Гранин Алекандр Сергеевич: другие произведения.

Повелитель стихий (3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Казалось, самое страшное осталось позади. Но дело обстояло куда как сложней. Мы сами вырыли себе яму. Себе, и всем живущим. Проверяя потом эльфийский кристалл, мы нашли такое, от чего у нас встали дыбом волосы...


Глава 6

   Глава 6 Вот и прошли те четыре трудных дня, когда друзья добирались до очень большого лагеря на Вечных Равнинах. Не будь дорога туда забо-лоченной, можно было бы управиться и в меньшие сроки. Да и к тому же они заезжали в Мельёвку, в крепость императора. Деревушка не по-страдала от лавины - спасла её ложбина, заваленная сейчас огромными глыбами. Распутье разрушено, и никогда там уже не будет стоять в гордом одиночестве сторожка; тропинка с гор усеяна вмятинами. Кре-пость пустовала точно так же, как и пустовал Лютийский Город. По пути у них кончилась провизия, кони отказывались везти покла-жу, да ещё и существовала опасность подхватить какую-нибудь бо-лезнь. Но, к счастью, больше никаких стихийных бедствий не про-изошло. Всё закончилось на камнепаде. Хотя последствия от прошлых загладить удастся не скоро: Лютийку придётся заново отстраивать, прокладывать новые дороги. Не посадишь только лес - такого здесь уже не будет никогда. Эти времена не за горами, а пока весь народ расселился по Вечным Равнинам. Отовсюду слышались разные голоса, везде высились шатры, стояли телеги. Рядом фыркали лошади, гоготали в клетках гуси. Тем людям, кому повезло, жили у родных или друзей в соседней деревушке. Из домашних животных не хватало здесь только кошек и собак, кото-рые сбежали от хозяев по неизвестной причине. Как только потянулись обжитые места, Истагор с необычным азар-том принялся искать магов. Неудачно: люди на вопрос, не знают ли они, где поселились маги, недоумённо смотрели на него, как на сума-сшедшего. Значит, маги так и не рассекретились... Придётся их искать, объезжая всё вокруг: если колдовать, то это не останется не замечен-ным. Как оказалось, это делать совершенно необязательно. Впятером, каждый на своём коне, они очень быстро обнаружили вернувшихся. Виной тому стал новый источник волшебной Силы, вдруг появившийся здесь. Изучая его потом, маги только дивились, как много силы выплёски-вает камень, да ещё отдаёт её так легко... И Истагору стало легче, как только после своего заклинания он приблизился к кристаллу. Шатёр магов стоял немного в стороне то всех остальных. Он был ра-кой же невысокий, как и все остальные, но такой широкий, что мог по-местить в себе три обычных. Большую часть места в нём занимали ар-тефакты, вывезенные из Лютйки вместе со снедью, и лишь треть - жи-лое пространство. Аэль наотрез отказался там жить, и пошёл искать свою семью. Остер поступил так же, но искал он не семью, а постояль-цев в его трактире. Рианасу и Истагору было всё равно, где жить. Половину пятого дня они устраивались, остальную половину отды-хали, не забыв обезопасить себя от случайностей кристалла. Пока ещё никто не знал, на что он способен... Вечером вернулся опечаленный Аэль - он не нашёл родных. Но, может быть, он просто прошёл мимо... Все четыре дня он мало разговаривал, сейчас же совсем ушёл в себя. Рианас думал только об империи. Как её теперь защищать? Кто будет править народом? Кого отправить восстанавливать города?
   Маги готовили ещё один внеочередной Совет. Как Аэль не молчи, но правду надо выспросить у тебя как можно скорее и принять соответствующее решение.
   На нём ничего не обсуждалось, только прослушивались рассказы о злоключениях и о тех, кто их устраивал. Больше говорил Истагор, но говорил как-то непонятно. Он объяснял что-то насчёт заклинаний, кристалла, только его кроме магов не понял никто. Потом пришлось говорить Аэлю. Никто не ожидал от него подробного рассказа, слишком уж он был подавлен. Но он отказался от молчания, и все услышали и о Том, и о новоявленном эльфе:
   -Он вернулся в наш мир, выбрав для себя моё тело. Имя ему Эльвин. С ним не сравнится никто, кроме Того, наречённого Натаном. Эльф поклялся страшной нерушимой клятвой, неизвестно как исполнившейся. Натан к этому готовился и сотворил заклинание, обезопасившее меня на некоторый срок от вселения Эльвина. Друзья! Я опасен, вернее не я, а моё тело вместе с чужой душой. Для меня есть несколько выходов из положения, и я принял решение.
   Аэль замолчал. Он не поднимал головы, говорил глухо и отстранено. Никто не решался его перебить, все понимали, что творится сейчас у него на душе. Дополнил Истагор, передав, всё, что слышал в пещере. Молодой Маг ничуть не удивился, откуда он знает об этом, лишь слабо покивал, затем повторил:
   -Я принял решение. Никто не сможет остановить Эльвина, кроме Того. Я пойду к нему, отнесу ему Анриан и кристалл. Даже если меня уже не спасти, то мы хотя бы уничтожим эльфа.
   Про себя Истагор очень и очень удивился. Как Аэль так быстро потерял надежду? Что с ним случилось? Не думает же он, что эльф его полностью выселит? А вдруг... Истагор не успел закончить мысль, ибо Молодой Маг поднял голову, посмотрев другу прямо в глаза. В этот момент магу показалось, что его засасывает в каком-то водовороте; рядом кто-то кричал: Помогите! Кто-нибудь! На помощь! - но в буране и в пене никого видно не было. Картина быстро сменилась, и он увидел Аэля на грани пропасти, ведущей в плотную тьму. Он смотрел вниз, иногда оглядываясь, словно слышал, как будто к нему кто-то подбирается. Потом он заговорил, обращаясь ко тьме в пропасти: Останови его, не дай ему это сделать, останови, и тогда у нас есть шанс выжить. И всё поглотила тьма небытия.
  
   Шум реального мира возвращался медленно. Во множестве звуков ещё не разобрать ни одного голоса. Впереди - только серая бесконечная пелена, в которой нет ни времени, ни направлений. Из множества чувств выделялось одно - чувство бесконечного полёта. Но вот, кажется, его тело подняли, полилось что-то холодное, мягкое, приятное. Мир снова принял свой облик, ещё немного расплывчатый. Звуки преобразовались в более понятные, но ещё бессмысленные. Кто-то сказал, склонившись над ним:
   -Он приходит в себя. Обморок отступает. Дайте ещё воды!
   Наконец Истагор полностью очнулся. Кто-то объяснил, что ему внезапно стало плохо, он просил помощи, а потом потерял сознание. Аэль истолковал это как чародейство эльфа и тут же собрался в дорогу, забрав меч и волшебный камень. Он беспрепятственно выбрал лучшую лошадь, вскочил в седло и умчался в направлении гор. Последние его слова были такие: Всё будет в порядке. И пусть никто за мной не последует.
  
   -Как уехал? - вскричал Истагор. - Его нельзя отпускать одного! Да ведь если им эльф завладеет, то всё, считайте, пропал он. Что же вы, не слышали, что я вам говорил? Да и он сейчас не в себе, сам на себя не похож.
   Кажется, его поведением был сбит столку не один он. Рианас и Остер тоже заподозрили неладное.
   -Когда я встретился с ним взглядом, - говорил чуть после маг, когда по его просьбе их оставили одних, - мне вдруг показалось, что он копается в моей памяти... Потом мне явилось видение. - Он передал его. - Случайностью его не назовёшь. И, кажется, я нашёл ему объяснение. Эльвин снова вернулся, и мне придётся догнать его, иначе он что-нибудь выкинет. Пойдёте со мной вы или нет - дело ваше, хотя я был бы рад, если бы вы пошли. Без магии мне не обойтись, поэтому маги тоже идут. На сборы времени мало, и я устал так же, как и вы. Но выхода нет!
   Рианас задумался, потом сказал:
   -Мне, наверно, придётся остаться - кто же за всей этой кашей следить будет? Тогда, в первый раз, я мечтал увидеть эльфов, да и говорить я мог лучше вас. А сейчас от меня какой толк?
   -И я останусь. За Аэлем поди угонись, а я только обузой буду. Он куда ускакал? К горам опять? Значит, нам будет по пути. Мне надо в гостиницу, вместе пока и поедем. А если не к горам, то расстанемся, не то не догоните.
   -Вы точно так решили? Жаль, вместе столько перетерпели! А в какую сторону Аэль уехал, подскажет волшебство. Второй раз мне уже легче будет Заклятие Поиска сотворить. Я же стал главным магом! Никто не мог его один сделать, а я смог. По неписаным правилам волшебства, я поднялся вверх. Но хватит похвал в свой адрес!
   В этот момент за пологами шатра заливисто заржали лошади, как бы приглашая скорее сесть на них. Истагор поспешно собрался, закинул за плечи котомку и вышел из шатра. Возле входа стояли семь красавцев коней вороной масти, гордо постукивали копытами землю. Два седла были свободны - для Остера и Истагора. Маги сидели верхом, о чём-то переговаривались. Потом Эклис сказал, обратившись ко всем:
   -Свежие конские следы ведут на восток, к горам, и, как нам сказали, какой-то всадник умчался рысью именно туда. Он не взял с собой даже еду, не то что там постельное бельё. Думаю, он заедет или в крепость, или в деревню. Хотя, может быть, он свернёт в Лютийку. Догнать мы его догоним, это точно, но надо быть настороже: вдруг он что-нибудь выкинет.
   Погода держалась хорошая: ливни скорее всего кончились, дул слабый ветерок, принося с собой запах болотной травы. Солнце с запада грело спины и прогоняло в щели насекомых-кровопийц. Быстрый конь, глоток холодной воды, пустая дорога - что ещё надо, чтобы не догнали?
   По правую руку от всадников бурлила полноводная река, крутые берега которой изрыли копыта животных и обувь людей. Ограничивающий с одной стороны Вечные Равнины лес был ещё очень далеко, а перед ним тянулась отчасти заболоченная местность; по ней идти - значит, не вернуться. Через реку не перебраться без моста, а его здесь нет. Если Аэль тронулся именно этим путём, то он очень спешил: даже горизонт был чист. Сейчас он где-то в крепости, или ещё дальше. Не скрылся бы только он в лес, там так легко потерять следы, которые ещё найти надо.
   Остановились в сумерках - почти возле леса. Дальше ехать решили только утром, когда будет светло, ибо при свете следы заметить легче. Остер добыл дров, занялся ужином, а маги вершили свои колдовские дела. С помощью заклятия Поиска не так трудно отыскать человека и уж тем более - что-то из действующих камней. Сейчас они сцепят ладони, как в Цитадели, призовут магию...
   С высоты птичьего полёта открывается удивительная картина. Бурлит река, унося воды к морям через равнины; рядом темнеет лес, в котором ютятся разные деревья: колючие ели, сосны, иногда толстые вязы, ивы, берёзы... Выше по течению обнесённая каменной стеной, окружённая водой крепость, ныне с раскрытыми настежь воротами... Ещё дальше укрепились усыпанные снегами горы, и если присмотреться, видны у их подножия каменные глыбы... Справа - Мельёвка, слева - Лес Ущельного Ручья... Лютийский Город...
   По дороге к горам скакал одинокий путник, за спиной его болтался свёрток, из которого словно пробивались яркие лучи, видимые лишь магическому зрению. Анриан висел у пояса, а с другой стороны - котомка. Аэль... нет, Эльвин, похоже, побывал в крепости, дав там отдых лошади, а потом снова собрался в путь. К утру он будет уже или в ложбине, или в Лютийке, если свернёт. Ещё знать бы, что он замышляет... Зачем-то остановился, огляделся, будто почувствовав чужое присутствие, повёл рукой...
   Заклятие погасло. Всё потемнело. Его выследили, и он это знает, и, скорее всего, попытается скрыться. Заметёт следы, создаст морок для отвода глаз... Сейчас нельзя доверять ничему - ни слуху, ни зрению, и, уж тем более, магии. Только удаче или чутью...
   -Куда же он собрался? Если к Натану, то поступает неразумно... Это относится к эльфу. А на месте Аэля я, быть может, поступил так же. Ну а если в Лютийку, то только в Цитадель. Тоже верно - для Эльвина. Там много разных вещей - и магических, и для повседневного обихода. Куда ещё? В Мельёвку? Нет, зачем же, там делать нечего.
   -Ну что? Додумался до чего-нибудь? - спросил Истагора подошедший Остер.
   Истагор не ответил.
  
   Ночь тянулась так медленно, что казалось, будто она никогда не пройдёт. Темно было настолько, что не видно вытянутой руки: толи болотный туман всё затянул, толи луна не взошла, кто знает. Вокруг столько звуков: где-то шумит река, в другой стороне гудит лес; кровопийцы вышли на охоту, и теперь от жужжания под ухом невозможно уснуть. Истагор долго ворочался, всё вспоминая Аэля над пропастью. Где он сейчас? Что делает? Сладко ли спит, или изо всех сил бодрствует? Да и который сейчас час? Хорошо, если утро, ждать его не долго, а то поди усни. Рядом посапывали остальные маги, им хоть бы что, только Остер что-то пробормотал. Где он, понять можно: серое пятно на чёрной земле. Сел, подкинул дров в слабый огонь, заметил Истагора, отошедшего в сторону.
   -Не спится? - спросил он. - Всё об Аэле думаешь.
   -Что делать, Остер? Если он захочет, то мы его за всю вечность не найдём. А найдём, то как спасти, не знаем. Посоветуй, как быть. Может, вообще к Натану обратиться?
   -Попытайся заснуть, а утром всё и разъяснится. На свежую голову легче думается. А я пока трубку раскурю, поразмышляю.
   -Что ж, раз другого ничего не остаётся, то покойной ночи.
   -И тебе. Пусть мошки и комары не пристают.
   И они не приставали. Остер сидел подле костра, в его слабом свете блестела трубка, испуская дурманящий аромат. Истагор смотрел на друга, пока веки сами собой не стали слипаться; сон уже подкрадывался к освещённому пламенем кругу. Вступил в него, прошёлся совсем близко, смывая реальность, затягивая всё глубже и глубже...
   Истагор проснулся оттого, что кто-то его тормошил. Ночные сумерки уже отступали, но было ещё довольно рано. Повсюду на траве сверкали маленькие капельки росы, а на Вечных равнинах ещё держался густой блеклый туман. Первым, как видно, проснулся Остер, и в котелке над огнём уже кипело. Сейчас он склонился над магом.
   -Ну, не знаю, как так можно спать! - тихо сказал он, чтобы никого не побеспокоить. - Я тебя минут пять не мог разбудить!
   -Что-то срочное? Ты так рано встал.
   -Ну, во-первых, уже не рано, пора бы выезжать. Не знаю, что случилось, но солнце как будто не хочет показаться. Вчера в такое время все уже были на ногах, а теперь вдруг стали сонями!
   -Уже утро? А я думал, что только лёг.
   Истагор поднялся, прибрался и заглянул в котомку.
   -Ну, коли такое дело, то давай остальных будить. И что, есть во-вторых?
   -Есть. Я нашёл свежие конские и человеческие следы, в полмили к северу. Что там проезжал Аэль, я уверен. Он спешился ненадолго - подобрать выпавший кристалл. От него осталась вмятина. Потом он свернул к берегу и, похоже, спускался по откосу. Наполнил фляги и снова в седло. Следам примерно сутки.
   -А куда они ведут?
   -К горам.
   -Ну вот. И кто же это - Аэль или Эльвин?
   -Разве это имеет значение? Им обоим грозит не только гибель, но и многое другое. Натан сложа руки сидеть не будет и отобьётся от налётов. Ваше дело не дать погибнуть Аэлю, а остальное - дело Того.
   -Да были бы они разными людьми, а то как же прогнать этого самого эльфа, не навредив при этом Аэлю? Наша магия, я уверен, на это не способна. Значит, выход один: идти к Натану. Но это и не выход. Какое ему дело до нас? Уж коли он так хладнокровно уничтожил несколько поселений вместе с сотнями людей, то с нами расквитается и подавно.
   -В чём-то ты прав, а в чём-то и ошибся. Для нас останется загадкой, зачем он это делал. И дело до нас есть - помнишь разговор в пещере? Хотя, наверно, ты правильно рассудил. Надо идти к Натану... Или достичь недостигаемых высот в магии. В первом случае, скорее всего, придётся платить.
   -Ладно. Пока вдогон, а потом решим, что делать. Который же сейчас час? Говоришь, выезжать пора, а у меня веки вон как слипаются. Умыться бы надо, а то на ходу усну.
   Истагор во весь рот зевнул, пошёл к реке, а Остер кое-как растолкал остальных. Что за сонливость сегодня такая?
   Выехали где-то в полдень; по солнцу точно не определить: оно скрывалось за плотными кучерявыми облаками. Не похоже, что собирается гроза или даже мелкий дождь, да и не буря это. Ветерок веял, но не освежал, а грел, как свет. Жара стояла удушающая, звуки вязли где-то в гортани. У коней изо рта шла пена, но они двигались не так уж быстро. Словно кто-то поставил вязкую невидимую преграду, непреодолимую без излишних усилий. Пар поднялся над водной гладью, скапливаясь в низинах и впадинах.
   Пути оставалось немного: в крепость решили не заезжать. Вот уже вдали лежит ложбина, с одной стороны которой лес, а с другой на всхолмье течёт Быстроструйка, за милю отсюда сливаясь с другой рекой. Однако нигде не сидит у костра человек, нигде никто не загоняет своего скакуна, или же не идёт пешком. Да что там люди! В округе нет даже птиц, и насекомые тоже где-то затерялись. Одинокая дорога, и только следы на ней выдавали когда-нибудь присутствующих здесь людей. Были среди них и свежие: пара за парой слабых отпечатков копыт следовали прямо, никуда не сворачивая. Этот единственный путеводитель не радовал: оставивший его мчался во весь опор, и, вдобавок к этому, он был здесь ночью.
   Они миновали развилок и въехали на широкий деревянный мост, перекинутый через Лютийку. Вечером, когда жара начала спадать, им пришлось свернуть на бездорожье и всячески пробираться между теми самыми глыбами, которые... Впрочем, зачем вспоминать, всё и так ясно. Один раз чуть не потеряли следы: в этом месте земля затвердела и высохла настолько, что казалась камнем. Остер и Истагор Очень удивлённо смотрели по сторонам: куда подевалась дивная трава? Когда они возвращались из похода, она ещё колыхалась на ветру. Неужто её всю скосило камнепадом? Да нет, кругом кроме обыкновенной травы больше ничего не было.
   Истагор остановился, замер, будто прислушиваясь. Нет, тишина, ни голосов, ни шума ветра в небесах. Но что-то ему не нравилось, какое-то смутное ощущение приближения чего-то или кого-то. А за последний месяц он привык всему такому доверять. Но они уже выехали на свободное место, а опасения не подтвердились. Остер свернул в Мельёвку, пожелав удачи в погоне.
   Слабо потрескивая, горели дрова в костре. Красноватые блики бегали по земле, по лицам магов. Вокруг высились каменные гиганты, казавшиеся большими серыми воинами, не смыкающими глаз в ночи; а за ними сгрудилась беспросветная тьма. Луны, как и прошлой ночью, не было, но появились звёзды. Они мерцали всеми цветами радуги, перемигивались друг с другом, и не было им числа. Отрадно смотреть на них в этот тихий час и не вспоминать, что завтра многое решится. Что уготовил грядущий день? Этого никто не знает. Истагор любовался ими, как и любовались остальные.
   И Остер видел их, подъезжая к своей гостинице. Скоро, очень скоро люди вернутся в свои уютные дома, и разговоры, начатые ими до отъезда продолжатся. Снова заполыхает огонь в камине, забрякают кружки с вином и пивом, застучат ложки, посетители, развалившись в креслах будут попыхивать трубками. Гостиница процветёт, разрастётся... Он вздохнул. Не долго ей стоять ещё: он умрёт, и попадёт она в руки каких-нибудь негодяев. Нет у него ни детей, ни преемника. Истагор приглядит за ней, конечно, да и то вряд ли. У него куча собственных дел. Аэль ещё слишком молод. Но что думать об этом? Он пока ещё жив и, значит, должен привести гостиницу в порядок.
   Сделав все нужные дела, отнявшие половину ночи, Остер запер её на железный ключ, вывел из конюшни своего Росса, оседлал его и потихоньку поехал к магам, намереваясь не разбудить их. Но когда он оказался на вершине склона, увидел, что они не спали - стояли вокруг костра и с кем-то беседовали. А было это так...
   Истагор лежал на своём матрасе, слушая окружающие звуки. Он пытался найти хоть какое-нибудь разумное объяснение минувшим событиям, но ничего не получалось. Он уже приготовился спать, как вдруг снова насторожился. Так и есть. Кто-то мерно шагал к их месту ночлега. Тяжёлая поступь слышалась всё ближе и ближе - со стороны гор. Маг на всякий случай достал из внутреннего кармана плаща звёздочку. Кто бы это ни был, но только не Аэль - он ступает мягко. И не Остер, ведь он с лошадью, которую нигде не оставит. Кого же приманил свет костра?
   Человек остановился где-то в десяти саженях от кострища. Раздался его голос из темноты:
   -Истагор! Не пускай звёздочку, всё равно не попадёшь.
   Истагор внутренне похолодел. Он лежал тихо, не шевелясь и вглядывался в темноту прикрытыми глазами. Как человек увидел у него звезду, да ещё и во мраке? Костёр-то почти потух.
   -Не можешь меня узнать? Разве мой голос тебе незнаком? Ты его слышал несколько дней назад.
   Да, этот голос что-то напоминал магу. Только вот что? Неужели...
   -Не притворяйся, что спишь. Уж от меня это не скроешь. Лучше сбрось одеяло, подкинь побольше дров и разбуди остальных - нам об очень многом надо поговорить. И меня не бойся. Как говорят люди, я пришёл с миром.
   -А ты разве не человек? - громко спросил Истагор, всё ещё не двигаясь.
   -Я? Я человек, правда не такой, как вы. Ну так что? Принимаешь разговор или нет?
   -Мы и так с тобой говорим, - по-прежнему громко отвечал маг.
   -А остальные? Их-то тоже это касается. Да и неучтиво держать путника на таком расстоянии, а, тем более, говорить с ним.
   Истагор быстро поразмыслил, возымел ли действие его громкий голос. Наверно, да. Потом сказал, рискнув стать посмешищем:
   -Остальные не спят, Натан. Эклис, ты ведь тоже всё слышал?
   -Конечно. - Ответил тот откуда-то справа. Истагор знал: у него под рукой есть какое-нибудь оружие. - И если уважаемый Натан желает разговора, то путь сначала докажет, что мы можем ему доверять.
   -Доверять? - переспросил Натан с усмешкой. - Разве можно кому-нибудь по-настоящему доверять?
   К кому он обратился, не понятно, но ответил Истагор:
   -Можно. Себе.
   -Нельзя, Истагор. Аэль себе уже не доверяет.
   -Что ты про него знаешь? - тут же спросил тот.
   -Знаю вдвое больше, чем про каждого из вас, но вдвое меньше, чем про Эльвина. А уж про вас всех я знаю очень много, только это надо рассказывать не в такой обстановке. Ну а если продолжать сравнения, то вы обо мне не знаете ничего.
   -Вот-вот. Не знаем, - подхватил Эклис. - А если у уважаемого Натана в руке арбалет? Мы костёр разведём, нас осветит, а ты и пристрелишь. Меч-то точно есть - Хорт, только он должен был нам принадлежать.
   -Арбалета у меня нет, даю слово мага, и о моём мече давайте поговорим после. А сейчас закончим кидаться пустыми словами и обсудим наконец-то дело. А то, я вижу, вас не переспоришь. Ну, коли вам самим лень огонь зажечь, то это сделаю я сам.
   Он щёлкнул пальцами, и рядом с Ротимавом вспыхнули остатки дров. Словно вернулся день. Яркий свет разбежался в округе, и валуны отбросили длинные тени. На мгновение исчезли звёзды, небо посветлело. Все маги тут же поднялись и уже приготовились дать отпор. А Натан стоял как ни в чём не бывало - седой старик величавый и статный, не смотря на свой возраст, с мечом у пояса. Маги чувствовали его силу всем своим существом, и вся их сущность содрогалась при мысли, что с ним придётся биться. Но Натан поник, сгорбился, и свет померк, сжавшись до маленького костерка. Снова засияли звёзды.
   -Не бойтесь. Я ничего плохого не сделаю. Вам придётся меня выслушать, и вместе мы о многом договоримся.
   Он подошёл к костру и сел. Маги молча собрались вместе, но не спешили садиться. А Тот заговорил. Сначала тихо, потом всё громче и увереннее, будто читал страницу из книги:
   -Как вы правильно подумали, Аэлем завладел Эльвин. Уже во второй раз, но куда как продолжительный, чем первый. Сейчас он в Лютийке, и он вас провёл. Ещё после крепости он свернул на лесную дорогу, а вы обманулись, преследуя его по ложным следам. Следы эти не более, чем морок. Завтра вы их уже не найдёте. Вы использовали называемое вами заклятие Поиска и увидели картину: он едет сюда. Однако это тоже морок.
   Маги молчали и пронзительно его разглядывали. Тот усмехнулся, достал из ножен меч, взял его за лезвие и откинул в сторону.
   -Вот вам на хранение мой меч. Больше у меня нет никакого оружия. Можете убедиться в этом сами.
   Но маги даже не взглянули на Хорт. Тишина затянулась. Натан ворошил дрова, и никто не промолвил ни слова. Наверно поэтому они услышали перестук копыт. Вскоре из тьмы появился Остер. Завидев чужака, он спешился, подошёл к Истагору. Ему коротко передали о встрече с Натаном.
   -Итак, вы все собрались, и я поведаю многое из ныне непонятного. Послушайте историю войны и роль в ней кристалла.
   Очень давно на земле жили три царства: люди, эльфы и животные. Гномы тогда ещё не зародились, люди и эльфы отличались от ныне живущих, и животных таких больше нигде не было. Земли хватало с избытком: там, где текли могучие реки, поселялись люди. В пышных и обширных лесах обитали эльфы, а звери жили повсюду.
   У разумных царств магия была обычным делом, и всё, что умеете вы, умели самые низшие разряды. А что могли самые высшие, никому не ведомо. Но друг с другом они не воевали. Да и зачем? У всех было то, что им нужно. Бессмертие в наше время даровано только эльфам, а тогда все были смертны, но жизненный век их составлял до пяти тысяч лет. Сама природа давала такое долголетие и силу.
   Мы жили, не зная бед и болезней, и никогда не обращали свой взор за бескрайние моря. Каждый год собирали пышные урожаи, изобретали новые механизмы, изучали окружающий нас мир и выводили свою могучую родословную. А когда достигли вершин расцвета, что-то случилось. Может, какие-нибудь маги показали дорогу властителям иных земель, или кто-то без ведома остальных собрал корабль, уплыл за горизонты и рассказал о нас. Только вскоре далеко-далеко в море мы увидели огромный флот. Корабли размерами с горы быстро мчались к нашим берегам. Паруса гнулись под попутным ветром, брызги и волны высотой с дерево разбегались из-под килей. Мы тогда ещё не знали, какие у гостей намерения, и не пытались выяснить. Хотя это надо было сделать сразу же, даром, что просто. Мы подпустили их на столько, что могли простыми глазами увидеть живых на борту. И увидели. На палубах стояло бесчисленное воинство людей. Их кольчуги и панцири поблёскивали, качались на шлемах разноцветные перья, а в руках горели синим пламенем диковинные мечи. Когда первые многоместные шлюпки были спущены, вот тогда-то мы и опомнились. Ясней ясного всем представилась война, но первыми нападать не решались. Нас на длинном берегу собралось тысяч сто. Но ни одного не было оружия. Арбалеты и луки у нас производили, но никаких мечей и кольчуг никто не знал.
   Шлюпки спущены, люди расселись, но вёсла ещё не замочили. Лиши одна направилась к нам. Подплыв на почтительное расстояние, она остановилась. Один человек в красной мантии, видимо посланец, поднялся и что-то прокричал, обращаясь к нам. Мы его языка не поняли и магические силы берегли. Тогда он, чуть подумав, прокричал что-то иное. На этот раз мы его поняли.
   -Великие люди с нездешних земель обращаются к вам: уступите место нам, величайшему народу, поделитесь с нами своими долинами и лесами, реками и горами и вы получите великое вознаграждение. Нас в десятки раз больше, чем вас. У нас в быту военное дело, и мы обладаем Глубинной Силой. Вы не сможете устоять против нашего натиска, и лучше вам покориться. А великое вознаграждение для вас - жизнь в довольствии, только в нашей земле. Поверьте, Глубинная Сила нуждается, чтобы её пополняли, а здесь находятся лучшие места для этого.
   Мы загомонили, закричали: никому это не нравилось. Вперёд вышел маг восьмого высшего разряда и попросил тишины. Все замолкли, ибо он слыл самым древним и мудрым, а он обратился к послу:
   -Почему мы, исконные жители должны менять место жительства?
   -Потому что для нас действует право сильнейшего. Нас тьма, и все воины. Нам служит Глубинная Сила. А у вас нет ничего, что нас остановит. Жалкие луки и арбалеты! Ни одна стрела не пробьёт нашу броню. Выбор вам: умереть, или жить по нашим условиям.
   Все условия были отвергнуты, и мы приняли бой. Мы не знали, что такое Глубинная Сила, но отступать не желали. Магия для нас стала главным оружием. Но магия встретилась с магией. В тот день погибло много на нашей и гораздо больше на вражеской стороне. Мы потопили несколько сотен кораблей, но не дали чужеземцам высадиться. Оставшиеся судна повернули и уплыли восвояси. Недосчитавшись двадцати тысяч, мы победили.
   Но дела пошли вниз: мы стали ругаться с эльфами и друг с другом. Образовалось три больших общества людей: делением стало неравенство разрядов. Эльфы не разделились и не ругались, но более озлобились на нас. Причиной стали богатства, поднятые со дна моря. Много из этого ещё лежит там же, больше переплавлено, остальное разобрали люди. Эльфам досталось не очень много, так, крошка. И всё же настолько большая крошка, что пришлось ненужное выкидывать в море.
   Однако мы просчитались, что победили. Через лет десять на горизонте снова появились корабли. На этот раз они подплывали с многих сторон. Мы не ждали нападения и напали сами. Нам дали сильный отпор, а мы снова и снова мы творили мощнейшие заклятия, не давая врагу собраться с силами. А вот эльфы, защищавшие свой лес на берегу, оплошали. Словно молот обрушился на них, и там защиту прорвали. Враги захватили этот участок и уже собирались пробиваться вглубь континента, вот тут подоспели мы.
   Мы - сто двадцать три человека - успели собрать все магические предметы, имеющиеся у нас. Был среди них и эльфийский кристалл. Мы решили покончить разом со всеми врагами. Что за бой был тогда! Тряслась земля, металась буря, море старалось поглотить сушу... Мы одолели врага, мы - семнадцать человек.
   Казалось, самое страшное осталось позади. Но дело обстояло куда как сложней. Мы сами вырыли себе яму. Себе, и всем живущим. Проверяя потом эльфийский кристалл, мы нашли такое, от чего у нас встали дыбом волосы. Если им пользоваться, как магическим источником, то рано или поздно Сила его кончится, и что будет потом, лучше не представлять.
   Натан замолк, пристально поглядев на магов. В его взгляде читалась мука и беспокойство. Истагор почувствовал, как у него самого зашевелились волосы. Страх забрался в душу, заполнил сознание липким холодом. Понимание стрясшейся беды заставило подкоситься коленки.
   -Я долгое время хранил кристалл пуще своих очей. Я пережил всех своих родичей, всех эльфов. Все они ушли в прошлое, а я всё пытался найти способ обезвредить его. Я вознёсся к небесам, я пронзал взглядом прошлое, я мог творить собственные континенты, но никак не добился решения главной задачи. Единственное, что я смог - заточить камень в недрах гор. Потом, пересматривая Годы Великой Войны, я случайно вспомнил, как освоил меч и как бился с Эльвином. Я услышал его предсказание, в котором он обещал вернуться. Я узнал, что его подвигло на это уничтожение леса. Но не я и никто из людей не пытались спалить его.
   Я не верил в то, что Эльвин вернётся отомстить, но готовился к этому. Тогда я узнал, что появилось новое оружие - Хорт. Я выкрал его, и добился многих успехов, но осилить кристалл так и не смог.
   И тут появляется Эльвин. Месть, месть у него на уме. Он знает, как губителен кристалл. Боюсь, он ускорит процесс уничтожения. Но ему многое мешает: тело Аэля недолговечно, а ведь кристалл может взорваться и через тысячу лет. Ему нужна свобода, своё тело. А чтобы создать его снова, нужны магические способности высшего разряда. У Эльвина их нет. Камень здесь не поможет. Единственный выход - попасть на землю своих предков.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"