Тухватуллин Зуфар Ахмадуллович: другие произведения.

Фрагменты истории ракетостроения: 8к11, 8к14, Темп-С, Темп-2с, Пионер, Тополь, Тополь-М, Ока, Точка-У, Старт, Искандер, Ярс, Булава - из истории научно-технического, военного, политического и эколического суверенитетов России

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Теплотехническая станция (ТТС) входит в состав Воткинского машиностроительного завода (ВМЗ) Министерства оборонной промышленности, город Воткинск, Удмуртия. В заводской административно-хозяйственной структуре ТТС числится цехом номер 29, но имеет юридическое право выступать во внешние хоздоговорные отношения с предприятиями СССР в качестве самостоятельного административно-хозяйственного предприятия - научно-технического исследовательского комплекса. ТТС проводила и производит испытания продукции ВМЗ и новой техники отраслевых НИИ и пром предприятий разных министерств и ведомств СССР - по государственным программам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИР и ОКР): - Решались совместно поставленные научно-исследовательские задачи: получить экспериментальную информацию в области необъяснимых физико-химических эффектов, которую главные конструктора и главные инженеры и технологи отраслевых НИИ и КБ, ОКБ, СКБ, ЭКБ пром предприятий - использовали при проектировании новых - технологических процессов, материалов и новой техники. В СССР, затем в РФ цех 29 в полном объёме обрёл межведомственный статус ТТС при директоре завода Садовникове В.Г.: ввиду чрезвычайной дороговизны цеха, удорожавшей себестоимость и без того дорогой продукции завода - ракетной техники, директор увеличил финансовый план цеху десятикратно. Начальник цеха Лялин А.Н., в свою очередь, вменил в обязанности ведущих специалистов ТТС искать и находить на смежных с ВМЗ предприятиях СССР научно-исследовательские задачи, в решении которых те были заинтересованы, и после совместной постановки и обоснования задач решали их на хоздоговорной основе. Решение сводилось к следующему: изготовить на ВМЗ объект, подлежащий испытанию, изготовить необходимое испытательное оборудование, приобрести необходимые материалы и приборы, испытать, результаты испытаний оформить совместным нучнотехническим отчётом и актом выполненных работ - "процентовкой". Завод, способный изготавливать ракеты и камеры сгорания жидкостных реактивных двигателей (ЖРД), инжнернотехнический состав завода - могли спроектировать, изготовить и испытать - всё. История ТТС - свидетельствует об этом. В 60-х года ХХ века ситуация в этой области складывалась для СССР напряжённая. Так, по информации журнала "Оборонная техника" оснащённость пром предприятий СССР испытательным оборудованием, в долларовом эквиваленте, уступала американской - двадцати кратно, правда и себестоимости ракет в США уступала СССР с такой же кратностью. ТТС Воткинского завода" с момента ее создания (1961год) занималась и занимается огневыми испытаниями реактивных двигателей и других энергетических агрегатов и узлов ракет 8К11 и 8К14 с ЖДР, Темп-С, Темп-2С, Пионер, Тополь, Тополь-М, Ока, Точка-У, Старт, Искандер, Ярс, Булава - с твердотопливными двигателями (РДТТ). Они выпускались заводом в течение многих лет. В цехе 29 ВМЗ возник творческий коллектив, вследствие невероятного по плотности сосредоточения научно-технических проблем в области производства и испытания ракетной техники, производимой на заводе - приходившихся на долю каждого "дееспособного инженера". "Креативными работниками", делавшими историю ТТС и завода (не только инженеры), становились все члены трудового коллектива цеха и завода. Но всё зависело от первых лиц Руководства ВМЗ и ТТС. Автор книги Тухватуллин З.А - кандидат технических наук, участник всех основных событий по созданию и становлению ТТС, как заводского высоко технологического научно-исследовательского испытательного комплекса, в период работы (1961-2004г.г.) прошел большой трудовой путь от рядового инженера, Главного испытателя, Начальника экспериментально-конструктоского бюро ЭКБ-29 - до Главного инженера ТТС. С ТТС по программам НИР и ОКР, на хоздоговорной основе сотрудничали десятки пром предприятий и организаций - по отработке на огневых испытательных стендах цеха 29 ВМЗ реактивных двигателей и других энергетических систем и не только ракет. Это были в т.ч. т.н. МГД-генераторы, применяемые затем геофизиками для зондирования земной коры электромагнитными импульсами большой мощности, которые распространялись в земной коре и регистрировались от места заземления электродов. Это производилось с целью получения информации о строении земной коры на глубинах десятка километров, в радиусе сотен километров от точек зондирования электромагнитными импульсами. Книга может быть интересной не только работникам Воткинского завода, но и для многочисленных работников предприятий, смежных с ВМЗ, участвовавших в создании новых технологий и техники России в области производства баллистических ракет стратегического назначения. Книга посвящена 60 летнему Юбилею ТТС - заводского цеха номер 29 Воткинского машиностроительного завода - Флагмана производства тяжёлых межконтинентальных баллистических ракет РВСН РФ.

  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  
  История "Теплотехнической станции" Воткинского машиностроительного завода. Удмуртия. Годы 1961-2022.
  
  Фрагменты истории ракетостроения: 8К11, 8К14, Темп-С, Темп-2с, Пионер, Тополь, Тополь-М, Ока, Точка-У, Старт, Искандер, Ярс, Булава - из истории российского научно-технического, военного, политического и экологического суверенитетов.
  
  ОГЛАВЛЕНИЕ.
  Заявление Генерального Конструктора ракетных комплексов Соломонова Ю.С.
  Предисловие.
  Глава 1. Фрагменты истории.
  Глава 2. Начало. Они были первыми.
  Глава 3. Начальник, который час?
  Глава 4. Прошу вас открыть заказ.
  Глава 5. Мы испытатели - первые "пуски ЖРД".
  Глава 6. Огневые испытания реактивных двигателей 8Д51, 9Д21.
  Глава 7. Климат меняется.
  Глава 8. Мессдодза - это не дозиметр.
  Глава 9. Новый заказ.
  Глава 10. Автономная отработка органов управления РДТТ.
  Глава 11. Отработка эрозионно-стойких материалов.
  Глава 12. Плазмотрон.
  Глава 13. Землетрясение.
  Глава 14. Гидрореагирующие топлива.
  Глава 15. Агрегатная отработка и серийные испытания РДТТ.
  Глава 16. НИР.
  Глава 17. Великие стройки.
  Глава 18. Обезвреживание супертоксинов.
  Глава 19. Демеркуризация.
  Глава 20. АОЗТ "ЛИОСОСО".
  Глава 21. "ПрикамТест".
  Глава 22. Перечень видов продукции - сфера аккредитации "ПрикамТест".
  Глава 23. Утилизация ракет.
  Глава 24. Экономика.
  Глава 25. Техника безопасности и экология.
  Глава 26. Мой папа работает на ТТС, много пьёт и мало ест.
  Глава 27. И ещё штрихи к "портрету - а я вот помню".
  Глава 28. Немного истории ЭКБ-29 - взгляд в прошлое из окна 2022 года.
  Глава 29. Новый век.
  Глава 30. Эпилог.
  Глава 31. Послесловие. Многонациональный фактор.
  Глава 32. Введение в "критическое состояние вещества".
  Глава 33. Критическое состояние вещества и свойства дельтаи-мпульсов энергии Дирака - ключи освоения потенциальной энергии Эфира. Памятка читателям. Только эмпирические факты, и следствия из них: экспериментальная проверка материализации дельта-импульсов Дирака, КАК ЭНЕРГИИ - на огневых стендах ТТС.
  Глава 34. Запад исключил Россию из Болонской системы образования: "не было счастья, да несчастье помогло" - русск. поговорка.
  Окончание книги.
  Приложение. Первушин А.И. История зазвития РДТТ.
  Приложение. Гребенченко Ю.И. Аксиоматика - язык общения Разума человека с Непознанным - Делами Божьими (Библ.)
  
  ЗАЯВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО КОНСТРУКТОРА РАКЕТНЫХ КОМПЛЕКСОВ Соломонова Ю.С.
  Юрий Семёнович Соломонов - Генеральный директор Московского Института Теплотехники (МИТ), Генеральный Конструктор ракетных комплексов - "Ярс", "Булава":
  - "Главная сила России в патриотизме россиян". На чём учить патриотов России? - Молодёжь надо учить патриотизму на исторических примерах - Суворова, Дмитрия Донского, Александра Невского, на подвигах героев Великой Отечественной Войны и Специальной Военной Операции на Украине. Но, с этой же целью, все административные структурные источники и центры русофобии, прежде всего ВУЗы, заполненные прозападными преодавательскми коллективами, и разного рода НКО, например, "Ельцин-центры" в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и в Москве - функционирующие на госбюджетной основе, и, тем более, финансируемые из-за рубежа - должны быть немедленно закрыты или "перепрофилированы идеологически".
  Избранные сообщения "Газета.ru" - Юрий Соломонов - источник: https://www.gazeta.ru/tags/person/yurii_solomonov.shtml?updated:
  - 12.12.2020 20:05:
  АПЛ "Владимир Мономах" впервые провела залповый пуск ракет "Булава".
  - 02.11.2020 09:39:
  Генконструктор МИТ заявил об избыточном потенциале ядерных сил России, иначе говоря, достаточном для противостояния агрессии Запада.
  - 18.10.2019 10:17:
  "Оружие Судного дня": СМИ рассказали об АПЛ "Юрии Долгоруком". Вооружение:
  Минно-торпедное вооружение - 8 торпедных аппаратов калибра 533 мм, торпеды, торпедоракеты, крылатые ракеты, мины.
  Ракетное вооружение - Р-30 (SS-NX-30) "Булава". Количество ракет: 16.
  Вооружение - ПВО - ПЗРК "Стрела-3М", "Игла-1М", "Верба".
  - 17.01.2019 22:55:
  Ответ американцев на российские разработки: Пентагон усиливает Аляску. Трамп разместит новые станции перехвата ракет на Аляске.
  - 27.12.2018 17:02:
  Преступление и наказание: Россия ответит на ядерную атаку, Россия ответит в случае ядерного удара - заявил разработчик "Тополей" - грунтовых подвижных стратегических ракетных комплексов РВСН.
  - 27.12.2018 15:19:
  Разработчик "Тополя" пообещал наказание за ядерный удар по России.
  - 27.12.2018 14:14:
  Разработчик "ракет Судного Дня" заявил об отставании США в сфере "оружия ответного удара".
  - 29.06.2018 18:39:
  Долетела из 90-х: "Булаву" приняли на вооружение. Ракета "Булава" принята на вооружение ВМФ России.
  - 22.11.2016 15:52:
  Ядерные "ракетные поезда" МИТ на запасном пути. В России успешно испытали пусковую установку ракет для "ядерных поездов". ПРИМЕЧАНИЕ: "Боевой железнодорожный ракетный комплекс" БЖРК (РТ-23 УТТХ), был разработан и произведён в Днепропетровске, СКБ "Южное", им. Янгеля М.К. (Украина). БЖРК 15П961 "Молодец" стоял на боевом дежурстве РВСН Вооружённых Сил СССР и России в период с 1987 по 1994 год в количестве 12 поездов - "ужас" для американских военных стратегов. Затем, согласно договору СНВ-2 (1993 год), все комплексы были демонтированы и уничтожены к 2007 году.
  - 13.05.2016 16:43:
  В России начались работы по созданию стратегической подлодки нового поколения.
  - 10.05.2016 18:52:
  Непредсказуемые ракеты против Евро-ПРО. Россия в ускоренном режиме перевооружает РВСН.
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ.
  
  "Железный ветер бил им в лицо, а они все шли и шли вперед, ..." - слова Василия Гроссмана, запечатлённые на "Высоте 102". Так обозначалась безымянная высота на оперативных военных картах в Сталинградском сражении - ныне Мамаев Курган в Волгограде.
  
  Все люди по своей природе - творческие личности, как и всё живое в Природе. У всех к концу жизни скапливается громадный объём вопросов и личных проблем, типа - "кто я и кто мы, почему и зачем...? Сменяются поколения, но вопросы остаются, и они даже отображены во всех священных книгах мировых религий. В них эти вопросы и проблемы почти лишены эмоций и страстей, но именно они - эмоции и страсти - движущая сила ОБЩЕСТВЕННОЙ ЭНЕРГИИ Человечества и эволюции Биосферы Земли. Без страстей и эмоций - нет творчества, нет Истории, нет политики, нет искусства, нет науки, нет открытий, нет государства:
  - "Призрачно все в этом мире бушующем. Есть только миг счастья, за него и держись! Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь. Вечный покой, сердце вряд ли обрадует. Вечный покой, для седых пирамид. А для звезды, что сорвалась и падает. Есть только миг, ослепительный миг!" - Песня А. Зацепина, на слова Л. Дербенёва, в исполнении О. Анофриева - из к/ф "Земля Санникова" (1973).
  Однако, катастрофы, болезни и горе, больницы и клабища - среди нас, и через них проходит вся Природа. В детстве - это очень страшно, и человек живёт всю жизнь своим будущим:
  -"Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко, не будь ко мне жестоко, жестоко не будь. От чистого истока в прекрасное далёко, в прекрасное далёко я начинаю путь". - Песня Е.П. Крылатова, на слова Ю. Энтина, в самых знаменитых исполнениях - Т. Дасковской и Большого детского хора - из к/ф "Гостья из будущего" (1985).
  Но человек устроен так, что плохое забывает, как аквариумная рыбка, память которой так коротка, что она не помнит об окружающих её стенках аквариума. Надо жить тем, что Бог даёт. Человек взаимодействует с обществом. Но согласно "Принципу относительности" Анри Пуанкаре это утверждение равносильно тому, что "общество взаимодействует с человеком".
  Принято полагать, что объекты и процессы вещественного мира, всегда энергетические - взаимодействуют с Природой. Но согласно Принципу Пуанкаре НЕОБХОДИМО полагать, что это "Природа-Энергия" взаимодействует с ними, поскольку, никакие отдельные объекты Природы, за исключением Господа Бога, не обладают всеобъемлющим разумом. Бог дал людям АКСИОМАТИЧЕСКИЙ МЕТОД познания непознанного, которые высокомерные учёные присвоили, благодаря которому они свершили координатную революцию, создали математику и "классическую физикохимию", соревнуясь друг перед другом, присвоили созданному свои имена, и назвали всё это "академической наукой". Однако на рубеже XX-XIX веков, при промышленном освоении нанотехнологий - эта наука неожиданно и необъяснимо прекратила действовать: АКСИОМАТИКА - ЯЗЫК ОБЩЕНИЯ РАЗУМА ЧЕЛОВЕКА с НЕПОЗНАННЫМ - стал непонятным для инженеров.
  Но, по-видимому, правильнее надо сказать иначе: непознанное множится в виде появления совершенно новых научных дисциплин, но в старой АКСИОМАТИКЕ, и она ИСЧЕРПАЛАСЬ, а новой нет. Случилось подобное тому, что произошло с библейской "Вавилонской башней": она была недостроена, и развалилась после того, как строители перестали понимать языки друг друга.
  
  Кто те люди, в России? о которых книга Тухватуллина З.А. - участника описываемых событий. Книга о некоторых заурядных подвижниках "тандема" советского ракетостроения - "Московский Теплотехнический Институт - Воткинский машиностроительный завод". Это обычные люди - большинство населения СССР-РФ, с менталитетами патриотов России, обеспечивающих многонациональный, многоконфессиональный, общегосударственный суверенитет России.
  
  СТРУКТУРА и СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ имеют следующие особенности.
  Книга о свершившемся прошлом и о неопределённом будущем ТТС (настоящее бывшего коллектива ТТС - печально) - заводского цеха Воткинского машиностроительного завода (ВМЗ) - производителя межконтинентальных баллистических ракет, г. Воткинск, Удмуртия.
  Здесь история небольшого творческого коллектива цеха номер 29 ВМЗ, который волею исторических обстоятельств на некоторое время (~30-40 лет) обрёл статус научно-технического экспериментально-исследовательского центра тяжёлого ракетостроения СССР, но Центром "Теплотехническая станция" не стала. Закат этого статуса ТТС, как предприятия, начался и завершился в период горбачёвско-ельцинской социальной перестройки СССР - в буржуазную Россию. Расцвет и закат творческой деятельности маленького трудового коллектива ТТС имеют разные объективные причины и толкования, в т.ч. они связаны с естественным вымиранием незаурядных творческих личностей ракетостроения в СССР и отраслевых НИИ, на ВМЗ и в смежных с ним предприятиях, в Ижевске, Воткинске и других городах России - создателей ракетно-ядерной щита СССР-РФ.
  Кроме авторского текста в книге приведены воспоминания, сообщения, мечты и удивления - многих участников тех событий, в т.ч. представителей других предприятий и организаций, участвовавших в описываемых событиях. Книга написана в форме многосвязного "заочного форума-диалога" участников событий. В составлении книги участвовали (им же принадлежит и основной "пиар воспоминаний"):
  Степанов Г.А., Лялин А.Н., Сысоев И.Ф., Блохинов Н.А., Сайфутдинов В.А., Храмов С.Н., Тухватуллин З.А., Туранин Ю.В., Цветков Ю.В., Максимова З.М., Самойлов В.С., Гитарин В.А., Юношева А., Капинос Н.Н., Сентяков А.М., Гребенченко Ю.И., ... - дедушки и бабушки молодых читателей - многие умерли, но дела их и память о них - ещё живы. Но всё это уже в прошлом.
  Однако для возрождения ТТС в качестве экспериментальной исследовательской базы "непознанного", имея в виду "волновое движение энергии", как "непознанной сущности" - есть: на основе уже созданных конструкторско-технологических и контрольно-измерительных систем проведения и управления огневыми испытаниями ракетных реактивных двигателей - как полагает бывший Главный испытатель ТТС Гребенченко Ю.И.
  Большинство участников событий, и лиц, в них упоминаемых - "образованцы". Это инженеры и рабочие - первопроходцы в "непознанное" - "исследователи" нового - по своим менталитетам-характерам. По ёрническим меркам академиков РАН - они низший, вернее - "нулевой" научный уровень Человечества, т.е. без учёных степеней, званий и иных сугубо престижных титулов - по неспособности, неграмотности, нежеланию, лени или по убеждению в ненужности оных. Поэтому официальная наука, в лице носителей учёных степеней и званий - отказывает им в праве иметь суждение о "высоком".
  ОДНАКО. Вся система множества существующих законодательных документов - законов, правил, инструкций и требований - регламентирует их исполнение всеми, кто бы то ни был - от рабочего до академика. Но что делать, если при движении в "непознанное" никакие регламенты не работают? - Надо проявлять инициативу - так функционирует на Земле всё живое, как, впрочем, и не живое - по законам физикохимии. Библия в притчах Соломоновых 3:5-7 прямо наставляет в этом верующих - на познание "тварями Божьими" "непознанного" - как "Дел Божьих".
  Но на ТТС никогда и никто не исходил из объяснения, что сделать "нельзя" или "невозможно" - "надо сделать!" ("кровь из носу" - Иван Филиппович Сысоев - первый начальник ТТС) - кредо всего руководства МИТ-ВМЗ-ТТС, как, впрочем, и руководства всех отраслевых НИИ и заводов-смежников Воткинского машзавода.
  Так жила вся страна, восстанавливая народное хозяйство, разрушенное тремя мировыми войнами - дотла - Первой мировой, Второй - Великой отечественной, Третьей - именуемой Гражданской. В этот перечень необходимо включить и Четвёртую мировую войну - Восстановление разрушенной экономики России, которое именовалось "Сталинской индустриализацией" страны - также на предельном напряжении всех сил Народа и всех видов ресурсов СССР. Народ явно устал от десятков лет такого напряжения жизни: случилась горбачёвско-ельцинская "перестройка". Она также наложила свой отпечаток на некоторые трактовки описываемых в книге событий. Не всё было гладко в Истории. Как, впрочем, и всегда и везде в мире - в истории Человечества. Ничто не могло быть гладким в принципе. Всё было смешано: справедливое с несправедливым, личные горести-страдания и счастья отдельных людей - всё было "замешано" на личных физических возможностях, эмоциях-страстях и амбициях людей или на отсутствии оных.
  Участники описываемых событий были и остаются уверенными в необходимости иметь свои суждения, проявлять инициативы, но и в необходимости "должностных и иных естественных градаций" - как офицерских званий - в армиях, или "вожаков" - у стайных животных в природе. Офицеры "директорского корпуса" организуют любой коллектив - на развитие или стагнацию. Но всё зависит от творчества и менталитетов людей. Однако если во главе стоит Предатель (по менталитету), то государственный суверенитет рушится, государство становится колонией англосаксов. Многие народы мира по этой причине утратили свою государственность, многие её никогда не имели, не обрели её и к настоящему времени. На глазах всего мира рушится государственность Украины - современного государства, которого в истории Европы до 1922 года никода не было - до её создания по инициативе и настоянию В.И. Ленина - русофоба по менталитету - "ПРЕВРАТИТЬ ВОЙНУ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКУЮ - в ВОЙНУ ГРАДАНСКУЮ!", и сообща с Л.Д. Троцким - превратил таки. Территории современной Украины всегда входили в состав соседних с ней государств:
  - "По настоянию Ленина в 1922 году в состав Союза Советских Социалистических Республик Украина, как союзное государство, вошла без Харькова, без Херсона, без Одессы и Донецка, без Луганска, ну и, конечно, без Крыма. У Украины не было даже Львова. В 1939-1940 гг. к советской Украине присоединили Восточную Галицию, Северную Буковину, а также Южную Бессарабию. В 1945 году к УССР было присоединено Закарпатье. И, наконец, в 1954 году к Украине указом Генсека КПСС Никиты Хрущева был присоединен Крымский полуостров. Львов изначально был австрийским городом, его взяла русская армия в ходе Первой мировой, но по итогам дальнейших событий город отошел к Польше и присоединен к УССР был в 1944 году". - Н.Я. Азаров - Премьер-министр Украины (11 марта 2010 - 28 января 2014). Источники: https://www.gazeta.ru/politics/2020/05/31_a_13102357.shtml; https://ru.wikipedia.org/wiki/%...
  
  Работа, каждое дело - творческие события. Они изо дня в день приносили участникам создания престижного статуса ТТС, как одного из экспериментально-исследовательских центров СССР в области ракетостроения - множество личных проблем. Это были неожиданные, часто сопряжённые с опасностью, часто совершенно необъяснимые результаты стендовых испытаний ракетных двигателей.
  Результаты экспериментов вводили участников событий в безвыходные организационные и материально-технические ситуации, требовавшие немедленного личного разрешения. Ответственные за результаты испытаний не могли рассчитывать на помощь извне, поскольку базовые положения академической науки, прописанные в учебниках, действующие стандарты, должностные и технологические инструкции на предприятиях - не содержали "подходящих ответов-указаний и формул-нотаций". Получаемая в экспериментах информация сама становилась источником "руководящих организационно-технических указаний" - как итогов коллективного творчества учёных отраслевых НИИ.
  Оглядываясь в прошлое, в историю становления ТТС - в текущем настоящем приходится констатировать:
  - Современный цифровой мир, Интернет, а в СССР - лучшие в мире - всеобщее среднее, очное и заочное высшее образование - аннулировали наукометрическую "болонскую систему" образования, навязанную России Западом с целью ликвидации её научно-технического, военного и экологического - суверенитетов. Это уравняло инженеров-образованцев и рабочих, избирательно освоивших интересующие их "азы науки" - с академиками и профессорами наук: в России все способны обсуждать на равных любые научно-технические и общественно-политические проблемы страны и общества. Ничего подобного на Западе никогда не было. Это наследие сталинской системы образования, созданием которой товарищ Сталин занимался лично - в "режиме ручного управления". На развитие советской системы народного образования Иосиф Виссарионович направил все личные средств, получаемые им за издание политической литературы в его авторстве - известные под названием "сталинских премий", присуждаемых экспертными комиссиями за достижения в области культуры, науки и техники. Биографы Сталина отмечают, что в качестве личного наследства его родственникам остались - "поношенный китель и стоптанные сапоги".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.: Книга - попытка взглянуть на советское ракетостроение изнутри советского общества и снизу - на жизнь и творчество обычных советских людей в области тяжёлого ракетостроения в СССР. Для ознакомления молодых читателей с тем, на каком общественно-политическом фоне всё это происходило, в "Приложении" к книге Тухватуллина З.А. приведены две обзорные статьи Первушина Антона Ивановича: "История развития РДТТ", в которых участвуют те же исторические личности и отраслевые НИИ.
  
  СЕНТЯКОВ А.М.: Книга очень интересная и познавательная. Мне пришлось работать на ТТС в течение 7-ми лет на должности инженера-конструктора (4 года) и на должности старшего инженера-испытателя стенда. Всё описано достоверно.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.: Я, "инженер-образованец", дерзнул вывести на рассмотрение читателей ряда вопросов - не мной придуманных, воспользовавшись тем, что читательская аудитория книги Тухватуллина З.А. имеет специфический профессионально-образовательный уровень. Этот уровень и личный опыт читателей - наиболее пригодны для обсуждения не только множества неразрешённых конструкторско-технолгических вопросов производства реактивных двигателей, но и неизречённых, поистине фантастических научно-технических проблем реактивного движения энергии. Например, в области сверхзвукового истечения газов в сопловых блоках реактивных двигателей - кратное превышение удельной тяги реактивного двигателя выше теоретического значения - отношение силы тяги, развиваемой двигателем - к расходу топлива, что тождественно превышению КПД преобразования в реактивных двигателях химической энергии ракетного топлива - в механическое движение ракеты - выше 100 процентов.
  
  В книге много места уделено экологическим проблемам и описаниям ландшафтов природы Среднего Урала, в т.ч. окрестностей Воткинска и Ижевска. Это обусловлено нашествием промышленности на Природу и урбанизацией жизни людей. В разрушении природы Среднего Урала производство и утилизация отслужившей ракетной техники и вооружения вообще - занимают не последнее место. Очевидно, для нужд биосферы Земли - производство вооружений и даже необходимой людям энергии - совершенно не нужно, т.к. они поглощают все ресурсы Человечества и неожиданно для академической науки - порождают множество новых неразрешимых экологических проблем.
  Есть ли выход из этого тупика? Некоторые учёные полагают, что выход есть. Учёные всего мира лихорадочно трудятся над этим, правда, в глубочайшей секретности, т.к. первооткрыватели могут оказаться "властелинами мира". Они маскируют свою деятельность оглушительной научной рекламой "гигантских достижений" в области термоядерной энергетики, т.н. "токамаков", правда, в смысле гигантских затрат всех видов ресурсов. Изобретатели почему-то гордятся этим чрезвычайно. Возможно, вследствие этого практичные американцы перевели этот вид исследований в "режим имитации": "пусть токамаки взрываются в Европе, России и в Азии, а мы подождём".
   С новой силой с прицелом на молодёжь возобновилась пропаганда незыблемых основ классической физики, в т.ч. Теории относительности Эйнштена, в которой "для ясности" опущено слово "Специальная".
  Ещё более оглушительно в современной академической науке России, в рамках Болонской системы образовании, ведётся пропаганда т.н. "Квантовой терии" - в терминах и понятиях "Английской научной школы Ньютона". Прославляются научные идеи и их носители - Максвелл, Резерфорд, Бор, Шрёдингер, Эйнштейн, Хокинг... - неожиданно ставшие тупиковыми для мировой общественности - при промышленном освоении нанотехнологий - совершенно непригодные для движения в "непознанное малое и большое", обозначенные наноразмерами и обратными величинами "нано-" - носителей энергии. Непригодных до такой степени, что практичные западные учёные свои реальные исследования проводят методами "немецкой научной школы Лейбница", которую в России внедрил Пётр Первый.
  Тем не менее, российские "инженеры-образованцы", российские "учёные-практики", и "опрометчивые" английские учёные назвали ключевое слово грядущих открытий - "критическое состояние вещества" и "дельта-импульсы энергии". Фрагменты этих тем обсудим.
  ТТС, ввиду неопределённой и почти непредсказуемой опасности этих состояний энергии (безопасность обеспечивается только достаточно малым количеством преобразуемой энергии) неожиданно для всех может быть причастной к грядущим событиям, в качестве экспериментально-исследовательского Центра, по-прежнему, относительно малозатратного.
  Когда мы пишем эти строки Юрий Васильевич Туранин ещё не знает, что его стендовые газогенераторы, причём именно со струйными форсунками, могут составить новый взлёт ТТС, как испытательного Центра новых источников энергии. Дело в том, что геометрические обводы токов жидкости или газа в цилиндрических насадках струйных форсунок изначально представляют собой идеальные аналоги псевдосфер геометрии Лобачевского - широко распространённых в Природе в виде рупорных преобразователей полевых форм энергии. Об этом в главе 32.
  
  Книгу собрал Тухватуллин З.А., он же Главный редактор. В редактировании текста участвовал Гребенченко Ю.И. и некоторые участники событий. Редакторы просят извинения у читателей за сохранившиеся ошибки - грамматические, стилистические, исторические... и несоблюдение хронологической последовательности изложения событий. Итернет-билиотека Samlib.ru Максима Мошкова позволяет вносить правки в книгу. Поэтому текст книги подвергается правкам, в связи с пожеланиями читателей и по инициативе читателей и участников событий, имеющих прямой доступ к книге.
  Объём книги может составлять более ~750 килобайт, ~200 страниц текста, формат А4. На 22 июня 2022 года книга имеет более 600 просмотров, см. "статистику" Samlib.ru.
  Разнородный текст книги разделён пробелами, но тексты воспоминаний соавторов и комментарии читателей изложены без пробелов правок. Шрифтами выделены фамилии соавторов, разнородные тексты и заголовки книги.
  
  Глава 1. ФРАГМЕНТЫ ИСТОРИИ.
  
  По дороге в город N есть неприметный поворот в сторону леса. Если любопытный водитель повернет и проедет "за бугорок", его взору предстанет запрещающий дорожный знак, "кирпич" по-народному. Немногие осмелятся продолжить путь дальше - мы так уж приучены. Знатоки "знают", что там "подземный завод", "воют какие-то сирены", "то и дело слышны какие-то взрывы", "собаки бегают по охраняемому периметру", и еще "много чего". Но не всё в этом, правда.
  Город N действительно существует, и даже два - Ижевск и Воткинск, и даже завод есть, но не подземный, и сирены воют довольно часто, и что-то там иногда взрывается, но не каждый день. Есть и собаки - друзья людей, бегают по периметру ограждения охраняемой территории - отпугивают диких и домашних животных, чтобы те - неразумные, как и люди, не забредали на территорию завода, т.к. есть там и опасность.
  Там расположена Теплотехническая станция (ТТС) Воткинского машиностроительного завода (ВМЗ), в заводской аббревиатуре - это заводской цех номер 29. Там испытывают реактивные двигатели ракет, выпускаемых заводом. Рабочие, инженеры и техники, под руководством учёных ряда отраслевых НИИ, проводят огневые и другие испытания ракетных систем, выпускаемых Воткинском машиностроительным заводом - сконструированных в тех же НИИ.
  Вот уже более 60 лет испытатели на заводских автобусах каждый день преодолевают немалое расстояние - 40км, поскольку у них "проходная" в этот цех там, а не в центре города Воткинска-завода, и находится в 17км от Ижевска - столицы Удмуртии.
  
  В исторических документах Воткинск упоминается с 1757 года: "Воткинский железный завод повелено его сиятельству графу Петру Ивановичу Шувалову строить по указу государственной Берг-коллегии... 1757 года октября 20 дня...". Спустя два года, 21 сентября 1759 года, на заводе были пущены в действие два кричных молота с "водяным приводом в действие". С этой целью на речке Вотка была построена плотина. В результате образовался обширный Воткинский пруд, общей площадью 22 кв. км - один из крупнейших на Урале и в Европе. Это событие стало отправной точкой для истории Воткинска, как города-завода. Его история была типичной в Царской и Советской России для уральских и сибирских "моногородов".
  Как тогда делали железо. "КРА", крица - от древнерусского "кръч" - кузнец - свежая глыба "вываренного" из чугуна железа - рыхлая, губчатая, пропитанная шлаком железная масса, разогретая в горне до "тестообразного состояния", которую два кузнеца могли вытащить клещами из горна, где чугунная масса "варилась". Перед этим они проверяли готовность "теста" к его "обжатию" молотом, протыкая крицу ломом, рассматривая шлак, "приклеившийся" к лому. Крица получалась из чугунных слитков в кричных горнах, и весила от 4-х до 12 пудов.
  Железную массу, смешанную со шлаком, нагретую в горне до "тестообразного состояния" кузнецы вручную подают клещами под огромный, с водяным приводом, "кричный молот" - для "выжимки" шлака. Образно говоря, кузнецы "месили кричное тесто" молотом. Вследствие деформации "теста" происходил саморазогрев крицы. Её "месили" до получения "сыродутного железа". Этот процесс назывался рафинированием чугуна. Молот был весом до нескольких сот пудов.
  Необходимая мощность привода кричного молота с "рукояткой-молотовищем" из берёзового бревна составляла до десятков л.с. Кричная масса нагревалась в горне на древесном угле. Поэтому таёжный лес вокруг Воткинска был вырублен ещё 200 лет тому назад углежогами, производившими древесный уголь для этих целей.
  
  Воткинск - родина русского композитора П.И. Чайковского, отец которого Илья Петрович Чайковский (1795-1880) работал начальником Воткинского железоделательного завода - с 1837 по 1848 годы. Одновременно он был Горным Начальником Камско-Воткинского округа.
  Первые 8 лет своей жизни Пётр Ильич провёл в Воткинске. Тем не менее, он бывал на своей Родине и посвятил ей несколько самых знаменитых симфоний. Симфонии Чайковского удивительным образом гармонируют по духу с аскетической природой и промышленным творчеством "многонационального русского народа" Среднего Урала.
  В местном, довольно скромном деревянном доме-музее Чайковских, воткинцы сохраняют домашнюю обстановку, бильярдный стол и рояль - тех времён.
  В уральской тайге, которая ныне стала городским парком Воткинска, лежит памятный камень, на котором выбито, что в 1844 году во время охоты, недалеко от Воткинского пруда, якобы трагически погиб русский баснописец И.А. Крылов, хотя местом его смерти считается Санкт-Петербург, а причиной - пневмония. Иван Андреевич Крылов - русский публицист, поэт, издатель сатирико-просветительских журналов, современник А.С. Пушкина и В.Г. Белинского. Биография Крылова и причины смерти имеют множество противоречивых версий и трактовок. Иван Андреевич Крылов прожил долгую жизнь. Он много путешествовал по городам и весям России, бывал и на Урале, возможно и в Воткинске - "наездом", однако мало где задерживался надолго.
  
  В настоящее время Воткинский пруд находится в черте города, питаемый множеством мелких речушек Среднего Урала. Из пруда через сливную плотину вытекает речушка Вотка, плотина пруда и русло которой - находятся на территории завода - летом везде можно перейти вброд. Воткинск - типичный для Урала "город-завод", имеет длинную и славную историю. На этом заводе был изготовлен шпиль Петропавловской крепости Санкт-Петербурга (высота 48,5 метров, вес свыше 3500 пудов), выпускал якоря, цепи и механизмы для морских и речных судов. Во время Великой Отечественной Войны завод выпускал линейку артиллерийских орудий и другие военные снаряжения. В настоящее время, кроме ракет - ВМЗ производит оборудование для нефтяной и газовой промышленности и станки, а также "ширпотреб" - детские коляски, стиральные машины... Завод сохраняет тупиковую железнодорожную ветку, протяжённостью 10км, соединявшую завод с пристанью Галёво. В выходные дни заводской тепловозик возит три-четыре вагона с воткинцами на отдых.
  Ныне Галёво ушло на дно Камского водохранилища Воткинской ГЭС. Название Галёво созвучно с названием существующей пристани Гольяны в 37 километрах от Ижевска, обеспечивавшей по Каме железоделательные заводы железорудным сырьём, как и Галёво - Воткинск. Они известны, также по революционным событиям времён гражданской войны. Например, Ижевско-Воткинским восстанием рабочих в 1918 году. Рабочие Среднего Урала в массе своей были более зажиточными, чем рабочие в центральной России, поэтому приняли "мелкобуржуазные лозунги" - против большевиков, пополнили белую армию Колчака. Как полагали советские историки, эсеры "распропагандировали" рабочее население Удмуртии "мелкобуржуазными лозунгам" - "ну, да - кто ж откажется от хорошей жизни". В армию Колчака влилось более 30 тысяч воткинцев. Это почти всё мужское население призывного возраста и самая активная и творческая составляющая жителей.
  Считаем важным для молодых читателей ответить на вопрос, которого нет в новых российских учебниках "российского благодетеля" - американца Сороса, почему "относительно благополучные" воткинцы приняли "мелкобуржуазные лозунги"?
  - Плотность населения на Урале была низкой, на заводах - дефицит кадров, поэтому кампании, владевшие "городами-заводами" Урала решали социальные вопросы рабочих и населения. Поэтому воткинцы восприняли лозунги "левых и правых эсеров-максималистов" - "предтечей большевиков". Иначе говоря, зажиточность рабочих Ижевска и Воткинска обеспечивалась их трудом и оплатой труда владельцами заводов.
  "Жить хорошо" - не запретишь, но можно отнять, или не дать. Упрощённо говоря, Троцкий и Ленин, ведомые Западным Капиталом - "отняли", Сталин стал "возвращать", но Хрущёв и иже с ним, и после него - стали "не давать", украшая движение к коммунизму разнообразными "общественно-политическими оттепелями и лозунгами". Причина убийства Сталина и убийства и отстранения от Власти его соратников - "стара как мир":
  На XIX Съезде ВКПб-КПСС Сталин провозгласил свою, можно сказать выстраданную им "сталинскую перестройку", в связи с тем, что производительность труда в стране стала катастрофически снижаться, ликвидируя преимущества социализма перед капитализмом. Но то, что предложил Сталин на Съезде, лишала власти и материального благополучия правящей военно-политической партийной номенклатуры СССР, которая после побед в Гражданской и Великой Отечественной войнах - необычайно укрепилась организационно (военно-политической дисциплиной) и сплотилась вокруг своего благополучия, а Вождь Всех народов покусился на всё это. Грубо говоря, Хрущёв совершил военный переворот, найдя полную поддержку военной и партийной номенклатуры - ставленников ЦК КПСС, т.е. того же Сталина, но предавших его. Кстати говоря, т.н. репрессии и борьба с "троцкизмом" в 1936-1938 г.г. - были замешаны на тех же исторических причинах-принципах, окрашенных человеческими эмоциями: по какому пути России развиваться - по буржуазному или социалистическому. Революция 1917г., растянувшаяся на 20 лет, как в самом её начале полагал Л.Д. Троцкий, была почти полной аналогией Великой Французской революции (та тоже растянулась на десяток лет). Иначе говоря, Сталин исторически опоздал со своей перестройкой. Но М.С. Горбачёв поднял упавшее Знамя "перестройки", и передал его наследникам троцкистов-ленинцев. К счастью, те снова знамя уронили.
  ИНТЕРНЕТ-СПРАВКА.
  Левые эсеры и эсеры-максималисты в 1917-1918г.г. представляли собой влиятельную политическую силу, которая внесла определённый вклад в ликвидацию буржуазно-демократического режима Временного Правительства и реализацию либертарно-социалистической модели общественных отношений, популярных в Европе, и складывавшихся в то время в России - вступивших в "хаос мировой революции".
  Либертарианство (англ. libertarianism; от лат. libertas - "свобода") - совокупность политических философий и движений, поддерживающих свободу, как основной принцип "мироустройства". Российские метаморфозы европейских лозунгов либертарианства - свободы, равенства и братства - максимизировали политическую свободу личности и автономию объединений личностей, подчёркивая свободу выбора, добровольное объединение в оные и индивидуальное суждение о них.
  Правые либертарианцы ставили на передний план право частной собственности, в борьбе за которую французы свергли в своё время Короля Франции Людовика и Королеву Марию-Антуанетту.
  Левые либертарианцы считали, что абсолютизация частной собственности нарушает свободу личности, в связи с чем французы торжественно обоим отрубили на гильотине головы и показали их народу, собравшемуся на месте казни, дабы народ убедился в торжестве буржуазной революционной справедливости. Формально королевская чета была предана казни за фривольный образ жизни королевского двора, даже по современным меркам, а по "исторической сути" - за то, что Французская монархия стала тормозом эволюции нарождающейся французской буржуазии.
  В России события Великой Французской революции повторились, как и обещал-предвещал-пророчествовал эсерам в декабре 1917 года Л.Д. Троцкий, будучи Председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. В своём обращении к кадетам (партия Конституционных демократов, в то время - наиболее известная) он буквально заявил о начальной стадии массового террора по отношению к врагам революции - не позднее чем через месяц, и в более жестокой и массовой форме, чем во Французской революции. Обращаться тогда больше было не к кому, т.к. и о большевиках тогда мало что было известно. Но политические метаморфозы в российском обществе, как и в Европе, происходили тогда очень быстро. И всё это действительно повторилось в удивительной и ужасной аналогии - на Среднем Урале, и прокатилось по всей Российской Империи. Царская Семья и прислуга - была зверски казнены - с целью усиления народного возмущения и разжигания пламени революционного пожара Гражданской войны.
  "Позитив исторических событий", как его понимали победившие впоследствии большевики - они записали в свой "исторический актив" позже, многократно переписывая и уточняя тысячелетнюю историю Руси, в т.ч. татаро-могольского иго, Российской Империи, в том числе историю СССР-ВКПб-КПСС.
  Средний Урал никогда не был "тьмутараканью", но тысячи лет был "окном и дорогой из Московитского ханства (России) в Азию, и из Азии - в Россию. "Форточку" для Европы, в этом окне - в Россию, и из России в Европу - "прорубил" Пётр Первый - последний Царь и Первый Император Российской Империи - после двух лет путешествия по Европе, убедившись в том, что для России польза от Европы "зело велика есть", но "слабакам" в ней делать нечего".
  
   ИНТЕРНЕТ-ПРИМЕЧАНИЕ "протатарина", "проудмурта" и "про-" - почти всех народов Поволжья и Дона, Западного Предуралья, Среднего Урала, Западной Сибири и одновременно "русофила" - Гребенченко Ю.И. - "украинца в n-ом поколении кого-то из предков" - 85 лет отроду, объездившего эти территории - по роду свой производственно-трудовой деятельности. Как вспоминал Блохинов Н.А., двое его детей отвечали в школе на вопрос, кто они по национальности - "мама русская, папа украинец, а мы - удмурты".
  - В настоящее время апологеты "татаро-могольского иго" - нследники советской историографии, в связи со знаменательной исторической датой сражения Дмитрия Донского на поле Куликовом, датами разрушений городов Московитского ханства бывшей Империи Хана Батыя - вновь и вновь педалируют тему "монголо-татарского иго" (об этом в главе 31).
  
  В Царской России на Воткинском железоделательном заводе, вдали от крупных рек России, в глубине Среднего Урала строились большие речные пароходы. За первые 80 лет существования на заводе было построено свыше 400 судов. Запасы воды в Воткинском пруду, который питался множество речек среднего Урала, позволяли сплавить суда на Волгу.
  Законченный строительством пароход сплавлялся по системе рек Удмуртии - Вотка-Позимь-Сива-Кама и далее - на Волгу - по прямой до Камы ~10км. С этой целью открывалась плотина Воткинского пруда, примыкавшая к территории завода, т.к. речка Вотка, протекавшая по территории завода, была заводским цехом, и на ней, на стапелях стоял законченный строительством гигантский пассажирский двухпалубный пароход, готовый к сплаву. По "первой воде", спускаемой из пруда через шлюзы, путём открытия специальных затворов, судовая команда парохода "по первой воде" сплавляла его на Каму и далее - на Волгу. На территории завода дно Вотки было вымощено булыжниками - большими гранитными валунами, для того чтобы вода речки, очень полноводной в период сплава судов, не размывала территорию завода.
  В фойе заводоуправления ВМЗ, построенного более двухсот лет тому назад, сохранилась картина местного художника о том, как первая вода Воткинского пруда уносит громадный пароход. В настоящее время население Воткинска, по-прежнему города-завода, составляет 96 861 человек (2021).
  
  ДИРЕКТОРА Воткинского мащиностроительного завода (ВМЗ) - в период эпохи тяжёлого ракетостроения СССР. Исторические интернет-справки. Источники.
  
  ПЕРВЫЙ "ракетный" директор Воткинского завода В.А. Земцов."Воткинские вести" 14 августа 2020 год.
  https://vk.com/@vesti_votkinsk-pervyi-raketnyi-direktor-votkinskogo-zavoda.
  13 августа исполнилось 110 лет со дня рождения бывшего директора Воткинского машиностроительного завода Владимира Александровича Земцова (1910-1981 г.г.).
  С 1952 года Владимир Александрович работал главным инженером, с июля 1955-го по июнь 1966-го - директором предприятия.
  В эти годы на заводе были изготовлены узлы реактора для первого в мире атомохода "Ленин". Шёл выпуск вертикально-фрезерных станков, с 1959 года одними из первых в стране на воткинском машзаводе их начали оснащать программным управлением. Но главным делом Владимира Александровича в качестве руководителя стал перевод нашего предприятия на производство ракетной техники.
  31 декабря 1957 года вышло закрытое Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об организации на Воткинском заводе выпуска оперативно-тактических ракет на жидком топливе (8А61).
  Перед Владимиром Александровичем и Главным инженером Павлом Петровичем Полухиным была поставлена задача: разработать план перепрофилирования производства. Учитывая сжатые сроки, взяться за реализацию подобной программы было очень смелым решением.
  Тем не менее, 28 декабря 1958 года состоялся первый пуск воткинской ракеты 8А61. Лётные испытания завершились успешно. Это знаковое событие определило судьбу предприятия на многие годы.
  В 1966 году Владимира Александровича перевели в Министерство оборонной промышленности - на должность начальника Управления главного механика и энергетика. Его сменил новый директор В.Г. Садовников.
  
  ДИРЕКТОР ВМЗ (1966-1988). Владимир Геннадиевич Садовников https://ru.wikipedia.org/wiki...
  Владимир Геннадиевич Садовников родился 25 января 1928 года в селе Шонгуты Апастовского района Татарской АССР.
  Окончив Казанский авиационный институт в 1953 году, Владимир Садовников был направлен в Днепропетровск, где работал в период с 1953 по 1958 год на заводе "Южмаш" инженером, старшим инженером, ведущим конструктором по ракетным комплексам Академии наук СССР "Космос" и "Интеркосмос", руководителем конструкторской группы по ракетам типа "воздух - воздух".
  В 1958 году Владимир Садовников переехал в Ижевск, работал на Ижевском механическом заводе, где организовал и возглавил специальное конструкторское бюро, и уже в 1960 году получил должность главного инженера завода.
  Владимир Геннадьевич Садовников в июне 1966 года был назначен директором Воткинского машиностроительного завода, а затем - генеральным директором производственного объединения "Воткинский машиностроительный завод".
  С 1966 по 1988 год под управлением Владимира Садовникова Воткинский машиностроительный завод в разные годы производил ракеты 15Ж42 ракетного комплекса Темп-2С, 15Ж45 РК "Пионер" (и её модификации - 15Ж53 РК "Пионер-УТТХ" и 15Ж57 РК"Пионер-3"), Тополь и 9К714 Оперативно-тактического ракетного комплекса Ока, а также стиральные машины и детские коляски (которые были удостоены Знаком качества).
  Наряду с производством ракет, завод выпускал металлообрабатывающие станки: в 1960-е годы - фрезерные станки 6Н13 и 6М13П повышенной точности, фрезерные станки с числовым программным управлением (ЧПУ) 9ФСП и 9ФСПМ; в 1970-е годы - более совершенные модели 6Р13 и ВМ127, универсально-фрезерные станки ВМ130Н, ВМ130В с отслеживающими измерительными устройствами, многоцелевые станки среднего габарита ВМ140, многооперационные станки ВМ150Ф4 с автоматической сменой инструмента; в 1980-е годы - станки ВМ140Ф3 с автоматическим переключением частоты вращения шпинделя, ВМ141Ф3-01 с ЧПУ "Луч-43", обрабатывающие центры (ОЦ) моделей ВМ500 ПМФ4 с магазином на 40 инструментов и ЧПУ "Луч-3".
  Продукция станкостроительного производства неоднократно экспонировалась на ВДНХ СССР и была удостоена дипломов, а специалисты завода - медалей ВДНХ.
  Под руководством Владимира Садовникова большой объём работы был проведён заводом и в социальной сфере - были построены новый жилой микрорайон Воткинска, набережная пруда, больничный комплекс, поликлиника, санаторий-профилакторий, комплексы зданий технического училища, машиностроительного техникума, магазины и т.д.
  Воткинский завод под руководством Владимира Садовникова в 1966 и в 1981 годах награждался орденом Трудового Красного Знамени, в 1976 году - орденом Ленина, в 1967 году - юбилейным Красным Знаменем министерства и ЦК профсоюза, в 1970 году - Почётной грамотой ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС, в 1982 году - переходящим Красным Знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ и был занесен на Всесоюзную доску Почёта на ВДНХ СССР.
  В 1988 году Владимир Садовников ушёл на пенсию. Жил в Воткинске.
  26 февраля 1990 года Владимир Садовников покончил жизнь самоубийством.Похоронен в Воткинске на Южном кладбище.
  Награды и Звания
  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 сентября 1976 года за выдающиеся заслуги в создании специальной техники Владимиру Геннадьевичу Садовникову присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали "Серп и Молот".
  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1981 года за выдающиеся производственные достижения, досрочное выполнение заданий десятого пятилетнего плана по объёму производства и росту производительности труда, проявленную трудовую доблесть Владимир Геннадьевич Садовников награждён орденом Ленина и второй медалью "Серп и Молот".
  Награждён тремя орденами Ленина, орден Трудового Красного Знамени, медали.
  Государственная премия СССР
  Почётный гражданин Воткинска. Политическая деятельность
  Владимир Садовников был депутатом Верховного Совета Удмуртской Республики 7-11 созывов (с 1967 по 1985 годы) и делегатом 24-го и 27-го съездов КПСС.
  
  ДИРЕКТОР ВМЗ (1988-1995) Пальянов Александр Иванович: http://fc.gasur.ru/fund/80000078468
  Пальянов Александр Иванович родился 14 июля 1947 года на станции Липовец Октябрьского района Приморского края. В 1958 году вместе с родителями переехал в г.Воткинск. В 1965 году закончил Воткинский машиностроительный техникум и был направлен на работу на Ижевский ремонтно-механический экспериментальный завод.С 15 июня 1966 года по 19 июня 1969 года проходил действительную срочную службу на Тихоокеанском флоте. В 1969г. поступил в Хабаровский политехнический институт. В 1970 году вместе с семьёй переехал в г.Воткинск
  В августе 1970 года был принят на Воткинский машиностроительный завод на должность инженера-конструктора в конструкторский отдел нестандартного оборудования, с октября 1974г.по декабрь 1980г.- работал заместителем начальника ХХХIII отдела завода, с декабря 1980г. по февраль 1986г.- начальник литейного цеха номер 24.
  С 20 февраля 1986г .по 31 августа 1988г.- секретарь парткома Воткинского машиностроительного завода.
  В соответствии с приказом Министра оборонной промышленности СССР номер 367 от 31 августа 1988г. Пальянов Александр Иванович был утверждён в должности генерального директора производственного объединения "Воткинский завод", избранного на эту должность трудовым коллективом объединения. В должности Генерального директора проработал до мая 1995г. За время руководства заводом им проводилась активная последовательная работа по перепрофилированию производства и обеспечению загрузки в условиях конверсии, организации производства оборудования для перерабатывающих отраслей агропромышленного комплекса, увеличению выпуска товаров народного потребления. Большое внимание уделялось социальному развитию объединения: строительство жилья, детских дошкольных учреждений и других объектов в городе.
  Так же Александр Иванович Пальянов вёл общественную работу - являлся членом бюро городского комитета КПСС, избирался депутатом Верховного Совета УАССР, Воткинского городского Совета народных депутатов.
  За достижение в труде, большой личный вклад в развитии производства Пальянов Александр Иванович награждён:
  Орден Трудового Красного Знамени.Указ Президента СССР от 23 ноября 1990г.
  Орден "За заслуги перед Отечеством IV степени". Указ Президента Российской Федерации от 02 мая 1996г.
  Медаль "За трудовую доблесть".Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1981г.
  Медаль "Ветеран труда".Указ Президиума Верховного Совета УАССР от 10 июня 1991г.
  Медаль имени академика А.Д. Надирадзе. Решение бюро Федерации космонавтики России от 11 апреля 1994г.
  Знак "Победитель социалистического соревнования 1976г." от имени Министерства и ЦК профсоюза от 28 февраля 1977г.
  Умер Пальянов А.И. 15 февраля 2001г.
  
  ДИРЕКТОР ВМЗ (1995-2020) Виктор Григорьевич Толмачёв - Генеральный директор акционерного общества "Воткинский завод" в 1995-2020 годах. Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki; https://www.d-kvadrat.ru/ekonomika/proizvodstvo/213.
  Родился 8 июня 1951 года в городе Бугуруслан Оренбургской области.Сын фронтовиков.
  1968-1974 годы - обучение в Куйбышевском авиационном институте имени С.П.Королёва на факультете "Самолётостроение" по специальности "Производство летательных аппаратов".
  1974 год - работа на ПО "Воткинский завод". Начал работу мастером цеха, затем работал старшим мастером, заместителем начальника цеха, затем главным инженером Воткинского завода.
  В 1995 году стал генеральным директором АО "Воткинский завод".
  Единственный за 260 лет руководитель завода, который прошёл здесь все ступеньки служебной лестницы - от мастера до руководителя предприятия.
  Под его руководством в условиях жесточайшего кризиса Воткинский завод не только монтировал оборудование для платёжеспособных газовиков и нефтяников, но и на банковские кредиты отрабатывал производство универсального комплекса "Тополь-М" и модернизированного "Искандера".
  Входит в Совет Союза производителей нефтегазового оборудования, возглавляемый Ю.Д. Маслюковым. Был инициатором Всероссийских совещаний руководителей оборонно-промышленного и нефтегазового комплексов (ВПК-ТЭК). С 1996 года - член совета директоров ОАО "Уральский трастовый банк".
  Звания и награды:
  Лауреат Государственной премии Российской Федерации имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова в области создания вооружения и военной техники (2016).
  Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники (2004).
  Заслуженный работник ракетно-космической промышленности Российской Федерации (2007).
  Награждён орденами "За заслуги перед Отечеством" IV степени (2003), Орденом Почета (1998), "Дружбы народов" (1990).
  В 2009 году Владимир Владимирович Путин отметил его труд Почётной грамотой Правительства РФ.
  В августе 2007 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вручил Виктору Григорьевичу орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени.
  Заслуженный машиностроитель Удмуртии, дважды занесён на республиканскую Доску почёта.
  Удостоен медалей Федерального космического агентства: "Звезда Циолковского", имени академика Надирадзе, знака "За обеспечение космических стартов".
  Награждён орденом Александра Невского.
  Виктор Григорьевич Толмачев до назначения генеральным директором участвовал в отработке и организации производства по снаряжению, завершающей сборке, электроиспытаниям твердотопливных ракет оперативно-тактического и стратегического назначения "Темп-2С", "Пионер", "Пионер УТТХ", "Ока", "Тополь", "Точка-У", управляемых снарядов "Метис" и "Краснополь". Под его руководством на предприятии освоено серийное изготовление перспективных образцов ракетной техники и комплексное оснащение ими Сухопутных войск, Ракетных войск стратегического назначения, а также Военно-морского флота РФ в сроки, определенные Государственным оборонным заказом.
  За 23 с лишним года возглавляемый им Воткинский завод трижды отмечен Благодарностью Президента России. По сегодняшним меркам это высшие награды государственного уровня для промышленных предприятий страны, что, пожалуй, вполне равнозначно трем советским орденам, полученным за освоение ракетной техники.
  
  Вот что писал Виктор Григорьевич Толмачёв в 2019 году в статье в связи с 60-летием ракетной эпохи Воткиского машиностроительного завода
  
  
  Виктор Толмачев
  
  АО "Воткинский завод". 60 "ракетных" лет.
  
  ИСТОЧНИК: https://www.d-kvadrat.ru/ekonomika/proizvodstvo/213. 02 апреля 2019 04:00
  
  60 лет назад для работников предприятия наступила новая эпоха. 28 декабря 1958 года - историческая дата в судьбе Воткинского завода. В этот день состоялось успешное испытание контрольной ракеты 8А61 от первой серийной партии, изготовленной на предприятии. Памятное событие стало точкой отсчета заводской эры ракетостроения.
  Сегодня предприятие выпускает новейшие ракеты для Российской армии. Завод из года в год демонстрирует устойчивую положительную динамику по целому ряду производственных показателей.
  Его экономическое состояние устойчиво.
  Строятся новые цеха и модернизируются старые.
  Устанавливается современное оборудование.
  Внедряются передовые технологии.
  Система качества обеспечивает отсутствие рекламационных актов по вине завода.
  Сохраняется численность коллектива.
  Растет производительность труда.
  Заработная плата остается высокой.
  Реализуется социальная политика: улучшаются условия труда, строятся жилые дома, работают санаторий-профилакторий, база отдыха, реконструирован цех по переработке мясопродуктов, возведен суперсовременный оздоровительный комплекс.
  Запущены в производство:
  2012 год - термический цех
  2013 год - цех по производству режущего инструмента с нанопокрытием
  2014 год - оздоровительно-профилактический комплекс, возведенный на территории предприятия
  2015 год - компьютеризированный электромонтажный участок
  2016 год - термоконстантный участок литья по выплавляемым моделям
  2017 год - заводская типография
  2018 год - участок порошковой металлургии
  Продолжается строительство кузнечно-прессового цеха и нового корпуса теплоэлектростанции
  Продолжается строительство кузнечно-прессового цеха и нового корпуса теплоэлектростанции
  Стоит заметить, что эти успехи возникли не на пустом месте. В их основе - крепкие заводские традиции и преемственность поколений. Уже с первых месяцев освоения ракетного производства коллектив предприятия доказал способность к героическому труду. Иначе не назовешь ту самоотверженность и ответственность, с которой трудились вчерашние фронтовики и работники тыла. Они сразу подняли высочайшую планку, изготовив менее чем за год первую серийную партию ракет 8А61. И этот результат затем не раз повторялся: новые изделия на Воткинском заводе осваивались в рекордно короткие сроки.
  Многое из того, что производилось на предприятии, было впервые. Впервые в отрасли, в стране, в мире. Быть первыми всегда трудно. Неимоверно трудно. Но недаром говорится: тот, кто не хочет работать, ищет причины, а тот, кто хочет, ищет возможности.
  На Воткинском заводе с незапамятных времен укоренилось правило: НЕ искать ответа на вопрос, ПОЧЕМУ мы не можем выполнить задание, НО думать, КАК его сделать.
  За шесть десятилетий предприятие пережило и годы славы, и годы безвременья. В 1995 году, в наиболее сложный период, когда политики заявляли, что оборонная промышленность России больше не нужна, генеральным директором Воткинского завода был назначен Виктор Григорьевич Толмачев. Новый руководитель и его команда разработали и реализовали программу действий по выходу из кризиса, провели структурную реорганизацию, перестроили систему управления предприятием. Благодаря этому удалось сохранить уникальное ракетное производство, а также высококвалифицированные кадры рабочих, конструкторов, технологов, управленцев.
  Уже в декабре 1997 года на боевое дежурство была поставлена первая ракета "Тополь-М", а в 1998 году - первый полк с "Тополями-М" шахтного базирования. В декабре 2004 года закончились испытания ракеты "Тополь-М" на подвижном грунтовом комплексе, и в Ивановской области развернут первый полк, оснащенный мобильными "Тополями".
  Правильность выбранной генеральным директором стратегии развития предприятия подтвердили события последних лет. Окружение России военными базами, планы размещения ПРО в Европе, агрессия Грузии против Осетии, бомбардировки Сербии, война в Ираке, Сирии, намерение руководства Украины войти в НАТО доказали необходимость крепить обороноспособность страны. Не зря же народная мудрость гласит: "тот, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую".
  Сегодня наши потенциальные противники прекрасно понимают, что Россия - не Ирак и не Югославия, безнаказанно бомбить свои города мы не позволим. Высокотехнологичная продукция российской "оборонки", в том числе воткинские ракеты, делает невозможным силовое давление на Россию со стороны. Наш ядерный арсенал уже в который раз оказывается, пожалуй, главным сдерживающим фактором.
  В 2017 году Виктор Григорьевич Толмачев вышел на первое место по директорскому стажу за всю историю старейшего предприятия России.
  ВИКТОР ГРИГОРЬЕВИЧ ТОЛМАЧЕВ генеральный директор акционерного общества "Воткинский завод" - мнение о трудовом коллективе ВМЗ:
  "Традиции - такое же наследство, как корпуса, оборудование и награды предприятия. Их заложили наши предки, развили первые ракетостроители, а продолжаем мы с вами - те, кто сегодня держит марку Воткинского завода. На нас возложена уникальная, в чем-то даже великая миссия. И мы справимся, потому что у нас есть проверенный веками стержень - особый воткинский характер, привычка коллектива старинного уральского завода не отступать перед трудностями".
  За 60 "ракетных" лет предприятие изготовило и поставило на вооружение армии 14 видов оперативно-тактических и стратегических ракет наземного и морского базирования - грозное оружие, которое призвано охлаждать горячие головы политических авантюристов. Как говорил Петр Великий, "когда слова не сильны о мире, орудия сии должны напомнить неприятелю, что мир делать пора". Для этого и работает коллектив Воткинского завода.
  Объекты, которые сданы в эксплуатацию на Воткинском заводе в последние годы:
  2012 год - термический цех. 2013 год - цех по производству режущего инструмента с нанопокрытием. 2014 год - оздоровительно-профилактический комплекс, возведенный на территории предприятия. 2015 год - компьютеризированный электромонтажный участок. 2016 год - термоконстантный участок литья по выплавляемым моделям.
  
  Первая воткинская ракета
  
  Решение разместить на Воткинском заводе производство ракетной техники не было случайным. Министр оборонной промышленности Дмитрий Федорович Устинов не раз бывал здесь в годы войны и видел, как работает коллектив, какие трудные, а порой и героические задачи по изготовлению артиллерийских орудий грамотно и квалифицированно решает.
  Первая воткинская ракета 8А61 была сконструирована легендарным Сергеем Павловичем Королевым. Она была жидкостной, имела неядерную боевую часть и дальность стрельбы 270 километров. Для ее производства в короткие сроки были проведены реконструкция и перепланировка артиллерийских и общемашиностроительных цехов. Наиболее серьезные работы шли в цехе, где позже изготавливали баки горючего и окислителя, хвостовые отсеки ракет; в цехах по производству трубопроводов и пневмогидроарматуры жидкостных двигателей; в цехе по обработке корпусов головных частей; в цехе монтажа электроаппаратуры и кабелей. К концу 1958 года был пущен цех для сборки ракет, а в следующем году в том же корпусе - механические цеха и экспериментальный. Начато строительство первой очереди станции для огневых стендовых испытаний двигателей. По жестким графикам перепланировки и реконструкции только в 1958-59 годах в цехах было переустановлено 926 единиц оборудования, вновь смонтировано 354 станка различных типов и других механизмов.
  Одновременно на Златоустовском заводе, который уже изготавливал ракеты 8А61, и на других родственных предприятиях были обучены 163 специалиста завода и 237 рабочих разных специальностей, на заводе прошли переквалификацию более 400 рабочих.
  Во вновь созданное ОКБ, в технологические службы целевым назначением только в 1958-59 годах приехали более 450 молодых специалистов из ведущих вузов страны: Ленинградского военно-механического, МВТУ им. Баумана, авиационных институтов Москвы, Казани, Харькова, Куйбышева, Днепропетровского госуниверситета, Ижевского механического, Челябинского политеха и других.
  За короткий срок было разработано более 17000 технологических процессов, 4500 наименований технологической оснастки, 450 единиц испытательной оснастки и так далее.
  Важность поставленной задачи понимали все: работа шла не от звонка до звонка, любой вопрос решали, не считаясь со временем. Не секрет, что иногда специалисты и рабочие спали на раскладушках прямо в цехах. Такая самоотверженность позволила коллективу добиться выдающегося результата: менее чем за год, в декабре 1958 года, изготовили первую серийную партию ракет 8А61 (Р-11).
  28 декабря 1958 года на полигоне "Капустин Яр" под Астраханью прошел успешный пуск первой контрольной ракеты от этой партии. В честь 50-летия этого знаменательного события на здании сборочного цеха установлены мемориальные доски в честь директоров ВМЗ:
  Владимир Александрович Земцов - первый "ракетный директор" Воткинского машиностроительного завода с 1955 по 1966 год. Награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени.
  Владимир Геннадиевич Садовников, директор ВМЗ с 1966 по 1988 год - фактически создавший на берегу Камы новый современный город-завод - дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии, награжден тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени.
  
  8К14 (Скад)
  
  К поколению жидкостных ракет относится и 8К14, известная на Западе под названием "Скад". Ее производство начали на заводе со стадии ОКР. Высокий уровень конструкторской и производственной отработки обеспечил ракете исключительную надежность и долгую заводскую жизнь. 25 августа 1961 года состоялся завершающий испытательный пуск 8К14. Эти ракеты завод изготавливал более четверти века - с 1961 до 1988 года. 8К14 поставлялись в Болгарию, Чехословакию, ГДР, Венгрию, Польшу, Румынию, Вьетнам, Египет, Ирак, Сирию, Ливию, Йемен и сегодня находятся на вооружении армий некоторых стран.
  За вклад в освоение и производство наземных комплексов 8К11 и 8К14 коллектив завода в 1966 году награжден орденом Трудового Красного Знамени.
  
  Производство твердотопливных ракет
  
  Второй период ракетостроения на Воткинском заводе связан с переходом на производство твердотопливных ракет. Это была революция в отечественном ракетостроении начала 60-х, и предприятие стало первопроходцем нового направления. Первой твердотопливной ракетой в стране был воткинский "Темп-С". Он так и назывался - ТР-1 - первая твердотопливная. Двухступенчатая баллистическая ракета "Темп-С" Московского института теплотехники с отделяемой головной частью изготовлялась на заводе более 20 лет. Чтобы дать ей такую долгую жизнь, потребовалось разработать и внедрить новые технологии, с которыми завод до этого не встречался.
  Модернизация производства проводилась с размахом и высокими темпами. В период директорства Г.В. Садовникова завод был в очередной раз почти заново перестроен, на этот раз под производство твердотопливных ракет.
  
  Третий период ракетостроения
  
  Он начался в 70-х годах. Тогда завод приступил к изготовлению первых в мире стратегических ракет, запускавшихся с подвижных грунтовых агрегатов. Первый комплекс носил название "Темп-2С" и нес на себе трехступенчатую межконтинентальную ракету с моноблочной ядерной боеголовкой. Её запуск мог быть произведён их походного положения через 11 минут. Шла разработка железнодорожного подвижного ядерно-ракетного стратегического комплекса. Головным разработчиком был МИТ, а головным изготовителем ракет - Воткинский завод.
  Создание такой мощной ракеты потребовало поиска многих принципиально новых решений. Для уменьшения массы в конструкции широко применялись стеклопластик, алюминиевые и титановые сплавы, теплозащитные покрытия. В цехах осваивались технологии, многие из которых ранее не имели аналогов в стране. Колоссальные преобразования, проведенные на заводе для изготовления новых стратегических ракет, определили запас технического потенциала на десятилетия вперед.
  Потом были известные всему миру "Пионер", малая ракета "Ока", уничтоженные позже по договору между СССР и США. Уничтожены были и железнодорожные ракетные комплексы. Горбачёв запустил "перестройку", разрушившую СССР. В буржуазной России "сомоуничтожились-распались" - буквально прекратили своё функционирование-существование тысячи промпредприятий, научных учреждений и трудовых коллективов, обезлюдели десятки тысяч "неперспективные городов и населённых пунктов".
  Ирония Советской истории - "За успешное освоение ракеты "Пионер" завод в 1976 году был награжден высшей правительственной наградой - вторым орденом Ленина".
  
  "Тополиная" эра.
  Четвертый период можно образно назвать "тополиной" эрой. В 1976 году началось освоение нового класса твердотопливных ракет, разработанных Московским институтом теплотехники. Ракетный комплекс "Тополь" является уникальной системой, не имеющей аналогов в мировой военной технике. Освоить его производство было задачей высшей сложности. Воткинский завод, имея опыт изготовления и сборки трехступенчатых ракет, был готов к выполнению этого госзаказа, но, тем не менее, трудностей хватало, и решать их приходилось быстро.
  Серийное производство "Тополя" началось до завершения испытаний, после пуска контрольной ракеты от серийной партии в ноябре 1984 года. "Тополь" стал основным видом вооружения Ракетных войск стратегического назначения на многие годы вперед. Производство этих ракет продолжалось до 1996 года. За освоение ракет "Тополь" завод был награжден вторым орденом Трудового Красного Знамени.
  АО "Воткинский завод". Виктор Толмачев.
  
  ДИРЕКТОР ВМЗ (с 2020) Чурбанов Игорь Юрьевич. https://www.d-kvadrat.ru/novosti/8993
  Игорь Чурбанов работает на Воткинском завода с 1975 года. Окончил Воткинский филиал Ижевского механического института. 20 лет отслужил в военном представительстве Министерства обороны на Воткинском заводе.
  Затем работал заместителем главного инженера - начальником отдела охраны труда и контроля за промышленной безопасностью - главным инспектором по спецрежиму; заместителем генерального директора по качеству - начальником отдела технического контроля - главным контролером. С 2011 года занимал должность заместителя генерального директора по коммерческим вопросам.
  Решением Совета директоров акционерного общества "Воткинский завод" от 23 сент. 2020 Генеральным директором назначен Игорь Юрьевич Чурбанов". На данном посту Чурбанов сменил Виктора Толмачева, который был директором предприятия с 1995 года. Численность сотрудников предприятия, по данным сайта завода, насчитывает 11 тыс. человек.
  
  При директоре В.Г. Садовникове, в период освоения производства РДТТ, на берегу Камского водохранилища был построен новый цех ВМЗ, фактически новый завод - с десятком самостоятельных цехов. Владимир Геннадьевич Садовников - легендарная личность СССР-РФ. Подробнее о его жизни и творчестве - см. воспоминания его единомышленников, соратников, друзей и товарищей - статью Михаила Петрова - "Звёзды Владимира Садовникова", газета "Правда" N33 (27995) от 26-29 марта 1999г. -- https://gazeta-pravda.ru/issue/33-27995-26-29-marta-1999-goda/zvezdy-vladimira-sadovnikova/.
  Владимир Геннадьевич был в числе сотен, может быть и тысяч тех "красных директоров", которых Горбачёв приказал - "УБРАТЬ!". Вместо них в "перестроечный период нового мышления" появились тысячи антиподов Горбачёву, но и его сторонников, составивших новую правящую элиту буржуазной России, в т.ч. Министр обороны, бывший директор "Мебельторга" Сердюков и его фактическая зам. - ослепительная красавица Васильева.
  В.Г. Садовников - выпускник КАИ, родился в Татарстане, прошёл школу производства тяжёлых ракет на ЮЖМАШе, на Украине в Днепропетровске, и Главного инженера на заводе в Ижевске. Очевидным было, что на Воткинском машзаводе его категорически не устроили порядки, заведённые предшественником - дух "брежневской эпохи" "умиротворённого благоденствия", воцарившийся в заводском коллективе, как, впрочем, и в правящих элитах Удмуртии, сразу же не принявших новации нового директора.
  Всё это происходило на фоне катастрофического отставания СССР от США в области тяжёлого ракетостроения, и постоянного ожидания ракетно-ядерного удара США - по сотням городов СССР. В числе носителей ядерных зарядов - авиационно-космических и военно-морских, у американцев была и остаётся на вооружении тяжёлая межконтинентальная баллистическая ракета с твёрдотопливным реактивным двигателем (РДТТ) семейства "Минитмен" - шахтного базирования. В США с 1962 по 1965 годы на боевое дежурство было поставлено 800 ракет постоянной боевой готовности (в отличие от жидкостных) - на пяти авиабазах, по 10 штук - в железобетонных шахтах, каждая. Производство ракет велось невероятными темпами - каждые сутки на боевое дежурство ставилась одна ракета. Американцы торжествовали - первую ракету ставили под звуки военного оркестра. - Интернет-справка. Советские конструкторы и производители альтернативных ракет знали и об этом, но отставали катастрофически.
  
  Последние годы руководства заводом В.Г. Садовников был заметно болен, говорили про болезнь Альцгеймера, были очевидные признаки нервного истощения.
  После увольнения его просто всё бросили, прежде всего, новый директор Пальянов. Попросили освободить квартиру и переехать на меньшую площадь, потерялась внучка, в милиции сказали - "ищи сам", "кремлёвской медицины" для него уже не было. Он отчаянно боролся со своей болезнью, бегал босиком по стадиону поздней осенью, но не победил. Контраст с прежним общественно-политическим статусом был слишком велик. Владимир Геннадьевич просто не мог согласиться жить такой жизнью.
  А воткинцы удивляются, как новый директор своими руками рушит авторитет своей должности и Власти. Пальянов принял город-завод в расцвете его славы и достигнутого могущества России в тяжёлом ракетостроении, благодаря которому "лукавые" американцы публично отказались от нанесения первыми ядерного удара по России, тем не менее, сохраняя это намерение, зная о многосоткратном военном и экономическом превосходстве объединённого Запада над Россией.
  Причина "неприглядной опалы" несчастного директора - ненависть - в эмоциональном отображении "старой, как мир" - классики "диалектического и исторического материализма": Д.Ф. Устинов и В.Г. Садовников более 20 лет "посягали" на материальное благополучие Властной элиты Удмуртии, которая без них жила хорошо, но в горбачёвскую "перестройку" могла и стала жить лучше.
  Но ещё больший вред Советская власть, читай КПСС, нанесла сама себе, а чиновничество нынешней Власти продолжает наносить этот вред себе, российскому обществу и государству - путём притеснения интеллигенции в зарплате - приведшие к "горбачёвско-ельцинской перестройке". Так, зарплата рабочих на заводах СССР кратно превышала зарплату инженеров.
  
  Предшественник Садовникова Земцов ушёл "на повышение" - Главным механиком Министерства. Надо отметить, что заводские снабженцы с благодарностью отмечали его неизменную готовность помогать родному заводу.
  Прежде всего, новый директор В.Г. Садовников отменил десятки приказов доброго директора о персональных ежемесячных надбавках к окладам ведущих специалистов, начальников цехов и производств завода, чрезвычайно ужесточил требования ко всем работникам завода. Новый директор работал круглосуточно и мог появиться в любое время на критическом участке производства в ватнике и в армейских сапогах, но "критическими" были все участки. Не все главные специалисты выдержали: многие были уволены или уволились сами, были инфаркты и не все выжили после них. Как бы там ни было, простые инженеры восприняли это нормой и примером для подражания. Жители Воткинска тоже были довольны: новый директор города-завода добился Правительственного решения - снабжения города продуктами питания по высшей категории, как в Москве. Железнодорожные рефрижераторы с мясом и рыбой, в качестве складов, стояли на охраняемой территории завода, подключённые к заводской электросети.
  При Садовникове, по-видимому, впервые в Истории СССР был нарушен революционный принцип: "Всё для Фронта, всё для Победы! согласно которому все ресурсы страны, в т.ч. - лучшие умы, таланты, материалы и передовые технологии - были брошены для производства военной техники - предназначенной для отражения или предотвращения вражеского нашествия всегда агрессивного Запада на Россию.
  Молодые читатели уже не знают, что в то время во всех министерствах и на всех заводах действовали ограничительные перечни материалов, которые было разрешено применять для проектирования и производства "советского ширпотреба". Этим и только этим объясняется низкое качество и скудный ассортимент одежды, бытовой техники, автомобилей, сантехники и отделочных материалов при строительстве жилья... Нет больших сомнений и в том, что это продолжает сказываться на совершенно неудовлетворительном росте производительности труда в стране - в целом. Всё это читатели могут увидеть во всех советских кинофильмах. Именно за это англосаксы и российская либеральная тусовка, прославляя Запад - продолжают клеймить Россию и россиян: "российское - значит худшее". ВМЗ стал первым в стране заводом, выпускающим детские коляски "европейского качества".
  "Убранный" Горбачёвым в отставку Садовников - не смог перенести депрессию - застрелился. Благодарные воткинцы воздвигли ему в центре города памятник и назвали его именем центральную улицу.
  
  ВМЗ, изготавливал в СССР 100 тяжёлых межконтинентальных ракет в год. "Производственная сторона и кадровый состав - позволяют увеличить производство ракет типа "Булава" - в несколько раз" - Заявил в 2010 году Генеральный Конструктор Московского Института Теплотехники (МИТ), академик РАН, главный разработчик ракеты Юрий Соломонов.
  На первый взгляд, самым странным и удивительным в истории цеха 29 ВМЗ было то, что коллектив ТТС составляли люди, которых находила, отбирала и отсеивала работа, творческая составляющая работы, но не люди - работу, как всегда полагали службы оргнабора кадров всех предприятий.
  Так происходило в СССР, но, к сожалению, в годы горбачёвской и "постгорбачёвской" "перестройки" это "пошло на спад". Этот спад очевиден в знаменитых школах СССР-РФ - кино, театра, музыки и других форм искусства - получивших в новой буржуазной России абсолютную свободу творчества. Политологи полагают, что в горбачёвско-ельцинскую "перестройку" спад произошёл во всех сферах жизнедеятельности буржуазной России, в т.ч. в прикладной и "чистой" науке - основ всех форм-проявлений суверенитета России - во всех временах её Истории.
  Очевидно, это утверждение в не меньшей мере следует распространить вообще на все "творческие тандемы" - "наука-техника" - всех отраслевых НИИ и промпредприятий всех министерств и ведомств СССР-РФ - известных своими достижениями в новой технике, в новых технологиях и материалов.
  Всё это - "общественно-политическая" угроза суверенитету России - идеологическому, научному и военному...
  Об истории создания межконтинентальных баллистических ракет, как их производство было связано с Воткинском машиностроительным заводом - см. Интернет-рубрику - "Ракетные ужасы и гипотетические ракетные удары по Америке" (объём информации - около мегабайта) - "нельзя объять необъятное, но очень хочется".
  
  Ижевск - столица Удмуртии развивался по той же "исторической схеме" - пруд на речушке Иж, набережная, а вокруг железоделательные заводы, и ж.д. связь с пристанью Гольяны на Каме, через которую на заводы поступало железорудное сырьё Урала.
  Таёжная, холмистая местность Урала для иного вида деятельности людей была малопригодной. Во время Великой Отечественной Войны вся лесная территория Удмуртии покрылась множеством прямоугольников вырубленных таёжных лесов - шириной до полкилометра и длиной до двух километров - сколько позволяла холмистая местность Урала - вырубленных для военных нужд, соединённых лесовозными дорогами. Ныне все вырубки тех лет заросли лиственными лесами - сказывалась доступность лесов для срочных военных нужд и наличие хороших транспортных магистралей - водных и железнодорожных. Остались следы "спецпоселений". В те времена, на одном из них, на лесоповале - трудился Солженицын - нобелевский лауреат. Нобелевская - благодарность русофобского Запада за его книгу "Архипелаг ГУЛаг".
  Вырубка лесов на Среднем Урале продолжается. Об этом свидетельствует огромное количество сохранившихся и действующих лесовозных дорог, по-прежнему сплавляемые и буксируемые полоты из хвойного леса - ранее по руслам рек, а теперь по водохранилищам Камы и Волги. Множество лесоперерабатывающих заводов Удмуртии по-прежнему работает на местном сырье. Насколько рачительно - большой вопрос.
  Состояние территорий, занятых производственными структурами нефтедобывающих предприятий - "Удмуртнефти" (создана в 1967 году) и "Татнефти" (создана в 1950 году) - довершают печальную картину состояния природы на Среднем Урале. В весеннюю и осеннюю распутицу грузовые транспортные машины нефтедобытчиков прокладывают для себя дороги от промбаз до мест бурения - это десятки километров - в каждом рейсе прокладывают по новой целине. При этом "ширина одной дороги" измеряется километрами, поскольку свои же колеи метровой глубины, даже для них непроходимы, т.к. машины, попавшие на свою старую колею, "садятся" на свои оси, из которой без тягача они выбраться не могут. У читателей может возникнуть вопрос, откуда эти подробности, назови источник?
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И., школьное детство которого, прошло на узловой ж.д. станции Агрыз. Это на границе Удмуртии и Татарстана.
  Вскоре после окончания КАИ и распределения в 1965 году на Воткинский машзавод, я купил мотоцикл Иж-Юпитер-3 и объехал на нём всю Удмуртию и Татарстан - по тем самым лесовозным дорогам, а до того работал на буксирных судах Волжского Объединённого Речного Пароходства - мотористом и пом. механика, которые буксировали те самые плоты.
  Эти "подробности" нескончаемы: промцивилизация и урбанизация бешеными темпами наступают на природу Среднего Урала. Природа Урала и Сибири гибнет молча. Вот фрагменты изменений уральской природы - со времён моего школьного детства (1944-1952 годы), юности в Сталинграде-Волгограде (1953-1964 годы), и в сравнении с десятью годами моего пребывания в Воткинске и Ижевске после окончания КАИ - 1965-1975 годы?
  В радиусе сотен километров от Ижевска и Воткинска агропредприятиями запаханы все холмистые "пустоши" - под сельхозкультуры, и осушены поймы мелких речушек - под овощные огороды. Обнажились торфяники, но на сухих торфяниках огороды без полива не состоялись, некоторые речушки исчезли полностью. Например, полностью исчезла речушка Агрызка, на которой в 50-х годах была даже построена "маленькая ГЭС". Агрызка впадала в речку Иж, которая в нижнем течении после Ижевска - почти всегда была безрыбной, "химический запах" воды которой чувствовался на расстоянии километра от реки. Правда, рыба заходила в Иж в весеннее половодье из местных речушек и пойменных озёр. С окраины Воткинска полностью исчезла речка Позимь, и обнажилась канализационная труба Воткинского машзавода, по которой полным сечением, диаметром около полутора метра, по-прежнему, в бывшее русло этой речки вытекает буро-коричневая жидкость, дальше по системе "речной канализации" - Вотка-Позимь-Сива-Кама-Волга-Каспий. Впрочем, для Урала и Сибири - это было и остаётся нормой - там все природные речные стоки были и остаются канализацией промотходов. Впрочем, через это прошли или проходят все страны мира. "Норма становилась" - вследствие обширности территорий и малой плотности населения, но "до поры - до времени". В Европе и США эта проблема обострилась на десятки лет раньше, чем в России. В "канализационный сток" Человечества превратился весь Мировой океан.
  Крупный рогатый скот стали выпасать в поймах речушек, поросших камышом, осокой и кустарниками ивняка, ольхи и смородины, а "прямоугольные площади" продолжающихся вырубок хвойных лесов - поросли малинником и орешником-фундуком. Летние стойла коров также размещали на речушках: удобно втройне - кормить, поить скотину и убирать навоз - не надо, достаточно сменить местоположение стойбища. Моча крупного рогатого скота (азотное удобрение) нарушила биологическое равновесие в местном биоценозе.
  В первые два-три года после моего приезда первыми в речушках исчезли раки и рыба, птицы стрижи, гнездившиеся в норках на крутых берегах речушек, за ними исчезли бобры, водившиеся в изобилии, хотя продолжительность их жизни, как утверждают биологи, составляет 10-17 лет. Бобры очень любопытные животные.
  1969-1970г.г. Сидел я как-то весной с удочкой в верховьях Ижевского пруда на берегу речки Люк, и наблюдал бобра, который появился на противоположном обрывистом берегу, на расстоянии от меня метров 20. Он был похож на большую неуклюжую крысу длиной около 70 см с лопатообразным хвостом, шириной сантиметров 20. Моё присутствие ему явно не нравилось, и он время от времени оглушительно хлопал хвостом по воде, а в ответ сверху и снизу по течению реки раздавались ответные хлопки других бобров. Изредка бобёр вылезал на берег, но чем он занимался было непонятно. На крутом глинистом обрыве, над предполагаемым домиком, с входом в него под водой, была скользкая дорожка, смоченная водой, похожая на "детскую горку" во дворе городских многоэтажек. Позже я убедился, что любопытным туристам с бобрами лучше не сталкиваться. Там же, в верховьях Ижевского пруда, на заболоченном участке речки Иж, я наблюдал, как бобёр, стоял около дерева диаметром 30-40 сантиметров, и, опираясь на хвост, валил дерево. Он открывал пасть, площадь которой была с человеческую ладонь, на 180 градусов и "отщипывал" древесину с такой же лёгкостью, как если бы это была репа или вилок капусты. Увидев меня, бобёр неспешно ушёл в воду. Было очевидно, что он свалил бы дерево в считанные минуты. Такой и ногу любопытному туристу может отхватить. Вспомнилось из книг, что канадские индейцы Северной Америки считали бобров "народом", который трудится, как люди. Они строят домики, плотины, длиной до 50 метров, регулируют стоки речек, заготавливают на зиму корм... Однако от встречи с человеком первыми в Удмуртии исчезли бобры, как в Северной Америке исчезли индейцы от встречи с пришельцами из Европы. В юности я и сам был увлечён романтикой колониальной литературы Майн Рида и др. Но потом пришло понимание, что в этом было "что-то не так". Это в том смысле, что индейцам отказано быть людьми, не лишённым сострадания к несчастным, подобно современным русофобам, лишённым сострадания к украинцам и преисполненным фашистской ненавистью к "многонациональным русским".
  В лиственных влажных лесах Удмуртии стали исчезать кроты (а значит и дождевые черви, и подземные личинки насекомых) - объект промысла местных жителей (кротовые шкурки). Нарушение баланса жизни биоценоза на Среднем Урале прокатилось на всю его глубину, оценить который могут лишь специалисты.
  Природа Среднего Урала являет в настоящее время печальное зрелище. Обилие личного транспорта стало "бичом природы". В выходные дни все дороги на въездах-выездах Воткинска и Ижевска и лесовозные дороги Удмуртии и Татарстана запружены личным транспортом. Благодаря лесовозным дорогам вся территория Удмуртии была доступна личному транспорту. Природа Среднего Урала буквально "вытаптывается": полностью исчезли в заводях лесных рек жёлтоцветные лилии, с лесных речных лугов исчез очень красивый национальный цветок Удмуртии, цветок "Красной книги" - "италмас" или "купальница". А я - сотоварищи - были самыми активными участниками этого "вытаптывания" уральской природы - не только летом, но и зимой. Ездили зимой на коллективную рыбалку по бездорожью на вездеходах, выделяемых для этого руководством завода. Но ловили только хищную рыбу, т.к. вся остальная рыба, даже ерши, на Камском водохранилище была заражены паразитами - ленточным червем - рыбным солитёром или его финнозом - его живыми личинками, поражавшими мышцы чешуйчатой рыбы, заметными под прозрачной кожей - у ершей. Яйца червя, попавшие в пищеварительную систему рыбы, кровотоком разносились по её телу, закреплялись в мышцах, развивались в качестве живых личинок, и ждали следующего этапа своей эволюции, путём попадания в желудок другой рыбы или наземного животного, например, кабанов. Кстати говоря, это явление сопровождает все водохранилища Камы, Волги и Дона, и в первые годы существования водохранилищ проявляется, как "биологический взрыв", как у людей - пандемия.
  На восстановление Природы, по-видимому, нужны многие поколения, но и то, если всё население будет помнить и понимать происходящее и участвовать вместе с Правительством в смене образа своей жизни и жизни Страны - читай - ИДЕОЛОГИИ.
  Вот где была острейшая необходимость в "громких голосах" отечественных воинствующих экологов, разнообразных либерально-демократических партий, разных окрасов, и прочих "зелёных" - остро защищавших Запад от "дикой России", см. главы 23-32.
  К сожалению, как царская и советская, и снова буржуазная - власти России - относятся к населению, как природному ресурсу, отказывая ему в творчестве и в сотворчестве - в создании властной системы общества. Это одно из худших, исторически сохраняющихся, по-видимому, наследуемых качеств - российского чиновничества.
  Оно проявлялось на фоне лучшей в мире системы образования россиян, созданной лично товарищем Сталиным. Россияне, в массе своей, остаются самыми грамотными в мире, а инженеры и рабочие оказались способными обсуждать с академиками и профессорами "на равных" - любые научно-технические и общественно-политические проблемы России.
  На закате Власти КПСС население страны искренне удивлялось множеству новаций престарелых и недужных генсеков КПСС. Опустим из обсуждения множество личных новаций Н.С. Хрущёва - кукуруза, совнархозы, двух-трёхкратное доение коров и квадратно-гнездовой метод посадки картофеля... - якобы в обеспечение благополучной жизни народа, как в Америке - которые контрольный мастер ОТК В.Я. Селегей пытался негативно обсуждать на партсобраниях ТТС, которые даже советская партноменклатура власти не выдержала, и, в конце концов, свергла товарища Хрущёва.
  Чего стоит, например, множество переименований исторических названий городов именами великих носителей советской Власти. Например, недавнее, в 1984 году, переименование Ижевска в город Устинов, правда, временное. Новое название города продержалось 900 дней: эпоха "скудоумного самовосхваления" Власти в СССР заканчивалась. Властная элита Удмуртии воспротивилось ненавистному имени Устинова, более 20 лет не дававшего ей жить лучше, чем она могла бы жить в период "горбачёвско-ельцинской" буржуазной перестройки, объявившая, что "народы Удмуртии - против" - "идя навстречу многочисленным просьбам трудящихся", и согласно лозунгу "перестройки" - "разрешено всё, что не запрещено".
  Д.Ф. Устинов - прекрасный инженер и управленец сталинско-бериевской закалки, типичный Государственный деятель эпохи "советского застоя", однако.
  - Это Устинов: развязал войну в Афганистане; продвинул немощного Константина Черненко к рычагам власти СССР; убедил в 1978 году Леонида Брежнева полковника-политрука - героя Малой Земли и "Поднятой целины" в Казахстане - принять высший полководческий орден - "Победа". - Источник: https://russian7.ru/post/kak-zhiteli-izhevska-v-1985-godu-vzbuntoval/
  Но это всего лишь "безобидные" проявления советской Власти, возбуждавшие простых людей на сочинение "антиправительственных анекдотов" о "геронтологическом ЦК КПСС" - прекурсоров горбачёвско-ельцинской перестройки советского общества - в буржуазное.
  Опускаем из обсуждения глубинные процессы, происходившие в советском обществе на фоне продолжавшего в то время катастрофического снижения производительности труда в промышленности, которое Сталин пытался предотвратить поистине революционной общественно-политической "перестройкой" советского общества, провозглашённой им на XIX Съезде ВКПб-КПСС.
  Снижающаяся производительность труда в СССР, по-видимому, не в последнюю очередь была следствием вопиющего неравенства в оплате труда рабочих и инженеров; трёх-четырёх кратные - экономическое неравенство Российской Федерации (и отчасти Белоруссии) в сравнении с союзными республиками - Украиной и Прибалтикой - "витрин социализма" - на Западе, с Грузией и азиатскими республиками - на Юге. Здесь надо вспомнить непосильную, для СССР, военную и экономическую "взаимопомощь" СССР "Мировому коммунистическому движению" - согласно заветам товарищей Троцкого и Ленина.
  Но, как бы и что бы - то, ни было тогда, и как бы оно не происходило в стране и в мире - это было время сильных и смелых патриотов России - Сталина и Берии, Королёва и Макеева, Устинова и Садовникова, ВМЗ и ТТС, МИТ и СНИЛ ИМИ... Это время остаётся и в текущем настоящем и в будущем России - или России - не быть!
  
  Неграмотность населения и избирательность "эколого-политической грамотности", активность или пассивность правящих элит и властных чиновников - похожие на предательство интересов Отечества - потрясает (см. главы 23-31). Нечто похожее происходит в настоящее время в США и в колониальном мире англосаксов - так работают естественные законы эволюции общества, как большой кибернетической системы.
  
  Удалённость ТТС, для сравнительно малочисленного коллектива заводского цеха номер 29 (в разное время 200-400 человек), не лучшим образом проявлялась тем, что связи сотрудников завода и Теплотехнической станции в целом, были минимальными - практически только на уровне Руководства цеха и завода. Цех 29 был территориально обособленным подразделением завода: имеет огороженную и охраняемую территорию (около 50 га), собственную административно-хозяйственную структуру, собственное энергоснабжение, водо- и теплоснабжение, автохозяйство, "универсальное конструкторско-технологическое бюро" и строительную группу, а также военизированные - охрана ВОХР и пожарная часть ВПЧ. Кроме зданий и сооружений испытательного профиля, есть машиностроительный цех и Испытательная лаборатория для сертификации гражданской продукции.
  
  Космодромы, испытательные базы ракетных двигателей, космонавты, испытатели - эти созвучные понятия всегда вызывают интерес, но воспринимаются нами несколько отстранённо - это далеко, где-то там, среди нас нет таких. Это тоже не так. Всё зависит от людей - преданных и благодарных своему делу: творчество и великие дела в России вершились и вершатся везде и сейчас.
  Теплотехническая станция является испытательным подразделением Воткинского машиностроительного завода и проводит испытания заводской продукции военного назначения, а также продукции "заводов-смежников" ВМЗ - на хоздоговорной основе. Общее число договоров и "разовых договорных работ", проведённых на ТТС для смежных с ВМЗ предприятий - под флагами отраслевых НИИ СССР-РФ - исчисляется сотнями, а огневые испытания - тысячами. Всех главных конструкторов, инженеров и технологов промпредприятий и отраслевых НИИ СССР - чрезвычайно интересовала научно-техническая информация в области непознанного - необъяснимых физико-химических эффектов, которая использовалась учёными отраслевых НИИ для разработки новых технологий и техники.
  Изначально ТТС была заурядным заводским цехом, предназначенным для контрольно-выборочных испытаний продукции военного назначения, выпускаемой Воткинским машиностроительным заводом, и осталась бы таким цехом. Цеха подобного назначения в СССР были на всех заводах всех министерств и ведомств. Но произошло нечто, вознёсшее цех номер 29 ВМЗ на несколько десятков лет в статус межведомственного экспериментально-исследовательского центра СССР. Это произошло благодаря творчеству коллектива этого цеха, в т.ч. коллектива экспериментально-конструкторского бюро цеха - ЭКБ-29 (начальник Тухватуллин З.А.). Это произошло благодаря сотням идей и конструкторско-технологических вариантов реализаций стендовых генераторов горячего газа - конструкций Туранина Ю.В. Это были стендовые аналоги жидкостных реактивных ракетных двигателей. Их использовали разработчики ракетной техники СССР для экспериментальных проверок множества своих конструкторско-технологических идей и решений, прежде всего в области конструирования и производства твердотопливных реактивных двигателей ракет (РДТТ). Стендовые газогенераторы Туранина были чрезвычайно удобны, т.к. в отличие от РДТТ их можно было выключить в случае целесообразности в любое мгновение огневого испытания. Надо отметить, что без творческой составляющей коллектива ВМЗ ТТС в этом статусном качестве не состоялась бы.
  По сути, ТТС была и остаётся научно-технической испытательной базой ракетных двигателей, коллектив которой на рубеже двух веков пережил необычайный научно-технический творческий подъём, переживает в настоящее время естественный спад - в Природе и обществе всё развивается циклами.
  Со времени основания Теплотехнической станции прошло "много лет" - всего-то одно-два поколения, поэтому еще живы некоторые работники, которые были участниками первого испытания ракетного двигателя в 1961 году.
  В книге, кроме текста автора, изложены воспоминания и других работников, которые приведены без редактирования. Их воспоминания могут быть интересными не только для людей старшего поколения, но и для молодежи, поскольку на Теплотехнической станции и сегодня идут испытания продукции завода, как военного, так и гражданского назначения.
  Некоторые оценки событий и героев - участников событий - могут быть спорными и не соответствующими мнению молодых читателей. Это естественно, мнение человека всегда субъективно и эмоционально по своей природе. Но так создавалась история Человечества. Многих из участников тех событий уже нет в живых, потому их мнение может представлять интерес, как "эхо из прошлого". Соавторы книги счастливы донести это эхо читателям.
  
  Глава 2. НАЧАЛО. ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Начало 50 годов XIX века ознаменовалось бурным развитием ракетостроения в стране. После Великой Отечественной войны ракетостроение возглавил Сергей Павлович Королев, и первые наши ракеты в той и или иной степени копировали немецкую жидкостную ракету ФАУ-2. В армейской аббревиатуре её советская конструкторско-технологическая копия обозначалась 8Ж38. В ней в качестве горючего применялся жидкий кислород (окислитель) и этиловый спирт (горючее).
  При заправках ракеты горючим - спирт литрами стекал из дренажных трубочек. Во избежание алкоголизации обслуживающего персонала спирт был не пригодным для питья, и имел название ГИМ-10.
  Это была, хотя и немецкая, но чрезвычайно громоздкая военно-техническая ракетная система: батарею из двух стартовых пусковых столов обслуживали около 200 единиц самоходной техники, структуры обеспечения боеготовности которых - занимали территорию в десятки квадратных километров. На марше, в случае передислокации, вся техника растягивалась более чем на 100 километров.
  Вследствие длительных простоев, неизбежных выходов из строя сложной техники, малой водительской и иной практики личного состава, даже при полной готовности - такие Системы требовали много времени для подготовки к запуску ракеты.
  Поэтому вскоре она была снята с вооружения, но в течение нескольких лет использовалась для обучения студентов соответствующих военных специальностей военных кафедр некоторых гражданских вузов, в т.ч. КАИ. Этим занимался учебный центр под Волоколамском Московской области. После принятия присяги выпускникам присваивалось воинское звание младший лейтенант-инженер.
  Несколько лет военные сборы выпускников в этом Центре возглавлял и принимал присягу Генерал-лейтенант Беляков - штурман легендарного перелёта Чкалова через Северный полюс - СССР-Ванкувер (Канада) - первого в мире беспосадочного трансарктического перелёта экипажа Чкалов-Байдуков-Беляков на самолете АНТ-25 с двигателем М-34РД, совершённого 18-27 июня 1937 года.
  
  Естественно, такая ракетная система военным не нравилась, и в первую очередь С.П. Королеву. В 1951 году в ОКБ-1, возглавляемым С.П. Королевым, началось проектирование оперативно-тактической ракеты на высококипящем топливе АК-20И ("меланж"). Его основу составляла смесь азотной кислоты и четырёхокиси азота - чрезвычайно активного жидкого окислителя, недостатком которого (при отдельном хранении) было замерзание при температуре всего минус 4 градуса Цельсия. Топливо должно было допускать хранение ракеты в заправленном состоянии в течение хотя бы одного месяца. Эта проблема была решена, путём создания твердотопливных двигателей РДТТ.
  Американцы опережали, а мы отставали катастрофически, в том смысле, что американцы даже не скрывали своих планов нанести ядерный удар по сотням городов СССР. Опережая хронологическую последовательность изложения исторических событий, отметим, что книгу об истории ТТС пишем по единственной причине:
  - Теплотехническая станция, она же цех 29 Воткинского машиностроительного завода - обрела известный, "почти научно-технический" статус, только благодаря научно-технической и конструкторско-технологической необходимости и целесообразности моделирования газодинамических процессов РДТТ на стендовых испытаниях-проверках - идей, конструкций и материалов отраслевых НИИ. Это достигалось стендовыми вариантами конструкций жидкостных реактивных двигателей конструкций ЭКБ-29 (Турани Ю.В., Тухватуллин З.А.) - управляемыми и регулируемыми, в отличие от твердотопливных генераторов горячего газа: запустил стендовый вариант РДТТ и жди, пока он не догорит или не взорвётся, но после того и другого смотреть нечего.
  
  Уже в ноябре было завершено эскизное проектирование, а подготовка к серийному производству ракет началось 1953 году на заводе номер 385 в г. Златоусте. Своим ответственным представителем в СКБ-385 С.П. Королев назначил В.П. Макеева. В 1955 году В.П. Макеев был назначен главным конструктором СКБ-385, оставаясь заместителем С.П. Королева, а впоследствии самостоятельно разработал ракету 8К14, которая выпускалась на Воткинском машиностроительном заводе, и в недавнем прошлом стояла в центре города - около заводоуправления ВМЗ.
  После проведения необходимого объема летных испытаний серийное производство ракет началось в том же 1955 году.
  Для того времени ракета в аббревиатуре 8А61 была весьма серьезным оружием, наряду с обычной боеголовкой она была предназначена также для оснащения атомной боеголовкой.
  В 1955 году в СКБ-385 из ОКБ-1 так же была передана вся документация на разрабатываемую ракету 8К11, которая была принята к серийному производству 1958 году.
  В те времена Министром оборонной промышленности был Д.Ф.Устинов. Старшее поколение ижевчан наверняка помнит, что они когда-то жили в г. Устинове, в который Ижевск - столица Удмуртии - был переименован, и был рейсовый автобус "Устинов-Брежнев". В то время Власть не "заморачивалась" согласованием с населением общественно-политических вопросов. Переименование оказалось временным.
  Именно Д.Ф. Устинову приписывается решение о передислокации производства оперативно-тактических ракет 8А61, 8К11, 8К14 на Воткинский машзавод.
  По воспоминаниям Главного конструктора ВМЗ Ю.А. Черткова (1986 год) в 1957 году в составе правительственной делегации Дмитрий Федорович посетил Воткинский завод и предложил руководству завода разработать план мероприятий по переходу завода на изготовление ракетной техники. Тут же бригады конструкторов и технологов были направлены в родственные предприятия, в первую очередь в Златоуст для изучения документации на ракету и ознакомления с технологией производства ракеты. В кратчайшие сроки были проведена реконструкция цехов завода - номера 6, 7, 21, 28, 79.
  В 1958 году Воткинский завод официально приступил к производству ракет 8К11 и в ноябре 1958 году была уже собрана первая ракета, а 28 декабря 1958 года успешно прошли летные испытания ракеты.
  По технологии серийного производства ракет предусматривались автономные огневые испытания двигателей ракет (несколько штук от партии). Кроме того могли быть назначены автономные испытания множества энергетических узлов ракеты - камер сгорания, газогенераторов, турбонасосных агрегатов, а также новых материалов - на стендовых модификациях газогенераторов, которые ещё предстояло спроектировать и изготовить... Для этого были построены специальные испытательные стенды - весьма сложные сооружения и достаточно опасные в эксплуатации, поэтому и вынесенные далеко за пределы города, и названные цехом номер 29 Воткинского машиностроительного завода. На смежных предприятиях цех именовался Теплотетехнической станцией (ТТС).
  В СССР уже функционировали испытательные стенды такого рода, например, в КБХИММАШ в г. Калининграде (г. Королев), поскольку именно на этой фирме были разработаны, испытаны и доведены до серийного производства двигатели для ракет 8А61 и 8К11, производившиеся в Златоусте. Но те испытательные стенды принадлежали Министерству общего машиностроения, да и расстояние от Воткинска немалое. Последнее обстоятельство имеет большое значение при серийном производстве для своевременного проведения контрольно выборочных испытаний (КВИ). В конце каждого месяца из уже готовой серии двигателей Заказчик (военная приёмка) отбирает 1 двигатель от партии в 25 штук (как и при Петре 1) для контрольно выборочных испытаний. На ТТС они поступали из завода обычно ночью предпоследнего числа каждого месяца, а 30-31 числа при положительных результатах КВИ должны быть подписаны все документы о сдаче продукции, иначе - невыполнение государственного плана и лишение премии всех подразделений завода, причастных к производству ракетного двигателя.
  
  СТЕПАНОВ Г.А. - начальник испытательного комплекса вспоминает:
  Был такой случай: конец месяца, поздно вечером где-то в 11 часов Б.Г. .Никитин (главный инженер завода) звонит начальнику ТТС Лялину А.Н. и спрашивает, получил ли он двигатель для проведения КВИ. Ответ отрицательный: "двигатель ждем с утра, все наготове, но двигателя нет". Звонок повторяется каждый час и в 3 утра уже сам Борис Григорьевич сообщает А.Н. Лялину, что двигатель выехал за ворота завода. После этого Главный инженер уехал домой.
  В 4 утра мы разгрузили ящик, но в ящике оказался какой-то забракованный двигатель. Начальником 7 цеха тогда работал Горбачев, потом он рассказал, что ему было жаль Б.Г., поэтому он пошел на этот подлог. Конечно, А.Н. Лялин не выдал Горбачева (солидарность, которая действует на заводе и сейчас). Утром Лялин в 7:00 подтвердил Б.Г. в получении двигателя, хотя тот еще был в пути. Тем не менее, КВИ прошли нормально, в 15:00 доложили во все инстанции - "Визуально нормально". В 21:00 доложили окончательные результаты - "Удов". Началась отгрузка ракет в войсковые части.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Согласно сохранившимся документам разработка проектного задания на Испытательный комплекс была возложена на 58 отдел Ижевского машиностроительного завода (возможно Ижмаш рассматривался в "верхах" вначале, как кандидат на производство ракет), а также, возможно, из-за отсутствия специалистов на Воткинском заводе. Согласно воспоминаниям Главного конструктора завода Тохунца В.Е., в то время в его КБ работало всего 49 человек - со всеми копировщицами и архивариусами, а среди конструкторов не все имели высшее образование.
  Так или иначе, площадку для Испытательной станции при проектировании выбрали ближе к Ижевску - 17 км. Воткинского тракта - Ижевск-Воткинск. В то время в конструкторском отделе Ижмаша работали молодые специалисты, выпускники Казанского авиационного института - Полушкин Анатолий Иванович, Ошкин Михаил Никанорович, Капитов Юрий Николаевич, и из других институтов - Блохинов Николай Артемович, и Соколов Юрий Дмитриевич. С 1958 года их ряды пополнились новыми выпускниками: Лялин Анатолий Николаевич, Соляных Аркадий Васильевич (ИМИ). Все они участвовали не только в составлении Технического задания, но и в самом процессе проектирования стендового оборудования, как рядовые конструктора.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЛЯЛИНА А.Н.- начальника (директора) ТТС в период 1967-1996г.г.:
  В начале сентября 1958 года нас, группу молодых специалистов, (Соляных А.В., Утробин, Капитов Ю.Н. и др.) командировали в проектный институт ГСПИ-7 г. Москва для участия в разработке технической документации "Испытательного комплекса" жидкостных реактивных двигателей (ЖРД), который будет построена на 17 км по шоссе Ижевск-Воткинск. С сентября 1958 по февраль 1959 года я лично участвовал в разработке пневмогидравлической вытеснительной системы подачи жидких компонентов ракетного топлива для будущих испытательных стендов ЖРД - номера 1 и 2, позднее названных "рабочими местами" РМ-1 и РМ-2 производственного корпуса номер 1. Разрабатывали конструкторскую документацию на гидростенд, предназначенный для градуировки гидравлических систем, а также - оборудование "Нейтрализационной", "баллонной РМ-3".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 1959-60 годы эта группа пополнилась еще выпускниками Казанского авиационного института (КАИ): Гуштуров Вадим Георгиевич, Сайфутдинов Вениамин Ахметович, Янчуркин Виталий Степанович, Кордонов Эдуард Андреевич, которые в последующем стали стендовиками и персоналом служб измерений и автоматики, а Попов Василий стал начальником техбюро.
  Забегая вперед, надо отметить, что в 1961 году на Воткинский завод были распределены около 30 выпускников КАИ, некоторые из которых тоже стали работниками ТТС.
  В конце 1958 года на Воткинском заводе уже было сформировано штатное расписание ТТС - первым начальником ТТС был назначен Иван Филиппович Сысоев - ранее он был главным энергетиком завода и секретарем парторганизации завода.
  
  ВСПОМИНАЕТ И.Ф. СЫСОЕВ.
  Шел 1958 год. Директор завода Земцов В.А. пригласил меня к себе и предложил необычную новую работу. Техническая новизна работы, отдаленность от завода меня несколько смущала, но трудностей я не боялся. Дал директору свое согласие и принялся за работу. Побывал на родственных предприятиях, в проектном институте, что позволяло мне расширить кругозор и уяснить, что мы должны построить и освоить в эксплуатации.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Одним из первых пришли работать на ТТС Полушкин А.И., Лялин А.Н., Логинов Ф.В., Ошкин М.Н., Соляных А.В. и другие. Первое время мы занимались строительной документацией и участвовали в непосредственном строительстве - от имени Заказчика.
  В этом же году (1958 год) состоялось передача функций отдела 58 Ижевского машиностроительного завода цеху 29 ВМЗ, обретавшей статус Теплотехнической станции (ТТС). К концу 1959 года руководящий состав был укомплектован: Главным инженером был назначен Полушкин Анатолий Иванович, начальником испытательного корпуса номер 1 стал Ошкин Михаил Никанорович, ведущими инженерами (главными испытателями) стали Соколов Юрий Дмитриевич (1 стенд), Блохинов Николай Артемович (2 стенд), Лялин Анатолий Николаевич (3 стенд). В дальнейшем испытательные стенды стали называться "рабочими местами" - РМ-1, РМ-2, РМ-3. Руководителем манометрической службы стал Самойлов Валентин Семенович (будущий секретарь горкома КПСС г. Воткинска). Группу измерений и автоматики возглавил Худяков Юрий Алексеевич из Ленинградского Военмеха. Не менее важной структурой в составе ТТС была энергослужба. Ее возглавил выпускник Куйбышевского института Логинов Феликс Васильевич, начальником котельной был назначен Юков Николай Николаевич, начальником компрессорной стал Русанов Александр Николаевич, электриком был назначен Чураков В.В. Режимно-секретной частью первого отдела ВМЗ командовал бывший чекист Роевнев Иван Сергеевич.
  В течение 1959-60 годов штаты укрепились вторым поколением специалистов из КАИ: начальниками стендов стали Гуштуров Вадим Георгиевич (РМ-3), Сайфутдинов Вениамин Ахметович, Капитов Юрий Николаевич (РМ-1).В службе измерений Худякова Ю.А. стали трудиться Кордонов Э.А. и Янчуркин В.С.
  В начале 1961 года ряды ИТР пополнились еще выпускниками КАИ: Степанов Георгий Аврамиевич (техбюро), Тухватуллин Зуфар Ахмадуллович (Служба нейтрализации). Чуть позже стала функционировать химлаборатория (нач. Галина Герасименко), группа обработки результатов испытаний (Козырев Д.Н. - выпускник Тульского Политеха). Вот все эти поименованные лица были первыми. До первого огневого испытания было еще далеко, но оно состоялось внепланово в сентябре 1961 года.
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Козырев Д.Н. - начальник группы расшифровки был малоразговорчивым и малообщительным. Боевой офицер запаса, артиллерист, привыкший стрелять в цель "прямой наводкой" - в пределах видимости, настильными траекториями снарядов. Однажды изрёк: "воздушные шары обычно летят вверх и в сторону Северного полюса". Прям, как у Н.В. Гоголя в "Записках ..." - "Луна ведь обыкновенно делается в Гамбурге". На моё удивление он говорит:
  - "А ты посмотри на географическую карту, висевшую в его кабинете, и где ты видишь на ней Северный полюс?".
  Годы спустя я понял, что это вовсе не глупость. Это его личная аксиоматика мышления, в его работе совершенно необходимая, правда, имеющая границы применимости, как, впрочем, и у всех. Без подобной аксиоматики (по научному - "допущений", "начальных условий"...) - вообще никакое творческое дело не вершится. И кто знает, проявились ли бы незеурядные личности ТТС и СНИЛ ИМИ - Полушкин, Туранин, Тухватуллин, Степанов, Галеев, Янчуркин, Селегей, Гитарин, Калининский, Мокрушин, Широбоков, Ежов, Храмов... - без фонтанирующих - "экзотическими гипотезами" - Портнова и "иезуитски въедливых вопросов-допросов" - Блохинова. А без всех вместе взятых - состоялась ли бы ТТС?
  
  И ТТС состоялась при активнейшем участии инженеров ЭКБ ТТС (Калимуллин Ильгиз Халяфович, Белоглазов Виктор Михайлович, Максимов Олег Григорьевич) - во главе с Тураниным Юрием Васильевичем, под руководством Главного инженера ТТС Тухватуллина Зуфара Ахмадулловича; сотрудников СНИЛ (Николаев Владимир Александрович, Стерхов Валерий Алексеевич, Кузнецов Николай Павлович, Исаков Виталий Германович, Соловьев Сергей Михайлович, Широбоков Адольф Павлович, Прибыльщиков Герман Петрович) и ведущих конструкторов МИТ (Черепов Владимир Иванович, Евгеньев Алексей Майевич, Породенко Владимир Владимирович, Нестеров Александр Алексеевич, Григорьев Виталий Александрович).
  Ежов В.Н. - Начальник СНИЛ ИМИ, выступивший перед инженерами ТТС, произвёл на них сильное впечатление масштабностью научно-технических проблем в области моделирования газовых потоков РДТТ в стендовых условиях - как области непознанного. Это случилось в самом начале становления ТТС.
  
  В аналогичных границах "научной аксиоматики" пребывает вся академическая наука. При промышленном освоении нанотехнологий, в конце ХХ века - эти границы проявились для Мировой научной общественности совершенно неожиданно: необъяснимо обрушились все законы физикохимии и даже математической логики.
  
  Но главным достоинством Козырева было понимание физических процессов, для расшифровки параметров которых он находил наиболее "представительные методы" расшифровки осциллограмм, особенно - показаний датчиков осевой и боковой составляющих тяги реактивного двигателя. Это было одним из ключевых факторов, объясняющих возникновение популярности ТТС среди специалистов отраслевых НИИ.
  
  Роевнев Иван Сергеевич - начальник и в единственном числе работник режимно-секретной части цеха 29, потомственный чекист. Любил вспоминать, как после Великой Отечественной Войны участвовал в провозглашении Советской Власти в Прибалтике: "на центральной площади Риги (потом были Вильнюс, Талин) собралась масса народу, кругом реют красные флаги, транспаранты, призывы и лозунги ораторов. Вечером народные гуляния - в связи с разгромом фашистской Германии. Но при этом - куда ни посмотрю - везде свой "брат-чекист" - к этому нас вынуждали ушедшие в подполье "лесные братья" - националисты - соратники нацистов. Страна и её суверенитет ещё долго нуждались в защите.
  После назначения меня ведущим инженером РМ-2 Роевнев долго инструктировал меня: что бы я в стендовом журнале огневых испытаний РМ-2 не записывал какие бы то ни было руководящие документы, приказы, фамилии и названия смежных организаций и, тем более, названия секретных документов. В этом случае этот журнал он засекретит, а у него и без этого дел хватает.
  Однажды Иван Сергеевич здорово выручил меня. На РМ-2 проводились испытания по программам НИР и ОКР смежных предприятий ВМЗ. После очередного испытания я обнаружил пропажу стендового журнала. Тут же пожаловался Роевневу. Он меня успокоил: "найдём в считанные дни". Действительно, журнал вдруг чудесным образом обнаружился в одном из ящиков моего рабочего стола в КОМНАТЕ ВЕДУЩИХ ИНЖЕНЕРОВ. Это на втором этаже корпуса номер 1. Что произошло?
  Иван Сергеевич подробно расспросил меня о том, с кем и почему я общался и не общался. Умело распространил информацию о произошедшем, присовокупив, что завтра заводская комиссия, конечно же найдёт "секретный журнал" или его похитителя, Гребенченко, естественно, будет уволен, а похититель привлечён к ответственности - "за разглашение". Журнал нашёлся. Тут я впервые в своей жизни задумался о том, что у меня есть недоброжелатели. Оказывается, самое трудное, опасное и непредсказуемое, но и самое интересное - жить среди людей. Книга З.А. Тухватуллина - об этом.
  Это событие произошло вскоре после моего перевода с РМ-1 на стенд РМ-2, ведущий инженер которого - Блохинов Н.А., был назначен Главным инженером ТТС.
  Мой перевод на РМ-2 состоялся по рекомендации Блохинова и Тухватуллина после того, как мне удалось на РМ-1 разобраться с причинами невозможной настройки струйных форсунок газогенераторов Туранина после их специальной градуировки путём проливки водой, контролируемой с помощью стендовых расходомеров.
  Невозможность этой настройки (без объяснения причин) была даже прописана во всех учебниках ЖРД. Везде сообщалось, что струйные форсунки ЖРД - это плохо, т.к. разброс параметров режимов работы газогенераторов со струйными форсунками непредсказуем и достигал 25-30 процентов. Проблема усугублялась тем, что соотношение компонентов ракетного топлива, вследствие этого, также было непредсказуемым и это "ставило крест" на использовании стендовых жидкостных газогенераторов со струйными форсунками, особенно для имитации горения твёрдого топлива: превышение пропорции окислителя над горючим "разрезало" любой материал критического сечения соплового блока, буквально подобно резке стали горелкой автогена. Это притом, что задачами огневых испытаний были именно проверки огнестойкости новых материалов. Проблема актуализировалась для ЭКБ-29 при решении задачи имитации горения твёрдого топлива на жидкостных газогенераторах Туранина. Проблема плохой настройки струйных форсунок объяснилась на удивление просто:
  - На имитаторе цилиндрической струйной форсунки диаметром 2мм и длиной цилиндра 4мм, во время слива воды на градуировочном стенде - в сосуд с давлением 40атм (как в камере сгорания, при сохранении рабочего перепада давлений на входе и выходе) расход воды через этот "цилиндрический насадок" скачкообразно возрастал строго на 25 процентов. Причина прописана во всех учебниках гидродинамики: струя воды, сливающаяся из струйной форсунки в плотную среду (40 атм) расширяется, касается выходных кромок цилиндрического насадка. Поэтому на среднем участке насадка возникает область сужения-разрежения, по конфигурации подобная "соплу Лаваля", вследствие чего возникает эффект "подсоса". На этом принципе, кстати говоря, работают все насосы типа эжекторов и инжекторов.
  Начальника РМ-1 Овечкина В., где я применял струйные газогенераторы Туранина - это не впечатлило. Виктор Овечкин - выпускник Ижевского Механического Института - для испытателя ЖРД не был "достаточно впечатлительным". А Туранин был в восторге. Он предложил гениальный по простоте выход: на всех уже изготовленных генераторах (ГГ) на струйных форсунках сделать фаски сверлом, укорачивая их длину до 0,5-1мм, благо, конструкция ГГ позволяла это без уменьшения запаса прочности. После этого газогенераторы становились пригодными для градуировки водой на обычном гидростенде.
  А что было раньше? Я чувствовал себя неполноценным инженером - "носителем-реализатором" этого тупика: пытаясь найти объяснение, я долго упрашивал Начальника корпуса 1 Капитова Ю.Н. разрешить "пролить" на стенде газогенераторы Туранина со струйными форсунками холодными компонентами ракетного топлива, хотя бы маленький генератор, хотя бы один раз, и хотя бы одним из компонентов. Это означало вылить десятки литров ядовитой жидкости в окружающую среду. Уговорил пролить "меланжем" - его можно достаточно просто нейтрализовать. Но проблема не снималась и объяснения не находила. "И вот на тебе!" - КАК ПРОСТО, а главное, это никому не надо доказывать, т.к. прописано во всех учебниках гидравлики и гидродинамики (в главах - "насадки"). А вот авторы учебников по жидкостным реактивным двигателям - "этого не знали?" Скорее, проблема выпала из внимания и авторов и конструкторов, т.к. была замаскирована другими проблемами: насадки различных геометрических конфигураций - сопел Лаваля, Вентури, сверхзвуковое сопло... Они действительно несли в себе множество труднообъяснимых гидро- и газодинамических эффектов, с "трагическими идеями" которых мы сталкивались и в дальнейшем. Проблема была в том, что моделирование горячего газа реактивных двигателей "холодными продувками воздухом" не подтверждалось в "полноразмерных экспериментах" с горячим газом. Об этом, в качестве примера, в тексте ниже - об идейной трагедии "Эффекта Волкова" - ведущего инженера Горьковского машиностроительного завода.
  Газодинамическая проблема - имитации горения твёрдого топлива РДТТ стендовыми жидкостными имитаторами ЖРД - породила множество сопутствующих теоретических и конструкторско-технологических проблем, в разрешение которых включились десятки отраслевых НИИ и промпредприятий. Какие-то вопросы этой проблемы Тухватуллину удалось закрыть защитой кандидатской диссертации. Именно эта проблема придала цеху 29 ВМЗ статус экспериментально-исследовательского центра - ТТС.
  Эта проблема оказалась неисчерпаемой, и для ТТС стала причиной и "финансовым источником" её существования на хоздоговорной основе. Для разработчиков и производителей ракетных двигателей - это тема стала неисчерпаемым источником множества идей, конструкций и технологий - подлежащих экспериментальным проверкам на испытательных стендах ТТС.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  На Воткинский машзавод было возложено проведение контрольно выборочных испытаний (КВИ) элементов органов и систем управления различных ступеней твёрдотопливной ракеты конструкции Центрального Института автоматики и гидравлики (ЦНИИАГ). Поскольку источниками энергии были "маленькие" бортовые газогенераторы, то испытания проводились на ТТС. В состав комплектов входили: газогенератор (конструкция МИТ, изготавливает ВМЗ), подающий горячий газ на лопаточки газовой турбинки, на одном валу с которой находится насос - "питающая установка", создающая рабочее давление в гидросистеме (изготавливает г. Ковров). Давление обеспечивает функционирование "рулевой машинки" и гидромоторов (изготавливает Сарапульский электрогенераторный завод (СЭГЗ).
  На первой же планёрке, посвящённой этому вопросу, Начальник ТТС Лялин А.Н. объявил: "забудьте слово КВИ: в аббревиатуре ЦНИИАГ КВИ - это "Типовые испытания приборов БК(трёхзначный номер)", выучите наизусть все номера БК и что за ними стоит, и даже в разговорах между собой используйте только термины из технических условий (ТУ), написанных разработчиком приборов ЦНИИАГ, в т.ч на проведение типовых испытаний...
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Вот как на ТТС происходило одно из расследований причин неудачного пуска "Тополя" на одном из испытательных полигонов: по данным дистанционного контроля на второй ступени не работала вся гидравлика в системе управления курсом ракеты - питающая установка, рулевые машинки и гидромоторы. На следующие сутки после этого события на ТТС от той партии ракет был поставлен весь штатный бортовой комплект второй ступени ракеты. Испытание проводилось в специальной "металлической пристройке", которую Тухватуллин и Янчуркин создали в считанные дни, т.к. кроме линий управления и измерений, другие коммуникации не требовались.
  Мы испытание провели, и у нас система также не функционировала. Я этого ожидал и заранее подготовил к этому стендовую бригаду и наших контролёров - контрольного мастера ОТК Селегея и военпреда - майора, по фамилии Сосковец: немедленно всё заперли на замки и опломбировали тремя пломбами. Информация по ВЧ-связи о "неуде" прошла во все инстанции. Ждём комиссию: в течение суток приехало около двух десятков представителей от всех заводов-изготовителей и НИИ (нужных и не нужных). Но все хотят знать и немедленно. Я ничего не знаю и никого никуда не пускаю, Селегей и Сосковец - подтверждают - возмущениям приезжающих нет предела... К этому времени у меня, как и у всех на ТТС опыт подобных событий-расследований уже имелся (сказалась выучка Блохинова). Когда все собрались в "комнате ведущих инженеров" корпуса 1 ТТС, все шумят и что-то требуют - сообщаю присутствующим, кто приехал, и спрашиваю: считаем ли мы себя полномочной комиссией и можем ли начать и работать круглосуточно ("до опупения"). Все сказали - да, именно без перерыва! Все ознакомились с неутешительными результатами стендовых измерений: бортовой газогенератор отработал нормально, но турбинка, на одном валу с которой был насос, питающий гидравлику, не вращалась, поэтому давление в гидросистеме не создавалось.
  Предложил программу расследования, я её уже написал, и предложил в рукописном тексте всем участникам расписаться. На переругивания и исправления предложенного текста ушло часа два. Подписываться отказались - только печатный вариант. После осознания, что это случится на следующий день, а то и через двое-трое суток бодрствования, согласились - каждый подписал со множеством оговорок - подробно указывающих, что и почему зачёркнуто и исправлено... В программе я даже расписал последовательность и очерёдность действий всех участников, учитывая ранги присутствующих, в т.ч. и действия мои и действия стендовой бригады. После достигнутого всеобщего согласия всей толпой повалили на стенд.
  Стендовики, согласно моему инструктажу, уже привычно строго следили за порядком, дисциплиной и очерёдностью. На стенде все участники убедились в целостности всех пломб и сохранности матчасти. Все хором подтвердили, что замечаний к стенду у Комиссии нет. Представители МИТ и завода-изготовителя питающей установки (Ковров) убедились, что вал питающей установки с помощью отвёртки не вращается, и сообщили об этом Комиссии. Я предложил всем убедиться в этом. Дальше сообщаю итоги расследования, опуская организационно-технические подробности:
  - "Соплышко" газогенератора конструкции МИТ буквально упиралось в лопаточку газовой турбинки, т.к. было длиннее на несколько миллиметров, чем ему следовало быть. Сразу же по ВЧ-связи выяснилось, что на "синьках-светокопиях" чертежей в цехе-изготовителе ВМЗ указана ошибочная длина сопла - ошибка копировщицы, написавшей на кальке последнюю цифру 5 вместо цифры 3, как в оригинале чертежа. Почти все члены Комиссии были очень довольны, а представитель МИТ - в печали.
  У читателей может возникнуть вопрос, к чему были такие "остросюжетные предосторожности" с моей стороны? - к тому, что всегда всем было выгодно обвинить испытательный стенд и ТТС - в лице Главного испытателя, в данном случае меня. На самом деле сюжеты всегда были много острее, вследствие неопределённости причин "неудов" и виновных. К сожалению, стендовые испытания достаточно часто давали ложные или необъяснимые результаты. Ложность своих выводов, но и объяснение некоторых своих испытаний, я понимал лишь годы спустя, как, впрочем, и другие инженеры-испытатели, и даже конструкторы НИИ. Книга Тухватуллина об этом.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А., ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Звонит Зам.Гл. инженера Сарапульского электрогенераторного завода (СЭГЗ), спрашивает: типовые испытания провели, Гребенченко отвечает - "никак нет". Как же так, возмущается Зам.Главного: "конец месяца - это же невыполнение государственного плана". Гребенченко объясняет - тот бросает трубку. По-видимому, звонит Куратору от ЦК КПСС. Через день на ТТС собрались все представители всех заводов-изготовителей и соответствующих НИИ - по два-три человека - от каждого, в т.ч. заводские ОТК и военпреды: у всех невыполнение планов и графиков. В чём была проблема?
  На рулевой машинке (РМ) конструкции ЦНИИАГ в качестве измерителя хода, проградуированного в углах поворота рулей ракеты, использовался встроенный в РМ, т.н. "синусно-косинусный трансформатор". Его погрешность в исходном ("нулевом") положении (это мог быть и 1 и 2 градуса) была соизмерима с величиной хода рулевой машинки, т.к. это были области перегиба синуса и косинуса.
  Иначе говоря, градуировочная характеристика в этих областях была нелинейной и был гистерезис прямого и обратного хода - зона "нечувствительности измерителя". Надо сказать, что на качество функционирования бортовой системы управления ракеты в целом - это не влияло, т.к. управляющие сигналы вырабатывал бортовой "трёхстепенной гироскоп" (тоже конструкции ЦНИИАГ и производства СЭГЗ), которые реализовывались в соответствии с законами технической кибернетики. А именно, рули управления курсом ракеты поворачивались на "мгновение" и на значительный больший угол, "чем надо". При этом подаваемый сигнал был пропорционален не только величине отклонения ракеты от заданного курса, но и - скорости и ускорению этого отклонения. То есть, синусно-косинусный трансформатор выполнял вспомогательные функции, не вполне нам понятные. Все это знали, поэтому занялись "редактированием текста ТУ" на типовые испытания приборов ЦНИИАГ. От этого Института участвовали начальник отдела Бобко и ведущий конструктор Езкина - разработчики этих конструкций и технических условий, в которых Институт предписывал изготовителям обеспечивать указанную точность измерений - именно со стороны заводов-изготовителей. Возмущению Главного инженера ТТС Блохинова Н.А. не было предела: ЦНИИАГ предписывает ВМЗ и СЭГЗ обеспечивать такую точность измерения хода рулевой машинки на малых смещениях, которую синусно-косинусный трансформатор и теоретически не мог обеспечивать, поэтому, как полагал Блохинов, в ТУ для этих смещений точность не надо было указывать. Зам Главного инженера СЭГЗ, военпреды и ОТК обоих заводов были очень довольны, что Блохинов взял на себя эту неблагодарную миссию. Он довёл начальника отдела ЦНИИАГ Бобко до "белого каления". В процессе обсуждения и прений все учитывали интересы только своих предприятий и ведомств, и в положение друг друга не входили. Вследствие этого некоторые пункты ТУ оказались бессодержательными, и, по общему согласию, их торжественно удалили.
  В течение суток "переругиваний" "исправленные ТУ" отпечатали, все подписались, и отправили Гребенченко с ними в ЦНИИАГ. Там - невиданное дело для работников спецчасти и конструкторов института - ТУ в тот же день отпечатали в режимно-секретной части Института, Главный конструктор утвердил ТУ, и сообщил по СВЧ - во все заинтересованные инстанции. Пока Гребенченко ехал обратно, испытание провёл лично Блохинов - планы-графики были выполнены.
  Радостный Зам.Главного инженера СЭГЗ (фамилию не помним) пригласил нас на завод посмотреть на его "детище" - цех сборки прецизионных блоков бортовых гироскопов и рулевых машинок, одну из партии которых мы чуть было не забраковали, а через неё и всю партию - квартальный план СЭГЗ. СЭГЗ - поставлял свою продукцию всем производителям авиационной и ракетной техники СССР-РФ.
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Не помню, с каким командировочным заданием, не любопытства ради, но на СЭГЗ я был, и цех сборки гироскопов произвёл на меня неизгладимое впечатление.
  Это было просторное помещение огромной высоты. На входе-выходе в цех - шлюзовые камеры: в первой снимаешь верхнюю одежду (в межсезонье), документы, бумаги, авторучку и вообще всё лишнее из карманов, и складываешь в свой шкафчик. Затем входишь в шлюзовую "вихревую камеру", а там "воздушный смерч" "выбивает" из тебя всю пыль (и "ненужные мысли"), даже семечки из карманов, рвёт документы и записные книжки, если их взял собой, развязывает шнурки на обуви, или затягивает их в узел. В третьем помещении надеваешь полиэтиленовые бахилы, облачаешься в белый халат, белые перчатки и шапочку - всё х/б.
  Входишь в светлое, ослепительное, "хирургически-белое" помещение, но светильников не видно - стерильное пространство: постоянные - температура, влажность и давление в помещении - поддерживаются автоматически круглосуточно и круглый год. В "цехе" несколько линий поточной ручной круглосуточной сборки прецизионных узлов бортовых гироскопов и рулевых машинок для ракетной и авиационной техники. Вдоль линий - рабочие места, везде девушки в белых халатах. На каждом рабочем месте стоит стеклянный с прозрачными стенками скруббер с притёртой крышкой, литров на пять, на дне какое-то влагопоглощающее вещество, а над ним на специальной подставке лежат "прецизионные детали", используемые при ручной сборке... Выполнение каждой операции при сборке гироскопа отмечается в маршрутной карте, сопровождающей процесс сборки.
  "Экскурсовод" рассказал далёкую быль, Как первый трёхстепенной гироскоп Главный инженер принёс на планёрку директора завода. Тот взял его в руки и нечаянно уронил на стол. "Ну всё гироскоп выкидываем" - вздохнул Главный: его и проверять на соответствие ТУ нельзя, военная приёмка не пропустит, да и не пройдёт он проверку. Его можно только разобрать, но все детали должны пройти весь технологический цикл изготовлений-проверок, пройдут не все детали. Но и это всё - требует совершенно нового технологического маршрута, который никто не согласует, проще изготовить новый. Ладно - сказал директор, отправляй его в заводской музей. Себестоимость гироскопа составляла несколько машин "Волга".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А., ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  В ЦНИИАГ в то время директором был Погожаев И.И. 1956-1969гг. В настоящее время - Шаповалов А.Б. В ЦНИИАГ было и своё экспериментальное производство, как, впрочем, и у большинства отраслевых НИИ. Предполагаю, что именно по этой причине, а также по причине "секретности", которую Лаврентий Павлович Берия внедрил в оборонную сферу СССР, горбачёвско-ельцинская "перестройка" не успела разрушить оборонный щит страны, и в силу малой плотности либерал-демократов в "оборонке". Даже в "перестроечные годы" (под бдительным оком американцев) в ЦНИИАГ была проведена модернизация его производственной базы - в соответствии с программой по перевооружению оборонных предприятий РФ "Развитие ОПК Российской Федерации на период до 2015 года".
  В АО "ЦНИИАГ" есть своя очная и заочная аспирантура, поэтому и статус у Шаповалова А.Б. "директорский". В 1950-1960-х годах институт разрабатывал электрические и электрогидравлические системы наведения зенитных артиллерийских установок, приводы корабельных артиллерийских установок, системы стабилизации танкового вооружения, системы приводов стартовых комплексов баллистических ракет на Байконуре, в 1970-1980-х годах - гидроприводы самоходных миномётов, системы дистанционного управления ПТУРС, системы управления танковым огнём; рулевые приводы баллистических ракет, гидроприводы самоходных пусковых установок и др.
  В 1990 годы были разработаны унифицированные подвижные пункты подготовки информации и командно-штабные машины с проводными и радиолиниями связи, встроенными в компьютерах системами защиты информации.
  Устройства, разработанные в институте, входят в состав высокоточных ракетных комплексов "Точка-У", "Ока", "Искандер", баллистических ракет РКСВ "Аэрофон", беспилотных летательных аппаратов и др. Подробнее - http://nevskii-bastion.ru/cniiag.
  Очевидно, на ТТС - заводском цехе 29 ВМЗ, и при тех численном и кадровом составе, при несомненно выдающихся творческих способностях и амбициях трудового коллектива, подобного научно-технического статуса не будет никогда.
  ОДНАКО ТЕХНИЧЕСКАЯ ОСНАЩЁННОСТЬ И КАДРОВЫЙ СОСТАВ ТТС - времён 1961-2000г.г. и достаточная удалённость от городов - могут вывести ТТС, он же цех 29 - из научно-технической конкуренции с кем бы то ни было, и перевести ВМЗ в статус "Завода - НИИ". В Воткинске уже есть Институт.
  Речь идёт об исследовании чрезвычайно опасного "КРИТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ" ВЕЩЕСТВА: катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, АЭС Чернобыля и Фукусимы, трагическая гибель воинствующих атеистов - научно-исследовательской "тургруппы" Дятлова-Золотарёва (бериевского атомного Проекта). Молодой учёный Дятлов Уральского политехнического института (Свердловск, УПИ) искал на Урале природные маломощные источники ядерной энергии, именно в "шаровых молниях" (ШМ). Он искал встречи с ними, и погиб, предположительно, столкнувшись с "разумом шаровых молний". Это - то самое.
  Книга воспоминаний о ТТС не располагает к систематическому изложению подобных проблем. Но, с целью освобождения читателей от мифов "дятловедов", отметим следующее.
  Академическая наука безапеляционно утверждает, что достоверной информации о ШМ, "пришельцах" и НЛО (по английски - UFO) - нет. Но уфологии полагают, что есть. Так, НЛО запечатлены на христианских иконах, что трагические встречи людей с ШМ не редки на всех континентах Земли. Учёные их не обсуждают ввиду необъяснимости. В отличие от них, трагический случай с "тургруппой" Дятлова, получил мировую известность по единственной причине - она была связана с советским Атомным Проектом. Сами "дятловеды" сообщают об этом достаточную информацию.
  Например, шаманы уральской народности манси и местные охотники знали, как "защищаться" от ШМ: на них не надо смотреть и думать о них, и спокойно заниматься своим делом. Удивительно: академические учёные-атеисты согласны с тем, что человек взаимодействует с тяжёлым предметом, но когда смотрит на него - отрицают полевую обратную взаимосвязь с ним. Однако из достаточно простых законов кибернетики следует, что Наблюдатель и наблюдаемый объект, регулятор и регулируемый процесс, измерительный прибор и объект измерения - взаимосвязаны всегда. Но главное во всём этом, и было основным в деятельности ТТС, правда, не всегда осознаваемого - найти взаимосвязь измерительного прибора и измеряемого объекта.
  Годы спустя это главное трансформировалось в главную проблему естествознания - на новой аксиоматической основе задать правильный вопрс "о непознанном" и получить правильный ответ "о незнаемом". Есть ли "пришельцы", НЛО и "иной разум", нет ли их -"научной информации" об этом действительно нет. Однако все священные книги мировых религий основаны именно на этом. Библия наставляет верующих в Соломоновых притчах 3:5-7 на познание непознанного - дел Господа Бога, если Он допустит к ним "учёных тварей". Никто не называет технические системы автоматического регулирования - разумными. Но нет границ их совершенствованию. Все формулы физико-химических законов отображают названное взаимодействие, именно парное взаимодействие измерительного прибора и объекта измерения - отсюда "Концепция двух видов энергии"...
  С чего начать? Преподаватели КАИ исповедовали Принцип Декарта, свершившего в естествознании Координатную революцию - "сомневайся во всём". Что это означало?
  - Сомневаться не в накопленных знаниях-истинах, а в том, что они соответствуют "грядущим истинам", поскольку истины, согласно Библии - это Дела Божьи, а они неисчерпаемы в познаниях. Соломоновы Притчи 3:5-7, прямо наставляют учёных - тварей Божьих - познавать непознанное - Дела Божьи. Но для этого необходимо сомневаться в достаточности собственных знаний: без "сомнения-градиента" знаний - нет "движения-познания" - как движения "общественной энергии".
  Надо начать с постановки задачи и с программы исследований и выходить с предложениями к Руководству ВМЗ и РФ, минуя "прозападный" Президиум РАН. Кроме того, надо немедленно приостановить исследования и строительство "динозавров науки и техники" - "токамаков" Велихова и машин ПРЕДЕЛЬНО БОЛЬШИХ ЕДИНИЧНЫХ МОЩНОСТЕЙ - для всероссийского обсуждения этой проблемы инженерами - до возникновения "консенсуса" в вопросе безопасного обращения с большим количеством материи-энергии, находящемся в т.н. "критическом состоянии". Дело в том, что ряд известных учёных полагает, что в этом состоянии находится вся материя вещественного мира, но мало кто это понимает. Это "обсуждение" типа "референдумов-выборов", которые власти проводят для легитимизации своего правления. Так и российская наука подлежит выводу из "святая святых" - "научных кулуаров РАН" - запретных для непосвящённых россиян.
  Многие учёные полагают, что мир устроен куда как сложнее, чем мы себе представляем, но научного исследования в некоторых направлениях, видимо, не дождаться никогда. Это одно из них. Вся мировая, т.н. Научная общественность, и даже не общественность - учёная и не учёная - стучатся в непознанное. И мы, дорогие читатели, вместе с вами туда же - куда "кони и раки". Как сообщает журналист Сергей Кравченко, что заведующий отделением психологии и психофизиологии Института медико-биологических проблем Российской академии наук Юрий Бубеев заверяет: в настоящее время всё ещё идет сбор данных о "пришельцах" и НЛО, которые впоследствии планируется обобщить, а уже после этого можно будет приступить к их изучению. Однако Человечество "ведёт сбор этих данных всю свою Историю", и до сих пор обобщает, но приступить к изучению не может, ввиду неизречённости проблемы: нет ни понимания, ни слов для "изречения" проблемы познания непознанного. См. Samlib.ru - g/gpebenchenko_j_i/265: "Энергия - проявление сущности Сущего. Познание сущности Сущего".
  Единственная защита от "агрессии незнаемого" - масштабный фактор: познание непознанного, как и всегда ранее, надо начинать с малого. Для этого не нужен большой институт, но "рекрутировать" надо много институтов и "креативных личностей", точно так же, как это, в своё время, организовал "оборонку" Д.Ф. Устинов, а ещё раньше Лаврентий Павлович Берия - "Советский Атомный Проект"и многие другие личности российской Империи.
  Начать надо на новом философском концептуальном уровне. Гребенченко уже обращался с этим в "научные роты" Шойгу Сергея Кужугетовича, правда, в формате СМИ - через Samlib.ru Максима Мошкова на своей страничке [g/grebenchenko_j_i/265]: По-видимому, что-то там уже давно делается, если судить по достижениям в "постсталинской" и "постхрущёвско-горбачёвской" "оборонке". Надо начать с составления списка рабочих терминов и программы исследований - отсюда кадровый состав, а в цехе 29 ВМЗ вернуться к "нравам Блохинова", принятым на ТТС в "комнате ведущих инженеров" (см. ниже). Кадровый состав - десяток-сотня-тысяча-другая неравнодушных "инженеров-исследователей" - с менталитетами выпускников КАИ, МАИ, МГТУ, МИФИ, МФТИ, МГУ, КГУ, ДГУ... работавших в своё время на заводах, заполнивших отраслевые НИИ СССР и Удмуртии, в т.ч. ВМЗ и ОКБ Ракова Е.Д., СКБ Макеева В.П... - для России - не проблема. А вот выпускники Харьковского Авиационного Института (ХАИ) - не котировались. Нет, не по качеству образования, а по ментальностям-мотивациям: для исследователей непознанного они были недостаточно инициативными, рисковыми, авантюристичными и слишком материалистичными - в отличие от выпускников "допонаборов" КАИ и других ВУЗов. Термины и понятия "дополнительный набор" и "инженер-исследователь" появлись в обращении в службах оргнабора специалистов на промпредприятиях СССР после 1962 года - в связи с реализацией Постановления ЦК КПСС и Совета министров за номером 374 от 21 апреля 1962 года - "О мерах по дальнейшему увеличению подготовки специалистов по радиоэлектронике и радиотехнике с вышим и средним образованием". Но что произошло в СССР?
   К середине ХХв. в промышленности СССР возник дефицит инженеров по новым инженерным специальностям "двойного назначения". Ряд технических университетов и авиационных вузов по специальным постановлениям Правительства СССР и ВЦСПС - в ответ на запрос промышленности и заявки отраслевых НИИ и промышленных КБ и ОКБ... - заводских отделов главных конструкторов - в течение трёх-четырёх лет резко нарастили подготовку большого числа инженеров с уклоном проведения ими исследовательской работы в области новых технологий и новой техники. Для ускоренного выпуска нужного количества инженеров по новым профессиям-специальностям на четвёртые курсы были организованы дополнительные наборы студентов, принимаемых со старших курсов со всех вузов страны - путём переводов и выплаты повышенной стипендии - 55-60 рублей. Кадровая проблема была решена в течение нескольких лет. Появилась новая категория инженеров - инженер-исследователь - аналог научных сотрудников академических НИИ. На новых производствах заводов они работали под руководством учёных отраслевых НИИ. Карьерный рост инженеров-исследователей в промышленном производстве по-прежнему не требовал наличия у них учёных степеней и званий. Тем не менее, на оборонных предприятиях это приветствовалось и вознаграждалось увеличением зарплаты на 50 рублей. Что было харктерно в "допнаборах" (по опыту обучения в КАИ) - будущих "инженеров-исследователей" буквально учили сомневаться в базовых положениях академической науки, прописанных во всех учебниках, поскольку инженеров готовили к работе в области необъяснимых физико-химических эффектов, явлений и процессов природы и даже, как ни странно - в ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРОЦЕССАХ, на которые прямо выводили законы Кибернетики. Эти законы были открыты в середине ХХ века чрезвычайно амбициозным молодым американским военным инженером-математиком Норбертом Винером. Но, что не менее странно, на сто лет раньше Винера, Карл Маркс эти законы подробнейшим образом описал (практически "пооперационно") в третьем томе своего эпохального труда "Капитал" - применительно к кибернетической системе "Человечество" - в качестве его Главного регулятора "КАПИТАЛ↔ПРИБЫЛЬ".
  В Новой буржуазной России аналоги "допнаборов" - "научные роты и взводы" Шойгу С.К.
  
  Очевидно, что один раз ТТС прошла "апогей" своего развития. Об этом книга Тухватуллина. И это хорошо, что она остался цехом номер 29 Воткинского машзавода. Но его коллектив, в лице Руководства, для своего возрождения должен вновь также сильно озаботиться проблемами своего завода, с намерением помогать их разрешению (проблемы сами собой не разрешаются, как, впрочем, и не появляются).
  Например, проверка стойкости материалов и конструкций на тепловую и эрозионную стойкость в агрессивных средах на стендовых газогенераторах Туранина - хорошее основание для экспериментов с "критическим состоянием" вещества. Но работать придётся на частотно-масштабных границах "тепловой и световой", "световой и тёмной" материи-энергии. И они совсем рядом: на этих границах взрываются паровые котлы и сосуды со сжатым и сжиженным газом, а в природе происходят катастрофы. Но это не температуры в миллионы градусов, которые вещество не "чувствует", как полагают некоторые учёные. Вещество всегда ограждено разночастотными слоями-оболочками энергии. Числовое значение верхней границы температуры - "плавает". Мировой научный мир штурмует эти границы, но "втихаря" и в глубокой секретности, поскольку в качестве главного приза маячит "Власть на миром", но, по-видимому, штурмует вслепую. Однако Природа спокойно и всегда реализует эти свойства-проявления в атомах химических элементов и в "холодном ядерном синтезе" в живых организмах - объект наших "экскурсий" - в свойства т.н. "критического состояния вещества", предположительно сопряжённого со свойствами дельта-импульсов Дирака.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Перед поступлением на четвёртый курс "допнабора" КАИ, я пытался поступить в ХАИ. Там мне не понравилось: Руководство Института перевело своих студентов на "допнабор" - со стипендии третьего-четвёртого курсов 30 рублей - на стипендию четвёртого курса "допнабора" 55 рублей. "Иногородних" стали принимать на 30 рублей - якобы "допнабор", а у меня уже семья и дети... В Казани учиться было очень тяжело: из 140 набранных по допнабору в моём потоке окончило 86 человек. Проблема была в том, что студенты других ВУЗов элементарно не научились учиться с тем напряжением своего интеллекта, которое на них обрушилось. Мне было тяжело в двойне. В то время я, на третьем году заочного обучения в "трюме своего буксира", заканчивал пятый курс Горьковского Института Инженеров Водного Транспорта: во время навигации (был пом.механика на волжских буксирах), после сдачи всех контрольных и курсовых работ, по "открепительным талонам" Института, которые мне высылались по почте, я сдавал экзамены в ВУЗах Ульяновска, Горького, Волгограда, Астрахани. Ко второму семестру обучения в КАИ я "научился учиться", и "неуды" у меня прекратились. Пересдавать "неуды" можно было сколько угодно раз - стипендия 55 рублей сохранялась. Но больше двух пересдач никто не выдерживал - рассеялись по другим вузам с "привычными" требованиями к студентам.
  До гобачёвско-ельцинской "перестройки" болонская система обучения-преподавания, которая зиждется на "английской научной школе Ньютона", ещё не проникла в систему образования России, в которой со времён Петра Первого господствовала "немецкая научная школа Лейбница". Обе системы отличаются только терминами и обозначениями-аббревиатурами математических дисциплин. Но проблема была в том (и она сохраняется), что выпускники обеих школ пребывают в полном взаимонепонимании. Ярчайший пример этого непонимания отображён в учебниках и в справочной литературе по "Топологии" английской школы, и "Высшей геометрии" немецкой школы - одной и той же математической дисциплины. "Полные отличники" в "допнаборе" были? - были, и на удивление много - более четверти, а может быть и трети - от потока из 86 выпускников.
  Как "опытный заочник", считаю своим долгом сообщить читателям следующее.
  Болонская система образования в Европе - это итог ЭВОЛЮЦИИ ЕВРОПЕЙСКОГО КАПИТАЛА - столетнего противостояния английской и немецкой научных школ. Противостояние-разделение научных школ и систем образования - началось в связи с одновременно возникшими и параллельно развивавшимися дифференциальным и интегральным - исчислениями Лейбница-Ньютона. Научный спор, кто из них первый, разделил мировую научную общественность и даже перерос в Европе в общественно-политическое противостояние стран. Активная фаза споров прекратилась, вследствие естественного вымирания активных участников спора. Тем не менее, фактически это противостояние сохраняется и в настоящее время. Оно сохранилось в текстах учебной, справочной и научно-технической литературы - взаимно-несовместимыми терминами и аббревиатурами базовых положений науки и формулировками "научных истин" в классической физикохимии. Современное содержание этого противостояния разрешило две задачи Европейского Капитала в области образования:
  - Первая - построена единая система нормирования-извлечения прибыли в системе образования.
  - Вторая - воспитание "простого населения" в общественно-политических интересах носителей Крупного Капитала.
  Всеобщая доступность и демократизация образования, как это декларируется в шести принципахов Болонской Хартии, которую в 1999 году подписали 46 европейских государств (Россия подписала в 2003 году) - всё это "демократический миф" для "недостаточно имущих" - "для быдла" - скотины (с польск.) - оно не должно понимать, что происходит в мире.
  Болонская система образования - усиливает незыблемость, специфическую КАСТОВОСТЬ рыночного экономического общества - итог его эволюции:
  - Согласно марксизму-ленинизму, и множеству научных поучений на тему - "разделение труда, рыночная конкуренция - происходят во обеспечение рыночной эффективной работы" - законной нормы прибыли. Да, это так, но "до поры - до времени", и оно наступило ВДРУГ, и необъяснимо катастрофически. Эффективно - не эффективно, выгодно - не выгодно, и ещё многие десятки известных рыночно-конкурентных понятий-терминов. Но речь вообще не об этом. Речь о законах саморегулирования общества, как кибернетической системы, и необходимых для реализации этих процессов - источников энергии-существования. К настоящему времени в обществе свершается "нечто окончательное":
  - Кто сильнее, кто успеет объединиться и "хапнуть чужое" (так или иначе) - тот и КАСТА-ГЕГЕМОН, тот и ВЛАСТЬ. Вот кастовость общества и есть итог разнородных - обучения и жизни, и различной стоимости для разных слоёв общества этого обучения и жизни - в кастовом обществе. Это то, "высшее", что олицетворяет Болонская система: НАРОД не должен знать, что с ним происходит - современный фундамент интеллектуальной эволюции колониальной Западной Цивилизации англосаксов.
  
  Российские науки и ремёсла-технологии со времён Петра Первого произрастали на немецкой школе, которую Царь выбрал в период двух своих долговременных путешествий по Европе, как наиболее практичную и доступную для распространения во всей Империи.
  Содержание "англифицированных учебники" были почти недоступно для самостоятельного изучения "народной биомассой", даже прошедшей немецкую научную школу образования. Я, Гребенченко Ю.И. - подтверждаю это на собственном четырёхлетнем опыте самостоятельного обучения - по тем и другим учебникам.
  Шесть базовых положений Болонской системы, принятых в Европе в 1999 году - это лукавая маскировка концептуального расхождения "английской и немецкой научных школ". С лукавством базовых положений болонской системы можно ознакомиться на сайте - https://www.gostudy.cz/blog/bolonskaya-sistema-obrazovaniya-vsyo-chto-vy-hoteli-o-nej-znat
  Повторимся, формальное расхождение западной и отечественной систем образования заключается в несовместимости применяемых в разных научных школах научных терминов и аббревиатур. Нет ни малейших сомнений в том, что властные чиновники в Минобрнауке понимают это, но внедряют "Болонскую систему образования" в качестве мощнейшего тарана для разрушения научно-технического и, следовательно, военного, экономического и политического суверенитетов ныне буржуазной России.
  Учебные программы российских вузов, и, прежде всего, НАУЧНЫХ РОТ Шойгу С.Г. - должны быть освобождены от учебников Болонской системы образования - англифицированных учебников по множеству квантовых теорий английской научной школы. Но есть ли, что взамен? - есть, и они всегда были в "периферийных" ВУЗах РФ, и существуют в виде научно технических отчётов-исследований отраслевых НИИ в области эмпирической физикохимии. Например, один из лучших современных учебников-путеводителей по физико-химическим эффектам классической физикохимии:
  УДК 53(03), П16.
  Федеральное агентство по образованию. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования. "Пермский государственный технический университет".
  В.А. Панов. "Автоматизация проектирвания средств и систем управления. Физико-технические эффекты".
  Утверждено Редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия.
  Издательство Пермского государственного технического университета, 2008.
  Рецензенты: канд. техн. наук, проф. Э.С. Заневский (Пермский государственный технический университет), канд. техн. наук, доц. В.Н. Зуев.
  В пособии представлено описание физико-технических эффектов по следующей схеме: Название, Входы-выходы, Графическая иллюстрация, Сущность, Математическое описание, Применение. Кроме того, изложен алгоритм "Синтеза физического принципа действия", с помощью которого можно решать технические задачи любой сложности на основании применения законов физики.
  Пособие предназначено для студентов технических специальностей, а также инженеров и проектировщиков новой техники и технологии. Кроме того, оно будет полезно всем, кто интересуется физикой или использует ее в своей практической деятельности.
  В исследование необъяснимых физико-химических эффектов погрузились все мировые научно-технические корпорации мира. Ставка высока: ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЬ может стать "Властелином мира". Здесь ключевой термин - ВОЛНОВОЕ ДВИЖЕНИЕ ЭНЕРГИИ (обсудим в Приложении к книге). Очень кратко:
  Волна - ИЗМЕНЕНИЕ некоторой совокупности физических величин (характеристик некоторого физического поля или материальной среды), которое способно перемещаться, удаляясь от места своего возникновения (первопричина которого также большой вопрос), или колебаться внутри ограниченных областей пространства, ограничения которых именуются "слоями энергии, имеющими множество физико-химических вариаций-проявлений, существующих-возникающих, "как данность свыше". Волна - это возмущение инерционной среды - всегда локальное, вследствие ненулвого значения инерции (почему? - большой вопрос, из множества возникающих, при попытках объяснений) поэтому распространяющееся с конечной скоростью в "пространстве" - также формы существования энергии, и несущее с собой некоторое количество энергии. Необъяснимая суть волнового движения состоит в переносе количества энергии без переноса вещества.
  Некоторые учёные связывают это качество энергии с необъяснимыми свойствами дельта-импульсов Дирака и критического состояния вещества. Многообразие волновых процессов (по содержаниям-проявлениям) приводит к тому, что никаких абсолютных общих свойств волн выделить не удаётся. Тем не менее, некоторые учёные полагают, что общие свойства волн энергии есть. Об этом в Приложении к книге.
  
  В средневековье власти всех времён и народов за инакомыслие, всегда политизированное, подвергали носителей инакомыслия казни - как противников Власти. При современном взгляде на средневековые и современные исторические и общественно-политические процессы-события выясняется, что справедливость наказаний за инакомыслие была всегда и остаётся весьма проблематичной, условной и неискоренимой абсолютно.
  В 1431 году по приговору европейской Святой Инквизиции была сожжена на костре заживо француженка Жанна Д'Арк. В числе преступлений-прегрешений несчастной женщины, опуская политическую и экономическую составляющие, значилось ношение мужской одежды. Это не соответствовало нормам поведения и представлениям своего времени. Ей было 19 лет. Через 170 лет в 1600 году молодым заживо был сожжён итальянский монах Джордано Бруно - за инакомыслие в науке и критику Власти... Некстати говоря, Ватикан, "шагая в ногу со временем" в 1998 году помиловал многих еретиков от науки того времени, но несчастный монах Бруно, который под пытками несомненно каялся - не был помилован, в отличие от Галилея и других еретиков.
  Человечество существует в настоящем (вернее страдает) в "абсолютной недостижимости" "АБСОЛЮТНО СПРАВЕДЛИВОГО" действия законов и правил, вырабатываемых т.н. либерально-демократической Мировой общественностью. Речь о мире англосаксов - всегда бывшего и остающегося колониальным и рабовладельческим - по менталитету - в принципах его отношений со всем миром "неанглосаксов". Например, только в 1967 году, в результате всенародного референдума, коренные жители Австралии были признаны людьми, а не животными. Это было Воззванием к Человечеству ХХ века. Источник: https://intcom-mgimo.ru/2017/2017-05/aboriginal-issues.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А., ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Надо сказать, что далеко не все стендовые испытания приносили ожидаемые результаты, но все приносили совершенно неожиданную информацию, которая к поставленной задаче, из-за незнания-непонимания проблемы - порождала множество новых безответных вопросов, выделить из которых вслепую (ввиду отсутствия общепринятых теорий) надо было всего один-два фактора. По этой причине КОМНАТА ВЕДУЩИХ ИНЖЕНЕРОВ на 2-м этаже корпуса 1 была "оперативным интеллектуальным центром ТТС". После каждого испытания там проходили совещания и заседали многочисленные, "стихийно возникавшие комиссии участников из смежных организаций ВМЗ".
  Комната была большой. По периметру стояли шесть рабочих столов - по числу испытательных стендов и главных испытателей. Посредине комнаты стоял стол для игры в настольный теннис, вокруг него стулья. Но в теннис не играли: на столе рассматривали ещё полусырые (после проявки) осциллограммы только что проведённого огневого испытания ЖРД. Стол служил для оперативной расшифровки осциллограмм, а комната для проведения стихийно возникавших оперативных совещаний и научно-технических дискуссий - с участниками и заказчиками испытаний, проводимых по программам НИР и ОКР, а также с многочисленными комиссиями: все хотели свалить на стенд негативные составляющие или неожиданные результаты испытаний - ВСЕГДА выявлявшиеся в результатах испытаний, проводимых по программам НИР и ОКР.
  Доминировал Блохинов Н.А., намеренно вызывая у оппонентов из смежных организаций "научную истерику" своими въедливыми вопросами. Доводил до ярости и ведущих инженеров - своих соратников. Всем было не до "сантиментов": реально решался вопрос профессионального и должностного соответствия каждого из участников "совещаний". Проверку проходили не все, но прошедшие воспринимали это всё, как "само собой разумеющееся". Блохинов прав был всегда. Все это признавали, и это было хорошей школой для всех участников совещаний, и все были ему благодарны за это, но потом, годы спустя. Постоянное стрессовое состояние привело его самого к сердечной аритмии. Годы спустя, после бесполезного лечения, аритмия исчезла "сама собой" - после ухода на пенсию, но и сократила его здоровье и продолжительность жизни - на годы. Как, впрочем, и многим участникам "круглых столов", принимавшим этот "научный наркотик". Вот ещё один пример.
  "ЭФФЕКТ ВОЛКОВА" - идейная научно-техническая катастрофа Горьковского машзавода (из истории ТТС).
  Волков - математик по образованию, ведущий инженер Горьковского машиностроительного завода (ГМЗ) - предложил производить вдув газа в закритическую часть сверхзвукового сопла - это якобы должно было приводить к увеличению удельной тяги реактивного двигателя - на 20 процентов. В лабораторных экспериментах на ГМЗ, при модельных продувках сверхзвукового сопла холодным воздухом, проводимых Волковым, эффект неизменно воспроизводился. Военные были впечатлены - это была революция в ракетостроении. Волков добился финансирования на доработку на ВМЗ камеры сгорания двигателя 9Д21 и на проведение на ней (одной и той же камере) трёх огневых испытаний на ТТС, но с разной комплектацией силоизмерительной системы. Испытания проводил Гребенченко.
  Эти испытания совпали с проводимой ЭКБ реконструкцией стендовых силоизмерительных систем - с отказом от мессдозы с аналоговым выходом полезного сигнала - в пользу более "жёстких" "струнных датчиков" типа СВ-3 с дискретным выходом измеряемого сигнала. Первое испытание провели с мессдозой. Действительно, и без расчёта удельной тяги осевая составляющая тяги возрастала скачком - до ожидаемых процентов. На втором и третьем испытаниях эффект Волкова со струнным датчиком не воспроизвёлся. Что произошло?
  Здесь можно долго перечислять и обсуждать причины и обоснования отказа от мессдозы. Они, несомненно, способствовали возникновению эффекта Волкова - "роста удельной тяги", но не как газодинамического эффекта, а как эффекта, вырабатываемого только силоизмерительной системой стенда. Остановимся на том, почему газодинамический эффект Волкова на горячем газе реально отсутствовал.
  Методика, моделирование и схема холодных продувок воздухом у Волкова оставались секретными. Но и без них было что обсудить. Вспомним широко известное явление:
  - при открытии запорного вентиля сосуда со сжатым газом, вентиль и сосуд при выпуске газа покрываются инеем, вследствие охлаждения газа от плюсовых - до минусовых значений температуры.
  Следовательно, это приводит к конденсации водяного пара, находящегося в окружающей атмосфере. Очевидно, плотность охлаждающегося воздуха повышается, поэтому ввод воздуха в закритическую часть даёт значимый прирост тяги. Но почему горячий газ не ведёт себя также. В том-то и дело, что и он ведёт себя также, но относительное изменение температуры у воздуха - плюс-минус 20 град. Цельсия, или 293-253 град Кельвина, что составляет около 10 процентов. У горячего газа охлаждение приводит к росту тяги около 1 процента. Это очень приближённая оценка. Достаточно сказать, что уравнение-формула Клапейрона-Менделеева для статического состояния газа PV=GRT - давление, объём, расход газа, газовая постоянная, температура - на первый взгляд линейное, в динамике скрывает в себе нелинейные взаимосвязи всех обозначенных параметров. Так, расход газа имеет квадратическую зависимость от перепада давления. Но в первую очередь расход зависел от конфигураций-обводов сопел, с общим названием в гидравлике - насадков. Но если перепад был велик - участок параболического изменения расхода газа или жидкости отображался прямой линией. Аналогично и с температурой - но её изменения известным температурным формулам на высоких температурах - не подчиняются: речь об известном термодинамическом эффекте, названном "ультрафиолетовой катастрофой" фундаментальной температурной формулы Планка для гипотетического "чёрного тела". Числовое значение газовой постоянной в сопловом блоке также переменное.
  Удельная тяга реактивного ракетного двигателя - это отношение измеренного значения осевой составляющей тяги к измеренному расходу ракетного топлива. Это была характеристика энергосодержания, прежде всего топлива, и она не могла быть выше теоретической расчётной величины. Реальное числовое значение этой величины зависело от множества конструкторско-технологических реализаций этой идеи, т.е. всегда была меньше теоретического значения. Так я рассуждал в то время.
  С тех пор произошло множество событий-открытий, совершённых учёными и инженерами-исследователями отраслевых НИИ и соответствующих ВУЗов СССР-РФ. Из них явно следует, что поведение локальных энергетических структур сверхзвукового потока газа - аналогично поведению дозвуковых структур, и не зависит от масштабирования процессов. Вернее, известные свойства дозвуковых течений газа любых масштабов и частот носителей энергии в инерционных газовых потоках - могут быть экстраполированы в сверхзвуковые потоки энергии любых форм энергии, в т.ч. - полевые, и в "безынерционные дельта-импульсы Дирака". Можно обсуждать влияние дельта-импульсов на энергосодержание сверхзвукового потока газа. Рассмотрим в главе 33.
  
  ИДЕИ "ВДУВА" ГАЗА И "ВПРЫСКА" ЖИДКОСТИ в закритическую часть сопла реактивного двигателя, и других конструкторско-технологических способов - с разными целями, но, прежде всего, с целью повышения удельной тяги и создания несимметричности газового потока для создания боковой управляющей силы - составляющей тяги маршевого двигателя ракеты - разрабатывались всеми отраслевыми НИИ. Идеи были неисчерпаемыми по конструкциям, материалам и технологиям и трактовкам ожидаемых на огневых испытаниях физико-химических эффектов. По-видимому, они неисчерпаемы и в настоящее время.
  
  Гребенченко Ю.И. всё ещё находился в лихорадочном поиске первопричин неудачных огневых испытаний-проверок идеи повышения удельной тяги Волкова (на РМ-2 - на камере сгорания двигателя 9Д21), а ещё раньше - "загубленных огнестойких пористых вкладышей" Породенко - на РМ-1. Породенко в то время занимался поисками огнестойких материалов и конструкций РДТТ. Воодушевлённый объяснением причин скачкообразного возрастания на 25 процентов расхода жидкости на струйных форсунках Туранина ("оказывается" на этом принципе работают все насосы типа инжекторов и эжекторов) - Гребенченко носился с идеей - вообще отказаться от профилированных сопел, поскольку по аналогичной идее поток газа в цилиндрическом насадке "сам профилирует" свои геометрические обводы. Вследствие этого критическое сечение высокотемпературного и эрозионного газового потока РДТТ не соприкасается с материалом цилиндрического насадка. Но поиск оптимальных геометрических пропорций гипотетической конструкции требовал теоретических обоснований и большого числа экспериментов. Эта идея не обещала повышения удельной тяги, Волков находился в глубокой печали, а с Породенко они больше не встречались.
  Надо сказать, что в авиационных реактивных двигателях с управляемыми векторами тяги, которые иногда показывают крупными планами на российских ТВ-экранах, многие идеи такого рода давно реализованы.
  
  На ТТС были экспериментально проверены сотни вариантов идей, конструкций и материалов отраслевых НИИ. Среди них было много поистине "экзотических и трагических идей", с такими же результатами, очень часто неожиданными и необъяснимыми в рамках базовых положений классической физики. В "комнате ведущих инженеров" на втором этаже Корпуса номер 1 ТТС, участники событий нескончаемо "скрещивали копья своих взаимно исключающих аргументов и функций". Но они шли и шли, и "СТАЛЬНОЙ ВЕТЕР БИЛ ИМ В ЛИЦО" - В. Гроссман, Интернет-сайт "Высота 102" - она же Мамаев Курган в Волгограде.
  Участники тех событий составили некое братство, которое интуитивно сплотило всех участников событий тех лет, которые и десятки лет спустя испытывают искреннюю духовную близость, и это их всех удивляет и поныне. По-видимому, это тот самый менталитет России - многосотлетний социально-политический способ-проявление единения россиян. Англосаксам этого не понять - в "Россию можно только верить" - Фёдор Тютчев, 1866г.
  
  Глава 3. НАЧАЛЬНИК, КОТОРЫЙ ЧАС?
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Коллектив впрягся в работу в полную силу - того требовали обстоятельства.
  В Воткинске, возле второй проходной ВМЗ, для ТТС - заводского цеха номер 29 - было выделено помещение, где разместилось руководство цеха - секретариат (Наталья Митрофановна Булатова, в скорости Лялина, Надежда Павлова), отдел снабжения (Сорокин Б.Г.).. К 8 часам утра здесь собиралась толпа работников цеха, проживающих в Воткинске. После короткого совещания, получив руководящие указания, основная масса работников садилась в автобус, специально выделенный заводом, и уезжала на работу - на "площадку" - ТТС, другие расходились по цехам и отделам ВМЗ "вышибать" материалы и оборудование для монтажа оборудования испытательных стендов ТТС. И.Ф. Сысоев следовал за автобусом на служебном "газике".
  В начальном этапе строительства к строительным работам были привлечены заключённые, и был установлен строгий режим посещения и пребывания работников ТТС на стройплощадке: для всех гражданских лиц, особенно женщин, предписывалось индивидуальное сопровождение солдатом ВОХР.
  По мере окончания строительных работ на каком-то участке ЗЭКи освобождали эту территорию для производства монтажных работ, поэтому вся площадка была разделена на зоны, огороженные колючей проволокой. Общение с заключенными нам было запрещено, но на вопрос через "колючку" "Начальник, который час?" надо было отвечать, отказ у ЗЭКов считалось очень невежливым поступком, это чувствовалось спиной. Возили их спецтранспортом из ближайших мест заключения, на стройплощадке они были хозяевами, варили "Чифирь", где-то кайлом пробили алюминиевую цистерну (искали спирт), но в принципе чрезвычайных ситуаций не случилось. Окончательно от ЗЭКов освободились только в 1961 год осенью.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А.Н. ЛЯЛИНА.
  20 марта 1959 года Сысоев Иван Филиппович на служебной машине привез меня и Соляных А.В. на стройплощадку (площадка номер 17). Впечатление от вида площадки было грустное. После шести месяцев проживания в Москве и работы в ГСПИ-7 стройка казалась адом на Земле. Весна, кругом непролазное месиво грязи, машины на территории тянут тракторами, горы стройматериалов и ЗЭКи. Из грязи вырастал испытательный корпус номер 1, без левого и правого крыла (без стендов РМ-1, РМ-4), компрессорная и баллонная - были уже под крышей, рыли котлован под емкость мазутохранилища, строилась котельная.
  Объем строительных работ для той численности персонала ТТС был очень большим:
  - Начальный участок периметрового ограждения ТТС длинной 3 км; подъездная ж.д. одноколейка; подземная трасса производственного водоснабжения длиной тоже 3 км с насосной станцией на речке Вожой; трасса питьевого водоснабжения и родниковая насосная станция с подземными резервуарами" водонапорная башня; подземные трассы теплоснабжения; очистные сооружения и промканализации; подстанция, котельная, пожарная часть, дома аварийного персонала, гараж, столовая.
  - Основные производственные здания - испытательные стенды - инженерный корпус, топливные склады, здание лаборатории ускоренных климатических испытаний, станция жидкого азота, компрессорная, баллонная.
  Теплотехническая станция была важным объектом ракетостроения СССР, и находилась под личным контролем Министра оборонной промышленности Д.Ф. Устинова. Он не раз посещал заводы Удмуртии, в т.ч. ТТС, и даже присутствовал при проведении первого огневого испытания 9Д21 для ракеты 8К14 на РМ-3 в 1961 году, а также в 70-х на нескольких "знаковых для ракетостроения" испытаниях РДТТ, выпускаемых ВМЗ со смежными заводами СССР.
  
  СЫСОЕВ И.Ф. ВСПОМИНАЕТ.
  Ежедневно на стройплощадке ТТС работало до 900 человек строителей и монтажников, были задействованы более 20 субподрядных строительно-монтажных организаций. Все это требовало от нас высокой исполнительской дисциплины, оперативности в решении - технических, снабженческих, финансовых и транспортных и множества организационно-технических вопросов.
  Еженедельно проводились диспетчерские совещания, обычно их вели заместители Председателя Совнархоза Шишкин А.С. или Белов В.И., а в период монтажа оборудования вел Секретарь Удмуртского Обкома КПСС Марисов В.К. На рапортах Совнархоза присутствовал весь руководящий состав ВМЗ, ТТС и руководители монтажных организаций.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Эти рапорта проводились в бараке, который находился за охраняемой территорией, собственно говоря, там и была вторая контора цеха 29 - ТТС, тут же и столовая, "красный уголок". Каких либо удобств, кроме холодной воды, там не было, еду привозили, все текущие вопросы решались здесь. После отъезда высоких начальников И.Ф. Сысоев по свежим следам (по недоработкам) начинал процедуру воспитательной работы со своим подчиненным персоналом. Шуму было много. Иван Филиппович был типичным советским руководителем с жестким командным стилем. Вся иерархическая система советского руководства со сталинских времен практически была пронизана авторитарностью.
  Беспрекословное выполнение указаний начальника было законом, естественно применялись и меры наказаний, вплоть до снятия с должности. На Воткинском заводе были такие же порядки, которые сохранялись долго, и в период горбачёвско-ельцинской перестройки лишь усилились, как, впрочем, и на других предприятиях и организациях оборонно-промышленного комплекса СССР. Очевидно, благодаря этому, благодаря относительно малой плотности либерал-демократии, "российская оборонка" выжила. Иван Филиппович был уже закаленным и опытным руководителем.
  Тем не менее, Иван Филиппович, никого и не увольнял. "Екимкин нос" и "Кровь из носу" - были его любимыми выражениями, но и только. Они были не злыми и безвредными, поэтому навсегда прижились в коллективе и стали девизом всей деятельности ТТС. Никакого мата и оскорблений. На самом деле, он был очень доброжелательным человеком, хорошо разбирался в людях, был очень проницательным и знал кадры "как облупленных" и высоко ценил своих работников. Вот что пишет И. Ф Сысоев в честь 25-летия ТТС:
  "Работа на ТТС привлекла персонал масштабностью задач, современностью и престижностью профессий, предоставленной самостоятельностью. Люди полюбили свою работу за сложность, разнообразие, и за творческое отношении к порученному делу. В коллективе было сильно развито чувство долга, товарищества и коллективизма. Когда надо, работали сутками. 25 сентября 1961 года мы провели первое огневое испытание РМ-5.
  События не раз проверяли нас на техническую зрелость принятых нами решений и, как правило, профессиональное мастерство инженеров и рабочих ТТС всегда было на высоте.
  Много сил и энергии вкладывали в свою работу Полушкин А.И, Лялин А.Н., Тухватуллин. З.А., Самойлов В.С., Логинов Ф.В. Степанов Г.А. Последов Н.Ф., Блохинов Н.А,, Гущтуров В.Г, Роевнев И.С., Панышев С.А., Ощкин М.Н., Базуев Г.Я., Макаров В.П. и многие другие.
  Сердечно поздравляю коллектив ТТС с 25-летним Юбилеем и желаю рабочим и инженерам дальнейших успехов в труде и строго соблюсти и развивать трудовые традиции, сложившиеся при строительстве ТТС".
  С уважением. И. Сысоев . 24.09.86 г.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Мы очень уважали Ивана Филипповича. Никогда не забуду случай, как он меня буквально вытащил из "лап правосудия".
  При сливе азотной кислоты из топливной системы ракеты после выдержки их при плюс 50 градусов в течение 3-х месяцев 4 работника получили ожоги лица и глаз разной степени тяжести. На рабочем месте при выполнении опасной операции меня не было, поскольку я играл в это время в домино с генералом - Руководителем Комиссии по приему результатов коррозионных испытаний топливных баков ракеты. Ребята (привлеченные работники цеха номер 28) работали с грубыми нарушениями правил техники безопасности (работали без противогазов). Возбудили уголовное дело, а у меня в это время серьезно заболела жена, и я ее увез срочно в Казань на лечение, оставив дело о несчастном случае в "возбужденном состоянии". Меня, конечно, потеряли, а я вернулся только через месяц. Увидев меня, Иван Филиппович потерял дар речи, потому я и не помню, что он говорил. Только я понял, что Ивану Филипповичу, очень авторитетному человеку, удалось закрыть уголовное дело. А вместо прогула мне задним числом оформили профсоюзный отпуск. Иван Филиппович долго и подробно расспрашивал меня о болезни жены и о лечении. Такое не забывается. Второй раз от катастрофы меня спас В.Г. Садовников. Но об этом попозже.
  Позже в этих бараках и долгое время проводились профсоюзные собрания с очень бурным обсуждением текущих вопросов.. Почему-то больше всего доставалось нашему главному энергетику Логинову Ф.В., который потом после И.Ф. Сысоева стал начальником ТТС.
  В начале, больше всего было вопросов по снабжению: не хватало металла, труб, арматуры, насосов, компрессоров, трансформаторов и прочего оборудования и материалов - все это надо было "вышибать" у изготовителей:
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А.Н.ЛЯЛИНА
  Для того, чтобы получить оборудование для строящегося объекта, нас молодых инженеров тов. Сысоев разгонял по всей стране. В этот период я дважды ездил в г. Щелково за насосами для котельной, дважды в г. Чехов - за арматурой и вентиляторами, в г. Первоуральск за баллонами, в г. Горький - за цистернами для складов ракетного топлива, в г. Калининград - за сплавами АК-6, АК-8 и за арматурой, в г. Москву - за документами, в Степино - за сплавами типа "степлит" и т.д. О ходе выполнения докладывал по телефону ночью, т.к. "провинциальный Воткинск" давали только ночью. Докладывал о том, что плохо с отгрузкой, не дают и т.д. В ответ я всегда слышал бодрый уверенный голос шефа, т.е. Ивана Филипповича: "Екимкин нос", "Кровь из носу", "Кровь мешками", не выезжать, добиваться и отгружать!!!. Этот, "Екимкин нос" действовал ободряюще и я не разу не возвращался из командировки без выполненного задания. Шеф разрешал уезжать только после того, как ему сообщалось о номере вагона и квитанции, дате отгрузки.
  Такая высокая требовательность заставлял нас в случае неудач обращаться в самые высокие инстанции, вплоть до кураторов аппарата ЦК КПСС, связь с которыми была самой надёжной, двусторонней и действенной. К этой связи мы прибегали в безвыходных организационно-технических ситуациях, особенно, когда возникала необходимость срочного взаимодействия с предприятиями разных министерств. Однажды это сделали Соляных Аркадий и Косачев из отдела снабжения, а лично мне пришлось "пробиваться" в Свердловске к Начальнику управления Металлургической промышленности по доработке титановых баллонов высокого давления в Первоуральске, и в г. Москве - к заместителю Министра строительства РСФСР - по монтажу технологического оборудования в корпусе огневых испытательных стендов ТТС. В Министерстве корпус числился в отчётах за номером 1.
  
  Глава 4. ПРОШУ ВАС ОТКРЫТЬ ЗАКАЗ
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Основная задача персонала ТТС, занимавшего руководящие должности разных уровней, инженеров - специалистов и будущих испытателей будущего эксплуатационного персонала заключалась в подготовке испытательных стендов к первому пуску. Срок сдачи первой очереди испытательного производства был назначен на декабрь 1961 года. К строительно-монтажным работам были привлечены как специальные организации, так и заводские службы, однако выполнение большого объема работ возлагалось на персонал ТТС.
  Испытатели должны были иметь какое-то представление об огневых испытаниях, поэтому они проходили стажировку в КБХИММАШ (г. Королев), кроме того они вплотную занимались монтажными работами по стендовому оборудованию вместе с монтажниками и самостоятельно - после ухода монтажников. Типовой стенд для огневых испытаний ЖРД представлял собой несколько железобетонных помещений корпуса 1 - из монолитного железобетона, с толщиной стен до метра, с установленными в разных помещениях - баллонными батареями для окислителя и горючего с давлениями наддува до 150 атм, упорный станок, рассчитанный на восприятие тяги ракетного двигателя в 10, 15, 25 тонн, щит ручного управления испытаниями с трубопроводной арматурой высокого давления, помещение манометрической, огневой бокс, отделённый от помещений "бронеплитой" толщиной 10см, служившей стапелем для крепления ЖРД.
  В общем, кругом нержавейка, высокое давление 200 атм. - невиданные ранее, и это всё - нестандартное оборудование. В процессе монтажа хватало забот, ранее невиданных:
  - "Сухая резьба" нержавеющих труб неожиданно "здирается" так, что и разобрать невозможно (приходится отрезать и приваривать новую). Стыки ниппельных соединений текут (по тем же причинам). В сварочных соединениях "непровар" - вследствие того, что электроды, прокладки и соединительные детали сделаны из разных сортов нержавейки - часто из неизвестной марки сплавов (после сварки становились хрупкими - неожиданно не выдерживали высоких давлений). Детали из титановых сплавов не поддавались механической обработке напильником, сверлом или ножовкой, вследствие неожиданного "самозакаливания" металла при механической обработке титана. Отверстия на фланцах и на арматуре, изготовленных в разное время на разных заводах - не совпадают и т.д.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЛЯЛИНА А.Н.
  После укомплектования оборудования для РМ-2 и РМ-3 мне поручили вести контроль за монтажом технологического оборудования РМ-2 и РМ-3. Вела его специализированная организация г. Москвы. Начальник участка Пак-Хен, бригадир т. Кащаев. На монтаже оборудования трудились Килин, Микрюков, Макаров, Юков, много ребят из Ижевска. Измерения монтировали Худяков, Лялин В.Н., Янчуркин В.С.
  Надо промывать и прочистить баллоны, трубопроводные магистрали, подготовить заправочный щит, установить датчики, "пролить" (градуировать) магистрали подачи топлива для определения гидравлического сопротивления, подготовить манометрическую, измерительные линии и датчики, регистрирующую аппаратуру, закончить монтаж пультов управлении и наладить их работу. И везде проблемы, Не хватает смены - работай дальше во вторую, домой ничего кататься, есть дом аварийного персонала, матрасов хватает. И все это на фоне нехватки материалов (металла, труб, арматуры, проводов, комплектующих, приборов, датчиков и т.д.). На территории ТТС ещё не было механического производства, хорошо, что па основе безоговорочного исполнения были подключены все службы завода. "Прошу Вас открыть заказ...", типичная служебная записка начальнику ОКСа завода, по резолюции которого цеха должны быть выполнять безропотно. Трубопроводную арматуру изготавливали в ИЖМАШе, в г. Чехове, в 30 цехе завода. Не обходилось и без ЧП и "тягостных курьезов".
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЛЯЛИНА А.Н.
  Залили бетоном 2-х метровые анкерные болты диаметром по 48 мм силового упорного станка на РМ-3, всего 12 болтов. Болты из сверхпрочного металла, к сожалению никто не помнит, кто их сделал. Наутро механик стенда Макаров Валерий Павлович пошел проверять, как они "схватились". Показалось, что один из болтов сидит слегка криво, ну и стукнул "малость" молотком. И отвалился болт от легкого удара, как потом установили, не та сталь, и перекалена "насмерть". Вот и откапывали эти болты длиной больше метра всего 12 штук отбойными молотками несколько суток. Бетон марки 800 "схватился" хорошо.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  После ухода монтажников-смежников выявились их недоработки и на других участках. Например, на участке нейтрализации двигателей после огневых испытаний не работал водокольцевой вакуумный насос, сушильная вакуум камера не герметична (неплоскность фланца крышки), сама камера не теплоизолирована. А на топливных складах - это уже была "трагедия". За монтажом оборудования на топливных складах никто толком не следил и монтажники благополучно их сдали. Вообще то, зав. складом там был Горбушин Владимир Георгиевич, вроде присутствовал при опрессовке трубопроводов - проверке на герметичность. Когда склады структурно подчинили Испытательному корпусу этот участок присоединили к группе нейтрализации, т.е. мне. Ждали прибытия цистерн с ракетным топливом.
  Наступил торжественный момент: Горбушин В.Г. "пригнал" из г. Чирчик цистерну с АК-20И ("меланж" - 80 процентов азотной кислоты и 20 процентов ещё более агрессивной четырёхокиси азота). Поставили цистерну на разгрузку под "стояк" со шлангами перекачки, открыли крышку, опустили кислотостойкий шланг в цистерну, далее по технологии надо было заполнить сливную линию трубопроводов топливом и созданием в них вакуума ручным насосом АКФ-4. Такая вот "гениальная конструкция". А вакуум не создавался, все стыки были негерметичными. Только на распределительном щите с 20 вентилями диаметром 80 мм было 40 стыков, на "гусе" шланг был закреплен кое-как. Сливали цистерну 3 суток, никто домой не уезжал, спали в доме аварийного персонала: заправщики-испытатели Соколов Борис Николаевич, Соколов Геннадий Николаевич, Бояршинов Валерий, но и упомянутые выше руководители Тухватуллин З.А. С Горбушиным В.Г. "нанюхались кислоты" на всю оставшуюся жизнь. Последние 3 тонны сливали АКФ-4 ручным насосом.
  Пришлось все переделать. Без всяких проектов в течение последующего месяца всю систему переоборудовали: насосы отчаянно "дымили бурым паром кислоты" из-за негерметичности по валу, дышать было нечем. Всё вынесли из здания под навес, т.е. на открытый воздух и установили ниже уровня цистерн, обеспечив "самоналив" трубопроводов и насосов. От алюминиевых труб и арматуры отказались и поменяли их на нержавейку, выбросили распределительный щит с лишними дублирующими вентилями, и все это без всяких согласований, проектов, по эскизам, оперативно нарисованных на листе бумаги.
  Но неприятности только начинались. Далее предстояло осуществить заправку стендов упомянутым топливом по подземному трубопроводу, уложенному согласно строительным нормам на глубине 3 м (ниже любых других подземных магистралей). При первой заправке 2 стенда пришлось несколько раз чистить фильтры на заправочном стендовом щите (это минимум 2 часа работы). Это была очень неприятная процедура - работали только в противогазах. За рабочую смену заправить баллоны не успели. Заправщики и стендовики остались работать во вторую смену. Однако особенно никто не переживал, т.к. начальство уехало домой. Остались руководить процессом Горбушин В.Г. (на складе) и Чижов Е.Я. - на стенде. Заправка шла очень медленно: стендовики уже знали, что надо остановиться и чистить фильтр. Поэтому работа шла медленно, но торопиться было некуда, да и как? Заправимся как-нибудь.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ВЕДУЩЕГО ИНЖЕНЕРА САЙФУТДИНОВА В.А.
  Вспоминается первая заправка баков компонентами ракетного топлива. Казалось, простая операция: открыл все вентили, дал команду: "Включить насосы" и смотри на стекло уровнемера. Но все оказалось сложнее. Запорные вентили открыты, насос включен, а "меланж" (АК-27И) в уровнемере не появляется, хотя прошло 20 мин. Стоп насос! Замеры уровня топлива в цистерне: отдано 5 тонн. Предположили, что пять тонн ушло на заполнение пустого трубопровода. Качай Володя! Еще 30 минут. Столбик "меланжа в уровнемере появился, но остановился на 10 см., дальше не идет. Стоп насос! Вместе с оператором складов Владимиром Горбушиным пошли осматривать колодцы. 1-й - сухо, 2-й чувствуется запах меланжа. Из 3-го колодца Горбушин вылетает пробкой и судорожно швыряет снег за шиворот. Потолок колодца в каплях азотной кислоты. Идем на конечный колодец - у самого корпуса. Едва откинули крышку, как мощный оранжевый столб паров "меланжа" ударил выше корпуса. Выяснилось! "Пошутили" монтажники из Уфы, сварили нержавеющие трубы простыми электродами. А ведь целый месяц славная монтажная бригада Кашаева вела сварку 2-х трубопроводов окислителя.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  По словам Горбушина В.Г. качали они кислоту всю ночь и выкачали почти всю цистерну. Но об этом знали не все.
  Главный виновник Тухватуллин З.А., которого не было на рабочем месте - вот и пусть теперь выкручивается: "Екимкин нос", " Кровь из носу", что хочешь - делай. А через месяц испытания, не просто испытания, а КВИ. Что делать!?
  О ремонте подземной трассы не могло быть и речи, трубы на глубине 3 метра плавали в кислоте, а где разорвало трубу понять было нельзя, да и труб нержавеющих диаметром 80мм не было, и достать было не просто.
  Я вызвал из гаража трактор "Беларусь" с ковшом. Прокопали наклонную канаву от колодца, добрались до трубы и вытянули трактором одну плеть наверх. В стыковом сварном шве, как раз в самом колодце, обнаружили неправильной форме отверстие порядка 1,5-2 см2
  Не было понято, есть ли еще такие отверстия, или это единственное отверстие. В любом случае ремонт трассы, где трубы лежат на 3-х метровой глубине, в короткий срок было немыслимым делом. Поэтому решили перебросить временную наземную трассу. Трубы положили просто на "деревянные баклашки", но траектория трассы получилась с заходом в лес, подальше от дорог и зданий, повесели таблички, завели журнал ежедневного осмотра трассы и вперед.
  Эта "времянка" проработала годы, пока на ТТС шли испытания двигателей и газогенераторов с использованием жидких ракетных топлив. Думаю, что трубы до сих пор там лежат и работают.
  Позже потекли 60 кубовые алюминиевые цистерны с кислотой. До сих пор помню, как Горбушин В.Г. лежал под цистерной, заполненной кислотой, и пытался устранить течь методом чеканки слесарным молотком, а кислота капала ему на противогаз. "Скребла" жуткая мысль, что сейчас молоток пробьёт алюминиевую стенку и уйдет в цистерну?
  Потом приехал Утыро - Главный инженер проекта из ГСПИ -7, утвердивший проект, очень строго качал головой и матерно ругался: "это кто же так проектировал". Алюминиевые цистерны мы поменяли на нержавеющие - своими силами
  Вот такая романтика. Топливные склады были явно спроектированы очень неудачно и преступно неграмотно. Но случайно-ли?
  
  МЫ "ИСПЫТАТЕЛИ" - ПЕРВЫЕ "ПУСКИ ЖРД".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Первое огневое испытание двигателя 8Д511 от ракеты 8К11 было запланировано ближе к концу 1961 года. Неожиданно, видимо конструкторам надо было проверить работу системы подачи топлива в натуре, т.е. в составе ракеты, где то "наверху" было принято решение об автономном испытании вытеснительной системы подачи топлива ракеты с задействованием газогенераторов по штатной схеме, но без запуска основного двигателя.
  Особенность этой ракеты состояла в том, компоненты топлива подавались в реактивный двигатель не турбонасосным агрегатом, а путём вытеснения топлива из баков избыточным давлением, которое создавалось специальными газогенераторами, расположенными в топливных баках этой же ракеты, вырабатывавших газ для создания необходимого давления в баках с топливом. Они работали на тех же компонентах, которыми ракета была снаряжена. Однако стенда для такого испытания у нас не было. Для такого рода вертикальных испытаний ракеты (без запуска двигателя) проектом был предусмотрен специальный корпус, сейчас это корпус номер 5, но в планах первой очереди он не значился. Руководством эта задача была возложена на стенд номер 1, благо, он еще не был достроен, поэтому стендовики были более или менее свободными.
  Ракету без головной части и без основного двигателя (остался корпус с двумя ёмкостями - с окислителем и с горючим) смонтировали на открытой площадке со стороны огневого двора корпуса номер 1. Для сбора вытесняемых из ракеты компонентов топлива изготовили специальные емкости. Автоматчики сделали специальный пульт управления, измеренцы протянули линии для подключения датчиков с осциллографами, фотографы установили свои кинокамеры, стендовики протянули заправочные трубы со второго стенда, но "вдруг" оказалось, что данная ракета в качестве горючего заправлялась керосином Т-1, а на наших складах было - ТМ-185, как "более перспективное топливо", которое планировалось использовать на стендовых испытаниях газогенераторов Туранина.
  "Екимкин нос!", почему нет керосина? А я в принципе не знаю, почему его нет. Т-1 авиационный керосин, на них летают реактивные самолеты. А в Ижевском аэропорту тогда еще летали, ИЛ-12, ИЛ-14 на бензине. Я вспомнил, что такой керосин есть в институтском аэропорту в Казани. "Кровь из носу", надо достать. Сказано, сделано, поехал в родной институт, керосин отгрузили.
  Пуск состоялся 25 сентября 1961 года. Испытание готовили и провели ведущий инженер Соколов Юрий Дмитриевичи и начальник стенда Капитов Юрий Николаевич. Стендовая бригада состояла из бывших работников Ижмаша.
  Соколов Ю.Д. очень подвижный, общительный, веселый человек, любил поспорить. Говорил штампами, был чрезвычайно эрудированным инженером: сказать просто, что он был технически грамотным специалистом или ещё что-то в этом роде, просто язык не поворачивается. Выпускники высших технических ВУЗов того времени были весьма подготовленными специалистами. Я могу говорить про свой Казанский авиационный институт. Он был хорошо оснащен, у нас были свои механические мастерские, сварочная лаборатория, свой аэродром с самолетами МИГ-15 (не летающие, но задействованные в учебный процесс) с техническими службами для проведения регламентных работ. Были собраны все авиационные двигатели, как поршневые, так и воздушно реактивные, например, двигатель ТУ-104 (АМ-3), МИГ-15 бис (ВК-1), была и ракета ФАУ-2. Учили нас основательно, и физику, и химию, и электротехнику, и металловедение - преподавали знаменитые в ракетной технике личности. Достаточно сказать, что первая в стране кафедра ракетной техники была организована в 1945 году, первым заведующим кафедрой был Валентин Петрович Глушко, членами кафедры были С. П. Королев, Г.С Жирицкий, Д.Д. Севрук, Д.Я. Брагин - знаменитые в истории ракетостроения люди.
  Поступить в институт и закончить его, было весьма нелегким делом. До диплома доходили не все: на наш курс в 1955 году поступили 240 студентов, закончили 160, одна треть отсеялась - перешли в другие вузы с менее жёсткими требованиями.
  А Юрий Николаевич Капитов был очень выдержанным интеллигентным человеком, бывший спортсмен-гимнаст. После Ошкина М.Н. он стал начальником испытательного корпуса (с 1964 по 1974 год), в принципе он был начальником всего испытательного производства. Руководил без шума и крика, никто от него плохого слова не слышал. Очень убежденный в своей правоте, проводил свою политику, считал свое мнение единственно справедливым, вроде и не зря.
  В 1974 году уехал с новой женой в Днепропетровск на КБ ЮжМаш и работал там, на испытательной станции.
  Ю.Д, Соколов - яростный спорщик, секретарь нашей парторганизации, в отличие от Капитова Ю.Н. он самоутверждался в любой ситуации, но для него на ТТС не было простора для его масштаба. Уехал в направлении г. Москвы, точно знаю, что он потом занимался или возглавлял проектно-исследовательские работы по подвесным монорельсовым дорогам. Эти идеи, возможно через его зятя Германа Мурашова (мужа Ирины, тут нет ошибки) проникли в МИТ и по проекту МИТ под руководством Ю.С. Соломонова в годы правления Лужкова Ю.М была построена такая дорога в Москве (о чем упоминали по телевидению в день похорон Лужкова).
  "Пуск" состоялся поздно вечером. Отмечали это событие надлежащим образом - утром кабинет начальник корпуса выглядел весьма красочно, но "в этом празднике жизни" я был чужим, поскольку всю ночь с Русановым Анатолием занимались нейтрализацией объекта испытания, проведённого на РМ-5 с топливными баками 8К11.
  Утром я обнаружил, что полости "торовых топливных бачков" - окислителя и горючего "газогенераторной вытеснительной системы", предназначенной для вытеснения топлива из топливных баков ракеты - в реактивный двигатель, от которых питались газогенераторы наддува топливных баков - "СОЕДИНЕНЫ!" - не сработал отсечной клапан.
  КАКОЙ УЖАС! ЭТОГО не должно быть в принципе! поскольку окислитель и самовоспламеняющееся горючее при взаимодействии в паровой фазе - взрываются. И такое в период эксплуатации в войсковых частях случалось. Наш "автомат-бог" Янчуркин Виталий Степанович схватил тестер и начал "прозванивать" электрические цепи и ВДРУГ! ОПЯТЬ УЖАС! - "мурашки по спине"...:
  - Пиропатрон того самого "отсечного клапана" - "СРАБОТАЛ!", а мы с ним стоим на самом верху, на топливных баках, заполненных компонентами ракетного топлива - горючим и окислителем, на высоте 10 метров - это высота топливных баков ракеты без головной части и двигателя.
  Некстати говоря, 4 октября 1960 года на космодроме Байконур произошла чудовищная по своим последствиям катастрофа:
  - При подготовке межконтинентальной ракеты 8К64 к запуску, электрики (как и мы), находясь на площадке обслуживания, на высоте второй ступени, предположительно, тоже "проверяли-прозванивли" электрические цепи пиропатронов - и вдруг на вертикально стоящей ракете, готовящейся к старту, запустился двигатель второй ступени...
  - В огне заживо сгорели 74 человека (по некоторым данным пострадали 124 человека), погиб Маршал РВСН Митрофан Неделин, его останки идентифицировали по недогоревшему ордену. Чудом остался жив главный конструктор ракеты Михаил Янгель - он в это время ушел на перекур (курить вредно?).
  Слава Богу! у нас ничего не случилось. Дрожащий и бледный я пошел докладывать данное событие начальнику испытательного корпуса Ошкину М.Н.
  Михаил Никанорович без лишних слов налил мне в немытую бутылку из-под кефира спирт и я, "приобщившись" к когорте победителей, поехал отдыхать. С трудом я отыскал в сарае спящего после "приобщения" молодецким сном своего друга Вячеслава Яковлевича Селегея (выпускника Московского авиационного института) - для продолжения "приобщения" к оной когорте, и снова "приобщились", а снова поделился своей радостью, что остался жив.
  В рейтинге институтов МАИ значился на втором месте после Бауманского МВТУ (КАИ был на 3 месте). Уникальный был человек наш начальник ОТК - В.Я. Селегей - с нетривиальным мышлением, со своей жизненной философией умеренности во всем, неутомимый критик и знаток истории КПСС. Но после развала СССР был самым стойким защитником КПСС. В г. Дубне, куда закинула его судьба после ТТС, в 90 годы организовал кружок, члены которого боролись за восстановление КПСС. Как начальник ОТК ТТС, он был на своем месте, но себя он не нашёл и там - об этом позже.
  Об этой истории с пиропатроном мало кто что знал. Положительные результаты испытания уже были доложены не только в директорат, но и на "самые верха". Ситуация была откровенно паршивой, но всех спас Представитель Заказчика (военная приёмка) - подполковник Панышев. К нам он был прислан временно, был очень умным, очень опытным, прекрасно разбирался в конструкции ракеты. По положительным результатам полученных характеристик системы подачи и результатов дефектации - он подписал положительный протокол испытаний. В дальнейшем было еще много споров по результатам других испытаний, в том числе по КВИ, но он был всегда объективным и очень помог нашим специалистам.
  Бутылку из-под кефира я отмыл в тот же день, ведь она стоила денег - 10 коп.
  Таким образом, мы стали испытателями. Но на очереди были уже огневые испытания жидкостных реактивных двигателей 8Д511, 9Д21.
  
  Глава 6. ОГНЕВЫЕ ИСПЫТАНИЯ РЕАКТИВНЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ 8Д51, 9Д21.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  При автономных стендовых испытаниях жидкостных ракетных двигателей с вытеснительной системой подачи топлива заданный расход топлива обеспечивает стендовая вытеснительная система, а стендовая измерительная система определяет значение параметров огневых испытаний ЖРД на этом стенде. По измеренным значениям расхода жидких компонентов топлива и тяги определятся важная характеристика двигателя - удельная тяга, которая согласно техническим условиям строго лимитирована в определенных границах. Естественно, при этом проверяется работоспособность двигателя и живучесть отдельных узлов.
  При испытаниях двигателей в целом, с турбонасосным агрегатом топливо подается турбонасосом, но стендовая система поддерживает заданное давление перед насосом. На стенде топливо хранится в баллонах. При испытании в эти баллоны подается сжатый воздух или азот, необходимое значение давления перед двигателем задается документально, а потери напора в стеновых трубопроводах определяется "проливкой-градуировкой" водой этих магистралей и пересчетом полученных данных на компоненты топлива с учетом их вязкости. Это работа ведущих инженеров и стендовой бригады. Ошибки в определении гидравлических потерь неминуемо приведут к неудовлетворительному результату КВИ.
  В процедуру подготовки стендов к испытаниям входят также градуировки (тарировки) измерительных датчиков в совокупности с измерительными линиями. Большой объем подготовительных работы был у "манометристов", которые заполняют перед испытаниями импульсные линии стойкими к компонентов топлива жидкостями.
  Любая погрешность (нажал не ту кнопку или что-то другое в этом роде) - это уже непоправимая беда. Был случай, когда фотометрист не снял крышку с фотоаппарата перед запуском. Он был уволен.
  Управление испытаниями и наблюдение - осуществляются из помещения "пультовой" - это железобетонный бокс, выполненный из монолитного железобетона с "окнами", выполненными из бронестекла - толщиной того и другого - до полуметра. За "ревущим" двигателем ведется визуальное наблюдение, и при появлении визуальных признаков разрушения, ведущий инженер, он же Главный испытатель - ответственный за подготовку, проведение и результаты испытаний - включает на пульте управления аварийный "Стоп" на подачу топлива. Одновременно система управления Янчуркина автоматически выполняет ряд других команд - сброс давления наддува в системе подачи топлива, закрывает отсечные краны подачи топлива...
  Реактивный двигатель "ревет" в 10 метрах от "бронеокна" (2 стенд), и в 15 метрах на 3 стенде, уровень звука в Пультовой - 130 децибел. А механики стенда в "щитовой", в наушниках, во время испытаний поддерживают заданные давления в вытеснительной системе стенда - по манометрам, вручную, открывая или закрывая соответствующие запорные краны. Ревущий двигатель находится к ним еще ближе, но вместо железобетонной стены и бронестекла - стальная бронеплита, на которой они смонтировали реактивный двигатель.
  Что ощущает человек в таких условиях, может рассказать только тот, кто сам стоял "за рулем", т.е. крутил штурвал крана, нажимал кнопку "Пуск" и кто давал команду на аварийный "Стоп". Через несколько лет ведущий инженер Блохинов Н.А. заработал аритмию, а ведущий инженер Степанов Г.А. и сейчас страдает от этой болезни. Даже у наблюдателей (в Пультовой всегда много народу: это дежурный командир отряда военизированной пожарной части, контролёры в лице Заказчиков - представители Главного конструктора, военной приёмки и ОТК, вышестоящие начальники, командированные-смежники, и два наших специалиста по системам измерений и автоматике, находящиеся на связи - а всего находящихся на связи - от 10 до 15 человек, готовых выкрикнуть критическую информацию, которая обсуждается заранее, по которой Главный испытатель должен нажать кнопку "аварийный стоп" - у ВСЕХ наблюдателей "выпрыгивает" сердце при работе двигателя, но не от испуга, а от чрезвычайного волнения.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ САЙФУТДИНОВА В.А.
  Итак, свершилось! Сегодня, 14 декабря 1961 года (по воспоминаниям Степанова Г.А. это событие случилось 14 октября) РМ-2 выходит на первое огневое испытание. Закончена последняя "пятиминутка" и участники испытания, вдохновленные напутствием шефа Сысоева Ивана Филипповича "Кровь из носу", а сделать хорошо!!", разбежались по рабочим местам.
  Последний раз осматриваю системы и объект испытаний под индексом "8Д511". Я - оператор на пульте управления. Все участники испытаний уже на "поводках" шлемофонной связи. Вот они первые "огневики": Евгений Чижов, Леонид Столбов, Владимир Коробейников, Александр Тукмачев. Два месяца тренировались они на воде в умении точно поддерживать заданные давление в баллонах, проводить дренажи топливных магистралей. Но всё позади, иду в Пультовую.
  За пультом ведущего инженера (в журнале подготовки испытания именовавшегося Главным испытателем) солидно устроился "академик" Блохинов Николай Артемович. Он само спокойствие. Еще 2 месяца назад он доказал "соседскому научному конкуренту" ведущему инженеру РМ-5 Соколову Юрию Дмитриевичу, что пересчет режимов подачи компонентов топлива, после настроечных проливов на воде, необходимо делать с учетом удельных весов топливных компонентов и воды .
  Так что, все научные проблемы решены. И вообще, зря задается РМ-5, тоже мне огневые испытания называются, когда испытывали только бортовую газогенераторную вытеснительную систему подачи топлива ракеты 8К11, а тут работает сам двигатель. А на РМ-5 и огня-то не видать.
  Правда, если бы там всё взорвалось, а такое с 8К11 случалось - от РМ-5, как и от рядовых испытателей мало что осталось бы (даже орденов, как от Неделина - да простят нас читатели за чёрный юмор). Конкуренты слева (РМ-3) тоже отстали: не успели Лялин А.Н. и Гуштуров В. Г. к этому сроку подготовить свои стенды к испытанию. Так что, мы - первые.
  Встал за пульт, подключился к связи. Первая команда: "Начинаем работать, включите магнитофон" Огляделся вокруг, в двух шагах сзади "бог систем автоматики" Степаныч (Янчуркин Виталий Степанович), рядом два хранителя тайн этой автоматики - Василий Юферов. и Лев Корякин. Степаныч тоже спокоен. К этому испытанию он уже успел съесть "собаку" в своих системах, а его подчиненные готовы за своего начальника в любое время и в любом количестве глотать "огненную воду". Где то в середине пультовой Руководство ТТС, и там мечется длинная фигура Главного гидравлика Самойлова Валентина Семеновича. Самойлов, обычно шумной и веселый, "не немножко" в "мандраже" (как, впрочем и все участник, в т.ч. и я), хотя все трубки и полости гидроизмерителя тяги - мессдозы пролиты любовно приготовленным "ликером шасси", который исследован тщательно на цвет, запах и вкус, также тщательно промыты медицинским ректификатом мерные шайбы, пролиты линии дифманометров до последнего пузырька воздуха. Но, неспокоен гидравлик. Недавний случай на РМ-5 не дает ему покоя: по случаю первых заморозков проливали манометрические системы РМ-5 четыреххлористым углеродом. Два часа утирая слезы и сопли, обильно орошали "манометристы" свой щит и пол, удивляясь злому духу продукта, пока случайно оказавшаяся "Королева химии" Галина Герасименко не поинтересовалась, что они делают на стенде с нашатырным спиртом, и удивляется - все на ногах и никто не в обмороке?. Ну, что же, и на старуху бывает проруха: нашли нужную банку с четыреххлористым углеродом, все сделали, как надо.
  На радостях побежал Валентин Семенович докладывать Руководству об этом событии. Начальство в этот момент находились в отсеке станка РМ-2. А там развёртывалась своя история: при опрессовке топливных магистралей из за небольшой утечки "самина" (горючего) и "меланжа" (окислителя) образовался характерный сизый туман - результат их реакции в паровой фазе - готовая взрывчатка - не хватает только спички. Залетает Валентин Семенович на "крыльях победы" с папироской в зубах и со спичкой, занесенной над коробком и, радостно проорав: "Иван Филиппович, "заправились!" и попытался чиркнуть спичкой. "Бенгальским тигром" прыгнул "шеф" на гидравлика, ударом вышиб коробок, и следующим мощным футбольным ударом выщиб Валенитина Семеновича из отсека.
  Все ли я проверил в этот раз - думает Главный гидравлик. И вдруг тревожная мысль перескакивает совсем в другом направлении: блин, утром ребята притащили от Зяпаева 20 литровую бутыль спирта, а закрыл ли он бутыль в металлический шкаф? Во, беда будет, но нащупав в кармане ключ от амбарного замка, успокоился совсем.
  Не ошибся ли я в расчётах режимов подачи компонентов топлива стендовыми системами - страдает Сайфутдинов (сколько бы не проверял - сомнения не исчезают)...
  А работа по запуску двигателя идет полным ходом. Уже произведен дренаж магистралей, заправлена пусковая система, поднято рабочее давление в баллонах с топливом, даю 3 сирены. Объявляю по связи: "Перевожу ключ в положение - "Работа!". Наблюдаю за сигнальным табло прохождение команд. И, вдруг, сквозь плотный шлемофон слышу голос шефа: "Что он, подлец, делает??"
  - Две мощные струи воды из системы промывки двигателя, которые должны автоматически включиться лишь после прекращения испытания. "Поспешила система управления" - смотрю на Степаныча Янчуркина. Но, он готов к любым неожиданностям. "Поставить перемычку на контакты "35-42" четко произносит "бог автоматики". Могучий вихрь отбрасывает в сторону ведущего и оператора, пульт прыгает на середину пультовой, но через 40 секунд пульт возвращается на место. "Продолжайте работу"- произносит, как не в чем бывало, Степаныч. А как ее продолжить, если в двигателе вода. Сбрасываю давление, выходим к двигателю и через всякие трубочки начинаем откачивать воду. Подходит "старый волк" Панышев из славного КБХИММАШ Алексея Дмитриевича Исаева, который в то время "шефствовал над нами" и дает совет: "не надо удалять воду, мягче будет запуск". Снова все на шлемофонной связи, повторяем все операции и, наконец, "ПУСК!".
  Ослепительно яркое в наступившей темноте пламя вырывается из сопла двигателя, и грохот, который еще не слышала земля Удмуртская. УРА!! Мы первые!!!
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Самойлов Валентин Семенович - начальник манометрической службы, высокий, здоровый, всегда с улыбкой на лице, шумный, доброжелательный, коммуникабельный - в общем душа компании, писал стихи. У него был громкий голос, но срывался на фальцет, когда волновался.
  И.Ф. Сысоев, А.И. Полушкин, А.Н. Лялин - они чем-то походили друг на друга, у них было что-то общее. Валентин Семенович был бессменным профсоюзным боссом у нас на ТТС, и судя по всему, его тянуло к общественной работе. Ушел от нас прямиком в г. Воткинск Секретарем Горкома партии. В Воткинске - в центре, напротив института - стоит памятная стела - в честь "многолетия города", так это было сделано по его инициативе.
  Потом его перевели в Ижевск для управления всеми торфопредприятиями Удмуртии. Что это было - то ли это был трест, то ли еще что - не знаю. Я не раз встречался с ним в ту пору, особенно по пятницам. В трудную для меня минуту он очень мне помог, поскольку был знаком со многими руководителями разных рангов в городе, я ему очень благодарен. Вообще, он был очень душевным, к сожалению, потом пути разошлись.
  Полушкин Анатолий Иванович был просто моим кумиром, он руководил моим дипломным проектом, он назначил меня Начальником ЭКБ, и поддерживал меня и до ЭКБ. А.И. Полушкин был Главныи инженером с самого начала ТТС, тоже высокий и худощавый, с чувством юмора, громкогласный и с широкой душой, он был очень видным в любой компании и не терялся среди высоких чинов, внимательно слушал, был достаточно умным, чтобы утверждать свою позицию. Был доверчив. И "погорел" на пустяке (не поделили Ирину, сестру Ю.Д. Соколова с Капитовым Ю.Н.), вынужден был уехать. Потом в Москве работал в ГСПИ-7 на разных руководящих должностях.
  А вот другие: М.Н. Ошкин, Ю.Д. Соколов, Ю.Н. Капитов, Н.А. Блохинов - были явными индивидуалистами, каждый со своим характером, но было в них что-то общее.
  Михаил Никанорович (размером не мал), был мягким интеллигентным руководителем, никого ни в чем не обвинял, пытался разобраться до сути в любом вопросе. Вот что-то не сложилось у него в коллективе: в 1967 году он ушел на завод в конструкторский отдел, одно время был Главным контроллером завода.
  Блохинов Николай Артемович занял должность главного инженера ТТС после Полушкина А.И. Он был самым авторитетным среди ведущих инженеров - это, несомненно. Но по образованию он не был специалистом в этой области. Был очень скрупулезным, дотошным, чтобы у него утвердить какой-либо документ, надо было немало побегать. Самое главное, он был при этом прав. Но этого Николай Артемович добивался не для того, чтобы показать, что он такой умный, нет, он искал истину абсолютную, этим он не кичился и оставался доброжелательным. Как руководитель он не был строгим, но он точно знал, что это должно быть именно таки не иначе. К сожалению, в годы его бытия главным инженером, он серьезно болел аритмией сердца, что, конечно, мешало ему и вызывало недовольство у начальства. В 1983 году он ушел на более спокойную работу начальником гидростенда - там некогда и нигде было сидеть. Нет худа без добра - болезнь у него отступила. По-видимому, это было формой депрессии - следствием постоянных стрессовых состояний. Оглядываясь в прошлое, могу утверждать, что через это состояние разной степени тяжести прошли все участники описываемых событий.
  После Капитова Ю.Н, начальником испытательного корпуса 1 стал Степанов Георгий Аврамиевич и проработал на этой должности бессменно 25 лет. Очень ответственный к порученному делу, он не терпел разгильдяйства, но в основном, по отношения к подчиненным был терпелив, не "взрывался", хорошо знал всех и не только подчиненных, был справедлив, честен, в принципе был умелым организатором. Очень его уважали все командированные представители организаций - заказчиков, он, обладая феноменальной памятью на лица, всех помнил и величал по имени и отчеству - это подкупало, закладывало основу практически дружественных отношений с ними.
  Впрочем, мы попросили его высказаться, и он не раз высказывался "для истории".
  
  СТЕПАНОВ Г.А.
  Перед отъездом Капитова Ю.Н. меня пригласили на разговор к Лялину А.Н. (тему разговора я не знал). Анатолий Николаевич и Юрий Николаевич предложили мне занять место начальника цеха испытаний, что для меня было большим сюрпризом. В то время я работал с 1966 года ведущим инженером - главным испытателем с окладом 190 рублей, а оклад начальника цеха испытаний в то время был в размере 210 рублей, т.е. не намного больше, а забот в должности начальника цеха испытаний не сравнить, естественно.
  Тогда Анатолий Николаевич сказал, что будет меня поддерживать и при необходимости помогать мне в работе. В конце концов, я пришел к решению принять предложение, начать работать, а там будет видно. С тех пор я проработал в должности начальника цеха испытаний до первого января 1999 года. В дальнейшем, с наступлением пенсионного возраста, был переведен на нижеоплачиваемую работу и занимался договорными работами, выполняемыми ТТС для смежников ВМЗ - по программам НИР и ОКР - вплоть до выхода на пенсию - с 24 мая 2011 года, фактически - заместителем Начальника производства по новой технике. Мой общий стаж работы на ТТС составляет 50 лет и 43 дня - без отрыва, с 11 апреля 1961 года - накануне полета Гагарина в космос - по 24 мая 2011 года.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Итак, подготовка и проведение КВИ двигателей прошли нормально (8Д511 -14 октября, 9Д21) и в заданные Правительством сроки - в декабре, год 1961.
  С тех пор коллектив ТТС мог считать себя вполне опытными испытателями
  Но вскоре стало ясно, что "не все в порядке" в "Датском королевстве".
  
  Глава 7. КЛИМАТ МЕНЯЕТСЯ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  На стендах наступил период стабильного эволюционного развития, испытания шли, коллектив набирался опыта, громких "Неудов" не было. Но был еще один участок, где работники также претендовали на громкое название "испытателей" - "Лаборатория ускоренных климатических испытаний". Под мое начало лабораторию присоединили в начале 1967 года.
  Ресурс хранения и эксплуатации ракеты в войсках - очень важный параметр, особенно в заправленном состоянии. Ракеты 8К11 и 8К14 были рассчитаны на месячный период дежурства в заправленном состоянии, и конструктора постоянно мечтали о продлении этого срока, да и общий ресурс тоже был очень важен. Для этого и была спроектирована лаборатория номер 3, где можно было ускорить процесс коррозии за счет высоких температур, влажности и агрессивных сред - с целью установления реальной работоспособность ракеты в полевых условиях разных климатических зон.
  Для этого были спроектирваны три вертикальных и три горизонтальных климатических камеры размерами 3х3х6 метров, расположенных против друг друга. Температурный режим обеспечивался паровыми калориферами и холодильной установкой АК ФДС-1 М, а оборудования для испытаний на влажность не было. В принципе в таком исполнении лаборатория не нужна: заказов не было.
  Но времена меняются. В 1963 году на заводе появился новый Главный конструктор Раков Е.Д. из Златоуста, СКБ-385 Макеева В.П. (г. Миасс, Челябинской области), сменивший В.Я. Тохунца, и начал проектировать ракету 9М77 (под флагом "модернизации" 8К14). Видимо он мечтал об "ампульной зарядке" ракеты, которая позволяла продлить срок боевого дежурства до 1 года. В Днепропетровске в ОКБ 586 идея была реализована в конструкции ракеты 8К66 еще в 1959 году.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Модернизация 8К14 Ракова известна тем, что он чрезвычайно дешёвым способом увеличил дальность стрельбы 8К14, вернее, увеличил дальность полёта головной части (ГЧ) - после установки на носовой части перфорированного обтекателя и "юбочки" на торце, стабилизировавшей полёт ГЧ. Благодаря перфорации, ГЧ планировала в атмосфере, увеличивая дальность полёта на сотни километров. Военные были впечатлены. "Сюрприз" был не только в увеличении дальности стрельбы. "Перфорация", работала в качестве "аэродинамического крыла", и во время полёта ГЧ оказалась чрезвычайно устойчивой к влиянию атмосферных возмущений (в отличие от крыла классической конструкции). То есть, кучность стрельбы не ухудшилась.
  После окончания КАИ я в 1965 году распределился на ВМЗ, но ещё не "закончил его окончательно" - в отдел Главного Конструктора Е.Д. Ракова, в заводской аббревиатуре - отдел ХХ ("Ха-Ха отдел") - шутили молодые специалисты завода. Ещё предстояла защита дипломного проекта - на заводе. Тему дипломного проекта утверждал Главный конструктор.
  Главный отправил в СКБ-385 группу молодых специалистов (и я в том числе) на выучку-стажировку - из всех отделов своего КБ, многие из которых, как и я, работали над своими дипломными проектами, темы которых он же и утверждал - так было заведено в СССР в то время, в течение ряда лет. Это было весной 1966 года.
  Запомнилось, что СКБ Макеева располагалось в Миассе на берегу ослепительно красивого озера Тургояк. Но красота была обманчивой. В выходной день пошли мы на озеро позагорать (купаться было ещё холодно). Растелили на опушке леса прихваченную с собой белую гостиничную простынь. Пока мы раздевались с дерева на простынь стали сыпаться огромные клещи темно-коричневого цвета, величиной с подсолнечное семечко. Пришлось ретироваться: клещи "кишели" и в траве.
  В отделе баллистики, начальник отдела Суня Иванович Шахрис спрашивает меня, "знаешь ли, что ваш Главный из нашего СКБ"?
  - не знаю, ответствую я. А Суня Иванович продолжает - "боитесь его?".
  Увидев моё "утвердительное недоумение", засмеялся и говорит - "власть держится на страхе и отсутствии информации". Тут я некстати вспомнил поразившие меня слова мамы моего школьного друга "хулиганистого" Толи Бирюкова - "Толя, ты начальства слушайся оно всё знает". Это было, когда мы первый раз в жизни, на летних школьных каникулах отправлялись на работу "разнорабочими" на стройку в послевоенном разрушенном Сталинграде.
  А я в бюро баллистики С.И. Шахриса с увлечением расписывал для машиносчётного бюро СКБ последовательность ручных операций численного решения методом Рунге-Кутта системы из десяти дифференциальных уравнений движения ракеты на дальность стрельбы 10 тысяч километров (для своего дипломного проекта). Получилась "простынь" из 400 столбцов элементарных вычислительных операций. В машиносчётном бюро СКБ этим занималось более двух-трёх десятков девушек, "строчивших, как из пулемётов", вычислительными электромеханическими арифмометрами отечественного производства - "Суперметалл". Стены и потолок помещения машиносчётного бюро были облицованы шумопоглощающим материалом. Никто с моей "простынью" не работал - это было никому не нужно, даже и мне - это была моя зачётная работа. В этом заключалась моя трёхнедельная стажировка в бюро балистки С.И. Шахриса - в СКБ-385.
  Дипломный проект я защитил досрочно, защищал в Воткинске в ОКБ Ракова. Проект состоял из 15 листов формата А1. На первом листе было стилизованные изображения баллистической ракеты дальнего действия и отдельных блоков её системы управления, а в тексте - несколько листов типовых описаний методов их проектирования. Остальные листы и текст содержали графики, таблицы, схемы, программу ЭВМ для трёх адресной ламповой машины М-20 (предпоследней в этой серии машин, потом были М-220, "Минск-32...) и описание программы, уравнений движения и траектории... Представитель КАИ сделал замечание, что дипломный проект не отвечает типовым требованиям. Главный на это возразил - завод только что оснастился "новейшими" ЭВМ, и ОКБ остро нуждается в универсальной компьютерной программе, Гребенченко её сделал и назначен инженером бюро баллистики.
   Это была середина ХХ века - период апогея в советской пропаганде СТО Эйнштейна, как научного гения Человечества. Во всех кабинетах ОКБ Ракова - ХХ отдела ВМЗ - висели репродукции фотографий Эйнштейна, в т.ч. с дурашливо высунутым языком и подходящими изречениями - его собственными или приписываемыми ему - несомненно, талантливого учёного. Говорили о заслугах Альберта Эйнштейна перед Мировым Сионизмом и Советским Атомным Проектом. Биографы Учёного отмечали, что Альберт с юности мечтал о карьере учёного, о жизни в среде учёных - его служебная биография подтверждает это; отмечали, что Эйнштейн удивлялся своей славе, сделавшей его "Чарли Чаплиным науки", не считал себя математиком, и вообще - в жизни был скромным и добрым человеком. Например, он отдал Нобелевскую свой первой жене Милеве Марич, имевшей хорошее физико-математическое образование, написавшей ему математическую основу СТО. Источник: https://diletant.media/articles/36201479/
  Мало кто из инженеров разбирался в научных заслугах Эйнштейна, да и не было в этом необходимости. Как бы там ни было, но прорыв в квантовую физику и вычислительную технику в СССР не состоялся, хотя официально считалось обратное. Некоторые российские учёные полагают, что одной из причин отставания СССР была воинствующая пропаганда гения Эйнштейна. При этом существовал официальный запрет на критику научных идей Эйнштейна, появились и запреты на развитие отечественной компьютерной техники. Начался закат в развитии всей отрасли советских ЭВМ, поначалу даже опережавших западные аналоги. Приведём краткую справку.
  
  ИНТЕРНЕТ-СПРАВКА.
  Теория относительности Эйнштейна, как основополагающая научная философская концепция Мироздания, главенствовала в отечественной науке весь ХХ век. В СССР запреты на критику идей Эйнштейна принимались трижды. В 1934 году вышло специальное постановление ВКП(б), в котором все оппоненты Эйнштейна относились к правым уклонистам и меньшевиствующим идеалистам. Потом, в 1942 году, президиум АН СССР выпустил специальное постановление по теории относительности. И наконец, в 1964 году в АН СССР появляется циркуляр, запрещающий "всем научным советам, журналам, научным кафедрам принимать, рассматривать, обсуждать и публиковать работы, критикующие теорию Эйнштейна". Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2294454. Запреты на критику Эйнштейна со стороны Президиума РАН фактически сохраняются и в настоящее время, поскольку продолжает функционировать созданная в 1998 году при Президиуме "Комиссия по противодействию лженауке и лжеучёным".
  Закрытие в 1969 году практически всех направлений развития отечественной вычислительной техники и переориентация этой отрасли на копирование уже устаревшей к тому времени системы IBM/360 под названием ЕС ЭВМ (по сути - воровство, ибо даже при желании купить систему IBM было невозможно - мешали ограничения - всегда существовавшие экономические санкции Запада). С этого момента развитие отечественной вычислительной техники было фактически остановлено. Осталось только несколько направлений чисто военного назначения, сохранившиеся и в настоящее время. С.А. Лебедев незадолго до смерти сумел отстоять проект многопроцессорного комплекса "Эльбрус" (1980), который стал первой в мире коммерческой ЭВМ, использующей "суперскалярную архитектуру" - с возможностью одновременного запуска и выполнения нескольких команд. Массовое использование такой архитектуры за рубежом началось лишь в 1990-х годах с появлением процессоров Intel Pentium. Но "Эльбрус" так и остался в истории СССР единственным примером конкурентоспособных отечественных разработок после 1970-х годов. Источник: https://it-mm.rea.ru/news/u-nas-byla-by-luchshaia-v-mire-personalnaia-evm. "У нас была лучшая в мире персональная ЭВМ".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Итак, привезли конструкцию с баком окислителя с какими-то агрегатами и трубопроводами (К310). Мы заправили бак окислителем без проблем, и затолкали тележку с "изделием" в камеру для выдержки при температуре плюс 50 градусов: через три месяца потекли все сварочные швы. В связи с этим приехала комиссия во главе с генералом, с которым я играл в домино (см. выше). "Изделиями", номер "такой-то", называлось всё, что было "секретным", "для сужебного пользования" или подлежало засекречиванию.
  Слить кислоту можно было, только установив бак в вертикальное положение, а для подъема "на попа" 32 отдел спроектировал ленточный стяжной хомут с резиновой прокладкой. Приспособление было явно ненадежным, я удалил всех людей из корпуса, в том числе и генерала, краном я управлял сам - с балкончика второго этажа. Когда конструкция переваливала через "точку апогея", подъемный трос вдруг ослаб, и мне показалось, что строп выскочил из крюка крана. Но покачавшись "туда-сюда", бак встал "на попа", т.е. принял устойчивое вертикальное положение. Краном я управлял впервые - было очень страшно.
  Для меня это было тоже первым "огневым испытанием". К сожалению, в этом случае при расстыковке трубок, из "изделия" "брызнуло кислотой" - пострадали 4 человека.
  Проводились еще периодические испытания пиропатронов. В "изделие" - это была труба 140х12 со сферическим днищами - были вварены 8 резьбовых гнезда для установки пиропатронов. В это изделие заливалась кислота (без воздушной подушки), потом его выдерживали на плюс 50, потом на минус 40 градусов. После чего взрывали пиропатроны. Как эта конструкция не разорвалась, до сих пор не пойму. До этого, в аналогичной ситуации был и трагический случай (не у нас, а на заводе). Испытывали сильфонный узел магистрали окислителя ракеты. Согласно разработанной технологии узел погружался в спирт, а минус 40 градусов создавали жидким кислородом. Работы проводились в бронекабине. Что там, и как это было, но спирт с кислородом дали взрывное горение, люди пострадали, были и жертвы. Технолог Боря Слепов, наш сокурсник, получил три года, заместитель Главного инженера один год - условно. После этого работы передали нам, но мы работали только по своей технологии, горючих материалов не применяли, тем более, жидкий кислород.
  В качестве курьеза, для разрядки, расскажу историю: приезжаю из командировки, на улице минус 33, идут испытания пиропаронов, в холодильной камере на полу лежит то самое "изделие", термометр показывает 39 минус. Не хватает одного градуса, надо минус 40.
  Спрашиваю, давно ли гоняют "холодилку", ответ - трое суток. Смотрю на Селегея В.Я., он пожимает плечами. Спрашиваю Панфилова, почему изделие на полу. Отвечает - "самое холодное место, холодный воздух идет вниз" - все согласно кивают головами.
  Говорю: а может быть наоборот - это холодный воздух, опускаясь вниз, нагревается до минус 39 градусов? - вы же всё помещение охлаждаете вместе с изделием - у всех на лицах вопросительное недоумение. Ниже 39 вы и через неделю не получите, если не отключите отопление всей лаборатории. Попросил принести подставку, положили изделие почти под потолок, поскольку испаритель холодильника был вмонтирован в потолок. Через 5 минут температура достигла минус 40, провели испытание - и по домам.
  Система термостатирования лаборатории требовала доработок. Сначала "малость" автоматизировали систему поддержки высоких температур в камерах (90 градусов). Потом провели реконструкцию камер для достижения высокой степени влажности (влажность 90 процентов), любители бани знают, как это делается. Построили горизонтальную холодильную камеру для циклических испытаний, купили роторную холодильную машину, т.е. произвели серьезную реконструкцию Лаборатории 3.
  Практически у меня была проблема с заместителями. В одно время ко мне прислали Панфилова, потом еще одного, заполнилась ого обувь 45 размера. Работали мы совместно не долго, оба они были уникальными, но не в плане деловых способностей. Под конец в 1964 году ко мне заместителем назначили Флегонта Петровича Крылова, начальника сборочного 28 цеха, которого разжаловали за какие-то, весьма не малые грехи. Он был начальником цеха, в котором собирали 60 ракет в месяц (с жидко-реактивными двигателями, более двух ракет в день) - это был подвиг! Но от молвы народной - слухов и сплетен, далеко не всегда отвечавших истине - не спрячешься: он был отправлен в цех 29 "в ссылку" - подальше от Воткинска - от неравнодушной к нему жены директора завода, работавшей там же - красавицы Елены Дмитриевны Садовниковой - страсти человеческие правят миром...
  Очень опытный руководитель, мое либеральное поведение ему не понравилось сразу же. Он завёл достаточно строгие порядки. Практически при нем я уже заскучал, и решил уйти на другое место. Объявляю Флегонту Петровичу о своем решении и предложил ему остаться начальником лаборатории. Он сказал: "с Вами я буду работать сколько угодно, без Вас я сразу уйду". На следующий день он написал заявление об уходе - это было в августе 1965 года.
  Лабораторию 3 окончательно довел до ума Гриценко Валерий Павлович. Только при нём она стала работать нормально и соответствовать требованиям технологии ракетостроения. Сегодня лаборатория климатических испытания остается весьма востребованной, поскольку является необходимым инструментов подтверждения надежности ракет при эксплуатации в разных климатических зонах и заданного ресурса ракет.
  
  Глава 8. МЕССДОЗА - ЭТО НЕ ДОЗИМЕТР.
  
   ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В народе говорят, что каждый должен знать свою дозу, иначе будет болеть утром голова. Водители знают дозу, которую нельзя превышать, иначе лишение прав. Messen - по-немецки "измерить". Мессдоза - это прибор для измерения тяги двигателя при испытаниях, несомненно немецкого происхождения - очень неудобный в эксплуатации. Тяга двигателя воспринимается упругой мембраной, а при прогибе мембраны в замкнутой полости создается давление жидкости, значение которого передается на манометр, который во время огневого испытания ЖРД периодически, с заданной частотой фотографируется.
  Манометр мессдозы установлен далеко в манометрической комнате и в процесс испытания фотографируется с частотой 10 кадров в секунду. Мессдоза очень массивный, большой прибор. Точность измерения зависит от множества факторов, в первую очередь "градуировочной кривой" - "тарировочной характеристики", которая была очень нестабильной в зависимости от температуры окружающей среды в период подготовки и проведения испытаний. Точность измерения зависит от точности манометров, от методов расшифровки и еще от кучи факторов. Пузырек воздуха в гидросистеме мессдозы и манометрических трубок (длиной до 10 метров) может привести "Неуд" результатов испытаний.
  Но эти недостатки мессдозы оказались сущими пустяками, которые она предоставила испытателям впоследствии, когда погрешность измерения тяги реактивного двигателя приводила к, поначалу, необъяснимому снижению удельной тяги двигателя - до критического значения, допустимого техническими условиями на "изделие".
  Дело в том, что при наличии мессдозы осевая деформация силоизмерительной системы составляла 10мм, прежде всего из-за прогиба мембраны. Во время статической градуировки системы измерения осевой тяги - в "шарнирах" - точках "излома" осевой линии - возникали статически напряжения. Во время работы реактивного двигателя высокочастотная вибрация снимала эти напряжения: точки излома, в динамике высокочастотных вибраций работающего двигателя, действительно становились "колеблющимися шарнирами". Градуировочная кривая мессдозы приобретала "трёхмерный гистерезис": ошибка измерения тяги в разных типах двигателей становилась неопределённой. Проблема была снята с заменой мессдозы "струнными датчиками": осевая деформация снизилась до 1мм. Это мероприятие привело к очередной идейной катастрофе инженеров Горьковского машиностроительного завода. Речь об "Эффекте Волкова", но это отдельная тема, об этом в тексте.
  Результаты КВИ ждут на заводе: после отсечки (штатной остановки) двигателя - все ответственные и причастные к результатам испытаний бегут к телефонам, а сообщить они могли только одно:"Визуально нормально". До принятых всеми результатов испытаний было еще далеко. Надо было еще проявить и высушить осциллограммы, проявить фотоматериалы, потом (обычно во вторую смену) за работу принималась группа обработки результатов испытаний - "группа расшифровки" (в разговорном сленге). Группу возглавляла выпускница Томского университета З.М. Максимова (математик по специальности). Коллектив чисто женский, а средства обработки - карандаш, линейка, измеритель из комплекта готовальни. 10 метров осциллограмм - по каждому параметру, общее число которых в нескольких осциллограммах могло быть несколько десятков - при расшифровке надо снимать минимум 10 точек в интервале - одна секунда хода времени, также прописанного в осциллограммах. Потом надо обработать и построить градуировочные характеристики всех датчиков систем измерений - на миллиметровке, с их помощью, наконец, определить среднее значение измеренного параметра.
  Электромеханические арифмометры из ГДР (Reinmetall) стрекотали в машиносчётном бюро, как пулеметы, кстати говоря, вначале и их не было (были ручные бухгалтерские арифмометры, такие же были и в Армии).
  В течение нескольких лет значение основного параметра двигателя 9Д21 была стабильной, потом стала стремительно падать, естественно заводчане "бочку" катили на ТТС. Вот тогда подозрение пало на мессдозу, на этот архаичный прибор. В то время ЭКБ-29 завершало реконструкцию измерительных систем всех стендов. "Дореконструировались!"
  Но не всё было так просто. Хотя регламентами не ограничивалось применение стендовиками тех или иных измерительных средств, заказчики горой стояли за проверенные временем средства измерений. К счастью, у нас поменялся представитель Заказчика, пришел человек, который не боялся брать ответственность на себя - это очень грамотный майор Пельтинович, вроде и не обремененный большими погонами, но очень и очень авторитетный, грамотный человек (даже его начальники-полковники не хотели или не могли с ним спорить).
  Вот тогда и началась целая Эпоха ТТС - по реконструкции стендовых систем измерений, которая завершилась переводом измерений расхода жидкости, силы, давления и отчасти высокой температуры - на датчики с дискретным выходом, или преобразователи аналоговых сигналов в дискретную форму. Методические вопросы, в том числе поиск новых методов, приборов, оценка точности измерений, разработка методов поверки и градуировки датчиков и линий измерений, приобретение датчиков и изготовление технологической оснастки - все это было возложено на исследовательскую группу ЭКБ-29 (об ЭКБ позже).
  Все проектные работы выполнялись конструкторско-исследовательской группой ЭКБ, регистрация результатов испытаний и обработка результатов испытаний (в том числе автоматическая обработка результатов) возложили на новую службу, которая включала и регистрацию первичной информации и обработку результатов испытаний.
  По результатам командировок установили возможность применения тензометрических датчиков ТПА, группа подготовки систем измерения и автоматики, во главе с Капиносом Н.Н., добыла эти датчики. Они оказались неплохими, но на объяснении снижения значения удельной тяги это никак не отразилось. Непрерывные поиски вывели нас на струнные датчики с частотным выходом, но они еще не были доработаны до широкого внедрения. Но мы эти датчики СВ-3 купили, установили. У них то же был свои "болячки" (эквидистантный уход характеристик в зависимости от температуры), Галеев Джавдат Тагирович, выпускник Казанского оптико-механического института, досконально разобрался с этим явлением, довели точность измерения тяги двигателя до 0,5 процента. Это более чем достаточно (никто точнее не измерял), но удельная тяга осталась на критически низком уровне.
  Тогда решили разобраться с измерениями расхода топлива. Тогда еще пользовались для измерения расхода топлива сужающими устройствами, попросту, говоря, измерительной "шайбой". Измерение давления перед шайбой и за шайбой позволяло определить значение расхода. Методика измерения РТМ была разработана Госстандартом и применялась в народном хозяйстве. Однако, тут опять манометры, гарантированная точность их не превышала 0,5 процента, а в совокупности набиралось более 1,5 процента. К тому времени появились турбинные датчики с декларируемой точностью 0,5 процента, при этом датчики были с частотным выходом. Точность датчиков однозначно зависела от результатов автономной градуировки измерительного участка трубопровода с установленными 2-мя или 3-мя датчикам.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Три датчика-расходомера появились в качестве реализации идеи учёных Ленинградского Института Водного Транспорта (ЛИИВТ) - т.н. "метода трёх приборов". Метод позволял по результатам градуировки расходомерного участка с тремя датчиками - выделить в каждом датчике систематическую и случайную составляющие ошибки измерений, оценивать качество датчиков и даже судить о взаимовлиянии измеряемого процесса и показаний датчиков, гипотетически взаимосвязанных всегда. А именно. По результатам градуировки расходомерного участка с тремя датчиками расхода воды, выполненной на градуировочном гидростенде, показания каждого датчика можно было пересчитать в показания другого датчика. Дальше по методике ЛИИВТ ответить на вопросы анализа ошибок измерений. Гребенченко и Галеев были командированы в Ленинград для изучения методики "трёх приборов". Метод мог быть распространён на любые измерения с дискретным выходом полезных сигналов измерительных приборов. Инженеры ЭКБ были впечатлены, а инженеры, ответственные за результаты стендовых испытаний ЖРД расширили свой "научно-технический кругозор".
  Но "многие знания - рождают печаль" - Екклесиаст. В деле обработки результатов измерений метод революцию не произвёл, не только потому, что непомерно увеличивал объём труда в группе расшифровки Козырева, в то время работавших на электромеханических арифмометрах. Но прежде всего потому, что метод "трёх приборов" породил множество безответных "общефилософских вопросов бытия".
  Тот факт, что испытываемый на стенде ЖРД влияет на работу датчиков расхода компонентов топлива и силоизмерительный датчик - не удивляет, т.к. двигатель и названные измерительные системы - составляют единую материально-техническую систему. Для этого и философия не нужна. Нужда в ней возникает, когда измерение какого-то параметра происходит дистанционно, например, полевая взаимосвязь. Например, визуальное наблюдение. Обнаруживается, что и здесь - то же самое: в визуальном наблюдении участвует нервная система испытателя. Например, при взрыве испытатель нажимает кнопку аварийного выключения испытательного стенда. Следовательно, правильная философия - необходимое условие правильных измеренний. Но именно философия чаще всего вводит исследователя в заблуждение, особенно при трактовке результатов измерений-наблюдений. Но и здесь речь не об этом, а об аксиоматике и предположениях, гипотезах и теоремах - вырабатываемых учёными, на основе которых испытания ракетной техники проводятся.
  Измерение, измеряемый объект, трактовка результатов измерений - оказались неисчерпаемой философской проблемой, с которой столкнулись инженеры ЭКБ-29, ведомые полутора десятками отраслевых НИИ. Удивляло то, что философия системы - "измерение - объект измерений" - эволюционировала вместе с появлением новых конструкций, материалов и технологий - в области ракетной техники. Книга Тухватуллина об этом.
  Для Инженеров ТТС и отраслевых НИИ это был "философский шажок" в "критическое состояние вещества" (см. главу 32) и "кибернетическое будущее" технических систем - "измерение-управление", "искусственный интеллект"... Очевидно эти проблемы обостряются и в гуманитарной сфере. Гипотетический НАБЛЮДАТЕЛЬ и НАБЛЮДАЕМЫЙ ОБЪЕКТ (событие, процесс) любой физической природы (это в т.ч. и общественные процессы - "человек-общество"). Они взаимосвязаны в динамическую систему: любой объект или процесс Природы, как полагал академик РАН, академик множества зарубежных академий - А.Н. Колмогоров - это КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА. В ней параметры "двух видов энергии", взаимосвязанные формулами известных физико-химических законов - всегда взаимосвязаны попарно и резонансно в парах - вывод российского учёного-практика Г.Я. Зверева.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  "Концепция двух видов энергии" - предмет изысканий Гребенченко Ю.И., которыми он занимается всю жизнь. Гребенченко продолжает заниматься "вопросами бытия" и после выхода на пенсию - по сегодняшний день (2022 год, возраст 84 года) в силу специальности по образованию - "техническая кибернетика", и склонности к размышлениям. Вот о чём он размышляет.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО О СУТИ КОНЦЕПЦИИ ДВУХ ВИДОВ ЭНЕРГИИ.
  Некоторые учёные полагают, что "время" (ход времени) - это чрезвычайно высокочастотный поток полевой формы энергии, вернее, "интегральной формы" движения полевой энергии, некоторые составляющие которой известны - это гравитация, свет, теплота, электромагнетизм... Все полевые формы энергии - функция ЭФИРА. Их частотный диапазон, предположительно бесконечно широк, Они участвуют в создании всех объектов и процессов вещественного мира. У каждого объекта-процесса вещественного мира (это ОДИН "низкочастотный вид энергии") есть резонансная высокочастотная составляющая (это ВТОРОЙ вид энергии), с которым они периодически, взаимно и резонансно, т.е. единственно возможным образом - преобразуются. При этом высокочастотный вид энергии преобразуется в низкочастотный вид с высвобождением избыточной мощности потенциальной энергии Эфира, которая обеспечивает существование каждого объекта и вещественного мира - в целом. Об этом свидетельствует неукротимый рост энтропии, и относительное числовое значение этого разбаланса, равное постоянной Планка. Это чрезвычайно длиннопериодический интегральный параметр высокочастотного вида энергии. С ним резонансно сопряжён относительно низкочастотный вид, численно равный постоянной Авогадро. Они - числовые значения предельных, чрезвычайно длиннопериодических, поэтому "постоянных" параметров двух видов энергии, доступные учёным для анализа. Названный разбаланс - первопричина вечно существующего вещественного мира - Вселенная, локальный участок Мироздания.
  Именно скорость потока энергии в частотном диапазона "время" - человек воспринимает в качестве "хода времени" своей жизни и любых физических процессов. Согласно дифференциальному исчислению Лейбница-Ньютона "функция-энергия" эфира разложима в бесконечную последовательность производных, бесконечно возрастающих порядков. В этом диапазоне "время", как и все другие известные полевые формы-проявления энергии (свет, теплота, электромагнетизм, гравитация...) - имеют свои, чрезвычайно определённые разграничения. При этом каждая производная любого порядка может быть принята начальной - в счёте этих порядков, что следует из Принципа Относительности Анри Пуанкаре, признанного мировой научной общественностью в качестве Теоремы. Именно по этой причине показания разнородных часов, любой физико-химической природы могут быть пересчитаны в ПОКАЗАНИЯ ДРУГ ДРУГА.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Надо было создать гидравлический стенд для градуировки расходомеров и аттестовать его с привлечением Госстандарта, конкретно Казанского ВНИИФТРИ. Все делали работники ТТС: проектные работы, доставали необходимое оборудование без фондов всяких, например, для вытеснительной подачи воды для гидростенда достали 25 баллонов на 400 литров и 400атм., изготовленные из титана - для подводных лодок. Баллоны были изготовлены без учета установленных действующих Правил для оборудования, работающего под высоким давлением. Местные органы Госгортехнадзора категорически не давали разрешения на эксплуатацию этих баллонов, дошли до заместителя Председателя Госгортехнадзора, убедили, получили разрешение. Высокая точность установки базировалась на точности взвешивания веса слитой воды и корректной работе перекидного устройства с фиксацией времени слива. Погрешность не превышала 0,15 процента, соответственно, и точность измерения расхода топлива тоже была такого же порядка. Но удельная тяга ЖРД "опять устояла". Тогда заказчики настояли на проведении сравнительных испытаний. Было изготовлено 30 двигателей без турбонасосных агрегатов, и эти 30 камер сгорания испытали на стендах Министерства авиационной промышленности (предприятие ЦИАМ). Максимальный разброс значений удельной тяги этих двигателей не превысил 0,2 процента, а средне значение не отличалась от значений, полученных на ТТС всего на 0,1 процента - стенд не был виноватым. Для завода это было катастрофой, двигатель ракеты 8К14 практически не соответствовал требованиям Технических условий, т.е. дальность полета ракеты практически не соответствовала тактико-техническим данным. А ведь ракету поставляли многим зарубежным странам.
  Вся эта гигантская работа была проделана персоналом ТТС без привлечения заводских служб. В результате была достигнута высокая точность измерения параметров испытуемого двигателя, а в дальнейшем автоматизировали весь процесс сбора, регистрации и обработки результатов испытаний.
  Было ещё два испытания одной и той же камеры сгорания - на ТТС и в КБХИММАШ. на тождественных испытательных стендах. Именно в том КБ на том стенде двигатель 9Д21 создавался и доводился до серийного производства. После испытания на ТТС камеру отправили в КБХИММАШ и вслед за ней командировали Гребенченко.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  По прибытии я убедился, что что "допотопная мессдоза" и датчики расхода - те же. В то время стенд КБ использовался редко. Он был уже в черте города, поэтому горячий газ отводился по горизонтальному коробу и далее - выдувался в вертикальную трубу. Было лето, в коробе синички свили гнездо и уже вылупились птенцы, испытатели переложили гнездо в шляпу (не в первый раз) и после испытания вернули на место. Результаты испытаний камеры были идентичными. Сравнительные испытания камеры сгорания позволили "закрыть вопрос". Но все знали и понимали, что происходит: начался процесс снятия ракеты 8К14 с производства и с вооружения.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 1987 году производство ракет 8К14 было прекращено, на стенде 3 ТТС (цех 29 ВМЗ) начались опытно-конструкторские и научно-исследовательские испытания сопловых блоков, органов управления новых ракет и новых материалов - на стендовых газогенераторах Туранина.
  Так обидно, что так не смогли установить причину падения значения удельной тяги, а решение лежало на поверхности. Это было связано с ухудшением процессов смесеобразования в камере сгорания, что приводит к неполному горению топлива и снижению удельной тяги. "Визуально нормально", но вот именно это - не так. Это было уже видно по цвету газовой струи на срезе сопла: при низком значении удельной тяги, отчетливо можно было наблюдать "слишком темные" полосы волн интерференции, на которые я ежемесячно смотрел в течение ряда лет. Это были "скачки уплотнения" газа, всегда возникающие и наблюдаемые в горячем светящемся газе при его истечении из сверхзвукового сопла - один из индикаторов качества горения топлива в камере сгорания двигателя. Здесь появившиеся "избыточно тёмные полосы" объяснялись недогоранием топлива в камере.
  Осциллограмма записи давления в камере сгорания ранее была размытой и неровной из-за высокочастотных колебаний. Потом она стала чистой линией без намека на колебания давления. Т.е. раньше этот "очень хороший двигатель" работал на грани высокочастотной неустойчивости, а этот процесс сильно интенсифицирует процесс горения. Потом выяснилось, что наши конструктора (Андронов Валентин Александрович - начальник отдела) внесли изменение в конструкцию форсунок распылителей, а именно - затупили острую кромку сопла форсунки и для сохранения угла распыла - немного его укоротили.
  Поскольку в процессе производства не был предусмотрен контроль распыла топлива по размерам капель, то комиссии, в том числе с моим участием, установить это не могли. А жаль.
  Кстати, Валентин Александрович, наш выпускник КАИ, все свои силы направил на доказательство "топливной причины": даже подписал бумагу с разработчиками топлива (ГИПХ г. Ленинград). Из неё следовало, что при длительном хранении у топлива ухудшается характеристики, но это уже было тупиковое направление: топливо никто не собирался менять, да и ракету снимали с вооружения и с производства.
  
  Глава 9. НОВЫЙ ЗАКАЗ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 1962 году на встрече руководства завода (В.А. Земцов, Б.Г. Никитин) с руководством Московского института теплотехники было принято решение об организации производства первых в стране твердотопливных 2-х ступенчатых, с разделяемой боевой частью ракет - Темп-С. Ю.А. Чертков - гл. инженер завода (1986- 1996 г.) в своих воспоминаниях пишет:
  - В течение 3-х лет был выполнен большой объем работ по созданию специализированных участков изготовления деталей из эрозионно-стойких и термостойких материалов, нанесения теплозащитных покрытий, снаряжения и сборки ракет.
  Таким образом, Воткинский завод получил новый заказ и с честью выполнил его: Уже в декабре 1964 года на полигон Капустин Яр привезли первую ракету на летные испытания, успешный запуск ракеты был произведен в январе 1965 года. Для Воткинского завода началась новая эпоха, но не для ТТС. Стендовые комплексы ТТС совершенно не предназначались для огневых испытаний твердотопливных ракет, более того, возможность сочетания на одной базе стендов для испытаний ЖРД и РДТТ не предусмотрены никакими нормативными документами
  В составе твердотопливных ракет кроме маршевых двигателей имеются еще малые доводочные двигатели, пороховые аккумуляторы давления для "миномётного выброса" ракеты из контейнера или из шахты, для разделения ступеней, газогенераторы для обеспечения управления рулями и т.д. Они тоже подлежат огневым испытаниям, подготовка и проведение испытаний которых также занимает много времени. Основные испытательные базы твердотопливных двигателей (г. Красноармейск, г. Бийск, г. Пермь ) не имели таких специализированных стендов для испытаний малых двигателей.
  Было принято решение организовать испытания малых двигателей в цехе 29 ВМЗ - на ТТС. В отличие от стендов ЖРД, для испытаний РДТТ не требуется сложного стендового оборудования - нужен железобетонный закрытый бокс для локализации последствия возможного взрыва, стапельная оснастка для закрепления двигателей на стенде, измерительное оборудование и пульт управления. Все это было знакомо, строительные работы были выполнены силами заводских служб, все технологическое оборудование было спроектировано и изготовлено на ТТС. Всего было построено три испытательных бокса размерами 4х4х3 м и кирпичный пристрой для размещения холодильных камер, пультовой и бытовых помещений. Лиха беды начало, в дальнейшем постепенно достраивали четвёртый бокс для испытаний доводочных ступеней ракет Тополь и Тополь-М, пятый бокс для испытаний двигателей 3 ступени, а в 1987 году был построен современный закрытый испытательный бокс номер 6 для испытаний РДТТ с тягой до 150 тонн.
  
  Глава 10. АВТОНОМНАЯ ОТРАБОТКА ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ РДТТ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В принципе в 1962-64 годы ТТС уже "вышла на типовой режим функционирования заводского и межотраслевого испытательного комплекса", т.е. планомерно занималась испытаниями ЖРД. КВИ двигателей проводили без особых приключений на РМ-2 и РМ-3, в лаборатории номер 3, на складах тоже приспособились к работе с опасными компонентами ракетного топлива, необходимые реконструкции были проведены. Энергетики бесперебойно снабжали теплом, водой, электричеством, связь хоть какая-то была. Были, конечно, и вопросы: весной затапливало насосную станцию "Береговую", в подземных резервуарах жили лягушки, часто ломались автобусы и их не хватало, работники жаловались на качество спецпитания, часто барахлили "Пионы" (сигнализаторы) на периметровом охранном ограждении, постоянно падал и сам забор на болотистых участках, плохо смотрелись недостроенные РМ-1, РМ-4 и никуда не годилась подъездная дорого ("гравийка" длиной 2,4 км.). Все это можно было пережить, так и докладывали все в мажорном тоне - на ежемесячных профсоюзных и партийных собраниях. Но был один вопрос, и он был главным. Наш Главный экономист Маргарита Михайловна Митрофанова заканчивала свой доклад с трибуны ежемесячного собрания примерно так: " Все у нас хорошо, но план мы не выполнили, как и в предыдущие месяцы и годы".
  - Объясняется всё очень просто: КВИ - это 4 испытания в месяц. Заказчик платит строго по калькуляции, если цеховые расходы поднимешь даже за 500 процентов, все равно самоокупаемости не будет.
  Нового заказа еще не было. На месте будущих испытаний малых и больших двигателей РДТТ Ижмаш проводил испытания своих движков, но в финансовом плане это ни на что не влияло. Каждый месяц руководство "полоскали" на балансовой комиссии, куда И.Ф Сысоев брал всех начальников подразделений с собой.
  В 1961 году на ТТС нагнали большое количество молодых специалистов, порядка 30 человек, потребности в них не было, и постепенно их сократили. Но это мероприятие тоже не решило проблемы. Без плана нет премии в 30 процентов, а зарплата такая же, как на заводе, никаких поблажек. Первой ушла Маргарита Михайловна, а в 1964 году мы проводили на повышение И.Ф. Сысоева. Ему предложили стать директором ТЭЦ номер 1 г. Ижевска и он согласился. Нам объяснили, что Иван Филиппович уходит из ТТС, в первую очередь, из-за того, что он не является специалистом по профилю работы ТТС. Понятно, что он не видел перспективы для себя и в целом для ТТС. Кроме того, ТТС со всем своим хозяйством имел статус цеха завода под номером 29, соответственно он по статусу был начальником цеха. А в Ижевске Иван Филиппович вскоре стал членом горкома КПСС г. Ижевска.
  Сколько долго продолжалось бы это финансовое недоразумение, неизвестно, наверное затраты по ТТС нужно были отнести на стоимость ракеты через механизм ценообразования, что имеет место сейчас, поскольку все испытательные лаборатории завода "сидят" на общезаводских расходах.
  А далее вдруг все переменилось. В 1965 году на стенде РМ-2 начались опытно-конструкторские огневые испытания по теме "Автономная огневая отработка органов управления твердотопливных ракет на модельных рабочих телах" и коллектив ТТС с большим желанием ввязался в эту тему, скоро и возглавил эти работы. После этого ТТС навсегда стала самоокупаемым предприятием без дотации со стороны завода, по крайней мере, до 2004 года.
  Разработкой этой темы занимались МИТ и ЦНИИМАШ. В 1964 году они, в порядке выполнении темы НИР, теоретически обосновали возможность имитации продуктов сгорания твердых ракетных топлив продуктами сгорания жидких ракетных топлив.
  Известно, что продуктами сгорания баллиститных твердых топлив и жидких ракетных топлив являются одни те же химические вещества: вода, углекислый, угарный газ, азот, молекулярный водород, окислы азота. В процессе горения современных смесевых твердых топлив еще образуется двуокись алюминия и пары соляной кислоты. Температура в камере сгорания баллиститных топлив до 3000 К, а смесевых ракетных топлив - 3500 К, а у жидких топлив - 2700-3200 по шкале Кельвина - в зависимости от видов топлив и соотношения компонентов - окислителя и горючего. В отчете НИР были приведены результаты термодинамических расчетов, которые подтверждают возможность близкой имитации важных характеристик потока продуктов сгорания: значение газовой постоянной, показателя изоэнтропы и, разумеется, давления в камере сгорания. Они являются определяющими параметрами для характеристик органов управления. При добавлении в жидкое топливо алюминиевого порошка можно получить приемлемую имитацию продуктов сгорания смесевых твердых топлив.
  На первых ступенях ракет обычно применяются "кольцевые" или газовые рули. Была реализована следующая идея:
  - Спроектировать и изготовить стендовый газогенератор, представляющий собой в первом приближении камеру сгорания ЖРД. Закрепить сопловую "штатную часть" ракетного двигателя с рулями к стендовому газогенератору. Смонтировать их на подвесном стапеле стенда ("подвеске - бронеплите огневого бокса" - на стенде ЖРД) и запустить эту камеру сгорания, используя стендовую систему подачи жидких топлива - окислителя и горючего. Во время испытания можно измерить силовые характеристики рулей ракеты и определить эффективность того или иного типа рулей, проверить стойкость новых материалов.
  Просто и гениально, потому что при натурных испытаниях твердотопливных ракетных двигателей характеристики рулей не измеряются - нет специальной оснастки. Кроме того натурные испытания обходятся очень дорого, благодаря большой стоимости самого твердотопливного двигателя. Возможно, самое главное - их невозможно выключить в любое мгновение, как ЖРД. А при отработке органов управления огневых испытаний проводить их надо много - десятки раз.
  На вторых и третьих ступенях применялись тогда органы управления типа "вдув горячего газа" в закритическую часть соплового блока. Возникающая боковая составляющая тяги (управляющая сила) создавалась перепуском части продуктов сгорания из камеры сгорания в закритическую часть сопла. При этом определить эффективность такого метода управления и значения действующих сил - в эксперименте не было никакой возможности. Разрабатывались расчетные методы, защищались десятки диссертаций, которые давали разные результаты.
  Для этого случая предлагалось следующее: отстыковать сопловой блок от ракеты, пристыковать его к стендовому жидкостному газогенератору, создать стапельную оснастку с двумя степенями свободы для измерения боковой составляющей тяги. Кроме того, надо было еще имитировать высотные условия, т.е. создать вакуум вокруг сопла, иначе сопло разрушалось под воздействием атмосферного давления.
  При автономной отработке конструкции газовых рулей на работоспособность и стойкость материалов к высокой температуре определяющим параметром является температура и эрозионное воздействие на материал рулей абразивных частиц двуокиси алюминия (Al2O3 ).
  Создать имитационный двухфазный поток горения твёрдого топлива казалось практически невыполнимой задачей. Но идея была очень заманчивой, потому что с минимальными затратами в стендовых условиях позволяла получить данные по эффективности органов управления, которая не поддавалась расчетному определению, а также получить достоверную информацию о стойкости и работоспособности материалов и конструктивных решений.
  На ТТС эту тему персонально контролировал гл. инженер Полушкин А.И. Проектно-исследовательские работы были возложены на Ижевский механический институт, где приказом по Министерству оборонной промышленности была создана специальная лаборатория СНИЛ ИМИ (1964 год) во главе с В.Н. Ежовым. К 1965 году они уже разработали несколько конструкций газогенераторов, которые впоследствии оказались неработоспособными и были забракованы. На ТТС возникла идея о создании своей некоей структуры для решения практических задач по внедрению этого метода, закрепив за СНИЛ ИМИ научно-исследовательские составляющие задачи.
  Я в 1964 году еще сидел в Лаборатории коррозионных испытаний, и об этой теме я впервые услышал от главного инженера Полушкина А.И. летом 1965 года. Поскольку работать руководителем службы нейтрализации (плюс лаборатория 3, плюс топливные склады) надоело, я попросил его перевести меня на какую-либо должность в создаваемой структуре. На ТТС с самого начала существовало техбюро, на его базе в 1965 году в штатном расписании появилась "Группа экспериментальных работ", начальником которой я был назначен 16 августа 1965 года. На 3 этаже инженерного корпуса в пустом большом зале уже бегали "туда-сюда" Туранин Ю.В. (выпускник Челябинского политехнического института) с куском газогенератора в руках, беспрестанно курил и фонтанировал подчиненным свои указания Портнов Юрий Иосифович (выпускник КАИ 1962 года, кстати в институте в общежитии мы с ним жили в одной комнате). Сидел прочно на своем месте Начальник техбюро Микрюков П.А. В общем - пространства было много, людей мало, столов при этом не хватало, а тут начали подходить новые кадры - молодые специалисты Иванов, Голяшов Евгений, Захлебин...
  А на стенде РМ-2 уже шли автономные испытания сопловых блоков с органами управления - "газовые рули" и "вдув" - для ракет "Темп-С" и "Пионер". Все вопросы по методике измерений и трактовкам результатов испытаний-измерений решал ведущий инженер (Главный испытатель) Блохинов Н.А.
  Первым делом мы начали заниматься вопросами измерения боковой составляющей тяги и повышения точности измерения на стендах, а Туранин Ю.В, равнодушный к этим вопросам, занялся проектированием линейки стендовых газогенераторов - для вех стендов.
  К осени мы уже набрали достаточно много данных, которые я лично оформил в очень толстый отчет по теме НИР "НВ-1", где были отражены основные направления будущих конструкторских и исследовательских работ проводимых ТТС.
  Первоначально возглавить это направление работ на ТТС должен был некто Зорин из Ижмаша, авторитетный и опытный ракетчик, глубоко знакомый с этой тематикой, но по незначительному поводу его лишили допуска, и мне поручили заняться дальше вопросами расширения "Экспериментальной группы". Вопрос автономной отработки РДТТ был очень актуальным и "неопределённо обширным", так что его решали через Министерство. 4 ноября 1965 года Министр оборонной промышленности подписал приказ о внедрении на предприятиях отрасли этого метода и для дальнейшего развития метода создать на ТТС "Расчетно-теоретический сектор экспериментальных работ" (по моему предложению), возложив на него разработку конструкторской документации по газогенераторам и проведение расчетно-теоретических исследований. Конечно, мне не хватало опыта и масштабности, можно было лихо создать целый отдел. 9 декабря 1965 года Генеральный директор Воткинского завода Садовников В.Г. подписал аналогичный приказ по заводу. Меня назначили начальником этого сектора, Туранин Ю.В. возглавил конструкторскую группу, Портнов Ю. И. - исследовательскую группу, Микрюков Павел Алексеевич остался начальником техбюро.
  В 1968 году из 32 отдела завода к нам перевели конструкторское бюро В.С. Серова, которую Мамонтов В.Н создал для решения аналогичных задач по созданию МГД-генераторов совместно с Горьковским машиностроительным заводом. До 1970 года сектор и бюро существовали рядом, решая одни и те же задачи. И наконец, в 1970 году был окончательно оформлено Экспериментально-конструкторское бюро ЭКБ-29. В дальнейшем ЭКБ-29 решал задачи не только по внедрению метода автономной отработки РДТТ, но и разрабатывал всю конструкторскую документацию и технологические процессы по серийным работам, а также по экспериментально-исследовательским работам, выполняемым для сторонних организаций - на хоздоговорной основе. На главного инженера ТТС были возложены решение технических вопросов по серийным работам на правах главного конструктора ВМЗ, а по НИР и ОКР на правах заместителя Главного инженера завода (приказ Главного инженера завода номер 358 от 26.04.1984).
  Для внедрения метода отработки сопловых блоков РДТТ на модельных телах надо было решить три серьезные задачи: во-первых, научиться с большой точностью измерять значения управляющих сил при функционировании органов управления. Для газовых рулей значения управляющих сил могут достигать значений до 5 процентов от номинального значения тяги двигателя, а для газодинамических органов управления типа "вдув" - до 1,5 процентов, т.е. значения управляющих сил для "вдува" были сопоставимы со значениями погрешности измерения тяги двигателя.
  Для измерения управляющей силы стендовый стапель должен позволять перемещение двигателя по двум координатам. Сила тяги двигателя способствует интенсивным колебаниям стапельной оснастки с большой амплитудой, что сильно затрудняет выделение полезного сигнала с приемлемой точностью. Поэтому при натурных испытаниях РДТТ нигде боковая оставляющая тяги не измерялась.
  Во-вторых, для испытаний двигателей высотных ступеней надо создать вакуум в области соплового блока, иначе не определить корректно значения и тяги, и управляющих сил, при этом надо учитывать возможность разрушения соплового блока. В-третьих, надо разработать линейку разных по техническим характеристикам - стендовых газогенераторов, моделирующих определяющие параметры потока продуктов сгорания РДТТ.
  Стендовики во главе с Блохиновым Н.А. уже пытались измерить значение боковой управляющей силы при функционировании органов управления - тензометрическими датчиками, установленным на штанге перпендикулярно оси РДТТ. Но амплитуда низкочастотных колебаний на записи боковой составляющей тяги в осциллограмме превышала ожидаемые номинальные значения. Сильно сказывалось взаимовлияние связей по степеням свободы.
  Прошло немало времени, пока устанавливали значения частот собственных колебания стендовой подвески, потом увеличили жесткость опор, стали использовать более жесткие датчики, главное, создали совершенно новую стендовую подвеску с 2-мя степенями свободы при минимальных значениях взаимовлияния действующих усилий. Внедрили систему многократных градуировок линий измерений, разработали новую методику обработки результатов измерений и методику оценки точности измерений. В результате погрешность измерения боковой составляющей усилия при функционировании органов управления составила плюс-минус 1,5 кг, по отношению к номиналу в 150 кг это составляет 1%. Осевую составляющую силы измеряли с такой же точностью.
  Исследовательские задачи были достаточно сложными, поэтому требовали инженеров высокой квалификации. Кадры в этой группе постоянно менялись, ушли Захлебин, Смолин Георгий, потом сам Портнов Ю.В. перебрался в СНИЛ ИМИ и занялся своей диссертацией. А потом появились способные ребята, нацеленные на защиту кандидатскую диссертации.
  В 1968 году у нас появился Гребенченко Юрий Иванович, выпускник Казанского авиационного института (1966 год).
  Динамические характеристики стендовой системы подвески двигателя очень сильно влияли на точность измерений силовых характеристик органов управления, надо было избежать резонансных частот. Эту проблему удалось решить с помощью гидропоршневых демпферов. С их помощь был устранён "трёхмерный гистерезис" градуировочных характеристик в каналах измерений осевой тяги. Он разобрался с этими вопросами (см. выше), но его тянуло к каким-то более серьезным делам, вскоре он ушел от нас в ИжНИТИ и занялся научными методами организации производства на базе вычислительных машин. Потом уехал в Волгоград на Родину супруги. При ликвидационных работах на Чернобыльской АЭС, получил максимально допустимую дозу радиации, маленько окрепнув, занялся вопросами мироздания, в частности новой моделью Вселенной.
  В соавторстве со своими единомышленниками издал около десятка книг и двух сотен статей - изданных или размещённых в интернет-библиотеке Techlibrary.ru и на Интернет-сайте Максима Мошкова Samlib.ru. Одна из книг, написанная по "следам переживания" Чернобыльской катастрофы: Гребенченко Ю.И., Галкин С.В., Будумян А.А. - "Квантовый вакуум - постоянная опасность" - получила четыре золотых медали на международных выставках учебной литературе - в Париже, Лондоне, Франкфурте на Майне и в Москве. Книга была выставлена негосударственной межвузовской академией стран СНГ - РАЕ и Институтом переводов - АНО. С.В. Галкин - к.т.н., доцент кафедры прикладной математики МГТУ им. Н.Э. Баумана, А.А. Будумян - Заместитель Начальника УС-605, Начальник Третьего и Второго "монтажных районов" (из общего их числа - порядка 10), возводивших Укрытие ("Саркофаг") над четвёртым аварийным блоком ЧАЭС. Большинство соратников-чернобыльцев Гребенченко давно вымерло.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Год 1966. ВМЗ только что оснастился ламповой электронно-вычислительной машиной М-20, в то время всё ещё "новейшей". В отделе Главного Конструктора Ракова в 1966 году защитил дипломный проект - компьютерную программу "Расчёт траектории баллистической ракеты с дальностью стрельбы 10 тысяч километров". Отдел Главного Конструктора в этом остро нуждался, т.к. все расчёты производились на электромеханических арифмометрах. На основе дипломного проекта за два года удалось сделать полтора десятка других программ для разных отделов. Однако М-20 была ламповой ЭВМ, а мои компьютерные программы были написаны на трехадресном "машинном языке":
  - Взять число в первой ячейке "номер...", сложить с числом (умножить, возвести в степень... - по команде "номер...") второй ячейки "номер...", результат занести в третью ячейку "номер..."...
  Так, одним из числовых методов Рунге-Кутта решалась система дифференциальных уравнений движения ракеты на любую дальность. Если дальность стрельбы менее 100км, Землю можно считать "плоской". Если больше - необходимо было учитывать кривизну поверхности Земли.
  В процессе работы над своим дипломным проектом, руководителем которого в ХХ отделе Главного конструктора ВМЗ Ракова, был начальник бюро баллистики, кандидат технических наук Приварников, идеи которого реализовывались в моём дипломном проекте (вскоре его сменил Савельев). Я должен был отобразить их идеи в виде таблиц и формул. Речь о нерешённой философской проблеме концептуальной важности, не имеющей перспектив на разрешение и в настоящее время. Это я сейчас так рассуждаю, а тогда, пройдя обучение в КАИ в режиме "допнабора", я полагал обыденным явлением - для молодых специалистов ВМЗ, число которых, как я предполагаю, общаясь с ними, в то время могло составлять более трёх четвертей от всей численности ОКБ Ракова - для них для всех это было в "порядке вещей". В чём была "проблема" в "моём случае"? Она заключена в самой формулировке - "производная фикции, которая есть математическое отображение "энергии" - неизречённой Библейской Сущности Сущего. (Библ.).   "Производная функции" - понятие дифференциального исчисления, характеризующее скорость изменения функции в данной точке. Определяется как предел отношения приращения функции к приращению её аргумента при стремлении приращения аргумента к нулю, если такой предел существует. Шаг интегрирования-решения дифференциального исчисления это и есть тот "предел", который исследователь выбирает сам по своему разумению. Другого не дано, поскольку деление на ноль не имеет практического содержания. Именно поэтому свойства дельта-импульсов энергии остаются недоступными для анализа математическими методами.
  Термин и понятие "шаг интегрирования" возник в числовом решении системы дифференциальных уравнений изначально, т.е. ещё во времена общественно-политического противостояния первооткрывателей дифференциального исчисления - Лейбница-Ньютона. Вследствие неразрешимости проблема была переведена в МЕТАФИЗИКУ.
   Однако "вход" в свойства дельта-импульсов Дирака и "критического состояния вещества" - взаимосвязанных и резонансно сопряжённых - "слегка приоткрывается" в следующих гипотетически принятых учёными "исходных положениях".
  - В антропоморфном восприятии "приращения дельта-импульсов всегда равно нулю. Но также аксиоматически принято, что каждый объект, среда, процесс - отображаются какми-то локальными "элементарными" (всегда интегральными) сортами дельта-импульсов. Это по аналогии с "сортами" известных элементарных инерционных частиц полевых форм энергии. Вспоминаем также голографические свойства энергии и декларированное математиками присутствие постоянных интегрирования-решения дифференциальных уравнений. Напрашиваются и свойства десятков других "бесконечностей. Аксиоматически предложено, что постоянная интегрирования и есть отображение ни весть откуда взявшееся числовое значение ИНЕРЦИИ, что в "постоянные интегрирлвания" надо включить весь энциклопедический перечень свойств материи вещественного мира, который изучает классическая физикохимия.
  
  Со всей очевидностью выбор "шага интегрирования" в числовом решении дифференциальных уравнений, описывающих изменения каких бы то ни было параметров движения энергии, влияет на точность вычислений и, следовательно, на точность изготовления-измерения конструкторско-технологических параметров ракеты и её составляющих частей. Приварников предложил мне показать в таблицах, что выбранный шаг интегрирования 0,5 метра в моём случае был достаточно мал. Речь шла о траектории в гипотетической инерциальной системе координат метрической системы мер длины-дальности стрельбы. Кратное уменьшений шага интегрирования приводило к кратному увеличению продолжительности работы ЭВМ заводских вычислительных центров, везде работавших круглосуточно.
  После перевода в цех 29 ВМЗ я столкнулся с этой проблемой во всех научно-технических и конструкторско-технологических задачах, решаемых учёными отраслевых НИИ на огневых стендах ТТС, очевидно существовавших на границе непознанного - всегда и во всех отраслях науки и техники.
  Возможно в естествознании - это самая большая "неприятность", т.к. свойства "критического состояния вешества" и дельта-импульсов Дирака остаются недоступными для анализа существующими математическими методами.
  
  Ламповые ЭВМ и машинный язык программирования - уже были "вчерашним днём". В заводском Вычислительном центре это были две машины - "Урал-4" и "М-20". Заводские программисты "уже" осваивали т.н. "высокие языки" программирования - АЛГОЛ, ФОРТРАН... Сами эти названия свидетельствовали, что в области компьютеризации-цифровизации промышленности и экономики, СССР уже стремительно отставал от США. Современным апогеем этого отставания стал ИНТЕРНЕТ.
  Меня преддипломного практиканта КАИ определили в отдел баллистики ОКБ Ракова. Заводу эта программа была нужна сверхсрочно. Проблема была в следующем.
  Штатные программисты заводского ВЦ, с университетским математическим образованием (часто педагогическим) не понимали множества "мелких" физических проблем, вернее - геофизических и астрофизических, аэро- и газодинамики, законов технической кибернетики, без знания которых написанная компьютерная программа долго будет находиться в режиме "отладки", т.к. постановщики задач (конструктора) не понимали программистов, а те - конструкторов и технологов. Я не был "чистым математиком", и это сказалось сразу же, причём, на уровне школьной тригонометрии (предполагаю, что и программисты этого могли не знать):
  - Около недели ушло на "понимание парадокаса": после преодолевания в полёте ракетой расстояния более четверти дуги земной поверхности, дальность точки падения головной части начинала в расчётах траектории "убывать". Сказалась моя школьная ошибка: через 90 градусов между радиус-векторами, проходящими через точку старта ракеты и через летящую в атмосфере головную часть, отделившуюся от неё, входящие в уравнения движения - косинус этого угла меняет знак, а тангенс угла и вовсе - "терпит разрыв", и с этим что-то надо было делать немедленно, а что именно - уже давно прописано во всех учебниках.
  В ЭКБ-29 "к Тухватуллину" перевёлся в апреле 1968г - формально в силу "семейных причин" - жена нашла в Ижевске работу и получила квартиру, но скорее от "любопытства", и в силу чрезвычайно беспокойного характера. Через год был назначен ведущим инженером РМ-1, а затем РМ-2, а потом к нему "добавился" РМ-6: тяга к исследовательским экспериментам в области необъяснимых физико-химических эффектов проявилась в полной мере. Не осознавая, работал на пределе своих психофизиологических возможностей, доработался до состояния глубокой депрессии, уволился.
  Работал в ИжНИТИ у Пекшурова - начальника отдела (это вычислительный центр института - 50 человек математиков-программистов). Мне поставили задачу - загрузить вычислительный центр научно-исследовательскими темами Института, путём постановки, анализа и решения задач математическими методами Пекшурова (тема его докторской диссертации) - на базе вычислительной машины "Минск-32". Речь шла о научной организации экспериментальных исследований, проводимых Институтом в области необъяснимых физико-химических эффектов - решавших конструкторско-технологические проблемы заводов Удмуртии
  В основе докторской диссертации Пекшурова были популярные в то время в инженерной среде вероятностные методы. Пекшуров продвигал идеи Налимова и других учёных МГУ им. М.В. Ломоносова и МГТУ им. Н.Э. Баумана.
  Однако к этому времени уже были известны безуспешные попытки учёных физиков-ядерщиков ввести знаменитое вероятностное уравнение Шрёдингера в анализ внутриатомного пространства планетарной модели атома Резерфорда-Бора. У биофизиков набирала популярность более ранняя модель атома Д. Томсона: элементарных частиц в атоме нет, но есть слоистая (оболочечная) структура энергии в сферическом пространстве атома, всегда находящаяся в т.н. "критическом состоянии". В случае разрушения слоя-оболочки, потенциальная энергия, сосредоточенная в атоме, высвобождается в форме радиоактивных излучений или ядерного взрыва - с избыточной мощностью, с необъяснимой первопричиной.
  Это было началом идейного тупика естествознания в целом, который к концу ХХ века, при промышленном освоении нанотехнологий - развился в "научную катастрофу": почти одномоментно и необъяснимо "самоупразднилось" действие почти всех законов физикохимии и даже математической логики.
  Тем не менее, через полгода Вычислительный центр ИжНИТИ удалось полностью загрузить научно-исследовательской тематикой Института. Но мне это стоило очередного стрессового состояния: научное направление Пекшурова казалось тупиковым, а восприятие "никчёмности собственного бытия" - нарастала.
  Пекшуров фактически возложил на меня некоторые свои функции научного руководства Центром, т.к. уходил в академический отпуск для защиты докторской диссертации, научные идеи которой я довольно успешно внедрял в тематику Института.
  Да кто он, этот Гребенченко? - скептически вопрошали чистые математики ВЦ ИжНИТИ.
  - Мастер из какого-то цеха ВМЗ.
  Это была чистая правда. Хороший начальник должен уметь делегировать некоторые свои функции подчинённым, а проблемы - "смежникам". А мне и делегировать нечего, математик я никакой, уже не программист, т.к. высокими языками программирования не владею, своих идей нет, с вероятностными методами исследований Пекшурова не согласен, где и в каком качестве работать дальше - не знаю. Понимал, что мой должностной психо-физиологический предел - мастер цеха, начальник испытательного стенда. Подал заявление на увольнение.
  Хайм Завельевич Бадаш - соискатель учёной степени кандидата наук, начальник административно-хозяйственного отделения Института (он же начальник отдела кадров). Он принимал меня на работу, и он же выписал мне обходной лист, в котором значились все начальники отделений и отделов Института - не уговорили. В ИжНИТИ со мной приключилось то же, что случалось на ТТС со многими, в т.ч. с весьма толковым инженером-механиком Кожиховым (я тоже механик), с которым я общался, которого Тухватуллин тоже не отговорил от увольнения (об этом в конце книги).
  Тоска по работе на ВМЗ "давила": ТТС оказался невероятным по плотности скопления научно-технических проблем в области испытания ракетной техники - приходившихся на долю каждого "дееспособного инженера", число выдающихся среди которых, в моём восприятии, всегда составляло несколько десятков.
  Уволился, пришёл к Капитову Ю.Н. - "упал в ноги: хочу назад, согласен на любую рабочую должность". Принял. На следующий день я снова появился на ТТС. Но через неделю был назначен ведущим инженером на РМ-6, где началась подготовка к комплексным испытаниям МГД-генераторов конкурирующих фирм - НИИХИММАШ и Горьковского Машиностроительного завода. Испытания конструкции НИИХИММАШ (ведущий инженер Шипунов) прошли успешно: через год-два они уже применяли их в горах Памира для электромагнитного зондирования земной коры. А горьковчане потерпели очередную идейную научно-техническую катастрофу. Впрочем, в период горбачёвско-ельцинской перестройки-катастрофы - "естественные идейные катастрофы" дополнились разорениями и самоликвидациями предприятий, ликвидациями научно-технических и политических идей - направленных на ликвидацию суверенитета страны во всех сферах жизнедеятельности СССР. Были ликвидированы целые отрасли науки и техники, тысячи предприятий, моногородов, городов-заводов, и сотни тысяч россиян - научно-технической и общественно-политической элиты СССР. Печальная участь настигла и ТТС (см. главу 24. Экономика).
  Надо сказать, что в СССР у рабочих-испытателей зарплата была кратно выше, чем у инженеров - за счёт разного рода доплат. Так было на всех промпредприятиях СССР, где я бывал в командировках, и везде встречал рабочих - выпускников вузов, в т.ч. и КАИ, которые никогда не работали инженерами, и не хотель работать на инженерных должностях. На одном из партсобраний спрашиваю Секретаря Парткома ВМЗ - почему?
  - "А что вы хотите, государство у нас пролетарское - такова и политика Партии".
  Бывая на многих больших заводах, я везде наблюдал одно и тоже. Но где на Руси было жить хорошо? - там, где есть творческая составляющая. В Росси во все времена было: - "не место красит человека, а человек - место". В хрущёвско-брежневской, потом в горбачёвской и в буржуазной Росси, как и на Западе, всё перевёрнуто "с ног - на голову".
  Рынок и производство - основаны на прибыли. Но творчество - это параллельно существующая ветвь бытия, и оно не нуждается в прибыли. Это рынок и производство нуждаются в творчестве. Но что первично - "курица или яйцо" - вопрошают философы? Бытиё человека основано на производстве, следовательно, первично материальное производство. Но без творчества производство обречено на стагнацию. А что с РЫНКОМ? - это конкуренция - движущая сила прогресса в живой природе и в обществе. В Концепции двух видов энергии все эти термины - творчество, производство, рынок, прибыль (сюда надо добавить весь перечень терминов и понятий известных экономических теорий) - при ближайшем рассмотрении они распадаются на множество разночастотных составляющих - звеньев общественной энергии. Ими можно и необходимо управлять по известным и достаточно простым законам кибернетики.
  Творчество, творческие люди. Кто они? - это все жители Земли, в т.ч. и всё живое на Земле - основа эволюции Биосферы Земли. "Творчество" - наркотик для всего живого в биосфере Земли. Но это необъятная отдельная тема. А в Интернете - тишина или творческое словоблудие.
  Капитов Ю.Н. - выпускник КАИ - нуждался в заместителе "по новой технике" - предложил мне. Отказался. Это было ужасно. Для меня объём непознанного и научно-технических задач, подлежащих постановке и "немедленному разрешению", возрастающий прессинг "внешних и внутренних (субъективно-личностных) обстоятельств" - нарастали быстрее, чем раньше, и становился для меня непосильным уже на одном стенде ТТС.
  Строго говоря, постановка Капитовым подобного вопроса имела объективные причины, но в реализации оказалась совершенно бесперспективной. Университетский диапазон необъяснённых и даже неизречённых научно-технических проблем был слишком широк, и приходился всего на два десятка ведущих специалистов, имевших статус заурядных мастеров какого-то цеха какого-то машиностроительного завода. Это был первый шаг на "дробление" множества научно-технических проблем - необъяснимых и неизречённых. Эта организационная научно-техническая проблема была решена во всём мире уже десятки и сотни лет - в виде организационных административно-технических структур - в виде множества отраслевых НИИ (с отделениями и отделами - по отраслям наук) и ВУЗов (с факультетами и специальностями). Как бы то ни было, аналогичный путь прошли многие заводы СССР, обредшие статусы заводов-ВТУЗов. С Воткинском машиностроительным заводом этого не случилось. Но, возможно, случится. Через год я снова уволился. Но и Капитов не смог пережить свою депрессию, и также вскоре уволился, как и многие.
  
  Для того, чтобы "делегировать", значит доверить человеку, надо быть уверенным в нём, в том, что всё будет сделано правильно, как надо. Но как "надо делать то, не знаю что"?
  Я, наконец, понял, что мой "психофизиологический должностной предел" - начальник стенда: я очень плохо разбирался в людях, поэтому, интуитивно работал по принципу - быть готовым сработать и срабатывал - за всех вместе взятых. Никому ничего не "делегировал" - не умел, не хотел и не мог. Да и кому и что передавать, если о "непознанном-непонимаемом" нигде ничего не написано, не знает "никто" и "ничто".
  Все организационно-технические проблемы, с которыми я сталкивался раньше, снова "облепили" меня, "как стая визжащих обезьян". Интересы производства задавали лихорадочный ритм жизни и всему трудовому коллективу и ВМЗ и ТТС. В таком же напряжении работали и жили руководители всех служб ВМЗ-ТТС, участвовавшие в обеспечении, подготовке и проведении огневых испытаний. Например (в том числе), военизированная пожарная часть ТТС, Начальник отряда которой всегда находился в "пультовой" корпуса 1, прибывая с отрядом на огневое испытание по "пожарной тревоге", вместе с Главным испытателем наблюдая через "бронеокно" в пультовой - за развитием "огнеопасных событий". Испытательных стендов было много, так что пожарники пребывали в постоянном тренинге.
  Надо отметить, что в первые годы испытаний взрывы и пожары в огневых боксах ТТС были не редкими, грозившими перекинуться по кабельным каналам - постоянная тревога Начальника ВПЧ - за всю территорию цеха 29: после взрывов горели выливавшиеся компоненты ракетного топлива. Начальник ВПЧ, как и все на ТТС - был незаурядной личностью. Он творчески работал с руководящими документами в области обеспечения пожарной безопасности при испытаниях новой техники, и постоянно ужесточал свои требования к руководству ТТС по содержанию многочисленных кабельных каналов систем управления, измерений и связи. Вскоре пожары стали редкостью, благодаря гению Янчуркина. Он ввёл в систему автоматики автоматическое закрытие отсечных кранов подачи топлива во всех случаях обнуления показания датчика давления в камере сгорания стендового ЖРД. А я мечтал о большем, чтобы ЭВМ вырабатывала по показаниям многих датчиков "прекурсоры-предшественики", зависящие от решаемой задачи - недопустимого развития событий, на которые срабатывала бы автоматика Янчуркина. Но быстродействие ЭВМ того времени было недостаточным для решения таких задач. А после взрыва и смотреть было не на что. Надо отметить, что годы спустя ЭКБ-29 с участием Галеева Джавдата Тагировича эту проблему частично решила, путём внедрения комплекса АСВТ М-6000.
  Кстати говоря, причинами неудачных испытаний, всегда ожидаемых, чаще всего были испытываемые конструкции и новые материалы. В числе причин были и ошибки участников испытаний, далеко не всегда очевидные - объекты нелицеприятных обсуждений в "комнате ведущих инженеров" (об этом в тексте).
  
  В то время в этом ритме работал ВМЗ и все заводы Удмуртии, и, по-видимому, всей страны. Этот ритм сформировался ещё в Сталинскую эпоху Великой Отечественной Войны. Но народ от этого ритма явно уставал. Как тягостный пример: команды многих буксирных и траспортных судов на Волге (я был одним из членов такой команды) - ввиду недостатка кадров работали в две трети штатного расписания - в течение ряда навигаций, которые длились с апреля месяца - по декабрь (начало ледохода и ледостава на Волге). Это были вахты - по шесть часов - через шесть часов (без выходных и праздников) - с доплатой за такой труд - 10 процентов от должностного оклада - "за недостающего". По-видимому, это надо было полагать примером борьбы с низкой производительностью труда на транспорте в период 1956-1964г.г.
  Но как бы то ни было, я с 1960г. заочно учился в Горьковском Институте Инженеров Водного транспорта, сидел в трюме своего теплохода, и выполнял контрольные и курсовые работы. Отправлял их по почте в Институт, получал "открепительные талоны" и сдавал экзамены в ВУЗах крупных волжских городов, и мне это очень нравилось.
  
  После возврата на ТТС, круг личных интересов к "непознанному", особенно к "непостижимым" смыслам базовых физических формул классической физики и свойствам материальных объектов и сред - как регуляторам движения энергии, продолжал расширяться. Но и круг людей, коллективом которых я по должности обязан был руководить, причём с желанием - также стремительно расширялся. Снова доработался до нервного истощения. А ведь у меня было всё, чего я мог бы желать.
  Приходится констатировать - жизненное благополучие во всём, т.е. "статика" - это не "счастье". Об этом гласит вся отечественная и мировая художественная литература. Счастье - это преодоление себя и творчество - свойство всего живого в биосфере Земли. Неужели и "неживого" в Космосе? поскольку "Законы Космоса и Человечества едины", как полагал Великий немецкий естествоиспытатель Александр Гумбольдт, посвятивший этому вопросу многотомный труд "Космос", писавший и издававший его всю свою жизнь.
  
  "Нечего тебе лечиться - так работать и жить нельзя, бросай работу" - заявил психоневролог: бросил всё, и в 1975 году "безоглядно" уехал в Волгоград. Но и потом возвращался в Ижевск и Воткинск для проведения совместных "хоздоговорных экспериментов" с ИжНИТИ.
  Работал на нескольких заводах, остановился на небольшом предприятии Минсредмаша ("Минатом"), сначала на одном из участков Всесоюзного Объединения ИЗОТОП, который в период горбачёвского "нового мышления" был передан в Союзный трест "Промэлектромонтаж" - Строительно-монтажное управление номер 113 (СМНУ-113) - одно из двух десятков его управлений, разбросанных по всей территории СССР. Работал в том же "ключе" (от себя не убежишь, "работа выбирает человека, а не человек работу"). Проводил научно-исследовательские эксперименты с применением, в качестве индикаторов новой информации - "меченых атомов" (метод радиоактивных индикаторов, активационный анализ и другие модификации "метода меченых атомов") - под флагами тех же отраслевых НИИ, на тех же промпредприятиях, с которыми установил производственные отношения в период работы на Воткинском машзаводе и ИжНИТИ (1966-1975г.г.). Всех по-прежнему интересовала информация в области необъяснимых физико-химических эффектов, которую я "добывал" для них с помощью "радиоактивных индикаторов", используемых в "открытом виде", а также их модификаций, в т.ч. облучение вещества для наведения в нём радиоактивности и последующий активационный анализ атомно-молекулярной структуры неизвестного вещества. Был руководителем работ в проводимых экспериментах (он же ведущий инженер, типа "Главного испытателя на ТТС") в группе инженеров - до десятка инженеров-наладчиков технологических процессов - так они значились в штатном расписании. За "текущие неразрешимые проблемы" "чужих предприятий" я уже не отвечал.
  Для меня сложились, наконец, оптимальные условия труда, отдыха и творчества. Короче говоря, жил и работал в своё удовольствие (как и на ВМЗ-ТТС). В таком состоянии я работал с 1978 года, до выхода на пенсию в 1999 году. Даже после Чернобыля и полученной там инвалидности на голову - я дожил до 84 лет. Кстати говоря, первый признак выхода из состояния депрессии - человек не думает, т.е. забывает о пробемах-тревогах и "никчёмности своего бытия" (как не думает об этом в детстве). Первые годы работы на ВМЗ-ТТС я забывал о них лишь к концу своего отпуска. Но потом депрессия становилась постоянной.
  Это я сейчас то и дело повторяюсь - "творчество, творчество", а тогда я об этом даже не задумывался. Это было естественным состоянием каждого человека, и я наблюдал его у всех: в СССР все работали только при наличии своего желания. Те, кто работал без желания - пребывали в состоянии депрессии и выглядели несчастными людьми, от которой они рано или поздно избавлялись увольнением. Не всегда, правда, по собственному желанию, но это было не страшно - безработицы в СССР тогда не было. Предполагаю, что это было социальным наследием Советского общества, неосознаваемая тоска по которому, несмотря на многие его негативы, сохранилась у россиян до настоящего времени - уже на генетическом уровне. Очевидно, Западу этого не понять - в принципе.
  Более двух десятков самостоятельных хозрасчётных участков и управлений Союзного Треста "Промэлектромонтаж" Минатома - проводили эксперименты с "радиоактивными индикаторами" на сотнях действующих промпредприятий по всей территории СССР - без остановки производств и технологических процессов, а также - в лабораторных условиях соответствующих отраслевых НИИ. Ничего подобного на Западе не было. В период "перестройки" и банкротства Треста и его управлений, сотни научно-технических отчётов из архива СМНУ-113 были украдены, их никто и не охранял. В т.ч. это были экспериментальные исследования в г. Салда Удм., проводимые в течении двух десятилетий В.Н. Кураповым - по титановым сплавам, по материалам которых он защитил кандидатскую, и получал на склоне лет свои законные дополнительные 50 рублей в месяц. Там были и мои отчёты по экспериментам, проведённых под флагом ИжНИТИ (ведущий инженер Ткачук В.Н.) - "Контроль герметичности ниппельных и фланцевых соединений изделий ВМЗ". Как и по титану, в этой теме были изобретения и защиты участниками исследований кандидатских диссертаций, но меня они не интересовали. Были и "отлучения" меня от этой темы моими оппонентами-конкурентами, что меня удивляло неожиданностью, но не слишком огорчало - тем и заказов на эксперименты, особенно, "разовые" - было в избытке.
  Распоряжением Треста "Промэлектромонтаж" и Руководством СМНУ-113, в числе других, был командирован на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС. В период ликвидационных работ в августе 1986г. на Чернобыльской АЭС, работал ведущим инженером-дозиметристом в отделе дозконтроля Управления строительства УС-605. Работал в монтажных бригадах на монтаже "Укрытия" ("Саркофага"). Заработал инвалидность на голову и четыре шунта на сердце. В период горбачёвской в перестройки" в Волгограде работал начальником инспекции радиационной безопасности Госпроматомнадзора (объединение Госгортехнадзора и Атомнадзора) Председателем которого стал Вишневский - с "ухватками лощёного прибалтийского дипломата". Горбачёвские "перестройка и новое мышление" - шли "парадным маршем":
  - В Москве у подъезда своего дома был застрелен Рикунов - Начальник Управления Госпроматомнадзора СССР, в котором была моя инспекция. "Выпал" с балкона 5 этажа своей квартиры мой соратник - Главный рентгенолог города Волгограда. "Соратником" он был в том смысле, что Госпроматомнадзор взял под контроль обеспечение радиационной безопасности - всей радиационной техники во всех министерствах и ведомствах СССР, в т.ч. и в медицине. Очевидно, это было избыточно. Через два года всё вернулось на "круги своя".
  - В систему администрации Волгограда я не вписался: за мной тянулся шлейф "партократа", поскольку проявил себя соответствующим образом, будучи неосвобождённым секретарём парторганизации на родном предприятии. На этот статус Секретаря меня выдвинули пенсионеры - старшие офицеры запаса КГБ, работавшие в кадрах, в спецчасти и в охране. А я был рад стараться, хотя общественная работа меня не привлекала. Но в связи с этим (так было заведено) пришлось окончить с отличием Вечерний Университет Марксизма-Ленинизма при Волгоградском обкоме КПСС, факультет - "Партийное строительство". По-прежнему удивляла "недосказанность-секретность" многих страниц истории СССР-ВКПб-КПСС. Ну понятна секретность - военная, экономическая... А здесь-то зачем, почему, кто, а, главное, зачем - от меня (от народа) Советская Власть скрывала правду. Это же "не конструктивно" для партийного строительства, вредно для Власти, т.к. она автоматически утрачивает доверие народа. Поэтому СССР был разрушен изнутри.
  Вышел на пенсию по инвалидности. Наконец-то свободен.
  Но не тут-то было: занялся "вопросами мироздания", которые в моей работе постоянно вылезали "как шило из мешка", в частности, новой моделью ЭНЕРГИИ - в "Концепции двух видов энергии", которую академическая наука игнорирует категорически, вернее просто не замечает. Однако в соавторстве с учёными Волгоградского политеха, МВТУ им. Н.Э. Баумана др., издал несколько книг и десятки статей, разместил их для свободного чтения и скачивания в "Интернет-библиотеке" Techlibrary.ru и на личной страничке [g/gpebenchenko_j_i/_] Интернет-журнала "Самиздат" Максима Мошкова. Но, пока академическая наука "Концепцию двух видов энергии" не признаёт, моим соратникам защищаться негде и не у кого. Уже негде и бессмысленно издавать типографским методом и книги, т.е. на бумажном носителе (читать некому, в виду малого тиража и дороговизны издания и книг). Об этом в соавторстве написана последняя монография, которую я считаю итогом своей жизни - Samlib.ru [g/gpebenchenko_j_i/265] Гребенченко Ю.И., Ольшанский О.В., Трембовецкий С.Е., Трембовецкая Т.Ю. "Энергия - проявление сущности Сущего. Познание сущности Сущего. Поиски единства законов Космоса и Человечества" (~ 900 страниц текста формата А4). Это о грядущем Технологическом укладе жизни на Земле, о противостоянии физики и метафизики, религии и атеизма - о противостоянии людей и общества, противостоянии общества Природе. Итоги противостояний.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Полагаю, что если бы Гребенченко Ю.И. задержался на ТТС на несколько лет, то сегодня мы бы точно изобрели что-нибудь "эдакое", и ТТС всенепременно стала бы общеизвестной в научном плане - в кругу единомышленников.
  
  ГРЕБЕНЧНКО Ю.И..
  ТТС и до меня и без меня всегда была таковой. Но, перечитывая книгу, свои и "чужие" воспоминания - с позиции своих 84-х лет, думаю, что "бежал" я из Воткинска и Ижевска - "своевременно". Сожалений о "содеянном, сделанном и не сделанном" - не испытываю. Но грехов много - об этом сожалею. Испытываю чувство глубочайшей благодарности ко всем людям, с которыми в те годы меня Судьба сводила, чувство вины перед теми, кого обижал, и, кроме собственных "стрессовых состояний" и "депрессивных переживаний" (думаю, что избыточных, "но самозащитных", я долгое время не понимал этого) - других негативов, за исключением личных грехов - не помню. Не сожалею и о том, что ни учёным, ни начальником я не стал, и не хотел. Общественной работой заниматься приходилось, но не по желанию-призванию, а по "своему обыкновению": обстоятельства и Руководство бросали меня на "перестроечный прорыв" - я всё старался делать хорошо. Возвращаться в своё прошлое, равно, как и на работу в настоящем - желаний так же нет - это старость. Удел стариков сидеть зимой на печке, а летом на завалинке своего дома, греться на солнышке - в шапке и в валенках. Вот сижу, греюсь воспоминаниями. Ни о чём не сожалею. Однако чтение книги Тухватуллина - терзает душу воспоминаниями прошлого. От этого "крик души" - хочется надеяться, что жизнь прожита не зря.
  Спасибо Зуфару Ахмадулловичу, пользуясь его книгой, я изложил читателям некоторые важные для меня идеи великих учёных, к сожалению, без указания источников, загромождающих текст книги, но они указаны в моих книгах и статьях, написанных в соавторстве со моими единомышленниками.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Наиболее долго в исследовательской группе ЭКБ трудились В.В.Горбунов, В.П. Рылов, А.М. Долбилов.
  Горбунов Валерий Валентинович - умница, спокойный и рассудительный, тихий, нигде не выпячивался, но свою правоту в спорах не сдавал, т.е. имел собственное мнение (а это важно), после успешной защиты кандидатской диссертации (1984 год) проработал до "смутного времени" (1990 год) и ушел в бизнес, до пенсии работал топ-менеджером в "Аспек"е. Сейчас он наиболее благополучный среди нас - здоровьем не обижен, лишен вредных привычек, обеспечен всем необходимым, как реалист, никаким пустым идеям и вредным привычкам - не подвержен.
  Рылов Валентин Павлович - изобретатель и рационализатор (первое авторское свидетельство получил в 8 классе), незаурядный инженер и исследователь, подготовил диссертацию, потом что-то с ним случилось, сначала подался в "народ" - уходил работать Председателем колхоза, вернулся обратно, вдруг начал писать жалобы на меня директору завода, в Министерство, в ЦК партии. Многочисленные комиссии в течение нескольких лет замучили меня проверками. Началась "пандемия горбачёвской перестройки". Мне намекнули, что это было организовано с подачи "местных "Органов" (ему обещали должность Главного инженера, а его другу Сиялову Николаю Филипповичу - должность Начальника ТТС). Пришлось принять ответные меры - в результате те же "Органы", только повыше его, и накрыли "медным тазом" - в квартире у него был обыск, нашли какие-то "бумаги" (а он был весьма осведомленным сотрудником), установили факт обращения его к иностранцам. В "Удмуртской Правде" появилось сообщение, что "Органы" предотвратили утечку важной секретной информации, героев наградили орденами и медалями. На работу в оборонные предприятия он уже не мог устроиться, а так особых претензий к нему не было. Где-то после 2000 года я ознакомился с толстой его "Объяснительной запиской" в адрес "местных Органов". Конечно, никаких секретов он не собирался передавать за границу, я в этом убежден. Он предлагал себя иностранцам, как "ученого с гениальными идеями", реализовать которых он в России не имеет возможности. Дальнейшая его судьба совершенно неинтересна - куда бы он ни устраивался на работу, от него быстро освобождались. Жаль парня, способный он был, диссертацию бы точно защитил у нас, если бы не клюнул на авантюру.
  Долбилов Александр Михайлович - начал изучать самостоятельно математику от Ньютона, ушел в УдГУ преподавателем. Занимался экстремальными методами лечения (голодовка месяцами, лечение холодом и голодом, бегал марафон, заинтересовался вопросами инкарнации, в конце концов нашел индийского гуру в Нью-Йорке и летал туда постоянно, в последние годы жил по канонам йогов. Ушел из жизни в 2020 году.
  Давыденко Николай Андреевич, пробыл с нами недолго, выпускник МВТУ, оказался у нас не по своей воле, умница, с глубокими знаниями в области ракетной техники, не собирался долго задерживаться в Удмуртии, уехал в Москву.
  ИМИТАЦИЕЙ ВЫСОТНЫХ УСЛОВИЙ занималась СНИЛ ИМИ. Молодой выпускник ИМИ Храмов Сергей Никитьевич работал под руководством Костикова Владимира Сергеевича, в группу которого он был назначен после окончания ИМИ, при взаимодействии с корифеями газодинамики и ракетной техники Гинзбургом Исааком Павловичем ("Военмех") и Шишковым Альбертом Алексеевичем (МИТ). Экспериментально и теоретически обосновал возможность создания вакуума вокруг сопла РДТТ с работающим органом управления (дефлектор) при помощи выхлопного диффузора. При первом испытаний необходимое значение вакуума было достигнуто сразу, но на непродолжительное время. Дальнейшие усовершенствования метода были направлены на повышение стабильности вакуума при работе органа управления. По этой теме (отработка высотных сопловых блоков с органами управления - "вдув", "впрыск", "поворотное сопло") было защищено несколько кандидатских и докторских диссертаций.
  А вот Гребенченко и Овечкин на своём "маломощном" РМ-1 придумали и поставили дефлектор в виде двухсотлитровой стальной бочки. И у них получилось.
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Надо отметить, что конструкторы МИТ постоянно удивляли нас множеством неожиданных и странных конструкций сопловых блоков и органов управления. То поворотное сопло с гибкими материалами в "шарнире", сгоравшими и деформирующимися, но обеспечивавшими герметичность на протяжении всей работы стендового ЖРД, моделирующего работу РДТТ, то газовые рули, то "вдув" из отдельного "штатного" газогенератора, то "впрыск", то "простое смещение" газового потока для создания управляющей боковой силы, то ещё что-то и вовсе экзотическое... Но и мы старались.
  Испытывали мы с Овечкиным на РМ-1 конструкцию высотного сопла МИТ с кольцевым рулём. Проблема была с имитацией высотных условий. В наземных условиях испытывать было бессмысленно, т.к. газовый поток отрывался от стенок сопла сразу же после критического сечения сопла. Выход нашли: взяли двухсотлитровую стальную бочку, одно днище удалили полностью, а в другом днище вырезали отверстие по диаметру кольцевого руля. После закрепления на бронеплите стендового газогенератора Туранина, соединённого с сопловым блоком, надвинули бочку на всё сооружение, загерметизировали соединение бочки с бронеплитой, испытали, и всё получилось сразу. Правда, ведущий конструктор МИТ (фамилию не помню) был огорчён тем, что на максимальных углах поворота кольцевого руля происходил заброс газа, создававший обратный знак осевой тяги, нарушение высотных условий, отрыв потока от стенок высотного сопла и т.д. Подобное проявилось и на других стендовых испытаниях с другими имитаторами высотных условий. Собственно для этого и нужны были стендовые огневые испытания, т.к. в натурных испытаниях всё происходило хуже: двигатель терял тягу, а ракета - управление.
  Надо отметить, что ничего подобного газогенераторам Ю.В. Туранина и имитаторам высотных условий - эжекторам СНИЛ Ижевского Механического Института - ведущего конструктора Широбокова Адольфа Павловича, охлаждаемых водой, для стендовых ЖРД с тягой 20-30 тонн - в СССР того времени - не было. С эжекторами А.П. Широбокова на РМ-2 начинал работать Блохинов Н.А. Как-то Николай Артёмович по-доброму пошутил на распространённость в Удмуртии фамилий: "если кинуть клич - Широбоковы, Корепановы, Вахрушевы - встаньте! - встанет вся Удмуртия". Но если кликнуть Ивановых, Петровых и Сидоровых - встанет половина России.
  
  ХРАМОВ С.Н. ВСПОМИНАЕТ.
  В проблемы ТТС меня "с головой" окунули весной 1967 года. Заканчивал кафедру "Аппаратостроение", распределили в СНИЛ, руководителем дипломного проекта стал начальник СНИЛ Ежов Владимир Николаевич. Мне было поручено разработать проект трехкомпонентного газогенератора, использующего имеющиеся на ТТС компоненты жидкого ракетного топлива.
  Тема для меня оказалась совершенно новой. Литературы практически нет, отдельные статьи в "Вопросах ракетной техники" - не в счет.
  После месячного пребывания в деревне Бараны по уборке урожая, я получил первое задание от Ежова В.Н. - ознакомиться с производством на Воткинском заводе, поскольку именно там делали оснастку для испытаний элементов ракетной техники. Набравшись нахальства (Ежов наказал без информации не возвращаться), пробился в кабинет Главного инженера Черткова Ю.А. и оформил по его указанию пропуск в закрытые цеха для прохождения преддипломной практики. Это потом очень пригодилось на защите проекта, поскольку я точно представлял, где и как будут делать спроектированный мной газогенератор. Кстати, рецензентом моего проекта стал начальник отдела МИТ Евгений Яковлевич Павлов, с которым мы потом часто встречались и в МИТ, и на ТТС. Спустя много лет, когда Юрий Аврамович Чертков был Председателем ГЭК, я напомнил о нашей встрече лет двадцать назад. Он с удивлением посмотрел на меня и сказал, что не думал, что из меня что-то получится.
  В 1968 году Костиков В.Н. отправил меня на ТТС, поскольку тогда начиналась подготовка к испытаниям сопловых блоков второй ступени ракеты "Темп", а мне поручили заняться эжектором (по современной терминологии выхлопным диффузором), призванным обеспечить пониженное (высотное) давление вокруг испытуемого соплового блока. Опять новая для меня область, нужно осваивать незнакомые стенды, методы, даже новые слова и термины. Но мудрый Ежов В.Н. включил меня в команду, направлявшуюся на Всесоюзную конференцию по газовым струям в Ленинград, в "Военмех".
  В "Военмехе" на каждом шагу - авторы учебников: Исаак Павлович Гинзбург, Генрих Наумович Абрамович, Лев Абрамович Вулис. Докладчики из ЦАГИ, из НИИ Механики МГУ, из КБ "Южное"... Это была школа! Чтобы слушать и хоть что-то понимать в докладах, пришлось вечером бегать по общежитию на Обводном канале и спрашивать у докладчиков (кого сумеешь найти), что означают те или иные положения его доклада. Надо сказать, вопросы "зеленого юнца" смеха не вызывали, а завязавшиеся тогда научные знакомства длятся до сего времени (к сожалению, многих уже нет).
  Вернувшись в Ижевск, взялся за самостоятельное изучение тех вопросов, которые нужны были для работы. В первую очередь материалы по сверхзвуковым струям, которым в то время уделялось особое внимание. Дружный коллектив инженеров СНИЛ, многие только на несколько лет старше меня, способствовал такому рвению. А проблемы возникали.
  На ТТС прибыли первые сопловые блоки второй ступени "Темпа". Наступило лето, большие начальники МИТ уехали на юга, оставив для руководства испытаниями молодого инженера, недавнего выпускника МВТУ Кроткова Валентина Никитича. Погода была прекрасная, прудик у ТТС манил понежиться на солнышке, Валентин не особенно вмешивался в мои хлопоты по организации испытаний. Я знакомился со стендом РМ-1, с ведущим инженером Серовым Владимиром Сергеевичем, Овечкиным Виктором. Спрашивал советов ведущего стенда РМ-2 Блохинова Николая Артемовича, Чижова Е. Делились секретами механики (особенно запомнился гигант Лопотышкин), прибористы-автоматчики во главе с Янчуркиным Виталием Степановичем.
  Чтобы не простаивали стенды, руководство ТТС не препятствовало подготовке и проведению технологических пусков. Пользуясь доверием Кроткова, старался максимально подготовиться к первому настоящему испытанию. Вначале пустили ЭУ-4 (имитатор высотного давления) без отработки программы поворота кольцевого руля (дефлектора). Вакуум получился. Но попытка повернуть дефлектор вакуум сразу сорвала. Надо думать. И надумали мы с Кротковым приделать к ЭУ-4 "уши" - раструбы в плоскости поворота дефлектора. Получили разрешение на изготовление "ушей", на доработку вакуумкамеры. Сопловых блоков было мало (всего 6 штук), поэтому пуски делали максимально короткими, лишь бы записать режим. Потом охлаждали водой, успевали закончить плановые работы по окончании пуска и бегом бежали к автобусу. На другой день "разбор полета" с участием персонала стенда (Серов, Овечкин), представителя заказчика (Кротков), виновника (Храмов). Отработка замечаний, поиск решения, копание в мульдах и свалках для "нужных" деталей. И в ближайший день новые идеи реализуются по тому же алгоритму. Так мы с Валентином Кротковым прожгли все шесть блоков, запуская каждый иногда по 10 раз.
  Вернулось с югов начальство, полное желания устроить нам "красивую жизнь" - загрузить стенды работой. А объектов уже нет - ретивые молодцы все сожгли. Нам сообщили, какой ущерб мы нанесли Родине (каждый блок стоил несколько машин "Волга"), обещали "трибунал" на НТС МИТ, у самого Надирадзе А.Д.
  Валентин Кротков защищал меня от неумеренных придирок (были и такие). В МИТе меня первым делом направили с рабочими материалами к Шишкову Альберту Алексеевичу. У нас в спецбиблиотеке была книга Шишкова А.А. "Газодинамика пороховых ракетных двигателей", весьма затертая, явно пользующаяся спросом, со штампом Машзавода. Я готовился к встрече с патриархом, седовласым корифеем. Но Альберт Алексеевич оказался пусть и старше меня, но только на 13 лет. Весьма критично просмотрел наши с Валентином материалы, постоянно справляясь с какими-то данными в ящике своего стола, дотошно выяснил методику получения и обработки данных, хмыкнул одобрительно. Мы стали готовиться к НТС.
  Вначале Валентин выпустил меня (начинают, как известно, юнги), потом он дополнил свою часть (время давали не более 10 минут), потом свое мнение высказал Шишков А.А., подвел итог Надирадзе Александр Давидович. Указал на недопустимость самовольного распоряжения объектами, но признал полезность проведенной работы. После заседания пожал мне руку, посоветовав не бросать начатое дело. Кстати, в 2005 году Федерация космонавтики по представлению МИТ наградила меня Медалью имени академика А.Д. Надирадзе. А материалы отработки сопловых блоков с кольцевыми рулями в высотных условиях стали основой кандидатской диссертации, которую я защитил в Пермском политехническом институте. Оппонентами были Гинзбург И.П. и Шишков А.А.
  Потом была работа по созданию имитаторов высотного давления для отработки сопловых блоков вторых ступеней МИТовских ракет с различными органами управления ("впрыск", "вдув", "поворотное сопло"). Работа сложная, требовала и новых знаний, и новых конструкторских решений. Инженеры ЭКБ ТТС (Калимуллин Ильгиз Халяфович, Белоглазов Виктор Михайлович, Максимов Олег Григорьевич) во главе с Тураниным Юрием Васильевичем, под руководством Главного инженера Тухватуллина Зуфара Ахмадулловича прекрасно сработались с сотрудниками СНИЛ (Николаев Владимир Александрович, Стерхов Валерий Алексеевич, Кузнецов Николай Павлович, Исаков Виталий Германович, Соловьев Сергей Михайлович, Широбоков Адольф Павлович, Прибыльщиков Герман Петрович) и МИТ (Черепов Владимир Иванович, Евгеньев Алексей Майевич, Породенко Владимир Владимирович, Нестеров Александр Алексеевич, Григорьев Виталий Александрович).
  Новые решения защищены авторскими свидетельствами (11 из моих 21 - только по тематике ТТС), публикациями в родной "Оборонной технике" (27 из моих 45 статей - только по тематике ТТС).
  Уровень выполненных на ТТС работ показывают защищенные сотрудниками СНИЛ кандидатские диссертации (отмечу только те, к которым имел отношение лично: Кузнецов Н.П. (1985), Николаев В.А. (1987), Стерхов В.А. (1990), Исаков В.Г. (1993), Камашев А.Г. (1996), Митюков Н.В. (1997), Корепанов М.А. (1998).
  Продолжили эффективную научную работу в выбранных направлениях и защитили докторские диссертации: Кузнецов Н.П. (1996), Исаков В.Г. (1999), Корепанов М.А. (2009), Митюков Н.В. (2010).
  Под редакцией Кузнецова Н.П. выпущены уникальные монографии: Силовые характеристики маршевых твердотопливных двигательных установок и двигателей специального назначения (2003), Органы управления вектором тяги твердотопливных ракет (2006), Утилизация твердотопливных ракетных двигателей (2008), двухтомник Испытания ракетных двигателей твердого топлива (2010, 2011).
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Для сравнения: для натурных огневых испытаний РДТТ с имитацией высотных условий в Таджикистане был сооружен подземный огневой стенд, где вакуум обеспечивали предварительным выкачиванием воздуха из стендового пространства насосами. Объем пустого подземного пространства был весьма велик, поскольку при сгорании твердого топлива массой в 1 тонну, падение уменьшение значения вакуума не должна было превышать 0,1 атм. Наши затраты по имитации высотных условий по сравнению со стоимость этого стенда были копеечными. Кстати, в Красноармейске при испытаниях также применяли выхлопной диффузор длиной 20 м. Внутренние стенки при этом охлаждались впрыском воды внутрь потока продуктов сгорания РДТТ. И они обеспечивали стабильность вакуума для поворотных сопел, которые пришли на смену газодинамическим органам управления.
  Для имитации продуктов сгорания необходимо было создать специальные конструкции газогенераторов. К 1965 году в СНИЛ ИМИ уже были разработаны чертежи несколько конструкций форсуночных блоков будущих газогенераторов. Все они были однотипными - отличались только количеством форсунок, соответственно, и диаметром. Двухкомпонентные форсунки в основном копировали форсунки ЖРД 9Д21, имели небольшую строительную высоту, днище головки газогенератора было непрочным. Такая форсуночная головка образует плоский фронт горения топлива, склонна к высокочастотным колебаниям в камере сгорания, которые при этом, как правило, разрушаются. Испытания газогенераторов СНИЛ ИМИ показали их неработоспособность. В ЭКБ пошли иным путем. Во-первых, форсунки сделали большерасходными с большой строительной высотой и разной "дальнебойности", чтобы избежать плоского фронта горения. Полноту сгорания обеспечивалась за счет большой длины и объема камеры сгорания, при этом камера была конической формы с уширением в сторону сопла. Это было продиктовано размерами соплового блока конкретного РДТТ. Камера была неохлаждаемой и внутри была покрыта слоем теплозащитного покрытия (ТЗП). Все очень просто, форсуночный блок был многократного применения, а ТЗП перепокрывали по мере его износа-выгорания. Первым наиболее подходящим и работоспособным генератором Туранина Юрия Васильевича был газогенератор 2М31Г (расход, давление) для отработки соплового блока двигателя 3 ступени ракеты Тополь.
  
  РАССКАЗЫВАЕТ ТУРАНИН Ю.В.
  Компонентами топлива для газгенераторов типа "2М31Г" были жидкие ракетные топлива АК-27И и ТМ-185, такие же, что на двигателе ракеты 8К14.
  В составе продуктов сгорания этих топлив твердые частицы отсутствовали. Это никак не удовлетворяло запросы конструкторов. Для имитации продуктов сгорания смесевых твёрдых топлив, в составе которых присутствует значительное количество алюминия в виде тонкодисперсного порошка, надо было создать рабочее тело с содержанием оксида алюминия AL2 O3
  За критическим сечением двигателя частицы оксида алюминия кристаллизуются и оказывают на стенки сопла сильное эрозионное воздействие и также на газовые рули. Так же было непонятно влияние двухфазности потока на эффективность органов управления типа "вдув", которые применялись на ракетах. В принципе еще 1964 году СНИЛ ИМИ (главный исполнитель по теме Шейнман Леонид) под руководством МИТ (организатор работ по всем направлениям по данной теме, начальник отдела Павлов Евгений Яковлевич) изготовили специальные твердотопливный состав топлива с повышенным содержанием алюминия в виде цилиндрических зарядов диаметром 250 мм. При автономной отработке (в стальной гильзе с расчетным соплом, так называемые ЗГТЧ), они автономно работали более или менее нормально. Эти цилиндрические заряды крепились на камере сгорания перпендикулярно "звездой" в 2 ряда
  Но в составе с жидкостным газогенратором типа 2М31Г были постоянные взрывы, при этом в первую очередь отрывало крышки ЗГТЧ и они улетали далеко - не всегда их находили.
  
  ИЗ РАССКАЗА СВАРЩИКА ЛОЖКИНА.
  Я занимался сварными работами в системе промканализации за огневым двором. Вдруг раздалась "Сирена", предупреждение об огневом испытании. Далеко не хотелось уходить, и я отшёл в лес метров на 150, сел покурить. Заработал двигатель и взрыв. Через несколько секунд около моих ног что-то "шлепнулось" - это было металлический фланец, очень тяжелый. Я долго не мог прийти в себя и долго никому об этом не рассказывал.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Эта была та самая крышка ЗГТЧ весом не менее 15 кг. Это направление работ вскоре закрыли. Надо было что-то придумывать.
  По этой теме МИТом были привлечен еще ПНИТИ г. Пермь (начальник сектора Артемов Александр Федорович), который в свою очередь, притянул к этой теме лабораторию "Энергомашиностроение" Пермского политехнического института во главе с Захаровым Германом Дмитриевичем. Эта лаборатория была создана тоже совместным Приказом Минвуза и Министерства оборонной промышленности для исследования взаимодействия с материалами высокоэнергетических газовых и газодисперсных потоков.
  Определенный опыт работы по созданию двухфазных газогенераторов был в лаборатории "Энергомашиностроение", где проводились исследования материалов на стойкость при воздействии высокотемпературного потока газа с примесью тонкодисперсного порошка оксида алюминия (Al2 O3 )
  С Артемовым А.Ф. решили создать модельный двухфазный генератор с непосредственным вводом алюминиевого порошка в камеру жидкостного газогенератора на расход до 3 кг /с . Они взялись отработать его на стендах лаборатории "Энергомашстроение" в Перми. Основному нашему заказчику, начальнику отдела МИТ Евгению Яковлевичу Павлову, идея понравилась, но он сказал, что надо проектировать генератор сразу на номинальный расход, т.е. на суммарный расход 50 кг/с, в том числе расход порошка 10 кг/с. Такой генератор должен был проектироваться на ТТС, а ПНИТИ совместно с лабораторией "Энергомашиностроение" должны были заниматься отдельными аспектами этой проблемы на модельном уровне.
  Реализовать пневмотранспорт порошка в камеру сгорания жидкостного газогенератора (т.е. в среду с высоким давлением), обеспечить равномерность распределения порошка по сечению камеры сгорания, обеспечить постоянство расхода порошка - по этим вопросам не было никаких теоретических или экспериментальных данных.
  Основные конструктивные решения принимались сообща - это разработка конструкции трехкомпонентной форсунки, разработка форсуночного блока с этими форсунками, подача порошка в псевдоожиженном виде из вертикального цилиндра плавающим пористым поршнем - технические решения по этим темам были признаны впоследствии изобретениями, авторы получили авторские Свидетельства, а группа авторов комсомольцев в составе Самойлова Михаила, Михайлова Петра Михайловича, Пархоменко Александра Порфирьевича были удостоены Премии комсомола Удмуртии в 1967 году.
  В 1972 году прошли первые испытания стендовой установки с трехкомпонентным газогенератором "Т3К" и начались автономная отработка, в первую очередь, газовых рулей.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ руководителя НИОЛ "Энергомашиностроение Цветкова Ю.В.
  Пожалуй, это было первое не только в стране, но и в мире такое испытание - большой расход алюминия ~ 20% от общего расхода. В СССР - это уж точно впервые (свою отрасль мы знали хорошо). Что касается 'в мире' - мы при всей своей тщательности отслеживания информации ничего подобного не видели. Спецслужбы по нашей заявке также ничего "не накопали".
  Итак, констатируем: 'ВПЕРВЫЕ В МИРЕ'. Совместная работа нашей НИОЛ "ЭМС" и Теплотехнической станции (ТТС) ВМЗ. Год - 1972-ой. Научно-технический руководитель - Тухватуллин З.А., начальник станции - Лялин А.Н..
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Сразу обнаружилось влияние наличия твердой фазы в газовом потоке на характеристики органов управления: оказалось, что частицы оксида алюминия субмикронных размеров успевают в сопле кристаллизоваться и отскакивая от поверхности руля создают дополнительную боковую силу, более крупные частицы в жидкой фазе прилипают к поверхности руля, при этом увеличиваются потери осевой тяги двигателя. В двухфазном потоке температура, соответственно, и скорость потока выше, с другой стороны присущее двухфазному потоку запаздывание частиц в потоке, привели к выравниванию характеристик ОУ, получаемых в однофазном и двухфазных потоках. Сравнительные испытания на газогенераторах Т3К и 2М31Г показали практически одинаковые значения эффективности газодинамических органов управления и газовых рулей. Эти были важные и неожиданные результаты.
  В дальнейшем газогенератор Т3К больше использовался в экспериментах, где главными задачами были исследования стойкости материалов и работоспособности конструкций.
  В общей сложности с применением указанных газогенераторов были проведены сотни испытаний натурных сопловых блоков двигателей 1 и 2 ступеней ракет, где были оперативно и с малыми затратами получены достоверные результаты об эффективности органов управления, стойкости материалов соплового тракта к эрозионному воздействию потока продуктов сгорания и работоспособности в целом конструкции.
  Метод автономной отработки на модельных рабочих телах потерял свою актуальность только после появления работоспособных конструкции органов управления "поворотное сопло", где эффективность ОУ можно оценивать расчетными методами, тем не менее, испытания проводились с целью отработки новых работоспособных конструкций сопловых блоков. Кстати, это совпало с наступившим периодом глубокого кризиса в экономике в связи с распадом СССР.
  В 1980 году ряд сотрудников ТТС, МИТ, ПНИТИ, НИОЛ "Энергомашиностроение" были представлены на соискание Государственной премии СССР" за разработку и внедрение "Метода автономной отработки сопловых блоков крупногабаритных РДТТ", однако, несмотря на поддержку выдвиженцев тех.советами ВМЗ, (В.Г Садовников), Министерства оборонной промышленности (зам. министра Белоусов Б.М.) премия не была присуждена.
  Нашим конкурентом в соответствующей секции Комитета по Ленинским и государственным премиям СССР был магистральный самолёт ИЛ-62, разработчикам которого и была присуждена высокая премия.
  
  Глава 11. ОТРАБОТКА ЭРОЗИОННОСТОЙКИХ МАТЕРИАЛОВ И КОНСТРУКЦИЙ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  С началом твердотопливного ракетостроения возникли новые задачи по разработке теплостойких, теплозащитных, эрозионно-стойких материалов для камеры сгорания, газового тракта РДТТ, газовых рулей, газоходов и регулирующих клапанов, работающих при высоких температурах (3500К) и скоростях потока (до 1500 м/с). Позже, в 70 годы, возникла проблема несимметричного уноса материала "наконечников-обтекателей" - конструкций, защищавших головные части (ГЧ) - боевых блоков тяжелых ракет - при входе ГЧ в плотные слои атмосферы - защищавших от теплового и эрозионного воздействия атмосферы, а также - у высокоскоростных зенитных и крылатых ракет при их движении в плотных слоях атмосферы.
  К решению этих проблем были привлечены конструкторские коллективы, отраслевые научно-исследовательские институты и институты Академии наук и Минобороны, высшие учебные заведения. Но приемлемого метода экспериментального исследования практически не было.
  Для экспериментальных исследований "наконечников" боевых блоков применялись, например, гелиевые пушки, которые выстреливали испытуемым образцом, а по траектории полета организовывали дождь, пылевое облако, потом этот образец ловили, не повреждая его поверхность. Или, еще хуже, строили - многокилометровые "рельсотроны", где ракетным двигателем разгоняют испытуемый образец, а далее также тормозили тележку с образцом. Это были невообразимо сложные и дорогостоящие установки, малопроизводительные, но при этом необходимые имитируемые параметры встречного потока при входе боевых блоков в плотные слои атмосферы - не достигались.
  Решение этой задачи было возложено на ЦНИИмаш, конкретно на отдел Полежаева Юрия Васильевича, доктора наук, член-корреспондента РАН (в последующем) В отделе собрались талантливые ребята, выпускники МАИ, МВТУ, которые впоследствии стали кандидатами и докторами наук. (Чирков И.В., Михатулин Д.С, Репин, Деревщиков, Шишкин Ю, Смирнов, Шебеко и др.).
  История умалчивает, кто первым крикнул "ЭВРИКА", но идея испытывать материалы созданием высокотемпературного набегающего потока, вместо того чтобы гонять образцы по рельсам, была великолепной. Уверен, что это был Соломонов Юрий Семенович, который тогда еще возглавлял 1 отделение в МИТ.
  Естественно, для этой цели можно было использовать ракетные двигатели, а еще лучше, использовать специальные газогенераторы, которые применялись на ТТС, и нигде больше в стране, а по ряду показателей - и в мире, как докладывали учёным в спец. части ИжНИТИ. В то время было в порядке вещей через режимно-секретную часть Института заказывать обзорную информацию о состоянии дел в США по научно-техническим проблемам.
  На ТТС начались работы по проектированию и реконструкции стендов газогенераторов для этой цели, поскольку имеющиеся газогенераторы для выполнения задачи не подходили, а стенды не обеспечивали необходимые значения давления на испытуемом образце.
  Было определено несколько направлений работ:
  1. Разработка генератора на повышенные расходы и давление (на давление до 200 атм.)
  2. Реконструкция стенда РМ-4.
  3. Разработка высокотемрературного (до 4000 К) на базе жидких и твердых топлив генератора с использование в качестве окислителя газообразного кислорода и создание нового кислородного стенда.
  4. Разработка генераторов двухфазного потока
  Работы начались по всем направлениям одновременно.
  
  ТУРАНИН Ю.В - Начальник ЭКБ:
  Я уже не помню, как они, ребята из ЦНИИмаш, появились на ТТС, до этого мы работали, в основном, с МИТ. Для испытания образцов материалов нужны были газогенераторы с высоким давлением и температурой в камере сгорания и с заданным содержанием частиц в газовой струе. У нас были жидкостные газогенераторы, но давление в камере сгорания не превышало 40 атм. Был ракетный двигатель 9Д21 с давлением 70 атм. в камере. Сначала решили попробовать повысить давление в камере сгорания двигателя 9Д21. Достигли давления в 90 атм., но после 50 секунд работы критическое сечение камеры выгорело. Да и корпус камеры "вспучился", т.е. прочность камеры была на пределе. Пришлось заняться глубокой модернизацией конструкции камеры. Во-первых, конструкцию камеры решили сделать разъемной.
  Вокруг камеры сварили силовую оболочку, в образовавшийся зазор между наружной стенкой камеры и оболочкой при испытании поддерживали давление 70 атм. Поэтому давление в камере можно было повышать до 130 атм. Пристыкуемую сопловую часть сделали из меди, с наружной силовой стальной оболочкой, работавших по этому же принципу - внешнее давление позволяло повысить давление внутри. Имеющиеся в медной сопловой части винтовые канавки обеспечивали интенсивное охлаждение внутренней медной стенки водой. Генератор под индексом ЭГ-36 создавал рабочий поток с давлением торможения 110-120 атм и температурой 3200 град. по Кельвину. Диаметр критического течения 100 мм.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Выдающееся "детище ЭКБ" - ЭГ-36 позволило решить много задач, на нем были проведены сотни стендовых испытаний - в основном "наконечников" боевых блоков ракет разных размеров, в которых проверялась стойкость применяемых теплозащитных конструкций и материалов. Время подгоняло, работали интенсивно. Часто на одном стенде проводились несколько испытаний в день, рекорд -9 испытаний за 1,5 смены (стенд РМ-3, ведущий инженер Потапенко). В принципе по результатам этих испытаний с учетом коэффициентов моделирования на основе научных исследований Полежаева Ю.В. и его ребят были выработаны рекомендации для конструкторов ракет, но вопросы остались.
  Все-таки, создаваемые стендовыми генераторами модельные потоки газа отличались от реальных. Кроме того, разработчиков материалов интересовали вопросы стойкости к воздействию более высоких температур, большей плотности твердых частиц, более высокого давления - необходимых для моделирования условий высокоскоростного старта и моделирования условий входа в плотные слои атмосферы космических аппаратов, а так же условий посадки аппаратов на другие планеты. Поэтому ТТС прилагала все усилия для реализации программ исследований по вышеуказанным направлениям.
  На РМ-1 (ведущий инженер Серов Владимир Сергеевич) начались испытания "наконечников" в двухфазных потоках, создаваемых газогенератором ЭГ-42.
  Мелкодисперсный порошок оксида алюминия подавался "коническим питателем" в камеру сгорания через трёх компонентные форсунки. При диаметре критического сечения сверхзвукового сопла 60 мм, давление в камере сгорания достигала 150 атм. Результаты были поразительными. Некоторые конструкции "наконечников" разрушались буквально за 5 секунд: один грамм потока абразивных частиц уносил (разрушал, выбивал) аж десять граммов материала образца - получались и такие результаты.
  
  ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Цветкова Ю.В:
  А потом, уже в период неумелой перестройки и бесшабашной конверсии, мы на ТТС с активным творческим участием главного инженера Тухватуллина З.А. провели смелое по замыслу испытание - поставили кусок строительной железобетонной сваи напротив сопла стендовой установки типа ЖРД и включили её. Через 20 секунд 30-сантиметровая толща сваи была пройдена насквозь с отверстием примерно 120 мм. Вот это скорость! Нигде в мире такого не видели. Это ж получается скорость проходки почти 1 метр в минуту, 60 метров в час, 600 метров за 10 часов. Так можно было и подземные туннели прокладывать.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Стенд РМ-1 был предназначен для испытания агрегатов системы подачи топлива жидкостных ракетных двигателей, конечно стенд переоборудовали основательно. Следующим этапом на этом же стенде начали отработку газогенераторов с применением газообразного кислорода, В начале стенд горел "синим пламенем", особенно стендовые трубопроводы, потом потихоньку стали приспосабливаться к кислороду, но эти испытания велись недолго, поскольку на износостойкость материала влияли больше твердые частицы, их скорость, и давление заторможенного потока.
  На площадях РМ-6 ведущий инженер Белоглазов Виктор Михайлович, начальники стендов Шумилов В., Кузнецов Б.Б.), где были уже построены 3 бокса для КВИ малых двигателей, пороховых аккумуляторов давления, газогенераторов и пр., соорудили из ж.б. балок 0.6х0,6х1.5.м бокс, где разместили стенд для испытаний материалов в потоке продуктов сгорания зарядов, обогащенных частицами оксида алюминия. Стенд оснастили средствами исследования самого рабочего потока - скорости частиц, их дисперсности и распределения по сечению потока, визуализации механизма разрушения материала. Были получены ценные сведения, которые помогли установить математическую зависимость между влияющими факторами Результаты изложены в монографии Полежаев Ю.В., Михатулин Д.С., Д.Л. Ревизников "Тепломассообмен и разрушение тел в сверхзвуковом гетерогенном потоке", 2007 год.
  Начались работы по проектированию газогенератора однофазного потока с давлением в камере сгорания 200 - 250 атм. Для обеспечения испытаний такого газогенератора нужна система наддува со стендовыми баллонами на 350 атм. Стенд номер 4 пришлось полностью переоборудовать: установить новые баллоны для окислителя и горючего, смонтировать вне стенда новую баллонную с баллонами на 400 атм., проложить новые трубопроводы, смонтировать новые щиты управления и.т.д.
  
  СТЕПАНОВ Г.А. вспоминает:
  Для реконструкции стендов нужны были трубопроводная арматура на 350-400 атмосфер и баллоны. Если с баллонами вопрос решался более или менее, то по арматуре у нас не было никакой информации, кто их изготавливает. Каким-то путем разузнали, что такая арматура изготавливается на "Механическом заводе" г. Воронежа. Я выехал на этот завод, но первый заезд оказался неудачным, так как завод принадлежал Минавиапрому- надо было оформить пропуск на завод через Министерство. Разрешение было получено, я поехал опять в Воронеж, и оформил заказ на поставку арматуры при условии предоставления им заготовок из нержавеющей стали. Одобрение от Анатолия Николаевича по телефону получил и договор на поставку подписали. Заготовки я повез на самосвале (водитель Килин Володя), ехали 3 суток с приключениями. В последующем я выезжал в Воронеж не раз, надо было "подталкивать" завод, у нас сроки поджимали.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Надо сказать, что в восьмидесятые годы в период хорошей загрузки ТТС испытаниями с применением газогенераторов ЭГ-36, ЭГ-42, ЭГ-46, ТЗК и др. было много организаций-заказчиков из многих городов. За период работы начальником цеха испытаний в этот период я объездил более 20 городов по вопросам согласования с организациями- заказчиками технических и организационных вопросы. Но главное оставалось - надо было зарабатывать деньги - это стоимость испытаний плюс количество испытаний. Надо было выполнять финансовый план.
  Газогенераторы были спроектированы и изготовлены - это генераторы ЭГ-46 и ЭГ-72. Камера сгорания генераторов представляла собой цилиндр, внутренняя стенка охлаждалось водой, впрыскиваемой через тонкие (1 мм) периферийные отверстия, параллельные оси камеры. Возможность такого способа охлаждения обосновал Чирков Игорь Васильевич (ЦНИИмаш). По работе ЭГ-46 особых замечаний не было, но ЭГ-72 доставил много хлопот. Практически сразу после запуска раздавался душераздирающий высокочастотный звук, а потом хлопок-взрыв с разрушением камеры. Так и мы его не довели до ума - с началом кризиса в 90 годах все работы по теме автономной отработки прекратились.
  В эти же годы параллельно велись серьезные работы по созданию кислородного стенда на те же параметры по расходу и давлению, что и ЭГ-72. Успели построить сам бокс из ж.б. блоков, смонтировать баллонную с баллонами на 400 атм (400 шт). Много сил и энергии потратили на обеспечение стенда газообразным кислородом давлением 400 атм. Жидкий кислород нашли в Набережных Челнах, а вот с газификаторами на 400 атм. были проблемы. Очень сильно помог нам руководитель НИОЛ "Энергомашиностроение" (г. Пермь) Цветков Юрий Викторович, который через Госплан СССР (тогда его руководителем уже был Маслюков Ю.Д.) и Министерства оборонной промышленности и "выцарапал" две мобильные установки из действующей войсковой части и пригнал их на ТТС. Памятник мы ему не поставили, а то у нас вся аллея ТТС была бы установлена памятниками. Между прочим, каждая установка стоила 160000 рублей, хорошие деньги по тем временам (160 руб. зарплата).
  
  ВСПОМИНАЕТ ЦВЕТКОВ Ю.В.
  Анатолий Николаевич Лялин, светлая ему память, каждый раз при моём появлении на ТТС громко на всю округу восклицал: "Вот к нам снова приехала наука с б-о-о-о-л-ь-ш-и-м научно-техническим потенциалом!" и весело и по-доброму при этом смеялся. И надо сказать он, в свою очередь, очень помогал материальному развитию нашей отраслевой лаборатории - НИОЛ "Энергомашиностроение".
  Работа по этой тематике и другим задачам была начата в нашей лаборатории мы 1973 году, с ТТС мы начали сотрудничать в 1975 году. Коллектив ТТС под руководством Лялина А.Н., Тухватуллина З.А. решал тогда очень нужную для страны задачу, а неутомимый технический персонал Ю.В., Степанов, Туранин Ю.В., Г.А., Серов В.С., Шумилов В.Ф. и др. отдавали все силы для получения экспериментальных данных по стойкости материалов, применяемых в ракетостроении. Творческий коллектив нашей НИОЛ "ЭМС" (Захаров Г.Д., Алёшин М.А., Власов В.В., Ипанов А.С. и др.) - участвовали в научном обосновании применяемых на ТТС методик, подтверждаемых нами предварительно на нашей модельной стендовой установке.
  Мы активно участвовали при проведении испытаний и на ТТС. Например, был такой случай:
  - На РМ-1 решили опробовать топливную композицию - "газообразный кислород, плюс порошкообразный алюминий, плюс порошкообразный углерод" - с целью достижения температуры горения 4000 градусов. И это получилось! Не буду здесь утверждать, что "впервые в мире". Хотя испытание это по своему замыслу - уникальное. Организационно надо было получить на эти работы разрешение директора завода В.Г. Садовникова. Мы двое, начальник ТТС А.Н. Лялин, возбудитель спокойствия из Перми Ю.В. Цветков и я - в кабинете директора завода: директор - в центре стола, а мы все по бокам. Говорим - "хотим провести испытание" и назвали параметры. Но высокие температуры насторожили Владимира Геннадьевича, он почувствовал, что отвечать-то придется ему, и он не разрешил, но и не запретил. Сказал "Мне надо делать "штуки".
  Организационно это далось не просто. Пришлось мне инициировать и пройти через совещание высокого уровня: у заместителя начальника 1-го главка Миноборонпрома СССР И.П. Тюленева и у легендарного директора ВМЗ, дважды Героя социалистического труда В.Г. Садовникова. Разрешения не было, мы встали и ушли. Но испытание всё равно провели. Смелый был Анатолий Николаевич Лялин. Спасибо ему. Результаты были, и работы надо было продолжать.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  К сожалению, все работы, включая и испытания "наконечников", защищавших боевые блоки ракет от нагрева и эрозии при движении в атмосфере, резко остановились, хотя была полная уверенность в результативности и обоснованности внедренной на ТТС методики отработки материалов и конструкций с применением стендовых газогенераторов: не стало денег на финансирование "оборонки". Во дворе 1990 год - начался победный марш горбачёвской "перестройки и нового мышленния".
  За более, чем 15 лет, на ТТС было проведено громадное количество огневых испытаний на стендах с целью исследований стойкости материалов, формирующих огневой тракт РДТТ, материалов и конкретных конструкций. С нами работали не только разработчики ракет, но и много научно-исследовательские институтов. В принципе, наиболее актуальные вопросы по уязвимости "наконечников" - обтекателей боевых блоков крупногабаритных ракет были решены. Полежаев Юрий Васильевич был избран членом-коррреспондентом РАН.
  Мне известен только один случай, когда аналогичным способом на стендах в Загорске пытались приспособить серийный ЖРД с водородно-кислородным топливом при размере критического сечения 100 мм. Насколько я понял - это был единичный случай. Двигатели были очень дорогие, и для этих экспериментов были непригодными в принципе: необходим двигатель без расширяющейся части сопла, иначе давление торможения потока недостаточно для корректных исследований.
  
  Глава 12. ПЛАЗМОТРОН.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 60-годы в Советском Союзе очень интенсивно велись работы по разработке космических спускаемых аппаратов для освоения Венеры. В 1965 году спускаемый аппарат Венера-4 впервые передал на Землю информацию о температуре и давление на поверхности Венеры - они оказались внушительными: температура более плюс 400 градусов С и давление более 150 атм. Перед конструкторами и учеными задача защиты аппаратов от воздействия высоки температур стала очень актуальной. К нам обратились из НПО им. Лавочкина с вопросом о возможности исследования материалов при очень высоких температурах - порядка 10000 градусов С. Такими средствами мы не владели, но у них было уже готовое решение - такие температуру можно было создать плазмотронами. Схематично это можно обрисовать так: мощные трансформаторы на 10000 В и 10000 А заряжают батарею конденсаторов, которые при разрядке создают электрическую дугу, а через дугу продувают водород, молекулы которого при таких температурах распадаются на ионы и электроны, создавая высокотемпературную плазму. Схема известная, вся трудность в том, чтобы достать оборудование, смонтировать, отладить, смонтировать батарею баллонов для водорода. Водород легко взрывается, поэтому пришлось построить отдельный пристрой для этого стенда - получился РМ-10. Естественно, стендовая оснастка, стендовая система подачи водорода, система продувки азотом, пульты управления, система измерений и фотофиксации выполнялись силами ТТС: ЭКБ (проектная часть), энергослужбой (Малков А.И), службой измерений и управления (Черных А.И., Капинос Н.Н.), стендовиками (начальник стенда Береснев В.А.). Первое испытание провели через год после поступления этого заказа. Постоянным представителем НПО им. Лавочкина на ТТС был Клишин А.Ф. - в принципе, он был доволен полученными результатами. Пытаемся возродить эти испытания уже в новом 21 веке. Увы, многое изменилось: на ТТС уже инициативные работы не поощряются, тем не менее "будем смотреть". Александру Федоровичу в этом году исполнится 85 лет. Не хило. И он приехал к нам с новым заказом.
  
  ОДНАКО. Вот что рассказал академик Е.Велихов (Интернет-источник - http://www.bibliotekar.ru/evrika/5-11.htm).
  Плазма - основное состояние вещества во Вселенной. Ее исследования приобрели важное значение и в практических целях, в первую очередь для получения управляемой термоядерной реакции.
  Но сначала необходимо создавать горячую плазму в лабораторных условиях, используя для ее удержания магнитные поля. Однако плазма - очень капризный объект исследования - нередко внезапно теряет устойчивость в магнитном поле.
  В целом поведение горячей плазмы характеризуется столь обширным набором явлений, что ее исследования по сложности сравнимы с изучением биологических систем. Подобно тому, как человек или животное нуждается в медицинском диагнозе, "четвертое состояние вещества" также необходимо уметь диагностировать. Вот почему методы его исследования принято называть диагностикой плазмы.
  Среди них особую роль в последнее время стала играть так называемая корпускулярная диагностика. Она основана на изучении слабых потоков нейтральных атомных частиц, которые испускает горячая плазма. Около двадцати лет назад ученые Физико-технического института имени А.Ф. Иоффе во главе с Н. Федоренко высказали мысль о том, что эти потоки должны нести богатую информацию о процессах, происходящих в недрах плазмы и, в частности, о температуре термоядерного горючего - изотопов водорода.
  Стоит отметить, что до тех пор не существовало сколько-нибудь надежных способов измерения температуры ионов водорода в горячей плазме. Трудность здесь заключается в том, что любой прибор, помещенный в среду с температурой в миллионы градусов, должен либо охладить ее, либо сгореть. Следовательно, судить о параметрах плазмы надо на расстоянии, и "термометр" должен быть бесконтактным.
  Методы регистрации и анализа испускаемых плазмой атомов, разработанные советскими учеными, и созданная ими для этой цели уникальная аппаратура - анализаторы атомных частиц - позволили решить проблему измерения температуры водорода в горячей плазме.
  Затем ученым удалось осуществить методику искусственного стимулирования потока атомов из определенной точки плазмы, что дало возможность измерять локальную температуру разогретого до многих миллионов градусов водорода. Ныне корпускулярная диагностика включает целый комплекс экспериментальных методик, который обеспечивает измерение и контроль, как температуры, так и всех важнейших параметров ионов в термоядерных установках. Эта диагностика сформировалась в самостоятельное направление в области исследования горячей плазмы.
  Для того чтобы на основе анализа потоков частиц получить четкое представление о процессах, протекающих внутри плазмы, выяснить механизмы нагрева ионов и их охлаждения, найти каналы ухода энергии, понадобились математические модели поведения ионов в термоядерных установках. Совместными усилиями ученых Института атомной энергии и МГУ такие модели были созданы. Они позволяют не только описывать явления, протекающие в действующих термоядерных установках, но и прогнозировать параметры плазмы в установках ближайшего будущего.
  В течение последнего десятилетия комплекс методов корпускулярной диагностики и математического моделирования явлений в плазме был применен на термоядерных установках типа "токамак" в Институте атомной энергии. Результаты использования созданной советскими учеными - разнообразной диагностической аппаратуры совместно с глубоко разработанными математическими моделями баланса энергии и частиц в плазме оказались весьма впечатляющими. Исследователям удалось решить не только проблему надежного определения важнейших параметров, но и обнаружить и изучить закономерности нагрева и удержания водорода в "токамаках". Корпускулярная диагностика будет использоваться как важный способ контроля параметров плазмы на термоядерных установках следующих поколений вплоть до реактора управляемого термоядерного синтеза.
  Работы советских ученых открывают также перспективы дальнейшего развития исследований горячей плазмы на "токамаках", которые позволяют вплотную подойти к получению самоподдерживающейся управляемой термоядерной реакции. Такие условия будут созданы, в частности, в "Токамаке-15", который должен быть введен в строй в текущей пятилетке.
  В области корпускулярной диагностики и математического моделирования процессов нагрева плазмы советским ученым принадлежит бесспорный мировой приоритет. По запросам зарубежных термоядерных центров соответствующая аппаратура поставлена в ФРГ, США, Францию, Англию, Японию, Швейцарию, ЧССР, ВНР, то есть практически во все страны, проводящие термоядерные исследования. Советские ученые по приглашению своих коллег неоднократно успешно выполняли эксперименты на зарубежных термоядерных установках с помощью созданной в СССР аппаратуры. Методы математического моделирования нагрева и удержания ионов в плазме термоядерных установок, развитые нашими учеными, послужили основой программы таких работ в ведущих научных центрах за рубежом.
  
  ЧТО ОБ ЭТОМ ДУМАЕТ ИНЖЕНЕР-ОБРАЗОВАНЕЦ наш ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Я думаю, что в ЭКБ-29 к этому вопросу следует отнестись критически и с сомнением, вплоть до отказа от натурных испытаний свыше 4000 градусов, достигнутых в РДТТ и 6000 градусов на Солнце - по следующим причинам. Пусть их взрываются в другом месте.
  На рубеже ХХ-XXI веков, при промышленном освоении нанотехнологий: неожиданно и необъяснимо "самоупразднились" все известные законы физикохимии и даже математической логики. Это случилось при достижении носителями энергии наноразмеров-наномасштабов - всего-то одной миллионной доли метра. Прекурсоры этого события начали проявляться ещё в середине ХХ века. Уральские учёные под руководством А.И. Гусева экспериментально подтвердили это и издали монографию, переведённую на десятки иностранных языков, ставшую общемировым научным бестселлером. В физических справочниках указаны следующие размеры атомов и элементарных частиц: размер протона и нейтрона ~10 см в степени минус 13, размер атома водорода ~0,1 нанометра.
  Из физических справочников следует также, что различные формы-проявления энергии - гравитация, свет, теплота, электромагнетизм... - чрезвычайно чётко ограничены своими локальными частотно-масштабными диапазонами частиц - чрезвычайно разнородными по физическим проявлениям - носителями этих форм энергии.
  Иначе говоря, эволюционирующая гипотетическая частица энергии, изменяющая свои размеры, изменяет и свойства своих проявлений. Это означает также, что по достижении частицами именно тепловой энергии - определённых частотно-масштабных геометрических границ, частицы утрачивают свойства тепловой энергии, и окружающая материя их уже не "чувствует" в качестве теплоты. В итоге, системы защиты и управления термоядерными процессами, происходящими в "токамаке" академика Велихова и на высокотемпературных испытательных стендах ТТС - автоматически отключатся.
  Возникает вопрос, какова оценка "теоретической температуры по шкале Кельвина", по достижении которой всё это может произойти, вследствие того, что никакое вещество эту температуру "не чувствует", вследствие её "ОБНУЛЕНИЯ-ИСЧЕЗНОВЕНИЯ"? Очевидно, нижняя граница на низких температурах равна минус 273 градуса Цельсия. В формуле Планка и её вариациях для разных условий - температура экспоненциально быстро возрастает в бесконечность, "вроде бы терпит разрыв" (а может и не терпит) и снова "возвращается", спадая до нуля Кельвина. Всё это в классической физике известно со времён Макса Планка.
  Некоторые учёные полагают (есть публикации), что "самоликвидация" законов физикохимии означает переход любого сложного вещества (материи-энергии) в т.н. "КРИТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ".
  Более того, эмпирические факты свидетельствуют о том, что не все разнородные компоненты переходят в это состояние одновременно. Но если эту среду продолжать "накачивать" энергией из внешнего источник, то в критическое состояние "постепенно" - зависит от скорости-мощности накачивания - перейдёт всё разнородное вещество, ограниченное "существенно более" разнородными формами материи. В "критическом состоянии" любая физическая среда становится "энергетически неустойчивой", склонной к "спонтанному взрыву" - высвобождению потенциальной энергии квантовой среды вакуума - Эфира. В "критическом состоянии", какие бы то ни было различия "смеси" разнородных веществ, становятся для ВНЕШНЕГО Наблюдателя неразличимыми. Однако существовавшие до того пропорции разнородных параметров в этой "смеси" (в химии - это стехиометрические коэффициенты) - восстанавливаются. По известным результатам исследований, проведённых спустя 4 года после взрыва, учёные делают вывод, что именно это произошло при взрыве ядерного реактора на Чернобыльской АЭС. См.информационную подборку Гребенченко: Рухадзе А., Уруцкоев Л., Филиппов Д. "Кипящий" ядерный реактор Чернобыльской АЭС - голливудская ложь и заблуждение специалистов [g/gpebenchenko_j_i/131]:
  - В 1990 году была пробурена первая скважина сквозь шестиметровую толщину монолитного железобетона - биологической защиты реактора. С ПОМОЩЬЮ ОБЫЧНОГО ПЕРИСКОПА БЫЛА ОСМОТРЕНА ВНУТРЕННОСТЬ РЕАКТОРА, И ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО РЕАКТОР ПУСТ. Далее лучше цитировать А. Рухадзе, А. Уруцкоева и Д. Филиппова - авторов статьи (58). "То есть совсем пуст, не было ни 170 тонн урана, ни 2 тыс. тонн графита, который используется в этом реакторе в качестве замедлителя, а также сотни тонн воды. У реактора не было дна, а крышка стояла на боку, опираясь на стены реактора. Но самое большое впечатление произвели стенки реактора. Они были совершенно не деформированы и покрыты белой краской, сквозь которую просвечивали более тёмные метки, нанесённые строителями при монтаже элементов конструкции отражателя нейтронов. Была какая-то вопиющая дисгармония между катастрофической разрухой вне пределов реактора и почти больничной белизной в самом центре. Создавалось впечатление, что кто-то аккуратно вытащил всё содержимое реактора, правда, ненароком сломав при этом дно реактора и слегка сдвинув его ж.б. "крышку". Это не был взрыв, разрушающий материалы. Это была СУБЛИМАЦИЯ ВСЕГО СОДЕРЖИМОГО РЕАКТОРА В ПОЛЕВУЮ ФОРМУ ЭНЕРГИИ. Это был первый взрыв - СУБЛИМАЦИЯ. Второй взрыв прогремел через доли секунды - обратный процесс - ДЕСУБЛИМАЦИИ-МАТЕРИАЛИЗАЦИИ ПОЛЯ. Полковник Поташников в сотнях метров от реактора обнаружил атомы радиоактивных элементов в толще монолитного железобетона стен, в кирпичной кладке и в толще металла, а дозиметрист Гребенченко обнаружил радиоактивные излучатели на горизонтальных поверхностях в герметично закрытых помещениях хранилища жидких и твёрдых р/а отходов, не имеющих вентиляции, которых та не должно было быть - образовавшиеся в процессе десублимации поля.
  Дальнейшие исследования и выводы в отношении магнитного монополя, подтверждены в нескольких независимых лабораториях за рубежом, в том числе и сотрудниками Фонда де Бройля во Франции. Они привели к доказательству существования в природе низкоэнергетических ядерных реакций и магнитных зарядов и их взаимосвязи. Это было принято в качестве обоснования предположения: на аномально высокое ускорение ядерных процессов в реакторе четвёртого блока ЧАЭС могло повлиять мощное короткое замыкание в турбинном зале в электрической системе электрогенератора - запустившее процесс - перехода в критическое состояние содержимого реактора и его взрыва-сублимации...
  Ответ на вопрос о верхнем значении температуры, при котором тепловая энергия проявляет привычные свойства теплоты - многовариантный. Всё зависит от физико-химической природы вещества и ряда сопутствующих физических и геометрических (масштабных и частотных) факторов. Примеры.
  - Паровой котёл взрывается при критической температуре "паро-воды" 374 град. Цельсия и соответствующем давлении в котле - достаточно стукнуть гаечным ключом по корпусу котла. В этом случае плотности и другие свойства воды, пара, воздуха и даже материала стальных водогрейных труб в котле - изменяются (у воды и пара выравниваются, а к ним "подтягиваются" и параметры стальных стенок труб и корпуса котла), но становятся неразличимыми извне. Тем не менее, академик Велихов говорит правильно, и это очевидно - высокую температуру, по крайней мере, до 10000 градусов, измерять надо дистанционно (датчики сгорают). А как быть с миллионами градусов? - В природе всё излучает дельта-импульсы Дирака, и надо научиться их фокусировать в измерительном приборе с помощью хорошо известных инженерам рупорных преобразователей полевых форм энергии. В природе это реализуется повсеместно и автоматически, но академик дельта-импульсы, по-видимому, во внимание не принимает.
  В экспериментах А.И. Гусева в "критическое состояние впадают" даже тугоплавкие металлы, и плавятся или сгорают, или сразу же возгоняются в "полевую форму", минуя промежуточные агрегатные состояния жидкости и пара - при снижении числа атомов в "навеске" менее сотни штук атомов - при комнатной температуре. "Бред какой-то" - скажет любой инженер. Увы - не бред, в 2007 году десять академиков РАН обратились к В.В. Путину с призывом остановить клерикализацию науки и образования в России. Были среди них и нобелевские лауреаты. Известно, что Президент РФ не ответил.
  
  Правильно говорит академик Велихов, что температуру в миллион градусов надо измерять дистанционно, но не потому, что сгорят датчики, а потому, что полевая энергия в этих гипотетических температурах - привычные "антропоморфных тепловые свойства" не проявляет. Она не обладает ими в принципе. Они нечто совершенно иное и не мыслимое. Нет даже слов для описания свойств, которыми энергия обладает в этом диапазоне частот и масштабов частиц-носителей энергии, расчётное числовое значение плотностей-температур которых получается в миллионы градусов. Это типичная методологическая ошибка в расчётах. Оппоненты, естественно, возражают инженеру-образованцу Гребенченко. Но проблема у оппонентов в том, что изобретатели термоядерного синтеза по-прежнему основываются на на академических базовых положениях классической физики. Однако именно они (положения) обрушились при достижениями частицами-носителями энергии наноразмеров-масштабов. Вследствие этого все законы физикохимии "самоликвидировались". Неужели изобретатели "токамаков" этого не знают?
  Термин биофизиков - "холодный ядерный синтез" - это синтез, широко распространённый в Природе, и термин не случаен. Живая природа всегда владела "холодным ядерным синтезом", поэтому жизнь и зародилась. Некоторые учёные полагают, что биологическая жизнь и разум человека - всего лишь частный случай проявления энергии (Бога?), что жизнь, вернее разум - итог эволюции энергии - Бога, и Он - Вездесущ. Иначе говоря "жизнь-разум" имеет место быть в земных недрах и на Солнце.
  Ядерный синтез в миллионы градусов, действительно холодный, поэтому им владеют живые организмы всей биосферы Земли. Но почему он холодный? Потому, что он протекает "очень медленно". В ядерных реакторах АЭС учёным удалось научиться управлять скоростью протекания ядерных реакций. Но учились они, и продолжают учиться "вслепую" - методом "проб и катастрофических ошибок". История повторяется в природе и технике катастрофами больших единичных мощностей.
  В ядерных взрывах эти процессы протекают быстро, но не очень. Есть энергетические процессы, протекающие быстрее - с бесконечно большой скоростью - это дельта-импульсы Либри-Дирака - ОНИ ЖЕ КЛЮЧ К ЭНЕРГЕТИКЕ В ГРЯДУЩЕМ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ УКЛАДЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, если удастся их понять и освоить. Дельта-ипульсы всегда опережают, сопровождая все энергетические процессы. См. нашу монографию. Но для этого нужна совершенно новая аксиоматика. По-видимому, её нет ни у кого в мире. Но учёные Запада лихорадочно работают, запуская в обращение "научные фейки" типа "термоядерных токамаков".
  
  Президиум РАН, в лице его "Лжекомиссии", образованной при Президиуме РАН в 1998 году по инициативе академика Круглякова, и десять академиков РАН - практически официально перекрыли естественную эволюцию российской науки - в порядке "нового горбачёвского мышления". Фактически они лишили Россию её НАУЧНОГО СУВЕРЕНИТЕТА. Впрочем, подобное противостояние в российской науке, в т.ч. в СССР - было всегда.
  Вопрос к Президенту и Президиуму РАН - борцам с "лженаукой" и "клерикализацией" российской науки и школы, почему в России никому неизвестно и не обсуждается научная проблема необъяснимой "самоликвидации" физических законов - по достижении частицами-носителями энергии размеров-наномасштабов, уже почти пол-столетия ставшая конструкторско-технологической проблемой для российских инженеров? А что в "светочах демократической науки" - в США и в Европе? - Там тихо и в глубочайшей секретности талантливые учёные, рекрутированные из всех стран, в т.ч. и российские - лихорадочно работают над изобретением "Ковчега Завета", но трубят в фанфары достижениям "токамаков" академика Велихова. Тысяча раз - "ПОЧЕМУ?". После определённого прорыва "в непознанном" - Запад немедленно приступит к уничтожению России. Уже приступил.
  "Токамак" академика Велихова Е.П., "плазмотрон" Клишина А.Ф. - кандидата технических наук, заместителя начальника отделения (НПО им. Лавочкина), а также "желательная температура" 10000 градусов Цельсия в газогенераторах Туранина - нынешнего Начальника ТТС - это "тревожные факторы":
  - Изготовить можно - ВМЗ может всё! Но нет теории, нечем измерять, нечем делать, некому решать, некому отвечать - всё делается вслепую и на "Авось и Юнону". Нужны новые идеи, новые постановки и постановщики задач - на совершенно новой аксиоматике науки, отличной от той, на которой зиждется классическая физика и все современные технологии, за "классику" которых, "мёртвой хваткой вцепились" либерально-демократические "академики и политики - в законе" и Президиум РАН. Снова - ПОЧЕМУ, и с таким остервенением и высокомерным отторжением всякой полемики?
  В противостоянии Запада и России в середине ХХ века началась новая эпоха Человечества - ликвидация всех базовых принципов науки и общества, возникновение и реализация новых теорий и доктрин. ТТС может навсегда остаться цехом ВМЗ, и это очень хорошо - быть под флагами легендарного Города-завода и славной Удмуртии, являясь для мировой науки ничтожным "общественным и администратвно-техническим образованием" - на фоне "слонов, несущих Землю, стоящих на китах и черепах" мировой мифологии, и такой же мифической аксиоматики классической физики. Нет подходящих аксиом - значит, нет и теорий и теорем - доказывать нечем и нечего. Нет больше в Удмуртии заводских цехов, имеющих известность, сравнимую с бывшей известностью цеха номер 29 ВМЗ.
  Так, при промышленном освоении нанотехнологий - во всём мире неожиданно и необъяснимо "самоупразднилось" действие всех законов физикохимии и математической логики, а вокруг "Интернет-тишина" и классики мировой научной либерально-демократической цензуры, в т.ч. и Президиум РАН - с "косами стоят".
  Но всё зависит от людей и Руководства, посмотрим - время покажет, если Россия выдержит очередное нашествие Запада.
  
  Глава 13. ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Академик Евгений Павлович Велихов известен, прежде всего, как научный руководитель работ по термоядерным исследованиям. Менее известны широкой публике его научные исследования в области магнитогидродинамики. Вот выдержка из печатной информации в честь его 85-летия академика от 02.02.2020.
  "Евгений Павлович экспериментально осуществил новый тип импульсных магнитогидродинамических генераторов большой мощности, нашедших практическое применение в глубинном зондировании земной коры. К 1975 году под научным руководством Е.П.Велихова впервые в мире были созданы МГД-генераторы на пороховом топливе с электрической мощностью сотни мегаватт".
  Где-то в начале восьмидесятых годов я и начальник 32 отдела завода Мамонтов Владимир Николаевич были командированы в Горьковский машзавод, где В НИИ "Буревестник" (начальник Писакина А.Л.) обсуждался вопрос о создании мощного МГД - генератора для зондирования земных недр. НИИ НИИ "Буревестник", НПЦ "СОЮЗ" (г. Люберцы) и ЦНИИХМ (г. Москва), работали по этой теме по Решению ВПК. Они занимались разработкой МГД, где в качестве генератора ионизированного газа использовался твердотопливный заряд, аналогично конструкции РДТТ, но с повышенным содержанием металла в заряде. При движении потока продуктов сгорания (ионизированного газа) по каналу магнита под действием магнитного поля положительно и отрицательно заряженные частицы и разделяется, создавая между электродами мощное электрическое поле. При разрядке на электроды, заглубленные в землю, электромагнитные волны глубоко проникают в толщу земной коры и, отражаясь от разных её слоев, дают информацию о ее структуре. Нефтяники и газовики таким образом ищут залежи нефти и газа, а ученые решили, что таким генератором можно прогнозировать землетрясения.
  Возглавлял эти работы институт высоких температур ИВТАН, г. Москва, где академик Велихов Е.П. числился заведующим отделом.
  Для получения хорошего результата работы поток газа должен быть электропроводным, а для этого нужны очень высокие температуры, что не обеспечивается твердотопливным генератором. Поэтому они обратились с вопросом о возможности создания рабочего потока жидкотопливными генераторами, где можно было бы увеличить электропроводность за счет добавления в камеру сгорания порошка алюминия.
  На первый взгляд наши трехкомпонентные генераторы очень даже подходили для решения поставленной задачи. В принципе мы брались за любую работу, не было никакого испуга, сделаем или нет. Вскоре я встретился в Москве сотрудниками ИВТАН Зейгарником и Аитовым Ноуфаль Лукмановичем, заключили договор и приступили к исполнению своих обязательств по договору. Базовый стенд - РМ-1, ведущий инженер Серов В. С, начальник стенда Шлыков В.Г. , базовый генератор -ЭГ-42.
  Сначала пытались повысить температуру в камере сгорания для повышения электропроводности потока за счет применения кислорода и ввода в поток алюминия Работы шли не очень быстро, по крайней мере мы не могли им обещать конкретный эффект к конкретному сроку.
  А МГД-генератор на твердом топливе в природе существовал и уже работал. Кстати, ТТС тоже принимал участие в отработке этих генераторов через ЦНИИХМ, с участием ведущих инженеров Гитарина, Степанова и Гребенченко. Наш МГД-генератор был достаточно компактным, простым в обслуживании и даже применялся в горах Памира.
  
  СТЕПАНОВ Г.А. вспоминает:
  Отработкой твердотопливного МГД-генератора на РМ-6 от ЦНИИХМ занимались Дождев В.В. и Шипунов Ю.И. Я был тогда ведущим инженером РМ-6. В процессе испытаний на РМ-6 измеряли параметры ионизированного потока (температуру и скорость для оценки электропроводимости потока). Комплексные испытания проводились на базе ИВТАН на Памире (г. Бишкек), а наши ребята туда выезжали тоже, отчасти, помню, туда ездил испытатель Лебедев Эдуард Филиппович.
  В свою очередь аналогичными испытаниями занимались и представители от НИИ "Буревестник" (г. Горький), отчасти это был Минаев. Он пригласил потом меня на проведение испытаний на стендах ФИАЭ (Филиал института атомной энергии в Пахре), где я присутствовал при испытания МГД-генератора в составе с магнитом. Но конкретные цифры по эффективности генератора мне не были доведены.
  
  ТУХВАТУЛЛИЕ З.А.
  А Ноуфаль Лукманович настаивал, что бы мы смонтировали всю стендовую систему уже во Фрунзе, где в горах была построена стационарная база по прогнозированию землетрясений.
  Я слетал вместе с Аитовым Н.Л. во Фрунзе, был уже октябрь, в горах лежал мокрый снег, утром следующего дня завалило дорогу снегом, потом мы туда все таки добрались . Посмотрел эту площадку, познакомился с учеными, и никак не мог представить, как тут соорудить огневой стенд с баллонами, трубопроводами, всей "электрикой", и главное, с кем работать, кругом одни ученые, разве что самим там базироваться. Было холодно, страна преодолевала пик "ГОРБИ", согреться было нечем, улетел я оттуда в невеселом настроении.
  Но договор есть договор, вскоре укомплектовали бригаду во главе с Серовым В.С., и они уехали монтировать стенд. Месяца за 3 смонтировали баллоны и довольные, уехали. А киргизы предъявили эти сооружения Госгортехнадзору для аттестации и не сумели организовать внутренний осмотр баллонов, вдобавок обнаружили в трубах грязь, что то не было из документации, т.е. не вызвали никого из нас, соответственно всю работу забраковали.
  Я считаю, что причина была в другом, во-первых эту идею поддерживал только Аитов Н.Л, а он был только зам, а не зав. Во вторых наши конкуренты подняли бы эту идею "на штыки", но и, наконец, они не сумели бы этот стенд запустить. А жаль. Мы бы могли войти в историю. С 1995 года этим методом заинтересовались американцы, а Россия практически прекратила работы с МГД-генераторами
  
  Глава 14. ГИДРОРЕАГИРУЮЩИЕ ТОПЛИВА.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Название уже говорит о том, что вода является компонентом топлива, т.е. топливо выделяет необходимую энергию при соединении с водой. Отсюда легко понять, что они применяются как топливо для двигателей торпед и торпедных катеров. Заказы для отработки такого рода двигателей получили из ЦНИИХМ, г. Москва (Фокин, Дождев В.В. Шипунов Ю.И, и другие). Испытания проводили на РМ-6 (Белоглазов Виктор Михайлович, Шумилов Владимир Алексеевич). Экспериментальное топливо было сверхсекретным по составу, вонючим до предела, и, как мы догадались потом - очень вредным для человеческого организма. В.М. Белоглазов однозначно связывает свое неважное состояние здоровья - с последствиями этих экспериментов. Как главный инженер я должен был принять меры по обеспечению безопасности персонала при работе такими экзотическими топливными составами. Виноват, но не могу найти объяснения неадекватному поведению представителей НИИ-6, которые изобрели этот состав, но не ознакомили нас с Правилами безопасной работы с этим топливом.
  
  Глава 15. АГРЕГАТНАЯ ОТРАБОТКА И СЕРИЙНЫЕ ИСПЫТАНИЯ РДТТ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В трёх наспех построенных железобетонных боксах РМ-6 успешно шли контрольно-выборочные испытания малых двигателей ракет "ТЕМП-С", "Темп-2С", в последующие годы ракет "Тополь", "Тополь М". Они не вызывали каких-то хлопот. Но с двигателями доводочных ступеней дело обстояло несколько иначе. Причина - они были очень сложными по конструкции (разнонаправленные сопла с "хитрыми клапанами"), а еще с зарядами топлива, допускающими глубокое регулирование режима горения. Это обусловило необходимость их опытно-конструкторской экспериментальной отработки.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И. ВСПОМИНАЕТ О "ХИТРЫХ КЛАПАНАХ".
  Возвращаясь в прошлое. Огневые стендовые испытания всегда сводились к проверке конструкций и материалов на стойкость к воздействию на них высокотемпературных потоков горячего газа. На ТТС для этого применялись газогенераторы Туранина.
  Вспоминается первое испытание "хитрых клапанов" - переключателей направления газового потока - газовых рулей системы управления движением ракеты. Испытание проводилось на РМ-2, начальник стенда Чижов, ведущий инженер Гребенченко. Сразу же обнаружились "сколы" и другие разрушения подвижных деталей клапанов-переключателей, работающих в газовом потоке. Детали изготавливались из заготовок вольфрамоникелевого "сплава", производимых цехом порошковой металлургии ВМЗ. (Почему "сплав" в "кавычках" - ниже).
  В "комнате ведущих инженеров Корпуса 1 ТТС участники событий "ломали копья". Представитель МИТ (если не ошибаюсь, это был перспективный инженер Черепов В.И.), который "некстати вспомнил", как в своё время ведущий инженер Гребенченко на РМ-1, начальник стенда Овечкин, чуть не "загубили", но может быть и загубили - идею Породенко В.В.- использовать пористые материалы для критического сечения сопла - с целью его охлаждения компонентом топлива ЖРД. В то время струйные форсунки Туранина не обеспечивали заданные пропорции окислителя и горючего, т.ч. поэтому пористый материал Породенко имел локальные разрезы - как сталь в газовой горелке автогена. Но именно я был "реализатором" негодных огневых испытаний пористых материалов Породенко на РМ-1.
  Слабая "утешительная" для меня причина неудачи могла быть не только в этом. Не исключено, что причиной могли быть "разнотемпературные" слои газа в пристеночном - "осе-не симметричном" слое газового потока, вследствие неравномерной пористости материала, как, например, это случилось с обсуждаемым вольфрамо-никелевым "сплавом". В то время я заказал для "стендовых технологических нужд РМ-1 заготовки из вольфрамо-никелевого "сплава" для работы со стендовыми газогенераторами Туранина" ~10кг. Это был очень дефицитный материал. После прохождения моего заказа через заводские службы снабжения "вес" моего заказа возрос на несколько порядков. Куратор из Министерства звонит и спрашивает - "зачем так много, это же годовой объём его производства". Объясняю: все успокоились, и я свой заказ получил. Но продолжу воспоминание.
  Блохинов Н.А. настаивал: ищите причину в технологических процессах в цехе порошковой металлургии. В этом цехе производились заготовки, из которых в других цехах ВМЗ на металлорежущих станках изготавливались неподвижные и подвижные детали теплостойких "хитрых клапанов", следующим образом:
  - Смеситель металлических порошков вольфрама и никеля представлял собой цилиндрическую бочку, в которую порошки засыпались. Воображаемая ось вращения бочки проходила через её геометрический центр тяжести, и проходила через точки окружностей днищ бочки. В цехе смеситель называли "пьяной бочкой".
  - Смешанный порошок вольфрама-никеля прессовался в заготовки заданных размеров-конфигураций, тем не менее, заготовки оставались пористыми. Затем заготовки нагревались в "поддоне" с тонким слоем расплавленной меди, которая смачивала капилляры, вследствие этого, поднимаясь по ним, "пропитывала" весь объём пористой заготовки.
  ОТК и военпреды ужесточили контроль: каждую технологическую операцию в "маршрутной карте" оформляли за тремя подписями - исполнителей, контрольного мастера и военпреда. Искали, и на удивление быстро, причину нашли: расслоение смешиваемых порошков обнаружилось и без огневых испытаний в лаборатории цеха.
  Черепов предложил, эксперимента ради, увеличить продолжительности смешивания металлических порошков вольфрама и никеля многократно. Вместо нескольких часов, смешивали несколько суток. И тут - "открытие" - после такой продолжительности смешивания "слоистость" стала очевидной. Объяснительных причин набралось множество:
  - конструкция "пьяной бочки", отсутствие тождественных частиц в порошке, два вида плотности частиц, воздушная среда, электромагнитное поле, адгезия-когезия веществ и материалов, гравитация, наличие локальных градиентов каких бы то ни было физико-химических параметров, влияющих на расслоение, возникающих в смешиваемых порошках и в окружающей среде...
  После этого участников дискуссии потянуло на философские обобщения - в Природе и технике - все смесители любой физико-химической природы - это "плохие сепараторы"; а "хаос" и "детерминизм" - естественные, чрезвычайно длиннопериодические процессы-состояния - движения материи-энергии - "начало" и "итог" сепарации, но вопрос, кто сепарирует - остался без ответа. Однако самое удивительное во всём этом было предположение, что эти процессы могут быть обратимыми. Но для того, чтобы предложить и обсуждать их природу, не хватало Портнова Ю.И., фонтанировавшего подобными идеями, правда всегда некстати, которого Гребенченко и Галеев за это недолюбливали, а Тухватуллин стал принимать валидол.
  Инженерам уже были известны безуспешные попытки учёных в исследовании "хаоса" вероятностными методами, в т.ч. безуспешное внедрение знаменитого вероятностного уравнения Шрёдингера в анализ планетарной модели атома Резерфорда-Бора. У биофизиков набирала популярность более ранняя модель атома Д. Томсона.
  Гребенченко с тех пор окончательно "зациклился" на свойствах т.н. "критического состояния" разнородного вещества, некоторые свойства-законы которого открыли английские учёные Рид и Шервуд. А именно: после "медленного" вывода из этого состояния разнородного вещества, пропорции этих веществ (в химии их называют стехиометрическими коэффициентами) - восстанавливаются. Более того, "ужасно необъяснимо", в макро- и мегамасштабах материи-энергии учёные обнаружили методом "Эффекта Мёссбауэра" слоистость гравитационного поля и атмосферы Земли, ещё раньше геофизики обнаружили слоистость земной коры, а астрофизики - слоистость Вселенной.
  Обнаружилась непредсказуемая опасность критического состояния материи-энергии - гипотетический объект исследований - на существующей технологической базе ТТС.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Задача, которая была поставлена перед отделом Черепова В.И. в МИТ, наверное, была самой сложной, требовала очень большого объема испытаний, поэтому нужны были нетривиальные научные, конструкторские и технологические решения и испытательные стенды. Пришлось всё создавать с самого основания. Постановка задач, спроектировать, построить, изготовить, оснастить, отработать сам стенд, а далее уже сами испытания. Были построены два бокса номер 4 и номер 5. Для огневых испытаний нужна была натурная конструкция, естественно, нелегко было достать матчасть для испытаний, потому что самих испытаний в этих боксах было немного. Но каждый опыт был результативным для принятия тех или иных конструкторско-технологических решений. Конкретно для нас речь шла не о преодолении противоракетных систем противника и о точности доставки боеголовки к цели. На наших стендах предстояло испытывать конструкции и метериалы на тепловое и эрозионное воздействие.
  Начальник отдела МИТ Черепов Владимир Иванович был пробивным сотрудником в стенах МИТ, деньги ему выделяли без вопросов, идей у него было миллион, потому он развернул целую сеть соисполнителей. И МВТУ, и Красноармейске, не говоря уже о нас ТТС, еще и СНИЛ ИМИ. Был очень справедливым, доброжелательным, и просто очень добрым, помогал всем, надо или не надо, особенно в вопросах защиты диссертаций. По результатам совместных договорных работ несколько десятков столичных и периферийных соисполнителей защитили кандидатские и докторские диссертации. Жадность, зависть, карьеризм, угодливость, чинопочитание - это не по его части, справедливость - да. Он был неудобен начальству, откровенно мог высказать кому угодно об их недоработках, но никто особенно на него и не обижался, особенно никто и не пытался его сдвинуть с места. Его награждали орденами и медалями, но он отказывался в пользу других. Тем не менее, высокие чины его похоже сторонились, сам он не набивался в друзья никому, государственными премиями его обходили.
  Отдел добился таких результатов, когда их можно было уже применять и на других ракетах - в 1986 году работы были закрыты. Бокс номер 5 переоборудовали для испытаний двигателя 3 ступени ракеты Тополь.
  Это уже было другая ситуация - если раньше масса испытуемых двигателей в боксах номера 2, 3, 4 измерялись десятками и сотней-другой килограммов, то при испытании двигателя 3 ступени речь шла уже о тоннах. Честно говоря, все эти боксы были самоделками, строились без проекта, без оглядки на существующие "Временные правила устройства пороховых двигателей", разработанных Министерством машиностроения. Нельзя сказать, что мы не хотели строить нормальные стенды. В.Г. Садовников постоянно поднимал этот вопрос перед руководством ТТС. На заводе уже работала сборочная база - цех 95, построенная по всем действующим правилам, а мы все еще ходили в "партизанах", всё сами: сами проектировали, сами строили, сами оснащали и технологической оснасткой, и средствами сбора информации.
  В 1981 году ЭКБ приступил к разработке "Технического задания" на проектирование стенда для огневых испытаний маршевых двигателей крупногабаритных ракет с учетом производства их на заводе и с учетом будущих разработок. Проектантом должен был стать институт "Союзтрансмашпроект" г. Ленинград. Главный инженер проекта (с грузинской фамилией) очень подвижный, и решительный, быстро определился с выбором "площадки", представил облик конструкции стенда. На ТТС разместили бы его согласно Проектному заданию - между баллонной и с испытательным корпусом номер 1, на спаде таким образом, чтобы крыша стенда оказалась вровень с существующей дорогой. Над крышей предполагалось водрузить мостовой кран, чтобы изделия с транспортного средства можно было перегрузить на стапель стенда через закрываемый проем на крыше стенда. Идея была замечательной.
  Проектное задание надо было утвердить Главным управлением Министерства оборонной промышленности В.П. Царевым
  Я поехал в Москву. Вообще-то в Министерство тогда никого не пускали, только руководящий состав завода имел допуск, но мы знали туда секретные ходы.
  Каждый день я с утра сижу в Главке в ожидании приема начальником Главка, куратор время от времени бегает к его кабинету, мне туда самостоятельного хода нет. Занят, уехал, занят. У кураторов комната маленькая, долго не усидишь, а в коридорах нет ни стульев, ни диванов. Вот такая была борьба с бездельниками, вроде меня. Ну чего "приперся", кто тебя просил, кто тебя направил, директор что ли? Да нет, мы сами, мы ТТС, мы всегда сами. В пятницу Бараненко Анатолий Андреевич сказал, что единственная возможность - это после 18 часов. Запустили нас двоих в недоступный 2 этаж в предбанник кабинета начальника Главка Василия Павловича Царева. Представитель с Мотовилихи - то ли главный инженер, то ли еще кто, то же с проектом - был первым. В коридоре почти темно, все уже разошлись по домам, время приближается к 7 вечера. А мы ждем, а начальник где-то, то ли в ЦК, то ли еще где, то на совещании. Явился, пригласил сразу обоих. Главный конструктор с Мотовилихи (г. Пермь) пришел с проектом укрепления берега то ли Камы, то ли речки, которая течет у них по территории завода, как и у нас в Воткинске. Докладывает, что ежегодно река уносит тысячи тонн грунта, берег обрушивается, надо капитально подойти к этому вопросу. Он такой проект у него не подписал. Когда он ушел, Василий Павлович меня спрашивает: ты понял, что там у него - не пойму сам, зачем я не подписал это проект. Я говорю, что река такая штука, сколько уносит, столько ж приносит, у нас на заводе тоже такая же картина, пока ничего не можем, есть более важные дела. Во, все ясно. Что у тебя:
  - Очень коротко, нужен стенд, в Геодезии экологические вопросы, Бийск - далеко, а нужен только бокс, а все остальное есть. Подъездные пути- всего 200 метров не доходит до стенда, погрузка - разгрузка - один мостовой кран, пролет 15 м. Во - это дело! Подписал. Институт начал авансом проектировать. А когда дело дошло до выделения денег - то оказалось, что надо укладываться в сумму, которую выделяется заводу на капстроительство, а на заводе идет громадная перестройка, завод свои деньги не дал.
  А когда уже "приперло" с этими КВИ, пришлось проводить их на существующем стенде. В 5 боксе залили ямы от стенда для доводочных двигателей, соорудили силовую опору (задействовали старый фундамент и переднюю стенку бокса). Сделали разгрузочную площадку и смонтировали 10 тонную ручную таль - "кошку", большой дефицит, между прочим. Нашли где-то на Урале, наш конструктор Сентяков А.М. притащил его буквально на своих плечах - такие были люди.
  Правда, испытания проводили без имитации высотных условий, что было большим минусом. Очень неудобно было перегружать двигатель с автомобиля на тележку автокраном, однажды двигатель "уронили" на бетонную разгрузочную площадку (Гендиректор В.Г. Садовников нас не наградил, но и никого не наказал, по крайней мере меня (надо было выгнать и отдать под суд за материальный ущерб). Пока не прекратили производство ракет "Тополь". Достаточно "меленькие" двигатели 3 ступени испытывались в этом боксе, а большие двигатели 2-ой и 1-ой ступеней возили в Красноармейск, Бийск, Табашары.
  Но время шло, В.Г. Садовникову очень не нравилось возить двигатели 1 и 2 ступеней ракет на испытания по всей России на стенды предприятий даже не нашего Министерства. И он поставил перед ТТС задачу - построить такой стенд самим за счет средств завода, как бы в развитее существующих производственных мощностей, но чтобы была возможность испытаний всех ступеней ракеты. Стратегия была простой: ЭКБ разрабатывает подробное проектное задание с подробной проработкой всех вопросов, в том числе и тех, что надлежит делать Проектному институту, отдел 114 завода, не имея лицензии на проектирование таких объектов оформляет проектную документацию, а эколологичские и нормативные вопросы мы берем на себя. Сказано - сделано.
  Испытательный бокс мог быть только "закрытого типа", для "открытого стенда" нужна 3-х километровая санитарно-защитная зона. Территория ТТС не была рассчитана на обеспечение безопасности при аварийных ситуациях за счет больших расстояний - 3-х км зоны мы не имели. В эту зону попала бы деревня Марасаны, а у ТТС около проходной стоят 2 жилых дома по 16 квартир, около проходной бегают дети. Можно было строить только "закрытый бокс". Закрытый бокс должен локализовать разрушения и действие ударной волны за счет прочных ж.б. стен. Такие стенды функционировали в институте "Геодезия", г. Красноармейск, в Бийске, в Люберцах (НПО "Союз"). В Красноармейске стенд расположен на расстоянии минимум 3 км от города там по нормативам и расчетам спокойно можно было проводить испытания даже на открытом стенде. На ТТС единственный плюс - это наличие перепада высот в 17 м между точкой расположения стенда и ближайшими зданиями. С учетом этого фактора стенд как бы вписывался в требования Временных отраслевых правил. Во-вторых, стенд предназначался только для испытаний двигателей серийных ракет, т.е. с вероятностью 99% можно было прогнозировать отсутствие аварийных ситуаций. Но в любых случаях, как было сказано, закрытые стенды должны локализовать последствия взрыва. Но насколько это осуществимо? Местные наши академики из Ижевского филиала Академии наук посчитали, что будет со стендом, если детонирует 5-тонный заряд твердого топлива. Результаты были неутешительными - на боковых стенках давление воздушной волны достигал 45 атм. При сопоставимых размерах такое давление может выдержать металлический цилиндр с толщиной стенки 20 см. У нас плоские стенки, бетон плохо работает на изгиб, в общем, стенки не выдержат. Это подтвердили и ребята из Люберец, которые сталкивались со взрывами. Вторая проблема - создание высотных условий при огневых испытаниях двигателей второй и третьей ступеней. Мы ориентировались на выхлопные диффузоры, которое применялись для этой цели в "Геодезии", но с перспективой на создание настоящего баростенда, в котором вакуум создавался бы за счет предварительного принудительного отсоса воздуха из замкнутого засоплового пространства. Поэтому, стенд был со всех сторон закрытым, отапливаемым, общая длина 30 м, ширина и высота по 12 м по осям. Опорный "бык" связан с передней стенкой, двигатели в стенд заводились через боковые ворота, а внутри бокса был запланирован 25 тонный кран. Стенки армированные прутками 28 мм диаметром по максимуму, толщина стенки 1 м по всем сторонам
  Вспоминается интересный разговор при утверждении технического задания у Садовникова В.Г. Я принес ТЗ на стенд, на максимальную тягу 100 тонн исходя из тяги 1 ступени ракеты. Владимир Геннадиевич такого не ожидал, весьма недоволен был с этой цифрой. И жестко спросил, чем обоснован мой выбор. Но, я называю цифру тяги 1 ступени, а он хватает трубку и уточняет у Черткова Ю.А. по результаты последних испытаний двигателя первой ступени. Юрий Аврамович назвал цифру 72 тонны. И Владимир Геннадиевич выгнал меня, сопроводив словами: если у ракеты была бы такая сила тяги, которую я назвал, ее бы разнесло при старте.
  Тех.задание я не стал переделывать, зашел вечером через недельку, и Владимир Геннадиевич с порога сказал так. " Так, ты, слушай-ка, переделай ТЗ на 150 тонн". На том и остановились.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Великая стройка началась в ноябре 1986 года. Строили заводские и наши строители, мобилизованные со всех служб ТТС. Руководил стройкой на месте зам директора ТТС Владимир Николаевич Копосов. Дотошный, обязательный, упорный, с прекрасной памятью, очень хорошо разбирался в людях, знал, кто на что способен, и добивался результатов с настойчивостью и упорством. Были трудности, замерзлая земля, отогревали кострами, укрывали, всем, чем можно, варили арматуру десятки сварщиков, опалубка нестандартная , бетон заливали непрерывным способом, машины с бетоном подъезжали под разгрузку с интервалом в 1 минуту. Таких темпов стройки вообразить трудно, но к маю бетонные работы были завершены, уложили 3000 кубических метров бетона.
  Завершили строительно-монтажные работы в мае 1987 года. Далее с торца стенда снаружи смонтировали батарею баллонов (200 баллонов) на 400 атм. Для барокамеры, протянули трубы, смонтировали насосы для подачи воды в эжектор (барокамеру) и остановились.
  Для проведения КВИ твёрдотопливного двигателя на этом стенде нужна была барокамера, а разрабатывали идеологию этой камеры разработчики ракеты, т.е. МИТ, а у них готового решения под стремительно меняющуюся обстановку не было. В конструкциях двигателей уже применялись поворотные сопла, а работоспособность их надо было подтверждать испытаниями. К этому времени заработал подземный стенд в Табашарах (Таджистан) и все опытно-конструкторские испытания по новым ракетам ушли туда. Зато возникла другая проблема. По договору СНВ американцы тотально контролировали выпуск Воткинском заводом типов и количество ракет, а двигатели 1, 2 и 3 - ступеней уже нельзя было вывозить из 95 цеха для проведения КВИ. Создалась патовая ситуация и Садовников В.Г. решил собирать двигатели под КВИ именно в 6-м боксе, благо, бокс является отапливаемым. Правда, опять нестыковка, начиненные топливом двигатели поступали с НПЦ "Союз" г. Люберцы по железной дороге, а 6 стенд был рассчитан на перевозку изделий автомобильным транспортом. Сначала попытались найти где-то поблизости предприятие, где можно было бы выполнить операцию перегрузки с вагона на автомобильный трейлер.
  Я поехал в разведку в Пугачево (недалеко от Ижевска в Можгинском направлении), там находится арсенал боеприпасов, поскольку в других предприятиях по условиям безопасности нельзя было даже и думать о возможности организации таких работ. Подумали, вдруг у них есть необходимее подъемные механизмы. Встретили меня хорошо, все начальство в ранге полковников, были рады гражданскому лицу. Выслушали меня, потом посадили в машину и поехали на склады. Солдат бойко отдал честь, открыл ворота и поехали вдоль железной дороги в самый тупик. Направо и налево от дороги - хранилища подземные и наземные постройки. Удивило другое: в нескольких местах прямо в 2-х метрах от дороги сложены штабеля с крупнокалибрными артиллерийскими снарядами высотой более 3-х метров. Нижние ряды деревянных ящиков сломались и желтые бока снарядов блестели между многолетним хламом. На мой удивленный вопрос полковник ответил: а что сделаешь, все склады забиты, я в конце каждого месяца получаю 30 вагонов боеприпасов, а девать никуда, все забито.
  Посмотрели все, никаких подъемных средств под наши грузы у них не было, но они были согласны, если мы сами решим эту проблему, например, построим разгрузочную площадку, оборудованную краном. Это было, конечно нецелесообразно.
  А пугачёвский арсенал взорвался в 1999 году.
  Разгрузочную площадку построили у себя на тупиковой ветке около котельной. Сборочные работы под руководством Зайцева Геннадия в боксе 6 продолжались больше года, пока наш МИД поставил в известность об этой ситуации американцев. Вопрос был решен очень быстро и эти работы были прекращены.
  Далее там проводили еще гидроиспытания корпусов ракет на разрушение, отработка баростенда для доводочных двигателей, но испытания натурных ракетных двигателей с баростендом провели в этом боксе в 2002 году. К сожалению в мае 2004 года при испытании двигателя нового изделия с новым баростендом, не доработав до конца, двигатель взорвался, стенд был полностью разрушен.
  Про причины взрыва конкуренты в один голос говорили, что было нарушена технология формирования твердого топлива в корпусе двигателя, т.е. в процессе заливки был перерыв. Согласно акту официальной комиссии взрыв произошел из несовершенной конструкции барокамеры - в результате перекрытия выхлопной трубы обломками сопла двигателя давление в барокамере стало выше, чем в камере двигателя. Конечно, надо было сделать барокамеру менее прочным, чем двигатель, тогда бы разрушилась барокамера, и все бы осталось на месте. Испытатели, конечно ни при чем, но, в принципе, возможность такой ситуации можно было предвидеть, как Олег Григорьевич (см. ниже), но смотреть уже было некому - ряды испытателей к тому времени весьма уже поредели.
  При взрыве боковые стенки стенд упали на бока, крыша грохнулась вниз, но стенд свою защитную функцию выполнил: действие ударной волны было локализовано.
  Слава богу, жертв не было, материальный ущерб минимальный, в основном окна меняли во многих корпусах и в жилых домах. Жилые дома снесли, жильцов переселили в город. Как говорится, "нет худа, без добра".
  Случилось то, что в принципе могло случиться - взрыв на закрытых стендах возможен, но это кончается разрушением стенда, в лучшем случае железобетонная громада локализует в какой- то степени последствия взрыва. Поэтому, американцы закрытые стенды не строят.
  Еще один штрих к портрету, характеризующий роль испытателей: на заводе произошла авария в 17 цехе: при гидроиспытаниях корпуса ракеты. Вопреки ожиданиям произошло что-то вроде взрыва, корпус разорвало, заодно разрушило бронекабину. Разумеется, эту работу перебросили на ТТС. Конечно, для нас не было секретов, что при заполнении корпуса водой, там осталось изрядное количество воздуха. У нас никаких эксцессов не было. Ведущий инженер Максимов Олег Григорьевич без чьих либо указаний, техпроцессов вставил в заправочную горловину кривую трубку и сдренировал воздух из корпуса ракеты полностью, на заводе это сделать не смогли, не знали?
  
  Глава 16. НИР
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Да, ТТС была не только инструментальной базой для опытно-конструкторской и научно-исследовательских работ, выполняемыми ОКБ , научными организациями отрасли и институтами Академии наук, Министерства обороны, но и сама, помимо завода, открывала НИРы, соисполнителями которых были уже местная Академия наук и ВУЗы г. Ижевска.
  Когда начались контрольно-выборочные испытания двигателей 3 ступени ракет 15Ж42 на РМ-6 еще полным ходом шли испытания в корпусе номер 1 по автономной отработке органов управления, по испытанию материалов и "наконечников-обтекателей" боевых блоков. Объем информации, которую нужно было каждый день собрать и обработать, вырос во много раз. На начальном этапе группа обработки результатов испытаний в основном расшифровывали осциллограммы и фотопленки, потом проводили расчеты немецких электромеханических машинах. Из электронно-вычислительных комплексов ЭВМ мы имели МИР-1, потом МИР-2, для сбора информации добыли АДР-2. Иследователи Рылов Валентин Павлович, Долбилов Александр Михайлович, Горбунов Валерий Валентинович проводили расчеты применительно к исследовательской тематике, в разрезе сбора материалов на собственные диссертацию. В коллективе уже были люди, которым вычислительная техника уже не казалась экзотикой. В стране уже осваивали БЭСМ-1, БЭСМ-2, но эти чисто расчетные машины нельзя было применить для автоматического сбора и обработки информации, поступающей преимущественно с аналоговых датчиков. В нашей отрасли, т.е. на испытательных станциях тоже не было никаких комплексов для сбора информации. Наши ребята Черных Александр Васильевич, Максимова Зинаида Михайловна, Смолин Александр Федорович, Галеев Джавдат Тагирович уже представляли, что нам нужно для того, чтобы создать систему сбора и обработки потока информации с 500 датчиков со скоростью 100 опросов в секунду, но пока у нас ничего не было.
  Более или менее этим требованиям отвечала вычислительно управляющая модульная система М-6000 АСВТ-М, СМ-2, СМ-4 с оперативной памятью 32-124 кБ, разработанная в начале 80-годов в СССР с участием стран членов СЭВ. Денег для покупки этой машины не было, установить ее тоже было нигде, как никак, она состояла примерно из 10 блоков (шестой корпус забраковали, поскольку далеко до объектов испытаний). Решили построить пристрой к корпусу номер 1, со стороны РМ-6. Было принято решение об открытии НИР через Министерство на небывалую сумму - 5 млн. рублей сроком на 3 года Ответственным руководителем НИР был назначен Тухватуллин З.А. (в то время начальник ЭКБ), ответственным исполнителем Черных А.В, нач. лаборатории измерения, управления.
  Вообще то, это была авантюра. Черных А.В. - выпускник ИМИ с красным дипломом, но специальность у него инженер-механик по ракетостроению. Галеев Д.Т. по - диплому специалист по оптике, Максимова З.М. и Смолин А.Ф. - математики, а я вообще в этой области ничего не понимаю. Помню, как Александр Васильевич упорно мне объяснял многоуровневую систему сбора информации: датчики, усилители сигналов, амплитудно- частотные преобразователи, контроллеры, вычислители, устройства ввода-вывода. А еще проблема утечки информации, фильтры и прочая "мура".
  Ну, ведь все сделали в срок, все сами, для комиссии из Министерства и огневой пуск провели, и результаты сбора информации продемонстрировали, и доклад в зале ЭКБ сделали. Хвалили нас очень, как ни как, мы были первыми в своем Министерстве.
  Вскоре оказалось, что мощностей этого семейства машин (СМ-2, СМ-4) нам не хватает, решили купить комплекс ВЛ-03 (выпускал Ижевский мотозавод), но опять нужны были деньги. Вернее, деньги МИТ согласен был давать, но они сами не могли решить, поскольку сумма в 1 млн. рублей (столько стоил комплекс), можно было освоить только через капстроительство. Пришлось идти на поклон к заму Министра оборонной промышленности к тов. Финогееву. Нет, ни Суханов В.А.- зам директора по снабжению, ни 40 отдел, ни кто другой на заводе, которые, кстати говоря, в это время тоже создавали вычислительный центр для заводской бухгалтерии, нам не помогли. Вообще-то мы и не просили. Финогеев такой интеллигентный и вежливый принял меня очень хорошо, как ни как он тоже не имел право подписывать такие документы - "деньги на ракеты направлять не знаю, куда", совершенно серьезно меня спрашивает: "а не посадят ли нас, милый друг, с тобой в тюрьму". Я говорю, что это не исключено, но этот вопрос я согласовал с В.М. Беловзоровой - главным экономистом МИТ, и она сказала, что все будет в порядке. Валентина Михайловна пользовалась большим авторитетом не только в МИТе, но и в Министерстве. В общем, бумагу подписали.
  НИР сдали выездной Министерской комисии с проведением испытания натурного двигателя 9Д21. Практически через 5 минут представили Комисси протокол испытаний на подпись. Комиссия была в шоке, такого оборудования по сбору информации на испытательных стендах ещё не было.
  Речь об ЭВМ М-6000 АСВТ-М, которая представляла собой набор агрегатных модулей, выполненных на элементах микроэлектронной техники. К машине можно было подключать сотни измерительных приборов. Программное обеспечение позволяло производить автоматическую расшифровку сигналов, поступающих со стендовых измерительных датчиков в режиме испытания.
  Гребенченко Ю.И. мечтал о передаче на ЭВМ выработку команды "СТОП" - на аварийное выключение работающего жидкостного реактивного двигателя - в случаях возникновения прекурсоров-предшественников аварии. Программное обеспечение ЭВМ в режиме реального времени протекания физических процессов, должно было обеспечивать вычисление "прекурсоров" в сочетаниях с измеряемыми параметрами двигателя, в стендовых технологических системах подачи топлива, в системах управления испытанием - измерениями сотен параметров - давления, температуры, расходов жидкости и газа, силы... вычислять и автоматически подавать команду "СТОП". В то время Главный испытатель давал аварийную команду "СТОП" по факту свершения каких-либо отказов, после которых анализ результатов испытаний иногда был ненужным, ввиду их отсутствия. Аварийное выключение необходимо было до свершения "отказов техники". Но инерционность и "быстродействие" ЭВМ - были в то время были слишком большими. Быстродействие должно было многократно превосходить скорость химических процессов, происходящих в камере сгорания ЖРД, а также скорость разрушения материалов при взрывах топлива и разрушениях конструкций. Это то, чем в настоящее время во всём мире озабочены и делают изобретатели термоядерного синтеза (ТС). В России это "токамаки" Академика Велихова в г. Серпухово Московской области. Но что они делают и уже сделали?
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  - Они умеют сворачивать электромагнитную "искру-молнию" электрического разряда большой мощности - в "шаровую молнию" (ШМ), отрывая электрический разряд от электродов стендовой пусковой электрической системы, и удерживая ШМ неопределённо долго, поскольку ШМ, предположительно, "питается" энергией энергией квантового вакуума - эфира. Одним словом, налицо "вечный двигатель". Это происходит в термоядерном реакторе (ТЯ). Но с удержанием ШМ длительно и стабильно, к сожалению у них "слабо". Однако изобретатели всего мира в этом соревнуются, и всему миру бодро рапортуют о том, что достигнуты температуры ШМ в сотни миллионов градусов, и о продолжительности удержания "шаровых молний" более 100 секунд. Например, в городе Ухань, провинции Хэвей, КНР. Это притом, что в термодинамике дееспособных теорий нет, и вообще, проблематично обращение даже с температурами порядка 10 тысяч градусов: нет даже уверенности в том, что они составляют 10 тысяч градусов. Более того, некоторые учёные полагают, что температуру в миллионы градусов нечем измерить, т.к. никакие материалы её "не чувствуют", вследствие того, что на этих частотах полевые частицы-носители энергии тепловые свойства не проявляют, они даже не светятся, т.к. граница свечения "плавает около 10 тысяч". Это то, что учёные называют "тёмной материей". Поэтому американцы прекратили эти эксперименты: "пусть эти реакторы взрываются у них - в Европе, Китае, Японии и в России, а мы подождём: если сделают - купим". К сожалению, понятное, чисто человеческое высокомерие некоторых академиков и руководителей высокого ранга - превышают и даже сводят "на нет" возможности их научных и руководящих амбиций.
  
  
  Глава 17. ВЕЛИКИЕ СТРОЙКИ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 1967 году начальником ТТС был назначен Лялин Анатолий Николаевич. До этого он возглавлял испытательный корпус номер 1. Умеренно жесткий, очень хозяйственный, хорошо разбирался в людях, с техническим персоналом особенно не воевал, но порядок и дисциплину любил. К этому времени с большим трудом был достроен стенд номер 1, а все остальные здания и сооружения, которые в проекте были, но не были достроены, так и оставались "долгостроями". В то время в штатах ТТС было около 300 человек, в принципе это было избыточно для самого производства, но смотреть за большой территорией, зданиями и сооружениями было некому. Первым делом, в штатном расписании Анатолий Николаевич "пробил" стройгруппу в количестве 20 работников, потом регулярно в летнее время человек 10-20 приказом направлялись в эту стройгруппу другие работники ТТС, плюс субботники. Время от времени удавалось получить и помощь со стороны завода.
  Начали со строительства РМ-4, который вроде бы никому и не нужен был. Но при автономной отработке органов управления РДТТ и "тепло-эрозионнозащитных наконечников" боевых блоков ракет нужен был "большерасходный" стенд газогенераторов Туранина, так что введение этого стенда в строй оказался очень актуальным.
  Потом для ТТС остро встал вопрос создания своего механического цеха. ЭКБ -29 выдавал "на-гора" кучу проектов стендовой оснастки, а на ТТС не было ни станков, ни здания для их размещения. Многое удавалось "пробить" и изготовить на заводе, но острота проблеы возрастала.
  Корпус номер 5, предназначенный для вертикальных испытаний жидкостных ракет, был заброшен в виде недостроенных стен высотой где-то 4-5 метров, и то только первый пролет. Но ситуация менялась быстро, в дальнейшем его и приспособили под механический цех. Поэтому в 70 годы все силы были брошены достройку недостроенных объектов.
  Параллельно шло строительство испытательных боксов на РМ-6. Сначала был достроен РМ-4, потом взялись за корпус 5, первый пролет, потом бытовки в 2 этажа, далее второй пролет. Строили долго и тяжело.
  Площади 5 корпуса приличные, и их надо было как-то заполнять. Напрямую металлообрабатывающие станки мы не могли получать, т.к. формально у нас капстроительства не было, строили в порядке осуществления хозяйственной самодеятельности: "доставали" цемент, кирпич, краски с завода, а строили сами.
  А вот со станками были проблемы. Завод оснащался новыми станками, нам же предлагали из б/у. Так у нас появились карусельный станок, фрезерные станки, в неплохом виде получили из завода токарные станки 1К62. Потом "нащупали лазейку" - непосредственно через ОКС завода: за "валюту" получали новенькие токарные станки 16К20. Но и позже, когда корпусом командовал уже Шумилов Владимир Федорович, завод "спихивал" нам все, что "не гоже заводу", в том числе станки-автоматы. До Шумилова В.Ф. это был механический участок, а при нём уже стал настоящим цехом. Во втором пролете были размещены сварочный участок, печи для термообработки, бронекабины, и т.д.
  Строительство на ТТС никогда не прекращалась. После 5 корпуса построили "пристрой" к первому корпусу - для вычислительного центра, потом "пристрой" к лаборатории 3 - для целей размещения "Испытательного центра бытовой техники". Потом в порядке реконструкции холодных складов построили стендовый комплекс РМ-10 - для размещения плазмотрона, в дальнейшем безэховую камеру - уникальную камеру для испытаний изделий электротехники на электромагнитную совместимость, потом расширили РМ-10 и разместили в нём лабораторное оборудование для целей сертификации гражданской продукции. Построили столярную мастерскую. Произвели реконструкцию складского помещения Зяпаева - для испытаний "питающих установок" РДТТ.
  Затем построили абсолютно новый стенд РМ-4К - кислородный стенд, где должны были испытываться образцы новых материалов при температуре более 4000 градусов, которую предполагалось достигать путём сжигания алюминиевого порошка в чистом кислороде.
  Проектную документацию на все, что на ТТС строилось, выдавал ЭКБ и отдел 27 завода, который официально имел лицензию на проектирование объектов строительства, а мы не имели, "маскировались" его лицензией. Анатолий Николаевич имел зама по строительству, на которого возлагались и другие вопросы: поддержание работоспособности всего хозяйства ТТС - состояние периметрового ограждения, гараж, столовая, жилые дома, подъездные пути и дороги, ремонт крыш, борьба с сосульками, внутрицеховые дороги и т.д. и т.п. Эту должность занимали разные люди в разное время, но замы не могли самостоятельно принимать решения, и увольнялись по разным причинам, пока не появился Копосов Владимир Николаевич - действительный достойный заместитель.
  Но Анатолий Николаевич всегда был начеку, и очень много уделял внимания строительным делам, правда, не в ущерб основной своей деятельности. Лучше всего про деятельность Лялина А.Н. сказали его сослуживцы в день его 60 летнего Юбилея. Читаем:
  "...36 лет, лучшие годы своей жизни Вы отдали ТТС, сначала как инженер - конструктор, начальник стенда, ведущий инженер-испытатель, начальник испытательного корпуса, и, наконец, как начальник и директор ТТС.
  Мы были свидетелями, как под Вашим руководством, благодаря Вашей неиссякаемой энергии, энтузиазму, инициативе и самостоятельности, ТТС преобразилась и превратилась в крупный испытательный комплекс в отрасли, оснащенный современным оборудованием , приборами, вычислительной техникой. И, в тоже время - в цветущий сад и лучший из лучших подразделений Министерства.
  В течение многих лет на стендах ТТС шла интенсивная и напряженная работа по агрегатной отработке новых изделий.
  С нами сотрудничали самые именитые научные коллективы страны - научно-исследовательские институты отрасли и Академии наук СССР, проектные организации, для ракетостроения были получены уникальные экспериментальные результаты по стойкости материалов и характеристикам двигательных установок ЖРД и РДТТ - во всем этом велика Ваша заслуга. Вы мобилизовали весь коллектив на решение столь серьезных задач, проявили масштабность и решительность в постановке задач, организовали четкое их выполнение, были скрупулезным и дотошным, где это требовалось, в то же время Вы оставались мягким и интеллигентным по отношению к подчиненным и к людям вообще, а в особенности, к нашим заказчикам.
  Безусловно, Анатолий Николаевич, Вы завоевали уважение не только у нас в коллективе, но и далеко за его пределами. Вас знают и уважают, чтят и любят в Москве, Казани, Кирове, Перми, Екатеринбурге, Киеве, Минске и в других городах нашей Родины.
  Не только производственные задачи занимали Ваш ум - нужды людей, работников ТТС - были и остаются Вашей большой заботой. ТТС - единственное подразделение завода, где количество выделенных работникам квартир приближается к численному составу цеха.
  К Вам идут люди с нуждами и всегда получают посильную помощь. Ваша доброта чувство справедливости - неотъемлемые черты Вашего характера, очень дорого ценятся людьми, недаром работники ТТС настолько привыкли видеть Вас добрым хозяином ТТС, что не мыслят ее без Вас! Однако мы знаем Вас, как строгого и принципиального начальника, ответственного и требовательного к себе и другим. Знаем, что не терпите разгильдяйства, недисциплинированности, неисполнительности и неорганизованности. Сысоевское выражение "Кровь из носу" нередко в этом было Вашим союзником. А про Вашу принципиальную борьбу с пьяницами у нас сложились уже легенды.
  За свои 60 лет Вы достигли многого. Но мы уверены, что при других обстоятельствах Вы могли бы сделать большую карьеру. Но мы очень довольны, что Вы остались с нами!
  Это очень замечательно, что, несмотря на вполне солидный возраст и трудности "смутного времени" "горбачёвского перестроечного периода", Вы не теряете бодрости духа и оптимизма, и мы вместе с Вами смотрим в будущее с надеждой. Желаем Вам Анатолий Николаевич, крепкого здоровья, семейного счастья и успехов в Вашем благородном труде на благо нашей Родины!
  Оставайтесь с нами, Анатолий Николаевич!".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Но, к сожалению, Анатолий Николаевич оставался с нами недолго. Он был полон сил и энергии и готов был еще трудиться достаточно долго. Практически сразу после 60-летия его уволили, на его место поставили Кузина Р.Ф. начальника цеха 17. Мы тогда не поняли не первое и не второе решение директората. Это стало понятно уже потом. А у нас были свои готовые кадры и претенденты на эту должность - Черных, А.В. и Копосов В.Н. Но увы, "пандемия перестройки была на марше".
  Через 2 года Анатолий Николаевич умер - сказались постоянные стрессовые состояния и нарастающая депрессия. Остались жена Наталья Митрофановна, сын Дмитрий, внуки. Он был очень примерным семьянином - такое увидишь не часто. Он относился к своим близким уважительно, мягко, никакого воспитательного тона, никакого превосходства, никогда не хныкал, как он устал, никогда ничего не требовал, ни принести, ни унести. По натуре он был очень добрым, находил в каждом человеке нечто примечательное, удивлялся и восхищался их поступками, но не осуждал никого. А руководителем он был действительно масштабным.
  На "научно-технические вызовы времени" в области ракетостроения - Лялин А.Н. и его фактические заместители реагировали "мгновенно", вкладывая все доступные ресурсы на развитие ТТС - в строительство и реконструкцию Испытательного комплекса ракетной техники СССР-РФ.
  Среди его заместителей надо выделить наиболее достойного своей должности Копосова Владимира Николаевича, как было сказано выше. С его именем связана еще одна стройка века - это дорога от тракта до ТТС. Когда уже между городами Ижевск и Воткинск положили асфальт, наш тупик оставался "гравийкой". Пока едешь эти 2 км, успеешь напылиться и натрястись, короче, дорога была нужна очень. Но где взять строителей, асфальт, щебень? Владимир Николаевич договорился как-то с Удмуртдорстроем - за счет фондов, отпущенных на кольцевую дорогу для американцев (кто-то умный догадался не делать это), нам за месяц в 1985 году построили эту дорогу. И мы отгуляли это событие с большой помпой. Между прочим, это был в период сухого закона. Тогда и мы узнали, где гуляет городское начальство по пятницам после работы - на территории войсковой части под охраной доблестных наших солдат.
  И еще, толщина асфальта около 70 см, мы не стали нарушать верхний слой "гравийки", положили немного щебня на ямочки, а сверху асфальт в 3 слоя. Поэтому и сейчас там поперечные трещины через каждые 20 метров.
  
  Глава 18. ОБЕЗВРЕЖИВАНИЕ СУПЕРТОКСИНОВ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Ближе к 90 годам финансирование ОКР И НИР в стране практически прекратилось и все клиенты по оборонке потихоньку рассеялись. Соответственно, упал и объем испытаний на стендах. ТТС бросилась на поиски загрузки, иногда не оценивая в достаточной степени как экономические, так и экологические риски. Есть смысл вспомнить о двух проектах, которые несли неоправданные риски, тем не менее, были частично реализованы.
  Первая тема называется - "Высокотемпературное обезвреживание супертоксикантов" Под супертоксикантами подразумеваются такие пестициды, как гексохлоранциклогексан, дихлофос, карбофос, ДДТ (дуст), и всякие дезинфицирующие жидкости на фенольной основе. Науке были известны некоторые методы их обезвреживание: это обычное сжигание (1500 С) с последующими химической обработкой отходов и их фильтрации, плазменная обработка при температурах выше 10000 градусов.
  Каждый из этих методов имеет большие недостатки, поэтому в стране эффективно работающих установок не было.
  В ЦНИИМАШе - одном из основных контрагентов ТТС, под руководством доктора технических наук, член-корр. Российской академии наук Папуши А.И. был разработан метод обезвреживания этих токсикантов на высокотемпратурных установках на принципах использования ракетной технологии. При этом, благодаря температуре в камере сжигания выше 3000 С, образование диоксинов и бифенилов - исключалось.
  29 декабря 1993 года данный метод рассматривался на Расширенном Совещании в присутствии Министра экологии Данилов-Данильяна В.И. и Вице-президиента Академии наук Фролова К.В. Они отметили важность и перспективность указанной разработки. ЦНИИМАШ предложил создать кислородно-керосиновый газогенератор, с вводом в его камеру сгорания пестицидов в виде порошка. Нечто подобное мы уже создавали на ТТС для ИВТАНА - для "прогнозирования землетрясений", поэтому задача представлялась разрешимой, тем более, что подобная опытная установка уже функционировала в объединении "Каустик" в Стерлитамаке.
  Мы с Шишкиным Ю из ЦНИИМАШа поехали на ПО "Каустик" г. Стерлитамак, но смотреть там было особенно нечего: много вони, ни оборудования, ни эксперимента - они показать не могли. Потом было Совещание в Москве в Государственном проектном институте азотной промышленности (ГИАП), где решили, что будет создана передвижная промышленная установка по утилизации всякой "бяки", что ТТС создает высокотемпературную установку, работающую на принципах жидкостных ракет. Установка должна была быть подвижной - полагали использовать шасси, на которых базируются "Тополя". Деньги обещали государственные, так как в стране накопилось много пестицидов, колхозы развалились, и некуда было все это деть. Для ТТС это было источником денег и возможность экономической независимости от завода. Пока суть да дело, мы заключили договор со ЦНИМАШ на утилизацию 60 тонн пестицидов на существующем оборудовании.. К весне этот груз к нам пригнали, этот вонючий груз разгрузили у РМ-1 в металлическом сарае.
  Однако вскоре об это узнали местные жители, появился экологический прокурор, дело кончилось тем, что мы сварили "металлические кюбеля" - грузозахватные устройства для перемещения сыпучих грузов, загрузили в них мешки с "бякой", герметично закрыли крышками и спрятали подальше от "посторонних взглядов" за отбойную - огнезащитную стенку РМ-6. Потом Степанов Г.А., будучи начальником Испытательного производства ТТС, сумел отправить все это в Санкт-Петербург на утилизацию. А на большой проект денег не нашли, соответственно все заглохло.
  
  Глава 19. ДЕМЕРКУРИЗАЦИЯ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Еще одна история ТТС связана с утилизацией ртутьсодержащих ламп дневного света. Началась эта история с подачи очередного контрагента КВВИУ (Казанского высшекомандного училища). Они занимались процессами обеспечения полноты сгорания топлива в воздушно реактивных двигателях и попутно где-то откопали демеркуризационную установку. Представитель КВВИУ Журавский заверил, что установка отлажена и хорошо работает. Привезли, установили эту установку на территории бывших топливных складов.
  Технология простая: лампы загружаются в приемную кассету штук по 50, кассета закрывается, потом дробилка размалывает лампы, битый лом попадает в электрическую печку, ртуть испаряется, пары ртути попадают в систему конденсации, а битое очищенное от ртути стекло выгружается через закрываемый люк:
  - Загрузили штук 10 ламп, включили, что надо, подождали, сколько надо, ртути в ловушке не видать, открываем крышку приемного лотка для загрузки следующей партии ламп - оттуда вырывается пыль с парами ртути (температура в печи 900 градусов). Оказалось, что герметично закрываемой перегородки между печью и приемной кассетой нет. Доработали приемную кассету на одиночную загрузку через малое отверстие с обратным клапаном. Работаем дальше, пора выгружать стеклянный бой, та же история. А куда девать этот бой? - там все равно есть следы ртути, физическая или химическая очистка не предусмотрена. Экологи установили за нами жесткий экологический мониторинг окружающей среды, обозначив большую санитарную зону. Уходя с должности главного инженера, я снял с себя эти заботы, далее установкой занимался Г.А. Степанов. Считаю, что эта была плохая идея, никто за это не платил, а заводу было нужно утилизировать свои лампы, потому с этой установкой мучились еще некоторое время.
  Г.А. Степанов еще много лет занимался этой установкой. Было трудно, поскольку Минприроды Удмуртии обязал осуществлять постоянный мониторинг санитарно-защитной зоны, куда попали 16 квартирные жилые дома ТТС. Утилизировали, в основном, лампы с Воткинского завода, со стороны заказов не было. Дело оказалось неприбыльным, скорее затратным. После увольнения Степанова Г.А, дело забросили.
  
  СТЕПАНОВ Г.А, вспоминает:
  Мне эта работа "свалилась" неожиданно, т.к. я не был в курсе эти дел. Проблема была в том. что изготовители установки, оказывается, занимались внедрением этой установки на Ижевском "Радиозаводе" и на "ИжМаше". И привезли потом к нам на ТТС. Когда меня подключили к этому делу, никаких документов на эту установку не было, не было и разрешения природоохранных организаций. Поэтому мне пришлось срочно заниматься оформлением документов на эксплуатацию, т.к. это связано с обращениями с отходами ртути при утилизации ламп. Мне пришлось много раз посетить Минприроды Удмуртии по согласованию вопросов обеспечения безопасности для окружающей среды. В конце концов, установка была запущена в эксплуатацию. Операторами установки стали Петрушин Олег Петрович и еще один из работниковТТС, которого не помню.
  Лампы на утилизацию привозили из подразделений нашего завода.
  В процессе согласования вопросов по данной теме я узнал, что в городе Ижевске есть предприниматель, который собирает по организациям и предприятиям ртутьсодержащие лампы и утилизирует их. В Минприроды объявили тендер на утилизацию ламп и победил именно этот предприниматель, поскольку у него стоимость утилизации была ниже (у нас большие накладные расходы),
  Еще такая установка действовала в г. Чебоксары, руководитель даже приглашал меня посетить их предприятие, но я так и не поехал.
  Постепенно эксплуатация установки на ТТС прекратилась.
  
  Глава 20. АОЗТ "ЛИОСОСО"
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Еще одна попытка загрузить ТТС профильной работой связана с попыткой создания на ТТС полигона для испытаний авиационных пушек, стрелкового оружия и патронов к ним, выпускаемых ПО "ИЖМАШ" и Ижевским механическим заводом. Поначалу (1998-99 годы) планировался строительство стенда для испытаний авиационных пушек, поскольку действующая в западной части Ижевска (район "Парники") испытательная база сильно шумела и мешала местным жителям. Была уже выбрана площадка за корпусом номер 1 для размещения достаточно простого железобетонного сооружения и земляного вала для улавливания снарядов и установки мишени. Почти 2 года ждали решений от ПО "ИЖМаш". Было разработано Техзадание для проектирования, однако от этой затеи ничего не получилось. Испытательную базу ИжМаша закрыли, но новую стройку в "верхах" не одобрили - начались "перестроечные времена".
  По стрелковому оружию вопрос возник из необходимости проведения сертификационных испытаний всех видов гражданского оружия, выпускаемого указанными заводами - такие испытания должны были проводиться независимыми аккредитованными лабораториями. Инициатором создания сертификационной лаборатории выступил директор АОЗТ "Техкрим" Владимир Матвеевич Соколов. Его предприятие с успехом выпускал аэрозольные баллоны с различными слезоточивыми составами в качестве средства самообороны и патроны к газовым пистолетам. Зарядка этих баллонов рабочей жидкостью осуществлялась на ТТС.
  
  СТЕПАНОВ Г.А. вспоминает.
  Мы демонтировали все испытательное оборудование на РМ-2, смонтировали совершенно новое оборудование и ввели этот участок в эксплуатацию в октябре 1992 года. Руководил этими работами ведущий инженер РМ-2 Сайфутдинов. В.А, . очень энергичный, решительный организатор и исполнитель.
  Времена были такие, что на заводе уже создавались акционерные общества, занимающиеся изготовлением гражданской продукции. В данном случае тоже было принято решение о создании Акционерного общества закрытого типа (АОЗТ) - "Лаборатория испытаний оружия самообороны, охотничьего и спортивного оружия". Однако данное мероприятие оказалось безуспешным: ТТС оно не принесло ни рубля. Так что в истории ТТС были не только успешные мероприятия, но и были "проколы", несмотря на немалые приложенные усилия коллектива.
  Учредителями выступали: Акционерное общество открытого типа "Торговый дом "Воткинский завод", АОЗТ "Техкрим", Институт "ВНИИстандарт", Удмуртский Центр стандартизации и метрологии Госстандарта РФ - солидные организации с уставным капиталом -1 миллион тогдашних рублей. Устав зарегистрировали 14 марта 1994 года, начальником лаборатории стал Тухватуллин З.А.
  Для размещения этой лаборатории надо было существенно перепланировать здание столярной мастерской, провести ремонт, разместить оборудование. Выполнение всех этих работ возложили на РМ-1, руководитель - ведущий инженер Серов В.С.
  Успели организовать участок для испытания патронов, установили оборудование для измерения скорости пуль и провести отладочные испытания. Но на этом всё остановилось по следующим причинам.
  - Депутат Госсовета Олег Леонидович Кузьменко, который занимался подготовкой документа разграничения полномочий между Удмуртией и Россией сумел прописать пункт в этот договор, что вопросами испытаний гражданского оружия, согласно требования Брюссельской комиссии, будет заниматься Удмуртия.
  В результате автоматически отпал от решения данного вопроса Удмуртский центр сертификации. Более того, на этом основании были узаконены в качестве сертификационных лабораторий - существующие заводские лаборатории других заводов-конкурентов - ИжМаша и Механического завода.
  Открывали эту лабораторию без проблем, но закрывать АОЗТ оказалось непростым мероприятием, по крайней мере, в 2001 году по бумагам лаборатория еще существовала. Получилось вот такое "СОСО"
  
  "ПРИКАМТЕСТ".
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  К 1990 году слово "конверсия" знали все, не только работники оборонного нашего завода, но и простые жители Воткинска, тем более работники ТТС. По тем временам казалось, что это уже станет генеральной линией в производстве завода, а нам испытателям надо было искать пути для оправдания своего существования. На заводе уже с 1982 года выпускалась малогабаритная стиральная машина "Фея", пользующаяся большим спросом среди населения, традиционно выпускались фрезерные станки и обрабатывающие центры. Уже планировалось расширение номенклатуры выпускаемой бытовой техники. Но ТТС не рассматривала гражданскую продукцию как возможный объект испытаний.
  Вся заводская гражданская продукция проходила предусмотренные конструкторской документацией испытания на заводе. Существовала система присвоения гражданской продукции "Знака Качества", критерием присвоения которого было соответствие 70 процентов продукции - требованиям конструкторско-технологической документации на неё.
  Но ближе к 90 годам для оценки качественной отечественной продукции ввели Государственные испытания (ГСИ), которые проводились в независимых лабораториях под контролем ГОССТАНДАРТА. Эта система была прообразом введенной позже Системы сертификации ГОСТР, подготовка к которой уже шла в Госстандарте. Наши "Стиралки" проходили эти ГСИ в г. Киеве. Наши конструктора возвращались оттуда с мешком замечаний, и это никому не нравилось, но Знак качества был заводу очень нужен, потому и терпели.
  Об этих мытарствах конструкторов рассказал мне начальник техбюро ЭКБ Хуснутдинов Габдулхамит Хайрутдинович и предложил организовать эти испытания у нас. Кто проявляет инициативу, тот и тянет лямку. Он не так уж был загружен по своей основной работе, поэтому его и нашего вездесущего Капиноса Николая Никифоровича, отправили в Киев в командировку. Тогда еще страна не распалась на части, но приняли их с большим нежеланием, однако показали практически всё. Это 2000 кв. метров производственных площадей, оснащенного спецоборудованием, всякими приспособлениями, коллектив - человек 30, в общем, впечатления у них остались глубокие. Но из-за одной стиральной машины "Фея", если даже завод начнет выпускать и другую бытовую технику, создавать лабораторию ГСИ было бы слишком роскошным мероприятием.
  Тем временем Госстандарт уже анонсировал создание в России системы сертификации бытовой техники. Решили привлечь к этому вопросу и другие оборонные предприятия, также ориентирующиеся на выпуск гражданской продукции.
  В результате ПО "Воткинский завод", ПО "Ижмаш", Ижевский механический завод, Удмуртский центр стандартизации и метрологии, написали совместное письмо в Министерство оборонной промышленности и в Госстандарт СССР о необходимости создания Испытательного центра в Удмуртии - для проведения сертификационных испытаний бытовой техники.
  Далее пошли по всем торговым точкам Ижевска и базам, чтобы определить, что завозят в Удмуртию, и какую номенклатуру продукции придётся ввести в область нашей аккредитации. Получилось, что, что наша "область аккредитации" должна включать 83 вида продукции.
  Началось хождение по Министерствам и Госстандарту, в результате уже 20 марта 1991 года (примерно через полгода после начала этой эпопеи) удалось подписать совместный приказ Министра оборонной промышленности (Б.М Белоусов) и Госстандарта СССР ( В.В. Сычев) за номером 165/97 о создании на базе испытательного подразделения ПО "Воткинский завод (Теплотехнической станции) испытательного центра бытовой техники (ИЦБТ), выпускаемой в отрасли и в Уральском регионе продукции. Одних согласующих подписей 14 штук. Номенклатура охватывала 83 видов продукции. Отчасти там было отражено важное приложение: "ИЦБТ входит в состав ПО "Воткинский завод" в качестве самостоятельного предприятия с правами юридического лица". Срок аккредитации ИЦБТ по приказу устанавливается 4 квартал 1992 года.
   Предполагалось, что для реконструкции ТТС по техзаданию ПО "Воткинский завод" и по проекту "Союзтрансмашпроект", надлежит выделение валюты в сумме 300 тыс. долларов и 300 тыс. рублей - для закупки импортного и отечественного оборудования. Мы нашли готовый проект здания на 2000 кв.м, осталось только построить. Но главный инженер завода Юрий Аврамович Чертков, опытный и мудрый человек, сказал, что это будет неправильно: конверсия предполагает использование имеющихся производственных мощностей оборонной промышленности для производства гражданской продукции, а не новое строительство. Я еще ездил несколько раз в Министерство, пытался оттуда добыть обещанные приказом деньги. Запомнил навсегда разговор с начальником Главного управления внешнеэкономических связей В.Н. Синцовым. Он сказал (дословно) - "Завод делает ракеты. Я их продам, из этой суммы выделю Вам валюту". Я понял, что началась рыночная экономика. Конечно, мы ничего не получили.
  Приказ пришлось выполнять собственными силами. Надо было сделать реконструкцию зданий и сооружений ТТС под ИЦБТ. 8 апреля 1991 года директор завода Пальянов А.И. подписал приказ по заводу за номером 207. Согласно приказу все подготовительные работы по аккредитации ИЦБТ завод брал на себя. До 1 августа1991 года должна была разработана проектная документация на реконструкцию зданий и сооружений ТТС, строительные работы должны были проведены в 1991-1992г.г, подготовка ИЦБТ к аккредитации должна быть закончена в 4 квартале 1992 года.
  На период подготовительных работ Руководителем ИЦБТ был назначен Тухватуллин З.А., заместителем - Хуснутдинов Г.Х. (по совместительству). Практически, все подготовительные работы были возложены на действующие структуры ТТС. В первую очередь, это ЭКБ - составление техзаданий, разработка планировок, проектирование нестандартного оборудования, а также были назначены работники ТТС с прицелом их перехода в дальнейшем в штаты ИЦБТ: Смолин А.Ф., Невзоров Б.М, Хисматов Марат Равилевич, Мадъяров Сергей Алексеевич, Корлякова Людмила Зиновьевна.
  Все работы по подготовке лаб.3 к сертификационным испытаниям на влагостойкость, температурные испытания, пневмо- и гидроиспытания, вибро- и транспортные испытания, испытания на огнестойкость, теплостойкость и стойкость к образованию токоведущих мостиков, а также организация химлаборатории - все это было возложено на начальника лаборатории номер 3 Гриценко В.П.
  Валерий Павлович - прекрасный организатор и исполнитель, находит выход из любого трудного положения, главное, чтобы ему не мешали. Всегда на ногах, никогда не сидит в кабинете, постоянно со своими работниками, всегда рядом, но не любит бумажной работы, не любит некомпетентного руководства. В лаб. 3 кроме сертификационных испытаний идут постоянно климатические испытания по основному оборонному заказу. Я не сомневался, что он все сделает, так и получилось.
  Все электрические испытания (более 30 видов), плюс испытания на шум, и испытания на электромагнитную совместимость - сосредоточили на РМ-10, руководителем которого еще до утверждения штатного расписания назначили Береснева В.А., сотрудника ЭКБ и секретаря парторганизации ТТС.
  Обработку результатов испытаний, подготовку протоколов испытаний, обеспечение нормативной документацией, архив - возложили на Смолина А.Ф.. Эта же группа занималась подготовкой документов для аккредитации ИЦБТ: паспорта ИЦБТ, перечня сертифицируемой продукции, перечня соответствующей нормативной документации, положения об ИЦБТ, договоров и т.д.
  Начальник ТТС Лялин А.Н. взял под контроль весь процесс создания лаборатории ИЦБТ. Приказы Министра и директора никак нельзя было срывать: помогал и завод и весь коллектив ТТС. 20 августа 1991 года вышел новый приказ Министра оборонной промышленности за номером 494 - о создании отраслевой системы сертификации выпускаемой продукции и систем качества самих производств. Завод отреагировал приказом номер 555 от 9 сентября 1991 года. Этим приказом на руководителя ИЦБТ Тухватуллина возложено проведение испытаний выпускаемой заводом гражданской продукции - в объеме сертификационных испытаний, а по результатам этих испытаний - приведение всей этой продукции - в соответствие с требованиями безопасности, изложенными в "Законе о защите прав потребителей" - срок 1.11.91 г..
  С начала 1992 года появилась потребность в создании штатного расписания ИЦБТ, положения и структуры ИЦБТ. Уже было ясно, какие структуры и работники с основного производства будут переведены в структуру ИЦБТ.
  18 июня 1992 года директор завода Пальянов А.И. подписал приказ о создании новой структуры ТТС. "В связи с созданием в структуре ТТС "Испытательного центра бытовой техники" (ИЦБТ): на базе цеха номер 29 учредить филиал ГПО "Воткинский завод" " Теплотехническая станция" (в дальнейшем ТТС).
  Была утверждена новая структура ТТС с директором во главе, вместо начальника цеха номер 29. Этим же приказом предписывалось открытие расчетного счета для ИЦБТ и изготовить печать ИЦБТ, бланки ИЦБТ. Приказом от 07.07 1992 года номер 508/к главным инженером ТТС - руководителем ИЦБТ был назначен Тухватуллин З.А.
  Еще одним приказом номер 413 от 30 июня 1992 года был установлен конкретный срок аккредитации ИЦБТ - 01.10.92 год. При этом предписывалось испытывались не только изделия бытовой техники, но и изделия промышленного назначения. Приказом предписывалось: в срок до 31 июля 1992 года провести сертификационные испытания выпускаемой заводом бытовой техники (по согласованию с Удмуртским ЦСМ). Предписывалось также, в срок до 1 августа 1992 года - получить в Госстандарте России разрешение на проведение сертификационных испытаний промышленной продукции под контролем Удмуртского ЦСМ.
  Не забуду, как мы в нашей столовой начали испытывать мясорубку УКМ (универсальный комбайн для мясопродуктов) Воткинского машзавода. Сразу выявилась куча несоответствий стандартам (по производительности, по потребляемой мощности и закреплению шнура питания и т.д.). Забегая вперед можно сказать, что ни одно изделие так просто без замечаний не проходило сертификационные испытания, приходилось постоянно что-то дорабатывать, это касалось и сопроводительной документации. Но консенсус находили, хотя были весьма острые моменты, например, случай, когда мы схватились в споре с Главным конструктором Смагиным, и как тогда Серебренников Валерий Сергеевич (начальник ОТК завода) еле нас успокоил.
  Стройка еще шла полным ходом. Особенно проблематично было со строительством безэховой камеры для измерений шума. Согласно стандартам фундамент в камере должен был быть изолированным от пола и стен, а сама камера должна была облицована звукопоглощающими клиньями из специального материала. Такие клинья делали на Украине, но в то время там тоже был развал, предприятия не работали. Соответственно, с клиньями ничего не получилось. Необходимые характеристики камеры можно было еще получить за счет увеличения ее объема, что и было сделано: выстроили камеру размерами 9х9х9 метров, внутри обвешали мешками, заполненными базальтовым волокном (шумопоглотителем), получили необходимые 25 децибел тишины (пищит комар - это 50 децибел - для сравнения). Аналогично была построена и камера для испытания изделий на электромагнитную совместимость - там, наоборот, все надо было внутри обшить металлом, что и было сделано, камера по размерам должна была быть еще больше, поэтому остались сомнения, что она соответствует аттестационным требованиям.
  Были трудности в обеспечении приборами и средствами измерения радиопомех и помехоустойчивости. В стране их не делали, надо было закупать за валюту. Но завод доставил их во время. Правила аккредитации требуют, чтобы все приборы были поверены в ЦСМ, нестандартное оборудование должно быть аттестовано с участием ЦСМ. Очень большую помощь в организации и проведении этих работ оказал директор Удмуртского ЦСМ Огородов Владимир Георгиевич, который полностью поддерживал идею создания в Удмуртии аккредитованной лаборатории. Часть приборов для измерения параметров электромагнитной совместимости пришлось вести в Москву (Балашиху), шумомеры возили в Киров, в Свердловск. В Удмуртском ЦСМ их не поверяли.
  Для аккредитация лаборатории требуется подготовить кучу документов: выпустить приказ по заводу о подготовке лаборатории к аккредитации, разработать и утвердить Положение о лаборатории, создать Область аккредитации, обеспечить лабораторию всеми нормативным документами, разработать Паспорт лаборатории с перечислением всего применяемого оборудования, и производственных площадей, подготовить кадровые документы, подтверждающие компетентность и независимость персонала, заключить договор с Госстандартом.
  Все это было сделано, и документы отправили в Госстандарт, основная исполнительская часть работ была выполнена Невзоровым Б.М.
  Встречали Приёмочную комиссию достойно: с поезда отвезли в гостиницу, с утра подали автобус, позавтракали в нашей столовой. Ужинали тоже в столовой, так было дешевле. Приехали "спецы" в ранге не ниже начальников отделов: из института Госстандарта ВНИИНмаш - Хейнман Евгеий Лазаревич, Гирин Лев Константинович, Мирзаметов Сократ Михайлович. Проверяли все очень скрупулезно - и документы, и оборудование, помещения (начиная с туалетов), провели испытания образцов продукции по программе сертификационных испытаний, вроде все. Но нет, у нас где-то застряла машина из Киева с нестандартным оборудованием по испытаниям бытовой техники на огнестойкость, теплостойкость и стойкость к образованию токоведущих мостиков - за это мы отгрузили им 50 шт. стиральных машин "Фея". Машина пришла в четверг - после обеда, и к концу рабочего дня подписали "АКТ аккредитации" от 20 декабря 1992 года. Ура!, почти в установленный высокими приказами срок.
  Нас отметили, как лучшую из существующих лабораторий. Для нас это был "Первый "ПУСК" Ужинали опять в столовой, за праздничным столом произносили тосты, все были очень довольны.
  Утром вспомнили, что в Акте должна быть подпись директора завода, а до поезда оставалось уже мало времени. Все очень хмурые и печальные, вроде никак не успеть, тем не менее, я ринулся в Воткинск, на каком-то "драндулете", по дороге он сломался: не переключались скорости выше второй передачи. Позвонил из Воткинска, чтобы комиссию автобусом отправили на поезд. После подписи я прямиком поехал на вокзал, ехал "год" на скорости 40 км/час, заскочил в последний вагон поезда, и - вперед, открывая все купе всех вагонов (в поисках злосчастной Комиссии). Где то на седьмом вагоне я её нашел - все очень хмурые и злые. Для них было просто немыслимо: Председателю Комиссии из Госстандарта, после недельной командировки в "тьмутаракань" явиться пред очами высокого начальства - без Акта аккредитации оной.
  Успел передать акт, сунул им пару бутылок водки, до сих пор помню счастливые улыбки ребят.
  Евгений Лазаревич Хейнман и и Лев Константинович Гирин сопровождали нашу лабораторию еще многие годы. Тогда лаборатория называлась уже "Прикамтест", так что успели мы с ними подружиться очень крепко. Эти были очень крупные специалисты своего дела и очень доброжелательные люди. С ним легко было общаться, решать любые вопросы. Просто было приятно встречаться. Теперь их нет, вечная им память.
  А через месяц я встретил вторую комиссию по аккредитации ИЦБТ для сертификации продукции на электромагнитную совместимость. Поезд очень сильно запоздал и прибыл, когда уже стемнело. Возглавлял комиссию начальник отдела института ВНИИстандарт Грачев. Они были в каком-то непонятном шоковом состоянии. Вместе с комиссией была еще незнакомая девушка. Оказалось, что в соседнем купе ехали муж с женой лет 30-40 лет. На какой-то остановке муж выскочил, видимо, за водкой и на поезд не успел. Часа через два поезд останавливается на каком-то полустанке, в купе затаскивают труп того самого мужчины. Оказывается, опаздывающий мужик, вскочивший в отходящий поезд, залез на крышу вагона, задел провода, там и повис. В общем, допросы, свидетельские показания, труп выгрузили, а жена поехала дальше в Ижевск. А девушка приехала в Ижевск - у нее парень сидит в тюрьме в Ижевске. Поехали сначала в тюрьму, потом в гостиницу. Грачев сразу сказал, что он завтра уедет в Казань, об аккредитации и речи быть не может, потому что все помехозащищённые камеры в стране, которые он видел, не соответствуют требованиям нормативных документов. Кроме того, он категорически отказался пить водку, это был плохой признак, и со мной распрощался. Утром заехал за ним, поехали на работу. Я собрал своих специалистов, и он попросил показать результаты наших предварительных испытаний какого-нибудь изделия. Взяв протокол испытаний в руки, и не заглядывая, что там написано, с торжествующим голосом он изрек: как Вы могли провести расчеты, если в "Методике ГКРЧ" (г. Ленинград) есть ошибка и вытащил какие-то печатные листы. "Вы это видели"- и трясет этими листами. А тут сбоку стоял Береснев Владимир Аркадьевич, он узрел через диоптрии своих очков (плюс 7), что-то знакомое и говорит: "Зуфар Ахмадуллович, это же Ваше письмо!" Да, это было мое письмо. Оно появилось, когда мы провели первые испытания на электромагнитную совместимость, и никак не могли получить положительные результаты. Получаются они в результате расчетов по Методике Комитета радиочастот г. Ленинград. Тогда я решил проверить, что такое эти многоэтажные формулы, и нашел ошибку в одном преобразовании. Недолго думая, я отправил сообщение об этом в Госстандарт, потом получил из Ленинграда письмо с благодарностью и признанием этой ошибки. Госстандарт разослал мое письмо по своим институтам, так оно и попало Грачеву.
  Для нашего инспектора это было чрезвычайно неожиданное открытие. Все переминалось с ноги на ногу, практически через пару часов мы подписали акт аккредитации. А на следующий день, когда я и приехал в гостиницу, он меня встретил батареей бутылок сухих вин, которые я любил. Мы с ним подружились и долго еще встречались. Он был очень свободолюбивым, демократом - в лучшем понимании этого слова, с обостренным чувством справедливости, и был готов в любую минуту вступить в горячий спор в защиту прав "угнетенных", в КПСС не состоял, защищал Белый дом в 1991 году от Ельцина, чем гордился. К сожалению пути наши разошлись, после появления в Госстандарте уникального специалиста Пугачева Сергея Васильевича, инспекционный контроль ИЦБТ проводили уже его ребята.
  По крайней мере, до 2000 годов ИЦБТ оставалась одной из лучших лабораторий в стране. 9 декабря 1996 года приказом номер 462 Испытательный центр бытовой техники переименовали в "Испытательный центр "ПРИКАМТЕСТ", одновременно заместителем Начальника испытательного центра "ПрикамТест" был назначен Смолин Александр Федорович. К тому времени в лаборатории испытывалась не только бытовая техника, но широкая номенклатура промышленной продукции: нефтепромысловое оборудование, станки, сельхозтехника, ручной инструмент, оборудование для мясомолочной промышленности, насосы, оборудование химической промышленности и т.д..
  Еще до аккредитации ИЦБТ в сентябре 1992 года был составлен протокол технического совещания в ЦНИИ "Комплекс" Министерства оборонной промышленности об организации сертификационных испытаний промышленной продукции, выпускаемой ГПО "Воткинский завод" под руководством ЦНИИ "Комплекс". А переаккредитацию по новой номенклатуре продукции (включая промышленную продукцию) "ПрикамТест" прошел очень успешно, с тех пор в "ПрикамТест" проводились не только испытания продукция ГПО "Воткинский завод", но и предприятий г. Ижевска, Сарапула, Можги, и других городов региона.
  
  Глава 22. ПЕРЕЧЕНЬ ВИДОВ ПРОДУКЦИИ - СФЕРА АККРЕДИТАЦИИ "ПРИКАМТЕСТ".
  
  МАШИНЫ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ.
  ОБОРУДОВАНИЕ И МАТЕРИАЛЫ ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИЕ.
  ПРОДУКЦИЯ КАБЕЛЬНАЯ.
  ИНСТРУМЕНТЫ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНАСТКА, АБРАЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ.
  
  ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА
  ПРИБОРЫ И СРЕДСТВА АВТОМАТИЗАЦИИ ОБЩЕПРОМЫШЛЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ.
  ПРИБОРЫ И СРЕДСТВА АВТОМАТИЗАЦИИ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО НАЗНАЧЕНИЯ.
  
  ТРАКТОРЫ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ МАШИНЫ
  ПРОДУКЦИЯ СТРОИТЕЛЬНОГО, ДОРОЖНОГО И КОММУНАЛЬНОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ.
  ОБОРУДОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ДЛЯ ЛЕГКОЙ И ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И БЫТОВЫЕ ПРИБОРЫ.
  СРЕДСТВА РАДИОСВЯЗИ, РАДИОВЕЩАНИЯ И ТЕЛЕВИДЕНИЯ
  ИЗДЕЛИЯ КУЛЬТУРНО-БЫТОВОГО, ХОЗЯЙСТВЕННОГО, УЧЕБНОГО НАЗНАЧЕНИЯ, ТЕАТРАЛЬНО-ЗРЕЛИЩНЫХ.
  ПРЕДПРИЯТИЯ, ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ДЛЯ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  
  МЕТАЛЛОПРОДУКЦИЯ ПРОЧАЯ И НЕКОНДИЦИОННАЯ.
  
  КРЕПЕЖНЫЕ ИЗДЕЛИЯ МАШИНОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ.
  
  ПРОДУКЦИЯ ХИМИЧЕСКОГО И НЕФТЯНОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ.
  АРМАТУРА ПРОМЫШЛЕННАЯ ТРУБОПРОВОДНАЯ.
  ОБОРУДОВАНИЕ МЕТАЛЛООБРАБАТЫВАЮЩЕЕ И ДЕРЕВООБРАБАТЫВАЮЩЕЕ.
  ИНСТРУМЕНТ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНАСТКА, АБРАЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ.
  ПРОДУКЦИЯ ОБЩЕМАШИНОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ.
  
  ТРАКТОРЫ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ МАШИНЫ.
  ПРОДУКЦИЯ СТРОИТЕЛЬНОГО, ДОРОЖНОГО И КОММУНАЛЬНОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ.
  
  ОБОРУДОВАНИЕ САНИТАРНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ (КРОМЕ ОБОРУДОВАНИЯ ДЛЯ ВЕНТИЛЯЦИИ И КОНДИЦИОНИРОВАНИЯ).
  ОБОРУДОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ДЛЯ ЛЕГКОЙ И ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И БЫТОВЫЕ ПРИБОРЫ.
  ИЗДЕЛИЯ КУЛЬТУРНО-БЫТОВОГО, ХОЗЯЙСТВЕННОГО, УЧЕБНОГО НАЗНАЧЕНИЯ, ТЕАТРАЛЬНО-ЗРЕЛИЩНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ, ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ДЛЯ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ.
  ПРЕДМЕТЫ ОБОРУДОВАНИЯ, СОСТАВНЫЕ И ЗАПАСНЫЕ ЧАСТИ К МЕХАНИЧЕСКИМ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВАМ И ПРИЦЕПАМ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Испытательным лабораториям Правилами сертификации продукции установлен независимый статус, они постоянно находятся под контролем Госстандарта, кроме процедуры аккредитации, проводимыми каждые 3 года, они еще ежегодно подвергаются инспекционному контролю. Со стороны завода плановый отдел требует выполнение финансового плана, так что успевай крутиться.
  С самого начала этой эпопеи по созданию испытательной лаборатории, Отдел стандартизации завода, во главе с Тимофеевым Л.В. оказывал очень большую помощь как по обеспечению нормативными документами, так и по организации встреч многочисленных комиссией Госстандарта. Леонид Виктрович знал Госстандарт изнутри, особенно свободно общался с руководящим составом, поэтому мы часто ездили с ним в командировки. Непробиваемых вопросов для него не было, мы стали чуть ли не первыми экспертами Госстандарта и первыми в отрасли. Благодаря Леониду Виктровичу Воткинский завод сертифицировал Систему качества по производству нефтепромыслового оборудования по требованиям Американского стандарта API. Неутомимый, очень подвижный, человек слова, он заслуженно завоевал уважение и доверие руководства завода, и я часто обращался к нему, когда требовалась защита от нападок отделов кадров (сокращение штатов), планового и финансового отделов (банальный недобор денег).
  В последние годы, когда "ПрикамТест" неуклонно катился уже в небытие, он как мог, тянул его существование до декабря 2020 года. В декабре 2020 года Приказом нового директора завода, "ПрикамТест" стал структурным подразделением ТТС, что означает по Правилам аккредитации независимых испытательных лабораторий, лишение его аккредитации.
  Лаборатория еще по инерции продолжала функционировать. Трудности стали сказываться, когда появились новые Правила аккредитации, но благодаря Невзорову Б.М., начальнику группы обработки результатов испытаний, его особому дару общения с членами комиссии, и его знаниям нормативных документов удалось продолжить правовую деятельность лаборатории, конечно, не в тех объемах выполнимых работ. Объем работ резко упал, завод методично сокращал специалистов лаборатории, а затраты на содержание лаборатории никуда было списывать. В декабре 2021 года Лаборатория лишилась аккредитации.
  
  Глава 23. УТИЛИЗАЦИЯ РАКЕТ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  К 90 годам первые твердотопливные ракеты, изготовленные на Воткинском заводе и на других предприятиях, отработали свой ресурс, и встал вопрос об их экологически безопасной утилизации. Кроме того, уже начались переговоры со США по подписанию договора СНВ-2 (сокращение наступательных вооружений), предполагающего дальнейшее сокращение количества баллистических ракет и их ядерных боеголовок. По договору СНВ-1 твердотопливные ракеты уничтожались методом подрыва на существующих полигонах, и тогда еще не было проблемы по обеспечению экологической безопасности этого мероприятия.
  Самый простой способ - это отстрелять их по штатной схеме в сторону Камчатки, как при летных испытаниях, но при этом отработавшие свой срок ракеты могут взорваться, в том числе и на старте, что могло привести к разрушению пусковых установок. Твердое топливо механически прочное вещества, его нельзя вытащить из корпуса ракеты, нельзя растворить, размягчить, разложить химическими способами. Конечно, в первую очередь специалистам приходит мысль об утилизации твердого топлива по схеме огневого испытания каждого двигателя ракеты на испытательных полигонах и стендах, благо, такие стенды в стране существуют (г. Красноармейск, г. Пермь, г. Бийск, да и на ТТС такие стенды имеются). Но, при этом сразу возникает вопрос об очистке продуктов сгорания - из упомянутых стендовых сооружений только Пермский стенд НИИПМ имеет систему улавливания оксида алюминия с эффективностью около 70 процентов, остальные выбрасывают их в атмосферу без очистки. Трудность очистки продуктов сгорания в том, что 50 тонн раскаленного газа с примесями попадает в атмосферу за 70 секунд, т.е. 715 кг/с. Если бы собрать всю эту массу в одну емкость, то потребовался резервуар-шар с радиусом 200 м.. Вывод такой, что для очистки продуктов сгорания твердых ракетных топлив нужны очень масштабные очистные сооружения. Пермская очистная установка, к примеру, представляет собой железобетонный резервуар диаметром 20 м и высотой 24 метра, куда продукты сгорания попадают через газоотводную трубу с тангенциальным вводом. Степень очистки от оксида алюминия примерно 70 процентов, но при этом газообразные продукты сгорания не улавливаются и не нейтрализуются..
  В 1992 году Министерство оборонной промышленности и объявил конкурс на разработку способа экологически чистой утилизации ракет. ТТС не могла стоять в стороне, поскольку, какую-то часть этих работ можно было осуществить на стендах ТТС с дооснащением их очистными сооружениями.
  Было абсолютно понятно, что для эффективной очистки продуктов сгорания необходимо уменьшить газоприход, т.е. прежде чем сжигать топливо, надо было его раздробить однозначно. В США уже с 60 годов 20 века разрабатывалась и применялась методика гидроразмыва, когда вода, подаваемая под высоким давлением через форсунки, режет топливо на куски, дробит на мелкие фракции. Фирма "Тиокол" достигла в этом больших успехов. Однако при использовании этого метода были случаи взрывов из-за наличия в составе порошкообразного алюминия, который при определенных давлениях и температуре может реагировать с водой с образованием водорода и воспламеняться.
  Например, в Перми в 1983году в НПО С. М. Кирова при удалении некондиционного топлива из корпуса двигателя методом гидроразмыва произошел взрыв. Больше такой метод в СССР не применялся. Однако мы, тем не менее, предложили метод гидроразмыва по отработанной технологии, но вместо воды использовать органические жидкости, в данном случае дизтопливо, которое не реагируют с алюминием. Твердое топливо в фрагментированном состоянии после смешивания с органическими маслами и жидкостями, не взрываются и горят с небольшой скоростью.
  К этой теме подключилась. СНИЛ ИМИ. Корепанов М.А., владеющий методами термодинамического расчета, выполнил все расчеты по сжиганию и очистке полученной суспензии, Б.С. Мокрушин, С.Н. Храмов, Николаев В.А. разработали директивный техпроцесс.
  В конкурсе участвовали 16 организаций, в том числе научно-исследовательские институты Академии наук, Министерства обороны, разработчики топлив и ракет, испытательные организации. Были самые экзотические предложения: использовать глубокие шахты, утопить в глубинах мирового океана, вскормить специально выведенным для этой цели бактериям. В итоге. Комиссия решила, что победителями конкурса являются Московский институт теплотехники и мы - Теплотехническая станция.
  МИТ предложил метод сжигания топлива без соплового блока, когда горение происходит в атмосферных условиях при малых скоростях. Перед этим, для уменьшения поверхности горения - центральный канал топлива (такова конструция РДТТ) заливается негорючим твердеющим составом (автор Гребенкин В.И).
  После подписания договора СНВ-2 в 1993 году Россия должна была ликвидировать к 2003 году около 916 межконтинентальных ракет. После ратификации договора США в 1996 году необходимость подготовки к этому мероприятию стала реальностью, несмотря на то, что Россия до 1999 года воздерживалась от ратификации договора. С 1992 года уже действовала программа Нанна-Лугара по оказанию финансовой помощи России для ликвидации стратегического оружия. Первыми на ожидаемое сокращение ракетного вооружения откликнулись пермяки. В принципе они начали заниматься проблемой утилизации ракет с 1992 года на основании Решения ВПК от 25.07.1991г. номер 153 - по "Разработке способов и создание промышленной базы ликвидации мобильных МБР, обеспечивающей экологическую безопасность и максимальное использование продуктов утилизации".
  Были задействованы предприятия ОАО НПО "Искра", ГУП НИИПМ, ФГУП "Завод им. Кирова", ФГУП "Пермский завод "Машиностроитель". В письме в адрес Правительства от 28.02.2000г директора указанных предприятий сообщают о готовности предприятий к выполнению работ по утилизации ракет в полном объеме, при этом предусматривается базу ликвидации ракет разместить в г. Гремячинске.
  Губернатор Пермской области Игумнов Г.В. своим письмом 21.04.2000 в адрес Министра экономики поддержал инициативу предприятий и администрации г. Гремячинска.
  В это же время в Перми уже был назначен срок проведения референдума по отказу в строительстве завода утилизации в Перми и протестное движение населения не оставляло шанцев на реализацию этого проекта. Поэтому с подачи Московского института теплотехники руководство Воткинского завода решило попытаться перевести стрелки на Воткинский завод.
  23 октября ноябре 1997 года Президент Удмуртской Республики Волков А.А обратился с письмом в Правительство России с просьбой:
  - Ликвидацию твердотопливных ракет стратегического назначения производить на производственной базе ГПО "Воткинский завод" - в соответствии с Договором о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений от 31 июля 1991 года". Письмо подписал Президент Удмуртской Республики Волков А.А.
  Вскоре Правительством Удмуртии было подписано распоряжение от 29 декабря 1997 г. номер 1818-р:
  - Принять предложение Минэкономики России и Минобороны России о создании в государственном производственном объединении "Воткинский завод" и в Производственном объединении "Златоустовский машиностроительный завод" производственных мощностей по ликвидации и утилизации твердотопливных ракет стратегического назначения и ракетных двигателей с использованием технологий и оборудования, поставляемых Американской Стороной в соответствии с имеющимися договоренностями о техническом сотрудничестве в ликвидации стратегических наступательных вооружений.
  - Организовать размещение поставляемого Американской Стороной оборудования для утилизации ракетных двигателей в Государственном производственном объединении "Воткинский завод".
  - Совместно с Минобороны России и Государственным предприятием "Московский институт теплотехники" определить порядок проведения работ, предусмотренных настоящим распоряжением.
  Неожиданное перемещение места ликвидации ракет из Перми на Воткинский завод объясняется политическим играми в руководстве Пермской области и города Перми, где главным орудием борьбы за власть использовались жители города Перми.
  Нет никакой неожиданности в том, что население всегда против строительства мусоросжигательных печей, утилизации отходов, крематориев и тому подобных объектов. Это всегда вызывает страх и добиться согласия удается только тогда, когда есть слаженная работа местных органов и общественности по объяснению сущности, целесообразности и государственной необходимости подобных проектов. Кроме того необходимо учитывать и организованное противодействие конкурирующих фирм и профессиональных "борцов за правду" некоммерческих организаций, финансируемых "извне".
  В Перми все эти ветви противодействий работали очень успешно. Пермская городская администрация 22 сентября 1997 года выдвинула предложение о проведении референдума по данному вопросу.
  
  ГАЗЕТА "Звезда", г. Пермь.
  Инициатором проведения референдума был мэр города Перми Трутнев Ю.П , который не скрывал о своих претензиях на должность губернатора Пермской области, для чего ему нужна была поддержка населения. Например, депутат законодательного собрания из Кировского района - генеральный директор "Лукойл-Пермьнефть" Андрей Кузяев и президент Пермской финансово-промышленной группы - тоже претендент на губернаторскую должность - рассматривали данный вопрос как "выигрышный" в предвыборной кампании Трутнева Ю.П..
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Губернатор области Г. Игумнов открыто не выражал своего мнения "против" референдума, но высказывался в том плане, что если завод не будет построен, то заказ будет передан в другой регион и область лишится 53 млн. рублей. Жители воспринимали это как сторонника строительства завода. После предложения о проведении референдума Трутнев Ю.П. стал первым политиком и имел уже наибольшие шансы быть избранным губернатором области. Так оно и случилось.
  Результаты референдума не трудно было угадать - народ бы проголосовал против строительства завода по утилизации ракет. Референдум был назначен на 14 декабря 1997 года, но он не состоялся, было уже известно, что завод уходит в Удмуртию.
  В Америке конкурс на выполнение работ по утилизации ракет выиграл фирма "Локхид-Мартин", а конкурирующая фирма "ТИОКОЛ" надежно обосновались в Перми, вели свободно агитационную работу против технологии "Локхид-Мартин", проводили научно-технические конференции, возможно, поддерживали материально противников строительства завода по технологии "Локхид-Мартин" из местных "профессионалов". По крайней мере, в Воткинске в событиях протестного движения чувствовалась не только отличная организационная работа, но и проведение мероприятий, требующих финансовых средств.
  В Воткинске события развивались точно так же, как и в Перми, практически по тому же сценарию. Как не странно, Теплотехническая станция оказалась на переднем крае фронта по ожесточенной борьбе с противниками строительства данного объекта.
  Где-то в январе 1998 года меня пригласили в Министерство международных связей Удмуртской Республики. Оказалось, что приехали представительная делегация из фирмы Локхид-Мартин по объекту утилизации ракет в Воткинске с целью ознакомления органов власти Удмуртии с технологией утилизации и рассмотрения вопросов по экологии. Министр собрал местных ученых, в основном из Ижевского механического института, местной Академии наук, Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртии. Но ученые ИМИ сослались на меня, и поскольку из Воткинского завода больше никого не было, то вроде я стал невольно "неуполномоченным" представителем Воткинского завода на этой встрече. Я, конечно, был в курсе через Московский институт о передислокации места утилизации ракет из Перми в Воткинск, имел беседу на эту тему еще до Нового Года с главным инженером Козловым Николаем Виктровичем, поскольку считал, что ТТС точно должна принять активное участие в этом процессе с целью получения заказа на уничтожение малых РДТТ методом стендового сжигания.
  После доклада американцев, слово мне дали мне. Я выступил с очень острой критикой технологии бессоплового сжигания топлива двигателя с последующей процедурой химической очистки продуктов сгорания. Сооружения для сжигания и очистки получались очень громоздкими и дорогостоящими. Я почему-то полагал, что в основу технологии должен быть гидроразмыв и тогда не знал, что Локхид-Мартин обошел в конкурсе фирму "Тиокол".
  Американцы были весьма удручены, услышав такое, которое уже надоело им в Перми. В конце концов, было принято решение об одобрении такой технологии. Со стороны ученых Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды возражений не было. Я уже тоже понял, что надо защищать интересы родного завода, и в кулуарах объяснил американцам, что я очень поддерживаю этот проект лично и как представитель завода.
  Через пару дней мне позвонил Кургузкин Михаил Григорьевич (тогда он, кажется, был еще заместителем Министра природных ресурсов и охраны окружающей среды), чтобы я прибыл в Мэрию г. Воткинска для встречи с населением и прессой. Я был абсолютно убежден, что туда уже приглашены кто-то из администрации Воткинского завода и был очень огорчен, когда их там не обнаружил. Их просто и не пригласили. Опять я оказался "неуполномоченным" представителем завода. Откровенно говоря, кроме меня на заводе мало кто представлял эту технологию. А мы же еще 1992 году разрабатывали свою технологию и прекрасно знали, что получается при сжигании ракетных топлив, что является вредным, что невредным, т.е. на вопросы населения у меня были готовы конкретные ответы.
  Но был просто оглушен наличием в Воткинске организованной группы граждан, которые весьма грамотно ставят нелегкие вопросы и сразу выражают категорически свое несогласие на строительство завода по утилизации ракет. Еще распоряжение Правительства кое-как подписали, т.е. они уже все знали и были наготове. Это было неожиданностью для меня. Запомнились очень агрессивно-настроенные молодые женщины, очень модно одетые, самоуверенные, как потом я узнал: КривилеваТ.В. (учительница), Павлюкова Н.Л.(частный предприниматель), Коробейникова Т.Б. - они уже имели опыт борьбы в организации "зеленых" под названием "Родник". Мы очень конкректно довели до них основные цифры по объемам работ, по степени очистки выбросов, твердо обещали придерживаться всех законов России в природоохранной деятельности, в том числе - проводить общественные слушания о ходе работ, провести общественную и государственную экспертизу. Пресса была на месте, камеры стрекотали. Как показало время, это никак не повлияло на их поведение, им правда была не нужна.
  ГПО "Воткинский завод" отреагировал на Постановление Правительства России номер 1818-р - от 1 июля 1998 года и приказом по заводу номер 323 - был создан "Пусковой комплекс" (цех 239), начальником комплекса был назначен Толстов Федор Васильевич. Еще ранее 21 мая 1998 года приказом номер 245 была создана группа специалистов во главе с главным инженером ТТС Тухватуллиным З.А. для работы с поступающими по объекту утилизации документами, и для ведения разъяснительной работы среди населения и работников завода.
  Решения по техническим, экологическим вопросам, а также предложения от населения, района и города рассматривал Тухватуллин З.А., проектные документы рассматривали зам главного инженера Козлов В.Б, и Толстов Ф.В.
  По техническому заданию России подлежало утилизации 916 ракет общей массой топлива 17495 тонн. Российская сторона выдала США все необходимые данные по составу утилизируемых топлив, обозначенных как "Вариант 1", и "Вариант 2". Была согласована степень очистки продуктов сгорания от вредных веществ не менее 98 процентов. Проектной оранизацией был назначен "Союзпром НИИ проект" (г. Москва) - основной институт по проектированию заводов по производству порохов, твердых ракетных топлив, испытательных стендов (гл. инженер проекта - Шустачинский В.С.). 1 сентября 1998 года был подписан Правительством Удмуртии "Акт выбора земельного участка под проектно изыскательские работы для строительства "Комплекса утилизации ракетных двигателей твердого топлива (КУРДТТ)"
  Экологическая часть проекта (том 9 "ОВОС") разрабатывал Ижевский государственный университет. Параллельно шла интенсивная агитационная работа против строительства завода среди населения, которую возглавил мэр города Фридрих В.Л. Бывший работник завода, ставший мэром в смутное время под популяционным лозунгом "минимальной оплаты труда мэра". Он прекрасно сориентировался в общественно-политической ситуации - от этого завода ему кроме хлопот ничего, а из-за его строительства на волне протестных настроений жителей города на следующих выборах могут и прокатить. Он немедленно поехал в Пермь к Трутневу Ю.П., набираться опытом и поднял народ на городской референдум. Референдум состоялся 25 ноября 1998 года. К, сожалению, со стороны ГПО "Воткинский завод" таких эффективных мер не наблюдалось, поскольку завод выбрал оборонительную тактику, хотя разных мероприятий было сделано много.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В составе группы специалистов, организованной по приказу номер 245, были конструктора, технологи, химики, цеховики, но они не были специалистами по топливу, не знали, какие продукты образуются при горении топлива, насколько они вредны, и вместо того чтобы нести массам "истину", сами сомневались во всем, постоянно спорили между собой. Более того, какой состав продуктов сгорания и насколько эти продукты вредны, не знал никто - ни главные конструктора, ни заказчики. Внутренне они все предполагали, что это вредно, но занимая те или иные должности, не выступали открыто.
  С этой группой в основном занимался Ю.А. Чертков, бывший главный инженер завода, а сейчас в ранге помощника директора, т.е. без особых полномочий. Юрий Аврамович был чрезвычайно осторожным, ему не очень была понятна политика руководства завода, а я лично не получал никаких указаний от руководства и действовал по своему разумению. Я хотел создать штабы в каждом подразделении завода из активистов, а там ограничились несколькими выступлениями в отделах: в 20 отделе, 133 и 119 отделах. По цехам нас уже не пустили.
  Но, скоро мы сдружились с местным отделением Зеленого Креста, которым командовал бывший глава военной приемки по ГРАУ Лев Иванович Голомысов, главой Воткинского района Варламовым В.С., где должен и был размещаться объект по утилизации ракет.
  В декабре 1998 года приказом номер 637/к я был назначен заместителем начальника пускового комплекса - техническим руководителем проекта утилизации. Я был вынужден покинуть пост главного инженера ТТС, поскольку директору ТТС Кузину Р.Ф. не было понятно, чем я занимаюсь: я искал работу для ТТС, а ему это было не нужно, хотя особых работ на ТТС не было. Но это ничего не изменило - я как и раньше был в "свободном плавании". Задач было много. Первым делом, надо было завоевать ученый мир г. Ижевска.
  Если с Ижевским механическим институтом не было проблем, то в местной Академии наук, 2 ученых (Трубачев и Петров) оказались в противоположном лагере и активно вели в Воткинске пропагандистскую работу против строительства завода. В Ижевском университете оказались настоящие химики (выпускники Казанского химико-технологического института), хорошо знающие твердые топлива. В Университете действовал еще Институт исследований Колодкина В.М., который мог выполнить все расчеты по распространению выхлопных газов после выгорания ракетного топлива в атмосфере с учетом погодных условий, поскольку официальное пособие ОНД-86 по этому вопросу не позволяло сделать расчеты применительно к залповым выбросам. Кроме того они прекрасно могли просчитать последствия аварийных ситуаций, что было важно для корректного определения размеров санитарно-защитной зоны.
  Лев Иванович подключил Ижевский медицинский институт: зам ректора Кирьянов Н.А заинтересовался и активно включился в процесс, выступая на митингах, по радио, телевидению и в средствах массовой информации, разоблачая фейки противной стороны об онкологических и прочих заболеваниях в Удмуртии в целом и в Воткинске в частности. Лев Иванович также убедил редакцию газеты "Воткинские вести" (гл. ред. Соснов А.Б.) о необходимости правильного информирования населения, что в совокупности с еженедельными бюллетенями Зеленого Креста служили очень мощным инструментом воздействия на массы. В этом хоре не было нашего родного завода. Я, конечно, представлял завод, но я не был официальным лицом, не имел каких-то полномочий, чтобы что-то обещать народу. Я не мог сказать им, что если кто-то пострадает от функционирования этого объекта, "съем свою шляпу" или "лягу на рельсы".
  Нам надо было донести до населения конкретную информацию об этом заводе, о технологии утилизации, об остаточных выбросах в атмосферу насколько выбросы вредны для окружающей среды, какие принимаются меры по обеспечению безопасности населения. Мы активно выступали на радио и телевидении, писали статьи. Я лично написал 3 брошюры с подробным изложением всех вопросов, они были изданы в 1999-2001, были изданы несколько брошюр под редакцией "Зеленого Креста". Выступали на сельских сходах в деревнях Первомайское, Камское, Гавриловка, Июльское, были организованы теледебаты в г. Чайковском, в г. Ижевске.
  Мы исходили из того, что если проект получит положительное заключение при общественной государственных экспертизах, никакие референдумы не смогут помешать строительству этого комплекса по утилизации ракет. Однако тогда я не учел, что лица с большими полномочиями, которые находятся на выборных должностях, сильно зависимы от мнения избирателей. Такими лицами в этой истории были мэр Воткинска Фридрих В.Л., Президент Удмуртии Волков А.А., депутат Государственной Думы Ю.Д.Маслюков. Это была уже политика, о которой будет изложено позже.
  К концу 1999 года было разработано ТЭО проекта, которое позволяло приступить к выполнению мероприятий, предусмотренных действующим законодательством. В первую очередь состоялись "Публичные слушания по проблеме уничтожения твердотопливных ракетных двигателей" 13-14 октября 1999 года, т.е. через год после Постановления Правительства о перебазировании места утилизации стратегических ракет на Воткинск. Присутствовали: представители фирмы Локхид-Мартин, в том числе ученые-специалисты по диоксинам из США, самый именитый господин У. Рендалл Сикер, главный инженер проекта Шустачинский В.С., начальник отдела МИТ Гребенкин Владимир Иванович другие разработчики из Московского института теплотехники, разработчики ОВОС из Ижевского государственного университета, ученые из Ижевского механического института, представители "Зеленого Креста", а также именитые противники строительства Федоров Л.А. - председатель "Союза за химическую безопасность", доктор химических наук, ученые из Ижевского отделения Академии наук Петров В.Г. Трубачев А.В., руководители организации "Хранители радуги" и жители города. Конференция проходила во Дворце спорта, зал был полон. Докладчики подробно довели до слушателей все данные по ракетам, по выбросам, по степени очистки, об аварийных ситуациях, о влиянии на окружающую среду. Господин Сикер сказал, что количество диоксинов, которые могут попасть в окружающую среду от деятельности этого комплекса, меньше чем от печи деревенской избы, продемонстрировал результаты исследований по диоксинам в районе расположения стендов для сжигания твердых ракетных топлив в Америке, которые не превышали нормативов США.
  Основной довод Федорова Л.А. - "При сжигании твердого топлива не могут не образоваться диоксины" и нет никаких доказательств противного. Трубачев и Петров дули в ту же самую "дуду". Сидели 2 дня, возможно, у кого-то что-то поменялось в голове, но это никаким образом не могло изменить мнение указанных выше корифеев "от науки" и населения.
  Петров и Трубачев на научной конференции "Диоксин-2000" г. Монтерей (США) вывесили 2 плаката по возможности образования диоксинов при ликвидации ракетных двигателей в России, при этом Петров пытался критиковать расчетный метод определения продуктов сгорания твердых топлив, применяемый в России всеми разработчиками ракетных топлив, и одобренный Академией наук.
  Для справки - Петров методами термодинамического расчета продуктов сгорания ракетных топлив сам не владел. Известно, что с ними на эту научную конференции ездили вышеназванные Кривилева и Павлюкова (билет в один конец - 1000 долларов). Деньги нашлись, а вот когда мы провели настоящие исследования продуктов сгорания образцов твердых топлив на наличие диоксинов в продуктах сгорания и послали доклад в Швецию, там этот доклад включили в пленарное заседание, но попасть туда мы не могли - не было денег.
  "Хранители радуги" появились в Воткинске летом 1999 года. Эта немалая группа молодых людей (скорее студентов), хорошо владеющих методами "майдана", будоражили жителей почти до сентября: проводили всякие акции, демонстрации, приковали себя к лестнице Администрации Воткинского района, парализовали работу администрации. И ничего, никто их не трогал, милиции рядом не было, это был такой позор для власти. Они пользовались 100 процентной поддержкой мэра города, финансировались по слухам местными олигархами и фирмой "Тиокол" Америка, возможно, и городом.
  Что касается результатов Публичных слушаний, они не могли быть абсолютно бесполезными: на очередных выборах Фридриха В.Л., любимого мэра, жители города "прокатили", мэром избрали, наконец, настоящего мэра Кузнецова, который начал со строительства дорог, прекратил шатания и брожения в городе, и в принципе создалась терпимая обстановка по отношению к строительству КУРДТТ.
  После Публичных слушаний противники строительства КУРДТТ нашли еще одну тему для наступления на проект, а именно, место размещения КУРДТТ. Администрация города Воткинск и группа граждан Воткинска во главе с Лапиным А.Н. (упомянутые выше Павлюкова Н..Л., Коробейникова Т.Б) - всего 8 человек подали иск в суд на Правительство Удмуртской Республики и на Администрацию Воткинского района - о признании незаконным и недействующими положения Акта выбора земельного участка для строительства КУРДТТ. Обосновали они тем, что выбранный участок находится в пригородной зоне г. Воткинска, предназначенного для отдыха, охоты, нашли где-то чей-то улей (пчел стало жалко), всю эту "брехню" вывалили судье г. Воткинска Л.Н. Семаковой. Конечно, сотрудники завода, начальник юр. отдела Захарова Г.П., начальник Пускового комплекса Толстов Ф.В. участвовали в этих разбирательствах в качестве свидетелей. В результате суд в удовлетворении иска отказал из-за несостоятельности доводов истцов.
  Тем временем, ТЭО проекта надо было согласно закону представить на Общественную и Государственную экологическую экспертизы. Правительство Удмуртской Республики не могло пустить это мероприятие на самотек. Естественно, Общественную экспертизу должен был возглавить очень авторитетный человек, при этом противники должны были согласны с кандидатурой на пост Председателя Комиссии. Тогда Председателем Правительства был Н.А.Ганза, доктор технических наук, имеющий большой опыт работы в химической промышленности на Урале и в Казахстане. Видимо, Президент Волков А.А. поручил ему заняться этими вопросами.
  У меня единственным кандидатом по общественной экологической экспертизе был член-корр. АН России, директор Ижевского Института Механики РАН Липанов Алексей Матвеевич. Мы хорошо его знали по ИМИ, когда он там был ректором, но тесных связей у меня с ним не было. Министр международных связей Удмуртии В.А. Викулов меня поддержал и пошел на совещание к Ганзе. Наследующий день он мне рассказывает, что вопрос может решится таким образом, что Правительство может вообще отказаться от этого проекта. Липанов А.М. привел на совещание своих крупных ученых (Трубачева и Петрова), а они достаточно быстро "замылили" мозги Ганзе и он стал колебаться. В общем, на следующее совещание он взял меня с собой. Ганза начал меня спрашивать о системе очистки о мощности выбросов из сопла двигателя, о характеристиках скрубберов. А выбросов по этой технологии было немало - максимум 250 кг/с. Он долго что-то просчитывал, потом говорит, что для проталкивания такого количества выбросов нужны очень большое количество вентиляторов высокого давления, что они на прежней работе занимались с выбросами и этот вопрос оказался неподъемным. Ученые АН молчат, а я говорю: "не надо никаких вентиляторов, давление струи ракетного двигателя протащит сколько угодно выбросов, энергии хватит. Еще рассказал коротко о диоксинах, что они в камере сгорания двигателя не образуются, а после двигателя продукты сгорания быстро "замораживаются" водой. Он спросил этих ученых, занимались ли оно сами диоксинами в стенах института, где они работают, естественно, они нечем таким не занимались, и начали ссылаться на Федорова. Ганза все понял, выгнал "ученых" (но отпустил их), и мы пошли к нему пить кофе. За кофе еще немножко рассказал о проблеме, Алексей Матвеевич согласился стать председателем комиссии по общественной экологической экспертизе ТЭО проекта КУРДТТ.
  Общественная экологическая экспертиза дала положительное заключение проекту, особое мнение написали, как и ожидалось, Трубачев и Петров. А 31 июля 2001 года проект получил и положительное заключение комиссии по Государственной экспертизе. В составе комиссии был пресловутый Л.А. Федоров, но особого мнения у него не было.
  К сожалению, эти серьезные документы никакого воздействия для представителей противоборствующей стороны не возымели, наоборот, они активизировали свою пропагандистскую работу - начали разыгрывать карту, что никто из сторонников проекта не видел Американскую экспериментальную установку, не ознакомился с американской технологией утилизации твердотопливных ракет, что американцы подсунули нам неотработанную технологию.
  Понятно, что председателю комиссии по общественной экологической экспертизе Липанову А.М. было трудно отвечать на такие вопросы. Было решено послать в Америку в Чайна Лейк (Калифорния) делегацию в составе Тухватуллина З.А., Липанова А.М. и Мокрушина Бориса Степановича - доктора технических наук, (ИжГТУ). Но, к сожалению, данная делегация до Америки не добралась, когда мы были уже у берегов Канады, самолет развернули обратно - во дворе было 11 сентября 2001 года, день террористической атаки на башни торгового центра в Нью-Йорке.
  День был чудесным, океан спокойным, скоро уже берег Канады, но вдруг из кабины вышел командир и спокойным тоном объявил, что мы разворачиваемся и летим в сторону Европы. На вопрос "почему", он так же спокойно сказал, что самолет неисправен. Это был "Боинг 737", не верить пилоту у нас не было оснований. Как-то все в самолете затихло, погасли экраны, воцарилась мертвая тишина. Никто не стал обсуждать это событие, никаких вопросов и обсуждений, было понятно, что всем скоро "каюк". Алексей Матвеевич был невозмутим, сосредоточился на чтении трехтомника Чертока, не смотрел в иллюминатор, а я смотрел на бескрайние просторы океана. Летели мы еще 4 часа, я не помню, чтобы кто-то вставал с места, даже стюардессы исчезли. К вечеру, под крылом обозначилась земля и тут же исчезла, я соображал, что, наверное, это уже Европа. Так и было - мы сели в аэропорту Дублина. Только после приземления в аэропорту мы узнали причину этого события - первым делом позвонили в Москву, сообщили наши домашние телефоны, чтобы предупредить наши семьи, что мы живы. Наши жены уже сходили с ума - они точно знали, что в момент обрушения высоток, сидим в самолете. Мобильный телефон был только у Любови Шальновой из Росавиакосмоса, которая нас сопровождала в этой поездке. Самое удивительное, что Пентагон уже на следующий день сумел оплатить наши расходы за проживание в гостинице и купить обратные билеты на Москву.
  В Ирландии нам было весело, мы постоянно шутили, смеялись, это было нервная реакция на неординарные события. Улетели в Москву через 3 дня, от дальнейшей поездки довольно грубо отказались (жизнь дороже, да кто уже тебя отпустит).
  Но нет худа без добра, мне удалось убедить свое начальство, что нужно самим провести экспериментальные исследования по диоксинам, но американцы на это уже денег не давали, поскольку они привезли уже безопасную технологию, их можно было понять.
  Было плохо то, что мы не могли представить всем этим ученым и жителям города Воткинска и Воткинского района реальные результаты исследований наличия или отсутствия диоксинов в продуктах сгорания твердых топлив, на территории ТТС, и в г. Воткинске. Американцы предъявили свои данные по лабораторному анализу образцов почвы, а также обуглившихся частей корпуса ракетных двигателей после выжигания топлива в Чайна-Лейке. Такие же исследования были проведены Московским институтом теплотехники после испытаний крупно габаритных двигателей в Бийске (лабораторный анализ на диоксины проводился в во МГУ). В обоих случаях диоксины не были обнаружены ни на территории испытательных полигонов, ни на корпусах двигателей. Аналогичные данные были еще получены из Красноармейска, где уже много десятилетий испытываются ракетные двигатели на открытом воздухе, но Петров и Федоров непоколебимо оставались на своих позициях. Очень характерно, что американская корпорация "Дженерал Электрик" в лице самых авторитетных ученых представила отзыв на докладную записку Петрова в адрес Правительства Удмуртии с "научным обоснованием" диоксиновой опасности утилизации ракет по американской технологии. В Заключении ученых НАСА сказано: "В математических манипуляциях, осуществленных Петровым нет ничего фундаментально неверного. Но Петров в своем труде не учел 2 важных фактора, а именно скорость химических реакций и быстрое охлаждение продуктов сгорания ракетного топлива водой, что предусмотрено американской технологией, а потому весь его труд не имеет никакой ценности". Для ученого-химика Петрова - это настоящий приговор, если бы это заключение ученых НАСА попали в ВАК, то не видать бы ему ученой степени.
  Для проведения исследований по диоксинам нужны были деньги, было решено попытаться их получить в Росавиакосмосе. Эту задачу поручили мне. Росавиакосмос в то время практически ничего не знал про "Воткинский завод". Дело в том, что производство ракет, в том числе и проектирование, финансировалось минуя Росавиакосмос через Министерство обороны. Эту тактику пробил Ю.С.Соломонов главный конструктор МИТ. И в Росавиакосмосе за это очень его ненавидели и рассказывали всякие байки про виллы Ю.С. Соломонова во Франции.
  Денег тогда у государства не было, безработные ученые толпами бродили по зданию Росавикосмоса в надежде получить хоть какие-то деньги. Перед кабинетом решающего чиновника стояла громадная очередь, я занял очередь во вторник и попал к куратуру в четверг часов 8 вечера. Этот человек решал вопрос - давать деньги или нет, т.е. один решал, стоит ли открывать НИР, если денег в Росавиакосмосе очень мало. С первого раза он меня выгнал, поскольку на нашем заводе зарплата вспомогательного персонала была выше средней зарплаты основных рабочих. Этот парадокс сильно их шокировал, плановый отдел завода и бухгалтерия 2 недели пересчитывали все показатели, пока дело не исправили. Одним словом, открыли мы НИР "Воздействие" на общую сумму 1 млн. рублей (вообще то немало, тогда зарплата была на уровне 5 тыс. рублей). Согласно теме, Ижевский механический институт выполнил большой объем расчетно-теоретических исследований составов утилизируемых ракетных топлив на наличие диоксинов в продуктах сгорания, предприятие Министерства природы Удмуртии "Удмуртгеолцентр" провел исследования образцов почвы и снега на содержание диоксинов на территории ТТС и прилегающих зонах, также провели исследования на территории г.Воткинска, а мы на ТТС провели уникальный эксперимент по исследованию содержания диоксинов в продуктах сгорания натурного твердого топлива. УдГУ выполнил расчетно-теоретические исследования по рассеиванию выбросов в атмосферу при функционировании КУРДТТ, в том числе и при аварийных ситуациях, и их влияние на окружающую среду.
  Анализ проб проводил Башкирский научно-исследовательский экологический центр, один из пяти сертифицированных по международным правилам лабораторий по анализу диоксинов.
  Экспериментальную установку по сжиганию твердого топлива и улавливанию продуктов сгорания спроектировали в ЭКБ по руководством Туранина Ю.В. Эксперименты проводились на РМ-6, главный исполнитель Кузнецов Б.Б. В цилиндрической замкнутой емкости сожгли 3,38 кг ракетного топлива, продукты сгорания сразу охладили водой до 70С, воду также слили через фильтр, фильтры с осадками отправили в Уфу на анализ. На том фильтре, через которую сливали воду, диоксины были обнаружены в количестве 3,49 10 в степени минус 9 кг/кг (допустимая норма в почве 10 в степени минус9 кг/кг), т.е. почти в 3 раза меньше. Такую воду можно сливать в окружающую среду без дополнительной очистки. В осадке на дне резервуара диоксины вообще не были обнаружены.
  Согласно расчетно-теоретическим исследованиям в Ижевском механическом институте образование диоксинов в камере ракетного двигателя исключается, а продукты сгорания за соплом при условии охлаждения их водой в скрубберах (американская технология) содержат диоксинов не более 17.5 х10 в степени минус 25 кг/кг.
  На почве вокруг испытательных стендов, в окрестностях ТТС, в Воткинске, в рыбе из Воткинского пруда, в молоке матери (г. Воткинск) диоксины не обнаружены. Такие же результаты были получены ранее при исследовании диоксинов на испытательных полигонах в Красноармейске и в Бийске.
  Рассеивание других вредных веществ при функционировании КУРДТТ - в пределах санитарно-защитной зоны, а действие ударной волны локализуется тоже в пределах этой зоны с радиусом 2160 м.
  Проведенные исследования убедительно доказали, что функционирование КУРДТТ никоим образом не оказывает отрицательного влияния на окружающую среду и не может оказать вредного влияния на население. По крайней мере, противники строительства КУРДТТ не могли спекулировать о недостаточной изученности вопросов безопасности при реализации этого проекта. Поэтому не было и оснований оспаривать место размещения КУРДТТ, ссылаясь на пригородную зону. Поэтому Постановление Правительства от сентября 2001 года о строительстве КУРДТТ, разрешающее начало строительства объектов, не связанных с технологией утилизации (дороги, энергообъекты, склады, водоснабжение, теплоснабжение, газоснабжение и т.д. ) можно было бы дополнить Постановлением об отводе земли под строительство основного объекта, ну тут и все застряло. Такое Постановление об отводе земли под строительство было подписано Главой администрации Воткинского района Варламовым В.С., но этого было недостаточно. Мэр Воткинска Фридрих В.Л. буквально завалил Правительство письмами об перенесении места утилизации ракет в другой район России. Но не только. Согласно заявлению местного бизнесмена Бычкова Ю.Ф. депутат Госдумы Ю.Д. Маслюков, бывший Председатель Госплана СССР, и зам премьер Министра в Правительстве Е.М. Примакова, очень авторитетный человек в стране, особенно в Удмуртии, обратился И. Клебанову с письмом о переносе места размещения места утилизации в другой район. Клебанов это письмо отправил в Росавиакосмос Ю.Н. Коптеву, а Коптев дал на это согласие, если будет соответствующее письмо от Правительства Удмуртии. Председателем Правительства тогда был Н.А. Ганза он такое письмо не написал. Надо сказать, что Президент Волков А.А в начале 2002 года еще не был против строительства этого объекта.
  Однако 15 декабря 2002 года Правительство Удмуртии (председатель уже Ю.С. Питкеевич) информировало Росавиакосмос, что Правительство не согласовывает отвод земли под строительство КУРДТТ.
  В декабре 1993 года должны были состояться следующие выборы в Госдуму, Ю.Д. Маслюков уже не был членом Правительства России, и если бы он не выполнил наказ избирателей, то Воткинск проголосовал бы против него. Кроме того в 2004 году должен был переизбраться Президент Удмуртии А.А. Волков, и этот "геморрой" ему тоже был ни к чему. Соответственно, директор ГПО "Воткинский завод" не мог открыто идти против Волкова и Маслюкова, оставалось надеяться, что государственные интересы будут в приоритете и Минимущества подпишет акт отбора земли под строительство основных производственных зданий объекта утилизации.
  С 2003 года началась уже "возня" в высших органах власти России. 15 января 2003 года Росавиакосмос (Шумков Н.И ) официально информировал Аппарат Министра обороны США, что Роскосмос принял решение, что не нуждается больше в строительстве КУРДТТ.
  Но и до этого события в верхах развивались весьма любопытно. 31 июля 2001 года была утверждена Росавиакосмосм ТЭО и ОВОС проекта утилизации, которые являются основанием для начала строительства КУРДТТ.
  В сентябре 2001 года Правительство Удмуртии (Ю.С. Питкеевич) подписал Постановление об отводе земли под строительство вспомогательных сооружений КУРДТТ, кроме здания для реализации технологии утилизации. К этому времени Верховный суд Удмуртской Республики отклонил кассационную жалобу Муниципалитета г. Воткинска и горожан на решение Воткинского городского суда о законности земле отвода под строительство КУРДТТ.
  В апреле 2002 года вопрос о землеотводе под КУРДТТ рассматривался в Совете безопасности РФ. Председатель Правительства поручил решение данного вопроса Министерству имущественных отношений, Министерству финансов и Правительству Удмуртской Республики до 15 июня 2002 года. Но ничего не было сделано. 17 октября 2002 года менеджер проекта КУРДТТ по Росавиакосмосу господин Шмаев отправил письмо американцам с просьбой рассмотреть возможность закрытия проекта КУРДТТ.
  31 октября 2002 года Генеральный директор Росавиакосмоса Перминов А.Н. встретился с Председателем Правительства Удмуртии Питкеевичем Ю..С., который опять сослался на мнение населения, что оно против строительства КУРДТТ. В декабре американцы еше раз обратились в Правительство РФ, чтобы понять, что им делать с КУРДТТ. За дело взялся зам Председателя Правительства РФ Кудрин - расписал поручение о немедленном положительном решении вопроса опять в Росавиакосмос, Министру обороны, Министерство иностранных дел, Министерству имущественных отношений. И опять ничего: господин Шумков опять ответил, что Россия больше не нуждается в КУРДТТ.
  3 марта 2003 года Председатель Комитета по международным делам Госдумы РФ Д.О. Рогозин уже обратился письмом в адрес Председателя Правительства РФ Касьянова М.М. с просьбой разъяснить состояние дел по утилизации ракет в городе Воткинске. Неизвестно, получил или он ответ, но в последующем стал Генеральным директором Росавиакосмоса.
  Вопрос о землеотводе был пустяшным, Минимущества России мог выделить землю под строительство КУРДТТ и без согласия Воткинска, ссылаясь на государственные нужды, благо, Воткинский район, на землях которого должен был быть построен КУРДТТ, был согласен с землеотводом. Потому А.А. Волков решил подкрепить решение Удмуртии по отказу от строительства, опять вредным влиянием КУРДТТ на природу и местному населению. И создал Комиссию при Госсовете УР, которая должна была доказать, что такое вредное предприятие никак нельзя строить в Удмуртии. Выступить в защиту КУРДТТ в Госсовете УР нам не дали (не предусмотрено регламентом), но подсказали, что можно донести свое мнение на выездной сессии промышленного Комитет Госсовета. Она состоялась в г. Можге, наша заводская делегация в составе зам директора Козлова В.Б, нач. юр. отдела Захаровой Галины Павловны и меня долго ждали, пока 50 депутатов ознакомятся с производством зеленых пивных бутылок, потом состоялась эта самая сессия. В составе этой промышленной группы были директора заводов, бизнесмены, много женщин. Мое выступление было выслушано, с трибуны видно было, что их это совершенно не интересует, вопросов особо не было, но и никаких решений тоже. Потом за столом уже ко мне подходили эти директора и объясняли мне, что надо утвердить годовые выбросы и не превышать утвержденные нормы. Нас тоже пригласили на ужин, он был обильным, было произнесено много тостов за здоровье рядом сидящих коллег, они были очень довольны и переполнены счастьем. Я понял, почему люди рвутся в депутаты: депутаты - это сила, это неприкосновенность, это - достаток, а внизу ползают какие-то непонятные люди с каким-то никому не нужными проблемами.
  Естественно, депутатская комиссия Госсовета по КУРДТТ не нашла в проекте опасных для населения и природы Удмуртии факторов от эксплуатации КУРДТТ, но не рекомендовала строить этот объект в Удмуртии, поскольку в Удмуртии итак много всяких ядов - это и Кизнер со своими снарядами и Камбарка с бочками отравляющих веществ.
  В 2003 году Ю.Д, Маслюков переизбрался в Госдуму, а Волков А.А, в 2004 году стал вновь Президентом (Главой Администрации Удмуртской Республики). Государство наше тогда еще было слабым, помнится, еще была одна бумага, где было рукой В.В. Путина написана в адрес Росавиакосмоса и Правительства Удмуртии: выполнить международные обязательства Государства. Приехал в Ижевск из Росавиакосмоса тот же Шмаев, поговорил с кем- то в Правительстве Удмуртии и все: концы в воду.
  Я никак не мог понять поведение Росавиакосмоса, пока не сообразил, что глава Росавиакосмоса Анатолий Николаевич Перминов (до Рогозина) по сути есть "пермяк" ( выходец из Перми ), а человек он не маленький (генерал-полковник, бывший начальник Главного штаба - первый заместитель Главнокомандующего РВСН, а потом и Главнокомандующий Космическими войсками), и, естественно боролся за возврат заказа обратно в Пермь, а для этого сначала надо было, чтобы Удмуртия отказалась от заказа. Но, по-видимому, перегнул палку.
  4 марта 2003 года в газете "Вашингтон Пост" вышла статья конгрессмена Дункана Хантера - председателя Комитета по вооруженным силам Палаты представителей Конгресса США. Статья посвящена вопросу освоения программы "Совместное снижение угрозы", по которой Америка обязывалась оплатить расходы по ликвидации межконтинентальных баллистических ракет и ракетных жидких топлив, слитых с жидкостных ракет. На эти цели было выделено России 200 млн: 100 млн.- в Красноярск, 100 млн. - Воткинску. В Красноярске построили завод по переработке жидких топлив, а Россия отказалась ликвидировать эти слитые с ракет топлива, оказалась, что они нужны для запуска космических кораблей. А по Воткинску дословно:
  - "В другом одинаково расточительном примере плохого управления программой ССУ США 100 млн. долларов в завод, который даже не будет построен (только одна проектная документация стоит 80 млн.долларов.) И, опять же по воле Москвы, Вашингтон обязался построить современный, экологически безопасный комплекс по утилизации методом выжигания ракетных двигателей на закрытом стенде.. На этот раз Москва ничего не делала, пока местные политиканы из небольшого городка Воткинска, эксплуатируя беспочвенные экологические страхи во время местной избирательной компании, заблокировали оформление необходимого разрешения на пользование землей".
  После этого Америка перестала финансировать этот проект. Проект частично опять вернулся в Пермь на сжигание двигателей на стендах НИИПМ. Планировалось так же, что будут подключены испытательные стенды в Бийске, в Красноармейске, малые двигатели однозначно должны были утилизироваться на ТТС, при этом дооснащение стендов очистными устройствами не планировалось, продукты сгорания попадали в атмосферу без очистки.
  В Перми опять возникли те же проблемы с населением, там повторно проводили "Общественные слушания" по вопросу сжигания двигателей на стендах НИИПМ с выбросом газообразных продуктов сгорания в атмосферу. Народ бушевал, но Трутнев Ю.П. был уже в Москве, скоро это протестное движение заглохло.
  В Перми на общественных слушаниях я, наконец-то, "схлестнулся" с Федоровым. Он прибыл опять со своей свитой (Трубачев, Петров), по сценарию я не выступал, а должен был нейтрализовать Федорова вопросами из публики. После его обычных страшилок по диоксинам, я ему задал вопрос: работал ли он когда-нибудь с твердыми ракетными топливами, есть ли у него результаты экспериментальных исследований продуктов сгорания твердых топлив. Когда он понял, кто задает вопросы, он соскочил с трибуны и, выкрикивая какие-то слова, бегом покинул зал. Мы хохотали, а вечером праздновали победу.
  В Воткинске все успокоились, все выборы прошли, правда, В. Фридриха не переизбрали, мэром стал адекватный Кузнецов А.В.
  ГПО "Воткинский завод" поручили создать участок разборки ракет "Тополь" "Тополь-М"
  Государственный заказ по утилизации твердотопливных ракет согласно договору СНВ-2 по американской технологии ГПО " Воткинский завод" не получил или не хотел получить. Если бы завод более активно занимался, более активно работал в верхних эшелонах Власти, то все это можно было повернуть в свою пользу. Привожу пример. Где-то в начале апреля 2000 года замдиректора Козлов В.Б. позвонил мне и сказал, что надо участвовать на совещании в у Полномочного представителя Президента России по Поволжью В.В. Балакина. Собрались генералы из Кизнера, Камбарки, какие-то еще чиновники из Правительства Удмуртии. Уважаемый В.В. Балакин произнес речь в том плане, что Удмуртия перегружена объектами утилизации химического оружия, а потому размещение еще одного терминала по уничтожению сверхтоксичных ракетных топлив - это уже перегруз для экологии Удмуртии и угроза населению. Естественно, одобрительный гул прокатился по рядам. Вряд ли, уважаемый В.В. Балакин сам проявил инициативу в этом вопросе. Можно было догадаться, что "ноги растут" от Президента Волкова А.А.
  Как-никак, я представлял ГПО "Воткинский завод", и вместо ожидаемого ими одобрения доклада Представителя Президента России, я выступил очень резко за строительство КУРДТТ, безопасного предприятия и выгодного государственного заказа. Но, американцы оплачивают этот проект не полностью, не учтены расходы на утилизацию малых двигателей, нет постоянного экологического мониторинга окружающей среды, не учтены интересы жителей близлежащих деревень, и в целом Воткинского района. Нужны дополнительные деньги. В.В. Балакин понял, что его "подставили" и поручил ГПО "Воткинский завод", т.е. мне, подготовить необходимые документы. Я их и подготовил: дополнительное финансирование в сумме 100 млн. руб. заводу, 30 млн. - г. Воткинску на оснащение станций скорой помощи и других медицинских целей, 17 млн.- Воткинскому району: тут и газификация, дороги, водоснабжение, очистные сооружения. Эти предложения ушли в Правительство Е.М. Примакова. Евгений Максимович поручил решение данного вопроса своему заму - Ю.Д. Маслюкову, который расписал Министрам на исполнение, в том числе и Правительству Удмуртии. Осенью 1999 года Юрий Дмитриевич покинул Правительство РФ, стал депутатам Госдумы.
  Это можно было и Росавиакосмосе "повернуть" в другую сторону. К сожалению, такого человека в ГПО "Воткинский завод" не оказалось. Можно было этот объект и построить, но получить 30 млн. на благоустройство сёл.
  Правда, оставалась еще одна важная причин, почему завод особенно не старался выполнить эту важную государственную задачу - это деревня Степаново, место отдыха Удмуртской элиты: этот дачный поселок (не кооператив "Озеро", конечно), оказалась в "Розе ветров" на расстоянии 15 км от КУРДТТ. Так уж получилось - не повезло ГПО "Воткинский завод".
  Участок разборки ракет перед их перед утилизацией в цехе номер 95 оказался также особо опасным производством, и проектная документация также подлежала Государственной экологической экспертизе. Инициативные жители это "унюхали" и начали проявлять протест в средствах массовой информации. Проектирование реконструкции одного из корпусов 720 поручили местному проектному институту " Прикампроект" г. Ижевск. На заводе этими делами занималось новое строительное подразделение под названием "Пусковой комплекс".
  Июнь 2003 года. КУРДТТ уже точно не будет. Пусковой комплекс под руководством Толстова Ф.В., видимо, будет заниматься разборкой ракет. В это время Отдел кадров завода мне предлагает занять должность заместителя Пускового комплекса, чтобы и далее решать все несвязанные с производством вопросы. Якобы меня каждый день будут возить из Ижевска, где я проживал и проживаю до сих пор. Фантастика, я не согласился. Все оказалось гораздо проще - надо было организовать Государственную экологическую экспертизу участка разборки в Минприроды РФ в Москве. Но была опасность провала этого мероприятия. Был один каверзный вопрос - разборке подлежали и ракеты с дефектными зарядами, вероятность взрыва которых была выше, чем при сборке серийных изделий. Естественно, надо было сооружать обваловку существующего корпуса 720 или принять другие меры, например, расположить это здание не менее чем в 2-х километрах от 95 цеха. Конечно, это - удорожание проекта. Было бы хорошо, если бы эту процедуру возложили на местные органы, т.е. на Минприроды Удмуртии. Проектанты наотрез отказались заниматься этим вопросом, хотя экологическая экспертиза проекта их прямая обязанность.
  Я поехал в Москву в Минприроды РФ, кстати говоря, без проекта и каких либо документов, но с письмом, где на одном листе были изложены доводы, что это экологически безопасно, разборка и сборка - одно и тоже, и это не реконструкция по сути, а так - расширение производства. В Минприроды не "дураки" - быстро разгадали нашу хитрость, но сказали, что они ответственность не себя не берут, но - как решит начальство. Оно носило гордую фамилию "Онищенко" (см телевизор, он каждый день там), но почему-то под этой фамилией фигурировала усталая, перегруженная работой, при этом вполне адекватная, добрая женщина. Ее на месте не было, а попасть к ней не было никакой возможности, нужен был весь проект, соответствующие отделы должны были проект рассмотреть, сделать выводы, и только потом идти на подпись к начальству. Мне ничего не оставалось, как ехать домой, но как работник, я "родился" на ТТС" ("Екимкии нос", "Кровь из носу"), не мог так просто отступить.
  Высокое начальство я в 8 утра ожидал на выходе из метро. По приметам "вычислил" моего визави по теме, и тихонько пошел за ней. К счастью моему, я не ошибся. На крылечке уже поздоровался и представился. В лифте изложил свою проблему. Пока она устраивалась за рабочим, местом приводил доводы: "американцы, платят деньги, а мы ничего не можем, не хотим и ничего не делаем" - "местные политики забыли государственные интересы", "оболваненный народ", "проблемы в Перми и у нас с КУРДТТ". В общем, через 5 минут она согласилась. И дала указание низам удовлетворить просьбу "ГПО "Воткинский завод".
  Я не занимался этим проектом ранее, в "Прикампроекте", а у Семенова документов по части экологии ничего еще не было, пришлось подключить опять УдГУ, там сделали ОВОС, какое-то время я ходил в "Прикампроект", как на работу, потом долго толкался в Минприроды Удмуртии. Председателем комиссии по государственной экспертизе была Микрюкова.
  Много было споров и возражений, но к осени экспертизу прошли. Завод почему-то УдГУ не заплатил ОВОС, пришлось опять ездить в Москву в штаб квартиру Локхид-Мартин и со скандалом, с неким Барановым вытащил 10 тыс. долларов. Деньги они на завод перевели, но УдГУ так ничего и не заплатил. Мне было стыдно.
  Это было уже не в первый раз - в 2000 году мы возили делегацию из жителей Воткинска и поселка Первомайское в г. Красноармейск, где мы побывали на испытательных стендах, смотрели пуск ракетного двигателя, более того, я получил у них все данные исследований территории испытательной базы и города Красноармейска на наличие вредных веществ, в том числе, диоксинов.
  Я обещал им по договору 20 тыс. рублей - но завод денег не дал.
  Мне было стыдно перед этими моими знакомыми - все это организовал Волков Владимир Тихонович, официальный оппонент моей диссертации. Было обидно.
  В принципе, в этой тематике после успешной экологической экспертизы проекта, для меня уже достойной работы не осталось. Строить и разбирать ракеты они могли и без меня, народу там набралось много. В общем, "Технический руководитель проекта утилизации ракет по ГПО "Воткинский завод" уже был никому не нужен, но должность еще за мной сохранялась.
  Мне уже было 65 лет, с Кузиным Р.Ф. у меня не было контакта, то, что он делал, как начальник цеха номер 29, меня не вдохновляло. Он, как только появился, ликвидировал статус ТТС как филиала завода. Если бы он стал с самого начала директором ТТС, то никаких инициативных работ на ТТС никогда не было бы. Для Рудольфа Фазгамовича успешная карьера - это четкое выполнение того, что тебе поручили, и никаких инициатив - "для этого есть начальство - оно всё знает", как говаривала одна из пожилых уборщиц.
  У меня, все еще, где то в душе, вызревало подозрение, что-то надо менять. По плану "А" надо было сделать "ПрикамТест" независимым от завода, план "Б" - как-то отправить Рудольфа Фазгамовича на повышение на завод. Последний план сработал "вскорости" - на заводе уволили главного инженера Козлова Николая Викторовича, его место занял Кузин Р.Ф. по нашей с Тимофеевым Л.В. рекомендации.
  Н.В. Козлов устроился на работу в частной фирме. Естественно, ему надо было привнести в эту фирму свою "лепту" - нечто масштабное, достойное его бывшей должности. Не знаю как, но это было предложением о предоставлении "Прикамтест" самостоятельности и выделения его из состава ГПО "Воткинский завод", и ввода его в состав этой частной фирмы. Николай Викторович заверил меня о том, что с руководством завода имеется договоренность.
  Мы решили организовать сертификационный центр (Орган по сертификации и Испытательная лаборатория - вместе), я приступил к созданию документов на аккредитацию: Положение, Паспорт и прочие документы, и в принципе к Новому Году (2004 год) я уже все подготовил.
  Все карты перепутал наш Президент В.В. Путин. Вышел новый Указ Президента, по которому 800 предприятий оборонного значения, а том числе ГПО "Воткинский завод" не подлежали приватизации в целом и по частям. В принципе, разговор шел о приватизации не только "Прикамтест", но в целом и ТТС. Оказалось, что у руководства завода был свой план "Б": я был вынужден уйти из ТТС в конце марта 2004 года "по сокращению штатов", после меня руководителем "Прикамтест" стал некто Пьянков, потом не долго руководил лабораторией Толмачев Дмитрий Виктрович (да, родной сын директора завода), далее бывший представитель заказчика Сошнин и, наконец, Горнев Алексей. Для дальнейшего развития Лаборатории они ничего не сделали.
  
  Глава 24. ЭКОНОМИКА.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Теплотехническая станция по своему назначению была испытательной базой с малой номенклатурой испытуемых изделий: что завод производил, то и испытывали. В первой половине 60 годов - это были КВИ двигателей 8Д511 и 9Д21, т.е. по 1 двигателю в месяц. А количество работающих - более 250 человек (максимальное количество в разные годы достигало - 320 человек). Стоимость цеха 29 ВМЗ в целом, и испытаний - была "великой". Это было головной болью заводского планового отдела. Поскольку заказчики не могли соглашаться на такие затраты, 29 цех всегда в соцсоревновании по заводу был среди отстающих. Плановые органы ставили задачу по обеспечению самоокупаемости (выработка больше сметосодержания) нашего подразделения. В последующие годы это удалось сделать благодаря освоению испытаний по НИР и ОКР по военной тематике. Однако существующая до 1992 года плановая экономика не позволяла работать подразделениям ТТС достаточно эффективно, т.е. экономить материальные средства и повышать зарплату работникам. Количество заключенных договоров с иногородними предприятиями позволяло выполнить план с превышением в три-четыре раза за счет повышения стоимости испытаний, однако в реальности ничего нельзя было сделать. При "калькулировании" стоимости испытаний учитывались: зарплата основных производственных рабочих, затраты на материалы и сырье, электроэнергию, цеховые и общезаводские расходы, НДС, прибыль. Зарплата была фиксированная "на века", цеховые и общезаводские расходы" тоже изменяются из года в год незначительно, о прибыли можно и не вспоминать - 10 процентов - из года в год. Плановый отдел завода требует повышения выработки ежегодно на 3-5 процентов, а за счет чего?
  Каждый год я, как главный инженер, вел острую дискуссию с главным экономистом завода Московской Н. о вреде увеличения объемных показателей, о необходимости снижения материальных затрат. А материальные затраты занимали в наших калькуляциях значительную долю, а вот как достать материалы и списать их - это было трудной задачей. У нас этими вопросами занимался начальник группы подготовки производства Капинос Николай Никифорович. На два года вперёд надо было заказать все приборы, датчики, прочее оборудование, за год - заказать расходные материалы. Николай Никифорович собирал не только заявки со всех служб, но и составлял общую ведомость, "протаскивал" наш заказ через отдел снабжения на заводе, а потом через Министерство, следил за их поставкой, поддерживал связи с конкретными поставщиками. Как я уже говорил ранее, в Министерство оборонной промышленности - из завода мало кто мог попасть. Но мы с Капинос Н. Н. бывали там по многу раз, пока там работал Бараненко Анатолий Андреевич. Он нам здорово помогал.
  За годы такой упорной работы мы забили все склады, все подвалы и даже антресоли проводами, приборами, датчиками. За механическим корпусом складировали горы труб, металла, преимущественно из нержавейки, за столярной мастерской накапливались горы черного поката, который иногда и зарывали. Уничтожали вполне годные электроприборы, откусывая контактные штыри, содержащие драгметалл, тоже выполняли план по сдаче лома драгметаллов.
  Мы выполняли план, и чем успешнее мы это делали, тем больше вредили государству.
  При рыночной экономике лишних материальных ценностей в производстве уже не увидишь, хотя принципы формирования калькуляции цен и договоров остались прежними: цены не рыночные, а плановые, прибыль 10 процентов, зарплата не зависит от выработки, низкая эффективность вложений ресурсов. Это принципы государственного капитализма, к чему мы сейчас идем быстрыми темпами.
  И еще о планировании показателей на ТТС, на заводе и в стране.
  Очень модным стал в нынешней экономике показатель - "выработка на одного работающего". Например, в мировой экономике этот показатель выше в 4 и более раз, чем у нас в стране. В других странах этот показатель растет в связи с повышением объема производства, а у нас с попыткой сокращения численности перед отчетностью. Для "ГПО "Воткинский завод" - это головная боль для руководящего состава, за многие годы всегда избыток рабочей силы. К сожалению, такой метод не решает проблемы завода, ТТС и страны в целом. В некоторых случаях это может привести развалу налаженного производства. Например, для "Приккамтест" такое мероприятие является фатальной ошибкой. К примеру, численность работников "Прикамтест в 2003 году - 25 чел, количество испытаний -215, 2019 год- численность 4 чел.- количество испытаний -11. Лаборатория "Прикамтест" теперь не соответствует Критериям аккредитации, поэтому должна быть закрыта. Это 2000 квадратных метров площадей и сколько уникального оборудования. Если и есть маленькая надежда на дальнейшее существование "Прикамтест", то эта надежда связана с личностью Невзорова Бориса Михайловича, который еще что-то сумеет сделать, остальные исполнители не наделены такими способностями.
  Кроме того, сокращение численности не приводит автоматически к сокращению основных фондов и непроизводительных затрат, поэтому надо увеличивать объем производства, то бишь искать загрузку, а не загружать Правительство проблемами.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  С горбачёвской перестройкой в СССР завершились хрущёвские Совнархозы, экономические гонки с Америкой... и "рекламная эпоха" автоматизации управления Народным хозяйством. Все заводы СССР были оснащены гигантскими ЭВМ, считавшимися основой автоматизированных систем управления, т.н. АСУ, АСУП, АСУТП...
  АСУ перегоняли в министерства терабайты финансовой информации, с которой там, как и на заводах, мало кто знал "что делать", как, впрочем, и в настоящее время. Властные экономисты и политики РФ либерального толка прямо говорят, что избыточное образование россиян Советской России, правда, лучшее в мире - буржуазной России не требуется, т.к. это снижает прибыль БИЗНЕСА. Это так: компьютеры в средневековом обществе были не нужны, как не нужны и в "малом бизнесе". Теперь выяснилось, что без "советского образования" невозможны "конверсии-конвергенции" достижений науки и новых технологий - в малые предприятия - малый бизнес не выдержит конкуренции с Запалом. Там это всегда было приоритетной задачей.
  о складской учёт везде велся вручную, даже расчёт зарплаты производился на примитивных счётных машинах по примитивным программам. На руки работникам выдавали т.н. табуляграммы, с несколькими строками об условиях труда и зарплате. Проблема была в том, что даже на однотипных предприятиях одного министерства и даже предприятия - штатные расписания и расстановки кадров по профессиям - ВЕЗДЕ не соответствовали типовым должностным инструкциям: любой специалист мог сидеть в любом подразделении предприятия. Проблема начала решаться лишь после оснащения персональными ЭВМ. Эта проблема решалась около двух десятков лет, и в области программирования и ПВЭМ СССР стремительно отставал от США. Так же стремительно падала и производительность труда в СССР. А что в настоящее время?
  Стократное (говорят и большее) превосходство экономического и военного потенциалов объединённого Запада над буржуазной Россией даже возросло и обострилось - в форме начавшейся Специальной военной операции на Украине. Главная надежда россиян, основана на том, что "проамериканский капитал" большинства стран мира, достигнув критических пропорций, при которых прибыль у всех обнулится, а резервы иссякнут - воспротивится поглощению американским международным капиталом - классика марксизма-ленинизма. Но при условии, что это произойдёт достаточно быстро. Поэтому Запад хочет воевать на Украине очень медленно и долго, т.к. в этом случае Россия гарантированно проиграет войну. К сожалению, в этом случае выход один - взрыв "Посейдона" - идея Сахарова - на Западном побережье США, и ядерная бомба в Кальдеру Йеллоустонского вулкана. Говорят, что животные оттуда уже бегут. Но ведь и Мировому капиталу это не надо. Но, может быть, надо?
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Об экономике ТТС сейчас говорить мне некорректно. ТТС занимает громадную территорию со зданиями и сооружениями порядка 15000 метров квадратных, тут и собственное энергоснабжение, газоснабжение, водоснабжение. теплоснабжение, хорошие подъездные пути.
  Это выделенная территория, где можно и нужно размещать вредные производства: это могут быть утилизация отходов, мусоросжигательные печи, производство базальтового волокна, я не сказал - крематорий. Кстати, в Красноармейске на территории испытательной базы разместили завод по разливу водки.
  Или все надо закрывать: котельную, водоснабжение в таком затратном виде, закрыть механическое производство, чтобы не возить за 40 км людей, чтобы выточить болт. Необходимого персонала там нужно будет не более 50 человек. 10 человек в лаборатории 3, 20 - на РМ-6, 20 - в энергослужбе. Отопление - калориферное, только по конкретным помещениям, вода - одна скважина. 5 корпус и 40 корпус - сдать в аренду. Персонал в основном из Ижевска, все связи с заводом - цифровая. В общем, кому-то тут надо поработать, кто с "башкой".
  К сожалению, всё это в отсутствие идей в области новой техники, производимой ВМЗ. Это означает полный разрыв с Заводом. Этот разрыв всегда довлел над цехом 29. Впрочем, будучи балластом для завода, разрыв уже состоялся - по сути. Если отраслевым НИИ ТТС не представляет интереса в качестве экспериментальной научно-технической базы, осталось одно - снова сменить название, и выставить капстроения бывшей ТТС на торги - ижевским предприятиям, но не только. Некоторые отраслевые НИИ имеют в "тьмутараканях" свои экспериментальные производства, может быть заинтересуются. Знают ли они об этом?
  Гребенченко Ю.И. полагает, что через свойство - "критическое состояние вещества" - "останками" экспериментально-технической базы ТТС можно заинтересовать отраслевые НИИ, работающие в этой теме. Но всё зависит только от людей, и мало кто знает, что в этой теме надо работать всем НИИ.
  
  Глава 25. ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ И ЭКОЛОГИЯ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
   Испытательная станция - это опасное производство. Для жидкостных ракетных двигателей более опасным является само топливо, чем взрывы и разрушения ракетных двигателей. Взрыв жидкостного ракетного двигателя можно сравнить взрывом снаряда или бомбы - в любых случаях поражающий фактор - это фрагменты разрушенного двигателя, радиус до 200 метров. Безопасность обеспечивается расстояниями, персонал защищен, где надо, бетонными закрытыми боксами, разрушение топливных емкостей на стендах не предусматривается. Опасными являются ракетные топлива из их ядовитости, едкости. В процессе подготовки и проведения испытаний персонал постоянно ощущает сильный запах применяемых топлив, поскольку, несмотря на 60-кратный обмен воздуха вентиляторами, запах неустраним. Окислители на базе азотной кислоты при попадании на тело проедают мягкие ткани до костей, при попадании на дыхательные пути ожог и отек легких. Горючее - менее ядовитая жидкость, обычно головная боль, если это не гептил. Гептил - ядовитое вещество, прогноз при отравлении гептилом - летальный исход. Ракетные топлива нередко являются причиной хронических заболеваний внутренних органов.
  Твердые топлива взрывоопасны - инициаторами взрыва могут быть механические удары (падение с высоты, например), электрическая искра статического электричества на синтетической одежде человека, молния в грозу. Особенно опасны топлива, отработавшие свой срок хранения, там могут появиться термические "усталостные трещины" признаки разложения от медленно протекающих химических реакций и другие далеко неизвестные причины разрушения, которые могут привести к взрыву при сжигании в составе двигателя.
  Нормальные двигатели тоже могут взорваться при испытаниях, за примером далеко ходить не надо, вспомним взрыв на РМ-6 в 2004 году. Всего-то взорвалось 1000 кг, а эффект был "будь здоров". Есть боевые ракеты, у которых заряд весит около 50 тонн. Тоже взрываются. В Бийск после такого взрыва личные автомобили сотрудников за проходной были сплющены ударной волной, как гигантским штампом. Что делать? В мире не делают такие стенды, как наши закрытые стенды. Лучшая защита от взрывов - расстояние. Оно должно быть не менее 3 км до населенных пунктов, автомобильных трасс, т.е. до места постоянного пребывания людей. В Советском Союзе почему-то пошли по пути строительства закрытых стендов, расстояния поменьше, зато есть и ограничения. На закрытых стендах нельзя испытывать двигатели с истекшим сроком эксплуатации топливного заряда, нельзя испытывать двигатели с неотработанным топливным составом. Но и нельзя испытывать такие двигатели, которые по массе превышают допускаемые значения.
  Если вернуться к действующему сегодня стенду РМ-5, то он и не "Открытый" и не "Закрытый". Половина двигателя в боксе, другая на улице. Если "бабахнет" вся масса хотя бы третьей ступени, то "мало не покажется". Тем более, сейчас, когда РМ-5 приспособили для испытаний ракетных двигателей с тягой 100 тонн (масса топлива более 20 тонн)
  Конечно, сейчас по регламенту предусмотрена эвакуация всех при испытаниях на безопасное расстояние, это неплохо, но нет никаких расчетов по действию ударной волны на близлежащие здания и сооружения, в том числе и на поселок Марасаны. (В Бийске кран подачи воды после испытания надо было открывать вручную, сам гл. энергетик встал на этот пост - и погиб).
  Опасно на испытательной станции - опасно, особенно, когда нарушают Правила эксплуатации намеренно или не учитывая какие-то факторы, как в 2004 году на ТТС.
  А где неопасно? А пассажирский транспорт, личные автомобили не опасны?
  В 60 годах прошлого столетия, когда ТТС еще строилась, на повороте в пос. Смирново автобус со строителями столкнулся с трубовозом, после удара труба с трубовоза влетела в правое от водителя окно автобуса и прошлась по правому ряду на уровне голов сидящих пассажиров. Говорят, страшная была картина.
  Возвращаясь из какого то "дурацкого совещания" из Воткинска на ТТС на "драном" "Москвиче", водитель не справился на гололеде с управлением, и машина влетела на скорости 80 км/час под встречный грузовик. К счастью, машину развернуло на 180 градусов, удар пришелся по багажнику. Багажника и заднего ряда не стало. Водитель и пассажир остались живы. Пассажиром был я, на следующий день я уже был на работе.
  И немного о статистике, невеселой статистике. Недавно похоронили нашего механика - испытателя с РМ-3 Бориса Якимова - 93,5 лет от рождения. Чуть раньше ушел из жизни Янчуркин Виталий Степанович, 87 лет, есть еще ряд работников ТТС, которые перешагнули 80 летний возраст. Дай им бог здоровья! А вот директор ТТС Лялин А.Н. ушел из жизни в 62 года, еще раньше его младший брат Володя Лялин. До 60 не дожил мой друг Селегей В.Я. - старший контрольный мастер, не был подвержен влиянию опасных факторов по работе. Еще не было 45 лет Серову В.С., которого мы похоронили, еще в далеком 1994 году, Рано ушел из Жизни Шумилов В.А. - это стендовики, которые в принципе сталкивались с вредными факторами. Вечная им память! Единственно, что можно добавить, опасная работа у испытателей. Тем больше администрация должна заботиться об их здоровье, обеспечивать им безопасные условия труда, одним спецпитанием нельзя отгородиться, здесь подход должен быть комплексным. На стендах нет ни одного датчика на определение вредных веществ после испытания, участники испытания и гости наперегонки бегут к еще "дымящемусямуся" "изделию", как будто оно убежит. И надо быть внимательным к всякого рода опытно-конструкторским испытаниям изделий с твердым топливом и, наконец, определиться с сертификацией РМ - по калибрам испытуемых изделий и по вредным выбросам.
  Возвращаясь к боксу номер 5 - в случае чего, тут битыми окнами не обойдется.
  Такая вот, романтика!
  
  Глава 26. МОЙ ПАПА РАБОТАЕТ НА ТТС, МНОГО ПЬЁТ И МАЛО ЕСТ.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Необходимо вспомнить, как жили и отдыхали работники ТТС в молодости. Коллектив комплектовался 1960-61 годы, инженерно технические работники были в основном молодыми специалистами, а их было немало, около 70 человек при общей численности 300 работников. Очень было много ребят после службы в армии. И, в дальнейшем, при обновлении кадров молодежь была доминирующим компонентом коллектива. Это определяло общую атмосферу в коллективе, более демократичную, терпимую, более мобильную и веселую. На работу ездили автобусами, уже на остановке все успевали обменяться новостями, как-то все о всех знали всё, что способствовало утверждению дружеских отношения между людьми. Начальство - тоже молодые - не свирепствовало, никого не выгоняло с работы даже за нехорошие поступки, например, даже за пьянки. Выпускались стенгазеты, очень были популярны субботники, профсоюзные и партийные собрания. Люди имели собственное мнение, начальники необязательно имели партийный билет.
  
  ВСПОМИНАЕТ ТУРАНИН Ю.В. НАЧАЛЬНИК ЭКБ.
  Я вступил в партию вполне самостоятельно, никто меня за уши не тянул. За долгий год работы начальником ЭКБ, я не помню, чтобы еще кто-то стал коммунистом. Мой начальник Тухватуллин З.А. тоже был беспартийным, однако защитил кандидатскую диссертацию, как и наш исследователь Горбунов В.В. У нас на ТТС особенно не обращали на это внимания. Все ведущие инженеры-испытатели, наши интеллектуалы были беспартийными. По крайней мере, на должности назначались люди по своим способностям, а квартиры получали по степени своей нужды в них. Но это не означало, что у нас был разброд, скорее наоборот, коллектив был очень сплоченным.
  По квартирам особый разговор. Значительное количество работников еще в 1965 году получили квартиры в г. Ижевске в специально построенном для нас "хрущевке" в доме номер 100 по Воткинскому шоссе, всего 80 квартир. Кроме того, у нас еще были 2 дома по 16 кв. непосредственно около проходной ТТС. Воткинские жители улучшали свои квартирные условия через завод, а Ижевским получать квартиры было никак нельзя. Решался этот вопрос очень непросто.
  Министерство оборонной промышленности и Воткинский машзавод с согласия Госплана РСФСР и Совет Министров РСФСР должны были передать со своего лимита на жилищное строительство Совету Министров Удмуртской АССР и Исполкому Ижевского горсовета деньги на долевое строительство жилья. После этого Спецстрой в Ижевске, с разрешения Московского Спецстроя должен был откорректировать объемы работ и лимиты на стройматериалы, как правило, когда у них все планы были уже готовы (Воткинский завод с передачей лимитов не торопился). Никто этим вопросом на заводе не занимался. Пришлось подключиться к этому вопросу нам самим. Сначала надо было получить согласие директора завода и утвердить сумму денег, потом "пошла писать губерния". Сначала пишем письмо в Горисполком г. Ижевска с просьбой согласиться на долевое участие завода в строительство жилья в г. Ижевске, а у них свои планы и выделенные лимиты. Строители (Спецстрой) помимо своего лимита ничего не принимают на себя. Уговорив как-то эти 2 организации в Ижевске, едешь в Министерство оборонной промышленности, оттуда с очередной бумагой в Спецстрой, оттуда с положительным решением в Ижевский Спецстрой на корректировку объемов, потом опять Горисполком Ижевска, и только тогда Горисполком принимает нашу долю на исполнение. Ходить по кругу приходилось не раз. Но каждый год по 3-4 квартиры мы получали. Наверное, ТТС по части квартир был самым обеспеченным подразделением завода. Руководство ТТС и завода заботились о своих работниках, как могли. Работники ТТС были хорошо обеспечены квартирами. Жили неплохо, отдыхали еще лучше.
  
  ВСПОМИНАЕТ МАКСИМОВА З.М.
  В те годы, когда мы были молодыми, очень были популярны коллективные выезды на природу.
  Каждую субботу (субботы тогда еще были рабочими днями) мы всей семьей, с детьми, уезжали далеко на берега Камы, Сивы, Воткинского пруда, в г. Чайковский. Автобус нам представляли бесплатно, народу было полный автобус, еще один автобус приезжал из Воткинска. Сразу же зажигали костры, ребята во главе с Борей Якимовым убегали на берег за рыбой, к вечеру уже была уха или грибовница, пели песни, было весело. С утра купались, загорали, и к вечеру являлись домой - довольные, веселые.
  В нашей столовой отмечали праздники, дни рождения и Юбилеи, играла музыка, плясали под гармонь. Автобус развозил всех по домам. Были и похороны, транспорт, автобус выделялся за мизерную плату, тогда еще не было похоронных служб. Мы сами хоронили.
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Мужчины любовались полнотой красивых ножек и оригинальностью мышления Максимовой, и она ценила это. Курила, поэтому в курилках всегда была в поле внимания мужчин. Мужчины и, особенно, женщины знали, что "красивые женщины глупыми не бывают". Они, естественно, и сами полагали, что красивы - все женщины. Впрочем, насчёт ума на ТТС никто не "заморачивался": не люди выбирали работу, а работа выбирала пригодных. Группа расшифровки была женским коллективом. Максимова доминировала. Оказывается, все девушки мечтали посмотреть через бронестекло Пультовой корпуса 1, с расстояния всего 20 метров, на объект своих расшифровок - прекрасное зрелище - "ревущий на стенде РМ-2 или 3 ракетный двигатель, развивающий тягу в несколько десятков тонн". А я, и никто другой - не догадались пригласить их туда, очень сожалею (а ведь было чем удивить красавиц).
  
  ВСПОМИНАЕТ СТЕПАНОВ Г.А.
  Как и все службы завода, в порядке оказания шефской помощи мы ездили в подшефный колхоз убирать картошку. Это было тоже своего рода развлечение. Это не только костры и печеная картошка, но и ведро картошки отборной домой. Надо отметить, от нас была реальная польза. Картошку выкапывали тракторами накануне, нас встречала ровное поле вдаль уходящими картофельными рядами. Конца было не видать - километров 2-3 может быть. Люди разбивались по группам по 9-10 человек на одну грядку. Фишка состояла в том, что собранную картошку мы закидывали сразу в кузов бортового ЗИЛ-131 на ходу. Водитель включал малую скорость и не останавливался. Надо было развить бешеный темп сборки, чтобы успеть за машиной. Какие-то группы вырывались вперед, обычно это стендовики, за ними конструктора и другие, отставать - это смерть, без помощи уже не догнать. Помогали, но когда до конца добирались - уже падали. 12 гектаров мы убирали за 2 выезда. Гордились мы своим результатами, поскольку некоторые подразделения завода ездили на картошку до глубокой осени. Эта была тоже наша традиция - работать, пока не упадешь.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Еще о спорте. Мы были далеки от заводских спортивных мероприятий, но однажды в верхах нас упрекнули в этом. Но, бросили клич, погрузились в автобус, приехали на Воткинский стадион, опоздали, но с места на старт. Кто куда, кто прыгает, кто бегает. Килин Геша, который на работу бегал все лето, побежал 5 км, в результате занял первое место, да и в других местах тоже были победы, в общем, сделали фурор, оставили память в заводской спортивной жизни. На ТТС у нас была своя волейбольная даже и футбольная площадки. В волейбол "рубились" три команды, плюс пожарные, которые там торчали с утра до вечера. Были свои классные игроки - Пислегин, Сорокин, Железцов.
  А при сотом доме в Ижевске, тоже соорудили волейбольную площадку и шли туда сразу после работы, поскольку у "вредников" был 6 часовой рабочий день. Зимой нам школа давала в аренду спортивый зал с 10 вечера до 12 ночи. Вот где было приволье, дети уже спят, жены отдыхают, а мы пыхтим в спортзале. Кстати, предприятие все расходы оплачивало. Спортом в сотом доме командовал Селегей В.Я., к тому же заядлый рыбак.
  Так складывались традиции, работники ТТС всё это воспринимали как должное, они были уверены в своей социальной защищенности.
  Теперь, насчет заголовка этой главы: пили? - да, пили, но никто не спился из-за того, что работал на ТТС. Были и курьезные случаи: кто-то прыгнул через турникет, очень хотел на работу попасть, а его не пускали, кто-то написал "Объяснительную", ясную и короткую: "пил и буду пить": Спирту на ТТС было много. Но не это выделяло ТТС от других коллективов, а нравственная атмосфера. Известно, что коллектив очень сильно влияет на индивидуум.
  У меня был в подчинении зав. складом ракетных топлив Горбушин В.Г., сын ссыльных родителей, с семиклассным образованием, плавал по сибирским рекам матросом, повидал много, больше плохого, чем хорошего, мог любого обвести вокруг пальца, а я был молодым специалистом, никогда ему не говорил про его приобретенные в суровой молодости недостатки. Например, он мог выпить до потери сознания, обмануть, наврать. Вообще я воспитательной работой не занимался. Познакомились мы осенью, а в следующий сентябрь он уже пошел в вечернюю школу, каждый день после работы ездил в Ижевск, а жил при предприятии, закончил 10 летку.
  Был Кварацхелия Шалва Иванович, 9 детей и без жилья, сначала тайком от начальства я позволил ему занять пустовавший к тому времени барак, его оттуда выгоняли, а мы долго держали оборону, потом ему дали квартиру в сотом доме.
  Был Шарнин Леонид, говорили, что он в детстве со своим старшим братом совершили преступление, старший "сидел", а он работал у меня. Все они были прекрасными работниками, никогда не пытались меня обмануть или подставить. Когда я ушел с производства, они разбрелись, кто куда, в общем, их уволили. Впоследствии Горбушина В.Г. нашли мертвым в подвале строящегося дома в Ижевске. Кварацхелия Ш.И. зарубил в драке какого-то водителя (после меня он работал в ИПОПАТе). Про Шарнина ничего не знаю. Я уверен, работали бы они в нашем коллективе, такого бы не случилось. В коллективе должна быть нравственная атмосфера. И справедливость со стороны руководства.
  Еще раз, возвращаясь к заголовке этой главы - это строчка из стиха, к сожалению, стих не сохранился, а написал его В.С. Самойлов. А вот гимн ТТС того же автора сохранился.
  
  РОДНОЙ ТТС ПОСВЯЩАЮ!
  ГИМН ТТС
  Построил объект наш родной ВМЗ,
  Во всю закипела работа.
  Сейчас мы, друзья, расскажем о себе,
  О наших житейских заботах.
  
  По тракту несутся автобусы "ПАЗ" -
  Красавцы! На солнце сверкают,
  И час не проходит они уже нас
  К родной ТТС доставляют.
  
  Вожди наши: Лялин, Полушкин и шеф -
  Бедовый, могучий Сысоев.
  Находят работы "по-горло" для всех:
  Монтируем, пробуем, строим.
  
  Вот месяц текущий подходит к концу.
  Готовы к защите программы.
  В цех 7 мы задание дали гонцу,
  Повсюду летят телеграммы.
  
  Наш лев РМ-3 , как дозорный не спит,
  Движок, наконец, доставляют.
  "Хватайте, ребята!" - Макаров кричит,
  И мигом все пломбы слетают.
  
  Мгновенье еще - и в корсете движок,
  Кругом испытатели "робят".
  Начальники групп собралися в кружок,
  Гвардейцев работать торопят.
  
  Сирены провыли - движок зарычал -
  В Пультовой смятенье открылось.
  Ведущий по связи свирепо кричал:
  "Паршивое что-то случилось".
  
  К движку подбегают с набором ключей,
  Стараясь привесть его в чувство.
  Пришел, покачал головой Селегей:
  Напрасно здесь ваше искусство.
  
  Напрасно Сысоев на пульт позвонил,
  Директор совсем недоволен:
  "Программу завода опять завалил!"
  Работ прибавилось вдвое.
  
  Звонки затрещали в Москву - в ОКБ,
  Те - в ГРАУ - опять не забыли.
  И выдали в темпе свое резюме,
  Такое, что волки б взвыли.
  
  В срочнейшем порядке собрались спецы,
  Открылись такие дебаты!
  "В том стенд виноват, но уж только не мы!" -
  Хотели нас взять на "арапа".
  
  "Спокойно!" - Комиссии мы говорим,
  - "Напрасно, друзья, на нас" "прёте"
  Уж как ни хотите, добро не дадим,
  Коль нам "барахло" Вы даете.
  
  Расти, расцветай с каждым днем ТТС!
  Тебя молодежь создавала.
  Все души свои мы тебе отдаем,
  Ты школой второй для нас стала.
  
  Следующий куплет предложил Селегей В.Я.:
  
  Движок - то рычит, как пещерный медведь,
  То вдруг переходит на "фистулу",
  Полушкин, сидевший на стуле, в волнении начал бледнеть,
  Позывы почувствовав к "стулу".
  
  КРУТО! Но нет больше среди нас Селегея Вячеслава Яковлевича - ушел из жизни в 1999 г.
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Селегею я сочувствую: не нашёл себя Вячеслав Яковлевич на ТТС. Не нашёл и после увольнения, хотя работал начальником ОТК на одном из заводов. Был борцом за историческую правду и справедливость, свободу слова и действий - одним словом, за демократию. Приветствовал начало "горбачёвской перестройки", и сразу же понял её ущербность и даже зловредность.
  Селегей В.Я. - контрольный мастер заводского ОТК - "носитель власти" заводского Технического контроля" - как и все другие лица всех уровней власти на ТТС. Это, в том числе - военная приёмка и администрация, профсоюз и партия. Вот о чём размышлял и говорил Вячеслав Яковлевич - сторонник "свободы" и "справедливости" - антиподов в жизни общества - у ночного костра во время совместных походов на рыбалку. Привожу почти тождественно -по-смыслу:
  - Свобода слова, действий и творчества людей и Власти - должны быть сбалансированы системой запретов, цензуры, законов, правил и других сдержек-противовесов, которые в реализациях в обществе, в процессах многовековой эволюции общества - неизбежно дробятся на "разнозначные составляющие". Но кто эту систему делает? - слабые и ничтожные люди. Что-то в этом не складывается. Но есть надежда, что общество развивается по законам эволюции кибернетических систем, подобно системе ЦНИИАГ, управляющей полётом ракеты, производства ВМЗ, "типовые испытания" которой ТТС проводит. Однако тревога остаётся: ход Истории и катастрофы в Природе и Обществе - неотвратимы, а люди и выдающиеся личности - вожди, герои и злодеи - всего лишь "расходный материал" в исторических процессах.
  Вот такой был Слава Селегей, Вечная ему Память.
  Парадоксально! "Творческие находки", если они были долговременными, завершались у многих одинаково - депрессивными состояниями разной степени медицинской тяжести и в разных проявлениях, к которым люди, по-видимому были предрасположены генетически.
  Директор ВМЗ Садовников В.Г., как и многие директора оборонной промышленности - не принял разрушительную "горбачёвскую перестройку", был снят с должности и отправлен на пенсию (по "возрасту и болезни", "благо", жалоб на него из "удмуртской перестроечной элиты" - было в избытке) - застрелился. Благодаря таким личностям, кое-что в "российской оборонке" сохранилось.
  Но и Горбачёв -"лучший немец", получивший нобелевскую за развал СССР, и нобелевский Лауреат Солженицын, очернивший Сталина и Россию, как и многие их единомышленники - не ушли от возмездия "исторической и генетической Памяти" россиян, даже по "либеральной переписи населения" - на 80 процентов - патриотов России. Цитируем высказывание Главного конструктора МИТ - Соломонова Ю.С. - Генерального конструктора стратегического ракетостроения РФ, ракеты которого ВМЗ производит:
  - "Россия сильна патриотизмом россиян!" - Источник" Ю.Соломонов - "Противостояние".
  "Сегодня ракетами конструкции МИТ - Р-30 "Булава" оснащены четыре подлодки проекта 955 - "Юрий Долгорукий", "Александр Невский", "Владимир Мономах", "Князь Владимир", несущие боевую службу на Северном и Тихоокеанском флотах. Строится еще четыре по усовершенствованному проекту 955А. Один из крейсеров - "Князь Олег" - в ближайшие месяцы тоже должен быть принят в состав ВМФ. На каждом из них по 16 ракетных комплексов "Булава" с головными частями индивидуального наведения. Говорят, на новых АПЛ тоже будет стоять "Булава", модернизированная в МИТ под руководством Главного конструктора Юрия Семёновича Соломонова".
  Это из очерка Виктора Литовкина "Тополь, Булава, Ярс - ракетно-ядерный щит России". в Интернет-журнале "Самиздат" на страничке [g/gpebenchenko_j_i/249] - разместили инженеры-испытатели ракетной техники Соломонова - Тухватулли З.А. и Гребенченко Ю.И. Ижевск-Волгоград, 2021, 04 января.
  Но продолжим цитирование очерка, опуская общественно политическую значимость публикации.
  "На вооружение РВСН был принят межконтинентальный ракетный комплекс РС-24 или РС-12М2Р, как он обозначен в протоколе к Договору СНВ-3, "Ярс". Шахтного и грунтового базирования. Созданием "Ярса" Соломонов занимался параллельно с созданием "Булавы". Он находил время и силы, чтобы присутствовать как на испытаниях морской ракеты в акватории Белого моря, так и на испытаниях нового наземного комплекса на полигоне Плесецк под Архангельском.
  "Ярс" считают продолжением "Тополя-М" и его заменой на боевых позициях, хотя он во многом отличается от своего предшественника. При этом такой же надежный, как все, что делается в Московском институте теплотехники под руководством Юрия Соломонова, такой же эффективный. Его боеголовки (теперь не одна, как на "Тополе", а несколько - индивидуального наведения) могут преодолевать любые системы ПРО вероятного противника и летают по непредсказуемой для супостата траектории. Сегодня "Ярс" стал основой РВСН. Из 320 ракетных комплексов, которые, по сведениям из открытой печати, приходятся на Ракетные войска стратегического назначения, 149 представляют собой РС-24. Из 1181 боеголовки на этих носителях 596 размещено на "Ярсах". И в перспективе их будет еще больше, когда по возрасту уйдут на покой еще остающиеся в боевом строю "Тополь" и "Тополь-М". И это не считая 64 ракет "Булава" и 364 боеголовок на них, которые уже приняты на вооружение ВМФ. А их тоже будет больше.
  Ракетные комплексы "Ярс" находятся сегодня на боевом дежурстве в воинских частях в окрестностях Тейково (Ивановская область), Новосибирска, Нижнего Тагила, Йошкар-Олы, Иркутска, Барнаула и Козельска (Калужская область). И вскоре займут свое место в боевом строю в Выползово Тверской области"...
  - "Когда речь заходит о семействе стратегических ракетных комплексов, созданных в Московском институте теплотехники (МИТ) под руководством генерального конструктора, Героя России и лауреата Государственной премии академика РАН Юрия Семеновича Соломонова - выдающегося человека, знакомством с которым и профессиональной работой с кем, я, военный журналист, буду гордиться всегда..." - Литовкин Виктор - Военный обозреватель ТАСС.
  Есть в России и другие эффективные разработчики и производители ракетно-ядерного щита РФ. Например, АО "ВПК "НПО машиностроения", Главный Конструктор Герберт Александрович Ефремов - создатели лазерного комплекса "Пересвет", авиационной гиперзвуковой ракеты "Кинжал", морского подводного роботизированного комплекса с ядерным двигателем "Посейдон", крылатой ракеты неограниченной дальности "Буревестник", гиперзвуковой ракеты морского базирования "Циркон" и других АО ВПК, выпускающие другие виды оружия, которые уже поступают или в ближайшее время поступят на вооружение армии и флота РФ.
  Как полагают военные эксперты в этом ряду система "Авангард" с маневрирующим гиперзвуковым блоком, двигающимся со скоростью, в 27 раз превышающей скорость звука, меняющим направление по высоте и по горизонтали, занимает особое место. "Авангард" - это не просто новая система, это новый вид стратегического оружия.
  "Эффективная пропаганда патриотизма - один из ключевых факторов Великой Победы Советского Народа" в 1945 году. - Игорь Александрович Николайчук - эксперт Центра специальных медиаметрических исследований. 4 мая 2018. Источник: redstar.ru/effektivnaya-propaganda-patriotizma-yavilas-odnim-iz-klyuchevyh-faktoro...
  Однако, вернёмся из героического научно-технического настоящего в ракетостроении - к "обычным российским патриотам" ТТС.
  - Начальник Военизированной пожарной части ТТС, докладывавший в Пультовой главному испыиателю о готовности дежурного отряда ВПЧ к тушению пожара, если таковой во время огневого испытания возникнет (а такие случаи были нередкими). Постоянно "доставал" своим "творческим рвением" начальника ТТС:
  - То требовал включения в планы повышения пожарной безопасности установки огнезащитных стен в кабельных каналах; то заполнения кабельных каналов инертным газом (азотом), то ужесточал внутренние правила пожарной безопасности... Даже оштрафовал меня на 10 рублей за их нарушение (за что именно - не помню).
  - Начальник ВОХР, он же секретарь партгруппы, не уступал ему в этом: то периметр ограждения ТТС "валится", то собак, охранявших периметр, нечем кормить, то охранная сигнализация не срабатывает... - всё требовало ухода и внимания, за всем был нужен "инициативный глаз - да глаз".
  - Начальник автохозяйства Базуев Г.Я, в силу своего характера-менталитета, не выдержал "административных нагрузок" (не всякому дано руководить коллективом), упросил Лялина А.Н. перевести его в рабочие: был переведён рабочим испытателем РМ-6. Это было время, когда и другие инженеры "уходили в рабочие".
  - Ушёл ведущим инженером в ИжНИТИ военпред - майор Сосковец (добился-таки увольнения в запас): не выдержал своего пребывания в ракетостроении "около" научно-технического прогресса и научных проблем - хотел реализовывать и свои идеи.
  - Уволился инженер-конструктор высокого класса - Башкирцев, не выдержав в отношении себя высокомерого "научного ёрничества" над своей замедленной речью - со стороны ведущих инженеров Производста номер 1. Бывший Заместителем Лялина по материально-технической части, он "тараном" обеспечивал материально-снабженческие потребности цеха 29 заводом, добиваясь изготовления нестандартного технологического оборудования для огневых испытаний, лично контролируя его качество. Одновременно он был фактическим замом Капитова Ю.Н. по материально техническому обеспечению-содержанию в рабочем состоянии запорно-регулировочной арматуры стендовых систем подачи компонетов топлива ЖРД, работавших под высоким давлением, под ударными нагрузками, и в агрессивных средах. А это контроль за соблюдением на испытательных стендах планово-предупредительных ремонтов сотен запорных и регулировочных кранов различных наименований-назначений. Это после него с завода стали поступать соединительные детали трубопроводов, непригодные по маркам применяемых сталей. Как, например, вследствие этого, при высоком давлении на РМ-1 - в вытеснительной системе высокого давления подачи токсичного горючего разорвалось ниппельное соединение трубопровода, после чего на стенде в течение месяца нельзя было находиться без противогазов, т.к. несколько тонн горючего вылилось в помещения стенда. Это он создал на многие годы вперёд материально-техническую основу ТТС. После него в этом деле уже мало кто мог сравниться с ним. После ухода Башкирцева, знавшего на заводе всех, всё и все "ходы-выходы" из возникавших технических проблем, не смог, например, долго выдержать этой нагрузки ведущий инженер Сайфутдинов, назначенный на эту должность, беззлобно подшучивавший над ним. Но Башкирцева это обижало, о чём он "плакался в жилетку" в случайных "беседах по душам" с Гребенченко, увидев на его лице сочувствие.
  Этот перечень можно продолжать долго. В истории ТТС переход Г.Я. Базуева и других на другую работу был частым и типичным явлением. Цех 29 в типовой структуре ВМЗ был совершенно нетипичным хозяйственно-экономическим образованием. Формально цех испытывал-проверял продукцию ВМЗ на её соответствие конструкторско-технологической документации - И ВСЁ!. Но сама продукция была вершиной-сосредоточением научно-технического творчества боле 500 промпредприятий СССР, в т.ч. - десятков отраслевых НИИ. По факту - ТТС был сосредоточением "проблем непознанного". Это наложило отпечаток на все "типовые цеховые структуры ТТС" и на работу всех работников цеха - от начальников - до рабочих. Вот "шутка-кредо", "гулявшая" в ЭКБ, придуманная, кем-то из конструкторов:
  - Начальник, ты командир в бою, вперёд! - "отвечай за то - не знаю за что" ("кровь из носа" - это приказ Начальника цеха).
  - Конструкторы - "придумай то - не знаю что, но быстро".
  - Инженеры - "придумай выход из того - не знаю из чего, не знаю - как, но быстро".
  - Снабженцы - " пойди туда - не знаю куда, и принеси то - не знаю что, и быстро".
  - Технологи - придумай и сделай то, не знаю что, не знаю из чего, но так - не знаю как, и сверхсрочно".
  - Рабочие - "сделай то, не знаю что, но очень хорошо и быстро".
  И отвечали, и придумывали, и ходили, и приносили, и делали, и знали... Вот лишь эпизод:
  Надо было в мехмастерской ТТС срочно проточить на наружном корпусе сужающейся части сопла для стендового газогенератора Туранина - имитатора ЖРД - спиральные канавки, предназначенные для её охлаждения жидкостью, при стендовых огневых испытаниях. Таких станков, с необходимым режимом резания в Природе не было: поставили рядом два токарных станка, соединили ремённой передачей их передаточные коробки, проточили сужающуюся часть с заданным шагом спиральные канавки, испытали - получилось. Приехала из НИИ комиссия для выяснения - как такое возможно?
  ТТС, как, по-видимому, и все предприятия РФ подобного рода, притягивал к себе людей творческой составляющей работы, независимо от её содержания. Кстати говоря, в сталинскую эпоху пропагандой всех форм творчества И.В. Сталин постоянно занимался до конца жизни лично - в режиме "ручного управления". Одним словом, на ТТС "горели и сгорали", как ночные бабочки, летевшие на сверкающий огонь пламени "костра науки и новой техники - познания непознанного" - все творческие люди, независимо от образования, профессии и занимаемых должностей.
  Но всё это в уже далёком прошлом. Однако и тогда ТТС не была ни движителем, ни двигателем научно-технического прогресса. Цех 29 ВМЗ был средством и посредником того и другого до тех пор, пока в нём нуждались учёные отраслевых НИИ для проверок своих опасных идей. Слава ТТС "прогремела, как рёв" стендовых газогенераторов Туранина, по-видимому уже никому не нужных. Поэтому Руководство ТТС отмечать 60-летие не хочет.
  Настоящее этого цеха - типовой центр проведения контрольных проверок-испытаний опасных конструкций и материалов - на соответствие стандартам. Но нужда в прошлом качестве ТТС может возродиться, именно вследствие продолжающегося увеличения опасности современных конструкций и технологий, вследствие сохранившейся испытательной материально-технической базы.
  Правильно сказал академик Велихов - "температуры в миллион градусов надо измерять дистанционно". Проблема лишь в том, что такой температуры в Природе нет, вернее, тепловая энергия в известных качествах на этих, сугубо гипотетических "температурах" не проявляется.
  Диапазон проявления теплоты известен: нижняя граница температуры вещества - минус 273 градуса Цельсия, верхняя, по-видимому, начинается после 6000 градусов. Дальше начинаются неопределённости: вещество переходит в состояние плазмы, далее - в чередующиеся разночастотные полевые формы энергии, в которых свет сменяется теплотой, а теплота - электромагнетизмом, гравитацией и т.д. Придётся работать на разных частотно-масштабных границах частиц - носителей энергии. Однако все параметры можно измерять с помощью мифических дельта-импульсов Дирака - путём их фокусирования с помощью рупорных преобразователей (РП) полевых форм, известных инженерам. Этим свойством, кстати говоря, обладает вся материя вещественного мира, и в качестве РП воочию работают извилины мозга человека и животных. Но, и это главное, везде присутствует т.н. КРИТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ вещества, с которым в глубочайшей секретности работают зарубежные учёные. Возникает вопрос, почему вещество не чувствует температуру в миллионы градусов - потому что среда с такой температурой находится в "критическом состоянии".
  Предположительно, в этом состоянии всегда пребывают все полевые формы энергии, поэтому они "пропитывают" всю материю вещественного мира.. Уральский учёный А.И. Гусев показал, что в это состояние уже при комнатной температуре входят и тугоплавкие металлы, если число атомов в навеске снижается до сотен штук. Инженерам "критическое состояние" вещества известно взрывами паровых котлов, сосудов со сжатым и сжиженным газом... При ближайшем рассмотрении выясняется, что некий баланс параметров смеси вещества, находящегося в "критическом состоянии" и не находящегося в оном состоянии, например, паровой котёл (вода и водогрейные стальные трубки) - является прекурсором-предшественником всех химических взрывов и природных катастроф.
  Удивительно другое: слои-границы критических состояний, например, в атомах химических элементов, в т.ч. полевых форм энергии, в т.ч. и теплоты - проявляют чрезвычайно высокую "прочность", правда, с разным физико-химическим содержанием этого понятия.
  Для работы с критическим состоянием вещества нужны новые идеи и постановщики задач - в совершенно новой аксиоматике. ТТС мог бы участвовать в локальных поисковых экспериментах, осуществляемых изобретателями термоядерных реакторов - "токамаках" Велихова.
  Дельта-импульсы Дирака и Концепция двух видов энергии, на удивление - хорошо - сопрягаются с Постулатом Гаутамы. Согласно этому постулату "каждая точка пространства-времени (благодаря дельта-импульсам Либри-Дирака) "знает" абсолютно все о других точках пространства-времени. Чем дальше точки друг от друга, тем слабее информационный импульс, но они содержат информацию о всей Вселенной. Проникнув в любой мир, ваше "Я" моментально станет его составляющей, оно словно примкнёться к памяти вселенского компьютера." В Концепции двух видов энергии импульс нигде не ослабляется он "мгновенен" - в предположении, что квантовая среда эфира -- безынерционна, беспространственна, безвременна, безразмерна и ещё множество "без". Концепция двух видов энергии объясняет это тем, что квантовая полевая среда Эфира всегда находится в т.н. "критическом состояния, в котором какие бы то ни было различия разнородных параметров материи-энергии -- "обнуляются". Нет в Эфире и "пространства-времени" - они также - проявления двух взаимосвязанных вида энергии.
  
  Глава 27. И ЕЩЁ ШТРИХИ К "ПОТРЕТУ" - А Я ВОТ ПОМНЮ...
  
  СТЕПАНОВ Г.А.
  А я, вот, помню, как Геша Килин каждый раз прибегал из Ижевска (17км) на смену пешком, а зимой на лыжах. Постоянно участвовал на лыжных марафонах в Ижевске среди людей старшего поколения. А Гребенченко (заядлый грибник), в грибную пору, уходил с работы домой пешком, для попутного сбора грибов.
  
  ГИТАРИН В.А
  А я, вот, помню, как Лопотышкин Александр с РМ-1 слегка помял свою машину (фару разбил ), потом сам восстановил, но так, что нельзя было определить, была она помята, или нет, и это еще до шпатлевки и покраски. Великий был мастер.
  
  ЮНОШЕВА А.
  А я, вот, помню, как иногда ломались автобусы на дороге. Сразу выделялись лидеры, которые стремительно пешком направлялись в сторону ТТС. Другая группа обязательно помогали чинить автобус, толкали, кого-то ругали, все в поту. Некоторые не выходили из автобуса и терпеливо ждали, когда придет другой автобус. Разные были люди.
  
  ГИТАРИН В.А.
  А я, вот, помню, как после праздника 8 марта начался снегопад, утренний автобус как то прорвался до Ижевска, мы уселись, доехали только до Металлургического комбината (тогда еще он не был построен) и застряли, обратно пошли пешком. В последующие дни Воткинский тракт полностью завалило снегом, на работу мы попали только 22 марта. Было это где то в 1969 году.
  
  СТЕПАНОВ Г.А.
  А я еще помню, как мы регулярно на 9 Мая приглашали наших ветеранов на Торжественное собрание, они делились своими воспоминаниями. Исаак Павлович из Марасан, токарь, всегда рассказывал, как он служил в Джунгарии в 1945 году, жили в палатках, и как китайцы утром выстраивались в очередь, чтобы тут же забрать в свои ведерки последствия утреннего туалета солдат. Кругом у них было чисто, не пахло.
  Потом им в столовой наливали "Сталинские сто грамм" (может и больше) - понятие, сохранившееся со времён Великой Отечественной - вполне соответствовавшее тому времени напряжённого труда, с которым ВМЗ и ТТС по-прежнему трудились.
  
  МАКСИМОВА З.М.
  А я, вот, помню, как мы трогались утром автобусом только после того, когда вторая нога Вячеслава Селегея наступала на входные ступеньки автобуса. Это означала, что до отправки осталось 3 секунды. Он еще успевал говорить "Что стоим, пора ехать". Очень часто они шли с Тухватуллиным З.А. не торопясь, вразвалочку. Это страшно бесило обычно уравновешенного Капитова Ю.Н,, и он стал приходить с маленьким радиоприемником. Результат: первый "пик" - они еще идут, второй "пик" - они у дверей, третий "пик" - зашел Тухватуллин, четвертый "пик" - зашел Селегей: "что стоим, пора ехать". Умора. Ехали они всегда стоя, места не всем хватало.
  
  ТУРАНИН Ю.В.
  Каждый года на хоккейный чемпионат мы организовывали тотализатор. Участвовали человек 60-80. Каждый нес 1 рубль, и прогноз на все матчи, отборочные в группах, все финальные. Была разработана система оценки угадываний - очки за угадывание счета, угадывание за забитые шайбы, штрафные за проигрыш и за каждый проигранную шайбу, все очень строго. Таблица с текущими результатами висела около туалета (мужского), хотя женщины тоже участвовали, и утром там было очень оживленно. Популярными были и первые вещевые лотереи: выигрышных лотерейных билетов было много. Помню, первый раз выиграли мешок авторучек, вместо них взяли их стоимость. потом полешка, но потом всё сходило на нет. Веселое было время.
  
  КАПИНОС Н.Н.
  А я, вот, помню, идем со столовой, о чем то говорим, вдруг Капитов Ю.Н, делает с места "обратное сальто" и говорит, "Во, хорошо стало, все на места", шагаем дальше.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  На очередном субботнике мы (ЭКБ) посадили перед 6 корпусом 4 елочки: по 2 по углам, по 2 шт. около подъезда. Через неделю смотрим, одна елочка высохла, о чем мне докладывает наш конструктор Иванов. Я говорю, возьми ведро, полей, выживет. А он говорит, нет. До спора не дошло, с начальством не спорят, в общем нехотя, но принес ведро воды. В конце дня, когда он ушел, я попросил ребят принести свежую елочку такого же размера, их росло много за 5 корпусом, что было сделано с охотой. На следующий день идем обедать группой, я говорю Иванову, посмотри, что там с твоей елочкой. Он прибегает, с "вытаращенными глазами", аж заикается. Хохоту было - а был он очень великий "спорщик". И такой же еще Голяшов. Жаль, что они уехали потом на Родину - в Пермь.
  - Выросли елочки, кроме той Ивановской, большие они теперь.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В 1990 году решили отпраздновать 25-летие ТТС, собрали всех "первооткрывателей ТТС". Приехал из Самары Логинов Ф.В., но не было Полушкина А.И,, Капитова Ю.Н. Подготовились капитально, установили стелу, которая стоит до сих пор, создали музей, показали ТТС во всей красе, в Актовом зале было много речей, все работники были вовлечены в это мероприятие. Это был план "А" "сухого года" - про тосты, песни и танцы в столовой нечего было и думать. Однако по плану "Б", разработанному мной, события развивались иначе. Торжественная часть в Актовом зале закончилась ровно в 16 часов. В этот день рабочий день тоже закончился для всех тоже в 16 часов, подали автобусы, и народ, как было всегда, уехали по домам. Я с трибуны объявил, что гостей мы везем в Ижевск к Вечному огню на экскурсию. Желающих присоединиться к этому мероприятию, было мало. Потоптавшись у Вечного огня, мы попрощались с гостями, автобус отпустили, но гости в сопровождении доверенных лиц прибыли в ресторан "Кама", где вскоре оказался весь руководящий состав ТТС. На славу погуляли и выпили немало.
  А в этом же году осенью гуляли в кафе в честь 20-летия ЭКБ-29. Ситуация аналогичная, нам выделили зал, где все уже было расставлено, двери снаружи подперли стульями, написали "Зал не обслуживается" и отгуляли неплохо.
  Я уже работал Главным инженером, но душа еще была в родном коллективе, потому в стенгазету ЭКБ по случаю его Юбилея написал заметку. Привожу в том виде, как было написано тогда:
  
  Глава 28. НЕМНОГО ИЗ ИСТОРИИ ЭКБ-29.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  В этот день вполне закономерно, что многие предаваться воспоминаниям, тем более и возраст уже к этому располагает. Однако вряд ли многие, даже те, кто считает себя ветеранами, знают, где "начало того конца, которым заканчивается начало". А дело было так!
  Был яркий солнечный осенний день 4 ноября 1965 года. В этот день Министр оборонной промышленности подписал приказ за номером 475, где возложил на ТТС разработку конструкторской документации на газогенераторы и проведение расчетно-теоретических исследований по ним. А вскоре, а именно 9 декабря 196 года, Директор завода Садовников В.Г. подписал приказ за номером 675 - об организации на ТТС исследовательского расчетно-теоретического сектора.
  Так, вот этот день 9 декабря 1965 года необходимо считать днем рождения ЭКБ. Но это как бы "осознанное начало", а до этого уже в пределах цехового техбюро пока еще неосознанно бурлила, кипела и начала уже давать пену мысль, носителем которой был Ю.В. Туранин. Его первым детищем был стендовый газогенератор 2М3ДГ, созданный путем "расчленения и последующего соединения" имеющихся конструкций уже в металле. Кстати, эту "дурную привычку" он не бросил до сих пор, так как многие конструкции носят этот отпечаток: ЭГ-21, ЭГ-36, ЭГ-72, ЭГ-52 и много других. Так что в конструктивном плане у начала ЭКБ был Ю.В. Туранин.
  Но конструкторское начало было не единственным, т.к. согласно двум упомянутым приказам на ТТС должен был быть создан "Расчетно-теоретический сектор: для научного обоснования того метода, который до сих пор является доминирующим в профиле работы ТТС.
  Первым начальником группы, а вскоре и первым начальником сектора был назначен Тухватуллин З.А. В 1968 году "в нашем полку прибыло" - из 32 отдела завода к нам присоединили конструкторское бюро В.С. Серова и несколько лет (до 1970 года) так и работали параллельно: бюро Серова В.С., сектор Тухватуллина З.А., группа Туранина Ю.В, а также техбюро Микрюкова П.А. Но времена были жестокими и после каждого сокращения штатов мы не досчитывались своих кадров. В конце концов, это привело к тому, что Владимир Сергеевич, видя, что стало "тесновато" ушел в необъятные просторы 1-го производства, где "бродит" до сих пор. Забегая вперед скажу, что "бродягу" Пархоменко А.П. нам все же вовремя удалось вернуть под родную крышу, а он ведь тоже из бюро Серова В.С.
  Одним из самых серьезных достижений ЭКБ тех лет было создание и отработка стендового газогенератора 2М31Г. Во-первых, эта конструкция была целиком наша, без заимствования идей и узлов. Особенно приятно, что эту конструкцию отказались разработать специализированные научные фирмы, а мы по молодости взялись за дело без колебаний. Это было коллективным созданием, мне никогда не забыть эту творческую атмосферу, которая царила тогда среди всех без исключения работников.
  Газетная заметка не дает возможности особенно распространяться, поэтому ограничусь теми творческими достижениями, которые являются яркими вехами на пути разработки в последующем 82 конструкций стендовых газогенераторов. Это, безусловно, 2М31Г, ТЗК, ЭГ-36, ЭГ- 46.
  Генератор 2М31Г самая габаритная конструкция, в которой были применены очень крупные и большерасходные смесительные элементы (форсунки) вопреки канонам мировой практики ракетостроения. Согласно господствующей теории генератор не должен был работать, а работает до сих пор.
  В конструкции ТЗК впервые в мировой практике решена задача ввода большого количества порошкообразных материалов в камеру сгорания с равномерным распределением порошка по сечению камеры.
  ЭГ-36 - это наше первое знакомство с высоким давлением, первая медная конструкция сопла, разгрузочная оболочка.
  В конструкции ЭГ-46, мне кажется, реализована конечная концепция таких конструкций: больше расходные смесительные элементы (форсунки), прочный с большой высотой форсуночный блок, простота конструкции.
  В исследовательском плане самым ценным достижением я считаю разработку для РМ-2 и РМ-4 - стапеля с двумя степенями свободы, предназначенного для крепления реактивного двигателя на бронеплите огневого бокса. Это позволяло измерять боковую составляющую осевой тяги двигателя, развиваемую газодинамическим органами, предназначенными для управления курсом ракеты. Удалось добиться снижения уровня колебаний и обеспечения необходимой точности измерений боковой составляющей тяги двигателя.
  Неоспоримым достижением было создание рабочих тел, моделирующих на ЖРД газовые потоки РДТТ, т.к. существующие до сих пор методы моделирования имели ряд недостатков: их не было в мире, появившиеся, как идеи, они были на практике либо неосуществимыми, либо в принципе не отображали свойства газовых потоков РДТТ.
  В ЭКБ были заложены основы высокоточных измерений параметров ракетных двигателей с применением ЭВМ для расшифровки результатов измерений сотнями датчиков - в режиме испытаний, поскольку продолжительность ручной обработки результатов измерений параметров параметров стендовых огневых испытаний уже превосходила продолжительность многодневной подготовки самих испытаний, и обесценивала сам факт проведения испытаний. Надо признать - новое внедрялось с трудом и в обстановке острой борьбы с производством номер 1. Это сейчас легко, нарисовал, а там уже ждут чертежей, а раньше это было гораздо труднее, т.к. всегда находились опытные производственники с великими эрудициями и даром критики!
  
  ВСПОМИНАЕТ ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  Перевели меня ведущим инженером на РМ-2, вместо Блохинова Н.А., который был назначен Главным инженером - в самый разгар эпопеи - "борьбы ЭКБ за получение хотя бы достоверных результатов измерений" боковой (управляющей) составляющей тяги на огневых стендовых испытаниях органов управления ракеты.
  Я пришёл к Блохинову с чертежами на изготовление поршневого гидроцилиндрического демпфера, предназначенного для "тушения" относительно низкочастотных колебаний силоизмерительной системы стенда. Выслушав меня, он всё это забраковал без обсуждения, и говорит: возьми в качестве демпфера "бэушную" бортовую рулевую машинку и проведи эксперименты, СРОЧНО! - Сказано-сделано.
  Собственные колебания силоизмерительной системы возбуждал ударом кувалдой по бронеплите, с регистрацией её колебаний на осциллограф. Частота и амплитуда собственных колебаний силоизмерительной системы уменьшились в два-три раза. Установка в перспективе трёх демпферов, ориентированных в пространстве взаимно ортогонально, в оптимальной ориентации, обещала вообще снять низкочастотные пространственные колебания системы. На мессдозу внимания не обращал, а зря: её ожидаемый гистерезис (расхождение градуировочной харектеристики прямого и обратного хода) возрос и стал откровенно "пространственным" (трёхмерным). Возникло множество безответных вопросов к струнному датчику типа СВ-3, в связи с тем, что отсутствие низкочастотных колебаний - "консервировало" инерционные составляющие сил трения в "шарнирах" (точках излома) силоизмерительной системы (осевой тяги реактивного двигателя). В перспективе замаячила неисчерпаемая "философская проблема" - как учесть влияние высоких частот работающего двигателя - на результаты измерений, как учесть взаимодействие ИЗМЕРИТЕЛЯ и ИЗМЕРЯЕМОГО ОБЪЕКТА. Учёные не стали эту проблему "решать в лоб". Для чего измерять какие-то отклонения? Чтобы управлять ими? Для управления достаточно подавать на органы управления сигнал, пропорциональный не только величине отклонения (даже хорошо, что оно достаточно большое), но и пропорциональный скорости и ускорению изменяющегося отклонения - основополагающий принцип технической кибернетики.
  В дифференциальном исчислении Лейбница-Ньютона - это первая и вторая производная функции-энергии источника энергии. Кстати говоря, число порядков производных большое, но не бесконечно велико. Оно ограничено числовыми значениями взаимно обратимых чрезвычайно длиннопериодических параметров полевой энергии, поэтому в антропоморфных восприятиях "постоянных" - это постоянные Планка и Авогадро. Но там замаячил новый "философский - толи вопрос, толи тупик". К сожалению, академикам РАН это не нравится, и этот вопрос не обсуждается. Но что же делать, Господа и Учёные?
  Продолжая удивление, необходимо отметить, что Природа, в лице "безынерционного, безвременного, безединичного (и ещё множества "без") Эфира", реализует весь бесконечный диапазон возрастающих порядков производных функции-энергии Эфира.
  Предположительно, именно благодаря этому все высокочастотные формы "хаоса" в динамике сменяются "статическими", т.е. чрезвычайно длиннопериодическими состояниями материи-энергии - управляемые довольно простыми законами кибернетики.
  Весь научный мир безуспешно "ломает голову", разгадывая "портрет Эфира" - почти бессмысленную формулу дельта-импульса энергии Либри-Дирака - необъяснимую основу технической кибернетики и систем автоматического регулирования энергетических процессов в Природе и технике, применяемую в технике чрезвычайно широко, но "де-факто".
  Всё это приводит некоторых учёных к предположению "поступательного хода детерминизма" в эволюции Человечества: из множества возможных вариантов свершения событий - всегда реализуется один.
  Инженер-образованец, старший лейтенант-инженер запаса РВСН - Гребенченко Ю.И. 2022 год.
  Ижевский Военкомат в то время призывал на воинскую службу младших офицеров запаса (добровольно): ряд инженеров ТТС согласились (Кожихов А. и др.), при моём согласии, я призвался бы в чине капитана-инженера.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Историю любого коллектива делают люди. Здесь мне хочется, чтобы очень уж не грустить, связать в одно целое и серьезное и смешное и, так уж быть, и грустное.
  В ЭКБ пребывало более 100 человек и сначала о тех, которые работают уже в других коллективах. Никогда не забуду Иванова В, Голяшова И - они очень были ценны вдвоем. Могли спорить 25 часов в сутки, при этом, по-моему, только Иванов мог залезть на потолок по стене, а Голяшов не мог! А может и наоборот! Веселые были времена.
  В то время большим генератором идей был Юрий Иосифович Портнов, мой бывший однокашник по институту. Он фонтанировал идеями, вперемежку с клубами табачного дыма. Ценность идеи находилась в прямой зависимости от стоимости "курева". Жаль, что тогда не продавались иностранные сигареты. Тем не менее, все было у него очень темпераментно! При нем я впервые начал употреблять валидол. Идеями он "доконал" двоих своих подчиненных: Гребенченко Ю.И. и Галеева Д.Т. Но они все же избегли участи Орлова Германа, которого Портнов очаровал, и по прихоти Портнова изучал Бержерона. Нас спасли работники СНИЛ ИМИ, которые забрали его к себе, там он защитил кандидатскую, за что большое им спасибо!
  Галеев Д.Т. возглавлял потом лабораторию М-6000, сейчас работает под Ленинградом. Прирожденный цепкий исследователь, я думаю, что он на новом месте сделает то, что не успел сделать у нас в коллективе. А Гребенченко Ю.И., большой умница, с очень творческим мышлением и глубокими знаниями, прямо "сгорал на работе" - я до сих пор жалею, что не смог его удержать в коллективе, он ушел в производство, а сейчас в Волгограде в Объединении ИЗОТОП, шлет вам привет! Но с тех пор у всех многое изменилось.
  Да, сравнительно высокие оклады и "спецпитание" за вредные условия труда манили в производство номер 1, и многие там застряли.
  Но вернемся к началу! Не было человека, кроме Железцова А.И. в ЭКБ, который лучше всех играл в волейбол. Был потом еще достойный его соперник - Сорокин В.В. В отличие от Железцова Сорокин мог хорошо играть в волейбол и после "бутылки" спиртнова. Последнее обстоятельство доставляло много хлопот руководителю ЭКБ, но все уладилось, он просто уехал под Ленинград, надеюсь, работает там где-то до сих пор.
  Не знаю, что объединяет в моем сознании таких товарищей, как Перевозщиков Г, Пивоваров, Кожихов А., но что-то общее между ними было. Пивоваров - это бывший летчик-испытатель.
  Инженер-механик Кожихов на ТТС срезу же почувствовал себя "не в своей тарелке". С его лица не сходило выражение искреннего недоумения: "и куда это я попал, и что это я здесь делаю, во что это я влип?" Наконец, соблазнился предложением Ижевского военкомата, и перешёл на военную службу, встречал его под Йошкар-Олой, в военной форме и в кедах: сапоги 46 размера ему тогда еще не нашли. Он работал на танкоремонтном заводе.
  Да, были люди в наше время! Пусть простят меня наши женщины, на веселой волне мне хочется вспомнить Зорину Людмилу (Люси, по народному) - симпатичную женщину, которая обладала великой способностью представлять события вчерашнего дня - таким образом, что они ни в коем случае не соответствовали истине. Наши мужчины отнесли это к оригинальности её мышления, как, впрочем, и у Портнова Ю.И. (он ведь и кандидатскую защитил) и доброжелательно сожалели об ее уходе из коллектива! Мужчины считали её, как, впрочем, и всех женщин ЭКБ - совсем не глупой и прекрасной копировщицей!
  У всех в этом не было ничего необычного. Все люди живут в своей "личной аксиоматике", как, впрочем, и всё живое на Земле, поскольку никто не может знать и уметь всё. Жизнь всех учит, "аксиоматика - жизненный опыт" постоянно корректируется, и, чем больше она соответствует реалиям, "почти всегда нереальным", тем человек успешнее. Вот опять потянуло на философию.
  Большую добрую память своим трудом оставили нам многие наши бывшие сотрудницы. Конечно, обо всех и не вспомнить, тем не менее, хочется назвать несколько фамилий, которых отличало искреннее желание хорошо работать: это Кварацхелия Нина Георгиевна, Жижина Нина Ивановна, Мерзлякова, Дресвянникова, Дударева, Маева и много других.
  Оставили добрую память своим творческим вкладом и другие сотрудники - Смолин, Князева, тот же Пивоваров - это люди, которые закладывали основы будущей вычислительной техники в цехе.
  В каждом коллективе бывают внешне неприметные, но настоящие трудяги, на которых охотно валят всю работу. В этой связи вспоминаются Зайцев, Данилов, Панкратов, . Некоторые работали в ЭКБ очень недолго, но успели оставить, я бы сказал, индивидуальный яркий след: Сентяков А.М., Железцов, Самойлов, Бузов, Сизов, Овечкин (я называю тех, которые уже не работают на ТТС), Да, каждый по-своему индивидуален: все они оставили глубокий след в наших сердцах. Мы их воспитали, и мы гордимся этим. Они, несомненно, будущие катализаторы эволюции общества.
  Работал у нас скромный товарищ Самойлов Миша, возглавлял комсомольский коллектив нашего цеха. При нем и при его помощи коллектив ЭКБ добился звания Лауреата премии Комсомола Удмуртии. Это было в 1967 году. Сейчас он директор завода газовой аппаратуры в Воткинске.
  Сизов В.К. - ответственный руководитель в отделе кадров завода! Тов. Железцов работник 112 отдела.
  Мы гордимся ими.
  Дальнейших Вам успехов, дорогие соратники!
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Много, очень много народу ушло из ЭКБ. И это говорит о кадровых трудностях. Причин много. Во-первых, высшее начальство своим вниманием никогда не баловало "интеллигенцию". Фактически работники ЭКБ были среди ИТР цеха самыми низкооплачиваемыми. Сказывалась политика партии в области оплаты труда: "Государство у нас пролетарское - соответствующая и политика в оплате трала" - разъяснил Секретарь Парткома завода. Несомненно, это было одной из первопричин того, что интеллигенция СССР поначалу поддержала "перестройку" М.С. Горбачёва - "всемирно косноязычного помощника комбайнёра - из Краснодарского края", "подкаблучника обаятельной Раисы Максимовны".
  Труднее нам давалось жилье и другие блага. Держались самые стойкие энтузиасты.
  В коллективе труднее всего было исследователям. ТТС оказался невероятным по плотности сосредоточения научно-технических проблем в области производства и испытания ракетной техники - приходившихся на долю каждого "дееспособного инженера". Число "креативных работников" (не только инженеров), делавших историю ТТС, всегда составляло десятки человек. Но всё зависело от первых лиц Руководства. Универсальной "всезнайкой" быть невозможно.
  Огромное число вполне "диссертационных научных тем", такое же число научных школ в СССР, постоянная смена научно-исследовательских тем НИР и ОКР и соответствующих хоздоговорных работ на проведение научно-технических экспериментов. Постоянно возникающие неразрешимые конструкторско-технологические проблемы. Постоянная смена заказчиков договорных работ - выполняемых под флагами нескольких десятков отраслевых НИИ. Круглосуточная работа инженеров и рабочих ТТС протекала во вредных условиях труда, только поэтому переработки регистрировались в журналах учёта. Достаточно сказать, что количество "сверхурочных смен" у каждого доходило до 90 дней в году - работали без выходных, без праздников и круглосуточно. Надо отметить, что ТТС в этом не была исключением: в "позднем СССР" - это было широко распространённым явлением, особенно в "оборонке" и на транспорте. Всё это не совмещалось с "научной карьерой на производстве", хотя Руководством приветствовалось и поощрялось доплатой 50 рублей в месяц - за учёную степень кандидата технических наук.
  В силу перечисленного, инженеры реально ("хочешь - не хочешь", "должны были", "кровь из носу"...) находились перед "должностной обязанностью-необходимостью" создавать нечто свое, которое гипотетически могло стать темой будущей диссертации, изобретения, открытия... В случае неисполнения - это приводило к личному осознанию инженером своего служебного несоответствия. Многие не выдерживали. Я считаю, что поэтому ушли от нас Смолин Г, Панус Б, Дорофеев Е., Галеев Д, Гребенченко Ю, Овечкин В... Многие увольнялись сразу же после поступления, поняв это - Кожихов А. и др. Но формальные причины увольнения назывались разные.
  В этом отношении наиболее зрелым среди исследователей был Давыденко Н.А.. Будь он до сих пор с нами, несомненно, защитил бы диссертацию, а вот в Москве что-то все тянет время.
  Отличными знаниями обладал Долбилов А.М., ну ему всего этого было мало, сейчас он изучает большую науку в Университете, читает лекции в УМИ, пишет, одновременно, дипломный проект по математике и готовит диссертацию по механике. Он, по моему, единственный, кто в радиусе 200 км, начал осваивать математику заново - с Лейбница-Ньютона. Полагаю, ему помогает совмещать такие героические поступки лечебное голодание, методы которого он постоянно совершенствует на практике. Польза двойная, т.к. при той частоте, применения этого метода, зарплата ему - почти что ни к чему.
  Долгое время не везло техбюро с начальниками. После Микрюкова П.А. что-то очень часто менялись начальники: Дерябин А.А., Непряхин, Сумин, Дегтярев, Сиялов Н.Ф. Каждый из них старался что-то привнести свое: Дерябин - определенно - прагматизм. Непряхин - человек с разносторонними интересами, кроме интереса к делам техбюро, был в общем-то весьма деловым. Тов. Сумину Б.С. для успешной работы не хватало отдельного кабинета. По его характеру ему не очень нравился вечно женский коллектив техбюро, но единственного мужчину тов. Татурова В.Н он извел.
  Дегтярев управлял техбюро играючи. Сиялов Николай Филиппович, самый серьезный из них, в техбюро почувствовал твердую почву и использовал его как трамплин для прыжка на следующую высокую должность - зам начальника ТТС.
  Всех начальников перетерпела наша уважаемая Галина Ивановна, полагаю, что она спокойно управляла всеми этими начальниками.
  Мои симпатии сейчас на стороне нового начальника техбюро Хуснудинова Габдулхамита Хайрутдиновича, который наиболее соответствует современным требованиям. И считаю сегодняшний состав техбюро самым сильным, самым способным на большее, чем то, что оно пока делает.
  Вот и незаметно перейдем к нашим повседневным делам. Куда деваться, хочешь не хочешь, приходится давать оценку тем, кто трудится в коллективе сегодня. Тут я считаю главное - не перехвалить! Это опасно вдвойне, т.к. каким-либо неосторожным замечанием можно нечто положительно-воспитательное перечеркнуть , а люди могут не простить.
  Как-то так получилось, что костяком теперешнего состава ЭКБ являются выпускники Ижевского механического института чуть ли с одного курса. Это Калимуллин И.Х., Степанова В.И., Баталова Н.И.. Третьяков С.И., Горбунов В.В. Я считаю, что это наиболее устойчивый состав, на долю их выпала трудная доля: эти товарищи очень длительный период несут основную нагрузку, которая несравненно тяжелее, чем это было в предыдущие годы. Если раньше в коллективе было свободное время у исполнителей, то сейчас "Журнал регистрации переработок" весь заполнен вторыми сменами, а Туранин Ю.В. уже не помнит, когда он был в последний раз в отпуске. Кроме упомянутых газогенераторов "ЭГ" ежегодно еще проектируется еще стендовая оснастка серия "ЭП" около 200 конструкций.
  Не представляю ЭКБ без неутомимой Степановой В.И., без упорства Баталовой Н.И., без преданности к делу Третьякова С.И., без универсального Калимуллина И.Х. Они как фундаменты зданий дореволюционной постройки, крепко держат на своих плечах конструкторское начало ЭКБ. Венчает этот фундамент тов. Пархоменко Александр. Порфирьевич - человек, который очень и очень на месте. Если бы не его строгость и требовательность канонам проектирования, но наши творения были бы неработоспособными.
  В настоящее время ЭКБ находится на подъеме. Пришла новая смена, скорее подмога: Ломаев, Петров, Хисматов, Килеев. Большая наша удача, что у нас опять работает Михайлов П.М. я бы сказал, играющий тренер, основная ударная сила. После долгой работы в ЭКБ, он неожиданно "рванул" в сторону, уехал в Волгоград на Атоммаш, где был чуть ли не главным конструктором, временами убегал на " великие стройки" в Удмуртии, но возвращался, слава богу! Днем и ночью за кульманом, если бы еще не спина, которая отравляет ему жизнь, то бы он и домой не ездил: в общем, работает неутомимо, не нуждается в руководящих указаниях, не терпит замечаний по проектам (Туранин подписывает его творения, не глядя), в общем, он у нас таран. Без Петра Михайловича трудно представить ЭКБ,
  Очень хорошо вписались в коллектив тов. Ломаев, Петров, набирают темп Хисматов, Килеев, свежую струю внесла в коллектив Тронина О.
  Я уже говорил о коллективе техбюро, но такие опытные работники как Быстрова Галина Ивановна, Никифорова Татьяна Германовна заслуживают гораздо большего, чем сейчас имеют.
  В коллективе ЭКБ незаметную роль всегда играла архивно-библиотечная и множительная служба . Очень работоспособный коллектив там сейчас подобрался. Очень большую работу выполняет Клавдия Петровна, показывая пример честного труда своим молодым коллегам - Стерховой С. И Лебедевой Н.О.
  Выше всяких похвал - тов. Горбунов В.В., теперь он один ответственный исследователь, пожалуй, самый уравновешенный из последнего поколения исследователей. Трудности еще его ждут впереди - коллектив в него верит и ждет с определенным нетерпением защиты им диссертации.
  Да, хороший у нас коллектив в ЭКБ. И очень жалко, в свое время этот коллектив покинули такие товарищи, как Серов, Копосов, Белоглазов, Дерябин, Черных, Поздеев, Шумилов, Вейс, Шлыков, Гитарин, Кузнецов, Вяткин, Береснев, Шумилов В.Ф. и многие другие из производства 1.
  С другой стороны, смотрите, как тесно было бы этим "колоссам" в этом малом коллективе ЭКБ. Остается только гордиться, что мы отдали лучших своих людей производству. Да этот процесс, к сожалению, закономерен, это беда малых коллективов, люди перерастают собственное бытие в таких случаях.
  Но грустить не надо! У нас есть еще Туранин Юрий Васильевич, и пока он будет возглавлять, то будет жить ЭКБ.
  Да здравствует ЭКБ, да чтобы все, кто читает эти строки, встретили 50-летие ЭКБ!
  
  Тухватуллин З.А. - взгляд в Прошлое из окна 2022 года
  
  Глава 29. НОВЫЙ ВЕК
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Новый век начался на ТТС не в 2000 году, а с того момента, когда директором стал Толмачев Дмитрий Викторович. Это было 2004 году, когда как раз я покинул ТТС. Это было время пробуждения России: Правительство уже могло управлять ресурсами страны. В оборонной промышленности стали финансироваться оборонные заказы, в т.ч. и ВМЗ, хотя завод уже очень сильно внедрился в "гражданку". На ТТС продолжали испытывать гражданскую продукцию (насосы ЦНС, редукторы РД-80, малые двигатели ракеты "Тополь-М". С 2005 года начали, наконец, заниматься утилизацией малых двигателей по программе утилизации ракет по договору СНВ-2.
  В последующие годы произошли очень большие изменения во всех областях деятельности ТТС - снова в направлении достижения статуса современного испытательного комплекса, идентификации ее, как неотъемлемой части технологического цикла производства современных баллистических ракет. Это, прежде всего, культура производства, строгий регламент проведения испытаний, жесткий контроль качества работ, обеспечение безопасности. Весь коллектив нацелен на выполнение основной задачи - проведения испытаний. Все остальное - "хозы-мозы", партизанщина и самострой, лишние непрофильные службы - ликвидированы. Не стало 2-х жилых домов, нет гаража, но кругом чистота и порядок. Все производственные помещения отремонтированы на уровне западных стандартов, территория содержится в идеальном порядке, подъездные пути в отличном состоянии.
  Нет проблем с кадрами, материально техническим и с финансовым обеспечением ТТС, нет и транспортных проблем.
  Исчезли навсегда гулянки в столовой, всякие Юбилеи, собрания, кляузы и жалобы, все чинно и благородно.
  Но это уже не моя история, об этом лет через 10, может быть, напишут другие, хотя там до сих пор работают кадры, с которыми мы начали эксплуатацию ТТС:
  - Туранин Юрий Васильевич - бессменный начальник ЭКБ-29, который всегда что-то проектирует, нет у него ни сада, ни огорода, ни машины, у него не нашлось времени, чтобы написать несколько строк воспоминаний для этой книги - башка у него занята другим. Практический все, что создано на ТТС - это его творенье, талантливый конструктор, его конек - это нетривиальное решение задач, когда другие не видят никакого решения вопроса, у него есть решение. У Толмачева Д.В. хватило ума, чтобы его не уволить. По моим расчетам ему уже за 80 лет.
  - Шумилов В.Ф. пришел к нам из завода. Прошло некоторое время, пока он понял, что ТТС - это не завод. Тут не ждут команды, а ищут сами работу, далее впрягся и потянул. Поставил "на ноги" механическое производство (5 корпус), сейчас у него современные станки, которых нет на заводе и заказы на производство сложнейших конструкций.
  - Гриценко Владимир Павлович- прекрасный исполнитель, творчески решает все возникающие задачи, ему надо правильно поставить задачу и не мешать. Будет сделано в лучшем виде.
  - Хисматов Марат Равильевич - был конструктором ЭКБ, взяли его в "Прикамтест", сейчас возглавляет Лабораторию испытаний техники на электромагнитную совместимость и является единственным исполнительным лицом в этой лаборатории, Таких лабораторий поблизости нет, единственный загруженный работник "Прикамтест". Если будет заказ, то испытает любое оборудование электротехники по требованиям обязательной сертификации. Универсал, таких сейчас мало.
  
  Глава 30. ЭПИЛОГ
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А.
  Книга была задумана как воспоминания работников ТТС под моей редакцией, однако мало кто откликнулся (вспоминать уже некому, поздновато мы начали это дело - многих уже нет в живых).
  Я проработал на ТТС 43 года (еще 12 лет на ином поприще), но годы работы на ТТС были самими счастливыми. Надеюсь, что и для других работников эти годы пребывания на ТТС были радостными. Несомненно, работники ТТС испытывали творческие вдохновения, подобные вдохновениям работников творческих профессий - артистов и писателей, художников и музыкантов, преподавателей и руководителей, наконец; как, впрочем, и людей всех профессий во всех видах деятельности россиян - в СССР-РФ.
  ТТС явочным порядком придала уральскому городу-заводу Воткинск исторический облик-статус - Научно-технического Центра советского ракетостроения, наряду с десятками аналогичных центров науки и машиностроения в СССР-РФ - на Украине, Урале, в Сибири и Дальнем Востоке.
  Как бы там ни было, неординарные личности - выпускники ведущих технических вузов СССР - "летели" на ВМЗ и ТТС, как "ночные бабочки" на испепеляющий огонь "костра" - познания непознанного в науке и технике СССР-РФ. Это было следствием множества молодёжных движений в СССР, которые, в своё время инициировали товарищи Сталин, Берия и множество их соратников - в режиме "ручного управления", т.е. всегда лично, персонально, индивидуально, жертвуя своим личным благополучием и жизнью. Некстати говоря, так работали, как полагал Контрольный мастер ОТК ВМЗ Селегей В.Я (признанный в своём кругу специалист по истории ВКПб-КПСС) - и товарищи Ленин и Троцкий.
  Ближе к Юбилею стало ясно, что действующее Руководство ТТС (какого-то заштатного 29-го цеха ВМЗ) совсем не заинтересовано в издании этой книги, а уж устраивать торжества по этому поводу - никто не собирается.
  Вот и пришлось обратиться к Интернету - а вдруг! - кто-то заинтересуется и найдет себя на страницах книги - родителей, дедушку, а то и бабушку, друзей, товарищей и сам пожелает дополнить книгу своими воспоминаниями, благо, в "Самиздате" Максима Мошкова книга может дополняться неограниченно - по объёму, и долго - по времени.
  Даже если один человек прочтет эту книгу - будем считать, свой труд не напрасным.
  "А не хлопнуть ли нам по рюмашечке?! Заметьте - это не я вам предложи первым." Это обменялись эмоциями персонажи популярного советского кинофильма о 50-х - "Покровские ворота" - режиссера Михаила Козакова и автора сценария Леонида Зорина - претерпевшие творческий взлёт-популярность и падение - обычное дело в любом обществе.
  "Отзывов-скрорговорок" читателей на книгу - соавторы книги не ждут. Но ждут пожелания читателей.
  О заинтересованности читателей можно судить по числу прсмотров книги. Число просмотров книги растёт, и за это соавторы выражают читателям свою искреннюю благодарнось. E-mail главного редактора - zufar38@yaномер dex.ru; zufar3838@mail.ru.
  
  Тухватуллин Зуфар Ахмадуллович, май 2022 г.
  
  Глава 31. ПОСЛЕСЛОВИЕ. МНОГОННАЦИОНАЛЬНЫЙ ФАКТОР.
  
  ТУХВАТУЛЛИН З.А., ГРЕБЕНЧЕНКО. Ю.И.
  Город Воткинск, ВМЗ-ТТС - несомненно, был прорывом в советском ракетостроении. Несомненно и то, что в этом прорыве определённую роль сыграл "многонациональный фактор".
  Русские, удмурты (вотяки), татары, евреи, чуваши, марийцы, мордва, манси, ханты, казахи, калмыки... - тысячи лет населявшие исконно свои территории - Поволжье, Урал и российскую Сибирь. Они привыкли жить в добрососедстве (опускаем из обсуждения относительно кратковременные междоусобицы) поскольку воевать было невыгодно: не было для этого оснований - природа была суровой, не было и богатств, наживаемых грабежом соседей, как это было в многоэтнической и даже в монорелигиозной колониальной Европе - якобы "светоче" демократии.
  В отличие от россиян европейцы, в союзе друг с другом веками грабили друг друга, своих и чужих соседей, как иноверцев, так и единоверцев, в т.ч. периодически ходили на Русь "по-шерсть, мёд и пеньку". См. 100 интернет-лекций Фурсова по истории России - "Русь", работу Тюндешева - "Хан Батый - основатель Российской Империи", а также ряд других российских исторических трудов на тему европейского исторического мифа о наличествовании на Руси "татаро-монгольского иго".
  Так случилось, что русские оказались самым многочисленным народом, МЕНТАЛЬНОСТЬ которого, вследствие многочисленности русских, стала "исторической, социальной и общественно-политической скрепой" многонационального, многоконфессионального населения Руси - бывшей Империи Хана Батыя - внука Чингисхана, объединившего в Империю два десятка "татаро-монгольских" ханств" Восточной Европы и Сибири - "ТАРТАРИИ". Отсюда и "ТАТАРЫ МОСКОВСКИЕ" - так в Европе называли послов царей-императоров - Ивана Васильевича, прозванного Грозным - первого русского Главного Белого Хана и Петра Первого, как это следует из европейских публикаций и из первой британской энциклопедии "Британика"...
  Самоназвание "татары" в Российской Империи ни у каких народов не было. Это название пришло в Россию из переводов европейских "исторических документов", из первой британской энциклопедии "Британика": "тартария" - в греческой мифологии "тартар" - ад, преисподняя - это всё, что на востоке Европы и за Уралом. По "относительному началу" ("окнчанию Великого переселения" народов Земли) это была Империя Чингисхана, протянувшаяся от берегов Атлантического океана - до Центральной Европы, составленная двумя десятками ханств. Некоторые из них на время становились главными ханствами, последним из которых - Главным - стало Московитское ханство, во главе с Белым Ханом Иваном Васильевичем Грозным, с которого, как полагают некоторые учёные, началась эпоха Российской Империи.
  
  Советские историки не распространялись на тему, куда делись бесценные архивы летописей возами вывозившиеся из православных российских монастырей по Указу Петра Первого в специальный Приказ, изданный им после учреждения Российской Академии Наук, заполненной немецкими академиками (об этом ниже).
  Со времён средневековья в Российской Империи, как и в Европе, науками и образованием населения традиционно занимались монастыри. Из Петровского Приказа русские летописи перекочевали в "европейские спецхраны", которые постоянно препарировались и "исправлялись". Российские учёные были вынуждены изучать историю Руси по европейским источникам об "истории Руси" (Ломоносов, Карамзин, Тютчев...), поскольку в "дикой России" "исторических наук и быть не могло - по определению", как полагала российская "дворянская интеллигенция" того времени. Но доступ в европейские "спецхраны" был открыт только учёным с проевропейскими менталитетами-убеждениями. Впрочем, в то время иных, исключая не многих, в т.ч. М.В. Ломоносова - в родном Отечестве было не много.
  Двенадцатитомный труд Н.М. Карамзина "История Государства Российского" - первый в историографии России - всколыхнул всю российскую общественность - дворянскую интеллигенцию, по преимуществу. Известно, что Карамзин писал "Историю..." на основании европейских исторических документов, поскольку отечественные практически были утрачены. Что стало с летописными архивами, вывезенными из российских монастылей - неизвестно, вернее, по множеству признаков они оказались в университетских библиотеках Европы и США.
  Строго говоря, дискуссия вокруг труда Карамзина не прекращалась, периодически возобновилась, в настоящее время - с новой силой. В книге Тухватуллина З.А. не распологает к историческии дискуссиям - только для изречений, которые мы разделяем. Поэтому опустим всё, но изложим главное и сошлёмся для читателей на известный источник об этой дискуссии: Козлов В.П. "История государства Российского" H.М. Карамзина в оценках современников. - М.: Наука, 1989 - 224с. ISBN 5-02-009482-Х. https://imwerden.de/pdf/kozlov_istoriya_karamzina_v_otsenkakh_sovremennikov_1989_text.pdf
  Н.М. Карамзин - масон, официальный историограф Российской Империи, возведённый в этот статус в 1803 году Указом Императора Александра I. В то время быть масоном какой-либо европейской ложи было чрезвычайно модным. Император наградил Карамзина за этот труд, и даже в советской наукометрии он был возведён в ранг абсолютного носителя "исторической истины". Но отметим, что удручает нас в той полемике. Можно сказать - это "краеугольный камень" общественно-политической сущности дворянской и прочей российской интеллигенции, суть которой сохраняется и в настоящее время.
  В дискуссии участвовала вся дворянская и иная ителлигенция России. Вся она, абсолютно вся (по современным патриотическм меркам) - менталитетам-характерм была проевропейской "до мозга костей", как, впрочем, и все императоры Российской Империи, начиная с Первого Императора Петра Первого, и включая всех великих деятелей революции - Великой Советской Октябрьской, за исключением Сталина.
  С тех пор и до настоящего времени правящая элита России, читай - чиновничество - остаются проевропейскими. Это неудивительно: в силу всегда прозападного образования, россияне почти всё знают об истории Европы, многое об отсталой Африке и Южной Америке, кое-что об Азии, что-то знают о себе, но совершенно не понимая себя, своё отличие от всех, прежде всего от европейцев, страстно стремясь быть похожими на них - это о правящих "дварянских русофобствующих" элитах, остающихся таковыми в подавляющем большинстве и в настоящее время - по ментальности.
  В настоящее время в обществе снова лукаво педалируется тема "монголо-татарского иго". В чём лукавство? - Снова и снова в трактовках европейской историографии. Ну и что?
  Никто и никогда не отрицал, что кроваые события были и в Еворпе, и на Руси. Да, как и европейские города, Москва и города Московитского ханства разграблялись нашественниками - как с Запада, так и с Юга и Востока, и у всех были свои национальные причины и герои.
  Но всегда надо ставить вопрос и отвечать на него - в каких пространственно-временных пропорциях и по каким исторических причинах всё это происходило? - Варианты оветов - читай 100 Интернет-лекций Фусова - "Русь".
  Опустим перечесление причин и пропорций, но приведём краткий вывод учёного, в чём концептуальное отличие в несовместимых и противоположных по знаку менталитетах "многонациональных моноконфессиональных европейцев" и "многонациональных многоконфессиональных русских" - нарушеющих баланс в обществе:
  - В Европе - "Богатство рождает Власть".
  - В России - "Власть рождает Богатство".
  Но не всё так прямолинейно: "теряющий Богатство теряет в Европе Власть, а в России теряющий Власть - теряет Богатство" - в обществе есть множество других отображений того и другого. Возможно, одной из главных причиной нарушения баланса в обществе и в природе являются - "знание и умение", дающие владельцам того и другое чувство уверенности и превосходства над подобными себе. Однако, согласно Теории Лебона, необычайно популярной на рубеже XIX-XXв.в у интеллигенции и политиков Европы и России - это проявление противоположных металитетов. Значит, что у "многонациональных русских" есть нечто более сильное. Это самое сильное в Природе эмоциональное качество, присущее всему живому - чувство принадлежности к семье, роду, народу, отечеству. Вывод Фурсова можно перефразировать абхазской поговоркой:
  - "Теряющий Родину - теряет всё!"
  Поэтому в обществе нет "предателей". Они назвыают себя "гражданами мира".
  Имея противоположные менталитеты, у них совершенно другая мотивация в жизни и в борьбе за своё "светлое будущее". По-видимиому на этой основе сформирована цивилизация англосаксов - США, Канада, Европа, Австралия, и они "насмерть" стоят на страже своего мира.
  "Третий мир" - это Южная Америка, Африка, Азия и аборигены Австралии, и бывшие рабы Америки. Они преисполнены ненавистью к англосаксам и мечтают о возмездии. И это закреплено на уровне менталитетов. Возможно ли примирение? - согласно теории Лебона - невозможно, возможно лишь временное перемирие.
  Всё это как-то не вяжется ни с догматами мрксизма-лнинизма, ни западного либерализма-демократизма. В священных книгах мировых религий, в т.ч. в Библии это названо многозначным термином "Апокалипсис", и наводит на печальный вывод:
  -Человек, пострадавший ОТ ПРАВДЫ, никогда не пойдёт на примирение с пострадавшим ЗА ПРАВДУ - везде, здесь и сейчас. Но возможно "временное перемирие" для накопления сил в грядущем противостоянии - делает вывод француз Лебон в своей "Теории менталитетов".
  Информационные завалы Истории и науки снова и снова требуют переосмысления и переписывания Истории. Но так в истории естествознания было всегда.
  
  Парадоксальный исторический факт: всемирно известная полная трудовая занятость населения в СССР оказалась невероятным по мощности - стимулом для творчества всех слоёв Советского общества, проявившимся во всех сферах жизнедеятельности россиян - множеством всемирно известных достижений, в т.ч. в оборонной технике, в т.ч. в авиации и ракетостроении. Это притом, что материальное благосостояние россиян было кратно хуже, чем в "благословенной Америке", и даже в периодически разрушаемой Европе, в которые ринулась вся либерально-демократическая тусовка Советского общества.
  В отличие от "буржуазных свобод" - "полная трудовая занятость" явила разительный контраст на фоне "рыночной конкуренции" во всех сферах жизнедеятельности людей. "Рынок" явился стимулом для возникновения в стране "системной коррупции" во всём мире, в т.ч. и в СССР. В последние годы жизни И.В. Сталина увидел, что от "рыночной прибыли" полностью избавиться не удалось, нельзя и, по-видимому, не нужно. Но "производительность труда" начала катастрофически падать. Поэтому на XIX Съезде ВКПб-КПСС Сталин провозгласил перестройку Советского общества. За это в 1951 году он был убит своими политическими противниками - бывшими соратниками в войнах с "троцкизмом" (в период индустриализации) и с "фашизмом" - в Великую Отечественную, которых возглавил Н.С. Хрущёв - коммунист с четырёхкласным начальным образованием, как его аттестовали политические оппоненты, свергшие его с "политического олимпа за хозяйственно-политическое скудоумие".
  
  Инженеры ТТС и СНИЛ, но может быть и учёные других учреждений, задаются вопросом, и полагают, что без ответа на него в Новой России - новая патриотическая идеология не возникнет. Вопрос и ужасное сомнение в следующем:
  Неужели причина взрыва "творчества народов" в СССР сокрыта в другом? - тогда она подлежит "немедленному открытию" учёными. Без этого формирование новой идеологии Новой России, по-видимому, невозможно.
  Со всей очевидностью в течение 30 лет в буржуазной России "взрывное творчество" в культуре и в науке не состоялось, как это набюлюдалось в эпоху Товарища Сталина. Но снова "ВДРУГ!" - следующие исторические факты, "неожиданно" проявившиеся на Украине, вследствие начавшейся 24 февраля 2022 года "Специальной военной операции" по освобождению Украины:
  - Обычные люди, поколениями живущие там, в течение 30 лет подвергавшиеся в "незалежной Украине" нацистско-бандеровской пропаганде и политическим репрессиям, из них более 8 лет в восточной части подвергавшиеся бомбёжкам и артобстрелам, унёсшим около 20 тысяч жизней простых люде, в т.ч. женщин, детей и стариков - не хотели покидать места своего проживания - в течение многих поколений.
  - На освобождаемых территориях украинцы не создают подпольные сопротивления, как это было в Великую Отечественную - в противостоянии немецким оккупантам.
  - Но именно на Западной Украине, как и в Прибалтике, подпольное сопротивление Советской Власти существовало до конца 50-х ХХ века, по-видимому, оно там появится вновь.
  ПРИМЕЧАНИЕ. Министр Внутренних дел Россисйской Империи Дурново после разгрома Наполеона-Бонапарта сообщал Александру Первому, и просил его не включать Западную территорию нынешней Укприны в состав Российской Империи из-за враждебного отношения местного населения к России. Тогда Император послушал его.
  - Почему 30 лет нацистско-бандеровской пропаганды (читай геббельсовской, через которую Украина уже проходила в 1941-1945 годах) - не срабатывают.
  Российские эксперты полагают, что большая часть украинцев многонациональной Украины (по-видимому, исключая западных украинцев) и россияне - имеют единый общероссийский, многонациональный, многоконфессиональный менталитет, который формировался на протяжении тысячелетия на генетическом уровне.
  Согласно "Теории менталитетов" французского учёного Лебона менталитеты-характеры людей наследуются генетически, поэтому неистребимы даже под страхом смерти. В течение тысячелетня совместного проживания народы России сохранили свои исконно исторические территории и стремление к добрососедскому совместному проживанию. Вот, что пронзительно пишет о русских менталитетах на Украине того и нынешнего времени современный Интернет-сайт - "Комиссар исчезает":
  
  @komissarischezaet
  
  Нацбаты Украины сдаются. Год 2022.
  
  Запад никогда не понимал, никогда не примет и всегда отторгает русских - на ментальном уровне.
  
  Взятие Мариуполя и судьба тамошнего Азова - это хороший повод поговорить о большой проблеме русского народа - проблеме ранга. Психологического самоощущения нации, которое прямо влияет на политическую картину конфликта.
  В Мариуполе победила Россия.
  Тысячи украинских солдат сдались в плен.
  В плен начал сдаваться и сам "Азов".
  Еще раз, они проиграли, а мы выиграли.
  Но как это странно звучит.
  Потому что выглядит все, тем не менее, так, что это мы проиграли, а они выиграли.
  Полностью разбитые, потерявшие город, где была их реальная и символическая база, зажатые в подземельях завода "АзовСталь" и чуть не пившие воду из лужи бандиты - всё равно, находясь "благоприятном плену", чувствуют себя в большей степени хозяевами положения, нежели те, кто их разнёс, загнал под землю и сейчас великодушно принимает в плен.
  Как так выходит? Это, повторяю, вопрос САМООЩУЩЕНИЯ людей.
  Как устроены - "высокоранговость украинцев", заимствованная ими у поляков, тоже специалистов по оформлению своих поражений в качестве побед, и "низкоранговость русских"?
  Есть два момента.
  
  Во-первых, украинцы воспринимают войну, агрессию, конфликт, вражду и ненависть - как норму, более того, как высокую честь борьбы со злом, а русские воспринимают все тоже самое - как повреждение своей психики и своей жизни.
  Русские воюют как бы нехотя, с надеждой на мир, с постоянными оговорками, что мы, мол, не хотели, но иначе никак, с усталыми вздохами, с чувством, что им приходится заниматься тяжелой и морально неоднозначной работой, оставляющей позади себя руины.
  И русский солдат - он, даже и победив, смотрит на эти руины, закуривает, садится на воображаемый "освобождённый пенек" и грустно говорит: "эх, херня какая".
  Это, кстати, ровно те же эмоции, что нам так хорошо известны по книгам и фильмам о Великой Отечественной, как, впрочем и по другим войнам, которые вела Россия. Мы воины поневоле. Мирные люди, которым пришлось воевать.
  А вот украинцы, прежде всего западные ("западенцы"), как, впрочем, и большинство европейцев, устроены совершенно иначе, и ведут себя "европейски-похожим" образом.
  Нацбаты "Азова" и прочие "нацики" - наслаждаются своей агрессией против беззащитных, издеваются над беззащитными, живут в своей агрессии, ревностно служат карателями-полицаями, но до тех пор, пока не получат сокрушительного отпора.
  "Сложить головы за други своя", как у русских - это не про них. Многие открыто исповедуют оккультные учения, демонстрируя наколки на теле и нашивки на одежде, словно бы клятвенно служат богам ада - "дьяволу", "бафамету", "марсу".
  Формально, будучи "жертвами нападения", они - среди разрушений и беспредела - стопроцентно в "своей тарелке", у них не "Баллада о солдате", а "Тарантино", Отто Скорцени, пираты Карибского моря - герои Голливуда.
  Англосаксы на генетическом уровне обрели страх утраты своего бытового благоденствия, но хотят драться и любят драться - чужими руками - "разделяй и властвуй" - это у них в менталитете. Это видно всему миру - не только по украинским фронтовым нацбатам, но и по бешеному агрессивному запалу украинских спамеров в соцсетях, которые лезут буквально везде со своей боевой пропагандой, чаще всего лживой, по сути.
  Русскому все хочется с украинцем "дружить", хочется "помириться" и "все объяснить". Ему хочется помечтать, что мы, мол, будем жить одной большой страной, забудем вражду, ведь было же, было. Вся история Украины, как государства, которого никогда не было до Великой Отечественной - свидетельствует: западный (по ментальности) украинец, напротив, и до всех нынешних событий - исторически всегда был настроен на уход в Европу, на разрыв с Россией.
  А кому меньше нужен другой, кто воспринимает конфликт, как естественную среду своего душевного обитания - у того и выше ранг, с его субъективной точки зрения. Впрочем, такое сравнение не имеет смысла.
  
  И вторая история. Уже не про отношение к противнику, а про отношение к себе.
  Легко заметить, что Украина замешана на самолюбовании. Как, впрочем, и вся Европа, и "гоношистые поляки" - в особенности.
  На постоянном - "а ля Кинг-Конг" - биении себя в грудь: "мы великие! мы герои! нас все обожают! мы всех победим! мы будем жить как в Швейцарии! нам дадут триллион долларов! нет, квинтиллион!"
  И этот национальный нарциссизм все время прёт даже в тех ситуациях, где все вроде бы складывается совсем печально, но - мы видим каждый раз, что упоенные собой люди, начиная с самого Зеленского, просто игнорируют реальность, выбирая картинку, где они лучшие, где они победители, и весь мир в их руках.
  Русская культура, напротив, предпочитает скромность.
  Русскому человеку как бы неудобно себя выпячивать, много говорить, позировать - и все эти торжественные жесты, улыбки, комплименты, риторические приемы и приемчики воспринимаются русскими то ли как жульничество, то ли как ненужная чепуха, словом, для России хвалить себя и любоваться собой - это вымученное, чужое дело.
  И мы видим, что даже Путин - с его-то возможностями, - не любит публичности, и невозможно представить, что он, как артист из Киева, будет ежедневно записывать какие-то ролики, нахваливая себя и своих.
  Мы не хотим сиять на пьедестале. Для этого мы недостаточно себя любим. Мы сомневаемся, мы с подозрением или иронией смотрим на павлинов. Хотим уйти в тень, сесть на пенек, вздохнуть, пробормотать: да ну, херня какая-то, эх.
  Отсюда и результат: нарцисс всегда имеет ранг выше, чем у закрытого человека, хоть бы и этот закрытый человек выиграл, а нарцисс - проиграл. Это отображается в поведении людей с противоположными менталитетами
  Можно ли - и, главное, нужно ли - пытаться каким-то неведомым образом менять русский характер? Пытаться сделать наш народ более напористым, агрессивным, самоуверенным?
  Думаю, это невозможно. Надо ли? Да и не хочется, если честно.
  Но тогда и удивляться не стоит, что украинские СМИ и украинский "Азов", сдав Мариуполь и сдавшись в плен, ведут себя так, словно бы они короли, или хитрят, лгут и верят - "себе на уме". А "многонациональные русские" - мариупольские победители - чувствуют только горечь и тоску от того, что им вообще пришлось вступить в бой, а теперь и восстанавливать разрушенное, как это всегда случалось в истории России.
  @Тг канал Комиссар исчезает.
  
  Глава 32. ВВЕДЕНИЕ В "КРИТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ВЕЩЕСТВА.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  
  "Исторический поток" научно-технических идей на Среднем Урале начал новый виток "конструкторско-технологической эволюции" в области создания новых преобразователей энергии. Обращаем внимание читателей - не источников энергии, а именно ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЕЙ энергии, ВСЕГДА СУЩЕСТВУЮЩИХ в Природе в виде ГРАДИЕНТНЫХ И ТОЛЬКО ГРАДИЕНТНЫХ - РУПОРНЫХ ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЕЙ ЭНЕРГИИ. Это может вдохновить Ю.В. Туранина и его единомышленников на новые конструкторско-технологические идеи-подвиги.
  Хоть бы одним глазом посмотреть на такую конструкцию - может спросить Юрий Васильевич.
  - Ну что ж, можно и двумя глазами:
  - Схема функционирования твёрдотельных, жидкостных, газовых, плазменных и полевых преобразователей энергии, чрезвычайно широко представленных в Природе - аналогична накачке энергией рукотворных оптических лазерных преобразователей световой энергии. Все объекты и среды вещественного мира обладают свойствами таких преобразователей. Живые организмы всегда владели такого рода преобразованиями энергии, являясь преобразователями, как, впрочем, и не живые объекты. Кое-что, в этом плане, в теории - изложено в физических справочниках - о конических магнитных ловушках заряженных частиц. В отличие от живых организмов, академические учёные ударились в крайность - изучают эти свойства энергии на ускорителях тяжёлых заряженных частиц - в преобразованиях традиционных форм энергии гигантской единичной совокупной мощности, в т.ч. - в "токамаках" - в русском произношении английского термина. Запад аплодирует российским академикам за достижения этой области. Не странно ли это? История свидетельствует, что это всегда происходит в одном случае, когда Россия вредит сама себе.
  - Область "критического состояния вещества" - "выстреливает" в сферическое пространство пакет дельта-импульсов Дирака. В общем случае - это обычный физико-химический взрыв - "обычное" высвобождение-материализация потенциальной энергии ЭФИРА - КВАНТОВОЙ СРЕДЫ ВАКУУМА. В отличие от них, рупорные преобразователи энергии - это "направленный взрыв" - направленное излучение пакета дельта-импульсов Дирака, например, в оптических лазерах. Иначе говоря, Природа умеет их фокусировать - в луч. Но к пониманию того, как Природа их фокусирует, учёные не приблизились в принципе, хотя инженеры-специалисты в области систем автоматического управления широко применяют эти импульсы, но вслепую. Проблема в том, что свойства дельта-импульсов настолько необычны, что для обращения с ними, их свойства не удаётся изречь в привычных терминах и понятиях классической физики.
  - Известно, что макропотоки вещества и лучистые формы энергии, например, электромагнитной, тепловой и световой - могут фокусироваться и излучаться импульсно. Но при этом тепловые и световые фотоны, каждая частица в отдельности - предположительно, продолжают изучать дельта-импульсы в окружающее сферическое пространство, предположительно, и внутрь себя, накачивая себя энергией эфира. Благодаря этому они существуют в вещественном мире. Об этом свидельствует неукротимое возрастание энтропии.
  Биофизики, разделяющие подобные идеи, отвечают на вопрос, что происходит с живыми организмами после смерти - следующим образом.
  - Продолжается преобразование-эволюция всех физико-химических и полевых компонентов их тел - в другие частотно-масштабные диапазоны энергии. Некоторые законы этих преобразований учёным известны, но далеко не все. Движение-преобразование энергии, составлявшей живой организм продолжается и распространяется в бесконечности, как большого, так и малого. Предположительно эти движения энергии реализуются, как движение встречных волн двух видов энергии. Их интерференция создаёт эффекты "стоячих волн". Отсюда ГОЛОГРАФИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЭНЕРГИИ, и ещё несколько тысяч килобайт информации на эту тему - в книгах Гребенченко Ю.И. со товарищи.
  Тем самым, как предполагают учёные, дельта-импульсы, обладая специфическими безынерционными свойствами, обеспечивают информационную взаимосвязь в Мироздании - всего со всем, что бы то ни было - мгновенно и в бесконечном дальнодействии... Но также предполагается, что дельта-импульсы энергии и сами участвуют в создании-формировании инерционных потоков энергии, в т.ч. в фокусировании световой энергии в лучи, также инерционные.
  Но главный вопрос, как присходит обретение безынерционными дельтаимпульсами энергии - её инерционных свойств? - "тайна сия велика есть". Над её раскрытием бьются все мощнейшие в мире военно-технические корпорации мира, по ряду признаков - безуспешно. Не даёт им Бог разумения - "ни нашим, ни вашим": по-видимому, Человечество ещё не исчерпало "Доверия Божьего", ждущего, что учёные "вот-вот образумятся".
  Как дельта-импульсы обретают свойства инерции, и делают ли это - доподлинно остаётся неизвестным. Тем не менее, учёные не сомневаются в существовании дельта-импульсов Либри-Дирака. Либри первым предложил в 1830 году математическую аббревиатуру для дельта-импульсов, названных "дельта-импульсами Дирака", который с Кронекером и другими учёными предложил какие-то математические действия с дельта-импульсами. Но для инженеров, в положениях классической физики, математические и физические действия конкретно с дельта-импульсами остаются лишёнными практического солержания, вследствие неизречённости их свойств. Тем не менее, в системах автоматического регулирования инженеры их применяют, хотя и вслепую, так как те почему-то работают.
  - Конденсация энергии эфира, предположительно, происходит путём обретения безынерционными дельта-импульсами свойств инерции. Мировые военно-технические корпорации в глубочайшей секретности работают над разгадкой процесса обретения импульсами свойств инерции, с целью управления-преобразования эфира, как энергии - в заданные формы материи-вещества. По-видимому, мировые светила науки тоже заблуждаются, полагая, что Эфир ИСТОЧНИК, а не сама ЭНЕРГИЯ. Заблуждаются или нет, не будем их разубеждать, но это считается возможным. Почему?
  - Потому что известны начальный и конечный - итоги этих преобразований - это всё, что человек наблюдает в качестве "начала" и "окончания" событий. Они описываются Соотношением Галкина-Волченко-Гончарова (ГВГ) - универсальной формулой, пригодной для отображения всех известных и неизвестных законов физикохимии. Её смысловое содержание: "векторное произведение параметров двух видов энергии - равно постоянной Планка. Из него вытекает представления-предположения о гипотетических предельных числовых значениях преобразуемых форм энергии. Что они такое?
  - Это "постоянные" Авогадро и Планка. Учёные предполагают, что они чрезвычайно "длиннопериодические" параметры двух видов энергии - взаимно обратные. В "динамике" они преобразуются резонансно, т.е. с избыточной мощностью, поэтому обратимо. Об этом свидетельствует неукротимый рост энтропии. Соотношение ГВГ отображает все известные и неизвестные формулы физико-химических законов.
  Российский учёный-практик Г.Я. Зверев показал, что все энергетические процессы в Природе и технике протекают резонансно, т.е. периодически и с избыточной мощностью, обеспечивающей их существование в природе. Периодичность процессов означает, что они протекают обратимо, т.е. не имеют начала и окончания. Здесь надо перечислить многие десятки имён всемирно известных отечественных и зарубежных учёных, рассуждающих аналогичным образом.
  Все периодические свойства энергии, периодические процессы в Природе и технике могут быть использованы в качестве часов, и практически все из них используются ДЕФАКТО - всеми объектами и средами Природы - "как данность, данная нам Природой в ощущениях". Мало кто удивляется тому, что показания разнородных часов могут быть пересчитаны в показания друг друга
  В этих рассуждениях физико-химический взрыв - не исключение: предшествующее предшествующее взрыву - начальное, а после взрыва - конечное - "статические" состояния материи-энергии. Они отображают различные частотно-масштабные движения-проявления энергии, которая продолжает эволюционировать в разнородных "пространствах" и "временах" - "заурядных" формах-проявлениях энергии. Некоторые учёные предполагают, что именно различные ЧАСТОТНО-МАСШТАБНЫЕ диапазоны придают инерционным формам энергии известные разнородные свойства и формы-проявления. В т.ч. это различные агрегатные состояния вещества, теплота, гравитация, электромагнетизм, свет и далее - в неограниченный перечень отображений энергии - бесконечности малого и большого...
  Но больше всего, всеобщий интерес учёных вызывает т.н. "критическое состояние вещества". Некоторые учёные полагают, что "подходящая аксиоматизация" этого состояния энергии - позволит освоить дельта-мпульсы в качестве преобразователей Эфира, как энергии. Проблема лишь в том, что в современной академической науке новые идеи-аксиомы оказались исчерпанными.
  Секретными стали не только новая эмпирическая информация, но и новые аксиомы-предположения. Западная наука чрезвычайно широко применяет это в отношении "третьих стран", в т.ч. применительно к России, хотя бы на примере широчайшей пропаганды Специальной теории относительности Эйнщтейна (СТО), несомненно, гениального "учёного-самоучки". Пропаганда СТО в СССР началась в первой половине ХХ века, продолжается в болонской системе буржуазного образования РФ и в настоящее время.
  А в заключение, для Юрия Васильевича - главное.
  Некоторые учёные полагают, что в различных частотно-масштабных диапазонах движения НОСИТЕЛЕЙ ЭНЕРГИИ, всегда волнового - проявляется одна и та же Сущность - ЭНЕРГИЯ - в различных разнородных проявлениях, в разных диапазонах - по-разному именуемых в науке и в мировых религиях.
  В этих диапазонах исследователи выходят их одних диапазонов, или входят в другие... и сталкиваются в каждом из диапазонов - с множеством чрезвычайно разнородных свойств-проявлений энергии, совершенно не присущих другим диапазонам. В разных отраслях классической физико-химии они имеют множество физико-химико-геометрических терминов и понятий. И вот здесь, Юрий Васильевич, ГЛАВНОЕ:
  - Множество физико-геометрических терминов и понятий, например - частота и размер-масштаб носителей энергии, стоячие волны - они же "слои энергии" и "спектральные линии", температура - она же отображение плотности, давления и другие свойства-проявления энергии, в т.ч. "пространства" и "времена" - "заурядные проявления" энергии в определённом "антропоморфном" диапазоне частот носителей энергии... Далее - весь энциклопедический перечень естествознания. ЭТО ВСЕГДА ЛОКАЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ЭНЕРГИИ. Утверждение следует из Принципа-Теоремы Анри Пуанкаре - "О всеобщей относительности", изречённой им на полтора десятка лет раньше Эйнштейна.
  - Более того, всё перечисленное - взаимно и периодически преобразуется, будучи экспоненциально взаимосвязано с любыми относительными изменениями несчётного множества других параметров энергии. Число всевозможных парных сочетаний учёные оценивают числом Авогадро, а в попарных взаимодействиях, в относительном числовом отображении - "атомом действия", атомом конденсации энергии эфира, атомом расширения "пространства-времени", "расширения-раздувания Вселенной" - постоянной Планка.
  Обращаем внимание Юрия Васильевича на то, что "парные взаимодействия" разнородных параметров энергии - КЛЮЧЕВОЙ ФАКТОР для объяснения множества ранее необъяснимых свойств-проявлений энергии, в т.ч. взаимосвязь и взаимную преоьразуемость постоянных Авогадро и Планка. Но можно ли экстраполировать "атом Планка" на всю Вселенную - большой вопрос. Некоторые учёные полагают, что нельзя, и обосновывают тем, эти "постоянные" - переменны в достаточном удалении от антропоморфного наблюателя. Из Принципа-Теоремы Пуанкаре следует, что это может случиться "ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС".
  
  Инженерам было удобно, что экспоненциальную взаимосвязь параметров двух видов энергии учёные связали с СОБСТВЕННЫМИ ЧАСТОТАМИ НОСИТЕЛЕЙ энергии. Это стало основой дифференциального и интегрального исчислений Лейбница-Ньютона. Например, экспонента является решением дифференциальных и интегральных уравнений. Более того, интеграл и дифференциал экспоненциальной функции - ни от чего не зависит и равен самой функции.
  Правда, в интегралах появляется т.н. "постоянная интегрирования". Некоторые учёные трактуют её, как следствие "расширения-раздувания" любого локального "пространства-времени" - всегда "антропоморфного"... Т.е. у всех объектов вещественного мира свои локальные пространства и времена. Учёные полагают также, что названные постоянные отображают современную эпоху расширяющейся Вселенной - относительно "бесконечно малой" точкой-частицей Мироздания.
  
  ИНАЧЕ ГОВОРЯ, постановка задачи создания "новых" источников энергии - это грандиозная философская ошибка-заблуждение академической науки, за которую Человечеству, по-видимому, придётся расплачиваться Апокалипсисом Апостола Иоанна Богослова, который, как следует из артефактов науки - исторических, геофизических, астрофизических... - в Истории Человечества случался неоднократно.
  
  ДАЛЕЕ КРАТКОЕ СООБЩЕНИЕ заинтересованным читателям о наших попытках движения в "непознанное" - в дельта-импульсы Либри-Дирака, правда, безуспешные, изложенные в монографии - Samlib.ru [g/gpebenchenko_j_i/265]: "Энергия - проявление сущности Сущего. Познание сущности Сущего. Поиски единства законов Космоса и Человечества", 2976kб.
  Но при этом без ответа остался главный вопрос. С него и продолжим: как безынерционные дельта-импульсы обретают инерцию?
   У дельта-импульсов есть необъятный объём информации о связи с инерционным вещественным миром. Это все числовые и качественные значения нгачальных и конечных значений параметров энергетических процессов, происходящих в природе и технике. В качестве моделей0отображений дельта-импульсов могут служить все проявления энергии, все доступные значения её изменяющихся параметров. Известны даже числовые значения пропорций преобразующихся взаимосвязанных параметров безынерционных дельта-импульсов и параметров инерционной материи. Известно, что они ни отчего не зависят, поэтому названы фундаментальными постоянными Планка и Авогадро.
  Но как безынерционные дельта-импульсы обретают инерцию, проявляясь материей вещественного мира? Для изречения аксиоматики этой проблемы необходим "мозговой штурм", как это практиковалось на ТТС в ЭКБ-29 Тухватуллина З.А. и в группе ведущих инженеров Блохинова Н.А. Однако продолжим.
  
  Аксиомы-гипотезы-предположения рождают ИДЕЮ. Только после этого учёные облекают её в теорему и теорию - после подтверждения наблюдениями, инженерной практикой и открываемыми на их основе законами Природы - законами физики, химии, общества, математической логики и философии. Всё, что изложено ниже, в т.ч. свойства дельта-импульсов Дирака необходимо рассматривать в преломлении в свойства геометрии псевдосферы Н.И. Лобачевского. Как? - это предмет отдельных исследований.
  
  ИНТЕРНЕТ-СПРАВКА. Николай Иванович Лобачевский (1792-1856). Геометрия Лобачевского - одна из неевклидовых геометрий, геометрическая теория, основанная на тех же основных аксиомах, что и обычная евклидова геометрия, за исключением аксиомы о параллельных прямых, которая заменяется её отрицанием. Но аксиоматика критического состояния вещества требует и других дополнений геометрии Лобачевского.
  Научно-педагогическая деятельность Лобачевского протекает в г. Казани в Казанском университете. Его деятельность весьма многогранна, и охватывает преподавание математики, астрономии, физики и лабораторные исследования. Будучи деканом физико-математического отделения, заведует обсерваторией и физической лабораторией университета. В 1826 г. Лобачевский представляет на факультете итог своих многолетних исследований, в котором изложил основные положения новой, неевклидовой геометрии. 1827 год стал вершиной административной карьеры математика, его избирают ректором Казанского университета. В этой ложности он проработал 19 лет. Как всегда было в Истории науки, деятельность учёного проходила в атмосфере противодействия оппонентов, недоброжелателей и жизненных испытаний, которые сделали Николая Ивановича всемирно известным учёным. По-видимому, это надо считать нормой человеческого жизнеустройства.
  
  Предположительно, предельно возможное число аксиом всегда равно числу Авогадро. Предположительно это число "энергетических импульсов" Дирака, кторые воспринимается в пакете. Предположительно, что каждый импульс "ветвится" - в каждой точке импульса, в каждой точке его отдельной траектории, описываемой гипотетической бесконечно малой частицей энергии, поэтому имеющей бесконечно большую собственную частоту, бесконечно малый размер-масштаб и бесконечно большую плотность создаваемой ими "квантовой среды" - эфира-вакуума. Поэтому среда, которую они создают, всегда находится в т.н. "критическом состоянии". Именно отсюда неразличмость дельта-импульсов в пакете. Отметим, что это свойство критического состояния вещества, открытое английскими учёными Ридом и Шервудом.
  Отсюда и гипотетические свойства, в т.ч. безынерционность-безвременность и безразмерность их физических и иных единиц. Они распространены на все известные полевые формы энергии, физико-химико-геометрические различия которых, обусловлены только различиями упомянутых диапазонов частот и размеров-масштабов частиц и объектов - носителей энергии. Предположительно, каждый объект, каждая частица вещественного мира - ИЗЛУЧАЮТ дельта-импульсы энергии "пакетами", с названным числом импульсов в каждом пакете, но в пакете излучаемых не одновременно. При этом каждая, не одновременно излучённая точка-частица "ветвления", снова и снова "ветвится" новыми пакетами с тем же числом дельта-импульсов энергии - одной и той же необъяснимой "Сущности Сущего".
  Предположительно, а в священных книгах мировых религий - утвердительно - все объекты вещественного мира, вследствие НЕНУЛЕВОГО ЗНАЧЕНИЯ возникновения "даты-времени" его материи-энергии, его локального участка - Вселенной, эволюция которой (которого) длится бесконечно - НЕ ИМЕЮТ ни начала, ни окончания.
  Вследствие этого БЕСКОНЕЧНО ЭВОЛЮЦИОНИРУЮЩИЕ ОБЪЕКТЫ ВЕЩЕСТВЕННОГО МИРА "ОБРЕЛИ СВОИ СУЖДЕНИЯ-РАЗУМЫ" - называй это как угодно.
  Однако в антропоморфном восприятии всё это - не имеет каких бы то ни было т.н. "научных основ". К счастью, учёные нашли "кое в чём" выход. Например, ничто в Природе не имеет АБСОЛЮТНЫХ ИСТИН И ЗНАЧЕНИЙ. Всё зависит от частотно-масштабных диапазонов, в которых пребывают "Наблюдатель" и "наблюдаемый" объект, или процесс вещественного мира. Но не только от этого: многое зависит от того, в каком относительно внешнем или внутреннем пространствах находятся тот и другой, поскольку эти пространства имеют существенно разные физико-геометрические свойства-проявления - как формы существования энергии (это отдельная тема классической физики). При этом из Принципа-Теории относительности Анри Пуанкаре, на полтора десятка лет более ранней, чем Специальная теория относительности Альберта Эйнштейна, следует, что никакой (никакие) параметр (параметры) материи-энергии - не абсолютны.
  В числовом отображении каждый из них может быть началом счёта объектов и "хода времён" - в разнородных "пространствах", в которых события протекают, в которых "пространства" и "времена" - это численно различные проявления "заурядных" параметров-проявлений полевых форм энергии, и не только полевых, но и вполне материальных. Например, с "точки зрения" Нейтрино - антропоморфный вещественный мир "прозрачен" для него. То есть, для него наш вещественный мир не существует, поскольку Нейтрино не взаимодействует с ним, т.е. для него наш "антропоморфный мир" представляет собой полевую форму энергии.
   Но именно поэтому все периодические процессы, даже в "субъективном антропоморфном" восприятии, могут быть использованы и используются для счёта хода времени. Поэтому показания разнородных часов любой физико-химической природы могут быть пересчитаны в показания друг друга.
  "Пространства" и "времена" - это полевые формы-проявления энергии - два, единственно возможным образом, взаимосвязанные вида энергии. Они отображаются функцией Эфира-энергии - производными этой функции: "нулевого порядка" - это количество энергии, и "первого порядка" - это скорость изменения количества энергии - гениальное открытие Лейбница-Ньютона, названное "дифференциальным и интегральным исчислением" - основа современного естествознания. Но это лишь одно из неисчерпаемых предположений, учитывая, что математическая логика позволяет рассматривать неисчерпаемую последовательность производных возрастающих порядков, каждая из которых может быть взята в качестве "единственно возможного" начала счёта порядков, а через них всего - что бы то ни было.
  Опасность "критического состояния вещества", как отмечено в тексте книги - в невозможности "абсолютизации" трактовок каких бы то ни было состояний энергии. Поэтому учёные и инженеры-исследователи, не понимая этого, смело работают вслепую, изобретая, довольно успешно, преобразователи энергии гигантских единичных мощностей, в т.ч. термоядерные источники энергии - "токамаки". И даже изобрели один из самых перспективных, как полагают инженеры, преобразователей полевых форм энергии - "рупорные преобразователи", на принципах работы которых, как предполагают биофизики, функционируют извилины мозга человека и животных, а "физики-лжеучёные" (они же "фрики") и "инженеры-образованцы" распространили это свойство энергии на локальные объекты, среды и процессы вещественного мира... - ВСЕГДА ЛОКАЛЬНЫЕ.
  Изучение свойств "критического состояния" вещества и "рупорных преобразователей" энергии - неисчерпаемы уже в существующих в приложениях. В том числе, например, неабсолютность понятия - "точность измерений" - объект "поклонения учёных", "недостижимый фетиш" инженеров-изобретателей прецизионной техники и измерительных приборов - любой физико-химической природы.
  
   ДЕЛЬТА-ИМПУЛЬСЫ ЭНЕРГИИ - НЕ ЕДИНИЧНАЯ ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
  Чем отличаются стайные животные от одиночных? Чем общество (общественность) отличается от индивидов?
  Индивиды способны реагировать только на ограниченное число факторов и их изменений - влияющих на жизнь отдельного человека. Осознанно это происходит чаще всего только на отклонение какого-то фактора, и интуитивно (на генном уровне), на ограниченное число качественных изменений - скорость и ускорение изменений, и не более того, именуемых в физике производными функции-энергии - количество энергии (производная нулевого порядка), скорость изменения количества (производная первого порядка), ускорение - скорость изменения скорости (производная второго порядка) - никогда более высокие порядки. Правда, в технике инженеры, а в теории учёные - широко используют производные многих, более высоких порядков в динамике, отображаемых собственными частотами и масштабами носителей энергии. Множество вопросов, возникающих у инженеров, снимается Принципом-Теоремой Пуанкаре - "неабсолютность, что бы то ни было". В т.ч. и началом или окончанием счёта порядков производных, и следствием этого Принципа - все взаимодействия в Природе выстраиваются в бесконечную ветвящуюся последовательных парных взаимодействий. При этом названия-параметры этих взаимодействий сводятся всего к двум взаимно-обратимым "геометрическим параметрам" - ЧАСТОТА И РАЗМЕР-МАСШТАБ носителей энергии.
  Коллективное общество, будучи Кибернетической системой, автоматически реагирует на всю совокупность множества факторов Природы и Жизни, на весь частотно-масштабный диапазон производных функции - общественной энергии - отображающих существование общества - семьи, рода, народа, государства.
  Решать проблему овеществления (материализации-конденсации) энергии дельта-импульсов, как единичную проблему, по-видимому, бесперспективно, поскольку с ней сопряжено множество неперечислимых "ветвящихся проблем": неисчерпаемые источники энергии, вечная жизнь индивида, баланс в преобразованиях энергии, хотя бы в масштабах Земли...
  В силу не абсолютности, каких бы то ни было параметров энергии, каждый из них может быть началом счёта чего бы то ни было. Вследствие этого предположения, учёные обнаружили, что все геометрии приводимы к геометрии Евклида, все объекты Природы являются периодическими состояниями энергии. В предельных состояниях они бесконечно длиннопериодические - статические состояния энергии, или бесконечно краткие дельта-импульсы энергии Дирака, у математика Либри имеющие "абсолютно нулевую" "продолжительность".
  Невозможность изречения приемлемых антропоморфных трактовок этих свойств дельта-импульсов энергии, в существовании которых современные разработчики и производители систем автоматического управления-регулирования, какими бы те не были, в том числе и ("искусственный разум"), а через них - вся мировая Научная общественность - НЕ ИСПЫТЫВАЮТ НИ МАЛЕЙШИХ СОМНЕНИЙ.
  Уважаемые читатели, если Вы об этом ничего не слышали - не стесняётесь этого. Так это и должно быть. Об этом даже в СССР знали или слышал не многие, только в силу полученного советского образования в области технической кибрнетики и вычислительной техники, и те, кто работал в "оборонке" - не в силу секретности этой темы, а в силу оглушительной "либерально-демократической" пропаганды "Теории относительности Эйнштена" - со стороны Президиума РАН. Не случайно СССР отстал в этй области от США и производителей микропроцессорной техники, по-видимому, невсегда..
  Но все ведущие иностранные военно-технические корпорации продолжают работу в этой сфере в глубочайшей секретности. Они полагают, кто первый освоит дельта-импульсы Либри-Дирака, тот станет Властелином Мира, т.к. именно это означает освоение эфира в качестве неисчерпаемого источника энергии в любых задаваемых формах конденсации его потенциальной энергии. Признаки прорыва у них пока не наблюдаются. Полагаем, прежде всего, потому, что они рассматривают Эфир в качестве источника энергии, а не самой энергией.
  Любой объект Природы и Общества может быть использован в качества "артефакта" - источника заданной информации-энергии, а также в качестве рупорного преобразователя этой информации - в соответствующие, единственно возможные формы энергии. Речь о том, что у каждого из объектов - свой уникальный локальный частотно-масштабный диапазон проявления энергии, заключённой в каждом из них.
  Возможно, это уже главная проблема естествознания при переходе Человечества в грядущий Технологический уклад, без перехода в который, т.е. без освоения дельта-импульсов, как носителей энергии бесконечно большой мощности, некоторые учёные предрекают Человечеству Апокалипсис. Утверждение-предположение, что дельта- импульсы энергии обладают такой мощность следует из выводов Советского геофизика Стажевского, изучавшего энергетические феномены тектонических процессов, сопровождавших движения тектонических плит земной коры. А именно - относительно малое изменение количества энергии в процессах контактирования сталкивающихся тектонических плит земной коры - приводит к высвобождению потенциальной энергии чрезвычайно большой мощности, как двух видов энергии, взаимосвязанных резонансно и обратимо. Количественные числовые значения пропорций-соотношений названных видов энергии соотносятся как числовые значения чисел Авогадро и постоянной Планка, приведённых к одному виду единиц физических величин энергии.
  Об Апокалипсисе следует сказать отдельно. Он может стать итогом эволюции Человечества, вследствие уже очевидных причин:
  - Высокомерные учёные мировых корпораций вслепую работают над увеличением гигантских единичных мощностей преобразований энергии в сфере энергетики, промышленности и вооружений. Работая вслепую, они неуклонно приближают Апокалипсис, т.к. работают с "критическим состоянием" материи-энергии, приближаясь к пропорциям-границам библейской катастрофы, не понимая этого. Но "страшилка" не только в этом.
  - Медленно, но неуклонно к "критическому состоянию энергии" развивается дисбаланс во всех сферах преобразований энергии на Земле и в околоземном пространстве, не только рукотворных. Неужели никто не понимает этого. В том-то и тревога, что понимают, а иначе почему американцы аплодируют учёным Европы, России и Азии за достижение в термоядерных реакторах "мифической температуры" в сотни миллионов градусов, сворачивая эти работы в у себя дома?
  К сожалению, Президиум РАН отечественным учёным, впавшим в "лженаучную ересь" - отказывает в признании их работы. Казалось бы, почему: ну и пусть себе "дурью маются". Ан нет: Президиум РАН создал при себе в 1998 году специальную Комиссию по противодействию "лженауке". Почему? - смотри кому выгодно.
  Комиссия РАН работает: весьма эффективно отодвигает научных конкурентов от государственной "финансовой кормушки". Впрочем, лжеучёные не отступают - сопротивляются, структурируются в негосударственные академии наук, существующие на членские взносы и многочисленные платные общественно-научные мероприятия - Российская Академия Естественных наук (РАЕН), Российская межвузовская Академия Естествознания стран СНГ (РАЕ) и ещё более десятка других "русскоязычных академий"... Какие мероприятия? Вот лишь одно из десятков:
  - Проводятся международные выставки учебной литературы. На четырёх выставках, проведённых РАЕ и Институтом переводов АНО в 2016 году - в Париже, Лондоне, Франкфурте на Мане, Москве - книга "Квантовый вакуум - постоянная опасность", авторы Гребенченко Ю.И., Галкин С.В., Будумян А.А. - получила четыре золотых медали. Более десятка соавторов-соратников Гребенченко получили предложение вступить в РАЕ. Я хотел вступить в Академию Космонавтики, но не прошёл по возрасту, и это правильно.
  
  В ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ЧАСТИ главы 32, в чём-то повторяясь, возвратимся к Пуанкаре, Лобачевскому и Туранину.
  Безынерционные дельта-импульсы Либри-Дирака - "свидетели потустороннего мира", и инерционные материальные объекты и среды "антропоморфного вещественного мира", согласно Принципу-теореме Пуанкаре "Об относительности всего Сущего" - отображают не абсолютные свойства-проявления ЭНЕРГИИ.
  Это означает, что дельта-импульсы не абсолютно безынерционны: частицы энергии, отображаемые гипотетическими импульсами Бесконечно велики по частоте, бесконечно малы по размерам-масштабам. Число этих частиц - несчётное множество, и среди них нет одинаковых, и их инерция в антропоморфном восприятии бесконечно мала. Это аксиоматическое утверждение надо дополнить и множеством других предполагаемых свойств, но приведём одно - плотность этих частиц бесконечно велика, поэтому их среда находится в "критическом состоянии", в котором утрачиваются все какие бы то ни были свойства энергии, и к ним неприложимы даже человеческие эмоции. Но именно в Библии утверждается: "Просите и воздастся вам, ищите и найдёте. Стучитесь и дверь отворится перед вами. Кто просит, получит; кто ищет, всегда найдёт; и откроется дверь перед тем, кто стучится". (От Матфея 7:7-8).
  Утверждение снимает для атеистов всякую мистику с дельта-импульсов, т.к. критическое состояние вещества - реальность классической физики. Но тогда надо кардинально иначе ответить на вопрос, тем не менее, снова аксиоматически - что такое ИНЕРЦИЯ, опуская из внимания заблуждения академической науки.
  Из приведённого утверждения следует:
  - Инерция - это не свойство и не проявление энергии. ИНЕРЦИЯ - ЭТО САМА ЭНЕРГИЯ. Она, как и Эфир - не источник энергии, он - сама энергия. Аналогично и в отношении ТЕПЛОТЫ - "температура" не параметр тепловой энергии, а сама энергии...
  К счастью, человек со своими приборами нашёл те границы, которые разделяют приведённые утверждения и принятые в академической науке, за которыми ИНЕРЦИЯ и ТЕМПЕРАТУРА в "токамаках" академика Велихова - не свойства-параметры-проявления энергии. Это те состояния энергии, в которых она существует как энергия - ИНЕРЦИЯ и ТЕПЛОТА.
   Стоит задача, как "почти нулевую" инерцию-энергию дельта-импульсов преобразовать из некоего частотно-масштабного диапазона дельта-импульсов - всегда локального, преобразовать в "соответствующий ему" "достаточно низкочастотный" заранее известный диапазон. Способы и технические реализации известны. Это рупорные преобразователи (РП) полевых форм энергии, это все известные атомно-молекулярные конструкции вещества. А чем Лобачевский и Туранин могут быть для гипотетического возрождения ТТС?
  - Как и во всех природных РП, некоторая часть дельта-импульсов буквально преобразуется в инерционную материю, причём автоматически и резонансно, т.е. единственно возможным образом и обратимо - в поток энергии, в т.ч. с обводами сужающегося тока жидкости, в виде - всегда идеальной псевдосферы Лобачевского, т.к. иное противоестественно - в струйных форсунках Туранина. Но не в универсальную геометрическую конфигурацию, типа "сверхзвукового сопла", а всегда в уникальное "тело вращения" с единственно возможным показателем экспоненты, образующей псевдосферу. Числовое значение показателя экспоненты иррационально, т.е. строго говоря, невычислимое с "абсолютной точностью". Это тоже антропоморфная проблема, которая может быть реализована, как в Природе - автоматически.
  В качестве необходимой "исходной аксиоматики" предлагаются свойства и числовые значения постоянных Авогадро и Планка и Соотношение Галкина-Волченко-Гончарва.
  ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ГЛАВНАЯ АКСИОМА: - ДЕЛЬТА-ИМПУЛЬСЫ ДИРАКА - они и есть та энергия, которая подлежит преобразованию-конденсации в грядущем Технологическом укладе Человечества. Она присутствует в каждой математической точке материальных тел, сред и антропоморфного пространства-времени - в виде стоячих волн несчётного множества геометрических конфигураций и спектральных линий - бесконечно большой плотности (в антропоморфном восприятии).
   Пропорции безынерционных дельта-импульсов, как параметров энергии, и параметры инерционной материи-энергии - отображены постоянными Планка и Авогадро. Произведение их числовых значений равно единице. Для этого единицы их физических величин надо привести к безразмерному, беспространственному, безъединичному виду. Пропорции этих видов энергии в лругих локальных частотных диапазонах отображаены другими числовыми значениями постоянных, которые носят другие названия.
  Самое удивительное во всём этом то, что безынерционные дельта-импульсы преобразуются-конденсируются в инерционную материю с избыточной мощностью. Эта ИЗБЫТОЧНАЯ МОЩНОСТЬ и есть ИНЕРЦИЯ-ЭНЕРГИЯ.
  Осталось понять, как инициировать дельта-импульсы энергии на преобразование-конденсацию в заданную форму энергии. Предположительно, для перевода "почти безынерционных" дельта-импульсов в инерцинные формы вещественного мира можно использовать один из ключевых факторов - ГОЛОГРАФИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЭНЕРГИИ. Так же гипотетически, они проявляются следующим образом:
  - Окружающее нас пространство, как и любое "множество других пространств" - составлено несчётным множеством локальных пространств - различных частотно-масштабных диапазонов носителей энергии - в тех пространствах. Это подобно тому, как наше антропоморфное пространство заполнено гравитационным, тепловым, электромагнитным и другими полями энергии, - которые изучает антропоморфная классическая физика.
  Все эти пространства, предположительно, образованы ГОЛОГРАФИЧЕСКИМИ КОПИЯМИ материальных объектов и сред - "мгновений" - читай дельта-импульсов - как нашего текущего настоящего, так и бесконечно далёких - "прошлого" и "будущего", учитывая, что согласно другим аксиоматически принятым положениям, бесконечно далёкие "прошлое" и "будущее" - существуют одновременно с каждым мгновением нашего "текущего настоящего". Они - локальные проявления энергии.
  Таковы способности Эфира, как Энергии, которые в необозримом будущем, никогда не будут доступными человеку по следующим причинам.
  Принцип-Теория относительности Пуанкаре - он же Принцип неабсолютности, что бы то ни было. Из Принципа Пуанкаре следует, что в Природе нет ничего абсолютного, равного, тождественного, одинакового, однозначного... Это означает, что ГОЛОГРАММЫ, ГОЛОГРАФИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ - также неабсолютны. В аббревиатурах Либри в бесконечно малом она кратна числовому значению основания натуральных логарифмов "е" в степени, численное значение которой "равно" нескончаемой лестнице" таких же числовых значений "е" в степени "постоянной" Планка. Аналогично и в отношение бесконечно большого - "е" в степени числа Авогадро. Проблема окончательно становится для человека неразрешимой, если понимать, что все упомянутые числа иррациональны, т.е. не имеют окончания. Однако Эфир умеет "вычислять" всё, автоматически и "мгновенно". Учёные даже знают почему.
  Предположительно потому, что все объекты и среды вещественного мира голографичны, в том смысле, что спектральный и количественный состав энергии, заключённый в каждом объекте - "ОДИНАКОВ", как, например, в Нейтрино и во Вселенной. Различия лишь в разной степени расширения или сжатия ("плотности") безынерционных дельта-импульсов энергии, среди которых по аналогичной причине нет "одинаковых". Но различия в них проявляются, когда они обретают инерцию.
  По-видимому, это означает, что неразличимые дельта-импульсы столь же разнообразны, как и разные сорта элементарных частиц энергии. Здесь надо сказать больше - среди несчётного числа частиц - носителей дельта-импульсов также нет одинаковых. Это не противоречит Принципу Пуанкаре.
  Всё это означает, что определённые сорта дельта-импульсов преобразуются в соответствующие материальные объекты и среды вещественного мира - всегда с избыточной мощностью, проявляющейся инерцией-энергией, обеспечивая их существование. Это означает также, что в преобразованиях известных инерционных форм энергии дельта-импульсы также участвуют в качестве посредников, предположительно преобразуясь друг в друга, точно также же как это со всей наглядностью происходит с объектами вещественного мира. Повторимся, дельта-импульсы всегда присутствуют в энергетических процессах как энергия.
  Если удастся изречь, как, например, преобразуется механическая энергия, совершающая т.н. работу - в теплоту, или световая энергия, поглощаемая телом, преобразуется в теплоту или в электрический ток, то можно будет обсуждать механизм преобразования определённого сорта дельта-импульсов, вычисляемого с помощью соотношения Галкина-Волченко-Гончарова - в какую-то форму инерции-энергии.
  Всё это - с точек зрения Эфира (квантовой среды вакуума) и Анри Пуанкаре (Принципа относительности всего Сущего). Здесь, к сожалению, нам не удаётся обойтись без собственных противоречий. А именно, академическая наука признаёт, что на информационную "абсолютную тождественность" голографической информации не влияют никакие метаморфозы с голограммами - носителями голографической информации любой физической природы. По-видимому, свойство голографичности надо заменить следующим аксиоматическим положением. Здесь повторимся: спектральный и количественный состав энергии, заключённый в каждом объекте - "ОДИНАКОВ". Т.е. различия обусловлены только разной степенью сжатия одного и того же количества энергии - всегда одинакового.
  В виду необъяснимости и неразрешимости некоторые противоречия из обсуждения опускаем, например, "непостоянства" относительных числовых значений "постоянных" Планка и Авогадро - ключевых параметров энергии в исследованиях свойств дельта-импульсов Дирака.
  - Наше пространство, вещественный мир, и все его объекты и среды заполнены бесконечно большим множествам голографических копий каждых "мгновений"- текущего настоящего, прошлого и будущего, каждое "мгновение" которых - отображается в своих локальных частотно-масштабных диапазонах - своими "плотностями-температурами и частотами" энергии, которые в разных диапазонах проявляются по-разному. Например, ход времени и скорость движения твёрдого тела, плотность и температура среды, гравитация и электромагнетизм...
  Согласно голографическим свойствам энергии, дельта-импульсы и объекты и среды вещественного мира отличаются только и только плотностью энергии в них, и голографические свойства энергии даже не зависят от их размеров-масштабов носителей энергии. Поэтому каждая "математическая точка", отображающая бесконечно малую частицу энергии, содержит в себе всю информацию о нашем вещественном мире.
  Предлагается следующая аксиоматическая схема преобразования-конденсации дельта-импульсов:
  Известен какой-то параметр энергии - всегда интегральный, аналогично которому исследователь желает получить искомое количество энергии заданной формы-проявления. По Соотношению Галкина-Волченко-Гончарова изобретатель вычисляет параметр дельта-имнульса - так же его интегральное числовое значение. Затем включает имеющийся "рупорный преобразователь" (РП) на этот режим конденсации эфира. Аналогами РП именуются библейские артефакты - "Ковчег Завета", "Копьё Судьбы", "Чаша Грааля", а в сказках разных народов - "ковёр-самолёт", "шапка-невидимка", "скатерть-самобранка", горшок-кашевар"...
  Параметры энергии всегда остаются интегральными отображениями - при любых дроблениях искомого на составляющие. Это означает, что ни в каких вычислительных процессах и реализациях необходимая точность получения искомого никогда не может быть достигнута. Поэтому эта схема, наверняка, не будет реализовываться, по меньшей мере, по причине того, что необходимая точность вычисление-реализаций никогда не будет известной и достижимой. Об этом свидетельствует тот факт, что все известные физико-геометрические и математические параметры - иррациональные числа, в т.ч. и натуральные числа, в том смысле, что они не абсолютные отображения чего бы то ни было - всегда достаточно загрубленные. По-видимому, Эфир тоже не знает, но умеет реализовывать автоматически. Это и есть то свойство дельта-импульсов, которое остаётся неизречённым - ни в науке, ни в религиях.
  
  - "Какой бред!" - скажет Юрий Васильевич Туранин, и будет прав, но не абсолютно. Например, аналогично "думает" и Нейтрино: мы "прозрачны" для него, т.е. не существуем. Но так полагает и академическая наука.
  
  Обратите внимание, уважаемые читатели, на любое материальное тело или среду - они именно то, во что дельта-импульсы-энергия на ваших глазах преобразуются с бесконечно большой частотой, обеспечивая их существование в Природе, вернее, в нашем локальном антропоморфном пространстве. Как и почему материализация дельта-импульсов происходит? - "Тайна сия велика есть - такая же как по отношению ко Христу и Церкви" - из послания апостола Павла к Ефесянам (Библ. 5:32).
  
  Может быть, мы заблуждаемся. Скорее всего, так оно и есть. Однако никто не может отрицать, что эволюция техники и рукотворных преобразователей энергии в направлении гигантских единичных мощностей, в т.ч. военных - в совокупности соизмеримых с мощностью "единичного" природного преобразователя энергии - Земля - ведут к Апокалипсису Иоанна Богослова. Это следует из естественного разбаланса энергии Земли в целом, кстати говоря, периодически возникающего и без вмешательства человека (опуская мифы об Атлантиде) сбалансированного с энергией Солнечной системы. Например, астрофизики констатируют, что с периодичностью 3-4 миллионов лет вулканическая деятельность "почему-то инициируется одновременно" на всех планетах Солнечной системы.
  
  К сожалению, ТОЛКОВАНИЯ и ТРАКТОВКИ первооснов Бытия, Природы и базовых положений классической физикохимии, кем бы то ни было, в Истории Человечества - неизменно сводятся некоему ЕДИНСТВУ "НЕПОНИМАНИЯ" первооснов окружающего человека вещественного мира. И "непонимание", по-прежнему, остаётся неизречённым в отношении "НЕПОЗНАННОГО" - не имеющего начала и окончания - ЭНЕРГИИ. Мировая научная и религиозная общественность бьётся над "изречением непознанного", но тщетно. По-видимому, Бог не даёт "учёным тварям" "познать непонятные первоосновы своего БЫТИЯ", по-видимому, пока Человечество не избавится от своей глобальной греховности - ненависти к себе подобным и не подобным - препятствующим извлечению прибыли Мирового капитала .
  Читатели и сами могут убедиться в этом, сравнивая эти трактовки. Вот некоторые из множества существующих, которые приведём в качестве Интернет-справок.
  
  - АТОМ ДЕЙСТВИЯ и ЭНТРОПИЯ. Многие современные учёные полагают, что накопленная в естествознании сумма знаний свидетельствует о возможности протекания в природных и технических системах энергетических процессов, в которых преобразующееся количество энергии явно превосходит энергию, которую гипотетически можно было бы подвести в системы извне, из каких-либо известных источников. Об этом, например, свидетельствуют ненулевое числовое относительное значение атома действия-энергии - фундаментальной физической постоянной Планка и неукротимый рост Энтропии. Энтропия - поворот, превращение - функция состояния термодинамической системы, характеризующая направление протекания неистребимых самопроизвольнопротекающих процессов рассеяния энергии - запасённой, заключённой, всегда имеющей место быть в этой системе - в тех или иных формах и количествах.
  
  - ЭНТРОПИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЗИКЕ (от греч. entropia - поворот, превращение, действие) - это часть внутренней энергии замкнутой системы или энергетической совокупности локальных структур Вселенной. Эта часть "внутренней энергии", которая почему-то не может быть использована полностью в какую-то заданную форму В частности она не может перейти или быть преобразована в механическую работу. Точное определение энтропии производится с помощью математических расчетов. Наиболее отчетливо эффект энтропии виден на примере термодинамических процессов. Так, тепло никогда совершенно не переходит в механическую работу, одновременно участвуя в преобразованиях в другие виды энергии, которые, в свою очередь, продолжают преобразовываться другие виды. Учёные полагают, что это происходит нескончаемо, а математики предложили модели этих преобразований, в основе которых лежит дифференциальное исчисление Лейбница-Ньютона. При этом почти всегда опускается из обсуждения откуда берётся наскончаемый запас внутреннейэнергии.
  Примечательно, что при обратимых процессах величина энтропии остается неизменной. А при необратимых, наоборот, "энтропия" неуклонно возрастает, причем этот прирост происходит за счет уменьшения механической энергии. Следовательно, все то множество необратимых процессов, которые происходят в природе, сопровождается уменьшением механической энергии, что в конечном итоге должно привести к всеобщему параличу, или, говоря иначе, "тепловой смерти".
  Учёные полагают, что такой вывод правомочен лишь в случае постулирования тоталитарности Вселенной, как замкнутой эмпирической данности, т.е. конечности запасённого количества энергии. Христианские теологи, основываясь на энтропии, говорили о конечности мира, используя ее как доказательство существования Бога.
  Философский энциклопедический словарь. 2010.
  
  - ЭНТРОПИЯ В СТАТИСТИЧЕСКОЙ ФИЗИКЕ (греч. ἐντροπία - поворот, превращение, действие) - функция состояния термодинамической системы, характеризующая направление протекания самопроизвольных процессов в этой системе, и являющаяся мерой их необратимости.
  Понятие ЭНТРОПИИ введено в 1865 Р. Клаузиусом для характеристики процессов превращения энергии; в 1877 Л. Больцман дал ему статистическое (вероятностное) истолкование.
  При помощи понятия энтропии формулируется второе начало термодинамики: "энтропия термоизолированной системы всегда только увеличивается", т.е. такая система, предоставленная самой себе, стремится к тепловому равновесию, при котором энтропия максимальна. Важнейший вопрос классической физики остался не заданным и неизречённым - ОТКУДА В ИЗОЛИРОВАННОЙ СИСТЕМА БЕРЁТСЯ ЭНТРОПИЯ, которую следует трактовать как энергию?
  В статистической (вероятностной) физике энтропия выражает неопределенность микроскопического состояния системы: чем больше микроскопических состояний системы соответствуют данному макроскопическому состоянию, тем выше термодинамическое.
  Вероятность и энтропия последнего: Система с маловероятной структурой, предоставленная самой себе, развивается в сторону наиболее вероятной структуры, т.е. в сторону возрастания энтропии. Это, однако, относится только к замкнутым системам.
  Вот тут-то, наконец, термин "вероятность" обрёл своё "ДВУЕДИНСТВО". Вот здесь, наконец-то, произошло слияние взаимно-противоложных, исключающих друг друга свойств-проявлений-качеств-количеств энергии, которые мы в своих книгах назвали, не нами придуманными - ДВУМЯ ВИДАМИ ЭНЕРГИИ - проявляющихся в следующих крайностях:
  НЕВОЗМОЖНОСТЬ и ДОСТОВЕРНОСТЬ, СЛУЧАЙНОСТЬ-ВЕРОЯТНОСТЬ и ДЕТЕРМИНИЗМ, ХАОС и ГАРМОНИЯ ПОРЯДКА, СТАТИКА и ДИНАМИКА, НОЛЬ и БЕСКОНЕЧНОСТЬ, БОЛЬШОЕ и МАЛОЕ, РАЗМЕРНОСТЬ и БЕЗРАЗМЕРНОСТЬ, БЕЗЫНЕЦИОННЫЙ ДЕЛЬТА-ИМПУЛЬС и ИНЕРЦИЯ-МАТЕРИЯ, ТОЧНОСТЬ и ИЗМЕРЕНИЕ, ВСЁ и НИЧТО, ВСЕГДА и НИКОГДА, ПРОШЛОЕ и БУДУЩЕЕ...
  Это то единство идей и понятий, за что первым среди людей публично был живым сожжён несчастный монах Джордано Бруно.
  Филиппе Джордано Бруно (1548-1600), итальянский философ и поэт был казнён за то, что утверждал в публичных диспутах, в которых не было ему равных:
  - "Природа либо есть сам Бог, либо Божественная сила, открытая в самих вещах".
  - Развивал идеи внутреннего родства и совпадения противоположностей: в бесконечности отождествляются и сливаются - прямая и окружность, центр и периферия, геометрическая форма и материя.
  - Полагал, что существует единица бытия - монада, в деятельности которой сливаются объект и субъект, телесное и духовное, высшей субстанцией для которых есть "монада монад" (система систем, надсистема - термин современной кибернетики).
  Во время пыток монах, несомненно, каялся, но приговор не был смягчён. Бруно не был помилован Ватиканом и 400 лет спустя, как Галилей и другие еретики науки, поскольку обвинял иерархов Католической Церкви в узаконенной коррупции - "индульгенции" - отпущение грехов за деньги. Это преступление перед Мировым Капиталом не имеет сроков давности.
  
  - В теории ИНФОРМАЦИИ энтропия рассматривается как мера недостатка информации в системе. В кибернетике при помощи понятий "энтропии" и "негэнтропии" (отрицат. энтропии) - выражают меру организованности системы. Будучи справедливой применительно к системам, подчиняющимся статистическим (вероятностным) закономерностям, эта мера, однако, требует большой осторожности при переносе на биологические, языковые и социальные системы. И не только. Например, попытки в середине ХХ века распространения статистических моделей движения энергии в геометрическую планетарную модель атома Резерфорда-Бора оказались безуспешными.
  Лит.: 1. Шамбадаль П., Развитие и приложения понятия энтропии. [пер. с франц.], М., 1967.
  2. Пирс Дж., Символы, сигналы, шумы, [пер. с англ.], М., 1967.
  3. Философская Энциклопедия. В 5-х т. - М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960-1970.
  4. А.Н. Власов, С.В. Галкин (к.т.н.), Ю.И. Гребенченко, О.В. Ольшанский, О.О. Тужиков (д.т.н.). - Волгоград: издательство "Принт", 2008. - 336 с.: ил. Оригинальный текст книги можно скачать в Интернет-библиотеке techlibrary.ru.
  
  - ТОЛКОВАНИЯ-ИЗРЕЧЕНИЯ священных книг мировых религий, в т.ч. в Библии - на группу стихов - Исх: 3:14-14 - сводятся к следующему толкованию "неизречённого":
  ЭНЕРГИЯ - "это вечная и неизменная Природа, которая есть Бог, имеющий в Себе Самом причину бытия": "я не есть сущность от Сущего, я есть Сущность Сущего".
  
  МИРОВОЙ КАПИТАЛ ведёт Человечество к Апокалипсису, т.к. добровольно не допустит обнуление ПРИБЫЛИ, т.к. это неуправляемое интегральное "свойство-проявление" общественной энергии Человечества. Обнуление "прибыли" в грядущем Технологическом укладе Человечества - гарантировано по следующим гипотетическими причинам:
  - Это вечные источники заданных форм и количеств энергии, вечная жизнь любого индивида, вечная эволюция жизни в избранном направлении, вечная сбалансированность "добра" и "зла", вернее, неразличимость того и другого - привычность, равнодушие, безразличие к тому и другому...
  Но захотят ли так жить люди? При ближайшем рассмотрении ПРИБЫЛЬ - всего лишь градиент какого-то параметра - одного из несчётного множества проявлений-движений "общественной энергии" Человечества. "Куда идём мы с Пятачком - большой-большой секрет" - Б.В. Заходер, песенка Вини-Пуха, 1969г.
  Историки, политики, чиновники и другие служители Власти задним числом наполняют мировые революции, войны и другие страдания народов - философскими первопричинами. Победители, они же носители Власти, опровергают своих оппонентов и себя, заблуждаясь или искренне веря, в своё превосходство над всеми, подменяют обсуждение разновекторных исторических событий обсуждениями ЗАУРЯДНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЭМОЦИЙ, поскольку только они доступны для понимания большинству людей. Власть создаёт в Обществе информационно-интеллектуальную сферу бытия - человеческого общежития - в виде системы законов и правил, в произведениях культуры и истории, науки и техники, экономики и политики. Власть имущие, периодически деградируя и возрождаясь, они являют себя Человечеству в качестве мировых классиков дел и красноречий, объявляя себя глашатаями-носителями "абсолютных истин", уничтожая инакомыслящих и оппонентов - функционирует по законам кибернетики, в качестве Главного регулятора большой кибернетической системы..
  
  ГЛАВА 33. ПАМЯТКА ЧИТАТЕЛЯМ. Критическое состояние вещества и свойства дельта-импульсов энергии Дирака - ключи освоения потенциальной энергии Эфира. Только эмпирические факты, трактовки, и следствия из них: экспериментальная проверка материализации дельта-импульсов Дирака, КАК ЭНЕРГИИ - на огневых стендах ТТС - цеха 29 Воткинского машиностроительного завода. Дело в том, что сверхзвуковые потоки газа РДТТ можно изучать на дозвуковых потоках газа и в средах с разными плотностиями-температурами и даже в разных агрегатных состояниях и в разных частотно-масштабных диапазонах носителей энергии - с прицелом входа в свойства критического состояния вещества и дельта-импульсов Дирака.
  ПРЕДИСЛОВИЕ.
  Вещество, находящееся в критическом состоянии, всегда "окружено" каким-то СЛОЕМ ЭНЕРГИИ, который учёные трактуют в качестве "геометрической границы". То и другое в классической физикохимии - может иметь чрезвычайно разнородные содержания-отображения-трактовки. Область критического состояния вещества, часто именуется учёными - "пространством", содержание которого аналогично некритическим состояниям вещества - объём, количество, масса, плотность, поле... - все трактуемые в качестве форм-проявлений энергии. Они могут иметь чрезвычайно разнородную физико-химическую природу - и геометрию-конфигурацию, разнородность которых обусловлена только различными частотно-масштабными диапазонами носителей энергии. Учёные полагают это утверждение эмпирическим фактом. Все это основано на "антропоморфной аксиоматике" Классической физикохимии - породившей множество названий и трактовок для каждого "элементарного случая" - свойства-проявления энергии. Это они вместе с наблюдаемыми объектами-процессами Природы составили множество научных дисциплин классической физикохимии, число которых продолжает множиться, утрачивая "тонкие границы", и даже "плавно" перетекают в гуманитарные сферы бытия Человечества. Некоторые учёные называют гуманитарные науки - отображениями движения "общественной энергии" Человечества.
  Обратим внимание читателей на "аксиоматически принятый факт", что в критическом состоянии находится только какое-то "относительно внутреннее пространство" - вещество, среда, пространство, объём, масса, количество - которые Наблюдатель "рассматривает" из взаимно внешнего к ним пространства. Свойства взаимно внешних пространств имеют существенные "физико-геометрические различия.
  Наш антропоморфный вещественный мир составлен из несчётного множества "внутренних пространств", всегда заполненных какой-то формой энергии, материя-энергия-энергия в которых находится в разной степени "достигнутости" критического состояния. Это утверждение следует из Принциапа-Теоремы Пуанкаре: "критическое состояние" материи-энергии не абсолютно. Учёные и инженеры-исследователи второй половины ХХ века постепенно приближаются к изучению свойств "критического состояния материи-энергии" и свойств дельта-импульсов Дирака - взаимосвязанных резонансно и обратимо, имеющих несчётное множество "индивидуальных сортов" - как носителей энергии, как универсальному состоянию энергии, общее содержание которых более универсально, чем какие бы то ни есть известные формы энергии.
  
  Г л а в а 33 н а х о д и т с я в р а б о т е. П о я в и т с я ч е р е з н е д е л ю - д р у г у ю.
  
  ГЛАВА 34. ВСЕ РОССИЙСКИЕ ВУЗЫ ИСКЛЮЧИЛИ ИЗ БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА.
  Источник: No РИА Новости. https://news.mail.ru/society/51641429/?frommail=1
  МОСКВА, 6 июня 2022г.- РИА Новости. Вузы России больше не принимают участия в Болонском процессе, сообщил замминистра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев на расширенном заседании комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре. Он пояснил, что Болонская группа еще 11 апреля объявила о своем решении прекратить представительство России и Белоруссии во всех связанных структурах.
  "С учетом того, что наши ректоры, руководители образовательных организаций подписались под обращением Российского союза ректоров о поддержке президента в связи со специальной операцией, то фактически все образовательные организации страны исключены тем самым из Болонского процесса. Эта декларация не договор, нам не надо разрывать, выходить из кого-то договора. Я бы сказал, что это Болонская система из нас вышла, а не мы из нее", - сказал чиновник.
  Он добавил, что введение бакалавриата и магистратуры не улучшило уровень подготовки выпускников.
  По словам Афанасьева, "четырехлетнее обучение в бакалавриате оказалось недостаточным для полноценного формирования знаний, умений, компетенций". В итоге в некоторых университетах ввели пятилетний бакалавриат.
  Замминистра отметил, что некоторые работодатели так и не признали уровень бакалавриата достаточным для назначения обладателей таких дипломов на ключевые позиции.
  "За все эти годы перечень программ специалитета не сокращался, а расширялся, отвечая на те потребности, которые заявляли работодатели отрасли, прежде всего в ряде инженерных направлений", - заключил Афанасьев.
  Глава Минобрнауки Валерий Фальков 24 мая заявил, что к Болонской системе образования стоит отнестись как "к пережитому этапу". Он подчеркнул, что в ближайшие несколько лет Россия перейдет к национальной системе высшего образования.
  Болонская система предусматривает двухуровневую систему образования: бакалавриат и магистратура. Российская система, помимо этих двух уровней, предполагает подготовку специалистов с нормативным сроком обучения в пять-шесть лет. Россия присоединилась к этому процессу 19 сентября 2003 года.
  
  Дарья Эрозбек:
  "Глава Рособрнадзора допустил отмену ЕГЭ при наличии альтернативы, но считает идею популистской".
  
  Источник: https://www.kommersant.ru/doc/5413044. 2022, 16 июня.
  
  Глава Рособрнадзора Анзор Музаев заявил, что заявления о необходимости отмены Единого государственного экзамен (ЕГЭ) - популистские. По его словам, ЕГЭ можно отменить, но взамен должна быть предложена новая понятная модель, однако сделано этого пока не было. Господин Музаев отметил, что возврат к системе образования, которая была до введения ЕГЭ, невозможен, так как это может привести к появлению коррупции при поступлении.
  "ЕГЭ могут отменить только в том случае, если предложат что-то стоящее взамен, понятную модель. Эта модель будет понятна вузам, учителям, школьникам и экспертам, а также законодателям. Когда заявляют про отмену ЕГЭ, я считаю, что это просто популистские заявления для набора голосов и лайков",- заявил он на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ; цитата по ТАСС).
  
  ПРИМЕЧАНИЕ Читателя. "Вот так лукавый госчиновник Глава Рособрнадзора Анзор Музаев, маскируя свой русофобский менталитет, подменяет одну государственную проблему другой. Вместо того чтобы по должности не просто впрячься в работу, но формулировать и решать существующие проблемы Народного ВСЕОБЩЕГО образования россиян, естественно, не повторяя недостатков Советской системы Народного образования, в силу её естественного эволюционного устаревания, несомненно, в чём-то уже устаревшей. Вот о чём гласит господин Чиновник".
  
   "Возврат к советской системе невозможен. Мы что, готовы вернуться к коррупции, которая была при поступлении в вузы? Коллеги, которые заявляют об этом, готовы подписаться за тех, кто будет брать взятки за это, и за необъективный подход?" - продолжил Анзор Музаев.
  Он напомнил, что возвращаясь к советской системе, выпускники имеют только один шанс для поступления в один вуз по одному из направлений, потому что советская система предполагала школьный выпускной экзамен. Этот экзамен не засчитывался вузами, поэтому абитуриентам приходилось сдавать экзамен вузовской комиссии "вживую".
   "Самое интересное, нет никакого открытого банка заданий, нет других ресурсов, нет демоверсий, у каждого вуза по своим предметам будет свой какой-то подход. Дальше если он экзамен проваливает, фактически он не имеет больше шансов в этом году поступать в какой-то вуз",- добавил глава Рособрнадзора.
  Ранее заявлял, что, несмотря на отказ от Болонской системы и переход России к национальной образовательной модели, ЕГЭ - наследие Болонской системы - не будет отменен.
  
  В начале июня Министр науки и высшего образования Валерий Фальков сообщил, что Россия перейдет от стандартов Болонского процесса, из которого 6 июня 2022 года были исключены все российские вузы - к отечественной системе образования "в ближайшие несколько лет".
  
  ВОТ ЧТО ДУМАЕТ ЧИТАТЕЛЬ 85-летнего возраста, выросший в Сталинской системе всеобщего, в т.ч. среднего специального и высшего образования: "лжёт Анзор Музаев!". Ну, хотя бы объяснил лукавый Господин дремучим россиянам - своё видение нововведений в системе буржуазного образования РФ - ДОЛЖНОЙ быть основой всех форм суверенитета России, как это было в СССР. А как тогда было? - Все ВУЗы и техникумы были привязаны к отраслям-министерствам, а технические училища - к конкретным промышленным предприятиям СССР, и финансировались ими. Образование было всеобщим и бесплатным. А что в настоящее время? - все учебные заведения "отвязаны" и пущены в "свободное рыночное плавание" - выживать за счёт получения прибыли, торгуя своим научным статусом, заработанным в СССР, и дипломами, которые можно и купить, если нет времени на учёбу. Ну какая тут коррупция? - Просто бизнес. На Западе действительно коррупции нет - она уже сотни лет, как стала частью стемы управления обществом, а прибыль Капитала - Главным регулятором этой системы.
  И что? не было в СССР конкуренции? не было конкуренции между отраслевыми НИИ и промпредприятиями? - были, и не менее жёсткие, применительно к человеческим судьбам. Но они проявлялись в сугубо интеллектуальных (креативных) формах творчества, в ИСТИННО СВОБОДНОЙ КОНКУРЕЦИИ, как, например, конкурсные экзамены при поступлении ВУЗы (до 10 человек - практически во всех вузах), в т.ч. в области искусства и культуры.
  Как только творческая составляющая покидает деятельность человека, он занимает некую почётную должность в обществе - от простого пенсионера до Директора института или фонда его имени, депутата или Советника при каком-нибудь органе управления, или Председателя и члена какого-нибудь общественного Совета.
  Книга Тухватулиина З.А. об этом - в области тяжёлого ракетостроения СССР, причём на уровне конкретных инженеров-исполнителей. В этом состоянии находилась вся "оборонка" СССР. Вспоминается "основополагающая" заповедь Бизнеса, озвученнвя в "эпоху семибанкирщины", во время одной из президентских предвыборных кампаний - несчастным российским олигархом, политиком, бизнесменом, по образованию - специалистом по техническим системам управления - Березовским Б.А.: "при наличии Капитала Президентом РФ можно выбрать и обезьяну!".
  Не все россияне знают, но знает всё Чиновничество и Бизнес - во всех временах и у всех народов, что коррупционная составляющая есть всегда и во всех законах общества - это взимание платы за исполнение и неисполнение законов. Чиновничество и бизнес заинтересованы в сохранении КОРРУПЦИИ, как системы, как одного из законов КИБЕРСИСТЕМЫ, каковой является общество. Все лукавые интересанты хром твердят - "коррупция неистребима". Да, неистребимы законы кибернетики, неистребима и коррупция, если она возведена ранг Главного регулятора Общества. Но так ли это коррупция неистребима? В Истории есть примеры и методы локальных уничтожений коррупции.
  Коррупуция подлежит уничтожению, как система управления обществом. Но для этого сам факт платы за исполнение и неисполнение закона должен быть возведён в ранг ПРЕСТУПЛЕНИЯ - особо тяжкого и опасного для общества. Но и это не главное: невозможно сформулировать закон так, что его нельзя было бы истолковать взаимоисключающим образом или просто - игнорировать. Выход один: Вышестоящая инстанция должна освободить чиновника от исполнения этой должности. При Сталине коррупции не было. Мне сейчас 85, но в молодости я не сталкивался с ней. "Коррупция" была низведена на естественный житейско-бытовой уровень "зародыша" - обмен подарками и позитивным вниманием между родственниками, друзьями и знакомыми. Коррупция в России в очередной раз развилась из "естественного зародыша" в постсталинскую эпоху. В России она снова стала инструментом управления буржуазной экономикой.
  
  Дарья Эрозбек.
  
  ОКОНЧАНИЕ КНИГИ.
  
  ГРЕБЕНЧЕНКО Ю.И.
  С согласия Зуфара Ахмадулловича я добавил несколько своих воспоминаний и исторических справок, и поместил его книгу на своей страничке Интернет-журнала Samlib.ru Максима Мошкова. Индекс моей странички Samlib.ru с книгой: "Тухватуллин Зуфар Ахмадуллович. Фрагменты истории ракетостроения: 8К11, 8К14, Темп-С, Темп-2с, Пионер, Тополь, Тополь-М, Ока, Точка-У, Старт, Искендер, Ярс, Булава" - история российского менталитета. Samlib.ru [g/gpebenchenko_j_i/359]. Здесь 359 - порядковый номер и общее число размещённых в журнале моих книг и статей, а также авторов, которых я считаю своими соратниками.
  "Самлиб" и структура текста книги допускают внесение любых правок и дополнений, появление новых участников и воспоминаний, поэтому у Тухватуллина есть интернет-пароль входа в текст "самлиб-книги", как ответственного за всё написанное.
  ГРЕБЕНЧЕНКО: перечитывая книгу Тухватуллина З.А., свои и "чужие" воспоминания - с позиции своих 84-х лет, думаю, что в родные края "бежал" я из Воткинска и Ижевска - "своевременно". Сожалений о "содеянном, сделанном и не сделанном" - не испытываю. Но грехов много - об этом скорблю. Испытываю чувство глубочайшей благодарности ко всем людям, с которыми в те годы меня Судьба сводила, и, кроме собственных "стрессовых состояний" и "депрессивных переживаний" (думаю, что избыточных, "но самозащитных", и я долгое время не понимал этого) - других негативов, за исключением личных грехов - не помню. Не сожалею и о том, что ни учёным, ни начальником я не стал - поначалу хотел, но не мог. По моему глубокому убеждению, учёная степень на производстве не нужна. Полагаю, что она нужна в преподавательской деятельности - как свидетельство готовности специалиста именно в этом виде деятельности. По-видимому, это был один из самых надёжных путей в науку. Чаще всего, защитившиеся на производстве - уходили в ВУЗы. Многие отраслевые НИИ дополняли свои функции преподавательско-образовательной деятельностью, обзаводились очными и заочными аспирантурами, как, например ЦНИИАГ. Но и таких, как цех 29 ВМЗ, и как я - было много. Возвращаться в своё прошлое, равно, как и на работу в настоящем - желаний так же нет - это уже старость, у некоторых она начинается в молодости. Впрочем, я бы не отказался быть "советником" в каком-ибудь общественном "Комитете по делам инженеров-образованцев - несостоявшихся учёных". Однако, я уже состою в этом качестве на своей страничке Интернет-журнала Samlib.ru Максима Мошков, за что приношу Журналу и читателям искреннюю благодарность - за внимание и возможность излагать свои сомнения в базовых положениях классической физики и квантовой теории. Надо отметить, что в СССР это было запрещено Президиумом РАН, а на Западе - всегда, как и в настоящее время.
  Чтение книги Зуфара Ахмадулловича - терзает душу воспоминаниями прошлого. От этого "крик души": хочется надеяться, что жизнь прожита не зря.
  Указываю координаты своего, ещё не закончившегося бытия: Волгоград (2022, месяц май), телефон - 8-961-675-62-41, и E-mail - grebenchenkoyui@gmail.com; grebenchenko38@bk.ru. Похоронен буду на Димитриевском кладбище г. Волгограда. Есть и номер могилы - 561, участок 18, рядом с моей усопшей, от "кавида", женой Лазаревой Людмилой Трифоновной - донской казачкой. На этом же кладбище - наши с ней родители, дедушки и бабушки - бывшие участники и инвалиды Великой Отечественной и Гражданской - войн.
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ. Первушин А.И. История зазвития РДТТ. История развития подводного страрта ракет с РДТТ.
  
  Интернет-досье. Антон Иванович Первушин родился в городе Иваново. Среднюю школу окончил в Мурманске в 1987 году. В 1988 году переехал в Ленинград и поступил в Ленинградский политехнический институт на кафедру турбиностроения энергомашиностроительного факультета, затем там же окончил аспирантуру со специализацией "Аэродинамика турбомашин". Магистр технических наук. Действительный член Федерации космонавтики России. Член Союза учёных Санкт-Петербурга. Много времени и творческого труда Первушин посвятил изучению ракетостроения и космонавтики и написанию произведений по их истории.
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ. Первушин Антон Иванович.
  
  История развития РДТТ.
   "Твёрдая" угроза.
  
  Источник: https://warspot.ru/18405-tvyordaya-ugroza. 20 ноября 2020.
  
  20 ноября 1959 года было выпущено секретное постановление советского правительства, предписывавшее начать работы по конструированию твердотопливных ракет средней и межконтинентальной дальностей полёта. Их появление должно было стать ответом на аналогичную американскую инициативу. В процессе проектирования выяснилось, что создать стратегический арсенал с ними будет непросто, особенно в условиях неприятия нового направления в развитии вооружений влиятельными лицами из военно-политического руководства страны.
  
  Ракетная альтернатива
  
  В первых баллистических ракетах дальнего действия использовалось жидкое топливо: от спирто-кислородной смеси до высококипящих компонентов. Однако с точки зрения военных они имели ряд общих существенных недостатков: низкая мобильность, невысокая боеготовность, сложная система эксплуатации и боевого управления. Все эти проблемы наглядно проявились, когда началось проектирование ракет морского базирования, что было особенно актуально для Соединённых Штатов. Поэтому во второй половине 50-х годов американские конструкторы начали несколько разработок баллистических ракет на твёрдом топливе: "Першинг" (MGM-31 Pershing) с дальностью полёта порядка 1000 км, "Поларис" (UGM-27 Polaris) с дальностью 4600 км и "Минитмен" (LGM-30 Minuteman) с дальностью полёта 11 000 км.
  Хотя многие советские ракетчики в годы войны занимались развитием пороховых реактивных снарядов и установок типа "Катюша", у них сложилось предубеждение относительно твёрдого топлива: оно считалось низкоэнергетическим и неспособным забросить боеголовку на приемлемое расстояние. На фоне тяжёлых немецких ракет А-4 (V-2) реактивные снаряды казались "игрушками". Но информация, поступавшая из США, настораживала советских специалистов.
  Капитан 1-го ранга Анатолий Борисович Максимов, бывший сотрудник Первого Главного управления (внешней разведки) Комитета государственной безопасности (ПГУ КГБ), занимавшийся "химическим" направлением, свидетельствовал, что с какого-то момента руководство стало проявлять повышенный интерес к твердотопливным смесям, разрабатываемым в разных странах: сведения о составах и технологии производства агенты собирали не только в США, но и в Израиле, Франции, Японии.
  Действительно, главный секрет успеха американцев в создании новых ракет содержался в рецептуре топлив, по которой исследования начались ещё во время Второй мировой войны. Особенно преуспела в этом Лаборатория реактивного движения (Jet Propulsion Laboratory, JPL) Калифорнийского технологического института. Одно из разработанных там топлив, получившее обозначение GALCIT-53, оказалось весьма эффективным. В качестве окислителя применили перхлорат калия, в качестве горючего - особый тип битума с добавлением нефти. Асфальт и нефть нагревали в смесительном баке до температуры 176 ®С, а затем добавляли перхлорат. В окончательной форме GALCIT-53 представлял собой твёрдую чёрную массу, которая при комнатной температуре напоминала застывший гудрон. Помимо высоких энергетических характеристик, топливо имело ряд очевидных преимуществ перед пороховыми смесями: не растрескивалось при хранении и надёжно прилипало к внутренним стенкам ракетного бустера. В дальнейшем асфальт заменили полиуретаном, а при использовании перхлората аммония как окислителя можно было получить удельный импульс выше, чем у спирто-кислородной смеси, применённой на немецких ракетах.
  Сообщения о достижении американских учёных дошли до главного конструктора Сергея Павловича Королёва. Надо напомнить, что в "казанский" период своей деятельности он обдумывал проекты Д-1 и Д-2 - ракет дальнего действия с пороховым топливом, но в то время правительство поставило перед советскими специалистами задачу воспроизвести немецкие "изделия". К изучению новых веяний Королёв привлёк своего старого товарища - Юрия Александровича Победоносцева, который в марте 1958 года пришёл на работу в Научно-исследовательский институт реактивных порохов номер 125 (НИИ-125, с ноября 1966 года - Научно-исследовательский химико-технологический институт, НИХТИ). Тот провёл анализ и предложил начать проектирование стратегической твердотопливной ракеты (СТР) на дальность 2000-3000 км с использованием технологии проходного прессования. Основанием для выкладок Победоносцева стали результаты опытных работ НИИ-125, показавшие возможность изготовления зарядов из баллиститных порохов диаметром до 1 м и длиной 5-6 м. Он полагал, что в ближайшем будущем можно будет производить шашки массой до 6 т.
  Для тщательного изучения вопроса Королёв сформировал в своём Особом конструкторском бюро номер 1 (ОКБ-1) небольшую группу из молодых инженеров под руководством Игоря Николаевича Садовского, имевшего опыт в создании пороховых аккумуляторов давления для ракет на жидком топливе. Через три месяца группа, действовавшая в тесном контакте с лабораторией Победоносцева, выпустила технический отчёт, в котором говорилось, что для СТР с дальностью 2000 км необходима разработка моноблочных двигателей диаметром более 1 м, что не представляется возможным из-за технических ограничений по шашкам, изготавливаемым из баллиститного пороха методом проходного прессования (максимально допустимый по технологии диаметр не превышал 800 мм). Поэтому двигатели каждой ступени должны были иметь пакетную компоновку из 4-8 блоков в зависимости от дальности полёта ракеты.
  Отчёт вызвал неоднозначную реакцию у специалистов ОКБ-1. В частности, Василий Павлович Мишин, первый заместитель Королёва, высказался категорически против продолжения работ и назвал авторов исследования "прожектёрами". Тем не менее, главный конструктор доложил результаты Константину Николаевичу Рудневу, председателю Государственного комитета по оборонной технике (ГКОТ). Тот отнёсся к инициативе благосклонно и собственноручно написал на плакате, иллюстрировавшем проект СТР: "Согласен с дальностью не менее 2,5 тыс. км. Прошу готовить Постановление".
  20 ноября 1959 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР номер 1291-570 "О создании изделия РТ-1 и выполнении работ по теме РТ-2". Под РТ-1 значилась управляемая твердотопливная ракета с прицельной дальностью 2500 км и стартовой массой не более 35 т (при массе полезной нагрузки 800 кг); под РТ-2 - межконтинентальная твердотопливная ракета с дальностью до 12 000 км.
  Ещё в июне ОКБ-1 было усилено сотрудниками Центрального научно-исследовательского института номер 58 (ЦНИИ-58), которое возглавлял артиллерийский конструктор Василий Гаврилович Грабин. Чтобы не обидеть сотрудников уважаемого коллектива, Королёв лично побеседовал с каждым из них и предложил выбрать направление работ. Часть старых кадровых артиллеристов, не пожелавших изменить свою специальность, ушли на другие предприятия оборонной промышленности, но основной состав института и вся молодежь остались.
  
  Ветеран ракетно-космической отрасли Борис Евсеевич Черток писал в мемуарах:
  
  "Королёв предпринял рискованный по тем временам, но, как говорят шахматисты, "очень сильный ход". Буквально через дней десять после выхода приказа о нашем объединении с НИИ-58 он попросил собрать в Красном зале за бывшим кабинетом Грабина всех специалистов по снарядам, порохам и баллистике. Я не был на том собрании. Позднее Садовский с воодушевлением рассказывал, что в маленький зал "набилось под сотню грабинских людей".
  Королёв приехал на это собрание с Садовским. Он начал с рассказа об американских "Минитмене" и "Поларисе", помахивая бумагой, на которой были расписаны их характеристики. Обращаясь к грабинским специалистам, Королёв призвал их включиться в работу по созданию советских ракет на твёрдом топливе. Он подчёркивал, что, имея явное преимущество в жидкостных, по твердотопливным ракетам мы не только отстаём, но просто ничего пока не имеем.
  Королёв представил Садовского как руководителя работ и заявил, что он будет его, Королёва, заместителем по этой новой тематике.
  Люди Грабина, опасавшиеся после объединения с ОКБ-1 остаться без любимой работы, неожиданно увидели многообещающую перспективу для творческой деятельности. Предложение было встречено с энтузиазмом".
  
  Через две недели после формального объединения "грабинские" специалисты числом около шестисот человек, включились в работу по созданию твердотопливных ракет. Было образовано два отдела - проектно-конструкторский (отдел 23) и испытаний (отдел 24), общее руководство которыми было возложено на Садовского. Одновременно в головном проектном отделе ОКБ-1 был организован сектор по твердотопливной тематике. Разработка зарядов и корпусов двигателей ОПРД-1 (Опытный пороховой ракетный двигатель номер 1) осталась за НИИ-125, где лабораторию Победоносцева преобразовали в полноценный отдел.
  Эскизный проект выпустили в августе 1960 года. Ракета РТ-1 (8К95) состояла из трёх ступеней, односопловые двигатели которых были связаны в единый блок (пакет) по четыре штуки. Цилиндрические корпуса двигателей изготовлялись из стеклопластика методом тканевой намотки, снабжались отъёмными стальными днищами и сопловыми блоками из титанового сплава с покрытием из трёхокиси алюминия. Каждый пакет имел огневую связь для выравнивания рабочих давлений в двигателях, а в их переднем днище устанавливали сопла противотяги, которые с помощью детонирующих шнуров вскрывались в конце работы, обнуляя тягу. Управление ракетой в полёте осуществлялось с помощью рулевых двигателей и аэродинамических поверхностей. В качестве топлива, фигурировавшего в документах под обозначением "Нейлон-Б", планировалось использовать баллиститный нитроглицериновый порох РСТ-4К, который в дальнейшем был заменён на порох НМФ-2. Вкладной заряд горел по своему внутреннему цилиндрическому каналу, торцам и поверхности четырёх продольных щелей. Диаметр шашек составлял: у 1-й ступени - 800 мм, у 2-й и 3-й - 700 мм. Благодаря оригинальным техническим решениям было получено высокое конструктивное совершенство РТ-1: к примеру, на каждый 1 кг топлива приходилось для 1-й ступени 190 г массы конструкции, для 2-й ступени - 260 г и для 3-й - 390 г (у реактивного снаряда М-13 для "Катюш" на 1 кг топлива приходилось 2 кг массы конструкции).
  Стендовая отработка двигателей началась в марте 1961 года и продолжалась два года. За этот период было испытано более ста установок: 1-я ступень - 39 одиночных двигателей и 3 пакета, 2-я ступень - 42 одиночных и 3 пакета, 3-я ступень - 35 одиночных и 4 пакета. Испытания проводились на специально построенных стендах Научно-исследовательского полигона города Красноармейска Московской области (ранее - Софринский артиллерийский полигон). По ходу были решены проблемы прогара корпусов из-за недостаточной толщины теплозащитных покрытий, нормального функционирования огневых связей между двигателями в пакете, надёжности системы отсечки тяги, обеспечения требуемой термостойкости сопловых блоков и т.п.
  
  Лётно-конструкторские испытания РТ-1 начались в марте 1962 года на полигоне Капустин Яр. Первый пуск завершился взрывом "изделия" на высоте 10 км. Зато во время второго, состоявшегося 28 апреля, ракета уверенно пошла в сторону условной цели - озера Балхаш (полигон Сары-Шаган, ГНИИП номер 10 МО). Её полёт пришлось прервать системой автоматического подрыва из-за отклонения от расчётной траектории. Такой же результат дали два последующих пуска, что потребовало доработки зарядов и системы управления. Испытания возобновились в следующем году, и 18 марта шестая по общему счёту РТ-1 наконец-то долетела до "цели", находившейся на расстоянии 2000 км от полигона. Всего до июня 1963 года включительно было запущено девять ракет.
  
  Борис Черток рассказывал:
  
  "Испытатели жидкостных ракет на полигонах считают заправку самым опасным и неприятным процессом. "Заправка" РТ-1 вызывала у испытателей восхищение. Из НИИ-125 прибывали готовые пороховые шашки, которые до закладки в корпуса каждого ракетного блока по инструкции полагалось тщательно обтереть медицинским спиртом. Вполне естественно, что аромат спирта вызывал эмоции гораздо более положительные, чем жгучие испарения азотной кислоты и надоевший запах керосина".
  
  В 1965 году на полигон Капустин Яр поступили также три модифицированные ракеты, которые в источниках фигурируют под обозначением РТ-1-63 (8К95-63). Они отличались, прежде всего, наличием моноблочной четырёхсопловой третьей ступени, которая служила прототипом для блока межконтинентальной РТ-2. Ракеты стартовали осенью из транспортно-пускового контейнера СМ-162 (8У258), а их испытания были признаны успешными.
  В то же время результаты по точности попадания оставляли желать лучшего: головные части отклонялись от "цели" в сторону или значительно перелетали её. Разработчикам стало ясно, что у РТ-1 как ракеты средней дальности нет перспектив, ведь на вооружении уже находились Р-12 (8К63) и Р-14 (8К65). Имело смысл доводить до лётного образца РТ-2, но для межконтинентальной ракеты требовалось принципиально новое топливо по типу того, которое применяли американцы.
  
  Линейка РТ
  
  4 апреля 1961 года было принято постановление Совета Министров номер 316-137, в котором конструкторское бюро Королёва было определено головным по созданию стационарного комплекса с твердотопливной межконтинентальной ракетой РТ-2 (8К98), подвижного комплекса на гусеничном ходу с ракетой РТ-15 (8К96) на дальность 2000-2500 км и шахтного комплекса с ракетой РТ-25 (8К97) на дальность 4000-4500 км.
  Принципиальной идеей на этом этапе стала унификация предложенных твердотопливных ракет: РТ-15 планировали собирать из 2-й и 3-й ступеней РТ-2, а РТ-25 - из 1-й и 3-й ступеней РТ-2. При этом для самой РТ-2 предполагалось разработать варианты для шахтного и железнодорожного базирования, а для РТ-15 - морского базирования. Таким образом, Королёв собирался охватить практически все задачи, стоявшие перед стратегическими силами страны, с помощью одной серии ракет.
  Работы над серией пришлось разделить с другими организациями. 1-й ступенью (блоком А) занимались сотрудники ОКБ-1 и Специального конструкторского бюро номер 172 (СКБ-172, с марта 1966 года - КБ машиностроения) Михаила Юрьевича Цирульникова в Перми, 2-й ступенью (блок Б) и 3-й ступенью (блок В) - Центрального конструкторского бюро номер 7 (ЦКБ-7, с сентября 1967 года - КБ "Арсенал" имени М.В. Фрунзе) Петра Алексеевича Тюрина в Ленинграде.
  Для создания смесевого топлива была инициирована поисковая программа "Нейлон-С", к которой подключилось множество организаций. Однако все полученные до 1963 года рецептуры не соответствовали требованиям, предъявляемым ракетчиками, - прежде всего, по деформативности зарядов, скрепляемых с корпусом ступени (относительная деформация составляла 10-12% против 40% по норме).
  Прорыва по теме удалось достичь коллективу Научно-исследовательского института номер 9 (НИИ-9, с марта 1966 года - Алтайский научно-исследовательский институт химических технологий, АНИИХТ) Якова Фёдоровича Савченко. Предложенная ими технология заливки смесевого топлива на основе связующего бутилкаучука с относительной деформацией до 60% была принята в качестве основной для 1-й и 2-й ступеней РТ-2. Заряд для 3-й ступени был разработан Научно-исследовательским институтом номер 130 (НИИ-130, с июня 1966 года - НИИ полимерных материалов) в Перми.
  
  Ракета РТ-2 состояла из трёх маршевых ступеней. Для их стыковки были применены соединительные отсеки ферменной конструкции, позволявшие свободно выходить газам от работающих двигателей при "горячем" разделении. Между 3-й ступенью ракеты и головной частью располагались приборный отсек и переходник. Сопловые блоки двигателей имели по четыре разрезных управляющих сопла, состоящих из неподвижной и подвижной частей. Маршевые двигательные установки 1-й (15Д23) и 2-й (15Д24) ступеней имели одинаковую конструктивную схему и состояли из стальных цилиндрических корпусов с эллиптическими задними и передними днищами. На передних днищах размещались воспламенители зарядов, а сами заряды изготовлялись из смесевого топлива на основе бутилкаучука и перхлората аммония с добавлением порошкообразного алюминия. Сопловые блоки, рулевые приводы и часть приборов системы управления размещались в хвостовых отсеках ступеней, имевших форму усечённого конуса. 3-я ступень по компоновочной схеме была аналогична первым двум, но имела отличия в конструкции корпуса, заряда и хвостового отсека. Кроме того, двигатель этой ступени (15Д25) имел устройства отсечки тяги. Ракета оснащалась моноблочной головной частью (15Ф1) с термоядерным зарядом мощностью 600 кт при массе 500 кг, которая отделялась в момент захода на цель.
  Для испытаний межконтинентальной ракеты Капустин Яр подходил мало, поэтому было решено построить стартовый комплекс на территории объекта "Ангара". Его начали возводить ещё в 1957 году в Архангельской области, поблизости от железнодорожной станции Плесецкая, как первую базу для размещения боевых межконтинентальных ракет Р-7 (8К71). В феврале 1959 года объект получил статус 3-го Учебного артиллерийского полигона (3 УАП), а в январе 1963 года - Научно-исследовательского испытательного полигона ракетного и космического вооружения Министерства обороны номер 53 (53 НИИП МО, НИИП-53).
  
  Генерал-майор Василий Николаевич Плиско рассказывал:
  
  "Первоначально полигон планировалось возводить в основном как ракетный, для шахтных твердотопливных ракет. Строительство этого объекта намечалось в районе станции Илеза Северной железной дороги. Работы эти были поручены 57-му Управлению инженерных работ под командованием генерала Степанченко Н.С. [Николая Сергеевича]. Началось строительство. Проложили железную и автомобильную дороги, построили городки для строителей и начали уже даже строить шахты. Но генерал Степанченко Н.С. встретился с заместителем министра обороны по строительству генералом армии Комаровским А.Н. [Александром Николаевичем] и доложил свою точку зрения, что условия строительства в районе Илезы крайне неблагоприятные и предложил перенести полигон под Плесецк. Он обосновал это тем, что, во-первых, была бы экономия денежных средств; во-вторых, это уменьшило бы сроки строительства, так как на объекте "Ангара" были уже построены ракетные установки; в-третьих, под Илезой местность очень болотистая, что сильно затрудняет работы. Таким образом, Степанченко Н.С. стал генератором идеи переноса объекта из района Илезы в район Плесецка".
  
  Впрочем, первый этап испытаний РТ-2, начавшийся 26 февраля и завершившийся в июле 1966 года, проводился на полигоне Капустин Яр. Всего было запущено семь "изделий" в облегчённых вариантах с целью проверки правильности принятых технических решений.
  В этот важный момент над всей программой создания линейки РТ нависла угроза закрытия. Дело в том, что в январе 1966 года на хирургическом столе скончался Сергей Королёв, и в ракетно-космической отрасли начался процесс пересмотра приоритетов.
  
  Борис Черток вспоминал:
  
  "После смерти Королёва на время наступило ослабление напряжения по работе над всем ракетным комплексом 8К98. ВПК [Военно-промышленная комиссия], MOM [Министерство общего машиностроения] и командование РВСН [Ракетных войск стратегического назначения] настолько были загружены выполнением планов производства, строительства сотен новых ШПУ [шахтных пусковых установок] и сдачи на боевое дежурство ракетных комплексов Янгеля и Челомея, что срыв сроков начала ЛКИ [лётно-конструкторских испытаний] по 8К98 их не очень волновал. <...>
  Садовский не скрывал своих опасений, что [Василий Павлович] Мишин не будет поддерживать твердотопливную тематику и, пользуясь её непопулярностью в ещё не окрепшем новом МОМе, не будет отстаивать её право на жизнь с той же страстью, как это делал Королёв. <...>
  Создавалась реальная опасность, что РТ-2 так и не полетит по причине потери настоящего хозяина. Однако дело зашло уже слишком далеко. Работали десятки научно-исследовательских организаций и заводов. У всех были планы, графики, обязательства и отчёты перед вышестоящими органами.
  В этой критической ситуации истинно бойцовские качества проявил новый заместитель главного конструктора ОКБ-1 по испытаниям [генерал-майор] Яков Исаевич Трегуб. <...>
  Ознакомившись с состоянием дел по РТ-2, Трегуб убедился, что над проблемами двигателей, топлив, материалов работает вполне достаточное число компетентных специалистов, и Садовский обеспечивает головную роль в этой деятельности. С не растерянной со времён Капъяра энергией и энтузиазмом Трегуб принял на себя ответственность за боевой ракетный комплекс в целом, включая строительство шахт, организацию позиционных районов, систем автоматического дистанционного управления и контроля".
  
  К осени 1966 года строительство двух шахтных пусковых установок одиночного старта (ШПУ "ОС") на полигоне Плесецк, в основном, завершилось. Была создана инфраструктура для начала отработки в составе командного и измерительного пунктов. На технической позиции были сданы в эксплуатацию монтажно-испытательный комплекс (МИК), лабораторный корпус и хранилище ракет. Начало второго этапа испытаний решили приурочить к 49-летней годовщине Великой Октябрьской революции. Подготовкой занималось 4-е испытательное управление НИИП-53 (в/ч 12445) и отдельная инженерно-испытательная часть 01349. Первый пуск состоялся 4 ноября и прошёл в целом успешно, хотя РТ-2 значительно отклонилась от расчётной траектории.
  
  Борис Черток писал в мемуарах:
  
  "Последовавшие в декабре 1966 года два пуска были аварийными. После двух неудач возникли настроения прекратить пуски и перейти к длительной наземной отработке двигателей и системы управления.
  Трегуб категорически возражал. Он мотивировал это тем, что наземная экспериментальная база очень примитивна, а каждый пуск даёт нам неоценимый опыт. Производство ракет уже налажено, и доводка ракет в процессе ЛКИ с точки зрения сокращения цикла отработки экономически и политически выгодна".
  
  Действительно, к тому времени на Пермском машиностроительном заводе имени В.И. Ленина (завод номер 172) было развёрнуто полноценное серийное производство РТ-2, а в сентябре 1967 года его выделили в филиал, который вскоре получил самостоятельность и название Пермский завод химического оборудования (ПЗХО).
  Второй этап испытаний продолжался два года. Всего запустили двадцать пять "изделий", из них шестнадцать полностью выполнили программу полёта. На полигон ракеты доставлялась по частям в специальных изотермических вагонах: 1-я ступень отдельно, а 2-я с 3-й - в сборе. На станции их перегружали в транспортно-стыковочные машины и перевозили в МИК. После необходимых контрольных проверок части ракеты подвозили к шахте и последовательно загружали в пусковой стакан. После сборки, для обеспечения необходимого режима хранения топлива, стакан герметизировался. Шахта закрывалась крышкой массой 40 т. Ракета стояла на дне стакана и опиралась на стенки сбрасываемыми обтюраторами 1-й ступени. В момент старта они играли роль поршневых колец: газы из работающего двигателя, сдерживаемые обтюраторами, выбрасывали ракету в воздух.
  
  Генерал-майор Леонид Иванович Долинов, служивший в 4-м управлении, вспоминал:
  
  "Совместные лётные испытания шли трудно. <...> Это объяснимо. На глубокую дополигонную стендовую отработку было отпущено мало времени, заводская стендовая база была развита слабо, а сроки устанавливались жёсткие. Ракеты, комплектующие приходили на полигон весьма "сырыми", некоторые приборы поставлялись отдельно, работать приходилось "с колёс". Документация отрабатывалась по ходу работ. Возникало много задержек, неисправностей. Всё это делало рабочий день ненормированным. Работали днём и ночью, не считаясь со временем и погодой. Трудности усугублялись расстоянием от ТП [технической позиции] до СП [стартовой позиции] (более 75 км), транспортными проблемами. Тыл части работал с крайним напряжением, впрочем, все остальные тоже. Однако люди не роптали, работали азартно, самоотверженно. А ведь это были молодые люди, и дома их ждали молодые жёны. Всех сплачивала общая благородная цель: сделать важное государственное дело с высоким качеством и в срок. Были и досадные промахи и ошибки, правда, не на первом пуске. Однажды в ходе комплексных испытаний подорвали все пиросредства ПУ [пусковой установки]. Был случай, когда в шахту с загруженной ракетой уронили гаечный ключ. Он лёг на кольцевую опору первой ступени. Чтобы его извлечь, пришлось в узкое пространство - менее 60 см - на глубину более 15 метров опускать Колю Маданова вниз головой! Он подходил по габаритам для такого дела. Этот прекрасный, грамотный, самоотверженный офицер не раз нас выручал".
  
  Интересно, что 24 августа 1968 года на полигоне Плесецк был произведён одновременный запуск сразу трёх ракет РТ-2, которые успешно дошли до районов условных целей. При этом управление пуском осуществлялось с Центрального командного пункта Ракетных войск (ЦКП РВСН) в посёлке Власиха Московской области.
  По итогам испытаний 18 декабря того же года было выпущено постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР номер 1004-363, предписывающее принять на вооружение боевой комплекс 15П098 с межконтинентальной баллистической ракетой 8К98.
  
  Историческая ошибка
  
  Поскольку РТ-2 по своим характеристикам всё ещё уступала не только американским "Минитменам", но и советским межконтинентальным ракетам на жидком топливе, в конце 1968 года было принято правительственное решение о модернизации комплекса, которую взял на себя коллектив Конструкторского бюро "Арсенал" в Ленинграде.
  К тому времени бюро, которое возглавлял Пётр Алексеевич Тюрин, добилось немалых успехов в проектировании твердотопливных ракет. С апреля 1961 года оно занималось комплексом с ракетой средней дальности РТ-15 (8К96), состоявшей из 2-й и 3-й ступеней РТ-2. При этом разработка поначалу велась по двум вариантам: подвижного комплекса на гусеничном ходу 15П696 и шахтного комплекса 15П096. Однако на этапе монтажа пусковых установок второй вариант был отклонён заказчиком, и в дальнейшем проектирование велось только по подвижному комплексу. Под него на базе шасси тяжёлого танка Т-10 были построены два прототипа самоходной пусковой установки: "Объект 815сп1" и "Объект 815сп2".
  Испытания РТ-15 планировали начать в третьем квартале 1963 года, но из-за задержек с выбором смесевого топлива они были сдвинуты до получения результатов по ракете РТ-2. В августе 1965 года Министерство обороны заявило в требованиях обеспечение старта РТ-15 непосредственно из транспортно-пускового контейнера (ТПК), поэтому бюро пришлось фактически создавать контейнер заново. Старую версию благодаря её внушительному виду неоднократно показывали на военных парадах в Москве.
  
  Испытания вариантов комплекса проводились с ноября 1966 по март 1970 года на 84-й площадке полигона Капустин Яр. Всего было выполнено девятнадцать пусков из ТПК. Хотя больших нареканий комплекс не вызвал и решением правительства от 6 января 1969 года был рекомендован к принятию на вооружение, на боевое дежурство его не поставили, а серийное производство остановили. Был сформирован всего один ракетный дивизион (50-й ордн), располагавший шестью самоходными установками и передвижным командным пунктом: с марта 1970 по июль 1973 год он дислоцировался на ракетной базе "Лесная" (2333-я трб) в Барановичском районе Брестской области, а затем был расформирован.
  То, что самоходный комплекс оказался не востребован, позволил коллективу Тюрина плотно заняться модернизацией межконтинентальной ракеты. Новое "изделие" получило обозначение РТ-2П (8К98П), а комплекс в целом - 15П098П. Прежде всего, конструкторы перевели все двигатели ракеты на единое смесевое топливо на основе бутилкаучука; оно сразу заливалось в корпус двигателя, после чего производились полимеризация и формирование необходимых поверхностей горения заряда. В третьей ступени были заменены двигатель (15Д25 на 15Д94) и корпус, который стал двухслойным: высокопрочная стальная рубашка упрочнялась стеклопластиковыми нитями, наматываемыми снаружи. За счёт только этих мер дальность полёта удалось увеличить на 400 км при той же массе ракеты (51 т).
  Головная часть была доработана таким образом, чтобы нести моноблочный термоядерный заряд мощностью 750 кт (при массе 470 кг) или разделяющийся блок из восьми зарядов меньшей мощности. Для преодоления средств противоракетной обороны в состав бортового оборудования был введён комплекс "Берёза", обеспечивавший радиомаскировку, искажение радиолокационных характеристик, программированный увод отработавшей третьей ступени и выброс комбинированных ложных целей. Модернизация системы управления позволила снизить круговое вероятное отклонение головной части от цели до 1,5 км.
  Изготовление опытных образцов велось на заводе "Арсенала", а в 1969 году к серийному производству РТ-2П приступил Пермский завод химического оборудования; там же оно продолжалось до 1981 года.
  Первый пуск модернизированной ракеты состоялся 16 января 1970 года на полигоне Плесецк, а весь цикл испытаний продолжался два года. При этом в полёт отправились пятнадцать РТ-2П, и только две из них не дошли до района условной цели. Испытания подтвердили, что ракета по своим характеристикам вполне соответствует американскому аналогу - "Минитмен-3" (LGM-30G Minuteman III), которая была только что принята на вооружение. Отставание от США по межконтинентальным твердотопливным ракетам наконец-то удалось преодолеть.
  
  Первоначально отработка режима боевого дежурства началась на полигоне Плесецк с одним командным пунктом и тремя пусковыми установками, в дальнейшем число установок было увеличено до десяти. К 1973 году под Йошкар-Олой было построено шестьдесят шахт для РТ-2, которые постепенно заменили на РТ-2П. Ими распоряжалась Киевско-Житомирская ордена Кутузова ракетная дивизия (в/ч 34096).
  Несмотря на очевидные преимущества новых ракет, объём их развёртывания по сравнению с жидкостными аналогами был относительно невелик. Главной причиной стало неприятие твердотопливного направления руководителями военно-промышленного комплекса: в числе непримиримых критиков оказались и министр обороны Андрей Антонович Гречко, и министр общего машиностроения Сергей Александрович Афанасьев, и академик Владимир Николаевич Челомей, и главный конструктор Василий Павлович Мишин, сменивший Королёва. В результате не были поддержаны предложения по ракете РТ-2М, а коллектив Игоря Садовского в середине 70-х прекратил своё существование. На целое десятилетие разработка твердотопливных ракет для стратегических сил в Советском Союзе остановилась.
  
  Р-2П находились на боевом дежурстве семь лет, после чего срок эксплуатации был продлён сначала на три года (до 10 лет), а затем ещё на пять лет (до 15 лет). Списываемые "изделия" поступали на полигон Плесецк, где их запускали в рамках различных исследовательских программ. Ракеты продолжали демонстрировать свою надёжность, даже после превышения гарантийного срока службы. Всего за период испытательных и учебно-боевых пусков было отправлено в полёт на промежуточные и полные дальности свыше ста ракет.
  В декабре 1989 года РТ-2П начали снимать с боевого дежурства из-за старения шахтных установок; последние два комплекса прекратили существование летом 1994 года.
  Пренебрежение твердотопливными ракетами сегодня вполне можно назвать одной из исторических ошибок военно-политического руководства СССР. Практика показала, что при достижении определённого уровня технологий они как оружие превосходят жидкостные аналоги. Однако даже после того, как по этому направлению было преодолено отставание от США, не получилось осознать и принять, что реалии глобального противостояния изменились, и пора искать преимущество не в числе, а в качестве.
  
  Межконтинентальная твердотопливная ракета РТ-2 (8К98) была установленная в Перми рядом со зданием ПАО НПО "Искра" (СКБ-172, КБ машиностроения)
  
  Источники и литература:
  
  1. Гудилин В., Слабкий Л. Ракетно-космические системы (История. Развитие. Перспективы). - М., 1996. Электронная версия: https://www.buran.ru/htm/gudilin2.htm
  2. Задача особой государственной важности. Из истории создания ракетно-ядерного оружия и Ракетных войск стратегического назначения (1945-1959 гг.): сб. док. / Сост. В. Ивкин, Г. Сухина. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010
  3. Максимов А. Операция "Турнир". Записки чернорабочего разведки. - М.: Гея итэрум, 1999
  4. Меч и щит России. Ракетно-ядерное оружие и системы противоракетной обороны / Под общ. ред. В. Матвеева. - Калуга: Информационное агентство "Калуга-пресс", 2007
  5. Первов М. Межконтинентальные баллистические ракеты СССР и России. Краткий исторический очерк. - М.: ПФ "Красный пролетарий", 1998
  6. Первов М. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение. 2001. номер 5/6
  7. Песляк А. Трижды почётный из королёвской команды. О выдающемся отечественном конструкторе ракетной техники Игоре Николаевиче Садовском // Независимое военное обозрение. 2019. 12 апр.
  8. Ракетно-космическая корпорация "Энергия" имени С.П.Королёва. 1946-1996 / Гл. ред. Ю. Семёнов. - М.: Менонсовполиграф, 1996
  9. Ракетные системы РВСН. От Р-1 - к "Тополю-М". 1946-2006 гг. Сборник материалов о развитии ракетного оружия в СССР и РФ / Сост. Г.Смирнов. - Смоленск, 2002
  10. Северный космодром России. В 2-х томах / Под общ. ред. А. Башлакова. - Мирный: Космодром "Плесецк", 2007
  11. Скворцов И., Шур М. Роль ОКБ-1 и С.П. Королёва в создании первых отечественных стратегических ракет на твёрдом топливе // Из истории авиации и космонавтики. Вып 68-69. - М.: ИИЕТ РАН, 1996
  12. Стратегические ракетные комплексы наземного базирования / Под общ. ред. С. Шевченко. - М.: Военный Парад, 2007
  13. Черток Б. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. 2-е изд. - М.: Машиностроение, 1999
  14. Черток Б. Ракеты и люди. Фили - Подлипки - Тюратам. 2-е изд. - М.: Машиностроение, 1999
  15. Чечин А., Околелов Н. Твёрдое топливо Холодной войны // Наука и техника. 2007. номер 9, 11
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 2.
  Антон Первушин
  
  Первый подводный старт РДТТ.
  
  Подводный выстрел "Октябрёнка".
  
  Источник: https://warspot.ru/19792-podvodnyy-vystrel-oktyabryonka. 10 июня 2021.
  
  Пятьдесят лет назад, 10 июня 1971 года, было подписано секретное постановление советского правительства, которым определялся порядок работ над ракетным комплексом для подводных лодок стратегического назначения. Особенностью нового проекта было использование твердотопливной ракеты, что в то время ещё казалось экзотикой. Две предыдущие попытки построить такой комплекс бесславно провалились, зато третью ждал успех.
  Проектированием и производством ракет с подводным стартом РДТТ занялся В.П. Макеев - СКБ-385, составленный двумя городами-заводами - Миасс и Златоус. Миасс и Златоуст, два почти одинаковых по населению промышленных города (150 и 170 тыс., а было 120 и 210) по разные стороны Уральского хребта, образуют самобытную двойную систему. У них разные история, планировка, рельеф, настроение, не похожи друг на друга ни Старый Миасс со Старым Златоустом, ни их советские центры (роль которого в Миассе выполняет городок Уральского автозавода). Но два района - миасский Машгородок и златоустовский Машзавод - слагают как бы третий город поверх официальных двух, и градообразующее предприятие их тоже общее: они Государственный ракетный центр имени Виктора Макеева, в сердце континента выпускающий ракеты для подводных лодок. Краткая история двух городов изложна на сайте https://varandej.livejournal.com/944112.html -- Миасс и Златоуст. Часть 2: Машгородок и Машзавод.
  В.П. Макеев сосредоточился на проектировании и производстве РДТТ подводного старта во время движения АПЛ в подводном положении.
  
  Ракеты "Арсенала"
  
  Сегодня представляется очевидным, что наиболее подходящими для стратегических ядерных сил являются ракеты на твёрдом топливе. Однако в то время, когда основы новых видов вооружения только закладывались, не было ясности, какой из предлагаемых вариантов окажется более эффективным с точки зрения надёжности и технологичности.
  Особая неопределённость возникла при принятии решения об оснащении тяжёлыми баллистическими ракетами надводных кораблей и подлодок. В Соединённых Штатах изначально сделали ставку на ракету "Юпитер" (PGM-19 Jupiter), которую в интересах армии и флота с декабря 1955 года конструировала команда немецких специалистов во главе с Вернером фон Брауном. Конечно, у экспертов вызывало много вопросов использование в ракете топливных компонентов керосин-кислород: они подозревали, что моряки столкнутся с серьёзными проблемами при эксплуатации комплекса, который требует наличия большого количества жидкого кислорода на борту, но были вынуждены мириться с этим, так как согласно расчётам только "Юпитер" обеспечивал необходимую дальность пуска в 2000 км.
  Альтернатива появилась летом 1956 года, когда по заказу Военно-морских сил было проведено межведомственное исследование "Нобска" (Project Nobska), посвящённое аспектам будущей войны на море с участием подлодок. Приглашённые учёные-атомщики, среди которых был Эдвард Теллер, сообщили, что есть возможность создать небольшую атомную боеголовку массой 600 фунтов (272 кг) и мощностью до мегатонны в тротиловом эквиваленте. Ракетчики ВМС, участвовавшие в том же исследовании, заявили, что в таком случае отпадает нужда в использовании громоздкого "Юпитера", стартовая масса которого оценивалась в 73 т, - его можно заменить на твердотопливный вариант аналогичной дальности весом 14 т. После проведения дополнительного исследования ВМС в декабре вышли из совместного с армией проекта, учредив собственный, который назывался "Юпитер-С" (Jupiter-S), а затем - "Поларис" (UGM-27 Polaris). На реализацию замысла ушло почти четыре года: 20 июля 1960 года две ракеты нового типа успешно стартовали с борта подлодки "Джордж Вашингтон" (USS George Washington, SSBN-598), продемонстрировав эффективность выбранного варианта.
  
  В Советском Союзе ситуация складывалась совершенно иначе. Значительный прогресс в области создания ракет с жидкостными двигателями на фоне отсутствия смесевых твёрдых топлив с приемлемыми характеристиками способствовал развитию направления, от которого отказались в США. И хотя ракета Р-11ФМ (8А61ФМ), созданная в Особом конструкторском бюро номер 1 (ОКБ-1) под руководством Сергея Павловича Королёва, стартовала намного раньше американской (в сентябре 1955 года), её боевые возможности при дальности полёта 150-160 км оставляли желать лучшего.
  В мае 1956 года работы над стратегическими ракетами для флота перешли в Специальное конструкторское бюро номер 385 (СКБ-385), разместившееся на северной окраине города Миасс Челябинской области. Их возглавил Виктор Петрович Макеев - один из ведущих конструкторов ОКБ-1. Его подчинённые экспериментировали с различными видами топлив, но не могли отказаться от жидкостных двигателей, хотя американский "Поларис" служил наглядным примером иного пути.
  5 сентября 1958 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР номер 1032-492 о создании баллистической ракеты на твёрдом топливе для комплекса, получившего индекс Д-6. В качестве носителя была выбрана дизель-электрическая подводная лодка проекта 629; на ней предполагали разместить три ракеты в вертикальных шахтах. Головным исполнителем было назначено Центральное конструкторское бюро номер 7 (ЦКБ-7) в Ленинграде, позднее переименованное в КБ "Арсенал". В то время им руководил Пётр Александрович Тюрин, имевший за плечами большой опыт проектирования полевых артиллерийских систем и пусковых установок зенитных ракетных комплексов для кораблей Военно-морского флота.
  
  Через много лет он рассказывал:
  "Пороховые ракеты тактического назначения находили уже широкое применение в Вооружённых Силах. Ракеты залпового огня, известные как "Катюша" и другие модификации заслуженно использовались в Великой Отечественной войне и совершенствовались после неё, но баллистических ракет, управляемых на траектории, не было, за исключением отдельных проектов. Принципы управления баллистическими ракетами на двигателях с использованием пороха, тем более - на смесевых твёрдых топливах, создаваемых ещё в лабораториях, не были отработаны.
  Поскольку двигатель на твёрдом топливе в отличие от жидкостного нельзя регулировать но тяге уменьшением или даже остановить её, потом вновь запускать, то и система управления должна быть иной, созданной на других принципах. Разработчики систем управления баллистическими ракетами не теряли надежду получить двигатели на твёрдом топливе с регулировкой на тяге. Возникали смелые предложения регулировать тягу ультразвуком, встраивая в сопловой аппарат звуковой генератор в виде свистка, или разместить в сопловом блоке грушу, вращая которую в самом напряжённом участке сопла, менять зазор - площадь критического сечения в потоке истечения газов, и тем самым достигать изменение тяги. Но это была просто фантастика! К счастью, эти идеи быстро отпали и ненадолго задержали единственный реальный вариант - управлять тягой с отсечкой в нужный временной момент или использовать топливо двигателя до полного выгорания (применяется в основном на первых ступенях ракет)".
  
  На этапе эскизного проекта комплекса Д-6 коллектив Тюрина разработал компоновку двухступенчатой ракеты с дальностью стрельбы 2500 км. На ней собирались применить либо баллиститное топливо "Нейлон-Б" на базе артиллерийских порохов, либо смесевое твёрдое топливо "Нейлон-С". Последнее создавалось на основе перхлората аммония, фурфурольно-ацетоновой смолы, тиокола марки "Т" и нитрогуанидина; для его производства планировали организовать специализированное предприятие. По итогам анализа и предварительных испытаний на Ржевском полигоне под Ленинградом специалисты предложили семь вариантов ракеты: два - с топливом "Нейлон-Б" и пять - с "Нейлон-С".
  В то же время Центральное конструкторское бюро номер 18 (ЦКБ-18) под руководством Абрама Самуиловича Кассациера вело работы над атомным ракетоносцем второго поколения проекта 667, на котором можно было разместить восемь ракет комплекса Д-6 в поворотных пусковых установках СМ-95. Но вскоре появился другой вариант - малогабаритная одноступенчатая баллистическая ракета Р-27 (4К10) на высококипящих компонентах топлива (несимметричный диметилгидразин и азотный тетраоксид) с дальностью полёта до 3000 км, которую в инициативном порядке конструировало бюро Макеева. Заказчикам она понравилась больше, и в апреле 1961 года проект Д-6 был признан "неперспективным".
  
  Пётр Тюрин позднее утверждал, что его коллектив выбыл из проекта из-за неготовности топлив:
  
  "Мы целиком зависели от появления работоспособного смесевого твёрдого топлива разработки ГИПХ [Государственный институт прикладной химии] (директор и главный конструктор заряда В.С. [Владимир Степанович] Шпак). Не случайно основные усилия были направлены на работы с ГИПХ'ом и заводом номер 6 в Морозовке [посёлок имени Морозова]. <...>
  Освоение новой технологии смесовых топлив шло с непредвиденными трудностями. Не было стабильности заявленных средств, изредка получались заряды, которые при прожиге на стенде показывали расчётные параметры, но чаще всего были серьёзные отклонения с отрицательными результатами (разрывами по невыясненным причинам).
  На очередных совещаниях в ГИПХ'е В.С. Шпак заверял, что причины ясны и дальше всё будет в норме. Проходили недели с момента внесения корректив и ожидания отверждения очередного заряда, подачи на стенд... и снова неудача. Поиск причин неудачи и новые предложения.
  Однажды произошёл несчастный случай. Новый цех разрушился вместе с оборудованием при очередном заполнении оболочки двигателя из смесителя.
  На заседании бюро Обкома партии, куда нас всех вызвали, шло разбирательство и отыскание виновных. Обком курировал исполнение этой темы, что было в порядке вещей в то время. Неожиданно директор ГИПХ'а В.С. Шпак всю вину возложил на ЦКБ-7 и завод номер 7, якобы технологическая оболочка при вакуумировании потеряла устойчивость, сложилась и в довершении треснула, высекла искру, масса воспламенилась и произошло объёмное горение - взрыв.
  Поскольку такое толкование заранее нам не было высказано, а на заседании посчитали как общее мнение, без учёта нашего мнения, сразу перешли к рекомендациям наказать виновных, т. е. наших конструкторов, которые проектировали технологическое оборудование в помощь ГИПХ'у. Истиной причиной возникшей аварии был спусковой кран из смесителя. Трение в этом кране было тепловым импульсом к воспламенению и дальше по топливу в жидкой фазе привело к общему воспламенению - взрыву. После разбирательства в Обкоме я обратился к Владимиру Степановичу [Шпаку], как можно обвинять, заранее не предупредив, на что получил ответ: "Если вину отнести к трудностям освоения новой технологии получения смесевого топлива с его возможными авариями, то это подорвёт саму идею применения таких топлив". Вот как выбираются жертвы! <...>
  Неустойчивая работа экспериментальных двигателей не позволила вести нормальную отработку двигательных установок применительно к ракете для ПЛ [подводных лодок] - естественно, заказчик решил приостановить свои намерения продолжать проектные работы до получения устойчивых результатов по смесевым твёрдым топливам, работа окончилась отчётом по теме Д-6".
  
  Чтобы задел не пропал зря, наработки коллектива Тюрина были переданы в бюро Макеева: 4 апреля 1961 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР номер 316-137, в котором СКБ-385 поручалось создание комплекса Д-7 с твердотопливной ракетой РТ-15М (4К22) под лодку проекта 667.
  Морской вариант РТ-15 (8К96) был "усечённой" версией "сухопутной" ракеты РТ-2 (8К98), состоявшей из её второй и третьей ступеней. При стартовой массе 50 т модернизированная ракета могла обеспечить дальность полёта около 2600 км. Разрабатывать её собирались в три этапа: бросковые испытания макета с погружаемого стенда ПСД-7, затем - с подлодки С-229 (проект 613Д7) и, наконец, лётно-конструкторские испытания - с подлодки К-142 (проект 629Б); причём последний этап планировалось завершить в четвёртом квартале 1963 года.
  Работы по комплексу Д-7 были доведены до стадии бросковых испытаний, но в 1962 году, когда заказчик пожелал увеличения боекомплекта подлодок с уменьшением габаритов ракет, интерес к проекту в СКБ-385 стал угасать, а в 1964 году работа над ним вовсе прекратилась из-за "невозможности уложиться в рамки новых требований". Впрочем, свидетели тех давних событий полагают, что основная проблема была в позиции главного конструктора Виктора Макеева, который оставался сторонником применения жидких топлив и всё ещё считал альтернативные варианты "разорительными для страны".
  
  Третья попытка
  
  В 1969 году, накопив опыт создания "наземных" твердотопливных ракет стратегического назначения, коллектив ЦКБ-7 вновь решил обратиться к морской тематике.
  
  Пётр Тюрин вспоминал:
  
  "Начальник КБ и директор завода номер 7 Е.К. [Евгений Константинович] Иванов добился разрешения провести празднование 250-летия предприятия, основанного ещё Петром I в начале XVIII века [как Пушечные литейные мастерские], вернуть исконное название (с 1719 года) "Арсенал" и широко отметить эту дату торжественным заседанием в Октябрьском зале города [БКЗ "Октябрьский"] при большом стечении многочисленных гостей, где было обнародовано награждение завода Правительственной наградой - Орденом Ленина. Было получено большое количество поздравлений от организаций города и страны. Министр общего машиностроения С.А. [Сергей Александрович] Афанасьев огласил Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о награждении. <...>
  Значительные заслуги в создании вооружения для страны, большой накопленный опыт способствовали в получении новых заказов. Таким предложением было желание КБ "Арсенал" вернуться к проектированию ракетного комплекса для вооружения ПЛ [подводных лодок] с использованием отработанных принципов применения твёрдых ракетных топлив. <...>
   [Мы] включились в проектирование ракеты на среднюю дальность применительно к действующей подводной лодке проекта 667А, подлежащей капитальному ремонту и вооружённой ракетным комплексом Д-5, который надлежало также заменить на более эффективный. Для чёткого и ясного представления поставленной задачи группа руководителей выехала на Северный флот, чтобы на месте ознакомиться с условиями эксплуатации и выслушать пожелания личного состава".
  
  Командование рассмотрело на конкурсной основе два варианта комплекса для лодок: с твердотопливной ракетой КБ "Арсенал" и жидкостной, представленной СКБ-385. На этот раз коллектив Тюрина смог заручиться поддержкой влиятельных лиц: главного конструктора подлодок проекта 667А Сергея Никитича Ковалёва, министра судостроительной промышленности Бориса Евстафьевича Бутомы и заместителя главкома ВМФ Павла Григорьевича Котова - и выиграл конкурс. 10 июня 1971 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР номер 374-117 о разработке комплекса с твердотопливной ракетой; он получил обозначение Д-11, а ракета для него - Р-31 (3М17).
  Тактико-техническое задание оказалось весьма сложным. Согласно ему, конструкторы должны были обеспечить катапультирующий способ старта из "сухой" шахты, возможность выпуска двенадцати ракет в одном залпе за одну минуту, предусмотреть варианты использования моноблочной и разделяющейся головных частей, гарантировать семилетний срок хранения ракет. Приходилось также учитывать требование заказчика о подгонке габаритов ракеты под существующий диаметр шахт.
  Р-31 получилась двухступенчатой твердотопливной ракетой со стартовой массой 26 840 кг и расчётной дальностью полёта до 4500 км при круговом вероятном отклонении 1400 м. Двигатель первой ступени оснащался четырьмя соплами и работал на смесевом топливе Т9-БК-8(Р) с временем горения 84 секунды. На второй ступени было только одно сопло в кардановом подвесе; топливо использовалось такое же, но с меньшим временем горения - 73 секунды. На боевой ступени устанавливали четыре небольших двигателя с низкотемпературным топливом НК-2, которые работали в течение 101 секунды.
  
  Корпуса ступеней изготовлялись из особо прочной легированной стали мартенситно-стареющего класса ЭП679. Конструкция ступеней - спирально-шовная: лента сворачивалась спиралью так, чтобы сварной шов был равнонагруженным. Моноблочная головная часть мощностью 500 кт крепилась к приборному отсеку, в котором располагались приборы инерциальной системы управления.
  Запуск Р-31 происходил "сухим" методом при помощи порохового аккумулятора давления (ПАД). Он обеспечивал выталкивание ракеты из шахты, которая сверху закрывалась разделительной мембраной из прорезиненной стеклоткани. Прорывала мембрану сама ракета, поэтому в случае отмены пуска шахта оставалась сухой и не требовала каких-либо дополнительных операций по приведению к исходному состоянию.
  Устойчивое движение ракеты под водой, где её мог завалить набегающий поток, вызванный движением лодки, обеспечивалась узлом формирования каверны (УФК), который устанавливался на головной части. Он состоял из кольцевого кавитатора с газогенератором подпитки в виде специальных пороховых зарядов. В момент запуска порохового аккумулятора давления возникала перегрузка около 8,5 g, и ракета выталкивалась из шахты в течение одной секунды. УФК создавал газовый пузырь вокруг её корпуса, и она оставалась в вертикальном положении. Скорость выхода из шахты составляла 35 м/с, из воды - 18,9 м/с, а время движения под водой при старте с глубины 45 м - 2,4 секунды.
  После выхода из воды сбрасывался УФК, и включался двигатель первой ступени. Как только он отделялся, запускался двигатель второй, корректировавший полёт ракеты по крену и тангажу. Одной из самых важных проблем при создании Р-31 стало обеспечение требуемой дальности и точности полёта. До того они определялись моментом принудительного прекращения подачи горючего ("отсечка тяги"), но в твердотопливных ракетах остановить таким способом работу двигателя невозможно. Поэтому конструкторы разработали способ формирования траектории полёта в заданном диапазоне дальности до полного выгорания топлива. Для этого при стрельбе на меньшее расстояние вторая ступень ракеты разворачивалась в нейтральном направлении, в котором приращение скорости давало приращения дальности, то есть получался эффект "фиктивной отсечки тяги". После выгорания топлива второй ступени отделялась боевая ступень: четыре двигателя выводили её на расчётную траекторию по данным бортовой системы управления в соответствии со специальной программой.
  
  Схема подводного участка движения ракеты Р-31 (3М17) осуществлялась после срабатывания порохового аккумулятора давления (ПАД) и под воздействием узла формирования каверны (УФК).
  
  Обсуждались различные схемы вариантов траектории полёта морской баллистической ракеты Р-31 (3М17) комплекса Д-11.
  
  Чтобы проверить правильность принятых технических решений, сотрудники "Арсенала" разработали испытательный реактивный снаряд (ИРС), который по массе и габаритам соответствовал Р-31. На нём был установлен двигатель 1-й ступени со штатной камерой сгорания, но заряда топлива хватало только для обеспечения увода в сторону от стенда. Штатную массу имитировали четырьмя грузами, которые крепились пироболтами: предусматривалось, что на воздушном участке они будут отстреливаться, а ИРС после приводнения не утонет, и его можно будет использовать многократно. В головной части снаряда были размещены вылавливаемые ёмкости с кассетами телеметрической системы "Мир" и узел формирования каверны, которая была необходима для стабилизации ракеты на подводном участке.
  На Школьном озере Ржевского артиллерийского полигона под Ленинградом был построен специальный стенд, с которого испытатели произвели несколько пусков модели ракеты, изготовленной в масштабе 1:4. Одновременно на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве шла модернизация погружаемого стенда ПС-5М, который представлял собой квадратный в плане понтон с четырьмя аппаратными башнями по углам и ракетной шахтой в центре.
  В 1972 году модернизированный погружаемый стенд доставили в Балаклаву. Для проведения испытаний была разработана обширная программа. Первый пуск ИРС из-под воды состоялся 22 апреля, и он завершился полным успехом: снаряд сбросил амортизаторы и кавитатор, отвалились грузы, и отстрелились бронекассеты "Мира", после чего на короткое время включился маршевый двигатель. Всего в Мраморной бухте провели семнадцать пусков различных макетов, причём три из них - при погружённом состоянии стенда.
  Не менее важными для развития проекта были пуски Р-31 с наземного стенда НС-11 на полигоне в Нёноксе, расположенном неподалёку от Северодвинска в Архангельской области. Они продолжались шесть лет и, несмотря на отдельные аварийные ситуации, подтвердили высокую надёжность новой ракеты.
  Интересная историческая деталь: в то же самое время Московский институт теплотехники под руководством доктора технических наук и будущего академика Александра Давидовича Надирадзе вёл работы над подвижным грунтовым твердотопливным комплексом средней дальности "Пионер" (15П645). По сравнению с Д-11 он казался громоздким, поэтому на сопоставлении сотрудники "Арсенала" в шутку прозвали своё детище "Октябрёнком".
  
  Единственная и неповторимая
  
  В 1976 году пришло время пустить Р-31 с борта переоборудованной субмарины, для чего была выделена атомная подлодка К-140 - второй корабль проекта 667А, введённый в состав Северного флота 30 декабря 1967 года. Выбор именно этой лодки объясняется тем, что ей требовалась замена аварийного реактора одного борта, и она первой из серии отправилась на ремонт.
  Проекту подлодки под комплекс Д-11 присвоили индекс 667АМ и шифр "Навага-М". Он разрабатывался в Ленинградском проектно-монтажном бюро "Рубин" и в июле 1972 года был утверждён совместным решением ВМФ и промышленности. В дальнейшем его передали в группу главного конструктора Ошера Яковлевича Марголина.
  Работы по модернизации лодки проводились на судоремонтном заводе "Звёздочка" в Северодвинске. На стапель цеха номер 10 она стала 4 ноября. В связи с тем, что масса снаряжённой Р-31 почти вдвое превышала стартовую массу ракет, стоявших на лодке ранее, а длина была на три метра больше, инженерам потребовалось внести значительные изменения в компоновку и корпусные конструкции корабля. Число пусковых шахт уменьшили с шестнадцати до двенадцати, а комингсы "лишних" вырезали с восстановлением прочного корпуса. Пусковые установки заменили новыми, а высоту надстройки в районе ракетной палубы увеличили.
  
  Заместитель главного конструктора предприятия Борис Израилевич Кантор вспоминал:
  
  "После огромного объёма демонтажных операций практически по всем отсекам развернулись и монтажные работы. По переоборудованию капитально переделывались 3-й, 4-й и 5-й отсеки с практически полной перепланировкой помещений. Как сейчас помню: висят полумагистральные трассы с кабельными коробками, вырезанными из выгородок, точно лианы в джунглях, а кругом ведутся огневые работы по формированию новых помещений..."
  
  О начальном пути подлодки К-140 проекта 667АМ рассказал капитан 3-го ранга запаса А.А. Саморуков:
  
  "В апреле 1976 года корабль в заводе принял первый экипаж под командованием капитана 2-го ранга Головкина Александра Павловича. На ракетоносце, спущенном на воду, переоборудование в основном закончилось, однако продолжались монтажные работы по системам ракетного комплекса и парно-стыковочные работы между системами. <...> В тот период на корабле работали многие крупные специалисты-разработчики, главные конструкторы, ведущие инженеры, ответственные сдатчики, которые очень помогли мне освоить все технические премудрости. <...>
  14 сентября 1976 года корабль вышел на заводские испытания. На борту, кроме экипажа, находились сдаточная команда, ведущие специалисты, конструкторы всех систем во главе с первым заместителем главного конструктора Горигледжаном Евгением Алексеевичем. Всего - более 400 человек, при штатной численности 120. В таком составе мы пробыли в море 25 суток. Можете себе представить, что творилось внутри прочного корпуса?.. Все испытания прошли успешно. Затем последовала доработка ракетного комплекса и подготовка его к первому пуску твердотопливной ракеты с "сухим" стартом из подводного положения".
  
  Ракету Р-31 продолжали испытывать на стендах, в том числе и на различные повреждения: её даже сбрасывали с пятиметровой высоты и расстреливали из пулемёта, но она всё равно взлетала. Тем не менее, у конструкторов не хватало уверенности, что пуск в "боевых" условиях пройдёт без проблем.
  Старт с борта К-140 был произведён 22 декабря 1976 года в Кандалакшском заливе Белого моря на глубине 50 м при скорости хода 5 узлов. В тот памятный день у пульта управления ракетным комплексом был главный конструктор Пётр Александрович Тюрин и другие разработчики Д-11. После команды "Пуск!" они ощутили лишь лёгкий толчок и никакого шума - так легко покинула шахту ракета. Вскоре поступило сообщение: "Есть попадание в кол". Это был полный успех!
  
  Старший строитель 5-го отдела завода "Звёздочка" Юрий Михайлович Ерыкалов вспоминал:
  
  "Я находился в составе группы обеспечения на борту буксира "Садко". Было около 7 часов утра. Низкая облачность. Мы наблюдали, всматриваясь в сумерки. Но вот вспыхнула сигнальная ракета, обозначившая местонахождение лодки под водой. А ещё через 3-4 минуты на тёмной поверхности моря появилось ярко-белое пятно, которое быстро расширялось. Ещё несколько мгновений, и появилась в пламени ракета. На высоте около 30 метров она словно замерла, и тут, будто солнце, зажёгся огромный светящийся шар! Это заработал маршевый двигатель первой ступени. До нас донёсся гул двигателя, и сквозь нависшие над морем облака ракета с факелом устремилась ввысь. Зрелище незабываемое!"
  
  Успешный пуск Р-31 в Кандалакшском заливе означал лишь окончание первого этапа государственных испытаний. В 1977 году, после зимнего отстоя и окончания монтажа оставшихся пусковых шахт, корабль был предъявлен ко второму этапу. Он в свою очередь завершился 26 декабря того же года.
  Надо сказать, испытания не всегда проходили благополучно. Несмотря на положительные результаты первого старта с К-140, в дальнейшем последовало несколько провальных пусков, причём ракеты не только не достигали боевого поля, но и падали вблизи корабля. Конструктор Евгений Горигледжан высказал предположение, что причиной неудач стал неправильный выбор жёсткости амортизаторов ракеты. Результаты анализа движения Р-31 в пусковой шахте и осмотра обнаруженных в надстройке лодки разрушенных амортизаторов подтвердили его гипотезу. Ошибка, не выявленная при стрельбах со стендов ПС-5М и НС-11, задержала окончание лётных испытаний почти на два года.
  В сентябре 1979 года Государственная комиссия дала высокую оценку комплексу Д-11 и рекомендовала его к принятию на вооружение. Однако он остался лишь в опытной эксплуатации и только на лодке К-140.
  
  Капитан 3-го ранга Саморуков вспоминал:
  
  "На первую боевую службу (БС) РПКСН [ракетный подводный крейсер стратегического назначения] К-140 пр. 667АМ вышел 14 сентября, а вернулся 2 декабря 1980 г. По окончании послепоходового отдыха в две очереди - снова БС со 2 апреля по 17 июня 1981 г. Все боевые задачи проходили в Атлантике в режиме патрулирования по маршруту в пределах досягаемости целей - поскольку наш комплекс Д-11 позволял произвести пуски ракет в круговом секторе (+180 град.), была изменена тактика несения БС. После размещения ракет "Першинг" в Западной Европе наш РПКСН был перенацелен, и БС стали проходить в Гренландском море вблизи кромки льда".
  
  Решение о переоборудовании под новый комплекс остальных подлодок проекта 667А было отменено. До 1988 года К-140 совершила восемь дальних походов.
  
  В 1990 году вышел приказ об утилизации комплекса Д-11 путём отстрела всего запаса ракет, находящегося на лодке и складах. Для него было выпущено три полных боекомплекта из тридцати шести "изделий"; в ходе практических стрельб использовали двадцать, осталось ещё шестнадцать.
  
  Сухоруков рассказывал:
  
  "С июля по сентябрь шли подготовительные работы: готовили матчасть, ракеты. Их нужно было выгрузить, перестыковать "головы" на практические. Контейнеров не хватало, подъёмника не было, так как его утопили в феврале 1984 года <...>. Мы только вышли из Кольского залива - удар волны, и подъёмник оказался за бортом на глубине 267 м. Поэтому на первую стрельбу мы вышли 15 сентября 1990 года. 17 сентября произвели пуск первой ракеты, на следующий день ракетный залп двух, но одна ракета не вышла. Следующий раз мы вышли 28 сентября с шестью ракетами на борту. На следующий день производим пуск одной ракеты, 30 сентября - ещё двух, по одной в залпе. 1 октября у нас по плану трёхракетный залп, впервые из 3-й, 2-й и 1-й шахт. <...>
  Интервал стрельбы был установлен в 26 секунд. При срабатывании ПАДа разорвало трубу наддува шахты, в отсек произошёл выброс порохового газа, а затем, с выходом ракеты, и заполнение шахты водой. Вода струей бьёт в переборку, распыляясь на работающие приборы под давлением 4,5 атм (мы стреляли с глубины 45 м). Но ракетная атака продолжается, уже начались необратимые процессы по второй ракете (во второй шахте). Я принимаю решение до конца атаки не докладывать, чтобы не ухудшить ситуацию, беру всё в отсеке под свой контроль. <...>
  Но через 26 секунд вторая ракета не выходит - не отстыковался разъём. Жду ещё 26 секунд - третья ракета тоже не выходит. После этого докладываю в центральный пост командиру БЧ-2, чтобы произвёл быстро запись массивов, потому что нужно выключить систему. Докладываю ситуацию, что мы порохом пропахли и душ морской приняли, нужно всплывать и устранять течь. После двух неудачных попыток стрелять сериями принимаем решение: остальные ракеты отстреливать по одной. <...>
  Но, несмотря на все трудности, задачи, поставленные перед экипажем, были успешно выполнены: из 16 ракет успешно выпущено 10, а шесть из-за неисправностей уничтожили на берегу".
  
  Утилизация уникального ракетного комплекса Д-11 завершилась. Офицеров и мичманов представили к правительственным наградам.
  17 декабря 1990 года К-140 ушла в Северодвинск на завод "Звёздочка". Сегодня о подводной лодке, проложившей дорогу целому направлению в морском ракетостроении, напоминают переданные экипажем в музей закладная доска подлодки, её тактический номер, рында, гюйс и несколько пультов, а также фотографии из личных архивов А. Карповича и других историогрфов советского ракетостоения (смотреть в оригиналах стататей.
  
  Источники и литература:
  
  1. Альпаков Ю., Мант Д., Мант С. Отечественные баллистические ракеты морского базирования и их носители. - СПб.: Галерея Принт, 2006.
  2. Апальков Ю. Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том II: Второе поколение АПЛ. Монография. - М: Моркнига, 2011
  3. Ильин А., Колесников А. Отечественные атомные подводные лодки // Техника и вооружение. 2000. Май-июнь
  4. Ильин А., Колесников А. Подводные лодки России: ил. справ. - М.: Астрель; АСТ, 2006
  5. Баллистические ракеты подводных лодок России. Избранные статьи / Под общ. ред. И. Величко. - М.: Миасс, 1994
  6. Бережной С. Атомные подводные лодки ВМФ СССР и России // Морской исторический альманах. 2001. Спец. вып.
  7. Карпенко А. Комплекс ракетного оружия Д-11 с твердотопливной ракетой Р-31 // Невский Бастион. 1999. номер 1
  8. Карпенко А. Ракетный комплекс Д-6 // Невский Бастион. 1999. номер 1
  9. Карпенко А., Шумков Н. Морские комплексы с баллистическими ракетами. - СПб.; М., 2009
  10. Качур П. Ракетчики подводных глубин. - М.: Изд-во "РТСофт", 2008
  11. Меч и щит России. Ракетно-ядерное оружие и системы противоракетной обороны / Под общ. ред. В. Матвеева. - Калуга: Информационное агентство "Калуга-пресс", 2007
  12. Саморуков А. Моя служба на РПКСН К-140 // Тайфун. 1997. номер 5
  13. Спиридонов А. Забытое детище "Арсенала" // Независимое военное обозрение. 2007. 23 марта
  14. Тюрин П. От пушек к ракетам // Невский Бастион. 1999. номер 1
  15. Тюрин П. Первый отечественный морской стратегический твердотопливный ракетный комплекс Д-11 // Невский Бастион. 1996. номер 1
  16. Широкорад А. Оружие отечественного флота. 1945-2000. - Мн.: Харвест; М.: АСТ, 2001
  17. Широкорад А. Советские подводные лодки послевоенной постройки. - М.: Арсенал-Пресс, 1997
  
   ПРИЛОЖЕНИЕ. Гребенченко Ю.И. АКСИОМАТИКА - ЯЗЫК ОБЩЕНИЯ РАЗУМА ЧЕЛОВЕКА с НЕПОЗНАННЫМ - ДЕЛАМИ БОЖЬИМИ (Библ.).
  
  ОГЛАВЛЕНИЕ.
  Предисловие. П р и л о ж е н и е в р а б о т е.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"