Айзак Грегори: другие произведения.

Феникс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данная книга является черновиком. Пишу медленно, ибо времени не всегда хватает. Это, можно сказать, проба пера. Буду благодарен за здравую критику. Приятного чтения.


    

Грегори Айзак

Феникс

       Война в одинаковой мере облагает данью и мужчин, и женщин, но только с одних взимает кровь, а с других - слезы.
       Уильям Теккерей
       Война никогда не меняется. Меняются люди, втянутые в нее.
       Александр Козак
       

Пролог

       
       Галактика Млечный Путь. Коймарская солнечная система Герсанской империи.
   В коридоре раздался хлопок взрыва. Солдаты собрались на мостике, охраняя адмирала Дери Кер'Терру. Воцарилось гнетущее молчание. Бойцы нервно ерзали за баррикадами. Два уровня дверей были запечатаны, чтобы не пропустить внутрь предателей. Прогремел взрыв, на мостик влетела пара электромагнитных гранат, которые обесточили весь мостик и экипировку солдат. На мостик взошли тринадцать айоров, расстреливая солдат.
       - Руки вверх, адмирал Кер'Терра! - крикнул командор Нэй. - Вся ваша команда уничтожена и спастись вам не удастся! Отдайте дредноут в наше распоряжение, и мы отпустим вас живым!
       - Ни за что, предатели! - яростно воскликнул адмирал. - Вы напали на наши системы после того, что империя для вас сделала! Эта ваша благодарность?!
       - Вы называете это "помощью", адмирал? То, что наш народ погибал тысячами под натиском ваших солдат - помощь нам?
       - Это ложь! Такого просто не было! Я лично все контролировал!
       - Ну, надо же за что-то отомстить, верно? А вам пора на покой...
   - Вы от этого ничего не выиграете! Вы только усуг...
       Нэй вскинул плазмер и выстрелил. Адмирал упал с прожженной грудью. Команда предателей заняла пульты управления. Нэй сел на управляющее кресло и отдал короткий приказ:
       - Подготовить варп-прыжок. Координаты: система DXW193U5, третья планета от светила.
       На подготовку прыжка ушло минуты три. Дредноут совершил прыжок. Раздалась сирена тревоги. Осиум доложил:
       - Взрыв в двигательном отсеке! Все системы повреждены на 91%! Судя по траектории нашего падения, мы упадем на самый большой материк под острым углом через три часа. И единственный вариант...
       - Ничего! - перебил его Нэй. - Нам не досталось и Империи не достанется! Зато мы достигли своей цели. Внимание! Все в спасательный шлюп!

***

       
        30 июня 1908 года. Сибирь, Подкаменная Тунгуска.
       Дредноут стремительно падал. Корабль горел, от него отваливались куски обшивки и конструкций. Группа предателей покинула падающее судно, незадолго до вхождения последнего в верхние слои атмосферы, и успешно совершила посадку на соседнем материке - Северной Америке.
       В недрах дредноута активировалась аварийная матрица искина. Он начал подготовку для переноса дредноута в подпространственный карман, дабы защитить планету от неминуемого катаклизма. Искин осуществил фокусировку систем дредноута на создание портала в "межмирье" и в 100 метрах над землей образовалось легкое марево темно-серого цвета. Тело такой массы должно было сместить орбиту Земли, но, к счастью для людей, на дредноуте все еще функционировал "гармонизатор массы".
   Дредноут превратился в огненный ком и его двигательный отсек взорвался при входе в портал, создав мощнейшую взрывную волну, которая снесла множество деревьев в радиусе 1000 квадратных километров. Сам же дредноут ушёл в "межмирье", не оставив следов своего существования. Единственное, что осталось от взрыва, были огромная воронка и множество поваленных деревьев. Под горелой землей лежал крупный шар из оливина, который является "дверью" на дредноут.
  

***

       
       Более сотни лет спустя. США, Вашингтон, округ Колумбия
       Нэй направился в комнату, где его ждали коллеги. Комната была достаточно просторна для тринадцати айоров и оборудования. Нэй шел по коридору и вспоминал слова из Пророчества:
       Вдали, среди россыпи звезд,
       Есть планета, голубая от вод.
       Крипта Создателей пустует там
       Власть над которой перейдет к нам.
       Но берегитесь, Потомки, Черного Принца
       Предвестника Вашего конца...
       Последние строки командор понять не смог. Герсанская империя пала под жестким натиском подразделений великого Айорского Империума, герсанский император мертв, его совершеннолетний сын вместе со своей невестой бежал по воле отца сюда, на Землю. Но и они погибли, разбившись на территории США. Позже ученые назовут это происшествие "Розуэлльским инцидентом".
       Нэй занял свое место между Хекусом и Роце. Эти трое составляли Триумвират, а Нэй был нугайя, то есть первым среди равных. Напротив Триумвирата стоял длинный стол и за ним сидели остальные 10 членов: Йорц, Гумерн, Осиум, Жеръял, Аместа, Джутен, Эжес, Домиту, Евен, Исанит. Это те, кто подчинялся Триумвирату и выполнял все его приказы.
       - Итак, господа, мы должны обсудить наши дальнейшие планы, - спокойно начал нугайя. - Последняя война нам ничего не принесла. План Холодной войны просто лопнул, хотя наши агенты в бывшем СССР пытались навязать Хрущеву мысли о начале войны. И что вышло? Ничего. Что будем делать? Мне нужны все ресурсы этой планеты для захвата главной цели - Крипты. Ваши предложения, маршалы.
       - Нэй, придется начать войну, - заговорила Аместа. - Войну планетарного масштаба. Если хотим захватить ресурсы, то мы должны ее развязать. Правительство США нас всецело поддерживает.
       - Я полностью с ней согласен, мой нугайя, - увлеченно сказал Эжес. - Я готов предоставить военным заводам свои последние разработки. Но есть одно "но": боеспособную армию мы получим только через шесть месяцев. Но к исходу земной весны в Ваше распоряжение поступит батальон механоидов класса "МВС марк 4".
       - Отлично, - потер руки Нэй. - Завтра на рассвете начинаем нашу операцию глобального масштаба. Насколько мне известно, армия НАТО находится в режиме боевой готовности. Все готовые планы и распределение по областям мира вы получите сегодня в полночь. Действовать будем сами, а не через марионеток. На этот раз мы идем ва-банк, и нам придется интегрировать наши технологии в военную машину государств НАТО для того, чтобы победить в этой войне. И еще, - он немного помолчал. - Тех, кто воспротивится нашей воле - убить на месте. Людей много - найдем более сговорчивых. Можете быть свободны, господа.
       Все начали расходиться. Остался только Триумвират, обсуждая будущие шаги и рассматривая экраны с картами и статистикой...

Часть 1

Пожар войны

Глава 1

       

Затишье перед бурей

       Земля, Россия, город Н-ск.
       Ранее зимнее утро. На улице ни единой души. Только вороны перелетали с ветки на ветку. По улице шел юноша лет семнадцати, задумчиво рассматривая все вокруг. Ничего примечательного в этом молодом человеке не было. Только одна деталь выбивалась из общей картины: шрам на лице. Александр заполучил его три года назад, когда защищал своего друга от уличной банды. Слава Богу, что зрячим остался: нож просек ему левую сторону лица ото лба до шеи. Пройдясь еще немного, Александр сел на скамью, продолжая размышлять о житейском. "Ах, как же прекрасен Н-ск в это время! - подумал он. - Жаль, что завтра опять в школу..." Учился Александр на "отлично". Одинаково хорошо давались ему и гуманитарные, и технические науки.
       Немного посидев, он решил отправиться обратно. Вокруг все та же картина: сугробы, белоснежные деревья, вороны и сороки. Только-только начали появляться курортники. Все были одеты, по мнению Александра, однотипно: теплые спортивные штаны, пуховики, теплые ботинки. Юноша от них отличался: черное пальто, черные брюки и ботинки, серый шарф. Он шел спокойно. Но тут он увидел своего друга - Андрея. Последний был младше Александра на один год, но Андрей ни в чем ему не уступал по своим способностям, а в некоторых и вовсе превосходил.
       - Доброе утро, сударь! - весело окликнул Александр своего друга. - Давно не виделись.
       - И тебе не хворать, - мрачно ответил Андрей.
       - Что случилось? Не с той ноги встал?
       - Случилось. Ты новости слышал?
       - Какие еще новости?!
       - Твои опасения подтвердились. Америкосы натравили Израиль на Иран, - с горечью пояснил Андрей. - Самолёты разбомбили несколько баз иранцев. Что дальше было, сказать не могу... Да и флот НАТО активизировался якобы "для проведения учебных маневров". Самое интересное: к Украине подползают силы НАТО, впрочем, к Белоруссии тоже.
       - М-да, дело плохо.
       - Как думаешь, когда они здесь будут? - спросил Андрей, присаживаясь на скамью.
       - Время покажет, - ответил Александр. - Попали мы, дружище, по самое не хочу...
       На небе было ни облачка, и два друга наслаждались теплым зимнем солнцем. Оба говорили о том, о сем, пытаясь отвлечься от плохих мыслей. Но Александр не мог. Он размышлял о том, что произойдет дальше. Его мысли прервал звонкий женский голос:
       - Привет, умники! - прозвенела девушка.
       - Привет, Катя, - ответили они хором. - Чем обязаны такой чести - видеть тебя в 8 утра на улице?
   - Ну, у нас вроде как встреча кое с кем... - она как-то странно посмотрела на Андрея. Тот сидел и удивленно хлопал глазами, мол, "я тут ни при чем, да и вообще меня нету". - Ты, Андрей, обещался мне отдать часть проекта по физике, забыл?
   - А-а-а... Теперь вспомнил, - Андрей начал рыться в своих карманах. - Вот, держи флэшку. В ней все есть.
   - Спасибо, Андрей, выручил.
       Катя была высокая девушка, очень симпатичная и умная. Но иногда она выводила из себя из-за своей любви к получасовым россказням о том, что никого не интересовало.
       - Кстати, Алекс, ты в курсе, что в мире происходит? - серьезно спросила она.
       - Уже в курсе, - ехидно ответил тот. - Не сомневайся, информацию я достаю быстро.
       - Вот оно как, - обиделась она. - А я хотела первой сказать...
       - Значит, ты в курсе событий и это не маловажно, - подбодрил ее Андрей. - Все нормально. Просто ты немного опоздала с новостью.
       - Пфф, как будто меня это утешит, чудик, - она звонко рассмеялась.
       - Это я чудик?! - начал вскипать Андрей. - Да ты, смотрю, совсем обнаглела! Я тут ей проект даю, над которым горбился всю неделю, а она, значит, обзываться! Ах ты...
       - Ладно, ребята, не ссорьтесь, - наконец начал Александр. - Э-э-э... Ребята? А, впрочем, я пошел.
       Его, как обычно, не слышали. Пока Андрей и Катя увлеклись спором и оскорблениями, Александр, словно призрак, ушел. Никто его не приметил. Только спустя некоторое время Катя спохватилась:
       - Стоп! А где Алекс? Опять, собака, исчез...
       - Ну, это же Алекс, - рассмеялся Андрей. - Он появляется и исчезает независимо от нас.
       - Возможно, ты прав.
       Александр уже был далеко от места, где оставил своих друзей. Его ждал его верный белый "БМВ". Александр открыл дверь, сел за руль и завёл двигатель. Последний в ответ басисто зарычал и машина тронулась с места. По дороге он вспоминал, как получил эту машину.
       На 17-летие он проснулся ни свет ни заря. За окном только-только рассветало - начинался теплый августовский день. Александр лениво присел на край кровати и встал. Шатаясь туда-сюда от недосыпа, он поплелся на кухню, где его уже ожидали родители.
       - С днем рождения, сынок! - хором поздравили они его.
       - Спасибо, мам, пап! - Александр обнял их.
       - Сынок, - обратился к Александру Евгений Васильевич. - Ты уже взрослый - как-никак семнадцать лет! Поэтому мы, с мамой, решили подарить тебе нечто... необычное, - улыбнулся отец. - Пойдем, посмотришь свой "подарочек".
       Александру завязали глаза, и повели в гараж. Евгений Васильевич открыл "подарок" и завел мотор. Услышав басистое рычание мотора, Александр сорвал с глаз повязку и застыл, словно каменный.
       - Спасибо... - спустя некоторое время он очнулся и начал обходить и рассматривать машину. - Но это слишком дорого, я не могу принять такой подарок.
       - Ты получаешь эту машину вполне заслуженно, - приобняв сына сказала Дарья Сергеевна. - Я знаю, она тебе еще пригодится.
       
   Эпсилон Центавра, флот беженцев.
   Милинна сидела за штурвалом своего "Вепря", производя калибровку основных орудий перехватчика. После окончания, девушка устало откинулась на спинку кресла. Она только что закончила налаживание основных систем перехватчика, подправила немного сбитые энергетические контуры двигателя и наладила орудийные системы. На лице Милинны виднелась темно-серая клякса от машинного масла. Замигал коммуникатор. В воздухе появилась проекция женщины-кибера в военной форме:
   - Ваше Высочество, адмирал Эрион вас уже битый час ищет, - строго сказал искин. - Он просил Вас подняться на мостик. Срочно! - с этими словами, Катарина отключилась.
   Милинна тяжело вздохнула и вылезла из "Вепря". Она забежала в свою каюту, умылась и переоделась в офицерскую форму.
   Эрион нервно мерял шагами мостик. Двери с шуршанием разъехались и на мостике появилась Милинна:
   - Здравствуй, дядя, - улыбнулась она адмиралу. - Что случилось?
   - Боюсь, что мы проиграли эту войну, - грустно ответил Эрион. - Наш последний мир пал. Остатки военного флота, включая крейсер "Незыблемый", погиб во время ожесточенной схватке за систему Сигма Скорпиона. Твой брат, Веего, погиб вместе с крейсером... - адмирал вытер слезу со щеки и продолжил. - Теперь ты, Милинна, являешься наследницей престола Ир'Рэя.
   - Я знаю, дядя, - всхлипывая, отозвалась она после минуты молчания. - Надеюсь, жертва моего народа и старшего брата была не напрасна...
   - Я уверена, что вы будете великой правительницей, - сказала Катарина.
   - На все воля Создателей, - грустно улыбнулась Милинна и ушла с мостика.
   Адмирал и искин остались наедине. Адмирал устало опустился на кресло и взял в руки стакан с водой. Эрион был озадачен: что дальше? Куда они теперь пойдут? Флот беженцев состоит из 157 000 вымпелов, причем около 45 процентов - гражданские и транспортные суда. Все было организованно по приказу его брата. Король Астарий всегда заботился о своем народе, за что его и любили. Эх, его помощь была бы сейчас совсем не лишней... Его тяжелые мысли прервала Катарина:
   - Адмирал, вас просит на связь искин дредноута "Камарканд"!
   - "Камарканд"? - вздрогнул Эрион. - Он же пропал больше сотни лет назад! Откуда он взялся?!
   - Меня угнали эти *цензура* айоры! - на мостике появилась голограмма кибера в форме адмирала. - Сначала шайка этих недоносков отключила мою матрицу, затем - угнали корабль! Потом еще пришлось из-за них переносить корабль в подпространство, чтобы не превратить Землю в новый пояс астероидов! И вот теперь, когда мне удалось восстановить связь, я добился аудиенции с адмиралом. Надеюсь, я исчерпал ваши вопросы по поводу моих "приключений"?
   Эрион и Катарина удивленно уставились на кибера. Тот наклонил голову набок, будто спрашивая: "А что такого?" Наконец, пропавший искин нарушил тишину:
   - Кстати, забыл представиться: меня зовут Антрий, - он сделал полупоклон. - Я искин дредноута "Камарканд" флота Герсанской империи. Также я первый адмирал среди искинов.
   - Я многое о вас слышала, брат, - сказала Катарина. - Но никогда не думала, что встречу вас. Где вы сейчас?
   - Я сейчас в "межмирье" и мне нужна помощь: у меня тут голодают четыре имперских легиона. Запасы продовольствия практически на исходе. Прошу, отправляйтесь к нам. Тем более тут безопаснее, чем у вас. Я перехватил сообщение разведывательного дрона Айорского империума: вас обнаружили. Через несколько часов сюда прибудет армада айоров и превратит вас в кучу космического мусора. Я уже передал Катарине координаты портальной привязки. Оповестите другие корабли вашего флота. До встречи, нэрр адмирал, - с этими словами Антрий отключился.
   Эрион сидел и растирал виски: столько проблем сразу навалилось... Айорский дрон... Как же они могли его проглядеть? Неважно. Сейчас главная задача - выжить. Он встал с кресла, поправил форму и попросил Катарину связаться со всем флотом. Затем, адмирал отдал приказ о мобилизации и перестроении флота для отправления в "межмирье".
   Спустя минут пятнадцать, флот выстроился в походном построении. Вдали, прямо по курсу, образовалось огромное пятно портала. Флотилия беженцев прошла сквозь темно-серое марево. Когда портал захлопнулся, в системе открылся другой, из которого выплыла целая армада дисковидных крейсеров Айорского Империума.
   "Межмирье". Загадочный мир, напоминающий огромную зеленоватую туманность. Корабли беженцев проплывали мимо завитков зеленого тумана. Эрион рассматривал "межмирье" с обзорной части мостика. Зрелище завораживало! Адмирал видел многие туманности, но такую красоту еще не встречал! Слева по курсу начал выплывать циклопический корабль. Дредноут "Камарканд". Иссиня-черный клин, длина которого соответствует двум диаметрам нашей Луны, неспешно плыл в сторону флота.
  
   Два месяца спустя. Земля, Россия, город Н-ск.
       Будильник начал бешено звенеть, за что кубарем полетел на пол. Александр очень устал после вчерашней поездки в соседний город. Отец попросил его привести ему пару деталей для машины.
       Александр быстро вскочил с кровати: он опаздывал. Он быстро схватил тетради, ручку, планшет и засунул в сумку. Благо, что у него была машина: пешком из его дома идти добрых полчаса. Он еще ни разу не приезжал на машине. Александр надел свои черный костюм с галстуком и черные туфли: в школе очень строго с формой. Он вихрем залетел на кухню, быстро выпил кофе с бутербродом. Затем он зашел в гараж.
       Он открыл дверь, закинул сумку назад, завел машину. Ворота гаража бесшумно разъехались, и он выехал на дорогу. Весь путь занял минут десять, не больше. Он припарковал своего коня напротив школы. Он быстро забрал вещи, закрыл машину и помчался на урок. Первый урок - английский. Благо он успел прийти. Если он хотя бы на минуту опоздал, то его уже бы ругали хором завуч и учитель. Он не любил этого: уж хватило одного раза!
       Александр забежал в класс. До звонка еще десять минут.
       - Уфф, - вздохнул он. - Еще немного и я бы опоздал.
       - Привет, Алекс! - прозвучало сзади.
       - А, привет Андрей, - выдохнул Александр, приземлившись за парту. - Вы там помирились или как?
       - Ну, вроде того, - он кивнул в сторону Кати, которая многозначным взглядом смотрела на них. - Но у меня есть подозрения, что она все еще дуется.
       - Доброе утро, 11 "А"! - поприветствовала Евгения Петровна.
       Их в классе было немного: всего 19 человек. Урок шел своим чередом: учитель долго и нудно объяснял, как правильно расставлять знаки препинания в предложении, а ученики, за некоторым исключением, сидели в социальных сетях и просто болтали. Но было достаточно тихо: ученики особенно не орали при учителе.
       Затем был самый скучный урок - биология. Не смотря на множество интересных фактов, биология так и осталась не очень интересной: бесконечное множество химических цепочек, мутаций, обменов генами и так далее. Однако сегодня урока не было: учитель заболел. Но они сидели в классе тише воды и ниже травы: уж очень не хотелось идти к завучу. Он очень строгий.
       После сорока минут ничегонеделания, они отправились на страноведение. Оно в школе ведется на английском. Учитель у них тот же, что и английского - Евгения Петровна. Тема урока: "Американское правительство". Александру эта тема не нравилась. Он вообще любил систему коммунистов, как он сам говорил "из-за правильного распределения сил в госаппарате". Они с Андреем сидели у окна и задумчиво играли в шахматы на планшете. Более интересного занятия не нашлось. После двух выигранных и одной проигранной партий, он отказался играть и, подперев подбородок, задумался.
       События последних двух месяцев были отнюдь не утешающими. Было введено множество санкций по отношению к России. Теперь мнения россиян никто не слушал. Понятно, что все это готовилось довольно долго и тщательно. Россия всегда была костью в горле для западной цивилизации. Бои уже идут. Черноморский флот пока держится, но оборона уже дала трещину.
   В класс вбежала директриса с бледным и напуганным лицом:
       - Собирайте вещи и бегом по домам! - приказала она. - И скажите всем, что ни шагу из дома! Козак, пройдемте со мной.
       Александр послушно встал и вышел из класса с директором.
       - Вы, однако, были правы, молодой человек, - сказал директор, когда они остались наедине. - Ваше расследование оправдало себя. США на самом деле создавали плацдарм на Ближнем Востоке и в Восточной Европе...
       - К сожалению, - грустно ответил тот. - Но мы еще не проиграли. Война только начинается!
       - Надеюсь, что вы правы... Ну-с, идите. Больше не смею вас задерживать.
       - До свиданья. Надеюсь, что увидимся.
       Он вбежал в класс, взял вещи и помчался на улицу. Его ждали Андрей и Катя.
       - Ну что, поехали? - весело спросил Александр.
       - На чем, Алекс? - недоуменно спросила Катя.
       - На моем "БМВ", конечно!
       - Стоп! У тебя есть машина?!
       - Уже полгода. Поехали, по дороге поговорим.
       Они втроем сели в машину. Александр выехал на дорогу и помчался домой. Друзья разместились в машине и включили радио. Только тревога и инструкции. Больше ничего: ни новостей, ни каких либо ответов на происходящее. Андрей нервно ерзал на сидении:
   - Черт, черт, черт! Нашли время!
   - Спокойно, - пытался успокоить его Александр. - Сейчас важна не твоя, несомненно, блестящая карьера физика, а важна защита наших ценностей и истории. Нас пытались порвать, как порвали Югославию. Но обломали зубы об наш народ. Теперь они пытаются уничтожить нас вручную.
   - Спасибо, успокоил! - вспылил Андрей.
   - Эй, а кто говорил что будет просто, дружище? Война это тебе не игрушка, которую можно сломать и выбросить. Война сама тебя сломает и выбросит.
   - Да уж, с этим не поспоришь...
       
       Александр отвез своих друзей по домам. Сам он отправился за город: на холм, рядом с пригородом.
       Александр заехал на холм, заглушил машину и вышел из нее. Вокруг - ни души. На сумрачном небе начали появляться первые звезды. Было очень тихо. И эта тишина настораживала Александра. "Затишье перед бурей", - подумал он. Александр достал бинокль и начал осматривать горизонт. Вдали, со стороны трассы, послышался гул моторов. Александр резко перевел взгляд на трассу и ужаснулся: по трассе ехали 15 грузовиков с пехотой, десять "Хамви" и два "Абрамса".
       - Твою ж ... - невольно вырвалось у Александра.
       Он быстро сел в машину и помчался в город. Александр позвонил Андрею и Кате. Он сообщил, что к городу идут американцы. Когда Александр закончил, он уже был дома.
       Дома было опять пусто, и Александр включил новости. Новости были отнюдь не утешающие: половину Южного Федерального Округа захватили американцы, Россию исключили из ООН, как, впрочем, и некоторые другие страны: Украину, Белоруссию, Китай, Японию и так далее. Украина и Белоруссия были захвачены полностью. Сейчас идут бои под Петербургом. Юго-запад России также захвачен, а войска НАТО уже направляются на восток. Александр выключил телевизор и отправился на крышу, захватив бинокль. Дом стоял на возвышенности, поэтому город лежал как на ладони.
       Он сел на крышу и смотрел на въезд. Он ждал. И ждать пришлось недолго: в город начал въезжать, ломая все, что попадалось на пути, танк. Следом ехали грузовики и "Хамви". Весь строй замыкал другой танк. Колонна остановилась, и из грузовиков начали выходить солдаты. Всего солдат высадилось около 170 человек. У поста ДПС, перед въездом в город, выстроились полицейские, выхватив оружие. Полицейские начали пальбу, но тут же замолчали: "Абрамс" выстрелил осколочным по защитникам. От последних на земле остались лишь лужи крови, остатки тел и одежды.
       Солдаты разбились на несколько групп. Эти группы начали заходить в дома, выводить оттуда мужчин, женщин, детей и стариков. Всех собирали в одну кучу. Спустя час на улице стояло много народа из ближайшего района. Тех, кто пытался сопротивляться, оглушали прикладом и волокли бедолагу ко всем. Особо прытких расстреливали на месте. Народу становилось все больше и больше.
       Александра от мыслей отвлекли крики внизу, и он кинулся к выступу. Это была его мать, схваченная двумя солдатами.
       - Держись! Я сейчас спу... - Александра оглушили подоспевшие вояки.
       Он очнулся спустя час. Александр был рядом с другими людьми. Но он заметил, что это - подростки 12-24 лет. Как-то пробившись на внешнюю сторону толпы, Александра прошибла холодная ярость: расстреливали всех, кто был старше 24. Он посмотрел направо и разозлился еще больше: множество трупов в одной куче... Стариков и совсем молодых... Чудовищно. Александр кипел от злобы и горя: война постучалась в дверь внезапно. Он увидел, как ведут его родителей. Тех, кого он любил больше всего на свете. Он в ужасе смотрел на них: одежда порвана, у отца все лицо в крови, у матери на руках ссадины от ударов. Мать плакала и молилась. Отец держался, но было видно, что он еле стоит на ногах. В их глазах была видна отвага: они не боялись умереть. Родители глазами нашли сына в толпе и грустно улыбнулись. Оба тихо сказали: "Прости нас, сынок... Борись до конца...". Солдаты вскинули карабины и сняли с предохранителя. Александр вскрикнул:
       - НЕЕЕЕЕТ!!!
       Раздались выстрелы, гильзы со звоном ударились об плитку. Родители упали наземь, убитые этими бесславными "героями". Александр упал на колени и начал бить о землю кулаками. С его глаз покатились слезы. Эту потерю он уже никому и никогда не простит. Он закрыл лицо окровавленными ладонями и завыл. Завыл от боли, от страданий. Он проклинал этот день и этот час. Его душу переполняла ярость. Он был готов перебить эту кучу сволочей голыми руками. Но здравый смысл все же побеждает над эмоциями.
       Александр с трудом поднялся на ноги и, шатаясь, отошел от толпы. Вдруг он заметил стаявшего у стены солдата. Было темно. Александр тихо, словно хищник, сзади подошел к солдату, который спокойно курил, выхватил нож и перерезал ему горло.
       Когда он вернулся, палачи уже закончили. Обозленные подростки могли их разорвать в клочья, но сдерживали себя: умирать не хотел никто. Большую часть увели под охрану. Чуть позже подъехали еще несколько грузовиков с солдатами. Американцы в это время пьянствовали в каком-то кафетерии, отмечая свою "победу". Единственный кто не пил, был капрал Стен Макферсон. Он вышел на улицу покурить. И тут он почувствовал чью-то руку на плече. Это был Александр.
       - Вы, как я понимаю, главный? - холодно спросил он.
       - Да, вы не ошиблись, - спокойно ответил Макферсон.
       - Я хочу спросить у вас разрешения на похороны наших родных.
       - Я разрешаю. Но учтите: у вас 9 дней на все про все.
       - Благодарю вас, сэр - все так же холодно ответил Александр.
       "Хмм... - подумал капрал. - Похоже, что мои поиски завершены. Надо будет связаться со штабом..."
       "Мне этого времени с лихвой хватит, - подумал про себя Александр. - Ничего, господа хорошие, вы еще поплатитесь!" Он исчез так же быстро, как и появился. По дороге он позвонил своим друзьям и сказал, чтобы все ждали у охотничьего магазина...
       

Глава 2

       

Первый бой

       Земля, Россия, город Н-ск.
       По пустынному проспекту шел юноша. Вокруг него - сплошные обломки и руины. Вдали слышались плачь и пьяные крики. Александр шел, не обращая ни на что внимания. Он сегодня получил такой удар, от которого оправиться очень и очень сложно: он потерял родителей. Впрочем, всех в городе постигла его участь. Никто не хотел себе такой судьбы... Но кто ее спрашивал? Она творит жизнь, а не мы.
       Александр шел в сторону выезда. Вокруг были многоэтажки, но шел к отдельно стоящему дому. Прямо в ее подвале находился склад оружия для черного рынка. Но это знал только Александр. Для всех остальных этот подвальчик был просто магазином для охотников.
       Наконец, Александр достиг своей цели. У входа находились Андрей, Катя, Умар, Михаил и Матвей. Это именно те, кто были для Александра друзьями. Друзьями, которые никогда не придадут. Все они стояли и о чем-то говорили, не заметив, как подошел Александр:
       - Здравствуйте, ребята! - грустно позвал он их. - Сочувствую о ваших потерях...
       - Здравствуй... - так же грустно ответил Андрей. - Взаимно. Сегодня просто самый черный день в наших жизнях...
       Все поздоровались и обменялись сочувственными словами. Они все друг друга отлично знали, их родители дружили, поэтому боль была общая.
       - Но как мы зайдем? - спросила Катя. - Ключа-то нет...
       - Действительно, Алекс, как? - добавил Матвей.
       - Вот как, - ответил Александр, доставая связку ключей из кармана.
       Он спустился по лестнице, отворил дверь и вошел внутрь. Остальные последовали за ним.
       - Ха! А как мы будем с охотничьими ружьями сражаться?! - недоуменно спросил Михаил. - Ты вообще понимаешь, что делаешь?!
       - Конечно, Михаил, я понимаю, - с еле заметной ухмылкой ответил Александр, открывая какую-то дверь. - Прошу!
       Все вошли и ахнули: внутри оказался огромный арсенал оружия! Самые разные виды вооружения: начиная с пистолетов и гранат заканчивая тяжелыми пулеметами. Всего было где-то 200 видов оружия. Матвей сразу пошел осматривать штурмовые винтовки, Михаил - пулеметы, Умар и Андрей - реактивные гранатометы. Все нашли оружие по вкусу.
       - Но откуда... - начал, было, Матвей.
       - Мне один мой друг помог, - спокойно ответил Александр. - Его шеф этот арсенал передал ему, а он - мне. Берите все что нужно. Я подгоню машину.
       Спустя полчаса он вернулся. Его ждала очень интересная картина: во дворе его ждали ребята в бронежилетах и с отличным вооружением. Вокруг лежало несколько крупных контейнеров с боеприпасами и оружием. "Хмм... Хорошо, что я взял "Дефендер". Иначе мы бы просто это не увезли", - подумал Александр.
       - Ну что, братцы, складывайтесь и поехали: завтра у нас будет тяжелый день, - позвал их Александр.
       На все про все они потратили полчаса: нужно было загрузить боеприпасы и само оружие. Вся эта утварь: патроны, боеголовки и гранаты - заняли практически весь багажник. Все накрыли одеялом, и ребята отправились по домам. Нужно было выспаться: завтра - похороны.
       
       Ранее весеннее утро. Оно было теплое и солнечное. Но вместо радости на лице скорбь. Похороны. Только не одного человека, а практически всего города. Юноши усердно работали лопатами. Девушки плакали и мучились от боли: вчера умерли их родители. Все, кто был им дорог.
       Все закончили к вечеру. Народ разошелся. Остался только Александр. Он стоял над могилой своей семьи. Ярость и скорбь переполняли его душу. Он не собирался с этим мириться: убийцы гуляют на свободе и их никто не может судить. Александр решил совершить то, что многие считают безумством - произнести клятву крови. Он достал нож из кармана и произнес:
       - Я, Александр Козак, клянусь над могилой своих родителей, что отомщу за каждого, кто здесь похоронен. Я не сниму с себя это бремя, пока палачи не отплатят сполна. Да будет так!
       Он рассек себе ладонь. На землю упали капли крови. Александр почувствовал резкую боль. После окончания ритуала он перебинтовал руку. Он развернулся и собирался уходить. Но его остановил неестественный туман. Из последнего вышла высокая девушка - Этна. Она же - одна из последних магов Жизни.
       - Здравствуй, Александр, - поприветствовала она своего старого друга. - Давно мы с тобой не виделись.
       - Здравствуй, - ответил он. - Лет десять точно.
       - Некрос услышал твою клятву. Он ждал этого часа очень долго. Его беспокоит сегодняшняя ситуация: на фронтах появились демоны. Они исполняют приказ некого Триумвирата. Обычный человек не способен убить демона. Поэтому я здесь.
       - Хмм... Я кое-что знаю об этом...
       - Мой брат попросил меня превратить тебя в демона. Он выбрал тебя, ибо ты человек способный на очень многое. Ты согласен принять это бремя, друг мой?
   Наступило молчание.
       - Я согласен! - решительно ответил тот.
       - Хорошо, Александр. Только будет немного больно.
       С уст Этны полилось заклятие Метаморфоза. Оно очень сложное и энергоемкое, поэтому применяется только в исключительных случаях. Александра окутала черная дымка, и сомкнулось в кокон. Он поднялся над землей и начал вращение вокруг Александра. Из кокона доносились мучительные крики боли. Все-таки изменение внутренних органов, мышц и костей не протекает безболезненно.
       Этна остановилась. Кокон медленно опустился на землю и начал рассеиваться. Из растворившейся дымки появился Александр. Внешне он остался таким же, как и был до превращения. Но внутри он сильно изменился: мозг стал работать в разы лучше, обострились слух и зрение, поменялись цепочки генов, которые отвечают за долголетие, состав клеток костей приобрел новые элементы, кости стали прочные как сталь и так далее. А самое главное - он приобрел способность регенерации поврежденных тканей и органов.
       - Это еще не все, друг мой, - сказала Этна. - У меня есть еще кое-что: парные мечи и Живая броня. Эти вещи помогут тебе в будущем.
       - Благодарю, - ответил Александр, принимая подарки.
       Александр сначала примерил броню. Недаром ее назвали Живой: она словно черное, как уголь, живое существо подстроилась под Александра. Теперь броня смотрелась как единый монолит. Не смотря на то, что на ней не было видно швов, она была очень удобна, легка и подвижна. Голову закрыл шлем с треугольной прорезью, закрытой прозрачной пластиной черного цвета. За спиной появилась пара ножен. Александр взял в руки Клинки, и они вспыхнули голубым пламенем.
       - Хмм... Интересно, - восхищенно сказал он и вложил клинки в ножны.
       - Согласна, - сказала Этна. - Но я не рассказала о них. Мечи сделаны из сверхметалла, который способен разрубить любой предмет, словно нож - масло, адамант. А броня сделана из очень прочного и легкого сплава - химерена. Этот сплав также умеет восстанавливать самого себя, так как он имеет интеллект, в прямом значении этого слова. Такая броня способна выдержать прямое попадание из гаубицы.
       - Я тебе весьма благодарен. Чем же я могу...
       Внимание Александра привлек странный шелест прямо за его спиной. Он развернулся и увидел Макферсона. Александр выхватил клинки и собирался атаковать капрала, но его остановила Этна:
       - Посмотри, что он делает.
       Александр присмотрелся: Макферсон возлагал цветы на могилы. Александр не знал, что не он приказал этого делать. Сам Стен очень ненавидел то, что делает армия. Сейчас он стоял над могилами невинных людей, которых убили его "подопечные", и шептал:
       - Простите меня... Я не смог их остановить...
       Александр смотрел на капрала и анализировал его поведение. Разгребая рой мыслей, он пришел к выводу, что его внедрили в армию для какой-то цели. Какая-то спецслужба. Явно не Западная и явно не наша. "Интересно... Кто же ты?" - спросил Александр сам себя.
       
       Александр ехал к своим друзьям. Под его чуткое руководство попало еще одно инженерное чудо - внедорожник "Мародер". Лично Александр остался доволен: эту махину уничтожить очень сложно. В машину поместится весь отряд, такая она была огромная. Александр помрачнел: вчера всех подростков, за исключением его и его друзей, заперли в своеобразные "казармы", а детей увезли грузовики. И, судя по тому, что он слышал во взломанном эфире американцев, сюда пришлют подкрепление: пара грузовых и шесть штурмовых вертушек.
       Александр сверился с часами: полночь, как он и договаривался с группой. Рядом с ним сидел мужчина лет 35. Макферсон с большим удовольствием решил помочь после разговора на кладбище. Александр понимал, что делает, но что скажут его друзья...
       - Вот и приехали, капрал, - сказал Александр, выбираясь из "танка".
       - Это еще кто такой?! - вскрикнул Матвей. - Ты что, Александр, с ума сошел?! Он же наших родителей убил!
       - Спокойно, - отозвался Стен. - Я хочу вам помочь. Это мое дело тоже. Американцы тоже забрали у меня родителей. Мой отец работал в ЦРУ, но его обвинили в шпионаже в пользу России. Ночью к нам в дом ворвались агенты и убили моих родителей, а меня самого забрали в приют...
       - Понятно и искренне сочувствую. Но я все равно слежу за тобой! - рявкнул Матвей.
       - Как хочешь, - спокойно ответил капрал.
       Когда неурядицы закончились, Александр попросил Андрея изложить план действий:
       - Добрый вечер, господа! Итак, дела обстоят не слишком утешающие: завтра в полдень в город прибудет подкрепление. Но, к счастью, мы обрели очень полезного союзника - капрала Макферсона. Насколько нам известно, американцы устроили посадочную площадку перед почтой, - Андрей развернул карту на столике. - Это местоположение очень удобно для нас и губительно для них. Мы можем взять их в "клещи" с двух сторон: со стороны железнодорожного моста и со стороны Первомайского проспекта, - Андрей провел две красные линии. - Теперь требуется распределить людей по группам. В группу отвлечения пойдут: Михаил, Матвей, Умар. Вам, парни, удостоена честь открывать праздник. Ликвидацией займется Александр и Этна, учитывая их невероятные способности. Прикрытием и наблюдением займемся я, Катя и Стен. Вопросы есть?
       - Конечно! Андрюха, нас же там, на мясо нашинкуют! - крикнул Михаил. - Ты это в расчет не принимал?!
       - Не волнуйся, Михаил, у меня есть для тебя игрушка, - ухмыльнулся Александр и показал ладонью назад.
       Михаил посмотрел туда и обомлел. На него сейчас грозно, с высоты четыре метра, уставился спаренный пулемет.
       - Вот с этого и надо начинать! - весело заметил Михаил.
       - Эта махина вас защитит, - сказал Александр. - В ней есть бойницы для стрельбы и спаренная многоствольная пушка. Так, - потер ладони он. - Пора на исходные точки. Удачной охоты!
       
       Дождь лил как из ведра. Темно-серое небо то и дело освещали голубоватые молнии. Да уж, отличное утро, ничего не скажешь... Андрей и Стен с большим интересом рассматривали кутерьму внизу: солдаты что-то постоянно таскали, некоторые курили, а некоторое вообще спали прямо на ящиках. Неподалеку стояли грузовики и "Хамви". Да, денек будет долгий...
       Александр тоже наблюдал эту картину и тихо грустно усмехался: эти "герои" два дня подряд пили, а сегодня у некоторых жуткое похмелье. Он стоял в своей новенькой броне. Рядом стояла Этна в практически такой же броне, только она была немного видоизменена. У них за спинами в ножнах лежали мечи, которые ждали, когда их промокнут в крови...
       Матвей нервно съежился в сидении: его не покидало чувство, что его сегодня убьют. Единственное его утешало то, что он сейчас внутри хорошо бронированной машины. Михаил с любовью протирал стволы своей новой игрушки. Умар же... Умар же просто спал.
       Рация захрипела и обе группы услышали голос Андрея:
       - Красная группа, Синяя группа, как слышите, парни?
       - Слышу прекрасно, Наблюдатель, - откликнулся Александр.
       - Слышимость отличная, Наблюдатель, - передал Матвей.
       - Итак, настал момент истины... Начинаем операцию через четыре минуты. Советую помолиться. Надеюсь, что вы справитесь... - Андрей сделал короткую паузу. - Удачной охоты! Это Наблюдатель, конец связи.
       
       Дождь мерно барабанил по крышам броневиков. Рядовой Уорд спокойно чистил свою винтовку, время от времени выпивая воды: у него была жуткая жажда. Его братья по оружию или сновали туда-сюда, или спали, иногда прямо на асфальте. Некоторые остались сторожить подростков. Уорд посвистывал незатейливою мелодию и думал: "Зачем столько солдат? Ведь здесь все тихо и спокойно. Только дурак решиться напасть на нас".
       В небе вспыхнула красная ракета. Лагерь заметался. Уорд перезарядил свою винтовку и встал в круг обороны. Было тихо. Крайне тихо. Никому это не нравилось. Все чувствовали: сейчас будет бойня. Они-то потеряют немного, но все же... Вдали, со стороны моста, послышался рев мотора. Из-за поворота выехал броневик и начал пальбу из спаренного пулемета.
       - ЛОЖИСЬ!!! - прогремел в воздухе приказ. - "ХАМВИ", СТРЕЛЯТЬ НА ПОРАЖЕНИЕ!!!
       Стрелки попадали по машине противника, но безрезультатно. Броневик остановился боком в 70 метрах от оборонной линии. Из его бойниц добавилась еще одна пулеметная очередь. За линией обороны также началась стрельба: откуда не возьмись, появились две живые молнии, за которыми оставались разрубленные надвое солдаты. Уорд испугался: вот какая, оказывается, его погибель...
       Александр с огромной скоростью пронесся между солдатами, оставляя на их месте половинки трупов. Осталось немного. Андрей и Красная группа уничтожили все "Хамви", так что осталась только пехота, да и той немного. Из парка выехали оба танка и начали наводить орудия на Красную группу. Александр со сверхзвуковой скоростью помчался к танку, прыгнул, замахиваясь, и разрубил танк на три части. То же случилось и со вторым, но он успел выстрелить...
       - Красная группа, прием... Красная группа, как слышите?... - слышал отрывки контуженый Матвей, но не смог ответить и впал в бессознательное состояние.
       
       Матвей очнулся спустя час. Кряхтя, он поднялся с койки и схватился за левую ногу - она была полностью перебинтована. Ранение было серьезным, но не летальным. Кровотечение удалось остановить, осколки вынули, обработали, зашили и забинтовали. Рядом в палате лежали Михаил и Умар. У первого ранение в правое предплечье, а у второго - в живот. Обоих удалось спасти. Сейчас они отдыхали и оправлялись от ран. Время от времени в палату забегала медсестра и проверяла состояние раненых.
       Александр стоял на площади и разрабатывал дальнейший план действий. Через полчаса сюда прилетят вертушки. С ними они справятся, но что же дальше? На фронт нельзя: ребята слишком молодые и они еще не оправились от шока. Остается только один выход: отправится на север, в Сибирь. Но куда именно?
       - Александр, у меня есть важный разговор с глазу на глаз, - прервал его Стен.
       - Конечно, Стен, - ответил тот.
       Они зашли в один из домов и Стен передал ему какую-то бумажку. Александр развернул эту бумажку и увидел на ней координаты.
       - Это то место, куда нам нужно отправиться, - прервал молчание капрал. - Там вас ждет одна очень важная вещь.
       - Хмм... Забавно, - сказал Александр. - Но...
       - На все вопросы отвечу там. Сейчас не то место и не то время.
       Александр разочарованно кивнул и вышел на улицу. Его ожидали спасенные ребята. Теперь он за них в ответе. Александр поднялся на импровизированную трибуну из обломков и начал свою речь:
       - Здравствуйте, друзья! Настали сложные времена. Насколько мне стало известно, мы находимся в окружении. Сражаться нет смысла, ибо мы падем под натиском огромной армии противника. Я прошу вас собрать все необходимое и отправиться в Сибирь. Там сейчас намного безопаснее, чем здесь. Я предлагаю это не потому, что я трус. Если мы погибнем, то кто будет защищать Родину? Кто будет хранить духовное и культурное наследие? Кто, если не мы?! Для них - это просто земля, а для нас - Отчизна! Это та земля, за которую многие годы боролись наши предки. Так воздадим же им должное, друзья!
       Все согласно закивали. А Александр продолжил:
       - Сейчас вы должны разойтись по домам на некоторое время: противник не должен увидеть, что здесь что-то не так. Когда закончим мы вас позовем. Удачи!
       Все моментально засуетилось. Спустя час на площади осталось 70 человек, переодевшихся в американскую форму. С запада послышалось гудение винтов: прибыли подкрепления противника. Но, как оказалось, это были только боеприпасы. "Апачи" окружили вертолеты с грузом. Пилот Рейндэлл сообщил по рации маршалу Аместе:
       - Мы прибыли на место, мэм. Все чисто, только наши.
       - Отличная работа, рядовой! - весело ответила Аместа. - Если будет подозрительное движение - огонь на поражение!
       - Так точно! Это "Ястреб -2", конец связи.
       У восьмерых солдат на земле было по переносной системе ПВО, оставленные американцами. Александр поставил радиолокационные помехи и приказал:
       - Подготовить ракеты! Наводка по вертушкам! Три! Два! Один! Пли!
       В сторону вертолетов помчались ракеты. Пилоты были в шоке: их атакуют их же солдаты! Вертолеты не успели отклониться от курса и все превратились в фейерверк.
       

Глава 3

       

Узник

       Земля, Россия, город Н-ск. Два дня спустя.
       На Н-ск спустилась ночь. Небо было покрыто россыпью звезд. Александр задумчиво сидел на крыше высотного здания и наблюдал за происходящим внизу. Люди сновали туда-сюда, перекладывая вещи, собирая продукты и распределяя людей по машинам. Андрей посчитал нужным взять автобусы в дополнение к военным грузовикам: места для людей и багажа просто не хватило бы.
       Во время разведки пути, возникла еще одна проблема - райдеры. Это были группировки на машинах, которые вылавливали и убивали людей, которым удалось сбежать из городов и поселков. Костяком райдеров были предатели, которые испугались отправиться почивать в мир иной или просто за деньги. Командирами, естественно, были американцы. Как говориться - доверяй, но проверяй. Александр тяжело вздохнул: мирная жизнь миллионов, если не миллиардов, человек рухнула. После той ночи он не мог выспаться - спал урывками из-за кошмаров. Единственное, что его утешало, было то, что рядом с ним его друзья.
       За спиной послышался скрип двери и из-за нее выскользнул Андрей.
       - Добрый вечер, - поздоровался Андрей.
       - Добрый, - ответил Александр. - Как прошли сборы? Никто не противился?
       - Все прошло довольно неплохо: у нас теперь достаточно водителей, так что можно отправляться. - Андрей задумался и продолжил. - Ты как себя чувствуешь?
       - Тяжко мне, очень тяжко... - ответил ему Александр и повернулся к собеседнику. - Я взял на себя ношу, которую вряд ли смогу понести. Но я должен. Жизни этих ребят теперь на моей ответственности. Все они...
       - Не забывай, что у тебя есть мы. Мы поможем тебе нести это бремя через будущие годы войны и террора.
       - Спасибо. Ты пришел как нельзя кстати.
       Александр встал, похлопал Андрея по плечу и они вдвоем спустились на улицу.
       
   "Межмирье", дредноут "Камарканд"
   Антрий стоял на мостике дредноута и размышлял о событиях недельной давности: его агент, внедренный в армию НАТО, прислал довольно интересные сведения. Сообщение содержало фотографии и личные данные очень интересного молодого человека. Лицо юноши было искину очень знакомым, но он был не уверен в своих догадках. Не смотря на то, что искины -- частью органики, а частью -- суперкомпьютеры -- они рассуждают так же, как и обычные люди, сомневаясь. На мостик вошел легат Лерий, предводитель легиона "Детей Тьмы", и спросил:
   - Ну, как, дружище? Есть зацепки?
   - Есть, Лер, но очень смутные. Мой агент прислал мне фотографию мальчишки. Довольно интересный объект для изучения. Если интересно, взгляни, - Антрий включил голограммы с фотографиями. - Что скажешь?
   - Хм... - Лерий задумался. - Он очень похож на... Быть не может!
   - Может, еще как может. Нам необходимо с ним встретится. У меня множество вопросов к нему. Сейчас это, к сожалению, огромная проблема: он в окружении и по дорогам патрулируют мобильные отряды НАТО. Надо бы помочь нашему парню.
   - Мысль хорошая, попробую что-нибудь придумать...
   - Нечего думать, у меня есть идея. Через час выходим из "межмирья" в Солнечную систему. Мы должны помочь ему, иначе мы никогда не вернемся и не освободим свой дом.
   Спустя час вся флотилия вышла за Юпитером и затаилась. На коммуникатор Антрия поступил сигнал вызова. Он ответил:
   - Слушаю, Стен.
   - Антрий, мальчишка ушел!
   - Как это -- ушел?
   - Он уехал отвлекать райдеров от основного эшелона. Если ничего не сделать, то, в лучшем случае, он попадет в плен. Про худший я вообще молчу...
   - Серос! Лерий! - искин крикнул в интерком.
   - Слушаю, нерр адмирал! - ответил тот.
   - Срочно поднимай звено "Гончих"! Мальчишка попал в беду!
   - Так точно, нерр адмирал! - Лерий отключился.
  
   Земля, Россия, недалеко от Н-ска
   Олег стоял на обочине и курил. Сегодняшняя ночь была просто прекрасна: теплая, безоблачная и тихая. Да и на трассе теперь спокойно -- всех, кто пытался убежать, переловили. Красота! Рядом, в машине, сидели его товарищи и американец. Предателем он себя не чувствовал, даже наоборот: теперь он -- свободный человек. И эта "заварушка" дала ему билет в новую и спокойную жизнь. Олег погладил свою новенькую нашивку "Освободительная армия". Вдалеке послышался негромкий рев машины. Олег повернулся в сторону гула и посмотрел в бинокль: в их сторону несся белый "БМВ". Парень подбежал к машине и, садясь, сказал:
   - У нас гости, ребята! Повеселимся?
   - Спрашиваешь? Конечно да! - ответил крепыш на соседнем сидении.
   Олег завел машину и вывел ее на дорогу.
  
   Александр мчался на огромной скорости. Нужно дать время Андрею, чтобы он смог увести караван в Сибирь. Александр просмотрел и продумал все варианты, но лучшим из них был вариант отвлечения мобильных групп от конвоя. Пусть он погибнет, но остальные будут жить. Будет жива надежда.
   Он отвлекся от мыслей и заметил недалеко машину. Александр пролетел мимо нее едва не задев. Началась погоня на выживание. Александр знал, что впереди еще как минимум четыре-пять постов, укрепленных танками и БТРами. Ему нужно навести шорох да такой, чтобы американцам было не до конвоя. Время. Андрей, учитывая его пунктуальность, уже выступил. Послышался гул. Гул не от машины и не от самолета. Над погоней пролетело несколько теней, Александр не смог различить даже силуэта тени, не говоря уже о самом объекте. Юноша промчался мимо первого бронированного поста, но вместо поста здесь были обугленные остовы танков и БТРов, от машин ничего не осталось, только дымящаяся куча пепла. Со следующим постом было то же самое, но на третьем его уже ждали. Только Александр подъехал к посту, как прогремел взрыв и ударная волна снесла автомобиль в овраг. Пару раз перевернувшись, покореженная машина осталась лежать на дне оврага. Машина начинала гореть. Александр с трудом выбрался из горящего автомобиля. На лице были капли крови вперемешку с потом, из разбитой губы немного текла кровь. К окраине оврага подъехала машина преследователей, из которой вышло пять человек. Глупо было полагать, что они оставят в живых Александра.
   - Майк, что делать с этим беглецом? - спросил парень в кожаной куртке.
   - Я свяжусь со штабом, - с американским акцентом сказал человек в американской форме. - Маршал приказала привезти парня в штаб, - спустя пару минут ответил Майк.
   - Понял! Глушите парня и в машину - шеф ждет, - ответил, как подумал Александр, их командир.
   К лежащему на земле парню подошли двое громил и прикладом оглушили Александра, отправив его в полное бессознательное состояние.
  
   Пару часов спустя. Город Мартынов, штаб группы "Браво-10".
   Аместа расхаживала по кабинету, размышляя о чем-то личном. В дверь постучали.
   - Кто? - требовательно спросила она посетителей.
   - Это капитан Майк МакРайт с пойманным беглецом, - чопорно ответил посетитель.
   - Прекрасно, заходи, - открыла дверь маршал. - Он в сознании?
   - Так точно, мэм.
   - Посади его на стул и свяжи. А то вдруг опять убежит.
   Капитан выполнил поручение. Аместа начала рассматривать юношу с огромным интересом: резкие, но в то же время правильные, черты лица, серые глаза, худой, высокий, черные, как уголь, короткие волосы и шрам через всю левую половину лица, придающий некий шарм сегодняшнему гостю. Окончив осмотр гостя, Аместа спросила:
   - Как зовут?
   - Мне нет резона отвечать на Ваш вопрос, маршал, - от гостя веял такой холод, что Аместа и Майк нервно поежились.
   - Отвечай, пока дают возможность, добровольно, - в голосе маршала слышались нотки стали.
   - Нет. Вам мое имя ни к чему, тем более что Вы все равно меня убьете, - Александр сплюнул под ноги Аместы.
   Маршал начала закипать. Никто и никогда не посмел делать так, как сделал этот поганый мальчишка! Он ответит за свои... Минуточку. Она взглянула еще раз на его лицо и ужаснулась - ОН жив! Придя в себя, она приказала Майку:
   - В тюрьму его. Пусть подумает о своем поведении.
   - Как прикажите, мэм, - ответил тот и вывел Александра на улицу.
   Они сели в "Хамви" и броневик помчал по дороге. Александр смотрел в окно: город стал настоящей военной базой за считанные недели. Они даже успели периметр установить, огневые точки поставить у ключевых точек. Вокруг частью целые, частью разрушенные здания. Александр отвернулся и задумался о происшедшем: сначала непонятный взрыв на трассе, затем загадочное исчезновение брони во время падения, странное удивление на лице местной командирши. Это было, отнюдь, очень странно. Машина остановилась, Александра вывели наружу и отвели в здание, больше напоминающее Алькатрас, нежели обычную тюрьму: высокие железобетонные стены, огромные стальные ворота, сотни метров колючей проволоки, куча башен с прожекторами и множество солдат. Парня завели в один из двух тюремных корпусов, где ему дали тонкий и жесткий матрас, подушку и не самое чистое белье. После фотографий и составления протокола, Александра отвели в довольно просторную камеру. Его конвоир крикнул через окошко:
   - Эй, Монах! К тебе соседа заселяют. Принимай гостя! - с этими словами Александра втолкнули в камеру и заперли на замок.
   Александр с трудом поднялся на ноги и начал осматриваться, но в камере, как ему казалось, он был один. Но со стороны двухъярусной кровати послышался тихий скрип и юноша обернулся. На втором ярусе сидел парень, одетый в черную куртку и с надетым капюшоном. Из-под капюшона Александр разглядел пару явно светящихся рыжих глаз. "Сосед" спрыгнул вниз и подошел.
   - Ну, здравствуй. Я Монах. А ты кто, незнакомец?
   - Я Александр. А какое твое настоящее имя?
   - Я никому не говорю свое имя при первой встрече. Только когда я начну доверять тебе, я назову свое имя.
   - Понял, Монах. Тогда можно другой вопрос?
   - Валяй.
   - Почему ты не показываешь лица?
   Монах усмехнулся и снял капюшон. Александр с неподдельным страхом посмотрел на своего собеседника: левая половина лица была одним сплошным ожогом, на щеке были прорехи, через которые были видны зубы, белок глаз был абсолютно черным, а радужки - светящимися и огненно-рыжими, на голове были короткие волосы, чудом сохранившиеся, большей частью, на голове. Александр только сейчас заметил, что у Монаха отсутствовала левая рука и левое колено было чуть согнуто. Они молчали долго, пока Александр не нарушил тишину:
   - Прошу прощения, а как так получилось?
   - Свою историю я поведаю, только сначала поведай свою, Александр.
   Александр рассказал о своих делах, опуская некоторые факты. Монах слушал молча, не задавая никаких вопросов. В его глазах плескался живой интерес. Когда юноша закончил, он начал, как и обещал, рассказывать:
   - У меня была семья, был дом. Но, когда война началась, в мой дом ворвались люди и забрали жену, маленького сына и меня. Когда я очнулся, было поздно: я увидел труп моей любимой, обнимающей маленький трупик нашего малыша... - Монах замолчал. - Я не выдержал такого удара. Во мне проснулась ярость - жгучая и неумолимая. После увиденного меня повели на расстрел, но я успел вытащить чеку из гранаты ведущего меня солдата. Взрыв превратил четырех палачей в безжизненные мешки с костями. Под шумок я убежал, успев украсть винтовку и патроны. Я долго солил этим доморощенным "героям": взрывал цистерны и машины с топливом, склады с боеприпасами, вытаскивал людей из казематов. За работу в одиночку и за черную одежду, напоминающую монашескую, мне дали кличку "Монах". Но шесть недель спустя меня поймали в Мин-Водах, когда я устанавливал взрывчатку на цистернах с бензином. Только закончив установку, подняли тревогу и я дал деру... Но далеко не убежал - меня поймали на месте. И, как назло, я наступил на кнопку взрывателя... Результат ты сам видишь.
   Александр хотел что-то сказать, но не смог - он был поражен до глубины души. Тут уже подошел смотритель и рявкнул:
   - Подъем! Бегом за инструментом и в шахты!
  
   Две недели спустя. Земля, Россия, Подкаменная Тунгуска.
   Андрей проснулся ни свет ни заря. Небо было еще ночное, до рассвета было еще много времени. Парень поднялся и, шатаясь, пошел к ручейку. Июньская ночь была очень теплая и чистый таежный воздух развеивал тяжелую сонливость. Умывшись, он вернулся и его встретила та же картина: спящий лагерь беженцев, окруженный, словно живой стеной, тайгой. Андрей, почесывая поясницу, направился к палатке. Жизнь хороша, когда забываешь о том, что кругом бушует война. Андрея беспокоило только одно - жив ли еще Александр? Без друга, ставшего для него родным братом, он чувствовал себя не очень-то уютно. Андрей не подавал вида, но червь беспокойства глубоко засел в его душе.
   Андрей, проснувшись от утреней трели птиц, поднялся со спального мешка потянулся. Покончив с небольшой разминкой и одевшись, он отправился завтракать. Солнце только встало, а лагерь уже суетился, словно муравьи в муравейнике, собирая палатки и уже не нужные вещи. Александр дошел до "столовой" и разместился рядом с Матвеем, Умаром, Катей, Этной и Стеном. Михаил был с другими ребятами. Кампания поприветствовала своего командира: Александр в плену, так что обязанности командира выполнял Андрей. Кончив с завтраком, лагерь быстро свернулся и отправился дальше по маршруту. Сегодня вечером их долгий путь, наконец, завершится.
   После того как Александр попал в плен, беженцы ехали практически не останавливаясь. Машины пришлось бросить в тайге, так как через буреломы они ехать не могли. Последние три дня они шли пешком, разбивая лагерь по ночам. Радовали чистый воздух и высокие деревья, пение птиц и журчание ручьев. Казалось, что сама природа пыталась защитить своих гостей, которые бежали подальше от всепоглощающей и всеразрушающей войны. Да, путь сложный, да, опасный. Но эти ребята смогли вырваться из блокады целыми и это уже чудо. Естественно были те, кто не питал особых надежд по поводу сопротивления и хотел сдаться. Таких ребят высаживали прямо посреди трассы - предатели им были не нужны. За каких-то десять дней беженцев покинуло тринадцать человек. После этого не осталось никого, захотел бы уйти к захватчикам.
   Уже смеркалось. Порядком уставшие люди подошли к границе лесного массива. Уже была видна большая поляна с кратером посередине. Стен объявил:
   - Мы пришли. Надо спуститься в кратер.
   - Зачем? - спросил Андрей.
   - Увидишь. Тебе понравится.
   Андрей не стал ничего спрашивать: он уже привык, что капрал дает строго дозированную информацию. Через некоторое время Андрей и Стен спустились в кратер, а остальные стояли на окраине по просьбе капрала. Они откапали в центре крупный зеленоватый шар. Стен постучал по нему и произнес:
   - Антрий, открывай ворота. Мы пришли.
   Как только капрал произнес последние слова, шар взмыл вверх на три метра, раскололся на четыре части. Две части опустились на землю, а две остались в воздухе, образуя прямоугольник. Пространство между осколками пошло рябью и через минуту открылся серебристое марево портала. Стен собрал удивленных людей в кучу и они вошли в портал.
  
   Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд"
   Беженцы появились в просторном ангаре дредноута. Вокруг суетился персонал, туда сюда сновали небольшие летающие дроны. Пораженная группа не заметила, как к ним подошел искин вместе с небольшой группой солдат.
   - Добро пожаловать на флагманский дредноут Герсанской империи "Камарканд"! - поприветствовал Антрий своих гостей. - Я искин этого корабля Антрий. Кто ваш командир?
   - Я командир, - ответил Андрей. - Временно.
   - Как так? Тогда где он?
   - Похоже, что он попал в плен.
   - Серос, Стен! Почему ты не сказал, что мальчишка не вернулся?!
   - Прошу прощения, нэрр, - ответил капрал. - Мальчишка дал мне особые указания.
   - Какие же?! - взбесился кибер. - Бросить его на верную смерть?! Он, Серос тебя дери, последняя надежда нашей империи! А ты все прохлопал! - искин отвлекся на вызов.
   - Вы что, знакомы, Стен? - шепотом спросил Андрей.
   - Да, Андрей. Он мой шеф.
   Они молчали долго, ожидая, когда Антрий закончит беседу. Спустя пару минут он, наконец, отвлекся и попросил сопроводить всех по их каютам. Андрея он попросил остаться. К искину и юноше подошел солдат, представившийся как легат Лерий ар Таур, после чего они втрое направились к транспорту к мостику.
   Спустя пару минут они уже были на мостике. Расположившись в удобных креслах и попивая прохладительные напитки, они проводили беседу. В основном говорил Андрей, рассказывая о бегстве из блокады, не опуская никаких подробностей. Антрий и Лерий слушали с неподдельным интересом. Спустя некоторое время, Андрей дошел до настоящего времени. Теперь слово взял кибер:
   - Сегодня я получил, как вы видели, сообщение. Была засечена сигнатура небывалой мощности, причем ее источником является известный нам всем юноша - Александр, - после произнесенного имени у Андрея округлились глаза. - Неизвестно, что там произошло, но теперь мы сможем его вытащить. Спецгруппа из легиона "Детей Тьмы" отправилась спасать твоего друга, Андрей.
   - Я весьма благодарен, Антрий, - ответил юноша. - Что теперь?
   - Ждем. Будем надеяться, что все будет хорошо. А тебе не помешает сходить в каюту и отдохнуть. Лерий тебя проводит.
   - Еще раз спасибо, - вставая с кресла, ответил Андрей. - Еще увидимся.
   - Конечно.
   Лерий и Андрей покинули мостик. Антрий остался в одиночестве, размышляя о том, что будет. Он был уверен - все будет, по воле Создателей, хорошо.
  
   За два часа до вышеописанных событий. Город Мартынов, Тюремный блок номер три.
   Александр шел, тяжело дыша: сегодня он работал почти без отдыха на каторге. Рядом шел Монах, периодически откашливаясь. Теперь они были самыми лучшими друзьями, сплотившись под напором "всемогущих" надзирателей. Пару раз приходилось драться с "представителями закона". Кое-кого даже сожгли - Монах оказался пиромантом, что весьма удивило Александра. Сегодня же они сами напали на надзирателя, который избивал и издевался над стариками и женщинами, работающих не покладая рук и обессиленных. Увидевшие это Монах и Александр забили надзирателя так, что он испустил дух. Эти двое стали заступниками узников, униженных и голодных, работающих до смерти и умирающих на урановых рудниках. Наконец, Александр и Монах дошли до своей камеры и, зайдя внутрь, залезли на койки. Да, денек был просто ужас. Зато погода была солнечная, уже хорошо. Но расслабится им никто не дал.
   - Подъем, психи, - противным голосом сказал такой же противный надзиратель в армейской форме. - Начальница вызывает.
   - А на кой черт мы ей понадобились? - лениво поинтересовался Монах.
   - Придешь и узнаешь. Так что бегом!
   Борясь с усталостью, два друга поднялись и отправились во двор в сопровождении надзирателей. Было очень странно - весь двор заполонили солдаты. Да и узников заковали в кандалы. Что же это могло значить? В центре столпотворения был небольшой помост, на котором стояла "начальница" Аместа и два амбала. Александра и Монаха подняли на помост. Похоже, будет суд. После довольно долгой и скучной речи, где славились "добрые герои демократии" и проклинались "узурпаторы свободы и прав", Аместа зачитала приговор:
   - За убийство одного из надзирателей, а также за частые драки и потасовки, к избиению раскаленными железными прутьями приговариваются Александр и Монах. Вынесенный приговор обжалованию не подлежит. Приступайте.
   Александра и Монаха опустили на колени, кандалы приковали к помосту. Двое громил, одев огнеупорные перчатки, взяли раскаленные докрасна прутья и начали сначала избивать Александра. Сквозь шум и гогот толпы слышался сдавленные и хриплые крики юноши. От ударов появлялись кровоточащие язвы и страшнейшие ожоги на спине, но они тут же заживали из-за регенеративных способностей юноши. Правда, боль они не останавливали. После нескольких минут избивания, вокруг творилось нечто. Облака в сумеречном небе закружили в круговороте, образуя воронку. Спустя мгновение парня осветил столп голубоватого света и над его головой появилось огромное изображение птицы, очень похожей на сокола. Еще спустя мгновение изображение схлопнулось и пошло световой волной во все стороны, оставляя красивый след в виде северного сияния. Толпа затихла. Все, даже Аместа, рассматривали огромное северное сияние, заслонившее собой ночное небо. Александр вдруг почувствовал тепло внутри себя, успокаивающее боль. Потом что-то коснулось его запястья и он посмотрел на свои руки. Юноша облегченно вздохнул: броня, непонятным для Александра образом, снова вернулась к своему хозяину. Пока все находились в состоянии транса, броня растеклась под одеждой узника. За спиной появились, как казалось Александру, мечи, но, обернувшись, он их не увидел. Странно? Еще бы. Но вот, сияние рассеялось. Казнь продолжается.
   Аместа решила покончить с ними. Она чувствовала угрозу в этом парне, стоящего пред ним на коленях. Пора кончать, каждая секунда на счету. Нэй, получив фотографии парня, был шокирован не меньше своей подопечной. Приказ поступил весьма ожидаемый - ликвидировать Александра, пока еще есть возможность. Приказ есть приказ, но смерти от ударов не последовало. Поэтому Аместа решила сделать по старинке - выстрел в затылок.
   - Последнее желание? - властно поинтересовалась она.
   - Желаний не будет. Это лишено смысла, - холодно ответил Александр.
   - Интересно узнать причину, мальчишка. Говори!
   - Ты умрешь!
   С этими словами Александр вырвался из пут и одной рукой схватился за шею маршала, поднимая ее над помостом. Аместа пыталась вырваться, но безуспешно - хватка юноши была просто чудовищной. Она посмотрела в глаза убийцы: холодные серые глаза, ни капли сочувствия и сострадания. Аместа поняла, что таков ее печальный конец предательницы. Но тут раздались выстрелы по Александру и он, отвлекшись, расслабил хватку, чем воспользовалась маршал. Она высвободилась и пыталась удрать, но ее схватил друг несостоявшегося убийцы.
   - Мой друг не смог выполнить обещание, - со сталью в голосе ответил Монах. - Зато я выполню, - в ладони парня, перед лицом Аместы, появился язычок пламени. - Это тебе за мою семью, за моих друзей и мою Родину!
   Монах увеличил пламя и приложил горящую ладонь к лицу Аместы. Раздался хриплый душераздирающий крик и тут же затих. Спустя мгновение на помост упала мертвое тело с обожженным черепом некогда командира южного фронта. Бешеная толпа солдат затихла и гневно смотрела на однорукого убийцу и Александра, которого уже схватили двое громил. Исполняющий обязанности командира и его помощник, взяли винтовки и приставили дула к головам преступников. Александр и Монах мысленно попрощались друг с другом. Палачи перезарядили винтовки, пальцы уже были на курке и... все. Вдали раздались выстрелы, и головы двух палачей разлетелись в клочья. Два трупа, с обожженной шеей упали с помоста в толпу. Поднялась тревога, толпа быстро разбежалась и на площади остались только Александр и Монах, удерживаемые тремя громилами. Снова раздались выстрелы и громилы окончили свою жизнь так же, как и палачи. Со стороны главных ворот послышался тихий гул. Спустя мгновение над стеной повис довольно крупный стреловидный летательный аппарат, из которого на стену посыпались солдаты. Удивительно, что солдат Александр насчитал всего около пятидесяти. Но потом понял, что тысяча солдат НАТО, которые сейчас вступили в бой с пришельцами, не способна даже приостановить наступление. И вот, спустя уже полчаса, на площади валялось множество трупов солдат в форме НАТО. К Александру и Монаху подошли двое солдат в неизвестной, черной с голубыми прожилками, броне со шлемами, закрывающих лицо и голову, и повели двух парней к транспорту, который уже успел приземлиться. Погрузка была завершена, других людей тоже взяли с собой. Транспорт поднялся в воздух и, набрав ошеломительную скорость, взял курс в космос. Александр недоуменно смотрел в иллюминатор. Заметив его недоуменность, к нему подошел один из солдат и сказал по-русски, абсолютно без акцента:
   - Не беспокойтесь. Мы летим на дредноут "Камарканд", там много безопаснее, чем здесь.
   - А мы-то им зачем?
   - Я не знаю. Приказ был только вас достать и срочно. О деталях знает только легат. Так что вопросы к нему.
   - Благодарю за информацию, - ответил Александр, откинувшись в удобном кресле, и с интересом продолжил рассматривать звездные пейзажи в иллюминаторе.
  
   Два часа спустя. Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд"
  
   Транспорт приземлился в большом и просторном ангаре. Александр и Монах вышли в числе первых, сопровождаемые четверкой солдат. Их уже ждали - перед ними стояли кибер, человек в военной форме и до боли знакомый юноша. Андрей стоял, заложив руки за спину, и с улыбкой смотрел на пораженное лицо друга. Троица подошла к Александру. Кибер представился:
   - Я адмирал Антрий ран'Эзеф, искин дредноута "Камарканд", исполняющий обязанности временного главнокомандующего флота и армии Герсанской империи. С возвращением, Ваше Величество!
  

Глава 4

       

Возвращение императора

   Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд"
  
   Александр был поражен до глубины души - он император! От удивления он переводил взгляд то на также удивленного Андрея, то на Антрия, стоявшего сложив руки на груди и, с какой-то отеческой улыбкой, смотрящего на Александра.
   - Это точно... я? - немного оправившись от шока, спросил Александр. - Может это кто-нибудь другой?
   - Ошибки нет, Ваше Величество, - спокойно ответил Антрий. - С того времени, как я оказался в "межмирье", прошло сто с лишним лет. За это время я пытался найти наследника престола. Но все неудачно: они были похожи только внешне, не были замечены "знаки отличия". Зато три часа назад мы уловили Вашу сигнатуру. Мы очень рады, что смогли Вас отыскать. Без Вас мы не сможем восстановить нашу империю. Но, похоже, что я заговорился. Тебе необходимо набраться сил.
   - Да... Спасибо, Антрий. Две недели труда в урановых шахтах, да еще и впроголодь, оставила свой отпечаток.
   - Мы Вас проводим. Кстати, в своей каюте Вы найдете записи своего деда и отца.
   - Секунду, - Александр остановился. - Откуда они?
   - Вы далеко не глупый человек, - ответил искин, вздыхая. - А задаете такие глупые вопросы. Кстати, - он повернулся к Монаху. - Вас будут ждать в медблоке.
   - Разрешите поинтересоваться для чего. Я ведь вполне здоров, - неожиданно растерянно ответил Монах.
   - Я не могу сказать того же, уважаемый. Вам установят имплантат руки, восстановят лицо и подлатают ногу. Ну что ж, продолжим?
   Они молча продолжили свой путь. Спустя некоторое время, они подошли к каюте Александра. Аккуратные матовые двери разъехались, и Александр зашел в изысканно обставленную комнату. Да, было небогато, но большего и не надо. Александр направился в соседнюю комнату, которая являлась небольшой, но аккуратной ванной комнатной с душевой кабиной. Александр после двух недель плена, где воду давали строго дозировано, успел соскучиться по теплому душу. Спустя некоторое время он вышел из кабинки, просушился полотенцем и, надев халат, направился в соседнюю комнату. Он уселся на небольшой черный диванчик и откинулся назад. Он рассматривал свою каюту: двухместная кровать, обрамленная черным хромированным металлом, белый с серебром столик, рабочий стол, как ни странно, выполненный из красного дерева и огромный экран на противоположной от Александра стене. На столике лежал лист бумаги и пульт. Юноша поднял их и принялся читать. Покончив с чтением, он нажал кнопку на пульте. Свет погас и на экране появилось изображение отца Александра:
   - Любимый мой сын. Если ты смотришь эту запись, то это значит, что я не успел тебе все рассказать по вполне ясным причинам. Возможно, ты уже знаешь, что ты наследник престола Герсанской империи. Это право передалось тебе после моей смерти. Твой дед был величайшим императором, но почти сто лет назад наша империя потерпела крах. Ложь и предательство способствовало быстрому и бесповоротному вторжению айоров -- наших бывших союзников. За тридцать с лишним лет айоры смогли захватить почти все системы империи, кроме столичной. И тогда император велел нам с твоей матерью отправиться на Землю. И там нас сбили над территорией США. Мы чудом сбежали и айоры, которые находились уже на Земле, приняли нас за мертвецов, сгоревших в пожаре. Спустя много лет, когда мы, наконец, нашли себе пристанище, родился ты. И, признавшись честно, хочу сказать: ты молодец. Ты смышленый и добрый парень, тебе жить еще очень долго. Но попрошу об одном -- никогда не зазнавайся. Хвалебные оды пусть пишут тебе лицедеи, а сам держи себя в узде. Не дай власти вскружить тебе голову. Прощай, сын, и прости меня.
   Запись отключилась, снова появился свет. Александр сидел с опущенной головой. "Я освобожу империю, отец, - мысленно говорил он в пустоту. - Обязательно освобожу".
  
   Земля, Великобритания, окраина Лондона. Главная масонская ложа.
  
   Небольшая процессия в черных мантиях, ведущая в цепях избитого мужчину, шла по длинному мрачному коридору, освещаемого слабым светом свеч. Черные мраморные стены, казалось, были частью пустоты, а багровая плитка пола была дорогой сквозь небытие. Вскоре коридор закончился, и процессия вошла в огромный и такой же мрачный зал, освещаемый множеством свечей. В центре зала стоял черный, залитый человеческой кровью, алтарь с вырезанным в нем черепом и двумя пентаграммами. По обе стороны стояли последователи культа, облаченные все в те же черные балахоны. За алтарем стоял лысый человек, единственный, кто был в черно-багровой мантии и с открытым лицом. Звучал гул и монотонный шепот молитвы. Воздух был сырой и пряный.
   Узника положили на алтарь и цепи приковали к полу. Последователи пали на колени и жрец произнес:
   - Мир вам, братья! Сегодня нам удалось поймать шпиона, удившего у нас информацию. И, как ни прискорбно, он был нашим братом! Мало того, был самым доверенным лицом! Но сегодня предатель поплатится за содеянное! Слава Великому Архитектору!
   - Слава Великому! - хором закричали последователи.
   Жрец занес кривой кинжал для удара. Последователи истошно кричали, молились и падали ниц. Но жертва непонятным образом освободила правую руку и сказала:
   - Это месть за мою семью, которую вы у меня отняли! - он нажал на кнопку детонатора, лежащую в его брюках.
   Жрец не успел ударить в сердце предателя. Раздался взрыв колоссальной мощности, снося всю основу здания, в котором находилось ложе. Руины, в которое превратилось некогда прекрасное здание, стала могилой для почти тысячи человек, явившихся на жертвоприношение.
  
   Земля, Великобритания, Лондон. Высокий суд Лондона.
  
   / - Отец, почему я здесь?
   - Так надо, сынок. Меня попросили.
   - Зачем? Я же просто ребенок.
   - Эх... Я не могу сказать тебе, прости./
   / - Так, твое кодовое имя?
   - Проект Сигма, сэр.
   - Какой интересный объект...
   - Я человек, а не пустое место, сэр!
   - Тебе никто слова не давал, щенок! Заприте его в карцере!/
   /- Нет, стой! Не убивай!
   - Почему, генерал? Вы сделали из меня оружие, а оружие имеет скверную привычку убивать!
   - Стой, Сигма, стой! Я могу все объяснить!
   - Поздно, сэр. Время ушло.
   - Пого... А-а-а!/
  
   Маркус отвлекся от воспоминаний и осмотрел зал суда. Сегодня его судят за убийство генерала Пола Стефенсона, за связи с Ирландской Республиканской армией и восстания в Ливерпуле, Манчестере и Оксфорде. Маркус усмехнулся: власть теряет контроль над ситуацией, а зачинщика ждет или пожизненное заключение, или казнь. Его это никак не волновало -- все подготовлено. Он не вслушивался в речь напыщенных судей и присяжных. Маркус повернул голову к окну. Ночь спустилась на Лондон. На соседнем здании засветился тусклый маячок: пришла подмога. В ухе ожил микронаушник:
   - Здравствуй, Маркус. Я привела, кого удалось привлечь из профессионалов, остальные готовятся к завтрашнему штурму Парламента.
   - Спасибо, Кира, - шепотом ответил Маркус. - Я знал, что на тебя можно положиться. Начинайте, я уже заждался. Убирайте только людей с оружием. Присяжных и судей не трогать.
   - Почему?
   - Пускай разнесут весть о том, что меня не смогли удержать ни в спецучереждении, ни в Высоком суде Лондона. Действуйте.
   - Так точно. Конец связи.
   Маркус вытянул вперед ноги и откинулся в кресле. Судья, окончив перечисление событий жизни "Красного бунтовщика", посмотрел на расслабленного парня и строго спросил:
   - Вы ничего не хотите добавить, подсудимый?
   - Нет, Ваше Превосходительство, - язвительно ответил Маркус. - Только вот зря вы меня здесь держите: у меня еще встреча с премьер-министром.
   - Вы что совсем разума лишись? - захохотал самый тучный судья. - Вы понимаете, что говорите?
   - О, конечно понимаю...
   С последними словами в зал, разбивая чудесные витражи, влетело несколько дымовых гранат. Вслед за ними залезли несколько бойцов ИРА. Сильно перепуганный народ тут же пытался убежать через двери в коридор. Маркус и бойцы выпрыгнули через разбитое окно. Внизу их уже ждал микроавтобус. Перед ним стояла Кира, одетая в обычную гражданскую одежду: джинсы, сапожки и кожаная куртка. Солдаты начали погружаться, а Кира подбежала к Маркусу и обняла его:
   - Я так соскучилась по тебе.
   - Я тоже. Нам пора.
   Он приобнял Киру и они сели в машину.
   - Куда направимся, босс?
   - Даунинг Стрит 10. Я же обещал навестить премьера, верно?
  
   Пятнадцать минут спустя. Земля, Великобритания, Лондон. Даунинг Стрит 10
  
   Ричард Олдридж сидел в кресле перед горящим камином, рассматривая бумаги. Премьер-министр Великобритании был загружен работой касаемо боевых действий: Англия пока не выделила свой контингент для войны с Россией. Но сегодня к нему явился один из маршалов США и потребовал мобилизовать войска. В ответ Ричард развел руками и согласился. Теперь он допоздна будет разбираться с бумагами и договорами. Премьер отложил бумаги на столик, снял очки и уставился на огонь. Он думал о том, что вся эта война была прикрытием чего-то большего, чем простого желания завоевания мира. Дело пахло керосином, а тут еще и начались бунты в стране. М-да, вовремя его избрали... Ричард поднялся на ноги и отправился на кухню. Только он вышел в коридор, послышался мерный стук в дверь. Он подошел, но прямо перед его носом дверь открылась. На пороге стоял высокий, одетый в черный костюм, молодой человек лет двадцати пяти с аристократическими чертами лица, темно-синими глазами и русыми волосами. На руках были черные кожаные перчатки. Незнакомец подошел, снял перчатку и протянул руку для рукопожатия:
   - Добрый вечер, сэр, - спокойным голосом поздоровался незнакомец. - Я Маркус Харрисон, больше известный для власти как "Красный бунтовщик".
   - Очень приятно, Маркус, - также спокойно ответил премьер-министр. - Многое о Вас слышал. Что Вас привело сюда?
   - Я с предложением.
   - Надеюсь, это не по поводу войск?
   - Что Вы, сэр. Я здесь, что бы изменить ситуацию.
   - Хм... Интересно. Проходите, пожалуйста.
   Они зашли в гостиную и разместились друг напротив друга. Маркус начал:
   - Понимаете, сэр, эти бунты я начал не для того, чтобы подорвать систему нашей любимой страны. Я восстал против контроля над нами всеми. Контроль, который идет с западного направления. Вы же понимаете, о чем я говорю, сэр?
   - Да, понимаю. Я тоже заметил нечто странное в поведении наших лордов. Создается впечатление, что они, словно маленькие собачки, пытаются услужить хозяину. Только вот я не смог понять, кто им был.
   - О, это было довольно запутанно. Я рылся в данных разведки очень долго, пока не нашел нити, ведущие к кукловоду. Сегодня, часом ранее, прогремел мощный взрыв на окраине Лондона, сравнявший великолепное здание с землей. Но за роскошными белыми фасадами скрывалась черная цитадель, колыбель всех наших сегодняшних бед. Теперь же она разрушена и страна свободна. Завтра планируется провести митинг рядом с Парламентом.
   - Зачем же? Все же решено, ведь так?
   - Далеко не так, сэр. В Парламенте есть лорд Кир Феллроу, который управляет всеми политическими процессами и интригами, в чьей власти находится Кабинет министров. Поэтому Вы, сэр, всего лишь человек без власти. Стоит задуматься.
   Ричард встал с кресла и начал мерить гостиную большими шагами. Он думал, переваривал новую для него информацию. Маркус был отчасти прав: решения и предложения никто не рассматривал всерьез. Сколько возможностей открывалось перед страной! Но его идеи отвергали, причем с таким унижением Ричарда, что тот перестал что-либо делать для Парламента. Он остановился перед Маркусом и спросил:
   - Каковы условия союза?
  
   Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд"
  
   Милинна сидела на кровати и читала книгу с планеты Земля. Как ни странно, книга была об истории планеты. Девушка очень любила читать. Она днями могла пропадать в королевской библиотеке, изучая все новые и новые фолианты. Однажды ее даже нашли спящей в дальнем зале библиотеке, где находились самые старые исторические хроники королевства. Это неудивительно -- девушка отличалась острым умом и прекрасной памятью. Ее духовная красота гармонировала с красотой физической: она была прекрасна. Ее старшая сестра, погибшая во время бомбардировок, также была красива, но она была пуста. Ее интересовали только кавалеры, балы и развлечения. Милинна, дочитав последнюю страницу, отложила коммуникатор в сторону и вышла из каюты.
   Девушка направилась на большую обзорную палубу. Сейчас все, кроме часовых и искинов, спали, поэтому там всегда пусто. Она вошла и закрыла двери. Когда она повернулась к дивану, стоящему рядом с экраном, то увидела человека с протезом левой руки, мирно попивающего уруанский виски.
   - Доброй ночи, Ваше Высочество, - неожиданно поприветствовал незнакомец. - Почему не спится в столь поздний час?
   - Здравствуйте, - ответила та. - Бессонница.
   - Понятно. Забыл представиться -- Монах. Я здесь новенький.
   - Я не знала, что у нас пополнение...
   - Ах да. Антрий просил не распространятся об этом... - Монах отпил немного из стакана.
   Милинна удивилась не столько Монаху, сколько новой информации о новых членах экипажа. Да уж, Антрий тот еще конспиратор. Все, что касается империи и флота, он обсуждает строго в узком кругу лиц: с легатом Лерием, адмиралом Эрионом и странным юношей Андреем. События последних нескольких дней были довольно странными: мобилизация флота, начало активных разведывательных вылетов, переоснащение легионов новым оружием и техникой и прочее. Милинна задумчиво уставилась в черное пространство необъятного космоса, покрытого россыпью звезд.
   - О, доброй ночи, твое величество! - ехидно поздоровался Монах с кем-то.
   - И тебе тоже, - спокойно ответил незнакомец. Девушка развернулась и увидела юношу со шрамом. - Чего не спишь? Кстати, доброй ночи, Ваше Высочество! - юноша поклонился.
   - Похоже, все знают, кто я такая... - улыбнулась Милинна, острые кончики ушей немножко порозовели. - Только вот почему к Вам обратились как к королю или императору?
   - Я -- Александр, наследник престола Герсанской империи.
   У Милинны от удивления раскрылся рот. Прошло минуты три, пока она пришла в себя:
   - М-да... Похоже, меня держали в информационном вакууме последние две недели. Надеюсь, что завтра удастся разгрести все, что накопилось за неделю.
   - Боюсь, что сейчас не выйдет, Ваше Высочество, - усмехнулся Александр. - Но позже я смогу предоставить все подробности последних двух недель. Даю слово.
   - Я весьма благодарна, Александр, - улыбнулась девушка.
   Александр тоже улыбнулся и три молодых человека еще долго сидели перед панорамой космоса, обсуждая многие и многие темы.
  
   В это же время. Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд", мостик
  
   Антрий расхаживал по мостику взад вперед, явно озабоченный чем-то. Лерий и Эрион молча наблюдали за раздумьями кибера. Спустя некоторое время, искин остановился и сказал:
   - Друзья, дела обстоят не так, как хотелось бы. Боюсь, что с коронацией придется подождать.
   - В чем же причина? - поинтересовался легат. - Айорский флот не преследует нас и это уже великое чудо.
   - Дело далеко не в этом, - Антрий фыркнул. - Вам обоим известно, что двенадцать айоров все еще рыщут по планете в поисках Крипты. Наивно полагать, что они решили действовать мирно. Но существует оплот сопротивления на этой планете -- Россия. Страна близкая нам по духовному наполнению, но отошедшая от правильного пути. В данный момент столица находится в чрезвычайном положении: войска НАТО сжимает защитников города в "клещи" и шансы отразить атаку крайне низки.
   - Все понятно, Антрий, но наши люди не будут сражаться в полную силу за чужой народ. Армии нужен тот, за кем они пойдут хоть в пасть Сероса. И это -- наш Александр.
   - Он еще мальчишка!
   - О, друг мой, - усмехнулся Лерий. - Ты, похоже, совсем забыл, как нужно разбираться в людях. Мальчишка-то далеко не прост, как тебе кажется. Я видел записи из казематов, где он был, и он, будь уверен, справится.
   - Может быть. Может быть, - протянул искин. - Но что делать с коронацией?
   - Проведи ее послезавтра вечером по стандартному времени. А я за это время вместе с Эрионом подготовим легионы и пару крейсеров. Все будет. А план по помощи разработай совместно с Андреем.
   - Ладно, - буркнул Антрий. - В таком случае, я начну подготовку.
   - До завтра, - попрощались с ним адмирал и легат.
   Оба покинули мостик. Антрий разместился в кресле и задействовал всю свою энергию на подготовку. Коронация возвернувшегося императора должна пройти безупречно. Скоро, очень скоро Александр должен вернуть дом миллиардам разумных...
  
   Земля, Великобритания, Лондон
  
   Многотысячная толпа стояла на набережной Темзы, напротив Парламента. После того, как Маркус и Ричард распространили информацию о марионетках в правительстве и о том, что лорд Феллроу является главным в стране и делает все по воле США. Народ поднялся не только в Лондоне. По всей стране вспыхнули восстания, подогреваемые людьми Маркуса. А в Лондоне происходило главное действо, от которого зависила судьба Великобритании и Ирландии. Да, представитель Ирландии встретился с премьер-министром, и они подписали союз двух стран после чистки в Парламенте. Теперь, наконец, наступит перемирие между двумя соперниками-соседями.
   Маркус закрыл глаза и вздохнул. Последние пять лет не прошли даром. Единственное, что осталось - найти отца. Цель, которую он преследует с пяти лет, когда отец отдал его в руки генерла Стефенсона, который сделал из мальчика настоящее оружие под кодом "Проект Сигма". "Проект" собирал детей со всей Великобритании, имеющих особенные изменения в структуре генов и организма. Маркус оказался необычным объектом: гениальный ум, уравновешенная психика, абсолютная память и чрезвычайно крепкое и сильное тело. Его обучали убивать, не щадя. Но спустя некоторое время он взбунтовался, не желая становится убийцей. И Маркус сбежал, оставляя за собой горы трупов людей, которые мучали его. И теперь он почти закончил свои дела. Маркус отвлекся от мыслей и направился в фургон со штабом. Он вошел и спросил:
   - Пора?
   - Пора, - ответила Кира. - Лорд как раз собрал своих щенят и охранку в Палате. Будет жарко.
   - Впервые народ поднялся против Парламента, - помрачнел премьер-министр.
   - Не волнуйся, дружище, - похлопал его по плечу Маркус. Они успели стать настоящими друзьями. - Ладно, я за оружием и к ребятам. Штурм надо начинать немедля.
   - Милый, будь осторожен, - Кира обняла его. - Не лезь на рожон, как ты умеешь.
   - Не беспокойся за меня, - Маркус поцеловал ее в лобик. - Я обязательно вернусь.
   Он выскочил из фургона и побежал к спецназу.
  
   Девятнадцать минут спустя. Вестминстерский дворец, Палата Лордов
  
   Маркус медленно шел по коридору в сопровождении тройки спецназа. Остальные семь групп также проходят к Палате, битком набитой охранкой Кира Феллроуа - наемниками из США. Спустя еще несколько мгновений команда Маркуса была у главных дверей. Он связался с остальными:
   - Доложите обстановку!
   - Группа "Феникс" в точке проникновения.
   - Группа "Чернокнижники" с боем пробилась к точке проникновения.
   - "Валькирии" на месте и ждут указаний, капитан.
   Так же отозвались остальные. Маркус продолжил:
   - Группы, проверить вооружение. По моей команде, начинаем синхронное проникновение. Лордов НЕ трогать. Убирать только наемников. Как поняли?
   - Принято. Мы готовы к наступлению.
   - На счет три - прорываемся! Раз! Два! Три! Начать операцию!
   Солдаты отошли от двери на несколько шагов и включили детонатор. Массивные двери разнесло в щепки. Сквозь дым и поднятую пыль в Палату вбежали группировки Маркуса, отстреливая на ходу ошеломленных охранников. Спустя каких-то пару минут лорды стояли в окружении солдат легендарной ИРА. Маркус, повесив на плечо автомат, подошел к низкому, тучному, седому, с бегающими поросячьими глазами, лорду. Это он. Кир Феллроу. Предатель, эгоист и властолюбец - главные черты этого маленького толстячка. Маркус, казавшийся рядом с лордом просто гигантом, бросил на него взгляд, полный презрения и отвращения. Никогда не любил лицедеев и властолюбцев.
   - Итак, "Ваша Светлость", - с презрением сказал Маркус. - Вы арестованы по приказу премьер-министра Великобритании. Вы подозреваетесь в преступлениях против народа и Короны. За предательство, воровство, сдачу гостайн третьим лицам, - он повернулся в сторону устанавливаемых камер. - Вы, включая лордов, которых здесь находятся, приговариваетесь к публичному расстрелу. Приговор обжалованию не подлежит и должен быть приведен в исполнение немедленно. Ваше последнее слово.
   Лорд Феллроу уставился на бунтаря своими поросячьими глазами, в которых поселился страх. В любом другом случае он просто бы подкупил всех и остался жить. Но сейчас... Он рухнул на колени, уперся своими пухлыми ручками об пол и застонал. Как же так?! Ему же давали гарантии... Но было слишком поздно для каких-либо гарантий. Остальные лорды выглядели не лучше.
   - П-пощади н-нас... - дрожащим голосом взмолился Феллроу. - Я все что угодно сделаю, даже с американцами связи порву. Буду служить Короне, как и раньше.
   -Кто предал однажды - предаст снова, - мрачно ответил Маркус. - Винтовки наизготовку!
   Тут надежда на спасение угасла и Феллроу завыл, как побитая собака. Прозвучали выстрелы. На полу лежали семнадцать трупов лордов, продавших родную страну за власть и деньги. Маркус осмотрел трупов и коротко приказал:
   - Уходим. Теперь мы, наконец, свободны.
  
   Солнечная система, орбита Юпитера, дредноут "Камарканд", начало коронации нового императора Герсанской империи
  
   Александр критически осмотрел свой китель. Черный, с синими швами и подобием погон, императорский китель сидел как влитой и не стеснял движений. Китель был подпоясан серебряным широким ремнем из шелка. Александр еще раз все поправил, все проверил и вздохнул. Сейчас он станет императором миллиардов разумных. Тяжела ноша короны, но иначе нельзя. Наконец, окончив подготовку, он вышел из каюты. На выходе его уже ждал Монах и Андрей. Андрей тоже был в кителе, но в белоснежном с золотым поясом, а Монах - в абсолютно черном. У двух друзей в глазах пылал озорной огонек, особенно у Монаха. Ему восстановили обожженное лицо и за пару дней успел отрастить себе аккуратную черную короткую бороду.
   - Здравствуй, твое величество, - поздоровался Андрей. - Мы тебя уже заждались.
   - Пойдемте уже, - улыбнулся Александр. - Скоро начало. Нехорошо, когда виновник торжества опаздывает.
   Они дружно рассмеялись и отправились к ближайшему транспортеру. Спустя пару минут они уже были перед огромными створчатыми дверями в зал. Александр быстро поправил немного растрепанный китель, подтянулся и выдохнул. Перед друзьями раскрылись двери, и церемониймейстер громко объявил:
   - Наследник Герсанского престола, Его Высочество Александр! Его Светлость князь Андрей ла'Терр! Его Светлость князь Георг ла'Моэрте!
   Шумевший за мгновение до этого, зал замолчал и все склонились в поклонах и реверансах. В зале были не только люди. Были мо'оры, двухметровые худые прямоходящие рептилии, покрытые цветастой шестью, с длинными острыми мордами и длинными хвостами. Этот народ славился гениальными инженерами и механиками, которых обнаружили еще на заре Герсанской империи в Эпоху Экспедиций. Еще одна раса была внешне похожа на эльфов, но их отличала человеческая внешность, смуглая кожа, короткие остроконечные уши, обычные, для человека, глаза и темные волосы. Эта раса ир'рэа, основные жители королевства Ир'Рэй, некогда крупного государства и главного союзника Герсанской короны. Сейчас люди, мо'оры и ир'рэа ожидали то, чего не надеялись уже увидеть - коронацию следующего императора Герсанской империи.
   Александр, Андрей и Монах шли мимо почти тысячи разумных. Александр немного нервничал, но виду не показывал. Играла тихая, спокойная мелодия. Зал был огромен. Стены из белого мрамора и черные, с серебряными прожилками, колонны. Экраны, выполненные в виде огромных окон, показывали изображение Вселенной. Впереди, немного возвышаясь, стоял трон, выполненный из черного дерева с серебристой обивкой. Трон был окружен с двух сторон гвардейцами, спецотрядом из легиона "Детей Тьмы". Перед троном стояли Антрий и Лерий с подушечкой, на котором покоилась корона, которая была просто матово-черным обручем с синей окантовкой. Троица друзей, тем временем подошедшая к трону, развернулась лицом к адмиралу и легату.
   - Приветствуем Вас, Александр! - торжественно произнес Антрий, сияя широкой улыбкой. - Ваш народ долго ждал этого момента, Ваше Высочество. Почти сто лет прошло с того времени, как мы потеряли свой дом, - его голос погрустнел. - Но, благодаря Вашему отцу, пусть Создатели даруют ему светлое посмертие, мы снова обрели надежду на возвращение домой!
   - Я верну нашу Родину, наши дома, - громко произнес Александр. - Ибо нет ничего дороже, чем родной край. Я даю вам слово Императора, что вы вернетесь на родную землю, как сложно то не было. Да будет так!
   В зале начали скандировать "Слава Императору!", слышались аплодисменты. Наконец, когда-то угнетенный и изгнанный народ, снова воспрял духом, снова поверил в свою мечту. Теперь у них есть светоч надежды. Надежды вернутся домой.
   - Клянетесь ли Вы Великой клятвой, - продолжил легат после того, как зал стих. Александр стоял на одном колене перед Антрием, который положил ему на голову правую руку. - Что будете защищать свой народ, помогать ему и просвещать его?
   - Клянусь Великой клятвой!
   - Клянетесь ли Вы честно выполнять союзнические обязательства, помогать друзьям в тяжелый час?
   - Клянусь Великой клятвой!
   - Клянетесь ли Вы никогда не нарушать данных обещаний?
   - Клянусь Великой клятвой!
   - Засим, властью данной мне Вашим дедом, ныне усопшим, Маром II Объединителем, - Антрий взял корону у легата и возложил на голову будущего правителя. - Я нарекаю Александра I новым императором Герсанской империи!
   Александр поднялся и повернулся к залу. Разумные молча стояли, но у всех на лице читалось тихая радость и легкая грусть. Но тут все оборвалось. Взревел сигнал тревоги и голос объявил: "Внимание! Боевая тревога! Всем бойцам и пилотам занять боевое предписание! Наступил час "Х"! Повторяю! Наступил час "Х"!"
   Все в зале спешно, но не панически, собрались и разошлись. Исчезли и Андрей с Монахом. Александр спросил у искина:
   - Что происходит, Антрий? Куда все бегут?
   - Простите, что не предупредил заранее, Ваше Величество. Сейчас начинается битва за Москву, столицу Вашей второй Родины. Мы узнали про это два дня назад. Андрей предложил вмешаться в битву, иначе россияне проиграют.
   - Понятно, - помрачнел Александр. - Все готовы к бою?
   - Увы, но атака началась неожиданно для нас. У нас уйдет пара часов на подготовку.
   - Эта пара часов будет стоит жизни многим людям...
   - Это война, Ваше Величество. На войне всегда есть жертвы, хотим мы того или нет.
   Александр промолчал и спустился вниз, бросившись в сторону дверей. Сегодня будет переломный момент войны.
  

Глава 5

       

Журавли, часть первая

  
   Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
  
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
   ***
Марк Бернес - Журавли
   ***
  
   Земля, Россия, окраина Москвы, полевой штаб НАТО. Час "Х"
  
   На небольшом холме стоял высокий, несколько сутулый, мужчина в военной форме армии США. Осиум молча рассматривал горизонт, на котором виднелись, расположенные вдали, московские многоэтажки. Вокруг сновали солдаты союзных стран, танкисты проверяли состояние своих боевых машин. Артиллерия была на своих позициях и готовилась вести огонь по мегаполису. Осиум вдохнул теплый августовский воздух и задумался. Он думал о прошлом, о семье, которую потерял. Перед авантюрой, которой затеял Нэй, он работал обычным инженером. За несколько дней до авантюры он вернулся домой и застал свою семью мертвой. Трудно описать его чувства словами. И в тот момент появился Нэй, объявив герсанских агентов убийцами и предложив Осиуму отомстить, украв новейший дредноут. Он согласился без раздумий. И только сейчас Осиум понял, что его обманули. Но теперь уже поздно. От мрачных мыслей его отвлек молодой солдат, поляк, судя по акценту:
   - Сэр, разрешите доложить, сэр!
   - Разрешаю, рядовой.
   - Артиллерия развернута и готова к обстрелу. Северные и южные отделения говорят о боеготовности артиллерии. Танковые бригады, бригады механоидиов и штурмовые отряды готовы выступать по первому же приказу. Авиация также готова к поддержке наземных сил.
   - А что с беспилотниками?
   - Падают, сэр. Русские их глушат.
   - Так... Столько денег на ветер, - поморщился Осиум.
   - И еще одно, сэр.
   - Что, рядовой?
   - Одна из маршалов, Аместа, погибла. Вот фотографии с места действий. Наши разведчики не сразу обнаружили нападение на наш южный штаб, - поляк протянул папку.
   Осуим распечатал папку и достал фотографии. На одной из них куча солдат с прожженной насквозь грудью. "Интересно, - подумал маршал. - Что-то мне это напоминает". На следующей фотографии было женское тело с черным сожженным черепом. Он поморщился и разорвал фотографии. Он взял рацию и рявкнул в нее:
   - Внимание артиллерии! Начать обстрел территории! Зоны обстрела - сектора "Браво-Хотел-9-1-5", "Виски-Гамма-Хотел-9-4-8" и "Дзета-Эпсилон-Гамма-6-4-9"! Остальным подразделениям - подготовится к наступлению! Сегодня все ощутят вкус победы!
  
   Земля, Россия, Москва, Западное отделение Первой кольцевой обороны. В это же время
  
   Смеркалось. Гигантский город затушил огни, остановились машины. По улицам проходили и пробегали люди в камуфляже. С места на место переезжали танки и БТРы. Зенитные орудия были рассеяны по территории между Первым и Вторым кольцами обороны города. Солдаты возводили укрепления между зданиями. Обычные люди попрятались в подвалах и метрополитене, где они были в безопасности. Вдали послышалась долгая канонада. Рядом с укреплениями разорвались снаряды, погибло несколько молодых ребят, рядом стонали раненные и контуженные, которых спешно вытаскивали из-под обстрела. Небо, и так темное от туч, стало багрово-черным от огня и дыма. Несколько зданий рассыпалось от атаки артиллерии. Началось.
   Макар наблюдал за своими подопечными, готовящихся к отражению атаки врага. Несколько сотен юнцов и пара десятков опытных вояк, которые защищали этот район. "Долго мы не протянем, - мрачно подумал Макар. - Но мы должны. Иначе нельзя". Он прошелся рядом с солдатами, подбадривая напряженных призывников. Сзади подкатили два Т-90, занимая отведенные позиции для обороны. На крышах дежурила шестерка снайперов, на оборонительных линиях установили станковые пулеметы. Артиллерия врага стихла пару минут назад. Теперь осталось только ждать прибытия сил наступления противника, которая была довольно большой.
   - Проверить оружие! - скомандовал Макар. - Перезарядить! Враг на пороге!
   Наступила звенящая тишина. Солдаты сидели за укреплениями не произнося ни звука. Кто-то молился про себя, кто-то рассматривал фотографию своей жены или подруги, которая останется одна. Все знали, что живыми останутся немногие, но множество людей, начиная от только закончивших школу ребят до взрослых мужчин, пришли защитить свой дом от врага. Естественно были трусы, кто трясся за свою шкуру, но таких было мало и их просто не пускали ни в убежища, ни в подвалы. Пусть посмотрят смерти в глаза.
   Макар мрачно всматривался вперед, рассматривая широкую улицу, усеянную воронками от взрывов, рассыпанным кирпичом и искореженными машинами. Кое-где горел огонь, слышался треск ломающихся досок. Вдалеке, прямо по улице, послышался гул и крики людей. Снайперы приготовились вести стрельбу. Грохнул выстрел. Снаряд пролетел над головами солдат и влетел в здание.
   - Ждем, - скомандовал Макар. - Ждем пока они не выйдут в зону видимости.
   Не прошло и нескольких минут, как начали появляться первые солдаты противника. Они перебежками пробирались вперед, прикрываясь сгоревшими машинами. По ним уже работали снайперы и пулеметчики. Сзади неспешно двигалась пара "Абрамсов", направив орудия на заграждение и пальнули. Передовая линия разлетелась в клочья, на асфальте лежали истекающие кровью раненые и погибшие. Т-90, не дожидаясь команды, ответили выстрелом, которым раскурочили "Абрамсы" словно консервную банку. Солдаты вели стрельбу по противнику. Понемногу силы врага истощались, и они атаковали менее активно. И тут произошло неожиданное: Макар услышал странный грохот со стороны врага, как будто огромный великан сейчас шел по улице. Из-за дыма появилась огромная, с трехэтажный дом, шагающая машина с двумя орудиями на боках и еще одним - снизу. Двуногая машина выстрелила, пробив насквозь Т-90. Макар мрачно приказал:
   - Начать отступление! Против этой махины мы не простоим и минуты! Бегом, бегом, бегом!
   Солдаты спешно собрали снаряжение и, подхватив раненных, быстро начали отступать. Машина произвела еще несколько выстрелов, превратив еще десяток солдат в мелкий кровавый фарш. Макар был ранен в ногу, но, не смотря на чудовищную боль, продолжал идти вперед. "Если так будет везде, - грустно подумал он. - То можно считать, что мы проиграли". Благо, что машина была довольно медлительна, и отступающие смогли дойти до промежуточного пункта обороны. Там находились более крупные силы обороны. Макар подошел к командующему этого отряда и доложился:
   - Товарищ командующий, разрешите доложить.
   - Разрешаю, - ответил сухой голос седого человека. - И, дружище, можешь не по уставному.
   - Хорошо, Гриша. Нашу точку просто уничтожили. У них есть новый тип оружия. И...
   - Можешь не продолжать, Макар. Мне все ясно, - командующий сложил руки на груди. - Если не случится чуда, можно считать что мы...
   Он не успел закончить фразу, все услышали низкий гул высоко в небе. Из-за туч было не видно, что гудело. Вскоре гул затих где-то в стороне, и солдаты продолжили наблюдать за периметром. Вдали, прямо впереди по улице, слышался скрежет сминаемого металла и треск стекол и дерева. Солдаты слышали мерный шаг гиганта, который не видел пред собой препятствий.
   - Рассредоточится! - рявкнул Григорий. - Танкам наводка на улицу! При видимом контакте открывать огонь!
   Солдаты разбежались по укреплениям, четыре Т-90 заняли места между солдатами и ждали. Наступило тяжелое ожидание. Секунды казались часами. Шагоход медленно вышел на линию огня и четыре танка выстрели по цели. Шагоход только пошатнулся, на нем появилась пара вмятин на широком борту. Теперь его ход. Шагоход развернул три своих орудия, выпустил опоры, и выстрелил, превращая три танка в груды искореженного металла. Четвертый танк выстрелил, но тут же его постигла участь трех других. Солдаты стреляли по противнику, но безуспешно. Тут шагоход навел свои орудия на людей и выстрелил. Но в эту же секунду, в трех метрах от укреплений, появилась стена рыжего огня. Снаряды бесследно растворились в пучине ревущего пламени. Из-за соседнего угла вышел человек, одетый в черную форму с капюшоном, держащий руки вытянутыми к огню. Он вышел к центру и встал боевую позу, опустив руки. Пламя моментально испарилось, только маленькие рыжие язычки танцевали на выжженном и проплавленном асфальте. Операторы шагохода, учуяв нешуточную опасность, навели все три орудия на черную фигуру человека, но выстрелить не успели. Неизвестный согнул руку, объятую огнем, в локте и резко выбросил вперед. С открытой ладони сорвался вихрь рыжего пламени, с ревом устремившегося к шагоходу. Расплавленный, растекающийся по асфальту светящейся жижей, металл брони и пара лап, оставшиеся стоять на месте, словно постамент - вот что осталось от ужасной машины. Неизвестный молча развернулся и подошел к ошарашенным солдатам и не менее ошарашенным Макару и Григорию.
   - Вы кто? - спустя мгновение спросил Макар.
   - Я - Георгий Кеменов, - громко, но спокойно ответил неизвестный. - Лейтенант в отставке, разведгруппа "Черные коршуны", - он снял капюшон.
   - Ты... - глаза Макара расширились от удивления. - Ты жив!
   - Да, дружище, жив - улыбнулся Георгий, блеснув рыжими глазами. - Сильно вас тут зажали. Хорошо, что успел.
   - Это верно. На всем протяжении обороны появились эти машины. Неизвестная технология производства.
   - Это верно... - протянул Георгий. - Кстати, у меня новый позывной - "Монах". Что еще можете рассказать?
   - Не слишком приятную вещь, Монах, - ответил Григорий. - Вашу сестру, предписанную к отряду товарища Семенова, взяли в плен. Ее отряд попал в окружение в шести километрах отсюда, когда они вытаскивали раненых. Больше ничего не известно.
   - Х-м, весело... - мрачно произнёс Монах. - Что ж, тогда разрешите откланяться. Еще увидимся.
   Он, не дожидаясь слов на прощание, рванул с места в сторону места окружения, на ходу активируя специальную матрицу карты, встроенной в протез. Накинув на бегу капюшон, он мысленно молился, что бы его сестра оказалась жива.
  
   Земля, Россия, Москва. Застава номер семь. Двадцать три минуты спустя
  
   Ева сидела связанная по рукам и ногам. Волны адской боли шли от места ранения и девушка немного стонала. Хорошо, что хоть перевязали, а то было бы совсем невыносимо. Пуля попала ей в левую ногу. Потом ей еще пару раз досталось от командира отряда, требовавшего местоположения основных сил защитников города. Но она молчала, как обучил ее старший брат. Он многому научил свою младшую сестру, но самое главное - научил терпеть. Ева тяжело вздохнула, когда снова вспомнила о брате: ей одни говорили, что он погиб, другие - что сбежал, третьи - что пропал без вести. Она никому не верила, потому что чувствовала, что он жив и что он обязательно придет.
   Ева услышала чей-то шаг, повернулась на шум и увидела мужчину в черной одежде, лицо было закрыто капюшоном, из-под которого была видна пара рыжих глаз-огоньков. Незнакомец спокойно шел в сторону солдат, которые его еще не заметили. Он подкрался сзади к двум солдатам и перерезал им горло. В сторону оставшихся двух караульных мелькнула пара теней и оба упали с вонзенными в затылки ножами.
   Незнакомец, осмотрев трупы, подскочил к Еве и снял капюшон:
   - Ну, здравствуй, сестренка, - ослепительно улыбнулся он и обнял ее. - Я рад тебя видеть.
   - Я знала, - она прошептала окровавленными губами сквозь слезы. - Я знала, что ты жив. А где...?
   - Их больше нет, - Монах с грустью посмотрел в глаза сестренки и покачал головой.
   - О, Господи, почему их?! Почему всегда страдают обычные люди?! - Ева разрыдалась.
   - Никого не интересует жизнь простого народа, - горько ответил он. - Все мы просто пыль под ногами власть имущих, инструменты. Их никогда не заботит состояние своих людей. Лишь те немногие, которые действительно все делали не ради себя, а ради народа, сейчас мертвы или сидят где-то. Такова жизнь. Не стоит задерживаться, подкрепление на подходе.
   Монах подхватил сестру на руки и направился обратно на точку обороны Макара.
   Позади послышался шорох и быстрые шаги множества людей. Монах заскочил в ближайший подъезд и уложил Еву под лестницей:
   - Не высовывайся. Я не хочу больше кого-то терять, - он достал из подсумка белый контейнер и открыл его. - Я сейчас введу тебе в кровь нанодронов, которые тебя подлечат. Я думал, что сделаю это позже, но как видишь.
   - Понимаю. Я готова.
   Монах взял из контейнера небольшую тряпку, пропитанную непонятным веществом, и вытер небольшой участок на левой руке Евы. Затем вытащил шприц с голубоватой жидкостью и ввел содержимое в вену. Небольшая ранка от иглы моментально зажила. Постепенно начали затягиваться и другие раны. За дверьми послышались крики, с каждой секундой становившиеся все громче. Монах шепотом сказал:
   - Я сейчас вернусь. Нужно расчистить путь.
   Он вскочил на ноги и бесшумно подкрался к двери. Солдат было человек пятнадцать, но одного из них Монах узнал. Он тихо вышел на улицу. Сейчас в нем все бурлило, и эта буря была готова вырваться наружу.
   Несколько ножей со свистом впились в свои жертвы, потом еще несколько. В итоге осталось всего шестеро, которые, наконец, заметили Монаха. Их командир, среднего роста мужчина с усами а-ля "шериф", осклабился и весело спросил:
   - Так, так, так... Кто это у нас? А, вспомнил! Это же наш беглец. Монах, кажется?
   - Не ошибся, мразь, - от голоса Монаха по спинам солдат пробежали мурашки. Воздух стал заметно нагреваться.
   - Ой, простите, простите, - самодовольно съязвил командир. - Я долго ждал того момента, чтобы упокоить тебя, как и ту стерву, твою женушку. О, я помню, как она молила пощадить вашего маленького ребенка. Это было... так забавно, - его лицо украсила хищная улыбка.
   От ног Монаха по асфальту пошли трещины, залитые багрово-красным огнем. Солдаты, за исключением их командира, начали гореть как спички, сотрясая воздух жуткими криками, прежде чем превратится в кучки пепла. Вокруг Монаха и командира появилась стена все того же багрово-красного огня. Монах подошел к убийце и схватил его за горло, подняв над землей:
   - Ты заслуживаешь только смерти, Артем, - в багрово-красных глазах плескалась ярость. - За предательство, за смерть моей семьи, за смерти тысяч невинных. Пришло время воздаяния.
   В глазах предателя присутствовал животный ужас. Он пытался что-то сказать, но из сдавленного горла вырывался только глухой хрип. Руку Монаха объяло пламя, прожигающее горло Артема. Предатель просто сгорал, в воздухе витал противный запах жареного мяса. Монах отбросил обгоревший труп в сторону, огненное кольцо постепенно затухало. Сознание человека померкло, и он рухнул на потрескавшийся асфальт.
   Ева, почувствовав неладное, поднялась на ноги и поплелась на улицу. Выглянув из-за дверей, она увидела лежащего на асфальте брата. Не поверив в его гибель она, несмотря на боль в ноге, помчалась к Монаху. Ева рухнула на асфальт рядом с братом и скинула его капюшон. Удостоверившись, что он дышит, она немного успокоилась, но все еще пыталась привести его в чувство. Никак. Ничего не помогало. Тут в кармане куртки Монаха завибрировал коммуникатор. Ева вытащила его и случайно ответила.
   - Монах, прием! - раздался мужской голос. - Как слышно? Прием.
   - Эм... Он в отключке, - дрожащим голосом ответила Ева.
   - Кто вы? Представьтесь, будьте добры, - несколько удивленно спросил голос.
   - Я - Ева Кеменова, младшая сестра... э-э-э... Монаха.
   - Легат Лерий ар Таур, легион "Дети Тьмы". Я выслал за вами скоростной корвет для эвакуации. По прибытию прошу вас все рассказать подробно.
   - Х-хорошо, - немного заикнулась Ева.
   - До встречи. Контрольное время до прибытия корвета - две минуты.
  
   Земля, Россия, окраина Москвы, полевой штаб НАТО. Полтора часа спустя
  
   Осиум внимательно изучал сводки с фронтов наступления. Русские были зажаты на Третьем Транспортном кольце, самой защищенной линии обороны. Маршал вздохнул - не его это дело, но надо. Приказ есть приказ. Если бы не механоиды, то столицу удалось бы отбить. Теперь же они обречены - на поле брани сражаются сразу три десятка этих машин и еще около двадцати ждут команды. Авиация поредела, но потери были только среди штурмовиков. Вскоре должны прибыть тяжелые бомбардировщики с термобарическими бомбами нового поколения. Нэй дал четко понять - никого и ничто не щадить.
   Осиум встал со стула и начал ходить взад вперед по сухой траве и останавливался, посматривая на горящий вдали багровым пламенем город. Сейчас там вступила в свои права Смерть и пожинает плоды штурма. От мыслей маршала отвлек довольно полный мужичок со званием сержанта:
   - Сэр, разрешите обратиться, сэр, - Он отдал честь.
   - Слушаю, сержант.
   - У нас три новости - две хороших и одна... м-м-м... довольно странная.
   - Рассказывай, - несколько раздраженно буркнул Осиум.
   - Итак, бомбардировщики на подлете, расчетное время до захода на бомбардировку - девять минут. Второе - русские держатся, но силы их на исходе. Скоро возьмем город под полный контроль. И третье - радары засекли крайне странные сигнатуры. Возможно, что это из-за помех русских, но на экранах высвечивается рой небольших и несколько десятков крупных пятен.
   - Интересно, интересно, - протянул маршал. - Отдай распоряжение, чтобы...
   Он не успел договорить, как издалека начал слышатся жуткий свист вперемешку с гулом и скрежетом. Он посмотрел в сторону шума: из-за туч падало несколько больших кусков, в которых угадывались очертания бомбардировщиков.
   - Черт! - чертыхнулся Осиум. - Всем подразделениям - немедленно выдвигайтесь к Кремлю! У нас мало времени! - бросил маршал в рацию и забежал к себе в палатку.
  

Глава 6

       

Журавли, часть вторая

  
   Дальняя орбита Земли, штурмовой крейсер "Клинок". За двадцать минут до вышеописанных событий
  
   Александр стоял в ангаре перед марширующими на десантные корабли легионами. После нескольких дней отдыха не хотелось вспоминать о войне. Но долг есть долг. Молодой император мысленно провожал на корабль солдат четырех легионов. "Дети Тьмы" маршировали в своей неизменной черной с синими прожилками броне, украшенной серебряным черепом на синем пентагоне. "Инквизиторы", тяжелый штурмовой легион, разукрашены в багрово-желтые тона. "Жнецы", механический легион мо'оров, - иссиня-черный. "Опустошители", легион поддержки, выкрашен в черно-белый камуфляж. Танки, экзоскелеты, артиллерийские установки и боеприпасы спешно погружались на грузовой боевой корвет. Александра отвлек голос старого друга:
   - Ну что, готов? - серьезно спросил Андрей.
   - Естественно, - спокойно ответил Александр.
   - Ну, тогда ни пуха...
   - К черту. Ты остаешься, верно?
   - Да, остаюсь, - грустно ответил Андрей. - Так хочу участвовать в сражении, а буду отсиживаться в штабе.
   - Не просто отсиживаться, а координировать наши действия с Антрием, - похлопал его по плечу Александр. - Нам очень важна ваша помощь.
   На этом два друга попрощались и разошлись. Ситуация была критическая. Войска обороны сосредоточились практически у стен Кремля, яростно отбивая атаки сил противника. Пока они держатся, но это ненадолго. С западного направления летит крыло стратегических бомбардировщиков. Дела принимали не утешающий поворот. К Александру подошел Лерий:
   - Ждем Вашей команды.
   - Начинаем, - ответил Александр. - Нельзя терять ни минуты.
   - Так точно. Внимание всем подразделениям, - крикнул легат в коммуникатор. - Начинаем операцию! Повторяю, начинаем операцию!
   Легат и молодой император проследовали к ближайшему челноку, в котором разместилось двадцать три легионера личной гвардии. Из динамиков послышался знакомый женский голос:
   - Ну что, парни, готовы подпалить местных оборванцев?
   - Милинна? - удивленно спросил Александр. - Ты ли это или мне кажется?
   - Алекс, - растерялся на секунду голос. - Да, тебе не кажется. Я не знала, что ты полетишь с нами...
   - Я только рад такой кампании, - весело ответил Александр. - И мы с Лерием, - тот ехидно подмигнул. - Ничего не расскажем твоему дяде.
   - Ох, спасибо, - облегченно ответил голос. - Вернемся - ты проставишься, - Милинна звонко рассмеялась.
   Все присутствующие на челноке весело рассмеялись. Когда все успокоились и экипажи доложили о готовности, в динамиках раздался голос Антрия:
   - Внимание всем вымпелам! Начать операцию! Повторяю, начать операцию! Расчетное время прибытия - восемь минут.
   Штурмовики, челноки, крупные десантные корабли и корветы, дождавшись открытия створ ангара, спешно вылетели в открытое пространство и взяли курс на Москву.
  
   Земля, Россия, Москва. В это же время
  
   Войска русских были окружены у стен кремля. Множество молодых солдат погибали, окропляя кровью землю. Но они не сдавались, не смотря ни на что. Осиум мысленно снял шляпу перед этими ребятами: сила духа и отвага врага были достойны уважения. Маршал приказал в коммуникатор:
   - Прекратить огонь! Повторяю, прекратить огонь!
   Спустя несколько мгновений канонада орудий прекратилась. Стоящий рядом капитан удивленно спросил у маршала:
   - Почему Вы приказали прекратить обстрел, сэр?
   - Они заслужили отдых, - спокойно ответил Осиум. - Они сражались с честью и достоинством, в отличие от нас. Мы давим большинством, а они за каждый клочок земли стоят насмерть.
   - Вот как... - немного холодно ответил капитан. - Главнокомандующий правильно доверил мне полномочия заместителя, - он вскинул пистолет и приказал. - Руки вверх, предатель!
   Осиум, не оборачиваясь, поднял руки. Он так и думал. Нэй. Паршивый пес пронюхал отношение маршала ко всей этой авантюре и теперь намерен тихо убрать его с дороги. Тем временем его уже связали и посадили в броневик. "Я доберусь до тебя, Нэй, - мысленно говорил он. - Когда-нибудь ты заплатишь за все". На часах было около трех утра. Осиум задумчиво наблюдал за продолженной бойней. И тут случилось немыслимое: из-за туч на землю с громким свистом летело шесть непонятных контейнеров. Подняв клубы пыли и грязи, они упали ровно между атакующими и защитниками. Спустя мгновение они засветились синеватым цветом и в небо ударили лучи света. Между лучами пошли темно-синие разводы, соединившиеся в одну толстую матовую пленку. Осиум только осклабился: он узнал технологию Герсанской империи. Теперь захватчикам придется несладко.
   Капитан Риго Чембер, исполняющий обязанности маршала, наблюдал за действом и явно нервничал. Дело получило неожиданный поворот. Теперь ни русские, ни НАТО не стреляли, ожидая чего-то еще. С неба быстро спускались несколько десятков клиновидных летательных аппаратов: восемь больших и около сорока поменьше. Исчезнувшие из вида непонятные конструкции заставили заволноваться не только Риго. В воздухе витало чувство страха. И тут громогласный голос объявил:
   - Внимание солдатам Альянса! Говорит император Герсанской империи Александр I. С этого момента Россия находится под нашим протекторатом. Сложите оружие и мы дадим вам уйти без боя. Даю на раздумье пять минут. В случае отказа сложить оружие или если начнется обстрел барьера, то бы будем вынуждены уничтожить всех, кто не сдастся в плен.
   Речь прекратилась, и солдаты вокруг недовольно забурчали. Риго, не теряя времени, связался с Нэем:
   - Господин главнокомандующий, сэр!
   - Слушаю, Риго, - недовольно буркнул айор. - Что стряслось?
   - Сэр, появился неизвестный доселе противник, сэр, - чопорно ответил капитан.
   - Неизвестный говоришь, - недоверчиво ответил Нэй. - Как себя называет?
   - Герсанская империя, сэр.
   Наступило тяжелое молчание. Нэй был, мягко говоря, ошарашен. Резкое лицо главнокомандующего пошло черными пятнами от злобы и от страха. Немного отдышавшись, он резко и холодно приказал:
   - Начать обстрел! Не жалеть ни сил, ни средств, ни жизней! Ясно, капитан?!
   - Так точно, сэр! - Риго отключился и бросил в рацию. - Внимание всем: начать обстрел всем, чем возможно! Повторяю, начать атаку противника всеми средствами!
  
   За барьером начался град выстрелов. Александр рассчитывал на сговорчивость противника. Но тот посчитал пустыми угрозы императора. Юноша вздохнул:
   - Хотите поиграть? Ладно, поиграем... - он повернулся к гвардейцу. - Все готово?
   - Так точно, Ваше Величество. Прикажите начать операцию?
   - У них еще есть две минуты одуматься. Все солдаты союзника в укрытии? - они медленно шли мимо готовящихся солдат.
   - Насколько мне известно - да. И, кстати, Вам сообщение с корвета "Мерида".
   - Что там?
   - Пишут, что Монах в коме. С ними его сестра. Корвет направляется на "Камарканд".
   - Нехорошо... - прошептал Александр. - Что-то еще?
   - Этна просила передать, что отлучится на несколько дней. На этом все.
   - Ясно. Спасибо.
   - Не стоит благодарности, Ваше Величество! - гвардеец отдал честь и отлучился.
   Александр повернул в сторону полевого штаба. Там его уже ждали все четыре легата: Лерий, Шах'Саан, легат "Жнецов", Римон Несер, легат "Инквизиторов", и Лима Пого, легат "Опустошителей".
   - Когда начинаем, Ваше Величество? - шипящий голос белоснежного мо'ора заставил несколько поежиться молодого императора.
   - С минуты на минуту, - ответил Александр, немного прейдя в себя. - Какова обстановка на данный момент?
   - Силы противника сконцентрированы в ста метрах от нас, - в разговор вступила Лима, ир'рэа с синеватыми волосами. - Обстреливают барьер, глупцы.
   - Так... Что-то еще важное?
   - Войска только что доложили о полной боеготовности, - доложил Римон, человек со смуглым лицом. - Ждем указаний, Ваше Величество.
  
   Риго прищурившись наблюдал за барьером. Творилось что-то неправильное, необычное. Солдаты уже с минуту не открывали огонь, понимая всю бессмысленность действий. Командир вздохнул: цель как на ладони, а достать невозможно. Нэй будет в ярости...
   Размышления Риго прервало тихое шипение. Он вновь посмотрел на барьер и, заметив его постепенное отключение, достал рацию и приказал:
   - Внимание всем! Как только барьер падет, огонь на поражение!
   Барьер окончательно исчез и взору солдат представилась огромная армия. Аккуратно выстроенные солдаты в неизвестной форме и высокие экзоскелеты изрядно напугали солдат: всюду слышались недовольные шепотки. Риго только тихо ругнулся под нос и подозвал адъютанта:
   - Постарайся успокоить солдат, рядовой. Мы должны победить!
   - Но, сэр... - попытался возразить солдат.
   - Никаких возражений, недоносок! Бегом!
   Побледневший от страха рядовой со всех ног помчался куда глаза глядят. Риго же раздраженно выхватил винтовку и крикнул, открывая огонь:
   - Начать обстрел противника! Не жалеть патронов!
   Все откликнулись, кроме одного отряда. Спустя несколько секунд по рации раздалось:
   - Gehe in die HЖlle, Herr Kommandant!
  
   Земля, Россия, Москва. Час назад.
  
   Небольшой отряд из пятнадцати человек медленно патрулировал очищенные от противника улицы. Командир отряда, капитан Карл Циммерман, с отвращением смотрел, как солдаты союзников разоряют дома, сгоняют гражданских в кучки и держат под дулами винтовок. Будучи потомственным военным, Карл не понимал и не принимал такого поведения. Тут он услышал разговор двух американцев в отряде:
   - Эй, Хуан, глянь, - он указал на девушку, сидящую на ступеньках. - Не хочешь ее потом..? - он подмигнул и противно засмеялся.
   - Она ничего... - задумчиво ответил второй. - Когда возьмем Кремль, у нас будет много таких...
   - Заткнитесь оба! - не дал договорить им Карл. - Вы солдаты, а не бандиты!
   - О, "мистер чистоплюй", - по-шутовски скривился первый. - Мы тут хозяева. Что хотим, то и делаем!
   - Наезд на командира?
   - Начальники тут мы, а вы всего лишь пешки, - американец достал пистолет и наставил его на Циммермана. - Не боишься сдохнуть, фриц поганый?
   За время разговора, капитан и четверо преданных солдат, старых друзей Карла еще со школы, ушли от группы в закоулок вместе с двумя американцами.
   - А честно сразиться кишка тонка? - хищно осклабился капитан. - В Ираке тоже нечестно воевали, шакалы позорные?
   - Что? О чем ты, трус? - разозлено спросил Хуан.
   Карл незаметно дал отмашку и двое тихо прирезали обидчиков на месте.
   - Ты уверен, что мы поступаем правильно? - подошел высокий парень.
   - Конечно, Ганс, - Карл слегка улыбнулся. - Это далеко не предательство. Да и поступать нужно по совести. Наши враги не русские, а Альянс, - он сорвал опознавательный знак НАТО и бросил в огонь. - Они не сделали нам ничего плохого, а Альянс... Сами видели.
   - Да уж... - тихо проговорила снайпер группы. - Куда теперь, командир?
   - Кэт, давай без этого. А пойдем отстреливать наших "товарищей по оружию".
   Группа тихо перепроверила боеприпасы и осторожно пошла дальше. Спешно продвигаясь вглубь города к обороняющимся русским войскам, группа несколько раз натыкалась на патрули Альянса, сопровождавших пленных и гражданских. Стараясь не привлекать внимания, немцы переходили по дворам и переулкам, пока, наконец, не достигли Москва-реки и спрятались за остовами Т-90. Карл внимательно изучал обстановку.
   - Ничего себе у них техника... - присвистнул Ганс.
   - Это не русских техника. Присмотрись к флагам, - Кэт указала на большие полотнища. - Похоже на пришельцев.
   - Кэт, подай, пожалуйста, снайперскую винтовку, - Карл неожиданно обернулся. - И слушайте частоты Альянса.
   Слушая речь Риго Чембера, Циммерман быстро нашел фигуру этого нескладного человека и прицелился ему в голову. Взяв в руки рацию, он крикнул в нее на немецком:
   - Идите к черту, господин командующий!
   Карл прострелил Риго шею и тот упал на колени, захлебываясь своей кровью.
  
  
   В стане противника после смерти командующего началась неразбериха. Александр стоял на стенах Кремля и молча наблюдал, как на противоположной стороне бегают в ужасе солдаты. Вдохнув горячий воздух, юноша отдал приказ:
   - Внимание всем! Начинаем!
   За спиной Александра гаркнула артиллерия, расстреливая дальние подступы к Москве. Механоиды и легионеры открыли огонь по тем, кто не собирался сдаваться. Противник был в смятении. Часть из них, небольшая, выбросила белый флаг и их просто взяли в плен. Остальные же рванули бегством в свой лагерь.
  
   Земля, Россия, Москва. Сутки спустя.
  
   Битва за Москву была выиграна. Альянс был выбит далеко за пределы столицы. Но цена была огромная... Более миллиона человек погибло либо в боях, либо от бомбардировок. Солдаты Герсанской империи вместе с русскими солдатами и гражданскими собирали погибших, чтобы похоронить. Александр шел по проспекту, разыскивая живых или мертвых. Он услышал детский плач невдалеке, где-то в закутке. Он побежал туда и увидел девочку лет пяти, не больше. Она держала за руку маму, которая лежала рядом, обожжённая напалмом, которая уже больше никогда не обнимет свою единственную и любимую дочурку... Девочка сидела и плакала, просила, чтобы мама проснулась, говорила, что ей страшно. Александр подошел к ней, убрал шлем и с дрожью в голосе спросил, протянув девочке руку:
   - Девочка, как зовут тебя?
   - Р... *всхлип*... Рита - девочка сквозь слезы проговорила свое имя и потянулась к юноше чтобы прижаться. - Дяденька, а когда мама проснется? Я пыталась ее разбудить, не получается...*всхлип*
   - Она видит прекрасные сны... - грустно ответил Александр, поглаживая рыжие волосы девочки. - Не надо ее будить.
   Он взял ее на руки и понес в сторону штаба. Милинна выскочила из столовой, чтобы встретить его:
   - Что случилось? Где ты ее нашел? - Она взволнованно смотрела ему в глаза.
   Александр молча уложил уснувшую Риту на койку и так же молча ушел обратно. Спустя минут двадцать он шел с той женщиной на руках, матерью девочки. Он, наконец, ответил:
   - У этой девочки погибла мать. Я нашел ее, когда услышал плач девочки. - Александр уложил тело в гроб и подошел к ошарашенной девушке. - Да, Мили, это война. Настоящая, жестокая и беспощадная. Когда дети теряют своих отцов и матерей, когда сестры теряют братьев, когда родители теряют детей. В войне нет никакой романтики. Только смерть, только горе, только боль и только страдания людей. Представь, сколько таких же девочек и мальчиков осталось сиротами только за эту битву? - Александр замолчал.
   - Тогда почему мы воюем? - Милинна обняла Александра и тихонько заплакала.
   - Если бы я это знал, то, наверное, был бы богом...
  
   ***
  
   На рассвете следующего на огромном поле, где была организована общая могила со всеми именами, собрались многие. Солдаты, гражданские... Многие приходили с цветами, которые достали неизвестно откуда. Над полем стояла гробовая тишина. Солдаты Герсанской империи раздали всем по небольшому белоснежному светящемуся шару. Традиция провода павших в боях и погибших. Александр постоял с минуту и выпустил свой шар. Он медленно поплыл наверх, навстречу восходящему солнцу. За ним поплыли и остальные. По просьбе военнопленных, которые тоже захотели принять участие в почтении памяти людей, все это было показано по всему земному шару. Люди всей планеты тогда впервые за столько лет задумались о вечном и многие, очень многие, вышли на улицы со свечами в руках, поминая ту цену, которую заплатили русские, чтобы остановить врага...
  

Глава 7

       

Игры разума

  
   Дальняя орбита Земли. Корвет "Скакун". В это же время.
  
   Ева сидела рядом с койкой своего брата и крепко сжимала его руку. Он достаточно долго не приходил в себя, хотя показатели были в норме, как у здорового человека. Девушка молилась, чтобы он выжил. Она рассматривала его, насколько сильно он изменился: аккуратные, иногда резкие черты лица, короткая аккуратная бородка и ежик черных как смоль волос.
   Но тут начали творится странные вещи. Георгий начал стремительно нагреваться. Ева чуть не обожглась, а приборы на Монахе начали плавится. Недолго думая, девушка схватила коммуникатор и вызвала персонал. Спустя некоторое время, Монах уже находился в криокамере, но его температура повышалась все выше.
  
   Место неизвестно. От лица Монаха.
  
   Я чувствовал пустоту вокруг себя. Пытался проснутся, но не мог. Что-то вдруг щелкнуло вдалеке и меня ослепила вспышка. Снова потерял сознание. Через некоторое время я очнулся под каким-то деревом в поле. Бескрайнее серебристое поле. Я посмотрел наверх: черное дерево, похожее на дуб, с кровавыми листьями. Было светло, но я не видел ни солнца, ни звезд. Даже небо было больше похоже на потолок какого-то бункера. Я встал и осмотрелся. В паре метров от меня кто-то стоял. Силуэт был женский, было видно.
   Я осторожно поднялся. Идти было на удивление легко, не так, как я привык. Осталось идти каких-то несколько метров. Потянулся к фигуре, и она исчезла... Вокруг послышался дикий гул, земля под ногами пошла частой сетью трещин. Я побежал обратно к дереву, но передо мной раскрылась огромная трещина и я провалился в нее... Снова вспышка, снова теряю сознание.
   Спустя несколько мгновений я проснулся в каком-то сарае. Тело жутко болело. Я осмотрел себя - весь в ранах. От одежды только штаны да рубаха, и та вся в крови. На улице слышался гул мотора, только не похожий ни на один знакомый мне. Сколько было сил, подполз к щели в стене и посмотрел. Картина оказалась "веселой": десяток солдат Вермахта в фэльдграу и "Ганомаг" в качестве огневой поддержки. Тут в сарай ворвалась пара солдат, затащивших девчушку лет 15. Та умоляла их отпустить. Те только смеялись и давали ей пощечины. Я, подстегнутый всплеском адреналина, вскочил на ноги, схватил лежащий рядом топор и с размаху снес голову одному нацисту, а ошарашенному товарищу, попытавшегося позвать на помощь, вскрыл грудную клетку. Схватил автомат и собирался уже выбежать добивать остальных, но обратил внимание на девчушку. Глаза были пустые. И она вся была бледная, словно труп. Она щелкнула пальцами и снова вспышка, и снова сознание потеряно...
   Новое пробуждение было в какой-то комнате. Я оглянулся и расслабился - ничего не было.
   - Здравствуй, Георгий, - гулкий голос морозом прошел по коже. - Давно я тебя не видел.
   - Кто ты? Покажись, будь добр, - так же холодно ответил я.
   Из темноты бесшумно вышел высокий человек в глухой черной мантии и в пустой белой маске.
   - Я не должен об этом говорить. Мне нужно поговорить с тобой.
   - Почему таким образом?
   - Иначе нельзя. Нам нельзя вмешиваться в жизнь людей... Только в исключительных случаях.
   - То есть я - исключительный случай? - хмыкнул я.
   - Да, - серьезно ответил Создатель. - Не напрягайся. Все довольно просто. Ты помнишь нашу первую встречу?
   - Нет. А должен?
   - Не обязательно, просто обычно запоминают. Так вот... Ты не задумывался, откуда у тебя такие способности?
   - Было дело, но недолго. Появились дела... Поважнее. В урановых шахтах выжить, например.
   - Не рассказывай, - хихикнуло существо. - Мне все это известно в мельчайших подробностях. И про тот взрыв я знаю, и про каторгу, и про все остальное. Прими мои соболезнования. Твоя жена была прекрасным человеком. Хотя, почему была? Есть, - существо выбросило вперед руку и собеседники оказались на какой-то пустынной арене. - Посмотри на трибуну.
   Я посмотрел и пошатнулся: на трибуне сидела
   Земля, Великобритания, Лондон. Два месяца спустя
  
   Маркусу в эту ночь не спалось. Он сидел в гостиной своей квартиры и смотрел новости. Ничего принципиально нового, все вполне ожидаемо: после прямой трансляции похорон погибших два месяца назад мир всколыхнулся. Люди были в шоковом состоянии и огромными толпами выходили на улицы с плакатами, призывающих к миру. Правда все закончилось весьма и весьма плачевно. Массовые аресты, иногда расстрелы, привели улицы Европы и США в относительный порядок. В Англии подобного не проводилось и людям давали возможность выговориться. Останавливали только особенно агрессивных.
  
    Нэрр - обращение в армии к лицам более высокого ранга.
  
    Серос - аналог Сатаны у народов, верующих в Создателей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"