Грецкая Надежда: другие произведения.

Мой кодекс ведьм. Части 1 и 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Часть 1

   ...Опять этот страшный сон. Огонь, везде огонь, я задыхаюсь, темнота, ничего нет. Яркий свет, "жива!", злобный шёпот: "Ведьминское отродье и в огне не горит!"...
   ...Сажусь на постели, дышу глубоко, в комнате полумрак. За окном конец марта, слякоть, мелкий холодный дождь. На часах 5-30, понедельник - день тяжёлый. Иду на кухню - варить кашу. Материализовался Бас - мой котище, неведомой породы, двенадцати кг живого веса. Вот его не было - вот появился, чёрно-рыжее чудище. Варю кашу, читаю заговор на антивирусную защиту. Вирусы убить нельзя, как приходят, так и уходят, защититься можно.
   - Девчонки, подъём! Встали-улыбнулись-потянулись-умылись-оделись и - завтракать, каша на столе!
   Девчонки - мои детки, близняшки, восьми лет от роду, Сашка и Машка, высокие, белобрысые школьницы и шкодницы - выползают на кухню, усаживаются за стол.
   - Опять каша, каждый день каша! Не хотим! Дай бутерброд с колбасой!
   - Есть и не ныть!
   Не буду же я объяснять, что на колбасе антивирусная защита не держится!
   - Я в ванную, у вас пятнадцать минут на кашу и чай!
   Иду в ванную, мельком смотрю в зеркало - ничего утешительного не вижу. Полноватая тётка, тридцати лет, с небольшими невразумительными глазками серо-зелёного цвета. Ладно, переживу как-нибудь. Возвращаюсь на кухню. Мои чада пытаются накормить Баса кашей, Бас сопротивляется. Он тоже хочет колбасы. Даю Басу колбасы в компенсацию за моральный ущерб.
   - Девочки, одеваемся и выметаемся! По мётлам!
   В данном конкретном случае метла - "девяточка"-семилеточка, которая досталась мне при разводе, согласно договора, пункт 3.
   Завожу детей в школу. Читаю заговор на охрану и отправляюсь на работу.
   Ехать мне на работу минут сорок. За это время расскажу немного о себе. Утром было недосуг.
   Итак, зовут меня Варвара. Я ведьма. Ведьма потомственная. Почему потомственная - бабка моя тоже была ведьмой и сгорела она в том огне, который мне сегодня снился. Было мне тогда пять лет. Бабку свою я не помню. Ну почти не помню. Помню только запах сухих трав, среди которых я росла. После пожара я долго лежала в больнице, потом отправили меня в детский дом для детей-инвалидов - я не разговаривала и почти не ходила, только ползала. Из детского дома меня забрала Степанида, бабушкина подруга тоже ведьма. Себя, правда, она называет знахаркой, поскольку лечит травами, заговорами и ещё чёрт знает чем. Степаниду я признала сразу: пахло от неё как от бабушки - теплом, сухими травами, солнышком и чем-то родным. Мадам жила тогда со Степанидой, кем она тогда ей приходилась, я не знаю. Наверное, такой же приёмыш, как и я, только на двадцать лет меня старше. Вдвоём они меня поставили на ноги. Я заговорила, а уже месяца через три бегала, как все дети. Жилось мне вольготно. Мадам и Степанида меня любили, баловали, защищали, оберегали. Степанида мне рассказывала, когда какую травку нужно собрать, как её сушить, как сделать правильно настой при любых заболеваниях - например, отвар корня пырея ползучего и мяты рекомендуется при бронхитах как отхаркивающее и лёгкое мочегонное, смесь листьев мяты и корней одуванчика при сахарном диабете, и т.д. Степанида знает таких рецептов множество, почти от всех болезней, также знает множество заговоров - и от зубной боли, и от ушной и при родах. Мадам учила чувствовать предметы, отличать живую материю от мёртвой. Например, положила на стол два портрета, мою левую руку на один из них и спрашивала, что я чувствую. Я чувствовала ледяной холод - "значит, этот человек мёртв", говорила Мадам.
   - ...А этот? - и положила мою руку на другой портрет.
   - Здесь очень тепло.
   - Значит, человек жив. Видишь, как просто?
   Просто... Просто... мне было всё просто.
   - Ты не такая как все, - говорила Степанида.
   - Гены пальцем не раздавишь - говорила мадам.
   - Фигня! - отвечала я, семилетняя. - Просто я умнее, красивее и здоровее, чем другие дети.
   Степанида смотрела с укором, Мадам хохотала.
   Так! Я приехала на работу. Поставила машину на стоянку и пошла к офису. Работаю я в детективном агентстве "Скорпом", секретарём. Когда я пришла только на работу, то думала, что "Скорпом" - это скорая помощь, но оказалось, что название от фамилий моих начальников - соучредителей Михаила Леонидовича Скоропольского, бывшего полковника милиции, и Влада Померанцеваа, компьютерного гения. Ещё в агентстве работают Шурик и Ваня. Они называют себя силовиками. Я долго недоумевала, зачем сила нужна, чтобы разыскивать сбежавших котов, собак, жён и мужей. Ну да ладно, потом разобралась. Ещё в агентстве работает Наталья Семёновна, наш бухгалтер, а также (по её желанию) кухарка и уборщица, женщина вне возраста, (по её мнению) очень строгая и принципиальная,. Она глубоко убеждена, что без неё мы уже давно бы "засрались" - как в финансах, так и в грязи. А ещё дружно скончались от голода. Всех сотрудников такая постановка вопроса очень даже устраивает. Все дружно поддакивают. Работают в чистых комнатах и поглощают вкусную еду. Нашему агентству уже пять лет. Я работаю четыре. Пристроила меня сюда, конечно, Мадам. После развода с моим мужем. Кстати, у Мадам уже десять лет свой салон чёрной магии в самом престижном районе. В нашем городе она личность известная, очень даже знаменитая. Её услугами пользуются как депутаты, так и бандиты, хотя это одно и то же. Ни один бизнесмен не подпишет контракт, не посоветовавшись с мадам. А ещё она тесно сотрудничает с правоохранительными органами, разыскивает по фотографиям пропавших людей и многое другое. С моим начальником Михаилом Леонидовичем они давние приятели. Ещё с тех времён, когда полковник работал в розыске.
   Я зашла в офис. Поздоровалась и уселась за свой стол.
   - Варюша! Начальник просил зайти, как появишься! - сказал Ваня-силовик, дожёвывая огромный бутерброд с колбасой.
   - Зачем, не знаешь?
   - Нужны, наверное, твои ведьминские способности. - Ванька хитро ухмыльнулся и стал очень похож на Баса, который сделал гадость, но ни за что в этом не признается.
   - Будешь ухмыляться - превращу в крыса. Станешь умным и в любую щель пролезешь. Нам такие работники нужны.
   Ваня промолчал, а я прошествовала в кабинет начальника.
   - Доброе утро, господин полковник
   - Здравия желаю, Варя, проходи, садись.
   Я уселась на твёрдый неудобный стул напротив господина полковника.
   Наш полковник - мужчина очень интересный. В самом соку. Пятидесятилетний юбилей отметил два года тому назад. Разведён, имеет двух взрослых сыновей. Оба служат в милиции. По-моему, он давно и безнадёжно влюблён в мою Мадам.
   - Варюша, я тебе сейчас покажу три фотографии. Мне важно знать, что ты о них думаешь.
   Полковник вытащил из конверта фотографии и разложил передо мной. Я положила левую руку на первую фотографию.
   - Мужчина, который снят на этой фотографии, мёртв. Года два. Подробности нужны - как где, почему?..
   - Нет, не нужны, посмотри на другие.
   Я положила руку на следующую фотографию.
   - Этот жив, но очень далеко. Скорей всего за границей. Может, в Европе. Уточнить?
   - Нет. А этот?
   - Этот жив, но очень болен, болеет давно, скорее всего, ревматоидный артрит, инвалидное кресло.
   - Спасибо, Варюша, можешь идти.
   Я вышла из кабинета. Меня редко посвящают в детали тех дел, которые мы расследуем. Первое время я обижалась, думала, что не доверяют. Потом поняла - каждый в нашем агентстве делает то, что у него получается лучше, чем у других. Поэтому наше агентство самое востребованное не только в нашем городе, но и в других.
   К десяти часам наша контора опустела. Все разбрелись по своим делам. Силовики отправились отлавливать оставшихся потеряшек. Начальник исчез по-английски. Наша строгая и принципиальная, оставив на кухне кастрюлю борща и миску котлет, отправилась будто бы в налоговую. Вадим закрылся в своём кабинете с двумя пачками сигарет и трёхлитровым кофейником. Я добросовестно отвечала на звонки по трём телефонам. Записывала клиентов на приём, объясняла, что это не гастроном, и что мы не бронируем билеты в театр. В 16-00 позвонила Мадам.
   - Варька, привет. Степанида опять вздумала помирать.
   - Так она же на прошлой неделе уже помирала, мы были у неё в субботу. Что теперь, чем мы ей не угодили?
   Наша Степанида здоровее всех здоровых и живее всех живых. После того, как ей исполнилось 90 лет, стала помирать регулярно, с периодичностью один раз в месяц. Ей казалось, что мы недостаточно почтительно к ней относимся, не холим и не лелеем, и вообще от рук отбились.
   - Не "мы", а ты.
   Хитрая Степанида редко обижается сразу на двоих, по очереди. Если она обижается на Мадам, то высказывает претензии мне, и наоборот.
   - А я-то в чём провинилась?
   - Ты - плохая мать. Дитяти у тебя заброшенные, играют в игры на компьютере. А это вредит здоровью. Глазки портятся, не завариваешь полезные отвары, которые укрепляют иммунную систему и так далее, всего 18 пунктов.
   Я растерялась, а Мадам продолжала:
   - И вообще, ты сволочного кота любишь больше, чем дитёв.
   Если вы думаете, что Степанида не любит Баса, то ошибаетесь. Именно она десять лет тому назад подарила мне необычного раскраса котёнка - рыже-чёрного. И я подозреваю, что все десять лет он исправно стучит ей на меня. Тем не менее, я расстроилась.
   - Что же делать, Мадам?
   - Что, что! Я уже всё сделала. Девчонок со школы забрала, сейчас повезу их к Степаниде, она их увидит, приласкает, и сразу перестанет помирать. Переночуем у неё , а завтра утром отвезу детей в школу.
   - А как же уроки? Всё-таки второй класс.
   - Да выучим мы уроки, то же мне проблема. Ну всё, пока, целую.
   Я положила трубку. Вот так всегда - вроде бы мои дети и не мои. После рождения близняшек мои тётки как с цепи сорвались. Материнский инстинкт у них, видите ли, прорезался. Девчонок балуют безмерно, потакают во всём. Степанида забирает детей на два месяца летом, отпаивает травяными настоями и парным молоком, удои у соседской коровы в эти два месяца увеличиваются чуть ли не вдвое. Мадам, как она сама говорит, прививает детям чувство прекрасного - возит за границу на модные курорты. Тьфу ты! Ну и ладно, зато у меня выдался сегодня свободный вечерок. Заеду в универсам за продуктами и буду балдеть.
   Ближе к вечеру в офис прибыли силовики-боровики, замордованные, но довольные.
   - Ну что, ребята, всех котов переловили, всех блудливых жён приструнили, а мужей загнали в семейное стойло?
   - Не уважаешь ты, Варвара, нашу героическую, полную опасностей, работу. Злая ты. Замуж тебе надо.
   - Да избави бог! Мне и так хорошо. Я уже там была. Да и кто рискнёт на мне жениться? Это опасно для здоровья.
   Шурик подумал и изрёк:
   - Я бы наверное, рискнул. Это как спать с оголённым электрическим проводом - драйв неслыханный. Ладно, пошли мы борщика похлебаем, пока господин полковник не явился.
   Господин полковник явился минут через десять и сразу направился к Вадику в кабинет, вышел минут через двадцать.
   - Сегодня все свободны, завтра на работу не опаздывать, утром вы будете мне нужны. Варвара, тебя это тоже касается.
   - Хорошо, господин полковник.
   Я вышла из офиса, уселась в свою "девяточку" и покатила домой. Как я уже говорила, ехать мне минут сорок. Можно продолжить вечер воспоминаний.
   ...То, что я не такая как все, я стала понимать, когда пошла в школу. Меня сторонились, со мной никто не дружил. Ну, а как же - девчонка с ведьминского логова. Учителя относились настороженно, боялись Степаниду. Мадам к этому времени уже работала в каком-то НИИ в городе. Степанида купила ей небольшой домик в пригороде. В нерабочее время Мадам принимала клиентов - привороты, отвороты, лечила травами и заговорами. Как-то, когда мадам приехала нас навестить, Степанида сказала, что так дальше продолжаться не может, нужно уезжать, иначе у девчонки разовьётся комплекс неполноценности, психологические травмы лечатся тяжело. Было принято решение купить квартиру в городе, где мы будем жить с Мадам, а Степанида переберётся в домик Мадам. Сказано - сделано. Купили квартиру, две комнаты, и я пошла в третий класс уже в городской школе, где нас никто не знал. Училась я хорошо, обзавелась подружками, жизнь потихоньку налаживалась. Свои способности я честно скрывала. Мадам и Степанида продолжали меня учить.
   - Самое главное - научиться сдерживать эмоции, - говорила Мадам. - Выброс отрицательной энергии у нас ведь может причинить непоправимый вред живому объекту, на который она направлена, и даже убить. Это строжайше запрещается кодексом ведьм, который принят был в Париже, в 1906 году, на международном съезде ведьм.
   - Мадам, а что там ещё прописано, в этом кодексе ведьм?
   - Варька, когда тебе исполнится 13 лет - а это возраст, когда ведьма считается совершеннолетней - я не только дам тебе почитать кодекс ведьм, а и заставлю вызубрить его назубок. Это понятно? А пока слушай, что я тебе говорю, и запоминай.
  
   ...Чёрт! Чёрт! Моя девяточка ткнулась в задницу резко затормозившего джипа (вот и вечер воспоминаний!)
   Из джипа выскочила разъярённая девица лет 20-ти. Хорошенькая мордочка перекосилась от дикой злобы.
   - Корова! Жирная мерзкая тварь! Уродина, блин! Ты мне за всё заплатишь! Я тебя урою!
   ...Ошарашено я таращилась на повреждённую задницу джипа.
   - Я всё исправлю, я заплачу, простите пожалуйста.
   Что я исправлю? Нам, ведьмам, не дано восстановить мёртвую материю. Разбить на расстоянии вазочку - это пожалуйста. Хотя кто сказал - " мёртвая материя"? она ведь тоже рождается, стареет и умирает. Господи, что за глупости лезут в голову в критической ситуации.
   Тем временем девица кинулась ко мне с однозначным намерением вцепиться в волосы. Я посмотрела на её руку. Рука застыла в 10 сантиметрах от моего лица. Девица попыталась дёрнуть рукой. Тщетно. Наступила тишина. Девка попыталась другой рукой опустить первую. Не получилось. Попыталась двинуться с места - тот же эффект.
   - Отпусти её.
   Рядом стоял мужчина. Я даже не заметила, как он вылез из машины.
   - Отпусти её, пожалуйста. Она больше не будет.
   Я отпустила. Девушка резво рванула через дорогу и исчезла в толпе.
   - Ты кто?
   - Я Варвара.
   - Ты фокусник-гипнотизёр?
   - Нет, я ведьма.
   - Понятно, - произнёс мужчина, хотя видно было, что он ничего не понял.
   - Я оплачу вам ремонт, не волнуйтесь. У меня есть с собой 500 долларов. Остальные чуть позже, хорошо?
   - Не надо. Я сам виноват - посадил дуру за руль.
   - ...Ну ладно, так я поехала?
   - Езжай.
   Я уселась в машину, руки чуть дрожали. Аккуратненько объехала джип и покатила дальше. Мужчину я толком и не рассмотрела.
   Как же я лопухнулась! Всё-таки самое трудное - сдерживать эмоции. Девка ещё легко отделалась. Психологический шок. Тоже, конечно, хорошего мало, и последствия непредсказуемы. Ладно, сама виновата, нечего руки распускать. С такими невесёлыми мыслями я доехала до супермаркета. Купила продукты, себе в утешение бутылку пива для снятия стресса и отправилась домой.
   В квартире как-то необычно тихо. Даже Бас не вышел меня встречать. Валяется, наверно, на моей кровати. Да ладно, пусть валяется. Первым делом позвонила Степаниде. Трубку взяла Мадам.
   - Как вы там, как Степанида?
   - Всё нормально, уроки выучили, готовлю ужин. Степанида с девчонками во дворе играют в футбол.
   - ... ?!
   - Да не волнуйся, Степанида на воротах сидит, только ногами дрыгает. Умирать перестала. А что у тебя там случилось7
   Мадам про меня всегда всё знает. Я рассказала об аварии. Мадам помолчала, а потом спросила:
   - Мужчинка симпатичный?
   - Я его не рассмотрела.
   - Напрасно, ну да ладно. Судьба и за печкой найдёт.
   Мы ещё немножко поболтали и распрощались.
   Я разложила в холодильник продукты, открыла пиво и уселась за стол. В дверях показался Бас. Потянулся и стал вылизывать левую лапу.
   - Ну что, жрать хочешь, сволочной кот?
   Бас засопел и отвернулся. Спина подрагивала. Обиделся.
   - Басик, это не я так говорю, а Степанида! - стала подлизываться я.
   Бас презрительно фыркнул и пошёл к миске. Я насыпала сухого корма, налила свежей воды и опять уселась к своему пиву.
  
   ...Прошлое, прошлое... оно нас не отпускает никогда. Говорят - не живи прошлым, живи настоящим. Но без прошлого нет настоящего.
   Когда мне исполнилось 13 лет, Мадам познакомила меня с кодексом ведьм. Я, тринадцатилетняя, когда прочла, подумала: белиберда какая-то. Где же тут мудрость вселенская? Пристала к мадам с расспросами, но она сказала:
   - Ты просто запомни. А понимание придёт.
   Но мне всё это казалось глупостью несусветной.
   Рассуждала я примерно так:
   "Пункт 1: не причини вреда живому необдуманными поступками своими" -
   а если обдумать, то можно - решила я.
   "Пункт 2: не держи зла на обидевшего тебя" - щас!
   "Пункт 3: не пользуйся чёрной силой своей без нужды особой" -
   а по нужде можно?
   "Пункт 4: не лечи болезни, посланные в наказание Всевышним нашим" -как тут разобраться?..
   "Пункт 5: не меняй облика своего в устрашение особи человеческой" -
   комментарии излишни...
   "Пункт 6: не погань землю нашу и воду на ней зельями зловредными" - это что-то с экологией связано...
   "Пункт 7: не меняй сущности своей, не рядись в одежды белые" - тут понятно - предателей никто не любит.
   "Пункт 8: не останавливайся на пути познания истоков бытия нашего" - то есть - учи историю...
   "Пункт 9: совершенствуй дар свой - и тебе воздастся" - тут тоже понятно - была ведьма третьей категории, а станет второй, а там и до высшей дорастёт.
   "Пункт 10: передай умение близкому тебе - и упокоишься с миром" - так вот почему Степанида и Мадам меня учат!
   "Пункт 11: не бросай в беде подобного себе" - это понятно.
   "Пункт 12: почитай старейшину рода своего" - это тоже понятно.
   "Пункт 13: не нарушай заповедей сих во веки вечные" - ...а нарушишь - то будет тебе гонение и от тёмных и от светлых, и станешь ты дикой ведьмой...
   Так рассуждала я, когда мне было 13. Сейчас, конечно, помудрела. Нашим сёстрам надо было уцелеть, выжить любой ценой. Пришлось идти на компромисс со светлыми - создать видимость законопослушания. Но ведьмнский вид хитёр и коварен - законы чести действуют только среди своих.
   Так, всё, спать. В ванную и спать. Как только я разобрала постель, чёрно-рыжее чудище первым сигануло на кровать. Кровать затряслась.
   - Ну, ты! Нужно заползать аккуратненько.
   Кот сверкнул зелёными глазищами и свернулся клубочком.
   Ночь прошла без происшествий, страшные сны не беспокоили. Утро, такое же безрадостное. Опять этот надоедливый дождь. Позвонила на сотовый Мадам.
   - Как дети, как Степанида?
   - Всё путём, везу детей в школу. У Степаниды полный двор желающих исцелиться - у неё сегодня приёмный день,
   Позвонила бывшему мужу:
   - Вась, привет! Ты не мог бы мою машину отогнать в сервис?
   - Что случилось?
   - Морду разбила, в джип въехала.
   - На сколько попала?
   - Ты знаешь, отделалась лёгким испугом.
   - Повезло. Как девчонки?
   - Всё нормально.
   - Я заберу их в воскресенье, сходим в зоопарк, лады?
   - Конечно, Вася. Так как насчёт машины, оставлю ключи у тёти Люси внизу?
   - Хорошо, пока.
   У нас с мужем после развода сохранились хорошие дружеские отношения. Выходила я замуж не по любви, а потому что все выходят замуж - значит, так надо. Кому надо, зачем надо?.. Когда я объявила, что выхожу замуж, Степанида поджала губы, но промолчала. Мадам сказала:
   - Варька, это не твой мужчина.
   Степанида на неё прикрикнула:
   - Не лезь. Пусть делает что хочет. Девка взрослая.
   Любовь, любовь... Не способны мы, ведьмы, на пылкое чувство. Не дано нам природой. Нет, мы любим своих детей, если они есть, что большая редкость. Любим своих близких. Но ведь это совсем другие чувства. Пылать мы не умеем.
   На работу добиралась маршруткой и метро - некомфортно, но быстро. На работу не опоздала.
   Все сотрудники уже собрались. Шурик с Ваней сидели на диване, о чём-то тихо переговариваясь. Принципиальная намывала печку на кухне. Влад насиловал компьютер, гений-маньяк хренов. Полковник разговаривал по телефону.
   - Варь, а Варь! А ты с покойниками можешь общаться? - это Шурик.
   - Шурик, дорогой мой, с покойниками общаться нельзя, так как есть это мёртвое тело. А с душами упокоенных - можно.
   - Как это?
   - Надоел ты мне, Шурик. Необразованный ты, и не неумный, читаешь мало. Есть такое учение - теософия, там всё сказано - и о потустороннем мире и о возможностях непосредственного общения с ним.
   - Варька, расскажи!
   - Нет, дурака учить - только мучить. Сам почитай, в интернете всё есть.
   - Варвара, зайди! - это полковник.
   - Здравия желаю, господин полковник!
   - Здравствуй, здравствуй. Варвара, сейчас приедет один клиент. Ты на него посмотри, а потом с ребятами съездишь к нему домой и посмотри там, хорошо?
   - Конечно. А что у него за проблема, если не секрет?
   - Пропада одна очень ценная вещь. Он поручил нам её разыскать. Это небольшая миниатюра знаменитого французского художника, Клода Лорена, приблизительно конец 16-го века. Варя, работать будут ребята нашими методами, а ты только посмотри. И свои впечатления, как о клиенте, так и об окружающей обстановке, доложишь мне.
   - Хорошо, господин полковник.
   Я вышла и уселась за свой стол.
   Минут через пять приехал клиент. Маленького роста, щуплый, с крысиной мордочкой. По всему городу развешаны его портреты и в телевизоре его физиономия мелькает постоянно. Так, ясно, господин Мельбрайн пожаловал. Это он лишился дорогостоящей собственности. Силовики зашли в кабинет полковника вместе с клиентом. Дверь плотно прикрыли. Совещались минут сорок. Клиент вышел первым, затем ребята.
   - Варвара, поехали! - сказал Ваня.
   Я быстро надела куртку, и пошла следом.
   Во дворе стояли два джипа, огромных, как танки. Клиент сел в первый, ребята помогли мне забраться во второй. Ехали минут тридцать по окружной дороге, потом через лес и выехали к коттеджному посёлку для богатых. Ворота раскрылись, и мы въехали на территорию, проехали метров пятьдесят и остановились возле невысокого кованого забора. Водитель машины, в которой ехал клиент, вышел и открыл ворота ключом. Мы вышли из машины и пошли к дому пешком. Дом был двухэтажный, аккуратный, из светлого кирпича. Летом здесь, наверное, очень красиво. Водитель - охранник открыл дверь, и мы вошли в довольно большой холл.
   Холл обставлен с претензией под старину. Тяжёлая дубовая мебель, старые картины в золочёных рамах, камин, на каминной полке множество фарфоровых безделушек, рядом с камином огромный кожаный диван. Ребята с хозяином поднялись на второй этаж, в кабинет, где из сейфа и была украдена драгоценная картина. Я присела на диван и осмотрелась. Боже, а это что такое?! А это, Варвара, кровь. Много крови - и на дубовом паркете, и на каминной полке, вернее на этом мраморном уголочке. Да, крови этой года четыре. Энергия крови сохраняется долго, очень долго. Самая сильная энергия в этом мире. Ладно, посмотрим, кого же ты грохнул, красивый ты наш. Так, с этим всё ясно. Ну и что? Ты знаешь, что хозяин убил свою жену четыре года тому назад. Кстати, это был несчастный случай. Сильно толкнул жену по пьяни, она и ударилась виском о каминную полку. В заключении о смерти наверняка написано: "Умерла от инсульта". Никакого отношения всё это к украденной картине не имеет. Значит, незачем забивать себе голову: многие знания - многие беды. Я прошлась по комнате и вышла на крыльцо. Возле машины стояли водители и что-то горячо обсуждали. Я посмотрела на водителей повнимательней. Этот моего возраста, ничем не примечательной внешности. Старательный, услужливый, не женат, живёт с мамой в двухкомнатной квартире. Балуется картишками, любит рыбалку, пьёт умеренно - в общем, как все. Второй... о, с этим интереснее. Лет пятидесяти, озлоблён, жаден, сидел за разбой, с хозяином тесно связан, знакомы давно. Завистлив. Так, дальше. А вот это интересно. А это уже конкретика. Информационное поле человеческой особи - как открытая книга. Не для всех, конечно. Но мы, ведьмы, считываем легко.
   На крыльцо вышли ребята, за ними хозяин.
   - Серёжа, отвезёшь ребят, и на сегодня свободен.
   - Хорошо, Лев Семёнович.
   Мы уселись в машину с молодым водителем Серёжей и отправились в город той же дорогой, что и приехали.
   В офисе всё то же, все те же. Мы сразу прошли в кабинет полковника.
   - Так, ребята, докладывайте.
   - Господин полковник, - начал Ваня, - следов взлома нет. Сейф открыли родным ключом. Кроме картины, ничего не похищено, дом на сигнализации, чужие в доме бывают редко. Ключ от сейфа в единственном экземпляре, помимо обычного ключа там ещё кодовый замок. Код известен только хозяину. В доме бывают: кухарка, работает уже семь лет, домработница, в тот день, когда пропала картина, её в доме не было - ездила к больной матери в деревню, и водители: Шарко Игорь Петрович, работает у хозяина уже шесть лет, и Сергей Пащук, работает второй год. Пока всё.
   - Так, дело ясное, что дело тёмное. Ну, а что ты скажешь, Варвара?
   - О клиенте скажу, что тёмная лошадка с криминальным прошлым, про таких говорят: "ни чести, ни совести". Жестокий, четыре года назад убил жену, случайно. Много пьёт, особенно много стал пить после смерти жены. О пропаже скажу: картина у Шарко Игоря Петровича, зарыта на даче, под яблоней, которая растёт возле сарая.
   - Варька, а доказательства?! Даже если мы найдём картину под яблоней, как мы докажем, что её не враги подбросили?
   - Ванечка, убогий ты мой, ты что, следователь? Тебе что, нужна доказательная база, чтобы данное дело в суд передать? Нам поручено разыскать картину - мы её разыскали. А что делать с вором - пусть клиент решает.
   - Хорошо, Варвара, свободна. Позови Влада, а сама можешь ехать домой.
   - Всем пока, до завтра.
   Я вышла под моросящий дождик, открыла зонтик и побрела к метро. Да, в нашем агентстве каждый делает то, что у него лучше получается... Всё, забила. Сейчас заберу детей, моих крошечек-хаврошечек - и домой.
   Подумала о девчонках - и на душе потеплело. Они очень похожи внешне, но какие они разные. Мария лёгкая, артистичная, прекрасно поёт и танцует. Очень общительна, необидчивая. Александра совсем другая. Это маленький философ. Она вся в себе, очень закрытая. Ей неинтересно общаться со сверстниками, дружит только с сестрой. Уже в три с половиной года вывела главную житейскую мудрость:
   - Мамуля, а знаешь, жить скучно.
   - Почему, родная моя?
   - Ну как же ж, человек выраживается, стареет и умирает, вот и всё.
   Александра прекрасно рисует, любит математику, хорошо играет в шахматы. Девчонки мои напрочь лишены ведьминских способностей, они обычные люди. Хотя, скорее всего, их дочери будут нашего, ведьминского, вида (если конечно, они у них будут). Это потомственные ведьмы. Дар передается на генном уровне, то есть по наследству, через поколение. Есть ещё посмертные ведьмы - им дар передаёт ведьма, которая умирает. Но такой дар можно передать только девочке от одиннадцати до тринадцати лет и если она захочет его принять. А есть ведьмы уникальные - эти рождаются в обычной семье, но с уникальным даром. Ну как дети индиго. Почему они такие, никто не знает. Вот наша Мадам - именно ведьма уникальная. Обучала её Степанида, так как любой дар нужно развивать.
   Вот и лицей искусств, где учатся мои девочки. Я зашла в вестибюль, поздоровалась с охранником и поднялась на второй этаж. Сегодня вторник, значит, у девочек урок свободного творчества. Заглянула в кабинет - Мария играла на фортепиано и напевала песенку группы "Восток":
   Я могу обнять твоё тело
   И сказать тебе два-три слова,
   Но зачем? Ведь ты лишь мираж мой,
   А рассвет? Рассвет очень скоро...
   Александра сидела за последним столом одна и самозабвенно рисовала. Другие дети занимались кто чем: одни читали, другие писали, мастерили, лепили фигурки из пластилина. Учительница, Ольга Андреевна, дородная дама лет пятидесяти, что-то тихо объясняла Лёше Русланову.
   - Ольга Андреевна! - тихо позвала я.
   Ольга Андреевна повернулась, увидев меня, улыбнулась, поднялась и неспешно подошла.
   - Здравствуйте, Ольга Андреевна.
   - Здравствуйте Варвара.
   - Как мои девчонки?
   - Всё нормально, у меня к ним нет никаких претензий. С программой справляются прекрасно, послушные, неконфликтные.
   - Спасибо на добром слове, Ольга Андреевна.
   - Сегодня утром виделась с вашей сестрой, Элеонорой Степановной. Она прекрасно выглядит, такая красавица! Я, Варюша, ей чрезвычайно благодарна - она очень помогла мне в одном щекотливом деле.
   - Моя Элеонора никогда не откажет в помощи. Ольга Андреевна, я заберу девчонок чуть раньше, вы не возражаете?
   - конечно, конечно! Машенька, Сашенька, мама пришла! Можете идти домой.
   - Ура! Мамочка! - мои шустряшки резвенько кинулись ко мне, облепили с двух сторон.
   Я обняла детей, и мы спустились на первый этаж, в раздевалку. Помогла девчонкам одеться и вышли на улицу.
   - Пойдём на маршрутку или прогуляемся пешком?
   - Прогуляемся, прогуляемся! А потом пойдём в пиццерию к Сенечке, хорошо, мамочка? - это Маша.
   - Конечно, мои хорошие.
   Я натянула детям на головы капюшоны. Дождь слегка поутих.
   - Так, рассказывайте, что у вас новенького в школе.
   - Мамочка, а Борька Трофимов безнадёжно влюбился в нашу Александру!
   - Машенька, ну почему же безнадёжно? Может, он Сашеньке нравится? Саша, тебе Боря нравится?
   - Немножко нравится, он умный.
   - Сашка, ну он же некрасивый!
   - А мужчина не должен быть красивым, он должен быть умным, порядочным и зарабатывать деньги для семьи. Мамочка, а что такое "всевидящее око"? Наша Ольга Андреевна говорит: "я ваше всевидящее око". Как это?
   - Сашенька, это крылатое выражение, заимствованное из христианской символики, в которой "Промысел Божий", "провидение" изображаются в виде ока (глаза) в лучах, заключённого в треугольник. В образной речи оно употребляется в этом символическом смысле, применяется к людям, обо всём осведомлённым, от которых ничего нельзя утаить. Я понятно объяснила?
   - Да, мамочка.
   Девчонки помолчали.
   - Ну, вот и пришли "К Сенечке". Заходите.
   Мы вошли в небольшой уютный зал с барной стойкой, девчонки разместились за столиком у окна. К нам подошёл хозяин этого заведения, Сенечка, полноватый улыбчивый парень лет тридцати.
   - Ба, какие люди! Варвара, привет! Добрый день, принцессы! Пиццки моей захотели? И это правильно, нельзя друзей забывать.
   - Ну что ты, Сенечка! Ни тебя, ни, особенно, твою пиццу ,забыть невозможно!
   - Сенечка, мне без грибов! - это Саша.
   - А мне без курицы! - это Маша.
   - Помню, помню, мои цыплятки. Сенечка всё помнит. Сейчас всё будет. Айн момент! - и скрылся на кухне.
   Через пять минут на столе стояла огромная аппетитная пицца, в высоких стаканах золотился сок для цыпляток, а в моём стакане пенилось пиво. Сенечка присел рядом:
   - Как дела, Варвара?
   - Какие дела, Сенечка? Дела у прокурора, а у нас так, делишки.
   - Как Мадам поживает? Роскошная женщина. Года её не берут.
   - Спасибо, всё у неё нормально.
   - Ну ладно, ешь давай, пока горячая, а то троглодиты ничего тебе не оставят.
   Мы доели пиццу и отправились домой.
   Оппа! Возле дома стояла моя девяточка, даже помытая. Спасибо, Васёк! Я забрала у тёти Дуси ключи от машины и мы поднялись на наш третий этаж.
   Открыла квартиру, включила свет. Возле двери сидел Бас , щурился и мёл хвостом, выражая недовольство. И где шляетесь? Кот заброшенный, некормленый, целый день в одиночестве. Гринписа на вас нет! Девочки кинули к коту:
   - Басик, миленький, красавец наш, голодный! - девчонки с трудом подняли кота и потащили на кухню. Кот не сопротивлялся.
   - Маша, Саша, разденьтесь, переоденьтесь, вымойте руки! Я сама его покормлю.
   Девчонки оставили кота, побежали переодеваться.
   - Ну что, чёрно рыжее чудище? Что есть будешь? Сухой корм ты не хочешь, вон полная миска. Есть гречневая каша и котлеты.
   Так, ясно, гречневую кашу ешь сама, а котлеты, так и быть, давай. Бас получил три котлеты и миску молока. Я пошла в детскую.
   Девчонки, уже в домашних платьицах, смотрели мультик. На груди у каждой на простой суровой ниточке болтался медальончик в виде хрустальной капельки.
   - А это что у вас такое?
   - Бабуля подарила, велела не снимать. Очень красиво, правда?
   - правда, снимать не надо, я только потрогаю, можно?
   Я взяла в руку капельку и рассмеялась. Ну и затейница Степанида! Каких только заговоров там не было: и от детских болезней, и от дурного глаза, и от испуга, от сквернословия, и от страха в темноте, даже от глистов!
   - Ладно, ужинать сегодня, я так понимаю, вы не будете?
   - Нет, мамочка, если можно, только чай.
   - Хорошо, мои любимые.
   Я обняла детей, поцеловала и пошла готовить чай. Наша энергетика растёт от рождения и до взрослого состояния. Но если все системы растут: костные, мышечные, кровеносные, лимфатические, и для этого роста требуется еда, воздух, соли и пр., то для роста энергетики нужна постоянная подпитка энергетикой взрослого человека. Поэтому очень важно ребёнка как можно чаще обнимать, тискать, играть с ним. Люди, обделённые нашей энергетикой в детстве, потом живут за счёт энергии чужого человека, то сеть становятся энергетическими вампирами. Нельзя подходить к ребёнку перед сном во взвинченном или огорчённом состоянии, никогда не надо рассказывать злые и страшные сказки перед сном - перед сном у него ослабленная энергетика и страхами от сказок разрушается его аура. Ребёнок с разрушенной аурой всю жизнь будет иметь букет самых разнообразных болячек.
   - Солнышки мои, идите пить чай! Затем купаться и спать, уже поздно.
   После вечернего чаепития и купания мои девчонки угомонились. Мы ещё немножко поболтали перед сном, пообнимались, поцеловались, и я выключила свет, пожелав спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, мамочка!
   Я закрыла дверь в детскую.
   Теперь каждовечерний обязательный ритуал: позвонить Степаниде и Мадам. Первой конечно, Степаниде.
   - мам, привет! - Я редко называю Степаниду мамой, но после последнего умирания лучше перестраховаться. - Как ты себя чувствуешь?
   - Здравствуй, доченька. Как я могу себя чувствовать в девяносто лет! Не задавай глупых вопросов. Лучше расскажи, как там мои бубочки? Как у них в школе дела, никто не обижает?
   - Мам, ну ты же знаешь, кто бубочек твоих обидит, тот три часа не проживёт. Всё у них нормально, Ольга Андреевна ими довольна. Ты лучше скажи, зачем ты столько заговоров набросала на амулеты? Ещё и от глистов! Откуда у них могут быть глисты?
   - Пусть будет! На всякий случай. Там ещё и против вшей есть. Вот видишь, ты и не заметила, учиться тебе ещё и учиться.
   - А против вшей зачем? Откуда они возьмутся?
   - Пусть будет, - упрямо заявила Степанида. - А то в этих ваших элитных школах что угодно можно подцепить.
   - Хорошо, мама, пусть будет.
   С вредной Степанидой спорить бесполезно, проще смириться. Что я и делаю постоянно.
   - Да, дочка, будь осторожна. Чувствую, скоро объявится "дикий", чтобы посеять зубы дракона.
   - Мама, я и сама это чувствую. Тревожно мне.
   - Ладно, будем живы, не помрём.
   Мы распрощались.
   Только я положила трубку, позвонила Мадам.
   - Что, со Степанидой трепалась?
   - та да.
   - Она тебе говорила о своих предчувствиях?
   - Сказала.
   - Варька, не дрейфь! Если мы втроём возьмёмся за дело, то греческий герой Кадма будет отдыхать. Ты лучше скажи, что ты думаешь с жильём? В такой квартире как у вас, жить нельзя!
   - господи, ну что тебе далась моя квартира! Нормальная квартира, нам пока хватает. И вообще - ничего не хочу менять в своей жизни.
   - Послушай, Варвара, зачем мне столько денег, мне их девать некуда. Давай купим вам квартиру побольше или дом, купим тебе хорошую машину, ну пожалуйста!
   - Ну почему, почему вы со Степанидой всю жизнь мною руководите? Вы пользуетесь тем, что я вас люблю, что для меня вы самые родные люди! Я хоть одно решение в своей жизни приняла самостоятельно?!
   - Варька, не гневи бога. Ты закончила исторический, хотя я настаивала на юридическом, ты вышла замуж, мы не вмешивались, ты даже детей назвала, как хотела!
   - Ладно, Элеонора, делай, что хочешь - покупай квартиру, машину, дом... Я устала с тобой спорить и вообще я хочу спать.
   - Да, и последнее - не корми детей пиццей, это для них вредно!
   - ...
   Я тихонечко положила трубку. Боже, сколько я буду плясать под чужую дудку? А кстати, откуда это выражение?.. Вспомнила - греческий историк Геродот, пятый век до нашей эры!
   Утром я завезла детей в лицей и отправилась на работу. Итак, что мне известно о диких колдунах? Первое - это существо вне закона, циничное и злобное, убивает только за вознаграждение. Другими словами, это самые лучшие, самые неуловимые наёмные убийцы. Они, как правило, всегда остаются безнаказанными, так как доказать их причастность к преступлению невозможно. Способ убийства - магический. Дикий никогда не приближается к своей жертве, убивает на расстоянии. Как? Самое простое и действенное - изготовить воск, то есть фигурку из церковной свечи, над которой произносится специальное заклинание, проще - наводится порча на смерть. То есть дикий колдун посылает посредством заклинаний и магических действий на свою жертву "астральную молнию". Ладно, не надо подробностей, важна суть. А суть в том, что у жертвы мгновенно развивается обширный инфаркт, даже у совершенно здорового человека. Ещё этот способ убийства называется энвольтование (казнить). Но при энвольтовании существует обратный удар - это немалая опасность для самого колдуна. Это может случиться, если на жертву наложен оберег от порчи и тогда, не найдя проникновения, луч возвращается тому, кто его послал. Далее - существует превратное мнение о внешности колдуна - что это старик, с длинными седыми волосами и нечесаными бородами, с длинными неостриженными ногтями - всё это бред. Современный дикий может быть очень даже симпатичным и обаятельным молодым человеком. Распознать дикого колдуна очень сложно. Мы, ведьмы, можем его почувствовать на уровне подсознания, но увидеть и считать его энергетическое поле очень сложно, он умеет тщательно закрываться. В древних книгах описано три средства для определения колдуна - это вербная свеча, осиновые дрова и рябиновый прут. Если зажечь вербную свечу, то увидишь колдуна вверх ногами. Если истопить в Великий Четверг осиновыми дровами печь, то колдун придёт попросить золы. Рябиновая палочка помогает увидеть колдуна во время Светлой Заутрени - он стоит спиной к иконостасу. Но всё это, конечно же, бред сивой кобылы.
   Так, приехала. Подумаю обо всём этом позже.
   В офисе, кроме Влада, никого не наблюдалось.
   - Влад, привет, а где все?
   - Мальчиши уехали на раскопки по твоей наводке, полковник встречается с клиентом, Наталья Семёновна вся в соплях и тоске, пошла в аптеку за валерьянкой, так как то, что в нашей аптечке, она уже выпила.
   - А что с нашей принципиальной случилось?
   - Точно не знаю, какие-то ваши бабские дела. То ли муж к любовнице ушёл, то ли любовница пришла, я не понял. В общем, какая-то вселенская трагедия.
   - Ладно, придет, расскажет, если захочет. Да, Влад, я новости не смотрю, политикой не интересуюсь, просвети непросвещённую - в последние пару дней никто из нашей партийной элиты не окочурился от инфаркта?
   - Да вроде нет.
   - Может, бизнесмен какой богатенький?
   - Да всё в городе спокойно, Варь. А чё спрашиваешь?
   - Да неспокойно мне как-то.
   - Ну если тебе неспокойно, то жди всяческих катаклизмов.
   - Ладно, пошла я к своим телефонам.
   Только я уселась за свой стол, явилась зарёванная Наталья Семёновна.
   - Варенька, девочка моя, только ты можешь мне помочь! Верни мне мужа!
   - Да что случилось?
   - Ушёл мой Коленька от меня, бросил на старости лет, сбежал к лахудре длинноногой, на двадцать лет его моложе. Что мне делать, как жить дальше?..
   - Да успокойтесь, Наталья Семёновна, погуляет и вернётся. С мужиками в этом возрасте такое бывает. Кризис среднего возраста.
   - Хорошо тебе говорить, Варвара, а если не вернётся?
   - Ну не вернётся и не надо. Вы женщина небедная, дети у вас уже взрослые, поживите для себя. Зачем он вам нужен? Только чтобы обихаживать кого-то, чтоб штаны в доме были? Сами же говорили - давно живёте, как соседи.
   - Ой, Варюша... Стрёмно как-то, без мужика. Тридцать лет с ним прожили, привыкла. Может, сделаешь какой-то приворотик, а? Чтоб назад вернулся?
   - Наталья Семёновна, дорогая моя, приворотик сделать не проблема, и вернуть не проблема, удержать трудно. Приворотики человеческую волю подавляют, а делать этого нельзя. Болеть он будет, в зомби превратится.
   - Ладно, Варь, я подумаю над тем, что ты сказала. Спасибо тебе, девочка. Но если надумаю - приворотик сделаешь?
   - Сделаю, сделаю, успокойтесь уже!
   Наталья Семёновна шмыгнула носом и ушла утешаться на кухню. После обеда объявились силовики.
   - Варька, ты знаешь, какая зараза этот Шарко! На полметра картинку зарыл. Пришлось потрудиться, я даже подумал, что ты с местом ошиблась.
   - Фирма, Ванечка, веники не вяжет.
   - Варя, а вы, ведьмы, в бога верите?
   - Я, Шурик, верю в высший вселенский разум.
   - А в церковь ходите?
   - Нет, не люблю я светлых. Лицемеры, волки в овечьей шкуре. В Евангелии сказано: "Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные".
   - Шурик, тебе не кажется, что с нашей Варькой что-то сегодня не так? Варь, у тебя неприятности? Обидел кто? Ты только скажи - и мы его порвём голыми руками.
   Шурик согласно кивнул.
   - Да нет, ребята, пока всё путём. Но боюсь, что скоро у нас всех будут неприятности.
   В офис зашёл полковник.
   - Все в мой кабинет, у нас новое дело.
   - У-у, ведьма, накаркала.
   Мы прошли в кабинет полковника, расселись.
   - Во-первых, господин Мельбрайн Лев Семёнович благодарит нас за оперативно проделанную работу. Во-вторых, как я уже сказал, у нас новое дело. Сегодня утром скоропостижно скончался некий Петрушов Сергей Викторович. По заключению медиков, от обширного инфаркта. Петрушов был близким другом Льва Семёновича, который не верит в естественную смерть, считает, что ему помогли. Нашему агентству поручено разобраться со всем этим. Да, Петрушов владел сетью ресторанов. Его офис находился в здании ресторана "У Петруши". Ваня, ты поезжай домой к Петрушову, вот адрес, поговори с родственниками. А ты, Александр, езжай в ресторан. Всё понятно? Тогда по коням.
   Ребята вышли.
   - Варвара, есть какие-то соображения по данному делу?
   - Есть, Михаил Леонидович, но, боюсь, они вам не понравятся.
   - Что так? Давай выкладывай.
   Я рассказала полковнику о диких колдунах - наёмных убийцах, о своём предчувствии, что он где-то рядом.
   - А что Мадам?
   - Мадам и Степанида почувствовали его ещё раньше, чем я, они очень сильные ведьмы.
   - Хорошо, начнём работать нашими обычными методами, а ты будь начеку. И, права Степанида, будь очень осторожна. Ладно, можешь идти.
   - Слушаюсь, господин полковник!
   Я вышла, прошлась по приёмной, подошла к окну. Дождь перестал, это хорошо. Можно погулять с девчонками в скверике возле дома. "Всё пустяки в сравнении с вечностью" - сей парадокс, кажется, любил повторять художник Черевани в повести М.Г. Помяловского "Молотов" (1861 г.).
   Зашла Наталья Семёновна:
   - Варюш, пошли на кухню, чайку попьём. Я пирожных купила.
   - Чайку... хочу. И пирожных - хочу.
   Мы пошли на кухню, уселись за стол. Наталья разлила чай.
   - Вот скажи, Варя, куда девается любовь? Ведь любили друг друга, детей родили, сколько всяческих несчастий вместе пережили - родителей похоронили, а теперь как ненужную вещь - раз и на помойку.
   - Не знаю, Наталья Семёновна, но всё это ужасно грустно. Помните, у Гамзатова:
   Я не ханжа, но грустно мне, не скрою,
   Становится, мюриду трёх времён,
   Когда мои приятели порою
   Уходят к молодым от старых жён.
   И, хоть любовь, подобная недугу,
   Сражать способна нас во все года,
   Мужчин должен верную подругу
   Не оставлять, как лебедь, никогда.
   Мы помолчали.
   - А давайте, Наталья Семёновна, я посмотрю ваше будущее? Неправильно это, конечно, не люблю я это делать, ну да ладно. Встаньте и повернитесь ко мне спиной.
   Наталья встала и повернулась. Я посмотрела на затылок.
   - Всё, можете садиться.
   - Ну что, Варюша?
   - Всё у вас будет хорошо. Увидела я рядом с вами мужчину. Мужчина достойный. Знакомы вы много лет. И любит он вас много лет. Только вы на его чувства внимания не обращали. Проживёте вы с ним лет тридцать. С вами рядом всегда будут ваши дети и внуки.
   - А Коленька мой как?
   - О Коленьке ничего говорить не буду. Скажу только, что линии ваших судеб разошлись навсегда. Всё, Наталья Семёновна, спасибо за чай, рабочий день закончился, поехала я за детьми, до завтра.
   - До свиданья, Варенька, спасибо тебе.
   Я забрала детей, поставила машину возле дома, мы зашли в квартиру. Пока хрюшки переодевались, я покормила чёрно-рыжую ненасыту, и мы отправились гулять в скверик.
  
   Наш скверик очень ухоженный. Это, конечно, заслуга нашего Мельбрайна. Два года тому назад на этом месте был пустырь, место выгула собак. Сейчас ровные аллеечки, много сосенок, вдоль аллей - ярко выкрашенные скамейки, хорошая детская площадка, есть площадка для занятий спортом, летом много цветов и даже работающий фонтанчик. Лепота. Местные старушки, а так же мамочки с детьми от подъездов перебрались сюда. Особенно здесь многолюдно летом, но и сейчас не пустынно.
   - Мамочка, а ты взяла наши подстилки? Мы хотим на качели.
   - Взяла, взяла ваши подпопники - ведь качели сырые.
   Девчонки схватили свои подстилки и побежали на качели. Я присела на скамейку рядом с детской площадкой. Не забыть бы зайти в супермаркет после прогулки - йогурты закончились, и кое-что по мелочи. Вдруг я почувствовала лёгкую тревогу. Стало холодно в районе позвоночника. Резко обернулась. По дорожке быстро шёл мужчина. Лицо я не рассмотрела. Только: невысокого роста, одет в джинсы и чёрную куртку. Так вот ты какой, дикий колдун. В том, что это именно он, я не сомневалась. Интересно, что ему от меня нужно? Причинить вред мне или моим детям он не может - мы очень хорошо защищены. И наверняка он хорошо осведомлён и о Степаниде, и о Мадам. Если что, они его в порошок сотрут и по ветру развеют. Тогда что? Присматривается, принюхивается, чего от меня ожидать? Наверняка он считал информацию - я не закрывалась. Знает, что я принимаю участие в расследовании убийства Петрушова - ну и что? Он знает, что я о нём знаю. Ну и чем это ему грозит? А ничем. Он боится, что мы выйдем на заказчика? А вот это уже теплее. Заказчик ведь просто человек. Над этим стоит подумать.
   - Мария, ну вот скажи, зачем тебе эта лужа? Зачем ты её засыпаешь песком? И зачем ты забрала у малыша ведро с лопаткой?
   - Мамочка, я не забирала, он мне сам дал. А лужу нужно засыпать, чем меньше луж, тем скорее наступит весна настоящая, а не такая противная, как сейчас.
   Логика железная.
   - Так, малышки-мартышки, пора домой. Маша, ну посмотри, ты вся в песке. Как в таком виде пойдём в супермаркет?
   - Мамочка, пойдём в детскую комнату?
   - Нет, Сашенька, сегодня уже поздно, вам пора ужинать.
   Мы отправились в супермаркет, купили, что было нужно, и пошли домой.
   Дома на весь наш очень небольшой коридор разлёгся Бас.
   - Бас, имей совесть, подвинься. Пройти невозможно!
   Бас и ухом не повёл. Пришлось брать на руки и тащить в комнату на кресло. Бас моментально вскочил и всем своим видом высказал возмущение. Нарушила билль о правах котов! Там чётко сказано: где хочу, там и валяюсь!
   - Ну, извини, Басик, больше не буду.
   - Мамочка, можно поиграть в "Супер-корову"?
   - Играйте в свою бешеную корову. Ваши ноутбуки в нижнем ящике стола.
   Я пошла готовить ужин.
   Только я зашла на кухню, в дверях появился Бас. Потянулся, помёл хвостом и заорал. Да как заорал! Федя Шаляпин со своим высоким басом уж точно обзавиловался.
   - Бас, ну вот откуда ты знаешь, что я буду жарить печёнку? Я даже холодильник не открывала. Сырую не дам и не мечтай. Знаю, что сырая вкуснее, но лучше я тебе слегка поджарю.
   Кот утихомирился, прыгнул на диван и замер в ожидании. Я поджарила печёнку, сделала картофельное пюре, нарезала салат и позвала девчонок ужинать. Бас получил свою порцию, разделался с ней в мгновение ока и, довольный, удалился в своё кресло смотреть телевизор. В отличие от остальных, он обожает смотреть рекламу. Девчонки после ужина отправились в свою комнату якобы почитать. Но я уверена - будут играть в карточную игру под названием "пексесо", которую недавно освоили. Ну и пусть играют. Я, в отличие от многих, не считаю, что дети и карты - два несовместимых понятия. Наоборот, в этом нет ничего плохого. Ведь карточные игры вырабатывают такие совершенно необходимые во "взрослой жизни" качества, как внимательность, умение логически мыслить, быструю реакцию на изменяющиеся условия, хорошую память, стойко переносить поражения. Так, все мои домочадцы, кажется, при делах. Можно позвонить Мадам. Только я подошла к телефону - телефон зазвонил.
   - Почему так поздно кормишь детей?
   Ну вот всегда так - ни тебе здрасте, ни тебе спасибо, сразу упрёки.
   - Своего блохастого ты уже пять раз покормила.
   - Неправда твоя, только три. Утром не считается.
   - Распустила ты эту тварюку! Валяется, где хочет, скандалит по любому поводу, даже на детских кроватях спит, когда вас дома нет! Отвлекает тебя от прямых обязанностей!
   - От каких это, интересно?
   - Быть хорошей матерью для наших детей! Кормить детей не в восемь часов вечера, а раньше!
   - Мадам, дети в 16-00 полдничали в лицее!
   - Знаю я, как в этих лицеях кормят! И почему ты разрешаешь детям играть в карточные игры?!
   - Так, Мадам, давай по существу.
   - Ладно, по сути - так по сути. Но ты не права!
   Последнее слово в любом нашем споре всегда остаётся за Мадам.
   - Докладаю: наш злодей в миру Игорь Кудряш. 35 лет от роду. Образование высшее. Закончил киевский университет, филологический факультет. Работает журналистом в столичной газете. Колдун - невольный. На первом курсе ездил в фольклорную поездку по сибирским деревням и повстречался с великим природным колдуном, который был на последнем издыхании, и тот, чтобы долго не мучиться, наградил Игорька своей силой. Как, не знаю. Может, водички попросил, может, вещь какую передал. То есть произошёл какой-то физический контакт. В общем, ощутил Игорь в себе силу. А что с ней делать - не знал. Но парень он не глупый, в библиотеке посидел, древние книги поизучал - и понял для себя, как можно безопасно большие деньги зарабатывать. Как он на заказчиков выходит - то мне неведомо. Может, объявление в газету даёт, типа: "кардинально решу любую вашу проблему". Вот так, дорогая моя.
   - Мадам, а как ты думаешь, что ему от меня надо?
   - Не знаю. Может, действительно боится, что ты по его энергетическому следу выйдешь на заказчика, хотя что ему за дело до заказчика? Работу выполнил, деньги получил и гуд бай. Разве что дорожит именно этим заказчиком? Может простое любопытство. О нас со Степанидой он наслышан, мы ведьмы хорошо известные в определённых кругах. А ты ведьма молодая, всего-то третий уровень силы. Не бери в голову! Посмотрел и посмотрел.
   - Мадам, его нужно остановить. Ведь сколько людей погубил, а сколько ещё погубит!
   - Зачем, Варька? Не наше это дело. Как там у твоего Гамзатова? - "Почто небес присваиваешь право? Кто ты такой, чтобы судить других?". Он нас не трогает - ну и батька с ним! В субботу поедем к Степаниде на шабаш, у неё наливочка рябиновая поспела, напробуемся, старуху развлечём...
   - Да уж, прошлый раз наклюкались клюквенной настоечки...
   - Да ладно, Варюха, сколько той жизни - "один стакан да и тот неполный". Да и пьём мы, не ради пьянки окаянной а дабы не отвыкнуть. И да разольётся влага живительная по периферии телесной. Аминь! Всё, пока, звони Степаниде, а то извелася вся, болезная наша.
   Я позвонила Степаниде. Та в начале разговора кряхтела, показывала свою немочность, но как-то очень быстро взбодрилась, рассмеялась, когда я сказала, что девчонки играют в пексесо.
   - О, я в следующий раз научу играть моих лапушек в "Чёрную донку" и в "Девяточку", в "Русский банк".
   - Кто б сомневался. Ты ведь знаешь множество разнообразных карточных игр.
   - Твоя правда, доченька. Ну иди бубочек спать укладывай, до завтра.
  
   Когда я утром приползла на работу, первое, что меня удивило - это плотно закрытая дверь в кабинет начальника. Двери у нас в офисе почти никогда не закрываются. Я вопросительно посмотрела на Наталью, которые за своим столом раскладывала по папкам какие-то документы.
   - У шефа новый клиент. Важная штучка, некто Заславский Егор Константинович. Олигарх местного разлива. Владелец фирмы "Тент" - заправки, авторемонтные предприятия и что-то ещё, я точно не знаю. И ещё - ближайший соратник по политической борьбе нашего незабвенного Мельбрайна.
   - А что у него случилось?
   - Не знаю. Они уже минут тридцать заседают за закрытыми дверями.
   Тут дверь открылась, и в приёмную вошёл господин Заславский. Ба, мой старый знакомец, это его джипу я задницу разбила. Он мельком взглянул на меня и направился к выходу. Полковник проводил его до дверей, и они распрощались.
   - Пойдём, Варвара, в мой кабинет, обсудим дела наши скорбные.
   Я рассказала полковнику о своей встрече с колдуном, изложила информацию, полученную от Мадам.
   - Ну и что нам это даёт, Михаил Леонидович? Что нам от этих знаний?
   - Ты не права, Варвара, знать вражину в лицо - это уже кое-что. Послушай теперича меня. Господин Заславский по своей электронной почте получил послание от некой экстремисткой организации. Ультраправые националисты предлагают присоединиться к их движению, оказать посильную материальную помощь.
   - Господин полковник, а мы-то здесь каким боком?
   - Может, и никаким. Но всё дело в том, что господин Петрушов за два дня до своей кончины получил точно такое послание и отказал в очень резкой форме.
   - Может, простое совпадение?
   - Может и совпадение. Но чую я своим ментовским нутром, что это не просто так. Поэтому посоветовал господину Заславскому не делать пока резких движений.
   - Что ж получается, господин полковник? Наши партийцы предлагают богатому человеку поделиться своими капиталами. Если он их посылает куда подальше - то в игру вступает известный нам злодей. Парочку укокошит - остальные станут посговорчивее. Так, что ли?
   - Пока, Варя, это всё наши с тобой измышления. Доказать ничего мы не можем. Поработай с фотографиями ближайшего окружения нашего покойника. Ребята сейчас привезут. Эту версию нужно добить.
   - Господин полковник, на Заславского нужно поставить щит-оберег от "астральной молнии". Но об этом никто не должен знать. Как я уже говорила, если луч не сможет проникнуть в тело жертвы, то возвратится к тому, кто его послал - и нашему убийце гаплык. Только поставить щит я не смогу. Колдун сильнее меня. А Мадам или Степанида - запросто.
   - Хорошо, Варюша, я постараюсь его уговорить, и подумаю, как всё сохранить в тайне. А вот и ребята приехали. Иди, Варя, работай.
   Ребята выложили на мой стол кипу фотографий, разложили на две стопочки - одна стопка - семья, вторая - друзья и работа.
   - Варька, обрати внимание на этого типа - младший сынок нашего убиенного. Какой-то он дёрганый.
   Я посмотрела.
   - Да нет, Ванюша, просто наркоман со стажем, бедствие семьи.
   Работала я часа два. Ребята всё это время ко мне не приставали, тихо совещались с полковником, затем гремели посудой на кухне, ходили в супермаркет за какими-то продуктами для Натальи. Когда я обработала последнюю фотку, подсели ко мне:
   - Ну что?
   - А ничего. Нет ни-че-го. Никто из них с нашим подозреваемым не контачил. Грехов, конечно, на некоторых из них, как блох на бродячей собаке, но к нашему делу они отношения не имеют. Ну что ж, отрицательный результат - тоже результат.
   - Варь, а чем отличается инфаркт естественный от того, который устроил колдун?
   - Шурик, я в традиционной медицине разбираюсь слабовато. Но если очень упрощённо, то инфаркт - очаг омертвения в тканях, вызываемый нарушением кровотока вследствие спазма или закупорки сосудов (тромбоз, эмболия). Колдун, астральной молнией, мгновенно останавливает сердце.
   - Понятно. Как бы его самого остановить...
   - Есть, Шурик, одна возможность. Если всё сойдётся - остановим и упокоим.
   - Варвара, зайди ко мне и закрой дверь! Так, слушай меня внимательно: через двадцать минут покинешь здание через чёрный ход, быстро пересечёшь двор, увидишь жигули белого цвета, номерной знак АХ 4758 ВМ, садись в них, и поезжайте к Мадам, Мадам ждёт вас, я её предупредил. Она готовится к ритуалу. Тебе всё ясно?
   - Да, господин полковник!
   - Твою машину Иван вечером поставит на твоё место у дома. Всё, можешь идти, удачи тебе.
   Я вышла из кабинета, надела куртку, достала из сумки ключи от машины, положила на стол. Ваня сунул их себе в карман.
   - Если тебя ещё не будет дома - оставлю у тёти Дуси.
   Я кивнула и направилась к чёрному ходу. Открыла дверь ключом и вышла на улицу. Быстро пересекла дворик, увидела белые жигули, подошла, открыла дверь и уселась рядом с водителем.
   - Вы знаете, куда ехать?
   - Знаю.- Сказал водитель голосом Заславского. - Какие-то шпионские страсти - другая машина, тайные встречи, какие-то ритуалы!.. Вы можете мне объяснить, что происходит?
   - А вам не объяснили?
   - Нет. Лёвушка сказал, что в связи с письмом, которое прислали эти идиоты, мне грозит опасность. Опасность не обычная, а какая-то мистическая. Если бы я не знал Лёву много лет, как человека очень трезвомыслящего... Да и полковник - мужик очень серьёзный. В общем, уговорили они меня принять участие во всей этой чертовщине.
   - Ваше право верить или не верить.
   - Допускаю, что некоторые обладают какими-то сверхспособностями. Вы что-то сделали с Виткой в прошлую нашу встречу, но читать мысли вы не можете?
   - Запросто.
   - И о чём я сейчас думаю?
   - "Эта ведьмочка - очень даже ничего, симпатичная"
   - Ну ладно, - не смутился Заславский. - А о чём я думал полчаса тому назад?
   - Вашу собаку нужно срочно показать ветеринару - глаза у неё утром были грустные и от еды отказалась.
   Дальше ехали молча.
   Минут через десять подрулили к двухэтажному старинному особнячку, который до революции принадлежал купцу Зиновьеву, а сейчас, благодаря многочисленным связям, выкупила Мадам. На первом этаже она устроила приёмную и кабинет, где принимает клиентов, на втором - жилые помещения.
   Мы зашли в огромную приёмную, где нас встретила Лидочка - дородная дама лет пятидесяти, бессменный секретарь, соратница и подруга моей Мадам.
   - Варюшечка, девочка моя дорогая! Как я рада тебя видеть!
   Мы расцеловались.
   - Здравствуйте, Егор Константинович, проходите, Мадам ждёт вас в кабинете.
   Мы прошли в кабинет. Никаких ведьминских атрибутов здесь не наблюдалось. Очень элегантная дорогая итальянская мебель, кожаные диваны и кресла белого цвета. На стене - большой портрет моего кота Баса, выполненный в масле, работа знаменитого в городе художника. Большой письменный стол, на столе в серебряных рамочках портреты моих дочерей.
   Мадам сидела за столом. Увидев нас, поднялась и пошла навстречу. На лице сияла улыбка.
   - Какой гость! Какой гость! Рада вас видеть, Егор Константинович! Жаль, что раньше не довелось познакомиться.
   Заславский расцеловал обе ручки, приговаривая:
   - Очень рад! Очень рад нашему знакомству! Друзья мне говорили, что вы самая очаровательная и красивая женщина в нашем городе. Теперь я убедился лично, что так оно и есть.
   Мне надоело слушать все эти политесы.
   - Мадам, через сорок минут мне нужно забрать детей из школы, я, пожалуй, пойду!
   - Никуда ты не пойдёшь! Степанида уже подлетает на метле к лицею. Она заберёт девочек и привезёт сюда.
   Взглянула на Заславского и улыбнулась:
   - Шутка! Наша маменька ездит на "победе" 54го года выпуска. Говорит, что это самая лучшая машина всех времён. Когда она едет по городу на своей "победе" - а бывает это два раза в год - все гаишники вытягиваются по струнке и отдают честь.
   - Мадам, зачем Степаниду побеспокоила?
   - Ты мне нужна здесь, а Степанида должна почувствовать нужность и незаменимость в семье. ...Итак, дорогой мой, сейчас я проведу ритуал, поставлю вам охранный щит. Верить или не верить - это действительно ваше право. Но я обещаю, что он будет работать. От внезапного инфаркта вы не помрёте. Итак, приступим. Располагайтесь поудобнее, расслабьтесь. Сначала сделаем информационно-биологическую защиту.
   - Простите, Элеонора Степановна, как это?
   - Это просто. Строится защитная оболочка в форме шара, затем шар плотно заполняется биоэнергией серебристо-фиолетового цвета, затем построим комбинированную защиту - это уже при помощи магических предметов, которые я заговорила раньше. Строя защитную оболочку, я тоже буду читать заговоры. Так что всё не страшно, расслабьтесь и отдыхайте. Весь ритуал займёт где-то часа полтора. Варя, поможешь мне построить защитную оболочку, а всё остальное я сделаю сама.
   Мы приступили к ритуалу. Клиент расслабился и задремал. Через полтора часа мы завершили сей тяжкий труд.
   Разбудили Заславского, он поморгал и улыбнулся:
   - Ну что, я уже в броне?
   - Как вы себя чувствуете, Егор Константинович?
   - Благодарю, чувствую себя прекрасно, готов к труду и обороне! Варвара Степановна, давайте я вас отвезу домой, вы ведь без машины?
   - Спасибо за предложение, но не надо, чтобы враги нас видели вместе.
   - Ну тогда позвольте откланяться.
   Расцеловал у Мадам ручки, мне слегка поклонился и вышел из кабинета.
   - Какой приятный молодой человек! Воспитанный, симпатичный, небедный, из хорошей семьи... чем тебе не пара? Ну что ты морду воротишь?! Что тебе не так?
   - Павиан хренов. Мадам, надеюсь, ты ему подвесочку любовную не сделала?
   - Я похожа на идиотку - вредить здоровью будущего члена семьи?!
   - Тьфу на тебя, Элеонора! Пойдём, там уже Степанида с детьми приехала.
   - Элеонорочка, старая мадам и девочки на втором этаже! Варечка, девчушечки такие пупсики, такие сладенькие! Степанида выглядит прекрасно, больше 60-ти ну никак не дашь!
   - Лидуся, хватит кудахтать! Скажи Валентине, чтобы накрывала на стол.
   - Элеонора, как ты думаешь, у нас получится?
   - Не обольщайся, дорогая! Заславского мы защитили, а вот колдун, если он не дурак, подставит под обратный удар кого-нибудь другого. Посмотрим.
   Мы заглянули в гостиную - там веселье шло полным ходом. Девчонки пытались нацепить на Степаниду платок, а она шутливо отбивалась. Играли в "Колдунью", ещё эта весёлая игра называется "ведьма и акулина" - на проигравшнего (Акулину) надевают платок. Валентина, домработница Мадам, накрывала на стол и как всегда, ворчала:
   - Зачем столько еды в ресторане заказывать? Я что, приготовить не могу? Дитям её давать нельзя! Я им борщик сварила на домашней курочке, блинчики с икрой сделала - они любят.
   Девчонки, завидев нас, кинулись обниматься. Я обняла детей, поцеловала Степаниду.
   Мадам ворковала с девчонками:
   - Мои хорошие, похудели-то как! Под глазками синячки! Я пиццу вам заказала от Сенечки, уже привезли!
   - Мадам, а как же вред для детского организма?
   - Так она же без курицы и грибов!
   Мы чинно расселись вокруг огромного стола, заставленного всевозможными закусками. Валентина разлила по фужерам отличное французское вино. Мадам подняла свой фужер и произнесла очень торжественно:
   - Ну что, тётки? Выпьем за то, чтобы подорожали вино-водочные бутылки!
   Я продолжила:
   - Вино - наш враг, но кто сказал, что мы боимся врагов?
   Степанида завершила:
   - Ну, разум, прощай! Встретимся завтра.
   Лидуся поддакнула:
   - Курить мы будем, но пить не бросим!
   Вечер прошёл как всегда, в тёплой дружественной обстановке. Пили вино, вкушали всяческие ресторанные деликатесы, девчонки по очереди играли на рояле, распевали свои любимые песни, Степанида сияла, как медный самовар. Распрощались довольно поздно. Фёдор (личный водитель, мастер-золотые руки и муж Валентины, которого Мадам излечила от алкоголя три года тому назад) погрузил в машины коробки с едой и подарками для детей и повёз нас домой.
   Пока Федя разгружался, а девчонки понеслись в свою комнату переодеваться, я отправилась на поиски Баса. Пропажа обнаружилась в комнате на кресле. Включила свет - кот не шевельнулся.
   - Бас, ты опять весь в обидках? Ну прости, плохая у тебя хозяйка, мало тебе внимания уделяет, не умеет вкусно готовить, не предлагает тебе фондю по-кантонски или по-китайски с дарами моря, только котлеты да печёнку, да ещё сухой корм. А хочешь, поедешь с нами в субботу к Степаниде, ты там за местными красавицами-кошками побегаешь?
   При упоминании о красавицах Бас поднял голову и задумчиво на меня посмотрел.
   - Валентина тебе заливную осетринку передала и много чего ещё.
   Кот резво спрыгнул с кресла, потёрся о мои ноги - да ладно, подруга, какие могут быть обиды между своими? Пошли осетринку лопать.
  
   Утром я зашла в детскую будить моих красавиц. Машутка спала в обнимку с плюшевым мишкой, а Сашенька задумчиво рассматривала потолок.
   - Санёк, о чём задумалась?
   - Мама, а что такое сон?
   - Дорогая моя, о происхождении сна существует не менее десятка разных теорий. А потому на вопрос, что такое сон, нет ясного и однозначного ответа. Ты знаешь, что каждый человек обладает подсознанием, в котором кроются причины наших поступков, корни наших проблем. В повседневной жизни людьми управляет сознание. Сны следует воспринимать, как окошки, через которые пытается выглянуть наше подсознание. Знаешь, мне интересно мнение психоаналитика Карине Гюльазизовой - что сны построены по законам драматургии и включают в себя несколько компонентов. Упрощённо всё выглядит следующим образом: исходное событие, имеющее место в реальной жизни либо накануне, либо когда-то, главное событие, которое в корне меняет логику всего сна, финал - для чего сон приснился. Человек забывает главное событие, способ решения проблемы, сверхзадачу и финал, оставляя в своём сознании обрывок без начала и конца. Чтобы восстановить свой сон, нужно рассказать его кому-нибудь. Таким образом сможешь восстановить последовательность событий, происходящих во сне. А теперь подъём, Машенька, просыпайся, быстро умываемся, завтракаем и начинаем трудовой день!
   На работе присутствовали все, кроме господина полковника. Сотоварищи толклись на кухне, изучали содержимое холодильника, принципиальная Наталья вытирала пыль. Влад просматривал утренние новости.
   - Наталья Семёновна, вы наша Веста. Что бы мы без вас делали!
   - Варька, ну вот что ты с утра ругаешься? Интеллектом давишь, Наталью Вестой какой-то обзываешь...
   - Я, Шурик, ничего обидного не сказала. А Веста - древнее божество очага и огня, культ которого был распространён почти у всех народов. Жрицы богини Весты, весталки, набирались из девочки 6-10 лет, родители которых должны быть живы и принадлежать к знатным фамилиям. Обязанностью весталок было поддерживать священный огонь в храме.
   - Варь, а что им, пожизненное светило?
   - Та нет, Шурик, по истечении 30ти лет служения весталки освобождались и могли выйти замуж. Весталки пользовались большим почётом и, если жрица встречала осуждённого на казнь преступника, то тот получал свободу.
   - Варька, скажи мне, я одного не пойму - зачем тебе ловить преступников? Ты историю любишь, у тебя кандидатская давно готова по твоей любимой Древней Греции... Ну ладно, мы с Шуриком менты до мозга костей, выплюнутые системой за несговорчивость - противно нам дань с торгашей сдирать в угоду начальству. Спасибо, полковник приютил, кстати, не дослуживший до генерала по той же причине, ну может, причина более глобальная.
   - Ванечка, сам прекрасно знаешь, что нашей родине-уродине не нужны честные и умные. И старые не нужны, которым нищенской пенсии хватает только за коммунальные услуги заплатить. Вот и рыщут наши старики по мусоркам, собирая вторсырьё-бутылки - хоть на хлебушек да молоко. Нашей криминальной элите народ не нужен, разве что обслуга. И законы в нашей стране - для простых людей одни, для толстосумов - другие. На днях встретила соседа - двое деток, на работу не может устроиться, была условная судимость по какой-то чепухе, на год. Говорю: "Толик, как с работой? Да, говорит, был на собеседовании, на хлебзавод водителем хотел устроиться, сказали, что возьмут. Прихожу, говорят: нет, служба безопасности не пропускает, у вас судимость была. Я говорю: у президента нашего две судимости было - и страной правит. Только руками замахали. так и ушёл ни с чем"
   - Варь, ну ладно, учёные сейчас и правда не нужны, но ты же ведьма - салон какой-то бы открыла, там, привороты, отвороты всякие... Деньги лопатой бы гребла. Народ на это ведётся, особенно в смутное время.
   - Ваня, хоть в народном фольклоре мы, ведьмы, злые и коварные, но не могу я так вредить людям. Сделаешь приворот, уведёт какая-то дурочка мужика из семьи, а потом и семья страдает, и разлучница живёт с полутрупом закодированным. Так что лучше я буду преступников ловить.
   - Что за шум, а драки нет? Политические дебаты прекратить, объявляется перерыв в работе нашей Рады до понедельника. Варвара, задержись.
   - Есть, господин полковник!
   Я зашла к полковнику в кабинет.
   - Ну, Варя, рассказывай, как всё прошло.
   - Да всё нормально, Михаил Леонидович. Защиту на Заславского поставили, Мадам предупредила, что обратный удар может не сработать. Колдун способен на любую подлянку. Может быть бессмысленная жертва.
   - Варя, что мы можем предпринять? Игорю Кудряшу ничего не инкриминируешь, вполне законопослушный гражданин. Всё, иди отдыхай. Будем посмотреть.
  
   В субботу утром за нами заехала Мадам. Мы вышли из подъезда, впереди важно шествовал Бас. Мадам открыла заднюю дверь.
   - У, мерзопакостник! Запрыгивай давай.
   Кот нагло ухмыльнулся и сиганул на заднее сидение, уселся копилкой. Рядом устроились дети. Я - возле Мадам.
   - Элеонора, может, купить что надо? Степанида не говорила?
   - Утром Фёдор с Валентиной ездили на рынок, всё купили. Степанида с Василисой с утра затеялись пироги печь. А вчера холодец варили. Попируем!
   Василиса - преданная помощница и наш бесплатный агент, много лет живёт у Степаниды, ведёт хозяйство.
   Когда приехали, девчонки первым делом отправились с Василисой смотреть на недавно родившихся крольчат. Кот помчался разыскивать своих подружек. А мы прошли в дом.
   Степанида полностью переоборудовала старый дом, достроила несколько комнат, большую веранду, ванную и туалет. Провела воду и газ. Получилось очень уютное комфортное жильё. Больше всего мне нравится огромный камин в гостиной, который топится дровами. Вот и сейчас камин ярко пылал. В доме тепло, очень уютно. Пахнет пирогами, сухими травами. Я люблю здесь бывать, мне спокойно, чувствую себя защищённой, как в детстве.
   По традиции мы разместились у камина в огромных креслах, поболтать и обменяться новостями. Степанида, как обычно, пожаловалась на плохую погоду, от которой все кости ломит, на Василису, которой больше нравится французский композитор Клод Дебюсси, чем наш Чайковский. Я рассказала, что Сашенька заинтересовалась проблемой сна, мы дружно повосхищались, какая умная и вдумчивая девочка подрастает, "а какая Машенька артистичная!". Потом Мадам завела свою старую песню, что дети живут в ужасных условиях и она присмотрела миленькую четырёхкомнатную квартирку в новом доме. Там, конечно, нужно сделать хороший ремонт, и у неё есть знакомый дизайнер. Степанида согласно кивала головой. Я слабо сопротивлялась, но, кроме единственного аргумента, что кот привыкает к дому, а не к хозяину, и ему будет некомфортно на новом месте, придумать не смогла. Мадам на это возразила, что если этой тварюке не понравится в новой квартире, то пусть отправляется жить на свалку - ему там самое место. Степанида опять согласно покивала.
   Тут в комнату вбежали мои девчонки с воплями:
   - Какие они хорошенькие! Такие пушистенькие! И уже листочки капустные едят! И Василиса разрешила подержать в руках, а они так царапаются!
   Когда девчонки угомонились, Степанида велела накрывать на стол.
   - Бас, ты где? Иди домой, скоро обед!
   Из-за сарая показался Бас. Но в каком виде! Мокрый, в какой-то липкой жиже, передвигался на трёх лапах. Правую переднюю держал на весу. Я посторонилась, пропуская страдальца в дом. Раньше я на эту хитрость велась, кидалась с криком: "Дай посмотрю лапку, где болит?!", сейчас привыкла. Кот вполз в прихожую, и под изумлёнными взглядами домочадцев в изнеможении опустился на пол. Вытянулся во всю длину и затих.
   - И что это значит? Что эта сволочь хочет нам сказать?
   - Мадам, это значит, что Басик хочет в ванную, а ещё вкусно поесть, курочкой запечённой пахнет. Это то, что нужно для его измученного тела и души.
   Мадам взяла кота за передние лапы, я за задние, и мы потащили хитрюгу в ванную. В отличие от нормальных котов мой обожает купаться, и чтобы побольше пены, и пахло лавандой. Кота выкупали, воду пришлось менять несколько раз, расчесали, высушили феном, накормили запечённой курочкой, жареными карасями, и Бас, умиротворённый, отправился на диван смотреть свою любимую рекламу.
   Обедали долго и со вкусом. Вели неспешную беседу. Попробовали Степанидыну рябиновую наливочку. После обеда Степанида, Василиса и дети пошли прогуляться. Мы с Элеонорой перемыли посуду, убрали на кухне. Мадам пошла в свою комнату малость отдохнуть. А я присела на диван возле Баса.
   - Все-таки хорошо, Бас, что есть на земле такое место, куда всегда можно вернуться, где тебе всегда рады, где можно отдохнуть и душой, и телом.
   Бас согласно кивнул.
   Утром вернулись в город.
   Через час позвонил Вася, сказал чтобы я одевала девочек, он будет минут через 15. И действительно, вскорости прибыл. Занял собой всю прихожую. Мой бывший муженёк росточком 1 метр 96 см. косая сажень в плечах, белобрысый. Девчонки очень на него похожи.
   - Папочка приехал! Папочка приехал!
   Василь подхватил на руки обеих сразу, расцеловал.
   - Мои красавицы, мои любимки!
   - Папочка, поедем в парк на американские горки?
   - Куда прикажете, мои принцессы! И на горки и в кафе, и в детский супермаркет! Варя, как вы тут?
   - Спасибо, Васенька, всё нормально. Вчера гостили у Степаниды.
   - Как Степанида, на здоровье не жалуется?
   Вася к Степаниде относится с большим уважением, а вот Мадам терпеть не может, считает, что в нашем разводе виновата именно она.
   - Вася, она постоянно жалуется, но, слава Всевышнему, пока при здоровье.
   - Варя, надумаешь купить квартиру - я денег дам.
   Вася - человек небедный, он историк по образованию, но торгует компьютерной техникой, владелец нескольких магазинов.
   - Спасибо, Вася, я знаю.
   - А это вам на расходы. - Вася протянул мне пачку денег. - Ну всё, красавицы, поехали развлекаться.
   Я закрыла за Васей и детьми дверь, в квартире стало сразу как-то пусто. Пошла в ванную, запустила стиральную машинку. Принялась за уборку, подумала: чем хороша маленькая квартира - времени на уборку уходит немного.
   Позвонила Мадам.
   - Варвара, одевайся! Поедем смотреть квартиру, я договорилась с риэлтором.
   Я быстро оделась и вышла на улицу.
   Подъехала Мадам. Я села в машину.
   - Варька, не вздумай у Васьки деньги брать на квартиру! А то он, как лис - даст деньги, а там и сам переберётся!
   - Ну и переберётся, тебе-то что? Не забывай, он отец моих детей, дети его любят и он девчонок обожает!
   Мадам надулась и отвернулась.
   - Ладно, не сердись, поехали смотреть квартиру, не буду я у Васи брать деньги.
   Район мне понравился, дом находился почти рядом с центром города, но в тихом переулочке. Квартира на пятом этаже. Огромная прихожая, просторные светлые комнаты, кухня по размеру как моя комната.
   - Ну что, берём? - спросила Мадам.
   - Берём. - обречённо ответила я.
   В понедельник утром, когда я готовила завтрак, на кухню зашла Сашенька.
   - Доброе утро, мамочка.
   - Доброе, моя хорошая.
   - Мамочка, а Маруся сказала, что она заболела.
   - Глупости какие, не может она заболеть.
   - Но она так жалобно стонет и говорит, что вся горячая.
   Я вытерла руки, сняла фартук и отправилась в детскую. Мария лежала, повернувшись к стене, и тихо стонала.
   - Машенька, девочка моя, что с тобой, что болит?
   - Всё. - сказала моя дочь. - У меня всё болит - горлышко болит, ножки болят, ручки тоже болят... У меня этот... весенний грипп. У нас половина класса в школу не ходит. Ольга Андреевна сказала: ну что тут поделаешь, весенний грипп.
   - Доченька, всё ты выдумываешь, не может быть у тебя гриппа!
   - Почему это не может? Я что, не такая, как все?! Белая ворона, что ли?! Это жестоко - мне не верить! И везти больного ребёнка в школу! Больных нужно уважать, подавать еду в постель, сидеть рядом и читать интересные сказки! Я понимаю, ты и Мадам работаете, не можете посидеть возле меня. Тогда отвези меня к бабуле!
   - Но больным дают горькие таблетки и колют уколы - а это больно! - попыталась я уговорить лентяюгу.
   - Нет, мамочка, уколы и таблетки - это неактуально. Нужно лечиться домашними средствами - пить вкусные травки с мёдом и есть конфетки.
   - Ладно, хитрюга, лежи. Что-нибудь придумаю.
   Я позвонила Мадам и рассказала о фортеле, что выкинула Машутка. Мадам рассмеялась:
   - Ну и ладно, большие дела. Пусть поболеет. Ты нам со Степанидой в этом возрасте и не такие фортели выкидывала. Я пришлю Фёдора, он отвезёт болезную к Степаниде - старухи только рады будут. Подыграют, окружат заботой. Ольге Андреевне я позвоню, попрошу закрыть глаза на прогулы. Василиса с ней, не в напряг, позанимается. Всё-таки в прошлом - учительница младших классов. Всё, собирай выдумщицу, Фёдор минут через 40 подъедет.
   - Санечка, а ты поболеть не хочешь?
   - Нет, не хочу. Болеть скучно. Наверное. Я в лицей поеду. Ты же занешь, у нас сейчас проводится шахматный турнир на личное первенство, я участвую.
   - Хорошо, пойди подыми нашу больную, умывайтесь, завтракайте, а я соберу вещи и учебники. Скоро Фёдор приедет.
   Я позвонила Наталье Семёновне и сказала, что малость опоздаю.
   - Не торопись. Полковник будет только после обеда. В ментовку к своим корешам поехал. А Владу всё до фонаря.
   Укладывая Машуткины вещи в дорожную сумку, я вдруг вспомнила, как она упомянула выражение "белая ворона", и улыбнулась. Это ж надо! Это выражение дано в седьмой сатире римского поэта Ювенала, середина 1го века нашей эры.
   "Рок даёт царство рабам, доставляет пленным триумфы.
   Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает"
   Пока я распихала детей, Машутку - Фёдору в машину, Александру - в лицей, часы показывали начало одиннадцатого. Добралась на работу - было уже 11.
   Наталья сидела в гордом одиночестве.
   - Полковник, как я тебе говорила, отсутствует. А ребята утром появились, потом позвонил полковник и отправил их, по-моему, в морг.
   - Зачем в морг, кто-то помер?
   - Не знаю, Варь. А у тебя что случилось?
   Я рассказала.
   - Ну и зачем ты потворствуешь детским капризам? Потом они на голову садятся. Детей нужно держать в строгости.
   - Зачем, Наталья Семёновна? Детей нужно просто любить. А маленькие слабости присущи всем - и деткам и взрослым. Заводиться по пустякам - нецелесообразно.
   - Варюша, тебе виднее. Девчушки у тебя чудесные. Наверное, я просто отстала от современной жизни.
   В офис ввалились силовики-дубовики.
   - Ну, Варька, твоя Мадам будет похлеще Ванги! В интуристе, в 47 номере, где проживает наш Игорёк, обнаружился труп местной проститутки. По заключению судмедэксперта умерла от остановки сердца. В крови обнаружено очень большое количество алкоголя.
   - То есть хорошо напоил и подставил под "обратный удар". Ну ловкач!
   - И, кроме того, сам вызвал скорую и ментов.
   - Ванюша, и что, Игорька замели?
   - Закрыли на трое суток, до выяснения всех обстоятельств. А что ему предъявишь - ну нажралась и померла. Бывает.
   В приёмную вошёл полковник, устало опустился на ближайший стул.
   - варвара, одевайся. Звонила Мадам, просила срочно приехать. Она взволнована. На неё это непохоже.
   Я быстро оделась, схватила сумочку и мы поехали к мадам.
   Когда зашли в приёмную, Элеонора, как всегда элегантная, красиво причёсанная, наворачивала круги. Встревоженная Лидуся тихонечко сидела в уголочке.
   Мадам поцеловала полковника в щёчку, обняла меня и подтолкнула в кабинет. Мы расположились в удобных креслах.
   - Дорогие мои! Ситуация может выйти из-под контроля. Я чувствую очень сильную чёрную вибрацию. Наш злодей взбешён. А бешенная собака опасна. Кудряш амбициозен. Мы ущемили его самолюбие. Такого прокола в его работе ещё не было. Не учёл, что кто-то заинтересуется причиной смерти Петрушова, что в агентстве, которому поручено расследование данного преступления, работает ведьма, состоящая в родстве с двумя ведьмами первой категории. Колдун допустил ошибку. Но свою ошибку дикий колдун никогда не признает. За его ошибку должны заплатить другие. Кому колдун будет мстить? Со мной и Степанидой он связываться не станет, мы ему не по зубам. Значит, остаются Варвара и дети. Колдовством он их не достанет, они защищены гораздо лучше, чем Заславский, тогда что?
   - Что? - спросил побледневший полковник.
   - Устранить физически или очень напугать.
   Полковник попытался что-то сказать, но Мадам его остановила.
   - Подожди, Мишенька, я ещё не всё сказала. Сегодня я связалась с Главой высшего совета. Высший совет - это семь старейших ведьм высшей категории. Доложила ситуацию, отправила след нашего злодея. Оказалось, что он отметился в нескольких странах Европы и давно в розыске. Мне было обещано: глава срочно соберёт совет высших и будет принято решение. По светским законам, Миша, вы ему ничего инкриминировать не сможете, по нашим - его вина доказана. Но так как без решения суда нет наказания, так и у нас без решения совета старейшин его нельзя упокоить. Но, проклятая бюрократия, неистребимая, как вирус! Пока Глава соберёт совет высших, потребуется время. И вот здесь, Миша, на сцену выходишь ты и твоя команда. Вы должны организовать охрану и защиту Вари и детей. Ты профессионал - думай, как это устроить.
   - Хорошо, Элеонора, мне всё понятно. Сделаем. Кудряша завтра утром должны выпустить, позвоню, попрошу задержать ещё на сутки. Нам этого времени вполне хватит, чтобы всё продумать и подготовиться. Люди есть : я, Шурик, Ваня, Влад оторвёт задницу от стула, вспомнит своё боевое прошлое. Попрошу сыновей - возьмут на недельку отпуск. Не тревожься, Эля, продержимся, пока высшие старухи вынесут решение. Скажи, а если не успеют - мы сможем его грохнуть обычной пулей? Или нужны серебряные? А может, осиновый кол?
   - Мишенька, серебряные пули и осиновый кол - это в сказках. Любой живой организм можно уничтожить физическим воздействием.
   - Ну вот и ладненько, и чудненько. Это куда ближе моей натуре ментовской. Всё, мы поехали, не будем терять времени, его и так мало. Как воскликнул Юлий Цезарь при переходе через Рубикон: жребий брошен!
   Мы распрощались и поехали на работу.
   - Варя, езжай в лицей за детьми. Сегодня и завтра вы в безопасности. Я соберу мужиков, будем думать. Не дрейфь, прорвёмся.
   Не заходя в контору, я попрощалась с полковником, села в свою машину и отправилась в лицей за Сашей.
   Всю дорогу домой Сашенька рассказывала о турнире, о второй партии с Борькой Трофимовым.
   - Знаешь, мамочка, встреча развивалась спокойно, без дебютных затруднений для чёрных. Стремясь обострить игру, я пожертвовала пешку и перехватила инициативу. Но защита белых была на высоте и они отразили угрозу, сохранив пешку. Всё же положение чёрных оставалось активным, поэтому Борька сам предложил ничью. ...Мамочка, у тебя неприятности? Ты меня совсем не слушаешь.
   - Ну что ты, родная, я слушаю очень внимательно и пытаюсь вникнуть. Ты же знаешь, в шахматах не очень разбираюсь, это папа у нас почти гроссмейстер.
   - Мама, а когда Маруся перестанет "болеть"? Я скучаю без неё.
   - Шурик, а давай я тебя отвезу к Степаниде? А в субботу мы вас заберём.
   - Мамочка, я бы поехала с удовольствием, но не могу отказаться от участия в турнире. Ты же понимаешь...
   - Понимаю.
   На душе у меня кошки скребли. Боялась не за себя, за детей. Что взбредёт в голову этому сумасшедшему озверевшему идиоту? Ребята, конечно, профессионалы, своё дело знают, но всё же, всё же...
   Ночью почти не спала, уснула только под утро. И опять снился пожар, не могу вздохнуть и эта темнота... Проснулась, несколько раз глубоко вздохнула, прочитала заговор: "От огня - дым, дым, пойди на ветер, забери страхи, испуги, развей на четыре стороны. Как огонь прогорает, дым по ветру растает, так и страх, испуг исчезнет". Полегчало.
   На работе в кабинете полковника дым стоял коромыслом. Людей набилось - как сельдей в бочке. Шурик и Ваня, само собой, Руслан и Лёша (красивые, стройные, оба лейтенанты милиции, погодки) сыновья нашего полковника, Влад, почему-то сам Мельбрайн, Заславский, и конечно, полковник. Говорили все одновременно, понять причину спора невозможно.
   Я тихонько ретировалась на кухню. Наталья просочилась за мной.
   - Наталья Семёновна, что за Совет в Филях?
   - Я, когда пришла, только услышала, что Мельбрайн предлагал привлечь к операции свою службу безопасности, а полковник возражает, говорит, что нельзя привлекать непосвящённых. Заславский тоже хочет участвовать, он, оказывается, бывший спецназовец.
   - Ну надо же. Никогда бы не подумала.
   - Почему, Варюша? Он такой спортивный, мужественный. Пусть поохраняет.
   - Наталья Семёновна, а как развиваются ваши отношения с другом семьи?
   - Он такой понимающий, внимательный, заботится обо мне... С ним легко. Но ты же понимаешь, пока о серьёзных отношениях не может быть и речи. Я беспокоюсь о Коленьке. Со здоровьем у него не очень, как там эта выдра о нём заботится...
   - Что делать, Наталья Семёновна, "любовь - мучение" - сказала обезьяна и обняла ёжика. Иными словами - за что боролся, на то и напоролся.
   - Варвара! - раздался рык полковника. - Иди сюда!
   Я пулей вылетела из кухни и помчалась на зов.
   В кабинете присутствовали те же лица, но сидели молча - стороны договорились.
   - Варя, расклад такой - с завтрашнего утра, в лицее, пока идут занятия, будут дежурить Руслан и Лёша. Руслан в вестибюле, а Лёша и на шаг не отойдёт от Александры, с руководством лицея я договорился. Ваня с Шуриком возле дома, кто-то в квартире, кто-то возле подъезда.
   - А в квартире зачем, моего Баса охранять?
   - Помолчи. Дальше, Влад на всякий случай обоснуется у Степаниды, Егор Константинович поработает твоим личным водителем. В офисе тебя буду охранять я.
   - И я! - пискнула Наталья Семёновна.
   Все обернулись на голос. В дверях стояла раскрасневшаяся Наталья Семёновна.
   - А что? Я кого угодно голыми руками удавлю, не то что какого-то взбесившегося колдуна!
   - Наталья Семёновна! Идите работайте! - гаркнул полковник. - Все свободны, завтра утром приступаем.
   Я вышла из кабинета и присела возле расстроенной Натальи.
   - Не расстраивайтесь. Ещё Пётр Первый в своём указе писал: "Офицерство - отродье хамское, но для государства нужное, посему жалование платить исправно и в кабаках не отказывать"
   Утром, когда мы с Сашей и Басом завтракали, на боевой пост заступил Шурик, бодрым шагом направился на кухню.
   - Здравствуй, тёзка! Скоро станешь чемпионкой мира по шахматам?
   - Шурик, я стараюсь. Юля Дёмина в девять лет выполнила 1-й взрослый разряд, время у меня ещё есть. Хотя до Антуанетты Стефановой мне далеко - ведь она стала кандидатом в мастера по шахматам в 6 лет. И знаешь, Шурик, тренирует её не профессиональный тренер, а отец-художник - Антон Стефанов. А меня - мой папа, он историк.
   - Здорово, Санёк, ты молодец. Мы все твои поклонники. Бас, привет, я буду тебя охранять!
   Бас презрительно фыркнул - мол, охраняй, только не лезь в мою миску с едой и не сиди в моём кресле.
   Позвонил Ваня:
   - Выходите.
   - Ну всё, Шурик, мы пошли. Еда в холодильнике, кофе в шкафчике на полке.
   Мы с Сашенькой быстро оделись, подхватили свои сумки и спустились вниз.
   Дверь в подъезд была открыта, возле двери стоял Ваня и, как в плохом боевике, пристально оглядывал окрестности. Возле подъезда стоял огромный бронированный джип. Ваня помог нам забраться в этот танк. Джип рванул с места.
   Заславский, непривычно одетый, в джинсах, свитере и лёгкой куртке, слегка повернул голову в нашу сторону:
   - Доброе утро, милые леди.
   - Доброе, доброе. - ответила я. - А скажите, Егор Константинович, зачем вам-то всё это надо? Чувство благодарности - так вы в чертовщину не верите. Тогда что? В войнушку решили поиграть?
   - Не знаю, Варвара Степановна. Просто я чувствую, что должен это делать.
   Мы замолчали. Мне стало немного неловко - чего я к нему цепляюсь? Вечно меня заносит, как Остапа.
   Возле входа в лицей нас поджидали Руслан и Лёша. Они подхватили мою принцессу и зашли внутрь. В дверях Саня обернулась, весело помахала ручкой и послала воздушный поцелуй.
   Вчера вечером я попросила её ничему не удивляться - так нужно мне по работе. А когда это "нужно" закончится, я всё объясню. Она меня выслушала, кивнула и сказала:
   - Мама, у тебя точно неприятности, поэтому ты вчера была такая рассеянная, когда забирала меня из лицея.
   Заславский повёз меня на работу. Всю дорогу молчали. Да и о чём говорить - мы едва знакомы.
   Так прошли три дня. Каждый день всё повторялось по той же схеме.
   В четверг мы подъехали к подъезду, но Вани почему-то не было. Заславский насторожился, как-то весь напрягся:
   - Посидите пока.
   Вышел из машины, огляделся - вроде всё спокойно. Обошёл машину, открыл дверь со стороны подъезда, подал мне левую руку, правая была в кармане куртки. Я вылезла из машины и тут началось...
   Грохнул взрыв, Заславский толкнул меня в лужу возле машины, Сашку скинул между сиденьями на пол. Я попыталась подняться, но он крикнул: "Лежи!"
   Через пару минут всё закончилось, только ярко пылала моя "девяточка", а в метрах пяти на асфальте лежал человек, в руке он сжимал пистолет.
   Я с трудом встала на ноги.
   - Обязательно было меня швырять в грязь?
   ...А потом всё завертелось, как в ускоренной киноленте. Визг тормозов. Мадам, выхватившая из машины Саню и бегущая в подъезд. Шурик с перекошенным лицом. Полковник, который склонился над трупом. Наконец-то меня попустило. Нетвёрдым шагом я направилась к Ваниной машине.
   - Шурик, не тормоши его. Дай я посмотрю.
   То, что я увидела, меня не порадовало. На уровне груди зияла большая энергетическая дыра, пробиты все три тонких тела, энергия изливалась подобно тому, как льётся кровь из раны.
   - Я прикрою дыру. На большее я сейчас не способна. Мадам починит всё остальное.
   Собрав остатки сил, мне удалось перекрыть фонтанирующую энергию. Ваня открыл глаза, непослушными губами спросил:
   - Что это было?
   - Ванюша, ты пока помолчи. Я тебе потом всё объясню. Ребята, отведите его в квартиру.
   Заславский и Шурик помогли Ване вылезти из машины. Ноги его не держали. Мы медленно направились к подъезду. Вдруг за спиной раздался отборный мат. Матерился полковник. Оглянулись - покойник исчез. На том месте, где он лежал, валялся только пистолет. Полковник его поднял и направился к нам.
   - Старухи опоздали на каких-то пять минут. - растеряно произнёс он.
   Когда мы зашли в квартиру, то застали такую картину - Сашенька лежала на диване, Бас примостился рядом и тёрся об неё головой, Мадам заканчивала читать заговор от испуга и пыталась согнать кота. Бас сопротивлялся - ты лечишь по-своему, я по- своему, неизвестно, кто лучше. Мадам смирилась и продолжала:
   - ...Шёл конь по мосту, нёс испуг на хвосту, хвост оторвался, отпал - испуг пропал. Какой ты был гость, такая тебе и честь. И гоню испуг на луга и болота с головки и животика Сашеньки, как тебя мать родила, так и отлечила.
   Я подошла к дочери.
   - Как ты, Сашенька?
   - Да всё нормально, мамочка. Я немножко испугалась, когда наша машина взорвалась. Её хулиганы подожгли, да?
   - Да, моя хорошая, хулиганы.
   Слава Всевышнему, ребёнок больше ничего не видел. Саша поднялась и отправилась в детскую, кот последовал за ней. Мадам принялась штопать Ивана, мужчины отправились на кухню, а я, наконец, смогла переодеться в сухую одежду.
   Когда я зашла на кухню, мужчины пили кофе.
   Заславский рассматривал пистолет колдуна.
   - Хороший пистолет. - сказала я.
   - Вы разбираетесь в оружии? - спросил Заславский.
   - Разбираюсь.
   Полковник и Шурик переглянулись.
   - Ну и что это за пистолет? - спросил полковник.
   - Это, господин полковник, "глок-17", лидер рынка стрелкового оружия. В 1983 году стал победителем конкурса лучших армейских пистолетов Австрии. Кстати, фирма, раньше производила скобяные изделия. Другие модификации "глока" - это десятимиллиметровый "глок-20", 45го калибра "глок-21", а также "глок-23" под стандартные патроны 40-го калибра "смит-вессон".
   - Варюха! Откуда такие знания? Ты международная террористка?
   - Да нет, Шурик, просто, когда пришла в агентство работать, думала, придётся стрелять, вот и изучила все виды стрелкового оружия. Даже стрелять научилась. Но, слава Всевышнему, пока не пришлось.
   Мужчины улыбнулись.
   На кухню заглянул отремонтированный Ваня:
   - Мадам просит всех пройти в комнату.
   Мы зашли в комнату, расселись.
   - Рассказывайте, что произошло.
   - Мадам, я сидел в машине, наблюдал за подъездом. Минут за десять до приезда Егора Константиновича решил выйти осмотреться. Только открыл дверь и... Больше ничего не помню.
   - Мадам, дальше всё ясно - вырубил Ивана, подложил взрывчатку, и спрятался за машиной. Когда подъехал Егор Константинович, подорвал Варину машину - благо стояла в удобном месте - чтобы отвлечь внимание. Попытался выстрелить, но господин Заславский его опередил.
   - Так оно всё и было, Михаил Леонидович. Только он не учёл, что я на такие штучки не поведусь, проходили, знаем.
   - Мы с Мадам опоздали буквально на минуту. А вы, Егор Константинович, молодец, реакция отменная.
   - Спасибо вам большое, Егорушка! Позволите вас так называть?
   - Почту за честь.
   - Ну всё, ребята. Кажется, менты приехали. И часу не прошло. Пойду я с ними разбираться. Трупа нет - и дела нет. А машину хулиганы подожгли.
   Полковник вышел. Остальные распрощались и тоже ушли.
   Мы с Мадам наконец-то остались одни.
   - Варька! Ну какой мужчина! Мечта, а не мужчина.
   - Да уж. "Настоящий полковник".
   - Он тебя грудью закрыл от пули, неблагодарная!
   - Положим, грудью не закрывал, а макнул в лужу. Признайся, Мадам, специально на минуту опоздала, чтобы Егорушка себя проявил?
   - Вот уж глупость какая! - фыркнула Мадам, отводя глаза. - И вообще - в кого ты такая неблагодарная? Вроде в нормальной семье воспитывалась, мы со Степанидой в тебя всю душу вкладывали, а ты как чурка неотёсанная. Ладно, тебя учить - что труп лечить. Скажи, очень испугалась?
   - Даже не знаю, что сказать. Всё так быстро произошло. Я просто оцепенела вся. Краешком глаза смогла только посмотреть на Сашу, убедиться, что с ней всё в порядке - барахтается под сиденьем. Он её туда закинул как котёнка.
   - Нет, что за мужчина! Чудо, а не мужчина! А знаешь, Варвара, что ни делается - всё к лучшему. Наконец-то избавились от твоей "девяточки" - я её терпеть не могла! Купим тебе новую машину. Отдыхай, поехала я. Что-то устала.
   Прежде, чем уехать, Мадам заглянула в детскую. Засмеялась, прошептала:
   - Варь, иди послушай. Александра учит кота играть в шахматы. Проводит пока теоретический урок.
   Я подошла. Бас сидел в кресле и внимательно следил за Сашей, которая расхаживала по комнате и вещала:
   - ...Басик, эта фигурка называется "слон". Раньше их называли офицерами - это неправильно. Ты спрашиваешь, почему называется "слон"? Не похоже на него? Объясняю: шахматы возникли много столетий тому назад в Индии, а там раньше воевали на слонах. Поэтому это название сохранилось в шахматной игре, которая тоже является войной. Только понарошку.
   Мадам прикрыла дверь.
   - С ребёнком всё нормально, а вот если кот начнёт играть в шахматы - будет полный ... абсурд.
   - То, что кажется абсурдом, но не является таковым, лучше, чем невежество человека, который считает это абсурдом.
   - Сама придумала?
   - Нет, это Аттар.
   - Так бы и убила! - замахнулась Мадам.
   Я всхлипнула и прижалась к тёплому плечу.
   - Я так тебя люблю. - как в детстве, сказала я.
   Мадам обняла меня, погладила по спине.
   - Я тоже тебя люблю, моя маленькая. - поцеловала и вышла.
   Я захлопнула дверь и пошла на кухню. Села за стол, обхватила руками голову. Ну вот зачем, зачем?! Бессмысленная жизнь, бессмысленная смерть. Молодой парень, почувствовал в себе силу - употреби её как-то цивильно. Лечи, занимайся приворотами-отворотами... Зачем убивать? Захотел денег, много и сразу? И эта злоба, эта ненависть... Ведь он даже не природный колдун. Человеческое в нём должно присутствовать? ...Или не должно?.. Всё съели амбиции, безнаказанность, почувствовал себя сверхчеловеком, в руках которого жизнь и смерть?..
   Позвонила Степанида.
   - Доченька, я всё знаю. Как ты? Откуда тоска?
   - Плохо мне, мама.
   - Успокойся, это уже было. И пусть прошлое хоронит своих мертвецов.
   - Мама, хочу баню. И чтоб сухой и горячий воздух, и берёзовый веничек...
   - Приедешь в субботу - будет тебе и баня, и пирожки, и много чего вкусненького. Не грусти, всё забудется.
   - Как там Маруся с Владом ладили?
   - Как я тебе говорила, "болела" только один день, потом ей стало скучно. А тут и Владик приехал. Не отходила от него ни на шаг - то в карты играют, в "шестьдесят шесть" или "безик", то в какие-то компьютерные игры... Владик переколол все дрова, Машутка ему помогала, в дровешник носила. Нам с Василисой в радость было их побаловать. В хлопотах о старости забываешь... Ну всё, доченька, отдыхай.
   Мы распрощались.
   В кухню зашёл Бас. Я понимаю, подруга, ты в соплях и перьях, но есть-то хочется.
   - Да, мама, - сказала Саша. - Хочется.
   Я спохватилась.
   - Сейчас буду вас кормить.
   После ужина выкупала Сашулю, уложила в постель.
  -- Мамочка, полежи возле меня.
   Я прилегла, обняла хрупкое тельце моего ребёнка, уткнулась в мягкие, вкуснопахнущие волосики.
   - Мам, а дядя, что толкнул тебя в лужу - герой?
   - Герой, моя хорошая, герой...
   Утром, когда вышли из подъезда, первое, что увидели - это джип Заславского и его рядом. Мы подошли.
   - Вы знаете, Варвара Степановна, я подумал - пока вы безлошадная, я повожу вас. Мне совсем не трудно.
   - Спасибо, Егор Константинович, право, это лишнее. Мы бы и так добрались.
   - Садитесь, садитесь. И, если можно, называйте меня просто Егор. И буду счастлив, если и юная леди меня будет так называть.
   - Тогда я - Варвара.
   - А я - Александра. - с достоинством сказала моя дочь и протянула ладошку, которую он с почтением пожал.
   - Моя мама говорит, что вы герой.
   Заславский смутился. Это было так неожиданно, что я расхохоталась.
   По дороге в лицей весело болтали. Я спросила, как здоровье его собаки.
   - Всё нормально, просто съел на улице что-то. Он ещё молодой и глупый.
   Сашуля живо уцепилась за эту тему - какая порода, как зовут?..
   - Зовут Фрикс, а порода - ньюфаундленд.
   - Достойная собака, почти как наш Бас, - резюмировала моя девочка.
   - Редкое имя для собаки. Назвали в честь Фрикса, сына Афаманта, и богини туч Нефелы?
   - Не знаю. Мне подарили щенка уже с именем.
   Завезли Сашеньку в лицей, и Егор отвёз меня на работу.
   - Заеду вечером за вами, хорошо?
   Я промолчала, только пожала плечами.
   На работе Ваня и Шурик красочно описывали Наталье злодейства колдуна. Особенно распинался пострадавший. Вдруг замолчал на полуслове, посмотрел на потолок, а потом на меня:
   - Ребята! До меня дошло! Варька давно в меня влюблена! Видели бы вы, как она меня нежно гладила! Последней силой поделилась! Не дала истечь энергией! А сколько раз она меня дураком необразованным называла! Всё неспроста!
   - Ванюша, остынь. - сказала Наталья. - У тебя жена молодая и сын маленький.
   - Тебе, Ванюша, ничего не обломится. - ехидно произнёс Шурик. - Я видел в окно - нашу Варвару Заславский на работу доставил.
   - Ну раз Заславский - то я пас. Заславский - мужик что надо. С таким в разведку можно идти. И если у них сладится - я буду только рад.
   Твёрдым шагом в офис вошёл полковник.
   - Базар закончили! Все в кабинет. Значится, так. Дело закрыто. Не скрою, дело необычное и неприятное. С таким за всё время нашей работы мы не сталкивались. Но все живы и, будем надеяться, здоровы.
   Ваня подпрыгнул.
   - Варька! Могут быть осложнения?
   - Может быть нервный срыв. Но тебе, Ванюша, это не грозит. Нервы у тебя железные.
   - Посему, - продолжал полковник, - живём и работаем дальше. Дел за это время накопилось много. Вперёд и с песней. Наталья и Варвара, идите на свои места. А Ваня и Шурик - останьтесь.
   Мы с Натальей вышли в приёмную, занялись привычными делами. Ребята, посовещавшись с полковником, получив ценные указания, удалились, послав нам воздушный поцелуй.
   Почти до обеда царило благостное спокойствие. Я отвечала на звонки, Наталья что-то печатала, Влад, по-моему, разучивал новую карточную игру - время от времени вздыхал и чертыхался. Учение давалось нелегко. Полковник то звонил кому-то, то принимал клиентов.
   После обеда в офис зашёл Руслан, старший сын нашего шефа.
   - Всем привет! Папа, можно я пошепчусь с Варварой?

- Идите сюда и шепчитесь при мне. Варю не напрягай, ей и так досталось.

   Мы зашли в кабинет.
   - Тут такое дело. - начал Руслан. - Сегодня в 11 часов к нам в отделение обратилась гражданка К. с заявлением о пропаже дочери. Как вы знаете, такие заявления мы принимаем через трое суток. Но в данном конкретном случае всё очень необычно. Девочке 15 лет, она инвалид, ходить не может, передвигается в инвалидной коляске. Семья живёт на пятом этаже, лифт отсутствует. Инвалидная коляска осталась в квартире. Похищение, если оно имело место, произошло с 8-30 - в это время отец с младшим сыном вышли из квартиры - до 10-00, когда мать обычно возвращается с работы. Работает уборщицей в магазине недалеко от дома. Мы с ребятами сразу выехали на место. В квартире, как сказала мать девочки, всё на своих местах. Дверь не взломана. Опросили соседей - никто ничего не слышал. Только старуха с первого этажа видела, как из подъезда вышли двое мужчин - один на руках нёс Раису. Ничего подозрительного в их поведении не было. Все трое оживлённо беседовали. Сразу же подъехала большая белая машина, Раису усадили на заднее сиденье и уехали. Мужчин она не разглядела, какая марка машины - тоже. Мать рассказывает, что дочка очень замкнута, друзей подруг у неё нет. С младшим братом она не дружит. Целыми днями и ночами просиживала возле компьютера. В последнее время вроде как-то ожила, повеселела. Наши ребята просматривают всю информацию в компьютере.
   - Ну а что ты от нас хочешь? - спросил полковник.
   - Я принёс фотографию, пусть Варя посмотрит. Может, что увидит.
   Руслан протянул мне фотографию пропавшей девочки. Я взяла, стала всматриваться - ничем не примечательное лицо. Провела над фотографией рукой, сосредоточилась.
   - Многого, Русланчик, не скажу. Вижу только, что девочка жива. Более того - счастлива. В данный момент едет в машине, "ауди" белого цвета. Номер не скажу, вижу только салон. В машине трое мужчин - один славянин, двое кавказской национальности. Молодые. Это всё.
   - Спасибо, Варюша, уже кое-что. Я побежал.
   Руслан чмокнул меня в щёчку, пожал руку отцу и исчез.
   - Интересно, зачем похищать больного ребёнка?..
   - Не забивай себе голову, менты разберутся.
   Вечером, после работы, меня встретил Егор, мы заехали за Санечкой.
   - Милые девушки, а не поехать ли нам в ресторан пообедать?
   - В ресторан не хочу, хочу к Сенечке!
   - А кто у нас Сенечка?
   - Егор, вы что, не знаете Сенечку? У него лучшая в городе пицца и самые вкусные десерты. И он наш друг.
   - Если мама не возражает, тогда едем к Сенечке.
   Сенечка, как всегда, был сплошное радушие. Пожал лапку Александре, воскликнул: "Где мои десять лет!", спросил, где вторая красотулечка, расцеловал меня, вежливо раскланялся с Егором, за спиной того сделал одобрительное лицо, тут же одобрительно покивал головой. В мгновение ока сервировал стол - наставил каких-то необыкновенной красоты салатов, посредине водрузил огромную горячую пиццу, удовлетворённо оглядел дело рук своих, пожелал приятного аппетита и удалился.
   - Приступим! - сказала Александра. - Никакие ресторанные изыски не идут в сравнение с Сенечкиной пиццей.
   Мы рассмеялись.
   Попировали на славу. На душе было тепло и спокойно.
   Уже засыпая в своей одинокой постели, я подумала: "А ведь тебе, Варька, нравится этот мужчина..."
   Все выходные дни гостили у Степаниды. Наша дорогая мамочка устроила нам с Мадам праздник для души и тела. К нашему приезду была натоплена банька. На огромном блюде румянились пирожки. В духовке запекалось мясо. Бас принюхался и решил проигнорировать подружек. Уселся на кухонном диванчике и с вожделением поглядывал на сковородку, где в сметане томились карасики. Марусенька соскучилась, висела на мне и Мадам. Особенно, конечно, за Сашенькой, девчонки очень дружны. Они уселись на диван и принялись оживлённо обмениваться новостями. Вдруг Машенька погрустнела. Я подошла, спросила:
   - Доченька, что не так?
   - Обидно, мамочка. Я пропустила такое событие - не видела, как взорвалась наша машина.
   - Ну дорогая моя, ты хотела поболеть - поболела. Получила удовольствие? Получила. А Саша присутствовала при этом трагическом событии. По-моему, всё справедливо, ты не находишь?
   Ребёнок поразмышлял и неуверенно кивнул головой.
   Выходные пролетели, как одно мгновение.
   В воскресенье вечером, когда мы возвращались домой, я сказала Элеоноре, что завтра поеду с Шуриком и Ваней покупать новую машину.
   Мадам задумалась, а затем изрекла:
   - Варюша, а может, повременишь пока? Пусть повозит. На бензине сэкономишь.
   В понедельник в офисе разгорелся спор по вопросу, какую машину мне покупать. Шурик с пеной у рта доказывал, что самая лучшая машина - это тойота. Ванюша возражал: нет, хонда! Пижонистый Влад доказывал, что "Варьке подходит ситроен!". Наталья бубнила:
   - Варя, никого не слушай, бери ниссан.
   Полковник в дебатах не участвовал, но и не препятствовал.
   Когда страсти разгорелись до предела, в офис как-то незаметно просочился старичок. Невысокий, в старомодном плаще, шляпе, лицо добродушное, приятное. Смущённо улыбнулся, произнёс:
   - Простите великодушно, мне бы Михаила Леонидовича. Порекомендовали к нему обратиться.
   В приёмную вышел полковник.
   - Рад вас видеть, отец Сергий. Прошу ко мне в кабинет. Чем могу быть полезен?
   - Уважаемый Михаил Леонидович, один наш общий знакомый посоветовал обратиться в ваше агентство. У нас в церкви произошёл инцидент пренеприятнейший. Из церковного хранилища исчезла одна вещь. Мне не хотелось бы привлекать правоохранительные органы. Прошу ваше агентство заняться этим щекотливым делом.
   - Отец Сергий...
   - Простите. Можете называть меня Сергей Петрович. Это моё мирское имя.
   - Сергей Петрович, что это за вещь?
   - Это курильница из лазурита. Откуда она взялась в нашем хранилище, я не знаю. В обрядах она не используется.
   - Что ещё пропало из хранилища?
   - В том-то и странность, что ничего. Там хранится много ценных вещей. Это и старинные иконы, и церковная утварь, и многое другое. Всё на месте. Пропала только курильница.
   - Сергей Петрович, где хранятся ключи от хранилища?
   - Да в моём так называемом кабинете, на гвоздике висят.
   - То есть ключи мог взять любой из ваших служителей?
   - Теоретически да, но никто, кроме меня, доступа в хранилище не имеет. Так заведено.
   - Хорошо, Сергей Петрович, мы берём в разработку это дело. Ребята, давайте подтягивайтесь.
   Влад, Шурик и Ваня направились в кабинет. Я попыталась улизнуть на кухню, но всевидящий полковник гаркнул:
   - Варвара! Тебя это тоже касается!
   Приняв независимый вид, направилась в кабинет, уселась на стул и спросила невинным голосочком:
   - Господин священник, вас не коробит присутствие ведьмы?
   Священник посмотрел на меня, как-то очень по-доброму улыбнулся:
   - Нисколько, дитя моё, более того, я с большим уважением отношусь к вашему виду. Гораздо с бОльшим, чем к человеческому. Если Всевышний дал вам так много знаний и умений, значит, так нужно. Мне искренне жаль, что ваш вид так малочислен.
   - Благодаря кому? - резко спросила я.
   - О-хо-хо... Бедою всех поколений, живущих на этой земле, всегда было невежество, тщеславие и нетерпимость. Что уж тут поделаешь...
   Я промолчала. Зачем я к нему прицепилась? Ясно вижу, что человечек чистый, нет в нём ни злобы, ни ненависти, честно служит своему делу.
   - Хорошо! - сказал полковник. - С этим разобрались. Теперь по сути. Какие будут соображения?
   - Может, курильница представляет собой историческую ценность и кто-то из служителей украл по заказу антиквара. Надо прошерстить всех известных антикваров города, кого интересуют такие предметы. - сказал Влад.
   - А может, украли, чтобы продать ювелиру? Тот распилит на кусочки, наделает брошек, колечек всяких - и концы в воду. Варя, камень хоть ценный?
   - Лазурит, Ваня, очень древний камень. Использовался на самых ранних этапах человеческой истории. По всей видимости, в древние времена ценился гораздо дороже золота. Так, в одной древней гробнице найдена не лазуритовая голова быка, отделанная золотом, как это сделали бы сейчас, а именно золотая голова, отделанная лазуритом. Екатерина Вторая очень любила лазурит. Приказывала покупать его на всех восточных рынках. Месторождения известны в Афганистане, на Памире, на озере Байкал, в горах Чили. Самые древние - в горах Памира и Афганистане - им более сорока пяти веков. Но что-то мне подсказывает, что дело здесь не в ювелирной или исторической ценности... Сергей Петрович, вы позволите мне осмотреть место, где хранилась курильница?
   - Конечно, дитя моё. Мы можем поехать прямо сейчас, если Михаил Леонидович не возражает.
   - Поезжайте. Шурик с Ваней - тоже, осмотритесь на месте.
   Мы быстро оделись и вышли следом за священником. Ребята загрузились в Ванину тойоту, я с Сергеем Петровичем - в его старенькие жигули.
   - Сергей Петрович! - Не выдержала я. - Это правда, что ваша церковь специализируется на изгнании дьявола?
   - Ой, Варечка! Ну какое там изгнание дьявола? Просто иногда неприкаянная душа может вселиться в другое тело, при этом человек испытывает дискомфорт, то есть раздвоение личности. В медицине такое состояние называется шизофренией. Врачи шизофрению лечат медикаментозными средствами, мы лечим святыми молитвами. То есть пытаемся изгнать захватчицу и дать ей покой - отправить туда, где ей положено находиться. Всё очень просто.
   Вскорости подъехали к церкви. Ребята были уже на месте, поджидали нас возле машины.
   Зашли в церковь и направились в хранилище. Сергей Петрович открыл дверь. Это была совсем маленькая комната, вдоль стен на лавках разложена всяческая церковная утварь. Сергей Петрович показал место, где стояла курильница. Я подошла, протянула руку и тут же отдёрнула.
   - Ого, силища какая!
   - Варя... - дрогнувшим голосом произнёс Сергей Петрович. - Ты думаешь?..
   - Да, отец Сергий. Артефакт, и очень сильный. А теперь мы пойдём, как вы говорите, в ваш кабинет, и поговорим.
   Сергей Петрович запер хранилище.
   В кабинете мы расположились возле обычного письменного стола.
   - Сергей Петрович, вспомните всё, что вы знаете об этой вещи - любые нелепые истории, небылицы, в вашем представлении сказки.
   - Варя. Да что вспоминать. Я о ней ничего не знаю. Я в этой церкви уже лет двадцать служу. Она всегда на том месте стояла. Хотя... Мой предшественник, когда всё это хозяйство передавал, обмолвился... Ну это уж полная ерунда.
   - Давайте ерунду, Сергей Петрович.
   - Если поджечь в этой курильнице плакун, чернобыльник и ещё какую-то траву, я уж запамятовал, и произнести определённые молитвы, то душу умирающего человека можно переселить в тело только что умершего, и это тело оживёт. Глупость какая-то!
   - Сергей Петрович, вы нелогичны. По дороге сюда вы мне говорили, что заблудшая душа может вселиться в чужое тело, так? Дальше, что эту квартирантку при помощи молитвы можно отправить по месту прописки, так? Почему же нельзя при помощи молитвы и очень сильного артефакта переселить душу в пустующее тело?
   - Деточка, - смущённо сказал отец Сергий, - ты говоришь вещи, недоступные моему пониманию. Невозможно оживить мёртвое тело.
   - Сергей Петрович, вы, как в той шутке - здесь играем, а здесь не играем, а здесь жирное пятно, пропускаем. Давайте тогда обратимся к мнению авторитетных учёных. Итак, французский биолог Жан Ростан и многие его коллеги утверждают, что клетка потенциально бессмертна и, если человека можно было бы раздробить на отдельные клетки, и затем каждую из них поместить в питательную среду, то подобный "рассыпанный" человек стал бы бессмертным. Смерть - это несчастный случай. Просто в какой-то момент что-то останавливает работу хронометра, который руководит согласованной работой миллиардов клеток. Учёные предполагают, что "беспорядок", вызванный несчастным случаем, можно исправить. В момент, когда человек делает последний вздох, клетки его организма живы. Если бы удалось искусственно восстановить биологическое равновесие, то организм можно было бы оживить. Почему не при помощи артефакта?..
   - Ох, не знаю, не знаю, деточка, совсем ты меня запутала. Я в светских науках не очень разбираюсь, так, почитываю кое-что иногда...
   - Отец Сергий, я ни на чём не настаиваю. Это одна из версий, которую мы будем проверять.
   - Скажите, Сергей Петрович, а домой к прихожанам вы ходите? - вмешался Шурик.
   - Конечно, сын мой, к больным ходим, чтобы совершить таинство елеосвящения, и к умирающим, а также, чтобы освятить квартиру или дом.
   - А кто ещё, кроме вас, имеет право совершать эти таинства?
   - Ещё один пресвитер, это отец Даниил, а диакон Серафим не имеет благодати совершать таинства, только присутствовать при совершении оных.
   - А где сейчас отец Даниил? - спросила я.
   - Сегодня его нет в храме, а завтра он будет служить литургию.
   - Сергей Петрович, а где проживает отец Даниил?
   - Деточка, совсем недалеко от церкви, улица Цветочная, 28, только вряд ли это сделал он, я его знаю уже лет десять, честнейший человек. Не будет он нарушать волю Божью. У нас, служителей закону Божьему, особый ответ перед Всевышним.
   - Ой ли, отец Сергий? Помните, апостол Павел сказал: "Какой воин служит когда-либо на своём содержании? Кто, посадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада? <...> Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? Что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника?.."
   Мы вышли из храма, оставив отца Сергия в глубокой задумчивости.
   - Значит, так, ребята. Подбросьте меня на улицу Цветочную, я там понаблюдаю за домом священника, а вы езжайте, доложитесь полковнику, чую я, что сегодня вечером нас ждут великие дела.
   - Хорошо, Шурик, будь осторожен, если что - звони.
   Ваня высадил Шурика возле местного магазинчика, через дорогу от дома священника, и мы отправились в офис.
   Доложили полковнику обстановку. Михаил Леонидович задумался.
   - Если, Варя, я тебя правильно понял, то нам без ментов не обойтись. Необходимо, чтобы отец Сергий написал заявление в милицию, а менты быстренько возбудили уголовное дело по факту кражи, я это беру на себя. От правоохранителей попрошу Руслана и Лёшу, вчетвером вы справитесь.
   Полковник уселся за телефон. Мы с Ваней вышли в приёмную. Мне было тревожно.
   - Варька, не дрейфь! - сразу уловил моё настроение Ваня. - Даже если ты ошиблась, всё равно лучше перебдеть. Сегодня не получится ехать покупать машину, но не расстраивайся, подруга. Я сейчас позвоню Егору, поедешь с ним, он в машинах ещё лучше разбирается.
   - Не надо, Ваня... - вяло сопротивлялась я.
   - Ладно, звоню, развеешься, а то на тебя смотреть без слёз нельзя.
   Ваня позвонил Егору, я - Мадам:
   - Элеонора, забери, пожалуйста, детей, я не успеваю.
   - Это мы с большим удовольствием. Заберу цыпляток, а потом мы заедем в супермаркет, купим что-нибудь вкусненького твоему зверю невиданной породы, а то он начнёт обижаться, а у меня нервы не железные, ещё наверну чем-нибудь.
   Мы распрощались. В приёмную вышел полковник.
   - Так, отзвонился Шурик, священник вышел из дому в полном облачении, в руках большая чёрная сумка. А вот и ребята подъехали. Ваня, пошли. Девушки, свободны.
   Я непроизвольно перекрестила выходящих. Ваня оглянулся, поднял руку, в согласия кивнул головой. Наталья вздохнула:
   - ой, тяжёлая у нас с тобой работа... Нервная... Лучше бы я с автомата злодеев каждый день отстреливала...
   Я выглянула в окно. К офису подъехал Егор.
   - Наталья Семёновна, поехала я.
   - Езжай, Варя, я всё закрою. Покупай только нисан!
   Я вышла, уселась в машину.
   - Варя, у вас неприятности?
   - Пока не знаю, Егор.
   - Что случилось, может, я смогу помочь?
   - Да нет, ребята работают. Просто я высказала одну неоднозначную версию, а ребята привыкли мне верить безоговорочно. Но ведь я могла и ошибиться?..
   Егор всю дорогу к салону пытался отвлечь меня разговорами. Но я плохо слушала, я была там, с ребятами.
   В салоне я указала на Мазду-6, расплатилась. Егор предложил оставить ему документы, он сам закончит оформление, а я чтобы ехала домой отдыхать. Была ему благодарна.
   Дома всё было спокойно. Накормленные дети и кот весело играли в детской. Мадам курила на кухне.
   Я разделась, зашла на кухню, поцеловала Элеонору, устало опустилась на стул.
   - Давай поешь! - сказала Элеонора, подвигая ко мне тарелки.
   - Не хочу! Почему вы мне никогда не рассказывали, как ты попала к Степаниде?
   - Ты не спрашивала, мы и не рассказывали. История гнусная. Отца у меня никогда не было. Может и был, но я не помню. Мама жила с отчимом, сколько помню, он пил и бил маму. По соседству с нами жила Степанида, она меня привечала. Кормила чем-то вкусным, дома я этого и не видела. Приглядывалась ко мне. Потом мама умерла. Она лежала в гробу, мне было очень страшно. Пьяный отчим хохотал. А потом накинулся на меня, пытаясь изнасиловать. А было мне тогда восемь лет. Я как-то вырвалась, а пока он пытался подняться, подняла руку и почувствовала, что в руке у меня большой комок чёрной энергии, я его и швырнула. Эта скотина захрипела и подохла. Я выскочила из дома и постучала к Степаниде. Она сразу открыла дверь. Обняла меня, сказала: ничего не говори, я всё знаю. Отпаивала меня травами, что-то читала надо мной. Потом сказала: никому ничего не говори, будешь жить со мной. Сама похоронила маму и этого скота. По христианскому обычаю сделала девять дней, сорок дней... А потом купила дом в другом селе и мы переехали. Удочерила меня. Вот такая история.
   Мадам встала, подошла к холодильнику, взяла бутылку водку, медленно достала из шкафчика две рюмки, налила.
   - Давай, сестричка, выпьем по рюмочке за нашу маму. Лучше и добрее, чем она, в своей жизни я не встречала. Дай Всевышний ей здоровья ещё лет на сто. А мужиков, этот биологический вид, я не уважаю. Да, завтра у нотариуса ты должна получить свидетельство на право собственности на квартиру. Все документы оформлены. Начнём делать ремонт, завезём мебель. И дети будут жить в нормальных условиях. Не спорь со мной, я старше!
   Я согласно покивала головой. Спорить не хотелось.
   - Да! Знаешь, кто у тебя сосед с шестого этажа?
   Я вопросительно посмотрела на Мадам.
   - Господин Заславский собственной персоной. И не вздумай меня в чём-то подозревать! Я здесь ни при чём. Он три года тому назад купил квартиру в этом доме. Там 20 процентов квартир фирма ещё не распродала. Так получилось, что именно на пятом оказалась свободная квартира. Судьба, моя дорогая, она и за печкой найдёт. Пойду попрощаюсь с малышками и поеду.
   Мадам поворковала с девчонками, как всегда, о чём-то поспорила с Басом, расцеловала меня и удалилась.
   Я принялась за обычную домашнюю работу - прибралась на кухне, выкупала детей, почитала их любимую сказку о злой ведьме и доброй волшебнице, и отправилась на кухню ожидать звонка от Вани. Он отзвонился минут через 20.
   - Всё, подруга, расслабься. Ты, как всегда, попала в яблочко. Вору в законе по кличке Жук пришло время помирать, а помирать не хочется. Детей и жены нет, некому передать награбленное. Вот и пообещал наш священник переселить его душу в новое здоровое тело. На роль тела подобрали молодого хлопца, который на него шестерил. Представь себе - когда мы ворвались в дом, то застали такую картину: на кровати лежит умирающий, на полу рядом - пьяный в задницу кандидат в покойники, на столе воняет какими-то травами наша курильница, батюшка с крестом в руке читает какие-то молитвы, над хлопцем наклонились два мордоворота, в руке одного - шприц, наверняка с какой-то отравой, экспертиза покажет. Охраннички пытались оказать сопротивление, но я одному как врезал! А полковник скрутил другого. В общем, положили всех мордами на пол. Кандидат в покойники так и продолжал храпеть, пришлось на руках нести до машины. Потом, правда, очухался. Ну пока, Варюха! Мужики тебе привет передают. Сейчас завалимся в кабак, пропустим по рюмашке - и на боковую. Да, Варь, ты машину купила? И какую?
   - Купила, Ванечка, мазду-6.
   - Молодец. Нормальная тачка.
   ...Уже засыпая, подумала: "Она, видишь ли, ни при чём! Так я тебе и поверила, Элечка!"
   Утром, прощаясь с девчонками возле лицея, я сообщила, что вечером поедем смотреть новую квартиру. На что Машутка резонно заявила, что без Баса никак нельзя. Шурочка добавила, что он такой же член семьи, как все, и нельзя его лишать права посмотреть, где он вскорости будет жить. Я согласилась.
   Заехала к нотариусу, забрала свидетельство, и отправилась на работу.
   В офисе было многолюдно. Присутствовали все наши сотрудники, Руслан с Лёшей и отец Сергий. Я поздоровалась и подошла к Руслану.
   - Скажи, Русланчик, как та девочка, инвалид, её нашли?
   - Нашли, в тот же день в аэропорту. И хмырей этих взяли. Но пока следствие топчется на месте. Все молчат, а девчонка твердит, что это её друзья и она с ними уехала по доброй воле.
   Ко мне подошёл отец Сергий:
   - Спасибо тебе, доченька. Неприятная история вышла.
   - Сергей Петрович, а что вы станете делать с артефактом, опять поставите в хранилище?
   - Да избави бог, Варенька! Отправлю архиерею, пусть начальство с ним разбирается. А если тебе моя помощь понадобится - обращайся, буду рад помочь. И передавай привет Степаниде. Лет пятнадцать тому назад выпала мне честь играть за одним столом с ней, в преферанс. Очень сильный игрок, пожалуй, лучше я не встречал.
   Постепенно офис опустел, даже Влад куда-то умчался, бросив на ходу:
   - Скоро буду.
   Мы с Натальей остались одни.
   - О-хо-хо, грехи наши тяжкие!..
   - Что за настроение, Наталья Семёновна?
   - Да вот думаю, что в моём возрасте нужно уже о душе беспокоиться, а я всё мечтаю о любви, о счастье бабском...
   - Какой там ваш возраст! Ещё и полтяшка нет.
   - Ты знаешь, варя, грехи ко мне липнут, как блохи. Пойду к отцу Сергию покаюсь. Вот вчера гаишника обматерила...
   - Гаишника - это круто. И что же он?
   - Не знаю. Он пока челюсть подымал, уехала я. Ну не умею медленно ездить, и вообще - распутная я.
   - Это в каком же смысле?
   - Ещё постель от Коленьки не остыла, а я о другом мужчине думаю. Грех это!
   Я расхохоталась.
   - Дорогая моя Наталья Семёновна, в своё время Шейх Музаффер сказал: "Грех, совершённый с любовью, более похвален, чем богослужение без любви. Ибо богослужение без любви награждается не более, чем напрасное усилие. Конечно, грех, совершённый с любовью, ведёт к наказанию, но зато он - источник наслаждения. Что бы ты ни делал, делай это с любовью!" Так что, Наталья Семёновна, грешите с любовью! Относитесь ко всему легче, ведь жизнь редко бывает так серьёзна, как мы привыкли её воспринимать. Но помните - человеческая жизнь похожа на коробку спичек, обращаться с нею серьёзно - смешно, обращаться несерьёзно - опасно.
   - Вот можешь ты утешить, Варь. Сразу на душе полегчало. Скажи, ты квартиру новую смотрела?
   - Смотрела. На мой взгляд, очень большая. Пока её приберёшь, замаешься.
   - Ничего. Наймёшь домработницу. Работая в нашем агентстве, мы себе многое можем позволить. Лишь бы клиенты не переводились.
   В офис зашла женщина в сопровождении полковника. Женщина поздоровалась и они зашли в кабинет, закрыли дверь.
   - По всей видимости, новое дело. Хоть бы без всякой чертовщины, чтобы ты хоть передохнула малость... - сказала Наталья.
   Через какое-то время выглянул полковник.
   - Варя, зайди.
   Я зашла в кабинет. Женщина плакала.
   - Варя, у Нины Петровны пропал сын, двое суток прошло, мальчику семнадцать лет. Вот фотография, посмотри.
   Я взяла фотографию, посмотрела, быстро взглянула на полковника.
   - Михаил Леонидович, я ничего не вижу.
   Полковник всё понял.
   - Ладно, Варя, иди. Пока не уезжай, ты мне будешь нужна.
   - Хорошо, господин полковник.
   - Ну что там?..- прошептала Наталья.
   Я так же шёпотом ответила:
   - Пропал мальчик, 17ть лет. Мёртв уже двое суток. Лежит, присыпанный прошлогодней листвой. То ли в каком-то парке, то ли в лесу, точно сказать не могу. При матери не смогла это всё сказать.
   - Ну и правильно, что не сказала. Когда найдут - тогда и узнает. Пусть ещё надеждой поживёт. Вот ведь страсти какие... А я ещё из-за своих грехов переживаю. Кто-то убивает - и ничего, нормально себя чувствует.
   Женщина вышла из кабинета, полковник проводил её до дверей.
   - Ну что, Варя? Как я понял, мальчик мёртв?
   - Да, господин полковник, уже двое суток. Точное место, где он лежит, мне трудно указать. Деревья там лиственные, не хвоя, это точно.
   - Ладно, Варюша. Мальчик мёртв. Спешить нет смысла. Отдыхай пока.
   Я заехала за девочками в лицей, потом домой за Басом, и всей семьёй отправились смотреть новую квартиру.
   Когда подъехали к дому, Бас, как самый главный, первый гордо прошествовал к подъезду. В этот момент дверь подъезда распахнулась, и вышел Заславский с собакой на поводке. Пёс возле Баса притормозил. Шерсть на Басе вздыбилась, в первый момент, потом он успокоился и уселся. Пёс же начал кругами вытанцовывать возле кота. Егор потянул за поводок:
   - Фу, Фрикс!
   Я подошла к Егору.
   - Егор, не надо. Мой Бас - большой психолог, он кого угодно приручит. Вот смотрите.
   И действительно, Бас поднял левую лапу и хлопнул о землю - пёс уселся копилкой. Затем поднял правую и проделал то же - пёс улёгся.
   - Варя, он меня никогда не слушается. У вас волшебный кот, да?
   - Да нет, Егор. Просто он умеет манипулировать всеми, кто оказывается в поле его зрения. Мадам пытается сопротивляться, но у неё это плохо получается.
   - Варя, а здесь вы какими судьбами?
   - А мы купили квартиру в этом доме на пятом этаже.
   - Я очень рад, вы почти мои соседи. Я живу на шестом. А со второй принцессой я не знаком.
   Мария вышла вперёд, протянула ладошку.
   - Я - Мария. Рада с вами познакомиться, Егор. Наслышана о вас. Моя сестра говорит, что вы герой. Извините, не можем вас пригласить на чай, мы ещё не обжились.
   - Тогда я с удовольствием приглашаю вас на чай. Я уже обжился. Варя, вы не возражаете? Буду очень рад.
   - Конечно, Егор, мы только посмотрим нашу квартиру, а вы погуляйте с Фриксом, потом зайдёте за нами.
   Мы пошли в свою квартиру. Девчонки побежали осматривать апартаменты. Преисполненный достоинства Бас прошёлся по всем комнатам, обнюхал все углы и улёгся посреди кухни - ничего халупка, сойдёт. Девчонки высказались более эмоционально:
   - Мамочка, классная квартира! Светлая, большая!
   - Девочки, вы можете каждая занять по комнате и оформить по своему вкусу.
   - Нет, мамочка, - сказала Шура. - Ты же знаешь, близнецов разлучать нельзя. Мы займём одну комнату, а в другой поставим фортепиано.
   - Хорошо, как скажете.
   В квартиру позвонил Егор, я открыла дверь.
   - У меня всё готово, прошу.
   Мы закрыли квартиру и поднялись на этаж выше. Хороший ремонт, минимум мебели, в гостиной большой круглый стол, заставленный закусками и сладостями. Большой медный старинный самовар. Девочки всё внимательно осмотрели. Кот от экскурсии отказался, сразу направился к дивану, улёгся. Фрикс, как привязанный, последовал за ним, только улёгся на пол. Мы расселись за столом, Егор разлил чай.
   - Скажите, Егор, у вас есть жена, дети? - спросила Маруся.
   - Да нет, мы живём вдвоём с Фриксом. С женой давно развелись. Она вышла замуж за бельгийца, и теперь они с сыном живут там.
   - Это беда нынешнего времени. У нас полкласса детей воспитываются в неполных семьях. - глубокомысленно изрекла Александра.
   - Развод - это глупость! Никто не считается с мнением детей и все страдают! Кроме нашей мамочки, конечно!
   Я удивлённо посмотрела на Машу.
   - Доченька, почему ты так думаешь?
   Маша смущённо потупилась.
   - Мама, это не я так думаю. Просто я случайно подслушала, как бабуля Ира отчитывала папу. Я не хотела подслушивать, но ты же знаешь, бабушка громко разговаривает. Она сказала: "Не распускай сопли! Сам во всём виноват! Всё требовал от девочки проявления чувств, а она эмоционально холодная. Это диагноз. Вот она и решила, что ты с ней несчастлив и необходимо дать тебе свободу, чтобы ты встретил женщину, более тебе подходящую"
   - Мы к чему это говорим, Егор, - продолжила Саша, - что, если вы вздумаете ухаживать за нашей мамой, то должны учитывать этот диагноз.
   - Я всё понял. - рассмеялся Егор. - Обязательно учту этот диагноз.
   Когда высокие стороны пришли к соглашению, чаепитие продолжилось в мирном русле. Егор много шутил, рассказывал забавные истории, девчонки смеялись, задавали множество вопросов. Любит ли Егор играть в шахматы? - Оказывается, любит.
   - Но, наверное, не так хорошо, как папа? - сказала Шура.
   - Гораздо хуже. - отозвался Егор. - Ведь он смог воспитать такую хорошую шахматистку, как ты.
   Маша интересовалась, знает ли Егор какие-нибудь карточные игры. Егор не знал.
   - Ничего, мы вас научим.
   Затем Егор взял гитару и они в три голоса исполнили песню группы "Иванушки International" "Тучи":
   Да и на небе тучи,
   А тучи, как люди, они одиноки,
   Но всё-таки тучи
   Не так жестоки...
   Когда я сказала, что нам пора домой, девчонки погрустнели, уезжать им не хотелось. Егор с Фриксом вышли нас проводить до машины. Девочки пригласили Егора и Фрикса к нам в гости. Распрощались.
   Утро в офисе началось со скандала. Не успела я снять куртку, как в офис влетел мужчина лет пятидесяти и с порога начал кричать, что он в услугах сыщиков не нуждается, что эта дура, его жена, напрасно сюда обратилась, а этот малолетний ублюдок сам отыщется, он всё делает назло.
   Я посмотрела на трясущуюся физиономию и тихо сказала:
   - Господин полковник, это он убил мальчика, ударил по голове монтировкой. Я теперь знаю место, где он его прикопал.
   Ребята подошли к орущему, тот на мгновение замолчал, а потом кинулся ко мне, ребята его придержали. Шеф с Владом тоже подбежали. Наталья схватила тяжёлую письменную подставку.
   - Что ты мелешь, кто ты такая, чтобы меня обвинять?! Я подполковник, 25 лет отслужил в армии, коза ты драная, закрой рот!
   - Да, отслужил, а потом тебя выперли за ненадобностью. - так же тихо продолжала я. - И встретилась тебе богатая вдова, у которой два магазина. Магазины - это хорошо, а вот строптивый пасынок - это плохо. К тому же есть у тебя любимая дочка от первого брака, и внучка. Свои-то ближе.
   Подполковник побледнел:
   - Я его ненавидел! И он меня! Все нервы истрепал!
   - Так, представление окончено. Влад, вызывай ментов. - сказал господин полковник.
   Когда всё утихомирилось, и горе-подполковника увезли менты, ко мне подсел Шурик.
   - Варь, а Варь! У моей тётушки Елизаветы привидение завелось, выгони его, пожалуйста!
   Я оторопело уставилась на Шурика, а Наталья вскипела:
   - Шурик, отстань от Вари! Я этой штукой, - она указала на подставку, - подполковника не достала, так тебя достану точно! Нет, это не сыскное агентство, а сплошное Поле Чудес! То взбесившиеся колдуны, то волшебные курильницы, теперь ещё и привидение завелось!
   - Хорошо тебе, Наталья, говорить, ты, не успев спровадить Коленьку, уже на груди друга дома пригрела. А я лялечку домой не могу привести, никакой личной жизни!
   - А вчера, Варь, представляешь, - вклинился Ваня, - только мы с Шуриком решили бухнуть, беленькую распечатали, селёдочку почистили - звонит тётушка, голос трясётся, "Боюсь, - говорит, - оно опять летает!". Шурик помчался, весь кайф сломался. Варька, помоги Шурику, нет же никакой жизни!
   Наталья смущённо кашлянула:
   - Ребята, откуда дровишки насчёт друга?
   - Мы же сыщики! - загоготал Ваня.
   - Ребята, - растерянно откликнулась я, - но я в привидениях ничего не понимаю. Существуют профессиональные охотники за привидениями, их называют психоисследователями, они вооружены разнообразным научным оборудованием, предназначенным для изучения любых сверхъестественных явлений...
   - Варь, ну поговори ты с ней, она тебя очень уважает, наговори ей много умных слов. Жалко мне тётку, ты же знаешь, как я её люблю. Она ж меня с десяти лет воспитывала, с тех пор, как мои родители погибли. Мы все понимаем, что привидения - это всё фигня, но она ж себя изведёт. Ну ты ж мне друг, помоги!
   - Хорошо, Шурик, откуда появляется привидение?
   - Варя, висит у неё в гостиной картина Марка Шагала, какие-то любовники там нарисованы, то ли зелёные, то ли голубые, она от неё просто балдеет. Смотрит и плачет. "Шурик, - говорит, - какие линии!" Я в этом ничего не понимаю, но, чтоб её не расстраивать, говорю: "да, шедевр", хотя, если честно, херня какая-то, твоя Шуренция гораздо лучше рисует.
   - Хорошо, мне более или менее понятно. Когда Елизавета приходит с работы?
   - В шесть вечера, поедем, Варь?
   - В шесть вечера мне детей из лицея забирать, сейчас позвоню Мадам, чтобы забрала.
   - Я могу забрать. - сказал заинтересованный Ваня. - Я очень Баса уважаю.
   - Нет, - отвергла его предложение Наталья, - Ване детей доверять нельзя, заберу я, а то он только и может, что лошаком скакать и фыркать, считает, что так детей развлекает, это непедагогично!
   - Я тоже могу забрать, - вмешался Влад, - я там одну игру карточную не могу освоить, "волынщик" называется. Мне Маруся объясняла, а у меня не получается.
   - Спасибо, ребята, Элеоноре это в радость, а ты, Влад, приезжай, Машенька будет рада.
   Я позвонила Мадам, сказала, что еду охотиться за привидениями, она посмеялась:
   - Давай, потом расскажешь, а Влада накормлю, пусть приезжает.
   Мы с Шуриком, каждый на своей машине, отправились к Елизавете.
   Когда мы вошли в квартиру, Елизавета, бледная, с трясущимися руками, обняла меня:
   - Варенька, это напасть какая-то! Шурик, свари кофе! Проходи, дорогая моя.
   Мы прошли в гостиную, уселись в кресла возле журнального столика. Шурик отправился на кухню варить кофе.
   - Варенька, я же не сумасшедшая, не институтка какая-то, всю жизнь бухгалтером проработала, а теперь чувствую - крыша едет. И Шурику жизнь порчу, и ничего с этим поделать не могу.
   - Дорогая моя Елизавета Петровна, давайте эту проблему рассмотрим с точки зрения физиков. Организм человека излучает широкий спектр электромагнитных волн. В данном случае рассмотрим только волны в диапазоне, близком к тепловому излучению с частотой 1.1011 герц. Это частота колебаний заряжённых клеточных мембран всех внутренних органов - почек, сердца, лёгких... Колеблются они согласованно или, как говорят физики, когерентно. Когерентное излучение в технике - это лазерный луч, и именно он создаёт голографическое изображение. Если сравнить человека с лазером, только работающем в микроволновом диапазоне (аналогия очень грубая), то он тоже может записать голограмму. Конечно, качество записи будет куда хуже. Как я говорила, излучение человека близко к тепловому, вот его и улавливают материалы, структура которых меняется под действием тепла, например, масляные краски, лаки, пропитки для холстов. Такие голограммы могут храниться столетиями. В нашем случае художник увлечённо творил, чувствовал небывалый прилив жизненных сил. Краски на полотно наносятся неравномерно, тонкие слои высыхают быстрее, толстые - медленнее, рельеф неровный, он, словно губка, впитывает электромагнитные волны, излучаемые художником в этом эмоциональном состоянии. Елизавета Петровна, когда вы открыли для себя Шагала?
   - Знаешь, Варя, картина давно в доме, я на неё внимания не обращала. А пару недель назад сидела на диване, смотрела на картину, вспоминала своего дорогого мужа, у нас такая с ним была любовь! Я расплакалась, мне стало так тоскливо... и тут оно появилось.
   - Ну вот, возникло нечто вроде резонанса, точная настройка на ту же частоту, что и у художника. Голограмма ожила. Потом вы начали подпитывать её своим страхом перед непонятным.
   - Что же мне делать, Варя?..
   - Да ничего не делать, подружиться с художником. Вы с ним испытываете одни эмоции: он - создавая свою картину, вы - любуясь ею.
   - Спасибо, Варенька! Гора с плеч свалилась.
   Потом мы пили кофе. Воодушевлённая Елизавета щебетала без удержу.
   Шурик, провожая меня до дверей, расцеловал в обе щёки:
   - Варька, ты даже не представляешь, как я тебя обожаю!
   Когда я зашла в квартиру, из детской слышался весёлый гомон. Разделась, заглянула в комнату. Игра в "безик" была в самом разгаре. Играли вчетвером, по парам, Влад с Марусей, Мадам и Шурик. Бас участия не принимал, но очень внимательно наблюдал за игроками. Тихонько ретировалась на кухню. Эта игра имеет репутацию лучшей и интереснейшей, пришла в Россию в конце 19го века прямо из Парижа. Известно, что за "безиком" любил проводить время в кругу своей семьи последний русский император Николай Второй. В этой игре много разнообразия, удивительных случайностей, любопытных комбинаций. Она требует от игроков внимательности и быстрой реакции. Поэтому лучше не отвлекать посторонними разговорами.
   Включила чайник, заварила чай и накрыла стол к вечернему чаепитию. Тут и игроки шумною толпою ввалились на кухню, разместились возле стола. Последним появился Бас, всем своим видом показывая, как он переволновался и единственное, что его может утешить - это кусочек той белой рыбки, которой угощала его Мадам, и он точно знает, что там ещё прилично оставалось.
   Я дала Басу кусок рыбы, а мы принялись пить чай.
   - Мамочка, тебе удалось прогнать привидение? - спросила Маруся.
   - Надеюсь, что да, моя хорошая.
   - А ты расскажешь нам какую-нибудь историю, связанную с привидением?
   - Точно, Варь, расскажи, интересно. - наливая себе вторую чашку чая, сказал Влад.
   - Глупости всё это! - фыркнула Мадам.
   - Может, глупости, а может, и нет. Расскажу вам о самом необычном привидении всех времён. На острове Мэн, который расположен между Ирландией и Англией - кстати, с давних времён это остров считался центром колдовства и там, по слухам, водится множество привидений - так вот, в 1930 году на западном его побережье, неподалёку от города Дэлби объявился загадочный говорящий мангуста по имени Джеф. Призраки почти никогда не разговаривают с людьми, а тем более этого не должны делать призраки животных, но Джеф не только разговаривал, но и рассказывал разные истории, шутил, ругался, и даже пел песни. Никто не мог понять, что же Джеф, собственно говоря, из себя представляет. Он не имел отношения к полтергейсту, он не был похож на галлюцинации или на розыгрыш. Сам он утверждал, что является маленьким привидением в виде мангусты. Джеф облюбовал старую ферму на берегу моря. Хозяева фермы стали замечать какую-то тень, шныряющую по дому, грызущую продукты и почему-то задувающую свечи. Вскоре Джеф стал знаменит. О нём писали многие газеты. Но однажды он исчез и не появляется вот уже много лет.
   - Вот жаль! - сказала Шурочка. - Хорошо было бы, если б он объявился в нашей квартире! Мы играли бы с ним...
   - Ещё чего не хватает! У вас есть уже одно привидение в виде Баса! - проворчала Мадам. - Ещё одного я не переживу. Ладно. Пора по домам.
   Мы проводили гостей и занялись своими привычными делами.
  
   Утром в офисе я застала печальную картину - болезненного вида Ваню с Шуриком и хлопочущую Наталью, которая пыталась реанимировать их крепким кофе.
   - Что случилось, отчего вы такие болезные? Водочки перекушали?
   - Было дело, Варька. А ещё в преферанс играли допоздна...
   Вдруг Ваня расхохотался. Мы с удивлением на него уставились.
   - Это я один анекдот вспомнил. Значит, так. Хоронят заядлого преферансиста. У могилы собрались его постоянные партнёры. Один говорит: "Я тут вспомнил ту игру, когда покойничка на семерной без трёх оставили. Так вот - могли и больше наказать". Другой отвечает: "И так хорошо".
   Мы посмеялись.
   - Ребята, а давайте я вас закодирую? На водочку и смотреть не будете.
   Ребята в один голос испуганно завопили:
   - Не вздумай! С тебя станется! Последней радости в жизни лишишь!
   - Ну ладно, пьянствуйте на здоровье. Шурик, как Елизавета, успокоилась?
   - Успокоилась, но картину от греха подальше мне сбагрила. Правда, потребовала, чтобы я расписку написал. Пунктом первым в ней: не продавать картину, пока она жива, чтобы она иногда приходила на неё полюбоваться, а вторым - чтобы мы с Ванькой в пьяном виде любовничков не расстреливали, не использовали картину, как стенд в тире. Пришлось написать, ты же знаешь, как я Елизавету люблю.
   В приёмную зашёл полковник. Глянул на ребят, гаркнул:
   - У вас мало работы?! Я ещё пару дел могу подбросить.
   Ребят как ветром сдуло.
   - Михаил Леонидович, какие-то неприятности?
   - Неприятности - это мало сказано. В интернате для умственно отсталых детей произошло массовое отравление, пятеро ребят умерли сегодня ночью, двадцать человек в реанимации. Менты выяснили, что отравлена была вечерняя каша, крысиным ядом. Заведующая божится, в интернате сроду не пользовались крысиным ядом, да и крыс у них никогда не было. Этот интернат находится под патронатом господина Мельбрайна, там эпидэмстанция несколько раз в год всё проверяет. Повар, пожилой человек, много лет проработал в этом интернате, сейчас в больнице с обширным инфарктом. Езжай, Варя, туда, там работает следственная бригада, просили тебя помочь, чем сможешь.
   - Боже! Страсть какая! - воскликнула Наталья.
   - Наталья Семёновна! - отчеканил полковник. - Занимайтесь отчётностью! И сварите мне кофе.
  
   Когда я подъехала к интернату, там творилось что-то невообразимое. Вся прилегающая территория была оцеплена солдатами. Перед оцеплением толпились журналисты и местные зеваки.
   Вышла из машины, огляделась. На крыльце стоял Лёша, увидев меня, быстро пошёл навстречу.
   - Привет, Варюха, спасибо, что приехала, проезжай, ставь машину на стоянку. Доброходов тебя ждёт.
   - Володя возглавляет следствие?
   - Да. И он уговорил отца прислать тебя ему в помощь.
   Я поставила машину и направилась к зданию. Возле крыльца толпились сотрудники и милиция. Скорые подъезжали и отъезжали. Детей из здания выносили на носилках, самых маленьких - на руках. Зрелище не для слабонервных. Некоторые плакали, другие удивлённо таращились и что-то мычали. Чуть в стороне стояли все наши местные руководители во главе с Мельбрайном. Ко мне подошёл Руслан, чмокнул в щёчку.
   - Варя, Доброходов в кабинете заведующей, ждёт тебя, чтобы начать опрос свидетелей. Я провожу.
   Мы прошли по длинному коридору и поднялись по лестнице на второй этаж.
   Дверь в кабинет заведующей была распахнута. За столом сидел Доброходов, полноватый мужчина лет сорока, следователь по особо важным делам. При виде меня его добродушная обаятельная физиономия расплылась в улыбке. Встал из-за стола, направился навстречу, приобнял.
   - Варюша, сто лет тебя не видел!
   - Володя, какие сто лет. Три месяца тому назад привлекал меня к делу о маньяке.
   - А что, здорово мы тогда сработали. Я за это дело очередную звёздочку получил.
   - Поздравляю, рада за тебя.
   - А уж я как рад, что мне выпала честь опять с тобой работать. Дело резонансное, не справлюсь - не то что звёздочки, а и головы лишусь. Пожалей бедного майора.
   - Володечка, если бы я не знала, какой ты волчара, прослезилась бы. Давай работать, я так понимаю, работы непочатый край, а мне детей в 18-00 из лицея забирать.
   Мы начали работать. Володя опрашивал свидетелей, я тихо сидела в сторонке и проверяла на причастность к преступлению. После обеда, когда мы уже изрядно подустали, в кабинет вошла женщина невзрачной внешности, лет шестидесяти. Володя предложил ей присесть. Она села, сложила руки на коленях. Володя взял чистый бланк протокола и стал заполнять исходные данные.
   - Антонина Ивановна, - как можно спокойнее спросила я, - зачем вы это сделали? Вы не любите детей?
   Она глубоко вздохнула, мне показалось - с облегчением, и тихо ответила:
   - Я это сделала, потому что я очень люблю этих детей, я освободила их невинные души от никчёмных тел.
   - То есть вы считаете, что можете принимать решение за Всевышнего, кому жить, а кому умирать?
   Антонина Ивановна промолчала.
   Повеселевший майор сказал:
   - А теперь давайте по существу.
   Когда допрос был закончен, протокол подписан, а преступницу увели, Володя удовлетворённо потёр руки.
   - Ну, Варюха, спасибо тебе большое, я в неоплатном долгу.
   - Да ладно, Володя, поехала я. Что-то устала, как собака.
   Всю дорогу к лицею я заставляла себя думать о чём угодно, только не о том, что случилось в интернате. Как хорошо, что завтра суббота, как хорошо, что наконец-то наступила настоящая весна, как хорошо, что пригревает солнышко, какое счастье, что мои дети здоровы... И вот тут я расплакалась. Припарковала машину к обочине - из-за слёз ничего не видела. Плакала долго и со вкусом. Полегчало. Варька, да что это с тобой? Ты ведьма, эмоционально холодный урод, что же ты так раскисла?.. Это всё усталость, последние дела меня измотали. Завтра отвезу детей к Ирине, бывшие свекровь со свёкром давно просят привезти, они скучают за девчонками. Сама с Басом буду целый день валяться в постели, а в воскресенье нужно съездить к Степаниде... И опять это "надо, надо", когда я буду жить, как мне хочется, как я желаю, ведь смысл человеческой жизни - в реализации собственных желаний, и не надо лукавить. Лишь бы эти желания не наносили вреда другим людям. Всё сказано в Библии: "Исполнение желаний есть древо жизни".
   Так, пофилософствовала - и хватит. Надо ехать за девочками.
   Забрала детей. Они, словно почувствовав моё состояние, с вопросами не приставали, тихонько обсуждали свои проблемы.
   Возле подъезда стоял джип Заславского, а он сам прогуливался с Фриксом рядом. Девчонки тоже увидели нежданных гостей, радостно завопили:
   - Ура! Егор с Фриксом приехали!
   Я открыла дверь, дети выкатились, как горошины, и помчались к Егору. Я помахала ему рукой, жестом показала - сейчас поставлю машину и подойду. "И что это ты, Варюха, так обрадовалась? - подумала я. - Только недавно скулила, как побитая собака"
   Поставила машину на стоянку и подошла. Егор вытаскивал из салона какие-то свёртки, которые полегче - грузил девчонкам на руки, которые потяжелее - пытался удержать в одной руке, второй достал огромный букет белых роз и протянул мне.
   - Спасибо, Егор. Очень красивые.
   - Варя, вы извините, что без приглашения, что-то мы с Фриксом затосковали без вашего общества.
   - Я очень рада, что вы приехали, проходите, пожалуйста.
   Когда я открыла квартиру, Бас уже сидел в коридоре. Фрикс первый рванул к коту, уселся напротив и влюблено уставился. Бас развернулся, мотнул головой - пошли, покажу нашу хибарку, потом поедим, надеюсь, ты привёз что-нибудь путёвое? И они прошествовали в комнату. Девчонки и Егор сбросили пакеты на кухонный стол и отправились в детскую.
   Я разобрала пакеты и стала накрывать на стол. В центр стола водрузила бутылку шампанского - гулять так, гулять! В красивую вазу поставила розы, понюхала - не пахнут. Пошла приглашать к столу, заглянула в гостиную - Бас что-то втолковывал Фриксу, тот, наклонив набок голову, внимательно слушал.
   - Ребята, я для вас всё приготовила, можете идти, потом закончите умную беседу.
   Бас направился на кухню, Фрикс за ним.
   Зашла в детскую. Шура показывала Егору свои рисунки, тот внимательно рассматривал, время от времени глубокомысленно изрекая: "Очень интересная манера написания. Шурочка, ты очень талантливая", на что Шура отвечала словами кота Матроскина: "Я ещё и на машинке строчить умею!"
   - Прошу к столу. - сказала я. - У меня всё готово.
   Направились на кухню, расселись за столом. Егор открыл шампанское, наполнил мой и свой фужеры, девчонкам налил в фужеры неполезную, но вкусную "фанту". Чокнулись.
   - Выпьем за дружбу! - сказала Шурочка.
   - И за любовь! - хитро улыбнулась Маруся.
   За столом говорили о разном, коснулись и увлечений.
   - Марусенька, я знаю, что Шурочка увлекается шахматами и рисованием, а что нравится тебе?
   - Мне, Егор, очень нравится музыкальный театр, особенно такой жанр, как опера, я балдею от комической оперы. Вы знаете, рождение комической оперы произошло в 1733 году, когда впервые прозвучала опера Джованни Батиста Перголези "Служанка-госпожа". Потом были оперы Амадея Моцарта - "Похищение из сераля", на итальянские тексты им были написаны "Дон Жуан" и "Свадьба Фигаро". Когда я вырасту, я буду знаменитой артисткой, и моя семья будет мной гордиться! Егор, а какой музыкальный жанр вам нравится?
   Егор призадумался.
   - Пожалуй, рок-опера, особенно Уэббера, "Иисус Христос - суперзвезда".
   - Да, - сказала Маруся, - рок-опера - это круто. Особенно мне нравится музыкальный проект группы "Пинк Флойд", "Стена".
   После ужина мы учили Егора играть в "Зелёную поляну". Девочки решили, что обучение нужно начинать с самых простых, но занимательных игр. После урока по карточной игре девчонки играли на пианино и пели, потом за инструмент сел Егор. Играл он довольно профессионально, и пел хорошо. Вечер пролетел незаметно, распрощались поздно, на часах было начало одиннадцатого.
   Отправила девчонок в ванную, сама пошла на кухню мыть посуду. Зазвонил телефон. Звонила моя бывшая свекровь, Ирина Владимировна.
   - Варечка, деточка, какой кошмар! Смотрели об этом ужасном случае в интернате. Видели, как ты заходила в здание и как потом выводили злодейку. Доченька, ты принимала участие в расследовании?
   - Самую малость, Ирина Владимировна.
   - Деточка, мы тут с дедом подумали - завтра утром заберём детей на дачу, пусть побегают на свежем воздухе, а ты отдохни, после таких стрессов нужен отдых, это я тебе как врач, говорю.
   - Да я и сама хотела завтра вам девочек привезти.
   - Не напрягайся, мы заедем часов в девять, собери девчонок. Васька тоже приедет на дачу. Представляешь, недавно мне заявил, что хочет нас познакомить со своей невестой. Я категорически отказалась, сказала, что у меня одна невестка, и другой мне не надо!
   - Напрасно, Ирина Владимировна. Меня Вася познакомил с Настей при случайной встрече, она мне понравилась, очень милая и воспитанная девушка. Надеюсь, Вася будет с ней счастлив.
   - Ты думаешь?.. Посмотрим, посмотрим. А вообще они все дураки, не ценят то, что имеют. Хоть возьми нашего деда - до профессора дорос, а своими мозгами думать не умеет. И не бурчи, Константин Петрович, я правду говорю! Без меня ты никто и звать тебя никак! Бурчит он, видишь ли. Ты знаешь, Варюша, недавно мы с дедом вспоминали, какие наши девчонки шалунишки были в самом нежном возрасте. Марусеньке года четыре было, когда она решила украсить нашу белоснежную Джессику, вылила на неё флакон зелёнки, а эта дрянная кошка покачалась на только что отпечатанной дедовой статье. А Шурочка капризничала, суп есть не хотела, только я отвернулась - она мой любимый соленостемон супчиком полила. Такие приятные воспоминания! Ну ладно, солнышко, спокойной ночи. Завтра увидимся!
  
   Как только квартира утром опустела, я с Басом и книжкой улеглась лениться. Но не тут-то было, через 20 минут позвонила Мадам:
   - Варька, подымай задницу, я через полчаса буду, едем в салон - это лучшая терапия для измученной нервной системы. И не спорь со мной, я лучше знаю, что тебе сейчас нужно!
   Положила трубку.
   - Всевышний! - простонала я. - Не прошу у тебя даже здоровья, прошу покоя!
   И тут же рассмеялась - ну да, покой, покой, потом вечный покой.
   И, как всегда, Мадам оказалась права. Я вообще-то не очень люблю эти все салоны, но всё оказалось классно: массаж, пилинг, масочки, маникюр, педикюр, профессиональный парикмахер... Когда мы часа через четыре наконец вышли из салона, я чувствовала себя как заново рождённая.
   - Закатимся в ресторан, пообедаем.- Предложила Мадам.
   Мы зашли в небольшой ресторанчик, уселись за стол. К нам подскочил официант:
   - Какая честь, что вы к нам заглянули, Элеонора Степановна! Сегодня чудные шашлычки из осетринки.
   - Давай свою осетринку, салатики, бутылочку белого вина. Варька, ты окрошку не будешь? А то, когда ты была маленькой, и мы с тобой уже переехали в город - куда бы ни зашли пообедать, ты талдычила одно и то же: "Хочу окрошку!".
   - Нет, хочу сборную солянку.
   Мадам кивнула официанту:
   - Давай солянку! А десерт мы потом придумаем.
   Когда официант убежал, Элеонора внимательно на меня посмотрела.
   - Варвара, я вижу, что с Егором у тебя всё налаживается. Он тебе нравится?
   - Элеонора, что ты хочешь от меня услышать? Да, нравится, и девчонкам моим нравится. Даже мой Бас к нему и Фриксу относится благосклонно. Но ты же знаешь: "Не ум, а сердце любит, и ему понятно не понятное уму". Не дано мне любить. Нужна ли я ему такая?
   - Знаешь, дорогая, ты опять наступаешь на те же грабли, пытаешься решать за других. Это уже было с Васькой, ты решила, что ему с тобой плохо, а ведь любовь бывает разная. Есть любовь, которая вольно плавает по небу, эта любовь согревает душу. А есть любовь, которая растворяется в повседневных делах, эта любовь вносит тепло в семью. Подумай об этом, не будь так категорична.
   Мы с Мадам довольно долго просидели в ресторане, вкусно и с удовольствием пообедали. Обсудили домашние дела, предстоящий ремонт в новой квартире, Мадам уже созвонилась с дизайнером, по её словам - молодая, но очень перспективная, планы на летний отдых, куда лучше повезти детей - в Крым или за границу, что подарить Степаниде на день рождения. Решили подарить ей какого-нибудь экзотического котёнка, пусть развлекается по принципу "что старое, что малое". Потом Мадам отвезла меня домой, по дороге договорились, что заедет за мной завтра часиков в девять, чтобы ехать к Степаниде, на том и распрощались.
   Дома накормила кота, пообещала, что буду вместе с ним смотреть телевизор. Довольный Бас помчался занимать место на диване. Отзвонились девочки, рассказали, что ходили с папой в лес, там все полянки голубые, расцвели первые весенние цветы, а ещё они встретили зайчика, сейчас папа жарит шашлык, а дедушка ему мешает своими советами, бабуля хлопочет на кухне и очень громко исполняет арию Наташи из оперы Александра Доргомыжского "Русалка". Вообще у них всё хорошо и просто замечательно. Я порадовалась за девочек, мы попрощались. И я отправилась на диван к Басу смотреть рекламу.
  
   В понедельник, придя на работу, я застала такую картину: Шурик с Ваней сидели на диване, Шурик читал газету, а Ваня спал крепким сном, склонив голову на плечо друга. Наталья на кухне варила кофе. Полковник и Влад отсутствовали.
   - Шурик, вчера опять с другом нажрались? Ну я вас точно закодирую.
   - Варька, ну почему сразу нажрались. У Ивана Тёмка две ночи орёт, не переставая. Они с Алёнкой с ног сбились, носят на руках по очереди. Врачей всяких вызывали, никто понять ничего не может.
   Проснулся Ваня, бледный, осунувшийся, с синевой под глазами.
   - Варька, привет. Скажи, чего он так орёт? Сил же никаких нет, аж синеет. Алёнка говорит, может, его сглазили, он же парень видный, крупный, розовощёкий - весь в меня. Вчера хотела тебе звонить, а потом вспомнили, что ты к Степаниде собиралась в воскресенье.
   - Позвонили бы на сотовый, я бы рассказала, как сглаз проверить, и, если есть, подсказала, как снять.
   - Варя, расскажи. - попросила вошедшая с кофе Наталья. - Я тоже всё запишу, вдруг пригодится для моих внуков.
   - Ладно, пишите, прочту вам небольшую лекцию, пока начальства нет. Итак, что такое сглаз? - Это отрицательная биоэнергетическая подвеска, которая может быть внедрена в чужое биополе преднамеренно или непреднамеренно. Возможны различные способы осуществления сглаза. Это может произойти при непосредственном контакте или на расстоянии, то есть по фотографии, по фантому, через предметы и даже по телефону. Но, конечно, больше всего возможностей для сглаза при непосредственном контакте. Сглаз можно осуществить, не имея сознательных намерений. Это возможно при контакте людей, один из которых является энергетически более слабым, а второй - более сильным, и при этом злым и завистливым по натуре. Отрицательное воздействие могут оказать взрослые люди на детей, особенно на маленьких, имеющих слабую энергетическую защиту. В основе сглаза, как я уже говорила, лежит эгоизм, и такое его проявление, как зависть. Особенно осторожно следует относиться к возможным похвалам в адрес ребёнка. Ведь бывает так, что в поликлинике, возле подъезда или в скверике, где вы гуляете с ребёнком, к вам подходят незнакомые люди и хвалят ребёнка, отмечают признаки его здоровья, красоты, ума таланта, но мысли у них бывают разные и могут в некоторых случаях привести к преднамеренному сглазу. Проверить, сглазили ребёнка или нет, очень просто: возьмите кусочек чёрствого ржаного хлеба и дайте его в руку ребёнку. Через одну минуту бросьте хлеб в стакан с водой. Если хлеб остался на поверхности - опасности нет, если плавает в зависшем состоянии посередине - вы можете справиться со сглазом самостоятельно, если опустился на дно - нужно обращаться к специалисту. Есть ещё один известный способ для взрослых. Сожгите спичку и бросьте в стакан с водой. При наличии сглаза спичка через одну-две минуты опустится на дно - то есть это говорит о том, что ваша энергетическая оболочка нарушена. Что нужно делать, чтобы ребёнка не сглазили? Самое простое - если кто хвалит ребёнка, нужно облизать его правую ручку и три раза сплюнуть на землю. Если сглазили - зажгите лучину, и опустите в воду со словами: "Сглаженный, изгаженный, скинь, опрокинь на того, кто тебя сглаживал и изгаживал". Этой водой умойте малыша. Шурик, а ты что пишешь, аж язык высунул? Детей у тебя нет, а сглазить тебя невозможно, биополе у тебя непробиваемое.
   - Варька, это я для Елизаветы, она часто капризничает, у неё, видишь ли, очень подвижная нервная система, то ей не это, это ей не то. Точно бабы с работы её глазят, она женщина красивая, богатая, и я у неё самый лучший племянник, всем на зависть.
   - Ну-ну. Ваня, если не справитесь, то я, конечно, приеду помогу, но попробуйте научиться с этой проблемой справляться.
   - Варя, а если мы проверим, что это не сглаз, то что? Врачи определиться не могут.
   - Вполне вероятно, последствия от преступной традиции, сложившейся в нашей стране - вакцинировать "всех подряд" из-за удобства с организационной точки зрения. И именно такая система продолжает пропагандироваться армией врачей и чиновников от здравоохранения, причастных к прививкам, но не к вакцинологии с основами иммунологии. Родителей не ставят в известность, что ребёнок, подвергаемый вакцинации, должен предварительно пройти иммунологическое обследование с целью выявления иммунодефицита к тому или иному заболеванию. Конечно, это мероприятие дорогое и хлопотное. Также родители даже не знают, что вводимый препарат имеет множество противопоказаний. Родители даже не подозревают, что практически после всех прививок мозг ребёнка повреждается. Расстраиваются его функции, это, естественно, не является секретом для специалистов, но это ещё самое малое, что может получить в смысле последствий привитый ребёнок. Более серьёзные последствия - паралич черепного нерва и другие повреждения мозга, описанные в книге Нэйла Миллера об опасности вакцин. А упорный пронзительный крик может быть признаком поражения ЦНС, не приведи Всевышний, конечно. Ванюша, мой тебе совет - поговорите с моей бывшей свекровью, она очень опытный врач- вирусолог с многолетним стажем. Она много лет борется с преступным подходом к этому профилактическому медицинскому вмешательству в природу человека и с иллюзией, что все инфекционные агенты будут побеждены, стоит лишь провакцинировать "всех подряд".
   В офис ворвались раззлюченные, о чём-то горячо спорящие начальники, и ни на кого не глядя, направились в кабинет полковника. Тут же из-за неплотно прикрытой двери раздался голос Влада:
   - Миша, мы с тобой дружим много лет, знакомы ещё больше, вместе открыли это агентство, и я не позволю превращать наше детище в отросток при ментовской конторе! Я понимаю, ты долго прослужил в органах, у тебя там осталось много друзей, там служат твои ребята, ты хочешь помочь. Бога ради! Только не в ущерб нашим делам. И сам, слышишь, сам бери пистолет и топай на баррикады! А Варвару я не позволю больше подставлять под пулю!
   В кабинете раздался однозначный грохот и грозный рык полковника:
   - В чём ты меня обвиняешь?! Что я девочку подставил?!
   - Варя, - зашептала Наталья, - тебе нужно вмешаться. Нас они точно перестреляют, если влезем, а тебя не тронут, ты нашим капиталистам больше, чем мы все, нужна, нам можно заменить, а тебя нет.
   - Понятно, перед дамой откроем дверь, пусть её первую сожрёт дикий зверь? Тьфу ты, чуть ли не стихами заговорила от волнения. - сказала я и независимой походкой двинула в кабинет.
   При виде меня полковник сломал карандаш, а Влад откинулся в кресле.
   - Дорогие господа начальники, извините, что прервала ваш увлекательный научный спор, но так как причиной оного являюсь я, то позвольте поинтересоваться, о чём базар?
   Влад встал.
   - Миша, ты меня понял? Если не поймёшь по-хорошему, будет по-другому. Думаю, ты не забыл, что я тоже боевой офицер и, в отличие от некоторых, два раза в неделю хожу в спортзал.
   Вышел и хлопнул дверью.
   Господин полковник усмехнулся.
   - Ишь, распетушился. Он, видите ли, боевой офицер. Мы тоже не пальцем деланные. Ну ничего, успокоится, это контузия сказывается.
   - Михаил Леонидович, что хоть случилось, о чём сыр-бор?
   - Не скажу, - буркнул полковник. - А то мне Влад морду набьёт.
   - Михаил Леонидович... - заныла я. - вы же знаете, какая я любопытная Варвара, расскажите, я Владу ничего не скажу!
   - Ну ладно. - понизил голос полковник. - У ментов интересное дело, убиты пожилой коллекционер редких монет и его жена. Никаких следов милиция на месте преступления не обнаружила, только обрывок записки, который предположительно выпал из кармана преступника, когда тот доставал орудие убийства. По мнению экспертов это кастет или что-то вроде гирьки. Менты просили, чтобы ты посмотрела на этот обрывок, может, что увидишь. Но пока Влад бесится, лучше им в офисе не появляться, так что, если хочешь, поедь сама к ним в отделение.
   - Ну таки я поехала?..
   - Таки поезжай. И помни о конспирации.
  
   Когда я вышла из офиса, вдруг, откуда ни возьмись, полил дождик и даже прогромыхал гром. Первая весенняя гроза. Как хорошо. Пока ехала в отделение, в голове крутились стихи Арсения Тарковского:
   Дождь грянул наконец. Он длился,
   Как птичья песнь. Он так плясал,
   И так старался, так резвился,
   Что мир окрест преобразился
   И засверкал, как бальный зал.
   Дежурный, увидев меня, приветливо заулыбался.
   - Как оно ничего, Варвара Степановна?
   - Да всё путём, Славик. Ребята на месте?
   - Ждут Вас, и Доброходов здесь.
   Я поднялась на второй этаж. Из-за закрытой двери раздавался грозный рык господина майора.
   Я открыла дверь и пропела:
   - Не ори, не ори, лучше вызови ноль три! Господин майор, что это ты так кричишь? Знаешь, ещё Леонардо да Винчи сказал: "Поистине всегда там, где недостаёт разумных доводов, их заменяет крик"
   - Варвара, да как же тут не кричать, двое суток прошло после убийства, а воз и ныне там, никакой зацепки. А тут ещё полковник к тебе не пускает, сказал, Влад грозится пристрелить, если мы появимся в офисе. Лютует, чертяка. Мы уже и не надеялись, что ты приедешь.
   - Представляешь, Варь, - пожаловался Руслан, - сказал, что и родственников не пощадит, чтобы и духу ментовского в его конторе не было. Во гад.
   - Ладно, ребята, будет вам плакаться. Показывайте свой обрывок, времени у меня мало, надо ещё пред светлы очи начальника предстать.
   Ребята шустренько положили передо мной на стол файлик с обрывком записки. Я не стала вчитываться, а посмотрела по сути.
   - Всё, я его вижу, побежала к компьютерщикам, составим фоторобот, а дальше вы сами, лады?
   Минут через сорок я вернулась в кабинет и положила на стол фоторобот предполагаемого преступника. Ребята внимательно рассмотрели фоторобот, а потом недоумённо уставились друг на друга.
   - Твою мать! - воскликнул Лёха. - Да это же Сёмка Шерстнёв по кличке Интеллигент. Он-то каким боком здесь? Никогда на мокрухе замечен не был, так, шустрил по-мелкому, где что спи... украсть, где кого объегорить.
   - Так, ребята! - гаркнул майор. - Ноги в руки и вперёд, быстренько берём, а потом будем разбираться.
   Ребята исчезли. Володька расплылся в улыбке.
   - Рыбка ты наша золотая, что бы мы без тебя делали. А ты знаешь, подруга, тебе стрессовые дела идут на пользу, похорошела в последнее время до неприличности. Влюбилась, поди? Ходют тут слухи разные...
   - Да ну тебя, Володя, не придумывай. Поехала я.
   - Кстати, Варя, старушка-то наша сегодня ночью перекинулась. Стёклышком вены себе перепилила, где только стёклышко взяла. И записку оставила: мол, ухожу детские души сопровождать. Вот такие пироги.
   Я кивнула головой и тихонько прикрыла дверь. Почему-то меня совсем не удивил такой исход.
  
   Когда я, как мышка, проскользнула в приёмную, то услышала, что в кабинете господина полковника продолжаются дебаты на тему "ты не прав", но уже в более спокойном русле.
   - ...И не говори мне, Миша, что они нам тоже помогают, вся финансовая документация через меня проходит, и я вижу, какие суммы уходят ментам на так называемую благотворительность!..
   Влад заметил меня.
   - Варвара, и куда это ты ездила, скажи мне пожалуйста?
   - Я... это... в поликлинику ездила.
   - И что ты там забыла, ты ж болеть не умеешь?
   - Так я в детскую, заявление на отказ от прививок писала.
   - Лучше бы ты, Варвара, карточные игры изучала, а потом умного человека, то есть меня, обучала.
   - Так это мы, Владик, с большим нашим удовольствием, если учесть, что Степанида нас с Мадам давно всему обучила. Всё твердила: "Учитесь, девки, кто его знает, какие времена вас ждут, вдруг опять гонение на ведьм начнётся, хоть картами на кусок хлеба заработаете".
   Влад махнул рукой.
   - Ладно, пошёл я к компьютеру, скучно мне с вами, интриганы хреновы.
   Господин полковник жестом пригласил меня зайти.
   - Ну слава Богу, кажется, его попустило. - прошептал он. - Ну рассказывай, что там?
   Я, тоже шёпотом, доложила суть дела.
   - Ну и ладненько, ну и чудненько. Иди работай, ты молодец.
   До конца рабочего дня все были предельно вежливы друг с другом.
  
   Вечером, когда мы с девочками готовили ужин, позвонил Егор и пригласил нас на премьеру оперетты заезжих гастролёров Т. Хренникова "Сто чертей и одна девушка". Договорились, во сколько он заедет за нами. Между прочим Егор сказал, что вынужден на недельку уехать за границу, на встречу с иностранными партнёрами. Я спросила, с кем останется Фрикс, он ответил, что домработница будет кормить и выгуливать пса.
   Когда мы распрощались, я передала разговор девчонкам.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ от 26.10.2013
        
   - Не годится Фриксу долго быть в одиночестве. - сказала Маруся. - Он будет тосковать. Лучше его на это время поселить у нас. И Басу будет веселее.
   Мы с Шурочкой её поддержали. Бас тоже покивал - это правильно, нужно с уважением относиться к чувствам животных, уважать их желания. То, что Фрикс хочет общения с ним, Басом даже не обсуждается.
  
   Вечером позвонила Мадам:
   - Варвара, завтра в театр надень то голубое платье, что я привезла тебе из Милана и обязательно драгоценности, тот наборчик с сапфиром и бриллиантами. И туфли на высоком каблуке. А то я тебя знаю, нацепишь джинсы и кроссовки. И проследи, чтобы Шурочка прилично оделась! А за Машеньку я не переживаю, девочка с большим вкусом.
   - Хорошо, моя дорогая, ты старше и знаешь, что нам с Шурочкой надеть в театр! - съехидничала я.
   - Что это ты такая покладистая? Это неспроста. А, я, кажется, знаю, почему подлизываешься - ты будешь мотаться по своим уголовным делам, а мне, бедненькой, придётся не только ладить с наглым котом, но и ещё и Фрикса выгуливать, я права?
   - Как всегда, как всегда.
   Оперетта девочкам очень понравилась, я тоже получила удовольствие, правда, скорее не от оперетты, а глядя на довольные рожицы моих деток. Спасибо Ирине, которая с раннего детства прививала им вкус к хорошему музыкальному театру. Сама Ирина прекрасно поёт, и я всегда удивлялась, почему она стала врачом, а не оперной певицей. Но, когда я её об этом спрашивала, она грустно отвечала: "Так сложилась жизнь, моя дорогая".
  
   На другой день после спектакля по дороге в аэропорт Егор завёз нам Фрикса со всеми причандалами: мисочками для еды, надувным матрасом, пакетом с кормом. Бас с разу же умостился на матрас, апробировать, не понравилось, перебрался в кресло.
  
   Неделя пролетела как-то незаметно. Утром я вставала чуть раньше и сама выгуливала пса, а вечером ходили гулять в скверик всей семьёй, это было то ещё зрелище. Впереди кто-то из девочек вёл на поводке Фрикса, следом гордо вышагивал Бас, шествие замыкала я. Но, конечно, в центре внимания всех встречных прохожих был Бас. Многие спрашивали: "Что это у вас за зверь невиданной породы?". Бас фыркал и бурчал: "Не перестаю удивляться невежеству человеческих особей!". На работе всю неделю тоже царило затишье - обычные дела, обычные проблемы. Влад успокоился. И менты, сначала с опаской, а потом как и раньше, захаживали в офис.
   На выходные поехали к Степаниде. Гуляли в местном лесочке. Дети и звери вволю нарезвились.
  
   В понедельник прилетел Егор, позвонил мне на работу, сказал, что вечером заедет заберёт Фрикса.
   Когда я открыла дверь, и Егор вошёл в квартиру, меня поразил его измученный вид. Он был очень бледен, глаза ввалились.
   - Егор, вы себя плохо чувствуете?
   - Да, что-то приболел малость, не буду у вас задерживаться, чтобы не заразить, грипп, наверное. - Он вручил девочкам и мне подарки, забрал Фрикса и уехал.
   Мы пошли рассматривать подарки. Девчонки получили жуткого вида лохматиков, от которых почему-то пришли в дикий восторг - когда их сжимаешь в руке или бросаешь на пол, те издают ужасающие звуки.
   - Мам, это же круто! Ни у кого в классе таких нет! - сказали девочки на мой недоумённый взгляд.
   Бас получил комбинезон для улицы и коробку с кошачьими витаминами. Я - прелестную розу из горного хрусталя.
   Уложив детей спать, я почувствовала странную тревогу. Посмотрела на часы - двадцать три ноль-ноль. Помаялась немного, решилась позвонить Егору. Трубку никто не взял. Может, гуляет с Фриксом, но почему так поздно?.. Позвонила на сотовый - та же история. Тревога нарастала. Походила по кухне, потом по комнате. Прилегла на диван, обняла Баса, он вопросительно посмотрел.
   - Что-то мне, Басик, тревожно. Как бы не случилась с Егором беда.
   Казалось, на минутку закрыла глаза - и сразу же привиделся пожар, только в пожаре задыхалась не я, а Егор, и звал меня на помощь. Вскочила, посмотрела на часы - час ночи. Быстро оделась. Побросала в сумку нужные мне вещи. Сказала Басу: "У Егора беда, я поеду. Ты остаёшься за старшего". Бас понимающе кивнул, пошёл улёгся возле двери в детскую.
   Села в машину и помчалась по пустынным улицам к Егору. Зазвонил мой сотовый.
   Звонила Элеонора:
   - Варя, я всё знаю, выезжаю к детям, не волнуйся, ты справишься, с Егором всё будет хорошо. Если понадобится моя помощь - звони.
   Я подъехала к дому, своим магнитным ключом открыла входную дверь. Зашла в вестибюль. Возле стойки дремал вневедомственный охранник, он сонно уставился на меня:
   - Варвара Степановна, у вас что-то случилось?
   - Как тебя зовут?
   - Виктор.
   - Виктор, боюсь, что случилось, но не у меня, а у Заславского с шестого этажа. Давай поднимемся и проверим.
   Мы поднялись на шестой этаж, подошли к двери. За дверью выл Фрикс. Я нажала кнопку звонка, никто не открыл.
   - Виктор, я знаю, что у вас есть запасные ключи от всех квартир.
   - Но...
   - Никаких "но", ты пойдёшь и принесёшь ключи. - тоном, не терпящим возражений, сказала я. - Всю ответственность я беру на себя.
   Виктор исчез и уже через пару минут мы вошли в квартиру. Фрикс бросился ко мне с радостным визгом и лизнул меня в щёку. Потом побежал в спальню. Мы пошли следом. Егор метался по кровати и что-то шептал.
   - Нужно срочно вызвать скорую. - сказал Виктор.
   - Не надо, справимся сами. Или на кухню и принеси три стакана с водой.
   Виктор метнулся на кухню. Я достала из сумки двенадцать свечей. Зажгла и расставила их на прикроватной тумбочке. Виктор принёс стаканы с водой. Над первым стаканом я прочла "Лампаду жизни". Егор перестал метаться и бессмысленным взглядом уставился на меня. Я дала ему отпить несколько глотков.
   - Варя, - прошептал он. - откуда ты?
   - Егор, молчите, не мешайте, потом всё объясню.
   Над вторым стаканом я прочла заговор "от всякой немочи тела" и опять ему дала отпить несколько глотков. Егор откинулся на подушку и уже осмысленно огляделся. На третий наговорила "дать силы больному". Егор облегчённо вздохнул и уснул, напившись из третьего стакана.
   Мы с Виктором тихонько вышли из спальни, прикрыли дверь. Прошли на кухню.
   - Варвара Степановна, а вы и вправду ведьма. Мне ребята говорили, что на пятом этаже поселится ведьма, да я не верил. Расскажу теперь ребятам, как вы человека с того света вытащили, и я при этом присутствовал, вот обзавидуются!
   - Ладно, Витя, ты иди, я побуду с ним до утра, мало ли что.
   Закрыла за Виктором дверь и тихонько прошла в спальню. Наклонилась над Егором. Он крепко спал, дыхание ровное. Потрогала лоб - влажный. Ну и ладненько, ну и чудненько, как говорит мой любимый начальник, устала я что-то, будто вагон разгрузила. Прилегла на краешек кровати и сразу уснула, как провалилась.
   Утром проснулась оттого, что кто-то завозился рядом. Вскочила, посмотрела на Егора, он улыбался.
   - Варюша, поскольку мы провели ночь в одной постели, я, как честный человек, просто обязан на Вас жениться.
   - Если Вы, сударь, способны шутить, значит, с Вами уже всё нормально.
   - Нет, - заныл Егор, - я ослаблен, мне нужен уход, не бросайте болезного!
   - Егор, я сварю Вам бульон, курица найдётся? Покормлю Вас, погуляю с Фриксом, а Вы должны много спать. Надеюсь, завтра с Вами будет уже всё хорошо.
   Егор шутливо вздохнул, а я отправилась на кухню, нашла в холодильнике курицу, разморозила, и поставила вариться. Фрикс радостно крутился рядом, толкался широким лбом.
   - Фрикс, сейчас пойдём погуляем, а потом я тебя накормлю.
   - Варя! - крикнул из спальни Егор. - Возьмите мой зонт в прихожей, на улице дождь моросит.
   Мы с Фриксом спустились на первый этаж. Виктор приветливо нам заулыбался.
   - Варвара Степановна, как там Егор Константинович?
   - Всё нормально, Витёк. Вот погуляем, покормлю мужчин, и поеду.
   - Я сегодня до вечера на посту, если ему что-то будет надо, пусть позвонит, и с Фриксом вечером погуляю.
   Я кивнула и вышла из подъезда. Спустила пса с поводка, он сразу побежал обнюхивать близрастущие кусты, а я залюбовалась дождём. Вспомнилось стихотворение Светланы Герш:
  
   Дождь шёл себе и лил - он был такой счастливый! -
   На камни мостовой, на стёкла, на капот,
   И на плакат с лицом прелестной кинодивы -
   От этого казалось, что дива слёзы льёт.
  
   Дождь лил, озорничал - он обливал прохожих,
   Он брызгался в зонты, в домов живой конвой,
   Дразнился и журчал, выпрашивал пирожных,
   И тут же исчезал сквозь щели мостовой.
  
   И тут позвонил господин полковник.
   - Варя, мне Эля звонила, как там Егор?
   - Всё хорошо, жить будет.
   - Варя, ты сегодня появишься в офисе?
   - Что-то случилось, Михаил Леонидович?
   - Случилось, у нас очень неприятное дело вырисовывается.
   - Я только заеду домой, переоденусь, и сразу приеду, хорошо?
   - Я понимаю, деточка, что ты очень устала, но, пожалуйста, приезжай. Я буду тебя ждать, лады?
   Позвала Фрикса, тот послушно подбежал.
   - Пошли, мальчик, домой, я вас накормлю, да поеду.
   Зашли в квартиру, первым делом вымыли лапы и пошли на кухню кормиться. Налила в чашку бульон и пошла в спальню. Егор крепко спал. Я поставила чашку на тумбочку и тихонько вышла.
   - Фрикс, я поехала, позже позвоню.
  
   Дома быстренько приняла душ, переоделась и помчалась на работу.
  
   В кабинете господин полковник совещался с Владом. Ребята отсутствовали. Наталья кивнула мне в знак приветствия и жестом показала на кабинет начальника - ждут, мол. Я зашла в кабинет, поздоровалась.
   - Хорошо, что ты приехала, Варвара, присаживайся. Тут такое дело, - начал полковник. - К нам в агентство обратился некий Шаровский Сергей Васильевич, начинающий, пока не очень известный писатель, который издал два романа, первый называется "Кровавое озеро", второй - "Убийство в старом доме". Живёт наш писатель недалеко от города в маленьком посёлке вместе с женой, у них небольшой частный дом, который достался ему в наследство от родителей. Их сыну двадцать один год, по словам отца, славный, спокойный парень, учится в городе, в Медицинском университете, живёт в общежитии. На выходные навещает родителей, часто с двумя близкими друзьями. Но это не главное. Возле дома писателя имеется озеро, очень небольшое, но глубокое, рыбка там водится. С другой стороны от озера начинается небольшой лесок. Пару недель тому назад местные браконьеры решили сетью рыки наловить, но выловили покойничка с перерезанной глоткой, испугались, побежали в местное отделение милиции. Менты пришли, затылки почесали и вызвали областных ментов. Те решили всё озеро прошерстить, пригласили специалистов, и выловили ещё семь трупов, все ребята от четырнадцати до шестнадцати лет, не местные. Вот наш писатель заявляет, что все они убиты разными способами. Кому горло перерезали, кому живот распороли...
   - Миша, прекрати эти ментовские подробности, Варвара побледнела уже. - сказал Влад.
   - Хорошо, хорошо, подхожу к самому главному. Писатель утверждает, что все эти способы убийства описаны в его книге и там тоже были убиты восемь ребят в возрасте от четырнадцати-шестнадцати лет, безжалостно убиты и утоплены в озере маньяком. Но это ещё не всё. По соседству с писателем проживали милые старики, они дружили ещё с родителями писателя. Так вот они очень жестоко были убиты прошлой ночью. Старику раскроили череп, а старуху удавили, и, что самое интересное, всё это было описано в другой книге Шаровского, "Убийство в старом доме". Писатель очень обеспокоен, так как к печати готовится его третья книга с описанием ещё более жестоких убийств. Ну и тут он начал втирать, что у его книг, по всей видимости, дурная энергетика, которая как-то влияет на больные мозги. Всё это, конечно, ерунда, но разобраться надо. В общем, договор мы заключили, предоплату он заплатил. Ребята поехали к областникам, ознакомятся с результатами экспертизы. А ты с Владом езжай на место преступления, посмотрите, что там к чему.
   Когда мы с Владом уже подъезжали к посёлку, позвонила Мадам.
   - Варя, я сама заберу девочек, так что ты не спеши, я чувствую, у тебя там что-то серьёзное вырисовывается. Об ужине для детей и противного кота я позабочусь. Целую, пока.
  
   Посёлок был какой-то притихший и безлюдный. Подъехали к озеру. Возле озера тоже было пустынно, ни рыбаков, ни детей, которые любят возиться у воды. Озёрная гладь спокойна и угрюма. Только возле берега едва шевелилась ленивая волна. Я вышла из машины, подошла поближе. Энергетика крови очень сильна, но здесь она совсем не чувствовалась, что и неудивительно, убивали детей где-то в другом месте, а сюда просто сбрасывали трупы.
   - Влад, давай подъедем к дому стариков, а потом зайдём к нашему писателю. Что-то мне подсказывает, всё как-то связано именно с ним.
   Мы подъехали к дому. Вышли из машины. Калитка закрыта на задвижку, а входная дверь заколочена. Во дворе никого не было, следственная бригада уже отработала, трупы увезли.
   Я прошла вдоль забора, подошла к следующему участку. В палисаднике возилась пожилая женщина. Увидев меня, поспешила навстречу, приветливо улыбнулась.
   - Вы убийством интересуетесь? - спросила она. - Так мы милиции уже всё рассказали, что знали.
   - Мы из редакции городской газеты. Скажите, а кто обнаружил трупы стариков?
   - Так их же сын и обнаружил, он всегда им в начале недели продукты привозит, он и милицию вызвал.
   - Скажите, пожалуйста, а вы той ночью ничего не слышали?
   - Так и милиция это спрашивала. Ничего мы не слышали, даже собаки не лаяли. У Серёги, который в писатели подался, сучка такая гавкучая, чуть что, лает, аж захлёбывается, а наш дурак ленивый ей подгавкивает. А у стариков и собаки не было. Старый сдох, баба Мотя очень переживала, сказала: "Больше заводить не буду".
   Я поблагодарила разговорчивую женщину, попрощалась и мы направились к дому писателя.
   - Влад, как ты думаешь, дома стоят почти впритык друг к другу, если бы во дворе у стариков шарились чужие, собаки бы почувствовали, особенно гавкучая писательская сучка?
   - Варя, а ты права. Так что же получается, кто-то свой?..
   Я пожала плечами.
   - Посмотрим.
   Мы подошли к калитке. Из-за угла дома выскочила небольшая тёмно-рыжая лохматая собачка и зашлась в заливистом лае. Открылась входная дверь, и навстречу к нам поспешила ещё не старая полноватая улыбчивая женщина.
   - Добрый день, проходите пожалуйста. Серёжа ещё не приехал, у него какие-то дела в редакции, но он звонил, предупредил, что вы можете заехать. Вы из агентства, правильно?
   - Из агентства. - сказала я. - А ваша собака не укусит?
   - Что вы, она не кусается, но лает очень громко.
   Мы следом за хозяйкой прошли в дом. Из небольшого коридорчика попали сразу в довольно большую комнату, уютную, с хорошей добротной мебелью. Справа дверь на кухню, рядом большая удобная лестница на второй этаж.
   - Мы дом почти полностью перестроили после смерти Серёжиных родителей, стало гораздо удобнее. Располагайтесь, я сварю кофе.
   Хозяйка пошла на кухню, Влад расположился на диване, а меня заинтересовали фотографии, которые в красивых рамочках стояли на каминной полке. Особенно одна из них. На ней были засняты трое парней на берегу того самого озера, возле которого мы сегодня побывали. Тот, что посерёдке, очень был похож на нашу гостеприимную хозяйку. Такие же белокурые, чуть вьющиеся волосы, голубые глаза, ямочки на щеках.
   - Этот, который посередине - наш сын Илюша. - сказала подошедшая неслышно хозяйка. - А это его друзья, они часто у нас бывают.
   - Очень симпатичные ребята. - промямлила я.
   Мы выпили кофе и распрощались.
  
   Когда отъехали довольно далеко от посёлка, Влад повернулся ко мне.
   - Давай колись, что ты там увидела. Ручонки-то затряслись, а так виду не подала.
   - Это они, Влад. - тихо сказала я.
   - Значит так, сейчас едем в офис, доложимся Мишане, пусть он общается с областными ментами, и думает, как этих подонков прищучить.
   Всю дорогу молчали, говорить не хотелось, даже думать не хотелось.
   В офисе я в изнеможении опустилась на стул.
   Влад буркнул:
   - Сиди, я сам доложу.
   Наталья кинулась на кухню варить для меня кофе, через некоторое время поставила передо мной дымящуюся чашку и сочувственно погладила по плечу. В кабинете Влад с полковником о чём-то тихо совещались, затем господин полковник с кем-то говорил по телефону. Из всего разговора я услышала только одну фразу: "Значит так! Никуда она не поедет, тебе надо - ты и приезжай!".
   Минут через тридцать в офис зашёл милицейский полковник в форме, а с ним двое в штатском. Поздоровались и сразу прошли в кабинет Михаила Леонидовича, дверь прикрыли.
   - Совещание в верхах, как уговорить тебя раскрутить преступников. - шепнула Наталья.
   - Да что меня уговаривать, я рада помочь, знать бы как. Если они отморозятся и не захотят давать показания, то моё виденье к дело не пришьёшь, доказательств нет никаких.
   Через какое-то время дверь кабинета открылась, вышел милицейский полковник и подсел ко мне.
   - Варвара Степановна, ребята поехали брать этих мерзавцев, будем блефовать, что у нас против них что-то есть, а Вас я попрошу провести неофициальный допрос. Вам как удобнее - поехать к нам или привезти их сюда?
   - Мне всё равно.
   - Тогда их доставят сюда.
   Михаил Леонидович уступил мне своё место за столом, остальные разместились кто где. Даже Ваня с Шуриком не опоздали к началу спектакля.
   Вскоре привезли задержанных и усадили напротив меня. Я внимательно посмотрела на каждого и обратилась к Илье:
   - Что, дружок, громкая слава "человека, рождённого, чтобы задать перцу" тебе покоя не даёт?
   Илья дёрнулся, затем криво усмехнулся.
   - Откуда знаешь о Спеке?
   - Да уж знаю, что этот герой 14 июля 1966 года в Чикаго зарезал восьмерых ни в чём не повинных девушек.
   - Сами, козы, подставились. - буркнул Илья.
   - И я уверена, - продолжала я, - что ты считаешь, что в каждой клетке твоей плоти так же, как и у него, заложена лишняя хромосома, "хромосома преступления". Если у нормального человека в клетке 23 пары хромосом, то есть, всего 46, то у тебя 47. Верно я говорю?
   - Да. И у моего отца столько же. Только он трус и своё желание убивать реализует в своих дрянных книжках.
   - А ты крутой и убиваешь реально, так?
   - Да! Ты же сама понимаешь, что с врождённой склонностью к преступлениям ничего нельзя поделать.
   - Всё! - сказал господин полковник. - Спектакль окончен, уводите.
   Подозреваемых увели. Постепенно покинули помещение и все остальные гости. Последним ушёл милицейский полковник, с чувством поцеловав мне руку на прощание.
   - Тьфу ты, ну ты, какие мы галантные. - проворчала Наталья, когда за полковником закрылась дверь. - Натоптали, паразиты, что те слоны, теперь мой после них полы.
   - Варя, давай я тебя отвезу на твоей машине?
   - Спасибо, Влад, со мной нормально, поехала я, поздно уже. Всем пока.
  
   Доехала благополучно, хотя и чувствовала себя препаршиво, прав был Влад. Поставила машину. На автопилоте побрела домой. Зашла в квартиру. Разделась.
   - Элеонора, я пришла, хочу в душ.
   - Иди. - откликнулась Мадам.
   Постояла под горячим душем, кажется, полегчало. Надела тёплый халат и пошлёпала в детскую. В детской царил полнейший кавардак. На полу посреди комнаты высилась большая куча книг из книжного шкафа. Мои девицы сидели на полу возле этой кучи и пытались сортировать книги на нужные и уже ненужные. Бас сидел рядом на толстой энциклопедии и презрительно разглядывал всё это безобразие.
   - Мам, нужные мы заберём на новую квартиру, а другие отвезём детям, у которых нет родителей. - сказала Маруся.
   - Молодцы, нужное дело затеяли, только что-то мне подсказывает, что воз и ныне там.
   - Это всё из-за Шурки! Она жадничает, говорит, что если у нас появится братик, ему пригодится.
   - Мама, - спросила задумчиво Шура, - а когда была напечатана первая книга?
   - Ой, доченька, очень давно, почти двенадцать веков тому назад, если мне память не изменяет, старейшая из всех известных книг изготовлена печатником Ван Чи 2 мая 868 года.
   - А сколько всего книг напечатано за это время?
   - Дорогая моя, на этот вопрос тебе, пожалуй, никто не ответит. Подсчитать просто не представляется возможным. Всё, мои хорошие, пора спать, а это безобразие я завтра сама уберу.
   Девчонки понеслись в ванную.
   - Пойдём, я тебя покормлю, а то лица на тебе нет.
   - Покорми. - покладисто согласилась я. - Я сегодня, по-моему, вообще ничего не ела.
   Кот при слове "покормлю" ринулся на кухню, чуть нас с ног не сбил.
   - Вот сволочной кот, троглодит какой-то! Я его сегодня вечером два раза кормила. Легче прибить, чем прокормить. - пробурчала Мадам.
   На кухне кот с вожделением разглядывал холодильник. Мадам положила ему кусок рыбы, подумала, и отрезала ещё кусок ветчины. Кот благодарно мяукнул и приступил к трапезе.
   Элеонора принялась накрывать на стол.
   - Звонил Егор, примерно за полчаса до твоего приезда. Я сказала, что ты ещё на работе, спросила, как он себя чувствует - сказал, что нормально, и ещё сказал, что ты ему обещала позвонить.
   Я рассмеялась.
   - Элеонора, я ему ничего не обещала, разве что Фриксу, а Фрикс разговаривать не умеет, так что не придумывай.
   - Ну не знаю, могла бы и позвонить, поинтересоваться здоровьем, человек так тяжело переболел... Всё-таки какая-то ты чёрствая, Варька. - вздохнула Мадам и уж совсем непоследовательно продолжила. - И высшие тянут с присвоением тебе второй категории, по-моему, ты её давно заслужила. Сегодня свяжусь, поинтересуюсь.
   - Да зачем она мне нужна, ты же знаешь, я не тщеславна.
   - Нужна, не нужна - это другой вопрос, а порядок есть порядок: заслужила - получи. Да, кстати, звонила дизайнер, сказала, что эскизы готовы, тебе нужно посмотреть.
   - Элеонор, а может, ты сама посмотришь? Мне как-то всё равно.
   - Нет, моя дорогая, тебе в этой квартире жить, ты и смотри. Всё, поела? Иди детей укладывай, а я посуду помою и поеду.
  
   Утром, когда я уже ехала на работу, позвонила Мадам.
   - Варя, отпросись у Миши и подъезжай на квартиру, мы с дизайнером тоже подъедем, посмотрим эскизы.
   Я позвонила начальнику, сказала, что задержусь.
   - Можешь сегодня не приезжать, ничего срочного, отдохни пока.
   "Ура! - сказала я себе.- Свобода!"
   Возле подъезда меня ожидали Мадам и девушка-дизайнер. Поднялись в квартиру.
   - Меня зовут Катя. - представилась дизайнер, разложила прямо на полу эскизы и стала объяснять, что к чему.
   Я с умным видом кивала, а Мадам задавала какие-то вопросы. Договорились довольно быстро. Мадам увезла Катю, а я отправилась домой наводить порядок.
  
   Ранним утром следующего дня меня разбудил телефонный звонок. Звонил Влад.
   - Влад, что-то случилось?
   - Извини, Варя, что я тебя разбудил, Лерка опять... - сказал Влад приглушённым больным голосом.
   Я села на постели.
   - Представляешь, приснилась жена, которая трясла меня за плечо, я вскочил, вышел в коридор, в комнате у дочери горел свет, посмотрел на часы - два часа ночи, хотел открыть дверь, та заперта изнутри, выбил дверь, вбежал в комнату - Лерка лежит на диване без признаков жизни, а на полу валяются пустые упаковки из-под маминых лекарств. Я схватил её на руки и понёс к машине. Хорошо, что машина стояла возле подъезда, поленился вчера в гараж поставить. Привёз в больницу, и её сразу в реанимацию забрали. Два часа откачивали, еле откачали. Врач сказал, ещё чуть-чуть - и не смогли бы спасти.
   - Влад, успокойся. Всё уже позади. Я отвезу детей в школу и сразу же приеду, она в той же больнице, что и в прошлый раз?
   - Да. Варя, приезжай пожалуйста, я буду ждать тебя в вестибюле.
   Я встала, пошла на кухню. У Влада три года тому назад жена ни с того, ни с сего выбросилась с восьмого этажа, хотя видимых причин для самоубийства вроде бы не было. Жили они дружно. Ольга, вполне спокойная, доброжелательная женщина, любила Влада, обожала Леру. После смерти жены Влад с Лерой переехали к Серафиме Петровне, матери Влада. Спустя три месяца Лера попыталась в первый раз покончить с собой. Выпрыгнула с балкона бабушкиной квартиры, которая находилась на третьем этаже, отделалась ушибами и сломанной ногой. Влад и Серафима Петровна тогда здорово переполошились. С Лерой работали лучшие психиатры и психологи. Казалось бы, всё наладилось. Прекрасно учится, у Леры много друзей, серьёзно занимается спортом. Ей только пятнадцать лет, но она мне всегда казалась очень разумной девчушкой. И опять суициднула. Почему, зачем?.. Несбалансированная психика? Падение уровня самооценки, а может, неразделённая любовь? Всё может быть. А почему не наследственность, последние исследования показали, что у шести процентов суицидентов один из родителей был самоубийцей... Ладно, поеду посмотрю, что её волнует.
   Я отвезла детей в лицей и поехала в больницу. Возле входа нервно курил Влад. Увидев меня, поднял руку.
   - Как она?
   - Перевели в палату, слабенькая очень, лежит, отвернувшись к стене, и молчит. Варь, я не знаю, что мне делать, зачем она так? Мы же с мамой ни в чём ей не отказываем, хочешь модные курорты - пожалуйста, любые шмотки - пожалуйста, но она же, Варя, ничего не хочет. Три года прошло после Олиной смерти, она перестала плакать, стала поспокойнее, но и не улыбается. В чём причина такого поведения?
   - Знаешь, Влад, о суицидологии я могу тебе много чего рассказать, но зачем? Давай я сначала с Лерой переговорю и на неё посмотрю.
   Мы зашли в палату. Лера лежала, отвернувшись к стенке, свернувшись калачиком. Я присела на краешек кровати.
   - Лерочка, здравствуй.
   Девочка никак не отреагировала, продолжала неотрывно смотреть в стену.
   - Послушай, я не буду сейчас говорить тебе, как плохо и неразумно ты обращаешься со своей жизнью, я не буду говорить, что поступок твой не имеет смысла, так как он ничего не изменит, кроме твоего отсутствия на этом месте, я не хочу напоминать тебе, что твой отец и бабушка ещё живы, и им будет очень горько и обидно, я даже не хочу рассказывать, как ты будешь мерзко выглядеть после такой насильственной смерти. Наглотаешься таблеток - синюшный цвет лица и тела, повесишься - головка набок, язык высунут, под телом лужа мочи. Просто я знаю, почему ты это делаешь. Ты хочешь к маме.
   Лера резко повернулась и посмотрела на меня. Глаза её медленно наполнялись слезами, губы задрожали.
   - Варя, почему она так со мной поступила? Я так скучаю без неё!..
   - Послушай, а ты думаешь, мама будет рада, если ты придёшь к ней так рано? А знаешь, я могу сделать так, что ты у неё сама всё спросишь, хочешь?
   - Конечно, хочу, Варенька, милая, ты всё можешь!
   - Ну тогда ты сейчас заснёшь и будешь спать пятнадцать минут. Но это не значит, что там это будет именно пятнадцать минут, ты будешь общаться с мамой столько, сколько ей будет позволено. А теперь закрой глаза, устройся поудобнее, и расслабься.
   Лера поёрзала на подушке и с готовностью закрыла глаза. Минуту ничего не происходило, а потом девочка разразилась отчаянными рыданиями, слёзы, как горошины, покатились по щекам. Влад кинулся к ней, я жестом его остановила и приложила палец к губам. Плакала Лера довольно долго, потом стала успокаиваться, слёзы высохли, некоторое время она была спокойна, а потом заулыбалась и даже тихо рассмеялась. Открыла глаза, посмотрела осмысленно.
   - Я с ней говорила, она сказала, что следит за мной оттуда, и сказала, - тут Лера смущённо улыбнулась. - что хочет, чтобы я родила ей внуков и правнуков. Я пообещала. Ещё, папочка, мама сказала, что тебя она очень любит и хочет, чтобы ты был счастлив. А тебе, Варя, она просила передать огромную благодарность. Папочка, я больше не буду так себя вести! - и Лера расплакалась.
   Влад обнял её, и, по-моему, сам заплакал.
   - Всё, ребята, я поехала, надеюсь, Лерочка, у тебя всё будет хорошо.
   Когда я уже взялась за ручку двери, Лера меня окликнула.
   - Варя, а я смогу ещё когда-нибудь с мамочкой пообщаться?
   - Конечно, моя дорогая, только через три года. Чаще беспокоить ушедших нельзя.
  
   В офисе меня встретили четыре пары тревожно вопрошающих глаз.
   - Всё пучком, ребята, всё пучком. Мозги на место вправила, надеюсь.
   Наталья с чувством перекрестилась, Ваня с Шуриком синхронно покивали, господин полковник вздохнул с облегчением.
   - Варя, скажи, в чём причина такой напасти? Почему люди всё чаще убивают себя, ведь человек сейчас живёт лучше, чем, скажем, сто лет тому назад?
   - Кто бы знал, дорогая Наталья Семёновна. Спор философов о самоубийстве продолжается по меньшей мере два с половиной тысячелетия, со времён античности. Согласно исследованиям антропологов, человек очень давно научился лишать себя жизни сознательно, намеренно и очень быстро. В наши дни мы переживаем буквально эру самоубийств. Согласно статистике, почти во всех странах самоубийство занимает почётное третье место, сразу за смертью от болезни и смертью от несчастного случая. Почти полмиллиона землян каждый год сами ставят точку в своей жизни. Почему так происходит сейчас - да потому, что, чем лучше мы живём, вернее, чем легче, тем чаще задумываемся о смысле жизни. Фрейд как-то сказал: "Если человек начинает интересоваться смыслом жизни или её ценностью, значит, он болен". Теорий по этой проблеме великое множество, но нет такой, которая бы учитывала все её аспекты. Суицидология нуждается в комплексных исследованиях специалистов от различных областей науки о человеке. Кстати, существуют и химические показатели предрасположенности к самоубийству - у 95% самоубийц наблюдается пониженное содержание серотонина в мозговом веществе...
   Открылась дверь и в офис зашёл мужчина лет сорока, высокий, породистое лицо, волнистые волосы. Поздоровался.
   - Скажите, пожалуйста, с кем я могу поговорить по интересующему меня вопросу? Мне сказали, что ваше агентство занимается всякими необычными делами, а у меня дело именно что мистическое.
   - Проходите в мой кабинет и изложите суть вашего мистического дела.
   Господин полковник прошёл в кабинет и уселся за свой стол. Клиент двинулся следом. Когда он расположился, начальник сказал:
   - Итак?.. Я вас внимательно слушаю.
   - Вы меня заранее простите, но я начну свой рассказ с предыстории, а потом уже перейду к сути проблемы, иначе мои предположения могут вам показаться скорее смешными, чем мистическими.
   - Бога ради, излагайте, как считаете нужным, мы терпеливо вас выслушаем и постараемся помочь.
   - Эта история, как я полагаю, началась двенадцать лет тому назад. До тридцати лет я не помышлял о женитьбе. По образованию физик, преподаю в институте, защитил кандидатскую диссертацию, начал работать над докторской. Жил спокойно и отдельно от родителей в собственной квартире, пока не встретил прелестную девушку, Ниночку, студентку нашего института. Ниночка приехала в город из небольшого посёлка и жила в общежитии. Влюбился я, как мальчишка, и решил на ней жениться. Мои родители были категорически против нашего брака, особенно мама - она называла Ниночку дворняжкой, а у нас, видите ли, дворянские корни. Но я на все эти злобные выпады говорил, что я человек взрослый и вправе самостоятельно принимать решения, касающиеся моей жизни. Мы с Ниночкой поженились. Родители в конце концов смирились. В знак примирения мама даже подарила моей жене старинный кулон, нашу семейную реликвию. Кулон необыкновенной красоты, с огромным рубином. Сколько я помню, она его всегда носила сама. Ниночка в знак благодарности тоже стала носить кулон постоянно. Всё в семье устаканилось, мы с Ниночкой были счастливы, но через полгода Ниночка заболела, ей поставили страшный диагноз - онкология лёгких. Мы боролись с этой страшной болезнью как могли, но ей становилось всё хуже и хуже, и через год моей Ниночки не стало. Я очень тяжело переживал эту утрату. Родители тоже очень переживали. Они от всей души полюбили этого невинного ангела. Прошло три года. Рана зарубцевалась. Я познакомился с Жанной. Жанна была необыкновенно красивой и яркой женщиной, брюнетка с карими глазами, как у лани. После свадьбы я отдал ей шкатулку с Ниночкиными драгоценностями. Но её заинтересовал только кулон, она в него просто влюбилась, он очень подчёркивал её необычную красоту. Но злой рок преследовал нашу семью, всё повторилось, и через год я потерял Жанну, она умерла от лейкопении. После этого я решил, что семейная жизнь не для меня. Но два года тому назад я с друзьями поехал в Карпаты, покататься на лыжах, и там познакомился с Любой. У нас, как выяснилось, очень много общих интересов, Любочка тоже по образованию физик, тоже из нашего города, у нас оказалось очень много общих знакомых, и просто странно, что мы до той поры не встретились. Когда мы после отдыха вернулись в город, то решили жить вместе. Люба переехала ко мне. На первую годовщину совместной жизни я подарил ей злополучный кулон. И, когда два месяца тому назад и она покинула этот мир, меня осенила жуткая догадка, что это именно камень убивает моих женщин. Эта семейная реликвия отторгает чужих. Мой хороший приятель, когда я ему всё это изложил, посоветовал мне обратиться в ваше агентство, только вы можете помочь мне разобраться с этой мистикой, у вас есть такие специалисты.
   - Я даже не знаю, что вам на это ответить... - задумчиво произнёс Михаил Леонидович. - Кулон у вас с собой?
   - Да, конечно, вот он.
   - Варя, иди поближе, посмотри.
   Я подошла, взяла у клиента кулон и подержала в руке.
   - Михаил Леонидович, обычная энергетика драгоценной вещи, но я бы взялась за это дело. Простите, как вас зовут?
   - Ох, извините, я в волнении и не представился. Аркадий Петрович.
   - Аркадий Петрович, мы напишем вам расписку и на какое-то время оставим кулон у себя, вы не возражаете?
   - Конечно, конечно, какие могут быть возражения.
   Господин полковник порешал с клиентом финансовые вопросы и тот удалился.
   - Ну и как мы будем разбираться с этой мистикой? Все его женщины умерли от болезней, бывают совпадения, его домыслы о камне-убийце - бред сивой кобылы.
   - Михаил Леонидович, есть у меня кое-какие мыслишки, и, если позволите, позвоню-ка я Володе Доброходову, пора ему отдавать долги.
   Трубку Володя взял сразу, как будто ожидал моего звонка.
   - Варвара, рыбка ты моя ненаглядная, вот только сидел и думал о тебе, чесслово.
   - Володенька, мне нужна твоя помощь.
   - Так это мы с дорогой душой, всё возможное и невозможное.
   - Нужен хороший эксперт-криминалист, который разбирался бы в драгоценностях.
   - Ты же знаешь, звезда ты моя путеводная, Володя знает всех, одних уже посадил, а другие в очереди стоят. Шутка. А если серьёзно, есть такой, лучше его нет, не было и не надо, это Абрам Моисеевич, он корифей своего дела. Так что, рыбка моя дорогая, если срочно надо, подъезжай, заберёшь моё бренное тело, и поедем, а по дороге расскажешь, что у тебя случилось.
   Я быстренько распрощалась с коллегами, сказала начальнику, что сегодня уже не появлюсь. Заехала за Володей, забрала его бренное тело, и мы поехали к Абраму Моисеевичу. По дороге кратко изложила суть дела. Володя задумался.
   - А знаешь, Варя, ты права. Вещичку нужно исследовать, что-то и мне всё это не нравится. Пока ты будешь заниматься кулончиком, я осторожненько пробью близкое окружение.
   Абрам Моисеевич, щуплый старичок с венчиком седых волос на голове, сидел за столом в своём кабинете и что-то внимательно рассматривал через лупу. Мы поздоровались. Володя представил меня. Абрам Моисеевич приветливо улыбнулся:
   - Наслышан о вас, барышня, наслышан, рад знакомству. Чем могу быть полезен?
   Я положила на стол кулон.
   - Абрам Моисеевич, что вы можете сказать об этой вещи?
   Абрам Моисеевич довольно долго рассматривал кулон.
   - Вещь старинная, по всей видимости, сделана в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого века, школа русских гранильщиков, рубин природный. Варя, а вы заметили, что контейнер герметично запаян, хотя защёлка цела?
   - Заметила, Абрам Моисеевич, и очень мне любопытно, что там прячут внутри.
   - Оставляйте, Варя, вашу вещицу, я её всесторонне исследую. Завтра утром получите заключение. Хорошо?
   - Спасибо, Абрам Моисеевич, завтра утром заеду.
   Мы простились с гостеприимным хозяином. Я отвезла Володю, когда прощались, он спросил:
   - Варюша, вы успели заключить договор с этим Аркадием Петровичем?
   - Да, позвони Михаилу Леонидовичу, он продиктует тебе всю информацию о клиенте.
  
   Утром, когда я подъехала к бюро, Володя меня уже поджидал.
   - Ну ты и любопытный, Володечка.
   - Варя, я профессиональная ищейка, это не лечится. Кстати, ты такая же, мы с тобой одной крови, только тебе Всевышний дал больше возможностей.
   - Ладно, философ доморощенный, пошли уже, что-то я волнуюсь.
   Мы постучали и вошли в кабинет. Абрам Моисеевич восседал за столом, увидев нас, хитро улыбнулся.
   - Ну, дети мои, ох и затейник же ваш злодей. В герметически запаянном контейнере, предназначенном для локона возлюбленного или его фотографии, я обнаружил небольшую дозу радия, достаточную, однако, для того, чтобы свести человека в могилу.
   - Оп-па! - воскликнул Володя. - Мозаика сложилась. Мамашка нашего героя всю жизнь проработала в радиоинституте, последние годы перед пенсией - в должности заместителя директора, и стибрить чуток радия для неё совсем не было проблемой. Значится, так, Варвара, поехали в агентство, пусть господин полковник вызывает нашего героя, уговариваем, чтобы он написал заявление, по быстрячку открываем уголовное дело по факту умышленного убийства трёх женщин.
   Мы рванули в офис. Начальник был на месте. Я кратко изложила ему суть дела. Михаил Леонидович позвонил клиенту и попросил его срочно приехать.
   Аркадий Петрович приехал через полчаса. Господин полковник по возможности деликатно изложил ему суть дела и попросил написать заявление. Клиент на глазах постарел лет на десять, куда девалась его вальяжность и аристократизм.
   - Ну как же... Это же моя мама... Девочек уже не вернёшь... Я не могу... Это непорядочно...
   - Тогда пойдёшь, как соучастник! - рявкнул Володя. - Своей третьей женщине ты своими руками преподнёс смерть, пойдёшь по той же статье, что и твоя мамаша!
   Клиент заявление написал.
  
   В конце рабочего дня позвонил Егор. На вопрос, как он себя чувствует, нарочито-капризно сказал, что ощущает некую нехватку жизненных сил и, чтобы её компенсировать, ему необходим огромный кусок горячей пиццы и наше прелестное общество. Договорились встретиться в кафе. Ваня и Шурик не преминули позубоскалить по этому поводу - когда, мол, наши букетно-конфетные отношения перерастут в более интересные, на что я ответила, что всему своё время.
   В кафе Сенечка с Егором сидели за уже накрытым столом и о чём-то оживлённо беседовали. Увидев нас, вскочили со своих мест и принялись расточать приветствия и комплименты.
   - Да ладно вам, - сказала я. - Очень кушать хочется. Поэтому, Сенечка, неси свою самую большую пиццу.
   Сенечка понёсся на кухню, а мы расселись за столом. Егор балагурил, не смолкая, но не забывал при этом накладывать девчонкам и мне всевозможные салаты и деликатесы. Девчонки, в свою очередь, принялись ухаживать за ним, напоминая, что он только что серьёзно переболел и ему нужно усиленно питаться. Егор благосклонно принимал такое внимание к его измученному организму. В общем, все трое дурачились от души и получали от этого удовольствие. А я смотрела на их смеющиеся рожицы и ощущала в душе какую-то щемящую нежность. Неужели снежная баба начинает таять?.. Поразительно, а я думала, что со мной этого никогда не случится.
  
   ...Все это должно бы, должно бы когда-то случиться...
   И ветер шуршит занавесочкой, будто поет
   о нежной любови, пронзительной, жаркой и чистой,
   о том, что разлука - всего-то на юг перелет...
  
   О том, что и осень - не вечна, поверьте, не вечна,
   Что будет весна - и с ней буйно зелЕнье озер,
   И что забурлит, засверкает подсолнечно речка,
   Воспрянет погасший - как мертвый уже! - сердца взор...
  
   (здесь и далее по тексту - стихи Светланы Герш)
  
   Утром в конторе я застала такую картину - Ваня вдохновенно что-то вещал, выпучив глаза, Наталья слушала, зажав ладонью рот, на глазах её блестели слёзы, Шурик внимал, время от времени кивая головой. Даже Влад не сидел за компьютером, повернувшись спиной к народу, а стоял в дверях, сложив руки на груди. Даже полковник не разговаривал по телефону, а прислушивался к Ваниной речи.
   - Ванечка, о чём доклад? Смотрю, публика в экстазе.
   - Ой, Варька, ты даже не представляешь, что вчера случилось. В нашей церквушке, ну в той, что недалеко от нашего дома недавно построили, выставили икону Богоматери, из столицы на несколько дней привезли. Народ туда повалил валом, ну и моя Алёнка пошла, помолиться о здравии нашего пацана. Пришла вся зарёванная, говорит, сама видела, как Богоматерь вдруг заплакала горькими слезами, все в церкви на колени упали, дурной это знак, какие-то катаклизмы нам уготованы, так все говорят.
   Я расхохоталась и под удивленными взглядами сотоварищей смеялась долго, до слёз.
   - Ты чё, Варька, нельзя смеяться над святым. - наконец испуганно сказал Ваня.
   - Да, ребята, прав мой кот Бас, который не перестаёт удивляться невежеству человеческих особей. Расскажу вам, так и быть, одну историю, которая описана в книге "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России". Однажды в одной из церквей на Петербургской стороне образ Богоматери стал проливать слёзы. Народ начал в великом множестве туда собираться. Пошли пересуды, что Матерь Божья недовольна и слезами своими возвещает несчастье новому городу и, может быть, всему государству. Пётр Первый действовал решительно, ибо прекрасно понимал, что и одна искра суеверия может вызвать страшный пожар, ежели заблаговременно оная не будет затушена. Он явился в церковь, остановился возле прославившейся иконы и, при внимательном рассмотрении, обнаружил крохотные, совсем неприметные дырочки в глазах изображённой Богоматери. Тогда Пётр оборотил доску, сорвал оклад, выломал переклад и обнаружил источник обмана: в доске против глаз у образа сделаны ямки, в которые положено было немного густого масла и которые закрывались задним перекладом. Под воздействием тепла горевшей лампады и свеч масло таяло и каплями стекало из глаз Богоматери. Представляете, как государь возбудился и разгневался? Приказал разыскать и строго наказать виновных, а настоятелю церкви написал: "Приказываю, чтобы отныне Богородицы не плакали. А если они ещё раз заплачут маслом, то поповские зады заплачут кровью". И до самой смерти Петра иконы не плакали. А потом "чудеса" эти и многие другие вновь стали буднями нашей действительности. Так что, дорогие мои, катаклизмы отменяются, дышите ровно и спите спокойно.
   - Нет, можешь же ты, Варька, всё опошлить. И откуда у такой хорошенькой ведьмочки столько цинизма. - сказал Шурик и облегчённо вздохнул.
   - Да я-то здесь причём, Шурик? Это попы циничны, дурили народ неграмотный ради прибыли. И не только попы. Ещё в древних египетских храмах происходили всяческие чудеса. Так, например, в храме Абу-Симбел, вырубленном в скалах на берегу Нила, два раза в год (19 октября и 21 февраля) праздновалось великое событие - день рождения фараона Рамзеса, бога солнца, и годовщина его восшествия на престол. В эти дни верующим, собравшимся в тёмном зале храма, являлось чудо в виде светящейся фигуры самого бога-фараона, а в храмах Александрии возле алтаря появлялся, по требованию жрецов, лик божества. Примеров этих чудес множество. А всё дело в том, что египетские жрецы владели секретом получения целого ряда химических веществ, с помощью которых они и творили свои "чудеса". Им были известны методы получения несгораемых составов, посредством гамея и мышьяка они получали из меди сплавы, похожие на золото и серебро, производили яркие и прочные краски, которые не тускнели и за тысячелетия. Учёный Пьер Пиоб со своими помощниками в 1923 году арендовал зал театра, который декорировал под египетский храм и в точности продемонстрировал все эти "чудеса". Так что, ребята, мошенники и лохи были во все времена и, думаю, не переведутся никогда.
   - Так, - сказал господин полковник, - кончаем лясы точить, доложитесь-ка мне, ребятки, по делу Евгения Бабарыкина. Взяли у его родителей список друзей-приятелей, с кем успели поговорить, что успели выяснить?
   - Вот, Варвара, ты, как девушка образованная, объясни господину полковнику, что нельзя в отношении подчинённых обидные выражения применять, лясы, видите ли, точить.
   - Да ничего в этом выражении, Шурик, обидного нет, идёт оно от несложной старинной работы - изготовления балясин: точёных столбиков для перил. Это ремесло считалось весёлым и лёгким, дающим мастеру возможность шутить, болтать и петь.
   - А, ну тогда ладно, - сказал Шурик, - пошли, Ваня, докладать.
   - Что случилось, - спросила я у Натальи, - у нас новое дело?
   - Да, вчера, когда ты разбиралась с камнем-убийцей, в офис пришли муж и жена, у них сын пропал, утром поехал получать в банке деньги - они домик за городом решили прикупить - и с концами. Хлопец здоровый, занимается каратэ. Полковник через ментовку запрос сделал в банк, сообщили, что деньги снял, сел в машину и уехал. По сводкам, как труп, не проходил. По гаишным данным такая машина в ДТП не попадала. Ребята вчера и сегодня утром опрашивали близких друзей и знакомых, уже два дня его никто не видел. В общем, чертовщина какая-то. Придётся, видимо, тебе этим делом заняться, хотя полковник думает, что дело простое, сами справятся, ну пусть справляются, ты не нарывайся. И вообще, пора тебе личной жизнью заняться, правы ребята, сколько можно мужику мозги сушить. Ты, конечно, девушка умная и необычная, но лучше бы ты была просто счастливая и любимая. Поверь мне, я знаю, что говорю.
   Ребята посовещались с начальником и убежали по своим делам.
   Я зашла в кабинет.
   - Михаил Леонидович, дайте я фотографию хотя бы посмотрю, скажу, жив он или нет.
   Начальник положил передо мной несколько фотографий. Я взяла в руки одну из них, долго рассматривала.
   - То, что парень мёртв - это однозначно. Но вот что интересно - я трупа не вижу, какой-то огонь, пыль и больше ничего.
   - Похоже на взрыв?
   - Скорее всего, да.
   - Взорвался в машине?
   - Нет, крупных фрагментов я не вижу.
   Михаил Леонидович задумался.
   - Да, - наконец произнёс он, - это знание нам ничего не даёт, мы даже не сможем найти его тело.
   - Но мы можем поработать с его ближайшим окружением, налицо корыстный мотив, вряд ли он постороннему сказал, что пошёл в банк снимать деньги или родители сказали.
   - Нет, божатся, что никому не говорили, это получилось спонтанно, утром позвонил риэлтор и сообщил, что клиент согласился на предложенную ими сумму, и они решили быстренько всё оформить, чтобы тот не передумал.
   - Михаил Леонидович, меня беспокоит один вопрос - как такой сильный, хорошо тренированный парень позволил себя взорвать, почти как жертвы Амону во время праздника новолуния. Они никогда не издавали ни малейшего звука и стона, но этот фокус потом объяснился - людям перед жертвоприношением давали кусочек сахара, облитого ядом кураре, что вызывало паралич нервов.
   - Варя, способов обездвижить человека множество, самое простое - сначала пристрелить, или брызнуть из баллончика нервно-паралитическим газом.
   - Значит, кто-то свой, чужого он в машину бы не посадил. Пусть ребята попросят у родных альбом с фотографиями, я посмотрю на его друзей. Я бы это сделала в субботу, но нужно ехать к Степаниде, у неё день рождения, давайте в понедельник, хорошо? Спешить-то особенно уже незачем.
   - Хорошо. Что дарить Степаниде будете?
   - Мадам на выставке прикупила какого-то редкой породы котёнка, пусть развлекается.
  
   В субботу отправились к Степаниде. Девчонки всю дорогу сюсюкали над котёнком - какой он хорошенький, какой миленький, какой смешной. Бас презрительно дёргал хвостом и, если котёнок пытался пристроиться ему под бок, брезгливо отпихивал лапой. Степанида подарком осталась довольна, внимательно его осмотрела и изрекла: "Толк будет". Целый день в доме была суета, то и дело заходили благодарные клиенты с подарками и цветами, угощались, желали имениннице всяческих благ, заходили соседи, приятельницы, так что только вечером мы смогли попраздновать своей семьёй. Степанида была довольна и весела, вспоминала свою молодость, а потом с Василисой и девочками пели народные песни. Засиделись за полночь. Потом мы с Мадам уложили спать старушек и детей, и отправились наводить порядок после праздника. В процессе работы я рассказала Мадам о нашем последнем деле. Элеонора никак не отреагировала, молча мыла посуду.
   - Элечка, может, ты устала, давай я сама уберу, а ты иди отдыхай.
   - Да нет, Варя, не устала я, просто думаю, говорить тебе или нет, ты у нас девушка непредсказуемая.
   - Если начала, так говори, а то я от любопытства заболею.
   - Ну ладно, прошлой ночью говорила я с высшими, присвоили они тебе вторую категорию, я очень вежливо спросила, почему, мол, так долго тянули, тебе ведь ещё пять лет назад было положено, и знаешь, что они мне сказали? - Ты нарушила их планы и они были тобой очень недовольны.
   - И чем же я не угодила высшим старухам?
   - Своим скоропалительным замужеством. Через несколько лет ты бы встретила мужчину, который тебе по судьбе, и родила бы великого шамана. Но сейчас они довольны, ты на правильном пути.
   - О, какие страсти!.. Можно подумать, ты об этом не знала, и старухи открыли тебе великую истину.
   - Я, может быть, и знала, и тебя предупреждала, но одно дело я, а другое - великие высшие.
   - Хорошо, постараюсь дойти к вашей заветной цели.
   - Ох и вредная же ты, Варька, спасу нет. Пошли спать.
   Проходя через гостиную в свою комнату, увидела, что на диване, свернувшись клубочком, спит Бас, возле его тёплого живота примостился котёнок. Права Степанида, будет с котёнка толк, добиваться своего он уже научился.
  
   В понедельник ребята положили передо мной несколько альбомов с фотографиями. Уже через несколько минут я опознала убийцу. Ваня сказал, что это лучший друг нашего Жени Бабарыкина. Все, в том числе и родители, характеризуют его как очень хорошего спокойного парня, дружили ребята со школьной скамьи, отличный спортсмен, тоже занимается каратэ. Ребята с ним беседовали, он сказал, что не видел Женю несколько дней.
   Полковник позвонил Доброходову, тот сказал, что принял заявление родителей к производству, так как прошло уже три дня с тех пор как парень пропал. Полковник попросил его никуда не отлучаться, он, мол, сейчас подъедет, есть информация. Схватил фотографию, где друзья сняты вместе и умчался. Часа через полтора вернулся, сказал, что доложился Володе, тот при нём позвонил подозреваемому и попросил приехать к нему в 13-00 для разговора, он с готовностью согласился. Руслан и Лёша, которым поручили вести это дело, тоже подтянутся.
   - Михаил Леонидович, - жалобно заныла я, - можно я тоже поеду, поприсутствую, мне интересно, как он всё это провернул.
   - Нет. - жёстко сказал господин полковник. - Он опасен, ребята его сами дожмут. Потом приедут сюда и удовлетворят твоё любопытство.
   Время потянулось бесконечно медленно. Я ёрзала на стуле, с нетерпением поглядывала на часы. Наталья пыталась отвлечь разговорами, но я отвечала невпопад. Тогда она предложила помочь ей приготовить обед, мотивируя тем, что приедут голодные менты. Ребят отправили за продуктами. Влад вызвался почистить овощи. Я спросила, как Лерочка. Влад расплылся в улыбке:
   - Всё хорошо, Варя, ребёнка как подменили, щебечет, улыбается, мы с мамой на неё не нарадуемся. Купили ей щенка, возится, всё приговаривает: "Посмотри, мамочка, какой чудесный!".
   Когда часы перевалили за 16-00, я позвонила Мадам, попросила забрать детей. Та с готовностью согласилась, сказав: "Не изводи себя, всё чем-нибудь заканчивается". В половине седьмого вечера в офис наконец-то ввалились Руслан и Лёша, но в каком виде! Физиономии все в ссадинах, Лёша хромал на левую ногу, а у Руслана правая рука была в гипсе. На наши удивлённые взгляды Руслан сказал:
   - Мы ещё легко отделались, а вот Доброходов в госпитале. Хорошо, что жив остался.
   Лёша выставил ан стол, который мы с Натальей накрыли к ужину, бутылку водки и бутылку вина. Мы расселись.
   - Ну давайте, рассказывайте, не томите. - попросила я.
   - Значится, так, - начал Руслан, здоровой рукой пытаясь положить себе в тарелку тушеную с мясом картошку, - клиент приехал точно в 13-00, здоровый амбал, ростом как мы с Лёшкой, но плечистей. Морда приятная, улыбчивая. Доброходов начал заполнять протокол, паспортные данные, а потом, используя эффект неожиданности, приподнялся, навич над подозреваемым и грозно рявкнул: "А теперь, падла, колись, как ты своего кореша подорвал?!". Реакция того была мгновенная, он тукнул пальцев какую-то точку на шее у Володьки, тот и повалился на стол, этот вскочил и к двери, мы с Лёшиком к нему, он нас как кутят разбросал, здоровый, гад, и выскочил в коридор. Двое ребят из охраны кинулись к нему, он и их положил. Тут из кабинетов стали выскакивать следаки, кричат: "Преступник убегает!", а он уже на первом этаже. Дежурный, салажонок, видит, что тот к входной двери подбегает, выхватил пистолет да и всадил в него две пули. Вызвали скорую, умер по дороге в госпиталь. Вот такие пироги. Теперь жди неприятностей, служебного расследования. При обыске в хате нашли у него всю сумму, что Женя Бабарыкин в банке снял.
   Мы помолчали. Влад разлил водку и вино. Выпили, не чокаясь.
   - Жаль, - сказала я. - Теперь мы ничего не узнаем, как он это провернул. Хотя я приблизительно догадываюсь, но теперь это всё неважно.
  
   Подходя к дверям своей квартиры, я услышала грохот и весёлый смех моих лапушек. Открыла дверь. Посреди коридора на спине валялся Фрикс.
   - Мамочка, - закричали девчонки, - Фрикс такой смешной! Команду "лежать" он выполняет буквально, ложится на спину и неподвижно замирает, а на команду "сидеть" переворачивается на живот!
   Я обняла девочек, погладила Фрикса, почесала голову Басу, который снисходительно мурлыкнул, разделась и пошла на кухню. Егор и Мадам обсуждали детали ремонта в моей квартире и пили чай. Поцеловала Мадам, улыбнулась Егору, присела к столу.
   - Ужинать будешь? - спросила Элеонора.
   - Нет, поужинали в офисе с ментами, заедали неприятный инцидент.
   - Ты знаешь, Егорушка, много раз пожалела, что устроила Варвару к Мише в агентство, она бы там дневала и ночевала.
   Егор рассмеялся.
   - Это же хорошо, Элеонора Степановна, когда дело, которым занимаешься, приносит удовлетворение, а Варюше её работа нравится, особенно если дело занятное, правда, Варя?
   - Ваша правда, Егор, только что-то в последнее время дела всё страшные, а не занятные, ничего для души.
   И оказалась не права, такое дело, для души, меня уже ожидало.
  
   Утро началось с Марусиных капризов. Вставать не хочу, умываться не хочу, умываться тоже не хочу, завтракать тем более не хочу.
   - Ребёнок, что с тобой? - спросила я.
   - Да-а, мамочка, наш Бас в школу не ходит, делает, что хочет, а умный и все его уважают.
   "Да, я такой, - промурлыкал Бас, который сидел на кухонном диване и внимательно прислушивался к разговору, - что за толк от ваших учёб, Фрикса хоть учи, хоть не учи, дурак дураком, две команды выучить не может!". Тут же сам себе дал команду "лежать!" и растянулся на диване, потом "сидеть" - и уселся копилкой. Маруся и Шурочка рассмеялись.
   Но тут же Маруся продолжила ныть - мол, я хочу каникулы, мне надоело ходить в школу и так далее.
   В конечном итоге в школу мы опоздали, а на работу я опаздывала катастрофически.
   Позвонила Наталья:
   - Ты где? Начальство гневается, они с клиентом уже сорок минут тебя дожидаются!
   Я обрисовала ситуацию.
   - Ладно, скажу, что у тебя машина сломалась. Хотя... машина у тебя новая, пока сломаться не может... В общем, что-нибудь придумаю, а ты постарайся побыстрее.
  
   Когда я влетела в офис, Наталья, сделав страшные глаза, махнула в сторону кабинета. Я пошла, покаянно опустив голову. Начальник посмотрел укоризненно, но сказал лишь:
   - Присаживайся, Варвара, познакомься, это наш новый клиент. Тарас Львович, я хочу, чтобы его делом занялась ты, при необходимости можешь подключать ребят. Тарас Львович, изложите Варе суть проблемы.
   Клиент, мужчина лет пятидесяти, приятное лицо с небольшой ухоженной бородкой, чуть смущённо улыбнулся.
   - Если позволите, Варя, прежде чем излагать суть проблемы, я немного расскажу о нашей семье. Так уж вышло, что все мои предки по мужской линии занимались научной деятельностью. Отец - профессор-микробиолог, дед - учёный-математик, прадед - учёный-физик и химик, последователь Уильяма Рамзая. Основоположник нашей династии по указу Петра Первого участвовал в создании Академии наук в 1725 году. Но помимо основной деятельности все мои родственники пылко увлекались историей человечества. В нашей семье испокон веков хранилась старинная рукопись, которую по преданию передал один шаман моему пращуру в 1711 году во время Башкирского восстания. В этой рукописи якобы изложены тайные формулы Вселенной. Те, которые обладали знанием этих формул, могли творить буквально чудеса. Все мои предки во все века бились над разгадкой тайных формул, но так и не смогли разгадать. Так вот, эта рукопись хранилась в родительской квартире. Позавчера родителей обокрали, вор просто влез в форточку, квартира расположена на втором этаже. Рукопись хранилась в "сейфе", просто металлическом шкафчике, ключ от которого лежал сверху. В "сейфе" хранились мамины драгоценности и немалая сумма денег. Помимо этого в квартире много ценностей, старинные картины, иконы, хорошая дорогая посуда, много современной техники. Странный вор взял только рукопись, все ценности не тронуты. Именно это обстоятельство и подвигло меня обратиться в ваше агентство.
   - Скажите, Тарас Львович, вы тоже учёный?
   - Да нет, Варя, - рассмеялся наш клиент. - Я вырожденец, врач-стоматолог, у меня своя частная клиника, а вот мой сын работает у моего отца на кафедре микробиологии, защитил уже кандидатскую диссертацию, парень очень толковый, надеемся, достигнет определённых высот, не посрамит своих предков.
   - Скажите, кто знал о данной рукописи и о предполагаемом её содержании?
   - Я об этом думал и анализировал. У нас в семье не принято обсуждать данную тему. У мамы очень тяжёлый характер, она трудно сходится с людьми. Общается только с домработницей, которая у них работает уже лет пятнадцать, какая-то очень дальняя мамина родственница, и с парой приятельниц, вряд ли они будут обсуждать эту тему. Все очень далеки от науки и истории. Моя жена - врач-косметолог, её, кроме семьи и любимой косметологии, ничего не интересует. Мой сын очень замкнутый и немного закомплексованный, в детстве повредил коленную чашечку и слегка хромает. Общается он, пожалуй, только с коллегами, ну ещё иногда со своим другом детства, тот работает в банке, в охране. Я, если честно, отношусь к этому всему скептически и считаю полнейшей чепухой, меня всегда удивляло, как могут мои умные предки интересоваться такими глупостями.
   - Скажите, а по этому вопросу были когда-нибудь публикации?
   Клиент задумался.
   - А вы знаете, мой дед в одной из своих статей в журнале "Наука и жизнь" вскользь упоминал об этом, но только вскользь, сами понимаете, такое время было.
   - Хорошо, Тарас Львович, мы постараемся разобраться. Если будут новости, мы вам сообщим.
   Клиент распрощался и ушёл, а мои коллеги подтянулись в кабинет и вопросительно уставились на меня.
   - Варька, что это за хрень такая? Какие-то тайные формулы Вселенной... - спросил Ваня. - Ты про это что-нибудь слышала?
   - Кое-что, Ваня, кое-что.
   - Ну давай уже, рассказывай, не интригуй народ.
   - Хорошо, что знаю - расскажу. Что такое магия? - Это знание законов гармонии, существующей повсюду в мире. В эпоху Атлантиды, которую по праву можно назвать золотым веком общества, человеческие существа обладали знанием, позволяющими контролировать силы природы. После катаклизма, который уничтожил континент и существующую на нём великую цивилизацию, какое-то количество выдающихся атлантов спаслось благодаря своим чудесным способностям от гнева Божьего и переселилось в другие страны, на тот момент пребывающие в состоянии дикости. Там они передали свои знания некоторым достойным людям, то есть выполнили свою миссию - спасли от забвения великое искусство магии. А те люди, которым были переданы эти знания, стали называться шаманами, колдунами и ведьмами, и уже они передавали знания следующим поколениям. Египетские жрецы тоже считали себя наследниками великих атлантов. Что же это за знания? Во-первых, умение считывать информацию, раньше на чистой, незамутнённой водной глади, а потом по фотографии. Во-вторых, это способность проектировать свою астральную форму на любое расстояние. В-третьих, это способность внезапно исчезать и появляться в помещении, на улице и так далее. В-четвёртых, наносить тот или иной ущерб своему противнику на расстоянии. В-пятых, левитация. Считается, что все египетские пирамиды были воздвигнуты именно путём левитации. Все великие шаманы и ведьмы обладают этой способностью. В-шестых, средства связи с другими планетами. В качестве этих средств выступали души, которые, освободившись от своего физического тела в момент так называемой смерти, продолжали существовать в другом измерении и по воле мага совершали космические путешествия. Все эти знания зашифрованы в тайных формулах Вселенной и, по всей видимости, древний колдун передал пращуру нашего клиента именно эти тайные формулы.
   - Варька, а ты умеешь исчезать и появляться?
   - Нет, Шурик, это умеют только очень сильные шаманы и высшие ведьмы, а я всего-навсего ведьма второй категории.
   - Варя, с чего ты собираешься начать поиски этой рукописи?
   - Михаил Леонидович, если можно, пусть ребята потопчутся за сыном нашего клиента, что-то мне не верится, чтобы молодой парень не имел какой-нибудь зазнобы, и, если таковая имеется, пусть узнают, когда она появилась. А ты, Влад, запусти в поисковик, в каком именно журнале напечатана статья, где упоминается о тайных формулах Вселенной. А я, с вашего позволения, поеду к родителям нашего клиента, посмотрю на то место, где лежала рукопись. Наверняка остался энергетический след, и, если у нас появится подозреваемый, который держал эту рукопись в руках, то... дальше всё ясно.
   - Хорошо, Варя, езжай. Ребята, двигайте в институт, где парень работает, покрутитесь там.
   - А я пошёл к компьютеру. - сказал Влад.
   Господин полковник позвонил клиенту, попросил предупредить родителей о моём визите. И я отправилась по указанному адресу.
  
   Квартира располагалась в старом доме, ещё сталинской постройки. Поднялась на второй этаж? позвонила в квартиру. Дверь тут же открылась.
   Пожилая женщина, открывшая мне дверь, приветливо улыбнулась:
   - Проходите, пожалуйста, Тарас предупреждал, что вы вскорости подъедете.
   Я зашла в довольно большую прихожую. Из комнаты напротив вышла хозяйка дома, дама преклонного возраста, тщательно причёсанная, в шёлковом домашнем костюме. Сдержанно улыбнулась. Я поздоровалась и представилась.
   - Проходите, Варя, меня зовут Эмилия Ивановна. Вы знаете, совсем не понимаю своих мужчин, переполошились из-за каких-то древних бумажек, ведь больше ничего не пропало. Сколько живу, столько удивляюсь глупости этого биологического вида. Вот этот шкафчик, рукопись лежала на этой полке. Катюша, принеси нам чай. Или вы предпочитаете кофе?
   - Нет, спасибо, если можно, чай.
   Я подержала руку над полкой, где лежала рукопись. Энергетика старинных рукописей очень сильна, особенно если рукопись писана самим шаманом.
   - Скажите, Эмилия Ивановна, в последнее время кто-нибудь интересовался этой рукописью, может быть, какие-то новые люди появились возле вашей семьи?
   - Да нет, Варя, рукопись уже лет десять не вынималась из шкафа, и разговор о ней не заходил, да и кому она нужна?.. Мой муж по молодости всё над ней колдовал, а потом успокоился. Внуку она совсем неинтересна, он никогда и не пытался разгадать, что там написано. Когда ему было лет пятнадцать, дед рассказал историю этой рукопись, но мальчик как-то не заинтересовался.
   - Простите, вы случайно не знаете, есть ли у вашего внука любимая девушка?
   - Вы знаете, Варя, наш внук с нами не откровенничает, и с родителями тоже, он очень замкнут, по-моему, его интересует лишь наука, вот о своей микробиологии он может говорить часами. Когда они жили ещё с нами, это потом сын купил квартиру, так вот, внук дружил с Людочкой из соседнего подъезда, они в школе вместе учились, чудесная девочка. Но потом наши дети переехали, а Людочка вышла замуж. О других его пассиях я не знаю.
   - Спасибо, Эмилия Ивановна, за чай, я поеду. - и я попрощалась с гостеприимной хозяйкой - почему сын считает, что у матери тяжёлый характер, по-моему, очень милая женщина.
  
   Когда я возвращалась на работу, позвонил Егор:
   - Варюша, я не понимаю, что со мной происходит - то ли я заболел, то ли скучаю за Вами, то ли у меня весенняя депрессия, что-то мне неймётся.
   Я расхохоталась.
   - По-моему, Егор, Вам нужно на каникулы, у моей Маруси такое же состояние, сегодня целое утро капризничала.
   - А почему бы и нет?.. Давайте на выходные слетаем хотя бы в Прагу с девчонками, немного развеемся?
   - Хорошая идея. Я уговорю Мадам, чтобы она забрала Фрикса и Баса на выходные к Степаниде.
   - Ура! Я срочно занимаюсь билетами и гостиницей!
  
   В офисе кроме Натальи, никого не было. Она сосредоточенно рассматривала кольцо, поворачивая руку то так, то эдак.
   - Наталья Семёновна, небось подарок милого друга?
   - Скажи, Варя, ты разбираешься в камнях? А то я никак не пойму, что это за камень, похоже на изумруд.
   - В камнях хорошо разбирается моя Мадам, меня она учила, но моему вкусу не доверяет, поэтому все драгоценности покупает мне сама, она хорошо знает, энергетика каких камней мне подходит.
   Я подсела к Наталье и внимательно рассмотрела камень.
   - Это однозначно не изумруд, а хризопраз, он дешевле изумруда, но тоже очень достойный камень. В древней Греции и Риме из хризопраза вырезали камеи и интальо. Любимый камень Фридриха Великого, он постоянно носил в перстне хризопраз и даже украсил им корону. Носите его постоянно, он оберегает от дурного глаза, зависти и клеветы. Этот камень не любит подозрительных и ленивых людей, на их руках быстро теряет свою неповторимую зелень и темнеет. У Вашего сердечного друга очень хороший вкус.
   - Знаешь, Варя, может, это и неправильно в нашем возрасте, но мы решили жить вместе. Я думала, дети будут возражать, а они обрадовались и сказали, что очень рады за меня.
   - Поздравляю! А как Коленька?
   - Недавно приходил, сидит, вздыхает, похудел, какой-то обшарпанный. Ничего у меня в душе не шевельнулось, ты была права, каждый выбирает свою судьбу.
   В офис зашли господин полковник и Влад.
   - Варвара, нашёл я статью за 1963 год, где вскользь упоминается о формулах Вселенной, и из статьи явствует, что такая старинная рукопись существует.
   - Если нашёл ты, то мог найти и тот, кто этим вопросом интересуется. И обязательно возле семьи должен был появиться новый человек, чтобы выяснить, есть ли такая рукопись и где она находится. Чувствую я, что это женщина, только женщина может у мужчины выяснить всё незаметненько. Подождём, что принесут в клювике ребята.
  
   До конца рабочего дня ребята так и не появились.
   Зато утром следующего дня встретили меня сияющими физиономиями.
   - Варька! - закричал Шурик. - Я говорил тебе, что обожаю тебя? Дай я тебя расцелую, ты, как всегда, оказалась права!
   Ваня тоже раскрыл объятия, гаркнув на Шурика:
   - Уйди, вражина! Варька меня любит.
   - Да ладно вам, рассказывайте, что накопали.
   - Значит, так, - начал Ваня, - были мы в институте, посмотрели на сынка нашего клиента, парень так себе, очкарик худосочный, ещё и хромает. В обеденный перерыв поспешил он в кафе напротив института, подсел за столик к девице, та его ожидала. Девка, я вам скажу, первый сорт, красавица, волосы до попы, высокая. Поворковали они часок, кофе попили и разбежались. Наш вернулся на работу, а девка села в свою машину и уехала. Мы за ней двинули. Поехала она в спальный район, остановила машину, зашла во второй подъезд девятиэтажки. Во дворе на лавочке два алкаша сидели в задумчивости. Шурик сбегал за пивом, мы к ним подсели, те обрадовались компании, а больше пиву. После третьей литровки они на наш вопрос, кто эта краля, что во второй подъезд вошла, сказали, что это Танька, живёт в 37-ой квартире сама, родители за границей работают, что ходят к ней какие-то ребята, благообразного вида, на босоту не похожи, большинство на машинах приезжает. Никаких безобразий не устраивают, всё тихо-мирно. Соседи решили, что секта какая-то. Но поскольку не шумят, то пусть молятся. Распрощались с разговорчивыми алкашами и рванули к банку, где дружбан нашего суслика в охране служит, клиент нормально его описал, дождались, когда у того смена закончится, подошли, показали ксиву и вежливо попросили пройти с нами в ближайший пивбар. Хлопец оказался с понятием, без понтов, пошёл с нами. Кстати, Наталья, надо бы компенсировать затраты материальные и физические, т.е. пострадавшие мочевые пузыри.
   Наталья, скороговоркой:
   - Представьте объяснительную о целесообразности трат и копию счёта!
   Ваня с Шуриком укоризненно на неё посмотрели и Ваня продолжил:
   - Начали мы его расспрашивать, что за девушка у нашего микробиолога и когда появилась, на что тот ответил, что недавно за банкой пива друг похвастался, познакомился, мол, месяц тому с чудесной девушкой, умницей и красавицей, выпускницей исторического факультета нашего университета. Пока не работает, ищет, мол, достойную работу. Увлекается мистикой, всем чудесным и таинственным, всякими пророками и чудотворцами. По-моему, нужно брать эту Танюшу за жабры.
   - Что мы сейчас и сделаем, поедем к Тане, хочу на неё посмотреть.
   Мы сели в Ванину машину и отправились по известному ребятам адресу. Позвонили в тридцать седьмую квартиру. Дверь нам открыла девушка, действительно, очень красивая.
   - Кто вы такие? - спросила она. - И что вам нужно?
   - Мы из детективного агентства и пришли к вам по поводу украденной вами или вашими сообщниками старинной рукописи. - я сразу взяла быка за рога.
   - Я не понимаю, о чём вы говорите! - девушка попыталась захлопнуть дверь, но Шурик ей не дал.
   - Таня, отпираться бессмысленно, я наследственная ведьма и чётко вижу энергетический след данной рукописи на ваших руках. Вы её довольно долго рассматривали.
   - У меня сейчас нет этой рукописи, над ней работают ребята.
   - Знаю, что нет. Давайте договоримся так - завтра в девять часов утра вы сотоварищи прибудете в наше агентство, вот визитка, привезёте рукопись. В противном случае...
   - В противном случае, - продолжил Шурик, - мы привлекаем милицию и ваши действия будут квалифицироваться как кража личного имущества с проникновением в жилище в сговоре с другими лицами, статья 140 УК, от семи до десяти лет лишения свободы. Вам понятно?
   - Да. - голос Тани дрогнул.
   Мы повернулись и пошли к машине.
   - Думаешь, приедут?
   - Приедут, Ваня, никуда не денутся. Они совсем не дураки.
  
   В девять часов утра в офисе собрались все. Тарас Львович приехал со своим отцом. Татьяна и семь её товарищей прибыли без опоздания. Народ расселся в кабинете господина полковника.
   - Ну рассказывайте, молодые люди, как вы дошли до жизни такой? - спросил господин полковник.
   Встал один из парней, положил на стол рукопись, и важно произнёс:
   - Мы из общества последователей деятельности великого мага и предсказателя мэтра Филиппа, который владел тайными знаниями атлантов. Мы уверены, что смогли бы расшифровать формулы Вселенной и постигнуть их суть. В наше общество входят лучшие специалисты из разных областей: программисты, математик, физик, химик, лингвист, историк.
   - Постойте! - это Наталья. - А кто такой этот мэтр Филипп? Что-то я про такого не слышала.
   Парень презрительно на неё посмотрел и провозгласил:
   - Он великий, почти как Иисус Христос.
   - Варя, а ты про такого слышала? - повернулась ко мне Наталья.
   - Слышала, Наталья Семёновна. Начинал свою карьеру колбасником в Лионе, потом объявил себя провидцем, прорицателем и целителем, но эта карьера во Франции закончилась для него плачевно - угодил на скамью подсудимых за шарлатанство и знахарство. После суда мэтр решил попытать счастья в далёкой России. И не прогадал. Благодаря содействию супруги великого князя Петра Николаевича, черногорской принцессы Милицы, он проник в царское окружение и стал незаменимым человеком для императорской четы. Страсть Николая Второго и Александры Фёдоровны к мистике и магии граничила с патологией. Мэтр Филипп, по преданию, мог вызывать духов, так, вызывал дух Александра Третьего, который диктовал сыну, как следует управлять государством. Кроме вызывания духов умерших, Филипп пытался выступать и в роли знахаря. В этой области объектом его "экспериментов" была страстно жаждущая рождения сына - наследника трона - Александра Фёдоровна, рожавшая одних дочерей. Филипп убедил её, что она беременна, хотя лейб-акушер Отто заявлял, что она ничуть не беременна, за что был отстранён от наблюдения за здоровьем императрицы во время её мнимой беременности, уступил место Филиппу, довёдшему дело до постыдной во всех отношениях развязки. Филипп, помимо заклинания духов и знахарских сеансов, занимался первобытным колдовством и теургией - императрице подарил икону с колокольчиком, который должен был звенеть при приближении людей с недобрыми намерениями, Николая Второго одарил чудесной палкой, которая якобы отводила несчастья. Лучше бы вы поклонялись Петру Багмаеву, крёстнику Александра Третьего - этот хоть был бурятским шаманом, правда, не очень сильным.
   - Так, - сказал господин полковник, - с историей всё ясно. Что будем делать с оболтусами-профессионалами? Тарас Львович, пишете заявление по поводу кражи личного имущества?
   Клиент посмотрел на отца, тот встал.
   - Знаете, надо бы их наказать, но заявление мы писать не будем, не будем их будущее калечить. Более того, пусть забирают рукопись и работают над ней, может, у них получится то, что не получилось у меня и моих предков, только с одним условием - если у них получится, они должны в обязательном порядке ознакомить меня с результатами исследований.
   Подследственные заулыбались и закивали - мол, спасибо, согласны.
   - Ну тогда дело закрыто, все свободны. - припечатал полковник.
  
   Субботнее утро началось с суеты. Мы с девчонками проспали, и, когда приехал Егор, всё ещё носились по квартире. Егор какое-то время понаблюдал за нами, потом подхватил сумку и Баса, сказал: "жду в машине, у вас на всё - три минуты".
   Через пять минут мы уселись в машину.
   Завезли животных к Мадам и помчались в аэропорт. Егор поставил машину на стоянку, сунул какие-то деньги парковщику, подхватил сумки, и мы побежали в здание аэропорта. Регистрация на наш рейс заканчивалась. Перевели мы дух уже в самолёте, когда уселись на свои места. Маруся с Шурой заспорили, кто будет сидеть возле иллюминатора, но Егор их как-то быстро утихомирил. Дальнейший полёт проходил в мирной обстановке. По прилёту взяли такси и отправились в гостиницу.
   Я очень люблю Прагу, особенно весной и осенью. Люблю этот город с его неспешной жизнью, полной достоинства и умиротворения. Люблю толпы праздношатающихся туристов. Здесь я чувствую себя спокойно и торжественно.
  
   В гостинице быстро разместились, позавтракали и отправились бродить по городу. Заходили в кафе, покупали у уличных торговцев всякую вкуснятину. Дети болтали, не умолкая, мордашки раскраснелись, Егор держал их за руки, веселился вместе с ними от души. День пролетел незаметно, девчонки к вечеру подустали. Я сказала, что пора возвращаться в гостиницу. От ужина они отказались, что и неудивительно, сказали, что хотят спать. Егор вызвался рассказать интересную историю, они согласно покивали, но уже через пять минут крепко спали, уткнувшись носами в подушки. Егор прошептал: "Я закажу ужин к себе в номер, а ты приходи". Я сказала, что только переоденусь и приду. Не торопясь, приняла душ, переоделась и отправилась к Егору на ужин. Стол уже был изысканно сервирован. Мы долго ужинали болтали обо всём и ни о чём.
   А потом Егор взял меня за руки, поднял с кресла, крепко обнял... Я не сопротивлялась. Всю ночь мы не спали, только под утро Егор наконец-то угомонился. Я повернула голову и увидела, что посреди комнаты стоят высшие и довольно улыбаются. Затем покивали и исчезли. "Ну вот, - подумала я. - Ничего от вас не скроешь, никакой личной жизни!". Попыталась незаметно выскользнуть из постели, но Егор меня придержал. Я поцеловала его и шепнула: "Нужно возвращаться, девочки скоро проснутся". Потихоньку зашла в номер. Мои дочки крепко спали. Легла на свою кровать, счастливо улыбнулась и тут же уснула.
  
   Разбудили меня весёлые голоса моих детей. Накинула халат и пошла к девчонкам в комнату. Они сидели вдвоём на кровати и весело болтали.
   - С добрым утром, мои любимочки, как спалось?
   - Мамочка, а Шура говорит, что Егор в тебя влюбился и вы поженитесь! Он так на тебя смотрит, ну точно как Борька на Шурку! А в меня ещё никто не влюбился, - грустно добавила Маруся, - хоть я и красивее, чем она!
   - Ничего, моя дорогая, у тебя всё впереди. А теперь встаём, умываемся, одеваемся, идём завтракать. Что-то я проголодалась.
   Мы спустились в ресторан, заказали завтрак. А тут и сияющий Егор объявился. По-хозяйски обнял меня, поцеловал, чмокнул и девчонок в щёчки, уселся и сказал:
   - Милые дамы, я вот тут подумал, поскольку в вашей квартире идёт грандиозный ремонт, и поэтому в нашей с Фриксом квартире жить невозможно, может, вы возьмёте нас на постой к себе, а? Я полезный, хорошо готовлю, особенно мясо. Буду гулять по утрам и вечерам не только с Фриксом, но и с Басом, ему свежий воздух нужен. Вас, девчонки, буду в лицей возить и забирать, благо мой офис рядом находится. Не откажите бедному гусару.
   Я удивлённо уставилась на Егора, а Шурочка глубокомысленно изрекла:
   - Это правильно, мамочка. С нашей квартиры идёт пыль, а у Фрикса может быть аллергия на пыль. И потом, у нас целый день стучат, Фрикс поспать днём не может.
   Егор согласно закивал:
   - Да, точно, у него аллергия, он постоянно чихает и вздрагивать начал.
   Я расхохоталась.
   А Маруся добавила:
   - Если Егор утром будет жарить отбивные, я согласна. А то твои, мамочка, каши, уже сил нет есть.
   - Хорошо, заканчиваем завтракать и идём покупать сувениры. Потом пообедаем, соберёмся и отправимся в аэропорт без спешки.
   Мы побродили по сувенирным лавкам, накупили подарков. Егор крепко держал меня за руку. Девчонки шли впереди и понимающе переглядывались. После обеда мы собрали вещи, Егор вызвал такси.
   - Варюша, у нас есть два часа свободного времени. Покатаемся по городу и в аэропорт, хорошо?
   Я не возражала.
  

...Уютный город Прага - всё моё: и улочек извилистых тесноты,

и парапетов нежное литьё, и вечера задумчивые ноты...

Рука в руке - о, этот нежный шарм улыбок, взглядов и прикосновений...

И даже солнца уходящий шар загадочен и необыкновенен.

И Влтава шелестит о... том же нам, и Карлов мост над влтавскою дугою,

и разодетых толпищ тарарам...

Ах, Прага... как уютно в ней с тобою...

  
   В родной город мы прибыли точно по расписанию. Сразу отправились к Мадам за нашей живностью. Мадам встретила нас с распростёртыми объятиями. Потискала девчонок, расцеловала меня. На Егора пристально посмотрела, потом чмокнула в щёку и зачем-то сказала:
   - Спасибо тебе, дорогой мой.
   "Ха-ха-ха, - подумала я, - и за что это спасибо, наверное, за то, что, как ураган, ворвался в мою жизнь, и, кажется, собирается поселиться в моей квартире?.."
   Фрикс радостно прыгал вокруг хозяина, облизал девчонок, потолкал меня лбом. Даже Бас вёл себя без всегдашнего высокомерия - тёрся о ноги и довольно мурлыкал.
   - Неблагодарные! - сказала Мадам. - Я вас два дня деликатесами кормила! А толку-то. Пойдёмте ужинать, стол уже накрыт.
   Мы направились в столовую. Валентина с Лидусей хлопотали возле стола, ноисли с кухни всё новые блюда. Поужинали славно. Мадам оказывала Егору всяческие знаки внимания, Лидуся смотрела на него с восхищением и подкладывала в тарелку вкусности. Валентина ходила за девчонками, которые возились с живностью, с тарелкой в руках и пыталась впихнуть в них "ещё по ложечке". Когда мы собирались домой, Мадам отвела меня в сторону и строго заявила:
   - Значит так, Варвара - никаких кровавых дел, никаких волнений, переживаний. Тебе в твоём положении это вредно. Ты должна правильно питаться и побольше гулять. И не спорь со мной, я лучше знаю! И Мишке скажу, чтобы не втравливал тебя во всякие сомнительные дела.
   - Элеонора, ты что, с дуба рухнула? Какое положение, о чём ты говоришь?..
   Мадам улыбнулась, потрепала меня по щеке, чмокнула в нос.
   - Скоро всё узнаешь, моя маленькая.
  
   Утром меня разбудил упоительный запах жареного мяса. Я улыбнулась и подумала, что в любой ситуации есть и положительные моменты. Накинула халат и пошла на кухню. Здесь я застала идиллическую картину: девчонки, умытые и причёсанные, наминали отбивные с жареной картошкой, Фрикс с Басом с вожделением смотрели в свои тарелки, где остывали огромные куски мяса. Егор, подпоясанный моим фартуком, колдовал возле плиты. Увидев меня, улыбнулся, обнял одной рукой, поцеловал в щёку.
   - Доброе утро, соня. Иди умывайся, кушать подано.
   После душа уселась за стол, Егор положил мне в тарелку еду, сел напротив.
   - Варюш, что-то я не врубился. Мадам мне вчера весь вечер нашёптывала, что тебе нужно хорошо питаться, не волноваться, поменьше отрицательных эмоций... Что она имела в виду?
   Я рассмеялась.
   - Не бери в голову, Егорушка, у моей Мадам буйно развита фантазия, ей кажется, что мы недостаточно полноценно питаемся, что я детям даю неполезную еду, что мой кот лучше питается, чем дети... Она привыкла меня всю жизнь опекать, и продолжает руководить и сейчас. Ну пусть руководит, я её очень люблю и не хочу с ней спорить.
   Егор внимательно посмотрел на меня и сказал:
   - Варя, у тебя потрясающе ярко-зелёные глаза, точно изумруды. Я подарю тебе изумруды такого же цвета.
   Егор повёз детей в лицей, а я, прежде чем выйти на улицу, посмотрела в зеркало и рассмеялась - а ведь Егор прав, глаза и вправду позеленели.
  
   На работе сотрудники при виде меня сделали вид, что окаменели. Первым не выдержал Шурик.
   - Варька! Как ты похорошела! Ты и раньше была хороша, чертовка, но сейчас просто глаз отвести невозможно. Что полноценный секс делает с людьми, что делает, подлец!
   - Шурик, не опошляй! - строго поправила его Наталья. - Не секс, а любовь!
   - Да ладно вам. - рассмеялась я. - Ребята, ловите ключи от машины, я вам несколько упаковок пива привезла.
   Ребята схватили ключи и понеслись за пивом. Наталье я вручила изящный кожаный кошелёк.
   - Спасибо, Варюша, какой красивый. И очень кстати, из моего вся мелочь вываливается. Как отдохнула? Надеюсь, с Егором всё сладилось? Мужик стоящий.
   - Наталья Семёновна, какой-то он... больно напористый, не успела оглянуться, а уже в ловушке, и выбираться не хочется.
   - Ну и не надо, мужчина правильный, сразу понял, какой ему бриллиант в руки попал. Ты, Варя, очень инертна, тебе комфортно в своём маленьком мирке - в семье и на работе, здесь тебя все любят и ценят, и ты, то ли из-за характера, то ли из-за детских комплексов, очень боишься раздвинуть рамки своего мирка, тебя страшат посторонние люди. Ты должна осознать, что очень красива, умна, и необыкновенна, правильно говорил отец Сергий, мы все рядом с тобой чувствуем себя защищёнными. Рядом с тобой должен быть неординарный мужчина, и я надеюсь, что Егор именно такой.
   В комнату ввалились раскрасневшиеся ребята, по-моему, не отходя от машины ополовинившие запасы пива.
   - Варька, ты человек! - сказал Ваня. - Знала, чем утомлённые души порадовать. Всё, Шурик, на выходные летим в Прагу, набираем пива и два дня из номера не выходим. Главное, чтобы туалет был рядом.
   В дверь как-то незаметно просочились Володя Доброходов, Руслан и Лёша. Видок у них был ещё тот - бледные, под глазами густая синева. В изнеможении опустились на близстоящие стулья. Выхватили из упаковки по банке пива и тут же одним глотком осушили.
   - Чего припёрлись? - недружелюбно спросил Влад. - Попили пивка и выметайтесь. Ходят как к себе домой, Варваре голову морочат, на её нервах "звёздочки" зарабатывают.
   - Вот какой-то ты, Владик, стал несознательный. Раньше был с понятием мужик, помню, как после праздника ВДВ моё нанемированное тело с поля боя на руках вынес, не дал товарищу пропасть. А в прошлом году, когда я, пьяный, в кулеш вместо соли опарышей всыпал, съел и даже похвалил! Правда, и сам был того, в сиську. А сейчас всё ругаешься, всё грозишься, а у меня на районе кровавая банда объявилась, беспредельщики конченные. Сегодня ночью ворвались в квартиру одного врача-анестезиолога, его порезали, а беременную жену и пятилетнюю дочку вообще искромсали, до смерти забили. И глухарь, никто ничего не видел, не слышал. В квартире всё в кровище, на стенах кровью знаки какие-то нарисованы. Может, секта какая-то, что дьяволу жертвы приносит. Влад, дай Варвару, пусть жалом поводит, авось зацепочку какую-то увидит.
   - Не дам, Володька, и не проси. Мишу Мадам позвала с утра пораньше, вот приедет, тогда и порешаем.
   - Ну Вла-а-адик! - заныла я. - Давай я с ребятами съезжу посмотрю, зачем терять время, вдруг эти отморозки ещё кого-нибудь порежут.
   - Ладно. - смилостивился Влад. - Езжай, но только посмотри, в расследование не влазь!
   Ребята на дорожку попытались взять ещё по банке, но Ваня с Шуриком не дали, всё быстренько переместили на стол к Наталье, с которой менты связываться поостереглись.
  
   Мы загрузились в милицейскую машину и поехали к дому, где произошло убийство. Квартира была уже опечатана. Володя поддел пломбу и открыл дверь. Первое, что я почувствовала, войдя, - это дикий ужас. Кровь была повсюду, она просто вопила: "ужас!", "ужас!", "ужас!".
   - Володя, расскажи мне, что ты об этом знаешь? Тебе удалось допросить пострадавшего?
   - По показаниям дежурного врача, который по совместительству является приятелем нашего пострадавшего, в час пятнадцать ему на сотовый позвонил Олег Балабанов и сказал прерывающимся голосом, что в квартиру ворвались трое неизвестных и он сразу получил удар ножом в область живота. Дежурный врач сразу же отправил по известному ему адресу две скорые и вызвал милицию. Дверь была открыта. Врачи скорой бросились к Олегу, он был без сознания. Обнаружили убитых жену и дочку. Олега отвезли в больницу и сразу же прооперировали, а вторая скорая дождалась милицию. Мне позвонили в три часа, я сразу связался с Русланом и Лёшей, когда мы приехали, эксперты уже работали. С пострадавшим я не разговаривал, так как он был без сознания после операции. Это всё.
   - Понятно. А теперь не мешай мне, я тут немного осмотрюсь.
   Я довольно долго бродила по квартире, ребята всё это время тихо сидели на кухне. Потом зашла на кухню, устало опустилась на стул, который услужливо подставил мне Руслан.
   - Знаете, что странно? Не было в квартире чужих этой ночью.
   Ребята замерли. Володя побледнел ещё больше.
   - Варя, ты хочешь сказать...
   - Я пока ничего не хочу сказать, я должна на него посмотреть.
  
   Мы поехали в больницу. Поднялись на четвёртый этаж, зашли к заведующему отделением. Володя показал "ксиву" и спросил, как чувствует себя Олег Балабанов.
   - Операция прошла нормально, он пришёл в себя, ножевое ранение не повредило жизненно важных органов, правда, значительная потеря крови. О гибели семьи мы ему пока не сообщали, пусть окончательно восстановится. Поговорить с ним можно, но не более десяти минут.
   Когда мы вошли в палату, Олег открыл глаза и посмотрел вопросительно:
   - Вы из милиции?
   Володя представился и показал удостоверение.
   - Скажите, что с моей женой и дочерью? Они живы?
   Володя промолчал, а я задала встречный вопрос:
   - Скажите, Олег, вы служили в Чечне?
   - Пришлось. - криво усмехнулся он.
   - И именно там подсели на наркотики?
   Олег съёжился.
   - Откуда вы узнали?..
   - ...Поэтому часто меняли места работы, чтобы сотрудники не догадались о вашей зависимости.
   Олег молчал, плотно сжав губы.
   - Вчера ночью, в наркотическом угаре, вы забили до смерти жену и ребёнка, потом, когда пришли в себя, испугались содеянного, испытали дикий ужас, но в минуты опасности инстинкт самосохранения обостряется, и вы придумали, как избежать наказания, то есть ударили себя ножом в самое безопасное место, вы медик, знаете, куда бить, и позвонили приятелю, которому рассказали о якобы ворвавшейся к вам банде. Я права?..
   Олег заплакал.
   А я встала и вышла из палаты.
  
   Дядя Коля, пожилой водитель милицейского "газика", курил, увидев меня, открыл дверь:
   - Садись, дочка, отвезу тебя домой. На тебе лица нет, а была ну просто цветочек, когда днём в машину садилась.
  
   Подъехали к дому. Моя машина стояла на своём месте. Я поблагодарила дядю Колю и пошла к подъезду. Уже у квартиры вспомнила, что ключи остались в сумке, а сумка на работе. Позвонила.
   Дверь открыл Егор. Чмокнул меня в щёку, шепнул:
   - Мы там с Василием коньячок пьём, присоединяйся. - и пошёл на кухню.
   "Вот только этого мне сегодня и не хватало, разбираться с мужчинами" - подумала я и пошла в детскую.
   Мои девчонки сидели на полу и разбирались с какой-то новомодной игрушкой.
   - Привет, мои хорошие. Вы ужинали?
   Маруся посмотрела на меня внимательно.
   - Ужинали. Мам, папа жутко огорчился, увидев Егора.
   - Что теперь поделаешь, - философски заметила Шурочка. - Жизнь продолжается, папе придётся смириться.
   Я улыбнулась, потрепала девчонок по волосам и отправилась на кухню.
   Мужчины о чём-то беседовали, на столе стояла ополовиненная бутылка коньяка и какая-то закуска. Я приветливо поздоровалась с бывшим мужем и присела за стол.
   - Будешь? - спросил Вася, наливая мне в рюмку коньяк.
   - Буду.
   Егор встал.
   - Ну вы побеседуйте, а я пойду, выгуляю живность. Может, и девчонки компанию составят.
   В прихожей какое-то время пошумели, повозились, потом хлопнула входная дверь и наступила тишина.
   Я выпила свой коньяк и посмотрела на Васю.
   - Знаешь, Варя, я только недавно сделал для себя открытие - люди называют любовью два совершенно разных чувства. Я понял, что мои душевные переживания, ссоры, ревность - всё это называлось просто; "я хочу, чтобы ты была только моей". А надо, чтобы было так: "мне хочется, чтобы ты была счастлива". И тогда становится совсем неважно, со мной ты счастлива или без меня. Пойду я, пожалуй. Вид у тебя уставший.
   Я проводила Васю до двери, встала на цыпочки, поцеловала.
   - Знаешь, Вася, как бы ни сложились наши жизни, мы с тобой были и останемся родными людьми.
   Закрыла дверь, пошла в комнату, улеглась на диван и разрыдалась.
   Вскорости вернулись мои домочадцы. Девчонки весело щебетали. Я быстро встала, вытерла глаза и вышла в прихожую. Егор на меня внимательно посмотрел, но промолчал.
   - Мамочка, ты представляешь, Бас во дворе познакомился с кошкой и она его сводила на экскурсию в ближайшую мусорку. Придётся его купать.
   Я улыбнулась.
   - Придётся, Маруся, и не только Баса, но и вас с Фриксом. Вы там, по-моему, тоже отметились.
   Фрикс прижал уши и отошёл в сторону - в отличие от Баса, он купаться не любил.
   Когла животные и дети были выкупаны и уложены, мы с Егором сидели на кухне. Егор обнял меня, погладил по плечу. Я потёрлась макушкой о его щёку и чуть отстранилась:
   - Егорушка, зачем я тебе? Со мной очень трудно.
   Егор прижал меня крепче, чмокнул в шею:
   - Знаешь, со мной тоже нелегко, но вместе мы справимся.
  
   Утром, прощаясь с детьми и Егором в прихожей, я призадумалась. Егор это заметил.
   - Варюша, ключи от машины и сумочка вот здесь, в шкафчике. Влад вчера вечером пригнал твоя машину и занёс ключи и сумку.
   Облегчённо вздохнула, закрыла за семейством дверь. Скоро летние каникулы, девчонки занимаются последнюю неделю. Степанида с Василисой уже ждут, не дождутся своих бубочек.
  
   На работе сотрудники были явно чем-то озабочены. Наталья в задумчивости постукивала пальцами по столешнице. Шурик рассматривал потолок. Ваня смотрел в окно и время от времени вздыхал. Влада и господина полковника не наблюдалось.
   - И что это вы в раздрыпе, что произошло такого, чего пока не знаю я?
   - Варя, в том-то и дело, что мы тоже ничего не знаем. Вчера, как только ты уехала, приехал полковник и первым делом как гаркнет: "Где Варвара?!". Влад быстеренько зашёл в кабинет и они закрылись. Долго о чём-то спорили. Я попыталась отнести им кофе, думала, может, хоть что-то услышу. Да не тут-то было, сразу умолкли и, как только я вышла, опять дверь закрыли. Так мы ничего и не узнали,
   - Может, новое дело?
   - Если бы новое дело, то дверь бы не закрывали, какие от нас тайны, мы бы им занимались. Тут что-то стратегическое. - веско заметил Шурик. - И как-то это связано с тобой, так что, подруга, колись, что натворила?
   - Да ничего я не натворила, вчера целый день с ментами провела, домой поздно приехала. Влад меня отпустил! - возмутилась я.
   - Да ладно вам гадать, вон начальство пожаловало, может, что и прояснится.
   В офис вошли Влад и господин полковник. Мы вопросительно на них уставились.
   - Что смотрите? Работы нет? Так сейчас будет! - сказал господин полковник и пошёл в кабинет.
   - Оба-на! - произнёс Ваня, продолжавший торчать у окна. - Какие деньжищи подъехали! Слышь, Шурик, хватит нам и на Прагу, и на пиво.
   Мы с Натальей подошли тоже поглазеть - и действительно, возле офиса остановились две огромные машины, какое-то время постояли, а потом открылись двери и выкатились, как горошины, добры молодцы. За ними неспешно вышел импозантный мужчина лет пятидесяти, подал руку молодой женщине, славненькой, с чуть капризным личиком. Мужчина и женщина направились ко входной двери. Молодцы остались возле машины. Мы с Натальей быстренько уселись на свои места. Гости вошли в комнату, поздоровались.
   - У нас случилась беда! - сказала женщина и заплакала.
   Наталья быстро подошла, приобняла.
   - Успокойтесь, в нашем агентстве вам обязательно помогут! Пройдите в кабинет к начальнику.
   Клиенты прошли в кабинет. Начальник указал на кресла.
   - Расскажите подробно о вашей проблеме.
   - Два дня назад пропала моя тёща. После обеда она пошла прогуляться к озеру, которое располагается в небольшом лесочке, она часто там гуляет. К вечеру не вернулась. Мы с домочадцами искали её почти всю ночь, не нашли. Утром, я подключил свои связи, приехали водолазы, безрезультатно. Искали у подруг, у знакомых, что маловероятно, так как вряд ли она в домашнем платье и тапочках отправится в город, да и денег при себе у неё не было. Нам друзья посоветовали обратиться в ваше агентство.
   - Помогите найти маму, мы заплатим любые деньги! - опять заплакала женщина.
   - Скажите, какие у вас были отношения?
   - Очень хорошие, мама меня воспитывала сама, замужем она не была. Жили мы с ней в городе, в маленькой однокомнатной квартире. Когда я вышла замуж, то переехала жить к мужу, в коттеджный посёлок. Уговорила и маму переехать к нам. Она очень не хотела, а потом согласилась. Маме 57 лет, склероза у неё нет, она очень образованная и разумная женщина. Всю жизнь проработала в отделе кадров одного небольшого предприятия, сейчас пенсионерка.
   - Хорошо, - сказала господин полковник. - Оставьте фотографии, заключим договор и постараемся найти вашу маму.
   Закончив все формальности, клиенты распрощались и уехали.
   - Давайте, работнички, подтягивайтесь все сюда. Варвара, посмотри фотографии. Кого будем искать, живого человека или труп?
   Мы прошли в кабинет, расселись. Я взяла фотографию, пристально вгляделась.
   - Живее всех живых. Вижу дом, ухоженный двор, рядом с ней мужчина, коренастый, лицо открытое, улыбается. Женщина в домашнем платье, тапочках, на плечи накинут мужской пиджак. Лицо немного смущённое. Пожалуй, всё.
   - Варя, а название деревни и имя-отчество мужчины никак? - спросил Шурик.
   - Не болтай ерунду, это уже ваша работа, езжайте в коттеджный посёлок, аккуратненько расспросите обслугу, что за мужчина у них бывает, вряд ли он приезжает к господам. Всё, завтра утром доложите. - отчеканил полковник и совсем другим тоном продолжил. - Варвара, а ты на сегодня можешь быть свободна, езжай, девочка, отдохни.
   Я пожала плечами, переглянулась с Натальей и пошла на выход. Села в машину, ударила кулаком по рулю. Да что это всё значит, батька вас всех забери?! Набрала телефон Егора, сказала, что ненадолго заеду к Мадам, а потом заберу из лицея детей.
   - Не торопись, - добродушно возразил Егор. - поболтайте, я девочек сам заберу и зажарю утку с яблоками, так что не наедайся там.
  
   В приёмной у Мадам я увидела Лидусю и пару головорезов в стильных костюмах какой-то знаменитой фирмы. Лидуся меня обняла, прошептала, что эти - кивнула на бандюг - последние, и "пошли кофейку попьём, Валентина, кажется, своих фирменных ватрушек напекла".
   На кухне Валентина, увидев меня, приветливо улыбнулась.
   - Хорошо, что приехала, и жаль, что малышек не привезла. Есть хочешь? Я подам в гостиную.
   - Нет, Валюша, если можно, только кофе и твоих ватрушек.
   Валентина сварила кофе, поставила блюдо с ватрушками. Лидуся быстро съела одну, хлебнула кофе.
   - Пойду я, Варюша, на пост, а то ещё сопрут чего. Хоть и миллионеры, а клептомания у них в крови. Скажу Мадам, что ты приехала.
   Мы с Валентиной поболтали, я съела пару чудесных ватрушек, а тут и Мадам явилась. Обняла, расцеловала.
   - Пошли, поговорить надо.
   Мадам покорно пошла за мной в гостиную.
   - Так. - сурово начала я. - Колись, что ты наговорила господину полковнику и Егору? Они теперь носятся со мной, как с писаной торбой.
   - Фи! - скривилась Мадам. - Что за лексикон! С детства учила тебя правильно говорить, всё твоё окружение ментовское!
   - Не увиливай, выкладывай, что происходит.
   - Варюша, ты только не нервничай! Тебе вредно.
   Я хлопнула ладонью по столу.
   - Ну ладно, ладно, скажу всё, что знаю, только пообещай, что информацию воспримешь адекватно. Ну не злись, не злись! Ты беременна. Это большое счастье и для тебя, и для нашей семьи, но главное, для всего нашего ведьминского мира. Ты беременна не просто ребёнком, а великим ребёнком, мы ждём его уже двести лет, это великий шаман.
   - И... что мне от него ждать? - испуганно спросила я.
   - Ой! - всплеснула руками Мадам. - Ну что ждать от моего племянника? Ну... всяких шалостей. Ты не бойся, я, Степанида и Высшие всегда будем рядом. Егору я просто намекнула, а Мише рассказала всё.
   - И поэтому он относится ко мне, как к больной? Ребёнок ещё когда родится. Мне что, теперь не работать, сидеть и апельсины лопать? Ну уж уволь!
   - Да почему же, маленькая моя? Работай, только без всяких ужасов. И апельсины лопай. А мальчик наш родится 25 февраля в 5,30 2014 года. Можешь придумать ему имя, или пусть Егор придумает.
   - Ну спасибо, моя дорогая, хоть это нам позволили. Поеду я. Егор и девчонки меня ждут.
   Мадам проводила меня до машины, поцеловала, прослезилась. Валентина вручила пакет с ватрушками для малышек. Лидуся, покосившись на Мадам, украдкой перекрестила.
   В машине я положила руку на плоский ещё живот и сказала: "Привет, малыш! Давай познакомимся, я - твоя мама!", засмеялась и поехала домой.
  
   Семья в полном составе ждала меня у подъезда. Девчонки кинулись обниматься. Я их расцеловала, прижалась к Егору, погладила Фрикса. Попыталась приласкать Баса, но тот увернулся.
   - Кто-то обещал уточку с яблоками, кушать хочется!
   - Будет вам уточка, - засмеялся Егор. - Уже в духовке томится.
   В квартире упоительно пахло. Бас сразу же метнулся на кухню, проворчав "чур, мне без яблок!", Фрикс двинул за ним, всем своим видом показывая - "а мне всё равно, лишь бы побольше!". Мы посмеялись. Потом переоделись и пошли ужинать.
   После ужина девчонки умчались в детскую, живность - смотреть телевизор. Мы с Егором остались вдвоём. Я принялась мыть посуду, Егор о чём-то задумался. Я внимательно посмотрела на него.
   - Егор, тебя что-то беспокоит? У тебя проблемы?
   Егор рассмеялся, вскочил, подхватил меня под руки, приподнял.
   - Главная моя проблема - это ты.
   - Почему? Пусти меня!
   - Хочу сделать тебе предложение, а ты сопротивляешься.
   - Егор... Но ты же не пытался.
   - Разве?.. - Егор поставил меня на пол и призадумался. - Знаешь, а ты права. Мысленно я сто раз делал тебе предложение, а ты всё не хотела его принять. А вслух, наверное, ни разу. Ну мы это сейчас исправим.
   Он куда-то метнулся, тут же появился с бархатной коробочкой в руках. Стал на колени и торжественно произнёс:
   - Варвара Степановна, я Вас люблю! Будьте моей женой.
   Я ничего не успела сказать - в дверях стояли мои девчонки.
   - Егор, ты что, наказан? - испуганно спросила Маруся.
   Егор захохотал, вставая с колен.
   - Я прошу руку и сердце у мамы.
   Шурочка задумалась и изрекла:
   - Мамины сердце и руки принадлежат нам, поэтому ты должен просить у нас.
   Егор посерьёзнел, только в глазах так и прыгали смешинки.
   - А вы правы, юные леди. Вы согласны, чтобы ваша мама стала моей женой?
   Девчонки переглянулись, потом закивали - мол, согласны, женитесь, и, хохоча, убежали.
   - Вот так, моя дорогая, твоя судьба решена. - Он протянул мне коробочку, которую всё ещё держал в руках. Я открыла - на чёрном бархате сияли изумительные изумруды, серьги и кольцо. Егор взял кольцо и надел мне на палец.
   - Я очень постараюсь быть тебе хорошей женой. - сказала я и поцеловала новообретённого жениха.
   Поздно вечером, когда Егор читал девочкам сказку, я взяла телефон и, спрятавшись в ванной, позвонила Мадам.
   - Я всё знаю, рада за тебя! Хоть и не сомневалась, что всё именно так будет!
   - Элеонора, я о другом. У Егора очень серьёзные проблемы, я это чувствую, но не могу уловить суть.
   - Это понятно, чувства мешают. Не волнуйся, я сама разберусь, завтра всё доложу. Целую тебя.
  
   Утром все собрались в кабинете господина полковника.
   - Докладывайте, что нарыли.
   - Значит, так. - начал Ваня. - В доме бывают, не считая гостей, мастер на все руки дядя Федя, который за небольшие деньги или бутылку водки делает мелкий ремонт, заезжает почтальон, привозит прессу и дядька из деревушки, расположенной в пяти километрах от коттеджного посёлка, привозит свежее молоко, творог и сметану, иногда свежее мясо, зовут его Серафимом. Наша пропавшая часто с ним беседовала. Нужно ехать к этому Серафиму, что мы и собираемся сейчас сделать.
   - Я поеду с вами! - сказала я.
   - Варя, ребята сами справятся. - нахмурился начальник.
   Я подбоченилась.
   - Ребята, идите, мне нужно сказать господину полковнику пару слов наедине.
   Ребята пожали плечами и вышли, на ходу бросив: "Ждём тебя в машине". Я наклонилась нал столом и тихо произнесла:
   - Михаил Леонидович, беременность - это не болезнь. А бездеятельность мне вредна, у меня начнётся депрессия. Мне показан активный образ жизни. Так что я поеду с ребятами. Лучше, чем я, с женщиной никто не сможет поговорить.
   Начальник почесал затылок.
   - А как же Мадам?.. - смущённо спросил он.
   - Мадам перестраховщица, я двоих родила и знаю, что для меня лучше.
   - Хорошо, Варя, езжай. Но никаких боевых действий!
   Я побежала догонять ребят.
  
   В деревеньку мы приехали ближе к обеду. Остановили машину возле местного магазинчика, у входа в который толпились полупьяные мужички. Ваня вышел из машины и направился к ним, дабы расспросить, где живёт Серафим. Они ему что-то долго втолковывали, одни показывали в одну сторону, другие - в другую. Потом Ваня, не добившись внятного ответа, махнул рукой и пошёл к машине, а мужички всё продолжали спорить и уже стали хватать друг друга за грудки.
   Ваня уселся на водительское место.
   - Единственное что понял - он куркуль, никогда не проставится, и что только у него в деревне дом, крытый черепицей.
   Проехали чуть дальше, притормозили возле пожилой женщины. Ваня в открытое окно задал тот же вопрос. Она толково объяснила. Мы, следуя её объяснениям, вскоре остановились возле аккуратного забора, выкрашенного зелёной краской. Вышли из машины, подошли к запертой калитке, на которой имелся звонок. Позвонили.
   Через какое-то время дверь дома распахнулась, и к нам поспешила женщина - миловидная, ухоженная, в чуть великоватом спортивном костюме. Открыла калитку, поздоровалась.
   - Вы из милиции? Вас моя дочь прислала?
   Я утвердительно кивнула.
   - Проходите в дом. Я догадывалась, что вы меня быстро найдёте. Но запомните, Серафим не виноват, я сама к нему напросилась и никуда от него не поеду.
   Мы вошли в дом. Комната была обставлена простой, но добротной мебелью, кругом царила идеальная чистота. За столом сидел мужчина, которого я уже видела. Он настороженно на нас смотрел.
   - Всё нормально, Серафим. Они приехали просто поговорить.
   Мужчина облегчённо вздохнул.
   - Тогда прошу к столу, пообедаем, какие разговоры на пустой желудок. Милочка, угощай гостей.
   Хозяйка засуетилась, на столе в мгновение ока появились нехитрые закуски, блюдо с тёплыми пирогами, домашняя сметана, копчёный окорок. В тарелки был налит густой наваристый борщ с огромными кусками мяса. Мы с удовольствием пообедали, нахваливая хозяйку, та розовела от смущения.
   Потом хозяин встал из-за стола.
   - Спасибо, Милочка, всё очень вкусно. Ребята, пойдёмте, я покажу вам моё хозяйство. А женщины пусть поговорят.
   Мужчины ушли, а мы посмотрели друг на друга.
   - Думаете, я не чувствую вину перед дочерью, что ушла и заставила её волноваться? Но если бы я ей сказала, она бы смогла меня уговорить остаться. Я всю жизнь ей уступала, я очень её люблю, ведь кроме неё у меня никого нет. Но в том доме я задыхалась, я просто уже совсем не могла терпеть. Когда дочь уговорила меня переехать к ним, я не думала, что мне там будет так трудно. Нет, вы не думайте, меня никто не обижал, наоборот, относились ко мне с уважением. Мой зять многого достиг в жизни, он очень богатый человек, но, вы знаете, у людей, которые много достигли, помимо хороших качеств, таких, как уверенность в себе и самодостаточность, растут, как сорняки, ненужные качества - самодовольство, апломб, гордыня и снобизм. Самодовольство и апломб - двойняшки. Они безапелляционны в суждениях о всех и вся. Снобизм - близнец гордыни. Эти люди начинают судить обо всё с позиций "Вы так себе, а мы из высших". Они присваивают себе и своему кругу звание носителей Истины в последней инстанции, а со всеми "нижестоящими" ведут себя соответственно. Моя дочь очень быстро вписалась в эту среду "высших". "Мама, ты не должна общаться с обслугой, у нас это не принято", "мама, ты не должна возиться на кухне, для этого есть повар", "мама, ты не должна ходить по дому в халате, вдруг к Лёсику приедут гости, что они подумают"... Знаете, когда родился внук, я очень обрадовалась, думала, буду с ним возиться, это же такое счастье. Да где там! Меня к ребёнку не подпускают, "для этого есть квалифицированная няня". Приезжают гости - я должна сидеть в гостиной, как свадебный генерал, смотреть на эти рожи без налёта интеллекта и демонстрировать "единство семьи". Потом я познакомилась с Серафимом, мы разговорились. Он очень хорошо меня понимает и однажды сказал: "Уходи, у тебя своя жизнь, свои интересы, живи той жизнью, которая тебе нравится". Сказал: "Если хочешь, будем жить вместе". Я подумала и согласилась. Мне здесь хорошо, мне дышится легко. Я помогаю Серафиму по хозяйству, вот только корову доить не умею, да и боюсь я её, веду дом. Передайте дочери - я не вернусь. Она уже взрослая, замужняя девочка. Ей нравится жить той жизнью - пусть живёт, это её выбор. А мне нравится здесь. И мне очень нравится этот мужчина, он настоящий. - Женщина вдруг рассмеялась. - Знаете, мне очень нравится, как Сомерсет Моэм говорит о старости: "У старости есть свои удовольствия, не меньшие, чем удовольствия молодости. Старость находит удовлетворение в собственной совершенности. Она сбросила путы эгоизма. Душа, наконец-то ставшая свободной, радуется быстротечному мгновению, но не молит его помедлить".
   - Я вас очень хорошо понимаю и от всей души желаю вам счастья. Но позвольте, мы всё-таки сообщим вашей дочери, что у вас всё хорошо?
   - Я буду вам очень благодарна.
   Мы попрощались с гостеприимными хозяевами и уехали в город.
  
   Доложились начальнику. Он сказал, что сам свяжется с клиентами и порешает все вопросы. Я поехала домой.
   Моё семейство трапезничало. Егор приглашающе махнул рукой - мол, давай, присоединяйся. Я пошла переодеться, подумала: "Стыд мне и позор, все свои проблемы на мужика переложила, кто такую долго терпеть будет?..".
   После ужина я развила бурную деятельность по уборке квартиры, к которой мои домочадцы отнеслись с явным неодобрением. Егору, Басу и Фриксу я мешала смотреть рекламу, а девчонкам - играть в какую-то интеллектуальную игру.
   Первым не выдержал Егор. Встал, выключил пылесос, взял меня за талию, усадил на диван, уселся рядом.
   - Давай я тебе лучше расскажу, что сегодня произошло. В десять утра я, как всегда, провожу оперативное совещание, на котором в обязательном порядке присутствуют директора всех моих предприятий. Коллектив у нас преимущественно мужской, когда спорят, в выражениях не стесняются. Особенно злобствует Виктор Цимбалюк, мой первый заместитель. У нас с ним в последнее время отношения очень непростые, он недоволен политикой, которую я провожу на фирме. В общем, когда страсти разгорелись до предела, дверь открывается и в комнату вплывает наша Мадам. Шикарная женщина, сияет молодостью и красотой, вся в бриллиантах, распространяет запах умопомрачительных духов. С улыбкой на устах направляется ко мне, поцеловала в щёку, прошептала; "Поздравляю, дорогой, моя Варвара сделала правильный выбор". Все мои мужики враз онемели, повскакивали с мест, втянули животы, расправили плечи и уставились на небесное создание. А она так медленно повернулась, как будто только сейчас заметила стоящих по струнке двадцать мужиков, приподняла удивлённо бровки, и как бы извиняясь, подошла к каждому и только ему улыбнулась. А Витьке ещё и прошептала несколько слов, после чего тот побледнел, затрясся и выскочил из комнаты. Она пожала плечиками, помахала нам всем ручкой и ушла. Ошарашенные мужики подрастеряли весь свой пыл и совещание закончилось, как никогда, конструктивно. Но это ещё не главное. Уже в конце рабочего дня, когда я уже собирался ехать в лицей за девчонками, в кабинет вошёл Витька, положил на стол заявление об увольнении и сказал: "Даже не уговаривай, в этом ведьминском вертепе я работать не буду!". А я и не уговаривал, молча подписал. Вот такая история. Правда, я в ней толком ничего не понял.
   - Егорушка, да и не разбирайся. Ну проезжала Мадам мимо, решила тебя поздравить, она дама импульсивная, ну сказала она что-то твоему Виктору, тот, сражённый её неземной красотой, но понимая бесперспективность развития отношений, решил уволиться от греха подальше... - с пафосом закончила я.
   Егор захохотал.
   - С вами не соскучишься.
  
   Поздним вечером, когда девчонки уже сладко спали, и мы готовились ко сну, Фрикс забеспокоился, притащил Егору кроссовки и несколько раз гавкнул.
   - Варя, пойду я его выведу, может, съел что-то не то.
   Как только Егор с Фриксом покинули квартиру, я принялась звонить Мадам.
   - Элеонора, умираю от любопытства, что ты сказала этому Виктору?
   - Ой, ну малость пошутила, сказала, что всё знаю про его злодейские замыслы и, если он не уволится, превращу его в огромную жабу. Для достоверности спроектировала убедительную картинку - как он купается в болоте, и голову для пущей убедительности оставила его. А что, испугался?
   - Да ещё как! Но ты же не можешь людей превращать в живность.
   - Ну и что?.. - Мадам была сама беспечность. - Живописную картинку поместить в его мозги - это раз плюнуть.
   Я расхохоталась.
   - А он действительно что-то замышлял?
   - Серьёзнее, чем ты думаешь, вплоть до физической расправы. Очень он Егору завидовал, и ненавидел лютой ненавистью. Ну как же - и фирма процветающая, и в городе уважают, и самая лучшая женщина досталась, то есть ты. А так, пока вы не женаты, наследниками Егора являются его старенькие родители, которые, кстати, девять месчяцев в году живут в Крыму, возле Алушты, им Егор там дом купил, и его малолетний сын, который вряд ли будет претендовать на наследство, ибо мать вышла замуж за человека богатого. Пусть не собственником, но хозяином на фирме он бы стал, и делал бы, что хотел. Так что, дорогая, ты правильно сделала, что мне сказала, а вот Егора и Фрикса жаль, они чем виноваты, что тебя любопытство обуяло?
   - Ничего, пусть погуляют, гулять на свежем воздухе очень даже полезно.
   Мы распрощались.
  
   В пятницу в лицее был "последний звонок". Конечно, явились все родственники с цветами и подарками - я с Егором, Вася, мои бывшие свекровь со свёкром и, конечно же, Мадам. После мероприятия мы поехали к Сенечке, отметить это эпохальное событие. Посидели по-семейному, весь разговор крутился вокруг девочек, какие они умницы, отличницы, талантливые, только моя свекровь украдкой смахивала слёзы, поглядывая то на меня, то на Васю. Когда прощались, она крепко меня обняла.
   - Девочка, главное, чтобы ты была счастлива и нас не забывала. Дай Всевышний, чтобы Егор был более понятливым мужем, чем мой балбес.
   Вечером мы с девчонками собрали необходимые вещи, игрушки, без которых ну никак нельзя обойтись.
  
   Следующим утром поехали к Степаниде. Степанида, Василиса и кот Федот встречали нас возле ворот, которые были широко распахнуты. Мы вышли из машины. Девчонки, вереща, бросились к Степаниде. Она, до неприличности помолодевшая, обняла их, потом меня, и подошла к Егору.
   - Добро пожаловать в нашу непростую семью. Я рада, что рядом с моей иногда взбалмошной дочерью будет такой мужчина.
   Прошли в дом. Мадам хлопотала возле празднично накрытого стола. Мы чинно расселись. Егор встал и по всем правилам попросил у Степаниды моей руки. Та поцеловала его.
   - Надеюсь, что отдаю самое дорогое в надёжные руки.
   Наконец-то с реверансами было покончено. Официальная часть переросла в тёплую домашнюю обстановку.
   В понедельник, с разрешения семьи, мы с Егором отнесли заявление в загс. Свадьбу назначили на первое июля, по соображениям Мадам, самый для нас благоприятный день.
  
   Июнь пролетел как-то незаметно. На работе наступило временное затишье, какое всегда бывает в летнюю пору. Сослуживцы, с нетерпением ожидавшие мою свадьбу и новоселье, в отпуска не рвались. Заботы о свадьбе и новоселье я ненавязчиво переложила на Егора и Мадам, а сама наслаждалась бездельем. Единственное, что омрачало моё безмятежное существование - я скучала по детям. Егор всё понимал, поэтому в пятницу мы старались освободиться пораньше и уезжали к детям и Степаниде, возвращаясь в город в воскресенье вечером.
   Выходные проходили весело и беззаботно. Мы ходили купаться на местную речушку, гуляли в лесу. Много разговаривали. Егор рассказывал о своей семье.
   - ...Отец - генерал в отставке, ему в следующем году исполнится восемьдесят. В последние годы стал прихварывать, ревматизм замучил, передвигается только в инвалидной коляске, а вообще он очень боевой старик, пытается по утрам делать зарядку, дабы вернуть подвижность ногам. Мама на пятнадцать лет моложе отца, всю жизнь проработала в столичном театре, довольно известная в прошлом актриса. Она и сейчас бы продолжала служить искусству, но уволилась из-за нездоровья отца. Девять месяцев в году они живут под Алуштой, где я купил для них дом. Наша мама всеми в доме управляет, но так ловко, что никто этого не замечает. У них почти всегда гостит театральный люд, одни уезжают, другие приезжают. Очень весело. Мама гостеприимная хозяйка. На свадьбу к нам они вряд ли смогут приехать, отцу трудны переезды, но они с нетерпением ждут нас к себе, очень хотят познакомиться с тобой и с девочками. Поедем к ним на пару неделек, Варюш, ты не против?
   - О чём разговор, Егор, обязательно поедем. Детей возьмём и живность, путсь морским воздухом подышат.
   Егору я рассказала о своей семье, почти всё о себе, о своём детстве. О том, как Степанила и Мадам меня удочерили, одна назвалась мамой, а другая - сестрой. О том, что всем, что я умею, обязана им.
   На что Егор задумчиво сказал:
   - Варя, мне сложно до оконца поверить в ваши необычные способности, я-то обычный человек, к тому же по натуре скептик, но я стараюсь это принять.
   - Егор, я понимаю, это очень трудно, люди не могут пока воспринимать чудеса, как обыденность, пусть и хотят верить в сверхъестественное.
   - Варюша, я люблю тебя со всеми твоими сверхъестественными способностями, как любил бы и без них. Просто ты моя женщина.
  
   За несколько дней до свадьбы переехали в новую квартиру. Мы с Егором решили, что пока будем жить в моей квартире, так как она наиболее приспособлена для детей. Вместе с Егором в новую квартиру я получила и чудесную домработницу Полину Сергеевну, с которой мы сразу подружились. С переездом нам помогали все сотрудники агентства "Скорпом". Наталья помогала упаковать необходимые вещи, посуду, детские игрушки. Ваня, Шурик и Влад загружали ящики в машину. Егор и Михаил Леонидович размещали только что привезенную мебель в гостиной. Детская и спальня были оборудованы. Мадам с Полиной занимались сервировкой стола для новоселья, благо вся еда была заранее заказана в ближайшем ресторане.
   Новоселье отметили очень весело. Михаил Леонидович не отходил от Мадам, что-то нашёптывая ей на ушко, Мадам благосклонно кивала и поглаживала его по плечу. Наталья с Полиной пели песни. Ребята хлебали "её, родимую", то есть водочку, и не отходили от закусок. Мы с Егором в обнимку сидели на диване, Егор жмурился от счастья, время от времени целуя меня в щёчку. Разъехались гости почти под утро.
  
   В канун свадьбы Мадам привезла Степаниду, Василису и детей, разместила их у себя. Вечером приехала к нам, заявила, чтобы жених отправлялся к себе, она останется ночевать, дабы проследить завтра, как я оденусь. Егор нехотя поплёлся к себе, попытался увести и Фрикса, но тот категорически воспротивился, упираясь всеми четырьмя лапами.
   - Да оставь ты его, что мучаешь животину! Пусть остаётся, уж эту мужскую особь мы как-нибудь потерпим.
   Егор пробурчал "предатель!" и ушёл.
   Мне хотелось поболтать с Элеонорой, но та строго сказала, что мне нужно выспаться, уложила, поцеловала и ушла в комнату для гостей. Я думала, что долго не усну, но, коснувшись подушки, провалилась в сон, успев подумать: "Проделки Мадам, не иначе!". Снилось мне море, мы с Егором неспешно брели по берегу, по чистому, ярко-жёлтому песку, девчонки бежали впереди и весело хохотали, а за ними пытался бежать крепенький мальчишка, смуглый, черноволосый, такой родной...
   Проснулась я от солнечного лучика, который коснулся меня через неплотно закрытые шторы. Потянулась сладко, улыбнулась, встала, накинула халат и пошла на кухню. Мадам пила кофе, курила и разговаривала по телефону. Увидев меня, быстро закончила разговор.
   - Проснулась? Иди в ванную, сейчас приедут визажист и моя Лиза, которая сделает причёску.
   Я тяжело вздохнула и поплелась в ванную. О, Всевышний, дай мне терпения это пережить! Как я не люблю всяческую кутерьму. Вот расписались бы втихаря, посидели бы с друзьями, отметили, и уехали в Алушту. Так нет, визажист, элитный парикмахер, множество людей, которых я не знаю, и которые будут на меня глазеть! И никому дела нет, что мне всё это скучно, что я всё это проходила.
   Я налила в ванну воды, выплеснула полфлакона пены, улеглась, и решила, что я ещё немножко себя пожалею. Но не получилось, вспомнился мой ночной сон, я улыбнулась. Так вот ты какой, мой сыночек, моё солнышко, мой человечек. Почему-то не хотелось думать о нём, как о великом шамане, а просто, как об обычном любимом ребёнке.
   Из ванной я вышла в совсем другом настроении. Мадам внимательно на меня посмотрела.
   - Повеселела, ну и хорошо, а то как старуха разбурчалась. Кстати, ты не хочешь рассказать Егору о малыше?
   Я беспечно махнула рукой.
   - Успеется. А то будет носиться со мной, как курка с яйцом, шаг вправо, шаг влево - расстрел.
   - Ну как знаешь. Полина пошла выгулять Фрикса и Бас увязался. О, звонят, это Лиза и визажист.
   Мадам пошла открывать дверь.
   Следующие пару часов были сплошным мучением. Меня как куклу вертели в разные стороны. Мадам придирчиво рассматривала мои платье, бельё, босоножки.
   - Элечка! - взмолилась я. - Можно я не буду надевать эти дурацкие чулки? Я в них запарюсь!
   - Нельзя. - отрезала Мадам. - Без чулок неприлично. Так, я поехала, прослежу за остальными домочадцами. Встретимся возле загса.
   Поцеловала меня и упорхнула.
   Вскоре визажист и Лиза завершили своё чёрное дело. Я посмотрела в зеркало, улыбнулась - сразу видно, ребята профи. Из зеркала на меня смотрела очень красивая молодая женщина. "Хороша, чертовка, до невозможности" - сказала я себе.
   Вскорости приехала Наталья, нарядная, возбуждённая, сегодня она свидетельница со стороны невесты. Крепко меня обняла.
   - Очень рада за тебя, девочка, счастья тебе и любви на всю жизнь!
   Не успела я одеться, как в дверь позвонили. Полина побежала открывать, потом, смеясь, влетела в комнату.
   - Девочки, жених со свидетелем прибыли! Я пыталась не пустить, но за сто долларов, сами понимаете, пришлось!
   В гостиную вошли Егор с господином Мельбрайном. Сделали вид, что остолбенели от нашей с Натальей красоты. Вручили нам оригинально оформленные букеты. Затем Егор обнял меня, поцеловал руку Наталье. Мельбрайн тоже приложился к Натальиной ручке - она мило засмущалась - подошёл ко мне, взял за руку.
   - Белой завистью завидую моему молодому другу, но рад вашему счастью. Лучшей партии для него я даже не могу себе представить. - и с чувством поцеловал мне руку.
   - Нам пора ехать, если вы готовы, то выходим. - сказал Егор.
   Полина проводила нас до дверей, всплакнула.
  
   Возле загса уже собрались мои родственники, неугомонные сослуживцы, близкие друзья Егора и, конечно, Доброходов с супругой, Руслан и Лёша с девушкой. Первыми ко мне подбежали мои девчушки - в длинных воздушных платьицах, настоящие маленькие феи - и бросились на шею.
   - Мамочка, какая же ты красивая, ну просто принцесса из сказки! - прошептала Шурочка.
   Потом в окружении родственников и друзей мы отправились в зал, где и была проведена церемония бракосочетания. Наконец вся эта торжественная тягомотина закончилась и нас стали поздравлять. Мы с Егором подошли к Степаниде, я прижалась к ней, она погладила меня по плечу, взяла мою руку и надела на палец старинное кольцо с необычным камнем, Егору же вручила золотые часы на цепочке. Тот восхищённо принялся их разглядывать, открыл крышку, зазвучала чарующая мелодия. Гости притихли. Егор поблагодарил Степаниду, обнял и расцеловал. Мы расселись по машинам и поехали в ресторан.
   В ресторане, празднично украшенном, толпились остальные приглашённые, встретившие нас бурными аплодисментами. Потом все разместились за столами и празднество покатилось по наезженной дорожке. Гости пили, ели, говорили тосты, тамада пытался проявлять остроумие. Через пару часов я чувствовала себя как выжатый лимон. Мадам это заметила, подошла, мило улыбнулась Егору.
   - Я заберу сестричку на несколько минут, не возражаешь?
   Егор согласно кивнул.
   Мадам обняла меня за талию и повела в дамскую комнату.
   - Сейчас полегчает. Нужно было защиту ставить, столько негатива нацеплялось - и зависть, и злоба, надо же, вроде бы врагов не приглашали.
   Мадам прошептала заговор, провела процедуру очищения. Я облегчённо вздохнула.
   - Спасибо, Элечка, чувствую себя уже сносно. Скажи, что за камень в кольце, я такого никогда не видела.
   Мадам загадочно улыбнулась.
   - Знаешь, сестричка, поговори об этом кольце со Степанидой, думаю, она тебе лучше всё объяснит, чем я. А пока - береги его. Ну пошли к гостям. Через часок приедет Фёдор, увезёт наших детей и старушек ко мне, они устали, а завтра мы придём к вам на обед. Старушки хотят посмотреть новую квартиру.
   Когда вошли в зал, то увидели такую картину - посреди танцевальной площадки мои девчонки, Шурик и Ваня лихо отплясывали рок-н-ролл, многими ныне забытый. И так это было красиво и гармонично, что все собравшиеся восхищённо столпились вокруг и приплясывали в такт. Когда танец был окончен, зрители разразились бурными аплодисментами. Артисты, взявшись за руки, раскланялись. Разгорячённые гости кричали "браво" и ни в какую не желали отпускать танцоров. Пришлось тем повторить танец на бис. Когда подвыпившие зрители угомонились, ребята подошли к нам.
   - Ребята, ну ладно, мои девчонки учатся танцевать в лицее, а у вас откуда такие навыки?
   - Варька, ты нас определённо недооцениваешь. - ответил Ваня шутливо- укоризненно. - Не всю сознательную жизнь мы в ментовке проработали, с пятого класса с Шуриком занимались в танцевальном кружке, там и подружились. Были лучшими, на всех конкурсах первые места занимали.
   - Ну вы молодцы, я просто в восхищении!
   Подошёл Доброходов.
   - Варь, отойдём на пару минут, поговорить надо.
   - Володя, я послезавтра уезжаю с семейством в Алушту, никаких расследований.
   - Клянусь, только совет! Короче, на моей территории убиты два бомжа и один араб. Что интересно, на ногах у бомжей вырезаны буквы С и Б, у араба - на лбу С и А. Наши немного подёргались и успокоились, бомжи есть бомжи, мало ли какие разборки, а араб без вида на жительство, тем более, среди своих заомрочки. Но вот вчера в больницу привезли пожилого бомжика с буквочками на ноге. Врач скорой, как положено, вызвал нас. Я приехал с ребятами, старик был в сознании и кое-что рассказал. Он тусуется в пивнушке с грустным названием "Гэнделик", там мужики играют в карты, ну и выпивают, естественно. Его не обижают, подкармливают, наливают. Барменша Танюша пустые бутылки отдаёт, другое вторсырьё. В тот вечер он, загруженный, возвращался на место лежбища, далеко уйти не успел, остановился, закурил сигарету, смял пустую пачку и пошёл к ближайшей урне. Вдруг его окликнули: "Отец, дай закурить!". Он повернулся - возле него стояли четверо совсем молодых ребят. Он сказал: "Извините, ребята, пачка пустая, а последняя сигарета - во рту". Они брызнули ему в лицо какой-то гадостью, он упал, лицо как будто обожгло, из глаз ручьём потекли слёзы. Один из нападающих уселся ему на голову, потом старик почувствовал дикую боль на ноге и сразу вырубился. Когда очнулся, нога горела огнём, вся штанина была мокрой. Пополз назад к пивнушке, полз долго, в голове мутилось, на пороге опять потерял сознание. Очнулся уже в болнице. ...И представляешь, Варюша, вытащил во-от такого карпа, килограммов на пять, а может и больше!
   Я оглянулась - к нам рысьей походкой приближался Влад.
   - Варя, - сказал тот пьяненьким голосом. - Не верь ментам, они брехуны и змии-искусители!
   Володя приобнял Влада.
   - Пойдём, Владик, выпьем за нашу девочку, попугаем зелёного змия.
   Они, чуть покачиваясь, направились к столам, а я пошла разыскивать своего новообретённого мужа.
   Вскорости приехал Фёдор, мы с Егором проводили детей и наших старушек до машины, распрощались до завтра. Гости тоже стали потихоньку разъезжаться. Мои друзья уехали последними. Я исхитрилась шепнуть Володе: "Встретимся завтра в десять, в скверике недалеко от нашего дома", он согласно кивнул.
  
   Утром я проснулась рано, но Егор уже на кухне пил кофе.
   - Варюш, я съезжу на работу, надо закончить кое-какие дела перед отпуском. - притянул меня к себе, обнял, поцеловал. - Не скучай, к обеду приеду.
   Я потёрлась щекой о его щёку, согласно закивала.
   Как только за Егором закрылась дверь, быстренько метнулась в ванную, привела себя в порядок, оделась.
   - Звери, гулять!
   Бас с фриксом уже сидели возле двери, Фрикс держал в зубах поводок.
   Погуляли. Я посмотрела на сотовый - скоро должна приехать Полина.
   - Ребята, пошли домой встречать Полину, она что-то вкусненькое вам купила.
   Ребята резвенько понеслись по направлению к дому. Подождали немножко возле подъезда. Полина приехала на такси, увидев нашу компанию, приветливо помахала рукой. Водитель выгрузил из машины сумки с продуктами. Я помогла Полине всё занести в квартиру. Одобрила меню предстоящего обеда. Малость помаялась.
   - Полиночка, мне надо на пару часов смотаться в одно место. Приеду, помогу.
   - Езжай, конечно, я сама всё приготовлю, люблю готовить, особенно что-нибудь праздничное.
   Я чмокнула Полину в щёку, схватила сумочку и вымелась из квартиры.
   Володя был уже на месте, вышагивал по аллейке. Увидев меня, радостно воскликнул:
   - Вот знал я, Варюха, что твоё сыщицкое любопытство превысит супружеский долг!
   - Володя, кончай базарить, у нас на всё только два часа.
   Мы быстро прошли к машине и поехали в больницу.
   Когда зашли в палату, старик дремал, его лицо, заросшее щетиной, было бледным до синевы. С трудом открыл глаза. На вид ему было лет семьдесят, хотя я видела, что нет ещё и пятидесяти.
   - Здравствуйте, - сказала я. - Вы можете говорить?
   - Могу. - невнятно ответил тот.
   - Как вас зовут.
   - Все Толиком зовут и ты так зови, дочка.
   - Толик, у нас мало времени, от вас требуется закрыть глаза и мысленно представить этих ребят, я понимаю, что вы их толком не рассмотрели, и не надо, просто смотрите на их лица, сосредоточьтесь и держите эту картинку, сколько сможете, хорошо?
   - Хорошо. Ты этот, как его, сенс?
   - Что-то вроде того. Давайте начнём.
   Я взяла бедолагу за руку. Он закрыл глаза. У меня перед глазами сначала поплыла какая-то муть, потом картинка стала проясняться, я хороша рассмотрела троих мерзавцев, их криво ухмыляющиеся рожи.
   - Толик, сейчас напрягитесь, посмотрите на четвёртого справа, хотя бы на то место. Очень хорошо. Я его вижу. Спасибо, Толик, можете отдыхать. Вы молодец, чётко спроектировали картинку. Володя, поехали в управление, составим фоторобот.
   Мы с Володей на скорости, превышающей все допустимые нормы, помчались в управу. Ребята были предупреждены и нас ожидали. На составление фотороботов ушло часа полтора. Наконец-то работа была закончена, Володя отвёз меня домой, проводил до места встречи, обнял и поцеловал в щёчку на прощание.
   - Спасибо, Варя, ты настоящий друг.
   - Володя, звони мне, держи в курсе расследования, мне это дело интересно. Но чутьё подсказывает, принесёт оно тебе много неприятностей.
   - Не каркай, подруга. Беги, а то засветишься.
   Я пошла к дому. Успела как раз вовремя - подъехала Мадам с детьми, Степанидой и Василисой. Я помогла выйти из машины Степаниде, дети выкатились сами, Мадам помогла вылезти Василисе. Я всех по очереди обняла и мы направились в подъезд. Мадам шла позади меня и бурчала: "Горбатого и могила не исправит!".
   Я повернула голову и показала ей язык.
   В квартире вкусно пахло, Полинка молодец, уже сервировала стол в гостиной холодными закусками и дожаривала индюшку. Девчонки побежали обживать свою комнату. Степанида с Василисой заглянули в каждый уголок, всё пощупали и, кажется, одобрили. Приехал Егор и мы уселись обедать. Обедали долго, Полинка подносила всё новые блюда - и когда она успела?.. Я смотрела на радостные лица моих родных и мысленно благодарила Всевышнего за маму и сестру, за моих самых лучших девочек, за Егора, за ещё совсем крохотного сыночка... Меня переполняла щемящая нежность к каждому из ник.
  
   Утром пришлось проснуться очень рано, так как запланировали выехать в Алушту в шесть часов. Спасибо Мадам и Полинке, все вещи уже упаковали. Сварила детям кашу, те поковырялись в тарелках, есть не стали.
   Егор заглянул на кухню:
   - Варюш, не заставляй, где-нибудь по дороге позавтракаем, там есть неплохие кафешки.
   Пришлось скормить кашу всеядному Фриксу.
   Выехали точно по расписанию. Как только отъехали от дома, дети и живность сразу уснули. Через пару часов проснулись, сказали, что хотят завтракать. Пришлось останавливаться. И так всю дорогу - то животным нужен туалет, то детям. Потом пообедали. И вместо запланированного времени подъехали к дому родителей Егора на два часа позже, уже глубокой ночью.
   Дом сиял огнями, нас с нетерпением ждали. Егор посигналил. Ворота тут же открылись, вышел мужичок, замахал руками.
   - Это Прохор, помогает родителям по хозяйству.
   Егор вышел из машины, пожал руку мужичку, приобнял, потом вернулся и загнал машину во двор. Мы вышли, ноги после долгого сидения слушались плохо. Я огляделась. Моря за домом не было видно, но слышен шум волн и пахло, пахло морем и какими-то южными цветами.
   Дверь открылась и на крыльцо вышла женщина, маленькая, худенькая, с короткой стрижкой, очень красивая и ухоженная, сказала:
   - Мы вас уже заждались, начали волноваться. Проходите скорее в дом.
   Мы дружною толпою направились за ней через огромную застеклённую веранду в гостиную. В инвалидном кресле нам навстречу выехал хозяин дома, Константин Петрович, седовласый, крупный, представительный, Егор очень на него похож.
   Егор обнял мать, пожал руку отцу.
   - Знакомьтесь, дорогие родители, это моя жена Варя.
   Я подошла к женщине, та меня крепко обняла.
   - Очень рада за вас, дай вам Бог счастья, Варюша! Зовите меня просто Изольда, меня все так зовут.
   Я кивнула и подошла к мужчине, поцеловала его в щёку, он взял мою руку, поцеловал, сказал:
   - Очень рад, бесконечно рад.
   Егор подтолкнул вперёд девочек.
   - А это наши девочки, прошу любить и жаловать.
   Девочки сделали книксен, прощебетали: "Я - Мария", "А я - Александра". Изольда подошла к девочкам, прижала к себе:
   - Боже, какие вы красавицы!
   Девочки подошли к Константину Петровичу, тот взял их за руки, поцеловал ладошки, на глазах его блестели слёзы.
   - Ну, Фрикса вы знаете, - сказал Егор. - А это самый главный член семьи - Бас.
   Изольда всплеснула руками.
   - Какой красавец, я таких никогда не видела.
   - Он и очень умный, гораздо умнее многих людей. - вставила Маруся.
   Кот ухмыльнулся, гордо прошёлся по гостиной и улёгся возле камина. Фрикс немедленно последовал его примеру.
   Изольда тихо сказала: "Чудеса..." и повернулась к нам:
   - Дорогие мои, я понимаю, уже поздно, но может, мы поужинаем? Я накрыла стол в столовой. А потом я покажу ваши комнаты. Прохор отнесёт вещи на второй этаж.
   Мы прошли в столовую.
   Мужчины выпили по паре рюмок коньяка, мы с Изольдой - по бокалу чудесного крымского вина. Спать не хотелось, засиделись далеко за полночь.
  
   Когда я проснулась, Егора рядом не было. Я встала и вышла на балкон. Море плескалось совсем рядом. Егор и девчонки упоённо плавали наперегонки. Фрикс бегал по берегу. Бас важно сидел возле самой воды и смотрел вдаль.
   Я быстро приняла душ, нацепила шорты и майку, и спустилась на первый этаж. В гостиной никого не наблюдалось. Заглянула на кухню - Изольда возилась у плиты и что-то напевала. Я поздоровалась, спросила, чем помочь.
   - Варюша, у меня уже всё готово, скоро будем завтракать. Вообще-то на летний сезон нанимаем профессиональную повариху, так как приезжает много приятелей и друзей, она скоро должна прийти приготовить обед. Мне хочется больше времени проводить с вами, особенно с девочками, они такие чудесные. Я всегда мечтала иметь внучку, а тут такое счастье - сразу две.
   В гостиной послышались весёлые голоса и возня.
   - О, кажется, вернулись наши, давай быстренько накрывать на стол.
   После завтрака я наконец-то добралась до моря. Долго и с наслаждением плавала, грелась на лежаке, одним глазом наблюдая за домочадцами. Девчонки строили замок, украшая его ракушками. Егор стоял по колено в море, брызгал водой на Фрикса, тот мотал головой и беззлобно гавкал. Бас уселся подальше и с любопытством смотрел на это безобразие. Так мы пробездельничали до самого обеда.
   После обеда я пошла разобрать наши вещи. Когда с этой работой было покончено, спустилась вниз, вышла из дома. Егор с Басом дремали в лежаке, Фрикс валялся рядом. Шурик с Константином Петровичем играли в шахматы, тот постоянно хватался за голову и обиженно констатировал: "Опять эта девчонка у меня выиграла!". Изольда с Марусей сидели на качели, Маруся что-то вдохновенно рассказывала, раскрасневшаяся, с горящими глазами Изольда слушала, время от времени хлопала в ладоши.
   Я прошлась по саду. Совсем небольшой. Наливаются ранние персики, синеет виноград. Рядом разбиты клумбы, множество цветов. Всё очень ухоженно и продуманно до мелочей. Уселась в кресло, позвонила Мадам и Степаниде, доложила обстановку. Конечно, они всё обо мне знают, но им приятно, когда я звоню, так почему нет?..
  
   Следующим утром я проснулась рано, Егор ещё спал. Потихоньку встала, оделась, заглянула в комнату девочек, те тоже сладко посапывали.
   Спустилась на первый этаж, вышла во двор. Увидела Константина Петровича - упрямый старик пытался в кресле делать зарядку: поднимал и опускал руки, старался шевелить ногами. Я подошла, поздоровалась. Он смущённо улыбнулся.
   - Варенька, беспомощная старость - это унизительно.
   Я не выдержала.
   - Константин Петрович, я могу вам помочь, если вы пообещаете, что это останется между нами.
   - Как, Варя?
   - Да очень просто. Я освобожу вас от этой болезни, но болезнь вернётся опять, если вы не очистите свои мысли. Вы должны научиться мыслить позитивно.
   - И как же я мыслю, Варюша?
   - Вы постоянно критикуете себя и других, ревнуете жену к её друзьям из театра, вам в тягость всякая кутерьма, но вы любите жену и всё это пытаетесь терпеть, но думаете приблизительно так: "Вот этот напомаженный хлыщ увивается за Изольдой, постоянно целует ей ручки! Был бы я помоложе и поздоровее - вызвал бы его на дуэль!".
   Константин Петрович удивлённо на меня посмотрел.
   - Дочка, ты умеешь читать мысли?
   - Я много чего умею, но об этом потом, когда будем говорить на равных. А сейчас закройте глаза и расслабьтесь.
   Старик с готовностью выполнил команду, по-моему, воспринимая всё, как игру.
   Я немножко разозлилась, просмотрела все энергетические поля - как всё запущено, работы непочатый край, да ладно, справлюсь. Сначала его нужно удивить, чтобы серьёзно относился к лечению. Я сняла боль, освободила суставы от всякой гадости. На сегодня достаточно.
   - Всё. А теперь вставайте, только медленно.
   Старик открыл глаза.
   - Варюша, я уже пять лет не встаю с кресла.
   - Ну и хватит, насиделись уже, поднимайтесь.
   Константин Петрович, чтобы мне угодить, попытался встать и безмерно удивился, когда ему это удалось, потом протянул руку, чтобы ухватиться за мою. Я быстро спрятала руки за спину.
   - Саменьки-саменьки, помогать не буду.
   Дед всё-таки молодец, сделал один шаг, усилием воли заставил себя сосредоточиться и сделать второй шаг, получилось.
   - Шагайте смелее, не как на военном параде, но и не как с похмелья. Ваши мышцы полуатрофированные я поправила.
   Константин Петрович оглянулся, покачал головой, медленно прошёл ещё пять шагов, повернул обратно, упал в кресло. На лбу блестели крупные капли пота.
   Посмотрел на меня серьёзно.
   - Варя, мне скоро восемьдесят, я давно уже перестал чему-либо удивляться. Ты кто?
   - Я ведьма, потомственная. Не беспокойтесь, Егор об этом знает и принимает.
   Старик облегчённо вздохнул и улыбнулся.
   - Я сразу догадался, что ты необычная женщина, ты не похожа ни на одну женщину, которую я в своей жизни встречал. Но ша, я об этом никому не скажу, люди по сути своей существа невежественные. А сын мой какой ловкий, такую женщину отхватил! - помолчал и добавил - Весь в меня! Варюш, а внучки мои, Шурочка и Машенька, они тоже?..
   - Нет, Константин Петрович, они обычные девочки. О, Изольда проснулась. Завтра в это же время продолжим лечение, хватит бездельничать.
   Старик радостно закивал.
   К нам подошла улыбающаяся Изольда, поцеловала Константина Петровича в лоб.
   - Боже, ты весь вспотел. Опять занимался своей дурацкой зарядкой? Варюша, каждое утро себя мучает. Вот упрямец!
   Константин Петрович горделиво улыбнулся,
   - Вот ты разуверилась, а у меня получается. - он подмигнул мне. - Смотри, смотри.
   Поднялся с кресла, сделал несколько шагов, вернулся.
   Изольда замерла.
   - Это... невероятно! Врачи говорили, ты никогда не сможешь ходить. Какой же ты молодец! - обняла мужа и расплакалась.
   - Ну-ну, я ещё бегать буду и в море плавать со своими внучками. Вот Шурочку, правда, вряд ли в шахматы обыграю.
   Изольда смотрела на него влюблёнными глазами, кивала и радостно улыбалась сквозь слёзы.
  
   За завтраком Константин Петрович был неуёмно весел, блистал остроумием, размахивал руками, рассказывал смешные истории, постоянно обращался к Прохору: "Прохор, а помнишь?..", "Скажи, Прохор...". Прохор, который наконец-то соизволил сесть за один стол с нами - раньше просто брал тарелку и уходил в свою маленькую комнатку рядом с кухней, никакие уговоры на него не действовали - молча кивал.
   Я подумала: "Ну что за бирюк!", посмотрела и невольно вздрогнула - несколько лет назад он в одночасье лишился всей своей семьи: ехали на дачу, за рулём был он а в машине - жена, дочь, зять и маленькая внучка, подрезал их какой-то лихач... Выжил только он, и в этой трагедии все эти годы винит только себя - за то, что остался жив. После госпиталя, где провалялся полгода, круто запил. Константин Петрович, сослуживец и друг, силой уволок его в Крым. Живёт Прохор здесь постоянно, в город возвращаться не хочет - в квартире всё напоминает о семье. Занимается хозяйством, особенно любит возиться в саду. Вот и бирюк, так и помочь же ему нет никакой возможности, никакие слова не помогут...
   А Константин Петрович продолжал веселиться. Со значением поглядывал на меня - мол, только мы знаем страшную тайну, Егор хмыкал и посмеивался, а Изольда сияла, глаза блестели как бриллианты, с обожанием смотрела на мужа и хохотала над каждой шуткой.
   С этого дня я каждое утро потихоньку выбиралась из постели, Егор делал вид, что крепко спит. Константин Петрович ждал меня с нетерпением, через неделю уже уверенно пересекал дворик и одевался без помощи Прохора, который незаметно каждое утро ставил к нам в комнату свежие цветы. Егор шутил, что я обзавелась преданным поклонником.
   В конце недели погода испортилась, море штормило, срывался мелкий дождь, но мои домочадцы не скучали. Девочки учили вновь приобретённых родственников карточным играм, особенно полюбился "безик", после завтрака разучивали роли в пьесе Чехова "Три сестры". Изольда с упоением обучала девочек актёрскому мастерству. Дед тоже пытался участвовать в постановке - это выражалось в том, что, лёжа на диване, он поднимал то левую, то правую руку и говорил: "Класс!". Я наслаждалась бездельем, в своей комнате читала детективы. Егор с Прохором играли в шахматы.
   В субботу после обеда позвонил Володя Доброходов.
   - Варюша, я в чёрной жопе.
   - А если бы ты был в белой, тебе было бы комфортнее? - беспечно спросила я, откладывая очередной детектив и принимая вертикальное положение. - Рассказывай. Вы их нашли?
   - Нашли их легко, тусуются эти ублюдки в ночном клубе "Колумб". Недалеко от клуба они и порезали нашего Толика в тёмном переулке. Кстати, там же тусовались и наши забитые бомжи, те бутылки собирали на прилегающей территории, и араб там бывал, что-то они не поделили. Покрутился я там с ребятами, поговорил с клиентами, официантами, охраной. Говорят, что хлопцы не скрывали своих убеждений - мол, бомжей нужно убивать, так как они люди лишние, для общества бесполезные, переносчики всякой заразы. Хвалились, приняв лишка и покурив травки, что они этим вопросом занимаются и преступлением это не считают, кстати, все четверо учатся на втором курсе юридического университета. Но дело, Варя, в другом - детки оказались "золотыми". Один - сынок известного в городе банкира, другой - сыночек известной и тебе судьи, при виде которой у меня руки чешутся надеть на её холеные ручки наручники, её подельник и друг, адвокат Сопрун Анатолий Дмитриевич - папашка третьего подозреваемого, а четвёртый - сынок, правда, внебрачный, "законника", теперь тот честный бизнесмен, исходный капитал заработал сама знаешь, как - как и все миллионеры в нашей несчастной стране. В общем, ребяток я закрыл. И представляешь, что началось, давление такое со всех сторон! Даже моё толерантное начальство стало намекать - мол, что тебе эти "бывшие люди". Я пока держусь, но ты ж понимаешь, в суде дело развалят, и будут эти мрази и дальше над слабыми издеваться, запах крови они уже почуяли.
   - Володя, не паникуй. - сказала я задумчиво. - Есть у меня одна мыслишка. В философской поэме "Так говорил Заратустра" Фридрих Ницше пишет: "И если тот, кто живёт среди людей, не хочет умереть от жажды, он должен научиться пить из всех стаканов; и если кто хочет остаться чистым, оставаясь среди людей, он должен уметь мыться и грязной водой". К чему я это говорю - нужно вокруг этого дела создать побольше шумихи. Помнишь, три года назад наше агентство занималось розыском трёхлетнего сына одного продвинутого журналиста, Голубницкого Олега, который наступил на мозоль местной мафии, и они в отместку похитили мальчика? Я ему тогда помогла, да и ты потом подключился. Позвоню-ка я Олегу, пусть статейку забойную напишет об этом деле. И Лёве Мельбрайну позвоню, пусть возьмёт это дело под личный контроль. Лады?
   - Умна ты, мать. Давай звони, потом мне перезвонишь.
   Набрала Голубницкого, ответил сразу.
   - Варвара Степановна, как я рад Вас слышать!
   - Олег, по-моему, мы на "ты" и без отчества.
   - Варюша, я тебя часто вспоминаю. По гроб жизни буду обязан. И как ты у Женечки стресс сняла, он же заикаться начал...
   - Олег, мне нужна твоя помощь.
   Кратко обрисовала ситуацию, объяснила, что конкретно от него требуется. Олег загорелся.
   - Варя, это же моя тема! Спасибо, статью назову: "Честный мент против местной мафии". Дай мне телефон Доброходова, позвоню ему, договоримся о встрече, всё обсудим.
   Я поблагодарила Олега, продиктовала телефон. Потом позвонила Мельбрайну. Он обрадовался моему звонку, расспросил, как нам отдыхается, поговорили о пустяках.
   - Лев Семёнович, у меня к Вам личная просьба.
   - Всё, что угодно, Варенька.
   Я изложила суть проблемы. Мельбрайн заинтересовался, включил мысленный счётчик - какие дивиденды это ему принесёт на предстоящих выборах.
   - Варюша, я беру это дело под личный контроль. Сегодня же созвонюсь с твоим Доброходовым, узнаю все нюансы. В нашей стране каждый человек имеет право на личную защиту! - с пафосом закончил он.
   Мы распрощались, очень довольные друг другом.
   Перезвонила Володе.
   - Всё пучком, держись. И держи меня в курсе. Любопытно, чем всё это закончится. Володь, признайся, у тебя к этим судье и адвокату свои предъявы?
   - Есть малость, Варь, несколько добротных дел развалили, падлы. Ну ладно, подруга, отдыхай, спасибо тебе. Целую.
   Я положила телефон, встала и подошла к окну. Море бушевало, но уже не так активно. Почувствовала - в комнату зашёл Егор. Подошёл, обнял.
   - Знаешь, Егорушка, не хочу заграниц. Останемся здесь до конца отпуска.
   - Конечно, родная моя. Родители будут счастливы.
  
   Утром вышла на балкон. Ярко светило солнышко, голубело море, ласково набегая на прибрежный песок. Как хорошо. Вздохнула полной грудью, спустилась на первый этаж, вышла во двор. Константин Петрович делал зарядку, увидев меня, расплылся в улыбке.
   - Константин Петрович, пора переходить к водным процедурам, пойдёмте поплаваем, море сегодня чудесное.
   - Варенька, лестница уже больно крутая, смогу ли я?..
   - А нам Прохор поможет. Прохор, выходите, знаю, что за кустами прячетесь.
   Прохор вышел, несмело улыбнулся.
   - Вам бы, Варя, в разведке служить.
   - Мне и в нашем детективном агентстве нормально служится. Пойдёмте, поможем Константину Петровичу спуститься к морю.
   Но Константин Петрович весь путь проделал сам, держась обеими руками за перила, мы только подстраховывали. С наслаждением вошёл в море, потянулся и нырнул. Плавал долго, отфыркиваясь, как пёс. Мы с Прохором сидели рядышком на лежаке и переглядывались.
   - Спасибо Вам, Варя. - неожиданно сказал Прохор и отвернулся.
  
   Почему всё хорошее так быстро заканчивается? Наш отпуск неумолимо близился к завершению. Егор всё чаще беседовал по телефону на производственные темы, его с нетерпением ждали на работе.
   За несколько дней до нашего отъезда, за ужином, Константин Петрович сурово посмотрел на нас и генеральским голосом произнёс:
   - Дети, вы поступаете неправильно.
   Егор удивлённо посмотрел на него.
   - Папа, что ты имеешь в виду, что неправильно?
   Константин Петрович кашлянул, слегка смутился, кашлянул, и уже другим, немного просительным тоном, продолжал:
   - Варенька, у девочек ещё целый месяц каникул, зачем им в город? Пылью дышать? А здесь море, я спокойно смогу их у моря контролировать, когда Изольда занята по хозяйству.
   Я посмотрела на Изольду - глаза у той, как по мановению волшебной палочки, наливались слезами, она, как героиня какой-то трагедии, умоляюще смотрела на меня. Машенька положила пальчики на её руку, а Сашенька сочувственно поглаживала по плечу.
   Прохор пробурчал:
   - Персики поспевают, виноград почти созрел, детям витамины нужны. К тому же все фрукты без нитратов.
   Я бросила взгляд на Егора - тот ухмылялся. Точно в сговоре со страдальцами, да и девочки начали демонстративно хлюпать носами.
   - Да ладно вам, согласна. Детям только на пользу ещё месяц пожить на море.
   Все облегчённо вздохнули, слёзы моментально просохли. Изольда прижала к себе девочек, те положили головки ей на плечи. Дед с Прохором пожали друг другу руки - мол, победили.
  
   В день отъезда всё семейство собралось возле машины. Прохор загружал в багажник ящики с персиками и виноградом, Изольда вытирала платочком глаза, Константин Петрович что-то втолковывал Егору.
   Я обратилась к хвостатым:
   - Вы с нами или остаётесь?
   Бас задумчиво почесал ухо - да ну его, это море, шумит и шумит, я домой - и сиганул на заднее сиденье машины. Фрикс последовал за ним, даже не задумываясь.
   Мы ещё долго прощались, обнимались, что-то говорили. Наконец выехали за ворота и взяли курс на родной город.
  
   В город приехали поздней ночью. Не разгружая машину, поднялись в квартиру приняли душ и улеглись спать.
   Утром Егор вскочил ни свет ни заря, чмокнул меня в щёчку, шепнул: "Спи, я на работу, буду поздно, проблем выше крыши" и умчался. Я ещё немножко повалялась, спать не хотелось. Встала, побродила по квартире. Позвонила Мадам.
   - Элеонора, давай съездим к Степаниде, я за вами соскучилась, Егор будет работать допоздна, а завтра и мне на работу.
   - Ты знаешь, я как почувствовала твоё настроение, отменила все визиты. Собирайся, через час буду у тебя.
   Можно подумать, усмехнулась я, сама, небось, мне эти мысли внушила, вот вредная ведьма.
   Выгуляла зверей, дождалась Полинку, сказала, что поеду проведать маму, обедать не буду. А тут и Мадам явилась. Обняла меня, сказала: "Ты чудесно выглядишь! Поехали".
  
   Старушки несказанно обрадовались нашему незапланированному визиту. День пролетел незаметно в разговорах, с перерывами на обед и ужин. Меня расспрашивали о новых родственниках, одобрили, что дети остались ещё на месяц на море. Я рассказала Степаниде, как лечила свёкра, в общем, она всё одобрила, но дала несколько дельных советов. Когда опомнились, часы показывали десять вечера. Мы с Мадам быстренько расцеловали Степаниду и Василису и помчались в город.
   - Вот, - сказала Мадам. - Неудобства замужества. За каждый шаг нужно отчитываться перед мужем.
   Подъехали к дому, во всех окнах нашей квартиры горел свет, Егор стоял на балконе и курил. Мадам вышла из машины и помахала ему ручкой. Он сделал приглашающий жест. Мадам покачала головой и показала на часы. Я поцеловала Мадам и пошла в подъезд.
   Когда вошла в квартиру, Егор стоял в прихожей, сложив руки на груди.
   - Варя, трудно было предупредить? Пришёл домой, тебя нет, я волнуюсь, звоню на сотовый, а он в спальне на тумбочке заливается.
   - Егорушка, прости, пожалуйста, не хотела тебя отрывать от дел звонками, не думала, что заболтаемся допоздна.
   Егор обнял меня.
   - Пожалуйста, не исчезай внезапно, хорошо?
   Я кивнула, "хорошо", мол, вроде бы инцидент был исчерпан, но подумала, что прав был старик Саади, который говорил: "Начало тирании в этом мире было ничтожным. Все добавляли к ней, пока она не достигла своих нынешних размеров. Ради получения половинки яйца, которую султан считает себя вправе взять силой, его войска насадят на вертел тысячу птиц".
  
   Утром следующего дня я отправилась на работу. В офисе, кроме Влада, никого не наблюдалось. Влад встретил меня с распростёртыми объятиями. Я спросила, где все.
   - Наталья с милым другом отдыхают где-то в Европе, Миша с ребятами на Мишиной даче, рыбалят на Днепре. Через недельку, когда выпьют ящик водяры, вернутся.
   Мы с Владом проболтали до обеда, пообедали в ресторанчике рядом с офисом,
   После обеда явился Доброходов. Сияя, обнял меня, расцеловал.
   - Варя, мы победили. Этих придурков закрыли надолго. Олег забацал убойную статейку. Мельбрайн подсуетился, и наших "золотых" судила выездная судейская бригада из столицы. Прокурор мужик классный, не тухлый. В общем, дело получилось громкое.
   - Ну а мама-судья и папа-адвокат?
   - Мамочка уволилась, а папа ушёл в подполье, кто с ним дело-то иметь будет. Наш бывший уголовничек заявил, что таким, как его сыночек, место возле параши, не по понятиям это. Так что, подруга, жду очередную звёздочку.
   - Знаешь, Володька, мне хочется тебя придушить. - вмешался Влад. - Даже в отпуске девочке покоя не давал!
   Володя с грацией ягуара достал бутылку хорошего коньяка, лимоны и несколько упаковок нарезки.
   - Не бурчи, Владик, давай лучше выпьем, общее дело делаем, очищаем землю от скверны всяческой.
   Я немножко посидела с друзьями-недругами, когда убедилась, что им и без меня похорошело, распрощалась и поехала домой.
  
   Утром, подъезжая к офису, заприметила знакомую фигурку отца Сергия, который вышагивал, заложив руки за спину. Увидев меня, разулыбался, замахал руками. Я подошла.
   - Отец Сергий, здравствуйте, рада вас видеть! У вас опять что-то пропало?
   - Деточка, хуже, гораздо хуже, и боюсь, что это касается тебя. Расскажу всё по порядку. Вчера привели ко мне пожилую женщину на таинство изгнания диавола. После прочтения первой, предварительной, молитвы женщина невероятно возбудилась и стала кричать мужским скрипучим голосом: "Убью Варьку-ведьму, не жить ей, и ублюдка её тоже убью, гадина, сука!..". Дальше не буду говорить, я таких ругательств и не слышал никогда. Когда женщина немного успокоилась, её увезли родственники. Я всю ночь не спал, всё анализировал. У нас в городе ты одна Варвара и ведьма. Не бывает таких совпадений. Деточка, тебе грозит опасность.
   - Отец Сергий, когда эта женщина опять придёт к вам? Хочу посмотреть на неё.
   - Да сегодня привезут её, в десять часов.
   - Вы езжайте, я отпрошусь у начальника и подъеду к этому времени.
   Отец Сергий уехал, а я пошла в офис.
   Влад, как всегда, сидел возле компьютера. Поздоровалась.
   - Влад, я съезжу в церковь к отцу Сергию, что-то у него случилось, хорошо?
   Влад крутанулся на стуле, пристально посмотрел на меня, потянулся.
   - Знаешь, Варя, что-то засиделся я у компьютера. Поеду с тобой, давно в храме не был.
  
   Таинство происходило в маленькой часовенке рядом с храмом. Мы с Владом зашли внутрь. Отец Сергий в полном облачении готовился к таинству, диакон, крупный молодой человек, зажигал свечи у образов. На скамье сидела пожилая женщина, бледная, полная, раскачивалась из стороны в сторону, на нас даже не взглянула. Эту женщину я никогда не видела.
   Отец Сергий приступил к ритуалу. Поднял крест и стал невнятно читать молитву. Женщина сидела какое-то время неподвижно, потом подняла голову, глаза блеснули желтоватым огнём, ещё через мгновение раздался скрипучий смех и женщина кинулась ко мне. Схватила за горло и всей тяжестью обрушилась на меня. От неожиданности я не сопротивлялась. Зрители замерли, потом бросились к нам. Отец Сергий и диакон попытались разжать пальцы безумной, Влад схватил её за плечи и пытался оттащить от меня. Но не тут-то было, пальцы женщины всё сильнее сжимали моё горло - ещё немного и сознание меня покинет. И тут Влад схватил бронзовый подсвечник, со всей дури обрушив его на несчастную. Она обмякла, руки разжались. Я попыталась вздохнуть, удалось с трудом. С грохотом распахнулась дверь, в часовенку ворвались Мадам и Егор. Егор отбросил женщину, как мешок, поднял меня, попытался поставить на ноги, ноги меня не держали.
   А Мадам замерла, повела носом, как гончая, увидела то, что мы видеть не могли, послала на это "что-то" какое-то заклятие. Подняла руку, прошептала: "Прощай, Игорёк!". Посыпались льдинки, которые тут же растаяли, на полу осталась лужица.
   - Учитесь, отец Сергий. - прохрипела я. - Влад изобрёл новый способ избавления от захватчицы.
   Егор подхватил меня на руки и понёс к машине.
  
   Приехали домой.
   Егор усадил меня на диван и началось!.. Егор мерил шагами гостиную и отчитывал непутёвую жену - дескать, я безответственная, мне наплевать на всех, ладно, на него, Мадам, Степаниду, но у меня же двое детей!
   И тут я допустила оплошность - ляпнула: "Трое", тем самым усугубив свою вину в разы.
   Егор резко остановился, уставился на меня, глаза побелели, мне не только захотелось закрыть горло, а и голову заодно, но он выскочил из комнаты, раздался шум воды. Через некоторое время вошёл в комнату, лицо и волосы были мокрыми, сел рядом, обнял меня.
   - Прости меня. Правы наши девочки, ты - это диагноз, с этим нужно смириться.
   Я прижалась к широкой груди моего любимого и подумала: "То ли ещё будет! Ведь это только начало".
  

Часть 2

   Стою у окна в тёплой гостиной, смотрю на беснующийся ноябрь, поглаживаю свой округлившийся живот, нынешнее пристанище моего сыночка, будущего великого шамана. За окном ветер неистово гоняет оставшиеся пожухлые листья, косой дождь, порой переходящий в снег, барабанит по крышам машин, а я вспоминаю золотую Прагу, куда мы ездили в конце мая с моими дочерьми и Егором, и где был зачат наш малыш. Через месяц мы с Егором поженились и провели чудесный месяц в Крыму, под Алуштой, где девять месяцев в году живут родители Егора, мама, экзальтированная Изольда, бывшая артистка столичного театра, и отец, Константин Петрович, генерал в отставке, который был прикован к инвалидному креслу, но с моей помощью уже бегает по утрам, Прохор, друг нашего генерала, со своей личной трагедией. Родителей Егор две недели тому перевёз в город, Прохор остался зимовать в Крыму - ему тяжело находиться в квартире, где всё напоминает о погибшей семье. Вспомнился сумасшедший амбициозный Игорь Кудряш, очень сильный шаман, в светской жизни - журналист столичной газеты, который подрабатывал киллерством. После того, как Егор расстрелял его тело, душа переселилась в ничего не подозревающую тётку, которая везла воду с ближайшего источника и засмотрелась на горящую машину. В церкви, где служил отец Сергий, и куда родственники привезли её, дабы избавить от диявола, она, то есть Игорь, пыталась меня задушить. Тело обезвредил Влад, а душу Игоря развоплотила моя названная сестра, Элеонора - Мадам, ведьма первой категории. После того случая семья мою свободу ненавязчиво ограничила. Мои сотрудники из детективного агентства в этом вопросе были солидарны с деспотичной семьёй, что меня обижало - без работы я скучала...
   В гостиную зашла Полина, наша неугомонная домработница, бесконечно преданная моему мужу, любые его распоряжения ею даже не обсуждаются.
   - Варя, - строго сказала. - Пора есть витаминный салат. Пойдём на кухню. И не стоит стоять целый день у окна, погода не радует положительными эмоциями.
   - Хорошо. - покорилась я. - Пошли на кухню.
   Без удовольствия проглотила дурацкий салат и вернулась к окну.
   И тут зазвонил телефон. Звонил мой начальник, господин полковник.
   - Варвара, как ты себя чувствуешь?
   - Чувствую... - вяло отозвалась я.
   - Скучаешь?
   - Скучаю. - со вздохом согласилась я.
   - А для тебя есть интересненькое дельце, как раз по твоей части, берёшься?
   Я встрепенулась, апатия куда-то делась.
   - Что за дело, Михаил Леонидович?
   - Варя, подробностей не знаю, пропала какая-то старая книга из хранилища твоего университета. Завтра приедет в девять часов клиент, профессор, кстати, сказал, что твой знакомец, преподаватель Илья Исаакович Ширман.
   - Илья Исаакович? - обрадовалась я. - Умничка, но занимался в основном историей написания "Ветхого Завета", священной книги иудеев и христиан. Очень хочется с ним пообщаться, правда, мы часто с ним спорили.
   - Вот и пообщаешься, завтра в половине девятого за тобой заедет Влад, будь готова.
   - Михаил Леонидович, - заныла я. - Что я, инвалид? Сама доберусь.
   - Нет! - категорично заявил вредный начальник. - Погода дрянь, скользко очень, коммунальщики работают хреново. И вообще - ты хочешь, чтобы Мадам с Егором меня развоплотили? Тьфу ты, с вами поведёшься - заговоришь на ведьминском языке. Разговор окончен, Влад заедет.
   Я положила трубку, взвизгнула от радости. Настроение, как температура при сложной форме гриппа, резко поползло вверх.
   Вечером с домашними была весела и предупредительна. Хохотала, когда девчонки рассказывали смешные истории, которые случились в школе. Даже мужественно пошла с Егором под дождь выгуливать Фрикса - Бас благоразумно от прогулки отказался. Егор весь вечер подозрительно на меня косился, но ничего не спрашивал.
  
   Утром я проснулась раньше обычного. Покормила завтраком детей и мужа. Не дожидаясь Полинку, погуляла с Фриксом. Выпроводила домочадцев. Тщательно причесалась, подкрасилась, надела то, во что влезла, и в половине девятого вымелась из квартиры.
   Влад меня уже ожидал. Уселась в машину, чмокнула его в щёку. Влад рассмеялся.
   - Варвара, по-моему, даже в твоём интересном положении ловить преступников тебе более показано, чем витамины и свежий воздух.
   - Ох, Владик, как я устала от безделья и опёки!..
   В офисе мои сотрудники меня потискали по очереди, сказали, что беременность мне идёт. А тут и клиент приехал. Он радостно взял меня за руки, сказал, что я и раньше была хороша, а сейчас просто красавица. Мы прошли в кабинет господина полковника, уселись за стол.
   Илья Исаакович подмигнул мне и, сдерживая смех, обратился к начальнику.
   - Михаил Леонидович, Варвара - самая любимая моя студентка, но я на неё обижен за то, что темой диссертации выбрала Древнюю Грецию, а не историю Ветхого Завета. Какие она подавала надежды! Правда, и спорили мы с ней до хрипоты. Я не одобрял её нигилистические замечания. Так, например, в курсовой работе по Пятикнижию, касаясь событий, связанных со Всемирным потопом, который уничтожил на земле всё живое и только одному человеку, Ною, известному своей праведностью, и его сыновьям, Симу, Хаму и Нафету, с жёнами - было дозволено спастись и продлить род человеческий, Варвара исследует предание о сыновней непочтительности Хама и пишет об этом с искромётным юмором: "Так, Хам, увидев наготу отца, спящего пьяным, рассказал об этом братьям, вместо того, чтобы прикрыть её, как это сделали потом, отвернувшись, Сим и Нафет. В наказание потомки Хама - ханаанеи (финикияне и доизраильское население Палестины) обречены Богом вечно быть рабами потомков Сима - израильтян".
   Я покаянно опустила голову. Всё-таки пиетет перед авторитетом преподавателя неистребим. Потом заметила, что в кабинет просочились все сотрудники и нахально ухмыляются.
   А Илья Исаакович продолжал свою иронично-обличительную речь:
   - А с какой страстью Варвара обвиняла Яхве во лжи, несправедливости, злобности! Так, согласно Пятикнижию, Бог, поместив человека в "Саду Эдем", сказал ему: "От всех деревьев сада ешь, а от дерева добра и зла - не ешь от него, ибо в день, когда ты поешь от него, смертью ты умрёшь!". Однако, говорит Варвара, солгал. Змей, "что был хитрее всех зверей полевых, которых создал Яхве-бог", дал Еве самые точные сведения на этот счёт: "Умереть вы не умрёте, ибо знает бог, что в день, когда вы поедите от него, откроются ваши глаза и вы будете, как боги, знающими добро и зло", что и случилось, предсказания змея исполнились. Яхве разгневан и перепуган, и наказание последовало незамедлительно - змей на своём животе будет ходить, женщина в муках рожать сыновей, а мужчина тяжело трудиться и в поте лица своего есть хлеб.
   - Илья Исаакович! - взмолилась я. - Чесслово, больше не буду. А по какому вопросу вы к нам? - Зная своего преподавателя, который мог часами говорить о моей непокорности, сочла за благо перевести разговор на интересующую меня тему.
   - Ой, Варя! - спохватился неугомонный профессор. - У нас такое несчастье! Из хранилища пропал двухтомник Жаже, печатное издание всех книг Ветхого Завета в порядке, выработанном многовековой церковной практикой, то есть в самом начале помещены книги "Бытие", "Исход", "Левий", "Числа", "Второзаконие", образующие в своей совокупности Пятикнижие. За ними следуют книги исторического содержания: "Иисус Навин", "Судьи", "Руфь", четыре книги Царств и другие. Затем следуют книга Иова, "Псалтырь", "Притчи", "Экклезиаст", "Песнь песней", "Премудрости Соломона" и другие. За ними - пророческая литература: книги пророков Осии, Амоса, Михея, Иоиля, Авдия и других. Заключает сборник первая и вторая книга Маккавейские, третья книга Ездры, и третья книга Маккавейская.
   - 1885 года издания. - задумчиво сказала я. - Кому она могла понадобиться? Ведь там хранятся и более древние книги.
   - Вот и я о том же, но замок сломан и украден только этот двухтомник.
   - Хорошо, Илья Исаакович, я завтра приеду в университет, покручусь на кафедре, может что и увижу.
   На том и порешили. Профессор ушёл, а я ещё поболтала с сотрудниками и Влад отвёз меня домой.
   Вечером, когда Егор играл в шахматы с Шурочкой, а Маруся разучивала новую песню к Новому году, я потихоньку стала искать ключи от своей машины, которой давно не пользовалась. Обшарила всё, но ключи не находились. В отчаянии пошла на кухню, уселась на диван, погладила живот и прошипела:
   - Вот видишь, малыш, какой твой папочка вредный, спрятал ключи от машины, как мы с тобой добираться в университет будем? Придётся кого-нибудь из ребят просить, чтобы нас отвезли.
   Перед сном по традиции Егор гладил мой живот, приговаривая, какой у него классный парень растёт, но сегодня не тут-то было - только он коснулся живота, сразу вскрикнул от неожиданности и отдёрнул руку. Мой живот бился током.
   - Варя, чего это он дерётся?
   - Это он мамочку защищает от вредного папочки, который куда-то спрятал ключи от моей машины! - ехидно ответила я.
   - Не прятал я твои ключи, они в прихожей в ящичке лежат, там, где и запасные ключи от квартиры! - завопил возмущённо мой муженёк и кинулся в прихожую. Вернулся, вертя на пальце ключи.
   - Вот они, видишь? - показал моему животу. - Ну что, мир? - протянул руку и с опаской прикоснулся. Живот током не бился.
   - Ну вот. - успокоился Егор и проворчал.- В таком нежном возрасте с родителем вздумал воевать, защитничек!
  
   Утром, выслушав от Егора сто наставлений типа "будь осторожна", "обязательно пристегнись!", "давай я тебя отвезу?", "пусть Мадам отвезёт" и так далее, я в сто первый раз сказала, что не больна, а только беременна, чмокнула его в щёку, поцеловала детей и поехала в университет.
   Здесь за все эти годы почти ничего не изменилось - так же носились студенты, сбивались в стайки, о чём-то весело болтая, так же неспешно вышагивали важные преподаватели с папками под мышкой. Знакомой дорогой прошла к кафедре, где меня уже дожидался Илья Исаакович. Мы немножко поболтали, секретарша поставила передо мной чашку с дымящимся кофе. В комнату постоянно заходили сотрудники кафедры, решали с профессором какие-то вопросы, уходили. Человека, причастного к краже фолиантов, среди них не наблюдалось. Через пару часов в комнату вошёл молодой парень, с бледным лицом, с длинными волосами, забранными в хвост, перехваченный аптекарской резинкой. Поздоровался и подошёл к шкафу за каким-то учебником.
   - Наш аспирант, очень толковый парень.- сказал Илья Исаакович. - Хочу его в будущем сделать своим преемником.
   - Это он взял книги.
   Профессор растерянно посмотрел на меня, потом перевёл взгляд на аспиранта и заревел:
   - И зачем же ты, мил-человек, спёр Жаже из хранилища?! Подзаработать решил?! Так, насколько я знаю, в настоящее время на чёрном рынке религиозная литература не в цене!
   Парень ещё больше побледнел, затрясся, глаза наполнились слезами.
   - Как вы могли подумать, что я буду торговать святыми книгами?! Это Он мне велел взять!
   - Кто - он? - опешил профессор.
   - Он! - парень показал пальцем на потолок.
   - Говори яснее! Ректор наш, что ли? Его кабинет над нами расположен.
   Парень отрицательно замотал головой и быстро заговорил:
   - Мне было видение! Явился ко мне сам господь Бог в золотых одеждах с сиянием вокруг головы и говорит: "Пришло время великих пророков!" и что я буду один из них, и возложена на меня миссия возродить веру истинную и державу нашу! Где "правители правосудно будут управлять, и будет каждый, как убежище от ветра, и прикрытие от дождя, как потоки воды в сухой степи, как тень большой скалы в стране усталости, и не будут ослеплены глаза смотрят, и уши слушающих будут внимательны, и сердце поспешных поймёт знание, и язык заикающихся станет говорить чисто, не назовут больше негодяя благородным и скупого не назовут щедрым"...
   - Это всё хорошо, заученный ты наш. Но фолианты тебе зачем?
   - Как зачем, профессор?! Для моей миссии требуются святые книги, Он мне велел их собирать!
   - А он тебе не сказал, что это преступление и если Илья Исаакович напишет заявление, сидеть тебе за кражу со взломом от трёх до пяти лет? - вклинилась я. - Ну ладно, поехала я. Вы уж сами разбирайтесь. А парню лечиться надо.
   Профессор поблагодарил меня и мы распрощались.
   Я вышла на улицу, вдохнула сырой ноябрьский воздух. Дождь прекратился, на улице было сыро и мрачно. Хотя бы морозец небольшой. И снежка хочется.
   Решила съездить к родителям Егора. Он вчера обмолвился, что они в последнее время что- то раскапризничались, очень скучают за детьми. Живут они в том же районе, где расположен и мой университет, в старом доме ещё сталинской постройки. Припарковала машину возле подъезда, на домофоне набрала номер квартиры, откликнулась Изольда.
   - Варюшенька, как я рада, что ты приехала! Проходи, пожалуйста!
   Поднялась на второй этаж. Дверь в квартиру была открыта, Изольда ждала меня. Обняла, расцеловала, заплакала.
   - Доченька, живём в одном городе, а видимся очень редко. Нет, я понимаю, в выходные вы должны проведать старенькую маму, а мы с отцом совсем заброшены. После приезда в город мы только один раз виделись с девочками. Ну да ладно, проходи в гостиную, Константин Петрович в кабинете, занялся мемуарами. Девочка, как ты себя чувствуешь? Наш внучок не хулиганит?
   - Хулиганит, ещё как хулиганит.
   Мы прошли в гостиную. Из кабинета вышел улыбающийся генерал, обнял меня, похлопал по спине.
   - Как хорошо, что ты надумала нас навестить, а то мы совсем закисли. Живём воспоминаниями о прошедшем лете. Какое было чудесное время, когда мы были все вместе. Рядом с детьми чувствуешь себя молодым.
   - А вот об этом я и хотела с вами поговорить. Почему бы вам не переехать в квартиру Егора? Она всё равно пустует, мы там не живём. Квартира обустроена, перевезём только необходимые вещи. Я помогу вам собраться, а с переездом поможет Фёдор, да и ребята из агентства. Будете каждый день видеться с детьми.
   Изольда переглянулась с Константином Петровичем и закивала.
   - Мы с радостью, Варенька, переедем. Что нам тут одним делать. По мере сил поможем вам. Дед будет Фрикса по утрам выгуливать, всё равно бегает, а я Полинке по хозяйству помогу. Родится ребёночек - мы с ним гулять будем, правда, Константин Петрович?
   - Правда, правда. Идея хорошая. Я думаю, Егор не будет возражать.
   - Не будет, ему спокойнее, когда вы рядом, он переживает, что вы скучаете. Вот и договорились. Завтра приеду утром, помогу вещи упаковать.
   - Спасибо, Варенька. Пообедай с нами.
  
   Вечером я рассказала Егору о предстоящем воссоединении семьи, он обрадовался.
   - Молодец, Варюша, старикам веселее будет. Да и за тобой присмотрят.
   "Да, - подумала я. - Добрыми намерениями дорога в Ад выложена".
  
   Через пару дней родители обосновались в квартире Егора и активно включились в жизнь семьи. Изольда подружилась с Полиной, они вместе ездили за продуктами, готовили обеды, обсуждали личную жизнь актёров и певцов. Вечерами с девчонками пели романсы. Константин Петрович играл с Шурочкой в шахматы, спорил с Егором о политике, сопровождал меня в поездках по городу. Когда я попыталась воспротивиться, он смущённо заявил:
   - Варя, ну доставь старику удовольствие, много лет никуда не ездил. Да и Егорке спокойнее, когда ты не одна.
   Пришлось смириться.
  
   Неумолимо приближались новогодние праздники. Мы с Мадам совершили набег на магазины, купили подарки родственникам и знакомым. Праздновать Новый год решили у нас. Мои новые родственники с нетерпением ждали приезда Степаниды, с которой очень хотели познакомиться. Этот вопрос мы обсуждали за завтраком 30го декабря. Завтра утром Мадам привезёт Степаниду с Василисой.
   Я одним глазом посматривала в телевизор, где шустрая дамочка рассказывала о тонкостях приготовления ризотто. Вдруг передача была прервана экстренним сообщением. Диктор взволнованно говорил о том, что трое террористов захватили частный детский сад, где в данный момент находилось восьмеро детей возрастом от трёх до шести лет, две воспитательницы, нянечка, хозяйка данного заведения, повариха и охранник, в которого преступники стреляли и неизвестно, то ли он ранен, то ли убит. В следствие переговоров с представителями власти бандиты согласились обменять детей на следователя по особо важным делам Доброходова, к которому у них есть претензии. А также они потребовали три миллиона долларов и возможность вылететь в Турцию. На раздумья властям даётся два часа, после чего они начнут убивать заложников и первого следователя. Появилась картинка - Володька шёл к садику. Как только он вошёл, детей выпустили, те с плачем кинулись к перепуганным родителям.
   Я вскочила, бросилась одеваться, стараясь делать это быстро. Но когда бежала к входной двери, генерал уже дожидался меня, одетый в форму.
   - Константин Петрович! - взмолилась я. - Поеду сама, пожалуйста!
   - Нет. - отрезал генерал. - Поеду с тобой и не спорь.
   Изольда мельтешила между нами, она ничего не понимала.
   - Куда это вы собрались и почему спорите?
   - Уйди, женщина. Мы на войну. - и первый вышел из квартиры.
  
   Мы подъехали к детскому садику. Много милиции, спецназ, всё оцеплено. Подъехала машина Мельбрайна. Я кинулась к нему. Генерал тоже подошёл. Мельбрайн меня увидел, остановился.
   - Варя, что вы здесь делаете? Езжайте домой, здесь не место беременным женщинам!
   - Лев Семёнович, пустите меня туда, я справлюсь с отморозками, никто не пострадает!
   - Варя, я старый циник, очень мало ценю чужие жизни, ещё меньше свою, но рисковать беременной женой своего друга я не буду. Прости. Езжай домой.
   И тут вперёд вышел генерал.
   - Лёва. Если моя невестка сказала, что справится, значит, так оно и есть. Ни у меня, ни у тебя не должно быть сомнений на этот счёт. Пусть девочка идёт. Там женщины и её друг.
   Мельбрайн засомневался. Решение ему далось с большим трудом.
   - Единственная просьба, - сказала я. - Уберите корреспондентов. После того как я зайду, через три минуты посылайте спецназ.
   Мельбрайн кивнул и что-то сказал подбежавшему милицейскому генералу. Тот козырнул и через минуту менты как-то перестроились, оттеснили журналистов, и те оказались за спинами милиции и спецназа.
   Я пошла. Когда подошла к входной двери, она приоткрылась. Вытянулась рука и меня втянули во внутрь. Протащили через маленький коридор-раздевалку и впихнули в довольно большую комнату. На меня с интересом уставились трое бандитов, вооружённых австрийскими пистолетами-пулемётами МП-69.
   - Смотри, Хрен, девка беременная. - сказал тот, что меня втащил.
   Другой подошёл поближе и внимательно на меня посмотрел. Третий, наверно, главный, сказал:
   - Сначала обшмонайте её, потом поспрашиваем, что она здесь забыла.
   Один из бандитов с вожделением стал меня общупывать. Я мельком взгляднула на Доброходова. Он стоял весь как пружина, с разбитым лицом и совершенно белыми глазами. Ну точно как у муженька, когда он на меня злится. Я подняла руки и про себя сказала: "помогай, сыночек, плохие дяди хотят обидеть твою мамочку!".
   То что произошло через мгновение, даже я не ожидала. Между моих рук проскочила молния, в комнате запахло озоном. Двое отморозков как мешки повалились на пол. Третий задёргался, но попытался направить на меня оружие. Но тут проявил себя Володя. Он со скоростью звука пролетел комнату и упал на бандита, придавив его своим массивным телом. Если бы в эту минуту не ворвался спецназ - я уверена, перегрыз бы ему глотку.
   Под шумок я потихоньку ретировалась, выбралась на улицу и по стеночке обогнула угол дома. Через секунду, взвизгнув тормозами, возле меня остановил машину генерал, открыл дверь.
   - Садись, дочка, рвём когти.
   Я упала на первое сиденье и мы на скорости понеслись к центру города. Меня потряхивало. Генерал косился на меня, но вопросов не задавал. В молчании подъехали к дому.
   Вошли в квартиру. В прихожей на нас вопросительно посмотрели Изольда и Полинка.
   - Всё нормально. - сказал Константин Петрович. - Иди, дочка, отдыхай.
   Я пошла в гостиную, улеглась на диван. Чувствовала себя полностью опустошённой, хотелось плакать. Бас подошёл к дивану, запрыгнул и улёгся рядом. Фрикс попытался лизнуть щёку, по которой бежала предательская слеза. Прости, сыночек, свою неразумную маму. Ребёнок активно зашевелился, приключение ему явно понравилось. Не заметила, как уснула.
   Проснулась уже после обеда, укрытая тёплым пледом. В комнату заглянула Полинка.
   - Варюша, проснулась? Вставай, обедать пора. Старшие уже пообедали, а тебя не хотели будить.
   Я поплелась на кухню. Константин Петрович сидел за столом и читал газету. Изольда складывала посуду в посудомоечную машину. Тяжело опустилась на стул. Полинка поставила передо мной тарелку с дымящимся борщом. Генерал оторвался от газеты, глазами спросил: "Как ты?". Я пожала плечами.
   - Варюша, я сам поеду заберу девочек из лицея, а ты отдыхай.
   - Да нет, я поеду с вами.
   - Как скажешь, поедем вместе. - согласился свёкор.
   По дороге в лицей Константин Петрович спросил:
   - Ты не хочешь мне рассказать, что там произошло?
   Я рассказала.
   Генерал покачал головой:
   - Чудеса. Хоть бы Егор не узнал о нашем приключении. Вроде бы журналюги не должны были что-то запечатлеть.
   - Будем надеяться. - сказала я.
  
   Вечером ужинали за большим столом в гостиной. Егор был весел, шутил с девочками, что-то рассказывал смешное. Вдруг вскочил и как коршун, кинулся к пульту. Телевизор работал без звука. Я посмотрела на экран и обмерла. Показывали оцепленный милицией и спецназом садик и меня, заходящую во внутрь. Но тут же картинка прервалась, пошли серебристые полосы. Егор посмотрел на меня бешеными глазами. Я покаянно опустила голову. Он перевёл взгляд на генерала и прошипел:
   - Папа, как ты мог?!
   Генерал оторвался от тарелки, расправил плечи, глаза, как перед атакой, блеснули желтоватым огнём, стукнул кулаком по столу и рявкнул:
   - Что папа?! Девочка сделала то, что обязана была сделать! Лучше чем она, никто бы не сделал! И не смей её обвинять!
   - Вы не правы, Константин Петрович! - вклинилась Изольда. - Варвара поступила безответвенно - рисковала не только собой, но и нашим малышом!
   - А вы, Изольда, помолчали бы! - продолжал разоряться генерал. - Не понимаете военную стратегию - нечего подливать масло в огонь!
   Ужин прошёл в тягостном молчании. Даже девчонки притихли, не понимая, почему ополчились против мамы.
   Ночью мой муж отодвинулся от меня на самый край кровати и обиженно сопел. Я предприняла попытку помириться - придвинулась к нему и попыталась обнять. Он мою руку сбросил. Я улеглась рядом на спину и сказала:
   - Я ведь предупреждала тебя - со мной будет трудно.
   - Я знал, что будет трудно, но не подозревал, что так трудно.
   - Ну разведись со мной! - сказала я со слезой в голосе.
   Егор замер. Потом притянул меня к себе, крепко обнял.
   - Размечтался, косоглазый, - пробурчал. - Не дождёшься. Ещё и отца в свои авантюры втягиваешь! Союзнички!
   Мир в семье был восстановлен.
  
   Утром 31-го декабря все были радостно возбуждены. Егор, генерал и девочки наряжали ёлку, Бас ходил вокруг ёлки и трогал лапой игрушки, которые раскачивались и это его забавляло. Изольда и Полинка готовили праздничные угощения. Я пыталась им помочь, но меня быстро выпроводили из кухни. Я попыталась помочь наряжать ёлку, но и тут оказалась лишней.
   - Пойду-ка я с живностью погуляю.
   Все с радостью эту идею поддержали.
   - Правильно, пойди погуляй, не путайся под ногами. Только недолго, на улице сыро. Да и Мадам скоро Степаниду с Василисой привезёт. - сказал Егор.
   Я потеплее оделась, взяла Фрикса на поводок. Бас первым метнулся из квартиры - играть с игрушками ему надоело, лучше поохотиться на голубей.
   Когда вышла из подъезда, зазвонил телефон. Звонил Доброходов.
   - Подруга, - прошептал он. - Ты где?
   - Живность выгуливаю.
   - Это хорошо, а то я боюсь тебе домой звонить. Подгребай в наш парочек, через десять минут буду.
   Я неторопливо пошла в сторону парка. Там отпустила Фрикса, а сама стала прогуливаться по аллее. Через какое-то время увидела Доброходова, который спешил мне навстречу. Ссадины на лице у того стали подживать, кое-где был налеплен пластырь. Подошёл, обнял меня, сказал:
   - Если бы ты знала, подруга, как я испугался, когда увидел тебя входящей в логово бандитов!
   - Чем ты им насолил, Володечка?
   - Подвёл под 257 статью УК, бандитизм, отсидели по семь лет. Решили поквитаться, ещё и денег срубить. Ты здорово с ними разделалась.
   - Очухались?
   - Очухались, поют как соловьи. Друг на друга вину валят, не могут понять, что с ними произошло. Журналюги меня достают - что за новое оружие изобрели наши спецслужбы по борьбе с терроризмом. Мы, конечно, те, которые посвящены, отмалчиваемся и говорим: "Военная тайна".
   - Как-то всё-таки информация просочилась на телевидение, хотя я знаю, Мельбрайн запретил снимать.
   - Разбираемся, Варь. Будь спок, разберёмся.
   Мы ещё какое-то время поболтали и распрощались. Я позвала зверей и пошла домой.
  
   После обеда приехали Мадам, Степанида и Василиса. Родственники перезнакомились. Остались довольны друг другом.
   Степанида положила руку мне на живот, прислушалась и заявила:
   - Шустрый, поганец. Но силён, ох и силён. Намаемся мы с ним. А вообще-то парень правильный.
   Я обняла Степаниду и расцеловала.
   - А тебя, паршивка, жаль, что в детстве не пороли. Спасать она вздумала на восьмом месяце беременности! Ещё и генерала с ребёнком втравила! Правильно муж обижается. Ну да ладно. Хорошо то, что хорошо кончается. Погощу у тебя недельку, за бубочками соскучилась.
   Я обрадовано засмеялась.
  
   Новый год встретили весело. Девчонки пели и танцевали, Степанида, Василиса и Изольда от них не отставали. Всю посленовогоднюю неделю старшее и младшее поколения ходили на праздничные представления, благо Егор позаботился заранее о билетах. После Рождества Степанида засобиралась домой. Пригласила к себе Изольду и Константина Петровича. Те с радостью согласились. Девчонки тоже не возражали погостить недельку у бабушки. Пришлось вести семейство двумя машинами. Поехали Мадам и Егор. Я осталась одна с живностью в пустой квартире. Позвонила Наталье, пожаловалась на одиночество. Та, не долго думая, предложила устроить небольшой сабантуйчик. Обрадовано согласилась, за сотрудниками я скучала. Договорились встретиться в 14 часов. Я приоделась, подкрасилась, чмокнула Фрикса и Баса, тот недовольно поморщился и укоризненно покачал головой - опять тебя куда-то нелёгкая несёт, нет чтобы лежать на диване и меня гладить.
   - Не скучайте. - сказала я. И отправилась на работу.
   Предварительно заехала в ближайший супермаркет, купила несколько бутылок хорошего коньяка, конфет и другой всячины.
   На работе меня встретили приветственными криками. Начальник погрозил пальцем:
   - Пороть тебя надо, шороху наделала!
   Я рассмеялась.
   - Уж больно много желающих, господин полковник!
   Тут и конечно, Доброходов с Лёшей и Русланом подтянулись. Расселись за празднично накрытым столом. Ребята выпили за прошедший год, вспомнили интересные дела. Пили за новый год, за предстоящие интересные дела. Рассказывали анекдоты, много смеялись, шутили. Доброходов красочно описал моё перед бандитами и как я расправилась с тремя здрровенными лбами. Я смотрела на лица моих друзей, смеялась, шутила, но мне было грустно, как перед долгим расставанием. Я понимала, что в моей жизни наступает новый этап, наверное, интересный и волнующий, но мне почему-то очень хотелось остаться в этом, в котором я жила последние пять лет.
  
   В последний месяц перед рождением ребёнка тирания семьи в отношении меня достигла невиданных размеров. С моими желаниями никто не хотел считаться. Выходить из дому без сопровождения мне было категорически запрещено. "Там скользко, ты можешь упасть", "Садиться за руль категорически нельзя, на дороге полно идиотов, вдруг резко затормозишь, ударишься о руль". Даже полюбившееся в последнее время занятие - лежание на диване в обнимку с Басом - не приветсвовалось. "Варя, не залёживайся, походи лучше!".
   Особенно меня доставали ежевечерние прогулки с Егором по слякотной промозглой улице. Для этой цели он притащил жуткий пуховик, в котором, по его мнению, мне должно быть тепло и легко. В этом пуховике я походила на тёток с базара. "Ничего, - говорил Егор. - Твои европейские шубки продувает ветер, ты замёрзнешь!". Перед прогулкой Егор натягивал на меня мерзкие рейтузы, надевал сапоги без каблука, тёплый свитер, какую-то невообразимую шапку, этот уродливый пуховик, затем ещё и шарф. Потом меня выставляли на лестничную площадку, чтобы я не запарилась, пока Егор одевается сам. Я пыталась возражать, но всё это было бесполезно - на меня смотрели укоризненно, как на неразумного ребёнка.
   Даже мои дети попали под влияние деспотичной семьи. "Мамочка, не наклоняйся, ребёночку неудобно!", "Мамочка, пей морковный сок, он полезный!".
   Единственным глотком свободы была моя Мадам, которая приезжала каждый день и увозила меня поразвлекаться. Моей семье это не нравилось, но с Мадам спорить никто не решался. Мы с Элеонорой уезжали иногда за город, иногда бродили по городу, заходили в знакомые ресторанчики, где я ела то, что мне хочется, а не то, что полезно, много болтали. Мадам просила меня сдерживать эмоции, так как даже она не могла предсказать реакцию ребёнка.
  
   24 февраля приехала Мадам, чтобы отвезти меня в частный роддом. Вдруг Егор категорично заявил, что он будет присутствовать при родах и на шаг от меня не отойдёт. Этого мы с Мадам не ожидали. Я разозлилась не на шутку, хотела устроить грандиозный скандал и что-нибудь разбить. Но вспомнив наставления Мадам, изменила тактику. Села на диван, закрыла лицо руками и тихо заплакала. Егор испуганно на меня уставился, бухнулся на колени, обнял меня вместе с животом.
   - Маленькая, любимая моя, что ты, почему плачешь?
   - Егорушка, - сказала я и обняла его за шею. - Пожалуйста, не хочу, чтобы ты присутствовал при родах! Это зрелище не красит женщину, ты меня разлюбишь! А я этого не хочу! - при этом взглянула на Мадам и подмигнула. Она ухмыльнулась и послала мне воздушный поцелуй.
   - Любимая, - сказал довольный Егор. - я тебя никогда не разлюблю. Как хочешь, так и будет.
   Было решено, что при родах будет присутствовать Мадам, а Егору было позволено стоять возле дверей родзала, переживать и слушать мои вопли. Потом он может поселиться в моей палате, держать меня за ручку и любоваться наследником.
  
   При родах я не кричала, Мадам постаралась. Даже схватки были терпимыми. Когда доктор взял ребёнка на руки, он вскрикнул, а потом рассмеялся. От неожиданности тот чуть его не выронил, но всё обошлось. Ребёнка обмыли, одели и уложили счастливому Егору на живот - пусть привыкает. Через какое-то время меня тоже отвезли в палату. Егор задыхающимся от счастья голосом сказал:
   - Варя, он так внимательно меня рассматривал, а потом улыбнулся! По-моему, я ему понравился!
   В палату зашла Степанида. Поцеловала меня, Егора, на глазах блестели слёзы. Погладила малыша по головке, а потом стала на колени, подняла руки, то же проделала Мадам и сказала:
   - О высшие, сделайте милость, произведите обряд посвящения!
   Тут же в комнате материализовались семь улыбающихся старух в чёрных одеждах. Они по очереди брали ребёнка на руки, что-то говорили на незнакомом языке, а потом надели ему на шейку какой-то оберег. Такой же надели и на меня. И исчезли.
   - Что это было? - спросил ошарашенный Егор. - Я сплю?
   - Нет, сынок. - сказала Степанида. - Не спишь. Мы тебя предупреждали, что связал ты свою судьбу с необычной семьёй и сын у тебя необычный. Привыкай. Это твоё решение и твой крест. Неси его достойно. Не можешь понять - просто прими. Хотя у тебя есть выбор, мы неволить никого не станем.
   - Нет, - серьёзно сказал Егор. - Не нужен мне выбор. Я люблю Варю и люблю своего сына. Другой жизни мне не надо.
   Степанида согласно покивала, повернулась к кроватке, взяла малыша на руки.
   - Ну что, обалдуйчик? Есть хочешь? Иди к мамке.
   Положила его рядом со мной. Я обняла сынишку. Он потёрся головой о грудь, ищя сосок, нашёл, блаженно закрыл глазки.
   - Признал мамку, негодник. - засмеялась Степанида. - Варя, начинай его учить - рассказывай о нашей жизни земной, познакомь сначала с древними мудрецами, расскажи о древних цивилизациях... Да сама знаешь, не буду тебя учить. А мы с Мадам передадим ему премудрости нашего ведьминского ремесла.
   - Послушайте! - возмутился Егор. - Кого учить? Его дело есть, спать, пачкать памперсы и расти здоровым! Он ещё ничего не понимает!
   - Ой ли?.. - покачала головой Степанида. - Сынок, ты подходишь к нему с обычными человеческими мерками, как к обычному ребёнку. А он другой, запомни, другой. И чем раньше начнёшь его учить, тем лучше для него, меньше глупостей совершит по малолетству. Конечно, Высшие будут каждый шаг его отслеживать, но, чует моё сердце, трудно за таким уследить, силы много, а ума мало пока.
   Егор удивлённо посмотрел на меня.
   - Варя, он правда что-то понимает? Он же только родился.
   Я рассмеялась.
   - Егор, человеческий мозг задействован только на 5 процентов, а у него уже процентов пятьдесят. Он ещё ничего не знает, но способен воспринимать информацию очень быстро, а потом и анализировать её с той же скоростью. Понимаешь?
   Егор пожал плечами.
   - Ну если вы считаете, что нужно учить - будем учить. Я ему умные книги стану читать, отец - военное дело преподавать...
   Дверь открылась и в палату несмело вошли мои девчонки. Подошли к моей кровати и с любопытством уставились на малыша.
   - Мамочка... - прошептала Маруся. - Какой он маленький! Мы тоже такими были, когда родились?
   - Конечно, моя хорошая, такие же маленькие и беспомощные.
   Следом в палату просочились Изольда и Константин Петрович с огромным букетом красных роз. Изольда расцеловала Степаниду и Мадам, чмокнула меня в щёку, погладила малыша по ручке.
   - Ну копия мой Егорка! - всхлипнула и вытерла платочком совершенно сухие глаза.
   - Как мы назовём пацана? - спросил генерал.
   Егор вопросительно посмотрел на меня, я пожала плечами.
   - Назовём Тимофеем. - веско заявил мой муж.
   - Пусть будет Тим. - согласилась я.
   Девчонки засмеялись, подхватили:
   - Тимка, Тимка!
   Ребёнок оторвался от груди, внимательно посмотрел на девочек и тоже рассмеялся.
   Изольда всплеснула руками.
   - Варенька, что это с ним? У него взгляд совершенно осмысленный!
   - Запомните, - встрял Егор. - Мой сын - необычный ребёнок, он будет очень умный, и его с детства, то есть прямо сейчас, нужно учить. Ты, отец, будешь ему рассказывать о своих любимых мореплавателях, а так же военную историю, ты, мама - об истории театра, Шурочка - о шахматах, я - о математике, а Марусенька - об искусстве. Всем всё ясно?
   Притихшее семейство согласно закивало. Правда, Константин Петрович попытался возразить:
   - Егорка, зачем ребёнку голову забивать? Детства лишать? Ему нужно шалить и всякие пакости делать.
   - Нет, я сказал. - Егор всё больше входил в роль главы семейства. - Шалить и пакостить он и сам научится, а вы должны должны учить Тимофея чему-то полезному. И никаких "сю-сю"! И Варюша так считает.
   На это у домочадцев возражений не нашлось.
   Из больницы было решено забрать нас с Тимом завтра, поэтому Мадам с Изольдой и девочками поедут в детский супермаркет и запасутся всем необходимым для малыша, а Константин Петрович, Егор и Степанида отправятся домой, так как в супермаркете "толку от них никакого". Наконец родственники распрощались и уехали.
   Мы с сыночком остались одни.
   Я встала, взяла малыша на руки, покачала.
   - Ну что, сынок, познакомился с родственниками? Хоть они и большие, ты должен их опекать, потому что ты сильный, а они слабые, просто люди, но твои родные люди. Давай я положу тебя в кроватку, поспи, ты потрудился сегодня. Отдыхай.
   Положила малыша в кроватку, поцеловала и он сразу уснул. Я бесцельно побродила по палате. А потом прилегла и тоже уснула. Натрудилась.
   Проснулась, уже когда нянечка принесла обед. Ребёнок ещё сладко спал. Я пообедала, проболтала с нянечкой. А тут и Тим проснулся. Мы его помыли, переодели. Я покормила и уложила в кроватку.
   Дверь палаты слегка приоткрылась - заглянула Наталья, взглядом спрашивая: "можно"? Я приветливо махнула рукой. Наталья вошла, а за ней несмело втиснулся Ваня с цветами.
   Уполномоченные представители родного агентства, Наталья с Ваней, меня расцеловали, поздравили, сказали, что завтра, к выписке из роддома, подтянутся все остальные, а их послали узнать, когда же наступит этот торжественный момент.
   Я рассмеялась, сказала, что пусть подходят часам к одиннадцати.
   Потом Наталья долго восхищалась малышом, Ваня стоял чуть в сторонке и внимательно разглядывал Тимошку, затем изрёк:
   - Варька, он какой-то не такой. У него взгляд осмысленный и руки не дрожат. Видишь, как он на меня смотрит и ухмыляется. Мой парень, когда родился - совсем другой был.
   Наталья возмущённо всплеснула руками.
   - Ванька, это у вас с Шуриком утром после пьянки глаза бессмысленные и руки дрожат! А ребёнок с рождения умненький и положительный!
   Тут Тим рассмеялся. Наталья и Ваня подскочили.
   - Ребята, - сказала я. - Он немножко не такой, как все, весь в нашу породу.
   Те успокоено вздохнули.
   - Ну так бы и сказала, что маленький ведьмёнок. Тогда всё понятно. Весело тебе, Варька, будет, скоро на метле станет летать.
   - Если бы только это, Ванечка. Боюсь, в прошлое и будущее летать начнёт, а это опасно.
   - Почему опасно? Это ведь так интересно - своими глазами увидит, как земля создавалась, то ли от большого взрыва 15 миллиардов лет назад, то ли земля молодая совсем, ей 7 миллиардов лет, как по Библии.
   - Опасно, Ванечка. Во-первых, может притащить в наш мир вирусы необычные, во-вторых, может заблудиться и не вернуться. И вообще - там много всяких пакостей, я мать и волнуюсь!
   Ваня подумал, почесал затылок, посмотрел на Тимошку и погрозил пальцем.
   - Смотри, шантрапа малолетняя, мамку не волнуй, а то будешь иметь дело с мужиками из нашего агентства! Мы, конечно, не ведьмаки, но тоже не пальцем деланные, и задницу тебе надерём за нашу Варвару. Маму надо почитать, любить и слушаться, тебе ясно?
   Малыш улыбнулся и потянулся к Ване. Тот взял его на руки и растаял.
   - Да нет, парень, по заднице не будем, да и глупостей всяких ты совершать не станешь, ты же умный, правда? - А потом на ушко шепнул. - Но если вдруг случайно куда забредёшь, дядьке Ивану расскажешь, как там, лады?
  
   Утром возле роддома собралась приличная толпа с цветами и большими пакетами. Пришли мои сотрудники из агентства, Мельбрайн и друзья-сотрудники Егора, и конечно, наше семейство в полном составе, включая Полину, Валентину, Лидусю и Фёдора. Последними на милицейской машине с "сиреной", подъехали Володя Доброходов с Русланом и Лёшей. Лёша, как младший по возрасту, тащил огромную корзину с цветами. Все наперебой поздравляли нас с Егором. Фёдор вытащил из багажника несколько ящиков шампанского. Под крики возбуждённой толпы и хлопки открываемых бутылок мы поехали домой.
  
   Дома я развернула малыша и положила на кровать. Первым решил познакомиться с ребёнком Бас. Он прыгнул на кровать, уселся копилкой и уставился на малыша, а тот на него. Какое-то время они пристально рассматривали друг друга, потом Бас протянул лапу и осторожно дотронулся до ручки мальчика. Тим, не долго думая, схватил Баса за лапу. Бас удивлённо посмотрел на меня.
   - Тимошка, отпусти Баса.
   Тим рассмеялся и отпустил. Бас фыркнул и спрыгнул с кровати. Фрикс повёл себя осмотрительней - он на расстоянии разглядывал ребёнка, время от времени почёсывая то одно, то другое ухо, не понимая, что это за существо, потом чихнул и следом за Басом потрусил из комнаты.
  
   Ну а дальше жизнь нашей семьи завертелась вокруг маленького сокровища: кормление, гуляние, купание, обучение. Все члены семьи неукоснительно выполняли распоряжение Егора - что-то, по их мнению, умное, рассказывая малышу.
   Так, после купания, когда я уложила ребёнка в кроватку, дед уселся рядом и начал:
   - Значит, так, внучок. "Аргонавты отправились путь из Фессалии, где их предводитель Ясон должен был стать законным царём Иолка. Согласно легенде, его отец Эсон был свергнут сводным братом Пелием, власть которого, по пророчеству, должен был отнять человек в одной сандалии"...
   Когда я через полчаса заглянула в комнату, ребёнок сладко спал, а дед, увлёкшись, вещал:
   - ...Конец этой истории был безрадостным и прозаическим. Ясон умер в Коринфе, после того, как сгнивший обломок "Арго" упал ему на голову. Когда всё было кончено, говорится в мифе, боги подняли корабль на небо и сделали его созвездием.
   - Константин Петрович! - прошептала я. - Тимошка уже спит.
   - Да? А я и не заметил. Ну спи, внучок, спокойной ночи. А завтра я тебе расскажу о Гомеровской "Одиссее", написанной около 7го века до нашей эры.
  
   На другой день возле кроватки маячила Изольда и чуть смущённо повествовала:
   - Знаешь, внучок, когда я училась в театральном институте, на какой-то юбилей - уже не помню, какой, да это и неважно - мы ставили одну трагедию о древнегреческих временах, по-моему, она называлась "Персы". Твоя бабушка была необыкновенной красавицей, да она и сейчас ещё очень даже хороша, правда?.. Так вот, я играла мать царя, Аттоссу, которой снились зловещие сны о её сыне Ксероксе Первом, который решил завоевать Грецию, но потерпел поражение и его армия переживала жуткие бедствия по пути домой. И вот Аттосса идёт на могилу своего мужа Дария Первого, чтобы принести жертву, но вот страх какой, появляется его дух и предостерегает против дальнейших вторжений в Грецию...
   - Сыночек, - вмешалась я. - Изольда тебе рассказала о греческой трагедии Эсхила, приблизительно 525 - 456 г.г. до нашей эры, он считается основателем греческой трагедии, так как пьесы Фесния и Фриниха не сохранились. Эсхил написал приблизительно 72 трагедии, сохранилось только семь пьес, помимо "Персы", - "Семеро против Фив", "Просительницы", и самая известная "Орестея", которую Алжерон Суинборн назвал величайшим достижением человеческого разума. Ну всё, сыночек, спи, если тебе будет интересно, я потом расскажу обо всём подробнее.
   Шурочке очень нравилась роль строгой учительницы.
   - Брат, ты пока тупой маленький бездельник, ничего не умеешь...
   Тимошка обиженно засопел, сердито сдвинул бровки и швырнул пустышку, которая поплыла к потолку, а потом спланировала Шурочке на голову. Шура с досадой смахнула её на пол. Я подняла пустышку и пошла на кухню сполоснуть кипятком, когда вернулась, Шурочка уже совсем другим тоном продолжала:
   - Ну ладно, кое-что ты умеешь, но это всё глупости, а я расскажу тебе об арифметике. Видишь ли, "Чтоб водить корабли, чтобы в небо взлететь, надо многое знать, надо многое уметь, и при этом, и при этом, вы заметьте-ка, очень важную науку - арифметику" (Крылов). Понимаешь, Тим, большой интерес к арифметике объясняется тем, что эта наука является отражением окружающего нас мира...
   У Маруси был совсем другой подход к обучению малыша. Она пела ему песни, народные и современные, которых знала великое множество, и рассказывала задушевным голоском:
   - Тимошка, в древности человек приписывал возникновение звуков природы сверхъестественным силам, ему казалось, что звуки издают таинственные и невидимые существа...
   У Егора было своеобразное понятие об общении с малышом. Купал ребёнка только он. Потом долго рассказывал, какой он чудесный, умный, классный, и как похож на папу. Я по этому поводу ехидничала: "Ну никаких сю-сю!". Егор отмахивался: "Мне можно, мужская лесть не испортит!". Потом малышу прочитывались все свежие газеты с комментариями типа: "Представляешь, сынок, и этот придурок в президенты лезет!".
   Часто приезжала Мадам, брала малыша на руки и что-то нашёптывала ему на ушко. Тимошке её нашёптывания очень нравились, глазки блестели, он улыбался и даже издавал какие-то звуки.
   Так незаметно пролетели три месяца.
   Родители Егора засобирались в крымскую резиденцию, они и так в этом году задержались. Мы должны были к ним присоединиться, как только девочки закончат школу.
  
   В конце мая Егор таки отвёз родителей в Алушту, вернулся на другой день поздно, я не спала, дождалась его, мы немного поболтали и улеглись спать. По-моему, я не успела даже уснуть - мне привиделась ужасная картина: по пустому автобану мчится машина, на мгновение мелькнуло перекошенное от страха лицо молодой женщины. На мосту машина вильнула, пробила ограждение и рухнула в реку. Какое-то время она была на поверхности, потом медленно погрузилась в пучину. Волна, спровоцированная машиной, постепенно успокоилась. Ребёнок вскрикнул, я подскочила, склонилась над Тимошкой, он испуганно смотрел куда-то в сторону.
   - Сыночек, ты тоже видел, поэтому испугался?
   Малыш посмотрел на меня и протянул ручки. Я взяла его, прижала к себе и вышла в гостиную. Зажгла ночник, присела на диван.
   - Сыночек, тётя нам совсем чужая, почему мы так всполошились? Странный какой-то сон, и тёте, наверное, помогли в реку бултыхнуться... Машина совсем новая, вряд ли тормоза отказали сами по себе. Ну да ладно, не наши это проблемы, давай я тебя покормлю, раз уж ты проснулся, и пойдём спать.
   Утром, как всегда, была суета, я занималась ребёнком, Егор кормил завтраком девочек и животных. Потом домочадцы уехали, пришла Полинка, отправилась выгуливать Баса и Фрикса. На душе у меня было неспокойно, даже сердце побаливало, правда, я только теоретически знаю, в какой стороне оно находится. Ребёнок тоже был какой-то рассеянный. Его даже не заинтересовал мой рассказ о Платоновской Атлантиде, и о споре Платона с Аристотелем по этому поводу. Ученик Платона Аристотель сказал: "Платон мне друг, но истина дороже". Слова эти вошли в поговорку, но мало кто знает, что одной из причин, побудивших Аристотеля предпочесть "истину" своему учителю, была история с Атлантидой. Так, Платон считал, что Атлантида погибла примерно 12-14 тысяч лет назад в результате глобального катаклизма. Аристотель придерживался другого мнения и его поддержали христианские догматики, ведь в средние века был хорошо известен год сотворения мира - 5508 год до нашей эры... Тимошка слушал невнимательно, ёрзал, подбрасывал мячик или начинал хныкать. Мой ребёнок почти никогда не плачет, и учиться он любит, его поведение было странным. Даже Полинка то и дело щупала ему лобик: "Варя, по-моему, он заболел".
   - Да нет, Полинка, здоров, только почему-то нервничает.
   К вечеру, когда приехали Егор и девочки, Тим успокоился. Играл с девочками, что-то рассказывал Басу, тот щурился, сидел рядом и внимательно слушал.
   Под утро следующего дня, когда мы крепко спали, зазвонил телефон Егора. Тот встал, чертыхнулся и пошёл на поиски. Я пошла следом, сердце колотилось. Наконец мой муж нашёл телефон, ответил, какое-то время молча слушал, потом сказал: "Хорошо, я утром вылетаю", нажал отбой и посмотрел на меня.
   - Ольга разбилась. Была пьяна, устроила гонки на пустом автобане, не справилась с управлением, проломила ограждение моста и утонула в реке. Мне нужно лететь, забрать Антона, Ольгин муж его не усыновил, мальчик ему не нужен, учится в какой-то частной школе.
   - Егор, ты совсем не интересовался ребёнком? Ты о нём ничего не знаешь?!
   - Варя, он в этой частной школе учился и жил за мой счёт. Я оплачивал все счета. Ольга не очень приветствовала наши встречи, да, если честно, я и сам к ним не стремился. Мальчик очень странный, мне иногда кажется, что это не мой сын, моя бывшая жена никогда не отказывала себе в разного рода удовольствиях - мужчины, наркотики, выпивка... Да ладно, о мёртвых или хорошо, или никак. - Егор обнял меня, крепко прижал к себе. - Может быть, мне придётся там задержаться на некоторое время, я не знаю, сколько потребуется на оформление документов. Тебе одной будет тяжело с детьми, может, попросить Мадам, чтобы она забирала и отвозила девочек?
   - Не волнуйся, я попрошу Полинку, она будет приезжать пораньше.
  
   Утром Егор улетел. Я позвонила Константину Петровичу, рассказала о случившемся. Свёкор помолчал, потом сказал:
   - Варюша, мы Ольгу почти не знали, она не очень хотела с нами общаться, мы не настаивали. Внука видели пару раз, он был тогда совсем маленький. - кашлянул и нерешительно продолжил. - Варя, у тебя трое детей, может, мы заберём Антона к себе? Зачем тебе такая обуза?
   - Нет, Константин Петрович, - твёрдо ответила я. - Ребёнок будет жить в семье, это не обсуждается. Мальчику нужен отец.
   - Варюша, не сердись на старика, я ведь хотел как лучше.
   - Я понимаю.
  
   С Егором я говорила по телефону каждый вечер, тот рассказывал последние новости.
   Он забрал Антона из школы; когда уезжали, Антон расплакался и бросился к одной из нянечек, та тоже рыдала и всё повторяла: "Не обижайте мальчика, он такой ранимый!"; пообщался с владелицей этой частной школы, она рассказала, что ребёнок очень замкнутый, учится хорошо, замечательно рисует, послушный, был привязан к няне Августе, которая иногда забирала его домой на выходные, своих детей у Августы нет, что мать Антона приезжала очень редко, последний раз за неделю до смерти, привезла подарки, Антон очень радовался.
   Состоялись похороны Ольги. Я спросила, как вёл себе Антон. Егор ответил, что сдержанно и отстранённо, к Ольгиному мужу даже не подошёл, после погребения они сразу уехали в гостиницу.
   Следующим вечером Егор сообщил, что все документы готовы, завтра в обед они вылетают из Брюсселя в столицу, и прибудут в наш город поздно вечером. Я спросила, нужно ли их встретить в аэропорту, Егор сказал, что нет необходимости, возьмут такси. На том и порешили.
   Я поговорила с девочками, попросила их быть предельно терпимыми с новым родственником. Они пообещали подружиться с Антоном.
   На другой день мы с Полинкой подготовили гостевую комнату, решили, что потом всё переоборудуем под вкусы мальчика.
  
   Вечером все немного нервничали. Девчонки бродили по квартире, животным тоже не сиделось. Даже Тимошка проснулся, но вёл себя адекватно - играл со своим любимым мячиком, подбрасывая его к потолку и заставляя вычерчивать то круги, то овалы. Я примостилась рядом на диване и наблюдала за мячом.
   Когда в замке повернулся ключ, все бросились в прихожую. Я взяла Тима на руки и тоже вышла. Открылась дверь и Егор слегка подтолкнул в прихожую мальчика, который испуганно уставился на нас.
   - Это Антон, - сказал Егор. - Прошу любить и жаловать.
   Мальчишка, худенький, бледный, с длинными, до плеч, белокурыми волнистыми волосами и тёмными, точно как у Егора, глазами, растерянно оглядывался.
   - Проходи, Антоша, это твой дом. Я Варвара, жена твоего папы, на руках у меня Тим, твой брат. Это Шурочка и Маруся, твои сёстры. Это Бас - наш умный взрослый кот, а это Фрикс, пока ещё не очень умный, но он старается. Пойдём, я покажу тебе твою комнату.
   Егор поставил на пол сумку, расцеловал нас, сказал, что очень устал и как же хорошо дома. Я передала Тимошку Егору, приобняла Антона за плечи и повела его в комнату.
   - Антон, это твоя комната. Мы пока не знаем твоих вкусов, потом оборудуем, как ты захочешь. Располагайся. Если хочешь, переоденься и помой руки, ванная комната по коридору налево.
   Мальчик сел на диван, огляделся. Я тихонько вышла из комнаты.
   Егор и девочки вопросительно уставились на меня. Я пожала плечами.
   - Ничего, - жизнерадостно сказал Егор. - Привыкнет. Дети быстро привыкают к новой обстановке, да, сынуля? - он подбросил Тима и поймал. Тот расхохотался, когда Егор подбросил его повыше, и, смеясь, полетел. Но не вниз, а вверх, к потолку, остановился и лукаво посмотрел на нас сверху. Мы онемели. Даже у меня, теоретически готовой к таким фокусам, ноги и руки затряслись.
   Егор дрожащим голосом прошептал:
   - Сыночек! Иди сюда. Варя, неси стремянку, она на балконе!
   - Зачем лестницу? - тоже шёпотом отозвалась я.
   - Как зачем? Этого засранца снять, а то разобьётся!
   - Не разобьётся. - уже нормальным голосом сказала я. - Как взлетел, так и спустится. Тим, иди к мамочке! А то у папы случится инфаркт, а он нам ещё нужен, семья большая, кто кормить будет?..
   Тимошка спустился мне на руки, обнял за шею и хитро посмотрел на нас.
   - Вот засранец! - Егор вытер вспотевший лоб.
   Девчонки, очнувшись, засмеялись и зааплодировали.
   - Ну, Тим, с тобой не соскучишься!
  
   Когда стол был сервирован к позднему ужину, я выразительно посмотрела на Егора - Антон из своей комнаты так и не вышел. Егор направился к двери, я следом.
   Мальчик всё так же сидел на диване, плечики были опущены, и смотрел невидящим взглядом в стену напротив. Егор присел перед ним на корточки.
   - Сынок, я понимаю, тебе трудно сразу перестроиться, у тебя большое горе. Но жизнь продолжается. Запомни, мы все желаем тебе только добра.
   Антон закрыл лицо руками и заплакал. Да так горько, как могут плакать дети, которых очень сильно обидели.
   - Егор, - сказала я. - Ты иди, там Тим твой мобильник разбирает, мне не отдаёт.
   Егор посмотрел на меня, понял, кивнул и вышел из комнаты. Я присела на диван, обняла мальчика.
   - Послушай, Антошка, ты, наверное, хочешь позвонить Августе? Да и она переживает, как ты долетел, как встретили. Я тебе сейчас принесу свой телефон и ты позвонишь, хорошо?
   Антон перестал плакать, вкинул на меня заплаканные глазёнки и несмело кивнув, прошептал: "Спасибо". Я принесла ему телефон, вышла и плотно закрыла дверь комнаты. Мы сели завтракать. Через какое-то время Антон пришёл в гостиную, тщательно умытый и причёсанный, сел за стол и уставился в свою тарелку. Полина положила ему еду, мальчик вяло поковырялся в тарелке, отложил вилку, прошептал: "Спасибо. Можно я пойду к себе?". Егор попытался что-то сказать, я толкнула его ногой, он замолчал.
   - Иди, Антошка, отдыхай.
  
   Ночью я проснулась от какого-то тревожного чувства. Встала, накинула халат. Наклонилась над Тимошкой - тот крепко спал и улыбался во сне. Я его укрыла и пошла в комнату к девочкам. Шурочка спала, укрытая одеялом почти с головой. Я поправила одеяло, поцеловала её в макушку. Маруся спала в обнимку с медведем, которому было столько же лет, сколько ей.
   Я пошла в комнату к Антону. Он всхлипывал, спрятавшись под одеяло. Я тихонько присела на край дивана, мягко положила руку ему на плечо, мальчик вздрогнул, резко сел. Зашептал, путая русские, немецкие и французские слова:
   - Мама не могла, мама не могла...
   - Что не могла, ребёнок?
   - Не могла так со мной поступить, она меня любила, ездила очень аккуратно, говорила, что не имеет права рисковать, говорила: "У меня есть ты". Я её люблю, а она ушла навсегда.
   Я тихо гладила его по голове, пока Антон не успокоился и не уснул. В комнту вошёл Бас, вскинул на меня горящие зелёные глаза: "Что, хозяйка, беда? Иди спи, я подежурю". Улёгся рядом с мальчиком, тот облегчённо вздохнул и обнял кота.
   Я пошла в спальню, но до утра уснуть не могла. В голове крутился мой сон-видение, я чётко видела перекошенное страхом лицо молодой женщины.
  
   Утром, когда Егор уехал, я позвонила Мадам.
   - Элечка!.. - подхалимски начала я.
   - Всё знаю. "Приедь, пожалуйста, посиди с летуном, потому что Полинка боится с ним оставаться"?
   - Но, Эля, мне нужно поехать с Антоном в магазин, купить ему всё необходимое, мы ведь скоро уедем в Крым.
   - Ладно, ладно, не подлизывайся, приеду, конечно, да и с новым родственником познакомлюсь. Как он?
   - Даже не знаю, что и сказать. Плачет постоянно, у меня сердце разрывается.
   - Да это и понятно, потерял единственного родного человека, жизнь круто изменилась, тут и взрослый может сломаться. Всё, еду.
   Я положила трубку. Пошла в комнату к Антону. Мальчик безучастно смотрел в одну точку.
   - Антошка, ты не мог бы посидеть с братом? Мне нужно кое-что сделать, а одного его оставлять нельзя, он большой непоседа. А потом, если ты не возражаешь, поедем в магазин, купим тебе всё необходимое, мы ведь в Крым уезжаем скоро, к твоим бабушке и дедушке.
   Антон поднял на меня тоскливые глаза и несмело кивнул. Встал и вышел вслед за мной в гостиную, где на диване в окружении игрушек восседал Тим - ножка на ножку, большой пальчик во рту. Антон подошёл, сел рядом. При явной несхожести братья были поразительно друг на друга похожи - одинаковые разрез, цвет и выражение глаз, те же очертания лиц - словом, сыновья Егора.
   Я деловой походкой направилась на кухню. Делать тут было совершенно нечего. Походила кругами, включила и выключила воду и пошла обратно. Осторожно заглянула в гостиную - Антон что-то бойко рассказывал малышу по-немецки, Тим внимательно слушал, продолжая сосать пальчик. Ну вот и хорошо, Москва тоже не сразу строилась.
   Раздался звонок в дверь - приехала Мадам..
   - Ну давай, знакомь с родственником.
   Мы вошли в гостиную.
   - Привет, Антошка, - сказала Мадам. - Я твоя тётка, зовут меня Элеонора, для тебя тётя Эля, я не вредная, а очень даже хорошая, думаю, мы подружимся. Дай я тебя посмотрю. - она просканировала мальчика. - Варя, парень здоров, правда, в депрессии. Но это пройдёт.
   - Вы врач? - несмело спросил Антон.
   - Нет, милый, я ведьма. И Варя тоже. Это не страшно, маленьких детей мы не едим, мы просто очень умные и можем делать то, что другие не могут.
   У Антона заблестели глаза.
   - А разве так бывает? Я думал, ведьмы только в сказках живут.
   - Да нет, дорогой мой, они и в жизни встречаются, но очень редко. Вот твой брат тоже нашей породы. Да и ты, парень, непростой, правда, пока не могу понять, почему. Разберёмся. А теперь отправляйтесь по магазинам, а я с крылатым пообщаюсь, правда, мой шалунишка? - Тим засмеялся и потянулся к Мадам. она подхватила его на руки, расцеловала в обе щёчки. И началось: А какие у нас вкусные щёчки! А где наши ручки? А какие сладкие ножки!
   - Поехали, Антошка, тётку не переслушаешь.
  
   В детском супермаркете мы быстро купили всё необходимое - Антон к процессу покупок интереса не проявлял, я покупала сама и то, что считала нужным. Возле отдела игрушек притормозила:
   - Антон, может, купим тебе игрушки? Я не знаю, во что играют мальчики твоего возраста, выберешь сам?
   Мальчик покачал головой.
   - Ну как хочешь.
   Мы пошли дальше. Возле отдела детского творчества притормозил уже Антон.
   - Ты хочешь что-то здесь купить?
   - Да, для рисования.
   - Ну выбирай.
   Антон долго и со вкусом выбирал альбомы, кисти, краски, карандаши, и что-то ещё, в чём я совсем не разбираюсь.
   Наконец процесс покупок был завершён. Мы пошли в кафе поесть мороженого. Когда Антон наслаждался шариками крем-брюле и кока колой, я осторожно спросила:
   - Антош, а о чём вы говорили с мамой, когда она последний раз приезжала к тебе? Если тебе неприятно, не отвечай. - добавила я поспешно.
   Антон поднял на меня глаза, улыбнулся.
   - Мама была очень весёлая, обнимала меня постоянно, говорила: "Сыночек, потерпи немного, скоро мы отсюда уедем и у нас будет много денег!" - ребёнок пожал плечами. - Только откуда много денег, Жак очень жадный, он маме мало денег давал. Я ей так и сказал, а она рассмеялась и сказала: "Даст, ещё как даст, никуда не денется. И мы с тобой всегда будем вместе, никогда не расстанемся!". - Антон смахнул набежавшую слезу. - Скажите, а правду тётя Эля сказала, что вы ведьма?
   - Правду, правду. - рассмеялась я.
   Антон загорелся.
   - А можно сделать так, чтобы Жак умер?
   - Антош, если Жак виноват в смерти твоей мамы, я могу сделать так, что он надолго сядет в тюрьму. Такой расклад тебя устроит?
   Антон недоверчиво кивнул.
  
   Дома он сразу рванул в свою комнату, рассматривать вновь приобретённые сокровища. А я подсела к Мадам, которая что-то рассказывала Тиму. Элеонора взглянула на меня и улыбнулась.
   - Сестрёнка, ты не ведьма, а просто ангел небесный.
   Я махнула рукой.
   - Элечка, тебе ли не знать, что все мы - дети одних прародителей, только находимся по разные стороны двери, и в какой-то момент поменяемся местами.
   - Лети. За детей не беспокойся, присмотрю. Правильно, надеюсь, это поможет мальчишке адаптироваться.
   Я чмокнула сестру в щёку и положила голову ей на плечо.
   - Вот только как Егор к этому отнесётся? Скандала не избежать.
  
   После ужина Антон ушёл к себе в комнату, девчонки просочились следом. Дверь закрыли. Мне было очень любопытно, что там происходит. Заглядывать в комнату не решилась, но ухо к двери приставила. Ничего не слышно. Егор, который в этот момент проходил с Тимом на руках в гостиную, хмыкнул, но промолчал. Я поплелась следом. Егор уселся на диван, усадил на колени Тима и крепко прижал к себе - наверно, чтобы тот не улетел - взял "Коммерсант". Я подошла, взяла у него Тима и присела рядом.
   - Егорушка! Ты только не кричи. Мне нужно на пару дней слетать в Брюссель.
   Кратко рассказала о подозрениях Антона.
   - Я хочу посмотреть на этого Жака.
   Егор внимательно выслушал меня, помолчал. Потом сказал:
   - Варюша, если ты считаешь, что для Антона это важно, лети. Но как же Тим?..
   - В морозилке полно грудного молока на всякий случай. Только подогреть. Мадам с Полинкой справятся. А тебе нужно заехать завтра в агентство, заключить договор, чтобы я летела не как частное лицо, а как представитель сыскного агентства, сделаешь?
   - Договорились. Отвезу девочек в школу и заеду.
   Я поцеловала мужа, а заодно и Тимошку.
  
   Перед сном зашла к девочкам пожелать спокойной ночи. Маруся возилась с ноутбуком, Шурочка лежала в кровати и рассматривала потолок. Я подсела к ней.
   - Доченька, о чём размышляем?
   - Мама, я больше не буду рисовать.
   - Почему, родная моя?
   - Потому что всё, мной написанное - мазня.
   Я удивленно посмотрела на дочь.
   - Неправда. Ты очень хорошо рисуешь, в своеобразной манере. И это не только моё мнение, в лицее тоже так считают.
   Шура презрительно отмахнулась.
   - Не видела ты, мамочка, как Антошка рисует! От его даже карандашных набросков плакать хочется. Вот это талантище.
  
   Утром, дождавшись Мадам, я поехала в родное агентство. В приёмной была только Наталья Семёновна, Шурика и Вани не наблюдалось.
   Увидев меня, Наталья радостно вскрикнула, вскочила и бросилась обниматься.
   - Варенька, как тебе идёт материнство! Ты ещё больше похорошела! Просто чудо, а не женщина! Рада тебя видеть! Сейчас кофе сварю, хочешь?
   - Спасибо, Наталья Семёновна, кофе не хочу, начальства хочу.
   - Варвара! - раздался из кабинета громовой голос господина полковника. - Иди сюда, начальство желает тебя облобызать!
   Я вошла в кабинет, где по обе стороны стола восседали Михаил Леонидович и Влад. Мужчины вскочили, Влад чмокнул меня в щёчку, господин полковник - в обе.
   - Присаживайся! Хороша, чертовка, пора на работу выходить, мы без тебя малость зашиваемся.
   - Ребята, у меня проблемы, нужна ваша помощь.
   Начальники сразу посерьёзнели.
   - Рассказывай, Варюша. - сказал Влад. Михаил Леонидович кивнул.
   Я рассказала обо всём: о своём сне, который сбылся, о разговоре с Антоном и его подозрениях, о своём обещании разобраться в причинах смерти Ольги.
   - Хочу слетать в Брюссель, посмотреть на этого Жака. От вас мне нужны документы, подтверждающие мои полномочия, в противном случае никто со мной разговаривать не будет. Поможете? Сейчас приедет Егор, заключит с агентством договор.
   Михаил Леонидович побарабанил пальцами по столу. Улыбнулся.
   - Щас, Варюша, разбежалась. Кто же тебя одну отпустит? Этот Жак может быть опасен. Я лечу с тобой. К тому же у меня в Брюссельской полиции есть знакомый комиссар, пересекались с ним, когда я в органах служил, да и потом информацией обменивались. Сейчас позвоню ему, пусть нас встретит, и информацию по этому делу соберёт, какую сможет.
   - И я лечу! - вклинился Влад. - Это не обсуждается.
   - А ты там зачем? Мы с Варей сами справимся, а ты в агентстве покомандуй, дел невпроворот.
   - Я полечу! - заупрямился Влад. - Я французский знаю, и кажется мне, дело не такое простое. Чем-то Ольга этого Жака шантажировала и чем-то серьёзным. Поэтому, Миша, не спорь. Вдвоём мы Варю лучше защитим.
   - Ну хорошо, хорошо, уговорил, лети. Французский он, видите ли, знает! А я - немецкий. И, если мне память не изменяет, Варвара говорит свободно не только на немецком и французском, но и на английском, испанском и в латыни разбирается.
   Начальники ещё немного попрепирались, а тут и Егор приехал. Быстро составили формальный договор. Наталья стала заказывать билеты на самолёт и оформлять необходимые документы. Господин полковник дозвонился знакомому комиссару полиции и на плохом немецком объяснил суть проблемы. Тот, как ни странно, понял, и на плохом русском пообещал сделать всё, что сможет, и встретить нас в аэропорту. Договорились, что ребята заедут за мной рано утром - вылетаем в 7-05 в столицу, а оттуда, в 10-30 - в Брюссель. Егор попрощался и помчался на работу, а я поехала домой.
   По дороге позвонила Мадам - они гуляют с Антоном и Тимом в нашем парке, Бас и Фрикс тоже увязались. Я сказала, что поставлю машину и присоединюсь к ним.
   Своё семейство я нашла на детской площадке, в это время дня пустующей. Мадам сидела на лавочке и слегка покачивала коляску. Тим спал. Антон раскачивался на качели. Живность охотилась на толстых голубей.
   Я присела рядом с Мадам. Антон встал с качели и поспешил ко мне. Посмотрел вопросительно.
   - Всё нормально, ребёнок. Завтра вылетаю в Брюссель. Со мной летят мои товарищи, брюссельская полиция поможет нам разобраться с этим делом.
   Антон кивнул и присел рядом со мной на лавочку. Проснулся Тим. Увидев меня, радостно засмеялся и протянул ручонки. Я взяла его на руки и понесла домой. Антон вёз коляску. Мадам замыкала шествие, переругиваясь, по обыкновению, с Басом, который умудрился выпачкаться. Фрикс с достоинством вышагивал рядом с Мадам, его она никогда не ругала,
  
   Дома Полинка что-то напевала на кухне, пахло только что сваренным борщом, выпечкой и жареным мясом. Живность рванула на запах. В ванной шумела стиральная машинка.
   Полинка вышла в прихожую, вытирая руки о фартук.
   - Варя, смотри, что я нашла в Антошкиной курточке - решила вещи разобрать, кое-что простирнуть, а это в кармашке было. - Она протянула мне кокетливую розовую флэшку.
   Я повертела её в руке, показала Антону.
   - Это твоё?
   Антон покачал головой.
   - Это мамина флэшка, она любила всё розовое. Но мама мне её не давала, я не знаю, как она у меня оказалась.
   Я призадумалась.
   - Когда мама уезжала и ты её провожал, то был в этой куртке? Вспомни, не торопись, это может быть важно.
   - Да, в этой. Больше я её не надевал, так как резко потеплело и я носил более лёгкую куртку.
   - Хорошо, молодец. Иди вымой руки, сейчас будем обедать.
   Я переглянулась с Мадам, та кивнула, взяла Тима и пошла его переодевать. А я кинулась к ноутбуку. На флэшке было несколько видеофайлов. Я открыла один.
   Первые же кадры меня потрясли до глубины души, волосы встали дыбом - жёсткая детская порнография. Я быстро закрыла программу просмотра видео, вытащила флэшку, подержала её в руке. Как можно было положить это ребёнку в курточку? Наверняка от полной безнадёги. Из спальни с Тимом на руках вышла побледневшая Мадам.
   - Вот тебе, сестричка, и мотив.
   Я кивнула.
  
   Вечером, когда дети и животные были выкупаны и уложены, я показала страшную находку Егору. Тот включил ноутбук, вставил флэшку, запустил фидеофайл. Посмотрел, брезгливо морщась, минут пять, выключил программу. Посмотрел на меня, с трудом сдерживая гнев, произнёс:
   - Главное действующее лицо этой мерзости - Жак Петерсон, мой бывший партнёр, Ольгин муж. Теперь я понимаю, почему мой сын воспитывался с пяти лет в частной школе, за сотню километров от дома. Лети, Варюша, с ребятами, разберитесь с этим типом. Иначе если полечу я, то разорву его собственными руками. А я вам ещё нужен, как ты сказала.
  
   Рано утром, покормив Тима, я пошла на кухню. Егор уже варил кофе и резал бутерброды. В молчании приступили к раннему завтраку. На душе было тревожно, как всегда перед дальней дорогой. Я переживала за Тима - как он отреагирует на отсутствие мамы. Егор почувствовал моё состояние. Накрыл ладонью мою руку.
   - Варюша, всё будет нормально. Не переживай за детей. И с Тимошкой всё будет хорошо, он ведь всё понимает.
   На кухню несмело вошёл Антон.
   - Сынок, зачем встал так рано? - удивился Егор.
   Не обращая внимания на отца, Антон подошёл ко мне, протянул ладошку. В ней оказался маленький ангелочек.
   - Варя, положите его к маме на могилу, он поможет ей добраться туда, не даст заблудиться.
   - Хорошо, Антошка, обязательно положу. - Я взяла ангелочка и спрятала в карман.
   Антон какое-то время постоял и вышел из кухни. Егор пожал плечами, но промолчал.
  
   Через полчаса подъехали ребята. Егор проводил меня до машины. По дороге в аэропорт я рассказала о найденной флэшке. Реакция была предсказуемой - господин полковник брезгливо поморщился, Влад пробурчал: "Что-то подобное я предполагал".
   Долетели без происшествий, точно по расписанию самолёт приземлился в аэропорту Брюсселя. Как только мы прошли таможенный контроль, к нам поспешил высокий, чуть грузноватый мужчина с рыжими редеющими волосами. Они с господином полковником обменялись крепким рукопожатием. Михаил Леонидович представил нас друг другу, мы загрузились в полицейскую машину и поехали в участок, где хозяйничал комиссар.
   В участке царил такой же порядок, как и в любом нашем отделении милиции - то есть никакого. Мы прошли в кабинет комиссара. Хозяин уселся за свой стол, мы расположились напротив. Комиссар подвинул к нам тоненькую пластиковую папочку. Я взяла её и просмотрела содержимое. Как и предполагала, в деле Ольги ничего интересного не было: показания случайного свидетеля, техническая экспертиза, заключение судмедэксперта. Дело закрыто, претензий от мужа погибшей нет. Я отложила папку в сторону. Комиссар подвинул ко мне листочек - сведеиия о Жаке Петерсоне, тоже ничего интересного. Родился, учился, женился, не бедствует, занимается продажей автомобилей и запчастей к ним, несколько автозаправочных станций. Хозяин кабинета улыбнулся и пожал плечами - мол, чем мог. Я тоже улыбнулась - спасибо, мол, и достала из кармана розовую флэшку. Передала комиссару.
   - Что это? - Расщедрился на вопрос молчаливый комиссар.
   - Посмотрите файлы на ней и заодно проверьте, не подделка ли.
   Комиссар взял флэшку и вышел из кабинета. Мы переглянулись.
   Какое-то время было тихо. Потом началось - топот бегущих ног, отрывистые команды, шум возбуждённых голосов.
   - Разворошили муравейник. - констатировал Влад.
   В кабинет с перекошенным лицом ввалился комиссар.
   - Откуда это у вас?! - рявкнул он.
   - Покойная Ольга Петерсон положила этот компромат в карман курточки своего сына. - Отчеканила я. - Господин комиссар, я хотела бы посмотреть на Жака Петерсона до того, как вы его арестуете. Цель нашей поездки - доказать причастность последнего к смерти его жены.
   Комиссар удивлённо посмотрел на Михаила Леонидовича.
   - Она сможет. - усмехнулся тот. - Поверь, сможет всё увидеть. Она много чего умеет, наша Варвара - ведьма, и довольно сильная.
   - Я никогда не перестану вам удивляться. - выдохнул потрясённо комиссар. И взял деловой тон. - Хорошо. Что вы предлагаете?
   - Мы сейчас поедем к Петерсону, скажем, что бывший муж интересуется подробностями катастрофы, пусть расскажет подробности. Главное, чтобы он был расслаблен. А потом Петерсон ваш. В ход расследования наша сторона вмешиваться не будет.
   - Я еду с вами. Мои ребята поедут следом.
  
   Мы снова загрузились в комиссарскую машину и поехали в ближайший пригород, где обитал наш извращенец. Полицейские двигались следом. Но остановились на соседней с искомым домом улице. Мы же подъехали к самому дому, небольшому, с ухоженным газончиком перед окнами. Позвонили, дверь открылась, и навстречу нам направился мужчина, довольно высокий, с зачёсанными назад волосами и помятым лицом. Поздоровался, спросил:
   - Чем могу быть полезен?
   Михаил Леонидович обаятельно улыбнулся.
   - Господин Петерсон, извините за беспокойство. Мы друзья Егора, приехали в Брюссель по делам фирмы. Егор попросил навестить вас, его интересуют подробности ужасной трагедии, произошедшей с вашей женой, всё-таки погиб не чужой ему человек, а мать его сына. На похоронах, как вы понимаете, при ребёнке, он не мог с вами об этом говорить.
   - О, конечно, конечно! Такая жуткая трагедия, я до сих пор не могу прийти в себя! - Петерсон открыл калитку. - Проходите в дом, выпьем по стаканчику виски, помянем по вашему обычаю Оленьку.
   Мы прошли в дом. Хозяин жестом показал - располагайтесь, и направился к бару. Мужчины расселись, а я подошла к окну. Отсюда мне хорошо было видно всё помещение гостиной и сам хозяин. Сосредоточилась и увидела: в этой комнате скандалят мужчина и женщина, с ненавистью смотрят друг на друга, мужчина что-то злобно кричит, достаёт чековую книжку, выписывает чек и бросает его женщине в лицо. Женщина поднимает чек, секунду рассматривает его, довольно улыбается, выбегает в другую комнату. Мужчина тоже выходит, но во двор. Возвращается, злорадно ухмыляясь. В гостиной появляется женщина с большой дорожной сумкой, направляется к двери. На пороге останавливается, обернувшись, бросает мужчине: "Будь проклят!" и выходит, сильно хлопнув дверью.
   Я невольно вздрогнула и оглянулась. Мужчины держали в руках стаканы с виски и слушали печальный рассказ Петерсона.
   - Скажите, Жак, - прервала я его на полуслове. - А что вы сделали с машиной Ольги?
   По лицу Жака пробежала невольная судорога, но он быстро овладел собой.
   - Я вас не понимаю.
   - Да что тут непонятного? В тот вечер вы шумно скандалили, Ольга вас шантажировала пристрастием к малолетним и организованным вами публичным домом, за молчание требовала деньги, немаленькую сумму, сказала, что иначе пойдёт в полицию, вам пришлось выписать чек, когда она вышла в другую комнату за вещами, вы пошли в гараж и что-то сделали с её машиной, что? Подрезали тормозной шланг?
   Жак дёрнулся и метнулся ко входной двери. Влад подставил ему подножку и тот кулем рухнул на пол. Подбежал комиссар, заломил Петерсону руки и ловко защёлкнул наручники.
   - Вот и всё, Жак Петерсон. Антошка будет доволен. - спокойно произнесла я на русском языке.
   Жака вывели и затолкали в подъехавшую полицейскую машину. Комиссар опечатал входную дверь и спросил:
   - Вас отвезти в гостиницу? Или желаете присутствовать при допросе?
   - Упаси Боже. - ответил Михаил Леонидович. - Поехали в гостиницу.
   - Если можно, - встряла я. - На минутку заедем на кладбище, где Оля похоронена.
   Комиссар кивнул и через несколько минут остановил машину возле кладбища с аккуратными могилками. Мужчины остались в машине, а я пошла на кладбище. Навстречу вышел служитель, я спросила, где похоронена Ольга Петерсон. Он проводил. Я остановилась возле небольшого памятника, на котором были выбиты имя, фамилия, год рождения, год смерти. Достала ангелочка, положила на плиту.
   - Вот, Оля, Антошка просил тебе передать, ангелочек поможет тебе не заблудиться. В этой жизни ты часто заблуждалась, но не мне тебя судить. За Антона не волнуйся, обещаю, что позабочусь о нём.
   Поклонилась и пошла к машине.
  
   Комиссар разместил нас в небольшой уютной гостинице недалеко от центра Брюсселя. В своём номере я первым делом позвонила Мадам. Та сказала, что у них всё хорошо, Тим не капризничает, но грустит, скучает по маме. Антошка молодец, от Тима не отходит, пытается развлечь, рассказывает сказки то по-немецки, то по-французски. Я попросила позвать Антона к телефону. Через минуту услышала:
   - Варя, это Антон.
   - Антошка, Жак арестован, он причастен к смерти мамы. И ещё - твоё поручение я выполнила, ангелочка маме передала. Приеду, всё расскажу подробно. Не грусти, помогай и дальше Мадам с Тимом. И начинай учить сестёр французскому и немецкому. Хорошо?
   - Хорошо. - прошептал Антон. - Я постараюсь.
   Отключилась, облегчённо вздохнула и пошла в душ. Подумала: спасибо Мадам, обо всём позаботилась - молоко не пропадало, но и не прибывало, чувствовала я себя в этом плане хорошо. Как только вышла из ванной, позвонил господин полковник.
   - Варюша, спускайся в холл, пойдём обедать.
   Я быстро оделась, причесалась и спустилась вниз. Влад и Михаил Леонидович меня уже дожидались.
   - Ну что, в гостиничном ресторанчике пообедаем или двинем в центр? - спросил Влад.
   - В центр. - решила я. - Заодно и прогуляемся, по магазина пройдёмся, купим что-нибудь интересненькое родственникам, парням и Наталье.
   - Ох уж эти женщины! Даже после общения с преступником, кстати, премерзким, желание потранжирить не притупляется. - пробурчал полковник.
   - Наоборот, разгорается, как и аппетит.
   Мы не спеша прошлись по центральной улице, зашли в приглянувшийся ресторанчик, славно пообедали, ребята выпили по бокалу пива. Потом погуляли по городу, заглянули в несколько бутичков, купили подарки и отправились в гостиницу. Полковник сказал, что скоро должен приехать комиссар на чашку водки - перцовочку привезли специально для него. Я сказала, что и перцовка, и комиссар без меня, пойду спать. Начальники не возражали.
   В номере я позвонила Егору, тот пожаловался, что с трудом уложил Тима - малыш всё крутился в кроватке, маму высматривал, молоко из бутылочки пить отказался, уснул голодным.
   - Егорушка, не расстраивайся, есть захочет - и из бутылочки попьёт. Я все дела закончила, завтра вылетаем, вечером буду дома, так ему и передай.
  
   На другой день после перелётов "Брюссель-столица нашей родины-наш родной город" я наконец-то открыла дверь собственной квартиры. Нарушая режим, моё семейство толклось в прихожей. Девчонки моментально облепили меня с двух сторон. Я их крепко прижала к себе, расцеловала, сказала строго: "А ну-ка спать!". Антону, погладив его по голове, шепнула: "Иди в свою комнату, покормлю Тима, приду и всё тебе расскажу". Тимошка прыгал на руках у Егора, всем тельцем тянулся ко мне. Я поцеловала Егора, чмокнула в лобик Тимошку:
   - Сейчас, поросёнок, мама умоется и будет тебя кормить.
   Накормленный и обласканный, Тимошка умиротворённо уснул - мама рядом, равновесие мира восстановлено. Я укрыла Тима и вышла из спальни. Егор, как привязанный, следовал за мной.
   - Егорушка, я сама поговорю с Антоном. А ты, если не трудно, согрей мне чаю.
   Егор вздохнул и отправился на кухню. Я вошла в комнату Антона. Тот сидел на диване, встретил меня настороженным взглядом. Я села рядом и рассказала ему почти всё - заменив детский публичный дом и увлечение малолетками выражением "неблаговилные поступки". Антон внимательно слушал, а, когда я закончила, вдруг вскочил, обнял меня и расплакался. Я прижала к себе хрупкое тельце и так мы сидели некоторое время. Антон горько плакал, я молчала - что тут скажешь, как утешишь? Потом Антошка немного успокоился и посмотрел на меня заплаканными глазёнками.
   - Варя, вы не думайте, я не плакса. Не понимаю, почему я плачу. Я раньше никогда не плакал, даже когда мама уезжала.
   - Знаешь, малыш, иногда с людьми это бывает. Я, например, очень люблю иногда поплакать.
   Антон удивился.
   - Варя, но ведь вы такая сильная и умная.
   - Да не такая уж и сильная, когда много энергии потеряешь, то плакать хочется. Вот твой папа очень сильный, он настоящий герой, можешь у девочек спросить. Когда-то он спас меня и Шурочку от злого шамана.
   У Антона загорелись глаза, он шмыгнул носом.
   - Варя, а вы мне расскажете?
   - Давай так - сегодня кратко, уже поздно, а завтра девочки тебе расскажут подробно, хорошо?
   Антон кивнул.
   Я коротко рассказала историю о диком шамане и о геройстве Егора.
   Антон восторженно воскликнул:
   - Ну точно как в сказке, когда принц спасает прекрасную принцессу!
   - Да ладно, тоже мне принцесса. А теперь спать, спокойной ночи. - я укрыла Антошку, тот свернулся калачиком и затих. Я выключила свет и вышла из комнаты. Направилась на кухню. Уселась за стол, Егор поставил передо мной чашку с горячим чаем.
   - Варюш, ну как он?
   - Поплакал немножко, но кажется мне, это последние слёзы. Вообще он сильный мальчик, геройская натура, весь в тебя.
   Егор рассмеялся, обнял меня.
   - Спасибо тебе, родная, за всё, я тебя очень люблю.
  

***

   Утром, когда я кормила девчонок завтраком, Егор брился в ванной, а Тим с Антоном сладко спали, позвонил Константин Петрович. Услышав мой голос, облегчённо вздохнул.
   - Варюша, слава богу, ты уже дома. Мы с Изольдой просто извелись. Как ты слетала? Какие новости? Когда вы к нам приедете?
   - Всё нормально, слетала плодотворно, Жак арестован, приеду - всё расскажу подробно. Девочки учатся последние дни. В субботу последний звонок. Скоро увидимся. Как в Крыму с погодой?
   - Очень тепло, море тёплое. Приезжайте скорее, ждём с нетерпением. Соскучились очень. С Антошкой хочется пообщаться. Он, наверно, деда и бабушку не помнит. А Тимошка забыл мои рассказы о великих мореплавателях.
   - Не беспокойтесь, Константин Петрович, Тим ничего не забывает. Передайте привет Изольде.
   Мы распрощались.
   После того как Егор и девочки уехали, проснулись Антон и Тим. Полинка покормила Антона, я - Тима. Решила заняться вещами, которые необходимо взять с собой в Крым. Тим играл со своим любимым мячиком, Антон крутился рядом. Вдруг спросил:
   - Варя, а дьявол существует?
   - Существует, ещё как существует... - сказала я, рассматривая очередную вещичку и прикидывая, пригодится или нет на летнем отдыхе. Потом встрепенулась, посмотрела на Антона - он был серьёзен, видно, этот вопрос его очень волновал, на Тима, который перестал играть мячиком и прислушивался к разговору, обречённо вздохнула и села в кресло. - Ладно, поговорим об этом. Хотя предупреждаю, вопрос сложный. Не обещаю, что вы всё поймёте, но я постараюсь объяснить доступно. Диявол - это не существо с рогами и копытами, как его изображают в сказках. Понятие диявол или нечистая сила - это зло, хаос, тьма. Во вселенной существует определённый кодекс космических законов, которые действуют независимо от того, как мы воспринимаем их у себя на земле, в любой конкретный период истории или времени. Что такое единые космические законы или космическое течение? - Это то, что Создатель или Всевышний посылает на Землю и другие планеты Вселенной. Волю Создателя попытались высказать мудрецы и пророки в своих учениях. То есть - не убий, не кради, почитай родителей и так далее. Мы должны жить в мире и любви, созидать, а не разрушать, совершенствоваться, а не деградировать. Что же такое зло, хаос, тьма? - Это смещённая или неверно направленная энергия, последовательность. Другими словами, нечистая сила. Которая подпитывается отрицательной энергией живого индивидуума, то есть тех, которые решили пойти против космического течения. И ещё нам, ребята, не повезло - наша планета Земля находится в неправильной временной последовательности по отношению к Солнечной системе и галактике. Именно этот сбой и привёл к росту и размножению вируса. Древние египтяне называли нашу планету падшей планетой и нечистой. Но об этом я вам расскажу подробнее, когда вы подрастёте. А теперь по сути вопроса - чем больше людей излучают отрицательную энергию, поддерживают зло и хаос, тем сильнее нечистая сила, которая, набирая скорость, приобретает форму и постепенно становится коллективной сущностью, пожирающей всё вокруг. Это происходило и происходит в нашей стране. Толпа фанатом сатанеет, подстрекаемая экстремистами, и уничтожает материальные ценности, травмирует тех, которые думают по-другому. То есть в воспалённых мозгах возникает образ врага, которого нужно уничтожить, и всё разрушить. Раньше говорили, что толпой овладел диявол. Но что утешает - сегодняшняя наука установила: хаос имеет способность к постепенной самоорганизации. Поэтому несмотря на всю свою непокорность, эта нечистая сила возвращается обратно, в свою ячейку матрицы. - я посмотрела на Антона. - Ну хоть что-нибудь понял?
   Антон кивнул.
   - Я нарисую. - и ушёл в свою комнату.
   - Вот так, Тим, твою маму иногда заносит. Ну что десятилетний ребёнок мог понять в моей пламенной речи?.. Ладно, пусть рисует. А мы с тобой пойдём гулять.
  
   Когда мы вернулись домой, Мадам на кухне уговаривала Полинку поехать с нами в Крым, мотивируя это тем, что мне будет трудно справляться с детьми, а от Изольды толку чуть. Полинка вяло сопротивлялась, повторяя:
   - Ну а как же Егор Константинович? Он только один месяц побудет с семьёй, а потом вернётся в город и кто ему обеды будет готовить?
   - Тоже мне причина - ворчала Мадам. - Взрослый мужик, не помрёт с голоду. В конце концов Валентину пришлю, пусть ему супчик сварит.
   При моём появлении дебаты прекратились. Мадам переключилась на новый объект.
   - Ах ты моё солнышко, ах ты мой маленький! Иди к тётке, она тебя потискает!
   - Варюша, - сказала Полинка. - Корми Тима и будем обедать.
   Я передала прыгающего от нетерпения Тимошку Мадам, а сама пошла в ванную вымыть руки.
   Когда зашла в гостиную, то застала Антона, который несмело протянул мне свёрнутый в трубочку ватман. Развернула и замерла. Справа на рисунке изображена я. А над головой - энергетический поток, имеющий вид серебристо-белого столба, спускающегося сверху. Этот поток окутывает меня и направляется с левой руки на всех членов моей семьи, а с правой - на большое количество людей с умиротворёнными и улыбающимися лицами. Слева изображена толпа со злобными лицами, открытыми ртами, поднятыми вверх руками, над которой клубится серое марево. Я какое-то время рассматривала рисунок, не в состоянии вымолвить хоть слово. Внизу на немецком языке было написано: "Порядок и хаос".
   Молча передала рисунок Мадам. Она довольно долго изучала его, потом театрально схватилась за голову.
   - Вот паршивец! С этим, Варька, надо что-то делать. Чувствовала, что парень непростой, а сейчас поняла - он гений. У меня есть знакомый художник, я ему покажу рисунок.
   - Надеюсь, не тот, который изобразил моего кота?
   - А что, очень хорошо отразил стервозный характер Баса.
   Бас, который в это время тёрся о дорогущие брючки Мадам, фыркнул, дёрнул спиной и отошёл.
   Мадам стала оправдываться:
   - Ну Басик, стервозность - не самое плохое качество. Я тоже стерва, а меня все любят.
   - Варя, - робко спросил Антон. - Я правильно всё понял?
   - Правильно, мой дорогой. Ты молодец и очень талантлив. Тебе нужно учиться у хороших профессионалов. Мы с папой этот вопрос решим.
   - Варька, а Егор наш какой молодец! Двое сыновей - и оба не от мира сего. Я таки внимательно просмотрю его родословную - интересно, откуда такой потенциал?.. Кстати, завтра у девочек последний звонок, вся семья соберётся. Где это событие будем отмечать, опять в Сенечки? Или в ресторане стол заказать?
   - Давай у Сенечки, там как-то уютнее. Позвони ему, хорошо?
   - Ладно, корми Тимошку, а то у него глазки сонные.
  
   После обеда позвонил Егор и извиняющимся голосом сказал:
   - Варюша, перед отпуском много работы, да ещё и совещание назначено, боюсь что за девочками в лицей не успею.
   - Егорушка, не переживай, Мадам присмотрит за Тимом, а мы с Антошкой съездим за девчонками.
   - Пользуйтесь моей добротой! - проворчала Мадам.
   - Антошка, одевайся, поедем в лицей, в котором тебе предстоит учиться. И покажем твой рисунок Валентину Сергеевичу, учителю рисования. Очень перспективный молодой художник, подрабатывает в нашем лицее.
   Мы быстренько переоделись и поехали в лицей.
  
   Первым делом заглянули в класс творчества, где Валентин Сергеевич, двадцатипятилетний молодой человек, с одухотворённым лицом, что-то втолковывал пятнадцатилетнему крепышу. Тот покаянно кивал. Валентин Сергеевич оглянулся на приоткрытую дверь. Увидев меня, улыбнулся, пошёл навстречу.
   - Варвара Степановна, рад вас видеть, проходите. А это кто с вами?
   - Валентин Сергеевич, это наш сын Антон. Он будет учиться в лицее со следующего учебного года. Если вы не заняты, я бы хотела показать вам его рисунок, мне интересно ваше мнение.
   - Конечно, конечно! Виталий, свободен!
   Крепыш облегчённо вздохнул и выскочил из класса.
   Валентин развернул ватман, долго его рассматривал, потом медленно сложил.
   - Антон, ты где учился рисовать?
   - Два раза в неделю меня Августа водила к местному художнику, дядюшке Гансу. Его жена, тётушка Мадлен, давняя подруга Августы.
   - Ничего не понял, но это и не важно. Варвара Степановна, поразительные пропорции. Вы заметили, у всех людей, которые стоят по правую руку от женщины, скорее всего, богини Исиды с вашим лицом, разные лица с разным выражением, но счастливым. Приятно удивлён, мальчик безусловно талантлив. Если честно, то я бы так не смог.
   Валентин Сергеевич протянул Антону руку.
   - Рад, что мы будем учиться друг у друга. И, надеюсь, станем друзьями.
   Антон смущённо улыбнулся и пожал руку учителя.
   Мы попрощались и вышли в коридор.
   - Антон, до окончания уроков ещё минут тридцать. Подождём на улице, там есть лавочка.
   Мы вышли на улицу, уселись на лавочку.
   - Антошка, расскажи мне о дядюшке Гансе и тётушке Мадлен.
   - О, они уже старенькие, но очень милые и добрые люди. Живут в маленьком домике. Возле дома чудесный сад, много цветов. У дядюшки Ганса я учился рисовать с шести лет. Он учил меня смешивать краски и получать разные оттенки, рассказывал о строении человека и многое другое. Мы много разговаривали.
   - О чём, если не секрет?
   - Варя, - Антон улыбнулся. - Он постоянно твердил, что я должен заниматься только рисованием, что те, кто дал мне этот дар, жёстко контролируют и сопровождают его. Что, даже если я буду беден и не признан, то всё равно должен только рисовать, любой другой путь чреват для меня болезнями и даже смертью. И ещё он часто повторял, что нельзя иметь в земной жизни очень сильные привязанности ни к материальным ценностям, ни к чему-то ещё. Только я не всё понимал. Но он повторял, повторял...
   Задребезжал звонок. И одними из первых выскочили, конечно, мои девчонки в сопровождении охранника, тот улыбнулся и махнул мне рукой, я улыбнулась в ответ и обняла девочек.
   Маруся посмотрела на Антона.
   - Антошка, почему грустный?
   - Нужно его полечить. - предложила Шурочка. - Поедем к Сенечке, мамочка. От вкусной пиццы Антон сразу взбодрится.
   - Хорошо, поедем. И на завтра праздничный стол закажем заодно.
  
   В кафе у Сенечки было многолюдно. За столиками поглощали пиццу и пиво молодые люди, по виду студенты или работники близлежащих предприятий. Завидев нас, Сенечка широко улыбнулся и пошёл навстречу. Чмокнул меня в щёку, приобнял девчонок. Остановился перед Антоном.
   - И кто этот молодой симпатичный джентльмен?
   - Это наш брат! - гордо сказала Маруся.
   - Старший. - добавила Шурочка.
   - О, какой приятный сюрприз! Ну, давайте знакомиться. Меня все называют Сенечкой. - Сенечка протянул Антону руку, тот с достоинством её пожал и ответил:
   - А я Антон.
   - Прошу, милые дамы и Антон Егорович, самая лучшая пицца вас дожидается! - Сенечка подвёл нас к столику, убрал табличку "Заказано" и махнул официанту.
   - Сенечка, - удивилась Шурочка. - А как ты догадался, что мы приедем? Даже любимый столик для нас оставил.
   - Я надеялся... - с нарочитой грустью в голосе ответил Сенечка, прижав руку к груди. - А если серьёзно - позвонила Мадам и сказала, что вы непременно воспользуетесь возможностью и приедете согреть моё истомившееся в разлуке сердце. Я сразу же приступил к изготовлению шедевра, учитывая ваши вкусы.
   Тут официант поставил на стол огромную пиццу и моим деткам стало не до разговоров.
   Мы с Сенечкой обсудили меню предстоящего застолья, поболтали.
   - Варюша, когда уезжаете отдыхать?
   - Скорее всего, во вторник. Нужно ещё Степаниду перед отпуском навестить, может, уговорю её приехать к нам с Мадам и Полинкой хотя бы на месяц. Хочется, чтобы она на солнышке погрелась, в море искупалась. А то сидит безвылазно в своей деревне.
   - Знаешь, Варя, с тобой и Мадам просто отогреваешься душой. Вы так тепло относитесь к Степаниде и детям.
  
   Вечером, после ужина, Шурочка и Антон отправились играть в шахматы, Маруся усадила Тима на диван и продолжила свои лекции об искусстве, я краешком уха услышала:
   - ...Тимчик, Александр Скарлатти жил и творил в Неаполе, городе, который по праву считается законодателем оперной моды...
   Егор сидел за столом, читал газету. Я стала собирать грязную посуду и складывать её в посудомоечную машину. Между делом рассказывала о событиях сегодняшнего дня, потом показала рисунок Антона. Егор долго рассматривал его, потом пожал плечами.
   - Очень красиво, но, если честно, Варюш, я ничего не понял. Что он этим хотел сказать?
   - Ой, ну Егор, ну что тут непонятного? Ребёнок спросил, существует ли дьявол, я попыталась объяснить, ссылаясь на, как мне казалось, самые понятный древнеегипетские верования, которые легли в основу всех религий. Древние египтяне считали, что их предки были выходцами с планеты Сириус, и что Сириус хранит эволюционный ключ к развитию Земли, и, возможно, сыграет важную роль в формировании будущего нашей планеты. И добрая сила исходит именно от Сириуса, а нечистая сила рождается на Земле, так как Земля находится в неправильной временной последовательности по отношению к Создателю. Ну и что тут непонятного? - горячилась я. - Да дело даже не в этом. Главное, что ребёнок сразу понял суть и сумел эту суть отразить. Твой сын гений, Егор.
   Егор схватился за голову, подёргал себя за волосы.
   - Варя, рядом со своими пацанами я чувствую себя дебилом. Один в три месяца хохочет и летает, второй разбирается в сириусианских верованиях. А на кого я фирму оставлю, на этих гениев, которые не от мира сего?..
   Я подошла, обняла своего страдающего мужа.
   - Стойко неси свой крест, муж мой.
   Мы расхохотались.
   Потом Егор сказал:
   - Знаешь, Варя, единственный человек в нашей семье, которому я доверид бы своё детище - это Шурочка. Трезвомыслящая, умная, серьёзная барышня. Надо почаще брать её на фирму, пусть вникает.
  
   На другой день мы отметили окончание учебного года и начало летних каникул. Присутствовали все члены семьи, кроме Степаниды, Изольды и Константина Петровича. Бывшие свёкор со свекровью и Василий завалили детей подарками, особенно мне было приятно, что подарки получили и Тимошка с Антоном. Свекровь не отходила от Тима, тискала, носила на руках и шипела Васе:
   - Это чудо было бы нашим, не будь ты таким дураком!
  
   В воскресенье навестили Степаниду, весь день пыталась её уговорить поехать в Крым. Она отмахивалась - мол, в её возрасте такие поездки уже не по силам и присматривалась к Антону. Уже прощаясь в нами, отвела меня в сторонку и шепнула:
   - Хороший парень. Будет тебе другом по жизни, сердечко доброе, но не бесхарактерный, свои принципы будет отстаивать насмерть. Талантлив и не ленив, быстро добьётся признания. Ну езжайте, дай я тебя поцелую, и бубочек пойду обниму. За Тимошкой присматривай, скороспелый уж больно, паршивец.
  
   Понедельник посвятили сборам, Полинка бегала от сумки к сумке, пытаясь запихнуть ещё что-то, по её мнению, просто необходимое.
   - Полинка, - увещевала я. - Через пару дней вы с Мадам приедете, что забыли, привезёте.
  
   Во вторник я подняла семейство очень рано - чем раньше выедем, тем раньше приедем. Егор погрузил в машину вещи, я - не проснувшихся детей. Потом случился маленький инцидент - когда я устраивала Тима в детском кресле, Бас уселся на моё место впереди рядом с Егором, он, видите ли, не хотел ехать в открытом багажнике вместе с Фриксом, который дисциплинированно улёгся на плед.
   - Бас, а ну брысь в багажник! - скомандовал Егор. - Совсем обнаглел.
   Бас не пошевелился. Потом свернулся калачиком и сделал вид, что крепко спит.
   - Бас, а где я буду сидеть? - поинтересовалась я.
   Бас открыл один глаз и выразительно махнул лапой в сторону багажника. На морде было написано: сама говорила, что там хорошо, даже плед положила, ну и иди туда, а мне здесь всё видно.
   Я подвинула кота и уселась рядом. Баса такое положение вещей вполне устроило - он положил голову мне на колени, удовлетворённо вздохнул и уснул.
   Зато Егор начал бурчать.
   - Все в этой семье от рук отбились! Одни, видите ли, летают, другие, гении, рисуют непонятно что, некоторые в карты играют, как заправские картёжники, некоторые хозяина перестали слушаться, о наглом коте вообще речи нет, делает, что хочет! А некоторые... - он выразительно глянул на меня. - Это безобразие поощряют!
   - Егорушка, не бурчи. Я тебя очень люблю, а дети просто обожают, ты для нас самый главный человек. - Я погладила мужа по плечу.
   Егор ещё немножко посопел и успокоился.
   Дальнейшая поездка прошла без происшествий.
  
   Приехали поздно. Конечно, нас ждали. Мы вышли из машины, Егор приложил палец к губам, взял спящего Тима и понёс в дом. Как только он скрылся с глаз, на сцену вышла Изольда. Обливаясь слезами, она кинулась к Антону. Прижала его голову ко всё ещё красивой груди.
   - Мой бедненький, мой несчастненький! Какая трагедия!
   Антон вырвался и спрятался за мою спину.
   - Изольда! - гаркнул генерал. - Попридержите эмоции! Вы не на сцене!
   Изольда махнула на него рукой, слёзы моментально высохли, на лице заиграла счастливая улыбка.
   - Мои девочки, мои красавицы, идите к Изольде, я соскучилась за моими крошками! - обняла девочек и повела их в дом.
   Константин Петрович обнял меня, похлопал по плечу Антона.
   - Не обижайтесь на Изольду, её уже не переделать. Пойдёмте в дом.
   В гостиной моя свекровь весело хлопотала возле накрытого стола, болтая с девочками.
   - Варюша, Антоша, мойте руки, и за стол! Перекусите!
   - Спасибо, Изольда, устали очень, есть не хочется. Пойду уложу детей - и спать. Сейчас Егор спустился, выпьет с вами по рюмочке коньяку за встречу.
   - Хорошо, Варюша. Да, Антошкина комната рядом с комнатой девочек!
   Уложив девчонок и пожелав им спокойной ночи, я зашла к Антону. Он стоял на балконе и заворожено смотрел на море. Я тихонечко подошла и встала рядом.
   - Как красиво... - прошептал Антон.
   - Да, очень. - согласилась я. - А ты раньше был на море?
   - Очень давно, когда папа ещё жил с нами. Но я почти не помню, был совсем маленький.
   - Наверное, и бабушку с делом ты не помнишь?
   - Помню. Перед тем, как мы с мамой уехали, папа привозил меня к ним. Бабушка была такая же... как это по-русски... эгзальте... и такая же красивая. А дедушка мне показался строгим. Варя, я, наверно, не очень хорошо себя повёл, мне следует извиниться?
   - Не думаю. Уверена, Изольда посчитала твоё поведение удачным завершением эпизода. Она артистка и иногда переигрывает. Но сама она так не считает. Будем терпеливо относиться к её причудам. А вообще твоя бабушка славная. Ложись спать, ребёнок. Завтра поближе познакомишься с морем.
   Антошка кивнул и пошёл в ванную, а я отправилась в нашу с Егором комнату. Тимошка мирно спал в новенькой деревянной кроватке - молодцы, подумала я с благодарностью, позаботились.
  
   Через пару дней приехали Мадам и Полинка, которая сразу же взяла бразды правления в свои руки.
   - Никаких поварих, сама готовить буду, я лучше знаю, что детям полезно и как вести хозяйство.
   Прохор, как человек военный, сразу признал в ней командира и подчинялся беспрекословно. Они вместе ездили в Алушту, на рынок за продуктами, и в близлежащую деревню за молоком. На кухне Прохор чистил овощи и, по-моему, ему это всё очень нравилось. Ну и хорошо, почему бы двум одиноким сердцам не соединиться?..
   Мы много времени проводили на море, благо, погода позволяла. Егор играл с детьми в волейбол, учил Антона плавать. Мадам нежилась на солнышке и время от времени лениво говорила: "Лепота-а...". Тимошка плескался в маленьком бассейне. Бас с Фриксом, разомлевшие, валялись на лежаке под зонтиком.
  
   Через неделю за ужином Изольда, которая старалась быть в курсе событий, происходящих в посёлке, поведала нам:
   - Кажется, сосед справа сдал дом какой-то семье, охранник сказал, что из нашего города.
  
   Утром, как обычно, наше семейство дружною толпою спустилось к морю. Девочки и Антон с визгом бросились в воду, Мадам устроилась на лежаке позагорать, мы с Егором занялись Тимом - наполнили бассейн, набросали игрушек, усадили непоседу. Потом Егор присоединился к весело плескавшейся детворе, я присела рядом с Мадам.
   И тут на соседнем пляже появилась колоритная фигура - парень с бандитским лицом под два метра ростом. Он тащил одной рукой небольшой круглый столик с металлической ножкой, другой - плетёное кресло-качалку. Установив это всё недалеко от моря, пошёл обратно. Через пару минут вернулся со щуплым подростком лет пятнадцати - тот опирался на костыль и на парня, который предупредительно поддерживал его, а потом бережно усадил в кресло, что-то сказал и ушёл. Затем появился опять - принёс большую корзину с фруктами и электронную книжку в чёрной обложке, поставил на столик, перебросился парой слов с мальчишкой, удалился. Мальчик какое-то время смотрел на море, потом взял книжку и углубился в чтение.
   - Интересно, чем он болен? - я обернулась к Мадам. - Что-то я ничего не вижу.
   Мадам изящно поднялась, потянулась и уселась рядом со мной. Внимательно посмотрела на парнишку, презрительно скривилась.
   - Да ничем он не болен, разве что жгучей ненавистью к окружающим. Посмотрим поглубже. Так, это уже интересно. Значит так - ненавидит он отчима и страстно жаждет его преждевременной кончины. Отчим, по мнению парниши, альфонс, бабник и бездельник, женился на его матери ради денег. Матушку презирает, считает безвольной клушей, которая всё понимает про отчима, но продолжает любить эту сволочь. Недолюбливает и боится деда, отца матери - тот при больших деньгах и власти, к тому же умён и проницателен, парнишу нашего видит насквозь. Кстати, охранник приставлен дедом и предан деду бесконечно. Фантомные боли в ногах - от чёрного негатива и постоянной злобы, покуда не исчезнет объект его ненависти, боли будут усиливаться. Вот такая петрушка, сестричка. Страсти-мордасти. Ладно, не мешай балдеть, пока солнышко не жаркое. - Мадам улеглась обратно на лежак и закрыла глаза.
   Я потеряла интерес к злобному парнишке и прилегла на соседний - позагорать, пока Тим занят - брызгает водой на Фрикса. Тот, однако, даже не шевелится - лежит и смотрит вдаль. Бас устроился в ногах у Мадам и сладко дремлет.
   Заведенный соседями порядок соблюдался несколько дней, а потом был нарушен приездом объекта ненависти странноватого подростка. Тот привёз с собой огромную надувную лодку и сразу водрузил её на берегу. Полюбовавшись делом своих рук, взглянул на нашу компанию, разулыбался.
   - Ба, какие люди! Егор, какими судьбами?! - закричал он и направился в нашу сторону, легко перешагнув символическое ограждение, разделявшие пляжи.
   Егор улыбнулся и пошёл навстречу. Мужчины пожали друг другу руки.
   - Рад тебя видеть, Макс. Не знал, что это ты арендовал на лето соседний дом.
   - Да, вот, пришлось, врачи рекомендовали погреть моего пасынка на солнышке, что-то у него с ногами. Возили по заграничным врачам, они определиться не могут. А это всё твои киндерята?
   - Мои! - с гордостью ответил Егор.
   - Завидую, классные ребятёнки. А моя курица не сподобилась мне родить. О, кого я вижу! Неужели сама госпожа Мадам? Элеонора Степановна, какая встреча! Я ослеплён, обезоружен и весь у ваших прелестных ножек!
   Мадам благосклонно улыбнулась.
   - Макс, Мадам - сестра моей жены Варвары.
   Тот подскочил ко мне.
   - Знаете, Варя, сплетничали в городе, что Егору досталась самая лучшая женщина нашего города, но я, каюсь, не верил. Теперь понимаю, как я ошибался. Рад с вами познакомиться. - и, с чувством поцеловав мне руку, опять забалагурил. - Ребята, будем дружить! Кто любит рыбалку - прошу, в четыре утра встречаемся на берегу. А теперь, с вашего позволения, удаляюсь, не буду вам мешать.
   Макс послал всем воздушный поцелуй и ушёл.
   - Жаль мужика. - сказала Мадам. - Бывают и хуже. - устроилась поудобнее и задремала.
   - Егор, откуда знакомец?
   - Ходим в один спортивный клуб, он совладелец нескольких банков. В этих банках всем заправляет отец его жены, а он так, номинальный совладелец. Но мужик нормальный.
  
   В последующие дни наш новый знакомец маячил на своей лодке далеко от берега, когда солнце пригревало - возвращался, махал нам приветливо, пожимал плечами, указывая на пустое ведро, мол, опять не повезло. Ни противный мальчишка, ни охранник на пляже не появлялись.
   И вот однажды я проснулась от неясной тревоги. Быстро накинула халат и на цыпочках вышла из дома. Спускаясь по лестнице на пляж, почувствовала, что за мной кто-то крадётся, резко обернулась - это был Антошка.
   - Что ты здесь делаешь? - прошептала я.
   - Я услышал, как ты вышла и пошёл. Я, как это по-русски, пережьивать за тебя. - Мы с Антоном договорились, что разговаривать он будет только на русском языке, так как русский у него хромает.
   - Переживаю. - поправила я. -Сиди здесь, а я подползу поближе, посмотрю, что происходит на пляже.
   Поползла на четвереньках, прячась в тень от скалы, на которой стоял дом. Моё ребёнок так меня и послушался - когда я притормозила возле ограждения, Антон ткнулся головой мне в зад.
   - Ладно, ждём здесь, только тихонечко.
   Какое-то время ничего не происходило. Потом раздались характерные шлепки. Показалась крупная фигура охранника. Он тащил нечто, напоминающее большой свёрток. Я прижала к себе Антошку и настроилась на мысли здоровяка: "Тяжёлый, гад! А этот, ублюдок недоношенный, весь в своего папашу, тоже злобная крыса был, упокой Господь его грешную душу, убить человека - что стакан водки выпить"... чуть позже: "Я лопухнулся, пистолет на столе оставил, но кто ж знал! Эх, теперь и пистолет придётся утопить, хороший пистолет!"... "А хозяин, зверь, выслушал и сказал только: "концы в воду, выезжаю!"... Что теперь будет... Это и мне достанется, не доглядел... Тяжёлый, гад!"
   Добравшись до лодки, парень перебросил свёрток в неё, столкнул лодку на воду, прыгнул сам и погрёб от берега.
   Я вздохнула. Антон тоже пошевелился.
   - Варя... А что он тащил?
   - Тише!
   На пляже появился новый персонаж - почти бегом, без костыля, приблизился к морю, сложил руки на груди и застыл в позе Наполеона.
   Через минуту по ступенькам сбежала женщина в развевающейся одежде, протянула руки к быстро удаляющейся лодке, потом зажала рот рукой и медленно опустилась на колени. Какое-то время не двигалась, затем с трудом поднялась и, пошатываясь, побрела обратно.
   Когда женщина поднялась по лестнице, я встала и, прижимаясь спиной к скале, шепнула:
   - Антош, тихонечко пошли домой. Спектакль окончен, главное - вовремя уйти.
   Мы, крадучись, вернулись к себе. Остановились возле входной двери.
   - Варя, а я знаю, что произошло. Они убили папиного знакомого, а труп утопили в море. Давай позвоним в полицию!
   - Знаешь, Антошка, многие знания - многие беды. У нас нет никаких доказательств. Пока приедет милиция, в доме будет прибрано и они скажут, что Макс уехал по делам в родной город. Давай спать, уже светает. И молчи пока о наших ночных приключениях.
  
   После завтрака, когда мы, как обычно, спустились к морю, я заметила, что лодка на своём обычном месте, но пляж соседей пуст. Посмотрела на дом - и там не наблюдалось никакого движения.
   Когда Егор с детьми пошли купаться, Мадам сказала:
   - Варька, знаю, какие мысли бродят в твоей беспутной голове: как бы прищучить эту злодейскую семейку. Предупреждаю - забудь всё это, дед тебе не по зубам. Законы в нашей убогой стране писаны для обычных людей, для тех же, у кого много денег и власти, законы не писаны. Накличешь на свою семью неприятности, мы-то с ними справимся, но зачем напрягаться? Покойник кто тебе, брат, сват? Со своим придурковатым внуком дед сам пусть справляется, тот и сам - наказание Всевышнего.
   - Эля, мне-то что, а вот Антон всё видел. Как ребёнку объяснить, что в нашей стране законы проститутские?
   - Антон парень разумный и жить ему в этой стране, пусть привыкает. Я сама с ним поговорю.
  
   Мадам с Антошкой поговорила. Что она ему втирала, я не знаю, но с вопросами ко мне он не приставал.
  
   Вечером того же дня я услышала шум моторов. Выглянула в калитку. Возле соседнего дома остановились два джипа устрашающего вида. Из них вышли несколько человек во главе с пожилым мужчиной внушительной внешности, проследовали во двор. Через пару часов дом опустел, машины уехали, наверняка увозя малолетнего преступника и его безутешную мамашу. Финита ля комедия, подумала я.
  
   Спустя неделю Мадам засобиралась домой. Я упрашивала её побыть с нами ещё немного, но она отказалась.
   - Варюш, переживаю за Степаниду. Со здоровьем-то у неё всё в порядке, но... скучает.
   Вскорости уехал и Егор - отпуск закончился.
   Константин Петрович каждый день занимался с Антоном русской грамматикой. Дед с внуком очень сблизились и подружились. Антон бродил по окрестностям, много рисовал, в этих прогулках его сопровождали дед и Прохор. Оба бесконечно восхищались и гордились талантом юного художника.
   Изольде интереснее было общаться с девочками. Они ставили спектакли, известные сцены по-новому интерпретировали, иногда спорили, увлечённо что-то обсуждали.
   Тимошка стал ползать и вредничать. Подползал к какому-нибудь шкафчику, держась за него, вставал, показывал на приглянувшуюся ему безделушку и говорил: "Дай!". Если никто не реагировал, садился на пол и начинал громко орать. На этот крик велись все домочадцы, кроме меня и Баса - Бас презрительно фыркал, всем своим видом говоря, как Станиславский: не верю. Я была с ним солидарна. Но остальные реагировали бурно. Фрикс подбегал и толкал скандалиста лобастой головой, предлагая поиграть, девочки начинали прыгать перед ним, петь и чем-то стучать, сердобольный Антошка гладил по голове, что-то шептал утешительное, Полинка предлагала на выбор игрушки и фрукты, дед умилялся, лёжа на диване: "Генеральский голос!", а Изольда быстро гасила конфликт:
   - Мой мальчик хочет эту статуэтку? На, мой хороший, мне она никогда не нравилась!
   Ребёнок выключался, вертел в руках вожделенную статуэтку, пробовал на зуб, и наконец, швырнув её на пол, отправлялся путешествовать дальше.
  
   Незаметно пролетел июль. Дети окрепли, загорели. Антошка возмужал. Прохор, по его просьбе, остриг ему локоны, и Антон превратился в обычного мальчишку, разве что в глазах осталась грустинка. Пора было возвращаться домой. Девчонки хотели ещё пару недель погостить у Степаниды, Антона надо было оформлять в лицей.
   Егор приехал за нами в начале августа. Вечером, перед отъездом, позвонила Мадам. Мы, как всегда, поболтали, и, уже прощаясь она сказала:
   - Кстати, чуть не забыла! Я поинтересовалась судьбой малолетнего злодея. Его отправили в Англию, в закрытый пансионат для проблемных подростков. Видишь, сестричка, я говорила, что дед крут? Да, а на внеочередном Совете директоров его банковской корпорации было объявлено, что совладелицей вместо Макса стала его жена, дочь нашего мафиози. Вот так-то.
  
   Прощаясь с родственниками, Антон каждому преподнёс его портрет. Константин Петрович был изображён в генеральской форме, при всех орденах. Изольда, в длинном вечернем платье, смотрела на себя в зеркало, где отражалась в наряде Екатерины Второй. Прохор был почему-то в мундире кавалергарда и сидел на роскошной лошади. Родственники были растроганы. Изольда, как всегда, всплакнула, но бурных эмоций на сей раз не выказывала, только обняла Антона и шепнула: "Спасибо, дорогой!". Дед и Прохор крепко пожали Антону руку. Полинка сказала, что приедет через пару дней, поездом.
  
   В городе было жарко и пыльно.
   По приезде мы с Егором решили, что незачем детей мариновать в городе - я с детьми отправляюсь к Степаниде, девчонки остаются там до конца августа, а мы с мальчишками возвращаемся через пару недель. Сказано - сделано.
   Пожалуй, за всё лето это было самое счастливое время. Степанида и Василиса с радостью возились с детьми. Мы с Басом валялись днём в шезлонге, вечером на диване. Самыми интересными были вечера - когда Степанида с Тимом на руках усаживалась в кресло-качалку и рассказывала о происхождении магии. Благодарные слушатели в виде Антона, Фрикса и девочек устраивались тут же на полу. Василиса время от времени вставляла свои замечания, видно, спор у старух по этому вопросу продолжался не одно десятилетие.
   - Дети! - вещала Степанида. - Эксперты, такие как Уэйт, считают магию наукой, некоторые - искусством. Я считаю, что магия является и тем и другим, ибо, как заметил мудрый Эйнштейн, "воображение больше чем знание".
   - Знаете, - вмешивалась Василиса, - Я всегда восхищалась исчёрпывающим определением Уэйта по поводу термина "магия". Вы только послушайте, я постараюсь не исказить его мысль. Народное понимание магии, говорит Кристиан, даже если оно не связано со всякими обманами и жульническими фокусами, является совершенно абсурдным и неверным. То есть, дети, магия, или точнее, магизм, может соседствовать с порочащими её светлую память суевериями. Само название пришло из греческого языка и обозначает "жрец", "мудрый" и "великолепный". Так, халдейское имя Магдим соответствует понятию "высшая мудрость", "священная философия"...
   - Василиса! - прерывала пылкую речь подруги Степанида. - Не увлекайся, ты говоришь с детьми. Объясняй понятнее.
   Василиса обиженно сопела и на какое-то время умолкала.
   Довольная Степанида продолжала:
   - Итак, колыбелью древнейшей магии были Индия, Персия, Халдея и Египет. Мудрецы и жрецы были владельцами её секретов. Целью их жизни были жреческие обязанности, жертвоприношения, врачевание больных и сохранение Тайной Мудрости. Это были особенные люди: справедливость, истина и сила самопожертвования - вот те качества, которыми должен был быть одарён каждый из них...
   - Бабушка Степанида, - однажды спросил Антон. - А я мог бы стать магом?
   Бас презрительно фыркнул и улёгся на спину, выставив пушистое пузо. Я погладила его. Бас промурлыкал, что он всё знает о магии, но в маги не рвётся.
   - Понимаешь, дорогой, на этот вопрос невозможно ответить перечнем инструкций. Способность к занятиям магией не определяется получением диплома или сдачей экзамена. Безусловно, метод, при помощи которого можно сделать человека магом существует; однако он не подчиняется силе рассудка. Можно научить врачеванию, научить заряжать талисман, выучить множество заклинаний, даже вязать магические узлы, но для этого необходимо разбираться в тонких энергиях вселенной. Как разбираться? Тимошке это дано с рождения на генетическом уровне, а тебе нет - значит, ты должен заниматься собственным сознанием, то есть научиться уравновешивать оба полушария головного мозга, ибо всё неизведанное, немыслимое расшифровывается правым полушарием и передаётся в левое, которое облачает эти явления в подходящую для понимания форму. Но даже если ты будешь прилежно всему учиться и сумеешь перепрограммировать своё сознание, то Тайной Мудростью овладеть вряд ли сможешь. Она открывается только посвящённым, то есть таким, как твой брат. Да и зачем тебе в маги-то? У тебя другое предназначение, другое призвание и ты должен идти своим путём.
   - Ба! - вклинилась Шурочка. - Ну хоть чему-то ты могла бы нас научить?
   - Уж тебя, Шурочка, манипулировать людьми научу обязательно. - рассмеялась Степанида. - В дальнейшей твоей жизни это незаменимое качество. А Марусеньку и учить ничему не надо - артистка и на сцене и в жизни, как Изольда, только талантливее.
   Я мысленно поаплодировала Степаниде - она сама артистка непревзойдённая: то говорит как изысканная интеллектуалка, то как бабка из захолустной деревеньки. Я посмотрела на неё и улыбнулась. Она мне подмигнула - да, мол, я такая, и ті должна научиться быть гибкой, иначе наш вид не выживет .
   Следующим вопросом Антон вогнал нас в ступор.
   - Бабушка, а что такое смерть? Это как - умереть?
   Степанида внимательно на него посмотрела, я задумалась, Василиса насторожилась.
   - Дорогой мой, - вздохнула Степанида. - Самое таинственное в жизни каждого человека - это его смерть. Все религии мира и философские системы были порождены страхом человека перед смертью. Страх собственной смерти -- самый сильный из человеческих стра-хов. Понимаешь, он конкретен -- потому и живуч.  В отношении к смерти есть странная двойственность - с одной стороны мы испытываем страх смерти, с другой - есть ощущение, что мы будем жить вечно. Почему? Пожалуй, причина в том, что, являясь духовной частицей Вечного разума, мы ошибочно переносим ощущение бессмертия на своё бренное тело. Пока прими как аксиому, что закон гармонии гласит: во вселенной всё устроено разумно. Наше физическое тело окружено биоплазменным слоем, состоящим из эфирного, астрального и ментального тел. После смерти эфирное и астральное тела трансформируются в другие виды материи, а ментальное никуда не исчезает, оно хранится в банке данных единого энергоинформационного поля. Когда мы умираем, душа рождается в вечность, откуда мы пришли. После смерти физического тела душа освобождается от негативных переживаний: раздражительности, гнева, чувства стыда, вины и обиды. Душа получает доступ в совершенно иной мир - в мир, где царит покой и безмятежность. Этот мир залит потоками света, имеющего иную природу, чем наш земной свет. И человек получает объяснение всему тому, что здесь, на земле, представлялось ему враждебным, несправедливым, нечестным, безжалостным...
   - Бабушка! - воскликнул Антошка. - Значит, умереть - это хорошо?!
   - Нет, сыночек, каждый человек приходит в этот мир выполнить определённую программу, душа чему-то должна научиться, приобрести определённый опыт, а главный урок, который должен усвоить человек - это любовь ко всему сущему. Пока человечество этому не научится, Всевышний будет отправлять души на Землю в новых рождениях.
   - Ба! - вклинилась Шурочка. - Получается, жить на Земле - это какое-то наказание?
   - Можно сказать и так, а вернее - это школа самосовершенствования. Вот подрастёте, я вам подробнее всё это объясню и расскажу и о египетской Книге Мёртвых, и о тибетской Бардо Тодол, Агни Йога, и о древнеиндийской Бхагават Гита. А пока радуйтесь жизни и ищите тот путь, где вы сможете в наибольшей степени самореализоваться. И любите друг друга. Всё, пошли пить чай. Василиса, ставь самовар.
  
   Однажды, ранним утром, когда мои домочадцы ещё спали, я вышла из дома. Животные побежали за мной. Бас с Федотом направились к ближайшей клумбе и стали интенсивно грести землю на радость Василисе. Фрикс стыдливо потрусил за сарай. Я вдохнула насыщенный запахом цветущих маттиолы и лилий воздух, прошлась по двору. И тут из-за забора раздался громкий шёпот Кузьмича, соседа:
   - Варька! Подь сюды!
   Кузьмич - главный помощник Степаниды и Василисы по хозяйству - и дров нарубит для камина, и огород вскопает, и починит всё, что сломалось. Живёт он один, жена умерла лет семь тому назад, дочка и внуки обретаются в городе.
   Я подошла, поздоровалась.
   - Варька! - прошептал Кузьмич. - Степаниду я боюсь, а Мадам вся из себя такая краля, к ней не подступишься. А ты девка нормальная, без закидонов, к тому же в ментовке служишь. Беда у меня.
   - Что случилось, Кузьмич?
   Кузьмич посмотрел по сторонам, придвинулся ближе и начал:
   - Черти ко мне ночью стали приходить. Ты не смейся, трезвый я был, только чекушку самогона перед сном принимаю, для здоровья и крепкого сна. Для меня, фронтовика, это, почитай, ничего. - Он замолчал.
   - Продолжайте, Кузьмич. - подбодрила его я, стараясь не улыбаться.
   Кузьмич посмотрел подозрительно, оценивая, серьёзно ли я воспринимаю информацию, и продолжил:
   - Значится так. Это всё началось несколько ночей тому назад. Проснулся я от того, что кто-то легонько постукивает в окно. Прислушался - стук прекратился. Я подумал - ветер, ветка по стеклу стучит. Задремал. Тут застучало сильнее и вдобавок завыло что-то. Я сел на кровати. Опять всё стихло. Встал, в окно посмотрел - ни зги не видать, даже луна за тучу спряталась. Опять лёг, стал задрёмывать, а оно как забарабанит и как завизжит! Я схватил двустволку, выскочил на улицу, обежал вокруг дома - нигде никого. С тех пор каждую ночь одно и то же, извёлся я весь. Уж не знаю, что и думать. Может, хотят меня из хаты выманить и скоммуниздить что? Так я этой ночью дверь открыл, в сенях капкан на волка поставил, а сам залёг в кустах напротив. Сначала тихо было, а потом как завыло! Я обрадовался, думаю - попался, гад. - Кузьмич вновь умолк.
   - Ну и что? - с интересом спросила я. - Попался злодей?
   Тот смущённо махнул рукой.
   - Кот мой, Барсик, попался. Лапу повредил, шину мастерить пришлось. Я уж, Варя, и к участковому ходил, жаловался.
   - И что участковый?
   - Смеётся, говорит: пить нужно меньше. Варвара, я пью умеренно, только чекушку перед сном для здоровья! Не пойму, чего черти ко мне прицепились. Ничего ценного у меня нет, разве что награды боевые, но я как посмотрел по телевизору про мошенников, что награды у стариков воруют, так и зарыл сразу свои в погребке, под бочонком с квашеной капустой.
   - Скажите, Кузьмич, а перед тем как началась эта катавасия, ничего необычного не случалось?
   Кузьмич задумался, почесал затылок.
   - Да вроде и ничего, всё как всегда. Дочка из города приезжала, селёдки и колбасы привезла, в доме прибралась. Бурчала, что она уже немолодая, трудно ей ездить, чтобы я к ним в город перебирался. А что я там забыл? Шумно и пыльно. В магазине с Зинкой полаялся, ох и вредная баба, так и норовит без очереди влезть! Ещё соседского пацанёнка Кольку, Татьяниного внучка, за уши оттаскал - повадился ко мне в сад за яблоками лазить, своих полный сад, так нет - ему мои приглянулись. Паршивец некулюторный, не то что твои детки - уважительные, завсегда здороваются. Варь, разберись с чертями, а то и правда, придётся к дочке в город переезжать, жизни ж никакой нет!
   - Разберусь, Кузьмич. - улыбнулась я. - Обязательно разберусь, сегодня же и займусь вашими чертями.
   - Вот спасибо, дочка! Ну иди, а то Степанида вышла. Ух, боюсь я её.
  
   За завтраком я рассказала домашним о бедах Кузьмича. Девчонки озаботились здоровьем кота Барсика. Степанида махнула рукой:
   - Тащите бедолагу, полечим. - и добавила. - Вот паршивец! Варь, давай я с Татьяной поговорю, пусть приструнит огольца.
   - Не надо, я его сама приструню.
  
   После завтрака девочки побежали к Кузьмичу за пострадавшим Барсиком, а я посадила Тимошку в коляску и мы отправились искать вредного парнишку. Нашли на пруду - он ловил рыбу и лузгал семечки. В банке с водой плескалась парочка пескарей.
   Я присела рядом.
   - Ну что, Коля, рыбка ловится?
   Тот промолчал, продолжая грызть семечки.
   - И что же ты, Коля, вздумал пугать старого человека? Чертями прикидываешься, ночами возле дома воешь, по стёклам стучишь... В сад к нему за яблоками лазишь.
   - А тебе-то что? Я к Степаниде не лажу.
   - А ты мне, Коленька, не груби, я ведь ведьма, со мной шутки плохи, вот рассердишь ты меня, а я тебя в червяка и превращу. Будешь в яблоке сидеть и целый день его жевать, хочешь?
   - Не гони! - буркнул парень и презрительно сплюнул.
   Я улыбнулась. Интересно, получится ли у меня тот фокус, что проделала Мадам в офисе Егора с его другом-недругом? Сосредоточилась, представила огромного червяка с головой Кольки и послала ему эту картинку. Мальчишка замер, удивлённо уставился на меня и побледнел до синевы.
   - Не... надо. - пролепетал.
   Я убрала картинку - надо же, получилось. Тимошка захлопал в ладошки, рассмеялся.
   - Вот и договорились. Договорились же? Ночные спектакли прекратил, воровать завязал. А кстати, зачем ты за яблоками к деду лазил, ведь у твоей бабушки их полно?
   - У бабки пенсия маленькая, она их сушит и зимой на вокзале продаёт. А у деда пенсия большая, да и дочка ему помогает, продукты возит.
   - Так ты решил социальную справедливость восстановить?
   - Чаво?..
   - Ладно, Коля, я сказала - ты услышал. Яблок захочешь - приходи к Степаниде, она даст.
   - Не, к ней не пойду. Я её боюсь.
   - Ну как знаешь. Пока.
  
   Мы с Тимкой отправились домой. Во дворе на диванной подушке возлежал страдалец. Шина с лапки была уже снята, выглядел он вполне здоровым, но делал вид, что болеет. Вокруг метушились девочки и Антон, предлагая болезному то сливки, то курицу. Кот снисходительно вкушал подношения. Наша троица во главе с Басом наблюдала за этим безобразием, сидя в отдалении. Бас подёргивал хвостом и бурчал: "Разлёгся тут, как у себя дома!". Федот согласно кивал. Добрый Фрикс их не поддерживал - всем видом говорил: напрасно вы, ребята, он пострадал, его пожалеть надо; как поправится - тогда и погоняем!
   Вот так весело пролетело время.
   Мне с мальчиками пришла пора возвращаться в город. Что мы и сделали в воскресенье вечером. Оставшееся до начала школьных занятий время интенсивно занимались оформлением Антона в лицей, а так же дополнительными занятиями по русскому языку. В конце августа Егор привёз девочек, а первого сентября мои дети пошли в школу. Тим сделал несколько шагов самостоятельно.
   Первая неделя занятий прошла спокойно. Егор полетел в Токио в командировку. Мне приходилось утром отвозить детей в школу, оставляя Тима с Полинкой, а вечером забирать уже с Тимошкой.
   В пятницу я, как обычно, подъехала к лицею, припарковала машину, взяла Тимку на руки и опустила походить, так как ему в кресле совсем не сиделось. Прозвенел звонок, дверь открылась, первыми, как всегда, вышли мои детки. Девочки шли впереди, гордо задрав головки, что предвещало определённые неприятности. Я взяла Тима на руки. За девчонками плёлся Антон, рюкзачок бился о худенькую спину. Когда троица приблизилась, я так и ахнула, а Тимка захлопал в ладоши и сказал: "Ух ты!". Под правым глазом у Антошки красовался огромный синяк, а глаз почти не открывался.
   - И что это значит? - как можно строже спросила я.
   Антошка опустил голову и промолчал.
   Выступила вперёд, конечно, правдолюбка Шурочка.
   - Мамочка, Антон совсем не виноват, и Маруся не виновата, а виноват толстый Петька из Антошкиного класса!
   - Шурочка! - укоризненно покачала я головой.
   - Ну ладно, не толстый, но противный. Постоянно к Маруське пристаёт! Вот и сегодня - мы подошли к Антошкиному классу, проверить, как он там, а этот придурок говорит Антону: "Эта Маруська такая задавака, а в голове нет ни единой извилины!". А Антон говорит: "Не смей плохо говорить о моей сестре!". А этот толстый таракан начал смеяться и дразниться - мол, тоже мне, братец-найдёныш! Ну Маруся и огрела его рюкзаком по голове, а он кинулся к ней с кулаками, а мы с Антошкой - на него. Ну мне ничего, а Антон пострадал. Нас потом мальчишки со старших классов растащили. Петьке дали подзатыльник, а Антошку отвели в медпункт. Но тётя Катя сказала, что помочь не сможет, разве что примочку сделает. Мама, поехали к Мадам лечиться? А то сегодня Егор приезжает, как увидит Антошку - сильно расстроится.
   - Хорошо, поехали. - я посмотрела на Тима. - Надеюсь, что ты, когда подрастёшь, драться не будешь?
   - Буду! - заявил будущий хулиган.
   Я рассмеялась. Дети тоже разулыбались, Антошка тихонько хихикнул.
  
   Когда приехали к Мадам, Лидуся кинулась навстречу и всплеснула руками:
   - Мальчик мой! Что это с тобой?
   Братки, которые, как всегда, крутились в приёмной, с уважением посмотрели на героя и предложили без очереди зайти к мессии. Мы прошли.
   Мадам подошла к Антону, покачала головой:
   - Ну и красавец! Ладно, ложись на диван, полечу.
   Присела рядом, стала водить рукой над синяком и быстро шептать:
   "Зори-зарницы, Божьи помощницы, приступите, от удара заговорить помогите. Удар, удар, уйди из кости из малой и из большой, из суставов и с лица. Тут удару не бывать, белой кости не ломать, красной крови не сушить, синей жилы не пороть, от боли освободить, здоровьем раба Божьего Антона наградить"
   Прошептала заговор три раза, синяк на глазах значительно уменьшился, побледнел. Мадам продолжала:
   "В поле стоит груша, возле груши престол. На престоле сидят три сестрички. Одна лён тёрла, другая мяла, третья удар выгоняла: у раба Божьего Антона по костям не ходить, кости не ломить".
   Прочла два раза, глаз открылся, синяк стал еле заметен.
   - Варька, может, чуток оставить, как награду для героя, чтобы все знали, какой наш Антошка бесстрашный боец?
   Я рассмеялась.
   - Ладно, пусть немножко останется, уважать будут нашего героя.
   - Может, поужинаем вместе? Я скоро освобожусь.
   - Нет, Элечка. Ты же знаешь, сегодня Егор приезжает. Давай встретимся у нас в воскресенье, винца попьём.
   Мадам вышла с нами в приёмную, потискала Тимку, расцеловала девочек. Братки удивлённо и восхищённо оглядели Антона и с чувством пожали ему руку.
   Забегая немножко вперёд, скажу - очень скоро Петька стал лучшим другом Антона, и, как он сам признался, ему очень нравится Маша, но она не обращает на него внимания. Вот такие страсти бывают даже в младших классах.
  
   Незаметно наступила холодная противная осень. Дожди, ветра, деревья сбрасывали последние листья. Тимошка всё увереннее мотался по квартире и вредничал, а я всё чаще задумывалась о работе. Поговорила с Мадам, она сказала, что прекрасно меня понимает - нужно искать для Тима хорошую няню, Полинка не справится и с хозяйством, и с непоседой. Мы с Мадам начали поиски квалифицированной няни через агентства, а так же привлекли всех знакомых. Но как только очередная кандидатка появлялась на пороге, выходил вреднюля Тим, смотрел пристально и говорил: "нет!". Я смущённо пожимала плечами и прощалась. Егор в нашу проблему не вникал, им овладела другая идея - купить участок и строить дом, так как, по его мнению, квартира стала маловата для нашей семьи.
  
   И вот однажды, когда на улице шёл мелкий надоедливый дождь, временами переходящий в мокрый снег, а я почти отчаялась угодить маленькому тиранчику, позвонил наш охранник Виктор.
   - Варвара Степановна, тут какая-то девица рвётся к вам. Пустить, или как?
   - Витя, что за девица?
   - Девица вся из себя - ух! Говорит, что приехала к Тимофею Егоровичу, то есть к вашему Тимке.
   Я удивилась - что ещё за девица к моему Тимке?
   - Ну пропусти, Витя.
   Открыла дверь. Сначала в прихожую вплыла огромная дорожная сумка, затем неловко протиснулась её хозяйка, в промокшем насквозь пальтешке и дешёвой шерстяной шапчонке. Мы уставились друг на друга. Девица стянула шапку, выпустив на волю гриву влажных рыжих волос, смущённо улыбнулась.
   - Так я это... Дуняша. Меня бабуля вместе со Степанидой прислали к вам, чему хорошему научиться у Тимофей Егорыча.
   - Дуня, а почему пальто такое мокрое? Остановка трамвая рядом с нашим домом.
   - Дак... я пёхом от метра. Чё ещё и на трамвае платить.
   - Разумно. Так что Степанида и твоя бабуля?
   - Так эта... сказали, что я непутёвая, ни на что не годная, и меня только в няньки в хорошую семью. А Тимофей Егорыч меня хоть чему-то научит.
   Тут в прихожую вбежал Тимка, посмотрел на гостью, рассмеялся. Схватил за руку и сказал: "Пойдём!".
   - Подожди, Тимка, няня переоденется и попьёт горячего чаю, а потом к тебе придёт.
   - Да! - сказал Тимка и убежал.
   - Раздевайся, Дуня. Покажу, где ванная. Погрейся, халат я тебе дам. А потом приходи на кухню.
   Я проводила новоиспечённую няню в ванную, помогла разобраться с кранами и ушла на кухню греть обед.
   Через какое-то время Дуняша зашла на кухню, чисто вымытая, румяная, в моём халате.
   - Борщ будешь?
   - Дак эта...
   - Понятно.
   Я налила тарелку горячего борща.
   - Давай ешь. А потом макароны и курица.
   Дуняша принялась за поздний обед, а я устроилась напротив с чашкой чаю. Да, красивая деваха - глаза ярко-зелёные, крупная, белокожая, с румянцем во всю щёку.
   После обеда налила чаю, приступила к расспросам - где жила, чем занималась.
   Дуняша рассказала, что, сколько себя помнит, жила с бабушкой в маленькой деревушке. Бабушка занималась ведьминством - лечила, готовила привороты-отвороты, знается на травах. Учила этому и Дуняшу. Степаниду Дуня никогда не видела, но бабушка часто о ней говорила, а когда поняла, что толку от Дуняши чуть - написала Степаниде письмо с просьбой её куда-нибудь пристроить. Степанида ответила, дала адрес, вот она и приехала.
   На кухню зашёл Егор.
   - А это что ещё за чудо-юдо?
   - Это, Егорушка, няня для Тимошки, Степанида прислала. Пока она поживёт в твоей квартире, но так как скоро переезжают твои родители, то девочке нужно снять маленькую квартирку рядом.
   Егор зевнул:
   - Ну если Степанида, то ладно... - потом встрепенулся. - Вот видишь, Варюша, а ты без интереса относишься к моей идее насчёт дома! А семья-то разрастается!
   Когда Егор пошёл в гостиную, Дуняша уважительно сказала?:
   - Строгий, видать, хозяин.
  
   К моей несказанной радости, Дуня быстро вписалась в семью. Уже через неделю они с Тимом увлечённо метали к потолку мячики и заставляли их вычерчивать всевозможные круги. Но не только Тим учил Дуню - она тоже учила Тима: мыть ручки, чистить зубы, самостоятельно есть.
   - Если вы, Тимофей Егорыч, шарики умеете крутить, то с ложкой тоже управитесь. Так шо не придуряйтесь.
   Дуня ловко управлялась не только с Тимом, но и с другими детьми.
   - Девки! И шо это у вас у комнате за бардак? А ну-ка шмотьё по шкафам, книжки в стопочку по струнке! А вы, Антон, свои щётки помойте и сложите у порядочке.
   Всё, что Дуняша делала - она делала как-то весело, с шутками-прибаутками.
   Дети сразу стали ей подчиняться.
   Даже животные отнеслись к ней снисходительно.
   - А не могли бы вы, Басик, убрать свой толстый зад с этого креслица? Ну надо ж его пропылесосить. Благодарствую. А теперь лягайте, спите на здоровьице. А вам, собацюра, место на улице, в охране служить. Та ладно, не рычите. Хотят хозяева - то валяйтесь тут.
   С Полинкой тоже очень быстро нашла общий язык. Гадала на картах да всё на крестового короля.
  
   В конце ноября, к радости моего начальства, я вышла на работу. По этому случаю устроила небольшой сабантуйчик. Доброходов, Лёша и Руслан, хоть и не были приглашены, но, как истинные профессионалы, учуяли запах спиртного и прибыли вовремя. Влад пробурчал:
   - Ну вот, менты припёрлись. На халявное угощение.
   - Не надо, Владик, мы со своими харчами и с водярой. - сказал Володя, доставая из огромного пакета нарезку, какие-то консервы и несколько бутылок. - Варвара, душа моя! Иди к папе, он тебя обнимет! - он меня обнял и крепко расцеловал.
   - Володечка, что-то ты с лица спал, замученный какой-то.
   - Ой, подруга, дело у меня сейчас в производстве мутное, вроде как обычная бытовуха, но моя ментовская чуйка говорит: что-то здесь не так.
   - Давай, расскажи, может, помочь смогу. Соскучилась я по интересным делам.
   - Нет, - вклинился Ваня. - Так не пойдёт. Нужно сначала принять, а потом слушать Володькины байки.
   Выпили, закусили и Володя начал рассказывать:
   - Первичное сообщение о совершённом преступлении поступило в милицию от приходящей домработницы 16-го ноября. По её словам, она пришла убираться в 10 часов утра, позвонила в квартиру, но никто ей не открыл. Из квартиры доносился вой хозяйского пуделя, Бима. Она спустилась на первый этаж и спросила у консьержки, выходила ли Нелли, хозяйка, та ответила, что не выходила, и вообще уже дня три она Нелли не видела и собаку та не выгуливала. Они вдвоём опять поднялись на третий этаж, звонили и стучали - безрезультатно. Решили вызвать милицию. Дежурные менты приехали через пару часов, женщины терпеливо ждали. Когда приехали, долго переругивались перед закрытой дверью, позвали слесаря, тот открыл дверь. Вошли, в комнате на кушетке лежал труп женщины. Домработница подтвердила, что это её хозяйка, Нелли Пименова. В квартире стоял гнилостный трупный запах. Один из ментов сразу же открыл все окна. Вызвал следственную бригаду. И, как вы понимаете, им была допущена серьёзнейшая ошибка, так как, чтобы получить наиболее точные сведения о времени смерти Нелли, важно установить температуру воздуха в комнате, где лежал труп, так как при наружном осмотре тела трупа устанавливается степень его разложения с учётом температуры в месте его обнаружения. Не мне вам говорить, что на развитие трупного окоченения влияет температура окружающей среды. Чем выше эта температура, тем раньше развивается трупное окоченение и тем быстрее оно исчезает...
   Влад встал и вышел, вернулся в комнату с пистолетом:
   - Володя, ещё одно слово о трупных окоченениях и ты - труп. Вон Варя как побледнела.
   Володя поднял руки:
   - Всё, всё, не буду. Какие мы нежные. Продолжаю: к поздним трупным явлениям относится гниение трупа...
   Влад взвёл курок.
   Володя зачастил:
   - Гниение трупа находится в прямой зависимости от температуры, так как тепло способствует быстрому развитию бактерий! Уф. Ребята, давайте выпьем, а то в горле пересохло.
   Выпили, не чокаясь. Влад вернул пистолет в сейф.
   - В общем, когда приехала следственная бригада, - продолжил Володя. - то в комнате была уже другая температура. Доктор по этому поводу долго матерился, а я сначала списал на нашу халатность. Ребята стали работать, а я поговорил на кухне с домработницей. Она сказала, что Нелли была певицей, работала в элитном клубе для богатеньких буратин. Вела довольно разгульный образ жизни, по ночам принимала мужчин, она этого не скрывала, скрывала только имена ухажеров, говорила, что это очень серьёзные люди. Они давали ей деньги, дарили подарки. Подруг у Нелли не было, только друг, Серджио, он голубой. В последний раз домработница видела хозяйку 12го ноября, убралась в квартире и ушла в двенадцать часов. Из квартиры ничего не пропало, драгоценности и большая сумма денег были найдены при обыске. Точное время смерти, как я сказал, установить было затруднительно. Судмедэксперт написал в заключении, что смерть наступила между пятнадцатью и шестнадцатью часами 12го ноября. В это время консъержка видела этого Серджио, который часто бывал у Нелли. Но сосед из квартиры напротив сказал, что видел Нелли 13го, утром, это же подтвердил и охранник из ближайшего супермаркета - не мог не заметить такую шикарную девицу. Я допросил Серджио, он сказал, что был у Нелли 12го, после обеда, и она была живее всех живых. Её любовников он не знает, она никогда не называла их имена, только клички типа "пупсик", "муфлон", "поросёночек". Она была немного озабоченной, когда прощались, сказала: "Знаешь, Серджио, я боюсь Муфлона, он, когда кончает, хватает меня за горло". Он ей сказал - мол, брось этого противного, не допускай к телу. Она грустно улыбнулась: "Если бы я могла... Знаешь, на каком я у него крючке?.." На вопрос, что делал Серджио 13го, он ответил: "С милым другом 12го вечером уехали на дачу, вернулись вечером 13го ноября, друг может подтвердить, да и соседи по даче нас видели. Да и зачем мне Нельку убивать, мы дружили, она была забавная и не жадная, всегда деньги занимала".
   - Володя, и что, никто этих любовников не видел?
   - Представь себе, свидетелей нет, приезжали они очень поздно, после Нелиного выступления, а уезжали клиенты часа в три-четыре утра. Соседи слышали, что тихо играла музыка - и всё.
   - Володь, я не понял, что тебя беспокоит. По-моему, зауряднейшее дело, у тебя таких в производстве сотни. - сказал полковник.
   - Не знаю, Миша, мне трудно сформулировать. Просто натыкаюсь постоянно на показное равнодушие начальства к этому делу. Никто не давит, не торопит. Странно это всё. Ладно, давайте о хорошем. Водки полно.
  
   Вечером, когда девочки увлечённо изучали французский язык по видео, Антон рисовал, а Дуня с Тимом, сидя на диване в гостиной, пускали мыльные пузыри на радость Фриксу и Басу, которые их ловили, я бесцельно мерила шагами комнату, бродила из одного угла в другой. Думала, как помочь Володе и не находила выхода из сложившейся ситуации: свидетелей нет, девочка задушена, крови нет...
   Дуня бесцеремонно вмешалась в мои раздумья.
   - И шо это, Варя, ты кружляешь по хате, як неприкаянная? Думки мучают? Так не молчи, скажи, может, смогу помочь чем.
   - Чем же, Дуняша? Проблемы у моего приятеля, дело об убийстве молодой девушки, никаких следов и свидетелей. Не знаю, чем ему помочь.
   - Так шо за дела? Давай на картах погадаю. Я, конечно, ведьма непутёвая, а в картах всё вижу, как в телевизере.
   Дуня придвинула к дивану журнальный столик, вынула из кармана затрёпанную колоду карт.
   - Как злодея зовут?
   Я рассмеялась.
   - Если б я знала. Предположительно - кличка Муфлон.
   - Та й не надо, хай будет Муфлон.
   Быстро раскинула карты, всмотрелась. Запустила пальцы в роскошные волосы, нахмурилась.
   Тим спрыгнул с дивана, подошёл к столику. Дуня тут же закрыла руками карты.
   - А не пошли бы вы, Тимофей Егорыч, к братику, он козюлю вам нарисует.
   Тип замотал головой и стал оттаскивать руки Дуняши от карт.
   - Ну если вы так, Тимофей Егорыч, то завтра на прогулке не разрешу вам с мокрой горки на попе съезжать!
   Это бы серьёзный аргумент. Тим сдался, вздохнул и поплёлся в комнату к Антону.
   - Не надо дитяте на это смотреть. Значит так, смотри сюда. Этот Муфлон большой начальник, то ли милицейский, то ли военный, я в этом не разбираюсь. Первую девку задушил случайно, понравилось, сила мужицкая уже не та, в годах он, а потом пошло-поехало. У нашем бардаке никто его и не ловит, всем не до того, дак ещё и при власти он. Один твой друг упёртый и с твоей помощью и помощью нашего Всевышнего выловите злодея. Дак ненадолго, жизня его на исходе, руки на себя наложит.
   Дуня оторвалась от созерцания карт, посмотрела на меня, улыбнулась.
   - Знаешь, Варя, ведьма я никакая - терпелки у меня не хватает отвары варить и заговоры учить, а вот у картах ну всё-всё вижу.
   Я чмокнула гадалку в щёку.
   - Дуняша, ты молодец! Очень нам помогла. - взяла мобильный и ушла на кухню.
   Позвонила Володе, трубку взяла его жена.
   - Варюшенька, сейчас позову. Он в кои веки решил сына повоспитывать, пора парня спасать.
   Вскоре Володя отозвался:
   - Да, душа моя? Придумала, как бедному майору помочь?
   - Скорее всего, у тебя серия и замешан кто-то из твоего начальства.
   - Ну спасибо, подруга, утешила. На мою несчастную голову только серии не хватает.
   - Всё-таки, Володечка, прошерсти все идентичные дела за несколько лет, может, больше повезёт со свидетелями. А я с ними поработаю. Я понимаю, в стране творится чёрте-что, но убийц надо останавливать.
   - Ладно, Варюха, не агитируй, не на митинге, сам всё понимаю. Люблю тебя и целую.
  
   Всю неделю от Володи не было ни слуху, ни духу, а я с головой окунулась в работу агентства. Дел накопилось много, приходилось почти в каждом принимать участие. Многие дела были связаны с исчезновением людей, с убийствами по якобы политическим мотивам., активизировались уголовные группировки. Агентство уже не занималось слежкой за неверными мужьями и жёнами - не хватало людей. Начальство подумывало о расширении штата сотрудников. Руслан и Лёша заканчивали в милиции начатые дела и в ближайшее время обещали влиться в наш коллектив. Володя пока колебался - всё-таки в ментовке прослужил более двадцати лет. Наталья, помимо бухгалтерии, занималась и секретарской деятельностью, а я подключилась к оперативной работе. В общем, обстановка была нервная, чтобы не сказать более.
  
  
   В воскресенье утром за девочками заехал Василий - они собирались в аквапарк и ещё куда-то. Предложил и Антону - тот отказался, сказал, что ему нужно закончить картину, так как Валентин Сергеевич устраивает выставку детских рисунков в бывшем Дворце пионеров, и работы Антона будут выставлены, как самые интересные. Дуня после завтрака отправилась на прогулку с Тимом. Егор улёгся на диван с кипой газет и Басом, а я занялась домашними делами. Через час с ними было покончено и я стала одеваться - надо было сходить в супермаркет, купить чего-нибудь вкусненького, ибо после обеда обещала приехать Мадам.
   И тут судорожно прозвенел дверной звонок. Я открыла, в квартиру, как метеорит, влетела Дуня с Тимом на руках, кинулась в гостиную, я следом, Егор вскочил, растерянно уставился на няню. Она усадила на диван сонного Тима и трясущимися руками принялась расстёгивать змейку на комбинезоне, змейка не поддавалась. Егор её отстранил и сам стал раздевать малыша. Дуня выпрямилась, обречённо опустила руки, всегдашний румянец исчез, губы дрожали.
   - Дуняша, что случилось?!
   - Дак это... - Дуня расплакалась.
   Я подошла, обняла девушку.
   - Тихо-тихо, не плачь, сейчас водички принесу, успокойся.
   Принесла воды, Дуня, стуча зубами о стакан, выпила, перевела дух.
   - А теперь рассказывай.
   Дуня шмыгнула носом, икнула.
   - Значится, мы с Тимофеем Егорычем гуляли в нашем скверике, они полазили на горке, а потом на качельке, потом голубей погоняли, а потом смотрю - глазки сонные, я их в колясочку, чуть покачала, они и уснули. Я подстелила газетку под задницу, и села читать новый детектив Устиновой, тот, шо ты дала. А тут они, два здоровенных хлопца, ну вылитые бандюганы, подошли и стали говорить хрен шо, а потом сели с двух сторон и стали хватать и предлагать хрен шо. Ну я подумала - щас Тимофей Егорыча разбудят и говорю им - мол, идить по-хорошему, а они ржуть, ну я и сказала: шоб то, чем вы похваляетесь, отсохло. Они беньки закатили и за это схватились, и мовчать. Ну я глянула на них - ну точно покойники, схватила коляску и бежать. Так что теперича меня посодют. - и Дуняша опять заревела.
   - Успокойся! - я едва сдержала смех. - Никто тебя не посадит. Схожу посмотрю, что с бандюками.
   - Я с тобой. - сказал Егор, накидывая куртку.
   Мы вышли из подъезда и направились в скверик. Возле детской площадки, на лавочке сидели два амбала в шерстяных шапочках, надвинутых на глаза, в коротких чёрных куртках - ну, близнецы-братья. Морды бледные, глаза выпучены и держатся за причинные места. Мы подошли.
   - Ну что, братцы-кролики, завязываем к приличным девушкам приставать?
   - Вали отсюда! - прошептал один.
   - Егор, а может, их не лечить? Уж больно морды ублюдочные.
   Егор рассмеялся.
   - Не лечи, Варюша. Зачем таким потомство?
   Второй герой заплакал, первый тоже засопел носом. А ведь они совсем мальчишки, лет по восемнадцать, не больше, подумала я.
   - Ладно, пусть живут, надеюсь, науку усвоят. В другой раз будут думать - а вдруг эта девушка тоже ведьма?..
   Я провела рукой и зашептала заговор: "Как стоит прут железный, жерновой, не тряхнется, не ворохнется, не шатнется, так чтобы у этих рабов Божьих стояли 70 жил и одна жила..."
   Ребята ещё больше выпучили глаза, пощупали между ног, вскочили и рванули так, что только пятки засверкали. Мы с Егором расхохотались.
   - Варь, а что, правда наша Дунька им это место усушила?
   - Да нет, просто заблокировала неосознанно, с перепугу. А вообще девочка сильна, надо с этим что-то делать, учить надо, а то наделает беды. Поговорю с Мадам. Пошли в супермаркет, тортик купим, я кошелёк машинально в карман сунула.
   Когда приехала Мадам, я затеяла разговор о Дуняше, рассказала о сегодняшнем инциденте, а также о гадании. Мадам заинтересовалась, поговорила с Дуняшей с глазу на глаз, и вынесла свой вердикт:
   - Девочку нужно учить. И не только нашему мастерству, но и языку, манерам, не годится ведьме в наше время быть такой дикаркой.
   Уроки Мадам будет давать сама, два раза в неделю, в среду и субботу, и это не обсуждается. Кто бы спорил, особенно с Мадам!
  
   Володя отзвонился только в конце недели, замученным голосом сообщил, что по предпоследнему убийству некоей Лены Воробьёвой, двадцати шести лет, учительницы младших классов, обнаружился вроде бы свидетель, очень сомнительный, правда, так как убийство произошло два месяца тому назад. В день убийства свидетель уезжал в командировку, перед тем ходил выгуливать собаку. Когда, возвращаясь с прогулки, открыл дверь подъезда, собака то ли зарычала, то ли попыталась наброситься на выходящего из подъезда мужчину, тот отскочил в испуге, и поэтому вроде как свидетель перемолвился с ним парой слов, - извинился, мужчина что-то буркнул в ответ и поспешил прочь. Вспомнил он об этом человеке, когда вернулся из командировки ,и жена сообщила ему о смерти Леночки. Спросил, когда это произошло - оказалось, как раз в день его отъезда. Хотел пойти в милицию, а потом решил не связываться, да и мужчина произвёл хорошее впечатление - немолодой, военная выправка.
   - Так что, Варюха, по-моему, дохлый номер. Но я его пригласил к себе на 15-00, подъезжай, а с Владиком-зверем я договорюсь.
   - Хорошо, Володя, я приеду.
  
   В 15-00 я была уже на месте. Заглянула в кабинет, Володя улыбнулся и махнул рукой - проходи, мол.
   - Присаживайся, Варюша. Познакомься - это Пётр Данилович, он любезно согласился нам помочь.
   Парень лет тридцати пяти, сидевший напротив Володи, привстал и кивнул.
   - Не знаю, насколько я буду вам полезен, это случилось давно, лицо мужчины я и не помню.
   - И не надо, - сказала я. - Сейчас мы потихоньку припомним этот день. Вы уезжали в командировку. Итак, утром пришли на работу,..
   - Да, я пришёл на работу, сразу пошёл в кабинет к генеральному, поговорили о предстоящей командировке, потом в приёмной спросил у Наташи, заказала ли она мне билеты, пошёл в свой отдел, поговорил со своим замом. После обеда забрал документы и поехал домой. Пообедали с женой, а потом я пошёл погулять с собакой. Гуляли мы минут сорок, когда возвращались, в дверях подъезда мой Лорд столкнулся с выходящим мужчиной, тот отскочил в сторону. Собака у меня крупная. Я придержал Лорда за ошейник, извинился, он что-то буркнул в ответ, обошёл собаку и ушёл.
   - Представьте себе этого мужчину, хотя бы в виде силуэта.
   Пётр Данилович прикрыл глаза, сосредоточился.
   - Спасибо, достаточно. Володя, я его увидела, могу составить фоторобот.
   - Беги, подруга. А вам, Пётр Данилович, большое спасибо, извините за беспокойство.
   Когда я вернулась в кабинет и положила на стол перед Володей отсканированный портрет его друга и начальника, то единственное что смогла сказать, это:
   - Прими мои соболезнования. - и тихо ретировалась.
  
   Как только появилась в агентстве, начальник позвал в кабинет.
   - Давай, рассказывай.
   Я рассказала. Господин полковник схватился за голову.
   - Твою ж мать! Я Сергеича сто лет знаю, нормальный же был мужик. А на старости лет с ума сбрендил. И что теперь Володька делать будет?..
   - Не знаю. - тихо сказала я.
  
   Володя объявился в конце рабочего дня, постаревший, с ввалившимися глазами. Молча поставил на стол бутылку водки. Наталья достала стаканы, какую-то закуску. Разлили. Володя поднял стакан.
   - Давайте помянем моего друга и наставника. Пусть земля ему будет пухом.
   Я вспомнила слова Дуняши: "...жизня его на исходе, руки на себя наложит".
  
   Когда я вечером вернулась домой, в гостиной полным ходом шло судебное разбирательство. В роли обвиняемого выступал Тимка, который с независимым видом стоял посреди комнаты, заложив руки за спину. Обвинителем была Дуняша. Защита - девочки, Антон, Бас и Фрикс - всецело были на стороне Тимошки. Полинка в роли зрителя стояла в дверях и тихо хихикала. Роль справедливого судьи досталась Егору. Он сидел на диване и сверлил строгим взглядом обвиняемого.
   Я села рядом с Егором.
   - По какому поводу разбирательство?
   Выступила Дуняша:
   - Так это! Мы с Тимофей Егорычем гуляли на детской площадке. Они увидели кучку листьев, которую дворники наворотили, и стали лопаткой их разбрасывать, я не мешала - всё равно ветер разнесёт. И тут на площадку пришли мама с девочкой, годков трёх, не больше. Эта девочка заинтересовалась Тимофей Егорыча игрой, подошла и тоже стала листочки разбрасывать, а им это не понравилось, они считали эту кучку своей, и сказали: "Уйди!", а девочка не послушалась и показала им язык, а они подошли и ударили её несколько раз лопаткой! Девочка, значит, расплакалась, а когда я хотела их увести, они ещё и сопротивлялись, вот!
   Егор осуждающе покачал головой.
   Шурочка запальчиво возразила:
   - Наш Тимошка не виноват! Девочка первая начала, нечего к чужой куче подходить!
   Маруся согласно покивала.
   Антон сомневался, но брат-то ближе, чем какая-то незнакомая девочка. Бас муркнул: что кошки, что девки одной породы - сначала пристают, потом царапаются! Фрикс воздержался - он ещё не переварил информацию.
   - Сынок, - сказал Егор. - Как же можно бить маленькую девочку? Ты мужчина, а девочек надо защищать.
   - Я не бил. - с достоинством ответил Тим.
   - Как же не били! - возмутилась Дуняша. - Я шо, ослепшая была?!
   - Так! - сказала я. - Уважаемое собрание, всем успокоиться. Наш Тим не виноват.
   Собрание удивлённо уставилось на меня, даже сторона защиты.
   - Дело в том, - продолжала я, - говорить правду может себе позволить далеко не каждый. Конечно, ведь для этого нужны мужество и ответственность, а у Тимошки этих качеств пока нет. Запомните - развивается только то, что тренируется.
   Присутствующие задумались, потом вразнобой закивали. Только Тим остался недоволен такой постановкой вопроса и решил выкрутиться. Он подбежал ко мне, забрался на колени, обнял за шею и сказал:
   - Я смелый. Только маленький.
   - Конечно, мой дорогой. - я поцеловала его в макушку. - "Верблюд выносливее человека, слон крупнее, лев превосходит его в храбрости, корова может съесть больше, чем он, птицы приносят более многочисленное потомство, а человек создан, чтобы учиться" - так сказал великий Аль-Газали. И ты научишься быть мужественным и честным, и поймёшь, что стыдно обижать слабых, да, мой хороший?
   - Да. - ответил ребёнок.
   Конфликт был исчерпан, участники судебного процесса разбрелись по комнатам, Тимошка какое-то время посидел у меня на коленях, потом ему это надоело, он слез и побежал в комнату к Антону. Егор обнял меня, крепко прижал, помолчали.
   - У тебя неприятности? - тихо спросила я.
   - Да как тебе сказать... Сегодня в офис приходили несколько придурков, требовали денег то ли на революцию, то ли героям.
   - Дал?
   - Нет, конечно. Я в своё время бандитам не платил, а потом ментам не платил, революционерам-героям - тем более не буду. Варя, когда это всё закончится?
   - Скоро, мой дорогой. Время хаоса приходит к концу и наступит время порядка. Наука о хаосе подтверждает, что колебания между порядком и беспорядком происходят с регулярными интервалами, то есть положение оси меняется каждые десять тысяч лет. Вот если бы мы с тобой встретились лет десять тому назад и родили Тимошку, он смог бы ускорить период наступления порядка, а пока Тим совсем маленький.
   Егор какое-то время молчал, раздумывая, а потом сказал:
   - Ну тогда бы у нас не было талантливой Маруси, умненькой Шурочки, гения Антошки... Пусть всё идёт как идёт, переживём. Да, кстати, звонил отец - они приезжают через пару дней, Прохор привезёт, он тоже решил перебраться в город на эту зиму, с чего бы?..
   - А ты не понимаешь? Из-за Полинки, конечно!
  
   Ночью нас разбудил телефонный звонок. Егор с трудом отыскал мобильник и сонным голосом сказал: "Слушаю". Какое-то время слушал, а потом сказал: "Еду".
   - Что случилось, Егорушка?
   - Пожар на одном из предприятий, скорее всего, поджог.
   Когда я закрыла за Егором дверь, то подумала: "Надо поставить защиту на предприятиях Егора и на его людей. Одной мне, пожалуй, не справиться, придётся просить Мадам".
  
   Утром позвонила на работу, объяснила ситуацию, сказала, что в офисе сегодня не появлюсь. Михаил Леонидович предложил помощь.
   - Какой смысл искать героев-поджигателей? - ответила я. - Проще поставить мощную защиту.
   - Ну тебе виднее.
   Только положила трубку, отзвонилась Мадам.
   - Варька, выезжаю, через полчала буду.
   Я быстро подняла старших детей, тут и Дуняша появилась с перепуганным лицом:
   - Варя, шо за переполох? Аль беда какая? Шо-то мне не по себе.
   Я кратко рассказала о событиях этой ночи. Дуняша всплеснула руками.
   - Ну шо тут скажешь, бандюки какие-то! То банки грабют, то магазины, никакой управы на них! Везде бардак!
   Приехала Мадам.
   Завезли детей в лицей, Мадам наложила на них надёжный оберег, и мы помчались на предприятие, где произошёл пожар. Там толклись люди, пожарные уже уехали, работали менты. Бледный, уставший, Егор, завидев нас, поспешил навстречу.
   - Егор, не спорь! - с места в карьер начала Мадам. - Мы с Варькой поставим защиту на предприятия, заправочные станции и людей, которые там работают!
   - Делайте что хотите. - махнул рукой Егор.
   Народ удивлённо наблюдал за действиями Мадам, позволяя нам делать своё дело - мол, хозяин блажит, а нам всё до фонаря, лишь бы работу высокооплачиваемую сохранить.
   Мадам между тем взяла ведро с чистой водой, поставила у ног. в правую руку взяла нож, острием вниз, в левую - щепотку соли. Ножом стала быстро мешать воду в ведре против часовой стрелки, сыпля туда же соль, несколько раз прошептала наговор: "Как эта вода в землю уходит, так и злое дело врага мимо стороной обходит". Побрызгала этой водой здание, оборудование, людей и местного приживалу, пса Блохастика. Менты тоже попросили их побрызгать. Побрызгали и поехали на другое предприятие.
   К концу дня мы с Элеонорой буквально валились с ног. Забрали детей, Мадам отвезла нас домой, зайти у неё не было сил. Прощаясь у подъезда, Мадам сказала:
   - Этот наговор очень сильный, да и выложилась я изрядно. Правда, применяла впервые, не знаю, какие последствия для злодеев будут.
   - Ну и ладно! - беспечно махнула я рукой. - На войне как на войне.
  
   Через пару дней за ужином Егор, смеясь, сказал:
   - Варюха, представляешь, моих ребят после ваших манипуляций как подменили. Бензин не разбавляют, запчасти не воруют, с клиентами предельно вежливы. Хотел ментов бесплатно заправить - отказались. Чудеса...
  
   В воскресенье состоялась выставка детских рисунков, которую организовал Валентин Сергеевич при поддержке нескольких известных в городе художников и спонсоров, одним из которых был Егор.
   Когда мы вошли в большой зал бывшего Дома Пионеров, там уже толпился народ, с интересом и умилением рассматривая рисунки. Валентин Сергеевич, тщательно причёсанный, в костюме и при галстуке, радостно приветствовал гостей. Увидев нас, поспешил навстречу, пожал руку Егору, поздоровался с нами, шепнул:
   - Рисунки Антона произвели фурор. Потрясающий успех. Антон, пойдём, я тебе представлю мэтрам.
   Антон, в чёрной бархатной курточке, с бантом на шее, беспомощно оглянулся на меня. Я рассмеялась.
   - Иди, Антошка, навстречу славе! Мы будем рядом в твой звёздный час.
   Антон пошёл, девчонки увязались следом. Откуда-то появившийся Петька присоединился к компании.
   Мы с Егором и Тимошкой подошли к стенду, где были выставлены работы нашего гениального ребёнка. Здесь толпились ребята из художественного училища, тихо переговаривались:
   - Да нет, Серый, ты не прав. Рисунки этого мелкого напоминают всё-таки Эль Греко - извилистые линии, беспокойный ритм, мерцающий свет, человеческие фигуры чуть удлинены, клубящиеся облака...
   - Нет, Перец! Вот эти две девочки на берегу моря - скорее в манере Сурбарана. Та же нежная, голубовато-серебристая даль моря, подвижные фигурки девочек...
   Мы с Егором переглянулись и тихонько отошли.
   В зал величественно вплыла Мадам, в сиянии молодости и бриллиантов, рядом толпились Константин Петрович, Изольда, Полинка и Прохор. Взгляды всех мужчин, от желторотых юнцов до седовласых старцев, конечно же, сосредоточились на прелестях моей сестрицы. Тим, увидев тётушку, соскользнул с рук Егора и побежал к ней, расставив ручонки. Она подняла его на руки - Мадонна со Св. Себастьяном Корреджо и только. Мы с Егором подошли к нашему семейству.
   - Где герой? - спросила Мадам. - Я хочу его поздравить с успешным дебютом!
   - Вон Антошка, стоит в окружении именитых художников, как равный среди равных! - восторженно воскликнула Изольда.
   - Да будет вам! - махнул рукой Константин Петрович. - Пацану ещё учиться и учиться. Может, его за границу послать, в ту же Италию?
   - Нет, - сказала я. - Ребёнок будет жить и учиться дома. Здесь тоже есть достойные учителя.
   - Ну, тебе, Варюша, виднее. Да, наверное, ты права - пацану и так досталось, нечего его от родного дома отрывать.
   Дальше по сценарию выступил толстенький губернатор, произнёс проникновенную речь и вручил призы. Антон удостоился копии кубка в виде попугая, предположительно мастера Хиллебранда, огромной коробки конфет и букета цветов. Он подбежал к нам, смущённый и раскрасневшийся. Цветы вручил мне, конфеты отдал девочкам. Я его обняла и крепко расцеловала. А попугая долго рассматривали все члены нашей семьи, восхищались и кубком, и Антошкой, поздравляли юное дарование, пока Егор не сказал, что это событие следует отметить и не предложил поехать в ресторан. Возражений не последовало.
  
   Утром в офисе царила привычная обстановка. В кабинете у господина полковника рыдала очередная клиентка, сердобольная Наталья капала валерьянку, Влад невозмутимо терзал компьютер, Ваня и Шурик дремали, сидя на диване - сказывались бурно проведенные выходные. Я присела за свой стол.
   В офис ввалились Руслан и Лёша, заглянули в кабинет к полковнику.
   - Варя, отец ещё долго будет занят?
   Я пожала плечами.
   Господин полковник позвал Наталью, что-то ей сказал. Она взяла у женщины паспорт и пошла оформлять договор. Когда с формальностями было закончено, клиентка ушла. Руслан и Лёша зашли в кабинет. О чём они разговаривали, я не слышала. Пока начальник не гаркнул:
   - Варвара!
   Я вскочила и поспешила на зов.
   - Слушай сюда. У нас и у ментов в разработке идентичные дела. Вырисовывается серия. Убивают водителей, их трупы находят в машинах, в безлюдных местах. Это не ограбление, документы и деньги при них. Сейчас с машинами работают эксперты. Езжай с ребятами, посмотри, что и как. Версий много, нужна одна, достоверная. Сможешь - составь фоторобот преступников, дальше мы будем работать своими методами.
  
   В гараже управления с последней машиной работали эксперты, две другие уже были отработаны. Я подошла к первой. Руслан предупредительно распахнул дверь. Водительское место было в пятнах крови. Сосредоточилась и чётко увидела картинку: две молодые, неряшливо одетые девчонки садятся в машину, одна - рядом с водителем, другая на заднем сидении. Какое-то время едут, о чём-то болтают, смеются. Машина останавливается. Та, что на первом сидении, слегка поворачивается к подружке, кивает. И тут они одновременно наносят удары ножами ничего не подозревающему водителю в спину и в живот. Я тряхнула головой. Картинка исчезла. Распрямилась и посмотрела на ребят.
   - Я их увидела, посмотрю другие машины.
   В других машинах - та же картинка.
   - Всё, ребята, пойдём, составим фотороботы, а дальше сами. Я преступления расследовать не умею, чем смогла - помогла.
   Около трёх часов дня вернулась в офис, доложилась начальству.
   Позвонила Мадам.
   - Варька, звонила Василиса. Сказала, маменька изволит опять помирать. В этот раз что-то серьёзное. Я заеду за тобой через полчасика, нужно ехать.
   Отпросилась у полковника. Он переполошился:
   - Езжай, Варюша, кто знает... Старушке уже за девяносто, всякое может случиться.
   Сообщила Егору. Тот сказал:
   - Варя, нужна будет моя помощь - звони.
   Позвонила домой, трубку взяла Дуня.
   - Слухаю.
   Я сказала, что уезжаю, Степаниде плохо. Дала распоряжение насчёт Тимошки.
   - Та ладна, Варя, не переживай! Шо Степанида, шо моя бабуля - ще нас переживут. Как лошаки, здоровые. Только любят придуряться. Бабуля - так раз двести помирала, а потом самогонки дёрнет и песни поёт.
   Попросила Шурика отогнать мою машину домой и занести ключи. Тот зевнул и сказал: "Ноу проблем, подруга".
  
   Когда мы с Мадам зашли в дом, там царила гробовая тишина. Кот Федот спал на диване. Из комнаты Степаниды вышла Василиса, горестно качая головой.
   - Совсем плохая, даже не разговаривает, лежит - ну точно покойница.
   Мы прошли в комнату. Степанида лежала на спине - глаза закрыты, руки сложены на груди.
   - Мама! - всхлипнула Мадам. - Как ты? Где болит?!
   Степанида открыла один глаз.
   - Явились... - прошептала. - Помрёшь, вас не дождёшься. Идите уж, отобедайте, небось голодные. Василиса, достань из погреба наливки, пусть выпьют, чтоб у меня дорожка домой была лёгкая. Только крайнюю не бери! Она ещё не выстоялась. Бери ту, что дальше.
   Василиса кинулась выполнять распоряжение умирающей, а мы - на кухню, накрывать стол.
   - Как думаешь, что она? - шепнула я.
   - Кто же её поймёт... Она гораздо сильнее меня, захочет уйти - уйдёт, не захочет - останется.
   Когда стол был накрыт, а наливка перелита из десятилитровой бутыли в двухлитровый графин, пошли звать Степаниду. Она, кряхтя, поднялась, и, опираясь на меня и Мадам, прошаркала к столу. Со стоном опустилась в кресло. Разлили наливочку. Маменька с видимым трудом подняла рюмку, Василиса с горестным выражением лица стояла рядом, готовая в любую минуту прийти на помощь подруге. Молча выпили. Разлили по второй. Вторая рюмка далась умирающей легче. После третьей разговорились. Мы с Мадам рассказали об успехах Антошки, о хулиганствах Тима, о победе Шурочке на очередном шахматном турнире, и что Марусе уже поручают небольшие роли в театре юного зрителя. Степанида раскраснелась, глаза заблестели. А потом выдала:
   - А знаете, девки, каким успехом я пользовалась при дворе батюшки Александра Первого! Все офицеры были в меня влюблены! А батюшка царь советовался со мной по государственным делам. Я, считай, руководила его действиями. И звали меня тогда сестрой Саломеей...
   Я поперхнулась наливкой. А Мадам замерла с недоеденным мочёным помидором у рта.
   Наша умирающая выпила очередную рюмку наливки и продолжала:
   - И у Александры Фёдоровны я была главная советчица! А уж та руководила своим мужем.
   Василиса толкнула разговорившуюся подругу ногой под столом.
   Степанида замолчала, поджала губы, а потом усмехнулась.
   - Ой девки... Не слушайте свою старуху мать! Склероз у меня, чего со мной не было, помню. Пойду подремлю.
   Когда из комнаты раздался мощный храп, мы с Мадам уселись у камина.
   - И сколько ж это нашей маменьке лет?.. - спросила Мадам.
   - Да уж хорошо за двести... Я об этой сестре Саломее читала, она действительно блистала при русском дворе с 1819 по 1821 год. Кстати, была членом французской религиозно-оккультной организации "Общество Св. Иоанна". В России занималась пророчествами, колдовством и гаданьем. Изготовляла талисманы, амулеты, обереги, предохраняющие от неудач и болезней. Для Александра Первого изготовила талисман в форме сердца из чистого золота.
   - Да... бурная жизнь у нашей маменьки была... Так мы ж не знаем, что с ней было раньше...
   - Ничего, Эличка, в погребе наливки ещё много, разговорим!
   Мы расхохотались.
  
   Утром, распрощавшись с оживлённой маменькой и довольной Василисой, мы вернулись в город. Мадам завезла меня на работу, так как заехать домой времени не было.
   Я тихонько проскользнула в офис и уселась на своё место. На меня никто внимания не обратил - все взоры были прикованы к Шурику, который нервно вышагивал, схватившись за голову, и восклицал: "Да...", "Ого!", "Это что-то!", "Какая фемина!" и опять: "Ого!", "Да...". Ваня сидел на диване и сочувственно следил за страдальцем. Наталья с горящими от любопытства глазами вопрошала: "Ну и?..", "Что дальше-то было?!". Даже Влад стоял в дверях своего кабинета и с недоумением наблюдал за происходящим. Господина полковника на месте не было.
   - Ребята, что происходит? - вклинилась я. - Ещё Саади сказал: "Ба!" и "Ого!" - эти восклицания не нужны более, когда познающие действительно обретают знание".
   Шурик отмахнулся от меня, как от надоедливой мухи, посмотрел на Наталью и продолжил:
   - ... А потом эта чудо-женщина сладким голосочком сказала: "Мужчинка, а вы ничего не стащили в машине у Вари?". И тут я обрёл свою самоуверенность и говорю: "Я с удовольствием стащил бы Вас!"
   - Молодец! - воскликнула Наталья. - А она что?
   - И тут она слегка смутилась, замахнулась на меня полотенцем и сказала: "И шо вы такое говорите, мужчина. Идите уже, ходют тут всякие! И с кем только Варя водится!..". И тут я понял, что покорил её сердце! Всё. Женюсь!
   - Круто! - сказала с придыханием Наталья. - Любовь с первого взгляда!
   Влад хмыкнул: "Ну-ну!" и пошёл к компьютеру.
   Ваня горестно вздохнул:
   - Эх... Пропал нормальный мужик. И где ты, Варька, взяла эту чудо-чувиху? С кем я буду водку пить?..
   - Я не поняла, Шурик, это ты в мою Дуняшу влюбился с первого взгляда?
   Шурик замер, поднял глаза к потолку и прошептал:
   - Дуня... Дуняша... Какое имя!.. Нет, точно женюсь!
   - А она согласна? - рассмеялась я.
   Шурик опять махнул на меня рукой.
   - Варька, как можно отказать такому мэну, как я? Красив как Аполлон, умён как Цицерон, здоров как бык...
   В офис, прервав Шурика на полуслове, быстрым шагом вошёл господин полковник, а с ним - ещё двое мужчин респектабельного вида. Они прошли в кабинет и закрыли за собой дверь.
   Мы насторожились. Шурик уселся на диван рядом с другом, уши-локаторы направил на дверь. Но, видимо, ничего не услышал, потому что его физиономия вновь приобрела мечтательное выражение.
   Сначала из-за закрытой двери кабинета, действительно, ничего не было слышно. А потом раздался громовой голос начальника:
   - У меня детективное агентство, а не поле чудес! Пусть придёт и заключит договор! Мы бесплатно работать не будем!
   Влад вскочил из-за компьютера и ринулся в кабинет к Михаилу Леонидовичу. Теперь кричали оба начальника и понять что-либо стало затруднительно. Наконец дверь кабинета с треском распахнулась и рассерженные гости направились на выход. Влад вслед им прокричал:
   - Нам плевать, что он депутат! Пусть хоть министр!
   Дверь в кабинет начальника закрылась и наступила тишина.
   Мы переглянулись.
   - Всё, Варенька... Жди неприятностей. Так как поле чудес - это ты. - прошептала Наталья.
   Начальники просидели в кабинете до самого обеда, видно, вырабатывали стратегию поведения в сложившейся ситуации. Потом куда-то уехали - скорее всего, отобедать, магазинные пельмени, сваренные Натальей, их не вдохновили. После обеда вернулись и опять засели в кабинете.
   Около трёх дня дверь офиса открылась. Вошли утренние гости, бережно поддерживая пожилого полноватого мужчину с красным, то ли от гипертонии, то ли от алкоголя, лицом. Троица проследовала в кабинет. Совещались недолго. Вскоре была призвана Наталья, составлен договор, подписан, оприходован аванс.
   Гости вышли, начальники с довольными лицами проводили их до двери и любезно распрощались.
   Как только дверь за гостями закрылась, повернулись к нам, любезно выражение с лиц мигом улетучилось.
   - Значит так, бездельники! - рявкнул полковник. - Все ко мне в кабинет!
   Влад и Михаил Леонидович прошли первыми, следом потянулись мы, расселись. Господин полковник побарабанил пальцами по столу.
   - Дети мои! Дело нам предстоит мерзопакостное, но денежное. Придётся потрудиться. Теперь по сути. В загородном доме известного депутата произошло убийство. Убита его дочь и её двое друзей. Милицейские ведут своё расследование, мы будем работать параллельно. Дабы не терять времени, поедем сейчас, осмотрим место преступления. Менты уже уехали, трупы увезли, там сейчас находится начальник службы безопасности депутата со своими людьми. Варвара, Шурик и Ваня, по коням!
   Мы вышли под холодный моросящий дождик. Ваня уселся на водительское место, рядом господин полковник, мы с Шуриком разместились на заднем сидении и повехали в ближайший пригород.
   - Варька! - шепнул Шурик. - А какие цветы Дуняша любит?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю, Шурик.
   - Ну может она любит конфеты?
   - Отстань! Сам у неё и спросишь!
   Помолчали. Шурик вздыхал, через какое-то время опять зашептал:
   - Варька! А какое у неё хобби, чем она увлекается?
   - На картах хорошо гадает, всё там видит, как в телевизоре. Ещё шарики у потолка крутит, мыльные пузыри мастерски надувает.
   - Необыкновенная девушка! - восторженно вздохнул Шурик.
   Приехали. Нас ожидали, ворота открылись сразу, мы заехали во двор. Вышли из машины, навстречу поспешил невысокий, крепко сложенный мужчина лет сорока. Пожал руки мужчинам, мне приветливо кивнул.
   - Проходите в дом, я вам всё покажу.
   Мы зашли в огромную гостиную.
   - Их нашли здесь. Аурика с перерезанным горлом, совершенно голая, лежала на диване, Артём - возле камина, его убили ножом в спину, Вэл сидел в кресле, рана в области груди. Орудие убийства на месте преступления обнаружено не было. Судмедэксперт сказал, что убийство произошло предположительно прошлой ночью.
   - В доме нет охраны?
   - Нет, конечно, только на въезде в коттеджный посёлок. Они подтвердили, что Аурика с друзьями приехала позавчера, после обеда. Кто был в джипе, они не рассмотрели. Аурика махнула им рукой, они и пропустили машину на территорию. Потом, когда делали обход, видели машину во дворе. Трупы обнаружила приходящая уборщица - в это время года, когда в доме никого не бывает, она убирается раз в неделю.
   Дальше я не слушала. Прошлась по комнате. Сосредоточилась. Увидела: парень лет двадцати с одутловатым лицом насилует лежащую на диване девушку, та бессмысленно на него таращится - то ли пьяна в стельку, то ли под кайфом; потом парень достаёт из сапога нож и перерезает девушке горло, кровь брызжет ему в лицо, он поднимается, вытирается рубашкой, застёгивает молнию на джинсах.
   Посмотрела на кресло. Увидела: знакомая неряшливо одетая девица наклонилась над парнем, дремлющим в кресле, ударила его в грудь ножом, деловито вытащила нож и вытерла его о мягкий подлокотник кресла; парень, лежащий на полу у камина, что-то соображает, пытается встать - но вторая, тоже знакомая мне, девица бьёт его ножом в спину; троица уходит.
   У меня слегка закружилась голова, я пошатнулась. Подскочил Шурик, обнял меня за талию: "Так, подруга, тебе нужно на свежий воздух!" и повёл на улицу.
   Подвёл к машине, усадил на заднее сидение:
   - Тебе там делать нечего, посиди здесь, отдохни. Мы быстро всё посмотрим и поедем, хорошо?
   Я кивнула. Шурик сочувственно пожал мне руку и пошёл в дом. Я уселась поудобнее, прикрыла веки. Страшная картина стояла перед глазами. Я тряхнула головой. Помимо трагедии, произошедшей в гостиной, меня беспокоило что-то ещё. Я, превозмогая отвращение, снова погрузилась в видение и присмотрелась внимательнее к лицам убийц и поняла: эти лица ничего не выражали, никаких эмоций, убийцы делали привычную работу. Вот это было по-настоящему страшно.
   Через какое-то время вернулись мои сотрудники в сопровождении начальника службы безопасности. Тот на прощание пожал руки мужчинам, с любопытством посмотрев на меня, кивнул. Я улыбнулась в ответ. Ребята сели в машину. Михаил Леонидович и Ваня повернулись ко мне и чуть ли не хором спросили:
   - Варя, как ты?!
   - Со мной всё нормально. Михаил Леонидович, позвоните Руслану и Лёше, у меня есть для них информация, пусть подъедут.
   Господин полковник вопросов задавать не стал, вытащил мобильный и позвонил ребятам.
   Когда мы подъехали к конторе, возле входа стоял милицейский газик, и конечно же, машина Доброходова. Всей гурьбой двинулись в офис, в кабинет полковника. Влад оторвался от компьютера и протиснулся следом. Наталья встала в дверях. Я подробно рассказала всё, что увидела, повернулась к Доброходову:
   - Володя, девки те же, что проходят по делу об убийстве водителей, парня я раньше не видела.
   Помолчали.
   - И что же получается, банда или секта?..- задумчиво почесал нос Володя.
   - Да какая разница! - досадливо отмахнулся господин полковник. - Главное - их нужно найти и остановить. Ваня и Шурик подключатся к операм.
   Мы с Володей посмотрели друг на друга.
   - Володя, что говорит твоя ментовская чуйка?
   - Да то же, подруга, что и тебе твоя ведьминская натура - это только низы пирамиды, будут другие убийства и вряд ли мы доберёмся до ублюдка-руковолителя.
   - Нечего философствовать! - вклинился Влад. - Нам нужно найти и передать заказчику этих, остальное - не наша головная боль. И ты, Володя, не смей Варвару напрягать. Да, кстати! Говорят, тебя назначают на должность твоего покойного начальника? Когда проставляться будешь?
   - За мной не заржавеет, как назначат - так и проставлюсь.
   - Володя, а как ты прижучил Сергеича? - спросил господин полковник. - Он мужик крепкий, а доказательств у тебя, как я понял, никаких не было, кроме фоторобота.
   - Да никак я его не прижучивал. Зашёл в кабинет, положил перед ним фоторобот, говорю: "Вот наш злодей, который девушек душил". Он так криво усмехнулся: "Конечно, Володька, ты один из лучших моих учеников, но без твоей подружки-ведьмы фиг бы что у тебя получилось. А теперь иди". Я вышел, а через пять минут раздался выстрел. Мы ворвались в кабинет - он был уже мёртв, выстрелил себе в висок. Похоронили, конечно, с почестями, сор из избы выносить не стали.
   - Михаил Леонидович! - я поднялась. - Уже поздно, можно я поеду домой?
   - Езжай. Как там Степанида?
   - Спасибо, ожила. Ещё повоюет.
  
   Домочадцы встретили меня восторженными обьятиями, как после долгой разлуки. Расспрашивали о здоровье Степаниды, я рассказывала, что та чувствует себя удовлетворительно. Родичи сочувственно кивали. Только Константин Петрович усмехнулся: "Ох и старая авантюристка!". На него посмотрели осуждающе, а я подумала: "Если бы вы знали, какая! С большим стажем". Потом все разошлись по своим делам - Дуняша продолжила обучение девочек и Изольды гаданию на картах, Егор и Константин Петрович продолжили прерванную партию в шахматы, Антон вернулся к себе в комнату творить. Тимка таскал по гостиной большой грузовик, пытался покатать Баса - тот не возражал, вот только толстый зад в кузов не помешался. Фрикс наблюдал за их вознёй, иногда почёсываясь.
   Я пошла в ванную, а потом на кухню. Только разогрела себе поздний ужин, как из гостиной раздался пронзительный вопль Тимошки. Я кинулась на крик.
   Взволнованные родственники столпились вокруг горько плачущего малыша. Я подошла и взяла ребёнка на руки.
   - Тихо, тихо. Ты сейчас успокоишься и расскажешь маме, что случилось, хорошо?
   Тимошка продолжал горько плакать, уткнувшись мне в плечо.
   Выступила Дуняша.
   - Варя, им надоело возиться с машинкой, да и вредный кот не хотел помещаться в кузов, а потом вообще ушёл валяться на диван. Ну Тимофей Егорыч и стали мячик буцать и шо-то говорить, а потом расплакались, а мяч пропал куда-то.
   Я призадумалась. А потом погладила Тимку по спинке.
   - Сыночек, ты услышал, что бабушка Степанида заболела и решил её утешить, отправить ей мячик, пусть поиграет, да?
   Ребёнок перестал плакать, посмотрел на меня, сказал:
   - Да. А она не отдаёт!
   Я улыбнулась.
   - Сыночек, а ты попроси бабушку, она и вернёт.
   Ребёнок соскользнул на пол и громко крикнул:
   - Баба, дай!
   Мяч тут же запрыгал по полу. Тимка схватил его, прижал к себе и счастливо рассмеялся. Присутствующие удивлённо вскрикнули. Шурочка опомнилась раньше других и несмело попросила:
   - Тимчик, дай мячик, я тоже попробую.
   Тимошка с готовностью отдал сестре мяч - ему эта игра уже надоела, он приметил на диване мобильник Егора и пошёл его понажимать.
   Шурочке фокус не удался. За игру принялась Маруся - с тем же результатом. Потом присоединился Антошка - тоже никак. У Дуняши получилось с третьего раза. Она была счастлива.
   Егор горестно вздохнул.
   - Пойдём к тебе, папа, выпьем по рюмочке, иначе, я чувствую, свихнусь с этой семейкой. Скоро этот засранец сам исчезать будет...
   Изольда подбежала к нему и испуганно закрыла ладонью рот, покосившись на Тимошку, который увлечённо нажимал кнопки на мобильном и говорил "алло" и "привет".
  
   Володя Доброходов отзвонился через неделю. Сказал, что взяли этих любителей убивать - ими оказались ученики кулинарного училища. Они сознались в совершённых преступлениях.
   - Знаешь, Варюша, противно слушать их заумную болтовню: что делали они это для своего мессии - ему необходима энергия свежей крови, чтобы стать ещё сильнее, он скоро подчинит себе весь мир, убийства закаляют их волю и дают душевную радость, распутство - это нормальный образ жизни, ибо вселенная - это всего лишь всеобщее совокупление. Большего от них пока добиться не удалось. На вопрос, кто такой мессия - сразу замолкают и молчат как партизаны. Твердят, что "семья" нам за них отомстит. Вот такие пироги, подруга. Подустал я малость. Отправлю эту троицу на психиатрическую экспертизу. И ещё - самое интересное - у этих немытых ублюдков сразу же появился дорогостоящий адвокат.
   - Володя, давай я на них посмотрю, может, увижу мессию?
   - Варюша, через пару дней мы переведём их из психиатрической больницы в КПЗ, тогда и посмотришь, лады?
  
   Посмотреть на них мне не удалось. Утром всех троих нашли с перерезанными глотками. Последняя ниточка, ведущая к организатору, оборвалась. Заказчик щедро расплатился с нашим агентством, а Володя был искренне огорчён неудачным для него завершением дела. И даже приказ о назначении на высокопоставленную должность его не радовал. Хотя Володя проставился, как и обещал. Я, как могла, утешала приятеля. Говорила: "Не переживай, сам понимаешь, дело не последнее, вычислим злодея". Но он только досадливо отмахивался.
  
   Тимка всё больше осознавал свои возможности. Любим занятием у них с Дуней стало отправление и возвращение всевозможных предметов. Страдали от этого Дуняшкина бабуля и Степанида. А потом эти хулиганствующие элементы совершили совсем непотребное - телепортировали кота Баса, чем он был крайне возмущён. Кота вернули домой, но за ним пришлось ехать в деревушку к Дуниной бабуле - та наотрез отказалась возвращать кота телепортацией, посчитав этот способ негуманным. Нельзя, дескать, над священным животным так издеваться.
   Дуняше здорово досталось. На неё кричали все - Степанида по телефону, Мадам, Егор и Изольда воочию. Константин Петрович похохатывал. Дуняша смущённо улыбалась и говорила: "А я шо. Это они захотели. Я туточки вопще не виноватая!". Полинка вопрошала:
   - У тебя что, вообще мозгов нет?!
   - Нету.- пожимала Дуня плечами. - Бестолковая я. Бабуля говорыть - детство в жопе играеть.
   Бас смотрел на своих обидчиков укоризненно и, если Тим или Дуня подходили к нему, шипел и утробно рычал. Или поднимал лапу и выпускал когти, всем видом говоря - вот сейчас как цапну, мало не покажется.
   Дуняша на это качала головой:
   - И шо вы, Басик, такой обидчивый? Ну, полетали трошки. У бабули молочка свеженького попили, сметанки домашней нализались. Спасибочки сказали бы. А они шипят! Правда, Тимофей Егорыч?.
   Тим соглашался. В общем, виноватыми они себя не чувствовали.
   Разъярённая Мадам топала ногой и говорила:
   -То, что сотворили эти телепортёры, ни в одни ворота не лезет! Так они всю семью отправят в державу археминидов, рабами. Благодаря мамочке, обучен..
   Дуняша и Тим преданно смотрели на обвинителя и в такт кивали.
   - Значит так! С завтрашнего дня жёстко берусь за ваше воспитание! Шаг вправо, шаг влево - расстрел! Это понятно?!
   Обвиняемые встали по стойке смирно и дружно отрапортовали: "Да!". Егор, поддавшись гипнотическому влиянию Мадам, тоже кивнул. Я тихо хихикнула, Константин Петрович хмыкнул.
   Мадам на нас посмотрела и сказала:
   - Посмеётесь. Когда окажетесь где-нибудь в гареме.
   Изольда робко попыталась вмешаться:
   - Элечка, а может не надо так строго? Неразумные они ещё!
   - Надо! - строго ответила сестрица. - А то наделают бед.
   На это возражений не нашлось.
  
   И наступили для Тимошки и Дуняши тяжёлые времена. Мадам приезжала точно в 16-00, запиралась с подопытными в комнате Антона и два часа их обучала, пока из лицея не приезжали Антон и девочки. Результаты муштры сказались довольно быстро. Дуня и Тим ходили задумчивые, о чём-то шептались. По делу и без говорили "спасибо" и "пожалуйста". Дуняша старалась говорить, как благовоспитанная барышня, и если иногда всё же забывалась и проскальзывали в её речи любимые словечки, то Тимошка дёргал её за подол, поднимал пальчик и вздыхал: "Мадам!". Дуня тотчас поправлялась.
  
   Для Володи Доброходова тоже наступили тяжёлые времена - убийства за убийствами.
   ...Поздней ночью в центре города зарезали двух оперов. По показаниям немногих очевидцев, на патруль налетела группа отморозков, нанесли несколько ножевых ран, и быстро ушли, на лицах их были чёрные маски. Оперативники умерли по дороге в больницу.
   ...В собственной квартире убита мать одного из следователей, ей тоже нанесли ножевые ранения.
   ...Тяжело ранена жена одного из работников прокуратуры, которая поздним вечером возвращалась от подруги.
   Охота шла не только на милицейских работников, но и на их семьи.
   Я разрывалась между работой в агентстве, которой с каждым днём становилось всё больше, и следственным управлением. Осматривала места преступлений, составляла фотороботы, где могла. Толку от этого было чуть. Все понимали, что работает организация, хорошо обученная, преследующая определённые цели.
  
   В агентстве с пониманием относились к моим частым отлучкам. Даже Влад молчал, только сочувственно поглядывал.
   Домой я возвращалась поздно. Спасибо Мадам, которая после муштры телепортёров принималась за меня - восполняла потраченную энергию, читала заговоры-обереги: "...Укрой плащаницей своей от врагов девяти девятижды, от взгляда Ирода и дел Иуды, от хулы всякой, напраслины, от яда в сосуде, от грома и молнии, от гнева и наказания, от чёрного дня..." и тут же в той же интонации бурчала:
   - Тебе что, больше всех надо, хочешь всех преступников переловить, всех сирых и убогих защитить, Робин Гуд хренов.
   Егор переживал молча, он прекрасно ориентировался в ситуации, которая сложилась в городе. Часто приезжал Прохор. Мужчины за рюмкой коньяку о чём-то горячо спорили. Уезжали Прохор с Полинкой поздно вечером.
  
   В конце недели я приехала домой около семи вечера, день выдался относительно спокойным. Увидела возле подъезда Дуняшу с Тимкой, удивилась - так поздно они не гуляют. Тимошка подбежал ко мне, протянул ручки. Я подняла его, поцеловала.
   - Ты зачем здесь?
   - Надо! - ответил малыш.
   - Кому?
   - Маме! - последовал лаконичный ответ.
   Я подошла к подъёзду с Тимошкой на руках.
   В этот момент из подъезда вышли Егор и охранник. Они о чём-то разговаривали.
   - Дуняша, что случилось? Почему вы так поздно гуляете?
   - Так это, Тимофей Егорыч очень обеспокоились, раскапризничались и потянули на улицу. Егор Константинович начали их уговаривать, а они ещё сильнее плачут, и мне тревожно стало, говорю хозяину: "Выйдем мы на улицу, Варю встретим", ну они с нами и потащились, с охранником языком зацепились.
   Мы вошли в подъезд. Егор с охранником остались возле подъезда.
   Я выглянула:
   - Егор, ты идёшь?
   - Идите в квартиру, Варюша, я скоро приду.
   Зашли в квартиру, разделись. Тут и Егор появился. Вид у него был взволнованный.
   - Представляешь, Варя, в тот момент, когда закапризничал Тимошка, охранник увидел на мониторе какие-то тени, их было много, он выглянул из подъезда, дальше идти поостерёгся - время сейчас неспокойное - возле подъезда никого не увидел. А потом вышли мы, он мне рассказал, и как только вы вошли в квартиру, обошли с ним двор - никого. Варя, я волнуюсь, давай я буду тебя встречать после работы?
   - И я! - вмешался Тим, который внимательно прислушивался к нашему разговору.
   - Что ты, сыночек? - улыбнулась я. - Будешь маму встречать?
   - Да! - сказал мой маленький защитник. - Я волнуюсь.
   - Успокойтесь. Егорушка, я не беззащитная жертва, да и кому я нужна.
   Тем не менее, самой мне было неспокойно.
  
   Утром позвонила Володе и рассказала о вечернем приключении. Володя переполошился, через полчаса приехал в офис.
   - Варя, может, ты с семьёй уедешь на это время?
   - И что это изменит? Ты что, на предводителя за это время выйдешь? У тебя есть какие-нибудь зацепки? - спросил Влад, меряя комнату шагами.
   - Нужно организовать охрану. - сказал господин полковник.
   - И как долго вы меня будете охранять? Их много, они хорошо организованы, обучены, вооружены, а нас мало. Да и не хочется мне вас подставлять. Попрошу Мадам, пусть она встречает - вдвоём мы вернее справимся нашими методами.
   Мужчины на это возмущённо загалдели, потом Володя сказал:
   - Давайте сделаем так: кто-то из вас будет сопровождать Варвару домой на машине, а возле подъезда будет встречать пара моих ребят и провожать до квартиры.
   На том и порешили.
  
   Когда вечером мы с Шуриком на двух машинах подъехали к дому, возле подъезда стояла мужская половина моего семейства в полном составе, даже Константин Петрович, вооружённый тростью с тяжёлым набалдашником. Дуняша с Мадам тоже присутствовали. Мы с Шуриком подошли.
   Константин Петрович сказал:
   - А знаете, кто в нашей боевой команде старший? - Конечно, Тимофей! Он отдаёт команду, когда нам заступать на дежурство и категорически отказывается отсиживаться в тылу.
   На другой день к ним присоединились двое оперативников, в форме и с дубинками.
  
   Несколько дней было всё спокойно.
   Но однажды, когда мы с Шуриком, который ради Дуни взял на себя все дежурства, подходили к подъезду, возле нас затормозил микроавтобус, отгородив от встречающих. Из него высыпали спортивного вида ребята с чёрными масками на лицах и кинулись к нам. Двое схватили меня и поволокли к дверям микроавтобуса, остальные бросились на мою охрану. Шурик оторвал от меня одного из молодчиков, развернул к себе и врезал прямым в челюсть, я послала сгусток энергии во второго - те повалились без чувств. Мы побежали к подъезду.
   Там уже шла настоящая война. Мадам посылала сгустки энергии, противники падали. Один милиционер звонил по мобильному, вызывая подкрепление, другой раздавал удары дубинкой направо и налево. Егор со зверским лицом махал кулаками. Дуня сначала пыталась подражать Мадам, потом ей это надоело, она пошла врукопашную, таская противника за волосы и царапаясь. Старухи Высшие стояли в сторонке, придерживая Тимошку, который брыкался, старался вырваться - ему хотелось в бой. Константин Петрович, чуть сбоку, колотил противника тяжёлым набалдашником трости по головам. Охранник Витя брызгал в лица нападающим из газового баллончика. Сосед с первого этажа, тихоня и знаменитый поэт, размахивал табуреткой. Соседка со второго, красавица-манекенщица, с питательной маской на лице и развевающимися волосами, дралась чугунной сковородкой - надо сказать, вполне профессионально. В дверях подъезда вопили мои девчонки, их с трудом удерживали Изольда и Полинка. Антон попытался проскользнуть, но Полинка, цапнув его за майку, закинула себе за спину. Я стала помогать Мадам. Ряды противника стремительно редели.
   Наконец подъехала, жутко воя сиреной, милицейская машина. Из неё выскочили спецназовцы. Бандитам надели наручники и запихали в машину. Следом лихо подрулил Володя Доброходов.
   Вылез из машины, подошёл ко мне, участливо спросил:
   - Варюша, ваши все целы?
   Я оглядела тяжело дышащую команду. Шурик держался за бок и криво улыбался.
   - Шурик ранен.
   - Сейчас вызову медиков. - Володя стал нажимать кнопки мобильника.
   - Не надо медиков! - вмешалась Мадам, раскрасневшаяся, с горящими глазами. - Сами лечить будем! Помогите страдальцу дойти до квартиры.
   Сосед и Витя, бережно поддерживая, повели раненого бойца в подъезд.
   - Володя, я поеду с тобой. Сейчас нужно их просмотреть. - сказала я и посмотрела умоляюще на Егора.
   - Езжай, Варюша. Я всё понимаю. Володя, привези мне жену обратно.
   - Конечно, Егор Константинович, даже на руках в квартиру занесу.
   - На руках не надо!
  
   Мы загрузились в машину и поехали в управление. Когда подъехали, спецназовцы из "газика" уже выгружали поверженных бойцов и конвоировали в помещение, невежливо пихая в спины. Разместили их на первом этаже в комнате охраны. Мы с Володей дождались, пока заведут всех и разместят. Потом вошли сами. Я оглядела задержанных, подумала: да уж, команде противника мы нанесли значительный урон. Некоторые сидели, безвольно свесив головы - не опомнились ещё от нашей с Мадам энергетической атаки, другие запрокидывали головы, пытаясь остановить носовое кровотечение, некоторые с расцарапанными физиономиями - работа Дуняши, у многих расцветали синяки. Все высоченные, накачанные. Один из них, видимо, старший, злобно сверкнул глазами, прошипел:
   - Суки, за всё заплатите! А тебе, тварь, я лично кишки выпущу!
   - Ты правша или левша? - невинно спросила я.
   - Тебе какое дело? - огрызнулся тот. - Нормальный я.
   - Ах, нормальный... Обойдёшься тогда и без одной руки. А будешь выступать - и другую отниму.
   Я подняла руку и тут же опустила. На лице говоруна появилось растерянное выражение, он непослушными губами прошлёпал:
   - Садистка! Верни руку!
   - Ага, Щас.
   Начала внимательно осматривать драчунов. То, что я увидела, было странно и страшно. Тряхнула головой и опять посмотрела на каждого. Нет, я не ошиблась.
   Повернулась к Володе, который стоял в дверях, кивнула.
   - Отвези меня домой, по дороге поговорим.
   Володя вышел, я за ним. Вслед зафальцетил безрукий:
   - Эй! Верни руку! Я больше не буду!
   - Что не будешь? - обернулась я.
   - Обзываться не буду!
   - Ладно, поверю на слово. - я сделала движение рукой и сняла блок.
  
   Когда сели в машину, Володя повернулся ко мне.
   - Говори, подруга, какое ещё дерьмо на мою бедную голову?..
   - Ты не поверишь, но наш главный злодей - это... - я назвала фамилию одного из самых известных политиков нашей страны.
   Володя замер. Потом как-то очень быстро пришёл в себя, вздохнул.
   - Знаешь, Варюха, если честно, нечто подобное я и предполагал.
   Всю дорогу молчали. Когда подъехали к подъезду и Володя остановил машину, я тихо спросила:
   - Ну и что ты собираешься делать? Это не твой начальник, который пустил себе пулю в висок. В этой ситуации скорее ты получишь пулю в лоб или нож в спину.
   Володя тоскливо выматерился.
   - Уйду я в отставку, заколебало всё. Пойду в банк начальником охраны, бабок больше, а головной боли меньше...
   - Ну-ну. - похлопала я друга по плечу. - Ладно, пошла я. Устала. Не печалься, утро вечера мудренее. Придумаем что-нибудь.
   Вышла из машины, выглянул бдительный охранник Витёк, открыл передо мной дверь подъезда.
   - Варвара Степановна, идите уже до хаты, полночь на дворе.
   Я махнула Володе рукой и пошла в подъезд. Взглянула на Витю - под глазом у того расплывался синяк.
   - И тебе досталось?
   Витя гордо отмахнулся.
   - А зато как я их месил! Падлы конченные, отморозки.
   - Ладно. Сегодня нет сил, а завтра я тебя полечу, потерпи.
   - Варвара Степановна, ну и весёлая у вас семейка. Я рад, что с вами познакомился.
  
   Когда я тихонько открыла дверь квартиры, из кухни доносился приглушённый гомон. Разделась и на цыпочках проскользнула через тёмную гостиную в спальню, наклонилась над детской кроваткой. Тимошка крепко спал. Я пошла в комнату к девочкам - те тоже спокойно посапывали во сне. Зашла к Антошке, поправила сбившееся одеяло. Антон шевельнулся и сонно прошептал:
   - Ты уже приехала? Я хотел тебя дождаться, но уснул.
   - Спи, мой хороший, я дома. - плотно прикрыла дверь и пошла на кухню.
  
   Тут расслабуха шла полным ходом. За выдвинутым на середину кухни столом сидели все мои домочадцы плюс манекенщица и поэт. Все были изрядно пьяны. Одна бутылка коньяка валялась в мусорном ведре, та, что стояла на столе - почти пуста.
   - Нормальные люди, - пробурчала я, - сначала напиваются, а потом дерутся, а вы сначала дерётесь, а потом напиваетесь.
   - О, Варюша! Садись. - Егор хлопнул ладонью по пустой табуретке рядом.
   Я уселась и оглядела присутствующих. На придвинутых табуретках и стульях сидели, помимо манекенщицы и поэта, Мадам, Константин Петрович, Дуняша, Изольда и Полинка. На диванчике восседал раненый Шурик, влюблённо смотрел на Дуняшу и глупо улыбался. Рядом разлёгся Бас. Фрикс чуть в отдалении, с видом - я в этом безобразии не участвую.
   - Меня зовут Аннета! - подала голос манекенщица. - По-простому - Аня.
   Я кивнула и улыбнулась.
   - Очень приятно, Анечка, спасибо вам за помощь.
   - А как же иначе! - запальчиво ответила соседка. - Я не могу не вмешаться, если какие-то гады приехали нормальных людей убивать!
   - А я Тихонов, Савва Иванович, поэт и прозаик.- привстал тихоня поэт.
   - Я знаю. Читала ваши стихи, они мне очень нравятся.
   Константин Петрович налил мне коньяка, взглянул на Егора, тот встрепенулся: "Айн момент!" и на столе появилась третья бутылка. Разлили.
   - Давай, доченька, выпьем за то, чтобы на этой земле не переводились хорошие люди!
   - Хороший тост. - оценил Шурик.
   - Шурик, как ты? - спросила я заботливо.
   Ответила Мадам:
   - Ничего страшного, царапина, слегка ножом бочину задели, уже почти затянулась.
   - Варюша, а что насчёт организатора, ты его увидела?
   - Увидела, Егорушка. И знаешь, кто это?.. - я назвала.
   Все удивлённо на меня посмотрели, а интеллектуал-поэт прокомментировал:
   - Вот педерасты.
   Гости разошлись поздно ночью или рано утром - как посмотреть. Шурика уложили на диван в гостиной, он тут же уснул здоровым сном. Мадам, Полинка и Дуняша, вымыв посуду, отправились спать к Изольде и Константину Петровичу. Кстати, Изольда не позволила Егору снять квартиру для Дуняши.
   - Зачем лишние деньги тратить? В нашей квартире полно места.
   Я уложила Егора, который всё повторял, как он меня любит и как ему повезло в жизни встретить такую женщину, и что он готов всех врагов уничтожить ради меня... Наконец все угомонились и я пошла в душ. На душе было гадко. Переживала за Володю.
   То ли спала, то ли дремала, встала рано. Тимки в кроватке не было. Егор сладко храпел. Пошла на кухню. Там уже сидела Мадам, прекрасная, как утренняя заря, и потягивала кофе. Дуняша кормила Тима кашей. Тимофей пытался заляпать кашей всё, куда доставал. Бас с Фриксом тоже завтракали. Телевизор тихо рассказывал о редких животных, которые по чистой случайности ещё не вымерли. Я чмокнула Мадам в щёчку, взъерошила волосёнки Тимошки и насыпала молотый кофе в кофеварку.
   По телевизору начались новости. Я подсела поближе. Худосочная девица с глупеньким лицом, которое она очень старалась сделать умным, вещала о том, что вчера вечером возле элитной двенадцатиэтажки, по улице такой-то группа бандитствующих элементов без всякой причины напала на студентов такого-то вуза, которые возвращались с тренировки. Завязалась драка. Милицейские работники, прибывшие на место происшествия, почему-то встали на сторону бандитов и применили странные спец-средства. Среди студентов есть раненные, но милиция отправила их не в больницу, а к себе в управление, где посадили в КПЗ. Потом девица пафосно вопросила:
   - Когда же в нашей стране будет покончено с милицейским беспределом?!
   Показали толпу демонстрантов с криво написанными плакатами. Длинноволосый мальчик-журналист с микрофоном в руке брал интервью. Две старухи с плакатом в руках, на котором было написано: "Свободу нашим детям! " пылко верещали:
   - Это бандиты должны сидеть, а не наши дети!
   Нечесаный мужик безапелляционно рубил:
   - Бандитов повесить, студентов - отпустить!
   Выступил вновь назначенный министр внутренних дел:
   - Мы разберёмся в ситуации! Все бандиты будут наказаны. А виновных милиционеров мы уволим!
   Мадам выключила телевизор. Её глаза горели, что не предвещало ничего хорошего.
   - Ты знаешь, Варюша, я в принципе не противная, но я очень не люблю, когда обижают мою семью. Это что, мой Тимошка - бандит?!
   - Да, я бандит! - согласился ребёнок, увлечённо размазывая кашу по столу.
   - Ладно, с этим безобразием, что ты сделал на столе, мы ещё разберёмся, - пообещала Мадам.
   - Элечка, что ты предлагаешь? Что мы можем изменить?
   - А давайте я их всех алкоголиками сделаю? - выдвинула предложение Дуняша. - Я умею.
   - Они и так все алкаши, - отмахнулась Мадам. - Что, по мордам не видно?
   - Ну тады грудную жабу организуем! - не сдавалась Дуняша. - Хай подохнут уси разом.
   - Нет. - сказала Мадам. - Нужно работать тоньше, виртуознее. Мы же не какие-то хабалки с рынка, мы - культурные ведьмы. Наша работа - это искусство. Всё, девки, я продумаю план, и вам доложусь. Создаём общество под названием "Три В"!
   - А я?! - возмутился Тим. - Хочу!
   - Ладно, - снисходительно махнула рукой Мадам. - Пусть будет "Четыре В". Все согласны? Голосуем!
   Мы торжественно подняли руки, Тим - грязную ложку.
   И тут на стол прыгнул наглый кот и негодующе стукнул лапой.
   Мадам фыркнула. Но смилостивилась.
   - Хорошо. Пусть будет "Пять В".
   На кухню, держась за больную голову, вышел страдающий Егор. Со стоном опустился на диван. Я налила ему в чашку кофе, туда же плеснула хорошую порцию коньяку. Он сделал несколько глотков, порозовел, улыбнулся.
   - О! Кажется, попускает.
   Следующим притащился Шурик, упал на диван рядом с Егором. Получил такую же чашку, полечился.
   Вскорости приехали перепуганная тётушка Лизавета с Ваней и забрали упирающегося Шурика, дабы окружить заботой дома. Егор пошёл гулять с Фриксом, Мадам уехала домой разрабатывать коварный план мести, Бас улёгся на диван - разрабатывать альтернативный план. Дуняша ушла гулять с Тимом - подозреваю, будут тренироваться прицельно бросать сгустки энергии. Хоть бы никто не пострадал от этих экспериментаторов.
   Пришла Полинка и мы стали готовить завтрак для старших детей.
   Как хорошо, что сегодня суббота...
  
  
   В воскресенье "безвинно пострадавших" отпустили, как было сказано - под давлением общественности.
   В понедельник, когда я подъезжала к нашей конторе, позвонил Влад.
   - Варя, ты где?
   - Через пять минут буду.
   - Подъезжай вплотную ко входу.
   - Что случилось?
   Влад отключился.
   Когда подъехала, увидела - на крыльце стояли все наши мужчины, правая рука в кармане. Наталья маячила за их спинами. Чуть в стороне стояли две машины, возле толпились несколько бритоголовых ребят. Когда я вышла из машины, один из них кинулся ко мне, попытался схватить за руку. Боковым зрением отметив - наши ребята выхвалили пистолеты и взвели курки - я ударила вполсилы, парень отлетел, ударился о машину, но на ногах устоял, поднял руки и сказал: "Понял, не дурак!".
   Из машины вышел вальяжного вида мужчина в костюме и при галстуке, тихо сказал:
   - Девушка, спокойно, мы не бандиты, мы из спецслужб.
   Достал удостоверение, развернул и медленно направился ко мне. Когда приблизился, я спросила:
   - И что же спецслужбам нужно от меня?
   Тот с ласковой улыбкой ягуара ответил:
   - Просто поговорить.
   - Говорите. - пожала я плечами.
   - Может, мы сядем ко мне в машину? Разговор не пяти минут.
   Я повернулась к своим сотрудникам, сказала:
   - Ребята, всё нормально, я справлюсь. - и независимой походкой направилась к машине.
   Один из молодчиков предупредительно открыл заднюю дверь, я уселась, службист сел рядом и, так же улыбаясь, сказал:
   - А если я вас украду?
   - Это вряд ли.
   - Почему же? Попробую. Коля, поехали.
   Коля попытался завести машину, не завелась. Водитель повернул голову и удивлённо посмотрел на хозяина.
   - Шучу, шучу, - сказал тот. - Мне говорили, а я не верил.
   - Давайте по делу.
   - По делу - так по делу. Хочу предложить вам работать на наше ведомство. То есть оказывать кое-какие услуги в соответствии с вашим, так сказать, талантом, за солидное вознаграждение.
   Я внимательно посмотрела на собеседника.
   - А если я откажусь?
   - Не торопитесь, подумайте. Я знаю, у вас четверо чудных деток.
   Я усмехнулась.
   - У вас тоже двое взрослых деток, трое внуков, а ещё есть маленькая дочурка, которую родила ваша молодая любовница. В декабре малышке исполнится три года, чудный ребёнок. Пока здоровенький.
   Службист поскучнел.
   - Я так понимаю, разговор у нас не получается.
   - Почему же? Мы можем договориться. Услуга за услугу, Аркадий Петрович.
   Аркадий Петрович скупо усмехнулся и деловито сказал:
   - Излагайте ваши условия.
   - Я помогу вашему ведомству только в тех делах, где нет личностного интереса кого бы то ни было.
   - Согласен. Что хотите взамен?
   - Чтобы мою семью и моих друзей оставили в покое.
   - Хорошо. Ваш Доброходов останется при должности и погонах, к агентству у нас претензий нет, а вашу семью кто обидит...
   - Вы правы, мой младший сын и его няня такие разрушители...
   Открыла дверь и вышла.
   - А машина, кто починит? - вдогонку мне крикнул водитель.
   - Да она и не ломалась, машина совсем новенькая.
   Повернулась и пошла к ребятам. Те меня пропустили, зашли следом и закрыли дверь.
   Расположились в приёмной. Ваня подошёл к окну.
   - Уехали, гады.
   Господин полковник посмотрел на меня.
   - Давай рассказывай, о чём базарили.
   Я добросовестно передала разговор со службистом.
   Влад вздохнул:
   - Добрались таки, сволочи, до нашей Варвары, теперь не отвяжутся. Ну и что делать будем?
   Господин полковник тоже тяжело вздохнул:
   - Посмотрим. Будем решать проблемы по мере их поступления. Любую ситуацию можно повернуть с пользой для себя. А теперь хватит байдыки бить, работы полно.
   Мужчины отправились в кабинет начальника, а мы с Натальей на кухню, выпить кофейка.
  
   Аркадий Петрович объявился через неделю. Зашёл в офис один, без охраны. Приветливо кивнул мне и Наталье, спросил: "Командир на месте?", прошёл в кабинет и закрыл дверь. Разговаривали они довольно долго. Я услышала только одну фразу, когда Наталья относила в кабинет поднос с кофе: "Эх, дорогой Михаил Леонидович... В Америке-то и полный дурак, если даже попадёт в президенты, вреда стране нанести не сможет - система отлажена, стабилизирована, защищена от дурака. У нас же всё наоборот".
   Наталья вышла, закрыла дверь, прошипела:
   - Вот змий! Не верю я ему. Такие, как он, на любую подлость способны.
   Змий вышел из кабинета в сопровождении господина полковника, дружелюбно попрощался с нами. Возле выхода мужчины пожали друг другу руки. Когда дверь за гостем закрылась, Михаил Леонидович повернулся к нам, улыбнулся:
   - Ну что я говорил, дети мои? Любую ситуацию можно использовать с выгодой для агентства. По делам, которые интересуют их контору, будут заключаться договора и на наш счёт будут переводиться деньги по расценкам агентства. Вот такие пироги.
   Начальник замурлыкал какую-то мелодию и скрылся в кабинете.
   Наталья одними губами прошептала:
   - ...И превратится наше агентство в отросток некоей конторы...
   Я с ней была согласна.
  
   Дома застала своё семейство возле телевизора. Они увлечённо что-то обсуждали.
   - Варька! - крикнула Мадам. - Иди посмотри, что я с вражиной сделала!
   Я зашла в гостиную, села на диван рядом с Егором, тот обнял мен яза плечи, поцеловал в щёку. Посмотрела на экран. Объект нашей нелюбви выглядел жалко - лицо одутловатое, глаза потухшие, трёт подбородок, начинает фразу и забывает закончить, беспомощно оглядывается.
   - И что ты с ним сотворила?
   - Ничего оригинального. Просто ночью, как только он закрывает глаза, к нему приходят невинно убиенные, с перерезанными глотками, окровавленные, протягивают руки с немым вопросом "Зачем?". И от этих видений ничего не спасает, ни коньяк, ни девицы.
   - Не жилец. - прокомментировала Дуня.
   Кот презрительно фыркнул - примитив, мол.
   Мадам завелась с пол-оборота.
   - А сам-то, сам что можешь, критикан хренов?!
   Кот медленно встал, потянулся и вдруг поднялся на задние лапы, и, глядя в телевизор, интенсивно начал перебирать передними. На экране началось что-то невообразимое - оппоненты бросились молотить друг друга. Потом Басу надоело стоять на задних лапах и он улёгся. В зале все сразу успокоились и разошлись по своим местам. Мы расхохотались. Мадам тоже улыбнулась.
   - Ладно, В-5, пошли на кухню, дам паштетика, заслужил.
   Кот мигом вскочил и помчался на кухню, Фрикс - за ним, Тимошка и Дуняша потянулись следом. Егор посмотрел на меня и улыбнулся.
   - Знаешь, Варюша, я уже почти привыкаю к чудесам.
   Я погладила мужа по щеке.
   - Человек привыкает ко всему. Пойду посмотрю, как там наши старшие детки.
   Детки расположились в комнате Антошки. Шурочка под чутким руководством нашего художника рисовала какой-то пейзаж. Маруся валялась на диване и рассматривала журнал мод.
   - Мамочка, - сказала Шурочка. - Конечно, я не такая талантливая, как Антошка, но, кажется, у меня получается неплохо.
   Я подошла ближе и стала рассматривать картину - на ней был изображён пруд, а вдалеке лесок.
   - Очень хорошо. - сказала я. - Такое спокойствие и умиротворённость. И вообще, доча, Бернард Шоу очень верно сказал: "Здравый смысл и трудолюбие компенсируют в вас нехватку таланта, тогда как вы можете быть гениальным из гениальных и загубите свою жизнь. То, что мы называем успехом, в действительности является компенсацией человека, который обделён талантом".
  
   Аркадий Петрович зачастил к нам в агентство. Дела, которые он поручал, пока были несложными, например: пропал агент, который со спецзаданием уехал в ближайшую страну, на связь не выходит уже почти месяц - нужно по фото определить, жив он или нет. Я смотрела и говорила, что человек жив, но находится не в той стране, куда его отправили, а очень даже наоборот, в одной из южных стран, в которой - из вредности умалчивала, пусть поищут.
   Часто заходил без дела, подолгу разглагольствовал:
   - Понимаете, коллеги, самые грамотные зарубежные политологи, да и наши, неизбежно впадают в совершенно непростительную ошибку. Все они добросовестно пытаются рассматривать нас и изучать наши реалии с позиции нормальных человеческих существ, но наше общество, уклад жизни, манеры и привычки, повсеместное воровство и врождённая вороватость, неуемная тяга к алкоголю и любым другим порокам - и всё это помноженное на застарелое ощущение безысходности - давно сделали нас понятными только друг другу. Да и то не всегда. - при этом горестно вздыхал и показывал, как он скорбит за загубленной Родиной.
   Все терпеливо и даже сочувственно слушали говоруна, только мне было смешно: я прекрасно видела, что Аркадий Петрович - человек далеко не бедный, и капиталы заработал трудами далеко не праведными, а на той же коррупции, которую он самозабвенно поносит, что его уже немолодая жена прекрасно себя чувствует в уютном домике в Испании, дети и внуки хорошо обеспечены и жильём, и материально, молодая любовница с маленькой дочкой живут в большой квартире в элитном доме, сам Аркадий Петрович любит выдержанный коньячок и хорошо пообедать в дорогом ресторане, но я молчала. Да и что говорить? Наверняка слушатели и без ведьминских способностей всё это хорошо понимали.
   Как-то хитрый лис подсел ко мне и с грустной улыбкой сказал:
   - Я вам, Варечка, почему-то очень не нравлюсь. У вас ко всем служивым такое отношение или только ко мне, бедному офицеру? Хотя нет, с Доброходовым вы нежно дружите и даже рисковали ради него жизнью в интересном положении.
   - Ну что вы, Аркадий Петрович! - я натянула на лицо самую искреннюю улыбочку, на которую была способна. - О какой нелюбви вы можете говорить? Я люблю всех клиентов, которые приносят нашему агентству деньги. Конечно, домик в Испании на них не купишь, но на хлеб с маслом хватает. - потом посмотрела серьёзно. - Мне продолжать?..
   Аркадий Петрович поднял руки, улыбнулся и отошёл. Больше по вопросам любви и нелюбви он ко мне не обращался.
  
   Однажды, когда мужчины разбрелись по делам агентства, Наталья, вполуха слушавшая тихо бубнящее радио, вдруг взвилась:
   - Варвара! Скажи мне, зачем выпрашивают кредиты? Опять по карманам разложат, а кто отдавать будет, наши дети?!
   Я улыбнулась.
   - Эта порочная практика занимания денег имеет очень давнюю историю и началась она ещё с Петра Первого. Так, в 1768 году в Голландии заняли пять с половиной миллионов гульденов, а вернули их, пусть и с процентами, лишь через 130 лет. Екатерина Вторая набрала займов на 41 404 681 рубль и при жизни не вернула ни копейки - расплачивались преемники. В период революционных и наполеоновских войн России с Францией главным кредитором выступала Англия - с 1792 года по 1816 год Россия набрала более 60 миллионов рублей, а расплачиваются последующие поколения. (Маньков А. "Жизнь взаймы", "Век", N 24, июнь 1999 г.) А насчёт того, что раскладывают по карманам, ещё у Некрасова, помните? "Грош у новейших господ выше стыда и закона, нынче тоскует лишь тот, кто не украл миллиона". Во все времена всё одно и то же, так что удивляться нечему.
  
   Как всегда в смутные времена, жаркие споры велись вокруг темы "кто виноват". Не были исключением и сотрудники нашего агентства. Мужчины горячо обсуждали последние события, делали прогнозы, чем всё закончится, и опять-таки, кто виноват, что сложилась такая ситуация в стране.
   Мы с Натальей, как правило, в спорах не участвовали, уходили на кухню выпить кофейка, но настырные сотрудники подтягивались следом и вопрошали:
   - Варька, ну что молчишь? Ты же умная, скажи, кто виноват.
   - Ребята, - отбивалась я. - Я не политолог, я историк! Но если вам интересно моё мнение, скажу: так было всегда и виноваты в этом жадность и глупость.
   Мужчины непонимающе смотрели на меня.
   - Например, - продолжала я, - ни для не секрет, что царь Николай проиграл Крымскую войну в том числе и из-за железных дорог. Ни одна из них к середине 19го века не была построена не то что в Крыму, а даже близко к Крыму. А противники России в короткий период осады Севастополя построили в Балаклаве собственный стальной путь, завезли вагоны и паровозы и добивали героев Севастополя матроса Кошку и медсестру Дарью Севастопольскую пулями и снарядами, а нашим подвозили всё снаряжение на волах. При Александре Втором, после Крымской войны, начался железнодорожный бум, возникли сотни, если не тысячи, "товариществ по строительству железных дорог" иногда длиной всего в десять-пятнадцать вёрст. Многие из них оказались липовыми - кредиты из казны выпросили, но ничего не построили, другие построили, но халтурно, казенная железнодорожная инспекция их "путя" к эксплуатации не допустила. Тогдашние новые русские и тогда строили тяп-ляп, лишь бы сдать объект и зашибить деньгу. Дальше, в 1904-1905 годах Россия в военно-техническом отношении проиграла русско-японскую войну, так как русская армия нуждалась не столько в собственно патронах и снарядах, а в пириксилиновом бездымном порохе к ним. Менделеев в 1907 году вместе с учениками теоретически восполнили этот пробел: ими была разработана технологическая химическая формула по производству бездымного пороха на отечественных пороховых заводах. Тогда же, в рамках реформы армии и казенной военной промышленности, был намечен план реконструкции существующих и строительство новых заводов для производства пириксилинового пороха по формуле Менделеева, превосходящей даже рецепты бездымного пороха французов, но опять вмешались олигархи начала века, те же братья Нобели, Путиловы, Беккеры, Винкерсы, и в 1912 году при помощи Гучкова провели через Думу закон "о перераспределении бюджетных ассигнований на оборону" - две трети досталось "частникам" и только одна треть - казенным заводам. И увы, получилось, как всегда - как и в 60х-70х годах предыдущего века - со строительством дорог олигархи в очередной раз "кинули" и державу, и народ. Первую мировую войну начали, когда собственных запасов боевого снаряжения хватило лишь на четыре месяца войны. Такого провала страна не знала ни в турецких походах Петра и Екатерины, ни в наполеоновскую кампанию. Именно Путилов и другие олигархи спровоцировали предпосылки к революции и именно они виноваты в катастрофе, разрушившей великую империю. Вам нужны ещё какие-то примеры из истории? Сегодня мы имеем всё то же, всё тех же, только имена другие, и , как следствие, разрушенную промышленность, нищую и голодную армию, растасканную по кускам великую державу. Всё повторяется и мы ничему не учимся - то надеялись на царя-батюшку, то на великого Сталина-редиску, белого внутри, красного снаружи, то на какое-то чудо...
   Ребята помолчали.
   - И что делать, Варя?
   Я рассмеялась.
   - Ребята, вы слишком многого от меня хотите. Как историк, скажу - не знаю. Как ведьма - хэппиэнд в этой чехарде наступит обязательно. Но придётся ещё помучиться.
  
   Подобные разговоры велись и в кругу моей семьи.
   Вечером, когда я приехала домой с работы, разделась и заглянула на кухню, там заседали Константин Петрович, Егор и Прохор, громко спорили, не забывая прихлёбывать что-то из чашек, подозреваю, вовсе не чай.
   Зашла в гостиную - здесь обстановка была мирная. Изольда и Полинка обсуждали последние новости из театральной жизни. Тимошка с Дуняшей складывали пазл о Красной Шапочке и Сером Волке - Тим пытался пристроить Красной Шапочке голову Волка, Дуняша возражала. Договорились поступить гуманнее - пристроили Волку голову Красной Шапочки.
   - Варюша, тебе нагреть ужин? - спросила Полинка. - Мы уже все поужинали.
   - Спасибо, Полинка, я сама.
   Заглянула в комнату к Антону - старшенькие увлечённо резались в карты.
   Вернулась на кухню, греть себе еду. Нагрев, присела рядом со спорщиками - пахло коньяком.
   - А почему пьёте из чашек?
   - Из конспирации.- подмигнул Константин Петрович. - Чтобы дети не догадались, зачем дурной пример подавать?
   Как я поняла по ходу спора, мужчин волновал вопрос, можно ли искоренить коррупцию в отдельно взятой стране, то бишь в нашей. Константин Петрович утверждал, что это болезнь нашего времени, а вот истинные коммунисты не позволяли себе обворовывать государство и свой народ.
   Я хмыкнула. Свёкор подозрительно покосился на меня.
   - Дочка, у тебя другое мнение?
   - Да нет, не у меня. Для Ленина и других доктринёров мировой революции это была самая болезненная тема - как сочетать реальную жизнь с доктриной, "учиться торговать" с исконным "воризмом", который "слишком близко сидит под шкурой каждого славянина". Вот что писал выпускник Института Красной Профессуры - "школы" Бухарина, И. И. Литвинов (однофамилец наркома Литвинова): в своём "Дневнике за 1922 год" девятого февраля: "...Нужно сказать, что, несмотря на все переброски, произошла полная дифференциация коммунистов. В хозяйственных органах, в военно-снабженческих и в дипломатических работают воры. Я уверен, что процент воров среди коммунистов ВСНХ, Центросоюза, Наркомвнешторга куда выше 99%. Там крадут все - от народного комиссара до курьера". Ведь не случайно старая народоволка Миньковская, полжизни проведшая на царской каторге и в ссылке, к её концу призналась икаписту в 1922 году: "На тысячу власть имущих коммунистов максимум один проценти честных". Среди русских вообще нет нравственно стойких людей, у других народов не то. Иностранцы - члены делегаций, приехавшие к нам - оказывается, приезжали главным образом за покупкой драгоценностей, и все они удивляются подкупничеству и взяточничеству большевиков ("Неизвестная Россия. ХХ век", т.4. М. 1993. с. 96). Американский миллионер Арманд Хаммер (в 1922 году ему было всего 23 года) на вопрос, как это ему удалось разбогатеть на торговых сделках в нищей и разорённой гражданской войной Советской России, ответил: "Вообще-то это не так уж и трудно. Надо просто дождаться революции в России. Как только она произойдёт, следует ехать туда, захватив тёплую одежду, и немедленно начать договариваться о заключении торговых сделок с представителями нового правительства. Их не более трёхсот человек, поэтому это не представляет большой трудности" (Хаммер А. Мой век - двадцатый. Пути и встречи. - М. 1998. с. 97). То есть, как вы понимаете, всех легко купить. Да что там верные ленинцы-большевики - сам великий пролетарский писатель Максим Горький не устоял, оскоромился. В феврале 1919 года он принял из рук большевиков важную должность председателя экспертной комиссии по приёму и оценке художественных ценностей при Петроградском отделении комиссариата торговли. Зинаида Гиппиус, летом и осенью 1919 года близко наблюдавшая в Петрограде "работу" горьковской экспертной комиссии, оставила в своих дневниках ядовитую запись: "Горький жадно скупает всякие вазы и эмали у презренных буржуев, умирающих с голоду... Квартира Горького имеет вид музея или лавки старьёвщика, пожалуй: ведь горька участь Горького тут, мало он понимает в предметах искусства, несмотря на всю охоту смертную... В последнее время - заключает Гиппиус. - Горький стал скупать..., порнографические альбомы и царские сторублёвки" (Гиппиус З. Петербургские дневники 1914 - 1919 г.г. Нью-Йорк, М. - 1990, с. 261-262). Вот такие пироги, как говорит мой любимый начальник.
   - Варюша, и в чём же причина неистребимой воровитости и коррупции?
   - В первую очередь, Егорушка, это ментальность, как ни прискорбно, ну и халатность, а ещё пресловутое "авось". Ладно, разбирайтесь с этой проблемой сами, а я пойду с Дуняшей и Тимом пазлы складывать, очень интеллектуальное занятие.
  
   Утром разразился непредвиденный скандал. Обвинителем выступал Егор, обвиняемым - Антошка. Заглянула в комнату: Антон лежал, укрывшись с головой одеялом, а Егор расхаживал взад-вперёд и декларировал, всё больше раздражаясь:
   - Сынок, мужчина должен отвечать за свои поступки, врут только слабые, сильные говорят правду. Если ты талантлив, это не значит, что тебе всё позволено. Сейчас же вставай и собирайся в лицей!
   Я присела на краешек дивана, попыталась потянуть одеяло. Ребёнок сопротивлялся. Появился один глаз, укоризненно посмотрел и тут же исчез.
   - Пошли, Егорушка, пусть ленится. Антон - парень ответственный, наверняка есть причина его поступка. Разберёмся.
   Егор вышел первым, я за ним.
   - Варя! - окликнул меня Антон слабым голосом и всхлипнул.
   Я вернулась.
   - Ну что случилось, ребёнок?
   Антон высунул голову из-под одеяла.
   - Я всегда в это время болел, а сейчас нет.
   Я улыбнулась.
   - Не хитри. Это первая причина, а вторая и самая главная - сегодня итоговая контрольная по русскому языку и ты чувствуешь себя не совсем уверенно, так?
   Антон засопел и отвернулся. Я погладила его по голове.
   - Хорошо, перефразирую по-другому: ты не хочешь огорчать меня и отца невысокой оценкой.
   Прибежал Тимошка, улёгся рядом с братом, тот заботливо укрыл его одеялом. В комнату вошла Дуня.
   - И шо это они валяются?
   - А это, Дуняша, они так протестуют против домашнего произвола.
   - А, ну хай трошки попротестуют, а потом заставлю у хати прибирать, говорят, шо труд для здоровья полезный, хоть это и брехня.
   Я засмеялась и пошла на кухню.
   Девочки и Егор завтракали. Егор продолжал ворчать:
   - Это, Варя, плоды твоего демократичного воспитания - нужно, дескать, детей воспитывать свободными! Вот они и используют право на свободу, от школы отлынивают!
   Я чмокнула бурчуна в нос.
   - Не вредничай, сами виноваты, нужно больше внимания уделять урокам по языку, мальчику трудно адаптироваться, да и учителей не хочет ставить в неловкое положение - как гениальному ребёнку, гордости школы, плохие оценки ставить?
   Егор молча повздыхал, но, кажется, смирился.
  
   На работе другой декларант, то бишь Аркадий Петрович, вещал:
   - Друзья мои, как говорил профессор Преображенский из романа Булгакова, разруха не в ватерклозетах, а в головах, и психологи отлично знают, что действовать надо не через человека, человек что - человеку можно дать его "права" и "свободу совести", пусть себе тешится. Действовать надо через так называемое общественное бессознательное. Никакое общество не может иметь своего мнения, оно не может думать, потому что у общества нет мозга и языка. Думать и говорить - прерогатива отдельного человека, индивидуума, имеющего мозг и язык. Психология толпы построена не на мышлении, а на эмоциях. Поскольку толпа не имеет разума, воздействовать на неё логикой невозможно, а можно только примером, играя на форме подачи информации. Вот почему власть в России в ноябре 1917 года взяли большевики и эсеры, создавшие свои боевые дружины, а не умные кадеты, проводившие время в спорах о "путях России"...
   На этих патетических словах зазвонил мой сотовый. Полинка прерывающимся голосом кричала:
   - Варя! Антошка пропал!
   - Как пропал?!
   - Его нигде нет! Приезжай скорей!
   Я вскочила, дрожащими руками попыталась надеть шубу. Подскочил Шурик, помог.
   - Варя, - испуганно спросила Наталья. - Что случилось?
   - Антошка из квартиры пропал. Я поехала домой.
   - Мы с тобой! - сказали Шурик и Ваня.
   Аркадий Петрович тоже возбудился.
   - Я тоже поеду, это по нашему ведомству.
   - Нет. - сказал Влад. - Пока это наше семейное дело. Сами разберёмся.
   Я побежала к машине. Ваня и Шурик уселись на заднее сидение, и мы, превышая допустимую скорость, помчались к моему дому.
   Мы вбежали в подъезд, я помчалась в квартиру, а ребята притормозили и стали допрашивать охранника, который божился, что никуда с поста не отлучался и никого выходящего с Антоном не видел.
   Я ворвалась в квартиру - входная дверь была открыта. Егор, который приехал раньше, вызванный Константином Петровичем, бегал по комнате, размахивая руками и вопрошал: "Что делать?!". Полинка и Изольда сидели на диване и рыдали. Константин Петрович тёр грудь. Тимка безмятежно играл с Басом, с которым недавно помирился. Дуняша на кухне взбивала в блендере овощной суп для Тимошки.
   - Дуняша, - спросила я. - Ты знаешь, куда Тим отправил Антона?
   - Ей-Богу, не знаю. Я тута была, Полинке обед помогала мастырить, а они в комнате с Антоном шушукались, потом тута мельтешили, для кота еду с холодильника таскали, всё подлизываются, а котяра на еду падкий, за кусок колбасы всё простит.
   В квартиру, как ураган, влетела Мадам, подбежала к Тиму и стала трясти за плечики:
   - Говори, паршивец, куда Антона отправил?! Я тебя сейчас самого в клетку ко льву отправлю!
   Ребёнок вырвался, заплакал и подбежал ко мне.
   - Мамочка!
   Я взяла его на руки, прижала к себе.
   - Не надо, Элечка, в клетку, лёвушку жалко.
   Тут появились Михаил Леонидович и Влад.
   - Все успокойтесь! - рявкнул господин полковник. - Похитители обязательно позвонят и выскажут свои требования. А тогда уж будем думать, что делать. Если это деньги - заплатим, мы люди не бедные.
   Я с громко рыдающим Тимошкой пошла в комнату к Антону, села в кресло и стала покачивать малыша. Он довольно быстро успокоился.
   - Солнышко, ты пожалел брата и отправил его туда, куда ему больше всего хотелось, да?
   - Да. - согласился ребёнок и посмотрел на меня ясными глазёнками. - К Августе. Он скучал.
   - Понятно. Мадам! - закричала я. - Иди сюда!
   Мадам появилась в ту же секунду.
   - К Августе, уже хорошо. Но сама я не смогу вернуть, места не знаю, я там не была не была, а просмотреть мозги Антошки не удосужилась, корова! Придётся просить помощи у Высших или лететь за ребёнком.
   - Мы с Егором полетим, зачем Высших беспокоить.
   Зашла Дуняша.
   - Им уже обедать пора, - сказала она, постучав по запястью, на котором не было часов. - и спать. Хай уже все разойдутся, а то шуму много, а толку ну никакого.
   Тим побежал за няней на кухню.
   Мы с Мадам переглянулись.
   - Ты права, - сказала Мадам. - Если этот паршивец смог отправить, он сможет и вернуть. Ох, силён, поросёнок! Пойду отправлю всех. Тим пусть пообедает и поспит, Антошка погостит, а вечерком приступим.
   Когда я вышла из комнаты, в гостиной рядком на диване сидели только члены семьи, Мадам им объясняла ситуацию, те согласно кивали. Константин Петрович всё так же тёр грудь. Я пошла на кухню, взяла два ножа с деревянными ручками и позвала:
   - Константин Петрович! Идите сюда!
   Свёкор тяжело поднялся и пошёл за мной.
   - Ложитесь, мой дорогой. Сейчас полечимся.
   Помогла ему лечь на диван, потом, держа за лезвие, ударила ножи ручка об ручку возле сердца больного, проговорила несколько раз: "Как я стучу ручка об ручку и ножу не больно, так и сердцу раба Божьего Константина не болеть. Ножи булатны, ручки деревянны, слова тяжелее камня Алатыря".
   Константин Петрович глубоко вздохнул, улыбнулся, резво встал.
   - Спасибо, Варенька! Дай я тебя поцелую. Думал, мне конец.
   - Ничего, повоюем ещё. Ваши внуки и не такие сюрпризы будут преподносить, поэтому сердце должно быть выносливым.
   После ужина Тим уселся в кресло смотреть боевик под названием "Маша и Медведь". Мы с Мадам кружили рядом, как две голодные кошки возле маленького мышонка. Егор и Константин Петрович делали вид, что играют в шахматы, оба были напряжены до предела. Девочки сидели на диване, прижавшись друг к дружке, глаза на мокром месте. Изольда судорожно втирала в руки остатки моего крема. Дуня раскладывала карты и вздыхала. Наконец мультик закончился, пошла реклама. Бас встал на задние лапы и ударил Тимошку по ножке. Тот послушно слез с кресла и направился по привычке в комнату Антошки. Кот прыгнул в кресло, разлёгся, и стал наслаждаться рекламой. Мы с Мадам пошли за Тимошкой. Маленький непоседа обошёл комнату, руки за спиной.
   - Сыночек, ты, наверное, соскучился за братом? - начала я ласковым голосом.
   "Злой следователь" в лице Мадам махнул рукой:
   - Да ни за кем он не скучает, эгоист маленький!
   Тим растерянно посмотрел на Мадам.
   - И, наверное, Антон хочет домой. - продолжала я. - Он тоже скучает...
   - Да не скучает он! Ему нравится жить у Августы и Тим ему не нужен! - вела свою линию Мадам.
   Тим скривился, готовясь заплакать.
   - Сыночек, а может, ты вернёшь Антошку домой и мы у него спросим? - вкрадчиво сказала я.
   - Да! - обрадовался Тим. Посмотрел вдаль и... - Нет!
   - Почему нет?! - хором вскричали мы.
   - Пришёл дядюшка Ганс.
   - Тьфу ты! - прошептала Мадам. - Нелёгкая его принесла! И что они делают?
   - Чай пьют. Тим тоже хочет чая.
   - Ладно! - Мадам скрипнула зубами. - Пошли пить чай!
   Тим вышел первым, мы за ним. Присутствующие встретили нас вопрошающими взглядами. Мы пожали плечами.
   - Пьют чай с дядюшкой Гансом. Попробуем чуть позже. Идёмте тоже чаю попьём.
   Все потянулись на кухню.
   После вечернего чаепития невыдержанная Мадам схватила несчастного Тима за руку и потащила в комнату.
   - Значит, так! - зашипела она. - Если ты сейчас же не вернёшь брата, никакого самоката от деда Мороза не получишь, уж я об этом позабочусь!
   Тимка хитро прищурился.
   - И лисапед.
   - Хорошо! Будет тебе лисапед!
   - И...
   - Всё! Сначала возвращаешь Антошку, а потом торг! Вымогатель хренов! Ну что за дети пошли!
   Тим весело рассмеялся и сказал, показывая на диван:
   - Вот!
   Мы оглянулись. На диване сидел довольный Антон и жевал пирожок, в другой руке он держал второй, который и протянул подбежавшему брату.
   - Фух! - сказала Мадам. - Кажется, получилось.
   Я подошла, села рядом с путешественником, обняла:
   - Как ты, мой хороший?
   Мадам открыла дверь и крикнула:
   - Прибыл лягушонок.
   Все с радостными криками вбежали в комнату. Девочки уселись рядом, гладили пришельца по плечам, умиленно заглядывая в лицо. Изольда прижимала к груди тюбик в остатками крема и полными слёз глазами любовно рассматривала внука, не смея, однако, прикоснуться. Константин Петрович, как всегда, хмыкал. Егор хмурился.
   - Ну давай, молодой человек, рассказывай. Где был, что видел?
   - Папа, не сердись, пожалуйста! Я немножко погостил у Августы, она была очень рада, и дядюшка Ганс тоже.
   - И они не удивились твоему внезапному появлению?
   - Может и да, но Августа сказала, что она так рада меня видеть, что удивляться и думать об этом будет потом.
   - Ну а дядюшка Ганс? Удивился?
   - Нет, папа. Он сказал, что на земле столько чудес, которые мы считаем привычными - это и разнообразие цветовой гаммы, и разнообразие животного мира, и люди все разные, нет одинаковых. И ещё они просили появляться у них почаще.
   - Нет, сынок. - строго сказал Егор. - Давай договоримся - если ты захочешь увидеть Августу и дядюшку Ганса, мы полетим к ним на самолёте, хорошо? Мы очень переволновались, когда ты внезапно пропал. А у дедушки чуть инфаркт не случился.
   Ребёнок согласно кивнул. Конфликт, кажется, благополучно разрешился.
  
   Чуть позже, когда мои домочадцы угомонились, я обзвонила и успокоила сотрудников.
  
   На другой день нас всех потрясла новость: тяжело ранен Мельбрйн. Стреляли из толпы демонстрантов, в спину, когда он поднимался по ступенькам в здание облсовета. В тяжёлом состоянии Мельбрайн был отправлен в городскую больницу, где ему сделана сложнейшая операция. В сознание пока не пришёл. Егор и другие близкие друзья дежурили возле отделения реанимации. Стрелявшего не нашли, на месте преступления не обнаружено оружия. Арестованы организаторы митинга, ведётся следствие.
   Сотрудники повозмущались и успокоились, а я заглянула в кабинет к Владу, поскольку господин полковник отсутствовал, и сказала:
   - Влад, можно я ненадолго отлучусь?
   Влад, не отрываясь от компьютера, пробурчал:
   - Я с тобой.
   - Зачем, Владик, я только посмотрю и вернусь.
   - Я с тобой. - повторил Влад, достал из сейфа пистолет, сунул в карман, накинул куртку и пошёл к выходу.
   Я потрусила за ним.
   Сели в машину Влада и поехали.
   Площадь перед облсоветом была пуста, стояли несколько милицейских машин. Следственная бригада уже уехала. Мы припарковались, вышли и поднялись по ступенькам к месту трагедии. Два молоденьких милиционера, охранявшие вход, внимательно посмотрели на нас, но промолчали. Я всмотрелась в них, а потом повернулась и оглядела воображаемую толпу митингующих. Смотрела долго: обычные лица, много пожилых, плакаты с требованиями повысить пенсии, зарплаты, снизить плату за коммунальные услуги - ничего подозрительного. И тут я увидела проезжавшую машину, в открытое окно выставлено дуло пистолета, вспышка... Я тряхнула головой, видение исчезло.
   - Поехали, Влад. - сказала устало.
   - Ну, что увидела?
   - Стреляли из чёрных жигулей, номер не рассмотрела.
   - Можно подумать, что там настоящий номер. Ребята готовились.
   - Во всяком случае организаторы акции не виноваты.
   - Варюша, когда нас спросят, тогда и скажем, пока это не наше дело.
   Я согласно кивнула.
  
   Вечером, как всегда перед моим днём рождения, на меня накатилась хандра. Свой день рождения я ненавижу, в этот день я болею. Сначала хандра, а потом начинает болеть всё тело и снять эту боль невозможно. Мои домашние знают об этой причуде и относятся к ней с пониманием - никогда не поздравляют вслух. Просто утром нахожу на тумбочке подарки и открытки с поздравлениями.
   Утром с трудом поднялась, мельком глянула на гору подарков, и, едва переставляя ноги, поплелась в ванную. Долго стояла под душем, потом растёрлась полотенцем, и пошла на кухню. Егор поцеловал меня в щёку и поставил передо мной чашку с горячим кофе. Я расплакалась.
   - Ну, ну, маленькая, не плачь. Я тебя очень люблю.
   - Спасибо. - прошептала я, глотая слёзы. - Я не понимаю, что со мной происходит. И ни Степанида, ни Мадам не хотят объяснить.
  
   На работе на моём столе стояла огромная корзина с цветами. Сотрудники молча на меня посматривали. Я опустилась на стул, прошептала "спасибо!" и опять расплакалась.
   - Всё! - взревел начальник. - Езжай к Степаниде, пусть колется. Она наверняка знает причину, сколько можно мучиться!
   Я протянула Шурику ключи от машины.
   - Возьмите в багажнике еду и спиртное, погуляйте без меня. А я таки поеду.
  
   Не успела переступить порог дома Степаниды, как явилась Мадам - куда ж без неё. Не глядя на меня, Степанида, Василиса и Мадам стали накрывать на стол. Я улеглась на диван и укрылась пледом, меня морозило и подташнивало. После того, как был накрыт праздничный стол и мои тётки чинно расселись, Степанида ласково позвала меня:
   - Доченька, посиди с нами!
   Я послушно встала и села за стол. Выпили по рюмке наливки за моё здоровье, закусили. Через какое-то время Степанида и Мадам переглянулись.
   - Пора! - прошептала Степанида.
   Василиса стала шустро убирать со стола, а потом плотно завесила окна и ушла на кухню. Федот вздыбил шерсть, громко мяукнул и умчался на улицу. Мадам посреди комнаты начертала большой круг и расставила свечи. Степанида зажгла их. Поставила в центре две тарелки, в них - две рюмки, налила сладкой наливки. Погасили свет, комнату освещали только камин и свечи. Мадам и Степанида встали в круг, подняли руки и стали быстро-быстро произносить заклинания, слов я не разбирала, скорее всего, они были на каком-то древнем языке. Продолжалось это довольно долго, я с любопытством наблюдала за происходящим. Вот обе ведьмы синхронно опустили руки, постояли молча и отступили в тень за круг. Какое-то время ничего не происходило, в комнате было тихо, только дрова в камине потрескивали. Потом в центре круга появилось облако, оно густело, густело, а потом исчезло и материализовались две женские фигуры. Одна постарше, со строгим лицом, другая - совсем молоденькая девушка, лет восемнадцати, красивая, с длинными чёрными волосами, она испуганно оглядывалась.
   - Степанида, зачем позвала? - спросила старшая.
   - Пришла пора рассказать моей девочке, твоей внучке, правду о её рождении. Хватит перекладывать на Варвару ваши земные проблемы. - строго ответила Степанида.
   Старшая помолчала, вздохнула.
   - Что ж, требование твоё справедливо, сестра моя. - посмотрела на девушку. - Расскажи, Алёнушка, историю рождения своей дочери.
   Девушка вздрогнула, наклонила голову, прошелестела: "хорошо" и начала:
   - Было мне семнадцать лет, когда встретила Степана, он намного старше меня, был женат, имел двоих сыновей-погодков. Влюбилась, и, хоть ведьма была слабенькая, сумела его приворожить, потерял голову. Встречались тайно, а потом решили всё бросить и уехать куда глаза глядят. Приехали в Сибирь, поселились в маленькой деревушке. Местный сельсовет выделили нам заброшенный дом на окраине деревни. Степан стал работать в колхозе кузнецом, а я местных людишек и скотину лечила, и всё было хорошо. Вскоре забеременела. Степан радовался, говорил: "Родишь мне дочку-красавицу". Но счастье наше было недолгим. Пошли слухи, что появился в наших краях отряд религиозных фанатов, называли они себя антисатанистами или "Христовым воинством". Поговаривали, что стали старые ведуньи пропадать, да мы со Степаном не верили. И вот однажды, уже перед Новым годом, ночью в дверь постучали. Степан спросил: "Кто?". Во дворе зашумели и кто-то крикнул: "Отдай нам ведьму, сам жив останешься!". Потом стали дверь выбивать, Степан схватил двустволку, дверь сорвалась с петель, он стал стрелять. Раздались крики и мат. Несколько человек вбежали в сени и набросились на Степана, он был очень силён, но кто-то всадил ему в спину нож по самую рукоятку, Степан упал. Меня вытащили во двор и стали избивать. Я сопротивлялась, царапалась и кусалась, как бешеная кошка, но силы были неравны. Я потеряла сознание. Очнулась на берегу озера. Убийцы рубили прорубь, переговаривались: "Не утонет сразу - значит, настоящая ведьма, жечь будем!". Тут подоспели местные мужики с баграми, завязалась драка. Соседка Матрёна со старенькой мамой меня под шумок уволокли. На руках донесли до дома, положили в сани, укрыли попоной и повезли в тайгу, к леснику Кондратьичу. Ночью начались роды - это было страшно, я терпела, сколько могла, а когда услышала слабый крик младенца, ушла в небытие. Струсила, решила, что жить мне больше незачем. - она впервые посмотрела на меня и опустила голову. - Бросила тебя, доченька. - и заплакала.
   Продолжила бабушка.
   - Алёнку Кондратьич похоронил на полянке под сосенкой. Тебя выкормил козьим молоком пополам с водой. Матрёна разыскала меня, как ей это удалось, не знаю, но телеграмму я получила. Матрёна отвезла меня к Кондратьичу. Ты была очень слабенькой, я почти месяц прожила в тайге, выхаживала тебя, как могла. А потом забрала домой. Вот такая история, внученька. Прости нас, что оставили тебя. Степанида и Эля куда лучшие учителя. А сейчас мы пойдём, пора нам.
   И они исчезли.
   На меня навалилась жуткая усталость. Хотелось спать, спать, спать. И я провалилась в сон, как в омут.
  
   Проснулась поздно, на диване, только под головой была подушка, а укрыта я была одеялом. Долго и бессмысленно таращилась в потолок. Потом повернулась на бок - комнату освещало скупое зимнее солнце. В камине весело плясал огонь. Пахло пирогами и жареным мысом. На душе стало легко и спокойно, я улыбнулась. В ногах посапывал всю ночь прогулявший Федот.
   В комнату заглянула Мадам.
   - Проснулась, соня? Вставай, сейчас обедать будем. Звонил Егор, домашние волнуются. Звонил Миша, сотрудники тоже в волнении пребывают. Сейчас пообедаем и двинем к месту постоянного обитания.
   Я вскочила, обняла Мадам, расцеловала. Шепнула:
   - Как хорошо, что вы у меня есть!
  
   Когда мы с Мадам переступили порог моей квартиры, нас встретили напряжённые домашние. Я кинулась восторженно обнимать и благодарить родственников за поздравления и подарки, которые я так и не рассмотрела. Все облегчённо вздохнули и метнулись на кухню, накрывать праздничный стол. Егор схватил гитару и, отбренчав какую-то бравурную мелодию, сказал:
   - Именно сегодня у нашей мамы день рожденья. Будем веселиться!
   Веселились от души. Даже сдержанный Фёдор разговорился - шутливо подмигивая Константину Петровичу, повествовал забавные байки из их героического прошлого. Константин Петрович искренне радовался за друга - тот наконец-то пришёл в себя после трагедии.
  
   На работе сотрудники также облегчённо вздохнули, увидев мою улыбающуюся физиономию.
   - Ну вот, - сказал начальник, - теперь и выпить можно за твоё рождение.
   - А что, вчера не выпили?
   - Ты знаешь, Варька, - задумчиво сказал Ваня. - Вчера почему-то даже водка в горло не лезла. А вот сегодня - пойдёт как по маслу.
   Мы рассмеялись.
   В дверь офиса постучали, потом дверь открылась. Сначала появился огромный букет нежно розовых роз, а следом - улыбающаяся рожица Володи Доброходова.
   - Варюша, душа моя, мне доложили, что ты выздоровела, дай я тебя обниму! Рад, бесконечно рад, что добавился ещё один праздник в нашей безрадостной жизни! - Володя крепко меня обнял и поцеловал в щёку.
   - Варя! Пошли принесём этим оглоедам что-нибудь закусить, а то будут водку просто так глушить и рукавом занюхивать, с них станется. - пробурчала Наталья.
   Мы с Натальей пошли на кухню, а в офис просочился Аркадий Петрович, о чём-то громко балагуря.
   - Принесла его нелёгкая! - продолжала ворчать Наталья. - Всё ходит и ходит, вынюхивает и вынюхивает.
   Но я только махнула рукой - сегодня я любила весь мир.
   Накрыли на стол, расселись. Аркадий Петрович торжественно вручил мне розу на длинной ножке, учтиво поцеловал руку. Поначалу они с Володей демонстративно не замечали друг друга - извечная война двух ведомств. После нескольких рюмок атмосфера потеплела, а ещё через пару непримиримые враги дружески пожали руки.
   В разгар веселья в дверь офиса кто-то поскрёбся. Начальник крикнул: "Входите!". В дверях появился отец Сергий. Мы удивлённо на него посмотрели, а он, как всегда, стушевался.
   - Простите, Бога ради! Я не вовремя? Я потом...
   Я вскочила, подбежала к батюшке, взяла за рукав пальто.
   - Очень рада Вас видеть, проходите пожалуйста! Присаживайтесь. Просто у меня день рождения.
   - Поздравляю, деточка, рождение - это всегда хорошо.
   - У Вас что-то случилось, батюшка? - спросил господин полковник.
   - Нет-нет, Бог миловал. Просто в нашей церковной библиотеке хранится одна книга... По-моему, не божественного содержания, но прочесть её никто не может. Я знаю, что старые рукописи часто зашифровывали, и у нас есть специалисты, которые работают над этими рукописями, но данная книга не поддаётся дешифровке, вот я и подумал - может, тебе, деточка, будет интересно на неё взглянуть.
   - Конечно, интересно! - загорелась я. - У Вас эта книга с собой?
   - Да, я её захватил, по-моему, для церкви она интереса не представляет.
   Отец Сергий поспешно полез в необъятный карман и достал небольшую книгу, завёрнутую в обычную газету.
   Протянул мне.
   Я взяла, положила на стол, развернула. Книга не произвела большого впечатления. Полистала - десятки крошечных обнажённых женских фигурок, астрономические диаграммы, рисунки растений причудливой формы. При беглом изучении страниц рукописи глаз улавливает повторение букв и даже слов, иногда с несколько изменёнными окончаниями. Знаки в ней сохраняют общую форму букв средневековья. Почерк ровный, знаки выписаны слитно.
   - Ерунда! - сказал Аркадий Петрович, который стоял у меня за спиной. - Для моих спецов работы на полчаса.
   - Не думаю...- задумчиво сказала я.
   - Да что же здесь сложного! - загорячился подвыпивший Аркадий Петрович. - Частота повторяемости знаков в рукописи примерно соответствует шифру обычной одноалфавитной замены.
   - Знавала я про подобную книгу, не думала, что имеется ещё экземпляр. - протянула я, не слушая Аркадия Петровича.
   - Варюша, расскажи! - попросил Володя. - Интересно.
   Остальные закивали.
   - Да рассказывать особенно нечего. Просто подобная книга до сего времени не поддаётся расшифровке, хотя бились над раскрытием этой тайны и криптоаналитики, и ботаники, и астрономы, филологи опробовали методы, применявшиеся для восстановления забытых языков - всё безуспешно. Предполагают, что автором рукописи был францисканский монах Роджер Бэкон (не путать с английским философом Френсисом Бэконом), который жил приблизительно с 1214-го по 1294 год, но некоторые учёные предполагают, что она оформлена и переписана с более древней книги. Предпринималось много попыток дешифрования рукописи, результаты которых не публиковались, так как в конце концов все авторы честно признавались в своей неудаче. Рукопись стала ещё более таинственной, когда было обнаружено, что её слова и группы слов повторяются чаще чем в обычном языке. Уже один этот факт отличает рукопись от любых криптограмм, поскольку все известные шифры стремятся избавиться от повторений, а не учащать их. На мой взгляд, самая правдоподобная гипотеза была выдвинута в 1944 году и состоит в том, что рукопись представляет собой текст на каком-то искусственном, условном языке. Вот такая история той загадочной рукописи. Эта на неё похожа, но форматом поменьше.
   - Варька, а где сейчас та книга находится?
   - Последним её владельцем, Шурик, был некий книготорговец Краус, но эта информация, может, уже и устарела. Больше я о ней ничего не слышала.
   - Интересненько. - почесал затылок Ваня. - О чём может быть эта книга...
   Я пожала плечами.
   - Некоторые учёные считают, что эта рукопись содержит новые сведения об истории человечества, но это только предположение.
   - Всё-таки я сфотографирую пару страниц, если Вы, Варя, не возражаете.
   - Да Бога ради, Аркадий Петрович.
   - Уважаемый отец Сергий! - обратилась я к батюшке. - Мои знания по криптоанализу довольно поверхностны, никогда серьёзно этим вопросом не увлекалась. Но, по всей видимости, обычные методы расшифрования здесь и неприемлемы.
   - А давайте, Варя, посоревнуемся! - азартно потёр руки Аркадий Петрович. - Вы попытаетесь разрешить эту загадку своими методами, а мои спецы - своими, согласны?
   Я неуверенно пожала плечами.
  
   По дороге домой я всё думала, как подступиться к разгадыванию тайны данной рукописи. Хорошо, размышляла я, что мне известно: а только то, что рукопись древняя и что она похожа на рукопись, так никем и не расшифрованную. Но если эта рукопись древняя, то и методы кодирования несложные, давно известные. Я знаю, что, помимо криптографии, таинственные символы использовались в таких, понятных лишь посвящённым областях, как астрология и алхимия, где каждая планета и каждое химическое вещество имели специальный знак. Как и зашифрованные слова, заклинания и магические формулы походили на абракадабру, но в действительности были сильны скрытым значением. Ладно, подумаю об этом на досуге. Буду рассматривать криптограмму в качестве средства для испытания своих интеллектуальных способностей, чем я хуже историка Густава Бергенрота? А я ещё и ведьма!
  
   Дома застала брюзжащую Дуняшу и мирно строящего из кубиков башню Тима.
   - А где все?
   - Девки поехали с Мадам в магазин покупать платья к новогоднему балу и Антон с ними увязался, а хозяин поехал проведать друга в больницу.
   - А у тебя, Дуняша, что настроение плохое? Ворчим почему?
   - Потому что все брешут!
   - Кто все? - заинтересовалась я.
   - В телевизере хорошие слова, кажись, говорять, но чую - брешуть. И зачем?
   - А это, Дуняша, успешно работает новая псевдонаука, ПиАр (public relations), занятая как раз созданием общественного мнения. Сконструированные пиар-мастерами виртуальные "новости" и "объекты" обладают лишь теми свойствами, которые на данный момент необходимы заправилам этой структуры и их хозяевам. На тех, кого намерены уничтожить, навешивают позорные ярлыки, а тех кого хотят вознести, упоминают в эмоционально позитивных выражениях. Для проталкивания нужного мнения сообщается только положительная информация, а отрицательная замалчивается.
   - Я и говорю, шо брешуть уси. И Тимофей Егорыч тоже брешуть!
   - Я не брешу! - откликнулся мой ребёнок.
   - Ну как же "не брешу", а кто сегодня на прогулке кричали, шо ножка болить?! Я потрогала - и вправду болить. Морок, Варя, напустили, я их на плечи посадила, сама плачу, а оне "Но!" говорять! А потом уже в квартире за котом побёгли, про ножку-то забыли! Другой раз, даже если кровь будет хлестать - не поверю!
   - Тим! - строго сказала я.
   Ребёнок не отреагировал, самозабвенно продолжал сооружать башню.
   - А как, Варя, кот брешет! Шоб выпросить кусок осетрины, на кухне такие концерты закатывает! И в обморок голодный падают, и глаза закатывают, и лежат с открытой пастью, язык вывалють! А тётки ведуться! Изольда за сердце хватается, кричит: "Полинка! Басик умирает! Что Варя скажет!". Полинка уже учёная, сразу рыбу достаёт, а оне медленно, вроде как приходят до чувства и осетрину жруть! Я ж кажу - уси брешуть! Замуж не пойду. И мужики уси брешуть! То же ваш мужик, шо машину пригонял: "Я Вас стырить хочу!" - и де он? Ни слуху, ни духу.
   Я расхохоталась.
   - Дуняша, душа моя, а ты хочешь, чтобы Шурик тебя стырил?
   - Очень нужно! - Дуняша фыркнула. - Старый совсем. Я тебе как пример говорю. А что это у тебя за старьё?
   - Это, Дуня, рукопись старая, никто не может понять, что здесь написано.
   Дуняша взяла рукопись и стала её рассматривать, заинтересованный Тим подбежал и потянул за край.
   - А вы, Тимофей Егорыч, идите отседова, я на вас ещё целый час обижаться буду!
   Тим понуро опустил голову и побрёл к своим кубикам.
   - Ну вот... - невесело засмеялась Дуня. - И тут голову засирають, опять брешут!
   - Ты о чём?! - всполошилась я. - Ты понимаешь, о чём написано?!
   - А шо тут понимать. Тут, как в картах, усё видно.
   Я потянула Дуню на диван, усадила, сама примостилась рядом.
   - Давай говори, что ты видишь?
   - Да шо тут говорить. Эти голые бабы обозначают стартовые площадки, и написано, где они на Земле расположены, и где в планетах вселенной их принимають, а цветуёчки, нарисованные на этих площадках - какой планете соответствуют.
   - Дунечка, и там написано, где они на Земле расположены?
   - Та да, у каких-то пирамидах, шо уже под. землёй, но тогда они ещё были на поверхности. Та ты и сама усё прочитаешь, ты ж в картах шаришь. А лучше Степанида, бабуля говорить, она самая лучшая.
   Я взяла рукопись и пошла на кухню. Села за стол, стала вчитываться. Дуняша права, всё оказалось очень просто. Символы младших и старших арканов умело переплетались с буквами из древнееврейского языка, но, как я поняла, особого значения не имели, всё дело в символах.
   - Ну и Дуняша! - улыбнулась я. - Молодец! А мой интеллект оказался не на высоте. Единственное, что утешало - я не одна такая.
   Но тут позвонила Степанида и сердито заявила:
   - Дочка! Надеру задницу и тебе, и Дуньке! Рукопись, что сейчас лежит перед тобой, сожги, не доросло человечество до этих знаний, да и не дорастёт никогда, только всё испоганит, земельку перероет - и так ей, бедной, достаётся, все ресурсы высасывают, как варвары, скоро ничего не останется, и помрут все - и бедные, и богатые. Слышишь, дочка, рукопись сожги, не надо и планеты других вселенных засирать!
   - Хорошо, мама, я всё поняла. Отцу Сергию только скажу, а больше никто не узнает.
   - Ему можно, он человек разумный и скажет тебе то же, что и я. Вот паразитки, додумались-таки! Я думала, никто не догадается!
   Я отключилась и тут же позвонила отцу Сергию, сказала, что срочно нужно увидеться. Отец Сергий слабым голосом ответил, что приболел, но рад будет меня видеть, назвал свой домашний адрес. Накинула шубу и заглянула в гостиную - Дуняша и Тим уже вдвоём строили грандиозный замок.
   - Дуняша, я отлучусь ненадолго. О нашем разговоре - никому ни слова, иначе Степанида надерёт задницу и тебе, и мне.
   - Могила! - торжественно поклялась Дуняша.
  
   Сергей Петрович жил в небольшом домике возле церкви. Позвонила, калитка гостеприимно распахнулась, прошла по мощёной дорожке к дому. Дверь в дом была открыта, на пороге стояла пожилая полная женщина, кутаясь в пуховый платок.
   - Проходите, Варенька, отец Сергий ожидает вас, он немного занемог.
   Я поздоровалась и следом за женщиной прошла в комнату. Отец Сергий сидел в кресле у камина, укрытый пледом.
   - Деточка, - прохрипел старик. - Присаживайся. Матрёна, придвинь кресло и подай нам чаю.
   Женщина придвинула кресло поближе к камину и метнулась на кухню. Я сняла шубу, повесила на спинку кресла, села. Коротко изложила содержание рукописи.
   Отец Сергий схватился за голову.
   - Что-то подобное я и предполагал. Деточка, что делать будем?
   Я передала разговор со Степанидой. Сергей Петрович долго молчал, потирал то одну руку, то другую.
   - Может она и права... - наконец задумчиво прошептал он. - Но уж больно большую ответственность мы на себя берём, за всё человечество... Да, видно, судьба у нас такая. Бросай, дочка, в огонь.
   Я положила рукопись в камин и подтолкнула кочергой. Матрёна принесла чай, расставила на журнальном столике чашки, домашнее клубничное варенье, румяные плюшки. Разлила душистый травяной чай. Ушла.
   Мы пили чай, молчали, смотрели, как сворачиваются и чернеют в огне листы с древними знаниями. Было грустно. Когда рукопись превратилась в пепел, а чай был допит, я распрощалась.
  
   Дома было тихо и мирно. Я разделась и пошла в гостиную. Егор сидел на диване и читал газету. Подошла, присела рядом, поцеловала в висок.
   - Егорушка, как там Лев Семёнович?
   - Ему лучше, Варенька. Я предложил, чтобы ваше агентство занялось расследованием этого инцидента, но он отказался, сказал, что знает, чьих это рук дело, придёт время - сам разберётся. Тебе привет передавал. А ты куда ездила на ночь глядя?
   Я небрежно махнула рукой.
   - Это по работе, милый.
   - Ну раз по работе... - Егор опять принялся за газету. - То ладно.
  
   Утром в офисе начальство отсутствовало.
   Ваня и Шурик, воспользовавшись моментом, резались в подкидного дурака, эмоционально переругивались. Наталья что-то печатала на компьютере, неодобрительно поглядывая на игроков, но замечаний не делала.
   Я уселась за свой стол и ехидно спросила:
   - И что же ты, Шурик, мою Дуняшу с пантелыку сбил и бросил? А она, между прочим, страдает, характер портится, брюзжит постоянно, говорит, что все брехуны, особенно мужики.
   Шурик вздрогнул, растерянно посмотрел на меня.
   - Варька, ты что! Люблю я её и восхищаюсь, но, когда мы с Лизаветой этот вопрос обмусолили, она сказала - подожди, мол, Шурик, молоденькая она ещё, пусть девочка повзрослеет, тогда и женишься, хомут на шею наденешь. Я и жду, хоть уж давно невтерпёж.
   - Правильно! - поддакнул Ваня. - Нечего спешить, ещё на цепи насидишься, наслаждайся свободой.
   - А она что, говорила обо мне? - разулыбался Шурик. - Расскажи, Варька, что говорила.
   Я рассмеялась.
   - Говорила, Шурик, что дядька вроде как взрослый, серьёзный, пообещал её украсть и пропал.
   Шурик расплылся в блаженной улыбке.
   - Ах, ягодка моя недозрелая, точно сохнет по мне! А ты, Ванька, всё "погодь" да "погодь", так бы и дал в ухо, друг называется!
   Ваня скривился как от кислого, и, чтобы перевести разговор с опасной темы, спросил:
   - Варька, а что с рукописью, разгадала?
   - Да нет, Ванюша, правы были мои предшественники, фальсификация какая-то, подобно кардиффскому гиганту или пилтдаунскому человеку.
   - Ну и Бог с ней. - сказала задумчиво Наталья. - Многие знания - многие беды. Интересно, у надоеды Аркашки что-нибудь получится?
   - Это вряд ли. - уверенно произнёс Ваня. - Если уж у нашей Варьки не получилось, то куда им всем, со свиным рылом-то.
   - Варюша, - так же задумчиво продолжила Наталья, обгрызая кончик карандаша. - Мои хорошие знакомые подались в языческую веру. Как-то это несовременно, несозвучно времени. Это что, новая мода, как ты считаешь?
   - Ох, Наталья Семёновна, много говорят о возрождении во всём мире язычества. Как судить о его созвучности или несозвучности чему-либо, в том числе нашей современности, если нет исходных текстов? По всем религиям есть книги, которые можно читать. Для христианства это Библия, Ветхий и Новый заветы, в иудаизме - Пятикнижье Моисеево (Тора, та же Библия, но без Евангелия и некоторых других книг), в мусульманстве - Коран (часть Ветхого завета, дополненная исламской философией), а по язычеству книг нет. Но знаете, Наталья Семёновна, надо признать, что от веры наших предков сохранилось немало. Язычество было официальной религией Китая вплоть до
   20-го века. Народы Азии и Африки пытаются жить в ладу с природой. Понимаете, суть язычества в том, что люди осознают себя частью природы, и хотят жить по её законам. В первую очередь поклонялись солнцу и огню, дающим тепло и жизнь, а кстати, к Богу-Солнцу взывал Иисус Христос на распятии: "Эли, Эли, Лама Савахтани!" (Боже, Боже, зачем ты оставил меня?), поклонялись своим предкам-прародителям, живой природе (через обращение к дереву), своему роду, как основным составляющим жизни. Не смели без нужды нанести природе вред. В общем, жили по всеобщим природным законам, нарушение которых каралось не другими людьми, а самой природой или природным богом. Православная церковь боролась с язычеством до 17-го века, и нельзя сказать, что победила: православие вобрало практически все языческие праздники - на какого святого сеять, на какого жать и так далее. Причина не в язычестве и не в христианстве, а в том, что люди и при смене религии продолжают жить в природном ритме.
   - Варвара! - раздался громовой голос начальника. - Хватит проповедовать язычество, марш в кабинет, разговор есть!
   Я вскочила и подумала: плохой из меня сыщик, ведь заметила же, что Шурик колоду карт сунул под задницу, а Наталья с умным лицом принялась интенсивно стучать по клавишам, а выводов не сделала, увлеклась малость.
   Строевым шагом прошла в кабинет, уселась на стул.
   Начальник зашёл следом, сел не в своё кресло, а на стул у стены, и стал рассматривать свои ботинки.
   - Ноги промочил. - грустно констатировал он. - Теперь простужусь и буду болеть.
   Зачем он меня позвал? Чтобы посочувствовала?
   Вслух же сказала:
   - Не расстраивайтесь, Михаил Леонидович, если заболеете, Мадам вас живо вылечит - уложит на мягкий диванчик в приёмной, помашет нежными ручками, прочтёт заговор - и болезнь куда и денется.
   - Приятная перспектива. - улыбнулся начальник.
   Тут в кабинет ввалился промокший до нитки Влад, молча стянул тёплую куртку и водрузил на обогреватель, туда же пристроил шапку.
   - Ребята, вы что, в засаде сидели всю ночь, врагов выслеживали?
   Господин полковник встал и пересел в своё кресло, потёр лоб и серьёзно посмотрел на меня.
   - Варвара, давай колись, где на этот раз наследила, откуда проблем ожидать?
   Я растеряно уставилась на начальника.
   - Господин полковник, я не понимаю, о чём вы. Нигде не следила, ничего плохого и хорошего не делала, откуда дровишки?
   - Сегодня утром позвонил твой дружбан Володька. - подал голов Влад, брезгливо рассматривающий свои щёгольские брюки, по колено забрызганные грязью. - И сказал: "Приятель, а не попить ли нам пива в семь в нашем баре?". В переводе это означает: нужно срочно встретиться в семь утра в парке, есть важная информация.
   Я хихикнула.
   Влад хмуро взглянул на меня и продолжил:
   - Я позвонил Мише и сказал ту же фразу. Встретились. Володька разговаривал с Мишей, а я подходы охранял, вокруг них крутился.
   - Ну ребята, шпионский детектив отдыхает. Вы что, в войнушку не наигрались?
   - Посмейся. - проворчал полковник. - Володька сказал, что через свои каналы узнал - известное ведомство пустило за тобой топтунов.
   - Зачем?! - всполошилась я.
   - Вот и нам интересно, что ты знаешь такого, неизвестного нам.
   - Ну Влад, чесслово, ничего не знаю, ни одной государственной тайны, хотя... - я задумалась. - Может, это связано со старинной рукописью?..
   - Вот-вот. Ты её конечно, расшифровала.
   - Ну да, - не стала отпираться я. - Мне Дуняша помогла. Но, господин полковник, я вечером отвезла рукопись отцу Сергию и мы сожгли её в камине.
   Начальники задумчиво переглянулись, господин полковник опять потёр лоб.
   - Что получается - о содержании рукописи знают три человека. Это плохо, узнают и они.
   - Каким образом? - пожала я плечами. - Никто не скажет.
   - Они умеют спрашивать. - зловеще произнёс Влад.
   Дверь приоткрылась и в щель просунулась Натальина голова.
   - А это всё ваша жадность, господин полковник! Я говорила - не связывайтесь чёрт знает с кем, а вы: "они деньги будут перечислять на наш счёт по расценкам агентства", мур-мур-мур!
   - Брысь! - устало махнул рукой начальник.
   Натальина голова исчезла, но дверь осталась приоткрытой.
   - Михаил Леонидович... - заныла я. - О содержании рукописи в полном объёме знала только я, Дуняша первую страницу посмотрела, с шифром помогла разобраться, а батюшке я рассказала суть, в конкретику не вдавалась, а там главное - конкретика.
   - Значит так, - строго сказал начальник. - Забудь и ты конкретику, да и суть. Ты её расшифровать не смогла, то, что ты поведала батюшке - твои догадки, ни на чём не основанные. Ты всё поняла?
   - Слушаюсь, господин полковник!
   - А теперь иди, будем решать проблемы по мере их поступления.
  
   Я вышла в приёмную и уселась за свой стол.
   - Ну Варька!.. - восторженно прошептал Ваня. - Ты артистка и партизанка в одном лице. "Это фальсификация"! А мы и уши развесили.
   - Варя, - продолжил Шурик. - Хоть намекни, какие тайны там зашифрованы, интересно очень.
   - Молчи, Варюша! - прижала палец к губам Наталья. - Прав наш жадина, лучше забыть. Тайны открываются избранным, кому позволено их узнать, и кто не использует знания во вред.
   - Вы, наверное, правы, Наталья Семёновна. Самая знаменитая криптограмма в Библии связана с историей о том, как в разгар пира у вавилонского царя Валтасара человеческая рука стала писать на стене: "мене, текел, упарсин". Однако тайна заключается не в том, что означают эти слова, меня всегда удивляло, почему мудрецы царя не смогли разгадать их смысл.
   - Варька, и что это за абракадабра такая? - спросил любознательный Шурик.
   - Сами слова, Шурик, взяты из арамейского языка, родственного древнееврейскому, и означают: "исчислил, взвешен, разделено". Только пророк Даниил без труда прочитал надпись и дал толкование этих трёх слов: "мене" - "исчислил Бог царство твоё и положил конец ему", "текел" - "ты взвешен и найден очень лёгким", "фарес" (в арамейском языке идентично слову "упарсин") - "разделено царство твоё и отдано мирянам и персам". Из этого следует, что Господь открыл глаза только Даниилу, вавилонские священники не смогли прочитать зловещую надпись на стене, а может, побоялись сообщить Валтасару плохую новость.
   - Варька, - не отставал надоеда Шурик. - И что, моя Дуняша смогла сразу расколоть таинственный шрифт?
   - Представь себе. - рассмеялась я. - Даже не знала, как к нему подступиться, а она только взглянула и заявляет: не только, мол, мой Шурик брехун, и тут тоже брешут.
   - Потрясающая девушка! - прошептал Шурик. - Точно, нужно жениться как можно скорее.
   - Вот скажи, Шурик, - съехидничала Наталья. - И зачем ты такой девушке нужен? Она молодая, красивая, умничка, ещё и ведьма, а ты - дуболом ментовский, и водку хлыщешь вёдрами с Ванькой.
   Шурик пожал широченными плечами.
   - Варька, ну почему каждый обидеть норовит, сразу: "дуболом", "водку хлыщешь"... И никто не замечает моей внутренней и внешней красоты, обаяния? А может, рядом с такой девушкой я сразу поумнею и пить брошу.
   - Это вряд ли. - отрезала Наталья.
   Нашу весёлую полемику прервал приход Аркадия Петровича. Тот вошёл, обаятельно улыбаясь.
   - Приветствую, коллеги. Начальство у себя?
   Наталья молча кивнула.
   Возле моего стола змий притормозил.
   - Варенька, как успехи на ниве криптоанализа шрифта?
   Я равнодушно пожала плечами.
   - Пока успехов нет. А у Вас?
   - Кое-что, кое-что.
   Аркадий Петрович прошёл в кабинет господина полковника и закрыл дверь. Наталья вскочила и приставила к двери ухо. Так она стояла довольно долго, а потом села на своё место.
   - Наталья, ну что там? - поёрзал на диване Ваня.
   - Толком не разобрать, но, по-моему, о чём-то торгуется. Чётко расслышала только одну фразу: "При чём здесь люди, если затронуты интересы державы?".
   - Вот гад. Скорее его личные интересы. - констатировал Шурик.
   Через какое-то время дверь открылась и Аркадий Петрович, ни на кого не глядя, удалился. Мы ринулись в кабинет. Начальник хмурился и выстукивал по столешнице какую-то дробь. Влад расхаживал, заложив руки за спину.
   - Ну что? - спросила Наталья. - Что хотел этот змий подколодный?
   - Что, что... - буркнул Влад. - Догадывается, что Варя разгадала шифр.
   - Понесла тебя нелёгкая вчера к батюшке, нет чтобы позвонить, посоветоваться со старшими товарищами, мы бы всё продумали, организовали... - ворчал и господин полковник.
   - Да откуда мне было знать, что эти слежку устроят?
   - Деньги предлагал, большие. - продолжал начальник.
   - И вы, конечно, как благородный человек, отказались.
   - Помолчи, Наталья, без тебя тошно. Теперь будем ожидать репрессий всяческих и непредвиденных неприятностей.
   - Да скорее всего, предвиденных. - сказал Влад.
  
   И неприятности не заставили себя долго ждать. Утром, когда я ехала на работу, зазвонил мой сотовый. Я взглянула - номер незнакомый. Сказала: "Слушаю". Взволнованный женский голос прокричал:
   - Варенька, это Матрёна! Мы с вами встречались позавчера у батюшки!
   - Что случилось, Матрёна?
   Женщина заплакала.
   - Сергея Петровича забрали прямо из дому, больного.
   - Как забрали, кто забрал?! - всполошилась я, паркуя машину к бордюру.
   - Сегодня утром приехали молодцы в камуфляже, показали батюшке какие-то документы и предложили поехать с ними. Батюшка, когда одевался, шепнул, чтобы я позвонила тебе, и что твой телефон в его записной книжке. Варя, что делать? Он же старенький совсем и сердце у него больное.
   - Так, Матрёна, успокойтесь. Я что-нибудь придумаю. Выручим мы батюшку.
   Отключила телефон. Руки подрагивали, сердце колотилось. Я не на шутку разозлилась. Ну Аркадий Петрович, ну сволочь! Нашёл с кем связываться - с ведьмой! Я тебя в порошок сотру. И тут же подумала, что надо успокоиться, иначе наделаю делов. Нужно всё хорошо продумать и действительно посоветоваться с ребятами.
   Как фурия, влетела в офис, и, не раздеваясь, побежала в кабинет к начальнику. Удивлённые сотрудники пошли за мной.
   - Батюшку арестовали сегодня утром! - выдохнула я.
   - Так. - только и сказал начальник. Потом как-то сразу успокоился, посмотрел на Влада. - Поехали, постараемся решить вопрос через официальные органы.
   - Я с вами!
   - Нет, Варя, вы с Натальей остаётесь в офисе, а мы все поедем.
   Мужчины быстро собрались и уехали.
   Наталья громко материлась, а я обдумывала ситуацию, крутила и так, и так. Понимала, что нужны какие-то не совсем порядочные меры, но уж очень не хотелось. Надо, сказала я себе, иначе бедный старик там загнётся.
   Как я и предполагала, виновник наших неприятностей появился через полчаса. Вошёл, довольно потирая руки, притворно-удивлённо огляделся.
   - Милые дамы, куда подевались все ваши мужчины? А, понимаю, понимаю, все ушли на охоту.
   Взял стул и подсел ко мне.
   Начал медовым голосом:
   - Варюша, вы женщина разумная и, надеюсь, патриот своей родины, и понимаете, что та информация, которой вы владеете, очень важна для нашей страны, особенно в это неспокойное время. Владея таким козырем, мы сможем диктовать условия всему миру. Ведь вам небезразлична судьба нашей несчастной родины?
   - Вы знаете, Аркадий Петрович, мне небезразлична судьба земного шарика, а судьба отдельно взятой страны... Я ведь не человек, я ведьма - сегодня здесь, завтра там.
   Аркадий Петрович помолчал.
   - Хорошо, начнём разговор сначала. Если вам безразлична судьба родины, то судьба вашего сыночка не безразлична? И не только вам, но и многим заинтересованным лицам.
   Я расхохоталась.
   - Аркадий Петрович, куда вы лезете?
   Змий начал злиться.
   - Ваш сын и его няня сейчас у нас!
   Я продолжала смеяться.
   - Это вряд ли.
   Он достал телефон, набрал номер.
   - Докладывай! - пока слушал, всё больше багровел, потом сорвался на крик. - Как исчезли, куда исчезли?! Шесть здоровенных мужиков не смогли взять маленького ребёнка и девку?!
   Дрожащей рукой запихнул телефон в карман и злобно уставился на мою усмехающуюся физиономию. Потом медленно достал пистолет и наставил на меня. Взвёл курок и усмехнулся.
   - Надеюсь, ведьм пуля берёт?
   В этот момент Наталья, как молния, метнулась к Аркадию Петровичу и со всей дури ударила по голове тяжеленным письменным прибором.
   Тот закатил глаза и свалился на пол. Из раны на голове пошла кровь.
   - Варя... Кажется, я его... того...
   Я встала, наклонилась над раненым.
   - Да нет, Наталья Семёновна, сознание потерял. Давайте перетащим его на диван. И пистолет нужно прибрать.
   - Кровью диван испачкает, падла. - проворчала Наталья, но взялась за плечи, я за ноги, кое-как пристроили страдальца на диван.
   Прошептала заклинание, он открыл глаза, сфокусировал на нас взгляд.
   - Ну как, вы в состоянии соображать? - спросила я. - Кажется, да. Тогда внимательно меня слушайте. У вас смертельно заболела маленькая дочка. Сейчас позвонит ваша любовница и сообщит эту трагическую новость.
   Телефон зазвонил, Аркадий Петрович с трудом вытащил его из кармана и слабыим голосом сказал: "Слушаю!".
   Какое-то время слушал, потом сел и заорал:
   - Перестань реветь! Уже еду! - посмотрел на меня. - Мне нужно ехать, дочка заболела.
   - Едьте, едьте, Аркадий Петрович, ребёнок - это серьёзно, потом договорим.
   Аркадий Петрович встал и, пошатываясь, направился к двери.
   - У вас всего три часа, потом малышку не спасти. - сказала я вслед.
   Тот приостановился, кивнул. И вышел.
   Мы с Натальей какое-то время сидели молча.
   В офис ввалились, возмущённо переговариваясь, наши мужчины.
   Ваня первым увидел лужицу крови возле моего стола, удивлённо посмотрел на наши задумчивые лица.
   - Девки, колитесь - кого грохнули?
   Господин полковник, Влад и Шурик внимательно разглядывали лужицу. Потом осмотрели офис. Подошли к нам.
   - Ну что ещё случилось? Куда труп дели?
   - Господин полковник... - пролепетала Наталья. - Он Варе пистолетом угрожал, ну я и огрела его по голове письменным прибором из мрамора, тем, что вы мне пять лет назад на восьмое марта подарили.
   - Говорил я тебе, Миша, - невпопад влез Влад. - Лучше бы духи подарили!
   - Так! - гаркнул начальник. - Говори внятно - кто это был и куда труп пристроили?!
   - Так это... - Наталья испуганно прижала руки к груди. - Был Аркадий Петрович, и его труп уехал, у него дочка заболела!
   Полковник схватился за голову и взвыл:
   - Варя, говори ты, иначе я сойду с ума.
   Я кратко и чётко доложила о сути происшедшего. Мужики уселись кто куда и уставились на меня.
   Потом Влад спросил:
   - И что теперь будет? Он же всех нас закроет.
   - Не закроет. - беспечно махнула я рукой. - Всё будет нормалёк, все наши проблемы разрешатся.
   Все недоверчиво посмотрели на меня, но почему-то промолчали.
  
   Аркадий Петрович явился где-то через час, бледный, с перевязанной головой, дрожащим голосом произнёс:
   - Варя, я согласен на все Ваши условия. Спасите ребёнка.
   Я кивнула. А господин полковник деловито предложил оформить нашу сделку официальным договором. Пока Наталья распечатывала договор, а стороны подписывали, я ушла на кухню и позвонила Мадам.
   - Сестрёнка, спасибо тебе. Сама я бы не справилась.
   - Да ладно, маленькая. Ты всё сделала сама, я только проконтролировала. И перестань себя грызть, в данной ситуации это было самое правильное решение.
  
   В конце рабочего дня позвонил отец Сергий.
   - Деточка, я уже дома. Этот их главный с перебинтованной головой сам меня привёз, всю дорогу извинялся и спрашивал, нет ли у меня к ним претензий, а ещё тобой восхищался - мол, дочка его почти выздоровела. - Потом виновато посопел в трубку и сказал. - Деточка, я им почти ничего не сказал, только то, что древние знали, как связываться с другими вселёнными. - опять помолчал. - Варенька, остерегайся этого человека, по-моему, ты приобрела серьёзного врага.
   Я улыбнулась.
   - Не волнуйтесь, батюшка. Я и моя семья ему не по зубам.
   - Дай Бог, дай Бог.
   Распрощались.
  
   Когда я после трудного дня переступила порог своей квартиры и зашла в гостиную, то увидела, что Дуняша сидит на диване и вышивает крестиком собачку - вышивание было её последним увлечением, а Тим прыгает рядом и вопит:
   - Вот и неправильно!
   - Много вы, Тимофей Егорыч, понимаете в искусстве. - отмахивается Дуняша.
   Я подсела к Дуне.
   - Расскажи, что у вас в парке произошло.
   - А шо говорить, мы гуляли, снежками кидались, вдруг прям по дорожке подъехал здоровенный джип, ну как у хозяина, а из него мужики повалили, в пятнистой форме, я Тимофей Егорыча схватила, а оне кричать: "Драться будем!". А я им так тихонько: "Драться будем потом, а щас смываться надо!". Они ещё спорить начали, та я их не слухала, и мы быстренько в гостиной очутилися. Полинка ничё и не заметила, зашла и говорить: "Что так мало погуляли?", а я говорю, шо Тимофей Егорыч обедать захотели. А они оруть, что не хочуть, а я им тихонько шепочу, шо так надо, шо это тайна, оне и согласились, аж два обеда слопали, хоть какая-то польза от этих бандитов. А шо, Варя, може, надо було драться? Так я побоялась, шо положим усех.
   - Ты молодец, Дуняша, всё правильно сделала. Драться надо тогда, когда других вариантов нет. Даже Иисус Христос, когда оголтелая толпа хотела побить его камнями, просто исчез.
   - Так я и говорю, шо с дураками связываться. А этот Иисус сильный был шаман, мне бабуля рассказывала.
  
   Прошло несколько дней и неприятный инцидент стал забываться. Работы в агентстве перед Новым Годом было много, Шурик и Ваня появлялись утром, получали задание и исчезали, потом приносили мне фотографии подозреваемых, я их просматривала и сверяла с энергетическим следом предполагаемого преступника, иногда получалось идентифицировать, иногда нет. Работа не сложная, но требующая внимания и сосредоточенности. После двух часов моя голова начинала гудеть, как несмазанный сепаратор. Наталья замечала это состояние и пыталась отвлечь посторонними разговорами, предварительно поставив передо мной огромную чашку с крепким кофе.
   Вот и сегодня, когда я начала тереть виски, на столе появилась чашка кофе. Благодарно кивнула и с наслаждением отпила глоток. Наталья не преминула воспользоваться кратким перерывом.
   - Ты знаешь, Варюша, вчера по телевизору смотрела очень интересную передачу...
   - Лучше бы Вы, Наталья Семёновна, не смотрели, там все брешут, как моя Дуняша говорит.
   - Знаю, что брешут, но брешут занятно. Рассказывали, что в мире существует тайное правительство, которое организует в неугодных странах революции и разрушает экономику, и в состав этого правительства входят очень богатые люди. Получается, им бабки девать некуда, вот они и развлекаются. Чушь собачья, конечно, но что-то в этом есть, как ты думаешь?
   - Знаете, Наталья Семёновна, умельцев организовывать всяческие революции и натравливать народ друг на друга множество, был бы интерес определённой группировки, а аналитик и вдохновитель найдётся. Да и к тому же все революции в мире разыгрываются по одному сценарию, а вот насчёт разрушения экономик... Основоположником этой политики разрушения был, несомненно, президент Тафт, который ещё в 1911 году объявил экономическую войну России, польстившись на большие запасы нефти, леса, золота, угля и дешёвой рабочей силы. Говорил он приблизительно так: "Политика военных потрясений должна отойти на второй план в этой войне. На первый план должен выступить доллар. Долларом надо теснить российский рубль, полностью обесценить его и этим привести к краху российскую экономику. Наше оружие - это доллар. Пусть воюют и истребляют друг друга другие страны. Мы же не должны ввязываться в войну с Россией никогда. Это ни к чему хорошему не приведёт. Нельзя победить тот народ, который не хочет быть побеждённым. Мы развалим и победим Россию долларом. Для этого понадобится, может быть, сто лет, но именно долларом мы победим и приведём к краху эту сильную страну". План президента Тафта осуществлялся с некоторыми коррективами на протяжении более ста лет и был задействован и в других странах, его отшлифовывал президент Рузвельт, и последовательно выполняли все американские президенты. И в конечном итоге доллар победил. На сегодняшний день доллар - одна из самых устойчивых монетарных валют в мире. А за российский рубль, как и за гривну, за границей можно получить разве что по морде. План Тафта победил.
   - А где же был народ? Разве прогрессивные экономисты и политологи этого не замечали?
   - История повторяется. Как и во времена Бориса Годунова - народ безмолвствовал. Вот такое, Наталья Семёновна, тайное правительство.
   Наталья согласно покивала.
   - Ладно, Варюша, работай, а то сейчас явятся наши акулы империализма, безжалостно эксплуатирующие бедный народ, особенно в твоём лице.
   Я быстренько обработала оставшиеся фотографии, написала заключение, что представленные подозреваемые к преступлению отношения не имеют, и поехала домой.
  
   Когда ставила машину на стоянку, позвонил Влад и срывающимся голосом сказал:
   - Варя, милицейскую машину с Доброходовым и ребятами обстреляли какие-то гады, дядя Коля-водитель убит, а ребята и Володька тяжело ранены, находятся в неотложке, в реанимации. Мы с Мишей уже здесь, приезжай.
   - Уже еду. - выдохнула я.
   Села в машину и помчалась в больницу неотложной помощи.
   Когда подошла к отделению реанимации, в коридоре сидел господин полковник, обхватив голову руками, рядом стояла Мадам, гладила его по плечу и шептала что-то утешительное. Влад мерил шагами коридор и тихо матерился. Я присела рядом с безутешным отцом и вопросительно посмотрела на Мадам.
   - Ребят оперируют несколько бригад, а потом приступим мы, одной мне с тремя не справиться, будешь помогать.
   Я кивнула. Отошла в сторонку и позвонила Егору, обрисовала ситуацию, сказала, что до утра буду занята.
   - Варюша, надо так надо. За детей не волнуйся, делай, что сможешь.
   Ждали долго, потом вышел пожилой профессор, устало улыбнулся.
   - Операции прошли нормально, теперь, милые дамы, ваш черёд. Мы разместили прооперированных в палате рядом с реанимацией. - потом повернулся к Мадам и сказал. - Запомните, Элеонора Степановна, я Ваш давний поклонник и на эту авантюру согласился только ради Вас. - шутливо щёлкнул каблуками, поклонился и ушёл обратно в операционную.
   Мы с Мадам прошли следом, зашли в палату рядом с операционной. Ребята пришли в себя после наркоза, но дышали тяжело, были бледны до синевы. Володя слабо улыбнулся.
   - Варюша, душа моя... Если ты рядом, то, значит, я не помру.
   - Молчи, потом поговорим. А помирать тебе рано, без тебя мне будет скучно, кто интересненькие дела подкидывать будет? Да и не все звёздочки ты собрал.
   Мадам расставила свечи, зажгла, сказала:
   - Варя, давай начинать. Сначала прочтём Спасительную, потом позовём ангелов-хранителей, потом прочтём заговор от ран и лихорадки, а там видно будет.
   Мы с Мадам приступили к ритуалу.
   Читали синхронно, подняв руки.
   - Господи Боже, Пресвятая Богородица, Божья матерь-заступница, заступи их, помилуй от болезни, от смерти, от пули, от огня, от врага, от всякой немочи. Спаси их, Господи, Ты есть Бог рода на свете. Спаси их, не дай погибнуть. Во веки веков. Аминь.
   ...Завершили сей тяжкий труд только под утро. Ребята крепко уснули, дышали ровно и глубоко, на лица вернулся румянец. Зато мы были измучены и выжаты до предела. Всё-таки наш ведьминский труд нелёгок.
   Возле дверей нас встретили заплаканные родственники. У Ниночки Доброходовой слёзы лились не переставая, но она этого не замечала, вопросительно-умоляюще смотрела на меня, судорожно сжимая руки в кулачки. Бывшая жена господина полковника была на грани обморока, рядом стояла медсестра с нашатырным спиртом. У господина полковника дёргалась щека. Влад уже не матерился, но стоял набычившись, готовый в одночасье уничтожить всех врагов.
   Мадам устало усмехнулась.
   - Все успокойтесь, с ребятами всё нормально, через пару недель будут в строю.
   Все облегчённо вздохнули, а женщины заплакали. Ниночка обняла меня, я утешительно погладила её по плечу.
   Вышел давешний профессор, сказал:
   - С раненными действительно всё нормально, давление хорошее, сердцебиение без патологии. Девочки, хотел бы я иметь в штате таких сотрудников.
   - Ну уж нет. - фыркнула Мадам. - Боюсь, что Вашему заведению мы не по карману. Ведьминские услуги стоят дорого.
  
   Дома никого из домочадцев не было. Я разделась, приняла душ, облачилась в тёплый халат и улеглась в гостиной на диван. Бас тут же примостился рядом, я обняла его и под громкое мурлыкание уснула.
   Проснулась уже в обед. Тимофей тянул Баса за заднюю ногу, приговаривая:
   - Уйди, мама спит.
   Бас отбрыкивался и шипел - отстань, вражина. Я расхохоталась, села, подхватила малыша подмышки, прижала к себе, расцеловала.
   - Ах ты мой золотой!
   Кот потёрся о мой бок, его я тоже чмокнула в лоб.
   В гостиную заглянула Изольда, вытирая руки о фартук.
   - Варюша, иди, детка, обедать. У нас с Полинкой всё готово.
   Я встала и с Тимошкой на руках пошла на кухню.
   Константин Петрович с неизменной газетой сидел за столом. Увидев меня, сдвинул на лоб очки.
   - Варя, как ребята?
   - Всё нормально, Константин Петрович, жить будут. Дядю Колю жалко, три месяца до пенсии не дожил. Мечтал пчёл разводить...
   - Да, беда, беспредел полный - средь бела дня обстрелять милицейскую машину. Может, месть? Или просто кураж?..
   - Разберёмся. Менты работают и мы подключимся. Найдём сволочей.
   - Знаешь, Варя... - задумчиво сказала Дуняша, которая сидела за столом, подперев голову кулачками. - Шо-то мне за тебя неспокойно, шо-то мне сдаётся, шо усё это неспроста, хтось хочет тебе напортить.
   Я пожала плечами.
   - Всё может быть, Дуняша. Мне самой неспокойно, только пока не разобралась, откуда ждать неприятностей.
   - А я смотрела у карты сёдня, на тебя разложила, есть у тебя враг тайный, служивый, твой знакомец, чем-то ты его обидела, открыто с тобой связываться остерегается, а всё исподтишка. Подумай и бей первая, если надо, я подмогну.
   - Спасибо, Дуняша, вместе мы всех врагов победим.
   - Я тоже! - встрял Тимошка.
   - А вы, Тимофей Егорыч, лучше бы свой суп уплетали, а то усё мимо рта, як поросёнок какой-то, токо и способны усякие пакости делать!
   - Какие? - Тимофей невинными глазёнками обвёл присутствующих.
   Дуняша завелась с пол оборота, стукнула ложкой по столу.
   - Как какие?! А хто мой недовязанный носок в сортире сёдня утопить пытались?! А хто Фриксу, когда они в коридоре валялись, задние лапы мотузкой спутали?! А хто вчера вечером девкам тетрадки помалюкали?! А хто спёр у Антошки краски и пытались Басу хвост расписать?! Я, што ли?! Так я ще не всё рассказала, я про того пьяницу промолчала, шо на скамейке у парке задремал, а вы его грязной водой с лужи поливать надумали, пока я с Аней, соседкой, языками зацепилася! Вот. Хай семья знаеть, какой у ней баламут растёт!
   Семья пыталась сделать строгие лица, но у неё это плохо получалось. Наконец Константин Петрович изрёк:
   - Внучёк, так поступать плохо, надеюсь, что ты исправишься.
   Тимофей промолчал, слез со стула и побежал в комнату к Антону - подозреваю, делать очередные пакости.
   Константин Петрович задумчиво поковырял котлету.
   - Наверное, нужно с ним вести себя построже. Но духу не хватает.
   - Да маленький он ещё. - сказала Изольда. - Вот малость подрастёт - тогда и начнём воспитывать.
   - Тогда он усех вас будет воспитывать! Мало не покажется, права Мадам, не успеете оглянуться, он вас у какой-нибудь дурдом отправит. Хорошо, шо он пока адреса не знает.
   - Не нагнетай, Дуняша. Он мальчик добрый, ну шалит - так когда и пошалить, как не в детстве. - сказала Полинка, собирая грязные тарелки со стола и отправляя их в посудомоечную машину.
  
   Утром по дороге на работу из головы не выходил разговор с Дуняшей, а ещё вспомнились предупреждения отца Сергия. Ладно, решила я, пока это только предположения, и что с ними делать, батька его знает.
   Сотрудники толпились в кабинете господина полковника. Я разделась и прошла туда же.
   - Какие новости, господин полковник, как чувствуют себя наши подстреленные?
   Господин полковник скупо усмехнулся.
   - Чувствуют себя сносно. Русланчик меньше других пострадал, уже встаёт, сам в туалет ходит. Раны ещё побаливают, но Эля вчера вечером заезжала, боль сняла, так что спали хорошо. Ниночка и Лиза дежурят по очереди. Менты охрану возле дверей поставили, предполагают, что это месть, могут и дострелить. Вот такие пироги. Получили баллистическую экспертизу - стреляли из автомата АК - 74, патроны 5,45 мм. Ребята посмотрели видеосъёмки со всех близрасположенных зданий, где имеются видеокамеры, определились, что стреляли из чёрных жигулей, морды в масках. Пока это всё.
   - В Мельбрайна тоже из чёрных жигулей стреляли. И так же на мордах маски были. - задумчиво сказала я.
   - Вряд ли это уголовники и никакая не месть, скорее некая организация.- предположил Влад.
   - Где Мельбрайн и где Доброходов с ребятами, что может быть общего?
   - Господин полковник, мотивы могут быть разными, только исполнители одни и те же. И есть у меня одно предположение, правда, основания шаткие, базируются на моей интуиции и на Дуняшиных картах, а это к делу не пришьёшь.
   - Говори свои предположения, даже самые бредовые. Будем разрабаотывать, как одну из версий.
   Я кратко изложила свои подозрения в адрес Аркадия Петровича.
   Сотрудники какое-то время молчали, только Наталья попыталась что-то сказать, но господин полковник махнул на неё рукой:
   - Помолчи, Наталья, без тебя тошно.
   - Я-то помолчу... - наконец-то вставила свои пять копеек Наталья, - а эта падла нас завтра поодиночке перестреляет! Время беспредельщиков настало.
   - Знаешь, Миша, - Влад почесал затылок. - Варвара наверняка права. Там мотив политический - Мельбрайн мало кого устраивал из верхов, а здесь личностный, амбиции - как же это его принудили сделать то, чего он не хотел. Да и не добился он со старинной рукописью ничего, облом вышел, вот и взыграло ретивое.
   Господин полковник тяжело вздохнул.
   - Хорошо, согласился я с вами, а дальше что? Доказательной базы нет, даже если и соберём, нам это ведомство не по зубам.
   - Не отчаивайтесь, Михаил Леонидович. Я поговорю с Дуняшей и Мадам, что-нибудь придумаем. - и рассказала про нашу организацию "5В".
   Все облегчённо вздохнули, даже заулыбались.
   Потом господин полковник сказал серьёзно:
   - Хорошо, вы действуйте своими методами, а мы с ментами - своими. Не сидеть же сложа руки и ждать, пока нас перестреляют, права Наталья.
   Наталья удовлетворённо кивнула.
   Я тут же позвонила Мадам и заговорщицки сказала:
   - Место встречи изменить нельзя.
   Она засмеялась.
   - Буду.
   Начальник укоризненно покачал головой:
   - Всё бы тебе, Варвара, веселиться.
   - Да ладно вам, господин начальник, наш враг - просто человек, если мы с диким шаманом справились, то с ним тем паче справимся.
  
   Вечером после ужина домашние быстро освободили кухню, чувствуя наше нетерпеливое желание уединиться. Бас хотел запрыгнуть на стол, но, взглянув на строгое лицо Мадам, устроился на диване. Тимошка примостился рядом. Мы расселись. Я кратко изложила суть проблемы.
   - Нужно драться! - пискнул Тим.
   Бас презрительно фыркнул. Тимошка ткнул его кулачком в бок. Мадам хлопнула ладонью по столу.
   - Недисциплинированных членов общества лишу права голоса!
   Тим засопел, но смирился. Бас отодвинулся от него подальше.
   Совещание пошло в мирном русле.
   Мадам задумчиво произнесла:
   - Дело осложняется тем, что у нас нет неоспоримых доказательств вины объекта.
   - Как це нету?! - возмутилась Дуняша. - А карты? Я там усё увидела!
   - Что ты увидела, Дуняша, его паспортные данные или служебное удостоверение в развёрнутом виде? Ты увидела образ, но даже в нашем правовом поле это не является доказательством. Нужна либо последняя фотография, либо непосредственный контакт с подозреваемым.
   - Отправим Баса! - ехидно улыбнулся вредина Тим.
   Бас зашипел и спрятался под стол.
   Мадам жёстко осадила неслуха:
   - Последнее предупреждение, Тимофей Егорыч! А потом последуют санкции. Бас, вылазь, никто никого отправлять в стан врага не будет.
   Обиженный Бас выполз из-под стола и запрыгнул-таки на стол, усевшись поближе к Мадам.
   - Я могу попросить ребят, чтобы подобрались к нему и незаметно сфотографировали.
   - Варя, до Нового Года осталось каких-то пять дней, на праздники он смоется к жене в Испанию, сколько ребята будут гоняться за ним, как тот пёс за зайцем, чтобы сфотографировать - неизвестно. А время поджимает.
   - Хорошо, давай я с ним как бы случайно встречусь и считаю информационное поле.
   - Варька, нельзя недооценивать противника. Он далеко не дурак, твои возможности ему хорошо известны, догадается и нанесёт удар первым. Меня он тоже знает хорошо...
   - А меня не знает! - встряла Дуняша. - Пойду я.
   - Я с тобой! - заявил Тим.
   - И шо вы болтаете, Тимофей Егорыч! На девку с дитём никто не польстится, та ище с таким вредным дитём, как вы. Токо усё испортите!
   Мы с Мадам переглянулись.
   - А что, хорошая идея. Дуняшу причешем, накрасим, оденем шикарно, наведём очарование - никто не устоит. Только, Дуня, без самодеятельности. Ты идёшь только на разведку. Нужно подумать, где его лучше подловить.
   - Та шо там думать, такие у ресторанах обедають. Там я его и сниму.
   - Нужна хорошая подстраховка. А то за самодеятельность начальник голову с меня снимет.
   - Я сейчас поеду в больницу, перед сном боль у ребят убрать, Миша там будет наверняка, доложу ему наш план, пусть подключается. И запомни - по телефону ничего не обсуждать. Сама понимаешь, с каким ведомством мы имеем дело. Всё, совещание закрыто, все свободны до завтра. Я поехала.
   Всей семьёй проводили Мадам до дверей, когда возвращались в гостиную, Егор меня приобнял:
   - Варюша, по какому поводу ведьминское вече? Проблемы? Может, я могу помочь?
   Я потёрлась щекой о его плечо:
   - Спасибо, Егорушка, на первом этапе операции будем действовать своими методами, а дальше посмотрим.
  
   Утром в кабинете начальника шло бурное обсуждение предстоящей операции. Шурик что-то громко доказывал, при этом то вставал, то садился.
   Я ангельским голоском поинтересовалась:
   - И что ты, Шурик, как на раскалённой сковородке, прыгаешь? Может, геморрой замучил? Так я и полечить могу, очень хороший наговор знаю.
   Шурик досадливо отмахнулся.
   - Вечно ты, Варька, всё опошлить норовишь! Хоть ты скажи господину начальнику, что я один должен подстраховывать любимую девушку! А они мне Ваньку навязывают.
   Я сделала вид, что задумалась, а потом изрекла, подняв палец:
   - Ментовское правило гласит, что на дело нужно идти с напарником, а то вдруг у тебя в ответственный момент живот прихватит?
   У господина полковника задёргалась щека.
   - Кончайте базарить, цирк развели! Молоденькую девочку чёрт знает куда посылаем, а им весело!
   - Не волнуйтесь вы так, господин полковник. Моя Дуняша шестерых мужиков положит и глазом не моргнёт. Выяснили, где наш объект обедает?
   - Выяснили. - пробурчал недоверчивый начальник. - Володька доложид, он по долгу службы всё знает. В ресторане "Центральный" с 15-00. Мадам Дуню привезёт к 14-00, зайдут с чёрного хода, береженного бог бережёт.
   До обеда все пребывали в нервно-возбуждённом состоянии. Шурик брюзжал, мол, все мешают его личной жизни - начиная с тётушки, кончая другом Ванькой. Ваня сочувственно кивал, а потом ушёл на кухню, помочь Наталье с обедом. Влад и господин полковник о чём-то тихо совещались. Время тянулось медленно.
   Около двух часов в коридоре, ведущем от чёрного хода, раздался цокот каблучков.
   Народ повскакивал со своих мест и ринулся к двери. В приёмную вплыла незнакомая красавица в шикарной легчайшей шубке, сапожках на высоких шпильках, с причёской от дорогого парикмахера, огромные глаза слегка подведены, на пухлых губках - чуток розовой помады. Подняла ручку, блеснула бриллиантами, улыбнулась.
   - А вот и я! Всем привет!
   Я оглянулась на мужиков и расхохоталась - те стояли, выпучив глаза и открыв рты.
   Шурик держался за ту сторону груди, где, по его ошибочному мнению, должно находиться сердце.
   Следом за Дуняшей вошла Мадам, не менее прекрасная.
   - Ну, что обалдели? Принимайте внештатного сотрудника. Да берегите, она мне дорого обошлась.
   - Эля... Я компенсирую. - промямлил начальник.
   Мадам небрежно отмахнулась.
   - Миша, какие счёты между своими.
   Наконец-то все угомонились, на Дуняшу нацепили жучок, и ребята отправились на дело.
   Я порывалась поехать с ними, но мне запретили. Начальник сказал, что мне там делать нечего, ребята будут отзваниваться каждые пятнадцать минут, докладывать, что происходит в ресторане.
   Потянулись томительные минуты ожидания.
   Первый раз Ваня отзвонился через один час пятнадцать минут, сказал, что объект клюнул на нашу красотку, пересел к ней за столик и заказал шампанское.
   - Ещё бы не клюнул! - буркнула Мадам. - Я на неё аж три наговора начитала.
   - Я тоже хочу! - прошептала Наталья.
   - Да без проблем, только они ведь долго не держатся, максимум сутки, есть смысл только перед ответственными мероприятиями наговаривать.
   В следующие разы Ваня докладывал, что идёт обычный трёп типа: "Вы девушка моей мечты!", "Ах, как мне нравятся мужчины вашего возраста!" и т.д. Так продолжалось часа полтора. Потом Ваня позвонил и прокричал в трубку:
   - Чёрт, чёрт, чёрт! Вышли под ручку и уселись к объекту в машину! Что делать?!
   - Не паникуй! - прикрикнул господин полковник, бегая с трубкой по приёмной. - Езжайте за ними да не засветитесь, он стреляный воробей! Связь не прерывать!
   Повернулся к Мадам:
   - Я же её несколько раз предупредил - в машину не садиться!
   Мадам пожала плечами.
   - Что Дуня, что Тимка - неуправляемые. Пороть обоих надо, да рука не подымается.
   Полковник включил громкую связь.
   Прорезался Ваня:
   - Повернули на окружную. Едут к объекту на дачу.
   Через какое-то время:
   - Оба-на... Остановились. Дуняша вышла, улыбается. Машет нам рукой. Мы тоже остановились. Ждём. ...Ну ты даёшь, Дуняша! Чё с ним попёрлась? Он теперь нас засечёт! ...Говорит, не засечёт, она его на время обездвижила и память стёрла так, что о ней и не вспомнит. Ну твою ж мать, Мата Хари отдыхает! Всё, конец связи, едем на базу. - Ваня отключился.
   Господин полковник медленно положил телефон на стол. Обвёл нас всех растерянным взглядом, сфокусировался на Мадам и выдохнул:
   - Ну, Элечка, с вами не соскучишься!..
  
   Минут через сорок в коридоре раздался топот и недовольный голос Вани. Потом дверь в приёмную открылась и Ваня слегка подтолкнул нашу разведчицу. Дуняша остановилась посреди комнаты, обвела нас невинным взглядом.
   Смущённо произнесла:
   - А я чё?.. Я ничё.
   Господин полковник какое-то время посверлил строптивицу сердитым взглядом, потом смягчился.
   - Ну рассказывай, юная леди, что успела натворить за это время, откуда ждать неприятностей.
   - Так это... - Дуняша стала рассматривать носки новеньких сапожек.
   - Дуняша... - проникновенно начал Влад. - Рассказывай с самого начала - ты зашла в ресторан, села за столик... Ну?!
   - Так это... зашла, сняла шубу в гардеробной, зашла в зал, людей мало, села за соседний стол, он на меня уставился, а я ему подмигнула и улыбнулась. Он подскочил и говорыть: "Не возражаете, если я составлю вам компанию?". Я говорю, как Мадам учила: "Буду рада". Он и уселся со своими тарелками, говорыть: "Выпьем шампанского за знакомство?". Я кивнула. И всё лыблюсь, как дурочка. А сама его насквозь просмотрела. Ну и гад! Хлопцы, шо постреляли - его работа. А ще всех вас решил известь, шоб до Вари добраться. Шоб она на него работала. Жизнями старших детей её бы стращал. Я это как увидела, думаю: "Не жить тебе, гад!". У его планах послезавтра лететь в Испанию, двух внуков вести, к бабке на каникулы. Я сначала хотела, шоб он у самолёте подох, а потом дитёв пожалела, думаю, хай уже отвезёт, а там и подохнет у своей постеле от грудной жабы.
   - Дуня! - восхищённо воскликнул Шурик. - Ты что, его травануть решила? Ну даёшь!
   - Та не, дырку напротив сердца устроила. Он слабеть будет, пока помрёт.
   - Ладно, не отвлекайся! Говори дальше - как ты всё провернула.
   - Так это, господин начальник, базарили мы о том, о сём, он всё намёки делал, а я вроде и соглашалася. Ну а потом сели у машину и поехали. Я видела, шо хлопцы за нами рванули. Выехали на окружную, а ему неймётся, ручонками так и тянется, за коленки хватает!
   - Вот сволочь! - вставил Шурик.
   - Ну да... А потом машину остановил и целоваться полез. Я его и того... обездвижила, память стёрла, шоб, значится, меня не вспомнил. Ну и дырку сделала, небольшую, шоб трошки помучился.
   - Добрая девочка. - сказала Мадам. - И откуда в тебе столько злодейства?
   - Та хто ж его знаеть... - задумалась Дуняша. - Непутёвая я... У меня дела наперёд думки бегуть, ещё бабуля говорила.
   Помолчали.
   Потом господин полковник спросил:
   - Ну и что мы со всей этой чертовщиной делать будем?
   Ответил Влад.
   - А что делать, Миша? Уже всё сделано. Нет человека - нет проблемы. А девочка - молодец. Настоящий боец. Ты ей премиальные выпиши, да не скупись.
   - Само собой. - почесал затылок господин полковник и... улыбнулся.
   Шурик, запальчиво:
   - И никакая Дуня не злая! А очень даже наоборот - вражьих детей пожалела! А этот урод никого бы не пожалел!
   На этой позитивной ноте совещание закрыли и все отправились по домам.
  
   По дороге домой я предупредила Дунящу, чтобы о наших подвигах помалкивала.
   - Та шо я, совсем без понятия? Только Тимофей Егорыч сразу усё увидит.
  
   В коридор нас встречать вышли все домочадцы. Полинка и Изольда повертели Дуняшу, поцокали языками, сказали, что прикид что надо. Девчонки - что дуня лучше голливудских красавиц. Константин Петрович, как всегда, похмыкал. Егор пропел: Путана, путана... А Тимка изрёк: Дуня красивая, мама лучше. На что Дуняша обидчиво: "И шо вы, Тимофей Егорыч, у женской красоте понимаете?". Подергала плечиками и пошла наверх, переодеваться и умываться.
   Вернулась не светская львица, а обычная, домашняя, хорошенькая девочка. Я усмехнулась, подумала: "И кто поверит, что этот ангел опаснее гремучей змеи и только что хладнокровно расправилась с опытным прожжённым спецом".
  
   После ужина члены семейства занялись своими делами. Константин Петрович, Прохор и Егор ушли на кухню, обсудить последние события в стране, уверена, из чайных чашек попивая коньяк. Старшие дети закрылись в комнате Антона, играть в какую-то новомодную карточную игру. Полинка и Изольда, сидя на диване, о чём-то шептались. Бас, как всегда после сытного ужина, улёгся в кресло смотреть рекламу, Фрикс - рядышком на полу. Дуня и Тим строили грандиозную крепость, тихо переругиваясь относительно дизайна.
   Я взяла детектив и уселась в кресло, радуясь относительному покою в душе.
   Так продолжалось недолго.
   Дуня и Тим начали спорить на повышенных тонах.
   - Не так, не так! - кричал Тим.
   - И шо там вы знаете! - отвечала сердито Дуняша. - На эту башню нужно козла поставить! А вы шо ставите?! Ничё вы не умеете сделать путёвого!
   Обиженный Тимофей вскочил, посмотрел на кресло с лежащим Басом. Кресло стало медленно подниматься над полом. Кот возмущённо мяукнул и спрыгнул. Мы замерли. Изольда тихо ойкнула, Полинка перекрестилась. Тимофей повернулся к Дуняше, кресло грохнулось обратно на пол.
   - Вот! - гордо сказал ребёнок. - А ты не умеешь!
   Дуняша признала поражение и вместо козла на башню водрузили пластмассового кота. Строительство продолжилось.
   - Варя... - прошептала Изольда. - Что это было?..
   - Левитация, когда силой мысли мысли поднимают тяжёлые предметы. - пожала я плечами.
   - А что от него ждать дальше?..
   - А дальше... а дальше будет ещё интереснее.
  

Конец второй части

  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"