Граф А. Е.: другие произведения.

Продолжение по Тени Орды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Для удобства чтения с телефонов и планшетов. Комментарии и оценки в основной файл. Обновлён от 31.12.2018


64

   То же время, Хальвида.
   Продолжив прерванный появлением Аргнака разговор, орчанка время от времени украдкой наблюдала, чем же занимается хозяин шатра. Выслушав её, молодой шаман не стал задерживаться у очага и отправился к плетёному сундуку. На душе у неё было неспокойно - пусть она поведала о грозящей опасности, но Аргнак не принял это всерьёз. Сила его велика, но ей ли не знать гибельность женского коварства? Дувейли, покормив сына, уложила его спать на шкуры, а сама вновь стала расспрашивать о повадках Реррии. Рассказывая всё, что помнит, женщина старалась внушить жене шамана необходимость следить за неудавшейся мстительницей. Раз не смогла отплатить изгою, может попытаться отыграться на том, кто в этом "виноват". Их мужчина в опасности!
   Сам же обсуждаемый в это время занимался чем-то непонятным. Разложив дрова на четыре кучки, взял те, что получше, в руки и замер неподвижно. Даже не дыша! Посидев какое-то время, взял в каждую руку по веточке. Вскоре одна из них рассыпалась в пыль, следом за ней исчезла и вторая. Смысла этого действа Хальвида не понимала, но догадывалась, что в этом замешаны духи.
   - Разве не вы занимаетесь дровами для очага? - спросила она Кайнати.
   Не её дело лезть в дела шамана, но ведь интересно! А так можно разузнать, чем же он занимается.
   - Мы. Но при чём здесь они? - не поняла её орчанка.
   - Тогда зачем Аргнак разложил дрова?
   Девушки поглядели в сторону мужа, наблюдая, как следующие ветки рассыпаются пылью. Переглянулись между собой, и Дувейли пояснила: - Аргнак тренируется делать тотемы.
   - Да? - удивилась Хальвида.
   Живя со старшим шаманом клана, она не раз видела, как Хатгаут делал лечебные тотемы. Выбирал хорошее дерево, а не растопку для костра, подолгу замирал неподвижно, и уж ни один из них не пропадал бесследно!
   - А почему они ломаются?
   - У мужа слишком много магической силы, - ответила Кайнати. - Вот и тренируется, чтобы не портить хорошее дерево.
  

***

   Вечер того же дня.
   Закинув за спину пучок примитивных тотемов, неспешно иду подальше от стойбища. Остановил Мрака, чтобы не шёл следом - мне нужно побыть одному, а он пускай Ракшу нянчит. Испещрённый следами снег вскоре сменился снежной целиной, но я прошёл ещё дальше и, миновав дозорного, наконец, остался один. Посохи ударили в землю, разметав снег, и во все стороны устремились духи воздуха. Вернувшиеся духи передали мне множество "картинок" окружающей обстановки, грозя погасить разум. Но я привычным усилием отсеял лишнее, сосредотачиваясь только на объектах, похожих на орков. Таких не оказалось, а значит, меня никто не потревожит. Концентрируюсь на Искре, пропуская силу через голову, и зову Таррираша. Подступающие сумерки раскрасились переливами соседних мерностей, и предо мной появился дух предка.
   - Добрый вечер, Таррираш.
   - Добрый, Аргнак. Готов всю ночь кататься на волке?
   - Чуть позже, - останавливаю его, пока опять не поделился своими знаниями. - Я вот давно хотел спросить, почему именно верховая езда? Разве не лучше будет узнать, как ты работал с духами?
   - Всему своё время. Хочешь ты того или нет, но тебе нужно не просто хорошо держаться в седле, а делать это лучше прочих. Твоя концентрация вызывает удивление, но иногда лучше увернуться от дротика или стрелы, чем защищаться от них стихией.
   - Хорошо, - не спорю с ним.
   Пусть я и довольно силён, но мой магический резерв не бесконечен. Хотя слова духа предка подали мне идею. Причём испытать её можно будет уже скоро! Впрочем, не стоит отвлекаться.
   - Мне нужна твоя помощь.
   - В чём?
   - Нужен совет. В таком деле ты должен разбираться лучше прочих.
   Достав из-за спины пару тотемов, сосредотачиваюсь, вырывая суть правого и стараясь слить его с левым. На этот раз тот продержался на несколько ударов сердца дольше, чем обычно, но всё равно рассеялся.
   - Твой способ избавляться от тотемов слишком сложный и долгий, - прокомментировал Таррираш. - Просто сожги в очаге, чтобы не пропали.
   - Что? Суть была не в том, чтобы их уничтожить.
   - А зачем тогда ты их ломаешь? - ехидно поинтересовался дух.
   Прищур глаз с хитринкой и снисходительная ухмылка. Впечатление сбивают только шрамы, превращая обычную мимику в боевой оскал. Огр, с мысли сбил!
   - Я хочу из двух слабых тотемов сделать один получше, - разъясняю ему цель демонстрации.
   - Лучше сразу хороший делать. Силы у тебя много, усидчивости тоже хватает, - отвечает Таррираш.
   - Мне всё равно нужно научиться это делать. Два посоха не всегда удобно.
   Дух предка ненадолго задумался, а затем кивнул.
   - Дренейки надоумили?
   - Сам решил. Они только подсказали, как этого можно добиться.
   - Синекожие теперь стали шаманами? С духами разговаривают? - сухо осведомился Таррираш.
   - Нет, их магия на такие вещи неспособна. Они лишь объяснили мне, куда прикладывать усилия.
   - Что-то плохо они тебя учили. А ведь по твоим рассказам, особой силой они не блещут. Или просто на твою дурь не рассчитывали?
   На мою силу намекает? Или на умственные способности?
   - Какую ещё дурь?
   - Сила есть - ума не надо. Помнишь мой первый вопрос?
   - Зачем я ломаю тотемы?
   - Хорошо, что не забыл. Так вот, повторюсь: зачем ты ломаешь тотемы? Подумай о действии, а не результате.
   Расспрашивать дальше - бесполезно, пока САМ не подумаю и не сделаю хотя бы один, пусть неправильный вывод. Намёков дед уже выдал достаточно, по крайней мере, он сам так считает. Так, напирает на большую силу и отсутствие контроля. А ведь верно, получается, что я не соединяю тотемы, а ломаю один о другой. Ломаю...
   - Надо действовать по-другому, а не пытаться совместить их силой.
   - Молодец, - похвалил меня дух предка. - Догадаешься, как?
   Ещё и издевается. Ему я доверяю больше тайн, чем дренейкам, и он знает, что те считают меня пророком. Вот и подкалывает время от времени на предмет "озарений".
   - Догадался - уже бы сделал.
   - Всё-то на старого орка свалить хочешь. Но чего удивляться - всегда молодёжь там, где не помогает сила, спрашивают совета у стариков. Самим-то думать некогда, всё спешат-торопятся...
   Вскоре нарочитое брюзжание закончилось, и Таррираш стал разбирать мои ошибки. И силы я много вкладываю, и слишком тороплюсь, и вообще действую неправильно. Готового рецепта он мне не рассказал, подобным ни один шаман не занимался, зато подсказал, как надо действовать. Секрет оказался в неожиданной области - самой страшной казни, что известна оркам. Гронн! Я же не так давно сам воочию это и наблюдал, и участвовал! Прикинем, что для этого надо...
  

***

   То же время, Таррираш.
   Дух предка смотрел на своего непутёвого ученика и единственного соратника. Ни иномировое происхождение, ни опыт жизни в двух мирах не исправили главного недостатка молодости - привычки действовать силой там, где нужно применять ум. Но Аргнак не совсем пропащий - нужно только заставлять его думать самому. Опыт придёт, а пока пускай сам набивает шишки. Новые тотемы рассыпаются пылью, на несколько мгновений пресыщая окружающий магический фон. Силён. С последнего посещения горы духов стал ещё сильнее. А вот усидчивости не хватает - опять вырвал основу предмета вместо того, чтобы осторожно вынуть, настроившись на её колебания. Но даже сделай он всё правильно, это всё равно не спасёт оставшуюся оболочку от разрушения, ведь исчезнет самая суть вещи, основа, задающая все её свойства. Есть такие основы у всего, да только разные по силе...
  

***

   Утро следующего дня.
   Завтрак был выше всяких похвал, горка сучьев ждала своего часа, чтобы превратиться в тотемы, а дети, получив свою порцию ласки и шлепков, одевались на прогулку. Шаманить с утра пораньше настроения не было, а потому стал разбирать вещи после кочевья. Складывал наменянные травы и семена, пересмотрел свои записи и занялся оружием. Проверил заточку ножей, осмотрел лезвие топора - нет ли пятнышек ржавчины, добрался и до лука. Раньше он был для меня гораздо трудней в применении, но теперь можно заказать и потуже. Окинув взглядом шатёр, собрался и погасил подвешенный шар света.
   - Ты куда, Аргнак? - спросила меня Бьюкигра, держащая на руках Ракшу.
   Как её только Мрак выпустил? С момента появления волчицы у нас мой волк неизменно помогал провести ей ночь, спасая от холода. И очень неохотно выпускал по утру - и та тоже не спешила выбираться на снег.
   - Схожу к Толистану. Старый лук хорош, но уже слабоват для меня.
   - А что хочешь на обед?
   - Было бы неплохо поесть сладких печений. А, вот ещё, пока не забыл - на них можно нацарапать буквы алфавита.
   - Зачем?
   - Чтобы дети начинали привыкать к их виду.
   - Но до шестилетия ещё так далеко!
   - Знаю, но думаю, они смогут освоить чтение до этого срока.
   - А если сделать пирог, можно выложить их сушёными ягодами!
   Кажется, новое направление в кулинарии понравилось Бьюкигре. Оставив её тискать волчицу, иду к шатру нашего лукаря.
  

***

   Мастер оказался на месте и относительно свободен. Передав гостинец, поприветствовал мастера и поведал, зачем пришёл.
   - Значит, стал слишком слаб для тебя? - переспросил Толистан.
   Запах свежей стружки накладывался на резкий "аромат" вымоченной кожи, и всё это смешивалось с ещё несколькими запахами, которые я не сумел определить. Достаю лук без тетивы, накидываю петельку на один конец и перехватываю его двумя руками. Сгибаю его на весу, держа так, чтобы нижняя петелька попала куда надо. Тетива качается, и я не сразу сумел его снарядить, всё это время удерживая лук в согнутом состоянии.
   - Я его по-старому снаряжаю лишь потому, что так быстрей и удобней.
   - И теперь ты хочешь, чтобы я сделал тебе более сильный лук?
   - Да, мастер. Самый сильный, какой только можно.
   - Попробуй этот.
   Предложенное мне оружие было больше и массивней, чем все остальные. Хотя у некоторых наших лучников я подобные видел. Взяв его в руки, пытаюсь натянуть как свой, без помощи ног. Получается! Гронн, он был всего лишь раза в полтора туже моего!
   - Неплохой, но можно ли сделать сильнее?
   - Нет смысла, - откликается Толистан. - Я уже пробовал делать подобный, но из этой затеи ничего путного не вышло. Чем он толще, тем дольше распрямляется при выстреле. Сделав его вдвое сильней, ты не сможешь стрелять вдвое дальше. И с такого расстояния будет сложнее попасть в зверя. Много сил тратится на натягивание тетивы, стрелы ломаются чаще. И осваивать его придётся заново - старые навыки при таком натяжении помогают слабо.
   Хмм, оказывается, лукарь уже пытался сделать более мощное оружие. И даже преуспел в этом, но оно вышло не таким, как он ожидал и я рассчитывал. Что ж, обойдусь тем, что есть. А пока можно прикупить и стрелы.
  

***

   После обеда, окрестности стойбища.
   Мрак с волком вождя улеглись в сугроб, а Дубеут разминался, готовясь к занятию. Обычно главу клана всегда сопровождает старший шаман, но сегодня мы выбрались вдвоём. Здесь я смогу повалять Дубеута, не уронив его авторитета.
   - Я готов, - подал он голос, и мы стали сближаться.
   Был он массивней и выше меня, но первый же удар был перехвачен, и орк грузно плюхнулся в искрящийся снег. Встав, опять атакует меня. В этот раз принимаю удары на блоки, отводя их в сторону. Дубеут попытался пнуть меня ногой, но выставленное колено сместило удар мимо цели, после чего я ударил плечом, сбивая его с ног. Вождь вновь атакует, едва не сграбастав меня поперёк туловища, но я подпрыгнул и перекатился по его спине, пропуская под собой.
   - Достаточно, - раздался спокойный голос Дубеута.
   В ответ я пожимаю плечами - начнёт ли он учиться или решит не взваливать на себя ещё одну заботу, меня волновало мало.
   - С чего начнём обучение?
   - С того, как правильно падать.
   - Тогда приступим.
   В этот раз всё делали медленней, чтобы он успевал понять и подготовиться к неизбежному падению. Снег смягчал падения, но на первом перерыве я его подлечил от ушибов.
   - Ты почти всегда для бросков и заломов используешь две руки вместо моей одной, - поделился Дубеут своим наблюдением.
   - Две сильнее одной, и так проще перенаправить разгон противника в нужную сторону. Можно сломать руку, почти не прикладывая усилий - враг сделает всю работу сам.
   - А если не ждать, пока ты меня опрокинешь, а пнуть тебя или ударить другой рукой?
   - Попробуй, - отвечаю ему.
   В своё время я пытался подобное проделать с Алморреном, но он быстро смещался так, что между нами всегда оказывалась моя взятая в захват рука. Тут кулаками не помашешь, когда вывернутые связки трещат, едва не лопаясь. Тот же урок я преподал и вождю, заставляя его пританцовывать от боли.
   - Убедил, - сказал он спустя некоторое время, растирая рукой запястье.
   Боль - великий учитель. Иногда - вообще единственно возможный. А заодно и последний аргумент...
  

***

   Неделю спустя.
   Дичь ещё не была выбита, но сегодня мы снова кочуем. Позавтракав и собрав шатры, клан готовится к переходу, а я со всем взрослым населением иду на совет к вождю. Такое случается нечасто, но у нас есть повод. Дубеут стоит на вершине холма, рядом со своим волком, и ждёт, пока все соберутся.
   - Сейчас мы разделим силы клана по числу соседей и оставим резерв из тех, кто останется с детьми, - произнёс Дубеут, перекрывая голосом шум толпы.
   До баса Гултадора ему осталось не так уж и много - сразу видно, статями в отца пошёл. С одной стороны мы соседствуем с Железными Зубами, с другой у нас были Кровавые Кулаки. Но сейчас они часть нашего клана, а потому соседей с той стороны прибавилось - Каменокожие и Крушители Костей. Туда отправится большинство наших охотников, и я в том числе, а мои жёны останутся в основном лагере, присматривая за детьми.
   - Поехали, Аргнак, - сказал мне Крахниал, назначенный главным в нашем отряде.
   - Сейчас, только с жёнами попрощаюсь.
   Подъехав к семье, спрыгиваю с Мрака. А орчанки хорошо держатся, не выглядят расстроенными. Хмм, как же приятно чувствовать, что в твои силы верят! Обнимаю девушек, тетешкаю детей и собираюсь отъезжать.
   - До встречи, родные.
   - До свидания, Аргнак, - откликается Бьюкигра.
   Прощание вышло немногословным, ничего обещать мы друг другу не стали - как будто я на охоту собрался. Но ожидать иного было бы глупо. Запрыгнув в седло, отправляюсь к своему отряду - на время разлуки придётся жить в шатре с другими охотниками.
  

***

   Неделю спустя, край клановых земель.
   Прибыв на место, мы стали совершать объезд по границе. Местность для меня новая, но из пяти волчьих всадников только я и Крахниал ни разу здесь не были. Для остальных орков из нашего отряда эти места родные. Не теряя времени, я для себя картографирую местность. Пусть у командира и есть карта, но одно дело - ориентироваться по ней, другое - увидеть всё самому. Говорун, наконец, вернулся, обогатив меня знанием окрестностей. Так-так, а что это за группа существ? Уточнив запрос, посылаю его в направлении крупного скопления живых.
   - У нас вторженцы, - говорю Крахниалу, уточнив сведения от стихии Воздуха.
   - Где и сколько? - спросил тот, останавливая движение.
   Волки слегка запыхались, и пар поднимался облачками от их разверстых пастей. Весть о чужаках заставила воинов подтянуться, кто-то поправил лук в налучье, другой перехватил одноручный топорик, и все не сводили с меня взгляда внимательных глаз.
   - В получасе ходьбы, три волка и десять орков. Шаманов с ними нет.
   - Крушители Костей, - почти прорычал командир отряда. - Сейчас мы им кости-то пересчитаем! Аргнак, отправь сообщение соседнему отряду. Ждать их не будем.
   Кивнув, надиктовываю сообщение Говоруну и устремляюсь вслед за кавалькадой. Адреналин начинает копиться в крови, Мрак чувствует моё состояние и взрыкивает. Остальные волки вторят, их огромные лапы взметают тучи снега, и мы несёмся к чужакам. По пути не забываю высылать разведку - сюрпризов нам не надо!
   - Почуяли, стервецы, - передаю Крахниалу сообщение стихией воздуха.
   Тот подал знак, что понял, и мы продолжили скачку. Скоро мы увидим их своими глазами. Если волчьи всадники смогли бы оторваться от погони, пешие далеко не убегут! Призываю Тлеющего и огонька на всякий случай, и отъезжаю немного в сторону от кавалькады, чтобы не зацепить своих.
   - Они остаются на месте, будь осторожен, - сообщаю Крахниалу.
   А вот и соперники - расположились на вершине холма, сбившись в кучу. Осёдланные волки были за спиной основного отряда, ощетинившегося копьями. Двое пехотинцев натянули луки, и я призвал духа воздуха, готовясь сдуть стрелы в сторону. Огонёк проявился парящим над землёй костром, а Тлеющего пока попросил оставаться невидимым, чтобы суметь преподнести сюрприз нарушителям границы.
   - Что забыл клан Крушителей Костей на землях Разящих Топоров? - прокричал Крахниал.
   - Это нейтральные земли, и мы здесь для защиты наших территорий, это говорю я, Мокзезир. Порукой моим словам служат каменные знаки! - говорящий забрался на большой валун, венчающий вершину холма.
   - Командир, здесь что-то нечисто, - негромко произнёс Гултеркар. - Межевые знаки раньше были дальше.
   - Скорее всего, они их перетащили со старого места вглубь нашей территории, - вношу я свою лепту.
   Не став воевать с нами, соседи решили под шумок отжать часть территории, понадеявшись на то, что мы не сможем быстро объехать все свои владения. Эх, ведь были же договорённости у священной горы о нерушимости границ, но, видимо, некоторые поняли их по-своему.
   - Один из вас отправится гонцом в свой клан, остальные останутся здесь, как заложники, - прокричал Крахниал.
   - Это - война! - отозвался оппонент.
   - Если не пригласите вождя - то да. Пока же всё можно исправить миром.
   Чтобы они быстрее думали в нужном направлении, посылаю огонька облететь их невольную стоянку. Три волчьих всадника не успеют меня убить, а у остальных против шамана, успевшего призвать духа, нет шансов.
   - Ждите меня здесь, - прокричал Мокзезир. - Клан не бросает своих.
  

***

   Несмотря на отправленного мною духа воздуха, подкрепление к нарушителям пришло быстрее, чем к нам. Десяток волчьих всадников, два из которых были шаманами, прибыли спустя всего час. Их прибытие не было для нас сюрпризом, а потому мы с невозмутимым видом наблюдали их приближение. Рядом пролетел чужой дух воздуха, и я одним взмахом посоха отправил его на родной план, чтобы не подслушивал.
   До войны дело так и не дошло. Во-первых, самозахват территории только-только начался. Во-вторых, ни наш, ни соседский клан не хотели войны, и Крушители Костей согласились выплатить виру. Аргументом их миролюбия послужили прибывшие во второй волне делегации женщины и дети. Прибыли и мои орчанки, и я сумел увидеться с семьёй раньше, чем планировал. В течение недели шли переговоры, кланы "поигрывали мускулами" друг перед другом, показывая боевую и магическую мощь. "Позажигал" и я, раскрашивая вечерние сумерки огненной феерией, призвав одновременно двух самых сильных огненных духов - Тлеющего и Пламенеющего. Когда межевые камни оказались возвращены на место, а вира была выплачена, наши кланы устроили совместный пир.
  

***

   Три месяца спустя, Кивиша.
   Конец зимы выдался снежным, погода была ветреной, то и дело перерастающей в метель. Сегодня, вопреки обыкновению, было ясно, и стоялый воздух дышал морозом. Сугробы давно стали выше колена, а некоторые снежные заносы были ещё больше. Но в эту зиму снег больше не причинял ей неудобства. Орчанка вместе с группой соплеменников следовала за Аргнаком, споро переставляя лыжи. Так было куда удобней, чем бежать по снегу, высоко задирая ноги.
   Подняв руку, молодой шаман известил остальных о конце путешествия. Взяв посохи в руки, постоял, после чего снег стал разлетаться во все стороны, обнажая верхушку холма. Раньше его здесь не было, но совместным усилием шаманы Разящих Топоров подняли его над равниной, создав внутри пещерку для хранения припасов. Скинув лыжи, Аргнак забрался на вершину, заросшую сухой травой, и опёрся одной рукой о приметное деревце кер'габба. Его посадили специально, чтобы можно было зимой найти эту кладовую.
   - Скоро будем есть лепёшки из зерна, - сказала стоящая рядом Батлитри.
   - И варенье, - согласилась она с подругой.
   - А мне больше оршанник нравится, - сказала присутствующая тут Бьюкигра. - Попробуй его зимой накопай!
   "Могла бы и не хвастаться прозорливостью своего мужа" - завистливо подумала Кивиша. Они с Рунралодом тоже собирали оршанник, но сделали только одну закладку, ведь никто не знал, сохранится ли тот. Сейчас прогадали, но на следующий год будут не хуже других - зимой питательные корни были совсем не лишними. Зато зерна они набрали много - прошлогодний пример его хранения не прошёл даром.
   Обращённый к ним склон холма вспучился, открывая нутро. Вверх устремились клубы пара, быстро рассеявшиеся, и орки с орчанками встали цепочкой, выгребая туески и мешочки с продуктами. Быстро разобрав припасы, отошли в сторону, а в это время внутри пещеры стал бушевать огонь. Кивиша помнила пояснения Аргнака, что придумал прятать запасы под землю, что так они будут лучше храниться. Вскоре вход закрылся, и они поспешили в стойбище.
  

***

   - Аргнак, ты не идёшь? - спросила меня Бьюкигра.
   - Я пока тут побуду.
   - Хорошо, к твоему приходу сварю морс, - улыбнулась мне она. - Ракша, за мной!
   За эти несколько месяцев волчица подросла, став долговязой и ушастой. Если верить Кром'Гору - вырастет большой. До сих пор проявляет характер, но хозяйку слушается. Посмотрев на Мрака, она потрусила за Бьюкигрой.
   В каждой искусственной пещере мы с осени заложили продуктов ровно столько, чтобы хватало до следующей. С небольшим запасом, чтобы не пришлось возить лишнего. Правда, мы немного ошиблись - варенье из сока олембы и ягод уходило быстрее, чем мы рассчитывали. Зато опыт хранения про запас считаю удачным - теперь все орки понимают, что это выгодно. А я со своей стороны делал всё, чтобы провиант не портился - прокаливал пещеры и убирал излишнюю влагу во время закладки.
   - Домой хочешь? - спрашиваю приблизившегося волка. - Догоняй Ракшу!
   Не заставляя себя просить дважды, волк сорвался по свежим следам. Как догонит семью, сразу баулом загрузят. Пусть продукты и не тяжёлые, Бьюкигра не упустит случая освободить плечи. А у меня здесь ещё дела. Подождав, пока последние орки скроются из вида, поудобнее перехватываю посохи и сажусь на сухую траву. Серое марево постепенно затягивает небо, и сверху сыпет мелкую крупку. Как и у многих народов, близких к природе, у орков для каждого снега своё название. Только услышав, что падает с неба, можно определить и погоду, и как она вскоре поменяется. Судя по увиденному, тепла не жди, но и ветер пока лютовать не будет. Последив глазами за одиноким кровавым ястребом в небе, закрываю глаза.
   Несколько месяцев проб и ошибок плюс расщедрившийся на подсказки Таррираш сделали своё дело - я научился сливать тотемы. Идею наделать много примитивных, а потом "прокачать" их до высшего пришлось отбросить - время и прилагаемые усилия оказались на порядок больше, чем если делать такой с ноля. Но это было не главное - теперь я смогу заняться посохами. Было немного боязно запороть их, но смысла останавливаться я не видел. В конце концов - не получится с ними, сделаю новый. Отринув мандраж, вновь открываю закрытую кладовку. Можно сделать всё и под открытым небом, но зачем тратить лишние силы?
   Ступив под свод небольшой пещерки, начинаю раскладывать необходимые для ритуала вещи. Здесь были уголь и мел, плошка с кровью, истолчённые в порошок кости, шесть высших тотемов и десять накопителей маны. Основой для последних послужила соль, но центром кристаллизации были камни из священной горы. Это придавало им стабильность и слегка увеличивало ёмкость. Смешав с кровью костяной порошок, мелом и углём расчерчиваю рисунок ритуала. Затейливая вязь дренейских рун огибает десять окружностей, сходясь к трём узловым фигурам в центре. Теперь, чтобы случайно не стереть линии, расставляю по местам шарообразные накопители и запрыгиваю в центр получившейся фигуры.
   Набив трубку, призываю огонька и поджигаю смесь трав - сегодня все приготовления, облегчающие работу с магией и Искрой, не будут лишними. Докурив, убрал трубку и замер, выравнивая дыхание. Пора. Направив силу сквозь Искру, прогоняю её сквозь всё тело - опасное, но необходимое действие. Немой зов утонул в пространстве, проявляя Таррираша.
   - Раньше позвать не мог? - спросил он вместо приветствия.
   - Я же ещё не начал. Да и вчера я предупреждал тебя об этом, - обвожу рукой свои приготовления.
   Не став ждать ответа, впиваюсь когтями в ладони до крови, после чего подтягиваю посохи телекинезом. В начале пути я действовал слишком грубо, стараясь слить суть вещей между собой. Но и это была не основная ошибка. Прежде чем стараться это сделать, нужно сперва подстроиться под "дыхание" предмета, потом уже навязать свою частоту - так несколько шаманов подавляют вражеского совокупными усилиями, воздействуя на основу души. Сложность тут состоит в том, что у каждого посоха она своя, и не будь между нами определённого сродства, моего контроля для этого бы не хватило. Сломать - сломал бы, а вот слить...
   Два трепещущих "сердца" бились в моих ладонях, принимая пропущенную сквозь Искру ману. Нельзя ослаблять поток, но и "давить" сильнее - тоже. Резерв ощутимо просел, но ритуальный рисунок начал подпитывать запасённой в соляных накопителях маной. Постепенно частота пульсаций сводится к одной, совпадая с моей. Это тоже важный этап слияния - резонанс нужно поддерживать на всём протяжении действа. Таким образом они настраиваются друг на друга, и мне их тоже легче контролировать. Чувствую, что скоро не смогу поддерживать нужный уровень "духовного давления", а потому задействую следующий этап - подтягиваю телекинезом высшие тотемы. Сила проходит сквозь них, грубо синхронизируя с моей частотой и попутно разрушая. Но пока остаточные эманации от них не развеются, они послужат отличной "подпоркой" для посохов.
   Начинаю сводить руки вместе, правый, доставшийся от Оркривы, рассыпается прахом, оставляя в ладони свою суть, и я начинаю вплетать её в оставшийся посох. Воздух сухо потрескивает, накопители опустели, но я успел. Кончено. Нет сил ни встать, ни радоваться. Нащупав бурдючок на поясе, выпиваю отвар звездолиста, чтобы восстановить магические силы.
   - Ещё немного, и ты бы их просто сломал, - раздался голос Таррираша.
   - Уже не важно, - устало отзываюсь я. - В любом случае, я бы решил проблему второго посоха.
   - Уничтожив оба.
   - Всякое случается, - соглашаюсь с ним.
   - И пустил на ветер столько своего труда? - допытывается дух предка.
   - Бойся я этого по-настоящему, так бы и произошло.
   Силы частично вернулись ко мне, и я, поднявшись на ноги, начинаю уничтожать следы проведённого ритуала.
  

***

   Несмотря на ворчание Таррираша, пообщались мы отлично. Дух предка рассказал, как он воспринимал творимое мною со стороны. Больше красок и деталей, но в целом я и сам это видел. Выровняв пол, выбираюсь наружу, взвешивая в руке обновлённый посох. Вес не изменился, а вот ощущения от него - другие. Впрочем, я и окружающее пока воспринимаю по-особому. Нужно, чтобы энергетика вернулась в норму и прошло действие выкуренных мною трав. Перекинув шаманский атрибут за спину, ощущаю недостачу - привык уже, что ношу два посоха, и отсутствие второго причиняет дискомфорт. Посмотрев на затянутое тучами небо, понял, что потратил времени куда больше, чем планировал. И только собрался домой, как замер на месте от необычного ощущения.
   Моё мировосприятие было смещено в "духовную плоскость", но я уже не раз таким пользовался. Сейчас же я воспринимал окружение как часть себя. По телу перекатывались волны энергии, доходили до ног и устремлялись в землю переплетённой сетью во все стороны. Оторвав подошву, почувствовал, как часть меня исчезла. Корни? Присев, упираю ладонь в землю и чувствую, как к ней "прирастает" сетчатая структура. Долго гадать, что это такое, не пришлось. По-видимому, это стихия Жизни. И не просто ощущения, которыми делится дух, а что-то более глубокое. Без посредников, так сказать. Почему это открылось сейчас? Последствия ритуала? Более "прокачанный" посох? К чему гадать - нужно пользоваться моментом и сосредоточиться на постижении появившейся способности. Присев на пожухлую траву, сосредотачиваюсь на собственном теле.
  

65

  
   Ток жизни по телу был плавным, равномерно распределённым, за исключением нескольких зон. Больше всего её было в сердце, следом шла печень, а голова была лишь на третьем месте. Сжав кулак, почувствовал, как в руке увеличивается концентрация жизненных сил. Сосредотачиваюсь, стараясь мысленно изменить движение жизненной энергии, и это отчасти удаётся. Не став злоупотреблять открывшимися возможностями, стараюсь получше запомнить своё состояние - время для более глубоких экспериментов ещё не пришло. Поднявшись на ноги, стараюсь привести себя в норму - чувствовать окружающую жизнь, конечно, хорошо, но очень уж отвлекает от остального мира.
   Домой пока не спешу - торопиться мне некуда, а прогулка, надеюсь, "проветрит" меня и приведёт в порядок энергетику. Привычно трогаю связующие меня с дренейками "нити", интересуясь, что делают мои магини. Судя по донёсшемуся ответу - пытаются угадать, чем же я таким был занят. Чем дольше существует наша связь, тем больше информации по ней можно передать и легче её контролировать, почти "отрезая" девушек от моего мировосприятия. Сейчас их чувства мне не помешают, а потому охотно "пересказываю", чем занимался сам.
  

***

   Уже на подходе к стойбищу услышал барабаны начавшегося праздника - свежие припасы, которые не достать среди зимы, подняли оркам настроение. Шатёр встретил меня запахами свежеприготовленных лепёшек и обжаренных в кабаньем жиру корней оршанника.
   - Аргнак, а где второй посох? - спросила отвлёкшаяся от орчат Бьюкигра.
   Её реплика привлекла внимание остальных жён, и даже дети присоединились ко всем, с любопытством меня разглядывая.
   - Он здесь, - перекидываю посох из-за спины. - Мне всё же удалось слить их в один.
   - Поздравляю! - просияла Дувейли. - У тебя наконец-то получилось!
   - Да, правда, теперь то и дело проверяю, куда делся второй.
   - Это пройдёт, - улыбнулась Кайнати, принимая верхнюю одежду. - Тебе травы заварить? Или морс?
   - Давай травы.
   Пока сбор в котелке распаривался от залитого кипятка, успел похрустеть жареными корневищами оршанника. Пару раз делал из них пюре, но вкус получался не тот. Чистить их от кожуры слишком расточительно, а вылавливать её из размятых корешков - та ещё морока. Мысли с готовки и продуктов перешли на еле слышимые звуки праздничных барабанов. Сходить на танцы или дома посидеть?
   - Бьюкигра, Кайнати, потанцевать хотите?
   Дувейли не спрашиваю - пусть мы можем оставить детей у Шарилгры, но она сама надолго не отдаст своего сына.
   - Сходим, пожалуй, - решила Бьюкигра.
  

***

   Танцы прошли занимательно - двигаясь под бой барабанов, ощущал и ток жизненной энергии в своём теле. Это немного мешало, но в то же время служило хорошей тренировкой концентрации. Время от времени я отрешался от этого чувства, возвращая себе обычное мироощущение, и вновь старался вернуть себе восприятие Жизни.
   Музыка кончилась, и мы отошли с вытоптанной до земли площадки к угощению. От перехваченных до начала праздника пары кусков мяса остались только воспоминания.
   - Аргнак, смотри - рыба! - привлекла моё внимание Кайнати.
   Благодарно кивнув, беру одну рыбёшку, чтобы и остальные могли попробовать. Солёная и костистая, но с пивом пошла хорошо. Нынче зимой у клана вдоволь пива, так как с осени орки припасли много зерна. Оно даже стало несколько дешевле из-за своей доступности, но недовольных этим фактом не было. Долго наслаждаться перекусом не получилось - прилетел дух воздуха от Хатгаута.
   - Приходи в мой шатёр, как освободишься, - негромко произнёс посланник. - Не забудь захватить посохи.
   О, кто-то уже рассказал учителю, что видел меня с одним посохом. Или сам что-то почувствовал?
   - Я домой и к Хатгауту, - говорю своим жёнам.
   - Хорошо, Аргнак, - откликнулась Бьюкигра.
  

***

   - Что-то вы быстро, - произнесла Дувейли. Уложив сына на шкуры, девушка повернулась ко мне и приподняла в недоумении брови. - А почему ты один?
   - Меня хочет видеть учитель, а Кайнати с Бьюкигрой пока пируют.
   - Понятно. Тебе вещи помочь собрать?
   - Мне только посох захватить да пару-другую веток.
   Не став далеко проходить, подтягиваю нужные вещи телекинезом и, поцеловав напоследок жену, выхожу на улицу. Народ ещё не вернулся с танцев, а большинство орчат уже сидело по шатрам, так что было довольно тихо. Полюбовавшись на подсвеченные очагами дымы, поднимающиеся в тёмное небо, отправляюсь к учителю.
   Шатёр наставника встретил меня знакомыми запахами сушёных трав, свежих лепёшек и дыма из трубки. Хальвида поприветствовала меня и отошла к сыну.
   - Добрый вечер всем, - говорю негромко.
   - Проходи, Аргнак. Почему без второго посоха?
   Смотрю на лишние глаза и уши, но Хатгаут кивает, показывая, что можно говорить.
   - Его больше нет.
   - Ты наконец сделал из него высшие тотемы?
   - Нет, слил с собственным.
   Не спешу пока прерывать повисшее молчание и беру принесённые с собой ветки. Усаживаюсь и под невозмутимым взглядом учителя начинаю медитировать. Мана устремилась сквозь Искру в заготовки, формируя из них простейшие тотемы. Такой удержит малого духа воздуха от силы полчаса, но мне для демонстрации хватит. Сила начинает вибрировать, пронзая самое естество получившихся тотемов, настраивая их на единую частоту. Так, пока рано - есть большая вероятность запороть заготовки, а потому доверяю чутью и не форсирую события. Треск огня чуть отдалился, остальные звуки тоже притихли, и я начинаю сводить руки вместе. Уже "набил руку", а потому много времени на слияние тотемов не ушло. "Донор" распадается невесомой, быстро истаивающей пылью, а я поднимаюсь на ноги и протягиваю улучшенную заготовку Хатгауту.
   - Два посоха не так практично, как один, но сейчас мне второго немного не хватает. Я помнил твой рассказ о тотемах, духах и посохах. Вот и научился, как их слить.
   - А скажи мне, ученик, что за ритуал ты при этом использовал? - задал вопрос Хатгаут.
   - Тот, которым ты казнил отступника.
   Мои слова совсем не обескуражили наставника, хмыкнув, он набил трубку. Сотворённый мной тотем вспыхнул, поджигая смесь трав.
   - Топорная работа, - вынес вердикт старый шаман.
   - Это для показа. Но большого смысла в этом нет - сил и времени тратится больше, чем для получения хорошего тотема сразу.
   - Поговори со своими духами, Аргнак, и выясни, согласится ли кто поделиться своей частью для сотворения тотема. И если да - готовь достойное вместилище, раз уж лишился отличной заготовки для этого.
   - А почему не подселить духа сразу в посох? - задаю вопрос учителю.
   - Тотем можно сделать небольшим и отдать другому шаману для его усиления.
   - Можно сделать просто небольшой высший тотем и отдать его. А так духа можно быстро призвать, даже если он будет вне тотема.
   - Как хочешь, - махнул в конце концов Хатгаут рукой. - Но заготовки под высшие тотемы всё равно сделай!
  

***

   Четыре дня спустя.
   След талбучьего стада стал ещё отчётливей, хотя малый дух ветра не мог пока принести мне ощущение животных. Или был слишком слаб, или до них было ещё далеко. Сегодня я охотился с отрядом из пяти орков, притом был единственным "лошадным". Остальные были без ездовых волков, но лыжи позволили поддерживать им довольно приличную скорость. Ещё один разведчик принёс долгожданную информацию - впереди стадо, и звери пока не знают, что их преследуют.
   - Стоп! - командую остановку, разворачиваясь к своему отряду.
   Старший отряда глядит на меня, остальные, воспользовавшись остановкой, восстанавливают дыхание.
   - Впереди около десятка талбуков. Обойдём их - сможем устроить засаду. Меня с тройкой охотников хватит, чтобы они предпочли убежать, а не обороняться.
   - Лучше взять их изгоном, - не соглашается Эгноад.
   Пожимаю плечами - не я возглавляю отряд. Обычно к мнению шамана прислушиваются, но если им так нравится бегать, то пускай. Мне-то с Мраком усталость не грозит. Отправляю ещё одного духа на разведку и подправляю курс. Волк перемахивает через небольшой куст, а я легко компенсирую этот рывок, удерживаясь в седле. Много ночей провёл я за усвоением навыков верховой езды от Таррираша...
   Поначалу помогало не очень - на уже наработанную моторику накладывались чужие движения. Но практика позволяла отсеять ненужное и закрепить полезные приёмы, о которых можно было узнать только на личном опыте. Теперь волчьим всадникам, что с детства были в седле, я если и уступаю, то ненамного, а вскоре, может, и вовсе их перегоню. Разве что использование оружия верхом пока освоено не в полной мере. При езде на волке большим топором особо не помашешь, из лука не постреляешь. Так что волчьи всадники вооружаются копьями, лёгкими одноручными топориками (обычно двумя, чтобы в случае спешивания можно было сражаться против бойцов с двуручными топорами), дротиками, некоторые - метательными снарядами-боласами. Но у меня, как шамана, в бою другие задачи, так что я пока не стал покупать новое оружие и тратить время на его освоение, а сконцентрировался на изучении шаманизма и магии, сочтя это более полезным. Хотя жизнь на Дреноре уже не раз доказывала мне ошибочность многих кажущихся очевидными суждений, потому освоению владения копьём я время всё же уделил...
   Проскакав ещё с километр, подаю знак, и отряд замедляется.
   - Скоро они смогут нас почуять.
   - Тогда отдыхаем, а потом вперёд, - командует Эгноад.
   Выпрыгнув из седла, призываю духа жизни и начинаю снимать с Мрака усталость, залечивая микроповреждения в мышцах. Дух пока маленький и бестолковый, но с усилившимся восприятием я начал лучше понимать его действия.
   - Собираемся, - вновь говорит командир, и мы бежим вперёд.
   Талбуки быстры и осторожны, и такое стадо предпочтёт убраться от нас подальше. Орки уже отдохнули, да и лыжи сберегли им много сил. Но теперь их придётся снять - могут помешать во время схватки со стадом. Вскоре мы добрались до места, где добыча почувствовала охотников - стадо сбилось в кучу и плотной группой поскакало прочь, оставив в снегу настоящую просеку.
  

***

   Некоторое время спустя.
   Убегающее от нас талбуки подпускали к себе всё ближе и ближе. Если в начале погони они уходили в отрыв и возобновляли бег, лишь почуяв нас, то дальше такие перерывы становились всё короче и короче. Животные выдыхались, быстрее уставали и чаще останавливались, чтобы отдохнуть. Теперь наша скорость сравнялась, и мы бежим, наблюдая, как снежная целина разлетается в стороны из-под копыт добычи. Им приходится пробиваться сквозь снег, а мы бежим по расчищенной дороге, и каждая минута идёт нам на пользу. Пара молодых самцов начала отставать, тяжело поводя боками и отфыркиваясь паром, Мрак прибавил ходу, и я приготовился ударить добычу копьём. Ну же! Давай, поднажми!
   Будто услышав мои мысли, волк рванул вперёд, поравнялся с тем, что слева, и я ткнул его в круп, тут же отдёрнув руку, чтобы копьё не застряло. Талбук закувыркался в снегу, оглянувшись, вижу, как окружившая его тройка споро добивает топорами, остальные бегут за мной.
   - Давай, волчок! - хлопаю Мрака по холке, отстёгиваю страховку и выпрыгиваю из седла.
   Сила инерции позволила некоторое время лететь рядом, но вскоре притяжение взяло своё, и я приземлился, быстро-быстро перебирая ногами. Если бы не использованный мною телекинез, я вряд ли удержался бы на ногах, а так мчусь вслед за своим волком. Тот, не теряя зря времени, кинулся ко второму отстающему талбуку и вцепился ему в шею. Мощный рывок челюстей, хруст раздираемой плоти, катящийся в облаке снега клубок тел! Подбегаю к рычащему Волку, что, задрав вверх окровавленную морду, издаёт торжествующий вой. Для меня охота закончена, а остальные, если хотят, пускай бегут дальше!
   Призываю Терриса, духа жизни, и не мешкая начинаю слияние с ним. Двойственность рассинхронизированного восприятия не мешает мне поставить духу задачу и параллельно заниматься ею самому - отследить движение жизненной энергии в туше талбука. Собственные ощущения показывают, что она потихоньку выходит из тела, а дух дополняет картину. Мрак отгрыз голову и занялся ей, а я приступил к разделке туши.
   Добравшись до сердца, разрезаю его на три части. Первую съем сам, вторую отдам Мраку, а третью привезу орчатам - пусть растут крепкими. Быстро расправившись со своим куском, начинаю чувствовать, как заключённая в нём энергия начинает растворяться в моей энергетике. Теперь я точно знаю, что оно усиливает охотников!
  

***

   Несколько дней спустя, вечер.
   Бьюкигра с Дувейли ушли по делам, и Кайнати осталась в шатре с орчатами. Акорран спал, остальные орчата весело барахтались в шкурах, скрываясь под ними с головой. Нарилрон был заводилой в маленькой кампании, и сёстры охотно поддерживали его начинания. От природы более осторожные, девочки следили, не отхватит ли старший брат люлей, и если нет, то присоединялись к веселью. Сейчас дети не шалили, увлечённые игрой, и Кайнати могла позаниматься с луком.
   Она уже переросла свой первый, сделанный специально под её силу, но ещё не была уверена, что справится с более мощным. Снарядив лук Бьюкигры, орчанка надела перчатки, ещё раз проверила, чем заняты дети, и стала растягивать и ослаблять тетиву. Рождение двойни прибавило забот, но так как она не ходила на охоту, свободного времени тоже появилось немало. Тетива звенела от напряжения, Кайнати успела натянуть и ослабить лук уже несколько десятков раз, но всё ещё сомневалась, стоит ли идти к Толистану. Вдруг он сочтёт её силу недостаточной?
   Полог шатра распахнулся, впуская Аргнака. В руке он нёс двух связанных полевых крыс. В шатре хватало мяса, но муж хотел, чтобы орчата росли сильными, а потому каждый вечер возвращался с мелкой добычей. Летом такая по силам любому подростку, но зимой этим осторожным зверькам помогают скрыться и толстый снег, и промёрзшая земля. Если не сумел застать врасплох - охота не удалась.
   - Опять удачно сходил, - улыбнулась Кайнати.
   - Рядом со стойбищем их целый выводок.
   Трое более взрослых малышей устремились к нему навстречу, разглядывая добычу.
   - Подождите, сейчас дам вкусностей, - прогудел нарождающимся басом Аргнак.
   Кайнати помогла мужу раздеться и пока прибирала вещи, молодой шаман свернул крысам шеи и быстро освежевал добычу. Каждому орчёнку досталось по половине сердца, и теперь они, сидя у отца на руках, мусолили их, отрывая кусочки прорезавшимися клычками.
  

***

   Моя теория увеличения жизненных сил оказалась неверной. Вернее, работала строго индивидуально, и не накорми я в тот день куском сердца Мрака перед обратной дорогой, ещё долго бы оставался в заблуждении. Его доля вела себя совсем не так, как я рассчитывал - энергия лежала неподвижно, расходясь и рассеиваясь в его желудке, но почти не влияя на ауру волка! На новую охоту я не пошёл, ограничился полевыми крысами. Мне с моим чувством жизни и телекинезом было легко их добыть, в отличие от других орков - попробуй прокопать снег, а потом ещё и мёрзлую землю, чтобы добраться до осторожной добычи! Свежепойманную дичь я нёс в шатёр и только там убивал, чтобы ни капли нужной мне энергии не рассеивалось зря. После этого наблюдал, какой эффект оно оказывает на моих жён и детей. И если первые легко усваивали силу добычи, у вторых она вела себя как с Мраком - то есть медленно рассеивалась.
   Угостив для эксперимента племянника сестры, обнаружил, что ему добыча оказалась впрок. А вот волку Хатгаута - нет, а потому моя догадка, что это зависит от возраста, не подтвердилась. И вот теперь я решил попросить помощи у Таррираша. Дух предка внимательно меня выслушал и не стал отмалчиваться.
   - Даже в слиянии с духом жизни ты кое-что упускаешь. То, что на самом виду, - прокомментировал он мой рассказ.
   Пожимаю плечами - играть в угадайку не хочу, хотя и придётся.
   - Что ещё приходит с возрастом, кроме размера? - ехидно ощерился он, демонстрируя белые зубы.
   - Разум. До определённого возраста дети совсем не смышлёны.
   - Уже ближе, - покивал он. - Но это ещё не всё. Вспомни мои уроки насчёт Ошу'Гуна.
   Таррираш смог произнести название горы духов без презрения в голосе и даже смог удержать лицо, демонстрируя изувеченные шрамами щёки. Поневоле позавидуешь его выдержке. Хотя, не будь у него собеседника - как бы он себя вёл? Ладно, к ограм всё. Загадки учителя сами себя не разгадают, а подсказок он дал достаточно - уже не раз я в этом убеждался.
   - Вера и знание. Маленькие дети не знают, что съеденное свежее сердце может сделать их сильнее. Как и волки.
   - Молодец, быстро сообразил.
   - Долго об этом думал, не хватило вот такой вот маленькой детали. А с кровью в молоке тоже не работает?
   - Почему же не работает? - неподдельно удивился Таррираш.
   - Дети ведь не верят.
   - Зато их матери верят, а на своей крови это действует.
  

***

   Теперь, когда эта загадка разрешилась, я мог заняться другими делами. В эту зиму работы у шаманов, несмотря на увеличение численности Разящих Топоров, было немного - богатый овощами и витаминами рацион делал своё благое дело. А потому я решил наконец заняться поручением учителя - созданием высших тотемов. Можно было пойти уже проторенным путём, медитируя над заготовкой, но я решил опробовать посетившую меня идею. Чем лучше заготовка под тотем, тем легче будет довести её до кондиции, преобразовав в удобное для духов вместилище. Но у меня есть не только хорошие ровные палки, но и нечто более ценное. Камни из священной горы. Изготовление посоха показало, что для шаманских практик этот материал незаменим, на порядки облегчая работу с миром духов.
   Дождавшись, пока орчата угомонятся, достал деревянную заготовку и несколько драгоценных осколков и теперь думал, как их совместить. Нанести сверху? Но может привлечь внимание, да и собственную кровь использовать для этого почему-то не хочется. Поместить внутрь? Высверливать - тяжело, а вот расщепить и выскоблить сердцевину - можно. Пожалуй, так будет проще.
   - Тебе помочь? - спросила Дувейли, глядя на мою работу.
   - Если хочешь, - протягиваю ей вторую половинку. - Вынь сердцевину, не доходя до концов пол-ладони. Но только сердцевину!
   - Хорошо, - отозвалась девушка, доставая нож.
   Приложив пальцы к краю деревяшки, проковыряла поперечную бороздку, после чего сделала то же самое с другого конца. Примерившись, стала снимать лишнее дерево. Засмотревшись, как она работает, сам только сейчас приступил к делу.
   - Ловко у тебя получается, - похвалил её, снимая стружку.
   Та довольно улыбнулась, продолжая работу. Вскоре наше занятие привлекло внимание детей, Нарилрон первым подошёл поближе, сестры же пока медлили.
   - Не лезь, порежешься, - предостерегла Кайнати.
   Инструмент и впрямь давать им ещё рано, но поощрить любопытство и тягу к труду не помешает. Отложив в сторону заготовку, беру деревяшку поменьше. Несколькими движениями заостряю её, делая деревянный "нож". Чтобы интерес не пропал, нужно что-то, что он им сможет строгать. Подхватив телекинезом немного сухой глины, смешиваю её с водой, доводя до нужной консистенции и придавая цилиндрическую форму. Теперь просушить, чтобы не проминалась под пальцами, но не пересушивать, чтобы можно было срезать "стружку".
   - Держи! - протягиваю "нож" и "палочку". - Работай.
   Первым делом новинка отправилась в рот, потом сын уселся и начал в подражание нам обстругивать заготовку. Девочки, видя новую забаву, тоже протянули ко мне ручки, и я принялся делать инструменты и для них.
   - Ловко вышло, - произнесла Бьюкгира. - Почему такое редко в работе применяешь?
   - Нравится самому делать. Магией - немного не то.
   - Понятно.
   Вычистив сердцевину, приступили к наполнителю - я измельчал камни, Дувейли разогревала смолу, а Бьюкигра, взяв часть получившейся стружки, резала её на кусочки поменьше. Не применяя телекинеза, чтобы не оставлять магических "отпечатков", перемешал всё вместе. Заложив состав в полость, нанёс на края тонкий слой смолы и соединил половинки. Теперь осталось только обвязать и дать высохнуть.
  

***

   Тотем получился на славу - для завершения потратил всего два вечера, но опробовав новинку, не стал больше делать аналогичных. Во-первых, камней не так уж много, во-вторых, создание по традиционному способу служит отличной тренировкой. Ну и в-третьих - если покажу быструю скорость создания высших тотемов, у Хатгаута возникнет закономерный вопрос, как это мне удаётся. Раскрывать секрета или врать учителю я не хотел, а потому этот рецепт отложил до лучших времён.
  

***

   Некоторое время спустя, поселение дренеев.
   Сюрприз не удался - как я ни старался отвлекаться, как ни контролировал духовные связи, Фетиса с Лейзими всё равно почувствовали, что я скоро буду, и заранее выдвинулись встречать нас. Именно нас, ведь в руках у них были посохи, а на обычную прогулку они ничего не берут!
   - Здравствуй, Фетиса! Привет, Лейзими! - говорю им, как только поравнялись.
   - Здравствуй, Аргнак! Здравствуй, Дувейли, Кайнати, привет, Бьюкигра! - отвечала Фетиса.
   Поприветствовав остальных, Лейзими добавила: - Аргнак, как твои малыши выросли!
   - Дети всегда быстро растут. Особенно если их не видишь долгое время!
   - Ой, Аргнак! А где твой второй посох? - обратила внимание Лейзими.
   - Здесь, - говорю ей, телекинезом перемещая шаманский атрибут в руку.
   - У тебя получилось!
   Дренейки так этому радовались, как не радовался даже я сам. Такую волну светлых эмоций я от них получал только после победы над шаманкой. Мягко окутав телекинетическими щупами девушек, приподнимаю их над снегом и подтягиваю к себе - на крысах натренировался, а потому не боюсь случайно им навредить. Гронн побери, как приятны объятия после долгой разлуки! Мы редко видимся, но пригласить их пожить в клане я не могу. О, они бы согласились! Но война, демоны... Лёгкая досада была смыта радостью дренеек и осталась для них незаметной.
  

***

   Дети, наплескавшись в купели, вместе с жёнами покинули купальню, и мы остались втроём. Обещающие улыбки на лицах дренеек, подступающее желание, что так трудно контролировать... Трудно, но надо. Чуть потянуть прелюдию, чтобы разрядка была ещё слаще...
   Открываю телекинезом пробку, дух воды принялся закручивать водоворот, заставив сидящих напротив девушек вскрикнуть и ухватиться за края. Но спустя несколько ударов сердца они поняли, что водоворот огибает их тела и совсем не чувствуется.
   - Напугал, Аргнак! - сказала Фетиса, опустив руку в воду, стараясь ощутить течение.
   - Извини, красавица! Но воду нужно обновить, а ждать, пока она наполнится вновь, я не намерен!
   Дух сделал своё дело, убрав лишнюю взвесь, и я, закрыв слив, пересел поближе к своим кавайкам.
   - Я скучала, - произнесла Лейзими, на миг опередив подругу.
   - Я тоже, - отвечаю ей, приобнимая за талию.
   Вторая рука скользнула вдоль ладного стана Фетисы, прихватив на миг хвостик, затем я опустил ладонь ниже и подтянул девушку поближе. Время слов прошло, да и трудно говорить, когда губы заняты поцелуем... Вода облегчила вес девушки, и так с моей силой не являющийся проблемой, и я, повернув к себе спиной, пересадил её поудобней. Завозившись, она устроилась как надо, подняв руки вверх и за спину, зарылась пальцами мне в волосы, обернувшись через плечо, впилась губами в поцелуе. Покатав в ладонях её груди, спускаю ладони на бёдра и, наконец, подхватываю под ягодицы. Вода в купели колыхалась в такт движения дренейки, грозясь выплеснуться через борта, связь с Лейзими ещё сильнее подстёгивала охватившую нас страсть, гасящую лишние мысли...
  

***

   Ранее, Алморрен.
   Кузнец был в городе и потому застал весть о том, что для обмена прибыли Разящие Топоры. Заходить к Фетисе или родственнице не было смысла, ведь они уже там. У дренея накопилось к Аргнаку много вопросов, а потому чем раньше они встретятся, тем будет лучше.
   Но застать его на месте обмена не удалось - как-то они умудрились разминуться. Он не часто появлялся на обмене и теперь наблюдал за разросшимся кланом. Орки вели себя точно так же, как и помнил Алморрен, слияние кланов никак не отразилось на их поведении. На первый взгляд только прибавилось народу, но неестественная деталь царапнула взгляд. Колёсная одноосная повозка. Невысокие борта не скрывали груза, похожего на какой-то настил. По размерам он был шире повозки и был поставлен на ребро. Заметив ещё пару аналогичных, опытный глаз, несмотря на расстояние, разглядел металлические соединения. Идею несомненно подал Аргнак, и орки смогли её осуществить. Уровень технологий позволял им сделать нечто подобное, но сколько попыток ушло на её создание? Тяга к постижению нового наложилась на кузнечное любопытство, и он не спеша стал приближаться к повозке.
   Повозка была на отшибе, и потому на пути к ней ему встретилось мало орков. Да и те были немногословны, видя, что тот не составляет списки на обмен. Лишь детвора собиралась всё большей толпой, галдя и разглядывая необычного гостя.
   - Приветствую, я Реррия. Что-нибудь интересует на обмен? Есть меха, мясо, зерно и даже корни оршанника.
   - Добрый день. Меня зовут Алморрен, если можно, я бы хотел осмотреть эту вещь, - указал он на повозку.
   Как она называется на языке орков, дреней не знал.
   - Колёсная повозка, - произнесла орчанка дренейские слова. - И она не продаётся.
   - Не покупать. Только осмотреть и поговорить с мастером, что её изготовил.
   - Аргнак сейчас у вас, - ответила орчанка, и дреней почувствовал нотку неприязни в её голосе. - Вы ведь кузнец?
   - Да.
   - Так это у вас он научился, как сделать её в одиночку?
   Их разговор привлёк внимание остальных, и вскоре к ним подошёл ещё один орк. Алморрен с первого взгляда узнал в нём кузнеца - специфически развитые мышцы, шрамы ожогов на руках и мозоли от молота, которые ни с чем не спутать.
   - Приветствую гостя. Я Гракх, клановый кузнец.
   - Алморрен. Я бы хотел осмотреть колёсную повозку.
   - Прошу, - взмахнул рукой орочий кузнец, и сам пошёл к ней.
   Настил состоял из трёх элементов и, судя по земле и отпечаткам ног, служил для переправы через реки. Дреней разглядел и деревянные двутавровые балки, обладающие при минимальном весе максимальной прочностью, и металлические крепления. Выяснив назначение груза повозки, стал исследовать уже её. Высокие и широкие колёса позволяли легко катить её даже по сильной грязи, судя по материалам, она даже с мостом весила немного - борта были из тонкого каркаса, обтянутого шкурами. Втулки из железа, тронутые ржавчиной, но ещё не старые. Вид металлических частей раскрывал секрет изготовления - их отлили, а не сковали. По словам Реррии, Аргнак справился с этим в одиночку, и теперь у дренея появилось к нему ещё больше вопросов.
  

***

   На обратном пути кузнец навестил место, где Аргнак ставит шатёр. Ещё на подходе его встретил огромный чёрный волк - спутник молодого шамана. С ним была и волчица - молодая, длинноухая, нескладная - видно, что подросток. Поскалив зубы, всё-таки не зарычала и не кинулась. Мрак же спокойно подошёл и обнюхал гостя - в шатре была тишина, а значит, семья любознательного орка уже в Ин'Данааре. Значит, пора идти к Фетисе. Или не пора?
   Долгая жизнь приучила его не торопиться, и связь душ, что возникла между орком и двумя дренейками, рисовала вероятную картину их времяпрепровождения. Было в этом что-то чуждое. Девушки были счастливы, но не осознавали, что орк не вечен. Когда придёт время, Алморрен приложит все усилия для смягчения их горя.
   Следы - вот что ещё, кроме рассуждений, подтвердило пребывание гостей в доме Фетисы. Зайдя в дом, мужчина услышал голоса орчанок и детей, а пройдя мимо купальни... Так и есть.
  

***

   Пока дренейки прихорашивались, я телекинезом убирал расплёсканную воду. Мелькнула мысль, что на Земле такое зовут "гостевым браком". Выброс маны заставил капли слететь с кожи, прибрав и их, обернулся к девушкам. Обтираются полотенцами, не прикрываясь. Впрочем, чего им стесняться?
   - Аргнак, давай мы тебя заплетём, - сказала Фетиса, подходя ближе.
   - Я тебе помогу, - добавила Лейзими.
   Повесив полотенце, стала одеваться. Мы уже успели "наобщаться", а потому пока их обнажённый вид вызывает только эстетическое удовлетворение.
   - Давайте сделаем это в комнате.
   - Хорошо.
   Так, судя по голосу - у нас гости. Вернее, гость. Пройдя в комнату, вижу кузнеца.
   - Здравствуй, Алморрен.
   - Привет, Аргнак. Я хотел поговорить с тобой.
   Несмотря на внешне спокойный вид и голос, чувствую, что беседа выйдет непростой. За все предыдущие встречи он ни разу не искал меня первым. Что же понадобилось от меня воину Света?
  

66

  
   - Я тоже, - отозвался орк. - Но думал, что ты занят.
   Мысленно дреней давно отрепетировал этот диалог, ориентируясь на личные впечатления, сложившиеся у него от общения с молодым шаманом. Не стал он пренебрегать и информацией, полученной из общения с Фетисой и Лейзими, когда ненавязчиво расспрашивал о нём. Проверка на жадность, схватка и ученичество дополнили картину и характер короткоживущего. Будь он менее искренним и не привяжись к Аргнаку Лейзими, Алморрен сделал бы всё, чтобы они расстались. Но тётя была одним из немногих близких ему дренеев, что остались, и он сделает всё, чтобы та была счастлива. А раз счастье её зависит от жизни орка, то кузнец приложит максимум усилий, чтобы она не оборвалась раньше времени.
   - Я хочу предложить тебе ученичество.
   - Я не готов принять Свет, - настороженно отозвался Аргнак.
   На мгновение дреней замешкался, пусть это и не отразилось на его лице. Орчанки всё так же перебирали листки бумаги, увлечённо о чём-то споря, а Фетиса с Лейзими оторвались от созерцания облепивших их орчат.
   - К Свету нельзя принудить, каждый приходит к нему сам. Но я говорил об ином. Ты интересовался кузнечным ремеслом. Хочешь ли ты постичь его тайны, а не просто получить азы?
   - Мне пока нечем платить за ученичество.
   Предсказуемый ответ. Ожидаемый. И правильный. Не придётся додумывать беседу на ходу.
   - Я видел изготовленную тобой повозку. Для того, кто совсем не работал с металлом - отличное изделие.
   - В основном всю работу сделали духи, - нахмурился Аргнак.
   Неожиданное признание, но искреннее. Или не хочет быть кузнецом, или решил не скрывать правду, чтобы не обнадёживать зря своим мастерством.
   - Духи могут формировать раскалённый металл?
   - Нет, мои могут только раскалить его. Форму для втулок и крепежей я сделал сам.
   Вкратце Аргнак поведал, как рассчитывал, сколько железа потребуется, как строгал оттиски для глиняных форм и заливал металл.
   - Моё предложение в силе. А платой будет то, что я разовью увиденный талант.
   - Я согласен, мастер.
  

***

   Первая догадка, что меня вербуют в паладины, оказалась неверной - а что я ещё должен был подумать, если магии меня Алморрен обучить не может, а бою и так учит? Не знаю, чем его так впечатлила арба - конструкция там максимально простая. Или я опять показал несвойственный своему народу уровень? Кто знает... В любом случае, отказаться от такого предложения - глупо. И пусть любому сложному мастерству нужно обучаться с детства, но я, откровенно говоря, сам ещё подросток.
   Лейзими что-то пела негромким мелодичным голосом, Нарилрон даже замер, заслушавшись, а он у меня тот ещё непоседа. Фетиса тоже что-то ворковала орчатам, показывая пальчиковую гимнастику. По крайней мере то, что она показывала детям, больше всего на это походило...
  

***

   Вечер того же дня.
   В первый день встречи мы обычно ни учёбой, ни исследованиями не занимаемся. Хотелось больше провести времени с дренейками, но те сами настояли на моём скорейшем обучении у Алморрена. Вот я и спешу на первое занятие. Шум небольшого водопада, знакомая кузница на перепаде высот. Отворяю дверь и прохожу внутрь, привыкая к свету. Тепло, негромкий гул пламени и звуки работающих механизмов - повторить даже часть подобных станков, не ведя осёдлый образ жизни, будет мудрено. Впрочем, меха наш клан всё-таки перенял.
   - Проходи, Аргнак, - сказал дреней, выходя из углублённой под землю галереи. - Сила у тебя есть, ловкость тоже. Литьё ты начал осваивать, держать инструмент я тебя научу, а руку сам набьёшь. А горн у тебя всегда под рукой.
   Да, Тлеющий может много железа расплавить, мне с углём-то особо и возиться не требуется. Алморрен приглашающе махнул кузнечной крагой. Подхожу к небольшой наковальне, возле которой на столике разложены железные пруты, клещи и прочие кузнечные приспособы.
   - Что скажешь об этом? - провёл он рукой над всем этим добром.
   А что говорить? Железо как железо, не дренейская сталь точно. Хотя, если приглядеться, тут три вида прутков. Одни матовые, другие - слегка ноздреватые, а третьи - более гладкие, чем все остальные. Взял в руки - на вес практически одинаковые. Попытался согнуть - ноздреватый пруток разломился, матовый - согнулся пополам, а гладкий - спружинил, вернувшись в первоначальную форму. Гну его дальше, пока он со звоном не лопнул.
   - В них разное количество добавок, что делает их прочнее и хрупче.
   - Обычное железо слишком мягкое, но его легко обрабатывать. Если потом его науглеродить, получится более прочная поверхность, что дольше будет изнашиваться от работы. А если его будет слишком много, железо становится хрупким.
   - Наш кузнец умеет науглероживать железо.
   - Я знаю, - кивает Алморрен.
   Подхватив три целых прутка, он стал высекать из них искры. А они при этом получались разными.
   - Варить правильную сталь - сложно, и со временем ты этому научишься. Пока же я научу тебя, как недостатки каждого материала нивелируют друг друга.
   Дреней говорил, а я понимал, что слышал об этом раньше - пруты нагревались в огне, сковывались между собой, потом расковывались в длину и складывались пополам. Проделав так несколько раз, кузнец удваивал количество слоёв, делая их всё тоньше. Такую проковку на земле называли и сварным булатом, и дамаском, и харалужным железом. Хотя в чём между ними разница и не напутал ли я чего - сказать не могу. Но готов отдать должное - Алморрену удалось меня заинтересовать. Он предлагал ни много ни мало новую веху в орочьей металлургии. Причём для неё уже сложились все предпосылки - наши клановые кузнецы без проблем её освоят. А учитывая их опыт в работе с железом - мгновенно меня обгонят. Но это неважно - главное, дренейский кузнец увидел во мне потенциал, а значит, его можно развить.
  

***

   Ночь, Алморрен.
   Аргнак, несмотря на отсутствие расположенности к кузнечному делу, схватывал буквально на лету. Сковка мягкого железа и жёсткой стали не требовала специального оборудования, а потому орк сможет практиковаться в этом самостоятельно. Мощные, но неумелые удары плющили разогретый металл. Заготовка под лезвие получилась кривой, но если сточить лишнее, получится вполне годный нож. Дреней мог поклясться Светом, что подобным молодой шаман никогда не занимался, но многое для него как будто не было тайной. Получившийся разноцветный рисунок лезвия он встретил без удивления, как будто знал, что так получится. Снял краги и потянулся к не успевшей застыть заготовке. Перехватив поудобней, согнул, пробуя, как пружинит, при этом не обжёгся, даже не поморщился.
   - Гораздо лучше, - прокомментировал он, положив железяку на стол. - Что дальше, мастер?
   - Время уже позднее, а потому на сегодня учёба окончена.
   - До завтра, Алморрен.
   - Кузнечные дела закончены. Но ты слишком хочешь спать, чтобы пропускать другие уроки?
   - К схватке я готов всегда, - тут же перестал собираться на выход Аргнак.
   Сняв фартуки, дреней с учеником поспешили на выход, по пути молодой орк не пренебрегал разминкой, продолжив её уже на улице. Пусть он был раздет по пояс, но не похоже, что страдает от холода. Воин Света и сам был более стоек к экстремальным температурам, но раньше молодой шаман не демонстрировал такой стойкости. Ещё несколько энергичных махов руками и ногами, и ученик встаёт в боевую стойку.
   - Я готов.
   Сила Света пронеслась по телу, приводя мышцы в повышенный тонус. Лёгким шагом он двинулся навстречу ученику, обманным замахом прощупывая его оборону. Кулак дренея был отведён в сторону, отшагнув назад, Алморрен ушёл от ответного удара. Аргнак не стал останавливаться и шагнул следом, пиная по ногам. Не купился на подставленный бок, вытерпел ответный удар копытом, после чего умудрился ухватить его за кисть, тут же заламывая руку. Извернувшись в воздухе, дреней вырвался из захвата, сам ухватил орка за локоть, дёргая тот на себя. Тот, несмотря на вывернутую руку, скручивается и наносит удар с ноги перед тем, как плюхнуться в снег.
   Мягкие отводы ударов бессистемно сменялись жёсткими блоками, опасные удары на встречных курсах и возросшая гибкость наводили на мысли, что Аргнак не терял зря времени и тренировался. Причём не один - многие броски трудно отработать в одиночку, кому как не Алморрену знать это. Мало среди дренеев было тех, кто занимался рукопашным боем...
  

***

   Утро следующего дня, Ин'Данаар.
   Фетиса проснулась засветло. Настроение у девушки было просто отличным - Аргнак пробудет две недели, а значит, конфликты его клана с соседями уже улажены. Поднявшись с кровати, девушка глянула на заворочавшуюся, но так и не проснувшуюся Лейзими. Разбудить или нет?
   - Подъём, соня! - негромко окликнула она подругу.
   - Доброе утро, - отозвалась та, открывая глаза.
   Потянувшись всем телом, изогнулась, и покрывало сползло с неё на кровать. Заразительно зевнув, плавно встала.
   - Что будешь на завтрак? - спросила она, идя в купальню.
   - Что-нибудь фруктовое. Жёны Аргнака опять приготовят что-то жирное, - ответила Фетиса, идя следом.
   Купаться они будут потом, сейчас же нужно умыться после ночи, прогоняя остатки сна. Мельком глянув в зеркало, девушка поправила волосы - заплетаться она будет после, а сейчас - завтрак.
   Не став готовить, набрали в кладовке фруктов и ягод. Кисло-сладкий, немного вяжущий вкус. Скорее десерт, чем полноценный завтрак.
   - Что будем делать, раз уж уже встали?
   - Я порисую, незачем будить наших гостей так рано.
   - Аргнак не спит, - откликнулась Лейзими.
   - Чего нельзя сказать о его жёнах.
   - Могли бы пока подготовить ритуальную комнату.
   - Не думаю, что мы сделаем это правильно без предварительных замеров.
   - Не преувеличивай, Фетиса. Сколько раз уже наши расчёты оказывались верными?
   - Успеется. Попозируешь мне немного?
   Приподняв глаза к потолку, Лейзими набрала воздуха, но тут же его выпустила. Ещё раз глянула в сторону лаборатории, но тут же сдалась.
   - Хорошо. Дела от нас всё равно не убегут.
  

***

   Грифель скользил по закреплённому на мольберте листу, перенося контуры комнаты скупыми чертами. Это фон, пока неважный, призванный только создать глубину и задать декорации. Пара штрихов в углу, несколько завитушек орнамента, опоясывающего комнату, светильник на потолке. На мгновение замерев, дренейка вновь продолжила рисовать. Центр композиции - кресло с Лейзими. Пока только голова с расставленными рожками, лёгкая улыбка и взгляд на орчат, что сидят на руках. Их сейчас не было, но Фетиса хорошо помнила вчерашний день, так что ей не составило труда рисовать их по памяти. Улыбнувшись, она подумала, что так даже проще рисовать - эти непоседы вряд ли проникнутся необходимостью позировать, в силу возраста и общей подвижности. Рука дренейки творила, а она вспоминала подросших детей Аргнака.
   - Пора собираться, - прервалась Фетиса.
   - Да, действительно пора.
   Обогнув мольберт, Лейзими стала разглядывать получившийся набросок.
   - Как живые.
   - Это пока только начало, - довольно улыбнулась девушка на слова подруги.
   Над картиной ещё работать и работать, но перерисовывать ей точно не придётся. Отставив мольберт к стене, сложила кисточки и пошла одеваться. Новый день был безветренным, и за ночь везде, где только можно, нарос иней. Бахрома мелких кристалликов переливалась под светом, вырывающимся из распахнутой двери. Напарница, выйдя из дома, прикрыла дверь, погружая в полумрак всё это великолепие.
   - Смотри, какая вокруг красота! - поделилась Лейзими, осматриваясь вокруг.
   Дом казался вылепленным из снега, так много на нём было инея. Скрип снега под копытцами, небольшой дискомфорт от одежды - Фетиса не любила кутать хвостик...
  

***

   Первыми их встретили волки - гигантский Мрак и волчица-подросток. Приближались они неспешно, проминая глубокий снег широкими лапами. Таких зверей впору испугаться, но дренейки уже не раз видели волка Аргнака, а вторая, несмотря на имя, вела себя вполне мирно. Фетиса предположила, что это относится только к тем, кого они считают своими. В ином случае магиня поостереглась бы так близко подпускать к себе огромных хищников. Из всех населяющих Дренор зверей они были одними из самых опасных.
   - Ракша, где твоя хозяйка? - спросила волчицу Лейзими, но та в ответ только принюхалась, фыркнула и порысила обратно.
   - Бьюкигра уже встала, - сказала Фетиса.
   - Почему так думаешь?
   - А вон, видишь, у Ракши на спине шлейка?
   Так переговариваясь, они шли к шатру, но на полпути встретили Аргнака. При виде него в животе дренейки появилось приятное тянущее чувство, а губы растянулись в счастливой улыбке.
   - Доброе утро! Как спалось?
   - Доброе! Очень хорошо!
   - Я уже землю под вызов духа приготовил, даже основной контур успел начертить, - сказал орк, приглашая их следовать за собой.
   Исследовательский ритуал и в самом деле был почти готов, оставалось только подправить некоторые штрихи, дорисовать руны и расставить якоря.
  

***

   Немногим позднее, дом Фетисы.
   Пришло время для исследования изменившегося посоха. Мои орчанки заняты детьми и учёбой, а я пока уединился с магинями. Сегодня они долго настраивали ритуальную комнату, прошло уже вдвое больше времени, а они всё возились. Наконец, подготовка была завершена. Фетиса кивнула мне, и я начал наполнять ритуал маной.
   - Готово, - сказала дренейка, призывая магию.
   Её посох засветился мягким голубым светом. Лейзими рядом синхронно повторила её действия, тоже обращаясь к своей силе. Всё сильнее разгорающиеся линии рисунка вспыхнули, и девушки очнулись.
   - Что-то здесь не так, все рассчитанные данные неверны!
   - Мы же предполагали нечто подобное, - отозвалась Лейзими.
   - Но не настолько же! - не могла унять эмоции Фетиса.
   Подтянув посох телекинезом, обхватываю его двумя руками. Девушки в пылу спора даже не заметили этого, продолжая показывать друг другу листки с расчётами и воспроизводить в воздухе светящиеся символы. Активирую познание - первую часть плетения для чтения информационных кристаллов. Это весьма многогранная магия, и многое в этом заклинании зависит от опыта и контроля мага. Всполохи света с моих ладоней втянулись в посох, принося в ответ много неожиданной информации. Мой шаманский атрибут коренным образом изменился, я не только не обнаружил защёлки на металлических накладках, но даже не обнаружил между разными частями посоха чёткой границы. Само дерево не только металлизировалось, но ещё и приобрело черты кристалла. Теперь его не разъять на части - он цельный.
   - Аргнак, нам нужно будет заново его исследовать, - подала голос Фетиса.
   - С самого начала.
   - Хорошо, я помогу вам.
   Я начал рассказ с описания своих опытов на тотемах. Дренейкам хотелось побольше подробностей, но я пообещал поведать об этом позже, иначе рассказ слишком затянется.
   - Ты нам не показывал, как сливаются тотемы!
   - Верно, - улыбаюсь Фетисе. - Но без демонстрации это ничего не даст.
   - Мы готовы! - с энтузиазмом отозвалась дренейка.
  

***

   Позже, обед.
   Несмотря на протесты хозяек дома, пришлось силой выносить их из лаборатории. Кайнати уже приготовила поесть, и теперь вместе с Бьюкигрой накрывали стол. Я же нёс на плечах вяло сопротивляющихся дренеек, уже понявших, что от перерыва им не отвертеться. Аккуратно сняв девушек, усадил их на стулья и ретировался к выходу - чтобы не сбежали.
   - Аргнак, мы бы сами пришли, - сказала Фетиса.
   - Тебе не нравится, когда я ношу тебя на руках? - коварно бью по болевой точке.
   - Нравится, но... Ты всё усложняешь!
   - Вам ли бояться сложностей? Мне казалось, они вас только вдохновляют!
   - Ты смешиваешь аргументы, - лукаво улыбнулась девушка.
   - Может быть. Но иначе вас было не оторвать.
   Наш диалог был прерван орчатами, забравшимися дренейкам на руки. Трое оккупировали Лейзими, одна - Фетису, и лишь Акорран не проявил интереса, оставшись с матерью.
   - Фи-иса, - произнесла Тисангра, стоя у той на коленях.
   - Что, маленькая? - тут же заворковала, переключаясь, дренейка.
   - Гать!
   - Сейчас поиграем!
   М-да, нужно было просто привести орчат - они бы мигом оторвали синекожих магинь от исследований. Хотя не факт - там было слишком много всего, интересного уже малышне.
  

***

   Неделю спустя.
   Как это обычно бывает, одни дела тянут за собой другие, а рутинное исследование иногда грозит превратиться в новое направление магической науки. Дренеям известна возможность воплощения вещества из маны, как и трансформация уже имеющейся материи с помощью магии, но у шаманского способа совмещения сути были свои особенности. С сожалением девушки констатировали, что если мы займёмся экспериментами, то надолго увязнем в них, а учёба остановится. Но я клятвенно пообещал к следующей встрече изготовить по три образца каждого сочетания материалов, что только придумают мои магини.
   - Аргнак, чем-то изменения с твоим посохом похожи на рост кристалла в магическом жезле. Когда маг становится сильнее, чтобы не искать другой фокусировщик-накопитель, можно наращивать уже имеющийся. Правда, для этого надо много тренироваться.
   - Мне пока рано задумываться об этом.
   - Как знаешь, - ничуть не расстроилась она.
   Я мысленно поморщился - последнее время дренейки чересчур стали полагаться на моё "видение будущего", готовые по первому намёку перекроить учебные планы. Раньше они, опираясь на опыт и мой прогресс в магическом искусстве, или подтягивали меня в теории, или помогали разбираться с практикой. Сейчас же я должен был "прислушаться к себе" и "сам понять, что мне важнее". Назвался пророком (хотя, скорее, меня назначили) - соответствуй, м-да...
   - Я к Алморрену. Он говорит, что я наконец научился держать молот. Осталось только правильно попадать по наковальне.
   - У тебя получится, - не поняла моей шутки Лейзими. - Ты не против, если я пройдусь с тобой?
   Юмор вообще вещь специфическая, а уж разница менталитетов порой сводит на нет все мои усилия повеселить дренеек. Или просто я не умею шутить?
   - Идём. Фетиса, ты с нами?
   - Нет, Аргнак. Давай завтра?
   - Договорились.
   Мороз крепчал, но мы были тепло одеты и не мёрзли. Хотя, будь я даже в безрукавке, это не заставило бы меня дрожать от холода. Дойдя до границ городка, собрался уже бежать, как почувствовал, что не стоит. Оборачиваюсь к Лейзими, глядя ей глаза. В насупивших сумерках они особенно сильно выделяются своим светом...
   - Нам надо поговорить, - негромко произнесла девушка.
   Чуть смеженные веки, лёгкий кивок и приглашающий жест рукой. Пусть на улице никого, но не стоит пренебрегать возможностью появления нежеланных свидетелей.
   - Давай немного отойдём, это ведь разговор не для посторонних ушей.
   - Хорошо.
  

***

   Здесь, на полпути к кузнице, нас никто не увидит и не потревожит, а духи воздуха предупредят меня, если кто-то крупней жука появится в окрестностях.
   - Мы не сможем встретиться на следующем обмене, - произнесла Лейзими. - Мы с Фетисой давно не посещали главный храм.
   - Значит, следующая встреча будет в конце лета?
   - Угадал! - чуть повеселела девушка.
   - Мой дар тут ни при чём, только логика.
   - Ты этого точно не знаешь, - возражает она.
   По опыту предыдущих разговоров не пытаюсь её переубедить. Лучше сменить тему.
   - Во время праздника вы будете дома?
   - Конечно! Не хочется беспокоить Алморрена своим состоянием.
   Фетиса рассказывала мне, как из-за наших связей на них отражается праздник. В пути такое не скроешь, а это вызовет множество вопросов у сопровождающих.
   - Но если хочешь, мы можем отменить поездку, - начала Лейзими, но тут же была мною прервана.
   - Не надо. Мне будет грустно без вас, но это не повод отказываться от важного для вас путешествия.
   - Жалко, тебя не будет вместе с нами. Я уверена, Велен нашёл бы время для встречи с тобой.
   Определённо. Раз в будущем найдёт время пообщаться с Дуротаном и Оргримом, то и другому орку, посетившему Карабор, уделит толику своего бесценного времени. Но мне там светиться не с руки - и так по грани хожу.
   - Не сомневаюсь, но по-прежнему считаю, что эта встреча преждевременна.
   - Как скажешь, Аргнак, - легко согласилась дренейка.
  

***

   То же время, кузница.
   Алморрен задумчиво стоял возле стола с разложенными инструментами и поделками Аргнака. Орк и раньше выделялся уровнем своего развития, но лишь сейчас, когда они стали больше общаться, дреней сумел заметить ранее не бросавшиеся в глаза несуразности. Можно было списать это на начитанность и следствие общения с дренейками, но многие факты были спорными. Клан Разящих Топоров не был самым технически развитым среди орков, что делало осведомлённость Аргнака ещё более странной. Пусть за многие года жизни на Дреноре кузнец редко общался с орками, но этого было достаточно, чтобы понять в общих чертах их возможности. А сколько пищи для размышления дали разговоры с Фетисой и Лейзими...
   - Добрый вечер, мастер, - произнёс Аргнак, входя в кузницу.
   - Привет, Алморрен, - добавила Лейзими, заходя следом.
   - И вам привет. Но прежде, чем мы начнём... Аргнак, у тебя есть волк, но не хватает того, чем можно сражаться верхом. Потому у меня для тебя есть подарок.
   В руках дренея как по волшебству появился меч. Простая рукоять, небольшая круглая гарда - не столько защита кисти, сколько упор, чтобы при уколе пальцы не соскользнули на лезвие. Клинок с полуторной заточкой был примерно с руку длиной. Формой он чем-то напоминал палаши или ятаганы с Земли, благодаря этому рубящие и режущие удары обещали быть по-настоящему страшными.*
   - Из-за формы клинка техника владения таким мечом имеет немало общего с техникой боя топором, так что тебе не придётся начинать обучение с нуля, - сказал дреней.
   - Это слишком дорогой подарок, мастер.
   - Это не просто подарок. Это ещё и знак того, что ты мой ученик. И символ, к чему ты должен стремиться.
   - Я не подведу тебя, - принимаю меч и разглядываю клинок.
   А стремиться было к чему. Я знал, как делается дренейская сталь, видел, как Алморрен творит из неё вещи, но сам пока занимался "дамаском". Только потом, когда наберусь опыта, смогу изготовить нечто подобное. Я с трудом сдерживаю крик восторга, ведь сейчас осуществилась моя мечта! Какой орчёнок не любит оружие, и какой орк не желает иметь меч дренейской работы! Далеко не самый большой из тех, что заказывают орки у дренеев, некоторые раза в полтора-два больше или иной формы, но с таким мне будет управиться проще. Завороженно гляжу на блестящее лезвие, мысленно сравнивая меч с виденными мной у других клинками. Как я заметил, большинство имевших хождение у моего народа мечей имели полуторную или одинарную заточку - точнее, я вообще ни разу не видел, чтобы их точили полностью с двух сторон. Но к делу. Пересилив себя, откладываю клинок в сторону и надеваю кузнечный фартук.
   - Вам нужна помощь? - спросила Лейзими.
   - Нет, Аргнак сам справляется, - ответил Алморрен.
   - Тогда я просто посмотрю.
   Надев краги, подхожу к столу с инструментами. Лейзими пристраивается рядом, так, чтобы всё видеть, но в то же время не мешать. Вчера я расковал прутки на пластины, а сегодня буду формировать из них лезвие. Простая на первый взгляд работа имела ряд тонкостей. Самое главное - это правильно разогреть заготовки. Перегреешь - и сталь испортится. Недогреешь - не сможешь сковать между собой разнородные слои.
   Собрав пакет пластин, помещаю их в горн, стараясь, чтобы жар как можно равномерней прогревал заготовку. Воздух гудит, раскаляя угли, из-за стены доносится приглушённый шум работы мехов и механизмов, а я наблюдаю за заготовкой. Постепенно металл из малиново-красного стал почти лимонно-жёлтым, от одного конца отделилась искра, как от бенгальского огня. Чуть ворошу угли, распределяя жар равномерней, искры стали сыпаться обильней - пора. Схватив щипцами, помещаю пакет на наковальню - пришло время сковать слои вместе.
   Нужно действовать быстро и точно, пока заготовка не остыла, чем ровнее будет проковка, тем лучше. Я уже приноровился ковать, достаточно тяжёлый молот позволяет делать не такие высокие замахи, что положительно сказывается на точности. Полоса становилась шире и площе, проковав её от одного конца до другого, переворачиваю и начинаю ковать в обратную сторону. Остыла, укладываю её обратно в горн, чтобы вновь набрала нужную температуру. Теперь нужно следить в оба, как бы пережог не получить, да и вообще, чем меньше будет циклов нагрева и охлаждения, тем лучше.
  

***

   Позже, дренейка.
   Лейзими завороженно глядела на работу молодого шамана. Видела, как вздувались мышцы на руках, следила, как разлетаются искры после металлического лязга. Было в работе кузнецов что-то притягательное... Алморрен ничем не занимался, только время от времени давал советы орку да рассказывал ей, что сейчас происходит. Сегодня всю работу с металлом не сделать, но большая часть её будет закончена. Последняя полоса прокована до нужной толщины и теперь рдеет, постепенно теряя остатки жара.
   - Я закончил, мастер.
   - Хорошо. Приведи себя в порядок и готовься к тренировке.
   В кузнице были вода и полотенце, но Аргнак, развесив фартук, вышел наружу, сверкая каплями пота на голом торсе. Простынет! Выскочив, увидела, как он, зачёрпывая снег ладонями, растирает его по телу.
   - Заболеешь, Аргнак!
   - Нет, Лейзими. Все так с детства освежаются зимой.
   - Разве тебе не холодно?
   - Нисколько.
   Скрипнул снег под копытами Алморрена. В отличие от шамана, он не стал пренебрегать одеждой, пусть та и не была слишком тёплой.
   - Готов, Аргнак?
   - Сейчас.
   Поприседав, попрыгав и помахав руками и ногами, он немного отошёл от кузницы, туда, где снега почти не было. Множество следов свели его на нет, а кое-где были видны затянутые льдом участки. Дреней пошёл на сближение с орком, была в его движениях грация хищника. Белая луна давала достаточно света, и Лейзими не пропустила начало схватки.
   То один, то другой соперник падали с перекатами в снег, звуки ударов были такими сильными, что были хорошо слышны. Чаще всего на земле оказывался Аргнак, но и Алморрен не избегал такой участи. Скорость ударов возросла, и дренейка перестала успевать следить за ними. В воздух взметались остатки снега и пучки сухой травы, раздавалось хеканье, тихий рык... Схватка завораживала, вот она на миг прервалась - это Аргнак смог ухватить дренея и зажать в руках. Получив удар копытом, перекинул соперника через себя, стараясь впечатать того головой в землю. Но дреней, дёрнувшись всем телом, сумел вывернуться. Миг - и снова звуки ударов разрывают ночную тишину...
   Лейзими не знала, сколько длилась схватка, настолько сильно она заняла её внимание. Но всему приходит конец. Вернулись в кузницу, руки Алморрена налились Светом, и он стал себя лечить, сводя синяки и ссадины. Аргнак отказался, но и его раны начали затягиваться, как будто сами по себе. Девушка чувствовала, что он не использовал исцеляющих плетений, значит, воспользовался шаманизмом...
  

***

   Несколько дней спустя. Фетиса.
   Благодаря возможности запрячь духа воздуха в волокушу, семья Аргнака смогла выкроить ещё два дня, сэкономив их, но и это время истекло. Дренейка мысленно пробежалась по всему, что им удалось вместе узнать. Метод Аргнака по слиянию вещей требовал тщательной проверки - слишком сильно менялись под его воздействием материалы. Но для неё это не было неожиданностью - магиня знала, что законы воплощённой мерности зачастую вторичны по отношению к магии. Тем интересней было познать и эту грань бытия. Соляные накопители маны оказались не очень эффективными. Малая ёмкость и невозможность создания достаточно большого вместилища делали его применение оправданным лишь в случае, когда всё остальное вообще недоступно. Начиная с диаметра в две ладони монокристалл соли терял стабильность, грозя взорваться при напитке маной. Аргнак нашёл выход, добавляя камни из священной горы, но такое отношение к сокровенному для Фетисы было равносильно тому, что она будет разводить краски водой из священного озера. Внезапное сравнение ввергло девушку в ступор. Пожалуй, талант художницы, любопытство и новые горизонты иногда делали её чересчур дерзкой. Можно ведь нарисовать ритуальный узор, перенести на бумагу плетения, пропитать ею артефакты...
   - Ты в порядке? - спросил её Аргнак.
   - Да, просто задумалась. Мы ведь теперь нескоро увидимся.
   - Я тоже буду скучать, - приобнял он её. - Пора прощаться.
  
  
   Примечание:
   Вдохновлялись мы вот этим мечом (хотя он не вполне соответствует мечу Аргнака): https://pp.userapi.com/c636430/v636430317/12a2c/BfTZ_2spIkE.jpg
  
  


Популярное на LitNet.com Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Нарушенное обещание. Шевченко ИринаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаВ дни Бородина. Александр МихайловскийИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрВ цепи его желаний. Алиса Субботняя��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаЛили. Сезон первый. Анна Орлова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"