Грей Мария: другие произведения.

Максим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.41*8  Ваша оценка:

Cолнечные зайчики на вырванном из "Огонька" календаре. Давящий стрекот роботрона в приемной. Полуденное марево - убийственный коктейль из бензина, асфальта и жасмина, сквозь настежь открытые окна. Как же хочется оказаться сейчас на пляже, погрузится в прохладную водичку. Черные стрелки огромных часов над входом никак не хотят двигаться. Цифры, распечатки, ну как в такой духоте можно на чем-то сосредоточиться. Сижу, обливаюсь потом, составляю никому не нужный отчет. Вчера, в кои-то веки, выпросила у подруги журнальчик с фантастикой, только устроилась в тенечке на лавочке, как рядом плюхается чудик в красной футболке и шортах. Схватил меня за руки, и кричит, будто я глухая старушка

- Привет! Я Макс, а ты...

У самого в ушах затычки, смешно. Интересно, рыжие они все такие? Сразу поняла, что меня с кем-то спутал, ответила шуткой:

- А я, Мишель Мерсье!
- О, Мишель! Запах цветущих каштанов по всем Елисейским Полям. Чашка горячего шоколада в бистро на перекрестке Пигаль и Фонтен. Сена, наполненная звездам, липы на площади Вогез...

Вот ведь пристал, и откуда только такие умники берутся? Тоже мне нашел дурочку. Тут не Париж, никаких Пигалей нет. Думает, если провинция, то любой бред подойдет.

- Быстро отпустил руки, и нечего молоть всякую чепуху!
- Чепушистей этой чепухи и не придумаешь.
- Может, ты замечательно играешь в мяч... Общаться с девушками тебя не учили?

Вот ведь воображала, оделся как футболист, думает можно просто так хватать первую встречную и нести чушь о цветущих каштанах на Елисейских Полях. Никакой он не спортсмен, так обычное трепло.

- Я слов других не знаю, ты и так все поймешь, моя Мишель.
- Вот и иди к ней, пусть она твой бред понимает! - вот ведь разошелся, и не остановишь. Понимания он захотел, а мои слова он вообще слышит?
- Так ты не Мишель?
- Мог бы сразу догадаться! - придурок полный. Везет же мне на таких, - если сейчас же не отпустишь, увидишь Анжелику в гневе!
- Анжелика! Как я мог забыть, Мишель Мерсье! Тот самый допотопный фильм Бернара Бордери: "Анжелика маркиза ангелов" с Мишель Мерсье в главной роле!
- И актер из тебя никудышный, Макс!

Тоже мне киноман выискался. Приехал с курорта прожигать остатки отпускных. - Прощaй, надеюсь, больше не увидимся.

- Анжелика, а как же наше свидание? Мы должны обязательно договориться о свидании, иначе будем жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
- Терпеть не могу: "Анжелика", - а он все-таки красавчик: голубые глаза, кудрявые волосы цвета морковки, нос с горбинкой, волевой подбородок. Чего я так на него уставилась, будто никогда парней не видела. Подумаешь спортивный и загорелый, как негр. Пообещаю, лишь бы отстал. Приходить-то я не собираюсь. Сам виноват, нечего приставать к незнакомым девушкам, пусть стоит и ждет. - Лучше просто Лика. Может быть завтра, полседьмого, в кафе на площади.

Почему всякие неприятности происходят именно со мной? Назначила шуточное свидание, так радовалась, наконец, отцепился. Был бы нормальный парень, а то только чудики ко мне и клеятся. Уж и думать за него забыла, почти до дома дошла, вспомнила про журнал, как теперь Семеновой в глаза смотреть? Самое обидное целый день сижу как на иголках, а если он не придет? Хорошо хоть выбрала кафешку, куда каждый день, забегаю, и у Лары сегодня как раз смена. Буду просто сидеть, пить чай. И вовсе я не к нему пришла, и не на свидание, заберу журнал - и поминай, как звали. Тоже мне красавчик - спортсмен, если присмотреться ничего особенного, таких полно по улицам ходит.

Была бы я такая миленькая, как Ларочка. На нее еще в школе все мальчишки заглядывались. Стройная, глаза синие, волосы черные, не то, что моя солома. В младшей школе мы особо и не дружили, так списать домашку. Она была самая модная в классе. У нее отец матросом на корабле служил, привозил красивые куклы, платьица. Как же я ей тогда завидовала. Потом он их бросил, а ее мать стала пить. Ларку чуть из школы не выгнали, я ей тогда помогала двойки исправлять. После выпускного я сразу поехала поступать. А Ларочка осталась, закончила училище, устроилась в кафе. Ну и простая официантка, зато она и замужем побывала, и развестись успела и знакомых у нее полгорода. Хорошо мы снова встретились, не потеряли друг друга. В жизни нет ничего страшнее одиночества. Два года, как живу одна. Сперва мама, потом тетя Надя. Осталась лишь пустая квартира в старой пятиэтажке. Скрипящие полы и щели в окнах руку просунуть можно. Возвращаешься домой уставшая, сбрасываешь туфли, а тебя никто не ждет, даже кот.

Стрелки на часах дрогнули, указав долгожданное окончание рабочего дня.

- Пока, девчонки! Я побежала!
- Пока, пока. Лика, не пуха!
- К черту!

Лерка с Викой еще с утра приставали, почему накрасилась, прическу новую сделала. Пришлось рассказать все, как на духу. Хорошо Семенова отгул взяла. Какие же они замечательные, и в коллектив приняли как родную, и по работе всегда помогают. Вот и сейчас всем отделом за меня переживают.

От конторы до площади минут десять спокойной ходьбы, но я обязательно должна прийти первой. Это у меня пунктик такой. Всегда прихожу первой на работу, и все делаю заранее. На свидания я тоже приходила всегда первой: ждала, надеялась. И уходила, не дожидаясь, когда начнут прогонять. Вот и сегодня так спешила, что забыла обо всем на свете, сумочка, зонтик все так осталось лежать на столе.

Сквер, укутанный медвяным духом цветущих лип и ароматом свежего хлеба из булочной на углу. Разогретый, как в печи, воздух колышется над площадью, дома, фонтан и даже деревья, кажется, готовы взлететь. Внезапные порывы ветра, кружат столбы пыли. Откуда только взялись тучи? Белесая кочерга молнии прорезала ставшее свинцовым небо. Раскаты грома, и первые тяжелые капли, взрывающиеся на раскаленном асфальте. Бегу, спотыкаюсь, падаю, хорошо хоть каблук не сломала.

Ливень настиг меня, когда до цели осталось рукой подать. Насквозь промокшая, заскакиваю в кафе. По рукам текут струи воды, а по щекам слезы. Прическа, которой отдала все утро и так бережно хранила весь день, превратилась в слипшуюся паклю.

- Везет же тебе, Лика, - Ларочка в белоснежном с кружавчиками фартуке, издеваясь, тычет мне полотенце.
- Пропало свидание, - начинаю, как обычно, ныть, - ни за что к нему не выйду.
- Брось, такую красавицу надо еще поискать. - Лариса тащит меня за собой в подсобку. - Глянь, полгорода сейчас не лучше тебя выглядят.
- Вот мне от этого не легче!
- Лара, чтоб тебя, - гремит раскатистый бас заведующего, - заказов невпроворот, давай уже живее!
- Бегу - кричит она ответ - вот так целый день, а ты тут сопли пускаешь. Давай прихорашивайся и в зал. Место для вас приготовила.

Стою перед зеркалом и грустно вздыхаю. Ларискино платье висит. Не зря говорят: у нашей дуры - ни лица, ни фигуры. Нос картошкой, глаза, и те разные: один зеленый, другой карий. Разве это брови - тфу, смотреть противно. От макияжа и следов не осталось, все веснушки повылезали, и как назло косметичку на работе забыла. Надо было у Лары спросить, хотя, все равно времени-то нет. Мокрые спутавшиеся волосы кажутся меньшей из бед, приключившихся со мной.

В зале, правда, яблоку негде упасть. Хорошо, Ларочка сдержала обещание, усадила за столик в самом конце зала. Чашечка душистого чая и маленькая пироженка - скромная компенсация за все пережитые мною неприятности. Один за другим, прячась от дождя, в кафе забегают прохожие. Дядька с портфелем, до нитки мокрый, но накрыл лысину газеткой. Стоит за стойкой смакует коньячок. До чего похож бывшего директора школы. Парочка, сколько им - шестнадцать, семнадцать? Обнимаются, кажется им все нипочем, ни ливень, ни мокрое платье. Мороженое и газировка - все, что нужно для счастья. В школе мы с Ларой тоже неделями голодали, отказываясь от завтраков, зато потом гордо шли в кафешку за пломбиром с шоколадом. Дождь когда-нибудь кончится, платье высохнет, Лариса завершит смену, и мы вместе пойдем домой. Все как обычно, будто не было ни забытого журнала, ни обещанного свидания.

Так размечталась, что не заметила, откуда появились еще двое. Длинный худощавый парень в сильно великоватых черных штанишках до колена и майке как у борцов. Другой, неприметный среднего роста крепыш в трико и спортивной куртке без рукавов. Наверное, туристы, никогда раньше таких здесь их не видела. На улице льет, как из ведра, а одежда на них сухая? Высокий мне почему-то сразу не понравился, подсаживается к двум молоденьким девушкам недалеко от входа. Шум в зале заглушает их голоса. Девчонки пытаются уйти, но крепыш преграждает им дорогу. Худой схватил одну из девушек за руку. Крики, опрокинутый столик. Чашки, блюдца, все летит на пол. Лара первой выбегает из кухни с полотенцем в руках, управляющий бежит следом. Лариса что-то говорит парню в борцовке и мир замер. Брошенные в ответ бранные слова, сдавленный крик Ларисы и нож, воткнувшийся в ее шею.

Кровь. Паника. Крики. Картина настолько сюрреалистична, что все происходящее кажется мне ночным кошмаром. Вокруг упавшей Лары тут же собирается толпа. Бегу к ней. Умоляю пропустить. Чья-то сильная рука меня останавливает. Сердце едва не выпрыгнуло. В глазах плавают радужные круги слез, и вчерашний чудик. Только на нем уже куртка и брюки, а не футбольная форма. Я словно рыба хватаю ртом воздух, а Максим твердит мне про какую-то аптечку, лед и скорую. Управляющий вызывает неотложку. Бармен передает аптечку и ведерко для шампанского со льдом. Я стою истуканом и смотрю, как ловкие руки Макса делают перевязку Ларисе. К приезду скорой он почти остановил кровь. Ларочка лежит прямо на полу, кто-то заботливо свернул и подложил ей под голову куртку, а я держу ее за руки и никак не хочу отпускать.

Когда не разрешили поехать вместе с ней, со мной случилась истерика. Максим еле-еле утащил меня назад в кафе, а я вместо благодарности била и пинала его, требуя, чтобы он немедленно меня отпустил. Милиция приехала одновременно с санитаркой, работе врачей они не мешали, а потом начали все фотографировать и опрашивать свидетелей. Из кафе никого, не выпускали. Первыми допрашивали персонал, а посетителям ничего не оставалось, как умирать от духоты.

Предо мной плачет фирменное мороженное с шоколадной крошкой. Зачем оно мне, если Лары нет рядом, о чем Макс только думал:

- Лика, - Максим успокаивает меня, - с Ларисой все будет хорошо, я знаю, о чем говорю.
- Все вы одинаковые, что ты можешь знать? Я должна была с ней поехать, а если ей что-то будет нужно, лекарства или кровь? Ей же не мячиком по носу попали!
- Если бы мячиком, - Максим улыбнулся, - скажешь тоже, я же сам ее перевязывал.
- Спасибо за помощь, но как ты можешь вот так сидеть и улыбаться, когда она там одна. Может ей операцию, сейчас делают!
- Делают, - он запнулся, опустив глаза в пол - надеюсь хирург у вас в больнице опытный.
- Вот, наконец-то ты понял, почему с ней должна была ехать я...
- Ну, чем бы ты ей помогла? - Макс удивленно смотрел на меня своими глазами.
- Нашла бы самого лучшего хирурга, - я едва не вскипела от духоты и его непонятного упорства - сдала бы кровь!
- У Лары какая группа?
- Первая, положительная. - меня трясло, я понимала он прав, но не могла и не хотела в этом признаться.
- А у тебя? - он все также спокойно и холодно продолжал спрашивать.
- Третья, - чувствовала, как на глазах наворачиваются слезы. - Моя кровь ей не подойдет?
- Не реви - Макс сжал мою руку - я сам врач, хирург, только военный. На моей памяти уже был такой случай. Осколок перебил сонную артерию, операция была очень тяжелой, тут все решает время. Лара сильная, она выдержит.

Мне лишь оставалось гадать, какие воспоминания проносятся у него перед глазами. Только что он подарил мне надежду и вновь бросил в пучину отчаяния. Такое чувство, будто еще одна порция мороженного медленно сползала по спине.

- Что тогда случилось? Не молчи, - слезы уже ручьем лились у меня по щекам, - Ларочка же не умрет?
- Тогда операция тоже прошла хорошо мы сделали все, что было в наших силах, только у Ани сердце не выдержало. Я с ней вместе работал в полевом госпитале, и как никто обязан был первым прийти к ней на помощь. Поэтому и винил себя долгие годы. Спасти твою подругу, очень много для меня значило. Теперь уверен, я все делал правильно.

Глаза Максима вновь глядели на меня, лицо больше не было серым, а его улыбка вернулась на свое знакомое место. Как он может опять улыбаться в такой момент. Мне хотелось разорвать его на мелкие клочки, но я больше не боялась за судьбу Ларисы. Огромная и сильная ладонь укрывала мою детскую ладошку. Всегда удивлялась, какие у меня маленькие руки, хотела отдернуть, но с его прикосновением мне передавалось тепло, спокойствие и уверенность.

Мы еще долго болтали, он говорил так, словно мы знакомы всю жизнь, а ведь еще вчера он не знал моего имени. Как только я могла принять Макса за спортсмена, тем более футболиста. Он рассказал, как ездил в отпуск в Ейск к родителям. Я глупо пошутила, мол, целый месяц только и лежал на пляже. Но он чуть не обиделся, сказал, что купался только по ночам, днем ремонтировал дом, родителям уже не по силам справляться со всем хозяйством. На обратном пути решил проведать старого друга, но тот куда-то переехал, а следующий поезд был только через двое суток. Так он и стал невольным туристом, два дня осматривал местные красоты.

- Девушки тоже попали в твой список достопримечательностей?
- Нет, только ты. - Максим продолжал улыбаться, но это больше не бесило меня. - Не часто встретишь настоящую блондинку, да еще с гетерохромией, читающую в парке литературный журнал.

В первый раз я невольно рассмеялась, но тут меня позвали к следователю.

Как только нас отпустили, Максим вызвал такси, и мы поехали к Ларисе в больницу. Мне было немного неловко, из-за моих капризов, он полдня просидел в кафе, а теперь заплатил за такси. Всю дорогу я смотрела в окно на умытый дождем город. Почему Макс так обо мне заботится, через пару часов, поезд увезет его к месту службы, и мы можем больше никогда не встретиться. Если бы я не назначила это дурацкое свидание. Машина резко остановилась. Мое сердце показалось тоже. На секунду мне стало страшно: кто же тогда помог бы Ларочке? Я бы узнала лишь назавтра из газет, и никогда бы себе этого не простила. Как все-таки хорошо, что я встретила Максима. Просто чудо, волшебство как в сказке. Интересно, о чем он сейчас думает? Такси вновь остановилось:

- Городская больница - как-то торжественно объявил шофер.

Приемные часы давно закончились, и нас не хотели пускать к Ларе в палату, но Максу удалось уговорить дежурного врача.

- Повезло твоей подруге, что он оказался рядом, - как-то восторженно произнес старичок-доктор, кивнув в сторону Макса, - у него золотые руки.
- Любой на моем месте поступил бы также - Максим, смущался, даже чуть покраснел - к тому же я тоже давал клятву Гиппократа.
- Если бы не ты, не довезли бы. Так ей и предайте, жизнью обязана - наклонившись к моему уху, старик прошептал - держи его обеими руками дочка, такие парни сейчас большая редкость.

Я лишь кивнула в ответ.

Когда мы поднялись в палату, Лариса уже очнулась после операции. Разговаривать она не могла, лишь закрывала глаза в знак согласия.

- Лика, вот видишь, твоя подруга жива и скоро будет здорова - успокаивал меня Макс - доктор замечательный, за нее можно не беспокоиться!

А я не слушала, что он там говорил, так я радовалась: Ларочка жива, и я могу ее видеть, говорить с ней. Взяла ее руку, прижала к груди, Лара чуть прикрыла глаза, а ее губы сошлись в едва заметной улыбке.

- Доктор сказал, если бы не Макс! Это он сделал тебе перевязку. Я так испугалась! Те двое просто ужасны. Нас три часа допрашивали, и сразу к тебе. Если бы ты знала, как я за тебя переживала. Готова была убить Максима, когда он не дал мне поехать с тобой. Ой, что я такое говорю.

Медсестра показывала на часы. Нам дали всего пять минут, а мне так много хотелось ей рассказать.

- Ларочка, ты не расстраивайся, завтра мы обязательно придем - обернувшись к Максу, искала его поддержки - правда?
- Конечно же, мы придем! - слова Максима возвращали мне уверенность - Ларисе сейчас нужен покой и отдых, чтобы выздоровление шло как можно быстрее, это я как врач говорю!

Лара, мне казалась счастливой. Я чувствовала, как она искренне радуется за меня, ведь я, наконец, встретила парня, на которого можно положиться.

Спускаясь по лестнице, все думала, откуда в кафе появился Макс. Он подошел ко мне сзади, и одежда у него была сухая. Неужели он был там до моего прихода? Стыд-то какой, он видел меня мокрую и ревущую, я даже покраснела от смущения.

- Лика, что-то случилось - Максим настороженно смотрел на меня.
- Вспомнила, что не спросила какие продукты можно Ларочке?
- Ей дня три ничего нельзя будет. - он сразу успокоился, словно мой вопрос был ответом. - Потом кефир, соки, кашку жиденькую.
- Что бы я без тебя делала!

Его забота тронула меня, всегда приятно, если кто-то чувствует малейшие изменения в тебе. Неужели Ларочка права, он мне нравится. Но почему? Я совсем ничего о нем не знаю. Шапочное знакомство, треп в кафешке. Еще недавно считала его конченым придурком, а сейчас переживаю оттого, он мог видеть меня мокрой и растрепанной или нет.

Мысли о Ларисе вернули в памяти события, предшествовавшие нашей второй встречи. Они казались мне загадочными даже мистическими. Я никак не могла вспомнить, откуда появились, напавшие на Лару парни, и куда они исчезли, когда началась паника, и как в самый критический момент там возник Макс:

- Ты не заметил, куда ушли те двое?
- Какие двое, - на лице Максима читалось недоумение. - Лика, ты о ком?
- Парни напавшие на Лару: длинный, худощавый, налысо бритый, весь в наколках, а другой пониже неприметный, похожий на крысу. Когда начались крики, беготня, они тихонечко отошли в угол, и я их больше не видела. У входа стоял заведующий, пройти через него они могли, остается только служебный выход и через летнюю террасу... Ты же оттуда зашел? Они могли пробежать мимо тебя, другого пути у них не было.
- Прости, я никого не видел - чуть краснея, ответил Макс, - я опаздывал, поэтому поймал такси. Когда подъехал к кафе, услышал крики и попросил таксиста меня высадить. Дождь чуть притих, и я решил, что через веранду будет быстрее.

Слова Максима объяснили, почему я не видела его раньше, но никак не проливали свет на судьбу тех парней. Ведь они могли смешаться с толпой, а потом незаметно пройти через подсобку, где я переодевалась. Но мне почему-то больше не хотелось о них думать.

Сумерки незаметно перешли в ночь. Мы стояли на крыльце приемного покоя, а я не знала, как поступить. Оставаться одной с мыслями, что эти два урода разгуливают где-то по городу, мне вовсе не хотелось. Макс стал для меня доброй фей крестной, всегда оказываясь рядом в трудную минуту. Сейчас мне было все равно, знаю я о нем всю правду или нет. С ним мне было спокойнее, пусть кто-то назовет меня эгоисткой, но я не собиралась его отпускать.

- Проводишь?
- Разумеется! - Максим дернулся в сторону приемного покоя. - Сейчас вызову такси!
- Нет! Давай пойдем пешком, - даже зная, что он скоро уедет, мне хотелось быть с ним, - здесь рядом. Вон за тем сквером мой дом.

От собственных слов меня бросило в краску, что я вообще делаю? Так просто взяла и пригласила на свидание едва знакомого парня. Оставалось только пригласить в гости попить чаю. Нет, к такому развитию событий я не была готова. Хорошо что стемнело, и он не видит моего лица. Дождик кончился, луна и фонарики отражались в лужах, а я смотрела, как тени пробегают у меня под ногами, то вытягиваясь, то совсем исчезая. Боясь поднять голову и взглянуть на идущего рядом Максима. Лицо больше не горело, зато начало трясти, словно меня окатили ведром холодной воды. Макс снял куртку и укрыл мне плечи. Только сейчас поняла, это его куртка. Он подложил ее Ларе под голову, пока мы ждали скорою.

После всех ужасов дня, ночь подарила мне нежданное счастье, хотелось, чтобы она никогда не кончалась, а мы с Максимом шли и шли вместе. Лужи с фонарями остались далеко позади, а над нами качались мокрые ветви лип и звездное небо. Мне показалось, я увидела, как падает звезда, и загадала желание.

- Какой красивый и зеленый город, парки, скверы, - голос Макса вернул меня с небес на землю, - и люди добрые, отзывчивые.
- А Ейск другой?
- Там тоже живут хорошие люди, и садов много, - Максим говорил задумчиво, протяжно, - но я редко там бываю, за последние три года первый раз выбрался.
- Жаль, дождь смыл весь цвет на липах, даже грустно без их чудесного аромата.

Что я говорю, причем тут дождь и липы. Первый раз, как мы вышли из больницы, я набралась смелости и заглянула ему в глаза. Широкое открытое лицо, торчащая в разные стороны шевелюра, вечная улыбка. Чуть рыжеватая щетина покрывала его щеки и подбородок. Макс настолько отличался от всех моих знакомых, что казался мне пришельцем с другой планеты.

- Эм, у тебя есть девушка? - я едва не зажала себе рот руками, он успел раньше захватить мой ладошки и прижать их к своей груди. Чувствовала, как его сердце бьется часто-часто, а его губы шептали слова, превращающиеся в чарующие строфы:

- Когда, вкушаю вкус твоих медовых губ,
  В тот сладостный момент, что только ты мне даришь,
  Нечаянно услышавши или завидев вдруг,
  Неважно все любимая, лишь знаю - ты мне веришь...

- Какие красивые стихи! - я опустила глаза, отступив чуть на шаг. Почему он ничего не ответил? Зачем эти стихи, и чему я должна верить, неужели он уже дал кому-то обещание? Мне так хотелось заплакать. Нет, он не должен ничего заметить, - а кто автор?
- Эд Роланд - он как-то слишком легко отпустил мои руки.
- Он англичанин? - я отвернулась, сделав вид, будто собираюсь идти дальше, - никогда о нем не слышала.
- Американец - его ответ прозвучал как бы вдогонку. - Увы, его все давно забыли...

Мне стало неловко, почему я так распереживалась из-за своего нечаянного признания? А Макс все так и стоял посреди лужи и улыбался, но улыбка была совсем другой, и его глаза больше не светились. Чувства, вспыхнувшие между нами, исчезли, как медвяный дух лип после дождя. Сердцем чувствовала, он хочет сказать что-то очень важное, но боялась поторопить события:

- Почитаешь что-нибудь еще? - вопрос был дурацкий, но ничего другого не придумала.
- Как я могу отказать такой неописуемо очаровательной девушке.

Как же я могла забыть! Шок недавних событий снова обрушился на меня, словно кто-то стряхнул с ветки налипшую на листьях дождевую воду. Когда Лара упала вся в крови, крысеныш-крепыш схватил высокого за плечо и прорычал непонятную и казавшуюся бессмысленной фразу, его голос так звучал жутко, что я испугалась, сама не понимая чего. Максим обнял меня за плечи, а я смотрела сквозь него и глупо улыбалась. Он тоже смотрел на меня и улыбался, а меня мучил дурацкий вопрос, заполнявший все мое сознание, все существо. Словно, для меня не существовало ничего более важного:

- Что такое "непись"?

Сама не ожидала, что произнесу его вслух. Глаза Максима округлились, улыбка исчезла. Он, будто отстранился от меня, мысленно сбежав в свое прошлое. Так уже было, когда он рассказывал мне про свою службу и погибшую санитарку Аню.

- Не понимаю, - разом перейдя на шепот, дрожащими губами произнес Макс - о чем ты?

Я сразу почувствовала фальшь в его словах. Он все понял, но почему мой глупый вопрос так его напугал? Почему он боится говорить об этом со мной?

- Вместе с уродом, ранившим Лару, был еще один, я уже тебе про них уже говорила. Два парня высокий и крепыш. Маленький здоровячек сказал, что здесь ему не нужны неприятности. Мол, мы: я, Лара и другие всего лишь "непись". Вообще не люди. А они пришли сюда совсем за другим. Кто они такие? О каких неприятностях он говорил? Откуда и зачем они пришли?

Почти скороговоркой я тараторила все еще висевшую на языке фразу, и рождавшиеся сами собой вопросы. Чувствовала себя так же как тогда в кафе. Мне казалось я сейчас упаду. Кровь, крики, паника и те страшные люди, исчезающие в темном углу. По дороге в больницу я думала о роли Максима. Чувствовала странную связь между ними. Зачем я только спросила, мне стало так страшно, и я больше не хотела знать ответ.

Макс отвернулся, присел на скамейку, обхватил руками голову. Словно он сам виноват. Мое любопытство ему доставило ему страшную боль, и мне стало его жаль.

- Там, где живу я, - его голос дрожал. Казалось, он не говорил, выдавливал из себя слова, - игры, это огромная индустрия. Ученые постоянно изобретают новые технологии, делающие игру похожей на реальность. Самая последняя разработка - "полное погружение". Искусственно созданное игровое пространство неотличимое от, реального мира, где живут люди. Можно выбрать любую эпоху, даже вымышленную, создать свой сценарий. Игрок чувствует все, будто он живет в этом мире: прикосновения, запахи и вкусы. Миллионы людей по всей земле платят огромные деньги за право создавать собственные вселенные. В игре можно обрести недоступные в обычной жизни возможности. Старик становится юношей, подросток умелым воином, девушка может превратиться в мужчину. В этих искусственных мирах, кроме живых игроков, есть "NPC" или "непись", так иногда говорят между собой живые игроки. "NPC" - неигровые персонажи для придания большей реальности игровому миру... Было бы скучно ходить по городу, в котором нет жителей, или по лесу, где нет ни птиц, ни зверей. Их всех создают машины. "NPC" кажутся разумными, рассказывают истории, отвечают на вопросы, даже рождаются и умирают. Почти как люди. Они чувствуют боль, радость и горе, но у них нет души. Такие чувства как любовь им не доступны.

За сегодняшний день я уже начала привыкать к странностям, но ответ Максима больше походил на бред больного, чем на самый дурацкий розыгрыш. Макс не казался мне больным. Может он и полный придурок, но не псих же. Зачем он мне все это рассказал? Неужели все дело в моем случайном признании? Он испугался, что я могу в него влюбиться? Очень надо! Воображала. Пусть он и спас Лару, и мне очень помог, но с чего он взял, что я вот так сразу буду вешаться ему на шею? Я попыталась коснуться рукой его лба, вдруг он, и правда, заболел.

- Макс, если это твоя очередная шуточка, то мне совсем не смешно. Надеюсь с тобой все хорошо! Не надо так меня пугать! Если я сказала лишнего, забудь! И вообще у меня есть жених, но он сейчас в командировке...
- Лика! - Максим смотрел дикими, почти безумными глазами. - Это ты должна меня простить! Для тебя мои слова звучат странно. Я сам не могу поверить в произошедшее, но это вовсе не шутки. Сам не понимаю, как оказался в вашем мире. Старый друг предложил испытать новое игровое оборудование, и вот я здесь. Те двое возможно такие же игроки, как и я. Кто они и зачем пришли я не знаю...

Макс оборвался на полуслове. Его глаза вспыхнули, как два маяка в ночной тиши, а кулаки сжались. Я даже зажала рот, чтобы не закричать. Мне казалось, он сейчас вскочит и пришибет меня на месте.

- Да, это испытание только не оборудования. Я сам лишь подопытная мышь. Им, как и мне, предложили протестить новую игру. В игровом мире все не настоящие, как картинки в книжке. Даже убийства происходят понарошку. Не думаю, что они собирались убивать Лару. Этот высокий из-за чего-то психанул, а жизни NPС для таких ничего не стоят.

Я перестала понимать слова Макса. Казалось, он здесь единственный псих, но что-то внутри заставляло ему верить. Все мои представления о мире сыпались, как карточный домик. Неужели все вокруг и я сама не настоящее - обман, подделка. И Макс вовсе не здесь, а в своем недоступном и непонятном мире, где люди, отказавшись от реальной жизни, играют с машинами в собственных выдуманных вселенных. Он уйдет, исчезнет, как те двое. Что будет со мной? Сегодня он спас мою подругу, а завтра, они вновь появятся или другие, как мне защитить себя Лару, девочек с работы? Может быть, и не стоит защищаться. Если кто-то там в другом мире выключит эту чудовищную машину, мы просто все исчезнем? Наши мечты, воспоминания, радости и горести сотрутся. От нас не останется ничего даже памяти. Что это - смерть? Но я не хочу умирать, не хочу терять тех, кого люблю:

- Но ведь ты же не плохой, ты же не будешь убивать меня? Зачем мне об этом говоришь? Скажи, что пошутил, что все сказанное неправда, или лучше убей меня! Я же все равно не настоящая, не живая. Как картинка в телевизоре, меня всегда можно включить или выключить, когда стану надоедать.
- Ты обо мне ничего не знаешь! - Максим попытался меня схватить, но я увернулась. - Может я и не совсем плохой, но я мало чем отличаюсь от них. Ты все правильно поняла! Я тоже убивал, но лишь в игре. Здесь и сейчас все по-другому. Лика, если с тобой что-нибудь случится, мне будет очень больно. Я никогда не смогу этого простить себе. Ваш мир реальный! Я делал перевязку твоей подруге: рана, кровь - все было настоящим. Там в своем мире я на самом деле был военным врач. И ты, и Лара, и все остальные, вы самые настоящие живые люди! Даже более живые, чем я. Больше всего на свете я хочу, чтобы ты жила и была счастливой.

В сознании все перемешалось. Разум не принимал сказанное Максом. Если мы живем в разных вселенных, то зачем он спасал Лару, зачем уговаривал меня на свидание. Ведь вся история началась с моего шуточного обещания. Как мне поступить сейчас? Умолять его остаться? Впервые в жизни я увидела свет, и как глупый мотылек бросилась без оглядки в огонь. Почему он так жестоко поступил со мной?

- А я... Кто я для тебя? Почему хочешь, чтобы я жила? Как я смогу жить и быть счастливой, если тебя не будет рядом?
- Лика, - Максим вновь улыбнулся, напряжение последних минут исчезло с его лица. - Кто бы и что бы не говорил, ты никакая не "непись"! Твои чувства самые настоящие. Ты помогла мне вспомнить, что значить любить и прощать. Это я всего лишь призрак, фантом. Нечто такое, чего не должно и не может существовать! Но мои чувства тоже настоящие. Единственное, о чем я жалею, что теперь ты будешь ненавидеть меня всю жизнь...

Мне было очень больно и обидно! Прекрасная сказка оказалась злой шуткой. Хотела со всей силы ударить его, заплакать и убежать, но еще больше хотела пойти вместе с ним, в его страшный и непонятный мир. Встретить человека, с которым хочется делить дорогу, еду и кров, и тут же потерять, потерять навсегда. Мне больше не волновало настоящие его чувства или нет. Впервые мне хотелось и дальше оставаться обманутой. Если бог существует, как он мог позволить, чтобы единственный во всей вселенной человек, которого я полюбила, оказался призраком, галлюцинацией. Почему всю жизнь я должна жить одна в пустой квартире, в городе, где нет ни единой родной души?

На лавочке, где только что сидел Макс, лежал журнал, забытый мною вчера здесь же в сквере. Вот Семенова будет рада. Максим исчез, будто сон, будто его и вовсе никогда не было в моей жизни. Слезы катились градом, я закрыла лицо журналом и все еще наивно надеялась, что, открыв глаза, я увижу его вечную улыбку. Неважно, встретимся мы или нет, я все равно буду помнить это лето, звезды и медвяный аромат лип.


Оценка: 4.41*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Когда я потерял себя " (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Сагайдачный "Игры спящих" (ЛитРПГ) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"