  
  Новую, во многом ущербную, идеологию Белого дома точно описывает цитата из журнала Foreign Policy: "У некоторых чудовищных режимов сейчас столько денег, что они способны еще долгое время вершить злые дела, а многие достойные демократические страны вынуждены перед ними пресмыкаться, чтобы получить нефть и газ". Эта мысль в той или иной форме сейчас присуща представителям обеих партий в США. Так, в июне с.г. один из американских лоббистов ЮКОСа - отставной чиновник ряда демократических администраций Стюарт Айзенстат открыто заявил, что Вашингтон не устраивают "планы Кремля по восстановлению контроля над российской нефтью".
  
  Не вызывает сомнения, что, несмотря на все заявления о готовности к равноправному сотрудничеству, главной мотивацией действий США и вообще Запада является стремление везде, где возможно, ущемить интересы России и за ее счет решать свои долгосрочные экономические и политические задачи.
  
  Отсюда - неизбежность роста американских претензий по всему спектру проблем внутренней и внешней политики Кремля. Иными словами, (...) любые надежды на снятие американских "озабоченностей" снижением активности в отстаивании наших действительно принципиальных позиций, усилением пиар-сопровождения деятельности Кремля, "образцово-демократическим поведением" или частичными уступками Вашингтону в энергетической и некоторых других сферах иллюзорны и губительны с точки зрения национальных интересов нашей страны. (...)
  
  СУЩЕСТВО УГРОЗЫ.
  
  Поступающая информация свидетельствует о растущем разочаровании Вашингтона в перспективах скорого повторения классической схемы (ставленник - харизматичный оппозиционер, ресурс толпы и т.д.) "оранжевой революции" в РФ. Отсюда - контуры нового двухпартийного консенсуса американских неоконсерваторов и либералов в отношении Кремля. Первый шаг в этом направлении уже сделан - администрация Буша сместила точку отсчета двухпартийной политики в отношении РФ существенно в сторону холодной войны. От политической борьбы за демократию, т.н. битвы за Россию, США открыто переходят в режим нейтрализации РФ как самостоятельного, а в ряде случаев и притягательного центра силы и влияния, саботажа ее главного "оружия" новой российской энергетической стратегии и шире - к прямой борьбе за российскую нефть и газ (К. Райс: "Россия показала себя ненадежным поставщиком").
  
  Исходя из неизменной в послевоенное время логики удержания внешней политики (особенно на российском направлении) в зоне относительного консенсуса двух партий, можно уверенно предположить, что любая последующая администрация США, независимо от ее партийной принадлежности, неизбежно будет вести отсчет успехов и неудач в диалоге с Москвой уже от новой, достигнутой "нормы". При любом результате предстоящих в 2006 и 2008 выборов в США не стоит ждать радикального улучшения отношения Вашингтона к российской власти. Для США в принципе неприемлема полностью суверенная Россия, опирающаяся на такой оборонительный потенциал, который обесценивает американскую наступательную мощь, и не встроенная в конструкцию "глобального американского лидерства", не уязвимая для давления извне.
  
  Буквально за несколько последних месяцев представители администрации США и республиканского политического истеблишмента на фоне осуждения "авторитарного" характера внутренней политики Путина и "неоимперского" статуса внешней политики России перехватили и озвучили фактически все ключевые "требования" демократов к нашей стране: от призыва кардинально пересмотреть отношение к демократии до признания постсоветского пространства зоной приоритетных интересов Соединенных Штатов. Значительно усилено идеологическое и культурное давление на Москву с использованием правозащитной тематики, о чем свидетельствуют последние доклады "Фридом Хаус" и ряда других контролируемых США "независимых" организаций. (...)
  
  В марте с.г. двухпартийной группой Эдвардса - Кемпа под эгидой влиятельного нью-йоркского Совета по международным отношениям был подготовлен доклад "Неверный путь России: что могут и должны сделать США", представляющий расширенную инвентаризацию проблем в российско-американских отношениях и накопившихся претензий Вашингтона к России. Параллельно Госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад о том, как Америка поддерживала права человека и демократии в 2005-2006 гг., фиксирующий "дальнейшую эрозию демократических принципов и прав человека в России".
  
  В середине марта с.г. была опубликована обновленная редакция "Концепции национальной безопасности США", характерной чертой которой стала дальнейшая идеологизация внешней политики США, в частности, заявка на активную "демократизирующую" роль Вашингтона в соседних с Россией странах и на Большом Ближнем Востоке с целью создания неблагоприятного для Москвы "предполья". Согласно новой концепции, с Россией можно сотрудничать лишь там, где это жизненно необходимо. В военном разделе концепции фактически подтверждена и усилена традиционная ставка американской элиты на превентивные удары - "наступательные и оборонительные" - для "сдерживания как государств - врагов Америки, так и негосударственных формирований ее противников". В продолжение темы в апрельском номере Foreign Affairs опубликована провокационная статья двух американских экспертов с выводом о возникающей у США возможности безбоязненно нанести первыми разоружающий ядерный удар по России.
  
  В начале мая с.г. на встрече с редакторами ведущих американских изданий К. Райс заявила, что Америка хочет, чтобы "русские признали, что у нас есть законные интересы и свои отношения с их соседями, даже если эти страны были когда-то частью Советского Союза". Тогда же вице-президент США Р. Чейни, посещая Вильнюс и Астану, озвучил аналогичные оценки. Впервые на столь высоком уровне США заявили, что Россия "отступает от демократии".
  
  В ряде публикаций ведущих американских СМИ весной с.г. содержались перечисленные администрацией в частном порядке требования к Москве, которые она должна была выполнить до встречи G-8. Большая часть этих требования носит унизительный для Москвы характер и далеко выходит за рамки стандартной повестки двусторонних отношений. Фактически от нас требуют превратить страну в подконтрольную США сырьевую базу Запада. (...)
  
  Эволюция программы действий нынешней республиканской администрации на российском направлении свидетельствует о долгосрочном закреплении доминирования неоконсервативного мышления в эшелонах, ответственных за принятия решений в отношении нашей страны. В силу внутриполитических особенностей США в обозримой перспективе неоконсерватизм будет "править бал" в республиканском и демократическом истеблишментах, изгоняя с высших постов наименее идеологизированных, умеренных политиков. Отсюда - тщетность надежд на прагматизм отдельных представителей "партии Линкольна" - республиканцев. (...)
  
  В условиях растущих цен на горючее и неуверенности инвесторов в перспективах американской экономики шансы республиканцев на предстоящих промежуточных выборах осенью 2006 года вызывают обоснованные сомнения. Возможная потеря контроля над одной или даже обеими палатами уже в 2006 г. может иметь для нынешней администрации непредсказуемые последствия, включая инициирование демократами процедуры импичмента Буша еще до выборов-2008.
  
  Даже если республиканцам каким-то чудом удастся обеспечить преемственность в 2006-м (промежуточные выборы) и 2008 году (президентские) - нынешний градус охлаждения отношений Белого дома с нашей страной уже невозможно будет компенсировать какими-то традиционными мерами. Никто в российском истеблишменте (включая вероятных преемников президента В. Путина) не может похвастаться тесными личными взаимоотношениями с вероятными выдвиженцами республиканцев (Маккейн, Роуми, Аллен и пр.). К тому же в условиях острого "кадрового голода" у республиканцев и прессинга со стороны демократов на предстоящих в 2007-м республиканских праймериз повышаются шансы таких радикалов-популистов, как сенатор Дж. Маккейн, которые зададут накал антироссийской риторики на всю предвыборную кампанию.
  
  Итогом двух "бурных" сроков президентства республиканца-неоконсерватора вполне может стать возвращение маятника настроений истеблишмента, элит и электората к дозированному изоляционизму на внешнеполитической арене. Совсем не исключено, что в ближайшее время демократам удастся оседлать эту тенденцию. Однако и в этом случае нам придется исходить из объективной реальности: нынешняя степень двухпартийного консенсуса в Вашингтоне по российской проблематике весьма велика. Отражение этого - схожие позиции по России у нынешних фаворитов обеих американских партий (на данном этапе это сенатор-республиканец Дж. Маккейн и представительница демократов сенатор Х. Клинтон). Демократический истеблишмент США испытывает острую идиосинкразию на В. Путина - отсюда неизменная поддержка Буша в тех аспектах американо-российских отношений, где по идее у республиканцев и демократов могли бы наблюдаться определенные различия. (...)
  
  Ужесточение линии в отношении нашей страны в определенном смысле невыгодно лично Дж. Бушу, поставившему свое "президентское наследие" на карту решения иранской проблемы. Президент США, находясь под острым внутриполитическим прессингом, всерьез озабочен опасностью "неуспеха" еще и в отношениях с В. Путиным. Оптимальным для него было бы получить от Москвы полное содействие по Ирану в обмен на громкое заявление о том, что "он не зря доверял Путину". Примечательно, что пока он избегает публичных антироссийских высказываний. (...)
  
  Вместе с тем США пока не располагают достаточно мощными и надежными инструментами, которые позволили бы трансформировать риторическую жесткость в успешные действия и осуществить необходимые Вашингтону перемены на российской политической сцене. У нынешней российской оппозиции отсутствует массовый ресурс, недостаточно мощными являются и остальные отдельно взятые инструменты влияния. Анализ публикаций американских СМИ, экспертных оценок и настроений в близких к Белому дому кругах свидетельствует о том, что ключевая ставка США в 2007-2008 гг. будет сделана на попытку инициировать (через задействование всех накопленных еще в 90-е годы инструментов и фигур влияния) такую скрытную перегруппировку сил внутри высших эшелонов российского руководства, политической и деловой элиты, которая бы проложила путь к "тихому" осуществлению российского варианта "оранжевой революции". Основными приемами являются: делегитимизация власти в России, содействие расколу в российской элите, затруднение международной деятельности российского бизнеса (нельзя недооценивать его уязвимость, связанную с широкой офшорной составляющей), кроме ориентированного на США и, в конечном счете, обеспечение моральной и косвенной материальной поддержки прозападным группам, нейтрализация политических сил, противодействующих ставленникам США в российском политическом истеблишменте.
  
  ОСНОВНЫЕ ПРОГНОЗИРУЕМЫЕ ШАГИ В ЭТОМ НАПРАВЛЕНИИ.
  1. Международно-правовая изоляция высшего руководства РФ, "силовиков" и ключевых представителей бизнеса. Создание перманентно напряженной атмосферы вокруг них с помощью массовой реанимации коррупционных дел и реализации "коррупционного" компромата и "привязывания" к нему конкретных деятелей и их родственников. В среднесрочной перспективе - накапливание судебных решений на Западе по большинству российских чиновников категории "А" с масштабным рекламированием "вручения повесток в суды", блокированием въездов, визовыми проблемами и пр. (...) Задача - сделать будущее ключевых российских чиновников (финансовое благополучие после отставки, возможность получения высокооплачиваемого поста в крупных международных организациях или корпорациях и пр.) полностью зависимым от доброй воли Вашингтона.
  
  Вероятна также медийная и организационная координация антикоррупционной кампании российской левонационалистической и либеральной оппозиции с полицейскими и судебными мерами на Западе против зарубежной собственности отдельных российских чиновников и бизнесменов. (...)
  
  2. Усиление внутриполитического давления на российское руководство посредством непризнания выборов. Основным сценарием здесь видится следующая цепочка действий:
  - сознательное нарушение некоторыми оппозиционными деятелями действующего законодательства о выборах как провокация на снятие кандидата властями. Организация вокруг этого разного рода бойкотов и шумных кампаний на Западе и внутри России о нарушении прав человека;
  
  - отказ наблюдателей Запада признать выборы в ГД и президента РФ свободными и демократическими, публикация официальных докладов наблюдателей ОБСЕ и СЕ о "массовых нарушениях в ходе выборов";
  
  - организация слушаний и антироссийских резолюций в Европарламенте, в рамках других международных организаций, вынесение соответствующих резолюций по поводу итогов выборов в РФ.
  
  Ключевой кандидатурой на роль снимаемого кандидата пока представляется Михаил Касьянов как не имеющий никаких электоральных перспектив, но ценный в качестве "жертвы режима". На реализацию этого сценария недвусмысленно указывает содержание обучающих семинаров и тренингов, только что проведенных ведущими американскими спонсорами "оранжевых революций" (в частности, Национальным демократическим институтом) с активистами и сторонниками касьяновского Народно-демократического союза. В них россиянам давались недвусмысленные установки - априори исходить из признания несовершенства российского избирательного законодательства и невозможности проведения властью "честных и справедливых выборов". Отсюда рекомендации "перепрыгнуть" "несовершенные и неработающие", российские правовые нормы и "неэффективные, авторитарные" власти, апеллирую напрямую к Западу. (...)
  
  3. Использование объективно существующего потенциала социального протеста в РФ. Поощрение и инициирование обращений организаторов российских протестных движений (автомобилисты, обманутые вкладчики, соинвесторы жилья, переселяемые владельцы недвижимости, в перспективе в результате стремительного роста тарифов ЖКХ - недовольство "обездоленных нанимателей-арендаторов жилья" и пр.) к Западу (Совет Европы, Европейский суд) как к последней инстанции заступничества с целью узаконить эти каналы давления на Москву.
  
  Наращивание критики по т.н. третьей корзине (иски россиян в зарубежные судебные инстанции против руководства страны по поводу нарушения демократических прав и свобод, проявлений тоталитаризма и т.п.) до возникновения "критической массы", оправдывающей введение международно-правовых санкций, вплоть до ограничения, в крайних случаях, российского суверенитета ("замораживание" госсредств на счетах иностранных банков и пр.).
  
  4. Активизация поиска "ставленника" на левом фланге российского политического спектра. Неспособность российских либералов/правых эффективно освоить даже минимум вложений и задействовать в полной мере ресурс толпы заставляет Вашингтон обращать свой взор на потенциал протестной активности других слоев российского электората. Не сужая спектр поиска "ставленника" (в Вашингтоне за последнее время побывали практически все представители правой российской оппозиции) и сохраняя традиционный уровень поддержки старых "прозападных сил" в России (М. Касьянов, Н. Белых, Г. Каспаров), Белый дом все очевиднее склоняется к тому, чтобы сделать ставку на объединение некоторых левых и либеральных кругов в российской оппозиции. (...)
  
  5. Активизация переговоров с крупным бизнесом России как для обеспечения финансовой поддержки российской оппозиции, так и для блокирования контрдействий проправительственных сил. Задача-минимум заставить российских олигархов "не складывать все яйца в одну кремлевскую корзину". Реализация этой части сценария уже фактически началась: решение наиболее крупных текущих т.н. корпоративных конфликтов, в том числе тех, по которым нет единства всех кремлевских "башен", находится в руках США и Запада по факту их преимущественно офшорной принадлежности. (...)
  
  6. Содействие "тихому саботажу" политики Кремля со стороны российских СМИ, в т.ч. номинально подконтрольных Кремлю, давление по линии создания т.н. общественного (а на деле - прозападного) телевидения. Активизация работы Запада с медийным сообществом, поощрение формализованного подхода СМИ к исполнению рекомендаций власти, т.е. фактически дискредитация Кремля в глазах россиян руками лояльных средств массовой информации. Адресная работа с ведущими журналистами на "восстание против вранья". Организационная и финансовая помощь кампаниям левонационалистической и либеральной оппозиции "за свободу СМИ", "равный доступ", "против лжи по телевизору" и т.п.
  
  Основная линия такой дискредитации хорошо просматривается в стремлении подорвать в сознании россиян ассоциацию крупных государственно-корпоративных структур ("Газпром", РАО, РЖД и пр.) с интересами государства и народа. На экспертно-пропагандистском уровне дальнейшее распространение формально логичной гипотезы "обналичивания представителями власти в РФ накоплений, нажитых сомнительным путем", вывода капиталов за рубеж и якобы передачи российских богатств в руки узкой группы транснациональных корпораций путем "залоговых аукционов-2". На массово-агитационном уровне акцентирование "корпоративного характера" внешней политики РФ, прежде всего в СНГ, тезисами типа "интересы "Газпрома" чужды интересам простого народа, его прибыль формируется за счет кошельков россиян" и пр.
  
  7. Целенаправленное использование прозападных групп, печатных изданий и отдельных деятелей в российском экспертном сообществе. (...)
  
  8. Усиление поддержки дезинтеграционных процессов в РФ путем продвижения рекомендаций о целесообразности возвращения к "ельцинской" концепции федерализации страны, усиления ставки на сепаратизм и детонацию в отдельных национальных регионах, прежде всего на Северном Кавказе. (...) Ключевая ставка в данной линии будет сделана на повышение статуса "перспективных" "подрывных элементов", их продвижение ближе к властным структурам, ориентацию на борьбу за политический ресурс (в регионах прозападные структуры все чаще обращаются в госорганы с предложениями о "партнерстве и сотрудничестве"). Помимо республик Поволжья и Северного Кавказа в орбиту западного влияния в ближайшее время могут быть втянуты регионы Севера Европейской части РФ - Карелия, Республика Коми, Мурманская область, Ненецкий округ и пр.
  
  Среднесрочный сценарий подрыва федеративного единства России "изнутри" легко прочитывается: с помощью управляемых HПO (в большинстве случаев оформленных как вполне легальные этнические общественные организации, например, "Черкесский конгресс" в Адыгее или "Новый Башкортостан", организации финно-угров, карелов, вепсов, коми и пр.), Запад активно добивается фактического сращивания националистической оппозиции с социально-экономическими и политическими протестными силами. (...)
  
  В более отдаленной перспективе актуален и другой сценарий Запада - поддержка дальневосточного и якутского геополитического и экономического сепаратизма. (...)
  
  9. Подрыв стратегии энергетического суверенитета РФ по следующим ключевым направлениям:
  - продавливание решения о доступе альтернативных международных поставщиков энергоносителей к экспортной трубопроводной системе РФ в рамках Энергетической хартии или новых стратегических соглашений с Евросоюзом;
  - требование приватизации предприятий российского ТЭК и непременного участия западных компаний в ней как элемента "борьбы с коррупцией";
  - активизация реализации проектов альтернативных путей транспортировки энергоносителей из Закавказья и Центральной Азии в Европу (...);
  - срыв масштабных планов энергетического сотрудничества с КНР (блокирование строительства ВСТО, газопроводов в Китай по экологическим и др. соображениям);
  - усиление давления на Москву якобы в целях "защиты" энергетических интересов своих партнеров - Украины, Грузии, Польши, Прибалтики и шире - Западной Европы.
  
  Одновременно давление на глобальную ценовую конъюнктуру с целью достижения "справедливой" цены на нефть (М. Касьянов уже сделал фантастическое антинациональное заявление, что "20 долларов за российскую нефть - это справедливая цена"). Очевидно, что в ближайшее время будут предприняты шаги по сокращению или вовсе ликвидации т.н. военной премии к цене барреля - Вашингтон уже приступил к переговорам с некоторыми союзниками из ОПЕК, планирует активизацию давления на Венесуэлу и пр. (...)
  
  В среднесрочной перспективе - обвинения РФ в использовании "монопольных преимуществ" географического расположения и природных богатств с соответствующим ужесточением требований к нашей стране по большинству внешнеэкономических проблем (блокирование вступления в ВТО, сохранение дискриминационных ограничений в американском и других законодательствах и пр.) в качестве "логичного ответа" на применение Россией "энергетического рычага".
  
  В более отдаленном будущем - создание системы международного признания запасов энергоносителей и прочих природных богатств "неотчуждаемым общечеловеческим благом" (по аналогии с водными ресурсами и атмосферой) с последующей необходимостью внесения соответствующих коррективов в международно-правовую концепцию национально-территориального суверенитета. М. Олбрайт уже озвучила вожделенную идею о том, что российская Сибирь вообще-то должна "принадлежать всем". (...)
  
  10. Подрыв политического авторитета Кремля в мире. Сведение официальных контактов с российским руководством до минимума приличия, в ряде случаев с ультимативным подтекстом. Фактический возврат к формуле G7. Принципиально не меняя сразу форматов встреч и мероприятий группы восьми де-юре, Соединенные Штаты де-факто берут на себя задачу согласования позиций в семистороннем формате и представления уже согласованной позиции "семи" российской стороне (есть рекомендации Трехсторонней комиссии о переходе к такому формату работы "Восьмерки" с 2007 года) (...)
  
  11. Активизация содействия "оранжевым режимам", прежде всего в Киеве и Тбилиси, вплоть до начала процесса практического приема Грузии и Украины в НАТО уже в ходе нынешней "волны расширения" альянса (вместе с Албанией, Македонией, Хорватией) на саммите в Риге 28-29 ноября с.г. (...)
  
  12. Усиление давления по всему спектру проблем России в СНГ. (...)
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  
  (...) В связи с вышеизложенным остро встают вопросы о готовности руководства нашей страны найти адекватные ответы на стоящие внутриполитические и внешнеполитические вызовы, включая системную трансформацию подхода Вашингтона к формированию отношений с Москвой. (...)
  
  ОЧЕНЬ ВАЖНО ОТВЕТИТЬ НА РЯД КЛЮЧЕВЫХ ВОПРОСОВ:
  ЕСТЬ ЛИ у Кремля силы не только заявить о стратегических принципах внешней политики России в XXI веке, но и выдвинуть и организовать реализацию идеи неконфронтационной демократической модернизации в качестве ключевой миссии РФ на постсоветском пространстве и в мире в целом?
  
  СПОСОБНА ЛИ власть приступить к переориентации дипломатической активности в СНГ на реально достижимые цели укрепления ЕЭП без Украины, создания в среднесрочной перспективе "конфедеративного ядра" (Россия, Белоруссия, Казахстан) с последующим инкорпорированием Узбекистана, в долгосрочной - формирования экономической основы такой конфедерации - газотранспортного союза ("газовой ОПЕК")?
  
  ГОТОВО ЛИ руководство страны пойти до конца в использовании рычагов экономической, и прежде всего энергетической, политики на постсоветском пространстве вплоть до подчинения отдельных корпоративных интересов ключевых российских игроков задачам укрепления пророссийского ядра в СНГ, например, путем удержания дотированных цен на энергоносители для Минска и Еревана и создания механизма "оперативного законодательно-исполнительного реагирования" на поведение партнеров, позволяющего в течение считаных недель серьезно менять тактический курс в отношении тех, кто не склонен вести себя с Россией искренне, и тех, кто готов сотрудничать с ней на долгосрочной основе, а не ориентироваться на иждивенческие цели. (...)
  
  Москва. 18 июля 2006 года
  
  ДВА ОТЗЫВА УЯЗВЛЁННЫХ ПОЛИТИКОВ.
  Отзыв 1. США НЕ НУЖЕН ХАОС В РОССИИ - АЛЕКСЕЙ АРБАТОВ, член-корреспондент РАН,
  руководитель Центра по международной безопасности ИМЭМО РАН
  
  Я не могу согласиться с тезисом авторов доклада "О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах" о том, что "растущая энергетическая и политическая самостоятельность Кремля", ставшая сильной Россия - это причины раздражения со стороны США и ухудшения наших двусторонних отношений.
  
  По сравнению с 90-ми годами Россия нынешнего десятилетия - несомненно, более независимое государство. Но стала ли она действительно сильной? Благоприятная мировая нефтяная конъюнктура дала России относительную финансовую стабильность и неплохие (хотя далеко не рекордные по мировым стандартам) темпы экономического роста. Российская политическая элита этим гордится, но воображать себя сверхдержавой в каком бы то ни было смысле, в том числе "энергетической сверхдержавой", было бы явным "головокружением от успехов". Правда, по ядерному оружию мы все еще сверхдержава, сопоставимая с США, однако, по сравнению с 90-ми годами наше относительное положение на этом уровне военного баланса значительно ухудшилось и продолжает ухудшаться. В остальном, если вернуться на грешную землю, весь российский ВВП на текущий год - это примерно два военных бюджета США. В мировом объеме ВВП доля России составляет примерно 2 процента, доля США - более 20 процентов. В "Большой восьмерке" мы обогнали Канаду и приблизились к Италии, но намного отстаем от остальных членов этого элитного клуба. Достаточный ли это базис для позиционирования страны как мощной державы или сверхдержавы? Мне кажется, что нет. На этой основе можно ощущать себя более независимыми в мире, решать насущные финансовые проблемы: погашать внешние долги и затыкать дыры в нашей сложной социально-экономической ситуации, немного больше давать на оборону, но не более того.
  
  Главный момент состоит в том, что экспортно-сырьевая экономика никогда не сможет сделать нас сверхдержавой, решить огромные социально-экономические проблемы, гарантировать политическую стабильность, предоставить достойное место в мировой экономике и обеспечить достаточную обороноспособность. На основе экспорта сырья нельзя стать "энергетической сверхдержавой", а можно лишь быть сырьевым придатком экономических сверхдержав и центров силы.
  
  Поэтому США раздражает отнюдь не представление о России, как о возродившейся сверхдержаве, а отказ России от модели отношений 90-х годов, к которой США привыкли и которую не хотят менять. Им трудно смириться с мыслью, что Россия перестала идти в фарватере американской политики, формулирует собственные интересы, приоритеты, пути разрешения кризисов и подчас даже нарочито перечит США.
  
  В России произошел сдвиг в политическом сознании, в общем настрое внутренней и внешней политики, но не в экономическом базисе и не в военной мощи. И американцы, как сугубые материалисты, никак не могут понять, почему это Россия стремится вести себя как мировой центр силы наряду с США, Китаем, ЕС? У них это просто не укладывается в голове, поскольку не подкрепляется никакими расчетами или прогнозами. А у нас, как всегда, сознание далеко опережает бытие и амбиции растут не по дням, а по часам. Тем боле, что сами США, как опутанный веревками Гулливер, имели глупость увязнуть в Ираке и не могут решить проблемы Ирана, Афганистана и Северной Кореи. Потому в российско-американских отношениях растут противоречия по поводу постсоветского пространства, нашей внутренней политики, Ирака, Ирана, энергетической безопасности, экспорта вооружений и ядерных технологий, ограничения стратегических вооружений.
  
  Теперь о прогнозе В.Фалина и Г.Евстафьева о том, что в связи с ростом противоречий США готовят сценарий "оранжевой революции" в РФ. Американцам, безусловно, не очень по душе режим президента Путина. Они бы предпочли более зависимый от США и более покладистый режим в России. Но при рассмотрении альтернативы Путину они пытаются проанализировать, а не придет ли ему на смену, пусть даже путем демократических выборов, откровенно авторитарный националистический или имперско-коммунистический режим. В этом смысле для них предпочтительнее иметь дело с Путиным. Вашингтон, конечно, не прочь, чтобы у нас победил деятель, больше соответствующий их представлениям о демократическом лидере. Но большинство из них не верят в такую возможность. Поэтому расшатать режим Путина и получить взамен откровенно враждебный режим - этого американцы не хотят, в чем меня убедили многочисленные встречи в Вашингтоне, откуда я только что вернулся.
  
  Вообще, в Америке можно найти любые мнения и проекты в отношении РФ, но если говорить о национальной политике США в том виде, как она формулируется правящей элитой, там нет стремления развалить Россию и ввергнуть ее в хаос. Тем более, с ее ядерным оружием и запасами ядерных материалов, этническими проблемами и природными ресурсами, на которые найдется много претендентов, помимо США. Да и возможностей наладить в России демократию у них нет, что они поняли, обжегшись даже на Ираке.
  
  Цветные революции на постсоветском пространстве произошли там, где для этого созрела почва, где было огромное недовольство режимом и лидером, где была разношерстная, но буйная оппозиция и где режим опирался на меньшинство. Там внешнее воздействие сыграло роль катализатора. В России же позиции Путина прочны, он пользуется поддержкой большинства населения. Если и есть опасность, то это опасность этнического и религиозного экстремизма, фашизма и левацкого радикализма, особенно в случае крупных социально-экономических потрясений. Но поощрять такие настроения для США все равно, что плевать против ветра.
  
  Не выдерживает критики и утверждение авторов доклада о том, что при росте социального протеста роль детонатора революции в РФ может сыграть арест счетов российских чиновников категории А за рубежом и вброс в страну компромата на них. Наше население привыкло к тому, что чиновники себя не забывают, народ видит их коттеджи и лимузины и на федеральном, и на региональном уровне. Этим в России никого не удивишь и на восстание не поднимешь. Если же на Западе начнут арестовывать счета наших чиновников и компрометировать высшее руководство страны, эффект скорее будет обратный: раз они пытаются подорвать страну, население сплотится.
  
  Информированных американцев тревожит другое. Они понимают, что наша стабильность на базе "исполнительной вертикали" все больше зависит от одного человека, который не может решить все проблемы огромной страны. Такая стабильность крайне уязвима, нет устойчивого равновесия ветвей власти, слабеют обратные связи от общества к государству, которые позволяют корректировать политику, не дожидаясь социальных взрывов.
  
  Для реальной, а не поверхностной, стабильности стране нужно менять законодательство и бюрократизированную политическую систему. Избавляться от всевластия государственно-монополистических группировок, от экспортно-сырьевой модели экономики и обеспечивать эффективные отечественные и зарубежные инвестиции в высокие технологии, которые только и могут сделать Россию мировым центром силы во всех ее параметрах. Это возможно только тогда, когда будет четко и незыблемо законодательно гарантировано право частной собственности, получения прибылей от инвестиций, защита от рэкета и коррупции. Для этого нужны антимонопольные законы и действия, прозрачные отношения бизнеса и государства, реальное разделение ветвей власти, независимые суд и арбитраж, свободные СМИ как часть гражданского общества, которое не допускает монополизации власти и экономики.
  
  В целом, представленный доклад двух авторов производит странное впечатление. Он как бы проецирует на другую сторону собственные представления и подходы авторов по принципу: "вот мы бы на их мете поступили так-то..." Реальность весьма далека от этого виртуального мира. К американской политике можно предъявить множество обоснованных претензий, не прибегая к надуманным сценариям. Но для США, к худу или к добру, Россия стоит далеко не на первом месте как внешнеполитический приоритет, уступая Ираку, Ирану, КНДР, Китаю, Индии и другим странам и вопросам. Искусственное разжигание в России антиамериканизма сверх тех настроений, которые и так есть в обществе как реакция на политику США последних лет, не принесет нам никакой выгоды ни во внешней политике, ни в решении наших внутренних проблем.
  
  Отзыв 2. НОСТАЛЬГИЯ БЫВШИХ. ДМИТРИЙ РОГОЗИН, депутат Госдумы РФ
  
  В середине сентября представителем фракции "Единая Россия" в Государственной думе был распространен "секретный (!) доклад" бывшего генерала КГБ Геннадия Евстафьева и знатного представителя партноменклатуры Валентина Фалина, который, кстати, давно живет в Германии.
  
  Что побудило заслуженных пенсионеров взяться за перо? Допускаю, что просто привычка, зуд былой трудовой активности и ностальгия по прогулкам в коридорах власти. Доклад посвящен анализу происков США в 2006-2008 гг., когда должна произойти плановая ротация состава ГД и главы государства. Авторы уверяют, что главной целью США и Запада вообще является задача "везде, где возможно, ущемить интересы России и за ее счет решать свои долгосрочные задачи".
  
  Кто не знает о том, что США грубо вмешиваются в дела суверенных стран, воюют, устраивают революции, в общем, с добрым словом и пистолетом несут миру "светоч демократии"! Также очевидно, что американцы будут совать нос в дела России и в ближайшие годы вести себя в нашей стране очень активно. Сообщать это под грифом "секретно" - все равно что сразить ученый мир новостью о том, что лошади едят овес.
  
  Авторы сочинения уверяют, что союзниками Вашингтона в его происках против России готовы выступить оппозиционные политики. Наиболее выигрышным, с их точки зрения, для нанесения удара по "преемственности власти" является "электоральный тандем Рыжков - Рогозин". Другими словами, вот они - АГЕНТЫ ВЛИЯНИЯ.
  
  Данные выводы делают задачи доклада намного шире тех, что заявлены в его названии. Таким образом, получается, что авторы ведут речь не о безопасности и защите национальных интересов России, а о том, как обезопасить нынешнюю "партию власти" в предстоящий выборный сезон 2007-2008 гг., подстрекая ее к продолжению расправы над оппозиционными политиками.
  
  Среди угроз государству докладчики называют, например, реанимацию компромата по российским чиновникам категории "А". Примечательно, что авторы доклада рассматривают это именно как внешнюю (!) угрозу государству, путая понятия "компромат" и "сведения о коррупции в высших эшелонах власти", которые необходимо выявлять, не дожидаясь, когда на этом пути нас опередят иностранные прокуратуры.
  
  Далее в докладе цинично говорится о возможности "использования существующего потенциала социального протеста" как повода для введения санкций. Социальное недовольство авторы приводят так же, как внешнюю (!) угрозу политической власти в стране. Не иначе как мышление геостратегическими категориями подавило у них, казалось бы, для всех очевидное знание о том, что социальный протест вызывают не "происки врагов", а невыносимые условия жизни, нищета и воля к жизни нормальной.
  
  Докладчики говорят и о "тихом саботаже" политики Кремля со стороны СМИ. Данное утверждение и примененная в нем терминология вообще заимствованы из арсенала 5-го Управления КГБ, которое, как известно, гоняло в СССР диссидентов. Подобные утверждения - не что иное, как подстрекательство к введению диктатуры той самой коррумпированной бюрократии и олигархии, о публикации "компромата" на которую предупреждают авторы доклада. К слову сказать, первый шаг к этому партия власти "Единая Россия" уже сделала, подготовив законопроект о борьбе с политическим экстремизмом. Любопытно, каким будет шаг второй?
  
  Главный мотив доклада: Россия, с которой авторы отождествляют исключительно действующую власть (подлежащую, между прочим, узаконенной Конституцией демократической сменяемости), находится в кольце внешних и внутренних врагов! Кто не с нами, тот союзник США в их подрывной деятельности против России. Все тот же подзабытый, но все же памятный стиль КГБ позднесоветского периода. Что за этим периодом последовало, мы также все очень хорошо помним.
  
  Подобного рода документация, исходящая от бывших высокопоставленных чиновников, проясняет некоторые обстоятельства падения СССР. Как заметил Гегель, "история повторяется дважды: один раз в виде трагедии, второй раз - в виде фарса". Обращение "Единой России" за содействием к тем же людям и к тем же методам есть тревожный признак.
  
  Уважаемый читатель. Вы прочитали доклад и два мнения. Вот и думайте сами. Мы призываем вас думать.
  
  ДАЛЕЕ КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ.
  26 апреля 2007, 09:19
  Социальные сервисы:
  
  Адрес заметки: http://rustimes.com/blog/post_1177568372.html
  27 апреля 2007, 17:35
  Комментарий номер 1.
  Честно говоря, этот доклад произвел на меня сильное впечатление. Жуть какая!Если то, что хотят американцы, будет осуществлено, России не будет. Это похоже на гитлеровские планы. Почему мы должны делить свою нефть с другими? Зачем Якутии и Дальнему Востоку отделяться? Я за то,чтобы Путин оставался у власти и продолжал свою сильную политику. Тогда Россия будет державой.
  Студентка
  22 мая 2009, 14:44
   Комментарий номер 2США
  Отношение к подрастающему поколению подчеркивает духовное
  состояние общества. Пренебрегая моралью, можно не оглядываться
  назад и искать новую почву для своего существования. Желание
  американских солдат получить близкую связь с иракским женским
  населением всех возрастов лишь подчеркивает это
  SC79
  soto
  03 декабря 2011, 01:25
   Комментарий номер 3сша.
  Мне кажется нам надо взятса за США, и уничиожить их а потом спокойно развиватся
  ильназ
  18 декабря 2014, 07:01
   Комментарий номер 4сша
  ... риторика обратного и есть продолжения нелюбви к России. Только личный анализ происходящего имеет, какую либо нишу, представления, противодействия. Трусливая политика, факт, поэтому и много-ходовые действия. Любое упрямство, исправит только война, но, человечество, это уже проходило. А жадность не даёт толстосумам покоя успехам ближнего...
  Nik
  18 декабря 2014, 07:45
   Комментарий номер 5Ответ Алексею Арбатову.
  Ответ Алексею Арбатову.
  
  ... в коридорах РАН, представления развития производства чего-либо в России, если и имеется представления, то только как относительные. Зачем производить то, что можно купить, сделанное добротно и перспективой развития. Дремучесть наших чиновников, в особенности прошлых поколений, зашкаливает всей нашей неспособностью, и уворованной в мире. В стране, должен быть хозяин своего труда, умный, радеть за страну, делами говорить о стране...
  Nik
  
  ЧАСТЬ 6. ДОСЬЕ НА ПОЛИТИКОВ: Г.А. Арбатов, Д.О. Рогозин, В.М. Фалин, Г.М. Евстафьев.
  
  
  ИНТЕРНЕТ-ДОСЬЕ: АЛЕКСЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ АРБАТОВ.
   На чьи грабли наступает академик Арбатов? jurii70.livejournal.com'967940.html. Aug. 23rd, 2016 at 6:04 PM
  АРБАТОВ А.Г.
  15 августа 2016 года в журнале "Огонек" за авторством академика РАН Алексея Арбатова была опубликована статья "Осторожно, грабли!". Арбатов, всю свою сознательную жизнь занимавшийся проблемами безопасности и разоружения сначала в эпоху Советского Союза, а потом и России, более чем откровенно поставил вопрос о современной военно-политической ориентации Российской Федерации. Конкретно под "граблями" Арбатов понимает возвращение России "на проторенную дорогу особого исторического пути".
  В текущей ситуации Арбатова крайне беспокоит: "То, что раньше было в центре всеобщего внимания, например вопросы сокращения и нераспространения ядерного оружия, предотвращения военных конфликтов и ядерной войны, - все это отошло на задний план". Как часто это свойственно представителям старшего поколения, наш потомственный академик и сын академика Алексей Георгиевич Арбатов списывает проблему на "молодежь" - представителей, по его словам, "непуганного поколения". "Видимо, сказывается, - пишет он, - то объективное обстоятельство, что после холодной войны пришло уже второе поколение политиков, чиновников и военных. Те, кто сейчас у власти, не ведают, что значит ежедневно считать боеголовки и отходить ко сну с мыслью, что завтра может и не настать".
  Академик полагает, что вся система контроля за вооружениями, созданная в советский период вместе с США, сейчас может "посыпаться" - сначала американцы при новой президентской администрации могут выйти из договора о РСМД, потом, предположительно, будет отменен договор о СНВ, а потом и договор о запрете испытания ядерного оружия. Правда, выстраивая столь пессимистический (но неочевидный, как раз из-за позиции американцев) сценарий, Арбатов почему-то при этом забывает упомянуть выход США из договора по ПРО в 2002 году. Ведь именно это событие, на самом деле, знаменовало поворот в политике контроля за стратегическими вооружениями. Запущенная США концепция глобальной противоракетной обороны подрывает саму основу доктрины взаимного гарантированного уничтожения, что и провоцирует создание новых стратегических вооружений.
  Не упомянув злосчастное американское ПРО, Арбатов, разумеется, и не указывает на то обстоятельство, что несмотря на это одностороннее решение США, Россия в 2010 году пошла на встречу Вашингтону и в режиме провозглашенной "перезагрузки" заключила с США очередной невыгодный для нее договор об ограничении наступательных стратегических вооружений - СНВ-3. Подобная "забывчивость" очевидно подчеркивает порочную методу академика - валить все на Москву и на некое "непуганное поколение". На деле же причина кроется не в забывших о проблемах глобальной безопасности представителях "непуганного поколения", под одним из которых академик очевидно подразумевает самого президента Владимира Путина (кстати, по возрасту почти ровесника Арбатова), а ту простую и известную исстари всем дипломатам и стратегам в мире истину, что международные договора выполняются до тех пор, пока это выгодно. Договоры России с США о контроле над вооружениями стали "сыпаться" вслед за Ялтинским порядком, ролью и местом ООН в мире. Причина здесь очевидна - это не менталитет "непуганного поколения", а изменение баланса сил в мире в пользу США после уничтожения СССР.
  В своей статье Арбатов, в частности, пишет: "разваливается вся система контроля над ядерным оружием - неотъемлемая часть механизма предотвращения ядерной войны, которая построена за предыдущие полвека неустанным трудом государственных руководителей, дипломатов, военных, ученых и общественных деятелей", забывая, разумеется, назвать имена Горбачева, Шеварднадзе, Яковлева и Ельцина, которые на деле и разрушили систему "неустанного труда" предшествующих поколений советских политиков и военных. Сейчас просто в проблеме безопасности и многих других проблемах пришло время платить всем россиянам по счетам за деятельность именно этих политиков.
  Отметая очевидный факт, Арбатов продолжает непрямо и завуалировано обвинять президента Путина в подрыве системы международной безопасности: "Они пришли к власти в обстановке полной расслабленности отношений России и Запада, принимали это как должное и концентрировались на обидах и взаимных претензиях текущей ситуации. А когда она вновь обострилась в 2013-2014 годах, они стали легко рассуждать на тему применения ядерного оружия, забывая о последствиях". По Арбатову излишне поверхностно получается: представители российской власти "обиделись" на Запад, а надо было просто терпеть. Рецепт от Арбатова прост: следует и "испугаться", и "не обижаться".
  В результате поворота 2012 года, полагает Арбатов, США превратились из "партнеров" в "противника" России. Действительно ли наш российский академик, столь долгий срок занимавшийся проблемами стратегической безопасности, настолько искренне верит в искренность американского дружественного "партнерства" для России после 1992 года? Ведь простой рациональный подход должен говорить любому специалисту по стратегической безопасности то, что в Вашингтоне всегда полагали, полагают и будут полагать: до тех пор, пока Россия обладает стратегическим военным потенциалом, способным уничтожить США, она представляет реальную угрозу для Соединенных Штатов. И проблему эту необходимо решать - так должен мыслить любой здравомыслящий стратег в Вашингтоне. Поэтому в качестве "вероятного противника" Россию завуалировано или открыто всегда будут числить в Пентагоне. А академик Арбатов делает вид, что не понимает этого простого подхода. С другой стороны, Россия всегда будет оставаться противником США и потому, что именно она - незападная цивилизационно страна в ХХ веке продемонстрировала возможность противостояния Западу, не только в области глобальной идеологии прогресса, но и в технологической сфере. Этого России никогда не простят на Западе. Карфаген должен быть разрушен, а Арбатов делает вид, что он не живет в этом самом Карфагене, когда утверждает: "На Западе долго не хотели верить в то, что Россию придется зачислить в недруги". Разве можно поверить в подобную наивность? Академик делает вид, что верит в искренность американского партнерства для России.
  Поэтому в ответе на вопрос "кто виноват" в нынешней конфронтации России с Западом Арбатов дает однозначный ответ: виновата Москва. "Объективности ради приходится признать, что курс на противостояние России и Запада начали не Штаты и уж тем более не Евросоюз. Его инициировала Москва в 2011-2012 годах, но не ради конфронтации как таковой, а потому что решила больше не мириться со сложившейся моделью взаимодействия с Западом, который не считался с позициями России и не строил с ней равноправные отношения. Ко всему Кремль обвинил Запад в инспирировании "цветной революции", - пишет Арбатов в своей статье в августе 2016 года после факта геополитической потери Украины в 2014 году.
  Претензии Арбатова к его главному российскому оппоненту во власти сводятся к проблеме идентичности и институализации самой власти: "На протяжении двух первых сроков президент Путин, несмотря на имевшиеся претензии к Западу, проводил идею, что Россия - европейская страна и ей свойственны европейские ценности и нормы. Теперь такого не услышать... Суть не в географии, а в модели управления страной". Но что же здесь поделать, если в понимании самих европейцев Россия - это не Европа, а русские - не европейцы. И что такое, в конечном итоге, эти пресловутые "европейские нормы и ценности", на практике прикрывающие планетарный грабеж и внешнюю агрессию, если само российское общество в своей массе их не приемлет не только на словах, но и на деле?
  С ХIХ века до Арбатова многие прекраснодушные российские "либеральные" академики и профессора размышляли на тему, как было бы хорошо завести в России парламент вкупе с европейским комфортом, и "как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян". После 1990-х годов Арбатов, увы, по-прежнему верит в парламентаризм и бизнес, но не видит в упор криминалитет, выросший на развалинах СССР из преступной приватизации. Руководство Российской Федерации могло сколько угодно утверждать об "европейскости" страны при том условии, что после 1991 года Россия вкупе со всем постсоветским пространством по своим цивилизационным параметрам не приближалась к Европе, а как раз удалялась от нее в Третий мир.
  Характерно, что в отношении Турции Арбатов в своей статье в другом месте утверждает, что "непуганные" "почему-то упускают из виду, что Турция - не Запад, не член Евросоюза и им никогда не станет". Но тогда почему подобного рода "турецкую" оценку Арбатов не распространяет на саму Россию, если исторически с ХVI века Европа рассматривает в паре или по отдельности именно Россию и Турцию в качестве своих исторических и геополитических противников на континенте? Арбатов, получается, в пику турецким перспективам верит в то, что Россия может стать частью Запада или конкретно - Евросоюза? А если ни то и ни другое, то что тогда? И тут Арбатов утверждает: "Россия в 2012 году на политическом уровне отказалась от европейского пути развития, развернулась в Евразию и дальше - в Азию, а в 2014 году встала на путь силового противоборства с Западом из-за Украины". Но как можно было Россию "развернуть" в Евразию, если она и есть сама Евразия? Здесь в случае с Арбатовым повторяется то, что для российского вечного либерального интеллигента с его квазиевропейской идентичностью нет ничего хуже, чем обозвать Россию "азиатчиной", - своеобразном уничижительном клише для нашей страны в ситуации, когда она готова отвечать на вызов Запада.
  Помимо прочего, по тексту статьи Арбатов выдумывает разные страшилки из актуальной политики для России. Так, например, он утверждает, что текущее "замирение" с Турцией не есть хорошо, поскольку де "Западом будет сделано все для консолидации других американских союзников - Болгарии, Румынии, Греции, а потом к ним присоединятся Грузия и Украина". Но здесь наш академик РАН по классу по безопасности вовсе не берет в расчет того реального факта, что США и так "консолидировали" всех перечисленных "союзников" вне какой-либо зависимости от текущей позиции Турции - враждебной или, условно говоря, "партнерской" по отношению к России. Более того, сам проект черноморской флотилии НАТО возник до нынешнего "примирения" России с Турцией, а еще ранее в феврале и марте 2014 году США нарушили условия конвенции Монтре, превысив допустимый срок пребывания в Черном море фрегата "Тейлор". Очевидно, что в отношение этой конвенции Монтре также действует актуальное правило выполнения по принципу "пока это выгодно" или пока нарушение будет стоить дороже, чем само выполнение.
  Между тем, исторический опыт 1941−1945 годов свидетельствует, что Турция в условиях большой войны все-таки выполнила условия конвенции Монтре и закрыла проливы в Черное море для стран Оси. Очевидно, сейчас баланс сил сместился, если конвенция ставится под сомнение. В итоге Арбатов выражает сомнения в надежности турецкого партнерства для России. Но разве само российское руководство после всего случившегося доверяет президенту Реджепу Эрдогану? Вовсе нет. Однако, по Арбатову, "Турция в виде "нынешнего рыхлого южного фланга НАТО" заведомо лучше перспективы Турции вне блока НАТО. И, тем не менее, весь исторический опыт ХIХ-ХХ веков (до 1952 года) свидетельствует о том, что для России, с точки зрения внешней политики и безопасности, предпочтительней, чтобы Турция оставалась вне рамок какого-либо военного союза с державами Запада - в противном случае безопасность Черноморского региона и Крыма кардинальным образом подрывается: будь то злосчастная Крымская война, эпизод с английской эскадрой в Босфоре в 1878 году или германский линейный крейсер "Гебен" в водах Черного моря в октябре 1914 года. В этом отношении в конкретной ситуации конфликта России с Западом вокруг Крыма и Украины для России важна именно суверенная позиция Турции в вопросе проливов. Все остальное - это второстепенные частности или неопределенная перспектива на будущее, которого излишне старательно в случае с Турцией боится Арбатов.
  Самое главное - академик Арбатов в упор не хочет замечать текущего военного противостояния у ворот Евразии. Он не верит в агрессивность продвижения НАТО на Восток. В частности, академик утверждает: "На деле, видимо, ни та, ни другая сторона (т. е. Россия и НАТО) к нападению не готовится... Возможно, наши контрмеры несколько опережают рост опасности". И это пишется в тот самый момент в августе 2016 года, когда в пятистах верстах от Сталинграда на линии Донецка идут позиционные бои, а Российская Федерация ничего не может поделать с этим. Таков дефицит военной безопасности для России. И тем не менее, Арбатов пишет: "В ответ на планы НАТО по размещению в странах Балтии и Польше четырех батальонов Россия уже создала в европейской части три армии. Это в сумме, по меньшей мере, 100−150 батальонов".
  Какой примитивизм! Специалист по безопасности академик Арбатов, как в какие-нибудь достопамятные времена Фридриха Великого и Наполеона, считает батальоны, хотя главное в этой информации - создание российскими военными армейских управлений. При этом Арбатов абсолютно игнорирует тот факт, что НАТО в Варшаве развертывает свою штабную основу для фронтового управления. В отношении стратегических вооружений Арбатов пишет: "Мы, наверное, опять будем отвечать, и тогда гонка вооружений завяжется на полную катушку". Он стращает: "Кстати, СССР в 80-е разорила не СОИ. Советскую экономику СОИ могла дополнительно подорвать, но спасти ее было невозможно из-за ее неэффективности".
  Как водится, в антисоветском идеологическом запале академик Арбатов пинает советскую экономику за ее "неэффективность", при этом не признавая тот очевидный для специалиста по договорам с США по стратегическим вооружениям факт, что именно эта "неэффективная экономика" и создала основу для соглашений с американцами по стратегическим вооружениям. Теперь советской "неэффективной экономики" нет, но нет и безопасности, а эти самые договора, по определению нашего академика, вот-вот "посыплются". И ответить здесь в области экономики почти нечем. Академик Арбатов числит себя "европейцем", но в данном вопросе не понимает того, что мыслит любой немец: неэффективную экономику можно сделать эффективной, если есть сама промышленность. Немец скажет: вещь плоха, но ее можно сделать лучше, но из ничего - ничего создать невозможно.
  Ну, и заключительный фрагмент в статье Арбатова совершенно убийственен. Наш академик обращается к авторитету Григория Явлинского, давно уже ставшего со своим "Яблоком" alter ego Владимира Вольфовича Жириновского. Получается, опять нужен этот самый Явлинский (одна фамилия чего стоит!), чтобы явить России "пятьсот дней". Спустя четверть века после августа 1991 года круг для России замкнулся и в версии академика Арбатова. В результате его публикацией в печально знаменитом перестройкой "Огоньке" российская пятая колонна открыто сбросила свою маску.
  Аналитическая редакция EADaily
  Подробнее на eadaily.com.
  Tags: ложь либералов
  
  ИНТЕРНЕТ-ДОСЬЕ: РОГОЗИН ДМИТРИЙ ОЛЕГОВИЧ. kompromat.wiki'
  Д.О. Рогозин, 21.12.1963 года рождения, уроженец Москвы. Российский государственный деятель, дипломат, доктор философских наук, доктор технических наук. Председатель наблюдательного совета Госкорпорации "РОСКОСМОС". Партия "Родина".
  Заместитель председателя правительства РФ - вице-премьер по делам ВПК (с декабря 2011г.), неформальный лидер общественной организации "Конгресс русских общин", полпред России в НАТО (2008-2012гг.), депутат Госдумы трех созывов.
  Дмитрий Рогозин - чиновник-"паровоз", при этом обремененный антирейтингом: 86 позитивных, 100 негативных упоминаний в СМИ. Не входит в "классические" орбиты власти. Рейтинг устойчивости по оценкам "Минченко Консалтинг" - 6 из 10.
   ДОСЬЕ. ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВИЧ ФАЛИН.
   Родился 3 апреля 1926 года в Ленинграде.
   В 1942-1945 годах - токарь на заводе "Красный пролетарий" (Москва). В 1950 году окончил МГИМО. Распределен в Советскую контрольную комиссию в Германии (Берлин).
   В 1952-1958 годах работал в комитете информации при МИД СССР. В 1958-1959 годах - в отделе информации ЦК КПСС. В 1959 году переведен в МИД СССР. Работал советником, заведующим 2-м, затем 3-м европейским отделом. Член коллегии министерства.
   В 1971-1978 годах - посол СССР в ФРГ.
   С 1978 по 1982 год - первый заместитель заведующего отделом международной информации ЦК КПСС.
   В 1983--1986 годах - обозреватель "Известий", старший научный сотрудник Института США и Канады АН СССР. В 1986-1988 годах - председатель правления Агентства печати "Новости" (АПН).
   В 1989-1991 годах - заведующий международным отделом ЦК КПСС.
   В 1990-1991 годах - секретарь ЦК КПСС.
   В 1992-2000 годах занимался научно-исследовательской работой в Институте проблем мира и безопасности в Гамбурге, преподавал в Гамбургском университете. С 2001 по 2011 год - профессор РАГС при президенте РФ. Доктор исторических наук, лауреат Госпремии (1982).
  
  ДОСЬЕ. ЕВСТАФЬЕВ ГЕННАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ.
  
  Интернет-источник: ПИР-Центр, pircenter.org'experts/194-gennady-evstafiev.
  
  Генерал-лейтенант Евстафьев принадлежит к тем людям, которые в самый сложный для нашей страны период, не только остались преданными своему делу, но и смогли выработать подходы к решению проблем международной безопасности в духе сотрудничества и защиты национальных интересов. С 1986 по 1991 гг. Геннадий Михайлович входил в состав руководства советской делегации на переговорах по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) в Вене, в течение длительного времени работал в системе Службы внешней разведки, с 2000 по 2003 гг. находился в составе представительства России при НАТО, где занимался вопросами противодействия терроризму и нераспространения ОМУ. После выхода в отставку в 2003 г. - старший советник ПИР-Центра. Здесь вопросы контроля над вооружениями и создания новых механизмов безопасности в Европе всегда оставались в сфере его внимания.
  
  ЧАСТЬ 7. ФАЛИН В.М. КАК БЕРИЯ ОБЪЕДИНЯЛ ГЕРМАНИЮ И КАК СТАЛ ВРАГОМ НАРОДА.
  
  ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИК: Журнал "Итоги" номер 43 (907) / Общество и наука / Спецпроект / Посол... itogi.ru'obsh-spetzproekt/2013/43/195229.htm. Валентин Фалин о том, как Берия объединял Германию, но стал врагом народа, как Хрущев разделил Европу и был отправлен на пенсию, о тайных связях Брежнева на Западе, о Горбачеве и Шеварднадзе, предавших соцлагерь, а также история о том, как Сталин лишился отцовских чувств. Жизнь нашего героя - это эпоха в жизни нашей страны. Журналистский штамп, скажете? А вот и нет. Более того, Валентин Фалин был непосредственным участником главных событий, определивших судьбу не только СССР и России, но всего ХХ века.
  
  Жизнь нашего героя - это эпоха в жизни нашей страны. Журналистский штамп, скажете? А вот и нет. Более того, Валентин Фалин был непосредственным участником главных событий, определивших судьбу не только СССР и России, но всего ХХ века. Это холодная война со всеми ее подковерными интригами, это карибский кризис, поставивший мир на грань ядерной войны, это возведение Берлинской стены, почти на тридцать лет разделившей Европу, И Пражская весна, и падение стены 9 ноября 1989 года... Фалин успел поработать и с Хрущевым, и с Брежневым, и с Андроповым, и с Горбачевым... Словом, история получилась долгая.
  С ВАЛЕНИНОМ ФАЛИНЫМ БЕСЕДУЕТ ОЛЕГ ПЕРЕСИН
  
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Валентин Михайлович, в 1945 году, отпраздновав победу, вы поступили в МГИМО. А по завершении учебы - опять Берлин?
  - Да, меня определили работать в Советской контрольной комиссии, курировать отношения между ГДР и ФРГ.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Высокое доверие, если учитывать, что в партии вы не состояли...
  - В 1944 году товарищи на заводе выражали готовность дать мне рекомендацию. Поблагодарив за доверие, я взял паузу. К тому имелись причины. Сестра матери - Александра, ее дочки и муж, начальник оборонной стройки под Хабаровском, попали под репрессии. Родители обходили эту историю глухим молчанием. Александра Васильевна с детьми оказалась в беспросветной нужде где-то неподалеку от Москвы, а ее супруг канул в Лету. Что мне было говорить бдительным партийцам? Лгать не был приучен, отрекаться не в моем характере.
  В Берлине подстерегало еще одно испытание. Сотрудник Института современной истории, который я опекал, сидел в одном концлагере с Яковом Джугашвили и являлся свидетелем его гибели. Сын Сталина бросился на колючую проволоку, а эсэсовский охранник прошил беглеца автоматной очередью. Этот сотрудник готов был показать точное место расстрела, поведать прочие детали. Послали телеграмму в Центр. Ответа нет. Повторили информацию. Нам дали понять, что тема закрыта. Моя реакция: если у Сталина не проявились отцовские чувства по отношению к своему сыну, то как он может считаться отцом нации?
  Вскоре мне предстояло познать и другие откровения...
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Оказались "французским шпионом"?
  - ...В 1951 году я отправился из Берлина в отпуск, решил навестить в Тбилиси своего друга. Это недельное пребывание в столице Грузии противники его отца, министра внутренних дел республики, использовали для того, чтобы пристегнуть меня к "мегрельскому делу", а именно к сговору "грузинских изменников" с турками на предмет засылки диверсантов на советскую территорию. В этой инсценировке я фигурировал в качестве резидента французской разведки.
  Командировка в Германию прервалась из-за моей болезни, и в 1952 году я был зачислен в комитет информации при МИД СССР. И что примечательно: меня разрабатывали как французского шпиона, а я работал в комитете информации. Только после смерти Сталина это дело было прекращено, когда Берия посадили.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Самое подходящее место для агента!
  - В действительности комитет подчинялся не МИДу, а секретариату Сталина и занимался подготовкой аналитических записок для генерального секретаря, копии которых по согласованию с Поскребышевым могли отправляться отдельным членам Политбюро.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Комитетом руководил Молотов?
  - Молотов председательствовал в "большом" комитете информации, созданном после войны и вобравшем в себя все разведслужбы. Вскоре, однако, обнаружилась нежизнеспособность подобного конгломерата. Спецслужбы вернулись на круги своя. От комитета информации отпочковался аналитический центр. Его де-факто повел Иван Иванович Тугаринов. Человек эрудированный, вдумчивый и, что особо ценно, умевший отстаивать свое мнение. После кончины Сталина комитет обслуживал новое советское руководство. В апреле - мае 1953 года нам было поручено спрогнозировать расклад сил в контексте предстоявших выборов в бундестаг ФРГ. Прогноз был такой: ждать принципиальных перемен не приходится, шансы социал-демократов одолеть ХДС/ХСС минимальны, и если даже они бы взяли верх, то выскользнуть западным немцам из-под американского каблука все равно не удалось бы. Тугаринову звонит Берия. Зная, о чем речь, Иван Иванович пригласил меня в кабинет.
  "Мои сотрудники, - говорит Берия, - докладывают, что шансы социал-демократов предпочтительны. А ты утверждаешь другое". Тугаринов шепотом спрашивает: твердо ли мы стоим на своем. Я киваю: мол, твердо. Берия раздражается: "Почему не умеете понятно обосновать свою позицию, заставляете членов Политбюро гадать?!" Бросаю реплику: "Может, не стоит беспокоить членов политбюро нашими бумагами, раз им трудно разобраться". Тугаринов делает мне знак, чтобы я прикусил язык. Из трубки слышится гневный голос: "Кто тебе, Иван, суфлирует?"
  Если бы Берия узнал, что суфлирует "резидент французской разведки", то, наверное, раздробили бы меня на атомы...
  Подоплека бериевской реакции сводилась к следующему. После смерти Сталина он решил, не извещая коллег по Политбюро, интерпретировать на свой лад некоторые из инициатив усопшего вождя на германском направлении. А именно: прикидывал, какую плату можно выбить у Вашингтона и Лондона за объединение Германии на их условиях. Через Судоплатова Берия задействовал "личных агентов". В ФРГ это были Ольга Чехова, князь Радзивилл и другие. Хрущев использовал самоуправство своего соперника, замыслившего сдать "социалистического друга" - Германскую Демократическую Республику, для того, чтобы разделаться с ним.
  Для ясности: идея объединения или, точнее, неразделения Германии изначально принадлежала Сталину. Он находил, что раскол этого государства противоречит стратегическим интересам Советского Союза, и собирался даже отстранить Вальтера Ульбрихта от фактического руководства СЕПГ за чрезмерный догматизм.
  Нынешнее поколение немцев подзабыло, кому нация обязана почти полувековым расколом. Напомню. На Потсдамскую конференцию президент США Гарри Трумэн приехал с набором сценариев расчленения Германии. Но они так и не были извлечены из портфеля его главного советника адмирала Леги, ибо Сталин застолбил: СССР - за сохранение единства Германии, причем не только экономического (с этим американцы формально согласились), но и политического. Идею политического единства Вашингтон отверг под одобрение британцев и особенно французов. Реализовывалась установка: если не удастся вовлечь всю Германию во враждебные Советскому Союзу ухищрения, то на обозримую перспективу можно будет удовлетвориться хотя бы ее частью.
  Кончина Франклина Рузвельта в апреле 1945 года обозначила агонию антигитлеровской коалиции. На первом же совещании новой администрации Трумэн изрек: Россия отыграла отводившуюся ей роль, США понудят Японию к капитуляции без русских и единолично определят мировой порядок. Хозяина Белого дома осадили адмиралы и генералы: без вклада России разгром японского милитаризма обойдется американцам в дополнительные 1-1,5 миллиона жертв, что неприемлемо. Трумэн подытожил: эту последнюю услугу от русских принять, а дальше... Его настрой отразил и. о. госсекретаря Джозеф Грю: если есть на свете что-то неизбежное, то таким неизбежным является военный конфликт между США и СССР. Нужно приступать к сведению счетов так скоро, как это только возможно, пока Советский Союз не восстановит разрушенную войной экономику и не обратит в силу свои материальные и людские резервы.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. То есть холодная война похоронила разделение Германии, а Хрущев не принял идеи Сталина.
  - На протяжении всей моей службы я придерживался античного завета: о живых и мертвых - ни хорошо, ни плохо. Только правду.
  Комитет информации регулярно направлял Хрущеву ориентировки по актуальным вопросам. В канун встречи министров иностранных дел четырех держав в январе 1954 года мы дали прогноз, что июньские (1953 года. - "Итоги") антиправительственные волнения в ГДР пробудят у США, Англии и Франции вкус к разыгрыванию карты "свободных выборов". До этого все советские предложения, выдвигавшиеся с 1946 по 1952 год, Запад категорически отвергал. Оценки комитета информации не нашли понимания ни у Молотова, ни у Хрущева. С тех пор мы оказались в обороне по ключевому для большинства немцев вопросу о единстве нации. Ситуации не изменила к лучшему и поддержка "идеи германской конфедерации и германского плана" СДПГ. Эти и сходные с ними инициативы под корень подсекались Аденауэром при ассистентстве Ульбрихта.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. А кто стал "крестным отцом" Берлинской стены? Вы какое-то отношение имели к этому?
  - Имел, но совсем другое. Я был введен в узкий круг экспертов, готовивших в мае 1961 года венскую встречу Хрущева с Кеннеди. Но отгребем, согласно связи времен и явлений, чуточку вспять.
  В 1958-1959 годах мне выпало работать в отделе информации ЦК КПСС. Он унаследовал функции упраздненного комитета. Нам удалось убедить руководство в необходимости иметь аналитический центр, который бы наблюдал без шор, свойственных отдельным ведомствам, происходящее в мире.
  Осенью 1958 года Хрущев выдвинул идею превращения Западного Берлина в "вольный город". Каюсь, не без моей подсказки, наш завотделом доложил первому секретарю: ничего путного из данного начинания не получится, а если палку перегнуть, возможен конфликт. Хрущев оборвал докладчика: "Ерунда. Если даже мы введем войска в Западный Берлин, войны не будет". Он тут же распорядился: материалы информационного отдела ему более не рассылать. А через полгода и вовсе распорядился отдел закрыть. Тогда и откомандировали меня в МИД СССР.
  Мое личное знакомство с Хрущевым состоялось в Вене, куда он отправился на встречу с Кеннеди. Поскольку там не было переводчика с немецкого, а Хрущев хотел по телевизору наблюдать, как прилетел американский президент, меня пригласили перевести, как подается это прибытие. Там такой курьез произошел. Хрущев приехал на поезде, была прекрасная погода. И хотел этот погодный фактор как-то использовать: мол, погода - это знак того, что на совещании будет хороший климат. А Кеннеди прилетел в ливень. И я об этом Никите Сергеевичу напомнил. "Да, - говорит. - Любопытно". Так я накрепко попал в обойму - сочинял для первого секретаря речи, касавшиеся Германии. И не только ее...
  К вечеру 20 июня 1961 года срочный вызов в Кремль: есть поручение шефа подготовить текст доклада по случаю 20-летия нападения Германии на Советский Союз. Проект должен быть готов к утру. Скрипели перьями всю ночь. Плоды нашего бдения пришлись заказчику по нраву.
  Я прошу доложить, что есть несколько вопросов, которые требуют дополнительного разговора. "Какой вопрос?" - спрашивает Хрущев. Я говорю: "Почему мы оперируем данными, которые ввел в оборот Сталин? У нас семь миллионов погибших советских граждан. Прекрасно известно, что это неверно". - "А сколько?" - спрашивает Никита. Я говорю, что, по моим данным, не менее 23 миллионов. Это же наш капитал, говорю, моральный капитал. Он говорит: "Так, поскольку точной цифры неизвестно, давайте мы комиссию назначим, пусть она определит сколько. А будем говорить "больше 20 миллионов". Вот с этих пор и говорим.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Вернемся к Берлинской стене.
  - Под занавес венского саммита Хрущев предостерег Кеннеди: если нам с США не удастся договориться, Москва заключит мирный договор с ГДР и с ним к восточным немцам перейдут все контрольные права на коммуникации Западного Берлина с внешним миром. Президент бросил реплику: "Нас ждет холодная зима".
  С лета 1961 года мой рабочий день выглядел примерно так. До 5 вечера - дела в МИДе, затем до полуночи в кремлевском бюро предсовмина. Естественно, бросались в глаза частые хождения военных с папками и картами. Назревало что-то важное. Позднее мне стало известно, что Хрущева интересовали материалы о диверсионной и разведывательной деятельности резидентуры ЦРУ в Западном Берлине - самой крупной из его зарубежных штаб-квартир.
  Западные СМИ неустанно пугали общественность ГДР: ввиду тщетности попыток договориться по Берлину скоро сбудется угроза Хрущева о заключении мирного договора с Восточной Германией. Вольное пересечение зональных границ будет прекращено. Пошел массовый исход. До трех тысяч и более человек в сутки покидали республику. Ульбрихт поставил перед Хрущевым вопрос ребром: надо что-то решать, неопределенность дестабилизирует ситуацию.
  Как решать? Соединенные Штаты рассекли атомным поясом территорию ФРГ от Дании до Швейцарии. Были заминированы мосты, заложены заряды под скалы - на случай наступления советских танковых армад...
  Руководство Варшавского договора приняло решение об обустройстве регулярной границы между двумя военными блоками и о введении контрольно-пропускного режима в сообщении между Западным и Восточным Берлином. В ночь на 13 августа германскую столицу рассекли заграждения из колючей проволоки. Границу между ГДР и ФРГ перекрыли месяц спустя.
  В октябре 1961 года на КПП "Чарли" американцы выдвинули бульдозеры на танковых шасси. Экипажи получили приказ смести временные заградительные сооружения и де-факто восстановить "свободное общение жителей города". Звонок Громыко заведующему третьим европейским отделом Ильичеву: "Все дела в сторону, вы и Фалин вместе со мной едете в Кремль". В хрущевском кабинете уже находятся министр обороны Малиновский, маршал Конев и первый замначальника Генштаба Иванов. Без церемоний Хрущев переходит к сути: "Военные знакомы с ситуацией, теперь вы, дипломаты, слушайте, о чем речь. Передо мной перехват приказа Кеннеди смести временные погранзаграждения. Я распорядился назначить Конева командующим советской группировкой в ГДР, выдвинуть танки с полным боекомплектом на прямую наводку и, если американцы двинут свои бульдозеры, стрелять на поражение".
  "По спецканалам, - продолжал Хрущев, - мы предупреждаем Вашингтон, какую заваруху он устраивает. Всем понятно? Если вопросов нет, вы, дипломаты, свободны, готовьтесь осведомить общественность о происходящем". Я единственный долгожитель, кто не понаслышке может воспроизвести эту диспозицию. Не образумься Белый дом, случиться могло всякое. Народы от края пропасти отделяло меньше 50 саженей!
  Благо, что полковник Большаков, сотрудник советского посольства в Вашингтоне, наладил контакт с Робертом Кеннеди. Брат президента попросил время на размышление. Сутки спустя американцы предложили развести танки и бульдозеры подальше друг от друга, а затем вернуть их в места постоянного базирования. Так и разошлись. Не переборщили ли Москва и ГДР в обустройстве линии размежевания с НАТО? Несомненно. Принятые меры больно ударяли по простым людям. Однако истинными архитекторами стены являлись политики, которые не стеснялись говорить: "Западный Берлин - самая дешевая атомная бомба в сердце советской зоны".
  В конце ноября 1961 года Джон Кеннеди направил Хрущеву послание с предложением вступить в переговоры по Западному Берлину и германской проблеме в целом. Первый секретарь вызвал меня в Кремль и поручил подготовить ответ, присовокупив: "Чувствуется, молодец Кеннеди, сам писал. Не то что этот (хлопает себя по ушам) его предшественник Эйзенхауэр. Наше ответное послание не должно уступать по солидности и аргументированности американскому". Замечу в скобках, что переписка двух лидеров продолжалась до августа следующего года. Как соавтор свидетельствую: обмен мнениями был весьма содержательным.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Карибский кризис не прошел мимо вас?
  - Карибскому кризису надо бы еще не одну книгу посвятить. Полагаю уместным отметить следующее.
  Обещание Кеннеди, данное Хрущеву в Вене, на поверку оказалось уловкой. Не позже июня 1961 года в Штатах был сформирован штаб для подготовки операции "Мангуст" - широкомасштабной агрессии против Кубы с воздуха, моря и на суше. Дата удара намечалась на октябрь 1962 года.
  Американские ядерные ракеты "Юпитер" разместили в Италии и Турции. Подлетное время с турецкой территории до Москвы составляло не более 10-12 минут. На этом фоне принималось решение (насколько взвешенное - отдельный вопрос) о размещении советских ракет на Острове свободы. С учетом различия в потенциалах сторон акция, признаем, крайне рискованная, политически и информационно скупо подготовленная.
  Ультиматум Кеннеди немедленно вывести советские ракеты с Кубы привел Хрущева в замешательство.
  Микоян выходит из зала заседаний Политбюро и знакомит нас, экспертов, с наброском ответного послания Хрущева. Мое внимание привлекло, что в тексте давалось согласие на облет Кубы американскими разведывательными самолетами U-2. Спрашиваю: "А с Фиделем эта концепция согласована?" Анастас Иванович доложил Никите, что Фалин задает лишние вопросы. Меня из рабочей группы удалили.
  Июнь 1963 года. Хрущев на юге в отпуске. Оттуда он поручает подготовить записку в Политбюро, разъясняющую причины размещения советских ракет на Кубе. Получалось, что Политбюро ранее не было об этом осведомлено, и, очевидно, решения как такового не существовало. Характерный для Хрущева волюнтаристский метод! Келейная проработка первостепенных по важности проблем едва не довела до планетарной катастрофы.
  Не лучше обстояло в делах внутренних. Никита Сергеевич не особо заботился об увязывании концов с концами. Вспомним, во что обошлись его художества, например, нашему Военно-морскому флоту, авиаконструкторским бюро, а также истории с совнархозами, отделением Крыма, целиной. Вместе с Георгием Арбатовым и Николаем Иноземцевым мы предлагали не покупать зерно у американцев, канадцев и австралийцев, а платить нашему крестьянину за центнер пшеницы столько же, сколько платим закордонным фермерам. Реакция Никиты - нельзя поощрять частнособственнические настроения в деревне. Когда видишь и слышишь подобное, уважения к лидеру не прибавляется.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. При Брежневе вздохнули с облегчением?
  - Леонид Ильич антипод Никите Сергеевичу. Не самый авторитетный на тогдашнем нашем олимпе политик стал генсеком во многом потому, что в отличие от предшественника не сталкивал своих коллег друг с другом, не выказывал вождистских вывертов.
  Лично я познакомился с Брежневым в октябре 1964 года во время его поездки, тогда еще председателя президиума ВС СССР, в ГДР на празднование 15-летия республики. Первое впечатление подчас самое верное: рассудительный, готовый слушать, уважительный к экспертному мнению. В самолете на обратном пути он вышел из своего отсека к нам и бросил загадочную фразу: "Скоро все изменится". Отгадка не заставила себя ждать: через пару недель Хрущева отправили на непочетную пенсию.
  Забот и поручений с приходом Брежнева добавилось. Я сопровождал его в большинстве поездок за рубеж, заседал в различных кризисных штабах, созывавшихся, в частности, в связи с китайско-советскими осложнениями, израильской агрессией 1967 года против арабских стран, с событиями 1968 года в Чехословакии.
  Задержусь на Пражской весне. Он поручил помощникам Александрову-Агентову, Блатову, а также мне обобщать все поступавшие материалы, равно как и отклики в прессе на развитие ситуации в ЧССР и дважды в день докладывать ему наши оценки. Нередко Леонид Ильич заходил к нам в небольшую комнату вблизи его кабинета и иронически спрашивал: "Все колдуете?" Мы настойчиво повторяли, что издержек от силового вмешательства будет больше, чем прибыли. В ответ обычно слышалось: "Вы не все знаете". Действительно, нам не было известно, например, что 16 августа, то есть за четверо суток до нашего вторжения в ЧССР, Брежневу звонил Дубчек и просил ввести советские войска. Как бы чехи ни старались замолчать данный факт, запись телефонного разговора хранится в архиве.
  С именем Брежнева связан конструктивный поворот в отношениях с ФРГ. Сигналы о готовности видных западногерманских политиков поразмыслить над оздоровлением отношений с Советским Союзом поступали многократно. Но официальный курс Бонна подобных настроений не отражал. В ходе сессии Генассамблеи ООН в 1968 году Громыко встретился с вице-канцлером Брандтом и внес предложение заменить переписку, что бесплодно тянулась годами между МИДами двух стран, встречей делегаций за столом переговоров. Это был и мой первый контакт с Вилли Брандтом. Тогда же Громыко переместил меня с британского направления на германско-австрийские дела. И первое поручение министр сформулировал неординарно: не присягайте шаблонам, выудите из прежнего опыта жемчужные зерна, если таковые имелись, но были упущены, прикиньте возможные подвижки в наших подходах на обозримое будущее.
  Развернутые предложения МИДа поддержал Андропов. Твердо высказался за Леонид Ильич, что заставило скептиков прикусить язык. Предстояло тонко и деликатно довести до сознания немцев, что есть альтернатива конфронтационному курсу Бонна. Шаг за шагом поддерживалась атмосфера, благоприятствовавшая успеху на выборах в бундестаг 1969 года оппонентов блока ХДС/ХСС.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Имелся ли у Брежнева и Брандта какой-то неформальный канал связи?
  - Да. Вячеслав Кеворков и Валерий Леднев, а с западногерманской стороны Эгон Бар сумели установить продуктивный контакт, помогавший разбирать завалы на пути к взаимопониманию. Этот канал дополнял и подчас подправлял работу МИДа. Нестандартная ситуация требовала нестандартных приемов. Брежнев уполномочил меня обращаться к нему, минуя министра, ставить его в известность о содержании моих встреч с ведущими западногерманскими деятелями, прежде чем информация, просеянная через фильтры МИДа, попадет к нему на стол. Генсек рассеял сомнения Громыко, откликаясь на мое предложение вступить с Брандтом и Баром в переговоры по Западному Берлину. Он уловил, что без нахождения здесь прагматического урегулирования Московский договор 1970 года не будет ратифицирован. От Брежнева я получил следующую инструкцию: "Ты знаешь советские интересы, и я жду от тебя взвешенного соглашения".
  Секретные разборки берлинского узла вместе с Баром и позднее с послом США Рашем протекали весьма интенсивно. Утром ранним самолетом я отправлялся в Берлин и, если имелся вечерний рейс, в тот же день возвращался домой. Когда беседы с Баром затягивались до утра, то в ночь по спецсвязи сообщал детали помощнику генсека Александрову для доклада напрямую Леониду Ильичу, упреждая, таким образом, встречу с Громыко.
  Легко себе представить, что подобные процедуры, повторявшиеся многократно, не благоприятствовали моим отношениям с Громыко. Он исходил из того, и этого не скрывал, что у дипломатов любого уровня может быть только один шеф. Чем бы ни вызывалась ревность сия, делу она вредила. За семь лет четыре месяца три дня, что дано мне было выполнять обязанности посла в Бонне, Центр удостоил меня лишь двумя информациями о развитии ситуации в ГДР. Одну прислал посол Абрасимов из Берлина в виде копии своего годового отчета в ответ на мою копию. Вторая, малосодержательная, поступила из третьего европейского отдела. Хуже того. Громыко встречается с послом ФРГ в Москве. Узнаю об этом из газет. Содержание разговора остается неизвестным. В ответ на законный запрос мне сообщают: ничего существенного сказано не было. В июне 1973 года я официально уведомил Громыко о намерении оставить дипломатическую работу. Заявление об отставке возобновлялось регулярно. Решение заняло пять лет.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. А с Андроповым возникали трения?
  - Зимянин, секретарь ЦК, однажды в разговоре со мной заметил: Андропов знает о каждом из нас больше, чем мы сами знаем о себе. По опыту замечу, что, внимая фактам, Юрий Владимирович вместе с тем неадекватно реагировал на сплетни.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Правда, что он направил вам как послу запрос по поводу откликов в ФРГ на преследование Солженицына и Сахарова?
  - Через свою резидентуру председатель КГБ поинтересовался моими оценками. Я доложил, что, по данным посольства, Сахаров не поделился с противниками никакими секретами, связанными с его научной деятельностью в атомной сфере, и высказался за учреждение специального института, где академик мог бы плодотворно реализовывать свои идеи. В 50-х годах Андрей Дмитриевич выступал за размещение вдоль Атлантического и Тихоокеанского побережий США 100-мегатонных зарядов, дабы отбить у американцев тягу к авантюрам и пресечь разорительную для СССР гонку вооружений. А в 60-70-х нашел себя в диссидентстве.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Вернемся к Андропову...
  - ...Аллергия Юрия Владимировича на инакомыслие любых оттенков в моем представлении как-то не вязалась с его незаурядным интеллектом. Судя по всему, венгерский опыт 1956-1957 годов глубоко засел в его подсознании. В несколько заходов я пытался пробудить интерес Андропова к правовому опыту Швейцарии, Англии, США и ФРГ в защите ими государственных устоев. Там закон проводит грань между инакомыслием и инакодействием. Такого рода рассуждения не пришлись ко двору. И, похоже, не случайно микрофоны подслушивания были моими спутниками.
  В 1978 году Брежнев наконец удовлетворил мое желание расстаться с дипслужбой и позвал на должность помощника. Андропов подкинул генсеку сомнений: "Вариант неплохой. Но Александров - из третьего европейского отдела МИДа. Блатов оттуда же. И Фалин опять-таки германист. Может создаться впечатление, что складывается немецкая мафия". В качестве альтернативы было предложено либо возглавить ТАСС, либо податься в первые замы завотделом внешнеполитической информации ЦК КПСС. Хотя коллеги меня и отговаривали, я пошел заместителем к Леониду Митрофановичу Замятину.
  Главным в нашей конфронтации с Андроповым стал Афганистан. Председатель КГБ звонит мне по прямому проводу: "Как будем реагировать на размещение американских "першингов" в Европе?" Отвечаю: "Будем Богу молиться". - "Ладно, перезвоню, когда улучшится твое настроение". Прошу Андропова не вешать трубку, ибо у меня есть вопрос: "Все ли взвешено при принятии решения ввести советские войска в Афганистан? Почти четыре десятилетия англичане в XIX веке тщились надеть хомут на Афганистан и ушли не солоно хлебавши. Оружие изменилось. Но менталитет населения там прежний". Андропов: "Откуда тебе известно об этом решении?" - "Не важно, откуда, важно, что это так". - "То есть как не важно? Найдись болтун - операция осложнится. Засеки: если кто-либо, помимо меня, от тебя это услышит, пеняй на себя".
  Курьез. О предстоявшей операции я узнал от самого Андропова. Находясь в кабинете Черненко, который давал мне внеочередное задание, явился невольным слушателем его телефонного разговора с Андроповым.
  Дальше - больше. В октябре 1982 года Андропов, незадолго до этого сменивший Лубянку на Старую площадь, пригласил меня поразмыслить о внешних и внутренних вызовах, подстерегавших Советский Союз. Воздержусь от пересказа обмена мнениями. Остановлюсь на проблеме, приведшей вскорости к конфликту.
  Приближалась годовщина трагических событий в Катыни. Я обращаю внимание Андропова на несуразность того, что наша сторона в этом контексте позволяет Варшаве обходить молчанием судьбу 120 тысяч красноармейцев, попавших в 1920-1921 годах в концлагеря Пилсудского. Андропов поручает немедля связаться с КГБ, Генштабом и МИДом и запросить у них необходимую документацию. Что я и сделал. Вышел также на нового шефа КГБ Федорчука. Наряду с катынским сюжетом взялся прозондировать его позицию по Афганистану, полагая, что мои озабоченности могут побудить человека, недавно принявшего дела, бросить свежий взгляд на ситуацию. Изложил мотивы, по которым, на мой взгляд, следовало смещать Бабрака Кармаля, явно не способного умиротворить страну. В качестве возможных преемников назвал генерала Кадыра и Ахмада Шаха Масуда. Последний проявлял готовность к сотрудничеству.
  В ЦК нашелся "доброхот", донесший Андропову о моих чрезмерно активных контактах с КГБ. Юрий Владимирович, понятно, позвонил Федорчуку, и тот, естественно, поведал о моих инициативах по запретной теме Афганистана. Наказание не заставило себя ждать. Андропов, в это время уже генеральный секретарь, решил переместить меня в Гостелерадио первым заместителем Лапина. Никто из коллег по Политбюро не был посвящен в подноготную этого акта. Звоню Андропову: "Ваше право определить, гожусь ли я для работы в ЦК. Но где мне трудиться дальше, буду решать сам". На этом мое общение с Андроповым завершилось.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. А как вы вернулись в ЦК?
  - С 1983 по 1986 год я осел в "Известиях" и параллельно - в качестве старшего научного сотрудника - в Институте США и Канады. В декабре 1985 года, передав объемистую папку с докторской диссертацией на рассмотрение ученого совета, отправился с женой передохнуть в "Сосны". Вдруг телефонный звонок из МИДа: "С вами хочет встретиться Шеварднадзе". - "У меня к министру вопросов нет". Кладу трубку. Жена поправляет меня: "Зачем так резко? Он же тебе ничего плохого не сделал". Повторный звонок: "Вы, наверное, не поняли. Шеварднадзе приглашает вас побеседовать".
  Министр предложил вернуться на работу в МИД, назвал должность - руководитель управления планирования. Услышал в ответ: меня удовлетворяет нынешняя работа. Месяц спустя звонит Александр Яковлев: "Не надоело тебе отдыхать? Готовится доклад Горбачева на XXVII cъезде, и я попросил бы тебя поделиться соображениями о нашей внешней политике". Совместный с Яковлевым опус, названный "новым политическим мышлением", Горбачев одобрил с одной поправкой: пригладить стиль. Под занавес работы над докладом мне делается предложение возглавить АПН, чтобы "придать гласности крылья". Принял это предложение с оговоркой, что получаю добро на обращение непосредственно к генсеку по вопросам, которые сочту важными для интересов СССР. Всего Горбачеву я направил около 50 меморандумов.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Скажите, вы предчувствовали, что произойдет объединение Германии?
  - Объединение Германии, по моему убеждению, было не только возможным, но и необходимым. Хрущев грубо ошибся, отдав идею немецкого единства на откуп западным державам. Открытым оставалось лишь, какая модель воссоединения будет избрана и насколько она будет учитывать стратегические интересы СССР. Нелишне напомнить, что Миттеран и Тэтчер допускали создание германской конфедерации, и не более того. Причем в таком ее прочтении, при котором ФРГ оставалась бы в НАТО, а ГДР могла бы не покидать Варшавский договор. Процесс сближения двух германских государств виделся им многоступенчатым и не поспешным.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Почему же он оказался лавинообразным?
  - Спрашивать надо Михаила Горбачева и Эдуарда Шеварднадзе. Министр иностранных дел втихую ставил американскую сторону в известность о наших вторых, третьих и прочих резервных позициях, причем не только по германскому вопросу. Дошло до того, что на встрече с госсекретарем США, когда Вашингтон готовил агрессию против Ирака, он, не имея на то полномочий, допускал, по достоверным сведениям, участие в этой войне Советского Союза.
  Не имея директивы, он сменил саму конструкцию переговоров о воссоединении Германии. Начальная гласила: четыре плюс два, то есть СССР, США, Англия и Франция расставляют вехи, а ФРГ и ГДР дают им немецкую окраску. Геншер видоизменил модель на два плюс четыре, то есть немцы сами обо всем договариваются, а четыре державы одобряют результаты сделки. Шеварднадзе солидаризовался с Бонном и заставил поднять руки вверх министра иностранных дел ГДР.
  Перед злополучной встречей Горбачева с Колем в Архызе до канцлера довели просьбу генсека: "Мне нечем завтра кормить народ. Дайте нам 4,5 миллиарда марок, и вы получите все". В Архызе немцы добавили 14 миллиардов на постройку казарм для советских военных, выводимых с территории ГДР. Половина из этих денег была разворована. Сошлюсь на Николая Ивановича Рыжкова. Имущество нашей военной группировки, которое оставлялось на территории Восточной Германии, измерялось несколькими триллионами марок.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. По какой причине учинили обыск в вашей квартире?
  - Ну как же! ГКЧП. Заговорщики арестованы, одновременно решили придавить тех, кто стоял за сохранение Советского Союза. Я присутствовал на заседании Верховного Совета. В перерыве позвонил жене. Она сообщает оглушительную новость: к нам домой нагрянули с обыском. Пять человек перевернули все вверх дном, потом отправились на дачу. Там продолжили. На следующий день я созвал западных корреспондентов и прямым текстом поведал о совершавшемся беззаконии. Тогда же распотрошили мой служебный сейф в здании ЦК. Бог с ними, золотыми часами - подарком отца, деньгами. Но пропали письма Генриха Белля, Вилли Брандта, Марион Денхофф, Тура Хейердала, личные документы.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Кстати, о личных знакомствах. С Лидией Руслановой познакомились в Берлине?
  - Наши пути со знаменитой певицей пересеклись в 1963 году. Мне дали ордер на однокомнатную квартиру в мидовском доме. Нужно было ее обставлять. Русланова как раз расставалась с кое-каким антиквариатом.
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. Трофеи?
  - Никаких трофейных вещей у нее я не видел. Понадобился предлог для ее ареста, точнее, для ареста ее мужа, генерала Крюкова. Заслуженного генерала били смертным боем, вынуждая дать показания против маршала Жукова. Сломать не смогли. Издевательствам подвергалась в тюрьме, позже в лагере и Лидия Андреевна. После ее кончины вскрытие обнаружило рубцы пяти инфарктов, перенесенных на ногах. Добавлю, при аресте у Руслановой конфисковали великолепное собрание русской живописи, никаких трофейных вещей не отыскали. Сталин на списке конфиската начертал резолюцию: "В Третьяковскую галерею". Остальное: коллекцию мебели, фарфора, драгоценности - распродали. Когда в 1953 году Крюкова и Русланову реабилитировали, из Третьяковки по тому же списку картины вернули. Остальное списали на форс-мажор.
  Судьба подарила мне много встреч с деятелями искусства и науки. Назову несколько имен: Давид Ойстрах, Эмиль Гилельс, Георгий Свиридов, Григорий Александров, Любовь Орлова, Михаил Ульянов, Ирина Антонова, Борис Пиотровский. На квартире у Сергея Кореня, знаменитого танцовщика, регулярно встречались с Ираклием Андрониковым, Вано Мурадели. Однажды бывший председатель Радиокомитета Кафтанов вспомнил эпизод. Поздний звонок от Сталина: по радио транслируют Пятую симфонию Чайковского. "Кто дирижирует?" - "Одну минутку, товарищ Сталин". Кафтанов перепроверяется и докладывает: "Константин Иванов". - "А вы что, не знаете, что я терпеть не могу Иванова? Почему не Мравинский". - "Сейчас, товарищ Сталин, будет Евгений Мравинский". Симфонию начинают заново. Слушатели осаждают Радиокомитет с недоумением. Когда-то я рассказал об этом самому Мравинскому...
  ОЛЕГ ПЕРЕСИН. После ухода из политики вы несколько лет с женой жили в Германии. Почему там не остались?
  - Мне было тесно с Борисом Ельциным под одним небом, и я принял приглашение заняться в Германии научно-исследовательской работой. Там же опубликовал ряд книг. Заманчивых и лестных предложений бросить якорь в этой стране было немало, но моя родина зовется Россией, ведь я не немец, хотя и германист.
  
  ЧАСТЬ 8. ФАЛИН В.М.. БИОГРАФИЯ.
  В 1986 году по предложению секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева утвержден председателем правления агентства печати "Новости" (АПН). Занимал пост до 1988 года. В 1988 году возглавил международный отдел ЦК КПСС. Кандидат в члены ЦК КПСС (1986-1989), член ЦК КПСС (1989-1991). ... Супруга - Нина Анатольевна Фалина, ранее работала стенографисткой в ЦК КПСС. Валентин Фалин являлся автором книг "Политические воспоминания" (1993 - немецкоязычное издание, 1999 - русскоязычное), "Второй фронт" (1995 - немецкоязычное издание, 2000 - русскоязычное) и "Конфликты в Кремле" (1997 - немецкоязычное издание, 1999 - русскоязычное)
  Бывший посол СССР в ФРГ умер на 92-м году жизни
  ТАСС-ДОСЬЕ. 22 февраля 2018 года на 92-м году жизни скончался Валентин Фалин, бывший посол СССР в ФРГ (1971-1978), политический обозреватель газеты "Известия" (1983-1986), председатель правления Агентства печати "Новости" (1986-1988).
  Валентин Михайлович Фалин родился 3 апреля 1926 года в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург). В 1930 году его семья переехала в Москву, по месту работы отца - советского профсоюзного деятеля Михаила Михайловича Фалина.
  В 1940 году Валентин Фалин поступил в Московскую специальную артиллерийскую школу ?5. С началом Великой Отечественной войны вместе с семьями других работников Всесоюзного центрального совета профсоюзов оказался в эвакуации в Пермской области. Учился там в средней школе, одновременно подрабатывал на местной электростанции и на лесоповале.
  В 1942 году Валентин Фалин вернулся в Москву, где поступил на завод "Красный пролетарий" учеником токаря. Затем работал на этом предприятии слесарем и токарем- инструментальщиком.
  В 1950 году окончил Московский государственный институт международных отношений МИД СССР по специальности "юрист-международник, референт-переводчик по странам Восточной Европы". Позднее защитил докторскую диссертацию на тему "Конфликты интересов в антигитлеровской коалиции".
  В 1950-1951 годах - сотрудник аппарата Советской контрольной комиссии в Германии (контрольный орган советской военной администрации на территории образованной Германской Демократической Республики).
  В 1952-1958 годах работал в Комитете информации при МИД СССР старшим референтом, помощником, старшим помощником, заместителем начальника отдела. Комитет был создан на базе Главного разведывательного управления Генштаба и Первого главного управления Министерства госбезопасности СССР.
  В 1953 году вступил в КПСС.
  В 1958 году стал одним из инициаторов создания независимого аналитического центра. После упразднения Комитета информации при МИД СССР перешел в созданный отдел международной информации ЦК КПСС, в котором занял должность референта.
  С 1959 года почти 20 лет работал в системе МИД СССР. Был советником, заместителем заведующего отделом, заведующим 3-м Европейским (германским) отделом, членом коллегии министерства. Специализировался на германской тематике, писал тексты для публичных выступлений руководству МИД и проекты дипломатических нот. С 1961 по 1963 годы готовил тексты речей для главы советского государства Никиты Хрущева, в т. ч. его послания президенту США Джону Кеннеди.
  В 1964 году Валентин Фалин возглавил группу советников министра иностранных дел СССР Андрея Громыко, которая занималась обработкой всех документов, поступивших на имя главы МИД.
  В 1966-1968 годах руководил 2-м Европейским (британским) отделом, затем - 3-м Европейским (германским) отделом МИД СССР. В 1968 году, оставаясь на посту главы 2-го отдела, одновременно участвовал в подготовке материалов по событиям в Чехословакии.
  В 1976-1986 годах - член центральной ревизионной комиссии КПСС.
  В 1971-1978 годах - чрезвычайный и полномочный посол СССР в ФРГ.
  С сентября 1978 года - первый заместитель заведующего отделом международной информации ЦК КПСС. По словам Валентина Фалина, он ушел из отдела в 1982 г. из-за конфликта с генсеком ЦК КПСС Юрием Андроповым. Разногласия с партийным руководством начались еще в 1979 году, когда Фалин выступил простив ввода советских войск в Афганистан. Он был обвинен в превышении полномочий и отчислен из аппарата ЦК.
  В 1982-1986 годах был политическим обозревателем газеты "Известия". С 1985 года работу в газете совмещал с научной деятельностью в Институте США и Канады Академии наук СССР. В 1986 году Валентин Фалин подготовил внешнеполитический раздел отчетного доклада ЦК КПСС, с которым на ХХVII съезде партии выступил ее первый секретарь Михаил Горбачев.
  В 1986 году по предложению секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева утвержден председателем правления агентства печати "Новости" (АПН). Занимал пост до 1988 года.
  В 1988 году возглавил международный отдел ЦК КПСС.
  Кандидат в члены ЦК КПСС (1986-1989), член ЦК КПСС (1989-1991). В июле 1990 года был избран секретарем центрального комитета партии. Одновременно с апреля 1991 года - председатель комиссии ЦК КПСС по проблемам международной политики.
  Делегат ХХIV, ХХV, ХХVI, ХХVIII съездов и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Народный депутат СССР от Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами и Советского общества по культурным связям с соотечественниками за рубежом (общество "Родина") в 1989-1991 годах.
  Выступал против отмены статьи 6 конституции СССР о руководящей роли КПСС. В 1992 году принимал участие в качестве свидетеля по делу о запрете КПСС на процессе в Конституционном суде России.
  С 1992 года жил в Германии, куда его пригласил немецкий политик, бывший федеральный министр ФРГ по экономическому сотрудничеству Эгон Бар. Работал профессором истории в Институте изучения проблем мира и безопасности при Гамбургском университете. Сотрудничал также с другими учебными и научно-исследовательскими центрами Германии.
  В 2000 году вернулся в Россию. Читал лекции в МГИМО.
  15 октября 2011 года возглавил экспертный совет международного комитета движения "Интернациональная Россия".
  Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1966, 1976, 1981), Октябрьской Революции (1971) и Дружбы народов (1986). Отмечен благодарностью президента РФ (2010).
  Лауреат Государственной премии СССР (1982).
  Был женат вторым браком. Супруга - Нина Анатольевна Фалина, ранее работала стенографисткой в ЦК КПСС.
  Валентин Фалин являлся автором книг "Политические воспоминания" (1993 - немецкоязычное издание, 1999 - русскоязычное), "Второй фронт" (1995 - немецкоязычное издание, 2000 - русскоязычное) и "Конфликты в Кремле" (1997 - немецкоязычное издание, 1999 - русскоязычное).
  Жизни и деятельности дипломата посвящен документальный фильм "Тайны кремлевских протоколов. Валентин Фалин" из цикла "Свидетели" (2011, режиссер Максим Файтельберг).
  
  ЧАСТЬ 9. ЕВСТАФЬЕВ ГЕННАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ. ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК, СОРАТНИКИ.
  Генерал-лейтенант Евстафьев (25.08.1938 - 19.02.2013), человек огромной силы духа, глубокой мудрости и высочайшего профессионализма, всего себя, свое здоровье, силы, интеллект посвятил служению Отечеству и укреплению международной безопасности. Мы благодарны судьбе за то, что многие годы могли работать вместе с этим потрясающим, масштабным Человеком.
  Геннадий Михайлович Евстафьев - один из патриархов ядерного нераспространения. На разных должностях Геннадий Михайлович вносил свой весомый вклад в укрепление режима нераспространения и разоружения. В 1981-1985 гг. работал специальным помощником Генерального Секретаря ООН, а в 1999-2000 гг. являлся членом Комиссии по разоружению при Генеральном секретаре ООН; активно участвовал в проведении исторической Конференции по рассмотрению действия и продлению Договора о нераспространении ядерного оружия 1995 г., организации Московского саммита по ядерной безопасности 1996 г.
  Геннадий Михайлович сыграл важнейшую роль в подготовке открытых докладов Службы внешней разведки России "Новый вызов после "холодной войны": распространение оружия массового уничтожения" (1993) и "Договор о нераспространении ядерного оружия. Проблемы продления" (1995), с которыми мы и сегодня сверяем наши знания по этой теме. Выход докладов до сих пор остается образцом аналитической работы специальных служб и их способности вести диалог с обществом. Благодаря работе авторов докладов мир увидел, что Россия будет говорить на языке фактов и выверенных аргументов, и несмотря ни на какие обстоятельства, самостоятельно участвовать в формировании глобальной повестки в сфере нераспространения и разоружения.
  Генерал-лейтенант Евстафьев принадлежит к тем людям, которые в самый сложный для нашей страны период, не только остались преданными своему делу, но и смогли выработать подходы к решению проблем международной безопасности в духе сотрудничества и защиты национальных интересов. С 1986 по 1991 гг. Геннадий Михайлович входил в состав руководства советской делегации на переговорах по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) в Вене, в течение длительного времени работал в системе Службы внешней разведки, с 2000 по 2003 гг. находился в составе представительства России при НАТО, где занимался вопросами противодействия терроризму и нераспространения ОМУ. После выхода в отставку в 2003 г. - старший советник ПИР-Центра. Здесь вопросы контроля над вооружениями и создания новых механизмов безопасности в Европе всегда оставались в сфере его внимания.
  Укрепление режима нераспространения и разоружения являлись для Геннадия Михайловича Евстафьева не политическими лозунгами, а предметом глубокого анализа с целью найти оптимальные, сбалансированные решения. Задолго до громких речей и инициатив в период, когда об избавлении мира от оружия массового уничтожения почти перестали думать, в программной статье "Разоружение возвращается" (Индекс Безопасности, 2007, ?2) Геннадий Михайлович Евстафьев не просто заявил об острой актуальности этой проблемы, он обозначил линии, по которым сегодня выстраивается дискуссия. "Главная ошибка людей состоит в том, что бед сегодняшних они боятся больше, чем бед завтрашних", - процитировал классика Геннадий Михайлович и подчеркнул, - это означает только одно: надо учиться упреждать последствия появления новых опасных военных технологий и классов оружия путем своевременных политических и юридических шагов".
  Именно этим он и занимался в ПИР-Центре. В 2005 г. вышла подготовленная генералом Евстафьевым в соавторстве монография "Беспилотные летательные аппараты: история, применение, угроза распространения и перспективы развития" - первая работа, которая обозначила важность этой проблемы для России. Информационная безопасность, атомная энергетика и нераспространение, Центральная Азия - Геннадий Михайлович стоял у истоков этих и многих других проектов. Десятки публикаций, сотни интервью и комментариев для СМИ - он до последнего не мог не работать.
  Геннадия Михайловича Евстафьева всегда будут помнить десятки учеников - молодых дипломатов, офицеров, ученых - те, для кого он стал наставником на службе или во время научных стажировок, те, кто прислушивались к каждому его слову на Летней Школе и других образовательных курсах.
  Чего ждали и что получали от старшего коллеги молодые ученые? В ходе разговора, так, между прочим, он говорил: "А ты обрати внимание на такой вопрос... не посмотреть ли здесь... или почитать вот эту книгу..." - и появлялась новая мысль, мы начинали видеть точечную проблему в широком историческом и политическом контексте - на глазах студент превращался в специалиста. Выпускник Восточного факультета Ленинградского университета Геннадий Михайлович прошел колоссальную школу жизни, он нес лучшие традиции анализа источников и глубокого осмысления региональных и глобальных процессов и передавал эти традиции, дисциплину ума, своим ученикам - за это мы всегда будем ему благодарны.
  Геннадий Михайлович - особенный человек для ПИР-Центра. Он был с ПИРом еще до нашего создания, вместе с нами прошел весь пировский путь, а в течение почти 10 лет работал здесь в качестве старшего советника и старшего вице-президента. При самом непосредственном участии Геннадия Михайловича ПИР-Центр решился на расширение тематики своей деятельности, перешел от Ядерного Контроля к Индексу Безопасности, построил новую образовательную программу, приобрел партнеров и друзей... У каждого из нас останутся свои личные воспоминания от общения с этим удивительным Человеком.
  
  ПИР-ЦЕНТР. Википедия.
  Российский аналитический центр и неправительственная организация, специализирующаяся на научно-исследовательской, образовательной и издательской деятельности в области международной безопасности, обладает консультативным статусом при ЭКОСОС ООН. По оценке журнала "Коммерсантъ Власть", ПИР-Центр является одной из ведущих негосударственных организаций в области внешней политики в России. Офис находится в Москве. С 1994 года ПИР-Центр издаёт журнал "Индекс безопасности" и его международную версию "Security Index".
   Дата основанияПИР - 1994 г.
  ПИР-ПРЕСС исследует военно-политические проблемы (27.06.2019):
  - Автономность в военной сфере - как оценить опасность боевых роботов?
  - "Автономные системы постепенно вытесняют человека с поля боя, и во многом это можно считать благом для военных, которые подвергаются меньшему риску. Однако, при этом человек передает искусственному интеллекту (ИИ) часть своих полномочий, а с ними - часть ответственности. Специалисты говорят, что, вероятно, нейронные сети никогда не научатся объяснять человеку свои решения. Это может стать серьезной проблемой по мере привлечения ИИ в такие сферы, как разведка, анализ данных, связь и управление, разработка сценариев, а в перспективе - и принятие решений", - полагает директор проекта ПИР-Центра по новым технологиям и международной безопасности Вадим Козюлин.
  
  КОЗЮЛИН ВАДИМ БОРИСОВИЧ. Послужной список.
  
  Интернет-источник: Eurasian-Defence.ru'?q=node/22310
  Козюлин Вадим Борисович. Версия для печати. Старший научный сотрудник ПИР-Центра, кандидат политических наук, профессор Академии военных наук. В 1990 г. окончил МГИМО МИД СССР. Работал в МИД СССР/РФ, затем в отделе эксклюзивной информации газеты Московские Новости, был представителем РГП Казспецэк - спорт в России.
  Старший научный сотрудник ПИР-Центра, кандидат политических наук, профессор Академии военных наук.
  В 1990 г. окончил МГИМО МИД СССР.
  Работал в МИД СССР/РФ, затем в отделе эксклюзивной информации газеты Московские Новости, был представителем РГП Казспецэк - спорт в России.
  В 2000-2002 гг. обучался во Всероссийской академии внешней торговли по программе "Менеджмент в сфере военно-технического сотрудничества".
  Тесно сотрудничает с компаниями - спецэкспортерами стран СНГ и дальнего зарубежья.
  Защитил диссертацию по теме "Совершенствование политических механизмов влияния военно-технического сотрудничества на региональную стабильность в Центрально-Азиатском регионе".
  
  
  Подборку информации, связанной с общественно-политической деятельностью В.М. Фалиным и аннотацию к ним, подготовил и разместил в Интернет-журнале М. Мошкова "Самиздат" - инженер Гребенченко Ю.И., г. Вогограл, 9 августа 2019, 08:20.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) О.Герр "Любовь за Гранью"(Любовное фэнтези) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"