Гранин Александр Сергеевич: другие произведения.

Повелитель стихий гл.7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 7
  ПУТЬ БЕЗ ВОЗВРАТА
  На заставах всё оставалось как обычно: подъём засветло, водные процедуры, утренние упражнения; затем завтрак, не разгоняющий го-лод. После него выдаётся свободная минутка, когда солдаты могут по-сидеть с трубками, почистить своё об-мундирование, сходить, к приме-ру, за дровами, или сделать что-нибудь ещё. В это же время меняются дозоры: одни, поднявшиеся в четыре утра, приходят, а другие уходят. Отдых, учения и игры, обед и снова практика. День труда, день отдыха, день занятий и оттачивания навыков. Раз в месяц кого-то отпускают на три дня домой, но чтоб взял в крепости целую кипу бумаг и приказов, подготовил доклад и доложил потом командующему заставой. Таким образом, последние новости здесь обычно известны.
  Но не всегда они очень хорошие. Вот двадцатого мая, ровно три не-дели назад, один из солдат привёз письмо, которое вспо-лошило всех, кто сидит "на верху". Оказывается, произошло что-то особенное из то-го, что не могло быть. В крепости воца-рилась сумятица, никто не знал, где император, прибыла стран-ная троица. А на следующий день пожа-ловали ещё пятеро. Ко-нечно, здесь знали, что император нанёс визит соседнему госу-дарству. Но то, что эта подозрительная восьмёрка, да ещё и на-глый посол, стремившийся к власти, заставили народ перекоче-вать на Вечные Равнины, оставив без присмотра крепость, ни-как не укладывалось в голове. А вдруг какому-нибудь прави-телю отсталого государства понадобится атаковать Иллюдскую Империю?
  До нынешнего дня ситуацию никто не мог разъяснить, никто не знал: оставить ли заставу и выступить в поход, или ждать не-известно чего? Выбрали последнее, и через двадцать один день прискакал на взмылен-ном коне гонец. Это случилось под вечер девятого июня, в самом пре-красном начале лета. Гонец выгля-дел вполне прилично, при нём были все нужные бумаги, и все правильные: печать, подпись и личное пись-мо императора. Пронёсся слух, что переменилась власть - государь-то ещё не вернулся! Но гонец уверил, что всё осталось по-прежнему. Одно лишь изменилось: один из той восьмёрки отделился, остальные направ-ляются сюда, и намерения их мешают развитию империи. Доставил он и приказ: изловить, допросить их и ни в коем случае не пропускать. А сам он со срочной депешей направляется в Троду, в столицу соседней державы. А может, ещё дальше.
  Ему сменили коня, щедро добавили провизии и проводили сквозь широкие ворота, перекрывавшие дорогу. А за ними раскинулась степь.
  
  Изуродованная поляна словно растворилась в ночи пару ча-сов назад. Всех, кроме Натана к седлу пригибал беспробудный сон, и каждому чу-дилось, будто бы он стоит на палубе большого корабля, тут и там сви-сают толстые канаты, а за бортами во тьме плещутся волны. Но стоило только лошади фыркнуть или прогудеть комару, как тут же видения ис-чезали, возвращая путников из сна. И снова перед глазами раскисшая от ливня дорога, слышно чавканье копыт, и ветерок беззаботно гуляет, обдувая тёплыми течениями. Со всех сторон заволакивает туман. Всё это быстро утомляет, вовлекает в новые видения...
  А дорога вела дальше, в объезд леса, по широкому мосту, под кото-рым бурлит и клокочет Лютийка, к одинокой башенке, в точности та-кой, какая стояла некогда на Распутье. Двери заперты, окна темны. Но вот блеснул первый лучик, заиграл на сырой траве зайчиком, а за ним другой, третий. Озарилась дорога, река, зелёный лес на том её берегу. Просветлело небо, а в нём уже резвились птицы. Впереди высились по-стройки: дома, сараи, хлева. Вдоль тракта тянулись пустующие улицы, а ещё дальше они упирались в каменные стены. Путь обрывался у са-мых ворот - они, погнутые, свисали на треснувших петлях. Истагор протяжно выдохнул: они оставили город не таким разрушенным. Но кое-где у домов осели крыши, потрескались стены. Самые старые раз-валились полностью.
  Но ворота - это было ещё не всё. Поодаль в каменных стенах образо-вались трещины, а кое-где и целые бреши. Внутри ограды все плиты, покрывавшие дороги, разъехались и накренились. Дома стояли, но и по ним было видно: землетрясение здесь похозяйничало.
  Натан разрешил остановиться, позавтракать и покормить лошадей. Но задержались ненадолго и к полудню уже выехали из города через западные ворота. Вскоре достигли развилки; их путь пролегал по хол-мистой местности, иногда пересекал притоки Лютийки или огибал кру-тые их берега. Они припустили рысью, чтобы как можно быстрее доб-раться до ближайшей крыши. Нет, небо чисто, ни дождя, ни ветра не будет, но дело совсем не в этом. А важны сейчас любые известия об Эльвине. Магия - дело хорошее, но Натан пояснил, что их местополо-жение быстро рассекретится для Эльвина, когда они начнут колдовать.
  Проехали мимо высокого холма с очень пологими склонами, дальше - всё ближе к лесу, чернеющему слева. Дорога некоторое время петля-ла, огибая овражки, забегала под сень одиноких деревьев, приближа-лась вплотную к мелкому ручейку. Потом вдруг нырнула с очередного склона и вывела на широкую равнину. Лес пододвинулся на расстояние мили; справа простёрлась степь, однако не беспредельная. Где-то там плескались волны глубокого озера, скрытые густыми зарослями травы. А дальше пути не было: через милю-другую дорогу преграждали дере-вянные перекладины, рядом с ними стояли стражники с обнажёнными мечами и натянутыми тетивами арбалетов. На каждом блестела кольчу-га, у каждого на голове был надет шлем с поднятым забралом.
  -Нас здесь ждут, - прокомментировал Эклис.
  -Эльвин постарался, - в тон ему сказал Натан, - кто ж, как не он.
  -Но это и не всё.
  Эклис обернулся назад. Все последовали его примеру, и увидели, как их огибают, отрезают отступление.
  -Против них магию не применять, - полушёпотом сказал Истагор, даже не надеясь, что его послушают. По сощуренным глазам Натана можно понять: он что-то готовит. Какие мысли кружат в этой седой го-лове? За тот длительный срок его существования их накопилось очень много. Он видел десятки сражений, участвовал в них сам, и коли уж вышел живым, то опыта расправиться с двадцатью-тридцатью, по всей вероятности, хватит. Мелькнула интересная мысль: если этот человек с кем и общается, то только с тем, кому доверяет. Любое событие, не рассказанное слушателю, может стать бременем для души, постепенно сводящим с ума. Друг, которому можно рассказать о себе, должен быть обязательно. Но сколько их тогда пережил Натан, опровергая послови-цу: "Настоящий друг только один"? Неудивительно, если по его слову погибнут люди.
  Натан повернул голову к Истагору, взглянул из-под ресниц, прогово-рил:
  -Перо, чернила, бумага.
  -Что? - не понял тот, но больше ничего сказать не успел, ибо к ним обратился один из ратников:
  -Вы обязаны пройти за мной и ответить на наши вопросы. От этого зависит ваше дальнейшее положение. В случае неподчинения мы при-меним силу.
  Откуда знать ему, самонадеянному сотнику, что от мановения руки Натана все их кольчуги загорятся синим пламенем? Откуда ему знать, кто они такие? Откуда ему знать, что его существование зависит только от них? Он живёт своей жизнью, не заглядывая в чужие. Для него дей-ствует всего одно правило: защищать родную империю. Но вот защи-щать надо не только грозной армией пехоты и конницы, и не только от внешних вторжений и внутренних неполадок.
  -А если наши силы превосходят ваши?
  Сотник озлобился, видно было, что отдать приказ ему мешает то, что он их ещё не допросил. Он проворчал что-то вроде "следуйте за мной", повернулся и потопал к открытым настежь воротам большого гарнизо-на. Остальные воины приблизились к путникам.
  -Всё равно нам в эту сторону, - пожал плечами спокойный как твердь Ротимав и пришпорил Росса Остера.
  
  Их остановили возле самых ворот. Перед частоколом с обеих сторон стояли какие-то деревянные повозки, на них крепились странные меха-низмы: то ли огромные арбалеты, то ли катапульты или баллисты. Но в отличие от них, имелись несколько шестерёнок, вращающихся при пе-редвижении повозки. Из их маленьких оконцев торчали железные жала стрел. Вроде бы больше ничего не было, и всё же, кто мог сказать, что кроме этого ничего не припасено? Не выводить же это против горстки дерзких! Хотя гонец счёл это очень нужным.
  Трава была вокруг основательно вытоптана, проросли растения с жё-сткими маленькими листочками. Недалеко виднелись перекладины, брёвна и прочие снаряды для занятий. Стоял неровный стол, истыкан-ный ножами и мечами, которые на нём и лежали. Грубой ковки, но они предназначены для обучения. Ими даже не порежешься. Ратники сей-час отдыхали. Некоторые совещались, другие придирчиво рассматри-вали доверенное им оружие. При появлении сотника они все как один вытянулись, отсалютовали ему и вернулись к своим занятиям, не обра-щая внимание на семерых верховых человек. Подумаешь, мало ли кто сюда забредает! И не таких видывали.
  Сотнику принесли какую-то бумагу, и он попросил спешиться взятых под стражу. Когда они отказались, он проговорил:
  -У меня есть все основания заключить вас под длительный присмотр в целях защитить от вас империю. Я был к вам милостив и разрешил проехать до ворот. Так будьте добры спешиться и ответить на мои во-просы!
  -Сначала продиктуй свои основания! - потребовал Эклис. Вокруг на-сторожились: кто ещё посмел перечить командующему?
  Сотник не растерялся, протягивая слуге бумагу. Тот передал её Эк-лису.
  "Согласно закону о принятии решения голосованием особо прибли-жённых к императору, посол Рианас Иллийский должен проследовать в ближайшее учреждение армии Иллюдской Империи в течение семи дней и пробыть под стражей некоторое время до выяснения обстоя-тельств о самовольном управлением им Крепостью. Все участвующие в этом деле лица так же обязаны предстать перед властями не позже дан-ного срока". Далее стояли печать, дата и подпись императора.
  -Я так полагаю, что посол Рианас Иллийский находится среди вас. Он должен немедленно выйти на допрос, - сказал сотник.
  -Среди нас нет посла, - ответствовал Эклис, передовая бумагу даль-ше.
  Натан продолжил, бросив мимолётный взгляд на грамоту.
  -Если уважаемый сотник личного отряда императора закончил, то может быть, он пропустит семёрку уставших от ночной поездки?
  Звание, конечно, было завышенное, что делало комплимент коман-дующему, но он и ухом не повёл.
  -А вы разве не есть участвующие лица? Вас тоже дело касается.
  -Какое дело, сотник? - Натан притворно удивился и отдал бумагу слуге. Маги посмотрели на него, но решили смолчать.
  -Ты что, не читал сейчас приказ императора? - рявкнул тот. - За не-повиновение я могу вас заточить в кандалы!
  -Посмотри внимательнее, Эйтор, сотник Иллюдской армии! Ничего, напоминающего приказ, в сей грамоте нет.
  Эйтор непонимающими глазами уставился в чистый лист, которого будто бы никогда не касалось перо. У него задрожали руки - не от стра-ха, а от волнения.
  -Но этого не может быть...
  -Так ты нас пропускаешь?
  -Надо подтвердить переход границы! Вы не имеете права без под-тверждения. Я его не дам до того, как из Крепости не прибудет гонец. Вы являетесь нарушителями даже без письменного приказа. Попрошу вас спешиться! Лучники!
  Над частоколом появились широкие луки, стрелы на тетивах. Путни-кам волей-неволей пришлось подчиниться. Слуги-воины тут же взяли под уздцы коней, и повели прочь. Кто-то распорядился выделить корму и место в стойле. Уж здесь-то за ними присмотрят. Но не успели они скрыться за бараками, как вдали послышалось топотание. Там, где не-давно проезжали маги, спускался со склона всадник в окружении чет-верых конных. Эйтор усмехнулся, оправился. Всадник завидел его из-дали, но не подумал даже поспешить, а медленно, размеренно подъехал к магам.
  -Ну, что? Далеко уехали? Не пропускает вас Эйтор! Вот сколько его знал, но таким - никогда!
  -Рианас! - воскликнул Истагор. - Мы расстались, помчались в пого-ню, а ты нас догнал!
  -В моём запасе было двое суток. Ничего особо мудрого.
  -А, так это и есть тот самый Рианас! - Эйтор хитро улыбнулся. - Все, значит, в сборе. Теперь даже не знаю, что с вами делать.
  -Ничего, Эйтор. Просто пропусти их. Совет особо приближённых оп-равдал наши поступки.
  Рианас достал из сумки футлярчик, передал Эйтору и улыбнулся не-винной улыбкой.
  
  Натан присел на корточки, отдав уздцы Истагору. Перед ним в земле отчётливо выделялся уже знакомый след. Точно такие же маги видели позавчера. Может он тоже не настоящий? Только здесь дорог больше нет, одна степь.
  -Не позже, чем вчера вечером, - заключил Натан, выпрямился и огля-нулся, изучая ровно обтёсанные брёвна частокола. Там возле ворот сто-ял одинокий Рианас. - Поспешим же! Путь не ждёт.
  С чем можно сравнить ту безумную скачку? Целый день в седле, солнце печёт, взгляду не за что цепляться: зелёная равнина, протянув-шаяся, на сколько хватает глаз; голая дорога. Так и хочется завернуть в лес, посидеть под его тенью, разжечь костёр. Над головой бы пели пти-цы, пахло бы цветами... Но нет, нельзя.
  Постепенно яркая синева неба потускнела, собирались тучки. Воздух пропитался испарениями с болотистых мест; трава поднялась до колен, упала и поредела. Земля выстлалась мелкими кустистыми растениями, отдалённо смахивающими на вереск. Дорогу пересекли трещины, вдоль неё потянулся мелкий овраг, по которому струился ручеёк. В тот вечер был необыкновенный закат. Всё залилось ярко-алым, каким-то светя-щимся изнутри. Лес превратился в красную стену. Между деревьями зияли провалы в красноватую же тьму. Листья отбрасывали длинную тень, и у каждого листка она была своего цвета. Совершенно незаметно упала ночь, затопив всё окружающее во мраке. Небесные светила не показывались, будто не желая разогнать темноту. В лицо дунул ветер, дышать стало легче: вместе с ним повеяло необычной свежестью.
  Путники ехали без устали, и только когда лошади начали спотыкать-ся, они, наконец, остановились. Сколько и докуда им оставалось ехать, знал один Натан. Утром увидите, говорил он на молчаливые взгляды союзников. Но ночь прошла, наступило утро, а они так ничего и не увидели. Та же степь, тот же лес, роса и утренний туман.
  -Присмотритесь. Неужели не видите? Там, у самой опушки леса.
  Все посмотрели туда. Сначала никто не понял, что имел в виду На-тан, но присмотрелись лучше и увидели, что деревья там были освеще-ны чем-то красно-зелёным.
  -Кажется, я знаю, что это такое, - проговорил Истагор, вглядываясь в свет.
  -Подъедем поближе, посмотрим. Только не прибегайте к магии! От этого зависит наша скрытность.
  Кристаллы Анриана сверкал так сильно, что тонкие листочки просве-чивались насквозь. Рядом тлели остатки костра, над которым витали запахи зажаренной дичи, валялась обрубленная верёвка. Само скрыв-шееся среди зарослей место представляло бывшую некогда здесь сто-янку.
  -Эльвин выкинул меч! - изумлённо воскликнул Истагор. - Зачем ему это понадобилось?
  -Не выкинул, а оставил, - поправил Натан, - по трём причинам. При-вал! Надо со всем разобраться.
  Спрыгнув, он отвёл лошадь пощипать травки и позвал за собой ос-тальных.
  -Не трогайте ничего, это может быть и неприятный подарок. Ох, Эльвин, Эльвин, что же ты делаешь?
  Они устроились под большим раскидистым деревом. Быстро развели костёр, поджарили на углях ломоть сухого хлеба, выданного им из во-инских хранилищ. Стол скудный, надо и про запас оставить. Неподалё-ку в лесу отыскался ручей, к нему подвели лошадей. Ели молча, вслу-шиваясь в шептание листьев и перезвон птичьих голосов.
  Вдруг Натан замер, насторожился, словно услышал нечто странное. Маги видели, как он весь напрягся, его взгляд устремился сквозь языки пламени. Но так продолжалось недолго. Натан судорожно втянул воз-дух и расслабился, продолжая так же беззаботно жевать хлеб.
  -Что-то с Эльвином? - спросил Эклис.
  -Нет. С Аэлем. Он едет сюда.
  -Что?! - Истагор вскочил, огляделся - никого...
  -Моё заклятие подействовало как-то неправильно. Эльвин спрятался, а Аэль по моему зову направляется сюда. Но я бы не советовал вам на-деяться на такую лёгкую удачу, скорее всего Эльвин быстро вернётся.
  -Что же нам делать?
  Натан задумался, внимательно глядя на меч.
  -Пока ничего. А вообще... Да. Наберите-ка себе по два-три длинных и толстых сука. Они нам пригодятся в одном интересном месте... А я по-ближе познакомлюсь с Анрианом.
  Натан поднялся, вздохнул и пошевелил пальцами рук. Волшебники ощутили поток его магии, словно обожгли руки, но что он делал - кто знает? Перед ним возникла пламенная нить, замкнулась в кольцо, за-кружилась. Опустившись на землю, она вспыхнула красным и погасла.
  -Теперь в путь, - сказал он, когда подвязал к седлу две большие вет-ви. - Меч остаётся здесь.
  -А Аэль?
  -Эйта аллат! Майту анарине! Всё в порядке! Поторопимся же!
  Они припустили рысью в надежде, что вдали появится одинокий всадник. Но в конце дня лес остался позади, степь продолжалась, а им навстречу никто не попался. Только ветер, только дорога проносились мимо них; из тумана выявилась и исчезла избушка с закрытыми став-нями, владелец которой, наверно был коневод. Тут и там вырисовыва-лись силуэты хлевов на фоне звёзд, а из них слышалось усталое ржа-ние. Но вскоре все звуки растворились во тьме, как будто их и не было. Туман мягко плыл, его белесые завитки оседали на землю, рассыпа-лись, исчезали.
  
  Истагор проснулся от больного укола в бок, словно ему подложили иглу с хвойного дерева. Он лежал под огромным раскидистым деревом между двумя массивными корнями. Было темно. Ещё не придя в себя, он зачем-то нашарил рукой меч, но никак не мог вытащить его из но-жен. Когда зрение прояснилось, дремота спала, он увидел, что не один. "Ну да, ну да, мы же остановились на ночлег", - вспомнил он, повер-нулся и уснул. Сколько ему удалось проспать, он не знал, но вдруг его неистово затормошили.
  -Вставай, вставай! Некогда спать! - это был Кан-Ритон. Он постоянно озирался, что-то высматривал на земле, а иногда рубил мечом непонят-но что.
  -Что-нибудь случилось?
  -Он ещё спрашивает! Тебя чуть не продырявило насквозь, а тебе хоть бы что!
  Истагор быстро поднялся. Тьма стояла по-прежнему, но ночь конча-лась. Маги торопились, собирая пожитки. Все были на ногах, и каждый с оголённым клинком.
  -Да что стряслось?
  -Да ты на землю посмотри! Как бы тебя не оплело! Ну, не стой на одном месте-то, кто потом тебя спасать будет?
  Истагор, не ожидавший, что его потянут за ногу, растянулся на своём ложе. Вокруг его рук тут же поползли зелёные стебли-змейки, затяги-вая до вздутия сосудов. Маг закричал от ужасной боли в щиколотках и запястьях. Его будто бы распяливали.
  -Вставай, последний раз тебя выручаю! - Эклис обрубил стебли и поднял Истагора. - Меч есть? Действуй!
  Вспомнился тот день, когда они ещё с Аэлем полные надежд собира-лись навестить эльфов. Только тогда трава безобидно колыхалась на ветру, а сейчас так и норовит ухватить. Пришлось смотреть в оба глаза.
  -Где Натан? - проревел Истагор, отсекая две особо наглые змеи по самые, так сказать, корни.
  -Он с другой стороны дерева, там, где лошади, - ответил кто-то. В подтверждение этих слов донеслись ржание, исполненное боли и чей-то голос.
  -Давайте все сюда! - прокричал откуда-то Натан. - У нас нет времени собираться.
  Одной лошади не стало. Почти вся еда и постель остались под дубом. Маги исцарапались и не выспались - какая тут погоня? Для двух не хва-тает сёдел, лошади порядком устали. Но не смотря на всё это, надо ос-тановить Эльвина, иначе смысла жить не будет. Где-то там, за бездон-ными морями, пронизываемыми тьмой существ, на желанной для мно-гих земле, вспыхнет светоч, разрастётся, поглотит весь мир... Хотя кто сказал, что весь? Такой колоссальной Силы просто не может быть!
  Между тем белые пики далёких гор засверкали в лучах утреннего солнца. Мир вдруг вынырнул из тьмы. Позади стояла одинокая рощица, сквозь которую тянулся тракт; слева, милях в десяти, ютились не то дома не то сараи, видно предназначавшиеся временным убежищем жи-вотных. Впервые путники увидели людей. Они заправляли крытыми те-легами: на фермы увозили зерно. На приезжих косились, но заговорить не решались. Проезжал здесь один, важное дело к королю было. В кольчуге, с рапирой. К нему и подойти страшно, не то, что там - заго-ворить. Пусть едут, пока можно, а разбойничать станут, тут-то их стра-жи города и возьмут на копьё.
  А Трода предстала во всём своём великолепии. Над кронами могучих деревьев неизвестной породы, которые были посажены в уютной впа-дине между холмами, возвышались купола башен, колонны в несколько обхватов, а по середине всего этого отливался золотом колокол. На массивных цепях он висел так непоколебимо, что казалось: не сдвинут его с места хоть десять, хоть сотня человек. Однако это не так. Во вре-мена смуты часто набегали недоброжелательные соседи, а в густо за-росшей степи легко укрыться. Каждые сутки отряды конных и пеших, вооружённых трёхстрельными деревянными арбалетами, обходят дозо-ры. Если случаются нападения, то воины в рога трубят тревогу. По улицам Троды разносится громкий дребезжащий колокольный звон. Говорят, звонарями берут работать только глухих, чтобы не портить слух здоровым. Сейчас же колокол был скорее для украшения, чем для дела. Установились почти мирные дни, и на площадке колокольни осе-ла трёхслойная пыль.
  Город жил своей жизнью. На его затемнённых деревьями улицах прокатывались повозки, ходили люди, отовсюду слышались разговоры на иноземных языках. Висели заманчивые вывески, предлагавшие зай-ти, попить пиво, отдохнуть. На каменных площадях были устроены ве-ликолепные фонтаны, их устройство являлось предметом гордости и содержалось в строжайшем секрете. Днём и ночью вода била из земли, расплёскивалась в чаше и текла по улицам в специальных канавках. Иногда на обочине над канавками строили большие деревянные колёса с лопастями, которые чем-нибудь соединялись с жерновами. Водяные мельницы были известны этому народу уже многие столетия.
  Сами жители сильно не отличались от жителей Иллюдской империи. Та же одежда: тёмные штаны, рубаха, скроенные из хлопчатой ткани. Женщины большей частью носили платья из особо выделанной шерсти животных. От непогоды и тех, и других спасали плащи. Но были и от-личия: здесь часто надевали обтягивающие платья для езды верхом. Коневодство являлось основным занятием этой страны: лучшие скаку-ны были привезены как раз из этого, казалось бы, не защищённого края. Иллюдская империя широко торговала с ним, да и многие другие королевства тоже.
  Всё это узнали бы маги, если бы посетили великолепную Троду, но они только купили еды (трактирщик, увидев их золотые монеты, запро-сил вдвое больше против обыкновенного), двоих прекрасных коней и несколько матрасов. Толпа маленьких зевак проводила их до последних домов, но им так ничего не досталось от статных рыцарей с мечами.
  
  Вторые сутки подходили к концу, если считать от выезда из Троды. Местность менялась. Всё выше подымались холмы из твёрдых пород; жёсткая трава цеплялась за голые камни, тянула влагу из сухой земли; потянулся лес со странными деревьями: они скрипели своими кривыми сучьями, будто бы замышляя против путников что-то недоброе. Листь-ев на них не было, словно уже наступила ранняя осень, высушила их, оплела цепкими руками холода. Это был Проклятый лес, и давно уже по нему никто не проезжал. Дорога, правда, там только заросла, но ещё не разрушилась. Другой путь был намного длиннее: вокруг, вокруг, во-круг.
  -Если Эльвин поехал заброшенным трактом, то мы от него отстанем, - говорил Натан. - Я знаю, что это за лес и с одним мечом туда... Мест-ные остерегаются в него заходить, да и я бы не пошёл туда без особой надобности. Эльфам же когда-то были покорны животные и раститель-ность, и Эльвин проедет беспрепятственно, а вот нам достанется, если не защитимся колдовством. Так что вы выбираете: длинный, но относи-тельно безопасный путь или безрассудное путешествие по диким джунглям?
  -Ты же понимаешь, Натан, что мы пойдём вслед за тобой, - сказал Истагор. - Так разве нам выбирать? Я здешних мест не знаю.
  -А я знаю, поэтому говорю: лучше долго, чем опасно. Но я уверен, Эльвин потревожит нас и там. Так что едем сквозь лес - и прочь скрыт-ность! Она уже не помогает. Согласны ли вы?
  Никто не отозвался.
  -Значит, решено. Остановимся здесь, отдохнём перед длительной скачкой. Запасайте силы! Завтра предстоит неравная схватка... А может, всё обойдётся. Заранее не предугадаешь.
  Натан многозначительно посмотрел на чернеющий бор. Истагор гля-нул, да отвернулся: в лес так в лес. Но толи ему показалось, толи в са-мом деле на него смотрели глаза скрытого в чащобе существа. Его пе-редёрнуло от странного чувства незащищённости. Он поспешил заглу-шить это чувство, но оно только усиливалось: вот-вот наползёт мрак, и под его покровом подкрадётся стая злых беспощадных тварей. Не успе-ешь спрятаться (а где здесь можно спрятаться-то?), и никто тебя уже не спасёт.
  -Так, сколько у нас дров? - спросил его Натан.
  -Не так уж много, - глухо отозвался Истагор: пересохло горло. - Те сухие, которые ты нам говорил набрать, да ещё охапки две валежника.
  -Разведём костёр, попытаемся продержать его до полуночи. Эти вет-ви бросайте на землю, я кое-что сделаю.
  Костёр занялся с первой искры: солнце порядком высушило валеж-ник. Быстро сожгли одну охапку, а до полуночи оставалось целых два часа. Натан подпалил один сук как факел и воткнул его в саженях трёх от огня, чуть наклонив. Точно так же он поступил с остальным запасом. Они оказались окружёнными со всех сторон такими факелами, которые не переставали гореть.
  -Вот такая защита, - пробурчал он себе под нос. - От зверей защитит, а птицы не посмеют напасть.
  -А какие здесь есть звери? - спросил Истагор, опасливо озираясь.
  -Всякие... Но на ночь о них не стоит говорить. Без охраны не обой-дёмся, и сторожить будут двое. Если потухнет хоть одно звено нашей защиты, то будите ещё кого-нибудь: с нападением вдвоём не справить-ся.
  Первыми выпало сторожить Эклису и Торону. Эклис достал откуда-то резную трубку почти такую же, как у Остера, набил её и принялся неторопливо курить, повернувшись спиной к огню. Чародеи знали, что курит он очень редко и никогда не пренебрегает здоровьем.
  -Что с тобой? - спросил его Истагор. - У тебя сегодня какая-то знаме-нательная дата?
  -Со мной - ничего. Сегодня четырнадцатое июня, а следовательно, знаменательная дата у тебя.
  -Какая же?
  -Минуло ровно два месяца с того дня, когда ты познакомился с Аэлем.
  -Два месяца!.. - изумился Истагор. - Воистину, время летит незамет-но. Где-то он сейчас?
  Он отвернулся на своём жёстком ложе и мгновенно уснул. А снилось ему непонятно что: тёмный всадник скакал по чёрной дороге, усеянной огоньками. Завывал стылый ветер, с приглушенным скрипом качались силуэты старых деревьев. В отдалении ухала птица, шелестели сухие прошлогодние листья. Он было подумал, что забрёл в Проклятый лес, но леса вокруг уже не стало. Открылась поляна, освещённая бледной луной; человек спешился. Его силуэт внезапно вырос до неба, закрыл собой луну и звёзды; он простёр руки, и из его пальцев полился, шипя, как змея, огонь...
  Истагор открыл глаза и услышал шипение наяву. Оно раздавалось со стороны леса. Там перед тлеющими факелами горела пара белых глаз, они дёргались из стороны в сторону, и мерзкое шипение сопровождало каждое их движение.
  -Там змея! - негромко воскликнул в пустоту Истагор.
  -Она там уже битый час поджидает, - отозвался Эклис. - Успокойся, пока тлеет головёшка, она не посмеет приблизиться. А при мне голо-вёшка не потухнет: настал твой черёд быть часовым.
  -И что ты мне посоветуешь перед этим нелёгким делом?
  -Держи, - Эклис подсел к Истагору, протянув ему баклагу, - пей на здоровье. Да не забудь следить за защитой, она уже потухает.
  -Отличное пиво! И как ты его утаил?
  -Я в отличие от вас, сударь, очень предусмотрителен! - Эклис цере-монно поклонился. - Ладно, я пошёл спать.
  -Подожди, а как же второй, ну, с кем ты там дежурил?
  -Да он спит давно. Я сам вызвался, надобно было поразмыслить.
  -Странная ночь, правда?
  -Да. Посмотри как вызвездило: и не разберёшь, где какое созвездие.
  Он замолчал, задумавшись, а потом тихо запел, вспоминая сочинён-ные во дни юности строки.
  
  Прекрасен летний небосвод!
  Как синь морская он бездонен,
  И звёзды водят хоровод
  Вокруг звенящих колоколен;
  Туман струится над землёй,
  Под утро солнцем испаряясь;
  Гуляет ветер удалой;
  Под ним, как колос полевой,
  Шумит берёза, наклоняясь.
  
  И слушаю ночи я звук,
  А ночка тихо проплывает;
  Вот-вот в лесу раздастся стук,
  И жизнь там плавно заиграет.
  Начнётся рано новый день
  С восхода солнца над горами,
  И озарится леса сень,
  Сокрытая в ночи тенями.
  
  Они сидели возле тлеющих углей костра, вслушиваясь в ночные зву-ки. Змея, злобно зашипев, уползла восвояси, будто её ранили строки стихотворения. Звёзды засияли ярче, сучки полыхнули рыжим голод-ным пламенем, осветив опушку леса. Истагор не без страха увидел по ту сторону на влажной земле отпечатки множества когтистых лап, а из чащобы светились бесчисленные, горящие ненавистью, пары глаз.
  -Я об этом месте ещё ни разу не слыхал, хотя помню, доводилось бывать в Троде, - сказал он задумчиво. - И нет желания побывать в ле-су. Вот он притаился, ждёт. Эх, кабы его пощупать Заклинанием Поис-ка, может ещё пригодятся знания?
  -Пощупаешь, - отозвался Эклис, - когда мы из него выйдем. Пом-нишь, что говорил Натан? Он и сам-то не хочет сквозь него идти. Пусть бы дикие животные, с ними и одним мечом управиться можно, а здесь есть ещё что-то, с чем просто так не совладаешь. Может, магия какая-то проявляется, или дороги запутаны? Не хочет он нам рассказать, что это такое.
  -Не хочу зря вас пугать, - поправил подошедший Натан, - а то вы во-все не пойдёте за мной. Ты прав, не в одних зверях дело, хотя местные жители боятся именно их. Этот лес когда-то не был таким, каким вы видите его сейчас. Напротив, всё цвело и благоухало, струились чистые голубые ручейки, звонко пели птицы. Каждый был рад посетить его, взять дары природы. Брать-то брали, а взамен оставляли изуродованные трупы деревьев, непотушенные костры и прочий хлам. Обычно это так и бывает, но не было такого, что лес противился этому. И всё же, он вроде как обрёл разум и стал противиться. Зайдёт кто-нибудь, срубит ветку-другую, и дома его могут уже не ждать. Что с ним станется, не ведомо даже мне, ибо у Леса много способов отомстить. Толстая ветка ли упадёт, разверзнется ли прямо под ногами земля... Или вдруг очу-тишься в окружении стволов: ни щёлочки, а перед тобой стоит волк... Но есть хороший выход из таких ситуаций, запомните его, он может пригодиться. Так вот, если что, не жалейте силы и жгите всё, что мож-но сжечь.
  А Лес постепенно увядал. Может быть, в самом его сердце сохрани-лась та первозданная чистота. Я пытался заглянуть туда, но Лес так ве-лик... Даже твоим заклятием поиска не найти чистого уголка.
  Он умолк, оставив слушателей наедине со своими мыслями. Но не долго длилось затишье: откуда-то донеслось чуть слышное ржание, всхрап; ему отозвалось чьё-то рычание; где-то прошелестела трава, приглушенно застучали копыта, и снова раскатилось дикое ржание.
  -Наши кони! - воскликнул Истагор. - Мы должны чем-то им помочь!
  -Не бойся, они спасутся сами. У них крепкие мышцы и быстрые но-ги; звери же не отходят далеко от Леса. - сказал Натан. - А нам очень опасно выходить за предел круга, и вот вам совет: ложитесь-ка спать, я подежурю. Ещё не прошла и половина ночи, а защита уже слабеет. Спите спокойно; пока я дежурю, ни один комар не пропищит. Завтра для вас всех найдётся работа: вы будете защищать нас от Леса, а я вы-слежу Эльвина.
  Спалось, однако, неспокойно. Не комары и не мухи, а странные звуки просачивались в сон: уханье совы растягивалось и превращалось в за-унывный волчий вой; хруст упавшей ветки вдруг оборачивался хрустом костей в ненасытной пасти хищника. С ветром доносились какие-то по-скрипывания, похожие на чей-то смех. Старые корявые ветки тёрлись друг о друга, словно в предвкушении расправы над нерадивыми путни-ками, забредшими невесть куда. Если кто-то просыпался, то ему в тенях всюду чудились силуэты кривых деревьев, обступивших их со всех сто-рон. Но они успокаивались, заметив сутулившуюся фигурку Натана, и снова засыпали.
  Но наступило хмарное утро, и все ночные страхи были позабыты. Горы Аллайя скрывались в серой дымке тумана, солнце с трудом про-талкивало свои лучи сквозь него. Однако на небе не было ни облачка, что говорило о подступающем жарком дне. От гор бодряще дул лёгкий ветерок, но никому не хотелось продолжать поход. Настроение испор-тилось, когда путники обнаружили, что их запасы воды подходят к концу. Натан сказал, что лесную воду употреблять не стоит даже в са-мых крайних случаях. Они вспомнили, что днём раньше пересекли мелкий ручеёк, который теперь тёк по правую руку от них. Эклис и Ро-тимав вызвались отыскать его и наполнить все сосуды.
  Натан в раздумье осматривал места за пределами бывшей защиты. С удивлением, если не с ужасом они заметили мёртвого копытного зверя, растерзанного чьими-то острыми клыками. Зверь отдалённо походил на лошадь, но был гораздо ниже и весь покрытый густой чёрной шерстью.
  -Хм... Он очень похож на пони, но почему такой обросший? - вслух рассуждал Натан. - Вот он-то и подвергся вчера нападению, Истагор.
  Маги потребовали, чтобы Натан призвал их скакунов, ожидая, что их будет не хватать. Натан просвистел три раза, и ему отозвалось многого-лосое ржание. Все они вернулись целыми и невредимыми, бодрыми и отдохнувшими.
  Собрались быстро, но не спешили следовать заброшенным путём. Воду нашли, провианта хватало. Не хватало решительности.
  
  -Ну же, ну же! - уговаривал упирающего Росса Истагор. - Не бойся. Только один переход сквозь лес, а там ты свободен!
  С остальными было так же: они упрямились, мотали головой, били копытами, и ни за что не поддавались уговорам.
  -Держитесь крепче! - воскликнул Натан. - Они сейчас помчат очень быстро.
  Он повёл рукой, и сзади от них прогудел вой волка. Кони вздыбились от ужаса и прянули с места под своды старых, обросших лишаём де-ревьев. Изношенная временем дорога не помешала им.
  Становилось холодно, несмотря на высоко поднявшееся солнце. Пахло какой-то не то гарью, не то затхлостью. Обступившие со всех сторон деревья выглядели мрачно, но вписывались в представления о Лесе. В стоячем воздухе витала пыль, накопившаяся за десятилетия на стволах, земле и листьях. Из непроглядной чащобы доносились звуки - те самые, из сна. Путники оглядывались, ожидая нападения. У всех ме-чи были до половины оголены, на пальцах уже ощущались заклятья. Но ничего особенного пока не происходило.
  На обочине прошелестела трава, будто там кто-то прятался. Шелест остался позади, а после него заскрипели и затряслись ветки, и скрип этот не отставал от них. Воображение нарисовало чёрного ягуара, о ко-тором ходило так много легенд. Сродни кошке, но больше всякого здо-рового пса, он охотится на млекопитающих и не побрезгует человеком. Вот он прыгает с ветки на ветку с грацией птицы и скоростью тигра. Его не видно, и сказать точно, он это или нет, нельзя. Но всё же, там кто-то был.
  Кони неслись как ошалелые, и ни у кого не было желания останавли-вать их. Прошёл полдень, а Лес продолжал пропускать их внутрь. Захо-телось есть и пить, хотя от завтрака прошло не более четырёх часов. Все знали, что рано или поздно им придётся остановиться, и они боя-лись этого момента. А покамест Лес только наводил жуть, но никак не проявлял себя. Может, ещё всё обойдётся...
  
  Во втором часу тракт стал петлять между холмами. Тишина сгусти-лась в ямах и ухабах; всё замерло, даже не дул ветерок. Напряжённое ожидание чего-то страшного томило всё больше и больше; а из глубин Леса вдруг стал просачиваться белесый дым: сначала под копыта, по-том всё выше. Кони зафыркали, сбавили свой быстрый галоп и пере-шли на шаг. Жажда одолевала их, как и седоков. Они старались под-няться как можно выше, дальше от этого дыма, что бы с ними не дела-ли маги. Натан принял безмолвное решение подняться на голый холм, как бы проплешину. Дорога скрылась за их спинами, кусты сомкну-лись.
  На вершине холма они обнаружили небольшую полянку. Торчали три гладких камня, обросшие мхом, между которыми они останови-лись. Быстро напоили лошадей, пожевали холодный завтрак и верну-лись в сёдла: никто не желал задерживаться. С трудом они заставили лошадей вновь спускаться к дыму.
  Холм исчез за стволами сухих деревьев, будто его и не было; путни-ки продрались сквозь кустарник, через который они уже проезжали. За-вихрения дыма достали им до щиколоток, но пока сквозь него была видна земля, но не видно было дороги. Все молча повернули назад. В глазах читался ужас, но падать духом было рано. Кони вели себя очень неспокойно, но не ржали.
  Пять минут ушло на то, чтобы вновь победить колючий кустарник, которым, казалось, зарос их бывший путь. Но ни через десять, ни через пятнадцать минут они не встретили холма - одни лишь деревья, а земля здесь приняла совсем иной уклон, уходя ниже.
  -Что за шутки ты с нами шутишь, Алтарон, что значит Проклятый Лес? - закричал Натан, но его голос утонул тут же под ними, не издавая эха. Где-то загудела листва, словно встревоженная его голосом; под землёй прокатился рокот, и они ощутили слабое содрогание. Кони не-истово заржали, вставали на дыбы, обезумев от страха и ужаса.
  -Перестань, не то, клянусь своим мечом, я спалю тебя до корней! Сверху посыпалась труха, за ней полетели ветки - толстые и сухие. Ма-ги не справлялись с лошадьми, и те, к их страху, попытались разбе-жаться в разные стороны. За спиной Истагора с большим шумом рух-нуло дерево. Росс прянул вниз, но споткнулся и скинул мага на землю, а сам поднялся и с дикостью умчался в чащу. Истагор упал головой на какой-то корень и потерял сознание.
  
  Он пришёл в себя, лёжа на спине. Шея ужасно болела, в глазах тем-нело. Он с трудом поднялся на колени, опёршись о дерево. Стояла глу-хая тишина; дым исчез, как и все маги. Он остался один. К счастью, мешок с постелью и едой валялся неподалёку, меч тоже. Истагор по-хлопал по внутренним карманам плаща: всё снаряжение, так удивившее два месяца назад Аэля, лежало на своих местах. Отчаиваться ещё было рано.
  Где сейчас он находился? Там ли, где упал? Наверно, да: тот же склон горы. А в какой стороне должна быть дорога? Где-то выше? А вдруг опять переменилась местность? Сомнения терзали мага, а он бес-помощно сидел на корне, ничего не предпринимая. Поёжившись, он наконец пошевелился - для того, чтобы согреться: холод пробирал сни-зу. Лучшее средство, чтобы не замёрзнуть - занятие фехтованием. Иста-гор подобрал свой меч в простеньких кожаных ножнах, у которых по-рвалась перевязь. На пояс теперь его не оденешь, да и зачем ножны, ес-ли клинок будет всегда оголён?
  Маг замахал им: вправо, влево, вверх, вниз, полукруг, отойти... Он наткнулся спиной на сук, развернулся и уже хотел рубануть по нему, но промахнулся: сук, оказывается, был достаточно далеко. Зато корень подвернулся под ноги, и Истагор завалился на сухой колючий кустар-ник, которого раньше не примечал. А неприятности только начинались: левая рука вдруг ушла по локоть в чью-то норку, меч отскочил в сторо-ну. Больно расцарапав плечо, он лежал, не шевелясь. Затаив дыхание, он вслушивался в чьё-то тихое шуршание лап по прошлогодним листь-ям. А оно приближалось: этот неведомый вынюхивал землю. Послыша-лось рычание, возня с кустами, и слева, в саженях пяти, появился волк. Он внимательно крутил головой в разные стороны, нюхал воздух. Красные глаза налились злобой, клыки оскалились, он направлялся в сторону мага.
  Провизжала звёздочка, волк поздно дёрнулся в сторону: она впилась ему в бок. Дико взвыв, он проломился прочь.
  
  Оставляя засечки, Истагор пошёл вверх по склону. Его вершину ос-вещало ещё не севшее солнце. Дышать стало легче, исчез незаметный запах гнили; гуляли свободные сквозняки, наполненные каким-то осо-бенным запахом солёной воды. День заканчивался, и голод дал о себе знать. Надо бы найти какое-нибудь безопасное место. Какие чувства посетили мага, когда ему открылась поляна с тремя камнями? Радость, удивлёние, замешательство, но больше всего - голод. На том же самом месте, где они перекусили когда-то, он заглянул в котомку. Сушёный хлеб, ломоть сыра, который остался ещё из Мельёвки, немного вялено-го мяса и фляга родниковой воды, набранной Эклисом.
  Быстро утолив голод, Истагор обошёл поляну в поисках следов. Од-ни скоро обнаружились, но вели совершенно не в ту сторону, где долж-на быть дорога. Другие по рассыпавшейся гальке незаметно ныряли под низкие ветви. "Да что мы, ветки от кустов отличить не могли? Или это я сейчас кусты от веток не отличаю?", - думал одинокий путник, попавший в старый Проклятый Лес. - "Не знаю, не знаю! Что делать? Где все?" Он сидел около камней, обхватив голову. Отчаяние всё-таки брало верх. - За что же ты с нами так поступаешь?
  Но Лес не мог ответить, он и не давал ответы на выкрики какого-то там человечишки.
  -Да тебя вырубить надо за это! Вырубить и спалить весь бор! Спа-лить... Да, спалить. Я спалю тебя, если ты не вернёшь мне друзей, ло-шадей и не откроешь дорогу!
  Вдруг что-то появилось сзади, навалилось, надавило, сбив мага с ног, и открытая пасть потянулась к горлу, но был отбит твёрдой деревянной рукоятью, отлетел в сторону и больше не шевелился. Из разрезанного звездой бока текла бурая кровь.
  -Получи! - закричал Истагор, и ближнее дерево вспыхнуло, как сухой хворост. - С нами случилось несчастье, а ты нам ещё и препятствуешь!
  Огонь перескочил с ветки на ветку, захватил и скрыл в себе, как в ог-ромном бутоне рыжего цветка, ещё один ствол.
  -Эльвин унёс кристалл, и нам нужно непременно предупредить его замыслы! Ты думаешь, мы только себя спасаем?! Нет, не упасёшься и ты, если случится великая беда! Так выбирай: свободный для нас путь или чёрное море гари, которое я уже видел на месте Донронона! Спе-ши, а то - видишь? - огонь беспощаден, как и тот, кто некогда был эль-фом!
  -Может быть, мы и не вернёмся оттуда... - горько добавил он после паузы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"